Freyavi: другие произведения.

Araneus: Глава 2.3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конец второй главы.


   - Фаря, мы пришли? - Алик открыл глаза и в недоумении уставился на застывшего посреди улицы друга. - Эй, подъем!
   Алик помахал перед остекленевшим Фарасимом рукой и, вспомнив его напутствие, ущипнул за руку.
   - Ай! - взгляд парня стал осмысленным. - Где мы?
   - Это ты мне скажи, где мы!
   - Помочь? - прозвучал сзади утробный бас.
   Его обладатель оказался мужчиной грозной наружности - кустистые брови, шикарные усы и коротко стриженые волосы темного цвета. Все это дополнялась мощной, добротной фигурой. Кожаный нагрудник и меч в длинных ножнах за спиной завершали картину. Черная повязка на лбу с вишитым золотыми нитями ромбом предупреждала окружающих, что перед ними стоит состоящий в Вольном Содружестве наемник не последнего ранга. Именно такие командовали привлеченными на службу или на задания группами наемников.
   - Да! - доверчиво согласился Алик. - Скажите, где находится гостиница "Ословск"?
   Наемник громко загоготал:
   - Хаха! Нет, ну это надо же!!!
   Тимин - а это был именно он - поразился идиотизму ситуации. Он мрачной незаметной тенью ходил за забредшими в самые дурные районы города парнями, только тихо удивляясь, что они тут забыли, и убеждая многочисленных любителей легкой поживы, что увешанные драгоценностями абитуриенты таковой поживой не являются, а они...
   - "Ословск"... Это, кажется, совсем недалеко от Академии? Можно даже сказать - напротив?
   Алик не уловил язвительности, так и пузырящейся в словах наемника.
   - Кажется, да, - кивнул парень.
   - Отлично, следуйте за мной, я как раз там остановился. Покажу дорогу.
   "Ословск" был респектабельной, трехперинной гостиницей и действительно располагался неподалеку от Академии - прямо через площадь. Только торцевая часть здания выходила не на площадь, а на боковую улицу.
   Постоялый двор имел уважаемую репутацию вот уже как сто лет. Грамоту о владении первому хозяину вручил тогдашний король Хиделик с наказом создать недорогую, но вместительную и приличную гостиницу. Воодушевленный счастливец исполнил поручение монарха и, будучи человеком гордым и желающим оставить после себя след в истории, вплел в название нового заведения свою фамилию - Осолов. Когда же шаловливые детские ручки сняли с фасада среднюю букву "О", трактирщик долго брызгал слюной и топал ногами, но все же заметил, что посетители стали лучше запоминать название. Если раньше люди говорили друзьям: "Да, остановился в неплохой гостинице называется... Хм, что-то там на букву "О" - то ли Ополоск, то ли Оцедовск...", то название "Ословск" навечно оседало в памяти клиентов. Уже заказавший новую букву "о", Осолов призадумался и решил оставить все, как есть.
   Через пятнадцать минут друзья и наемник стояли перед четырехэтажным зданием гостиницы-таверны. По дороге все молчали - никому не хотелось или не моглось говорить.
   - Пришли.
   - Спасибо, вы очень добрый человек, - поблагодарил Алик, уже успевший немного выспаться во время их с Фарасимом плутания по городу.
   - Не думаю.
   - И все же... Меня зовут Алик, а это - Фарасим, - указал он на не реагирующего на внешние раздражители друга и протянул наемнику руку.
   Тот с удивлением посмотрел на нее, но все-таки решительно пожал.
   - Тимин.
   - Простите за личный вопрос... Сколько вы еще будете жить в "Ословске"?
   - А зачем спрашиваешь? - с некоторой долей подозрения уточнил мужчина.
   - Просто завтра с Фарасимом собирались отмечать поступление, и вас тоже приглашаем. И угощаем само собой. Больше народу - веселее.
   - Хм... Я подумаю. Но не рано ли отмечать поступление? Ведь окончательные результаты тестов объявляют в конце недели! Вы с другом так уверены в своем поступлении?
   Алик посмотрел на не учавствующего в беседе и спящего стоя Фарю и решил ответить за двоих. Наглости ему было не занимать:
   - Ага, уверены.
   Наемник только хмыкнул:
   - Что ж, молодцы. Тогда до завтра.
   - Еще раз спасибо.
   Тимин исчез в манящей приветственным светом двери таверны. Обойдя друга по кругу и внимательно изучив, как интересный, но малопонятный феномен, Алик наконец пришел к какому-то выводу. Наклонился к уху Фарасима и, прокашлявшись, выкрикнул:
   - Бьянка!!!
   От такого метода пробуждения Фарасим высоко подпрыгнул и в ужасе уставился на Алика:
   - Что с ней?!
   - Ничего, но если ты хочешь проведать свою кобылу, то мы уже на месте.
   Друзья обошли гостиницу сбоку и оказались во внутреннем дворике, где и находилась конюшня.
   Бьянка была белоснежной кобылой, завезенной аж из самого Виизста, славящегося коневодческими хозяйствами. Это благородное создание Фарасиму подарил отец - в честь совершеннолетия. Парень долго не мог найти общий язык с капризной двулеткой, но все же льстивые подношения сахара, яблок и прочих вкусностей вкупе с бережным отношением подкупили гордячку. Бьянка стала его верным другом и понимала команды с полувздоха и полудвижения. Изредка она проявляла-таки своенравность, обижаясь на недостаток внимания со стороны владельца. Поэтому у Фарасима было правило, несмотря на любые обстоятельства, пару раз в день навещать кобылу и угощать любимым ее шоколадом. А уж оставить свою любимицу на целую ночь в незнакомом месте, не будучи самому поблизости, казалось парню вообще чем-то диким.
   Из темноты конюшни, освещенной лишь слабой масляной лапой, висящей на стене, раздалось приветственное ржание. Фарасим кинулся задабривать кобылу, а Алик проверил, как разместили его пегого жеребца Краля. Парень остался доволен осмотром. Похоже, пара лишних монеток, пожертвованных конюшнему мальчику, не прошли мимо его чувства долга. Угостив коня парой кусочков сахара и пообещав "как только, так сразу" отправиться с ним на прогулку, Алик решил, что пора прервать радостную встречу друга с ненаглядной Бьянкой. Иначе он так и заснет в стойле.
   - Фаря, пошли, нам еще надо с трактирщиком договориться.
   - Да, хорошо. Бьянка, не скучай! Я вернусь!
   Алик слегка поморщился:
   - Ну прямо расставание двух влюбленных!
   - Ревнуешь?
   - Больно надо!
   Не обращая внимания на перепалку парней, Бьянка переступила копытцами и нерешительно потянулась к бандане Алика. Почувствов на затылке влажное дыхание, парень хотел было развернуться, но тут лошадиные зубы сомкнулись на узле ткани. Короткий всхрап и вскидывание головой, и головной убор вместе с обручем оказались на земле.
   Алик замолчал и с дикой надеждой наблюдал, как кобыла потыкала передней ногой в лежащую бандану, нагнулась, принюхалась...
   - Да-да! Съешь ее, съешь! - в азарте и позабыв, что сам просил у Вендаха ограничитель, подбодрил Бьянку Алик. Ему уже представлялось, как он в горе рассказывает магу о потере драгоценного ограничителя, о коварной кобыле... Черт! Маги же чувствуют ложь!
   Бьянка укоризненно посмотрела на парня и щелчком копыта отправила бандану и обруч обратно - прямо к ногам Алика. Фарасим в недоумении наблюдал за представлением:
   - Хм, зачем она это сделала?
   - Сам... У-е-ооо!
   Алик замер и пустым взглядом уставился в пространство. Потом бухнулся на колени и судорожно зашарил по земле руками. Фарасим, поняв, что тот ищет, подхватил бандану и водрузил на положенное место.
   - Фуф, - облегченно вздохнул Алик. - Спасибо, Фаря.
   Завязав бандану и натянув обратно обруч, Алик на полном серьезе обратился к кобыле:
   - Ладно, Бьянка. Я тебя понял: больше Фарю не подначиваю... - белоснежка довольно фыркнула. - ...по крайней мере, в твоем присутствии...
   Раздался звонкий удар копыта о ставни стойла - Алик поспешно отскочил подальше от кобылы.
   - Эээ, - только и сказал Фарасим.
   Парень, не обращая внимания на явную ошеломленность друга, подошел к Кралю и уставился на него испытыющим взором:
   - А вот на что ты обижаешься? Что ты так долго находишься в чужой конюшне? - ржание с отрицательными интонациями. - Хм... Овес плохой? Нет? Тогда... Что-то с сахаром? Да? С ним? Все! Понял - ты тоже хочешь шоколада, так?
   Краль скромно опустил вниз голову, вроде как кивнул.
   - Так что ж ты раньше не сказал?! - возмущенный всхрап. - Ах да, точно... Ты же не умеешь говорить, прости...
   - Алик, с тобой все в порядке? - сочувственно спросил Фарасим. - Ничего, сейчас поспишь, и все станет хорошо - переутомился, с кем не бывает.
   - Не станет, Фаря, пока я эту сволочную эмпатию контролировать не научусь. Только я не думал, что она и на животных распространяется, хотя... Это вполне логично.
   - А-а-а, - протянул Фарасим. - Ну ничего, возьмешь свою эмпатию каким-нибудь срочным факультативом. Не знаю, правда, есть ли такие...
   - Если нет - сделаем! - воодушевился поникший было Алик. - Ладно, пошли комнату снимать.
  
   Обретающийся за стойкой управляющий - долговязый мужчина лет тридцати пяти - все никак не мог определиться: то ли стоящие перед ними ребята недавно обокрали ювелирную лавку или каких-нибудь богачей, то ли, напротив, отобрали у бедняков последние шмотки. Все это выглядело донельзя подозрительно.
   Алик, наконец, не выдержал затянувшегося молчания:
   - Да есть у нас деньги, есть! Сколько стоит двухместная комната на ночь?
   - Стоит-то десять серебряников...
   - Так дорого? А мне сказали...
   - ...Но сейчас, если вы не заметили - проходит отбор...
   - Как же не заметили, мы как раз оттуда!
   - Хм... Я, конечно, знаю, что после поступления абируенты могут быть несколько странными, но... А ладно, неважно... Короче! Свободных мест нет.
   - Нет?..
   Тимин, сидящий в зале таверны и наслаждающийся питательной овсянкой с отрубями, поперхнулся и закашлялся. Он-то думал, что его подопечные давно забронировали место. Если они сейчас пойдут искать другую гостиницу, а ему опять за ними... Тимин схватился за голову: нет, плата в пятьдесят серебряников явно была слишком мала. Похоже, он продешевил. Следовало бы удивиться и хоть что-нибудь заподозрить, когда Рэндал сразу же предложил удовлетворительную плату и даже не пришлось торговаться, как обычно.
   Глядя на вытянувшиеся лица друзей, управляющий испытал невольную жалость. Выглядели парни побитыми и очень несчастными, как будто у них отобрали любимую игрушку.
   - Ладно, подождите, я поговорю с хозяином, посидите здесь, - управляющий махнул рукой на единственный свободный столик. Весьма уютный и стоящий несколько в отдалении от других в углу просторного зала таверны, под лестницей на второй этаж.
   Посетители, заметив направившихся к столику парней, несколько оживились:
   - ...Как думаешь, сколько они продержатся?
   - Ставлю серебряник на пять минут!
   - Ха! Два на одну минуту!
   Подобные разговоры слышались по всему залу. Тщедушный коротышка с горящими внутренним огнем глазами и в форме работника игрового дома быстро сориентировался и заскочил за стойку:
   - Все сюда - принимаю ставки! Вель, засекай время!.. Значит, пять серебряников на десять минут? Вы хорошо подумали? Точно? Оке, записываю...
   Тимин думал. Недолго думал. Прикинул на глазок все за и против и решил рискнуть:
   - Тридцать серебряников на двадцать минут.
   Гудяшая толпа у бара резко замолчала.
   - Повторите еще раз, уважаемый мистр. Боюсь, я ослышался, - попросил принимающий ставки человечек.
   Тимин повторил.
  
   Друзья к этому времени уже устроились за столом. Сидящий лицом к залу Алик с неудомением смотрел на возникший переполох:
   - Интересно, на что они ставят?
   Фарасим повернул стул немного вбок, чтобы было видно происходящее в зале:
   - Хм... Похоже, что-то должно произойти в течение следующих пяти минут. Да какая разница! Я есть хочу... Эй, девушка! - подозвал он разносчицу.
   Та с некоторой опаской приблизилась к ним.
   - Да?
   - Красавица, что у вас съестного на кухне?
   - Жаркое из свинины, перловка, овсянка с отрубями, блюдо "морские изыски", тушеные овощи с картошкой и говядиной...
   - О, пожалуйста, последнее!
   - Две порции, - поддержал друга Алик. - И эля? - он вопросительно взглянул на Фарасима.
   - Ага.
   - Хорошо, куда вам принести?
   - Э-э-э... Сюда, - не понял вопроса Алик.
   - А ну да, конечно, - белокурая разносчица натянуто улыбнулась. - Я мигом.
   - Какая прекрасная стилизация под начало века! - умилился Фарасим наряду девушки. - Длинный подол, белый фартучек на зеленом фоне... А как очарователен чепчик!
   Алик никак не мог представить, какое-такое очарование его друг нашел в чепчике. Надо бы промолчать - о вкусах не спорят, но парень все же не удержался от подколки:
   - Надо было раньше намекнуть, что тебе такие головные уборы нравятся. Я подарил бы тебе замечательнейший чепчик на день рождения!
   Фарасим прохладно на него взглянул:
   - Ой-ой! И от кого я это слышу?! Как будто это у меня бандана в розочках...
   Народ вернулся на места и стал кидать ненавязчие взгляды на столик друзей. Однако количество ненавязчивых взглядов быстро превысило допустимые рамки.
   - Знаешь, Фаря, меня терзают смутные подозрения, что эти ставки как-то связаны с...
   - Алик... - Фарасим слегка побледенел.
   - Да? - обеспокоился видом друга Алик. Сердце сжалось в предчувствии чего-то неприятного.
   - Как ты относишься к насекомым, например, к паукам?
   Юноша удивился, но все же ответил, чувствуя, как тиски на сердце сжимаются все сильнее:
   - Нормально отношусь...
   - А к очень большим паукам?
   - Откуда я знаю? Я с ними не сталкивался пока... Почему ты все это спрашиваешь?!
   - Хорошее слово - "пока". Оглянись, только споко-о-ойно...
   Алик оглянулся. Зал замер в ожидании.
   Парень на какое-то время окаменел, потом передвинул стул поближе к Фарасиму и сел лицом к стенке:
   - Как ты думаешь, чем оно питается? Что-то я сомневаюсь, что мухами...
   Действительно - размер паука, уютно устроившегося в ассиметричном сплетении паутины наверху под лестницей и сверкающего на друзей восемью зелеными глазищами, был неординарным - с упитанную крысу, как минимум, не считая разворота мохнатых коричневых лап.
   - Может, мышками? - робко предположил Фарасим.
   - Хорошо если мышками.... Я слышал, что пауки могут консервировать свою добычу и хранить про запас, так что теоритически размер жертв может превышать размеры...
   - Слушай, не нагнетай атмосферу, а? Между прочим, других свободных мест нет!
   - Ну... Оно вроде просто там сидит. Наверно, бояться нечего... Кстати, где наш заказ? Сказала, что мигом...
  
   - Пять минут, - тихо произнес Вель - рыжеволосый мальчишка, глядящий на настенные часы.
   Народ зашушукался, многие огорченно качали головами, и только с десяток человек смотрели на парней с надеждой.
   Разносчица, до этого не торопившаяся с заказом, поспешила на кухню. Вскоре на столе ароматно задымилась горячая пища.
  
   - Десять минут...
  
   - Ну что, за нас?
   - Давай! - парни традиционно чокнулись глиняными кружками.
   - Я, пожалуй, еще закажу порцию, - решил Фарасим. - Мы ж с утра ничего не ели. А, может, даже две... Эй, красавица!..
   Разносчица уже было шагнула к ним, но тут же резко остановилась и отправилась совсем в другую сторону.
   - Что это она?..
   - Алик, справа!..
   Парень сглотнул.
  
   - Двадцать минут...
   Тимин победно улыбнулся и отправился к стойке.
  
   Стараясь сохранять невозмутимость - еще бы, столько человек смотрит - Алик разглядывал мохнатое чудо-юдо, успевшее выползти из своего угла и моргавшее глазами на полу рядом с его стулом.
   - Ты знаешь, а оно даже симпатичное... - парень нагнулся и погладил паука по спинке.
   Тот пронзительно засвистел. Алик от неожиданности отдернул руку.
   - Ты столько знаешь о пауках... А когда они свистят? - полюбопытствовал Фарасим.
   - Вообще никогда не слышал, что они свистят. Может, это особый вид паука...
   Фаря фыркнул:
   - Ха! Можешь не сомневаться! Что особый - это точно. Выдающийся даже!
   Паук выстрелил ликой нитью в спинку стула. Алик сорвался с сиденья и занял третий стул. Насекомое тем временем с помощью паутины забралось на стул и стало примериваться к столу.
   - Что ты там говорил про размер жертв, Алик?.. Может, мы пойдем?
   - Ага, а оно пойдет за нами?! Нет уж, мы решим все здесь и сейчас! - глаза Алика загорелись нездоровым азартом.
   - Сними ограничитель, узнай, что оно хочет, - выступил с встречным предложением Фарасим.
   Юноша, стараясь не делать резких движения, снял обруч, потянулся к бандане...
   Чудо-юдо залезло на стол, резво притянуло к себе лапой серебристое украшение, удовлетворенно свистнуло и поспешило исчезнуть под лестницей.
   - Ах ты!.. Животное, а ну верни ограничитель! Черт, да что ж сегодня такое...
   - Ты кого назвал животным, смертный?!
   Фарасим выпучил глаза:
   - Алик, ты это слышал?
   - Что? - Алик с подозрением оглянулся на друга.
   - Оно, оно заговорило...
   - Оно?
   - Ну, паук...
   - И что же "оно" сказало?
   - Сказало, что оно не животное...
   - Да ну-у-у? А, по-моему, очень даже животное и более того - животное невоспитанное!.. Скотина, отдай обруч! - юноша, вооружившись вилкой - сабли остались на входе*, - полез под лестницу. - А то все глаза на фиг повыкалываю!
   (*Правило "Ословска": сдавать все колюще-режущие предметы на хранении в гардероб - во избежании особо кровопролитных потасовок*)
   - Смертный, давай договоримся!..
   - Паук предлагает решить все полюбовно. И упорно называет тебя смертным...
   - Смертным?! Это на что он намекает, рожа волосатая?.. Ладно, я слушаю.
   - Сними ограничитель с головы - пообщаемся напрямую. А то он глушит все сигналы.
   - Говорит - сними бандану.
   - Демоны Ада!.. Ну почему все прицепились к этой бандане?! - повозмущался для приличия Алик, но все же снял с головы ограничитель.
  
   Сидящие в таверне люди молчали. И изо всех сил напрягали барабанные перепонки, чтобы не упустить ни слова из странного разговора.
   Разное бывало: один рыцарь гонял паука-переростка по всей таверне, угрожая уничтожить монстра и переломав половину мебели громоздкими латами; священник Владыки бормотал над местожительством мохнатого зубодробительные молитвы и брызгал на паутину едкой кислотой... Все кончалось одним и тем же - паук возвращался на свое законное место под лестницей, а горе-воители оплачивали ушерб, нанесенный заведению, в который включали и моральный ущерб, понесенный несчастной домашней зверюшкой. По большей же части, столкнувшиеся с пауком меняли место дислокации или совсем покидали таверну.
   Так что паук продолжал обитать в "Ословске" и успешно выживал в самых злостных баталиях уже на протяжении пяти лет. Откуда он появился и чем питался оставалось загадкой...
   Наемник забеспокоился, наблюдая за разворачивающимися событиями, и, хотя свои обязательства он и выполнил, достал пластину и связался с ректором.
   - Рэндал?
   - Да, Тимин? Что-то не так? Деньги, что ли, не туда телепортировались?
   - Нет, с этим все в порядке. Тут твои абитуриенты с паучком общаются. Интересует?
   - Хм... Да, наверно... А можешь поближе подобраться, чтобы мне тоже слышно было?
   Тимин молчал.
   - Ладно-ладно... Пять серебряников!
   - Пять?
   - Пять! - отрезал ректор. - Все равно ведь туда полезешь, с платой или без платы...
   Наемник направился к ближайшему к ребятам столику.
   - Эй, куда?.. - возмутился сдернутый со стула за шкирку торговец.
   - Посиди пока в другом месте.
   - Но... А, хорошо, - мужчина заметил золотой ромб и безоговорочно послушался - авторитет.
  
   - Так ты эмпат... - прошелестел в голове у Алика свистящий голос.
   - Ну, эмпат, и что дальше? Обруч отдавать будем?
   - С одним условием...
   Голос паука сливался с гомоном красочных эмоций, в котором преобладали синие огоньки заинтересованности.
   - ...Возьмешь меня к себе?
   - На фиг?.. И зачем ТЕБЕ это надо?
   - Я бессмертная магическая сущность...
   - Так уж и бессмертная... - усомнился парень.
   - В теории, проверять не стремился. Мой хозяин оставил меня в таверне, чтобы я собрал информацию о происходящем в городе, но вскорости погиб. Пока живу здесь, но мне скучно...
   - А я тут при чем?
   - А ты маг и можешь стать моим хозяином.
   - Почему не он? - юноша махнул рукой в сторону Фарасима.
   - Да, почему не я? - обиделся Фаря.
   - Мне паучок на обруче приглянулся... - несколько смущенно признался мохнатик.
   - Не хочу, - ожесточился Алик.
   - А я тебя контролю над эмпатией научу - вижу же: не умеешь пока. Да и вообще много полезных вещей знаю...
   - Гм... А поменьше стать можешь? А то ты слишком выделяешься на общем фоне.
   - Не могу, но умею становиться невидимым.
   - Уже лучше. Ладно... Согласен. Давай обруч.
   Паук довольно пощелкал жвалами и свесил вниз лапу с украденным предметом.
   - Хорошо, пока общаемся через Фарю, - сообщил Алик и вернул на голову оба ограничителя.
  
   - Похоже, они о чем-то договорились, - сказал Тимин, не слышавший слов паука, как и все другие посетители. Как и сам Рэндал.
   - Это и без тебя понятно, - раздался недовольный голос ректора. - Хм... А не хочешь еще подработать?..
  
   Управляющий приблизился к усевшимся обратно за столик друзьям:
   - Можете переночевать на чердаке - дадим два тюфяка. Плату вперед - пять серебряников.
   Парни даже не стали торговаться - насыщенный событиями день давал о себе знать.
   - Хорошо, - Фарасим покопался в сумке и выудил кошель с деньгами. Заодно заплатил и за ужин.
   Чердак был темным и большим - с прячущимися по углам пугающими тенями. Впрочем, Фарасиму и Алику, везущему на спине уже невидимого паука, страшно не было. Не отходя далеко от люка, они быстро раскатали тюфяки и буквально свалились в сон.
   Фарасим сквозь закрывающиеся веки успел заметить развешанные на балках пучки засушенных трав и похвалил себя за предусмотрительность. Не зря он браслетик нацепил...
  
  
  
  
   9
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"