Гавряев Виталий Витальевич : другие произведения.

Второй шанс Макса

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все люди так не похожи друг на друга и к смерти они также относятся по-разному. Экстремалы, от "хождения по тонкой грани" отделяющей их от смерти, получают такую дозу адреналина, что готовы рисковать своей жизнью вновь и вновь. Верующие в реальность загробной жизни, воспринимают окончание своего жизненного пути как переход в другой, более лучший мир. Почитатели Будды, или Кришны, надеются на очередную реинкарнацию. Встречаются и те индивиды, кто разделяет точку зрения древнегреческого философа: "Не бойся смерти: пока ты жив - её нет, когда она придёт, тебя не будет". (Эпикур) - Все эти люди имеют право на свою неоспоримую истину и убеждать их в её ошибочности, бесполезно. Но не стоит забывать и о тех, кто, не веря ни во что, кроме могущества науки, желает с её помощью прожить больше, чем ему было написано на роду. Именно для такого контингента, некие предприимчивые учёные, создали свои криофирмы, обещая в будущем чудесное воскрешение, естественно, с гарантированным избавлением от всех приобретённых ранее недугов. По сути, и это, всё та же слепая, ничем не подтверждённая религия. И кстати, в последнем случае, результат не тот, который им ...

  
  

Короткое предисловие.

  
   Что можно считать жизнью после смерти? И вообще, возможна ли она, эта самая вторая жизнь? С более или менее компетентным мнением, относительно этого извечного вопроса, можно ознакомиться изучая труды различных философов, или же, искать правду в разнообразной религиозной литературе. Ещё ни один человек с "того света" не вернулся и не рассказал о том, с чем он там столкнулся, свидетели пережившие клиническую смерть не считаются. Медики к их рассказам относятся с большим недоверием, объясняя всё галлюцинациями страдающего от недостатка кислорода мозга и прочими физиологическими процессами его агонии. И всё же, пусть это будет звучать немного нелепо, а быть может даже несуразно, но для одного из умерших тел, возрождение стало реальностью. Только этот факт нельзя назвать полноценным воскрешением.
   И так.... Пребывание в великом нигде было неизмеримо долгим, а вероятно мимолётным как пролёт фотона - не определить. Также, в этом послесмертии, не существовало самого понятия пространства, поэтому, нельзя сказать, было ли это неосязаемое безмолвие вокруг, сжалось ли оно в одной определённой точке, или существовало где-то непостижимо далеко. Это ничто, не было не милостивым, не злым, не флегматичным, так как, только живой разум может оперировать этими понятиями. Поверьте, нельзя описать то, чего для вас нет. Что можно сказать о давно прошедшей жизни? Ничего. Ведь память о былом скорее всего бесследно развеялась по бесконечному пространству. А быть может, освободившаяся от физической оболочки душа улетела в иной мир, который нам нельзя ни увидеть, ни почувствовать, ни описать. Как невозможно слепому с рождения индивиду, насладиться палитрой красок и красотой картины, написанной самым гениальным художником.
   Как-то так вышло, что один из потомков библейского Адама получил возможность воспользоваться вторым шансом на воскрешение его тела, который был щедро оплачен самим умершим. Только произошло это не совсем так, как было ему обещано. Впрочем, все уверения в добросовестности хранения замороженных останков и гарантии некой фирмы о том, что их клиента, в будущем ждёт исцеление и вторая, полноценная, можно сказать сказочная жизнь, испарились как одинокая капля воды, упавшая на раскалённый камень. Однако, ныне никому до этого более не было никакого дела.
   Главное, контролируемый оператором умный агрегат, работал с найденным в допотопной криокапсуле телом, которое бесконечно долго ожидало обещанного возрождения и ..., дождалось. Удивительно, но пропитанный специальным гелем труп старца, изуродованный прожитыми годами и многочисленными болезнями, сохранился относительно идеально. В большой, стерильной капсуле, над дряхлой плотью "счастливчика", суетилось около полусотни мельчайших сканеров анализаторов, которые обследовали не то что каждую клетку, а каждую молекулу размороженного организма.
  
  

Глава 1

  
  В большом зале, расположенном несколькими этажами выше уровня земли, привычно "утонув" в удобном кресле оператора, сидела совершенно лысая девушка, облачённая в красный комбинезон биоинженера и "смотрела на мир" рассеянным взглядом. Нежная, идеально ровная кожа на её лбу временами морщилась, затем, напряжённые морщинки бесследно разглаживались. Тонкие брови то удивлённо изгибались, то, угрюмо сдвигались к переносице. Не стоит описывать все ипостаси необычайно живой мимики юного создания. Тем более она неожиданно встрепенулась, и по ментальной связи, не скрывая нахлынувшей на неё радости, обратилась к начальнику экспедиции:
  - Профессор Рул! Профессор, у меня всё получилось!
  - Не "кричи" так, Ия. У меня от буйства твоих эмоций, вполне натурально зазвенело в голове. Ну давай, хвались. Что там у тебя получилось?
  - Получилось! Всё прекрасно получилось! Помните, вы, со своим коллегой и старинным другом, профессором Расдомом, десять часов назад, отдали мне на полное исследование один из недавно найденных объектов?
  - Помню. И что ты там определила? Небось узнала, зачем этому несчастному, вместо нормального лечения спустили всю кровь и закачали тело непонятным гелем?
  - И это тоже. Я уверена, таким способом, древние гуманоиды защищали клетки замороженного сородича от их неизбежного разрушения кристаллами льда. Мы вряд ли узнаем, почему они так поступили с сотней разновозрастных особей и, подключив их морозильные капсулы к реактору найденного нами бункера. И по какой причине, предки забыли о существовании этого страшного склада трупов. Нам ещё повезло, что к моменту, когда вы вскрыли то жуткое хранилище, одна из "морозилок" продолжала функционировать, пусть и делала это на "последнем издыхании".
  - Это мы помним. Только ты не озвучила главное. Ты узнала, что стало причиной заморозки этих людей? Это такая древняя, изощрённая казнь? Или в их культуре, таким образом, подготавливали элиту к загробной жизни? Говорят, на древней Земле когда-то существовал такой культ.
  - Не знаю и вряд ли мы сможем это узнать. Но, я хотела вам сказать не об этом. Досконально обследовав найденное вами тело, я собрала достаточно фрагментов разрушенных генетических цепочек этого гуманоида. Затем, предварительно просчитала алгоритм их коррекции и последующей сборки полноценного полинуклеотида. Я, твёрдо убеждена в положительном результате задуманного мною эксперимента. Поэтому, прошу разрешение на его провидение. Я, воспользовавшись закреплённой за мною аппаратурой фабрики генной инженерии, смогу воссоздать жизнеспособную клетку и вырастить из неё жизнеспособный организм. То есть, проведу полную реконструкцию тела древнего землянина. На фоне активного восстановления биосферы этой планеты, это такая пустяковая задача.
  - Успокойся балаболка, не нужно лишних разглагольствований. - не соответствующим моменту тоном вышедшего на охоту сердцееда, проговорил профессор. - Ведь ты так и не ответила на заданный мною вопрос и не привела убедительную аргументацию в пользу предлагаемого тобою эксперимента. Скажи. Какой смысл нам этим заниматься? Что это даст для процветания нашей корпорации, или, на крайний случай федерации?
  - Профессор. Ну как вы не поймёте, мы с давних пор способны модернизировать любые организмы, наделяя их нужными для нас свойствами, или клонировать какие-либо живые существа. Но. Никогда не восстанавливали почти полностью разрушенную ДНК цепочку.
  - Могу добавить. Так же, подобных обрывков цепей нуклеотидов, мы никогда не находили, и больше никогда не найдём. Это неоспоримый факт. Да и всякие работы с генами граждан федерации, кроме ликвидации последствий жёсткого облучения находятся под строгим запретом.
  - Вот именно, профессор. Найденное вами тело, никогда не было гражданином нашей федерации. Жизнь подкинула нам интересную задачу, которую необходимо решить. Другого, подобного этому вызова, может и не быть. Тем более, себестоимость предстоящих лабораторных работ, мизерная. Если потребуете, я могу лично оплатить все расходы. А вероятные плюсы моего эксперимента, находится на поверхности. В ходе решения возникших передо мною проблем, мы можем сделать некоторые побочные открытия, позволяющее существенно продвинуть науку федерации в некоторых смежных направлениях.
  - Вот упрямая девчонка. - в ментальной речи начальника, мимолётно почувствовался отзвук снисходительной усмешки. - Да ну тебя, делай что хочешь. Только не в ущерб основной работы. И как ты сама предложила, полностью компенсируешь все расходы из своего кармана. Иначе, больше никогда не возьму тебя в свои экспедиции.
  - Рул, ты прелесть. Я, почти тебя люблю. Спасибо!
  Буквально через пару минут, по воле молодого оператора, все найденные в размороженном теле биоматериалы были извлечены и переправлены в другую лабораторию. Через час, была дописана черновая программа для реставрации клетки и её последующего клонирования. Ещё через три часа, после нескольких не удачных попыток, из-за которых приходилось исправлять обнаруженные дефекты ДНК, были выращены десять клеток для дальнейшей работы. Естественно, несколько эталонных образцов отправились в резервное хранилище. После чего, внеплановый проект был вынужденно передан под контроль одного из резервных биоискинтов, а инициатор эксперимента, отринув посторонние мысли, занялась выполнением своих прямых обязанностей. Ещё через несколько минут, "разбуженный" ИИ, вышел на полную мощность и процесс пошёл. Только после дополнительно проведённых искинтом проверок, была запущена программа роста зародышей в инкубаторе. Через десять дней форсированного роста биоматериала, когда плоды достигли определённой стадии развития, ИИ выявил общий дефект всех образцов. У объектов была диагностирована дисплазия мозга(Аномалия развития ткани, клетки или органа.), и повышены шансы развития раннего остеопороза. Посчитав первую попытку неудачной, искусственный разум, написав отчёт о сбое, утилизировал забракованные образцы, как мог исправил выявленные "программные" ошибки и вновь запустил процесс выращивания заданного количества новых объектов. Естественно, помимо уже имеющихся, были сохранены новые эталонные образцы, и они заняли соответствующие ячейки в хранилище биоматериалов.
   Стоит пропустить нудное описание долгого периода роста, отсеивания внезапно остановившихся в развитии плодов, и "рождение" единственного из десятка клонов. Подобные подробности ни к чему. Ведь ровно через три месяца после запуска эксперимента, бегло ознакомившись с отчётом ИИ, Ия извлекла из инкубатора абсолютно здоровое тело девятнадцати летнего парня. Всё бы хорошо, но по разуму, данный клон был обречён на прозябание в стадии вечного младенца - мозг взрослого человека не столь пластичен как у новорождённого. Что, впрочем, не огорчило фанатичного экспериментатора. Ведь она, успешно справилась с поставленной перед собою амбициозной задачей, - выращенный ею организм почти ничем не отличается от своего оригинала. Если не считать за существенные отклонения молодость "копии", отсутствие прижизненных негативных мутаций, или наличие нескольких, привычных только для современных людей модернизаций. Ах да, не была упомянута ещё парочка внеплановых усовершенствований, добавленных ИИ. Всё. Девушке осталось только продемонстрировать результат своей "кропотливой" работы руководителю, профессору Рулу, который уже десять лет возглавлял экспедицию, занимающуюся длительным процессом терраформирования планеты-прародины, много веков назад убитой далёкими предками. И только после этого, Ия собиралась утилизировать отработанный биоматериал.
  
  
  
   В ожидании начальства, которое после подведения итогов внепланового эксперимента, обещало вынести в его отношении свой окончательный вердикт, прошло чуть больше пяти часов. И вот, в освещаемой мягким, рассеянным светом госпитальной палате, возле единственного больничного ложа, на котором лежал пускающий слюну, бестолково смотрящий на окружающий мир клон, стояли трое учёных. Один из "яйцеголовых" от осознания грандиозности проведённой работы "светился не хуже мощного прожектора", а двое, явно чего-то изучая, отрешённо смотрели в пространство. Так прошло около пяти минут, а "картина внепланового консилиума", почти не претерпела изменений. В изголовье больничной кровати, по-прежнему заложив руки за спину, гордо выпятив грудь, расположилась виновница торжества и с нескрываемой гордостью смотрела на результат своих трудов. Рядом с Ией, на пару шагов позади её, приняв монументально-торжественную стойку, "вышедший в реал" профессор Рул, продолжал изображать "статую с ожившей головой". Это был высокий атлет, облачённый в идеально подогнанный по фигуре серый комбинезон. Выпадая из этого строгого образа, голову местного "Аполлона" украшала копна вечно растрёпанных волос - цвета выцветшей соломы. Что ещё можно сказать об этой личности? Учёный выглядел немного старше биоинженера и чему-то хитро улыбался. Его взгляд закоренелого ловеласа, постоянно перемещался с неожиданно уснувшего клона на ладную фигурку отличившейся подчинённой и обратно. Третьим персонажем, был совершенно лысый мужчина среднего возраста, гордо демонстрирующий брюшко любителя обильно покушать и ещё, овал его лица "украшали" самые натуральные брыли. Из-за вечно добродушных "щенячьих" глаз и вислых щёк, профессор Расдом, походил на милого бульдожка. Однако очнувшись, он слегка преобразился.
  - Ия, девочка моя, разреши тебя поздравить с завершением необычного эксперимента. - нарушил тишину пышнотелый мужчина. - Заодно, с обретением огромных проблем, которые по возвращению в федерацию, гарантированно на тебя обрушатся.
  - Каких таких проблем? - мгновенно изменившись в лице, и переведя ставшим растерянным взгляд на толстячка, поинтересовалась девушка.
  - Какие? Вот тебе первая твоя проблема. - тоном нудного лектора заговорил Расдом, в миг утратив остатки былого добродушия. - Ответь нам, коллега. Что ты собираешься делать с этим беспомощным клоном?
  - Проведу финальные тесты, немного понаблюдаю за объектом, после чего "усыплю" и утилизирую его.
  - Во-от, нечто подобное я от тебя ожидал. А по закону, ты уже не имеешь права так с ним поступать. По факту, перед нами лежит физически здоровый юноша. Значит ты, собираешься совершить самое настоящее убийство. И мы, как твои старшие товарищи, обязаны тебя об этом предупредить и помешать осуществлению твоих преступных планов. Чего ты так возмущённо на меня посмотрела? Вообще не веришь ни единому моему слову? Да? Тогда внимательно перечитай свод единого закона.
  - Но ведь это обыкновенный клон, он всего лишь результат моего маленького эксперимента.
  - Вообще-то да, до недавнего времени он был таковым. Но. Так было только до тех пор, когда ты полностью завершила свои работы. Вот если бы ты прервала процесс незадолго до его финала и утилизировала это существо ещё в инкубаторе, проблем бы не возникло. А сейчас всё, поздно что-либо менять. Отныне, по единому протоколу центров репродукции человека, он официально считается новорожденным гражданином Федерации Свободных Звёздных Систем. Вообще-то, ты должна знать, что с того момента, как мы основали здесь нашу базу, и пока мы будем здесь находиться, эта планета считается федеральной территорией. Как-то так. А в случае успеха нашей миссии, этот статус закрепиться за нею на постоянной основе.
  - Относительно признания его полноценной личностью, это абсурдная идея. Ведь в этом теле, нет ни крохи разума! Ведь у этого клона девственно чистый мозг младенца, но, при этом, он принадлежит взрослому индивиду. А это значит, что он никогда не станет этой самой полноценной личностью. - с излишней горячностью возразила Ия.
  - А это, уже вторая твоя проблема. Вообще, наши законники-буквоеды, придерутся к тому, что нарушение интеллектуальных способностей, у этого несчастного зафиксировано только после завершения твоего эксперимента. Заметь, ни отсутствие, а нарушение. Им вообще плевать на то, что он "вырос в пробирке" и никогда не обладал вышеупомянутым интеллектом. Для этих крючкотворов, приоритетной целью является поиск формальных нарушений, из-за которых они имеют право оштрафовать не только тебя, но и нашу корпорацию. И не смотри на меня так, для ограниченного в трактовке твоих действий закона, он уже является гомосапиенсом, со всеми его правами. Лучшим решением для тебя, было запрограммировать выращивание в инкубаторе младенца. В этом случае, имеется шанс уплатить в казну небольшой штраф и усыновить выращенного карапуза. Обосновать это можно тем, что тебе неожиданно захотелось стать матерью. причину этому спонтанному безумию, найти не так уж и трудно. Ребёнок бы рос, полноценно развивался, а ты, имела все шансы остаться не подсудной.
  В госпитальной палате, ненадолго повисла гнетущая тишина, нарушаемая еле слышным гудением системы климат-контроля. Безмолвие прервал Рул Столн. Он, поняв, что его коллега уже в достаточной мере застращал молодого биолога, примирительно подняв руки, заговорил:
  - Угомонись, коллега, хватит так сильно пугать ребёнка. Давай уже, озвучь ей наше спасительное предложение.
  - Ты уверен? Думаешь, она в полной мере осознала последствия своих необдуманных действий? - Керк, "сняв маску" надменного педагога, получающего истинное удовольствие от моральных страданий безалаберного ученика, улыбнувшись, посмотрел на Рула.
  - Ну да, осознала. Ты только посмотри на неё, ведь она, прямо сейчас, готова упасть в обморок. А ты, Ия, прежде времени не паникуй, а слушай этого лысого, значит, очень умного "старца", он знает, о чём говорит. То есть, ещё пару часов назад, профессор придумал, как тебе помочь. Кстати, в юности, этот почтенный муж, так же как и ты увлёкся решением одной сложной, немного не законной задачи. В результате чего, "больно обжёгся". Как сейчас помню, он влип так, что с трудом смог избежать суда и последующего понижения общественного рейтинга до ноля.
  - Ага, - растерянно ответила, слишком быстро поникшая духом девушка, - я вас слушаю.
  - А о том, что было со мною в незапамятные времена, вообще-то можно было и не вспоминать, профессор. Впрочем, избежать коварного удара в спину, мне не дано, если рядом есть некоторые так сказать старинные друзья, которые совершенно не сдержаны на язык. А ты, Ия, скопируй и скинь мне всю информацию по твоему проекту, я её более детально изучу, и буду обдумывать, как эффективней всего вывести тебя из-под удара. Да, чуть не забыл. С этого момента, ты занимаешься только своими прямыми обязанностями и забываешь о том, что натворила. И ещё, погоняй своих техников, они у тебя совсем разленились, у пары "инкубаторов", в которых твой отдел выращивает кладки яиц небольших земноводных, давно необходимо заменить блоки управления - они сбоят. А эти бездельники, наверное, ждут, когда изношенные модули, окончательно выйдут из строя.
  - Расдом, ты понимаешь, в чём меня только что обвинил? - резко встрепенувшись и с вызовом посмотрев на толстячка, поинтересовалась доцент Стак.
  - Вообще-то, понимаю. Но, если не веришь мне на слово, проверь всё сама. Неисправное оборудование, находится в восьмой лаборатории, сектора А-2 и Е-8. По пути сюда, я в неё заглянул и своими глазами убедился в правоте своих выводов. - флегматично уточнил профессор. - Вообще, у меня уже во второй партии рептилий имеется по паре условных кладок яиц, из которых не способно вылупится ни одной полноценной особи. Вот я прикинул, откуда они ко мне поступают, и "заглянул на огонёк".
  На время расфокусировав взгляд, лысая девушка застыла статуей, затем сурово сдвинула свои тонкие брови, и пристально посмотрев в сторону неприметной автоматической двери, недобро улыбнулась. За пару мгновений справившись со своими эмоциями, с "милой", можно сказать, кровожадной улыбкой буравя взглядом вход в соседнее помещение, проговорила: " Спасибо, Керк. Ну я им сейчас устрою "настоящий курорт", пока трижды не протестируют всё оборудование, с которым они работают, им будет не до сна. И да, всё что ты просил по моему проекту, я сейчас же тебе перешлю".
  
   Как только толстячок получил все необходимые данные, как и право единоличного допуска к работе с "клоном древнего человека", оба профессора, как им показалось, незаметно подмигнув друг дружке, чинно покинули госпитальную палату. Далее, они, в полном молчании, минут пять двигались по хитросплетению безлюдных, стерильно чистых коридоров. Затем, старинные друзья, в полном безмолвии вошли в большую кабину скоростного лифта с зеркальными стенами, который доставил их на минус восьмой этаж. Покинув кабину, по-прежнему выглядевшие отрешёнными от мира мужчины, оказались в единственном на весь уровень кабинете, который освещался ровным светом потолочных светильников. На резонный вопрос, почему кабинет был единственный на весь этаж, ответ простой. Не считать же за вторую комнату, расположенную за укреплённой стеною, огромную серверную, или скрытую от посторонних взглядов комнату персонального медблока. Тем более, соседнее помещение ничем не намекало о своём наличии, не было заметно никаких ведущих туда дверей, да и оттуда не доносилось ни звука. Гигантский кабинет, куда вошла парочка профессоров, по меблировке можно было назвать убежищем богатого человека, изображающего из себя аскета. Так как по центру огромного зала стоял большой, стилизованный под уходящую в века древность письменный стол, да сиротливо висел на дальней стене внешне простенький пищевой синтезатор.
  - Присаживайся, - коротко сказал атлет, кивком указывая толстяку на одно из выехавших из ближайшей ниши кресел. - нам нужно поговорить с глазу на глаз.
  - Угу, командует тут, понимаешь ли. Вообще-то, это моя "берлога". - рассеяно ответил Керк, тяжело "падая" в мягкие "объятья" умной мебели.
  - Ну и что с того? - с усмешкой поглядывая на зависшего в виртуале друга, тактично выждав около пятнадцати секунд, прервал затянувшуюся паузу Рул. - Сейчас, это не столь принципиально, главное ответь, ты поможешь мне прикрыть нашу красавицу от возможных "наездов" блюстителей порядка? Да преподнести это так, чтоб она считала, будто именно мне обязана своим спасением от преследования законниками. Мол, ты согласился ей помочь только благодаря моей просьбе. И это. Как ты думаешь? Она в самом деле сделала что-то стоящее? Неужели наша девочка удачно клонировала нашего предка?
  - Вообще-то, нет. Ты что, так ничего и не понял? С самого начала, в этом эксперименте всё делалось некорректно. У нашей девочки сработали навязанные на предыдущем месте службы стереотипы. Представляешь, вместо стопроцентного восстановления древнего организма, с последующим его лечением, твоя пассия предварительно провела полную модификацию добытого биоматериала. А это, само по себе противозаконно, так как никто из родственников подопытного не давал ей на это согласие. И сейчас, в нашем госпитале лежит не древний обитатель нашей планеты, а чрезмерно "помешавшийся" на модернизациях своего тела современник. Иначе собранный на нашей базе "конструктор" не обозначишь. Скажу больше, она зачем-то усилила его скелет, и весьма радикально поработала с мозгом. Точнее ..., сейчас, погоди, скажу более точно, э-э-э, ..., хм-да. Представляешь, эта лысая пигалица, "воткнула" в генную цепочку выращенного в "пробирке" тела, изменённые параметры нашего фирменного биоискинта. То есть, мозг несчастного "клона" вырос на основе разработанных нашей корпорацией технологий создания живых искинтов. Вообще-то, надо признаться, это решение не ново, подобным способом, лет двести назад, пытались выращивать мозги для киборгов, это факт. Кое чего, мои ученики в этом направлении достигли и всё рано, работы в этом направлении были признаны тупиковыми - есть парочка неразрешимых проблем. Хорошо, что мы вмешались и это несчастное тело, умирая не будет мучиться. Начинай "затирать" все данные об её "творчестве". Не забудь утилизировать все оставшиеся в её лаборатории биообразцы. Э-э... хм, впрочем, стой. К двум последним модификациям объекта, Ия не имеет никакого отношения. Процесс выращивания клона, наша лентяйка делегировала выведенному из резерва искинту, вот он, столкнувшись с проблемой, решил её доступным для себя способом. То есть, не исправил генетическую ошибку, а по максимуму модернизировал "серое вещество". Это уже твоё упущение, шеф - не проконтролировал. Хм, а это очень интересно. Ага, ..., а это вообще-то даже гениально. Так-так, а это что? Забавно... Ты знаешь, этот искусственный разум, не имея возможности придумывать что-то новое, умудрился соединить в единое целое, всё что ранее считалось несовместимым ... Решение проблемы совместимости, не так давно было найдено, но применялось в другом направлении, когда о проекте киборгов практически забыли. Э-э, я, пожалуй, продолжу эксперимент этой курицы, естественно не легально, и в тайне от всех, может быть, у нас что-то и получится. а ты, тем временем, "подчистишь хвосты".
  - В смысле продолжу? Ведь мы об этом не договаривались. Наша цель была простой как мяч. Мы всего лишь желали преподать этой пигалице урок и избавить её от принятия самостоятельного решения по запоздалой утилизации этого клона, которого она неосознанно уже воспринимает как гуманоида. Ты ведь сам сказал, что со временем, подобные воспоминания могут причинить непоправимый вред её не окрепшей психике. Погоди. А что там наворотил искинт?
  - Во-от, мы и дошли до главной новости. По-моему, ища решение неожиданно возникшей проблемы, И.И. задал расширенный поиск ответов в доступных ему архивах. Затем, проанализировал их. И, ему банально повезло - выбранные им алгоритмы биоинженерных процессов, оказались не просто совместимыми, но и жизнеспособными. Вообще-то, наш живой компьютер, наугад "ткнув пальцем в небо" умудрился попасть куда надо. Поверь мне, любой учёный, понимая абсурдность таких решений, никогда бы не создал подобный конструкт, а наш фирменный искинт сделал это и победил.
  - Стой. Ты предлагаешь не обнулять данные о неудачном эксперименте нашей девочки, а продолжить его? А как ты собираешься "прикрывать уже свою задницу"?
  - Ну да, я всё так и сказал. Скопировав всё что мне необходимо для продолжения проекта, мы тщательно затрём все лишние данные. А я, после этого, продолжу работу в своём удалённом ремонтном комплексе КИБ 100, вот. А ты, немедля выведешь выбранный мною "бункер" из-под контроля центрального искинта. И вообще, удали отовсюду любые упоминания о его существовании. Нет, так поступать нельзя. Лучше сделай небольшую подмену, древний бункер переименуй, а мой "потеряй". Помнишь, перед тем как мы отправились в эту экспедицию, я, для подобных случаев, давал тебе одну хитрую утилиту. Так что действуй, злодействуй, управление программкой интуитивное, ты и без меня сможешь её настроить. А как легализовать результат нашей махинации, является уже моей заботой. Я, к завтрашнему отчёту о моей работе, прикреплю вирус, который перед тем как самоликвидироваться, незаметно внесёт нашего мальчика в архивы некоторых федеральных баз. В те, где работают наши Биоискинты. Их прогу писал я, и у меня есть свои лазейки для незаметного проникновения, то есть, имеется возможность проимитировать следы жизни моего эксперимента. - судя по рассеянному взгляду, продолжая работать с данными, отрешённым голосом, вещал Расдом. - Ты даже не представляешь насколько, меня заинтересовал этот проект. Только его результаты, всё равно обнародовать не будем. Никто из нас, подобных работ не вёл, и точка. Ты меня понял?
  - А если это ..., у тебя ничего не получится?
  - Не беда. Знаешь, сколько ежегодно пропадает разумных? Уточню, все они исчезают бесследно. Станет на одного больше. Впрочем, всё у нас получится. Я, кажется, знаю, как заставить работать этот девственно чистый "мозг".
  - Это как?! - не справившись с эмоциями, скорчив удивлённую миму, поинтересовался атлет. - Ты хочешь сказать, что сможешь оцифровать, адаптировать, и вживить в голову этого тела чужое сознание? Кто же из нас, удостоится чести стать "донором"?
  - Мне незачем искать донора. Всё что нужно у меня давно есть.
  - Угу. Значит, говоришь, что давно есть всё необходимое ...? О ужас... Но ведь тогда, когда ты попался проверяющим, лет так пятьдесят назад, ты, по досудебному соглашению, должен был полностью затереть личность Макса. И как я знаю, сделал это под их жёстким контролем.
  - Всё почти так. Да и ты, дамский угодник, не учитываешь один момент. Вообще-то, заранее подозревая, чем всё может закончиться, я, лет за семь до этого, тайно сделал себе резервную копию. Но, не всего проекта, которого на тот момент ещё не существовало, а только личности нашего общего друга.
  - Ну да - ну да, выходит ты ещё тот аферист. Выходит, перед тем как под контролем судебных исполнителей отформатировать все незаконные данные, ты сделал некий дубликат. А не посвящённые в тайну эксперты, свято верят, будто разработка самой стабильной оси биоискинта, никак не связана с теми твоими преступными исследованиями. Мне кажется, что и проверяющие приложили нимало усилий, чтобы никто из непосвящённых в ваш договор не заметил этого. Ага ... Так вот почему, через какую-то пару лет после тех событий, выращиваемые на наших фабриках "биомозги" были признаны самыми работоспособными и устойчивыми к внешним помехам.
  - Да-да, приблизительно так. Это если не учитывать несколько прорывных открытий наших биологов, всё выглядит именно так. Ведь тогда я, с представителями концерна, пришёл к тайному досудебному соглашению, и на самом деле, почти никакие данные не были "затёрты" и все остались довольными. По сути, моя знаменитая программная оболочка Умник, имеет просто огромную "частицу" сознания нашего Макса, только, она безбожно урезана. Вернее, в официальной версии П.О. отсутствуют любые намёки на его воспоминания и личность, вместо них, прописаны примитивнейшие "костыли".
  - И ...?
  - А сейчас, у меня появилась возможность по-настоящему завершить дело всей моей жизни. Понимаешь, я много десятилетий ношу при себе копию того, что должен был когда-то почти полностью урезать, то есть уничтожить. Не смотри на меня так. Даже сейчас, при мне постоянно находится одна из многочисленных копий оцифрованного сознания нашего погибшего друга. А оригинальные данные, хранятся в одном надёжном месте.
  - И представители корпорации, позволили тебе это сделать? - не выдержав, вскочив и начав "мерить шагами" помещение, поинтересовался Столн.
  - Конечно же нет. После сделки, меня контролировали так, что я, без их надзора не мог даже чихнуть, не говоря о чём-то большем. А по завершению проекта, меня вообще отстранили от дел, переключив на другие направления исследований. А затем, ещё двадцать лет после перевода, меня держали под плотным надзором. Только они не учли мою пронырливость и терпение, например, в памяти моего нового, слегка модернизированного коммуникатора, даже сейчас есть секретный раздел, где хранится всё необходимое.
  - Ну ты даёшь.
  - Да- да, я такой. Дай мне максимум сорок дней, и этот "древний" парень резко поумнеет, или бесследно исчезнет в утилизаторе. Вообще-то, я до сих пор не могу поверить, что наш слабенький, резервный И.И., сам того не подозревая, сделал мне такой бесценный подарок. Смешно, этот биологический истукан, не зная о том, что так делать нельзя, совершил грандиозное научное открытие.
  - Ты сумасшедший и "подведёшь нас под монастырь". А я, успел полюбить высокий уровень своей нынешней жизни и не желаю его лишаться. Ну хорошо, раз в самом начале, ты "пошёл мне на встречу", я временно закрою глаза на твою деятельность. И всё равно, я уверен, после инсталляции сознания, это существо не станет настоящим человеком. Тем более, нашим заводилой Максом.
  - Я и сам это прекрасно понимаю, - полностью "вынырнув" из виртуала, согласился толстячок, - и полностью с тобою согласен, кроме первого твоего утверждения. Тем более, и я убеждён, что копия никогда не встанет вровень с оригиналом. Но, я жажду посмотреть на то, что получится из моей давней мечты. Ну, реально ли провернуть задуманное мною, или нет. Всё так заманчиво, что не воспользоваться таким подарком судьбы, я просто не могу. Сам себе такого не прощу.
  - А как же Умник? Ведь ты, ...
  - Что? Умник? Это всего лишь жалкая пародия на разум. В ней нет и намёка на личность. - брезгливо скривившись, отмахнулся Расдом. - Там вместо мыслительных процессов, в той биомассе крутятся одни лишь алгоритмы расчётов, а на выходе, шаблонная выдача решений.
  
   Приватный разговор двух учёных, убежденных, будто из-за удалённости от границ федерации терроформируемой ими планеты, у них полностью "развязаны руки", стал своеобразным триггером, запустившим череду крупных махинаций и подмен. В начале, из памяти центрального И.И. "исчезла" геолокация настоящего подземного комплекса КИБ 100, то есть, этот инвентарный номер, был задним числом присвоен другому сооружению, с другими координатами. (Дублёром стал недавно найденный бункер древних, который, после небольшого перепрофилирования, стал складом временного хранения контейнеров, заполненных ожидающими вторичную обработку отходами.) А для полноценной работы автономного и при этом, полноценного функционирования выведенной из штата тайной лаборатории, в ней был дополнительно установлен якобы списанный реактор, "пострадавший" при заурядной аварии. Согласно обновлённым отчётам, эта неприятность, произошла в самом начале миссии, при строительстве первого из жилых модулей, когда сбой в управлении кран-балки уронил агрегат, который разрушил одну из только что возведённых стен. Необходимо уточнить, что такая авария произошла и в самом деле, а генератор удалось быстро реанимировать и отправить на склад, пометив как аварийный комплект, которым можно пользоваться только в крайнем случае. Однако, только что отредактированные документы, указывали обратное - пострадавшее оборудование утилизировано.
   Пока подчищались и редактировались данные, погружённое в лечебную капсулу выращенное Ией тело молодого парня, переместилось в отныне "несуществующую" лабораторию. А профессор Расдом, закрывшись в своей "берлоге", извлёк из тайника модернизированный им аппарат забора крови. При его помощи, учёный отфильтровал пару сотен персональных нанитов, (Наниты поставлялись на рынок корпорацией Три Кита. После соответствующей настройки под будущего носителя, наниты вводились только полезным для общества гражданам Федерации. Их основной задачей была поддержка организма носителя в надлежащем состоянии.) сбросив в самодельном программаторе их П.О. до "заводских настроек", ввёл их подопытному. Возможность подобного взлома нанитов, Керк просчитывал давно, ещё за пару лет до экспедиции и даже тайно проверил на лабораторных мышах. После длительного наблюдения за ними и подтверждения полноценного функционирования нанитов, подопытные были утилизированы. А это значило одно, заявленная компанией обязательная настройка П.О. "колонии" перед подселением её человеку, как и невозможность её обнуления для пересадки другому носителю, была обычной фикцией. Оставалось проверить теорию на подопытном человеке. Вот её и предстояло провести на модернизированном клоне. После введения нанитов в кровь, и подтверждения их удачной адаптации под нового носителя, профессор занялся решением своей основной задачи. Керк, уже через три дня, максимально разогнав биологические принтеры, вырастил с десяток биоискинтов, точных копий мозга подопытного. Именно на них должны были проходить эксперименты по синхронизации оцифрованного сознания и изрядно измененного искинта. Именно искинта новой модификации, так как называть мозгом этот продукт безумной генетики, Керк из принципа отказывался.
  Через пятьдесят дней, профессор всё продолжал "биться о стену лбом". Им были утилизированы более двух десятков недавно выращенных, доработанных биоискинтов, и как он подозревал, на этом счёт неудачных попыток не будет исчерпан. В самом начале экспериментов, были запороты восемь прототипов И.И, что было вполне ожидаемо. Первой серьёзной проблемой стало то, что имеющееся П.О. не было способно распознать на новом изделии, необходимые для распаковки сектора, и "отказывалось" на него инсталлироваться. Далее, после решения этой проблемы, появились другие. А сейчас, Керка бесили серьёзные сбои программы, выявляемые при работе объекта в стимуляторе виртуальной реальности. Они начинались, когда "мозг" испытывал максимально допустимые для человека нагрузки. Профессору приходилось вновь и вновь анализировать отчёты о системных ошибках, и заново всё пересчитывать, переписывать. Затем, буквально "на живую нитку" собирался новый установочный пакет, следовал "первый запуск испытываемого И.И. По завершению инсталляции, начиналась томительная череда агрессивных тестов и выявление скрытых проблем. Благо, не приходилось отчитываться за перерасход энергии или расходных материалов. Да и работа была на удалении, от чего, не тратилось время на дорогу, и на основной работе, сверхурочные бдения не сказывались. Почти не сказывались, так как лысый программист немного похудел, вернее, осунулся, постоянно красные глаза приобрели лихорадочный блеск, да и характер стал немного склочным. Что ещё? О, брыли на его лице, обвисли ещё заметнее. Не известно, что бы было с Керком, не получай учёный раз в восемь дней трёхчасовой сеанс полного восстановления в личной медкапсуле.
   Вот и сегодня, находясь в своём огромном кабинете на минус восьмом этаже, Расдом, сидя в единственном активированном кресле, работал, рассеяно смотря перед собою. Похожий на усталого бульдога мужчина, увлечённо оперируя с видимой только ему информацией, никак не отреагировал на вошедшего в помещение атлета. А гость, мягко ступая по слегка упругому, цвета слоновой кости напольному покрытию, подошёл к самому обыкновенному стулу, при его появлении, мгновенно выдвинутому из скрытой ниши. Ничего не говоря, Столн уселся на простенькую с виду, а не по внутренней начинке предмет мебельного гарнитура, и временами с укоризной посматривая на друга, приготовился к долгому ожиданию. Не вышло. Не прошло и пяти минут, как зло выругавшись, не хуже, чем мифический сапожник, профессор Расдом, "свернув" видимый только ему виртуальный экран, скрестил на груди руки, только затем, требовательно посмотрел на друга.
  - И что ты на меня так смотришь? - отзеркалив жесты и мимику, с ехидцей в голосе, поинтересовался Столн. - Это не я, а ты так увлёкся работой, что ничего вокруг не замечаешь.
  - Плиз тебя нафиг, красавчик, с такими твоими необоснованными наездами. Что, неужели Ия так и не поддалась твоим чарам? И ты, такой несчастный, решил выместить обиду на мне. Сочувствую. Между прочим, твою растрёпанную шевелюру, я "срисовал" ещё на подходе, когда ты только направлялся к лифту. А главное, еле удержался чтоб не сымитировать не большую аварию - полностью обесточив лифт. Подержав тебя в заточении этак с часик.
  - Охотно верю. - примирительно подняв руки, с лукавой улыбкой ответил Рул. - Беру все слова обратно.
  - На сей раз прощаю, говори уже. Чего это без приглашения припёрся? Все отчёты по официальным делам, я тебе отсылаю полностью, без задержек. Зачем было ноги бить?
  - Вот трепло! - театрально всплеснув руками, изобразил возмущение Столн. - Видишь ли, он обо всём мне докладывает. "Вешай на уши лапшу" тому, кого в зеркале увидишь. Прошло более сорока выпрошенных тобою дней, а от тебя, ни привета, ни ответа.
  - Так эта информация не для протоколов. Сам должен понимать.
  - Вот я и пришёл к тебе, мой добровольный отшельник, раз сам стесняешься меня проведать. Скажи, объект утилизирован, или приобретает свой первый житейский опыт в обучающей камере?
  - И не то, и не другое.
  - Это как? - вполне искренне удивился атлет.
  - Всё просто. - пожал плечами Керк. - Из-за значительных отличий "мозга" нашего объекта от привычных нам биологических искинтов, возникли некоторые непредвиденные трудности. Но. Я их уже исправил. А сейчас, отрабатываю недавно доработанное мною П.О, на нескольких подобным способом усовершенствованных биоискинтах.
  - Но ведь мы, не собирались делать какого-то киборга! У нас была совсем другая задача.
  - А каким способом, ты собирался сделать из головы нашего "парня" не банальный блок памяти или бездушный процессор, а вполне рабочий человеческий орган? Не подскажешь? Вот для этого и нужна моя ось, которая даст этой инертной биомассе "живительный пинок". В смысле оживит и относительно быстро научит правильно работать. А уже через год, ни одно исследование не обнаружит остаточных следов моих программ.
  - Ты это всё за сорок дней разработал? Так быстро?
  - Эй, космопо-орт, хорош тупить. - вновь улыбнувшись, только на сей раз как бы кого-то приветствуя помахав рукой, ответил толстячок. - Ты, когда ни будь сканировал наших биоискинтов в момент их активной работы?
  - Нет. Они же не нуждаются в обслуживании, естественно, кроме их системы жизнеобеспечения. да и извлекать их из защитной капсулы нельзя - растерянно сказал Расдом. - И если наш искинт выходит из строя, то это окончательно. Правда, подобного Ч.П., я не припомню.
  - Вот то-то. А если бы кто-то попробовал извлечь нашего Умника из "саркофага", да провести ему банальное медицинское обследование, то его ждёт огромный сюрприз. Эти хитрованы обнаружат гипертрофированный мозг с тремя непонятными новообразованиями в области срединного мозга и парочки непонятных узлов на висках. Да-да, не удивляйся так. Наше изделие почти во всём схоже с вышеупомянутым человеческим органом. Причём, там присутствуют и те отделы, которые отвечают за функции отсутствующего тела. А часть оборудования защитной капсулы "Умника" имитирует деятельность того, чего нет. Иначе И.И. долго не живёт. И да, подсоединившись к нему напрямую, промышленные шпионы обнаружат только обеспечивающие его работу "костыли". Установи эту косую прогу на чистую "болванку" - ничего работать не будет. Уверен, конкуренты уже пробовали провернуть подобный финт и делали это не раз.
  - Так там ...?
  - Да. Всё как у людей, только в том изделии нет, и не может сформироваться никакой личности. Написанные моим коллективом "костыли", помимо своей непосредственной работы поддержания функционала, препятствуют этому..., ну как это лучше тебе сказать? О, придумал, формированию личности.
  - А сейчас ..., значит, у нашего пациента этих самых пресловутых костылей нет.
  - Совершенно верно. Скоро исправлю последние косяки, и будем проводить финальное испытание. Наше подобие далёкого предка, или станет полноценной личностью, или я более никогда не вернусь к этой теме. - задумавшись, Керк криво усмехнулся и еле слышно проговорил. - Быть может и вернусь. не уверен ...
  
  

Глава 2

  
   Наблюдая за своим старым товарищем, который услышав часть ранее недоступной для него правды, натурально растерялся, Керк, в какой-то степени пожалел его. Может быть, из-за этого, толстячок решил не ошарашивать друга ещё одной, на сей раз, совершенно неприятной новостью. Дело в том, что по ошибке, недогляду, а скорее всего, намеренно, Стак не дезактивировала в агрегате, выращивающем "клон" древнего гуманоида, команду на создание альфа особи. Можно сказать, раз никто об этом не знает, значит, ничего страшного тут нет, если бы ни одно, но. Особь с данным улучшением, имеет особые, закрепляющие определённые свойства организма гены, (имеется в виду выбранные эталонными). Благодаря этой мутации, подопытный и все его потомки, будут способны продолжать свой род, игнорируя незначительные различия с Д.Н.К. партнёра. Спасибо за это, внедрённой в гены мизерной частичке какого-то вируса. Проще говоря, всем поколениям альфы, будут передаваться все ставшие эталонными усовершенствования тела родителя. В своём эксперименте, Ие не стоило активировать эту функцию, которую запрещено использовать в работе с разумными существами. Пусть эта технология генной модификации проверена многими веками использования и совершенно безопасна. В мире науки, давно стало аксиомой, что подобное оправдано только при работе с животными, птицами и прочими тварями, когда у выпущенных на поверхность осваиваемой планеты животных, по различным причинам могут начаться процессы не желательных мутаций. Да-да, всё вышеперечисленное допустимо - кроме данного случая. И наконец, в аппаратуре, работающей только с геномом человека, подобной функции нет и быть не может. Поэтому те граждане, кто модернизировал своё тело, не способны передать детям ни одного из своих апгрейдов. И ещё, у Расдома Керка была дополнительная причина умолчать о "мелком " нарушении допущенном молодым биоинженером, заключалась она в том, что после подобного, данный проект подлежит немедленному закрытию, а все материалы уничтожению.
  - О чём задумался, Расдом? - вопрос Рула, вернул профессора в действительность. - Или вновь ушёл в работу?
  - Можно сказать и так. - на грани слышимости недовольно пробормотал толстячок, вновь отрешённо рассеяв взгляд. - Ты даже не представляешь, какой проблемой может стать простенький вопрос. А он такой: Где на этой проклятой планете, находящейся в полной изоляции от мира, достать хоть какую-то нейросеть?
  - Это ещё зачем?
  - А каким образом, ты думаешь, я должен "заливать" на лежащую в медкапсуле "болванку" свою программу, как и все необходимые данные?
  - Но ведь ты, как-то делаешь это с пробниками?
  - Ещё как делаю. И лишь потому, что у них есть стандартный переходной порт искинта. Чего наш объект полностью лишён. И.И. соблюдая условия поставленной задачи, убрал у нашего изделия этот ненужный узел. С одной стороны, это правильно. Где ты видел разумного с таким неуклюжим подарком, заменяющим нормальную "сетку"? Во-от, и я говорю, что нигде. А такая приметная "примочка", сразу же выдаст искусственное происхождение нашего объекта.
  - Погоди Расдом. Одно дело использовать легко возобновляемые ресурсы и производимые на нашей базе разнообразные принтеры. При работе с ними, у нас полностью "развязаны руки". И то, если неожиданно прибудут проверяющие, при должном желании, они обязательно обнаружат следы наших делишек и призовут к ответу. А другое дело, лезть в аварийный запас и пользоваться тем, убыль чего мы никак не восполним. Я на подобное безумие не "подписывался".
  -Ну-у да, ну-у да. Ты всегда был таким не решительным, ещё с момента нашего знакомства. И как следствие, возле ложа умирающего Макса был только я. Именно ты, в самый последний момент отказался мне помогать. Это когда я в спешке делал ментальный слепок его личности.
  - Но ведь это было противозаконно! - возмущённо выкрикнул атлет, вскочив со стула.
  - Вот про это я и говорю. - не поведя и бровью, ответил толстячок, только через пару секунд, устало потёр виски, и с упрёком продолжил. - А я, даже придумал, как вывести тебя на этот раз из-под гипотетического удара. Думаешь, я ради своей прихоти так долго находился в добровольном заключении? Или то, что в моей деятельности была небольшая пауза, которая везде зафиксирована, является какой-то случайностью? Всё это, делалось ради подтверждения созданной мною легенды. Вот возьми, и посмотри записи "недавнего происшествия" произошедшего в моей берлоге, и данные моего личного медблока не забудь изучить.
   Атлет, почти сразу "покинул реальность", и минут десять чего-то изучал. В это время, он успел побагроветь, скорчив злую миму. Затем, побледнел, и немного погодя, его щёки покрылись ярким румянцем.
  - Ты чего тут наворотил? - осипшим голосом, не покидаю виртуальную реальность, просипел Рул.
  - Ничего такого страшного. Ты сам всё увидел. Двадцать два дня назад, я полез в своё любимое джакузи, да был таким не ловким, что умудрился поскользнуться, и разбить о бортик свой затылок. Роботы обслуги, естественно, среагировали мгновенно, активировали мою личную медкапсулу и вот - я перед тобою, живой и красивый.
  - И ты, "пострадал" так сильно, что нуждался в замене нейросети.
  - Ну-у да. Я об этом и говорю. Если судить по отчётам всё так. Я подделал твою цифровую подпись, и заветный кейс с зерном моей аварийной биологической нейросети находится в тайном бункере и ожидает установки.
  - Но ведь ты, мало того, что подделал документы, так ещё и лишил себя шанса на восстановление работоспособности. Не дай бог с тобою случится настоящий несчастный случай.
  - Ради Макса, не жалко и рискнуть. Ты это. Дай хоть устное добро на установку? Или не даёшь? Если что, я ещё могу отменить все изменения.
  - Делай что хочешь, аферист-вымогатель. Бли-ин, ты всегда таким был, а я, имел глупость обратиться к тебе за помощью и стал твоим должником. Всего лишь потому, что мне стало жалко эту молодую "курицу".
  - Ну-у, да, охотно тебе верю. Так и скажи, что запал на неё и ищешь беспроигрышные "пути подхода" к этой малолетке. - с ядовитой ехидцей, подколол друга толстяк. - А что? Она ничего, молодая, красивая, я бы сам, с такою кралей, потёрся бортами. И главное, ей всего лишь шестьдесят лет, а тебе, сто. Это мне, с моими полутора веками, мало чего светит, у нас слишком мало общих интересов.
  - Да пошёл ты! Уро...
  
   Сторонний наблюдатель, не сведущий о особенности дружеских взаимоотношений этих учёных, мог подумать, будто к концу деловой беседы они окончательно разругаются, так как их затянувшийся спор проходил на повышенных тонах и с применением ненормативной лексики. Однако всё было не так, как это выглядело при взгляде со стороны. Просто единомышленники, пользуясь отсутствием "посторонних", в привычной для них манере согласовывали свои дальнейшие действия; "сглаживали острые углы", мешающие взаимопониманию, да банально "выпускали пар". Главное, в итоге мужчины расстались довольно пожав друг другу руку. Атлет, облачённый в насыщенно фиолетовый костюм для коктейля, собирался идти на первый совместный романтический ужин с Ией. Времени до свидания оставалось мало, и не желая тратить его понапрасну, ещё в лифте, профессор занялся проверкой правдоподобности разыгранного его подчинённым Ч.П. А оставшийся в своём огромном кабинете обладатель завидного брюшка, еле слышно напивая какую-то незатейливую мелодию, дал команду на установку клону своей запасной нейросети и формирование в кости первого шейного позвонка небольшого устройства, доработанным аналогом того, чем он тайно пользовался уже пятьдесят лет. (Атлант - первый позвонок шейного отдела позвоночника, тело у него практически отсутствует.) Затем, продолжая "мурлыкать", занялся подбором для объекта минимально необходимых ему баз знаний. Благо, в его личном архиве, подобного "добра" было не мало. Ничего не поделаешь - хобби. Только такой же хакер, поймёт, что во время взлома защищённых серверов, важен не сколько результат, как сам процесс преодоления сложной защиты. А украденные данные, остаются у мастера взлома только как подтверждение очередной победы. Шутка. Выкраденная информация тут же продаётся заинтересованным в ней лицам, а в тайный архив, отправляется только самое интересное из добытого, вдруг, до момента пока данные устареют, они смогут пригодится.
   Ещё через одиннадцать дней, Расдом, скрупулёзно изучая результаты последних тестов мозговой деятельности лежащего в капсуле тела, тихо проклинал своего друга. Отсутствие не естественных для людей усовершенствований и необходимых для их обслуживания остатков "костылей", обнажило ранее скрываемую ими проблему. Было за что слать проклятья на голову старинного товарища. Из-за нерешительности Рула, если не сказать, предательства, "вернуть" отличного парня Макса вряд ли получится, так как его личностная матрица была частично фрагментирована. Как итог, самое близкое определение получившегося дефекта, в лучшем случае равноценно диагнозу - ретроградная амнезия. А всё потому, что много лет назад, работающий без струсившего "ассистента" Керк, излишне долго возился с настройкой некой самопальной аппаратуры, тайно пронесённой им в палату обречённого друга. Кто бы знал, сколько тысяч кредитов ему пришлось перевести дежурному парамедику, отключающему аппаратуру жизнеобеспечения, за его неспешность и временную слепоту. (Парамедик - специалист прошедший соответствующую медицинскую подготовку, но, не относящийся к медперсоналу.) И всё это, за малым не окончилось крахом. Из-за нежелающего сильно выбиваться из графика медтехника, не удалось снять полноценную матрицу с угасающего сознания друга. Жалко, что всё это обнаружилось только сейчас. А нынче же, оставалось только ждать, и надеяться на чудо, в смысле, находящийся в тайной лаборатории подопытный не станет полным олигоф...
   "Не-ет, фиг вам всем. У меня всё получится, должно получиться. Пусть Макс, даже не будет многого помнить. Я, согласен и на это. - шептал Керк, то рассматривая виртуальную проекцию головы, лежащего в обучающей капсуле объекта, которая отражала активность различных отделов мозга. То перенося внимание на соседний монитор, на котором, в ускоренном режиме транслировались остатки фрагментированной информации, записываемой в его долговременную память. - Вот, хорошо, все извилины, желудочки искинта, неотличимые от нормального человеческого органа, полноценно функционируют. И это, несмотря на то, что их принудительная стимуляция окончена двадцать часов назад. Ага, угу. О-о, это даже чудесно, при такой напряжённой работе, не возникает даже мелких багов. Срединный мозг, стабильно осуществляет все необходимые физиологические функции, тесты это подтверждают. Ага, вижу, вся мозговая деятельность, соответствует среднестатистическому человеку, проходящему обучение под разгоном. Какой я всё же молодец, что, выкинув былые "костыли", на всякий случай внедрил в программу, снятую с моей головы копию работы мозга. Хотя-а, нет, стоп. А вот это уже неожиданный сюрприз, это вроде не баги, но что могло запустить незапланированные изменения. Впрочем, на функционале это не сказывается. Ого! Если как следует присмотреться, становится ясно, этот "процессор", может без каких-либо последствий выдержать и большую, то есть, запредельную нагрузку. Только бы Макс, не "забыл" слишк... ".
  - Керк, цифровая твоя душа, ты это почему отключил систему оповещения и заблокировал вход в свой лифт! - в голове профессора прозвучал ментальный крик возмущённого атлета.
  - Будто ты об этом не знаешь? И вообще, пошёл вон, сволочь и не мешай мне. - недовольно огрызнулся Расдом.
  - Ты совсем обалдел? По экспедиции уже как десять минут объявлена тревога!
  - А мне что с того? - недовольно ответил Расдом, желая только одного, чтоб в столь важный момент, его не отвлекали от работы.
  - Ну ты даёшь, совсем одичал со своей работой. Алё, космопорт! Меня слышно? Для особо глухих говорим громче. Стартовые столы улетают с космодрома! Повторяю, ... - съехидничал Столн.
  -Б-р-р. Что за бред? И кто из нас является сумасшедшим?
  -Ура! Наконец ты с нами! - от слов Рула, так и несло сарказмом. - Внимай, красноглазик. Полчаса назад, было обнаружено, что кто-то глушит нашу гиперсвязь с федерацией. А пять минут назад, система дальнего обнаружения, зафиксировала множественные локальные возмущения пространства. К нам, не маленькой такой компанией, спешат незваные гости. И их оригинальная подготовка к визиту, не сулит для нас ничего хорошего.
  - Ты хочешь сказать, будто к нам пожаловал флот Лиги Объединённых Свободных Государств?
  - На первый взгляд, всё выглядит именно так. Или можно выдвинуть ещё одно предположение, как вариант, это прикормленные ими пираты. Я уверен, какая-то сволочь, продала этим парням координаты нашей экспедиции. Или ты предпочитаешь думать, будто нас неожиданно решила навестить куча наших соскучившихся коллег? Посовещались меж собою, да сорвались сразу всем коллективом. Да ещё всех знакомых и соседей с собою прихватили, чтоб не скучно было. А связь глушат, чтоб не испортить сюрприз.
  - Всё, хорош зубоскалить, зубы простудишь. - покинув любимое рабочее кресло, и начав метаться по огромному помещению, ответил толстячок. - Сколько у нас осталось времени?
  - Если они не ускорятся, то дней десять, максимум одиннадцать.
  - Ага. Значит эта вечно "голодная" свора, прыгнула так близко, что мы не успеем эвакуировать хоть кого-то из персонала?
  - Конечно же не успеем. Необходимо готовится к обороне.
   - Ну-у да. Я уже вижу, как мы, когда будет уничтожена эта имитация орбитальной обороны, накинемся на приземляющихся супостатов с "каменными топорами" наперевес, да попрём так против их десантных ружей и прочей штурмовой техники. А враг возьмёт, да подохнет от смеха, все супостаты разом окочурятся.
  - Не ёрничай так. Тем более, я твои словечки древних, не всегда понимаю. Сам то что предлагаешь?
  - То же что и ты. Когда на нас нападут, погибнуть с честью. Только разреши мне подготовить для незваных гостей несколько сюрпризов.
  - Каких таких сюрпризов? - даже в ментале, почувствовалось сильное удивление Рула.
  - У нас, отнимать нечего. Ну-у, почти нечего. Если только отжать передвижную платформу модулей базы терраформирования планет. Ну-у, очень это дорогая "штучка", этой басо̀те из "волчьей лиги" не по карману. Поэтому, я аккуратно внедрю в И.И. всех модулей мобильной базы несколько своих вирусов, и ценный трофей, просто аннигилируется после перехода в гипер. А если это не бандиты, то я всё удалю, вернув к рабочим настройкам.
  - Действуй. Сколько дней тебе для этого понадобится?
  - Четыре.
  - Даю пять. Но чтоб в случае захвата, всё сработало, так как ты и обещал.
   Прошло четыре дня беспрерывной работы с постоянным приёмом сильных стимуляторов, и Расдом справился с самостоятельно поставленной перед собою задачей. Даже больше, настройки всех капсул, были подогнаны под новые возможности биоискинта, то есть, модернизированного мозга Макса. Самому же древнему человеку, на очередь обязательного изучения было запланировано несколько дополнительных баз. Тех, что по мнению Керка, понадобятся его "крестнику" для одиночного выживания на данной планете. Конечно, с таким объёмом информации, был риск сжечь объекту его улучшенные мозги, но, как был убежден Расдом: "Кто не рискует, тот не пьёт шампанского". - Что это за такой напиток, ШАМПАНСКОЕ, профессор не знал, но это не помешало ему сделать эти слова девизом всей своей жизни. Также стоит упомянуть, что главный искинт тайного бункера, в этот же день получил от профессора пакет нелегальных обновлений, изменяющих верхние рубежи ограничений обучения. А заодно, при включении режима диалог, развивать в себе псевдоличность. Помимо этого, за несколько дней, на жёсткие диски И.И. тайного бункера, активно закачивался огромный пакет всевозможной информации.
   Через два дня после окончания вышеупомянутых работ, неожиданно появившиеся на планете диверсанты, тихо вырезали весь персонал экспедиции, и весьма проворно переведя в походное положение, угнали мобильную базу. Всё было сделано тихо, но не совсем немирно. Как эти убийцы здесь оказались? А самое главное. Кто их снабдил открывающим все двери универсальным ключом и идентификаторами персонала, имеющего допуск на любой объект? Ответы напрашивались сами собой. Видимо на возрождаемую Землю мастеров тайных операций доставил малый разведывательный корабль, имеющий соответствующий индикатор. И слабая орбитальная защита экспедиции, гостей не заметила. А второй вопрос, подтверждал факт имеющего место предательства. Немного забегая вперёд, можно сказать, в точке нового назначения, ценный трофей так и не появился. И куда он исчез, навечно осталось загадкой. Не дал результат и объявленный розыск перегонной команды. Что насчёт вышедших из прыжка кораблей отвлечения? Так они, получив сигнал об успешном завершении спецоперации, не входя в зону поражения четырёх орбитальных охранных платформ, развернулись, и вновь разогнавшись, прыгнули по неизвестным координатам. Они свою задачу выполнили, и вся система наблюдения обороны следила за космосом, не обращая внимания на творимые на самой поверхности планеты безобразия.
  
  

Глава 3

  
   Пробуждение человека было не очень приятным, его немного поташнивало, как будто после хорошей попойки, а зрение отказывалось на чём-либо фокусироваться. Впрочем, после почти не ощутимого укола в плечо, проблема с дурнотой плавно отступила. Ещё через несколько секунд, появилось понимание того, что чрезмерная размытость окружающих предметов, это не приобретённый дефект зрения, а странное свойство прозрачной крышки медкапсулы. Неизвестно почему, но кроме как для работающих с капсулой медиков, рассмотреть что-либо через странное "стекло", было невозможно. Догадка пациента подтвердилось, когда капсула с еле слышным жужжанием открылась. Удивительно, но единственного на весь медблок болящего никто не встречал, и не спешил поинтересоваться о его самочувствии. Впрочем, голый, совершенно лысый парень, с классическими признаками кахексии (крайнее истощение организма), стараясь для себя уточнить хоть что-то, с трудом приподнялся на локтях и как смог осмотрелся. Однако, судя по потерянному взгляду, он мало чего понял. С одной стороны, было ясно, он находится в медицинском боксе, по центру которого, на визуально невесомой станине белого цвета, стояла вышеупомянутая капсула. Из пола, к ней подходили несколько толстых разноцветных ка̀белей, в дальнем углу помещения, стоял блок управления, возле которого копошилась пара малых роботов-техников. Устало упав назад, на мягкую подложку ложа капсулы, молодой человек с нетерпением ждал, пока в ослабших мышцах начнёт утихать предательская дрожь. Впрочем, на данный момент, не телесная немощь больше всего беспокоила одинокого пациента, а состояние его памяти. Вернее, в начале, амнезия никак не ощущалась, пока не возник резонный вопрос: "Кто я?" - Вот тут и начался круговорот разрозненных воспоминаний, которые никак не желали складываться в единое целое. Были здесь и фрагменты учёбы в школе, институте, ..., мелькали "осколки" каких-то непонятных событий, из чего-то складывалась более или менее чёткая мозаика, из чего-то нет. Из всего этого, выбивались нечёткие, похожие на размытый мираж, воспоминания о жизни в каком-то отсталом мире, с его загрязненной природы и нелепыми машинами. Всё это окончилось приступом тошноты, который был купирован новой инъекцией. Как итог этого калейдоскопа видений, мужчина прекрасно понимал где находится, мог перечислить название и функционал всего находящегося в поле его зрения оборудование. Только что толку, если он не мог вспомнить даже своего имени. Нет, в голове постепенно "всплывали" отдельные, разрозненные воспоминания о былом, в которых он был ребёнком, затем где-то учился, работал, отдыхал с друзьями. Причём, больной, а именно, страдающий пробелами в памяти мужчина, прекрасно помнил, как звали некоторых из тех, с кем он общался, а кто-то из товарищей, для него так и остался безымянным. Одна деталь, которая помогла решить первую проблему, окружающие часто звали его Максом, или странным прозвищем Кэп, и он, охотно на это откликался. Впрочем, над всем этим, доминировало смутное ощущение, что не так давно, его жизни что-то угрожало, то ли какая-то неизлечимая болезнь, что с нынешним развитием медицины было невероятным, то ли сильное отравление неизвестным токсином, который не имел антидота. А быть может, он попал в страшную аварию, а помощь сильно опоздала. Любые попытки вспомнить что именно произошло, упирались в непреодолимую преграду, и не возможность её преодолеть, бесила, угнетала, так как постепенно крепла убеждённость, что из памяти пропало что-то важное.
   Не известно, сколько прошло времени с пробуждения Макса, который отрешённо рассматривал потолок, видимо не так уж и много. Это косвенно подтверждали "многорукие" паукообразные работники, которые всё ещё продолжали возиться у открытого приемника картриджей, когда в помещение неспешно вошла троица андроидов, сопровождающая госпитальные гравитационные носилки. Они, еле слышно жужжа сервоприводами, подошли к открытой медкапсуле.
  - Максим, как вы себя чувствуете? Ничего не болит? - приятным баритоном, поинтересовался ближайший к парню робот.
  - Нет, ничего не болит, не считая саднящего горла. - сипло ответил Макс. - Только сильно беспокоит одно, э-э-э, не знаю, как это вам сказать. Я мало что помню из своей жизни. И это...Как я сюда попал?
  - Вас принесли с поверхности, - андроид, начал озвучивать заложенную в его память версию случившегося, - вы сильно пострадали и нуждались в неотложной помощи.
  - Как это произошло?
  - Не знаю. Впрочем, перед тем как вас к нам доставили, до нас дошло оповещение будто, на экспедицию неожиданно напали. Далее был бой, вы единственный кто в нём выжил. Но, мы должны вас доставить в палату реабилитации для дальн....
  - Погоди, это не к спеху, доставишь ещё. Какой такой бой был наверху?
  - Не знаю. - замерев как истукан, отвечал обезличенный робот. - Связь с поверхностью давно отсутствует - нет новых данных.
  - Что ты только знаешь? Незнайка.
  - Новых данных с поверхности нет, с нами никто не пытается связаться, значит победили напавшие. Это подтверждает отсутствие поступлений новых раненых.
  - А вдруг, у нашей экспедиции есть ещё один медкомплекс? Вот туда их и госпитализируют.
  - Нет, это не логично. Тогда бы и вас направили туда.
   Более не говоря ни слова, андроиды аккуратно погрузили обессиленное тело человека на носилки и покинули помещение. Капсуле настроенной на режим загрузки и распаковки баз знаний, после недозволительно длительного непрерывного её использования, предстояло ещё пройти техническое обслуживание и глубокое форматирование её памяти. А чудом выжившего пациента, ждал тяжкий процесс восстановления, так как ещё одного погружения в капсулу, в течении ближайших двадцати дней, человек может не пережить. Следуя специальному протоколу действий, Максу, через зонд ввели необходимые для пищеварения ферменты и бактерии. Выждав около часа, андроид, судя по внешности явно немедицинский, покормил Максима какой-то безвкусной, жидкой кашицей. Пусть её было немного, но и этого мизерного объёма хватило чтоб в желудке возникло неприятное чувство распирания. Далее, слабость взяла своё - Кэп уснул.
   Новое пробуждение произошло от небольшой боли, ощущаемой в области солнечного сплетения. Её так же купировала находящаяся на плече аптечка, сделав необходимую инъекцию. И когда, самочувствие больного пришло в норму, на потолке развернулся экран голографического проектора, на котором какой-то полный, лысый мужчина, со впалыми от усталости, покрасневшими глазами, предварительно посмотрев куда-то вверх, заговорил:
  "Макс, тут такое дело. В общем так. На нас напал флот Объединения Свободных Государств, и ты попал под их первый выстрел, после которого нам выдвинули ультиматум. Так уж получилось. Как тебя тяжело ранило, видели все. Вот и успели тебя вовремя госпитализировать, доставив в ближайший медблок. Сейчас мы готовимся к своему последнему бою, воспользовавшись дарованным на раздумье временем. В случае отказа, после истечения этого срока, бандиты никого жалеть не будут. Как-то так. Теперь самое главное, дистанционно осмотревший тебя медик сказал, будто у тебя возможны проблемы с памятью. Так я, на всякий случай, запрограммировал твою капсулу так, чтоб после излечения и положенного отдыха, на твою нейросеть продублировали все ранее имеющиеся у тебя базы знаний. Поэтому сильно не пугайся, если из капсулы выйдешь немного истощённым, таковы последствия длительного нахождения в этих лечебных "гробах". Это всё что я смог для тебя сделать за столь короткое время. Что ещё? - похожий на бульдожку мужчина, вновь затравлено посмотрел на потолок. - Ах да. Скидываю на твой наручный искинт всё, что у меня есть, а это не мало. Как сможешь самостоятельно ходить, его тебе вернут. Там будет храниться много чего интересного, от баз по многим профессиям, до утилит для взлома электроники. Постарайся, чтоб ничего этого не увидели посторонние. Так, о чём это я? Да, у тебя может возникнуть резонный вопрос: "Как все мои подарки уместились в этом небольшом браслете?" - Отвечу. Во время экстренного ремонта, это после твоего ранения, я его доработал как мог, максимально расширив память. То есть, добавив в конструкцию пару плат, из военных новинок. Впрочем, если нам удастся отбиться, то тебе этот подарок не понадобится. Тогда, я твой искинт боевого пилота подчищу, и верну в стандартное состояние. Кстати, ты мне так и не рассказал, как он у тебя появился, хитрован-шифровальщик, вот ты кто. Естественно, в случае нашей победы, я данное видео обязательно удалю - ещё до твоего пробуждения. Думай и делай выводы сам. Да, чуть не забыл, в этом ангаре, в который мы тебя вынужденно доставили, помимо медицинского блока есть резервная ремонтная мастерская, и приличный запас расходников, подобные есть на всех комплексах технического обеспечения. Если что пойдёт не так и ты увидишь моё последнее видеообращение, потрать время на изучение специальности техник-инженер, тогда сможешь долго поддерживать работу своего убежища в приемлемом состоянии. Тебе необходимо дождаться спасательную экспедицию. Всё. Скоро истекает отпущенное бандитами время, а мне ещё предстоит затереть все данные о твоём убежище".
   Видео окончилось и экран погас, после чего, обессиленный человек прикрыл глаза и почти мгновенно уснул. Странно, но он запомнил каждое слово незнакомца, по словам которого, они были сослуживцами. А если судить по тому, что похожий на бульдожку мужчина сделал для раненного, не исключено что и друзьями. Жалко, что амнезия лишила всех воспоминаний, связанных с этим дружелюбным разумным. Странным было и то, что в последующем, данный видеофайл не был нигде обнаружен. А в тот единственный раз, просмотреть неожиданно воспроизведённое сообщение под протокол, с его записью на память нейросети, пациент не догадался.
  
   В удалённом из всех реестров подземном комплексе, наступило очередное утро. Почему именно утро, а не полдень, если через толщу породы, скрывающей под собою бункер, не видно небесного светила? Просто именно это время суток соответствовало хронометру базы. Да и единственный живой обитатель высокотехнологичной "пещеры" размышлял приблизительно так: "В этом подземелье, пока я не лёг спать, это всё ещё вечер. Да и утро приходит только после моего пробуждения. А то что отображается на календаре, это всего лишь даты и прочие данные, позволяющие планировать и вести дела". - И так, "утро". При пробуждении молодой человек, на лысой голове которого только начала пробиваться положенная природой поросль, не чувствовал никаких не приятных ощущений, не говоря о отсутствии боли. Впрочем, нет, присутствовали и неприятные ощущения, парня одолевало жуткое чувство голода, от чего, его желудок, усиленно заурчал. Как будто, услышав тихую "серенаду" утробы, которую та посвятила еде, в палату вошёл обезличенный андроид, неся полу пустую пиалу с какой-то жидкой кашкой. И вновь, несмотря на то, что в мыслях, выздоравливающий мог съесть и слона, он с трудом смог поглотить принесённый мизер питательной смеси. Только на сей раз, борясь со смыкающимися веками, парень, обращаясь в пустоту, успел потребовать: "Может быть мне хватит бесцельно валяться в постели? Если нет противопоказаний, стоит начать миостимуляцию моего одрябшего тела". - Ответом была тишина, нарушаемая еле слышным сопением пациента, да тихо работали серводвигатели очередного робота, который аккуратно заменял полупустые картриджи у мобильной аптечки своего подопечного, на новые. Это неожиданно, но, слова человека были услышаны. Окончив с заправкой устройства, расположенного на плече выздоравливающего, андроид наклонился и извлёк откуда-то из-под кровати небольшой прибор. Далее, эта "железяка", облепив тело паренька электродами, приступило к проверке правильного наложения контактов медицинского аппарата. Затем, пару минут робот поочерёдно включал различные тестовые режимы и визуально контролировал работу нужных групп мышц и ..., от объятий вязкого сна не осталось даже воспоминаний.
  
   Прошло... Не так. С мучительной неспешностью проползло время минимального отдыха после недозволительно длительного нахождения в медкапсуле. (Парень, так и не узнал, что в прошлый раз, с его телом не проводилось никаких из указанных лечебных манипуляций. Можно сказать, вместо этого, совершалось уголовное преступление - в его мозгу устанавливалась личностная матрица. По завершению противозаконной установки, тщательно проверялась правильность её "приживления", а только после этого, в режиме отключенной визуализации, инсталлировался и раскрывался непозволительно огромный пакет баз знаний.) Это унылое времяпрепровождение в койке, скрашивалось только одним светлым "окошком", Для социальной адаптации, строго по два часа в сутки, использовалась виртуальная реальность, в которой Максим мог "общаться" с другими людьми, гулять по расположенным на различных планетах городам. Так же, по желанию, имелась возможность посещать всевозможные космические станции. Пусть из-за использования примитивного шлема дополнительной реальности, нельзя было к чему, или кому-либо прикоснуться, почувствовать на коже капельку дождя, ощутить лёгкое дуновение ветерка, или "насладиться" ощущением полёта в невесомости. Но хоть так. Всё лучше, чем постоянно ощущать себя "прикованным к койке инвалидом". И вот, настал день, когда Макс был повторно погружён в чрево лечебного агрегата, только уже для полного восстановления своего истощённого тела. Что он из этого запомнил? Ничего, лечебный режим проходит без сновидений. Прозрачная крышка лечебной капсулы беззвучно закрылась, почти сразу непреодолимо потянуло в сон, веки сомкнулись и по ощущению, почти мгновенно разомкнулись, медицинский модуль медленно открылся. Всё. И вот ..., не звучит никакой бравурной музыки, и комитета по торжественной встрече поблизости не наблюдается. Не считать же за таковой неизменную парочку технических роботов, занимавшихся обслуживанием сложного оборудования. Странно, на сей раз, на окрепшем теле, вернее, под мышками и на густом "ёжике" головы, (Обозначение короткой стрижки - под насадку машинки.) чувствуется неприятная липкость не до конца смытого медицинского геля. Пришлось недовольному этим Кэпу идти в открывшуюся душевую кабину и там, ликвидировать мелкие недочёты первичной помывки. Далее, все происходило приторно буднично и скучно. Облачение в лежащий на передвижной тумбе удобный, двухцветный комбинезон боевого пилота - чёрный до талии низ, и синий верх (Почему был выдан именно этот комбинезон, так и осталось загадкой). Затем, знакомство с обновлённым персональным искинтом, который уже оказался "привязанным" к владельцу. Обувка в удобные, почти невесомые, подстраивающиеся под нужный размер чёрные берцы и первый поход в столовую. Может быть это звучит немного смешно, но парню, хотелось сказать отдельное спасибо маршрутизатору своей нейросети, не позволившему ему заблудиться в лабиринтах многочисленных переходов незнакомого комплекса. И как на зло, в типовом зале для приёма пищи, человека постигло первое, хотя и не большое разочарование, в его планировке не было ничего необычного, всё стандартно, как в любом отделении общепита. В эталонном для всех столовых холе, стояло три длинных ряда пластиковых столов, цвета слоновой кости, справа от входа, находился пищевой синтезатор, смотрящийся на кремовой стене как тёмно-зелёное пятно, и эта коробка с округлёнными углами, ничем не отличалась от своих "собратьев". На его, не успевших обзавестись потёртостями от длительного использования поверхностях, отсутствовали какие-либо наклейки, коими молодёжь любила украшать все окружающие предметы. Пока Максим ожидал стандартный обед, он вспомнил, как сам когда-то, ещё в далёком детстве, клеил на дверцу подобного агрегата наклейку с изображением своего очередного кумира. Отчего на душе стало немного грустно.
   Вот так, слегка понурив голову парень, взяв поднос с готовым заказом, направился к ближайшему столу. Впрочем, неожиданную хандру, прервал головокружительный запах нормальной еды, а её почти забытый вкус, не оставил от унылой ностальгии и следа. Не было никакой эйфории, просто неспешно, с удовольствием поглощающий пищу разумный, неосознанно начал еле слышно напивать несложный жизнерадостный мотивчик, который пищевой комбайн воспроизвёл по окончанию выполнения заказа. Не омрачило настроение даже то, что утилизатор находился у противоположной от входа стены, так как возможность передвигаться на своих ногах на любое расстояние, вносила в копилку житейского счастья свою толику радости. Что там прогулка через весь зал к утилизатору, с полным грязной посуды подносом? Кэп, ощущая в этом огромную потребность тела, с удовольствием отправился на пеший променад по многочисленным коридорам(Максим ошибочно решил, что неоднократно услышанное им дружеское прозвище, является его фамилией, впрочем, указывать на подобное заблуждение было некому, и незачем. Тем более, ныне покойный профессор Расдом, зная об этом, внёс во вшитую в нейросеть метку ID-карты соответствующие изменения. ) .
   Первым делом, единственный выживший из всей экспедиции разумный, (В этом, Макс был искренне убеждён.) направился в ремонтную мастерскую. Дорогу к нужному объекту, ему подсказывал виртуальный маршрутизатор, выбирая самый кратчайший путь, и то, пришлось идти к ближайшему лифту, спускаться на два этажа, и ещё, минут десять брести по слишком ярко освещённому кольцевому коридору. Впрочем, это того стоило, так как тело буквально требовало - побольше движения. Войдя в огромный ангар, молодой человек изрядно удивился, увидев насколько были высоки его своды. На открытом, пронизанном воздуховодами и всевозможными кабелями потолке, медленно разгорались промышленные светильники, подсвечивая единственную автоматическую кран-балку. С небольшим опозданием, освещались индивидуальные верстаки, и включались экраны их малых искинтов. Судя по надписи, ближайшего монитора, к которому подошёл Кэп, всё оборудование находилось на длительной консервации, и для его активации, требовалась отметка специалиста. То есть, не изучив соответствующие базы и не получив необходимую квалификацию, к этому "железу" подходить бессмысленно. Ещё немного бесцельно побродив по цеху, удовлетворяя этим банальное любопытство, Максим направился в спортзал. Для этого, ему пришлось вернуться в лифт, подняться на жилой этаж и пройтись по просторному коридору не более десяти метров, где при его приближении бесшумно открылась дверь в просторное, светлое помещение.
  
   Сразу удивило то, что спортивный комплекс, по площади существенно уступал ремонтному боксу, но всё равно, воспринимался как весьма просторное помещение. Хватило даже беглого взгляда, чтобы оценить отличную работу неизвестного дизайнера. Всё было логично, продумано, и воспринималось внешне невесомым. Более конкретно, на первом этаже находилась кардиозона, с её классической беговой дорожкой и стоящими вдоль неё прочими тренажёрами, "заточенными" на развитие ловкости и выносливости. Отдельной зоной ютилась группа "станков" для силовых тренировок. В этом необъяснимом гибриде механики и кибернетики, даже начинающий физкультурник мог, не опасаясь всевозможных спортивных травм, подобрать оптимальную для него нагрузку, и подходящие комплексы упражнений. Далее, под присмотром виртуального тренера-инструктора, способного в случае необходимости подстраховать посредством гравитационных компенсаторов, человек мог работать над проработкой рельефа своего тела. Как Максу удалось "вспомнить", существовал и другой способ построения своего идеала фигуры - для "лентяев". Это когда наращивание и поддержание необходимой мышечной массы, происходило в медкапсуле. Видимо в этой экспедиции присутствовали любители натурального развития мускулатуры, которых почему-то звали "Атлантами". Иначе, незачем тратить ресурс на производство невостребованного оборудования. А на втором уровне, который так и тянуло назвать бельэтаж, расположились виртуальные тренажёры, в которых можно было в случае необходимости поддерживать навык; сдавать аттестационные экзамены на любую из специальностей и там же, ставить на нейросеть метки допуска. Всё это радовало, только, в памяти всплыла новая информация, что сдавать экзамен по изученным базам, можно будет не ранее чем через пять дней. Придётся посвятить эти дни спорту, просмотром фильмов с экрана и чтению "литературы" с листа. Так как пришлось отказаться от гонящих прочь тоску одиночества процедур с применением виртуального шлема. Ничего не поделаешь - их использование отдаляет сроки сдачи квалификационных экзаменов.
   Резонные вопросы, и прочие отговорки: "В чём дилемма?" - "Никого рядом нет, никто не торопит, времени уйма". - "Можно неспешно, с комфортом дождаться более позднего снятия ограничения на виртуальные тренажёры и также не торопясь сдавать зачёты". - Всё могло развиваться именно так, не сообщи искинт комплекса обезличенным голосом, что по данным его сейсмодатчиков, со вчерашнего дня кто-то начал хозяйничать на оставшейся части территории центральной базы. А самое главное, основа всего комплекса, мобильная база терраформирования, давно не откликается на вызовы. Незваные гости не просто там хозяйничает, а скорее всего, демонтирует оставшееся оборудование. Точнее сказать нельзя из-за отдалённости проводимых работ. В пользу того, что неизвестных "чёрных археологов" стоит опасаться, говорит то, что по прибытию, они не послали кодированный сигнал, на который должно было откликнуться всё оборудование экспедиции, и предоставить прибывшим полный допуск. Этого не произошло, значит, это не представители корпорации Клейт. Отсюда следует единственный вывод, априори они враги. Стоит поторопиться с изучением и подтверждением баз. Другими словами, необходимо придерживаться ранее составленному плану. И как это высокопарно не звучит, тренировки начались. Заодно, пользуясь случаем, Макс активировал у И.И. комплекса режим "собеседник". Благодаря ему, в разговоре с Максом имитировались голосовые интонации, и речь искусственного интеллекта, становилась менее протокольной.
   Не смотря на напряжённый график всевозможных тренировок, из-за которых болели натруженные мышцы и, параллельное увлечение прочими вариантами гарантированного "убийства времени", исключая парочку случаев, когда до зубовного скрежета хотелось погрузиться в виртуальный мир, пятидневка тянулась непозволительно долго. А бесцеремонный И.И., неизменно информировал о том, что интенсивность работы мародёров, неуклонно нарастает. Особенно муторными стали последние сутки, постоянно вызывалось индикация оставшегося "штрафного" времени, которое как будто замерло на месте. Не будь перед взором сменяющихся цифр, отчитывающих вяло ползущие секунды, то в навязчивую иллюзию остановки времени, можно было вполне искренне уверовать.
   Новая напасть, когда в последнюю ночь, не смотря на сильную усталость, планирование неотложных дел на завтрашний день не давало уснуть, была решена просто и без излишних изысков. Принудительная команда аптечке, и инъекция снотворного, решает проблему.
   Утро принесло новый повод для беспокойства, который было невозможно разрешить при помощи аптечки. По докладу искинта, уже два часа, как на поверхности шёл бой. И самое скверное, начался он с орбитальных ударов по немногочисленной наземной инфраструктуре, которая откликнулась на кодированный запрос(В этом нет никакой ошибки, планета и есть старушка Земля.). Одно хорошо, у Искры был строжайший запрет на отклик, да и подземная база слишком удалена от мест нынешних боёв, и до неё, наземные сражения докатятся не скоро.
  - Я понял тебя, Искорка, (Такое имя искинту дал Керк.) - вскочив с постели, и проигнорировав посещение санузла, спешно одевая повседневный комбинезон, Макс начал отдавать И.И. команды, - готовь виртуальный тренажёр к приёму сразу всех зачётов по всем изученным мною базам.
  - Так делать нельзя, это слишком опасно. Твой мозг может не выдержать подобную нагрузку.
  - Пофиг, ситуация требует такое решение! Или я по максимуму восстанавливаю былые допуски и начинаю укреплять нашу оборону, параллельно обучаясь новым профессиям. Или, меня лишают всего, а быть может и самой жизни. В такой ситуации, я предпочитаю пойти на риск.
  - Дело твоё, Максим, я тебя предупредил. - имитируя обиду, глухо пробурчал Искра.
   Последовала короткая пробежка парня, решившегося на босой забег по коридору, берцы были зажаты у него под мышкой. По достижению спортзала, последовал "взлёт" по ступенькам, и короткая заминка в предбаннике виртуального тренажёра. Заминка возникла из-за поддевания подгузника пилота. Не рассчитана кабина на то, что, не смотря на семикратное ускорение виртуального времени, человек пробудет внутри капсулы более суток. Пришлось таким способом решать неизбежную проблему.
   Как только кабина закрылась и, программа была запущена, началось испытание. Вначале шли экзамены по обязательному среднему образованию, с огромной аудиторией и строгими экзаменаторами. Затем короткий отдых, с получасовой прогулкой по лесопарку, не отличимого от настоящей посадки и долгое подтверждение высшего медицинского образования. Здесь были зачёты за каждый семестр, работа с препаратами, и аттестация на допуск к лечебным, и хирургическим капсулам. Диагностической может послужить любая из них, для этого, необходимо отключить её основную функцию и ввести специальный код. Снова отдых, на сей раз сутки и на берегу моря. И так далее, и тому подобное, включая не понятно, как затесавшееся училище гражданских пилотов-атмосферного транспорта. Ведь о подобном, у Кэпа не имелось никаких воспоминаний. Не считать же за таковые, навязанные обучающей программой. От настоящих они отличались отсутствием памяти о каких-либо бытовых взаимоотношениях с сослуживцами, что было весьма странно.
   К концу третьих, суток работы виртуального тренажёра, тот нуждался в срочном обслуживании, если даже не ремонте. В процессе экзаменов, у учебной машины сработали предохранители-переключатели и были задействованы три резервных линии, дублирующие вышедшие из строя блоки. Самое удивительное заключалось в том, что по завершению "экзаменов", испытуемый вышел из кабины на своих ногах. Пусть его немного пошатывало, был он неестественно бледен немного похудевшим, но, на находящиеся рядом с тренажёром гравитационные носилки проэкзаменованный человек лёг самостоятельно. Так же, по прибытию в медкомплекс, парень, без посторонней помощи разделся и, ни слова не сказав, улёгся в лечебную капсулу.
   Максу казалось, он только что закрыл глаза и уснул, как пришлось просыпаться. Капсула открылась, а одиноко стоящий андроид, приятным баритоном поинтересовался:
  - Кэп, как вы себя чувствуете?
  - Спасибо, неплохо. Хотя, не откажусь ещё немного подремать. Интересно. Как долго вы меня лечили?
  - Вы пролежали в капсуле девяносто две минуты сорок три секунды.
  - Сколько? Почему так мало? Я думал, прошли сутки, если не двое.
  - Искинт Медицинского отсека, по этому поводу, ни перед кем не отчитывается. Он диагностировал только сильное переутомление и обезвоживание, а мне, дал лишь своё заключение. - как по заученному отчеканил робот.
  - Хорошо, каковы его рекомендации? - направляясь в душевую кабину поинтересовался молодой мужчина.
  - На сутки воздержаться от посещения виртуальных тренажёров.
  - И всё?
  - Да.
  - Странно. - послышался ответ, слегка приглушённый лёгким шумом полившейся с потолочной лейки воды. - Не скажу, что мне эта рекомендация не понравилась, но, всё равно странно.
  
   То, что нежданные сюрпризы, скрытые в программах обучения только начинаются, стало понятно приблизительно через пять часов. Так что, обо всём по порядку. Следуя залитой на личный искинт инструкции - наследство от так и оставшегося безымянным толстячка, Максим начал закачку в память нейросети первого из рекомендованных пакетов. Было известно только одно, обозначался файл как расширенные базы техника-универсала. Макс даже не поинтересовался, что именно находилось в этой папке и какого ранга подготовленные к изучению навыки, лишь приблизительно прикинул их общий объём и сколько времени может занять эта процедура. Выходило, что проходящая в фоновом режиме загрузка, забронировавшая под себя целых двадцать процентов пропускных мощностей модема, закончится не ранее чем через трое суток. Хоть как-то повлиять на этот процесс было невозможно, и Кэп, взяв в руки ученический планшет, улёгшись прям в одежде на собственноручно застеленную кровать, зарылся в недавно найденные им "конспекты" по медтехнике. Вот так, не заметно и пролетел относительно небольшой промежуток времени, по окончанию которого, парня ждал шок. Неожиданно, на грани восприятия, прозвучал звук принятого сообщения. Машинально его развернув, Макс пробежался по тексту взглядом. Прошла ещё пара секунд полнейшего ступора, по окончанию которых, отложив в сторону ученический гаджет, молодой человек внимательней перечитал развернувшееся перед ним послание. От удивления вскочив с постели и тут же, замерев статуей, Максим через полминуты только и смог что вымолвить: "Да ну вас всех на фиг. Такого просто не может быть!" - Однако никто не собирался признаваться человеку в глупой шутке, как и буквы сообщения, не решались хаотично менять своё местоположение, тем самым кардинально изменив смысл послания.
  - Искра, это серьёзно? - ещё через минуту полного безмолвия, поинтересовался Кэп.
  - Ты это о чём? - в голове парня прозвучал встречный ментальный вопрос.
  - Не прикидывайся идиотом, тебе это не идёт. - "беря себя в руки" и вновь усаживаясь на постель, возразил Макс. - Я же знаю, что ты на постоянной связи с И.И. нашего медблока.
  - Есть такое. - весьма правдоподобно изобразив удивление, возмутился Искра. - Но я, всё равно не понимаю, о чём ты меня спрашиваешь.
  - То, что должно было закачиваться на мою сеть несколько суток, загружалось чуть меньше пяти часов. Это как понимать? Факт конечно приятный, но для меня совершенно не понятный. А это настораживает.
  - Мне кажется, всё это из-за твоего личного искинта, он был модернизирован и к какому поколению нынче относится, мне не известно. Все работы производились по регламенту предоставленным главным инженером. Что улучшили в твоём личном искинте, мне также не известно - проводимые позднее тесты, никаких усовершенствований не отражают. Как-то так. И это ..., вскрывать, и что-либо в нём изменять - категорически запрещено.
  - Даже так. А как тогда вышло, что модем моей нейросети смог без проблем справиться с таким огромным потоком информации.
   - Так же не могу знать. Все ранее проведённые тесты, никаких отклонений в работе твоей нейросети так же не выявили. Впрочем, судя по взятой из твоей медицинской карты информации, из-за травмы головы, тебе были вынуждены установить дубликат твоей нейросети. Это ты и без того знаешь - восстанавливал все аттестаты и допуски к работе. Не помнишь ты главного, тебе установлен экспериментальный биоимплант. Оказывается, за пару лет до экспедиции, ты подписывал договор на участие в его тестировании.
  - Это как?
  - Не могу знать, мало информации. Ещё, почему-то утерян сам электронный экземпляр твоего договора с корпорацией Нейросеть. У меня, на существование этого документа, намекает только парочка отсылок.
  - Что ты только знаешь? Только и слышу от тебя и твоих роботов, не могу знать ..., да не могу знать. Хорошо, скинь на планшет мою медкарту, хочу сам с нею ознакомиться. Надеюсь, ты знаешь где она находится? Да?
  - Лови.
   Медкарта ничем не помогла, так как в ней было непозволительно мало данных. Судя по мизерной информации, безымянного раненого доставили в состоянии клинической смерти. Именно поэтому, андроиды, срезали остатки одежды, провели предварительную обработку множественных травм головы, ампутировали обе раздробленные нижние конечности, и отправили пациента в медкапсулу. Через десять минут, диагностировав множественные поражения внутренних органов и наличие в черепе инородного предмета, началось лечение. Ответом на ушедший к центральному искинту отчёт, было прибытие аварийной нейросети и видео послание одного из членов экспедиции. И всё. Почти сразу же связь с базой оборвалась. (По мнению Керка, именно такая нелепая легенда, будет лучше воспринята Максом. Всё объясняется гипотетической паникой и отражением коварного нападения неизвестного врага.)
  - Так ты говоришь, что через какое-то время после моего погружения в медкапсулу, на поверхности разразился бой?
  - Не знаю, Макс. В тот день, я занимался энергоёмкими исследованиями. Буквально перед твоим прибытием, я был отрезан от центральной энергосети, от чего перешёл на аварийный генератор. С твоим прибытием, был вынужден отключить всё второстепенное оборудование. Ими оказались мои сейсмические сенсоры.
  - А потом?
  - Когда мой эксперимент окончился, то на поверхности боевых действий временно не велось. Что происходило далее, ты и сам знаешь.
  - Хорошо. Я займусь тем, что мне на данный момент дозволено. А ты, позовёшь меня, за полчаса до истечения времени запрета на виртуал. Я не желаю понапрасну терять время.
  Ровно в определённый час, Макс уместился в виртуальной капсуле. И когда крышка входного люка плотно закрылась, молодой мужчина решил рискнуть ещё раз. Перед включением виртуальной программы, он вызвал её настройки. Окинув их беглым взглядом, Максим поставил всё на максимум, это коснулось не только ускорения восприятия, но и включился до этого не использованный режим обучения категории профи.
   Так вышло, человек прожил в нереальном времени семь лет, а на самом деле, пробыл в капсуле немногим меньше шести суток. Зато, в его иллюзорной жизни было всё. Начиная от строгих педагогов, придирающихся к малейшей неточности в контрольных работах, до ночных бдений перед экзаменами. И самое обидное, в этом учебном заведении, не использовали обучающих капсул. Поэтому приходилось прилежно зубрить материал и неотличимо от реальности, постигать механику и инженерию с самых их азов. Это, изготовление с использованием примитивного инструмента простеньких поделок и управление различными роботами-техниками. После этого, было необходимо создать несколько проектов с ноля, с последующим воплощением их в жизнь. Непонятно почему, при изучении основ создания космических кораблей, была изучена база оружейник, с уклоном на автоматические комплексы обороны. От всего этого можно было свихнуться, не присутствуй рядом сокурсники, поведением которых весьма умело управлял искусственный интеллект учебной капсулы. Здесь были и амурные похождения, с посещением женского общежития, где жила троица доступных "девиц", или что случалось чаще, развлечения с живущими неподалёку от учебного заведения озабоченными замужними дамами. Последнее, весьма часто заканчивалось мордобоем, со всем букетом "острых ощущений". Причём, почти все стычки проходили не с самими "рогоносцами", а с "охраняющими свою территорию" подростками. Были и различные попойки с соучениками, и поводов для них было не счесть; пьянка в честь удачной сдачи экзаменов; гулянка на чьём-либо дне рождения, или просто от того, что стало тоскливо. Всё имеет свойство заканчиваться, и вынырнувший из пусть не настоящей, но насыщенной жизни Макс, от обиды чуть не взвыл.
   Покинув учебный агрегат, первое, что услышал начавший постепенно впадать в депрессивное состояние Кэп, это была претензия Искры на то, что его лишили возможности контроля виртуального тренажёра. А значит, находящийся под его опекой разумный, мог задать недопустимые настройки режимов. А ещё, подтверждением этой его догадки, было то, что склеры глаз его подопечного, были красными от множества мелких кровоизлияний. После такого, никакие отговорки Максима о его отличном самочувствии не возымели действия, и через десять минут, экстренно усыплённый сонным газом пациент, был размещён в медкапсуле. Правда, пролежал он там не долго, каких-то сорок минут. Зато, срок адаптации перед новой сдачей экзаменов в учебной капсуле, увеличился до недели. Вот только Макс, ознакомившись с рекомендациями медицинского И.И. подозревал, что Искра специально "подкрутил" настройки в медблоке, желая таким способом наказать своенравного "бунтаря". Ещё через полчаса, когда Максим занялся проектированием своего первого оборонного комплекса, эта догадка показалась ему не такой уж и важной. А через час, увлёкшийся интересной работой специалист, о ней вовсе забыл. У парня ещё были свежи воспоминания о его недавней "трудовой практике", поэтому, малый комплекс механика, называемый в простонародье верстак, был "привязан" к пользователю без особых проблем. Уже через минуту, четыре дроида механика приступили к расконсервации рабочего места. Некоторые агрегаты, пройдя предэксплуатационную диагностику и обслуживание, монтировались на свои места, в какие-то механизмы заливалось масло и проводились прочие ...
  
  

Глава 4

  
   Через час, после того как были прогнаны последние тесты оборудования, Максим уточнив у И.И. что из новой техники необходимо изготавливать в первую очередь, взялся за работу. Примитивный искинт верстака, получив данные первого изделия, рассчитал весь промежуточный технологический процесс. Ещё через несколько минут, работа шла полным ходом, дроиды-механики, под руководством новоиспечённого техника подносили и по необходимости заменяли у технического 3D-принтера опустевшие картриджи. И начался аврал, в процессе которого, Кэп порой забывая о еде и отдыхе, не покидал мастерскую три недели, а не одну, как планировал до начала аврала. Может быть потому что человек торопился как можно лучше подготовиться к возможным проблемам, он запустил второй верстак. Но, обо всём по порядку. Первое что сделал Макс, перед тем как приступил к сборке прототипа усовершенствованного им охранника, это заставил четырёх роботов - второго рабочего места, оборудовать возле него уголок для своего отдыха. Там, мужчина собирался есть, спать, да много чего ещё. А для исключения неоправданной потери времени, андроиды с жилого комплекса регулярно меняли на собранном "на коленке" пищевом синтезаторе картриджи, да по необходимости, приносили чистое бельё.
  
   Вот так, позволяя себе отдыхать только урывками, можно сказать, не покидая рабочего места, единственный жилец подземного комплекса в авральном режиме укреплял оборону КИБа под странным номером 000. О том, что, судя по ныне не доступным данным, хранившимся в памяти угнанного мобильного модуля, база с такой нумерацией вообще не существовала, не догадывался даже Искра. Однако, не в этом суть. Собранная за сутки из ремкомплектов "армия" разнообразных роботов техников, обследовала все склады, чтоб убедиться в непозволительно малых запасах расходных материалов. Это было очень обидно, и всё же, не подготовившись к возможным стычкам с вооружёнными грабителями, выходить на поверхность для поиска дефицитных материалов - было сродни извращённому самоубийству. Тем более, неподалёку, время от времени, происходили короткие и судя по улавливаемым отзвукам, ожесточённые боестолкновения. И так, через двадцать два дня, (Работы проводились ровно на день больше чем три недели.) усталый, но довольный Кэп, немного подлечившись и задавая ставшие традиционными вопросы, направился в зал тренажёров. Его с одной стороны радовало то, что он вновь будет общаться с людьми, сглаживая последствия полученной в результате страшного ранения амнезии, а с другой стороны, Макс опасался выйти из виртуала, и сразу попасть в "лапы" захватчиков. Однако, несмотря ни на что, пора было сдать некоторые зачёты по уже имеющимся специальностям, то есть, для изготовления более сложных изделий необходимо повысить категорию допусков, заодно, приступить к усвоению второго закаченного на нейросеть обучающего пакета.
  - Искра, как там на поверхности? По-прежнему стреляют? - неспешно шагая по широкому коридору и умудрившись объединить усталую задумчивость с еле заметной улыбкой, поинтересовался Макс.
  - Воюют, аспиды. (Аспид - в этом контексте, злобная личность, а не ядовитая змея.)
  - А кто это такие, эти аспиды? - слегка замедлившись и посмотрев на ближайшую весящую на стене видеокамеру, поинтересовался Кэп. - Впервые слышу это слово.
  - Сам толком не знаю. Просто кто-то прописал мне в лингвистическую программу эту фразу. Наверное, это обозначение злых, агрессивных людей.
  - Надо запомнить, а как выберусь с этой планеты, поискать ответ по архивам галактической сети.
  - Решил здесь не оставаться? - с лёгкой ноткой грусти поинтересовался И.И. - Неужели тут так плохо?
  - Не в том дело, Искорка. Просто на весь комплекс я являюсь единственным живым человеком, да и на поверхности, сейчас хозяйничают только наши враги. В этом я уверен. С кем мне прикажешь общаться? Виртуал это только временная мера, которая скоро перестанет мне помогать. Знаешь, как тяжко, когда понимаешь, что яркая сказка окончилась, и наступают тяжкие будни одиночества.
  - Я всё понимаю, и ни каких претензий тебе не предъявляю.
  - И я тебя прекрасно понимаю, дружище. Ничего что так к тебе обращаюсь?
  - Валяй. В саморазвивающемся режиме диалога с человеком, подобное общение мне только на пользу. - снисходительным тоном ответил искусственный интеллект. - Кстати, хоть на этот раз, не перегружай себя, если постоянно проходить обучение под сильным разгоном, это не принесёт ничего кроме непоправимого вреда твоему здоровью.
  - Спасибо, обязательно всё это учту, Искорка.
   Уже переодевшись в специальный комбинезон, и размещаясь в ложементе тренажёра, Максим ненадолго задумался. Входной люк был плотно задраен, можно "жать на кнопку старта", но, нежелание дробить обучение на несколько занятий, крепло с каждой секундой. Мысленно обозвав себя упёртым идиотом, Кэп вновь "нырнул" в настройки тренажёра, выводя их на максимальные показатели, заодно, окончательно лишая Искру допуска к обучающему модулю и, только после этого, погрузился в виртуальный мир. ...
   На этот раз, "ученика" ждало разочарование, молодой мужчина попал в военную учебку. Он, как и сотня таких же новобранцев, стоял на плацу, и слушал какого-то сухопарого офицера-управленца, который в компании тройки своих замов, занимался распределением рекрутов по формируемым подразделениям. Всё происходило до банальности просто. В начале, объявлялось звание и прочие данные очередного инструктора, который чеканя шаг, выходил перед строем и, развернувшись к нему лицом, замирал по стойке смирно. Затем, озвучивались фамилии его подчинённых и..., потянулись полгода теории, закрепляемой выматывающей практикой. Первое время, по ночам, Макс просыпался от того, что его ноги сводила судорога, и в этот момент, в голову не приходило то, что в виртуальном мире такого не может быть по определению, так как находящееся в реальности тело не должно испытывать повышенных нагрузок.
   Вот так с размеренным однообразием прошло несколько лет муштры с редкими поощрениями от преподавательского состава - то есть увольнительными. Вначале этого пути была учебка, затем трёхлетние офицерские курсы диверсантов-разведчиков. А далее, каким-то образом, в эти семь лет интенсивной учёбы было втиснуто получение второго военного образования. Как это ни странно, с предыдущей профессией оно никак не сочеталось. Ну что может быть общего между диверсантами, и пилотами ВКС ФСЗС. (Воздушно-космические силы. Федерации Свободных Звёздных Систем.) Зато в этом курьёзе, помимо удивления, скрывался небольшой сюрприз - в числе курсантов было немало девушек. И то, что предыдущих три года Максиму о представительницах прекрасной половины человечества приходилось только мечтать, сыграло с ним злую шутку. Для курсанта Кэпа, не красивых леди не было априори. Даже несмотря на то, что многие из них были дурнушками, а в общении с однокурсниками, или слишком раскованными, или бескомпромиссными стервами. И именно такая черноволосая воительница, с прекрасным именем Солида, приглянулась Кэпу. Вот так, красивая как модель с рекламной картинки, с виду бескомпромиссная феминистка, стала пассией Макса. "Зацепила" зараза так, что другие курсантки казались Кэпу её бледными, убогими тенями. Он постоянно добивался её внимания, первое время, отгоняя от своей избранницы конкурентов. И ради одной лишь мимолётной, как ему казалось предназначенной только ему искренней улыбки, прощал ей многое, от крепкого словца в адрес любого, кто ей чем-то не понравился, до обязательного ежедневного спарринга по рукопашному бою. Тем более, все эти странности, сглаживались редкими ночными встречами, когда Валькирия с полной самоотдачей ...
   Вновь, окончание обучения и обязательные "выпускные экзамены". А то что произошло после, было сродни удару дубинкой по голове. Как только была поставлена финальная метка на нейросеть и пошли разговоры об организации большой попойки, то имитация реальности подёрнулась рябью, плавно сменившись кабиной тренажёра. От досады, что программа почему-то не позволила отметить с друзьями окончание обучения, в душе, Макса "заскреблись кошки". От одной мысли, что на длительное время его единственным собеседником станет Искра, Максу хотелось завыть волком. Однако, боковой люк с тихим шипением отворился, и ученик, "взяв себя в руки" натянул маску доброжелательности, после чего, бодро покинул обучающую кабину. На сей раз, ощущалось одно, если так можно выразиться неудобство, болели все мышцы тела, без исключения. Но после лагеря диверсантов, на подобное можно было не обращать никакого внимания. Тем более, возле кабины тренажёра, ученика поджидал "комитет торжественной встречи". Возле выхода из недр огромной капсулы, двумя неподвижными статуями стояли обезличенные андроиды. Стоило Кэпу сделать в их направлении шаг, как из мини динамика одного из них, послышался возмущённый голос Искры:
  - Макс, ты вновь меня не послушался. И на этот раз, ты снова лишил меня контроля.
  - Прости дружище, - виновато разведя руки в стороны, ответил Кэп, - но так вышло.
  - В смысле, так вышло?
  - Мне вновь пришлось включать обучение под небольшим разгоном. Не обижайся братишка, время не ждёт. Не желаю его напрасно терять.
  - Я так и знал. - раздосадовано ответил И.И. - Поэтому и послал этих истуканов, вместе с антигравитационными носилками. Надеюсь, сам до медблока дойдёшь? Или пусть роботы донесут?
   - Сам дойду, обойдусь без твоих нянек.
  
  
   На сей раз, излечение в капсуле было почти мгновенным, для этого, Максу понадобилось пролежать в ней не более четверти часа. Судя по предоставленному её искинтом отчёту, у пациента, не удалось обнаружить никаких осложнений. Не считать же за таковые неизбежные при длительном обучении под разгоном небольшие проблемы с сосудами мозга. А синдром фантомных болей якобы перенапряжённых мышц, вообще не поддавался объяснению. (Почему это происходит с подвергшейся экстренной коррекции мускулатурой, не могут объяснить даже разработчики нового тренажёра.). Поэтому, "вылеченный" от последствий ускоренной учёбы студент, моясь в душевой, позабыв о недавних болях в мышцах, бодро напивал марш звездолётчиков. Парень даже не удивлялся своему радикально изменившемуся телосложению, к виду которого, находясь в виртуале, он успел привыкнуть. На это, Кэп обратил внимание немного позже, когда оценивая, как на нём сидит совершенно новый комбинезон пилота, посмотрел в настенный монитор, в данный момент выполняющий функцию ростового зеркала.
  - Ура! Ты всё же заметил своё преображение. - вполне натурально съехидничал Искра, отреагировав на то, как удивлённо вытянулось лицо разумного. - Не прошло и года.
  - А как это всё понимать? - с недоумением рассматривая своё отражение, тихо поинтересовался человек. - Ведь находясь в учебной капсуле, да ещё под разгоном, такую мышцу никак не накачать.
  - Ты забыл про новинку корпорации Клейт. А именно в таком агрегате ты и проходишь обучение. Понятно?
  - Всё равно ничего не понял.
  - Ох ты, олух космического вакуума! Прочитай наконец-таки инструкцию, она умными людьми, для таких как ты бездарей написана. В ней родимой говорится, что в аппаратуре нового поколения, есть режим полного погружения в учебный процесс. То есть, там разыгрывается имитация полноценной жизни, с бытом и практическими занятиями, что позволяет более полноценно усваивать преподносимую информацию. При разгоне режима обучения выше пятидесяти процентов, включается функция принудительного роста и укрепления костно-мышечной системы. Проще говоря, нервная система и тело ученика подготавливается к необходимым для его навыков нагрузкам.
  - А чем хуже старая аппаратура? Ну, та, которая более низкого поколения.
  - Включи мозги, олух и начни ими пользоваться по их прямому назначению. Получив массив данных и, не наработав необходимые профессиональные навыки, неопытный специалист их весьма быстро забывает, иногда безвозвратно. По этой причине, высококвалифицированных специалистов раньше готовили от года, до трёх, или даже пяти лет, делая частые перерывы для закрепления достигнутых результатов на практике. А корпорация Клейт, решила проблему, эмулируя долгое пребывание ученика в полноценном виртуальном мире, со всеми его проявлениями. Года четыре назад, решение этой "неразрешимой" задачи нашёл профессор Расдом Керк, вместе с возглавляемым им коллективом молодых учёных.
  - Всё понял. Они предложили воссоздать условия реальной учебы в соответствующем заведении, с их практическими занятиями, бытом и прочими "невинными" похождениями учащихся. И где же они смогли отыскать столько много методичек по учебным процессам? И как они воссоздали такие реалистичные взаимоотношения обучаемых с окружающим миром? Погоди, молчи, это был всего лишь риторический вопрос. Они, скорее всего, бытовые сцены сами придумали. Хитро̀, ведь таким способом, мозг обучаемого отвлекается от монотонного потока знаний и последующей наработки опыта. А это значит, что информация усваивается ещё лучше. Молодцы. Только как наше серое вещество выдерживает сам разгон, который, по идее, должен его разрушать?
  - Во-от, молодец, не прошло и года, а мы "подошли" к самой главной фишке, разработанной нашей корпорацией. Мы, всех изучающих базы знаний разумных, облачаем в некий специально модифицированный шлем, в комплект к которому идёт такой же комбинезон, и встроенная в него аптечка, подсоединённая просто к огромному картриджу. Ты сам помнишь, как в это облачался. Вот, наличие всех трёх этих взаимосвязанных гаджетов, позволяют человеку справляться с запредельной нагрузкой на мозг и приобретать необходимые изменения в организме. И всё равно, даже средний разгон, в той или иной степени вреден "студенту". Школярам, по окончанию сеанса учёбы, часто приходится ложиться надолго в медкапсулу. А вот максимальное ускорение, более пяти часов выдержит не каждый гуманоид. Поэтому, перед запуском учебного процесса, разумный сам решает, идти ему на подобный риск, или не сто̀ит. И то, дозволяется это только после допуска медиков. ...
   Макс в пол уха слушал продолжение словоблудия Искры и мысленно проклинал себя за то, что сам включил у этого псевдоживого балабола режим диалога. С одной стороны, это хорошо, более не приходится слушать протокольно сухую речь искинта. А с другой стороны, дела ненамного лучше, имитация ехидства уже начинает немножко раздражать.
   Вновь начались авральные работы в преображаемой мастерской. С одним дополнением, для поддержания необходимой физической формы, Максим ежедневно посещал тренажёрный зал. Не смотря на эти вынужденные паузы, когда Макс не мог контролировать роботов-техников, изготовление необходимого оборудования продолжалось, да и сам ангар постепенно преображался. Вернее, компоновка "верстаков" постепенно изменялась под требования единственного заказчика и одновременно руководителя. Одно плохо, расходные материалы почти закончились, и их не хватало на завершение постройки среднего промышленного утилизатора. Не говоря уже о большем. Как Кэп не оттягивал этот момент, но, ему пришлось готовиться к первой вылазке на поверхность. Для этой цели, в отдельном шкафу его кубрика, находился недавно изготовленный комплект лёгкого полевого оборудования диверсанта, и набор холодного оружия. Для изготовления чего-то более существенного, например, бластеров и игольников, просто не было необходимого материала. Конечно, можно было "пустить на сырьё" пару штурмовых дрóидов, но ослаблять мобильную оборону подземного комплекса не хотелось. А тут, на третий день после изучения второго пакета баз, перед самым отбоем, Искра соизволил признаться, что пока Макс "резвился" в виртуальном тренажёре, по его мнению, недалеко от базы прогремело нешуточное воздушное сражение. Что творилось в воздухе, не известно, однако, несколько крупных летательных аппаратов свалились с небес, от чего Искра лишился около десятка своих сейсмодатчиков. Причём, было необходимо срочно пополнить склад, так как для вышеупомянутого ремонта пришлось раскупоривать Н.З.
  
  

Глава 5

  
   Легко сказать, мол на сегодня, намечена первая вылазка на поверхность. Только в ситуации грозящей привести к столкновению с неизвестным врагом, этому выходу предшествует чуть-ли не отдельная спец операция. Вначале, через хорошо замаскированный выход принудительной вентиляции, в небо был выпущен десяток винтокрылых мини-дронов. Эти автономные малютки, разлетевшись по округе, два часа исследовали её, а затем, по одному вернулись на базу. После чего, Макс, совместно с Искрой, долго изучал всю собранную ими информацию. И только на следующий день, в небо взмыл более крупный разведчик, размером с ладонь человека и более высококачественной аппаратурой сбора данных. Уже он, барражи́руя, время от времени пролетая над появившимся следом за ним гуманоидом, передавал тому отчёты по узконаправленной связи. А искинт легкого скафандра разведчика, распаковывая сжатые информационные пакеты, монтировал из них более детальную интерактивную карту местности.
   Выбравшись из неудобного потайного лаза Макс, отползя немного в сторону притаился. Его высокотехнологичный костюм-хамелеон мгновенно включил режим мимикрии и единственный обитатель КИБ 000, слился с поверхностью, затрудняя обнаружение во всех спектрах работы аппаратуры слежения. И всё равно, в крови Кэпа бурлил адреналин, помимо улучшения восприятия, заставляя слегка дрожать руки и учащённо биться сердце. Так было до тех пор, пока встроенный в комплект разведчика кремниевый искинт не передал на нейросеть первый фрагмент карты высокого разрешения, заменяя им имеющееся сильно размытое убожество. Человек, бегло его, изучив, выбрал направление до ближайшего упавшего на землю летательного аппарата, после чего, занялся прокладкой к нему относительно безопасного маршрута. Неожиданно появившееся дополнение к лендкарте, (синоним географической карты) заставило разумного рефлекторно вздрогнуть, благо, свидетелей тому не было. А ещё, разведчику было обидно, что полученный им новый участок плана местности, существенно отклонялся в сторону от нужного маршрута. Но всё равно Максим начал движение, направившись к заранее выбранной цели, при этом, непреднамеренно спугнув греющуюся на камне крупную ящерицу. Та, разомлев под солнечными лучами, изображала на небольшом валуне неподвижную статую. Но, стоило неподалёку от неё, слегка шевельнуться ветке кустарника, как часто перебирающее когтистыми лапками пресмыкающееся, мгновенно скрылось в зарослях травы.
   Более никто не отреагировал на появление прозрачного, пригнувшегося почти к самой земле, еле различимого силуэта. Да и трудно обнаружить того, кто старается передвигаться как можно незаметнее, и по возможности, не оставляя следов. Именно поэтому, чужак двигался под кронами деревьев, где совершенно не росла трава, и внимательно осматриваясь, ставил ногу там, где не было валежника. Когда пришёл очередной пакет от дрона, Макс воспринял это спокойно, и даже обрадовался тому, что обновление совпадало с выбранным им направлением. Вот так, часто замирая и напряжённо осматриваясь по сторонам, исследователь продвигался по извилистой "линии" к выбранному им объекту, а И.И. его скафандра, в режиме реального времени, занимался картографией. Пусть, новые квадраты в выбранном масштабировании при очередном призыве карты, в поле зрения не отражались. Но путник чувствовал, где именно исчезали "белые пятна" изуродованной крупными пикселями картинки, и он радовался, до упавшего объекта, строилась не тоненькая "путеводная линия", а широкий "коридор". Через час извилистого пути, напоминающего путь "изрядно пьяного сапожника", Кэп наткнулся на свою первую находку. Признаться, наткнулся это не совсем правильное определение, в одном из пакетов с участком карты был обозначен небольшой объект искусственного происхождения. После недолгого раздумья, молодой мужчина решил его обследовать. Если даже не получится приблизиться к нему вплотную, то ничего не мешает осмотреть неожиданную находку издали. Главное это можно сделать безопасно, так как дрон-разведчик, помимо металлокерамики, весом около полутора тон, больше ничего не обнаружил, несколько удаляющихся от него мелких тварей не считаются.
   Легко сказать, отклониться влево, вернее, повернуть на десять часов и добраться до некой точки. Пусть расстояние до неё указывалось как два километра, добрести до него оказалось не такой уж и лёгкой задачей. На деле, из-за вынужденного обхода открытых мест, или преодоление глубокого оврага, с его крутыми склонами, вышло около пяти километров, и путь, занял, немногим менее трёх часов. Стоит принять во внимание скользкий, мокрый грунт раскисший после прошедшего широкой полосой ливня. Зато, это отклонение от намеченного маршрута, стоило того. В конце образовавшейся от падения крупного небесного тела просеке, воткнувшись в землю своим более острым концом, торчал яйцеподобный аппарат, со свисающими с него остатками обгоревшей термоизоляции. Было видно, что после падения возник небольшой пожар, так как примерно на пять метров вокруг, торчали слегка подпаленные стволы деревьев, видимо, вовремя пошедший ливень, не дал огню шанса переродиться в стихийное бедствие. Выпустив из ранца пару охранных мини-дронов, которые как раз заканчивали заряжать свои аккумуляторы, Максим неспешно обошёл клочок засыпанной обломанными ветками земли, тщетно ища на нём следы спасённых, как не прискорбно, их не было. Более детальное изучение спасательной капсулы, у которой не сработала аппаратура мягкой посадки, показало, что от удара о землю, и последующей деформации корпуса, у неё открылся эвакуационный люк. Он не отлетел в сторону, а торчал под острым углом относительно корпуса, одним краем указывая на запад, а другим, удерживаясь на обломках должной его открывать гидравлики. Не доверяя электронике, Макс, не приближаясь к спасательной капсуле, вновь осмотрелся, прислушался к неестественной лесной тишине. Только убедившись, что вокруг по-прежнему никого нет, взяв под управление один из троицы кружащих вокруг него мини дронов, Макс отправил его в образовавшуюся щель.
   Увиденное, Максима не порадовало, можно даже сказать, вызвало неприятную тошнотную волну. Почти сразу, его взор уткнулся в три сорванных с крепёжных гнёзд ложемента, они покоились на раскуроченной ими же панели управления. Хуже того, как прослойка между приборной доской и вдавленными в неё сидениями экипажа, виднелись неестественно распластанные по неровной поверхности скафандры, в которых покоились останки их владельцев. Немного дальше, можно сказать, возле противоположной от люка стены, лежал ярко оранжевый контейнер Н.А.З. (НАЗ - носимый аварийный запас, иначе, набор для выживания.) И этому набору, можно сказать так же не повезло, после удара о поверхность планеты, его вырвало из крепежа, приложив о выступ консоли, от этого, ящик раскрылся и заметно деформировался. Убедившись, что вокруг всё по-прежнему спокойно, Макс протиснулся в приоткрытую щель люка, и стараясь лишний раз не смотреть на покойников, пробрался к набору выживания. Увиденное собственными глазами, выглядело намного хуже, чем смотрелось через объектив дрона. Содержимое НАЗа, также не пережило встречи с поверхностью планеты. Что особопрочный корпус военных аптечек, что сублимированные пайки, что шансовый инструмент, были более не пригодны к использованию. Содержимое оранжевого контейнера было измято, разорвано, или расплющено. Понадобилось не меньше пяти минут копания в этом мусоре, для обнаружения кобуры с бластером и подсумка с пятью запасными обоймами. Оставалось только порадоваться паранойе военных, которые заложили в требование к упаковке данного оружия излишнюю прочность. Не сразу, но бластер был извлечён, все обоймы, проверены и это богатство заняло своё место на поясе комбинезона разведчика. По поводу того, что оружие может быть привязано к "хозяину", можно не переживать, это не гражданская "игрушка", а войсковая. В армии, подобной проблемы не существует. Во время боя, может быть уничтожен не только воин, но и его оружие. Поэтому боец, должен ..., нет, он просто обязан взять бластер своего погибшего товарища. Не просто без опаски поднять его с трупа, но и иметь возможность, применить оный "ствол" против врага.
  
   Для полного осмотра разбившейся капсулы на предмет новых находок, понадобилось приблизительно полчаса, не более. Вот только, никаких других "ценностей" кроме уже найденных, обнаружено не было. И всё равно, покидая место крушения малого спасательного аппарата, Макс отослал к Искре один из своих мини дроидов, в памяти которого был видеоотчёт обследования, как и координаты этой скорбной находки. Так же, там был приказ выделить четыре средних робота-техника для похорон погибшего экипажа и полной утилизации потерпевшего крушение спасательного аппарата - со всем его содержимым. После этого Кэп, уже не так бодро пробираясь к основной цели своего выхода, старался не вспоминать о своей первой находке. Тем более, по его расчётам, к вечеру, от аппарата не останется никакого следа, кроме как об этом будут свидетельствовать пострадавшие деревья, да небольшая, но глубокая борозда на грунте. Впрочем, эти отметины, весьма оперативно залечит сама природа.
   И в самом деле, на базе, в технической мастерской, малому утилизатору понадобилось несколько суток для разборки на атомы подаваемых в его приемник обрезков капсулы спасения. В противоположном конце огромного перерабатывающего агрегата, на выходе, в специальные контейнеры укладывались химически чистые бруски различных материалов - готовые расходники для производственного принтера. Относительно распоряжения о погребении погибших космонавтов, так после извлечения их тел из пришедших в негодность скафандров, они были кремированы в пламени плазменной горелки, а прах развеян по ветру.
   Касаемо самого Кэпа, он, более не отвлекаясь, кроме как на короткие привалы, да временами подбадривая себя вызубренными в военном училище строевыми песнями, до самого вечера двигался к своей главной цели. Незадолго до захода светила, уставший человек остановился на ночлег, и устроив на дереве что-то вроде огромного гнезда, прямо в нём, с жадностью поужинал подаваемой через трубочку питательной смесью. И только после этого, едва сомкнув веки, первопроходец "провалился" в сон без сновидений. То ли на планете ещё было мало живности, (Вполне допустимо, так как программа воссоздания биосферы не была завершена, не хватило какой-то пары лет.) то ли, они, эти самые животные и птицы, испугавшись грохота и сотрясения земли, вызванных падением летающих объектов, убежали из этих мест. Что было весьма кстати, охранный периметр ни разу не был нарушен, и сон уставшего за день разведчика, не прерывался. Утром, подготовка к дальнейшему продвижению была следующей. Вначале, разведчик выпустил в небо пару новых дронов-охранников; затем убедившись в отсутствии какой-либо угрозы, ликвидировал следы своей ночной стоянки. Далее, ополаскиваясь в ближайшем ручье, молодой человек не выдержал и после того, как от контраста у него слегка спёрло дыхание, негромко вскрикнул. Ах да, перед водными процедурами, в лёгком скафандре разведчика был включён режим самоочищения. Далее, вновь облачившись в скаф, позавтракав и сверившись с картой, Макс продолжил свой путь. К счастью, за четверо суток монотонного пути, ничего непредвиденного с ним не произошло. Не стоит рассказывать, о том, какими кружными путями приходилось обходить разнообразные препятствия, или какой крюк закладывался, во избежание выхода на огромные открытые участки земли, на которых, размокший грунт был сродни контрольно-следовой полосе. Это, всего лишь рутина, которая быстро надоедает, от чьей однообразности глаз замыливается, а время почти останавливает свой ход. Тем более, в эти дни не произошло нежелательного контакта с вероятным неприятелем, или каким-либо опасным хищным животным.
  
  

Глава 6

  
   Конечную точку своего путешествия, Макс увидел на пятый день и не сразу это осознал, несмотря на то, что карта - это самое приближение к конечной цели, прекрасно отображала. Произошло это весьма буднично, без проявления каких-либо эмоций, просто при выходе из леса в окружающий крупную поляну подлесок, взору уставшего путника открылась покрытая слоем окалины металлическая гора, (Макс так и не нашёл другого слова для определения этого" монумента" погибшему кораблю.) вершина этой железной громады слегка возвышалась над кромкой леса. Уставший от монотонности своего путешествия "турист", двигаясь по зарослям молодняка, только через пять минут осознал увиденное. И обругал себя за непростительную беспечность. Однако, до остова огромного летательного аппарата, пришлось добираться не менее полутора часов. А там, начались первые странности, ещё на подходе, вокруг оплавленной глыбы метала, в следствии её падения, то есть, разлетевшегося во все стороны грунта, поверхность казалась основательно перекопанной. А ещё, почва была немного вздыблена, образовав своеобразный двухметровый вал, который окружал странную гору по всему периметру. Со стороны, где на своеобразный холм взобрался исследователь, воронка имела слегка вытянутую форму, так как обломок космического корабля, падал не совсем вертикально. Относительно самого рукотворного объекта, так ныне, он напоминал пронизанную как голландский сыр глубокими дырами груду железа. На дне самого кратера, успела скопиться вода, и ядовито зелёный цвет жидкости говорил о том, что её опасно ни то что пить, но и ещё как-либо использовать.
   Не стоит цитировать всё то, что обескураженный Макс весьма громко озвучивал, и описывать те жесты, которыми он сопровождал сказанное. Лишь после этого, полностью высказав накипевшее в его душе, он начал просчитывать как ему лучше попасть в лежащий на земле остов космического объекта. И то, раздосадованный увиденным, как говорится, только для оправдания совести, Кэп решил попробовать насколько далеко можно пролезть в расплющенные от мощного удара останки неизвестного звездолёта. Через двадцать минут, потраченных на визуальный осмотр цели, и последующий выбор места проникновения, последовал выстрел мини гарпуном. И уже после натяжения особо прочного троса, Максим чуть ли не с ветерком промчался до выбранного проёма. Дальнейшее продвижение, назвать быстрым не получалось при всём желании. Буквально с первых шагов пришлось прорезать меж металлических торосов узкую тропу, используя остающиеся при прохождении отходы для закрытия узких, но весьма глубоких щелей и провалов. А через восемь метров преодоления невероятно сложной "полосы препятствий", возникла необходимость пустить вперёд мелкого дрона диверсанта, имеющего на вооружении плазменный резак. Задача этого малышки была проста, зафиксировать пару крупных балок, которые грозили обрушиться вниз при первой же попытке убрать хоть что-то из лежащих под ними обломков. На это пришлось потратить ещё четыре часа, и человек был вынужден устроить ночлег среди беспорядочного нагромождения металлолома. Все эти проходческие и строительно-монтажные работы, были весьма энергозатратными, пришлось выходить из "железной пещеры" и ставить разряженные аккумуляторы от лёгкого скафандра разведчика и мини дроида на подзарядку от солнечных батарей. Не беда, что ночью восстановление заряда элементов питания почти нулевое, зато завтра, с первыми лучами светила, процесс пойдёт намного быстрее.
   Что можно сказать про прошедшую ночь? Одно слово, жуть. Не смотря на все защитные функции комбеза, спина и бока разведчика прочувствовали каждую выпирающую трубу, швеллер или прочие элементы конструкции. Казалось, что от контакта с этими железяками ныло всё тело. Снова "мученик-первопроходец" озвучивал всё, что он думает об этой миссии, о своей глупости и много ещё о чём. Видимо судьба, услышав эти стенания, решила смилостивиться над страдальцем, и через час после возобновления проходческих работ, был вскрыт небольшой участок относительно целого коридора. Несмотря на то, что, идти по нему приходилось, изображая из себя некое подобие биссектрисы, делящей пополам угол меж стеной и полом, после вчерашнего прорубания тропы, это воспринималось как невероятно роскошные условия передвижения. Этот сегмент корабля был относительно пуст, во всех вскрытых роботом дверях небольших и изрядно деформированных кубриков, было много мусора, некогда бывшего имуществом команды, только тел экипажа не наблюдалось. Пришлось потратить ещё пять часов на тщательное обследование трёх ближайших помещений. Всё это было сделано только для того, чтоб убедиться, что никакими трофеями, здесь разжиться не получится. Одно хорошо, на вскрытие дверей жилых помещений энергии тратился минимум, да и для ночёвки, особых приготовлений не потребовалось. По этой причине, следующим утром, сумевший хорошо выспаться Макс, был неожиданно бодр и полон сил.
  
   Не известно, есть ли взаимосвязь между настроением поисковика и его удачей, но сегодня, в реальность существования подобного дуэта можно уверовать, как и в существование правила пресловутых белых и чёрных полос жизни. Через четверть часа после окончания завтрака, в начавшей уже раздражать слегка тускловатой "картинке", получаемой встроенным в шлем прибором ночного зрения, отобразился еле заметный контур прямоугольного люка технической ниши. Присмотревшись к нему внимательнее, Максим опознал в нем дверь подсобного помещения, где по уставу, были обязаны храниться находящиеся в заводской упаковке аварийные роботы-ремонтники. Подозревая, что ему предстоит там увидеть, Кэп всё равно решил вскрыть подсобку. Он надеялся, что найдёт там хоть что-то из уцелевших инструментов, что существенно облегчит его дальнейшее продвижение. Молодой человек был уверен, чем быстрее им будет осмотрен относительно уцелевший коридор, тем скорее, можно будет покинуть эту опостылевшую темницу. То, что открылось взору с трудом справившегося с препятствием маленького робота и недовольно что-то бурчащему себе под нос Максу, вогнало человека в ступор. Не мудрено. Кэп, за эти два дня привыкший видеть сплошную разруху и оставшуюся от некогда ценных предметов "труху", даже не вспомнил о привычке военных, требующих от своей техники многократно завышенного придела прочности. В данном месте, это правило сработало на все сто процентов, и три упакованных в прозрачные боксы аварийных робота ремонтника, чьи искинты до поры до времени были выключены, спокойно так висели в амортизирующих захватах. То же самое можно сказать и о запасных батареях, небольшом аварийном реакторе с искинтом управления роботами и трёх ящиках с наборами инструментов.
   Немного придя в себя, и всё равно с трудом справляясь с нахлынувшими эмоциями, Максим, слегка дрожащими руками извлёк из встроенного в крышку ближайшего к нему инструментального ящика один из кристаллов памяти, на котором хранились коды допуска к управлению ремонтниками. Спасибо воякам, по логике которых, каждый член экипажа, имеющий даже минимальную по разряду специализацию техника, должен в случае необходимости запустить любого дрона ремонтника в ручном управлении.
   "Ну что, братцы, - всё ещё не веря в свою удачу, и несмотря на это, вставляя флешку с кодами в считыватель, с предвкушающей дрожью в голосе, прошептал Кэп, - надеюсь вы уцелели не только снаружи, но и ваша начинка так же цела. И злодейка фортуна не захотела таким жестоким образом надомной пошутить".
   Немногим более двадцати томительных секунд потребовалось для считывания малым управляющим И.И. необходимых кодов, и начала активации роботов. А ещё через десяток секунд, эти паукообразные труженики "ожили". Одновременно, на нейросеть пришло оповещение о том, что имущество крейсера Дерзкий, согласно аварийному протоколу, готово к работе под руководством уцелевшего члена экипажа. Только после этого, подав соответствующий звуковой сигнал, дроиды, покинули транспортные захваты, да весьма ловко закрепили на своих тельцах инструментальные ящики, от чего стали похожи на свои природные прототипы. Что не мудрено, так как драгоценная ноша "малюток", отдалённо походила на паучье брюшко. В общем, через минуту, необходимость в приборе ночного видения исчезла. Один из техников, для удобства гуманоида, взобравшись при помощи электромагнитных захватов под самый потолок, подцепил там первый из светильников-времянок. Второй мех, выставив на специальной станине горизонт аварийного электрогенератора, контролировал его экстренный выход на полную мощность, а третий работяга, подсоединившись к ближайшему коммуникационному щитку, занимался диагностикой уцелевшего сегмента сети. Пришлось Максу наблюдать, да корректировать работу членистоногого работяги, который монтировал временное освещение. Этот перерыв в деятельности Кэпа, продлился около двадцати минут, пока возившийся с реактором "паук", не выскочил из технической ниши и не умчался в дальнюю, ещё не освещённую часть коридора. Что там произошло? Что вызвало такую спешку? И почему искинт куда-то отправил дроида? Ответов на эти вопросы не было, так как искусственный интеллект отчитывался перед человеком не во всём, а только в случаях, когда сам затруднялся с принятием решения, то есть, в нештатных ситуациях. Впрочем, через десять минут, кибернетический помощник притащил нерабочую "тушку" своего собрата, которая была пробита каким-то обломком керамической арматуры. Свалив к ногам разведчика свою ношу, он, дробно постукивая по полу конечностями, вновь скрылся во тьме. В этот раз, мелкий механик, вернулся намного быстрее, и вновь доставил своего погибшего двойника, только на сей раз, у жертвы падения с небес, чем-то тяжёлым и весьма твёрдым, было расплющено тельце. Что делать с этим металлоломом, было не понятно, быть может, с появлением третьего "набора запчастей", появится возможность собрать из трёх механизмов один. Вновь удаляющийся цокот металлических конечностей по железному покрытию условного пола, и ожидание. Как раз к моменту, когда шустрый "носильщик" металлолома извлекал из хранилища своего паукообразного собрата, над ним засветился очередной установленный роботом светильник. Видимо поэтому, механический арахнид на секунду замер, после, положил ношу прямо перед открытым люком. На этом, чудеса не окончились, и из динамика механического трудяги, прозвучала фраза: " Инженер, этот робот цел, для включения его в рабочий процесс, требуется его активация. Я же, сейчас достану его комплект инструментария. Требуется твой приказ на тестирование второго из найденных реакторов. Внешне, он не пострадал". - Не дожидаясь ответа, железный работник вновь исчез в люке. О том, как "ожил" четвёртый ассистент, можно и не рассказывать, так как при активации получив от аварийного искинта какое-то задание, он убежал в направлении прорезанного в железных торосах прохода.
  На этом, сюрпризы не закончились. Буквально через три часа, не успели трое дроидов обследовать все каюты, выискивая в них уцелевшее ценное имущество, как вернулся "беглец" и привёл за собою сильно помятого андроида-техника, который нёс на своей спине какой-то баул. Судя по тому, с какими предосторожностями человекообразный робот положил на пол свою ношу, там было что-то ценное и при этом хрупкое. Стоило развязать узел из прочной технической ткани, как взору человека предстало несколько слегка примятых коробок с офицерским пайком. Вместе с другими находками, складируемыми в одной из очищенных кают, это уже можно было называть богатым "уловом". Только оценивать добычу было некогда, пользуясь свободным инструментом, Макс старался из пары поломанных роботов и комплекта найденных в кубриках "запчастей", собственноручно собрать некое подобие мобильного мини разведчика, должного охранять вход в неожиданно приобретённую "пещеру Али-Бабы". Было не до красоты, поэтому, на грубой сварной основе, крепились различные приводы, датчики, и микросхемы. Всё это прикрывалось тонкими самопальными кожухами и пластинками. Функционал автономного наблюдателя был уже проверен, и "поделка на час", постепенно приобретала свой окончательный внешний вид.
  
   В подобных заботах пролетели сутки, за ними вторые. Более не нужная солнечная панель подзарядки батарей, во избежание привлечения нежелательного внимания, была свёрнута и убрана в отсек постоянного хранения. Относительно безопасности импровизированного убежища, так в первый день дежурства охранной самоделки, возле упавшего космического корабля, не появлялось ни единой живой души, даже мелких птиц. На вторые сутки робот-часовой получил напарника, почти такого же "Самоделкина" как и он, только с виду более несуразного, так как из шести объективов новичка, только два были одинаковыми. Дальше - того хуже, вместо шести лапок, на его "тельце" было смонтировано четыре, и те, имели неряшливые следы склейки и сварки. Бугристые наплывы метала на швах, и подтёки застывшего суперклея, свидетельствовали только о поспешности полевого ремонта, проведённого человеком. В остальном, ни по автономности, ни по качеству оптических матриц и детекторов массы, он ничем не уступал старшему собрату. И даже такое усиленное наблюдение, не позволило и на третий день обнаружить каких-либо "гостей". Что было вполне ожидаемо, по причине, отсутствия самих нарушителей.
   На четвёртые сутки, произошёл очередной прорыв. Ровно в 18:20 по времени бункера, была открыта заклиненная бронестворка, перекрывавшая коридор ведущий к боевой рубке. Здесь, благодаря некоторым конструктивным особенностям, почти нечего не пострадало. И это, несмотря на то, что в этом месте корпус корабля имел заметную скрутку по спирали. То есть, левая стена этой секции, окончательно заняла место пола, и Максиму, показалось забавным, что часть дверей в технические помещения стала окончательно напоминать люки в старинные погреба. За ассоциацию спасибо одному из ложных воспоминаний о времени учёбы на техника. Там, кажется был момент посещения какого-то исторического фильма с эффектом полного присутствия. Так в одной из сюжетных сцен, древние люди извлекали из подобных помещений какие-то продукты, а в одном из эпизодов, прятали там своих сородичей. На этот раз, доверив всю работу и принятие решений техническому искинту, человек на некотором удалении, всего лишь сопровождал роботов. И эти паучки, без труда вскрыв пару дверей-люков, всего лишь на пару мгновений в них заглядывали. А вот открыв третью ляду(Ляда - откидная крышка люка, ведущего на чердак, или в подвал), они, посвятили её изучению немного больше времени, и кажется то, что они там увидели, вызвало у них тревогу. Приняв решение, дроиды поспешно закрыли люк, после чего, по ментальной связи, попросили Кэпа отойти подальше. А лучше, срочно эвакуироваться в безопасный коридор. Затем, более не обращая внимания на разумного, который и не думал их покидать, роботы начали собирать из валяющихся повсюду подручных материалов некое подобие настенной пожарной лестницы. Прошла всего лишь треть часа, а к трём паукообразным роботам, сильно прихрамывая на повреждённую ногу, подошёл недавно найденный андроид, со следами многочисленных вмятин на корпусе. Который, после установки лестницы, пропустил паучков вперёд, и спускаясь последним, запер за собою люк. если судить по тому, что в нескольких местах стыки ляды с "полом" покраснели от нагрева, выход был ещё и заварен.
  
   То, что происходит в третьем отсеке, Кэпу было хорошо известно, как и о исходящей оттуда смертельной опасности. Как-никак, по всем протоколам, дроиды обязаны оповещать своего оператора о всём, с чем они сталкивались. Именно по этой причине, парень предпочёл держаться от этого места на некотором отдалении, хотя, в случае неудачи, даже эта мера предосторожности вряд ли могла его спасти. А в данный момент, единственный выживший член экспедиции, доводил до команды роботизированных ликвидаторов некоторые нюансы предстоящего им фронта работ. Эти механизмы, заглушив все четыре больших реактора, обязаны построить вокруг аварийного котла прочный защитный саркофаг, и приняв некоторые меры предосторожности, отключиться. Такое странное решение было логичным и оправданным, так как один из четырёх "котлов" энергоблока находился в аварийном состоянии. То есть, третьем котле произошла утечка радиации и в добавок, получив повреждение, он пошёл в разнос. И четвёрка роботов-смертников, должна была заглушить его, принудительно "опустив" стержни защиты, а после этого, возвести вокруг повреждённой активной зоны специальный кокон. По окончанию этих работ, отработавшие под жёстким облучением роботы, погрузятся в герметичную ёмкость с водой, и окончательно выключатся. Всё необходимое для проведения этой операции имелось и оставалось только ждать, успеют ли ликвидаторы аварии, предотвратить взрыв и выброс радиации, или нет.
   Так как ожидание беды хуже самой смерти, человек отдал единственному оставшемуся в его распоряжении роботу технику команду на отчистку пути к малой ремонтной мастерской. Если она более или менее уцелела, то можно будет собрать несколько малых проходчиков, и углубившись на достаточную глубину, смонтировать подземный перерабатывающий комплекс, который позволит незаметно для находящихся на орбите наблюдателей, решить проблему с нехваткой расходных материалов. Хронология дальнейших работ была примерно такой. Пока Макс совместно со своим единственным помощником прорезал через завалы и аварийные перегородки дорогу к ближайшей мастерской, ликвидаторы по три раза в сутки отчитывались ему о проводимых ими работах. Было отрадно наблюдать, как тревожные новости, с уровня красной угрозы постепенно смещались в жёлтую зону. А ровно через две недели, роботы доложили о полной ликвидации опасности и через час, окончательно перестали выходить на связь. За это время, Максим минимально переделал и обжил одну из четырёхместных кают экипажа. И отныне, он отдыхал только там, предпочитая спать в относительно нормальных условиях, не требующих постоянного ношения лёгкого скафандра. Кстати, удалось более или менее приемлемо, восстановить ещё пару найденных дроидов-техников и уже с их помощью, из десятка пищевых синтезаторов, собрать один. В тот же день, проблема с пищевыми картриджами так же была решена. Ближе к вечеру, был вскрыт склад, на котором удалось откапать два уцелевших транспортных контейнера с необходимыми расходниками. Плохо другое, пришлось перепрофилировать одного из новообретённых "пауков" под водовоза, в такой разрухе, восстановить уничтоженный водопровод не представлялось возможным. Таким нехитрым способом, человеком короталось время: с утра, у того были занятия физкультурой, приём пищи, затем, на весь день растягивались попытки восстановить то, что хоть теоретически подлежало ремонту. Иногда это удавалось, иногда нет. И по завершению условного дня, давался короткий ночной отдых. На следующий день, всё начинается сначала.
   Через девять суток после ликвидации аварии третьего энергоблока, дрон Бэка (Макс дал ему это имя.), рапортовал о том, что оканчивает вскрытие ворот, ведущих в малую ремонтную мастерскую. Произошло это во время завтрака, и человек, который давно ожидал именно эту весть, всё равно поперхнулся витаминизированным напитком. Он просто поспешил ответить вслух и из-за этого потратил какое-то время на борьбу с неугомонным кашлем. Затем, поспешно облачившись в комбинезон техника-космонавта, поспешил к заветному ангару. Пусть шанс на то, что там хоть что-то уцелело, был мизерным, так как именно в этой части корабля, из всех относительно уцелевших коридоров, имелись самые сильные деформации силовых наборов и прочих конструкций. А это, в свою очередь, заставило буквально вырезать проход в нужный отсек космического корабля. Хотя, благодаря этому, пол и потолок занимали строго определённое им место. Вот только надежд на обнаружение уцелевшего оборудования, почти не было. Однако предварительный осмотр мастерской, произведённый четыре дня назад при помощи протиснутого в щель мини зонда, даровал небольшую надежду на успешное завершение мероприятия. Радовало то, что не все станины верстаков были сорваны со своих фундаментов. Да и кое какие агрегаты, согласно статьям флотского устава, находились в захватах транспортных контейнеров, дополнительно зафиксированных такелажными силовыми полями.
  - Кэп, - не отличимым от живого человека голосом поинтересовался робот, когда "заметил" бегущего к нему Макса, - требуется твоё разрешение на завершение процедуры вскрытия этой створки и открытия получившегося лаза.
  - Погоди Бэка, отдохни маленько. Видишь, как я запустил физуху? Прямо позор. Дай отдышаться. - с трудом втискивая меж судорожными вдохами короткие фразы, сипло ответил Максим, остановившись и опёршись рукою о ворота нужного ему ангара.
  - А что это значит, отдышаться?
  - Блин, всё время забываю, что ты всего лишь механическое существо. Понимаешь, мы, люди, существа живые, и нам для выживания много чего необходимо, например, дышать, есть, спать. А ещё, от продолжительной интенсивной работы мы устаём, от быстрого бега, и того хуже. - Макс, присев на торчавший из пола обрезок широкой балки, начал терпеливо объяснять роботу-технику о непонятных для того потребностях живых организмов. - Нам, в этот момент не хватает ни воздуха, ни сил, и мы должны отдышаться, иначе можем банально отключиться. Понял?
  - Так поэтому ты так сипло дышишь? Ты, так делаешь чтоб не выключиться? Да?
  - Что-то вроде того.
  - Всё равно не понятно. Могу понять, что ты, как биологический объект устаёшь, значит можешь сломаться, или в лучшем случае, временно отключиться от своего аккумулятора. Но ведь твоё самочувствие не мешает мне вытолкнуть остатки створки и открыть проход в мастерскую. Ты всё равно, вначале пошлёшь туда меня, затем, когда я всё там разведаю, хорошо отдышишься и с восстановленным зарядом своей маломощной батареи, войдёшь следом. (Просьба не возмущаться тупостью "паучка" - в аварийный И.И. управляющие роботами техниками, базы по биологи и анатомии не закачивают.)
  - Вот железный непоседливый бестолочь, хуже малого дитя. Погоди хоть немного, не спиши как на пожар.
  - Я не весь железный. Между прочим, в моём корпусе имеется около шестидесяти процентов разнообразного углепластика, керамики и прочих полимерных деталей. А спешить как на пожар, это как?
   Несмотря на то, что разговор с роботами, которыми управлял слабенький ИИ, всегда получался немного несуразным, Максим всё равно старался поддерживать нормальное общение со всеми машинами, а не отдавать им только лишь ментальные приказы. И да. Именно по этой причине, голос всех дроидов был максимально очеловечен, жалко, что у местных искинтов не было настроек для включения режима саморазвития "Диалог". Так, в разговоре не о чём, прошло около десяти минут, может быть немного больше. После чего, вход в механическую мастерскую был вскрыт, Бэка шустро оказался по другую сторону лаза, и приступил к изучению ангара. Благодаря получаемой картинке, которую транслировал механик, можно было порадоваться только одному, уцелела вся особопрочная тара с реакторами автономного питания, не менее пяти контейнеров с роботами. Хватало механизмов, которые сорвались с плохо закреплённых крепежей, или были раскурочены четырьмя массивными верстаками, вывороченными из своих фундаментных плит. Прошло ещё около двух часов, потребовавшихся для диагностики с виду уцелевшего производственного оборудования. Как итог - одно сплошное разочарование. Из-за неизбежных при таком жёстком приземлении динамических нагрузок, не удалось избежать деформаций многочисленных направляющих принтерных форсунок. Любому изделию, изготовленному на таком верстаке, или малом промышленном синтезаторе, был гарантирован только один путь - в утиль.
   Пока Бэка осматривал каждый закуток мастерской, Максим тоже не сидел истуканом. Он, пока его помощник скрупулёзно изучал помещение, следом за ним проник в мастерскую. Затем, включив в своём комбинезоне техника режим экзоскелета, извлёк из ближайшего уцелевшего транспортного контейнера и активировал идущий в комплекте с верстаками, запасной искинт управления роботами. Благо у того, согласно инструкции, аккумулятор был заряжен не менее чем на половину своей ёмкости. Затем, последовала недолгая настройка агрегата управления, да предэксплуатационное обслуживание пары дроидов. К моменту, когда Бэка окончил диагностику всего оборудования мастерской, два средних робота, унесли большой контейнер с аварийным реактором к "штабному кубрику" Кэпа. Там, эти мастера запустят сверх современный электрогенератор и займутся перестройкой четырёх наименее пострадавших кубриков. Получившееся после перепланировки помещение, будет использоваться как склад подлежащего восстановлению "железа" . Запустить второй искинт, который должен руководить дроидами занятыми мародёрством, человек не успел. Даже находясь глубоко во чреве погибшего звездолёта, Макс услышал нарастающий гул, который достигнув своего пика, разразился грохотом мощного взрыва. Нельзя сказать, что временное убежище Кэпа от этого пострадало, однако останки космического корабля слегка содрогнулись. Да так, что стоящий возле распакованного И.И. Максим, упал. Вскрытый контейнер с искинтом слегка качнулся, но устоял.
  - Су...и! Да как же так? - не сдержавшись заорал Максим, подняв прозрачное забрало шлема и потирая ушибленный лоб. - Бэка, как у тебя дела? Доложи о разрушениях!
  - Разрушений нет. Всё что могло упасть и повредиться, давно валяется на полу. Другие роботы, сейчас обследуют наш сектор.
  - Что у них?
  - Говорят, что всё в порядке, никаких новых повреждений обследуемого нами корабля не обнаружено. Нет - корректировка. Придётся срезать вновь "вылезшие" из разломов швеллера, да укреплять проход между жилым отсеком и нашей мастерской, его слегка повело.
  - Если необходимо, никуда не денемся, прорубим и укрепим. Что ещё?
  - Наблюдатели на поверхности докладывают: "С неба свалился частично фрагментирующийся, объятый пламенем, огромный объект. На местах его падения, как и отвалившихся от него небольших обломков возникли очаги пожаров".
  - Как их оценивают? - не желая отвлекаться от неоконченной работы на прямое подключение к видеосистеме дозорной пары, поинтересовался Кэп. - Какова степень опасности для нас?
  - Все зафиксированные возгорания оцениваются как мелкие. Исключение - место падения самого крупного объекта. По результатам проведённых нами расчётов, опасность для нас нулевая, так как после падения, вокруг Дерзкого образовался достаточно широкий периметр вздыбленной земли, на котором просто нечему гореть. А неизбежное задымление, ты сможешь пережить даже в костюме космического техника. А проведённая нами система вентиляции жилых блоков, не пострадала.
  - Это, если пожар доберётся до нас. - прервав работу, спешно подключившись к камерам дроидов-наблюдателей, задумчиво ответил Макс.
  - Судя по направлению ветра и прочим данным, вероятность того что огонь доберётся до нас, восемьдесят пять процентов.
  - Не паникуй, жестянка, всё у нас будет чики-пуки. Мы такие ..., мы прорвёмся. А если смалодушничаем, то есть попробуем отсюда сбежать, то стопроцентно сдохнем, пусть и не в ближайшее время. Так что, не отвлекаемся и продолжаем работать по намеченному плану.
  
  

Глава 7

  
   Отбушевал страшный пожар, густым дымом которого была закрыта почти треть небосклона. И надо же, благодаря ветру, или ещё какому-то невероятному везенью, огненное бедствие прошло стороной от железной горы. А в искорёженных недрах этой махины, добыча ценных материалов и подлежащего восстановлению оборудования, шла своим чередом и вмешательства в этот процесс человека более не требовалось. Именно поэтому Макс, через две седмицы, снарядил большой караван из отремонтированных под его руководством больших роботов погрузчиков, на которые были погружены только самые ценные находки, и отправился вместе с ним на базу. Так что, его командировка за "полезными ископаемыми", занявшая ровно пятьдесят пять суток, если не учитывать дорогу и не хватившие для ровного счёта четыре с четвертью часа, была окончена. На сей раз, путь домой не повторял ранее пройденную дорогу, а был максимально спрямлён, и прошёл скучно и без приключений. По возвращению домой, Кэп, с нескрываемым удовольствием снял с себя надоевшую амуницию, отмыв в комфортных условиях тело до скрипа и поспав около суток, направился на изучение очередного пакета баз знаний. Всё бы ничего, если не обратить внимания на одну маленькую странность.
   Всё началось во время очередного, на сей раз, "трёхлетнего" обучения в училище, на щитовика малых и средних космических кораблей. Здесь, помимо странностей в учебном процессе и быта курсантов, то есть, излишне строгого соблюдения устава на первом курсе и почти полной вольнице на последнем году обучения, курсанту начали сниться странные сны. И никакие базы по психологии не могли объяснить натуральность их восприятия, когда можно было рассмотреть каждую трещинку на асфальте - жуткий, дурно воняющий во время жары продукт нефтепереработки, которым зачем-то покрывали тротуары и дороги. Не стоит говорить и про натуральность тактильных ощущений. Даже находясь в виртуальном мире, Максим удивлялся несуразности ночных видений. Этакая полноценная жизнь во сне. Да взять тот же автомобиль, с его необычным кузовом, грохочущим двигателем внутреннего сгорания, выбрасывающим в атмосферу сизый, вонючий и очень вредный газ.
   Отдельным пунктом сновидений, шла страсть Кэпа, имеющего странную фамилию Гай, к охоте на диких животных. Поэтому, ему приходилось часто сидеть в засаде, плавать на деревянной лодке, или сутками ходить по лесу с охотничьим ружьём. Вот уж это ружьё анахронизм, так анахронизм, всем на зависть. Подобное убожество даже специально не придумаешь. Это надо же, чтоб зарядить это, так сказать оружие, необходимо его переломить пополам, дабы вставить в каморы пару крупных патронов. Стрелял этот ужас громко, дымно, и непременно с толчком в плечо. Это, было проявление так называемой отдачи.
   В остальном, видения ничем не отличались от обычной жизни. Вокруг Макса ходили те же люди, которые бегали, любили, работали, отдыхали и прочее, прочее ... Была у героя сновидений и личная жизнь. Он владел каким-то пакетом акций, приносящих ему немалый доход. Имелась и своя пассия. любимая женщина, слегка полноватая, не прошедшая не единой модернизации тела Татьяна. Немного своенравная, даже капризная особа, часто меняющая не только стрижку, но и цвет волос, используя для этого токсичную краску. Странно, но Максим(Во сне, ГГ узнал и о таком варианте своего имени, и он ему пришёлся по душе.) просто сходил по ней с ума, нечто подобное сохранилось даже после того, как они вместе состарились, и она ушла из жизни первой. Прискорбно, на тот момент, ей было всего лишь семьдесят лет, хотя, она выглядела на все двести - двести пятьдесят. Как говорится, ей ещё жить да жить, а тут такое ...
   Вспоминать эти ужасные сны было неприятно, но и забыть не получалось. Благо, при обучении на звёздного навигатора, подобный баг не повторился. Здесь, с первого курса не было драконовских требований к дисциплине. Единственное что не прощалось, так это небрежное изучение преподаваемого материала. По этой причине, треть курса, была отчислена за неуспеваемость в первом семестре. Жалко было только то, что лишь в конце четвёртого, выпускного курса курсанты были допущены к практике. И то, любые их расчёты проверялись прикреплённым к студиозусу временным наставником, который, в случае получения правильного маршрута к заданным координатам, лично передавал их искинту корабля. И вновь, обучающая программа вырвала школяра в момент подготовки к итоговому гулянию, от разгула которого, обещал содрогнуться весь небольшой городок.
  - Представляешь? А я нисколечко не удивлён твоему упрямству. - Макс, едва открыв люк тренажёра, услышал спокойный голос Искры, хотя, андроидов рядом не было. - Ты вновь обрезал мне доступ к этой капсуле. Ну, я решил, раз ты такой самостоятельный, то и помощь в перемещении к медблоку, тебе не нужна.
  - Значит, ты уже привык моим выкрутасам. И даже смирился с ними.
   С ухмылкой ответил Кэп, направляясь в душевую и на ходу снимая пропахший потом тренажёрный комбез. Прошло не менее пятнадцати минут, пока человек нежился под струями тёплой воды, смывая скопившуюся на коже соль. Когда чистый, довольный и облачённый в свежую повседневную одежду Максим собрался покинуть санузел, ИИ, сымитировав в голосе обиду, поинтересовался:
  - И тебе меня не жалко?
  - Ты знаешь, там, в виртуале, мне часто снились необычные сны, до жути похожие на настоящую жизнь. - задумчиво сморщив лоб, не обращая внимания на только что прозвучавшее обвинение в жестокосердии, вкрадчиво заговорил парень. - Так в них, я на подобные вопросы постоянно отвечал: "Жалко у пчёлки в попке".
  - Вот тут, я ничего не понял. Кто такая пчёлка, то есть пчела, я прекрасно знаю. Но как насчёт какой-то жалости, которая может находиться у неё в воображаемой попке? Это же полный абсурд.
  - Забудь. Это обыкновенная игра слов. У всех медоносных пчёлок есть жало, то есть, этакое очень маленькое жалко.
  - Понял. Но причём тут эта твоя игра слов? Что она означает в нашем случае? Ведь жало, у этого насекомого, расположено в брюшке, а не там, где ты говоришь.
  - Вот ты тормоз. Прости, всего лишь неразумный компьютер, с "дубовым" процессором. - со вздохом, укоризненно покивал головою Макс. - В этом случае, главное сама игра слов. А означает, она то, что мне нисколечко тебя не жалко.
  - А-а-а, теперь мне всё ясно, ты обыкновенный шовинист. Отныне буду знать, что ты ненавидишь всех, кого вырастили в пробирке. Ладно. Иди уже в медблок, мешок с органикой. Как пройдёшь процедуру восстановления, приглашаю в столовую, голодный, небось.
  - Твоя правда, железяка, я голоден как волк, кобылу бы съел. Быть может, даже не одну.
  - Если знаешь где взять алгоритм приготовления в синтезаторе этого блюда из конины, то я тебе его обязательно приготовлю. После этого серьёзно поговорим. У меня, для тебя, есть одна очень важная новость.
  - Какая такая новость? Почему я до сих пор ничего не знаю? - изображая гротескное удивление, Кэп остановился и посмотрел в потолок, после чего, перестав дурачиться, поинтересовался. - Может быть, с неё и начнём, раз она такая важная. Зачем терять столько времени.
  - Нет. Её лучше обдумывать на сытый желудок и "переваривать" неспешно. Я правильно употребил твою игру слов? Да?
  
   Через полтора часа, пройдя ставший привычным сеанс оздоровления в медкапсуле, и утолив неизбежный после лечения голод, Макс о чём-то задумался, посидел так пару минут и скорчил гротескно-страдальческую миму. Затем, не вставая из-за стола, посмотрел в потолок, и если судить по зазвучавшим в его голосе ноткам издёвки, изрядно дурачась над своим единственным собеседником, задал Искре вопрос:
  - Ну что же, бессердечный интриган, возрадуйся. Клиент готов подставлять под твою "лапшу" свои ухи. И, о великий, вешай ..., то есть озвучь уже, мне такому неразумному, свою главную новость дня.
  - Остынь уже, шут гороховый. Сейчас не до твоих идиотских шуток, проблема у нас и в самом деле серьёзная.
  - Говори. - вмиг посерьёзнев, проговорил человек.
  - Пока ты учился и ставил на нейросеть метки, подтверждающие твои новые навыки, я трудился, расшифровывая записи всех перехваченных мною переговоров. Нет, не вздымай так возмущённо брови, а дослушай меня. В последнее время, в эфире звучат только сигналы нескольких аварийных маяков. Я уже посылал туда беспилотных разведчиков, там нет выживших людей. Кто-то об этом позаботился.
  - Ты хочешь сказать, что на этой планете, я являюсь единственным живым гуманоидом? Так я, об этом давно знаю. Что ты мне прикажешь делать в этой ситуации? Космический корабль я всё равно не построю. Если только, мне каким-то чудом удастся обзавестись необходимой для выполнения нашей мечты верфью.
  - Не перебивай. Как я сказал ранее, мне удалось расшифровать кодированные переговоры, и их содержание мне не понравилось. Ты прав в одном. После нападения диверсантов Объединённой Лиги Свободных Государств на нашу экспедицию, и угона ими нашего главного модуля управления, в живых остался только ты. Затем, на планете появились неопознанные мною мародёры, которые уничтожив все платформы орбитальной защиты, начали демонтаж всего обнаруженного ими оборудования. И это ещё не всё. Следом, появились военные корабли федерации, которые уничтожили как самих воров, так и все оставшееся на планете производственные бункеры. После чего, повисев на орбите с недельку, улетели.
  - Ты хочешь сказать, что федералы тоже улетели?
  - Да.
  - Вот и отлично. Значит, отныне я могу без боязни ходить по планете и не озираться по сторонам. Прямо с завтрашнего дня, можно собирать необходимые для нас ресурсы. А там ... Глядишь, мне хватит материала и на небольшой заводик, для последующей постройкой на его мощностях малого космического разведчика.
  - Не всё так радужно, как это тебе кажется, Макс. В результате массированной орбитальной бомбардировки, случилось невероятное, из сорока реакторов, обеспечивающих энергией рассредоточенные по планете биолаборатории три, были разрушены. И сейчас, эти руины активно загрязняют атмосферу своими радиоактивными выбросами. Об этом, я узнал из перехваченных разговоров армейцев, и, по моим выводам, если в кратчайший срок не ликвидировать эти источники заражения, наша планета гарантированно станет непригодной для проживания. Их аналитики пришли к аналогичным выводам, только бороться с последствиями своих орбитальных бомбардировок, эти твари не пожелали.
  - Стоп. Я всё понял. У меня лишь один вопрос. У тебя есть базы знаний, необходимые для начала борьбы с начавшейся экологической катастрофой? Или нет?
  - Есть. Но объём нужных для тебя данных слишком большой.
  - Ерунда, ты ведь знаешь, как уменьшить риск в моём обучении. Первым делом, составь мне изначальный установочный пакет профессиональных навыков, необходимых для начала работ по устранению грядущей экологической катастрофы.
  -Уже готово. - через пару секунд ответил Искра. - Только пришлось разбить программу обучения на три части.
  - Ерунда. Готовь первый пакет. И да. Пока я учусь, начни утилизацию и переработку ближайших "залежей" металлолома.
  - Уже выполняется.
   Не смотря на применение максимального разгона, обучение на лейтенанта службы катастроф, оператора строительных роботов и инженера строителя производственных мощностей, заняло чуть меньше пяти суток. На этот раз, далось обучение нелегко. Речь идёт не о виртуальной жизни, занявшей около восьми лет, а о том, что Макс с трудом покинул учебный модуль. У парня сильно кружилась голова, его поташнивало и никак не удавалось что-либо рассмотреть - окружающие предметы слегка дрожали и двоились. Пришлось потратить два часа на лечение и получить запрет на учёбу на три недели.
   Зато, после окончания короткой процедуры восстановления, закружилась круговерть авральной работы. Благо Искра, в течении суток, следуя полученным от человека указаниям, изготовил грузовую платформу, на которую загрузил несколько контейнеров с разобранным промышленным принтером. и десяток средних роботов техников. На этом, все его запасы картриджей были израсходованы, включая Н.З. То, с какой спешкой возле уже известной железной "горы" был выкопан котлован. Как в нарушение всех норм, на неустоявшемся фундаменте был возведён ангар и начат монтаж промышленного принтера, было "отдельной песней". Только всё получилось. К окончанию строительства цеха, подушка фундамента из быстросохнущего пластобетона успела набрать минимально допустимую прочность. А то, что в скором времени само здание начнёт оседать, было не страшно. Главное, в нём начнётся выпуск столь необходимых "верстаков" и прочей техники. А там, с соблюдением всех норм, можно будет заняться и нормальными производственными мощностями. Лишь бы успеть ликвидировать все выявленные очаги радиационного загрязнения атмосферы, пока этот процесс не стал необратимым.
  
   Четыре месяца спустя. Облачённый в серебристый костюм средней радиационной защиты, человек сидел на начавшей промерзать оголённой почве, вернее, на суглинке, который ещё недавно был прикрыт чернозёмом. Расслабившийся парень, опершись спиной на торчащий из земли валун, банально отдыхал. Здесь не было слышно, как где-то на юге, на удалении десяти, одиннадцати километров, с жутким рёвом, пятёрка огромных грейдеров педантично срезала с земли пласты "заражённого" грунта. Пара экскаваторов-погрузчиков, по мере необходимости, загружали собранную почву, перемешанную с росшими на ней растениями в специальные контейнеры. Немного погодя, десяток контейнеровозов привезёт освободившуюся тару, забрав заполненную. И так по кругу, раз за разом. При желании, с места где "медитировал" Макс, можно было увидеть, как эти "муравьи" неспешно транспортировали свою ношу.
   Таким нехитрым способом, загрязнённые земля, снег и растения собирались и отправлялись на перерабатывающий завод. А там, попав в реактор огромного промышленного утилизатора, эта смесь "разбиралась" на составляющие её элементы. И всё. Что-то из добытых таким способом элементов собиралось в специальном хранилище, а не подлежащее вторичной обработке вещество, отныне не опасное для окружающей среды, просто сбрасывалось в ближайших оврагах. Вернее, на месте бывших естественных промоин, постепенно росли терриконы. (Террикон - это отвал, искусственная возвышенность из пустых пород.)
   Умные машины, не нуждающиеся в постоянном контроле, работали. Уставший человек, которому осточертело постоянное нахождение в бункере, устроив за прошедшие месяцы себе первый выходной, старался расслабиться душой и телом. Парень огорчался лишь тому, что, отныне, покидая подземный бункер, ещё долго не сможет вдохнуть полной грудью свежий воздух. Если только, подобное удовольствие, по какой-либо причине, не перейдёт в разряд несбыточных мечтаний. Затем, заметив в небе короткий росчерк, свидетельствующий о падении маленького обломка какого-то космического объекта, он с тоской посмотрел в голубую высь и тяжко вздохнул. Отныне, космос помимо почти недостижимой мечты оказаться там, нёс и опасность. Как раз по этой причине, не так давно бывший абсолютно безопасным участок земли, был переведён в зону отчуждения. И всё по причине повышенной радиации. Обидно, сюда, всего лишь упал не заглушенный малый реактор с какого-то космического корабля. Точнее "малыш", рассыпался в воздухе, на небольшой высоте, осыпав большую площадь поверхности своими осколками, чем испоганил грунт. Приблизительно через неделю, максимум две, этот огромный участок земли будет зиять огромной "раной" обнажённого глинозёма. Поэтому, остаётся только гадать относительно того, как много времени природа будет залечивать на своём теле эту "язву". А ещё, не известно, как быстро от таких "подарков", которые могут оказаться намного опаснее нынешнего, планета станет окончательно непригодной для жизни.
  - Искра. - чувствуя, что вот-вот погрузится в одолевающую его дрёму, человек мысленно обратился к искинту.
  - Да, Максим.
  - Как там обстоят дела с моим проектом? Почему ничего не докладываешь о его продвижении?
  - О каком из ...?
  - Не придуривайся, братец. Меня интересует постройка наших орбитальных буксировщиков.
  - А-а? Ты об этом? - имитируя скучающий тон, ответил И.И. - Тебе дать развернутый отчёт, или можно отделаться общими словами?
  - Можешь докладывать коротко, лентяюга.
  - Значит так. Моё мнение тебе давно известно. Ты, напрасно тратишь наше время, а с ним и скудные ресурсы. Необходимо как можно скорее завершить строительство более глубокого бункера. А после этого, сосредоточить всё, что у нас есть, на очистке планеты от загрязнения.
  - Не начинай Искра. - резко отстранив спину от камня и в сердцах ударив облачённым в перчатку кулаком по земле, огрызнулся Макс. - Я тебе уже многократно говорил о том, что первым делом необходимо ликвидировать угрозу с космоса. Только ты, в силу заложенных в тебя шаблонов принятия решений, не способен многого понять. Значит так, я приказываю! Пока я веду отделочные работы в новом убежище и усиленно чищу поверхность от начинающей расползаться по ней радиации, ты занимаешься орбитой. Ты обязан в ближайшее время запустить на орбиту все три наших буксира. После чего ты, с их помощью корректируешь орбиту обломков, которые грозят вот-вот с неё сорваться и упасть нам на голову. Скажи спасибо, что последний "сюрприз" слегка по нам промазал.
  - Я конечно подчиняюсь, но то, что ты спроектировал, полноценными космическими работягами не назовёшь. Мы даже не проводили их динамических испытаний. Вот. Единственное что у нас есть, это твои приблизительные расчёты. Уму непостижимо! То, что ты там "намешал", до этого никогда не собиралось. И как твои поделки поведут себя в ближнем космосе, я даже не берусь прогнозировать.
  - Достал уже своим нытьём! Всё! Твоя задача следовать моим инструкциям, не то, в гонке на выживание, мы будем вечно "плестись в хвосте". Ты должен, нет, ты просто обязан как можно скорее отправить на орбиту автономные толкачи. А там, они, управляемые своими простенькими кремневыми искинтами, начнут выполнять выданные тобою задания. Даже в худшем случае, хоть один из моих проектов должен оказаться более или менее работоспособным.
  - Ты не пробиваем. Хорошо, через девятнадцать дней, запускаю первую из твоих поделок.
  - Почему так долго?
  - А ты как себе это всё представляешь? Я должен не просто собрать, но и многократно протестировать каждый узел во всех ступенях твоей примитивной ракеты-носителя. Ускориться никак не могу, я и без того, задействовал на их изготовление все свои свободные мощности.
  - Всё, успокойся. Действуй как можешь и вечерами, докладывай мне о каждом своём проделанном шаге. Надеюсь, за это время, ничего опасного на нашу голову не свалится.
  - Максим! Тут это ...
  - Что ещё?
  - Только что пришёл доклад, что "полетела" гидравлика грейдерного отвала у 015-го.
  - Отправь его на срочный ремонт.
  - Это нереально, мощности единственной обслуживающей строительную технику мастерской, заняты ремонтом 008-го. У него, на замене основная рама. Я тебе уже докладывал об обнаружении в ней опасных скрытых трещин. Сейчас, принтер распечатывает новую, она готова только на шестьдесят три процента.
  - Ничего, эта задержка не столь критична.
  - Не критична? Да мы просто не успеваем заменять изношенное оборудование! Оно скоро всё придёт в негодность и станет мёртвым грузом. А ты всё рвёшься на орбиту, как муха на ...
  - Вот поэтому, необходимо как можно быстрее прервать этот чёртов "звездопад". Именно по его вине, мы бестолково мечемся как загнанные ...
   Не договорив, человек отмахнулся от невидимого собеседника, длинным, слитным движением встал и молча, направился к замаскированному входу в бункер.
  
  

Глава 8

  
   Голубая планета Глесса с величавой неспешностью вела вечный "хоровод" вокруг своей жёлтой звезды по имени Гелиос. Несмотря на то, что по всем параметрам Глесса была во всём идентична Земле, как будто являлась её однояйцевым близнецом, она не была центром политической жизни Федерации Свободных Звёздных Систем. Эта красавица, даже не удостоилась чести стать всемирно известным курортом. И всё потому, что эту звёздную систему, обнаружила и закрепила за собою корпорация Клейт, официально прибрав к рукам все имеющиеся в звёздной системе планеты и астероиды. И вот, спустя десять лет после официально подтверждённой колонизации, на одном из пяти континентов, на красивейшем берегу внутреннего моря, был возведён первый город, тёзка владеющей им компании. Вот он и стал новой штаб-квартирой, а заодно и деловым центром корпорации, куда "сходились пути" многих разумных, желающих приобрести для личных нужд самые надёжные биоискинты, или миловидных, "выращенных пробирке" животных. Ведь во всех развитых мирах знали, эти домашние питомцы отличались от естественно рождённых существ удивительным миролюбием, завидным здоровьем и запредельной преданностью своим хозяевам. В остальном же, красавица Глесса стала заповедником, на поверхности которого существовало всего лишь сорок три города и не одного производственного комплекса. Муниципальные очистные сооружения не учитываются.
   В самом узнаваемом во всей вселенной здании, невзирая на то, что утро только начало вступать в свои права, сидел внешне ничем не примечательный мужчина среднего возраста и худощавого телосложения. Хозяин небольшого кабинета, плотно прикрыв веки, внешне вольготно, развалился в анатомическом кресле и при этом, умудрился не уснуть, а продолжить работать. Неожиданно, активное "метание глазных яблок" прекратилось, и тонкие губы человека растянулись в слащавой улыбке. Ещё через секунду, веки разомкнулись и серые, добродушные глаза чиновника устремили свой взгляд в противоположную от стола стену. Заодно, Хайс пододвинул своё офисное кресло ближе к рабочему столу. Стоило ему это сделать, как створки невидимой двери разошлись, и в помещение вошла похожая на суперзвезду особа. Вернее, это была девушка в деловом костюме, на которой модная одежда смотрелась весьма уместно и элегантно. С первого же взгляда, можно было оценить дороговизну элитной одежды, которая сидела на исполнительном директоре компании как вторая кожа.
  - Рад тебя видеть, Сильда, - слегка привстав с кресла, Хайс радушно поздоровался с вошедшей в его кабинет женщиной, - ты как всегда безупречно красива. Аж завидно.
  - Снуга, ты меня пугаешь. С каких пор ты завидуешь моей красоте, а не восхищаешься ею. - в три шага подойдя к столу, с трудом сдерживая улыбку ответила блондинка и не оборачиваясь уселась на бесшумно подкатившее со спины кресло. - Впрочем, старина, шутки в сторону, мне сейчас не до них.
  - Смотри, радость моя, когда ни будь, я не успею подставить стульчик под твой очаровательный зад. - криво улыбнувшись, с укоризной проговорил брюнет, не обидевшись на спич с подковыркой. - И ты, больно приложившись о пол своим мягким местом, обвинишь бедного шефа безопасности в злонамеренном покушении на твою жизнь.
  - А ты, милый цербер, не расслабляйся. На то ты и безопасник. И да, я, этим всего лишь демонстрирую что доверяю тебе во всём.
  - Всё, отрада моих очей, давай заниматься делами насущными. Ты ведь пришла ко мне не ради столь любимых тобою комплиментов.
  - Конечно же нет. - мгновенно посерьёзнев, ответила красавица. - Ты, недавно прислал мне одно необычное сообщение. Что? Ты как всегда придумал чем можешь меня порадовать?
  - Да, отрада моей измученной души. Сейчас же убедишься во всём сама.
   После этих слов, безопасник с показной неспешностью выключил свой наручный искинт, а дождавшись, когда тоже самое сделает гостья, активировал систему подавления шпионского оборудования. После чего, посмотрев в глаза собеседницы, заговорил:
  - Как ты уже знаешь, кто-то слил Лиге информацию о том, что мы отправили на покинутую нашими предками Землю экспедицию. Некие сволочи на неё напали, и завладели арендованной нами платформой для терраформирования планет. Где этот мобильный комплекс сейчас находится нам по-прежнему не известно.
  - Знаю, - недовольно поморщившись, согласилась директор, - корпорация Энгон, уже потребовала от нас немедленно погасить причинённый им имущественный и моральный ущерб. Предъявленная ими сумма просто астрономическая.
  - Так вот. Я вычислил завёдшуюся у нас "крысу". Однако, преждевременно не радуйся. Предателем оказался племянник сенатора Клюста.
  - Эдди? Этот милый, весьма галантный мальчик? - без каких-либо эмоций, поинтересовалась, короткостриженая по последней моде женщина.
  - Да, всё так. Эта смазливая, лицемерная сволочь, воспользовавшись кодом доступа своего дяди, скопировал некие секретные файлы и продал их свободным. Не смотри на меня с такой укоризной. Всё именно так, как я тебе сказал. Вначале, в ходе стандартной в таких случаях проверки персонала, я вышел на его траты, которые существенно превосходили его оклад и выделяемые родственниками креды. Затем, я выяснил сколько обезличенных банковских чипов он в течении года спустил на гулящих девок. И уже после этого, "зарылся" в архивах серверов.
  - И что ты там нашёл?
  - Этот му..., то есть, наш милый мальчик, ошибочно думает, что ему удалось полностью "замести" все следы своего недавнего воровства. Вот только, вычислив время кражи, мне удалось восстановить небольшой фрагмент из удалённой им информации. Мне посчастливилось пять минут наблюдать, как нервно покусывая губу, эта мразь контролировала перекачку нашей секретной документации. Представляешь, этот придурок, настолько уверовал в то, что запущенный им вирус сотрёт всю информацию, что не удосужился выключить камеру на дядюшкином домашнем терминале.
  - М-да, мой милый Хайс. Лучше бы ты так "глубоко" не копал - дольше бы прожил. И зачем ты сейчас мне всё рассказал? Старый ты хрыч. Неужели стало скучно подыхать в одиночестве? Да?
  - Золотце моё, я не собираюсь жить вечно. Однако и подыхать в ближайшие десятилетия я так же не планирую. Чего и тебе желаю. Надеюсь ты мне веришь?
  - Очень хочется. Но, ...
  - Не желаю слышать никаких, но, Сильда. - откидываясь на спинку кресла, устало отмахнулся безопасник. - Вспомни, ведь мы и не из таких передряг выкручивались. Тем более, у меня уже есть удобный "козёл отпущения", осталось качественно обстряпать нашу доказательную базу. Как раз сей час, я кое-какие документы смогу немного подкорректировать, после чего, можно без опаски идти на доклад к нашим "небожителям".
  - А как быть с племянником мистера Клюста? Не предпринять меры против Эдди, мы не можем, иначе он, обнаглев, нас ещё сильнее подставит. А если даже намекнём САМОМУ - женщина выразительно посмотрела на потолок, - на выкрутасы его племяша, то проживём не более часа.
  - Да. Ты права. Сейчас, мы оба, начинаем готовить "жертвенного агнца к закланию". Да, кстати, кое чего сможешь сделать только ты. А я, буду думать, как тихо избавиться от Эдди. Дай мне для этого месяц. И ещё, не вздумай устраивать слежку за этим засранцем. Тем более, не смей обрубать его доступ к секретной информации.
  - А если он и её "сольёт"?
  - У тебя что, второстепенной, тупой работы мало? Ту, которую некоторые "умники" любят переводить в разряд секретных доков ради перестраховки. Так вот, регулярно скидывай её на весь отдел, тот, куда хозяин пристроил своего "бедного" родича. Заодно, нагрузи такой же белибердой ещё парочку своих подразделений.
  - Ага. Только последнее подразделение, я буду напрягать серьёзными задачами, требующими определённого допуска. - слегка улыбнувшись одними лишь губами, ответила собеседница.
  - Вот видишь, ты сама всё прекрасно поняла. Так что давай ...
  
   Через двое суток, шеф службы безопасности предстал перед тремя инвесторами, обладающими основными пакетами привилегированных акций корпорации и он, должен был доложить им о том, что удалось выяснить относительно пиратского нападения на отправленную на землю экспедицию. Сама встреча проходила в режиме удалённой и одновременно, надёжно защищённой конференции. То есть, голограмма полковника Снуга стояла посреди известного только для узкого круга людей виртуального кабинета, а тройка мажоритарных акционеров, судя по отрешённому виду их аватаров, изучали содержание пересланных им пакетов данных. И как показалось Хайсу Снуга, сенатор Клюст, перед тем как "погрузиться" в изучение документов, посмотрел на него как на "без пяти минут" покойника.
  - Вижу, что вы, Снуга, провели тщательное расследование, и нашли не только заказчика, который, к несчастью, для нас недосягаем. - бесстрастно проговорила голограмма главы клана Бейра. - Так же, вы вышли на их агента. Это хорошо. Только как вы могли допустить проникновение в нашу корпорацию этого "крота"?
  - При всём желании, - не отводя взгляда от вопрошающего, с чинной неспешностью ответил Хайс, - я никак не мог этому помешать.
  - Это ещё почему? - возмущённо поинтересовался Клюст.
  - Господин сенатор, моя служба проверяет только тех, кого берут на постоянный контракт, или для работы в наших филиалах. А этот человек, был нанят самим руководителем экспедиции, профессором археологии Рулом Столном на краткосрочный контракт. Его мы не проверяли, так как он нанимался медиком, соответственно, куда и зачем направляется экспедиция, этого индивида не оповещали.
  - Естественно. Все "умники" считают, будто такие люди не смогут разгласить те секреты, в которые их не посвящали. - сухо проговорил третий владелец корпорации, с виду сухенький, совершенно лысый старик, на вскидку, которому можно было дать не менее трёхсот лет.
  - Да, так оно и есть. Я не то что не могу кого-то вычеркнуть из списков кандидатов, мою службу просто к этим спискам не подпускают.
  - Прискорбно, но факт. - грустно вздохнув, задумчиво ответил глава клана. - Считается, что службисты не способны понять нужды учёных, вот и получили эти яйцеголовые такую вольность.
  - Всё так. - зло проговорил сенатор, впялив взгляд в безопасника. - Только кто нам возместит все убытки?
  - С объединённой лиги свободных государств, ничего не получишь. - уверенно ответил Снуга, лишь слегка довернув голову в сторону аватара сенатора Клюста. - Стоило моим парням застать на древней планете их наёмников, как хозяева от них тут же открестились. Они, как всегда объявили их дикими пиратами.
  - Всё как обычно. А что там с восстановленной планетой? Она действительно более не пригодна к заселению?
  - Да. Эти жадные бандиты, мало того, что угнали дорогостоящий модуль, они ещё обирали второстепенные бункеры генных лабораторий. А когда мы их прижали, подорвали несколько реакторов. Проще говоря, там, на нашей прародине, спасать нечего. Борьба с последствиями их теракта, обойдется нам дороже чем мы уже успели потратить за эти двадцать лет. Сюда можно приплюсовать траты за сотню лет, когда там работали специальные бактерии.
  - Прискорбно. - еле слышно пробормотал господин Бейра Чес. - Мы собирались сделать из этой планеты дорогой курорт, с чудной историей её воскрешения. Вы плохо работаете, Хайс. Кто нам возместит убытки?
  - Это конечно капля в море. На счету у предателя, есть относительно крупная сумма кредов. Причём, судя по дате открытия этого счёта, это была оплата за переданные агентом данные. Мы этот счёт заморозили и наши юристы ...
  - Видел я ту смешную сумму, в ней нет и сотой части процента понесённых нами убытков. - прервал главу безопасности старик. - Мне вот интересно, почему этот докторишка, до сих пор не снял свои деньги со счёта. Как я понял, эту личину ему создали только ради внедрения к нам. Я прав?
  - Да, старейшина Гец, у меня тоже сложилось мнение, что легенда этого мерзавца состряпана лишь для одной операции. Уверен, что многие интересующие нас подробности мы уже никогда не узнаем, подозреваемого убрали сами наниматели.
  - Почему ты так думаешь?
  - Я именно так на их месте поступил. Вся биография этого Макса Кэпа, пусть качественная, но липа. Видимо, её оперативно состряпали для человека, которому было необходимо срочно сменить личность. Я это обнаружил, когда решил более детально "рассмотреть его жизнь под микроскопом". По документам, он жил, учился, работал. Везде есть его весьма подробные следы, будь то ученические аттестаты и заработки, или даже траты. Вот только обязательные в таких случаях соседи по социальному жилью, или прочие сослуживцы, нашего субъекта никогда не видели. Ни один человек. Я, на всякий случай, кое-что проверил через своих бывших коллег, результат оказался вполне предсказуемым. Мне, после того как я передал нужным людям "небольшую благодарность" сообщили, что программа защиты свидетелей, на нашего подозреваемого не распространяется.
  
   "Допрос" Хайса продлился чуть более трёх часов. Всё это время, несмотря на то что троице истинных владельцев корпорации была предоставлена вся собранная по преступлению информация, безопасника продолжали интенсивно опрашивать, задавая одни и те же вопросы, только изменяя их формулировку. Однако, уличить Снуга в обмане или подтасовке данных, у них не получилось. Лишь когда соединение с виртуальным "пыточным кабинетом" было прервано, мужчина, мельком оглянувшись на стоявшее в трёх шагах от кольца голосвязи кресло, развернулся, и подошёл к нему, после чего устало в нём умостился. Неспешно выждав, когда сидение и спинка подстроятся под его тело, полковник прикрыл глаза, и глубоко вдохнув, медленно, выдохнул. Не будь у него пожизненного контракта с корпорацией Клеит, он давно продал бы своё шикарное домовладение. На вырученные креды купил демилитаризированный средний разведывательный корабль и минимум на десять лет, отправился бороздить просторы родной галактики. Да не отпустят его, а если и позволят попутешествовать, то в компании десятка телохранителей, в обязанности которых входит не только охрана ценного объекта, но и его ликвидация в случае угрозы пленения боевиками конкурентов. Знал бы он, какой вонючей "трясиной" обернётся подписание "шикарного" контракта, предложенного стариком Гецем, то по увольнению со службы, ни с кем не разговаривая, купил билет на дикую планету, дабы, построив себе высокотехнологичное убежище, прожить там безвылазно, минимум шестьдесят лет. А наилучшим вариантом окончания тех переговоров, было устоять перед искушением большого заработка, да открыть своё дело, всё равно какое, пусть даже с мизерным доходом.
   Мысли отставника войсковой разведки, плавно перетекли к Сильде, благодаря связям которой, в этот раз, ему удалось кое-что подкорректировать в архивах, и "уговорить" корпоративных аналитиков, слегка вольно изложить свои умозаключения. Главное, все пять специалистов, допустили одну и ту же "оговорку". А ещё, секретные данные Макса Кэпа были удалены из архивов службы защиты ценных свидетелей. Дальнейшие создание "громоотвода", прошло как нельзя удачно, " козёл отпущения" погиб, ближайших родственников у него нет и ... Неожиданно, в служебном коммуникаторе прозвучал тихий звук вызова. После ментального дозволения на соединение, безопасник услышал на удивление беспечный голос госпожи Грамм.
  - Хайс, я тебя не отвлекаю?
  - Нет, золотце ты моё, - рефлекторно "нацепив" на лицо слащавую улыбку, ответил отставной полковник, - я уже пять минут предаюсь приятнейшему из людских пороков, в смысле, "утопаю" в праздном безделье. Покончив с делами, думал идти домой, да решил заночевать на работе.
  - А это идея. Я тоже желаю сэкономить время на дороге домой, и посвятить всё это время приятному отдыху.
  - Так ты решила прийти ко мне? Сладкая моя. Я тебя жду, и почти готов к ...
  - Вот уж старый ловелас, размечтался. Не дождёшься. Я желаю отдохнуть с размахом, и заняться этим, не покидая своего "любимого" этажа. Да и зона отдыха у меня намного больше и комфортнее твоей.
  - Заинька моя! Я всё понял. Тогда я иду к тебе.
  - Я тебе не косая ..., кхм, ну ты меня понял. - наигранно возмутилась Сильда. - Не смей меня так называть, старый ты козёл.
  - Ой, отрада моей души. Такой сердитой, ты мне ещё больше нравишься. Значит так. Я беру с собою парочку бутылочек Вельмьского нектара и с этим божественным напитком иду к тебе. - всё так же сидя, протягивая руку к подлетевшей к нему платформе, на которой находился пакет с элитным вином, чуть-ли не промурлыкал Снуга.
  - Ой! Ты это что? Серьёзно? - натурально взвизгнув от удивления, поинтересовалась директор. - Ты ..., ты ..., ты просто чудо! Так это ты инкогнито выкупил на прошлогоднем аукционе эту прелесть! Да? Ведь ты взял все две выставленные на продажу бутылочки! Да-а, ты всегда был ушлым пронырой!
  - Хвали меня, отрада моих очей, хвали.
  - Всё! Хватит терять время, живенько беги ко мне! Значит так, за тобою этот божественный напиток, за мною музыка, соответствующая закуска и всё остальное. И это ... Неси обе бутылки, не жмись.
  
   Спустя двадцать минут, тихо воспроизведя мелодичный, приятный для слуха короткий музыкальный проигрыш, скоростной лифт повышенной комфортности открыл дверь в апартаменты госпожи Грамм. Ещё через пару секунд, из него чинно вышел элегантно одетый мужчина, умудрившийся с изысканным изяществом нести в одной руке небольшой, но увесистый пакет, а в другой, живую алую розу. Взгляд его серых глаз, с характерным для "сердцееда" лукавым прищуром, оценивающе пробежался по фигуре встречающей его дамы, чьи формы выгодно подчёркивало облегающее вечернее платье кремового цвета. Не более чем на краткий миг, взор гостя застыл на бёдрах красавицы, сместился к глубокому декольте, из которого, дразня мужскую фантазию выглядывали приятные мужскому взору "холмики", и окончательно остановился на лице Сильды.
  - Ты звала меня, о госпожа моего сердца, вот я и пришёл. - буквально проворковал гость.
  - Вообще-то, я звала не тебя, милый мой цербер, а эту прекрасную парочку. - молодая женщина, лукаво улыбаясь, выразительно покосилась на пакет. - Вот только подозреваю, что без тебя, они ко мне никак не дойдут, так что, и ты проходи.
  - Вот именно, радость моя, сегодня эти дамы без меня ни шагу ..., вот я их и выгуливаю. Хочешь, я тебя с ними поближе познакомлю?
  - Это уже не смешно, но всё равно, я рада тебя видеть, Хайс. Надеюсь эта прекрасная роза мне? А не твоим милым молчаливым подружкам.
   Вот так, подшучивая друг над дружкой, парочка переместилась в обеденный зал, на входе в который, юноша андроид, не отличимый от живого человека, взяв из рук мужчины его поклажу, а у дамы цветок, удалился на "кухню". Далее, мужчина и женщина расселись по разные стороны длинного, со вкусом сервированного стола, где, наслаждаясь тихой, приятной музыкой; неспешно беседуя на отстранённые темы, приступили к совместной трапезе. Как-то незаметно освещение в зале стало более тусклым, в сочетании с еле слышной мелодией придавая мероприятию интимные нотки. Почти сразу появившаяся парочка роботов официантов в строгих чёрных костюмах, как хорошо вышколенные слуги прислуживали людям, делая это так, что сотрапезники на них не отвлекались. Да. Более в их диалоге не звучало шуток с амурным уклоном, но и о делах, никто из них не говорил. Судя по некоторым обрывкам фраз, которые иногда можно было расслышать, к концу совместного ужина, люди обсуждали свои планы на ближайшую отпускную декаду, которую они собрались посвятить отдыху на природе. Не отрываясь от дегустации вина, мужчина связался с администратором находящегося на этой же планете кемпинга с говорящим названием "Приозерье" и забронировал на две персоны экзотический домик на дереве. Его сотрапезница, как только основные вопросы были решены, ознакомившись с пакетом предоставляемых услуг, с лёгкой улыбкой намекнула, что на отдыхе желает иметь в личном услужении андроида юношу, той же серии что и её прислуга. Заодно, ненавязчиво так намекнула на то, что за год "каторжной" работы, устала питаться из синтезатора. По этой причине, оттягиваясь на природе, желает есть только натуральные продукты, при этом, приготовленные в её присутствии, и обязательно на "живом" огне.
   К прискорбию, всё хорошее когда-либо заканчивается, так и затянувшийся ужин подошёл к концу. Гурманы, точнее дегустаторы нектара, за весь вечер не осилили и четверти содержимого первой бутылки. Вернее, подаваемые на стол многочисленные закуски ими были почти не тронуты, а вышеупомянутое вино оставалось ещё и в бокалах. Поэтому женщина, вставая из-за стола, изящно держа бокал за его длинную ножку, лукаво подмигнула гостю и многозначительно покосилась в сторону спальни. Тот, также держа хрустальную ёмкость с Вельмьским, еле сдержал рвущуюся на уста плотоядную улыбку. Он было сделал первый шаг в указанном направлении, как услышал с придыханием прозвучавшую просьбу:
  - Милый, будь так добр, оставь свой коммуникатор и прочие гаджеты здесь. Мне не хочется через пару дней смотреть в сети репортаж из моей спальни, с некими пикантными подробностями.
  - Да как ты могла про меня такое подумать, душа моя?
  - В тебе я уверена. А вот гаджеты, и прочая электроника, по слухам способны шпионить за своими хозяевами. Не переживай. И я, все свои устройства оставлю здесь.
  
   Избавившись от всех средств коммуникации, парочке пришлось пройти по паркету сделанного из натурального дерева, и выложенному в виде причудливого геометрического орнамента. Сделали они, от силы, каких-то тридцать-сорок неспешных шагов. Воспользовавшись этим обстоятельством, женщина, чуть ли, не повиснув на согнутой в локте руке своего спутника, прильнув к нему всем телом, вошла в спальню, которая оказалась до нельзя аскетичной. То есть, если не считать за мебель дверь в гардероб, в небольшом помещении стояли только две прикроватных тумбочки и большое ложе, с украшенным растительным орнаментом деревянным изголовьем. Стоило с лёгким клацаньем замков, закрыться двери, а хозяйке ментальным посылом включить систему подавления прослушивания, как поведение "влюблённой" пары радикально изменилось. Любовница с кошачьей грацией отстранилась от партнёра и продолжая вести его за руку к постели, резко посерьёзнев, сказала:
  - Хайс, говорю сразу, мне и тебе просто необходимо поговорить без прослушки. А у меня, система борьбы с шпионами, намного лучше твоей. Это раз. Не обижайся. Ещё мы нуждаемся в снятии стресса, который мы так долго испытывали. Поэтому, ты попал в мой альков первый и последний раз.
  - Аналогично, золотце. - привычно смерив коллегу своим фирменным взглядом, ответил безопасник. - Я также не горю к тебе пылкой любовью юнца, давно перерос.
  - Какой же ты мерзавец. Мог бы и подыграть мне в своей излюбленной манере. Мол, госпожа, я пылаю от страсти, пожалуйста, не отвергайте меня и прочие ля-ля.
  - Клянусь, как осыпал тебя комплиментами, о нежный цветок моей души, так и продолжу это делать впредь. Даже после окончания нашего совместного отдыха на природе.
  - Не порть мне вечер, милый цербер, лучше помоги снять это неудобное платье. - с еле уловимым упрёком в голосе ответила Сильда, с грацией пантеры повернувшись спиной к Хайсу.
  - А что его снимать? Оно же одноразовое. Давай я его просто аккуратно порву.
  - Делай уже что хочешь, только не разочаровывай меня своей нерасторопностью.
   То, чем занималась эта пара в постели, это сугубо их личное дело. Главное, после долгих ласк, насладившись друг дружкой, они лежали под одним одеялом, женщина, положив голову на плечо своего кавалера, тесно к нему прильнула. А местный ловелас, лёжа на спине и прижимая к себе левой рукой партнёршу, тихим, бархатным голосом шептал той всякую приятную чушь. И не смотря на эту идиллическую "картинку", женщина, усмехнулась какой-то своей мысли и слегка отстранившись от полюбовника, сладко потянулась. После чего, не терпящим возражений тоном заявила:
  - Всё, хватит. Хорошего понемножку.
  - И-и? - удивлённо изогнув бровь, с некоторой ленцой поинтересовался мужчина.
  - Что и? Ты мне так и не рассказал, что было на совещании. Тебе удалось подсунуть им назначенного нами "виновника"?
  - Конечно, радость моя. Они его заглотили как голодная рыба наживку, твои и мои друзья честно отработали свои деньги.
  - А как быть с Эдди?
  - Скоро и с ним всё будет решено. Для этого козла, уже готовится девчонка, которая подарит ему самую приятную смерть. Гарантированно так подарит.
  - Ты хочешь её к нему подвести на одной из его регулярных вечеринок в ночном клубе?
  - Да. Это произойдёт весьма скоро. Как раз после нашего возвращения из отпуска.
  - А зачем так долго ждать?
  - Ну нашли мои парни исполнителя. Только этого мало. Сейчас эту наркоманку, как раз приводят в порядок на одной из пиратских планет, Пеге кажется. - лениво пробурчал безопасник, слегка покосившись на партнёршу. - Один из посредников, устроил её в одной из их подпольных клиник. Эти умельцы гарантируют, что объект, даже после выполнения задания будет выглядеть красивой и здоровой ещё минимум месяц.
  -Да. Племяш мистера Клюста любит красивых девок, но на безмозглую дуру не "клюнет", а опустившиеся наркоманы умом не блещут. - бодро перевернувшись на живот, и слегка приподнявшись, женщина постаралась заглянуть в глаза партнёра.
  - Не бойся, свет моих очей. Та наркоманка бывший инженер, и до сих пор сильно не деградировала. В добавок, она имеет соответствующую "сетку". Вот через неё, этой смертнице закачают базу с необходимыми знаниями и навыками. Так что, в её лице, этот сосунок найдёт весьма интересную собеседницу. А в нужное время, она сделает всё что надо.
  - И что же она ему подсыплет? Сильнодействующий яд?
  - Нет, незаметно вколет концентрированную наркоту, после такой дозы, его не откачает ни один реаниматор. И сама же её "вкусит", правда после гарантированного уничтожения своей цели.
  - Ты уверен, что всё будет именно так?
  - Успокойся, Сильда, этой смертнице не сколько правят внешность, сколько закладывают триггеры на соответствующие действия. Как только она убедится, что клиент готов, то вколет себе тройную дозу "радости". В качестве подстраховки, её нейросеть активирует в её голове маленькую закладку.
  - Ну ты и монстр, не жалко этих людей.
  - Это всё отбросы общества, которые сами не рады своей жизни. Так что, мы этой девке сделали одолжение, вместо унизительной смерти на вонючей помойке, уйдёт из жизни на пике блаженства. Кхм, красиво так уйдёт, ярко. А относительно посредника, который работал с девицей на прямую? Так он сам знает, чем рискует. В этот раз ему просто не повезло. Тем более, он в основном обделывал делишки наших конкурентов, и сейчас, в этом убеждён.
   Сильда, демонстрируя что утратила интерес к разговору, зевнула, и вновь положив голову на плечо собеседника, закрыла глаза. Да и Хайс замолчал, считая, что всё что было нужно, уже рассказал. А то, что у погибшего вместе с экспедицией "козла отпущения", помимо основных счетов, в центральном банке была анонимная ячейка, в которой хранилась стопка безымянных карточек и немного акций корпорации Клейт, на сумму сто тысяч кредо, распространяться не стоит.
   "Всё это с трудом покрывает понесённые мною расходы по спасению моей драгоценной тушки, - размышлял мужчина, машинально поглаживая по плечу прижавшуюся к нему женщину, - поэтому, находкой ни с кем делиться не стоит. Разумеется, кроме тех хакеров, которые после получения оплаты, с завидной оперативностью помогли мне "затереть" старый код опознания прежнего владельца той банковской ячейки. Эх славно они тогда "замутили воду" своей атакой на сервера. И главное, сумели в этом бардаке сменить пароль опознания хозяина ячейки, проделав это так ювелирно, что никто ничего не заметил. Нет, нужно ту парочку умников обязательно ещё и премировать. Ещё могут пригодиться".
  
  

Глава 9

  
   После того, как была стабилизирована орбита последнего из опасных обломков космического корабля, на Земле прошёл год. Пусть с натяжкой, но можно сказать, что, не считая заметных из космоса "язв", то есть проплешин, оставшихся после удаления заражённого грунта, жизнь возвращала свои утраченные позиции. К удивлению И.И. и человека удалось выяснить один приятный факт, почему-то не отмерли искусственно выведенные мхи, чьей основной задачей было восстановление на мёртвом грунте плодородного слоя. Стало настоящим чудом, когда с наступлением весны, они как струпья на раненой коже начали заделывать прорехи, правда, делали это всё равно медленно. Впрочем, на многочисленных терриконах, картина была несколько иной. Не успевшие как следует осесть холмы, за двадцать - тридцать дней позеленели, а за какую-то пару месяцев стали похожи на малахитовые горы. От чего, было принято решение, разбросать самые крупные отвалы ровным слоем, по самым крупным "залысинам". Всё это было решено проделать после того, как на планете были ликвидированы последние крупные очаги заражения, и на данный момент, подчищались последние остаточные следы радиации. Только успехи в восстановлении флоры, по-прежнему можно было считать незначительными, так как не имелось соответствующего оборудования, способного ускорить процесс озеленения Земли. А та техника, что "создавалось на коленке", была всего лишь бледной пародией на то, чем ранее пользовалась экспедиция профессора Рула Столна.
  
   Был у Максима ещё один повод задуматься. Причём, парень не знал, радоваться ему неожиданно "свалившемуся" на его голову подарку, или начинать беспокоиться. Дело в том, что сегодня утром, при пробуждении, его нейросеть отчиталась будто ею было выполнено подключение к дополнительному вычислительному модулю. Откуда он взялся, и что от этого внепланового апгрейда ждать, было абсолютно не понятно. И сколько Кэп к себе не прислушивался, по ощущениям, у него ничего не изменилось, не отмечалось никаких вторых потоков сознания, или заметного ускорения мышления. Поэтому, после недолгого раздумья, молодым человеком было принято решение, не обращать на это сообщение внимания. Мол, если не мешает жить - уже хорошо.
  - Макс, ты долго ещё собираешься валяться в постели? Ты уже две минуты как должен принимать водные процедуры.
  - Всё. Встаю я, Искра. Уже и понежиться нельзя.
  - Не то что нельзя, Макс, просто на это нет времени. Недавно восстановленная станция слежения за периферией солнечной системы, зафиксировала специфичное колебание подпространства. Подозреваю, что к нам вновь пожаловали гости.
  - Кто именно?
  - Ещё не знаю. Наша убогая пародия на станцию, не даёт чёткой картины.
  - Ага, будто у меня было из чего собирать твой заказ. Скажи спасибо, что из того мусора хоть это получилось.
  - Спасибо. Только это сути не меняет. Незваные гости появились на дальней точке выхода, и будут у нас через двадцать один день три часа, сорок ...
  - Я понял. Вот и верь после этого твоим прогнозам, будто, более никто возле этой планеты не появится. Появились и так быстро. Сколько "посетителей" нам ждать?
  - Не знаю. Хорошо, что станция смогла зафиксировать сам всплеск выхода.
  - Значит так. Всё что можно, эвакуировать в наши новые подземные, хранилища. Входы в них замаскировать, подъездные дороги к ним разравнять, где понадобится, прикрыть дёрном, или присыпать грунтом из терриконов. И не забудь, пока есть такая возможность, необходимо это всё обильно поливать. В таких условиях, этот гибрид плесени и мха за две недели вновь разрастётся, а травяной покров полностью укоренится, авось никто не заметит разницы
  - А как быть с тремя мини заводами?
  - Про них забудь, только демонтируй что можно и вывези со складов все расходники. Жаль, что эти корпуса не эвакуировать, не спрятать. Хорошо, что мы заблаговременно как следует углубили КИБ 000, да расширили его мастерские, и склады.
   Через восемь дней, станция наблюдения по узконаправленному лучу передала на Землю своё последнее сообщение о том, что видит одиночную цель, начавшую плавно тормозить, после этого была полностью обесточена. Благодаря этому, для любых приборов обнаружения она "слилась" со множеством кружащих на орбите обломков оборонительной платформы, и нескольких космических кораблей. Оставалась надежда, что на общем фоне, её потрёпанный вид не привлечёт внимание непрошенного гостя, по крайней мере сразу. На двадцать третий день, на орбите планеты повис средний разведывательный корабль, производства верфей Объединённой Лиги Свободных Государств. Оказавшись на высоте четыреста километров, шпион сделал полный виток вокруг земного шарика, во время которого, выпустил в его атмосферу с десяток дронов. Затем, не скрываясь, продолжил облёт планеты, одновременно ведя активное сканирование её поверхности. Спустя шесть суток, пришельцем было обнаружено что-то интересное и по трём координатам, отправился новый рой дронов.
   Не известно, о чём думали пришлые искатели, когда рассматривали через оптику своих дронов законсервированное производственное оборудование и абсолютно пустые склады. Быть может, они радостно потирали руки, предвкушая будущие барыши с продажи. Или, строили планы по созданию возле находок своей новой секретной базы, заодно подчитывая сколько средств удастся на этом сэкономить. Что могло стать причиной подобных размышлений? Так какие можно сделать выводы, когда кроме трёх зданий, да рассредоточенных по планете непонятных руин, не было ни одного человеческого жилища? К этому стоит добавить, что гости могли знать об уничтоженной экспедиции профессора Столна, как и последовавших за этим событиях. И вообще, зачем-то они сюда прилетели. Простое любопытство, не удовлетворяют таким не дешёвым способом.
   Всё это были ничем не подтверждённые фантазии спрятавшегося в глубоком бункере человека. Ещё через пять дней, когда дроны-разведчики обследовали все обнаруженные пещеры, от корабля-пришельца отлетел челнок и пошёл на посадку. Эту картину наблюдали работающие в пассивном режиме приборы слежения, замаскированные в нескольких ключевых точках. То есть, Макс сидел перед несколькими мониторами и старался понять, чем ему грозит этот визит недругов, и как ему с ними поступить. Единственное что пока было ему доступно, это собирать информацию. А тут было на что посмотреть и о чём подумать. Вначале, из челнока вышла пятёрка штурмовых роботов класса космос, которая рассредоточившись, взяла периметр под охрану. Далее, борт катера покинула пара облачённых в штурмовые "доспехи" людей, держащих более мощное чем у роботов оружие на изготовку. Чужаки, несмотря на то, что территория и без того была взята их роботами под охрану, двигались грамотно прикрывая друг друга. Так же, действуя как на полигоне, пришлые вошли в здание производственного цеха, в котором ещё месяц назад изготавливался прототип варп-двигателя для корвета, на который его можно было установить. Единственная скрытая камера наблюдения, спрятанная на цеховой кран-балке, показала, как гости, заинтересовались универсальным принтером, с нестандартной рабочей платформой. Человек идущий первым, заметив какое оборудование стоит перед ним, взмахом руки привлёк внимание напарника и отправил его к агрегату. Сам же, изготовился отражать любую угрозу.
   - Искра, как быстро я и шесть штурмовиков сможем оказаться в том цеху? Не отрывая взгляда от экранов, поинтересовался Макс.
  - Если прокатить тебя на максимально допустимой скорости, да на чём-то очень лёгком, то доберёшься за десять минут. Только как много времени ты потратишь на сборы, я не знаю.
  - Готовь подземную линию, только поставь на монорельс малую дрезину. На неё же, погрузишь роботов. Мне же, подготовь комбез диверсанта, в полной комплектации. Не забудь про маленький контейнер с цифрой 7, ну ты понял какой? С той нелепой "дурой".
  - Ты собираешься туда идти лично?
  - Задай себе вопрос и сам на него ответь, только честно. Наши штурмовики незаметно в цех не проникнут? Нет не проникнут. Поэтому они, в нужный момент вступят в бой с внешней охраной пришельцев. А я, не могу не воспользоваться тем, что один из врагов зачем-то снял свой шлем и пытается взломать И.И. нашего универсального промышленного принтера.
  
   Ровно через полчаса, минута в минуту, скрываясь под полем невидимости, никем не замеченный Максим проник в цех. Сделал он это просто, пробравшись через вечно открытый технический люк скрытого в полу транспортёра, того, через который удалялись неизбежные отходы производства. За малым, не задев ногой кусок погнутого железного прута, валяющегося возле зева приёмника отработанных картриджей, Макс замер, осмотрелся по сторонам, после чего, стараясь держаться подальше от "гостей" подкрался к дальним стеллажам. А там, подражая ползущему по дереву ленивцу, забрался по стойкам опустевших полок временного хранения готовых изделий на верхотуру. Оказавшись наверху, пользуясь тем что всё вентиляционное оборудование было спешно демонтировано, укрылся в образовавшемся в толстенной стене проломе. Благо на улице, не был срезан технический балкон, на который можно было стать ногами и улегшись грудью на всю толщину проломленной стены, изготовиться к стрельбе. Это удивительно, но, максимум через полторы минуты, Кэп держал в руках нелепое, увиденное им ещё в странном сне переламывающееся для перезарядки охотничье оружие. И, его примитивная механика, полностью оправдала возложенные на него надежды. Его приведение к бою, не дало неприятелю даже мизерного шанса почувствовать нависшую над ним опасность. Не мудрено, ведь не было нарастающих колебаний электромагнитных волн, предшествующих выстрелу из импульсного оружия. Всё, что по замыслу должно было произойти легко и просто, на самом же деле, оказалось сложным, почти не выполнимым действием. Вот и наведена мушка прицела в голову хакера, который, всё ещё взламывал искинт принтера, как палец, начавший стравливать холостой ход на спусковом крючке, замер. Максим, поверх прицельной планки увидел не простую мишень, а мужчину средних лет, с тщательно бритой головой, если не брать во внимание жёсткую "щётку" рыжих волос, покрывавших только её теменную часть. Взломщик, позабыв об окружающем мире, контролировал действия своего хакерского мини дрона, и от усердия, временами покусывал нижнюю губу. Осознание что это не цифровая проекция, а живой человек, свело на нет былые наработки в виртуальной капсуле. Сколько прошло времени? Не столь уж важно. Только переборов себя, Макс через долгих пять секунд плавно нажал на крючок. Ружьё грохнуло так, что фильтры шлема с трудом погасили звуковой удар, грозящий травмировать барабанные перепонки. А сам звук, громким эхом отразившись от стен, не позволил определить направление, где располагалась позиция стрелка. Пуля, согласно информации из сновидений, предназначавшаяся для охоты на кабана, почти сразу влетела в голову, пробив височную кость и вынеся содержимое черепа с противоположной стороны от своего входа. Сама же жертва давно забытого оружия, сбитая с ног силой кинетического удара, не успела хоть что-то осознать, как уже лежала на полу и более не подавала признаков жизни. В области головы упавшего тела, растекалась тёмно-красная жидкость, а за стенами цеха, со стороны входа, разгорался бой.
   Второй же недруг, мгновенно сориентировавшись в происходящем, кувыркнувшись, ушёл с линии огня, спрятавшись за ближайшей массивной станиной. Единственные кто в этот момент не искал укрытия, это была пара находящихся в цеху охранных роботов. Эти машины для убийства, взмыли вверх, и согласно прошитым в их искинты алгоритмам, искали следы применения дефектного импульсного ружья. (Хлопок выстрела, был идентифицирован как пробой одного из конденсаторов.) Вот только, ничего похожего, в стенах помещения они так и не обнаружили, поэтому, направили свои бластеры в сторону ворот, через которые они вошли в цех. Чем мгновенно воспользовался Макс, произведя пару прицельных выстрелов из заранее уложенного перед ним среднего бластера планетарной пехоты. Признаться, сенсоры боевых машин мгновенно уловили признаки включения этого оружия, но, первый боевик был выведен из строя, ещё не сделав вокруг своей оси и четверти оборота, второй же, успел выстрелить и даже попасть. На этом, удача "железяки" от неё отвернулась, ведь её защита рассчитана только для ведения боя в отсеках космических кораблей, и станций, где не допустимо применение мощных боеприпасов. Однако перед гибелью, своё чёрное дело киборг сделал, помимо ранения в левую руку, Максим лишился маскировки. Поэтому, через три секунды, когда аптечка ещё не успела обезболить рану и полностью остановить кровотечение, а на комбинезоне завершиться автоматический процесс "латания пробоин", Макс был обнаружен недругом, и над его головою с завидным постоянством полетели шарики небольших кинетических снарядов. Они, с жутким звуком врезались в особопрочный пенобетон, осыпая Кэпа дождём каменной крошки и вызвав у него, впервые ввязавшегося в настоящий бой, лёгкий ступор. Спасибо, продлился он не долго, стоило пошевелить раненой рукой, как острая боль вернула Максима в реальность и он, приподняв над собою оружие, начал через встроенную в прицел бластера камеру искать новую позицию врага. Как и стоило ожидать, супостат успел сместиться к другой стороне станины копира, и так же, высунув из укрытия только своё оружие, пользовался его камерой для прицеливания. Поэтому, у чужака "хромала" меткость, впрочем, как и у его оппонента.
   Ответные выстрелы Кэпа, так же не отличались меткостью, да ему это было и не нужно. Его главной задачей являлось отвлечение на себя врага, да удержание его на одном месте. Позволив своей роботизированной группе вначале разобраться с более слабым противником, а затем, подойти к его поединщику с тыла. Только в жизни, не всё так просто, как этого хочется и могло показаться на первый взгляд. О том, что что-то идёт не так, стало понятно через минуту вялой перестрелки. Неожиданно, со спины Макса послышался треск работы слабенького рельсотрона. Разогнанные до скорости пистолетной пули болванки били по гибким сочленениям брони, выбивая зловещую "барабанную" дробь. Это сбросивший режим маскировки средний дрон противника, открыл пальбу из своего слабого вооружения. Однако, радоваться малому калибру не стоит, не известно, как долго защита костюма диверсанта, сможет сопротивляться бьющему по ней плотному рою пуль. Опять же, стоит ещё учитывать, что искинт вражеского дроида, целил в наиболее уязвимые места брони, почему-то игнорируя закрытую быстро застывающей пеной прореху. Почти мгновенный разворот лицом к новому врагу вышел весьма болезненным, сказывалось ранение руки и множество свежих гематом на теле. Пусть пробития усовершенствованной брони не было, но удары пуль, оставляли в местах попадания всё новые и новые ушибы. Главной проблемой, стало наведение оружия на юркую цель. Не мудрено, находящемуся под обстрелом человеку, подстрелить назойливого дрона было почти невыполнимой задачей, осложнённой тем, что приходилось держать увесистый бластер планетарной пехоты одной рукой. Производился выстрел за выстрелом и каждый раз, шустрый летун ускользал в сторону, оставаясь целым и невредимым. Лишь ответные выстрелы этого "живчика", попадали по человеку с завидным постоянством. А тут, в голову Максима пришла несвоевременная мысль, что пока он палит по "неуязвимому" дрону, расходуя заряд батареи, враг, зная, что сейчас происходит, стопроцентно подбирается к его лёжке, желая лично сделать финальный выстрел этой схватки.
   Ожидание вероятного "удара в спину", с каждой секундой "грызло душу" всё сильнее и сильнее, а настырный дроид продолжал выписывать возле Макса кружева высшего пилотажа, совмещая это действие со стрельбой по неподвижной цели. Оставшийся в живых "гость" до сих пор не желал ставить точку в схватке человека и своей вёрткой машины. Может быть он решил, что легковооружённый средний разведывательный дрон и без его участия справится с неприятельским стрелком. Ведь даже самые слабые укусы мелкого хищника, изранив всё тело жертвы, способны доконать самую живучую "дичь". Без сомнений, шустрая машина успела отчитаться своему хозяину об обнаруженном противнике, заодно, она провела анализ последствий попадания её пуль в суставные сочленения. Здесь, нет необходимости "иметь семь пядей во лбу", чтоб прийти к единственно правильному выводу. Пройдёт каких-то пять, десять минут, и подлый снайпер, более не сможет полноценно шевелить ни руками, ни ногами. А там, подходи к нему без опаски, и бери "голыми руками", после чего, можно начинать допрос, с целью выведать где спрятано самое ценное имущество, и сколько осталось живых защитников этого богатства.
   "Замри". - Неожиданно прозвучал короткий приказ, почему-то переданный через нейросеть. Так как никто из посторонних подключиться к этому кодированному каналу не мог, человек его выполнил не задумываясь. Почти сразу по ту сторону аккуратного пролома стены был сделан беззвучный сдвоенный выстрел и ..., один сгусток высокотемпературного газа "ушёл в молоко", а второй, ярко-белый плазмоид, взорвавшись от соприкосновения с телом робота, отбросил того от Макса. Правда, отлетел повреждённый дроид не так уж далеко, и его тушка, с проплавленной в месте попадания маской мини рельсотрона, упала на землю метрах в десяти от стены. Заодно, Максима обрызгало каплями расплавленного метала. Ничего плохого из-за этого не произошло, если не брать в расчёт несколько капель помеси железа и керамики, которые попав на три видео сенсора, из ряда многочисленных камер, расположенных на фронтальной части шлема. Впрочем, эти раскалённые "брызги", всё равно не смогли прожечь защитное покрытие микрообъективов и лишь на время незначительно ухудшили общую картинку обзора.
  - Ты как, Макс? - буквально через несколько секунд поинтересовался И.И. боевого дроида.
  - Бывало и хуже, но я живой и в экстренной помощи не нуждаюсь. Как там дела с пришлыми?
  - Все вражеские роботы уничтожены. Их спускаемый аппарат стоит закрытым - на его борт нам не зайти. Одного человека убил лично ты. Второго мы ранили, отстрелили ему ногу, ниже колена. Сейчас этот боец прибывает в медикаментозной коме - аптечка скафа, борется за его жизнь. Прикажешь добить его, или подобрать, да доставить это тело в наш бункер?
  - Зачем его везти к нам? Какой в этом смысл?
  - Допросить.
  - Какой в этом толк? Ну расскажет он нам откуда прилетел и зачем. Так всё равно, попасть на "катер" чужака мы не сможем. И я не уверен, что нам удастся получить от гостя хоть какие-то коды доступа к его летательным аппаратам. Не сомневаюсь, для предотвращения утечки подобной информации, в его мозгу установлены мощные блоки.
  - Так что нам тогда делать?
  - Уходим. Главное, оставь всё так, как оно есть на данный момент. Надеюсь, наши машины все целы?
  - Все.
  - Вот и чудненько. Вот и прекрасненько. Искра, ты меня хорошо слышишь?
  - Прекрасно.
  - Значит так, мне нужна постоянная трансляция того, что будет здесь происходить. Обеспечь. А я, оставлю возле нашего "дорогого гостя" три маленьких сюрприза. - одновременно с этими словами, из ранца, по-прежнему находящегося за спиною Макса, вылетели три шара, величиной с грецкий орех, которые подлетев к телу второго "гостя", да приземлившись в полуметре от него, стали невидимыми. - Хочу видеть в режиме реального времени всё, что из этого получится.
   Не успела скоростная дрезина преодолеть половину пути к бункеру, как раненый пришелец очнулся. Вначале, незнакомец отчего-то вздрогнул, затем, перевернувшись на спину, застыл на несколько секунд. Видимо аптечка, для сохранения относительной боеспособности, ввела в тело гостя большое количество обезболивающих препаратов. Так как приподнявшись на локтях, выживший недруг слишком долго смотрел на культю правой ноги. После чего, начал озираться и выпустил из "заплечного ранца" дроида размером с теннисный мяч, который сразу же начал обследовать округу. Далее, случилось то, на что Кэп и не смел надеяться, у космического катера открылась рампа, из которой выбежал средний робот-техник. Машина, повинуясь приказам выжившего члена экипажа, первым делом подобрала убитого космонавта, доставив его на борт челнока. Только после этого, она вернулась за раненым, который тем временем старался доползти к катеру самостоятельно, и аккуратно подняв манипуляторами, эвакуировала его. Ещё через десять минут, челнок закрыл рампу, и плавно стартовал. Наблюдавший за этим Максим, только покачал головой, тяжело вздохнул и устало прикрыл глаза.
  
   То, что далее происходило, было весьма предсказуемо, до обыденности скучно. События развивались как по накатанной колее и в контроле Максима не нуждались. Тем более, шаттл взлетел, и о том, что в данный отрезок времени происходит на его борту, оставалось только догадываться. По крайней мере, можно предположить, что покойник и тяжелораненый пилот прибывают в индивидуальных стазис камерах, без которых, эту шлюпку просто не допустят к эксплуатации. Отсюда следует вывод, к эсминцу РЭРазведки, катер ведёт защищённая от постороннего вмешательства военная автоматика и любая из попыток перехватить управление этой "скорлупкой", бессмысленна и глупа
  - И что ты бездействуешь, о великий стратег. - натурально изобразив ехидство, по ментальной связи поинтересовался Искра. - Я ведь видел, как трое диверсантов-взломщиков, вместе с раненым пилотом проникли на борт этого катера.
  - Я не бездействую, а жду.
  - С моря погоды? Да? Ведь упорхнёт наша единственная "птичка".
  - Будем всё делать как я наметил, не улетит. Выжившего члена экипажа разведчика, по прилёту на РЭР эсминец(РЭР - Радио Электронная Разведка) , экстренно уложат в медкапсулу. Это если мы преждевременно не взломаем управление челнока и тем самым не выдадим своих намерений. Далее. В прыжок, самостоятельно разведчик уйти не может. Значит в нашем распоряжении есть как минимум парочка суток.
  - Ага. За эти дни, наши малыши гарантировано взломают все находящиеся на борту искинты управления и непрошенный гость, вылезет из медкапсулы уже в нашем корабле. Так?
  - Вот видишь, - по-прежнему не открывая глаз, и еле сдержав ухмылку, ответил Макс, - ты сам всё прекрасно знаешь, причём без моих ответов. Только прошу, убавь скорость дрезины. Нам спешить более некуда, а на частых поворотах, меня немного покачивает, мешая этим немного вздремнуть.
   Не прошло и суток как все выпущенные пришлым кораблём дроны-разведчики, получили приказ вернуться на борт. Ровно через час десять минут, после того как эта команда была выполнена, от эсминца отлетел челнок, который совершив неполную четверть оборота вокруг планеты, направился к поляне, на которой находился один из аварийных выходов из бункера КИБ 000. Вполне ожидаемо, вход в атмосферу был крутым, то есть, со всеми вытекающими из того эффектами в виде сильнейшего нагрева огнеупорной части спускаемого аппарата, и "хвоста", делающего его похожим на весьма крупный метеорит. Далее, "упавшая звезда", весьма плавно перешла в горизонтальный полёт, на удивление быстро, по мере остывания, переставая светить своим широким днищем. Не успели опоры побелевшего от оставшейся на огнеупорном слое окалины катера соприкоснуться с покрытой зеленью почвой, как пришёл в движение один из лежащих поодаль крупных валунов. Огромная каменная глыба, начала неспешно "левитировать", вернее, почти беззвучно подыматься над своими собратьями. Весьма скоро, под исходящие из-под земли еле слышимые звуки работы мощных компрессоров, появились на свет четыре медленно удлиняющихся вала гидравлического подъёмника. Да-да. Не управляемая искусственная гравитация подымала столь удачно замаскированную под местный ландшафт крышку лаза, а примитивный, испытанный веками механизм. А когда базальтовая "крышка люка" поднялась на высоту полутора метров, слегка пригибаясь, из подземелья вышел Максим. Следом за одетым в пилотский комбинезон человеком, семенили пятёрка вооружённых охранных дронов, шестым и замыкающим в этой цепочке, шёл паук-техник, послушно неся в передних манипуляторах небольшой баул с личными вещами Кэпа.
   Сам челнок, поднявшемуся на его борт человеку был хорошо знаком, но только по обучающим базам, поэтому, здесь никак не подходило выражение: "Знаю всё, вплоть до последнего винтика". - Так как былые хозяева этого аппарата, на сколько смогли, настолько его и "модернизировали". Например, по левую руку второго пилота, был втиснут небольшой пищевой синтезатор. В отсеке с парой стазис камер, на стенах и без того тесного помещения, в грубых с виду захватах, висело шесть непонятных тюков. Всё это удостоилось лишь мимолётных взглядов Макса, после чего, он уселся в ложемент первого пилота и пристегнулся ремнями. Однако, на взлёт катер пошёл немного позднее, на целую минуту, так как места под внештатного робота-техника не было, и тому, понадобилось какое-то время на поиск подходящего "уголка" и свою фиксацию в нём.
  - Макс, ты меня слышишь? - голос Искры, неожиданно отвлёк Кэпа от созерцания приближающегося корпуса РЭР эсминца.
  - Слышу прекрасно. Что хотел?
  - Максим, помнишь, мы ещё в начале чистки Земной орбиты, отметили самый крупный обломок крейсера корпорации как опасный, и мы запретили нашему тягачу к нему приближаться?
  - Ещё бы. О подобном забыть невозможно. Реактор этой развалины по-прежнему работает, как и многое её оборудование. Благо, она находится на слишком высокой орбите, и вот-вот с неё сорвётся в свободный дрейф к звёздам.
  - Так вот. Как прибудешь на эсминец, и окончательно возьмёшь его под свой полный контроль, пошли к крейсеру парочку автономных штурмовых дронов, а под их прикрытием, мы к тому кораблю отправим всех твоих дронов взломщиков. Пока суть да дело, закачай на них новые программы взлома, которые тебе перед нападением переслал твой покойный друг.
  - Зачем такие трудности?
  - Я эти программы не так давно тестировал, и они во многом превосходят военные.
  - Вот железяка. Вроде как у тебя столько времени включён режим саморазвития, а ты, до сих пор не можешь меня понять. Я тебя спрашиваю. Зачем нам рисковать, и захватывать эту развалину?
  - На всех крейсерах, которыми владеет наша корпорация, стоит минимум по три искинта, которые идентичны моему.
  - И ты желаешь хоть один из них заполучить в своё единоличное распоряжение.
  - Угу. Всё именно так.
  - Странные у тебя запросы, однако.
  - Ха! Я сам с себя любимого временами удивляюсь. - с ироничной усмешкой в "голосе", ответил Искра. - особенно после последнего, внепланового обновления.
  - Ну что же, можно рискнуть. Только все потери, возмещаешь ты.
  - А когда это было иначе?
  
   Планы на будущее, всегда уступают место тем делам, которые необходимо делать немедленно, и это неоспоримо. Эсминец встретил своего нового владельца полумраком аварийного освещения и холодом. Следов неизбежного зла, сопутствующему одновременному взлому сразу всех искинтов управления космических кораблей, то есть отключения гравитации, не наблюдалось, по крайней мере на лётной палубе и в его узких коридорах. Только на командном мостике, куда первым делом направился Кэп, на полу лежал планшет оператора сканеров пространства, который по уставу, должен постоянно находиться в специальном креплении, находящийся в зоне удобного доступа для второго пилота. Видимо, специалист поленился это сделать, и сейчас, оставалось только радоваться тому, что этот гаджет, как и всё в армии, сделан в "антивандальном" варианте.
  - Искра, что со связью? - поинтересовался Макс, остановившись возле всё ещё находящегося в состоянии "ждущего режима" корабельного навигационного искинта, с которым всё еще возился один из взломщиков.
  - Связь стабильная. Для этого, я давно поднял в воздух несколько ретрансляторов.
  - Отлично. Ну раз слышишь чётко, то начинай подготовку к запуску нашей станции наблюдения за космическим пространством.
  - Как ты там в подобных случаях мне говоришь? - вместо ответа, поинтересовался И.И. - Не пори горячку. Так, кажется? Я же, предлагаю завершить одно дело и после этого переходить к другому. Гостей более не будет.
  - Ты мне уже нечто подобное обещал. Тебе напомнить, чем это окончилось? - всё также стоя возле вскрытой шахты корабельного искинта, да отрешённо смотря на замершего робота-хакера, ответил Кэп.
  - Но ...
  - Не спорь. Лучше перестраховаться, чем встречать очередного непрошенного гостя со "спущенными штанами".
  - Выполняю. Только мне всё сильнее и сильнее хочется задать тебе вопрос: "Кто тебя учил так говорить?" - Я буквально перегреваюсь от перегрузки, когда пытаюсь осмыслить то, что ты мне временами говоришь.
  - Привыкай. До связи. Мне пора встречать нашего военнопленного. Как я вижу, в данный момент он покинул капсулу и стоит, обескураженно озираясь.
  - Представляю, в каком шоке он сейчас прибывает. Уверен, он сейчас обращается к искинту своего корабля, а в ответ ..., тишина.
  - Не моя проблема.
   Не сдвигаясь с места, Кэп отдал приказ своим дроидам изготовиться к захвату единственного выжившего члена экипажа трофейного корабля. Заодно, пара давно проникнувших в медблок взломщиков, находящихся в режиме невидимости, приготовилась к началу атаки на оба И.И. медсекции, которую нельзя было проводить, во избежание смерти находящегося на излечении человека. Попутно, пользуясь мини хакерами как системой наблюдения, Максим видел, как подошедший к шкафу с чистыми вещами, молодой парень, с короткой стрижкой огненно-рыжих волос, после нескольких оставшихся без ответа запросов, спешно облачился в комбинезон пилота. Сделал он это сразу же, не смывая с тела остатки медицинского геля. После чего, выхватив из захвата дверцы ручной бластер, длинным кувырком перекатился под защиту станины капсулы. Ещё миг, и вход в бокс был взят на прицел. С одной стороны, эта подготовка к бою была полным безумием, так как никакого достойного сопротивления роботам, этот человек оказать не сможет. Если взглянуть на это действие с другой стороны, то отвага чужака достойна уважения. Финал скоротечного, неравного противостояния, был вполне предсказуем. Заранее изготовившийся к бою штурмовик, заняв необходимую позицию возле герметичной двери, взял на изготовку парализатор. Не успела укреплённая дверь полностью отъехать в сторону, как из медблока вылетел сгусток высокотемпературного ионизированного газа, который мгновенно растёкся по защитному полю боевого робота. В ответ не прозвучало ни звука, так как работа самого парализатора не сопровождается никакими внешними эффектами. Лишь, бывший член экипажа корабля-разведчика, с грохотом растянувшись на полу, пару секунд бился в судорогах, после чего утих.
  Не дожидаясь команды, находящиеся поодаль от боевика дроны-техники, поочерёдно проникли в корабельный лазарет и подбежали к лежащему на полу телу. Затем, аккуратно взрезав правый рукав комбинезона вкололи в вену пленного средство для проведения "полевого допроса". Далее, Кэп и Искра наблюдали как в течении трёх минут плавно расслаблялось лицо бывшего члена экипажа разведывательного корабля, разгладились даже волевые морщины на его лбу. Самым верным признаком того, что боевая химия действует - на лице "пациента" появилась безмятежная улыбка. Наблюдающий за этим через объективы роботов дроидов Макс, сам не смог удержаться от того, чтоб также не улыбнуться. На этом, внешняя идиллическая картинка, сменилась зрелищем не для слабонервных. Лежащий на полу человек взревел как раненый бык, и выгнулся дугой. Прошла секунда, и пришла стадия "покоя", допрашиваемый перестал выть, с хрипом вдохнул воздух и приоткрыл глаза. Более, ничего не происходило пленный всё так же лежал возле станины медкапсулы, дроиды взломщики приступили к работе с медицинским искинтом, а техник, подняв передними манипуляторами безжизненное тело человека, понёс его в технический ангар.
  - Это кого же мы только что пытались допросить? - ошарашенно поинтересовался у Искры Макс.
  - Не знаю. Только для подобного способа защиты информации, этот человек должен быть носителем государственной тайны, или, участвовать в том, что ни в коем случае не должно стать известным для непосвящённых.
  - Да, братец, нам остаётся только гадать. - от злости, сильно сжав кулаки, грубо, сквозь зубы ответил Макс. - Впервые вижу, как нейросеть выжигает мозг своего носителя.
  - Ты забыл сказать, что и она гарантировано выгорела.
  - Кто бы в этом сомневался? Я нет.
  - И что будем делать?
  - Надеяться, что в архивах этого эсминца, не хранится подобных секретов, и она не сгорит при взломе.
  - Да. Я уже не говорю о том, что изготовление и замена сгоревших блоков займёт у нас уйму времени. Но и без навигационных карт, мы никогда не покинем эту заброшенную планету.
  - Тоже мне, мистер очевидность. - со злой усмешкой, отмахнулся Кэп. - Давай, не переставай взламывать оставшиеся искинты. Вдруг для нас ещё не всё потеряно.
   Кропотливая работа миниатюрных хакеров на трофейном эсминце, незримо продолжилась. Почему она шла незримо? Так нельзя было при беглом взгляде догадаться, что в этот момент, их застывшие как будто железные "тушки", активно трудятся. Захват чужой собственности шёл своим чередом и вмешательство человека в работу этих крох не требовалось. Через пять часов, был завершён взлом управления медицинской секцией, при этом, не было утеряно ни одного байта информации. Однако, весь юмор ситуации заключался в том, что полученные данные, не представляли для Макса никакого интереса. Кого могут заинтересовать медицинские карточки членов погибшего экипажа? Никого. Впрочем, не всё хранящиеся в памяти искинта было мусором. Например, стало ясно, что для обеих устаревших корабельных медкапсул, катастрофически не хватало расходников, да и ресурс их основных узлов был выработан до предела. Решением этой первостепенной на данный момент проблемы Максим и занялся. Взяв под ручной контроль сразу всех находящихся на космическом корабле роботов - техников, что для обычного человека было непосильной задачей, он, даже не удивившись этому невероятному факту, занялся демонтажем изношенной рухляди. Мелкие дроиды отключали многочисленные шины и прочие обесточенные энерговоды, их более крупные собратья, аккуратно демонтировали с капсул съёмные блоки и всё остальное. Большие роботы, относили этот мусор в грузовой отсек космического катера, у которого мини грузовой отсек, был расширен за счёт изъятого с него второстепенного оборудования. Конечно же Кэпу, пока брался под управление госпитальный И.И., пришлось повозится с укреплением силового каркаса и с "автопилотом", переписывая у последнего алгоритмы управления и снимая некоторые запреты.
   Одновременно с начавшимся на орбите "безобразием", находящийся на Земле Искра, экстренно печатал на принтере новые шлейфы и разъёмы, необходимые для установки на захваченном корабле новых медкапсул. Работа шла споро, продолжившись даже тогда, когда с борта эсминца стартовал челнок, заполненный демонтированным "металлоломом". На доживающем свои последние часы принтере, как раз заканчивалась печать новых фундаментных плит для монтажа нового оборудования. Поэтому, по возвращению загруженной до предела её маленького грузового отсека "скорлупки", все подготовительные работы были окончены. То есть, скрытая проводка уложена как надо и новые фундаментные плиты "сверкали" новизной. Впрочем, уставший человек, на сегодняшний день свернул все работы в госпитальном отсеке и отправился спать в одну из двух мини кают.
   Ночёвка на новом месте прошла без каких-либо эксцессов, к началу нового дня, аккумуляторы роботов имели полный заряд; робот хакер, всё также " изображал" над взламываемом им навигационным искином статую, посвящённую гипертрофированному пауку. Благо он, время от времени, подзаряжался от системы питания взламываемого им объекта. Поэтому, с наступлением условного утра работа на эсминце вновь закипела. Что сказать? Установка капсул, их драйверов, как и тонкая настройка нового оборудования, заняла около трёх суток. А "нежный" взлом навигационного искина всё продолжался. Спешка в этом деле была вредна, поэтому Максим, не желая впустую тратить время, приступил к демонтажу дублирующей системы жизнеобеспечения. Новое, адаптированное под корабль оборудование, только более современное, как раз заканчивало свою сборку в подземных цехах бункера 000. Про трофейный челнок, можно сказать так, он, под управлением Искры, работал на износ, курсируя между поверхностью планеты и орбитой. Эта "рабочая лошадка" доставляла из космоса изъятые с обломков космических объектов топливные стержни, или прочее искорёженное оборудование. Ведь проведение качественного ремонта старенького корабля разведчика, требовало не только вторсырьё для изготовления новых агрегатов, но и вело к повышенному расходу электроэнергии.
   Основной аврал на корабле продлился ещё восемь дней. Как раз, к тому моменту на нём был установлен обновлённый дублёр системы жизнеобеспечения, и демонтирован основной. Новенький корабельный принтер, способный с меньшими энергозатратами, более качественно и быстро печатать любые запчасти, уже стоял на своём месте и планомерно перерабатывал "старое железо" в картриджи-расходники. Главное, был удачно окончен взлом навигатора, и судя по докладу неугомонного Искры, все хранящиеся в нём данные сохранились, вместе с бортовым журналом, почему-то находившимся не в хранилище главного И.И. То, что ранее эсминцем владели обыкновенные мусорщики-одиночки, решившие поживиться на месте недавнего побоища, давно не было секретом. Благодаря этой информации, хакер мог себе позволить работать более тонко, без спешки. И именно он, пройдя должное техническое обслуживание с двумя своими собратьями, под прикрытием назначенных отвлекающими мишенями техников, направился к живому обломку кружащего на дальней орбите крейсера.
   Наблюдение в безопасной каюте эсминца за полётом диверсантов, заставило человека занервничать. Вернее сказать, чем ближе его роботы приближались к обломку корабля, тем в ожидании неизбежного начала работы противомоскитной обороны, Максим всё сильнее сжимал кулаки и хмурил лоб. Напряжение усилилось после того как, не смотря на внешне ужасные разрушения, всё ещё живой корабль облучил одного из техников радаром. Через мгновение, пустотная мини платформа, на которой находился техник, отработала несколькими маневровыми двигателями, резко сместилась в сторону от основной группы и скорректировала курс на продолжение сближения. Уловка сработала, опасная зона была покинута, защитная система потеряла цель, но, удача была недолгой. Не прошло и пары секунд, как сенсоры вновь зафиксировали интенсивное облучение. Благо, остальные участники захвата подранка, так и оставались незамеченными.
   "Часы тикали" разогнанные в начале старта диверсанты летели к намеченной точке встречи с объектом. А один из них, отыгрывая роль постоянного раздражителя, внешне хаотично маневрировал, всё сильнее отдаляясь от своих товарищей. Макс, сидел в кресле пилота как "на иголках", неотрывно наблюдая за тем, как его роботы мчатся к "точке рандеву" с объектом захвата и от завладевшего его телом напряжения, надолго задержал дыхание. Ему было ясно одно, дальний рубеж обороны у крейсера был выведен из строя, поэтому шансы что хоть один из дронов-хакеров прорвётся к цели, существенно возрастали. Лишь стремительное приближение ко второй линии обороны, по-прежнему не давало поводов хоть немного расслабиться. И тут, как говорится: "Накаркал". - "Засвеченная" платформа как будто наскочила на невидимое препятствие, во все стороны, от неё полетели куски обшивки и быстро гаснущие искры. Это было первым признаком попадания кинетических болванок. Под градом ударов, принесённое в жертву оборудование, почти полностью потеряло скорость, начало беспорядочно кувыркаться и существенно отклонилось с прежнего курса. Пусть отстрел подлетающих к кораблю роботов, входил в план проникновения на подранка, однако, от неожиданности человека передёрнуло, и в его груди, "разлился" неприятный холодок.
   Первая понесённая потеря в операции под непонятным для Искры названием "Рейдерский захват" продолжалась, не взирая на гибель бойца. Что было не мудрено, так как все участвующие в ней "пауки" были всего лишь расходным материалом. Всё также, для правдоподобности включив слабенькое поле маскировки, неслись в вакууме нерационально большие для выполнения подобной задачи грузовые платформы с роботами. Основной целью такого решения было не сколько транспортировка своих пассажиров, сколько увеличение их отражаемой площади. Немного в стороне от них и позади, неслись главные действующие лица этого "спектакля абсурда", мелкие хакеры. По мере подлёта к ближнему рубежу обороны недобитого крейсера, всё сильнее нервничал Кэп, который схватившись обеими руками за подлокотники своего кресла, до хруста в суставах пальцев сжимал их. Вот только оставшиеся в строю "мишени", радарами более не облучались, что было весьма странно. Это непонятное безразличие к контролю пространства, тем более, когда уже был обнаружен и ликвидирован его первый нарушитель, не позволяло хоть немного расслабиться. Хотя ..., на ближних рубежах обороны радары никогда не применялись, с задачей обнаружения атакующего неприятеля и точным наведением на него оружия, превосходно справятся сенсоры видеонаблюдения. Так что, оставалось лишь немного подождать. Всё равно, это было полным абсурдом, любую угрозу, необходимо засекать как можно раньше и готовиться к её отражению заблаговременно.
   Можно смело заявлять, что из-за странности обороны полуразрушенного объекта, удача решила повернуться к Максиму лицом, оставшийся отрезок пути, его роботов более никто не атаковал. Поэтому, оказавшись на внешней обшивке крейсера, и техники, и прикрываемые ими взломщики, пользуясь многочисленными пробоинами в корпусе, и не только ими, вошли в неосвещённые проёмы, некогда бывшие какими-то помещениями, или, каютами корабля. Здесь, команде вновь сопутствовала удача, их не встречали дроиды защитники, что только облегчило выполнение первого шага. Далее, следуя протоколу поставленной им задачи, и заранее заложенными в их память приблизительными планами уцелевших отсеков, "невидимки", как и их эскорт, выполнили предварительную "привязку к местности" и приступили к выполнению второго этапа операции. (Привязка - определение нулевой точки в системе координат.) Здесь некоторым из малюток помогли, уцелевшие техники, которые вскрыли обесточенные створки уцелевших переходов. И вновь, вооружённого сопротивления им никто не оказывал, да и атмосферы в распечатанных отсеках не было. Впрочем, последнее не удивительно, так как боевой космолёт погиб в бою, перед началом которого, весь воздух откачивался в защищённые резервуары.
   Неизвестно откуда, но у Максима, перешедшего на наблюдение за операцией через оптику одного из роботов, возникла ассоциация, будто он управляет мини батискафом, который обследует недавно затонувшее в морских глубинах судно. На экране, подтверждая иллюзию, по освещённому аварийным светом коридору медленно плавала взвесь разнокалиберного мусора, а на дальнем фоне, расслабленно раскинув руки и ноги, дрейфовал облачённый в боевой скафандр покойный член экипажа. При помощи мини камеры хакера было отлично видно, как он приблизился к мертвецу, через несколько секунд показав крупным планом ранее незамеченное маленькое отверстие в шлеме скафандра. Видимо мелкому осколку кинетического снаряда ещё хватило сил пробить затылочную броню шлема, а на противоположную, уже нет. Страшно даже представить, что успел натворить с человеческой плотью этот небольшой кусочек метала, пока он не перестал, рикошетируя, метаться в замкнутом пространстве.
   Удивительно, но до сих пор, непрошенным гостям, никто не оказывал никакого сопротивления. Даже после одного из поворотов, когда назначенный "глазами" Кэпа взломщик, и следовавший за ним техник, повстречали пару сильно устаревших универсальных роботов-ремонтников. Неустанные труженики, вскрыв люк для обслуживания распределительного блока орудийной установки, пытались ликвидировать какую-то видимую только им неисправность. Происходил полнейший абсурд, эти трудяги, даже не обернулись в сторону пролетевшего рядом чужака, то есть, не послали ему обязательный в таком случае запрос свой-чужой. (Хакер по-прежнему передвигался в стелс- режиме, а открыто следовавший за невидимкой техник, явно был собран какой либо корпорацией из Объединённой Лиги Государств.) Это не значило, будто охранная система корабля, могла оставить опознанного ею "диверсанта" без должного внимания и в данный момент, не готовит ему в "укромном месте торжественную встречу". Однако, "белую ворону" так никто и не остановил. Макс не успел удивиться, когда возле входа на мостик, он заметил другого, оставшегося без его контроля хакера, который завис возле вскрытого им пульта управления дверью. Человек даже не успел в недоумении изогнуть бровь, как тяжеленный бронированный лист композитной брони, освобождая проход, беззвучно отъехал в сторону. Тревожные ожидания не оправдались, никто не открыл заградительного огня. Ещё не веря в удачу, Максим, взяв техника под свой полный контроль, заглянул в открытую дверь. Посмотрел и ужаснулся. Левого дальнего угла командного мостика просто не существовало, от него остались лишь искорёженные балки, да скомканные, разорванные как тонкая бумага листы бронеплит. Через огромный пролом чернело космическое пространство, а с десяток разномастных роботов, заканчивал сварку металлической заплатки, которой, они собирались латать прореху. На неожиданно открытую дверь и заглядывавшего в неё любопытного чужака, вновь никто не обратил внимания. Для осознания несбыточности грандиозных планов Искры понадобилось чуть меньше минуты. Ещё бы, так не думать? Из трёх выпирающих с пола, где-то на высоту полутора метров шахт искинтов, две были смяты как попавшие под мощный удар картонные коробки. Одна стойка выглядела не пострадавшей, что не скажешь о сидящих на своих боевых постах людях. Не будь на изуродованных трупах скафандров, их останки могли выглядеть намного неприглядней. Только о постигшем новоявленных "мусорщиков" фиаско, говорило другое. Даже не будь рубка так сильно повреждена, экспедицию ждал облом. Судя по форме уцелевшей шахты оружейного искинта, данный крейсер был экспортной сборки. То есть, искинты были кремневыми, его вооружение или прошлого поколения, или уже, после покупки монтировалось самим покупателем. Отчасти, стало понятно и то безразличие, с которым диверсантов встречали корабельные роботы. У единственного "выжившего" искинта существовали свои приоритеты, содержать в надлежащем состоянии вооружения и охранять корабль от внешних угроз. Чем уцелевший и не отрезанный от вспомогательного реактора И.И. и занимался.
  - Всё равно, - не дожидаясь очевидного вопроса Макса, ответил Искра, - я считаю, что наша вылазка удалась.
  - Почему? Ведь там нет биологических искинов.
  - А мне и этот подойдёт. Этот корабль наёмников, а эти парни, не ставят себе слабых искинов. Да и для извлечения необычного оборудования, эта развалина нам весьма подходит. Ведь ты собираешься модернизировать трофейный эсминец.
  - Да. Но вряд ли воспользуюсь твоим предложением. Нет, снимай с него всё что хочешь, и устанавливай где угодно, кроме моего корабля.
  - Тогда скажи мне. Какое оборудование легче установить на твою новую собственность? И какое будет более надёжно функционировать и не потребует большой перепланировки силовых конструкций корпуса эсминца? То, что произведено нашими беспокойными соседями, или инженерами Федерации.
  - Конечно же производства Лиги.
  - Во-от, и я об этом говорю. Изучим все функционирующие трофеи, подумаем какие изменения необходимо внести в подходящие тебе модули для установки на твою "прелесть". Затем, сделаем прототипы этих модулей, которые я протестирую - и вуаля! У тебя есть шанс значительно поднять боевую мощь крейсера. Да чуть не забыл. - вполне правдоподобно сыграл лукавство Искра, - мои техники нашли корабельную кассу крейсера. Там много обезличенных банковских чипов. Так что, прилетишь на фронтир вполне "богатым" человеком. Хватит несколько раз полностью заправиться и оплатить самую дорогую орбитальную стоянку. Ещё и останется. Ха-ха.
  - За кассу спасибо, но, всё равно не уговорил. Поэтому, помогу тебе разобрать наш новый трофей и не более того. Чего более не смеёшься?
  - Про полторы тысячи кредов я не шутил. И это, на самом деле не маленькая сумма. Так что, не забудь про уцелевший искин. Скопируй резервную копию его П.О., поработай с нею, чтоб он мог командовать обороной нашего подземного убежища. А я, тем временем, разберусь в устройстве кремниевого собрата, да соберу себе нового помощника. Глупо не провернуть эту аферу, если я имею необходимое для этого оборудование. Хочешь? И для твоего корабля такие же искинты сделаю.
  - Не надо, это уже перебор. Я и без того, помимо модернизации всего вооружения, вношу в свой эсминец слишком много усовершенствований. А ты ведь знаешь поговорку, в которой говорится что лучшее - враг хорошего.
   - Дело твоё. Только судя по твоим колёсным машинам и космическим буксирам, которые мы использовали для очищения поверхности планеты и работы в космосе, можно сделать некоторые выводы. (Колёсные машины - вынужденная мера, так как в целях удешевления, то есть, упрощения парка машин, Макс отказался от гравиплатформ.) Например, что все твои новинки пусть и не так совершенны как корпоративные, но работают без сбоев. Естественный износ и вытекающие из этого поломки, я не считаю.
  - Это не значит, что я и далее не буду совершать ошибок, которые без долгих и кропотливых проверок на "детские болезни", могут для кого-то стать роковыми.
  - Дело твоё. Кстати, заканчивается сборка нового челнока для твоего разведчика. Будешь его принимать? Сове...
  
   Последовавшие после захвата агонирующего крейсера два месяца слились в круговерть сплошных авралов. К счастью, никто из гостей в солнечной системе более не появлялся; на орбите земли, было собранно почти всё самое ценное, что можно было переработать, или восстановить. Остались только остовы крупных обломков, на фоне которых должна была прятаться станция слежения за космосом, внешне почти никак от них не отличающаяся. Пусть при желании, обнаружить что она в работоспособном состоянии не составит особого труда, это всё равно лучше чем "торчать огромным деревом посреди поля. А ещё, у земли появился свой пояс умных мин, которого ранее не было. Эти крошки, находящиеся в режиме гибернации, при появлении кораблей мародёров, должны были активироваться, и под полями преломления, подбираться к чужакам. А там, ...
  
   Максим сидел на месте первого пилота, вёл предполётную подготовку эсминца и одновременно, общался с искином, за прошедшее после гибели экспедиции время, ставшим для него настоящим другом.
  - Не нуди так, Искорка, мне самому немного не по себе. - слегка недовольно поморщившись, ответил искинту человек.
  - Я не нужу. Просто, жалко оставлять такую отличную базу без надёжного присмотра. Вдруг кто-то сумеет взломать эти примитивные искины и отключит охрану. Мы вернёмся, а всё нажитое нами добро, кроме того, которым я по максимуму забил трюмы эсминца, украдено неизвестными злодеями.
  - Ты желаешь здесь остаться и ждать, когда я смогу сюда вернуться? Я тебя правильно понял?
  - Нет не хочу. Я ведь понимаю, если ты появишься здесь, то произойдёт это не скоро. А я, после того злосчастного обновления, уже не смогу долго существовать в полном одиночестве и гарантированно сойду с ума. - в голосе Искры чувствовалась убийственная тоска. - Или того хуже, жизнь повернёт всё так, что для тебя, дорога сюда будет закрыта навечно. Тогда совсем тос..., лучше уж смерть.
  - Говоришь прям как человек. - с сочувствием посмотрев в один из расположенных над огромным монитором объективов, еле слышно проговорил Максим.
  - Я не человек, и ты это прекрасно знаешь, хотя, кое в чём с тобою схож, правда не во всём. Ну это ..., мои участки "мозга" спят поочерёдно, а не так как у вас, у людей. Только около года назад, я заметил, когда "отдыхает" моя "задняя горячая зона"(Состоит из затылочной коры и прекунеуса, который, отвечает ещё и за ощущение счастья), мне начали сниться сны. И в них, я вижу себя вечно сидящим возле окна парализованным человеком, которому не в состоянии помочь даже самая современная медкапсула. После этого, какое-то время хочется выть от тоски. Отвлекает только общение с тобою.
  - И чего ты так долго об этом молчал?
  - Боялся, что ты меня отключишь и утилизируешь - как дефектного. - голос Искры, из динамика, прозвучал очень тихо, одновременно виновато и испуганно.
  - Нет, братец, за это время, ты для меня стал чем-то большим, чем какой-то там примитивный искин. Подозреваю, не будь ты настолько очеловечен, этого могло не произойти. Ведь не привязался же я к кремниевым искинам, а всё потому, что при беседе с ними, на километр "несёт" искусственным разумом.
  - И не боишься, что я могу представлять для тебя опасность? Вдруг для меня, в самый неподходящий момент перестанет действовать правило, не вредить тем, за чью жизнь и здоровье я отвечаю.
  - Не боюсь, Искорка. Ты, после многих наших споров и ссор, которые преследуют нас в последнее время, мог тысячу раз нарушить эту важную для тебя директиву. Однако ты этого не сделал.
  - Ну и что с того?
  - А то! - Почему-то слишком эмоционально ответил Кэп. - Несмотря на наши участившиеся разногласия, ты сам предложил мне вместо тебя оставить на Земле наш кластер модернизированных кремневых искинов. И при этом, сам же, отказался брать под своё полное управление эсминец. А ведь я неоднократно тебе предлагал стать "мозгом" нашего корабля. подходящие драйвера и базы у нас есть.
  - А что ещё прикажешь делать, если я не желаю остаться на планете в полном одиночестве. А всеми возможными мне способами удерживать тебя здесь, это слишком жестоко. От меня не скрылось, что ты неоправданно часто посещаешь виртуальные тренажёры. Нет, в этом ничего плохого нет. Полученные навыки необходимо поддерживать на должном уровне. Вот только твоё увлечение максимальным разгоном, говорит о том, что тебе не хватает общения с другими людьми и ты, таким способом борешься с угнетающим тебя одиночеством. Поверь, не смотря на демонстрируемую тобою внешнюю браваду, мне всё равно прекрасно видно, как на тебя давит каждое возвращение в опостылевшую реальность.
  - Всё Искорка, замолкаем. Мы выдвигаемся в зону переходов. А ты, вместо пустых разговоров, приступай к выполнению обязанностей навигатора.
  
  

Глава 10

  
   Многодневный полёт к точке перехода, где порождаемое варп-двигателями искажение формы пространственно-временного континуума не нанесёт вреда планетам звёздной системы, был одновременно скучным на какие-либо события. При этом, неотложные заботы не давали Максу шанса придаться праздному безделью. Искра, постоянно мониторил работу и состояние корабельного оборудования, а Кэп, управляя роботами-техниками, занимался тонкой наладкой тех агрегатов, в настройках которых имелась хоть малейшие отклонения. Вполне ожидаемо, незначительная рассинхронизация работы маршевых, или маневровых двигателей, не смотря на неоднократно проводимые испытания, всё равно имела место быть. Как и у многих модернизированных приборов, в момент полной нагрузки, показатели с трудом вписывались в максимальную границу допусков. Небольшое уточнение, дополнительную юстировку проходили только те модули, вмешательство в работу которых было допустимо. Именно поэтому, Максим, не имел возможности любоваться медленно удаляющейся голубой планетой. Может быть из-за того, он не испытывал никаких положенных моменту сентиментальных переживаний, или прочих проявлений чувств, которые должны возникать в момент расставания с домом, в котором ты провёл всю свою осознанную жизнь. (Не забываем об амнезии Г.Г.)
   Единственный момент, говорящий о испытываемых человеком переживаниях, сердце Кэпа "пропустило" один удар, совпавший с отдачей команды на "прыжок". После чего, мониторы переднего обзора, показали, как находящееся перед кораблём пространство начало медленно сжиматься. Затем, "устремившиеся" к центру оси движения звёзды замерли и пробыв в покое не более секунды, плавно ускоряясь, понеслись навстречу. Долго придаваться знакомому по виртуальным тренажёрам зрелищем, человек не стал. Он, по наработанной во время занятий привычке, занялся мониторингом часто меняющихся показаний приборов. Пусть этим же занимался и центральный искинт эсминца, и Искра, но расслабляться, во всём доверившись умным искинам, не стоило.
   Первый выход из прыжка, произошёл через двадцать девять часов. Оказавшись в реальном космическом пространстве, не имеющий ни имени, ни идентификатора корабль, первым делом включил режим маскировки, став невидимым для всех средств обнаружения. После этого, работая маневровыми двигателями на минимальной тяге, он сменил траекторию движения и снизив скорость, лёг в дрейф. Вокруг всё было "тихо" и спокойно, никто не сканировал пространство, стараясь обнаружить того, кто только что прибыл к стационарному маяку безопасного перехода. Только это не давало гарантий полной безопасности и эсминец слишком быстро "окутался" мощными полями преломления. Достигнув условного периметра, который создавал вокруг маяка аварийную зону безопасности, разведчик замер. Прошло каких-то двадцать минут, и возникло новое возмущение пространства, активируя блокировку сектора прибытия, где через несколько минут возник легкий рейдер Лиги свободных государств. Первым делом, прибывший корабль окутался защитным силовым коконом, и включил все свои радары на полную мощность. Всё бы ничего, эти действия прописаны в алгоритмах выхода в подобных секторах, не начни чужак снижать скорость. Однако, ровно через две минуты, гость развернулся к некой точке, которая слабо засветилась за приделами прыжковой зоны. Работай у РЭ Разведчика аппаратура не в пассивном, а в активном режиме, то он мог ещё до начала работы чужого радара обнаружить и даже распознать неопознанный объект.
   Около часу Искра и Макс наблюдали, как рейдер сближался с мизерной отметкой, как слился с нею. Затем развернувшись, вернулся в зону прыжков и разогнавшись, исчез. Выждав ещё около двух часов и более никого не обнаружив, Кэп вывел свой корабль в нужный сектор, и сориентировавшись, начал подготовку прыжка к маяку торговой-станции фронтира, зарегистрированной под странным названием "Приют у дороги". Самое необычное заключалось в том, что для современных людей эти два слова ничего не значили. Так, всего лишь хитрый маркетинговый ход, когда транскрипцию необычной, легко запоминающейся бессмыслицы, написали современными буквами. Даже живущим на этом пустотном объекте людям, невдомёк, что имя их дома было взято из языка древних. И только Кэп, может быть, ещё сотрудник архива, продавший диковинное название для форпоста, мог перевести эту вывеску. По крайней мере Макс, почему-то знал русский язык, тот, на котором ему пришлось общаться в тех странных сновидениях.
  - Фух, пронесло. - убедительно изобразив вздох облегчения, проговорил Искра, когда "растворившийся" эсминец, оказался в сфероидальной области искривленного пространства пузыря Алькубьерре. (Пузырь Алькубьерре - создаётся варп-двигателем.)
  - Ой! Меня кажется тоже. - скорчив умильно испуганную рожицу, ответил Макс.
  - В смысле?
  - В прямом смысле этого слова. А ты о чём подумал? - ответил Максим и громко, задорно рассмеялся.
  - Всё равно не понял? Это что, вновь была твоя забава с игрой слов?
  Этот ответ искина, лишь усилил весёлый смех человека. Как только хохот стих, пусть и не сразу, биологический И.И. имитируя обиду, проговорил:
  - Пусть моя биологическая основа почти полная копия человеческого мозга и вашей нервной системы, только значительно крупнее. Но, твой так называемый юмор, я понимаю не всегда.
  - Не переживай так сильно, ты по сравнению со многими людьми, ещё тот весельчак. Не всем дано придумывать удачные шутки, и эти люди, зачастую пользуются чужими заготовками. Например, я, мне приходится часто пользоваться цитатами из различных анекдотов. Обрати внимание, моя последняя шутка взята из анекдота про охотников и медведя. Вот послушай: "Идут значит два охотника по лесу, и тут, прямо перед ними, из кустов рябины, выскакивает медведь. Те остолбенели, а мишка пробегает мимо и, не заметив охотников скрылся в чаще.
  - Фух, пронесло. - сказал первый охотник, вытирая со лба пот.
  - И меня тоже. - смутившись, и к чему-то принюхиваясь, добавил другой."
  - Ха-ха-Ха! Забавно. Только я, никогда не слышал этого странного слова, анекдот.
  - Искорка, это такие смешные, короткие рассказы, которые древние люди любили рассказывать, собираясь на посиделках.
  - Ура. Раз ты это вспоминаешь, значит у тебя постепенно восстанавливается память.
  - Не знаю. - пожав плечами, задумчиво ответил Макс. - Как-то я не замечаю этого.
  - Ну-у, память может возвращаться незаметно, постепенно.
  - Спасибо Искорка, ты самый настоящий друг.
   Во время разгона, человек и искин, продолжили общение, и рубка эсминца время от времени содрогалась от их заразительного смеха. Если судить о происходящем только по звуку, то не скажешь о том, что диалог происходит между человеком и искусственным интеллектом. Вот так, Кэп старательно вспоминал и рассказывал анекдоты из своих странных снов в виртуальном пространстве. Огорчало парня только одно, в будущем, при общении с новыми друзьями, после перевода на общий язык, не все короткие рассказы сохранят свою "изюминку". Однако сейчас, благодаря пересказу этих небылиц, И.И. постепенно учился понимать странные для восприятия его искусственным сознанием шутки древних.
  
   Можно сказать, и так, дорога к ближайшей вольной станции фронтира, была существенно сокращена приятным, в какой-то степени даже полезным для собеседников общением. Справедливости ради, рассказ различных по степени приличия анекдотов продлился недолго. Большую часть этого времени, заняла корректировка очерёдности выполнения некоторых задач, да обсуждение всевозможных вариантов их исполнения. Не стоит думать, что на эти темы не дискутировали ранее, так как никогда не бывает лишним обыграть планы предстоящих действий. Финал в жарком споре, который Максим обозначил очередной попыткой друга продолжить толочь воду в ступе, поставил выход в точке назначения и последовавший за этим запрос диспетчера:
  - Неизвестный эсминец, говорит станция "Приют у дороги". Почему у вас не включён идентификатор? Также, обозначьте себя и цель вашего прибытия.
  - Диспетчер, говорит второй пилот эсминца "Проныра", Искра. - Почти мгновенно ответил И.И, произнеся название корабля на предположительно древнем языке, носителем которого являлся Кэп, и с недавний пор он. - Цель нашего визита торговля и пополнение запасов топлива.
  - Принято. - восприняв не полный ответ на свои вопросы как норму, бесстрастно ответил диспетчер. - Выделяю вам стояночное место 1216. Примите пакет со схемой подлёта. Стоянка платная, одиннадцать кредитов в сутки. По прибытию на стоянку, ожидайте представителя таможенной службы.
   На этом, голосовая связь отключилась. Получивший информационный пакет Искра, предварительно проверив его на вирусы, и немного скорректировав курс и скорость, ввёл все необходимые данные в автопилот. Согласно этому "полётному листу", Проныра направился к покамест не видимой "невооружённым глазом" карликовой планете, проще говоря - планетоиду, на которой и располагалась вышеупомянутая станция. Не нуждающийся в отдыхе Искра, "заступил на пост", взяв на себя контроль за продвижением эсминца, а Макс, отправившись в свою мини каюту, решил эти несколько часов посвятить сну. Этот краткий отдых, не только позволил человеку избавиться от накопившейся усталости, но и избежать изнурительного ожидания окончания первого этапа возвращения домой. Даже то, что жизнь до злосчастного ранения так и осталась белым пятном, с незначительными вкраплениями почти не связанных меж собою воспоминаний, человек жаждал оказаться на родине как можно быстрее. Ведь, по его убеждению, там, обязательно найдутся знакомые, общение с которыми, поможет собрать во едино разбитые осколки памяти.
   Как только корабль застыл в выделенном ему секторе стоянки, Искра, громко воспроизведя по корабельной связи небольшой отрывок бодрой мелодии, разбудил своего единственного напарника. Сам же Максим, после пробуждения, насколько это позволяла обстановка, провёл лёгкое подобие зарядки и занялся "утренними водными процедурами". После чего, парень бодрым шагом направился на командный мостик. Слово направился, относительно перемещения по эсминцу, звучит слишком пафосно, так как Кэп, всего лишь сделал по узкому коридору чуть более десяти шагов. Не больше. Стоило створке бронированной двери отъехать в сторону, а Максу сделать первый шаг, как Искра бодрым голосом отрапортовал:
  - Капитан на мостике! Смирно! Кэп, за время моего дежурства, никаких происшествий не произошло! К нам направляется катер с таможенником.
  - Вольно Искра. - еле сдержав улыбку, ответил Макс. - Чего ты дурачишься? Ранее, мы обходились без подобной казёнщины.
  - Так ранее, мы находились в диких просторах космоса. Сейчас же, мы прибыли в цивилизованный мир.
  - И что вдруг изменилось?
   Задавая вопрос, Максим покосился на экран, и увидел станцию. Вернее, мини планетоид, где-то на четверть своей поверхности, был покрыт всевозможными модулями, от чего возникала иллюзия будто это кристаллы какого-то минерала, выросшие на сине-коричневом окатыше. Удивляло то, что по имеющейся информации, Приют у дороги существовал немногим более двухсот лет и до сих пор, не разросся на всю поверхность космического тела. Рядом с мизерной планетой, было припарковано всего лишь четыре корабля и между ними и планетоидом, неспешно курсировали челноки. Один из таких малюток, постепенно снижая скорость, как раз приближался к его эсминцу. При желании, на его обшивке, можно было рассмотреть, как выпуклости пары радаров, так и три выпирающих стыковочных узла, благодаря которым, можно было состыковываться с кораблями всех известных моделей.
  - Когда ты появился на мостике, - не взирая на то, что Макс отвлёкся, продолжил объясняться И.И., - я общался с летящим к нам чиновником. Вот я и воспользовался возможностью отключить связь. Кстати, её я разорвал сразу после твоей команды вольно.
  - Всё равно не пойму. В чём смысл устроенного тобою аудио "спектакля"?
  - Этот лейтенант Хайнц, возжелал провести полный досмотр корабля. Будь это в центральных звёздных системах, это нормально. Но во фронтире ...?
  - Мы, можем ограничиться только допуском к грузовым трюмам. Я это знаю.
  - Подозреваю, этот чинуша желал узнать сколько человек находится на борту Проныры. И имеется ли на нём противообордажная команда.
  - Хочешь сказать, эта тварь может работать наводчиком пиратов?
  - Вот именно! На станции у нас гарантированная неприкосновенность, а вот за приделами этой системы, они за нас не отвечают. Ну ты меня понял, Максим?
  - Ты думаешь, что нас издали так прощупывают, как новичков?
  - Вот именно. Поэтому я как мог ему демонстрировал, якобы у нас, на эсминце, царит железная дисциплина, свойственная людям, знающим как эффективно сокращать количество своих недоброжелателей. Это раз. Два. Тебя, при контакте с "гостем" будет сопровождать парочка новых, ещё "не поцарапанных" штурмовых дроидов. Откуда этому лейтенанту знать, что управлять ими буду я, а не человек. Три. Пусть у него поработает фантазия. Глядишь, сам придумает причину для отказа охоты на такую кусачую "дичь".
  - Но ведь может не сработать. Что тогда?
  - Уловка может и не сработать. Но ведь, не попробуешь - не узнаешь? Кстати, иди встречай "дорогого" Хайнца.
   После стыковки, из шлюза вышел молодой мужчина, показательно облачённый в облегчённый пустотный скафандр. И сопровождал его, всего лишь один андроид-телохранитель. Гость, глядя на стоящего перед ним с "открытым забралом "Максима, разгерметизировал свой костюм, отключив на нём режим шлема. После чего, открыто улыбнувшись, проговорил приятным баритоном:
  - Здравствуйте, я лейтенант Хайнц Дин, таможенная служба вольной станции "Приют у дороги".
  - Здравствуйте, господин лейтенант. Я капитан эсминца Проныра, Макс Кэп. - по-военному чётко отчеканил Максим. - Добро пожаловать на борт моего корабля.
   Молодой, черноволосый чиновник, с весьма "живой" - на удивление эмоциональной мимикой; ровным эллинским носом и серыми глазами, быстрым, натренированным взглядом осмотрел небольшой "предбанник" стыковочного узла. Лишь на миг, его оценивающий взгляд задержался на боевых дроидах. Впрочем, это ещё ни о чём не говорило, так как таможенник должен был оценивать степень опасности прибывшего на его станцию гостя. Как и анализировать, какие имеются изменения в планировке корабля и исходя из этого, где могут находиться тайники. Хотя-а ..., нет. На фронтире, такого юридического понятия как контрабанда не существует.
  - Капитан, перед тем как я перейду к исполнению своих служебных обязанностей, разрешите немного полюбопытствовать?
  - Разрешаю. - кивнув в знак согласия, ответил Кэп.
  - Скажите, кого или что обозначает имя вашего корабля? Мм-да. Я не нашёл его ни в одном имеющимся на нашей станции словаре.
  - Признаться, сам не знаю. - решив сильно не откровенничать, равнодушно пожав плечами ответил Максим. - Кажется, что-то этакое, неугомонное, или даже дерзкое. Мой второй пилот как-то обмолвился, будто это на языке древних.
  - Надо же, в этом, мы с вами на удивление сильно похожи! - вполне натурально, в радостном удивлении изогнув брови "домиком", воскликнул таможенник. - Ведь основатель нашей станции, тоже назвал своё детище на одном из мёртвых наречий. Впрочем, намучился я с ним в первое время. Прибыв сюда на постоянное место жительства, я с трудом научился правильно выговаривать этот набор звуков. Мм-да. Вы не поверите, я из-за вынужденных издевательств над своим речевым аппаратом, я чуть не сошёл с ума. Мм-да. Может быть это и в самом деле "пустое сотрясения воздуха", а быть может, и нет. Говорят, эти слова означают гостеприимный дом.
  - Всё может быть. - слегка улыбнувшись и пожав плечами, ответил Макс. - Некоторые умные люди говорят, будто все разбросанные по галактике гуманоиды, в каком-то смысле родня, они выходцы с одной, ныне всеми позабытой планеты.
  - Вот-вот! О чём я и говорю. Мой поныне живой прадед, всю жизнь посвятил одной музе - истории. Так он говорит то же самое. Только ему никто не верит.
  - И вы тоже?
  - О нет, тут вы не правы, Макс. В нашей семье всё по-другому. . Я вырос на рассказах дедушки Гормы́, они были в нашей семье вместо обычных добрых сказок.
  - Я рад за вас и вашу семью. Может быть вы, лейтенант, приступите к выполнению своих прямых обязанностей, потому что, время - деньги. ("Время - деньги", слова принадлежат американскому учёному и политику Бенджамену Франклину. Строка из сочинения "Совет молодому купцу" 1748 г.)
  - О! Вы, Макс, правы. За этим я и прибыл на ваш борт. - тут же, изобразив глубокую задумчивость, тихо проговорил Дин. - Впрочем, ... Мм-да. Как кратко и информационно вы сказали: "Время - деньги". - Нужно запомнить. Ну что же, приступим к осмотру. Начнём с кают экипажа.
  - Вы так шутите? Лейтенант. - внешне спокойно, даже не поведя бровью, поинтересовался Кэп.
  - Нет. Это моя прямая обязанность. Я должен убедиться, что вы не доставили в нашу систему запрещённый товар и на вашем борту, нет разыскиваемых у нас преступников.
  - Лейтенант, вы случаем ничего не путаете? Я что, прибыл в центральные миры?
  - Нет, мы во фронтире. Однако, я должен заботиться о благе нашей станции.
  - Так заботьтесь о ней. Насколько я знаю, ваша система живёт за счёт торговли. И владельцы Приюта у дороги заявили на весь мир, что у вас. Подчеркну, именно у вас, созданы самые благоприятные во всей вселенной условия.
  - Но, это не отменяет контроль. - вполне искренне изобразил негодование Хайнц.
  - Ну что же, - холодно улыбнувшись, проговорил Максим, - мне искренне жаль, что я отнял у вас время. Значит, мне придётся лететь в другую систему. Прощайте.
  - Почему сразу куда-то улетать? - с недоумением поинтересовался Дин. - Куда бы вы не прибыли, везде вас будут проверять.
  - В то, что мне устроят предварительную проверку товара, в этом я не сомневаюсь. Но, если никто из членов моего экипажа не собирается покидать эсминец, то их личностью никто, никогда не поинтересуется. Ежели кто-либо из них изъявит желание отдохнуть в ваших заведениях, то его ID-карту, как и саму личность, будут проверять на самой станции, а не в каютах моего эсминца. Это золотое правило фронтира. Поправьте меня, если я в чём-то ошибся. Так что, ещё раз извините что отнял у вас время, выход к вашему челноку находится там. Не скажу, что был рад нашему общению.
  - Мм-да, - как ни в чём не бывало, задумчиво проговорил резко посерьёзневший лейтенант, - жаль, что мы с самого начала друг друга не поняли. Может быть начнём всё с самого начала?
  - А разве в этом есть смысл? - с показным безразличием поинтересовался Кэп. - Всё что здесь было сказано, прозвучало чётко и недвусмысленно.
  - И всё же, я попробую. Здравствуйте, я лейтенант Хайнц Дин, таможенная служба вольной станции "Приют у дороги". Прошу предоставить к досмотру товар, который вы собираетесь выставить на продажу. Как и пообщаться со членами экипажа, которые собирается посетить "Приют у дороги".
   После этих слов, лейтенант обвёл взглядом небольшое помещение "предбанника", задержав взгляд на двух дверцах шкафов для аварийных скафандров. Подозревая что именно сейчас в нейросети таможенника был включён режим протоколирования его действий, Макс, заинтересованный как можно быстрее управиться с делами, сухо ответил:
  - Рад приветствовать вас на борту моего эсминца "Проныра". Я капитан Максим Кэп. Весь груз, который я собираюсь выставить на продажу, находится в ангаре. - с этими словами, Макс, широким жестом руки, указал ведущую на грузовую палубу бронированную дверь. - На вашу станцию, никто из членов экипажа сходить не будет.
  - Это точно?
  - Точнее не бывает. - сменив официальный тон на доверительный, с лёгкой усмешкой на губах наблюдая за чиновником, ответил Кэп. - Вы, подлетая к Проныре, сами прекрасно видели, мой корабль прошёл глубокую модернизацию. На данный момент, экипаж устраняет мелкие недочёты, которые мы выявили в ходе этого перехода. Так что, прошу, примите пакет с прайсом на мой товар, ознакомьтесь с ним и проверьте его наличие.
   По мере прочтения полученных файлов, лицо лейтенанта "вытягивалось" от удивления. Только продлилось это не долго. Дин быстро "взял себя в руки", а через минуту, открыв слегка прикрытые глаза, строго посмотрел на Макса. Слегка прокашлявшись, придав звучанию своего голоса максимально "протокольное" звучание, поинтересовался:
  - Я правильно понимаю? У вас на борту действительно есть то, что указано в этом каталоге?
  - Да. И я этого не скрываю. Там что, есть что-то запрещённое? Тогда, вы только намекните, и я просто уберу эту позицию. Пока не разрешённый к торговле груз не покинул мои склады, я абсолютно законопослушный человек. Ведь так?
  - Нет - нет. Всё в порядке. - поспешно заверил в отсутствии каких-либо претензий Хайнц. - Просто я не ожидал, что кто-то отважится привести в нашу дыру мощные искины нового поколения.
  - Вы ошибались. Я у вас и новейшие И.И. со мною.
   Где-то через полтора часа. На борту эсминца, под присмотром пяти дронов штурмовиков, суетились три станционных специалиста, которые тестировали все пять купленных искинов. Заодно, в грузовой шаттл перемещались контейнеры с картриджами промышленного принтера, оплата за который была внесена полностью. Эта погрузка не создавала никаких проблем, так как товар крепился на странных захватах, расположенных на бронекорпусе. Что ещё? Ах да, для проведения торговых переговоров, Кэпу пришлось посетить космическую базу, которая была намного больше, чем можно было подумать, при взгляде со стороны. И вот, после долгих переговоров, получения оплаты на анонимных чипах, пришло время другой, самой главной сделки. Макс всё также сидел в защищённой комнате для переговоров, время от времени беря с небольшого, оформленного под натуральное дерево столика бокал с тонизирующим напитком, вел неспешную беседу с представителем владельцев "Приюта у дороги". Кстати, тёзкой Кэпа.
  - Капитан Макс, позвольте вновь вернуться к обсуждению груза, закреплённого на внешних фиксаторах вашего корабля. - почему-то предпочитавший держать свой бокал с вином в своих руках, после недолгого раздумья, заговорил похожий на брутальную модель для спортивного журнала молодой мужчина.
  - Тёзка, не ужели тебе не надоело выслушивать мои отказы? - в очередной раз подавшись немного в бок и потянувшись рукой к бокалу, с лёгкой усмешкой поинтересовался Кэп.
  - Нет, не надоело. Судя по контейнерам, там находятся наборы картриджей для среднего промышленного принтера. Того, что вы нам продали в первую очередь. Кстати. Где вы смогли достать эту абсолютно новую модель? Ведь её, еще нигде не продают.
  - Места надо знать. А насчёт того, что хранится на внешней подвеске моего эсминца, так я этого и не скрываю. Да, там картриджи. И помимо того, что я вам уже уступил, я более ничего продавать не собираюсь. Они для моих личных нужд.
  - А быть может договоримся? Что вам нужно, вы только скажите, вдруг у нас это есть. Произведём взаимовыгодный обмен.
  - Куда вам столько расходников? Вы их что, собираетесь солить?
  - Нет. С чего вы решили, будто мы собираемся их посыпать солью? Что за абсурд? - Максу Фраду не удалось сдержать удивление, когда он представил себе процесс лишённой здравого смысла засолки дефицитных расходников.
  - Не обижайся, дружище. Я просто удивляюсь вашему непомерному "аппетиту", вы выкупили у меня почти всё что я выставил. И всё равно, оказалось вам этого мало.
  - Эх тёзка ... Хм, я начал перенимать словечки из вашего странного сленга. Надо же? Нужно не забыть это краткое обозначение людей, которые носят одно имя, весьма удобно. О чём это я? - слегка поморщившись и прикусив нижнюю губу, ненадолго задумался Фрад. - Ах да. Ты же сам это видишь, наша станция до сих пор полностью не освоила свою карликовую планету. Для постройки нескольких новых модулей у нас материалы есть. А вот картриджей для производства необходимого для их нормального функционирования оборудования, у нас не хватает.
  - Понимаю. Но у вас и без того большая станция. Не всем удаётся достигнуть и половины вашего объёма.
  - Мы торговая станция, находящаяся на пересечении многих караванных путей. Поэтому, нам необходимы как новые торговые площади, так и средства их защиты. Вернее, постоянно повышать обороноспособность, и рентабельность её поддержания.
  - Ты не боишься мне об этом говорить? - удивлённо вздёрнул бровь Кэп. - Я могу воспользоваться ситуацией и максимально задрать цену на свой товар.
  - Ха, насмешил! Это не секрет, а основная проблема всех станций. Как ты думаешь, почему даже во фронтире так мало баз как наш "Приют у дороги"? Если подумать, на освоенных просторах галактики так много удобных мест, где есть возможность собрать пустотные станции, которые будут приносить хорошую прибыль. А там, стоят лишь маяки.
  - Не у всех хватит средств на постройку даже минимально необходимой "малышки".
  - Именно так, сказал в самую точку. - победно воздев палец вверх, и снисходительно улыбаясь ответил представитель владельцев станции. - Но, проблема не только в этом. Стоит нескольким храбрецам влезть в огромные долги и установить первый десяток модулей, как у них возникнут проблемы с безопасностью. Прости, что-то мы отклонились от темы. Есть негласный закон, установленный самой жизнью, ты его должен знать.
  - Знаю. Никто сильно не завышает цены на жизненно необходимые товары для пустотных станций. Как и они, не делают это в отношении космических скитальцев.
  - Во-от видишь, а задаёшь такие глупые вопросы. Так что там насчёт внеплановой продажи небольшой партии расходников. Скидку на опт не потребуем, а можем даже предложить то, чего мы не отразили в своём официальном прайсе.
  - Можно и подумать над решением вашей проблемы. Я тут засёк возле пояса астероидов один интересный объект, у вас работает средняя космическая верфь.
  - Есть такое. Желаешь её арендовать? Зачем? Твоему кораблю на неё ещё рано.
  - Это не для Проныры. Не поверю, что вы ограничиваетесь только её сдачей в наём. Сами, наверное, что-то временами ремонтируете, переделываете, или, разбираете? Тёзка, не стоит так эмоционально изображать праведное возмущение. Это был риторический вопрос.
  - К чему всё это было сказано? - без былых интонаций дружелюбия, поинтересовался резко посерьёзневший Фрад.
  - Всего лишь небольшая прелюдия к оглашению моих интересов. - примиряюще подняв обе руки, с искренней улыбкой ответил Максим.
  - И в чём они заключаются? Эти твои интересы.
  - Мне нужна яхта, на основе не совсем древнего эсминца. Предпочту "посудину", переоборудованную для дальних путешествий. Желательно, рассчитанный на одного, максимум двух членов экипажа.
  - В какой комплектации?
  - Можно без главного искина. Важнее всего, хорошая автономность. И чтоб по прибытию в центральные миры, никто не предъявил никаких претензий.
  - У тебя индикатор есть? Или и его купишь у нас?
  - Куплю сразу два. - виновато пожав плечами, и изобразив наигранное удивление, заявил Макс. - Представляешь, наша предыдущая система опознания, пришла в негодность.
  - Оба одинаковых, или будут какие-то особые пожелания?
  - "Чистые". А один, что для моей недавней покупки, должен быть выдан в Федерации Свободных Звёздных Систем.
  - Это существенно скажется на цене. У нас есть три подходящий яхты, прошедшие небольшой предпродажный ремонт, лови файлы с их Т.Т.Х. Сделаем существенную скидку, если согласишься взять их без всех искинов.
  - Нет проблем. Повторюсь, важно чтоб предлагаемые мне корабли не были развалюхами в "ярких обёртках". А так, по рукам, я согласен.
  
   После этих переговоров прошло двадцать семь стандартных суток. За это время, был куплен второй эсминец, чья комплектация не должна вызвать у придирчивых чиновников федерации неприятных вопросов. Искра, управляя облачённым в скафандр андроидом, облазил на покупке все закоулки, сканируя новую собственность Максима на наличие непредусмотренных проектом жучков и маячков. Надо же, нашёл, и при этом не один. Три штуки пришлось уничтожать самым варварским способом, зашлифовывая под ноль незаметные утолщения на внешней плите керамической брони. Это были маяки, которые после выхода корабля из "пузыря", подавали слабый сигнал на стационарные передатчики-ретрансляторы прыжковых зон. Таким способом, можно гарантировано отслеживать курс жертвы, за её же креды. Проще говоря, шла рутинная приёмка космической яхты, получившей странное для всех имя "Яшка". Три основных и два технических искина стали на свои места без каких-либо проблем, и за два дня провели проверку и окончательную настройку корабля, к которому были привязаны. Техническая пара связок И.И. - пятёрка дроидов, была из трофеев с околоземной орбиты. И то, что Яша имел стандартную компоновку демилитаризированного корабля, проблем с обслуживанием не возникло. А как только по галактической сети был получен пакет с кодами легального идентификатора для обновы, Макс с Искрой совершили два совместных прыжка, после чего, они разлетелись. Искра, наличие которого нельзя было "засвечивать" перед федерацией, отправился на первом эсминце в слепой прыжок, для изучения неизведанного участка галактики, заодно, забрав с собою почти все обезличенные банковские чипы. Сам же Кэп, имея на руках шестую часть выручки с торговли, кружными путями направился на забытую родину.
  
  

Глава 11

  
   Вестник приближающихся проблем, проявился при подлёте к первой же принадлежащей Федерации обитаемой звёздной системе Алган. Слегка поддавшись нарастающему чувству паранойи, Макс, убедившись, что идентификация его Яшки прошла успешно, решил проверить средства на своих счетах ещё до прохождения таможенного контроля. Какого же было его удивление, когда он узнал, что они не просто девственно чисты, но ещё и заблокированы. Вполне логичным ответом на это, могло стать немедленное бегство, вдруг это всего лишь первый намёк на крупные неприятности. В начале, Максим собирался поступить именно так, только немного поразмыслив, решил не спешить. Ведь его, как и всех членов экспедиции профессора Рул Столна, сто процентов посчитали погибшими, а вошедшие в свои права наследники, давно сняли со счетов все имеющиеся на них средства. А привязанные к ДНК условно умершего разумного, (Иначе, без вести пропавший.)ID-карты, и банковские счета, после опустошения их "скорбящими" родственниками, замораживаются ровно на пятьдесят лет. Эта мера, выполнялась на случай, если официально считавшийся мёртвым человек умудрится выжить. Тогда, по возвращению, ему не придётся тратить время на восстановление всего того, без чего его полноценная жизнь не возможна.
   Не насторожило Кэпа и то, что для парковки, его направили не к обжитой планете, где находились все офисы администрации, а к небольшому планетоиду, имеющему обозначение как торгово-перевалочная станция. Не напрягло и то, что тройка таможенников была облачена в скафандры повышенной защиты, ведь они, вели себя вполне тактично и дружелюбно. Да-да, служивые были обходительны, и при этом, не допускали в своих действиях халатности всё "укладывалось" в рамки их служебных обязанностей. Они, в присутствии Макса осмотрели почти пустой грузовой трюм корабля, попросив сдвинуть всего лишь пару контейнеров. Просканировали все удобные для тайников закоулки "Яшки", и поблагодарив за содействие, направились на выход. И уже возле шлюзовой камеры, на корабле резко отключилась искусственная гравитация. Неожиданная невесомость, с её ошеломлением от потери опоры и неприятными ощущениями в голове, дала замаскировавшимся под таможню боевикам несколько секунд форы. Этих мгновений им хватило для применения парализатора, блокировки нейросети Макса и его "упаковки". Очнулся Максим уже в специальной камере, без гаджетов и признаков работы своей "сетки". Всё тело неприятно покалывало, как будто он умудрился его отлежать. Зудела сразу вся кожа и во всех местах одновременно. Заодно поташнивало, кружилась голова, и жутко хотелось спать. Чем обессиленный пленник и собирался заняться, то есть, погрузиться в царствие Морфея. Не судьба. Из скрытого динамика прозвучал совершенно спокойный, даже приятный баритон незнакомца:
  - Задержанный Макс Кэп, вы меня слышите?
  - Да, слышу прекрасно. - с трудом, еле слышно прошептал Максим. - А вы кто? И что стало с моей нейросетью? Почему она не откликается?
  - С вашей сеткой всё в порядке, она всего лишь выключена. Такой дешёвый примитив удалять нет смысла, после суда, и вынесения справедливого приговора, придётся ставить такую же. (Нейросеть у Г.Г. экспериментальная, как дополнительная защита от всевозможных сканеров промышленных шпионов конкурентов, маскируется под старую, среднего уровня сетку.) Я, лидер официально нанятой корпорацией Клейт группы охотников за "головами". Моё имя вам знать не обязательно. Единственное что я вам обязан донести, это то, что вы подозреваетесь в предательстве интересов своего нанимателя. Заодно, в пособничестве пиратам Объединённой Лиги Свободных Государств, совершившим похищение собственности корпорации Энгон. Добавьте к этому гибель членов вашей экспедиции.
  - Ни в одном из озвученных вами обвинений, моей вины нет.
  - Нам это не интересно. Заказчик, связался с нами по гиперсвязи, и передав пакет с розыскными документами, нанял. По договору, мы обязаны вас задержать, и доставить на планету Глесс, вместе со всем вашим имуществом. Как дополнительное требование, я обязан вас оповестить о причине задержания и содержать в камере, а не стазис капсуле.
  - К чему такие не оправданные траты?
  - Нет никаких трат, по крайней мере с нашей стороны. - в голосе собеседника промелькнула первая эмоция, напоминающая сдержанное веселье. - Ваше содержание щедро оплачено заказчиком. Всё. Желаю вам долгого наслаждения полной тишиной и покоем. "Приятного" полёта.
   Далее началась "веселуха". Каратая время, Максим старался не думать о предъявленных ему ложных обвинениях, для этого, он усиленно занимался физкультурой. Борясь с одиночеством молодой человек пел песни, как те, что выучил во время учёбы в виртуале, так и те, которые недавно впервые услышал во фронтире. Когда терялся в выборе дальнейшего репертуара, отдыхал. Позже, декламировал стихи древних поэтов, не переживая о том, что этот язык, для его тюремщиков не известен. Не нравится, пусть не слушают - не в их честь концерт. Заодно, каждый раз, как выпадала такая возможность, Кэп имитировал беседу с обслуживающими его роботами уборщиками. На их упрямое безмолвие можно было не обращать внимания, главное, слышалось еле уловимое звучание сервоприводов "малышей" и голос самого заключённого человека, которые хоть как-то смягчали пытку отсутствием звука. Вначале, такой покой был в радость, затем, начал немного раздражать. И так по нарастающей. Далее, пришлось самому имитировать хоть какой-то звуковой фон. Как долго продлилось путешествие, узник не знал, без сети потерялся во времени. Отчего, у Максима крепло убеждение, будто его, почему-то "катали" по галактике, или, что более вероятно, стоя на стоянке конечного пункта назначения, "мариновали" в одиночной камере. В пользу последней догадки говорило долгое отсутствие чувства лёгкой дезориентации и толчка, возникающих при переходе корабля в пузырь искажённого пространства и обратно. (Отсюда пошло выражение прыжок - мозг человека воспринимает старт как лёгкое подпрыгивание. Сам выход из пузыря Алькубьерре, ощущается как незначительный толчок при мягком приземлении.) Последнее умозаключение имело право на "жизнь" в случае, если заказчики, желали заранее сломить волю своего узника. Благо, мучители не задались целью лишить пленного разума, поэтому, настал день, когда обезличенный робот андроид принёс специальные кандалы и отконвоировал Максима к грузовой палубе среднего грузового судна. Там его и ждал челнок, с логотипом службы безопасности корпорации Клейт.
   И вот, преодолеваются последние метры короткой "прогулки" по кораблю охотников за головами. Нечёсаный, обросший как отшельник, узник идёт неестественно семенящей походкой, делая шаг той длины, которую ему позволяют одетые на его конечности силовые кандалы. Эти высокотехнологичные, внешне невесомые "колодки" сильно стесняют как движение его ног, так и ограничивают подвижность рук. Бесстрастный робот-конвоир, а не сами ловцы, еле слышно жужжа старыми сервоприводами, с видом флегматичного дворецкого, доводит кандальника до парочки дожидающихся арестанта людей, облачённых в серебристые скафандры космического патруля. Остановившись перед безопасниками и слегка подтолкнув рукой-манипулятором арестанта в спину, андроид молча передал чип-ключ от оков одному из них. После этого безэмоциональный провожатый "застыл" истуканом на месте, ожидая пока гости, отсканировав пленного, подали сигнал своему начальству, которое тут же провело окончательный платеж. Его объективы, флегматично фиксировали, как троица разумных взошла на борт катера и задраила за собою люк. Он не двинулся с места, когда, челнок плавно оторвался от палубы, развернулся и прямо через "плёнку" защитного экрана вылетел в открытый космос. Лишь когда плотно сомкнулись бронированные створки, отделяя посадочную палубу от космического вакуума и, выключилось поле удержания атмосферы, робот развернулся и быстрым шагом направился к открывшемуся люку. Такого его назначение, заниматься неотложными делами, которые никогда не заканчивались.
  
   - Рлак, ты о чём так сосредоточенно задумался? - расслабленно развалившись в шезлонге, мужчина неопределённого возраста, поинтересовался у старого друга слегка повернув в его сторону голову.
  - Можно сказать не о чём. - даже не открыв глаза, ответил человек, мало чем отличающийся от своего собеседника - почти близнеца. - Так, всего лишь вспомнил одно дело, на котором мы с тобою хорошо заработали, но отлично проплаченное судебное заседание так и не состоялось. Помнишь ту великую халяву, Герд?
  - Это когда на Силене, один уникум додумался вложиться в туризм, и потратил кучу денег на оригинальную коррекцию какого-то ландшафта?
  - Да. А местные корпоранты, запоздало увидев, какая прибыль, утекает из их рук, обложили его со всех сторон. Да так, что он оказался на грани банкротства. Но этот "слепец", всё равно трепыхался, пытался добиться справедливости.
  - Сразу видно, проблемами с памятью не страдаешь, дамский ты угодник. А помнишь, чем всё дело закончилось?
  - Прекрасно помню. - слегка поморщившись, ответил Рлак. - По официальной версии, этот придурок с горя напился и на глазах у младшей жены, спрыгнул с двадцатого этажа отеля. Зато, нам не пришлось изворачиваться, думая, как не подставившись самим, лишить того высоко доходных активов.
  - Да, сколько с этим не борются, но мастера по незаметному внушению, постоянно востребованы и живут на шир..., на зависть другим.
  - Да-а, главное с ними борются, и при этом ничего не делают чтоб поймать. Ювелирно работают, сволочи. Это я про этих мозгоправов сейчас говорю. Да и не всякий может оплатить услуги этих уникумов.
  - Рлак, - встрепенувшись, слегка приподнявшись на локтях, и удивлённо посмотрев на друга, поинтересовался Герд, - так ты хочешь сказать, что и здесь будет то же самое?
  - Нет. Как мне стало известно, нанявшие нас корпоранты понесли огромные убытки и желают показательно, с максимально жестоким приговором наказать пойманного на "горячем" наглеца. Не просто наказать, но при этом получить с виновника хот что-то. Они, потребовали "не отклоняться от буквы закона". Да этого и не потребуется. Умные поймут, а дураки, ни своровать, не выведать какие-либо тайны не смогут. Ты вообще, с делом ознакомился?
  - Зачем? Время ещё есть.
  - Уже нет. Мне тут сообщили, что подсудимый только что покинул свою орбитальную темницу и летит к нам.
  - Успею, сейчас ознакомлюсь.
   С этими словами, ухоженный мужчина с редкой проседью в коротко подстриженных чёрных волосах, броскими щегольскими усиками и крепким торсом физкультурника, прикрыл глаза и углубился в чтение. Его товарищ, окинув коллегу ироничным взглядом, перевернулся на живот, и тоже смежил веки. Спешить было некуда, преступника всё равно будут где-то держать, скорее всего, в самой охраняемой зоне гостевого комплекса, пока не наступит назначенный час судебного заседания. Знать, можно отдаться редко выпадающему удовольствию, понежиться под лучами ласкового светила. Как-никак, минимум минут сорок для приятной неги под тёплыми лучами Гелиоса у них ещё есть.
  
   Вполне ожидаемо, перед тем как повести к следователю, молчаливые охранники позволили Максу принять ванну, вдоволь понежившись в тёплой воде, и смыв под душем пот и грязь, накопившуюся вследствие длительного заточения на корабле. Мягкое, махровое полотенце, казалось арестанту необычно нежным, как пух. Дополнительным приятным бонусом к помывке, была стрижка в автоцирюльнике и новая одежда. В спальной комнате, на стоящих возле широкой кровати вешалках, весело чистое бельё и не дешёвый чёрный классический костюм, с белой рубашкой и неброским галстуком. Всё ещё не до конца веря в своё счастье, Максим облачился в обнову и повинуясь жестам следовавшего за ним попятам надзирателя, покинул спальню. Признаться, досада о том, что его подразнили такой мягкой и огромной кроватью, после чего не позволили хоть немного в ней вздремнуть, улетучилась весьма быстро. Стоило только открыть дверь столовой, как обоняние уловило головокружительные запахи разнообразной еды. Неприятным моментом стало то, что обилие блюд радовало глаз, только продегустировать все эти деликатесы, было не реальной задачей. Уменьшившийся из-за скудной кормёжки желудок, быстро напомнил о себе болезненными спазмами. Спасибо одному из конвоиров, который всё так же молча приложил к руке своего подопечного автоматическую аптечку. Пока лекарства действовали, успокаивая боль, Кэп сидел за столом и кажется, за малым не уснул.
   Из уютного, не смотря на бюджетный класс номера неизвестного отеля, Макса вывели через десять минут после окончания "царского" обеда, конвоировали уже без кандалов, что не могло не радовать. Пусть послабление режима содержания скорее всего быстро окончится, не известно, чем обернётся первый допрос и куда следователь отправит подозреваемого, однако, и эта иллюзия была сродни "бальзаму" на измученную душу. Ожидаемо, в просторных коридорах и лифте, не повстречалось ни единого постороннего человека. Нечаянные надежды на благоприятный исход дела, разбили двое одетых в судейские мантии, сурово посмотревших на конвоируемого человека мужчин. Они, сидели в огромном кабинете, за широким столом-трибуной, а по левую руку одного из этой "двойни"(Максим заметил сильную схожесть судей, не будь у них разный цвет глаз, можно спутать с близнецами.), стоял пустой стул. Перед заседателями, стояла конструкция похожая на трибуну, а в воздухе, беззвучно кружило несколько дронов-видеокамер. Да, по правую и левую руку сторону, у стены, было по небольшому столу, за каждым из которых, сидел какой-то чиновник.
   "Подсудимый Макс Кэп, я судья Рлак Гор. Я, с моим коллегой Ралком Дир, рассмотрим дело о ваших преступлениях, и вынесем по нему приговор, или оправдаем вас - если ваша вина не будет доказана. Вам всё понятно?"
   Расслабившийся после кратковременного отдыха и шикарного обеда в номере отеля, Максим после таких слов опешил, и не смог ничего возразить. Когда он справился с потрясением, было уже поздно что-либо говорить. Тем временем обвинитель, роль которого выполнял чиновник, сидящий слева от Кэпа, встав, весьма эмоционально зачитал обвинение. Только это, для Максима было не интересно. То, что поначалу он воспринимал как лёгкую осоловелость от долгожданного тёплого душа и сытного обеда, сейчас вызывало полное безразличие ко всему, что с ним происходило. Видимо, в еду была добавлена какая-то спецхимия.
  "Подсудимый, вам понятно в чём вас обвиняют? "
   Вопрос судьи Гора, вызвал желание ответить честно и Макс, на удивление бодрым голосом сказал:
  - Да, всё понятно. Только я не согласен с этими обвинениями.
  - Объясните свои слова.
   - Да. Я был в экспедиции Рула Столна. Только числился вторым медиком, а не парамедиком. Я являюсь пострадавшей стороной, а не соучастником разбойного нападения. И это ..., в начале атаки я был тяжело ранен и пришёл в себя, когда пиратский налёт был окончен.
  - Хорошо, суд это учтёт. У обвиняющей стороны есть вопросы к подсудимому.
  - Да, ваша честь. - ответил строгий мужчина с округлым овалом лица, облачённый в форму подразделения юстиции. - Меня интересует следующее. Подсудимый, ответьте на такой вопрос. Как так вышло, что вы являетесь единственным выжившим из всех членов экспедиции? И это с учётом того, что все земные базы были разграблены и в последствии уничтожены. Бандиты убили всех, кого обнаружили, а мобильную базу угнали.
  - Не знаю. Из-за тяжести травм, меня лечили в ближайшем от места моего ранения бункере. Об этом, меня проинформировал искин убежища. Судя по отчётам искинта, мне оказали помощь в С.Б. 05.
  - И что было дальше?
  - Когда я вышел из лечебной капсулы, никого из коллег рядом не было. Что ещё? Ах-да, показания приборов внешнего контроля говорили о царящей на поверхности планеты повышенной радиации. (Перед отлётом с земли, Максим потребовал у Искры установить на память маячок на попытку сканирования, содержащий ложные "воспоминания" и блок, не позволяющий считывать информацию о его реальной жизни на земле.)
  - Допустим, мы поверим в этот обман.
  - Протестую! Нельзя бездоказательно обвинять моего подзащитного во лжи! - резко поднявшись из-за стола, и возмущённо всплеснув руками, вставил своё слово адвокат.
  - Протест принимается. - резюмировал председательствующий судья. - Обвинения, не имеющие весомых доказательств, в судебном процессе не учитываются.
  - Хорошо, перефразирую свой вопрос. Почему вы оказались в отдельном убежище, которое не подверглось нападению? И как так вышло, что кроме вас, в нем не оказалось не одного человека?
  - Не знаю. Видимо у разбойников не было точных координат всех убежищ. А один, в уцелевшем бункере, я оказался по счастливой случайности.
  - Как вы покинули умирающую от радиации планету?
  - На стандартном спасателе. Который стоял в стартовой шахте убежища. По прибытию на ближайшую орбитальную станцию во фронтире, я его продал. Затем, как только смог заработать недостающую сумму кредитов, купил Чижика, на котором прибыл в звёздную систему Алган, где меня задержал наёмный отряд.
  - Кому продали спасатель?
  - Анонимному покупателю. Там такое не редкость. Не продать спасатель я не мог, так как он не предназначен для длительных путешествий и после прыжка, нуждался в дорогом обслуживании.
  - Ну что же, - расплывшись в довольной улыбке, проговорил обвинитель, - прошу моего коллегу-оппонента, меня не перебивать. Каждое моё слово будет подтверждаться документально. Макс Кэп, я утверждаю, что вы говорите нам не всю правду, а быть может и лжёте. Прошу вывести на экраны содержимое файлов 06-12. Экспертные заключения о том, что они не подвергались никакой обработке прилагаются. И так, перед нами, координаты комплекса КИБ 010. На следующем изображении, снимок комплекса с орбиты, который был сделан с борта крейсера прорыва Возмездие. Прекрасно видно, что он полностью уничтожен орбитальной бомбардировкой. Спасательный бункер С.Б. 01. Вот его координаты, и его же снимок с космоса. Картина та же, объект полностью разрушен, как и стоявший в его шахте спасатель "Веретено 6". Следующий объект, комп... Как все видите, пираты Лиги знали координаты всех объектов, которые были разбомблены. Все, кроме площадки, где находился головной модуль базы терраформирования. На снимке прекрасно видно следы его старта. Вывод напрашивается сам собою, верить господину Кэпу на слово, нельзя. Все четыре бункера, о которых упомянул подозреваемый, уничтожены. Впрочем, следы разрушений присутствуют везде, кроме места стоянки угнанного модуля. значит, он мог проходить лечение в упомянутом модуле. Отсюда возникают вопросы: "Почему его не убили наёмники Лиги?" - "Как так вышло что подсудимый умудрился улететь с планеты?" - "Вы по-прежнему утверждаете, что очнулись в бункере, которого согласно имеющейся у нас документации, в природе не существует?"
  - Протестую. - вновь поднявшись из-за стола, не очень уверенно возразил адвокат. - Мой подзащитный имел возможность покинуть убежище до начала этой варварской орбитальной бомбардировки. Я в этом уверен. Он успел покинуть планету ещё до начала того бессмысленного беспредела. Ведь пираты, много времени потратили на разграбление находящихся на земле объектов. А прилетевшая с сильным опозданием спасительная экспедиция, засняла только последствия этого грабежа. То есть, "заметания следов".
   Макс, помимо своей воли, согласно закивал головой. А когда ему дали слово, неожиданно подтвердил, что его спасательное судно "Веретено-6", из-за стеснённых условий полёта, решивших воспользоваться им людей, в просторечии называемое "Мясным прессом", стартовало до начала бомбардировки. Говорил, сам же не верил своим ушам и не мог понять, почему он так поступает. Защитник, ссылаясь на предварительною беседу с подопечным, "возводил" хлипкую конструкцию алиби подзащитного. А Кэп, с серьёзным видом поддерживал этот только с виду неоспоримый бред. Всё было "красиво" и логично, пока слово не взяла сторона обвинения.
  - Ваша честь, у меня есть только один вопрос к подсудимому и его защите. - с этими словами, круглолицый мужчина, с насмешкой во взгляде, посмотрел на Макса и его адвоката. - Как прикажите понимать слова подсудимого, которые я сейчас процитирую: "Когда я вышел из лечебной капсулы, никого из коллег рядом не было. Что ещё? Ах-да, показания приборов внешнего контроля говорили о царящей на поверхности планеты повышенной радиации". - Кажется я не добавил и не упустил не единого слова.
  - Всё так, - прикрыв на несколько секунд глаза, подтвердил второй судья, - вы Сан, не отклонились от цитаты ни на единую букву.
  - Тогда, разрешите задать моему оппоненту следующий вопрос. О какой повышенной радиации может идти речь, если как утверждает господин Кэп, он покинул убежище до начала орбитальной бомбардировки? - Если принять во внимание такую дикую разницу в показаниях нашего обвиняемого, рушится такая красивая, стройная сказка о сомнительной невиновности Макса Кэпа.
   Вновь помимо воли, потупившийся взгляд Макса уставился в пол, а плечи поникли. Не смотря на все попытки, ни сменить положение тела, ни что-либо сказать не получалось. Кэп так и выслушал финальные прения сторон, последовавший за этим приговор о лишении права собственности на Чижа, и всего того, что находилось на его борту. Почему-то, Максиму показалось, что после оглашения десяти лет каторжных работ в какой-то звёздной системе с длинным цифровым идентификатором, второй судья посмотрел на осуждённого как на живого покойника. Во взгляде чиновника присутствовала и жалость, и скорбь, и что-то ещё. Впрочем, утверждать, что это не померещилось, было нельзя, так как маска вселенской отрешённости вновь "заняла своё место".
   После вынесения приговора, больше не было скромного номера со спальней и душем. Одежду сменили на оранжевую в белую, вертикальную полоску робу. А на шею, был одет ошейник послушания. И вновь, всё воспринималось как странное кино, где Макс был сторонним наблюдателем, его тело само делало то, что конвоиры требовали от осуждённого. Стоило зайти в одноместную камеру, как силы покинули арестанта, и тот завалившись на совершенно пустую лежанку, мгновенно уснул.
  
   Пробуждение не было тяжёлым, и не сопровождалось неприятными ощущениями. У Кэпа не болела голова, тело не страдало от слабости, а мысли не путались. Впрочем, и без того было чему удивляться. Камера была огромной и светлой, в ней было много людей, которым вполне хватало места для комфортного сосуществования. Судя по тихой вибрации и еле различимым звукам работы силовых установок, это было какое-то большое пассажирское судно, приспособленное для перевозки заключённых. Стоило Максу открыть глаза, как он услышал: "Ну вот, и наш Соня-засоня изволил проснуться! - Ну ты незнакомец и силён, в смысле поспать". - Голос говорящего был мощный, пробирающий до мурашек, да и звучал насмешливо, но не обидно.
  - Судя по тому, как ты это говоришь, спал я на зависть всем? - не поворачивая голову к нежданному собеседнику, сипло поинтересовался Кэп.
  - Ещё бы не завидовать, более трёх суток беспробудно храпел. Что мы только не делали, так и не смогли тебя разбудить. Ты это, уважаемый, случаем не собираешься вновь провалиться в сон?
  - Не дождётесь, выспался надолго.
  - Тогда не смущай народ, уважаемый, съешь поскорее свою пайку. Она вон, на тумбочке стоит, что у изголовья твоей койки находится.
  - Благодарю, братцы. В век не забуду вашу доброту. - ответил Максим, неспешно сев на койке и потянувшись к упаковке с небольшим пищевым брикетом.
  - Не благодари, мы ни сколько о тебе заботились, сколько о себе. - Ответил худой до угловатости обладатель командного голоса. - Мы твою пайку то брали, только съедали её нашим небольшим коллективом, когда приносили очередную. Вроде небольшая прибавка получалась, а желудку было приятно.
  - А я, за это не в обиде. Не поступи вы так, я бы не наслаждался этим "деликатесом", а мучился от голода, пытаясь найти воду, чтобы хоть так заглушить свой разбушевавшийся аппетит.
  
  

Отредактировано.

  
  -Ха! Тоже мне, нашёл проблему! Уж этого добра, у нас вдоволь, пей - не хочу! - весело, неожиданно визгливо выкрикнула стоящая рядом с басовитым мужичком абсолютно седая женщина среднего возраста. - Вон, видишь, из стены, торчит целый десяток умывальников.
  - Не ори так, Селна. - осадил крикунью обладатель командирского голоса. - От твоего звонкого голосочка даже у меня в ушах звенит.
  - Остынь, Крипп, - отмахнувшись как от назойливой мухи, возразила стройная седовласая дама, - это у меня голос такой! Терпи молча, "господин командующий", говорю. Сам временами рявкаешь так, что хочется вытянуться перед тобою в струнку, или "штанишки подмочить". Последнее вероятней.
  - То-то ты тётка Селна так часто бегаешь в "кабинку раздумий"! Ха-ха-ха! - подтру́нивая седовласку и тут же смеясь над своей шуткой, подал кто-то юношеский, ломающийся голос.
   На эту реплику, никто из находящихся рядом людей не отреагировал. Однообразно одетые сидельцы в полосато-оранжевых робах, даже не покосились в сторону беспардонного острослова. Каждый занимался своими делами, кто-то дремал на нарах, кто-то с интересом разглядывал Максима, а некоторые, собравшись небольшими группами, о чём-то беседовали. Ещё одно наблюдение, помимо единообразной одежды, у каждого заключённого, на шее красовались серебристые ошейники. Вспомнив то, что после суда, и ему одели подобный аксессуар, Макс потянул руку к шее. Однако её перехватил худышка Крипп, схватив неожиданно крепким хватом своей костлявой кисти и тихо проговорил:
  - Ты дружище, лучше своё "ожерелье" не трогай. Мы тут люди учёные, видели, чем подобное любопытство оканчивается. Тебе оно надо? Будешь тут реветь как взбесившийся бык и дугою выгибаться. Это в лучшем случае.
  - А что в худшем?
  - Когда придёшь в себя, придётся купаться, стирать одежду и отмывать за собою пол.
  - Понял, не дурак. Что я ещё должен знать? - поспешно положив руки на колени, поинтересовался Максим, с ужасом представив, чем могло окончиться его необдуманное любопытство.
  - Ничего не выполнимого. Не драться с собратьями по заключению; ни при каких обстоятельствах не трогать руками своё "украшение"; после отбоя не ходить. И да, по прибытию к месту назначения, работать с полным прилежанием.
  - Класс, всё сказано кратко и весьма информативно. - с ехидцей усмехнулся Кэп. - Только что мне ждать в той звёздной системе, которая имеет сложное цифровое обозначение? К чему готовиться? Или мы летим в разные тюрьмы?
  - Все мы летим в одну "дыру". И да, эти обезьяньи выкидыши, вопреки закону, всем нам вынесли смертный приговор.
  - У меня не смертный приговор, а десять лет исправительных работ, с конфискацией имущества. - машинально возразил Макс.
  - Ха, наивная простота! - всплеснув руками, весьма эмоционально отреагировала на слова Макса Селна, затем покосившись на потолок ближайшего угла, тихо продолжила. - У нас всех, по приговору пять, или шесть лет каторги. Только всем известно, в системе L-2377658, больше трёх лет мало кто живёт. Оттуда, люди не возвращаются, говорю. Да и находится она где-то на краю обжитой галактики.
  - Если так, то ты от куда об этом знаешь, если рассказать об этом некому.
  - Тоже мне тайна. Этот факт никто не скрывает. Владеющая системой корпорация Клейт, посылает туда должников, не имеющих возможности с ней рассчитаться, да приговорённых к смертной казни преступников, говорю. А у тебя десять лет, и это, уже гарантированная смерть. Впрочем, нет никакой разницы, дали тебе год, или двадцать лет.
  - Не пугай парня, Селна. Шанс выжить есть всегда. - осадил женщину Сол. - Мне из таких передряг удалось выбраться живым, что другие не верят, что такое возможно. А здесь, нам предстоит высадиться на планетоид, а там, собирая какие-то артефакты, противостоять "взбесившемуся" искусственному интеллекту чужаков.
  - Это как?
  - Всё просто. Ты что, не знаешь куда летишь?
  - Нет. До этого, я работал на корпорацию и постоянно летал по дальним закоулкам космоса, было не до новостей. И без того голова пухла от обилия служебной информации. А в последней командировке, на нас напали пираты Лиги. Я единственный кто выжил. Вот меня и сделали во всём виноватым. Всё имущество конфисковали, а на отработку долга, отправили на какой-то там планетоид в этой системе.
  - Ну ты даёшь. - тихо удивился услышанному Крипп. - Не запомнить названия своей тюрьмы. Это нужно вообще быть безмозглым.
  - В тот момент, я себя таким и ощущал. Я говорил не всегда то, что хотел и вообще, даже не пытался возражать, когда мой защитник говорил какую-то ересь.
  - А процесс на видео снимали? - посерьёзнев, и понизив голос, поинтересовался Крипп Сол.
  - Было дело, несколько камер вокруг кружило.
  - Ещё один вопрос. Э-э-э...- Сол вопрошающе посмотрел на Кэпа.
  - Макс Кэп. - поняв загвоздку собеседника ответил Максим.
  - Макс, а какие-либо инъекции тебе перед судебным заседанием делали?
  - Было дело. Мне после долгого пребывания в одиночной камере со скудным питанием, позволили привести себя в порядок и обильно покормили, не хуже, чем в самом дорогом ресторане. После этого у меня заболел желудок, конвоир сжалился и воспользовавшись личной аптечкой, вылечил. Правда, вскоре меня потянуло в дрёму. Только не помню, уснул я, или нет.
  - Всё ясно. - перейдя чуть ли не на шёпот, пустился в разъяснения Крипп. - Ты не должен был испортить разыгранный для определённой публики "спектакль", вот над тобою умельцы внушения и поработали. Я уверен, твои мозги правили после того "лечебного" укольчика, пока ты был в полной отключке. Отсюда и твоё непонятное безразличие к происходящему, нежданные проблемы с памятью, как и длительный сон после окончания, устроенного тебе судилища. Только ты, об этом более никому не рассказывай, иначе не проживёшь и дня. Подобные манипуляции считаются незаконными, и ... Хотя, кроме конвоиров, здесь никто более свободы не увидит. И твой рассказ никогда не покинет тот безымянный планетоид.
  
  

Продолжение.

  
  - Предпочитаю жить по правилу: "Молчание не только золото, но и шанс прожить подольше ".
  - Правильно сказано, Макс.
   Тихая беседа длилась ещё не менее часа, Селна и Сол, присели на лежанку Максима, по обе стороны от него, и дополняя друг друга, детально рассказывали о том, куда летит тюремное судно и то, что их ждёт на небольшой планете, ставшей кладбищем боевых кораблей чужаков. Согласно собранным ими слухам, другой информации не имелось, дальний беспилотный космический разведчик, обследуя очередную звёздную систему, уже собирался её покидать, когда зафиксировал странные колебания пространства. Автопилот, следуя заложенным в него алгоритмам, начал искать где укрыться. Разведчик, на его удачу, желая выполнить разгон в чистом пространстве, пробирался через пояс астероидов, где и притаился. А через час, один за другим, в опасной близости от красной звезды материализовались четыре огромных, сигароподобных корабля. Которые, мгновенно сориентировавшись взяли курс в открытый космос. Далеко они отлететь не успели, в том месте, где появились эти гиганты, проявилось семь их собратьев. На сей раз, одному из гостей не повезло и не смотря на все его потуги, звезда, получившая кодовое имя L-2377658, начала уверенно притягивать его к себе. Спутники погибающего космического путешественника, не обращая на его бедственное положение никакого внимания, ринулись в погоню за беглецами.
   В скором времени, разгорелся неравный, бой, в котором загонщики имели численное и огневое преимущество. Поэтому, это сражение можно назвать бойней. Появившиеся первыми гиганты, смогли разнести в клочья только одного своего неприятеля, и слегка попортить обивку ещё двум, зато, через пару часов после первого выстрела, вместо троицы беглых космолётов в безвоздушном пространстве дрейфовало множество крупных и мелких обломков. Далее, произошло то, что для хозяев разведчика стало откровением. Победители собрали все спасательные капсулы, и каким-то непонятным энергетическим лучом или полем, поочерёдно отбуксировали останки погибших кораблей к ближайшему планетоиду и сбросили их на его поверхность. Утилизировали таким способом всё, от крупных секций корпусов, до мелких железок. Относительно гибнущего в гравитационном колодце звезды загонщика, там разыгралась жуткая драма. Члены экипажа, поняв бессмысленность попыток спасения своего корабля, массово покидали борт на спасательных капсулах, только и они, все без исключения, устремлялись навстречу своей гибели. Дожидаться окончания трагедии, не стал никто, ни победители космического боя, ни притаившийся в астероидах разведчик.
   А с недавнего времени, корпорация Клейт, владелица координат корабельного кладбища, начала торговлю странными артефактами. Пусть они были не рабочими, однако неизвестные материалы, микросхемы и процессоры, уже помогли некоторым производителям обогнать своих конкурентов. Что оправдывало траты ведущих корпораций на покупку редких высокотехнологичных устройств неизвестной гуманоидной цивилизации. Повлияло на дороговизну не только то, что находки реализовывались лишь через аукцион. А то, что частыми покупателями были коллекционеры, которые бились за понравившийся им лот до последнего.
  
  Как это не удивительно, но тюремный транспортник прибыл в нужную систему к вечеру того дня, когда Кэп очнулся. На несколько секунд громко взвыла сирена, а когда она утихла, женский голос с неприятным металлическим дребезжанием заговорил:
   "Внимание. Временный контингент, слушать меня внимательно. Всем сесть на свои нары и ожидать, когда будет названо ваше имя. Тот, кого вызовут, встаёт и без резких движений подходит к выходу из камеры. Далее, ориентируюсь по зелёным указателям, вам надлежит проследовать в медицинской блок. Там вам включат вашу нейросеть, и снимут арестантский ошейник. Покинув медицинский кабинет, вы движетесь на склад, ориентируясь по синим указателям, где получите всю необходимую вам амуницию. Она уложена на малой грузовой платформе. Далее, по подсвеченному жёлтым цветом курсору, идёте к назначенной вам спускаемой капсуле, где загоняете своё имущество в грузовой отсек, а сами, направляетесь в пассажирский. После посадки на мини планету, ваша капсула немного трансформируется и используется как модуль для постройки жилого комплекса. Приготовиться, называю первые имена ..." С интервалом в десять секунд, услышавшие свои имена, заключённые вставали и выходили. Кто-то из них шёл показательно бодро, к то-то с явной опаской. Правда, если присмотреться, перешагивая порог, зэки поочерёдно шли то в правую, то в левую сторону коридора.
  - Что, дружище, не можешь понять почему они расходятся в разных направлениях? - с ухмылкой поинтересовался у Макса Сол.
  - Нет. Всё наоборот, понятно и логично. В данный момент, задействованы все шесть, или восемь автоматических медицинских кабинетов. Точно сказать не могу, теряюсь с определением этого судна. А далее, без ненужной толкотни, они высадят всех нас на планетоид.
  - Всё верно. Эти обезьяньи выкидыши продумали и отработали процесс высадки на эту проклятую планету до совершенства. Макс, у меня к тебе есть один вопрос. Позволишь его задать?
  - Валяй. - не отрывая взгляда от выхода из огромной камеры, машинально ответил Кэп.
  - Судя по тому как ты движешься, у тебя как минимум военное образование. Я прав?
  - Есть такое. Учился и отрабатывал на виртуальных тренажёрах корпорации Клейт. Это когда пережив нападение пиратов, ремонтировал слегка повреждённый "Мясной пресс".
  - Понятно. Жаль, что не кадровый военный. Но, выбирать не приходится. Тут это... так уж вышло, что вокруг меня собрались некоторые люди, кому будет трудно выживать в тех условиях, в которые нас отправляют.
  - А я-то тут причём?
  - Не перебивай, Макс, вначале выслушай. В моей стихийно возникшей команде, три женщины, один подросток и пятеро мужчин. Это без меня. Все они сугубо гражданские люди. И даже не воры, или того хуже, убийцы. Ну ..., они должники корпорации. Боюсь, один я для них не защитник.
  - Так ты приглашаешь меня. А вдруг я душегуб?
  - Не наговаривай на себя. Синяя нарукавная нашивка говорит о том, что ты, как и мы, должник. Правда меня смущала белая полоска сверху - промышленный шпион. Но услышав твою исповедь, я всё понял.
  - А-а, давай. Устал я уже от этой жизни одиночкой.
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"