Gemini Falcon: другие произведения.

Тебе не скрыться от меня. Глава 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 6
  Хлоя проснулась и потянулась. Хоть она и проспала очень долго, но из-за всех этих путешествий во сне, чувствовала себя необыкновенно уставшей и разбитой. Радовало только то, что у неё было время отдохнуть от отдыха. Как бы глупо это не звучало.
  Её размышления прервал стук в дверь.
  - Хлоя, доченька, ты уже встала? - голос отца мигом сорвал с неё всю сонливость, взбодрил лучше самого крепкого кофе и наполнил энергией качественнее любого энергетического напитка.
  - Я не одета! - пискнула она, в панике вскакивая с кровати. - Дай мне минутку!
  Ведьмочка бросилась сгребать без всякого порядка свечи, зелья, и все остальное, используемое ею для ночного ритуала. Откинув нижнее покрывало, на котором лежал матрас, она засунула все под кровать и снова прикрыла.
  Осмотревшись в поисках чего-то, что могло её выдать, Хлоя увидела пентаграмму:
  - Вот холера! - тихо выругалась она.
  - Хлоя, у тебя все в порядке? - заподозрил неладное отец.
  - Да! - стараясь говорить спокойно и уверенно, соврала Хлоя. - Дай мне ещё немного времени.
  Переползя к пентаграмме, она попыталась стереть её руками, но мел, используемый в колдовстве, так просто не стереть.
  - Хлоя, у меня нет времени, - потерял терпение отец. - Накинь халат, и открой мне.
  Не придумав ничего лучше, Хлоя схватила белую шкуру, лежащую на кресле, и бросила её на пол.
  - Иду, папочка! - крикнула она, в панике осматриваясь вокруг, в поисках чего-то, что могло её выдать. Бронвик Уайли конечно не силен в магии и ритуалах, но он родился и вырос в долине " Три дуба", среди ведьм, колдунов, чародеев и прочих. Просто невозможно было бы не узнать о магии хотя бы чего-то. Это как поход в кондитерскую: может торты, с кремами делать вы и не умеете, но знаете, что для теста нужны мука, сахар и яйца.
  Убедившись, что ничто её не выдаст, Хлоя накинула халат и открыла дверь:
  - Папочка! - преувеличенно обрадовалась она, и попыталась обнять его. Но Бронвик холодно отстранил дочь и прошел внутрь.
  - Я все ещё наказана, - безрадостно догадалась Хлоя и закрыла за отцом дверь. Она предчувствовала, что сейчас будет серьезный разговор и лучше пусть он пройдет без лишних ушей.
  - Нам нужно серьезно поговорить, - начал отец и Хлое пришлось прикусить губу, чтобы не улыбнуться. Видимо, отец уже не сердится и решил простить её. Конечно, он сейчас с полчасика почитает ей нотации, будет рассказывать, что так нельзя и все такое. Она естественно сделает вид, что раскаялась. Даже какое-то время не будет ничего делать, а то папа и правда может рассердиться и выдать её за кого-то замуж. Ну, и конечно, не стоит привлекать к себе внимание, раз Хлоя решила по-тихому сходить к демону и помочь ему с корнем мандрагоры.
  Она наперед знала, что сейчас услышит, и решила сократить немного разговор:
  - Папочка, я все поняла и осознала, - затараторилаведьмочка. - Я была неправа. Вместо того чтобы применять силу против ни вчем неповинных ребят, мне стоило поговорить с ними, все обсудить, как взрослые люди...
  Но увидев взгляд отца осеклась. Кажется, с извинениями она немного поторопилась. Кажется, в этот раз Бронвик рассердился всерьез и надолго. Ну и ладно! Значит, у неё будет больше свободного времени, чтобы заниматься своими делами.
  - Хлоя, твой поступок был непростителен, - затянул он вчерашнюю песню, и девушке пришлось постараться, чтобы не зевнуть. Ей стало скучно, но Бронвик нашел слова, которые смогли привлечь её внимание. - Я понял, что мне тебя уже не перевоспитать. Ты опасна для других и для себя. Тебе нужен тот, кто смог бы тебя контролировать. К сожалению, это не я. Надеюсь, этим кем-то станет твой будущий муж.
  - Будущий муж? - переспросила Хлоя, чувствуя, что в комнате вдруг стало нечем дышать.
  - Да, - серьезно кивнул Бронвик. - В этот раз у тебя не будет отсрочек, не будет возможности пообщаться или спугнуть жениха.
  Он выдержал паузу, прежде чем сказать:
  - Я отправил письма всем претендентам на твою руку, включая Дайчена и Хейнтлина. Через три дня все желающие соберутся у нас в гостиной, и ты назовешь того, за кого выйдешь замуж. Если это не сделаешь ты, это сделаю я.
  - Папуля... - испуганно вцепилась в его руку Хлоя.
  Бронвик убрал руку дочери и закончил:
  - Сразу после того, как ты выберешь себе мужа, вас поженят.
  И вышел из комнаты.
  
  ******
  Морган очень четко уловил момент, когда проснулся. Все просто. В один момент он ощущал остатки аромата Хлои, а в другой момент все испарилось. И это ощущалось как потеря. Как будто без неё он стал неполноценным.
  Морган решил, что когда они поженятся, у него всегда будет частичка его колючей ведьмы. Пусть это будет просто заколка. Но эта частичка должна пахнуть ею.
  Он довольно долго лежал в кровати, вспоминая про последнюю встречу с Хлоей. Теперь он был уверен, что сможет влюбить в себя маленькую колючую ведьму. Во-первых, она хотела его так же, как и он её. Если бы не его длинный язык, то все закончилось бы в постели. Во-вторых, она уже к нему что-то испытывает, раз так обеспокоилась, выживет он или нет. К тому же, в этот разХлоя пришла к нему сама. Якобы, чтобы отомстить. Но не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что если бы Хлоя захотела отомстить, она уже отомстила бы. У ведьмы, пусть даже и совсем молодой, есть в запасе столько возможностей для этого. Но вместо того, чтобы превратить Моргана в букашку и растоптать, Хлоя ищет способ спасти его.
  За такими вот мыслями его и застал тихий стук в дверь. Даже не стук, а что-то больше напоминающее легкое царапанье. Но в итоге этот звук все же смог привлечь внимание Моргана и легко вскочив с кровати, он подошел и открыл дверь. Сначала демон никого не увидел.
  - Кхм-м, - раздалось снизу, и, опустив голову, демон увидел мыша во фраке.
  - Привет, - чувствуя себя глупо, поздоровался Морган.
  Мышь вполне ожидаемо на приветствие не ответил, укрепляя демона в уверенности, что это странное, невысокое создание его невзлюбило. Что, впрочем, особого значения не имело. Поэтому, когда мышь заявил:
  - Моя госпожа ждет гостя в Обсидиановом зале, - и повернувшись, мелкими шажками потопал вперед, Морган молча пошел следом, думая лишь о том, как бы его так по незаметнее выпросить у Гризельды вино и шелк. Мысли об этом занимали разум демона всю дорогу до зала и впервые он радовался тому, что мышь идет медленно. Хотя, учитывая, что этот мышь всего лишь третий раз его куда-то провожает, слово "впервые" тут не совсем подойдет. И вообще, кто сказал, что это тот же мышь?
  Морган скосил глаза на медленно перебирающего лапками мыша перед ним. А как их отличать-то друг от друга?
  Тряхнув головой, демон вернулся к своим размышлениям, за которыми чуть не пропустил тот момент, когда перед ним распахнулись очередные двери и мышь полным величия голосом объявил:
  - Ваш гость, госпожа.
  Ведьма сидела на своем троне, как и при первой их встрече. В этот раз у неё было скучающее выражение лица.
  - Ну, наконец-то! - слегка раздраженно воскликнула Гризельда. - Я уж думала вы не придете.
  - Простите за задержку, моя госпожа, - ответил за демона мышь, почтительно поклонившись. - Но гость очень медленно ходит.
  Морган чуть воздухом не подавился от возмущения, но вовремя прикусил язык. Не стоит устраивать свару в чужом доме. Да и не об этом сейчас нужно беспокоиться. Хлоя сказала, что делать с мандрагорой. Но не сказала, как избавится от тысячи разозленных духов. И ему все ещё нужны вино и шелк.
  Гризельда стукнула коготком по маске и её нарисованное лицо приняло нетерпеливый вид.
  - Вот зеркало, - она показала в сторону на огромное зеркало, выше, чем рост даже самого высокого демона. - Оно особым образом настроено. Пройдя сквозь него, ты окажешься очень близко от мандрагоры. Ещё ближе отправить тебя мы не можем.
  - Так, - кивнул головой Морган.
  - Вот тебе ещё одно зеркало, - к демону подлетел мышь, в лапках которого было маленькое зеркальце. - Когда корень будет у тебя, просто коснись зеркала, и ты окажешься здесь, в моем зале.
  - Понял, - снова кивнул Морган, пряча зеркальце в кармане своего кожаного жилета.
  - Тогда можешь идти, - царственно, хоть и немного резковато кивнула ему рукой Гризельда. В каждом её движении и жесте сквозило нетерпение.
  - Прежде чем я отправлюсь на это крайне опасное задание, прошу вас выполнить две моих просьбы, - почтительно обратился к ней Морган.
  Ведьма снова стукнула коготком по лицу, придавая ему скучающий вид:
  - Скажи,каких и посмотрим, что можно сделать.
  Морган подавил улыбку. Он давно освоил любимый прием своей матушки - попросить у отца что-то сложновыполнимое или в принципе невозможное, а затем попросить, что попроще и грозный Хукс Тэлбот уже не откажет. Главное, не злоупотреблять этим приемом, если папа догадается, то будет настороже и у него не так легко будет допроситься хотя бы чего-нибудь.
  - Первое, - почти торжественно сказал Морган. - Я прошу вас обеспечить безопасное возвращение моих товарищей домой, независимо от того, каким будет исход моего похода за корнем мандрагоры.
  - Отказано, - не менее торжественно ответила Гризельда, и стукнула коготком по маске, придавая той выражение насмешки. Впрочем, Моргана этот отказ не задел. Он и так знал, что ведьма ответит. Из разговора с дверным молотком, демон понял, что она не из тех, кто отказывается от игрушек. Раз уж они сами плывут в руки. А демоны, как ни крути, сами пришли к ней в руки. Попытка освободить друзей из её плена на этом этапе была сродни попытке забрать добычу у голодного грифона. Теоретически можно, теоретически даже половина тела останется при тебе.
  - Второе, - скрипя зубами, так как того требовала роль, попросил Морган. - Бутыль вина, завернутую в шелк.
  В этот раз рука Гризельды коснулась маски, придав ей заинтересованный вид, быстрее, чем ведьма проговорила:
  - Интересно... - её нарисованные глаза заинтересованно уставились на демона. - Зачем тебе это?
  Морган пожал плечами, как будто её вопрос был из области чего-то само собой разумеющегося:
  - Демоны моего клана всегда берут с собой вино, завернутое в шелк, когда идут на опасное задание. Это символ удачи. Без него не стоит даже начинать что-то.
  Конечно, это объяснение было шито белыми нитками, и Гризельда спокойно могла бы отказать, справедливо обвинив своего гостя во лжи. В конце концов, раз Хлоя знакома с другими демонами, эта ведьма тоже их знает. И догадайся Гризельда, что её обманывают, ему ничего бы не оставалось, кроме как рассказать правду. Это было бы катастрофой, и в то же время - единственным шансом для Моргана быть с Хлоей.
  К счастью для него, после долгой минуты раздумья, Гризельда махнула рукой:
  - Хорошо, пусть будет так.
  Ещё через минуту прилетел мышь, едва-едва сумевший поднять тяжелую бутыль с вином, завернутую в шелк.
  - Дайте мне минуту, - попросил демон. - Бутыль нужно особым образом перевязать, а вино попробовать.
  Конечно, ритуал был лишь предлогом, ему просто нужно было убедиться, что внутри вино. Но Гризельда была заинтересована происходящим, поэтому жестом предложила демону делать, что он захочет.
  Морган деловито снял с бутыли шелк, как будто делал такое миллион раз, открыл бутыль и сделал глоток, подождал, сделал ещё глоток, снова подождал и снова глоток. Затем дунул в открытое горлышко, и, сказав:
  - Да сопутствует удача моему делу, - снова закрыл бутыль.
  Опять же, так себе ритуал. Но ничего лучшего Морган придумать не смог. Затем он аккуратно замотал тару с вином в шелк, и положил в свой заплечный рюкзак.
  - Я готов, - сообщил он Моргане, выпрямляясь.
  Он и правда был готов: оружие при нем, единственная возможность добыть корень тоже при нем, благословение родителей и любовь к Хлое, подстегивающая его желание выполнить это задание поскорее - тоже при нем.
  - Тогда в путь, - махнула рукой Гризельда и зеркало пошло рябью.
  Морган смело шагнул в зеркало, но в последнюю секунду все же закрыл глаза. Вся эта магия пугала его естество, его инстинкты, чтобы там не говорил и не думал по этому поводу разум.И все же разум был сильнее. Поэтому, сделав первый шаг, Морган открыл глаза и... едва успел увернуться от длинных черных когтей.
  - Вот же...! - в сердцах выругался демон, уворачиваясь от других когтей и выхватывая оружие. Его обступили очень высокие и невероятно худые существа. Кости, обтянутые серой, похожей на пергамент, кожей. Их было много и не нужно было демоном, чтобы почувствовать, что они голодны. Их голод был осязаем, как холод или жара. Их безгубые рты кривились в гримасы, как будто существа испытывали жуткую боль, при этом обнажая внушительные острые зубы. Внушительнее зубов были только длинные острые когти черного, как смола цвета. В том, что когти острые и прочные, Моргану пришлось убедиться на своей шкуре. К счастью - демонской. Человеческая кожа такого попадания не выдержала. Да что там! Твари били с такой силой, что не очень толстого человека с одного удара могло разрубить пополам.
  Но Морган человеком не был. Он - демон. Могущественный, свирепый и тренированный. Поэтому, когда его окружили около дюжины особей, он не растерялся. Он ушел от первого удара, уклонился от второго, с не меньшей скоростью, чем двигались неизвестные существа, вытащил оружие, блокировал удар слева, нырнул под руку нападающему и полоснул его мечем по боку. Не останавливаясь, он проделал то же самое с ещё парочкой. Ему не могло везти вечно. Существа, с которыми он столкнулся, были необычайно быстры. Поэтому, когда его по спине полоснули когти, Морган даже не удивился. Игнорируя боль, он отпрыгнул в сторону и принял боевую стойку. По его подсчетам, из дюжины в данный момент на ногах должно было остаться не более восьми.
  - Да как так-то?! - изумленно и обиженно воскликнул Морган, глядя на дюжину особей, глядящую на него как на ужин. Он точно наносил им ранения! Болезненные ранения! Почему на этих тварях не царапинки?
  Дальше размышлять об этом пришлось блокируя удары и уходя от когтей. Твари снова бросились в атаку. Моргана спасало только то, что они атаковали беспорядочно. Ими двигал не инстинкт стаи, а голод. Каждый из них пытался дотянуться до демона быстрее другого, чтобы урвать кусочек покрупнее. В итоге они больше мешали друг другу.
  Демон оценил свои шансы. Его оружие не причиняло им вреда, их скорость не уступала его. А остервенение, с которым эти твари бросились на него, приближала шансы демона на спасение к нолю. Кажется, сейчас он понял, почему до корня мандрагоры до сих пор не добрался и почему сама Гризельда сюда не пришла. Хотя ему было невдомек, почему ведьма не предупредила его об этих тварях. Боялась, что он откажется? Или по другим причинам?
  Как бы то ни было, Моргана теснили. Не просто теснили, его уже несколько раз достали когтями и кое-какие из ранений были очень и очень болезненными. Шансы демона стремительно таяли. Спасти его могло только чудо.
  Как выяснилось, это чудо было рыжеволосым, зеленоглазым, бойким, строптивым и откликалось на имя Хлоя.
  В тот момент, когда Морган уже начал прощаться с родными, сожалея лишь о том, что из-за него погибнут и Освальт с Пэттоном, а родители так и не узнают, как сгинул их младший сын, позади тварей появилось голубоватое свечение. Твари, стоящие позади, обернулись и бросились атаковать вновь прибывшего. Но тут их ждал большой сюрприз - один за другим эти особи полыхнули пламенем. С диким ревом загоревшиеся твари отпрянули от того, кто их поджег, поджигая тех, кто был за ними. Создания отпрянули от огня, ища спасения, но тут в тех, кто атаковал Моргана полетели небольшие глиняные сосуды, которые при попадании в созданий взрывались и те загорались ярким пламенем, которое не получалось загасить. Хотя твари пробовали это сделать, катаясь по полу.
  Практически одновременно с этим Морган почувствовал запах. Тот самый запах, похожий на полевые цветы, такой же легкий и такой же свежий. Морган почувствовал запах Хлои. И взревел. Инстинкты требовали защитить свою пару. Умереть самому, но спасти её!
  Перепрыгнув через горящих тварей, он оказался перед девушкой как раз в тот момент, когда она замешкалась, доставая ещё одну глиняную емкость с зажигательной смесью, а одно из созданий, ещё не пылающее, попыталось проверить тело юной ведьмы на прочность. Демон ударом ноги откинул нападающего, затем запрыгнул к нему на плечи, выпустил собственные когти и вцепился ему в голову.
  Тварь дико заревела, и попыталась скинуть или убить его когтями, но Моргану все было нипочем. Даже если тварь его смертельно ранит - это ерунда. Главное, спасти свою пару. Поэтому он напрягся и потянул из всех сил и потянул голову этой твари на себя. Конечно, шкура у этих созданий очень прочная и оружие ей не почем. Но когти демона, способные пробить прочную кожу грифона, помноженные на его силу, ярость и желание защитить свою пару, помогли Моргану оторвать голову этой твари.
  Победно взревев, он спрыгнул на землю перед ведьмочкой. Она так и стояла, с одной рукой опущенной в сумку, глядя на разворачивающееся перед нею действо немигающим взглядом. По её лицу трудно было что-то сказать. Инстинкты отступили, и Морган запоздало подумал о том, что мог напугать бедняжку или она сейчас грохнуться в обморок от ужаса. Вон, как часто дышит. Так и застыла, не в силах ни шевельнуться, ни вымолвить хоть что-то. Наверняка она в своей долине не видела ничего подобного. Да и кто бы позволил, столь юной деве на такое смотреть?
  - Ты оторвал ему голову... - пораженно прошептала девушка, силясь перевести дух.
  Морган внутренне заревел от отчаянья. Ну, вот и случилось. Его ведьмочка столкнулась с жестокой натурой демона и теперь её от него тошнит. Он не мог винитьза это бедняжку. Не только столь юную девушку, но и бывалого воина мог напугать вид разъяренного демона: в два раза больше чем обычно, бугры мышц перекатываются под кожей, да и сама кожа стала больше похожа на чешую, чем на привычную кожу. Но страшнее всего дня неё сейчас должны быть короткие черные когти и удлинившиеся клыки.
  Да, Морган знал, как выглядит.
  Среди своего народа он считался бы просто красавцем. В глазах людей - чудовищем. Кем он был сейчас для Хлои? Монстром? Или кем ещё похуже?
  Время будто замерло, когда он увидел, как девушка вдохнула воздух, что бы что-то сказать. Морган даже знал что: чудовищно, отвратительно...
  - Восхитительно! - восторженно закончила свою мысль Хлоя. И едва не запрыгала на месте от радости. - Когда я скажу, что ты оторвал вендиго голову голыми руками, Северус ни за что мне не поверит. Тогда ты такой тыдыш! И превратишься!
  - Превращусь? - неверяще переспросил Морган, если то рычание, что вырвалось у него из груди вообще можно приравнивать к "речи". Судя по тому, что ведьмочка его поняла, можно. Девушка тут же радостно запрыгала вокруг него:
  - Ну, станешь таким огромным! Не знаю, как это у вас, демонов там называется, - её глаза горели нездоровым блеском, пока она нарезала круги вокруг демона, постепенно возвращающегося к нормальному состоянию, и Моргана этот блеск напугал больше, чем те твари. - Тебе обязательно нужны будут клыки, иначе Северус не поверит, что ты демон. И когти!
  Она изобразила рычание и махнула сложенной рукой, как когтями.
  - Трансформация, - зачем-то сказал Морган, чей голос уже почти вернулся к нормальному состоянию.
  - Что? - не поняла Хлоя.
  - То, что ты только что видела, называется трансформацией, - пояснил он, махнул пришедшими в норму руками, проверяя их подвижность, и только после этого спросил: - Я тебя не понимаю, Хлоя. Неужели тебе совсем не страшно?
  Она посмотрела на него знакомым взглядом. Морган называл его про себя: "Ты что, идиот?".
  - Морган, третья часть моих соседей - демоны, - вмиг сменила радость и восторг на раздражение Хлоя. - Я по твоему что, ни разу не видела, как вы вот такими становитесь?
  - Я тебя ещё больше не понимаю, - прикоснулся к вискам Морган, потому, что у него создавалось стойкое впечатление, что он сошел с ума.
  - А что тут понимать? - пожала плечами Хлоя, но все же снизошла до произнесенных резким тоном объяснений: - Соседи - это соседи. Северус от зависти с ума сойдет, когда узнает, что у меня есть собственный демон, а у него нет.
  - У тебя есть демон? - тупо переспросил Морган.
  - Ну, да, - недоуменно ответила Хлоя. - У меня же есть ты. Зачем мне такой могучий демон, если я даже похвастаться тобой не могу?
  - Ты собралась хвастаться тем, что я демон? - совершенно перестал понимать, что происходит Морган.
  Хлоя закатила глаза:
  - Ты меня вообще слушаешь? Ну и что с того, что ты демон?! Нет! - девушка в предвкушении потерла ручки. - Я расскажу им, как ты вышел на бой против вендиго и оторвал ему голову голыми руками! Северус и тот не рискнул бы!
  Девушка запрыгала, хлопая ладонями от радости:
  - Да мой брат обзавидуется!
  Морган все никак не мог понять, почему это его пара не только не испугалась ни клыков, ни когтей. Она этим восторгалась! Расспросить, что и как он не успел. Неподалеку послышался вой, которому вторил еще один. Вскоре его подхватили другие твари... вендиго, Хлоя назвала их вендиго.
  - Почуяли кровь и смерть, - вмиг стала серьезной Хлоя.
  - Я с ними справлюсь, - заверил Морган, готовясь к трансформации.
  - Их же там тысяча! - воскликнула ведьмочка.
  - Ради тебя я сражусь с миллионом этих тварей! - прорычал Морган.
  На Хлою это не произвело никакого впечатления. Она пожала плечами:
  - Дело, конечно, житейское, хочешь драться - дерись. Думаю, ещё парочку у тебя даже получится завалить. Пока они тебя числом не задавят. А я как ведьма буду действовать по-своему.
  - Как?
  Хлоя хитро улыбнулась и полезла к себе в сумку, последовательно достала гребень, песок, воду и какое-то зелье.
  - Ещё ни разу ни одна порядочная ведьма, встретив гору в гору не полезла.
  - Ведьмы горы обходят? - усмехнулся Морган, и снова заработал взгляд "Ты-что-идиот?".
  - Ведьма сносит гору, потому, что в гробу она видала тратить силы и время на то, чтобы её обходить! - пояснила Хлоя и принялась за колдовство.
  Морган уже вернулся в свое нормальное состояние и его разум прояснился достаточно, чтобы понять, что его любимая ведьмочка права. Вендиготеснили его и не подоспей Хлоя - вполне могли убить. Он им не соперник. А вот она, кажется, знает, что делает. Судя по тому, с каким уверенным видом рыжеволосая рассыпает песок, ведьмочка делала такое миллион раз. Вой вендиго стремительно приближался. И тут Морган с ужасом осознал, что черная туча, которую медленно двигалась в их сторону от горизонта, это никакая не туча, а толпа... орда... полчище? вендиго.
  Морган невольно сделал шаг назад:
  - Сколько же их тут... - прошептал он побелевшими губами. С таким количеством врагов ему не справится никогда и ни при каких обстоятельствах.
  - Тысяча, - услужливо подсказала Хлоя, но тут же пальчиком пересчитала лежащие рядом трупы, и поправилась: - Точнее, девятьсот девяносто восемь.
  И вернулась к рассыпанию песочка. Она делала это так спокойно, как ей не грозила верная смерть. Неужели эти безумная рыжеволосая ведьма не понимает, что её ждет? Это не игра! Или... она не хочет уходить из-за него? От этой догадки сначала потеплело на сердце, а потом все внутри похолодело.
  - Хлоя, беги отсюда! - схватил девушку за плечи Морган, рывком ставя на ноги. - Ты ещё успеешь спастись! Не нужно умирать из-за меня! Ты ещё можешь жить дальше. Без меня. Ты найдешь другого, тоже его полюбишь...
  - Морган, уймись! - громко попросила Хлоя и по одному оторвала его пальцы. - Я пришла сюда не для того, чтобы умирать, а чтобы надавать вендиголюлей! И если ты перестанешь мне мешать, то я, возможно, спасу твою задницу!
  Всю свою жизнь Морган учился быть сильным, полагаться на свои силы и на свою смекалку. Ему даже в бреду не могло прийти в голову, что когда-то его жизнь будет зависеть от молодой и неопытной ведьмы. И тем более он не думал, что все, что он сможет сделать - это беспомощно стоять в стороне, и наблюдать за тем, как его суженая будет спасать его жизнь. Неправильность ситуации была во всем. Он тут должен быть сильным, а она слабой, он должен её спасать, а не наоборот.
  Но сейчас Морган не мог сделать ничего. Все, что ему оставалось - смотреть на то, как ведьмочка колдует и уповать на то, что она все доделает вовремя и все сработает. Демон решил довериться ей... пока не увидел, как Хлоя достает из сумочки шпаргалку. В том, что это шпаргалка сомневаться не приходилось. Там рукой Хлои было выписано в хронологическом порядке, что и после чего нужно делать. С кучей ошибок и зачеркиваний, нужно сказать, да и написано косо и криво.
  - Хлоя? - Морган бухнулся на колени прямо возле нее и очень деликатно положил свою руку поверх её, держащей свиток. - Прошу тебя, скажи мне, что ты знаешь, что делаешь?
  - Конечно, - успокоила она его, и тут же добавила: - Тут же все расписано.
  Морган чуть не завыл, подобного вендиго. И все же ему хватило выдержки, чтобы спокойно спросить:
  - Я имел в виду, делала ли ты раньше что-то подобное?
  - Ты что? - изумленно посмотрела на него Хлоя. - Кто бы мне разрешил? Это смертельное заклятье!
  - Но ты же видела раньше, как кто-то его использует? - с надеждой спросил Морган.
  - Ну, - уклончиво протянула Хлоя, взяв в руки гребень и начав вырисовывать им замысловатый узор по песку. - Что-то типа этого.
  - Хлоя, - прорычал Морган.
  Ведьмочка сдалась и неохотно призналась:
  - Я не знаю, действует ли оно вообще. Я нашла его у своей бабули в библиотеке.
  - Нашла? - прорычал Морган в шоке от услышанного, но Хлоя поняла его вопрос по своему, и поправилась:
  - Хорошо, я его тихонечко присвоила. Но их у неё много! Бабуля даже не заметила. Так что все нормально.
  - Нас сожрут чудовища, - обреченно пробормотал Морган. И когда он смирился с неизбежностью своей гибели, вдруг накатило спокойствие.
  Зато Хлоя свое спокойствие растеряла:
  - Слушай, ну что ты заладил? - раздраженно воскликнула она. - Если бы я сюда не пришла, тебя, хоть так, хоть как уже бы убили. А так у тебя появился шанс спастись. Чего ты ноешь, не понимаю? У тебя что, есть план получше моего?
  - Бежать? - вопросительно приподнял бровь демон.
  - Воин ты или где? - воскликнула Хлоя. - Разве пристало демону бежать с поля боя? А как же позор, который ты навлечешь на свою семью...э-э-э... клан?
  И, закончив рисовать, пробормотала себе под нос:
  - К тому же мне интересно посмотреть на мандрагору.
  У Моргана было миллион возражений по этому поводу. Но договорить он не успел. Черная туча нырнула в овраг и вынырнула совсем рядом с ними. Она неслась с сумасшедшей скоростью, и секунд через двадцать должна была оказаться уже возле них. Морган начал трансформироваться. Будь что будет. Умирать, так умирать, но он прихватит с собой столько врагов, сколько получится. И может, выиграет для Хлои пару секунд на побег. Хотя ведьмочка и не выглядела напуганной. Только сейчас он заметил, что она начертила черепаховым гребнем замысловатый узор, и сейчас разливала водичку и зелье в разные его углы. В том, как она это делала, виднелся определенный смысл.
  - Сейчас они все сгорят! - попыталась перекричать несущихся на них вендиго Хлоя и опустила гребень, который перед этим смочила в зелье, прямо в центр рисунка. В этот самый момент монстры достигли их, и Морган прыгнул вперед, чтобы встретить врагов. Его когти едва успели соприкоснуться с когтями какого-то вендиго, и тот обратился в песок и рассыпался. Все чудовища поблизости от него, повторили его судьбу. Вся та огромная туча, которая неслась на них, все это полчище, все девятьсот восемьдесят восемь вендиго превратились в песок и рассыпались.
  Воцарилась ужасающая тишина, в которой Морган мог отчетливо слышать гулкое биение сердца Хлои. Было очень похоже на трепыхание крыльев маленькой птички. Не иначе, как от стресса, он спросил:
  - Ты же говорила, что они сгорят?
  - Так тоже сойдет, - пожала плечами Хлоя, поднялась, и, встав на цыпочки, сомкнула руки у Моргана на шее, притянула к себе и поцеловала. Она только что сотворила самое грандиозное колдовство в своей жизни. Без присмотра бабули и без подсказок. Сама! Смерти она не боялась. У неё брат некромант. Он нашел бы способ вернуть её из мира мертвых. Но ей не хотелось, чтобы демон умер. На пороге смерти Хлоя поняла, что хочет оставить его себе, что ей приятна его забота, ей приятно, что он относится к ней почти как к равной, а не как к младшенькой или сумасшедшей. Не исключено, конечно, что он ещё начнет относиться к ней, как к сумасшедшей, когда познакомится поближе. Но тогда будет уже поздно. От ведьм мужья так просто не уходят!
  Стресс или не стресс, но демон не стал отказываться от столь щедрого предложения и его руки собственнически сомкнулись на талии юной колдуньи. Он прижал её к себе так крепко, как будто боялся, что она исчезнет.
  Как ни приятно было целоваться с Морганом, но Хлоя первая отстранилась и напомнила:
  - Нам нужно найти мандрагору. Время на исходе.
  - Почему? - нахмурился демон. - Это из-за того, что мы убили вендиго?
  - Нет, - улыбнулась Хлоя. - Просто мои силы на исходе, и скоро портал утащит меня домой.
  - Какой портал? - немного рассеяно спросил Морган, поглаживая её шею большим пальцем.
  - Тот, через который я к тебе пришла, глупенький, - улыбнулась Хлоя, насаждаясь этой лаской.
  До демона не сразу дошел смысл сказанного. Его палец замер, и Морган изумленно спросил:
  - Ты... настоящая?
  Хлоя рассмеялась:
  - Конечно! - и улыбаясь, спросила, - Или ты думал, что твои раны тебе тоже сняться?
  Взгляд Моргана вдруг стал совершенно диким и странным. Сначала у него было такое выражение лица, как будто бы он не знает, что делать: овладеть ею прямо тут и сейчас, на ещё не остывшей пыли вендиго, или перекинуть её через плечо и утащить к себе домой. Но разум победил, и взгляд демона прояснился. Морган вытащил кинжал из ножен и срезал у Хлои небольшой локон.
  - Ты что делаешь? - возмутилась она.
  - Взял частичку тебя, чтобы она всегда была со мной, - объяснил Морган, пряча локон в нагрудный карман. - Локон пахнет тобой.
  Хлоя продолжала возмущенно сопеть носом, и Морган решил быстро переключить внимание своей несговорчивой суженойна другое:
  - Как мы будем искать корень мандрагоры?
  Девушка фыркнула:
  - Ты что думаешь, что из-за какого-то сорняка я забуду про свой безвинно срезанный локон?
  - Да, - совершенно честно ответил Морган.
  Несколько секунда Хлоя смотрела на него своим взглядом "Ты-что-идиот?". Затем не выдержала и с хмурым видом взяла свою сумку, признавая его правоту в собственном стиле:
  - Ну, пошли что ли.
  - Так, как мы будем искать этот корень? - подавил улыбку Морган.
  - Нужно найти виселицу, где их всех повесили, - снизошла до объяснений обиженная тем, что её раскусили, Хлоя. - Мандрагора растет на земле под нею.
  - Вроде той виселицы? - Морган указал на темный силуэт, виднеющийся вдали. При должной фантазии это и, правда, могло сойти за почти развалившуюся виселицу.
  - Да! - обрадовалась Хлоя и тут же приуныла: - Но она слишком далеко. Туда идти дольше, чем полчаса. Меня к тому моменту уже затянет в портал, и я так и не увижу мандрагору.
  Её личико сделалось таким несчастным, что могло бы тронуть и камень. К счастью для юной ведьмочки рядом был демон, которому очень нравилось видеть её личико радостным.
  - Если ты меня поцелуешь, то я позабочусь о том, чтобы ты оказалась там вовремя и увидела корень, сказал он, перекатываясь с носков на пятки и обратно.
  Хлоя деланно нахмурилась:
  - Хм... это что, шантаж?
  - Наглый и беспринципный, - не стал отрицать очевидное Морган, подкрепив свое признание кивком головы.
  - Что ж, - притворно вздохнула Хлоя. - Кажется, у меня нет выбора.
  Встав на цыпочки, она обвила руками его шею и поцеловала.По крайней мере, начала. Так как в этом деле Хлоя была новичком, то пока умела лишь то, чему её научил Морган, и где-то внутри девушка испытывала страх, что демону не понравится то, что она делает. Целуясь, Хлоя старалась уловить хоть какой-то отклик от него, но очень скоро он перехватил инициативу и все её страхи выветрились из головы. Вместе с мыслями. Их место заняли ощущения, дивные, всепоглощающие. Хлоя чувствовала себя так, будто демон разжег внутри неё огонь, который быстро растекся по венам и медленно добрался до её сердца выжигая на нем имя, которое юнаяведьмочка выдохнула, как только поцелуй закончился:
  - Морган...
  Демон самодовольно улыбнулся и подхватил свою возлюбленную на руки. Нужно сказать, вовремя, потому, что стоять самостоятельно Хлое было трудно. Огонь, который так умело разжег Морган, кажется, расплавил все кости в её теле. Другой причины тому, что руки дрожали, а ноги ослабели и подгибались, девушка не видела.
  Подхватив Хлою на руки, Морган побежал. Это и было его планом с самого начала. Благодаря необыкновенной силе демонов, вес девушки на руках почти не чувствовался и не мешал ему бежать, а благодаря невероятной скорости, которую он мог развивать, Морган домчал свою любопытную рыжеволосую колючкудо места назначения всего за десять минут. Он бы и без поцелуя сделал это, потому, что, откровенно говоря, побаивался сам вырывать корень мандрагоры. Все это колдовство было ему не знакомо. И хоть ему не хотелось подвергать свою суженую опасности, но зная, что пусть даже юная ведьма будет его подстраховывать, Морган чувствовал себя увереннее. Опять же, он был уверен, что если отправит Хлою домой, то при следующей встрече получил бы не столь радушный прием, как при сегодняшней. Будучи эгоистом, Морган хотел, чтобы его любимаяведьмочка спрятала свои шипы и позволила ему не только поцелуи.
  Хлоя была в восторге от того, как сейчас путешествовала. Она много раз видела, как бабуля и другие ведьмы летали на метле, но у самой у неё не хватало для этого сил. Поэтому, до этого момента девушка могла лишь завистливо вздыхать, слушая рассказы о том, какие потрясающие чувства испытываешь, путешествуя на большой скорости. А сейчас, благодаря демону, она ощущала, как ветер треплет волосы, слышала свист в ушах и понимала ведьм, которые часами, до полного изнеможения носятся на своих метлах с огромной скоростью. И когда демон сначала замедлился, потом остановился и объявил:
  - Мы на месте, - девушка испытала разочарование.
  Её разрывали противоречивые желания: попросить демона побегать ещё и попросить поскорее достать корень. В конце концов, после продолжительной внутренней борьбы (не меньше трех секунд!) победило второе.
  - Ладно, - тяжело вздохнула Хлоя. - Пошли за корнем.
  Остатки виселицы были в нескольких шагах от них. Держась за руки, они подошли к ней. Вокруг не было ни одной живой души. Даже со своим острым демонским слухом, Морган не смог услышать ничего: ни птиц, ни животных, ни насекомых, ни даже звуков ветра, колышущего ветку. Ничего. Только мягкий, немного глухой звук их шагов, который затих, когда они подошли к единственному яркому пятну во всем этом серо черном ландшафте - к ярко-красному растению прямо под развалившейся виселицей.
  - Что за ужасное место, - не удержался Морган. Не нужно было быть магом, чтобы почувствовать это. Он стоял на твердой земле, видел вокруг остатки леса, вдыхал воздух, но ничего не ощущал, как будто вокруг ничего не было. Демон ещё мог объяснить, почему вокруг не было звуков. Но почему не было запахов? Дьявол! Да тут даже цветов не было: ни зеленого, ни белого, ни желтого! Все было серое и черное, ни одной звезды на небе. Словно серый и черный медленно поглотили все вокруг. И, как будто этого мало, проклятое место давило на него. Появилось чувство, что все бесполезно, чувство безнадежности. Появились мысли о том, что ему никогда не добраться до Хлои. Его друзья погибнут, семья не узнает, что с ним стало. Ведьма никогда его не полюбит. Захотелось просто лечь на землю, свернуться калачиком и умереть.
  - А чего ты хотел, - в голосе Хлои не было и намека на прежнюю легкомысленность. - Мандрагора - цветок мертвых, он убивает все живое вокруг себя. Будь осторожен, или он и тебя убьет.
  Голос суженой заставил Моргана встряхнуться.
  - Нам нужно поскорее с этим покончить, - он стремительно подошел к растению. Чем ближе он подходил, тем сильнее ощущалось влияние растения. Но демон заставлял себя думать о Хлое, думать о том, ради чего все это, вспоминать родителей и остальную семью. Чтобы хоть как-то переключить свое внимание с ужасных мыслей и ощущений, он начал повторять про себя имена всех своих родных: Хукс Тэлбот, Фиона Тэлбот, Дункан Тэлбот, Логан Тэлбот. В какой-то момент, до него дошло, что к именам родителей и братьев, он добавляет имя Хлоя-Грейс Тэлбот, и улыбнулся.
  Морган посмотрел на Хлою и снял с себя небольшую сумку, в которой было сложено все необходимое для извлечения корня из земли. Он достал из нее вино, завернутое в шелк и предусмотрительно положенную внутрь лопатку.
  - Ну же! - прямо притопывала рядом от нетерпения Хлое. - Скорее!
  В этой юной ведьме было столько жизни, что никакой цветок мертвых не мог погасить её так быстро. А может у неё была какая-то ведьмина защита. Трудно сказать. Но на неё влияние мандрагоры распространялось не так сильно, как на него. Встав на колени возле цветка, Морган быстро, но осторожно обкопал растение вокруг так, чтобы на мандрагоре осталось как можно больше земли. Несколько раз глубоко вздохнув, он с помощью лопатки осторожно достал корень из земли и положил рядом с собой.
  - У тебя получилось, - обняла его за шею и поцеловала в щеку Хлоя.
  - Ещё не все, - слабо улыбнулся демон в ответ и, сняв с бутылки шелковую ткань, развернул и положил её на землю рядом с собой. Затем открыл бутылку с вином и, после небольшой заминки, начал поливать корень, смывая землю с помощью вина, надеясь, что Хлоя не заметит, как дрожать его руки. Сейчас только сила воли и инстинкт демона, велящий защищать пару любой ценой, удерживали его от того, чтобы бросить все, схватить свой кинжал и перерезать себе горло. Он ощущал внутренний ужас, чувствовал себя так, будто внутри него поселился другой демон, медленно разрывающий её изнутри. Сейчас Морган понял, что если бы Хлои не было рядом, если бы не её ручки, в нетерпении сжимающие его плечи и если бы не её дыхание, обжигающее его щеку, когда девушка заглядывала через плечо - он не дошел бы до этого момента. Вот почему мандрагору ещё никто не выкопал. Даже если бы кто-то миновал вендиго живым, корень сам добил бы этого удачливого неудачника.
  Вскоре показались самые мелкие корешки, и Хлоя едва не запрыгала рядом с ним от радости и нетерпения. Интересно, почему она не ощущала воздействия мандрагоры? Морган решил спросить об этом позже. Сейчас его внимание сосредоточилось на корне.
  Чем больше частей растения освобождалось от земли, тем сильнее было его удивление. Корень все больше и больше был похож на... человека?
  - Это так и должно быть? - неуверенно спросил Морган, знаком показывая, что имеет в виду форму корня.
  - Конечно, - милостиво снизошла к объяснениям Хлоя. - Он вырос из крови людей. Поэтому похож на них. Если бы здесь убивали демонов - был бы похож на демона. Если бы ведьм...
  - Я понял, понял, - слегка раздраженно прервал её Морган. Что-то странное было в корне. Он не сразу понял, что именно. Точнее, не понял, пока не обмыл корень до конца.
  - Их два! - ахнула Хлоя. И была очень права. Два корня сплелись в причудливом единении, словно два человека обнимались.
  - Это так и должно быть? - неуверенно спросил Морган.
  - Не знаю, - пожала плечами Хлоя и потянулась руками к корню.
  Демон ударил её по рукам, приводя в чувство. Меньше всего ему хотелось, чтобы руки его любимой сгнили или с нею случилось что-то ужасное. Хлоя вспыхнула от стыда, что забылась и наградила своего спасителя благодарным взглядом. От этого взгляда у него на сердце потеплело, как будто Хлоя взяла и разогнала тьму вокруг него.
  И тут его посетила замечательная идея.
  Достав из-за пояса свой кинжал, Морган сделал порез на своей руке и капнул крови на один из корней. Затем он взял руку Хлои, поцеловал раскрытую ладонь и одним быстрым движением, сделал на ней не глубокий порез.
  - Ай-ай-ай! - попыталась вырвать свою пострадавшую ручку девушка, но Морган не позволил. Он потянул её на себя, заставляя обойти и оказаться прямо перед корнем. Затем так же потянул, вынуждая стать на колени или остаться без руки. Хлоя все ещё не понимала, что творит демон с безумным взглядом.
  - Что ты делаешь? - испуганно спросила она.
  Вместо ответа Морган заставил её выпрямить руку и несколько капель упали на второй корень.
  Девушка ахнула. Теперь этим корнем не сможет воспользоваться никто кроме неё. Это что же получается? Морган... подарил ей этот корень?
  Демон продолжал хранить молчание. Он отпустил её руку и с помощью ножа деловито разрезал шелковую ткань на две части. Используя одну, как перчатку, Морган осторожно разделил корни и завернул каждый в свой кусочек ткани. Один он положил в свою сумку, второй подал Хлое и только тут заметил, какими глазами она на него смотрит.
  - Гризельда просила у меня всего один корень, - слабо улыбнулся он.
  Хлоя судорожно вздохнула. На её глаза набежали слезы.
  - Ты что? - всполошился Морган, хотя несколько мгновений назад думал, что эмоционально опустошен и не способен на эмоции. - Это из-за пореза? Прости меня. Я должен был...
  - Морган, - прошептала Хлоя, вмиг став такой же слабой и ранимой, как в ту их первую встречу, когда оказалась наедине и делала записи в своем дневнике. Девушка коснулась рукой щеки демона, и он тут же поцеловал её. Он сделал это слегка рассеяно, как будто радовался каждому, даже самому легкому касанию. И сейчас уже у Хлои защемило сердце. Никто так её не любил. Никто в целом мире. С демоном она чувствовала себя не просто в безопасности, она чувствовала себя так, как будто не жило до этой встречи, а сейчас вдыхает полной грудью, ощущает запахи сильнее, цвета вокруг ярче и весь мир у её ног. Какая девушка смогла бы устоять? И Хлоя не устояла. Чувствуя, что сейчас исчезнет, Хлоя сказала:
  - Морган, через три дня на закате в моем доме соберутся все претенденты на мою руку. Отец выберет мне среди них мужа и нас тут же поженят, - она лбом прикоснулась к его лбу и прошептала: - Лучше тебе быть там, демон. Думаю, я люблю тебя.
  И растворилась во вспышке света.
  Корень мандрагоры опустошает как физически, так и морально. По крайней мере, пока его не вытащить из земли. И Морган испытал это все на себе. Он чувствовал себя так, будто хочет просто лечь и умереть. Только присутствие Хлои не давало ему это сделать. Необходимость заботиться о ней и защищать.
  Инстинкты - сильная вещь.
  Раньше глядя напарочек, нашедших друг друга, он не понимал, почему мужчины вдруг превращались в форменных идиотов: начинали таскать подарки и цветочки, сюсюкать по углам, ловить взгляды своей пассии и так дальше. И хоть Морган никому этого не говорил, втайне он надеялся, что никогда не окажется на их месте. После одного, неосторожного взгляда из могучего воина, который ничего не боится, превратиться в пускающего слюни по своей паре идиота, думающего не тем местом? Нет уж, спасибо!
  Все изменилось с появлением Хлои.
  Сейчас он готов таскать ей цветы клумбами! Все, что угодно, чтобы сделать её счастливой. И это оказалось не страшно, он не потерял из-за этого себя. Он по-прежнему сильный и свирепый воин, по-прежнему осознает все, что происходит в его жизни и самостоятельно принимает решения.
  Морган вполне самостоятельно принял решение мчаться к зеркалу, через которое он попал в это место, и вполне самостоятельно решил как можно скорее добраться до долины "Три дуба" и повырывать глотки всем, кто покусится на его суженую. Пусть себе свою ищут, говнюки!
  И почти всю дорогу до проклятого зеркала, у Моргана в голове крутилось только одно: "Думаю, я люблю тебя". Знаете, как бывает: у тебя есть заветное желание, но ты не осознаешь его, пока оно не сбудется. Так и с ним - пока Хлоя не призналась, что любит его, демон и не подозревал, насколько важны для него эти слова. Но произнесенные вслух, они стали для него, как глоток воды для умирающего от жары в аду. Все силы, которые из него высосала мандрагора вернулись разом, да ещё и преумноженные во стократ. Демон чувствовал себя сейчас способным свернуть горы, если бы только Хлоя попросила.
  Морган чувствовал себя странно: он ощущал эйфорию и не мог не улыбаться, а осознание того, что он сейчас просто-таки канонический пускающий слюни идиот, наполняло его гордостью и счастьем.
  Поэтому, первое, что он сказал, после того, как шагнул в зеркало и оказался в тронном зале, было:
  - Я самый счастливый идиот на свете.
  Гризельда и мышь переглянулись. Колдунья при этом успела стукнуть коготком по своей маске, и на ней отразилось недоумение. Мышь в ответ лишь лапками развел, от чего его крылышки смешно дернулись в стороны. Морган глядя на это тихо рассмеялся, но вспомнив, что время на исходе и через три дня Хлою выдадут замуж, вмиг посерьезнел. Протянув хозяйке замка свою добычу, он сказал:
  - Вот твой корень. Где мой пропуск?
  На самом деле, отправляя своего нежданного гостя за корнем мандрагоры, Гризельда не ждала, что он вернется с ним. Она вообще не ожидала, что он выживет. Поэтому, когда демон все же вернулся, она была несказанно удивлена. У него был... интересный вид: измазан грязью и кровью, одежда на нем разорвана, глаза блестят нездоровым блеском. Не иначе, как корень свел его с ума. Или опасности, с которыми он там встретился. Его приветственная речь лишь сильнее убедила колдунью в этом.
  Но когда демон протянул ей корень, Гризельда просто ахнула. Она так давно о нем мечтала! Он был ей так нужен! И в то же время, колдунья не ожидала когда-либо его увидеть.
  И вот мандрагора перед нею! Легендарный корень, с помощью которого она вернет к жизни Молоха!
  Гризельда протянула руки и прикоснулась к свертку, который протягивал ей демон. Находясь во власти сильных эмоций, она забыла стукнуть коготком по маске и сменить выражение лица. Но то, что она испытывала, выдавал язык её тела. Поняв, что опасности нет, Поняв, что опасности нет, колдунья взяла сверток в руки и развернула.
  - Мандрагора, - пораженно выдохнула она. Сомнений в том, что она видела перед собой, быть не могло: корень в форме человека, у которого шевелились самые мелкие корешки. Как будто он спал и подергивал ножками во сне.
  - Как тебе это удалось? - спросила Гризельда, когда первое потрясение прошло.
  Морган не стал раскрывать секрет того, как ему это удалось. Мало ли как эта сумасшедшая колдунья отреагирует на то, что ему помогали? Она может разозлиться и превратить Хлою во что-нибудь. С одной стороны это будет хорошо - Морган всегда будет точно знать, где его любимая и что с ней. С другой стороны, завести семью и детей с какой-нибудь люстрой или абажуром будет затруднительно. Поэтому, он сделал суровое лицо, которое подразумевало, что он пережил ад, и не хочет об этом говорить, и сказал:
  - Я принес тебе корень, Гризельда. Выполни свою часть сделки и отдай мне пропуск.
  Каждая ведьма знает, когда её обманывают. Она всю жизнь обманывает, приукрашивает и не договаривает что-то. И когда кто-то пытается провернуть такой же трюк с нею - попытка изначально обречена на провал.
  Понять что-то по выражению лица Гризельды было невозможно. Женщина стукнула по ней коготком, и лицо вновь стало спокойным и ничего не выражающим. Завернув корень в шелк, она передала его мышу:
  - Это в лабораторию, в подвале башни.
  Поклонившись, мышь улетел с корнем, и тут же в зал влетел другой мышь, с небольшим свертков в руках.Гризельда приняла у него сверток и передала Моргану:
  - Ведьма держит свое слово, - с достоинством произнесла она, передавая свиток. Демону в её словах послышалось что-то ещё, что-то похожее на ехидство и коварство, поэтому, он развернул свиток и прочитал что там написано. Содержимое его в чем-то разочаровало - обычная пропускная грамота. Всем иностранцам, посещающим Кестекер, дают такую же. Но ещё ни одна бумажка не радовала его так сильно.
  - Можешь забирать свои вещи и уходить, - повернулась к нему спиной колдунья, а рядом приземлился ещё один мышь. - Тебя проводят.
  Не ожидая подвоха, Морган спросил:
  - А мои друзья?
  - А что твои друзья? - колдунья даже повернулась к Моргану, чтобы продолжить разговор.
  - Я пришел сюда не один, - терпеливо пояснил демон. - Со мной были мои друзья Освальт и Пэттон. Их схватили сразу же, при входе в замок...
  - Я помню, - устало перебила его Гризельда. - Так что с ними?
  - Когда ты их освободишь? - терпеливо спросил Морган, хотя в душе уже зародилось сомнение.
  - Никогда, - рассмеялась колдунья, стукнув коготком по маске и придав ей веселое выражение лица.
  - Но... - он не мог поверить в то, что слышал. Его обуревало возмущение, когда Морган гневно воскликнул:
  - Но я же добыл тебе корень!
  - И я дала тебе пропуск, - продолжая веселиться, сказала колдунья. - И даже милосердно тебя отпускаю. Езжай к своей любимой ведьме.
  - Но мои друзья... - попытался возразить демон, и был тут же перебит:
  - Останутся у меня, - спокойно сказала Гризельда, стукнув коготком по маске, чтобы та приняла насмешливое выражение лица: - Ведь, когда мы с тобой договаривались, ты не сказал о них ни слова. Даже больше того, ты ни слова не сказал о том, что тебя должны отпустить. Все, что ты хотел - это пропуск. Так что, не порти мне настроение, демон. Не то подарю тебе пропуск и превращу в каменное изваяние.
  Морган едва сдержался, чтобы не застонать в голос. Он был в отчаянье. В голове не было ни одной идеи, только желание постучать чем-то тяжелым по этой самой голове. Как же можно было быть таким дураком? Что ему теперь делать?
  - Может... Может, тебе ещё что-то нужно? - в надежде спросил он. - Ещё какой-нибудь корень в обмен на свободу моих друзей?
  - Нужно, - милосердно согласилась Гризельда. И только демон облегченно вздохнул, как она добавила: - Твой пропуск в долину "Три дуба".
  - Что? - тупо переспросил Морган.
  - Твой пропуск в долину "Три дуба", - охотно повторила Гризельда, наслаждаясь происходящим. - Тот самый пропуск, ради которого ты так рисковал, тот пропуск, без которого тебе не увидеть - как ты там её назвал? - суженную!
  Морган сжал голову руками. Он все не мог поверить в происходящее:
  - Ты что серьезно хочешь, чтобы я выбирал между любовью к Хлое и любовью к своему клану? - в его голосе было не меньшее отчаянье, чем в его душе. - Как мне это сделать, ведьма? Я не могу разорвать свое сердце на две части, выкинутьодну из них и забыть, что когда-то она у меня была.
  - Придется, демон, придется, - напела она слегка безумным голосом. - Придется выбирать, что для тебя важнее: любовь или долг. Ты знаешь, угодить всем не получится.
  Гризельда подошла к нему сзади и заговорила тихо и вкрадчиво:
  - Если ты выберешь свою ведьму, то придется смотреть в глаза родителям этих несчастных демонов и объяснять, что я живьем вывернула их детей на изнанку и жонглировала их внутренностями потому, что у тебя большая любовь.
  Морган выхватил клинок. Он убьет эту ведьму раньше, чем она успеет все это сделать. Но клинок внезапно превратился в змею, и демон рефлекторно отбросил его.
  Гризельда рассмеялась, стукнув коготком по маске и придав её веселое выражение:
  - Неужели ты думал, что сможешь убить ведьму в её собственном доме? - она снова стукнула коготком по маске и её выражение сало серьезным: - Выбирай, демон: товарищи, или любовь, которой у тебя никогда не будет.
  - Ты не можешь,знать будет у нас с Хлоей любовь или нет, - вызывающе воскликнул Морган.
  - Ты так думаешь? - ведьма стукнула коготком по маске и та приняла гневное выражение.
  И тут Моргана, что называется, осенило. Он вспомнил слова дверного молоточка про то, что ведьма азартна и сказал:
  - Я в этом уверен!Так уверен, что готов с тобой поспорить.
  - Поспорить? - прошипела Гризельда.
  - Да, - твердо сказал Морган. - Готов с тобой поспорить, что самое позднее через три дня Хлоя в присутствии своей семьи скажет, что любит меня и хочет стать моей женой. Или можешь превратить меня в камень... вывернуть на изнанку... В общем, что ты там собиралась делать.
  - Ты так уверен в себе, демон, - до этого момента на ведьме была маска белого цвета с черным рисунком лица. Но когда она в этот раз стукнула по ней коготком, маска стала черной с белым рисунком, а выражение лица стало злорадным. - Неужели жизнь тебя ничему не учит? Решил поспорить с ведьмой? Ну, хорошо, будь, по-твоему. Я принимаю предложенные тобой условия.
  Морган почувствовал, как вокруг него собирается волшебство и тихо зарычал. Он чувствовал, что это что-то недоброе, но не знал, как с этим бороться. Все это колдовство, будь оно не ладно.
  - У тебя есть три дня, демон. Если по истечении трех дней ведьма по имени Хлоя-Грейс Уайли не скажет в присутствие всей семьи, что любит тебя и согласна стать твоей женой, ты превратишься в камень. Ты никому не сможешь сказать об этом заклинании, и никто не сможет его с тебя снять.
  Демон чувствовал вокруг себя колдовскую силу, хоть ведьма больше и не говорила. И он рискнул спросить:
  - А мои друзья?
  Гризельда расхохоталась:
  - Думаешь, они тебе помогут? Тогда забирай их, - и, постучав по подбородку коготком, задумчиво пробормотала: - Что же мне забрать у тебя взамен?
  Она стукнула себя коготком по маске, придав ей радостное выражение лица, и заявила:
  - Знаю! - колдовская сила вокруг Моргана снова завибрировала: - Ты и твоя ведьма не сможете увидеть или услышать друг друга, если встретитесь раньше, чем на закате третьего дня.
  - Но это же нечестно! - воскликнул Морган. - За три дня многое может произойти!
  Хлоя сказала, что кажется, любит его. Но за три дня многое может случиться. В конце концов, рядом будет куча красивых мужчин и юная, неопытная ведьма может подумать, что влюбилась в кого-то из них. Или, что ещё хуже, действительно может влюбиться! Так у них был шанс встречаться во сне и может наяву, а у Моргана был шанс убрать из её признания это чертово "кажется".
  Гризельда расхохоталась:
  - Ты ещё не понял демон? Ведьмы не играют честно. Поэтому мы выигрываем всегда.
  Морган едва успел прикусить язык, чтобы не брякнуть: "Только не когда играют против другой ведьмы". Ещё чего не хватало - подставить Хлою под удар. Три дня большой срок. Но раз этого хоть так, хоть как не избежать, Морган решил, что нужно довериться судьбе и верить Хлое. Если придется, он из ада вернется, чтобы быть с нею. И завоюет её сердце столько раз, сколько придется.
  А пока он решил, что пора уносить ноги, пока есть такая возможность.
  - Будь, по-твоему, - склонил голову демон, признавая победу за ведьмой. В конце концов, это лишь сражение. Демоны тоже хитры. Они не против отступить один раз, чтобы потом выиграть всю войну.
  Гризельда расхохоталась и щелкнула пальцами. Стена позади Моргана рассыпалась и два полностью дезориентированных демона шагнули вперед.
  - Что за...? - начал было спрашивать Освальт, но Морган перебил его:
  - Уже ничего. Мы получили то, за чем пришли, и уходим.
  Он обошел их сзади и принялся толкать в спины, чтобы пошевеливались, пока ведьма ещё чего не удумала, но было уже поздно:
  - Как я отпущу гостей да без подарков? - колдунья шагнула вперед, стукнув коготком по маске и придав ей задумчивое выражение. Освальт никак не отреагировал на это, а вот Пэттон испуганно отступил на несколько шагов, пока не уперся в Моргана.
  - Она... - начал было дрожащим голосом демон.
  - Да, - перебил его Морган, имея в виду все самое страшное, что мог навоображать себе друг. Сам он не сводил мрачного взгляда с колдуньи. Она сейчас походила на кошку, увидевшую мышку и желающую поиграть.
  - Какими же дарами мне вас наградить? - спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь. Затем стукнула коготком по маске, придав ей радостное выражение лица и радостно хлопнув в ладоши: - Знаю!
  Вокруг демонов снова начала собираться колдовская сила. Освальт недовольно зашипел, а Пэттон едва в обморок не грохнулся.
  - Ты, - указала она пальцем на Пэттона. - Так боишься магии. Почему?
  - Я её не понимаю, - против своей воли ответил перепуганный демон. Не иначе как колдунья своей силой вырывала из него правду. - Я не знаю, как с нею бороться, поэтому она меня пугает.
  Гризельда перевела взгляд на Освальта:
  - А ты у нас ничего не боишься, - это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.
  Тот лишь плечами пожал. Его с детства учили, что в этой жизни все предрешено. Бойся-не бойся - все равно все будет так, как будет. Так, чего распыляться?
  Немного подумав, колдунья хлопнула в ладоши:
  - Да будет так! - она обратила свой взор на Пэттона: - Я дарю тебе скорую встречу с суженой.
  - Правда? - обрадовался демон, и тут же спросил: - А она красивая?
  - Она ведьма, - одним ответом отправила беднягу в обморок Гризельда.
  Морган едва успел подхватить товарища, чтобы тот не разбил себе голову об мощеный камнем пол.
  - А тебе... - она перевела взгляд на Освальта. - Мне было трудно выбрать тебе достойный подарок. Ты ничего не боишься, не отличаешься большим умом, поэтому, вряд ли сможешь оценить что-то хитрое и коварное. Суженую ты себе уже нашел. Что остается?
  Освальт пожал плечами. Все эти заморочки не для него.
  - Остается лишь твое умение драться. Что скажешь, если я у тебя его заберу? - заинтересованно спросила Гризельда.
  - Я научусь драться снова, - опять пожал плечами Освальт.
  - Ты никогда не сможешь драться на мечах, - торжественно объявила колдунья.
  - Тогда научусь стрелять из лука, - не расстроился демон.
  - И стрелять из лука ты не сможешь, - дополнила свой "подарочек" Гризельда.
  - Тогда буду метать копье, - нашелся Освальт.
  - И копье метать не сможешь, - ведьма стукнула коготком по маске и та приобрела слегка раздраженный вид.
  - Ну и ладно, - пожал плечами Освальт. - Всегда хотел освоить боевой топор, да времени не было. Теперь, наконец, смогу.
  - Ты не сможешь владеть никаким боевым оружием! - сквозь зубы прорычала Гризельда.
  - Тогда буду учить других, как правильно это делать, - снова пожал плечами Освальт.
  - Да ты издеваешься? - стукнула коготком по маске ведьма и ... сощурила глаза на демона? Затем снова стукнула коготком по маске и та приняла разочарованный вид. - Нет, ты слишком туп, чтобы издеваться. Воистину, глупость и ограниченность - залог вечного счастья. Тебе и правда, на все плевать.
  Она вздохнула:
  - Можно придумать для тебя что-то изощренное, но мне уже надоело с тобой возиться. Считай, что тебе повезло, и ты будешь единственным, кто сегодня уйдет от меня без подарка.
  Она махнула рукой, и все вокруг демонов заволокло туманной дымкой. Когда она рассеялась, демоны оказались на той самой поляне, где оставили грифонов. Животные были здесь же. Смеркалось, но на краю поляны можно было отчетливо рассмотреть какие-то останки других, более мелких животных. Скорее всего, демонов не было дольше, чем они себе представляли, потому, что грифоны начали летать на охоту и добывать себе пропитание самостоятельно. Это хорошо, что грифоны не голодали в отсутствие хозяев. Им понадобиться много сил, ведь Морган планировал гнать их во весь опор. Он встретился со всего одной ведьмой и нажил на свою пятую точку неприятностей. Что будет, когда он повстречает ещё двоих?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"