Gemini Falcon: другие произведения.

Тебе не скрыться от меня. Пролог

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пролог. Довольно большой, но, как не кажется, динамичный, поэтому, читается быстро.

  Тот, кто говорит, что жизнь на самом деле штука простая, скучная и понятная, тот либо лжец, либо никогда не влюблялся.
  В человека.
  Будучи демоном.
  Нет, браки межу людьми и демонами совершенно не редкость. Королевство демонов Кестекер и человеческое царство Форсификея жили на удивление мирно и во все времена поддерживали дружеские отношения. Смешанные браки в приграничных землях были вполне обыденным делом. Две разных расы живых существ не смешались, породив третью только потому, что смески, рождающиеся от этих браков не способны иметь потомство.
  Морган Тэлбот, один из сильнейших воинов в клане Тэлбот, относился к бракам среди людей и демонов так же, как относился к бракам среди людей и бракам среди демонов - равнодушно. Ему было сексуально-фиолетово, даже если бы гиппопотам соединился с бабочкой в священном нерушимом союзе. Единственное, что волновало Моргана - чтобы его не заставляли жениться.
  К сожалению, за свободу жить, как хочется, приходилось сражаться практически насмерть. Хотя нет. В смертельном бою у него, по крайней мере, есть шанс, а здесь нет. Родители твердо вознамерились женить его, хоть на ком-нибудь. С этой целью, глава клана, известный так же, как Хукс Тэлбот, милостиво позволяющий Моргану обращаться к нему "Папа" или "Отец", заставлял нерадивого отпрыска посещать все возможные и невозможные балы, проходящие в Кестекере. Нет такой свадьбы или дня рождения, которые бы обошлись без дружественного визита от клана Тэлбот. Да что там! Родители так отчаялись, что начали отправлять непутевого сына даже на похороны!
  Морган, естественно, пытался воспротивиться родительскому произволу, вполне резонно заметив, что это, как бы, не самое подходящее место, чтобы завязывать романтическое знакомство. Но матушка была непреклонна. А отец слишком любил мать.
  В итоге, дошло до того, что ежемесячного махвана, он начал ждать, как чего-то благословенного. Ещё какой-то год назад Морган ненавидел это состояние. Тело умирает на десять часов. В буквальном смысле слова. А твой дух свободно себе бродит, где захочет. Потом дух возвращается в тело, и оно оживает. До того, как родители задались целью женить его, Морган считал это состояние простой тратой времени. Сколько всего он сумел бы сделать, если бы раз в месяц не умирал вот так. Сейчас же... сейчас мужчина наслаждался свободой, возможностью ходить куда захочет и делать что захочет. Ну, хорошо. На счет "делать что захочет" он слегка преувеличил. Все же в бестелесном состоянии круг возможностей для времяпрепровождения весьма и весьма ограничен. Но зато во время махвана Морган был волен быть собой.
  Когда-то ему рассказали про человеческий сон. Мол, люди, которые и так живут меньше, чем демоны, тратят почти полжизни на то, что он не очень понимал - сон. Морган не очень в это верил. Он просто не понимал природу этого явления. Люди не умирают, но и не живут. Ничего чуднее он в своей жизни не слышал.
  А вот сейчас он начал понемногу понимать, зачем людям сон. Наверное, его придумали такие же несчастные, как и Морган, чтобы почаще сбегать от всевозможных знакомств с потенциальными будущими женихами и невестами. А тот факт, что после женитьбы/замужества люди продолжали каждую ночь засыпать и не просыпаются до утра, только подкреплял его уверенность в том, что хорошее дело браком не назовут.
  Сегодня как раз была ночь махвана, и Морган, привычно приготовившись, лег на кровать и закрыл глаза. Оба сердца начали синхронно замедляться, а дыхание становилось все более редким. Несколько минут - и все процессы в организме демона остановились. Если бы кто-нибудь сейчас вошел в комнату, то увидел бы не молодого широкоплечего демона, чуть более шестидесяти лет отроду, с длинными черными волосами, собранными в небрежный хвостик сзади, а седовласого старика, со сморщенной кожей. Мертвого к тому же.
  Морган никогда не помнил, как именно все происходит. Каждый раз он закрывал глаза, а открывая их, уже находился в бестелесном состоянии. При этом, открывал глаза демон в каком-нибудь незнаком месте. На нем всегда была та же одежда, в какой он ложился в постель. Поэтому никаких особо-стеснительных дам он случайно не пугал своей наготой. А специально да, случалось, когда ложился спать голышом. И то, опять же очень редко и не понятно, почему так происходило. Как правило, все демоны в состоянии махвана были невидимы и неосязаемы. Как привидение. Только разумное.
  Этот раз не был исключением. Вообще, все было до того обыденно, что когда Морган проснулся на чужой кровати, то первое, что испытал - это отвращение. До чего же розовым было постельное белье, балдахин и даже остальная мебель! Как владелицу этой комнаты только не тошнит здесь? Он живо представил себе эту особу, а точнее особь, потому, что никак иначе к подобным личностям, встречающимся и среди людей, и среди демонов он относиться никак не мог. Наверняка это молоденькая девушка, с белокурыми локонами, мнящая себя ангелочком, но на деле - это просто пустоголовая кукла, у которой не хватает времени на развитие себя как личности, потому, что все оно уходит на наведение красоты.
  Внезапно дверь в комнату распахнулась, как от пинка и в спальню влетел рыжеволосый вихрь, при ближайшем рассмотрении оказавшийся невысокой девушкой с ярко-зелеными глазами и пухленькими губами. Неожиданная гостья оказалась весьма миловидной, но не более того. Её никак нельзя поставить в один ряд с расписными красавицами, с которыми пачками знакомили Моргана родители в последнее время. И молодой демон вряд ли обратил бы на неё внимание, если бы не одно "но". Ворвавшись обозленная рыжая сначала пнула со злостью первое попавшееся под ногу, и только после этого увидела, что все в комнате розовое. И когда Морган говорил "все" он имел в виду "абсолютно все!". На девушку эта комната произвела ещё большее впечатление, чем на него. Судя по её неестественно округлившимся глазам, да по живописному выражению полного изумления, пополам с отвращением - раньше спальня явно не напоминала рай депрессивного подростка.
  Секунду рыжая молча пялилась на обстановку вокруг. Затем резко заорала, как недорезанная:
  - Не-е-ет! Мама!!!
  Моргану даже пришлось уши закрыть, чтобы не оглохнуть. Кстати, интересный вопрос: можно ли оглохнуть во время махвана?
  Пока он думал, рыжая, не переставая орать разные фразы вроде "Нет!", "Моя комната!" "Как это могло произойти?" или "За что?", бросилась срывать розовые занавески, розовые обои и даже начала опрокидывать мебель. Морган наблюдал за устроенным ею дебошем с огромным интересом. Впервые видел, чтобы кто-то с таким энтузиазмом громил собственные покои.
  Спустя несколько минут на крик сбежались стража и слуги, пытающиеся образумить девушку. Они бросили свои попытки, как только один из них отхватил по голове канделябром. Беднягу даже унесли товарищи, чтобы перебинтовать ему голову.
  Апогей настал, когда в комнату вбежали встревоженные мужчина и женщина, которые судя по возрасту и кое-какому внешнему сходству, были её родителями. Пухлые губы неадекватной девице явно достались от отца. А зеленые глаза и рыжие волосы - точно от матери, которая, нужно признать, даже с возрастом не растеряла красоту и сексуальность.
  - Хлоя! - закричала женщина. - Что ты творишь?!
  Девица резко успокоилась и бросилась к матери:
  - Мама! Это какой-то кошмар! Что с моими покоями?! Что здесь произошло?!
  Мать царственным жестом остановила дочь:
  - Я распорядилась привести твою спальню в более подобающий для юной леди вид.
  - Что-о-о? - Морган снова едва не оглох.
  Но родители, по всей видимости, были более привычны к тому, что чадо переходит на ультразвук. Они и глазом не повели на этот возмущенный вопль.
  - Тебе пора взрослеть! - строго припечатал отец.
  - И пора начинать вести себя как леди, - поддакнула мать.
  Морган пожалел, что у него нет при себе ничего пожевать. Такого спектакля он давно не видел.
  - Это все из-за того, что я отказала Дайчену?! - с проницательным видом спросила Хлоя. И тут же заныла, подобно ребенку: - Но я не хочу за него замуж! Он ужасен!
  - Нет, - покачал головой отец. - Не из-за него, но ты правильно мыслишь.
  Рыжая всем своим видом изобразила мыслительную деятельность, результатом которой стало имя:
  - Хейнтлин?
  - Нет, - покачала головой мать.
  - Гавиола? - снова попыталась угадать девушка.
  - Нет, - покачал головой отец.
  А Морган мысленно присвистнул: ничего так очередь выстроилась к этой безумной девице. Что в ней такого особенного? Может за ней приданное большое дают? Оказалось, это ещё не все.
  - Массиано? - девчонка уже откровенно гадала.
  - Нет, - а родители, похоже, начинали терять терпение.
  - Финкс, - с таким видом, словно на все сто уверенна, сказала Хлоя.
  Никто даже вслух ответ не произнес. Тогда рыжая в панике начала перебирать все имена, какие вообще могла вспомнить:
  - Моррисон? Дэйл? Джигаретто? Пануцци? Сайто?
  У Моргана округлились глаза. Да быть такого не может. Чтобы все эти молодые люди делали ей предложение! Что за нездоровый ажиотаж вокруг? А главное, почему он раньше с ней не встречался. Родители же знакомили его вообще со всеми выгодными невестами.
  Родителям надоело играть в угадайку, и отец раздраженно рыкнул:
  - Нет, нет и снова нет! Хватит тыкать пальцем в небо, в надежде когда-нибудь попасть! Если ты будешь перечислять вообще всех, кому отказала, мы до утра отсюда не уйдем. Неужели ты не понимаешь, Хлоя? Дело не в ком-то конкретном! Дело во всех них!
  - Я не понимаю, - честно призналась девушка. Морган был с ней солидарен. Он вообще не понимал, что здесь происходит. А девушка тем временем продолжила: - Ты же обещал, что я сама смогу выбрать себе достойного мужа...
  - И я сдержу своё слово, - терпеливо заверил её мужчина.
  - Тогда за что вы меня наказываете? - недоуменно спросила рыжая.
  - Мы не наказываем, - почти ласково поправила девушку мать. - Мы просто принимаем меры... что бы ... ненавязчиво тебя подтолкнуть.
  Морган закатил глаза. Кажется, все родители одинаковы. С ним тоже постоянно используют разные "меры", как деликатно обозвала этот откровенный шантаж мать. Рыжая оказалась не из понятливых. А может просто не хотела верить, что родители могут с нею так поступить, поэтому переспросила:
  - Что значит "меры"?
  Отец вскипел не хуже чайника, забытого на плите:
  - Так, все хватит! Я тебя люблю, но пора сказать все в лоб! Милая, ты младшая из четверых моих детей. И я всегда питал к тебе слабость, ты была моей любимицей. Но ты не твой брат Северус, чтобы оставаться завидным холостяком и в тридцать. И ты не Селеста или Калиста! У тебя нет такой красоты, как у старших сестер! Хлоя, уж прости мои слова, но ты далеко не красавица, у тебя самый строптивый характер в округе. Да что там! Была бы ты жеребцом, я бы велел тебя пристрелить, потому, что объездить такое упрямое и своенравное создание было бы невозможно! Все, что тебя интересует - это стрельба из лука и фехтование!
  - Я ещё крестиком вышиваю, - насупилась, но не обиделась на вполне так обидную речь отца девушка. По её виду было понятно, что она не раз это пламенное выступление уже слышала, и ей оно было как с гуся вода. А свои пять медяков девушка вставила чисто из духа противоречия.
   Моргану даже захотелось пожать ей руку. Молодец рыжая! Так держать! Хоть кого-то предки не смогли под себя подмять.
  - Милая, - почти ласково сказала мать. - Ты вышивала один раз, пришила к вышивке свое платье и хорошенько поранилась. Думаю, ты и сама понимаешь, что вышивка - не твоё...
  - Хлоя, вернись в реальный мир! - снова начал наседать на неё отец. - Ты не можешь всю жизнь стрелять из лука и читать книги! Возьмись за ум! Пойми, что ты женщина! Твоя обязанность выйти замуж и нарожать детей!
  - Но пап... - заныла рыжая.
  - Хлоя! - мужчина настолько вышел из себя, что подошел и хорошенько тряхнул дочь за плечи. А Морган тут же ощутил желание подойти и хорошенько тряхнуть мужика. Рыжая, при всей своей воинственности, казалась довольно хрупкой и беззащитной. - Я не самый богатый и далеко не самый родовитый дворянин в этих землях. А ты, скажем прямо, далеко не самая завидная невеста. Вздорная, упрямая, своенравная и ужасно строптивая! Откуда в тебе такой дух противоречия - ума не приложу! В нашей семье все дети как дети! И только ты такая! Но сейчас не об этом. Хлоя, несмотря на то, что вокруг полно более красивых и более знатных невест, у которых и приданное побольше твоего будет, у нашего порога очередь из желающих на тебе жениться!
  - Ну, вот видишь, - обрадованно улыбнулась рыжая.
  - Эта очередь сильно поредела за последние несколько месяцев, - не сбавил оборотов отец. - И наступит день, когда в эту дверь не постучится никто, а ты останешься старой девой!
  - Ну, пап... - попыталась немного осадить его дочь. Но куда там!
  - Мало того, что тебе никто не нравится, так ты ещё и издеваешься над женихами!
  Морган сел поудобнее. Давно он так не веселился. И предчувствовал, что дальше будет только веселее. Хорошо, что он сейчас невидим и не осязаем.
  - Да что я такого сделала? - скорчила невинное личико Хлоя.
  - На конной прогулке напугала лошадь виконта Пануции, та понеслась и теперь бедняга лежит с переломом левой руки и правой ноги! - принялся перечислять отец.
  - Да он же старик тридцатилетний! - фыркнула рыжая.
  Морган улыбнулся, подумав, чтобы она сказала про его шестьдесят лет.
  - То же самое ты проделала и с его младшим братом, восемнадцатилетним юношей! И бедняга сейчас лежит с переломом левой ноги и правой руки.
  - Это для симетрии, - попыталась пошутить Хлоя.
  - Ты разбила вазу на голове у сына нашего доброго соседа Дэйла!
  - Он распускал руки! - оскорбленно воскликнула девушка.
  - Насыпала слабительного господину Джигаретто! - вмешалась для разнообразия мать.
  - Ему полезно, он слишком толстый, - мгновенно парировала Хлоя.
  - Подралась с виконтом Хейнтлином! - как будто это был самый страшный грех, воскликнул отец.
  Вот тут по реакции рыжей можно было понять, что этот конкретный жених задел её за живое:
  - Он первый начал! Я же не виновата, что он ходит и ходит! И вообще он полудемон! Что ему станется? Все равно я за него не выйду! Он наглый, невоспитанный самодовольный и самоуверенный!
  Вот это уже стало интересно. Никого с фамилией или именем Хейнтлин Морган не знал.
  - Не в нем дело, - рявкнул отец. - А в тебе! Хватит нас позорить! Начни, наконец, вести себя как леди. И выбери себе уже мужа!
  Это было последнее, что он сказал. Видимо решив, что на сегодня хватит, мужчина повернулся и вышел. Мать послала дочке ободряющую улыбку и, велев слугам убраться, вышла.
  Слуги наводили порядок молча, не глядя на пристыженную хозяйку комнаты. Они закончили довольно быстро и покинули спальню. Торопливость, с которой они это делали, подозрительно напоминала бегство. Девушка посидела ещё немного, уныло рассматривая новенький интерьерчик. Затем встала с пуфика, подошла к кровати и, сдвинув её немного, сняла специально подпиленную половицу, а из образовавшейся дыры вытащила небольшую тетрадь в кожаном переплете. Воровато оглянувшись по сторонам, она подошла к письменному столу, и удобно устроившись, принялась строчить очередную запись, как оказалось, в своем дневнике. Благо комната была хорошо освещена свечами и ей ничто не мешало.
  Морган не отличался особым любопытством. Да и всегда считал такие записи чем-то сугубо личным. Но сейчас ему было до такой степени интересно, о чем там пишет Хлоя, что молодой демон не удержался и став у неё за плечом, начал читать:
  "Дорогой дневник. Сегодняшний день был очень урожайным на события. Сегодня снова приходил Дайчен и опять угрожал, что если я за него не выйду, то он разорит и уничтожит родителей. Он богат и знатен, у него это может получиться. Может быть, Дайчен и им угрожал, потому, что родители сегодня устроили мне показательную порку. Представь себе, дорогой дневник, они обставили мою комнату в розовых тонах! Как здесь спать? Меня уже тошнит от этой обстановочки... "
  Морган хмыкнул и продолжил читать:
  "А ещё сегодня приходил Хейнтлин. Мне кажется, он думает, что я что-то к нему чувствую. Он не пришел через парадную дверь, а как-то пробрался так, что его не видели ни родители, ни слуги. Убрался только после того, как я припугнула, что закричу".
  Тут девушка отвлеклась от письма и посмотрела в окно. Морган сел рядом, глядя на неё, как зачарованный. Как же сильно она отличалась от бойкой и строптивой Хлои, которую он видел несколько минут назад. Сейчас перед ним сидела девушка, слабая и беззащитная. Черты её лица смягчились, и она будто преобразилась, став намного красивее, чем Морган её видел раньше. Самое главное - Хлоя выглядела хрупкой и ранимой. Таких девушек рыцари носят на руках и защищают, такие стоят за спиной своего мужчины, а не прячутся за маской сильной и волевой, готовой надавать тумаков всем вокруг. Как в этом маленьком теле уживаются две такие разные Хлои?
  Теперь он понимал, откуда у неё столько женихов. Такой гремучей смеси силы и слабости невозможно противостоять. Эта девушка интересна и самобытна, отличающаяся от всех вокруг себя. Она умна и остра на язык, страстная и увлекающаяся, не робеет перед статусом и не гонится за деньгами. Просто сокровище! Да, она не расписная красотка. Но, так же, как и Морган сейчас, те, кто пытался ухаживать за девушкой, вряд ли отдавал себе в этом отчет. Их притягивала, как бабочку на огонь, страсть к жизни, которой горит Хлоя, и её искренность. Красивое личико и тело быстро надоедает, а вот исследование неординарной натуры - затягивает.
  Морган попытался представить каким был бы их первый поцелуй, и какой бы девушка была в постели. Мягкая, податливая и уступчивая? Или наоборот, полная страсти и неистовства?
  Его рука, словно действуя отдельно от тела, поднялась, и попыталась коснуться щеки девушки. Но Морган был не материален. И не мог ощутить, какова её кожа на ощупь. Укол разочарования коснулся его сердца. Ему хотелось почувствовать её запах, тепло кожи, стиснуть это рыжее чудо в объятиях и обладать ею. Но это был лишь махван.
  Девушка вздохнула и вернулась к прерванному занятию:
  "Почему все должно быть так? Почему я должна выйти замуж за того, кого не люблю и никогда не полюблю? Дорогой дневник, все сводится к тому, что мне придется выбирать между Хейнтлином и Дайченом. Эти двое, наверное, единственные, кто не сойдет с дистанции. Кого бы я не выбрала - мне не стать счастливой. Но... я верю, что где-то есть тот, кого бы я смола полюбить. И этот кто-то полюбил бы меня. Такую, как есть, не стараясь изменить под себя. Иногда я думаю о нем. Каким бы он мог быть? Хотя, какая разница. Все это лишь мои глупые девчачьи фантазии. Спокойной ночи, дорогой дневник. Твоя Хлоя Г. У.".
  Хлоя закрыла дневник и спрятала туда, где взяла. Совершенно не заботясь о том, что чернила не высохли. Она делала это второпях, как будто боялась, что кто-то застанет её за этим делом. Затем, так же торопливо принялась переодеваться, готовясь ко сну. Моргану было невдомек, где её камеристка или служанка. Вдвоем справляться с платьем было бы куда проще. Но девушка никого не звала на помощь, упрямо пытаясь справиться сама.
  Она как раз увлеченно пыталась дотянуться до последнего крючка, находящегося между лопатками, как раз там, куда не удавалось дотянуться руками ни сверху, ни снизу, когда в комнате появился молодой мужчина. Он бесшумно перелез через балкон, тихо подошел сзади к хозяйке спальни и одним движением расстегнул крючок. Хлоя от неожиданности вскрикнула, и, едва успев подхватить платье, резко обернулась, готовая стоять на смерть в бою с неожиданным злоумышленником.
  Мужчина улыбался довольный её реакций.
  - Хейнтлин, - гневно воскликнула Хлоя. - Совсем с ума сошел! Что ты забыл в моей спальне? Убирайся, не то закричу!
  - Давай, кричи, пусть меня застанут в твоей спальне. Твоя репутация будет скомпрометирована и тебе ничего не останется, кроме как выйти за меня, - почти лениво ответил неожиданный гость, которого Морган с интересом рассматривал. Интересно, с чего рыжая решила, что он полудемон? Внешне, по крайней мере, мужчина не отличался от простого человека. Разве только выше и шире в плечах. Но он может быть просто рослым. Да и не справилась бы с ним рыжая, будь он хотя бы наполовину демоном.
  Моргану не нравилась ситуация, в которой оказалась Хлоя, и не нравился этот неожиданно нарисовавшийся ночной визитер. Он явно был навеселе, и в чистоту его намерений верилось с трудом.
  - Убирайся отсюда, - нахмурилась девушка, хотя голос уже не казался настолько уверенным. Видимо, девушку посетили те же опасения и соображения, что и Моргана.
  - И не подумаю, Хлоя, - улыбнулся тот и сделал шаг по направлению к ней. - Я не уйду без поцелуя.
  Тут он окинул её плотоядным взглядом и улыбнулся:
  - И чего-нибудь ещё.
  - Облезешь, - фыркнула девушка в ответ, но все-таки попятилась. Она допустила всего одну ошибку - бросила быстрый взгляд на дверь. Мужчина понял, что та рассчитывает убежать и быстро переместился так, чтобы стоять между своей будущей жертвой и путем к отходу.
  Морган почувствовал желание загородить собой Хлою, спасти от нахального поклонника, а заодно и дать ему в зубы. Давно он не испытывал такого острого желания навалять кому-нибудь.
  - Хлоя, Хлоя, Хлоя, - Хейнтлин напоминал большую хищную кошку, лениво наблюдающую за тем, как загнанное животное мечется в углу, из которого нет выхода. И не торопился делать последний прыжок, наслаждаясь беспомощностью жертвы. - Мы столько лет знакомы, а ты до сих пор не усвоила. Я всегда получаю то, что хочу. А сейчас я хочу тебя...
  Хейнтлин бросился на полуголую девушку. Хлоя опередила мужчину лишь на мгновение, схватив канделябр и с размаху врезав им по нему. Тот отскочил и улыбнулся, обнажая клыки. Правда это была не улыбка, а скорее оскал. И он, и девушка понимали, что больше ей так не повезет. Морган, забыв, что он в нематериальной форме попытался врезать полудемону. Это было мучительно больно смотреть на происходящее и не иметь возможности хоть как-то помочь. Как будто это не рыжая там, в опасности, а он сам. От беспомощности хотелось грызть обои на стенах.
  Хорошо, что девушка не запаниковала. Бросив в него канделябром, чтобы отвлечь, Хлоя подбежала к своему письменному столу и схватила нож, для открывания конвертов.
  - И что ты мне сделаешь этой зубочисткой? - насмешливо спросил Хейнтлин. - Мы это уже проходили, помнишь? Ты меня разве только поцарапаешь.
  Морган в который раз удивился стойкости и мужеству Хлои. Не колеблясь ни секунды, она приставила нож к своему горлу, туда, где в сумасшедшем ритме билась кровь:
  - Тебя да, - решительно сказала Хлоя. - А чтобы убить меня, хватит лишь сильнее нажать тут!
  - Я не верю, что ты себе навредишь, - хоть Хейнтлин и пытался сохранить видимость прежнего спокойствия, его поза и тон голоса изменились, выдавая напряжение. Да и взгляд стал колючим и серьезным. Он явно прикидывал варианты, как забрать у девушки оружие, не навредив.
  - Даже ты не успеешь так быстро, - усмехнулась Хлоя, правильно истолковав ход его мыслей. - А я лучше умру, чем позволю тебе завершить начатое!
  Хейнтлин ещё немного постоял, затем поднял руки вверх, давая понять, что признает поражение:
  - Хорошо, Хлоя, ты победила. Я ухожу, только не делай глупостей.
  Полудемон уходил медленно, видимо ожидая, возможности выхватить нож и повернуть ситуацию в свою пользу. Но Хлоя, умница, не дала слабину. Морган никак не участвовал в процессе, знал, что то, что рыжая дала такой решительный отпор не его заслуга, но не мог не испытывать гордость за неё.
  Хлоя проводила незваного гостя взглядом и, кажется, даже не моргнула, пока тот не спрыгнул с балкона. Она ещё довольно долго стояла с ножом у горла, пугаясь каждого шороха.
  Когда стало очевидно, что он не выпрыгнет из-за угла, девушка осторожно подошла к двери, ведущей на балкон, и захлопнула её, защелкнув щеколду. И только после этого убрала нож от горла и облегченно вздохнула. Так и не выпустив оружие из рук, она кое-как стащила платье и залезла на кровать. Но не легла, просто села у изголовья. Просидев немного так, девушка тихо заплакала.
  Моргану хотелось обнять её, утешить, сказать, что все уже закончилось. Хотелось вообще не допустить появления Хейнтлина в этой спальне. Но он был бессилен. Морган даже не мог погладить её по голове, чтобы успокоить.
  Так они и просидели практически до утра. Уже когда загоралась рассветная заря, Хлою сморил тяжелый сон. Она то и дело вскрикивала во сне. Морган все время сидел рядом. Ему мучительно хотелось коснуться девушки, но, не имея такой возможности, пришлось довольствоваться только возможностью провести рукой возле её щеки или волос, как бы поглаживая. Морган просидел возле неё сколько мог, пока не почувствовал знакомое головокружение, которым сопровождалось возвращение в собственное тело. Он закрыл глаза, а когда открыл их, то уже лежал на своей постели, в своей комнате. Его рука сама собой коснулась соседней подушки. Ещё мгновение назад рядом спала Хлоя... Рыжая, колючая и такая ранимая... Он ещё помнил причудливую игру первых рассветных лучей в её рыжих волосах.
  Схватив первое, что попалось под руку, а это была вчерашняя одежда, и в спешке натянув это все на себя, Морган бросился искать родителей. В их спальне было уже пусто, значит Хукс и Фиона Тэлбот, известные так же, как "мама" и "папа", наверняка уже в столовой. Бегом, на ходу перепрыгивая через мебель, он преодолел разделяющее их расстояние. Кажется, за последний год он не был так рад, что сейчас увидится с родителями. Пинком открыв дверь в столовую и сбив стоящего за нею слугу, Морган с порога объявил:
  - Мама, папа, я женюсь!
  Повисла пауза, после которой Фиона спросила сына:
  - Ты уверен?
  Хукс взял жену за руку, и слегка раздраженно ответил за сына:
  - Милая, у него дикий взгляд и рубашка надета навыворот. Думаю, он уверен. Другой вопрос: с чего такая внезапность?
  И уже повернувшись к Моргану серьезным, как гробовая доска тоном спросил:
  - На каком она месяце?
  Морган рассмеялся. Почему-то все вдруг стало так легко.
  - Пап, она пока не знает о моем существовании. И не факт, что захочет стать моей женой.
  Родители переглянулись и хором задали вопрос, с которого нужно было начинать разговор:
  - А кто она?
  Морган не сдержался и снова рассмеялся. Но быстро взял себя в руки, и с аппетитом уплетая завтрак отца, вкратце пересказал, как встретил Хлою, и что про неё знает.
  В конце разговора все взоры были обращены на мать. Если кто и знал, как разыскать девушку, то это она.
  - Ну, милый, - женщина вздохнула. - Задал ты задачку. В окрестных землях нет никого, с такими именами. Я в принципе смогу разузнать кто эта девушка.
  - Сколько у тебя уйдет на это времени? - деловито поинтересовался Морган.
  - Думаю, если подключить Гертруду, то буду знать ещё до обеда, - неуверенно ответила Фиона.
  - Идеально, - Морган наклонился через стол и поцеловал мать. - Я пошел собираться...
  - Одного не пущу, - Хукс мгновенно превратился в прагматичного и дальновидного главу клана, который хоть и радовался, что сын, наконец, по собственной воле решил жениться, но понимал, что тот собрался на чужую территорию и там может быть опасно даже демону. - Возьмешь с собой Освальта и Пэттона.
  Морган скривился, но спорить не стал. Хорошо, что отец ограничился только этими ребятами, а не выслал вместе с ним небольшую армию. Хотя... три сильнейших демона в клане Тэлбот... это уже что-то вроде небольшой армии.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"