Горохов Сергей Александрович: другие произведения.

Маленький цветочек

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  
  Once upon a time...
  (Всё так начинается)
  
  
  
  Ну, слушай, дружок.
  Было у одного отца три дочери. Две, как водится, ведьмы-ведьмами, а третья - ничего, приятная такая девушка, симпатишная. Что характерно - матери у них вообще не было, и куда она подевалась, никто не знал.
  Старшую, самую страшную, звали Угума. Оно, конечно, для нашего уха имя непривычное, да мало ли каких имен на свете не бывает - Клеопатра или там, наоборот, Джулия Робертс. Не то чтобы папа Угумин был африканского роду-племени, он как раз брянских лесов уроженец, только глуховат уродился как пень и говорить по той причине не выучился. Как же он научится, когда не слышит ничего. Стал быть, когда повитухи спрашивали: - Как дочь твою, любимую, в метрику записать? - отвечал: - Угума.
  Славилась она страхолюдством далеко в округе и потому пошла по наклонной плоскости, стала путаной плечевой. Многие водители-дальнобойщики те края за сотни верст объезжали, солярку почем зря жгли, чтобы только на дороге Угуму невзначай не встретить. Знали - если повстречаешь... - все, каюк. Говорили, что бегала она как гепард и даже лучше и колеса на бегу прокусывала.
  Враки, конечно. Сами подумайте, как на бегу можно колесо прокусить - рот ведь занят, им дышать нужно.
  Вторую дочь звали Угума и славилась она рукоделием. Такой оно силой волшебной обладало, рукомесло её, что как кто глянет тут же и купит эти тапочки за любые деньги, чтобы только отвязаться. Вот на эти пару тысяч у.е. в неделю они и жили не тужили.
  Третью младшенькую дочку-красавицу, как сами понимаете, звали Угума и была она... - да никем она не была. Не овладела пока профессией достойной, а оттого сидела сиднем и плакала. Но мечтала, как все девочки, школу с отличием окончить и замуж за олигарха или шейха арабского выйти.
  
  Вот собрался как-то отец ихний по делам, в город заграничный. А перед тем как поехать, он через личного переводчика с глухонемого на русский вопрошал дочерей:
  - Дочери вы мои, любезные, отправляюсь я в края далекие-иноземные. Ответствуйте, каких гостинцев привезти вам из стран чудесных-невиданных?
  Старшая дочь подошла, скривившись - она как раз лобковых вошек 'Доместосом' гоняла - и тут же себе 'Чупа-Чупс' заказала. На палочке конфета такая. Сла-адкая... слаще сахару. Ей про ту конфету драйвер один рассказывал.
  Средняя дочь левым глазом моргнула (правый у неё загноился малость и не открывался) и с фортелем этак говорит:
  - Мне, папенька, по причине любви нерастраченной и девственности непотерянной, привезите направление в монастырь имени 'Собора Парижской богоматери', чтобы там обрести покой и закончить праведные дни. Слыхала, что есть там вакансии для девушек с мятущимся сердцем и стенающей душой.
  Подивился отец речам таким и к третьей дочери, самой любимой Угуме, обернулся. А Угума стоит бледная как мел, ни словечка не проронит, трясется вся. Только слезы по щекам градом катятся, потому что лук она перед тем резала, чтобы в котлеты положить 'по-урюпински', папе в дорогу. Лишь руками развела и показала нечто невразумительное.
  Так тому и быть. Оформил отец загранпаспорт, визу получил, как полагается, сел в свой 'Порш', оттюнингованный в сервисцентре ВАЗовском и уехал, подгоняемый попутным ветром.
  
  ***
  
  Чудная стояла на дворе эпоха. В воздухе, как всегда, пахло революцией, прокисшими щами и мокрыми овчинами. Хотелось вздрогнуть и напиться, а оттого всем было грустно. Вечерами девушки собирались грустить в большой зале, танцевали менуэт и слушали печальную музыку Шопена и Оззи Озборна, а младшая Угума плакала: - Ой си-и-ироты мы - си-ироты...
  Год пролетел, за ним второй промчался - нет от родителя весточки. Так, незаметно, прошли восемь лет, девушки уж собрались в Интерпол на розыск подавать, как вдруг, со станции, с нарочным, телеграмма - 'папенька приехали'!
  То-то радости было!
  А через трое суток и сам папенька пожаловали на тройке вороных запряженных в 'Порш', у которого в зажигании что-то сломалось, а починить тамошние умельцы не сообразили. Вышли навстречу девушки-красавицы, умницы-разумницы в сарафанах и банданах празднишных отца хлебом-солью встречать, а с ними соседей сорок сороков. Оглядел их отец:
  - Лыхаим, дочери любезные и гости дорогие! Рады вы мне али грусть-тоска вас кака съедат али предчувствие гложет?
  Это он так подумал, а вслух ничего не сказал, потому что переводчик заболел во Франции чумкой и умер в страданиях и конвульсиях.
  Тут обрадовались ему дочери и соседи, кинулись поклажу разбирать, подарки разглядывать, да на чудеса заморские дивиться, а отец жестами поясняет:
  - Это вот 'Чупа-чупс' для старшенькой, это повестка в Собор богоматери для средней дочери, а это Угума-любимая младшая дочь, поглянь-ко, такой вот трабл.
  И протягивает ей грамотку невелику, а сам закручинился и ликом черен стал.
  Открыла Угума грамотку и читает.
  Dear Sir.
  I am very glad... - и дальше на чистейшем американском языке. Но Угума-то с детства была девушка образованная, знала что такое этилендиаминтетрауксусная кислота и свободно читала на шести языках, потому и перевела безо всякого затруднения всем любопытным, что данная долговая расписка выдана главе японской мафии по имени Якудза в том, что он получает в полное и безраздельное пользование младшенькую дочку.
  Сказала Угума: - Ай! - и упала от радости без чувств.
  Вылили на неё ушат холодной воды, поднялась она, обвела всех блестящими от счастья и слез глазами и молвила:
  - Папенька любимый, отец родной, кормилец! Волю твою выполнить я готова, как скажешь, так и сделаю, - и головку набок склонила. Ну, чисто - горлица.
  Тогда отец евонный, тоже обвел всех блестящими от слез и радости глазами и молвил знаками:
  - А вам, соседи мои, любезные, открою я тайну великую. Была у дочерей моих мать, и жили мы душа в душу. Была она чемпионкой мира по дрэг-рейсингу и арм-реслингу, тут-то и увидел её Якудза на передовых страницах желтой американской прессы. Отправил он своих янычаров и опричников, похитили они мою любимую, мою ненаглядную и целых шестьдесят три года я не знал, где она находится. А вот теперь, когда у неё выпал последний зуб, опостылела она Якудзе и готов он отпустить её домой, но за то требует младшую дочь. И я, как настоящий отец, не колеблясь ни минуты и не задумываясь, согласился. Дочерей у меня целых три, а жена одна. Потому, повелеваю тебе, дочь любимая, ступай к Якудзе и освободи мать твою! Такси уже заказано, под окном пипикает.
  И дочь его, Угума, покорно склонила головку (ну, чисто - горлица) и как была в тапках на босу ногу и сарафане празднишном, пошла и села в такси. Водитель, хороший парень, симпатичный такой, грузин по имени Валико у неё спрашивает:
  - Куды, дэвушка, паедим? В аэропорт, на вокзал?
  - Вообще-то, мне в Японию надо, к матери, - сказала Угума.
  - Ха! - сказал Валико. - Поехали твой япона-мать искать.
  И поехали они прямо в Японию - страну восходящего солнца, мафии и микроэлектроники.
  
  ***
  
  Скоро дело делается, да нескоро сказка сказывается.
  Чу! То не ветер в чистом поле свищет, то не гром гремит, то такси-автомобиль, стремглав несётся в страну Японию.
  Пока они ехали, у них трое детишков народилось: две девочки и девочка. Тут в голову Угуме пришла замечательная мысль, и как крикнет она нежным голосом:
  - Сворачивай, Валико, на хрен, сворачивай!
  - Куда, дорогая, - испугался Валико.
  - В Саудовскую Аравию.
  - Непонятное существо женщина, с какого боку не подойди, - грустно подумал Валико, - но зато сзади и спереди есть на что посмотреть, - подумал он веселее и повернул руль на юг.
  Вспомнила Угума, как читала в одной арабской книжке на арабском языке о том, что аравийские шейхи очень богатые и добрые и, наверное, они ей помогут освободить мать. Так все и получилось. Один шейх по имени Салех Салех Аль Бимбади, который сидел в Саудовской Аравии и курил кальян, тут же с ней познакомился и, прихватив на всякий случай мешок золота, влез к ним в такси прямо как был - в тапках на босу ногу и домашнем халате. И поехали они дальше, а Валико всю дорогу удивлялся - как же так, ведь принципиально одна конструкция, но у арабов получился кальян, а у русских самогонный аппарат.
  И приехали они в Японию и спросили сидевшего в медитации сенсея:
  - Не будете ли вы так любезны, почтенный, указать нам место, где скрывается хитрый и кровожадный Якудза?
  И сенсей, у которого кундалини как раз поднялась до шестой чакры, получил такой облом, какой получал только его пращур во время правления династии Мин, но как истинный самурай в восемнадцатом поколении, виду не подал, а лишь невозмутимо моргнул правым глазом в сторону священной для любого японца горы Йоко-оно заросшей сакурой, розами и рисом.
  Отправились путники в том направлении, куда он моргнул и вскоре подъехали к подножию священной для любого японца горы Йоко-оно заросшей сакурой, розами и рисом, и увидели они у самого подножия табличку с каллиграфически выполненными иероглифами 'к главе японской мафии Якудзе-сан', а неподалеку от таблички стоял его дом, да и сам Якудза-сан сидел на террасе и совершал чайную церемонию в окружении гейш и фейс-контроля. Внимательно посмотрел он на гостей, и ужас исказил его некрасивое лицо.
  И молвила скромная, но гордая Угума, самому главе япона-мафии Якудзе, показывая на Салеха Салеха Аль Бимбади:
  - Вот мой законный муж и ему я буду вечно покорна, а тебе, криминальному оттопырку, не видать моего российского организма, как твоих японских ушей.
  Захохотала она, как налоговый инспектор и плюнула прямо в раскосые глаза. Пристыженный повалился он на персидский ковер и начал делать сеппуку, но тут распахнулась бамбуковая дверь и вышла чемпионка мира по дрег-рейсингу и арм-реслингу, мама Угумы, Агафья Тихоновна с новой микроэлектронной вставной челюстью, и как дала Якудзе в левый глаз правой рукой, которой она бы запросто даже Сильвестра Сталлоне завалила, так что Якудза-сан безо всякого сеппуку помер в одночасье без ихнего японского покаяния.
  А путешественники присмотрелись к Агафье Тихоновне повнимательней и увидели, что она за шестьдесят три года заточения стала Будда-Матерью Самантабхадри и у неё вместо одного тела появились целых три: Амитабху - Беспредельный Свет, Тело Дхармы - Богов Лотоса, мирных и гневных и Тело Блаженства, Падмасамбхаву, защитника сущих, Призрачное Тело. И скромная, но гордая Угума озадаченно спросила:
  - Маменька! У вас и раньше тулово было чисто-конкретно ширины необьятной, а теперь у вас их целых три, и как же все мы в такси нашу поместимся?
  На это Агафья Тихоновна ответила:
  - О дочь благородной семьи, слушай. Сейчас чистая яркость абсолютной сути сияет перед тобой - познай ее. О дочь благородной семьи, в этот миг чистая пустота стала природой твоего ума, он теперь не обладает никакой природой вообще - ни веществом, ни качеством подобным свету; это чистая пустота, абсолютная суть, Будда-Матерь Самантабхадри.
  На что Угума молвила:
  - Ага, - и покорно склонила головку (ну, чисто - горлица)
  
  ***
  
  Тут опять все сели в такси и вскоре прибыли на Родину, в страну заходящего солнца, мафии и энергетических ресурсов, и ликовали и радовались, и Родина щедро поила их березовым соком, березовым соком. И оказалось, что сестер на самом деле зовут Анастасия, Лукерья и Машенька. А мать их, Агафья Тихоновна, усталая, но довольная, достала из своей необъятной пазухи маленький японский цветочек, который сорвала шестьдесят три года назад для дочерей любимых и прочитала какайку, которую написала специально к долгожданной встрече:
  
  Как три слезы росы на лепестке
  Так голые вы бегали по полю, кувыркаясь
  Как вдруг повсюду рассвело
  
  И подарила она цветок вместе с какайкой Машеньке за храбрость и отвагу. Машенька, усталая но довольная, в знак глубокой благодарности, отвесила земной поклон и хотела пропеть частушку, которую тоже написала специально к долгожданной встрече, но ей сказали, что по правилам в сказках матерно ругаться не дозволяют, и Машенка просто вдарила плясака. А потом все стали хороводы водить, петь Рама-Хари Хари-Рама и завалились честным пирком да за свадебку, по-нашенски по-российски. Из двух зол женщина выбирает то, которое с добром, и вышла Машенька замуж за Салеха Салеха Аль Бимбади, потому что он шейх и за Валико. Нельзя же детей без отца оставлять.
  И я там был, мед-пиво пил и еще много чего-всякого. А со мною и соседи выпивали, все сорок сороков. А как мы допили мед с пивом до самого донышка, так сразу и поняли, что Добро всегда побеждает Зло, а баяны и акыны, собравшиеся на халяву в несметном количестве, разнесли ту весть по всей Руси великой.
  И стали все жить поживать, да клубы Челси наживать.
  Тут и сказке 'The End', а кто слушал - молодец!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"