Грунина Василиса Викторовна: другие произведения.

Жить по-настоящему

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  - Что ж здесь так 'жарко' то? Терпеть не могу холод. Раньше, помнится, любила, а теперь как-то старовата уже для подобного климата, - Лика содрогнулась всем телом и съёжилась, чтобы терять меньше тепла.
  - Ты хоть понимаешь, как нелепо выглядишь, когда говоришь о своём возрасте? - Яр добродушно усмехнулся, захлопывая дверцу пыльного внедорожника, который выглядел так, словно был духовным лидером всех прочих внедорожников. Эдаким тибетским старцем, вызывающим уважительно покачивание головой, - спасибо. Мы позвоним, когда закончим.
  Из салона раздалась ответная реплика, невнятная до такой степени, что родной язык угадывался с трудом. Маститое транспортное средство фыркнуло, зарычало и, покачиваясь, стало удаляться, выбрасывая из-под задних колёс комья влажной грязи.
  - Сколько нам теперь до деревни топать? - женщина тяжело вздохнула, провожая его взглядом.
  - Не далеко уже. Километров пять. Там дальше яма размером с три внедорожника, не проехать, - Яр крякнул, закидывая на плечо тяжёлый рюкзак, - гоу?
   Лика двинулась следом за своим фотографом, сверля взглядом его внушительную спину. Остров, на котором они оказались был довольно небольшим. Две деревни по разным концам, бесконечные скалы, камни, обросшие мхом, поля, покрытые жухлой, хрупкой травой, которую нещадно полощет ветер, иногда густые перелески с тёмными елями, копящими у самых корней сырой мрак да хмурое, безрадостное небо, не пропускающее на землю ни единого луча солнца.
   'Так, сейчас дойдём до посёлка, спросим о ночлеге, если получится, будет очень хорошо. Если нет, придётся место искать для палатки. И желательно поближе к той реке, куда живность ходит. Можно красивостей нафоткать и вода будет. Ничего. Пару дней потерплю. А больше, надеюсь, и не потребуется. Это ж надо! У меня каждый день по минутам расписан, дел столько, что я рехнусь скоро, а тут ещё в самую задницу мира посылают. Как же это не в тему всё', - она пошерудила в кармане куртки и выудила смартфон. Как на зло тот не показывал ни единой палочки связи. Лика уныло глянула на экран, казавшийся неуместно ярким пятном в общей серо-коричневой палитре, поводила устройством над головой и, убедившись, что всё 'глухо', сунула его обратно.
  - Вот скажи мне, я-то здесь зачем? - сердито спросила она спину друга.
  - Чтобы узнать, можно ли возить людей в этот райский, атмосферный уголок. Как тут с инфраструктурой, есть ли достопримечательности, кроме дикой природы, животных и пещеры с изваянием. Можно ли местные легенды чем-то эдаким проиллюстрировать. Ну и дальше по списку, - разговор на ходу вынуждал Яра тяжело дышать, но его голос всё равно звучал до противного бодро.
  - Не поверишь, с памятью я пока дружу. А ты всего этого сделать не мог?
  - Я фотограф. Существо возвышенное и для этих вещей не приспособленное. Расслабься уже. Тут довольно уютно, особенным каким-то, сумрачным уютом, а красиво-то как! - он остановился и восторженно указал на виднеющийся по правую руку обрыв и безграничный первобытный простор моря.
  - Ага. Глухомань без сотовой связи.
  - Не зуди, раздражаешь ведь, - из голоса Яра исчезли весёлые, снисходительные нотки, - послал Бог товарища. Вот и яма, кстати.
  Перед Ликой открылась дыра с бугристыми стенками под углом градусов эдак в пятьдесят уходящими вниз. Дно было ровным слоем покрыто мутной, глинистой водой.
  - Ты издеваешься? - женщина тронула осыпающуюся землю носком сапога.
  - Спускайся, я тебя ждать не буду.
  Фотограф был уже на полпути на ту сторону. Осторожно придерживаясь за выступы, он шел, не оглядываясь назад.
  - Мог бы и помочь, так-то!
  - Во-первых, у тебя рюкзак легче раза в два, а во-вторых, ты портишь мне настроение.
  Лика тихо рыкнула и, мысленно пожалев себя, начала долгий, утомительный спуск, чтобы вымокнуть в мутной жиже по колено, а затем начать не менее нудный подъем.
  Остаток пути не разговаривали. Женщина строила в голове план визитов к стоматологу на месяц и пыталась выдумать способ устроить племянника в перспективный футбольный клуб. Мокрые джинсы противно липли к телу. Яр размашисто шагал впереди, напевая какую-то глупую попсовую песню, периодически отставал, фотографируя очередной живописный вид или красивую корягу, а затем без напряга догонял напарницу. Над их головами кружила одинокая чайка. Она оглашала округу надрывным своим криком, отчего дурное настроение Лики постепенно обратилось просто тоскливым.
  Спустя полтора часа впереди открылась живописная панорама: похожие друг на друга, преимущественно одноэтажные дома рассыпались на открытом пространстве, как будто их кто-то неряшливым движением вытряхнул из мешка. Самым высоким зданием в этой деревне, не считая водонапорной башни, была церквушка. На подходе уже оказалось, что здесь имеется своя главная улица, на которой удобно расположились два магазина, почта, здание местной администрации, школа, она же вторым крылом - детский сад, и автомастерская, из которой по какой-то причине пахло дёгтем. Вся экскурсия отняла меньше десяти минут.
  
  
  ***
  
  
  Вокруг было пустынно. Местные жители занимались делами, подчиняясь размеренному ритму своей жизни. Лика совсем заскучала. Ей вдруг очень захотелось наскоро перекусить в каком-нибудь торговом комплексе, предварительно отстояв очередь, ну или на худой конец спуститься в метро, чтобы почувствовать вокруг людской поток. Посмотрев на Яра, она испытала новый приступ раздражения. Мужчина выглядел вполне довольным тем положением вещей, которое имел. А ей очень не хотелось, чтобы кому-то было хорошо, когда ей - плохо. Решив, однако, не усугублять отношения с человеком, который будет находиться бок о бок по меньшей мере три-четыре дня, женщина глубоко вздохнула и скинула на землю рюкзак.
  - Пойду ка, узнаю, что как.
  - Давай, - фотограф уже лежал на земле, пытаясь запечатлеть улицу с наиболее удачного ракурса.
  Перейдя дорогу по диагонали, она потянула на себя хлипкую дверь с колокольчиком. В магазине, как и ожидалось, тоже было пусто. Пахло свежими пирожками. Вдоль стен расположились стеллажи с продуктами, а по центру паллеты с овощами и фруктами, представленными яблоками, апельсинами и подгнившими бананами. Персонала рядом не было и Лика, прочистив горло, дала о себе знать.
  - Есть кто живой?!
  - Ау! Иду-иду! - в ответ послышалось шебуршение и через минуту из двери позади прилавка выглянуло улыбчивое лицо женщины, напоминающей Мерил Стрип, если бы той повезло родиться в таком вот месте.
  - Добрый день.
  - Ой, детка, а я тебя не знаю! Ты с большой земли что ли? - продавщица с любопытством облокотилась о прилавок.
  - Пожалуй, - гостья кивнула.
  - Проходи, не робей. Как звать?
  - Лика.
  - Таня, - женщина выглянула в окно, - ты скажи своему другу, чтобы животом на земле не лежал. Отморозит достоинство.
  - Непременно, - совет заставил собеседницу улыбнуться, - а гостиница у вас есть?
  - Гостиницы нет. Есть гостевой дом. Его построил наш земляк. Он бизнесмен, давно уже в город перебрался, но малую родину не забывает. Многим бы с него пример взять, - хозяйка строго смахнула с прилавка отсутствующие крошки, - а вам нужно с нашим главой управления переговорить. Красное такое здание в конце улицы.
  - Спасибо вам огромное! - поблагодарила Лика, пятясь к двери.
  - Как выйдешь, сразу налево, - крикнула 'Мерил Стрип' вдогонку, указывая, для верности, рукой направление.
  Здание из красного кирпича с белыми сандриками встретило гостей гулко плещущимся на ветру флагом. Егор Петрович, лысоватый мужичонка средних лет с животом денежного будды, оказался живым и весьма болтливым собеседником, стосковавшимся по общению. Он задавал больше вопросов, чем Лика и с удовольствием позволял себя фотографировать Яру.
  Из разговора с ним выяснилось, что: гостевой дом действительно есть, и он свободен; об истории острова можно узнать в библиотеке на материке, но и здесь есть несколько персонажей, готовых рассказать всякое; до пещеры с изваянием можно дойти пешком где-то за час и побродить там совершенно бесплатно; полюбоваться видами тем более можно даром; звери в округе не пуганные, но, чтобы их увидеть нужно с палаткой у речки вставать. Уже по дороге к новому временному жилью Лика узнала, что везти землю и засыпать яму на дороге дорого, но местные проложили объездной путь через лес. А вот почему водитель не воспользовался им, кто ж его знает. Неизвестна и причина, по которой яма возникла. Однако Егор Петрович не преминул озвучить свою версию событий, из которой следовало, что может кому-то из местных глина понадобилась, а может ещё при Советском Союзе неровности ландшафта заполняли песком, но в прошлом году дожди всё лето не прекращались, вот и вымыло. Когда глава управления попрощался, взяв обещание, что гости к нему, ещё заглянут, у женщины уже пухла голова.
  Гостевой дом оказался маленьким, но крайне симпатичным. Его скандинавский стиль удачно гармонировал с местной природой, а островерхая крыша придавала постройке дополнительный колорит. Яр тут же сорвался обследовать территорию и вернулся только через полчаса грязный и жутко довольный. Лика же хотела только одного - принять душ, если таковой имеется, и лечь в мягкую кровать под тёплое одеяло.
  
  
  ***
  
  
  Утром настроение у неё если и улучшилось, то совсем немного. Спустившись со второго этажа, из маленькой спаленки под самой крышей, женщина обследовала кухню, нашла старинную кофеварку и даже смятую полупустую пачку кофе, затаившуюся в углу одного из ящиков.
  Яр застал её на веранде, где открывался вид на скальный берег, уступами спускающийся к морю.
  - Доброе! Ну как? Полегчало? - осведомился он хриплым со сна голосом.
  Тренировочные штаны болтали вытянутыми коленками на ветру.
  - Относительно, - Лика пожала плечами и сделала маленький глоток из чашки, - что там у нас по плану?
  - Мы вроде к пещере собирались, - на сей раз плечами пожал уже фотограф, - а потом я к реке рвану, за животными наблюдать. Тебя не зову, боюсь, что загрызёшь от одного предложения. В общем-то, у тебя и здесь работы много.
  - Угу, - хмыкнула она в ответ, - давай пей кофе и собирайся в темпе вальса.
  - Куда спешить-то?
  - Сейчас тресну, - Лика погрозила ему кулачком.
  Яр потянулся до хруста в суставах.
  - Хозяйка бьёт Добби. Добби хотел как лучше.
  - Послушай, ты же взрослый мужик, - она раздражённо поморщилась.
  - И что?
  - И ничего.
  - Лик, - он подошёл ближе и опёрся о перила, - сколько мы с тобой знакомы?
  - Года три, а что?
  - И не раз трудились вместе, так?
  - Ну.
  - Я официально заявляю, что раньше ты не была такой противной.
  - Ты считаешь, что я противная?
  - Тихо, дай договорить. Раньше ты умела видеть красоту. Наслаждаться ей, получать кайф от приключений. Если не ошибаюсь, именно это привело тебя на теперешнюю работу. Посмотри вокруг, - он обвёл рукой панораму перед домом, - в этом пейзаже есть что-то дикое, первобытное. Сразу представляются викинги или затерянные в тумане рыбацкие лодки. Понимаешь? Постарайся расслабиться, очень тебя прошу.
  - Да, - от слов Яра раздражение куда-то ушло, - наш век редко даёт возможность жить как хочется. И это накладывает свой отпечаток.
  - Как и любой другой век. Но вот найти такую возможность, отстоять право наслаждаться жизнью - уже твоя задача, - он погладил женщину по спине и заразительно зевнул, - пойду собираться в темпе вальса.
  
  
  ***
  
  
  К пещере они выдвинулись только к полудню. Перед этим пришлось зайти в посёлок, узнать дорогу. И дело закончилось тем, что Таня настояла на визите к некой бабе Лене, которая хорошо знала местный фольклор. Кроме того, новая знакомая даже вызвалась сопровождать гостей сама.
  В скромной гостиной 'олдскулсовода', как в шутку описал роль бабушки Яр, было столько ковров, что обзавидовался бы и персидский шах. Лику с Яром напоили чаем, угостили ещё горячими коржиками со сгущёнкой и нагрузили таким объёмом информации, что надежду потом что-нибудь воспроизвести давал только диктофон. Причём воспоминания о реальных событиях в устах бабы Лены так искусно переплетались со старыми преданиями и откровенным домыслом, что речь её становилась настоящим произведением искусства. А уж вырваться из чайного плена удалось только чудом.
  Большую часть дороги до местной достопримечательности Лика пребывала в глубокой задумчивости. Утренние слова Яра легли на благодатную почву, точнее будто проявили нелицеприятную картинку. Она и сама замечала какой раздражительной стала в последнее время, как накопилась огромная, всепоглощающая усталость. Словно некое давление постоянно вынуждало её соответствовать и оправдывать ожидания. А вот зачем? Если раньше она жила свою жизнь, то теперь как будто читала её краткое содержание. 'Я давно хотела отдохнуть. И вот я на красивом острове, иду смотреть интереснейшие пещеры древнего племени, ареал обитания которого был настолько мал, что, по словам бабы Лены, ограничивался парой островов. Но почему-то мне и в голову не приходит расслабиться, хотя рядом со мной отличный парень, симпатичный, между прочим, а я срываю на нём злость. Нет уж. Пора с этим заканчивать', - она ускорила шаг, чтобы догнать Яра.
  
  
  ***
  
  
  - Думаю, это где-то здесь, - фотограф подошел к обрыву и осторожно глянул вниз.
  Там вода с рёвом и грохотом дробилась о чёрные камни. Пешая дорожка провела Лику и Яра через холмы к лесу, а затем и сюда. Мыс правильным треугольником выступал над пропастью, а на самом его 'носу' висел небольшой мост, метра два в длину, который вёл на уступ отстоящей от острова скалы. Там, в тени природного козырька Лика разглядела более тёмное, чем остальной гранит, пятно.
  - Смотри! - она указала в нужном направлении, - Нам туда, что ли?
  - Похоже на то, - он подошёл к шаткой конструкции с деревянными перекладинами и ощупал первую ногой.
  - Другого пути нет?
  - Если только снизу забираться, но для этого нам будет нужен альпинист, - Яр почесал лохматую голову, - ну, я пошёл.
  Осторожно, шаг за шагом, фотограф перебрался на противоположную сторону и позвал подругу, стараясь перекричать ветер и шум прибоя.
  - Юхууу! Он прочнее, чем кажется! Давай!
  - В случае чего, прошу во всём винить Ярослава.
  - Чего?!
  - Только попробуй меня сфоткать, говорю!
  Мост и правда оказался прочнее, нежели выглядел. Её захлестнула волна адреналина, и она вдруг ощутила себя такой сильной и свободной, что, ей захотелось что-нибудь прокричать всему свету.
   Пещера же оказалась не глубокой. Приблизительно десять квадратных метров, освещённых с улицы дневным светом. В центре стояла каменная фигура оленя в полный рост. По стенам вились непонятные закорючки вперемешку с рисунками. Лика подошла к статуе и любовно погладила её по носу.
  - Как хорошо сделано. Даже не верится, что так давно!
  - Да, олень знатный. Как там баба Лена говорила? Олень - покровитель острова. Нос ему потри и желание загадай.
  Женщина закрыла глаза и прикоснулась лбом к носу зверя. 'Хочу снова научиться жить свою жизнь', - для надёжности, она повторила эту мантру несколько раз и, открыв глаза, рассмеялась.
  Потом мужчина долго фотографировал изваяние с разных ракурсов, а Лика бродила вдоль настенной живописи, стараясь понять хоть что-нибудь из того, что планировал изобразить художник.
  Домой оба шли вымотанные, но довольные. От полученной возможности прикоснуться к другому не веку даже, а тысячелетию захватывало дух. И оживлённый разговор не затихал до самого порога.
  
  
  ***
  
  
  Приготовив обед и плотно покушав, ребята поняли, что сил опять бегать по острову нет ни у кого. Поэтому было принято решение открыть бутылку вина и посмотреть хороший фильм, благо телевизор, вместе с коробкой дисков, имелся в наличии. Заснула женщина прямо на диване, удобно устроив голову на коленях Яра.
  Ей приснился странный сон, будто она бредёт по полю, покрытому желтовато- зелёной августовской травой, сквозь толстые облака пробиваются нежные солнечные лучи. Ей необычайно хорошо, спокойно. И не хватило бы всех слов мира, чтобы описать это чувство. Остров живой. У него есть собственное дыхание, которое можно легко услышать, если опуститься на землю в завораживающее море травы. А ещё, здесь нет времени, совсем...Вот она, Лика, ложится на спину и смотрит на чайку, парящую, как в тот, первый день. Только теперь песня этой птицы вовсе не звучит тоскливо. Вот на лицо женщины наплывает тень, и она видит, что к ней, осторожно перебирая ногами, подходит олень. Он склоняет свою башку с ветвистыми рогами, в которых запуталось солнце и роняет ей на грудь ключ...
  Лика проснулась на том же диване. Яр укрыл её одеялом и ушел к себе.
  Окно было открыто, поэтому комната успела выстудиться. Зябко поёжившись она встала, чтобы сделать кофе. Настроение у женщины было странное. То, что она испытывала во сне ещё не успело выветриться и наслаивалось на реальные ощущения, приятные и тревожные одновременно.
  
  
  ***
  
  
  На другой день Лика решила всё же отправиться с Яром на другой конец острова. Не для того, чтобы помочь ему фотографировать, конечно, а желая увидеть своими глазами некие петроглифы. Об их существовании женщина узнала из разговора с местными, которые оказались удивительно дружелюбными и спокойными людьми. Они как будто жили в своём собственном измерении, никуда не торопясь, никогда не размениваясь по пустякам, никому не завидуя. Учитель истории, Олег, мужчина лет сорока с только-только начавшими редеть волосами, вызвался проводить гостей, а заодно и устроить себе день рыбалки, благо наступило воскресенье.
  На сей раз идти пришлось прилично. Дорога ухабилась, но позволяла проехать, в случае необходимости, среднему монстрику вроде того, который доставил их почти до деревни. 'Это хорошо, не все люди, которые приедут отдыхать, захотят шпарить двадцать километров на прогулку', - Лика старалась настроить себя на рабочий лад. Что ни говори, а сон таки выбил её из колеи. Яру она рассказывать о нём не стала, опасаясь того, что мужчина придумает из этого целую историю. Но когда, после десятого по счёту привала, перед ней открылось поле, то самое поле из сна, женщине захотелось с воем бежать прямиком до парома. Скинув на землю рюкзак, она остановилась и постаралась дышать как можно глубже. 'Так, моё сознание просто соединило типичные детали местного пейзажа. Ничего жуткого в этом нет', - постепенно самовнушение оказало нужный эффект, и Лика, немного успокоилась.
  Река была неглубокой, с каменистым дном и множеством перекатов. Трава доходила почти до самого берега, оставляя чуть-чуть пространства под галечный пляж, на котором высился валун, высотой в человеческий рост. Это можно было назвать настоящим везением. Он служил отличным прикрытием для палатки и костерка, который развели из валежника, оставленного здесь же кем-то ранее. Яр, как обычно, ушёл в работу сразу же и с головой. Женщина знала, что он может часами лежать неподвижно, фотографируя мелкую пичугу, обедающую на ветке рябины, которая склонилась к самой воде и выжидая, пока не попадётся цель позначительней. От лагеря он отошел, сказав искать его при крайней необходимости 'где-нибудь на берегу'.
  Лика чувствовала себя просто прекрасно. Здесь, в лучах ласкового солнышка, под музыку бурлящего потока, к ней, наконец-то, пришло ощущение отдыха. И тело словно бы впитывало его, запасая на будущее. Она сходила посмотреть на петроглифы, с радостью приготовила ароматную еду на костре, и даже попросила Олега, который оказался очень милым собеседником, научить её рыбачить. Постепенно день начал клонился к вечеру. Солнце как-то незаметно исчезло за тучами, налетел холодный ветер. И когда поплавки сдуло к линии прибоя, всё чаще стала возникать мысль, что Яру пора бы уже вернуться. Лика убеждала себя, что, когда погода испортится окончательно, фотограф и сам прибежит, чтобы, как минимум не замочить технику, но, когда с неба зарядил тугой, плотный ливень, ветер стал шквальным, а мужчина всё не появлялся, уже запаниковала.
  - Я пойду, позову его, - сообщила она, подползая к выходу из палатки.
  - Куда? Там же светопреставление. Он либо спрятался где-нибудь, либо ушёл далеко. Подожди просто, - Олег зевнул.
  - А вдруг что-нибудь случилось? Нет, мне так будет спокойнее, - женщина открыла молнию и, прикрывая глаза рукой, выбралась в непогоду.
  Одежда намокла за секунду. Ураганный ветер мешал идти, но Лика упорно пробиралась вдоль берега, наметив себе в качестве цели лес вдалеке. До него было метров триста.
  Яра нигде не было. Она попробовала кричать, но рассчитывать, что сквозь весь этот грохот и завывания кто-нибудь тебя услышать тоже не приходилось. Среди деревьев передвигаться стало проще, но возникли другие опасности. Пройдя ещё метров двадцать, женщина остановилась. Тревога за друга постепенно переросла в отчаяние.
  - Яр! - позвала она ещё раз, не рассчитывая уже на результат.
  - Я тут!
  - Где? - Лика сорвалась на звук, чувствуя, как сердце отозвалось на голос фотографа перебоем в работе.
  - Сюда!
  Наконец, шагах в десяти она увидела гигантскую сосну, вывернутую с корнями, из-под которых ей отчаянно махал рукой мужчина.
  Отплёвываясь и вытирая воду с лица, она опустилась на четвереньки, чтобы заползти в естественное углубление, где поместились бы и три здоровых мужика.
  - Хорошо тебе тут? Я же чуть не рехнулась от волнения.
  - Приятно, когда за тебя волнуются, но сидела бы лучше в палатке, - Яр скривился, неудачно повернувшись.
  - Что случилось? - Лика попыталась отодрать руку друга от лодыжки, за которую он ухватился.
  - Тихо! Когда началось всё это, я стал к лагерю двигаться и по дороге встретил яму, прикрытую палками. Как специально ставил кто, честное слово. Ногу подвернул и понял, что далеко не уковыляю. Нашёл вот укрытие, - он вытянул шею, чтобы взглянуть на небо, - ух, шпарит, атас!
  - Теперь уж до конца ждём, что делать, - Лика устроилась поудобнее, облокотившись о стенку укрытия, - мокро то как.
   - Погодь, ща куртку дам, - Яр полез в рюкзак, но замер на половине движения.
  - Давай, не томи, а то...
  - Тссс...- мужчина приложил палец к губам, продолжая, как завороженный смотреть в пространство.
  - Что там? - женщина осторожно поменяла положение, чтобы видеть то же, что и он.
  И оцепенела от ужаса. Прямо напротив их убежища стояла стая из четырёх крупных волков. Они смотрели на людей и порыкивали, ощеривая крепкие белые зубы.
  - Что за бред? Волки на людей нападают редко, и уж точно не в августе. И не в такую погоду, - Яр старался говорить тихо, не размыкая губ.
  Зверь, который находился ближе всех, вероятно вожак, широко расставил передние лапы и зарычал по-настоящему. Лика не могла пошевелиться. 'Что хватать? Здесь ни палки, ни камня. К тому же их четверо. Пинать ногами? А если вцепятся в ноги? - мысли покидали голову одна за ругой, оставляя звенящую пустоту, - нет, это финал'.
  Волки всем своим видом показывали готовность напасть, но почему-то не торопили события. Из-за этого страх в груди Лики расширился до таких пределов, что обернулся физической болью.
   Проникнувшись важностью минуты, закончилась буря. Ветер поутих, а дождь, прекратился так резко, словно его просто выключили из розетки, оставив лишь звуки падающих на землю капель.
   'Завтра уже не наступит, - внезапно осознала женщина, - а я не успела создать семью. Научиться играть на гитаре, побывать в Америке, попробовать лобстера. Сотни разных мелочей. Всё было отложено на завтра, когда и начнётся реальная жизнь', - она почувствовала, как по щекам ползут слёзы.
  Яр медленно-медленно клонился корпусом в бок, и Лика не сразу поняла, что фотограф пытается её загородить. 'Я не успела поцеловать своего милого фотографа, - пришло очередное бесполезное сожаление.
  Его локоть чуть подрагивал, и женщина думала, что это от напряжения, но вдруг по натянутым нервам ударили чудовищные гитарные рифы, заставив её заорать от неожиданности. Волки бросились врассыпную, а мужчина, не теряя времени, выполз из укрытия, держа телефон на вытянутой руке.
  Несколько минут он сидел, озираясь по сторонам, и, наконец, повалился на спину, вырубая звук на мобильнике.
  - Финита ля комедия!
  - Они ушли?
  - Да.
  Организм Лики отказывался верить, что всё уже позади. Её била крупная дрожь, и влага застилала глаза сплошной пеленой. Дрожащих руками она подтянула себя к выходу наружу и легла рядом с Яром.
  - Ну всё, спокойно, не плачь, - он приподнялся на локте и попробовал вытереть ей слёзы рукавом, - иди сюда.
  Объятья мужчины были крепкими и надёжными. Это были правильные объятья, и Лика улыбнулась между всхлипами.
  - Ты меня поцелуешь? - спросила она, икая.
  - Ммм...солёненько, - через минуту он отстранился и прижал женщину к себе ещё крепче.
  - Что это была за какофония?
  - Хочешь скачать на рингтон?
  - Пожалуй.
  - Хорошая песенка. Не знаю, как вообще ко мне попала. Вчера чуть кирпич не родил, когда наткнулся на неё, - он рассмеялся, - кстати, смотри, что я сфоткал сегодня.
  Он полез в рюкзак за аппаратом и любовно извлёк его на свет. Понажимал какие-то кнопки и повернул экран к Лике.
  Женщина подумала, что уже не в силах удивляться. По крайней мере то, что увидела, восприняла почти как должное. На фотографии был запечатлён берег реки и большой олень с ветвистыми рогами, в которых запуталось солнце.
  - Знаешь, я тебе кое-что хочу рассказать, - усмехнулась она, убирая технику обратно и помогая Яру подняться, - только не сочти меня за чокнутую.
  - Ты и есть чокнутая, - он обнял её одной рукой и, увидев, что Лика готова обидеться поспешно добавил, - в хорошем плане.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"