Гуцул Екатерина Алексеевна: другие произведения.

Ангелы смерти. часть 1.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Ангелы смерти

  
   Я проснулась от ноющей боли в груди. Распахнула глаза и резко села на кровати. Боль шла из самого сердца. Голос не слушался, я лишь глухо стонала, в отчаянной борьбе ожидая смерти...
   - Карина! Успокойся! Глубоко вздохни и не думай об этом человеке!
   Передо мной стояла Салем. Она встряхнула гривой своих иссиня-черных волос и села рядом, взяв меня за руки. Я хватала воздух ртом, сопротивляясь, в душе понимая бесполезность своих усилий.
   Наконец боль прекратилась. Оборвалась...
   - Вот и все. - Салем заискивающе улыбнулась. - Ты заберешь его позже. Кто на этот раз, что-нибудь интересное?
   Перед глазами промелькнула уехавшая темно-синяя машина с большой вмятиной на лобовом стекле и человеческая фигура на асфальте. Салем заинтересованно смотрела на меня, я с презрением сжала губы, впившись взглядом в ее лицо.
   - Карина! Не нужно ТАК на меня смотреть. Я не враг тебе или кому-то еще! - Она глубоко вздохнула, переводя дух, так много эмоций и слов роилось в ее душе. - Все мы сопереживали и боролись, но, в конечном счете, после сотни, тысячи, миллиона... после всех этих раз мы устаем. Устаем и принимаем. Каждая смерть приносит боль: тому человеку, его родным и друзьям, прохожим, видевшим все своими глазами, нам самим. Нам, возможно, гораздо больнее. Чем больше ты борешься за каждую жизнь, чей конец уже предрешен свыше и приведен в исполнение, тем тебе больнее будет. А тем, за кого ты так рьяно борешься, легче не станет, наоборот их муки продлятся. И все же они умрут. Сейчас тяжело с этим смириться, я знаю, но ты привыкнешь. Рано или поздно. Как и все мы.
   Она ободряюще похлопала меня по спине. Ненависть в моих глазах была лучше любых слов. Салем грустно вздохнула и махнула рукой.
   - Идем, время собрания. Затем проверим списки и на землю.
   Я медленно встала, нехотя поплелась на выход. Салем взяла меня за руку и улыбнулась.
   В этой улыбке - вся Салем! Наверное, именно такой должна быть та, кто обрывает жизнь. Даже в самую горестную минуту ее лицо озаряет улыбка. Она редко грустила, и то печаль не могла затронуть глубинной искорки в уголках ее губ.
   - Ну, как ты себя чувствуешь, лучше? - Не оборачиваясь, спросила она.
   - Все так же... - Хрипло только и выдавила я. Отголоски боли сдавливали горло, не давая говорить.
   Салем кивнула и больше не произнесла и слова по дороге. Каждый день на площади Незримого Города собирались тысячи женщин. Все они отличались друг от друга, нельзя было найти двух похожих, но выражение глаз и то, зачем они собирались, было общим для всех и каждой.
   Город оправдывал свое имя - Незримый - ни один живой человек не мог даже догадываться о существовании подобного места.
   Периодически женщины останавливались, переводили дух, морщась от боли, продолжали идти.
   Все здания Города были построены из темно-серого и белого камня, на небе светило бледное желтоватое солнце, по улицам струился туман. Вся окружающая обстановка была выражена в одной грустной тоскливой манере. Так лучше. Незачем напыщенные цветные декорации, они сделают хуже для тех, кто здесь живет. Нужно помнить наше предназначение, иначе - зачем все?
   Площадь, словно в насмешку городам живых, была на самой окраине, а не в центре. По периметру, очерчивая границы, стояли древнегреческие скульптуры. Впрочем, все это мои домыслы, никто не потрудился утвердить принадлежат ли они древнегреческим мастерам, по крайней мере, на мой взгляд, они сделаны по тому же образцу. Площадь уже заполнилась людьми. По непонятной причине за всю свою историю Незримый Город ни разу не посещали мужчины. Сюда вела всего одна дорога, единственный выход уводил с нее. Нам с Салем "повезло" оказаться как можно дальше от помоста.
   - Здравствуйте, сестры! - Женщина, стоявшая на возвышении, подняла левую руку, призывая к тишине. Она выделялась из толпы своим белым нарядом, в то время как все, стоящие внизу, одевали только черное. Это был ее отличительный знак, будто она боялась быть незамеченной, или что ее случайно спутают с остальными. Такого просто не могло быть. Ее лицо запоминались навсегда: красивое, неземное, нечеловеческое лицо с слишком вытянутыми чертами, узкими, плавными, высоким лбом и невероятно живыми глазами. Манеры напоминают давно забытые времена, когда по мановению брови и малейшему жесту правителей вырезались целые народы, услужливые царедворцы и холопы выполняли любое их желание.
   - Сегодня наступил новый прекрасный день, и мы вновь собираемся здесь и сейчас. - Ее голос раздавался над притихшей толпой так, словно она стояла в каком-то шаге от каждого слушателя. Даже говорила она не как обычный человек.
   Женщины без особого воодушевления прокричали положенные приветствия. Для присутствующих эта церемония проходила не в первый раз, так что все хотели быстрее закончить и разойтись по своим делам, точнее приступить к непосредственным обязанностям.
   - Я прекрасно понимаю, как вам надоели все наши собрания. - Она замолчала, выдерживая глубокомысленную паузу, в течение которой мы, видимо, должны были осознать всю серьезность ее дальнейших слов. - Я хотела бы озвучить выговор некоторым нашим сестрам.
   Я, опустив голову, побрела к помосту. Не нужно озвучивать мое имя, я уже иду. Стоящие вокруг понимающе кивали и расступались. Который раз уже.
   С чего все началось? Начало каждой истории дает жизнь. В моем случае это была смерть. Конец ноября, шел снег, я переходила дорогу под руку с любимым человеком. Из-за поворота выскочил автомобиль на высокой скорости и не успел вовремя затормозить или свернуть в сторону. Врачи долго боролись за наши жизни, но спасти мою так и не смогли. Я рассказываю об этом с будничным интересом, это было уже давно. Ничего не могу сказать о смерти, свете в конце темного коридора или чего-то-там еще. Я помню только боль и темноту. И в этой темноте меня ждала она.
   Оглядываясь, я заметила Марию, именно она была моей смертью. Все вокруг и я сама - Ангелы Смерти. Время не существует в Городе, новые дни наступают только для живущих на земле. Забирать жизни стало нашей работой, после того как мы сами их лишились. Жизнь каждого человека имеет свою цель и свой срок, так у каждого Ангела появляется список. Каждое "утро" мы просыпаемся, идем на площадь, на очередную торжественную речь, когда нам рассказывают, насколько ответственна наша работа, и спускаемся на землю.
   Наша предводительница вечно цветущая Роза. Она погибла неизвестно где и когда и не знала иной роли, кроме нашей руководительницы. Ее прошлое оставалось тайной за семью печатью, да никто и не стремился разузнать что да как. Вот и сейчас она стояла, грозно уперев руки в бока и нахмурив брови, и ждала наших оправданий. Причин ее недовольства может быть всего две: или путаница в списке, или, как делаю я, сопротивление смерти.
   - Карина.
   Ни раскаяния, ни оправданий ждать от меня не стоит. Я твердо уверена в своей правоте.
   - Кариночка, - Роза понизила голос до шепота и взяла меня за руку повыше локтя. - Мы обязаны делать то, что делаем. Ангелами не становятся просто так. Крылья получают лишь те, кто сможет выдержать их тяжесть.
   - Значит, я стала смертью по нелепой ошибке...
   - Не перебивай меня. Ты прекрасно справляешься со своими обязанностями. Только вот зачем ты сопротивляешься тому, что обязано произойти?
   Я медленно убрала ее руку, спрятала лицо, низко опустив капюшон. Развернулась к Розе спиной.
   - Я делаю то, что нужно делать.
   Я спустилась по лесенке к остальным и произнесла только для себя под нос:
   - И только это не дает мне сойти с ума.
   С площади мы с Салем, по обыкновению, уходили последними. Я снова оттягивала этот момент. Спуск на землю выглядит как платформа, к таким на вокзалах подходит поезд, только, вместо рельсов обрыв с красивым видом на горы далеко внизу.
   - Карина, не спи!
   - Иду, Салем, уже иду.
   Она помахала рукой и со смехом спрыгнула. Я подошла к тому месту, где она стояла мгновением раньше. Легкий ветер лениво развивал мои волосы, за спиной так же неторопливо разворачивались широкие серовато-белые крылья. Шагнула к самому краю и позволила себе упасть. Каждый человек хотя бы раз в жизни мечтал о полете, свободном падении, когда вот так паришь в воздухе и видишь стремительно приближающийся ослепительный пейзаж. После смерти эта мечта может осуществиться. Правда, стоит ли она этого? Впереди длительный полет, через сотни километров над сушей и морем, долгие перелеты выматывают, но после смерти не чувствуешь усталости...
   - Посмотрим, кто сегодня. - Я щелкнула пальцами и поймала чистый лист бумаги. Таким он остается до того, как его коснется рука Ангела.
   Едва я взялась кончиками пальцев за край листка, по нему пробежали строчки аккуратного почерка. Имена. Первые - уже погибшие за то время, что я отдыхала, ниже - те, кто умрет позднее уже в моем присутствии. Список не рассчитан на какое-то определенное время, он все время пополняется, меняется. Второе, правда, бывает намного реже первого.
   По усопшим пролетаешь быстро, стоит только подумать об этом человеке - и оказываешься рядом с ним. Мне непонятно, как, порой, ангелы умудряются запутаться? Когда я подхожу, то могу увидеть полупрозрачный силуэт умершего рядом с его телом. У живых видна тонкая пленка вроде кокона, чем она толще, тем дольше будет его жизнь. Стоит протянуть руку и мысленно отпустить - призрак вспорхнет ввысь. В ад и рай я при жизни не верила, другие Ангелы рассказывали, что души могут взлетать вверх, падать вниз, растворяться в воздухе, рассыпаться искрами, за ними могут прийти какие-то тени и утащить с собой. Мои подопечные медленно воспаряли в небо.
   Однажды я забрала девочку, лет пятнадцати, вряд ли больше, ставшую Ангелом. Она не исчезла, как обычно остальные до нее, а испугано отпрянула от меня. В списке она была помечена галочкой, но что бы это могло означать, мне никто не рассказывал. Я растеряно заговорила с ней, попросила не бояться смерти и того, что будет после нее. Она попыталась что-то спросить, но из горла не вылетело ни звука. Мы вместе, не задумываясь, посмотрели в сторону, где лежало ее тело. Девочка подошла к нему и попыталась взять себя за руку. Но она стала неосязаемым призраком, ее плоть и кровь навсегда останутся здесь. Потом медленно поднялась и вернулась ко мне. Она отводила взгляд, боясь взглянуть на меня, свою смерть. В каком-то порыве, я шагнула и обняла ее. Вместо призрачного воздуха, мне ответили объятия живого существа. Мы стояли на улочке Незримого Города.
   - Посмотрим, кто дальше. - Самое ужасное - забирать своих родных и друзей, тех, кто остался жить после твоей смерти, кто может помнить о тебе. Хладнокровия смотреть на то, как умирает дорогой тебе человечек, не хватит ни у кого.
   Салем была Ангелом моего брата. Мы так и познакомились. Она подошла ко мне на площади и попросила полететь сегодня вместе. Тогда я не заводила здесь знакомств, друзей не было вовсе. Я пожала плечами и согласилась. Мы прошлись по спискам, молча, не глядя друг на друга, хотя я и видела, как ей хочется заговорить. Затем она, так же не говоря ни слова, взяла меня за руку. Надо было видеть, какой смущенный и рассерженный одновременно вид у меня был! Гневная тирада умерла на моих губах, когда я поняла, что мы стоим через дорогу от крыльца моего дома. Открылась дверь подъезда, и из темного коридора вышел мой брат. Он очень изменился. Похудел, лицо осунулось, глаза впали, походка уставшего человека. В руках он нес портфель - торопился в университет. Я, осознав, зачем мы здесь, бросилась с предупреждающим криком и слезами к нему. Но он не может меня услышать или увидеть... Мы с Салем пошли за ним. Я вздрагивала от каждого шороха, от любого звука, зная, как скоро может быть конец этой прогулки. День шел своим чередом, Игорь и не подозревал ни о чем. Мы побывали вместе с ним на занятиях, после зашли в другую аудиторию за его девушкой. При жизни он всегда очень стеснялся познакомить нас. Он проводил ее до кафе, где она работала, пообещал зайти после конца смены. Я гадала, когда же, сколько часов, минут еще? Чувствовала поднимающийся из самых глубин души гнев. На каком-то повороте я не выдержала и крепко сжала его ладонь. Увидеть меня он не мог, но прикосновение почувствовал. Удивленно поднял руку.
   - Что это было?.. - Поднял голову, всматриваясь в безмолвные небеса, устало привалился спиной к стене, нервно закурил.
   - Братишка... Пусть это будет ошибкой, пожалуйста... Ты смирился с моей смертью, все в порядке в универе, у тебя замечательная девушка, я вижу, вы любите друг друга. Впереди целая жизнь! Пожалуйста...
   Салем печально улыбалась. Она обняла меня сзади и мягко отвела в сторону, я не сопротивлялась. А затем резко рванулась вперед, закричав от боли.
   - НЕТ! НЕТ!!! Пусти меня!
   Из-за поворота вышли четверо ребят, они подошли к одиноко корящему худощавому пареньку, решив поразвлечься.
   - Сигареткой не угостишь? - Игорь достал пачку и протянул им вместе с зажигалкой. Они рассмеялись, когда самый здоровый выхватил сигареты и смял одной рукой, бросил под ноги. Я билась в истерике в цепких объятиях Салем, смотря на то, как избивают до смерти моего младшего брата. Я слышала, как ломались кости, хрустели на прощанье ребра, лопалась кожа, билось все медленнее сердце. Он несколько раз попытался встать, защититься, это вызывало новый прилив веселья. Нападающие даже не заметили, как тело их жертвы выгнулось и обмякло, они продолжали упорно бить. Кто-то с конца улицы закричал. Все четверо сбежали в ту же секунду. Салем, наконец, разжала руки, я опала на асфальт. Подползла к тому, что осталось от человека. Неподалеку медленно, будто выцветая наоборот, появился призрак моего брата.
   Я подняла глаза, полные слез и боли.
   - Я люблю тебя, братик. - Я не приближалась, понимая, что тогда он исчезнет.
   Он ошарашено переводил взгляд со своего тела на меня. Салем подошла к нам, встряхнула меня за плечи.
   - Заберешь его сама, я оставлю вас.
   - Спасибо. Спасибо, что подарила мне этот день рядом с ним.
   Она исчезла. Игорь смотрел на ту руку, что я пожала. Он встал на колени возле меня, коснулся пальцами моего лица. Я не почувствовала ничего.
   - Ты просто молодец. Уминка, что выкарабкался из всего, что я оставила. Твоя девушка, - у меня перехватило дыхание, - она тоже молодец, не бросила тебя. Зря ты меня раньше с ней не познакомил...
   Я говорила, говорила, боясь замолчать, изливая ему всю душу. Он отвечал, и я понимала его без слов. Он улыбался.
   Поздно ночью приехала милиция и скорая. Мы с тоской наблюдали за происходящим.
   - Нам нужно прощаться...
   Кивок. Слезы.
   - Это я виновата, ты бы не остановился!
   Он замотал головой, быстро что-то заговорил. Я кивнула. Снова слезы.
   - Удачи тебе там, братишка.
   Я наклонилась и поцеловала его в щеку.
   - Вы, мертвые, навиваете столько воспоминаний... - Произнесла я в лицо незнакомого мужчины и махнула рукой, отпуская.
   Наверное, именно из-за брата я начала бороться. Если бы Салем не держала меня тогда, я бы помогла брату в драке, отвлекла бы тех бугаев и дала бы Игорю шанс вырваться и убежать.
   Очередная автомобильная авария. Та смерть, что разбудила меня сегодня. Моими усилиями женщина прожила до приезда скорой помощи и скончалась только на операционном столе. Совсем как я...
   Не хочу вспоминать!..
   - Кто дальше? - Извечный вопрос звучит в устах сотен Ангелов Смерти во всех уголках мира ежедневно.
   ...Имя...
   ...Имя...
   ...Имя...
   Первые двое - альпинисты, сорвались, так и не достигнув вершины мира.
   Третий - младенец... Ребенок лежал в кроватке, рядом, на полу потерявшая сознание мать. И он, и она умирают от голода. Имя женщины несколькими строками ниже. Я подняла ребенка на руки, но он уже мертв. А она? Я наклонилась к ней. Дышит. Выскочила из дома и бросилась к соседям. Там взрослые готовили, дети носились по дому, играли. Я взяла одну девочку за руку и повела к той умирающей женщине. Увидев ее, девочка вскрикнула и побежала за помощью к родителям. В списке чернила на одном имени потекли по бумаге и каплями начали падать на землю, не долетая, исчезали совсем.
  
   08.08.2008
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"