Гуцул Екатерина Алексеевна: другие произведения.

Суть души эльфа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Суть души эльфа
  
  
   Глава 1
  
   Не всяк есть тот, кем кажется
  
   Лина старалась идти как можно тише. После каждого шага она замирала и прислушивалась. В пещерах Темных эльфов нельзя иначе. Тем более, если ты не просто идешь к ним, а воруешь их секреты.
   Взявшись за это задание, Лина не думала, что это так тяжело. Даже не воровать, а просто идти по пустынным коридорам и думать о судьбах тех, кто был пойман и взят в плен в этих пещерах. Воздух, порой, дрожал, а уши закладывало от далеких по времени криков боли и страха...
   Она судорожно вздохнула. Дальше корридо изгибался, и она достала зеркало. Осторожно, стараясь не дышать, поворачивает зеркальце. Стрела, неожиданно вырвавшаяся из-за поворота, прошла в каком-то дюйме от ее пальцев, расколов зеркальную поверхность. Осколки рассыпались водопадом искр. Несколько острых кусочков порезали кожу и застряли в ранах, но она даже не обратила на это внимания. Ни о чем, не задумываясь, Лина побежала. Все ее страхи сразу же ожили.
  
  
   Когда начали пропадать вещи, никто не обращал особенного внимания. Исчезала мелочь, вроде чернил, бумаги, одежды или гвоздей. Такие вещи теряются каждодневно.
   Неизвестно только - куда?
   Власти начали тревожится, когда пропали книги. Просто книги. Потом дневники, затем летописи...
   Пропажа истории - неоценимая потеря. И чем меньше непосредственных очевидцев прошлого, тем выше ценится даже единая строчка, говорящая об этом.
   Начались поиски. У одного из эльфов нашлось несколько книг...
   Он был жестоко наказан.
   Все успокоились.
   Но вещи все продолжали пропадать.
   Когда пропал Посох власти, все поняли, что это дело рук не Темного Эльфа, а кого-то другого. Ни один эльф, кроме его истинного обладателя, не может взять Посох и остаться в живых...
   Сильнейшее проклятье древних Владык надежно защищает власть нынешнего Властителя Темных эльфов от посягательств на престол. Посох может переходить от одного Властителя к следующему только после смерти последнего. И только от естественной, собственной, или от рук не-Темных.
   Эльфов охватили ярость и гнев. Как посмел кто-то не просто что-либо красть у них, так обнаглеть на столько и похитить сам Посох Власти?!
   Охота началась...
  
  
   Погоня недолго продолжалась. Лину загнали в угол, несколько стрел хищно впились в ее тело, пришпилив к стене. Она потеряла сознание.
   Когда она очнулась (ОЧНУЛАСЬ!!!), то оказалась в какой-то то ли камере, то ли клетке. Единственный крохотный просвет - грубо прорубленный в камне квадрат - не давал возможности осмотреться. Глаза очень медленно привыкали к темноте. С той стороны слышались голоса охранников. Охранники? Они решили, что со сломанной ногой она сможет убежать?!
   Какое-то время она сидела молча, вспоминая перед смертью свою жизнь. Лина не сомневалась, что скоро дверь распахнется, и ее выведут навстречу смерти. Похищение Посоха Власти эльфы не простят. Стоило ей закрыть глаза, и вспомнилась мать, братья, сестренки...
   От душеспасительных мыслей ее отвлекла какая-то возня за дверью. Прислушавшись, она различила звуки боя, предсмертный крик. Она недолго пробыла в неведенье - дверь не открылась, а просто сорвалась с петель, пролетела к стене, чудом не задев Лину, раскололась от удара. На пороге стояли... трупы...
   Лину пробрала дрожь. Ее бывшие стражники валялись на полу, больше напоминая фарш...
   Не успела она это осознать, как ее выволокли из камеры и потащили по коридору. Она ничего не запомнила, от страха все перед ее глазами сливалось в одно темное пятно.
   Внезапно узкие стены расступились, открывая широкую площадку перед пропастью. У обрыва стояли где-то двести (или больше) эльфов. Все раненные, испуганные...
   Их все ближе и ближе подталкивали к краю. Двое мертвецов вели (скорее несли) Лину сквозь толпу. Тех, кто не успевал отходить, грубо отшвыривали с дороги. Ее подвели к самой пропасти. Лина взглянула вниз...
   Крутой обрыв вел далеко вниз и также круто заканчивался мощенным темными плитами дном.
   Ни намека на трупы или кости упавших...
   Ее первой толкнули на встречу смерти...
   Резкое чувство свободного падения и приближающееся все быстрей и быстрей дно...
   Лина пролетела мимо.
   Она посмотрела назад, вверх, и увидела мерцающую, поддергивающуюся пелену.
   Иллюзия!
   Она не успела обрадоваться. Спуск продолжался.
   Теперь ее мчало по темной трубе. Но темной ли? От ее стен исходил мягкий, непонятно откуда льющийся, свет...
   Не успела она до конца осознать происходящее, как труба изогнулась вверх и оборвалась.
   Лину сильно припечатало к земле. Боль отозвалась во всем теле, и Лина не смогла удержать вскрика. Она услышала какой-то непонятный шум и поспешила отойти. Едва она отползла, как поняла, что это был за звук - звук летящего человека, и следующее за этим падение. Вслед за ней из той трубы начали вылетать эльфы.
  
  
   Эльфы старались не подходить к преступнице. Именно такой им казалась Лина. Она не была в обиде. Как-никак она украла Посох Власти. Это должно было отразиться на мнении его истинных обладателей. Но не одна она не приближалась ко всем. Красивая эльфийка сидела на камне в стороне от остальных. Она презрительно отвечала на любые слова и не собиралась подходить к другим. Чем-то родным веяло от нее...
- Здравствуй.
   Лина так глубоко задумалась, что не заметила, как к ней подошла та самая эльфийка.
- Чем я обязана твоему вниманию? - Не отвечая на приветствие, прямо спросила Лина.
- Я вижу в тебе благородную душу. Их души, - Она указала на остальных эльфов. - Их души черны словно ночь. Я не считаю себя даже отдаленно на них похожей и ищу тех, с которыми буду чувствовать единство, не могу объяснить точно то чувство, поскольку сама его еще ни разу не испытала...
   Лина наклонила голову на бок. Ее учили отличать правду ото лжи. И сейчас она старательно вслушивалась в слова собеседницы. В ее словах звучала искренность, но что-то настораживало Лину. Какая-то фальшь проскальзывала, стараясь быть незамеченной, в словах эльфийки.
- Ты лжешь...
   Лина всегда говорила прямо и никогда не маскировала суть своих слов за красноречивыми образами и комплиментами, даже сейчас, отчаянно нуждаясь в поддержке, она не меняла своих принципов.
- Хорошо. - Собеседница оставалась спокойной. - Я изгнанница по собственному желанью. Я действительно вижу их черные души и не хочу иметь такую же.
   Лина кивнула.
- Но что ты хочешь от меня? У меня ничего нет.
   Эльфийка удивленно вскинула брови.
- Почему же нет! Есть. Да, ты воровка, да, ты шпионка, но твоя душа чиста. Тебе нужна помощь. Я вижу - нужна, не отпирайся. На рассвете все пойдут, а ты не сможешь идти, ты погибнешь. Я предлагаю тебе помощь, взамен я прошу только быть твоим другом.
   Лина скептически отнеслась к этим словам. Ни один мускул на ее лице не дрогнул - она все сама прекрасно понимала. Было бы очень хорошо заручиться поддержкой эльфов, но она была честна и не могла безвозмездно пользоваться ее доверием.
- Ты думаешь, что это не честно с твоей стороны, но ты не права. - Будто читая мысли Лины, произнесла эльфийка. - Ты не знаешь нашу жизнь и не понимаешь важности моей просьбы. Поверь - моя просьба очень важна сама по себе и это будет великая честь, если ты согласишься.
   Лина молчала.
- Итак?
- Хорошо. - Она погрозила пальцем. - Однако знай: дружба со мной - нелегкое бремя! Я требовательна ко всем и во всем. Согласна ли ты выполнять все мои просьбы и, порой, капризы? Согласна ли во всем поддерживать меня. Даже зная то, что я не права? Согласна?
- Да, я согласна на все...
- Хорошо. Первое, что необходимо: мы не будем отшельниками, мы будем жить среди остальных твоих родственников. Хорошо?
   Девушка поникла.
- Да...
- Второе: я - твой друг, а не начальник. Я хочу слышать твое мнение.
- Я не хочу жить с ними рядом...
- Что в них плохого?
- Мы Темные эльфы... - Она развела руками, не в силах объяснить столь очевидную вещь.
- Я знаю, изгнанники, предатели. И что с того? Знай - ничего. Я не Темный эльф. Нам предстоит тяжелый долгий путь, а именно в таких условиях куется самая верная и надежная дружба! Путь домой сплотит всех, он разобьет все предрассудки. Я сама буду жить среди тех, кто желает моей смерти, и помогу Темным эльфам стать Светлыми!
- Это невозможно! Поверь, твои слова так прекрасны, но, как и все прекрасное, непреодолимы!
- Глупости! Я готова положить голову на отсечение, что смогу воплотить свои слова в жизнь! - Лина сама себя убедила в этом и говорила совершенно искренне. Моей силы воли хватит не только на это, но и на то, чтобы пройти весь этот путь со сломанной ногой и ни разу не вскрикнуть!
   Эльфийка с печальной улыбкой покачала головой. Она не верила.
- Я не позволю тебе так долго мучиться. Мы находимся на другой стороне света, нам нужно пройти полмира, чтобы вернуться. Пойдем, - Она помогла Лине встать. - Джар умеет лечить, он поможет.
  
  
  
  
   Роланд сидел на диване и слушал новости. Говорил Шонсен. Он рассказывал о новых нападениях на город и продвижении нечисти вглубь страны. И неплохо говорил для человека, ни коим образом не вовлеченного в военные действия. С тех пор, как пали Темные эльфы и углубились подальше под землю, нежить набралась силы и наглости и продвигалась все дальше и дальше, сметая сопротивление людей, Светлых и прочих, и прочих.
   В это время послышался смех и в комнату вошли старая Белла, мать Шонсена, его молодые сестры, Лиза и Мари, и два младших брата, Тор и Малик. Шонсен почтительно поклонился матери и замолк.
- Я рада видеть вас в своем доме, Роланд! Как ваши дела? Что нового слышно? - Почтенная дама дня не могла прожить без поисков сенсации и повода для пересудов со своими подругами.
- И я рад вас видеть в добром здравии, Белла. И вас, Лиза. Мари. - Дежурные лучезарные улыбки. - Привет, Тор. Как ты Малик? - Эльф похлопал по плечу мальчишку постарше и потрепал по волосам меньшего. - Со мной все в полном порядке. Я ездил в Серебряный Ручей по делам, но уже вернулся, и, если вы не будете против, хотел бы погостить какое-то время у вас? - Он вопросительно посмотрел на старую графиню. Она улыбнулась, ответ не нужен был, все и так стало понятно. Эльф был частым гостем в этом доме.
   Взрослые расселись и начали обмениваться новостями, дети ушли в другую комнату.
   Снизу раздался какой-то шум. Слуги что-то кричали. Стук каблуков по лестнице, и дверь распахнулась. В комнату влетела Лина. Она была счастлива, она наконец-то была дома! Она кинулась к матери, но остановилась на полпути - мать возмущенно смотрела на нее.
- Лина! Как ты смеешь прерывать мой разговор! Извинись, и выйди!
   Лина оторопело смотрела на нее.
- Мама, ты не рада видеть меня?
   Слух о том, что она отправилась в пещеры Темных эльфов, была взята в плен, что казнена нежитью, прошел по городу как пожар и тут же затух...
   - Я думала, ты будешь рада видеть меня живой... Через столько лет...
- Я очень рада. - Она снова повернулась к гостю. - Роланд. Я прошу прощенья за мою дочь. Я считала ее воспитанной, но, видимо, ошиблась...
- Шонсен... - В голосе Лины прозвучала дрожь. - Ты?
- Ты пропадала всегда. Я рад тебе, но...
   Лина посмотрела на остальных: все согласно кивали. Она как в трансе поклонилась и села в кресло. Разговор продолжился.
- Так о чем ты говорил, Шонсен? - Вежливо прокашлялась Белла.
- В пещеры эльфов снова пришла нечисть. Какой-то монстр, он возникает из ниоткуда и исчезает в никуда. Он уже погубил несколько десятков эльфов, но что это за существо выяснить так и не удалось...
   Лина слушала краем уха, но словно в голове ее что-то щелкнуло - она громко переспросила:
- Что?
   Все с укором посмотрели на нее, но Шонсен повторил:
- В пещерах Темных эльфов появился какой-то монстр, он убил уже много из них...
   Лина вскрикнула что-то на непонятном языке и побежала к окну. Она выскочила на балкон, перепрыгнула через перила и, перекувыркнувшись в воздухе, спрыгнула вниз. Гости в ужасе привстали. Шонсен и Мари побежали вслед за ней на балкон, Роланд, надеясь успеть помочь раненной, вылетел на улицу.
Лина подбежала к лесу и что-то закричала. Через несколько секунд из чащи вышли с две сотни людей. Нет не людей, эльфов. Лина что-то энергично говорила им и размахивала руками; они внимательно слушали ее. Лина и еще одна эльфийка скрылись в лесу.
   Роланд выскочил из дома, но к его удивлению не нашел тела Лины. Он огляделся и замер: на опушке леса собралось несколько сотен эльфов, но таких он никогда не видел. У них была темная кожа, цвета глубин потайных вод, волосы с каким-то необыкновенным серебряным блеском, отдающие схожей с кожей синевой, словно ночь глаза, как будто проникающие в самую душу, смотрящие насквозь. В волосах заплетены листья, у женщин - на лбу или диадема с полумесяцем или просто цепочка с тем же знаком, гвоздик в носу, серьги - с какими-то клыками, снова с полумесяцем, какие-то еще; на шее - непонятное странное украшение, на лицах татуировки с неизвестными крылатыми существами или тем же полумесяцем. У мужчин - те же татуировки, серьги...
   Все это только лица. Одежда - это отдельный разговор! Начать лучше всего снизу: длинные сапоги, у женщин до колена, у мужчин до середины голени, обтягивающие штаны, низкие, держащиеся на бедрах, рубашка с расширяющимися книзу рукавами, поверх безрукавка, длинный плащ до земли - все темно-зеленого цвета. На руках, под одеждой, защитные наручи - больше похожие на браслеты, но, явно, побывавшие в бою и спасавшие своих хозяев от смерти. За плечами у каждого, ну или почти у каждого, охотничий лук, на бедре широкий пояс с ножнами, широкие мечи. Роланд стал осматривать их внимательней: в рукавах, судя по их форме, - метательные ножи, сбоку к одному из сапогов прикреплен кинжал, кастеты и куча всевозможной иной прелести.
   Роланд покачал головой, он никогда не видел и не слышал ничего о подобном племени эльфов. Из леса вышли еще двое, глаза у Роланда расширились: вместе с эльфийкой вышла Лина. Она была очень похожа на остальных.
   Роланд смотрел, как Лина подзывает всех к себе, говорит что-то, и все исчезают в лесной тени. На опушке остаются только Лина, эльфийка, и еще двое, похожие на охранников. Лина повернулась к дому. Проходя мимо Роланда, Лина с усмешкой спросила:
- Роланд. Ты не боишься горло простудить - стоишь с открытым ртом? И глаза поломать - так пристально смотришь?
   Они прошли в дом.
   Белла с удивлением смотрела, как в гостиную один за другим входит делегация эльфов. Она никогда не видела таких: все в них было странно и угрожающе, даже в сравнении с Темными.
- Мама. Я хочу попрощаться.
   Старая графиня удивилась еще больше: среди этих эльфов была ее дочь; она была неотличима от остальных, и, если бы она не заговорила, Белла никогда бы ее не узнала.
- Я так стремилась домой, но мне здесь не рады. Я возвращаюсь к своим друзьям, в жизнь которых я так хорошо вошла. Прощай. Прощайте все. - Она поклонилась и, не говоря ничего больше, вышла.
   Роланд слышал все, но не мог поверить своим глазам и ушам. Он подошел к графине, поцеловал ее руку и пошел следом за уходящими эльфами.
- Лина! Подождите!
   Она накинула капюшон на голову, остальные последовали ее примеру. Роланду показалось, что их плащи поменяли цвет; он лишь один раз моргнул, но их уже не было. Он остановился как вкопанный.
- Лина?
   Он провел рукой по тому месту, где, как ему казалось, только что она стояла.
   За его спиной послышался смех.
   Он ошибся на целый фут.
- Ты стареешь. Твои глаза подводят тебя. Что ты хотел?
   Роланд глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.
- Что все это значит? Кто они? И почему ты похожа на них, когда ты человек, а они эльфы?
   Лина подошла к нему и взяла под руку.
- Пойдем. Поговорим. Я все расскажу. Мне хочется поговорить с кем-нибудь посторонним.
  
  
   Роланд сидел на широкой площадке из веток высокого дуба. Перед ним, улыбаясь, сидела Лина, справа от нее ее подруга, а позади еще два эльфа-охранника. Лина глубоко вздохнула и начала свой рассказ:
- Все началось с моего задания. Мне было поручено нарисовать точную карту пещер, местоположение всех жилых и военных пунктов Темных эльфов. Вмешиваться в их жизнь мне не запрещали, впрочем, никто и подумать не мог, что мне такое взбредет в голову. Я не удержалась и решила поиграть, немного подергать смерть за усы. Я стала воровать у них всякие мелочи. От малого к большему. Дошло до того, что я украла Посох Власти. На меня началась Охота. Что я могла против сотни воинов Темных?!
   Меня взяли в плен. Я сидела в камере, когда на моих охранников напали. Нечисть. Они, видимо, посчитали пещеры отличным перевалочным пунктом...
   Ладно, дальше.
   У Темных эльфов есть одна пещера, в которой находится пропасть. Сверху она не кажется глубокой, но если упасть...
   Нежить решили избавиться от всех, кто мог оказать сопротивление, сбросив их в эту пропасть. Я стала почетным первооткрывателем. Летела я до дна недолго, но само дно оказалось иллюзией: я пролетела сквозь него. Длинная труба вывела на поверхность: вокруг пустыня, какие-то развалины. Эльфы потом говорили, что смерть после падения в пропасть не предполагалась, здесь раньше была тюрьма. Долгое, очень долгое, время никто не осмеливался приближаться к эльфам, а тем более попадать им в плен, о тюрьме забыли, тюремщики разошлись по домам. За десятки лет к тем землям подступила пустыня, тюрьма начала разрушаться...
   Я познакомилась с Вэйли. Она очень многое рассказала о своем народе. Когда-то она была изгнанницей - гордой, неподкупной, вечной искательницей чего-то большего, чем судьба Темного Эльфа. Она говорила, что их души навсегда прокляты. Черные сердца и темные души, те, кто не станет творить добра и будут вечно жить в темноте, не зная света надежды, любви, веры. Я отвергла все ее слова и решила изменить Темных эльфов!
   Благодаря Вэйли меня приняли, но, как я поняла, только до того времени, как мы дойдем до ближайшего города.
   Несколько дней я думала, что нужно делать, чтобы сблизиться с ними.
   Мы разожгли костер, и я запела. Простая песня о ничтожности человека пред богами. Такие песни хорошо запевать у костра с друзьями, вспоминая о прошлом, временах далеких войн, когда нас еще и в помине не было. Судьбы дерзнувших воспротивиться воли всемогущих созданий - эта тема была очень близка Темным, изгнанным после неудачного бунта против Древних Владык.
   Каждый вечер я пела песни у костра, все эльфы, все без исключения, приходили послушать старинные предания. С каждым днем песни немного менялись: сначала они были обо всем плохом, что есть во всех нас. Потом о том, что нельзя мириться с этим, еще позже о тех, кто смог изменить свою жизнь. Я давала им надежду, и они действительно захотели измениться.
   На этом мои песни закончились - мы подошли к какому-то городу. Я решила проверить, насколько мне удалось пробудить в них желание новой жизни. Было понятно, что они не знают, что, как и с помощью чего можно достичь этой цели, и, возможно, догадываются о том, что это известно мне. Я собрала свои вещи и простилась со всеми.
   Ушла в город утром, а вечером они пришли, чтобы вернуть меня. На какое-то время мы задержались там. Заработали немного денег, купили одежду, провизию, и отправились в путь.
   Я начала учить их жить. Они знали только два закона: каждый сам за себя и слушайся во всем того, кому принадлежит Посох Власти. Я учила их верной дружбе, настоящей любви, милосердию - всему, что должен знать честный человек. Они отбросили все, что знали прежде и впитывали мои знания, как губки. Это было очень тяжело для них. Начать жизнь заново сложно для любого, будь это человек, эльф. Но Темных с рождения приучали к мыслям о собственных неудачах предков и будущих поколений, мыслям собственного превосходства над другими и нескончаемой зависти от них. Их учили жить только для себя и ближайших своих родных, которое, все же, могут в определенный момент всадить нож в спину и перешагнуть через твой бездыханный труп, не задумавшись. Темные были очень непростыми учениками. К ним нужно было найти особый подход...
   Мне показалось, я его нашла. Я дала им шанс и возможности показать себя с другой, невидимой до того момента, стороны. Никогда не думала, что Темным известны честь, достоинство, правосудие, справедливость. И была рада разочарованию.
   Мало-помалу мы приближались к дому, но было еще очень далеко. Когда эльфы взяли меня в плен, я думала, что скоро умру. В те минуты, когда я сидела в камере и ждала, когда за мной придет палач, я вспоминала мать, братьев, сестер. Я стремилась вернуться, но...
   Шло время, и эльфы становились для меня чем-то большим, чем учениками и спутниками, они заменили мне семью. Ты не можешь себе представить, Что я испытала, поняв бесплодность моих стремлений. Я прошла полмира, чтобы вернуться к ним... а оказывается, что я им и не нужна...
   В пути я стала меняться. Я боялась этих изменений, не понимала их. Эльфы говорили, что такое однажды было: тогда человек понял саму суть души эльфа, но этого было бы недостаточно, нужно, чтобы в моих венах текла эльфийская кровь. Мне дали новое имя - в честь
   прародительницы моих предков Эйвиль. Теперь мое имя Авилина.
   Лина устало откинула с лица волосы.
- Но эти эльфы не похожи на Темных.
- Ты плохо слушал. Я свернула их с этого пути.
- Но кто они теперь?
- Не Они, а Мы. Слушай дальше. Наш путь продолжался. Нам встречались самые разные города, но останавливались мы не во всех. В один нас не пустили вовсе, почему - не знаем. Наш путь привел в горы. Среди высоких, непроходимых скал и глубоких каньонов лежит прекрасная долина.
   Мы жили там около года. Мы поняли, что стали другими, больше, чем могли представить.
   Долина была обитаема. Мы нашли друзей. Они продвинули наши души еще дальше. Они учили нас сражаться, жить битвой, не так как жили Темные эльфы - в вечном упоении борьбой с другими, когда важна победа и ее достижение любыми способами; петь прекрасные песни, от которых замирает сердце. Они называли себя кланом Мерцающей Луны. И пригласили нас вступить в их клан, но мы стремились домой, и отказались. Они не обиделись, но сказали, что мы - часть их клана с той минуты, как встретились и еще раньше. Они дали нам эту одежду и знаки Полумесяца, ведь мы часть клана, но переменчивая, уходящая. Мы обещали вернуться, как только пройдем весь путь.
   Теперь я чувствую необходимость вернуться, но сначала я помогу Темным эльфам, освобожу их от нежити.
   Роланд покачал головой. Он давно не слышал подобной красоты рассказов. Правда, поверить в реальность событий повествования очень и очень сложно.
- Ты снова стала говорить "я" это что-то значит? - Роланд не смотрел на Лину, он всматривался в лица ее спутников.
- Да. Я не хочу смерти других, я смогу справиться сама. Хотя одна я не пойду. Со мной пойдет Вэйли - она поклялась всегда быть рядом. И вопреки моему желанию пойдут Рик и Сур - они возомнили себя моими личными телохранителями и ни на шаг не отходят.
- Авилина. Ты должна сказать о своем решении остальным. - Голос Вэйли был тяжелым, вдумчивым, выдавая в ней сильную личность, не преклоняющую колен ни перед кем, но и истинно преданной своим идеалам. - Кто-то обязательно захочет пойти с тобой...
- Я не возьму всех. - Категорично отмахнулась.
   - Будто это кого-то когда-нибудь останавливало. Назови хоть несколько имен.
   - Только если Риву, Кару, Шорва, Сонса, Акиву и Ливана - только их! - Она повернулась к Суру. - Позови их. - Тот исчез.
- Я пойду с вами.
   Авилина рассмеялась. Она смеялась от души и с удовольствием. Вэйли сначала только широко улыбнулась, но потом тоже засмеялась. Роланд покраснел и гневно закричал, сжав кулаки:
- Что смешного я сказал?! Я что не похож на воина?!
   Авилина прекратила смеяться и серьезно кивнула. Роланд оторопел.
- Роланд, я беру с собой самых лучших, тех, кто со ста футов слышит приближение грызуна, тех, кто видит все и везде. Ты не подходишь под описание. Прости.
- Проверь меня. - Роланд был непреклонен.
   Авилина загадочно улыбнулась.
- Если выполнишь два из трех моих заданий - пойдешь с нами, если нет, значит, смиришься и останешься. Договорились? - Она протянула руку.
   Роланд уверено пожал ее ладонь. Что-то пробежало от ее руки и кольнуло сердце.
- Не удивляйся, я должна быть уверена. Ты выполнишь условия договора, даже если не захочешь того сам.
   Они спустились. Их ждали Сур и те, кого Авилина решила взять с собой.
- Сонс. Ливан. Рива. Подойдите. Роланд ты сразишься с Ривой. Будешь соревноваться в меткости с Ливаном. Сонс спрячется, а ты должен будешь его найти. - Все так серьезно кивнули, будто каждый день только этим и занимались. - Итак, сначала бой. Прошу. - Она картинно поклонилась, приглашая противников. - Рива используй меч и кинжал. Дайте то же Роланду.
   Рива сняла с плеча лук, достала ножи, какие-то дротики, выгрузила все на землю. Роланду дали ножны с мечом и кинжал.
- Рива, постарайся сильно не покалечить Роланда. Отлично.
   Их развели на десять шагов от Авилины и поставили лицом напротив друг друга.
   - Начали.
   Рива стремительно пересекла расстояние до своей подруги и предводительницы и замерла. Роланд встал в выжидательную стойку. Рива не двигалась, словно превратившись в статую. Роланд знал, что не сможет выдержать долгого ожидания. Одно движение может стать сигналом к началу дальнейшего боя.
   Роланд не выдержал первым, подскочил к противнице, нанося несколько пробных ударов, увернулся от ответной атаки. Рива быстро наступала и, нанеся молниеносный удар, уходила в исходную позицию - это повторялось. Когда Роланд понял, что с ним играют, он разозлился и ударил Риву мечом плашмя по руке. Рива не растерялась и, не смотря на то, что выронила меч, достала кинжал. Она пригнулась к земле, подобрала меч и вложила его в ножны. С места прыгнула и при приземлении повалила Роланда. Он вскочил, не дав лишить себя возможности двигаться, и, невероятным способом извернувшись, приставил к ее горлу кинжал. Она попыталась вывернуться и ударить Роланда мечом, но тот успел выбить его из рук.
   Авилина начала аплодировать. Ее поддержал кто-то из толпы. Роланд не мог отделаться от ощущения, что все это было спектаклем, удачной постановкой.
- Прекрасно, Роланд. Рива не самая лучшая из воинов, но весьма хитра. Она попыталась свалить тебя, но не смогла сделать это правильно и в реальном бою могла заплатить за эту ошибку жизнью.
   Рива встала и поклонилась. Улыбки, которыми обменялись эльфийки, не оставляли ничего утешительного Светлому.
- Надеюсь, все поняли, что теперь необходимо отрабатывать этот прием? - Ей ответил понимающий гул, послышались смешки и ехидные замечания. - Итак, продолжим. Ливан, принеси луки. Роланд, у тебя четыре стрелы. Тебе нужно хотя бы сравнить свой результат с результатом Ливана. Он - первый.
   На дерево повесили мишень. Ливан сразу выстрелил всеми четырьмя стрелами. Три из них попали в центр, а одна рядом с ним.
- Теперь твоя очередь.
   Роланд медленно прицелился, выстрелил - в середину. Второй и третий раз - чуть дальше середины. На четвертый - промахнулся и попал в средние кольца мишени.
- Что ж, неплохо. Но сможешь ли ты найти Сонса. Это очень важное задание, возможно, даже важнее остальных. В пещерах основным заданием будет именно обнаружить затаившегося врага раньше, чем он заметит тебя. Сонс.
   Сонс вышел вперед толпы, театрально раскланялся, отпрыгнул назад, уцепился за ветку дерева и исчез в листве. Роланд подошел к дереву, но ничего, кроме листвы, не увидел. Он закрыл глаза и отрешился от всего. Он представил себе Сонса и начал его искать.
- Его путь начинался здесь. - Он подпрыгнул и зацепился за ветку, не столь же легко, как молодой эльф. - Здесь - он приземлился. Перепрыгнул сюда. - Он перешел на другую ветвь. - А здесь решил запутать след, но на самом деле пошел обратно...
- Это все замечательно, но где он теперь? - Авилина вежливо прокашлялась.
   Роланд посмотрел на Лину. Он приземлился рядом с ней и показал за ее спину.
   Сонс распахнул плащ.
   Он стоял справа от Авилины.
- Такая ошибка могла стоить жизни. - Ее тон не предвещал ничего хорошего.
- Однако я смог определить его примерное положение!
- Но не точное. - Покачала головой. Прости, Роланд, я не возьму тебя с собой.
   Роланд нервно дернулся, он не слышал слова "нет" больше двух сотен лет. Было что-то притягательное в женщине, не желающей давать то, что он желал с каждым мгновением все больше и больше...
- Ты сказала, что если я пройду два из трех...
- Ты прошел только одно: бой с Ривой.
   Роланд не собирался сдаваться.
   Он взял лук и стрелы. Несколько секунд и все стрелы попадают в середину.
- Теперь два.
   Авилина улыбнулась.
- Неужели ты так хочешь умереть? Что ты потерял на этом свете? Что хочешь вновь увидеть в ином?
   Роланд отрицательно покачал головой.
- Мы будем ждать тебя на рассвете у пещеры, к которой идет эта дорога. - Она указала на заросшую травой звериную тропу. - Тебе нужно отдохнуть перед смертью. До завтра.
  
  
  
  
   Глава 2
  
   Живая марионетка - враг кукловоду
  
  
   Роланд еле-еле смог добраться до пещеры - дикие непреступные заросли как нарочно росли у него на пути. К тому времени, когда он вышел к входу пещеры, у него не было никакого желания что-либо делать, кроме как прилечь и не вставать пару часов, и лишь затем идти обратно.
- Доброе утро, Роланд. Я боялась, что ты уже раздумал и не придешь.
   Авилина стояла в предрассветных лучах солнца и насмешливо смотрела на Роланда, исцарапанного ветвями в кровь, уставшего и озлобленного.
- Ты устало выглядишь. Может тебе лучше остаться? - Насмешливо проворковала она.
   Роланд обижено вскочил, всем своим видом показывая свою готовность к продолжению пути.
- Где остальные?
   Из теней вышли остальные.
- Ты и вправду устал... - Рассмеялась Рива.
- Я не устал! Пойдемте! - Упрямство Светлых эльфов несравнимо ни с чем в мире.
   Авилина пожала плечами и первой вошла в прохладу пещеры. Всем, кроме Роланда, были знакомы эти места. Роланд старался ступать как можно тише, но не мог сравниться в этом со спокойными эльфами, идущими рядом с ним. Какое-то время они шли молча.
   Туннель вывел их к широкой пещере, в глубинах которой располагался город Темных эльфов.
   Авилина не скрываясь, спустилась вниз, уверено прошествовала к возвышающемуся над остальными домами дворцу. Даже живя под землей, Темные эльфы стараются показать свое превосходство над всеми остальными. Дворец - настоящее произведение искусства, шедевр, построенный в трудных условиях - под землей. Это здание было символом величия и силы.
- Авилина, ты не боишься Темных эльфов?
   Она удивленно посмотрела на окликнувшего ее Роланда.
- Если бы я их боялась, то не пришла бы им помочь.
   Роланд глубокомысленно кивнул.
   "И все же мне не по себе идти по этим улицам. Странно, но вокруг ни одной души..."
   Авилина уверенно шла к дворцу. Подойдя к огромным дверям входа, она мягко постучала - ей никто не ответил. Только когда они начали все вместе выламывать двери, на них, видимо, обратили внимание и открыли.
- Кто вы такие, что посмели вступить без страха и должного смирения во владения Темных эльфов?! - На пороге появился грозный эльф, в его руках поблескивала секира, тотчас направленная в сторону незваных гостей. Делегация понимающе переглянулась - лицо эльфа было усталое, заспанное, словно его только что подняли с постели. Он не выдержал и широко зевнул, опустил оружие. Похоже, ничто на свете не могло возмутить его спокойствия.
- Мы хотим поговорить с Властителем Посоха Власти. - Она немного сочувственно, понизив голос, произнесла эти слова, эльф нахмурился.
- Посох Власти был похищен пять лет назад и так и не найден...
   Авилина покраснела.
- Но ведь у вас есть хоть какие-то зацепки, где он может быть? - В ее голосе звучала вина. Ее словам вторил лаконичный ответ:
- Нет. Так, что вы хотели?
- Мы хотим поговорить с главным, кто бы он ни был.
   Эльф кивнул и открыл дверь шире. Он крепко запер ее сразу после того, как все вошли, и жестом попросил идти за ним.
- А где все? Город пуст...
   Эльф усмехнулся.
- Мы сумели победить нежить тогда, пять лет назад, но они прислали к нам своего убийцу теперь. Все жители прячутся во дворце.
   Авилина внимательно слушала, не пропуская ни слова. Она напряглась как перед прыжком, они подходили к огромным дверям.
   Эльф постучал, ему что-то ответили, и он открыл. Двери соответствовали месту, которое скрывали: огромный зал, построенный из всевозможных пород мрамора, полы устилают мягкие шкуры, потолок расписан эпохальными, историческими и даже мистическими картинами, стены украшены гобеленами, в противоположном выходу конце зала расположен трон из золота, серебра и слоновой кости. Настоящее произведение искусства. Авилина рассказывала, что если бы ее не поймали, то она украла бы и его.
   Нельзя не восхищаться работой неизвестного мастера: трон выполнен в виде грозной фигуры древнего воителя - величественный, напряженный, готовый ко всему Владыка. Тончайшее переплетение металлов виртуозно показывало каждое, навсегда застывшее и непоколебимое движение: казалось, что фигура начнет действовать, встанет на защиту сидящего на его коленях человека.
   Только теперь, после того как проберет морозом по коже чувство собственной незначительности и превосходства Иной силы, можно заметить сидящего на троне. Он не производил на смотрящего впечатления, которое вызывал его трон, но был безусловным лидером и идеалом своих подданных.
   Высокий, со стороны кажется хрупким, что подчеркивают темные одежды, скрывающие его тело с головы до ног, спокойный, непоколебимый, задумчивый, лицо недовольное, уставшее. Он медленно поднялся и с каким-то непонятным чувством в глубине глаз наблюдал за пришедшими.
   Авилина таинственно улыбнулась и изобразила легкий поклон, Роланд сделал тоже, а остальные сели на колени, но тут же встали, словно вспомнив, что более не подчинены Властителю
   - Зачем вы пришли? Посмеяться над нашим горем? - Вместо приветствия истерически воскликнул он. Правитель всегда должен нести весь груз правления своим народом, все его горести и проблемы. А сейчас отнюдь не легкие времена для Темных эльфов.
- Успокойся, Воланд. - Одна из статуй, стоявших по углам зала, ожила. - Разве ты не видишь, кто пришел к нам. - Женщина была очень красива, она подошла к Владыке и взяла за руку. - Посмотри внимательней! Член королевской семьи благородных эльфов Роланд Ван Стент. Я Илистина, Хранительница этих стен. Узнаешь ли ты, Воланд, этого благородного гостя?
   Глаза Владыки Воланда казались мутными, но стоило Хранительнице назвать его имя, и ум его, казалось, прояснился. Как и глаза. Он кивком поприветствовал Роланда.
- Приглядись к остальным. Эта эльфийка, - она указала на Авилину. - Пять лет назад она похитила Посох Власти, и была поймана, но казнена нежитью. За пять лет всякий изменится. Остальные. - Она обвела рукой других. - Они изменились, но они были когда-то Темными эльфами. Не удивляйся переменам, они пошли им на пользу. Они вернулись закончить незавершенные дела и помочь нам.
   Лунные эльфы одновременно поклонились.
- Владыка Воланд, я верну вам Посох Власти и помогу освободиться от куклы нежити, взамен я прошу прощенья и свободы для себя и своих людей.
   Воланд задумчиво потер подбородок, Илистина взмахнула рукой и села в из ниоткуда возникшее кресло.
- Я согласен.
   Авилина прошла по залу, остановилась у одной из плит.
- Ты хранишь эти стены много лет и должна наизусть знать каждый закоулок, почему ты не заметила, что одна из плит была сдвинута с места?
   Авилина с помощью кинжала приподняла плиту и сдвинула в сторону. Она нагнулась и достала из глубины длинный посох. Хранительница выглядела обиженной на себя. Авилина принесла посох и положила перед троном. Владыка взволновано взял его в руки, Посох засиял изнутри мерцающим светом и медленно погас.
- Я благодарна за то, что ты показала мне мою ошибку - я не искала во дворце.
   Авилина улыбнулась, сдвинула плиту на место и снова подошла к трону.
- Чтобы вам помочь, вы должны сначала помочь нам: расскажите о том, кто на вас нападает.
   Владыка встал и поманил за собой к окну. Из окна было видна темная гладь озера, ничто не нарушало его спокойствия.
- Три года назад, когда все уже успокоилось и казалось, что опасность миновала, начали погибать эльфы. Они умирали в ужасной агонии, боли и страхе родных за них. У нас принято хоронить, пуская тела на досках по глади озера, течение уносит мертвых далеко в море. Что-то пошло не так, и они остались плавать в озере. По обычаю мы не могли уйти, пока вода не заберет с собой усопших. Мы простояли всю ночь, а на утро мертвые открыли глаза, которые никогда больше не смогут видеть, и восстали. Стали понятны их предсмертные муки - они превращались в нежить, будучи еще живыми. Они упали в воду, стало страшно и тихо. Мы быстро увели детей и женщин во дворец, воины остались на берегу. Мертвых было ровно четверо, мы убили их и сожгли. Мы понимали, что где-то бродит еще один мертвец, который превратил тех четверых в свое подобие.
   Мы расставили посты у озера, но чудовище незаметно плавало под водой и убивало, погружая своих жертв в воду. Мы плохие пловцы. Помочь упавшим и утянутым под воду не могли...
   Много погибло. Мы перебили всех своих мертвых, но отряд, истребивший нежить не вернулся...
   Получается, что по городу бродят около трех десятков мертвых и только один - настоящая нежить.
   Авилина кивнула. Роланд молча корил себя за безрассудство. Ввязаться в подобную компанию, по меньшей мере, глупо.
- Хорошо, Владыка. - Она с поклоном повернулась к своей команде. - Шорв, Акива, Сонс - вам поручено очистить город от нежити, но не приближайтесь к озеру! Кара, Ливан, я прошу вас пройтись по всем пещерам, нежить не должна покинуть пределы царства Темных эльфов! Роланд, я считаю, что ты не должен идти с нами к озеру - это опасно...
- Я иду. - Он ответил быстро, не задумываясь, внутренне соглашаясь со всем сказанным ею.
- Ты можешь погибнуть. Я отвечаю только за свою жизнь, за жизни остальных я поручиться не могу. Темные эльфы прекрасные воины, но четыре десятка этих прекрасных воинов погибло.
   Роланд достал лук и начал проверять тетиву. Авилина укоризненно покачала головой.
- Вэйли, Рик, Сур, идемте.
   Они развернулись и вышли прочь из зала, Роланд пошел вместе с ними. Владыка Темных эльфов Воланд смотрел им вслед и не мог сказать ничего хорошего об их затее. Хранительница Илистина подошла и взяла его за руку.
- Чего ты боишься, мой повелитель?
- Что ты чувствуешь, когда Авилина проходит мимо?
   Она пожала плечами и беззаботно ответила, широко зевнув:
- Огромный потенциал, дикие амбиции, огромную внутреннюю силу. Это только поверхностный взгляд, если заглянуть глубже...
- Не надо заглядывать глубже, если и так ясно, что она станет великой правительницей, которую запомнят на века. Хорошо, что она за нас. Я не представляю себе силу, способную свернуть ее с намеченного пути!
- Пожелаем ей удачи!
- Antore la foy, Avilina. ( - Удачи на твоем пути, Авилина.)
  
  
   Эльфы выстроились у темного берега. Авилина уверено смотрела вдаль, как будто видела то, что может увидеть каждый, но не видит никто, кроме нее.
- Я рассказывала тебе, Роланд, что по пути сюда мы прошли полмира. Прости, что повторяюсь. Однажды мы проходили мимо очень мрачного и таинственного места. Мне стало любопытно, что там и, несмотря на пылкие уговоры остальных, я углубилась в темную чащу леса. Было видно, что этой заброшенной дорогой никто давно не пользуется, но... она была как-то странно ухожена. После недолгого пути я вышла на поляну. На ней расположились несколько домиков, мне навстречу вышли несколько человек. Это были некроманты...
- Некроманты? Те самые падшие маги, которые создали нежить, но не смогли управлять ею и погибли от рук своих творений? Как они выжили?
- Если ты дашь мне договорить, то я все расскажу.
- Прошу прощенья, продолжай.
- Некроманты были очень рады мне. Никто не посещает их земли, боятся проклятья. Они рассказали мне свою историю.
   Некроманты не были падшими магами. Они были весьма уважаемыми учеными, искали средство против смерти, но так и не нашли. Они пытались воскресить мертвых. Они долго трудились, но смогли только поднять труп и подчинить его своей воле. Как только маги переставали управлять ими, то мертвые снова падали. Такой расклад не устраивал их, но что именно они хотят, не могли четко объяснить, отсюда и бесплодные поиски. Один из них смог сформулировать свои мысли: душа - венец всему, без души тело только труп и ничего больше. Души умеют вызывать все маги. Один из них призвал дух и одновременно поднял мертвого. Мгновение и он вселил призрак в тело, запечатав его там. Он перестал контролировать мертвого, и он остался стоять. У мага все получилось!
   Остальные, кто все видел, побежали пробовать самостоятельно, но... никто не спросил мнение самого мертвого, а зря...
   Духу не понравилось, что его вернули! Он проклял все и всех, кто посмеет совершить такое злодеяние и вернуть души вновь. Он убил ошарашенного мага.
   Всего так воскресили пятерых...
   Тот, кто проклял некромантов, был первым и самым сильным, главным, остальные стали его верными слугами. Жить в мертвом теле - значит, каждый день чувствовать муки умирающей плоти, которая никогда не сгниет до конца, будет гнить вечно...
   Страшно, больно, зло...
   Неудивительно, что нежить обозлилась на весь мир!
   Проклятье начало действовать. Куда бы не ступила нога некроманта или его потомков - все вокруг начинало умирать: люди заболевали страшными болезнями, животные умирали в ужасной агонии, деревья загибались, трава под их ногами корчилась и сохла...
   Но нежить проклял и себя...
   Любая царапина приводила к страшным изменениям в теле. Люди превращались в ходячих бездумных трупов, повиновавшихся воле пяти Мстителей!
   Они назвали себя Мстителями, а своих подданных мертвых - армией Возмездия! "Некромантами" этих магов назвали за работу над воскрешением жизни. Нежить - это название дали за то, что они не живы, но все же живут.
- А некроманты не знают, как можно победить нежить? - Вычленил Роланд самое главное из повествования.
- Когда появилась нежить и начали умирать люди, остальные стали убегать из тех мест, но не все. В той долине я встретила старшего брата создателя первого Мстителя. Ему было уже очень много лет, но он до сих пор помнит те дни.
   Он и несколько его друзей помогали его брату в разработке и знали все слабые места своих созданий. Они не побежали, как все остальные, а остались и попытались уничтожить оживших монстров и освободить их души от плена. Они загнали в угол одного из мертвецов и сильно ранили, но четверо остальных пришли ему на выручку, убили троих некромантов и исчезли с помощью заклинанья...
- Кто стал помогать им?! - Мысль о том, что живое существо могло помогать мертвецам, ужасала.
- Никто не помогал им, просто некроманты призывали не простые души, а души магов. После возвращения к жизни они вспомнили все и воспользовались своими знаниями.
   Некромант рассказал мне об их слабых местах. Они боятся пентаграмм, огня, света и тепла, имени Сарея.
- Кто такой Сарей? - Знакомое имя, но где конкретно Роланд его слышал, он вспомнить не мог.
   Вэйли внимательно вслушивалась в разговор, но помалкивала. Сур и Рик вовсе напоминали безмолвные камни.
- Сарей - это древний воин-маг, точнее боевой чародей, он жил много сотен лет назад. Величайший маг всех времен! Сарей первый, кто придумал магию заклинаний и ее противоположность - магию без слов. Также легенды говорят, что Сарей смог вернуть к жизни свою возлюбленную. К настоящей жизни. Некроманты брали эти легенды за пример и призывали к жизни его именем. Нежить считает, что Сарей один из виновников в их мучениях. Однако они знают, что он был величайшим магом, и его имя, произносимое при вызывании их душ, могло связать какую-то часть их души. Если это так, то оно может и уничтожить их изнутри. Им, пожалуй, этого не очень бы хотелось.
- Все это понятно, однако кроме всего этого есть еще что-нибудь, что могло бы нам помочь в борьбе с нежитью? Какое-нибудь оружие?
- Подойдет любое оружие, лучше колющее и режущее. Некроманты рассказали, что выполняли весьма топорно всю операцию, и что они ставили татуировки на магически важные места на телах мстителей. Чтобы уничтожить Мстителя, нужно ударить его ножом или чем-нибудь еще в такие знаки. - Она наклонилась и на сыром песке нарисовала несколько магических знаков. - Это наиболее важные знаки для поддержания жизни в телах.
   Однако чтобы добраться до Мстителей, потребуется преодолеть преграду из множества их мертвых прототипов. С ними легче: чтобы убить обычного зомби, нужно отрезать голову; есть скелеты - самые противные из всех видов нежити! Чтобы убить скелет, нужно переломать все кости, только тогда он больше не встанет. Сейчас мы имеем дело с необычной нежитью - такая нечисть называется Zcas или марионетка, кукла. Zcas управляется более высшим видом нежити. Существует еще несколько видов нежити. Vampire их еще называют вампирами. О вампирах известно всем или уточнить? - Роланд кивнул - напомни. - Вампир - мертвец с зачатками мыслей, памятью прошлой жизни и возможностью управлять низшей нежитью. Когда создавались вампиры, их пищей была человеческая плоть и кровь, поэтому при своей "жизни" они питаются именно ими.
- А зачем некроманты продолжили создавать живых мертвецов, да еще и разных?
- Они больше не создавали их. Их начали создавать сами Мстители.
   Роланд присвистнул.
- Итак, не надо перечислять все виды нежити именно сейчас, хорошо? Лучше скажи, с кем мы имеем дело, и как его победить. - Тихо попросила Вэйли.
- Ты плохо меня слушала. Наш монстр управляется кем-то другим. Чтобы избавиться от куклы нам надо обрезать нити в руках кукловода.
- Значит, нам нужно найти кукловода. Это понятно. Встает другой вопрос: ты уже нашла его?
   Вместо ответа Авилина приложила палец к губам, прося помолчать. Роланд напряжено всматривался в неподвижную гладь озера. Что-то всколыхнуло на мгновение стекло воды. Роланд выразительно посмотрел на Авилину, та одними глазами ответила - она увидела. Она медленно достала лук, натянула тетиву. Стрела золотой молнией взвилась вверх. Горловой вскрик, сверху падает что-то, но так быстро, что никто не успел рассмотреть очертания.
- Это вампир.
- Как ты... ты уверена? - Чуть сбившись, переспросил Роланд.
- Абсолютно. Они нас пока не побеспокоят.
- Чем вызвана такая уверенность?
- Посмотри сам, да и послушай.
   Из глубины доносились сдавленные грохоты и крики. На поверхности образовывались волны и завихрения.
- Когда над куклой потерян контроль, то она нападает на все, что видит. В том числе и ее бывшего хозяина.
   Из воды на берег какая-то неведомая сила вышвырнула тело. Вампир лежал еле передвигаясь. Авилина натянула тетиву и пустила еще одну стрелу ему в голову.
- Покойся с миром.
   На берег выпрыгнуло еще одно существо. Оно набросилось на погибшего вампира и разорвало пополам. Существо было похоже на человека, но лишь отдалено. Оно словно было сшито из нескольких тел. Существо сидело на земле с урчанием поедало своего бывшего хозяина. По окончанию трапезы оно невидимым взглядом уставилось на недвижимых эльфов. Авилина и остальные медленно подняли луки.
- Цельтесь в татуировку на плече. Это его ахиллесова пята.
   Существо раскачивалось из стороны в сторону, как будто ничего не видело перед собой. Пять стрел устремилось к цели. Существо обижено заревело и подставило руку. Стрелы с противным хлюпом вошли в не до конца мертвую плоть. Существо зарычало от боли и повалилось на бок. Одна из стрел прошла сквозь плоть руки и вошла ровно в середину татуировки. Авилина достала меч и отрубила существу голову.
- Это на всякий случай...
   Роланд медленно провел рукой по волосам.
- Мы... победили?
- Похоже.
   Вэйли взяла за руки Сура, и они пустились в пляску бешеной радости. Рик поднял на руки Авилину и закружил, она только смеялась. Только Роланд на мгновение остановился. Ему стало одиноко и неудобно мешать им, он не был частью этих прекрасных эльфов. Он глубоко вздохнул и надел улыбку, как маску.
   Через час все эльфы стояли перед троном Владыки Воланда. Тот был удивлен и одновременно доволен. Его люди разожгли огромный костер, и теперь все мертвые больше не восстанут.
- Вы не представляете себе, как я вам благодарен! Это просто чудо! Мы свободны! Разумеется, я выполню данное мной слово. Господа. Авилина. - Он поцеловал ее руку. - Вы ангел во плоти. Я хочу подарить вам что-нибудь в знак моей признательности! Илистина! Принеси шкатулку фамильных реликвий нашего рода.
   Илистина исчезла, а когда появилась, то несла в руках настоящий сундук. Она поставила его перед Воландом. Тот открыл его и начал перебирать те несметные богатства, что там хранились. Он вытащил старинную шкатулку.
- Это именно то, что нужно. - Он открыл шкатулку.
   В ней лежал старинный кулон в виде полумесяца из червонного серебра, отливающий черным. Он висел на длинной черной цепочке неизвестного металла. Рядом с ним лежала красивая брошь с таким же знаком, но из золота, инкрустированная рубинами.
- Это весьма подходящий подарок. Возьмите.
   Илистина неслышной тенью встала рядом.
- Это очень подходящая эмблема для вас. Кулон обладает магической силой продлевать жизнь и увеличивать знания его обладателя. Брошь дарит возможность распознавать ложь и видеть лучше в любое время дня, ночи и года, в любую погоду.
   Авилина с трепетом взяла шкатулку и руки. Она несколько секунд смотрела на подарки, решительно захлопнула крышку.
- Я благодарю вас за подарок. Мы остановимся в здешних лесах, а через какое-то время двинемся дальше.
- Куда вы хотите уйти?
- По пути сюда мы нашли свой дом и обещали туда вернуться. Настало время вернуть долги и исполнить обещанное. Прощайте.
  
  
   Глава 3
  
   Клан больше, чем семья
  
  
   Роланд снова сидел в гостиной матери Лины. Слухи об освобождении Темных эльфов от власти нежити уже просочились к людям. Белла славилась самой известной сплетницей в округе. Как только появился слух об эльфах, то в доме старой леди появились толпы гостей. (И как только их семья умудряется прокормить и достать выпить для всех посетителей?) Все обсуждали спасение Темных эльфов новоявленными эльфами Луны. Кто они такие? Как Темные эльфы опустились до того, что приняли чью-то помощь? Кому в голову пришла мысль вообще спасать Темных эльфов, предателей клана Благородных?! Вопросов было много.
   Авилина не захотела видеть Роланда среди них. Они - эльфы нового клана, клана Луны, если точнее Полумесяца. Роланду не оставалось другого выхода, кроме как вернуться в дом леди Беллы и ожидать какого-либо нового приключения. Та приняла его с распростертыми объятиями, ей, видимо, очень хотелось узнать все подробности о путешествии в подземелья Темных эльфов из первых уст. Однако, не смотря на ее надежды и чаяния, Роланд не проронил ни слова.
   Белла оставила его в покое и с разочарованным видом вернулась к гостям. Роланд был весьма благодарен ей за свое одиночество. Ему оно было просто необходимо.
"Почему? Почему я не могу быть рядом с ними?"
   Авилина сказала, что он помог им, и она его больше не задерживает. На возражение и убеждения в том, что ему будет рядом с ними удобнее всего, Авилина ответила, что им не нужны сопровождающие и, тем более, соглядатаи.
   Роланд разочаровано сидел на диване и вспоминал лица новых эльфов.
"Я не собираюсь сидеть здесь! Я пойду в лес!"
   Роланд уверено встал и незаметно ушел из дома. Он как тень пробирался по лесу.
   Его остановил смех.
- Неужели он и в правду думает, что никто его не замечает? Ха-ха... Какой он смешной!
- Да... он не самый сообразительный эльф, которого мы знаем, но, я думаю, наш разговор он услышал?
   Роланд слышал какой-то непонятный язык, но не понял ни слова из всего сказанного. Язык был похож на гортанный, резкий говор Темных эльфов, но голоса были столь певучими и мелодичными, что даже самый жесткий язык в их устах звучал песней. Вдобавок ко всему это был не полностью диалект Темных эльфов, а с примесью совершено неизвестного языка.
- Кто вы такие? - вопросил грозно Роланд во внезапно воцарившуюся тишину.
   Снова послышался смех. Из ниоткуда появились две тени, закутанные в длинные плащи.
   Одна из фигур откинула капюшон, и на Роланда внимательно посмотрела эльфийка клана Авилины. Та с улыбкой достала лук и с еще более широкой улыбкой натянула тетиву, направив стрелу прямо ему в лицо.
   - Зачем ты пришел в наши леса, Эльф? - Она произнесла это обращение с непревзойденным презрением и насмешкой, будто бы и сама не была эльфийкой.
- Ваши леса? Эти леса забрали себе Темные эльфы...
- А за тем подарили их нам. Еще вопросы по этому поводу есть?
- Нет.
- Хорошо. По какому поводу есть?
   "Наглая. Давно пора бы уже убрать этот чертов лук!"
- Я хочу поговорить с Авилиной.
- Зачем?
- Не ваше дело!
- Наше. Говори. Мы все один клан, у нас нет секретов друг от друга.
   Она сильнее натянула тетиву, показывая, что не забыла о своей угрозе, и подчеркивая его невыгодное положение в споре.
- Однако у вас есть глава клана...
- Нет.
- У каждого клана есть лидер!
- У нас нет.
- А кто тогда Авилина? - Он недоуменно всплеснул руками, придвигаясь ближе.
- Авилина - наш верный друг, самая талантливая эльфийка клана, проверенный товарищ, мудрый учитель, член клана, старшая сестра.
- А я думал, что она ваша глава...
- Наш клан свободен от любой власти. Мы - свободные эльфы.
- Вряд ли это так. И все же я хочу поговорить с Авилиной...
- Зачем?
- Опять?!
- А почему не снова?
- Ты запутываешь меня! - Истерически вскрикнул Роланд, оборачиваясь, ища поддержки.
- Почему сразу запутываешь? Почему сразу я? Ты сам запутался!
- Неправда!!!
- Врешь!
- Ты!!!
- Я?
- Ну не я же!
- Ты!
- Что?
- То!
- Все! Я запутался!
- Вот видишь! А ты сомневался!
- Я уже во всем сомневаюсь!
- Какой тяжелый случай! Чем тебе помочь даже не знаю!
- Можно я все же поговорю с Авилиной? - Протянул он с надеждой.
- Зачем?
   "Что еще можно ответить?"
   - А...
- Б.
- Что?!
- Рот закрывать надо. Чего надо то?
   Роланд безразлично махнул рукой.
- Мне нужно поговорить с Авилиной...
- Зачем?
- Я хочу жить с вашим кланом в этих лесах...
- Вах... - Эльфийка удивленно все-таки опустила лук.
- Что ты сказала?
- Как интересно! Почему ты этого хочешь? Не говори! Я уже поняла!
- Что поняла?
- Все поняла!
- Что все?
- Все-все! - Она засмеялась.
- Хватит! Говори прямо: что все?
- Не скажу! Сам догадайся! - Стоящий рядом с ней, за весь разговор не произнес ни звука, теперь они смеялись вместе.
- Сил моих нет! Что б я еще хоть раз заговорил с эльфийкой вашего клана! Нет уж! Обойдусь!
- Ну и отлично! Авилина из нашего клана, значит, ты не хочешь с ней разговаривать! Все. Тогда пока.
   Роланд открыл рот от удивления. Второй эльф помахал рукой. Они переглянулись и одним прыжком оказались где-то наверху.
   Роланд с недоумением провел рукой по лицу. Эта словесная перепалка отобрала много сил...
- Эй! Вернитесь! Я все же поговорю с Авилиной!!!
   В ответ тишина. Роланд хмуро направил лошадь дальше. Его никто не останавливал. Через какое-то время между деревьями блеснули языки пламени, и Роланд выехал на широкую поляну. Вокруг костра собрались, наверное, все эльфы клана. Они весело переговаривались и смеялись. Когда на опушку въехал Роланд смех оборвался. Все недоуменно смотрели на всадника и ждали. Роланд слез с коня, поклонился всему честному собранию. Эльфы одновременно приложили ладонь к груди. Снова послышался смех и шутки. Роланд слез с коня и привязал к дереву ближе к кромке леса. Он медленно обогнул всю дислокацию клана, но Авилину не нашел. Он подошел к костру. Там все странно затихло, а сидящие образовали полукруг, освободив для кого-то место. Роланд присел рядом со всеми и стал ждать.
   Ждать пришлось недолго. С той стороны костра из темноты появились три, закутанные в длинные плащи, фигуры. Раздались приветственные крики. Они отбросили плащи за спины. Авилина, Вэйли и Рива. Они все сели на колени и опустили головы. Зрители успокоились, в предвкушении ожидая.
   Авилина тихо запела. Роланд заворожено слушал ни что иное, как небесную песню. Он не понимал этого языка, но чувства! Чувства не имеют языка, они понятны всем. Тихая песня рисовала в воображении настоящие полотна, баталии красок и оттенков, переплетения нитей судеб! Рассвет солнца описывался в ней. Рождение нового дня из борьбы двух богов - дня и света и ночи и тьмы.
   Запела Вэйли. Она говорила, что этот рассвет был самым важным в году, ибо в ту самую ночь силы бога тьмы возрастали, богу света было сложнее победить, и ночь становилась длиннее.
   Рива пела про бой. Ее песня, словно птица поднималась ввысь, но тотчас падала в бездну. Можно было представить каждый удар, каждый выпад противников, как они ходили по кругу, не решаясь нападать. Как упал бог света от подножки, но успел подставить меч в защиту. Песня передавала коварство, обман, ненависть, жажду боя и победы. Все говорило, что с каждым днем силы тьмы становятся сильнее, с еще большим упорством сражаясь со светом. Только ум, отвага, знание, за что ты борешься, помогали свету и добру побеждать каждую ночь...
   Песня закончилась тихо, как бы обещая, что на следующую ночь снова разразится бой, но, сколько бы ни было сражений, солнце вновь и вновь будет вставать на небосклоне, освещая жизнь каждого своим светом...
- Как неожиданно видеть тебя в нашем кругу. Право, мы не ждали гостей! Мы просим прощенья за весь тот быт, что ты видишь. - Роланд не заметил, как все разошлись, а Авилина подошла к нему.
- Какой высокий слог! - Он вскочил с места, едва не ударив Лину. - Я не слышал ничего подобного! Никто уже не говорит столь возвышено, кроме Благородных эльфов, конечно. А что это за язык?
- Говорить благородно умеют не только те, чье имя Благородно! Это наречие нашего клана.
- Что ж! Я прошу прощения за столь внезапное мое появление...
- Остановимся на этом поподробнее! По какому праву ты пришел к нам? Тебе ведь, кажется, строго запретили появляться здесь?! - Произнесла яростно, будто все еще переживая битву из своей песни, указала Роланду в грудь.
- Я не мог удержаться и не прийти к тем, чья душа, так близка мне. И столь же возвышена над остальным бренным миром...
- Довольно прозы и лести! Садись!
   Роланд тут же сел обратно на землю. Авилина была почему-то зла на него...
- В твоих глазах гнев. Неужели я его причина?
   Авилина угрюмо посмотрела на него сверху вниз и присела рядом. Вслед за ней села и Вэйли. Рива поклонилась и ушла. Из толпы вышли Рик и Сур и заняли свои привычные места позади Авилины.
- Ты - последняя капля моего терпения! Многие причины портят мое настроение, а ты лишь переполнил чашу.
- Что же не так?
- Ты пробыл здесь недолго, мы же здесь уже два дня. Повсюду чувствуется дыхание смерти! Нежить так долго прожила в пещерах, что даже сам воздух пропитался их сущностью! Для меня, ведь я провела какое-то время рядом с местом проклятья мертвых, эта сущность не просто щекочущий ноздри запах! Сам воздух ополчился против меня! Ветер воет могильные песни! Ветви превращаются в смертельные ловушки, готовые захлопнуться в любой момент и навсегда стереть саму память обо мне! Тени мечутся в образах призраков! Все это сильно действует на нервы, согласись! Да еще ты! Что тебе понадобилось от нас? Отвечай!!!
   Авилина в ярости ударила кулаком о землю. Роланд с ужасом смотрел на небольшую воронку, оставшуюся от удара.
   Он встал и успокаивающе забормотал.
- Авилина успокойся! Все хорошо!
- Что хорошо?! Я не вижу ничего хорошего!
- Успокойся! Дыши глубже!
   Авилина замахнулась на него, и Роланд предусмотрительно отошел. Лина наклонилась к Вэйли и что-то зашептала ей на ухо. Вэйли понимающе кивала и в свою очередь говорила что-то. Они о чем-то договорились, и Авилина гордо выпрямилась.
- Так зачем ты пришел?
   Роланд пожал плечами и, видя, что она успокоилась, сел на место.
- Ваше племя стало для меня второй семьей. Будучи вдали от дома, вы напомнили мне обо всем, что почитают и во что верят Благородные эльфы! Позволь мне остаться! Прошу!
   Авилина осуждающе посмотрела в умоляющее лицо внезапно вспомнившего родину эльфа.
- Ты не из нашего клана. - Она покачала головой.
- И что?
- Позволительно ли столь высокородному гостю из клана Перворожденных Благородных эльфов жить или даже просто находиться рядом с Отступниками, ушедшими даже из клана Изгнанников и Предателей? - Она снова заговорила высоким слогом.
- Вновь белый стих и банальная проза? Что я могу ответить на столь неприкрытое обвиненье? Твоя речь полна иронии и насмешки. Почему же, Авилина?
- Я не хочу возвращаться к самому древнему спору и священной войне двух кланов. Все взаимосвязано в мире. Тот конфликт нас уже не касается. Мы новый клан, не участвовавший в баталиях прошлого. Но мы покоряемся Року, как верили наши предки! Мы проверим тебя...
- Снова! Разве я не доказал, что я достоин ваших воинов? Что на этот раз ты хочешь проверить?
- Судьбу! Я возьму эту монету и пробью в ней небольшую дырку. Если судьба хочет, чтобы ты был с нами, то ты найдешь ее!
- Где мне искать ее?
- Я куплю в городе книгу. Монета затеряется. Твоя задача найти ее через два дня. Тебе будет дан срок в три дня. Смотри!
   Она подбросила монетку и выстрелила в нее. Монета упала. Авилина подняла стрелу и убрала обратно в колчан. Она подняла монетку и показала ее Роланду. Тот внимательно осмотрел ее со всех сторон и утвердительно кивнул, убедившись, что запомнил ее очертания на всю жизнь. Авилина улыбнулась и отдала монету кому-то из наблюдавших. Тот кивнул, поклонился и растворился в темноте леса. Минут через десять он вернулся и протянул Авилине какую-то рукопись.
- Благодарю, Голсуорси. Я прошу тебя об еще одной услуге!
   Названый Голсуорси снова вышел вперед.
- Проследи, чтобы наш испытуемый ничего не покупал в течение двух дней! - Она заговорила еще что-то на их языке.
- Такая забота! Я даже хочу расплакаться! Что мне делать все это время?
   Авилина задумчиво покачала головой и беззаботно пожала плечами.
- Возвращайся в дом моей матери, старой Беллы. Она еще не выпытала у тебя подробности нашего путешествия по пещерам Темных эльфов? Нет?! Как удивительно! Что ж. До свидания!
   Как мягкая тина, непроницаемая стена добродушия вежливо оттеснила его обратно в лес. Сопротивляться было просто бесполезно...
   Роланд попрощался со всеми и пошел в город. Ему было жаль уходить, но остаться он не имел права...
   Роланд гордо выпрямился в седле. Рядом легким неслышным шагом тени скользил его новый знакомый, провожатый и соглядатай. За весь путь они не сказали ни слова. Роланд высокомерно молчал, в душе ненавидя идущего рядом, а Голсуорси, как и все Темные эльфы, презирал Благородных, хотя после всего их путешествия ему, в принципе, было все равно, что там думали Темные о Благородных и наоборот.
   Дом Беллы вновь полон гостей. Где-то смеются, где-то спорят - все заняты. Никто не обращает внимания на новых гостей.
   Не обращали.
   Кто-то вскрикнул. Взоры всех обратились в сторону вошедших эльфов.
   - Лунный эльф!
   Роланда оттолкнули. Голсуорси окружили со всех сторон, задавая вопросы, крича что-то, размахивая руками. Никогда Роланд не видел такой скуки и безразличия в глазах. Его молчание сильно било по самолюбию интеллегентиков, собравшихся вокруг эльфа. Они привыкли всегда получать желаемое, и когда очень важный для них человек (эльф то есть) отказывается общаться с ними...
   Гости Беллы, как и она, вскоре замолкли и обиженно разошлись. Голсуорси подошел к Роланду и встал справа от его кресла. Роланд внимательно вглядывался в эту непоколебимую фигуру, лицо, без малейших отблесков чувств. Голсуорси смотрел на все чуть свысока, словно видел и знал все тайны, секреты, мысли.
   - Ты так и будешь молчать, Голсуорси?
   Эльф повернул голову и обратил свой всепроникающий взгляд на Роланда.
   - А что бы вы хотели услышать? Авилина не запретила мне общаться с другими, но и необходимости в этом я не вижу.
   - Скажи мне, кто для тебя Авилина?
   Голсуорси прикрыл глаза, задумавшись.
   - Авилина... Она та, кому мы будем вечно благодарны. Та, кто дал нам все. Она сестра, которую я люблю и готов защищать любой ценой! Мы все любим ее и счастливы, если счастлива она.
   - Вы подчиняетесь ее приказам. Значит ли это, что она выше вас?
   - Она Старшая Сестра. В нашем клане нет кого-то, кто выше всех. Главы, как говорил ты. Просто Авилина считается Старшей. Она выносит мудрые решения, с которыми согласны все. Если же кто-то считает, что она неправа, то он говорит об этом сразу же.
   Роланд кивал. Конечно, все мечтают о такой демократии, но пока никто, ни один народ или раса не смогли достичь этого.
   - Еду я тоже не имею права покупать?
   - Ничего. В течение двух дней. Живи здесь, эти люди очень добры к нам, они ни в чем не откажут.
   Роланд кивнул. Какое-то время они молча наблюдали за гостями.
   - Я пойду в нашу комнату.
   - Пойдем. - Поправил Голсуорси.
  
  
   Два дня прошли. Роланд вытряхнул все свои немалочисленные сбережения и бросился по лавочкам за покупками. Три дня он, словно проклятый, скупал все, до чего дотягивались руки, и на что падал его взгляд, особенно книги и рукописи. Голсуорси неотступно следовал за ним, порой Роланду казалось, что тот посмеивается над его мученьями, но поймать его на сем измывательстве не удавалось. Пару раз за эти дни Лунный уходил, но перворожденный постоянно чувствовал чужой взгляд и глупостей не совершал.
   - Голсуорси. - Лунный внимательно смотрел на Роланда, ожидая вопроса. - А куда ты уходил вчерашней ночью?
   - Мы помогали собратьям Темным в их борьбе с нежитью.
   Роланд был поражен.
   - Ты хочешь сказать, что нежить была все еще в пещерах?!
   Он покачал головой.
   - Пришли новые. Не волнуйся, никто не погиб из наших, да и Темных тоже. Есть ранения, но Авилина, хвала богам, знает, как спасти больных.
   Роланд молча кивнул, вспоминая рассказ Лины о некромантах. Те наверняка позаботились передать какое-нибудь лекарство или полезное заклинание.
   Голсуорси предложил снова продолжить поиски монетки.
   До заката не так много времени...
   кончаются деньги...
  
  
  
   - Закат. - Голсуорси произнес это с каким-то затаенным чувством.
   - Закат. - С грустью повторил Роланд.
   - Наконец-то я избавлюсь от тебя! - Он засмеялся. - Но у меня есть подарок.
   - Подарок? - Роланду было безразлично, что там ему хотели подарить напоследок...
   Лунный взял руку Роланда и вложил в ладонь какой-то предмет, сжал ее в кулак.
   - Прощай. - Голсуорси рассмеялся и бросился в сторону леса.
   Роланд медленно проводил его взглядом, поднял руку и разжал пальцы.
   На ладони лежала пробитая стрелой монетка.
  
  
   16.11.2008.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   30
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"