Гусев Валентин Павлович: другие произведения.

Возможны варианты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто знает, может быть, наш мир намного сложнее, чем мы его представляем?


   Возможны варианты...
   Река.
   Я был частью реки, она несла меня, как каплю. Иногда река катилась плавно, я повисал над далеким, едва различи­мым дном и только внутри себя чувствовал, какое могучее течение меня несет. Я старался разглядеть берега, но они проносились недоступные и непостижимые, за них не заце­питься, к ним не пристать. Порой поток закручивался, слов­но цеплялся за что-то очень большое, и меня перебрасывало из одной волны в другую. Становилось светлее и светлее. Мне не хотелось яркого света, я старался, возможно, дольше плыть в полумраке. Но сон все-таки кончился.
   Бесполезный день - выходной, в котором ничего не наме­чено, за окном - серость. Уже не спится, и вставать не хо­чется, лежишь и лениво прокручиваешь в голове, последний яркий сон; а вдруг увиденное что-нибудь да значит. И мне представилось время в виде большой реки, по которой мы все плывем. Едва все сложилось - затарахтел телефон.
   Звонок сначала показался розыгрышем. Но когда выклады­вают твои мысли, только что пришедшие в голову, и развива­ют дальше, не устоишь - поверишь и придешь.
   И вот я сижу на краю города в полузабытом старом кафе, разглядываю самого себя без зеркала и уже не удивляюсь.
   - Так - так... Значит, ты и есть гость из будущего? - Передо мной уютно расположилась за столиком довольно пос­редственная моя копия, несколько постаревшая, на мой взг­ляд.
   - Замечу, из собственного будущего, - ответила копия. - Кстати, платить тебе придется.
   - Поиздержался, странник? - съехидничал я.
   - Не очень. Возьми мои бумажки для коллекции, касса их все равно не примет. - Он рассыпал передо мной веером со­держимое своего бумажника. - Может быть, они тебе и приго­дятся когда-нибудь.
   - А я все думаю: почему деньги часто меняют, похоже, защита от таких гостей?..
   - Может быть, может быть... Стратегически мыслишь! Вы­литый я, только моложе.
   - Приятно поговорить с тем, кто тебя понимает. Кстати о парадоксах. Может, зря мы тут расселись беседовать? Нам это ни чем не грозит?
   - Абсолютно безопасно. Даже если я захочу тебя убить, будущий мир совсем не изменится, во всяком случае, в моем варианте.
   - Спасибо, успокоил. У тебя хорошо получается.
   - Стараюсь.
   - Почему ты запомнил день, когда позвонить, и узнал, что я знаю? - Вопрос уже давно вертелся на моем языке.
   - Мне тоже позвонили, я не поверил и не пошел, потом всегда жалел. Это меня и подстегнуло заняться наукой, и тема времени стала для меня всем.
   Мое второе "я" не было полным моим отражением, и на нас не обращали внимания. Что похожи? Так мало ли на свете двойняшек и просто двойников. Да и кому мы здесь нужны?
   - Изучаешь ?...
   - Думал, буду другим в таком возрасте.
   - Может ты и будешь другим. Мы не одно и то же, хотя между нами есть что-то общее.
   - И давно ты скитаешься?
   - Прилично. Не сразу, конечно, далеко забирался. Люблю во всем системный подход, поэтому начинал буквально с се­кунд и минут. Сперва старался не встречать себя, потом на­чал за собой незаметно следить.
   - Я был когда-нибудь точно похож на тебя?
   - Да, когда я делал первые шаги и не забирался далеко. Потом пошла рябь. То ты не так одет, то в другом настрое­нии... Затем снова становился похожим.
   - Рябь!? - Я начинал привыкать к его жаргону.
   - Я забирался дальше - отличий становилось больше. Хо­рошо было наблюдать за людьми в переполненном автобусе. Сначала словно прокручиваешь одну запись - те же лица. Фразы. Потом что-то настораживает - не совпадает. Дальше двинешься - словно попал на другой маршрут. Назовем это размыванием русла.
   - Значит, время похоже на реку.
   - Причем, очень большую. Мне, во всяком случае, так пока­залось, ведь всей его сущности нам не понять. В конце концов, и атомы сравнивают то с планетами, то с облаками, но нам их не увидеть. А что говорить о времени! Мы представ­ляем его так, как нам удобней, но постичь его до конца, нам не дано. Может оно и река, но ведь маленький головастик, живущий в реке, не увидит ее полностью.
   - Мне всегда казалось странным, почему пространство тя­нется везде и видимо, а время для нас только миг - наше сейчас, прошлое - уже воспоминание, будущего еще нет - только предположения. А сегодня я тоже вообразил реку. Те­чет поток, и каждая капля его - свое пространство, свой миг вселенной. Капля сзади - прошедший миг, впереди - бу­дущий, а еще дальше - и спереди, и сзади - большая река. Спереди и сзади такие же миры, мало отличающиеся от наше­го, а продвинешься назад или вперед далеко - отличия будут большими, ведь поток, когда долго течет по одному месту, сам меняет его. Несет нас течение, меняется мир вокруг нас, как уходящие берега. Мы могли бы побывать и в прош­лом, и в будущем и ничего не нарушить - ведь они не наши, но не можем отстать от потока или обогнать его, плывем словно щепка по течению.
   - Все примерно так и есть, и так же мне представлялось. Но я кажется, был большим практиком, чем ты, и всегда хо­тел управлять щепкой.
   Это было действительно так - мне бы и в голову не приш­ло когда-либо проверять свои фантазии на практике.
   - И тебе удалось?
   - О практической стороне не стоит говорить, я чуть пос­тарше тебя, а техника не стоит на месте. Да суть не в ней, рано или поздно люди всегда начинают плавать по рекам, и по этой тоже.
   - И ты поплыл?
   - Не совсем, скорее пристал к берегу или бросил якорь.
   - Почему?
   - Получилось так проще - для начинающих. Я стал пости­гать реку, с ее рябью, волнами, водоворотами, переменчивым руслом. Потом научился двигаться к прошедшим берегам, там снова бросать якорь, мог повторять один день несколько раз.
   - А вперед, обгоняя течение?
   - Туда сложнее. Небольшие скачки ничего не дают, и так все можно предсказать, а дальше - не наше будущее, другие варианты. И еще одно: плыть назад было совсем легко, в смысле расхода энергии, и возвращаться на место тоже не вызывало проблем, а обогнать поток требовало очень больших затрат, и чем дальше, тем больше.
   - А может это тоже основной закон природы... - пришло мне в голову.
   - Не понял?
   - Насколько мы знаем мировые законы? При всех наших ам­бициях - самую малость. Они могут охватывать и более слож­ные взаимосвязи. Скажем в таком ракурсе: зайдешь в буду­щее слишком далеко - откроются новые технологии и источни­ки энергии, значит, и расход энергии на вход должен превы­шать их ресурсы. Иначе мы можем перераспределить энергию в потоке времени, а такое, видимо, не допускается.
   - Интересная идея. А прошлое, значит, более доступно - копайся в нем, сколько хочешь, нормы старыми способами не превысишь?
   - Получается так.
   - Тут ты меня несколько пугаешь, можно ведь и так по­вернуть: я не должен слишком много болтать о будущем, ина­че нарушу равновесие, тогда с нами что-нибудь случится.
   - Ну, уж это крайность. Вряд ли мы с тобой и с нашими знаниями так сильно нарушим баланс.
   - Будем надеяться.
   - Выходит, время - сплошной поток вариантов миров, один из них наш, за миг до нашего - другой и за ним еще и еще? Можно переходить из мира в мир, встречаться с самим собой, или, лучше сказать, с вариантами самого себя, и ни каких парадоксов, можно даже устроить многолюдную конференцию своих "я".
   - Похоже, так все и есть. Фантасты давно искали параллельные миры: вот они, но не в пространстве, а во времени, и чем дальше вперед или назад - тем более непохожие на наш. Река ведь подтачивает русло, и поток по иному зак­ручивается. И, похоже, есть свои сезонные изменения, и от­ражение погоды на речной глади.
   - А насколько трудно плавать во времени?
   - По - разному.
   - Как понимать?
   - Скажем, в привычных аналогиях, - влияют погода и во­довороты. Где-то продвигаешься с трудом, затрачивая много энергии, а иногда поток сам хочет тебя перебросить в дру­гую волну. И видимо, такое бывает. Порой кто-то или что-то пропадают бесследно, а иногда - словно само время кого-то выбросит из своего потока. Нюрнбергское дитя, например.
   - И у нас подобное не раз случалось.
   - Может, так и появляются пророки? Швырнет человека во­доворотом и снова вынесет домой - он и начинает вещать, ведь близкое будущее или прошлое хорошо сходятся. А там, сам, уверовав в себя или насмотревшись далеких вариантов, начинает по крупному пророчествовать, не всегда впопад. Вот и новый Нострадамус.
   - А с чего тебе захотелось встретиться со мной? Или прихоть гения?
   - Даже не знаю с чего начать, - он впервые замялся. - Хочу предложить обмен.
   - Ну да - обмен мирами, доплата по договоренности. И с чего бы? - Я был заинтригован.
   - Захотелось начать сначала. Мне кажется, я когда-то неверно жизнь повернул.
   - А не поздно исправлять?
   - Неужели я выгляжу настолько старым, и мне уже нельзя попытаться что-то изменить, тем более имея такой шанс?
   - Да не сказал бы. Но зачем обмен? Оставайся просто так, если приперло.
   - Ты подумай не только о технической стороне. Кто я бу­ду в таком случае - бомж?
   - Меня не радует попасть в будущее, к тому же не в мое. А запреты, о которых мы только что говорили...
   - Нам они побоку; законы, наверное, не столь суровы, чтобы засечь обмен, да и будущее не столь отдаленное. Что же касается выгоды - подаришь человечеству машину времени, со всеми вытекающими последствиями, вплоть до Нобелевской.
   - Кому нужна такая машина? Мы и свой мир плохо знаем, стоит ли в других копаться? Даже для историков не годится
   - при интересующих их сроках расхождения такие, что польза будет только романистам.
   - Пусть романистам, но и кроме них желающие найдутся.
   - Допустим, я согласился, но зачем тебя так тянет сюда? Я ведь лицо заинтересованное. Что... нет, кто тебе здесь
   так нужен?
   - Тебе, какая разница, ты ее еще не знаешь.
   - Вот оно как... И настолько серьезно?
   - Теперь, кажется, серьезнее некуда. Просто в свое вре­мя, когда выбирал пути, то, как всегда в таких случаях, чем-то пожертвовал, мимо чего-то прошел, а теперь, кажется
   - напрасно. Этот звонок мне жизнь перевернул! Я уперся в науку - думал, раз позвонили, значит можно сделать, тогда и я смогу - и сделал свою машину. А теперь готов ее первому встречному отдать, лишь бы попробовать начать сначала. -
   Видимо, первый встречный тебе не помощник, раз ты ко мне пришел.
   - Да. Выручай. Кстати, не переживай о своем обустройст­ве. Тебе уже не придется горбатиться на науку - и степени, и положение обеспечены. Официально будешь чистым админист­ратором - я все подготовил. В курс дела введу, дома остав­лены подробные инструкции - разберешься элементарно. Смотри
   - такого шанса больше не будет!
   - Да? Называется, заинтересовал. Надо подумать.
   - Не думай - махнем не глядя!
   - Ладно, инструктируй, и вот тебе ключи от квартиры. Тебе, наверное, нет необходимости рассказывать, где там че­го.
   Кафе готовилось к закрытию. Мы вышли. Дождь почти пе­рестал, но уже сгустились сумерки.
   Перейдя через дорогу, мы спустились к реке и пошли вдоль берега. Подойдя к ивняку, он вытянул из кустов ма­ленькую невзрачную лодку.
   - Оценил посудину?
   - Да уж? Не расплаваешься.
   - И не надо. Зато заметь - символично и не привлекает внимание. Ну, прощай?
   Я вскочил в лодку, он оттолкнул ее, и берег пропал в тумане и сумерках.
   Вот и все. С управлением как-нибудь разберусь, тем бо­лее мне не так далеко надо, чуть-чуть назад, потом где-ни­будь поболтаться, затем сделать один звонок. Думаю, и мне не помешает кое-что в своей жизни подправить. А Нобелевс­кую попробую толкнуть другому.
   И мне почему-то кажется, я не первый и, наверное, и не последний в этой цепочке.
  

Конец сезона.

  
   Море остыло. Берег опустел. Где недавно кипела шумная пляжная жизнь - тишина. Закрыты на зиму домики, сложены в аккуратные штабеля деревянные топчаны, снята с грибков пестрая ткань. Даже любители купаний в ледяной воде, забредающие сюда, исчезли, как только задули пронизывающие северные ветра. Время почти остановилось, мы коротаем его вместе со сторожем.
   Странный человек этот сторож. Он и внешне выделяется - чересчур светлый, нескладный, всюду плохо вписывается. Говорит с акцентом, словно язык только-только освоил. И имя у него необычное - Сатон, но всем представляется как Семен. Когда мы одни я стараюсь называть его правильно - ему приятно.
   Особо охранять в сущности нечего и не от кого. Один из домиков утеплен, там мы живем и порой целыми днями носа оттуда не показываем. Есть электрообогрев, но Сатон соорудил маленький камин для уюта, днем собирает сушняк и то, что выбрасывается морем, а вечером разжигает этот очаг. Когда сеет мелкий дождь и воет осенний ветер, оценишь по достоинству такое дополнение интерьера.
   Снова осенняя непогода и кажется, что вся жизнь берега сосредоточена в небольшой комнате, где тепло и уютно. А от скуки можно о многом поболтать, да и поиграть во что ни - будь.
  -- Нет, не получается у тебя с картами, - Сатон пока не раздражался, но похоже терпение начал терять.
   Я только молча кивнул в ответ.
  -- Давай попробуем в кости, стаканчик, и ты опрокинуть сумеешь.
   Я старался, как мог и кажется, игра пошла неплохо.
  -- Старая игра, а до сих пор жива. Наверное, потому, что и мир, и наша жизнь похожи на эти кости... - Сатон задумался. - Я сам сюда попал как игральная кость.
  -- Ты откуда?
  -- Сам не знаю и, наверное, этого ни кто не сможет сказать.
  -- Как такое может быть? Удивительно.
  -- Все относительно, для меня удивительно то, что мы с тобой запросто беседуем.
  -- А что в наших разговорах необычного? - удивился я. - Я не особо любопытный, но может, расскажешь о себе.
  -- Тебе можно, ты надежный, лишнего не разболтаешь. Если эту тему не раздувать, то разговор не столько обо мне, сколько о времени. Ты о нем задумывался, когда ни будь? А о том - можно ли во времени перемещаться читал?
  -- Сам знаешь, я читаю мало, да и то это твоя, на мой взгляд, излишняя настойчивость. Наш книжный завал и то не одолел, - я кивнул на захламленный угол.
  -- Скоро вечера будут длинными, все одолеем. Тебе расти надо, с твоими данными, мой книжный хлам - только начало. А пока слушай: каждое открытие всегда даст дорогу другому. Зачем книгопечатание если нет письменности, и не будет компьютера без транзистора. Однажды я понял - одна из самых дурацких выдумок человечества очень просто реализуется! Я случайно сопоставил несколько фактов и понял, что идея машины времени давно висит в воздухе, и не замечают ее только случайно. Конечно, это могут понять не все, нужен набор необходимых условий: желательно работать там, где используются самые крутые новинки электроники, нужно быть ассом в них, уметь и хотеть влезать в новую физику и наконец, абстрактно мыслить. Но таких личностей в миру немало, а тогда возможно такое же поветрие, как и изобретение колеса или паруса. Кто знает их авторов? Просто сложились условия, и все покатилось, и поплыло.
   Я попробовал выскочить вперед. Кто знает, опубликуй я свои идеи, могут зарубить и засекретить под солидно обоснованным предлогом, к которому не подкопаешься. Оказалось, даже без особых стараний к миниатюризации, можно изготовить опытный образец размером с брелок, что я и сделал. Но когда подобная вещь оказывается в руках, то они, эти ручки, ужасно чешутся - очень хочется поиграть кнопочками. А зря...
  -- Почему? - я был заинтригован, и такого рассказа не ожидал.
  -- Итак, мой брелочек заработал, - он аккуратно сложил кости в стаканчик и отодвинул его на край стола, - но лучше бы он сгорел!
   Я притих и внимательно слушал, стараясь его не сбивать.
  -- Образец был слабенький: плюс-минус год. В дальнейшем я собирался его доработать, в принципе, при его габаритах можно было прыгать даже на сотню лет. Но теперь я этим больше заниматься не собираюсь.
   Управление было предельно простым, даже ты с ходу сумел бы освоить. Нажал одну кнопку - скачек на год назад, нажал другую - на год вперед. Уже после первого скачка, мне показалось, что что-то не так, но было поздно.
   Год тому назад мир был не мой, я это понял сразу и машинально, не задумываясь, дернулся обратно. Но домой не вернулся - там, куда я попал, тоже все было иначе. Я запаниковал: прыгал в прошлое, будущее, старался вернуться в свое время, но только больше запутывался. Каждое перемещение сулило новую реальность, совершенно не связанную с той, от которой убегаешь.
   Я так и не сумел осмыслить калейдоскоп, в который попал, только осознал "де-факто", что мой мир был не один. Не такой уж я философ, чтобы это объяснить, но понял, что домой уже не вернусь, и стал приспосабливаться к жизни там, куда меня заносило. Если все было чересчур странным и невыносимым, я уходил и все начинал снова. Кажется, здесь я успокаиваюсь и возможно приживусь.
  -- Взглянуть на твое чудо можно? - не выдержал я.
  -- Разумеется, - он вытянул из кармана маленькую пластиковую коробочку, похожую на пульт автомобильной сигнализации. - Видишь, даже тебе подойдет.
  -- А ты не мог бы мне его подарить?.. - моим голосом кажется, управлял неуемный зуд приключений, который в нашем роду неискореним.
  -- А что, может это и надо сделать! Ведь так и я скорее вольюсь в жизнь, когда мосты сожжены. Но учти, я тебя обо всем предупредил!..
   -
   Пока я читал, Кот не сводил с меня глаз, и, казалось, боялся шевельнуться.
  -- Да... - я, наконец, нарушил тишину. - Мало мне было говорящего Кота, так он у меня еще и пишущий. Быстро ты это освоил...
  -- Честно говоря, с подобной штукой я уже был знаком, скажем, в одной из прошлых жизней, - довольно промурлыкал он, изображая скромность.
   - Я не про компьютер, а про твое сочинительство.
   - Обижаешь! - Кот нахмурился. - Это как раз и не сочинительство. Хотя конечно, раз уж ты меня допустил до компьютера, почему бы и таким хобби не побаловаться. Тем более после моих приключений есть, чем поделиться. Хоть на оплату Интернета заработаю. Только издаваться придется тебе, а мне прозябать в анонимных соавторах.
   - Это почему?
   - Кто же меня напечатает?! Зная ваши нравы, лучше со своими талантами не высовываться, тут же меня реквизируют для исследований. Ну, как коллега?
   - А что, - подстроился я в тон, - тем более что такие случаи, возможно, были и один из таких авторов, похоже, твой тезка.
   - Поясни... Это чей такой литературный памятник ты вспомнил?
   - Эрнст Теодор Амадей Гофман "Житейские воззрения Кота Мурра".
   - Н, да... Бывает же такое, - Кот задумался. - Не хочешь, а поверишь, что и там могло быть нечто подобное.
   - Ну ладно, это другой вопрос, вернемся к нашим баранам. Так ты хочешь сказать, что это все быль? Интересно... Особенно если учитывать твое темное прошлое и способности.
   - Давай я дальше отстучу, ты почитаешь с удовольствием.
   - Это мы успеем, а пока у меня есть время, просто побеседуем. Долго ждать, пока ты составишь автобиографию одной лапой.
   - Я разве против. - Кот поудобнее растянулся на письменном столе.
   - Значит, ты выцыганил у сторожа его брелочек?
   - Особо и стараться не пришлось, он уже до предела "насладился" своими скачками.
   - А ты как? Насладился?
   - Приключения я люблю, это моя большая слабость, но и я сыт ими по горло, пора и отдохнуть. И меня ваши края, в принципе, устраивают. Есть, конечно, мелкие претензии к этому миру, но я не раз на, своей шкуре, убеждался, что, делая лучше можно испортить хорошее.
   - Итак, если все это, правда, что же происходило с ним и с тобой? - Как не поверить в такие небылицы, если слышишь их от настоящего говорящего кота.
   - Итак, мой друг-сторож, оказался не так прост. Уважаю таких людей, которые могут спокойно изготовить вещь, способную перевернуть мир на уши. Но оказалось, что не все
   так, как он думал. Мир оказался не однозначен. Что-то понял и он, правда, с запозданием, кое-что сумел разнюхать я в своих "прогулках", а кое-что и вашем Интернете можно разыскать.
   - Что именно?
   - То, что истина строения мира может осуществляться во многих вариантах, до пяти.
   - Поясни...
   - Я как-то обитал у одного профессора, корифея - теоретика по таким вопросам, скажем на его счастье. Тайком от него, а иначе бы он ой как всыпал, я частенько хозяйничал в его компьютере и кое чего понабрался. Была у него одна интересная аналогия с сетью...
   - Давай, давай, - подзудил я Кота.
   - Я, разумеется, не рыбак, но сеть представляю, а ты тем более ее с граблями не перепутаешь. Так вот из каждого узелочка ее отходят четыре нити. Можно сказать, что две приходят и две уходят. Мой профессор нашу реальность с такими узелками сравнивал: прийти в нес можно из двух других, и выйти тоже в две другие. А откуда и куда, это как повезет: "орел" или "решка". И мир он представлял как множество таких реальностей, которые как бы и в одной вселенной, но друг другу не мешают. Каждая перемещается, квантами, по вероятностному пути, но внутри ее не ощущают скачков, потому что движутся неразрывно с ней.
   - Лихо плетешь, самому пора в профессора подаваться. Всегда удивляюсь, как в твоей голове подобные мысли размещаются.
   - Можно и в профессора податься, но не у вас. Не в обиду, не одни вы такие. Во многих мирах свои Павловы объявляются и нас ярлыки инстинктов навешивают. Но там, где и мы чуть развитее, а хозяева чуточку чутче, можно и коту в люди выйти. Впрочем, это я так, к слову, в светила лезть не по мне, а что касается моей головы, так ведь твой здоровенный компьютер способен лишь на то, на что и маленький ноутбук. А в родимой вероятности, оказалось строение моих мозгов удачнее, чем у ваших мартовских горлопанов. Но не
   будем отходить от темы. Так вот, мой профессор мир представлял в виде такой сети, но натянутой, скажем, на аэростат, он считал нашу вселенную замкнутой. А такая модель, в
   его представления, весьма удачна, она и замкнута и расширяется, когда шар надувают, и сеть сшита.
   - Уже целую вселенную сплел. - Кот и без этого меня всегда поражал, но чтобы такое...
   - Подожди, это еще не все! Я тебе недаром про пять вариантов промурлыкал. Это уже из вашей печати. Сложная моделька получается. Тут воздушным шаром или глобусом даже не пахнет. Если пять входов в реальность, да пять выходов, то с учетом замкнутости, такая сложная фигура получается, возможно, многомерная. И еще: ваши теоретики доказывают, что и пространство и время, в конечном счете, нарезаны порциями, где-то на микроуровне, отсюда видимо и выплывает такая вот дискретность реальностей, да еще с вероятностями.
   - И как эта сеть воспринималась, когда ты по ней разгуливал?
   - Снаружи мы ее никогда не увидим, а изнутри зрелище интересное. Когда ты со своим потоком - тишь да гладь, но когда скачешь по времени как блоха, много интересного
   насмотришься. Слушай, а что ты так увлекся, не захотел ли сам попрыгать, поскакать?
   - А если я у тебя эту коробочку попробую выклянчить, отдашь? - сначала я не думал об этом всерьез, но вдруг почувствовал, что зацикливаюсь на этой мысли.
   - Ты что хозяин, в своем уме?! Зачем тебе-то срываться неизвестно куда?
   - Что-то захотелось посмотреть мир во многих вариантах, - я чувствовал, что дурацкая мысль, зародившаяся во мне, упрямо крепнет. - Может, подаришь свою игрушку, а сам на спокое здесь останешься?
   - Я тебе плохого не хочу, да и как, и с кем, я здесь останусь?
   - Слушай, в отношении тебя, у меня сложился вариант просто замечательный. Мы тебя по серьезному нашей квартирной хозяйке представим.
   - Воображаю эффект! Ты жалко сам своей физиономии не видел, когда я, продрогший и промокший, к тебе в дверь поскребся и попросился впустить человеческим голосом. А я к тебе до этого давно приглядывался, и мне казалось, что ты кандидат в хозяева самый подходящий, здраво мыслишь и мозги предрассудками не засорены. Даже тебе такое переварить не сразу удалось, а где ей, слабой женщине.
   - Ничего мы ее осторожненько подготовим. Мне кажется, для вас обоих это будет самый идеальный вариант. Ты посмотри она, не зная тебя, как знаю я, так к тебе относится. Женщина она одинокая, что делать, если так жизнь сложилась. А когда будет ей дома с кем поговорить, а собеседник ты великолепный, то ее сердце просто растает. Считай, что и
   комната твоя будет и за Интернет она все твои расходы без звука оплатит. Тем более что ты ведь у нас кандидат в беллетристы. Вот и будете в соавторстве работать: ты писать, а она проталкивать. А между делом займешься улучшением местной породы кошачьих.
   - Это все, скажем текущие проблемы, но зачем тебя на приключения потянуло? Захотелось от многих жизней отхлебнуть?
   - А что собственно меня здесь держит? До конца я свою жизнь еще не обустроил, так какая разница, где это делать. Хотелось бы посмотреть и другие варианты мира. Кстати может я, что в этом брелочке и усовершенствую, если верить тебе, то начинка его по моему профилю. Давай признавайся, где ты свое "сокровище" запрятал и будем готовиться: ты к
   своему спокойному варианту, а я к переменам.
   - Учти, тебе круче моего придется, - продолжал уговаривать Кот. - Недаром прежний владелец этой побрякушки так устал. Мне что, паспортов и документов в большинстве случаев не надо. И еще одно предостережение по дружески: поосторожнее с модернизацией, слишком далеко лучше не прыгать. Я тут, обосновавшись у тебя, вашей прозой заинтересовался, есть там вещи интересные...
   - Что ты имеешь в виду? - я насторожился.
   - А то, не переусердствуй в перемене миров. В таких случаях уж лучше попасть в страну гуингмов, чем еху. Разумные животные, неважно кто лошади или другие, пожалуй, получше, чем люди-животные.
   - Уж не намекаешь ли ты, что и Джонатан Свифт тоже не весь век в своем мире сидел, - удивился я.
   - Свифт, может и нет, ну а если Гулливер, скажем лицо не совсем вымышленное, допустим им довелось как-то встретиться и хорошо побеседовать, - выложил Кот, хитро прищурившись.
   - Ну, ты и подвел!
   - А что? В таких случаях логика и дальше заведет.
  -- Учту твои предупреждения, но к этому вопросу мы еще вернемся...
   -
   Мы с Ингой старались сидеть тихо, и не мешать Олегу читать. Наконец он проглотил глазами последнюю пожелтевшую страничку и аккуратно положил ее в стопку прочитанных.
   - И как это понимать? - удивился он. - Шутники! Я их спросил о том, как они сумели так удачно найти друг друга, а они всучили мне какой-то фантастический самиздат и усадили в уголок.
   - Значит, ты так ничего не понял какая связь между этой рукописью и твоим вопросом? - уточнил я.
   - Считайте, что совсем ничего.
   - Придется разъяснить непонятливым товарищам, - я подсел поближе.
   - Я весь внимание, - съязвил Олег.
   - Это было не просто давно, а скажем много, много жизней тому назад. Я тогда тоже работал строителем, в принципе я кажется, все время что-нибудь строил, хотя и ломал тоже.
   Однажды, для того, чтобы начать строительство, пришлось разобрать почти целую улицу старых, но довольно уютных и крепеньких кирпичных домиков. Раньше там была тихая престижная окраина. И вот с трудом ломая один из этих теремков, где, похоже, долго и счастливо прожил жизнь какой-то академик, я наткнулся на замаскированную нишу. Клада в ней не оказалось, во всяком случае, в обычном представлении. А лежал там запаянный пластиковый пакет вот с этой рукописью и изящным брелочком, украшенным кнопочками. Было там еще несколько листочков, что-то вроде инструкции к брелку и предупреждение о том, что лучше им и не пользоваться.
   Что-то меня удержало от того, чтобы показать находку ребятам, я все это унес домой и там спокойно изучил. И конечно, как ты понял, несмотря на все предупреждения, меня
   потянуло ввязаться в продолжение описанной истории. Как я понял очередной хозяин этой штуки, в конце - концов, нашел удачный вариант жизни и прожил ее счастливо. Меня тоже потянуло на поиски счастья.
   Надо сказать, что терять мне было особо нечего. Жил я один, да еще в такое время и в таком месте, что казалось хуже и не бывает. Скажем период "абсолютного бардака".
   Весь свой мир, конечно, не охаиваю, пожалуй, в нем было немало светлых уголков, но только мне до них было не добраться. А вокруг меня то - ли время испортилось - все такая пакость. Даже то, что я был одинок и то закономерно: на общем фоне нормальная пара там смотрелась почти как "сексуальное меньшинство".
   И дернул я, напропалую, из этого мира. Много чего было: и лучше и хуже, сейчас все это уже воспринимается как огромная карусель, на которой уже кажется, что и не я вовсе кружился. Но закончилось это все же удачно - мы с Ингой встретились! И теперь после такой круглой совместной даты нам вполне понятно, что брелочек хорошо послужил и может теперь заслуженно отдыхать. Такая вот история...
   - Слушайте, а не подарите мне эту штучку? - Олег, кажется, не шутил.
   - Да ты что, с ума сошел? - Такой его реакции я не ожидал.
   - А что я теряю? Сами знаете, что я все не угомонюсь и жизнь свою не как не могу устроить. К вам у меня натуральная белая зависть. А лишних приключений я не боюсь.
   - Обратного пути не будет. Подумай! И мы друга потеряем.
   - Вам и без меня хорошо, а может я, наконец, себе счастье раздобуду. Раз уж не получается в нашей привычной реальности, так уж при таком многообразии выбора неужели чего-нибудь да не найду. Вообще знайте, я от вас теперь не отстану!..
   -
   Рукопись закончилась. Закончился и сезон. Когда все стали разъезжаться, я нашел эту рукопись, собранную из старых, пожелтевших, и совершенно новых страничек, аккуратно сложенной в тумбочке сдаваемого домика, а на ней лежал знакомый брелок. Вспомнилась прощальная фраза хозяина домика, когда я стандартно напомнил ему о том, все ли он забрал: - Если что и забыл, так уже не нужное.
   Ему это действительно стало ненужным, он уезжал не один. Я ненароком восстановил в памяти все его пребывание здесь, как они познакомились, как потом дня уже не проводили друг без друга. Они оба уезжали совсем другими.
   Произошла совершенно невероятная вещь, случайность из случайностей: круг вероятностей замкнулся и мой брелок снова у меня. Но вот нужды в нем уже нет. И у меня, кажется все обустроено: сезон здесь для меня последний и сторожить зимой я больше не останусь, хватит - адаптация закончена. Я определился и с работой, и в личном плане, так что искать варианты больше уже не буду.
   Для брелочка последний путь тоже определен: сегодня, когда, рассчитавшись окончательно, буду отсюда уходить, отправлю его в море с обрыва, у дороги. Пусть лежит на дне ни кого, не смущая, тем более что морская вода для него - среда полностью неприемлемая. А рукопись придется сжечь в камине, зачем лишний раз бередить умы.
   Вот и закончился сезон. Не только в обычном смысле. Закончился сезон прыжков по реальностям. На том глобусе, обтянутом сеткой, про который говорил Кот, он как бурная по-
   лоска. Раньше все спокойно - потому что там еще не доросли до таких скачков. Дальше тоже все тихо - там такое уже пережили и поняли, что все это по большому счету не имеет смысла, лучше изменять направленно свою реальность, чем наугад бросаться в чужие.
  
  
  
   Гусев В.П.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"