Бисеренко София: другие произведения.

Сладкая ложь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После падения Сириуса в Арку Смерти Гарри Поттер получает письмо от родителей. И привычный мир Гарри меняется. Оказывается, родителей убил Дамблдор, а Темный Лорд, наоборот, вернул их к жизни. Исполненный благодарности к величайшему Темному магу совеременности, Гарри принимает Метку и клянется в верности. Вскоре Дамблдор узнает что-то про аферу, которую намеревается провернуть Темный Лорд, но оказывается уже поздно. И правда, которую Гарри узнает перед помолвкой с Панси Паркинсон, уже ничего не может изменить для волшебного мира... Закончен.


   "Сириус мертв", - мысль билась в голове Гарри. Он не мог ни на чем сосредоточиться. Картина, как его крестный падает в Арку, вновь и вновь вставала у него перед глазами.
   Мыльная пена обволакивала грязную посуду. Гарри бездумно тер ее губкой, не понимая, что он делает.
   - Мальчишка! - вопль дяди Вернона около уха заставил Гарри вздрогнуть и уронить недомытую тарелку.
   - Ах, ты... наглый!..
   Гарри съежился, зная, что за этим последует.
   И он не ошибся. Один удар, второй, третий... В попытке защититься подросток выставил перед собой руку, которую тут же пронзила жгучая боль.
   - Убери грабли, ты, уродец!..
   А потом наступила темнота.
   Очнулся Гарри у себя в комнате. Как его сюда приволокли, он не помнил.
   Гарри попытался пошевелиться. Болело все.
   - Мама, - прошептал он. - Мама...
   Внезапно его внимание привлек шорох птичьих крыльев.
   - Букля? - спросил Гарри, но это была не Букля, а незнакомая сова. Крупная, темная. Увидев, что мальчик обратил на нее внимание, она скинула рядом с Гарри плотный конверт, покосилась желтым глазом и полезла наружу сквозь приоткрытую форточку, напрягая свои птичьи силы. Форточка была рассчитана на Буклю, которая была поменьше.
   Раскрыв конверт, Гарри вгляделся в неровные строчки.
   "Здравствуй, сынок!"
   Руки подростка задрожали. Откуда это письмо? Кто может называть его "сынок"?!
   "Гарри, милый. Это письмо действительно от нас, от твоих родителей. От Лили и Джеймса Поттеров. Наш друг вернул нас к жизни..."
   Буквы расплывались. Гарри отложил письмо, пытаясь совладать с собой. Его руки сами схватили конверт, в котором было что-то жесткое.
   Дрожа, Гарри разорвал пергамент и достал колдографию.
   Мир поплыл, когда он увидел изображенных на ней людей. С карточки ему улыбались и махали его родители. Отец целовал мать, а в руках держал "Ежедневный пророк", пальцем подчеркивая дату.
   Три дня назад.
   "...Гарри. Фотография - это портал. Выйди на улицу, надорви ее, и тебя перенесет к нам. Мы будем тебя ждать.
   Любящие тебя папа и мама".
   Папа и мама. Живы.
   Гарри выпрямился, не ощущая боли. Его родители живы. И Дурсли больше ничего не смогут с ним сделать.
   Он пошарил руками, наткнулся на только ему известную половицу, потянул ее наверх. Доска со скрипом отстала. Гарри сунул туда руку, достал волшебную палочку и мантию-невидимку. Больше ему ничего здесь не было нужно.
   Дверь была не заперта. Удивляясь такому поведению дяди Вернона, Гарри вышел наружу и аккуратно ступил на лестницу.
   - А, ублюдок! - радостный голос дяди сбил все хорошее настроение, но мальчик вспомнил, что это все кончится через минуту или две.
   - Проснулся, ленивая скотина! - продолжил дядя. - Иди, полей клумбы!
   Клумбы! О, да! Он польет клумбы!
   Гарри улыбнулся дяде Вернону самой жуткой улыбкой, которую он видел у профессора Снейпа, и выскочил за дверь.
   Дурсль что-то орал ему из дома, но Гарри на это уже плевал. Он проковылял по дорожке, вышел за калитку и активировал портал.
   ***
   Портал принес его в какую-то комнату.
   - Гарри? - голос, который он никогда не слышал раньше, но который мгновенно узнал, заставил его резко обернуться.
   - Мама!
   Рыжеволосая женщина обхватила Гарри.
   Вся тяжесть, которую мальчик копил все эти долгие годы, схлынула с Гарри, словно вода. Он вцепился в мать как утопающий. Костяшки его пальцев побелели.
   - Мама...
   - Гарри, маленький мой...
   - Мама...
   - Гарри? - мужской голос возник рядом. - Гарри...
   - Папа... - счастливо всхлипнул Гарри. - Папа!
   Джеймс Поттер обнял сына и улыбнулся жене. Лили ответила ему понимающей улыбкой.
   ***
   - Мама, - все повторял Гарри, снова и снова переживая вкус этого слова. - Мама... Папа...
   - Все хорошо, малыш, - рука отца погладила Гарри по голове. - Мы вернулись. Мы рядом.
   - А кто... кто вернул вас? - вдруг опомнился Поттер-младший. - Кто это ваш друг?
   - Тсс... все потом, - успокаивающе сказала мама, отцепляя пальцы сына от своей мантии. - Это долгая история...
   - Мерлин великий, - вдруг ахнул Джеймс Поттер. - Гарри... что с тобой?
   - А? - Гарри оглядел себя. - Что?
   - Мордредовы штаны, что это на тебе надето?! - подскочил Поттер-старший. - Что это за дерьмо?
   - Джеймс! - возмутилась Лили. - Не выражайся при нашем сыне!
   - Да ты глянь!
   Миссис Поттер перевела взгляд на Гарри и тоже ахнула.
   - Что... кто...
   - Это... Да так, мам, - Гарри поерзал. - Это так...
   - Немедленно снимай!
   Гарри вздрогнул, но потом улыбнулся и начал стягивать обноски Дадли. Прежняя жизнь казалась просто плохим сном.
   Синяки на теле сына заставили Лили Поттер тоже помянуть штаны Мордреда и Мерлина. Гарри на секунду задумался, были ли это одни штаны на двоих или же все-таки разные, как мама начала водить палочкой вдоль его спины.
   - Гарри, не двигайся. Кто тебя бил?
   - Да так...
   - Гарри Джеймс Поттер! - недовольно произнес отец. - Ты ведь понимаешь, что мы не простим тем, кто обижал нашего мальчика?
   - Дурсли, - неохотно поморщился Гарри, понимая, что теперь ему уже никто не страшен.
   - Я им задам! - прошипел Джеймс Поттер.
   - А я помогу тебе, - добавила Лили.
   ***
   Через полчаса Гарри был намазан заживляющей мазью и уложен в постель.
   - Гарри, я выявила у тебя три перелома. Полежи до вечера, ладно? - мама присела на краешек постели и протянула ему склянку с Костеростом.
   - Да, мама, - счастливо согласился Гарри. Костерост ему показался ничуть не противным. - А ты посидишь со мной?
   - Прости, дорогой, - Лили покачала головой. - У нас... у нас с папой есть дела. Но мы поговорим вечером.
   - Хорошо, я буду вас ждать, - закрыл глаза Гарри.
   ***
   Костерост действительно хорошо заживляет. Гарри буквально ощущал, как исчезают трещины в его ребрах, как уходит боль. Он валялся на кровати, уставившись в потолок. Чувство абсолютного счастья переполняло его. Это действительно великий день.
   - Гарри? - дверь в комнату открылась, и вошли родители. Гарри подскочил на кровати.
   - Мама! Папа!
   - Ты в порядке, маленький? - Лили взяла в свои руки лицо сына и с тревогой вгляделась. - Ничего не болит?
   - Нет, мама! - Гарри прижался к матери. - Мама, папа, я вас люблю.
   - Мы тоже тебя очень любим, - ладони Лили погладили Гарри по спине. - И теперь мы вместе.
   - Да, мам, - согласился Поттер-младший.
   - Кхм... Гарри, - мягко произнес его отец. - Нам нужно поговорить.
   - О, конечно, - Гарри отпустил мать. - О чем?
   - Тот друг, который помог нам воскреснуть... - аккуратно проговорила Лили.
   - Кто он? - нетерпеливо проговорил Гарри.
   - Тебя учили его ненавидеть, - помолчав, сказал Джеймс Поттер. - Но он тебе не враг.
   - Кто он?
   - А это я, - произнес еще один голос.
   Дверь открылась, и в комнату вошел...
   - НЕТ! - заорал Гарри, прыгая за кровать и судорожно пытаясь нашарить палочку в кармане.
   - Гарри, уймись, - строго сказал Джеймс Поттер. - Лорд не враг.
   - Но он же... Он же...
   - Лорд не убивал нас, Гарри, - улыбнулась Лили. - Так что подумай. Он, наоборот, вернул нас из загробного мира.
   - Но... кто... кто же тогда вас убил? - беспомощно произнес Гарри, переводя взгляд то на мать, то на отца, то на невозмутимо стоящего посреди комнаты Волдеморта.
   - Дамблдор, - произнес Лорд, и его глаза опасно блеснули красным. - Их убил Дамблдор.
   - А?
   - Гарри, сядь, - попросил отец, и подросток послушно забрался обратно на кровать, но все еще с опаской косясь на Волдеморта.
   - В ту ночь я не хотел убивать тебя, Гарри, - голос Темного Волшебника звучал без привычных ноток ненависти. - Я пришел к вам домой поговорить с твоей мамой. Ну, и отцом. Но я обнаружил тела твоих родителей и Дамблдора, стоящего над твоей кроваткой. Я попытался его убить, но старик сумел отразить мое заклятье... которое попало в тебя. Прости, Гарри.
   - Да, но... А как же тогда то, что было на кладбище?
   - На кладбище... Гарри, ты думаешь, что я на нем действительно воскрес? - Волдеморт усмехнулся. - Нет, это был спектакль. Я должен был убедить тебя в том, что действительно хочу твоей смерти. Мне не нужно было раньше времени раскрывать все карты.
   - А Седрик?!
   - Седрик? Седрик жив и здоров. Живет во Франции, куда его отправил директор Хогвартса. Мертв один из людей Дамблдора, который притворялся Седриком. Он хотел добраться до меня этим способом. Мой верный слуга Барти помогал тебе на том Турнире. Дамблдор отдал его дементорам. Жаль, что он не понял раньше, что его раскусили.
   - А...
   В голове у Гарри все перемешалось. Родители живы, Волдеморт не хочет его смерти... А на самом деле враг - Дамблдор...
   - Гарри, - голос отца вывел подростка из раздумий. - Мы понимаем, это тяжело принять. С самого детства тебя приучали к другому. Но все оказалось не так. Задавай вопросы, если хочешь. Мы постараемся тебе ответить.
   - А... да... - мысли скакали в голове, словно блохи.
   Трое магов в комнате терпеливо ждали.
   - А... а почему вы не... почему вы не стали убивать моих родителей? - озвучил первый пришедший на ум вопрос Гарри и покраснел, поняв, насколько он идиотский.
   - А зачем мне убивать своих верных сторонников? - наигранно удивился Волдеморт. - Твои родители были на моей стороне еще с конца школы. Правда, тайно. Мне нужны были шпионы в Ордене Феникса.
   - О! - лицо Гарри вытянулось.
   - Гарри, на самом деле большую часть того, что приписывают Пожирателям Смерти, творил Орден Феникса, - посерьезнела Лили. - Мы должны были выяснить, кто и как это все устраивает.
   - А!
   - Дамблдор как-то узнал про все это... - нахмурился Джеймс Поттер. - И... В общем, сам знаешь, что получилось. Прости, Гарри.
   - Я был бы и рад тебя защитить, - пожал плечами Волдеморт, - но я сам воскрес недавно.
   - А тогда, на первом курсе! - вдруг вспомнил Гарри. - Почему вы хотели меня убить?!
   Поттеры переглянулись. Волдеморт на секунду замешкался, затем покачал головой.
   - Гарри, это был не я.
   - А кто?!
   - Какое-то изобретение Дамблдора, - пожал плечами Лорд. - Он старый прожженный интриган.
   - А на втором курсе?! Дневник?!
   - А... - в глазах Волдеморта на секунду мелькнул огонь. - Это уже был мой артефакт. Но, сам понимаешь, его Дамблдор... хм... доработал.
   - О...
   - Гарри, ты ведь нам веришь? - с надеждой спросила Лили, заглядывая в глаза сыну. - Веришь?
   - Конечно, мам, - Гарри прижался к матери, такой теплой, живой и настоящей. - Я вам верю.
   ***
   Утром Гарри какое-то время не мог понять, где же он находится. Но потом события предшествующего дня нахлынули на него волной, заставив буквально выпрыгнуть из кровати.
   "Мама. Папа. Живые!" - билась мысль в мозгу подростка.
   - Гарри? - словно угадав, раздался голос откуда-то снизу.
   - Мама! - Гарри выскочил из комнаты и буквально кубарем скатился с лестницы.
   - Гарри, - голос отца остановил подростка. - А умыться ты не забыл?
   - О, точно, пап, - смутился Гарри и тут же помчался обратно - в ванную.
   Когда он спустился вниз, в столовою, то родители уже сидели за столом. Там же присутствовал и Волдеморт. В завтраке он, правда, участия не принимал, а сидел на высоком стуле, держа в руках бокал с чем-то красным.
   - Доброе утро, Гарри, - вежливо поздоровался Темный Лорд.
   - Эм... - смутился подросток. - Эм... Доброе утро... э... сэр...
   - Ты можешь звать меня "милорд", - кивнул Волдеморт. - Тебя это не смутит?
   - Эм... Нет, милорд, - облегченно выдохнул Гарри. - Мам, пап, доброе утро.
   - Доброе утро, сынок, - Лили Поттер отодвинула стул, приглашая сына сесть. - Как спалось?
   - Хорошо, спасибо, - счастливо улыбнулся Гарри. - Мам... Пап...
   - Да? - произнес Джеймс Поттер.
   - Я рад, что вы... что с вами все... все хорошо.
   - Спасибо Лорду, - отозвалась Лили. - Если бы не он...
   Гарри судорожно вдохнул. Полное и безоговорочное понимание, что его родители живы благодаря именно Волдеморту, наступило на голову, словно на грецкий орех. Воздуха не хватало.
   - Спасибо вам, милорд, - одними губами прошептал Гарри. - Я...
   - О, не стоит, - Темный Лорд отмахнулся, чем-то напомнив Люциуса Малфоя. - Это было несложно.
   - Я...
   - Так, давайте поедим, - нарочито бодро произнес Джеймс Поттер, закатывая рукава. - Гарри? Хочешь тост?
   Гарри моргнул, не в силах отвести взгляда от Темной Метки на руке отца.
   - Да, пап, спасибо...
   ***
   Воскресшие Поттеры жили в небольшом доме. Наверху располагалась спальня Гарри и кабинет отца, внизу - кухня, совмещенная со столовой и родительская спальня.
   Два дня Гарри ходил, пытаясь утрясти в голове то, что рассказывали ему родители и Темный Лорд. Волдеморт оказался хорошим, а Дамблдор - плохим.
   И от этого было больно.
   - Как ты думаешь, зачем он поместил тебя в дом Дурслей? - спрашивал Лорд, потягивая вино. - Если ты уж и был таким знаменитым, Мальчиком-Который-Выжил... Неужели ты был достоин такой жизни?
   - Нет, - хмурился Гарри. Все его вопросы, которые он прятал в душе, стесняясь задать себе, Лорд озвучил, словно читал его мысли. - Но тогда зачем?
   - Зачем? О, это легко объяснить. Ты помнишь те чувства, когда оказалось, что ты пойдешь в Хогвартс, где нет Дурслей? И что забрал тебя оттуда добрый дедушка Дамблдор?
   - Да...
   - Ты ведь верил ему, Гарри?
   - Да, милорд.
   - Ну вот, - пожал плечами Волдеморт. - Что и требовалось доказать.
   - И что мне теперь делать? - потерянно спросил Гарри.
   - А что бы ты хотел? - прищурился Темный Лорд.
   - Эм...
   - Ну, у тебя есть варианты. Ты можешь сделать вид, что все в порядке. Вернуться к доброму дедушке Альбусу и жевать его лимонные дольки. А можешь побороться за правду и справедливость.
   - На вашей стороне?
   - Угу.
   - Мне надо подумать, - закусил губу Гарри. - Я... Мне надо подумать.
   - Я не тороплю, - развел руками Волдеморт. - Думай. Только времени у тебя не очень много. Дамблдор может прознать, что ты исчез от Дурслей. И начнет искать. Рано или поздно тебе придется появиться у него перед глазами.
   - Кстати! - вдруг вспомнил Гарри. - А вы можете... вернуть Сириуса?
   Волдеморт замер.
   - Сириус Блэк упал в Арку, - поспешно добавил Поттер. - Он вроде как и не умер... Так можете?
   Темный Лорд покачал головой.
   - Прости, Гарри. Нужно тело... останки, в смысле. Если твой крестный упал в Арку Смерти, то с этим уже ничего не поделаешь.
   - Жаль, - горло сдавило. Гарри сглотнул, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. - Я... Ничего. Простите, милорд.
   Волдеморт ничего не ответил.
   ***
   - Я не понимаю, зачем вы напали на меня в Министерстве, - задал вопрос Гарри, когда Волдеморт явился в дом Поттеров через три дня.
   - Я? Я пытался позвать тебя. А Дамблдор вмешался в мои планы, - покачал головой Темный Лорд. - Тебя вообще никто убивать не хотел. Вы сами на моих людей налетели, как стая бешеных обезьян.
   Гарри фыркнул. Подобная шутка из уст самого Темного волшебника звучала непривычно.
   - Угу, - кивнул Волдеморт, глядя на веселящегося Гарри. - Мне всего-то шарик был нужен. С пророчеством. Мой человек передал мне лишь часть от него.
   - А, там где говорится, что в конце седьмого месяца родится тот, у кого хватит силы победить Темного Лорда? - поинтересовался Поттер.
   - Ты знаешь его целиком? - Волдеморт подался вперед.
   - Мне рассказал его Дамблдор, - пожал плечами Поттер. - Я могу рассказать с его слов.
   - Так чего ты молчишь?! - рявкнул Лорд и тут же успокоился, увидев, как отшатнулся Гарри. - Извини. Ты... Ты должен понимать... Расскажи, пожалуйста.
   - "Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца... и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца", - проговорил Гарри, тщательно вспоминая то, что рассказал ему Дамблдор.
   - О! - произнес Волдеморт, задумавшись. - Хм. Гарри, извини. Я буду вынужден покинуть тебя на некоторое время.
   - Ничего страшного, милорд, - пробормотал подросток вслед удаляющейся фигуре Темного Лорда.
   ***
   - Мам, а почему Лорд не спросил содержание Пророчества у Снейпа? Он ведь его тоже знал, - поинтересовался Гарри за ужином.
   - Северус знал только часть Пророчества, - покачала головой Лили, накладывая сыну картофель с овощами. - Ведь именно он принес ее милорду.
   - Так Дамблдор рассказал его не только мне, но и Снейпу, - пожал плечами Гарри.
   - В смысле? - Джеймс Поттер изменился в лице. - В смысле - "и Снейпу"?
   - Ну, в Отделе Тайн было сражение, когда шар с Пророчеством разбился... - пустился в объяснения подросток.
   - Мы знаем об этом, - нетерпеливо перебила сына Лили. - Что там со Снейпом? И с Пророчеством?
   - Дамблдор рассказал его содержание некоторым членам Ордена Феникса, - терпеливо пояснил Гарри. - Ну, там был и Снейп.
   - А Снейп там откуда?
   - Так он же... он же в Ордене состоит. Ордене Феникса, - недоуменно похлопал глазами Гарри. - А вы что... не знали? - добавил он, глядя в ошеломленные лица родителей.
   - Я к Лорду, - Джеймс Поттер бросил вилку, которой уже хотел ткнуть печеную картошку. - Это...
   - Я с тобой, - кивнула Лили.
   Поттеры-старшие тут же аппарировали, оставив Гарри в одиночестве.
   ***
   Домой родители Гарри вернулись только на следующий день ближе к полудню.
   - Снейп оказался предателем, - хмуро произнес Джеймс вместо приветствия, снимая белую маску Пожирателя. - Он... Он предал Лорда.
   - Повелся на россказни Дамблдора, - грустно заключила Лили, скидывая черный плащ.
   Видеть родителей в подобном облачении было очень... странно.
   - Я всегда чувствовал, что он гад, - пробормотал Гарри, отгоняя плохие мысли и обнимая мать с отцом. - Я вас ждал.
   - Да, милый, - Лили поцеловала сына в макушку.
   - Лорд убил его? - поинтересовался подросток.
   - Пока еще нет, - ответил отец. - Он долго притворялся. Быстрая смерть будет для него наградой.
   - Так ему и надо, - Гарри прикрыл глаза. - Он издевался надо мной все эти пять лет. Ненавижу.
   - Сколько хороших людей умерло из-за него, - сквозь зубы проговорил Джеймс Поттер. - Если бы... Если бы мы знали раньше.
   - Все наладится, - прижалась к мужу Лили. - Я уверена.
   - Конечно, наладится, - грустно кивнул Поттер-старший.
   ***
   В кабинете отца было странно видеть книги по Темным Искусствам.
   - В них нет ничего плохого, - пояснял Джеймс Поттер смущенному сыну. - Вообще нет точного критерия, по которым то или иное заклинание можно отнести к Темным или Светлым. Вот смотри - Авада Кедавра. Безболезненное заклинание. Умирать от него не больно, говорю по собственному опыту. Просто отделяет душу от тела. Но тем не менее - оно Темное, к тому же Непростительное. Почему? Потому что так сказало Министерство. Секо гораздо больнее. Но Темным не считается. Почему? Опять же - потому что так сказало Министерство.
   - А Круциатус?
   - Круциатус не вредит организму так, как другие способы, - пожал плечами Поттер-старший. - Это фантомная боль, идущая от нервных окончаний. Ни переломов, ни ожогов, ничего. Отлежался и пошел как новенький. Больно, да. Но не смертельно.
   - А Лонгботтомы? - нахмурился Гарри, пытаясь сообразить. То, чему его учили раньше, расползалось, как гнилые нитки.
   - Ну, знаешь, - развел руками отец. - Водой тоже можно отравиться. Если выпить сразу десять литров. У человека тоже есть свои пределы выносливости.
   - Хм...
   После ухода отца Гарри долго сидел, уставившись в пространство перед собой. Было тяжело переосмысливать все. Он до сих пор не мог привыкнуть к мысли, что у обоих самых близких и дорогих ему людей на левых руках были Темные Метки. Он со страхом и волнением смотрел на черные плащи и серебристые маски. А теперь и книги. По Темным Искусствам...
   Гарри протянул руку и взял с полки одну из книг.
   "Ритуальная магия: со времен Мерлина и до наших дней".
   Первая же случайно открытая страница едва не заставила его завтрак выпрыгнуть наружу. На развороте красовалась очень подробный рисунок, изображавший снятие кожи с живого человека. Учитывая, что книга была магическая, люди на рисунке двигались, и все их манипуляции были очень хорошо различимы.
   Гарри поспешно перевернул пергаментный лист.
   "...необходимо помнить о подкожных венах. Ежели кровотечение сильное будет, то смерть наступит быстрее, чем кожа снимется. Поэтому..."
   Подросток захлопнул книгу. Нет, это ужасно. Но... неужели его родители делают то же самое?!
   Поставив книгу на место, Гарри решил взять что-нибудь попроще. И не такое отвратительное. Пальцы его пробежались по корешкам, зацепились за один.
   "Заклинания, коими убить можно".
   Книга была старой, потрепанной.
   "Первое правило, кое помнить должно: любое заклинание годится для лишения жизни..."
   Гарри быстро пролистал книгу, но не обнаружил вообще никаких картинок. Это радовало. Еще что-нибудь похожее на то, что он увидел в первой книге - и он зря обедал.
   Поджав ноги, он устроился в кресле и погрузился в чтение.
   ***
   Лорд больше не приходил. Родители часто отлучались, оставляя Гарри одного. Одиночество его не тяготило. Мальчик много времени проводил за чтением книг в библиотеке, постепенно понимая, что деление магии на Темную и Светлую - придумка Министерства.
   А в один из дней Лили и Джеймс пригласили Гарри на встречу Пожирателей.
   - Лорд дал добро, чтобы ты присутствовал, - пояснил Джеймс. - Нет, если ты не хочешь, никто не заставляет.
   - А как... как другие отнесутся? - с испугом проговорил Гарри. Ему очень не хотелось, чтобы о нем узнали другие Пожиратели.
   - А другие не будут знать, - пожала плечами Лили, протягивая сыну точно такой же черный плащ и маску, как и у нее. - Лорд не хочет пока никому сообщать о тебе.
   - Тогда ладно, - вздохнул подросток и взял протянутое облачение.
   Поттеры аппарировали к большому поместью. Отец двинулся ко входу, Гарри поспешил за ним. Лили же шла следом за Гарри.
   Гарри даже не пытался запомнить дорогу, пока они шли по длинным коридорам огромного дома, похожего на дворец.
   Зал, куда его привели родители, был большой и богато отделанный. Гарри лишь хлопал глазами, взирая на всю эту роскошь. Он так и стоял, пока чувствительный тычок отцовского пальца не заставил прийти в себя.
   Фигуры, облаченные в черные балахоны, по очереди подходили к сидящему на троне Темному Лорду и целовали край мантии. Гарри смотрел, как перед Лордом склонился отец, затем мать...
   Вздохнув, Гарри последовал их примеру.
   Когда он встал на свое прежнее место, то заметил удовлетворение в глазах Лорда.
   - Мои верные слуги! - провозгласил Волдеморт...
   Гарри стоял, обмирая, не слыша ничего, что говорил Лорд. Ему все казалось сном. Не верилось, что он стоит среди своих врагов...
   "Бывших врагов", - подсказало подсознание.
   Гарри скосил глаза налево, направо. Не так уж и много людей.
   Волдеморт закончил речь и начал раздавать указания. То один, то другой Пожиратель, поклонившись, покидал зал.
   Наконец, в Зале остался один Гарри.
   - Подойди, - наконец проговорил Темный Лорд.
   Фигура на троне была ничуть не похожа на того Лорда, который приходил в дом Поттеров, с кем Гарри так тепло общался. Этот Лорд был исполнен величия и огромной силы.
   На негнущихся ногах подросток подошел к Волдеморту и, повинуясь неясному чувству, преклонил колени.
   - Хорошо, - прошелестел голос над головой Гарри, заставив того вздрогнуть. - Мой юный друг...
   - Милорд, - хрипло произнес Поттер-младший, чувствуя, что что-то должно произойти.
   - Встань, - холодно приказал Волдеморт, и Гарри поспешил подняться. - Посмотри мне в глаза.
   Гарри уставился в глаза с красной радужкой, ощущая, как странная сила затягивает его куда-то... Воспоминания прошедших дней вихрем пронеслись у него в голове.
   - Мой юный друг... Ты готов присоединиться к моим последователям? - голос Лорда завораживал.
   Подросток сглотнул, закусил губу.
   - Я не торопил тебя, - продолжил Волдеморт через какое-то время, видя, что Гарри не говорит ни "да", ни "нет". - Но ты должен понимать, что...
   Гарри собрался с мыслями.
   Его родители живы. Живы, благодаря этому магу. Потому что именно Темный Лорд их воскресил. А убил их как раз Дамблдор.
   - Я согласен, мой Лорд, - твердо произнес подросток. - Я... я почту за честь.
   - Отлично, - усмехнулся Волдеморт. - Закатай левый рукав.
   Гарри дернулся, но послушно обнажил предплечье...
   Темная палочка из тиса прижалась к коже, на которой тут же стали проступать черные контуры. Гарри сжал зубы от пронзившей руку боли. Он едва удержался, чтобы рефлекторно ее не отдернуть.
   - Молодец, - одобрительно произнес Лорд, убирая палочку после того, как Темная Метка проявилась на руке Гарри полностью. - Служи верно.
   - Да, мой Лорд, - едва слышно ответил подросток и, секунду помолчав, добавил: - Я клянусь в этом. Клянусь... служить вам верно... что бы ни случилось.
   Когда он произнес последнее слово, Волдеморт хмыкнул. В его голосе слышалось довольство.
   - Я не ожидал, что ты решишься принести мне клятву, Поттер. Было достаточно того, что ты принял Метку. Но... Если уж ты сам этого захотел... - голос Волдеморта внезапно опалил, словно огнем. - За нарушение ее я спрошу с тебя полностью. Ты. Это. Понимаешь?!
   - Да, мой Лорд, - зажмурившись, проговорил Гарри. - Я понимаю.
   - Гриффиндорец, - произнес Волдеморт неожиданно спокойно. - Иди. Придешь по зову. Родители... расскажут тебе, что и как.
   - Да, мой Лорд. До свидания, - пробормотал подросток, поспешно выскакивая из зала.
   И какая сила дернула его вообще об этой Клятве вспомнить?!!
   Из Зала он выскочил прямо в объятия Поттеров-старших.
   - Так. Сперва домой, - безапелляционно заявил Джеймс. - И уже дома все...
   Лили согласно кивнула.
   Гарри последовал за родителями за антиаппарационный барьер. Руку жгло. Он шагал и не верил, что теперь... теперь он один из тех, кого ненавидел меньше, чем месяц назад... Рывка аппарации он даже не почувствовал.
   И лишь появившись в знакомой обстановке столовой, Гарри всхлипнул и осел на пол, позволяя нервному напряжению взять верх.
   - Так, это не дело! - бодро заявил отец, усаживая сына на стул. - Мать, где у нас лучшее вино?!
   Лили кинулась куда-то. Через минуту она вернулась, принеся пыльную бутыль.
   - Сын, это надо отметить, - торжественно заявил Джеймс Поттер. - Сегодня, двадцать первого июля, случилось одно из важнейших событий в твоей жизни. Поэтому сегодняшняя дата провозглашается твоим вторым днем рождения.
   - Мам... - слезы хлынули из глаз Гарри. - Пап...
   - Мы гордимся тобой, сынок, - произнесла Лили, ласково глядя на плачущего Гарри. - Ты даже не представляешь, как мы ждали этого дня, маленький наш.
   Отец же молча всунул в руку сына бокал с вином.
   Тепло разливалось по телу Гарри. Он не знал, то ли это действие алкоголя, то ли странное, непривычное чувство счастья от того, что самые родные люди рады за него.
   ***
   Чем ближе был день рождения, тем больше Гарри волновался. Он понимал, что все пройдет очень необычно. Действительно, он первый раз за много лет отпразднует его с родителями. Самый первый год не в счет - он его просто не помнил.
   Но, как говорится, "человек предполагает..."
   В один из дней его разбудила мама.
   - Гарри, просыпайся!
   - В чем дело, мам? - Гарри нащупал свои очки.
   - Гарри, - Лили серьезно посмотрела на сына. - Слушай. У нас мало времени. Альбус Дамблдор до сих пор думает, что ты у Дурслей... Не перебивай, - она подняла руки, видя, что Гарри пытается что-то возразить. - Там рядом живет один из людей Лорда, держит мою разлюбезную сестрицу, ее сына и мужа под Империо, иногда изображает тебя перед соседями. Лорд не хочет, чтобы Дамблдор прознал о том, что ты уже не там. Но Дамблдор прислал тебе сову. И он собирается тебя забрать оттуда... - Лили взмахнула палочкой, и перед ней появились светящиеся цифры, показывающие часы и минуты, - ...через сорок четыре минуты. Гарри. Очень важно, чтобы Дамблдор ничего не заподозрил. Гарри. Ты умеешь скрывать свои мысли?
   - Нет, - Гарри сглотнул. - Дамблдор велел Снейпу меня научить... Но ничего не получилось.
   - Снейп... - скривилась Лили. - Ладно, я так и думала. Держи, - с этими словами она всунула в руки Гарри небольшую подвеску в виде змеи. - Этот амулет защитит твое сознание от чужого вторжения. Но он не очень сильный. Дамблдор сильный легилимент. Он вскроет защиту амулета на раз-два. Поэтому не допускай, чтобы Дамблдор тебя в чем-то заподозрил и не начал усиленно вторгаться в сознание, ты понял? И... Никому, никому не доверяй. Даже тем из Слизерина, кто уже носит метку Лорда. О тебе знаем мы и Лорд. О том, что Лорд вытащил нас с той стороны, тоже мало кто знает. Мы... мы свяжемся с тобой.
   - Хорошо, мам, - кивнул ошарашенный Гарри. - Я... я понял.
   - Молодец, мой хороший, - Лили потрепала сына по голове. - Я в тебя верю. Не разочаруй нас с папой... и Лорда, ладно?
   - Да, - кивнул Гарри.
   ***
   Они едва успели. Гарри пробрался в знакомый дом Дурслей, прячась под мантией-невидимкой. Его тетя, дядя и жирный кузен смотрели на него осоловевшими глазами, словно не узнавали.
   Похоже, так проявлялось Империо.
   Дамблдор появился минута в минуту. Едва раздался звонок в дверь, Дурсли встрепенулись. В их глазах зажегся огонек жизни.
   - Эм... Я к мистеру Поттеру, - сообщил директор Хогвартса открывшему дверь Вернону.
   Вернон Дурсль кивнул Гарри, и тот, волоча за собой чемодан, куда в спешке были напиханы школьные учебники, вышел во двор.
   - У тебя все в порядке, мальчик мой? - обеспокоено поинтересовался Дамблдор.
   От его любезного тона Гарри чуть не перекосило. Он не мог понять, как можно было быть слепым столько лет, не понимать, насколько Дамблдор лжив.
   - Да, все в порядке, - стиснув зубы, ответил Поттер и добавил, видя, что на лице директора по-прежнему тревожное выражение. - Все хорошо.
   Змейка на цепочке болталась на шее под рубашкой, напоминая Гарри о том, что у него есть те, кто по-настоящему о нем заботится.
   Дамблдор протянул Гарри руку, и они аппарировали на площадь Гриммо.
   ***
   Гарри устроился в одной из комнат, хотя ему предлагали комнату Сириуса. Он физически не мог заставить себя даже просто войти в нее.
   "Сириус... Что ж ты так, Бродяга?" - закусывал губу Гарри каждый раз, когда проходил мимо двери в комнату.
   Но, с другой стороны... Сириус был членом Ордена Феникса. Того самого Ордена, который собирался здесь уже год. В этом самом доме. Доме, который принадлежит ему, Гарри.
   В первый же день, когда Гарри и Дамблдор появились в доме на площади Гриммо, Дамблдор призвал Кричера, домовика, чтобы тот подтвердил, что Гарри действительно является владельцем дома. Домовик впал в истерику, проклиная всех на свете, но потом вдруг пристально посмотрел на Гарри, моргнул и внезапно поклонился с уважением.
   - Что это с ним? - Гарри недоуменно посмотрел на Дамблдора.
   - Возможно, он одумался, - директор Хогвартса пожал плечами. - Но, в любом случае, это хорошо, что Кричер тебя признал.
   - Да, сэр, - согласился Гарри.
   После разговора с Дамблдором прошло два дня. Орден пока не собирался, и Гарри почти все время проводил в библиотеке. Но вид полупустых полок заставлял его сердце больно сжиматься.
   - Кричер! - позвал он домовика, когда это стало невыносимым.
   - Да, сэр, хозяин, сэр, - отозвался эльф, глядя на Гарри со странным трепетом.
   - Где книги?
   - Оооо... эти предатели... грязнокровки... старый Кричер не смог... не смог их защитить! Они все выкинули! Все! - домовик принялся выкручивать себе уши.
   - Так, прекрати! - рявкнул Гарри. - Верни все, что они выкинули.
   - Оооо... Сэр Гарри Поттер - истинный хозяин! - радостно воскликнул Кричер. - Кричер вернет, вернет все!
   Внезапно левую руку опалило, словно огнем. Гарри машинально потер ее. Уши домовика приподнялись в удивлении, но по его мордочке было видно, что жест Гарри был ему знаком.
   - Никому ни слова, слышишь? - злым шепотом произнес подросток. - Никому, а то...
   - Да, сэр, - горделиво выпрямившись, ответил домовик. - Кричер никогда не выдаст вашей тайны никому из грязных предателей. Кричер уважает ваш выбор и ценит его.
   Метка жгла. Гарри поднялся с кресла, на котором сидел, и спустился вниз, на первый этаж. К его счастью, внизу никого не было. Гарри распахнул входную дверь и вышел на улицу. И лишь отойдя как можно дальше от дома, он аппарировал, ориентируясь на зов Метки.
   Метка привела его в тот дом, где он был с родителями на собрании Пожирателей. Следуя за магическим зовом, Гарри шел по лабиринту коридоров и вскоре попал в какой-то кабинет. Темный Лорд сидел на кресле у камина.
   - Ты пришел, - вместо приветствия произнес Волдеморт.
   Гарри склонился в поклоне, приблизившись к Лорду.
   - Ты не передумал служить мне? - прошелестел голос.
   - Нет, мой Лорд, - сглотнув, ответил Гарри. - Моя жизнь и судьба принадлежат вам.
   - Это хорошо... Поттер... Ирония судьбы... Хех. Но ладно. У меня есть для тебя задание.
   - Да, мой Лорд.
   - Ты должен убить Альбуса Дамблдора.
   Гарри опешил. Убить директора Хогвартса? Могущественнейшего волшебника?! Да он его в пыль сотрет!
   - Ты сомневаешься, Поттер? В моем приказе?
   - Нет, господин, - испугался Гарри. - Я... я пытаюсь придумать, как это можно сделать.
   - Придумай. И... не разочаруй меня.
   - Да, мой Лорд.
   - Никто не должен знать о нем. Чем быстрее ты это сделаешь, тем больше будет твоя награда. И... пожалуй, я не оставлю тебя одного в Хогвартсе. Один из учеников будет рядом с тобой. Ты всегда сможешь рассчитывать на его помощь. Ты можешь наказывать его, если вдруг он посмеет тебе возражать.
   Гарри смутился. Он не привык распоряжаться и командовать кем бы то ни было.
   Дверь скрипнула. Кто-то вошел в кабинет. По шороху одежды Гарри понял, что этот человек поклонился Волдеморту.
   - М-милорд, - в голосе пришедшего звучал страх.
   Голос показался знакомым.
   - Ты? - Гарри вскинул голову.
   - Поттер?! - изумился до крайности Драко Малфой.
   - Что ты здесь делаешь?! - хором рявкнули оба, забыв о присутствующем Лорде.
   Но Лорд не забыл. Его палочка взметнулась в воздух, и Малфой упал на пол, забившись в судорогах, и пронзительно закричал от нестерпимой боли. Гарри взирал на это с ужасом - видеть, как человека пытают Круциатусом, пусть даже и Хорька, зрелище не из приятных.
   Наконец, Волдеморт спрятал палочку.
   - Ты обнаглел, Малфой.
   - Милорд... простите, - униженно залепетал блондин, едва сдерживая слезы. - Я... я забылся...
   - Еще раз ты посмеешь проявить непочтение...
   - Никогда, милорд...
   - Хорошо, - Волдеморт спрятал палочку, делая вид, что не замечает напряжения Гарри. - Драко. Ты должен будешь доказать мне свою верность. Доказать, что достоин.
   - Да, милорд, - едва слышно прошептал Драко. Пот градом катился по его вискам. Гарри видел застывший ужас на лице Малфоя, так непохожего на того чопорного блондина, который доставал его в школе.
   - Гарри Поттер получил от меня задание. Твое же задание будет помогать ему. Всячески. Ты понял?
   - Да, милорд.
   - Хорошо. Идите.
   - Да, господин, - поклонился Гарри.
   - Да, милорд, - отозвался следом Драко.
   ***
   Недруги вышли из кабинета бок о бок. Оказавшись за дверью, Малфой обессилено прислонился к стене.
   - Малфой, ты в порядке? - поинтересовался Гарри.
   - Поттер... Поттер, твою мать... - истерично всхлипнул блондин. - Твою ж...
   - Эй, Хорек, алё! - Гарри поводил рукой перед носом Малфоя. - Ты в своем уме?
   - Знаешь, не уверен! - с внезапной злостью проговорил Драко, выпрямляясь. - Кто бы мог подумать, любимчик Дамблдора - и на коленях перед Лордом.
   - Кто бы мог подумать, Принц Слизерина - и хнычет, как девчонка! - не остался в долгу Поттер.
   - Ты... - Драко выхватил палочку и наставил на Гарри. - Ты... Ступефай!
   - Экспеллиармус! - гаркнул Гарри, уворачиваясь от заклятья Драко. Но тоже промахнулся.
   - Круцио! - внезапно раздался голос за спиной Малфоя. Гарри с ужасом взирал на темную фигуру Лорда, появившуюся из кабинета и направлявшего палочку на Драко, снова подвергая того пыточному заклятью.
   Малфой истошно кричал, царапая пол скрюченными пальцами, а заклятье все длилось и длилось.
   - Ты, видимо, плохо меня понял, маленький Драко, - с каким-то удовлетворением в голосе произнес Волдеморт, убрав, наконец, палочку. - Я приказал тебе слушаться Поттера, а не нападать на него. Или... это твой способ проявлять послушание? Если так... То мне не нужны такие слуги. Пожалуй... - Лорд вскинул палочку.
   - Нет, милорд, умоляю, - просипел Драко, хватая полу мантии Лорда. - Умоляю, я... я не буду больше так. Я... я верен вам. Я повинуюсь вашей воле...
   - Поттер? - Лорд перевел взгляд на замершего Гарри, который был не в силах отвести глаза от униженно корчившегося Малфоя. - Если ты не хочешь, я дам тебе другого помощника.
   - А? - опомнился Гарри. - Нет... Нет-нет, мой Лорд. Все хорошо. Мы... мы справимся вместе.
   - Вот и ладно, - в глазах Волдеморта сверкнули красные искры. Он развернулся и снова исчез в кабинете.
   Наступила тишина, перебиваемая лишь всхлипами Малфоя. Гарри направил на него палочку, вспоминая исцеляющие заклятья, но ни одного не вспомнил.
   - Поттер, - выдохнул Малфой. - Ну, давай. Добавь.
   - Чего добавить? - недоумевающе поднял бровь Гарри.
   - Добавь еще и от себя, - Драко с трудом сел. - За непочтение.
   До Гарри доходило с трудом.
   - А... Нет, я не буду, - он спрятал палочку и сел рядом с Малфоем. И вдруг невпопад добавил: - Извини.
   Малфой сглотнул.
   - Поттер. Я приношу тебе свои извинения за нападение, - мертвым голосом произнес он. - Я полностью готов выполнять твои распоряжения.
   Гарри вздохнул и поднялся на ноги. Драко поднялся следом. Он старательно пытался скрыть свои эмоции и то, как ему плохо после Круциатуса.
   - Ты знаешь, где здесь можно выпить чаю? - поинтересовался Поттер.
   - Да, конечно, - на лице Малфоя мелькнуло странное выражение. - Мы же в Малфой-мэноре.
   ***
   Малфой привел Гарри в небольшую комнату с креслами. Там же стоял журнальный столик.
   - Лорд сказал, что о тебе никто не знает, - закусывая губы, проговорил Драко. - Поэтому... Поэтому мы попьем чай здесь, если ты не возражаешь. В других местах... может кто-нибудь появиться.
   - О, я не возражаю, - нарочито весело сказал Гарри. - Здесь уютно.
   - Рад, что тебе нравится, - кивнул Малфой. - Какой чай желаешь?
   - Да любой... Простой какой-нибудь.
   Драко постучал пальцем по столу, и рядом появился лопоухий домовик.
   - Принеси чай и что-нибудь к нему.
   Эльф кивнул и исчез. Через секунду на столике возникли две чашки с чаем, чайник и блюдо с круассанами.
   - Что-то еще, Поттер? - аккуратно выговорил Драко. Чувствовалось, что все это дается Малфою с трудом.
   - Нет, спасибо, Малфой, - поблагодарил его Поттер, отхлебывая действительно вкусный чай.
   Блондин тоже взял чашку, и только тогда по ряби в чашке Гарри понял, как сильно трясутся у того руки.
   - Я не знал, что Лорд так поступит, - со вздохом признался Гарри.
   - Как?
   - Что определит тебя мне в помощники, - хмыкнул Поттер. Вся ненависть к Хорьку куда-то испарилась. Он не мог заставить себя ненавидеть этого запуганного мальчишку, который только что схлопотал два Круциатуса от самого Лорда. - Если бы я мог отказаться...
   - Так отказался бы, - вдруг с ненавистью проговорил Малфой. Чашка опустилась на блюдце со стуком. - Он же спрашивал тебя. Предлагал другого помощника.
   - Чтобы он тебя убил?
   - А какая тебе разница? - вдруг прошептал Драко. - Ты всегда меня ненавидел.
   - Мне не нужно, чтобы ты умер! - возмутился Гарри.
   - А... Да, точно, - словно опомнившись, проговорил Малфой и дернулся. - Ну, у тебя есть все шансы отыграться на мне в Хогвартсе. Я ведь не смогу тебе ответить. Я смогу лишь униженно исполнять твои приказания!
   - Не буду я на тебе отыгрываться! - прошипел Гарри и откинулся в кресле. - Драко, твою мать. Я не рад, что Лорд дал мне тебя в помощники. Но еще меньше я был бы рад, если бы он что-то с тобой сделал. И я не буду с тобой ничего делать. Мне всего лишь надо выполнить это чертово задание Лорда - и все закончится.
   - Угу. Выполнишь задание, получишь Метку...
   Гарри вздохнул и медленно поднял левый рукав.
   - Малфой. Мне не нужно получать Метку. Она УЖЕ у меня есть.
   Блондин изменился в лице.
   Гарри вдруг одумался и дернул рукав вниз.
   - Надеюсь, тебя не нужно предупреждать, что никто об этом не должен знать, - пробормотал он, краснея.
   Драко усмехнулся.
   - Не надо. Значит... будем работать вместе.
   ***
   В особняк на площадь Гриммо Гарри вернулся к вечеру. Аппарировать не по Метке он не умел, поэтому пришлось долго идти до какой-то дороги, где он вызвал "Ночного Рыцаря". Хорошо, в кармане завалялось полтора галеона...
   - Где ты был?! - налетела на него Гермиона Грейнджер. - Тебя все обыскались! А Кричер ничего не говорит!
   - Я... гулял, - пожал плечами Поттер, не зная, что соврать. Не говорить же, что он был на встрече с Волдемортом, получал распоряжения?
   - Гарри, мальчик мой, - рядом возник Дамблдор. - Ты заставил нас поволноваться. К сожалению, я буду вынужден принять меры.
   Гарри вздохнул. Ну вот, кто ж просил его пить чай с Малфоем. Так бы быстро ушел, быстро пришел... Нет, неприятности его любят.
   - Гарри, мне придется наложить Запирающие чары на дом, - виновато проговорил Дамблдор. - Чтобы быть уверенным, что ты никуда не уйдешь.
   Видимо, выражение лица Гарри не укрылось от Дамблдора и Грейнджер.
   - Гарри, пойми, это только для твоего блага! - поспешно проговорила Гермиона. - Директор Дамблдор заботится о тебе.
   В голове Поттера внезапно пронеслись воспоминания о запорах в комнате, где он жил у Дурслей. Хотят повтора?!
   - Думаю, Гарри, ты поймешь, - вздохнул Дамблдор. - А пока... пойдем, покажешься всем. Члены Ордена волнуются за тебя.
   ***
   В кухне собрались почти все члены Ордена. Гарри привычно обежал глазами присутствующих. Мистер и миссис Уизли, Люпин, Тонкс, Грюм... Разве что не было хмурого Снейпа, затянутого во все черное.
   - Друзья, - хрипло проговорил Дамблдор, когда все, наконец, порадовались, что Гарри жив и здоров, поругали "непутевого мальчишку" и уселись за стол. - Я... В общем... Северуса раскрыли.
   Все ахнули. Гермиона Грейнджер зажала себе рот руками.
   - Вчера... вчера я получил посылку от Волдеморта, - тяжело продолжил Дамблдор. - Он... он прислал мне... то, что осталось от Северуса... Простите.
   Левую руку неприятно кольнуло. Гарри пришлось закусить губу, чтобы не дернуться. Меньше всего было нужно, чтобы его Метку обнаружили.
   На глазах старика выступили слезы. Гарри восхитился - это ж надо так прекрасно сыграть! Он не верил, что Дамблдор действительно расстроен из-за смерти своего шпиона. Как Снейп мог решиться, чтобы служить этому лживому старикашке?
   ***
   Гарри валялся на кровати, пытаясь заснуть. Но все мысли возвращались к заданию Лорда. Как же можно убить Дамблдора? Чем? Каким заклинанием или артефактом?!
   Взять бы пистолет, да как...
   "Стоп! Пистолет! Маггловские штучки! - Гарри вздрогнул. - Почему бы и нет?!"
   От внезапного озарения Поттер подскочил на кровати. Остатки сна развеялись в момент.
   - Кричер! - страшным шепотом позвал он эльфа.
   - Кричер тут, хозяин-сэр, - залопотал домовик.
   - Кричер! Ты можешь раздобыть маггловский пистолет?! - прошипел Поттер и тут же задумался. Звук выстрела его выдаст, несомненно. - Или нет... погоди... - в голове подростка завертелись шестеренки. - Лучше... или нет.
   Домовик терпеливо ждал.
   Гарри бормотал, сидя на кровати.
   - А... Так. Кричер. Раздобудь мне дробь.
   - Какую дробь, хозяин? - поднял уши Кричер.
   - Это... мм... металлические шарики. Мелкие. Много. Чем больше, тем лучше.
   - Это займет время, хозяин, - виновато проскрипел эльф. - День... неделю...
   - Времени тебе до утра! - рявкнул Гарри Поттер, внезапно раздражаясь. - Пять фунтов шариков! Металлических!
   Эльф хлопнул ушами, исчезая.
   ***
   Утром Гарри забился в самый дальний угол Блэк-хауса, потребовав от Кричера, чтобы тот гнал всех прочь. Якобы Гарри предавался скорби по Сириусу.
   А на деле Поттер пытался левитацией разогнать шарик до скорости пули.
   Получалось плохо. Гарри не очень хорошо успевал по чарам. Конечно, не так плохо, как некоторые другие ученики, но до реализации его задумки было далеко.
   Кричер посмотрел на усилия Гарри и притащил ему какую-то книжку из библиотеки, которую Гарри раньше не видел. По всей видимости, это была одна из тех книжек, которую выкинули члены Ордена Феникса, а домовик вернул.
   Книга оказалась полезной. Гарри с удивлением читал о технике концентрации, которая могла помочь в выполнении заклинаний. Увы, на первом уроке Флитвик должен был объяснять именно это, а не сразу приступать к Вингардиум Левиоса.
   В тренировках Поттер провел полдня, пока встревоженный Кричер не сообщил, что "мерзкий бородатый старик" собирается взломать дверь, чтобы достать Гарри. Этого Гарри допускать не собирался, поэтому выбрался наружу.
   - Гарри, ты понимаешь, что волнуешь нас? - напустилась на него Молли Уизли. - Мы же переживаем за тебя, малыш.
   Гарри вздрогнул. Сейчас, зная правду, он не мог спокойно смотреть на эту рыжую женщину.
   - Миссис Уизли, спасибо, со мной все в порядке, - пытался убедить ее подросток.
   - Нет, Гарри! - настырно возразила женщина. - Ты сидишь в этих стенах! Иди, поиграй с Ронни!
   Гарри вздохнул. Обижать друга не хотелось.
   ***
   День рождения отметили шумно. Гарри с отвращением глядел на огромный кремовый торт. Не то, чтобы он не любил такие торты. Если бы его подарили ему родители, то он был бы рад. А в окружении Ордена Феникса он чувствовал себя очень и очень неуютно - ведь он больше не мог считать их своими друзьями.
   "Как бы я хотел сейчас быть с вами, мама и папа", - подумал Гарри.
   И куча подарков уже не радовала.
   Неожиданно в окно постучалась незнакомая сова. Люпин открыл форточку, с удивлением смотря, как на стол перед Гарри падает сверток.
   - Это от кого? - поинтересовался Дамблдор.
   Гарри развернул сверток и достал подписанную открытку.
   "Дорогой Гарри!
   Поздравляем тебя с твоим шестнадцатилетием! Пусть у тебя будет все хорошо. Помни, мы с тобой всегда, пусть и мысленно.
   Искренне, твои
   М. и П."
   "Мама и папа" - произнес Гарри одними губами.
   - Это... это от Мэтью и Патрика, - соврал он. - Они... мы... они мои друзья. Из другой волшебной школы. Эм... Из Дурмстранга, вот. Им дал мои координаты Крам. Они много слышали обо мне и решили подружиться. Мы переписываемся, вот!
   - А, это хорошо, Гарри, что у тебя есть друзья, - закивал Дамблдор. - И не только в Хогвартсе.
   Фух. Пронесло...
   Гарри снял обертку с подарка. Это был красивый ежедневник в черной кожаной обложке.
   - Вау! - восхитилась Гермиона и тут же выхватила его из рук Гарри. - АЙ!
   Дневник выскользнул из рук девочки и упал на стол.
   - Он меня укусил!
   - Разумеется, - фыркнул Гарри, понимая, что родители зачаровали его. - Он же подарен мне.
   Грейнджер посмотрела на своего друга и скривилась.
   Гарри держал в руках приятную тяжесть пергаментной тетради, краем глаза следя за Грейнджер. Сейчас все ее манеры становились четко видны - наглая, настырная. И как он мог вообще дружить с этой заучкой?
   Его руки перебирали подарки от других орденцев - набор по уходу за метлой от Рона, маггловская футболка от мистера и миссис Уизли... Гарри сперва обрадовался ей, но потом вспомнил о Метке... и вздохнул. Еще долго не придется носить короткие рукава. По крайней мере, до победы Лорда.
   Книга о магических животных от Грейнджер, колдография с родителями от Люпина...
   Этот подарок заставил Гарри мысленно усмехнуться. Зачем ему колдография, если у него есть живые родители?
   Гарри сгреб все обратно в кучу, только зажал под мышкой ежедневник.
   Вот и ладушки.
   ***
   Весь месяц до отбытия в Хогвартс Гарри провел на площади Гриммо. Он сам не знал, как ему удалось вообще не сорваться. Каждый день он едва удерживал себя от того, чтобы не выгнать из Блэк-хауса весь Орден к чертям собачьим. Он забирался в ту комнату, где тренировался в левитации дробинки, и швырял заклятья в разные стороны. Стены комнаты были укреплены предусмотрительным Кричером.
   Гарри пытался разогнать дробинку. Дробинка висела в воздухе и дергалась.
   - Мордред! - в злости Гарри зачерпнул дробь из банки и швырнул в стену. Свинцовые шарики поскакали по полу. - Что ж я за косорукий такой! Когда я научусь?!
   - У хозяина хорошо получается, - пробормотал Кричер, принимаясь собирать рассыпанную дробь. - Хозяин-сэр справится.
   Гарри вздохнул, поднял над головой дробинку...
   - Гарри! - вопль миссис Уизли заставил его дернуться и уронить шарик. - Гарри! Ты собрался?! Завтра вы едете в школу!
   "Мордред!" - выругался про себя Гарри, но положил на место дробь.
   - Да, миссис Уизли! - проорал он и со вздохом вышел из комнаты.
   Бормочущий что-то себе под нос Кричер закрыл за Гарри дверь и запечатал заклинанием.
   Гарри собирать было нечего. Он уже забрал все, что было нужно, еще в тот день, когда Дамблдор забирал его от Дурслей.
   При воспоминании о Дурслях Гарри хмыкнул. Вряд ли мама с папой простят своим родственникам, что те плохо обращались с ним. Ведь уже один человек, который был к нему несправедлив, поплатился...
   Гарри хмыкнул еще раз, вспомнив профессора Снейпа. На какую-то секунду он позлорадствовал, подумав, что мог сотворить Лорд с этим предателем. Но потом вздрогнул, испугавшись своих мыслей. Ведь радоваться чей-то мучительной смерти - неправильно...
   ***
   Первого сентября Гарри постарался улизнуть от своих "друзей". Он не мог воспринимать их по-прежнему. Конечно, он понимал, что и Рон, и Гермиона, и близнецы Уизли - все они тепло к нему относятся. Но на фоне прошедших событий все их поведение казалось... мелким, что ли. Гарри было неприятно видеть их суету, ахи-вздохи и причитания миссис Уизли. Гарри хотелось посидеть в тишине.
   Когда все "загрузились" в поезд, Гарри отговорился, что скоро придет, и пошел искать пустое купе. Чемодан пришлось оставить, но он не боялся за его сохранность.
   Бредя по вагону, он не заметил, как столкнулся с кем-то.
   - Поттер, - знакомый голос Малфоя вывел его из раздумий.
   - Малфой, - вздохнул Гарри. - Привет.
   - Привет, типа, - хмуро произнес Малфой. - Что-то нужно?
   - Да нет. Просто ищу пустое купе, - пожал плечами Гарри.
   - Есть одно, - Малфой кивнул куда-то назад. - Пойдем, покажу.
   И под недоуменные взгляды спутников - Кребба и Гойла - пошел в указанном направлении.
   - Мы только вещи заберем...
   Так это что, их купе?!
   - Эм... Нет, не стоит, - забеспокоился Гарри, вдруг представив, как ситуация выглядела со стороны - Малфой уступает свое купе Гарри Поттеру. - Я... я другое поищу.
   - А других нет, - слизеринец нахмурился еще больше. - Все остальные заняты.
   - Эм... Ну... может, тогда я посижу с вами?
   - Ты уверен, Поттер? - Малфой приподнял бровь.
   - Да, вполне, - твердо сказал Гарри. - Только... заприте дверь понадежнее, а?
   Малфой кивнул и, войдя в купе со своими спутниками, запечатал дверь незнакомым Гарри заклинанием.
   Дорога прошла в молчании. Когда наступило время обеда, Гарри вспомнил, что его еда осталась в чемодане. Но идти туда, где веселились его друзья, он не хотел. Драко молча поделился с ним припасами. Глядя на такое, Крэбб и Гойл тоже подвинули Гарри по бутерброду.
   Гарри смутился.
   - Спасибо, - он взял предложенную еду.
   - На здоровье, Поттер, - вяло проговорил Малфой. - Приятного аппетита.
   Гарри жевал хлеб с мясом и салатом, поглядывая на слизеринцев. Малфой выглядел грустным. Крэбб и Гойл сменили недоумение на безразличие - если Малфой считает, что нужно общаться с Мальчиком-Который-Выжил, то, значит, так оно и будет.
   Внезапно раздался стук в дверь.
   - Кто там? - поинтересовался Малфой.
   - Эм... Мы ищем Гарри Поттера, - произнес за дверью голос Грейнджер, которую тут же перебила Луна Лавгуд: - Он у вас?
   - А ты как думаешь? - иронически спросил Драко, глядя на Гарри, который чуть не подавился. - Конечно, у нас. Мы его тут бутербродами угощаем!
   - Не смешно, Малфой! - фыркнула Грейнджер, и Гарри услышал ее удаляющиеся шаги.
   - Вот, Поттер, учись, - склонил голову на бок блондин. - Ни слова лжи. А не верят.
   Гарри счастливо улыбнулся, глядя в серые глаза слизеринца.
   ***
   Минут за пять до приезда Гарри нехотя покинул купе.
   - Спасибо, ребята, - поблагодарил он слизеринцев и добавил: - За компанию.
   - Не за что, Поттер, - скривился Малфой. - Обращайся, если что...
   Гарри стало не по себе.
   - Прости, что так вышло, - тихо произнес он.
   Блондин не ответил. Гарри смотрел на него несколько секунд, затем развернулся и двинулся в купе к гриффиндорцам.
   - Гарри, где ты был?! - налетела на него Гермиона. - Мы уже почти приехали! Мы весь поезд обыскали! Мы так за тебя волновались...
   Гарри вздохнул, пытаясь совладать собой. Он все больше и больше убеждался, что его бывшие друзья ему неприятны.
   - Герми, все в порядке, - попытался объясниться Поттер, но Грейнджер его не слушала.
   - ...надеть еще мантии нужно, и вообще, Гарри, так невежливо - сам сказал, что уйдешь на минуту...
   Поттер стиснул зубы.
   "Мама, папа... Мерлин, дай сил выдержать это..."
   Он сдернул с полки чемодан, достал мантию. Кулон под рубашкой сдвинулся, напомнив о себе, и это придало Гарри некую уверенность, что все будет хорошо.
   Поезд замедлил ход, остановился, и ученики высыпали на перрон. Гарри выхватил глазами огромную фигуру Хагрида, который сзывал первокурсников.
   "Хагрид точно хороший!" - пронеслась мысль, но Гарри тут же вспомнил, как восторженно отзывался этот человек о Дамблдоре, и мысль, пискнув, улетела куда-то прочь.
   "Мордредовы штаны! Как же это трудно будет - делать вид, что все по-прежнему!" - подумал Гарри и едва удержался, чтобы не почесать левую руку.
   И фестралы уже не показались ему уродливыми.
   ***
   В Большом Зале, как и всегда вечером 1 сентября, царило оживление. Гарри уселся за стол и перевел взгляд на стол преподавателей.
   Чего-то не хватало.
   И только когда Дамблдор начал говорить, что Зелья в этом году будет преподавать профессор Слизнорт, Гарри вспомнил, что Снейп убит Лордом.
   И за столом не хватало именно его мрачной черной фигуры.
   Щемящее чувство заставило Поттера стиснуть зубы. Нет, он не будет сожалеть о смерти этого предателя и ублюдка, изводившего его пять лет!
   - Ух, хорошо, что Снейпа не будет! - восторженно пробормотал Рон Уизли.
   - Рон! - одернула его Грейнджер.
   Гарри ничего не сказал.
   ЗоТИ преподавать взялся какой-то молодой паренек из авроров. Гарри его не знал.
   ***
   Гарри думал, что в школе ему будет легче. Но ничуть. Грейнджер таскалась за ним неотлучно, Рон доставал глупыми разговорами. У Гарри почти не было времени ни на тренировки с дробью, ни на чтение книг из Блэк-хауса.
   Ежедневные походы в душ требовали от него изобретательности. Так как он уже не мог спать в майке, как делал это раньше, а так же ходить с голыми руками, то пришлось заказать по каталогу пижаму с длинными рукавами. Так что все свелось к тому, чтобы, во-первых, мыться в одиночестве и, во-вторых, переодевать пижаму подальше от чужих глаз.
   "Почему я не в Слизерине? - думал Гарри, в очередной раз пытаясь найти угол, где можно по-быстрому стянуть рубашку и сунуть руки в пижаму. - Там бы скрываться не пришлось. По крайней мере, не от всех!"
   Тренироваться Гарри продолжил в Выручай-комнате. Очень помогала мантия-невидимка. Без нее гриффиндорец не смог бы незаметно скользить по коридорам, прячась от Филча и Миссис Норрис. Часто Гарри напрягался, ожидая наткнуться на грозную фигуру Снейпа, но вовремя вспоминал, что сейчас деканом Слизерина является старенький толстячок Слизнорт, который по ночам всегда спит.
   В одну из ночей Гарри столкнулся у Выручай-комнаты с Малфоем.
   - Ты что здесь делаешь? - прошипел он слизеринцу.
   - А? - Драко испуганно выхватил палочку, но потом, поняв, что это всего лишь Поттер, поспешно спрятал ее. - Да так... гуляю...
   Гарри задумался. По всей видимости, Малфой тоже шел в Выручай-комнату.
   - Ты сюда? - ткнул он в стену рядом с портретом Варнавы Вздрюченного.
   - Да, - напряженно кивнул блондин. - Но... ты иди, если тебе надо.
   - Да нет, - пожал плечами Гарри. - Я так...
   Слизеринец стиснул зубы.
   - Поттер. Я тебе помогаю, а не ты мне. Так что прекрати изображать из себя великодушного рыцаря. Если тебе надо в эту мордредову комнату, так иди!
   - Пойдем со мной? - внезапно предложил Гарри. - Я... я хочу с тобой посоветоваться.
   Сказать, что Малфой удивился, было не сказать ничего.
   - Хм... Ну... Как скажешь, - собрался он с мыслями через несколько секунд. - Открывай.
   Гарри начал ходить взад и вперед рядом со стеной, тщательно формулируя требования к комнате. После третьего прохода в стене появилась дверь. Поттер потянул за ручку. Следом за ним в комнату вошел Малфой.
   - М... - огляделся блондин.
   Комната была довольно странной. Одна из стен полностью была отделана пробковым деревом с нарисованными мишенями. У другой - стоял непонятный горшок.
   - Хм...
   Поттер фыркнул и сел прямо на пол. Малфой огляделся по сторонам в поисках хотя бы стула, ничего не нашел и уселся рядом. Зрелище сидящего на полу Хорька было немного непривычным, но Гарри постарался об этом не думать.
   - Я пытаюсь придумать способ убить Дамблдора, - со вздохом признался Поттер, когда Малфой выжидающе глянул на него.
   - Э... Дамблдора? - опешил блондин. На его лице отразился ужас. - Ты имеешь ввиду Альбуса Дамблдора, директора Хогвартса?!
   - Ну да! - раздраженно ответил Гарри. - Есть еще какой-то Дамблдор?
   - Есть, - моргнул Малфой. - Аберфорт Дамблдор, брат директора. Владелец "Кабаньей головы" в Хогмиде.
   - А... - почесал в затылке Поттер. - Эм... Извини. Я не знал.
   - Ничего страшного. Это... Это твое задание?
   - Да, - кивнул Гарри. - Только Лорд не разрешил мне никому про него рассказывать. Но тебе я рассказал, потому что как же ты иначе будешь мне помогать, если не будешь знать, в чем оно состоит?
   - Ну... Это да, - согласился Драко. - У тебя есть какие-то идеи?
   - Первая мысль, что пришла мне в голову, это был маггловский пистолет, - признался Гарри.
   - Пистолет?! - изумился Малфой. - А что это вообще такое?
   Гарри пустился в объяснения.
   - Хм... Это вряд ли. Ты ведь сам говоришь, что он шумно стреляет.
   - Да, - кивнул Поттер. - Поэтому я решил все упростить. Если разогнать простой шарик до нужной скорости - то и пистолет не нужен.
   На лице у блондина отразилась напряженная работа мыслей.
   - В этом что-то есть, - проговорил Малфой через пару минут раздумий. - Но лучше не один шарик брать. А несколько. Ну, учитывая возможный разброс... В смысле, вдруг промахнешься, - пояснил он. - А так... хоть какие-то попадут. А еще... А еще можно не шарик брать. А вилку, допустим.
   - О! Идея! - Поттер напрягся, сосредоточился и выудил из горшка вилку. - Думаешь, она точнее полетит?
   - Попробуй, - пожал плечами Малфой.
   Вилка летать быстро не хотела. Она медленно плыла к стене, вяло тыкалась в пробку и лениво падала на пол.
   - С шариком у меня та же ерунда, - смущенно проговорил Гарри. - Он тоже летает, как обожравшаяся сова.
   Малфой хмыкнул, магией подхватил из горшка горсть шариков и метнул в стену. Дробь вонзилась в пробковое покрытие и там осталась.
   - Ого! - пробормотал впечатленный Поттер.
   - Не обольщайся, - осадил его Малфой. - У меня они тоже медленно летают. Ты знаешь необходимую скорость?
   - В смысле?
   - Ну, убойную скорость твоих шариков? С какой скоростью они должны лететь, чтобы однозначно убить?
   - Эм...
   - Ясно, - безнадежно проговорил блондин. - Семьсот футов в секунду - минимум. Лучше - больше. А у тебя сколько?
   - Эм...
   Малфой лишь махнул рукой.
   ***
   В одну из пятниц Гарри получил письмо от родителей. Серая крупная сова скинула ему на стол запечатанный конверт с буквами "М. и П."
   - О, это от кого? - тут же сунулся к Гарри любопытный Рон.
   - От моих друзей, - хмуро пояснил Поттер и спрятал конверт в карман.
   - Что за друзья?
   - Я же говорил вам летом, - неохотно ответил Гарри. - От Патрика и Мэтью. Из Дурмстранга.
   - О! А что пишут?!
   - Рон! Открою, узнаю! - рявкнул разозленный гриффиндорец. - Дай поесть спокойно!
   Уизли насупился и отвернулся.
   - Гарри, нельзя так разговаривать со своим другом! - напустилась на него Грейнджер.
   - Блин, да отстаньте же вы все от меня! - проревел Гарри, выскакивая из-за стола. - Сколько ж можно!
   В себя гриффиндорец пришел только в Выручай-комнате. На этот раз она точь-в-точь совпадала с тренировочной комнатой в Блэк-хаусе. Гарри выпустил несколько заклятий в стену, из которой вылетела мелкая каменная крошка, и наконец-то успокоился.
   Плюхнувшись на пол, он развернул письмо.
   "Дорогой Гарри!
   В эту субботу я буду в Хогсмиде. Очень хочу с тобой встретиться. Приходи в "Кабанью голову". Только не пугайся - у меня будет немного другая внешность. Надеюсь, ты меня узнаешь.
   Искренне, твой
   П."
   Прочитав скупые строки, Гарри облегченно вздохнул. Если бы даже это письмо и увидел кто-нибудь посторонний, он ничего бы не заподозрил. Всего лишь друг из Дурмстранга решил его навестить...
   ***
   Когда Гарри вернулся в гриффиндорскую гостиную, то не смог избежать внимания Грейнджер и Уизли.
   - Ты изменился, Гарри, - недовольно проговорила Гермиона, глядя в лицо Поттера. - Это кошмары? Тебе нужно поговорить с профессором Дамблдором.
   - Не нужно! - простонал Поттер. - Отстаньте! У меня все в порядке!
   - Но тебя что-то гложет! - Грейнджер всплеснула руками. - Гарри! Тебе обязательно нужно посоветоваться с директором! Он сможет придумать...
   - Хорошо, - устало проговорил Гарри. - Я поговорю с профессором Дамблдором.
   - Вот и хорошо! - обрадовалась гриффиндорка. - Думаю, после ужина мы сходим все вместе...
   "Пап. Как ты там говорил - нет Темных и нет Светлых заклятий? Пап, спроси у Лорда, можно я зааважу Грейнджер и Уизли, пожалуйста!" - мысленно взмолился Поттер отцу, но вслух произнес:
   - Гермиона, спасибо. Но я сам схожу. Честное слово, я сам справлюсь!
   - Хорошо, Гарри! - кивнула Грейнджер, едва не вызвав у Поттера громкий вздох облегчения. - Но обязательно сходи!
   ***
   Но Гарри, разумеется, не пошел. Грейнджер вроде бы ничего не заметила, поглощенная выполнением очередного эссе, Уизли же его сторонился.
   Утром Гарри проснулся от жжения в Метке. Он судорожно думал, как сбежать, не вызывая подозрений, но вдруг пришло понимание: он может на вызов не отвечать. Это было кстати. Рука какое-то время болела, но затем боль утихла.
   В Хогсмид Гарри пошел один, улизнув от назойливого внимания Грейнджер. Его однокурсница как раз отвлеклась на очередной разговор с Роном Уизли. Гарри этого хватило, чтобы накинуть на себя мантию-невидимку и быстро покинуть своих бывших друзей.
   В "Кабаньей Голове" народу было не очень много. Гарри обвел глазами посетителей, пытаясь сообразить, кто же из них его отец. Он так бы и стоял, если бы его не похлопали по плечу.
   - Гарри?
   - Па... эм... - Гарри вовремя сообразил, что называть чужого человека папой при людях будет неуместно.
   - Пойдем, присядем.
   Гарри и Джеймс отошли за столик в дальнем углу.
   - Эту внешность зовут Рудольфус Лестрейндж, - представился Поттер-старший. - Пара глотков Оборотного, и у коллег нет вопросов.
   - Ага, я видел его пару раз, - нахмурился Гарри. - А где сам Рудольфус?
   - Я откуда знаю, - пожал плечами Джеймс. - У него свое задание.
   - А...
   - Слушай, Гарри... - начал его отец, но Поттер вдруг вспомнил, что владелец этого заведения родственник директору школы.
   - Так... пап... давай выйдем отсюда.
   - В чем дело, Гарри? - взволновался Джеймс.
   - Здешнего хозяина зовут Аберфорт Дамблдор. Если он увидит тебя со мной... Особенно в облике Лестрейнджа, то может получиться нехорошо.
   - Понял, - отец коротко кивнул и собрался уже подняться, как Гарри съехал под стол.
   Недоумевающий Джеймс вздрогнул, когда рядом раздался голос сына.
   - Пап... я под мантией-невидимкой. Иди, я за тобой.
   Поттер-старший нервно кивнул, шагнул к двери.
   - Откуда у тебя такая мантия? - поинтересовался он, когда Поттеры дошагали до какого-то безлюдного места.
   Гарри стянул с себя серебрящуюся ткань.
   - Так мне Дамблдор ее отдал еще на первом курсе. Сказал, что ты ему на время отдал перед тем, как тебя... эм... убили.
   - Отдал, говоришь? - задумчиво переспросил Джеймс.
   - Ага.
   - Хм... ладно. Слушай. Через два часа будет нападение на Хогсмид. Лорд хочет, чтобы ты тоже участвовал.
   - Я? Участвовать?! - изумился Гарри.
   Видеть отца в чужом облике было немного непривычно, но он старался не думать об этом.
   - Да, - кивнул Джеймс Поттер. - Я тоже буду. Мама, правда, занята, так что... Если что, сын, я тебя прикрою.
   Гарри сглотнул. Одно дело пускать заклятья в стены, а другое - в беззащитных людей.
   - Гарри, - Джеймс взял сына за плечи и посмотрел ему в глаза. - Слушай. Лорд оказал тебе доверие, позволив иметь Метку еще до того, как тебе исполнилось шестнадцать. Он никогда никому ее не ставил так рано. Значит, что-то в тебе есть, и он это видит. И я ему верю. Я верю в тебя, сынок. Лорд - величайший волшебник современности. Он Темный Лорд. Если он считает, что ты достоин участвовать в нападении на Хогсмид - так тому и быть. Просто знай, что я буду всегда с тобой. И... зови меня Руди на этом задании. Вдруг кто услышит... Не стоит раскрывать карты раньше времени.
   - Хорошо... Руди, - пробормотал растерянный Гарри. - Я... я постараюсь.
   ***
   К назначенному времени на одном из холмов стали появляться темные фигуры Пожирателей Смерти. Гарри уже стоял рядом с отцом. Они оба были облачены точно в такие же черные мантии и белые маски, что и остальные. На маске отца были выгравированы серые узоры.
   - Идешь со мной, - пояснил Джеймс сыну. - Держись рядом.
   - Понял, - тихо ответил Гарри.
   И атака началась.
   Пожиратели ворвались в Хогсмид стремительно. Раздались вопли ужаса, когда мирно гуляющие жители увидели фигуры, облаченные в черное.
   Внезапно перед Гарри оказался один из жителей Хогсмида. Поттер замешкался, не решаясь напасть. Эта задержка едва не стоила ему жизни. От летящего в него заклинания спас отец, отшвырнув в сторону и запустив в нападающего Авадой.
   - Не стой столбом! - рявкнул Джеймс Поттер. - А то тебя нашинкуют, как флоббер-червя!
   Поттер-младший рванулся вперед и налетел на двух третьекурсников с Рэйвенкло, которые жались друг к дружке. Выставленные вперед палочки дрожали.
   - Уйди! Уйди! - заверещал один из них, едва помня себя от страха и выпустил в Поттера Ступефай.
   Гарри легко уклонился.
   - Уйди, - повторил третьекурсник.
   Не желая убивать малышей, Гарри ударил обоих Ступефаями. Оглушенные рэйвенкловцы улетели к одной из стен какого-то дома.
   Поттер огляделся.
   Битва была похожа на бойню. Пожиратели не встречали никакого сопротивления, за исключением, может быть, нескольких храбрецов.
   Взгляд Гарри выхватил фигуру Пожирателя, на которого наседало трое взрослых учеников - шестого или седьмого курса. Тот с трудом отбивался. Летали разноцветные лучи заклятий.
   Гарри кинулся на помощь.
   - Ступефай! - проорал он, подбегая сзади к ученикам. - Экспеллиармус!
   Не ожидавшие нападения со спины ученики упали на землю. Оставшаяся на ногах девушка повернулась к Гарри...
   Гарри опешил. Перед ним стояла Гермиона Грейнджер.
   - Диффиндо! - рявкнула она, выпуская в Гарри заклинание.
   - Протего, - среагировал Поттер.
   - Петрификус Тоталус! Ступефай! - Гермиона не останавливалась.
   Гарри едва успевал уворачиваться и отражать летящие в него заклятья. Он бросил короткий взгляд на Пожирателя, которому помог, и с удивлением узнал отца. Тот не спешил идти к нему на помощь, кивком головы дав понять Гарри, что это его бой.
   "Мордред, а хорошо я их натаскал в ОД", - мелькнула мысль в голове Гарри, когда он отбил еще одно заклятье Грейнджер.
   Гарри медленно отступал, в конце концов оказавшись прижатым к какой-то стене. Палочка Гермионы летала у нее в руке.
   Внезапно Гарри понял, что атака прекратилась. Он посмотрел на Грейнджер и увидел, что она с ужасом глядит на его палочку.
   "Узнала!" - догадался Поттер.
   - Гарри... - на глазах девушки выступили слезы. - Ты...
   Гарри моргнул.
   - Нет... Ты не можешь быть Гарри... - едва слышно прошептала Грейнджер и ринулась в новую атаку.
   Но эта пауза дала Поттеру собраться с силами, и Гермиона улеглась на землю, получив Сомниум.
   Убить ее он не смог.
   ***
   - Морсмордре! - прозвучал чей-то зычный голос, и над Хогсмидом в небо взметнулся череп со змеей.
   Гарри вздрогнул, но быстро опомнился. Он поплелся по улице, старательно отводя глаза от мертвых тел. Неожиданно его схватили за руку. Гарри дернулся, направляя на схватившего его Пожирателя Смерти палочку, но вовремя его узнал.
   - Молодец, - похвалил его отец. - А теперь быстро снимай плащ с маской, напяливай свою мантию-невидимку и резво в школу. Ты передумал идти в Хогсмид, понял? И при нападении тебя не было. Придумай, где ты был. В библиотеке где-нибудь или еще где.
   - Понял, - кивнул Гарри, отзывая облачение Пожирателей. Удобно придумал Лорд - нигде не надо его прятать - движение палочкой, и оно на тебе. Еще движение - и оно развеивается клубами дыма. Конечно, его можно снять и как обычную одежду, положить куда-нибудь. Но потом плащ и маска все равно исчезают в никуда, готовые появиться по первому требованию.
   С хлопками стали появляться фигуры в алых аврорских мантиях, и отец, кивнув Гарри на прощание, исчез. Гарри накинул мантию-невидимку и помчался в школу.
   ***
   То, что Гарри знал некоторые тайные ходы, выручило его неимоверно. Он пробрался в Хогвартс, умудрившись не попасться никому ни из учеников, ни из преподавателей, которые встревожено носились по замку.
   - Мерлин, Поттер! Вы в порядке? - все-таки поймала его МакГонагалл, когда Гарри, сняв мантию, выходил из библиотеки. Весь его вид показывал, что он очень долго занимался.
   - Да, профессор, - вежливо ответил Гарри, больше всего желая забыть то, что творилось в Хогсмиде. - А что такое? Я был весь день в библиотеке.
   - На Хогсмид напали Пожиратели, - пояснила декан. - Мы думали... мы думали, что вы там, - призналась профессор и вдруг обняла Гарри. - Гарри, я так рада, что с тобой все в порядке...
   Поттер едва вывернулся из неожиданно сильного захвата.
   - Все хорошо, профессор МакГонагалл, - поспешил он успокоить ведьму.
   МакГонагалл послала Патронуса директору и проводила Гарри до гостиной Гриффиндора.
   За обедом сообщили новости.
   Вести были неутешительные. Погибло восемь студентов - трое рэйвенкловцев, четверо хаффлпаффцев и один гриффиндорец. Пострадало более двадцати. В числе пострадавших были Гермиона Грейнджер и оба Уизли - Рон и Джинни.
   Гарри обводил взглядом стол Рэйвенкло - он помнил тех испуганных третьекурсников, что твердили ему в Хогсмиде "Уйди, уйди!" Но их не было видно.
   Погибшего гриффиндорца Гарри тоже знал - Дэниел Грин, седьмой курс.
   Всего на год старше.
   Гарри замутило. Хоть он не убивал никого, но, тем не менее, был причастен.
   - Что с тобой? - спохватился Дин Томас.
   - Все... все хорошо, - нахмурился Гарри. - Я... я просто пойду.
   Под сочувствующими взглядами сокурсников Гарри выбрался из-за стола и побрел в гостиную.
   ***
   Грейнджер и обоих Уизли выписали в воскресенье вечером. Разумеется, никаких походов в Хогсмид в воскресенье не было. И ученики не возмущались - они сами не хотели бродить по месту, где еще были следы смерти.
   Гарри был искренне рад, что его друзья в порядке.
   - Гарри, - остановила его Гермиона, когда они шли на ужин. - Гарри, давай отойдем на пару слов.
   - Хорошо, - согласился Поттер, и они завернули за какой-то угол, оказавшись вдвоем.
   - Гарри, Дамблдор сказал мне, что тебя не было в Хогсмиде в субботу, - закусывая губы, проговорила Гермиона. И вдруг выхватила из кармана мантии палочку, направив ее на Гарри. - Но... Гарри... прости меня, пожалуйста... но там... ты должен понять меня, пожалуйста. Там был один... один Пожиратель. Его палочка была точь-в-точь, как твоя. Один в один. Гарри, я... я должна убедиться, что это ты. Покажи мне руку.
   Гарри обмер.
   - Гермиона, ты мне не доверяешь? - аккуратно поинтересовался он у однокурсницы.
   - Это... это можешь быть не ты, - едва не плача, произнесла Грейнджер. - Покажи мне руку. Просто покажи. Позволь убедиться, что это ты. Пожалуйста, Гарри. Мерлиновы штаны, покажи мне руку!!!
   - Ступефай! - рявкнули рядом. Гарри подпрыгнул.
   - Малфой! - выдохнул он, увидев своего союзника.
   - Обливиэйт! - произнес слизеринец, подойдя к оглушенной гриффиндорке. - Ты очень рада, что Гарри не было в Хогсмиде в субботу. Ты не сомневаешься, что он - действительно Поттер, а не Пожиратель Смерти.
   - Спасибо, - выдохнул Гарри.
   - Не за что, Поттер, - нахмурился Малфой. - Я просто выполняю свое дело. И ты, пожалуйста, займись своим. И... постарайся не подставляться. Я не всегда могу оказаться рядом.
   - Спасибо, Малфой, - снова произнес Поттер, но слизеринец уже скрылся за поворотом.
   Грейнджер заворочалась на полу, и Гарри поспешил помочь ей подняться.
   - Ох...
   - Гермиона... ты в порядке? - постарался сделать взволнованное лицо гриффиндорец. Это у него не так плохо получилось, поскольку он чувствовал беспокойство за однокурсницу. - Мы шли на ужин... и ты вдруг упала.
   - Я... Я в порядке, - наморщила лоб Грейнджер. - Я... да, почему-то упала... Я пойду... к мадам Помфри.
   Гарри кивнул.
   - Я помогу тебе дойти.
   ***
   Авроры допрашивали уцелевших в нападении еще неделю. В Хогсмиде прошли похороны. Преподаватели ходили мрачные. МакГонагалл стискивала зубы, когда смотрела на пустое место за гриффиндорским столом. Слизнорт, словно чуя какую-то ответственность за то, что с его факультета никто не пострадал, старался казаться меньше, чем был.
   Дамблдор вызвал Гарри к себе в начале октября.
   - Гарри, нам нужно кое-куда сходить, - пояснил он напряженному мальчику. - Мне нужна твоя помощь.
   - Хорошо, профессор Дамблдор, - согласился Гарри.
   Они вышли за пределы антиаппарационного барьера Хогвартса. Дамблдор прижал Гарри к себе, крутнулся, и они оказались у какого-то полуразвалившегося дома.
   - Это дом Гонтов, - пояснил Дамблдор. - Мать Волдеморта звали Меропа Гонт. Здесь она родилась и выросла.
   - Угу, - отозвался Гарри, пряча зудящую руку за спину и стараясь украдкой почесать ее об одежду. Как некстати Дамблдор любит поминать Темного Лорда по имени...
   Дамблдор распахнул дверь, держащуюся на одной петле, и шагнул в темноту. Гарри последовал за ним.
   - Фух, - оглядел Поттер комнату с проваленными полами.
   - Гарри... нужно найти кое-что. Сосредоточься и попробуй увидеть магию. Это... это должно быть где-то здесь.
   Гарри сосредоточился. Он пытался вглядеться в пыльный полумрак комнаты, но ничего не получалось.
   - Не переживай, Гарри, - Дамблдор положил ему на плечо руку. - Ты... ты справишься. Попробуй ощутить связь... у тебя она есть.
   - А что мы ищем? - поинтересовался Поттер.
   - Некий предмет... Артефакт... - пробормотал директор. - Он...
   - Он связан с Лордом, - догадался Гарри и тут же прикусил язык: это ж надо умудриться назвать Лорда Лордом при Дамблдоре!
   - Да, с Волдемортом, - напряженно проговорил профессор через пару секунд. - Гарри, постарайся почувствовать вашу связь. Твою и артефакта.
   Гарри напрягся снова... и словно увидел тонкую, едва колеблющуюся нить. Он последовал за ней.
   Нить привела его к одной из половиц.
   - Отойди, Гарри, - жестко приказал Дамблдор. Он подхватил деревянную плашку руками и вырвал ее из пола.
   - А почему бы не сделать это палочкой? - поинтересовался Гарри.
   - Артефакт среагирует на магию. Кто знает, какие охранные заклинания на него навесил Волдеморт?
   Руку ощутимо кольнуло снова.
   "Чтоб тебя так в задницу кололо, старик!" - мысленно выругался Гарри. Пользуясь тем, что Дамблдор стоит к нему спиной, он с наслаждением почесал сквозь рукав рубашки зудевшую Метку.
   - Вот, - Дамблдор вытащил из-под пола какую-то коробочку. - Это, похоже, оно.
   - Оно? - прищурился Гарри.
   - Да... - голос директора внезапно стал словно завороженный. Гарри с интересом следил, как тот открыл коробку и достал странное кольцо - серебряное с большим черным камнем.
   - Это оно, - прошептал Дамблдор и надел кольцо на палец.
   Волна магии прошлась по комнате. Гарри вздрогнул и уставился на руку директора, по которой поползла странная чернота.
   - Мордред! - воскликнул Дамблдор, пытаясь стащить кольцо.
   - Зачем вы это сделали, профессор?! - пришел в себя Гарри. - Оно же...
   - Волдеморт зачаровал кольцо! - резко произнес директор. - Мерлин... да снимайся же!
   Чернота ползла выше. Гарри попытался ухватить артефакт, чтобы помочь Дамблдору, но тот отшатнулся.
   - Уйди, Гарри...
   "Хороший шанс выполнить задание Лорда", - вдруг пронеслось в голове у Поттера. Он замер. Если чернота поднимется выше и дойдет до сердца...
   - Идем, - с трудом проговорил директор, хватая Гарри за руку. Гарри едва не взвыл, когда цепкие пальцы директора обхватили его Метку - после очередного поминания Дамблдором Лорда по имени Метка уже не зудела, а откровенно болела.
   - Идем, Гарри, - повторил Дамблдор и аппарировал к Хогвартсу.
   Приземлились они на опушке леса рядом с хижиной Хагрида.
   - Гарри... приведи Слизнорта... профессора Слизнорта, - прошептал директор, оседая на землю.
   Гарри сорвался с места и помчался в замок.
   ***
   Слизнорта он не нашел, но наткнулся на МакГонагалл.
   - Мистер Поттер! - рявкнула декан Гриффиндора. - Пять баллов с...
   - Профессор МакГонагалл! - заорал Поттер, схватив женщину за руку. - Там... профессор Дамблдор... он велел привести Слизнорта...
   - Дамблдор?! - ахнула заместитель директора.
   - Он у хижины Хагрида, - пояснил Гарри.
   МакГонагалл отпустила Поттера и буквально рванулась прочь.
   Директор появился в Хогвартсе спустя двадцать минут в окружении нескольких преподавателей. Там же суетилась и мадам Помфри. Гарри стоял в стороне от горгульи, смотря, как профессору помогают добраться до кабинета.
   - Позовите... Гарри... - донесся до гриффиндорца едва слышный шепот Дамблдора.
   Гарри не успел опомниться, как его достали из-за горгульи и выпихнули перед директором.
   - Идем... Гарри...
   Слизнорт так и не появился. Преподаватели рассыпались по замку, пытаясь отыскать профессора зельеварения. В кабинете осталась только мадам Помфри, натирающая какой-то мазью почерневшую руку директора. Чернота добралась уже до локтя.
   - Гарри... это проклятие, - кивнул Дамблдор на кольцо на пальце. - Оно убивает меня...
   - Чем я могу помочь? - аккуратно поинтересовался Гарри, в голове у которого безостановочно крутилась одна мысль: "Лорд велел убить Дамблдора!"
   - Меч... Достань из Шляпы меч.
   Гарри кивнул и кинулся к Сортировочной Шляпе. Шляпа покосилась на Поттера с подозрением.
   Гарри сунул в Шляпу руку, но ничего не смог нащупать.
   - Дай... - Дамблдор протянул здоровую руку, и Гарри отдал ему Шляпу.
   Директор повозил в ней рукой и достал Меч Гриффиндора. Но он тут же выпал из слабой старческой руки.
   - Поппи... иди, - просипел Дамблдор, кивая перепуганной колдомедичке. - Мы... справимся. Иди... Найди Слизнорта, пожалуйста.
   Мадам Помфри мелко закивала и выскочила из кабинета директора.
   Гарри протянул руку и взял Меч.
   - Бей... по кольцу, - шепнул директор.
   Гарри замотал головой. А вдруг он промахнется?
   - Так нужно, Гарри... пожалуйста... Не бойся промахнуться, - словно угадал его мысли Дамблдор. - Рука... она уже мертва... не страшно.
   В этот момент дверь распахнулась, и на пороге кабинета появился Гораций Слизнорт.
   - Ох, Альбус! - выдохнул он. - Что с тобой случилось?!
   - Гораций...
   Толстячок засуетился вокруг директора, оттеснив Гарри.
   - Прости... Альбус, я ничего не смогу сделать... Вот Северус... он бы смог... я нет... Северус был гением...
   Дамблдор вздохнул.
   - Иди, Гарри... Я позову тебя... потом...
   ***
   Но Дамблдору уже было не суждено позвать Гарри. Ни сейчас, ни потом. Поутру, за завтраком преподаватели объявили о смерти директора.
   Гарри, который в этот момент пил сок, поперхнулся и облился. Ученики встретили новость тишиной.
   После завтрака Минерва МакГонагалл позвала Гарри в свой кабинет.
   - Мистер Поттер, - хмуро произнесла она. - Профессор Дамблдор рассказал, что вы вместе отлучались. И что вы не виноваты в его смерти. И... и еще он кое-что просил вам передать.
   Декан Гриффиндора выложила на стол небольшой сундучок.
   - Это ваше.
   Гарри растерянно взял сундучок.
   - Спасибо, профессор МакГонагалл, - проговорил он, ощущая себя предателем.
   Он вышел из кабинета и двинулся в сторону гриффиндорской башни, как вдруг Метку ожгло. Гарри едва не выронил сундучок.
   Как не вовремя... Хотя, почему не вовремя? Дамблдор мертв, и Лорд вызывает.
   Гарри перехватил сундучок поудобнее, собираясь продолжить путь в башню, но левую руку опять скрутило так, что Гарри едва не задохнулся.
   - Мерлиновы штаны! - выругался Поттер и припустил к выходу из замка.
   На зов Волдеморта, похоже, спешил не только он один. Трое рослых слизеринцев-семикурсников выскочили из школы и побежали к антиаппарационному барьеру. Гарри кинулся в ту же сторону, но вовремя одумался, ведь те парни не были в курсе его... кхм... сторонничества.
   Немного подумав, Гарри побежал в сторону хижины Хагрида. Он вспомнил, что они вчера смогли туда аппарировать с Дамблдором.
   Метку ожгло снова. Гарри плюнул на все, сунул сундучок под крыльцо Хагридовой хижины и помчался к барьеру со всех ног.
   ***
   Метка привела Гарри к воротам Малфой-мэнора. Трое опередивших его слизеринцев уже входили в двери. Гарри в последний момент успел вспомнить о конспирации и поспешно призвал плащ и маску.
   Следуя за зовом Метки, он двинулся в сторону поместья.
   В зале, где проходило прошлое собрание, не только один Гарри был в маске и плаще. Некоторые другие Пожиратели тоже были в них, но некоторые стояли просто в повседневных мантиях, не скрывая своих лиц. Преимущественно это были члены Внутреннего Круга. Гарри заметил белые волосы Люциуса Малфоя. Блондин неприязненно оглядывал прибывающих. На Гарри его взгляд задержался, но всего лишь на какие-то доли секунды. Гарри пытался отыскать родителей, но не преуспел.
   Волдеморт вошел в зал стремительной походкой, сел на трон. Пожиратели немедленно склонились в поклоне. Гарри последовал их примеру.
   - У меня для вас хорошая новость, верные мои слуги, - довольно проговорил Темный Лорд. - Дамблдор мертв.
   Пожиратели загомонили.
   - Тишина! - перебил их голос Волдеморта. - И это - заслуга одного из молодых моих слуг. Подойди...
   Лорд не назвал Гарри по имени, но было понятно, что речь о нем. На заплетающихся ногах Гарри подошел к Лорду и, склонившись, поцеловал край его мантии.
   - Хорошо сделано, - проговорил Волдеморт. - Останешься после собрания. Я хочу знать подробности.
   - Да, мой Лорд, - пролепетал Гарри и поспешно встал в строй. Где же родители?!
   ***
   Гарри с трепетом смотрел, как Пожиратели покидают зал.
   - Подойди, Гарри... - прошипел Волдеморт на парселтанге.
   Гарри подошел к Лорду, снова склонился.
   - Расскажи, как умер Дамблдор.
   Заикаясь, Поттер постарался максимально полно поведать, как Дамблдор надел кольцо, которое нашел в полуразрушенной хибаре...
   - Хм... значит, обошлось без твоих усилий... Жаль. Я думал иначе... - темная палочка уставилась прямо в маску Гарри. - Я думал иначе...
   Гарри похолодел. Он моментально понял, что сейчас случится...
   Но ему повезло. Лорд подержал палочку в руках, затем спрятал обратно.
   - Тебе повезло, - озвучил он мысли Гарри. - Ты, однако, старался. И не твоя вина, что ты не успел осуществить свой план.
   - Да, мой Лорд, - кивнул Поттер, сглотнув. - Спасибо, мой Лорд.
   - Да, и еще. Поттер, ты ведь бывал в штабе Ордена Феникса?
   - Да, мой Лорд.
   - Мне нужен адрес.
   Гарри испуганно заморгал. Адрес?
   Палочка из тиса уперлась ему в лоб.
   - Площадь Гриммо, 12, - обмирая, проговорил Гарри.
   Перед носом у Поттера возник лист пергамента и карандаш.
   - Пиши сюда.
   Гарри растерянно накарябал: "Площадь Гриммо, 12"
   - Хорошо, Поттер, - палочка убралась обратно. - Отлично. Я доволен тобой.
   - Да, мой Лорд, спасибо, мой Лорд, - забормотал Гарри.
   - Кстати. Как тебе юный Малфой?
   Гарри задержал дыхание. От того, что он сейчас скажет, зависит жизнь Драко.
   Ненавистного Хорька. Который терроризировал его все пять лет.
   "Который поделился с тобой едой и помог с Гермионой", - отозвался внутренний голос.
   - Он очень выручил меня, - искренне произнес Поттер. - Спасибо вам, мой Лорд, что дали именно его в помощники.
   - Хорошо. Пусть он и дальше помогает тебе... И да, Поттер. Ты принесешь мне то кольцо.
   - Слушаюсь, мой Лорд, - кивнул Гарри, уже искренне желая убраться подальше.
   И Лорд не стал его задерживать, лишь махнул рукой, отсылая Гарри. Повинуясь жесту Волдеморта, Гарри поспешил покинуть зал.
   ***
   От Малфой-мэнора Гарри пришлось добираться прежним способом. Он старательно опустил челку, замаскировав шрам, и спрятал в карман очки.
   "Ночной рыцарь" довез его до Хогсмида, и Гарри, старательно обходя деревню, двинулся в сторону школы. Мантии-невидимки у него с собой не было - он не думал, что она может понадобиться.
   - Гарри, ты где пропал? - налетела на него Гермиона Грейнджер, когда он уже подходил к хижине Хагрида, из которой раздавался плач полувеликана, больше похожий на вой.
   - Я... я гулял, - пожал он плечами.
   - Гарри! Как ты можешь гулять в такое время! В школе авроры! Они очень тебя искали! Им нужны твои показания, ведь ты был с профессором Дамблдором...
   По спине Гарри побежали мурашки. Аврорский допрос ему был нужен меньше всего. Учитывая их методы, они обязательно проверят его руку. Пусть не для того, чтобы действительно определить, является ли он сторонником Волдеморта, но хотя бы просто как способ надавить на него психологически. Ух, и будет им сюрприз...
   Гермиона ухватила Гарри за рукав и потащила в сторону Хогвартса.
   - Отцепись! - взвыл Гарри, вырываясь. - Погоди, мне надо забрать кое-что...
   Он сунулся под крыльцо Хагридовой хижины, выудил сундучок.
   - Что это? - спросила Гермиона.
   - Подарок Дамблдора, - неохотно пояснил Поттер. - Грейнджер, слушай... Дай мне еще пару минут, ага? Я... мне очень тяжело, - старательно изображая убитого горем человека, проговорил Гарри. - Дамблдор... много значил для меня.
   - О, Гарри! - эмоционально проговорила Гермиона и обняла Поттера. - Гарри... я тебя так понимаю... Он был для многих из нас всем...
   Гарри судорожно думал, что ему делать. В школе появляться нельзя. Вариант - отправиться домой, на площадь Гриммо... но в этот момент он вспомнил, что дал адрес дома Темному Лорду, а это значит, что дом открыт для Пожирателей...
   Стоп. А ему-то чего Пожирателей бояться? Если прижмет, он Метку покажет. После этого они его убивать вряд ли будут... Значит, надо просто отделаться от Грейнджер...
   - Гермиона... Дай мне пару минут, пожалуйста! - взмолился Гарри. - Я...
   - О, Гарри! - с еще большим воодушевлением произнесла Грейнджер. - Конечно! Я посижу рядом.
   Гарри вспомнил Мерлиновы штаны, рубашку, мантию и прочие предметы одежды несчастного волшебника.
   - Можно... я побуду один? - стараясь не сорваться, спросил он.
   - Конечно! - воскликнула гриффиндорка. - Но я ведь тебе не мешаю?!
   - Хе-хе, - раздался рядом знакомый голос.
   - Малфой! - Грейнджер подскочила. - Пошел отсюда!
   - Может, тебе пойти?! - слизеринец встал перед взбешенной девушкой. - Поттер вроде как не рад тебе.
   - А тебе он будет рад?! - рявкнула Грейджер и достала палочку. - Пошел вон, хорек слизеринский!
   - А ну цыц! - гаркнул Гарри. - Убрали палочки!
   Малфой закусил губу. Грейнджер по-прежнему направляла палочку на слизеринца, делая вид, что не слышала окрик Гарри.
   Блондин перевел взгляд на взбешенного Поттера и медленно опустил палочку.
   - Только потому, что об этом просит твой дружок, - лениво протянул он.
   - Ступефай! - луч заклятия вылетел из палочки Грейнджер и ударил Малфоя в грудь.
   - Драко! - Поттер кинулся к оглушенному слизеринцу. Тот лежал на земле. Заклятье было такой силы, что его протащило по грязи ярда три.
   - Значит, он уже Драко? - раздался голос Гермионы над головой у Гарри. - И давно ты спелся с этим сынком Пожирателя?
   - Грейнджер! Зачем ты на него напала?! - простонал Поттер. - Он же опустил палочку!
   - Очнись, Гарри, - фыркнула Гермиона. - Я ж его не убила. Он издевался над нами пять лет. В кои-то веки пусть почувствует на себе...
   Гарри ее не слушал. Он пытался привести в чувство Малфоя. И, похоже, Грейнджер это поняла.
   - Если тебе слизеринская падаль дороже друзей... - гриффиндорка прищурилась. - Вот и возись с нею!
   Гарри с облегчением наблюдал, как развевающаяся мантия Грейнджер исчезает за холмиком.
   - Она ушла? - шепотом поинтересовался Малфой, приоткрывая глаз.
   - Угу, - так же тихо ответил Поттер. - Ты что, притворялся?
   - Последние три минуты, - проговорил Драко и, кряхтя, попытался подняться. - Если бы ты не велел палочки убрать, Ступефай получила бы она.
   Гарри прикусил губу. В очередной раз Малфой подставляется, чтобы помочь ему.
   - В школу не ходи, - проговорил блондин, с тоской смотря на разорванную полу мантии. - Там авроры. Есть куда спрятаться?
   - Есть, - кивнул Гарри. - Я, собственно, хотел домовика вызвать, чтобы он меня аппарировал. Блин, что ж я раньше не догадался о нем? От твоего дома досюда на "Ночном Рыцаре" ехал.
   - Все мы крепки задним умом, - пробормотал Малфой и кое-как встал на ноги. - Иди уже.
   - Спасибо, Малфой, - искренне поблагодарил его Гарри и произнес: - Кричер!
   ***
   В особняке на площади Гриммо не было никого. Гарри прошел в тренировочную комнату. Почему-то именно там он чувствовал себя спокойно и безопасно, в отличие от других помещений дома. Гарри открыл сундучок, переданный ему МакГонагалл, и принялся разглядывать содержимое.
   Содержимое не радовало. Четыре фиала с чем-то белесым, кольцо с камнем и толстое письмо. Гарри взял пухлый конверт и отложил в сторону все остальное.
   "Гарри, мальчик мой!.." - так начиналось письмо Дамблдора.
   Гарри передернуло. Ему пришлось сделать усилие, чтобы продолжить читать дальше.
   "...Я многое хотел бы тебе рассказать, но не успеваю. На кольце были чары, чтобы оно убивало всякого, кто его наденет. Я совершил ошибку, и теперь мне осталось жить до утра. Но не печалься обо мне, Гарри. Как я уже говорил тебе, смерть - это всего лишь еще одно приключение.
   Ты знаешь о своем предназначении. Пророчество четко говорит, что ты должен убить Волдеморта. Во флаконах - мои воспоминания. Воспоминания о том, каким был Том Риддл в школьные годы. Это поможет тебе лучше понять его и уберечься. И я отдаю тебе кольцо, которое меня убило. Нет-нет, Гарри, не думай, что я сошел с ума в свои последние часы. Камень в этом кольце - один из Даров Смерти. Это Воскрешающий камень, позволяющий призвать из загробного мира любую душу. Но не позволяй себе обмануться, как это случилось со мной. Нельзя вернуть мертвых, Гарри..."
   Тут Гарри хмыкнул. У Волдеморта это прекрасно получилось.
   "...И я прошу тебя, используй камень с умом, если придется. Я верю в тебя, мой мальчик. Мне ничего больше не остается, как и всем, кто рядом с тобой..."
   Гарри задумался. Во-первых, воспоминания о Волдеморте. Насколько будет этичным смотреть их? Вряд ли Лорд одобрит, если Гарри увидит то, что не предназначено для его глаз. Снейпу ведь не понравилось, когда Гарри увидел его болтающимся в воздухе. Но если Снейп ограничился лишь банкой с сушеными тараканами, то Лорд...
   Гарри вздрогнул. Думать, чем тогда Лорд не ограничится, ему не хотелось.
   Насчет кольца и сомневаться не стоило. Поттеру оно было не нужно. Единственные люди, которых он хотел вернуть из мертвых, уже были рядом с ним, живые и здоровые.
   Хотя... Хотя был еще и Сириус. Сириус, который упал в Арку Смерти.
   Глаза защипало. Гарри шмыгнул носом и отложил кольцо в сторону. Сириус вряд ли поймет, что он теперь на стороне Лорда. И как родители воспримут появление Сириуса? Вряд ли они смогут теперь найти общий язык - по разные Стороны.
   "...главой Ордена Феникса я назначаю Аластора Грюма. Но, тем не менее, Гарри, ты должен понимать, что важнейшей фигурой всегда являлся, являешься и будешь являться ты. Ты Избранный, и..."
   Читать пафосные сопли не хотелось. Гарри впихнул в сундучок пергаментные листы, встал на ноги и потянулся, зевнув. Надо отнести Лорду кольцо... Хотя... Можно не только его.
   - Кричер! - позвал он домовика, подхватывая подарок Дамблдора.
   - Да, хозяин-сэр? - появился эльф.
   - Ты можешь аппарировать меня в Малфой-мэнор?
   - Разумеется, хозяин-сэр!
   ***
   На этот раз Гарри шел к Лорду без вызова. И без вызова было трудно. Точнее, практически нереально. Он спокойно вошел в Мэнор, прошел вроде бы в знакомую сторону, как вдруг понял, что не знает не только дороги "туда", но и обратно уже вряд ли выйдет сам.
   Гарри ткнулся в один поворот, во второй... И понял, что окончательно заблудился. Поплутав еще минут десять, он решил воспользоваться маггловским способом выхода из любого лабиринта - принципом "левой руки" - идти, все время касаясь стены левой рукой.
   Принцип не помог. Не выдержав, Гарри собрался уже вылезти в ближайшее окно (которое тоже найти надо было), чтобы потом снова добраться до входа...
   - И что ты тут шастаешь? - раздался голос за спиной Поттера.
   - А? - Гарри оглянулся и увидел Рудольфуса Лестрейнджа. - Па...? - начал он и осекся. Вдруг это не Джеймс?
   - Я это, я, - вздохнул Поттер-старший. - Чего ты тут бродишь, как призрак?
   - Я... Я заблудился, - признался Гарри.
   Джеймс недоуменно похлопал глазами, а затем расхохотался.
   - Гарри, ну ты даешь!
   - Пап, да тут дом больше, чем весь Хогвартс! - смутился сын. - К тому же я тут ходил по Метке, а сейчас Зова нет, как я дойду?
   Отец внезапно посерьезнел.
   - А зачем тебе к Лорду?
   - Пере... - начал Гарри, но остановился. Лорд давал ему задание без свидетелей. Может, отцу не надо про него знать?
   - Ладно, я не лезу, - словно поняв мысли сына, поднял руки Джеймс. - Пойдем, отведу. И да, если вдруг у тебя что-то срочное будет для Лорда, ты его всегда вызвать можешь. Прижми палочку к метке и позови его по имени.
   - Том? - изумился Поттер и едва не задохнулся, когда сильная мужская рука зажала ему рот.
   - Совсем идиот, да? - прошипел ему в ухо отец. - Волдеморт, а не Том! Не дай Мордред тебе Лорда не тем именем назвать...
   Гарри дернул головой, обозначая кивок. Поттер-старший посмотрел на него с недоверием, но отпустил.
   - Идем уж, горе луковое...
   ***
   Лорд опять обнаружился в библиотеке. Гарри привычно склонился.
   - А, мой юный друг, - проговорил Волдеморт, откладывая книгу. - Чем ты порадуешь меня?
   Вместо ответа Гарри протянул ему посылку от Дамблдора.
   - И что это? - поинтересовался Лорд.
   - Мой Лорд, это мне оставил Дамблдор. Профессор МакГонагалл отдала мне его сегодня утром... И там кольцо...
   - Так чего ж ты молчал? - вскинулся Волдеморт. - Дай сюда!
   Он выхватил сундучок из рук Гарри и открыл крышку. Поттер не успел опомниться, как Лорд достал кольцо и его на руку.
   - Нет! - вскричал Поттер и кинулся к Лорду, но его остановил кончик тисовой палочки, упершийся точно в переносицу. Как Лорд успел выхватить ее, Гарри не заметил.
   - Ты забылся, Поттер! - прошипел Волдеморт.
   - Нет, мой Лорд! - поспешно проговорил Гарри. - Оно проклято! Дамблдор умер из-за него! Не надо...
   Лорд моргнул.
   - Так ты заботился обо мне, - довольно проговорил он, убирая палочку. - Ты испугался, как бы я не заполучил то же самое проклятье. Нет, не бойся, мой юный друг. Это проклятие накладывал я, и для меня оно безопасно... Ты хорошо поработал, доставив мне кольцо...
   Гарри молча склонил голову.
   Лорд зашелестел пергаментным письмом. Какое-то время он молча его читал, затем произнес:
   - Ты опять же меня порадовал, Гарри, принеся это письмо. Дамблдор не зря тебе доверял. В этом письме содержатся очень ценные сведения... Да, ты порадовал меня... Скажи, мой юный друг, чем бы я мог тебя наградить?
   Гарри опешил. Он растерянно заморгал и поднял голову, встречаясь глазами с пронзительным взглядом Лорда.
   - Ни... ничем, мой Лорд... - проговорил Поттер. - Мне ничего не надо... Вы и так сделали для меня больше, чем кто-либо... Я... я вам благодарен... Очень благодарен.
   Волдеморт снова помолчал, затем кивнул.
   - Хорошо, Гарри. Кстати, как там в школе?
   Точно. Школа.
   - В школу авроры прибыли, - сказал Гарри. - Они хотели меня допросить, но я аппарировал на площадь Гриммо...
   - Ты умеешь аппарировать? - перебил его Лорд.
   - Нет, мой Лорд, - покачал головой Поттер. - Я... я домовика призвал, Кричера, и тот меня на Гриммо перенес.
   - Продолжай.
   - Там я начал читать письмо, но не дочитал... Велел Кричера меня сюда аппарировать, чтобы вам ящик отдать... ну и вот...
   - Хорошо, мой юный друг. Я не буду тебя больше задерживать. Возвращайся на Гриммо.
   - Да, мой Лорд, - Гарри опять склонился в поклоне и очень медленно поднялся на ноги, чувствуя, как от стояния на одном колене откровенно ноет спина.
   ***
   На Гриммо было шумно. Уизли-старшие, Грюм, Тонкс и Ремус сидели за столом на кухне и орали так, что у Гарри зазвенело в ушах. Он появился аккурат за спиной Люпина, который его не заметил. Остальные же фениксовцы воззрились на Поттера, словно он с Луны свалился.
   - ...рю вам, надо искать... - говорил оборотень, но немедленно осекся, когда у всех его собеседников внезапно стало одинаковое выражение лиц.
   - Гарри! Ты в порядке! - возопил Ремус, когда обернулся и увидел Гарри. - О, Мерлин! Где ты был?!
   - Все хорошо, Ремус! - просипел Гарри, едва не задохнувшись в объятьях оборотня. - Пусти...
   Люпин его отпустил, но Гарри тут же стиснула Молли Уизли.
   - Гарри, детка, нельзя же заставлять нас так волноваться...
   Договорить она не успела. Раздались хлопки, и в кухне появились фигуры в черных плащах.
   - Нет! - только и успел крикнуть Гарри, как его опять закрутило в аппарации.
   Шлепнулся Гарри пребольно. Державший его Пожиратель особо не церемонился и отпустил Поттера сразу по перемещении.
   - Живой? - спросила темная фигура голосом Рудольфуса Лестрейнджа.
   - Ага, - кивнул Гарри, расслабляясь. - Пап, зачем это было нужно?
   - Что нужно? Тебя воровать? - хохотнул Джеймс Поттер. - Так теперь никто не заподозрит тебя ни в чем плохом. Поймали тебя злые Пожиратели, вызнав секрет Фиделиуса, и утащили к себе в логово.
   Гарри фыркнул и поднялся на ноги, потирая отбитый бок.
   - Пап...
   - Лучше Руди, - перебил его отец. - Сам понимаешь, назовешь меня папой при ком-нибудь, Лестрейндж позору не оберется, даже если и знать никто не будет, что это ты.
   Гарри фыркнул снова, но кивнул.
   - Хорошо... Руди.
   ***
   Гарри поселился в том же доме, где жил летом - доме своих родителей. Лили отсутствовала - как пояснил Джеймс, у нее было очень важное задание где-то во Франции. И поэтому жить пришлось им вдвоем - отцу и сыну.
   Жизнь особо не напрягала. Гарри удивил отца своим умением готовить. Отец, как выяснилось, этого не умел.
   - Жизнь как-то не научила, - пожал он плечами. - Я больше другим интересовался.
   То, что Гарри больше не ходил в школу, еще не обозначало, что он не учился - Джеймс Поттер взялся обучать сына аппарации.
   - И что, что тебе шестнадцать? - пояснял он. - Так и будешь на "Ночном рыцаре" кататься? А если тебя водитель выдаст или же кондуктор?
   - Ну, я стараюсь маскировать шрам...
   - Да причем тут шрам, - раздраженно посмотрел на Гарри отец. - Помимо шрама, есть еще такая штука, как черты лица. Вон, у нас с Рабастаном нет никаких шрамов, а гляди, рожи разные... когда я в облике Рудольфуса, конечно. Рудольфус Лестрейндж похож ведь на своего брата, а все равно - отличить можно.
   Гарри аппарировал из круга в круг, затем из комнаты в комнату. Пару раз его слегка расщепляло, но ничего серьезного - пара квадратных дюймов кожи и кончик уха.
   Через четыре дня Джеймс Поттер объявил, что аппарировать Гарри научился. Гарри аж поперхнулся тостом, который жевал - они с отцом завтракали.
   - Министерские курсы длятся две недели, - запротестовал он. - А мы с тобой четыре дня занимались!
   - Министерские курсы проводятся три раза в неделю по два часа, итого двенадцать часов всего, - возразил отец. - А мы с тобой четыре дня занимались едва ли не с утра до вечера!
   - Точно, - растерянно почесал в затылке Поттер-младший. - А научи меня еще чему-нибудь?
   Джеймс Поттер внимательно посмотрел на сына сквозь стекла очков, затем кивнул.
   - Хорошо. Лорд, кстати, об этом упоминал.
   - А чему ты будешь меня учить?
   - Кое-чему, - отец поднялся из-за стола, отложил газету. - Это не магический навык, но ты должен это уметь, чтобы стать хорошим Пожирателем Смерти. Без этого ты не можешь так называться, хоть у тебя есть и Метка, и маска с плащом.
   Гарри воодушевленно закивал.
   - Конечно, отец!
   - Тогда доедай, и мы отправляемся в Малфой-мэнор.
   - Угу, - пробурчал Поттер-младший, вливая в себя оставшиеся полкружки чая.
   ***
   Аппарировали они по одиночке. Гарри не терпелось испробовать свой новоприобретенный навык, так сказать, в действии. Отец снова принял облик Лестрейнджа, а Гарри надел маску и плащ.
   - Вообще-то все уже знают, что ты у нас "в плену", но то, что ты на нашей стороне, знают лишь несколько человек, - пояснил отец свое требование спрятать лицо. - Кроме нас с мамой еще оба Малфоя... Да про мелкого ты должен сам знать, он ведь тебе помогает. Лорд еще и Люциусу сказал. Пригрозил, что если Люциус хоть кому-то проговорится, он его Нагини скормит, так что дальше белобрысых это не уйдет. Но другие не знают, поэтому прикрой себя.
   - Понял, - кивнул Гарри.
   - Ну, и сам Рудольфус Лестрейндж, - хмыкнул Поттер-старший. - Надо ж было его предупредить. А то представляешь, что с ним стало бы, встреть он меня... в его облике?
   Гарри улыбнулся и хихикнул.
   - Так, ладно. Все. Идем, - Джеймс посерьезнел и повторил: - Идем.
   Они вошли в Малфой-мэнор и двинулись куда-то вниз.
   - Куда мы идем? - полюбопытствовал Гарри.
   - Вниз.
   Гарри вздохнул. То, что они шли не вверх, было очевидно. Но зачем отцу вести его в подвалы? Не в винный же погреб. Почему-то ничего, что могло бы находиться в подземельях, кроме погреба, Гарри на ум не приходило.
   Размышления его прервал чей-то крик. Гарри вздрогнул и едва не свалился со ступенек.
   - Что это?
   - Не что, а кто, - философски заметил отец. - Погоди. Увидишь.
   Они спустились в узкий и темный коридор, который, однако, быстро закончился.
   - Что...? - изумился Гарри, оглядывая помещение, где они оказались, было большим, но тоже очень темным. Пара тусклых колдоламп в противоположных углах помещения едва давала свет. Вдоль дальней стены располагались клетки, какие Гарри видел в зоопарке, только немного меньше по размеру. В помещении воняло табачным дымом, гарью и почему-то пригоревшим бифштексом.
   - Привет, Тони, - Поттер-старший махнул рукой, и Гарри обнаружил, что они не одни.
   - Привет, Руди, - отозвались с акцентом. Гарри узнал в отозвавшемся Долохова. Долохов был одет в обычные маггловские камуфляжные штаны и рубашку с короткими рукавами.
   - Как дела?
   - Нормально, - фыркнул Долохов. - Еще живой. Я думал, загнется быстрее. Жаль, Северуса нет, у него такие зелья были... ммм... как вспомню, так сердце щемит... Эх.
   - Тьфу на предателя этого.
   - Ну да. Эта птичка поинтереснее... - Долохов достал из кармана на груди рубашки папиросу, прикурил от кончика палочки.
   - Хватит травиться, - проговорил Джеймс, приглядываясь к чему-то в стороне. - Отдохни пока.
   Долохов пожал плечами и плюхнулся на старенькое кресло, стоявшее тут же.
   - МакНейра позвали бы. Я шесть часов на ногах. Замаялся.
   - Пока не надо, - отрезал Поттер-старший и достал палочку.
   Антонин что-то буркнул по-русски и присосался к тяжелой плетеной бутыли, которую выволок откуда-то из-под кресла.
   - Свету бы добавил, что ли, - проговорил Джеймс, выстреливая каким-то заклинанием куда-то в сторону и зажигая еще несколько ламп. В помещении стало намного светлее, и Гарри с ужасом увидел, что на одной из стен распластан человек.
   Обмирая, Гарри сделал шаг. Затем еще один. Когда он уже почти подошел, человек дернулся, захрипел, и Поттер-младший отскочил в сторону быстрее, чем ловил снитч.
   - Боишься, что ли? - спокойный голос отца вернул Гарри в реальность. - Не бойся. Сейчас он безопасен. Это, кстати, твой и мой давний знакомый. Грюм.
   - А... Аластор Грюм? - выдохнул Гарри, не понимая, чего общего у этого едва живого куска мяса и отставного аврора Грозного Глаза.
   - Ну да, - кивнул Джеймс Поттер и положил руку на плечо сыну. - Мы с Гриммо еще и его прихватили. У многих наших на него зуб. По его милости столько хороших людей в Азкабане побывало... Тот же Тони, Басти... в смысле Рабастан. И я... в смысле Рудольфус Лестрейндж... Да что говорить. Попался, наконец-то.
   Гарри вглядывался в истерзанное тело Грюма, не понимая, как жизнь еще в нем держится.
   - Ребята классно порезвились. Отыгрались за все... Кстати, ты добавить не хочешь? - поинтересовался отец.
   - Я?.. Н-н-нет, - замотал головой Гарри изо всех сил. - Он... он же... он же живой... как так можно...
   - Да, живой, - вздохнул отец.
   - Послушайте... так же нельзя! - в отчаянии крикнул Гарри. - Нельзя так... пусть он даже и Грюм!
   - Что ты предлагаешь? - поинтересовался вдруг Долохов, выпуская клуб дыма.
   - Прекратите все это!
   - Хорошо, - спокойно проговорил Джеймс Поттер и всунул в руку сына палочку. - Прекрати ты.
   - Что...? - Гарри опешил. - В смысле?
   - Два слова, ты знаешь каких, - Поттер-старший сжал кисть Гарри. - И он больше не будет страдать.
   - Нет! Я не буду... не буду... - мир вокруг начал расплываться, и Гарри почувствовал, как по щекам стекает что-то мокрое. - Не буду!
   - Тогда МакНейра позовите, что ли, - мученическим голосом произнес Долохов и, кряхтя, поднялся с кресла. - Я зае...лся уже. Спать хочу. И жрать.
   С этими словами он ткнул палочкой куда-то в сторону висящего на стене Грюма. Из палочки вырвался луч заклинания и ударил в пленника. Грюм задергался, и воздух огласил точно такой же крик, который Гарри слышал, спускаясь сюда, только громче.
   - Нет! - Гарри рванулся к пленнику, но его обхватили сильные отцовские руки.
   - Стой, придурок, - прошипели ему в ухо, содрали маску и ткнули в зубы какой-то флакончик. - Пей!
   Гарри, едва что-то соображая, сделал глоток, затем другой. В голове прояснилось.
   - Слушай, - отец тряхнул его за плечи. - Если ты хочешь помочь Грюму... То избавь от мучений.
   - Я... это убить, да? - обреченно просипел Гарри. - Убить?
   - Или же его дальше будут пытать, - пожал плечами Джеймс. - Хочешь, чтобы он дальше мучился?
   В подтверждение слов Поттера-старшего Грюм снова закричал. Гарри вздрогнул, прижимаясь к отцу, утыкаясь лицом ему в мантию, изо всех сил не желая слышать жуткие звуки.
   - Гарри... Я знаю, он тебе все-таки не совсем посторонний, - тихо проговорил отец. - Поэтому... Поэтому помоги ему, ладно?
   Гарри всхлипнул, но кивнул.
   - Вот и молодец. Сделай это.
   Рука Поттера-младшего поднялась вверх. Гарри не чувствовал, как он это делает - было чувство, что поднимается палочка, а рука просто следует за ней. Он замер, не в силах произнести слова убивающего заклятия, но в это время Грюм поднял голову, и Гарри увидел окровавленное месиво на месте лица. Поттера окатило ледяной волной ужаса.
   - Авада Кедавра! - не своим голосом проорал он, и из кончика палочки вылетел зеленый луч. - Ава... - начал он снова, но Джеймс Поттер тут же зажал ему рот.
   - Хватит. Молодец. Получилось, - остановил он сына и мягко повторил: - Молодец.
   ***
   Как они с отцом выбирались из подвалов Малфой-мэнора и аппарировали домой, Гарри не помнил. Перед глазами вновь и вновь вставали истерзанный Грюм и зеленый луч, вырывающийся из конца палочки. Его, Гарри Поттера, палочки.
   Посмотрев на бледное лицо сына, Джеймс Поттер хмыкнул, усадил Поттера-младшего за стол и исчез, чтобы тут же появиться со стаканом, в котором плескалась янтарная жидкость.
   - Пей, - безапелляционно заявил отец, сунув в зубы Гарри стакан.
   Гарри послушно хлебнул и тут же закашлялся.
   - Хороший коньяк, между прочим, - обиделся Джеймс. - Еще Малфой поделился. Абраксас который, не Люциус.
   И единым махом допил остатки.
   Коньяк, однако, помог. Гарри стал тонуть в мягкой пустоте. Он не слышал, как отец поднял его на руки и отнес в комнату, где уложил на кровать, сняв ботинки.
   - Спи, малец, - сквозь сон услышал Гарри. - Спи.
   ***
   - Значит, этому ты должен был меня научить? - хмуро поинтересовался Гарри следующим утром у Джеймса.
   Джеймс неторопливо отложил в сторону газету, поправил очки.
   - Да.
   - Убивать беззащитных?!
   - Просто убивать, - поправил его отец.
   - И зачем?
   Вместо ответа отец встал, прошел к плите и достал турку. Гарри недовольно следил, как Поттер-старший варит кофе.
   - Скажи, Гарри, - медленно проговорил отец. - Ты знаешь, чем мертвый отличается от живого?
   - Ну, да... - растерянно хлопнул глазами гриффиндорец.
   - И чем же?
   - Ну... мертвый - он мертвый...
   - А живой - он живой, - закончил за него отец и фыркнул.
   Гарри засопел.
   - Кто опаснее - живой или мертвый? - поинтересовался отец, разливая в кружки горячий кофе.
   - Живой.
   - Верно. Если это, конечно, не инфери, но мы про них речь не ведем. Гарри. Неважно, кто кем был при жизни - мертвые бессильны. Смерть уравнивает всех. И пока твой враг жив - он опасен. Не сегодня, так завтра. Не сейчас, так потом. Единственный враг безопасен - мертвый. Смерть - эта та черта, которая делит бытие на "еще..." и "уже..." Только мертвый не ударит тебе в спину. Поэтому, чтобы побеждать, нужно уметь убивать. Скажи, Гарри. У тебя были иногда мысли кого-нибудь убить? Пусть в шутку, пусть просто так... Были?
   - Да, - пробормотал Гарри.
   - А почему именно убить? Почему не побить? Не что-нибудь другое?
   - Ну...
   - Потому что ты осознавал тогда, пусть и на интуитивном, инстинктивном уровне - только смерть способна окончательно прекратить его поведение. Никакие другие методы не способны так гарантировать результат.
   Гарри задумался, затем кивнул.
   - Ты прав.
   - И Лорд это знает, - Джеймс придвинул чашку с кофе. - И это он ценит. Потому что убийство - это в какой-то мере шаг к свободе. Преступление еще одной границы, еще каких-то рамок. Именно поэтому мы называемся Пожирателями Смерти. Потому что мы можем воспользоваться ее услугами, когда нам это необходимо. Выпустить зверя-Смерть, которая поглотит наших врагов. И это нужно уметь делать не только при самообороне. Иногда нужно просто убить.
   - Я понял, пап, - проговорил Гарри, вцепившись в кружку. - Я понял...
   - Ну, ты все равно молодец, - бодрым голосом сказал Поттер-старший и взмахом руки призвал пыльную бутылку и пустой стакан, плеснул в него на два пальца. - На вот, хлебни. За то, что ты стал настоящим Пожирателем Смерти.
   Ухо резануло. Все-таки привыкнуть к этому было сложно.
   - Спасибо, - Гарри отпил предложенный отцом напиток. В голове зашумело.
   - Все, хватит. Не буду ребенка спаивать, - улыбнулся Джеймс Поттер и как-то совсем по-домашнему потрепал Гарри по волосам. - Вихрастый ты мой.
   ***
   Магическую Британию лихорадило. Смерть Дамблдора, исчезновение Поттера и почти полный разгром Ордена Феникса не могли не сказаться на течении войны. Во главе Министерства Магии вместо убитого Руфуса Скримджера встал Пий Толстоватый, который оказался послушной марионеткой Лорда.
   На зимние каникулы со школы домой приехал Драко и навестил Поттера в его доме. Он рассказал, что директором стала профессор МакГонагалл, а заместителем - какой-то мужчина из Министерства, Джон Реджис. Он же был назначен преподавателем ЗоТИ вместо исчезнувшего еще в начале ноября мистера Дональдсона, бывшего аврора, и деканом Гриффиндора.
   - Отец говорит, что Реджис вроде как на стороне Лорда, - пояснял Малфой, когда они сидели с Поттером на кухне. - Но, знаешь, такой кавардак творится, что сам фестрал копыта сломит. У слизеринцев уже весь седьмой курс из парней с Метками, и три девушки. Из шестикурсников пока никого, а вот из шестикурсниц - удивишься - Паркинсон.
   - Панси? - отозвался Поттер. - А она как умудрилась?
   - А Мордред ее знает, - фыркнул блондин. - Я сам обалдел, когда увидел.
   - А ты...? - начал Гарри, но осекся.
   - А я... А я не знаю, - посмурнел Малфой. - Лорд пока ничего не говорит... и заданий не дает.
   - Ну, думаю, все образуется, - ободряюще сказал Гарри. - Не думаю, что Лорд не считает тебя способным. Он ведь не зря дал тебя мне в помощь тогда... с заданием. Я Лорду так и сказал, что ты мне хорошо помог.
   - Знаешь, Поттер, - проговорил слизеринец. - А я был уверен, что ты этого не скажешь. Хотя бы в отместку за все годы нашей вражды.
   - Времена меняются, - гриффиндорец пожал плечами. - Если бы кто мне сказал полгода назад, что я буду Пожирателем Смерти - удавил бы.
   Малфой хмыкнул и отвел взгляд.
   - Это точно, Поттер. А кто бы мне сказал, что с тобой можно общаться нормально...
   Гарри фыркнул, затем не выдержал и засмеялся. Через какое-то время к нему присоединился и Малфой.
   ***
   Второго января Гарри разбудила Метка. Он поспешно оделся, привычно накинул на себя маску и плащ и аппарировал прямо к воротам Малфой-мэнора. Следуя за Зовом Метки, он прошел в большой зал, в котором уже бывал. На этот раз в зале было много народу, много больше, чем в его первые посещения.
   Лорд восседал на троне и беседовал с подобострастно глядящим на него Люциусом Малфоем.
   - Итак, мои верные сторонники, - довольно проговорил Лорд, когда зал заполнился. - Я рад, что вы здесь. Я рад сообщить вам, что ваши усилия оправдались. С сегодняшнего дня Министерство Магии, а значит, и власть в стране, принадлежит мне.
   Пожиратели взорвались радостными воплями. Темный Лорд подождал, пока они утихнут и кивнул Гарри.
   - Сейчас я хочу представить вам человека, который внес огромный вклад в нашу победу.
   Гарри, повинуясь молчаливому приказу Волдеморта, подошел к трону, привычно склонился и поцеловал край мантии Лорда.
   - Встань, мой юный друг. И открой лицо. Пусть все знают тебя и окажут тебе заслуженные почести.
   Поттер сглотнул, поднял руки и аккуратно стащил со своего лица белую маску. Изумленный выдох прокатился по рядам Пожирателей.
   - Гарри Поттер?.. Это Поттер?.. - шептались они.
   - Тихо! - повысил голос Лорд. - Да, это Гарри Поттер. И сегодня он получит свою награду. Никто из вас никогда не посмеет причинить ему вред. И он единственный получает право не вставать передо мной на колени.
   Это казалось сном. Гарри помнил, с каким трепетом он впервые склонился перед Лордом, перед его силой, перед его мощью. Он ощущал, что кланяется не только величайшему Темному волшебнику современности, но и самой Тьме.
   А теперь ему оказана столь великая честь...
   - Спасибо, мой Лорд, - едва слышно проговорил он. - Это честь для меня...
   - Оправдай ее, Поттер, - холодно ответил Лорд. - А теперь займи свое место.
   - Да, мой Лорд, - пробормотал Поттер и едва снова не встал на колени, но тисовая палочка в руке Лорда напомнила не совершать такую ошибку. Гарри ограничился простым поклоном и заспешил встать в общий строй.
   ***
   После зимних каникул Лорд велел Гарри Поттеру вернуться в школу. После того, как он объявил о неоценимой помощи Мальчика-Который-Выжил, новость о том, что Гарри Поттер сменил сторону, облетела магическую Британию быстрее ветра. В "Пророке" печатали хвалебные статьи в адрес Волдеморта, и что Гарри Поттер наконец-то поумнел и сделал правильный выбор, а сам Гарри с ужасом пытался представить, что он скажет своим друзьям - Рону и Гермионе.
   Седьмого января Гарри стоял на платформе 9 и 3/4 в окружении отца и матери. Отец был, как обычно, в облике Рудольфуса Лестрейнджа, а мать приняла облик Дианы Эйвери, жены Эйдена Эйвери - высокой черноволосой женщины, чем-то неуловимо похожей на Нарциссу Малфой.
   - Гарри, мы будем тебя ждать, - улыбнулась Лили Поттер. - Учись хорошо.
   - Я... я постараюсь... Диана, - сказал Гарри, сделав усилие. По ложному имени приходилось называть не только отца, но и мать, поскольку Лорд все еще хотел хранить в тайне воскрешение Поттеров.
   - Я знаю, - кивнул Джеймс. - И я верю, что смогу тобой гордиться. Я уже горжусь тобой. Ты сумел очень много сделать для Лорда.
   - Да, па... Руди, - поправился Поттер-младший.
   Пока Гарри говорил с отцом, он искал глазами знакомые лица своих однокурсников. Вон прошла Лаванда Браун, вон там - Луна Лавгуд...
   - Привет, Поттер, - услышал он рядом с собой. Оглянувшись, Гарри увидел Малфоя в окружении Кребба и Гойла.
   - Привет, Малфой, - отозвался Гарри. - Как дела?
   - Нормально, - Малфой улыбнулся, и это было слегка непривычно. - Ну что, пойдем с нами?
   Гарри оглянулся на родителей, но те лишь кивнули.
   - Пойдем, - согласился он, подхватывая чемодан.
   ***
   Гриффиндорцев Гарри не видел до самого Хогвартса. Он, как и осенью, ехал в купе с Малфоем, Крэббом и Гойлом. Последние двое поглядывали на Гарри опасливо, но с примесью уважения. Малфой же вел себя доброжелательно.
   Он совершенно не напоминал надоедливого Уизли. Общество белобрысого слизеринца было ненавязчивым, приятным. Если же воспоминания о рыжем Роне вызвали у Гарри ассоциации с чем-то приторным, то Малфой таким не был. Он был скорее... освежающим, что ли.
   - Кстати, магглорожденным запретили учиться дальше пятого курса, - заметил Драко за обедом.
   - В смысле? - не понял Поттер.
   - В прямом. Свою грязнокровую подружку ты в Хогвартсе не увидишь.
   Гарри похолодел.
   - Но она же хорошо учится!
   - И что? - приподнял бровь Малфой. - Но настроения у нее не те.
   - Да причем здесь настроения?! - рявкнул Поттер. - Нельзя брать и исключать человека только потому, что у него кровь, видите ли, грязная! Не та!
   - Уймись! - строго проговорил Малфой. - Тебе не понять. Ты рос среди магглов.
   - Да причем здесь...
   - Притом! - повысил голос слизеринец. - Тебе что, Лестрейндж не объяснил?!
   - Нет... - буркнул Гарри, понимая, что он чего-то не понимает. Обычное желание спорить попробовало снова вылезти, но разум, который за последние полгода пережил нехилые потрясения, взял верх.
   - Эх, беда с вами, магглами, - фыркнул Малфой и поерзал на сиденье. - Хорошо хоть, я немного разбираюсь. А Руди... что он. Всю жизнь с чистокровными общался. Вот и понятия не имеет, что у вас мозги по-другому устроены.
   Поттер покраснел.
   - Гарри, - терпеливо проговорил слизеринец. - Начну с начала. Есть магический мир, есть маггловский. Магический мир отличается от маггловского одной-единственной вещью - в нем есть магия. Но магия - это не такая вездесущая штука, как, к примеру, воздух. Магия - это сила, завязанная на волшебниках. Нет людей - воздух все равно есть. Нет магов - и магии не существует. Понимаешь?
   Гарри кивнул.
   - Чтобы магия сохранялась, чтобы не ослабевала, существуют традиции волшебного мира. Они созданы не просто так, как говорят магглы - от фонаря. Они созданы потом, кровью и магией предшественников. Как и любые традиции. И если магические традиции нарушать, то магия слабнет. Почему самыми сильными заклинаниями считаются старые заклинания? Почему самыми ценными книгами - древние книги? Почему современные "могучие" волшебники - я не беру во внимание Лорда, конечно - в подметки не годятся волшебникам прошлого? Да Мерлин Дамблдора бы уложил одним мизинцем! У магглов же не так. Старые книги ценны как раритет, как историческое наследие - но не как источник ценных знаний. Ни один из школьников не пытается учиться по учебникам трехсотлетней давности - он понимает, что современные учебники гораздо информативнее, и знания в них актуальней. Понимаешь, Поттер, о чем я?
   - Ну... в общем, да, - кивнул Гарри.
   - Молодец. Теперь смотри ситуацию. В магический мир приходят грязнокровки. Те, которые воспринимают прошлое как пережиток. Любые традиции, от которых отказались магглы, но сохранили волшебники, грязнокровки воспринимают, как нечто позорное и нуждающееся в немедленном искоренении. Та же Грейнджер со своим говнэ... прости, Г.А.В.Н.Э. Она и понимать не хотела, что освобожденный эльф - это медленно умирающий эльф. Эльфы живут за счет магии волшебника, которому принадлежат. Если эльфа этого лишить... Ну, примерно, как тебя лишить еды. Месяцок ты еще протянешь на каких-нибудь объедках, а потом загнешься. Поэтому идею Грейнджер и не приняли эльфы в своем большинстве.
   - А Добби? - поинтересовался гриффиндорец.
   - А Добби дебил, - отозвался Малфой. - Сколько его помню, мозги у него никогда не были на месте. И то... он к тебе привязался, к твоей магии присосался. Казалось бы, что проще - магия у эльфов есть, устроился бы где-нибудь да жил в свое удовольствие... А против инстинктов не попрешь. Нужна, нужна человеческая магия даже Добби. Ну так вот. Возвращаясь к нашим традициям. Грязнокровки пытаются реформировать магический мир, заставить волшебников отказаться от традиций. А волшебники в массе своей уже забывать стали, откуда пошли традиции. Та же идея чистой крови. Думаешь, зря она существует? Браки должны заключаться между волшебниками. И только. И лишь изредка можно влить маггловскую кровь, разбавить, так сказать. Тогда это усиливает магию. Но если бесконтрольно спариваться не только с грязнокровками, но и, упаси Мерлин, с магглами... то получим беспорядочное стадо. Где сила, Поттер? Где магическая сила в этом мире? А растворяется. В магглах растворяется, ложась бездейственным грузом. Смотри. От брака маггла и волшебника рождается три волшебника и один сквиб. От брака получившегося полукровки и маггла - один волшебник и три маггла, даже не сквиба... От брака грязнокровки и чистокровки - два мага и два маггла. И чем больше разбавлять кровь, тем меньше магов будут рождаться.
   Поттер нахмурился.
   - То есть, чем чистокровнее волшебник, тем он сильнее? Фигня все это, мне кажется. Вон, Лонгботтом чистокровный, а колдует хуже Крэбба с Гойлом... которые, кстати, тоже чистокровные.
   - Мерлин, чем ты слушаешь? - закатил глаза Малфой. - Чем чистокровнее волшебник, тем больше вероятности, что у него родится маг, а не сквиб или маггл! А твоему Лонгботтому кровь пора разбавлять. Жениться ему надо на Грейнджер или еще какой-нибудь полукровке с родителем-магглом. Тогда и дети у него будут на порядок сильнее, и все поголовно маги! Как пример - помнишь Снейпа? У него мать почти сквиб была, потомок Принцев. А брак с магглом дал такого мощного мага, что закачаешься. И даже дети у Снейпа были бы все маги, даже от его любимой грязнокровки Лили... эм... прости, Поттер... чего-то я забылся, - смущенно проговорил Драко, глядя, как побледнел Поттер. - Прости, - снова повторил он.
   - Я понял, - сухо произнес Гарри. - И я такой сильный получился, потому что отец - чистокровный в Мордред-знает-каком-поколении, а мать - магглорожденная?
   - Очень похоже на то, - кивнул Малфой. - Лорд не зря тебя отметил.
   Поттер лишь кивнул в ответ.
   - И пока грязнокровки не поймут и не примут традиций магического мира, давать им равные возможности с чистокровными никто не собирается. Так что твоя Грейнджер в пролете. Вот ее дети... возможно, ее дети и получат право учиться на шестом и седьмом курсах. Так что...
   - Я понял, - отрезал Поттер. - И хватит об этом.
   ***
   Появление Гарри Поттера в большом зале потрясло всех. Стиснув зубы, Гарри прошагал к гриффиндорскому столу и уселся в самом конце. Остальные ученики красно-золотого факультета демонстративно отвернулись.
   Гарри осматривал преподавательский стол. Джоном Реджисом оказался худощавый остролицый мужчина лет сорока.
   - Мистер Поттер, - окликнул заместитель директора Гарри, когда тот двинулся к выходу из Большого зала после обеда.
   - Да, сэр? - нахмурился Поттер, не зная, чего ожидать от неизвестного человека.
   - В связи с последними событиями... - многозначительно протянул Реджис, - администрация Хогвартса решила предоставить вам отдельные апартаменты в башне Гриффиндора.
   Гриффиндора? Час от часу не легче. Гарри предпочел бы жить со слизеринцами - там, по крайней мере, никто на него коситься не станет. А для "львов" он сейчас враг...
   От осознания этого стало горько.
   - Не переживайте, мистер Поттер, - по-своему истолковал молчание Гарри Джон Реджис. - Комнаты большие, вдобавок у вас будет отдельная ванная.
   - Да, сэр, - Гарри кивнул.
   - Пойдемте, я вас провожу.
   Комната действительно была не одна. В апартаментах Гарри было три комнаты - большая спальня - больше, чем бывшая общая, с большой кроватью. Кабинет, где стояли шкафы с книгами и небольшая комнатка-столовая.
   - Если вы не захотите идти в Большой зал, то можете обедать здесь. Эльфы вас будут слушаться.
   - Спасибо, сэр, - пробормотал Поттер, пораженный размерами собственных покоев. Даже у профессора Снейпа комнаты были поменьше. Возможно, что и у Дамблдора они были меньше...
   - Не стоит, мистер Поттер. Это немногое, что я могу сделать для вас.
   Гарри ошеломленно взглянул в серьезное лицо Реджиса, но нашел в себе силы кивнуть. Поттер привык, что его называли Надеждой Магического Мира с расчетом на то, что он должен убить Волдеморта, но то, что к нему будут относиться с уважением, даже когда он перейдет на сторону Темного Лорда, его очень удивило.
   - Удивлены? - улыбнулся Реджис. - Вы помогли Лорду вернуть былое величие, и вам за это многие благодарны. И я в том числе. Может, вы не в курсе, мистер Поттер, но после исчезновения Темного Лорда в восемьдесят первом году немало семей было подвергнуто репрессиям. В Азкабан попал мой отец, Хуберт Реджис. Мать убили авроры, а имущество конфисковали. Я был вынужден идти работать вместо того, чтобы учиться - у меня оставались две маленькие сестренки. Однако Министерство посчитало, что я, как сын Пожирателя Смерти, плохой воспитатель для Миранды и Беатрисы. И отправило их в маггловский приют. Миранду забили до смерти дети-магглы после очередного стихийного выброса магии, а Беатрис... Беатрис умерла от драконьей оспы. От болезни, которой болеют только маги, и которую вылечить легко и просто, но магическими методами. Но магглы в приюте об этом не знали... Я убил их всех. Меня приговорили к пожизненному заключению в Азкабане, но Лорд вызволил меня оттуда. Я с радостью принес ему клятву верности. И я благодарен вам за то, что вы помогли Лорду победить.
   - Спасибо, профессор Реджис, - проговорил Гарри, заливаясь краской до кончиков ушей.
   Эта сторона оказалась совершенно не такой, какой он себе ее представлял до перехода на сторону Лорда. Люди здесь умели любить и ненавидеть. У них были семьи, были интересы, были... Они были обычными людьми. Только служили Лорду, вот и все. И Гарри понимал, что Реджис далеко не единственный со своей трагедией. Тот же Люциус Малфой. Во что обошлось ему поражение Лорда тогда, пятнадцать лет назад?
   После того, как профессор Реджис ушел, Гарри разложил по местам свои немногочисленные вещи, сел на кресло в кабинете и задумался.
   Из раздумий его вывел стук в дверь. Гарри чертыхнулся и пошел открывать. Меньше всего на свете он хотел видеть кого-то, пусть это даже будет Малфой.
   Но это был не Малфой. На пороге, помаргивая, стояла профессор МакГонагалл, директор школы.
   - К вам можно, мистер Поттер? - поинтересовалась она.
   - Д-да, конечно, - засуетился Поттер. - Проходите, конечно...
   МакГонагалл прошла в кабинет, села на кресло. Гарри закрыл дверь и воззрился на своего бывшего декана и члена Ордена Феникса.
   Стук захлопнувшейся двери словно выбил из старой учительницы весь дух. Она как-то обмякла и сгорбилась.
   - Мистер Поттер... Скажите, - проговорила она, и Гарри с каким-то неприятным чувством отметил, насколько по-старушечьи звучал ее голос, - скажите, пожалуйста. Это правда, что вы... что вы...
   Продолжить она не смогла.
   - Хотя... это безумие, мистер Поттер, - МакГонагалл сделала глубокий вдох. - Кто бы что ни говорил... я верю вам, мистер Поттер. Вам верил Дамблдор...
   - Это правда, - резко перебил ее Гарри. Произнести это было невероятно тяжело, но он знал, что это нужно. Нужно поставить все точки над "i".
   - Что? - во взгляде женщины читалось неподдельное изумление. - Что вы имеете ввиду... под правдой?
   Вместо ответа Гарри закатал левый рукав.
   - Я действительно принял сторону Темного Лорда.
   - Но... - МакГонагалл в ужасе воззрилась на Метку. - Как же... как же...
   - Все просто, профессор, - стараясь, чтобы его голос звучал равнодушно, проговорил Поттер. - Лорд дал мне то, что никто не смог.
   - Мистер Поттер. Я не знаю, что предложил вам Лорд, но вы ведь знали, что это все обман. Вам же Дамблдор писал письмо. Неужели вы его не прочитали?
   - Начал, но не смог дочитать, - пожал плечами Гарри.
   МакГонагалл побелела.
   - Как... не дочитали?
   - Блин, очень просто! Взял и не дочитал! - взорвался Поттер. - Вы знаете, сколько там соплей и слюней было?! Гарри, ты Избранный! Гарри, ты наша надежда! Гарри, ты должен убить Волдеморта! Просто обязан, хоть порвись! Да мне противно стало посреди первой же страницы!
   Директор смотрела на Гарри, не мигая.
   - В письме было сказано, - мертвым голосом произнесла она, - что Северус Снейп узнал кое-что важное. Что Лорд задумал обмануть вас. Как - Северус не знал, но знал, что в этом замешаны Люциус Малфой, Рудольфус Лестрейндж и Диана Эйвери, и что это как-то связано с вашими родителями.
   Гарри вздрогнул. Он хорошо знал два последних имени - ведь именно в этих Пожирателей перевоплощались его родители. Но причем здесь Малфой-старший?
   - Но Северус не смог вызнать все, - тихо продолжила МакГонагалл. - Вскоре его раскрыли и убили. Дамблдор просил вас, чтобы вы не верили Тому-Кого-Нельзя-Называть, что бы он вам не говорил и что бы ни делал. Он...
   Внезапно директор разрыдалась.
   - Гарри, почему вы не дочитали письмо... Он так надеялся, что вы не поддадитесь обману и сможете помочь в войне...
   Поттеру стало нехорошо. Вид плачущего бывшего декана Гриффиндора, всегда строгой и подтянутой, рождал в душе ощущение какой-то потери... Какой-то неисправимой ошибки.
   - Послушайте, Гарри, - МакГонагалл достала из кармана платок и вытерла слезы. - Дочитайте письмо. Это важно. Все еще можно исправить. Вы должны знать, что там написано... Там очень важные сведения.
   - У меня нет письма, - сглотнув, признался Поттер.
   - А где оно?
   - Я... Я отдал его Лорду.
   - Вы... сделали что? - просипела шокированная женщина. - Кому... вы его отдали?
   - Я отдал его Лорду! - чуть громче повторил Поттер. - Как и все то, что было в том сундуке.
   Губы директрисы задрожали.
   - И Воскрешающий камень, и воспоминания?
   - Ну да, - Гарри пожал плечами. - После того, как Снейп запустил в меня тараканами, я опасаюсь видеть то, что не предназначено для моих глаз. Я не был уверен, что не увижу чего-то такого, за что Лорд меня не приложит каким-нибудь заклятьем типа Круциатуса. Может, вы не в курсе, но это очень больно. А Воскрешающий камень... да плевал я на него, все равно Дамблдор писал, что никого им нельзя воскресить по-настоящему.
   - Гарри... Дамблдор вам доверил...
   Внезапно МакГонагалл превратилась в ту собранную и грозную женщину, какой ее все всегда видели.
   - Мистер Поттер, жаль, что вы оказались предателем. Жаль, что Дамблдор ошибся в вас. И жаль, что все так бесславно закончилось.
   - Я предатель? - вспылил Гарри. - Я? После того, как моих родителей убил не Волдеморт, а Дамблдор?! После того, как... - из его уст едва не вырвалось упоминание о живых родителях, но вовремя скрутившая левую руку боль от упоминания имени Темного Лорда отрезвила Поттера. - После того, что творил весь ваш Орден Феникса, подставляя невинных людей?!
   - И это все вы знаете по рассказам вашего... хозяина? - в голосе МакГонагалл зазвучала сталь презрения. - Как же вы оказались падки на сладкую ложь... Впрочем, я выяснила все для себя. Спасибо вам, мистер Поттер. И хорошего вечера.
   Когда за МакГонагалл захлопнулась дверь, Гарри со всей силы запустил в стену чернильницей. Твердая бронзовая вещица выбила немного каменных крошек, упала на пол и покатилась, заливая все вокруг темно-фиолетовой жидкостью.
   - Ипси уберет, - пискнули рядом.
   Гарри оглянулся и увидел лопоухого домовика.
   - Ипси уберет, хозяин-сэр, - повторил домовик и принялся за разлитые чернила.
   - Ипси! - остановил его Поттер. - Принеси выпить чего-нибудь. И закусить.
   - Слушаюсь, хозяин-сэр! - пропищал эльф и исчез, оставив возню с грязью.
   Через секунду он появился снова.
   - Все в вашей столовой, хозяин-сэр!..
   Договорить он не успел. Гарри подхватил магией несчастную чернильницу с пола и швырнул со всей дури в домовика.
   - Какая, нах..., столовая?! - гаркнул он. - Сюда неси!
   На столе тут же оказалось блюдо с нарезанными фруктами и запотевший графин с чем-то темно-прозрачным. Поттер с облегчением присосался к графину, не обращая внимания на поджавшего уши Ипси, но тут же отшвырнул графин прочь. В нем был абсолютно безалкогольный яблочный сок.
   - Что это за гадость? Я сказал "выпить", а не "попить", урод! - кричал он на домовика.
   - Но... хозяин-сэр... ученикам нельзя... студентам нельзя... только преподавателям...
   Гарри почувствовал легкий стыд - домовик был не виноват в правилах. Но через секунду стыд сменила злость. Ему, Гарри Поттеру, Пожирателю Смерти, единственному удостоившемуся чести не вставать на колени перед Лордом, какая-то жалкая пакость с ушами будет нервы мотать!
   Поттер выхватил палочку и направил на эльфа.
   - Круцио!
   Эльф забился в судорогах. Это неожиданно отрезвило Поттера, и он поспешно убрал палочку. Хотел было извиниться, но Ипси исчез.
   - Вот, хозяин-сэр! - рядом появилась незнакомая домовичка. - Я Викки, хозяин-сэр. Это Бейлис (ирландский сливочный ликер, крепость 17%), сэр. Крепче нет ничего, сэр...
   Гарри выхватил бутылку у эльфийки и сделал три больших глотка. В голове сразу стало попросторнее.
   - Спасибо, Викки, - поблагодарил он опасливо косящуюся на него малышку и взял шоколадную конфету с блюда, которым та заменила блюдо с фруктами.
   - Рада стараться, хозяин-сэр, - ободрилась домовичка. - Что-то еще?
   - Нет, хватит, - буркнул Гарри, и эльфийка исчезла.
   ***
   Ночью Гарри спать не смог. Давило одиночество и опьянение, грезились кошмары. То казалось, что он в гриффиндорской спальне с однокурсниками. Он прислушивался, силясь услышать храп Рона или бормотание Невилла - но он был один. То казалось, что он в Малфой-мэноре (с какой стати, он там никогда не ночевал), и пропустил вызов Лорда. То он задумывался о словах МакГонагалл о письме и начинал сомневаться в Лорде...
   Утром его, разумеется, никто не разбудил на урок, а завести будильник он не додумался. Привык, что в школе его будили однокурсники.
   - Викки, - позвал он вчерашнюю эльфийку. - Подай завтрак.
   - Да, хозяин-сэр, - отозвалась лопоухая малышка. - Что желаете?
   - Омлет и две сосиски, - подумав, произнес Гарри. - Апельсиновый сок. И Антипохмельного, пожалуйста.
   - Да, хозяин-сэр.
   В столовой Гарри уже ждало заказанное, но кроме этого стояла корзинка с порезанным хлебом и вазочка с джемом. Поттер хмыкнул, но довольно кивнул - хлеб с джемом он любил.
   Быстро запихнув в себя завтрак, Гарри натянул школьную форму, повязал галстук и помчался на занятия. И только добежав до низу Башни, вспомнил, что расписания у него нет.
   "Мордред, надо взять его у Рона!" - подумал Гарри и помчался обратно вверх по лестнице, в гостиную факультета.
   В гостиной никого не было. Гарри сунулся к доске объявлений, но там было пусто.
   - Мистер Поттер? - услышал он голос за спиной.
   - А, профессор Реджис, - облегченно выдохнул Поттер. - У меня расписания нет... И простите, я опоздал... кажется.
   - Опоздали, - помолчав, кивнул Реджис. - Но неважно. Все равно первой была Трансфигурация.
   - Почему неважно? - нахмурился Гарри.
   - А, вас же за завтраком не было, - понимающе произнес декан. - Профессор МакГонагалл покончила с собой.
   - Как... покончила? - вытаращил глаза Гарри. - Я... я ее видел же вчера... она заходила... заходила ко мне... после вас, да...
   - А сегодня на рассвете она спрыгнула с Астрономической Башни, оставив записку "Сегодня умерла Надежда". Кстати, вы не знаете, кто такая Надежда? И почему ее смерть так сказалась на директоре?
   - Нет, профессор Реджис, - соврал Гарри, у которого по спине бежали мурашки, и добавил, чтобы было убедительнее: - Понятия не имею.
   - Угу, и никто не имеет, - погрустнел декан. - В общем, сейчас у вас Чары со Слизерином. Там старосту увидите, возьмете расписание.
   - Спасибо, - буркнул Поттер и побрел в сторону выхода.
   ***
   Появление Гарри в классе обе половины - зеленая и красная - восприняли по-разному. Гриффиндорцы мгновенно замолчали, напрягшись и всем своим видом демонстрируя, что рядом враг, а слизеринцы приветственно замахали Поттеру.
   - Иди к нам, - улыбнулась Паркинсон. - Давай сидеть вместе?
   Гарри же смотрел на своих однокурсников... и не мог понять, кого не хватает. То, что Грейнджер не будет, он знал, но кого-то не хватало еще.
   - Уизли выгнали, - подсказала ему Панси. - И Грейнджер.
   - Рона? - изумился Поттер.
   - Ну да, - кивнула слизеринка. - Вместе с грязнокровкой.
   - А его за что?
   - Эй, Поттер, ау! - пощелкала перед его лицом Паркинсон. - Ты словно в лесу сидел. Предатели крови к грязнокровкам приравнены. А им учиться только до СОВ разрешено.
   - А... - ошеломленно кивнул Гарри и плюхнулся с краю скамьи. - Ну... я как бы... новостями не особо интересовался...
   Слизеринцы фыркнули.
   - Ну ничего, наверстаешь, - усмехнулась Паркинсон. - Кстати, ты зря сегодня проспал. МакГонагалл с башни кинулась, прикинь?
   - Я слышал... - покраснел Поттер. - Мне профессор Реджис сказал, когда я в гостиную за расписанием пошел.
   - А, - кивнула Панси. - У вас старостой сейчас Патил. Возьми у нее.
   Гарри недоверчиво покосился на индианку.
   - Поттер, думаешь, она тебе откажет? Если откажет, ее профессор Реджис нашинкует кругляшками. Он тебе симпатизирует.
   - Откуда вы знаете?
   - Так это все знают, - пожала плечами Паркинсон. - Когда гриффы о тебе гадости говорили, он им эти гадости обратно в глотку вбивал.
   - А...
   - Ну, хочешь, я возьму тебе расписание? - скривилась слизеринка. - А то у тебя такой вид, словно тебя василиска убивать отправляют.
   - Это было проще, - буркнул Поттер, но встал из-за стола и подошел к Парвати Патил: - Привет!
   Гриффиндорка не отозвалась, но швырнула на парту оборванный лист бумаги с кое-как нацарапанными строчками. "Расписание II семестра 1997 года, 6 курс, Гриффиндор", - гласила корявая надпись сверху, явно сделанная впопыхах.
   - Спасибо, - поблагодарил ее Гарри и вернулся обратно на слизеринскую половину.
   В это время в класс вошел профессор Флитвик:
   - Так, давайте начнем...
   ***
   Теперь Гарри, как и другие ученики с Метками, мог не скрываться, когда получал вызов от Лорда. Индивидуальных вызовов, правда, Гарри не получал, и уходил раз в неделю вместе с другими на общие встречи.
   Первый раз, когда Метка заболела при всех, состоялся на очередном сдвоенном уроке со Слизерином. Профессор Спраут с горечью в глазах смотрела, как Поттер с Паркинсон одновременно вздрогнули и уронили горшок с очень редким синим древовидным ползуном.
   - Эм... нам надо, - пискнул Поттер, выскакивая из теплиц. За ним следом молча рванула Паркинсон.
   - Можешь не оправдываться, - пропыхтела она, когда оба мчались к антиаппарационному барьеру. - Все учителя уже привыкли... нас иногда за обедом срывает, так это... вообще концерт... шестнадцать человек одновременно в двери ломятся... кто быстрее...
   Гарри бежал, сберегая дыхание. За спиной слышался еще чей-то топот.
   Едва оказавшись за барьером, Поттер сосредоточился и аппарировал.
   - Б..я, а я не верил! Точно Поттер! - услышал он, оказавшись у ворот Малфой-мэнора. Обернувшись, он увидел семикурсника-слизеринца, видимо, получившего Метку на зимних каникулах. - Думал, врут...
   - Кто врет? - прищурился Поттер. - Лорд?
   Слизеринец побледнел.
   - Нет-нет, конечно... Я думал... ну... придумали министерские... э... ну... или...
   - Сделай одолжение, не думай! - озлился Гарри и рванул на себя калитку в воротах.
   ***
   Индивидуальных заданий от Лорда Гарри больше не получал. Иногда он участвовал в "карательных операциях", которые чаще заключались в уничтожении магглов. После них он возвращался не в школу, а в дом родителей, где мылся, отдыхал и уже после этого аппарировал в Хогвартс. Разрешение на аппарацию ему, кстати, выдали еще в январе - по распоряжению министра (а, по сути, Лорда) - все, носящие Метки, имели право аппарировать независимо от возраста, как и пользоваться палочками вне школы.
   К виду крови и чужим смертям Гарри тоже постепенно привыкал. Он чувствовал, что в нем словно выстроилась какая-то стена. Он прятался за нее, когда надевал маску и плащ. Он отстраненно взирал на то, как его тело поднимает палочку, выпускает зеленый луч. Там был не Гарри. Гарри был тут, за стеной...
   Директором после смерти МакГонагалл стал, разумеется, профессор Реджис, но пришлось взять еще одного преподавателя. Им оказался Анджей Гинтер, выпускник Дурмстранга. Гинтеру досталось деканство и старшие курсы ЗоТИ, а Реджис оставил за собой преподавание на первом-третьем курсах.
   Общался Гарри теперь тоже больше со слизеринцами. Он сожалел, что нельзя провести заново распределение.
   - Мне Шляпа Слизерин предлагала, - с грустью говорил он. - Если бы я не поддался на уговоры этих...
   - Ну, не страшно, - пожимал плечами Малфой. - Тут всего-то полтора года учиться. Забей.
   - Угу, - кивал Поттер.
   ***
   В стране вовсю шли реформы. К удивлению многих, ратовавших за то, чтобы магглорожденных не пускать в волшебное сообщество, Волдеморт с ними не согласился, и любой, в ком была магия, имел право на волшебную палочку и посещение школы. Но этим все хорошее и ограничивалось. Обучение магглорожденных начиналось не с одиннадцати лет, а с десяти, и им запрещалось общаться с семьей до семнадцати лет. Да и не смогли бы они этого сделать - родителям изменяли память, и магглы переставали считать ребенка-волшебника своим. Был издан целый свод законов, ограничивающих магглорожденных - запрет заниматься многими видами деятельности, запрет на дальнейшее обучение, запрет на право заключать магические браки, запрет на...
   Впрочем, некоторые магглорожденные могли добиться послаблений лично для себя, поступив на службу к Лорду. Лорд создал специальное подразделение для "грязнокровок", и по истечении десяти лет безупречной службы любому магглокровке Лорд мог оказать честь - поставить Метку. И тогда волшебник приобретал полные гражданские права - мог учиться, жениться и работать, где пожелает.
   Гарри неожиданно для себя сошелся с Паркинсон. Оказалось, слизеринка вполне может вести себя не так противно, как она вела себя до этого.
   - А как же Малфой? - поинтересовался однажды Поттер.
   - А что Малфой, - пожала она плечами. - Ему Гринграсс сватают.
   - Дафну? - удивленно поднял брови Гарри.
   Паркинсон скривилась.
   - Асторию.
   - Эту... темненькую, да?
   - Угу, - буркнула Панси и поежилась. - Она туповатая какая-то...
   - Ну, тебя тоже многие считали туповатой, - почему-то виновато проговорил Поттер.
   Слизеринка фыркнула, мотнула головой.
   - А я этого и добивалась. Только пока мои однокурсники пальцы в чернилах возят, я их в кровь окунаю. Ты бы видел рожу Малфоя, когда мне вызов от Лорда при нем пришел. Он-то не дурак, видел такое у отца... Все пыжился, пыжился... А Метку я раньше него получила.
   Гарри рассмеялся, представив ошалелое лицо Драко.
   - Ну вот, - довольно улыбнулась девушка.
   С Панси было приятно и даже удобно. Она никогда не надоедала ему болтовней, как это делала Уизли-младшая (кстати, теперь Джинни, как и все гриффиндорцы, упорно изображала, что Гарри не существует), помогала с домашней работой, иногда давала почитать книги из семейной библиотеки. С Панси можно было обсудить прошедший рейд, отработать какие-то заклинания или приемы обороны-нападения... В общем, Гарри чувствовал себя хорошо.
   ***
   На Пасхальных каникулах Гарри вместе с Панси наведался в дом на площадь Гриммо. Довольный Кричер сообщил, что не пускал в "дом хозяина-сэра" никого из "мерзких магглолюбцев и предателей". Когда Поттер поинтересовался, кто же пытался влезть в дом, то Кричер назвал имена МакГонагалл, Флитвика, Наземникуса Флетчера и еще нескольких людей из Ордена Феникса.
   - Хорошо, что не пустил, - кивнул Поттер.
   Гарри было немного стыдно показывать своей подруге из чистокровной семьи грязный и запущенный дом с прогнившей мебелью, но Панси это, казалось, совершенно не волновало.
   - Это хороший дом, - сказала она, коснувшись поблекших обоев. - Это сильный дом. В нем крепка Родовая магия.
   - Да что там, - смутился Гарри. - Грязь кругом...
   - Грязь можно вывести, - Паркинсон пожала плечами. - А вот охранные заклятья Высшего Уровня, какие сейчас на доме, ты так просто не наложишь.
   Поттер покраснел. Паркинсон говорила все правильно.
   После дома они пошли в кафе-мороженое Фортескью. Гарри заказал им обоим по большой порции мороженого - себе шоколадно-банановое, а Панси - малиновое. Они ели вкусное лакомство и обсуждали, куда стоит пойти после кафе. Гарри хотел заглянуть во "Все для квиддича", а Панси подумывала обновить гардероб.
   - Кстати, а где наш кофе? - поинтересовалась вдруг Панси.
   Гарри поднял голову и огляделся. Кроме мороженого, они заказывали еще и кофе, но просили принести чуть попозже.
   Кофе не было.
   Поттер поднялся из-за стола, подошел к прилавку.
   - Да? - поднял на него глаза Флориан Фортескью, владелец кафе, и ахнул: - Гарри Поттер? Сам Гарри Поттер?!
   Гарри смущенно улыбнулся и кивнул.
   - Понимаете, сэр... Я хотел бы поинтересоваться, когда нам принесут кофе...
   - А вам что, его еще не принесли? - удивился Фортескью и крикнул куда-то в глубину заведения: - Рональд! Ты куда пропал? Тут люди кофе ждут...
   - Люди, говорите... - проговорили с ненавистью, и Гарри с изумлением узнал Рональда Уизли. - Простите, мистер Фортескью, но я не вижу здесь людей.
   - Рон? - нахмурился хозяин кафе. - Ты о чем? Принеси кофе мистеру Поттеру и его спутнице, немедленно!
   Рыжик не двигался. Он смотрел на Гарри, и тот видел в глазах Рона абсолютную, ничем не замутненную ярость.
   - Рональд Уизли! - гаркнул Фортескью. - Ноги в руки и пошел! Я за что тебе деньги плачу?!
   - Извините, мистер Фортескью, - тихо проговорил Уизли, не сводя взгляд с Поттера. - Я сейчас.
   - Простите, Мерлина ради, - залебезил владелец кафе. - Пару месяцев работает. Я обычно девушек беру, но он так просился...
   - Кофе, говоришь, хочешь? - прозвенел у уха ледяной голос Уизли. - Забирай свой кофе, предатель...
   И Гарри на голову полилась горячая, только что вскипевшая жидкость.
   Поттер от боли едва не задохнулся. Он взвыл и замотал головой, разбрызгивая капли кофе.
   - Мистер Поттер! - растерянно залепетал Фортескью. - Мерлин...
   - Агуаменти! - раздался голос Паркинсон. Холодная вода смыла остатки кофе и принесла облегчение. Поттер расслабленно вздохнул.
   - Авада Кедавра! - тут же без остановки продолжила Панси, и Гарри услышал стук падающего тела.
   Толпа, уже успевшая собраться вокруг, ахнула и подалась назад.
   - Вызовите авроров! - взвизгнула какая-то дамочка.
   - Медиков надо из Мунго! - возразил мужской голос.
   Гарри кое-как разлепил глаза. Слава Мерлину, кипяток на них не попал - уберегли очки.
   На полу, безвольно раскинувшись, лежал Рон.
   Поттер обмер. Он понял, в кого попала Авада, выпущенная Паркинсон.
   - Панси... ты его убила... - медленно проговорил он.
   - Ну да, - кивнула слизеринка. - Он тебе на голову кипяток вылил.
   Толпа зашевелилась, и сквозь нее протиснулись фигуры в красных мантиях.
   - Что здесь произошло? - поинтересовался хмурый аврор с трехдневной щетиной и мрачным взглядом.
   - Покушение на жизнь Гарри Поттера, - спокойно ответила Паркинсон, закатав левый рукав и демонстрируя Метку. - Вызовите целителей.
   Аврор кинул на Поттера быстрый взгляд, кивнул коллегам. Один из них тут же подскочил к Гарри.
   - Мистер Поттер? Я аврор Смит. Если вы не против, я сопровожу вас до Мунго.
   Ответить Гарри не смог. Утихшая после холодной воды боль от ожога вернулась, и он лишь кивнул.
   - Хорошо, мистер Поттер, - проговорил аврор, беря Гарри под руку. - Давайте дойдем до камина...
   - Иди, Гарри, - неожиданно тепло сказала Панси. - Я тут побуду, надо ж показания дать.
   - Угу, - прошипел Гарри, и его затянуло в зеленое пламя камина.
   ***
   Из Мунго Гарри вернулся через три дня. Вообще-то его могли отпустить через несколько часов, но колдомедики решили перестраховаться - Гарри Поттер по-прежнему был фигурой значимой, пусть теперь уже с подачи не Дамблдора, а Темного Лорда.
   Пасхальные каникулы были короткими. Гарри даже пропустил один учебный день, но встретивший его директор Реджис заверил, что это не страшно.
   А за гриффиндорским столом стало еще на одного человека меньше - исчезла рыжая макушка Джинни Уизли.
   - Профессор Реджис, а куда делась мисс Уизли? - поинтересовался Гарри у директора, когда тот зашел его проведать перед отбоем.
   - Мисс Уизли исключена, - пожал плечами профессор Реджис.
   - За что?! - удивился Гарри.
   - За то, что ее брат покусился на вашу жизнь, - спокойно объяснил директор.
   - Но ведь сама Джинни не виновата!
   - Успокойтесь, мистер Поттер, - доброжелательно проговорил Реджис. - Разумеется, нет. Она хорошая девушка, неплохо училась и вполне соответствовала своему факультету. Только исключена она не столько за свои заслуги, сколько в назидание. После смерти родителей на юном мистере Уизли повисла забота о его сестре, но он решил отыграться на вас. В результате его необдуманного действия мисс Уизли осталась без средств к существованию. Теперь каждый из тех, кто задумает выступить против нашего Лорда, подумает - а стоит ли? Ведь могут пострадать его близкие.
   После смерти родителей? Гарри моргнул. Он ничего не слышал о смерти Молли и Артура.
   - Погодите, профессор Реджис, - проговорил Поттер. - А когда... умерли родители Джинни и Рона?
   - А, это еще до зимних каникул случилось, по осени... в октябре, кажется.
   "В то же время, когда меня "украл" Лорд", - сообразил Гарри, и похолодел. Уизли-старшие были в штабе Ордена Феникса, когда он туда аппарировал, а потом его забрали Пожиратели. Как и Грюм, умерший в подвале Малфой-мэнора...
   - А... вы не знаете, кто еще тогда умер?
   Реджис изумленно поднял брови.
   - Мистер Поттер, откуда я могу знать? Много кто. Шла борьба с врагами. Я не веду списков, да если бы и вел... Лорд не ставит меня в известность о проводимых им карательных акциях.
   Гарри заморгал. Кажется, нужно узнавать о Люпине и Тонкс из других источников.
   - Эм... спасибо, профессор Реджис.
   - Джон. Вы можете звать меня по имени, мистер Поттер.
   - Тогда я Гарри, - кивнул гриффиндорец директору. - Спасибо...
   - Не за что, Гарри, - тепло отозвался Джон Реджис. - Хорошей тебе ночи.
   ***
   Последние месяцы учебного года пролетели едва заметно. Профессор Гинтер с подачи директора Реджиса организовал обязательные занятия по Темным Искусствам для всех учеников с Метками, и теперь у Гарри времени было в обрез. Помимо ЗпТИ, у него были еще и обычные уроки.
   С Панси они сблизились еще больше. Гарри поразило то спокойствие и уверенность, с каким девушка разрешила ситуацию в кафе, хотя он до сих пор не мог прийти в себя после смерти Рона. Но Рон, которого Панси убила в кафе, был совершенно не похож на того Рона, которого Гарри помнил по осени. Они различались, словно небо и земля. Тот Рон был живой, исполненный какой-то своей рыжей лучистой энергией, пусть временами и надоедливой. А этот... этот Рон был угрюм и словно выжжен изнутри и засыпан пеплом прежнего себя...
   - Мои родители хотят встретиться с тобой этим летом, - как-то сказала ему Паркинсон.
   - И зачем? - напрягся Гарри.
   - Обсудить с тобой возможность нашей помолвки и дальнейшего брака, - честно ответила слизеринка. - Ты, хоть и полукровка, но из уважаемого Рода, даже двух, вдобавок сильный маг и на хорошем счету у Лорда.
   Поттер покраснел. Он не привык, что на свете существует такая вещь, как брак по расчету.
   - Эм... А ты? - смущенно пробормотал он. - А что ты думаешь?
   - А я это и думаю, - улыбнулась Панси. - Гарри, я общаюсь с тобой уже полгода, и, скажу честно, ты мне очень нравишься. Ты не такой занудный, как другие... чистокровные. Ты открыт, не закрепощен многими предрассудками. Конечно, в тебе есть еще много от магглов, но это нестрашно. Учитывая, как последние сто лет из-за этого Дамблдора магглы лезли в наш мир...
   - Эм... Ты мне тоже нравишься, - поспешно ответил Гарри. - И... да, я буду не против встретиться с твоими родителями.
   - Вот и ладно, - обрадовано кивнула слизеринка. - Я отошлю им сову.
   ***
   Гарри стоял на платформе 9 и 3/4. В этом году впервые его не встречали Дурсли.
   "Кстати, а что с ними стало?" - задумался он. После того, как его забрал Дамблдор, он ничего о Дурслях не знал. Остались ли они в живых? Или же родители и Лорд убили их, как и многих других магглов?
   Но этого он не знал, как не знал ничего и о Тонкс с Люпиным, и о близнецах Уизли. Гарри подозревал, что с ними тоже что-то случилось, поскольку иначе директор не сказал, что после смерти Рона у Джинни не осталось средств на жизнь. Ее могли бы забрать к себе близнецы... Однако, а где остальные Уизли? Перси, Чарли, Билл?
   Поттер сделал себе мысленную заметку - узнать, что стало с Уизли.
   Увы, родители Гарри тоже не встречали - Лорд дал им какое-то задание, и их просто не было в Англии. Возможно, оно было связано с Францией и тамошними магами. Но Гарри об этом не задумывался - Лорд знает, что делает. А родители вернутся.
   Прямо с платформы Гарри аппарировал в дом родителей.
   ***
   Отец вернулся домой через три дня, посвежевший и довольный.
   - Мама какое-то время побудет во Франции, - ответил он на невысказанный вопрос Гарри. - А ты приглашен на день рождения Драко Малфоя. Точнее, на праздник в честь его совершеннолетия, который пройдет первого июля. День рождения-то у мелкого был еще в начале июня.
   - Ага, я знаю, - кивнул Гарри. - Это здорово. Пап, как ты думаешь, что ему подарить?
   - Думаешь, я знаю? - хохотнул Джеймс Поттер. - Ты с ним дружишь, не я.
   Гарри задумался. Вот Рону он бы придумал подарок...
   Воспоминание об умершем практически на его глазах бывшем друге защемило сердце, и он вспомнил, что хотел поинтересоваться судьбой Уизли.
   - Пап, кстати... Ты не знаешь, что стало с Уизли?
   - С какими именно?
   - Билл, Чарли, Перси... близнецы.
   - Чарли где-то в Румынии, - пожал плечами Поттер-старший, - Билл в Египте работает, в Гринготтсе. Перси в Министерстве, ему единственному из всей семьи убрали клеймо "предателей крови". Близнецы в Косом Переулке работают, кажется.
   Гарри вздохнул. Хоть у кого-то из семьи все хорошо... Ему вдруг стало нестерпимо стыдно за то, что случилось с Роном и Джинни.
   Отец молча слушал, как Гарри, путаясь в словах и мыслях, рассказывал ему о смерти Рона и о разговоре с профессором Реджисом.
   - Это война, Гарри, - медленно произнес он, когда его сын, наконец, выдохся. - Когда Лорд исчез в восемьдесят первом году, пострадала наша сторона. Азкабан был забит. Многие умерли. У многих семью убили. У того же Реджиса, например...
   - Он рассказывал, - перебил Гарри.
   - Ну вот. Война не бывает без жертв.
   - Но зачем страдать невинным...
   - Невинные всегда страдают, - стиснул зубы Джеймс. - Скажи, были виноваты сестренки Реджиса? Или моя... дочь Рудольфуса Лестрейнджа?
   - У Рудольфуса была дочь? - изумился Гарри.
   - Была, - мрачно кивнул Поттер-старший. - Лючия. Лючия Доротея Лестрейндж. Она была на год младше тебя... Ее убили на глазах у матери авроры. Просто потому, что она была "пожирательским выродком"... Думаешь, Белла была всегда такой... сумасшедшей?
   - Не знаю, - тихо сказал Поттер-младший.
   - А я знаю, - вздохнул Джеймс. - Нельзя победить без потерь. Увы.
   - Пап... А как получилось, что вы с мамой оказались на стороне Лорда? - помолчав, спросил Гарри. - Что вас привело?..
   - Что привело, говоришь... - усмехнулся Поттер-старший. - Отец привел.
   - Карлус Поттер? - поднял брови Гарри.
   В глазах Джеймса мелькнуло какое-то странное выражение, но он кивнул.
   - И... Гарри, давай не будем об этом, - добавил он.
   - Хорошо, - согласился сын. - Не будем.
   ***
   В Малфой-мэнор Гарри прибыл один. Он сжимал в руках недавно изданную книгу про квиддич. Ничего другого на ум ему не пришло, а Драко вроде бы интересовался квиддичем.
   В мэноре уже были другие гости. Гарри узнал многих однокурсников со Слизерина и даже пару человек с Когтеврана.
   - Привет, Гарри! - рядом появилась Панси Паркинсон в нежно-зеленом платье, отороченном золотом.
   - О, привет, - поздоровался Гарри. - Прекрасно выглядишь.
   - Спасибо, - слизеринка улыбнулась. - Ты тоже неплох.
   Гарри действительно был "неплох". Он наконец-то решился не экономить на одежде, и заказал себе черную мантию с зеленым узором - под цвет глаз.
   - Ты никогда раньше не был на приемах? - поинтересовалась девушка.
   - Никогда, - смутился Поттер.
   - Не страшно, - она подхватила Гарри под локоть. - В любом случае, если ты даже и сделаешь что-нибудь не так, то никто не посмеет тебе ничего сказать.
   - Но подумает, - возразил Гарри.
   - Да и пусть думает, - отмахнулась Паркинсон. - Все равно, кто бы чего не думал, тебя это не должно беспокоить.
   - Это почему? - удивился Поттер.
   - Просто. Кто бы что ни думал, на отношение Лорда к тебе не влияет. Как не влияет ни на твое происхождение или на то, что ты мне нравишься.
   Гарри покраснел.
   - Спасибо, Панси.
   - Не за что, Гарри, - фыркнула девушка.
   Паркинсон познакомила Гарри со своими родителями - Джоанной и Робертом Паркинсонами. Гарри обменялся с ними ничего не значащими любезностями, стараясь держаться максимально достойно. Но он понятия не имел, насколько хорошо это у него получилось.
   Появление Лорда оказалось для Поттера полной неожиданностью. Он хлопал глазами, глядя, как присутствующие склоняются перед Темным магом. Сам же он, как и обычно, отвесил простой поклон.
   - Добрый день, Драко, - поздоровался Лорд с побледневшим Малфоем-младшим.
   - Д-добрый день, милорд...
   - Я знаю, ты давно ждал... кое-чего. Ну, я сделаю тебе подарок. И я надеюсь, что ты оправдаешь мое доверие так же, как его оправдывает твой отец.
   - Да, мой Лорд, - горячо проговорил Драко. - Я... я клянусь.
   - Это хорошо... протяни левую руку.
   Гарри с интересом смотрел, как на светлой коже его друга проявляется темный узор Метки.
   - Будь достоин, Наследник Рода Малфоев, - произнес Лорд, пряча палочку. - Я запомню твою клятву.
   - Да, мой Лорд, - в голосе блондина слышалась неприкрытая радость. - Я не подведу вас.
   ***
   Первый раз за всю жизнь Гарри Поттер чувствовал себя спокойно. Его не истязали Дурсли, за ним не охотился Волдеморт. Рядом с ним были родители и прекрасная девушка. Он часто бывал в гостях в Малфой-мэноре, где развлекался с Драко, летая на метлах.
   Ближе к концу июля они втроем с Паркинсон и Малфоем пошли в Косой Переулок, чтобы купить принадлежности к новому учебному году. Они шли, смеясь, как вдруг Гарри остановился перед магазином "Веселые приколы". Какое-то время он смотрел на него, не понимая, что же в нем необычного, но потом его осенило: название! Раньше магазин назывался "Ужастики Умников Уизли".
   - Давайте зайдем, - кивнул он своим спутникам и толкнул дверь.
   Навстречу ему тут же заспешила молодая девушка.
   - Добрый день, мистер Поттер! Рады приветствовать вас в "Веселых приколах"! Все для вашего развлечения! Показать вам чего-нибудь?
   - Эм... А где Уизли? В смысле Фред и Джордж, - зачем-то уточнил он.
   - А... - девушка пожала плечами. - На складе, кажется. А в чем дело? Они чего-то натворили?
   - Нет-нет, - проговорил Гарри. - Я хотел поинтересоваться, как у вас тут дела. В магазине.
   - У нас? У нас хорошо, - девушка недоуменно нахмурилась. - А причем здесь Фред и Джордж?
   Гарри заморгал, ничего не понимая.
   - Ну... это же их магазин, - пролепетал он растерянно.
   - С чего бы это? - продавщица снисходительно улыбнулась. - Это наш магазин. А Фред и Джордж работают на складе.
   - Пойдем, Гарри, - дернула Поттера за рукав Панси. - Я объясню.
   Гарри потерянно вышел из магазина, следуя за друзьями.
   - Как же так? - пробормотал он. - А где "Ужастики Умников Уизли"?
   - Грязнокровкам запрещено владеть предприятиями, - со вздохом пояснил Малфой. - Так что ничего удивительного.
   - Они чистокровные! - возмутился Гарри.
   - Они предатели крови! - отрезала Панси. - Идем, Поттер.
   - Но... но...
   - Эй, Поттер, алё! - Малфой пощелкал у него пальцами перед глазами. - Радуйся, что их вообще не казнили за участие в деятельности Ордена Феникса, как их родителей! Лорд вообще проявил необычайное милосердие, оставив в живых Уизлевских выродков и даже не заперев их в Азкабан.
   Воздуха не хватало. Гарри пришлось сделать усилие, чтобы вдохнуть. Все эти изменения... Вовсе не то, во что он верил. Разумом он понимал, что все это правильно и нужно... Но сердце рвалось прочь из груди, не в силах смириться ни со смертью Молли и Артура, ни с тем, что близнецы лишились мечты своей жизни...
   - Гарри, ты в порядке? - забеспокоилась Паркинсон.
   - Да, - кивнул Поттер. - Пойдемте...
   ***
   В середине августа Гарри пришло долгожданное приглашение к Паркинсонам. Он собрался отвечать, но вдруг вспомнил, что не имеет права решать подобный вопрос - у него ведь были родители. Паркинсоны этого не знали, поэтому намеревались обсудить помолвку с ним самим, как со Старшим в Роду и заодно единственным. Но на самом-то деле он им не был.
   Гарри спрятал письмо в карман мантии и аппарировал в Малфой-мэнор, где последнее время обитал его отец.
   Поттер шел по коридорам поместья, уже не блуждая, как в первый раз. Он уверенно дошел до Малой гостиной, где постоянно кто-то был. Так и сейчас - он обнаружил в гостиной Долохова.
   - Привет, Тони, - поздоровался он с русским. - Ты не видел... Лестрейнджа?
   - Хай. Какого из? - поинтересовался Долохов. - Руди?
   - Ага.
   - Он внизу.
   - Внизу? - переспросил Гарри.
   - Ну да. Ну, где тюрьма, - пояснил Долохов, глядя в непонимающие глаза Поттера. - Ты еще там Грюма замочил.
   - А... - сглотнул Гарри. - Понял... Спасибо.
   - Не за что, - буркнул Антонин.
   Гарри не хотелось спускаться, но ждать не хотелось еще больше. Он пообещал себе, что если там будут кого-то пытать, то развернется и вернется. Слушать чужие вопли Гарри хотелось еще меньше, чем ждать.
   Поттер спустился по лестнице в знакомое помещение. Отец был там же, что-то перебирал на столике, стоявшем в углу.
   - Пап? - окликнул он отца в облике Лестрейнджа.
   - А? О, Гарри! - обрадовался Джеймс Поттер. - Проходи. Присаживайся, если хочешь. Даже можешь выпить. Там где-то было... - он кивнул в сторону кресла, которое Гарри помнил по прежнему посещению застенков.
   - Нет, спасибо. Пап, я хотел с тобой обсудить кое...
   - Гарри?.. - вдруг прохрипели из одной из клеток. - Гарри... Поттер?
   Гарри недоуменно оглянулся, пытаясь разглядеть в заросшем пленнике, облаченном в грязные лохмотья, знакомые черты. Пленник вдруг рванулся к Гарри, врезавшись в решетку.
   - Гарри... щеночек...
   - Ремус? - узнал его Поттер. - Ремус?!
   - Гарри... малыш... - по щекам Люпина потекли слезы. - Это ты... и ты... ты правда... с ними... Нет, не верю... Ты ведь Гарри... ты не мог...
   - Заткнись, волк. Он смог, - фыркнул Поттер-старший.
   - Пап... зачем он тут? - Гарри отступил на шаг.
   - "Пап"? - непонимающе выдохнул Люпин и вдруг начал кричать: - Почему ты зовешь этого Пожирателя отцом, Гарри?! Твой отец - Джеймс Поттер! Ты предал память родителей! Как ты мог, Гарри?!
   - Потому что он и есть мой отец, Джеймс Поттер! - рявкнул раздраженный Гарри. - Это Оборотное!
   Ремус замер, а потом вдруг расхохотался:
   - Это Лестрейндж, Гарри! Это не Поттер! Твой отец мертв! Я оборотень, Гарри! Я помню запах твоего отца! И это - не он! Это Лестрейндж! Оборотное не меняет запах, глупыш!
   - Силенцио! - рявкнул... то ли Поттер, то ли Лестрейндж и швырнул в Люпина еще каким-то заклинанием, от которого того отшвырнуло к дальней стене клетки. - Заткнись, а то убью!
   Гарри смотрел на все это широко раскрытыми глазами. В голове сразу пронесся разговор с МакГонагалл, которая упоминала о какой-то афере с участием Лестрейнджа.
   - Па... - начал он, но продолжить не смог. Вдруг это действительно Лестрейндж?
   Люпин бился о прутья решетки, силясь что-то сказать, но Заглушающее надежно не давало оборотню издать ни звука. Он гримасничал, приставлял к голове растопыренные ладони, тыкал пальцами в... того, кто выглядел, как Лестрейндж.
   Гарри смотрел на эту пантомиму, не понимая, что этим хочет сказать Ремус.
   - Уймись, тварь, - кинул в Люпина еще одно заклинание Поттер-Или-Лестрейндж. - Как же достал... Убил бы, если бы Лорду он не был нужен...
   - Пап... - просипел Гарри, вдруг догадавшись, что пытался донести до него последний из Мародеров. - Пап... превратись, а?
   - В смысле? - вскинулся Вроде-Как-Поттер. - В кого?
   - Ты же анимаг, пап... - искренне, до боли желая, чтобы все, сказанное Люпиным и МакГонагалл оказалось неправдой, - прошептал Поттер-младший. - Превратись, пожалуйста. На полминуточки. Тебе ведь ничего не стоит, а? Тут места достаточно... Пожалуйста, пап...
   "Поттер" вскинул голову, и Гарри с ужасом увидел какой-то чужой взгляд на лице того, кого он привык считать отцом.
   Гарри дернулся, вскидывая палочку, но Лестрейндж оказался быстрее.
   - Инкарцеро! - и Поттера опутали веревки. Рудольфус подошел и просто вытащил из руки Гарри палочку.
   - Так это... это все... - Гарри задыхался от свалившегося на него понимания. - Это все... Дамблдор был прав... это...
   Лестрейндж закатал рукав и прижал свою палочку к Метке.
   - Волдеморт, - четко проговорил он.
   Перед глазами Гарри все плыло. Он бился в попытках освободиться, но не мог.
   - Что-то случилось, мой друг? - произнес над ухом холодный знакомый голос.
   - Да, мой Лорд, - произнес Лестрейндж. - Поттер догадался.
   - Да? И как это произошло?
   - Поттер пришел сюда, мой Лорд, и Люпин начал ему говорить, что я на самом деле Лестрейндж. Затем Поттер попросил меня принять анимагический облик, который умел принимать его отец. Я, разумеется, сделать этого не смог. Ну, и вот...
   - А соврать, что после воскрешения ты потерял эту способность, у тебя мозгов не хватило? - прошипел Лорд. - Круцио!
   По ушам Поттера резанул истошный крик "не-отца", но Гарри совершенно не чувствовал к нему жалости.
   - Ну что ж... Я, конечно, могу стереть тебе память, Поттер, - проговорил Волдеморт, - и ты забудешь произошедшее здесь. Ты будешь по-прежнему считать Лестрейнджа Джеймсом Поттером, а Диану Эйвери - Лили Эванс. Но рано или поздно ты опять догадаешься. А "подтирателем памяти" я к тебе не нанимался. Поэтому, мой юный друг, советую успокоиться и принять новую реальность...
   - Ты... - прохрипел Гарри. - Ты... лгал...
   - Я? - Волдеморт прищурился. Эта эмоция на змееподобном лице выглядела пугающе. - Я? Ничуть.
   - Ты говорил, что моих родителей убил Дамблдор!
   - Я? - в глазах Лорда заплясали огоньки. - Я - нет.
   - Хочешь сказать, что я лгу?! - возмутился Поттер, снова задергавшись.
   - Нет. Ты просто думаешь, что это сказал я, - равнодушно произнес Волдеморт. - Но не только Лестрейндж притворялся твоим отцом.
   - Кто еще участвовал в этом спектакле?!
   - Диана Эйвери изобразила достоверно Лили Поттер, - пожал плечами Лорд, - а Люциус Малфой... гм... пару раз изображал меня.
   Глаза Гарри полезли на лоб. Он тут же вспомнил, насколько он был поражен силой Темного Лорда, когда пришел получать Метку. Прежде этого не было... Но то и оно - ведь до этого был не Лорд, а Люциус Малфой... И оговорки Лестрейнджа, когда он говорил "я"...
   - Я изначально отнесся к этой затее с подозрением, - откровенно сказал Лорд, косясь на Лестрейнджа, который забился куда-то в угол, боясь подняться на ноги, - но все прошло как по маслу. И то, что ты принес мне дамблдоровское наследство, не прочитав письмо...
   - Я тебя убью! - искренне пообещал Гарри Волдеморту.
   Волдеморт усмехнулся.
   - Не сможешь, Гарри. В тот момент, когда ты получил Метку, ты перестал соответствовать Пророчеству. В тот момент ты перестал считаться "равным мне", а стал лишь одним из моих слуг. Даже если ты и захочешь... твоя рука не сможет нанести мне вред.
   - Я найду способ!
   - Не найдешь, - откровенно веселился Темный Лорд. - Я вложил в Метку специальные чары, что никто из носящих ее не способен нанести вред своему господину. Еще тогда, когда я только ее создал. Мне очень не хотелось получить Аваду в спину от какого-нибудь предателя типа Снейпа. Думаешь, он был первым, кто переметнулся на сторону деда с лимонными дольками?
   - Тогда ты убей меня! - рявкнул в отчаянии Гарри. - Чего ты ждешь?
   - А смысл? - фыркнул Волдеморт. - Ты для меня сейчас абсолютно безвреден... Гарри, я обычно не имею привычки разжевывать своим слугам причины всех своих поступков... Но мы с тобой были связаны Пророчеством долгое время... Люциус хорошо постарался, сумев найти способ разорвать эту связь, и он уже получил свою награду... Так вот, Гарри. Только поэтому я говорю с тобой сейчас. И, поверь мне, сейчас самый лучший выход для тебя - смириться. Напейся, разгроми какой-нибудь ресторанчик... можешь даже Авадами в магглов покидаться, если тебе легче будет. Но твоя роль уже сыграна.
   - Я тебя ненавижу...
   - Но это не должно мешать тебе служить мне, Поттер, - прищурился Лорд. - Я не трону тебя. Ты по-прежнему будешь Мальчиком-Которого-Ценит-Лорд. Я даже не отниму у тебя права не вставать на колени. Женись на Паркинсон - она будет хорошей парой...
   - Я не буду служить тебе...
   Лорд хмыкнул, двинул рукой, и руку Гарри скрутила невыносимая боль.
   - В отличие от Круцио, она не такая сильная, - спокойным голосом произнес Волдеморт. - Но зато я могу ее поддерживать часами. Сутками. Месяцами. Как скоро ты сойдешь с ума, Поттер?
   Внезапно Темный Лорд шагнул к задыхающемуся от боли Гарри и приблизил свое лицо к его. Гарри в ужасе глядел в красные, пылающие глаза Волдеморта.
   - Твоя ненависть ничего не изменит, Гарри, кроме тебя самого. Ты не вернешь время вспять. Я победил, и ты ничего с этим не сможешь сделать. Ты не вернешь Уизли, Грюма и МакГонагалл. Ты не вернешь Дамблдора, Гарри. Живи, Гарри. Я даю тебе жизнь, пусть и в служении мне.
   Лорд отступил.
   - Нет, конечно... - продолжил он. - Ты можешь пытаться выступить против, но никто за тобой не последует, потому что ты - Мальчик-Который-Предал-Свет. Ты можешь пытаться делать что-то сам - но это будет капля в море, и никто этого не заметит. И после этого ты не проживешь долго. Я не наказываю только тех предателей, которые переходят на мою сторону. Если же они решают покинуть меня, то обычно умирают долго. Очень долго, Гарри. Ты понял?
   - Да... - сказал Гарри и закашлялся.
   - Вот и хорошо, - Лорд довольно усмехнулся, взмахом палочки снимая с Поттера путы. - Руди, друг мой. Верни Гарри палочку.
   Рука Гарри сжала такую знакомую деревянную рукоятку.
   "А что, если... если он опять лжет?"
   - Гарри. В знак твоего понимания... я хочу, чтобы ты убил оборотня, - спокойно проговорил Лорд, внимательно смотря на Поттера. - Мне он больше не нужен.
   Гарри вздохнул. Перед его глазами пронеслись картины.
   ...вот они подсаживаются в купе...
   ...Р. Дж. Люпин - надпись на чемодане...
   ...шкаф с боггартом...
   ...Визжащая хижина...
   ...Гриммо, 12...
   "...рю вам, надо искать..."
   - Ну же, Гарри, - поторопил его Волдеморт.
   Гарри медленно моргнул, перевел взгляд на Лорда... затем снова посмотрел на Люпина, который сверкал глазами из-за решетки, ожидая, что будет делать Гарри...
   "А что, если...?"
   ...улыбающийся Драко, смеющаяся Панси...
   ...уважительно глядящий Кричер...
   ...гордость после получения Метки...
   ...ненависть в глазах Рона...
   "...Министерство посчитало, что я, как сын Пожирателя Смерти, плохой воспитатель для Миранды и Беатрисы..."
   На одной чаше - прошлое... на другой - настоящее...
   Вдох, выдох. И Гарри Поттер поднял палочку, выбрав цель.
   - Авада Кедавра!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Гринберга "Гувернантка для драконьего принца"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"