Халов Андрей Владимирович : другие произведения.

"Администратор" Книга одна третья "Джунгли мегаполиса", глава 2

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Глава 2.

   Жора решил, что попал не туда. Ему даже показалось, что его обвели вокруг пальца и, потому говоря, обдули.
   Адрес, который был указан ему за некоторое вознаграждение, привёл его в какой-то грязный подъезд старой постройки шестиэтажного дома. Лифт не работал, и на четвёртый этаж ему пришлось подниматься пешком.
   Стены подъезда были давно уже не крашены и исписаны углём. На потолке висели обгорелые спички, вокруг которых чернели пятна копот.
   Жора брезгливо озирался по сторонам, на потолок и панели, исписанные неприличными словами. Давно уже ему не приходилось бывать в такой захолустной трущобе.
   Поднявшись на четвёртый этаж, он немного постоял перед дубовой, морёной дверью, с массивной полированной медной бляшкой, на которой, отблёскивая в полумраке подъезда, выступали цифры номера, потом нажал на кнопку звонка.
   На мелодичный звук, приоткрыв щёлочку в двери, высунулся пожилой человек, глянул на Жору через стёкла очков:
   -Вы к кому, молодой человек?
   -Да, наверное, к вам.
   Он назвал установленный пароль, полученный вместе с адресом. Это подействовало как "Сезам, откройся!", дверь широко отворилась, и хозяин жестом пригласил его войти.
   В тесной прихожей небольшой, по-видимому, квартиры по стенам было развешено много всяческой одежды, производившей вппечатление хлама.
   "Не похоже, чтобы здесь такой человек жил", - решил Жора, озираясь
   Хозяин не задержал его надолго в прихожей и, повернувшись к нему спиной, молча пошёл вглубь квартиры, предлагая тем самым следовать за ним.
   Оглядывая его байковый халат, наброшенный на мешкообразное, бочковидное тело, подпоясанный где-то в районе живота, на талию, которая совсем не просматривалась, Жора начал сомневаться, туда ли он попал, да и к тому ли его послали, кто был нужен, и, когда они оказались в большой, но дурно обставленной комнате, - мебель была старая, обшарпанная, да ко всему этому занимала какое-то неуклюжее, незаконченное, промежуточное положение, будто бы кто-то взялся её переставлять, да так и бросил, не доделав, - задал вопрос:
   -Вы, собственно говоря, знаете, зачем я к вам пришёл?
   -Догадываюсь, молодой человек, догадываюсь, - хозяин квартиры плюхнулся, будто устав стоять, в глубокое кресло, достал из кармана халата папиросу и закурил. - Ко мне все приходят за одниам и тем же, вообще-то.
   Он затянулся и выпустил струю дыма в сторону гостя.
   Жора опустился в кресло напротив:
   -И что, вы всем даёте то, что им нужно?
   -Ну-у, кто платит, соответственно, - он заёрзал в кресле. - Давайте к делу: у меня нет времени на рассусоливания. Первый взнос - триста долларов - за посещение.
   Жора невольно присвистнул, откинувшись назад:
   -Неплохо начинаем! Ещё ничем не успели обменяться, а деньги потекли ручьём! Не многовато ли? Я понимаю - десять, ну, пятнадцать долларов, но не триста!..
   Что ж, хозяин квартиры недовольно потёр руки, мне очень жаль, но, видимо, мы с вами не сработаемся. Очень плохо, что вас не предупредили, на каких условиях сюда надо идти.
   -Нет, почему же! Мне сказали, что надо брать с собой зелёные, и много. Я готов и заплатить, но только за информацию
   Видите ли, у каждогоуважающего себя человека, такого, как я, существует порог, ниже которого он не работает. Если клиент не может выложить мне сразу , вот точно так, как вы, первоначальный взнос, то с ним приходится прощаться. Я не собираюсь ни у кого шариться по карманам, но такое поведение даёт мне все основания полагать, что он не состоятеленг. И поблажки, исключения, я не делаю никому, это мой принцип. Деньги в руке - лучший и единственный аргумент для продолжения беседы... Итак?
   Он сделал недвусмысленную паузу, и Жора понял, что надо либо раскошеливаться, либо проваливать. Отступать назад, как ни жалко было платить, было некуда: скупой платит дважды, - и он уже ступил на дорогу , по которой было бы дешевле идти вперёд, чем пятиться назад, идти напопятную.
   Зашуршали бумажки, передаваемые из рук в руки.
   -Ну, что вас интересует? Вернее, кто?
   -Бонди Бом.
   Теперь настала, видимо, очередь удивляться хозяину квартиры:
   -Это вы замахнулись! Круто, круто! Впрочем, представьтесь.
   Жора что-то смекнул про себя:
   -Я, кажется, имею право оставаться неузнанным, инкогнито.
   -Не совсем, к сожалению.
   -Это почемуже?! - Жора едва не выпрыгнул из кресла от возмущения. - Получается, что за свои же деньги я пришёл сам на себя настучать, так что ли?!
   Собеседник загадочно улыбнулся:
   -Ну, нет. Зачем же? Вы должны представиться мне хотя бы из вежливости, как и я вам, впрочем. Давайте, я сделаю это первым. Меня зовут Марк Ильич.
   -Хотелось бы верить, что это вашке действительное имя.
   -Как хотите.
   -Не получается. Не получается верить.
   -Дело ваше.
   Жора начал злиться. Его сильная натура не могла смириться с тем, что его пытаются обвести вокруг пальца.
   -Вы говорите, что у вас нет времени, а навязываете какую-то тухлую игру!
   -Вовсе нет! Мне же надо как-то к вам обращаться. Да и в себе я должен создать некий образ, с которым буду общаться.
   -Тогда двести.
   -Что двести? - не понял Марк Ильич.
   -Двести долларов - за пердоставление информации. Сто оставляю вам.
   Марк ильич закачал головой, видимо, удивившись, что недооценил своего гостя, потом без лишнего возмущения вернул деньги.
   "Отпирается ещё, гад! - подумал Жора, пряча зеленовато-серые купюры. - Все карты у него в руках. Но пусть хоть увидит, что не нва дурака нарвался".
   -Мне нужно знать про него всё: где живёт, чем занимается официально и неофициально, связи... ну и так далее.
   -"Так далее" - у вас карманы будут дырявые. Это же будет стоить миллион. Если бы вы заинтересовались какой-нибудь продавщицей или секретаршей, за пару дней я бы выложил вам всю её подноготную от и до за пару сотен. Но вы же вон на кого замахнулись... я, понимаете, как наёмный убийца, - чем крупнее дчиь, тем больше ставка. Но ставка может оказатьсмя больше, чем жизнь, ваша, если у вас не хватит мощи, и моя, если я делаю пасс. Данный случай стоит, кажется, на порогое и того, и другого.
   -Вы что это, отказываетесь?! - возмутился Жора - Тогда я требую оплатить неустойку. Верните мне мои триста.
   -Ну, во-первых, этого я не сделаю, а, во-вторых, во-вторых, я вовсе не отказываюсь. Итак, по порядку. Плата за всё отдельно. Первое...
   -Первое: все грязные дела.
   Хозяин квартиры встал, обошёл кресло, открыл старый комод. В глубине его стала видна стойка аппаратуры компьютера. Марк Ильич быстро затарабанил пальцами по клавиатуре. Через десяток минут он заговорил:
   -Какой период жизни?
   -Сначала сознательного.
   -Так, так. У меня только, начиная со службы в армии. Так, будете записывать сами или вывести на принтер.
   -Лучше на дискету.
   -Хорошо, - Марк Ильич нажал ещё с два десятка кнопок.
   На экране дисплея, мигая, стали меняться, уходя один за другим, кадры с текстом. Просматривая их, марк Ильич заметил:
   -Да, у него неплохая биография. Недаром говорят, что самая уязвляющая информация та, что доходит через время. В армии этот ваш, Бонди Бом, промышлял воровством по мелочам, грабя запчасти с машин и сбывал наворованное налево. По каждому факту имеется почти точная дата похищения, - в этом ценность информации. Подойдите сюда, посмотрите сами... О-о, здесь он уже начал работать "по-крупному": медь идёт на Запад эшелонами. Смотрите - всё есть: цена за тонну, количество, дата отправки, пункт назначения, посредники...
   Жора подошёл и встал рядом с Марком Ильичём, просматривая текст.
   -Всё это идёт на дискету? - кивнул он на экран.
   -Конечно.
   -Я потом проверю.
   Марк Ильич растянул тонкие губы в улыбке:
   Не сомневаюсь. Имеете полное право.
   Немного успокоившись, Жора отошёл и занялся более детальным осмотром комнаты. "Интересно, что у него в этих несуразных шкафах", - думал он, проходя мимо предметов мебелировки. Оригинальный способ, которым был спрятан компьютер.
   -Молодой человек, не надо там ходить, - попросил ег марк Ильич, заметив, что он занялся не тем, что нужно.
   -Вы, кажется, осведомились о моём имени, не так ли?
   -Ах, да. Игорь, не ходите там, пожалуйста.
   -Ладно, - Жора грузно опустился в кресло.
   Кажется, у него было немного времени подумать.
   Тот, против кого он готовил столь обширное и дорогое досье, был крупной фигурой, и не только в теневых сферах всевозможной незаконной торговли и перепродаж, но и на политическом небосклоне. Там его место было где-то недалеко от контрольно-конституционой коллегии - это коллективного монстра от института власти. Бонди Бом в политике был всего лишь навсего министром какого-то чугунно-тяжёлого направления индустрии, утюжившего эту бедную страну своим катком, превращающим её в место какого-то невероятно огромного то ли побоища, то ли отхожего места.
   Столь высокое положение обязывало относиться к персоне Бонди Бома с благоговейным почтением. В том, официальном мире у него, конечно, было другое, вполне приличное имя, но для Жоры, который и себя-то больше воспринимал, как Бегемота, он был не кто иной, как Бонди Бом, отпетый и отъявленный мошенник, опасный тем более. Сто сумел дорваться до мощных рычагов власти. Мельничные жернова, приводимые ими в движение, могли переломать кости нет только такому, как Бегемот, но десятерым таким.
   Жора понимал, что ввязался в опасную игру, но другого выхода у него не бло: слишком большие деньги были положены на кон, слишком много было уже потеряно и хотелось вернуть, если не большее, то хотя бы то, что было упущено
   Когда человек узнаёт, что его тем или иным способом надули и обокрали, в душе его поселяется едкое беспокойство, не оставляющее его и саднящее, как плохо заживающая рана от бритвы. Стоит лишь коснуться её, и это причиняет острую боль, которая поселялется и таиться где-то в глубине сознания, пока, наконец, что-то не удасться решить или сделать, либо вернуть похищенное, либо изгнать и проблески сомнений и надежды сделать это, заменив их уверенностью в непоправимости случившегося.
   Жора ещё надеялся что-то поправить. Потеря оказалась неожиданно велика для него. Может быть, для воротилы масштаба Бонди Бома это была копейка, так, мелкий приработок, по сравнению с теми доходами, которые поступали к нему благодаря его высокому общественному и государственному положению, но для него, Жоры, это было целое состояние, доставшееся ему тяжело и отнюдь не праздно, и тем обиднее было себя чувствовать бедняком, у которого богач забирает последнее.
   Некоторое время назад, в середине лета, в руки к Жоре, которого друзья-приятели, да и все блатные в его родном городе, знали не иначе, как под кличкой Бегемот, попал целый архив всевозможных документов.
   Бумаги всегда представляют какую-нибудь ценность, особенно если содержат угрозу разоблачения кому-нибудь.
   Те содержали и не одному, е нескольким десяткам, если не сотням человек, совершенно незнакомых друг с другом, никогда, может быть, не встречавшихся и живущих в разных регионах страны, поэтому адресов для продажи было очень много, и заниматься каждым по отдельности было неоправдано разорительно.
   Бегемот сбыл бумаги мелкооптовыми партиями, растасовав их по группам.
   И вот совсем недавно ему стало известно, что его "бумажки" идут по такой баснословной цене, что те деньги, которые он выручил за них от продажи, - подачка нищему. Торговлю ими теперь вёл, шантажируя своих клиентов, тот самый Бонди Бом, широко известный в теневых сферах крупный воротила. Это ему через посредников сбыл свой товар Жора и теперь, узнав об истинной стоимости бумаг, желал вернуть справедливо причитаующуюся долю. На достижение такой цели уже было затрачено мнгого сил и средств. Ради этого Бегемот уже вторую неделю жил в Москве, где жизнь теперь была такой дорогой. Но это были мелочи жизни по сравнению с тем, какеи затраты пришлось произвести на сбор информации.
   Жора понимал, что затеял охоту на зверя, который сожрёт его в ту же минтуту, как только заметит его внимание в свой адрес. Поэтому действовать требовалось скрытно, и из засады показываться лишь в тот момент, когда всё будет готово для мощного прицельного удара.
   Однако укрытие его таило в себе множество прорех, которые ему -то были как раз неизвестны: он действовал в окружении чужих людей, и деньги были ненадёжной гарантией, что его не выдадут противнику, в такой ситуации. Здесь нужно было дружеское участие, поддержка круговой поруки, на которую можно было бы рассчитывать у себя дома, в своём городе, где он обладал некоторым весом среди мира блатных и дельцов местного калибра. Авторитет его там был довольно ощутимым. В москве же он был чужаком, наглым заезжим выскочкой из провинции, приехавшим потягаться со столичными кланами и даже расситывающим ещё что-то от них получить обратно.
   Кроме сотен досье с подмоченными репутациями было в тайнике и ещё кое-что другое. Картины, иконы, серебряные украшения, золотые оклады, посуда старинного производства, мелкий антиквар, - всё это хранилось тамнеизвестно сколько лет, приготовленное кем-то к отправке, собранное и аккуратно уложенное в добротные ящики, перестелянные соломой и картоном. Не составило труда перевезти это в надёжное "своё" место. Туда же попали тысячи старинных книг, рукописи, какие-то папки с чертежами, контейнеры с дискетами и галлограммами на пластинках, - в этом, казалось бы, надо будет разбираться не один год, но это того стоило. У Жоры был нюх на деньги, и это пахло очень большими деньгами.
   Чтобы убедиться всё-таки, что интуиция не подводит его, Жора немедленно после того, как завладел содержимым тайника, выбрал с помощью нанытого им им инженера-электронщика, одну из папок с какими-то схемами, чертежами и вложенной дискетой для компьютера, которая могла бы заинтересовать какую-нибудь ведущую электронную фирму, и заслал с ней курьера в Японию, откуда тот через несколько дней привёз большое "мерси" в швейцарском банке и лазерный голографический видеомагнитофон последней модели в качестве подарка.
   Однако кроме одной этой папки воспользоваться Жора ничем больше не успел: пока он отдыхал на черноморском побережье, объездив со своей компанией вс е пляжи от геледжика до Сочи, все эти ценности были нагло похищены. Склад, где они хранились кто-то нагло взломал и вывез то, на чём Бегемот рассчитывал построить фундамент будущего благополучия.
   То, что дала ему одна единственная папка, вполне хватило, чтобы сыграть шикарную свадьбу с Вероникой, купить ей в качестве свадебного подарка большую трёхкомнатную квартиру, а себе "Мерседес" самой последней марки, к которым он издавна питал страсть.
   Теперь же денег оставалось совсем немного, и к концу егопребывания в Москве они должны были и вовсе иссякнуть. Но Жора надеялся, что к тому времени ему удасться хоть что-то вернуть, и это поможет жить дальше стольже безбеднео и с шиком.
   Кража несказанно удивила и возмутила Жору. О его тайных складах знали лишь довольно близкие ему люди, да ещё пара-другая человек, которые относились к делу, из посторонних. Случайныце грабители не могли похитить столько. В лечшем случае они забрали бы тоько золото, серебро, ну, может быть, ещё и инконы. Чтобы выве6зти всё, потребовался бы хороший грузовик, каким в своё время воспользовался сам Бегемот. Те, кто туда приезжал, знали это.
   Бегемот стал наводить справки о возможных похитителях сразу же по возвращении с Чёрного моря. Нити опять потянулись в Москву. Кто-то работал по-крупному. Из местных на такое мало кто был способен, а качество операции, организованность и "бесшумность" и вовсе начисто отвергали "местный" вариант.
   Через неделю по окончании "медового" месяца, Бегемоту удалось найти водителя грузовика. Тот раскололся довольно быстро, - к нему не пришлось даже применять каких-нибудь серьёзных мер. Версия подтвердилась: наезжали столичные гости. Наводчиком был один из тех посторонних, с кем Бегемоту пришлось иметь общие интересы по последнему делу, но следы его также терялись где-то в столице. Мерзавец получил приличный куш от самого Жоры, но, видимо, посчитал, что этого мало, и решил вступить в более опасную и крутую игру. Жора знал, как теперь он поступит с ним при встрече...
   -Игорь! Идите сюда, - позвал его Марк Ильич.
   Жора отвлёкся от своих мыслей. Марк Ильичт протягивал ему дискету. На лице его играла неуловимая, подловатая улыбка. Жора нутром почувствовал, что прои сходит что-то не то. Но что именно?
   -Нет, пожалуй, я проверю её. Поставьте её обратно в дисковод.
   -В дисковод? Пожалуйста.
   Подобие улыбки на лице марка ильича потухло, и Жора даже подумал, не вышел ли он на верный след, и не собирался ли этот жидявый старичок с компьютером в комоде подсунуть ему какую-то не ту дискету.
   Дисковод снова зарядили. Марк Ильич нажал несколько кнопок. Снова пошли мигать, словно бы перелистываемые страницы видеотекста.
   -На принтер, - произнёс Жора.
   -Что? - не понял Марк Ильич.
   -На принтер выводите. Вдруг у вас ккакой-нибудь программный вирус на дискете. Я включу, а там всё сотрётсмя. Хочу, чтобы копия была на бумаге, - она надёжнее.
   -Ну, что ж, пожалуйста, - марк ильич дотронулся ещё до нескольких кнопок. В соседнем отделении комода зуммером запел принтер.
   Жора приоткрыл ящик и стал следить за выползающим оттуда один за одним листами бумаги, читая текст.
   -Скажите, пожалуйста, уважаемый, Марк Захарович, а на чёрт мне, допустим, вот это: "Прохлдя службу в войсковой части ... разукомплектовал двигатели автомобилей КамАЗ, продал три ТНВД, два генератора." Свидетели Артёмин, Жуков какие-то. Адреса их Зачем?
   -Вы же просили полную, исчерпывающую информацию. Так вот, пожалуйста, получите. А разве это не улика? Вот тебе преступление, а вот тебе свидетели. Тот, кто подчёркнут, может дать информацию за вознаграждение, а другой - неизвестно.
   -Ну, хорошо, - согласился Жора, чувствуя всё же какой-то подвох во всём происходящем.
   Он собрал листы вместе, положил дискету в карманг, спросил:
   -Папки у вас не найдётся?
   -Нет. С вас десять тысяч.
   -Чего? Десять тысяч.
   -Не рублей, естественно.
   -Почему так много?
   -Информация на такого крупного человека стоит того. Давать её - очень опасно. Брать - это ваше личное дело, но давать. К тому же все документы заверены в нотариальных конторах и других инстанциях, поэтому достоверны. Собрать их - тяжёлый труд, и он должен быть хорошо оплачен тем, кому понадобится, кто будет в нём заинтересован, понятно?
   -Но, скостите, хотя бы две-три тысячи! У меня с собой просто нет таких денег!
   -Ну что ж, тогда оставляйте документы и приходите сюда за ними в другой раз, когда будут деньги. Только не задерживайтесь надолго, иначе я всё просто уничтожу.
   Чувствуя, что видимо, в этом и был подвох, Жора выхватил из внутреннего кармана костюма револьвер.
   -О-о! - изумился Марк Ильич. - На этот случай у меня всё предусмотрено! Мальчишка! Обернитесь.
   Жора оглянулся через плечо. Сзади стоял человек. В руке его был пистолет, направленный ему, Жоре, прямо в затылок.
   -Бросьте оружие! - скомандовал Марк Ильич. - Считаю до трёх, потом он будет стрелять! Итак. Раз. Два...
   Жоре пришлось повиноваться. Его разоружили, отняли все дерньги и ценности, что у него были и вытолкали в подъезд.
   Когда с Жорой было закончено, хозяин квартиры направился в небольшую комнату, переоделся, поехал к себе домой, отправив также охранника и заперев как следует двойную дверь, спрятанную под одеждой в коридоре и напоминающую дверцу сейфа. Перед уходом он позвонил в приёмную Толстунину:
   -А где Борис Борисович?
   -На совещании. Кто емцу звонит?
   -Марк Ильич. Передайте, что им интересуются. Чек факсом.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"