Астроллет: другие произведения.

Рассветный клинок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга закончена. Продолжение на Целлюлоза ру или Либстейшн ру.

   Рассветный клинок
  
  
  
   Глава 1
  
  
  
   Здравствуйте! Меня зовут Каледин Анатолий Иванович, нет не тот самый белый генерал, который воевал в гражданскую войну и я даже ему никакой не родственник. Просто однофамильцы, но сколько шуток и подколок было, особенно в школе, когда по истории мы проходили гражданскую войну. Ко мне тогда и кличка прилепилась *белогвардеец*. Ох сколько было битв у меня по этому поводу.
  
   И часто бит я был при этом. Отсюда наверное и началась закалка моего характера и силы воли. Ведь противостоять мне в основном приходилось всегда против групп мальчишек, а я был как одинокий волчонок. Но месть моя всегда была страшна, я после отлавливал их поодиночке и мутузил до посинения. Оттого наверное мне дали новую кличку *бешенный белогвардеец*.
  
   Сначала били меня страшно, но я никому не уступал, дрался до потери сознания. Потом оставили в покое, действительно боясь, что я все-таки кого-нибудь из них убью, лучше не связываться. У меня не было друзей, моими друзьями стали книги, особенно я любил читать про попаданцев в разные миры и в разные ситуации.
  
   Представлял себя на их месте и чтобы я сделал, попади в их ситуацию. Даже специально завел себе справочник, куда записывал все рецепты и зарисовывал различные механизмы. А в школе записался в кружок юного химика и по описанным рецептам в интернете соорудил дымный порох, но что-то там напутал и в лаборатории произошел взрыв, после чего меня благополучно вытурили из кружка. Так что пришлось у бати в гараже сооружать испытательный полигон.
  
   Еще познакомился в свое время с высококлассным токарем, он был другом моего отца, те работали вместе на одном заводе. Петрович, так тот просил его называть. Вот он мне привил любовь к различным железякам и подделкам из металла. К тому же у него было свое хобби, художественная кузнечная ковка по металлу, куда он меня тоже притянул.
  
   Так, что я знал с какого конца браться за железо и знал все рецепты изготовления стали. Даже сумел втихаря от Петровича изготовить себе огнестрел, барабанный револьвер образца 1912 года. Чуть из-за него не загремел в тюрьму, когда отбивался ночью от бандитов, напавших на девушку в парке. Та шла со второй смены домой. Так и познакомился со Светланой, моей будущей женой, а мой револьвер понравился следователю, ничем не отличающийся от оригинала.
  
   Мы с ним осуществили бартер. Я ему в подарок свою пушку, а он убирает ее со всех протоколов. Конечно согласился, зачем мне лишний срок за незаконное хранение и изготовление огнестрельного оружия. Я себе еще сделаю, даже лучше. Вот подумываю американский Смитт и Вессон повторить, должно получиться.
  
   Вот отсюда и пошла вся моя дальнейшая жизнь. После школы учеба в институте, затем работа молодым специалистом на батином машиностроительном, ну а дальше подвалили девяностые, как говорили бандитские годы. Вот тогда и пригодились все мои подростковые увлечения. Жена меня тогда даже обозвала любовно *мой самоделкин*.
  
   Занялся частным бизнесом, открыл свое ТОО, выкупил несколько токарных и карусельных станков, плюс занялся художественной ковкой в кузнице. Это мы с Петровичем открыли совместное предприятие, там же трудился и мой батяня, а мама вела всю нашу бухгалтерию. Так сказать семейный подряд и бизнес. Света, моя жена, к тому времени ходила беременная уже со вторым ребенком. Я считал, что моя жизнь удалась.
  
   Дом полная чаша, успешный бизнес и самое главное дети. Что для счастья нужно мужчине? И дернул же меня черт, проводить модернизацию и строительство нового цеха. Хотя мне Петрович все уши прожжужал о расширении производства и нехватки новых площадей. Срочно нужен был новый цех по переработке дешевого металлолома, надо было попасть в новую струю, поэтому я все время подгонял строителей.
  
   Правильно говорит поговорка, что спешка нужна при ловле блох. Наверное поэтому все это со мной случилось при осмотре одной из колонн и на меня упала сверху незакрепленная многотонная кран- балка. Я успел только поднять голову и увидеть огромную тень, как мое сознание в мгновение ока погасло. Дальше была полная темнота.
  
   Пришел в себя от громкого разговора. Это спорили между собой седобородый мужчина в белой тоге и очень красивая женщина в точно такой же одежде, как и спорящий с ней мужчина. Мне они чем-то напоминали греческих богов, да и само место напоминало земной рай. Я лежал на изумрудной траве и рядом журчал ручеек с прозрачной, как слеза водой. Это, что я умер и нахожусь в раю?
  
   А, спорящие сидели в ослепительно белой мраморной беседке и спор шел именно обо мне.
  
   - Веста, милая его срочно нужно отправлять в мир Вероно - резко тот рубил рукой воздух - им нужен герой, который должен защитить их от вторжения Хаоса.
  
   - Тор, но ты же понимаешь - ответила нежнолицая, красивая богиня, мужчине - посмотри на его ауру, он не сможет вместить все твои дары и поэтому не может быть сильным магом. А без этого твой герой наверняка погибнет. Давай отправим его в мой мир, мир Вельта. Там ему не обязательно становиться героем, но может тот сможет изменить установившийся порядок вещей и пожалуйста дай ему какой-нибудь из своих даров. Я ему уже дала свой.
  
   Эй - хотелось мне крикнуть во весь голос, чего это вы обсуждаете мою судьбу без моего согласия? Но у меня как-будто кол встал в горле и я не мог вымолвить ни слова, только беззвучно раззевал рот, пытаясь вмешаться в разговор двух богов. Что это боги, у меня не осталось никакого сомнения, потому что я мог видеть их ауры, отливавшие золотом.
  
   Я тебя отправляю в мир Вельта - внезапно повернулась ко мне богиня - если сможешь попытайся изменить там мир. Я тебе дала свой магический дар, как и бог Тор, воспользуйся ими. Судьба этого мира в твоих руках., попробуй изменить его ход.
  
   Я хотел ей ответить, но не смог пошевелить ни рукой, ни ногой, даже собственный язык мне не повиновался. Блин, что за сюрреализм такой? Но Веста взмахнула рукой и я опять провалился в темноту. Пришел в себя опять в полной темноте, плюс нос забился весь пылью и не мог вздохнуть полной грудью, да и пошевелится не получалось. Хотел ругнуться и опять не смог.
  
   Ладно в свои тридцать пять лет погиб на Земле и куда же меня Веста закинула? И какой я должен в этом мире исполнить Квест? Я лежал плашмя и меня зажало между огромных валунов. Вдруг сзади послышались глухие удары и проглянула полоска света. Я не видел ничего, но чувствовал, что лежу в каком-то штреке, шахтер я что-ли? Затем сзади послышалось сопение и меня дернули за ногу. Блин, надо сначала расширить вход, потом меня тянуть. Но сзади кто меня тянул ничего не хотели слышать, пытаясь наверное наживую выдернуть из меня ноги. Это, что шутка такая? Сволочи, я ведь живой!? Вот меня особенно сильно дернули и я опять потерял сознание, уже в который раз!
  
   Пришел в себя и осмотрелся вокруг. Я находился в какой-то каменной коробке или комнате, на таком же каменном лежаке? В комнате тускло отблескивал зеленоватый свет, исходящий из потолка. Я внимательно присмотрелся к нему, это был какой-то зеленоватый фосфецирующий мох. И куда это я попал? Я все время чувствовал в теле какое-то неудобство и подняв руки посмотрел на них.
  
   Передо мной предстали две кувалды с толстыми мясистыми пальцами. Я сначала не поверил своим глазам, затем сжал их одновременно и разжал. Кувалды повторили за мной этот жест. Хм, я приподнялся и посмотрел на ноги. Свет, исходящий из потолка давал достаточно разглядеть конфигурацию моего тела. Я с удивлением отметил две короткие тумбы вместо ног. Это что такое? И мне, как девушке срочно понадобилось зеркало, посмотреть на себя.
  
   Я вскочил на ноги и побрел по каменному тоннелю, ища что-нибудь или кого-нибудь. Наконец я увидел большое помещение, больше смахивающее на кухню. На столе, в виде гранитного постамента лежало большое деревянное блюдо, заполненное водой и я заглянул в зеркало воды. В нем отразилось чужое молодое лицо, нос картошкой и небольшая щетина, пробивающаяся из подбородка.
  
   Потом внимательно посмотрел на себя. Я что гном? Вот это попадос!!! И в это время на кухню вошла широкоплечая гнома.
  
   - Ну, здравствуй Слимп! - широко улыбнувшись сказала женщина - твои братья опять вытащили тебя из завала. Зачем ты полез в заброшенный шурф? Что ты там хотел найти?
  
   - Не знаю, мама - эти слова вырвались из меня сами собой, хотя я впервые увидел эту женщину. Наверное это память старого тела или его сознание прорывается? - но, я хотел убедиться в словах нашего Клава и хотел найти жилу черного мифрила, о котором рассказывал наш кузнец.
  
   - О, единый! - воскликнула Шайя, моя мама - зачем ты слушаешь сказки этого выжившего из ума маразматика? В этих старых заброшенных шахтах давно уже ничего нет, кроме крыс и спертого воздуха. Больше так не делай, сынок и не пугай меня.
   В это время в комнату забежали еще два громадных гнома. Наверное каждый из них был больше меня раза в два или я был такой мелкий? Еще раньше я определил свой рост примерно в метр шестьдесят, но забежавшие гномы были наверное под два метра ростом, каждый и почему же мои литературные познания гномов не совпадают с реальностью? Правда ширина их могучих плеч могла поспорить с высотой, этаких два богатыря из русской сказки.
  
   - Матушка, - пробасил один из гномов, при этом подошел ко мне и отвесил смачный подзатыльник, от чего моя голова чуть не оторвалась от шеи - если этот идиот и дальше будет лезть в разную дупу, то мы можем не успеть вытащить его из под завала и он там иссдохнет.
  
   - Крон - сердито сказала Шайя - ты не должен так отзываться о Слимпе. Хоть матушка природа и обделила его при рождении умом, все равно он твой родной брат и ты как старший должен за ним присматривать.
  
   - Угу - недовольно пробурчал гном - везет же мне с этим дурачком возиться. Ма, есть что покушать?
  
   - Идите все на кухню - сказала она - скоро обед, там и поедите.
  
   Ага, кое-что начало прояснятся. Получается, как в сказке, у гномы Шайи, моей мамы было три брата. Два нормальных и я младший Иван-дурак, упс, неправильно, Слимп дурачок. Хм, вот от сознания настоящего Слимпа остались одни обрывки и разрозненные воспоминания. Вот свою земную жизнь помню почти всю, ну и помню разговор Тора с Вестой. Что-то они там мне подарили, надо проверить только что и как это может проявиться?
  
   Что меня все считают дурачком и блаженным, это мне все на руку. Не так будет бросаться в глаза мои странные поступки и незнание местных реалий. Надо исподволь и потихоньку собирать информацию об окружающем мире. В животе у меня забурчало и я прекратил свои размышления и направился на кухню. Не успел выйти из комнаты, как земля содрогнулась и я со всей силы шлепнулся на пятую точку. Чертыхаясь, поднялся и тут же схватился за стенку, земля под ногами опять задрожала и зашаталась.
  
   - Блин, подумалось мне, не успел стать попаданцем, как возможно придется снова погибнуть от землетрясения!!!* _______________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 2
  
  
  
   Я выскочил из комнаты, все подземелье и стены тряслись, как у эпилептика. Черт, если все здесь рухнет, никто ведь костей не соберет. Минут через десять все начало успокаиваться, но стены мелко-мелко дрожали, как испуганный зверек, отчего моя тушка и зубы тоже выбивали мелкую дробь. Интересно, какой идиот устроил жилище в действующем вулкане?
  
   Мой желудок опять забурчал и я поплелся на кухню. Это большое помещение, скорее всего мне напоминало большую столовую. Столы и лавки, вернее сплошные тумбы, похожие на лавки, все было сделано из камня, освещалось все помещение зелеными мхами и тускло щадящими плошками, из которых вырывался жирный огонь.
  
   Меня сразу подозвали к себе мои братья. Я уселся рядом с ними и тут же появилась моя мама, с большим подносом, на котором стояли три деревянные плошки с ложками, плюс перед каждым из нас она выложила какие-то прожаренные тушки. Я внимательно к ним присмотрелся. Фу! Это были прожаренные крысы, но смотрю Крон и Брон, мои родные братья с удовольствием вцепились в тушки и с аппетитом их грызли.
  
   Я в своей жизни никогда не ел крыс, от их противного запаха меня всегда воротило. Похоже мои человеческие привычки перенеслись в эту тушку и дают о себе знать. Но есть то надо, поэтому взял деревянную ложку и стал черпать коричневую массу, что наложила мне в миску моя мама, больше всего мне напоминающие сопли. И на вкус они были соответствующие, противные, никакие.
  
   - Ты чего не ешь хромсу? - спросил меня Крон, когда я отодвинул от себя крысу.
  
   - Если не хочешь, давай мы с Броном ее доедим? - спросил тот, забирая у меня жаренную тушку и разрывая крысу пополам.
  
   Я пожал плечами в согласии и огляделся вокруг. В большой столовой было немного народу и меню на столах у всех было одно и то же, жаренные крысы и коричневые сопли. Эге с такой едой я скорее всего протяну ноги. После обеда я пошел к Клаву, в его кузню. Тот сидел возле давно погасшего горна и доедал кашу. Меня никто не дергал, хотя я видел, что все после обеда потянулись в одно место, неся с собой кирки и кувалды. Особенно меня удивило то, что с инструментами были все, даже девушки и подростки.
  
   Как мне потом объяснил Клав, меня не дергали на работы, потому что все считали меня дурачком, а кормили меня из-за того, что главным поваром была Шайя, моя мама, да братья за меня отрабатывали мою норму, а я свободно шарахался по подземелью и слушал байки старого кузнеца. За старые заслуги перед кланом *стального топора* этого гнома не заставляли работать в штольнях по добыче железной руды. Он только плавил золото из руды, для него специально спускали сверху дрова и уголь по количеству добытого золота, строго по норме.
  
   Стало быть, таким образом я и узнал от почетного гнома, что нахожусь в клане * стального топора*, вернее от остатков этого клана. От его былого величия осталось всего полторы тысячи гномов и то все в основном дети, и женщины. Знаменитая *стальная пехота* клана, весь цвет мужчин полегли в решительной битве за трон подгорного короля.
  
   По словам старого гнома, здесь не обошлось без предательства. Два союзных клана, клан * стального молота* и клан * железного камня* не пришли в долину, где произошла большая битва с другими кланами за трон. Мало того, они в самый решительный момент ударили в спину бывшим союзникам и поэтому из той битвы никто из клана *стального топора* не вернулся живым. Все полегли в той злополучной долине, ныне носящей название красной. Красной от крови погибших гномов, там было уничтожено почти десять тысяч воинов из клана *стального топора* и в два раза больше полегло его врагов. Битва была яростная на полное взаимоуничтожение.
  
   Сначала старый Клав очень удивился моей просьбе, рассказать про былые времена, но я отговорился тем, что мне интересно еще раз послушать о былом величии нашего клана и кинул *леща* гному, сказав тому, что память у старика отличная и мне хочется еще раз подробно послушать его сказания и легенды подгорного народа, отчего тот приосанился и даже выпрямил свою горбатую спину.
  
   Не буду же я ему объяснять, что в этом теле, теле Слимпа, поселился теперь я, попаданец, Каледин Анатолий и ничего теперь не помню и не знаю. Очень это будет подозрительно. От старого хозяина остались лишь первобытные инстинкты и не осталось никакой памяти. Эх, как мне было бы легче, если бы старая память маленького гнома, хоть частично осталась, поэтому мне теперь нужно осторожно выуживать из старого гнома информацию.
  
   Ничего, этот мир еще не сталкивался с человеческой хитростью и изощренностью, да плюс со мной дары богов. Как сказала Веста, изменить порядок вещей в этом мире. Ага, как у Архимеда, дайте мне точку опоры и я переверну мир, а у меня этих точек аж две.
  
   Обязательно надо что-то поменять в этом мире, особенно после повествования старого Клава, рассказавшего о том, кто и за что загнал остатки нашего клана в эту смертельную ловушку, где от болезней и голода, а также от массовых завалов погибло более пяти тысяч моих сородичей, причем в основном эти погибшие были женщины и дети. Почти все мужчины клана погибли в той страшной резне, никто из них не попросил пощады.
  
   После той знаменитой битвы, у клана * стального топора* отобрали все его территории, все богатые месторождения с железной рудой. Больше трех тысяч самых красивых девушек и почти всех детей продали в рабство. Кто из старых кузнецов не захотел принять клятву служения у чужого клана, тех тоже выставили на аукционах и продали в другие страны. А, мастера из клана *стального топора* далеко были известны за пределами подгорного королевства.
  
   Так что от всего многочисленного и одного из самых сильнейших кланов осталось не многим более полутора тысяч человек, которые сейчас находились в рабстве и постепенно вымирали. Местечко, в котором я сейчас очутился называлось *гора дьявола*. Почему гора дьявола? Да, потому что это был действующий вулкан и был тот богат, как ни странно, железной рудой и золотом.
  
   Но, ввиду того, что время от времени штольни, проделанные гномами в горе, заливало горячей магмой, которая выдавливалась из ее глубин, да еще пары серы, прорывавшие из недр вулкана убивали там все живое, то добычу руды гномы из клана *серебряные големы*, хоть это и было очень выгодно, пришлось остановить. Риск погибнуть, был слишком велик. Кстати, как рассказал старый гном, этот клан был главным победителем в той битве. И теперь представитель клана *серебряного голема* ныне сидел на подгорном троне гномов.
  
   Королю Девиалу первому, кто-то из лизоблюдов подсказал очень хороший выход из создавшегося положения и по его величайшему повелению весь клан, вернее остатки клана *стального топора* были насильно загнаны в недра действующего вулкана, для добычи золота и железной руды. Причем закупорили все выходы
   из горы, оставив только один, расположенной в большой пещере, в котором оставили сильный гарнизон, куда отправляли служить всех своих провинившихся или проштрафившихся воинов.
  
   А, всем спустившимся в подземелье, король гномов, установил норму обмена, на десять больших корзин руды один пах пшена или пшеничной муки. Ага, видел я эти корзины. Одну такую еле поднимали четверо гномов, хотя они и считались подростками. Вон мои братья подростки, под два метра ростом, с трудом ворочали одну корзину. Ежемесячно вниз гномы бесплатно спускали рабочий инструмент, по сто кирок и кувалд, но при этом требовали от добывающих определенную норму руды и золота.
  
   Кстати за золото была повышенная норма продуктов. За один пах золота, давали десять пахов разнообразной еды. Для этого даже спускали сверху бумагу и перья с чернилами, чтобы наши старейшины могли написать, что им в данный момент необходимо получить из списка дозволенного. Конечно из этого списка мало, что перепадало рядовым соклановцам, но это никого не волновало. Я все пытался у Клава выяснить, что он такое пах? Лишь позже выяснил и примерно прикинул и привел гномские вычисления в метрическую систему СИ. Один гномский пах составлял примерно два наших килограмма, а один пахтам соответствовал нашим двум тоннам.
  
   В дальнейшем, чтобы не путаться, мои дорогие читатели, я буду повествовать в привычные нам метрические системы исчисления и не путаться в скиме( одном метре) и скимах( в километрах) или в весовых пахах. Хм и вот после подробного рассказа кузнеца у меня возник ряд вопросов.
  
   - Скажи, Клав - обратился я к нему, после того, как тот после рассказа замолк - каша, которой ты иногда меня подкармливаешь, откуда она? Из обмена на железную руду и золото? А, почему я на наших столах не видел ничего кроме крыс и коричневых водорослей? - у меня чуть не вырвалось коричневые сопли, но я вовремя прикусил язык.
  
   - Слушай, откуда ты свалился Слимп? - пробормотал, удивленный старик - ведь это знает каждый член нашего клана!
  
   - Дядя Клав, я запамятовал - сыграл я смущение - пожалуйста расскажите!
  
   - Хорошо - согласился тот - есть у нас Совет старейшин, из пяти гномов. Раньше было шесть. Я был шестым, после моего протеста, меня просто вытурили из него. Я был против несправедливого распределения продуктов, которое в большинстве своем доставалось старейшинам клана, их родственникам и их приближенным.
  
   - Клав, но почему так? - удивленно спросил я у старика - ведь все живут здесь в ужасных условиях и в каждый момент могут погибнуть от обвала. Разве общая беда не сплачивает гномов? - опять у меня чуть не вырвалось, людей - и разве вместе нельзя найти выход из такого бедственного положения. Ведь уже сколько гномов погибло? Более пяти тысяч? Клан скоро вообще исчезнет?
  
   - Да, конечно это должно быть именно так - с горечью сказал старый мастер - но, король знал, что делает. Он специально оставил в живых нас шестерых старейшин из двадцати пяти. Шпионы Девиала хорошо поработали с нашим кланом. И всех умных просто уничтожили или продали, оставив в живых самых жадных и подлых. Да, да мой мальчик не удивляйся. Я тоже попал в это число, прикинувшись таким же, как и другие пять старейшин. Хотел хоть что-то изменить. К сожалению у нас очень сильны старые традиции и почитание старших у всех гномов в крови. Эти оставшиеся старейшины нужны были для безропотного подчинения клана и добычи, так им необходимой железной руды и золота.
  
   - Но, как же так, дядя Клав?
  
   - А, вот так малыш - понуро закончил старый гном - слишком хорошие и умные у нынешнего короля советники. Эх, нам бы тогда таких смышленных, чтобы могли разгадать все хитрости врага и подсказать нашему главе клана все опасности завоевания трона. Может он тогда бы уже отказался от него. Как видишь ничем хорошим это для нас не закончилось.
  
   - И что теперь старейшины? - спросил гнома - почему они ничего не делают, чтобы спасти свой народ?
  
   - А зачем им это? - опять с горечью ответил Клав - им сейчас хорошо. Еды и воды у них вдосталь. Работать им не надо, только следить, чтобы все оставшиеся исправно работали и добывали руду. А, взрыв вулкана, о котором ты непрестанно твердишь, для них какая-то отвлеченная опасность. Эти идиоты живут одним днем!
  
   - Скажи Клав - возмутился я старейшинами - а разве сейчас нельзя избавиться от этих паразитов, скинуть этот Совет?
  
   - Надо было мне это раньше делать - сказал, покачивая головой кузнец - когда нас было еще достаточно, сейчас уже поздно. Эти старики сплотили рядом с собой всех своих родственников и близких. Потребовали у клана *серебряных големов* оружия и вооружили всех преданных им гномов, а также тех кто лично им присягнул служить. Даже у них в услужении есть два магических голема, охранящие их вход в галерею.
  
   - Ага, понятно - прошептал я почти про себя - разделяй и властвуй.
  
   - Что ты там сказал? - переспросил меня глуховатый старик.
  
   - Да, нет ничего - ответил ему громко - и что, все довольны таким положением?
  
   - Конечно нет, есть много недовольных - ответил бывший член Совета - но сейчас на полторы тысячи недовольных у Совета старейшин есть почти сто воинов, вооруженных мечами, топорами и кинжалами и не важно, что больше половины из них молодые гномки. Этого количества достаточно для усмирения любого бунта. Весь товарообмен в руках Совета и самое главное вода. Здесь ее в подземелье нет, только реки расплавленного камня, а дальше по подземным ходам нас не пускают.
  
   - Клав, а вы пытались отсюда вырваться?
  
   - Конечно - печально тот покачал головой - и много раз. Но, все выходы завалены врагом, а один единственный охраняется сильным гарнизоном *серебряных големов*. К тому же вооруженный отряд из собственного клана не даст убежать. Кто тогда будет работать в штольнях? Они сами уже отвыкли махать киркой.
  
   - Вот сволочи - возмутился я.
  
   - К тому же все подземные переходы вглубь от горы, охраняются сильными патрулями других кланов - сказал Клав - им *серебряные големы* за это хорошо платят и за каждого пойманного беглеца отвешивают полновесным золотом, за одного десять золотых монет дают.
  
   - А это много или мало?
  
   - За десять золотых пуллов - сказал старик - любой гном может купить себе полный стальной доспех на себя или большой дом в любом городе. Поэтому охотников за нашими головами хватает. Основные подземные дороги патрулируются, а другие либо завалены наглухо, либо путь пролегает через огненные реки текучего камня, переправиться через которые нереально.
  
   Вот такие нерадостные новости поведал мне старый гном. А, эти старейшины довольно неплохо устроились. Сволочи, заграбастали все самое лучшее себе и в ус не дуют, а за них работают на каменоломнях дети, подростки и женщины. Бродил везде и присматривался. Меня везде пускали, что с дурака возьмешь? В местном отряде стражи состояли все оставшиеся взрослые гномы мужского пола, всего числом тридцать, опять чуть не сказал человек.
  
   Остальной отряд составлял женщины и молодые гномки, но все с оружием и в кожаных доспехах. Спускался я и в нижние подземелья, где добывают руду. Огромные залы, вырубленные в скале, чадящие факелы и повсюду висела мелкая пыльная взвесь, даже дышать в таком штреке было тяжело. Бедные гномы, никакой безопасности труда, поэтому и мрут, как мухи, пачками.
  
   Даже спускался ниже, в штольни с золотой рудой. Те находились даже ниже, некоторых текучих каменных рек или близко рядом с ними. В них стояла страшная жара и была ежеминутная опасность прорыва магмы внутрь выработки. Но, самый парадокс, чем ближе к магме, тем насыщенней и богаче была золотая руда. Для гномов, специально работающих в таких штреках сверху спускали специальную экипировку, похожие на кожаные доспехи и много воды.
  
   Прежде, чем работники шли работать в этот жаркий ад, такие доспехи вымачивали в воде и одевали на работника, закрывая ему голову толстым шлемом. За всем этим специально следили стражники из отряда, принимая потом от гномов корзины с добытой золотой рудой. Поэтому ни капли золота не уходило на сторону, да и некуда ему уходить. Куда ни кинь, всюду клин. Затем эта руда доставлялась Клаву, местному кузнецу и тот из золотой руды выплавлял золотые слитки, которые после обменивались на продукты Советом старейшин или другие вещи. Многие шли в золотодобытчики, потому что здесь вдоволь кормили и давали сколько хочешь пить воду. Их не пугала тяжесть работы. Я смотрел на бедных, изможденных девушек и женщин, обливающихся потом и только сильней стискивал зубы в злой мести, хоть теперь я и человек в гномском обличии, но этот клан стал частью меня или наоборот, я уже часть этого подгорного народа.
  
   Вот всех работников по золотодобыче и самого Клава подкармливали кашей с мясом и другими *деликатесными* продуктами. Таким образом клан *серебряные големы* решил за еду свои насущные проблемы по добыче богатой железной руды из опасной горы дьявола. Но, от бывшего клана *стальные топоры* очень мало осталось гномов, поэтому и добыча, так необходимых им ресурсов резко упала.
  
   Верхушка клана *серебряные големы* уже подумывала о захвате нового клана. Им очень понравилось такое легкое решение вопроса по добыче нужного им сырья и золота. И деньги не надо платить и добыча идет. Я тогда еще не знал всего этого и у меня уже тогда зародилась мысль, бежать из этого страшного места, но бежать не одному, а с единомышленниками, которых еще предстоит подбить на побег. И по возможности уговорить на побег старого Клава, на него у меня были свои планы, кузнец нам был остро необходим.
  
   В пещере обмена товаров, я увидел двух каменных истуканов, покрытых серебряными доспехами или просто была поверхность големов покрыта серебром? Надо бы об этом подробнее спросить у старого гнома. Мне нигде не препятствовали ходить, только не впустили в один подземный штрек. Там находились покои старейшин и собственно склады с продовольствием, склады с инструментами и казармы отряда стражи, причем покои старых пердунов находились самыми последними, в самой глубине прохладных подземных галерей. Знает кошка, чье мясо сожрала, поэтому и прячутся подальше от народа!
  
   - Клав, скажи пожалуйста - я обратился к нему после трех дней путешествий по подземным галереям - там в зале, я видел стоят големы в доспехах. Они одеты в серебряные доспехи или покрыты серебром? Они рабочие или стоят только для устрашения? И вообще ты можешь объяснить мне их принцип работы?
  
   Упс, после такого монолога, на меня с безмерным удивлением посмотрел старый гном, но ничего не стал спрашивать, а только все подробно разъяснил
  
   - Эти големы, главная ударная сила клана *серебряные големы*, поэтому клан и получил такое название - пояснил мне на мой вопрос кузнец - и их у клана было на момент битвы пятьдесят штук, Они-то в основном и решили исход всей битвы. Если бы не эти магические големы, то у всех кланов, не было бы ни единого шанса нас победить. Наша *стальная пехота* была на тот момент непобедима. Поэтому все кланы, напавшие на *стальные топоры* потеряли солдат в два раза больше, чем погибло наших воинов, несмотря на наличие магических големов.
  
   - И что они такие сильные, эти големы? - перебил я старика.
  
   - Один магический голем - сердито проронил старый гном, недовольный тем, что я его сбил с мысли и прямо на пальцах начал объяснять - по силе и мощи равен ста нашим воинам из *стальных топоров*, а один наш клановый солдат равен по силе десятерым воинам из любых клановых команд. Вот можешь посчитать и определить силу такого магического голема. А, доспехов у него нет. Это просто тонкая магическая пленка зачарованного серебра, защищающая голема от ударов и разрушения магических рун, нанесенных непосредственно на все каменные части голема. Самая главная и наиболее ценная часть голема, это магический кристалл, наполненный магией и тоже покрытый рунами, оживляющий такого каменного воина и наполняющего все его руны жизнью. Такой воин неуязвим для обычного оружия и он будет сражаться до тех пор, пока в магическом кристалле есть заряд.
  
   - Скажи, Клав - снова я его озадачил - а, кто может заряжать такие кристаллы и где их можно добыть?
  
   - Кристаллы заряжают маги - немного пожевав губами, ответил старик - а кристаллы добывают гномы в горах. Когда-то у клана *стальных топоров* была полная сокровищница различных магических кристаллов, но победители забрали себе все и полностью ее опустошили.
  
   - И дорого ли стоит зарядить один кристалл для голема?
  
   - Очень дорого - ответил задумчиво Клав - у нашего клана был только один маг и тот был очень слабеньким. Мог зарядить один небольшой кристалл и потом только через месяц восстанавливался. Вообще в нашем мире маги очень большая редкость. К примеру, на все подгорные кланы был только один маг и то он был у клана *стальных топоров*. Есть маги у людей, примерно один на сто тысяч, есть у эльфов. У этих магов немного побольше, но они берут за зарядку одного камня сто магических кристаллов, а стоимость одного такого кристалла от тысячи до двух тысяч золотых пуллов, в зависимости от самого размера магического камня. Лучше заряжать кристаллы у людей, те берут за эту работу гораздо меньше, почти наполовину. Поэтому во всем мире идет охота на магически одаренных разумных.
   - А, понятно - согласился я со старым гномом.
  
   - Слимп - неожиданно хитро на меня посмотрел старик - хочу тебе задать один вопрос? - и вдруг грозно нависнув надо мной, рявкнул - признавайся, когда это ты вдруг поумнел и откуда у тебя проснулся интерес ко всем нашим делам, А?!? Отвечай живо или я тебе сейчас выпущу кишки - он без сомнения приставил к моему незащищенному животу свой острый кинжал, которые незаметно от меня достал из ножен.
  
   - Я, я.... - неожиданно я сильно икнул, не ожидая такой подляны от старого гнома и быстро произнес скороговоркой, боясь, что мне сейчас точно этот старый пень проткнет живот. Очень не хотелось получить дырку в своей тушке - это у меня от страха. Я попал в завал и меня братья вытащили, при этом больно ударился головой и потерял сознание. После этого поумнел - все это выдал гному на одном дыхании, выпучив от страха глаза.
  
   - Мда? - спросил Клав, пристально посмотрев мне в глаза - и это могут подтвердить Крон и Брон?
  
   - Ага, могут - усиленно я закивал головой.
  
   - Хорошо, потом спрошу у них - недоверчиво тот на меня посмотрел - если бы не знал тебя так долго и всю твою семейку, то давно тебя отправил бы к Тору в гости, на тот свет. А, так со стороны можно было подумать, что тебя подослали ко мне эти старые маразматики с коротким умом, думающие лишь о своем благополучии и набивании своего желудка, на большее у них не хватает мозгов. Да и сомневаюсь я, что они у них есть. Так быстро превратится из дурачка в умника, задающие правильные вопросы, это нужна очень сильная встряска, о которой ты говоришь, либо заступничество самого Тора.
  
   Хм, старик как-будто в воду глядел, поминая про Тора. Я его точно помню, как и Весту, мирно беседующих в мраморной беседке. Но, я пока лучше промолчу, иначе такая инфа для этого старого мухомора будет уже лишней, тогда точно ни во что не поверит, это я чувствовал своей пятой точкой. Поэтому быстро того покинул, пока он не передумал. Краем уха все-таки потом слышал, что старик вызывал на откровенный разговор моих братьев.
  
   За это я нисколько не переживал, зная Крона и Брона. Куда им до наших изощренных человеческих хитростей. Я давно понял, что мои братья бесхитростные гномы и простые, как три копейки, ой неправильно, опять мои человеческие привычки возобладали, здесь говорят прост, как кирка Тора. Я наверное дня два ходил кругами вокруг кузни Клава, не приближаясь к нему.
  
   Ходил всех спрашивал, собирал информацию про окружающий мир, но никто ничего не знал, кроме старинных сказаний и легенд, уже слышанных мной, да про эту гору и целый сонм стенаний, как им плохо в ней. Блин, меня интересует окружающий мир, там за горой. Не собираюсь я тут всю жизнь торчать, поэтому мне нужна инфа по миру Вельта. Ходил, ходил, куда ни кинь, а все дороги ведут в одно место, в кузню к Клаву. Он все-таки был членом гномского Совета и знает куда больше рядовых клановцев.
  
   Мог бы конечно обратится и к другим членам Совета, но мне это отсоветовал мой внутренний голос. Нафиг, нафиг, такое счастье. Как попадешь к ним в лапы, так и вывернут тебя наизнанку, а я пока ни в зуб ногой. Т.е. на сегодняшний момент магия и подарки богов во мне никак не проявились, от слова совсем, не смогу сам себя защитить. Пока я никто и зовут меня никак. Поэтому опять пойдем на поклон старику, думаю разговор с моими братьями его удовлетворил в полной мере.
   И возможно он удовлетвориться теми моими объяснениями.
  
   - Ну заходи, заходи малыш - с усмешкой тот посмотрел на меня и с хитрым прищуром - давно тебя ждал, чего так долго-то?
  
   Ох, не прост старик, ох не прост!
  
   - Я тут эта, ээ... - изобразил я небольшое смущение - мне бы кое-что узнать бы? - и вопросительно посмотрел на этого хитрого жука. Да, все-таки стопятьдесят лет это не шутка, а очень и очень хороший опыт. Взять простого соклановца и этого мудрого гнома, как автомобиль мерседес против запорожца. Блин опять меня не туда понесло, все свои земные привычки никак не могу из себя вытравить. Потом подумал, а оно надо ли?
  
   - Хе, хе - посмеялся тот и выдал неожиданно - наверное тебя интересует окружающий мир и название стран, которое окружает наше подгорное королевство Грандогор ?
  
   - Да, очень интересует - не стал я отпираться, пораженно взирая на этого умудренного жизнью гнома и отдавая дань его проницательности.
  
   - Садись - Клав поставил передо мной кашу с мясом, которая мне показалось пищей богов, по сравнению со вкусом коричневых водорослей, изрядно мне поднадоевшей. Крыс я по-прежнему не мог есть. Пока я молча уминал кашу и запивал все это водой, старый гном вел свое повествование.
  
   - Слушай меня внимательно Слимп и запоминай - наставительно тот начал свой рассказ - Наше королевство Грандогор находиться на окраине огромного континента, простирающееся на многие скимхи( читай километры) и носящий название Белгаст. На Западе наше королевство граничит с большой водой, для простоты я его назвал для себя океаном. На Севере горы Грандогора граничат с человеческой империей Мартана, объединением нескольких государств. Империей правит Совет из семи государей, который каждые пять лет выбирает себе императора из числа тех же государей.
  
   - Надо же, все также, как и у нас на земле - неслышно я пробормотал.
  
   - Что ты сказал? - вскинулся на меня Клав.
  
   - Нет, нет - громко ему объявил и тут же успокоил - это я так про себя. Извини пожалуйста, продолжай дальше.
  
   - Так вот - монотонно продолжал говорить бывший член Совета - эти семь больших человеческих государств объединились не просто так, а перед лицом огромной опасности. Сначала нашествия степных орков, граничащих с ними на юге и затем от совместного вторжения с севера светлых эльфов и темных дроу. В тех битвах погибло очень много магов с обеих сторон. Были применены очень сильные пространственные заклинания, как темные, так и светлые. Наши кланы тоже приложили свою руку к исчезновению магов, как людских, так и эльфийских. В результате магов на Белгасте почти не осталось. Гномы и орки только были рады такому соотношению. Ведь среди этих двух народов почти не рождались маги и они почти сравнялись в этом с людьми и эльфами. Но, как оказалось монета пулла имеет оборотную сторону и когда все кинулись спасать магию, то уже было поздно. Знания по магии были утрачены, как редки стали сами магически одаренные разумные. Остались правда старые артефакты, но ими может воспользоваться, только магически одаренное существо, будь то человек, гном или эльф.
  
   - И как наше подгорное королевство граничит со всеми?
  
   - Получается так - пожал плечами гном - наша горная гряда протянулась на весь континент с Севера на Юг и граничит со всеми государствами орков, людей и эльфов. И почти во всех горах живет подгорный народ и кланы гномов. Их только мало или нет совсем в горах, граничащих с людской империей. Почему? Там мало гор и много равнин выходящих напрямую к воде. Горы там стоят, как большие острова среди огромных равнин. Почти все они доступны людям, поэтому там совсем не селятся гномы.
  
   От старика я вышел с опухшей головой. Столько было новой информации, что даже мой мозг, мозг современного человека, привыкшего к большим объемам, болел от переизбытка многобитовой инфы. Наверное до самого вечера ее переваривал. Пока все разложил по полочкам, много времени ушло. Теперь пришло время проверки магии. Богиня Веста говорила о своих подарках и как их заставить работать? Вспомнил о прочитанных земных книжках по магии и фантастике. Так, чтобы увидеть магию или ее ощутить надо помедитировать и включить магическое зрение. И как мне это сделать? Вот блин проблема.
  
   От голода меня всего качало. Мама видела, что я не ем крыс и была в отчаянии. Хотел заставить себе есть этих подземных животных, но организм их никак не принимал, все вываливалось обратно. Мои человеческие инстинкты оказались сильнее голода. Разве такое может быть? Компенсировал голод продолжительным сном и медитацией, благо никто не гнал меня на работу.
  
   Я как бы дурачок-дармоед, многие мне об этом говорили презрительно и вслух, но я не обращал на это пока никакого внимания. Все силы уходили на пробуждение магии. Пока однажды из меня не выскочила как-бы пробка, такая большая виртуальная затычка, как из бутылки шампанского и внезапно вдруг все расцвело яркими разноцветными красками. Я увидел различные разноцветные нити и ленточки, выходящие и уходящие в каменные стены и свод, даже увидел свою ауру и в районе живота целый клубок разноцветных нитей. Он шевелился, как живой, но я не знал, что со всем этим делать, не хватало знаний по магии.* _________________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 3
  
  
  
  
  
  
   Вот уже хожу третьи сутки в эйфории, после того, как удалось сделать прорыв в магическом видении. Странно и голод даже немного отступил. Теперь меня не так сильно шатало из стороны в сторону, но крыс по прежнему на дух не переносил и мне вполне стало хватать коричневых тягучих водорослей. Их кстати, как я узнал впоследствии, готовили из искусственной грибницы, выращиваемой самими гномами. Ей нужно только тепло и немного влажности.
  
   Тепла было хоть отбавляй, а вот воду давали с поверхности. Гномы, содержащие нас в рабстве, могли в любой момент перекрыть нам кислород, даже элементарно не давать воду и мы все тут передохнем от жажды или от голода, поэтому те не опасались бунта и только требовали и требовали все больше железной руды и золота. Женщины и дети ходили уже как тени, больше похожих на скелеты. А, я видел разноцветные линии силы, но не знал что со всем этим делать.
  
   Мне нужен либо маг-учитель или на худой конец азбука рун. Клав как-то говорил мне, что существуют тридцать шесть рун в рунной магии гномов и даже есть книга по этой дисциплине. Раньше у *стальных* топоров была даже магическая библиотека и там было много магических книг, не только по рунной магии, но и много человеческих и эльфийских магических рукописей и манускриптов. Сейчас же эта библиотека вся разграблена и кто его знает, где находятся книги по магии.
  
   Да, печалька, после таких нерадостных слов Клава я совсем приуныл. Магическое зрение есть и наверное магия есть, а как ее применить не знаю, дары Весты и Тора тоже никак не проявляются. Я уже не могу смотреть на бедных женщин, особенно жалко детишек. Сволочи, отольются вам всем детские слезы. Злился на всех, на богов, на себя, на захватчиков, что загнали мой клан умирать. Наверное это как-то мне помогло, когда со всей злости поднял кусок железной руды и швырнул в пустоту штрека, куда завело меня отчаяние и горечь от своего бессилия. Второй кусок внезапно потек в моей руке тонкой струйкой металла и закапал на каменный пол.
  
   Не понял! Я ошарашенно смотрел на серебряную струйку, текущую между моих пальцев. Самое главное, я знал из институтского курса, что температура плавления металла 1535 градусов по цельсию, а титана 1725 градусов. И у меня железная руда, минуя все фазы преобразования прямо в руке превратилась в чистый металл и при этом я не чувствовал абсолютно никакого жара. Чтобы руда превратилась в металл и попала в доменную печь, она должна пройти очень много стадий переработок и потом для получения стали нужен кислородный конвертер? Обалдеть плюшка! Это скорее всего подарок бога Тора. Я, что теперь повелитель металла? Ну-ка давай попробуем еще.
  
   Взял в руку очередной железорудный кусок, валяющийся под ногами и крепко сжал в ладони, мысленно представив себе обыкновенную земную ложку. Металл потек в моей руке, причудливо извиваясь, как живая змея и вытягиваясь в нужный столовый инструмент. Металла хватило только на ложечную черпалку, взял полученное изделие в другую руку, потому что в этом кулаке остался рудный шлак, высыпанный мной на земляной пол. Для ручки подобрал еще один кусок руды и вот в моих руках стальная ложка. Не железная, а именно стальная, я почему-то в этом был уверен. Может это сработали мои земные инженерные знания по металлообработке? Совсем отлично, получать уже готовую сталь, наверное если захочу, то и дамаск запросто сварганю на коленке.
  
   Спасибо тебе Тор за такой подарок, мысленно я благодарил бога. Теперь я смогу из любого металла сделать любое холодное оружие, что незамедлительно и получил. Получился отличный обоюдоострый полуметровый меч гладиус, причем заточка произошла без всякого шлифовального круга. Достаточно было одного моего желания и вуаля, римский меч был готов в течении десяти минут. На земле приходилось его изготавливать по заказу, поэтому все детали меча были проработаны до мельчайших подробностей. За этим образцом были изготовлены вилка, нож, кинжал и в конце уже отлил небольшую металлическую фигурку сенбернара, помещающей прямо на ладони, моей любимой собаки на земле. Металл был послушен в моей руке, как образцовая жена слушалась мужа, в эвенкийском чуме. Интересно, а какой подарок мне приготовила богиня Веста?
  
   И тут меня заштормило, да так, что я держась за стенку побрел к маме в общую столовую, после того как все изделия опять превратил в чушку металла, у меня засосало под ложечкой и в желудке. Я хотел кушать, нет не есть, а жрать, даже не отказался бы от вонючей жаренной крысы. Еле добрел до столовой и тут же упал, потеряв сознание. В себя пришел от воды льющейся на меня сверху. Это что было, голодный обморок? Блин, не рассчитал силы с преобразованием металла.
  
   - Бедненький Слимп - надо мной склонилась моя мама и поила меня водой из деревянной черпалки - надо тебе есть побольше, иначе умрешь.
  
   - Мам есть, что покушать? - сделав жалостливую рожицу спросил у нее.
  
   Блин, никогда не ел вкусней этих чертовых соплей и жаренной крысы. Надо прекращать такие опасные эксперименты и заняться медитацией. Вспомнить все, что читал из земного фэнтези, другого источника знаний нет и пока по всей видимости не будет, а свои умения надо как-то прятать, еще не время их показывать. Никто сейчас не будет даже слушать дурачка Слимпа, для этого нужно наработать авторитет. А как его заиметь?
  
   Конечно надо развивать дар богов, как можно быстрей, иначе мы все однажды сдохнем под этим вулканом. Естественно, чтобы мне заниматься магией и преобразованием руды в металл, нужна энергия, а следовательно очень много пищи. Для ловли крыс есть специальные охотники, каждодневно уходящие далеко по штрекам. Их даже не заставляют добывать руду, они всех должны кормить мясом пойманных подземных хромсов. Вот к ним и лежал мой путь. Надо чтобы они мне показали места, где водятся эти звери.
  
   Пришел к охотникам, молодым гномам, примерно двадцати, двадцати пяти лет. Как узнал, гномы здесь живут в среднем двести пятьдесят лет и возраст в двадцать пять лет, считается у них подростковым, ну а мой возраст, по словам моей мамы, был где-то около семнадцати. Считай даже не подросток, а возраст на уровне детского сада. И соответственно пинками был выгнан, под смех этих недорослей, вон и еще по- гномьи меня облаяли, вот гады!
  
   Пришлось не солоно хлебавши идти на поклон моей маме, опять выпрашивать, так ненавидимых мной крыс и соплей. В последнее время чувствую все время в желудке голод, сколько бы не съел еды. Вероятно это идет становление моей магии, да и рост организма идет интенсивный. Соответственно мое тело требует белок, жиры, углеводы и прочие витаминные добавки. А, где их взять под землей, рядом с горящим вулканом?
  
   Бедная моя мама, только сейчас я заметил на глазах у нее морщинки, а ведь ей нет еще и ста пятидесяти лет. Гномка в самом соку. Ее муж, мой отец, командовал целым хирдом, считай тысячей воинов. Он тоже погиб в той памятной битве, по словам Шайи, очень та сильно любила своего мужа. Наверное подросток, чью душу я занял, не заметил ничего и считал бы все это естественным. А вот я, уже взрослый и со своим устоявшимся взглядом, землянин, все замечал и у меня щемило сердце от жалости к этой женщине.
  
   Вот вылезем из этой задницы, моя мама даже не будет знать, что это такое, тяжелая работа. А, ведь мне и моим братьям еще повезло, что у нас осталась наша мама. У других и этого нет, все родные и близкие погибли, кто сгинул в битве, а кто уже погиб здесь, под завалами и магмой. Сволочи и этот кто-то обязательно должен за все ответить. Клянусь своей магий и богами! И стиснув зубы вспоминал о медитации все, что помнил из книг.
  
   В первую очередь надо установить контроль за своим источником, что образовался у меня в животе, иначе каждый раз буду терять сознание от перерасхода магической энергии. Также надо определить насколько быстро заполняется мой магический источник? Экспериментально определил, если естественным путем, то средоточие становиться полным по истечении, примерно десяти часов. Это определил путем экстраполяции и своих биологических часов.
  
   Времени гномы точно не знали. У них исчисление времени шло по склянкам и вертам. Склянки отмечали полдень, полночь, а верты, это как бы наши часы. У гномов они равнялись примерно трем земным часам. Так вот магия у меня заполнялась за десять часов, а если она была подкреплена обильной едой, то мое средоточие заполнялось в течении трех земных часов. По словам того же Клава, у них был маг, у которого источник магии заполнялся только через месяц, когда тот заполнял магией какой-либо слабый артефакт.
  
   Вообщем был, хоть и маг, но слабосилок. Тогда я по сравнению с ним, могучий маг? Вот только что-то гордости не испытываю. Если бы еще знать, как применять эту самую магию, вообще было бы замечательно. А пока только повелеваю металлом и то надо знать возможности своего организма. Сколько не пытался методом медитации взять под контроль свой источник магии, никак не получалось. От горечи и бессилия даже заплакал и меня утешала моя мама, даже не зная от чего у меня идут слезы.
  
   И тогда ночью мне опять приснилось, что я нахожусь в эдеме, райском саду и со мной в белоснежной мраморной беседке разговаривает богиня Веста. От самого разговора у меня остались смутные воспоминания, но вот наставление Весты я прекрасно помню. У меня пока нет знаний по рунной магии и поэтому богиня мне дарует знания магии крови. Эти знания у меня будут разворачиваться со временем, а пока я смогу оживлять своей кровью железных истуканов и големов, что пришло от бога Тора, его дара повелевать металлом.
  
   Поэтому надо уйти подальше в штольни и там поэкспериментировать. С собой взял холщовый мешок, попросил у мамы, сказал что пойду собирать съедобный мох. Мама не хотела меня отпускать далеко, а потом смирилась, когда я упрямо стал настаивать на своем, уперевшись рогами в пол. Для чего мне нужен мешок? Тяжело тащить с собой большой слиток металла, что я припрятал тогда, после своих экспериментов. А тот весил довольно не мало, наверное килограммов восемьдесят.
  
   Отойдя подальше я достал слиток из мешка и отделил от него примерно килограмм десять. Просто поставил ладонь на сам металл и мысленно представил себе невидимый тонкий моллекулярный нож. Срез получился очень красивым. Взяв в руку отделенный кусок металла, начал с ним манипулировать, представляя себе земного паука с восемью лапами и головогрудью. Арахнид получился на диво хорош и очень похож, если бы не его металлический отблеск.
  
   Так, теперь будем проверять дар богини Весты. Взяв микроскопический кусочек металла, буквально мазнув пальцем по слитку, мгновенно превратил его в тонкую иглу и уколов себе палец, капнул на стоящего паука. Моя кровь быстро впиталась в его тельце, но никакой реакции не произошло. Хм, не может того быть, чтобы меня обманула богиня!
  
   Капнул еще, опять молчок и после наверное третьего наперстка моей крови, паук наконец зашевелился и начал выполнять мои мысленные команды. Ага, во теперь мне все понятно, оказывается оживление големов зависит от количества полученной им крови. Так еще одни эксперимент, сделал теперь для разнообразия земного скорпиона, величиной с ладонь. Металл поддавался на мои манипуляции очень легко, словно слиток металла был сделан из пластилина.
  
   Вот скорпиону, вполне хватило одной моей капли и тот буквально забегал по стенам, мельтеша перед глазами. Значит от количества крови зависит и скорость самого голема и выполнение им моих команд? Будем знать. Вот назад превратить этих големов в кусок металла плохо получалось. Сделал очередной эксперимент на скорпионе. Свернул его в металлический шарик и капелька крови повисла на нем отдельно и скатившись с гладкой поверхности упала и впиталась в каменный пол.
  
   Ага, ясно. Лучше оживленных големов больше не трогать, иначе, чтобы их вновь оживить, надо опять использовать свою кровь. Так у меня и кровь быстро может закончиться. Надо думать, куда их можно спрятать. Кроме дара повелевать металлом, я могу чувствовать его присутствие в толще камня или породы, также как золота и других металлов. Кроме того проверил еще одну свою догадку. Мне нужна простая алюминиевая фляжка для воды.
  
   Если я могу сделать из железа сталь, то почему бы не сделать из него аллюминий или прочный титан? Все у меня получилось, даже изготовил гибкий металлический пояс, куда я нацепил легкую фляжку из аллюминия и острый кинжал. Все и тут я выписал себе стоп, чувствую, что дальше для превращения металла буду использовать свою жизненную энергию, а этого допускать категорически нельзя, и так что-то опять засосало желудок.
  
   Впрочем, что пришел сигнал от организма, уже хорошо. Все-таки хоть какой-то результат приносит моя медитация. Пока хватит экспериментов, надо поискать место, где смогу спрятать все свое сокровище, что наколдовал. На обратном пути нагрузил своего паучка. Тот легкостью нес на спине, оставшиеся где-то шестьдесят пять килограммов железа. Вот, не зря сделал себе помощника, когда отдохну возьмусь за изготовление человекообразного голема и сделаю ему хорошее оружие, все будет мне защита. В голове все время почему-то крутилась изображение земного рыцаря в стальных латах.
  
   Надо бы чего-нибудь поесть, а пока шел ощупывал стены штрека, такой тактильный контакт позволял лучше ощутить наличие железной руды. И наконец на полпути к дому, если конечно тот жаркий ад, можно считать своим домом, я нащупал слабенькую жилу. Попробовал и у меня получилось изготовить небольшую нишу, куда спрятал голема и все свои изделия из металла и тут же ее закрыл обратно тонкой перегородкой камня, перемешанного с металлом.
  
   При этом поймал себя на мысли, что когда делал нишу там ведь был не сплошной металл, а вперемешку и камень? Хм, я что могу и гранит плавить? Опять нужен эксперимент. Пришел на кухню еле передвигая ноги, последняя магическая работа высосала из меня все силы. Мама, как обычно выставила передо мной каменную чашу с водорослями, жаренной крысы не было, я удивленно на нее посмотрел
  
   - В последнее время, охотники жалуются - вздохнула та тяжело - говорят в ближних штольнях крыс всех выловили, приходится идти в дальние шахты, а там очень опасно. За огненную реку не переправишься, а через удобные переходы не пускают стражи из других кланов.
  
   Хм, интересные сведения! Не стал ничего спрашивать у мамы, а после двойной порции соплей, помчался все выпытывать у нашего кузнеца, надеясь, что тот меня накормит кашей. Клав, как всегда обстоятельно и с горечью поведал эту историю. После того, как победил клан *Серебрянного голема* в схватке и на царский престол вступил его представитель, для клана *стального молота* и *железного камня* наступили не очень хорошие времена. Никто не любит предателей и поэтому тех поставили стеречь нас под землей и перекрыть своими постами и отрядами все выходы из горы дьявола, чтобы никто не мог из нас уйти подземными тропами.
  
   - Скажи Клав, а раньше были попытки побега? - спросил того с любопытством.
  
   - Да и очень много - подтвердил кузнец мою догадку - раньше предатели из этих двух кланов, несли службу спустя рукава. А потом, когда за каждого беглеца с кланов стали сдирать деньги, почти по двадцать пуллов. Рабы на рынках стоят всего три пулла. Вот и сам посуди, какой огромный штраф назначил король Девиал, за каждого беглеца и потом, тот потребовал замену. Рабочих рук всегда не хватает, на место одного убежавшего, требовали с кланов мужчину, даже если среди убежавших были женщины или дети. После такой экзекуции, кланы стали по настоящему охранять все удобные переходы через огненную реку.
  
   - Скажи Клав, а что там за этой рекой?
  
   - Чем дальше от горы дьявола, тем больше живности в подземных ходах и там есть живительная вода, которой здесь нет - ответил старик и скорбно склонил свою голову.
  
   Ага, вот это меня больше всех интересует. Охотники уже перебили всех крыс, старейшины жируют на продуктах, что спускают сверху и скорей всего здесь скоро начнется самый настоящий голод. Блин и восстание некому поднимать, остались лишь пацаны, женщины и дети. Все боеспособные твари пошли в бойцы и охраняют этих старых пердунов, которым на всех наплевать, лишь бы набить свой желудок и потворствуют своей похоти. Любая гномка за еду сейчас ляжет под любого старика, лишь поесть самой или накормить таким образом своих детей. Опять я непроизвольно скрипнул зубами, как только об этом подумал.
  
   Так, мне надо подумать, как переправится на ту сторону. Поэтому мой следующий поход лежал в сторону огненной реки. Старик мне примерно на песке нарисовал план, где находятся две переправы, но я туда не пойду. Сначала взял своего голема-паука, дойдя до ниши и вытащил все оттуда. Одел пояс, повесил на него кинжал и аллюминиевую фляжку. И мы потихоньку выдвинулись в ту сторону.
  
   Жар от огненной лавы, уже почувствовался издалека. Я подошел к этому чуду природы и посмотрел вниз. По каменному каньону неспешно текла огненная магма, иногда от температуры, отдаваясь малиновыми сполохами. Ширина каньона, по которой текла эта река, оставляла наверное метров сто пятьдесят и больше. Прыжком ее не преодолеешь. Деревянный мост не выдержит, сгорит, да и где здесь в подземелье найдешь ствол дерева. Клав тогда мне объяснил, что переходы на ту сторону реки, это естественные каменные образования, скорее всего похожи на мосты. Облагородить камень и вырубить каменную дорогу, это уже сделали сами гномы.
  
   Мои мысли лихорадочно метались, пока я машинально шел по ее берегу, выбирая наиболее узкий участок для переправы. И все-таки я решил переправиться на ту сторону, вот только как это сделать, разве что по воздуху или канатной дороге? Стоп! Канатная дорога, эта мысль прочно засела в моем мозгу. Так, что для этого необходимо. В первую очередь длинный толстый трос.
  
   Необязательно сильно толстый, лишь бы выдержал мой вес. Поэтому достаточно одной стальной проволоки. Подвесные ролики и хомуты, допустим я выплавлю из металла. Единственный вопрос, как конец этой проволоки доставить на ту сторону огненной реки? Пока шел, наконец-то нашел узкий участок за поворотом. Тот был где-то метров сто двадцать, но и то хлеб. Так кажется этот подойдет, нужен уклон градусов пятнадцать-двадцать, чтобы не застрять посередине каньона и не превратится в прожаренный кусок мяса, как в барбекю. Но, как же все-таки, доставить конец моего каната на ту сторону?
  
   Для начала снова проверим, так ли хорошо слушается меня сам металл? Зачерпнул небольшой слиточек ладонью, лежащий на спине моего голема и стал вить из него тонкую проволоку. Та потекла из моих ладоней тоненькой змеей и как живая шла в том направлении куда я хотел. Вот она дошла до камня с центнер весом и я заставил ее обвиться вокруг него несколько раз. Проволока послушно намотала три круга и тут я внезапно натянул ее.
  
   Она зазвенела как струна, но рваться даже и не подумала. Так, пока все хорошо. Теперь мне нужен не ручной, а станковый арбалет и заодно механизм натяжки, который закреплю с этой стороны ущелья. Я прекрасно помню, будучи на кузне, еще на земле, в голодные и лихие 90-стые, изготавливал по заказу для ролевиков арбалеты, мечи и луки. Прекрасно помню все детали, что точил на станке, только арбалет нужен побольше, а уж станкач для него придумаю, инженер я или не инженер?
  
   Ха, глаза бояться, а руки все помнят. Отличный из металла получился арбалетище. Доплюнет любую стрелу на ту сторону. Только вот после его изготовления, почувствовал вновь слабость. Нужна небольшая передышка и перекус. Хорошо, что взял у мамы немного коричневых соплей в каменной плошке. Чуть поел и часа три отдохнул. Затем бухтами стал изготавливать проволоку, кольцами сворачивая недалеко от изготовленного арбалета. Стрела тоже получилась на загляденье.
  
   *Приварил* ее к началу проволоки и обильно смазал стрелу своей кровью, как впрочем и саму проволоку. Никакие сюрпризы мне не нужны. Затем зарядил арбалет стрелой и помолясь выстрелил направив его на ту сторону пылающего каньона. Стрела упала на той стороне далеко от края, с лихвой перекрывая отметину в сто двадцать метров. Эх! Хороша стальная тетива! Конец с этого края закрепил на скале, на высоте примерно трех метров, вбив в щель толстый анкерный болт, изготовленный тут же и закрепив конец проволоки на нем.
  
   Молот, анкер и планку все изготовил из металла, взятого с собой. Я крут, могу изготовить любой инструмент, даже альпинистский. Все это время я держался за тонкую стальную проволоку, толщиной миллиметра три, не больше, чтобы было не так тяжело стреле лететь. Держа руку на пульсе проволоки я начал преобразовывать стрелу, уже лежащую на той стороне огненного каньона, в очередного голема-ящерицу. Не зря же я ее обильно полил своей кровью? И я на расстоянии чувствовал, как она под моей волей, превращается в металлическую зверушку.
  
   Та потом таща за собой конец, нашла большой камень и обвилась вокруг него несколько раз. Все, якорь есть. Теперь я опять обильно зачерпнул металл рукой и из ладоней зазмеились три провода, обвиваясь и переплетаясь с натянутой, как струна основой троса, идущего на ту сторону каньона. Хе, хорошо быть повелителем металла. Теперь трос будет напоминать заплетенную косичку из четырех стальных проводов.
  
   Быстро изготовил ролики, накинул их на стальной канат и покатил на ту сторону огнедышащей реки. С этой стороны оставил голема, охранять арбалет и все механизмы, висящие на скале. Упал рядом с големом-ящерицей и не мог отдышаться от слабости часа два. Пить хотелось по-страшному, но теперь мне обратной дороги нет, пока не найду водный источник, возвращаться мне нельзя. Наверное все-таки удача в этот день, была на моей стороне.
  
   Я не прошел и ста шагов, как наткнулся на влажный мох. Удивительно, на этой стороне ущелья, природа оказалась как-будто из другого мира и огненная река отделяла не только ее границы, но казалось, что здесь совершенно другой мир. Небольшой ручеек чистой воды журчал от мхов, наверное метров через двести. Я буквально животом припал к этой спасительной влаге и не мог напиться, чувствуя, как с каждым глотком ко мне возвращается моя жизнь.
  
   Набрал воды во фляжку и завинтил ее крышкой. Потом двинул дальше в поисках пищи, вдоль ручья вверх. Удивительно, не пройдя наверное и километра, я увидел во влажных мхах шевеление. Крыса что-ли? Опять удивился, нет не крыса, а какой-то грызун, размером с приличного кролика. Тот копошился от меня, примерно в пятидесяти метрах.
  
   Лука или арбалета у меня не было, зато в кармане был кусочек металла, с теннисный мячик. Я его зажал в ладони и из него тонкой струйкой пополза леса стального металла под мхами. Животное чутко прислушивалось к окружающей обстановке, но мой тонкий, извивающийся провод, незаметно подбирающийся к нему тот даже не учуял. Я четко чувствовал живой металл и в конце свернул небольшое кольцо, как это делали змеи перед броском и рывком послал провод, конец которого мгновенно обвил животное за шею.
  
   Зверек забился от судорог, но стальная петля крепко держала свою жертву. Крол, оказался весом наверное все тридцать килограмм, а мне издалека показался совсем небольшим. Вот это добыча, восхитился я и потащил ее к огненной реке, предварительно его разделав и распотрошив в ручье. Даже уже знал, как я его приготовлю. Хорошо, когда воды много и не надо ее экономить.
  
   Не знаю, то ли я такой толстокожий, то ли я не заметил эту резкую границу, но когда начал выходить к огненному каньону, резко почувствовал жару, идущую от реки. Не поверил своим глазам и опять повторил процедуру. Отошел на несколько шагов назад, жара исчезла и повеяло прохладой, и вновь пересек невидимую границу, опять дохнуло раскаленной духовкой. Офигеть! Каньон и ручей отделяла самая настоящая волшебная, невидимая стена. Поэтому за ней и климат оказался совсем другой. Вот это я сделал открытие!
  
   Подошел вплотную к каньону и обмотав тонкой проволокой кусок мяса, опускал его вниз, метров на тридцать, пока интуитивно не понял, все достаточно, иначе мясо не приготовиться, а просто обуглиться. И так прожарил всего крола, кусок за куском. Да, однозначно его вкус отличается от крысиного, нежное и сочное мясо, так и сочащее жиром. Съел больше половины, сам не понял, куда столько в меня влезло. Но, удивительно, до того как дожевал последний кусок мяса, понял, что мое средоточие полно магии. Вот, что значит полноценное питание.
  
   И еще меня одно обрадовало, что сама проволока нисколько не нагревается от температуры и я совершенно спокойно держу ее на весу, не обжигая ладони. Я знал, всего крола мне ни за что не съесть, поэтому вторую половинку этого зверя держал над магмой чуть подольше, чтобы то хорошенько прокоптилось и взял его с собой, когда возвращался обратно через реку. Это была целая эпопея, когда менял обратный уровень наклона стального троса, висящего над огненной пропастью, чтобы ролики хорошо катились.
  
   Посидел немного, подумал и изобразил из металла мощную продольную планку с прорезью, в которой бегал ролик с подшипником. Наверное целый час мучился, пока получился первый в этом мире подшипник. Вплавил длинными анкерами в скалу, полученную планку с подшипником, прицепил конец каната к приспособлению, бегающим вверх и вниз. И все, теперь высоту каната регулировал голем-паук, переделанный из металлической ящерицы.
  
   Не надо каждый раз перекидывать и менять высоту угла стального каната. На той стороне сделал тоже самое, когда перебрался по своему импровизированному мосту. Магическая энергия во мне бурлила, это я чувствовал по своему средоточию. Поэтому из оставшегося металла решил сделать голема побольше, а то десятикилограммовый паучок даже не смотрится.
  
   Сначала расплавил этого голема и добавил к нему еще около сорока килограмм металла и вновь изобразил арахнида. В этот раз кровью с ним пришлось щедро поделится, наверное вылил на него стакана два, не меньше, даже немного голова закружилась. Но, зато паук вышел на загляденье, с мощными стальными лапами и жвалами, полутораметрового роста. Кроме того приделал к нему на спине четыре гибких руки, с человеческими ладонями.
  
   В правой у голема был полуметровый меч, сделал специально короткий, чтобы мог махать им узких штреках и подземных галереях, зато сама рука с мечом могла вытягиваться почти на два метра вперед. В левую руку пауку вручил гномский топор с широким лезвием. Две задние руки были немного покороче, но так чтобы могли метать короткие металлические дротики. Для них специально сделал на спине голема два титановых колчана, куда должны были поместиться по двадцать коротких дротиков. Все получилось так, как я задумал, вот на сами дротики сил уже не хватило, сказывалось потеря крови и магии.
  
   Упал без сил и только молча жевал копченное мясо крола, добытого на той стороне. Хоть глаза и закрывались от усталости, но в душе я был очень доволен, боевой паук у меня получился отличный и самое главное грозный, будет у меня охранять переход на ту сторону. Ща отдохну и сделаю голему титановые лапы, чтобы подрубить их сразу не смогли, заодно и дротиков наделаю, конечно если хватит металла.
  
   Столкновения с врагами неизбежны, поэтому надо делать големов наиболее боеспособными. Перед тем, как идти домой надо хорошенечко прошерстить подземелье, рядом с каньоном, на предмет железорудной жилы. У меня еще очень много задумок, вот будет сюрприз клану *серебряные големы*. Мои големы против их, интересно кто лучше? И у меня просто от усталости закрылись глаза. Я уже никого и ничего не боялся в этом мире. Мой голем, меня сможет защитить!* __________________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 4
  
  
  
  
  
  
   Прошли, наверное сутки, с момента как я ушел в поиск. Как бы моя мама не хватилась о моей пропаже. Надо торопиться домой. Но, прежде чем идти до дому, сделал из остатков металла еще одного арахнида. Прежнего, вооруженного до зубов, с сорока дротиками за спиной оставил охранять мой переход на ту сторону огненной реки. Почему перешел к такому виду големов?
  
   Потому что они у меня получались лучше всех и затраты металлов незначительные, а самое главное, чтобы их *оживить* не так много нужно моей крови. Немного прикинул, сколько понадобиться моей крови, чтобы оживить металлического рыцаря нормального двухметрового роста. Наверное одного железа уйдет с тонну и крови моей литра два, не меньше. Блин, надо учить рунную магию.
  
   Это, чтобы оживить такого истукана, я почти должен обескровить себя? Не, пока я на такое не готов. По гномским меркам я еще совсем ребенок и соответственно крови во мне не так и много. Вон на моего нового пятнадцатикилограммового паука ушло всего пару наперстков. Зато я нагрузил на него все свое имущество и спокойно вышагивал рядом. Спрятал все в своей нише и закрыл ее тонкой перегородкой, приказав своему паучку замереть и не двигаться, пока я не приду за ним.
  
   Мама меня встретила со слезами, а братья понадавали мне тумаков и кучу подзатыльников. Пришлось терпеть, а куда деваться, мне еще рано с ними объясняться, да и не поверят в магию, что та у меня внезапно появилась! Аккуратно, без удовольствия поел коричневых водорослей, а от жаренных крыс отказался совсем, украдкой предложив ту своим братьям, но так чтобы мама наши манипуляции не заметила. После пойманного крола и его вкуса, от таких подземных грызунов, меня и вовсе стало воротить. Зато Крон и Брон, с удовольствием ее схрумкали, за маминой спиной.
  
   И еще в нашей подземной иерархии произошли крутые перемены. К нам в гору дьявола стали спускать с поверхности разный люд и не всегда это были гномы. Впрочем они были, как и мы смертники, особой разницы я не увидел. Похоже общая добыча железной руды и золота стала падать, и клан гномов *Серебряный голем* решил пленниками дополнить рабочие руки. Их нам спускали партиями от пятидесяти до ста человек.
  
   В основном это были люди, но попадались степные и северные орки, небольшое количество гномов из других кланов, даже парочка эльфов затесалась. Однажды, даже спустили целое село, с женщинами, мужчинами и детьми, человек этак с триста, кого успели захватить. Значит гномы из клана *серебряного голема* не прочь сходить в захватнический набег?
  
   Вот это новость! Никогда и нигде, подгорный народ не занимался чем-то подобным. Если об этом узнают другие кланы, туго придется захватчикам, так мне рассказал наш кузнец Клав. Захватывая людей в плен и другие народы, гномы могут навлечь на себя гнев соседей, а люди, орки и особенно эльфы, очень мстительные существа. Из-за одного недобросовестного клана могут пострадать все гномы.
  
   Гномов сразу отделяли наши старейшины и отдельно *обрабатывали* каждого индивидуально, для вступления в клан *стального топора*, хотя какой клан? Разношерстный сброд. От нашего настоящего клана остались одни воспоминания. Старики, якобы соблюдали вековую традицию и пополняли за счет изгоев, количество нашего рода. А по-простому эти вырождающиеся маразматики думали лишь о собственном укреплении власти и комфортности своей жизни, в этом огненном вулкане.
  
   Это сродни тому, что на этой главной *помойке* у них самый лучший кусок говна, так это казалось со стороны и не факт, что завтра все это может в любой миг отправиться в ад. Ну, а для усиления, нашему гномскому Совету, подкинули двух серебряных големов и временно подчинили их Кеслу, как бы председателю этого Совета, понимая, что с появлением в подземельях новых рабочих рук у гномов появятся с чужаками новые проблемы. Поэтому хозяева усилили новым оружием отряд *надзирателей* и не пожалев, отдали двух своих действующих големов.
  
   Так у нас в подземелье появилось два каменно-металлических истукана, которые по одной указке Кеслу вмиг помогали утихомирить все возмущения *шахтеров* и заставляли тех в полной мере * отрабатывать*, вложенные в них средства. Ведь с каждой спущенной вниз партией рабов, гномскому Совету увеличивали норму выработки, на каждого человека и если норма не соответствовала стандарту, то пайка из пищевых продуктов и вода резко урезалась.
  
   *Старички* не привыкли себя ущемлять в чем-то, а значит кто-то из бедолаг недополучал и так скудный дневной паек. Почему и увеличивалась смертность. К тому же хозяева, на начальной стадии, были не против некоторой потери своих рабов, понимая, что по другому утихомирить буйные головы не получится и шли на эти непопулярные меры сознательно. Подселенцам же в подземелье, казался кошмар наяву, когда два чудовищных голема в мгновение ока расправлялись с бунтовщиками, посмевшим возразить на невыносимые условия труда. В дальнейшем шло уже давно заведенным порядком. Таким образом подземелье снова пополнилось еще полуторатысячами различных разумных, которые тоже разделились на клановые группы.
  
   Наверху неохотно шли на списание смертей, ведь это снижение нормы добычи металлов и золота. Поэтому *хозяева* беспощадно карали своих *слуг* за необоснованную жестокость, даже им пришлось однажды показательно казнить Торрента, одного из членов Совета, оказавшимся самым из всех изощренным в издевательствах над собственными сородичами. Совсем уж оказался тот выродком. Таким образом наши *старички* узнали, что в подземелье у *хозяев* есть свои соглядатаи и уже опасались учинять *беспредел* так открыто.
  
   Но, стали больше притеснять чужаков, отдав предпочтения гномам. Я же считал это несправедливым, рассуждая больше не как гном, а как человек. В принципе я и был человеком, только в гномском теле. Они в подземелье были новыми разумными и не воспринимали меня как Слимпа-дурачка, у которого ум убежал из головы.
  
   Поэтому и сблизился с одним из лидеров, который и возглавил одну из многочисленных групп разумных. В принципе гномский Совет старейшин был согласен на такое разделения по группировкам, им же легче собирать руду и золото, и без разницы кто это будет делать, одиночка или коллектив разумных. Зато легче проходит контроль и есть с кого спросить за неудачу.
  
   Почему разумных? Потому что в эту группировку входили не только люди, но и орки, несколько гоблинов и все эльфы, которых оказалось не двое, а пятеро. Причем две из них были эльфийками и магинями жизни. Как узнал? А магическое зрение у меня на что? У них аура полыхала, как зеленое свечение подземного мха в весенний период созревания. И к тому же те ходили под маской иллюзий, изображая из себя мужчин эльфов. Это потом мне все объяснили, когда я случайно проговорился об увиденной ауре Петрониусу, человеческому лидеру самой большой группы разумных.
  
   Меня тогда чуть не прирезали, затащив в один из каменных отнорков и когда я на их глазах, превратил из железной кирки в отличный стальной меч, то только тогда они поверили, что я самый настоящий маг, только необученый и эльфийки с удовольствием начали мое обучение, а Петрониус радовался такой удаче, что им привалило в виде гнома-мага. Это все будет в будущем, а пока я ходил и присматривался к различным группировкам. Все в подземелье знали меня как дурачка Слимпа и особого внимания не обращали на мои действия.
  
   Я же внимательно и тщательно присматривался ко всем группам и группировкам. В будущем мне нужны будут соратники, друзья, товарищи. К гномам здесь относились весьма плохо, это еще мягко сказано. К коротышкам относились отвратительно и ненавидели всех, поэтому моя задача многократно усложнялась. Те считали всех гномов экплуататорами, даже тех, что находились вместе с ними в этом подземелье.
  
   Потому что Совет гномов под угрозой расправы заставлял всех выполнять норму добычи, которая по меркам гномов была не радужной, а для людей и подавно тяжелой.
   Сферу же продуктов и воды, как обычно наши старейшины урезали в свою пользу и пользу своих клевретов. Таковые нашлись даже среди людей и орков, правда степных. Северные орки, про них говорили, сквозь зубы * гнилье и отбросы, недостойные носить имена наших общих предков*. Кстати все северяне, я имею ввиду из орков, были в смешанном отряде Петрониуса, все пятьдесят разумных и наверное являлись главной ударной силой группы. Их боевой строй с кирками наперевес являл собой очень грозное зрелище, которая убедила не одну группу, что связываться с командой Петрониуса не только гиблое дело, но и довольно опасное. Ах, как бы они хорошо смотрелись с моими мечами, стальными доспехами и титановыми щитами. Все мечты, мечты, мечты!
  
   Тем более они все были из одного трехтысячного отряда северных орков, погибшего почти полностью. Единственные, оставшиеся в живых, пятьдесят воинов, готовящихся к смерти и последней своей битве. Но на счастье они встретили Петрониуса, военного вождя людей, который убедил их сдаться и обещал тем приличное содержание. Но местный король решил иначе и тот решил за дорого продать сильных рабов на невольничьем рынке. Казне всегда не хватало средств на выплаты армии и собственные балы. Корхоран, вождь северян, обвинил Петрониуса в бесчестном поступке и в рычании был зарезан тут же сопровождавшими короля и свиту, гвардейцами. Ночью Петрониус с отрядом своих людей пытались освободить орков, но королю вовремя донесли об этом. И вместо освобождения его отряд ждала засада и кровавый бой, половина которого полегла на поле, а другая была пленена во главе с Петрониусом.
  
   За старые заслуги перед королевством, король не стал казнить непокорного воеводу, а приказал продать Петрониуса, вместе с остатками отряда на галеры. Самую высокую цену в то время давали за рабов гномы из *серебряного голема*. Так северные орки и бывший предводитель войска королевства Рулат, оказались в одной невольничьей связке и они составили ядро их будущего отряда. Сначала Кертунар, брат Корхорана решил убить Петрониуса за его предательство, но поединок силы, который они провели при всем честном народе решил исход битвы в пользу военноначальника Рулата, тем более перед битвой они поклялись друг другу, что победитель возглавит оставшийся отряд.
  
   Конечно Петрониус победил, но не стал убивать соперника, а предложил также оставаясь командиром своих подчиненных, влиться в его отряд на основе равноправных товарищей и тут же предложил план своего освобождения. Кертунар мрачно согласился на предложение человека, тем более тот победил его в поединке, все было честно. И когда Петрониус рассказал ему, почему полег почти весь его отряд, пытаясь освободить пленников, которым было дано его обещание, то заслужил уже самое настоящее уважение от северного варвара.
  
   А, я ходил и все больше и больше присматривался к этому отряду, пока однажды им это не надоело и они притащили меня под светлые очи Петрониуса и его товарищей.
  
   - Ты, что гном все ходишь и вынюхиваешь в округе? - задал вопрос, держа меня за шкирку Кертунар - ничего тебе здесь не обломится! Хоть и сказали нам, что ты местный дурачок, но что-то мы больше склоняемся к мысли, что ты самый настоящий шпион. Нам проще тебя зарезать и скинуть в шахты!
  
   - Нельзя меня убивать - заблеял я почти искренне и сделал такое жалостливое лицо, что все вокруг невольно улыбнулись на мою детскую выходку - моя мама будет сильно ругаться, а когда мама Шайя ругается, то все гномы прячутся.
  
   - И что тебе надо в нашем лагере малыш? - на полном серьезе спросил после успокаивающего смеха Петрониус, строго глядя на меня. Похоже все, шутки кончились и надо выкладывать часть того, чтобы выдать им для выживания необходимую информацию.
  
   - Вы очень нерационально используете свои ресурсы - спокойно глядя в глаза, сказал их командиру. - так вас надолго не хватит.
  
   - Ого, как малыш заговорил - неожиданность перехода моего тона и правильность речи, ошарашила не только Петрониуса. Даже достала одного из эльфов, вернее эльфиек, прячущейся под маской иллюзий и она так же наверное от неожиданности стала задавать интересующие ее вопросы - гном тебе сколько лет?
  
   - Меня зовут Слимп! - оскалился я на ее выпад - и мне почти уже восемнадцать лет - врать не имеет смысла, наверняка она, как маг жизни считала все мои биологические параметры. Блин меня сейчас или зарежут или все-таки выслушают?
  
   - Командир, может я его зарежу по тихому - обратился Кертунар к Петрониусу и буквально неуловимым движением откуда-то из складок достал такой нехилый боевой ножик, наверное величиной с гладиус. В его огромной лапище тот действительно смотрелся, как обыкновенный кухонный обеденный нож.
  
   - Погоди Кертунар - остановил тот его жестом - пусть перед смертью хоть скажет зачем приходил?
  
   - Я сначала повторю, что уже сказал ранее, вы нерационально используете свои ресурсы и главную силу орков - я был само спокойствие и рассудительность. И меня не испугали их угрозы. Они все пятеро в палатке, были под моим прицелом, вернее под прицелом моих небольших големов. Их я изготовил заранее и мне пришлось очень сильно потрудиться, чтобы те могли стрелять стальными острыми микрострелками. Во всяком случае по моему мысленному приказу они готовы были поразить свои цели сквозь толщу брезентовой палатки. Их прицелы смотрели моими глазами и ошибок не должно случиться, а нацелены они были прямо в зрачки каждому сидящему в этом импровизированном штабе.
  
   Пока мы *мирно* беседовали три моих мини- голема взобрались на палатку снаружи и ждали только одного единственного, моего приказа. Я вот уже третьи сутки, специально дефилировал и кружился вокруг их лагеря, чтобы они наконец-то, как-то среагировали на меня. За себя я был спокоен, как удав и они нутром чуяли, подвох, но не чувствовали в чем? Чуйка сработала и у Петрониуса, его военная жилка и интуиция никогда не подводила его, она сейчас буквально кричала и вопила, лучше выслушать этого недоморыша из детского сада. Его возраст сходу определила Эстониэль, магиня жизни, подтвердив головой, что я действительно не вру. Ага, местный детектор лжи.
  
   - Во первых вам недодают продукты в полной мере на каждого - продолжал я пояснять внимательно слушающим меня взрослым - и это касается всех групп, что здесь находятся, не только вашей. Чтобы выжить в этих пещерах, вам нужно перераспределить свой труд. Я видел у вас есть женщины и дети - я знал, что те взяли под свою защиту село во главе со старостой, которого потом по-тихому прирезали. Слишком тот оказался ушлым и поставили своего человека. Теперь у них в отряде прибавилось плюс еще триста дополнительных ртов, не считая своих двухсот и им сейчас было действительно очень тяжело. Казалось еще немного и они всем скопом могли пустится в побег, ничем хорошим для них это конечно не закончится, но и добывать железную руду, за всех было тоже тяжело.
  
   Взять под защиту женщин и детей предложил орк Кертунар. Его благородное сердце не могло смотреть, как умирают рядом дети и женщины. Поэтому его орки с удвоенной, нет утроенной силой добывали железный камень, чтобы прокормить всю ораву людей. Но и у них сила не бесконечна, поэтому через месяц норма их выработки стала снижаться и неуклонно катилось все дальше и дальше вниз. Все, я решил, что дальше ждать опасно и может в любую секунду произойти взрыв. Правильно говорят, что в первые минуты всегда погибают честные и благородные.
  
   Я не мог позволить этому случится. Эта группа была единственной, где отношения между собой не преступили за черту человеческих отношений. Здесь все больше было, как в справедливом обществе. Сильный помогал слабому, сильный кормил немощных, даже лекари были свои. И все это отдать на волю случая, да ни за что. Они будут моим отрядом, который поможет остаткам клана вырваться на волю и потом я хочу научиться настоящей рунной магии и тогда придет время моей мести, за все эти унижения и боль, что принес нам чужой клан. Хоть я был и человек, в чужом теле, но все чувства, что испытывало это тело, были также моими и я уже не отделял Анатолия Каледина от гнома Слимпа. Мы стали единым целым с ним.
  
   Они все внимательно выслушали меня с задумчивыми лицами, я думал все, как о стенку горох, но на следующее утро за мной прибежал пацаненок лет восьми и попросил дядю Слимпа прийти к ним в лагерь, его приглашает дядя Петрониус. Моя мама на это только ошарашенно улыбнулась и позвала меня, где я завтракал, опостылевшими коричневыми соплями и сегодня не собирался никуда идти, разве, что в свой схрон сходить, где у меня припрятано копченное мясо крола. Ох и наемся от души!
  
   Меня уже ждали в своем штабе Петрониус, в королевской армии тот имел звание *кешдерон*. Что это такое я и не понял. Сказал Петрониусу, буду звать его по своему *полковником*. Хе, Петрониусу понравилось новое звание и тот решил взять его себе на вооружение. Конечно они мне не поверили, но когда я доказал им, что клан *стального топора*, находится с ними в одинаковом положении, если не хуже. И местный Совет с его прихлебателями это уже не клан, а натуральные уроды, которые жирует и живут за счет других, как паразиты и пиявки, высасывающие чужую жизнь.
   Конечно все сильные мужчины команды были направлены на добывание железной руды, золото им еще рано добывать. Да никто их не пустит на богатые золотые жилы.
  
   Мальчики от десяти и до тринадцати лет отправляются со мной в штольни, где я им должен показать обиталище крыс. А женщины и девочки должны подготовить почву для посадки коричневых водорослей, которые я хотел выпросить у моей матери. Все это надо делать украдкой, как бы эти старички из Совета, чего-нибудь не учуяли?
  
   - Зачем тебе нам помогать? - на честный вопрос они хотели иметь честный ответ и я не мог им солгать в этом - что ты хочешь получить за свою помощь?
  
   - Я хочу вашу защиту и помощь, чтобы вытащить остатки моего клана из этой жопы - честно, глядя прямо в глаза сказал Петрониусу - и вместе с вами бежать отсюда. Потом я буду мстить всем этим уродам, что загнали мой клан сюда, умирать. В живых не останется ни один, пока я еще могу дышать и видеть.
  
   - Хорошая цель малыш - внезапно раздался у меня сзади певучий голос Эстониэль - но не кажется ли тебе, что у тебя рассуждения и логика больше присуща зрелому гному, а не такому подростку, как ты. Ведь по всем меркам ты еще совсем ребенок?
  
   - Жизнь в этом аду, быстро учить нас взрослеть и мыслить совсем по другому - ну не могу же я им признаться, что я совсем из другого, технического мира Земли.
  
   Такая отмазка, хоть и шита белыми нитками, но другой у меня нет, какая есть.
   Но, вроде прокатило или они сделали вид, что поверили мне. Неважно, во всяком случае уровень доверенности ко мне, у них несомненно повысился. Вон прислушиваются к каждому моему слову и следуют моим нехитрым советам. Через месяц нашего сотрудничества и у них все наладилось, все выглядели довольными и упитанными. За ростки водорослей у меня с моей мамой была целая битва. Ей все казалось, что его малыша думают обмануть и как-то подставить.
  
   Ну, что скажешь, мама есть мама и ее беспокойство за своего ребенка кажется адекватным и естественным. Но я сделал обиженное лицо и сказал ей, что они обещали мне за рассаду наловить пятьдесят крыс. Мама Шайя даже удивилась такому удивительному неравноценному обмену со стороны команды Петрониуса. Пришлось все это выдумывать на ходу, чтобы успокоить свою родительницу, а потом самому лазить по штольням и вылавливать живой металлической петлей, обещанных маме пятьдесят подземных крыс. Ох, как я ругал себя за невоздержанный мой язык. Права земная половица, что тут же пришла в мой короткий ум. *Дурная голова, ногам покоя нет*. Весь измазался в пыли и грязи, пока всех выловил. Хорошо, что все-таки, подростки из команды Петрониуса мне немного помогли, иначе мне был бы полный капец.
  
   Самое главное время на это уходило много, а я почему-то чувствовал, что его у меня с каждым моим прожитым днем, становилось, все меньше и меньше. Не знаю то ли чуйка моя работает, то ли интуиция? Но я знал, надо форсировать события и немного убыстрить ее бег. Поэтому потихоньку подкатывал к нашему кузнецу Клаву, выясняя что, да как? Пока однажды тот прямо не спросил
  
   - Ты хочешь удариться в побег? - хмыкнул он, ничто не скроется от опытного многолетнего гнома - и я тебе нужен, чтобы сплотить всех, кто хочет отсюда уйти. Поэтому ты крутишься рядом с человеками?
  
   - Да, хочу - прямо смотря ему в глаза, ответил - меня не послушают, а у тебя дядя Клав есть все шансы увести отсюда остатки нашего клана. Такой шанс выпадает редко и грех им не воспользоваться.
  
   - Не знаю, когда ты поумнел малыш - задумчиво посмотрел на меня старый гном - но мне нравятся в тебе эти перемены и я постараюсь сделать все и незаметно подготовить тех гномов, кто захочет уйти с тобой. Тебе помогает сам наш бог Тор, не иначе, а кто я такой, чтобы ему противится.
  
   Я в это время крутился, как белка в колесе, метаясь между двумя лагерями, попутно пытаясь медитациями раскачать свой источник. С этими делами, совсем почти забросил магию, а ведь абсолютно точно знал, что от моей магии зависит весь успех нашего предприятия и побега. Тут совсем с неожиданной стороны пришла другая беда. У команды Петрониуса кончилась жила железной руды, она истончилась настолько, что вырубать огромные штреки становилось бессмысленным. Пришлось опять раскрыть один из моих секретов, по поиску железных и золотых жил, тем более нам золото скоро понадобиться, нет не здесь, а там на воле. Я должен по возможности все предусмотреть.
  
   Продолжение богатой железосодержащей жилы я нашел буквально в двух шагах, от истончившейся. Приказал рубануть штрек немного правее и вглубь на три метра. Жила нашлась, да еще какая. Орки даже свою прыть убавили по добыче и поставили на ее начале постоянную охрану от любопытствующих, а когда я им указал, опять же недалеко от железной штольни, золотую жилу, то их восторгу не было границ. Петроинус и его товарищи по-настоящему уверовались в меня и теперь беззаговорочно принимали все мои слова на веру. Блин, мне даже как-то стало неудобно, как-будто я божество какое. Всего лишь маг и только.
  
   Золото просил не светить сильно, а потихоньку его добывать. Думаю уже настала пора обзаводиться моим оркам самым настоящим вооружением и экипировкой. Вот в каком виде это им преподать? А потом махнул рукой и не стал выдумывать сложных комбинаций. Просто при Петрониусе восторженно шепнул: *какая у этой эльфики красивая зеленая аура!* Хм, этого было вполне достаточно, чтобы меня потащили в очередной раз убивать, причем потащил сам Петрониус, как щенка и ему вослед бежала Эстониэль, выспрашивая у своего командира, куда тот как куль с мешком несет нашего Слимпа.
  
   Оу! Наконец я удосужился звания *наш* гном, это радует. А пока меня тащат, как мешок с говном на смертную казнь! Имхо! Я еще не готов умирать и мне рано уходить из жизни. Наконец Петрониус дотащил мою тушку до ближайшего каменного отнорка и приставив изящный нож к горлу задал вопрос
  
   - Откуда ты знаешь про Эстониэль и Алаиэль? Отвечай быстро и твоя смерть будет скорой, без мучений - тут прибежал на крики магички Кертунар и тоже в недоумении смотрел на своего командира, как тот внезапно собрался убивать их лучшего друга Слимпа.
  
   - Вот так всегда, объявляют меня шпионом, а оправдаться не дают - хриплым голосом крикнул я, боясь пошевелится, чтобы не пролилась моя драгоценная кровь. Нож этого придурка Петрониуса дрожжал у самой моей яремной вены. - Кертунар, пожалуйста принеси мне небольшой кусочек железной руды и кусочек золота, если можно. Лучше я все покажу, чем долго буду объяснять.
  
   Некоторое время спустя с куском железа и золота, пришел взволнованный орк, до сих пор не понимая, какая муха укусила их командира. Эстониэль к моменту прихода Кертунара уже была в курсе происходящего и тоже с мрачной решимостью поглядывала на меня. Прежде они пытались найти на мне какой-либо артефакт, обыскали всего, но так и не нашли, и теперь с нетерпением ждали орка, как-будто тот мог разрешить их противоречия, не веря в мое настоящее предательство.
  
   Действительно жизнь их очень сильно побила, раз дуют на воду. Вместе с Кертунаром прибежала отдыхающая смена орков и остальные эльфы. В принципе не стал никого прогонять, все равно скоро мои магические возможности станут секретом полишинеля. Ведь каждому орку или эльфу придется изготавливать его любимое оружие по руке или по их воспоминаниям.
  
   Поэтому не стал долго тянуть, а отодвинув нож Петрониуса от себя и вял в руки кусок руды. Вы бы видели, какие у всех были ошарашенные лица и круглые глаза, когда кусок металла потек в моей руке, превращаясь в точную копию ножа, что держал сумасшедший Петрониус.
  
   - Так ты маг? - сразу врубилась в ситуацию Эстониэль и можешь видеть ауры? Невероятно, вот это нам повезло, среди нас объявился гном-маг повелитель металла.
  
   -Ага - кивнул головой, пока из моих рук выходил очередной шедевр, уже из золота. Фигурка самой Эстониль, вернее ее точная изящная копия, уместившаяся у меня на ладони - вот только за мои способности, мои же друзья все время меня хотят убить - попенял я смущенному командиру, который уже закрыл рот и быстро спрятал нож.
  
   - Слышал я, что в древности существовали повелители металлов - тоже смущенно кашлянул Кертунар - но никогда не видел их вживую. И кто бы мог подумать, что наш малыш маг повелитель металла, теперь я абсолютно уверен, что мы отсюда обязательно вырвемся с таким-то магом и такой поддержкой.
  
   Фух! Ну слава Тору, наконец Петрониус поверил мне и не знал куда деть свои руки от смущения, а мне нравилось смущать, этакого мужественного воина, овеянного воинской славой и вдруг мнущегося, как мальчишка и не знающего, как попросить у меня прощения или перевести все в шутку. Напряжение наконец отпустило меня и я дал команду своим мини-паучкам затаится на потолке и не отсвечивать, чтобы никто не увидел мое тайное оружие.
  
   Хе, если маленьких големов обнаружат, то какое они тайное оружие. Это будет уже оружие явного нападения! И с этого дня начался самый настоящий отсчет подготовки к нашему побегу из этого форменного ада. В первую очередь, конечно изготовил оружие для нашей ударной силы и вооружил пятьдесят орков, причем каждого его любимым орудием убийства. У каждого расширялись глаза от удивления и радости, когда я им озвучивал их желание *Какое бы они хотели получить оружие? Огромный двуручный фламберг, привычную для них двухлезвийную секиру или обыкновенный обоюдоострый меч* Фантазии у них были неистощимы и каждый выбирал себе привычное оружие и что они хотели бы увидеть, вернее какой рисунок или изображение какого зверя те хотели бы увидеть на своих личных щитах.
  
   Да, именно для орков я сделал исключение, выполняя каждому индивидуально его личное оружие и экипировку, помня какое значение воины орков придают выбору ритуального оружия, иногда наделяя его почти мистическими свойствами. Они простые грубые воины и не вполне могли адекватно нарисовать тот же *Тергакш*. Я же вообще не знал, что это такое их *Тергакш*.
  
   На помощь мне пришли эльфы и сам Петрониус, знавший все виды оружия и условно на пальцах мне объяснявшие для чего нужно то или иное орудие убийства и чертя примерный рисунок черным угольком на стене. Ага, когда наконец до меня доходило, что от меня хотят, я начинал творить и под восхищенными взглядами орков перед ними возрождалось то оружие, которое они хотели получить.
  
   Из экипировки каждый из них получил титановую земную кольчугу, легкую и прочную. Если у них и существовала во внешнем мире, такая экипировка, то это было не для простых орков. Теперь же каждому я подогнал и стальной панцирь и титановую кольчугу, с поножами и наручами. Всем понравилась такая экипировка. Смотрю орки даже уже ходили выпрямясь и гордо шествуя в каменоломни на вырубку руды с улыбкой на губах. Господи они радовались, полученному оружию и прочему, как малые дети! Вот для них, что было главное в жизни, это жизнь воина и отличное оружие.
  
   Все сделанное оружие пряталось в отдельном штреке, где оно постоянно и бдительно охранялось. Эльфам я тоже сделал индивидуальную экипировку каждому, даже украсив их легкие щиты гербами их домов и слегка нанеся позолоту в те места, где они просили сделать. Для остальных членов отряда делал стандартные мечи, кольчуги, каски и другую экипировку. Единственное, что мне было недоступно, это я не мог изготовить качественную обувь. Все воины великолепно смотрелись в моей экипировке, но почти все с босыми ногами. Смешно!
   Когда выберемся отсюда надо будет об этом подумать. Все наши действия и в частности моя возня, привлекли соседние группировки и не спали шпионы Совета. Пришлось резко убавить свою активность, чтобы усыпить деятельность шпиков, так и шныряющих по нашей территории. А любопытным соседям, орки и вовсе показали свои пудовые кулаки и кирки, ни с кем не церемонясь. Впереди маячила свобода и они за нее порвут любого, кто встанет на нашем пути!* ______________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 5
  
  
  
  
   Любопытных соседей орки быстро отвадили совать свой нос куда не следует, а вот со шпионами Совета уже было немного потрудней. И ведь им не запретишь совать свой нос во все щели. Только иногда слишком любопытных приходилось упокаивать и так чтобы был явный след несчастного случая, иначе старички из Совета сами начнут рыскать по округе в сопровождении двух каменных истуканов и тогда всем будет плохо. Это понимали сами старые гномы и поэтому особо ретиво не искали своих соглядатаев.
  
   Магини Эстониэль и Алаиэль начали обучать меня своей магии жизни. Учеником я был очень прилежным и пытался у них научиться хоть чему-нибудь, но как говорится, магия у нас лежала в разных областях. Но я все равно многому от них научился, хотя бы смог ставить детскую сетку и взять под контроль свою магию и теперь она бесконтрольно не расходовалась выбросом извне. Это очень мне помогло при изготовлении оружия для орков и других разумных. Я сразу же почувствовал резкую экономию собственной манны.
  
   Эльфийка Эстнониэль говорила, хорошо что здесь нет в подземелье других магов, могущих почувствовать мой бесконтрольный выброс сырой магии, а не то меня быстро бы взяли в оборот и посадили бы в клетку и колдовал бы я клану *серебряных големов* оружие и металлических истуканов до конца своей недолгой жизни. Правда я не смог из семечка вырастить растение или залечить быстро рану, но зато магини научили меня скрыту, т.е. я мог сплести сетку и скрыть под ней свою полыхающую ауру.
  
   Алаиэль, хоть и была очень сильной магиней жизни, но так они и не распознали во мне мага крови. Когда я их спросил об этом, то Эстониэль ответила, что сильные маги крови это вампиры. Им присуща эта сильная магия. Ну, еще некоторые из людей могут колдовать с кровью, но конечно они не идут ни в какое сравнение с магами вампиров. Эге, про то что я еще маг крови надо молчать до последнего, иначе плохо мне будет. Из прошлой земной жизни знал, что информация это все. Поэтому наделал множество маленьких паучков, величиной с наперсток и крови на них ушло всего по капелюшечке, зато они разбежались почти по всем пещерам и гротам, и у меня теперь всегда была свежая информация, что у нас делается в подземелье. Хе, разведка это наше все!
  
   Оружием и доспехами, моя новая команда была полностью обеспечена, поэтому у меня появилось время сходить на ту сторону реки, а то от жаренных крыс и водорослей у меня появилась самая настоящая изжога. Про то, что у меня есть канатная дорога на ту сторону я пока ни с кем не делился, моя паранойя не давала это сделать и опасение, что все узнают раньше времени обо мне, как о маге крови.
  
   Поэтому таясь от всех, но предупредив мою маму, чтобы не беспокоилась, отправился в далекое путешествие. На месте меня встретил мой вооруженный до зубов паук и проводил на канатную дорогу, оставшись опять сторожить ее с этой стороны. С собой в этот раз взял пятнадцатикилограммового паука-носильщика. Тот просто обхватил меня со спины и так пропутешествовал верхом на мне до конца канатной дороги. Очень это удобная штука, подвесные ролики.
  
   В этот раз я перешел на эту сторону не просто так, а с определенной целью. А этой целью была в первую очередь разведка. Мне нужно было посмотреть с изнанки ближайший каменный переход. Кто охраняет? Количество охраняемых и что представляет сам переход? Плюс еще надеялся на этой стороне найти железную руду, должна же она тут быть, чтобы не таскать ее с той стороны огненной реки. А задумки у меня были масштабные.
  
   Мне с этой стороны нужны големы и как можно побольше, для нападение и штурма с тыла, когда вся толпа гномов, орков и людей ударится в бегство, и пойдет по этому каменному переходу.
  
   Но в первую очередь надо пройти ту защитную стену и поймать кролика для еды, а то уже живот начинает прилипать к спине. Прошел невидимую стену и сразу же на меня дохнуло спасительной прохладой. Добежал до знакомого ручья и напился как следует и тут же наполнил пару фляг, что достал из секретной ниши и заполнил их живительной влагой. Крола поймал легко, той же металлической петлей и пошел к реке, чтобы его как следует зажарить над магмой.
  
   Мм, какое это наслаждение, поесть нормального мяса, а не той тухлятиной, что называется хромса, жаренной крысой. После еды я мгновенно почувствовал, как мое переполненное средоточие бурлит магией и запил все это холодной родниковой водой. После вкусного обеда у меня прямо сами собой закрывались глаза, но я пересилив себя побрел в поисках железной руды. До самой ночи бродил и так ничего не нашел.
  
   Железо и золото не откликалось или было слишком глубоко спрятано в недрах гор. Вот уже третьи сутки брожу по подземелью, но так ничего и не попалось. Только потом догадался выйти снова к огненной реке и там немного поискать, уже километрах в двадцати ниже моей канатной переправы. Там моя чуйка моментально нашла отклик железной руды и та лежала буквально на поверхности, на глубине всего моей ладони. Почему так, даже не знал. Наверное все-таки близость огненной реки сказывается или горы дьявола?
  
   Железа было настолько много, что я ее буквально черпал горстями с поверхности скальных пород. Отлично! Теперь у меня хватит железа на все мои задумки. Я сам ростом метр шестьдесят высотой, а задумал сделать двух пауков двухметрового роста, не меньше. Помня уязвимость собственной тушки, задумал я сделать мощного, полого арахнида. Другими словами говоря, хочу попробовать сделать себе кабину внутри арахнида.
  
   Тогда моя тушка будет хорошо защищена броней самого голема. Другой, точно такого же роста паук будет моим личным охранником, а может изготовлю таких парочку, там видно будет. Если буду находиться внутри бронированного голема, то наверное смогу руководить непосредственно штурмом гномской крепости на переходе. Арахнида делал с мощными лапами, в основании лапы были толщиной с мое туловище. Не пожалел и сделал все ноги титановыми.
  
   Диаметром паука сделал почти тоже двухметрового, чтобы я мог поместится в нем комфортно и полулежа. Если буду путешествовать на далекие расстояния, то незачем сбивать ноги до мозолей, когда есть такой удобный транспорт, плюс защита за броней, меньше можно опасаться нападения разбойников или кого-либо другого зверя. Почти двое суток увлеченно изготавливал себе новый транспорт, а крови ушло, наверное с два граненных стакана, не меньше, прежде чем мой арахнид ожил.
  
   Все это время усиленно питался жаренным кролом. Этого большого паука сделал не четырехруким, а шестируким, причем спереди были две полутораметровые руки, держащие меч и титановый щит. Вторые, средние руки, идущие от головогруди, сделал немного подлиннее, уже двухметровой длины. Они у меня будут хватать врага и разрывать на части, плюс в металлических чехлах лежали две секиры и два колчана с дротиками, для метания их во врага. И наконец из брюшка выходили третья пара рук, каждая по два с половиной метра. Для них я сделал уже большой арбалет, крепящийся на спине с запасом металлических болтов. Это у меня будет дальнобойное оружие, стреляющее на пятьсот-шестьсот метров. За счет разной длины рук, защита у моего араханида была трехэтажная и каждая пара рук могла орудовать самостоятельно, кроме того за счет разной длины рук у голема была круговая оборона. Хм, отличный получился голем, оружие личной защиты.
  
   Кроме того изготовил еще двух арахнидов, точно такого же размера, но без внутренних кабинок. Прежде чем их оживлять, отправился на очередную охоту за мясом, иначе свалюсь от бескровия. Оживил по одному с перерывом в двое суток. Пробовал свою кровь смешать с кровью пойманных кролов. Таким образом хотел увеличить количество волшебной, оживляющей крови, но ничего из этой затеи не вышло. Големы от такой смешанной крови не хотели оживать. Вот блин засада, не получается разбавить кровь, нужна исключительно чистая моя , иначе никак.
  
   Зато, когда залез вовнутрь своего голема и закрылся бронированной крышкой, то почувствовал себя неуязвимым. Правда было немножко жестковато на ложе, но я набрал мягкого сухого мха и накидал вовнутрь, лепота. На конце каждой ноги, восьмилапого паука, приделал хватательные шестипалые ладони и с удовольствием полазил почти по вертикальным скалам, причем все восемь лап сделал телескопические. Правда прочность лап уменьшается, но от такого девайса не смог отказаться. Отличный получился голем, не могу нарадоваться, а самое главное металл под моей рукой слушался меня словно был живым, отзывался на каждую мою мысль.
  
   Я уже торчу на этой стороне больше недели, пора возвращаться домой, меня наверное уже все потеряли. Прежде чем перебраться обратно, я опять поохотился, уже на своих големах. Я даже не напрягался, все сделали за меня мои роботы, заодно проверил их боевые качества. С арбалета один раз стрельнул и больше не стал. От тридцатикилограммового крола остались одни ошметки. Остальных четырех штук, добыли мои охранные големы, проткнули тех стальными дротиками на расстоянии метров двести, офигительная у них точность метания.
  
   Все конечно хорошо, но из металлических чехлов, постоянно вываливались и падали на землю дротики и арбалетные болты. Вначале, когда они плотно прижимались друг к другу было все нормально, но по мере уменьшения количества дротиков, они в чехле разбалтывались и уже свободно выпадали из чехлов. Пришлось срочно выдумывать и изготавливать магнитное железо.
  
   И у меня оно отлично получилось. Нанес магнитное железо на поверхность дротиков и болтов, а также тонким слоем на поверхность всего паука. Мне теперь даже никакие чехлы не нужны. Все стальное оружие быстро примагничивается к брюху голема или к его спине, причем прилепляется только личное оружие паука, на которое я точечно тоже нанес магнитное железо.
  
   Кстати на концы лап тоже нанес магнитный слой и мысленно я мог включать примагничивание, даже они срабатывали, как присоски. Наряду с хватательными пальцами, те всей ладонью могли приклеится к поверхности скал, если конечно в камне было железо, то лапы могли работать как присоски у осьминога. Говорят, что голь на выдумки хитра, а тут я, целый инженер в прошлом и главное самые невероятности у меня получаются с помощью магии металла.
  
   Дома у мамы и у братьев, глаза вылезли на лоб, когда я им притащил четыре жаренные туши кролов. Каждый, наверное не менее двадцати килограмм чистого веса, итого до хрена. У них был при этом главный вопрос, каким образом я дотащил мясо до дома и лишь вторым вопросом прозвучало, а где я собственно их добыл? Мне просто было уже неудобно самому жрать чистое мясо кролов и поэтому я хотел угостить ими своих родных и близких. Блин, лучше бы я этого не делал. У меня от их несуразных вопросов даже разболелась голова и я быстро убежал из дому.
  
   Хотя я всех предупреждал о своей отлучке, но и Петрониус, и эльфийки, и орки закидали меня вопросами, где это я болтался больше недели. Я отговорился от них, что ходил в дальние штольни на разведку и охоту, тоже самое сказал маме и своим братьям. Они конечно мне не поверили, но я от их новых вопросов просто-напросто сбежал, как и от новых друзей, предупредив всех, что ухожу в дальние штольни.
  
   Мама возмущалась, а братья хотели меня силой удержать, но у них ничего не вышло и я опять от них сбежал на ту сторону пылающего каньона. В этот раз меня все три моих голема ждали, укрытые в одном ущелье. Я залез внутрь паука и мы потихоньку двинули в сторону каменного перехода, находящего примерно в тридцати километрах выше по течению огненной реки. Лагерь гномов, охраняющие каменный переход на ту сторону я услышал издалека.
  
   Оставив двух големов внизу, я на своем пауке полез вертикально на скалу. Снизу из-за двух больших валунов ничего не было видно, а наверху я приметил одну площадку. Своего паука я покрасил под цвет скал, вернее, когда изготавливал голема, пытался придать ему мимикриющий оттенок, чтобы мой арахнид, менял свойство своего цвета под окружающую обстановку. Поэтому его было незаметно на фоне скал, когда мой голем со мной внутри полез на верх.
  
   Остановились мы на горизонтальной площадке. С нее внизу был виден весь гномский охранный лагерь. Да гномы из *железного камня* основательно и надолго построили здесь свой лагерь. Все дома были построены из камня, рядом с ручьем. Мне пришлось просидеть неподвижно на вершине скалы больше суток, чтобы все увидеть и подсчитать. Отряд гномов, охраняющий этот перевал насчитывал без малого около двухсот пятидесяти воинов. Весьма большое количество для моего ослабленного клана. Все они были экипированы в добротные гномьи доспехи. Хм, по другому и не должно быть. Все доспехи и оружие было из нашего клана, клана *стальных топоров*, снятые с наших убитых воинов.
  
   До того, как идти в разведку изготовил с десяток небольших паучков и когда полез на горизонтальную площадку, разослал их в разные стороны и сейчас видел глазами моих разведчиков. В принципе сам каменный переход был не очень широким, около двадцати метров шириной и с трехсот метров длиной. Посередине перехода, уже наверное самими гномами была выстроена четырехметровая вертикальная, глухая стена.
  
   Ну, да находится на самом мосту долго нельзя. Магма и жар из огненного каньона заживо тебя могут изжарить. Поэтому гномы решили этот вопрос по другому. Взяли посередине выстроили стену, а пост вынесли подальше от огненной реки в прямой видимости и уже оттуда наблюдали, чтобы никто посторонний не перелез и не пересек высокую каменную стену. Их лагерь, как раз находился за защитным барьером в самой прохладе.
  
   Поэтому гномы сильно не перетруждались. На постах дежурило всегда не менее двадцати воинов, остальные отдыхали. Смена происходила каждые пять часов. Прикинул, чтобы справится с такой толпой мне недостаточно моих трех големов, по крайней мере нужны еще два таких же арахнида. Так, если у трех моих големов по сорок дротиков у каждого, это сто двадцать выстрелов, плюс арбалетных болтов сто штук у моего паучка. Итого всего двести сорок выстрелов, а гномов двести пятьдесят.
  
   Не хватит на всех снарядов, а если вдруг выстрелы пройдут мимо или какой гном увернется и убежит? Нет, так не пойдет, я не могу рисковать и оставлять в живых свидетелей. Нужно действовать наверняка и уничтожить весь отряд гномов, иначе потом проблем у меня будет выше крыши. Жестоко так поступать, скажете вы? Их никто не просил предавать и все они щеголяют в доспехах наших отцов и братьев. Так что у меня даже никаких сомнений не было на этот счет.
  
   Поэтому после суток сидения на скале, слез с нее по тихому и отправился на свое старое место, чтобы изготовить еще двух арахнидов, вооруженных дротиками и стальным оружием. Все с этой стороны у меня все готово и я опять спрятав моих големов в скалах, отправился обратно домой. А дом меня встретил бурлением и *кипешом*. С последней партией *рабов* с поверхности пришли нехорошие новости.
  
   Людские королевства и эльфийский лес узнали, что клан гномов *серебряные големы* держат в горе дьявола, рабов и пленников из людей и эльфов. И собрали войска для нападения на клан. Как объяснил нам один старейшина из новеньких, которых спустили последними, что рабы и плененные люди это только повод для нападения на клан гномов, а людские и эльфийское государство уже давно зуб точат на богатство и золото всесильных гномов, в частности они хотят узнать секрет * серебряного голема*, а подгорный народ никогда добровольно таким не поделится.
  
   Следовательно будет битва, но руководство клана надеются решить все мирным путем. Поэтому сюда в подземелье готовятся спустится два хирда гномов из кланов с боевыми големами
  
   - Зачем? - спросил, сидящий Петрониус в штабной палатке со всеми.
  
   - Гномы хотят всех убить - просто сказал старейшина - и замести все следы и потом откупиться от людей и эльфов, золотом и железом.
  
   - Надо уходить! - сказала Эстониэль - гномы никого не пощадят!
  
   - Вот только куда и в каком направлении? - хмуро произнес Керторан.
  
   - Я знаю куда! - встрял я в их разговор
  
   - Малыш, а тебе-то откуда это знать? - удивленно спросил Петрониус.
  
   - Я когда лазил по дальним штольням - стал вдохновенно им врать - я нашел каменный переход на ту сторону огненной реки и знаю туда дорогу. Могу проводить - и принялся пытливо рассматривать своих товарищей.
  
   - В любом случае надо уходить - подытожила Алаиэль весь разговор - сегодня и завтра сборы и потом нужно уходить.
  
   Я сбегал к нашему негласному главе Совета Клаву и предупредил того о решении людей срочно уходить. Затем кузнец попросил меня свести с Петрониусом, чтобы договориться о совместных действиях, что я с удовольствием и сделал. Наконец-то люди и гномы начали находить общий язык. Мама, Брон и Крон меня обыскались. Ха, не знаю кто из нас больше знает об уходе по подземелью я или мои братья!
  
   Сам же по-тихоньку смылся от общей суматохи и побежал к своей канатной дороге. Там, перейдя на другую сторону, разбудил своих големов и решительно направился к каменной переправе. Окружив лагерь гномов из клана *железного камня* мои големы внезапно напали на лагерь, убивая дротиками и арбалетными болтами воинов в металлических доспехах.
  
   Мои арахниды действовали на максимальной скорости, не оставляя никаких шансов своим врагам. Стальные дротики и болты с легкостью пробивали древнее железо и гномские доспехи. За двадцать минут мои стальные големы уничтожили весь воинский охранный отряд. Воистину мои порождения из металла очень опасны для простых людей. Пост уничтожили последним. Все доспехи гномов превратил обратно в железо, делал это очень просто.
  
   Подходил к убитому гному, прикладывал руку к его телу и все что было железного на трупе, вновь превращалось в слиток чистого железа. Таким образом забрал все железо и железные изделия у гномов, забирая назад, давно украденные у наших предков доспехи и превращая те в железные чушки. Таким образом набралось больше двух тонн железного лома. Правда пришлось немного потратится, изготовив две высокие, прочные железные лестницы и оставив одну с одной стороны для спуска, а другую с другой стороны, для подъема.
  
   Таким образом, заранее приготовив средства для будущей эвакуации нашего отряда. Арахнидам приказал охранять каменный мост до прихода нашего отряда и затем по моему приказу спрятаться среди скал. Не надо, чтобы все видели моих грозных стальных големов. Вернулся домой, когда уже меня все обыскались. Братья опять со злости чуть не давали мне тумаков, но Клав и Петрониус встали на мою защиту.
  
   Моих клановых набралось более пятисот гномов и людей набралось больше тысячи. Совет гномов во главе с Кеслу, этих старых маразматиков не поверил ни единому слову новеньким и даже двумя своими големами и отрядом своих приспешников перегородил дорогу, но когда увидел орков из нашего отряда, всех закованных в железо, то со страхом отступил и пропустили всех уходящих из горы дьявола, без единого слова.
  
   Уходили с шумом и я вел вперед своих родичей и всех разумных из этого кромешного ада. И я не завидовал оставшимся, которые предпочли остаться, нежели идти на верную смерть. Ведь они не знали, что охраны каменного моста, как таковой уже нет и путь на свободу открыт.* _______________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 6
  
  
  
  
  
   Новость о том, что сюда в подземелье должны вторгнутся два полных хирда гномов, чтобы всех уничтожить, взбудоражило все население шахтерского городка. Конечно нашлось много разумных, которые не верили этим слухам, особенно рьяно кричали приспешники из Совета гномов *стальных топоров*. Старики и их ближайшие помощники уже привыкли к вольготной и сытной жизни, поэтому не хотели никаких перемен и их глашатаи во всех уголках подземелья кричали о провокации и *нехороших* слухах, что распостраняют паникеры.
  
   Но, люди, гномы и другие разумные видели, как живут и жируют старики из Совета и что они из себя представляют, поэтому большинство не верили крикунам от них, а большая часть подземных жителей жались поближе к Петрониусу и его команде. И когда тот объявил общий сбор, то очень многие откликнулись на его призыв и готовы были уходить отсюда хоть сейчас, немедленно. Но старый Кесл и многие другие члены были против и не хотели верить, что их хотят всех убить. Ведь кто убивает курицу, несущую золотые яйца?
  
   И когда на площади подземного городка стала собираться команда Петрониуса и команда гнома Клава, т.е. мои мама, братья и другие коротышки, то тут с другого конца улицы появилась вооруженная толпа приспешников Совета и два огромных голема. Наверное Петрониус и его штаб давно были готовы к такой выходке старых гномов, ну кто просто так отпустить столько рабочих рук и рабов? И тут послышался слитный шаг большого отряда.
  
   С другой стороны улицы четким строем, в сверкающих доспехах, гремя оружием, вышел грозный отряд орков, которые увидев двух големов и вооруженный отряд охранников, быстро развернулись, выдвинув впереди копейщиков с большими прямоугольными металлическими щитами. Вооруженный сброд защитников Совета увидев таких опасных и грозных воинов, даже не дернулись и сами старые гномы, скрепя зубами и очень удивленные хорошо экипированным отрядом орков, отдали приказ не трогать уходящих.
  
   Те прекрасно поняли, что два голема долго не продержатся против опытных орков, а после големов придет их черед умирать, старые маразматики не были готовы умирать так рано. А вооруженный сброд, также долго не продержится против опытных воинов. Они привыкли унижать и бить только безоружных, а против сплоченного отряда орков у них нет никаких шансов.
  
   Поэтому отряд за отрядом, все кто хотел уходил из подземного городка, а отряд орков двигался самым последним, в арьергарде, прикрывая тылы. Я же с гордостью вел всех за собой. Многие гномы удивленно рассматривали меня, как чудо. С чего это вдруг Слимп-дурачок ведет их по подземелью, поумнел что-ли? Хе, то ли еще будет! До перехода дошли за три часа и вперед Петрониус выдвинул разведку. Я же побежал вперед к стоящей лестнице, не останавливаясь на предупреждающие окрики командира.
  
   Как же мне не знать обстановку, что путь свободен. Сам же со своими големами расчищал этот путь. Заскочив на вершину стены, что перегораживала каменный мост, я помахал рукой, приглашая всех за собой. Каково же было их удивление, когда они перевалив за стену, никого не встретили. Охраны перехода вообще не было. Это мои арахниды, по моему приказу перетаскали и скинули все трупы гномов в пылающий каньон, а сами спрятались в скалах, чтобы не светится перед всеми.
  
   Петрониус и все остальные были в недоумении, почему нет охраны такого важного перехода, а я не стал им всего объяснять. Свободна дорого, ну и свободна, что еще надо, как спокойно двигаться по ней. Еще у всех разумных был шок, когда те преодолели силовой барьер или невидимую стену и на них повеяло прохладой, и в еще больший шок пришли, когда столкнулись с ручейком, несущей прохладную и чистую воду и главное ее можно пить без ограничений. Наверное я впервые видел у людей раздутые животы от выпитой воды.
  
   Кроме того, прежде чем идти к своим, я по быстрому изготовил полторы тысячи армейских фляжек, из металла, который собрал с трупов гномов. Сейчас я Петрониусу вручил их и тот раздал всем своим воинам, а те в свою очередь заполнили их водой и прицепили к своим поясам и сразу же оценили удобства аллюминиевых фляжек. Петрониусу сказал, чтобы уходил немедленно и уводил людей, а сам остался прикрывать отход всего отряда и попросил его присмотреть за моими родственниками.
  
   Командир и эльфы, конечно догадывались о моей роли в исчезновении многочисленной охраны моста, но я не стал им давать никакого объяснения. Сказал только, что их попозже догоню, пусть только белым известняком ставят стрелки и метки, по ним найду их. Когда весь отряд ушел, то я тут же вызвал к себе своих големов-паучков. Самое трудное для меня, это было убедить мою маму, чтобы она шла вместе со всеми и не беспокоилась обо мне. Братья же были в недоумении, когда это их дурачок, младший братишка, вдруг внезапно поумнел?
  
   Наверное ждал больше двух суток, пока появится авангард хирда гномов. За это время из трофейного металла изготовил еще дополнительно четыре мощных арбалета для других арахнидов, плюс к ним все причиндалы, колчаны и болты. Еще наделал множество металлических дротиков, оставив от трофейного металла с пятьсот килограмм. Сделал из них десять слитков по пятьдесят килограмм, будет мне НЗ. Пусть на спине несут их мои големы. Обе лестницы, естественно, переплавил в болты. Моим паукам они без надобности, те могут бегать по вертикальным поверхностям, а стена, перегораживающая подземный мост для них не препятствие.
  
  
  
  
   В нашем бывшем доме
  
  
   Председатель Совета Кесл и многие другие гномы были убеждены, что никто их уничтожать не собирается. Разве можно убивать работников, приносящих им прибыль, золото и так необходимое для изготовления оружия, железо. Естественно, большинство гномов осталось в подземелье, больше половины. Ушла почти вся молодежь и сильные разумные, но все равно всех оставшихся набралось около полутора тысяч.
  
   И когда в подземелье появились первые воины гномов, в полных доспехах и двухлезвийными секирами за спиной, то их встретила делегация во главе с Кеслом. Но пехота гномов, даже не стала вступать в переговоры, у них был четкий приказ, всех убить, а трупы спрятать глубоко в шахтных шурфах. Поэтому первым пал неверящий Совет гномов и их ближайшие помощники. Два голема задержали пехоту гномов ровно на пятнадцать минут.
  
   Оставшаяся толпа разумных, стоящая за спинами Совета, с ужасом бросилась врассыпную. Остались только некоторое количество гномов и людей, разумных сто, во главе которых стоял опытный воин из степных орков. Вот они и пытались дать хирду организованное сопротивление, но куда там. Их хватило тоже на десять минут боя, все были порублены в миг. Никто не может долго устоять против стального строя гномского хирда.
  
   Оставшиеся же гномы, люди и орки, с выпученными от страха глазами, ринулись в спасительное бегство, вслед за ушедшим отрядом Петрониуса. Вот наверное первыми на каменном мосту оказались оставшиеся в живых триста разумных, остальные пали под ударами секир гномского хирда. По сути это было простое избиение безоружных. Вот же блин, а я все лестницы уже переплавил и на стенах уже в готовности стоят мои вооруженные пауки-големы. И что делать? Мне свидетели тоже не нужны.
  
  
   Ладно, делать нечего. По быстрому изготовил новые лестницы и спустил их беженцам, предварительно убрав моих големов, приказал тем спрятаться и только последний гном залез на стену, как вдали показались преследователи. Беженцам приказал уходить как можно быстрей по подземному ходу. И когда показался хвост убегавших, то незамедлительно вызвал моих арахнидов обратно на стену. Пехота гномов даже здесь шла строем, по десять воинов в ряд со щитами.
  
   Только среди них я не видел големов, уже хорошо. Наверное те не посчитали нужным, брать големов, против разного сброда, что представляла из себя охрана рабов. Поэтому мои големы встретили гномский хирд, дружным арбалетным залпом, пробивающим насквозь железные доспехи бойцов. Кстати их доспехи не спасали от дротиков тоже, тем более мои арахниды метали металлические дротики с такой силой, что пробивали сразу по два гнома одновременно.
  
   Видно пехота гномов никогда доселе не встречалась с таким грозным противником, как мои пауки и только после того, как были буквально истреблены первые десять рядов панцирной пехоты, наконец среди командования нашелся сообразительный воин и остановил это избиение гномов. Их в одно мгновение полегло больше сотни, закованных в полную броню. В следующей атаке их погибло столько же.
  
   Гномы пытались изобразить римскую черепаху, закрывшись прямоугольными щитами со всех сторон. Но наши болты оказались мощней обычных и пробивали насквозь, не только доспехи, но и их деревянные щиты, обшитые железом. Вот тогда они устрашились и больше пока не лезли в атаку. Так что следующие двое суток, гномы больше не предпринимали атак на стену, только среди них выступил парламентер, с просьбой забрать убитых.
  
   Я конечно с большим сожалением разрешил им убрать своих павших товарищей. Блин, столько трофейного железа от меня уходит, но оно пока для меня было недосягаемо, поэтому и разрешил забрать их от стены. Сначала думал, чего гномы ждут? Но потом понял, когда под стенами появились *серебряные големы*. Мои болты и дротики их тоже пробивали, но толку от этого не было никакого. Этим бесчувственным истуканам было все равно, что их болты пробивают насквозь.
  
   Да, здесь нужна совершенно другая тактика и стратегия, но времени уже ее выработать у меня совершенно не было. А големы встав вплотную к стене, огромными металлическими кувалдами стали пробивать в ней проход, не обращая внимания на дротики и болты, летящие сверху стены. В принципе я свою задачу выполнил, задержал почти на пять суток два гномских хирда, истребив почти более двухсот панцирной пехоты. Против каменных истуканов гномов нужны другие големы, помощней моих арахнидов. Но это в будущем, а пока руки в ноги, вернее я верхом на своем пауке, спрыгнув со стены помчался за своим отрядом, далеко ушедшим от преследования. Мне же своими короткими ножками не идти, а вполне буду комфортно ехать на своем големе, в сопровождении охраны из четырех пауков. Жалко конечно, потерянного железа в виде дротиков и арбалетных болтов, но ничего не поделаешь, зато каждый мой голем нес полный запас дротиков и стрел, плюс у каждого на спине торчало по два слитка металла.
  
   Мои пауки легко ориентировались в подземных ходах, после того как я дал им ориентировку идти по белым стрелкам. Сам же я сидел внутри своего голема-арахнида. Первую группу мы догнали через часов десять, у них было почти двое суток. Утянулись те вполне прилично, километров на сто по подземелью. Значит моя команда с моими родными ушла еще дальше. Группу, которую догнал первой, расположилась на отдых в большой пещере у небольшого подземного озера.
  
   Некоторые разумные ловили рыбу, а другие собирали плавневые дрова, принесшие подземной рекой и сооружали костры. Мы с пауками немного затаились, поел всухомятку копченного мяса кролов и запил из фляги водой. Ночью, когда весь лагерь угомонился, мы по потолку и вертикальной стене пещеры тихонько пробрались к другому выходу из нее. Никто ничего не заметил, уже хорошо. Мне свидетели не нужны, хотя чего уже прятаться, гномы из *серебряных големов* видели моих арахнидов.
  
   Дальше мои пауки скачками стали догонять ушедший отряд Петрониуса. Ха, подземные обитатели пещер, заслышав моих паучков заранее убирались с дороги, многочисленные следы которых были испещрены все полы подземных дорог. Считай они ушли пять суток назад, я же на своих быстрых големах нагонял время в часах. Смотрю неожиданно стрелки, рисованные мелками начали подниматься вверх.
  
   По всей видимости Петрониус решил выбраться на поверхность. Правильно, они уже преодолели по подземным дорогам более двухсот пятидесяти километров, пора вылезать наверх. Чтобы преодолеть такое расстояние им понадобилось более пяти суток. Я же это расстояние преодолел на арахнидах за двадцать часов и то, если бы не задержался с первой группой, прячась от них, это время сократилось бы до десяти часов. Вот что значит ехать верхом на быстрых големах.
  
   Мои пауки бежали цепочкой друг за другом, мой голем бежал первым и вот наконец впереди замаячил свет в конце тоннеля. Неужели появился выход на поверхность? И вот наконец яркий свет ударил мне в глаза. Я долго не мог открыть глаза, настолько уже привык к сумраку подземелья. Да и считай, как попал в это тело, так и не видел белого света. Приказал голему даже остановиться, вылез и встал ногами на землю, чтобы почувствовать ее своими стопами.
  
   Наверное с час не мог сдвинутся с места, пока не соорудил себе темные очки из тонких пластин металла, как у Риддика из одноименного американского фильма. Лишь потом мои пауки скачками помчались по следу отряда Петрониуса, вернее не по следу, а по моему маяку, что я подарил маме в виде стального обруча на руку и окропил тот своей кровью. Мои арахниды чуяли такой браслет за много километров и теперь безошибочно мчались напрямую к нему.
  
   Люди и другие разумные выбирали более менее дорогу, а мои големы ломились сквозь кусты и овраги напрямую. Через час я увидел свой отряд, вернее орков и других разумных, стоявших в защитном кругу, а в центре этого круга ютились тесно друг к другу гномки, людские женщины и дети. Все способные носить мечи стояли с оружием в руках и отбивались от всадников, кружащих вокруг моих родных и близких.
  
   Я быстренько оббежал это скопление народа и выяснил, что Петрониуса и его отряд окружила небольшая княжеская дружина, идущая в боковом дозоре, большого королевского войска. Войско королевства Рулат, шло в набег на гномские земли и надо же было такому случится, что по дороге боковому дозору попался наш сборный отряд, только что вылезший на поверхность. Как говорится, нарочно не придумаешь. Откуда узнал? Пришлось захватить языка из обоза, что шел следом за королевским дозором, потом пришлось придушить его металлической петлей.
  
   Это был наверное первый человек, которого я сознательно убил, но у меня ничто не дрогнуло внутри. Наверное потому что моих родных и людей, которые мне стали близкими, убивали недалеко от меня, всадники кружащие на лошадях и стреляющие на ходу из луков и арбалетов. Орков в полной броне они даже ранить не могли, а вот других людей, плохо защищенных доспехами или вообще без таковых с легкостью уничтожали.
  
   Вместо убитых становились в строй девушки и женщины, поднимая щиты погибших и защищая своих детей. Стрелы, влетавшие вовнутрь не щадили никого, убивая беззащитных детей. Всадников было около пятиста и я отдал приказ своим големам окружить со всех сторон и незаметно подобраться к всадникам. Высокая трава скрывала движения моих големов и поэтому они смогли подобраться к кружащим всадникам метров на двести, дальше шло открытое пространство, вытоптанное напавшим отрядом.
  
   Расстояние в двести метров для моих големов, стреляющих из тугих арбалетов, это все равно, что стрельба в упор. Арбалеты, которые я смастерил моим восьмилапым воинам било по прямой на тысячу двести метров, а тут всего двести. Поэтому дал приказ големам бить на косую, чтобы сразу можно было пробить несколько всадников, иначе если будут стрелять прямо, то могут задеть своих в защитном кругу, настолько мощная была стальная тетива у моих арбалетов. Инерция стальных болтов такова, что могут даже пробив всадника, пробить железные щиты защитников. Вон гномские доспехи те прошивали насквозь и даже били сразу двоих воинов, а на этих всадниках были доспехи из кожи, с нашитыми, в некоторых местах, металлическими бляхами.
  
   Пока всадники очухались, мои големы ссадили с коней уже человек двести. Правда защитники тоже стреляли из луков, но эффект от их стрельбы был минимальный. Поэтому смотрю, командир напавшего отряда отрядил по десятку всадников в разные стороны, проверить кто это там такой шустрый убивает его воинов. Ха, не на тех напали. Я дал приказ своим големам на постоянные перемещения, чтобы не попадаться на глаза разведчикам, а там контролируя друг друга их быстро уничтожить.
  
   Пока один паук незаметно перемещался в высокой траве, другой отстреливал всадников и когда те выяснив, откуда ведется стрельба, все устремлялись туда, то незаметно из травы выдвигался другой мой голем и уже со своего места начинал отстрел врага с другого конца. Таким образом арахниды помогая друг другу постепенно и методично отстреливали всадников, пока те совсем не кончились.
  
   Правда всадников двадцать поняв в чем дело ринулась в бега, но не преуспели в этом. Мои дальнобойные арбалеты достали всех, а роботы, как известно редко промахиваются. Вот такой расклад получился. Хорошо Петрониус сообразил и быстро увел отряд в ближайший лес, выловив при этом лошадей, оставшихся от всадников и погрузив на них своих убитых и раненых. Я же не стал проявляться, пусть пройдет какое-то время, иначе уничтожение бокового дозора могут приписать мне, а мне это пока не нужно. Быть инкогнито для меня пока лучший выход.
  
   Ночью я вышел в расположение нашего лагеря. Петрониус остановился в глухом лесу. Все обрадовались увидев меня живым и здоровым, особенно сильно плакала мама Шайя, приобняв меня и поглаживая по голове. Даже мои братья Крон и Брон не стали задавать мне трепку, наконец поняв, что я не просто гном для Петрониуса, а очень уважаемый гном для остальных людей. Только они так до конца и не поверили, что я маг и могу повелевать железом, а я Петрониуса и его товарищей просил слишком об этом не распостранятся.
  
   Глубокой ночью собрали Совет отряда и я им посоветовал напасть на обоз, оставшийся от всадников. Тем более там остались одни возницы и ни одного воина. Защищать обоз некому, а нашему отряду нужны телеги, продукты и аммуниция. Ведь почти голыми вылезли из подземелья. Петрониус уже меня не спрашивал откуда такие сведения и почему я так быстро их нагнал? Знал, что все равно не отвечу, но все сделали как я и предложил.
  
   Ночью напали на обоз и весь отбили. При этом всех, кто был в лагере побили. Это было моим первым условием, иначе оставшиеся в живых рано или поздно привели бы за нами погоню. Захватили богатые трофеи и утром собрав с трупов все железо, двинулись по лесной дороге. Собрать железо это тоже я предложил. Хочу по пути всем сделать доспехи и щиты, а также побольше арбалетов.
  
   Луками хорошо управляться могут только эльфы, а вот с арбалетами, после некоторой тренировки, сможет стрелять любой мужчина. И после недолгих споров, Петрониус предложил всем кагалом идти в предгорья Рамсы, так назывались горы, в которых тот бывал
  
   - Там есть, где остановиться гномам и лес есть недалеко - тот намекал на эльфов - и оркам есть где разгуляться. Все вместе построим каменный замок и будем там жить и защищать свой новый дом.
  
   Ни у кого это не вызвало раздражение или непонимания. Всем понравилось предложение своего командира. Просто оркам некуда было возвращаться, как и эльфам, а Петрониусу со своими товарищами дорога в свое королевство была заказана. Там он был преступником и предателем, впрочем, как и его товарищи.
  
   Остаткам гномов, просто тоже некуда было деваться. Кстати Петрониус оставил разведчиков и те дождались остатки второй группы. От былого отряда в триста человек осталось немногим более ста пятидесяти, остальные не выдержали тягот пути и умерли по дороге, либо погибли от зверей, нападавших на них по ночам.
   Вместе с разведчиками оставили около пятидесяти лошадей и те быстро догнали оставшуюся группу. Наш обоз растянулся почти на целый километр, но все двигались ходко. Ведь почти все были верхом или ехали на телегах. Молодец Петрониус из сборной солянки сбил настоящий боевой отряд.
  
   Впереди двигался одоспешенный отряд орков, замыкал обоз арьергардный отряд хорошо вооруженных всадников. Правда от основного отряда, после битвы сразу отделились несколько мелких и ушли восвояси. Никто не собирался их держать, но все они ушли до нападения на обоз, так что на трофеи им расчитывать не приходилось. И все равно вместе с присоединившимися всех осталось почти тысячу разумных и все оставшиеся согласились с условиями, которые озвучил Петрониус.
  
   Двигаться нам предстояло около полутора тысяч километров. Дорога не близкая и довольно опасная. Нужно было пересечь одно герцогство и два королевства. А там у каждого свои порядки, законы и налоги. Все оставшиеся принесли клятву Петрониусу, так постановили его ближайшие соратники, иначе это будет не отряд, а сброд ловцов удачи или разбойников, тем более выяснилось, что Петрониус дворянин по рождению и по званию самый настоящий граф. Вот поэтому все решили присягнуть Петрониусу на верность. Так потом будет легче прожить и все согласились с этим.
   В принципе мне без разницы, кто будет командовать.
  
   Единственное мое условие было, чтобы моих гномов не притесняли. Хм, мне конечно льстило, что Петрониус, Кертуран и эльфы считались с моим мнением. Конечно я маг и повелитель металла, но они еще не знают, что я не останусь с ними. Мне нужно учиться и найти учителя-рунолога или мага по рунной магии.. Нужно повышать свое образование и научиться строить настоящих каменных големов и с помощью рунной магии оживлять их, а не своей кровью, которое для оживления нужно, ну очень много.
  
   Первыми заехали в герцогство Ланское. На границе заплатили таможне круглую сумму за проезд по его территории и получили жетон на всю колонну. Заплатили почти двести золотых имперских монет. Хорошо, что у Петрониуса завалялась одна золотая монетка, как образец, наклепал их целую тысячу, на все случаи жизни. Для меня это было не тяжело, а Петрониус и остальные были буквально в восторге. Хорошо иметь у себя в обозе ходячий монетный двор, благо золота вынесли из подземелья в достаточном количестве.
  
   У меня в обозе был особый крытый фургон, который охраняли десять орков. Ну да, надо беречь такого ценного кадра, как я. Все-таки маг повелитель металла. Кроме того, мне таскали в фургон весь намародеренный железный хлам, из которого я делал отличные доспехи, мечи и арбалеты, ну и к ним соответственно арбалетные болты со стальными наконечниками, пробивающими любые доспехи. Герцогство Ланское мы проехали без проблем, покупая в деревнях продовольствие и меняя лошадей на свежих с доплатой, конечно.
  
   Иногда нас останавливали конные отряды полусотня или сотня всадников, но когда мы предъявляли проездной жетон, то те с миром нас отпускали. Хорошо иметь в наличии деньги. Вот следующее королевство было Рулат. Очень проблемное королевство, можно сказать разбойное государство, где каждый барон хозяин, а граф наместник бога на земле. И каждый из них взимал за проход свою плату. Вот блин самый настоящий беспредел. Проехали одно графство, там с нас сняли почти двести золотых империалов, в другом еще столько же, а в баронстве Хейнарском, последнем кстати, граничащим с королевством Лукумским с нашего обоза запросили почти пятьсот монет на местной таможне.
  
   На что все возмутились. Я же подсказал Петрониусу, чтобы заплатили и видел с какой жадностью бородатые таможенники смотрели на мешок с золотыми монетами. Специально сказал, чтобы потрясли перед ними.
  
   - Зачем? - спросил меня командир.
  
   - Ночью этот барон все равно нападет на обоз - пояснил всем, когда собрался импровизированный штаб - чем меньше шишка, тем у него больше амбиций. Этот местный барон слишком жаден и хочет получить все, плюс ему понравились наши эльфийки.
  
   - Почему ты так думаешь Слимп?
  
   - Вот увидите он просто не сможет удержаться!
  
   И действительно ночью на лагерь напали. Только я и мои големы были начеку. Лагерь поднялся по тревоге, телеги давно выставили в защитный круг. В середине лагеря ярко горели три костра, освещая темный лес, а в это время в лесу раздавались предсмертные крики, стоны и звон оружия. Все были в высочайшем напряжении и все ждали нападения, держа в руках оружие. Но на всех лицах было написано недоумение, на лагерь и повозки никто не нападал. Утром с рассветом, Петрониус послал разведчиков, принесшие невероятные вести. Вокруг лагеря в лесу полно трупов и больше никого.
  
   В принципе только один я был в курсе произошедшего. Это ночью хорошо повеселились мои големы-паучки. Никого не оставили в живых, всех порубали, всю баронскую дружину. С утра насчитали более пятисот трупов, среди них были и давешние работники таможни и даже сам барон. Его узнали по баронской цепи и печати. Кстати обнаружили и баронскую казну, вернули даже те пятьсот золотых империалов, что заплатили на таможне. Петрониус с подозрением на меня посмотрел, но я сделал вид. Я,не я и корова не моя.
  
   Опять вежливо попросил командира собрать все железо, буду дальше делать оружие и напомнил, что нужно как можно быстрее валить из этого разбойничьего королевства. Хорошо, что основное королевское войско ушло грабить гномов, иначе нас бы быстро догнали, а сейчас просто некому. Конечно быстро собрались и вышли к границе следующего, королевства Лукумия. Здесь уплатили пошлину в двести монет и спокойно ее пересекли, пройдя наконец к предгорьям Рамсы, куда и стремились.
  
   Правда на выходе из самого королевства нас попыталась потрясти снова таможня, им даже предъявленный жетон, был не указ. Пришлось применить силу, иначе никак по хорошему нас не хотели выпускать, благо сначала всех воинов и орков мы спрятали, оставив только сам обоз с женщинами и детьми. Таможенников было всего человек тридцать и когда к таможне подошел наш остальной отряд в триста воинов, начальник таможни сразу запел по другому и стал весьма любезен и жетон наш обрел магическую силу. Вот сволочь!
  
   Место для строительства замка Петрониус выбрал очень живописное, на берегу озера. В долине среди гор. Наконец-то мы за два месяца добрались до земли обетованной и никому пока не принадлежащей, ибо оно считалось среди разумных, землей проклятых. Почему? Потому что здесь происходили весьма странные вещи.
  
   Люди, хотевшие поселится в этих благодатных местах бесследно исчезали и никто потом не мог найти их следов. Хм, пока не выясню в чем дело, никуда не двинусь, хотя после двух месяцев, здесь ничего так и не произошло. Я наделал множество големов и разогнал всех по округе, отслеживать обстановку.
   Эта неизвестность меня и раздражала, и сильно сдерживала. Ведь я должен уйти искать себе учителя по рунной магии, а тут задержка неизвестно из-за чего или кого, но оставлять своих родных и близких на произвол судьбы тоже не могу. Пока однажды не случилось ЧП, исчезли разом три секретных поста, итого всего девять человек! Наконец-то началось, подумалось мне!!!* ____________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 7
  
  
  
  
  
   Мы прибежали на место, где ночью исчезли часовые. Крови нигде не было видно, только на земле остались следы, вернее не следы, а огромные борозды, будто по земле пропахал трактор, ведя целую траншею. Я встал на дно такой борозды, оно было мне ровно по пояс. Что ж это за зверь был и сколько тот весил, если оставил такой глубокий след в твердой почве? Когда жил на земле, я видел, что такие следы оставляет змея, но это были змеи, не более трех метров длины, а здесь борозда монстра какого-то, боюсь даже представить себе такое чудовище!
  
   Мы шли по следу километров пять, затем пошла каменистая почва и все следы исчезли, хотя такая туша должна оставить на камнях потертости, но так ничего и не нашли, словно у зверя появились крылья и тот просто- напросто улетел. Волшебство! Мне нельзя было никуда уходить, пока не выясню, что это за таинственное чудовище лакомится человечиной? На следующую ночь незаметно расставил маленьких големов-паучков с ладонь размером у каждого часового.
  
   От них должен был прийти только сигнал о появлении зверя, а дальше я со своими пятью големами спрятался в небольшой роще, заняв наиболее вероятный вектор движения людоеда. Вместе со мной в засаде просились посидеть орки во главе с их командиром, но я был категорически против. Не хотел светить своих железных пауков. Но потом все-таки посадил отряд с противоположной стороны лагеря. Пусть, если что пошумят, хотя надежда, что монстр появиться с той стороны, была минимальна.
  
   Ну, как говорится, мы предполагаем, а бог располагает и местное чудовище появилось совсем не с той стороны, с какой мы ожидали. И да, это была огромная змея, как и раньше предполагалось. С абсолютно черной, антрацитовой чешуей, очень хорошая маскировка в темные ночи. Я же сидел внутри своего голема и со страхом смотрел на этого людоеда, больше похожего по своему виду на длинного китайского дракона, но только без лап. Голова его с огромной зубастой пастью и глазами навыкате, говорила о том, что это ночной хищник ужасающих размеров.
  
   Длиной тот был не менее пятидесяти метров, а в диаметре превышал более трех метров. Блин и как такой огромный монстр мог себя прокормить? Это ж ему нужна прорва еды, чтобы удовлетворить свой аппетит? Наверное поэтому мне мои охотники жаловались на отсутствие в округе значительной дичи, оленей и косуль. Исключительно попадались только зайцы и лисы, ну наверное похожие на них, поэтому я их так обозвал.
  
   Эта змея напала на лагерь с восточной стороны, а там была совершенно открытая местность, считай степь. Хорошо, что я везде понатыкал своих маленьких разведчиков. От них пришел первый сигнал. Мы же с големами моментально подорвались и ринулись в ту сторону. Чудовище уже поглотило двух часовых, а третьего зажало хвостом и сейчас подносило его к своей огромной пасти. Мои големы с ходу разрядили в змею свои арбалеты, целясь больше в голову. Ни один болт не прошел мимо, отчего чудовище страшно защипело от боли и не раздумывая ни секунды, кинулось в атаку на нового врага.
  
   Монстр был быстр и очень опасен, хотя глядя на эту многотонную тушу нельзя сказать о нем такое. Поэтому один из моих големов сразу поплатился за это, попав под его удар многотонного хвоста, сплющив паука до плоского блина и оставив от него груду металлолома. Я дал приказ своим роботам не лезть к змее вплотную, а по возможности издалека расстреливать ее, быстро перемещаясь и желательно в морду, потому что ранее проверил, не берут болты ее шкуру, отскакивают от нее, как от крепкой брони.
  
   Чудовище же, поняв, что не может угнаться за своей восьмилапой добычей, резко поменяла тактику, спрятав голову в свернутых кольцах и выжидая, когда шустрый голем подойдет на расстояние мгновенного броска. У нас же из-за новой тактики змеи появился цейтнот. Мои големы не подходили близко к монстру, чтобы не попасть под чудовищный удар хвоста и издалека ничем не могли пробить шкуру монстра, а змея спрятала голову в своих кольцах от болезненных уколов болтов наших арбалетов и затаилась.
  
   Пришлось рисковать очередным големом. Тот не столько атаковал врага, как больше ее подразнивал и когда змея делала быстрый бросок, остальные арахниды были начеку. Все успевали сделать только по одному выстрелу, стараясь попасть змее в глаз. Вскоре нам удалось ослепить монстра, но и отвлекающему голему сильно досталось, тот лишился половины своих титановых ног и еле передвигался. Так что он тоже, наверное скоро пойдет на переплавку.
  
   Когда змее подстрелили второй глаз, то она быстро развернулась во всю длину и стала быстро уползать от такой кусачей добычи. Мы следовали за ней на расстоянии и все это время стреляли из арбалетов ей в голову. Каждый раз чудовище вздрагивало от наших попаданий и пыталось внезапно атаковать, опираясь только на свое обоняние, но каждый раз ошибалось с расстоянием. Ее атаки находили пустоту, хотя нас осталось всего трое, но мы сумели, буквально нашпиговать ей голову болтами.
  
   И тем не менее живучесть этого людоеда поразила даже меня. Мы преследовали его наверное на протяжении двадцати километров и не просто преследовали, а каждый из големов потратил наверное больше двадцати выстрелов, стреляя в змеиную голову, пока этот монстр, шипя полез в свою нору. Мы не полезли за змеей, а я спустя часа три послал в нору маленького паучка. Когда тот достиг глубины в пятьсот метров, то глазами своего разведчика я увидел большой зал, посередине которого виднелась чаша с водой, а вокруг нее лежал уже мертвый монстр, голова которого была похожа на ежика или пустынный кактус, вся утыканная металлическими болтами.
  
   Нда, действительно, чтобы одолеть такого монстра, мы с оставшимися големами славно потрудились. Теперь надо по быстрому вернуться в лагерь и убрать двух погибших архов, если удастся, то надо их переплавить. Вот блин, опять надо своей кровью делится, слава богу, что надо не так много на двух големов. На место прибежали довольно быстро, вон видны борозды от змеи, где была наша молчаливая битва.
  
   А, что змея только шипела, а мои големы и вовсе не подавали голосов, в отсутствии у пауков таковых. Так что никто из лагеря пока не всполошился, благо то что погибшие часовые сменились только недавно, до самого утра. Их пропажу обнаружат только поутру, а пока я слез со своего голема и превратил металлический блин первого арахнида, в круглую чушку. Затем приложил руку к круглой чушке и металл потек под моими руками, превращая безжизненный металл в металлического паука с восемью лапами.
  
   Спасибо тебе Тор за такой подарок, очень вовремя тот подогнал мне этот девайс по преобразованию металлов. Мне понравилось быть его повелителем и спасибо богине Весте за ее подарок, могу оживлять эти куски металла в живых големов. Один паук у меня получился довольно быстро, а вот из второго калеки я сделал себе коня для путешествий. Тот у меня получился, как настоящий, конечно если тщательно в него не всматриваться.
  
   Но мне все равно, я собираюсь на нем путешествовать только по дорогам. В город этого голема не буду таскать, оставлю где-нибудь недалеко от стены. Забрать его у меня никто не сможет, к тому же рядом будет коня охранять мой голем-арахнид с кабинкой на спине. Могу ехать верхом на коне или на пауке, как захочу.
  
   Отремонтировав двух големов и оживив их своей кровью, я отпустил всех и приказал спрятаться в ближайшем лесу и не высовываться. А наш лагерь жил прежней жизнью, люди, гномы и другие даже не подозревали какой опасности все подверглись этой ночью.
  
   Только рано утром начальник караула из орков, кажется Кринг, заместитель Кертунара, обнаружил пропажу часовых с восточного направления и конечно поднял тревогу. Сам Кертунар в это время сидел в засаде со своим отрядом орков, спрятавшись в скалах и услышав поднявшуюся тревогу в лагере поспешил в его расположение. А, я немного умаялся за ночь и даже не слышал поднявшуюся суматоху. Меня растолкали братья, Крон и Брон, не дав мне как следует выспаться и мотивируя тем, что сам Петрониус меня требует к себе.
  
   Я же, громко зевая, чертыхнувшись побрел к серой, брезентовой палатке, к нашему импровизированному временному штабу. Блин братья мне даже умыться не дали, а сразу потащили к командиру.
  
   - Часовые опять исчезли - Петрониус сидел на большом камне, а остальные уселись прямо на голой земле. Еще не успели распаковать походные столы и стулья - двоих вообще не нашли, а третий часовой, Стор мертв и давно, даже успел остыть. Кто хочет высказаться, что за зверь нас атакует каждую ночь?
  
   - Я думаю нам нужно, как можно быстрей покинуть эти гиблые места - первым, после некоторого молчания произнес Кертунар - я пустил конный отряд по этой борозде, но думаю, что они возвратятся ни с чем, как в первый раз. И эта борозда, скорее след какой-то огромной твари, умеющей бесшумно передвигаться и неслышно нападать на часовых. Пока она довольствуется часовыми, а представьте себе, если эта тварь нападет на спящий лагерь, с женщинами и детьми? Сколько жертв тогда будет?
  
   - Конечно надо уходить - поддержала Кертунара, Эстониэль - и надо сегодня же сворачивать лагерь, иначе следующей ночью может случиться большая беда.
  
   - Можно мне сказать пару слов? - подняв руку, устало я посмотрел на всех. Эге, сейчас они договорятся и свернут лагерь, а место для крепости тут идеальное и я зря что-ли всю ночь уродовался, убивая этого монстра. Блин, вот как им все это преподнести, вернее в каком удобоваримом виде, чтобы и паучков им не показать и все объяснить, что именно с этой ночи, это место стало самым безопасным в предгорьях Рамсы. Ладно бог не выдаст, а свинья не съест.
  
   - Хм, я конечно сильно извиняюсь - у меня вдруг в горле сильно запершило - но у меня вдруг прорезалась еще одна способность и я смогу по следу отследить зверя, напавшего на наш лагерь. Судя по следам, я их внимательно рассмотрел, ночью приходившая тварь очень большая и опасная - я безбожно врал, сильно опустив глаза в землю, все было шито такими крупными, белыми нитками, что боюсь они не поверят. Но у меня не было другого выхода, надо чтобы все остались здесь и начали строить крепость - поэтому прежде чем преследовать ее, надо организовать отряд посильней.
  
   - А что до этого молчал, когда мы в первый раз потеряли след? - подозрительно на меня посмотрел Петрониус, в его глазах и глазах окружающих меня людей, светилось недоверие.
  
   - Просто эта способность проснулась во мне этой ночью - мне уже все равно, поверят или нет, но обратной дороги уже не было - и я смогу проследить этого зверя до его логова.
  
   Вскоре вернулась группа орков из десяти человек, посланная Кертунаром по свежей борозде, которая опять дотянулась до каменистой почвы, а затем воины потеряли след и вернулись несолоно хлебавши. За это короткое время Петрониус организовал всех орков и в состав отряда влились еще две сотни людей и пятьдесят гномов. Получилась вполне приличная компания из многих разумных, но мне было все равно, потому что я знал, что нас ждет безопасный конец. Петрониус лично возглавил сборный отряд. На это я только пожал плечами.
  
   Поэтому без промедления новоиспеченный отряд выдвинулся по следу неизвестного зверя. Правда предварительно я категорически потребовал меня накормить, иначе на пустой желудок никуда не пойду. С меня достаточно, что всю ночь догонял эту тварь до ее норы. Меня по быстрому накормили кашей с мясом, запив все это горячей настойкой моей мамы, мы впоследствии выдвинулись в предгорья.
  
   Сначала нас вел оркский отряд до того места, где они потеряли след, а затем предоставили вести отряд мне. А мне не нужен сам след, я двигался по ориентирам, которые заприметил еще ночью и весьма уверенно двигался в направлении змеиной норы. Мы эти двадцать-тридцать километров отмахали за каких-то три часа, так как я ни на что не отвлекался, а ехал на предоставленной мне лошади. Перед горой я остановил отряд и спешился.
  
   Дальше мы забирались на гору пешком. Наконец я показал на огромную нору, образованную прямо в скальном грунте. Огромный провал диаметром в десять метров, чернел и пугал своей мертвой тишиной.
  
   - Здесь! - указал я пальцем на большую дыру - след уходит вниз.
  
   Я видел, что многие воины устрашились неведомого противника, живущего в такой огромной норе и поэтому сам вызвался пойти проводником в пещеру, на что Петрониус проворчал и сказал, чтобы не лез поперек всех в пекло, ну что-то вроде этого.
  
   - Ты маг металла - сердито тот высказался мне - и самый из нас наверное ценный гном. Ты что, думаешь я уже из ума выжил, чтобы посылать такого ценного кадра вперед. Для этого у меня есть вон куча воинов. Сиди на попе ровно и никуда не дергайся, понял!
  
   - Ага, понял - весело ему ответил, так как знал, что опасности там внутри для меня нет, совершенно никакой, для других кстати тоже. Тем более там до сих пор сидел мой маленький паучок-разведчик и я его глазами видел мертвую тушу змеи.
   Вперед пошел отряд орков, вооруженный до зубов и в блестящих доспехах, сделанных когда-то мной. Молодцы орки, настоящие бесстрашные воины. Уважаю таких бойцов, если бы не знал, что монстр давно мертв, то ни за что не отправил бы орков вниз, а сам спустился с големами вовнутрь. Просто орки, хотя они и могучие воины, но против такого чудовища навряд ли выстояли бы. А потому я просто выпросил у кого-то одеяло и завернувшись в него сразу блаженно уснул.
  
   Часа через три меня бесцеремонно растолкал Петрониус со строгим лицом
  
   - Слимп, зараза, ты все знал наперед, что этот Гелхиус давно мертв - свел брови вместе командир, глядя на меня - но откуда и кто его убил?
  
   - Какой Гелхиус? - я действительно не знал название этого монстра, поэтому мое удивление было совершенно искренним - и я не знаю кто убил это чудовище? Так он мертв? - спросил я Петрониуса и сделал глупое лицо.
  
   - Гелхиус, это змея из древних легенд - проговорил Петрониус, все еще недоверчиво глядя на меня - и мало кто ее мог видеть, к тому же она обладает магией и чудовищна сильна. Мы даже всем отрядом не смогли бы совладать с ней. Что бы там ни было, но мы очень удачно попали в ее гнездо. Мясо ее можно есть, а вот ее шкура стоит баснословных денег, даже боюсь, если короли узнают о ее существовании. Из-за шкуры Гелхиуса нас могут просто уничтожить.
  
   - А что, она настолько ценна? - спросил Петрониуса.
  
   - За одну шкуру этой древней змеи можно купить большое королевство - подтвердил ее ценность Петрониус - а каждая чешуйка от нее стоит один золотой империал или два золотых гномских пулла.
  
   - Так сдерите с нее все чешуйки и продайте каждую отдельно!- высказал я ему подходящую мысль
  
   - Зачем? - округлила глаза Эстониэль, на такое вопиющее варварское предложение, которая все время находилась рядом и увязавшаяся с нами в этот поход за *ништяками* - ребята рядом обнаружили пещеру, где нашли тысячи таких чешуек от Гелхиуса - и тут пояснила на мой невысказанный вопрос - видно эта тварина давно живет в этой пещере и каждый год они линяют и сбрасывают старую шкуру и чешую. Так в той пещере их много. Если их все продать, то хватить построить не только новый замок, но и небольшой городок.
  
   - Хм, они, эти чешуйки на самом деле столько дорого стоят? - спросил своих товарищей, а сам подумал. Хорошо, что я нашел большую пещеру и нашел там обрывки многих шкур и несколько десятков тонн этой самой черной чешуи. Еще тогда на всякий случай запечатал эту невзрачную пещеру с двух сторон, благо в скалах присутствовало наличие металла. А вот другую малую пещеру не заметил, да и не до нее мне было. Из разговора Петрониуса, Эстониэль и разведчиков я понял, что в той пещере, которую они обнаружили, было всего одна линька змеи, а это несколько сот тысяч чешуек и стоимость каждой чешуйки по одному золотому империалу, не считая ингридиентов этого самого Гелхиуса, а его вкусного мяса надолго хватит нашему сообществу разумных. Трудно даже представить, сколько тонн весит такая огромная змея.
  
   Но мне это уже не интересно, главное у всех укоренилась мысль, монстр мертв и можно спокойно жить в этих предгорьях и строить свой новый дом. Так что конец гонкам и да здравствует спокойная жизнь! Я засел за изготовление металлических инструментов. Для гномов стал готовить инструменты по обработке камня ломы, кирки, кувалды, всякие железные штыри и долбежный инструмент. Гномы только радовались, появляющимся новым инструментам.
  
   Среди людей нашлись даже фортификаторы и строители замков, так что думаю вскоре совместными усилиями мы построим хорошую крепость. Гномы добывали в горах камень, обтесывая его новыми инструментами. Люди и орки ложили из него стены и башни будущей крепости. Еще Петрониус заставил меня делать разные сельхозинструменты для крестьян. Староста людей подходил к эльфам и на пальцах им объяснял, какой и для чего ему нужен инструмент. Те пытались на бумаге изобразить, как должно выглядеть такое орудие труда, затем сверялись с крестьянами и после их одобрения уже несли нарисованные картинки мне. В предгорьях была хорошая плодородная земля, все радовались такой жирной земле, особенно крестьяне.
  
   Петрониус и эльфы, а также все командование орков пытались меня спрятать от всех, но шила в мешке не утаишь и все разумные начали догадываться, откуда у них появляются все так им необходимые инструменты. Для меня же поставили отдельную палатку, которую на быструю руку сшили наши женщины и я там колдовал над металлами, стараясь быть точным рисунку, которые приносили ко мне эльфы, хотя помня свою земную жизнь, иногда вносил некоторые свои изменения в орудия труда. Даже им изобразил в металле косу и серп, а потом сам объяснял крестьянам, как надо пользоваться таким орудием производства, отчего все крестьяне были в восторге, а мои гномы и моя собственная мама смотрели на меня с огромным удивлением. Хе, то ли еще будет!
  
   Когда наш новый дом начал обрастать стенами, а из змеиной норы перетащили всю чешую и саму змею по частям, то я высказал мысль Петрониусу, что пора мне собираться в людские земли и начать искать себе учителя по рунной магии. Естественно Петрониус и остальные не хотели отпускать такого мага, как я. Кто им еще сделает такое оружие и орудия труда из металла? Я им посоветовал обратиться к нашему кузнецу Клаву и помочь ему построить гномий горн, тогда кузнец сможет им выковать любое оружие и доспехи.
  
   Наступал уже август месяц, это по моим земным прикидкам. По местному же этот месяц зовется Хайне и длится он два земных месяца, затем идет Нейне, осень, самый сезон дождей и затем идет Гейне, это уже по местному зима. Иногда выпадает снег и температура держится ближе к нулю или максимум к минус пяти. Ниже температура не опускается. Откуда я это знаю?
  
   Да меня эти заразы Эстониэль, с Алиэль уговорили остаться, больше давя на жалость, что скоро наступит сезон дождей, а там и зима не за горами, у маленьких детей нет даже крыши над головой, чтобы укрыться от непогоды. Вот откуда они узнали, что я люблю детей и мне их жальче всех? Наверное это у меня еще с моей прошлой земной жизни, где остались мои дети, а вот эльфийки все-таки нашли мое слабое место, блин редиски, куда мне деваться?
  
   Пришлось впрягаться в общий ритм работ и помогать быстрей построить жилище. Посмотрел, как хаотично работают люди и гномы. Ну, нет у них никакого плана! Поэтому все взял в свои руки, благо уже никто не принимал меня за дурачка Слимпа и все мои советы воспринимались довольно серьезно. Сначала изготовил моллекулярный нож и навел на все секретность. С Петрониусом договорились, что я в пещере моллекулярным ножом вырезаю готовые к употреблению прямоугольные каменные блоки, такие, чтобы могли поднять два орка или четверка людей.
  
   Готовую продукцию будут забирать исключительно орки. Хоть вся моя секретность и шита белыми нитками, но орки воины и во всяком случае знают, что такое воинская дисциплина и военная тайна, а у крестьян какая секретность, все что глаза видят о том и болтают. И все-таки одно дело все видеть своими глазами и другое дело догадки и слухи.
  
   Поэтому пришлось мне интенсивно потрудится эти оставшиеся два месяца до сезона дождей. Главными строителями выступали гномы. Они моими блоками строили основной каркас каменного дома, сразу разделяя дом на несколько комнат, для нескольких семей одновременно. Эти дома предназначались в первую очередь семьям, у кого были маленькие дети. Для воинов строились общие казармы и для одиноких длинные каменные бараки.
  
   Как только каркас дома или казармы был готов, то тут же за дело принимались плотники из людей. Слава богу плотницкий и столярный инструмент я мог им сделать в любых количествах и достаточно быстро. Даже пришлось вспомнить кое-что из земных столярных инструментов. Местные мастера были просто в экстазе от новых удобных стамесок и рубанков. Они распиливали бревна на доски и тут же строили из стропил чердачную крышу, затем обшивали ее досками. Это я показал местным плотникам, как быстро строить крышу. А саму крышу покрывали листом из оцинковки, которую я раскатывал из металла тонким слоем, а также изготовил им металлические молотки и гвозди с широкими шляпками, специальные для таких покрытий.
  
   Вообщем крутился, как белка в колесе, пытаясь везде успеть и показать. Хе, стал в этом мире настоящим прогрессором! Как не торопились, но сезон дождей наступил довольно быстро, но общая казарма и барачный дом был к этому времени готов и все прятались в них от непогоды. Отдельных домов успели поставить с десяток, полностью покрытых оцинковкой всего пять, но зато в этих домах было сухо и можно было вести внутренние отделочные работы.
  
   Это не то что вы имели ввиду, в земном строительстве, а спокойно под дождем ставили рамы и закрывали окна, двери, полы, а также люди строили печи для обогрева домов. В это я уже не вмешивался, так как сам был в этом профаном и ничего из земной жизни не помнил, конечно, если бы еще знал что-то об этом. Мы трудились даже в сезон дождей, не покладая рук. Мне даже в моей пещере построили печку, чтобы я сильно не мерз и истопник из орков постоянно ее подтапливал.
  
   Трудились до конца сезона дождей и благодаря моим прямоугольным каменным блокам, успели поднять стены крепости до трех метров по всему периметру и даже поставили большие деревянные ворота, оббитые железом. Поэтому на ночь наша крепость закрывалась. Я же ни на минуту не прекращал клепать блоки, зная, что следующей весной, с наступлением тепла строительство опять возобновится. Мне нужно изготовить таких каменных блоков в достаточном количестве, чтобы люди и орки, за следующий теплый сезон, смогли достроить свою крепость и дома.
   Мне же нужно будет приготовится к походу, следующей весной, а то никогда меня эти рутинные дела не смогут отпустить, а мне нужно повышать свой магический уровень и надеюсь, когда овладею этим искусством, то смогу со спокойной совестью вернутся в то место, что начал считать своим домом. Аминь!* __________________________________________________________________________________________________ Рассветный клинок Глава 8
  
  
  
   Наконец-то холода отступили и пронзительный холодный ветер с гор, переменился на теплый южный пассат. Зимний период в нынешних предгорьях обозначился обильными непрерывными дождями, только лишь однажды ненадолго пошел пушистый снег, закончившийся мелким сухим градом. Нормальная зима, на мой взгляд, хотя многие местные жаловались на довольно дождливую и прохладную погоду.
  
   Ха, их бы к нам на Землю отправить и наверное тогда они точно узнали, что значат сибирские морозы и какой высоты сугробы наметает северный ветер. По моему здесь не зима, а субтропический рай и чего они все жалуются? Ну, да в сезон дождей здесь даже носа не высунешь, но кто же тебя заставляет сидеть в погожие теплые деньки дома? Разве, что лень-матушка.
  
   Бери и заранее заготавливай дрова и прочие припасы на *зиму*. Наша община хорошо поработала до сезона дождей, поэтому мы *перезимовали* очень даже отлично. А мне пришлось трудиться в сезон, в поте лица своего. Петрониус, зная, что я собрался весной уходить от них в человеческие поселения, искать мага-руниста, загрузил меня выше бровей и не давал ни минуты роздыха, заставляя каждый день изготавливать для новой общины, то гвозди, то оцинкованный лист для крыш, очень уж они ему понравились, не говоря об оружии и прочей военной аммуниции. И домашней утвари.
  
   Я все им удивлялся и откуда они только находили железо для всего этого? Свои запасы, которые притащил на своих пауках я им не отдавал. Это мое НЗ, мало ли на что сгодиться. У них есть почти триста гномов во главе с опытным кузнецом. Когда закончится сезон дождей, то Петрониус с Кертунаром наверняка зашлют розыскные партии в горы и гномы обязательно найдут, так необходимое в хозяйстве железо. Я по глазам нашего главы видел, как тот не хотел меня никуда отпускать и все время хотел держать меня при себе, но здравый смысл говорил ему, что мне надо повышать свой магический уровень. Этим я больше принесу пользы, когда возвращусь обратно в нашу разношерстную общину.
  
   Наверное только поэтому он не препятствовал моему уходу весной. Мама сшила мне походную одежду, на это Петрониус не пожалел для меня материи, что захватили в соседнем королевстве, при переходе в предгорья. Получились очень крепкие штаны и куртка, а также из шелка сшила мне три рубашки, плюс крепкий походный рюкзак, я ей подсказал какой он должен быть, с двумя заплечными лямками. Рюкзак мне полностью забили продуктами, от посуды и ножей я отказался, сам по дороге их изготовлю, когда еще Клав организует кузню.
  
   Тихо, от всех, изготовил маме красивый стальной браслет и надел ей на левую руку и попросил ее, никогда его не снимать. На ее недоуменный вопрос, отговорился тем, что так надо и этот браслет будет ее защитой. Я не стал ей объяснять, что своей кровью связал этот браслет и трех моих арахнидов, которых оставлял здесь в лесу. Те закопались глубоко в буреломах и листьях, отлично замаскировавшись, только ожидающих тревожного сигнала от маминого браслета.
  
   Если честно, до остальных мне не было никакого дела и если вдруг начнется серьезный бой, то мои пауки в первую очередь должны спасти мою семью, маму и моих братьев. Я тех так настроил, все равно при серьезной заварушке, мои големы ничего не смогут сделать. Конечно это эгоизм, скажете вы, думать только о своей семье. Ну уж извините, я так был воспитан, чтобы в первую очередь спасать своих близких, а уж потом остальных. Можете меня осуждать, мне все равно, но своим арахнидам я дал такую установку, прежде моя мама, потом остальные.
  
   Вся община собралась на опушке леса и все орки стояли в почетном карауле, сверкая своими латными доспехами. Мама с братьями стояла, обнявшись со мной и поливала меня слезами. Орки меня должны проводить до границы леса, Петрониус был неумолим, хотя я его отговаривал от этого. Слишком много полезного я сделал для общины и все считали своим долгом проводить меня. Вот блин, они тем самым нарушили мои планы. Я хотел завернуть в ту заветную пещеру, где мы прибили огромного змея и взять немного ее чешуи, что я запечатал в одной из пещер.
  
   Ну, ладно, все равно они упертые. Пусть проводят меня, как хотят, а потом я на своем пауке вернусь обратно, благо хоть не пешком потом возвращаться. Шли почти сутки. Упарился я с этими орками и смешно было наблюдать за ними, как они приспосабливались к моим мелким шагам. Я то по сравнению с ними коротышка, хотя за зиму похудел настолько, что стал похож больше на человека, чем на гнома. Мне кажется орки уставали от такой ходьбы больше, нежели от физических нагрузок, поэтому некоторые воины с огромной радостью и облегчением уходил в передний дозор.
  
   Наконец-то я с облегчением расстался с ними и они ушли обратно. Ментально позвал своего паука и коня, они шли несколько в отдалении от меня, сопровождая нашу шумную компанию. Орки двигались по лесу, как стадо слонов, наверное животные шли даже тише. Самое интересное, наша ментальная связь с големами имела свои ограничения и действовала не более километра, ну может от силы два. Дальше она ослабевала и я мог с трудом дозваться до своих паучков. Вернулся с ними к змеиной пещере и набрал там мешок чешуи, благо та была очень легкая, но все равно килограммов пять потянула.
  
   Да, еще забыл сказать, что все лишнее *железо*, которое было на моих паучках, я забрал с собой, а это было более трехсот килограмм, плюс двести было до этого и перегрузил на своих лошадок, поэтому они следы в земле оставляли очень глубокие, даже мой паук с кабинкой. До ближайшего человеческого города, где можно найти мага-рунолога, по трофейной карте, которой снабдил меня Петрониус было не менее полутора тысяч километров.
  
   В ближайшем королевстве Рулат или Лукумском, а также в герцогстве Ланском или в баронстве Хейнарском не было магов вообще или они были настолько слабы, что даже не стоило к ним устраиваться учеником, ничем хорошим это бы не закончилось. А, что Петрониус никуда далеко не хотел меня отпускать и поэтому заслал своих разведчиков по близлежащим землям, чтобы за зиму выяснить на счет наличия в них опытного мага-рунолога.
  
   Но все было безрезультатно, поэтому он скрипя сердцем, согласился отпустить меня так далеко. По словам разведчика из нашей общины, сильные человеческие маги-рунологи и не только, находятся в далеком королевстве Бозат, в частности в ее столице Латриуме. Вот туда и лежал мой дальнейший путь. В Латриуме я должен был самостоятельно устроиться и найти себе хорошего учителя. Для этого Петрониус снабдил меня золотыми пуллами и империалами. Дал целый мешок монет, наверное килограмм пятьдесят.
  
   Кроме того глава общины, все время навязывал мне охрану из своих орков, даже был готов отдать в мое распоряжение весь отряд, всех пятьдесят воинов. Но я руками и ногами отпихивался от такой охраны. Мне достаточно двух моих големов, одного паука и другого в виде коня. Петрониус уперся и в никакую не хотел меня отпускать без охраны. С трудом его уговорил, что одному и незаметней и проще проскальзывать без отряда и то только после того, как показал ему своего боевого голема и его возможности. С этим големом выдумал целую историю, что обнаружил его еще в подземелье и там его приручил.
  
   Он все недоверчиво смотрел на меня и не верил. Ну, а кто бы поверил в ту чушь, что я ему вешал на уши, но факт оставался фактом. Вот он голем в виде паука и тот слушался меня беспрекословно, да еще я Петрониусу сказал, что тогда в лесу это он покрошил всех супостатов и помог избавиться от разбойников барона. Вот в это тот охотно поверил и наконец согласился меня отпустить под охраной моего голема. Если бы он знал, что я сам его изготовил и *оживил*, то не слез бы с меня живого, пока не сделал перед уходом ему парочку таких паучков. Да и не отпустил бы меня он по хорошему, в этом я был точно уверен, взял бы в заложники мою семью, а такого я никому не прощаю!
  
   После моего рассказа и показа Петрониус знал, как я все это буду тащить на себе столько километров. Благо до границы с лесом, всю эту тяжесть тащили на себе орки. Потом все перегрузил на своих големов, отчего те еще глубже оставлял следы на земле. Не, так не пойдет! Это я выяснил на первых километрах нашего пути. Двигались мы медленней беременной черепахи, наверное из-за большого груза железа, что нагрузил на своих големов.
  
   Им в принципе все равно какую тяжесть тащить на себе, не чувствуют големы ничего. Вот только скорость снизилась на несколько порядков. Поэтому немного прикинул и решил сделать из них еще големов, но только не таких, как мой разумный паучок. На него я потратил почти один граненный стакан своей крови. Из пятисот килограммов железа я сделал десять големов, но при этом капнул на каждого по граммов по десять своей крови.
  
   Я их этим только *оживил*, но не сделал разумными, как моего голема. Теперь это просто ходячие куски железа, своим ходом идущие за свои поводырем, то бишь за моим разумным арахнидом. Вот таким образом и решил проблему перемещения своего металлического запаса своими *ножками*. Главное, что в любой момент могу сделать из каждой железной заготовки, полноценного боевого голема, надо только добавить в него своей крови. Пока мне это не надо, достаточно и того, что имею.
  
   Теперь мы с големами путешествуем следующим образом. Я верхом на големе-коне еду не спеша по дороге, за мной идет вереница из арахнидов. Впереди мой главный паук-поводырь и сзади него семенят еще десять таких внешне похожих на него небольших големов. Если вдруг впереди или сзади слышны всадники, то мы с арахнидами быстренько убираемся с дороги в лес и там пережидаем, когда неизвестный отряд проскачет мимо.
  
   Правда иногда были накладки и я не замечал одиноких всадников. Если была возможность, то мои пауки даже не появлялись на дороге, а двигались параллельно ей. Вот в этот раз я не заметил, как из-за поворота выскочило три всадника. Наверное дорога была песчаной и поэтому не было слышно стука копыт. Они вскочили неожиданно и даже притормозили от этого, но увидев меня одного наоборот пришпорили своих коней.
  
   - Ты кто, деревенщина и почему на таком хорошем коне? - они мгновенно окружили меня, по всадникам было видно, какие-то мелкие дворянчики, но скорее похожи на разбойников - у кого украл? А ну слезай с коня! - приказал один из них
   Похоже у меня хотят забрать моего скакуна и лишить меня моих вещей? Вон как с вожделением смотрят на мой рюкзак с продуктами, видать давно в дороге и жрать хотят, а тут одинокий всадник, да на таком хорошем коне. И правда, когда его ваял, то держал на уме коней ахалтекинской породы. Тонконогих, высоких, с пушистой гривой и отличных статей, самых, что ни на есть аристократических кровей. Вот и глянулся им мой конь и уже мысленно они у меня его забрали.
  
   Даже почувствовал, как задний бандит у меня за спиной, тихо вытащил свой меч, чтобы рубануть меня сзади. Я вздохнул, ну кто им виноват, что решили меня просто убить и ограбить. Закон сильного. Мой боевой паук уже давно изготовился к бою. Его не видно было из-за густой листвы и только ждал моей команды. При слове *бой*, тот выстрелил из арбалета во всадника, что уже замахнулся сзади мечом и кинул два дротика в других всадников.
  
   Они даже не поняли откуда к ним прилетела смерть. Все было кончено в течении трех секунд. С выстрелом мой голем одновременно кинул два металлических дротика. Два удара сердца и на дороге валяются три трупа. Мародерить их даже не стал, только срезал кошели, висящие у них на поясах и собрал все оружие. Мой голем утащил все трупы глубоко в лес и кинул их там на съедение диким зверям. Мне их было не жалко, сами нарвались, никто не просил их нападать на меня.
  
   Лошадей привязал к друг другу за уздечки и повел этот караван дальше. Зачем мне лишние лошади? А жалко их было бросать посреди дороги, ведь пропадут, а так может продам, а может просто кому-нибудь отдам, еще не решил. Дальше весь световой день двигался по пустынной дороге, так никого больше не встретив. Пора делать привал. Углубился немного в лес и нашел подходящую полянку.
  
   Взял и развоплотил одного неразумного паука, превратив того в кусок железа и стал из него готовить походную посуду, трехлитровый котелок, чашку, ложку и литровую кружку. Даже *смастрячил* косу и скосил ею траву на поляне, чтобы сильно не мешала обзору. Отпустил живых коней пастись и специально для них накосил сочной травы. Из остатков железа сделал три скелетообразных, человеческих голема и обильно полил их своей кровью. И сразу их послал собирать по лесу сушняк, все будут мне помощники.
  
   Потом не спеша изготовил каждому меч, щит и копье. Пусть ночью меня охраняют от диких зверей и лихих людей. Если увидят меня с ними, то обязательно скажут, что я колдун-некромант. А мне все равно, не собираюсь их светить ни перед кем, в крайнем случае превращу их обратно в куски железа. Просто мне их изготовить проще, чем лепить рыцаря в полных доспехах. И потом меньше моей крови ушло на каждого скелета, чем уйдет на одного рыцаря.
  
   Теперь мне после кровопускания нужно очень обильное питание, чем я незамедлительно и занялся. Поставил на треногу котелок с водой, остановились недалеко от ручья, вытащил из рюкзака сушенное мясо, крупы и после закипания все это кинул в котелок. Посолил немного. Каша получилась отменная, поел хорошо, остатки оставил на утро. В литровой кружке вскипятил травяной отвар и попил его с диким медом, что положила мне в дорогу моя мама.
  
   Еще по моим выкройкам она сшила мне спальный мешок, который кстати заинтересовал самого Петриуса. Тот сходу оценил его удобства и компактность в длительном походе. Не нужны палатки, просто раскатал мешок и залез в него спать. Так и здесь, я осоловел от обильной еды, раскатал спальный мешок и мгновенно уснул, но перед этим отдал команду своему голему-пауку бдить и охранять меня ночью, отдав ему под командование трех големов-скелетонов.
  
   Один из них должен был поддерживать костер всю ночь, а два других ходили с оружием вокруг нашего лагеря и следили за окружающим лесом, сон-то им вовсе не нужен. Отличные из них получились часовые, не знающие ни сна, ни отдыха. Я уже спал и не видел, как мой голем-паук встал надо мной, раскинув стальные ноги по сторонам, накрыв собою как куполом и бдительно охраняя мой сладкий сон. Команду тот выполнил буквально.
  
   Ночью я даже ничего не слышал, спал как убитый. Утром проснувшись, я пошел умываться к ручью. Наверное со сна еще окончательно не проснулся и глаза были зашорены, когда чуть в стороне, в кустах заметил черный силуэт. Подошел поближе и в изумлении застыл. На траве лежала туша хищника, пронзенная дротиком и арбалетным болтом, уже остывшая, похожая головой на волка с внушительной пастью и туловищем гиены. И самое меня поразили размеры ночного хищника, величиной с большого быка.
  
   В холке, если бы тот встал на ноги, точно сравнялся бы со мной ростом. Я походил вокруг нашей поляны и насчитал здесь целых десять туш этих зверей, правда эти были немного поменьше первого. Видать мой голем завалил вожака стаи, но почему я ничего не почувствовал? Этого просто не может быть, чтобы я не услышал такой битвы? Только сейчас я обратил внимание на своих скелетонов. Те были все в бурой крови хищников, а вот ни одной лошади я не увидел на поляне.
  
   На их месте были лишь бурые пятна от крови, обильно политые по всей траве. Сожрали моих бедных лошадок. Понял я все, когда мне мой голем передал ментальную картинку произошедшего ночью. Вот первыми почуяли хищников лошади и тут же начали внезапно падать. Даже сквозь ментальную картинку я почувствовал, моих животных просто гипнотически усыпляют. Вот ничего себе!
  
   Вот почему я не проснулся ночью. Меня тоже усыпили эти хищники. Офигеть! Волко-гиены ментально-активные животные! Перед тем, как сожрать жертву, ее просто усыпляют. Если бы не мои големы, то от меня остались бы одни косточки. Наверное хищники не встречали на своем пути таких противников, как мой арахнид и скелетоны. Поэтому так быстро мой паук завалил зверя, мгновенно вычленив вожака стаи.
  
   Тот просто не ожидал такого и пал первой жертвой выстрела. По ментальной картинке было видно, арахнид быстро метает дротики, раня хищников, а мои скелетоны добивают их стальными мечами. Вот свезло-то и это нападение произошло в первую же самостоятельную ночь, а что же будет дальше, жуть! Но хорошо, что все кончается хорошо. Я не знал, что мне делать с этими тушами, поэтому вырезал у всех зверей клыки и кинул их в мешок, авось на что и сгодятся.
  
   Хм, мне понравились, как действуют мои воины-скелетоны и плевать, что о них подумают люди. Поэтому на следующей остановке, решил побольше их изготовить. Хорошо что у меня в запасе много рабочего железа. Развоплотил еще двух неразумных пауков и из них получилось еще сделать семь скелетов. Вот только после их *оживления* чуть сам не сдох, до того мне стало плохо от кровопотери. Пришлось остаться на этой лесной поляне почти на неделю, чтобы восстановить свои силы.
   Зато у меня в наличии десять воинов-скелетонов с мечами, щитами и пиками. И всех везут мои пауки, довольно внушительный отряд. Следующие две недели так и двигались по тракту, никого не встретив, совершенно пустынная дорога. Ночью я уже за свою жизнь не опасался, меня защищал мой внушительный отряд големов, вот только одно плохо, у меня стали кончаться мои припасы. Надо бы их где-нибудь прикупить.
  
   Только где это сделать? Удивительно, наверное отмахал уже пятьсот километров, а так и не встретил ни один поселок или деревню. Странно очень. Потом, когда впереди увидел реку, а через нее мост и там оказалось типа таможенного поста, королевства Лукана. К нему не стал близко подъезжать, помня тех троих наглецов, которых навечно успокоил. Издалека посмотрел на рожи этих таможенников. Блин, эти не лучше! И так прикидывал и этак, а все одно выходило, не пропустят меня просто так на ту сторону, обязательно захотят ограбить одинокого путника, а убивать их я и не хотел, иначе потом поднимется тревога по всему королевству и будут меня все ловить.
  
   Такой шум мне вовсе не нужен. Поэтому поступим немного по другому. И я углубился со своими големами немного в сторону от моста, чтобы с него не было слышно, как мы рубим лес для плота. Да, я решил переправится через реку на самодельном изделии, называемый плот. Мои скелетоны в мгновение ока превратились в хороших лесорубов. Пилы и топоры я изготовил, не отходя от кассы. А между собой связал бревна тонкой стальной проволокой.
  
   Мои работники, сваливали, очищенные деревья в реку, а я уже вязал из них готовый плот. Моя стальная проволока, как живая змея опутывала бревна вместе, быстро строя широкий деревянный настил. На все про все, ушло всего три часа и плавучая переправа была готова, даже успели изготовить два весла и много длинных шестов. Реку, шириной с два километра, преодолели всего за полчаса. Потом спрятали плот в камышах, причем на нем отплыли гораздо ниже по течению, где стоял мост.
   Продукты у меня почти закончились и я был голоден, а тут река. Почему бы мне не порыбачить? Мгновенно из под ладоней вылез рыболовный крючок, примерно десятый номер и вместо лески изготовил тончайшую стальную проволоку, намертво приварив ту с крючком. Поймал местную цикаду, похожую на кузнечика и закинул наживку в воду. И тут же выхватил из воды радужную рыбку, наверное с ладонь размером.
  
   Во живец уже есть, теперь надо мне изготовить крючок немного побольше и намотать конец стальной лески на длинную палку или лучше металлическую пику? Каковую забрал у скелетона и намотав на конец стальной конец лески, забросил живца с плота в реку. Блин, если бы знал, что в реке водятся такие чудовища, то н был бы так беспечен. Поклевка произошла моментально, чуть не вырвав у меня из рук мою импровизированную удочку. Я еле удержался на ногах, всеми своими силами уперевшись в дно плота.
  
   А плот потащило из камышей, как катер. Порваться стальная леска не могла, потому что она была стальная, а вот что за монстр меня тащил, мне было не до того. Единственное, что я успел сделать с перепугу, это расплавить леску и дать ей оторваться вместе с крючком и наживкой. Из под плота с уханьем показалась черная спина подводного чудовища, шириной с метр и ударив хвостом, ушла в глубину. Охренеть, здесь водится рыбка.
  
   Нам и ухи такой не надо. Но я же упертый, не хуже этой рыбы. Поэтому из металла сделал большую катушку, намотал на нее побольше лески и установил ее на станину. Подплыл к чистому берегу и закрепил станину со стальной леской к дереву, стальным же тросом. Дома мы так рыбачили на огромных сомов на Днепре. Затем повторил те же процедуры с поимкой живца и наконец насадил его на мой большой крючок.
  
   Поклевка случилась мгновенной. На том конце попался опять монстр. Тормозной барабан даже задымился от трения и трос, прикрепленный к дереву натянулся, как струна. Теперь я стоял в сторонке и наблюдал за скелетоном, который крутил катушку, а мой арахнид приготовил дротики и арбалет к выстрелу. Я прекрасно понимал, что голем-скелетон гораздо сильней меня и поэтому предоставил ему крутить барабан со стальной лесой. Как не сопротивлялся монстр, но мы его все-таки подтащили к берегу.
  
   Это была действительно чудо-юдо рыба, примерное длиной в восемь метров и шириной с метр, не меньше. Мой паук буквально нашпиговал голову монстра арбалетными болтами и дротиками, пока тот не издох. Все больше так рыбачить не буду. Вырезал из бока рыбины кусок в десять кило и отпустил тушу чудовища вниз по реке, на корм другим монстрам, которые уже начали плыть к нашему берегу. Их черные спины так и мелькали в воде, приближаясь к мертвой туше.
  
   Отошли глубже в лес и там я устроил привал и развел костер, на котором приготовил кусок рыбы в десять кило, больше не съем, а коптить некогда, надо отсюда побыстрей уходить. Мне хватило два часа на все дела и вот я опять качаюсь на пауке, на нем мне удобней и мягче ехать, тот движется гораздо плавней, за счет своих восьми лап. Впереди двигаются скелетоны с острыми мачете, которые я изготовил по памяти и рубят для нас дорогу в густом лесу. Мачете сделал с молекулярной заточкой и поэтому мои големы с легкостью прорубают нам путь.
  
   Кабину закрыл совсем и дал задание своему пауку, чтобы разбудил меня, когда мы выберемся на большой тракт. Благо моим големам не нужен отдых и еда. Двигались до самого вечера и почти всю ночь. Ну, да скорость у нас невеликая, всего километра три в час, не больше. Поэтому двигались всю ночь и только к утру выбрались на заросшую дорогу, приведшую нас на большой тракт. Здесь я уже изменил порядок движения, потому что тракт был * оживленный* и по нему ездили крестьянские телеги и по бокам виднелись небольшие деревни.
  
   Мои арахниды во главе с пауком шли все время параллельно дороги, не выходя на тракт, а я пересел на своего скакуна и тихонько трясся по тракту. Вот дорога уперлась прямо в большой поселок и тракт шел прямо через ее центр. Мои пауки пошли в обход деревни, а я заехал прямо в поселок.
  
   - Здравствуйте - поздоровался я с мимо шедшей девушкой с ведром воды.
  
   - Здравствуйте - поздоровалась та со мной. Слава богу язык понятен.
  
   - Не скажешь красавица, где у вас тут местный трактир и где я могу купить припасы в дорогу? - обратился я к ней, не слезая с коня.
  
   - Там, поедете дальше и будет трактир - показала девушка рукой - его держит наш староста, там он и продукты продает.
  
   Ага, если это трактир, то я наверное балерина. Эта местная развалюха, действительно была дорожным трактиром, пропахшая кислым пивом и людским потом. Я даже задерживал дыхание и морщился от вони, исходящей от прилавка и столов. Не, есть тут не буду, однозначно. Меня встретил, весь заросший по самые брови, угрюмый мужик, напоминающий бандита с большой дороги. У него я и выяснил, что мне нужна подорожная, которая выдается при переходе границы.
  
   Тот неохотно со мной общался, почти сквозь зубы и все время поглядывал на моего коня, видно ему понравился мой голем. Хм, хорош конь, но не про вашу честь. Лишь, когда я ему кинул золотой империал, у того глаза раскрылись от удивления и он стал охотно со мной разговаривать и тогда же выяснилось, что мне нужна подорожная, иначе меня может остановить патруль и арестовать, а там с арестантами у них короткий разговор, в кандалы и на каменоломню. По секрету мне сказал, что за десять золотых империалов, он тоже имеет право выписать мне подорожную.
  
   Хотя вижу, тот меня обманывает, но делать нечего отдал этому грабителю десять империалов, приготовленные заранее и староста выписал мне подорожную с магической печатью. При этом у того алчно поблескивали глаза на мой кошель, когда я доставал оттуда золотые. В нем еще оставалось столько же монет. По грабительским ценам прикупил продовольствие и двинулся прочь из поселка, предчувствуя недоброе, которые быстро оправдались, стоило мне только отъехать от поселка километров на десять.
  
   Как только выехал из деревни, ко мне через три километра присоединились мои големы, а через десять стал догонять отряд всадников, состоящий из десяти человек. Ага, это наверное староста пожаловал со своей местной бандой. Впрочем глядя на него, моя интуиция меня не обманула, наверняка он со своими родственниками промышляет нехорошими делами. Опять же я не удивляюсь, это средневековый мир, се ля ви!
  
   Мои воины-големы и арахнид, спрятались по бокам дороги. Я же развернув коня, стоя по середине дороги ждал, когда отряд нагонит меня, держа руку на эфесе своего меча. Надо бы себе арбалет изготовит по руке, ладно как-нибудь попозже, а сейчас встречаем дорогих гостей и угостить их нечем, кроме отборной стали. Всадники встали и хотели меня окружить, но это не дали им сделать мои големы.
  
   С грабителями было покончено в мгновение ока. Трупы мои скелетоны затащили в лес и спрятали. Лошадей всех поймали. Нельзя их отпускать, иначе какая-нибудь лошадь может возвратиться домой без всадника и тогда поднимется тревога, что для меня очень нежелательно. Надо быстрей уходить отсюда. Вот что им всем сволочам надо, не живется им спокойно, а мне приходится убегать галопом.
  
   Хорошо, что изготовил себе скелетонов. Теперь они оседлали всех лошадей и мы быстро удалялись от места битвы. Надо продать их в ближайшем поселке или городе и избавится от таких улик. Двое суток ехали не останавливаясь. Если встречался поселок и его никак нельзя было объехать, то мои големы шли в обход жилых домов, а я на коне ехал мимо, не останавливаясь в нем. Наконец мы достигли ближайшего города Белата, где я по сходной цене продал лошадей, даже не торгуясь и выехал из него, потратив время только на покупку продуктов и свежего мяса.
  
   Остановились в лесу, где я спокойно приготовил себе поесть на костре и выдрыхся за двое бессонных ночей. На следующий день мне по дороге встретился опять небольшой городок, тысячи на две жителей, назывался он Долгор. Здесь я решил сделать небольшую остановку и помыться в бане, как следует. Мои големы вместе с конем спрятались в ближайшем лесу, а сам я пешком отправился в город, взяв с собой только немного серебряных монет и пару золотых империалов.
  
   Гостиницу мне показали местные мальчишки, за один серебряный дин. Не было у меня медных монет. В *Лесной красавице*, так называлась местная таверна, мне за три серебряных затопили баню и я на целых два часа погрузился в неземное блаженство. Хоть и была эта баня в виде большого чана с горячей водой, все равно это было великое блаженство отмокать в ней. Потом был великолепный изысканный ужин, с лесными жаренными перепелками, кабанятиной и легким сладким вином. Потом ничего не помню. Очнулся с огромной головной болью, внутри деревянной клетки, в одной набедренной повязке. И куда я это попал? И почему я почти голый? Где моя одежда и почему я не чувствую ментальную связь со своими големами?*
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"