Илар Д. Данфил: другие произведения.

Темный Император

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда то он был Некромантом, самозваным Императором. Все что он хотел, только выжить, для этого ему пришлось пойти против всего мира. Но мир превратил его в камень. Девятнадцать лет спустя, поцелуй принцессы вернул его к жизни. Это история о том как изменился мир с его возвращением и о его верных и бессмертных Рыцарях Смерти.

Темный Император

- Темный Император это твой конец! - выкрикнул Герой. В его голосе сквозила уверенность и неизбежность произнесенного приговора. Двумя руками он сжимал непривычное для себя оружие - Посох Всевластия. Скорее всего, все его друзья и спутники погибли в опасном приключении, целью которого было добыть этот злосчастный посох и свергнуть Темного Императора.
Темный Император грустно вздохнул. В отличие от героя одетого в классические рыцарские доспехи, с наложенным заклинанием "Сияния", он смотрелся гораздо изящнее. Черная, как сама тьма, рубашка с вышитым на ней серебряным драконом, не менее черный эльфийский плащ, сшитый из шелка тысячи тысяч священных шелкопрядов, взращенных на листве дуба, посаженного в честь великого эльфийского героя Зондора. И в завершении картины очень модные в этом сезоне черные походные сапоги, изготовленные эльфийскими мастерами из кожи крокодила, взращенного в зверинце самой Королевы, где его кормили только золотыми антилопами.
- Дай угадаю - ты хочешь убить меня этим посохом. - С грустной улыбкой спросил Темный Император.
- Да именно так! Я положу твоему злу КОНЕЦ!
"Судя по всему, мальчик зациклен на слове "конец", - неожиданно для себя подумал Император. "Что либо объяснять ему бесполезно. Ведь я великое зло", - ухмыльнулся он про себя. Темным Императором он стал относительно недавно. Но уже успел понять, что это не стоило всех затраченных усилий и жертв. По сути, он никогда и не хотел быть Темным Императором. Когда он был обычным городским оборванцем, сиротой, все желания ограничивались двумя пунктами - вкусно поесть и хорошо поспать. Ни прошлого, ни будущего, ни настоящего. И что обиднее, всего никаких перспектив вырваться из той жизни у него тоже не было. Но ему повезло, у него был дар, а этот дар заметил Старик. Невероятно старый некромант, у которого уже совсем не было сил даже не на магию, а просто на то чтобы жить дальше. Но Смерь так просто не отпускает своих слуг из мира живых. Забвение - для некроманта это тот дар, что может принести ему только человек.
Старик нашел его и заключил с ним договор, так молодой Император стал учеником некроманта, а старик нашел свою смерть. После смерти учителя было много всего. Казалось сами обстоятельства, раз за разом складывались таким образом, чтобы привести его к этому моменту. Наверное, это судьба. Его всегда хотели убить. Когда он был учеником Старика, его хотели убить оруженосцы, чтобы прославится и стать рыцарями. Когда он стал полноценным некромантом, его хотели убить рыцари, чтобы прославится и завоевать руку своей любимой. Когда у него появилась своя Башня - ради нее, между прочим пришлось, знатно повоевать с местным колдуном - его захотели убить многочисленные искатели приключений. Просто так. "И что им неймется?", - думал он тогда. И построил себе замок вокруг Башни. Как оказалось, это была большая ошибка - все окрестные бароны считали своим долгом снарядить отряд рыцарей и отправить их к нему, чтобы изничтожить нежить. Пришлось воевать с баронами, а потом и с графами, королями и даже с парой Имперских генералов.
Став Темным Императором, он открыл для себя Героев и их отряды. Безумцы готовы были преодолевать невероятные трудности в поисках волшебных артефактов и оружия невиданной силы, и все ради одной цели - убить его любимого. До настоящего момента спасало только то, что Герои не блистали особым умом. Все их спутники традиционно гибли в опасных приключениях, ну и артефакты, что они с таким трудом добывали, не отличались эффективностью, да и Герои банально не умели ими пользоваться. Ну, собственно, их-то понять можно, тренироваться некогда, в глазах ярость, слезы и ненависть к Темному Императору, который отнял у них всех друзей и не, дай Боги, возлюбленную. К чести Темного Императора - в смерти этих друзей и, тем более, возлюбленной он повинен не был. "Живи сам и дай жить другим" - старый принцип, которому научила его еще улица, а принципы Император менять не любил.
Пауза затянулась. Герой терпеливо ждал ответа от Императора, или хотя бы каких-нибудь действий, а Император размышлял о своей судьбе, не обращая внимания на Героя.
Герой, видимо, устав ждать:
- Это Посох Всевластия! - Наверное, Темный Император должен был испугаться и умолять о прощении, а потом подло ударит самым могущественным из своих заклинаний. Но он не был злым по натуре или подлым, к тому, же ему страшно надоели подобные сцены.
- Я не Злой Император, и даже не Подлый Император. Я Темный Император. Давай уже, действуй, Герой... - Император, невольно повторил интонацию своего учителя, когда тот объяснял ему очевидные вещи, понять которые юный ученик был не в силе.
Немного замешкав, Герой двумя руками поднял над собой Посох Всевластия, наверное, чтобы со стороны смотрелось красиво, и с прежним пафосом в голосе произнес:
- Посох Всевластия, уничтожь Темного Императора!
Ничего не произошло. Пока озадаченный Герой пытался понять, что он делает не так, или может, ждал эффекта, Темный Император как-то незаметно оказался прямо перед ним и с любопытством разглядывал Посох Всевластия. Это был уже не первый артефакт Всевластия с которым он сталкивался. На его взгляд, выбор артефакта Всевластия в качестве оружия против него был крайней неудачной идеей. В отличие от многочисленных Героев, Темный Император детально изучил этот вопрос. С одной стороны - чисто академический интерес, с другой - все же от этих знаний зависела его жизнь. Артефакты Всевластия были созданы несколько тысячелетий назад первой женщиной Архимагом по имени Всевластия. И, если говорить честно, сделаны достаточно неумело. Что хуже всего, эти артефакты были совершенно непредсказуемы. Каждый из них обладал самосознанием и крайне скверным характером. Обычно они общались только со своим владельцем, хотя бывали и исключения. Например, Кольцо Всевластия - истинный кладенец матов и непристойных выражений всех известных языков третьего кольца миров. Или Молот Всевластия - тот еще сексуальный извращенец.
Магические свойства этих предметов обычно были неизвестны, как и способ их применения. Порой, отдельным владельцам артефакты могли поведать ту или иную свою способность. Но для этого надо было договориться с артефактом, что не всегда было просто.
- Договорились. - неожиданно произнес Герой. Темный Император напрягся всем телом, осознав непосредственную опасность для своей жизни. Герой стремительным движением опустил Посох Всевластия, ударив им Темного Императора по лбу.
Нестерпимо яркий свет озарил Темного Императора, Герой еле успел зажмуриться, Император с удивлением посмотрел на свою руку, она излучала яркий свет. Он сам все, его тело светилось ярким живым светом. "Приятно перед смертью побыть Светлым Императором," - подумал он, и неожиданно для себя гордо встал, подняв взгляд на Героя. Его губы сложились в легкой улыбке, рука легла на рукоять меча.
Когда Герой, почувствовав, что свет пропал, он открыл глаза. Перед ним стояла статуя Темного Императора во всей красе. Он победил.

Мраморный Император

Что такое магия? Магия - это способность с помощью того или иного инструментария использовать энергию заключенную в чем либо по своему усмотрению. По сути, просто управление тем или иным типом энергии. Та или иная энергия есть во всем в этом мире и даже кое в чем, чего в нем нет.
Проще всего пользоваться энергией стихий. Эти энергетические потоки открыты для каждого, кто сумеет ими воспользоваться. Их легко найти, ими просто пользоваться, так поступает большинство магов.  Самые умные из них, со временем, понимают, что энергия стихий, по сути, лишь производная от энергии мира. Такие маги вскоре становятся Архимагами. Энергию веры могут использовать только Боги, которым она изначально предназначена. Но Боги могут делиться этой энергией со Священниками, Монахами и Паладинами, поклоняющимися им. Еще один тип широко известной энергии - энергия души. Верный путь быстро покончить с собой, но перед смертью отомстить врагу, или подарить жизнь близкому человеку.  А вот использовать энергию чужих душ просто так не получится. Для этого как минимум придется стать Демоном, что не очень приятно и обычно крайне губительно. Ну и последний тип энергии - энергия жизни. Магов, которые выбрали для себя путь познания энергии жизни боятся и ненавидят. Их даже не зовут магами, для всех они - Некроманты, само зло.
Всеобщая нелюбовь к Некромантам в целом оправданна. Уж крайне много среди них было безумцев, принесших в мир доселе не виданную боль и страдания. Ими пугают детей, их именами проклинают врагов, их смерть становится праздником, а их убийцы остаются Героями на века. Но у всего есть обратная сторона, отринув энергию жизни, предав ее забвению и наложив на нее запреты, маги разучились лечить болезни, они не в состоянии исцелить свои и чужие раны, даже сама их жизнь стала значительно короче. Но это лишь, то, что лежит на поверхности. Без магии жизни, мир остановился в своем развитии, уже многие сотни лет ничего не меняется в этом мире.
Будучи учеником Некроманта, Темный Император, не понимал значения этих слов. А потом банально не хватало времени их обдумать. Да что там, он давно уже забыл первые уроки своего учителя. Да и не придавал им особого значения. Все его действия всегда были направлены в одно русло - он просто хотел жить. Он хотел выжить, во  что бы то ни стало, вопреки всему. Куда уж там до глубокомысленных размышлений о сути магии и мира. Но став мраморной статуей у него неожиданно появилось куча времени. Уже несколько лет он по прежнему стоял в тронном зале, на том же месте, где удачливый Герой превратил его в статую. Герой так никогда никому и не рассказал, что это не просто мраморная статуя Темного Императора, а он сам, заточенный в камне стоит в его - да уже его - тронном зале. Как обычно это бывает Герой, свергнув Темного Императора, захватил его Империю сам став Императором. Грабеж чистой воды.
Вынести из зала или даже просто сдвинуть статую с места оказалось фактически невозможным. Поэтому по истечении пары месяцев после злополучного для Темного Императора дня, новоиспеченный Император решил отказаться от этой идеи. Прилюдно объявив, что в качестве напоминания всем и каждому о своей великой победе над подлым Некромантом, он решил оставить статую Темного Императора в тронном зале. Новоиспеченный Император очень любил рассказывать историю своих многочисленных подвигов придворным дамам и показывать им статую самого Темного Императора. Впрочем, с каждым годом подвигов становилось все больше и больше, пережитые им опасности приобретали совсем уж невероятный окрас. Да и придворные дамы становились все более распутными, порой не стесняясь заниматься этим прямо в тронном зале перед лицом статуи Темного Императора, видимо это добавляло пикантности в сам процесс. Темному Императору не оставалось ничего иного как наблюдать и слушать. По сути, в том положении, в каком он оказался, заниматься чем-либо другим было принципиально невозможно. Хуже всего для Темного Императора было то, что он был не в состоянии уснуть. Поэтому одинокими ночами оставалось только думать. К сожалению, по своей природе Темный Император был совершенно не способен фантазировать или мечтать. Зато он отличался великолепной памятью и той редкой способностью, что позволяла пережить события давно минувших дней словно наяву.
Так прошли годы. За это время новый Император успел окончательно доказать всем окружающим, что править Империей он совершенно не в состоянии, а все свое свободное время он предпочитает отдавать соблазнению той или иной придворной дамы. Как-то незаметно Империя развалилась на множество королевств, а те земли, что в ней остались давно уже жили самостоятельной жизнью. Там заправляли, уже даже не лорды или графы, а просто мелкая знать. Император давно стал пережитком прошлого, а Императорский двор превратился в тот еще гадюшник и царство разврата. После нескольких громких убийств и покушения на Императора, тронным залом окончательно перестали пользоваться. Даже слуги избегали посещать это огромное темное помещение. По какой-то неизвестной причине многие из них считали, что душа Темного Императора заточена в этом камне, и именно его предсмертное проклятие, причина всех бед постигших Империю в последние годы. И Темный Император остался совершенно один.
У входа в тронный зал послышалось шебуршание. Огромная входная дверь со скрипом приотворилась, яркий солнечный свет проник в глубину зала. На фоне солнечного света появилась женская фигура в облегающем платье, она осторожно зашла в зал. Свет красиво обрамлял ее аккуратную стройную фигуру. Сначала немного с опаской, но все увереннее она шла по солнечной дорожке, внимательно оглядывая все вокруг. Большие, необычайно огромные темно сине глаза, обрамленные длинными ресницами, тонкие чуть розовые губы, маленький аккуратный носик, черные волосы, падающие на щеки, собранные сзади в хвостик с помощью странной конструкции, напоминающей хайтековские наушники. Облегающее черное платье и длинные элегантные черные перчатки. "Очень красивая и любопытная девушка." - подумал Темный Император. Девушка в темноте заметила статую Темного Императора - вздрогнула и подошла ближе, рассматривая его.
- И вовсе ты не страшный, даже красивый. И совсем не злодей. - Сказала она, сначала успокаивая себя. Неожиданно она весело улыбнулась.
- Какая я невежливая! Я должна представиться, его величеству. Я Принцесса Даркена Гард, но ваше величество может звать меня просто Дара. - Закончив короткий монолог, она протянула свою ручку для поцелуя. Простояв так несколько секунд, сжала губки вместе и нахмурила брови. Потом озорно улыбнулась, и дотронулась рукой до его губ.
Темный Император был обескуражен, если бы он и так не был бы мраморным, то застыл бы, как камень не в силах произнести не слова. Ему было чертовски, приятно смотреть на эту юную леди. В ней было столько жизни и энергии. Впервые за многие годы своего заточения Темный Император пожалел о своей судьбе. Ему очень хотелось поцеловать руку этой загадочной принцессе и непременно ей поклонится, как галантный кавалер.
Принцесса подошла ближе, посмотрела Темному Императору в глаза, провела рукой по его щеке, грустно вздохнула:
- Какой красивый. Интересно, какой ты был? - В этот момент ее глаза стали грустными. - Но никто уже не узнает. Все, что осталось от Темного Императора только эта статуя. Темного Императора больше нет, нет его верных рыцарей, нет слуг, ничего нет. Даже память о тебе почти исчезла. Удивительно, Темный Император, Некромант, а люди не помнят о тебе ничего плохого. Интересно обрадовался бы ты этому, узнав. Чем ты жил, чего хотел? Была ли у тебя любимая? Столько вопросов и не одного ответа. Или, может быть, ты был совсем одинок. - На этом месте ее глаза стали еще грустнее. - Одинок, совсем как я. - Ее рука опять дотронулась до его щеки. - Странно такой теплый мрамор, как живой. Я думала, такой мрамор должен быть холодным. - Ее огромные синие глаза притягивали. - А еще, почему белая статуя? Идеально белый мрамор. - Она погладила его по волосам. - Кристально чистый, никто так и не узнал, откуда он, хотя желающих было много. Я знаю, я читала. Белая статуя Темному Императору. - Она опять улыбнулась, легкой незаметной улыбкой. В ней было много грусти в этой улыбке и в этой девушке.
Неожиданно она приблизилась к лицу Темного Императора, он почувствовал ее теплое дыхание, ее губы дотронулись до его губ. Это было столь неожиданно и одновременно безумно приятно, что Император потерял дар мысли. Его никогда не целовала девушка. Впервые за свою жизнь Темный Император, Некромант, был по-настоящему счастлив. Она отстранилась от него, на ее щеках блестели капельки слез. Тысячи вопросов крутились в мраморной голове Темного Императора - "О чем она думает? Почему плачет? Почему она меня поцеловала?.."
- Принцесса, вот вы где! Нам пора ехать, - от дверей в зал раздался властный женский голос. - Идемте.
- Да, хорошо... - Тихо словно про себя сказала Дара. Развернулась и легкой походкой, словно поплыла к выходу. На входе в зал на фоне яркого света появилась небольшая фигура, гораздо ниже среднего человека.
- Что вы здесь делали, Принцесса?
- Прощалась с мечтой.
Послышалось ворчание и вздох:
- Эх.. Дуреха, не знаешь еще, какое счастье тебе подвалило. Благодари Богов!..
Принцесса, уже стоя на выходе из зала, обернулась. Свет красиво обрамлял ее стройную фигуру, она вытерла слезы и посмотрела во тьму на статую Императора. На секунду ей показалось, что в глазах статуи, что-то блеснуло, словно статуя тоже плакала вместе с ней. "Почудится же", - подумала она, и ушла в свет. Темный Император вновь остался один в темном тронном зале. И некому было вытереть слезы с его лица.

Кровавый Император

Громкий хруст разрушил идеальную тишину тронного зала. Если бы в этот момент в тронном зале был случайный свидетель, то он бы непременно впал в благоговейный ужас и судорожно принялся бы молиться всем известным ему Богам. Статуя Темного Императора оживала. Правда, процесс проистекал совсем не так, как следовало бы этого ожидать. Статуя оживала не ради того, чтобы явить миру величественного и злого Темного Императора, нет. С величайшим трудом, превозмогая камень своего тела, Темный Император шел вперед, он стремился к свету. Чудовищная боль движения, разрывала его на кусочки, и взрывала сознание. Стоило остановиться и дождаться окончания процесса оживления. Разумом он понимал, что тогда не будет этой нестерпимой боли, но он не мог остановиться, это было выше него. Только что в этот яркий, нестерпимый для его оживших глаз, свет ушла Принцесса, и если он поторопится, если приложит еще немного усилий, если он выйдет из тьмы этого зала, он сможет ее догнать.
Сквозь тьму зала медленно, неуверенно ступая, двигалась фигура Темного Императора. При каждом шаге с него сыпался песок, яркий свет бил ему в глаза, пытаясь, защитится от него, он поднял руку. Крупицы песка, падая на пол, превращались в кровь. С каждого кусочка его тела падал кровавый песок. Каждый шаг, каждое сокращение оживающих мускулов отдавалось нестерпимой болью, переходящей в настоящую агонию. Краем сознания Темный Император обратил внимание, что вся его рука в крови. Неожиданно поскользнувшись, он упал. Падание разорвалось новой безумной вспышкой боли. Не в силах продолжать сопротивляется ей, он потерял сознание.
Темный Император лежал без сознания, распластавшись на полу тронного зала. Его одежда, уже вернувшаяся в свое первоначальное состояние, была мокрая от его крови. Лучи заходящего солнца, впервые за многие годы играли в его волосах, мягко гладя своего старого знакомого, словно удивляясь, что он еще жив, и бойко радуясь его неожиданному возвращению в этот мир.

* * *

Маленькая вампирша, просыпаясь, открыла глаза, сладко потянулась, радуясь новой ночи и стряхивая остатки сладкого сна. Задумчиво посмотрела своими огромными красными глазами на потолок и ловко подскочила с кровати. Озорно улыбнулась своей неизменно детской улыбкой, быстро, словно ураган она пронеслась по комнате. Одела маленькое белое платьице со вставками легкомысленного розгового кружева, натянула на ноги длинные белые гольфы до колен, подвязав их красными лентами, и, в завершение, собрала резинками свои длинные красные волосы, в две косички.
- Бафу, как я выгляжу? - Требовательно вопросила вампирша. Это тоже была часть обязательного утреннего ритуала. Один из немногих минусов прибивания в статусе вампира, совершенная невозможность посмотреть на себя со стороны. По какой-то неведомой причине вампиры не отражались в зеркалах. На взгляд любой вампирш это было крайне несправедливо. Выкручивались они как могли. Было несколько вариантов преодолеть эту проблему, первый самый желанный но в месте с тем и сложный, используя магию посмотреть на себя со стороны, но, к сожалению, магов среди вампирш было крайне мало. А стать таковой после превращения в вампира было фактически не возможно. Другой самый распространенный вариант, пользоваться услугами специальной служанки. Но и здесь было далеко не все так радужно, как хотелось бы. Наемные работники обычно избегали служить вампирам. Предрассудки, что с них взять. Люди глупые существа. Поэтому для большинства вампирш оставался только один вариант - пользоваться магическим големом, неживым предметом с душой слабого демона, обязанного служить своему хозяину. Бафу был таким демоном, заточенным в небольшого плюшевого медвежонка.
- Бафу! Ну же, ты где? - Притопывая от раздражения, сказала вампирша в образе маленькой девочки. - Если будешь продолжать игнорировать меня, я тебя постираю! - Угроза оказалась действенной. Не то чтобы Бафу не любил, когда его чистили, за вместлищем надо было следить, да и грязь он не переносил по своей сути. Но если она его постирает, то непременно повесит его сушится, а это было мало того что крайне унизительно для любого уважающего себя демона, так еще наверняка его опять облюбует какая-нибудь подлая ворона и выклюет ему последний глаз. А последний глаз ему было очень жалко.
- Все отлично. Как впрочем, и всегда... - Пробурчал откуда то из складок одеяла недовольный демоненок.
Маленькая вампирша в одном мгновение стала пунцовая от прилившей крови к голове.
- Извращенец! Ты опять сделал это! -  Ее всю трясло от ярости и негодования, она сжимала свои кулачки. - Все, ты дождался, мое терпение лопнуло - я тебя изгоню! - Ее голос срывался на крик. Угроза была реальной. Изгоняться и возвращаться в демонический мир Бафу не имел никакого желания. Он был крайне слабым демоном, поэтому ничего хорошего на родине его не ждало. К тому же в его мире не было девушек, а в них маленький медвежонок знал толк.
- Озабоченная сволочь, где ты?! Вылезай! - Вампирша пылала праведной яростью.
Она сорвала одеяло с кровати, но тут краем глаза заметила, как неясная маленькая фигурка подпрыгнула под потолок, оттолкнулась от него и, как метеор, вылетела в окно. Не теряя не секунды, она прыгнула следом, ее худенькое тельце пролетело сквозь оконный проем. Сгруппировавшись  в полете и пролетев добрых двадцать метров высоты башни, она приземлилась неслышно как кошка. В вампиризме есть свои преимущества, не все одни недостатки. Оказавшись на земле, она замерла, прислушиваясь к ночным звукам дворцового парка. За парком давно никто не ухаживал, в закатных сумерках он выглядел угрожающим и опасным местом. "Не то место где стоит находиться маленькой девочке", - неожиданно для себя подумала вампирша. Тяжело вздохнув она поднялась на ноги. Небольшая погоня и падение успокоило ее, позволило выпустить пар. Смысла гонятся за Бафу, особо нет. Догнать его она не в силах даже будучи вампиром. И самое главное кроме него у девушки никого не было, пусть порой он был несносен, но жить друг без друга они давно уже не могли. Маленькая вампирша и демоненок в облике плюшевого медведя, странная пара.
Девушка еще раз грустно вздохнула, окончательно успокаиваясь, и неслышно пошла сквозь парк, в сторону выхода. Ей еще предстояло придумать, чем занять себя сегодня. В жизни вампира были недостатки и пострашнее необходимости обходится без зеркал. Для любого бессмертного самый страшный враг была скука. По истечении первой пары сотни лет, делать было фактически нечего. Маленькой вампирши не смотря на весь ее детский вид, было уже далеко за триста. И она сражалась со скукой в меру своих сил. Последним ее увлечением было исследование жизни великих магов и заклинателей. На этом поприще она уже успела прославиться, написать пару книг и заслужить уважение даже у Совета Архимагов. В данный момент она занималась исследованием и жизнеописанием величайшего Некроманта за последнюю пару тысячу лет. Широко известного, как Темный Император. Но достоверной информации о нем было удручающе мало. По большей части было известно только о его военных подвигах, на заре становления Темным Императором. И о его смерти. На этом какая либо осмысленная информация о нем исчерпывалась.
В этом заброшенном замке, который когда-то принадлежал Темному Императору, она поселилась относительно недавно. Но уже успела его полностью облазить и изучить каждый уголок, удовлетворив свое все еще детское любопытство и стремление ко всему загадочному. В замковом подземелье она не нашла ничего интересного. Это было немного странно, все же когда-то замок принадлежал величайшему Некроманту своего времени, и он был его ключевой и судя по всему единственной резиденцией. В подземелье должны были сохраниться его лаборатории, и прочая магическая атрибутика, но не было похоже, что там когда-либо было хоть что-то подобное. Да и в дворцовой библиотеке не было не одной книги по магии. Библиотека оказалась очень интересной подборкой преимущественно развлекательной литературы. В ней было даже пару неизвестных вампирше книг, которые она с удовольствием прочла на днях. Жаль защитная магия не позволяла вынести их за пределы библиотеки, а переписывать книги желания не было совершенно. В общем, было не похоже, что этот замок, когда то был прибежищем мага. Хотя после него в нем жил новый Император... Но в любом случае никто кроме Некроманта не мог снять защиту с библиотеки, чтобы вынести или уничтожить книги по магии. Да и опять-таки, где его магическая лаборатория? В подвале и подземельях на нее даже намека не было. Значит, она спрятана вместе с тем самыми книгами, где-то в замке. Ну не бывает Некромантов без соответствующих атрибутов. Тем более он был не просто Некромантом, а Великим Некромантом! Поэтому девушке оставалось лишь скрупулезно исследовать каждую пядь, в замке в поисках тайных проходов и секретных комнат. Она уже обыскала все башни, жилые, складские помещения и домики для прислуги. Но ничего необычного найти не смогла. Для поисков оставалось только несколько огромных залов, которые она не стала обыскивать в начале - это большой и малый тронные залы, бальный зал и зал для торжественных приемов.
Наконец-то, выбравшись из ловушки дворцового парка на дорожку, освещаемую приятным лунным светом, девушка весело засеменила по ней, напевая веселую детскую песенку про маленького пони:

У пони длинная челка
Из нежного шелка.
Он возит тележку в такие края,
Где мама каталась
И папа катался,
Когда они были такими, как я.

Неожиданно она остановилась, почувствовав, что-то странное. Непонятное ощущение внутри нее. Хотя нет, почему непонятное? Как будто она использует артефакт поиска. И знает, что воооон там кто-то есть, чествует его. Как радар. Это было непонятно. Такого артефакта с собой у нее точно нет. Магически на нее так повлиять никто не мог. Подобные заклятия сугубо добровольны. К тому же одностороннее. Выходит, это она, должна была наложить его на цель...
- Бафу это ты балуешься? - Задала она вопрос во тьму. Хотя нет, демоненок был не способен на подобную магию, не его профиль. Демоническая магия пусть и очень сильная, но ограниченна по своим возможностям и сфере применения.
В следующую секунду, она почувствовала запах крови. Непроизвольно она выпустила клыки и оскалилась. Запах крови сбивал с толку еще больше. Крови было много, очень много. Так много крови бывает, если кого-то убили, отрезав голову как минимум. И запах шел туда же, где был этот кто то.
Если вы вампир, а тем более вампир, которому больше трехсот лет, вы обязательно привыкаете быть очень и очень осторожным и подозрительным. Чем больше ты живешь, тем больше хочется жить. Охотников на вампиров всегда было очень, много. Рыцари, Охотники на Нечисть, Паладины и, безусловно, самые опасные из всех, Инквизиторы. Магию в охоте обычно используют именно они. Опасные противники, убежденные, что вампирам нет места в этом мире, и все они подлежат непременному уничтожению. Вампирша их не любила. Если Рыцарей или Охотников на Нечисть можно было напугать или договорится, то с Инквизиторами придется драться, без вариантов.
Девушка резко ускорилась, двигаясь как тень. Обычный человек не в состоянии заметить вампира двигающегося с подобной скоростью, для него он был больше всего похож на размытое пятно, незаметный ветерок пронесшийся мимо. Такие движения можно уловить лишь краем глаза, но не осознать их. За несколько секунд девушка почти обошла замок вокруг, убедившись, что кто-то на ее внутреннем радаре неподвижен и находится именно там, откуда явно исходит запах крови. В несколько незаметных движений, двигаясь как призрак кошки, она оказалась на дереве перед входом в тронный зал. Замерла на нем, исчезнув для любого стороннего наблюдателя.  Заходить в помещение было опасно, мало ли что там может ее ждать. Но если там ловушка, то рано или поздно охотник покажет себя. Терпеливых Инквизиторов не бывает, охотники из них все же плохие.
Запах крови приятно щекотал нос. "Надо было все же позавтракать", - подумала она. Судя по всему, охотник, кто бы он ни был, рассчитывал, что вампир не выдержит и пойдет на запах, одурманенный желанием крови. Но это глупый метод для охоты на вампира, скорее он подходит для охоты на какую-либо нежить для которой запах крови означает наличие свежего мяса, ну или на оборотня. Но для оборотня время еще не наступило, полнолуние еще не скоро. А взрослый оборотень, как и вампирша, сразу поймет, что это ловушка.
Ситуация ставила в тупик. С толку сбивал внутренний радар. Замок был совершенно пуст, об этом знали все в городе. Себя как вампир она не выдавала, давно уже привыкла иметь с собой достаточный запас крови, чтобы лишний раз не подставляется. Да и места были тихие, по сути, репутация заброшенного замка Темного Императора отпугивала большинство. Что же там может быть? Страх исчез, любопытство заняло его место. Выражение любопытство сгубило кошку, ей было хорошо знакомо, но все же. Откуда этот радар, почему там так много крови?
Неожиданное шуршание на входе в тронный зал отвлекло вампиршу от размышлений. Она внутренне собралась и приготовилась действовать.
- Слыыыышь! Хозяюшка, тут какой-то парень весь в крови, медленно умирает. Посмотреть не хочешь? - раздался голос Бафу.

***

Некромант, он же маг жизни. В чем их главное отличие от всех прочих? Почему даже самый слабый маг жизни, во много раз сильнее среднего мага стихийника? Ведь в любой из четырех стихий море энергии, необъятный, почти неистощимый океан. И самым сильным из магов могут быть доступны все четыре стихии разом. Значит дело не в количестве доступной энергии. Может быть дело в сфере применения? Но ведь магии стихий доступен весь мир, недаром высшей ступенью стихийной магии является магия мира. Магия стихий есть везде и во всем, в отличие от магии жизни. Но все равно, даже со слабым Некромантом может справиться только маг полного круга, для которого доступны все четыре стихии. А с сильным некромантом в одиночку справиться, не может даже Архимаг. Суть магии жизни не в силе, не в возможностях, а в невероятной, почти непостижимой для других магов эффективности. Если стихийники действуют силой и напором, то Некромант своим умом и изворотливостью. Некроманта очень тяжело убить, ведь сама их жизнь в их руках. Слуги Некромантов не бездумные големы или элементали, а почти разумная нежить или даже ОЧЕНЬ разумная нежить. Зомби, умертвия, тени, оборотни, вампиры, личи и конечно темные рыцари - и ведь это далеко не полный список!
Темный Император медленно открыл глаза, несколько раз моргнул, привыкая к темноте. Пытаясь вспомнить, что с ним приключилось, и почему он оказался на полу. Он видел, он дышал, он чувствовал свое тело! Тело Некроманта изогнулось от боли, он закашлял кровью. Наконец-то успокоившись, и перевернувшись на спину, он вытер лицо рукавом, обратив внимание, что кожу его рук покрывала корка засохшей крови. Глаза расслаблено шарили по потолку зала, это было чертовски приятно, жить вновь, дышать, видеть что-то другое кроме неизменной картины этого зала. Интересно сколько лет прошло с тех пор, как он превратился в мраморную статую.
Неожиданно он почувствовал, что рядом с ним кто-то стоял, неслышно как тень, без дыхания. Тяжело повернув голову в нужную сторону, он увидел маленькую девочку в белом платье, совсем ребенка. Волосы собраны в два хвостика, гольфы - сама невинность.
- Ты кто, раздался ее голос, громким эхом отразившись от стен пустого зала.
Темный Император поморщился от боли. На ее вопрос стоило ответить. Но, честно говоря, он совершенно не имел понятия как. Когда-то он был Темным Императором, но это ничего не скажет маленькой девочке. Назваться Некромантом тоже было глупо, он был еще слишком слаб, чтобы беспечно кидаться подобными утверждениями. Последствия могли быть самыми непредсказуемыми. По сути больше имен у него не было, разве что Ученик.
Темный Император отвел глаза от девушки и вновь посмотрел на потолок.
- Я не знаю кто я.
Девушка нахмурилась.
- Как можно не знать, кто ты есть? Ты потерял память?
- Хотелось бы мне, чтобы это было именно так, - ухмыльнулся Темный Император.
Девушка задумалась. Незнакомец ей понравился, и кроме того, было еще какое-то чувство, которое помимо ее воли, заставляло относиться к нему дружелюбно. Даже при наличии всей этой прорвы крови, она не могла думать о нем, как о еде. Даже клычки давно исчезли.
-У меня нет имени, - продолжил он. - У всех есть, а у меня нет. Кстати, как звучит твое?
- Мое имя Друцилла ле'Вамп... - Ее прервал неожиданный смех странного человека.
- Ле'Вамп значит. У меня совершенно нет сил. Кажется, я сейчас потеряю сознание... Будет не очень хорошо, если меня тут кто-нибудь найдет. Помоги мне. - Его речь оборвалась, он действительно потерял сознание, как и обещал.
- Ну и что, ты действительно потащишь куда-то этого ненормального мужика? - Неожиданно задал вопрос Бафу, который все это время простоял за спиной хозяйки. - Просто иссуши его, и пойдем уже отсюда. Тебе еще надо обследовать эти залы. - Он махнул лапкой, куда-то в сторону от входа.
Тело человека поглотил приятный голубоватый свет. Казалось, он сам его излучает.
- А почему это он светится? - Бафу был удивлен.
- Ты никогда не видел, как действует отложенное заклинание исцеления? Это не просто человек, он маг. - Сказала вампирша, с интересом разглядывая действие заклинания. Свет менял свои оттенки от темно-синего до ярко-голубого. - И он далеко не из слабых, даже очень сильный маг. Потерял столько крови, но сумел активировать заклятие. Сильный маг без имени, весь в крови, неожиданно появившийся в заброшенном Императорском замке! Бафу, разве тебе не любопытно?!
Бафу тяжело вздохнул. Вот из-за таких "разве тебе не любопытно", хозяйка обычно и влипала в самые нелицеприятные истории.
- Ну и что мы будем с ним делать? - Задал неизбежный вопрос медвежонок.
Девушка задумалась:
- Ты останешься тут и будешь его охранять. А я пойду, осмотрю оставшуюся часть замка.
- Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа, - Бафу исполнил церемониальный поклон. И смешно упал на пятую точку, скрестив руки, всем своим видом высказывая обиду.
Друцилла хмыкнула. Развернулась и через несколько секунд растворилась в темноте зала.

Оживший Император

Рыцарь в иссиня-черных доспехах зашел в единственную таверну Города Множества Имен. Он замер на входе в помещение и внимательно осмотрел присутствующих: десяток крестьян неспешно пили пиво, пара купцов лениво развалившись на стульях, вела неспешную беседу, потягивая вино, а трактирщик лениво протирал стаканы. На вошедшего никто не обратил внимания. Рыцарь неспешно прошел по залу и уселся за самый большой стол посередине зала. Поймал глазами служанку и громким басом требовательно произнес:
- Еду и вино. На двоих.
Служанка вздрогнула, поклонилась и убежала на кухню исполнять заказ. Рыцарь, тем временем, положил на стол свой шлем, отстегнул ножны с мечем, и положил рядом с собой на лавку. Достал кинжал и с силой воткнул его рядом со своим шлемом. Наблюдающие за ним крестьяне вздрогнули и прекратили шептаться, во все глаза рассматривая незнакомца. Рыцарь был огромен, на голову выше любого из присутствующих. Он представлялся этаким гигантом, подсознательно внушая страх всем присутствующим.
Рыцарь же, не обращая внимания на окружающих, уставился на пустующее место напротив себя. Сложил руки и принялся ждать. Через несколько минут стол начал заполнятся разнообразной едой. Вдруг один из деревянных кубков сам собой наполнился, и кто-то, до сих пор невидимый, выпил его разом до дна.
- А вы все так же любите выпить, сэр Малькольм, - одобрительно заявил Рыцарь в никуда. И с аппетитом набросился на еду.
- А ты жрать, - невидимый собеседник поддержал беседу.
Проглотив одним махом очередную лепешку с сыром, сэр е довольно срыгнул.
- Некоторые привычки остаются с нами даже после смерти, - разразился громким смехом рыцарь. Смех прервался столь же неожиданно, как и начался.
- Из наших в городе кто-нибудь еще есть?
- Почему ты спрашиваешь? Каждый из нас чувствует другого. Одной смертью живем. - Загадочная фраза повисла в воздухе.
- Да, но ты чувствуешь лучше других, вор.
- Я никого кроме тебя в этой дыре больше не чувствую.
- Вот как. Жаль. Давно не имел чести встретиться с кем-либо из старых товарищей. Сэр Малькольм, а вы чем занимались все эти годы?
- Любимым делом.
Сэр Макларен усмехнулся:
- Наслышан. Говорят, великий вор зачастил в последнее время в Императорскую Сокровищницу её величества вдовствующей Императрицы. И они в очередной раз были вынуждены усилить меры защиты.
Невидимка гордо отметил:
- Ага, скоро выгоднее будет воровать их системы защиты.
Наконец покончив с едой, Черный Рыцарь, вновь смачно рыгнув, с видимым удовольствием, растянулся на скамейке и задумчиво уставился в пустоту его невидимого собеседника.
- А ты так и не нашел способ избавиться от своего проклятия.
- Нет. Слабые маги не могут снять заклятие невидимости такого уровня, а сильных не интересуют мирские дела. Разве что поступить на службу ее Императорского Величества. Говорят, её придворный маг достаточно силен. - На несколько мгновений Малькольм, замолчал, словно обдумывая сказанное. - Но у меня уже есть Император.
Сэр Макларен напрягся, разом собравшись и навострившись, словно гончая собака, учуявшая след. Его бас разбил тишину:
- Ты думаешь, ОН еще жив?
- Да, лучшее тому доказательство наши жизни. Не своей смертью живем, помнишь?
Рыцарь кивнул, соглашаясь со сказанным. Он тяжело вздохнул и с грустью в голосе произнес:
- Вот только где он. Больше восемнадцати зим уже прошло, как он исчез. Мне надоела эта жизнь, вор, без цели и смысла. Я прошел всю Империю, побывал в землях с непроизносимыми названиями, участвовал в доброй сотне турниров, сражался с невероятными чудовищами, даже довелось поучаствовать в паре местных воин. Но это не жизнь, вор. Не та жизнь. Ты помнишь?
- Помню, как не помнить, забавное было время. Хотя тогда мы так не думали, я его ненавидел, да и ты, как я помню.
Рыцарь лениво попивал вино из деревянного кубка.
- Да я помню, как мечтал избавить от него этот мир. Думал, доброе дело сделаю. Дурак. Ведь все мы такими были, вор. Наивными мечтателями, желающими победить зло, - Макларен усмехнулся. - Хотя ты хотел его банально обокрасть.
Невидимка тихо хмыкнул. Рыцарь задумчиво посмотрел в никуда и продолжил свой монолог.
- Когда я с ним встретился, я был оруженосцем, без рыцаря. Один добрый... - он криво усмехнулся. - Один "добрый" человек, посоветовал мне истребить нечисть. Убить злодея-некроманта, пока тот не набрал силы, чтобы захватить мир и погубить все живое, - на этой фразе рыцарь опять усмехнулся. -  Маг жизни уничтожающий все живое, ты представляешь себе, вор?
- Да... Тот еще шутник был этот "добрый" человек... А что дальше?
- Дальше? Ничего особенного. Он подсказал, как найти некроманта и даже снабдил магическим кинжалом. Вот кстати он, - с этими словами он вырвал из лавки кинжал и задумчиво уставился на его лезвие. Макларен провел по острию пальцем, проверяя заточку, незамедлительно пошла кровь. Словно не замечая этого, рыцарь продолжил:
- Кинжал проходит сквозь любую магическую и иную защиту, словно ее не существует. Не рыцарское это оружие, подлое, - сморщившись как от кислого, он вновь с силой вогнал кинжал в лавку.
- Так почему ты до сих пор не расстаешься с ним?
- О! Я обещал его вернуть тому "доброму" человеку, - злая улыбка появилась на его лице. - Слово рыцаря нерушимо!
- Значит вот как ты стал Рыцарем Смерти. Ну, а мою историю ты знаешь, - вор рассмеялся.
Сэр Макларен разразился диким несдержанным смехом.
- Да... Не нашлось больше дурака, решившего обворовать башню Мага.
- Дуракам везет, - поучительно заметил вор. - К тому же моя мечта исполнилась, я стал величайшим вором.
- Ты надеялся стать величайшим вором, обворовав ЕГО башню? - Улыбка не исчезала с лица сэра Макларена.
- Да, я был немного наивен в молодости. - Казалось, невидимый вор улыбался, вспоминая былое.
- Ну что ж, давай выпьем!
С этими словами рыцарь встал и поднял бокал. В один голос невидимка и сэр Рыцарь громогласно произнесли:
- За Темного Императора!
Осушив свой кубок одним залпом, сэр Макларен шумно рыгнул, вытер лицо и огляделся вокруг.
- Сэр Малькольм, как-то пусто стало в этой таверне, вы не находите?
- Не к добру это, чует мое сердце. - Вор был традиционным противником применения силы.
- Ну почему же? Бесспорно это предзнаменование доброй трактирной драки! - Сэр Макларен явно был навеселе и в настроении размять свои не дюжие кулаки.
- А вот и гости.
В таверну влетел десяток стражников, ощетинившихся пиками. В центре группы стоял маленький плюгавенький тип, явно воровской наружности, с маленькими свиными глазками. Не понятно почему, одетый в дворянскую одежду и с медалью бургграфа на шее.
Не дожидаясь, пока вновь пришедшие опомнятся, и совершенно не интересуясь причиной их прихода, сэр Макларен стремительно сократил расстояние между ними и четким прямым ударом послал в нокаут, не приглянувшегося ему с первого взгляда бургграфа. Дальнейшее действие развивалось по вполне привычной для рыцаря картине. Слаженный удар пик опомнившихся стражников, скорее на инстинктах, чем осознанный, был встречен броней иссиня-черных доспехов. Сторонний наблюдатель заметил бы, что страшный по силе удар четырех пик не оставил ни царапины на этих странных доспехах. Зато рыцарь, довольный развитием событий, схватил одну из пик и рванул, что было сил, на себя. В его руках появилось оружие. Это явно был переломный момент во всей потасовке, потому что в следующую секунду еще трое стражников, оглушенные ударами древка, упали на пол. Оставшиеся шестеро отходили к единственному выходу из таверны.
Сэр Макларен, довольно рыкнул, кинул пику плашмя в отступающих стражников. После чего схватил ближайший стол, натужился и поднял его над головой. Стражники присели от страха, их зрачки округлились. Огромный в их глазах, и становившийся еще больше, черный рыцарь излучал темную ауру безумия. И вот стол уже летит прямо на них.
- Ну и горазд же ты драться, - подал голос невидимый напарник, привычно обворовывая единственную стоящую добычу - бургграфа.
- А то! - Рыцарь довольно скрестил руки, наблюдая, как невидимые руки вора, обшаривают коротышку, выворачивая его карманы и проверяя содержимое кошеля.
- Как думаешь, знак брать?
- Бери. В хозяйстве все пригодится. - Услышав это, вор хихикнул. Ему в голову, явно пришла какая-то хитрая каверза.
- Так с этими ясно, - рыцарь вернулся, забрал свое оружие и рыцарский шлем. На секунду задержался перед столом и аккуратно положил серебряную монету на видное место.
- Мне кажется, сэр Рыцарь, вы слишком щедры, - со смешинкой в голосе заметил вор.
- Нет, щедр наш Император. А покормили нас знатно, да и урон заведению я нанес не малый, - он покосился на погром и кучу тел перед входом.
- А что неужели Император тебе до сих пор исправно выдает золото? - Удивленно задал вопрос вор.
- Да, один серебряный появляется в кошеле каждый день ровно в полночь, работает как часы.
- Надо же, Император ценит своих слуг. Теперь понятно, куда исчезают все те деньги, что я приношу в башню.
- Наверно.
- Вот только где он, наш Император.
- Пути нашего Императора... - неожиданно Малькольм осекся.
Громкий радостный смех довольного жизнью человека заполнил зал единственной таверны Города Множества Имен.
- Он вернулся, вор! Он вернулся! - Рыцарь схватил, никак не ожидавшего этого, невидимку в охапку и обнял его.
В голове двух Рыцарей Смерти тихо пульсировал давно забытый зов. Император вернулся, и ему нужны были его верные рыцари.

***

Старый маг проснулся, ему снился кошмарный сон, точно к недоброй вести, подумал он. Только вот что могло случиться, все давно предусмотрено, никаких фатальных неожиданностей произойти не может, цель уже близка. Уже никто и ничто не в силах изменить предначертанное! Неожиданно дверь распахнулась, в комнату влетел его младший ученик.
- Они, они...! В глазах ученика бала паника, он задыхался от волнения и не мог говорить.
- Успокойся, кто они? Что случилось, расслабься и просто расскажи, что заставило тебя ворваться ко мне посреди ночи? Если причина будет недостойна, ты пожалеешь о своем поступке.
Страх ученика перед гневом Архимага, заставил его собраться и, боясь за свою жизнь, он почти ровным голосом произнес:
- Черные рыцари покидают казармы Магической Академии! Они говорят, что их повелитель зовет их.
Глаза Архимага потемнели.

***

Бафу с видимым безразличием рассматривал незнакомца, хотя выражать безразличие, находясь в теле мягкого плюшевого медвежонка, было достаточно сложно, но ему представлялось логичным, что именно так и должен смотреть стражник на охраняемый им объект. Роль охранника для демона была в новинку, у него были небольшие теоретические знания на эту тему, но информации явно не хватало. Например, самый простой и очевидный - может ли он отлучиться от объекта своей охраны или нет. Или более сложный вопрос - можно ли транспортировать объект охраны в более удобное и целесообразное, возможно даже предназначено для этой цели место, как например тюрьма или башня. Или даже еще более сложные вопросы, - какой уровень сохранности объекта необходимо обеспечить, критичны или нет физические повреждения объекта, а психологические, может, стоит его заморозить или локально остановить время? Ну и самое главное, что мучило демона, от чего именно он должен охранять этого мага. Безусловно, от внешних угроз. А как быть с внутренними угрозами, что если человек решить покончить жизнь самоубийством, или, к примеру, вот он лежит на холодном полу, а тут, между прочим, сквозняк, высоки шансы, что он простудится и умрет. Входит ли в круг обязанностей охранника пресечения простудных заболеваний у объекта охраны.
Безусловно, это был очередной бездарный и непродуманный приказ, взбаламученной девчонки, который приходилось выполнять бедному демону. По крайней мере, исходя из сути приказа, будем считать, что маг должен оставаться в живых, находиться в первоначальном состоянии, а охранять его необходимо от внешних угроз. Тогда смысла непосредственно наблюдать объект, нет. Необходимо контролировать источники возникновения потенциальных угроз. А, исходя из факта существования самого приказа, в том, что они были и рано или поздно придут - сомневаться не следовало. Бафу развернулся к центральному входу в зал, встал, дошел до открытых дверей и сел точно по центру входа. Ему предстояло долгое и томительное ожидание непрошеных гостей. Заодно можно будет обдумать, входит ли в обязанности охранника их уничтожение или достаточно будет просто не допускать их до объекта охраны.
К сожалению, детально проанализировать этот вопрос демону не удалось, только было он начал обдумывать концепцию предупреждения непрошенных гостей, с целью экономии ресурсов и отсеивания потенциальных угроз от мнимых, как, словно по компасу, точно на Бафу из темноты сада вылетел огромный гнедой жеребец с не менее огромным всадником в темных доспехах. Даже не думая слезать с лошади, рыцарь направил ее точно к проходу в зал, благо размеры двери позволяли этот не хитрый маневр.
- Стоять! - неожиданно громко, с привкусом демонического голоса произнес Бафу. Его маленькая плюшевая фигура возвышалась в проходе на полметра, но для коня это было достаточно, чтобы встать на дыбы, уронить, не ожидающего этого, всадника на землю и со страхом убежать прочь. В момент падения всадника на землю, раздался странный, для этого события, скрежет метала и звонкие удары, как впрочем, и ожидаемые проклятия и стоны, правда смущал тот факт, что голосов было два. В следующую секунду огромный рыцарь вскочил с земли и одним движением достал свой меч, прокричал какой-то невменяемый вопль и кинулся на демона.
- Убью гада! - Речь рыцаря приобрела различимый характер. В два огромных шага он приблизился к Бафу вплотную, держа меч высоко над головой, готовый вложить всю свою силу в удар  и разрубить беззащитного медвежонка на две части.
При столь очевидном покушении на свою жизнь хозяйка разрешала демону применять почти всю свою силу. Хотя скорее не на жизнь, а на целостность этого, так любимого хозяйкой вместилища. Стоит отметить, что обычно, показывать свою демоническую сущность и уж тем более применять силу, Бафу категорически запрещалось.
Маленький медвежонок повел себя совсем не так, как на то рассчитывал сэр Макларен. Почти на грани восприятия, рыцарь увидел, как демон сложил ладони вместе, словно лепил невидимый снежок и моментально послал его в сторону рыцаря, выставив свои лапки, вперед. Яркая вспышка, громкий хлопок, сэра Макларена со страшной силой отбросило назад и впечатало в ближайшее дерево.
Насладившись результатом своих дел, медвежонок забавно кивнул и положил голову на плечо, рассматривая поверженного рыцаря. Ему было интересно жив ли рыцарь, а если жив, то как быстро тот придет в сознание, и что случится, если он отпустит меч, воткнувшийся в дерево на высоте в три с лишним метра. Оказывается, в работе охранника есть свои приятные моменты.
В отличие от сэра Макларена, отличающегося редкой даже для Рыцарей Смерти безбашенностью, вор всегда был категорически против необдуманного применения грубой силы. Его профессия наложила свой отпечаток, на его логику и поведение. Последние два десятка лет, проведенные в невидимом состоянии, приучили к мысли, что самый надежный способ получить желаемое - незаметно украсть это самое желаемое. И пусть сейчас в образе желаемого был его повелитель, Малькольма это совершенно не смутило. Наоборот, ему было даже интересно, каково это украсть человека из-под носа столь неординарного охранника. Поэтому, Насладившись картиной эпического полета сэра Макларена, вор осторожно прокрался мимо медвежонка, в который уже раз порадовавшись качеству наложенного на него заклинания.
Одна из ключевых причин, почему демонам не стоило доверять какое-либо дело, была в том, что они совершенно не представляли себе, что и как именно, они должны были делать. Зачастую на правильное формирование задачи для демона уходило больше времени и усилий, чем потребовалось бы на реализацию этой задачи традиционными методами. Демоны были гостями в этом незнакомом и непонятном для них материальном мире. Не то чтобы они были жуткими формалистами, просто в их мире чистой энергии и энергосущностей не было большинства понятий материального мира, с его странными и непонятными для демона законами, и еще более загадочными социальными отношениями и понятиями вроде чести, совести и любви. Но надо отдать им должное - большинство из них были очень любопытными созданиями и умели быстро воспринимать все новое, и даже менять свою логику и сознание, подстраиваясь под окружающий мир.
Бафу вздохнул, имитируя подсмотренное поведение хозяйки, когда она была чем-то втайне недовольна. Как понял демон, люди вздыхали каждый раз, когда у них появлялось нереализованное желание, или что-то в этом роде. Сейчас демон очень сильно хотел оставить это несвойственное для него занятие охранника.
Странное движение в глубине зала привлекло внимание демона. Тело незнакомца оторвалось от земли и медленно поплыло в противоположную от него сторону. Бафу был озадачен. В принципе он обдумывал вариант поведения, на случай если незнакомец придет в себя, но тот явно все еще находится без сознания. Но почему тогда он удаляется от него по воздуху, без видимой опоры. Попав в безвыходную и незнакомую для себя ситуацию, демон решил действовать по однажды опробованному шаблону поведения охранника. По крайней мере, в прошлый раз это сработало, и он не видел причины, почему это не могло сработать вновь.
- Стоять! - вновь, с привкусом демонического голоса произнес Бафу. На этот раз звук его голоса отразился от стен зала и заметно усилился, произведя еще более устрашающий эффект. Но вместо ожидаемого падения тела, по аналогии с лошадью, незнакомец начал постепенно исчезать, да и скорость его движения заметно увеличилась. Через несколько секунд Бафу все еще стоя в проходе, озирал уже пустой зал. Лишь пятна засохшей крови говорили о том, что только что тут находился маг. Маленькая пухлая лапка медвежонка дотронулась до его последнего глаза-пуговки. Судя по всему ему, предстоит с ним проститься.

***

Малькольм не без основания был горд собой, он легко прокрался мимо странного медвежонка и,  оставшись незамеченным, пересек зал. Перед ним лежал Темный Император, с голову до пят окутанный голубыми лучами исцеляющего заклятия. Неслышно прошептав, нехитрую воровскую молитву своему богу, он осторожно взял Императора на руки и, стараясь быть неслышным, понес его в глубину зала. Это был самый рискованный момент всей операции. Десять секунд, ровно десять мгновений требуется любому предмету для того чтобы стать невидимым в руках вора. Очень давно эти десять секунд не казались ему такими длинными как сегодня. Да что там, он уже и не помнил, когда в последний раз так боялся, что вдруг, именно сейчас, в это мгновение, что-то пойдет не так и заклинение не сработает. Но Император знал свое дело, его заклинания никогда не подводили.
Быстро сориентировавшись на месте и припомнив уже почти забытые коридоры и залы старого замка, вор застыл в раздумьях - куда спрятать Императора до его полного восстановления? Можно было конечно забраться в самый дальний уголок, но риск, что их будут искать, был крайне велик. Унести же Императора прочь от замка у него просто не хватит сил, значит остается единственное возможное место - Библиотека. По крайней мере, там Император сможет быстрее восстановиться, гораздо быстрее, чем где бы то ни было.
Малькольм неслышно чертыхнулся, осматривая огромную парадную лестницу, ему предстояло забраться по ней на самый верх. И что противнее всего - эта лестница была не единственной.

***

Друцилла увлеченно исследовала оставшиеся залы замка, как неожиданно, ставшее уже привычным ощущение присутствия того странного человека, исчезло. На ее внутреннем радаре было пусто. Друцилла тяжело вздохнула.
- Ничего нельзя доверить этому демону! - вспыхнула вампирша.
"Ну, ладно", - успокаиваясь от вспышки ярости, подумала она. Искать тут ей больше нечего, судя по всему, в замке нет ни тайных комнат, ни даже банальных секретных проходов, не говоря уже о лаборатории некроманта или его магической библиотеки. Погруженная в свои безрадостные размышления о бесполезности ее путешествия, сама того не заметив, маленькая вампирша вошла в тронный зал. На месте, где только что лежал загадочный незнакомец, было лишь пятно крови. Бафу же почему-то стоял спиной к залу точно посередине парадного входа. Хотя для такого демона как он, местоположение его единственного глаза пуговки не имело ровно никакого значения. Зрения у него как такового не было, скорее, было осознание ближайших предметов. Где бы они не находились перед ним, за ним или даже под ним.
- Бафу что тут произошло?  - требовательно вопросила вампирша.
- Сначала на меня напали, а потом он исчез, - демон вытянул лапку, указывая на лужу засохшей крови посреди зала. - И это ты виновата! Ты оставила меня тут одного, отдала этот бездумный, непродуманный приказ, и что я должен был делать! Ты должна была подробно мне объяснить, что и как должен делать охранник, рассказать и привести примеры действия в любой из возможных ситуаций! Но нет, ты же так не можешь. Я знаю, тебе доставляет удовольствие издеваться над бедным демоном.
Друцилла захотела кинуть чем-нибудь в надоедливое существо. Вмиг сократив расстояние между собой и медвежонком, она схватила его и запульнула в парадную лестницу с тем расчетом, чтобы демону после падения еще как следует досталось от ступенек. По крайней мере, это был действенный способ заставить его заткнуться. Наблюдать картину его падения и последующего скатывания по ступенькам она уже не стала, ее внимание привлек человек в доспехах повисший высоко на дереве. Судя по тому, что раньше его тут не было, это был тот самый напавший на демона глупец.
Двуручный меч рыцаря был воткнут в дерево, а его руки продолжали сжимать рукоятку хваткой мертвеца, что в принципе и было причиной того, что он все еще оставался в столь странном состоянии. "Надо будет спросить у Бафу, чем это его он так его шарахнул. Правда, не сейчас". Пожалуй, она немного погорячилась по отношению к нему. Хотя он сам виноват, знает ведь, стервец, как род ле'Вамп реагирует на оскорбления в свою сторону. "Дурная кровь", - в который уже раз подумала вампирша, в душе немного жалея себя за такое семейное проклятье.
Девушка подошла поближе к рыцарю, рассматривая гиганта. Огромный двуручный меч, воткнутый в дерево почти на половину, красиво блестел, отражая свет луны и ее крыльев. А вот доспехи оставались темными как сама ночь, странно. Неожиданное озарение, посетившее ее, отразилось на лице девушки в виде улыбки. Черные доспехи носили в этом мире только Рыцари Смерти. Значит все, что нужно это немного подождать, пока он не оживет. И уж тогда-то она получит ответы на свои вопросы.

Мой Император!

Богато украшенная карета с трудом пробиралась через переплетения Гранвудских улиц.
- Вездесущая грязь и вечные пробки... Этот город стал еще хуже, чем я его запомнил. - В голосе молодого рыцаря сквозило отвращение.
Сидящий рядом мужчина в возрасте задумчиво посмотрел на своего попутчика:
- Эндрю, а ведь ты совсем не изменился с тех пор, как учился в Академии.
- Я умер и давно, ты помнишь отец? Время более не властно надо мной.
Старик усмехнулся:
- У мертвых не рождаются дети, сын. Впрочем, как и у стариков, - сказав это, он нахмурился, и ненадолго замолчал. - Порой мне кажется, что Великое Равновесие это не выдумка жрецов Безумного Бога. Я прожил хорошую жизнь, удачную жизнь, на редкость удачную и удивительно долгую. Достаточно долгую, чтобы увидеть смерть всех своих сыновей. Увидеть, как рок Токса бьет по моим детям, выпивая их кровь, уничтожая все мои надежды и мечты.
Долгая пауза повисла между собеседниками. Старик вновь погрузился в пучину тягостных воспоминаний о смерти своих детей. Об их медленном и неизбежном уходе в другую жизнь. Их было пятеро. Пять принцев Либерии. Пять его пальцев - кулак Королевства! Боги, сколько было надежд и планов. Но как глупо все вышло. Четвертый сын, безымянный палец, погиб на турнире. Неудачное падение с лошади. Третий сын, средний палец, был сражен в дуэли. И ведь знал, что нет ни шанса, но нет, кровь и честь рода Эдвардс превыше всего! Второй сын, указующий перст, самый любимый, бесславно погиб, ведомый тщеславием этого ублюдка Гоберта. Сколько славных рыцарей увел он в Отделившиеся Земли. Но никому не суждено было вернуться. Старший же сын, большой палец, наследник. Боги помогли уберечь от всех опасностей молодости, но не от яда большой политики. Кровавую баню отец устроил отец отравителям, но душу уже давно разорвало на части. Младший сын, мизинчик, всеобщий любимец и радость, умер раньше их всех. "Умер," - еще раз подумал про себя старик. "Как же, умер. Вот он сидит рядом. Последний принц Либерии, Эндрю Эдвардс, Рыцарь Смерти."
- Может я и жив отец, но жизнь моя всецело принадлежит Темному Императору. Это мой долг, долг жизни.
- У тебя еще есть долг крови, сын! - Сидящий рядом с рыцарем старик преобразился. - Ты станешь королем Либерии, как когда-то стал им я! 
- Никто не признает своим королем Рыцаря Смерти. Думаешь, я не думал об этом отец? Вся эта затея, представить меня на собрании Императорское Геральдического Общества, как твоего законного наследника, провалилась еще до ее начала. Я мертв, отец. Уже двадцать лет, как мертв. И ничто, ничто этого не изменит. Я нежить!
- Я король Либерии, Вильям Блейк Эдвардс, а ты мой сын! Ты дышишь, у тебя бьется сердце, идет кровь, и обрюхатить служанку тебе не составило никакого труда!
Эндрю посмотрел в глаза отцу:
- Может этого и будет достаточно благопочтимому собранию Общества, но не твоим вассалам. Прольется кровь, много крови. Ты этого хочешь, отец? Не слишком ли большую цену придется заплатить королевству?
- Не меньше крови прольется, если я этого не сделаю. - Это была неизбежная правда, которую знали оба собеседника. - Я уже слишком стар, Эндрю. Мы и так излишне затянули с решением. Кровь уже льется, дальше будет только хуже.
Рыцарь сгорбился под тяжестью аргументов, отводя взгляд от серых глаз отца. И тихо, словно извиняясь, произнес:
- Даже если ты это сведаешь, я прилюдно откажусь от титула. Только поэтому я и еду с тобой на это собрание. - Он не видел королевских глаз, но не мог не знать, что сейчас они наливаются яростью и гневом, неотделимым от королевского рода Эдвардс. - Я вассал Темного Императора, я слуга Темной Империи, не империи Либ.
- Нет этого твоего Императора! Уже 19 лет, как нет! Мертв он, пал от руки Гоберта Гардса! И твоя клятва не имеет больше силы. И не надо мне говорить, что ты с ним связан и живешь его жизнью - это ложь. Все эти ваши силы и возможности, просто магия, хорошая качественная магия, но не более.
Рыцарь демонстративно отвернулся, ему было проще молча разглядывать грязь ненавистного города, чем смотреть в глаза отцу. Это был старый спор между ними, и каждый из них был прав по своему, у каждого были свои железобетонные аргументы, а кровь, та самая кровь королевского рода Эдвардс, не давала возможности уступить в этом споре не одному из них.
Карета попрежнему с трудом пробиралась через переплетения Гранвудских улиц.
Погруженный в свои безрадостные мысли, Эндрю Эдвардс не замечал ничего кругом. Он все еще вел этот спор с отцом внутри себя, придумывая все новые и новые аргументы и пытаясь понять, что же он должен делать и как ему поступить.
- Эндрю, почему этот странный узор на твоих перчатках светится?
Очнувшийся от своих раздумий принц с удивлением разглядывал свои иссиня-черные латные перчатки. На них уже почти забытым голубоватым светом переливались руны контроля. А внутри него проснулся до боли знакомый неслышный зов.
Шепотом, словно не веря во все происходящее, Рыцарь Смерти произнес:
- Император, мой Император, вернулся в этот мир и он завет нас, Рыцарей Смерти.
Карета остановилась.
Старый король внимательно посмотрел на своего сына. Искра надежды проскочила в его серых глазах. Он нашел решение, то единственное что может спасти всех их.
- Безумный Бог сегодня на нашей стороне. Идем со мной сын. Тебе есть, что рассказать собранию.
Принц, все еще ошарашенный произошедшим, бездумно подчинился королевской воле последовал за ним.

* * *

Собрание Императорского Геральдического Общества происходило в одном из самых старых зданий великого города Гранвуд, столицы Империи Либ. Оно было построено еще на заре Империи, в дни ее становления и величия. Когда подвластные ей земли простирались на всю серверную часть континента и занимали многие из земель за Великим Хребтом.
Как и все здания той эпохи, оно было огромным. Ну, по крайней мере, по нынешним меркам. Огромность эта простиралась как в ширину, так и высоту. Сердцем строения был большой купол в центре, под сводами которого расстилался самый большой зал на континенте. В в сердце которого возвышалась ораторская трибуна, а вокруг нее многочисленные скамьи для слушающих. В давние времена величия все они бывали заполнены лордами Империи. Здесь Императоры судили споры своих вассалов, именно здесь происходила коронация каждого из Императоров великой Империи и многие другие важнейшие события политической жизни.
Традиционно в этом же зале проходило собрание Императорского Геральдического Общества. За столь странным названием скрывалось ежегодное собрание старейших и уважаемых лордов Империи. Когда-то в круге вопросов решаемых этим собранием были исключительно вопросы геральдики, но со временем к ним присоединились вопросы наследования и другие насущные проблемы дворянской жизни. Да что там, если быть откровенным, именно это собрание в последние годы решало ключевые вопросы существования Империи, после смерти Императора и воцарения Вдовствующей Императрицы. Которая, к слову сказать, была больше увлечена праздными развлечениями и своими фаворитами, хотя не состоит ожидать иного от такой женщины.
Теперь же скамьи в зале были заполнены не более чем на четверть. Нет, не поймите неправильно, лордов в Империи меньше не стало, это самой Империи стало меньше, не только территориально, но и в жизни многих лордов. И действительно, зачем предпринимать долгое путешествие ради непонятно чего. Ведь любой спор, возникший с соседним лордом, проще решить своими силами, ну в крайнем случае попросив помощи у соседей. Да и от набегов пиратов, бандитов и даже нечести, тоже надо защищаться своими силами. Давно уже Имперская армия не приходит на помощь своим слугам. Да и где она там армия?
Но, тем не менее, сегодня явно чувствовалось оживление. Ибо событие, которое тут должно, было произойти интересовало многих. Может Император, то есть Императрица, и была просто красивым символом, но вот короли, точнее два короля, король Либерии и король Пирингия, все еще оставались сильными и влиятельными личностями. А сегодня решался вопрос о будущем крупнейшего из королевств. В принципе, все было известно заранее - примерная речь короля Вильяма Блейка Эдвардса, реакция почтенной публики и даже последствия. В какой-то степени само собрание и речь короля была формальностью или даже обязательным ритуалом. Но дворянство и рыцарство неотделимо от таких ритуалов. Поэтому достопочтенная публика внимательно слушала своего, для большинства из них, короля. Но, кажется, на этот раз все пойдет не так, как того ожидают лорды. У старого короля есть чем удивить. Ведь Безумный Бог сегодня на его стороне.
Вильям Блейк внимательно оглядел присутствующих. Рядом с ним стоял его сын. Большинство взглядов было приковано именно к нему. Редкое зрелище - Рыцарь Смерти в неизменных иссиня-черных доспехах в самом центре Империи. Слуга Некроманта, Темного Императора. Мертвый герой, пытавшийся с ним покончить, поднятый Некромантом после смерти, обреченный на вечную службу. Король Эдвардс усмехнулся. Кто-то, наверное, думал именно так, хотя большинству не было до этого дела. Люди прагматичные существа, а магия привычный инструмент войны, интриг и политики. Но все же Рыцари Смерти были вещью в себе, загадочной и пугающей силой. Хотя за последние годы тихого прогневания Империи, даже их научились использовать.
Выдержав приличествующую паузу, он произнес:
- Многоуважаемые лорды Империи Либ, хочу представить вам своего законного сына, принца Эндрю Эдвардса.
Тихий шорох и возбуждение прошло по аудитории. Слово было сказано. Король предложил:
- Долгие годы, я был разлучен со своим младшим сыном. И благодарю богов, что он благополучно вернулся в мой дом. - Нахмуренные лица и напряженная тишина была ему ответом. - Вернувшись, мой сын рассказал о своих удивительных приключениях и странствиях. Но среди всего им рассказанного есть одно событие, важность которого сложно переоценить. И я просто обязан просветить достопочтимое собрание о нем. Для этого я попрошу своего сына поведать нам свою историю. Но, чтобы не было сомневающихся в его искренности и правоте, я прошу принести Камень Истины.
В зале началась тихая буря. Никто не ожидал подобного поворота событий. Камень Истины был одним из сильнейших артефактов, сохранившихся с древних времен. Считается, что он прибыл с первыми людьми, населившими эту землю. И даже до этого он уже был чудом, осколком неизвестного прошлого. Удивительными били и свойства этого артефакта. Рассказчику достаточно было прикоснуться к нему и начать свою историю, как каждый в зале начинал видеть то, что произошло с ним своими собственными глазами. Слушающий буквально переживал этот момент, как наяву, смотря на мир глазами рассказчика, видя саму суть его воспоминаний. Обмануть эффект было невозможно, а истинность видений была неоспоримой.
В зал торжественно, на неизменной красной бархатной подушке, внесли белый, как снег высочайших вершин, камень. У многих лордов на лице читался незаданный вслух вопрос - что задумал старый лис, и о какой истории и правоте он говорит. Эти же вопросы мечтал задать своему отцу принц Эдвардс. По его мнению все развивалось совсем не так, как он изначально предполагал.
- Сын мой, прошу тебя, положи руку на Камень Истины и расскажи нам историю о битве в Ущелье Кровавых Камней, свидетелем и непосредственным участником коей ты был.
Искра понимания осветила глаза Эндрю, он поднял свою левую руку на уровень глаз и с силой сжал кулак. Послышался легкий скрежет металла об метал. Многие в этот момент обратили внимание на латную перчатку, ибо голубой свет, исходящий от рун, начертанных на ее тыльной стороне, стал еще ярче, чем прежде. Быстрым движением рыцарь нажал на одну из голубых рун, и все прочие погасли, лишь одна осталась гореть, пульсируя в такт биения его сердца. После этого он снял свою правую перчатку и решительно взял Камень Истинны и поднял его над головой, показывая его холодную красоту каждому в этом зале.
- Я Эндрю Эдвардс, наследный принц Королевства Либерия, клянусь своей честью и душой, что все сказанное мной, правда и только правда. Клянусь не утаить ни одного мгновения, ни одной мысли. Я расскажу вам о битве в Ущелье Кровавых Камней.
Зал замер, казалось, само время остановилось в этом месте. Не было слышно ни стука, нилязганья, ни дыхания. Люди стояли и сидели, замерев с невидящими стеклянными глазами. Каждый в той позе, в которой застигло его последние произнесенное слово. Принц Эдвардс рассказывал свою историю. И пока он ее не расскажет, никто не выйдет из этого странного состояния, что не сон и не явь. И никто не сможет их потревожить.

* * *

- Почему такое название - "Ущелье Кровавых Камней"?
Чей-то неожиданный вопрос разбил монотонный гул движения небольшого войска. Хотя небольшой отряд в пару десятков человек сложно было назвать войском. Но для Отделившихся Земель и такая небольшая на вид группа рыцарей в полном облачении и с настоящими рыцарскими конями, представлялась непобедимой всесокрушающей силой.
- Говорят, когда-то данным давно, когда наши далекие предки только пришли в эти земли, лучшие из них погибли именно тут, приняв неравный бой с прежними хозяевами. - Молодой барон Кентрат Эйтель решил блеснуть своей эрудицией. В кой то веки пригодились знания, вдалбливаемые ему в Академии Гранвуда. Где кстати он так бездарно провел свою молодость.
- Это с кем же? - спросил все тот же любопытный голос.
Знания Кентрата на эту тему, к сожалению, исчерпывались, сказывалась его любовь к слабому полу. Но не желая ронять авторитет перед рыцарями он решил сымпровизировать:
- Вроде как, с теми загадочными тварями, что живут в Лесу Центра Мира.
- Истинно говорю вам, битва великая тут была между дварфами и гномами за горы эти. И не один воин не отступил, и не было не победителей, не побеждённых. С тех пор вечная война у них. - Тихий стон прокатился по отряду. В разговор подключился Артур Уильям Теддер. Это грозило перерасти в очередную нудную историю, так любимые этим рыцарем, рассказываемую с неизменным апломбом и интонацией великого пророка. И да, его категорически невозможно было заткнуть. Он просто не слушал окружающих и не обращал внимания на их жалкие, на его взгляд попытки, его перебить.
- А по моему, камни тут просто красные, вот и повелось, - решил подать глас рациональности Эндрю Эдвардс.
- ...И падали воины дварфов сраженные огненными стрелами гномьих метателей, но держали они строй хирда, и на место каждого павшего вставал новый. Но не было стрелам числа... - Теддер не успокаивался.
- Первый вампир тут родился, и крови впервые человечьей здесь отведал, с тех пор так и называется, - выдвинул новую идею Макларен.
- Скорее помер, - крикнул кто-то с самого конца строя.
- Ага, от тоски и безысходности. Сухая изломанная земля, ни травинки кругом, лишь камни и кости.
- Вампиры не умирают, их можно только убить, - Макларен был непреклонен.
- ...И встал король дварфов держа окровавленный молот в руках своих, и не было рядом с ним ни одного тана войны, ибо полег каждый из них защищая своего короля от подлости гномьей....
- Место не доброе, в любом случае, - задумчиво протянул Беркрут, не обращая внимания на развивающийся и набирающий силу монолог Теддера. - Попомните мое слово, я старый наемник, многое видел на своем веку. Нечистое место.
- И это говорит Рыцарь Смерти, - едущий в начале строя Темный Император рассмеялся. Неожиданно его смех прервался. Темный Император обернулся, обращаясь к своему маленькому войску. - Могу вас обрадовать господа рыцари.
- Что? Неужели вы можете, заставить Теддера замолчать? - с надеждой спросил Макларен.
- Нет, боюсь, это выше моих сил. - Темный Император улыбнулся. - Но к нам на встречу движется крупный отряд.
Как по команде войско остановилось.
- Думаю, имеет смысл встретить их именно тут, как ты думаешь Эдвардс?
- Да, ваше величество, вы правы, дальше ущелье сужается и камней там не в пример больше. Тут еще относительно чисто.
- Ну, тогда так и поступим. Десяток другой минут у нас в запасе еще есть. - Восприняв слова своего Императора как приказ, рыцари спешились, подготавливаясь к возможному бою. Темный Император нахмурился и выглядел явно взволнованным.
- Что-то не так, ваше величество? - стоявший рядом с Императором, принц Эдвардс был озабочен поведением своего повелителя.
- С ними несколько магов. Боюсь, это по нашу душу. И при таком раскладе у нас нет и шанса.
- Господин, тогда вам лучше нас покинуть, а мы задержим их здесь, сколько времени сколько потребуется. - Эндрю был преисполнен решимости служить своему Императору верой и правдой до самого конца.
- Нет, Эндрю, с ними маги, это будет окончательная смерть для каждого из вас. Мы поступим иначе. Пусть в битве я не могу справиться с несколькими магами сразу, но нам этого и не надо. - Император рылся в своей седельной сумке что-то ища. Через несколько секунд он достал крупный, размером с несколько ладоней, кристалл. Внутри кристалла был запечатано несколько красивых золотых жуков, в них угадывались скарабеи. - Жалко, конечно, расставаться с ними. Но вещи нужны для того чтобы ими пользовать, не так ли? - С этими словами он аккуратно, словно боясь повредить, положил кристалл на землю и отступил на шаг. Прозрачный кристалл начал истончатся, словно тая на солнце, постепенно превращаясь в пар. Эндрю успел заметить, как ожив, золотые скарабеи раскрыли крылья. В следующую секунду от них и кристалла не осталось и следа. - Ну, вот теперь мы будем в равных условиях.
Заметив молчаливый вопрос Эндрю, Император пояснил:
- Это магические скарабеи. Они питаются магией. Ну, если быть совсем точным, то магами. Между прочим, у них очень интересный способ размножения. Хотя, о чем это я? Ах да. Любая попытка плести заклятье в зоне их присутствия приведет к тому, что жуки начнут поглощать магию через мага с такой скоростью, что он просто сгорит. Очень неприятная смерть для мага. Действующие же заклятия и магия их не интересует, так что если у кого ни будь из магов есть пара другая подготовленных заклинаний, то он сможет их применить без пагубных последствий.  И еще одно, это означает, что сегодня мне тоже придется обойтись без магии.
- А не слишком ли это рискованно, ваше величество? - спросил Эндрю.
- Кто знает. - Император обернулся и осмотрел своих рыцарей, большинство уже сидело на своих лошадях, полностью обмундированные, многие держали в руках расчехленные копья. Рыцари тихо переговаривались между собой, обсуждая возможного противника.
- Идут. - Беркрут первым заметил приближающегося противника. Нервничая, он покрепче обхватил свое копье. Конная рыцарская сшибка с копьями была не по нему. Лишь на земле, в тесном строю, он мог чувствовать себя спокойно.
Эндрю внимательно смотрел на приближающихся рыцарей. Уже можно было разглядеть, что на единственном знамени развивающимся над войском был нарисован желтый грифон.
- Император Хофайм, - сказал Макларен, как сплюнул.
- Значит, будет драка. - Беркрут нежно погладил, коня успокаивая его. Общее напряжение передавалось животным, пугая их.
- Что-то мне подсказывает, что их немного больше, - озадаченно заметил Тассилион.
- У них один флаг и у нас один. Честная будет битва. Что тебя не устраивает? - Макларен явно был рад намечающемуся бою.
- Ага, честная. Только у нас в этом флаге три десятка не наберется, а их почти полная сотня будет!
- Тассилион переживает, что на него врагов не хватит. - Дружный гогот поддержал шутку Макларена, развеяв напряженную атмосферу.
- Перестраиваются, частоколом пойдут, в три ряда. - Беркрут продолжал комментировать происходящее. Под эти слова Рыцари Смерти привычно перестроились, готовясь встретить врага. - Рысью идут! - Беруркт причмокнул от восхищения. - Хорошие кони.

Все ждали приказа Императора.
Император сделал глубокий выдох и надел свой шлем, готовясь окунуться в битву. Чувствовалось, что до сих пор он не мог привыкнуть к этой кровавой работе.
Глухой голос прозвучал из-за забрала:
- Действуем как обычно, Ну.... Вперед!
Кони отряда медленно, словно неохотно, тронулись, постепенно набирая скорость. Два отряда тяжеловооруженных рыцарей с копьями наголо, мчались навстречу друг другу. Безусловно, со стороны это выглядело как самоубийство - мчаться навстречу втрое превосходящим силам противника. Но Рыцари Смерти так не думали. В конце концов, они были мертвы, каждый из них. Ну, по крайней мере, они в это верили.
В каких-либо дополнительных приказах Рыцари Смерти не нуждались. Предстоящий бой не был чем-то необычным для них. Скорее давно отрепетированная и уже не раз отыгранная пьеса. Разве что трехкратное численное превосходство противника могло внести свои коррективы. Но и на это был свой, ассиметричный ответ.
В представлении Имперских гвардейцев и рыцарей, в их видении будущего, они - всесокрушающая сила Империи, ее голубая кровь, сомнут этого самозванца и его жалких рыцарей. Ведь у них лучшие кони, превосходные дварфские доспехи, всесокрушающие эльфийские клинки. А с ними сам Император, а кто против них? Безусловно, такое видение мира имело право на жизнь. Даже не учитывая многочисленную атрибутику, дающую неоспоримое превосходство над многими и многими другими. Их просто было больше, гораздо больше. И пусть случиться чудо, и кто-то из этих черных выстоит, в страшном по силе ударе рыцарских копий первой линии, за ней пройдет вторая, а копьям третей линии уже никто не достанется, разве, что копытам их коней.
Потом они спешатся, и кто-нибудь достанет свою мизерикордию и методично добьет тех, кто будет в состоянии дышать. И сам Император будет среди них, и ему лично выпадет добить этого наглого самозванца, деяния которого, будоражат всю Империю. Ибо на землях Морикондора должна быть только одна Империя и один Император, так было, так есть и так будет.
На тот же исчезающе малый шанс, что дикие слухи подтвердятся, и у самозванца помимо наглости есть еще и магия, с ними были два сильнейших мага Гильдии, всегда сопровождающих Императора в его странствиях. Плата Гильдии, за защиту и право жить на землях Великой Империи Либ.
Поэтому гвардейцы и рыцари Императора, летели вперед, радуясь редкой возможности пролить чужую кровь и доказать свое превосходство. А впереди, уже на расстоянии полета стрел. враг, их черные доспехи и щиты не отражают свет солнца, а значит, у рыцарей Императора есть еще одно преимущество. Предательский отсвет не стрельнёт в глаза, рука не дрогнет. Легче будет навести копье точно на цель, сбивая их с седел одного за другим. Сегодня победа будет на их стороне. У самозванца нет и шанса.
Беркуту с трудом удался так и не ставший привычным маневр. Он привстал на стременах, краем глаза замечая, что все Рыцари Смерти повторили его действия. Перехватив поудобней копье, поднял его над головой. Это было не совсем обычное копье. Более короткое и остроконечное, это копье не предназначалась для рыцарского боя. У него была иная, совсем другая цель, которая трактовала его форму и функционал.
Поймав взглядом мчащегося на него рыцаря, еще не успевшего понять суть происходящего, он с сожалением перевел глаза на его коня, с силой метнув свое копье в бедное животное. Ему было искренне жаль лошадку. Но убить таким образом рыцаря, не повредив лошадь, было почти не возможно. Даже с нечеловеческой силой Рыцарей Смерти, копье, попав в самого рыцаря, такое копье, фактически дротик не могли пробить латные доспехи работы дварфов.
Почти три десятка копий нашли своих слепых жертв. Предсмертное конское ржание, грохот падающих тел, крики людей, предчувствующих свою смерть, разорвали монотонный гул надвигающихся войск. Кони падали, убитые или смертельно раненые, пролетая еще несколько метров, ломая ноги, кувыркаясь и неизбежно забирая с собой в другую жизнь своих гордых всадников.
За ними, в эту неожиданную для них преграду, влетела вторая волна атакующих. И вновь грациозные животные ломали свои ноги об трупы своих собратьев и их рыцарей. Падали, и немногим удалось избежать этой незавидной участи.
Только Рыцари Смерти были невозмутимы, их кони давно уже остановились, многие из них достали заранее заряженные гномьи арбалеты, прицельно отстреливая немногих оставшихся в седлах рыцарей второй волны.
Третья, единственно уцелевшая, волна атакующих рыцарей, во главе с Императором безмолвно, словно в оцепенении кошмара наблюдала картину развернувшейся перед ними бойни. Для них это было бесчеловечное попирание всех рыцарских законов, самой рыцарской чести, их образа жизни, их веры. Растерянные и не понимающие, они безвольно смотрели, как арбалетные болты безошибочно находили выживших товарищей, унося в другую жизнь. Это был шок. Цвет рыцарства Империи Либ, лучшие из лучших, пали не пролив ни капли вражеской крови, у них даже не было шанса.
Темный Император безучастно смотрел на кровавый результат действий своих рыцарей:
- В такие моменты я чувствую себя настоящим Повелителем Тьмы. Наверное, сейчас мне полагается рассмеяться демоническим смехом, как ты думаешь Эндрю?
Эндрю с сожалением убрал, уже разряженный многозарядный арбалет. Взамен достав свой полуторный меч.
- Не знаю, ваше величество. Для Отделившихся Земель и Зеленой Степи это обычная тактика, я думаю, им стоило предусмотреть подобное развитие событий. Хотя откуда им знать, турниры и вечные внутренние свары - вот их удел. Империя давно уже не та, что была когда-то.
- Ну, а как же рыцарские законы? Честь?
Эндрю фыркнул:
- Придумали себе кучу ограничений и вымышленных правил, чтобы играть в свои игрушечные войны.
- На войне нет правил, сир, - закончил его мысль Беркут. - Что прикажете делать дальше?
Темный Император задумался:
- Ты не прав Беркут, на войне есть правило, но только одно -  побеждает сильнейший. - Очнувшись от раздумий, он посмотрел на все еще не пришедшего в себя противника. - Теперь их ход. Думаю, нам предстоит насладиться редким зрелищем.
- Думаете, они применят магию ваше величество? - Эндрю вспомнил о золотых скарабеях.
- Люди так устроены, на одну, с их точки зрения подлость, они отвечают другой. - В подтверждении его слов, по ущелью прокатился дикий полный безумия крик, ему в унисон ответил другой, на этот раз женский, две фигуры в белых плащах, все это время незаметно державшиеся позади Императорских гвардейцев, охватило странное зеленое пламя, разгорающееся с каждой секундой все сильнее. Вскоре за пламенем уже не возможно было уже разглядеть всадников, даже их лошади с трудом просматривались сквозь огонь бушующей стихии.
С интересом рассматривая эффект, от использования своего артефакта, Темный Император объяснял суть происходящего своим рыцарям:
- Маги решили сплести заклятье, неважно какое, скарабеям достаточно самого факта. Сейчас они используют магов, как канал для вытягивания максимально возможного количества энергии из мира. - Наблюдая, за тем, как пламя постепенно гасло исчезая, он предложил, - Энергетические каналы магов не выдерживают такого напора и буквально перегорают, наверное, это безумная боль. Страшная смерть. - Темный Император вздрогнул, отгоняя от себя мысль, о том, что именно переживают сейчас маги Гильдии. В наступившей тишине было слышно, как два тела, одно за другим упали, с казалось бы, даже не заметивших этого, лошадей.
- Они спешиваются, - Беркут привлек внимание к оставшимся рыцарям Императора Хофайма.
- Ну, наконец-то будет нормальная драка! - проревел сэр Макларен, спрыгивая с лошади и доставая свой любимый двуручный меч. Большая часть Рыцарей Смерти последовала его примеру.
- Ты отпустишь их? - задал вопрос Эндрю.
- Почему нет? - ответил Темный Император.
Несколько минут, они с интересном наблюдали за суетой в стане противника. Даже ребенку было ясно, что сражаться пешим строем славным рыцарям Императора Хофайма было в новинку. Они до сих пор решали, какой воинский порядок им надобно занять и как вести предстоящий бой.
Демократическую идиллию нарушила группа Рыцарей Смерти в иссиня-черных доспехах под руководством неугомонного сэра Макларена. Не став утруждать себя обходом свалки трупов из лошадей вперемешку с людьми, они буквально прошли по трупам, и застали гвардейцев врасплох.
- Беркут, а ты почему не спешишь на славную битву, да и твои ребята тоже вроде не проявляют желания. - Император обернулся на прикрывающий его с тыла десяток Беркута. - Вон смотри, сколько энтузиазма у Макларена.
Беркут снял надоевший шлем, вытер пот со лба, и сплюнул. Наблюдая как Макларен размашистыми ударами любимого двуручника, сминал рыцарей противника, попутно разъясняя Тассилион преимущества именно такого подхода к уничтожению живой силы неприятеля.
- Ну, так то раньше было, сир, теперь то оно смысла как бы и нет.
- Это почему?
- Ну, вот сами посудите, сир. Наемник я, да и ребята мои птицы стрелянные. Главная ценность, у наемника какая? Правильно, золото! Раньше бы мы за доспехами, что на рыцарях этих, да за другой добычей знатной кинулись, с этим самым энтузиазмом. Ну, а теперь-то смысл так куражиться? Золота да серебра столько, что в кошель не помещается. Доспехи и оружие лучше, даже кони не чета Имперским, - он с любовью погладил свою кобылку. - А до крови нам никогда особого желания и не было.
Эндрю с неожиданно проснувшимся уважением по-новому посмотрел на, старого наемника. Смерть очень сильно изменила всех их, и они только начинали понимать, что значить быть Рыцарем Смерти на вечной службе у Некроманта.
- Пусть дерутся, что им, дуракам бессмертным, будет? А мы вас, сир, лучше охранять будем, мало ли что.
Темный Император счастливо улыбнулся. Ему было приятно слышать подобные слова от Беркута. В очередной раз Император порадовался, что в свое время его посетила удачная идея создать свою личную гвардию, оживляя всех тех героев, искателей приключений, наемников и даже убийц, что шли за его смертью, но нашли только свою. Так он, постепенно, создал армию верных только ему Рыцарей Смерти, предпочтя их традиционным зомби, умертвиям и прочей нежити. Он наделил своих рыцарей сверхчеловеческой силой, способностью к регенерации, снабдил их лучшим оружием, доспехами и конями. Боги! Он даже платил им полновесный серебряный в сутки, каждому. Но самое главное, каждый из них, был связан с ним энергетическим потоком. Он вернул их души в этот мир, он был их Богом, их жизнью и даже их смертью.
В это время для Императора Хофайма события развивались с поистине катастрофической скоростью. Десяток рыцарей в иссиня-черных доспехах буквально играючи раскидал втрое превосходящие силы его гвардейцев по всему полю. Император своими глазами видел как один из них просто огромный, с ужасающей легкостью владеющий своим гигантским двуручным мечем, буквально расколол латные доспехи одного из его рыцарей. Стоящие, баснословных денег, выкованные дварфами по индивидуальным меркам и считающиеся вершиной их мастерства, латные доспехи раскололись как орех, от одного удара! Императора Хофайма била мелкая, но заметная дрожь. Он покрепче обхватил свой верный эльфийский клинок и с криком бросился на ближайшего врага.
Принц Эндрю с содроганием наблюдал как, Макларен мощным ударом повалил одного, а потом буквально разрубил другого рыцаря на две части. Неожиданно сквозь лязг мечей и шум битвы донеслись слова Теддера:
- ...И полилось бесконечное море гномов на хирд дварвоф. И не было тому морю ни конца не края. Но как об скалы разбилось они, бессильно, волна, за волной ударяясь в несокрушимый хирд дварфов...
- Тфу ты, Артур опять за свое. - Беркут не выдержал и грязно выругался.
- Смотри на это оптимистично мой друг. Значит, битва вот-вот окончится и мы, наконец-то сможем покинуть это безрадостное место. - Темный Император попытался приободрить расстроенного наемника.
Хофайм со злостью дернул, свой застрявший фламбег вытаскивая его из доспехов поверженного противника. Это было одно из немногих тел в иссиня-черных доспехах окружающих Императора. В основном кругом были тела в ярких, начищенных, сияющих на солнце латах. Это был его рыцари, его верные слуги. Внутри Императора клокотала ярость, граничащая с безумием, и она требовала выхода, незамедлительного. На ногах оставалось всего пара его верных гвардейцев, из целой сотни.
- Безумный бог покарай этого Некроманта! Он даже не слез с лошади, не соизволил, да как он посмел, шлюхин сын! - И пусть он проиграл эту битву, пусть его подло обманули и предали. Он отомстить, он убьет этого ублюдка лично! - Я вызываю тебя! Слышишь ты, Некромант! Иди сюда и сразись со мной, как мужчина.
Одномоментно сражение прекратилось. Даже Теддер решил отложить свой рассказ, и благоразумно замолчал.
- Да. Да! Я Император Империи Либ, Хофайм Мюзидор вызываю на поединок вашего повелителя. - Он набычено озирался, вокруг рассматривая окруживших его Рыцарей Смерти. - Где же он? - Его голос срывался на крик. - Где же ваш Темный Император? - В его устах этот титул прозвучал как проклятье. - Струсил?
- Я тут, и я принимаю твой вызов, Хофайм. - Большинство рыцарей вздрогнули, оборачиваясь лицом к Темному Императору. Тот уже шел навстречу к своему противнику, на ходу скидывая плащ и обнажая свой клинок.
Кто-то уже оттаскивал трупы и брошенное оружие в изобилии валяющееся вокруг Императора Хофайма, создавая импровизированную арену для предстоящего боя. Подходили остальные рыцари, вставая вокруг нее и помогая тем из них, кто был не в состоянии передвигаться сам. Предыдущая битва уже забылась и люди помогали друг другу, не обращая внимания, на чьей стороне и против кого они сражались до этого. На их глазах, сейчас должно было произойти невероятное событие. И по своей важности оно перекрывало все то, что происходило раньше и возможно все то, что произойдет потом.
Все напряженно смотрели,  как два Императора стояли посреди импровизированной арены. Император Хофайм в тяжелых, все еще сияющих латных доспехах, но уже с вмятинами и другими следами недавнего боя. Его богато украшенный полуторный меч, фламбег, все еще был в чей-то крови. Он тяжело дышал, и сквозь забрало его шлема можно было различить глаза переполненные яростью и безумием. Напротив него стоял Темный Император в иссиня-черных чешуйчатых доспехах эльфийской работы, держа в руке на вид простой полуторный клинок, в противовес противнику, он был собран и очень спокоен, в его глазах играла легкая, почти не заметная усмешка.
- Битва до смерти, я смею полагать? - Задав свой вопрос, Темный Император одновременно левой достал из ножен свою мизерикордию.
- Именно так, и сейчас ты умрешь! - Хофайм размашисто замахнулся и с диким ревом бросился на Темного Императора. Чуть помедлив, и дождавшись, когда противник приблизиться, Некромант сделал неожиданный шаг ему навстречу. Доспехи двух противников столкнулись, издав противный крайне неприятный скрежет металла об металл. Одновременно с этим Темный Император нанес удар стилетом в подмышку, точно между сочленениями доспехов, и отступил, оставив его в ране.
Хофайм упал на колени, его меч безвольно выпал из правой руки. Преодолевая страшную боль, он резким движением вырвал стилет из себя. Только его безумие и все усиливающаяся ярость позволяла ему оставаться в сознании. Он с силой швырнул предательское оружие в лицо Некроманта, но стилет лишь жалобно звякнул, ударившись об его шлем, не причинив тому никакого вреда.
- Ты думаешь это все, ты думаешь, ты меня победил!? - Кашляя своей кровью, Император левой рукой подобрал свой фламбег. - Мы деремся до смерти червь, и сейчас ты умрешь! - Невероятным усилием воли последний Император Либ поднялся с колен и вложил всю силу всю свою нерастраченную ярость в один единственный оставшийся у него удар. Его меч со свистом рассек воздух, двигаясь по дуге снизу вверх, готовясь рассечь доспехи ненавистного врага и выпустить кишки из его брюха.
Темный Император не двигался, даря возможность противнику осуществить свой дерзкий план. Измученный предыдущей битвой, смертельно раненый, действуя непривычной для себя рукой, Хофайм не смог вложить достаточной силы в удар. Поэтому, фламберг, тяжелый почти двуручный меч особой пламевидной формы, предназначенный преимущественно для пробития тяжелых латных доспехов был бессилен против эльфийской драконьей чешуи.
Не сумев удержать равновесие, Хофайм вновь упал на колени. Выкинул ставший бесполезным для него меч, он одним движением расстегнул застежки своего шлема, срывая его с себя.
- Ну чего же ты ждешь? - Обратился он к Темному Императору. Вновь закашляв кровью, не в силах больше ничего сказать, он вытер губы и поднял, глаза встретившись взглядом с Некромантом. Несколько секунд два Императора пристально рассматривали друг друга.
Словно выполняя неслышную просьбу, Темный Император, думая руками обхватил свой меч, вложив всю доступную силу, одним ударом отрубил голову последнему Императору Империи Либ.
Мир замер, наблюдая, как в следующее мгновение голова Императора покатилась по земле. Обезглавленное тело рухнуло и несколько раз дернулось в предсмертной агонии.
- Ну, вот, зато теперь точно стало ясно, почему это Ущелье Кровавых Камней. - Произнес Беркут, сбрасывая окутавшие путы охватившего всех оцепенения.
- Почему? - Спросил кто-то.
- Потому что именно тут Темный Император сразил Императора Империи Либ Жозефа Хофайма!
- И кровью его обагрилась земля эта... - Артур Уильям Теддер впервые стал свидетелем зарождения новой легенды.

***

Волшебное оцепенение, сковавшее всех присутствующих в зале собрания, постепенно спадало. Один за другим лорды Империи приходили в сознание. Старый король, с трудом преодолевая сопротивление затекших мышц, встал со своего кресла. Нужно было довести задуманное до конца. Пока враги не успели опомниться и оспорить права наследования его последнего сына. Нельзя было дать им даже возможности поставить этот вопрос на голосование совета. Но самое главное, чтобы сын не поступил опрометчиво и не отказался от своих прав. Привыкшим повелевать голосом, он произнес:
- Помогите моему сыну сесть и унесите камень. - Наблюдая суету слуг вокруг Эндрю, он с удивлением заметил, что тот, в отличие от большинства людей, не испытывает проблем с восстановлением сил после рассказа. Кто-нибудь другой на его месте сейчас не мог бы двинуться с места. "Одна из многих способностей Рыцарей Смерти?" - на этот вопрос пока не было ответа, как и на многие другие. Но ничего, у него еще будет возможность разобраться со всем этим. Сейчас же время других дел.
Вновь заняв место за главной трибуной, Вильям Блейк привычным взором окинул толпу слушателей, ища глазами короля Пирингии. Лил Дэанс, по прозвищу Дикий Король, предпочел сесть в самом конце зала. У него явно не было никакого желания влезать в неизбежную внутреннюю свару другого королевства. "Ну что ж, Лил, сегодня тебя явно ждет сюрприз" - Вильям Блейк Эдвардс позволил себе немного порадоваться своей мысли. Наконец, поймав взгляд ничего не выражающих глаз короля Пирингии, он начал:
- Многоуважаемые лорды Империи Либ, думаю многие из вас и без того были в курсе подробностей смерти последнего Императора. Но теперь же даже у скептиков нет повода сомневаться, мы видели все своими глазами, мы знаем правду. - Зал напряженно прислушивался к речи короля. - Император Хофайм бросил вызов Темному Императору и пал от его руки в честном бою. И согласно закону Такера, первого Императора, бросивший вызов, проиграв, да потеряет все, чем владел, все золото, титулы и земли.
Кто-то не сдержался и выкрикнул:
- Ну и что? Какая разница? Темный Император давно мертв!
- Темный Император жив, и он вернулся! - Грозный окрик Темного Рыцаря прервал, нарастающий было гул голосов.
- Да, именно! Он вернулся за тем, что по праву принадлежит ему, за Империей Либ. И я, король Либерии Вильям Блейк Эдвардс, признаю за ним это право! - Это было последнее, что он успел произнести, нарастающий гул голосов, крики, возмущение лордов пресекли всякую возможность быть услышанным
Сойдя с трибуны, Вильям Блейк направился к своему сыну. За трибуну же началась нешуточная борьба желающих высказаться, но на них уже не стоило обращать внимание. Совет был неуправляем, в начавшемся хаосе было невозможно оспорить права наследование, большинству просто не было до этого дела, их заботил более важный, глобальный вопрос: темный Император вернулся.
- Ты удивил меня отец, - в глазах Эндрю читалось восхищение.
- Не говори мне, что ты никогда не думал о последствиях того боя с такой стороны.
- Не скажу. Знаешь отец, по сути, ты заставил их выбирать из двух зол. - В окружении свиты, они медленно пробивались к выходу.
- Действительно, но из двух зол всегда выбирают меньшее, верно?
- Да меньшее зло или знакомое зло. Осталось только узнать, что для большинства является приемлемым - Темный Император или Архимаг-косорт.
- Тогда уже заклинатели или рыцари смерти - Императора играет его свита, - старый король лукаво улыбнулся.
Неожиданно свита натолкнулась на сопротивление, и без того медленное продвижение остановилось.
- Вильям, тебе придется ответить за свои слова! -  Громкий бас Дикого Короля прорвался сквозь общий шум.
- Не здесь и не сейчас, Лил. Война с заклинателями, возжелавшими власти, в любом случае была неизбежна, я лишь немного подтолкнул ход истории.
- Тварь, ты поплатишься, ты и твой Темный Император. Я убью тебя собственными руками, а твоего бессмертного сыночка посажу в свои отстойные ямы и прикажу всему двору ходить по нужде только туда! - Дикий Король, громогласно засмеялся своей шутке, его тупой смех поддержало его окружение.
Глаза Вильяма Блейка незамедлительно налились яростью. Видя это, принц поспешил успокоить своего отца:
- Отец, ты сам сказал - не здесь и не сейчас. Через несколько минут в зал ворвутся несколько сотен Рыцарей Смерти! Ты представляешь, чем это может закончиться?!
- Как это? Откуда? - Блейк непонимающе уставился, на своего сына. Эдвард взял отца за руку начал расталкивать людей перед собою, пробиваясь  выходу. Свита короля Пирингии продолжала выкрикивать оскорбления им в след, но их голоса быстро слились с общим гомом.
- В основном из казарм Академии, я подал сигнал общего сбора. - Эдвард показал все еще мигающую синим светом руну на своей латунной перчатке. - "К1.Т" - символы на наплечнике моего доспеха, означают, что я тиадуф кавалерии, я тысячник Рыцарей Смерти, отец.
- Тиадуф кавалерии? - Король был удивлен, до этого он не придавал никакого значения этим странным символам, что были на доспехах у каждого Рыцаря Смерти. - И много у тебя рыцарей в подчинении? - голос короля выдало его озабоченность.
- Достаточно, чтобы носить этот титул по праву.
- Безумный Бог, сколько же вас всего?!
- Ну, кроме меня есть еще два полноценных тиадуфа, Стрелков и Инфантерии.
- Несколько тысяч бессмертных воинов... - озвученная цифра тяжело укладывалась в разуме Вильяма. - И почему твой Император не захватил Империю Либ раньше?
Эдвард замер на выходе из зала и развернувшись к отцу произнес:
- Он теперь и твой Император тоже, а нам надо все же поспешить.

***

Самое сложное было научиться спать, просто спать. "Что в этом сложного?" - спросит сторонний наблюдатель, пусть сначала попробует заснуть в образе неподвижной статуи. Тем не менее, это было возможно, заснуть даже в таком не свойственном простому смертному состоянии. Забыться и почти отскочить свое сознание. В этом был свой риск, потерять те жалкие крохи существования, что еще были, потерять разум. Но вместе с тем это был единственный шанс не сойти с ума. Была еще одна деталь, точнее последствие такого сна, окончательно терялось представление о времени. Сколько уже прошло? Неделя, месяц, год, а может пара десятилетий. Что-то подсказывало, что это тоже был скорее плюс, чем минус, не знать всегда проще.
Первоначально пришлось осознать сам факт того, что разуму необходим сон. Это была простая часть. Сложнее было понять, возможно ли это в принципе. Ответить на этот вопрос помог старый учитель: "При определенных условиях, возможно, все!" - любил он повторять. Значит, осталось реализовать эти самые определенные условия. Выход нашелся неожиданно. Если вам повезло, и вы обладаете толикой таланта, вы можете пользоваться магической энергией, просачивающейся из других планов. Учитель говорил, что это другие миры, параллельны нашему, существующие по своим, ведомым только им законам и правилам. Энергия проникает в мир разными путями, наверное, при желании ее можно найти везде. В текущем состоянии он не мог пользоваться энергией. Но ведь ей можно не только пользоваться, ее можно видеть, ощущать и даже слушать. У разной энергии разные изначальные свойства, все зависит от того откуда она пришла и чем именно она была порождена. И если прислушаться, то иногда в глубине магических потоков, в вихрях магии можно услышать музыку. Музыку других, неведомых миров, странную и очень разную. Порой жесткую как камень, порой грустную как смерть, иногда радостную словно сама жизнь - словом, очень разную музыку. Именно благодаря этой неожиданной для него находке Темный Император научился спать. Достаточно было прислушаться и услышать песню.

***

Макларен ожил. Именно ожил, а не пришел в себя. За долгие годы он научился улавливать эту небольшую, но очень существенную разницу. Плохо было то, что памяти о последних минутах непосредственно перед смертью не было. Это могло значить все что угодно. Последнее, что он помнил, как он и вор мчались к замку за Императором. Боги! Император вернулся! Он должен защитить своего Императора. Преодолевая сопротивление все еще оживающего тела, Макларен открыл глаза и попытался пошевелить одеревеневшими мышцами.
- Ты собираешься оттуда слезать? - Детский девичий голос звучал в этой ситуации немного нелепо.
- Откуда? - На автомате спросил сэр Макларен, попутно осознавая, что он висит в нескольких метрах над землей, и все, что его держит, это его верный двуручник и наплечники доспехов, врезавшиеся в дерево. Лишь чувство рыцарского достоинства не позволило Макларену грязно выругаться в присутствии ребенка. - И как, по-твоему, я должен это сделать?
- Ну, я думаю, тебе стоит отпустить свой меч, - голос девочки был задумчив, видимо, она тоже была озадачена необычностью положения рыцаря.
Так глупо терять оружие было нельзя. Во-первых, его только что убили, во-вторых, ему еще необходимо было защитить своего Императора, ну и, наконец, это был его любимый меч! Несколько раз, качнувшись на нем, он с силой дернулся вниз, пытаясь высвоьодить клинок из ловушки. В следующий момент он уже падал. По парку разнеся уже знакомый скрежет доспехов и громкий завершающий удар об землю.
Вампирша разочарованно покачала головой:
- Опять сдох. Ну сколько можно? Тупой попался рыцарь... - Поворчав немного на свою судьбу, она приказным тоном произнесла:
- Бафу, принеси мне пока обувь, а то из-за тебя, паршивца, лишь в гольфах хожу.
Демоненок подумал, что это не тот случай, когда можно спорить с повелительницей, кивнул и преданно побежал выполнять ее приказ.

***

"Странно, почему я в библиотеке?" - подумал Темный Император. Он вновь лежа на спине, расслабленно разглядывая потолок библиотечного зала. "Ну и хорошо, быстрее востановлюсь," - библиотека замка Темного Императора физически находилась в его Башне, в замке было ее идеальное отражение. Сквозь этот зал постоянно проходила, уйма его магической энергии, это было очень кстати в таком состоянии.
Темный Император осторожно встал, словно не веря в саму возможность этого простого действия. Внимательно оглянувшись по сторонам, он уловил неясное присутствие кого-то знакомого.
- Вор, ты?
Невидимый собеседник вложил ему в руку странную монету, через пару секунд она стала видимой и можно было различить что это медаль бургомистра Города Тысячи Имен.
Император усмехнулся:
- Я вроде не накладывал на тебя заклинание молчания, только невидимости.
- Да, это я, можете снять с меня заклинание невидимости?
Темный Император задумчиво подбросил медаль в руке и убрал ее за пояс. - Почему бы и нет? - он на секунду замер сосредоточившись и закрыв глаза. - Все.
- Как это "все"? Мне казалось, все должно быть не так... Как-то сложнее. Я обращался к самым лучшим заклинателями, сулил им баснословные богатства и невероятнее артефакты, но никто не смог ничего сделать...
- Просто никто не догадался, что я наложил заклинание на твой скелет. Обычно для этого используют какую-нибудь вещь - плащ, например или шапку, но это не так эффективно. Тебя тогда просто бы не видели, но и только. Есть много других способов смотреть, мое заклинание защищает почти от всех, - во время речи Император старательно менял тембр голоса, переходя то на крик, то на шепот, явно наслаждаясь его звучанием.
- Почему я до сих пор невидим!? - в голосе вора слышалась озабоченность, на грани истерики.
- Действительно, почему? Сколько времени меня не было? - Император внимательно смотрел на свою руку, с не скрываемым удовольствием, проверяя как движутся пальцы.
- Почти девятнадцать лет.
- Хм, ясно... - глаза некроманта на секунду стали стеклянными. Сжав руку в кулак, он произнес:
- Заклинание снято, но остаточный эффект будет еще влиять какое-то время. Наверное, на день за каждый год, что ты провел в этом состоянии, не больше.
- Двадцать дней, через двадцать дней, я стану нормальным!
- Ну да, настолько нормальным, насколько нормален Рыцарь Смерти, - Темный Император улыбнулся. - Ты знаешь кто такая Даркена Гард?
- Нет, ваше величество.
- Жаль, очень жаль... - Император вновь стал задумчивым. - Думаю, я доложен ее найти.
- Зачем?
- У меня есть долг перед этой принцессой, если бы не ее поцелуй я бы так и остался мраморной статуей в темном и пустынном замке.
- Статуей? - Вор был озадачен сказанным.
- Последние - сколько ты там сказал, девятнадцать? - девятнадцать лет я стоял в образе мраморной статуи в тронном зале. Поцелуй принцессы снял наложенное Посохом Всевластия заклятье, - Император проделал несколько гимнастических упражнений и даже подпрыгнул, затем достал свой меч и провел несколько атак против своей тени. - Мало кто это знает, но настоящая принцесса это очень могущественный артефакт. - Резким движением он вогнал свой клинок в ножны, и, не теряя времени, направился к выходу из библиотеки. - Пойдем, поможем сэру Макларену. Надеюсь, у него найдется чего-нибудь перекусить. Кстати, почему он мертв?
- Его убил медвежонок, плюшевая игрушка.
Император усмехнулся:
- Оригинальный способ умереть.
- Я говорил ему не переть на пролом, но кто будет слушать советы вора. - В голосе невидимки слышалась старческая сварливость.
- Некоторых не может изменить даже время. - Они спустились по парадной лестнице, и вновь оказались в ненавистном зале. Проходя мимо места, где он когда-то стоял заточенный в ловушку своего мраморного тела, Император поднял руку перед собой и прошептал какие-то понятные только ему слова. Многочисленные пятна его крови на полу ярко вспыхнули и загорелись. Удовлетворенно кивнув результату, он пошел дальше, не обращая внимания, как магический огонь начал поглощать камни, усиливаясь с каждой секундой.  - Друцилла ле Вамп? - сильный голос эхом отразился от стен зала.

Девушка, стоявшая до этого над трупом Темного Рыцаря, вздрогнула и развернулась. Ее зрачки расширились от удивления. Недавно умирающий заклинатель уверенно шел на нее, а за ним постепенно набирало силу неистовое пламя огненной стихии.
Темный Император остановился перед удивленной девочкой, вежливо поклонился ей и поцеловал ее ручку.
- Благодарю за вашу помощь, миледи. И прошу прощения за своих верных рыцарей. Мне кажется, они причинили вам немало хлопот сегодня, - говоря это, он бросил внимательный взгляд на сэра Макларена, все еще лежащего без признаков жизни у изрядно пострадавшего за эту ночь дерева.
- Право не стоит... - Вампирша была крайне смущена поведением заклинателя. Его манеры и удивительная вежливость, столь не свойственная сильным заклинателям, ставила в тупик. Еще это странное чувство его присутствия. "Стоп! ЕГО верных рыцарей!?" - отрезвляющая мысль пробежала волной мурашек по всему телу. В слабой надежде найти опровержение своей догадке, она вернулась глазами к поверженному рыцарю, взгляд цепко рассматривал его доспехи, того самого иссиня-черного цвета, это было хорошо заметно в свете разгорающегося пожара. Неизменный рунический знак К.5.Д на наплечнике не оставлял ни какого сомнения перед ней лежал Рыцарь Смерти, а значит, взгляд вновь метнулся к заклинателю, ее глаза встретились с его, в них играли искорки веселья и радости.
- Предугадывая ваш вопрос - да, я Темный Император, - неосознанно он встал в ту самую величественную позу, в которой простоял кажется целую вечность.
Повисшую между собеседниками паузу разорвал громкий вопль и проклятия Бафу, тот все это время выкидывал из окна башни многочисленные наряды и прочие пожитки своей госпожи, без которых она не мыслила своего существования. Причиной вопля был тот факт, что, не смотря на сверх способности, скорость и прочие удивительные возможности демона, магическое пламя поглощающие камни замка распространялось чересчур быстро. И несчастному демону в очередной раз досталось. Поэтому в данный момент он безостановочно носился кругами вокруг спасенных вещей и безумно вопил, молотя лапками себя по голове и пытаясь потушить горящее левое ухо.
Друцилла, наблюдая мучения демоненка, засмеялась, прикрывая рот кулачком. Все же будучи трёхсотлетним вампиром она все еще оставалась ребенком.
Тихий стон и бурчание ознаменовало очередное возвращение сэра Макларена к жизни. С кряхтением он приподнялся и встав на колени перед Темным Императором.
- Ваше величество, - в его голосе чувствовалась неподдельная дрожь и переживание.
- Я тоже рад тебя видеть, старый друг, и встань ты уже, - он протянул рыцарю руку, помогая тому подняться.
Друцилла наконец-то перестала смеяться, и теперь, задумчиво нахмурив лобик, стояла подле Императора и его рыцаря, пытаясь понять, как она должна себя вести дальше и что ей, собственно говоря, теперь делать. Она отправилась в этот замок в надежде найти тайную лабораторию некроманта, ключ, способный дать ей достаточно информации, чтобы завершить книгу его жизнеописания. Но вместо этого она нашла живого Темного Императора, а значит, книгу написать в любом случае не выйдет. Ведь бессмысленно писать жизнеописание живой персоны.
- Сэр Макларен, я уверен, что вы знаете, где поблизости можно достойно перекусить! - вспомнил Император о недавнем желании.

* * *

Трактирщик Единственной Таверны Города Тысячи Имен суетился возле аппетитно пахнущей свиньи, поджариваемой на вертеле, он поливал ее соусом, и время от времени переворачивал тушку. Неожиданный визит странных гостей поднял его с кровати посреди ночи. Памятный Рыцарь Смерти в компании с еще более странными существами внушали необъяснимый страх, который настойчиво требовал не перечить и выполнять все их желания, в том числе и это безумное требование, приготовить им на ночь глядя обед и вдобавок еще и пожарить целую свинью. Но господам виднее, да и несколько цельных золотых должны были, поддержат его энтузиазм в этом начинании.
Трактирщик опасливо посмотрел в окно, где все еще виднелось зарево от пожара, охватившего заброшенный замок. Что там могло случиться, да и не чему было так гореть в том замке, давно уже все растащили. Никак иначе, какой заклинатель огненного круга побаловался, но зачем ему это? Да и гости странные. Он мельком пробежал глазами их фигуры, на секунду замерев на молодом господине, почему-то его лицо казалось до боли знакомым, но где и когда он мог его видеть? Странные дела творятся в последнее время. Трактирщик тяжело вздохнул и в очередной раз навалился на вертел, переворачивая тушу.
Темный Император со смаком хлебал куриную лапшу, заедая ее пшеничной лепешкой. По его счастливому виду можно было судить, что блюдо просто восхитительно. Сидящий рядом сэр Макларен тоже только что пробовал то же блюдо и теперь удивлением смотрел на своего повелителя. Напротив парочки, но почему-то на самом краю скамьи, притихнув, сидела маленькая вампирша, очевидно стараясь не привлекать к себе лишнего внимания. Но вместе с тем, она с упоением разглядывала Темного Императора, пытаясь не упустить не одной детали его внешности и этого странного ужина в целом.
Наконец-то, доев лапшу, и с сожалением посмотрев на опустевшую тарелку, Некромант провел глазами по лицам своего окружения и ухмыльнулся странности ситуации.
- Когда там уже!? - крикнул он трактирщику.
Трактирщик испуганно вздрогнул, ссутулился, но, не переставая крутить вертел и поливать соком свинью, ответил:
- Сей момент, господин, сей момент, - по его большому лбу прокатились крупные капли пота, но, казалось, он их даже не заметил, целиком поглощенный готовкой.
Император грустно вздохнул. Еще один, все еще не видимый собеседник подал голос:
- Ну и какие у тебя планы на будущее?
- Для начала расплатиться по всем накопившимся долгам, - Император задумчиво посмотрел в никуда.
- Долгам?
- Именно, месть и благодарность, ничего такого. Я должен отомстить за свое заточение, и, - Император чуть улыбнулся, - поблагодарить за свое освобождение. - Историю своего пленения он уже успел рассказать своим спутникам по дороге в таверну.
- Боюсь мстить тебе больше некому, сэр Макларен постарался, - в голосе Вора слышалась легкий упрек.
- Да ничего подобного! - громко ударив рукой об стол, прорычал Рыцарь.
- Ну а кто убил императора Гарда? И уничтожил весь экспедиционный корпус в придачу?
Макларен непонимающе посмотрел на пустоту Вора.
- Стоп, какого императора? Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?
- Ваше величество, кажется, я знаю в чем дело, - впервые за весь разговор подала голос Друцилла. Смущенно улыбнувшись общему вниманию, она продолжила. - Здесь нужно углубится в историю. После вашего исчезновения, Гоберт Гард, а именно ему приписывать вашу смерть, удостоился великих почестей в Империи, и вдовствующая императрица, благодарная ему за свершившееся правосудие, не нашла в себе силы отказать ему, когда он попросил ее руку и сердце. Говорят, это была любовь с первого взгляда. - Белые как снег щеки Дуциллы покрылись легким румянцем.
Вор не удержался и громко хмыкнул. То ли сомневаясь в искрености любви, то ли намекая на странную реакцию рассказчицы.
- Гоберт Гард? Значит именно так звали того насыщенного героя? - Император теребил в руке кусок пшеничной лепешки. - Даркена Гард, его дочь?
- Да, его и Императрицы Жозетты Андрио Мюзидор. Вот только откуда вы о ней можете знать? - И без того больше красные глаза вампирши расширились от удивления.
- Где она? - Глаза Император вспыхнули.
- Ну, - задумчиво ответила ле Вамп, - я слышала, что то о свадьбе, но точно не знаю...
На миг посерев и сжав правую руку в кулак, превращая лепешку в груду крошек, Император обернулся к совсем расстроенному сэру Макларену:
- Ну, а что же случилось с Гобертом?
Уперев взгляд в стол, рыцарь, не свойственным для него тихим голосом, сказал:
- Когда вы исчезли для многих это была долгожданная свобода. Рыцари Смерти разбрелись по всему миру. Кто-то в поисках лучей жизни, другие в поисках приключений, лишь немногие искали вас. Бесцельные годы. Но я всегда был вам верен, мне не нужна другая жизнь. - Макларен замолчал.
Тихий вздох невидимого Вора разрушил неприятную тишину:
- Их было не больше пары сотен, Рыцарей Смерти. В основном кавалерия, против более чем десятитысячного войска Империи Либ. Экспедиционный корпус, так они себя называли. Гоберт хотел вернуть те, земли которые он считал своими по праву. Твои земли, Некромант. - Он. - В Рыцаря полетел золотой, звонко ударившись об его доспех, отскочил и упал на стол. - Он умудрился уговорить Эндрю и других ввязаться в эту авантюру.
- Несколько сотен? Против десяти тысяч? - Темный Император был ошарашен услышанным. - Десять тысяч, - он неспешно проговорил эти слова, смакуя их на слух, тещно пытаясь себе представить такое войско. - Ну что ж, значит одним врагом у меня меньше... Даже не знаю, как мне теперь вас отблагодарить. Вы превзошли сами себя. И ты Макларен, он благодарно хлопнул воина по плечу.
- Служить вам великая честь, Ваше Величество!
- Надеюсь, ты мне расскажешь о той битве. - Видя в рыцаре готовность рассказать все в мельчайших подробностях не откладывая в дальний ящик, он остановил Макларена. - Нет, не прямо сейчас. Мне кажется, трактирщик, наконец-то соизволит подать нам долгожданный ужин! - Сидящая, рядом Друцилла, хмыкнула, рассказ Рыцаря Смерти ей был гораздо интереснее, чем эта глупая человеческая еда. Но что поделать, даже великий Некромант всего лишь человек.
Трактирщик действительно в этот момент уже разделывал аппетитно пахнущую свинку и вот уже на стол начали подавать многочисленные блюда с дышащей жаром свининой и различным гарниром. Красивая темноволосая служанка, с приятной фигурой поставила на стол большой кувшин пряного вина, чей запах приятно щекотал ноздри. Незамедлительно налив его себе в кубок, Император понюхал и чуть пригубил, наслаждаясь забытым вкусом.
Идиллию разрушил сэр Макларен, он что-то неразборчиво промычал, при этом продолжая с видимым наслаждением вгрызаясь в сладкую свиную косточку.
Темный Император хмыкнул:
- Вижу, твои манеры так и не изменилась к лучшему.
- Манеры? У него? А что они когда-то были? Сомневаюсь, смотрите внимательно, сейчас он должен удовлетворенно рыгнуть. - Вор откровенно развлекался, подкалывая рыцаря.
Сэр Рыцарь, не обращая внимания на поклеп, вытер рот рукавом, но рыгнуть не спешил, вместо этого из-под стола раздался хорошо различимый звук удара.
- Все, все. Больше не буду, честное слово!
- Твоему слову давно уже нет веры Вор. О чем это я хотел сказать. - Макларен нахмурил брови задумавшись.
- Наверное, ты хотел спросить меня, почему я решил уничтожить Круг Магов и Академию?
- Да нет, - отмахнулся рыцарь. - Тут как раз все ясно, они всегда тебя хотели убить, как и любого некроманта. - Мировоззрение Макларена всегда отличалось заведомой простотой, если кто-то хочет тебя убить, ты должен это сделать первым. - Хотя теперь они будут хотеть этого еще больше, - он опять задумался.
- Мне кажется с этим рыцарем что-то сегодня не так, он очень много думает. И ты вампир хватит уже пялиться на меня когда я ем. - Действительно все это время вампирша, не отрываясь, смотрела за тем, как невидимка расправлялся со своей долей зажаренной свиньи. Ее заворожила картина постепенно исчезающей пищи, и то появляющегося, то исчезающего ножа с вилкой.
- Да я, ничего такого! Просто задумалась! - вспыхнула девочка. - Кстати, где Бафу? - она впервые заметила его отсутствие и обернулась по сторонам в поисках своего слуги.
- Неужели это заразно? Молю тебя Олин, спаси меня от подобной участи.
Макларен с непониманием смотрел в пустоту, где перед ним сидел Вор. В следующий момент он неожиданно преобразился, насторожившись, словно охотничий пес. Его рука легла на рукоять меча лежащего рядом с ним на лавке, на секунду немного задержавшись, как будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, он решительно вынул свой двуручный меч из ножен и положил его прямо на стол.
- Ты что-то чувствуешь? - озабоченно спросил Темный Император.
- Да, будет бой.
- Не обращайте внимания. Он живет по правилу: после хорошего трактирного обеда, должна быть хорошая трактирная драка. Даже не мечтай, местные стражи после прошлой взбучки, наверное, еще не опомнились. Да и слабоваты они против тебя. Зачем меч достал? Сознавайся.
- Вор ты сегодня очень много говоришь. Нервничаешь?
Ответ Вора, исчез заслоняемый больно ударившим по ушам, хлопком открытия портала. Синее зарево пространственного перехода, раскрылось точно посреди таверны.
- Откуда ты... - В этот раз невидимку перебил пронзительный визжащий звук [комент: с чего это они визжать стали? запусти чтонить со скоростью 40 км в час.] черной эльфийской стрелы, вылетевшей из портала и впившейся в стену таверны. За одной стрелой полетела еще одна затем еще, казалось, кто-то целенаправленно стреляет с другой стороны портала.
В следующие секунды произошло несколько событий одновременно: сэр Макларен, не теряя времени, одевал на себя снятые до этого части доспехов и шлем. Друцилла активировала висящий на шее амулет, призывая Бафу, попутно доставая спрятанные под одеждой кинжалы. Темный Император активировал защитные заклинания и достал свой меч из ножен. Троица героев в боевых стойках и оружием наголо напряженно замерла, всматриваюсь в переливающуюся голубизну открытого портала. Почти не различимый звон стали, дал понять, что и четвертый спутник во все оружии готов встречать неведомых гостей. Император напряженно облизнул губы:
- Вор, не выдавай себя. Действовать будешь только в крайнем случае. Это приказ.
Неизвестный рыцарь в тяжелых латных доспехах, вылетел из чрева портала, в противоположную от героев сторону. Его тело пролетело несколько метров по воздуху, но в итоге он мягко приземлился на один из многочисленных столов в таверне. [комент: а мог ли он мягко приземлиться? все таки сила разгона нехилая + почему он вылетел с другой стороны, если орк выйдет со стороны Императора. его разве не орк кинул?] Из его спины торчало несколько черных эльфийских стрел. Судя по внешнему виду доспехов и их иссиня-черному цвету, это был кто-то из Рыцарей Смерти. хотя форма и тип доспехов Темному Императору был неизвестен. Жесткие рубленые многогранные плоскости, очень тяжелый и массивный на вид он внушал уважение к его обладателю. Жаль тот упал животом на стол, поэтому его номер невозможно было рассмотреть.
- Кто-то из наших, - озвучил общую мысль Макларен. - С парой эльфийских подарков в спине.
- Такое ощущение, что его кто-то выкинул из портала. Хотя я слабо представляю себе человека обладающего такой силой, - стоящая слева от Императора вампирша даже в состоянии боевого транса оставалась в первую очередь любопытным ученым.
- Вор, стрелы. - Не успев Император договорить, как стрелы начали одна за другой выдергиваться из тела неизвестного рыцаря. Удовлетворенно кивнув, он закрыл глаза и сосредоточился, помогая старому заклинанию начать работать с удвоенной силой. Неизвестно, что еще может выскочить из этого портала.
В ответ на его мысли из портала вышел огромный серый орк, неся на плече тело неизвестного человека. Орк был большим, на две головы выше даже Макларена. Внешне он больше напоминал даже не орка, а троля. Как и из предыдущего гостя, из него тоже торчало несколько черных эльфийских стрел, хотя для него они были скорее неприятной помехой, не более. В правой руке орка было несвойственное этой расе оружие, двуручная секира. Жители Зеленой Степи, традиционно отдавали предпочтение кривой сабле. Хотя этому огромному орку безусловно шла именно такая огромная секира, любая сабля смотрелась бы игрушечной в его руках. Левая же рука орка прижимала к его плечу человека. Почему-то особенно ярко чувствовалась забота орка о нем. Человек был жутко изранен и весь в крови. Раны в спине были характерные, такие обычно оставляют грубо вырванные из тела стрелы с зазубренными наконечниками.
Подойдя к ближайшему столу, орк осторожно опустил на него человека. Теперь можно было его хорошо разглядеть: короткие светлые выжженные жарким солнцем волосы, смуглая загорелая кожа, мощный накачанный обнаженный торс, и вместе с тем совсем молодое почти детское лицо. Единственная защита на человеке иссиня-черный наплечник, с голубыми рунами З.1Т. Вместо штанов, почему то была орочья боевая юбка из грубо выделанных кожаных полос.
Положив тело, орк развернулся к порталу и поудобнее перехватил свое страшное оружие, взяв его в две руки.
- Еще один Рыцарь Смерти и орк. Более странной компании вываливающейся из портала под градом эльфийских стрел, представить себе сложно. Я думала, порталами могут пользоваться только архимаги.
- Не простой Рыцарь Смерти, Заклинатель, - поправил ее сэр Макларен. - Ты его, наверное, и не помнишь, - обратился он к Императору, - это Галлифей Дюмон. Заклинателем и Тиуфадом он стал уже после твоего исчезновения. - Договорив, Рыцарь повернулся к орку. - Эй Мамбари! Кто убил Галлифея?
Орк услышав звук собственного имени орк обернулся к Макларену, искра узнавания проскочила в его огромных зеленых глазах.
- Галлифей жив, Галлифея нельзя убить, - немного обиженно сказал орк. - Мамбари будет защищать Галлифея, Мамбари убьет плохих эльфов. - С каждым, словом голос орка становился громче и уверенье. - Мабари ненавидит плохих эльфов! - Озвучив свою цель, орк вновь развернулся лицом к порталу и принялся ждать.
- Он говорит как ребенок, - заметила Друцилла.
- Он и есть ребенок. Дюмон нашел его в степи, и с тех пор всегда таскает с собой. Он ему как отец.
- А почему он такой огромный? - Новый вопрос любопытной вампирши, позволил немного успокоится, взвинченным в преддверии боя людям.
Макларен на секунду задумался:
- Не знаю. Да кто знает этих орков, разве что только Дюмон. Вот у него и спроси, как тот оживет. Он несколько лет жил среди этих тварей.
- Жил? - Глаза вамприши расширилась, и она с еще большим вниманием начала рассматривать труп обсуждаемого героя.
Темный Император с облегчением выдохнул. Процесс оживления, наконец-то, подошел к концу. После долгого перерыва было, тяжело подключатся к действующему закланию и подпитывать его дополнительной энергией, тем самым ускоряя процесс оживления. Да и энергетическая проводимость претерпела какие то странные изменения. 'Когда будет время, надо будет разобраться с этим вопросом. На меня как-то повлияло странно заточение в камне.', - подумал он.
Рыцарь в тяжелых доспехах, все это время лежащий на столе, кряхтя, поднялся и негромко выругался, проклиная судьбу за то, что не обнаружил рядом своего оружия. Затем он скинул перчатки, размял пальцы, раздался характерный хруст, судя по звуку, до этого они были сломаны, негромко прошипел от нахлынувшей боли. Потом снял свой шлем, его красивое и аристократичное лицо все было в засохшей крови. Больше всего пострадала от нее его аккуратная бородка и черные усики. Продолжая сетовать на свою судьбу, он рукой вытер лицо и протер глаза. Было видно, что до этого ему было тяжело даже смотреть, ибо засохшая кровь коркой налипла на его веках.
'Теперь понятно, почему было так тяжело его оживлять.', - подумал Император: 'Его подстрелили в глаз, сквозь забрало шлема.'. Он невольно вздрогнул, приставив уровень противника, с которым предстоит столкнуться.
Тем временем, рыцарь одел перчатки и оглядывался вокруг в тщетных попытках найти свое оружие. Так и не найдя его, он мотнул головой и достал единственное что у него было, большой размером с локоть кинжал, волнистой формы. Подкинул его в правой руке, словно приноравливаясь к непривычному весу, тяжело вздохнул и переложил его в более привычную для него левую руку.
- Мамбари, сожри тебя гоблин, почему ты не взял мой топор? - громким, властным голосом он окрикнул напряженного орка. Орк засопел, но предпочел не отвечать. - И как я теперь буду убивать Нетопазов, когда они ворвутся сюда? Голыми руками?
- Мабари убьет всех плохих эльфов сам. Вальц отдыхать. Мабари добудет тебе оружие.
- Тфу ты, дубина, - рыцарь сплюнул. Еще раз мотнул головой, окончательно приходя в себя и огляделся, разглядывая таверну куда занесла его нелегкая.
- Привет Вальц! - Маклаерн дружественно махнул, ему рукой привлекая к себе внимания.
- Макларен! Ты ли это?! - Вальц радостно хохотнул. В следующий момент он заметил стоящего рядом с ним Темного Императора. Осознав его присутствие, он незамедлительно поклонился, насколько это позволяли его доспехи. - Ваше величество.
- Разговоры потом, лови, - Темный Император кинул через весь зал свой меч. - Тебе он сейчас пригодится. - Только рука Вальца Нойнхайузена сомкнулась на рукояти меча, орк дико взревел и со всей силой обрушил секиру на появившегося из портала врага. Легкие кожаные доспехи эльфа, пусть и усиленные магией, не смогли остановить сокрушительный удар. Секира прорывалась глубоко в тело, дойдя до позвоночника. Не теряя времени, орк ногой оперся об тело поверженного врага и с силой вырвал свою секиру. Эльфийская кровь хлынула фонтаном, расплескавшись по всей таверне.
Несколько секунд все напряженно всматривались в глубину портала, ожидая нападения противника. Но подвиг эльфа судя по всему повторить никто не спешил. Нойнхаузен приподнял свой шлем и сплюнул выпавший зуб:
- Значит, все-таки, Галифей успел оставить им тот сюрприз, - в его голосе слышалось облегчение, перемешанное со злобой на неведомого противника.
- Какой сюрприз? - спросил Император.
Вальц деловито отодвигал ближайшие столы, подготавливаясь к вторжению врага.
- Семечко Пустынной травы. - Император понимающе кивнул. Излюбленное оружие шаманов орков. Невинная Пустынная трава при правильной магической обработке превращалась в пугающее магическое оружие тотального истребления: безостановочный рост и способность буквально вытягивать всю доступную влагу даже из тел живых существ. Кто бы ни был с той стороны, единственный известный путь остановить эту гадость - сжечь, что давало насколько драгоценных минут.
- Кто открыл портал и как? - продолжил допрос Император.
На помощь к Вальцу пришел Макларен, посчитав что удобнее всего будет встретить противника именно находясь за спиной огромного орка.
- Колдуны, - сказал как сплюнул рыцарь в латных доспехах. - Замок барона Бриджа. Прямо во дворе там было жертвоприношение и много колдунов вокруг. Какой-то кровавый ритуал. Мы, - он кивнул в сторону Дюмона, - должны были просто надавать по голове зазнавшемуся лорду. Никто и не ожидал, - Вальц задумчиво посмотрел на свое оружие и перехватил поудобнее меч Императора, привыкая к нему. - Нетопазы, - он махнул мечем в сторону трупа. - наемники Академии, готовились войти в открывающийся портал. Нас они не ждали, - Рыцарь тяжело вздохнул, явно закончив свое повествование.
- Нетопазы - профессионалы наемники, известны как убийцы заклинателей и вампиров, - странно шипя произнесла Друцилла. Только сейчас Император заметил, свидетельства перехода высшей вампирши в боевую форму: появившиеся словно неоткуда острые клыки и не менее острые когти.
Некромант нахмурился, обдумывая услышанное:
- Значит за тобой, или за мной... - Словно, что то решив про себя, он обратился к Рыцарям Смерти, - Я выжгу артефакт и закрою портал, но мне нужно время, - после чего ухватился за стол, и перевернул его на бок, превращая в щит между собой и порталом, оставшаяся еда с грохотом повалилась на пол. На нее с сожелением посмотрел сэр Макларен, не осознанно покачав головой. Такое вольное обращение с хороше едой и вином он крайне не одобрял.
Темный Император сел в позу лотоса, полностью скрывшись за столом, закрыл глаза и казалось покинул этот мир уйдя в глубокий транс.
- Амет! Император вернулся! - Вальц Нойнхайузен будто сообщил богине радостную весть. Словно подхватывая этот клич, Мамбари взревел, вновь обрушив свою секиру на появившегося противника. На этот раз из портала вышел человек, в тяжелых доспехах, окруженный еле видимой дымкой защитных чар. Но ни доспехи, ни чары не были способны остановить всесокрушающую силу огромного орка. Сильнейший удар гиганта, вложившего всю свою силу в один единственный косой взмах, попросту отбросил незадачливого человека в сторону, попутно смяв и покорежив его тяжелый доспех. Пролетев несколько метров человек диким грохотом врезался в стол, разбив его в щепки и затих.
Следом за первым незваным гостем из портала появился еще один и еще, облаченные на этот раз в кольчужные доспехи и без темной дымки защитного заклинания. Отреагировать на их появление Мамбари уже не успевал. Секира была опущена и почти касалась земли. Мышцы орка напряглись и вздулись, готовясь совершить неудобный обратный взмах от земли, но один из вновь вошедших рыцарей успел его опередить. Как и другой он был вооружен полуторным мечем и тяжелым, осадным щитом, прямоугольной формы. Его щит гулким хлопком ударил орка, попав по его левой руке, не давая тому совершить удар секирой. Еще мгновение и его меч со свистом летит сверху вниз. Орк дико ревет, из его левой ноги брызжет кровь, она почти отсечена. Другой рыцарь, помогая первому, повторят успешный прием и бьет орка щитом. Не в силах сохранить равновесие Мамбари падает на пол и отклчается.
Два Рыцаря Смерти обернулись друг на друга. Их глаза встретились и они оба чуть кивнули друг другу, словно соглашаясь с планом. Резкий поворот на противника, вскинутые высоко мечи и громкий одновременный оглушающий клич:
- За Императора! - Давно забытые и уже много лет не звучавшие слова на землях Морикондора, привели в замешательство двух щитоносцев.
Грубо идя на пролом, и не утруждая себя сложными приемами, Макларен преодолел расстояние до врага буквально двумя огромными шагами. Но вместо последнего шага, он подпрыгнул, проносясь над правой рукой распластанного на земле орка, и прямо в прыжке обрушил свой двуручник на щит ближайшего рыцаря, вложив в этот удар всю свою силу, вес и инерцию падающего тела. Щит, не выдержав такого удара, раскололся и рассыпался на несколько частей в руках опешившего противника. А его хозяин, не удержавшись на ногах, провалился обратно в глубину открытого портала.
Одновременно с Маклареном, но обходя лежащего орка слева, несся сэр Вальц. В те же два огромных шага он преодолел пустоту между собой и орком, и продолжая движение, со всей силой метнул свой меч в рыцаря слева. Через миг за мечем последовал кинжал, брошенный снизу вверх. Отбивая щитом летящий на себя меч, противник открылся, давая возможность кинжалу гулко ударить в шлем, заставив его ненадолго потерять ориентацию. Делая еще один шаг через ногу поваленного Мамбари, Вальц пригибается, хватает правой рукой секиру и вкладывает полученную от движения инерцию в обратный удар. Сделав оборот в сто восемьдесят градусов тяжелая секира со свистом разрезает воздух и смачно врезается в бок оставшегося рыцаря рассекая кольчужный доспех и выпуская ему кишки.
- Ха! Оверлорд! Вот так то лучше! - громко проорал Вальц, возбужденный прошедшим боем. И сделал несколько взмахов огромной секирой перед собой.
- Как в старые добрые времена! - поддержал его Макларен, вставая в боевую стойку справа от поверженного орка, ожидая, когда из портала появятся новые цели.
Портал оправдал его ожидания. С негромким 'чпок', он выпустил из своего чрева еще двух людей в кольчужных доспехах и осадными щитами. За их спинами показались несколько темных эльфов с луками. Щитоносцы красивым, не раз отработанным движением одновременно шагнули вперед, чуть присев и сомкнув щиты. Одновременно с этим два эльфа лучника не теряя времени, открыли огонь на подавление, особо не целясь, полагаясь только на скорость, и количество стрел, они посылали их одну за другой прямо перед собой, через головы своих союзников.
Несколько драгоценных мгновений понадобилось рыцарям смерти, чтобы осознать опасность и понять маневр врага. На этот раз, сэр Вльц успел среагировать раньше Макларена. С рычанием он упал на колени, раздался громкий треск ломающихся досок, уходя от уже летящей над ним смерти, одновременно с падением на колени он атаковал. Его секира обрушилась на щит противника. Открытый как для рубки дров замах из-за спины и инерция огромного оружия не оставило осадному щиту и шанса, он треснул раскалываясь на две равных части пропуская секиру сквозь себя, давая разрубить руку хозяина. Второй щитоносец решил отомстить за товарища, как змея его меч выскочил из приоткрывшегося щита, впившись в основание шеи сэра Вальца, показавшиеся под шлемом. Фонтан крови и хруст сломанных позвонков символизировал его победу над рыцарем смерти. Обрадовавшись успеху, он повернул голову налево в поисках оставшегося противника, но лишь краем глаза заметил, узкую полоску стали двуручного меча.
Пригнувшись и уйдя от первых залпов эльфийских стрел Макларен, удачно поймал щитоносца на ударе и отрубил ему голову, но он не успевал уйти от нового залпа темных. Одна из стрел прошла в правое плечо почти навылет, лишь обратная сторона доспеха смогла ее остановить. Другая, отскочила от его шлема, опасно чиркнув недалеко от прорези забрала. Не обращая внимания на боль, Макларен кинул свое тело вперед, на ближайшего эльфа, уронив свой меч на теле предыдущего противника, выигрывая время. Эльф понимая бесполезность лука, отпустил его и пригибаясь доставал из за спины свои удлиненные кинжалы. Еще шаг к противнику, очередная стрела попадает в левую руку, пронзая ее насквозь, раздробив кость и отзываясь взрывом дикой боли. Но это уже не важно, цель, не успевает вытащить свои кинжалы, огромная рука в латной перчатке в классическом хуке обрушивается на лицо эльфа, выводя его из строя.
Рыцарь оборачивается к последнему оставшемуся эльфу, черная стрела смотрит ему точно в глаза. В этот момент время для Макларена почти остановилось. Краем сознания он рассматривал тонкую красоту лица темного эльфа, капельку пота на его лбу, и злую, так не идущую ему полуулыбку. Рыцарь Смерти готовился встретиться, со своей возлюбленной, сегодня она придет на острие этой стрелы, его глаза завороженно смотрели за острым наконечником. Вот уже спущена тетива, и медленно неотвратимо как во сне стрела летела в его правый глаз, а он как в кошмаре не может ни двинутся, ни закричать. Только благодаря этому странному состоянию Макларен заметил, маленький изящный кинжал, ударивший в стрелу, зависшую прямо перед его глазами.
Возвращаясь к реальности, он удивленно хлопнул глазами, наблюдая как точно такой же, кинжал вонзился в шею эльфа, и тот, схватившись за него, словно не поверив, что его убили, безвольно падал на пол. Кроме удивления реальность, принесла еще и забытую боль, две стрелы, прочно засевшие в его теле, крайне досаждали. Выдернув за острие стрелу в левой руке, сжимая зубы чтобы не закричать от боли, он опасливо посмотрел в сторону переливающегося голубым светом портала. Не теряя времени, он направился к своему мечу, подобрал его, с грустью отметив, что Вальц выведен из строя надолго, он зло пнул отрезанную голову врага, посылая ее в глубину портала.
К левой руке постепенно возвращалась жизнь, довольно хмыкнув и порадовавшись этому факту, он оглядел зал. Вампирша стояла в тени у одной из стен, держа в руках еще пару кинжалов, в готовности, метнуть их в любой момент, он чуть кивнул ей, благодаря ее за спасение.
Императора не было видно из за стола и это была еще одна хорошая новость, так он будет в безопасности. Непонятно где был этот странный демон, да и Галлифей все еще не спешил приходить в себя. И еще эта чертова стрела, Макларен поморщился, покрепче сжимая правой рукой свой двуручный меч, но нельзя ее доставать, опасно, он может вырубиться, а кроме него и маленького вампира, Императора защитить некому. На секунду он посмотрел на груду мертвых тел картинно разбросанных по всему залу. Они буквально не оставляли свободного места, для боя, стоило этим воспользоваться или расчистить площадку?, к сожалению ответить на свой вопрос он так и не успел, портал засиял еще более ярко чем прежде и выпустил из своего чрева очередного врага, на этот раз он был один.

В отличие от предыдущих, Нетопазов, вновь появившийся был безоружен, более того у него не было ничего что можно было бы принять за оружие. Да и доспехи были необычными, легкие из шероховатой на вид зеленой кожи, сделанные с невероятным тщанием и вниманием к деталям, в них он больше походил на изящного эльфа из старых сказок, чем на человека. Рыцарь Смерти напряженно стоял, оценивая странного противника и пытаясь предугадать, как он будет действовать и какую степень опасности он может представлять.
Враг, демонстративно наклонил голову на бок, посмотрел на своих поверженных союзников и чуть слышно произнес - Дурачье. В следующий момент он перевел взгляд на единственного оставшегося в живых рыцаря и хищно улыбнулся, одновременно поднимая левую руку перед собой.
'Эти доспехи, те самые, из Леса Центра Мира, стоящие баснословных денег, и ценимые дороже золота - заклинателями' - Заклинателями - Сэр Маларен сам не заметил, как произнес ошарашившую его мысль.
Хищная улыбка наемника превратилась в оскал - Да верно, я заклинатель. А сейчас ты умрешь. - Из левой руки заклинателя вырвалась слепящая белая молния, ударив точно в Рыцаря Смерти.
Макларен взревел, оглушая нечеловеческим воплем, и кинулся на врага. На какой-то момент показалось, что эта белая вспышка не в состоянии остановить Рыцаря вошедшего в состояние безумного берсеркера, с единственным желанием дорваться до врага, разорвать его и уничтожить.
Но молния, связывающая двух людей изменилась, из слепяще белой она превратилась в небесно голубую с каждой секундой хаотично двигаясь, искрясь и касаясь своими ветвями каждого металлического предмета на своем пути. Электрический поток буквально разрывал его изнутри заставляя руки и все тело неконтролируемо дёргаться и дрожать. Запах озона ударил в ноздри, латный доспех Макларена в том месте куда била молния расплавился и струя алого метала, сжигала его тело, добавляя к запаху озона противный и почти не выносимый смерти горелого мяса. Казалось невероятным но Рыцарь Смерти упрямо шел вперед.
Глаза заклинателя сияли безумием - Ты еще жив, ублюдок, сдохни! - он вскинул еще одну руку и еще одна молния ударила в Макларена, через мгновение они объединились в один огромный поток электричества. Настолько мощный поток не мог удержатся, в одном теле, Макларен вспыхнул, каждая металлическая деталь его доспехов и даже меч покрылись электрическим разводами, они объединялись и били по ближайшим металлическим целям и человеческим телам вокруг. Все тела вокруг и почти вся таверна покрывалась сетью постоянно бьющих молний, буйство стихии пугало, повергало в шок, и в этот момент заклинатель страшно засмеялся, его злой хохот на фоне шума электрических разрядов даже был последней каплей ужаса ситуации, маленькую вампиршу буквально пролизывало от страха.
Макларен был уже мертв, безмолвно, словно тряпичная кукла, его тело висело в воздухе, распространяя электрические заряды дальше по всей таверне. Единственное все еще живое существо из груды тел на полу - орк пришел в сознание, боль от многочисленных жал молний заставили его открыть глаза и тут же их закрыть, но даже сквозь закрытые веки орк видел десятки больших и сотни маленьких молний покрывающих все пространство вокруг него. Сами боги разгневались не него и Галифея, не осознавая этого, его губы зашевелились, он делал единственное, что мог в этом положении, молился богам о прощении, за себя и за своего господина.
Наверное, сама Амет услышала мольбу орка, а может быть это был Токс, кто знает этого безумного бога. Одна из многочисленных молний ударила Галлифея точно в сердце, разряд был достаточным, чтобы запустить его привычный ход и вместе с тем не таким большим, чтобы причинить ему вред.
Галлифей очнулся, необычно резко, словно кто-то выплеснул на него ведро холодной воды, пока он спокойно спал, наслаждаясь приятным сном. Возвращение к жизни, в этот раз было странным еще и тем, что его тело до сих пор полностью не восстановилось, все многочисленные раны, полученные в последнем бою, до сих пор хорошо ощущались, плюс это неприятное жжение по всему телу. Он открыл глаза и приподнял голову, феерическое зрелище предстало перед его глазами, Рыцарь Смерти висящий в воздухе и представляющий собой живое воплощение заклинания Цепь Молний, куча трупов и безумно смеющийся заклинатель, стоящий на фоне явно нестабильного портала. Взгляд ухватил мертвого Вальца, замершего над трупом воина Нетопаза, и лежащего недалеко от него Мамбари, неужели мертв? Вопрос заставил вздрогнуть всем телом, но нет, его губы шевелятся, словно он что-то произносит раз за разом. Неприятная мысль о смерти друга отступила, он сосредоточился на заклинателе, тот все еще не замечал появление нового противника на сцене битвы. 'Тем для него и хуже', злобно подумал про себя Галлифей. Эту тварь стоило ненавидеть, картина человеческих жертв в замке барона до сих пор стояла перед глазами. Она на секунду подумал о семечке, надеясь, что оно рано или поздно разрушит логово этих тварей. Привычными движениями правая рука плела заклинание, в его положении особого выбора не было, он и так сегодня превысил свой обычный потолок. Крепко стиснув губы, он вскинул левую руку направляя на цель, красивая ледяная стрела устремилась к заклинателю в какие то мгновения, долетев до противника, она врезалась в него. Яркая вспышка, щита воздуха поглотил удар, расколов стрелу на множество мелких частей, осколки ударили как град в заклинателя, но казалось, не причинили тому вреда. Хотя ключевое они остановили цепь молний, в зале стало непривычно темно и тихо. Тело Маларена безвольно упало на пол.
Два заклинателя буравили друг друга взглядом. Один все еще лежал на столе, чуть привстав, опираясь на локоть правой руки, другой стоя почти вплотную к порталу и опустив руки.
Нетопаз, хищно облизнулся, на его губах вновь заиграла та самая злая улыбка. - Значит, ты жив. Говорят, Рыцаря Смерти почти нельзя убить. Но для тебя я приготовил нечто особенное. Пятичасовое инферно. Я думаю, тебе понравится, такой теплый прием. - Он вновь засмеялся своим безумным смехом. Его руки начали выполнять странные пасы, на автомате, без участия сознания заклинателя. Портал за его спиной за пульсировал, и начал медленно расширятся.
Галлифей чувствовал, как он собирался огромный поток энергии, готовый вот, вот выплеснутся в страшную стихию, которая не пощадит ни кого. И шансов выбраться из этого дерьма у него нет.
Он побледнел, осознавая близость окончательной смерти и судорожно пытаясь придумать, выходи из ситуации. Его воздушный щит не пробить, просто не хватит сил. Ничего разумного не приходило в голову, жаль он так и не встретился с Темным Императором. Он завороженно следил за действиями наёмника. Неожиданно для себя осознав что Темный Император рядом, глаза сами нашли перевернутый стол за которым был он.
Злость на себя за то, что не способен справится с каким-то заклинателем академии, вспыхнула в душе Галлифея, именно он будет виновен в смерти Императора, именно он будет виновен в окончательной смерти всех братьев. ОН! Именно эта злость в свое время помогала преодолеть Зленую Степь, именно она помогла ему стать тем, кем он был сейчас - Шаманом.
В последние секунды, Галлифей левой рукой сорвал один из многочисленных амулетов со своей шеи, сжал его, вложив всю свою силу, амулет треснул и раскололся, разрезая его ладонь, смешивая кровь с осколками.
- Амулет последнего заклинания, пользуйся им только в крайнем случае, цена твоя жизнь, запомни это. - Вспомнил он слова старого орка. Поток энергии обрушился на Галлифея, разрушая тело и разум, он уже не мог контролировать руки, но это было не важно, достаточно было просто пожелать.
Воздушная рука, самое простое заклинание магии воздуха, все заклинатели владели им, большинство начинало свое обучение именно с него, да что там даже барды владели им, ведь кроме силы больше ничего не требовалось. На этот раз у Галлифея было достаточно энергии, чтобы пробить злополучный воздушный щит, даже родство стихий атакующего и защитного заклинания не смогло помочь ему остановить удар. Казалась огромная рука ударила заклинателя сверху вниз, впечатав того в пол, даже его череп смялся прогнувшись внутрь.
Наблюдающая все это ле Вамп мелко дрожала, даже для ее психики это было чересчур. Ей хотелось спрятаться, убежать, не видеть всего этого. Вдруг портал мигнул и резко увеличился в размерах, он стал набухать и захватывая все большее пространство. Друцилла буквально прилипла к стене, словно пытаясь отступить сквозь нее, ее глаза расширились от новой волны страха, в следующий миг портал еще раз увеличился, пару раз мигнул и окончательно исчез, словно его никогда тут и не было.
Темный Император встал из-за стола, взглянул на разгром и устало вздохнул. Предстояло еще куча работы, нужно было оживить всех рыцарей. 'Надеюсь, они оставили кого-нибудь в живых,' - подумал он. Ему все еще было интересно, за кем пришли Нетопазы.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Портальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаНочь Излома. Ируна БеликИмператрица Ольга. Александр Михайловский✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваЗаложница стаи. Снежная Марина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна ШнайдерHigh voltage. Виолетта РоманПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"