Innamorania: другие произведения.

Книга 1. Изменяющая судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Лина обладает редким экстрасенсорным талантом, но он давно и плотно заблокирован. Кто-то хочет использовать девушку для своих замыслов, а кто-то старается защитить ее.
    У кого это получится? И кому доверится сама Лина?


    КНИГА ЗАВЕРШЕНА.
    ВЫЛОЖЕННЫЙ ВАРИАНТ - ЧЕРНОВИК


    Книга правится и редактируется. Обновленный вариант будет выложен после правки всего романа.




      Пролог
       
      Высокий темноволосый мужчина в джинсах и футболке-поло навыпуск стоял у портика в метро. Засунув руки в карманы, он лениво разглядывал окружающих, щурясь на вечернее солнце.
      Елиазар ждал. 
      Вчера, возвращаясь домой после ужина, он оставил машину на ближайшей автостоянке, а сам спустился в метро. Как раз на этой станции.
      В час пик народу всегда полно, все возвращаются домой с работы или учебы. А много людей - это хорошо, значит, что шансы встретить кого-то необычного очень велики. И вот вчера он самым краем сознания зацепил молодую девушку, симпатичную, с копной русых волос, но тут же ее потерял. И сегодня, рассматривая проходящих мимо него людей, он надеялся еще раз с ней столкнуться.
      Елиазар посмотрел на часы. Время - то самое.
      Мужчина сосредоточился и начал пристальней изучать входящих в метро.
      Мимо прошла женщина, он потянулся было к ней, но разочарованно пропустил - не та.
      Следующая слегка задела его сумкой в руках, затем проскочила пара студенток, придерживая тяжелые двери друг для друга. Мужчины, женщины, дети, толпа увеличивалась на глазах, и Елиазар отошел ближе к дверям, чтобы уж точно не пропустить.
      Неужели сегодня они не встретятся? Или это была невероятная случайность и девушка сгинула в многомиллионном городе без следа? 
      Мужчина, женщина, снова женщина, двое мальчишек, девушка, снова мужчина. 
      Мелькнул длинный русый хвост, заколотый золотистым цветком. Девушка лет двадцати пяти, только что вошедшая в вестибюль метро.
      Елиазар метнулся вслед за ней и пристроился сзади в двух-трех шагах. Чтобы уже точно не упустить из виду.
     
      ***
      - Знаешь, друг, есть у меня к тебе одна нестандартная просьба.
      Елиазар отпил вина и настороженно посмотрел сквозь стекло бокала на парня напротив. Друга он вытащил в ресторан, чтобы в спокойной расслабленной обстановке с ним все обсудить.
      Парень кивнул головой, мол, продолжай.
      - Есть одна девушка, за которой надо бы... хм, проследить.
      Просьба друга удивила.
      - В чем проблема? У тебя целый штат таких наблюдателей, - хмыкнул тот в ответ.
      - Тогда придется писать по ней официальный отчет, а мне этого делать пока не хочется.
      Парень удивленно уставился на Елиазара.
      - Почему?
      Мужчина немного замялся, но все-таки ответил:
      - Признаюсь честно, я не знаю, каким талантом она обладает. Я с таким фоном еще не сталкивался.
      Елиазар знал, что говорил. Он обладал редким даром -- умел чувствовать ауры смертных, распознавать среди них потенциальных и существующих магов и менталов.
      Парень недоверчиво прищурился:
      - То есть, ты вообще никогда такого не ощущал? За все сорок семь лет...
      - ... что работаю в Паноптикуме, - закончил он, - Да, никогда. Есть кое-какие подозрения, но я хочу повнимательней изучить материалы в библиотеке, а на это нужно время. Да и присмотреться к ней надо, подойдет ли? А то помню я предпоследнюю истеричку, даром что провидица, а вопила, как резанная, когда я ей свою сущность раскрыл. Поэтому и хочу, чтобы за ней проследил ты.
      Парень хмыкнул, втайне довольный таким жестом доверия.
      - А с Натансоном ты разговаривал? - поинтересовался он у друга.
      Елиазар поморщился. Вот надо ж было ему вспомнить про этого зануду-еврея!
      - С ним смысла нет говорить, пока он не увидел предмет разговора, а ...
      - Его ты показывать пока не хочешь, - парень понимающе кивнул.
      - Да.
      - Не любишь ты Авраама Моисеевича, - пожурил его друг.
      - Не люблю, - согласился Елиазар -- Он занудный и ворчливый старикан, который всех вечно поучает. Но в своем деле он лучший. 
      Парень нехотя кивнул, то ли все-таки соглашаясь с другом насчет его мнения о старом еврее, то ли решаясь исполнить просьбу друга.
      - Хорошо, послежу я за твоей красавицей. Но с тебя причитается!
      - О чем речь, - довольно развел руками Елиазар, - Только я тебя очень прошу -- никому о ней не говори и, пожалуйста, давай без твоих обычных любовных интрижек, ладно? Есть у меня некоторые подозрения о том, кто она, поэтому проблемы ни мне, ни тебе, тем более, не нужны.
      - А они могут быть?
      - Не уверен, но лучше не рисковать.
     
     1 Глава.
  
      Середина августа в Москве была одуряюще жаркой, и лишь в вечерние поздние часы зной, немного спав, оставлял в городе приятную теплоту, разбавляя ее ночной прохладцей.
      Алина вышла из метро и с наслаждением вдохнула полной грудью.
      Вечер рабочей пятницы закончился, полностью покоряясь наступающей ночи. На улицах людей уже меньше, машины тоже разъезжают медленней, как будто сами устали от бурного дня. Неподалеку орала музыка из уличного кафе, от ларька с курами-гриль доносился запах жареного мяса. Девушка сразу почувствовала, что голодна, но покупать это сомнительное лакомство не стала.
      Она медленно дошла до остановки маршруток, села в подошедшую машину и открыла книгу. Микроавтобус постепенно начал заполнятся уставшими людьми. Кто-то передавал деньги за проезд, кто-то говорил по телефону, кто-то, по примеру девушки, уткнулся в книгу, ридер или планшет. 
      Позади нее сел молодой мужчина, симпатичный, в дорогом сером костюме. 
      Алину он приметил еще в вагоне метро, она увлеченно что-то читала, не замечая ничего вокруг, и тихо посмеивалась над происходящим в книге.
      Незнакомка была эффектной. Русые волосы до середины спины, серо-голубые глаза, черные брови вразлет, красивая линия пухлых губ. Девушка улыбнулась, а затем и вообще тихо засмеялась. Открытая, светлая улыбка. Глаза заискрились, на щеках появились маленькие ямочки.
      - Девушка, вы не передадите за проезд? - окликнул он Алину. Она обернулась и протянула изящную ладонь за мелочью. Мужчина постарался поймать ее взгляд и улыбнулся. Но незнакомка только взяла мелочь и, коснувшись плеча женщины впереди, передала деньги дальше. 
      - Девушка, а мы с вами не знакомы? - он попытался продолжить разговор.
      Алина чуть повернула к нему голову и молча, без тени улыбки, покачала отрицательно головой.
      - Девушка, а..., - он хотел предложить познакомится, но тут рядом с ним на сидение плюхнулась толстая тетка с тремя сумками наперевес. 
      - Слышь, деньги передай! - сунув мужчине в руки пару смятых бумажек, она стала распихивать сумки под ногами. Размашистая, хамовитая тетка удобно устраивалась, задевая всех вокруг и нагло поглядывая по сторонам, а ну кто начнет возмущаться? Затем достала мобильный телефон, набрала нужный номер и буквально закричала в трубку, приветствуя собеседницу. 
      "Ладно, подождем удобного случая!", мрачно подумал мужчина, откидываясь на спинку сидения.
      ...
      Маршрутка остановилась напротив магазина. Девушка открыла дверь и выскочила на улицу. Следом выходила шумная тетка, она оттолкнула Лину с дороги, чтобы не мешалась, и, подхватив свои сумки, заторопилась к подъезду ближайшего дома. 
      Лина проследила, как маршрутка скрылась за поворотом, и шагнула на проезжую часть.
      - Куда? - рявкнул мужской голос у нее над ухом. 
      В этот же момент что-то резко дернуло ее за руку обратно, развернув на сто восемьдесят градусов. Лину по инерции занесло, и она чуть не упала на тротуар. Мимо пролетела на огромной скорости иномарка, даже не заметив, что едва не сбила пешехода. 
      - Да вы что, совсем на дорогу не смотрите?
      Лина ошарашено подняла голову и посмотрела на источник звука. До нее только сейчас дошло, что могло произойти. 
      Мужчина гневно смотрел на спасенную, крепко держа ее за локоть. 
      - Он на такой скорости летел, что от вас, милая девушка, не осталось бы и мокрого места! 
      - Спасибо вам большое, - пролепетала испуганно Лина, - Я машину совершенно не заметила! 
      - Именно! Вы даже не смотрели по сторонам! Разве так можно?! - спаситель продолжал отчитывать ее как маленького ребенка. 
      - Извините, пожалуйста, - ей стало так стыдно, - Я буду внимательней. 
      Мужчина ей слегка улыбнулся и кивнул на дорогу. 
      - Вам туда? - и подставил ей свой локоть, - Идемте, я вас провожу! 
      Девушка смущенно улыбнулась. 
      - Не стоит, вы, наверно, домой торопитесь, а мне еще в магазин нужно зайти. 
      Она все еще не могла отойти от происшествия.
      - Дома меня никто не ждет, - он отмахнулся. - А допустить, чтобы вы еще раз попали под машину, я не могу. Кстати, меня зовут Гюнтер.
      Девушка улыбнулась и склонила голову.
      - А я Алина.
      Она осторожно, едва касаясь, положила ладонь на его согнутую руку и уверенно шагнула на дорогу, не забыв посмотреть по сторонам. 
      Пока они шли к магазину, Лина искоса изучала своего спутника. Мужчина...нет, скорее парень, лет двадцати шести, может семи, чуть выше ее, стройный, но сильный, она до сих пор помнила, с какой силой тот дернул ее назад, спасая от колес иномарки. Светло-русые кудри, яркие синие глаза, задорная улыбка. 
      Очень симпатичный. 
      - А почему - Гюнтер? - вдруг спросила девушка. Они подошли к дверям магазина и парень потянулся к рукояти двери. 
      - Что? - не сразу понял он вопроса.
      - Почему у вас такое необычное имя - Гюнтер? - улыбнулась девушка, - Вы немец? 
      - Ааа, да, - он посторонился, пропуская вперед Лину, - Мои родители были немцами, но жили тут, в Москве. Идите, я подожду здесь.
      Девушка кивнула, заверила неожиданного спутника, что она быстро, и направилась к полкам с продуктами.
     
      ***
      Гюнтер ей нравился. Он был вежлив, воспитан, порядочен.
      Интересы у них, конечно, совпадали не всегда. К примеру, Лина не очень любила выставки, а вот новый друг часами пропадал на вернисажах. Поначалу тянул девушку с собой просвещать ее "зашоренный стрессами мозг", как он выражался, но после трех подряд фотовыставок на военную и остросоциальную тематику, девушка взмолилась и запросила отдыха. Стресса ей и по жизни хватало, а любоваться на фотографии боевых действий в каком-нибудь Ираке или Афганистане ей было неинтересно и неприятно.
      Впрочем, по книжным магазинам они оба гуляли с удовольствием.
      Гюнтер терпеть не мог кино. Фильмы, что художественные, что документальные, особенно на историческую тематику, вызывали у него в лучшем случае скептическую ухмылку, мол, "ну-ну, знаем мы эти ваши документы", в худшем - он мастерски критиковал любую мелочь. Лина смеялась над ним и пыталась объяснить понятия художественного вымысла и авторского видения, но без толку. А мультфильмы парень смотрел с непередаваемым детским восторгом, обмолвившись как-то, что в его время это считалось бы шедевром. В какое-такое время, он не уточнял.
      Парень действительно разбирался в истории. Москву знал на "отлично" и почти каждую прогулку превращал в импровизированную экскурсию, рассказывая Лине, чем знаменита та или иная улица и какие известные люди на них жили. Девушка слушала его, раскрыв рот. Рассказывал Гюнтер увлекательно и интересно, не забывая где-то подтвердить свою историю отсылкой к документам, а где-то и развеселить анекдотом или байкой.
      Лина поначалу предположила, что он работает либо в архиве, либо в какой-то студии. Парень много знал о прошлом, как будто сам был всему свидетелем. Но о своей работе он умалчивал и отделывался общими фразами. Пару раз ему приходилось уезжать в зарубежную командировку, откуда он привозил девушке маленькие сувенирчики, но чем конкретно занимается, на какой должности и как называется его компания, говорить категорически не хотел.
      Но Лина замечала и некоторые странности.
      Например, он почти никогда не ел и, если угощал девушку в ресторане, то себе чаще всего заказывал всего лишь бокал красного вина. Лина поначалу косилась на такое поведение и уговаривала съесть хотя бы десерт, но после пары ложек он отказывался. К слову, Гюнтер никогда не пьянел, либо сдерживал себя, находясь рядом с девушкой, либо действительно спиртное для него было как вода.
      Еще он старался избегать солнечных лучей. Девушка со смехом предложила ему купить крем от загара, раз он его так боится, на что парень странно улыбнулся и ответил, что тогда он будет выглядеть слишком экстремально. На ее вопрос - почему, он лишь ухмыльнулся и ответил, что в ближайшее время расскажет.
      А вот кожа у него была прохладной, словно он только что вышел из морозильной камеры.
      Впрочем, Лина считала, что у всех есть свои особенности и поэтому не придавала значения этим странностям друга.
      Но оставался один вопрос, который ее все-таки нервировал.
      Отношения с мужским полом у девушки не складывались. С мужем ей не повезло и развод состоялся через полтора года после свадьбы, а с тех пор Лина больше ни с кем не встречалась. И не сказать, что не было желающих познакомиться с симпатичной девушкой поближе. И на работе, и в доме, где она жила, находились мужчины, которые предлагали Лине и крепкие мужские руки, и пылкие сердца, и долгую совместную жизнь. Сама девушка им отказывала. Не нужно ей ничего, ни рук, ни сердец, ни совместной жизни. И ей очень не хотелось огорчать этим фактом такого отличного парня как Гюнтер. Правда, за все полтора месяца знакомства он не подал ни единого знака, что хотел бы перевести их отношения в новое русло.
      Наконец, не выдержав, Лина сама первой начала разговор на эту тему и к своему огромному облегчению услышала, что, хоть Гюнтеру и нравится с ней общаться, но никакой романтики он не предполагает, потому что видит в девушке исключительно младшую сестренку.
      - Что, прям так и сказал? - недоверчиво спросила Марина, лучшая подруга Лины, когда та ей передала свой разговор с другом. Судя по доносящемуся в трубке телефона плеску воды и стуку тарелок, она мыла посуду.
      - Именно, - подтвердила девушка. Она чувствовала, что с сердца камень упал, узнав, что Гюнтера как женщина не привлекает.
      - Ну не знаю, подруга, - протянула та, - По-моему, это странно: знакомиться с девушкой и считать ее младшей сестренкой.
      - Марин, ну почему каждый мужчина должен во мне видеть обязательно объект своих сексуальных фантазий? - вздохнула Лина. Разговор с подругой на эту тему она вела уже давно и так же давно они оставались каждая при своем мнении: Марина упорно считала, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, а Лина всякий раз опровергала эту точку зрения.
      - Ладно, у каждого свои тараканы, но если что - я тебя предупредила!
      Лина улыбнулась в телефонную трубку. С Мариной они были знакомы больше десяти лет, и лучшая подруга прекрасно знала все нюансы лининой жизни.
      - Мама, а мы уже вернулись! - в телефоне послышался звонкий детский голосок, а вслед за этим мужчина коротко спросил, готов ли ужин. Все понятно, это пришли с прогулки муж Марины и ее шестилетняя дочь Лялька.
      Лина быстро попрощалась с подругой, передавая приветы ее семье, и положила трубку.
      Но, все-таки, бывает просто дружба между мужчиной и женщиной!
     
      ***
      За прошедших полтора месяца Елиазар так и не пришел к какому-то точному выводу, каким же талантом владеет Алина.
      - Ты молодец, что за девочкой присматриваешь, - похвалил друга Елиазар, - Мне все еще нужно время, чтобы разобраться. 
      - А с Натансоном ты так и не пообщался по этому поводу? - уточнил Гюнтер.
      Старый еврей появился в клане лет двадцать пять назад, сразу вступил в Паноптикум и начал помогать Елиазару в работе. У него был большой опыт в обучении молодых магов, чуть позже Авраам Моисеевич занялся и новичками-менталами. Поэтому, если кто и мог определить способности девушки, то только он.
      Елиазар нахмурился. Со своим помощником он так и не обсудил возникшую проблему, втайне мечтая, что идти к нему за помощью все-таки не придется. Но он понимал, что, как ни крути, а сам не разберется:
      - Вот завтра Авраам приедет из Иерусалима и придется к нему идти.
      Но тут его озарила одна интересная мысль. 
      - Друг мой, - Елиазар обратился к парню, - А по вечерам девушка домой возвращается очень поздно? 
     
      ***
      Собственно, как осуществить идею Елиазара, Гюнтер придумал сразу.
      Но ему почему-то совершенно не хотелось поступать таким образом с Линой. Ведь, если тот неправ, то девушка может серьезно пострадать, а она парню нравилась. Напоминала ему младшую сестренку Катарину, такую же ехидную и добродушную.
      От неприятных размышлений Гюнтера отвлек звонок учителя. Даже не поздоровавшись, он приказал парню немедленно к нему приехать для важного разговора.
      Жил Эстебан в Замоскворечье, имея небольшую, но просторную квартиру с окнами на Москва-реку. 
      Гюнтеру он открыл сразу. 
      - Ты сейчас же вылетаешь в Сидней! - оповестил он, едва парень перешагнул порог. 
      Эстебан, невысокий представительный мужчина с пронзительными черными глазами и бородкой-эспаньолкой, всегда был довольно сдержанным по характеру человеком, и такое начало разговора говорило, что он сильно нервничает. 
      Гюнтер прошел в гостиную. Выдержанная в светлых пастельных тонах, она выглядела на удивление безжизненной. У противоположной стены стоял большой электрический камин, рядом с ним шкаф с книгами. Напротив камина стоял большой диван из светлой кожи, пара кресел, столик из светлого дерева. На темном дубовом полу - пушистый ковер светло-кофейного цвета. И ни малейшего признака уюта и домашнего тепла.
      - Надолго?
      - Пара месяцев, может чуть больше.
      - Не смогу. Отправьте Вольфганга, - ответил ему ученик и развалился на диване. 
      - Он постоянно воюет с Игнасио, ты прекрасно об этом знаешь, а ты..., - начал было уговаривать учитель, но тут же осекся, - Что значит -- не сможешь?
      Эстебан был удивлен. Он оглянулся на Гюнтера, как будто ожидая, что тот сейчас расплывется в шутливой ухмылке, но ученик выглядел абсолютно серьезным.
      - Ты мне нужен в Австралии! Я вел этот проект с условием, что потом его подхватишь ты!
      - Ну, пусть тогда Хлоя поедет!
      - А ты-то почему не сможешь?
      Гюнтер покачал головой.
      - Простите, учитель, но я обещал Елиазару!
      Эстебан недовольно хмыкнул.
      - Для тебя просьба друга важнее приказа наставника?
      Парень поморщился.
      - Учитель, вы же сами говорили, что в нашем мире можно доверять лишь избранным! Елиазару я доверяю и он мой друг.
      Эстебан заходил взад-вперед по своей гостиной.
      - Говорил, говорил. И что же ты делаешь для Елиазара?
      - Слежу за одной смертной.
      - Следишь за смертной? - фыркнул его наставник, - Ты теперь работаешь охранником для смертной? У Елиазара что, своего штата уже не хватает?
      Парень качнул головой, то ли подтверждая, то ли опровергая эти слова.
      - Он не так давно нашел эту девчонку, но совершенно не представляет, что у нее за талант. Вот и попросил присмотреть, пока он разбирается.
      - И кого же, как не тебя! - Эстебан язвил от злости. Сорванные планы, сорванные прибыли, а этот щенок носится под дудочку своего дружка.
      - Я его друг, - тихо повторил Гюнтер.
      Эстебан еще раз взглянул на своего ученика. Внимательно, испытующе. И вник в то, что конкретно ему сказал парень.
      Смертная, талант которой сложно распознать?
      - Интересная хоть девчонка? - как будто нехотя поинтересовался учитель.
      - Непонятная, - коротко ответил тот.
      Эстебан глумливо засмеялся.
      - Наш новый руководитель Паноптикума оказывается еще совсем младенец, раз не может прочитать ауру какой-то смертной. Игорь с такими вещами разбирался на раз, - наставник Гюнтера некстати вспомнил предшественника Елиазара, - Эх, жаль, погиб глупо, а какой мастер был!!
      - Возможно, тут и Игорь бы не помог, - кинулся в защиту друга парень, - У девчонки странная аура, Елиазар перерыл всю библиотеку и не нашел никакого упоминания.
      - Хм, странная, говоришь? - задумался Эстебан, мгновенно забыв свои подколки. Он любил сложные загадки, - И как она выглядит?
      - Елиазар говорил, что синяя...
      - Значит, менталка, - сразу перебил он ученика.
      - ... с проблесками темно- сиреневых оттенков. Не провидица, это точно.
      Цвет, оттенок ауры, даже едва заметный переход колорита мог отличить одного ментала от другого. По его интенсивности можно судить о силе дара, по количеству оттенков - о том, насколько талант стабилен и долговечен. Бывали случаи, когда вследствие какого-то стрессового случая у смертного просыпались ментальные способности, чаще всего провидческие, но это было временным явлением и, к сожалению, одноразовым.
      Кстати, сиреневые проблески как раз и говорили о таланте провидца.
      Но чтобы опытный, как бы Эстебан над ним не смеялся, чтец аур не распознал провидца? Или тут...
       - Сиреневых? - насторожился Эстебан, - Или уходящих в индиго?
      - Не могу сказать, учитель, - развел руками Гюнтер, - Это то, что мне известно от Елиазара. А что, у вас есть какие-то идеи?
      Эстебан очень внимательно посмотрел на ученика и после долгого молчания ответил:
      - Я обязательно должен знать полную цветовую раскладку ее ауры. Сможешь выяснить?
     
      ***
      - И зачем мы решили тут сократить дорогу? 
      - Ты не хочешь прогуляться по такой чудесной погоде? - в ответ поинтересовался друг, поглядывая на ночное небо.
      Лина нервно оглядывалась и старалась идти строго по узкой тропинке, едва освещенной редкими фонарями. Гюнтер шел впереди нее и посмеивался над страхами девушки. 
      Взаимные подколки сегодня были с обеих сторон, скрашивая пятничный вечер. 
      Девушка предложила сходить в кино, Гюнтер ответил тем, что купил билеты на второсортный боевик, который они же и осмеивали в полупустом зале. 
      Лина захотела после фильма перекусить и повела Гюнтера в кафе в здании кинотеатра. В ответ на это парень отпустил такси за два квартала от дома девушки и потащил ее пешком через стройку по пустырю. 
      Конечно, идти через пустырь к дому девушки было ближе, чем освещенными людными улицами, но глухая заброшенная территория за домами издавна считалась местом сборища разного рода криминала и бомжей. К тому же не так давно тут начали строить какое-то офисное здание, и сейчас Гюнтер уверенно шагал по тропинке вдоль забора стройки. 
      Алина призналась, что погода шикарная, он - мужчина смелый и сильный, и в принципе она ему доверяет, но внутренне девушка очень боялась. У нее даже голова начала болеть от страха.
      Тропинка вскоре закончилась и открылся тот самый злополучный пустырь. Это было довольно приличных размеров поле, с одной стороны которого шли наружные водопроводные трубы, так называемая "времянка", похожие в темноте на огромных толстых змей, с другой стороны -- вытоптанные собачниками участки с полуразваленным тренировочным инвентарем. Еще дальше проглядывали силуэты гаражных крыш. Алина остановилась у конца тропинки, как раз под последним фонарем, дотянулась до Гюнтера и схватила его за руку.
      - Знаешь, я лучше за тебя держаться буду, а то жутковато как-то. 
      - Что, страшно? - он повернулся к девушке и поднял над головой руки, ведя ими из стороны в сторону, - А боишься ли ты вампиров, красавица? 
      Лина взвизгнула и отпрянула назад. Впечатление было очень жутким -- белое лицо, темные провалы глаз, длинные тени от растопыренных пальцев. И что самое странное -- длинные острые клыки в мрачной усмешке. 
      - Ладно, ладно, ты чего? - опешил Гюнтер. 
      Лина показала ему кулак. Конечно, сжатая маленькая ладошка девушки не выглядела грозно, но парень вдруг посерьезнел, бросив взгляд назад. 
      - Алин, живо ко мне за спину и не дергайся! 
      Она оглянулась. 
      Сзади, перекрывая дорогу к освещенной части тропы, стояло пять силуэтов. Заметив внимание к ним, один вышел вперед под свет фонаря. Выглядел он как типичный бандит -- высокий, с мощным торсом, одетый в черную куртку и спортивные штаны. В руках поигрывал ножом, подбрасывая его вверх и ловко ловя за рукоять. 
      - Гуляете, уважаемые? - вышедший глумливо усмехнулся и поднял голову чуть вверх. Фонарь осветил два длинных и острых клыка во рту мужчины. Совсем как у Гюнтера недавно. 
      Тот схватил Лину за руку и задвинул девушку себе за спину. 
      - Не трогайте нас! - тихо проговорил он. 
      Девушка спряталась за друга, но поглядывала на банду из-за его плеча. Уж очень ей хотелось убедиться в том, что глаза ее не обманули. Это ведь и правда были клыки? Не тень, так странно упавшая? Длинные, на вид очень острые и страшные...клыки? Как у собаки?
      - А закурить не найдется? - громко и пошло заржал второй слева. Он перекатывал из руки в руку длинную серебристую цепь.
      - Мы не курим, - подала робкий голос девушка, - Дайте нам уйти, пожалуйста! 
      Первый, видимо главарь, сплюнул себе под ноги и резко скомандовал: 
      - Взять его! Девку не трогать! 
      Гюнтер оттолкнул подругу в сторону, чтобы случайно не задеть, и кинулся в драку. 
      Алина хотела убежать, но глаза, не отрываясь, следили за происходящим. Все фигуры почему-то казались смазанными, движения неуловимо быстрыми, а вопли и крики похожи на рычание зверей. Девушка лишь краем глаза успевала заметить мелькание тел.
      И вдруг девушка ясно поняла, что Гюнтеру грозит смертельная опасность, что его живым не отпустят. 
      Но что делать? Как помочь? 
      Кричать? А кто услышит? Этой дорогой мало кто ходит. Лина огляделась, но вокруг действительно никого не было.
      Самой бросится в драку? А много ли она может, девушка никогда раньше не дралась, только помешает.
       Убежать и позвать на помощь? Но сейчас поздно, кто откликнется?
      И бросить друга в беде Лина не могла.
      Нет, оставалось только одно, но шансы мизерные. 
      Девушка зажмурила глаза и попыталась вызвать в себе забытые давным - давно ощущения. Голова взорвалась новым всплеском боли, виски заломило, на затылок как будто обрушился тяжелый молот, усиливая и без того жестокую пытку.
      Но нельзя, нельзя на это обращать внимание! 
      Вот оно, то, что надо! Легкий зуд во лбу, едва различимый за болью, но именно его девушка и ждала. Она попыталась отключиться от неприятных ощущений и сосредоточится только на нем одном, сконцентрироваться в центральной точке на лбу и выплеснуть наружу единственную мысль. 
      ... 
      Елиазар, стоя в тени забора, внимательно следил не за бушующей дракой. За друга он не волновался, как и за Карлоса, бугая с ножом, его ученик всегда любил позадирать Гюнтера и такие драки между ними не в первой.
      Интерес Елиазара вызвала только девушка.
      Когда она отошла в сторону и закрыла глаза, он вдруг весь подобрался, пристально наблюдая за происходящим. 
      И все бы ничего, но уровень исходящего от девушки фона возрос в разы. Аура полыхнула ярким индиго, полностью поглощая собой всю фигурку смертной.
      Елиазар пристально изучал его, стараясь увидеть хоть какие-то смежные цвета, хоть что-то, что не позволило бы сделать просящийся вывод. Не нашел. Цвет был настолько сочным и чистым, что стало больно глазам.
      И вдруг его щеки коснулось что-то легкое, едва ощутимое. Как крыло взлетающей бабочки. Елиазар даже посмотрел вверх, чтобы заметить летящего мотылька. Но никого не увидел.
      Это был последний штрих, которого ему недоставало.
      Мужчина был уверен, что наконец-то нашел жемчужину. 
      Только вот не станет ли эта жемчужина ящиком Пандоры для клана?
     
      ***
      Девушка с затаенной радостью смотрела, как полицейский патруль скручивает нападавших. 
      Полиция подоспела очень быстро, драка была в самом разгаре, но никто, на удивление Лины, не успел получить серьезных ранений. Несколько синяков, легкие порезы, вывихнутая рука у одного из бандитов. Патруль повязал всех дерущихся, но, услышав путанные объяснения девушки, что Гюнтер лишь защищался, парня отпустили на удивление легко, лишь проверив документы. А вот бандитам не повезло, и сейчас Лина с удовольствием наблюдала за тем, как на них надевают наручники и уводят с пустыря. 
      С Гюнтером оказалось все в порядке, не считая разбитых губ и костяшек пальцев. Он даже радовался неожиданному развлечению. Подруга скептически посмотрела на него, но тот лишь задорно улыбнулся в ответ, слегка поморщившись на разбитую губу. 
      Полицейские предложили проводить друзей до дома, но Гюнтер уверенно отказался и до подъезда Лины они дошли без приключений. 
      Девушка остановилась у двери, доставая ключи из сумочки. 
      - Ты точно не хочешь зайти? Тебе бы не помешал компресс на лицо, завтра весь в синяках будешь, - она обеспокоенно оглянулась на друга. 
      - Синяки мужчину украшают! - он со смехом щелкнул девушку по носу. 
      - Ну как знаешь, - она согласилась с его решением и попрощалась. Открыла дверь подъезда и исчезла в недрах дома. 
      Гюнтер постоял еще немного, подождал, пока на одном из верхних этажей загорится свет, и медленно пошел по асфальтовой дорожке к автобусной остановке. Парень коснулся скулы, на которой еще недавно багровел синяк, и слегка поморщился. Сильно его прижал Карлос, он не ожидал, что ученик Елиазара будет сегодня драться во всю свою дурную голову. 
      Елиазар догнал друга уже на остановке. Пошел рядом, искоса поглядывая на парня. 
      - Ну как, узнал, что хотел? - буркнул Гюнтер, вытирая высохшую кровь с зажившей губы. 
      - Ага. Ты сам - то как? 
      - Карлосу твоему руки в следующий раз повыдергаю, - хмуро пригрозил Гюнтер, - Ему что было сказано? Напугать девушку, а он? 
      - Он и напугал, она была белая как смерть, когда на тебя пошел Джей с цепью! - хохотнул Елиазар. 
      Гюнтер недовольно покосился на друга. 
      - А цепь -- твоя идея, что ли? - и, дождавшись ответного кивка, съязвил, - Что, никак не можешь мне те наручники забыть? Розовые, с мехом? 
      Елиазар весело рассмеялся, вспомнив, как друг подшутил над ним несколько лет назад, и уже более серьезно спросил: 
      - Что ты почувствовал, когда все началось? 
      Гюнтер задумался. Конечно, тогда ему было не до личных ощущений, главное удостоверится, что Карлос не добрался до Алины. Хоть ученику Елиазара и был дан четкий приказ девушку не трогать, мало ли что ему могло прийти в голову в порыве ярости. Со смертными он совершенно не считался, и в ходе драки, если бы Лина решила физически помочь другу, он вполне мог поломать девушку. 
      Но что-то легкое, едва уловимое, Гюнтер все же заметил. Как будто порхание крыльев бабочки. Он рассказал об этом Елиазару и тот довольно хмыкнул. 
      - Да, да, именно. Как будто крылья бабочки, - он ухмыльнулся своим мыслям, - Ты девушке еще не рассказывал про нас? 
      Гюнтер отрицательно покачал головой. 
      - Разберись с этим побыстрее. Я планирую предложить ее в Паноптикум! 
       
      *** 
      Утром следующего дня, когда Алина пыталась заставить себя приняться за уборку, позвонил Гюнтер, напросился вечером в гости и предупредил, что придет не один. С кем именно -- не уточнил, но это заставило девушку все же привести квартиру в более-менее приличный вид. 
      Друг позвонил в дверь ровно в восемь вечера, с ним был высокий темноволосый мужчина лет тридцати пяти. Гюнтер представил их друг другу и Елиазар, мило улыбнувшись и наговорив кучу комплиментов хозяйке, протянул той букет белых роз. Девушка с улыбкой приняла цветы и пригласила мужчин войти. 
      Лина жила в небольшой квартирке, состоящей из прихожей, маленькой кухни и небольшой комнатки, обставленной старой, но вполне еще прочной мебелью: одежный шкаф, два кресла, журнальный столик, двуспальная кровать и маленький, для двух человек, диванчик. На столе в углу - ноутбук. На полу коричневый ковер с цветастым рисунком, на окне тяжелые шторы.
      В комнате Гюнтер вольготно по привычке развалился в кресле. Елиазар дождался разрешения хозяйки сесть и лишь после занял второе. Лина устроилась напротив друзей на кушетке. 
      Внимательно посмотрела на друга:
      - А где все твои ссадины?
      Гюнтер потер чисто выбритый подбородок и машинально коснулся уголка губы, разбитой во вчерашней драке.
      - На мне все быстро заживает, - ответил он, бросив быстрый взгляд на друга. Лина недоверчиво покосилась парня:
      - Настолько быстро?
      - Думаю, уважаемая, тут уже мне надо объяснить, в чем дело, - вклинился в разговор Елиазар.
      Девушка повернулась к нему и приготовилась слушать, периодически поглядывая на Гюнтера. У того на самом деле не осталось ни раны на губе, ни синяков, даже костяшки пальцев были абсолютно без повреждений. А ведь она помнила, как тот вчера слизывал с них кровь.
      - Что вы знаете о вампирах? - осторожно спросил Елиазар.
      Гюнтер, услышав этот вопрос, встал, совершенно буднично прошелся по комнате и остановился около дверей, как бы невзначай их закрывая. Скрестил руки на груди, оперся о косяк.
      Лина изумилась.
      - Вы шутите?
      - Нет, - Елиазар действительно был совершенно серьезен.
      - А почему вы спрашиваете? - она несколько напряженно поинтересовалась.
      - Лина, просто ответь, - посоветовал друг.
      Девушка повернула голову в сторону друга и только сейчас заметила его позу.
      - Не нравится мне этот вопрос! И твои ссадины... они...
      Вампиры? Почему он задал такой странный вопрос -- что она знает о вампирах?
      Знает...
      Она знает, что...
      Лина пристально уставилась на друга. Друга ли?
      Он почти никогда не ест.
      У него прохладная кожа и он не очень-то любит солнце.
      У него исчезли все следы вчерашней драки, хотя у другого они держались бы еще неделю.
      Девушка ошарашено переводила взгляд с одного мужчины на другого.
      - Нет! Этого просто не может быть! Это же сказки!
      Мужчины молчали.
      - Вампиров не существует! Это абсурд! Невозможно!
      Она схватилась руками за голову и продолжала повторять:
      - Невозможно! Это старые россказни! Спецэффекты в кино! Вампиров не существует!
      - Как вы видите, уважаемая, это не совсем так, - осторожно заметил Елиазар, внимательно следя за девушкой.
      Какие вампиры, он смеется? Считает ее маленькой девочкой или взрослой дурой?
      Лина перевела взгляд на Гюнтера, и тот коротким кивком подтвердил слова Елиазара и ее собственные невысказанные опасения. Она расцепила руки, обдумала еще раз известные ей факты.
      Категорично качнула головой.
      - Прошу прощения, уважаемый, - Лина зло взглянула на мужчину, - Но я думаю, что вы меня разыгрываете. Всем известно, что вампиры не выносят солнечного света!
      - Не совсем верно, не выносят лишь молодые, пару лет от роду. Да, солнце нам неприятно, но не более того, - спокойно объяснил Елиазар.
      Гюнтер продолжал прикрывать выход, чтобы девушка не сорвалась бежать.
      - Вы пьете кровь? - недоверчиво спросила девушка.
      - Да, это обязательно, но бывает, что употребляем и обычную пищу, если нет других возможностей.
      Вампиры.
      Вампиры!
      Злобные, полумертвые существа, сходящие с ума от одного вида и запаха крови!
      Лина повторно покачала головой:
      - Это розыгрыш. Не знаю, зачем, но вы меня попросту обманываете.
      Елиазар бросил взгляд Гюнтеру, и тот, поняв без слов, прошел на кухню. Вернулся парень, неся в руке небольшой нож для резки хлеба. Протянул его мужчине:
      - Ты?
      Тот покачал головой:
      - Тебя она знает дольше и поверит быстрее.
      Гюнтер согласился с этим и подошел ближе к Лине. Девушка вжалась в кушетку с ногами, отчаянно посмотрела на парня:
      - Буду орать!
      - Зачем? - удивленно спросил он и расстегнул рукав рубашки.
      Отогнул ткань, чтобы было виднее, примерился ножом и полоснул себя по запястью, зашипев от боли.
      Девушка вскрикнула и закрыла глаза от страха, но через пару мгновений любопытство все-таки победило. Она открыла один глаз, затем другой, и с удивлением уставилась на пораненное запястье друга. Темная густая кровь медленно набухала в глубокой ране, скоро потянется вниз, на пол. Обычно человеческая кровь струиться более веселым ручейком.
      - Полотенце есть? - спросил Елиазар.
      - В шкафу, - заворожено ответила Лина, не отрывая взгляда от раны. Капли лениво ползли вниз по коже, вот-вот сорвутся на ковер.
      Мужчина быстро метнулся к шкафу, и, порывшись в нем, достал большое банное полотенце. Быстро шагнул к другу, прижал к ране ткань. Чуть подержал, вытер, и повернул запястье парня к глазам девушки. Гюнтер молча переносил все манипуляции мужчины, понимая, что сейчас все держится на грани.
      Лина пораженно разглядывала абсолютно чистую кожу без всякого следа недавнего ранения.
      Ни царапины, ни шрама, вообще ничего не было. Она даже недоверчиво коснулась запястья пальцем и потерла то место, что порезал нож.
      Ничего.
      Зажило все почти мгновенно.
      - Ну что, убедилась, Фома неверующий? - хмыкнул Гюнтер и застегнул рукав обратно.
      Девушка посмотрела на Елиазара, и тот кивнул головой.
      - Вампир! - потрясенно прошептала Лина.
      - Самый что ни на есть настоящий! - Гюнтер ей ободряюще подмигнул и уселся обратно в свое кресло, - Кстати, это больно! - недовольно заметил он другу. 
      - Мог бы просто уколоть палец, - довольно хмыкнул тот. Девушка не забилась в истерике, не попыталась испуганно убежать, поэтому можно считать, что Рубикон перейден.
      Лина встала с кушетки, постояла пару мгновений и заходила по комнате взад-вперед, пытаясь уложить все в голове, поглядывая то на одного, то на другого мужчину.
      - И вы пьете кровь? 
      - Этот процесс стал намного более цивилизован, чем рассказывают сказки, но в сущности, да, мы пьем кровь, - согласился Елиазар. 
      Лина снова заходила по комнате, рассуждая про себя, подсчитывая что-то на пальцах. 
      - Хорошо, вы мне это все рассказали. Допустим, - она остановилась и настороженно посмотрела на вампиров, - Я вам поверила. С Гюнтером я уже знакома давно и чисто логически не могу предположить, что сегодня вы пришли сюда пить мою кровь. Тогда вопрос - зачем вы мне это все рассказали? 
      - Видите ли, Алина, - Елиазар снова взял слово, - вы тоже не простой человек. Вы обладаете талантом, сверхъестественным даром, который был бы для нас крайне интересен.
      - Талантом? - уточнила девушка. 
      Она переживала слишком много эмоций сразу: страх, интерес, любопытство, недоверие, и поэтому то снова садилась, то опять начинала ходить по комнате.
      - Да, - мужчина следил за ней взглядом.
      - Почему вы считаете, что у меня есть какой-то талант?
      - Некоторые из нас ощущают вокруг смертных своеобразный фон, у кого-то сильнее, у кого-то слабее. Вы ее называете аурой. Она как раз и показывает насколько смертный одарен, - с готовностью пояснил Елиазар, - Я вашу ауру вижу.
      - И чем таким интересным обладаю я? 
      - Не знаю, - развел руками мужчина. - Я никогда с таким не сталкивался. Есть подозрения, но их надо будет еще проверить. Собственно, я хочу предложить вам поработать на клан.
      - И как я могу быть вам полезна, если даже вы не знаете, чем я обладаю? - резонно заметила девушка. 
      - У нас есть люди, более знающие, чем я. Они могут и понять, что вы такое, и помочь развить талант. 
      - Если там есть, что развивать, - заметила она едва слышно.
      Девушка надолго замолчала. Походила из стороны в сторону, села на диван, снова встала и опять начала ходить. Лина догадывалась, что интерес этого мужчины... вампира, связан с тем, что она сделала вчера вечером, когда помогла Гюнтеру в драке.
      - Алин, ты можешь остановиться? У меня перед глазами уже мелькает, - взмолился Гюнтер. 
      - Что, у вампира со зрением непорядок? - съехидничала девушка, останавливаясь.
      Парень виновато улыбнулся и развел руками, мол, все мы несовершенны. 
      - А что за работу вы предлагаете? - она снова повернулась к Елиазару.
      - В нашем клане.
      - Клане? - перебила удивленно Лина.
      - Я потом объясню подробнее. Так вот, у нас есть подразделение, Паноптикум, в него входят люди, подобные вам. По большей части они оказывают консультативные услуги членам клана.
      Работать на вампиров? Со своим непонятным талантом, который они сами определить не могут?
       - У меня есть время подумать? - хмуро спросила девушка.
      - Немного, - согласился мужчина и посмотрел на часы, - Пять минут. 
      - Так мало? 
      - Время пошло, - мужчина улыбнулся.
      Лина передернула плечами. 
      - Что-то мне подсказывает, что ответ "нет" не принимается, верно? 
      Он пожал плечами и извиняюще улыбнулся. 
      - Хорошо, допустим, я согласилась, - приняла решение Лина,- Что дальше? 
      Елиазар встал. 
      - Берите свою одежду, мы едем в резиденцию. 
     
      2 Глава.
  
      Из дома они вышли втроем. Мощный джип мигнул сигнализацией хозяину, и мужчина вежливо открыл заднюю дверь Лине. По дороге он рассказывал девушке общие сведения о вампирах, об устройстве их общества и некоторых основных правилах. Все вампирское общество было поделено на кланы, состоящие из нескольких семей. Каждую семью возглавлял отец, вампир-родоначальник, каждый клан - свой лидер.
      Московский клан, самый большой в России, да и по мировым оценкам немаленький, включал в себя европейскую территорию страны от Мурманска до Черного моря, гранича с китайским по Уральским горам. Управляли кланом два понтифика, братья Росси, старший занимался внешними делами, младший вел внутренние. 
      Выруливая на третье транспортное кольцо, Елиазар вытащил из кармана джинсов трезвонящий телефон. Лина не вслушивалась в его разговор, пытаясь осознать, все, что ей рассказали до этого, но, когда мужчина положил трубку в карман куртки и взглянул на нее в зеркало заднего вида, Лина поняла, что речь шла о ней.
      - Планы несколько изменились, уважаемая, - судя по голосу, Елиазар этим был крайне недоволен, - Вы будете представлены понтификам.
      - Что? - встрепенулся Гюнтер.
      - Гай только что звонил, требует привезти девушку к нему.
      - Откуда он узнал?
      - Понятия не имею! Я не рассказывал!
      - Натансон небось похвастался! - Гюнтер зло процедил слова сквозь зубы, - Поспешил обрадовать!
      - Да было бы чем радовать-то? Неизвестно же пока ничего!
      Елиазар пожал плечами и начал инструктировать девушку, как ей обращаться к понтификам, как себя вести и что говорить. Вампиры, прожившие более пятисот лет, считаются высшими, древними, поэтому обращение к ним всегда только "мой господин". Не злить, отвечать по возможности максимально честно и прямо, особенно второму, тот ненавидит, когда ему лгут.
      Лина кивала головой, стараясь запомнить основное и уложить в голове все, что ей рассказывали. Укладывалось не все, девушка пребывала в состоянии первокурсника на первой лекции, когда узнаешь слишком много нового и непонятного, и это все надо как-то запомнить. 
      Резиденция вампиров находилась в самом центре города, на Волхонке. 
      Увидев невысокое пятиэтажное здание, к которому подъехал Елиазар, девушка ахнула. Неужели вот тут, в обычном офисном центре, располагается руководство московского вампирского общества? 
      Снаружи резиденцию укрывал металлический забор и тяжелые резные ворота с системой охраны. Елиазар кивнул охраннику, тот поднял шлагбаум и машина плавно проехала внутрь. 
      Вокруг здания была небольшая лужайка с зеленым, несмотря на конец сентября, газоном, подъездная дорожка, тротуар. Все как обычно. Да и внутри это оказался самый обычный офисный центр. Лина и сама работала в подобном. Стойка администратора, пара охранников на входе, стандартная пропускная система с металлоискателем. Чуть поодаль - небольшое фойе с диванчиками и дорожки к лифтам и лестницам наверх. 
      Хотя время уже довольно позднее, в здании было многолюдно, по коридорам сновали работники с какими-то папками, с администраторской секретаршей зубоскалили охранники, отчего девушка заливисто смеялась.
      Один из охранников приветственно окликнул вошедших вампиров, уточнил куда они и с интересом оглядел девушку. Гюнтер пропустил ее через турникет по своему пропуску, и направил к лифтам. 
      На третьем этаже перед Линой открылся большой холл с аккуратным фонтанчиком и маленьким садиком, недалеко от фонтана стояла еще одна стойка ресепшена. За ней сидела симпатичная молодая черноволосая девушка и что-то внимательно читала с экрана монитора. Мужчина рядом со стойкой бегло листал бумаги и тут же разговаривал по мобильнику.
      - Лоренца, понтифики уже приехали? - поинтересовался Елиазар у секретарши. 
      - Да, - мелодично ответила она с легким иностранным акцентом, отвлекаясь от монитора, - Ждут в переговорной. 
      Елиазар предложил Алине оставить тут верхнюю одежду, но она, сняв курточку, перехватила ее на локоть. 
      Гюнтер переглянулся с Лоренцей, что-то ей сказал по-немецки, она улыбнулась в ответ. 
      - В общем, ты иди, главное не бойся, они тебя не съедят. Я буду ждать тебя на первом этаже сколько понадобится, - обратился он уже к подруге. 
      Девушка кивнула, показывая, что все поняла, и нервно сжала руками сумочку. Лина почувствовала, как по спине поползли мурашки от страха и начали дрожать руки.
      Она никогда особо не любила высокое начальство, стараясь сталкиваться с ним как можно реже. Лина всегда смущалась в редких с ним разговорах, заранее считая себя круглой дурой и недалекой особой, что в итоге приводило к сбившейся речи и ощущению абсолютного ничтожества в свете таких выдающихся персон, как генеральный директор компании "Рога и копыта".
      И вот теперь ее представят высшим руководителям вампирского клана.
      Самое неприятное было в том, что, несмотря на заверения Елиазара о наличии какого-то редкого таланта, сама Лина в этом не была уверена. Точнее, она знала за собой некоторые способности, но их сила, по мнению девушки, была практически нулевой. И ей очень не хотелось обнадеживать вампирских лидеров своим даром, потому что разочарование понтификов могло быть не самой приятной вещью в жизни девушки. С другой стороны, вряд ли они ее убьют. Слишком мелкая проблема для такого наказания, она считала. А значит, как говорили в университете, - пять минут позора и ты с дипломом. В данном случае - на свободе.
      Елиазар подтолкнул Лину в сторону правой двери, открыл ее и легким жестом руки пригласил войти. 
      Большой овальный стол, вокруг него несколько красивых резных стульев с атласными подушками на сидениях, на стенах пара картин. Темно-зеленые шторы забраны шнурами, лишь приоткрывая высокие окна. Книжный шкаф из темного дерева, рядом с ним небольшой бар. У центрального окна была ниша, в которой стояли два высоких кресла. Дубовый паркет на полу прикрывал темно-зеленый однотонный ковер. (выбивается из ритма, чуть покрасочнее расписать надо)
      Алину встречали трое. 
      Один слегка присел на край стола и сложил руки на груди. Высокий, красивый, с длинными черными волосами, падающими на плечи. В темном костюме с белоснежной рубашкой и изысканным бордовым галстуком, на котором сидел золотой зажим с черным камнем. 
      Второй сидел в кресле у окна, положив ногу на ногу, и пристально разглядывал вошедшую девушку. Тоже брюнет, но не настолько жгучий, как первый, с властным и едва презрительным взглядом. Короткие волосы, жесткая линия рта. И чем-то неуловимо похож на брата.
      Третьим был невысокий старик в шерстяном джемпере и темных брюках, на его седой голове виднелась белая ермолка. 
      - Елиазар, представь нам свою прелестную спутницу! - попросил тот, что в кресле. 
      - Гай, Марк, я хотел бы познакомить вас с Алиной Ветровой, - Елизар вытащил из рук Лины курточку, сбросил ее на ближайший стул и слегка в спину подтолкнул девушку, - Алина, познакомьтесь, это верховный понтифик клана Гай, - сидящий слегка склонил голову в приветствии, - и его брат Марк. 
      "Главное не показывать, что ты боишься", подумала она и сложила дрожащие руки за спиной. 
      - Добрый вечер, рада знакомству, - она поздоровалась и искренне всем улыбнулась. 
     
      ***
      Девушка отчаянно боялась, об этом говорили дрожащие руки, они буквально ходуном ходили, закрытые курточкой. Это стало заметнее, когда руководитель Паноптикума взял у нее верхнюю одежду.
      Но она уверенно поздоровалась и улыбнулась.
      И именно улыбка привлекла к себе его внимание. Светлая, лучистая, как будто солнцем озарила. Мужчина внимательней пригляделся к гостье и у него мелькнула странная мысль, что ему совершенно не хочется, чтобы эта девушка оказалась...
     
      ***
      - Елиазар, ты свободен, - первый понтифик отпустил сопровождающего. Тот коротко поклонился, бросил на Лину предупреждающий взгляд и вышел из переговорной.
      Гай встал с кресла и обратился к гостье.
      - Я искренне надеюсь, что вы не будете против, если мы кое-что проверим? Авраам Моисеевич, - он повернулся к еврею, в его голосе слышалось непритворное уважение.
      Старик заинтересованно оглядел Лину.
      - Занятный случай. Подойдите ко мне ближе, девушка. 
      Он пальцем поманил ее за собой, что-то тихо пробурчал и отошел к центру кабинета. Отодвинул мешающиеся стулья, откинул ковер, показал девушке, куда встать. 
      Лина, мысленно недоумевая от происходящего, молча встала на указанное место. Авраам Моисеевич подошел к столу, налил в стакан воды из графина и окропил вокруг девушки круг на паркете. Поставил стакан на стол, обернулся к своей жертве и тихо прошептал три слова. Круг вдруг осветился едва заметным серебристым сиянием, а силуэт Лины мгновенно подернулся синим светом, в районе головы переходящим в сочный индиговый оттенок.
      Еврей удовлетворенно кивнул головой.
      - Что ж, - хмыкнул старик, - Она действительно ткущая, причем, судя по ауре - активная и высокого уровня.
      Гай радостно потер руками и переглянулся с братом, тот почему-то в отличие от верховного понтифика, нахмурился.
      - Что я такое? - попыталась уточнить у Авраама Моисеевича Лина, разглядывая свою сияющую руку. 
      - Ткущая, милочка, ткущая, - суетливо заговорил старик, отпивая из того же стакана.
      - И что это значит?
      Авраам Иосифович только хотел ответить, но его перебил Гай, довольный донельзя.
      - Вы когда-нибудь замечали, что желаемое становится вдруг реальностью?
      Девушка потрясенно уставилась на понтифика. Откуда он узнал? Ведь она почти никому об этом не рассказывала, и использовать старалась крайне редко, когда без этого совсем уж никуда. Вот как вчера, к примеру.
      - Ну, так что, Алина? - повторил за братом Марк, - Вы замечали подобное за собой?
      - Я..., - замялась она, - Я не знаю. Возможно. Наверняка, так умеют многие.
      - Что вы последнее желали? - поинтересовался Гай.
      Видимо, придется все рассказывать. Лина перевела взгляд на понтифика.
      - У меня есть друг, Гюнтер Рейнхард, - Марк кивком головы показал, что такого знает, и Лина повернулась к нему, - Вчера поздно вечером мы возвращались из кино, и на нас напали. Гюнтер потом мне сказал, что с тремя он бы справился в одиночку, но их было пятеро. Я очень испугалась и... не знаю, как это объяснить, никогда не знала. Я начала очень сильно желать, чтобы нас спасли, хоть кто-нибудь. Чтобы произошло что-то такое, что отпугнуло бы бандитов. В общем, через пару минут оказалось, что пустырь решил проверить полицейский патруль и они прекратили драку.
      Гай снисходительно улыбнулся. 
      - И вы считаете, что так умеют многие?
      Лина боязливо кивнула головой. Она помнила, что этих вампиров обманывать опасно. Пусть уж лучше посчитают за дуру, чем обманщицу.
      - Часто вы так "желаете"? - весело уточнил понтифик у девушки. 
      Девушка отрицательно замотала головой. 
      - Честно говоря, сделала впервые за очень долгое время. Просто хотела хоть как-то помочь, но драться я не умею, а кричать было бесполезно. Вот я и... - она пожала плечами, - Но не стоит думать, что это что-то серьезное, я... 
      - Это не просто серьезное, - продолжал веселиться понтифик, - Это самое замечательное, что я услышал за последнее время! 
      - Достаточно, Гай! - оборвал Марк веселье брата, - Радоваться будешь потом. Что самое серьезное вы могли таким образом совершить? - обратился он уже к девушке. 
      Алина снова перевела взгляд на Марка. Интересная у них реакция, один доволен как кот, объевшийся сметаной, а второй как будто еще больше разозлился.
      - Это очень давно было, мой господин, - как можно более почтительно ответила ему Алина, - Я пожелала одной женщине плохое и это сбылось. Но с тех пор я могу лишь самую мелочь и очень редко, так что..., - она пожала плечами. 
      - А можете пожелать что- то прямо сейчас? - Гай не успокаивался. 
      - Не знаю, - честно ответила девушка, - А что нужно? 
      - Ну что угодно, пусть хоть войдет сюда кто-нибудь. 
      - Не факт, что получится, - осторожно предупредила Лина. 
      - Да, да, я помню, самая мелочь и крайне редко. Попробуйте все-таки! 
      Девушка оглянулась на второго понтифика. Тот ожидающе смотрел на нее, как будто оценивая. 
      Она вздохнула, закрыла глаза и начала концентрироваться. Представила, как с самого пола наверх подбирается волна энергии, в ее представлении она была ярко-голубого цвета, как волна мягко обволакивает позвоночник, поднимается выше, доходит до шеи, сводится в один единый луч и выходит через точку на лбу, называемую мистиками третьим глазом. Алина буквально ощутила выходящую изо лба энергию. Добавила давления на луч, мысленно представила выходящую точку чуть более узкой, что придало силы энергии, и одним мысленным махом отрезала его от головы. На последнем мгновении соприкосновения с лучом девушка выразила желание. 
      Вверх взлетела маленькая бабочка, коснувшись каждого своим крылом.
      Лина открыла глаза, оба вампира ее пристально разглядывали, Гай все еще потирал щеку . Она перевела взгляд на старика, тот задумчиво что-то рассматривал на ковре и как будто совсем не обращал внимания на происходящее в комнате, думая о чем-то своем. 
      В этот момент в дверь постучали и открыли. 
      - Господин звал меня? - в приоткрытую дверь заглянул слуга. 
      - Нет, Джеймс, можешь быть свободен, - Гай отправил мужчину обратно и спросил Лину, - Ваша работа? 
      - Я не знаю, как его зовут, но мне показалось, что для примера этого хватит, - согласилась девушка. - Я его видела у дверей, когда шла сюда. 
      - Авраам Моисеевич, - обратился Гай к еврею, - Что скажете? Есть какие-то идеи по поводу такого странного изменения ее таланта?
      - Интересный случай, - старик вслух задумался, - Очень интересный. Аура у нее яркая, сами видели, что индиго чистейшее. Но призывать с таким уровнем лишь пару смертных для помощи... Она по идее должна была полностью изменить реальность, чтобы даже нападения не было. Очень странно.
      Он подошел к Лине.
      - Голова болит?
      Девушка кивнула. Она только сейчас поняла, что голова просто раскалывается от боли, как вчера.
      - Вот, возьмите, - старик вытащил из кармана блистер с анальгином и протянул его девушке, - Одна таблетка сейчас, одна - после.
      - После чего? - опасливо уточнила Лина.
      - Выпейте! - резко приказал недовольный чем-то Марк.
      Он подошел к бару, открыл дверцу и достал оттуда еще один стакан. Налил воды из графина и протянул его Алине. Девушка боязливо глянула на него. Почему он такой злой? Из-за ее рассказа? Или из-за того, кем она в итоге является?
      Лина взяла стакан, поблагодарила понтифика и запила таблетку. Лучше не раздражать его сильнее, неизвестно, чем в итоге эта встреча закончится.
      - При сильной ауре - слабые возможности, когда начинает работать - болит голова..., - продолжил старик, - Похоже на какой-то защитный блок типа нашего Зеркала, но кто и когда мог его поставить?
      Он позвал Лину к кругу на ковре. Когда Лина вступила в него, круг снова осветился серебром.
      Старик сделал пасс рукой и прошептал пару слов. Яркое индиго ее ауры сменилось кроваво-красным, разбиваясь на кучу мелких трещинок, сквозь которые пробивались более светлые лиловые лучики. 
      Ничего не объясняя, маг встряхнул руками и приставил ладони к вискам девушки. Лина вдруг почувствовала, как в голову потекли волны энергии, теплой, приятно пощипывающей, усталость как рукой сняло, во всем теле образовалась непонятная бодрость. 
      Оба вампира молча наблюдали за происходящим. 
      Вдруг Авраам переложил правую ладонь на ее лоб и текущая энергия изменилась, она стала тяжелей, жгучей. Девушка почувствовала резкую боль, заломило виски. Она вскрикнула. Боль стала еще сильнее, она буквально обжигала изнутри, испепеляя мозг, глаза невозможно открыть, казалось, в них вонзили острые иглы и проворачивали их в глазницах. Девушка даже не осознала, что по щекам потекли слезы. 
      Старик гортанно что-то выкрикнул и в этот момент в мозгу Алины как будто взорвалась бомба. Словно изнутри кто-то с силой раздробил череп и ударил по оголенным нервам.
      Очнулась Лина в объятиях сильных и крепких мужских рук, бережно ее удерживающих. Она подняла голову и с изумлением поняла, что не дал ей упасть на пол второй понтифик. Он настороженно смотрел на Лину и как будто тревожился за нее.
      - Вы в порядке? - его голос прозвучал едва слышно. Она кивнула в ответ. 
      Вампир помог ей выпрямиться и встал рядом с ней. Взял со стола стакан, подал девушке и мягко улыбнулся, видя ее непонимание.
      - Вам надо запить вторую таблетку.
      Гай наблюдал с улыбкой за братом, но не отреагировал никак. Он взял руку девушки и поцеловал ее. 
      - Алина, надеюсь, вы простите нам, что мы доставили вам несколько неприятных минут? 
      Она лишь смогла спросить, запивая анальгин:
      - Что со мной было?
      Авраам Моисеевич взял слово:
      - У вас, моя дорогая, стоит блок, он полностью закрывает ваши способности. Ставил его кто-то из орденских магов, это их техника работы со щитами, но маг был явно не обучен, блок поставлен неумело, грубо. Топорная работа, - хмыкнул он, обращаясь уже к понтификам,- Наложенные швы слишком неровные и слабые. Девочка поэтому и могла использовать свои способности даже сквозь щит, но лишь едва. 
       Гай внимательно его слушал, Марк же больше наблюдал за Линой. Девушка стояла, опустив голову и пытаясь прийти в себя. Достав из кармана блузки платок, Лина потихоньку вытирала слезы и приводила в порядок макияж. 
      Верховный понтифик пару раз кивнул Аврааму, что-то у него тихо спросил. Старый маг коротко ответил "да", поклонился ему, затем - Марку, задержал взгляд на Алине:
      - Был рад познакомиться, - и вышел из залы. 
      Гай обратился к девушке. 
      - Что ж, Авраам вынес свое мнение, Алина.
      - Он сможет снять блок? - уточнил Марк. 
      Тот задумчиво посмотрел на брата. 
      - Шансы есть. Будет пробовать по швам.
      Алина прокашлялась, обращая на себя внимание. 
      - Честно говоря, мне бы не хотелось еще раз такое испытывать. Это было несколько... неприятно. 
      Гай жестко оборвал ее: 
      - Мы решим этот вопрос. Мне тоже не хочется, чтобы вы пострадали, Алина. И думаю, не только мне, - он искоса глянул на Марка. Тот остался невозмутим. 
      - Что ж, на сегодня мы закончили.
      Услышав, что встреча подошла к концу, Лина подхватила свою курточку.
      - Был рад познакомиться с вами, Алина, - старший понтифик начал прощаться, - Я прикажу вызвать вам такси.
      - Нет, - Марк положил руку на плечо девушки, - Я отвезу ее домой сам.
      Он развернул Лину к дверям и подтолкнул на выход.
      - Алина, - верховный понтифик окликнул девушку у самых дверей, - Не стоит о сегодняшнем вечере рассказывать кому бы то ни было, это ясно?
      - Меня будут спрашивать. О чем мне тогда говорить?
      - Ни о чем вообще. А если кто будет слишком настойчив - отвечайте, что вы оказались своеобразной провидицей, а Аврааму интересно будет провести с Вами несколько опытов.
      Алина согласно кивнула, показывая, что понимает, и открыла дверь. 
      Марк, бросив на брата быстрый взгляд, вышел вслед за девушкой. 
     
      ***
      Быстрым шагом Марк вышел из кабинета, не обращая внимания на приветственные поклоны встречных сотрудников, и направился к лифтам. Лина почти бегом старалась успеть за понтификом.
      Гюнтер, увидев выходящую из лифта девушку, направился к ней
      - Лина, ну что? Как дела?
      Марк скользнул по парню равнодушным взглядом и продолжил свой путь. Лина, жестом показав, что не может говорить сейчас, следовала за высшим. Гюнтер дернул бровью ей, мол, что вообще происходит. Девушка в ответ развела руками -- сама не представляю. Курточку она одевала на бегу, пытаясь удержать в руках сумку.
      Марк вышел на улицу и направился к веренице стоящих у входа машин.
      Понтифику принадлежал английский седан представительского класса. Девушка притормозила у автомобиля, не представляя, куда ей садится - то ли на заднее сидение, тогда понтифик выступит в роли простого водителя, то ли на переднее рядом с ним, но имеет ли она на это право? 
      Марк решил за девушку эту проблему, распахнув ей переднюю дверь. 
      - Пристегнитесь, - приказал он, когда девушка уселась в машину. Она послушно потащила на себя ремень безопасности. 
      Машина плавно тронулась с места и неспешно выехала со двора. Понтифик вел автомобиль аккуратно, выполняя все правила движения и следя за дорогой, Лина просто смотрела в окно. Чем закончится сегодняшний день, полный неожиданностей, и не всегда приятных, она не знала и даже не догадывалась, что ее ждет дальше.
      Марк же думал, что ему все больше и больше не нравится ситуация, в которую они все попали.
      Девушка его заинтересовала, уж непонятно чем, но отдавать ее брату он точно не собирался. Понтифик прекрасно знал, что Гай постарается использовать ее по максимуму, и категорически не хотел этого.
      - Могу я задать вопрос, мой господин? - наконец Лина решила прервать молчание.
      - Конечно, Алина, задавайте, - понтифик покосился на нее.
      - Что со мной будет дальше?
      Он слегка улыбнулся.
      - Я не провидец, уважаемая.
      Лина решила, что отвечать на этот вопрос он не хочет, кивнула головой, принимая такой ответ, и отвернулась к окну.
      - Тем смертным, что работают у нас, мы предлагаем хорошую оплату и условия жизни, - продолжил высший.
      - Елиазар говорил, что менталы, - она с трудом вспомнила это название, - работают своеобразными консультантами.
      - Да, верно, - согласился понтифик, - чаще всего консультантами.
      - Чаще всего? - она все-таки оторвалась от разглядывания пролетающих зданий и перевела напряженный взгляд на мужчину.
       - Ну, согласитесь, сложно использовать талант телекинетика для беседы, - он улыбнулся.
      Ему совершенно не нравилось хмурое лицо спутницы, он предпочел бы, чтобы девушка улыбнулась хоть раз. Марку повезло - слабая улыбка на миг осветила ее лицо и Лина снова отвернулась к окну.
      Телекинетик.
      У них есть телекинетик.
      Пытаясь найти хоть какую-то информацию по своему таланту, она читала про разные сверхъестественные способности. Медиумы со спиритистами, работающие с духами мертвых, телепаты и телекинетики, использующие ресурсы собственного мозга. Кто-то может держать на теле железные предметы, кто-то предугадывает будущее, а кто-то поджигает своих недругов без всяких спичек и бензина. Разные таланты бывают.
      Правда, во все это до недавнего времени она не верила. Даже свои способности она чаще всего считала всего лишь совпадениями, да, слишком частыми, но не более того.
      - Вы сами видели, мой господин, что меня использовать для консультаций еще сложнее.
      - Вы о блоке? Не волнуйтесь, Авраам Моисеевич - сильный маг, он сможет его снять.
      - А если нет?
      Он заметил, что ее руки снова начали дрожать, видимо девушка опять начала нервничать.
      - Тогда этот вопрос буду решать я.
      Лина нахмурилась:
      - Вот я и пытаюсь понять, какие варианты меня ждут.
      Мужчина попытался успокоить ее.
      - Не волнуйтесь, ничего плохого или дискомфортного с вами не будет. Я обещаю.
      - Почему?
      - Вы редкий ментал, Алина. Глупо использовать жемчуг в свинарнике.
      - Настолько редкий, что должна молчать о собственных способностях? - Лина вспомнила последние слова Гая перед уходом.
      - Ну, до этого же вы вряд ли кричали о нем на каждом перекрестке, - разумно предположил Марк.
      - Почему вы так думаете?
      - Потому что раньше за такое сжигали на кострах, а люди редко меняются в своей массе. Вас бы либо затравили, либо отправили в сумасшедший дом.
      Он был прав. Рассказывать всем о том, что она умела, девушка особо не стремилась. Но не спросить не могла:
      - И чем это плохо - рассказать всем обо мне?
       - А вы представьте, какая очередь выстроится к вам, чтобы вы выполнили их желания? Они же вас выжгут в первый месяц работы. Да и во время войн ткущих убивают самыми первыми.
      - Войн?
      - Мы живем в реальном мире, Алина, - усмехнулся понтифик, - Алина... Алина... Вам не идет это имя.
      - Меня зовут именно так, - пожала она плечами.
      - Я придумаю вам новое, более подходящее.
      - Друзья зовут меня просто Лина, - быстро ответила она, опасаясь какой-нибудь клички.
      Марк посмаковал это имя на языке и признал:
       - Да, это вам больше подходит. Оно такое... домашнее.
      Девушка удивленно уставилась на мужчину.
      - Ну, мне оно кажется именно таким, - как бы оправдываясь, подтвердил он, чуть извиняющее глядя на нее.
      Почему ткущих убивают первыми девушка даже не стала уточнять. И так понятно, что умеющих исполнять желания, менять чужие судьбы лучше не держать во вражеском стане.
      - Значит, Гюнтеру я тоже скажу, что провидица?
      Настал черед Марку морщиться:
      - Что у вас с ним?
      - Ничего, мы просто друзья.
      - Просто?
      - Да, просто. Никаких отношений, кроме этих.
      Мужчина помолчал немного, сосредоточившись на дороге. Остановил машину на красный свет, затем снова погнал по шоссе.
      То, что Гюнтер вертится вокруг Лины,... действительно, это имя ей больше подходит,... ему тем более не понравилось. Парня он очень хорошо знал, тот был любимым учеником префекта центральной директории, и о его умении решать некоторые щекотливые проблемы понтифик хорошо наслышан. Пока он не выходил за границы законного - Марк его не трогал, но строго следил за ним и не собирался спускать ни малейшей ошибки.
      - Как вы познакомились?
      - Он спас мне жизнь, вытащил из-под колес машины, - Лина пожала плечами, не придавая этому случаю особого внимания.
       Хм, вроде бы вполне типичная для города ситуация, но понтифик этому не верил. Не в характере Гюнтера быть милосердным к простым встречным. А вот со смертных, которые важны для Эстебана, его наставника, парень готов пылинки сдувать.
       - Держитесь от него подальше, - посоветовал ей высший, не отрывая глаз от дороги, - Если заметите какие-то странные намеки, отличные от ... хм, дружеских, сразу сообщите мне, ясно?
      Девушка кивнула головой и отвернулась к окну, скептически скривив губы.
      Ясно, чего ж непонятного. Если Гюнтер начнет к ней приставать с неприличными намеками, надо сразу же бежать к понтифику и жаловаться на парня. Она, разумеется, всегда так поступала, когда ее обижали. Сразу бежала со своими проблемами к президенту страны!
      А что такого?
      За кого ее понтифик принимает, за круглую идиотку!?
     
      ***
      Гюнтер удивленным взглядом проводил понтифика и торопящуюся за ним Алину.
      Что происходит? Марк отвозит его подругу, смертную, домой? Сам? 
      За ним никогда не замечали такого внимательного отношения к смертным. Марк славился надменным презрением к простым людям и считал их расходным материалом. Да что там говорить, он не гнушался использовать смертных в своих целях, а затем без сожалений пускал их в расход либо на питание, либо просто уничтожал, считая, что самый лучший способ заставить смертного замолчать - это свернуть ему голову. 
      Всем известен не так давно произошедший случай, когда при столкновении с очередным отрядом Неприкасаемых Ордена он позволил уничтожить более 50 смертных, не сумевших вовремя выбраться из захваченного торгового центра. Центр принадлежал одному из вампиров и бригадные камикадзе не церемонились ни с кем из тех, кто в нем оказался, посчитав, что люди, покупавшие в этом центре товары, способствовали, таким образом, вампирскому процветанию.
      Происшествие вызвало мощный резонанс в прессе. Неприкасаемые были выданы за очередных террористов из горных селений, но и в вампирской среде было много недовольных массовой гибелью людей. В ответ на высказанные протесты, понтифик лишь заявил "мы просеиваем зерна от плевел, и если несколько зерен попали в жернова, что ж, значит, такая у них судьба". 
      И тут вдруг он лично сопровождает смертную? 
      Кем же оказалась его подруга, что привлекла к себе такое внимание понтифика?
      От размышлений Гюнтера отвлек звонок учителя и приказ срочно приехать.
      - Твоя подружка знает, кем она является? - спросил он, едва парень перешагнул порог. 
      - Не уверен, Елиазар считает, что она провидица, - ответил ему ученик, - Но его смущает оттенок ауры.
       Утром ученик передал ему раскладку ауры подруги, выкрав ее у Елиазара из кабинета. Эстебан кивнул головой и подошел к книжному шкафу у стены, вытащил из его закромов какую-то старую толстую книгу и подал парню.
      - Восемьдесят шестая страница, третий абзац сверху. 
      Ученик послушно открыл книгу в указанном месте. Эстебан с удовлетворением наблюдал, как у парня поднимаются брови от удивления, когда тот читал указанный абзац. 
      - Теперь ты понял? 
      Гюнтер задумчиво закрыл книгу и подал ее учителю. 
      - И что нам это дает? 
      - Идиот! - выругался Эстебан, - Ты помнишь Циклаури? Георга Циклаури? Эта твоя девчонка точно такая же.
      - Я, конечно, плохо знал его, но, по-моему, Георг был провидцем, - недоуменно проговорил Гюнтер.
      - Ты знаешь, что он был провидцем, Хлоя знает, Генрих, Вальтер, Анна-Мария... А я знаю, что он был ткущим! И Марк знал, и Гай, и Дитрих! Понимаешь?
      До Гюнтера дошло, что хотел сказать учитель.
      - Таких менталов держат в строжайшей тайне, только высшие знают о них и о том, что они умеют! - продолжил тот, - И эта твоя девчонка такая же как Георг. Она силой мысли может создать любую реальность. Любую, понимаешь? Захочешь виллу на Багамах...
      - Она у меня есть... 
      - Она изменит твою реальность так, что у тебя будет эта вилла, - не слыша ученика, продолжал Эстебан, - Захочешь мировое господство - оно у тебя будет, захочешь... 
      - И как мы это сделаем? Надо ведь, чтобы она сама этого захотела, разве нет? Желание-то ее должно быть, - недовольно проговорил Гюнтер, он до сих пор мало понимал, как можно заставить девушку исполнять чьи-то желания. 
      - Ты прав, мой мальчик, ты совершенно прав. Нужно, чтобы она была полностью зависима от нас! 
      Эстебан заложил руки за спину и задумался. 
      - Но какой шанс, а! Какой шанс! 
      - Учитель, как я понимаю, у вас есть идея, для чего использовать Алину? 
      Эстебан внимательно поглядел на парня. 
      Гюнтера он обратил в небольшой деревушке под Мюнхеном во время Первой мировой войны. Парня Эстебан заметил еще на поле боя и с удовольствием вел за молодым немцем игру в преследование. Поняв, кто за ним охотится, Гюнтер дезертировал из отряда и старался как можно дальше убежать от вампира, но он был ранен и не выдерживал многодневной гонки. Впрочем, Эстебан был в настроении и даже позволял Гюнтеру поесть в пути и поспать три-четыре часа, пока снова не начинал преследование. В итоге, парень в беспамятстве свалился недалеко от родного города, не в силах добраться до него и укрыться от преследователя за стенами собственного дома. Сопротивление Гюнтера настолько впечатлило испанца, что тот обратил парня, сделав своим учеником.
      И с тех пор ни разу не пожалел о содеянном. Немец был предан, исполнителен, ответственен. Хотя и не без недостатков. Но Эстебан ему доверял. И сейчас был как раз тот момент, когда необходимо решиться, либо они идут вместе до конца, либо ...
      - Мой учитель, Владислав, как ты знаешь, довольно долгое время был верховным понтификом восточно-европейского клана, - очень аккуратно начал он рассказывать свою мысль, - В ходе войны с арабами он был убит, а клан развалился на две части. 
      Гюнтер кивнул, он давно знает эту историю. 
      - Да, да, московский клан - вторая половина, я знаю. 
      - Именно! И я очень давно мечтаю объединить клан заново. 
      - Но для этого надо быть лидером хотя бы одной из половин..., - настороженно заметил ученик. 
      - Ты прекрасно понял, мой мальчик, ты все прекрасно понял. 
      - Вы хотите использовать Алину против Владимира Иртау? 
      - За Владимиром стоит вся Европа вместе с Александросом, и мы против них пока не потянем, - Эстебан уверенно подводил ученика к высказыванию вслух своей идеи, - Пока! 
      - Вы хотите занять место Росси? - дошло наконец до парня. 
      - В самую точку, мой мальчик. Сегодняшний московский клан - это жалкие остатки того величия, что было при Владиславе, и я намерен вернуть все обратно. Сначала я устраняю братьев и занимаю их место, а затем объединяю клан с румынским. 
      Гюнтер задумался. Афера, которую предлагал учитель, выполнить было очень сложно. Росси управляли кланом почти пятьсот лет, заняв место правителей после жесткой междоусобной войны, разрывавшей расколовшийся клан на мелкие кусочки. Они смогли отвести подчиненных вампиров на территорию российского государства, жестоко подавили несколько бунтов против себя и воцарились на клановом престоле. Правители они были хорошие, в меру жесткие, в меру свободолюбивые, что заставило в итоге европейский клан отказаться от идеи вернуть обратно себе отколовшуюся часть и заключить с ним мирное соглашение. 
      Мало кто пойдет сейчас против братьев. Это будет либо самоубийца, либо ... имеющий возможность менять реальность под себя. 
      И сейчас эта возможность появилась. 
      - Марк заинтересовался Алиной, - задумчиво проговорил Гюнтер, вспоминая сегодняшний день. 
      - Марк? Почему ты так решил?
      - Они вышли вместе. Уверен, Росси догадались, какой у нее талант. Сегодня мы ездили в резиденцию и Авраам настоял на представлении девчонки понтификам.
      Эстебан выругался. 
      - По этому старому еврею давно плачут подземелья Брана, - он перевел взгляд на парня, - Но интерес Марка? Это не очень хорошо. 
      Он походил по комнате, потрогал спинку кресла, отошел к окну. 
      - Ты должен влюбить ее в себя по уши, - сказал он, наконец, - Делай, что хочешь с ней, вози в театры, устраивай романтические свидания, пой серенады, хоть запри в своей квартире и трахай до одури, но она должна молится на тебя. Понял? 
      Гюнтер неуверенно кивнул. 
      - А если не получится? Я не смогу отбить ее у Марка, мы с ним в разных весовых категориях. 
      - Надо чтобы получилось, - жестко ответил Эстебан, - Ты с ней дольше общаешься, больше ее знаешь. Подумай, на чем можно сыграть.
      - У девчонки какая-то проблема с отношениями, я не особо интересовался, но она очень пугливо воспринимает любые попытки мужского внимания, - размышлял Гюнтер, подхвативший идею Эстебана. 
      - Вот, уже хорошо. Если ты опередишь понтифика и будешь первым, то эта ходячая волшебная палочка станет твоей. Но, - мужчина сделал паузу, - Сделать это нужно очень и очень осторожно.
      Гюнтер вопросительно посмотрел на учителя, ожидая пояснения.
      - Она - ткущая. А значит, пока ее не ввели в Паноптикум и не поставили "Зеркало", в любой момент может заглянуть в собственное будущее, просчитать вероятные варианты и мы с тобой, в лучшем случае, останемся с носом.
      Гюнтер понимающе кивнул головой.
      - Так что - твоя задача ненавязчиво, аккуратно, но постоянно держать ее под своим контролем и быть рядом, чтобы она в итоге начала советоваться с тобой даже по поводу того, какое белье ей сегодня одевать. Она должна доверять тебе беспрекословно. И так же слушаться! Но будь крайне осторожен, мой мальчик! Ни малейшего повода для сомнения, ясно?
     
      ***
      Марк свернул на третье транспортное кольцо и погнал с увеличенной скоростью.
      Лина достала мобильный и мельком глянула на экран - вызовов и сообщений не было, а вот часы показывали уже почти двенадцать ночи. Хорошо, что завтра выходной, сможет хоть выспаться.
      Хотя в том, что сможет нормально заснуть, девушка сомневалась. Слишком уж резко сегодняшний день изменил ее жизнь.
      - А я могу не работать на вас? - вернулась девушка к предыдущей теме разговора.
      - Да, мы же не заставляем, - высший улыбнулся ее наивности, - Мы лишь рекомендуем принять именно наше предложение о сотрудничестве.
      Девушка криво улыбнулась в ответ, понимая завуалированность сказанного.
      - Вы, Орден, а есть кто-то еще работающий с менталами?
      - Гильдия нейтралов, - кивнул высший, - Но они категорически не работают с ткущими.
      - Почему?
      - Они - нейтральные. Они не принимают участия ни в вооруженных конфликтах, ни в войнах, ни в чем, что хоть как-то связано с боевыми действиями. И изменить этому правилу они могут лишь в единственном случае - если кто-то начинает убивать членов Гильдии.
      - А ткущих убивают в первую очередь, - вспомнила его слова Лина.
      - Именно. Зачем добровольно загонять себя в войну?
      - Значит, либо вы, либо Орден, так?
      - Так.
      - Но ведь я могу и просто никого не выбирать. Живу как жила, никто обо мне не знает.
      Марк слегка улыбнулся и обратил внимание на указатель:
      - Куда дальше?
      Лина посмотрела в окно и подсказала правильный съезд.
      - А насчет выбора - ваша аура фонит. Немного, но знающий заметит. И это лишь счастливая случайность, что вы не попали в руки Ордена.
      - Вообще-то попала.
      - Да, история странная, - со вздохом согласился Марк, - Я не понимаю, почему так произошло. Ткущих они отслеживают очень тщательно, буквально гоняются за каждым хоть немного обладающим таким даром, а тут вы с таким сильным даром и вдруг они вас просто блокируют? Раз блокировали, значит бояться, но почему сразу не убили? Почему не забрали к себе? Много непонятного.
      - А что они вообще такое?
      - Это полурелигиозная организация, у нас с ними давние споры. Они не любят нас, мы - их, и стараемся истреблять друг друга.
      - А почему полу? 
      - Некоторые из лидеров - религиозные деятели, хотя в основной своей массе это простые светские люди, - пояснил вампир.
      - Понятно.
      На самом деле ей было совсем ничего не понятно, но признаваться в этом Лина не собиралась. Раз уж сложилось так, что ей придется войти в вампирский клан, то постарается разобраться во всем, с чем столкнется. И она уже знает, кому устроит хороший допрос.
      - Вы живете одна? - высший задал совершенно неожиданный вопрос.
      - А почему вы спрашиваете? - удивилась Лина.
      - Ну, вы все-таки вступаете не в кукольный театр, - он ехидно поднял бровь, - Так что, муж, дети есть?
      - Нет, мужа уже нет, детей... - она замялась, но решила немного соврать, - Пока нет. А у вас? - и только задав вопрос, она вспомнила, кому конкретно задает. 
      - Да, мне тоже по жизни не повезло, - насмешливо обронил понтифик, - Ни мужа, ни детей. 
      Девушка весело ему улыбнулась, поддержав его шутку. 
      А она ему действительно нравилась. Умная, понимающая. Симпатичная. Марк искоса глянул на нее в зеркало: приятное личико с большими глазами, прямой нос, пухлые губы, которые она сейчас покусывала, сдерживая улыбку. Мысль, как поступить, чтобы защитить ее от брата, пришла к нему мгновенно.
      Когда понтифик завернул к ее подъезду, девушка взяла сумочку в руки. 
      - Лина, - позвал ее Марк. - Я хочу предупредить. Мой брат не оставит попыток добиться, чтобы ваш талант все-таки заработал. Вероятно, это будет неприятно, вероятно - больно... 
      Девушка поморщилась, вспоминая. Марк достал из внутреннего кармана пиджака небольшую белую карточку. На ней было написано лишь имя и несколько цифр. 
      - Вот моя визитка. Тут указан мой личный телефон, он доступен в любое время суток. В случае, если мой брат позволит лишнее по отношению к вам, если вам понадобится хоть какая-то помощь, будет плохо, потеряется собака... 
      - У меня нет собаки, - улыбнулась ему девушка. 
      - В любом случае, звоните незамедлительно. Чем смогу - помогу, утешу, составлю компанию. 
      Лина взяла визитку и положила в карман сумочки. 
      - Спасибо, но я бы не хотела отвлекать вас лишний раз. У вас и без меня хватает дел... - она чувствовала себя крайне неловко. Понтифик предлагает помощь? С чего бы вдруг? 
      - Алина, я не каждому даю свой личный телефон! 
      - Да, я понимаю и ценю это. Еще раз спасибо. 
      Она выскользнула из машины и пошла к дому, доставая на ходу ключи из сумки. 
      Марк проследил, как она подбежала к двери, открыла ее и скрылась в подъезде. Он еще немного постоял, пока на одном из верхних этажей не включился свет, и только после этого завел двигатель и тронул машину с места.
     
      ***
      Приехав обратно в резиденцию, Марк быстрым шагом поднялся в кабинет к брату. Тот уже достал два бокала и в этот момент наливал вина. Увидев вошедшего, Гай подхватил один бокал со стола и подал брату. 
      - Празднуешь? - спросил тот.
      - Ткущая в нашем клане! - весело улыбнулся верховный понтифик, - Разве это не повод, чтобы отметить? 
      Марк не поддержал его веселья. 
      - От призыва прислуги нам мало толку, - он покачал головой.
      - Да ладно, брат, не будь таким мрачным! - Гай все же был полон надежд и оптимизма, - Давно в мире не рождались активные ткущие. И какая удача, что ее нашли именно мы! 
      Марк был на удивление задумчив и молчалив. Гай перевел взгляд на брата. 
      - Она тебе понравилась, да? Симпатичная малышка, и храбрая. Ты заметил, как она делала вид, что не боится нас?
      Тот, ни слова не говоря, прошелся по кабинету.
      - Ты ведь просто так эту девочку не отпустишь, верно? - он внимательно посмотрел на брата. 
      - Даже если блок не снимут, - Тот согласно кивнул, - Ты ведь понимаешь, насколько она усилит позиции нашего клана? 
      Марк кивнул головой и постучал в раздумье пальцами по столу, ожидая, что брат скажет дальше. 
      - Авраам будет обучать ее, быть может, блок слетит при частом применении, - продолжал вслух размышлять верховный понтифик. 
      - Разумеется, ей нужна будет серьезная защита, - утвердительно произнес Марк, наблюдая за братом. 
      - Да, если остальные узнают, что в нашем клане есть ткущая, за ней начнется охота, - подтвердил Гай. 
      - И кого ты предполагаешь? 
      - Из клана немногие потянут ее защиту, - верховный понтифик мысленно перебирал в уме подходящие кандидатуры, - Ткущих всегда защищали старые вампиры, мощные. Дитрих подойдет, можно попробовать Офелии отдать. 
      Марк немного помолчал, размышляя над словами брата, и покачал отрицательно головой: 
      - Нет. Я беру девочку себе. 
      Гай резко повернулся к брату. 
      - Себе? Ты хочешь взяться за ее защиту? Зачем она тебе? 
      - Скажем так, хочу разнообразия.
      - Это не понравится Магдалене.
      - Когда это ее интересовало, с какими смертными я сплю? - Марк пожал плечами, - С этой минуты Ветрова принадлежит мне и все, что ее касается, будет происходить только с моего разрешения.
      Гай чуть не поперхнулся. 
      - Не слишком ли сурово, брат? 
      - С этой минуты она принадлежит мне, - повторил понтифик. 
      Гай расчетливо посмотрел на брата. Марк был красив, обаятелен и сексуален, многие женщины сходят по нему с ума. А что такое красивый и богатый вампир для смертной? Золотое дно и бесконечный наркотик. Так что за внимание его брата ткущая сделает все, что угодно.
      - Да, ты - хороший вариант, - согласился понтифик, - Если она в тебя влюбится...
      - Если? - цинично усмехнулся Марк.
      - Это ее сильнее к нам привяжет. А когда ты объявишь ее официальной фавориткой, то это замнет вопросы о том, почему именно ты станешь ее опекуном, - Гай поднял в тосте свой бокал, - Что ж, дарю ее тебе! Только, смотри, брат, не попорти мне ткущую!
  
   3 Глава.
  
      Воскресение у девушки началось с головной боли от бессонной ночи. 
      Лина, приехав домой, сразу же полезла в интернет искать хоть какую-то информацию по своим новым знакомым.
      Натансон Авраам Моисеевич упоминался всего в паре - тройке научных документов, выступая как профессор исторических дисциплин, правда, каких конкретно не упоминалось.
      А вот с братьями Росси было чуть получше. Как гласила краткая информация на одном из информационных порталов, братья приехали в Россию в начале перестройки, вовремя просчитав удачное время для инвестиций, и основали тут пару банков и несколько мелких предприятий. Это позволило им с уверенностью войти в деловые круги российских бизнесменов, но сравнительно небольшие обороты бизнеса избавляли вампиров от пристального внимания журналистов.
      Девушка вывела на экран фотографию Марка, сделанную для одной из бизнес - газет. Он уверенно улыбался, глядя в камеру, как бы говоря, что ничего больше того, что я сам вам соизволю рассказать, вы не узнаете.
      Следующим запросом Лина ввела слово "ткущая". Но на эту тему поисковики молчали как партизаны, кроме соответствий по смыслу с ткачеством, тканями, пряжей и тому подобного. Сверхъестественного в этом ничего не было.
      Вампиры. Увидев, какое гигантское количество материала выдал поисковик на этот запрос, Лина внутренне застонала. Больше десяти тысяч страниц с текстами, картинками, даже тестами на проверку вампиризма. К сожалению, прочитать все выданное девушка была не в силах, а просмотренные первые страниц двадцать выдавали откровенный бред.
      Бросив очередной взгляд на часы и увидев, что уже почти пять утра, Лина выключила компьютер и легла спать. Но заснуть все никак не удавалось, мысли мелькали в голове одна за другой.
      Мало того, что она узнала про вампиров и ее представили понтификам клана, так еще и выяснилось, что они нацелились на ее сомнительный талант. Лина не представляла теперь, что будет с ее жизнью, но то, что она бесповоротно изменилось, было кристально ясно. 
      А еще ей не давал покоя взгляд, которым буравил ее Марк на встрече. Создавалось ощущение, что он буквально следил за каждым ее движением. И как он подхватил ее в обмороке, и совместная с ним поездка домой, и его предложение звонить по любым проблемам. Лина ничего не понимала, но была уверена, что вряд ли понтифик раздает свои телефоны кому попало и, тем более представляет собой службу помощи смертным. Видимо, все дело в том, кем она является. Он сам признал, что ткущие слишком редки для клана, чтобы не обращать на них пристального внимания. Но что с ней будет, если талант так и не удастся разблокировать?
      Лина пребывала в одном из самых ненавистных своих состояний - глаза засыпали, а мозг бодрствовал и постоянно прокручивал в голове прошедшие события. Лишь на рассвете она смогла провалиться в забытье. 
      Разбудил ее звонок в дверь. Девушка недовольно глянула на часы, время уже перевалило за полдень. Лина искренне порадовалась, что сегодня воскресение, а иначе пришлось бы звонить на работу и сказаться больной. 
      Звонок повторился. Лина сползла с кровати, накинула на себя домашний халатик и босиком пошла смотреть, кого там принесло ТЕКСТ НЕ ПОЛНЫЙ!

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"