Ивакин Алексей Геннадьевич: другие произведения.

Хлеб, кровь и один патрон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попытка постапа. Хотя тут от постапа - один антураж.

  В этом городе старом расположилось ненастье.
  В этом воздухе сером господствуют полутона.
  Облака притупили видения прошлого счастья.
  И на шиферных крышах размыты волной времена...
  
  Дмитрий Арефьев
  
  
  
  Алик сидел, держа на коленях автомат. Калаш обыкновенный. Без всяких примочек и самодельных наворотов. Он гладил его, как поглаживают ладошку любимой женщины. Да и держать оружие надо всегда под рукой, в последние-то времена.
  - Твоя-то как? - глянул на него Ваня.
  - Хорошо, - улыбнулся ему в ответ Алик. - Все хорошо.
  - Когда в гости приведешь? Хоть познакомишь...
  - Она не любит выходить...
  - Понимаю.
  И мужчины замолчали.
  Жена Вани вынесла плошку с полосками вяленого мяса и глиняный кувшин с самогоном - Ванька умудрился сделать самогонный аппарат, с чего имел немалый гешефт и всеобщее уважение у местного общества.
  Нет, конечно, самогон гнали многие, но Ванька умудрялся делать его чистейшим, да еще и настаивал на ореховой скорлупе и на лимонных корочках. Где он ее столько взял в центре разрушенного города - никто не знал. А спрашивать - моветон. У каждого свои секреты.
  Не хочет жена у Алика выходить на белый свет - ее дела. А почему, да как... Да и какой ныне белый свет? Пепельное небо, который год низко нависало над сбрендившим миром. И вечные сумерки пополам с вечной ночью.
  Зима с нетающим снегом - вот и весь мир.
  - Ой! Я ж лепешек напекла! - Лена хлопнула себя по лбу и снова убежала в дом.
  Здоровенный бородач Ваня ласково посмотрел ей вслед, а потом повернулся к Алику:
  - Работенка есть. Заказ на книги. Пойдешь со мной?
  - Нет, - покачал головой Алик.
  - Два цинка дают. Пополам, а?
  - Не хочу.
  Он всегда отказывался от работы.
  Ваня хмыкнул в седоватую бороду:
  - Вот никак понять не могу - ты живешь-то на какие шиши?
  Алик молчал.
  - Ну ладно, ты... А жена? Ее-то ты на что кормишь? Я просто понять хочу, мне до жути интересно.
  Алик молчал.
  Выскочила Лена и осторожно поставила на самодельный, грубо сколоченный, но крепкий стол еще одну плошку. На этот раз с лепешками - настоящими! Хлебными!
  Она разломила одну лепешку на три части. Одну протянула мужу, другую гостю - третью оставила себе.
  Алик закрыл глаза и вдохнул запах хлеба. Потом откусил небольшой кусочек, как полагается. Остальное... Достал из одного из карманов разгрузки чистенькую тряпицу и завернул в нее свою долю.
  Лена слегка глянула из-под короткой челки на руки Алика, прятавшие хлеб, но ничего не сказала. Предлагать ему целую лепешку было бесполезно. Не взял бы.
  Хозяин дома плеснул из кувшина самогона. Себе и Алику - полные стопки, а супруге чуть-чуть на донышко.
  - Чтоб не последний раз, - сказал Ваня, махом выпил и крякнул. - Что так долго не заходил?
  Алик выпил медленно, в два глотка. Жидкость была крепка и духмяниста.
  - Семейные дела, - ответил он.
  - Семейные... - покачал головой Ваня. - Семьей баба должна заниматься.
  Лена улыбнулась, глядя на мужа, и подперла щеку кулачком. На лице ее было написано: "Говори, муженек, говори, вечером обсудим этот вопрос!"
  - У вас-то все хорошо? - спросил Алик.
  Бородач пожал плечами:
  - Да нормально, дела идут, пацаны растут. Сегодня вот опять на охоту отправились. А вчера, ты не поверишь, мастиффа пристрелили. И где его умудрились найти? Здоровенный такой.
  Внезапно, в кованые железом ворота застучали. Причем так... Уверенно.
  - Кто? - рявкнул Ваня, не вставая.
  - Витек это, я по делу, меня Комсорг послал.
  - Оружие за воротами оставишь.
  - Я один!
  - Рассказывай! Комса по одному не ходит.
  А Лене глазами показал: "Убери со стола!".
  Алик привстал было, но Ваня остановил его:
  - Сейчас перетру с Витьком и еще посидим.
  Алик не любил комсомольцев. Впрочем, их мало кто любил - их боялись почти все. Группировка, базирующаяся в многочисленных тоннелях, переходах и прочих подземных норах Комсомольской площади держала развалины бывших трех вокзалов. Место козырное... Одни железнодорожные склады чего стоят. Площадь, первое время, пытались отбить, но Комсорг сбил своих бандюков из стаи в настоящую бригаду. Слухи ходят, что до войны он бухгалтером работал...
  А Витька Алик еще с "до Войны" не любил. Личные причины, так сказать. Соседушка по лестничной клетке, блин... Подонок.
  Ваня подошел к воротам. Сдвинул заглушку на глазке... Не, только дурак может смотреть в глазок. Или очень умный, как Ваня, например. Потому как систему перископа еще никто не отменял. Один такой обкурок с компанией решил поживиться, и сильно удивился, когда, выстрелив в глазок, внезапно получил пулю прямо в лоб. Трое его подельников были ухлопаны тоже прямо на месте. Пацаны у Ваньки боевые. Нормальные двенадцатилетние мужики.
  Маленькая дверь открылась и во двор вошел Витек:
  - Привет, Вано! О! Сосед! И тебе привет! А чего это у тебя, Иван, этот вот с оружием, а мне - нельзя?
  - Он - гость. А ты - клиент. Что надо?
  - Заказ от Комсорга. Три бочки самогона. Сорокалитровых. Одну чистого, другие - с твоими добавками.
  -Ого! - удивился Иван. Да тут работы на месяц! У меня же не завод!
  - Так и цена... - Витек что-то шепнул на ухо хозяину.
  - Да на хрена мне твой бэтер? Куда я его ставить буду? Да и соляры на него не напасешься.
  - Что хочешь?
  - Мозговать надо... - почесал бороду Иван.
  - Ну давай, мозговать будем.
  - Завтра приходи, я думать буду пока.
  - Сегодня ответ нужен.
  - Хм... - Ваня покосился на друга. Алик его взгляд понял правильно. И встал:
  - Ну, я пойду, а то жена заждалась.
  Ваня смутился:
  - Извини, друг. Ты это... Заходи.
  Алик шагнул было к двери, но Витек опередил его:
  - Погоди, я первый выйду, а то мои комсомолята нервные.
  - Я те шлепну, - пригрозил Иван. - Забыл, что в мирной зоне находишься?
  - Ну, всяко бывает, я ж говорю - нервные.
  Витек ужом выскользнул за дверь, что-то негромко сказал своей охране. За ним вышел и Алик.
  Комсомольцы и впрямь недобро покосились на его "Калаш".
  Он уже отошел на несколько метров от дома Ивана, как его вдруг окликнули:
  - Алик, постой!
  Он оглянулся. Его догонял Витек:
  - Слушай, подожди... Дело и к тебе есть.
  - Ты опять? Нет, я не пойду к вашим.
  - Ну и зря. У нас хорошо. Порядок. Беспредела нет, наркоманов нет, черных еще в первые дни вырезали в массовом порядке, ты же знаешь. А наберемся сил - будем Москву сначала восстанавливать. А потом и Россию. Мы ж не просто банда. У нас идея есть. И цель. Скоро начнем деньги печатать. Настоящие! Впрочем, я не об этом...
  - Что надо?
  - Понимаешь, у нас указ вышел. Об обязательной женитьбе. Налог вводят на холостяков. А женщин не хватает. Вот, готовимся к рейду, девок искать.
  - Охрененная идея. Начать восстановление России с набегов за бабами.
  - Почему сразу набеги? Мы что, чурки нерусские? Все по закону - выкупать будем.
  - Я тут причем?
  - Алик... Это... Продай мне жену? А?
  - Чего???
  - Ну это... Я ведь еще до войны, ну, ты знаешь же... И она меня...
  Алик едва сдержался, чтобы не ударить Витька.
   - Да ей со мной лучше будет! У тебя что? Нора норой, а у меня? Мы скоро дома начнем строить! Комсорг говорил...
  - Сволочь ты, Витек, - сказал, как плюнул Алик, развернулся и пошел домой.
  - Алик, да я хорошую цену дам! - кричал ему в спину бывший сосед, но Алик его не слышал. Он шагал и шагал домой.
  "Почему не плюнул? Почему не ударил Витька? Испугался? А кто тогда за ней ухаживать будет? Кто с НЕЙ будет, если бы Витек пристрелил меня? Или я так свою трусость прикрываю?". Он шел, подставляя унылому ветру покрасневшие от нетерпимого стыда щеки.
  Пристрелить бы этого Витька... Только вот, патронов нет. Кончились. Еще позавчера. И автомат наперевес - для пущего блезира.
  "А ведь я всю жизнь боялся...", - вдруг понял Алик. "До войны боялся, иначе... Иначе убил бы в тот день обоих. И Витька, и Ее. И с того дня стал бояться Ее потерять. Так стал бояться, что ни на шаг не отхожу. Не могу ее оставить надолго.
  - Не. Мо. Гу. - по слогам произнес он вслух.
  А потом встал и начал смотреть в низкое пепельное небо. На мгновение, ему показалось, что мелькнул солнечный лучик среди туч, но он понимал, что зрение его подводит, что он видит желаемое, а не действительное.
  Он шагнул к двери своего бункера, прятавшуюся между двумя кучами щебня. Открыл ключом хитрый замок, сделанный ему, кстати Иваном... И в этот момент получил мощный удар по затылку, отчего ноги подкосились, камни понеслись навстречу лицу и он потерял сознание.
  Очнулся от того, что кто-то щедро плеснул водой в лицо. Сначала расплывчато увидел дуло автомата, потом уже лицо Витька. Злое лицо.
  Оружие Алика валялось в стороне. Трое комсомольцев держали парня на прицеле.
  - Моя она, сосед. Только моя! И ты это знаешь. Если бы не война, мы свалили бы вместе отсюда. Понял? У меня уже билеты на руках были. А по приезду, она подала бы на развод. Понял? Ты не все знаешь, сосед. Я тебе по доброму предлагал, а теперь по злому получилось. Прости.
  Витек шагнул в приоткрытую дверь. Алик закрыл глаза. Из носа текла тонкой струйкой теплая и солоноватая кровь. Он даже не пытался дернуться, потому что было бесполезно. Его бы шлепнули на месте. И даже если бы он добрался до автомата... Патронов-то нет. И вдруг Алик хрипло засмеялся. Смех его был похож на клекот старого ворона. Комсомольцы переглянулись. А он вдруг понял, что бояться перестал. Ведь Витек тоже не все знал...
  В ту последнюю, предвоенную ночь Алик и жена сидели и разговаривали до самого утра. И он... Утром она ушла за продуктами, а он, прислонившись разгоряченным лбом к оконному стеклу, стоял и ждал ее. Стоял и плакал, зная, что она сейчас вернется в последний раз. Она ушла за продуктами и началась война.
  Открылась дверь. Витек вышел. Не глядя на Алика, он сел на большой камень. Достал сигарету. Закурил. Потом вдруг опомнился. Протянул пачку лежащему Алику пачку:
  - Будешь?
  - Не курю, - ответил Алик.
  - Прости, - глухо сказал Витек.
  Алик пожал плечами.
  Витек посмотрел на небо:
  - Дождя бы сейчас, - сказал он дрогнувшим голосом. Потом подобрал автомат Алика. Снял пустой магазин. Щелкнул затвором.
  - Пустой?
  Алик сел и кивнул. Голова болела, а кровь из носа так и не останавливалась.
  - Возьми, - протянул Витек один патрон бывшему соседу. Витькина рука слегка дрожала. - Тебе хватит.
  - Мне хватит, - согласился тот и положил патрон в нагрудный карман. Рядом с хлебом.
  - Пойдемте, мужики, - Витек докурил, выплюнул бычок, встал и махнул рукой своим бойцам.
  - А этот?
  Витька посмотрел на окровавленное лицо Алика:
  - Прости. За все. И тогда, и сейчас... Это... - Витек закусил губу и, не найдя нужных слов, махнул рукой. Обреченно так.
  И они ушли.
  Алик с трудом встал. Шагнул в полутемное свое жилище. На столе горела стеариновая свечка. Одна из последних. Витек, наверное, зажег.
  Алик положил автомат на кровать. Достал патрон. Положил рядом с "Калашом". Потом достал тряпицу с хлебом. Развернул ее. Только после этого повернулся лицом к жене.
  - Вот, смотри, что я тебе принес.
  Она улыбалась ему в ответ. Она всегда ему улыбалась.
  Капля крови упала на хлеб.
  - Сейчас я тебя покормлю.
  Он подошел к стене. Прислонился к ней и поцеловал мокрыми от крови губами портрет женщины, нарисованный углем на бетоне.
  Отломил кусочек хлеба. Провел под своим носом, дождавшись, когда хлеб пропитается кровью. Потом провел красным по угольным губам жены.
  Он рисовал кровью красные губы и шептал про себя:
  - Мне хватит, да. Мне хватит...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"