Измайлова Кира: другие произведения.

54. "Души прекрасные порывы..."

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


  
    
   ...Замок тихо щелкнул и все-таки сдался. Пришлось с ним повозиться, не застукали только чудом! В номере было темно, на улице уже смеркалось. Тем лучше... А теперь надо отыскать подходящее местечко. Номер огромный, четыре комнаты, можно так спрятаться, что никто не найдет. Вот только этого-то как раз и не надо, а надо, чтобы вовсе даже наоборот...
   Вот! Отличное место! Уютный темный уголок, в котором, если человек не слепой, непременно заметит нечто постороннее, едва только включит свет и подойдет поближе. Ну а теперь - сидеть тихо и ждать...
    
   ...-Как же они меня достали... - с чувством произнес Лоренс Дино, прислонившись спиной к дверям лифта, возносящего его с Даниэлем Лойтом в роскошный гостиничный пентхаус.
   -Лоренс, мы здесь всего лишь второй день, - напомнил ему напарник. - Когда они успели тебя достать?
   -Они меня по жизни достали, - печально сообщил Лоренс, разглядывая свое отражение в зеркальной стене лифта. Отражение его явно удовлетворило, потому что Лоренс довольно ухмыльнулся и поправил сперва и без того идеально лежащие складки бронзового цвета туники, а потом тщательно уложенные волосы. В темной гриве вызывающе светилась широкая белая прядь - на месте изрядной дырки в черепе, заработанной Лоренсом во времена не столь отдаленные, волосы почему-то теперь росли седые. Закрашивать эту прядь Лоренс отказывался наотрез, а вот из каких соображений - не говорил даже Даниэлю.
   -Относись к этому философски, - посоветовал Даниэль. Рядом с массивным напарником он казался более хрупким и юным, чем был на самом деле. Собственно, на этом контрасте - рослого крупного Лоренса и изящного невысокого Даниэля - они всегда и играли. Трудно воспринимать всерьез улыбчивое воздушное создание, подвоха ждали от мрачного неразговорчивого Лоренса, и очень, очень сильно ошибались...
   -Ненавижу философию, - буркнул Лоренс. - У меня от философских изысканий начинается размягчение мозга.
   Даниэль только вздохнул - раздосадованного Лоренса переубеждать было бесполезно. Впрочем, он прекрасно понимал напарника: переговоры не заладились, местные чиновники будто нарочно ставили им палки в колеса, а обстоятельства, как назло, складывались из рук вон плохо. Еще немного, и дипломатическую миссию можно будет просто сворачивать по причине полного провала. Такого с Даниэлем никогда не случалось, и теперь он чувствовал себя немного не в своей тарелке. С другой стороны, не могло же им везти бесконечно! Теорию вероятности Даниэль знал неплохо, и подозревал, что полоса удач закончилась. И хорошо бы не навсегда...
   -Ты же знаешь, так было и так будет, - сказал Даниэль примирительно.
   -Угу, - кивнул Лоренс. - Ныне, присно и во веки веков. Аминь.
   На этом слове двери лифта открылись, и амойские дипломаты вышли на своем этаже.
   -Даже портье нет, - брюзгливо заметил Лоренс. - И свет на этаже не горит.
   -Да ладно тебе... - Даниэль толкнул дверь, и та неожиданно легко распахнулась.
   -Как подумаю, что завтра очередной раунд переговоров с этими недоумками, - продолжал ворчать Лоренс, уже больше по инерции, - так хочется напиться и проспать это мероприятие...
   -Только попробуй! - предостерег Даниэль, включая свет.
   С недавних пор они с Лоренсом стали заказывать один номер на двоих, не обращая внимания на невероятные слухи и сплетни о своих персонах. Причин тут было несколько: во-первых, каждый хотел держать напарника на глазах, чтобы не происходило больше неприятных эксцессов. Во-вторых, Лоренс замечательно отслеживал всякие гадкие штучки, которые периодически подбрасывали в номер недоброжелатели - от меченых купюр крупного достоинства до наркотиков и взрывных устройств, - а вот Даниэль частенько по неопытности не обращал на них внимания. Да и, в общем, в четырехкомнатном номере, по которому можно было кататься на велосипеде, приди кому-то в голову такая блажь, тесно им не было. Что до слухов и сплетен - одним больше, одним меньше, роли уже не играло.
   Вот и сейчас Лоренс сноровисто осматривал номер на предмет подброшенного компромата и какой-нибудь шпионской техники. Шпионскую технику вроде подслушивающих и подглядывающих устройств хорошо обнаруживала и нейтрализовала антишпионская техника, с которой Лоренс не расставался, а компромат обычно было видно невооруженным глазом.
   -Опять обыскивали! - сообщил Лоренс. - И не надоело им еще?
   -Интересно, что они хотят у нас найти? - полюбопытствовал Даниэль, занимая удобное кресло.
   -Найти-то они ничего не найдут, главное, чтобы ничего своего не забыли, - наставительно заметил Лоренс, небрежно бросая парадную тунику на спинку стула. Туника, разумеется, тут же соскользнула на пол. Беззлобно чертыхнувшись, Лоренс наклонился было за ней, да так и замер в замысловатой позе.
   -Ты что? - удивился Даниэль. - Что с тобой, Лоренс?
   Вместо ответа Лоренс молча указал в нишу между диваном и стеной. Взглянув на то, что так поразило напарника, Даниэль сам едва удержался от удивленного возгласа.
   -Откуда это тут взялось? - спросил он почему-то шепотом.
   -А почему ты у меня спрашиваешь? - возмутился Лоренс, и оба дипломата уставились в нишу, где на полу сжалось в комок нечто, при ближайшем рассмотрении оказавшееся ребенком лет десяти, явно напуганным и затравленно сверкающим глазенками.
   -И что теперь делать? - обескураженно поинтересовался Даниэль.
   -Ума не приложу, - честно ответил Лоренс и покосился на неизвестно откуда взявшегося подкидыша. - Эй, ты что тут делаешь?
   Глупее вопроса, по мнению Даниэля, в данной ситуации придумать было нельзя, но почему-то он сработал. Подкидыш захныкал писклявым голоском, а потом и вовсе отчаянно заревел.
   -Нет, только не это... - Лоренс в два шага достиг бара, вытащил первую попавшуюся бутылку и от души плеснул себе в бокал неизвестного пойла. Пойло оказалось сливочным ликером, который Лоренс на дух не переносил, поэтому большого облегчения он не получил.
   -Эй, погоди, не плачь... - Даниэль присел на корточки, чтобы не возвышаться над притихшим ребенком, как Эосская башня. - Мы тебя не обидим. Ты кто? Как ты сюда попал?
   То ли ласковый тон, то ли внушающая доверие внешность Даниэля сыграли свою роль, но подкидыш снова разразился ревом, в котором при некотором усилии можно было различить отдельные слова.
   -Меня зовут Лине-етт... - прохныкало создание, размазывая по лицу грязь. - Ой, дяденьки, только не бейте меня, я ничего не украла...
   -Так ты девочка? - опешил Даниэль. - Ну ладно, ладно, неважно, откуда ты тут взялась?
   -Спряталась... - проныла девчонка.
   -От кого?!
   -От больших мальчишек...
   Слово за слово, Даниэлю удалось вытряхнуть из приблудыша невероятную историю. Линетт, бродяжка и дочь бродяжек, всю сознательную жизнь провела на улице, и, в общем-то, была вполне довольна своей участью до тех пор, пока ее родители, хлебнув какой-то отравы, не приказали долго жить. Маленькая бродяжка прибилась к шайке таких же бездомных малолеток, начала новую жизнь, можно сказать, но тут малолетние беспризорники начали делить территорию. Происходило это совсем как у взрослых: с драками, погонями, разве что без перестрелок. Во время одной из таких стычек Линетт и удрала от ребят из конкурирующей шайки и умудрилась заблудиться. Ну а потом к ней пристали какие-то великовозрастные оболтусы, чего хотели, непонятно, может, просто поиздеваться, а может, еще что... Словом, Линетт искала какой-нибудь угол, чтобы пересидеть там опасность, и случайно наткнулась на один из многочисленных служебный входов в гостиницу. Не удержалась, вошла внутрь в надежде стянуть что-нибудь съестное, но теперь заплутала уже в хитросплетении коридоров. Как оказалась в пентхаусе, сама не помнит, услышала чьи-то шаги, сунулась в первую попавшуюся дверь, а та оказалась не заперта. В этом номере Линетт и спряталась...
   -Потрясающе... - Лоренс артистически всхлипнул и хлебнул виски прямо из горлышка. - Зрители аплодируют и заливаются слезами!
   -Лоренс, ты что, - осадил приятеля Даниэль. - Не пугай ее еще больше... И хватит хлестать виски! Нам вставать ни свет ни заря! - Он повернулся к девочке. - Вылезай-ка оттуда... Вылезай, вылезай, не бойся.
   -А бить не будете? - пропищало снизу.
   -За что тебя бить, - хмыкнул Даниэль. - М-да...
   Бродяжка выглядела так, будто не мылась ни разу в жизни. Аромат она источала соответствующий, так что Даниэлю потребовалась вся его выдержка, чтобы не скривить физиономию. Лоренс подобными сантиментами не страдал, поэтому демонстративно зажал нос и настежь распахнул окно.
   -Сколько тебе лет? - поинтересовался Даниэль.
   -Почти десять... - протянула бродяжка, глядя на него снизу вверх. - Дяденька, а у вас ничего покушать не найдется?..
   -Гхм... - поперхнулся Даниэль. - Пожалуй, что найдется... Только знаешь что, иди-ка ты сперва во-он в ту дверь. Там ванная. Сообразишь, как вымыться?
   Девочка кивнула и гордо заявила:
   -Мы целый год в настоящей квартире жили! С душем!
   -И одежду простирни, - все еще с зажатым носом посоветовал Лоренс. - Это же ужас, что такое...
   Когда замарашка скрылась за дверью, Лоренс с Даниэлем переглянулись.
   -Не подходи ко мне, - предостерег Лоренс. - Сперва сам вымойся. Может, ты от нее блох нахватался, или кто там еще на бродягах живет...
   -Лоренс, не паясничай! - рассердился Даниэль. - Не до того! Скажи лучше, что делать?
   -А что мы можем сделать? - философски протянул Лоренс. - Это не наша планета и не наша беспризорница. Пускай идет, откуда пришла.
   -Так нельзя, - помотал головой Даниэль. - Это же ребенок. Ты видел, какая она худая? А синяки? Ее, похоже, били все, кому не лень. И хорошо, если только били...
   -На что ты намекаешь? - Лоренс отставил бутылку и уставился на напарника. - Что ты предлагаешь делать?
   -Ну... не оставлять же ее на улице, - неуверенно сказал Даниэль. - Можно же как-то устроить... Тут есть какие-то органы опеки...
   -Много дела этим органам опеки до какой-то беспризорницы! - фыркнул Лоренс. - Раз ее до сих пор не подобрали и не отправили в приют, то выводы можешь сделать сам. Начхать органам опеки на таких бродяжек!
   -Ну тогда... Я могу сам что-то сделать, - заявил Даниэль.
   -Что именно? - вскинул брови Лоренс. - Взять ее с собой, к примеру?
   -А почему бы и нет? Во всяком случае...
   -Даниэль, Даниэль! - перебил Лоренс. - Остановись! Ты сам соображаешь, что говоришь? Кто из нас виски пил? Что ты будешь делать с этой замарашкой на Амои, к себе в гарем возьмешь?
   -Почему сразу в гарем, - обиделся Даниэль. - Что у нас, приютов нет? Мне кажется, даже в амойском приюте ей будет лучше, чем в здешних трущобах!
   -Замечательно! - поаплодировал Лоренс. - А вывозить ее отсюда ты как собрался? В чемодане? - Даниэль смущенно молчал. - Ты представляешь, какой грандиозный скандал поднимется, если нас застукают на попытке тайно вывезти гражданку Федерации? А она именно гражданка, хоть и оборванка последняя! Ты об этом не задумался, случайно?
   -Я понял, понял... - буркнул Даниэль. - Ну а что ты думаешь делать?
   -Я-то? - Лоренс сдвинул брови. - Пока не знаю, Даниэль. Но лично у меня стойкое впечатление, что все это - замечательная подстава. Взять хотя бы сам факт появления этой девчонки в гостинице. Как она сюда попала, можешь объяснить? Не можешь... - Лоренс вздохнул. - Я еще могу допустить, что она проскользнула мимо портье, на нее не наткнулась ни одна горничная и так далее. Но как она попала в наш номер?
   -У нас дверь была не заперта, если ты обратил внимание, - заметил Даниэль.
   -И кто же ее не запер? - поинтересовался Лоренс.
   -Я выходил первым, - съехидничал Даниэль. - Стало быть, это на твоей совести. С другой стороны, в наше отсутствие могла наведаться горничная или те, кто так любит обыскивать наш номер. Хотя эти-то как раз за собой двери запирают.
   -Ладно, оставим это, не суть важно... - отмахнулся Лоренс. - Проникла каким-то образом. Просочилась. И ты знаешь, что, Даниэль? Если сейчас к нам в номер ввалится полиция и репортеры, мы никогда в жизни не отмоемся. И на карьере своей можешь сразу ставить жирный такой крест.
   -Да это уж ясно... - Даниэль нахмурился.
   В самом деле, ситуация щекотливая. Двое амойских дипломатов в номере, в ванной - несовершеннолетняя девчонка со следами свежих побоев на теле. Вопрос: что подумают обыватели Федерации, когда им со смаком распишут эту картинку в вечерних новостях? Да Лоренсу с Даниэлем шагу шагнуть не дадут, а о хорошей репутации вообще можно будет забыть!
   -Что делать будем? - спросил он, наконец.
   -А что мы можем сделать? - философски пожал плечами Лоренс. - Если, как ты полагаешь, эта девочка - настоящая бродяжка, максимум, что мы можем для нее сделать, так это накормить и дать немного денег. А если это подстава, в чем я почти не сомневаюсь, то... надо подумать.
   -Думай, - вздохнул Даниэль. Он прекрасно знал, что самому ему не хватит опыта, чтобы безболезненно разрулить сложившуюся ситуацию. Оставалось положиться на Лоренса.
   -Есть вариант, - сказал тот. - Вызвать полицию самим и заявить, что в наш номер пробралась воришка. Но это прошло бы, сделай мы это сразу. Да и потом, у полиции возникнут те же вопросы: как девчонка умудрилась пробраться в охраняемую гостиницу, в запертый номер...
   -Да, теперь уже поздно, - согласился Даниэль. Воришку надо было бы брать за шкирку и тут же звать администрацию, а не отправлять мыться.
   -Будем думать дальше, - решил Лоренс...
    
   ...Пока что все шло, как по маслу. Амойские дипломаты проглотили наживку, даже не поморщившись, даже не задумавшись толком, каким образом к ним в номер попала посторонняя девчонка. Это, кстати, было самым скользким моментом во всей истории, и свалить незапертую дверь можно было разве что на нерадивую горничную. Не станут же они разбираться...
   И в самом деле, не стали. Правда, и повели себя не вполне так, как предполагалось. Тот, что постарше, темноволосый, с белой прядью, поглядывал с подозрением, но рук не распускал, а второй, светленький, - тот и вовсе смотрел с искренней жалостью. Что грязь смывать отправили, это понятно, посмотреть ведь страшно, а вот что станут делать дальше? Оба были парнями здоровенными, и если верить тому, что рассказывали... Впрочем, доводить до крайности Линетт - а звали тощенькую замарашку именно так, - не собиралась. В ее задачу входило выждать нужный момент, а там уж за дело возьмутся те, кому положено. Она проделывала это не в первый раз и ошибиться ну никак не могла.
   Линетт О'Хара было не десять лет, а полных пятнадцать, вот только из-за субтильного телосложения и крохотного роста выглядела она совсем ребенком. Лилипуткой она не была, уродцем тоже, просто вот такой удалась непонятно в кого. Вроде бы все родственники были нормального роста и сложения, разве что в прабабку какую-нибудь. Отец, помнится, очень по этому поводу переживал и Линетт недолюбливал, тем более, что и особенным интеллектом она не блистала. Недолюбливал ровно до тех пор, пока не придумал, как приспособить замухрыжку-дочь к делу. С тех пор Линетт числилась внештатным агентом в одной из многочисленных спецслужб, полное название которой занимало несколько строчек, а суть деятельности сводилась к отлову всевозможных психопатов. На кроху Линетт, как на живца, отлично ловились педофилы и прочие маньяки, руководитель ее отдела - родной отец Линетт, - получал благодарности, премии и повышение по службе, а сама Линетт увлеклась работой и даже находила в ней некоторое удовольствие. Ей нравилось преображаться и разыгрывать спектакли, пусть даже из публики наличествовали одни только маньяки да сотрудники родной службы. Жаль, скоро она уже не сможет сходить за ребенка, придется, наверно, переходить в разряд нимфеток, а это амплуа далеко не такое увлекательное. Да и вряд ли ее возьмут, там нужны девчонки посимпатичнее...
   То, что легковерные и брезгливые амойцы отправили Линетт отмывать грязь, было очень кстати. Грязь эту Линетт собирала по самым гнусным помойкам на протяжении пары недель, так что сама себе уже опротивела, но достоверность должна была быть на высоте. Опять же на чистой коже куда лучше просматривались синяки и кровоподтеки, которые вовсе не были гримом. Готовясь к проведению операции, Линетт пришлось пожить некоторое время в трущобах, подраться со сверстниками-беспризорниками, и от них же набраться уличных "манер". Вхождение в образ проняло даже отца Линетт, а это дорогого стоило. Амойцы не должны были ничего заподозрить, и вроде бы пока они не слишком насторожились.
   Вот только подходящего момента все не выдавалось. Ни один из них до Линетт даже не дотронулся, не говоря уж о том, чтобы зайти к ней в ванную. О чем-то они там увлеченно спорили...
   Линетт приникла ухом к двери и превратилась в слух. Ну, ясно, темноволосый оказался подозрительным и вполне резонно заподозрил в непонятно откуда взявшейся беспризорнице подставу. А напарник его упорно отказывался в это верить, хотя в конце концов сдался под натиском аргументов коллеги. Поверил или сделал вид, что поверил, неважно. Вот это уже не совсем хорошо. С другой стороны... скандал все равно поднимется, и ничего эта парочка доказать не сможет. Только тянуть теперь нельзя, и долго выбирать подходящий момент тоже. Надо работать с тем, что есть... Ну а дальше амойцы заговорили совсем тихо, так что Линетт ничего не могла разобрать.
   Вытащив из сушки платье, которое после стирки стало выглядеть ненамного лучше, Линетт критически осмотрела себя в зеркале, заплела жиденькие волосы в две косички - крысиные хвостики, - и сочла себя годной к выходу.
   Вышла и остановилась у стеночки, упорно глядя в пол.
   -Садись, поешь, - мягко предложил светловолосый.
   Линетт не заставила себя упрашивать. После пары недель "вхождения в образ" есть хотелось зверски. Да и ничем она не рисковала: ни один беспризорник не упустит возможности наесться на халяву, желательно, на несколько дней вперед. Правда, есть под внимательными взглядами амойцев было не очень-то комфортно, но голод не тетка, и Линетт накинулась на еду. Амойцы не поскупились, наверно, весь ассортимент из меню заказали, даже деликатесных моллюсков, которых Линетт пробовала до сей поры всего раз или два. Еда была вкусной, Линетт - голодной, так что на некоторое время она забыла обо всем на свете, в том числе и об амойцах, которые рассматривали ее, как диковинного зверька. Пускай рассматривают, за погляд денег не берут... да и что они могут высмотреть? Будучи полностью уверенной в себе, Линетт совсем расслабилась, а потому оказалась не готова к последующему повороту событий.
   -Может быть, хватит притворяться? - неожиданно поинтересовался темноволосый. - Тебе ведь не десять лет, а значительно больше. И выросла ты не на улице.
   От неожиданности Линетт замерла с полным ртом, потом судорожно сглотнула и закашлялась. Такого она никак не ожидала.
   -С чего вы взяли? - выпалила она и тут же поняла, что прокололась. Маленькой беспризорнице полагалось вообще не понять, о чем говорит амоец...
    
   ...В то, что беспризорница может оказаться чьей-то подставой (а желающих испортить репутацию амойским дипломатам всегда было пруд пруди), Даниэль поверить мог. Лоренс легко его в этом убедил. Конечно, оставалась крохотная вероятность того, что девочка говорит правду, но вероятность эта устремлялась к минус бесконечности. Но вот в последние высказанные Лоренсом подозрения ему не верилось никак. Лоренс предложил проверить, и Даниэль согласился. Правда, потом задумался, каким именно способом Лоренс намерен проверять свои теоретические выкладки, и не усугубят ли последствия проверки ситуацию... Впрочем, ничего особенно скандального Лоренс, кажется, не замышлял, только зачем-то заказал в номер уйму деликатесов, а потом глубоко задумался. Тут как раз и маленькая беспризорница вышла, наконец, из ванной.
   В отмытом виде девочка выглядела намного привлекательнее, только вот синяки и ссадины портили общую картину. И что такого подозрительного увидел в ней Лоренс?
   На еду беспризорница накинулась так, будто голодала неделю. Впрочем, поправился Даниэль, так, скорее всего, и обстояло дело. Лоренс наблюдал за ней с мрачным удовлетворением во взгляде, очевидно, находя в этом зрелище какое-то подтверждение своим подозрениям. Ну а потом он, наконец, высказался, и Даниэль вполне понимал девочку, которая от неожиданности едва не подавилась тем, что было у нее во рту, и уронила вилку с ножом.
   -С чего вы взяли? - спросила она несколько обиженно, и Даниэлю резануло ухо несоответствие тона, которым были произнесены эти слова, с тем, которым разговаривала девочка раньше.
   -Объяснить? - Лоренс явно торжествовал. - Проще простого. У тебя пропорции тела не ребенка, а почти взрослого человека, и твое обдерганное и, не спорю, очень умело пошитое платье меня не обманет. Что касается уличной жизни... грязи на тебе, конечно, было предостаточно, и синяки вполне натуральные. Только руки у тебя все равно слишком ухоженные для ребенка, всю жизнь проведшего на улице. И еще - объясни, пожалуйста, где десятилетняя беспризорница могла научиться пользоваться ножом и вилкой? Но это-то еще куда ни шло, а вот кто тебя научил правильно есть радужных улиток? Или теперь на помойках проводят уроки хороших манер?
   Против этого аргумента возразить было нечего. Даниэль и сам удивился, тому, как девочка ловко управилась со здоровенными печеными улитками, деликатесом редким и очень дорогим. На вкус, по мнению Даниэля, радужные улитки были весьма гадкими, на вид тоже, однако местный бомонд их ел и нахваливал.
   -Ну так как? Будем в молчанку играть? - поинтересовался Лоренс вполне доброжелательно. - Ладно, я сам продолжу. Не знаю, кто тебя послал, но, вероятнее всего, цель твоя, вернее, твоего начальства, очень проста - скомпрометировать нас с Даниэлем. Если амойских дипломатов застукают в компании с несовершеннолетней гражданкой Федерации, шум поднимется оглушительный, а наша дипломатическая миссия будет с позором провалена. Я прав?
   Девчонка угрюмо кивнула, а Даниэль в который раз зарекся не доверять Лоренсу и его предчувствиям. В который раз его напарник оказался прав! Впрочем... много с этого проку - что делать дальше, все равно было непонятно.
   -Хорошо. - Лоренс встал с места и прошелся по комнате. - То есть, конечно, ничего хорошего. Судя по тому, что в наш номер еще не ввалилась толпа репортеров и полицейских, условный сигнал ты еще не подала. Так?
   -Угу.
   -Уже что-то, - кивнул Лоренс, снова присаживаясь за стол. - Впрочем, я понимаю, почему, никакой особенно компрометирующей ситуации пока не сложилось. Кстати, позволь поинтересоваться, почему прислали именно тебя? Почему твое начальство решило, что мы клюнем именно на такое вот дитятко?
   -Ну так... - Девчонка, на самом деле являющаяся агентом спецслужбы, тяжко вздохнула. - Проанализировали данные о ваших наклонностях и решили, что я лучше всего подойду... Остальные-то все взрослые. То есть видно, что взрослые, - поправилась она.
   Даниэль хрюкнул от сдерживаемого смеха и отвернулся.
   -Нет, эти люди никогда ничему не научатся! - простонал Лоренс, закрыв лицо руками. - Всем спецслужбам Федерации надо в принудительном порядке устраивать экскурсию на Амои...
   -Что? - недоумевала девчонка. Линетт, вспомнил Даниэль, ее зовут Линетт. - Что смешного?..
   -Проехали, - отмахнулся Лоренс. Ему нравилось, как держится девчонка: поняв, что позорно провалилась, она не стала держаться за свою легенду, и не особенно-то испугалась. С другой стороны, чего ей было опасаться? Где-то неподалеку дежурят ее коллеги, стоит подать условный сигнал... То есть шею-то ей Лоренс успел бы свернуть в любом случае, а смысл? Ситуацию-то это не исправит... - Итак, что у нас имеется? Имеется у нас патовая ситуация...
   Даниэль бы ситуацию патовой не назвал. Несмотря на то, что легенда Линетт провалилась, она все равно находилась в более выигрышном положении, и не понимать этого Лоренс не мог. С другой стороны, возможно, Лоренс затеял какую-то свою игру, и мешать ему не следовало. На испуг Линетт не взять, у нее слишком хорошее прикрытие, но, несмотря ни на что, она остается всего лишь подростком, а значит, ее можно перехитрить...
   -Надеюсь, ты понимаешь, что нам скандал не нужен? - произнес Лоренс.
   -Ну еще бы... - буркнула Линетт.
   -Есть предложение, - продолжил Лоренс. - Ты тихо уходишь тем же путем, которым пришла. Думаю, труда это тебе не составит.
   -Не выйдет, - мотнуло головой маленькое, но вредное создание. - Мне знаете что будет за невыполнение приказа?..
   Линетт невольно поежилась. Провинившихся сотрудников ее отец наказывал со всей возможной строгостью, а ее - так и вдвойне, и как сотрудницу, и как дочь.
   Лоренс призадумался. Хотел было предложить запереть девчонку в шкафу и тихо уехать, но передумал. Беспризорницы, запертой в шкафу номера, принадлежавшего амойским дипломатам, тоже вполне хватит на красивый скандал. "Дело швах, - подумал он. - Ни туда, ни сюда, и в любой момент девчонка может вызвать своих приятелей." На ум, как нарочно, ничего не шло, а блефовать дальше было опасно: вот-вот девчонка опомнится, и тогда пиши пропало.
   Линетт исподлобья смотрела на амойцев. То, что ее раскусили, да еще так легко, ее несколько обескуражило. И, по-хорошему, давно пора было бы подавать сигнал, пусть даже экспозиция в номере не выглядела особенно предосудительной. Конечно, раздуть скандал можно даже из самой невинной ситуации, но все-таки это было не совсем то, чего хотел от Линетт шеф. Впрочем, медлила она не только поэтому. В политических играх Линетт мало что понимала, потому и недоумевала. Одно дело, когда на живца, на нее, то бишь, ловят маньяка или просто какого-нибудь гнусного типа. К этому Линетт привыкла и находила такое положение вещей нормальным и правильным. А эти-то двое чем провинились? Рассказывали о них, конечно, много всякого неприятного, но лично к ней, Линетт, они отнеслись вполне неплохо. Бить не били, насиловать не пытались, и, похоже, в самом деле и в мыслях такого не держали. Светленький, так тот вообще сперва загорелся желанием обустроить судьбу Линетт. Начальству, конечно, виднее, но все-таки...
   -Знаете что, - сказал неожиданно Даниэль. - У меня есть идея. Как насчет сделки, Линетт?
   -Сотрудники службы HI-17 на сделки с преступниками не идут, - гордо ответила девчонка, и прозвучало это настолько забавно, что даже Лоренс с трудом сдержал улыбку.
   -А разве мы преступники? Мы уличены в противоправных действиях? - поинтересовался Даниэль. - Скорее, это уж ваша контора нарушила неприкосновенность жилища. Кстати, ведь наш номер, пока мы здесь живем, считается территорией Амои, так что факт незаконного вторжения налицо...
   Лоренс отвернулся, чтобы девчонка не видела, как его разбирает смех. Даниэль мастер по запудриванию мозгов... Вот интересно только, к чему он клонит. Репортерам ведь не докажешь, что пятнистая от синяков замарашка - сотрудник какой-то там службы HI-17!
   -В общем, чтобы не раздувать скандал, предлагаю договориться по-хорошему, - произнес Даниэль и, видя, что девчонка собирается возразить, добавил: - Так, чтобы и твой приказ был выполнен, и нам не досталось ни за что ни про что.
   -А как это? - вытаращила глаза Линетт, и Лоренс окончательно убедился, что умишко у нее как раз соответствует заявленному возрасту.
   -Оставь это мне, - улыбнулся Даниэль. - Просто делай, что я скажу, и все. Конечно, не даром... Нет-нет, никаких сделок, просто вознаграждение за помощь. Скажем, небольшой счет в амойском банке на твое имя? Как тебе это нравится? Сможешь пользоваться им по достижении совершеннолетия.
   Линетт задумалась. Предложение было заманчивым. Все равно, конечно, получается сделка с "объектами", но если никто не узнает... Никто и не узнает, если она не проговорится, а держать язык за зубами Линетт умела... Если честно, Линетт здорово надоела ее по началу такая увлекательная работа. Ни друзей-подруг нормальных не завести, ни погулять, ни развлечься. Да что там, даже нелюбимую школу Линетт посещала от силы раз в месяц, чтобы кое-как сдать контрольные и рефераты! А когда изо дня в день общаешься только с сотрудниками службы, взрослыми грубыми дядьками, да с "объектами" (и еще неизвестно, кто хуже)... Словом, все это надоело Линетт хуже горькой редьки. Деваться же было некуда, она полностью зависела от отца. Совершеннолетней Линетт станет через год, но это ничего не изменит: у нее нет ни профессии, ни денег, да, если честно, она и школьную-то программу почти не знает. Когда она окажется слишком взрослой, чтобы изображать из себя жертву педофила, она останется фактически не у дел. Вообще у Линетт была скромная мечта - она хотела выучиться на маникюршу. Дело хорошее, прибыльное, малый рост тут не помеха, а тоненькими пальчиками даже удобнее обращаться со всякими щипчиками и пилочками. Вот только отец даже слышать не хотел о таком занятии для дочери, и денег на обучение, само собой, не давал. А вот если этот амоец сделает, как обещает...
   -А откуда я знаю, что вы вправду счет откроете? - спросила Линетт, и Лоренсу стало ясно, что девчонка клюнула.
   -Я думаю, слова Даниэля Лойта будет достаточно, - сказал Даниель, и Лоренс готов был подписаться под этой фразой. Но, видимо, Линетт не знала, что такое слово, данное Даниэлем Лойтом, поэтому на ее физиономии отразилось некоторое недоверие.
   -Ну ладно... - сказала, наконец, Линетт. Даже если амоец с красивыми серыми глазами ее и обманет, она ничего не потеряет. А если сдержит слово, то и вовсе отлично. - Только вот счет на мое имя открывать... а если мне опять документы поменяют? Мне уж несколько раз меняли, а те, что на настоящее имя, где-то прячут...
   -Не страшно, - улыбнулся Даниэль. - Можно открыть счет на того, кто назовется именем Линетт... как там дальше?
   -Линетт Джорджия Бэнкс О'Хара, - подсказала Линетт.
   -Ну вот, того, кто назовется этим именем и... ну, для надежности, произнесет кодовую фразу, - предложил Даниэль. Лоренс отметил, что идея не лишена логики.
   -Какую? - деловито поинтересовалась Линетт.
   -Хм... - Даниэль задумался.
   -Души прекрасные порывы, - ехидно подсказал Лоренс, весьма точно охарактеризовав свое отношение к обуявшему Даниэля альтруизму.
   -Замечательно! - оживился Даниэль и обернулся к Линетт. - Запомнишь?
   -Ага, - кивнула та. - А что делать-то надо?
   -Ничего особенного, - ответил Даниэль. - Просто расскажешь ту же самую историю, что сначала рассказала нам. Понятно?
   -Да чего уж непонятного! - дернула плечом Линетт.
   -Даниэль, а мне ты не хочешь рассказать, что задумал? - поинтересовался Лоренс.
   -Я думаю, ты сориентируешься в процессе, - мило улыбнулся Даниэль. - А теперь, Лоренс, зови репортеров...
   -Ну, как скажешь, - хмыкнул Лоренс и снял телефонную трубку. - Администрация? Господин Лойт требует немедленно созвать пресс-конференцию. Немедленно - значит немедленно. Да. Да. Где хотите, хоть в холле на первом этаже. Приглашайте всех репортеров, каких только сможете разыскать. Что значит, никого нет? - Лоренс явно начал сердиться. - Не рассказывайте мне сказки, уважаемый, около этой гостиницы всегда пасется стадо папарацци. Загляните в бар за углом, наверняка найдете там с десяток. - Линетт хихикнула, и Лоренс понял, что попал в точку. Очевидно, ангажированные службой HI-17 репортеры именно в баре за углом и обретались. - Начало через пятнадцать минут. Действуйте.
   -Ну как? - поинтересовался Даниэль.
   -Думаю, аншлаг обеспечен, - хмыкнул Лоренс и похлопал по трубке. - Телефон-то наверняка прослушивается, сейчас притопают и званые, и незваные. Мне как, приодеться, или так сойдет?..
    
   ...Кристиан Норт раз в пятый безуспешно пытался одолеть полугодовой отчет, составленный для него финслужбой. Получалось плохо, мешали посторонние мысли: например, о том, что можно было бы отдать автора отчета Раулю на опыты, чтобы тот выделил, наконец, ген косноязычности и избавил будущие поколения управленцев от необходимости читать подобные опусы...
   Однако читать отчет все-таки было нужно, поэтому Кристиан сделал мучительное усилие над собой и перевернул страницу. Телефонный звонок, прозвучавший в этот момент, Кристиан воспринял как великое, хоть и временное избавление.
   -Слушаю! - произнес он преувеличенно бодрым тоном.
   -Господин Норт, включите, пожалуйста, третий федеральный канал, там идет в записи вечерний выпуск новостей, - раздался в трубке бархатный голос Кайла Ли. - Вы получите редкостное удовольствие, уверяю вас.
   Недоумевая, Кристиан нашарил на столе пульт, включил указанный канал, и поспешил убавить звук. Правда, сгоряча он ухитрился выключить звук совсем, поэтому первую часть прочувствованной тирады неизвестного репортера пропустил. Впрочем, снова прибавить звук Кристиан догадался не сразу, поскольку транслируемая картинка ввергла его в некоторое остолбенение.
   Действие явно происходило в холле какой-то гостиницы, беспрерывно сверкали вспышки многочисленных фотокамер, и в этом пересверке Кристиан не сразу узнал знакомые фигуры. На фоне неизбежной парадной лестницы, крытой изрядно вытертой красной ковровой дорожкой, и пары чахлых пальм в кадках удачно расположилась живописная группа: небезызвестные амойские дипломаты Даниэль Лойт и Лоренс Дино, а также неизвестный ребенок подозрительной худобы и оборванности. Судя по косичкам, это была девочка, хотя утверждать со стопроцентной уверенностью Кристиан бы не взялся. Девочка улыбалась несколько затравленно и держалась за указательный палец Даниэля, которому едва доставала макушкой до пояса. Не отрывая взгляда от экрана, Кристиан нащупал все-таки нужную кнопку и прибавил громкости.
   -...и как объяснить, что сострадание постучалось не в наши с вами сердца, дорогие сограждане, - тут репортер смахнул очень натуральную слезу, - а в сердца двух случайных... - Здесь репортер запнулся, потому что не смог сходу сообразить, как назвать амойцев, не людьми же! - Двух господ с Амои?.. Как объяснить, что день за днем мы с вами проходили мимо голодного избитого ребенка, который так нуждался в нашей помощи и защите?..
   Мало-помалу Кристиан начал понимать, в чем дело. Собственно, трудно было не понять, девочка, проникновенно глядя в камеру, изложила свою историю (достаточно гладко, видимо, делать это ей приходилось уже не в первый раз). Родители-бродяги умерли, она оказалась на улице, прибилась к стае таких же малолеток, какое-то время бродяжничала с ними, а потом, после столкновения уличных шаек, осталась одна. Совсем оголодав, пробралась в гостиницу, надеясь стащить что-нибудь съестное, и по странному стечению обстоятельств угодила в номер амойских дипломатов. Те, обнаружив воришку, ужаснулись и собрали пресс-конференцию. Финиш!
   С точки зрения Кристиана, история звучала совершеннейшим бредом, однако же Даниэль на экране выглядел весьма убедительно.
   -Нас всегда уверяли, что на планетах Федерации с большим вниманием относятся к проблеме детской беспризорности, - с возмущением говорил он в камеру. - Но то, что мы увидели - притом совершенно случайно, - говорит об обратном. Мы с коллегой были просто потрясены этим вопиющим случаем!
   По лицу Лоренса было прекрасно видно, как именно он потрясен, однако в глазах у него скакали веселые черти, из чего Кристиан заключил - то, что он видит, суть постановка. Но зачем она?..
   Дальше началось словоблудие, к уже имеющимся в наличии репортерам присоединилась еще целая орда, Даниэль с Лоренсом только и поспевали отвечать на вопросы и в красках расписывать свое возмущение. Девочка благоразумно помалкивала, и видно было, что ей очень хочется оказаться подальше от злополучной гостиницы. Тем временем прибыл целый кортеж во главе с несколькими депутатами городского правления, а также федеральным чиновником. Несчастное дитя было немедленно обласкано и с почестями и присюсюкиваниями препровождено полицейским вертолетом в лучший приют города, курируемый лично канцлером планеты. Даниэль с Лоренсом, ответив еще на несколько вопросов, умело свернули дискуссию, переведя стрелки на злосчастных депутатов и чиновника и предоставив им отдуваться за все грехи местного правительства перед безжалостными репортерами.
   Кристиан снова убавил звук и набрал номер Кайла.
   -И что это было? - спросил он.
   -Вижу, вы действительно получили удовольствие, - с удовлетворением отметил Кайл. - Я полагаю, господин Норт, что в данном случае имела место достаточно некрасивая ситуация: кто-то хотел скомпрометировать господ Лойта и Дино, поэтому в их номере и оказался этот ребенок. Однако, я вижу, они не растерялись и сумели обратить ситуацию себе на пользу. Красиво получилось, не правда ли?
   -Не то слово! - искренне сказал Кристиан. Вот пусть только Даниэль вернется на Амои, Кристиан вытряхнет из него все подробности!
   -Надеюсь, господин Лойт поведает нам эту историю с начала до конца, - словно прочитал его мысли Кайл. - Всего доброго, господин Норт.
   -Всего доброго... - машинально отозвался Кристиан и покосился на экран. Там уже шла реклама. "Интересно, и почему это у нас вечно приключаются какие-то истории?" - подумал он, прежде чем снова взяться за опостылевший отчет...
    
   ...-Ну что ж, можно сказать, мы отделались малой кровью, - заметил Лоренс, развалясь в кресле. - Если, конечно, не считать того, что я себе язык до кровавых мозолей стер, отвечая этим репортерам...
   -Несущественная потеря, - усмехнулся Даниэль. - Тебе не привыкать. Главное, вывернулись...
   -На этот раз благодаря тебе, - польстил напарнику Лоренс.
   -Если бы ты не понял, что девчонка не та, за кого себя выдает, все могло бы быть куда хуже, - вернул ему комплимент Даниэль.
   Дипломаты переглянулись и дружно рассмеялись.
   -А девчонку-то ты все-таки обманул, - попенял Лоренс. - Влетит ей от начальства...
   -Как же я ее обманул? - искренне удивился Даниэль. - Ей было велено засветиться вместе с нами перед камерами, она и засветилась. А уж что мы при этом говорили, другой вопрос, об этом уговора не было...
   -Я все боялся, как бы она не передумала, да и не ляпнула в камеру, что мы с тобой извращенцы, а ее заставили врать, - сказал Лоренс.
   -Я тоже этого опасался поначалу, - сознался Даниэль. - Но, кажется, ей очень уж хотелось получить обещанные деньги...
   -Вот они, федералы, во всей красе, - хмыкнул Лоренс. - Продаются за паршивый счет в банке, да не чиновничек какой-то продается, заметь, а спецагент! - Он вздохнул и добавил: - Надо думать, из приюта ее начальство быстренько заберет. Хотя, может, и оставит. Кому нужен спалившийся агент?
   -Все может быть, - вздохнул Даниэль. - Только мне кажется, она не сильно расстроится, если дело обернется именно так.
   -Кстати, как ты намерен выполнять свое обещание по поводу счета в банке? - поинтересовался Лоренс. - Не можешь же ты просто пойти и завести счет, да еще с такими безумными условиями - на имя, да с паролем...
   -Сам не могу, конечно, - улыбнулся Даниэль. - Вернемся на Амои, попрошу Себастьяна, у него везде свои люди... Я полагаю, он не откажет.
   -О да! - согласился Лоренс. - Надо думать, он оценит этот казус по достоинству, это очень в его духе.
   -Даже не сомневайся, - заверил Даниэль. - В особенности твою кодовую фразу.
   -А что не так с кодовой фразой? - удивился Лоренс.
   -А ты вспомни, откуда она, - предложил Даниэль.
   Порывшись в памяти и восстановив контекст, Лоренс расплылся в широчайшей улыбке.
   -Такие совпадения, - заявил он, - случайными не бывают!
    
    
   14.07.2006
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"