Яфаров Дмитрий: другие произведения.

Ресентимент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   - Жидкое стекло вместо обычных сверхпрочных слоёв в пакете? Между полимерами? – голос проверяющего подрагивал и молодой человек перевёл ошалелый взгляд на главного инженера. – Поймите верно. Я видел прекрасные системы из жидкого стекла. Структуры, способные заживлять и укреплять иллюминаторы при перегрузках и деформациях. Заплатки на критические повреждения. Но целый слой…
   - Прекрасно справится с задачей по восстановлению. Укрепит структуру, частично погасит удар. Рекомендован по первой серии испытаний к массовому использованию, Вадим. – размеренно, выверяя каждое слово, прервал его мужчина. – Не надо так на меня смотреть. Дырку не просмотрите. Повторюсь, изменение структуры стеклопакетов проверено. Согласовано и внесено в проект. Посмотрите соответствующие документы.
  Молодой человек замер на пару секунд, механически и подспудно перебирая пальцами свободной руки в воздухе. Александр понял, что его коллега отложил файлы из архива ещё до приезда. Сейчас он перебирал информацию, в поиске подтверждений. Но найти в специально спутанном ворохе необходимые данные быстро не получилось. Куда уж связать их со статистикой испытаний. Александр сам заменял графики на круговые диаграммы в отчётах, чтобы скрыть сравнение динамики на информационный шум о показателях структуры. Многие слои информации вели в пустоту. Разобрать их не представлялось возможным, а грубый общий анализ выдавал хорошие результаты. Александр сам выстраивал данные, чтобы любое углубление казалось тщетным. Стоявший напротив мужчина моргнул и зажмурился, явно пытаясь найти нужное решение. Инженер запустил левую руку в поредевшие волосы и, наконец, решил помочь:
   - Вадим, предлагаю, определиться. Наше руководство уже договорилось о результатах испытаний и принятии проекта. Уже приняли по этому поводу. Так скажем.
   - Какому поводу? – молодой человек поправил ворот рубашки и зацепился пальцами за шлицу рукава пиджака.
   - Наше руководство уже второй день обмывает проект. – ответил Александр. - Надёжность аппарата доказана, требования мы выполнили. Наш формальный осмотр ни на что не повлияет. Нам нужно начать эту процедуру и завершить проверку. Вот и все дела. Вы только скажите, какая версия ответов удобнее: правильная или нужная?
  Молодой человек напротив поправил волосы, потянул ворот рубашки и задумался. Уголки губ медленно поднялись в слабой улыбке. Одновременно с шумным выдохом Вадим отвёл взгляд, с полминуты осматривая мягкую и прочную структуру пола. Даже перекатился с пятки на носок и обратно, почти наслаждаясь искусственной гравитацией. Изучал глазами переходы поверхностей и открывал проекции скрытых в стенах элементов. Всячески отвлекал мысли, пока не принял решение.
   - Да, конечно. С практической точки зрения, разницы никакой. – наконец продолжил он. – Руководство сказало примерно то же. Мне нужен опыт. Поэтому я бы хотел услышать правду. Дальше меня она не уйдёт, обещаю.
   - А если уйдёт, то кто поверит и что сделают? – отозвался Александр с усмешкой. – Уж точно уволят не меня. Шумихи не будет, всем без разницы. Мы собрали проект по последнему слову техники. Мы внедрили и испытали вдоль и поперёк инновационную систему. Установку для синтеза и точечного направления колоссальной энергии. Всё ради переноса любых объектов прочь от корабля. С ней мы за доли секунды телепортируем любую потенциальную угрозу в безопасную зону, подальше от обшивки.
   - Червоточины под каждую помеху? – спросил молодой человек.
   - Да, масса энергии против хаоса. – согласился мужчина, кивнув и демонстративно сложив сомкнутые пальцы параллельно ладони. - Сгибаем пространство, чтобы откинуть прочь всё, что угодно и не угодно. Чтобы первое лицо корпорации оставалось в теоретической безопасности постоянно. Независимо от его пожеланий и внешних условий, подушка безопасности вокруг обеспечивается превентивно, понимаете?
   - Примерно. – кивнул в ответ Вадим. – Простите, я второй месяц работаю в отделе контроля качества. И тут такой уровень проекта. Неожиданные выводы. Зачем такие меры? Есть же обычные щиты…
   - Значит не понимаете. – перебил Александр, переводя взгляд на выезжающую полку с водой.
  Мужчина в несколько движений открыл бутылку, сделал пару глотков и продолжил.
   - Заказчик – наш руководитель и основной владелец, глава одной из трёх крупнейших корпораций в мире. – Его желание – закон для компании. Его космическая яхта умеет всё возможное и почти невозможное. На какое расстояние он пожелает путешествовать, столько и позволит внутренний ресурс. К тому же в проектной комплектации все системы очистки, воспроизведения и защиты рассчитаны на долгое межпланетное путешествие, а не на запланированное перемещение между Луной и орбитальными станциями. Никаких угроз, всё продумано: от обзорной поверхности до чрезмерного потребления систем. Избыточное потребление обеспечит абсолютную защиту, невозможную в любом другом случае. Мы провели сканирование, моделирование испытаний данной яхты и практические проверки. По всем стандартам. Результат такой, выше норм, убедительный. Теперь со стеклом всё понятно?
   - Да, конечно. Стеклопакеты в безопасности, верно. – согласился Вадим. – Меня больше смущает отсутствие какой-то основной логики. К чему менять проектные составляющие оболочки?
   - Да их нет давно. – ответил Александр, плавно поднимая перед собой ладони. – На шаром покати. Нет указанных материалов. Четверть бракованная, потому что закуплена у нужной компании. Половина сдана при получении: тому же продавцу, но уже как вторсырьё. За гроши, но деньги быстрые и поделены честно, по мнению участников. А ещё четверть элементов установлена на личный транспорт и недвижимость руководства. Всё по официальным документам. Все решения и сметы согласованы и концов нет.
  - Тогда зачем рассказывать о воровстве? – развёл руками Вадим. – Откуда вам известны все подробности?
   - Ну, как подробности. – пожал плечами Александр. – Детали. Все в одной общей системе. В ублажении начальников социально-коммерческих объектов заставили участвовать и меня. Иначе бы установили криво, работнички набранные по знакомству. А меня не жалко, можно и надавить. Кто-то на даче окна обычные поставил, как антиквариат. Ретроград, чему удивляться. Мы же фактически государевы слуги. В нашем сегменте корпорации так. Правда, с примесью социальной коммерции, тут всякое встретится. Не очень просто, верно? Какие ещё вопросы накопились?
   - Если честно, - начал Вадим, переводя взгляд на собственные ноги, - есть ещё глупые.
   - О, самые интересные. Конечно, говорите скорее.
  Молодой человек вывел проекцию, снятую внешними камерами за долю секунды. Корабль, кладезь современных разработок, потенциально управляемый одним человеком. Скоростной, способный выдержать экстренную посадку на планету с земной атмосферой. Александр, любуясь собственным детищем, не сразу поймал на себе взгляд собеседника и откашлялся. Он постарался оставить руки в прежнем положении перед собой, поднимая брови в ожидании вопроса.
   - Почему синий? – спросил Вадим, проведя рукой по проекции. – Кто выбирал цвет для компонентов обшивки?
   - Отдел маркетинга. – ответил мужчина, потерев руки друг об друга. – Есть у нас такой, представляете? Сущие бездельники. Даже здесь решили не они, а техники. Те только бумаги подмахнули.
  Молодой человек замер, приподнял брови и наклонил голову. Александр тяжело выдохнул и развёл руки.
   - Технически наше чудо техники не будет испытывать нагрузку на обшивку. – пояснил инженер. – Никакую. В экстренной ситуации защищает основная капсула, вся обшивка ни к чему. Тут не конвейер. Внешние панели ставили в последние часы. Пристойный вид собирали вокруг готового продукта. В чрезвычайных случаях, часть деталей прикрепляли на чистом энтузиазме. Для эстетики.
   - Вы меня разыгрываете. – сказал Вадим, увеличивая соединительные швы. – Синяя изолента? В космосе?
   - А было бы лучше потерять обшивку и работу? Многие перестраховываются, правдами и неправдами. Что здесь удивительного? – ответил с улыбкой Александр, пожимая плечами. – Временное решение, до усадки элементов. Мы наверстали упущенное время…
   - Которое пробездельничали в начале. – с недовольством перебил Вадим. – Понял, ответственность уже переложили. Дальше вопросы к отделу обслуживания. Но зачем в принципе так делать?
   - Иначе никто не делает. – ответил Александр, чуть расширив светлые глаза, отделяя каждый слог. - Могут притворяться, но нет. Куда ни кинь. И это не только аналитика, но и опыт. Я, конечно, не из числа высокого всеведущего руководства. Но предлагаю перечислить все отмеченные странности, которые выдала общая аналитика проекта. Поговорим, сэкономим время и закроем вопросы. Вы же нашли несколько не очень обычных изменений?
   - Ну, да. – согласился молодой человек. – Расход топлива сверх норм, оптимизация административных расходов и растянутая установка оборудования службы безопасности. Самое крупное из заметок. Попробую угадать. Всё не так критично, верно? Привычные практики?
   - Да. Верхушка проблем видна, если смотреть на цифры, сравнивать факт с планом. – согласился и кивнул в ответ Александр. - Никак не связанный с нашей эффективной работой в последние годы, обширный опыт подсказывает мне некоторые предположения.
   - Например? – спросил Вадим, протягивая руку к воде.
   - На моей первой работе излишки топлива продавали на сторону. После сброса ловили в космосе в перерывах между испытаниями. Состав нещадно разбавляли. Сейчас двигатель выдержал низкую до неприличия концентрацию, судя по моим личным измерения вне протоколов. Это раз. А два - это прочие расходы, которые сократили для перераспределения бюджета. На остатки закупили канцелярку из редкого сплава алюминия с бумагой за копейки.
   - Да, общая практика оптимизации. – согласился Вадим, подняв руки ладонями вперёд. – Кажется, я начинаю понимать.
   - Похоже. – подхватил Александр. - Да, и будьте в курсе: работы по безопасности принимают сотрудники органов. Там всё перепроверяют несколько раз все. Вплоть до руководства. Эта штука может не выйти в открытый космос, но обязана обеспечивать безопасность. От и до, все мои подчинённые выполняли приказы людей в форме. Вся ответственность на простых исполнителя, даже не на мне.
   - Тогда чем занимаетесь Вы? – спросил Вадим, не отрывая взгляда от кистей собеседника, застывших над карманами. – Ваша подпись стоит на всех этапах проектной документации. Значит, Вы со всем согласны?
   - К обладателем всех подписей нет претензий. - ответил Александр, перебрав пальцами в воздухе. – Мы социальная часть корпорации. Нас проверили руководители, безопасники, силовики и Вы. И ничего существенного не нашли. Моя фамилия затесалась в компанию людей, чьи подписи никогда не ставятся по ошибке. Ошибки – удел маленьких и рядовых.
   - Но сотрудники получили огромные премии под проект. – возразил Вадим. - На это перераспределили деньги. Подписи стоят и там.
   - А ещё моя подпись стоит под актом приёмки прошлой боевой модели. – заметно тише сказал мужчина. – И под теми мизерными премиями. Когда бороздящий в вечности бесконечные просторы космоса камень, такая здоровенная махина неизвестного ранее состава, влетела в арсенал. Мои ребята тянули спички и мастер взяла с собой выигравшего. Проверять повреждения, способные разнести любую броню, да и станцию, в клочья. Отсоединили, оттащили и обезвредили. Без приказов.
  Пауза повисла в воздухе. Вадим сделал ещё глоток и зашагал к коридору. Проекция поблекла и свернулась, медленно уступая в яркости освещению. Александр посмотрел на время и двинулся следом. Он нагнал молодого человека уже в коридоре.
   - Знаете, мы же находим мёртвые души. – начал издалека Вадим, замедлил шаги и обернулся. – Находим перебитые номера оборудования, подставные фирмы. И чаще остаётся один вопрос. Зачем? Кто остался после волн миграций? Что осталось? Зарплата, за которую нужно выжать душу насухо? Люди, готовые продать годы и идеи за еду?
   - Вложить. Готовые вложить. – возразил Александр и покачал головой. - Очень за дорого. Я не видел других людей и других таких задач. С которыми я бы хотел себя связывать. Как долго будет так, и сам не знаю.
  Оба мужчины подошли к выходу. Полусфера напротив окружила собой синюю громаду построенного корабля. Прозрачная стена напротив увеличивала все детали, освещённые прожекторами. Вадим положил левую руку на стекло и потушил основной свет. Среди сумеречных очертаний станции громадный силуэт в собственном минимальном освещении казался колоссальным.
   - Вы уверены, что это Ваши настоящие желания? – спросил Вадим, остановился и посмотрел собеседнику в глаза. – Мне кажется, Вы обманываетесь или лукавите. И списываете всё на необходимость достижения цели любыми средствами.
   - Культура профессии, в ней не может не быть издержек. – ответил и покачал головой мужчина. - Вы сами перестанете верить в сказки, когда увидите больше. Перестанете стыдиться и переживать, если дело сделано и зарплата в кармане. Поверьте мне.
   - Не могу. – кивнул Вадим, направился к выходу и добавил чуть слышно. - Как долго будет так, и сам не знаю.
  
  Ночи среди звёзд условны. Глубокое всматривание заставляет растворяться меж ярких точек. Из ощущения, похожего в нарастании на страх смерти, способны избавить только отзвуки привычной рутины жизни. Привязанные к условности цифры на часах, уведомление о перерыве в расписании и автоматическая коррекция света. Цепочка условностей, существующая только внутри станции. Маленькой точки в рамках общего движения пространства и времени.
  Разноудалённая бесконечность огромных скоплений энергии среди тьмы космоса всегда ждёт тебя. Всегда можно прийти на смотровые площадки. Страх и бездна готовы всматриваться, стоит лишь открыть глаза. Александр уже десятки лет тому назад также лежал и глядел в поражающее открытое небо. Дремал на спине среди травы ребёнком. И продолжал приходить к звёздам. Хотя первобытный страх так и не притупился.
  Александр чувствовал себя сиюминутным животным перед красотой вселенной. Красотой мысли, толику которой он только начал осознавать. Сейчас, в настоящей черноте раскинулись те же искры, те же идеи в реальности. Казалась безумной сама возможность противопоставить что-либо воплощению смелых грёз в темноте обыденности. Мужчина понимал, какие резоны заставляют смеяться иных над подобной сбычей мечт. Но принимать мерзость и выпускать себе в душу – разные вещи. Сильные мира сего способны ограничивать собственного подчинённого. Но отнимать у человнка мечты ещё никому не удавалось.
  Александр ещё раз перебрал в голове структуру событий. Он запустил программу тестирования системы наблюдения. С одного согласования создал с виду хаотичный график, позволяющий из его комнаты проникнуть на корабль незамеченным на пять минут. Вся его команда отбыла в отпуска до запуска корабля на выписанные премиальные. Основное топливо для синтеза и дополнительное для маневров двигателей загружено в огромном количестве, как и задумывались, с запасом на порядок. Для главы корпорации допускалось всё, включая последний прогон всех систем перед первым полётом первого лица. Ни одно тестирование безопасности не считается лишним для основного запуска с начальством на борту.
  Он будет с ними в команде. Александр в бесчисленный раз перебирал в памяти скорректированную программу полёта. Он мог ввести её и не с носителя, вручную, если бы была необходимость. Программа испытательного перемещения, прыжка в бесконечность, почти снилась ему. Запала в душу десять лет назад, когда предыдущий директор направления социальных разработок смахнул проект. Бюрократ не стал смотреть описание дальше бюджета.
   - Да ты сдурел! – спокойным, постоянно визгливым голосом резюмировал директор, уже отворачиваясь от данных в сторону чая. – Таких ресурсов у нас нет. Никто не даст их на теоретический проект по освоению дальних рубежей. Даже на одну единицу необыкновенных свойств – такой корабль никому не нужен. Сократишь затраты на порядок – может и подумаем, поставим в очередь. А без рабочих идей можешь больше не приходить. Ты понял меня?
  И Александр понял. Без таких ресурсов корабль мог не суметь вернуться назад. Или вообще, или за срок жизни экипажа. Само пилотирование казалось необходимым для понимания работы сознания при перемещении. Отдельные предметы, симуляции и живые организмы уже возвращались назад с незначительными повреждениями, но никто не мог запустить большой корабль и человека. Подобный проект стоил безумных денег и сулил колоссальные риски. Никто не взялся бы рассчитать вероятности. Но многие лаборатории хотели бы работать над задачей использования кротовых нор.
  Конечно, потенциальный успех в научных кругах казался колоссальным шагом вперёд. Остальному же человечеству всё виделось иначе. Людям не близки далёкие идеи и горизонты, сулившие большие траты. Поэтому нужные технологии, необходимый коллектив, оборудование и ресурсы сверх требований удалось получить только под приоритетную машину. Он сделал её и завтра отправится с лучшими пилотами, заказчиками и руководством в первое путешествие. Первое, по многим параметрам и, скорее всего, последнее для него. Потому что он решил за всех, он вписал в программу первый в истории пилотируемы прыжок сквозь ткань пространства и времени, он использовал труд множества людей ради осуществления мечты. И это теперь данность.
  Экипажу и пассажирам ничего не угрожало. Само перемещение уже тестировалось в малых масштабах. Системы жизнеобеспечения и безопасности могли продлить свой ресурс вплоть до конца биологической жизни людей. Пассажиры и члены экипажа переместятся в полной безопасности, пусть и в шоковом состоянии. Руководство такого уровня постараются вернуть всеми возможными способами, всеми ресурсами. В настолько комфортных и безопасных условиях эксперимент оказывался даже полезнее запуска команды испытателей, возможного только в голове Александра. Когда они вернутся, мужчину ждёт и триумф, и наказание. О чём не стоило думать сейчас и чего уже никому не отнять в будущем.
  Если люди не хотят видеть звёзды, то верно ли отправлять их к ним? Если не считать верным эту мечту, то тогда о чём мечтать? Ответы на вопросы уже не имели значения, потому что выбор уже сделан. Программа загружена. Оборудование готово по расписанию переключиться с переноса препятствий на перенос корабля. Пусть это и станет не самым приятным сюрпризом для всех. Эгоизм, сомнения и проблемы казались ничтожными в свете звёзд, почти бесконечном по времени и расстоянию относительно возможностей человека. В душе становилось ветрено от одной мысли: завтра одна из бесконечностей станет ощутимой величиной. Границы восприятия всех расширятся со временем, несмотря на условности и непрочность недолговечных человеческих жизней.
   - Может, без них бы ничего и не было. – сказал в пустоту Александр, чувствуя внутри очередной порыв ветра.
  И продолжил вглядываться в космос в ожидании нового дня.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"