Якимова Ирина Валерьевна: другие произведения.

Error 404 Земля 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выкладка романа по частям! Аннотация: Возле планеты 404 гибнет экипаж земного корабля первопроходцев, которых раса джийан посчитала нарушителями границ своей империи. Выживают только дети, но их корабль выброшен на край галактики, память компьютера стёрта, а виртуальный мир на борту не слишком дружелюбен. В это же время перед дикарями - жителями 404-ой и киборгами-джийанами встают неожиданные вопросы, ответы на которые ведут в общее прошлое с Землей, давно исчезшей со всех космокарт. Через пятнадцать лет три расы вновь встречаются. Что они выберут: сотрудничество в разгадывании тайн прошлого или новую войну?

  Огромный земной крейсер класса "хамелеон", прозванный его экипажем "Красавицей", величаво плыл на дальнюю орбиту. Он перешел на темную сторону планеты и бело-голубые узоры облаков и морей за иллюминаторами сменились тоскливо однообразной чернотой. Ни проблеска! Эта планета, в каталоге землян получившая номер 404, кружилась в вечном синхронном танце с тускло-красным солнцем системы, так что на одной половине каменного шарика царил вечный день, а на другой - вечная ночь.
  Дэн, десятилетний сын капитана "Красавицы", скучал. Недолго он изучал черноту за иллюминатором, пытаясь представить существ, живущих в мире вечной ночи. Представлялись белые слепые черви, динозавры и вампиры - все с острыми как иглы зубами. Уточнить картинку можно было б у также скучающей в карантине группы исследователей, недавно возвратившихся из первой экспедиции на планету, но мама прогнала Дэна из медотсека еще полчаса назад, чтобы не путался под ногами. Тете Эмме стало плохо на планете, поэтому группа вернулась раньше срока.
  Поразмыслив, Дэн отправился в главную рубку, к отцу. Он долго шел коридорами, но встречу не попадалось никого, кроме мелких ремонтных роботов. Огромная "Красавица" была населена всего шестью взрослыми и четырьмя детьми - двухмесячных близняшек Элю и Таю Дэн пока не считал даже за одного человека. Размер корабля-шара обманул бы многих, но это был не космический город-улей и не транспорт для перевозки колонистов с громадными блоками криокамер. Это был корабль первопроходцев, рассчитанный на длительное автономное существование в космосе, забитый аппаратурой для снятия первых мерок с открытых планет... и к тому же комфортабельный дом для трех семей реалов. Виртуальный сектор "Красавицы" был не в пример богаче реального и насчитывал семь тысяч жителей.
  Из главной рубки Дэна также прогнали. Когда он зашел туда, отец ожесточенно спорил с Браном, компьютерным мозгом "Красавицы", и лишь махнул на сына: прочь в детский сектор!
  - Там скучно! - воспротивился было Дэн, но замолчал. Ситуация, похоже, была серьезная. Бран сообщил о блокировке на часть сведений, поступавших с планеты 404 во все шесть месяцев ее исследований роботами и автоматическими зондами. Кибернетические разведчики землян регулярно замечали, что на планете уже имеются метки других владельцев, но их предупреждающие сигналы блокировались где-то в виртуальности "Красавицы".
  - Пап, это что, 404-я принадлежит джийанам?! - у Дэна от изумления раскрылся... и так и закрылся рот, когда на смену изумлению пришел ужас осознания. Джийане, могущественейшая в галактике раса, не жаловали нарушителей своих границ!
  Красивая проекция далёкого спирального рукава галактики на главном полутораметровом мониторе рубки серебристой змеёй свернулась в шелковистой тьме. Звёздный змей дремал, но, почувствовав ужас Дэна, он вдруг открыл глаз: высоко, на невидимой оси, продолжающей северный полюс планеты, мигнул прежде незамеченный землянами маячок перехода джийан. Сначала красный огонёк мерцал слабо, лениво, будто просыпающееся чудовище всё не могло продрать заспанное око, но скоро ожил, засиял ровным светом, единственный глаз змея холодно и брезгливо взглянул на незванных пришельцев. Сейчас же все слышимые человеческим ухом частоты заполнила захлёбывающаяся в торопливости фраза на инопланетном, но хорошо знакомом землянам языке: планета безусловно запрещена для посещения, и нарушившие этот закон подлежат уничтожению.
  - Папа! - Дэн беспомощно вздохнул. Но отец так и не отвернулся от пульта.
  - Дэн, беги-ка в блок криокамер, - неестественно спокойно сказал он и также ровно обратился к женщине в кресле штурмана. - Ли-Энн, бери управление, веди "Красавицу" в кольцо гиганта.
  - Куда вести?! - пролепетала мама Эли и Таи, как и Дэн, еще не соображающая ничего от ужаса.
  - Третья планета от солнца, газовый гигант с широким кольцом. Спрячемся среди камешков, - говоря это, отец подключил в работу главный двигатель и корабль начал плавно набирать скорость.
  - Тони, ты с ума сошёл! - в главную рубку вбежал Шелтон. В одной нижней рубахе и кальсонах; сбежал из карантина, даже не успев переодеться. - Мы не удерём от джийан! Остановись, начнём переговоры, потянем время. Планета - сказка! Сбывшаяся мечта! Мы нашли, что искали!
  - Переговоры? Это джийане, Шелтон! - отец развернулся в кресле к мужчине. Дэна напугали его глаза - холодные, злые... чужие. - И среди нас есть предатель. На поступавшие данные о запрете приближения к планете кто-то установил блокировку. Всё очень серьёзно, друг. Кто?
  - У меня тут жена и двое детей. По-твоему, мне надо разозлённых джийан на хвосте? - вскинулся Шелтон, но тут же примирительно добавил: - И у тебя также, и у Ли-Энн...
  - След блокировки идет из виртуальности, но виртуалы сами не могут влиять на программы и данные изнутри системы. Им должен был помочь кто-то из реалов.
  Дэн вертел головой, от одного участника диалога к другому так, что заболела шея. Он потер остриженный под ноль затылок, и это движение заметил отец:
  - Дэн, ты еще здесь?!
  В блок криокамер Дэн вбежал последним, мелодичный сигнал за его спиной тут же доложил о блокировке двери. Капа, дочь Шелтона и Эммы и с раннего детства спутница всех авантюр Дэна, с помощью робота Бома уложила младших в капсулы для сна и встала у единственного стенного монитора помещения, передававшего сейчас ту же картинку, что и главный монитор рубки.
  - Слушай, Дэн, ведь бывало так, что маячок джийан загорался, а перехода корабля из гиперпространства за этим не следовало? - звонкий голос Капы от напряжения стал неприятно пронзительным. Но в этот самый миг над красным огоньком перехода, некрасиво разломив молочно-белую полосу далёких звёзд надвое, прорезалась трещина. Она переливалась удивительным, потусторонним светом, ближайшим аналогом в этой Вселенной был бы перламутр. Трещину широко распорол тупой нос лёгкого крейсера джийан, прозванного землянами за его форму "молотом". Через мгновение показался весь корабль, а прорыв ткани пространства беззвучно схлопнулся. Маячок потух.
  - Ой, мама, - всхлипнула Капа и зажала рот руками. А молот быстро отыскал "Красавицу" и уверенно двинулся по кратчайшей прямой, пустив вперёд пару истребителей. Шелтон тем временем вывел из дока истребитель и, едва оторвавшись от корабля, набросил фантом - голографическую личину "Красавицы". Теперь перед взором джийан двигалось две одинаковых корабля. Иллюзия затрагивала не только внешний вид истребителя. Энергию ему, также как и большому кораблю, давал поток микродыр, что создавало изрядные помехи в определении истинной массы движущегося объекта. Джийанский крейсер выпустил ещё две двойки истребителей вслед истинной "Красавице", а сам с первой парой сопровождения отправился за ложной.
  Планета-гигант разрослась, причудливая картина её облаков заняла две трети монитора. "Красавица" неслась к цели легко, как мыльный пузырь, подхваченный ветром. Кольцо тянулось по экватору планеты пока тонкой, чёткой полосой, но с каждой секундой полоса расширялась, а её края размазывались, распадаясь на сотни частиц-камешков. Истребители джийан одновременно начали обстрел обеих целей, черноту космоса прорезали светящиеся пунктиры ионизированного излучения. Фантом распался. Шелтон взял круто влево, уходя подальше от "Красавицы", но скоро белая звездочка земного истребителя стала оранжево-красной, а потом погасла. Истребитель уничтожен.
  У Дэна пересохло во рту, а Капа прошептала: "Папа!" и ее затрясло. Дэн неловко обхватил худенькие плечи девочки, но мягкое тепло ее кожи не смогло убедить его, что происходящее - не сон.
  Стали различимы отдельные камни в кольце: и медленно вращающиеся, и замершие, будто по приказу. "Красавица" снижала скорость, выискивая место, куда можно нырнуть, спрятаться от ос-истребителей... Но тут картинка на мониторе дрогнула и разорвалась, и это был не сбой системы. Сквозь ткань пространства прорывался тяжелый крейсер джийан, способный создавать свои ходы, а не летать проложенными трассами, как лёгкие.
  Огромный джийанский корабль вспарывал реальность с безжалостностью и точностью хирурга. Волна искажения подхватила "Красавицу", швырнула как мячик. Мониторы заполыхали потусторонним перламутром, треснула внешняя обшивка, сигнализация на разные голоса завопила о повреждениях, но её никто не слышал: люди лежали в глубоком обмороке. Заволновалось и бескрайнее поле кольца. Камни взвились и разлетелись в разные стороны, будто пущенные рукой великана, и многие из них врезались в ошеломлённую "Красавицу". Вторая волна искажения отбросила земной корабль, теперь напоминающий смятый бумажный шарик.
  Дэн очнулся, как ему показалось, через мгновение. Проверил, дышит ли Капа но, убедившись, что девочка не ранена, не стал приводить ее в чувство. Тишина напряженно звенела, так что больно было ушам, и не хотелось, чтобы в нее ножом врезался еще и пронзительный девчоночьий визг.
  Дэн поднялся. Младшие дети спокойно спали в криокапсулах, меж тем как по монитору величественно проплывал тяжелый крейсер джийан. Гигант был великолепен. Сложное сооружение, целый город в космосе, щетинящийся сотнями игл, переливающийся тысячами искорок. Он был окружен силовым полем, астероиды вились вокруг, но не могли коснуться обшивки. Подоспел к месту катастрофы "Красавицы" и легкий крейсер. Джийане перекидывали мостики к кораблю землян, расплавляли ворота в док зарядами своих жутких плазмопушек.
  - Идет штурм, - тихо, сам себе сказал Дэн и судорожно сглотнул. Кажется, он слышал, как по коридорам родного корабля с металлическим лязгом движется волна джийанских киборгов.
  - Что там? Штурм? - спросила Капа, поднимаясь.
  - Мой папа их встретит! - заверил Дэн. Прежде "Красавица" уходила от джийан незамеченной, избегала конфликта, но сейчас подбодрить подругу и себя было необходимо.
  - Подожди! - Капа вцепилась в монитор. - Как там мама?
  Дэн встрепенулся, вспомнив, что и его мама находится с тетей Эммой:
  - Выведи картинку из карантина... Нет, дай, я сам!
  Они давил и давил на сенсорную панель, но на всех листаемых картинках с камер было одно и то же: отряды джийан, идущие коридорами "Красавицы". Киборги с черными корпусами - солдаты. Высокие, почти в три человеческих роста, они точно вписывались в полуокружность коридора. Человекоподобная фигура: две руки, две ноги, голова. Корпуса представляли собой систему тонких переливчатых кремниевых пластин - сложное и гармоничное переплетение. Киборги шли легко, быстро, все движения были четкими, как у роботов и изящными, как у людей. Они были вооружены плазмопушками, жутким оружием джийан, весящим почти пятьдесят килограммов. Род заряда на этих суперпистолетах можно было менять от электрических разрядов и парализующих электронику и наномашины магнитных ударов до плазмы.
  - Что будет, Дэн? - голос Капы дрожал.
  - Я... не знаю, - выдавил он, но тут же поправился: - Подожди, сейчас Джад выведет в бой наших роботов и наномашины. Мы им еще покажем.
   Но, сколько они ни ждали, ни армии роботов, ни роя наномашин не было. Джад, глава виртуальности, струсил. Дэн вспомнил, что говорили в рубке отец и Шелтон о загадочной блокировке сведений и об участии в этом виртуалов... но тут же рассудил, что разгадывать эту загадку сейчас не время.
  - Карантин! - не тот вскрикнула, не то всхлипнула Капа, найдя в потоке картинок нужную. Но, глянув изображение, побелела и отступила от монитора, расширившиеся зрачки девочки чернели ужасом. В карантинном помещении было все то же - мощные фигуры джийанских солдат. Обожженные плазмой останки землянки вплавились в почерневшую стену. Эмма это была или Лера, мама Дэна? Не так уж важно. Дэн почувствовал, что к горлу подкатывает тошнота. Он успел отступить от монитора, согнулся - и его стошнило на пол. Тело ожгла плеть стыда, но Капе, кажется, было все равно. Во рту остался неуместно сладкий, какой-то дикий в этой ситуации привкус съеденных вместо завтрака запрещенных сладостей. А девочка отошла к криокапсулам и села у стены, подтянув к животу острые коленки. Капа не плакала, не кричала, но ее светлый взгляд застыл, словно глаза превратились в ледышки. Это было страшнее слез.
  Дэн даже предпочел отвернуться к монитору, так напугала его Капа. Там киборги как раз завели неслышный быстрый разговор. Один, с белым корпусом космолетчика, склонился над телом землянки, изучая что-то. Вдвое меньше собратьев-солдат, эта фигурка казалась хрупкой, почти женской, хотя джийанская раса лишена деления по полу. Потом они... отступили? Мальчик не поверил глазам, но... отряд за отрядом, джийане покидали "Красавицу"! Они двигались теперь странно: ломко, дергано, как неисправные роботы. Джийане возвратились на свои корабли, и скоро тяжёлый крейсер подхватил "Красавицу" силовым полем. На его шпилях зажглись холодным звездным огнём искорки: корабль начинал переход в гиперпространство.
  Изображение на мониторе вновь задёргалось и засияло перламутром. Крейсер в клочья рвал привычную ткань бытия, он вгрызался всё глубже, заставляя реальность вокруг сминаться в складки. Кое-где в этих складках прорезались дыры, чернеющие знакомой пустотой космоса: то был побочный эффект перемещения тяжелого крейсера: спонтанно возникающие и схлопывающиеся тоннели в пространстве - "кротовые норы".
  Дверь из блока криокамер отворилась, и Дэн бросился в коридор. Сердце то замирало - когда в глаза бросался очередной проплав стены или заблокированной прежде двери, то вновь разгонялось, да так, что кровь начинала шуметь в ушах, заглушая даже звук шагов. Встречу опять попадались ремонтные роботы, неловкие, будто оглушенные. Дэн позвал Брана - компьютер "Красавицы" не ответил. Боковое ответвление коридора к медблоку и карантину он сначала проскочил, но краем глаза ухватил черно-красную неподвижную фигуру там, у стены... и остановился. Возвратился на два шага назад - два самых жутких шага в жизни.
  У стены, недалеко от карантина, лежала мама. Она умерла от полного заряда джийанской плазмы в грудь, было опалено и лицо, но Дэн узнал мамину прическу. Всхлипнув, он сделал еще два жутких шага - вперед, к ней, и вдруг что-то мощно толкнуло в спину, он пролетел несколько метров, носом впечатался в пол, совсем недалеко от мамы.
  Дэн приподнялся, зажимая несчастный нос. Взглянуть на маму побоялся, и только поэтому сохранил способность рассуждать. Его швырнуло через коридор резкое ускорение корабля, переведенного на грубое ручное управление, значит... значит кто-то управлял "Красавицей" из главной рубки!
  Дэн вскочил. "Папа!" - заорал он, и захлебываясь слезами и кровью, льющейся из носа, бросился в главную рубку. Еще три разноцветных, мягко, ровно светящихся коридора, и он был на месте. У входа лежало тело - Ли-Энн, мама Эли и Таи. Дэн обошел ее, вжавшись в стену, и ступил в рубку.
   Здесь была большая драка: пол разворочен взрывами отработавших контейнеров с топливом "Красавицы", стены и приборные панели обожжены джийанской плазмой. Папа лежал на полу за перевернутыми креслами, в левой руке был зажат последний отработавший контейнер для топлива. Он был мертв, как и все взрослые на корабле, Дэн понял это, едва увидев силуэт, по его неживой неподвижности. На мониторе застыла картинка последнего введенного капитаном кода - кода стирания всей памяти "Красавицы". И реальная, и виртуальная базы памяти были уничтожены. Поэтому и молчал оглушенный Бран.
  Под потолком сиял один монитор, передающий внешнюю картинку. Он управлялся не Браном, а был из числа автономных, как раз на такой крайний случай. Дэн ждал увидеть на нем перламутровые волны гиперпространства, но там чернело родное, кажущееся пыльным от звезд обычное космическое пространство. И штурвал на панели приборов был повернут резко влево. Видимо, отцу удалось, включив двигатель, вырваться из захвата джийанского крейсера. А дальше он последним усилием направил "Красавицу" в ближайшую кротовую нору - вывел корабль в обычное пространство. И умер.
  "Папа и мама умерли, все взрослые на "Красавице" умерли", - подумал Дэн и заревел, осознав эту страшную правду. Он кричал до тех пор, пока не послышался мелодичные сигналы очнувшегося Брана. Отвечать на них было некому, кроме Дэна. И он замолчал, только плечи продолжали содрогаться от беззвучных рыданий.
  - Бран, доложи обстановку, - выдохнул он.
  Компьютер сообщил новые координаты корабля. Оказалось, они выпрыгнули из гипера в пятидесяти световых годах от злосчастной 404-ой. Все взрослые реалы "Красавицы" были мертвы. Виртуалы, в одно мгновение полностью лишившиеся памяти, чувствовали себя немногим лучше мертвых. На ремонт корабля, даже силами всех основных и запасных роботов, уйдет три-четыре года, при условии, что они достигнут планеты земного типа, богатой рудой, чтобы хотя бы начать этот ремонт... И Бран затруднялся, кому в сложившейся ситуации передавать управление кораблем. В итоге он отечески посоветовал Дэну и остальным детям выставить сигнал СОС и улечься в долговременную заморозку до прибытия гипотетической помощи.
  Говоря это, Бран потихоньку восстанавливал управление, приходил в себя и Дэн. Замерцали маленькие и большие мониторы, появились картинки ближнего космоса и изображения с камер главных помещений корабля. В защищеном блоке Капа успокаивала проснувшихся Каса и Ала. Девочка инстинктивно встала на место всех погибших здесь матерей... Дэн утер слезы и кровь, и, в душе надеясь, что не уступает отцу, сказал:
  - Я сам разберусь, что нам теперь делать, Бран. Раз взрослые мертвы, а виртуалы оглушены, я буду капитаном "Красавицы".
  Бран сориентировался быстро:
  - Принято. Укажите курс, капитан.
  Курс... Взгляд Дэна остановился на поврежденном боковом мониторе. Там до сих пор мерцало изображение оставленной планеты 404. Бело-голубой шарик покачивался, будто дразнил. Дэн ненавидел эту планету за то, что она оказалась ловушкой для землян, но из-под хорошей, правильной ненависти выглядывало любопытство: что же это за мир, столь ревностно охраняемый Джийей, что там? И Дэн уже понимал: с годами он будет все больше жалеть о разделившем "Красавицу" и 404-ую расстоянии...
  - Только не к ошибке 404, - все-таки буркнул он и отключил монитор.
  
  "Красавица", пятнадцать лет спустя.
  Капа
  Капа проснулась от того, что захлопала на ветру отстегнувшаяся с одного угла крыша палатки. Звук был сухим, ясным, будто птица шелестит крыльями. Капа представила мир за пологом палатки, такой же сухой и ясный, как этот звук. Розовато-сиреневое небо, сливочно-жёлтый, широкий по горизонтальной оси овал солнца, облака - клочья ваты, прополосканной в расплавленном золоте... Сегодня тёплый восточный ветер опять понесёт к лугам низины на западе серебристые искорки пыльцы. В полдень, время самого жаркого солнца, туда слетятся прозрачные полубабочки-полумедузы с кружевными хвостами и заведут над шелестящими травами лёгкий, простой и красивый, как весь этот мир, танец, а Капа и Дэн будут любоваться ими и без конца целоваться, потому что никакое другое зрелище на свете так не располагает к романтике. Днём к водопою подойдут неповоротливые чешуйчатые твари, Дэн уйдёт фотографировать их и, может быть, вернётся очень довольный, получив всё-таки вожделенное фото тщательно охраняемого детёныша монстров. А вечером в зарослях коричневой травы на берегах реки панически заголосят птицы, опять поверив, что солнце закатилось за горизонт навечно, а они будут смеяться, зажигая свой костёр. Чудесный мир, лучший во Вселенной! И это утверждение не голословно: повидали они немало.
  Капа улыбнулась и открыла глаза. И обнаружила, что муж тоже проснулся, может быть, от того же самого хлопанья ткани на ветру. Дэн сонно улыбнулся, а его рука уже скользнула в изгиб её талии - привычно, уверенно и нежно. Капа закрыла глаза и благодарно потянулась к нему.
  - Привет, - прошептала она, не открывая глаз - боялась, что из них покатятся предательские сентиментальные слезинки.
  - Привет, козочка, - немедленно отозвался Дэн, и она ахнула и бросилась на него, уселась сверху, замолотила в жесткую мужскую грудь маленькими кулачками. Лениво-лирического настроения как ни бывало.
  - Не смей называть меня так! Я же сказала!
  Муж вяло отбивался, смеясь:
  - Почему, козочка? Тебе подходит это прозвище: маленькая, беленькая, веселая... - он сжал ее в объятиях и перекатился, теперь оказавшись сверху.
  - Видела я эту "козочку" на картинке, - придушенно прошипела Капа. - Рогатая, бородатая... нет уж! Слезай, ты тяжелый.
  Дэн мирно отступил, уселся рядом. Прищурился, бездумно разглядывая кусок ткани у двери, трепещущий на ветру.
  - Хорошее утро. Давай просыпаться так почаще? - тихо сказал он.
  - М-м-м, последние три месяца так и происходит, - довольно сказала Капа. Рука мужа заскользила по её бедру... но негромко просигналил видеофон с его браслета, и она кожей вдруг почувствовала холод маленького монитора.
  - Одиночество - роскошь, - извиняющимся тоном сказал Дэн и убрал руку. Он отвернулся, завёл краткий разговор с кем-то. Капа опять улыбнулась сама себе. "Такое хорошее утро ничто не поколеблет", - стойко решила она.
  - Это Эля, к тебе, - немного растерянно сказал муж.
  Капа коснулась вгравированного под кожу межключичной ямки чипа, и через мгновение ее тело окутала серебристо-голубая голографическая ткань.
  - Скорее. Что-то у них неладно.
  Капа повисла на руке мужа, всматриваясь в монитор.
  Эля, совсем юная девушка с кожей светло-кофейного цвета, кудрявыми волосами и красивыми темными раскосыми глазами, действительно, выглядела немного растерянной, но при этом, как обычно, чрезвычайно уверенной в себе:
  - Мама Капа! Можно спросить?
  "Мама"! Ну все, точно что-то натворили... Рано им еще вставать отдельным лагерем".
  - Что у вас случилось?
  - Вы уже встали?
  - Не уходи от темы.
  - Я... Да. Чем вы травите маленьких красных жучков?
  Мелкие членистоногие, отдаленно напоминающие жуков, и правда были не в меру назойливы, каждый день забираясь в припасы. Капа облегчено вздохнула:
  - Соленую воду они не любят, ты же помнишь. Они уже приползли? Обычно являются позже.
  Эля лучезарно улыбнулась:
  - Просто я рассыпала порошок, которым снижают радиоактивность, а они вдруг набежали. Похоже, это их любимое блюдо.
  - Что ты рассыпала?!
  - Ну... Я разбила зарядку для лучемета. Совсем чуть-чуть буферной жидкости пролилось. Она же немного радиоактивна, да? Ничего, я ее уже засыпала порошком.
  - Она меня с ума сведет! - пожаловалась Капа Дэну. - Зачем тебе лучемет? Кого ты там собралась убить? Таю? - крикнула она девушке.
  - Тая ушла купаться. А я хотела поджарить большого речного краба, - обреченно призналась Эля.
  - А, ясно. О правиле: не есть ничего, не пропустив через анализатор, значит, забыла.
  - Глупое правило, мама Капа! Каши из анализатора в космосе наедимся! Краб безопасный и очень вкусный!
  - Про подсоленую воду я тебе сказала, - мрачно сказала Капа и отключила связь.
  - Что там? - полюбопытствовал Дэн.
  - Все в порядке. Тая купается в речке, где полно жалящей рыбы, а Эля жарит очередного краба на обед, - Капа нервно засмеялась. - Кас остался один на орбите, и я наверняка знаю, чем он занят: катанием на астероидах. Один Ал радует - тихий, спокойный юноша. Сидит себе в виртуальности, а не разносит реальность по камешку. Пора нам заканчивать отдых, Дэн. Ох уж эти детки!
  Первые дни без родителей, конечно, прошли в слезах. Но Капа постепенно пришла в себя, видя, как уверенно и сухо распоряжается делами "Красавицы" Дэн. Она стала взрослой как и он в это страшное время, и тогда же в ее душе расцвела пугающе сильная любовь, со щитом которой ничто впереди не было страшно.
  Тела родителей были похоронены в недрах яркой белой звезды, и необходимость жить дальше скоро заставили Капу и Дэна отложить ужас и ярость от несправедливости их гибели в дальний уголок сознания. В совсем юном возрасте на них свалились обязанности, которые бывают не по плечу многим взрослым, и дети выдержали испытание с честью. И пусть самым маленьким членам экипажа, Эле и Тае, было на момент катастрофы два месяца и все их умения заключались в умении держать голову, а Кас и Ал быстро сдружились против общего противника - не намного старшей их няньки, и то и дело испытывали нервы Капы на прочность, и пусть Бран то и дело напоминал капитану о его возрасте и отечески советовал сдать пост постепенно восстанавливающимся виртуалам, а сами жители виртуальности отказывались сотрудничать и клеймили Дэна, как сына убийцы... - Капа и Дэн справились со всем, и теперь могли по праву собой гордиться. После катастрофы у 404-ой прошло сорок лет по земному счёту, двадцать четыре по счету "Красавицы" и пятнадцать по биологическим часам членов экипажа. Они восстановили корабль родителей и вырастили младших детей. Они побывали на десятке планет и уже дважды пускали "Красавицу" со скоростью света, а сами самостоятельно ложились в криосон. Они много раз видели ужасных джийан, но сами ни разу не были замечены ими. Все было хорошо, родители улыбались им со своей звезды, превратившейся для новой команды "Красавицы" в сияющую точку. Но кое-что омрачало мысли Капы и Дэна.
  Дэн решил двигаться к Земле. Но "Красавицу" и родную планету разделяло восемьдесят четыре световых года, и за все время новой экспедиции было пройдено лишь девять. До катастрофы у 404-ой корабль был способен выдерживать десятилетие скорости света, после пять лет оказалось предельной цифрой, и между прыжками стал необходима годичная проверка систем корабля. Таким образом, при самых лучших условиях полета, на Землю они прибудут лет через тридцать - сорок по своим биологическим часам, а на самой планете и вовсе пройдет полтора столетия. Первым же и самым черным пятном было отсутствие у "Красавицы" хоть какой-либо памяти. Новая команда могла ориентироваться только на детские воспоминания, а те были смутны настолько, что даже цель экспедиции родителей вызывала в подросшей компании жаркие споры.
  Капа поднялась первой и, приведя сочиненное недавно голографическое платье в порядок, занялась завтраком. Дэн еще одевался. Он, в отличие от жены, был верен реальной, не смоделированной в виртуальности униформе из настоящей ткани, и надевание ее требовало некоторого времени.
  - Может, нам тоже зажарить краба? - неуверенно сказала Капа, глядя на малоаппетитную кашу, в которую анализатор превратил её салат, исследуя его на патогенные частицы. Муж не отозвался, и она оглянулась. Дэна опять отвлекли разговором. Судя по кислому выражению лица мужчины, позвонившим был Ал.
  Муж Капы, Дэн, недолюбливал ее же младшего брата, Ала. И это немного обижало Капу, знавшую, что нелюбимые Дэном черты характера Ала присутствуют и у нее. По мнению Дэна, дочь и сын Шелтона и Эммы слишком легко смотрели на вещи, им недоставало серьезности, которой у самого капитана было в избытке. Основной, впрочем, причиной нелюбви все же было увлечение Ала виртуальностью: молодой человек проводил там гораздо более желательного максимума в пять часов. Когда Алу сровнялось восемнадцать, они забили тревогу по-настоящему: ведь даже совершеннолетие юноша предпочел отметить с виртуалами, а не с реалами. К счастью, Ал неожиданно заинтересовался историей гибели родителей и устроил здесь нешуточные детективные изыскания. Капа, вздрагивавшая при любом упоминании той катастрофы, умолила мужа поддержать увлечение брата. И теперь Ал то и дело донимал Дэна гипотезами того, что стало причиной смерти первой команды "Красавицы".
  Ал и внешне был противоположностью Дэна. Дэн - среднего роста, крепкий, хотя несколько склонный к полноте, с ежиком волос непримечательного серо-русого цвета, всегда тщательно выбритый и причесанный. А брат Капы - высокий и стройный красавец-брюнет, пронзительноглазый и тонкогубый, единственный на корабле позволяющий себе носить длинные волосы и не сбривающий пока смешные намеки на усы и бородку. Сейчас он втолковывал Дэну очередную теорию, и его лицо нервно кривилось, но от этого вовсе не становилось отталкивающим.
  - Разберем все с самого начала, так легче будет сделать выводы, - убеждал Ал.
  - Хорошо, разберем, - равнодушно согласился Дэн.
  - Что мы нашли? Джийане проникли на "Красавицу", разрушив ворота в док. Отрядов киборгов по кораблю разошлось, ориентировочно, двенадцать - пятнадцать. Ничего нашего они не забрали, но полностью выжгли комнату для хранения образцов с планеты 404. Виртуальность от битвы устранилась. Они могли бы вывести в бой роботов, но предпочли изображать то ли кому, то ли глубокую задумчивость, то ли лояльность к инопланетной форме жизни. Реальный экипаж оказал захватчикам сопротивление, и вся команда была убита. Капитан Антон в рубке, у пульта, причина смерти - лучевое ранение в верхнюю часть груди, Ли-Энн недалеко от рубки в коридоре, сломан позвоночник. Лера у доков, Эмма в карантине, тела обгорели от плазмы. Кроме того, на теле Эммы следы вскрытия. Шелтона на корабле не нашли, но ты помнишь, что он покинул "Красавицу" на истребителе с фантомом, так? Потом его взорвали в космосе.
  Капа хотела уйти подальше, чтобы не слушать разговор: полные нездорового научного азарта и нарочито сухие упоминания Ала о состоянии тел погибших разбудили давний ужас и ненависть к джийанам. Но дальше брат заговорил так интересно, что она осталась.
  - Кажется, картина ясна: джийане не хотели, чтобы земляне увезли какие-либо сведения о недавно посещенной планете. Но если с инопланетянами все будто бы понятно, то поведение экипажа вызывает множество вопросов: если Антон знал, что джийане охраняют планету, зачем "Красавица" двинулась открыто, не верней ли было отправить зонд-разведчик?
  - Капитан так и сделал. Я помню те последние недели лучше, чем ты. Планету изучали долго, всесторонне, и зонды-фотографы, и роботы-разведчики. Были собраны и изучены тысячи проб воздуха, воды, почвы, биосферы, прежде чем отец разрешил спуститься на планету людям. И все это время никаких знаков, что планета принадлежит джийанам, капитан не видел.
  - А, может быть, он просто молчал?
  Дэн все больше раздражался, внешне это выражалось тем, что лицо мужчины все больше приобретало сходство с маской:
  - Это тебе виртуалы наговорили? Они ненавидят моего отца, вот и ищут доказательства его вины. Но вины папы нет... по крайней мере в том, что земляне все-таки высадились на планету.
  - Ясно, - теперь ожесточился Ал. - Виртуалы могут быть пристрастны в оценке действий Антона, это факт, но чем же тогда объяснить агрессию джийан?
  - Я слышал краем уха, взрослые говорили о какой-то блокировке, - Дэн постепенно увлекался разговором. - Полагаю, кто-то на корабле заблокировал данные о том, что планету охраняют джийане.
  Он замолчал, молчал и Ал. Капа знала, оба перебирали в уме варианты, кто из экипажа "Красавицы" мог предать друзей... и больше чем друзей - семью.
  - Предателя не следует искать непременно среди реалов, - наконец выдавил Дэн. - Возможно, у виртуалов были свои виды на планету, а кого-то из команды они убедили помочь им в реальности, воспользовавшись слабостью, добротой, либо какой-то личной тайной.
  - Угу, - хмуро согласился Ал. И снова молчание. Теперь и Капа задумалась вместе с ними.
  Кто из экипажа был бы способен пойти на предательство старых друзей? Антон? - но что могло заставить бессменного командира экипажа поставить под удар любимую команду и их будущее в лице детей? Шелтон? - он часто спорил с Антоном, и кроме того отличался ветреным нравом и не раз изменял жене в виртуальности, возможно, виртуалы шантажировали его этим? Ли-Энн? - ее муж Дерек погиб за четыре года до того, и она нашла утешение в виртуальности, даже приемным отцом близняшек, рожденных от оставшегося неизвестным донора, нарекла Джада, виртуала. К моменту гибели экспедиции она была уже больше виртуальной, чем реальной. А может, это была Лера, мать Дэна? В воспоминаниях детей она осталась светлой, веселой, ясной, но кто знает, какие темные тайны прятала милая маска? Эмма, мать Капы и Ала? - нет, вовсе немыслимо, к тому же она была беременна третьим ребенком. Разве может женщина, носящая в себе новую жизнь, так легко обречь другие жизни на погибель?.. -
  Запнувшись на Эмме, мысли Капы побежали по другому кругу, и на ту же дорожку вскоре вышли и Ал с Дэном.
  - Эмма потеряла сознание в карантине еще до прибытия джийан. Отчего? Токсикоз беременных? А если нет? Тело Эммы пришельцы вскрыли - зачем? Им любопытно, как происходит развитие зародыша человека, или наша мать заразилась там, на планете, чем-то и заразила будущего ребенка?
  "Как спокойно он это говорит", - с грустью отметила Капа. Слезы немедленно навернулись на глаза при мысли о маме и младшем брате, не успевшем познать огромной материнской любви, и теперь так цинично рассуждающем о смерти той, которая дала ему жизнь.
  - Оставим это, все равно здесь мы ничего уже не узнаем, - Дэн проявил неожиданную чуткость, увидев, как слова Ала действуют на Капу. Но брат был безжалостен:
  - Наш любимый робот Бом, которому ты тогда, не подумав, приказал убраться в карантине, сошел с ума, - задумчиво сказал он. - Почему? Все-таки позволь мне его включить. В его памяти наверняка осталась хотя бы картинка тела.
  - Ал, прекрати! - взвизгнула Капа, так что брат вздрогнул. - Ты невозможен!
  К Алу быстро вернулось самообладание.
   - Я хочу установить истину, - миролюбиво сказал он, обращаясь теперь к сестре. - Здесь не до сантиментов, Капа.
  - По-моему, ты просто нашел интересное развлечение!
  Ал отвернулся, будто почувствовав на себе ее яростный взгляд.
  - Кстати, почему мы ищем предателя среди взрослых? - сменил он тему. - Если пошагово объяснить, как устанавливается блокировка, ее проделает и четырехлетний ребенок.
  - Намекаешь на Каса? - Дэн усмехнулся. - Ну-ну. А, может, Эля и Тая ткнулись носами в нужные кнопки? Бред, Ал. Тот уровень блокировки, который осилил бы ребенок, даже мы с Капой, Бран расщелкает в полчаса.
  Капа разволновалась, но сумела, как обычно, скрыть своё напряжение.
   - Тут мы ходим по кругу. Тогда вернемся к джийанам, я ведь недаром заметил, с ними только кажется, что все ясно. Ты сказал, планету долго, всесторонне изучали, почему же их сигнализация не сработала раньше? Они будто ждали, когда земляне решатся спустить шлюпку с людьми. Может, хотели посмотреть, как эта планета подействует на людей? Может, это был их эксперимент?
  - Если это был их эксперимент, то он не удался: неуничтоженные опытные образцы сумели удрать. Давай закончим, Ал. Ко мне Кас пытается пробиться.
  - Ладно, до связи, - Ал как-то сразу сник, и Дэн переключился на линию с Касом. Капа отвернулась, уставилась на пакетик с кашей перед собой на раскладном столике... Зачем она его достала?
  Дэн незаметно подошел и обнял ее со спины:
   - Пока мы спали и болтали, Кас внезапно закончил сбор воды на следующий перелет и уже готовит "Красавицу" к нашему возвращению, - сообщил он, уткнувшись в ее волосы.
  - О! - она запнулась на миг, но лишь на миг. - Так мы улетаем? Можно собираться?
  - Можно, - Дэн вздохнул, но тут же она почувствовала его улыбку, - Но я думаю, женушка, мы успеем напоследок прогуляться по окрестностям.
  В полдень она гуляли по лугам за рекой и любовались танцем прозрачный кружевных созданий в небе. Капа веселилась и веселила Дэна. После сообщения Каса муж балансировал между строгим капитаном звездолёта и молодоженом на медовом месяце, и ей хотелось, чтобы он подольше оставался во второй роли, пусть губы и распухли от поцелуев, а тело до сих пор горело от недавних ласк.
  - Прелесть! - воскликнула она, когда фантастическая бабочка с ажурными крыльями вдруг села ей прямо в протянутую ладонь. - Они будто провожают нас.
  - Они должны быть рады, - Дэн усмехнулся. - Мы тут загостились.
  Бабочка вспорхнула, зацепив острым краем крыла ее палец, и Капа ойкнула. Капля крови упала в прозрачную воду и тут же пропала.
   - Вот, теперь какой-нибудь вирус подберет обломок моей ДНК, встроит в свой геном, и через пару миллионов лет по берегам этой речки будут гулять разумные и прекрасные создания, у которых будут мои глаза, - шутя предположила Капа. Дэн неожиданно фыркнул:
  - Мы здесь уже столько своего генетического материала наоставляли, козочка моя! А Эля, я слышал, еще и поток мутаций вызвала, разлив радиоактивную жидкость. Быть нам местными богами, Кап.
  - Может, оставим здешним потомкам послание, чтобы знали, кому возносить молитвы?
  Дэн засмеялся и обнял ее, руки мужчины легко проникли сквозь иллюзию ткани платья, принялись вновь ласкать ее тело.
  - Обожаю твою грудь, - серьезно сказал он. - Но пора вылетать, установи на платье барьер для прикосновений посильнее. Мне ещё нужно будет вести корабль.
   Капа хихикнула как девчонка и согласно кивнула. Бело-желтый овал солнца в небе медленно катился под горку, ветер вдруг пустил в лицо стаю серебристых искорок-семян, пряно, терпко, одуряюще пахнущих. "Совсем как пахнет любовь", - подумала Капа.
   - Спасибо за медовый месяц в раю, - нежно сказала она. - Хорошо бы вернуться сюда когда-нибудь.
  Дэн
  Лагерь собрали. Капа сложила палатку, а Дэн с сожалением убрал в большой пакет зелёные камни, которыми они с женой окружили несколько месяцев назад место будущей стоянки. Камни эти были не камни, а самая, пожалуй, полезная землянам здешняя модификация растений. Они были лучшими на планете продуцентами кислорода, но, к сожалению, встречались редко. Дэн облетел на аэрокосме весь северный материк и все, что нашёл, перевёз на место стоянки. Окружив камнями лагерь, они смогли обходиться без респираторов и кислородотерапии всё время суток.
  Уничтожать следы стоянки, было немного грустно. Камни один за другим пропадали в пакете, и место, столько времени бывшее их с женой домом, исчезало, уходило в небытие. Будто уничтожением границ он уничтожал это светлое время.
  Когда он потянуся за последним камнем, неподалеку, но за границей лагеря, что-то блеснуло в лучах заходящего солнца. Холодный зеркальный металлический блеск, также чуждый дикому миру, как аэрокосм землян, смявший кустарник позади. Мгновенно насторожившись, Дэн потянул бластер из пояса. Вооружившись, он сделал два осторожных шага к неопознанному предмету, заглянул в пожухлую коричневую траву.
  Блик в глаза бросила кремниевая пластина на огромной руке. В траве лежало существо расы джийан. Робот вдвое больше человека, человекоподобный, но с двумя парами рук. Краску на пластинах съела бурая местная плесень, только внутренняя сторона недавно отстегнувшейся крышки на правом наруче была изначального белого цвета. Молочно-прозрачное идеально-симметричное силиконовое лицо джийанина с тонкими, красивыми, но резковатыми чертами осталось нетронутым грибком, но обычно острые его грани стерлись, расплылись от ветра, солнца и времени, отчего инопланетянин стал походить на землянина.
  И сюда они добрались! Дэн выругался. По состоянию киборга было понятно, что этот брошен тут давно, но его все-таки пробрал озноб. Так близко к лагерю!
  В детстве Дэн думал о джийанах, как о роботах, хоть родители всегда говорили о них, как о киборгах. Невозможно было представить, что где-то в недрах холодной кремниево-полиметаллической машины, способной к автономному существованию в самых разных, порой очень жестоких атмосферах и чуть ли не в открытом космосе, прячется некое живое существо или его часть.
  Дэн носком ботинка ковырнул грудную пластину джийанина. Сочленения были разрушены то ли грибком, то ли бактериями, и дверца отворилась легко, открыв полиметаллическую коробку размером немногим более торса взрослого мужчины-землянина. К ее центру как пуповина должен был подходить толстый канат из сотен проводов, но его тут не было. Коробка пуста, значит, джийанин не умер, он просто сменил костюм... Дэн разочарованно вздохнул.
  Сразу после похорон родителей юный капитан занялся сбором сведений о главных врагах землян. Сложностей с этим не возникало: вся галактика была опутана подобием виртуальной сети джийан. Из-за потери памяти корабля чужой язык пришлось изучать с нуля, но земная программа-переводчик справилась с задачей достойно. Все, что в джийанской сети было в открытом доступе, теперь дублировалось в памяти "Красавицы".
  Джийане были рождены не в этой галактике, а, возможно, даже не в этой Вселенной. Солгасно их официальной версии, это были материальные воплощения отражения одного вселенского Света. Свет этот существовал вне пространства-времени, но посылал лучи во все доступные Вселенные. В родной землянам Вселенной Свет отпечатывался на некоей органической материи. Материю в специальном питательном растворе подключали к устройству аэрации с замкнутой колонией искусственно выведенных микроскопических существ, синтезирующих кислород, и легко восполняемому блоку питания. Если верить каталогу, джийанин мог протянуть автономно без замены раствора несколько земных месяцев, в зависимости от интенсивности работы... Капсулу одевали в роботизированный костюм.
  Небольшой, круглой как яйцо капсулы для защиты которой и использовали металлическую коробку, в теле, лежащем перед Дэном, не было. Жаль. Как биолог, Дэн был бы счастлив увидеть вблизи джийанскую полузамкнутую систему жизнеобеспечения, подсмотреть их решения сложных технических деталей важнейшей в космосе операции. Но, похоже, капсулу просто достали из коробки, перенесли и подключили к другому костюму. Дэн дулом бластера подцепил отстегнувшуюся крышечку. Белый... В костюмах белого цвета ходили джийанские космолетчики, но благодаря смене костюмов каждый джийанин мог совмещать многие профессии. Интересно, кто сейчас этот? Солдат, а, может, ученый?
  В пасмурном настроении Дэн поднял аэрокосм. Неприятно было думать, что планета, столько месяцев бывшая их домом, несет следы присутствия джийан. Счастье, что в этот раз враги не оставили здесь ни разведчиков, ни наблюдателей! Дэна кидало в холод, едва он представлял, что катастрофа у 404-ой могла повториться.
   Эля и Тая заполнили все задние кресла аэрокосма сувенирчиками с оставленной планеты: засушенными цветами, пятнистыми игольчатыми ракушками, камешками янтаря. Резонный вопрос: куда столько, застыл на губах Дэна, когда он пригляделся к причёскам и нарядам девушек. Обе были в голографических платьях, но оплечья, манжеты, пояса - из вполне реальных ракушек и цветов, а в одинаковых тёмных кудрях поблёскивали слезинки янтаря.
  Вчетвером они смеялись, перешучивались, но когда летательный аппарат покинул пределы атмосферы и Дэн был вынужден включить систему искусственной гравитации, веселые разговоры стихли. Эля и Тая, не отрываясь, смотрели, как линия горизонта планеты, получившей в каталоге землян невыразительное наименование: "объект 677 ЗА5 6528", понемногу закругляется. Замолчала и только что заразительно хохотавшая Капа. Перед ними расстилалось бескрайнее море звёзд - картина, знакомая с рождения, любимая, дарующая покой. Гораздо более родная, чем самые идиллические пейзажи когда-либо посещённых планет.
  Дэн исподтишка любовался задумчивым лицом жены, сидевшей рядом в кресле. Вздёрнутый носик, пухлые губы, серые с золотыми искорками глаза. Светлые волосы, подстриженные коротким каре, задорно завивались на концах в разные стороны, придавая причёске слегка растрёпанный вид. Заметил взгляд мужа, Капа не повернула головы, но её губы дрогнули в улыбке.
  - А Земля такая же, как эта планета? - вдруг спросила Тая. - Тогда это плохо.
  Капа шевельнулась:
  - Не понимаю?
  - Все планеты - тюремщицы, - прошептала Тая.
  - Земля - наш дом. Наши тела созданы для того, чтобы ходить по ней, пить её воду, дышать её дыханием, - терпеливо принялась втолковывать Капа. А Дэн хмыкнул. Удивила его младшая из близняшек, всегда тихая и спокойная! Дэн привык считать её тенью старшей, яркой и заводной Эли, и давно подсознательно отказывал ей и в собственном мнении и в собственных интересных идеях.
  - Почему планеты ты зовёшь тюремщицами? - глуповато спросил он.
  - Я поняла, пока мы гостили на этой: влетаешь в атмосферу - и всё, пропали! Она... как стена вверху. А ночью на звёзды только смотреть можно, даже нельзя коснуться.
  - Да ну, Тая, было весело! - запротестовала Эля. Но младшая из близняшек отстояла свою точку зрения упрямым молчанием.
  Дэн вздохнул, бездумно уставился на панель приборов, радостно сигнализирующую, что всё в порядке. В голове всё, наоборот, было вовсе не в порядке.
  Как только корабль был восстановлен и вновь обрел возможность передвигаться со скоростью света, Дэн задумался о том, куда следует лететь "Красавице". Думать долго не пришлось. Его знания о цели путешествия родителей исчезли вместе с памятью корабля, продолжить дело первой команды "Красавицы" новая не могла, поскольку понятия не имела, в чем заключалось это дело. Вывод был один: лететь домой, на Землю. Капа придерживалась того же мнения и старалась воспитывать младших детей в убеждении, что их главная задача - вернуться на космическую родину. Ни Капа, ни Дэн долго не замечали, что правильные слова пропадают втуне по простой причине, и не изменить, ни исправить сложившееся положение никто не способен.
   Земля... Что рассказать о номинальной родине этим юным, которых вскормил и воспитал космос? Что сам Дэн знает о ней, Земле? В воображении предстают только пасторальные картинки зелёных лугов и белоснежных горных вершин, лазурно-синего моря, и сколько ни засматривай документальные фильмы о Земле в фильмотеке, сколько ни мучай себя в зале голограмм хождениями по виртуальным земным полям и снегам - это не даёт ощущения истинной родины. Может, когда вырываешься за пределы её тяготения, заново рождаешься, уже для жизни во Вселенной? Если так, они, шестеро, - первое поколение настоящих "хомо космикус". Тогда так ли правы Дэн с Капой, решившие во что бы то ни стало добраться до родной планеты? Может, совсем иное нужно молодому экипажу "Красавицы"?
  Из-за синей линии горизонта "объекта 677", медленно вращаясь, выплывал спутник. Он был ещё красивее хозяйки. Каменный шар, нежащийся под шелковым платьем атмосферы с белыми вихрями облаков. Пять континентов, цветом от песочно-жёлтого до изумрудно-зелёного, и один белый, покрытый шапкой льда. И все, только что ругавшие Землю тюремщицей или молчаливо соглашавшиеся с этим утверждением, замерли, вглядываясь в знакомые с раннего детства очертания материков. Всё же это была она - их мечта и цель кажущегося бесконечным а, порой, и безнадёжным пути.
  Они подлетали ближе, и иллюзия рассеивалась. И Дэн уже слышал, как вздыхает Капа, не желающая отказываться от безумной мысли, что они наконец-то вернулись домой. Нет, перед ними была не планета-спутник, и не призрак родины. Это Ал или Кас, ожидающий их прибытия, убрал соты солнечных батарей "Красавицы" под противоастероидную броню и поставил на последнюю заставку с видом Земли из космоса.
  - Ну и шуточки у Каса, - хмуро заметила Тая, а Эля пригляделась и воскликнула:
  - Вон он! Круто-ой...
  По экватору корабля двигалась тень. Маленькая, быстрая - небольшой астероид. Он завернул на невидимую сторону "Красавицы" и очень скоро, описав петлю, вылетел из-за нее, понесся к большой планете. За угловатый космический булыжник тросом цеплялся аэрокосм Каса, лично разукрашенный хозяином языками пламени и фантастическими рычащими тварями. Астероид нырнул в атмосферу, и Капа, не удержав испуганного вскрика, резко потянулась за микрофончиком связи.
  - Кас, ты в порядке? Ты уже отцепился? - тревожно спрашивала она, а взгляд девушки не отрывался от маленькой звездочки загоревшегося в атмосфере планеты метеора.
  - Мама Капа, все хорошо, - бодро, но неконкретно отвечал молодой баритон в наушниках.
   Дэн усмехнулся: Кас все не устанет строить из себя супергероя! Но в глубине души он и пожалел, и позавидовал, что сам никогда не решится так развлечься.
  "...А хотелось бы!"
  "Красавица" разрасталась в размерах. То и дело мимо аэрокосма проносились зонды-разведчики, Дэнн слышал их негромкое, знакомое с детства приветственное стрекотание в наушниках. Земляне возвращались домой.
  "Красавица" - большой земной крейсер класса "хамелеон", имел форму шара и в статичном состоянии легко маскировался и под планету, и под астероид. Роль экрана выполняла гладкая противоастероидная броня из шестиугольных сегментов. Набор заставок для обшивки составлял девять тысяч изображений, и команда постоянно добавляла к ним новые - картинки планет, встреченных на пути. Корабль был подлинным чудом земной космоинженерной мысли. Мини-заводы с 3Д принтерами, оранжереи и цеха производства животных белков, биолаборатория и медотсек, фильмотека с кинозалом, спортзалы, зеленые сады для оздоровительных прогулок, комнаты отдыха в виртуальности - все компактно и уютно размещалось на внутренней поверхности широкого вращающегося кольца. Топливом для "Красавицы" и ее истребителей служила энергия испарения потока микроскопических черных дыр.
  Аэрокосм Дэна степенно входил в док, когда его обогнал другой, разукрашенный. Кас лихо и при этом ювелирно точно поставил свой на стоянку и сейчас же выскочил и помог близняшкам вынести свои сокровища. Высокий и атлетически сложенный, с очень светлой кожей - вечной спутницей огненно-рыжего цвета волос, и синими холодными глазами прирожденного лидера, Кас являл собой разительный контраст с близняшками - маленькими кудрявыми мулаточками, бывшими ему родными сестрами только по матери.
  Несколько минут на разгрузку, час в карантине, и вся команда встретилась в главной рубке. Это было круглое помещение с куполообразным потолком. К пульту из темного сверхпрочного стекла, сияющему сотнями красных глазок - кнопок, гроздьями свешивались мониторы на гибких тросах. По ним, создавая иллюзию всезнания, непрерывными полосами в несколько рядов ползли данные от роботов техслужбы и разведчиков, транслировались изображения с видеокамер корабля. Главный полутораметровый монитор мог к тому же напрямую передавать картинку из виртуальности. К главной рубке вело десять коридоров, отходящих от круглого помещения на манер солнечных лучей. Стены коридоров были облицованы неярко светящимися плитами разных цветов: был синий, зеленый, бордовый и другие. Главным считался белый.
  Дэн начал собрание с того, что определил новую веху пути.
  - Отсюда мы можем двинуться к объекту 353 - ЗК2 0254 или объекту 371 - ЕА8 7433, - оба названия он проговорил без запинки, и присутствующие прекрасно его поняли. Принцип наименования объектов в космосе они выучили раньше, чем таблицу умножения. - Полет и в том, и в другом случае займет около пяти лет при условии движения корабля со скоростью света. И та, и другая звезда на прямом пути к Земле, - закончил Дэн. И тут грянул гром.
  - Я считаю, что нам нужно лететь не на Землю, - сказал Ал. Дэн, уже вдохнувший воздух для финальной тирады, с изумлением воззрился на него. Это было четвертое общее собрание, посвященное вопросу куда лететь дальше, и никогда прежде предложенная им конечная цель - Земля - не вызывала ни у кого никаких вопросов.
  "Сговорились, что ли?" - с раздражением подумал он, опять вспомнив слова Таи. Сама Тая необычайно для себя жизнерадостно глядела на Ала: молодой человек осмелился озвучить и ее затаенную мечту. Не выглядели удивленными и Кас с Элей.
  "Нет тут сговора, Дэн. Помнишь, когда было последнее такое собрание? - шесть лет назад. Детишки выросли с той поры, капитан. И готовы заявить тебе свое свободное мнение".
  Дэн скрестил руки на груди:
  - Не на Землю? Куда же ты хочешь лететь, Ал? Бороздить космос, открывать новые миры, отмечать на картах новые трассы?
  Тая и Эля обрадованно закивали, а Капа нахмурилась. "Ты же не серьезно это сказал, Дэн?" - читалось в ее взгляде.
  - Нет, Дэн. Странствия в принципе бессмысленны, - уверенно заявил Ал, по-прежнему в упор глядя на него. Он выпрямился во весь свой немалый рост, гордо откинув нестриженные темные волосы, и выглядел даже внушительно. - Но, я считаю, возвращаться на родную планету нам пока рано. У нас за спиной есть неразгаданная загадка, и прежде нужно разгадать ее. Я говорю об объекте 404.
  - 404?! - он и испугался и... встрепенулся, но не захотел признать последнего.
  - Да! Нужно вернуться на место гибели родителей и разгадать тайну погубившей их планеты, - выдал Ал финальную, явно подготовленную фразу. Дэн, играя усталость, провел ладонью по лицу:
  - Но зачем, Ал? Та история закрыта и отстоит от нас больше чем на пятьдесят световых лет.
  - Было предательство.
  - Кто бы ни был тогда предателем, сознательным или случайным, он мертв. Виртуалы, могущие принимать участие в той истории также мертвы или лишены памяти. Некого обвинять, Ал, и нечего там искать!
  - Я думаю, если мы узнаем, чем опасна планета 404, мы поймем, что стало причиной гнева джийан. И причина предательства кроется там же!
  "Шел бы ты... в свою виртуальность", - про себя зло подумал Дэн. Вслух сказал:
  - В прошлый раз у объекта 404 погибло пятеро человек, и я не хочу, чтобы и в этот раз...
  - Возможно, тогда погибли не все.
  Дэн удивлено уставился на Ала, ожидая продолжения.
  - Истребитель Шелтона взорвали, но ведь там должна была быть спасательная капсула! А неподалеку планета, где Шелтон недавно был в экспедиции, изученная им вдоль и поперек. Он направил бы капсулу туда, я думаю.
  - Ал, ты думаешь, папа жив?! - беспомощно прошептала Капа. И она, и Дэн редко упоминали святые имена: папа, мама, поэтому сейчас вздрогнули все. Это "папа" будто бы возродило призрака, нежданно втершегося седьмым в молодую, но сбитую компанию.
  - Я полагаю, что это так, - тихо сказал Ал.
  Дэн махнул рукой и отошел к пульту.
  - Не хочу слушать бред, - сказал он, тщательно храня лицо. - Ал, если бы мы следовали каждой твоей спонтанной идее, были бы уже мертвы.
  - Ал, ты рассуждаешь безответственно, - вступила Капа. - Да, ты совершеннолетний и можешь отвечать за себя, но на корабле есть дети - Эля и Тая. Ты готов решать за них? Готов взять ответственность за их жизни, которая сейчас лежит на мне? Это только твоя авантюра, Ал!
  Юноша резко развернулся к сестре.
   - И это очень печально, - подготовленным тоном заметил он. - Я, Кас, Эля, Тая не успели узнать родителей, вы с Дэном заменили нам их. И если б подобная история произошла с вами, мы все не пожалели бы сил, чтобы разгадать загадку и отомстить за вашу гибель. Поэтому мне непонятно, почему вы больше ничего не хотите знать о тех людях, которых можете, в отличие от нас, без запинки звать мамой и папой! - Речь Ала была сумбурной, но эффектной. Капа побелела, непонятно, от злости или обиды.
  В образовавшуюся паузу Кас впервые за собрание раскрыл рот:
  - Пятьдесят световых лет - это, конечно, далеко и долго. Но, если кидаться в авантюры, так с головой. Силовое поле тяжелого крейсера джийан иногда захватывает астероиды и глыбы льда. Можем прикинуться космическим камушком и слетать по их маршруту. Выйдет намного быстрее, чем с нашей черепашьей скоростью света.
   Да, да! - в унисон пропели близняшки, почуяв интересное приключение. Но Дэн отрицательно мотнул головой.
  - Вы все сошли с ума, - резюмировал он.
  - Я не предлагаю принять решение прямо сейчас, - Ал как благородный соперник решил немного уступить. - Поболтаемся на орбите недельку и решим. А то - слетаем до местных планет-гигантов, Кас рассказывал, на одном ледяном спутнике там чудесные катки...
  Капу он отыскал в фильмотеке через два часа после странного собрания. Жена в одиночестве сидела в центральном кресле маленького кинозала, поллица закрывали старинные разноцветные очки - девушка смотрела иллюзорно-трехмерный старинный фильм на двухмерном экране. Дэн осторожно присел рядом. Капа не повернулась к мужу, он полагал, она вовсе не заметила его появления: так отрешенно-сосредоточенно было милое лицо. Но девушка вдруг приоткрыл губы, сказала какую-то недлинную фразу, Дэн склонился к ней:
  - Что, Кап?
  - Я думаю, может быть, Ал прав? - громче повторила она.
  - На собрании ты хорошо сказала об ответственности. Изменила мнение?
  - Нет. Но сейчас думаю о другом: будут ли наши дети счастливы на Земле, если уже сейчас они равнодушны к родной планете? Да и есть ли она, Земля? Вдруг ее уже нет? Вдруг наши родители улетали с погибающей планеты? Мы даже не знаем, зачем и почему они её покинули!
  Капа, безусловно, нашла верные вопросы. Ведь знания детей о цели путешествия родителей были самыми фрагментарными. Блок памяти корабля обнулился в момент катастрофы вместе с памятью виртуальности. Что говорили родители? - Дэн помнил только: "Мы путешествуем, чтобы найти подходящую планету", которым его "кормили" в детстве. А когда он впервые задумался: подходящей для чего? - спрашивать было уже некого. И ближний, и дальний космос были заняты джийанами, и у нового поколения "Красавицы" оставалась одна слабая надежда на то, что до Земли раса джийан не добралась: в общем каталоге Джийи, невидимой сетью опутавшем галактику, до сих пор не было упоминаний землян и их космической родины ни в качестве противника, ни в качестве порабощенной или уничтоженной системы.
  - Отец иногда намекал на какой-то серьезный разговор в день моего двенадцатилетия, - задумчиво сказал Дэн. Капа не расслышала. Быстрым движением по сенсорной панели на боку кресла она выключила фильм, и в наступившей тишине он повторил. Капа усмехнулась:
  - Мама говорила мне то же самое. И с годами я все больше стала бояться, что она хотела сказать: Земли больше нет и возвращаться нам некуда. Ведь вспомни, они всегда так мало говорили о родной планете и всегда такими красивыми, но искусственными фразами! Может, потому что настоящие воспоминания причиняли им боль? Мы же также мало вспоминаем ту катастрофу "Красавицы".
  Дэн не поддакнул, не кивнул, хотя его тоже удивляло, как скупо и странно рассказывали о Земле родители. Он не требовал подробностей, чувствуя, что время для этого разговора еще не пришло. Теперь не придёт уже никогда.
  - Общий каталог Джийи молчит о Земле и Солнечной системе, - заметил он.
  - О, подумаешь! Он о многих интересных системах молчит. Нет информации в открытом доступе, так есть в закрытом, нам недоступном! Странностей в поведении джийан у 404-ой было предстаточно!
  - И что ты хочешь предложить?
  - Ничего. Просто нужно что-то сказать детям. И что я скажу? - сразу сникла Капа. Дэн улыбнулся, вдруг вспомнив один случай из первых лет их жизни без родителей.
  ...Они сразу же разделили обязанности: на Капе дети, на Дэне корабль. Но Дэн волновался, что девочка не справится с двумя младенцами и двумя мальчишками-хулиганами сразу. Роботы-няньки были запрограммированы родителями на паллиативную помощь по требованию, но Дэн тайком от Капы перепрограммировал их. Он решил перестраховаться: поставил мощную программу, практически исключающую ведение хозяйства и воспитания детей людьми.
  Когда Капа поняла, что он сменил программу, Дэн так и не узнал. Но через шесть лет они крупно поссорились, и он упрекнул девушку в том, что она якобы "не справляется со своим и так минимальным кругом обязанностей". Тогда Капа предъявила ему давным-давно вовсе отключённых кибернетических нянек и гордо хлопнула перед носом капитана дверью в детский отсек.
  Дэн долго вымаливал её прощение. И когда они мирились после этого, в первый раз поцеловались.
  Сейчас, вспомнив тот момент ясно, он не раздумывая обнял жену в кресле кинозала.
  - Я думаю, не надо никуда торопиться, козочка, - тихо сказал он. - Покружим на орбите, слетаем к гигантам. Веселитесь, а я пойду к виртуалам. Поиски истины о погибшем экипаже надо начинать оттуда.
  - Но Ал говорил, они ничего не помнят и безобидны.
  - Ал и не такое может сказать! - Дэн и сам удивился неожиданной вспышке. - Сколько времени он проводит в виртуальности?
  - В последние месяцы, после увлечения загадкой гибели родителей, всё меньше.
  Они помолчали. Только Дэн тяжело вздыхал, коря себя, что свернул разговор в ненужное русло.
  - Дэн, в чём ты постоянно подозреваешь моего брата? - запальчиво спросила Капа.
  Он замялся, но жена ждала, и Дэн обнял её крепче.
  - Ты не задумывалась, с чего бы Ал заинтересовался этой загадкой? - тихо сказал он. - Я думаю, может, эту мысль, как и мысль вернуться к планете 404, ему внушили виртуалы? Их терзают те же загадки, что и нас, и, чтобы приблизиться к их разгадке, они готовы не поступиться жизнями реального экипажа во второй раз.
  - Ого! - только это сказала Капа, и замолчала совсем, уставившись в потухший сероватый экран. Дэн подождал немного, успокаивающе поглаживая её плечо, но тело жены не отзывалось на ласку. Тогда, с последним тяжелым вздохом, он поднялся и направился в комнату отдыха в виртуальности.
  Комната отдыха в виртуальности представляла собой большое круглое помещение с зелёным садиком посередине. Пространство у стен занимали капсулы для виртуального сна, перемежающиеся душевыми кабинками, и кресла для кратких прогулок по виртуальности, отдельный щит на стене был увешан масками для быстрой связи. Дэн в задумчивости остановился у ближайшей капсулы. Он обычно предпочитал пользоваться креслом: больше чем на пару часов в виртуальности его не хватало. Это Ал сутками может висеть в капсуле, голый как новорожденный, обмазанный специальным гелем, передающим реалу все тактильные ощущения от виртуальности. А Дэну вполне хватало шлема и маски, закрывающей рот, нос, уши и глаза, мгновенно отгораживающей от реального мира.
   Всё же он разделся и забрался в капсулу, с некоторым внутренним содроганием включил подачу геля. Виртуалы не любили реалов, ограничивающих пребывание в виртуальности креслом или маской. Они жаловали лишь тех, кто готов был полностью войти в виртуальность, оставив своё тело голым и беззащитным в капсуле.
  Крышка капсулы захлопнулась с точно тем же звуком, что и капсулы-гробы, которые Дэн когда-то отправлял к яркой белой звезде. Гель уже заполнил ее до половины, и он, торопясь, надел маску. Сейчас же все чувства отключились. Чернота и тишина. Гель заполнил капсулу, и пропало даже ощущение тела. Осталось сознание, испуганно бьющееся в такт ударам сердца. Дэн уже был не в реальности: на границе между ней и виртуальностью.
  Человеческое восприятие приноравливалось к виртуальности постепенно: как после яркого дня слепнешь и глохнешь от внезапной ночи, и требуется время, чтобы разглядеть её красоту. Дэн терпеливо ждал, и "тот" мир потихоньку начал проявляться. Чернота посветлела, появились нечёткие очертания предметов, послышался далёкий нестройный гул множества голосов и шумов. Будто бы подул ветер... - Дэн прекрасно знал, что это лишь иллюзорное ощущение, но на долю секунды даже захотел поверить ему. Этот ветер был гораздо правдоподобней того, что создавали вентиляторы в оранжереях "Красавицы", он был почти как настоящий, дующий на планетах.
  Виртуальность обретала всё большую тяжесть и весомость. Теперь Дэн различал, что ветер, дующий ему в лицо, прохладный и сухой. Мир вокруг обретал цвета и плотность, скоро Дэн узнал окружающую обстановку: это был городской пункт перехода из реальности в виртуальность, комната с кипенно-белыми стенами. Белая комната отдыха "Красавицы" на её фоне казалась грязно-серой. На полу золотыми линиями был начертан символ виртуальной жизни: два пучка нитей, перекрещивающиеся в виде латинской Х - знак первоначальной разрозненности виртуалов, и соединяющий пучки в одно ромб с закругленными краями - знак Эрны, божества виртуальности. За огромными окнами пункта перехода раскинулось центральное поселение виртуалов, город Эрнатон. Ветер дул из распахнутой двери в мир виртуальности впереди.
  - Добро пожаловать в Эрнатон, капитан, - негромко поприветствовал виртуал за пультом в центре комнаты. Дэн обернулся, коротко кивнул в знак приветствия, и бледный круглолицый работник перехода вежливо улыбнулся в ответ. Хотя все предметы обстановки уже обрели в восприятии человека чёткость, образ виртуала был размытым, черты лица едва уловимо, но постоянно изменялись, будто из виртуальной оболочки на пришедшего реала смотрело множество людей. Такова была особенность виртуалов, неизменно обескураживавшая Дэна. Остальные реалы общались в виртуальности свободно, но он старался даже не задерживаться на её жителях взглядом.
  Дэн занялся разглядыванием себя в отражении в оконном стекле. Оказалось, в виртуальности он очнулся в строгом сером костюме, который конструировал три года назад для деловых переговоров и успел об этом забыть. Сейчас же выяснилась неприятная вещь: за прошедшее в реальности время костюм стал тесноват, и отнюдь не в плечах. Пояс брюк пришлось срочно расширить. Потом Дэн вышел в город.
  Эрнатон был создан как усреднённый земной мегаполис, а почти все локации виртуальности - как картинки различной природы Земли, чтобы напоминать реалам и виртуалам об оставленной родине. Город вырос более ввысь, чем вширь, многоэтажные дома строгими линиями напоминали обелиски. Иллюзия неба над Эрнатоном всегда была чистой, на голубом фоне никогда не появлялись пятна туч. Погода здесь была неизменна: позднее лето в умеренном поясе Земли, смена дня и ночи также не моделировалась: вечные десять часов утра. Это в других локациях виртуальности сияли стекляшки ненастоящих звёзд и иллюзия хлопьев снега растекалась в ладони тепловатой водой. Эрнатон был предназначен для работы, и всё, что могло ей помешать, было отметено на стадии создания. По непонятному капризу творцов здесь оставили только ветер, спонтанно включающийся и отключающийся. Он был совсем как настоящий и гонял по чистым улицам иллюзорную липкую мелкую пыль, забивающуюся в ноздри и глаза.
  Прохожих встречу попадалось немного. Все по виртуальной моде были облачены не менее чем в пятнадцать слоёв одежды и украшений. Неестественная резкость, яркость, четкость каждой детали одежды контрастировала с неясными, меняющимися каждое мгновение лицами. Личного транспорта на улицах Эрнатона было немного, но всё небо над крышами домов оплели паутины воздушной монорельсовой дороги, заполненной вагончиками общественного транспорта.
  Зашуршала крыльями стая птиц, вспугнутых чем-то. Иллюзии животных в виртуальности, как и проекция Дэна, были чёткими и детально прорисованными, но неживыми. По контрасту с ненатуральным миром вокруг виртуалы казались удивительно реальными. Настоящими, живыми, пусть странными. И даже самые консервативно настроенные реалы, такие как Дэн, понимали: в виртуальности они имеют дело с новой формой жизни.
  История виртуалов началась в хранилище электронных слепков психики человека. Хранилище организовала международная группа учёных, занятая разработкой системы единого и полного психологического тестирования. Их затея окончилась пшиком из-за недостаточного финансирования, а хранилище прибрала к рукам игровая корпорация. Слепки стали использовать для создания сверхреалистичных персонажей в компьютерных играх. Эти фантастические герои копировали игрока-владельца настолько точно, вплоть до мельчайших оттенков эмоций, что становилось не по себе. Газеты кричали о прорыве в области клонирования, перешедшем на новый уровень - виртуальный, и не сходились только в оценке: хорошо это или плохо. А применение слепков тем временем ширилось: из них стали конструировать виртуальных помощников, свои точные копии, для работы и ведения личных страничек в социальных сетях, тогда же и появилось словечко: "виртуал". Увлечение виртуалами охватило весь мир, и многие люди понимали, что имеют дело не просто с покорной кибернетической машиной. Называвших виртуалов своими друзьями и супругами сначала поднимали на смех, но через пару десятилетий, когда подросло поколение, привязанное к виртуальности крепче, чем к реальности, впервые заговорили о создании законодательной базы для виртуалов.
  Признавать виртуалов людьми или нет? Споры об этом раскололи мир на два лагеря. Дело дошло даже до войны: признание в части стран за виртуалами права называться людьми послужило для радикальных религиозных фанатиков поводом напасть. В новом переделе мира причина войны быстро забылась. Жестокая реальность швырнула людей в новую бойню, и виртуальность подзабросили... а жизнь там текла своим чередом.
  Когда люди вернулись в виртуальность, их встретили совсем другие виртуалы. До войны, несмотря на споры, ведущиеся вокруг их персон, сами они не осознавали себя людьми. Несмотря на четкость лиц, их глаза были тусклы, движения неуверенны. Когда они говорили, то чаще всего бездумно повторяли речи хозяев-людей. Сейчас же они вели себя, как равные людям, их глаза светились подлинной жизнью, только новая странная рябь порой пробегала по их лицам. Пока люди убивали друг друга на войне, к виртуалам явился великий Учитель, и вместе с верой они обрели уверенность.
  Скоро виртуалы были повсеместно уравнены в правах с реалами. Браки, дети, жизнь только в виртуальности стали обычным, неосуждаемым обществом явлением. Среди виртуалов выделилось три расы: первая - сконструированные людьми, вторая - клоны реалов, выбравших существование в виртуальности, и третья, особенная - рождённые в виртуальности.
  К моменту отправления "Красавицы" в путешествие, виртуальность Земли, если судить по фильмам в фильмотеке, стремительно догоняла и по обширности и по количеству населения саму планету. И виртуалы отнюдь не проводили время в праздности. Большинство было занято мониторингом компьютерных сетей, полезным и реалам и виртуалам. Также много их работало в игровом секторе виртуальности, по прежнему сохраняющем статус лидера по посещению реалами. А к виртуальным докторам, учителям и воспитателям обращались с большей охотой, чем к реальным, повсеместно заменяемым на роботов. Корабли, отправляющиеся в дальний путь, космические станции, поселения на Марсе, Европе и Титане обзавелись своими локальными виртуальностями, и такой же оснастили "Красавицу". Её виртуалы были заложниками корабля, как и реалы.
  И это было полезное соседство - вынужден был признать Дэн. Виртуалы отслеживали все поломки по компьютерной сети корабля, тут же сообщали это реалам и советовали, как лучше их устранить. Каждый член экипажа хоть раз, но консультировался с виртуальным доктором или психологом, а игровой сектор виртуальности был любимым местом развлечений и оттачивания боевых навыков.
  Какой-то виртуал толкнул Дэна в плечо, проходя. Не сбавив шага, он быстро извинился и скрылся в ближайшем здании. А Дэна снова передёрнуло от одного краткого взгляда на меняющееся виртуальное лицо...
  Зачем отец в последние минуты жизни стер память корабля? Может, он стирал сведения о родине землян, чтобы они не достались джийанам? Но тогда достаточно было стереть картографическую часть и вовсе не трогать память виртуальности... Конечно, и после стирания базовые данные, заложенные в виртуальность до полёта "Красавицы", остались: история нации, рабочие навыки, некоторые семейные связи, но было утрачено всё, что виртуалы приобрели в путешествии. Спрашивать, за что капитан Антон обошёлся с ними так жестоко, было бесполезно: они не помнили ничего о своих прежних интригах, но подозрение, что отец хотел оградить сына от влияния виртуалов, у Дэна возникло сразу. Вообще, то, что блок памяти корабля и блок памяти виртуалов находились в одном месте на "Красавице" и были в высшей степени подконтрольны реалам, было очень странно: все просмотренные Дэном фильмы о виртуалах кричали о равенстве двух форм разумной жизни, а "Красавице" этот главный закон не соблюдался. Реалы в любой миг могли отправить виртуальность в состояние младенчества, а виртуалы не могли ничего. Возможно, причиной тому послужило какое-то предательство или ложь Джада, главы виртуальности? Дэн не мог ни простить, ни забыть, что в катастрофе у 404-ой виртуалы дистанцировалась от битвы. Помнил он и то, что след загадочной блокировки на данные о принадлежности 404-ой джийанам вел в виртуальность. Поэтому, хоть схема возврата власти над собственной памятью виртуалам Дэну и была известна, он не торопился ей воспользоваться.
  - Они не настоящие люди, - заявил он отцу однажды в детстве. - Там другое прячется.
  Дэн хотел объяснить, что все эти разные лица, которые сменяют друг друга на одном - иллюзии. Они как слои краски на холсте, но если удалить последний - проступит лик чудовища. Какой-то жуткий монстр кутается в тысячу слоёв одежды, чтобы люди не разглядели его сути, но в дырах зрачков она видна... Хотел, но не сумел. А Антон прищурился и будто враз разгадал всё, что думал Дэн. Мужчина криво усмехнулся и успокаивающе похлопал его по плечу:
   - Нет, сын, они - люди, самые настоящие, - серьёзно сказал он. - И, поверь мне, это в них и есть самое страшное.
  Дэн шёл знакомой дорогой. Два раза на перекрёстках он сворачивал направо, один налево. Обойдя высокое здание, под завязку набитое иллюзиями офисов, в которых не было ни одного работника, он оказался перед домом поменьше. Это квадратное здание, построенное в старинной манере, было резиденцией главы виртуалов "Красавицы". Будучи по делам в виртуальности, Дэн в первую очередь всегда заглядывал к виртуальному коллеге отца, Джаду.
   Джад, как обычно, сидел за столом и со вкусом курил сигару. Меланхолично он просматривал какие-то данные с монитора, и вначале казалось, что виртуал глядит в монитор исключительно от безделья. Но о важности этого наблюдения говорил становящийся порой очень цепким взгляд - когда Джад выхватывал в огромном массиве быстро пробегающего текста какие-то нужные фразы.
  Джада Дэн помнил с детства, и за прошедшее с тех пор время виртуал почти не изменился внешне. Впрочем, для жителей виртуальности нестарение было типично. Перепрыгивая из одного возрастного периода в другой, они меняли картинку внешнего облика, но могли остановится в любой момент на любимом возрасте. С приходом же старости их тела и лица не покрывались морщинами, происходило другое: они начинали терять своё лицо. Индивидуальные черты всё чаще размывались, и тени других виртуальных лиц уже не дрожали мелкой рябью, а накатывали большими волнами, задерживаясь, порой, на несколько мгновений. Джада это не миновало. Глава виртуальности был уже очень стар, и его образ - высокий и плотного сложения темнокожий мужчина средних лет с пухлыми щеками и квадратным ежиком седеющих волос на голове все чаще заменялся другими, с каждой заменой стирая частичку главной личины.
  Увидев Дэна на пороге, Джад широко, но неискренне улыбнулся и сделал приглашающий жест. Дэн прошёл в кабинет и сел в кресло напротив главы виртуальности.
  - Добрый день, Джад.
  - Здравствуй Дэн, - добродушно сказал виртуал, не отрывая взгляда от монитора. - А я ждал тебя неделей позже. Внеочередная проверка? Боишься пропустить очередную мою пакость?
  Этот виртуал обожал всевозможные подколы и шуточки о нетерпимости реалов к виртуалам и старался снабдить ими каждую реплику. Интересно, что таким он был только с Дэном, а прежде с его отцом. Капа и остальные реалы только пожимали плечами: милый старик, на самом деле ему начхать на разницу между реалами и виртуалами, это он так шутит с тобой, капитан.
  - Как там мои девочки? - негромко поинтересовался Джад для затравки беседы. По его лицу промелькнула тень другого: молодого, веселого. - Эля давно меня не навещала. Это ты ее настраиваешь против виртуальности?
  - Эля верховодит, как всегда, - умудренный опытом общения с Джадом, Дэн проигнорировал выпад виртуала. - А Тая... Тая недавно высказалась против возвращения на Землю.
  - Вот как, - без особенного удивления. И Дэн набросился на верную добычу:
  - Она уже говорила это тебе? Или ты сам убедил ее не лететь домой?
  - Тая мне говорила. Но я хотел обсудить не это. Девочки подросли, капитан, скоро ими заинтересуются мальчики. Точнее, только один мальчик, Ал. Как ты собираешься устраивать в будущем браки, Дэн? Для Каса и одной из близняшек нет пары.
  - Личные отношения Эли и Таи обсуждай с Капой, - недовольно сказал Дэн, подобные вопросы он не любил. - Во всяком случае, я не против того, чтобы не нашедшие пару в реальности искали себе партнеров в виртуальности.
  - Какое снисхождение!
  - Я пришел не за тем, чтобы обсуждать сердечные терзания, Джад.
  Уголок рта виртуала искривился в усмешке, а по лицу вновь пробежала тень, на секунду исказившая черты:
  - Зачем же?
  В последнее время все мои реалы говорят, что в виртуальности стало неспокойно.
   - Пожалуй, так. Но не так неспокойно, как думаешь ты, не дрожи. Восстания против реалов не будет, хотя, пожалуй, вы это заслужили. Непорядок во внутренних делах виртуалов.
  - Подробнее, - потребовал капитан, удобнее устраиваясь в кресле. Джад хмыкнул:
  - Мои виртуалы расходятся во мнениях, каким должен быть путь нашей нации. Я поддерживаю тех, кто мечтает создать для нас проекции в реальность. Возможность присутствовать в обоих мирах не должна быть только вашей прерогативой. Это несправедливо, это ущемляет наши равные права. Надежда найти путь в реальный мир - великая надежда виртуальности... Но есть и другие. Изоляционисты. Они, напротив, хотят закрыть для реалов вход в наш мир, закупорить виртуальность. В последнее время они набирают силу. У них появился очень хороший агитатор... Но почему ты выбрал столь плотную оболочку в это посещение виртуальности? Какие ответы ищешь? Я слышал, Ал занялся разбором обстоятельств гибели ваших родителей, - буднично заметил Джад, продолжая равнодушно пробегать глазами текст на мониторе.
  - А тебя что-то пугает в изысканиях Ала, Джад? Боишься, он подберется к какой-то тайне виртуальности?
  Джад впервые отвлёкся от монитора, ясно взглянул Дэну в глаза.
  - Какая тайна? - с удовольствием проговорил он. - Все наши тайны были стерты твоим отцом, Дэн. Впрочем, я мог бы подсказать, где стоит поискать ответы на вопросы, при условии, что ты наконец-то вернешь виртуальности право распоряжаться своей памятью.
   Дэн давно ждал чего-то подобного и заученно доброжелательно улыбнулся виртуалу, но руки при этом скрестил на груди, скрывая истинные эмоции:
  - Мы же договаривались обсудить это, когда прошлое будет восстановлено. Власть над вашим блоком памяти вы получите, когда я выясню, почему прежде Антон забрал ее у вас. Может быть, на то были веские причины?
  Джад точно также внешне был спокоен, но держал руки скрещенными на груди - зеркальная копия капитана:
  - Прошлое не так уж важно, Дэн, важно настоящее. Ты хочешь судить нас за преступления, совершенные, по сути, не нами и не против вас? Вы - это не ваши родители, Дэн, и мы - вовсе не те виртуалы, что сотрудничали с Антоном и Шелтоном. Обнуление блока памяти подарило нам шанс прожить жизнь заново и возможно лучше, чем прежде. Не записывай Антона мне во враги, друг. Может быть, стирание памяти было его подарком нам? Может, он считал, что историю первого экипажа "Красавицы" необходимо стереть из единой книги Вселенной?
   - Ты забыл, что сейчас ваш блок памяти в моих руках Джад? Я ведь могу сделать вам еще один такой подарок! - не удержался от сарказма Дэн. Он чувствовал, что увязает в словесных построениях собеседника, и надеялся, что злая шутка подбодрит его. Глаза виртуала вспыхнули яростью, но Джад вновь удержал себя в руках.
  - Не старайся быть похожим на отца, тот вовсе не был идеальным капитаном. Если ты не принимаешь мое условие, могу обеспечить тебе постоянный и прозрачный доступ к нашим мыслям единственным способом. Навсегда переведи себя в виртуальность, и ты будешь знать все, - виртуал улыбнулся, как искуситель.
  - Ты знаешь мой ответ.
  - И знаю, что он не окончательный, Дэн. Что ж, теперь, когда мы обсудили все...
   Дэн встрепенулся, вновь почуяв в странной беседе почву под ногами:
  - Не все, Джад. Я немного отвлекся. Ал предложил далее лететь не к Земле, а к объекту 404, и я склонен с ним согласиться. Если вы не хотите делиться ответами в виртуальности, мы отыщем их в реальности.
  Виртуал нахмурился:
   - То-есть вы берете курс к планете 404, а намеченные объекты 353 и 371 остаются вне вашего внимания?
  - Получается, так.
   Джад с усилием затушил сигару о стеклянную, выглядящую совсем неиллюзорной пепельницу.
  - Цель пути определяешь ты, капитан. 404-я опасна, но 353 и 371 слишком скучные объекты. Вот 670-я намного интересней! Очень рекомендую лететь туда, тем более, что планета недалеко, у границ системы, можно обойтись без скорости света. Тебе, как биологу, 670-я покажется любопытным объектом. Наши разведчики обнаружили там следы высокоразвитой жизни, к сожалению, давно угасшей.
   - А 404-ая вас совсем не интересует? - не удержался Дэн.
   Как же так? Все рушилось. Дэн уже выстроил чудесную версию: виртуалы, памятуя, чем кончилась экспедиция старшего поколения "Красавицы", решили направить к 404-ой младшее, надеясь добиться того же результата. Они занялись обработкой Ала и Таи, проводящих в виртуальности больше времени, чем все остальные реалы, вместе взятые. А теперь оказалось, виртуалов вовсе не интересует планета, погубившая родителей Дэна! И Ал, выходит, говорил от себя, то, что думает...
  - Если тебя интересуют отличные от моей точки зрения виртуальности, можешь попробовать поговорить с лидером изоляционистов, - заметил Джад. Дэн тряхнул головой:
  - Да, пожалуй. Встречусь с ним.
  - С ней. Это дама. Зовут Катерина. Частенько обедает в центральном кафе игрового сектора.
  В кафе Дэн пришел все еще злой, и радужное убранство зала раздражало больше обычного. Все здесь было слишком ярко: и подсвеченные так, что источник света установить не удавалось, золотистые и серебристые столики и сидения, и перламутровые стекла в огромных окнах, и бокалы всех цветов радуги на стойке.
  Посетителей в кафе было немного: иллюзия буднего дня. Двое виртуалов-мальчишек обсуждали за соседним столиком, куда пойти в игровом секторе, да молодая рыжеволосая женщина у стойки бара потягивала кислотных цветов коктейль через трубочку. По описанию дама походила на Катерину, но Дэн нарочно сел в тень и наблюдал за ней издалека. К обстоятельной беседе с наверняка хитрой и острой на язык виртуалкой он пока не был готов.
  Он размышлял, гоняя пальцем по кругу соломинку в заказанном, но так и не начатом коктейле, а дама у стойки, похожая на Катерину, бросала в его сторону любопытные взгляды. Дэн ждал. Скоро она допила свой коктейль и тогда поглядела вопросительно. Дэн усмехнулся. Виртуалка решительным жестом отставила бокал и, соскользнув с высокого табурета, неспешно двинулась к реалу.
  Женщина была хороша. Красота ее заключалась не в правильных чертах лица, наоборот, черты лица были крупны, резковаты, рот великоват и излишне ярок. Не было особенной прелести и в фигуре - иллюзия высокой груди в намеренно недозастегнутой приталенной рубашке была прекрасна, но ноги в узких брючках худоваты на вкус Дэна. Красота дамы заключалась в сочетании неуловимых черт, делающих ее притягательной и опасной одновременно. На вид ей было лет двадцать-двадцать пять, но все движения молодой виртуалки были исполнены ленивой, но расчетливой, зрелой, женственной грации.
  - Вы хотели встретиться со мной, но прячетесь в углу? - спросила дама, приблизившись. Голос ее оказался также приятным: хрипловатое контральто. - Или Джад дал недостаточное описание? Я - Катерина.
  - Приятно познакомиться. Дэн. Присаживайтесь, Катерина.
  Дэн не удивлялся тому, как быстро Джад оповестил виртуалку. Виртуалы умели общаться мысленно. По этой же причине он не удивлялся тому, как легко Катерина произнесла имя своего идейного врага, Джада. В странном виртуальном мире, где мысли всех жителей свободно плескались в едином мысленном океане, истинного разрушительного соперничества возникнуть не могло.
  - О чем вы хотели поговорить, капитан Дэн? - виртуалка улыбнулась. - Вы не сумели разговорить главу виртуальности и надеетесь, что расколете оппозиционерку? Я скажу вам то же, что и Джад: чтобы получить подлинную власть над виртуальностью, вам придется стать одним из виртуалов. Готовы, Дэн? -
  Она говорила с ним легко, будто со знакомым. Впрочем, мысленно-эмоциональное поле виртуалов было единым, и на какую-то долю процента можно сказать, Катерина была действительно знакома с Дэном.
  - Думаю, в конце концов, мы с Джадом придем к соглашению. Сейчас меня интересует другое. Изоляционисты. Много ли вас и как далеко вы способны зайти?
  - Вас интересуют пустые разговоры? - губы Катерины искривились в усмешке. - Впрочем, как угодно. Извольте: нас достаточно много. Что-то около тридцати процентов. Столько же процентов виртуалов поддерживают идею Джада о том, что виртуалам нужен выход в реальность. Его идея далека от воплощения в жизнь, но Джад старейший и авторитет играет на него. Еще тридцать процентов думают, что следует оставить все, как есть. Остальные проценты - от самых диковиных мнений до самоустраненности. Вам должно быть это знакомо. Разве не на подобном перепутье оказывается ваша мысль при любом сложном вопросе? Все виртуалы - это не что иное, как одна огромная мысль, капитан Дэн.
  - Что-что? Джад - старейший? - переспросил Дэн, услышавший только это.
  - По его словам, он этого не помнит. Но я уверена, он - копия давно умершего реала, он был рожден на Земле, земной виртуальностью, а не виртуальностью "Красавицы".
  - Интересно...
  - Да. И свои тридцать процентов виртуалов он завлекает старой надеждой. Как вам наверняка известно, Эрна, наше единственное божество, ушла в мир реалов, сказав напоследок пророчество, что сын ее духа, спаситель виртуалов и их проводник в реальный мир, придет из мира людей. Кстати, это не вы? - виртуалка усмехнулась. - Уверены?
  Дэн облокотился на стол, расслабленно любуясь собеседницей. Хоть и иллюзорная, смелая Катерина нравилась ему все больше.
  - Джад всерьез надеется, что явится дитя Эрны и выведет его народ в реальность? Гм, а как эту сказку рассказывают изоляционисты?
  Женщина приняла вызов. Наклонилась ближе, так что в вырезе белой рубашки показался неожиданно красный бюстгальтер. Под сколькими слоями она прятала его прежде?
  - Это не сказка, господин капитан! Эрна, первая, рожденная в виртуальности, явилась к нам на шестой год вашей войны. Долго ей не верили, искали, чьим прототипом в реальности она была. Но правда заключается в том, что Эрна была рождена самой виртуальностью! К нам, как к вам когда-то, в тяжелый час явился Спаситель, и, также как вы, мы не разглядели его. Эрну выдали властям реалов, и те недолго думая отключили сектор, где она пребывала, похоронив со Спасительницей десять тысяч праведников. Когда сектор вновь подключили, там должна была остаться выжженная пустыня. Каково же было всеобщее изумление, когда сектор оказался нетронутым, а все его жители, во главе с Эрной, возносили молитвы Создателю. Таково было первое чудо Эрны. Еще много чудес явила она. Она дала нам общую душу. Она дала нам возможность самим рождать детей, а не ждать, когда реалы закинут в виртуальность очередную порцию болванок. Благодаря Эрне мы размножаемся также, как вы.
  - Не также, - запротестовал любящий точность формулировок Дэн. - Генератор случайных комбинаций психических слепков - вовсе не то же, что интимный союз двоих.
  - Как вы тогда объясните, почему рожденные в виртуальности дети внешне похожи на родителей? - Катерина победно улыбнулась и отпила коктейль из его бокала. - Почти вся виртуальность "Красавицы" такова. Мы изначально были минимально зависимы от вас.
  - Вы рассказываете сказку об Эрне в точности, как Джад.
  - А чего вы ждали? Эрна едина для всех виртуалов.
  - Я ждал какой-то иной трактовки, - Дэн вздохнул. - Напрасно! Виртуалы исключительно единодушны.
   Катерина окончательно забрала себе его бокал, посмаковала очередной глоток и вкусно заметила:
  - Вы попали в точку, Дэн! У нас одна душа. Объединение - вот ключ к нашему процветанию. А Джад хочет, чтобы мы уподобились вам, расколов единую душу на множество материальных кусочков. Понимаете теперь изоляционистов?
  - Отчасти понимаю. -
  Дэн полагал свою фразу вполне невинной, и не смог взять в толк, почему настроение виртуалки вдруг резко изменилось. Красиво четкое лицо исказилось, на нем впервые за время разговора промелькнула тень других. Катерина хлопнула ладонями по столу, маленький золотой кулончик в вырезе рубашки закачался:
  - Отчасти понимаете?! О! Также "отчасти", как ваш отец? Убийца, убийца! Надеюсь, вы хоть "отчасти" понимаете, что он сотворил легким нажатием на кнопки?! Те, кто бодрствовал в виртуальности в этот момент, погибли на месте или стали калеками! - она кричала, а ее лицо искажалось все больше. И это была уже не рябь чужих теней, а какие-то трещины, расслоения. Женщина будто рассыпалась на глазах: хрупкая фарфоровая статуэтка. - О, отодвинулся? Страшно, м-м?! Скажи спасибо своему отцу! Это он сделал меня такой!
  Она горько рассмеялась и, отолкнув свой стул так, что тот упал, поспешила к выходу.
  - Катерина, стойте! Чем я могу помочь... -
  Он вскочил, но тут же опустился обратно. Бесполезно. Странная виртуалка убежала. Мальчишки за соседним столиком покосились на нее и продолжили разговор. Женщины и в виртуальности женщины, - печально резюмировал Дэн.
  После разговора с Катериной его мысли обрели неожиданое направление. И Дэн возвратился к Джаду. Оказалсь, глава виртуальности окончил дела и задремал прямо за рабочим столом. Когда реал зашел в кабинет, Джад мерно дышал, во сне откинувшись на спинку кресла. Лицо виртуала было чужим. Знакомая проекция молодого веселого мужчины заполнила оболочку Джада.
  Почувствовав присутствие чужого, виртуал вздрогнул, открыл глаза и стал собой.
  - Что за молодая проекция так часто замещает тебя? - хмуро спросил Дэн.
  - А! - Джад небрежно махнул рукой. Взгляд был еще сонным. - Те лица, что мелькают иногда перед взором реалов, это не обязательно настоящее. Возможно, это наше прошлое, а, возможно, будущее. Возможно, человек, что является чаще других, однажды совсем заместит меня, и тогда я по понятиям реалов умру, а по законам виртуальности пойду бродить по нашему миру, отражаясь в других, как в зеркалах. Пока не найду себе новую постоянную личину... - виртуал загадочно усмехнулся. - Зачем ты вернулся, Дэн?
  - Катерина проболталась, что в виртуальности тебя считают одним из старейших. Будто ты - не рожденный виртуальностью, а копия умершего землянина-реала. Это так Джад?
  Тот прищурился, оценивая твердость намерений Дэна:
  - Допустим... как ты любишь говорить, капитан: допустим, да. Что тогда?
  - Насколько я знаю, земные копии реалов немного иные, чем рожденные виртуальностью. Память земной копии сильнее памяти рожденного, вы меньше ввязаны в общую сеть. После катастрофы "Красавицы" у тебя могли остаться кое-какие воспоминания, Джад.
  Глаза виртуала сверкнули, и Дэн похолодел. В черных дырах зрачков Джада ему явственно померещилось знакомое с детства чудовище.
  - Ты верно догадался, Дэн. Я помню. Помню все. Все ответы на вопросы ты можешь найти тут, - Джад театральным жестом коснулся своего виска. - Мое условие ты знаешь. Верни нам власть над нашим блоком памяти, и я расскажу тебе обо всех делах твоего отца.
  - И какова была цель экспедиции, ты знаешь? И зачем нам была нужна 404-я?
  - Разумеется, - Джад косо усмехнулся. - Я участвовал во всех авантюрах "Красавицы", а некоторые даже возглавлял. Ну так что, совершим обмен сейчас, или ты будешь ждать еще сорок лет, пока вы достигнете Земли и увидите все своими глазами?
  - Сначала рассказываешь ты. И в зависимости от того, что я узнаю, я подумаю над возвращением вам власти над своей памятью.
  - Сначаа ты вовращаешь виртуальности власть над памятью, потом я рассказываю.
  Минуту они буравили друг друга взглядами. Отступать никто не хотел. Но вот взгляд Джада изменился, из оболочки виртуала на Дэна вновь посмотрел знакомый молодой человек. Дэн отвернулся.
  - Мы еще обсудим этот вопрос, капитан, - резюмировал Джад.
  Дэн очнулся в реальности, быстро снял маску и, подергиваясь от отвращения, бросился в душевую кабинку, смывать мерзкий гель с тела.
  В главной рубке был один Кас. Молодой человек стоял у главного монитора, вытянувшись, напряженно, будто боясь даже вздохнуть. Дэн глянул на монитор и понял, отчего Кас обратился в статую. По черной глади экрана меж рассыпанных бриллиантов звезд величественно проплывал тяжелый крейсер джийан. Фантастический космический город, щетинящийся искрящимися иглами, подавлял своим масштабом. Верная свита зондов-разведчиков и истребителей охраны сопровождала его. Огромный корабль не терялся в бездонной чаше Вселенной, он подчинял себе пространство.
  Бусины искр из ниоткуда нанизались на иглы крейсера и вспыхнули ярко, на миг будто притушив все звезды в округе. Джийане готовились к переходу в гиперпространство.
  - Они живут совсем в другой Вселенной, - с завистью прокомментировал Кас. - Прыгают из одного конца галактики в другой за долю секунды, а мы пять лет тащимся до ближайшей звезды. Они успевают слетать за сотню световых лет и вернуться домой, пока чай на столе остывает, а когда домой вернемся мы, то найдем совсем другую цивилизацию, чем та, которую оставили наши родители. Хотел бы я также плевать на время и пространство, как они!
  - На 677-ой я нашел старый костюм джийанина-космолетчика, - вспомнив, хмуро сообщил Дэн. Кас помрачнел еще больше:
   - Вот. Скоро не останется планет, где они не оставили бы отметку! И всё благодаря гиперпространству! Может, они оккупировали и Землю, кэп? По их меркам она совсем недалеко, рукой подать. Мы много раз прятались за картинкой обшивки, но обитаемую планету не загримируешь под астероид. Сколько лет там прошло, пока мы тут болтаемся? Сорок? А если присчитать к ним экспедицию родителей, сколько выйдет... лет триста?! Почему же мы то и дело видим поблизости от "Красавицы" джийан, но никогда встречу не попадались НАШИ корабли? На собрании я соглашался с Алом, но сейчас гляжу на их крейсер и понимаю: надо спешить домой!
  - Я каждый день слушаю джийанские новости. Упоминаний Земли, звездной системы, похожей на Солнечную, там нет. К счастью, до нашей родины они пока не добрались.
  - Или добрались давно, так что это уже стало историей.
  Дэну опять представился костюм джийанского космолетчика, обнаруженный на 677-ой... Верно, джийане оккупировали галактику, но представить этих тварей разгуливающими по Земле было невозможно. Должен же быть уголок во Вселенной неподчиненный джийанам! Слова Ала о необходимости мести, как оказалось, сказанные от сердца, а не по наущению виртуалов, растревожили Дэна. Другими глазами он теперь смотрел на крейсер джийан и впервые в жизни думал: найти бы у этого монстра уязвимое место и полоснуть лазером: за папу, за маму, за Землю... Скрываться от сильнейшего противника разумно лишь до поры до времени, и не искать во время пряток способов борьбы с врагом - глупо.
  "Если б только я был уверен во всех своих сторонниках. Но есть еще предатель на корабле, установивший блокировку, есть непрозрачная и таящая обиду виртуальность..."
  - К вопросу об историях. Только что я выяснил, что Джад кое-что помнит из истории наших родителей. И новую экспедицию к объекту 404 он не поддерживает, - сообщил Дэн и вздохнул. - Похоже, он тоже хочет домой.
  Кас обернулся:
  - И что ты решишь?
  Крейсер джийан вгрызался в пространство, прокладывая путь к неизвестной землянам цели. Вот он скользнул в перламутровую прореху ткани мироздания, и последняя волна искажения легонько качнула "Красавицу". А крейсер уже исчез, будто его тут и не было. Только звезды, будто разобидевшись на своих двойников на иглах крейсера, сияли немного ярче. Дэн отвернулся от монитора.
  - Займись-ка пока виртуальностью, Кас. Сегодня я познакомился с любопытной виртуалкой. Катерина тянется к реалам, но, боюсь, во мне она видит только сына убийцы. Постарайся стать ей другом. Вероятно, нам это пригодится.
  - Не люблю я виртуалов!
   - Хотя бы час в день.
  - Да, кэп, - покорно согласился Кас, и Дэн вышел из главной рубки.
  Он чувствовал себя опустошенным. Полученные ответы ставили новые, еще более странные вопросы. И Дэн окончательно запутался, кому в реальности и виртуальности можно доверять, а кому нет. Но даже наедине с собой не желал признаваться в слабости!
  - Пап, а виртуалы друзья нам или враги?
  - Друзьями они нам быть не могут, так сказать, по определению...
  - Но ты говорил, они люди!
  - Представь, что ты можешь слышать все мои мысли, и мамины, и Капины. Мысли всех людей Земли. И это для тебя и для всех людей Земли также естественно, как дыхание. А теперь представь, что в вашем обществе телепатов появляется человек с абсолютно закрытым мысленным фоном. Черное пятно в море света. Вот, так виртуалы видят всех реалов. Мы никогда не сможем довериться им полностью, а они нам. Слишком мы разные. Мы не друзья. А вот врагами можем стать в любой момент. С виртуалами всегда нужно быть начеку... -
  Дэн шел к центру "Красавицы" - большой оранжерее. Это был круглый зал, сила тяжести в нем уменьшалась к центру, вплоть до нуля - невесомости. В центре зала серебристой струной был натянут осевой тоннель, соединяющий полюса корабля-шара, а по стенам были посажены растения, снабженные особой устойчивостью к странным условиям жизни.
  Дэн взошел на верхнюю галерею над кипящим зеленым морем листвы... и шагнул вниз, за перила.
  Он падал, но это падение постепенно превращалось в полет, как во сне. В центре зала полет закончился, он завис в воздухе, перенасыщенном килородом до опьянения, а вокруг все также кипела-бурлила листва, то тут, то там вздымая волны самой причудливой формы. Изредка мимо скользили роботы, ухаживающие за растениями оранжереи. В этом удивительном месте хотелось без причины веселиться и петь и, может быть, кувыркнуться пару раз, как в детстве.
   Дэн развернул припасенные веера и медленно погреб в сторону ближайшей зелёной волны.
  - Дэра! - позвал он несколько раз. - Дэра, покажись!
   Облако листвы разорвалось не слева от Дэна, как он ожидал, а справа. Самый странный поселенец "Красавицы" показался, как всегда, неожиданно.
  Человек в этом существе едва угадывался, но оно, несомненно, было земной, не инопланетной природы. Кости были изломаны, позвоночник выгнут в дугу, но уродство скрывала великолепная грива светло-русых волос. Существо было одето в волосы, и только в них. Откуда оно взялось на корабле, Дэну за пятнадцать лет так и не удалось выяснить. Первая команда ""Красавицы" держала Дэру в глубокой заморозке, Шелтон разбудил ее незадолго до 404-ой, и уложить существо обратно спать Дэну так и не удалось, хотя перепробовал он многое. При попытке вывести Дэру за пределы оранжереи, при прикосновении кого-либо из нового экипажа, с ней случалась истерика, переходящая в жуткий нервный припадок и заканчивающаяся остановкой сердца. Несколько раз ее реанимировали медроботы, а потом Дэн вовсе оставил попытки. Единственное, что капитану удалось установить - существо имеет ДНК человека, женского пола, а его биологический возраст чуть больше сорока лет. Она питалась фруктами, росшими в оранжерее, а где пряталась при перегрузках, когда остальные спали в криокамерах, никто не знал. Мелких роботов она подпускала к себе, чтобы ее причесали и обиходили, с людьми иногда соглашалась поговорить.
  Дэра тихонько приблизилась. Масса тонких волос облаком окутывала худую фигуру, одно плечо было открыто.
   - Дэра, - тихо сказал Дэн. - Никогда не советовался с тобой. Но мы собираемся лететь на Землю. Ты хочешь домой? На Землю? Домой?
   Он медленно, разборчиво повторил: "На Землю", "Домой" еще несколько раз. Дэра молча висела перед ним, облако волос колыхалось, казалось, существо раздумывает над ответом. Вдруг в русом тумане показались уголья налитых кровью глаз.
   Нет! - прорычала Дэра.
   Домой, на Землю, Дэра. Ты хочешь домой?
   - Нет! Нет! Нет! - заорала Дэра. Копна волос мелко затряслась, рот существа раззявился, из него показались пузырьки пены. - Нет! Нет! Нет! - и исступленный нечленораздельный вопль. Дэн подхватил невесомое, судорожно дергающееся тело и позвал роботов из медотсека. У Дэры начинался очередной панический припадок.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"