Яковлев Юрий Александрович: другие произведения.

Одра: Дюжина оттенков Тьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Годеш принял предложение Благородных южан, которые в союзе с Орденом Изгоняющих, решили совершить поход на Адептов Света. Чтобы если не уничтожить культ, то хотя бы, уменьшить влияние Адептов на северные провинции Тангора. Неожиданно этот поход решили поддержать Гуже, так как шаманы увидели что-то важное, требующее немедленного вмешательства. Кроме похода на север Тангора, Орден решил расширить свое влияние на Острова, вернув на родину наследника одной из крупнейших провинций. Да и люди далекие от большой политики и войн не сидят на месте. Главы 1-6.


   Одра: Дюжина оттенков Тьмы.
  

Нет ничего более опасного, чем крайность, но не менее опасна балансировка на грани между Светом и Тьмой.

  
  

Глава 1: Тени прошлого и настоящего.

   Мерген выглянул из-за бархана, ветер швырнул ему в лицо песок с крупинками льда. Холодно, плащ совершенно не давал тепла, мечник попытался растереть замерзшие руки. Он думал, что тайный схрон абсолютно надежен и ему удастся в нем перезимовать, но надеждам не суждено было сбыться. Убийцы появились на рассвете, и будь Мерген менее удачлив, Чойгана уже несколько лун назад получила бы его голову.
   Их подставили, без малейшего шанса оправдаться. Обычный контракт, они пришли на встречу с заказчиком в родовое поместье одной из самых влиятельных семей севера, но, войдя в гостиную, обнаружили следы кровавого побоища. Глава семьи ,его жена, зять, маленький внук и слуги находящиеся рядом были жестоко убиты. Мерген поднял с пола окровавленный меч, и в этот момент в комнату из боковых дверей ворвалась стража, время на раздумья не осталось. Действительно сложно объяснить что-либо противнику, наседающему на тебя со всех сторон, для которого всё и так понятно. Чойгану сложно винить: в одно мгновение она потеряла мать, отца, любящего мужа и сына, а кто виновен в их смерти, она не сомневалась. За головы Мергена и членов его отряда была назначена большая награда и под их ногами буквально начала гореть земля, решено было разделиться, но все равно до Мергена регулярно доходили слухи, что кто-то из его друзей уже мертв.
   Ближайший оазис уже недалеко, обогреться, купить тёплую одежду, деньги у мечника были, и двигаться дальше, Мерген решил укрыться в Новам Домуне.
   Боковым зрением мечник уловил какое-то движение, резкий поворот головы, нет, видимо показалось. Вдруг, макол вырос как из-под земли, белые одежды развивает ветер, в руках по небольшому кинжалу лезвие каждого размером с ладонь. Мерген поднялся на ноги и ухватил рукоять меча окоченевшими руками, первая мысль: "Чойгана действительно не жалеет денег, хотя только деньги макола вряд ли бы заинтересовали". Макол медленно двигался вокруг мечника, силы были явно не равны, достаточно одного, двух точных ударов и Мерген медленно истечет кровью, и меч не поможет ему. Макол сделал движение, но, в то же самое мгновение противники были отброшены друг от друга. Мерген больно ударился спиной и почувствовал во рту вкус крови, приподнявшись на локте, увидел свой меч в нескольких шагах от себя и макол в небольшом удалении, смотрящего куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, мечник увидел шамана и двух зирхов рядом с ним. Шаман вращал в руке трещотку, звук её, казалось, сливался с шумом ветра.
   - Его время ещё не пришло, - сказал шаман, обращаясь к макол. Хотя он говорил, не повышая голоса, слова его были слышны очень хорошо.
   Макол встал на ноги, явно обдумывая услышанное, а потом, резко отскочив, скрылся за барханом. Шаман постоял какое-то время, прислушиваясь к чему-то, а потом исчез так же неожиданно как появился, оставив на месте себя небольшой смерч. Мерген сел, опустив голову на грудь и положив меч рядом с собой, как ни странно, но он всё ещё жив. Ветер донёс какие-то звуки, похоже на звяканье сбруи, звук приближался, да сомнений не осталось, подняв голову, он действительно увидел небольшой отряд на лахш. Скачущий вторым знаменосец нес вымпел, на котором Мерген с удивлением увидел символы династии Тангорских королей.
  
   - Имею честь видеть Благородного Мергена? - спешившись, командир отряда кивком поприветствовал мечника. Получив утвердительный ответ, он подал знак и один из воинов отряда подвёл Мергену оседланную лахш, - Благородный Годеш приглашает Вас в свой лагерь и на всё время пребывание гарантирует полную безопасность.
   Мерген даже не стал раздумывать, прикрепив меч к седлу, он вскочил на лахш и отряд быстро поскакал в сторону едва видимых на севере гор.
  
   - Приветствую, - Годеш поднялся из-за стола и направился к вошедшему в шатёр Мергену. В шатре было немного душно, у большого стола сгрудилось несколько человек, Мерген знал лишь одного, - У нас появилась информация, что ты бродишь где-то поблизости, и я выслал на поиски несколько отрядов.
   - Спасибо за приглашение, постараюсь долго не обременять Вас своим присутствием, чтобы не поставить в неудобную ситуацию. Чойгана не остановится ни перед чем, чтобы получить мою голову, - после этих слов Мерген заметил, что несколько человек повернулось к нему.
   - Пойдем, - Годеш откинул полу шатра и вышел наружу.
   Огромный лагерь жил своей жизнью. Многоголосый гомон на разных языках, Мерген видел вокруг себя тангорцев, пустынников и даже большую группу людей в одежде Долины. Везде сновали дети, разговаривая на смеси тангорского и пустынного, ещё одна группа привлекла внимание мечника - несколько воинов из Новам Домуна прошли мимо.
   - Теперь все караваны из Тангора в Новам Домун и обратно идут через этот оазис, - пояснил Годеш, - Это наиболее короткий и удобный путь.
   Все встречные почтительно приветствовали Годеша.
   - Ваш авторитет здесь явно очень высок, - с улыбкой промолвил Мерген и неожиданно замолчал. Два человека в серых плащах шли им на встречу, поздоровавшись, прошли мимо, - Т'Ма! - скорее выдохнул, чем сказал мечник.
   - Не удивляйся, орден наш союзник в будущей войне, - при слове "война" тень легла на лицо Годеша.
   - Решили вернуть себе трон любой ценой, не особо выбирая возможных союзников?- Мерген остановился, пристально глядя на Годеша, но его вопрос остался без ответа.
   Скоро дошли до пещер, здесь почти у входа в каждую палатку развивался вымпел с символами королей Тангора. Ветер усилился и пошел снег.
   В ответвлении одной из пещер сделали баню, огромные жаровни были наполнены раскалёнными углями, пар от каменных купален, наполненных водой, поднимался к своду пещеры.
   - Помойся, вот возьми чистую одежду, а грязную оставь здесь. Потом спросишь у охранника, где моя палатка, отдыхай, я буду позже, - Годеш развернулся, и уже направился к выходу, но остановился и, обернувшись, добавил, - К тебе придёт человек. Ответь на все его вопросы, хочется или не хочется тебе это делать.
  
   В палатке Годеша никого не было, хотя Мерген знал, что у того есть семья, нехорошие мысли сами собой полезли в голову и словно в подтверждение их мечник увидел у стола две фигуры. Один человек стоял, опираясь на спинку высокого стула, лампа на столе достаточно хорошо освещала его лицо, второй находился чуть сзади и в тени.
   - Приветствую, Годеш должен был предупредить о нас, - стоящий впереди, чуть наклонил голову. Светлые волосы до плеч, лицо с тонкими чертами показалось бы совершенно невзрачным, если бы не глаза, огромные, голубые, как два бездонных и очень холодных колодца, - Меня зовут Раэл, я мист Изгоняющих или как вы нас называете в Тангоре Т'Ма.
   Сомнений в том кого Мерген видит перед собой, у него не было, серые одежды не давали шанса усомниться в этом. Мечник старался выглядеть спокойным он подошел к столу, на нем накрытая тонкой тканью стояла еда, видимо оставленная специально для него, сел и стал есть. С какой стати он должен соблюдать приличия, в конце концов, он их в гости не приглашал. Была бы его воля, он с радостью и не задумываясь, убил бы тех на чьих руках кровь тысяч тангорцев, в проклятых землях погибли его дядя и муж двоюродной сестры. Раэл с улыбкой смотрел на тангорца, потом сел за стол и налил себе вина. Лицо Мергена налилось кровью, но он сдержался, прикусив нижнюю губу, потом поднял глаза и посмотрел в лицо Изгоняющего, но очень быстро проиграл игру в гляделки, поэтому отвёл взгляд.
   - Вы обратили на себя наше внимание, - мист с улыбкой смотрел на мечника, но тот сознательно избегал его взгляда, - Вернее не Вы, а Ваш след в Ткани Мира. Сейчас он, конечно, едва различим на фоне других, но был момент, когда Ваши действия чуть в корне не изменили развитие ближайших событий. У нас было мало информации на тот момент, но теперь произошедшее стало более понятным. Нас интересуют наниматели, те, кто дал контракт на убийство...
   - Я ни кого не убивал! - Мерген вскочил со своего места, - Что я должен ещё сделать, чтобы мне поверили.
   - Успокойся, - Раэл говорил, не поднимаясь со своего места, - Мы догадываемся, куда тянутся нити, но нам нужно подтверждение наших догадок. Отец Чойганы был непримиримым врагом адептов Света, так же как и его дед, он вел с ними войну, и полностью искоренил культ в своей провинции. Более того он ни когда не отказывал в помощи правителям других небольших провинций если у них возникали проблемы с культистами. Фактически он был символом борьбы с культом на севере Тангора и если бы тебе удалось задуманное... - мист замолчал, - Но по счастливой случайности Чойгана осталась жива.
   Мерген в пол-уха слушал Изгоняющего, а все его мысли были направлены на то, сможет ли он одним ударом переломить эту тонкую шею, так как второй попытки у него явно не будет. Видимо решив, что сможет, мечник бросился вперёд, но тут же свалился на пол скорчившись от боли. Раэл не изменил своего положения за столом, сделал еще несколько глотков вина и вздохнул. Стоящий до этого в тени подошел к Мергену и, нагнувшись, сделав несколько пасов руками потом что-то сказал на долинном. Сказанное видимо заинтересовало миста, и он встал со своего места.
   - Мы не хотим применять насилие, - тихо сказал Раэл, наклонившись почти к самому уху мечника, - И будем благодарны тебе за содействие. У нас небольшая просьба, пусть она не покажется тебе странной, ты не мог бы снять рубаху.
   Боль медленно отступала, Мерген сел, а почему бы и нет, и снял рубаху. Вся его спина и плечи были покрыты татуировками. Изгоняющие наклонились и стали о чём-то живо переговариваться, особенно их внимание привлекло правое плечо. Мечник сидел без движенья, совершенно не понимая, о чем они говорят, голова шумела, видимо это было последствие магической атаки. Через некоторое время один из Изгоняющих, быстро, почти бегом покинул палатку. Мерген и Раэл остались одни, мист явно о чем-то задумался.
   - У меня для тебя есть несколько новостей, - Изгоняющий обошёл вокруг стола и стал таким образом, чтобы он оказался между ним и мечником. Не то чтобы он его сильно боялся, просто проявлял разумную осторожность, - Первая новость тебе явно не понравится, это ты со своими людьми убил семью Чойганы.
   Мерген ни как не отреагировал на эти слова, подождав немного, Раэл продолжил:
   - Но если честно у тебя не было выбора. На твоём плече мы обнаружили следы плетения, татуировку на нем явно совсем недавно обновляли. Это плетение на татуировке заставляет действовать человека помимо его воли. Более того когда задание сделано, он ничего не помнит, - мист подошел к мечнику и подал ему руку, чтобы он смог подняться. Но тот или не видел этого жеста, или не хотел получить даже малейшую помощь от Т'Ма, - Этой осенью на болотах Изгоняющие сняли подобные плетения с татуировок у нескольких сотен людей.
   Мист развернулся и пошёл к выходу из палатки, но потом обернулся. Мерген, по-прежнему, сидел на полу, опустив голову на грудь.
   - Мы попросим Годеша организовать нам встречу с Чойганой. Учитывая сложившуюся ситуацию, она сейчас в большой опасности, удар может нанести любой даже самый близкий друг. Правда захочет ли Благородная Чойгана говорить с Т'Ма, - Раэл усмехнулся, - Ведь мы для многих в Тангоре большее зло, чем культисты. Но если она нас всё-таки выслушает, мы попробуем объяснить ей, что произошло с тобой и её семьёй, может она прекратит охоту.
   - А ты бы простил человека, убившего всю твою семью?- Мерген поднял голову.
   - Не знаю, - мист потер переносицу, - Но в Долине прецедент был. Убийца не сознавая, что делает, совершил покушение на сына главы крупного клана. Плетения с татуировки были сняты и она жива до сих пор. Правда, в данном случае ни кто не погиб. Если захочешь, приходи к нашему шатру, мы снимем остатки плетения, неизвестно, что оно ещё может заставить тебя сделать.
   - А Т'Ма может накладывать такие плетения? - спросил мечник, но Раэл или не расслышал вопроса или не захотел на него отвечать.
  
   Годеш мерил шагами шатер, Раэл стоял у стола с большой картой, лежащей на нём, как не странно это была не карта севера Тангора, а подробнейшая схема пещер и оазиса примыкающего к ним. Это место могло стать настоящей жемчужиной пустыни, здесь были поистине огромные запасы пресной воды, к тому же оазис располагался на самом коротком пути из Тангора в Новам Домун. Сверху карты пустынной вязью было написано Маджин, эта же надпись была повторена на тангорском и долинном языках.
   - Это не сказки, - продолжил Раэл, начатый ранее, разговор, - Члены клана Зигрод действительно обладали способностью накладывать плетения на татуировки. С помощью этих татуировок был возможен полный контроль над человеком. Согласен, для подавления воли человека можно использовать артефакт, но он должен быть очень мощным, поэтому его не трудно обнаружить. Видимо Зигрод сами испугались полученного знания, поэтому и унесли его под гору Истар. Но культисты проникли в пещеры под горой, и каким-то образом искусство нанесения плетений на татуировки им стало известно. Видимо когда рабы Нави были выгнаны из Долины, и часть из них примкнула к адептам Света, это знание стало известно и им.
   - Орден тоже способен накладывать плетения на линии татуировок? - Годеш задал этот вопрос, не глядя на собеседника.
   - Нет. Нам понятно как это можно сделать, но повторить плетения, ни мы, ни инпар не смогли, - мист заметил, что тангорец сознательно избегает встречаться с ним взглядом, словно боится чего-то, - Конечно, это всего лишь мои слова. Но Вам придется мне поверить, - Раэл замолчал.
   Годеш по-прежнему мерил шагами шатер. Мысли тангорца были понятны Изгоняющему, если орден способен управлять людьми помимо их воли...
   - Все же прошу Вас вернуться к тому с чего мы начали, - мист первый прервал молчание, - Благородной Чойгане угрожает большая опасность, и, ни кто кроме нас не сможет её защитить.
   - Когда больше двадцати кругов назад войска Долины вторглись в Тангор, то, они почти не встретили ни какого сопротивления в южных провинциях. Лишь в паре лун пути от Маджи-Лай их ждала армия, отправленная из северных провинций, - Годеш подошёл к столу и впервые за все время разговора посмотрел в глаза миста.
   - Мы пришли в Тангор не как захватчики и Благородные южане это поняли. Если бы мы не уничтожили культ... - Раэл хотел, что-то добавить, но Годеш ударил кулаком по столу.
   - Не как захватчики!!! Вы убили тысячи! - через мгновение тангорец взял себя в руки, от вспышки гнева не осталось и следа, - Может там и были культисты, но их было гораздо меньше.
   - Нам нужно начать доверять друг другу, - на бледном лице Раэля не отразилось ни каких эмоций, - Всё что было в прошлом, должно остаться в прошлом. Долина до сих пор затягивает раны оставленные культом, надо учиться жить настоящим, мы это делать пытаемся.
   Изгоняющий направился к выходу, но подойдя к пологу, перед тем как его откинуть, остановился. Стены шатра прогибались под сильными порывами ветра. Кто-то громко кричал, пытаясь перекричать шум. Раэл немного отодвинул полог, снег, кружась, залетел в образовавшуюся щель.
   - Мы можем защитить Благородную Чойгану. Постарайтесь её убедить встретиться с нами. Нужно быть реалистами, адептам Света много тысяч зим, и было бы наивно полагать, что мы покончим с культом разом. Надо нанести удар, от которого они будут восстанавливаться как можно дольше, - мист обернулся, ветер развевал длинные волосы, даже при скудном освещении тангорец заметил снежинки на его ресницах, - Может быть нашим детям удастся завершить начатое нами. А сейчас необходимо создать жизнеспособный альянс, для этого Чудотворец и послал меня сюда, вот первоочередная задача.
   После того как полог закрылся за Изгоняющим, Годеш в раздумьях разглядывал карту, поправил несколько фигурок на ней, он чувствовал, что его будущее связано именно с этим местом - Маджин, это название предложили шаманы, и оно полностью всех удовлетворило. На тангорском слово "маджин" значит "скрытое или покрытое тьмой", на долинном это тоже не пустой набор звуков, но значит оно немного другое "таинственная или тайная земля", правда дословный перевод с диалекта племен западной пустыни не столь интересный буквально "пещеры с водой". Тангорец улыбнулся собственным мыслям, но их ход неожиданно был прерван возвращением Раэля.
   - Надеюсь, не помешал? - мист подошёл к столу, - У меня вопрос не касающийся нашего предыдущего разговора, - увидев, что Годеш посмотрел на него продолжил, - У Мергена же насколько мы знаем есть старший брат, он правитель небольшой северной провинции, но Чойгана не пытается уничтожить его семью.
   - Причем здесь семья его брата? - видимо тангорец искренне удивился, на его лице попеременно промелькнуло несколько эмоций, - Кажется понимаю, вы меряете всё категориями Долины. Гнев пострадавшей стороны направлен не только на виновного, но и на всех членов его семьи.
   - Видимо я действительно спросил, что-то не то, - Раэл попрощался и быстрыми шагами вышел из шатра.
   Тангорец снова вернулся к своим мыслям: "Можно ли создать альянс, если они настолько разные?" Он много слышал и читал о Долине, поэтому считал, что неплохо знает о том, как там живут люди, хотя сам ни разу в ней не был. Кланы, ковены, общины темных, купеческие и торговые гильдии, теперь еще и Орден. Каждый человек с рождения часть чего-то большего и должен понимать последствия своих поступков, так как по ним судят не только о нём, но и его ближайшем окружении. Интересы своего сообщества чаще всего ставятся даже выше интересов страны. Со стороны Долина напоминала огромную постель, где каждый тянет одеяло на себя. Но, что совершенно не укладывалось в голове Годеша, почему несмотря ни на что Долина так богата и сильна, даже Гуже уважительно относятся к ней. В детстве тангорец прочитал книжку, в которой имя главного героя было написано на неком столбе и на него стали охотится все наёмные убийцы Долины. Уже будучи взрослым, он решил узнать существуют ли такие столбы в действительности или это выдумка автора книги, каково же было его удивление, когда он узнал что в Долине действительно существует три места со столбами на которых написаны имена людей за головы которых назначена награда, столбы принадлежат определённым группам которые гарантируют получение награды, это позволяет заказчику сохранять полную анонимность. Как всё это работает было не понятно, но это работает. Эти столбы, древние артефакты и чем они были изначально не известно. Годеш ещё какое-то время смотрел на карту, намечая план работ на следующий день, и вышел из шатра. У входа на посту стояли два наёмника из Долины, один из них явно прикоснулся к Сай, говорят, что это позволяло слабее чувствовать холод.
   ***
   Поднявшись к себе в кабинет, Зуал обнаружил там Саата, удобно расположившегося на диване с кружкой, рядом на небольшом столике стоял кувшин с вином. Саат-старший был одет в робу и широкие штаны, он решил примкнуть к Сообществу Магов и Мастеровых, поэтому жил в башне Хаота, но уже второй день гостил у Зуала. Саат понимал, что его "воскрешение" могло создать много проблем для ковена, поэтому редко наведывался в белую башню, чтобы лишний раз не смущать своего ученика. Всю свою недюжую энергию Саат-старший направил на помощь Хаоту в создании и укреплении сообщества, хотя и не до конца верил в их идеи. Поздоровавшись Зуал сел к столу и позвонил в колокольчик. Огромный стол, заваленный бумагами, занимал почти треть комнаты. Кроме стола в ней находился диван и два стула с высокими спинками, явно Салуманской работы, у стен от пола до потолка стояли стеллажи с книгами и свитками. Из комнаты выходили две двери, одна в коридор, а вторая на лестницу, ведущую непосредственно в подвал, из единственного окна открывался чудесный вид на озеро Танат, скованное льдом в это время круга. Через некоторое время вошёл Изгоняющий с двумя подносами, на одном был чайник и чашки, на другом конверты с новыми донесениями.
   - Мы вчера устроили с тобой неплохой мозговой штурм, - Зуал налил себе чаю и сделал несколько глотков из черной чашки, украшенной серебристой вязью.
   - Да уж. До сих пор голова раскалывается, - отхлебнув из кружки, Саат закрыл глаза и потер рукой голову.
   - Голова у тебя раскалывается от вина, - Чудотворец с улыбкой посмотрел на друга, - Пить надо меньше, а кстати, где схема, которую мы с тобой нарисовали.
   Зуал начал рыться в бумагах, лежащих на столе и наконец, нашел салфетку, разрисованную кружками и стрелками. Аккуратно расправив салфетку, Изгоняющий стал её внимательно разглядывать.
   - Ты знаешь, на трезвую голову эта схема не менее логична, чем на пьяную, - Зуал засмеялся, откинувшись на спинку стула, - Что само по себе удивительно. Я с конца лета пытался понять, что произошло на болотах, но так и не смог объединить в единую картину разрозненные части мозаики, как объяснить одновременное появление на болотах адептов Света и рабов Нави. А вчера, по-моему, нам это удалось. Правда, одной очень важной части недоставало, а про неё мы узнали только накануне утром.
   - Ты о том, что адептам Света известно как накладывать плетения на татуировки? - видимо кружка вина вернула Саату ясность мысли.
   - Да ,совершенно верно, а узнать об этом они могли только от рабов Нави, - поднявшись, Зуал подошёл к окну, - Видимо поделившись своим знанием с адептами Света, кто-то завоевал их доверие, но продолжал служить прежним хозяевам, а может просто работал на обе стороны. От него эльвиты точно знали о том, что адепты Света планируют нападение на Эсхату Нариз и решили воспользоваться ситуацией.
   - Думаешь эльвитам известно о руинах на западе болот, и о том, что адептам был нужен камень привязки?
   - Сложно предположить, что им известно, - Зуал снова вернулся к столу, налил себе чаю и взглядом предложил вторую чашку Саату, но тот отрицательно покачал головой, - Но жителей ближайших деревень они на болотах ждали. По большому счёту главное для эльвитов было открыть портал. Спросишь для чего? Даже не могу и предположить. Но наверняка, они попытаются это сделать снова, если не в Долине, так в Тангоре или на островах Содружества.
   - Тангор на пороге войны, - Саат поудобнее расположился на диване.
   - Да, действительно, война это потоки энергии боли и страданий, а также радости победившей стороны, - Зуал замолчал на короткое время, обдумывая что-то, - Но часть территории Тангора подконтрольна адептам Света. Вряд ли эльвиты сунутся в Тангор, скорее в Содружество, хотя от них всего можно ожидать, сбрасывать со счетов любое развитие событий нельзя.
   Друзья ещё посидели, поговорили и Саат уже собирался уходить, когда Зуал неожиданно задал вопрос:
   - А что ты вечером сказал о древнем храме на севере болот?
   И Саат понял, что накануне он выпил немного лишнего.
   - Это не моя тайна, - магог явно замешкался, - Поговори с Хаотом, он знает больше, ему этот горец, вернее Яг, рассказал.
   - Интересно, а когда вы мне собирались это рассказать, - было видно, что Зуал немного раздражен, - Тебе известно, что орден пытается найти дорогу на север болот, чтобы понять, что там находится. Пока безрезультатно, так как трясина, как оказалось, не замерзает зимой, а это сильно затрудняет поиски. А вы знали, но молчали.
   - Это не наш секрет, - Саат явно чувствовал себя неловко.
   - Да что ты всё заладил, "не моя...", "не наш...". Ладно, живите со своими тайнами, - Зуал неожиданно рассмеялся, - Я уже и сам знаю, как сузить круг поисков. И скрывать в отличие от вас ничего не буду.
   - Ну, вот и прекрасно, - у Саата явно свалился камень с души. Меньше всего он хотел поругаться со старым другом, - Но наверно сейчас объяснять ничего не будешь.
   - Естественно, но когда будет результат, обязательно расскажу, - улыбаясь Изгоняющий сел за стол, - Не обижайся, но мне надо немного поработать.
   Зуал погрузился в чтение донесений, а Саат через некоторое время вышел из кабинета и пошел в свою комнату собраться в дорогу, так как решил съездить в Эсхату Танаис. Можно конечно попросить открыть портал в ближайший к городу оплот, но магог решил немного прогуляться, так как путь был недолгий.
   Через некоторое время после ухода друга Зуал позвонил в колокольчик и попросил найти магов, которые были у Эсхаты Нариз вместе с Аргабром. Имея две отправные точки можно значительно сузить поиски.
   ***
   Придя в себя, Казр понял, что ни чего не поменялось, он по-прежнему лежал на каменном полу в круглой камере, через небольшое окно расположенное высоко вверху пробивался бледный свет, видимо сейчас день.
   Изгоняющие как дети попали в засаду на болотах, атака была настолько внезапной, что они даже не сразу поняли происходящее, возможно, сказалась усталость предыдущих дней. Казр видел, как один за другим гибли его друзья, вот и Лэтор был фактически втоптан в грязь огромным одержимым, лишь несколько Изгоняющих оставались ещё на ногах. Мист отбивался от наседающих врагов, хотя и понимал, что у него нет ни малейших шансов, любой предмет в своих руках он превращал в смертоносное оружие, плетения накладывались почти мгновенно. Раскалённый камень, навылет пробил грудь ближайшего одержимого, ещё один дико выл пытаясь стереть с лица едкую грязь. Изгоняющему даже удалось несколько раз уклонится от огненных шаров пущенных магами культистов, но силы были на исходе. Казр попытался увернуться от удара копья, а потом темнота, следующее, что помнил мист, что его куда-то волокут за связанные ноги, и тут же получил новый удар по голове.
   Очнулся он уже в подземелье, руки и ноги были связаны верёвкой, не позволяющей применять магические способности. С ним никто не говорил, а лишь регулярно избивали до полусмерти. Небольшая камера с дверью, под которую просовывали миску с дурно пахнущей едой, мист был вынужден есть как животное, так как руки были связаны за спиной, но это не мешало ему ощупывать свои путы и обдумывать план спасения.
   Казр был темным, вернее отверженным, родился в большой общине Эсхаты Изур, но с детства его способности значительно превосходили возможности сверстников. Тёмные не отдают своих детей в школы магии, а воспитывают их сами, так же как и инпар. Воспитатели забили тревогу с того момента, когда Казр бросив песком в соседского мальчишку, порвал на нем одежду и оставил раны на теле, но чем дальше, тем становилось хуже. Тёмные не знали, что делать с таким ребёнком, он использовал не только жестовую, но и голосовую магию. Мальчик не просто зачаровывал предметы, он их изменял. Вода превращалась в пар или кислоту, железо плавилось. Камни, песок, воздух, всё в его руках несло смерть и разрушение. Логично было отдать его в школу к более квалифицированным наставникам, лишь упрямство не позволило воспитателям это сделать. Поэтому закономерно, что повзрослев, Казр снял чёрные одежды. Вначале он отправился к Немому Отшельнику, но быстро понял, что отличается от него и его окружения, правда, за короткое время, что он был с ними, смог выучить несколько пассов и узнать для себя много нового. Услышав об Ордене, Казр решил присоединиться к нему и ни разу не пожалел о своем решении. Людям с нестандартными способностями в Долине была одна дорога в наёмники, пираты или бандиты, Зуал и его сторонники дали им другую возможность. В Ордене Казр наконец-то нашел наставников, друзей и максимально развил свои умения. А благодаря таким людям как Казр, Изгоняющие превратились в силу, заставляющую считаться с собой всех в Долине и даже за её пределами.
   В коридоре послышались шаги, потом кто-то сказал несколько слов на тангорском, которого Казр не понимал, и под дверь просунули металлическую миску с чем-то, что можно было назвать едой с большой натяжкой. Мист набрал в рот еды, с трудом перекатился к стене, в ней было небольшое отверстие, и выплюнул еду изо рта. Скоро в отверстии показалась острая серая мордочка. Крыса совсем не боялась человека за долгие дни, проведенные вместе, они совсем подружились, в прямом смысле деля еду на двоих. Улыбнувшись, маг посмотрел на зверька, потом снова перекатился к двери. План спасения пришёл сам собой, когда Казр обнаружил нору в стене. Потребовалось время, прежде чем крыса перестала бояться миста, но сегодня наступил долгожданный момент, лишь бы веревки из морских водорослей пришлись по вкусу его маленькому другу. Перевернувшись, Казр засунул руки в миску с баландой и как смог, испачкал путы в еде, затем вернулся к норе, он расположился таким образом, чтобы руки с путами были напротив отверстия, и стал ждать. Крыса появилась очень скоро, вначале маг почувствовал, что она обнюхивает связанные руки, а потом больно укусила его за палец. Казр дернулся, крыса испугалась и убежала, но быстро вернулась, на этот раз она решила попробовать путы.
   Крыса постоянно кусала миста за руки, иногда он терпел, иногда отгонял её, но она возвращалась и самое главное медленно, но верно грызла веревку из морских водорослей, стягивающей магу руки. Это продолжалось долго, крыса в очередной раз больно укусила руку, Казр дернулся и порвал веревку.
   Кровь медленно приливала к кистям рук, прислонившись к стене мист полуприкрыв глаза, растирал руки. Он был очень слаб в лечебной и восстановительной магии, да может даже это и хорошо, так как если бы он сейчас попытался воспользоваться магией это мог кто-нибудь почувствовать. Теперь, когда путы не блокировали его способности, он смог определить, что стены его темницы сложены из заговоренного камня, дверь тоже надёжна и крепка, выбраться в данный момент не было ни какой возможности, но Изгоняющий никуда не торопился. Время работало, как ни странно на него, скоро тюремщики придут, чтобы снова избивать его, а до этого ему нужно восстановить силы.
   Казр старался передвигаться также как и раньше, чтобы если кто случайно заглянет в небольшое оконце двери, то не заметит, что он освободился от верёвок. Мист даже оставил веревку на ногах, правда, распутать её можно было одним движением, выковыряв несколько камней из пола, он сложил их небольшой кучкой и старался, чтобы камни были всегда под рукой.
   Дни проходили за днями, ожидание затягивалось, Изгоняющий уже начал продумывать новый план спасения, когда в коридоре раздались громкие голоса и ключ несколько раз повернулся в замочной скважине. Казр сжал по камню в каждой руке и внимательно смотрел в проём двери. Два тюремщика зашли в темницу, еще один, судя по всему, остался в коридоре, это было не очень хорошо, но что поделать, нужно действовать быстро, чтобы третий не успел поднять тревогу.
   Время, казалось, остановилось, тангорец подошел почти вплотную, тогда мист резко встал, он даже успел посмотреть в глаза врагу прежде чем ударить того камнем. Удар был усилен плетениями, и череп противника треснул от этого удара как орех. Второй тюремщик был просто отброшен к стене. Казр выскочил в коридор, захлопнув за собой дверь, и лицом к лицу столкнулся с третьим тюремщиком, с его лица перед смертью так и не сошло удивлённое выражение. Мист обернулся к двери и, повернув несколько раз ключ в замочной скважине, быстро побежал по коридору, прихватив с собой связку ключей. Очередной противник встретился Изгоняющему только на следующем этаже, но здесь стены были сложены уже не из заговорённого камня и к мисту вернулась вся оставшаяся в нем сила. Стоя над телом тангорца Казр пытался перевести дух, он еще был очень слаб, и короткая пробежка вымотала его полностью. Поднявшись еще на один этаж, мист понял, что он уже вышел из подвала, поэтому подбежав к окну, раскрошил несколько камней и выломал решётку, после чего выполз во двор. Ему повезло дважды, во-первых, его побег еще ни кто не обнаружил, во-вторых, был уже поздний вечер. Казр сидел, прислонившись к стене, и вдыхал полной грудью холодный ночной воздух, но расслабляться рано, нужно двигаться дальше, так как погоня могла начаться в любой момент, да и мороз стоял не шуточный, а лохмотья на нем грели не сильно. Мист встал на ноги, опираясь на стену башни, и медленно стал двигаться вокруг неё. В глаза ударили лучи заходящего Айора. Неожиданно сама собой всплыла цитата: "Чем ближе закат жизни, тем длиннее наши тени", Казр усмехнулся, ну умирать он пока не собирался, его "тень" еще не достаточно плотна, вытянув вперёд руку и полуприкрыв глаза, он стал делать пассы руками, тихо напивая речитативом.
   Когда в глубокой древности Хоа спустились с гор в низины, они обнаружили, что некоторые люди обладали магическими способностями совершенно не похожими на их собственное представление об использовании силы. Ритм был похож на тот, что использовали инпат, ближайшие соседи Хоа в горах, но свои заклинания люди накладывали на предметы, наделяя их необычными свойствами. Сами жители низин называли таких людей Шуушу или шептунами. Особо искусные шептуны могли накладывать заклинания на воду, а самые могущественные на воздух, именно заклинания, наложенные на воздух, изначально назывались плетением, так как со стороны казалось, что напевая, шептуны словно плетут невидимую паутину.
   Казр "сплёл" первую паутину и, отдыхая, смотрел, как она полетела в строну стены. Хотя наложение плетений требовало гораздо меньшей затраты Силы чем использование заклинаний ему было очень тяжело. В башне раздались крики, видимо его побег обнаружили. Отойдя на несколько шагов от башни, Изгоняющий создал второе плетение уже гораздо проще и направил его в сторону ворот, в данном случае ему важна была мощь, а не сложность и быстро насколько возможно двинулся в сторону стены, к точке, в которую было направлено первое плетение. Два взрыва прогремели почти одновременно, второе заклинание просто разбило ворота, а вот первое плетение было гораздо сложнее. У миста было всего несколько мгновений, чтобы проскочить в образовавшийся в стене проём, так как заклинание не только разрушило стену, но осталось в образовавшемся проеме, став через некоторое время невидимой ловушкой для любого, кто последует за Казром.
   Наст был крепок и Казр быстро побежал в сторону леса, в этот момент Айор скрылся за горизонтом, и наступила полная темнота. Звуков погони, как ни странно, слышно не было. Снег скрипел под ногами, ни одной из лун не видно, но в лесу было достаточно светло, и холодно. Мист уже не раз пожалел, что не снял какую-либо одежду с убитого охранника, но чужая к тому же не новая одежда лишний маячок, вначале он шел строго на юг, скоро ему удалось выйти на дорогу, и по ней дойти до развилки. В этом месте дорога разделялась на две, утоптанная и широкая колея вела на юг, а узкая слегка занесённая снегом на запад, по виду ей явно пользовались гораздо реже. Логично, что преследователи будут искать его на юге, так как это кратчайший путь в Долину, поэтому Казр решил идти на запад к горам, в любом случае в горах удобнее прятаться, но, правда, был шанс наткнуться, кроме тангорцев, на других врагов, а их в предгорьях и горах было предостаточно. Но вначале мист решил слегка запутать погоню, слепив три комочка из снега, он наложил на них несколько плетений. Один комочек он оставил на развилке, второй катнул по большой дороге, а пройдя несколько шагов на запад, оставил позади себя третий. Когда погоня достигнет развилки, то они попытаются определить, куда он пошёл, тут их будет ожидать сюрприз. Казр улыбнулся собственным мыслям, правда, в его плане был большой изъян, собак, если они будут, со следа это не собьёт. Ему, кажется, стал понятен замысел тюремщиков, они не будут преследовать его ночью в темноте, а спокойно догонят его на лошадях днём, действительно, куда он денется в незнакомой стране. А ночи сейчас длинные, а раз так время у него предостаточно, значит можно ни куда не спешить, а приготовить преследователям несколько сюрпризов. Отодрав от ближайшего ствола мох, Изгоняющий растер его между ладоней и, прошептав несколько заклинаний, посыпал им дорогу за собой, это собьёт собак со следа, так как лишит их, на некоторое время, нюха. Положив несколько кусков моха в карман, Казр быстро пошел по дороге, изредка останавливаясь, чтобы посыпать колею заговоренным порошком.
   ***
   После того, как Мелм с Клео скрылись из вида, Савай и женщины пошли вверх по горной дороге. Дорога постоянно петляла, создавалось ощущение, что она была проложена по давно пересохшему руслу горной реки, видимо, весной по ней текли потоки талой воды. Скоро они дошли до первой развилки, по широким каменным ступеням можно было подняться на восточный или западный склон. Посовещавшись, решили идти на запад. Дейра первая поднялась наверх, в принципе именно она и приняла решение за всех. У волчицы явно было хорошее настроение, единственно, что его омрачало, их отряд стал значительно меньше, поэтому иногда она останавливалась и долго смотрела назад, видимо надеясь, что из-за поворота появятся Клео и Мелм.
   Делис догнала волчицу и легонько её толкнула, та мгновенно приняла правила игры. Осень в предгорьях уже окрасила листья деревьев в яркие цвета, разноцветные кроны блестели в лучах Айора. Тишина, лишь шелест листьев под ногами. Голоса птиц были слышны очень редко. Стаи с предгорий уже улетели на юг, а стаи с северных высокогорий еще только собирались в дорогу. Тишина была бы полной, если бы не шумная игра девушки и волчицы, тявканье и смех далеко разносились вокруг. Савай шел, ведя лошадь на поводе, улыбаясь собственным мыслям, на душе было удивительно спокойно, как вдруг наткнулся на Делис. Девушка стояла, глядя прямо перед собой, за поворотом были ворота, и высокая изгородь окружала, достаточно большую деревню. На широких террасах, выдолбленных на склонах горы, стояли дома разных размеров, некоторые буквально нависали над своими соседями. От извилистой центральной улицы ступени уходили вверх и вниз, людей на улице было очень много, кроме коренного населения Долины, встречались лица, которые могли принадлежать только потомкам бывших рабов, в этой местности их здесь было очень много. На путников медленно идущих по дороге, почти ни кто не обращал внимания. Делис шла, внимательно оглядываясь по сторонам.
   - Мне всё здесь кажется очень знакомым, - тихо произнесла она остановившись.
   - Не волнуйся, закрой глаза и дыши ровно, - Хаома подошла и обняла девушку.
   На остановившихся посреди улицы незнакомцев, окружающие стали обращать внимание гораздо больше. Савай заметил, как два человека что-то живо обсуждали, показывая на Делис, а потом один побежал куда-то вниз по ступеням
   Савай не понимал, что-то происходит, а позиция посреди улицы не самая удобная, но сделать ничего было нельзя. Делис опустилась на колени и сидела, обхватив голову руками, немного раскачиваясь из стороны в сторону. По правую руку Савай заметил какое-то движение, вернулся убежавший мужчина, а за ним семенила пожилая женщина. Не останавливаясь, женщина пробежала мимо охотника и, опустившись на колени рядом с Делис, отвела её руки от лица.
   - Внученька, Онима, - женщина заплакала и обняла девушку за плечи. Спустя некоторое время, вытерев слезы, она поднялась сама и помогла подняться Делис, и громко закричала на всю улицу, - Люди, моя внучка нашлась, моя любимая Онима вернулась домой.
   От ближайшего дома к ним подбежали еще две женщины, в руках одной был кувшин и кружка, и она дала Делис напиться. Вокруг охотника и гадалки образовалась уже большая толпа, все что-то говорили, смеялись, но Савай заметил, что несколько человек не разделяли всеобщего веселья, а один из них быстро пошел по улице и скоро скрылся за поворотом. Через некоторое время всеобщий ажиотаж уменьшился, и бабушка Делис повела её вниз по ступеням, Савай и Хаома пошли следом в сопровождении как минимум дюжины местных жителей.
   Друзья, соседи, Савай окончательно потерялся в этом потоке незнакомых лиц, поэтому вышел на улицу и сел на лавку у забора. Время близилось к вечеру, Айор уже скрылся из вида и лишь вершины гор были освещены его светом. Быстро холодало, охотник застегнул куртку и, достав из сумки кусок мяса, поделил его на две части, себе и волчице. Привалившись спиной к большому валуну, закрыв глаза, Савай жевал немного жестковатое мясо, стараясь ни о чем не думать. Что будет, то будет, мысли, обрывки фраз, неясные силуэты. Видимо охотник задремал, но резко сбросил состояние дремоты, сказалась кругами выработанная на охоте способность быстро переходить от сна к бодрствованию. Не изменяя положения тела, охотник осматривался вокруг полуприкрыв глаза. Волчица тоже что-то почувствовала, поэтому Савай положил руку ей на голову, успокаивая.
   У калитки стоял человек, видимо, не решаясь войти, наконец, приняв решение, открыл калитку, быстро пересек двор и вошел в дом. Савай поднялся с лавки и пошел за ним следом. Хаома и хозяйка дома о чем-то говорили на кухне. Делис сидела за столом, подперев голову руками, и смотрела в окно. Девушка явно была не в своей тарелке, а постоянные посетители не способствовали восстановлению её душевного равновесия, скорее наоборот.
   - Здравствуй, - юноша стоял на пороге, Савай с волчицей протиснулись мимо него в комнату.
   - Здравствуй, - Делис посмотрела на вновь прибывшего, - Хочу сразу сказать, я тебя не помню и никого я не помню, - девушка закрыла глаза и тяжело вздохнула.
   - А явился, - хозяйка дома стояла на пороге комнаты, вид у неё был совершенно не дружественный.
   - Все считали, что она умерла, - юноша пытался оправдаться.
   - А ты и обрадовался, не долго горевал, - женщина направилась к вошедшему, явно с намереньем выставить его за дверь.
   - Да перестаньте вы, - Делис поморщилась и потерла виски пальцами, - Так, что я должна знать?
   - То, что это твой муж, - бабушка Делис, сверлила юношу взглядом, - Ты пропала, а его постель ни дня не пустовала. Люди правду говорили, только ты не верила, и круга не прошло, как он снова женился. Отец твой обозлился очень, дом который вместе строили для вас так недостроенный и стоит.
   - С ним всё понятно, я его не помню и вспоминать не собираюсь, - Делис, ухмыльнувшись, как-то по-особенному посмотрела на юношу, что тот боком, не прощаясь, выскользнул за дверь.
   - Вы с ним с детства дружили, - бабушка закрыла дверь на щеколду и, подойдя к столу, присела рядом с внучкой, - Играли вместе, выросли, и то, что вы вдруг решили пожениться ни для кого неожиданностью не было. Да только он на тебя, скорее, как на друга смотрел, и постоянно на других девушек заглядывал.
   - Да ладно, что ты всё о нем, не стоит он того, - Делис улыбнулась, и погладила бабушку по руке, - Ты упоминала отца, а что с ним?
   - Все нормально, жив, здоров и с матерью все в порядке и с сестрами, - взгляд женщины потеплел, - По-прежнему в соседней деревне живут, завтра с утра пойдем, вот они обрадуются. Племянника своего увидишь, такой богатырь растет. Кира, сестра твоя младшая очень по тебе скучала, всё по горам лазила, искала, да и..., - видимо она хотела ещё что-то добавить, но передумала.
   Вздохнув, бабушка Делис поднялась из-за стола и пошла на кухню, где Хаома, не переставая, гремела посудой. Савай смотрел на Делис, вид её был растерянный и какой-то раздавленный. Дейра подошла и положила голову на колени девушки, пытаясь заглянуть ей в глаза.
   - Семья, - Делис сказала это очень тихо, но охотник услышал её голос, - Совершенно не уверенна, что я действительно хотела её найти.
   За ужином говорили мало, но как, ни странно ближе к его концу, Делис приободрилась и в её глазах появилась твердость, какое бы решение она не приняла, Савай решил, что в любом случае поддержит её.
   Кто-то легонько тряс Савая за плечо, когда он открыл глаза, то увидел лицо Делис с трудом различимое в бледном предрассветном свете, она держала палец у губ. Хаома тоже уже встала, собраться было делом не долгим, так как чего-то подобного охотник и ожидал. Они тихо направились к двери, как вдруг наверху послышались шаги, и бабушка Делис спустилась вниз по лестнице, в руке она держала свечу.
   - Прости, я пока не готова к встрече с семьёй, - Делис первая решила прервать молчание, - Вот здесь, - девушка прижала руку к сердцу, - У меня ничего нет. Вернее не так, есть, но там нет вас. Я обещаю, что вернусь, может очень скоро, но сейчас остаться не могу, прости.
   Пожилая женщина не промолвила ни слова, но в её глазах, Савай увидел, то же, что было в глазах его отца при расставании. Поддавшись какому-то порыву, он подошел и обнял её.
   - Я обязательно приведу её снова, даю слово, - сказав это, повернулся и вышел из дома.
  
   Когда Савай, Делис и Хаома пришли в родную деревушку охотника, то переступив порог отчего дома Савая, окунулись в невероятную суету, родня, близкие, знакомые. В предгорьях лишь недавно выпал первый снег, а горные перевалы давно стали не проходимы поэтому новостей было мало, а тут такое событие. Крао Ео появилась под вечер, тихо пришла и села на лавку, Савай успел перемолвиться с ней всего парой слов, так как его постоянно отвлекали, а когда он стал её искать, оказалось, что она и Дейра уже ушли. Волчица появилась под утро, по её виду было понятно, что она чем-то явно недовольна. Она весь день не отходила от Савая, как это было в Эсхате Рейл, охотник даже подумал, что Крао Ео, увидев Делис, сделала не правильные выводы, но все оказалось совершенно не так. Инпат появилась в середине дня, увидев волчицу, очень обрадовалась, оказалось, что она искала её с утра и пришла просить помощи Савая в поисках. Весь оставшийся день они провели вместе, гуляли по лесу, снега под деревьями было еще мало, Савай рассказывал о своих приключениях, девушка в основном молчала, лишь изредка вставляя короткие реплики. Зимняя ягода свисала ярко красными гроздьями, но есть её было ещё рано, вкусной она станет лишь после хороших морозов, правда птиц это не останавливало, стаи с клёкотом и писком перелетали с куста на куст. Айор почти скрылся за горизонтом, стало значительно прохладнее. Разговор сам собой иссяк, шли, молча взявшись за руки, было ощущение, что девушке есть, что сказать, но она не может это сделать. Когда дошли до дома, стало совсем темно.
   В большой комнате, было жарко. Мать Савая на кухне о чем-то разговаривала со старшей дочерью и Делис, они помогали ей готовить. Вся остальная семья в полном сборе была здесь, посуда уже стояла на столе, Хаома учила младшую сестру Савая вышивать бисером, при этом что-то тихо напевая себе под нос. Дейра прошла через всю комнату и легла у ног гадалки, та отвлеклась от рукоделия и погладила волчицу по голове. Крао Ео разделась, поздоровалась и скромно присела у стола недалеко от входа, Савай молча, примостился рядом с ней. Присутствующие в комнате невзначай бросали на них взгляды, но были увлечены собственными делами. Отец и брат Савая вместе с женихом старшей сестры, делали стрелы, сейчас они уже заканчивали свою работу и готовились к ужину, когда из кухни пришла Делис с большой тарелкой дымящегося мяса, мужчины украдкой смерили её взглядом. Это не укрылось от Савая, и он улыбнулся, он относился к Делис также как к родным сестрам, но замечал, что она почти всегда обращала на себя внимание окружающих мужчин. Крао Ео тоже внимательно смотрела на инпар, Саваю очень хотелось понять, о чем она сейчас думает. Делис подошла к столу и поставила тарелку с мясом на стол, быстро достала кинжал из ножен на бедре и отрезала большой кусок мяса, потом дуя на него, перекинула несколько раз с руки на руку пытаясь остудить и кинула волчице, та поймала его с лёта, проглотила и снова положила голову на лапы. Скоро женщины накрыли на стол, ужин прошел весело, оказалось, что у Хаомы, есть чувство юмора, правда немного специфическое, она рассказала несколько историй. Крао Ео смеялась вместе со всеми, и Саваю показалось, что все становится нормальным. После чая с травами и молоком, жених сестры, а за ним и инпат засобирались домой. Их уговаривали остаться, место, где переночевать было, но они отказались.
   Савай вышел во двор, чтобы проводить свою подругу, прощание было не долгим. Дойдя до окраины деревни, Крао Ео позвала за собой Дейру, но та всем своим видом показала, что предпочитает остаться с охотником. Девушка вздохнула, накинула на голову капюшон и растворилась в ночи.
  
   Некоторое время спустя.
   Ранним утром Савай зашел в сарай за дровами, нагнувшись, он положил два полена на земляной пол, а на них аккуратной горкой ещё несколько, так удобнее будет нести, как вдруг услышал голос рядом с собой.
   - Не надо трогать тени прошлого.
   Охотник обернулся - на колоде для рубки сидел Хирши, закутавшись в большой не по размеру тулуп, сказав это, он встал и вышел на улицу. Такое многословие удивило, за всё время знакомства, Савай услышал от своего наставника не более трёх дюжин слов, а самое главное - как Хирши попал в сарай, свежих следов ведущих к двери сарая не было. На рассвете прошел небольшой снежок, видимо Хирши ждал в сарае с ночи. Савай вышел на улицу и вдохнул морозный воздух полной грудью. Айор уже взошел, но одна из лун еще была видна. Цепь на колодце заледенела, лед блестел и переливался всеми цветами радуги. Дейра подошла и ткнулась носом охотнику в ногу. Погода была прекрасная, а на душе скребли кошки, последнее время как-то всё криво. Савай бросил дрова на землю и, присев, обнял волчицу за шею. Крао Ео он видел считанное число раз, девушка словно избегает его, а волчица непонятно почему осталась с ним.
   Савай уже решил, собрать дрова и нести их в дом, когда увидел две фигуры у калитки. Первая мысль была: "Кто это в такую рань?". Подойдя к калитке, он узнал в одной из них Клео, вторая была девушка, её лицо показалось очень знакомым охотнику.
   - Знакомься, это Кира, - с улыбкой сказал Клео, обнимая друга.
  

Глава 2: Острова. Враг - Союзник?

  
   Фаолуф еще раз обернулся, чтобы посмотреть на аккуратно вскопанные грядки и, поставив к стене лопату, подошел к брату, тот полил ему на руки воду, подал мыло. Вытерев руки, старший брат аккуратно повесил полотенце на крючок и осмотрел зимний сад. Да, давно он уже не копался в земле, всё дела, дела. Фаолуф вздохнул и хотел уже наполнить лейку водой, как вдруг увидел одного из братьев, который бежал по дорожкам сада, оглядываясь по сторонам, он явно кого-то искал, увидев Фаолуфа, он бросился к нему.
   - Старшие братья ждут Вас в горнице рядом с главным залом, - немного запыхавшись, сказал гонец.
   Фаолуф покачал головой, вдохнул воздух с запахом только что вскопанной земли, видимо, сегодня поработать в саду снова не удастся. По тропинкам Фаолуф вышел на центральную алею и по ней отправился в сторону храма.
   Не менее сорока братьев работали в саду, а всего в обители было не более ста человек, и это в главной обители на Островах. Фаолуф часто задумывался в последнее время, как такое могло произойти, что Жас круг от круга теряют своё влияние, Знать относится к касте всё более нетерпимо и агрессивно. Конечно, это объяснимо, ведь некоторые старшие братья злоупотребляют своей властью, касте приписывают разбои, грабежи, контрабанду и торговлю рабами, те, кто должны стоять на защите Кодекса сами нарушают его повсеместно. Свято место пусто не бывает, и место Жас занимают различные секты, растущие как грибы после дождя, вносящие смуту в умы и допускающие вольную трактовку Кодекса. Но братья виноваты сами, порча слишком сильно проникла в их ряды. Когда Фаолуф стал Первым среди Равных, то попытался очистить касту, но у него не хватило силы, а самое главное смелости. За этими далеко не радостными мыслями Фаолуф зашел в главный зал. В нем было гораздо прохладнее, чем на улице, шаги гулко отдавались в большом помещении, слабо освещенном несколькими факелами. Горница находилась сразу за алтарем и имела еще один вход, выходящий на другую сторону храма.
   Почти все старшие братья были здесь, они стояли небольшими группками и о чем-то тихо переговаривались между собой. Фаолуф поднялся на возвышение, как Первый среди Равных, остальные братья встали полукругом за его спиной. Дверь, ведущая на улицу, распахнулась и по широким ступеням в горницу вошли три человека. Один был явно житель Островов, двое других приплыли на Острова наверняка с материка. Обветренные, загорелые лица, в фигурах и взгляде чувствовалось, что эти люди привыкли, не подчинятся, а отдавать приказы. Стоящий чуть впереди был одет в серые одежды, украшенные белой вязью. Немного сзади находился второй в белом плаще с двумя большими изогнутыми мячами за спиной, рукояти мячей были украшены драгоценными камнями, наверняка эти камни служили не только для украшения. Даже не очень хорошо разбиравшийся в оружии Фаолуф понимал ценность этих клинков.
   - Меня зовут Аргабр, - сказал человек в серых одеждах и островитянин перевел его слова.
   Мист сделал несколько шагов вперед и протянул Фаолуфу, обвязанный веревкой, свиток. Один из старших братьев взял его и внимательно осмотрел.
   - Зуал Чудотворец выражает Вам, через меня, свое почтение, - островитянин переводил каждое слово Аргабра, - В этом письме заверения в искренности наших помыслов.
   - Мы знаем, что два корабля с Долины приплыли в Келатус вместе с давно пропавшим наследником, - сказал, державший в руках свиток, брат, - На кораблях воинов гораздо больше, чем требуется для защиты, столь сильно укрепленной островной крепости.
   - Ваше беспокойство понятно, - Аргабр улыбнулся, - Но, во-первых, между Островами и Долиной ни когда не было военного противостояния, более того в прошлом, наши государства всегда поддерживали друг друга, несмотря на большие различия в мировоззрениях.
   - Всё когда-то происходит в первый раз, - промолвил один из старших братьев, но переводчик даже не успел перевести его слова, как Аргабр продолжил.
   - Во-вторых, - мист сделал небольшую паузу, - Утлат - наследник, для Жас, гораздо полезнее, чем Эбио - наследник. Те, чьи действия привели к тому, что Эбио был продан в рабство, действовал не во благо касты, и нам это совершенно ясно. Единственный наследник одной из крупнейшей островной провинции - одни из братьев, что может быть лучше для вас. Вы не разглядели тех, кто, действуя в своих личных интересах, фактически предали своих братьев. Мы найдем их, так как связаны определенными обязательствами с наследником.
   - Это угроза? - Фаолуф впервые за все время визита гостей из Долины решил вставить слово.
   - Нет, что Вы, - мист снова улыбнулся, - Если мы выясним, что кто-то из братьев причастен к..., - Аргабр замолчал, видимо подбирая слово, - Изменениям в судьбе Эбио, приведшим его в рабство, то просто сообщим вам их имена, и поступайте с ними как посчитаете нужным. Тех же, кто не связан с кастой, мы передадим людям правителя Келатуса, пусть они решают судьбу тех, кто лишил свободы наследника. Мы не будем вершить самоуправство на Островах, это ваша земля и ваш дом, в конечном счете, Вам в нем и жить.
   Сказав последнюю фразу, мист посмотрел прямо в глаза Фаолуфа, словно она адресовалась только ему. На некоторое время в горнице повисла тишина, гости и хозяева явно не знали, как дальше продолжить разговор.
   - Близится время послеобеденного приема пищи, - прервал молчание Фаолуф,- Не хотите разделить с нами еду.
   - С большим удовольствием к вам присоединимся, - Аргабр, а за ним и Лотт ответили на приглашение полупоклоном.
   - Хорошо, тогда пойдемте в трапезную, - Фаолуф спустился с возвышения и направился к боковой двери, лестница за ней вела на нижние этажи, гости из Долины пошли следом, а за ними последовали старшие братья.
   Трапезная была огромным помещением с высоким потолком, с которого свисали массивные железные люстры, которые в данный момент не горели. Столы занимали максимум треть комнаты, да и из них половина пустовало. Факелы на стенах освещали только ту часть комнаты, в которой стояли столы. Никаких украшений на стенах, каменные столы и скамьи, ничего лишнего во всем чувствовался аскетизм. Братья сами подходили и накладывали себе еду, потом рассаживались за столами по два, три человека. Из еды была в основном рыба в разных видах, а к рыбе, различные соусы и гарниры. Аргабр выбрал что-то отдаленно напоминающее какие-то корнеплоды, предварительно спросив у переводчика, на что это похоже. Лотт положил всего по чуть-чуть. За стол с жителями Долины и переводчиком сел Фаолуф и один из старших братьев. Остальные братья сели достаточно близко, чтобы слышать разговор. Вначале ели молча, Аргабр не хотел говорить, так как хотел дать поесть переводчику.
   - Представляете, буквально некоторое время назад я даже не задумывался об океане, побережье, островах, - сказал мист, увидев, что переводчик закончил есть, - Лишь попав недавно на побережье, я узнал насколько был ограничен в своих знаниях. Конечно, я что-то слышал про Острова, в школе читал исторические книги, но все это не то. Упоминания войн, которые вела империя, в том числе с Островами, часто встречаются в свитках, но я даже не догадывался об особенностях правящей на Островах Знати, о влиянии на их жизнь Кодекса, о Жас. Надо заметить, что первоначально моё представление о Жас было совершенно другим, - Аргабр улыбнулся и выпил несколько глотков из кружки, что-то отдаленно напоминающее морс.
   - И что же повлияло на изменение Вашего мнения? - спросил сидящий рядом старший брат.
   - Книги, общение с людьми и анализ, в какой-то мере знание природы человека, - Аргабр снова улыбнулся, - Порок, вот враг, который скрывается в Свете. Свет наполняет человека не только эмоциями, он толкает его к вырождению. Кодекс это щит, который не даёт скатиться в омут. Хотите знать, какое мнение о Кодексе существует в Долине? - мист оглядел всех сидящих за столом, чувствовалось, что братья за соседними столами прислушиваются к разговору, - Если бы не Кодекс Знать Островов отравила бы друг друга и всё. Не понимая главного, Кодекс создан Тьмой и он спас Острова, защитил их от разлагающей силы Света.
   Последние слова Аргабр произнес достаточно громко, допив напиток из кружки, он поставил её на стол и провел рукой по волосам.
   - В общем, жители Долины правы, - решил поддержать разговор Фаолуф, - Знать бы точно поубивала бы друг друга.
   - Но это ведь вершина плавучей ледяной горы, вы вроде так говорите? - показалось, что мист решил встать из-за стола, но потом передумал, - Жас и Орден похожи, мы порождены Тьмой, чтобы защитить людей. Орден гораздо моложе, у него нет собственной философии, Изгоняющие воины, которые вот уже более двадцати кругов сражаются с существами Нави, будет затишье после боя появятся правила поведения.
   - А если не появятся? - Фаолуф с интересом рассматривал собеседника.
   - Думаю, что появятся, предпосылки уже есть, - Аргабр с удовольствием бы откинулся на спинку, но на каменных скамьях спинок не было, - Орден сейчас это то же самое, что Жас много тысячезимий назад. И враг у нас один, - мист замолчал, а потом посмотрел прямо в глаза Фаолуфа, - В мире нет ничего вечного, Свет может развратить со временем даже самых стойких. Когда мы приплыли в Келатус, я несколько дней не вылезал из библиотеки, читал, правда, не всегда понимал написанное, я еще не слишком хорошо знаю ваш язык, ведь фактически мне дали несколько уроков, только, когда плыли на Острова, но главное мне стало ясно. В древности у Островов был могущественный союзник, думаю, это были эльвиты. Чтобы выжить в нашем мире, эльвитам нужны эмоции. В Долине мы имеем дело в основном с культистами - рабами Нави. Они устраивают кровавые жертвоприношения и этим поддерживают жизнь своих хозяев, но этим летом всё было немного по-другому.
   Аргабр замолчал, потом встал, собрал посуду и подошел к мойке, но оказалось, что посуду моет брат, работающий на кухне, отдав ему миску, подумал и, подойдя к столу, налил себе в кружку, то, что по вкусу напоминало морс. Вернувшись на своё место, мист отхлебнул несколько глотков и поставил кружку на стол. Он чувствовал, что хозяевам очень хочется узнать, что изменилось в противостоянии Ордена и культистов этим летом, но по каким-то причинам они не хотели прямо об этом спросить. Аргабр решил, что не будет им помогать, если братьям интересно, то пусть спросят, а нет, будем считать, что разговор закончен.
   - Очень интересно, - всем своим видом Фаолуф дал понять, что обед подошел к концу.
   - Мы наши интересную жидкость, - продолжил Аргабр, делая вид, что он сделал паузу сознательно, хотя и понимал, что проиграл эту игру в молчанку, - Эта жидкость воздействует на людей, многократно усиливая эмоции. Но вам наверняка известны упоминания в древних свитках, о чем-то подобном?
   - Мне, по крайней мере, ничего, про эту жидкость неизвестно, - промолвил брат, сидящий за соседним столом.
   - Что удивительно, - мист, допил напиток из своей кружки, - Эльвиты долгое время жили на Островах, мне кажется, Знать имеет некоторый иммунитет к воздействию, которое оказывает данная жидкость, допускаю, что магический иммунитет присущий Знати, есть следствие этого воздействия. Хотя может эти вещи и не связаны между собой. Вижу, наше присутствие уже начинает вас отягощать, - Аргабр, а за ним и Лотт поднялись из-за стола, - Не хотим злоупотреблять Вашим гостеприимством. Позвольте последний вопрос? Вам что-нибудь известно о кораблях размером с багалу, с такими же бочкообразными обводами, но прямыми мачтами, чаще всего корабли темно-коричневого или черного цвета?
   - Нет, мы не слышали о чем-то подобном, - Фаолуф тоже встал со скамьи, - Пойдемте, я провожу Вас.
   Фаолуф проводил гостей до входа в обитель, Аргабр поблагодарил Первого среди Равных, за обед и уделенное время, Лотт уже развернулся и пошел к пристани, но мист немного замешкался.
   - Доверьтесь нам, влиятельный союзник необходим здесь Ордену как воздух. Опасный враг угрожает всем нам.
   - Вы снова о эльвитах? - Фаолуф улыбнулся впервые за время встречи.
   - Нет, существа Нави здесь скорее всего, не при чем, - Аргабр пытался поймать взгляд собеседника, - Сильный очистившийся от скверны Жас, вот, что нужно нам, да и думаю, что вам.
   Развернувшись, мист быстро пошел по дороге пытаясь догнать Лотта.
  
   Лотт и Аргабр молча дошли до корабля и только поднявшись на борт, уже в каюте, позволили себе немного расслабиться.
   - Они нас переиграли, - Лотт сел на скамью у стола и скинул с головы капюшон.
   - Эта встреча была нужнее нам, чем им - мист облокотился руками о стол и закрыл глаза.
   - Что видишь? - расстегнув две застежки на груди, Лотт снял портупею, тонкие белые ремни которой были почти не заметны на фоне белого плаща, и положил мечи рядом с собой.
   - Возмущение, правда, ещё не достаточно сильное, - после лабиринта Аргабр без труда прикасался к Ткани Мира, - Думаю ещё не вечер, и у нас сегодня еще будет шанс сравнять счет. Снимаемся с якоря, но отплывём не слишком далеко, так чтобы скрыться из вида и ляжем в дрейф.
   Из Келатуса они приплыли на трех кораблях, остров, на котором находилась центральная обитель касты, был относительно небольшой, поэтому три корабля позволяли почти полностью контролировать прилегающую к нему акваторию. Время близилось к вечеру еще немного, и разглядеть будет ничего нельзя. Ветер начал усиливаться и дрейфовать становилось всё сложнее. Аргабр почти всё время был на палубе, порывы ветра бросали в лицо холодные капли воды и промораживали до костей. Когда к нему подошел капитан, мист фактически уже принял решение и замечание капитана, что становится уже не безопасно оставаться ночью на таком небольшом расстоянии от берега, окончательно убедило его в том, что пора сниматься с якоря. Второй помощник капитана стал громко отдавать команды, матросы полезли на мачты и, расправив паруса, корабль взял курс на Келатус. С мачты впередсмотрящий просемафорил двум другим кораблям, что они возвращаются.
   ***
   Анвар принадлежал к младшей Знати, он был подданным правителя острова Келат и нескольких мелких островов по соседству. Его семье принадлежала небольшая деревня на побережье, но правил там его отец, а после него будет править старший брат. Анвар командовал единственным отрядом в Келатусе, состоящим из жителей Островов. Правитель Келатуса, с момента, когда была попытка отравить наследника, перестал доверять местным жителям, исключение он сделал только для нескольких семей, в том числе для семьи Анвара, в чьей преданности он абсолютно не сомневался. Анвару доложили, что корабль Долины возвращается на Келат, оставаться больше не имело смысла, все равно в темноте ничего не разглядеть. Островитянин поднялся на палубу, закутался в плащ, но это слабо помогало от пронизывающего ветра, и дал команду к возвращению, но вначале он решил обогнуть остров по дуге.
   Ветер усиливался, видимо надвигался шторм, на затянутом тучами небе не видно ни одной звезды. Зимой, да еще и ночью только опытный капитан отважится выйти в море, но Анвар был уверен в своей команде. Корабль быстро рассекал волны, как вдруг резкий удар, никаких подводных скал здесь точно не могло быть.
   - Мы кого-то протаранили, - подбежавший матрос пытался перекричать шум ветра.
   Этого еще не хватало, кого еще понесло в море в такую непогоду, но ничего не поделаешь.
   - Спустить лодку на воду, - отдал команду Анвар.
   ***
   Тюфф был самым крупным островом на границе Содружества Марис и Островов. Поочередно Содружество и Острова пытались распространить свое влияние на остров и даже вели несколько войн из-за него, но жители Тюфф имели свое мнение по этому поводу и совершенно не хотели терять независимость. В конце концов, от них все отстали, себе дороже. Последний конфликт произошел пару стозимий назад, но, ни Содружество, ни Острова в нем замешены не были, к берегам Тюфф подплыл флот Новам Домуна, так как на острове нарушался Закон, причем явно. Домуанцам может и удалось бы навести порядок на острове, но потеряв несколько кораблей и поняв какую цену придется за это заплатить, они уплыли восвояси. После этого островитян уже никто не беспокоил, и они жили как хотели. Поэтому на Тюфф было разрешено почти всё, что было запрещено в любом другом месте, в том числе работорговля. Из трех городов на острове самым крупным и главным был Тюффиз. Тюффиз, так же как и пять городов на побережье Долины - Жализ, Бэйлмез, Нариз, Кейзар и Дэдзай построили неизвестные строители видимо еще в эпоху Творцов или во времена сразу же после неё, так как размах построенного впечатлял и вряд ли кто мог повторить это сейчас. Тюффиз поражал своими размерами, он превосходил даже Жализ, огромная акватория порта, естественная бухта окружённая стенами и два пирса, башни, катапульты на которых заменили мортирами многоярусная крепость, которую трудно охватить взглядом. А за стенами крепости все возможные и даже невозможные развлечения, но каждый входящий в ворота крепости в поисках развлечений, должен понимать, что в любой момент он может сам стать игрушкой для кого бы то ни было, это главное правило этого места.
   Коренное население острова давно уже растворилось в пришлых, здесь были выходцы из Содружества, с Островов, из Салумана и Тангора, но большинство было из Долины, это были Т'Ма ракш.
   В Тангоре и пустынных землях любого инпар из Долины называют Т'Ма ракш, но это не совсем верно. Более тысячезимья назад кланы инпар вели бесконечные войны, в них гибли не только члены кланов, но и большое количество, ни в чем не повинных людей. В конце концов, старейшины кланов собрались и решили договориться между собой. Хотя есть и другая версия происходящего, согласно ей ковены магов и темные объединились в едином решении, так или иначе, положить конец войне кланов, вплоть до уничтожения всех инпар, именно это и заставило собраться старейшин кланов. Старейшины смогли договориться и война начала сходить на нет. Правда не все инпар согласились с прекращением войны, старые обиды жгли, и они продолжали мстить свои врагам. Тогда на очередном сборе старейшины приняли очень сложное решение, и все кто не хотел соблюдать мир, были изгнаны из Долины, большей частью в пустыню. Там они и получили своё имя - Т'Ма ракш, скорее всего так их назвали аборигены пустыни, на которых эти бывшие жители Долины наводили настоящий ужас. Удивительно, что от Т'Ма ракш страдали так же и подданные восточных провинций Тангора, но в Долину они предпочитали не соваться. Скорее всего, через порт Жализ Т'Ма ракш попали на острова, а остров Тюфф им приглянулся больше всех, постепенно все Т'Ма ракш перебрались в Тюффиз и захватили власть на острове.
   ***
   Анвар стоял на палубе корабля, который дрейфовал у входа в порт Тюффиз, они ждали носника, который должен провести корабль к пирсу. Сложного в этом ничего не было, пришвартоваться было проще простого, но носник на Тюфф выполнял другую функцию, он являлся официальным представителем власти и объединял в одном лице таможенные и административные службы. Скоро к кораблю подплыла лодка, и носник поднялся на борт.
   Носник был смуглый, невысокого роста, обветренное лицо, копна волос неопределенного цвета и цепкий, пронизывающий взгляд, осмотревшись, он спросил о цели посещения острова Тюфф.
   - Пополнение запасов продовольствия, воды и посещение центрального рынка, - Анвар стоял в стороне, облокотившись о борт, подставив лицо зимним лучам Айора, а на вопросы отвечал капитан корабля.
   Центральным в Тюффизе называли рынок рабов.
   - Цель посещения рынка покупка, продажа? - носник прикидывал возможную плату.
   - Продажа, один человек, член экипажа, - ответил капитан.
   Носник хмыкнул, ему совершенно было не важно, кем в прошлом являлся товар, важно лишь количество. Немного подумав носник озвучил сумму, после того как она была выплачена, корабль вошел в акваторию порта.
   Анвар спустился в трюм и направился к корме, там, в каптёрке, находился их "гость".

***

   Шанс найти выживших, в полной темноте и при таком волнении, был равен почти нулю, но им повезло. И скоро на борт подняли пассажира протараненной лодки, неудивительно, что им оказался один из братьев.
   - Если вы доставите меня обратно на остров, я буду очень признателен, - после некоторого раздумья сказал спасенный. Казалось, он все это время думал, какую линию поведения ему выбрать в сложившейся ситуации.
   - Но ведь ты плыл совсем в другую сторону,- Анвар внимательно разглядывал брата. Интересно, что заставило его покинуть обитель в такую погоду.
   - По независящим от меня обстоятельствам, моё путешествие было прервано, - спасенный усмехнулся.
   - Нет, мы отвезем тебя на Келат, - почему-то внутри Анвара стало зарождаться чувство раздражения.
   - А на Келате, вы отдадите меня своим хозяевам из Долины, - брат чувствовал себя слишком уверенно.
   - Так куда ты собрался, на ночь глядя? - Анвар не стал обращать внимание на последнюю фразу.
   Спасенный полностью проигнорировал обращенный к нему вопрос. Поддавшись наитию, Анвар взял фонарь и подошел к брату, осмотрев его запястья, он увидел змей оплетающих их. Но если этот представитель высшей Знати думал, что это как-то может ему помочь, то он глубоко заблуждался, правда, в Келатусе ему точно делать нечего. Повинуясь жесту, один из матросов грубо толкнул спасенного в спину и повел его в трюм. Скоро в трюм спустился Тазир. Тазир разительно отличался от остальной команды корабля, высокий, светловолосый, но он не был пришлым. Поколениями его предки жили на Островах. Острова были его родиной.
   После трагедии, которая случилась с Империей Сколов, не все Яг вместе со сколами высадились на материке. Меньшая, но все же значительная часть остановилась на необитаемых скалистых островах, их родина изначально была такая же суровая и не гостеприимная. Труд и древние знания преобразовали прежде безжизненные острова, и теперь это место, одна из самых красивых провинций в составе Островов и единственная, которая не управляется Знатью, но для этого потребовались стозимья лишений и титанического труда. В отличии от материковых Яг которые фактически забыли свои корни и ассимилировались с местным населением, островные Яг помнили историю, сохранили свой язык и чистоту крови.

***

   В каптёрке Анвар подошел к "гостю", тот невидящим взглядом смотрел куда-то поверх его головы, рядом на табурете сидел Тазир и что-то писал графитом на листе бумаги.
   - Как он?
   - Почти овощ, - Яг поднял голову и передал исписанные листы Анвару, - Яд почти полностью сжег его мозг, а узнать толком из его бреда мы ничего не смогли. По крайней мере, к истории с наследником он точно не причастен. После очередной дозы, все перед кем-то оправдывался, бормотал, что он был не прав, не смог предвидеть. Что не смог не понятно, еще о том, что кто-то спросил о кораблях.
   - Ладно, на Келате все хорошенько проанализируем, а продать его в таком виде можно даже дороже. Такая игрушка стоит больших денег, - Анвар усмехнулся, - Пойдем, сейчас пришлю кого-нибудь подготовить нашего "гостя" к выходу.
   Спустившись с трапа, Анвар разделил своих людей на две группы. Три человека во главе с помощником капитана должны были заняться пополнением продовольствия, решили, что они не будут покидать территорию порта и договорятся с поставщиками здесь на месте, хоть это и дороже, но безопаснее. Вторя группа во главе с Анваром, состояла из четырех островитян, неброская одежда, из оружия длинные ножи у пояса, они повели "гостя" на рынок.
   Айор только встал, не сказать, что утро было слишком ранним, но город еще не проснулся, гуляки ищущие приключений и развлечений уже угомонились, а обычные горожане попадались крайне редко, только у многочисленных увеселительных заведений стояли кое-где небольшие группки, скорее всего работники, устраняли последствия разгульной ночи. Дул прохладный ветерок, это было хорошо, так как позволяло плотнее кутаться в плащи, широкие капюшоны полностью скрывали лица. Один из матросов уже был в Тюффизе, он взял на себя обязанности проводника, поэтому они сразу свернули с центральной улицы и пошли через подворотни, маленькими извилистыми улочками. Сложившееся мнение о Тюффизе сильно отличалось от реальности, увиденное их удивило, даже подворотни города выглядели достаточно чистыми. Видимо они ожидали увидеть грязь, горы трупов, ощутить запах зловония и разложения, но ничего этого не было.
   - Удивлены? - идущей впереди матрос остановился и заговорил полушёпотом, - Но не расслабляйтесь, многое, что говорят об этом городе, правда.
   Где-то на верхнем этаже, спорили мужчина и женщина, из открытого окна раздавался храп, ветер принес запахи океана, обычное утро большого портового города. Скоро вышли на небольшую площадь, от нее отходило несколько улиц, одна из них вела в торговый район. Торговцы, особо не торопясь, открывали лавки, охранники, сидя на корточках, играли в шеш-беш. Группа из пяти человек, в плащах с капюшонами, закрывающими пол лица, не осталась без внимания, но особого беспокойства не вызвала, но Анвар постоянно чувствовал на себе оценивающие взгляды.
   Рынок рабов находился в центре торгового квартала, три помоста и загоны между ними еще были пусты, скорее всего, рабы были в сараях непосредственно примыкающих к загонам. Несколько человек, видимо, охрана находились рядом с загонами.
   - У нас есть товар, - обратился Анвар, подойдя к одному из охранников. Он чувствовал, как горит его лицо, всё это казалось диким и неправильным, но выхода не было.
   Охранник, что-то прокричал на местном диалекте, который больше всего напоминал долинный. Боковая дверь в одном из сараев открылась, и из неё вышел человек, что-то пережёвывая на ходу и вытирая руки салфеткой.
   - Хозяин скоро будет, - сказал он, - Но я могу пока осмотреть товар.
   - Здесь? - Анвар явно чувствовал себя, не в своей тарелке.
   - Да, пойдём ближе к помосту, - человек обошёл помост и встал таким образом, чтобы они не сильно бросались в глаза.
   Один из матросов снял с "гостя" плащ. Человек, назвавшийся старшим надсмотрщиком, внимательно осматривал бывшего брата, но тот не проявлял к происходящему ни какого интереса.
   - Что вы с ним сделали? - спросил надсмотрщик, после того как, заглянул в глаза и рот, - Может он и пару дней не проживет. О, вот ещё что! Пусть хозяин решает, я с этим связываться не хочу, - это золотые змеи на запястьях попали в его поле зрения.
   После этого надсмотрщик развернулся и ушел в сарай, что-то сказав на ходу одному из охранников. На "гостя" снова накинули плащ и стали ждать.
   Хозяин появился действительно довольно быстро. Это был среднего роста инпар в ярком халате, с ключом висящем на шее, бритую голову покрывали тату. За ним шли две девушки и двое мужчин в серых кожаных доспехах, наверное, телохранители.
   - Улпан, - представился он, когда выбежавший из сарая помощник ввел его в курс дела, - Ну давайте посмотрим, что у нас здесь.
   Осмотр "товара" длился достаточно долго. Улпан вздыхал, качал головой, постоянно советовался со своим помощником и одной из девушек, которая принимала живейшее участие в осмотре. Вторая девушка, присела на край помоста и, поигрывая длинной булавкой, скорее напоминавшую узкий стилет, рассматривала продавцов. Айор поднимался, все выше и выше, стало значительно теплее, а Улпан так и не мог принять решение. Подумав еще немного, он отправил куда-то одного из охранников.
   - Сложный случай, - Улпан улыбнулся, - Как говорится и хочется и колется. С ним явно что-то не в порядке. Вы его чем-то опоили, как Знать работает с ядами известно всем, риск большой. Можете ничего не объяснять, смысла в этом не вижу. Подождем.
   После этого Улпан пошел и встал под небольшой навес, скоро помощник принес туда стол и три стула, а потом чайник и три чашки. Кроме Улпана за стол села одна из девушек, они о чем-то тихо переговаривались между собой. Вторая девушка, сидя на помосте, по-прежнему, не спускала взгляда с островитян.
   Надсмотрщик с охранником вывели на помост шесть рабов, и приковали их к поручню. Постепенно торговая площадь наполнялась людьми, в основном праздными зеваками, которые как говорится "продавали глаза". Тут и там сновали мальчишки продавцы новостей. Анвар чувствовал, что они между делом могли и в карман залезть. Лоточники предлагали сладости и разную мелочевку. Разговоры, споры, рынок жил своей обычной жизнью, Анвар осматривался, не снимая капюшона с головы, неожиданно в поле его зрения попала неподвижно стоящая, одинокая фигура, человек с нескрываемым интересом разглядывал островитян, увидев, что его заметили, ни как не изменил своего положения. Длинная куртка, широкие штаны, на поясе меч и небольшой кинжал, уши человека казались непропорционально большими из-за сильно оттянутых мочек, хаотично двигающиеся людские потоки, огибали его на некотором расстоянии, словно боясь переступить невидимую черту. Нэмарец, здесь в Тюффизе, невероятно. Островное государство Нэмари, входило в Содружество Морис, именно Нэмари, Ромири и Шани фактически создали само Содружество, на данный момент в него входит более шестнадцати островных государств. Нэмары были первыми из островов, которые вошли в состав Империи Сколов. Они же приняли Закон и распространили его на ближайшие острова Ром и Шан. Именно Нэмары, Ром и Шан, с ближайшими к ним небольшими островами и стали самой дальней провинцией Великой Империи. После трагедии случившейся с Империей Сколов эта провинция распалась на три островных государства Нэмари, Ромири и Шани, но спустя несколько стозимий эти государства, имея общую культуру и религию, объединяются снова уже в новом качестве. Священники сыграли в этом объединении не последнюю роль. Этот союз стал прообразом и основой Содружества Морис, который объединил большинство островных государств. Встретить нэмарцев в Тюффизе было совершенно невероятно, этот народ рьяно соблюдал Закон, и корабли Нэмари также избегали входить в порты Тюффа, как и корабли Новам Домуна.
   Мысли Анвара были прерваны появлением охранника, тот лавировал в толпе, иногда достаточно грубо расталкивая людей, за ним шел человек в желтой мантии, глядя на его лицо без возраста, не оставалось сомнения, что это маг. Смутно островитянин помнил, что желтые цвета принадлежат какому-то могущественному ковену Долины. Улпан тоже увидел мага и пошел к нему навстречу, подойдя ближе, работорговец почтительно поприветствовал мага. После чего они оба прошли под навес, какое-то время поговорили, а потом направились к группе островитян. Зеваки видимо что-то предчувствуя стали собираться ближе к помосту.
   - Снимите с него одежду, - Улпан адресовал этот приказ своим охранникам. Те подошли, сняли рубаху и штаны с бывшего старшего брата Жас, совсем недавно ставшего рабом, а после того как тот остался голый отошли от него на безопасное расстояние. Интерес к происходящему в толпе зевак достиг максимального предела. Маг что-то быстро проговорил, и огненный шар ударил в грудь раба, от удара тот покачнулся, но магический огонь не причинил ему никакого ущерба. На лице мага появилась искренняя заинтересованность, скорее всего это была его первая встреча с представителем Знати. Еще несколько отрывистых фраз и с пальцев мага сорвались молнии, тело раба заискрилось, но когда свечение исчезло, стало видно, что никаких явных повреждений не было. Маг улыбнулся, повернулся к Улпану и развел руки. Толпа зевак гудела как потревоженный улей, такое развлечение бесплатно. Анвар смотрел на Улпана и по выражению лица видел, какая внутренняя борьба идет в нем. Островитянин уже много раз пожалел, что привез сюда "гостя", но вот так просто убить его он не мог, как впрочем, и на Келате ему делать нечего. Сейчас ему в голову пришло новое решение высадить его на каком-нибудь необитаемом острове, хотя это ничуть не лучше убийства. Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Анвар обернулся к толпе, нэмарец стоял в первых рядах. Улпан тоже заметил его и это, неожиданно, подтолкнуло его выбору решения. Несколько коротких команд, один из охранников помог одеться рабу, а второй подошел к нэмарцу и попросил его уйти, тот улыбнулся, но с места не сдвинулся.
   - Недавно пятеро приплыли на каком-то корабле, всё ходят, высматривают, - Улпан подошел к Анвару, - Отродясь их на острове не было. Но сделать ничего нельзя Тюффиз открытый и свободный порт, но пусть только дадут нам повод, - работорговец сказал это достаточно зло, но быстро взял себя в руки, - Ладно пошли, составим купчую, - увидев недоумение на лице островитянина, добавил, - Это простая формальность, имя можешь придумать себе сам.
   Одна из девушек взяла лист пергамента и быстро составила купчую, Улпан, а за ним и Анвар подписали её.
   - Подписал не читая и не торгуясь, - сомнения снова отразились на лице работорговца.
   - Мы продаем его не ради денег, просто не можем убить, - Анвар стал закипать, спектакль затянулся.
   Улпан стоял, помахивая купчей, потом положил её на стол и, отсчитав деньги, передал их островитянину. Анвар какое-то время, подержал их в руке, потом размахнувшись, кинул монеты в толпу. Воспользовавшись возникшей паникой, островитяне быстро покинули торговый квартал.
   К моменту, когда Анвар поднялся на борт, день клонился к вечеру, но он сразу дал команду готовиться к отплытию. Купленные припасы уже были погружены, помощник капитана не скрывал удовлетворения, даже в порту цены были выгодные, поэтому удалось купить больше, чем планировали изначально. Отдав капитану необходимые команды, Анвар постоял немного на палубе, разглядывая порт, живущий своей жизнью, потом спустился в свою каюту. Если бы Анвар был не с Келата, то ничего бы не почувствовал, но долгое общение с наемниками из Долины научило его чувствовать, того, кто находился в тени. В каюте явно кто-то был, маги легко улавливали прикосновение к Сай, тангорские мечники, даже не обладая магическим даром, тоже развивали в себе эту способность, в этом, как оказалось, нет ничего трудного, важно знать, что искать. Не суетясь, островитянин подошел к столу, потом сделал вид, что он что-то вспомнил, вышел из каюты и поднялся на палубу. Трап уже убрали, распущенные паруса поймали ветер, и корабль медленно отплывал от пирса. Анвар окинул взглядом палубу и нашел того, кто ему был нужен. В его отряде не все были коренные островитяне, несколько наёмников все же имелись, три тангорца и два наёмника из Долины. Если бы островитянин хотел убить незваного пассажира, он бы выбрал тангорца, но Анвар решил взять его живым.
   - У нас невидимый пассажир, - сказал Анвар, подойдя к седовласому инпар.
   - Если я прикоснусь к Сай, то он тут же это почувствует, - не прекращая сворачивать веревку, тихо произнес инпар, несмотря на седину, он был далеко не стар, - Где он?
   - В моей каюте, - полушепотом ответил островитянин и пошел дальше, по пути отдавая команды.
   Положив веревку на палубу, инпар оглянулся и, увидев недалеко стоящего тангорца, подошел к нему. О чем-то быстро переговорив, они оба отправились к лестнице, ведущей к каютам.
   Корабль уже покинул акваторию порта, и распустив все паруса быстро несся по волнам. Тюфф еще не скрылся из вида, когда на палубе появилось три человека. Двое мужчин вели девушку, со связанными за спиной руками. С удивлением Анвар узнал в ней ту, что сопровождала работорговца на рынке.
   - Ты что здесь делаешь? - вопрос был адресован незваной попутчице.
   - Твой раб мертв, он умер почти сразу, как вы ушли с рынка, - девушка зло смотрела на Анвара.
   - Этого не может быть, зелье не могло привести к смерти, только к полной потери памяти, - островитянин оглянулся по сторонам, ища глазами Тазира, может Яг даст какое-то объяснение случившемуся.
   - Он умер не от зелья, его закололи ножом, - девушка осматривала собравшихся вокруг неё островитян. Видимо она не до конца понимала, почему её так легко поймали, - Когда ты кинул монеты в толпу, кто-то его убил, воспользовавшись возникшей суматохой.
   - Зачем нам его убивать? Мы это могли сделать сразу, не приплывая на Тюфф, - случившееся не укладывалось у Анвара в голове.
   - Это я и хотела узнать, придя на твой корабль, - видимо девушка начала задумываться о произошедшем, и некоторые факты явно выпадали из общей картины.
   - Ладно, возвращаться мы не будем. Тебе придется на время стать нашей гостьей. Мы плывем в Келат, из Келатуса до Тюффиза корабли идут достаточно часто, с первым попутным кораблем отправим тебя домой. Пойдем, я покажу тебе твою каюту, - попросив одного из тангорцев идти с ним, Анвар отправился на среднюю палубу.
  
   - Ты уверен, что это и было тем знаком, который предсказал оракул? - в небольшой комнате собрались пять нэмарцев, а вопрос был адресован тому, кто только что пришел с улицы.
   - Думаю да. Я узнал, этот корабль с Келата. Ближайший корабль поплывёт в сторону Келатуса завтра утром, я уже договорился с капитаном, он сделает небольшой крюк и высадит меня на острове, - говоря это, нэмарец расстегнул пояс и положил меч на кровать, после чего снял куртку. Комнату обогревал большой камин, и было достаточно жарко.
   - Хорошо, но мы останемся здесь, вдруг ты ошибаешься, но если не произойдет ничего странного в ближайшее время, последуем за тобой.
  

Глава 3: Предгорья. Реальность иллюзий.

   Савай удивлялся сам себе. Когда Крао Ео стала явно его избегать, он ничего не мог понять, часто ходил к Священной Роще, пытаясь хоть мельком, но увидеть её, но как-то проснувшись, он неожиданно осознал, то, что лежало на самом виду - то время, что он провел в странствиях, изменило его и её. Он и она стали другими, юношеская любовь осталась в прошлом, именно это прошлое и влекло Савая к девушке. Это почти тоже самое, когда место, с которым у человека связано приятное воспоминание, может заставить наши глаза увлажнится от нахлынувших воспоминаний. С мыслью о том, что нужно прошлое, каким бы оно не было приятным оставить в прошлом, охотник направился в деревню инпат.
   Ему повезло, не пришлось долго искать девушку, она стояла около своего дома и о чем-то разговаривала с юношей чуть старше Савая. Увидев охотника, Крао Ео, немного растерялась.
   - Желаю доброго дня, - улыбнувшись, поприветствовал Савай инпат. Ему было сложно, но он чувствовал, что принял правильное решение, - Можно тебя на пару слов, - обратился он к девушке.
   День был просто прекрасен, Айор находился в зените, под ногами скрипел снег. От взгляда охотника не укрылось, что Крао Ео мельком поглядела на своего спутника, прежде чем согласно кивнуть головой.
   - Я тебя надолго не задержу, - тихо сказал Савай, когда они отошли чуть в сторону, - Всё, что происходило между нами уже в прошлом, мы были счастливы вместе. Причем ключевое здесь слово именно "были".
   Какое-то время постояли молча, девушка потупила взор и слегка прикусила нижнюю губу.
   - Мое путешествие не прошло бесследно для нас, - охотник чуть наклонил голову, пытаясь поймать взгляд инпат, но она сознательно отводила взгляд, - У тебя и у меня теперь разные дороги, но, то, что происходило с нами, было светлым и хорошим. Помни, у тебя всегда будет друг, который придет на помощь, только попроси.
   Савай развернулся и пошел по хорошо утоптанной дорожке. Казалось, что он скинул со своих плеч груз, лежащий на них. Теперь, когда он разобрался в своих отношениях с Крао Ео, ни что не остановит его на пути к намеченной цели. И первый шаг к ней понять, почему сколы, живущие в предгорьях, сознательно забыли своё древнее имя Яг. У него слишком много планов и очень здорово, что ему удалось взять свои чувства под контроль.
   Его мысли неожиданно прервала волчица, показавшаяся из-за поворота. Дейра шла навстречу охотнику, а следом за ней Кира.
   - Что, снова издали наблюдал за своей любовью? - язвительно спросила инпар.
   - Нет, сегодня мы были гораздо ближе друг к другу, и расставили все точки в наших отношениях, - Савай остановился, - А что собственно вы здесь делаете?
   - Гуляем. Дейра меня знакомит с окрестностями, - девушка присела и обняла волчицу за шею. На мгновенье в её глазах что-то промелькнуло, а на губах появилась улыбка, но она ничего не казала, а потрепала волчицу по голове и, поднявшись на ноги, пошла обратно в деревню.
   - Вы следили за мной?! - это был полу-вопрос, полу-предположние.
   Кира ничего не ответила на эти слова, а пошла, не оборачиваясь, дальше, помахав над головой рукой.
   Во дворе дома Савай увидел Клео, стоящего рядом с хлевом, с вилами в руках, чем бы он ни занимался, но на данный момент отвлёкся и смотрел в сторону крыльца.
   - О, вижу, ты сегодня поднялся очень рано, - инпар обернулся и посмотрел на охотника, - Что у вас произошло с Кирой?
   - Ничего, но мне кажется, она следила за мной, - Савай подошел и встал рядом с другом.
   - Ты бы видел её лицо, - Клео поставил вилы и, взяв снег, стал протирать им обувь, видимо, он убирал в хлеву навоз, - Вот что я тебе хочу сказать Сава, девушки инпар своеобразны. Иногда они не придают никакого значения отношениям между мужчиной и женщиной, но если они испытывают к кому-то чувства и им ответили взаимностью, то ради этого человека они сделают все, что угодно, даже умрут, если это нужно. Но попробуй разочаровать их, обмануть и ты приобретешь врага, который не остановится, ни перед чем, чтобы уничтожить тебя. В общем, - Клео засмеялся и похлопал Савая по плечу, - Они могут быть несерьёзными, а к ним нужно относиться серьёзно всегда. Хотя, - инпар перешел на шепот, - наши девушки настолько бесподобны в постели, что ради этого может и стоит умереть.
   Клео громко рассмеялся, потом его лицо резко приобрело серьёзное выражение, он о чем-то задумался, и еще раз похлопав охотника по плечу, развернулся и пошел в дом.
   - Если честно, то я ничего не понял, - Савай сказал это в спину другу, но тот, лишь пожал плечами и, не оборачиваясь, вошел в дом.
   Савай почесал голову, вздохнул и пошел в сарай, где хранились приспособления для охоты. Сегодня он решил там навести порядок, в прямом смысле все расставить по полкам. Капканы, ловушки, разных размеров на разных зверей, было даже несколько самострелов, один огромный, был настолько тяжёлый, что его с трудом можно было поднять. Занятый делом охотник не заметил, как начало темнеть, мысли блуждали где угодно, но как-то само собой стали возвращаться к разговору с Клео и к Кире. Недавно за ужином они одновременно с девушкой потянулись за хлебом и их руки встретились. Кира полушутя сказала: "Мужчина имеет право первый выбрать себе кусок хлеба". И убрала свою руку, но при этом как бы невзначай погладила его кисть. "Ух, о чем это я", - Савай затряс головой, после чего положил пружину от капкана на полку и вышел из сарая. Сегодня нужно лечь пораньше, завтра на рассвете большая охота. Разведчики выследили стадо козлов спустившихся с высокогорья, если все будет удачно, то мяса должно хватить надолго.
   На крыльце стояла Кира.
   - Не замерз? - девушка сняла варежки и, взяв ладони Савая в свои руки, стала дышать на них, - Руки совсем холодные, и обед ты пропустил. Пойдем в дом.
   Кира открыла дверь, и из сенец повеяло теплом и запахом свежеиспеченного хлеба. Савай зашел в дом вслед за девушкой, только сейчас почувствовав, как же он продрог.
  
   Поднялись затемно, накануне смогли уговорить отца чтобы он не стал возражать, и разрешил идти вместе со всеми Клео, Делис и Кире, хотя по поводу последней у него и были большие сомнения. Поэтому из ворот вышел небольшой отряд в шесть человек, Савай, трое инпар, отец Савая и старшая сестра Савая - Глэдис. Из других дворов тоже выходили охотники, быстро разбились на несколько групп, план охоты был составлен заранее. Главной сложностью было то, что вслед за козлами с высокогорий спустились несколько стай волков. Насколько голодными были эти стаи сказать сложно, но чем голоднее волк, тем меньше страх перед человеком.
   Цепочки охотников двигались по склонам, разведчики оставили метки, но в них уже не было необходимости, везде попадались следы и обглоданные стволы молодых деревьев, стадо видимо было достаточно большим. Савай и его друзья были в группе загонщиков вместе с подростками и молодыми неопытными охотниками. В Савае естественно ни кто не сомневался, а вот его друзья вызывали недоверие, а Глэдис сама вызвалась идти вместе с братом. На ночёвку остановились в небольшой пещере. Перекусили, не разжигая костров, всухомятку, расстелили шкуры и, распределив дежурство, легли, прижавшись как можно теснее, друг к другу. Савай совершенно не удивился, увидев Киру рядом с собой, девушка достаточно быстро уснула, во сне она настолько плотно прижалась к Саваю, что он казалось, почувствовал тепло её тела, несмотря на плотные одежды. Охотнику не спалось, он повернулся к Кире и, сняв варежку, погладил её щеке, но тут же отдернул руку. Все это было как-то странно и не обычно. Если бы Крао Ео не стала избегать его, обратил бы он внимание на Киру? А если бы обратил, то, как бы он смог разорваться, между старым и зарождающимся новым чувством? Савай лежал, глядя на покрытый инеем свод пещеры, сон не шел к нему. Он слышал, как в очередной раз сменились дежурные, по тихому разговору понял, что пришла очередь Глэдис, значит следующая его. Поворочавшись еще немного, Савай понял, что заснуть ему не удастся, поэтому выбравшись из под шкур, он подошел к выходу из пещеры. Удивительно, но Глэдис у входа не было, оглянувшись, Савай заметил одинокую цепочку следов ведущих в небольшой молодой ельник. Охотник ждал, но сестра не появлялась, конечно, мало ли что она там делала, но времени прошло уже достаточно. Подождав для порядка еще немного, Савай пошел по следу сестры. В ельнике Глэдис не было, но следы шли дальше. Обогнув небольшой каменный уступ, охотник увидел девушку, а напротив неё огромного волка. Волк и человек, не отрываясь, смотрели в глаза друг друга. Савай пожалел, что оставил лук в пещере, но делать было нечего, он медленно пошел к сестре, стараясь не нарушить хрупкое равновесие. Но не успел охотник сделать и пару шагов, как Глэдис подняла вверх руку, сделав знак, чтобы он остановился. Три фигуры замерли в предрассветном сумраке, ни звука, слышно как снег осыпается с веток деревьев, время остановилось, наконец, волк отвернулся и беззвучно исчез среди деревьев.
   - Они помогут нам в охоте, - Глэдис повернулась к брату, - Стадо козлов огромное, волки еще недостаточно голодные, чтобы забыть страх и охотится в одиночку. Мы погоним стадо, а волки будут охотиться на отбившихся животных.
   - Ты с ним общалась? - Савай был немного растерян.
   - Конечно, а чему ты удивляешься, ведь ты же понимаешь Дейру, а она понимает тебя? - на лице девушки явно читалось недоумение.
   - Но ведь Дейра необычный волк, её воспитали инпат, вот поэтому...
   - Ты это сейчас о чем? Все Яг чувствуют хищных животных, - Глэдис рассматривала брата, как будто впервые увидела его, - Это наш дар, яды и связь с хищниками.
   - Яг? А откуда ты знаешь о Яг? Я все хотел поговорить со старейшинами, о наших корнях, - Савай окончательно растерялся, - Думал, мы забыли их...
   - Братик, какой же ты у меня... - девушка замолчала, пытаясь подобрать слово, - Ничего не забыто, в любом общинном доме есть небольшая библиотека. Каждый может зайти и почитать, просто видимо у тебя было не достаточно времени. То с мечём бегал, то с луком, ловушки, капканы, до истории ли своего народа тебе было. Потребовалось полкруга пропутешествовать, чтобы узнать, то до чего было всего два шага, - увидев смущение своего брата, Глэдис рассмеялась, - Да ладно не обижайся, я не со зла.
   - Просто, я об этом никогда не слышал, - Савай вздохнул, - Ни ты, ни мама, ни отец, ни когда не говорили, о том кто мы и откуда.
   - О нашей истории не принято говорить, но знать её не возбраняется, - девушка повернулась и пошла к пещере, - Мы отступники, поэтому ворошить прошлое не стоит, в какой-то мере это табу.
   - Вот о чем говорил Хирши, - охотник, видимо, подумал вслух, - Но если мы отступники, значит, есть те, кто по-прежнему Яг?
   - Есть, их было гораздо меньше, наши предки считали таких фанатиками, они не видели изменяющегося мира, - Глэдис остановилась и обернулась к брату, - Если они и живы, то следы их нужно искать на островах.
   - У меня есть ещё вопрос...
   - Ищи ответы в книгах, - девушка улыбнулась и, скатав снежок, кинула его в брата, - А сейчас буди остальных, пора двигаться дальше.
  
   Этот склон зарос настолько густо, что Савай постоянно терял кого-то из виду, он замыкал группу, Глэдис шла впереди. По кучкам помета, количеству и свежести можно было судить, что стадо козлов находится совсем близко. Двигались очень осторожно, чтобы не спугнуть их раньше времени. Неожиданно охотники остановились, не понимая в чем дело, Савай двинулся к голове цепочки. Глэдис присела и, спрятавшись за стволом дерева, смотрела на что-то впереди себя. Подойдя ближе к сестре и, осторожно выглянув из-за дерева, охотник увидел внизу по склону небольшой, уже покинутый лагерь.
   - Еще группа охотников? - прошептал в ухо сестры Савай.
   - Нет. Ты разве не чувствуешь запах? - Глэдис обернулась и сделала знак рукой, чтобы все присели и не поднимали шума. Хотя в лагере явно никого не было, но мало ли что, - Это горцы, по тропам спустились с высокогорья и теперь двигаются в сторону Карачан. Наверняка хотят напасть с тыла, откуда их ни кто не ожидает.
   Карачан был крупным поселком, в нем находилось несколько факторий, а сейчас был сезон скупки меха и шкур. Он располагался рядом с удобным перевалом между Тангором и Салуманом и находился в высокогорной долине почти идеально круглой формы, за что и получил своё название. Его основали Салуманские купцы, но Яг придя в горы стали полностью контролировать эти места и перевал в том числе.
   - Так далеко забрались незамеченными, - Савай на какое-то время задумался, - Мы пойдем за ними, а вы продолжайте охоту.
   - Судя по следам их не мало, посмотри внимательно, - Глэдис покачала головой.
   - Выбора всё равно нет, хорошо, что стадо находится в другой стороне, - охотник обернулся и помахал рукой Клео, - Мы не будем лезть на рожон. Заканчиваете охоту, только будьте очень осторожны, вдруг этот отряд не один.
   Глэдис задумалась, но лучшего плана у неё не было. В группе были в основном неопытные подростки, только-только вышедшие из детского возраста. Взяв с брата обещание, что он не будет рисковать понапрасну, вздохнув и похлопав его по плечу, она дала команду двигаться дальше.
  
   Савай, Клео, Делис и Кира дождались, когда группа скрылась из вида и осторожно стали спускаться к покинутому лагерю. Кострища ещё не успели до конца остыть, видимо горцы покинули лагерь на рассвете. Разделившись по двое, пошли с двух сторон четко оставленного следа. Кира не скрывала своего удовольствия, так как охота её не особо привлекала, а пошла она на неё только для того чтобы быть ближе к Саваю, а сейчас ситуация поменялась для неё в лучшую сторону, людей выслеживать ей было гораздо интереснее.
   Они явно настигали отряд горцев, регулярно попадались свежие испражнения. Горцы не сильно скрывались, определенная логика в этом была, если кто наткнется на эти следы, то не придаст значения, просто охотники возвращаются домой. Савай и сам уже начал сомневаться, а вдруг впереди их ожидает встреча с охотниками, но сестра говорила очень уверенно, а он доверял её мнению.
   Ближе к вечеру решили сделать небольшой привал.
   - Знаешь, где я встретил Киру? - спросил Клео, когда он и Савай остались одни на некоторое время. И тут же продолжил, не дожидаясь ответа, - Зашел в небольшую корчму. Сижу, отдыхаю, пью пиво, осматриваюсь и обращаю внимание на женщину, к ней регулярно подсаживались девушки, о чем-то они говорили, после чего девушки уходили. Я сразу понял, что она, вербовщица Т'Ма ракш.
   - Т'Ма ракш? Что-то знакомое, но не могу вспомнить точно, - Савай смотрел в сторону, куда ушли девушки, их не было достаточно долго, и он начинал волноваться.
   - Т'Ма ракш те, кто ослушался решения старейшин и был изгнан за это в пустыню. Они долго скитались, наводя ужас на племена пустыни и тангорцев в приграничных к пустыне областях, пока не уплыли за океан, сейчас живут где-то на островах. Говорят, что они полностью контролируют работорговлю, даже салуманские пираты вынуждены считаться с ними, - Клео замолчал, прислушиваясь, но скоро заговорил снова, - Неожиданно я увидел Делис. Представляешь моё удивление, когда она подсела к этой женщине. Кира и так очень на неё похожа, а в полутемной корчме, выглядела просто один в один. Подошел, наклонился и посмотрел ей в глаза, поверь, в голове вертелось много вопросов, но когда я поймал её взгляд, понял, что это не Делис. Я хотел уже извиниться и сесть на своё место, но вербовщица все испортила. Она очень грубо спросила, что мне нужно, я так же грубо ответил. С ней были еще двое подручных, в общем, через некоторое время, причинив некоторый ущерб корчме, все трое были на полу. Живы или нет, не знаю. Когда я сражаюсь с противником, превосходящим меня по численности, то стараюсь убивать первым ударом. Девушка так похожая на Делис была еще в корчме, схватив её за руку, выбежал на улицу. Потом разговорились, познакомились, оказалось, что она и Делис родные сестры, единственное, что она не сказала, что она делала в корчме. Получить работу или найти исполнителя заказа. У неё, несмотря на молодость, достаточно секретов, - помолчав немного, Клео хмыкнул.
   - Что? - Савай встал, уже собираясь идти за девушками.
   - Первый раз дрался с Т'Ма ракш, не такие уж они и грозные, - инпар усмехнулся еще раз, - В легендах они страшные, непобедимые воины. Хотя может я встретился не с лучшими бойцами.
   - Все пойдем их искать, - Савай пошел по следу, оставленному девушками, но они уже появились из-за деревьев.
   - Там еще один след, - тихо сказала Делис, подойдя ближе, - Одиночный, видимо кто-то идет в ту же сторону, что и отряд.
   Савай внимательно осматривал след, кто может еще следовать за отрядом. Хотя может наоборот не за, а перед, разведчик, немного впереди и сбоку. Ладно, на их планы это не должно отразиться, просто нужно удвоить осторожность.
  
   В лесу было достаточно светло от снега, но различать дорогу становилось, всё труднее, поэтому решили передохнуть, перекусить и дождаться луны. Луна и всего одна появилась лишь во второй половине ночи, но и этого хватило, чтобы без труда различать следы. Становилось холоднее, а под утро мороз усилился, Савай переносил холод легко, а вот его спутники явно мерзли. Уже хотели остановиться, разжечь костер и погреться, но пройдя еще вперед, почувствовали запах дыма. Рассредоточились и стали двигаться небольшими перебежками от дерева к дереву.
   Лагерь горцев был в небольшой лощине, они уже проснулись и собирались двигаться дальше. Отряд состоял приблизительно из трёх дюжин человек.
   - Вот мы их и догнали, что будем делать дальше? - Клео подполз к Саваю и шептал ему почти в ухо, - Сколько ещё до этого поселка?
   Савай, ничего не мог на это ответить. Первоначальный план был догнать отряд, сейчас они его осуществили, что делать дальше они не продумали. Нападать на них безумие, двигаться дальше, до посёлка не менее двух ночей пути, для охотника это не проблема, а вот его друзья вряд ли выдержат столько. У них нет опыта, выслеживать добычу несколько дней подряд, да и привыкли они к более теплому климату.
   Вожак покрикивал на своих бойцов, но те и так собирались очень быстро. Савай заметил среди горцев человека одетого по-другому. Проводник из местных? Не исключено, возможно, что он следует с ними не по своей воле. Где-то закричала птица и человек, оглянувшись по сторонам, стал медленно двигаться к деревьям на краю лощины. Только сейчас Савай заметил, насколько неудачно было выбрано горцами место для ночлега. С восточной стороны над лощиной нависал уступ поросший молодым кустарником. Несколько лучников на нем и несколько на противоположной стороне могли запросто перебить весь отряд. Десяти человек было бы вполне достаточно. Маневр человека не остался незамеченным, один из горцев грубо дернул за веревку, которая была обвязана вокруг шеи проводника. Вожак отдал последние команды, и отряд двинулся с места. Но эти команды для вожака были действительно последние, стрела с желто-черным древком пробила его горло. Через мгновение, уже не менее семи тел корчились на земле, а стрелы продолжали лететь. Савай быстро взял лук и натянул тетиву, почти каждая его стрела находила цель. Скоро в лощине всё успокоилось, раненые горцы пытались отползти под защиту таких близких деревьев, но стрелы были отравлены, поэтому даже небольшая рана являлась смертельной. Проводник некоторое время полежал на земле, потом поднялся и, взяв у ближайшего горца нож, разрезал веревку на шее. После этого он стал двигаться между тел, проверяя все ли из них мертвы. Выйдя на абсолютно открытое место, он остановился. Над лощиной повисла напряженная тишина, даже птиц не слышно. Савай решил сделать шаг первым.
   - Я Савай из рода Тахо, - громко прокричал он, выйдя из-за деревьев.
   - Беезар из рода Нафи приветствует тебя Савай, - на уступе показался человек.
   Савай махнул рукой, к нему подошел Клео, скоро в лощине появились и другие охотники. Они собирали свои стрелы и тихо переговаривались между собой. Савай тоже искал стрелы, небольшое взаимное недоверие чувствовалось, но вскоре оно рассеялось, когда в лощину спустились девушки.
   - Сар Тахо твой родственник? - к Саваю подошел пожилой охотник.
   - Да это мой родной дядя, - Савай поприветствовал подошедшего кивком головы.
   - Как увидишь его, напомни, чем должны заниматься разведчики, как мог зайти враг так далеко от своих становищ, - старик укоризненно покачал головой, - Хорошо, что мы на них наткнулись.
   - Всё ворчишь, - Беезар уже собрал все свои стрелы, теперь протирал их и аккуратно складывал в колчан, - Как вы здесь оказались?
   - Охотились и тоже случайно наткнулись на следы отряда, - Савай внимательно следил за Делис и Кирой.
   - Не волнуйся, - Беезар похлопал Савая по плечу, - Твоим попутчикам ничего не угрожает, правда, если честно, на охотников они мало похожи. Здесь недалеко есть охотничий домик, идите туда переночуйте, погрейтесь, а потом можете охотиться дальше, - Беезар улыбнулся, но потом резко стал серьезным и направился к человеку, проводнику отряда горцев.
   Они явно о чем-то спорили, но Саваю было не слышно о чем. Потом проводник развернулся и ушел, Беезар только махнул ему вслед.
   - Упрямец, - Беезар снова подошел к Саваю, - Я напишу записку, из домика отправьте птицу в Карачан, пусть будут в курсе, вдруг этот отряд не один.
   Трупы горцев свалили в одну кучу, трофейное оружие в другую, закрыли лапником и засыпали снегом. Разделив еду, охотники покинули лощину. Клео подошел к Саваю с большой сумой, которую он позаимствовал у одного из горцев, она была набита едой.
   - Ну что, перекусим и в путь? - Клео положил сумку у ног.
   - У меня лучшее предложение. Здесь недалеко есть домик, там перекусим и переночуем, а с утра решим, что делать дальше, - Савай позвал девушек, и они покинули лощину, почти той же дорогой, что и пришли в неё.
  
   Охотничий домик располагался на поляне под большим нависающим уступом, даже если с горы сойдет лавина, домик, скорее всего, не пострадает. Деревья и кустарник были вырублены на большой территории вокруг него. Савай сразу же пошел к птичнику, а Клео с девушками зашел в дом. Выбрав птицу, охотник привязал к её ноге записку и, выйдя на улицу, отпустил. Сделав несколько кругов вокруг поляны и крикнув, птица полетела в сторону Карачан. Прежде чем зайти в дом, Савай немного постоял на крыльце. Ближайшие вершины срывали низкие облака, скорее всего, скоро пойдет снег. "Вот и поохотились, - Савай ухмыльнулся, - Нет смысла догонять своих, охота наверняка уже идет или даже закончилась, значит поутру возвращаемся домой".
   В домике было тепло, Делис и Кира разбирали продукты и раскладывали их по полкам, Клео находился поблизости. Кроме них в домике находилось еще три человека, двое о чем-то тихо переговаривались, а третий, несмотря на то, что день был в самом разгаре, лежал на топчане, и по его дыханию можно было заключить, что он спит. Охотники ответили на приветствие Савая и продолжили разговор.
   - Вы какими судьбами здесь? - один из охотников подошел к очагу и подбросил в него пару поленьев, - На охотников, что-то не особо похожи.
   - Охотились, но наткнулись на следы отряда горцев. Поэтому пришлось поменять свои планы, - Савай снял куртку и повесил её ближе к огню, - Сейчас этого отряда больше нет, попали в ловушку устроенному Беезаром Нафи.
   Савай не стал особо вдаваться в подробности.
   - Горцы здесь так далеко от перевалов, - стоящий у очага охотник плюнул в огонь, - Где интересно разведчики? Куда подевался Сар Тахо со своими людьми? - охотник не скрывал своего раздражения.
   - И не говори, - поддержал его второй охотник, - Если так пойдет дальше, то нам вместо того, чтобы охотиться и кормить свои семьи, придется патрулировать перевалы.
   - Если о вас говорить, то хоть чем-то займетесь. Тоже мне охотники, бродяги и то выглядят лучше, - хотя Делис прошептала себе это под нос, видимо стоящий у очага охотник что-то услышал.
   - Ты что-то сказала? - мужчина сделал шаг в сторону девушки.
   Зная вспыльчивость Клео, Савай подошел к нему и встал так, чтобы остановить, если ситуация примет совсем неприятный оборот. Но события стали развиваться совсем по иному сценарию. Кира одним прыжком преодолела расстояние между ней и охотником и ударила его между ног, следующим удар коленкой пришёлся в грудь, после чего продемонстрировала прекрасную растяжку, выбила табурет из-под второго охотника. Тот ударился головой, но прежде чем Клео успел среагировать и схватить девушку, приложила того два раза лицом о столешницу. Шум разбудил спящего, он вскочил с постели, но оглядев комнату, мгновенно разобрался в ситуации и засмеялся.
   - Здорово вас девица уделала, - проснувшийся не переставал смеяться. Поднявшись, он, казалось, заполнил всю комнату, гигант возвышался больше чем на голову, даже над далеко не маленьким Саваем, - Меня зовут Хост, и как правильно заметила девица, мы не охотники, а проводники.
   Савай удивился - несмотря на то, что человек спал, он слышал все, что творилось в избушке.
   - Меня зовут Савай Тахо, - представился Савай, - А это мои друзья, Клео, Делис и Кира.
   - Тахо? - Хост почесал затылок.
   - Да, Сар Тахо мой родной дядя, - Савай подал руку одному из проводников, сидящему на полу и помог ему подняться.
   - Род Тахо уважаем, - присев на край топчана, так, что он скрипнул под его весом, Хост уставился на огонь, - Но то, что сейчас произошло не правильно. У нас ты сам знаешь так себя вести нельзя. Твои друзья с низин и может для них это нормальное поведение, но мы в горах, и не разбиваем друг другу носы просто так.
   У проводника до этого сидящего за столом, действительно из носа текла кровь, он поднялся и глядя в пол, вышел на улицу.
   - Если бы это не была девушка, я бы сам решил этот вопрос, - видимо Хост, продолжал вслух размышлять сам с собой.
   - Ну давай, побей меня, - Клео продолжал держать Киру.
   - А тебя-то за что? - спросил, получивший между ног, проводник, - Это твоя подружка?
   - Нет моя, - неожиданно даже для самого себя сказал Савай.
   Видимо Клео ослабил хватку, что позволило Кире выскользнуть, и она подошла к Хосту, но Савай взял её за руку и оттянул от здоровяка.
   - Я могу и сама за себя постоять, - Кира встряхнула волосами, но Савай обнял её за талию, и она сразу прижалась к нему.
   - Толд, ты как? - обратился к проводнику, получившему между ног, Хост.
   - Нужно немного прийти в себя, - ответил проводник и присел на второй топчан.
   - Могу биться за тебя, если ты не против? - здоровяк встал с топчана, и он снова скрипнул, - Пойдем на улицу. Один на один до первой крови. Если конечно Ноур не против.
   Все вышли на улицу, Ноур так звали второго проводника стоял около крыльца и прикладывал к носу снег.
   - Ты с ним справишься? - тихо на ухо спросила Кира, Савай лишь пожал плечами.
   - Ноур, ты не против, если я буду биться за тебя с Саваем? - Хост подошел к Ноуру и ждал его ответа, - Савай её мужчина, - здоровяк пальцем показал на Киру.
   - Вы что дети? - Ноур шмыгнул носом и, выплюнув на снег кровавый сгусток, постучал пальцем по голове Хоста, - Пойдем один на один, бах-бах. Потом обнялись и помирились. У тебя семья, пора взрослеть. Эта ..., - проводник зло посмотрел на Киру, подбирая слово, но сдержался, - Пусть отработает свой поступок.
   - И как же она должна его отработать? - Клео прищурил глаза, а на его губах появилась лёгкая улыбка, которая не предвещала ничего хорошего.
   - Эта мрзля, - видимо Наур, наконец, подобрал самое безобидное ругательство из своего лексикона, - Приготовит еду и будет прислуживать за столом, а так как топчанов на всех не хватит, то ляжет спать, вместе со своим дружком на полу. В конце концов, это он вас, низинных, сюда притащил. Если что не нравится, собирайте свои манатки и валите отсюда.
   - Хорошо, - видя, что Кира хочет что-то возразить, Клео грубо схватил её за руку и отвел в сторону. Они о чем-то говорили некоторое время, потом вернулись к остальным.
   - Мы согласны, но будет небольшая корректировка, спать на полу лягу я, - Клео продолжал крепко держать Киру, но та не делала попытку высвободить руку, смотрела себе под ноги и молчала. Сложно было понять, какие мысли бродят в её голове, - Если вам это не подходит, мы уходим.
   - Да ладно, оставайтесь, - Наур первым зашел в дом, за ним Хост и Толд.
  
   Делис помогала Кире, сестры стояли у очага и жарили мясо на железном листе, установленном на треногу, приправив его специями и какими-то корнеплодами. Девушки о чем-то тихо переговаривались, по тем фразам, что достигали ушей мужчин, кроме слов, так или иначе связанных с готовкой, они ни о чем особом не говорили. Клео взял две бутылки трофейного пойла, бывших у горцев, и вынес их на улицу, так как теплым пить его было невозможно. Он и Хост пытались хоть как-то поддержать разговор, но Наур принципиально молчал, а Толд отвечал короткими фразами. Савай наколол дров с запасом и наполнил котелок снегом, чтобы потом вскипятить воду для чая, присев рядом с Клео он обратился с несколькими вопросами к проводникам, но получив односложные ответы, перестал делать попытки разрядить обстановку.
   Наконец еда была готова. Делис сложила мясо в большую тарелку и поставила её на стол. Кира принесла кружки и одну из бутылей горского самогона. Девушки за стол не сели, а разместились на лавочке рядом с очагом. Возможно, что самогон и был препротивный, но алкоголь постепенно развязал языки, и за столом завязалась беседа. Оказалось, что проводники в основном водили желающих к лабиринту, вход в который был буквально в дне пути от охотничьего домика.
   - Вначале дорога очень хорошая, - разговорившийся Наур, отхлебнул большой глоток из своей кружки и, поморщившись, продолжил, - Ступени ровные, снег на них никогда не ложится, а дальше из-за обвалов все разрушилось. Остались козьи тропы, по ним и приходится скакать. Правда, в этом круге снега чуть меньше, но пройти всё равно трудно.
   - Ближайшие желающие будут ещё не скоро, - Хост потянулся и зевнул, - Хотя кто их знает.
   - И как вы живете, когда некого водить к лабиринту? - в отличии от остальных Савай почти не пил, он не очень любил крепкие напитки.
   - Так же как и все, охотимся, собираем грибы и ягоды, иногда и другая работа появляется, - Хост замолчал, видимо боясь, что может сказать, что-то лишнее и вдруг добавил, - У меня мать горянка.
   - Что? - Клео не сразу уловил перемену в разговоре.
   - Ну, вы наверное думаете, почему я такой высокий.
   - Если честно, то мне как-то все равно, - Савай пожал плечами.
   - А Хосту нет, - Наур ухмыльнулся, - Он любит рассказывать свою историю. Как его отец влюбился в пленную горянку, забрал её к себе в дом и стали они жить поживать...
   - И нажили четырех детей, - в разговор подключился Толд, - Трех мальчиков, с ними все в порядке, и одну девочку, а вот ей нужно очень постараться, чтобы найти себе жениха, с её то ростом.
   - Знаешь что, - Хост поднялся, упершись руками в стол, - Моей сестре еще рано думать о замужестве, но поверь, когда придет время в девках она не засидится, - сказав это, он лег на топчан, отвернувшись лицом к стене.
   Через некоторое время девушки убрали со стола, мужчины еще какое-то время посидели, сыграли пару партий в шиш-беш и тоже решили ложиться спать, чтобы на следующий день встать пораньше.
   Савай и Клео бросили несколько шкур у очага и легли на пол, договорившись, что будут спать по очереди. Первым дежурил Савай, он лежал думая о событиях последних дней, но мысли сами собой возвращались к Кире. Ей явно понравилось, что он назвал её своей, но какие действительно чувства он испытывал? Само копание ничего не дало, ему приятно общество девушки, нравятся случайные прикосновения, но иногда её слова и поступки ставили в тупик. Как, например недавний, когда она набросилась на двух проводников. Кира явно находилась за гранью его понимания. Может если они станут ближе, то узнают друг друга получше. Хост жутко храпел, Толд несколько раз грубо будил его, но через некоторое время храп продолжался. Где-то завыл волк, потом ещё один, Савай подумал, что Дейра будет сильно недовольна его долгим отсутствием, но отец строго настрого запретил брать волка с собой на охоту, кто же знал, что все так обернётся. Охотник вышел на улицу, звезды сияли в вышине, а из-за горизонта показалась луна, вдохнув три раза полной грудью, морозный воздух, Савай вернулся и разбудил Клео, пришла его очередь дежурить.
   Савая разбудило то, что его куда-то волокут, вскочив, он чуть было не упал. Клео и Хост пытались оттащить шкуры, на которых лежал охотник, подальше от очага.
   - Ну, уж, извини, соня, нужно готовить завтрак и двигаться отсюда, - у Клео явно было хорошее настроение.
   Толд помог Кире водрузить лист для готовки на треногу, при этом они о чем-то разговаривали, Наура в доме не было.
   - Пойдем полью, умоешься, - Делис подошла к Саваю с кувшином теплой воды, но не успела она сделать и двух шагов к двери, как Кира прервав разговор на полуслове, забрала у неё кувшин. Делис хмыкнула, и пошла резать мясо. Савай заметил, что Клео с трудом сдержался, чтобы не засмеяться.
   - Наур пошел проверить силки, - Кира аккуратно лила воду в ладони Савая, - Они здесь еще останутся на несколько дней.
   Охотник умылся и вытер руки и лицо, протянутым Кирой полотенцем.
   - Странно ночью небо было безоблачны, а сейчас все затянуто, - Савай поднял голову к небу.
   - Наверное, пойдет снег, - Кира прижалась к Саваю и обняла его, - Ты сказал, что я твоя, хорошо, что я их ударила, если бы не это ты бы не скоро признался. Ты очень скрытный, постоянно о чем-то думаешь.
   - Да и тебя открытой книгой не назовешь, - Савай погладил волосы девушки и посмотрел ей в глаза. Через мгновение охотник почувствовал её теплые губы на своих губах.
   - Наура там не видно? - на крыльцо вышел Хост, но тут же зашел обратно в дом.
   - Какой стеснительный, - в глазах Киры плясали весёлые огоньки. Неожиданное появление проводника её совершенно не смутило, - Ладно пойдем в дом, - поцеловав Савая в щеку, она поднялась на крыльцо.
   Поели и, взяв небольшое количество припасов с собой в дорогу, покинули охотничий домик. Хост вышел их проводить на крыльцо.
   - А в какую сторону нужно идти, чтобы попасть к лабиринту? - неожиданно спросил Клео.
   - Немного на восток, там будет дорога, ведущая на перевал, по ней на север. Ступени пропустить сложно ,их хорошо видно. А вы что решили, сходить к лабиринту? - Хост с явной заинтересованностью посмотрел на инпар, - Если что, могу проводить.
   - Не стоит, это я просто так спросил, - Клео похлопал здоровяка по плечу.
   - Жаль, ну ладно, удачно вам добраться домой, - сказав это, проводник не зашел в дом, а остался на крыльце.
  
   - Такой случай бывает раз в жизни, - Клео остановился, как только хижина и стоящий на крыльце Хост скрылись из виду, - Когда мы еще здесь будем, может сходим, посмотрим на этот лабиринт, хоть одним глазком?
   - Знаешь, почему проводники сидели без работы в той хижине? - Савай с улыбкой посмотрел на друга, - Потому что зима, холодно, тропинки в горах завалены снегом и даже с проводником этот путь не безопасен.
   - Но ведь ты тоже родился и вырос в горах, - Кире видимо, тоже хотелось посмотреть на лабиринт.
   - Да, и местность около своего дома я знаю хорошо, но здесь без опытного проводника не обойтись, - охотник обернулся и пошел в сторону родной деревни.
   - Стой. Давай попробуем, не сможем пройти - значит вернемся, - догнав Савая, Клео взял того за плечо, - Известно, что этот вход в лабиринт расположен наиболее близко к Долине и к нему проще всего добраться. А весной мы будем совсем в другом месте, и нам будет не до походов к лабиринту.
   Савай обернулся и, посмотрев на лица друзей, согласился.
  
   Хост был прав, пропустить черно-красные ступени, ведущие к лабиринту, было сложно. Они бросались в глаза издалека, на фоне окружающих склонов, покрытых снегом. Видимо магия не давала снегу ложиться на лестницу, ведущую высоко вверх, к тому же на ступенях было заметно теплее.
   Клео снял перчатки и потрогал ступени рукой, после чего сел на них. Его примеру последовали Кира и Делис. Савай внимательно рассматривал лестницу, он не ощущал магию, никаких плетений, ничего, наверно камень, из которого были сделаны ступени, сам обладал этими необычными свойствами. Ни о чем подобном охотник не слышал.
   Немного перекусив, так как пищу нужно было экономить, двинулись дальше. Но не успели сделать и двух шагов, как Савай почувствовал, какое-то движение в ближайших кустах. Единственное, что он успел сделать, это оттолкнуть Киру, а в следующее мгновение, его плечо охватила резкая боль. Клео и Делис бросились в сторону невидимого лучника.
   Савай повернул голову и посмотрел на оперение и древко стрелы, обычная охотничья, кровь уже начала капать на ступени.
   - Сломай древко, - Савай остановил Киру, которая тоже хотела бежать за Делис, - Нужно снять куртку, только не у самого плеча.
   Прикосновение к стреле вызывало жуткую боль, охотник крепче стиснул зубы. После того как Кира сломала стрелу, она помогла Саваю снять куртку и рубашку. Стрела пробила плечо не насквозь.
   - Попытайся протолкнуть стрелу вперед, иначе мы её не вынем, не бойся, - Савай прикоснулся к руке Киры перепачканной его кровью.
   - А я и не боюсь, - в следующее мгновения от резкой боли, Савай чуть было не потерял сознание.
   Кира умело обработала рану, наложила на неё повязку, используя травы из сумки охотника, после чего помогла ему одеться.
   - Кто бы это ни был, но он ушёл, - вернувшийся Клео присел на ступеньку рядом с Саваем, - Там достаточно пологий склон, а у гадёныша были лыжи. Ты как?
   - Царапина, - охотник взял кусок стрелы с наконечником и понюхал его. Кроме запаха крови наконечник пах чем-то еще. Запах был очень знакомый, - Цшэлиз.
   - Что ты сказал? - Кира обернулась.
   - Цшэлиз, им обработан наконечник, - Савай задумчиво покачал головой, - Он, насколько я знаю, безвреден, возможно, если выпить много, то и умрешь, но зачем наносить его на охотничью стрелу.
   После его слов Клео встал и подошел к тому месту, откуда стрелял лучник.
   - Знаете, я не сильно разбираюсь в луках, - крикнул инпар, - Но даже мне понятно, если Наур стрелял в Киру, то хотел, скорее всего, попасть в ногу. Думал бы убить взял бы выше.
   - Наур? - в голосе Савая слышалось недоумение.
   - А ты думаешь, это был кто-то другой? - Клео подошел к лестнице, - У меня лично сомнений нет. Ладно, если чувствуешь себя нормально, возвращаемся.
   - Нет, мы пойдем к лабиринту, - Савай встал и закинул сумку на здоровое плечо.
   - Ты столько крови потерял, - Кира взяла охотника за руку, - Не дури.
   - Я ещё никогда не чувствовал себя лучше. Пойдем, нужно засветло подняться как можно выше и найти место для ночлега.
   Не слушая ни каких возражений, Савай пошел вверх по лестнице, остальным ничего не оставалось, как идти за ним следом. Нужно отметить, что охотник выглядел действительно хорошо. Бледность, которая была заметна сразу после ранения, исчезла, он явно чувствовал себя нормально, шутил и с удовольствием поддерживал разговор.
  
   Скоро они поднялись на небольшую террасу, с которой открывался удивительный вид вниз, и остановились на отдых. Видимо здесь многие делали привал, из камней был сложен очаг, лежало несколько больших бревен, имелся запас дров. Савай заварил чай, используя траву, которую всегда носил с собой. В свою кружку, он добавил дополнительные ингредиенты, для скорейшего заживления раны на плече. Несмотря на то, что уже начало темнеть решили двигаться дальше, так как дорога не вызывала больших трудностей, а к тому моменту когда дошли до первого разрушенного участка выглянула луна.
   Надо сказать, что в обход каждого провала лестницы имелась очень удобная тропинка.
   - Интересно, за что проводники берут свои деньги? - вернувшись на лестницу, обойдя очередной провал, Савай дожидался друзей.
   - Может дальше участки будут более опасны, - Клео чувствовал, что он начал уставать, так как темп ходьбы заданный Саваем был очень быстрый.
   - Возможно, - охотник, поправил сумку, и снова пошел вперед, - Не останавливаемся, нам ещё долго идти.
   - Тебе не кажется, всё это немного странным? - тихо сказал Клео, чуть придержав Делис за руку.
   - Что именно? - девушка остановилась и повернулась к Клео.
   - Ранение, потеря крови, а он скачет по камням, словно горный козел, - инпар смотрел в спину, идущему впереди Саваю.
   - Может чай, он добавлял себе что-то в кружку.
   - Может, но на всякий случай, смотри за ним внимательней, обращай внимание на любую мелочь. Пойдем, а то отстанем, - Клео легонько хлопнул Делис ниже спины.
  
   Вопреки опасеньям, на пути к лабиринту непроходимых участков им не встретилось. Под утро решили сделать ещё одну остановку, а в середине дня они уже поднялись на большую каменную площадку, на которой возвышалось белое здание с колоннами, а недалеко от него стояли две стелы. Площадка была засыпана снегом, и на ней было значительно холоднее чем на лестнице, но слой снега был совсем небольшой, видимо снег постоянно сдувало ветром. Зайдя в здание Клео, Делис и Кира обнаружили очаг и коробы с едой, здесь были сушеные фрукты и вяленое мясо, правда нигде не нашли воду, но вода зимой в горах была на каждом шагу. Савай не зашел в здание вместе с остальными, а остался осматривать окрестности, скоро он позвал всех наружу.
   Между стелами находился ход вниз, закрытый массивными двустворными железными дверями. Расчистка снега заняла какое-то время, но вскоре, вчетвером они смогли открыть одну половинку двери. За ней находились ступени, ведущие в глубину, заканчивающиеся проемом с порталом, видимо это и был вход в лабиринт.
   - Да уж, - Клео пожал плечами, - Стоило ли ради этого тащиться так далеко. Хотя сам виноват, идея была моя. Даже интересно, что я ожидал увидеть.
   - Ладно, нам всем было интересно, - Кира какое-то время постаяла у проема, сунула руку в портал, - Там значительно теплее.
   - Ну всё, выходим, - Делис первая вернулась на площадку, - Створку закроем потом, сейчас очень хочется есть.
   Последним поднялся Савай, его поведение становилось всё более странным, говоря, он мог остановиться на полуфразе и о чем-то задуматься. А окончательно заставило Клео волноваться то, что пытаясь попить чаю, охотник неаккуратно взял кружку и весь облился. Клео уже не сомневался, что с Саваем, что-то не то.
   - Интересно, кто пополняет здесь запасы еды? - Кира грызла слегка просоленную полоску вяленого мяса, - Ну, не проводники же, в самом деле. Сава ты как думаешь? Сава...
   Охотник пропал, только что был рядом и вдруг исчез. Клео выбежал наружу, но на площадке Савая тоже не было, следы вели в сторону входа в лабиринт. Надеясь на чудо, Клео добежал до стел, но на ступенях, ведущих к проему, никого не было. Савай явно зашел в лабиринт. Вскоре к Клео прибежали Делис и Кира.
   - Стой, ты куда? - Клео схватил Киру за руку, - Если ты войдешь в проём, то его не найдешь. Лабиринт создаст для тебя свою собственную иллюзию и возможно, ты будешь в ней до конца жизни.
   - Но что-то же нужно делать. Мы так и будем стоять, - Кира попыталась вырваться, но Клео её держал крепко.
   - Нам остается только одно, ждать и надеяться, - Клео обнял девушку и вытер слёзы, появившиеся на её глазах.
  
   Прошло почти два дня после того как пропал Савай. Клео и Делис пытались вспомнить все, что они прочитали про лабиринт в храмовой библиотеке, но что делать так и не придумали. Главное, что они запомнили, входят в лабиринт гораздо больше людей, чем выходят из него, и помочь заблудившимся нельзя. В конце концов, Клео решил спуститься к охотничьему домику и посоветоваться с проводниками. Они всяко должны знать больше. Кира пошла с ним, надеясь видимо найти Наура, а Делис осталась на всякий случай, вдруг Савай выйдет.
  
   Шли, не останавливаясь, всю ночь, и к домику подошли под утро. В доме оказалось всего два проводника. Когда инпар ввались в комнату, Хост и Толд вскочили со своих топчанов и осовело оглядывали вновь прибывших.
   - Напугали, - узнав вошедших, Хост присел на свой топчан, - Вы чего ворвались как сумасшедшие, и дверь прикройте, холодно.
   - Надеялись Наура встретить, - Клео поплотнее закрыл дверь, - Вы его давно видели?
   - Как вы ушли так и не видели, - Толд положил на стол нож, который, видимо, схватил, когда был внезапно разбужен. После чего, надев куртку, вышел на улицу.
   - А зачем он вам? И где остальные? - Хост замолчал, ожидая ответа.
   - Наур пытался меня убить, - Кира подошла к очагу и разворошила едва тлеющие угли.
   - Если бы Наур кого-то хотел убить, то поверь, не промахнулся бы, - на пороге появился Толд с дровами.
   - Может быть, вы все же расскажите, что произошло? - здоровяк накинул на плечи куртку, так как в доме было действительно прохладно.
   Кира молчала и пыталась разжечь очаг, тогда Клео понял, что рассказывать должен он.
   - Интересно, а можешь подробно описать стрелу? - спросил Толд, после того как Клео закончил свою историю о том, что произошло с ними с момента, когда они покинули охотничий домик, до входа Савая в лабиринт.
   - Обычное белое древко, ничего особенного, - Клео пытался вспомнить, не упустил ли он, чего-то, пересказывая случившееся.
   - А какой наконечник, не запомнил, и был ли звук, когда стрела летела? - Толд подкинул дрова в очаг и сел на табурет, ожидая ответа.
   - Звука точно не было, а наконечник обычный, - Клео ожидал, что они будут говорить, о том как помочь Саваю, а не обсуждать подробности нападения, но проводников больше интересовало происшедшее на лестнице. Главным для Хоста и Толда было понять поступок Наура.
   - Цшэлиз, - неожиданно сказала Кира.
   - Что ты сказала? - Толд повернулся к девушке.
   - А ну да, чуть не забыл. Савай сказал, что им был обработан наконечник стрелы, - только сейчас Клео вспомнил слова охотника.
   - Цшэлиз, ну и что он почти безвреден, - Хост почесал голову, - Используется как ингредиент для производства ядов.
   - Ну не совсем так, - Толд повесил котелок со снегом над очагом, - Когда-то давным-давно наши предки использовали цшэлиз в дымах, которыми окуривали противника. После этого противник терял связь с реальностью, и победить его было намного легче. Как я уже сказал раньше, Наур не хотел никого убивать. Подранить, чтобы яд попал в кровь, и выставить данного человека посмешищем, таков был его план мести. И метил он, естественно, не в Савая.
   - Савай действительно вел себя странно, - Клео стало понятно, чем было вызвано необычное поведение охотника, - Но посмешищем он точно не выглядел. Была какая-то одержимость, неутомимость и мне еще показалось не чувствительность к боли. Смешным это не казалось, мы с Делис это обсуждали, но думали, что дело в травах. Савай пил какие-то крепкие травяные настои, говорил, что это поможет быстрее залечить рану.
   - Да, - Толд внимательно посмотрел на Киру, - Все дело в травах. Если бы не они, кто-то, возможно, скакал голым по камням, кусался и лягался. А так эффекты от цшэлиз и трав наложились друг на друга. Судьба, - проводник усмехнулся, - Не повезло парню, связался с вами.
   К последующей вспышке Толд и Клео были готовы. Толд легко уклонился от удара Киры, а в мгновение спустя, Клео уже крепко держал девушку.
   - Савай жив, попробуй еще сказать подобное и поверь, я найду способ, как заставить тебя ответить за слова, - Кира попыталась вырваться, но Клео крепко её держал.
   - Успокойтесь, наконец, - никто не ожидал этого окрика, от всегда спокойного Хоста, - Мне бы очень хотелось вас обнадёжить, подсказать, как спасти Савая, но я этого не знаю, и ни кто не знает. Он или выйдет сам или останется в лабиринте навсегда, вам остаётся только ждать и надеяться на лучшее. Если дней через десять Савай не появится, то не появится никогда.
  
   - Вот и ещё один день прошел, - Клео стоял на ступенях, ведущих в здание недалеко от лабиринта, кутаясь в одеяло, сшитое из нескольких шкур. Они с Кирой прихватили несколько таких одеял из охотничьего домика, - Еще пару дней и будем возвращаться.
   - Ты поверил тому, что сказали проводники? - спросила Делис.
   - А какой им смысл врать, - повернувшись, Клео вошел в здание и присел на каменную скамью, - Сколько человек может прожить без воды и еды. Даже если в лабиринте время течет по-другому.
   Повисла тишина, нарушаемая лишь потрескивание дров в очаге. Кира отрешенно смотрела на огонь, Клео и Делис посидели какое-то время рядом на скамье, а потом решили выйти немного размяться. Дни становились все длиннее, днём Айор хорошо прогревал воздух, но ночью зима показывала, что она не собирается сдаваться без борьбы.
   - Какой план, - Клео первый прервал молчание, когда они с Делис отошли на достаточное расстояние от здания, - Киру нужно по любому убедить, что возвращаться необходимо.
   - Я не представляю, как это сделать, - Делис стояла, глядя в сторону облаков, ярко раскрашенных лучами заходящего Айора.
   - Вот действительно интересно, - Клео обнял Делис, рядом с Кирой они старались не показывать свои чувства, - Встречаются два человека, и что-то между ними происходит. Назвать это можно как угодно, но по ощущениям им просто комфортно вместе. Проходит время, и что мы видим, вместо возникшего между ними чувства появляется, что-то другое. И это другое может быть совершенно разным, спектр очень широк. Но если времени не хватило, что-то разлучило людей, то это чувство перерастет в иллюзию того как это могло бы быть. А эта иллюзия может полностью поработить человека, даже привести к смерти.
   - Остаётся надеяться, что моя сестра сможет победить свои иллюзии.
   - А ещё было бы лучше, чтобы Савай смог победить свои, - Клео обернулся в сторону стел, между которыми был вход в лабиринт, - Он сильный, я верю, что у него всё получится. Что это?
   Делис обернулась и тоже увидела между стел раскрывающуюся линзу портала.
  

Глава 4: Южные провинции Тангора. Союзники.

  
   Нордалид-Ону второй по величине город южной Тангорской провинции Ону и один из главных торговых центров, расположенных на границе с Великой равниной Оседер только просыпался. Стражник на стене, прислонив копьё к парапету, лениво потягивался, предвкушая скорую смену, как вдруг, сонную дремоту сняло рукой. На юге появилась тёмная полоса, и она быстро увеличивалась в размерах. Стражник поднял тревогу, внутри крепостных стен зазвучали звуки труб, горожане с испугом выглядывали из окон, скоро по мостовым застучали сапоги солдат, которые бежали из казарм к крепостным стенам и катапультам, установленным на башнях.
   Пошли томительные минуты ожидания, первый помощник главы городского совета, глава торговой гильдии и представители всех Благородных семей города, со своими личными воинами тоже были на стенах, уже хорошо различимый враг превосходил защитников в разы, и шанса у последних не было. Это были Гуже, со стен легко различались узкие прямоугольные знамена, закрепленные на седлах конных воинов. По ним можно было судить, что в походе участвуют воины более десяти племен.
   - Их несколько тысяч, - тихо, почти шепотом сказал, кто-то.
   Передние ряды конницы уже приблизились на расстояние поражения городских катапульт. Все ждали только приказа, чтобы привести их в действие. Старший офицер уже поднял руку.
   - Стойте, - этот возглас принадлежал немолодому мечнику, который стоял, положив руки на парапет стены, внимательно вглядываясь в приближающихся Гуже, - Они не собираются нападать. Впереди конница, кто штурмует крепость в седле? Боевых барабанов не слышно, лая собак тоже, они просто куда-то идут.
   - Куда-то идут, и куда по твоему мнению они идут, за нами Тангор, - воин, одетый в одежду цветов, одного из Благородных домов с вызовом посмотрел на мечника, - Начинайте стрелять, пока еще не поздно.
   - Нет, это будет ошибкой, - мечник поймал взгляд воина, и тот сразу отвел взгляд, не стоило играть в гляделки с мечником, подпоясанным темно-фиолетовым поясом.
   - Не стрелять, - это сказал первый помощник главы городского совета, прекратив все споры.
   Конница Гуже начала перестраиваться в колонну, сейчас уже ни у кого не возникало сомненья, город их совершенно не интересовал. Казалось, бесконечная река людей текла мимо стен Нордалид-Ону. За конницей шли пешие воины, потом псари со своими огромными, свирепыми питомцами, дальше пошли обозы, а замыкала колонну снова конница. Движение за стенами прекратилось лишь во второй половине дня. Наверное, каждый второй на стенах задавал себе вопрос, правильно ли они сделали, что дали армии Гуже спокойно пройти вглубь страны. Шансов победить у них, конечно, не было, но задержать Гуже, причем надолго, им было под силу. Отдавший приказ не стрелять, первый помощник главы городского совета понимал, что ему еще придется ответить за своё решение. Но он чувствовал, что поступил правильно, а сейчас он отдал распоряжение отправить гонцов во все ближайшие города.
  
   Годеш и Онир ожидали ответа от Благородного Соравира, они просили разрешения пройти через его земли. Лагерь разбили на границе первой большой северной провинции. Прошло уже достаточно времени после того как гонец был послан к Соравиру, огромный военный лагерь жил своей жизнью. Под свои знамена Годешу удалось собрать внушительную армию. Не только южные, но и некоторые северные провинции, правители которых остались верны клятвам, данным предкам Годеша прислали своих воинов. Кроме тангорцев своих людей отправили вожди песчаников, они чувствовали, что пустыню ждут перемены и захотели уже сейчас выказать свою лояльность будущему правителю Маджина. Годеш недавно сказал Ониру, что отказывается, от Маджи-Лай, но примет от него любую помощь в строительстве и укреплению Маджина. У Годеша появилась мечта, годы битв и бесцельных скитаний подошли к концу, он часто видел во сне будущий город, настоящую жемчужину пустыни. Еще в армии Годеша были наемники из Долины, а Шауди Са Фир прислал три десятка своих шаманов. Молодой шаман полностью разделял мечты тангорца, и связывал свою судьбу с Маджином. Но сейчас Годеша беспокоило совсем другое, два правителя самых крупных Тангорских провинций Благородные Чойгана и Соравир ни как не отреагировали на просьбу пропустить через свои провинции его армию. Это было очень плохо, воевать с ними ни как не входило в его планы. Соравира Годеш знал плохо, а вот Чойгану помнил еще ребенком, чудный ребенок в доме наполненным любовью. Он любил приезжать в гости к отцу Чойганы, и вот теперь этот дом наполнен смертью. Годеш попытался выполнить просьбу Изгоняющих и предупредить её о возможной опасности, но Чойгана ни хотела даже слушать о том чтобы принять помощь от Т'Ма.
   Годеш находился один в своем шатре, когда посыльный принес весть, что в лагерь прибыли гости. Выйдя на улицу, тангорец ожидал увидеть посланцев Соравира, но неожиданно увидел высокого, седовласого человека в серых одеждах в сопровождении четырёх воинов в плащах с большими двуручными мечами за спиной, и дюжины бойцов в кожаных доспехах с луговой собачкой на плечах.
   - Меня зовут Зуал, - представился седовласый человек. Нужно сказать, что Годеш уже догадался кто перед ним, - Это Азире Синтан, глава клана Дэлабра, - Зуал указал на недалеко стоящего рыжего человека, чуть ниже его роста.
   - Мне очень приятно, но чем обязаны данному визиту, - Годеш увидел Онира, который тоже покинул свой шатер и шел к ним.
   - Ткань Мира показала мне, что скоро в этом месте произойдет важнейшее событие, способное в корне изменить ближайшее будущее, - Зуал кивком головы ответил на приветствие подошедшего Онира, - Причем предугадать дальнейшее развитие ситуации не представляется возможным, слишком много факторов, нет никакой предопределённости, всё очень зыбко.
   - Приветствую, Чудотворец. Нам приятно видеть Вас в нашем лагере, но у нас был определенный уговор, - Онир хорошо знал Зуала в лицо, так как дважды встречался с ним лично, - Никаких Т'Ма и Т'Ма ракш в расположении нашей армии. Правители северных провинций договорились не препятствовать нашему походу, против адептов Света, некоторые даже согласились дать своих людей, но вид не менее злейших врагов, спокойно расхаживающих рядом, легко качнет чашу в другую сторону.
   - Не волнуйтесь, мы прекрасно помним договор, - Зуал сказал эту фразу, возможно излишне резко, но потом продолжил спокойным тоном, - Но ситуация может выйти из под контроля именно сейчас, в этом месте.
   - А может Ваше появление быть причиной потери этого контроля? - Годеш с нескрываемым интересом разглядывал Зуала, на данный момент самого влиятельного человека в Долине.
   - Лежачий камень, лежачий камень, - Чудотворец произнес эти слова на долинном, постоял некоторое время задумавшись, приложив правую руку ко лбу, и продолжил на тангорском, - Всё возможно, остается надеяться, что этого не случится. Моё желание было прибыть сюда одному, но мисты были против и настояли на небольшой охране. А многоуважаемый Азире Синтан просто решил посетить Тангор именно в этот момент. Не знаю как вы, а мы в Долине не можем запретить магам открыть портал тому, кто попросит, тем более, если он платит хорошие деньги.
   Годеш впервые с начала разговора посмотрел на Синтана, это человек был крайне опасен.
  
   Тангорец, несмотря на своё благородное происхождение, начал с самых низов. Его детство прошло в постоянных скитаниях, но, несмотря на это он получил неплохое образование в основном благодаря своей матери. В жилах его отца текла кровь королей Тангора, а мама была дочерью правителя небольшой северной провинции. Отец женился на ней не получив благословения тестя и тёщи, поэтому двери их дома навсегда закрылись перед ним, но после того как он пропал после очередной авантюры, блудная дочь с детьми вернулась в отчий дом. Несколько зим проведенных в доме деда были самыми спокойными в жизни Годеша. Дед души не чаял во внуке и, несмотря на более чем скудный достаток, нанял для него учителя. Учитель был во многом не плох, но кроме естественных знаний, он должен был обучить юношу владению мечом. Во время первого же урока, спустя короткое время юноша которому только что исполнилось шестнадцать зим, легко разоружил своего учителя. Этому было логичное объяснение. Свой первый меч Годеш получил из рук отца в возрасте четырех зим и с тех пор никогда с ним не расставался. Всему что есть у него в жизни, своему статусу и положению он обязан не своей родословной, а только мечу.
  
   Годеш неплохо видел людей, а Синтан был несомненно силен. Насколько? Тангорцу меньше всего хотелось узнать это.
   - Мне очень хотелось поговорить с магог Зуалом, - Синтан улыбнулся и слегка поклонился в сторону Изгоняющего, - А его занятость ни как не позволяла мне получить аудиенцию. Даже если нам не удастся поговорить, может мне удастся быть полезным.
   "Да, он действительно опасен и у него есть какая-то цель", - на всякий случай Годеш решил дать задание Энгару, охранять Зуала. Мало ли что, мотивы этого рыжеволосого были пока не понятны.
   - Раз Вы прибыли, нужно найти место для ночлега. Вас, Чудотворец, приглашаю в свой шатер, а об остальных позаботится интендант, - Годеш повернулся, чтобы проводить гостя, как вдруг Онир положил ему руку на плечо.
   Годеш обернулся и увидел какое-то движение с севера на линии горизонта. Взоры всех окружающих были направлены в ту сторону.
   Это не были посланцы Соравира, к ним навстречу двигалась небольшая армия собранная этим правителем. В идеале было бы, если Соравир вел своих людей, чтобы присоединится к походу в сторону северных предгорий, но Годеш мало верил в столь благоприятно развивающуюся ситуацию. Мотивы Соравира стали окончательно ясны, когда от него прискакал гонец, привезший послание. В послании было сказано, что Соравир не пропустит их через свои земли.
  
   - Конечно, можно обойти его провинцию, но мы потеряем много времени, - Онир склонился над картой, развернутой на столе, - Непонятно на что он надеется. Мы во много раз превосходим его в численности.
   - Даже не знаю, но начинать поход с убийства своих, - Годеш покачал головой, - Я не могу пойти на это. Если мы это сделаем, возможных союзников у нас больше не будет, только враги.
   - Тогда пойдем в обход. Возьмем восточнее, это позволит нам обойти земли Чойганы, - Онир расправил карту и посмотрел на Годеша, - Своё решение она не сказала, но о нём догадаться не трудно.
   - Нужно было предугадать такое развитие событий. Непонятно на что мы надеялись, - Годеш прислушался к чему-то, - Что там происходит?
   В этот момент один из часовых на входе откинул полог шатра и попросил выйти на улицу. На небольшой возвышенности столпились десятки людей, когда Онир и Годеш присоединились к ним, то они увидели, что так привлекло внимание окружающих. С юга в их сторону двигалась армия. Скоро стало понятно, что это Гуже, по численности они явно не уступали войску Онира и Годеша. Моментально были отданы приказы, лагерь ожил, воины строились в колонны. Годеш слышал, что и в расположении Соравира готовятся к бою, но так как Гуже ему были не видны, Соравир думал, что приготовления к бою связаны с ним.
   Гуже остановились и в сторону тангорцев поскакало несколько всадников.
   - У наших старейшин были виденья, и они отправили нас к Вам оказать помощь в войне с культом, - эти слова, спешившись, произнес старший из посланцев Гуже.
   - Мы будем рады принять вашу помощь, - первым из тангорцев произнес Онир.
   - Почему вы стоите? По нашим расчетам мы должны были настичь вас гораздо позже, - посланец, поняв, кто является старшим, с непроницаемым лицом смотрел на Онира.
   - Сейчас идет некоторая корректировка маршрута, - Онир с честью выдержал взгляд Гуже.
   - Зачем? Эта дорога наиболее прямая к вашей цели в предгорьях, - посланец передал поводья от своего коня, одному из воинов, а сам прошел дальше. Дойдя до места, с которого можно было увидеть людей Соравира, он остановился, - Проблема в них?
   - В какой-то мере, - Онира стал уже немного бесить этот Гуже.
   - Это не проблема, вы без труда разобьете их, - посланец развернулся и направился к своей лошади.
   - Мы не хотим их убивать, - это уже сказал Годеш, так как заметил, что Онир с трудом себя сдерживает.
   - Почему? Вы тангорцы постоянно убиваете друг друга. Что случилось в этот раз? - посланец вскочил в седло.
   - Это не тот случай, - Годеш пытался прочитать хоть что-то на лице Гуже, но оно было абсолютно не проницаемо.
   - Хорошо, - развернув лошадь, посланец поскакал вспять.
   - Интересно, что значит это его "хорошо", - Годеш смотрел вслед удаляющимся Гуже, - В любом случае трубите отбой.
  
   Прошло совсем немного времени, и от Гуже снова поскакали всадники, теперь их было гораздо больше. Не останавливаясь, они проскакали через позиции Онира и Годеша и направились в расположение Соравира.
   - Кажется, я знаю, что они задумали, - Зуал и Синтан стояли рядом и наблюдали за тем, что происходит в лагере Соравира.
   - Среди Гуже явно дети, - Синтан передал трубу Чудотворцу.
   - Да, именно про это я и говорю, - магог повернулся к Синтану, - Не нужно ничего говорить нашим тангорским друзьям.
  
   Соравир с некоторым недоумением смотрел, как воин Гуже помогает спуститься на землю мальчику семи-восьми зим отроду. Что вообще происходит и откуда здесь Гуже фактически в центре Тангора. Всего с Гуже приехало четыре ребенка, тангорец ждал какого-то объяснения происходящему и оно последовало незамедлительно.
   - Я Доштайн, Правая Длань, - представился один из Гуже. Его доспех представлял собой кожаные и металлические полоски, скрепленные вместе.- Мы просим разрешения пройти через ваши земли.
   - Мы уже сказали Годешу, пусть он ищет другой маршрут, - хоть не до конца, но происходящее становилось понятным для Соравира.
   - В знак наших добрых намерений, мы оставляем вам наших детей, - складывалось ощущение, что Доштайн пропустил слова тангорца мимо ушей, - Это сыновья уважаемых людей, среди них и мой сын. Мы гарантируем, что ни земле Вашей, ни подданным не будет нанесено вреда.
   - По-моему, я уже ответил на вашу просьбу, - Соравир посмотрел на, не выражающее ни каких эмоций, лицо Гуже, - Нет.
   - Что же, тогда Ваше имя будет проклято в веках, - Доштайн встретил взгляд Соравира, - Все смерти женщин, детей и стариков будут на Ваших руках. На что Вы надеялись, в худшем случае погибнуть как герой, но если честно конечно Вы были уверены, Благородные Онир и Годеш не станут нападать на Вас, они одни из немногих достойные правители Тангора. Но мы не они. Завтра утром мы ступим на Вашу землю, и только от Вас зависит, как мы её пройдем тихо или под бой барабанов и лай собак, уничтожая и выжигая всё живое.
   Гуже вскочили на коней и быстро ускакали.
   - Разведчики сообщили, что войско Гуже, даже больше чем армия Онира и Годеша, - к Соравиру подошли несколько мечников.
   - Тогда завтра на рассвете мы встретим свою смерть, - во взгляде Соравира читалась уверенность, глаза светились фанатичным блеском, - Мы погибнем как герои на глазах этих предателей, защищая собственную землю.
   - Мы так не думаем, - один из стоящих рядом мечников, вонзил кинжал в сердце Соравира.
   - Преда..., - Соравир упал на колени, на его губах появилась кровь.
   - Нет, мы верны клятвам, которые принесли наши Предки. Там, - мечник кивнул в сторону лагеря Годеша, - Законный правитель Тангора.
   Соравир пытался, что-то сказать, но кроме хрипа ничего не было слышно. Скоро он упал на землю, и тело перестало подавать признаки жизни. Мечники стояли вокруг полукругом и переглядывались.
   - В лагере около двух сотен людей Соравира, нужно их быстро разоружить, чтобы не допустить кровопролития, - мечник, убивший Соравира, вытер кровь с кинжала.
   - Или перебить, - сказал другой.
   - Нет, постараемся обойтись без крови, - мечник, подпоясанный темно-фиолетовым поясом, отдал необходимые команды.
  
   - Непонятно, что там происходит, - Синтан рассматривал лагерь Соравира в трубу, - От предложения Гуже они отказались, а дальше... Ничего не видно.
   - Может мне сходить на разведку, - Мелм стоял рядом с отцом, он явно тяготился вынужденным бездельем и тем, что последнее время отец все время таскает его с собой.
   - Нет, Зуал и так недоволен, что мы увязались за ним, - Синтан сложил трубу и положил её в сумку.
   - И зачем мы за ним увязались? - эту зиму Мелм провел на его взгляд просто бездарно, экспедицию к храму на болотах пришлось отложить. Клео, видя, что на Мелма рассчитывать нечего ушел по следам Делис и Савая, и о нем уже давно не было никаких вестей. К тому же отец недавно был в Эсхате Джаль, и по слухам встречался с отцом Нейры. Девушка, конечно, нравилась Мелму, но никаких серьезных планов в отношении неё у него не было. Поэтому эти разговоры за его спиной сильно раздражали.
   - В начале весны соберется Большой Совет Долины. Будут избраны новые члены Малого Совета и самое главное, глава Малого Совета, - Синтан повернулся к сыну, - Ты знаешь, что я прикладываю максимум усилий, чтобы твой брат стал этим главой. А здесь мы на всякий случай, вроде мимо проходили, а вдруг будем полезны.
   - Ну-ну, - Мелм усмехнулся, - А встречи с родней Нейры как помогут избранию Малхуса?
   Синтан молча смерил взглядом сына, повесил сумку с трубой на его плечо и пошел в сторону недалеко стоящих шатров. Мелм посмотрел ему в след, а потом решил подняться на ближайшую сопку, так как с неё лагерь Соравира был виден гораздо лучше.
  
   Годеш сидел за столом, подперев голову руками, Онир стоял рядом с ним, разглаживая руками карту, лежащую на столе, в шатре находилось еще несколько командиров отрядов. После того как Гуже уведомили их, что на рассвете атакуют лагерь Соравира, они собрались на совет, но к вечеру так и не выработали план действий. Ситуация была патовая, смотреть как на рассвете на их глазах погибнут сотни тангорцев или вмешаться и возможно погибнуть самим, а если и уцелеть, то ни о каком походе на Адептов Света, не может быть и речи, ни сейчас, ни в ближайшем будущем, так как войны с Гуже избежать не удастся. Из лагеря Гуже доносились звуки труб и бой барабанов, иногда выли не кормленые перед боем собаки. Для Онира, да и для многих его воинов эти звуки были не в диковинку, стычки на южных границах Тангора примыкающих к равнине Оседер происходили регулярно. Правда, нужно заметить, что виной тому чаще всего были тангорцы, пытающиеся пасти скот в угодьях Гуже. Реакция всегда была одинаковая и очень жесткая. Зуал вместе со своими спутниками находился в лагере наемников из Долины и советы, если они у него и были, держал при себе. За стенами шатра появились какие-то звуки и шум нарастал.
   - Соравир убит! - крикнул вбежавший в шатер мечник, - Говорят, это сделали Т'Ма ракш. Одного из них схватили недалеко от лагеря.
   Годеш вышел из своего шатра и столкнулся с Синтаном.
   - Моего сына схватили люди Соравира, по слухам они обвиняют его в убийстве своего предводителя. Мой сын никого не убивал, - видно было, что Синтан с трудом сохраняет спокойствие, но в его глазах читалась вся гамма бушевавших в нем чувств. Оглядевшись по сторонам инпар пошел в сторону лагеря Гуже, в сопровождении воинов своего клана.
   - Если Т'Ма ракш решают кого-то убить, то они его убьют и следов ни каких не оставят, - Энгар задумчиво провел пальцем по шраму на щеке, - Тебе это известно не хуже чем мне. Убийца, прохаживающий рядом с лагерем врагов после покушения, бред какой-то.
   - В любом случае, - Годеш хотел сказать, что-то еще, но замолчал, повернувшись в сторону лагеря Гуже, факелы, стоящие по его периметру были хорошо видны в темноте. Барабаны стихли, скоро не стало слышно и лая собак, видимо их покормили, - Что случилось, они передумали нападать на рассвете?
  
   - Мы уважительно относимся к вашим чувствам, - Доштайн и Синтан стояли рядом в окружении воинов, - Виновен или не виновен ваш сын не важно, важно, что он Ваш сын. Если с ним что-то произошло, то Вы имеете полное право отомстить, поэтому мы не двинемся вперед, дадим время, - Доштайн подумал какое-то время, - Двух лун должно хватить.
   - Благодарю, этого времени нам вполне достаточно, - Синтан сложил руки в стандартном приветствии, принятом у Гуже, и кивнул головой, - Большего мы и не просим.
   Синтан подал знак своим воинам следовать за ним и отправился в лагерь наемников из Долины.
   - Дети решат проблемы отцов, именно так сказали наши старейшины, - Доштайн задумчиво смотрел в след уже растаявшим в темноте инпар.
   - Или создадут новые, - эти слова принадлежали стоявшему рядом с ним воину, явно одному из племенных вождей, - В любом случае ты принял правильное решение.
   - Оно было не слишком сложным. Правы они или нет, нужно дать им время.
  
   Среди наемников было достаточно авантюристов, готовых примкнуть к отряду Синтана, он выбрал лучших. План был прост, напасть и освободить Мелма. Отряд, состоящий из наёмников, должен был лишь отвлечь внимание, а инпар незаметно проникнут в лагерь и освободят пленника. Главное отвлечь магов противника, так как они легко почувствуют находящихся в тени. К моменту, когда отвлекающий отряд был сформирован, наступило утро. Но ждать следующей ночи было некогда.
   Первый отряд заходил с одной стороны, второй отряд, состоящий из инпар и чувствующих Сай наёмников, обходил лагерь Соравира с тыла. Вначале отряды двигались вместе, они прошли почти половину расстояния до лагеря противника, когда один из наемников что-то заметил в кустах. Оказалось что это мешок, брошенный здесь кем-то совсем недавно. Сердце Синтана защемило в предчувствии, а когда мешок разрезали, то нашли в нем связанного Мелма. Он был жив, но в крови, одежда была порвана, следы побоев на теле и лице. Путы разрезали, Мелму помогли подняться, какое-то время он постоял, поддерживаемый отцом, разминая затекшие ноги. Ему дали флягу с водой, смыв кровь с лица и разбитых губ, сделав несколько глотков, Мелм сказал, что готов идти. Смысл в немедленном нападении пропал, поэтому отряды вернулись, обратно в лагерь.
  
   В палатке кроме Мелма и Синтана был Зуал. Мелм привел себя в порядок, помылся, его раны обработали, ничего серьёзного, синяки от побоев, но кости были целы, лицо пострадало сильнее всего, но не критично.
   - Если честно, то всё как в тумане. Поднялся на сопку, чтобы улучшить обзор и вдруг удар по голове, скорее всего мастерский бросок из пращи, так как рядом никого не было, - отхлебнув из миски кашицы, состоящей из пшена с мелко нарубленным мясом, Мелм поморщился. Губы кровоточили при каждом неосторожном движении, - Если бы не шлем, то череп точно бы лопнул, а так потерял память. Очнулся на земле уже в лагере Соравира, вокруг что-то кричали на тангорском, но я его почти не знаю. Меня постоянно кто-то пинал, потом снова начали бить и очередной провал в памяти. Пришел в себя снова от шума вокруг, что-то явно происходило, но понять было ничего нельзя, - пожав плечами, Мелм еще раз отхлебнул из миски, - Потом меня еще несколько раз ударили, засунули в мешок и выкинули, в буквальном смысле этого слова. Утром вы меня нашли, вот и всё.
   - Как он себя чувствует? - в палатку зашел Онир, - Пока мы тоже ничего не понимаем, но у нас есть свои осведомители в лагере Соравира, надеюсь, что скоро хоть что-то будет ясно.
   За стенами палатки послышались громкие голоса, в проем показалась голова Изгоняющего.
   - Посыльный ищет Онира, говорит, что срочно, - Изгоняющий ждал ответа.
   - А вот и долгожданные новости, - промолвил Онир, направляясь к выходу.
   - Не против, если я пойду с вами, - вслед за тангорцем палатку покинул Зуал.
   Синтан посмотрел на сына, положил руку ему на плечо и тоже вышел на улицу.
  
   Годеш был в шатре один, когда в него зашел Онир, а следом за ним Зуал и Синтан.
   - Энгар, - ответил Годеш на немой вопрос Онира, - Он пошел и взял вину за убийство Соравира на себя. Думаю, он знал каким образом, был убит Соравир, лицом к лицу, ударом узкого кинжала прямо в сердце, это мог сделать только знакомый человек. Т'Ма ракш ударил бы сзади. Энгар сказал, что пытался убедить Соравира отказаться от своих планов, но он продолжал стоять на своем, и ему ничего не оставалось как убить его.
   - Единственный вопрос, когда бы он это успел сделать, - Онир в раздражении отодвинул стул, - Он был все время с нами.
   - Правда есть, и положительный момент лагерь Соравира сворачивается, и мы можем беспрепятственно пройти через его земли, - присев на стул Годеш тяжело вздохнул, - Энгар был мне как брат.
   В шатер вошли несколько командиров отрядов.
   - Мы можем атаковать в любой момент, - сказал один из них.
   - Нет, это был выбор Энгара, по своему статусу он мог его сделать, - Годеш встретился взглядом с Ониром и увидел в нем полное понимание, - Это шанс для всех нас, бескровно пересечь эти земли. Сворачиваем лагерь на рассвете, как только уйдут люди Соравира, не будем с ними пересекаться.
   Синтан подошел с Ониру и что-то прошептал ему на ухо.
   - Хорошо, - Онир кивнул головой, - Но нужно обойтись без жертв.
   - Если кто и пострадает, то не сильно. Даю слово, - сказав это, Синтан ушел.
   Вслед за Синтаном шатер покинул Зуал.
   - Что он хотел? - спросил Годеш, когда он и Онир остались в шатре одни.
   - Узнать у наших людей в лагере Соравира, где держат Энгара.
   - Хорошо, не будем им мешать, - Годеш подошел к чайнику и налил себе в кружку воды, - Всё понимаю. Какая ответственность лежит на нас, но и оставить Энгара в беде не могу, - сделав несколько глотков, тангорец постоял в задумчивости, - Чем можем, тем поможем.
  
   Палатка в центре лагеря наёмников из Долины была переполнена. Здесь кроме Зуала, Синтана и Регра также были, Дадж Ри Фир, старший среди шаманов, а также Саеен высокий маг, ростом выше Зуала, судя по лицу в нем, явно текла кровь Хоа, он обладал большим влиянием среди магов в лагере наёмников. Как-то незаметно руководство перешло к Зуалу, впрочем, Синтан не сильно этому противился.
   - План достаточно прост, - Чудотворец смотрел на приблизительно нарисованную схему лагеря Соравира, - Бойцы Синтана в тени прокрадываются в лагерь, обезвреживают охрану. Желательно обойтись без убийств, будем использовать дубинки. Главная проблема маги, они легко почувствуют человека в тени.
   - Теперь мне понятно, что я здесь делаю, - присев на табурет, Саеен стал растирать рукой шею, палатка была низка для него, и ему приходилось стоять в неудобной позе, склонив голову, - Мы должны отвлечь магов противника.
   - Да, теперь осталось решить, как мы это сделаем, - Зуал тоже сел, его примеру последовал Дадж Ри Фир.
   - Значит нужно создать фон, который скроет находящихся в тени, - шаман очень хорошо говорил на долинном с едва заметным акцентом. В палатке наступила тишина, лишь шум лагеря за её стенами. Дадж Ри Фир покачал головой, - Наибольший магический фон создает магия лечения и зачарования. Значит, будем лечить. Кого? Например, быков.
   - Среди наёмников лекарей-магов мало. Лекари очень востребованы, - Саеен усмехнулся, - Им в авантюрах участвовать некогда, те, что есть в лучшем случае, облегчат боль. Правда, несколько шептунов есть.
   - Не страшно, десятка шаманов будет достаточно, - Дадж Ри Фир встал, - Сколько времени вам нужно?
   Этот вопрос был уже адресован Синтану.
   - Пол туеса в воде, сразу после того как стемнеет, до первой луны должны успеть, - подумав некоторое время, ответил Синтан.
   - Двадцатая часть доли если в песке, думаю на столько силы у нас хватит, - шаман вышел из палатки.
   - Лечебная магия отнимает много силы, каст должен быть постоянным. Конечно, заклинания шаманов отличаются от наших, сила высвобождается посредством звуков, трещотки, бубны, кто-то даже подвывает, - поднявшись с табурета, Саеен откинул полу палатки, - Я и еще несколько магов можем создавать иллюзии, естественно это не лечебная магия, но лучше чем ничего.
   - Трещотки, бубны, - промолвил Зуал, когда в палатке осталось только трое, - Пойду, схожу, узнаю у шаманов, отвлекает ли их другие звуки, если нет, устроим праздник. Большой праздник с музыкой и иллюзиями.
   - Будем резать скот и веселиться, - улыбнувшись, Синтан продолжил, - Только вот в честь чего праздник?
   - А вот это ты придумай сам, не все же мне думать, - Зуал уже собирался уйти, но неожиданно передумал и посмотрел на Регра, - План не просто спасти тангорца, но и доставить его в Долину?
   Синтан согласно кивнул головой.
   - Вот несколько камней. Доберетесь до Маджина, мисты откроют портал в любой оплот в Долине. Удачи.
   После ухода Чудотворца Синтан и Регр немного помолчали.
   - Вот деньги, купи лошадей и припасов в дорогу. Будь наготове, как только тангорец будет у нас, отправишься в путь, - Синтан передал Регру мешочек с деньгами, - Как попадете в Долину, оставишь тангорца в оплоте, возьми крытую повозку, не вези его открыто по городу. Может лучше и до Маджина его везти в повозке, дольше, но думаю надежнее. Вот еще деньги купи повозку у пустынников и три халата, поедешь не один.
  
   Годеш стоял недалеко от своего шатра. Всё его внимание было обращено на лагерь наёмников из Долины. Вначале он не мог понять, что там происходит, и лишь спустя некоторое время понял, что они готовятся к празднику. Местом проведения была выбрана небольшая площадка недалеко от лагеря, на расстоянии чуть меньше двух полётов стрелы от стоянки Соравира. По периметру площадки ставили факелы, а в центр сгоняли скот.
   - Что за суета? - Онир подошел очень тихо, Годеш совершенно не слышал его шагов, - У них видимо какой-то праздник. Мы приглашены?
   - Нет, - не оборачиваясь, ответил Годеш, - Ты узнал, где держат Энгара?
   - Да, и уже передал информацию Синтану, - на площадке огороженной факелами появился Зуал, а с ним вместе шаманы, - О, удивительно как быстро они спелись.
   - Мне это тоже не понятно. Обязательно каждый круг пустынники нападают на приграничные города Долины, иногда несколько раз за круг, а в нашей армии, посмотри, - Годеш показал рукой на лагеря наёмников из Долины и пустынников, - Они всегда разбивают стоянки рядом, чуть в отдалении от основных сил.
   - Возможно, объединившись в Песчаную Орду племена пустынников, теряют разум, - Онир громко рассмеялся, - А получив в очередной раз отпор, этот разум обретают. Хотя, - тангорец стал серьёзным, - Как-то один вождь по приглашению посетил мой дом и я задал ему такой вопрос: "Почему, как только заканчивается очередной конфликт, почти моментально восстанавливается торговля между пустынниками и Долиной?" Знаешь, что он мне ответил: "Я скорее поверю жителю Долины, чем тангорцу." Видя моё удивление, он пояснил: "Жители Долины никогда не предлагали мне денег за убийство тангорцев."
   - Ой ли, - в голосе Годеша чувствовалось раздражение, - Благородство жителей Долины широко известно, одни столбы с именами написанными на них чего стоят.
   - Но согласись случая, чтобы они подстрекали племена Гуже или пустынников к набегам на Тангор не было, - Онир приложил к глазам трубу и продолжил лишь после небольшой паузы, - Хотя с Гуже у них прекрасные отношения. Кстати, смотри, на площадке появились музыканты среди них и Гуже, и пустынники. А столбы это их внутреннее дело, если они помогают решать какие-то проблемы во взаимоотношениях различных групп и сообществ Долины.
   - Возможно, ты в чем-то прав, но главное, думаю, в другом. Всё дело в расстоянии, - видя недоумение на лице собеседника, Годеш продолжил, - Долина огромная территория, от одного города до другого можно скакать целый день. От оазиса до оазиса расстояние еще больше. Равнина Оседер по размерам соизмерима с Тангором, а сколько людей на ней проживает? А в Тангоре только вышел из одной деревни, а уже видишь следующую.
   - Ну, у нас на юге немного попросторнее.
   - Да вы южане и не тангорцы вовсе.
   - Да ты что?! - Онир громко рассмеялся и похлопал Годеша по плечу, - Ладно пошли ближе к шатру, поужинаем, нам и оттуда все хорошо будет видно.
  
   В лагере Соравира, готовились к возвращению, человек который привел их сюда, мертв, и оставаться не имело смысла. Конечно, были горячие головы, которые хотели принять бой, но их, ни кто не слушал. Шансов выжить и так было мало, с приходом Гуже, они стали равны нулю. Тем более что Годеш, скорее всего, пощадил бы выживших, а Гуже пленных не берут. Вещи грузили на повозки, осталось убрать несколько шатров, но их соберут утром. Темнело, воины на кострах готовили ужин. Два мечника перешептывались друг с другом.
   - Я убрал наших людей от палатки с Энгаром, - сказал один из них, - Остались только люди Соравира.
   - На что ты надеешься? - второй тангорец подкинул несколько палок в костер.
   - Ты же прекрасно знаешь, что Энгар не убивал Соравира. Он взял на себя вину, чтобы спасти этого Т'Ма ракш, - первый воин наклонился, и еще больше понизил голос, - Надеюсь, что Т'Ма ракш не чуждо благородство, и они оценят поступок Энгара.
   - А если они уверены, что именно Энгар, и совершил это убийство, - возразил второй.
   - В любом случае Энгар до Хамар-Хама не доедет, столь благородный человек...
   В это момент со стороны лагеря Годеша, раздался невероятный шум. Музыка, рев скота, окрестности осветились яркие всполохи света. Воины у костров вскочили на ноги, и схватились за оружие, не понимая, что происходит. Правда, скоро они успокоились, непосредственной опасности, то, что происходило в лагере противника, для них не представляло, хотя тангорцы и не понимали происходящего.
   Иллюзии поражали воображение, разноцветные огненные фонтаны, раскрасившие ночное небо, рассыпались искрами, искры затем превращались в диковинных зверей и птиц. Одна из иллюзий, огромная волна, понеслась в сторону лагеря Соравира, но, не достигнув его, рассыпалась на табун лошадей, проскакав по лагерю, кони растворились в лесу за ним.
   К двум мечникам у костра, присоединился еще один человек. Он наклонился над костром и протянул руки к огню. Пламя осветило острый нос и широкие скулы подошедшего. Погрев руки, человек поднялся и поплотнее запахнул тулуп, под тулупом на мгновенье мелькнул салуманский халат.
   - Смотрю, вы убрали своих людей от шатра пленного, - ни к кому не обращаясь, произнес салуманец. Акцент и черты лица не давали усомниться в его национальности, - Мне, конечно, всё равно, но этот праздник, - салуманец усмехнулся и кивнул в сторону лагеря Годеша, - Что они там делают? Я не слышу собственных мыслей.
   - Тебе, что, захотелось потрепать языком? - один из мечников повернулся к салуманцу.
   - Вы думаете, я ничего не понимаю? Рано или поздно вы будете там, - салуманец поглядел на юг, - Я хочу быть с вами. А то, что у палатки мало людей, даже хорошо, - сказав это, салуманец пошел вглубь лагеря.
   Мечники переглянулись, но ничего не сказали.
  
   Два охранника стояли у шатра с пленным, ещё двое ходили по кругу навстречу друг другу. Четыре фигуры вышли из тени почти одновременно, обездвиженных охранников затащили в тень.
   Энгар сидел у центрального столба шатра, его руки были связаны за спиной. Какой-то шум послышался за его спиной. А в следующее мгновение, некто приложил к лицу мечника тряпку, смоченную сильно пахнущей жидкостью и, он потерял сознание.
   Когда мечник пришел в себя, то оказалось, что он лежит на войлочной подстилке в движущейся повозке. По лучам Айора пробивающимся под тент, можно было заключить, что сейчас день. Его руки и ноги были по-прежнему связаны, кто сидел на козлах и управлял лошадьми, было не видно. Казалось, что повозка будет ехать бесконечно долго. Лежать как ни странно было удобно, путы были из веревки с плетением, если лежать спокойно, то их почти не чувствуешь, но попыток освободиться, лучше не делать, Энгар это понял очень скоро. Наконец, повозка остановилась, под тент заглянул человек.
   - О, очнулся, - сказал он по тангорски. Мечник узнал в нем одного из Т'Ма ракш, которого видел недавно в лагере, - Сейчас подожди.
   Ракшас спрыгнул на землю и, обойдя повозку, развязал тент сзади, после чего, помог мечнику спуститься.
   - Прошу не делай глупостей, - инпар развязал тангорцу руки, - Мы конечно не правы, схватили, увезли, но понимаешь, не могли предугадать твою реакцию. Вдруг начнешь благородство проявлять, а времени на него не было, так, что извини. Азире Синтан велел передать, что очень благодарен тебе за поступок. Сам понимаешь вызволить тебя это меньшее, что он смог сделать.
   - Как наш гость? - из-за повозки появился еще один ракшас, на нем тоже была одежда пустынников. Увидев Энгара, продолжил на тангорском, - Вижу, что всё в порядке.
   Регр нагнулся и снял путы с ног мечника.
   - Меня зовут Регр. Пообещай, что не будешь предпринимать попыток вернуться раньше времени, и мы больше не будем тебя связывать, - инпар внимательно смотрел на мечника, ожидая его ответа, - Мы привезем тебя в Долину, поговоришь с Синтаном, а дальше поступай как хочешь. Поверь, захочешь обратно в Тангор, ни кто останавливать тебя не будет.
   В голове Энгара мысли теснили друг друга, его переполняли эмоции, но он старался сохранять спокойствие, хотя это ему удавалось с большим трудом. С ним поступили как с куклой, особо не интересуясь его мнением, самолюбие было сильно уязвлено.
   - А если не пообещаю? - мечник несколько раз присел, разминая ноги.
   - И что будешь делать? - второй ракшас забрался в повозку и выпрыгнул из неё через некоторое время с каким-то тюком в руках, - Вернешься к Годешу? Ты сильно поднимешь его репутацию, находясь рядом с ним. Или сдашься как убийца, не совершив преступления. Мы виноваты и извиняемся, но давай не пори горячку, - инпар сунул тангорцу тюк, это оказалась свернутая одежда пустынников.
   Инпар отошли немного в сторону и стали разводить костер, тот, которого звали Регр, обернулся.
   - Впрочем, поступай как знаешь, мы небе не няньки, - сказал он.
   Энгар надел лоскутный халат пустынников, накинул на голову капюшон и подвязался веревкой. Халат был легкий, но теплый, племена пустыни делают ткань, обрабатывая волокна пустынной лозы, в зависимости от обработки можно получить материю любой плотности, халат был многослойный, хорошо сохранял тепло, верхний слой к тому же был обработан каким-то водоотталкивающим составом. Энгар стал собирать ветки для костра, обдумывая своё положение. Конечно, вернуться к Годешу он не мог, его появление в Хамар-Хаме вообще являлось бы полным бредом. Остаётся скитаться и прятаться, и Долина была не самым плохим местом для этого, тем более, что там у него появились влиятельные друзья. Тангорец подошел к костру, подбросил несколько веток, остальные положил рядом, присел на небольшой камень и стал наблюдать за своими сопровождающими. Они явно были родственниками, общие черты лица и даже тон разговора, старший и младший, скорее всего отец и сын. Инпар, нужно научиться называть их так. Конечно, они спокойно отнесутся к чужестранцу, назвавшему их Т'Ма ракш или ракшас, но Энгар в отличие от большинства жителей Тангора и пустыни знал в чем принципиальная разница. Т'Ма ракш не смогли ужиться со своим народом, и были изгнаны в пустыню, потом они покинули материк и поселились на островах. Тангорец получил хорошее образование, к тому же по природе был любопытен и любил читать.
   - Сейчас перекусим и поедем дальше, - Регр установил по бокам костра две скобы, поместил на него лист железа и положил три куска мяса и хлеб.
   Скоро мясо и хлеб подогрелись. Молча поели, запили ужин вином и поехали дальше, решили, что останавливаться не будут до самого Маджина.
   До Маджина добрались без приключений, потом Изгоняющие открыли им портал, ближайший в Эсхате Танаис.
  
   Энгар в статусе гостя пару дней слонялся без дела, но скоро ему это наскучило и он, чтобы не путаться под ногами покинул общинный двор клана Дэлабра. Синтан еще не вернулся из Тангора и мечник был предоставлен сам себе, у него был единственный разговор со старейшинами, короткий и не содержащий конкретных предложений. Правда, скоро ему дали мешочек денег на насущные нужды. Эсхата Танаис был самым крупным северным торговым центром Долины. Из района инпар Энгар попал в ремесленный квартал, который примыкал непосредственно к одному из рынков. Было тепло, Айор уже хорошо прогревал воздух. В послеобеденное время покупатели почти покинули рынок, но народа было еще достаточно. К тангорцу подбегали то продавцы новостей, то какие-то личности с разными предложениями. Мечник пересек рыночную площадь, стараясь избегать встречи с соотечественниками. Свернул на небольшую улочку и вошел в первопопавшую корчму. Большинство столов были пусты в это время. Энгар оглядел зал и уже решил сесть за столик, когда увидел знакомое лицо. Невероятно Мерген, здесь в Долине, когда они виделись последний раз, он собирался добраться до Новам Домуна. Энгар подошел к столу, Мерген поднял глаза, на эго лице отразилось подряд несколько эмоций.
   - Приветствую, - Мерген поднялся из стола и подал руку.
   - И я тебя, - Энгар отодвинул стул и присел за стол. - Вот уж кого не ожидал здесь увидеть.
   - Аналогично, - Мерген сел и сделал знак подавальщице, - Но если мое появлении в Долине хоть как-то объяснимо, то, что здесь делает правая рука Годеша.
   - Мой статус сильно изменился за последнее время, - подавальщица поставила ещё одну кружку и налила в неё вина. Отпив вина, мечник продолжил, - Сейчас я точно в таком же положении что и ты.
   - Надеюсь, что Годеш жив?
   - Да с ним все в порядке, но вот Соравир к счастью или сожалению нет, - Энгар замолчал. Мерген тоже молчал, ожидая продолжения, - Если коротко мне пришлось взять его убийство на себя. История не очень долгая, но поверь, выбора у меня почти не оставалось. А как ты оказался в Долине, насколько я тебя знаю это последнее место, где тебя можно было встретить.
   - Всё меняется, - взяв хлеб, он положил на него кусок мяса и стал жевать, глядя мимо собеседника, - Когда я ушел из Маджина, то в первом же оазисе встретил Тафира, это один из моих людей, он с семьёй скрывался в нем, но собирался его покинуть в ближайшее время. Безопасность жены и детей для него превыше всего, но и скитаться без них выше его сил. Он нашел тех, кто смог гарантировать ему безопасность, но конечно не задаром. Им нужны хорошие бойцы, и он познакомил меня со своими нанимателями.
   - Понятно, они оказались из Долины, и ты тоже подписал с ними контракт?
   - Это были Изгоняющие, - говоря на тангорском Мерген сознательно употребил слово на долинном.
   Энгар пил вино и ждал, он знал отношение Мергена к Т'Ма, и заметил, что тот сознательно не ответил на его вопрос. Но Мерген не стал ничего объяснять, он поднялся со своего места, расплатился с подавальщицей.
   - Пойдем, - произнес мечник, подойдя к двери.
   Выйдя на улицу, они направились в сторону порта, шли достаточно долго, наконец, спустились в подвал двухэтажного особняка. В небольшой комнате стоял стол и несколько стульев, за столом сидел Изгоняющий. Он был нездорово худ, видимо недавно перенес тяжелую болезнь. На его шее висел камень в железной оправе.
   - Проходите, - Изгоняющий поднялся со своего места, - Меня зовут Лэтор. Мы отплываем завтра. Вы решили присоединиться?
   - Да, я подпишу контракт на круг, - Мерген присел на стул напротив Лэтора. Какое-то время он рассматривал бумаги, потом подписал, свой экземпляр, свернув, положил во внутренний карман куртки.
   - Мы доплывем до Кейзара, там нас будет ждать зафрактованный корабль и вторая часть команды, на нем мы доберемся до Келатуса. Кстати, в контракт сознательно внесен пункт, о том, что он может быть перекуплен. Твоё отношение к ордену не секрет, правитель Келатуса всегда нанимал тангорцев. Сейчас они покинули его, присоединившись к Годешу, думаю, мы не будем друг другу обузой. Завтра не опаздывай.
   - Очень интересно. Такая благотворительность, - Энгар подошел к столу, - С чего бы это?
   - Один человек корабль не утянет, а хороший меч нам в дороге пригодится, - Лэтор как будто бы только сейчас заметил второго тангорца, - Салуманские пираты последнее время активизировались, а мы поплывём на торговом корабле.
   - Что ж, пожалуй, я тоже подпишу контракт, - Энгар неожиданно принял решение, - Или команда уже набрана.
   - Нет, еще несколько человек, можем добрать, - откинувшись на спинку стула, Лэтор с интересом смотрел на тангорца, - Контракт стандартный или будут какие-то дополнения.
   - Стандартный на круг, - Энгар присел на стул, рядом Мергеном.
  
   Через некоторое время, стоя в общинном дворе клана Дэлабра, Энгар еще раз перечитал контракт. Что сделано, то сделано. Он поддался какому-то сиюминутному порыву, но совершенно не жалел об этом. У него есть работа и он будет делать то, что умеет лучше всего. Они договорились с Мергеном, что встретятся утором в речном порту Эсхаты Танаис, а сейчас нужно было сказать о своем решении инпар, им по большому счету он ни чем не обязан. С подписанием контракта, неопределенность в отношениях с ними, тоже исчезла.

***

   Энгар впервые в жизни видел океан, порт Кейзара производил впечатление и на опытных путешественников, а тангорца он просто ошарашил. Пока вещи переносили с одного корабля на другой, он погулял по пирсу. В команде кроме него было еще несколько тангорцев, но Энгар никого из них не знал, Мергена то он тоже увидел первый раз в лагере Годеша, держался от них в стороне, хотя Мерген по статусу был ему равен. Неожиданно для себя, за время пути, он близко сошелся с Изгоняющим. Его звали Лэтор, это был образованный и очень начитанный человек, прекрасно разбирающийся в тангорской поэзии и знающий несколько языков. Размяв ноги, Энгар поднялся по трапу и увидел на палубе знакомых. Гуже, которого как вспомнил, звали Белтайн, а рядом с ним девушку Илинэ. Гуже, казалось, был одет в ту же одежду, в какой ходил в пустыне, а вот серый плащ девушки немного удивил.
  

Глава 5: Горы. Путь назад.

   Портал становился все ярче, потом раскрылся, из него вышли несколько Хоа, огляделись. Заметив Делис и Клео, один из них направился к инпар. Скоро из портала стали появляться новые Хоа, вначале Клео пытался их считать, потом понял, что это ему ни как не поможет.
   - Кто Вы и что здесь делаете? - подошедший Хоа, спросил это на языке Долины, по одежде четко определив, с кем имеет дело.
   - Люди из Долины, пришли к Лабиринту, - отвечая, Клео оглядывался по сторонам. Ему уже не было дела до Хоа, гораздо больше его сейчас беспокоило, то, что он не видит Киру, она явно была не в Тени, интересно, где она может прятаться, место то здесь открытое.
   - С этим входом, явно, что-то не так, - Хоа пытался вглядеться в лицо Клео и может быть поймать его взгляд, - Нам поможет любая информация.
   - Больше восьми лун назад, - промолвила Делис, - В лабиринт вошел наш друг.
   - Он маг? - Хоа повернулся к девушке, - Насколько он сильный маг?
   - Он не маг. Охотник с предгорий, - эти слова уже сказал Клео, он уже начал волноваться. Кира как под землю провалилась.
   - Не маг, обычный охотник, - Хоа с сомнением покачал головой, - Этого не может быть.
   - Они не врут, - голос раздался как бы из пустоты. Потом снег закрутился в небольшой вихрь, и в нем прорисовалась прозрачная еле различимая фигура. Единственное, что было более чем материальным в этой фигуре, это два ярко красных глаза, - Действительно охотник, правда,... не совсем обычный.
   Появление странной фигуры не осталось незамеченным. Клео видел, как по-разному отреагировали на неё Хоа. Кто-то, возможно даже не отдавая себе отчета, потянулся к оружию. Некоторые в почтении склонили головы, а пара человек стало на одно колено. Существо явно было знакомо Хоа, хотя отношение к нему было не однозначное.
   - Холатчах, - промолвил кто-то.
   Клео ничего, не говорило это имя, а вот Холатчах, рассматривал инпар явно с интересом.
   - Один, не удивлен, совпаденье вряд ли - голос раздался снова, казалось ниоткуда, - В лабиринт вошёл Савай, несомненно.
   Мгновенное ощущение прикосновения, капли воды, стекающие по лицу, ритм и тысячи тел двигающиеся в этом ритме, свод и лианы, свисающие с него, наваждение схлынуло так же, как появилось. Клео потряс головой, пытаясь осознать окружающую реальность.
   - Савай, - услышал он, - Он тоже вернулся? - голос, скорее всего, принадлежал кому-то из Хоа, но кому было не понятно, зрение еще не до конца вернулось к Клео.
   - Нет, - смех возник и затих, - Всего лишь имя, хотя меня самого поразило совпадение.

***

   Ветер пробежал по верхушкам деревьев и стих. Савай стоял на косогоре, внизу насколько хватал взгляд, простирался бескрайний лес, небольшая речушка петляла между деревьями. Айор медленно скатывался за горизонт, ярко освещенными остались лишь верхние ветви самых высоких деревьев. Дневные звуки вокруг стихали, очень скоро они сменятся шёпотом ночи. Ощущение чего-то непонятного и нереального не покидало Савая, но он редко задумывался об этом. Дел было слишком много, Савай создавал новый мир, но уже сейчас пришло понимание, что одному с этим не справиться. Где же взять помощников?
   Савай не помнил, как он оказался в этом месте. На берегу реки Забвения он смог создать небольшой луг, здесь же его возможности возросли многократно, Савай почувствовал себя Творцом, которому по силам создать собственный мир, но видимо, он немного переоценил свои силы. Без помощи ему не обойтись, что же делать, где найти исполнителей замысла, может создать самому. Эта мысль появлялась все чаще. Становилось прохладнее, Савай глубоко вдохнул, воздух наполненный запахами леса и зажмурился. Как вдруг наступила полная тишина, и он провалился во Мрак.

***

   - Что там? - Кира каким-то непостижимым образом оказалась впереди всех, и шагнула в проем, свечение в котором погасло. Вслед за Кирой в арку вошли несколько Хоа и Клео, Делис осталась снаружи. Внутри было темно, прежде чем войти, Клео обернулся. Холатчах исчез сразу же, как только Хоа закончили ритуал, инпар казалось, что он уже встречался с ним, но эту встречу, он не мог вспомнить, как не старался. Темнота была плотной и казалась осязаемой, свет из проема почти ничего не освящал. Хоа активировали амулеты, но толка от них было мало, всего лишь несколько светлячков в кромешной тьме. Кира уже прикоснулась к Сай, и Клео последовал её примеру, как раз во время. Стало не намного светлее, но под ногами стали заметны темные колодцы-провалы. Клео как раз стоял на краю одного из них, и насколько мог судить пол фактически представлял собой решето. Как здесь все было, до ритуала отключения этого входа в Лабиринт сказать было сложно, но люди наверняка не проваливались в эти бездонные колодцы, по крайней мере, пока были живы. Клео осторожно двигался вперед, с каждым шагом понимая, что шансы найти Савая минимальны. Слова гулко разносились в пустом пространстве, инпар не понимал о чем говорят Хоа, но они скоро ушли, оставив Клео с непонятно где находящейся Кирой. Отойти далеко от входа Клео боялся, даже прикосновение к Сай не помогало рассеять тьму в глубине комнаты, в конце концов, он решил вернуться. Нужно сделать из чего-нибудь факел.
   Поднявшись по ступеням, Клео увидел, что остались всего два Хоа, они и Делис стояли недалеко от единственного здесь строения.
   - Мы должны запечатать проход, - сказал один из них, когда Клео подошел к ним.
   - Хорошо, просто дайте нам немного времени осмотреться, - инпар прошел мимо Хоа, проходя около ниши с сухофруктами, он положил горсть себе в рот. На глаза не попадалось ничего, что можно использовать вместо факела. Наконец рядом с очагом Клео заметил старый обугленный меч, который использовался вместо кочерги, отрезав от одеяла полоску, он плотно намотал её на лезвие и полил маслом из лампы.
   - Останься здесь, проследи за..., - Клео взглядом показал Делис на Хоа, по-прежнему стоящим у входа, - Мало ли что.
   Делис дошла до входа в Лабиринт, поцеловала Клео в щеку и вернулась обратно. Стало значительно прохладнее, дров, которые принесли накануне, осталось совсем немного, лучше всего оставить их на ночь.
   Клео зажег факел и огляделся, огонь не имел магической составляющей, поэтому легко рассеял окружающую тьму. Судя по своду, комната была не очень большой, сделав несколько шагов к центру, инпар высоко поднял факел и позвал Киру. Девушка появилась из темноты в глубине комнаты и тут же побежала к чему-то находящемуся за спиной Клео.
   Удивительно, но Савай не только не свалился в один из многочисленных колодцев, но и был жив, правда, находился без сознания. Клео передал факел Кире и взвалил охотника на плечо. Савай не сильно отощал за эти несколько дней, а так как был намного массивнее инпар, то тащить его было нелегко. По ступеням Кира и Клео поднимали охотника вместе. Когда они поднялись на площадку к ним подбежали Хоа.
   - Сильно изможден, но жить будет, - сказал более молодой Хоа, - Хотя когда он придет в себя сказать сложно. Он находился в лабиринте, когда мы запечатали вход, сложно даже представить, что у него творится в голове. Смотрите, его глаза постоянно двигаются.
   Хоа был прав, закрытые веками глаза ни секунду, не находились в покое. На скамью постелили одеяло и положили на него Савая. Снаружи раздался ужасный грохот, Клео выглянул и увидел, что Хоа обрушили стелы, завалив вход в лабиринт.
   Делис с Кирой вскипятили воду, приготовили чай и пытались напоить им Савая. Более молодой Хоа вернулся и присел на скамью рядом с Клео. Молчание прерывалось лишь перешептыванием девушек, наконец, они, немного, успокоились, Савай сделал несколько глотков.
   - А где твой друг? - Клео прервал затянувшееся молчание.
   - Ушел, - Хоа глядел на угли в очаге. Дрова по-прежнему экономили, утро наступит не скоро, а ночью спускаться вниз, и собирать дрова было небезопасно.
   - Ушел? Он что будет возвращаться, ну не знаю, куда он там будет возвращаться, пешком, своим ходом? Вы не откроете портал, чтобы раз, и быть на месте? - Клео передал одну из кружек с чаем Хоа.
   - Ты же наверняка, знаешь, что в горах и на воде порталы открыть очень трудно, - Хоа отхлебнул несколько глотков и стал грызть кусок вяленого мяса, - Стелы давали точку привязки, но решили, что с их помощью, легче всего завалить вход.
   - А разве вы не будете восстанавливать вход? - Делис сидела в ногах Савая, рядом с потухшим очагом, свет ламп отбрасывал причудливые тени на её лицо.
   - Нам это не под силу, - Хоа поставил кружку на небольшую каменную полку, - Знания давно потеряны, то, что смогли закрыть вход и то большая удача. Невозможно даже представить, чем бы все закончилось, если бы нам это не удалось. Если Вы не против, я бы хотел немного поспать.
   Сказав это, Хоа положил под голову свой мешок и растянулся на лавке. Клео хотел предложить ему одеяло, но по дыханию понял, что тот почти сразу уснул. Кира сидела, положив голову Савая себе на колени, глаза её были закрыты, но скорее всего она не спала. Клео поднялся, подошел к дверному проему, здесь во всем чувствовалась магия, холодный воздух не проникал внутрь, несмотря на отсутствие дверей, высунул руку, легкий морозец, но это здесь в горах, а в Долине наверняка уже весна вступила в свои права. Делис тихо подошла и обняла его сзади.
   - Нужно придумать, как везти Савая, - Клео положил свои руки поверх рук Делис. Одна рука была заметно холоднее другой.
   - Думаешь ждать, когда он придет в себя не имеет смысла, - тихо на ухо прошептала Делис.
   - В любом случае, пока решим, что делать с Саваем, пройдет какое-то время. Иди спать, я подежурю, потом тебя разбужу.
   Делис поцеловала Клео в шею, потом завернулась в одеяло и села на пол в углу рядом с очагом. Клео спустился по ступенькам, зачерпнул пригоршню снега, и растер им лицо. Денек выдался сегодня насыщенный, а что будет завтра неизвестно, но в любом случае Савай жив, а это главное. Сложно представить, что сделала бы Кира еще через пару дней ожидания, её и так с трудом уговаривали не входить в лабиринт. Ночь, скорее всего, будет безлунная и безветренная, и полная тишина вокруг. Клео понял, что было необычного в этой ночи, эта полная тишина. Лай собак, всегда лай собак, как же не хватает, этого постоянного шума. Нестерпимо захотелось домой, зайти в корчму, сесть за столик в углу, привалившись к стене. Айгеро Ди заметит, и подавальщица принесет холодного пива. Обязательно наклонится так, чтобы вырез на груди открыл, может быть немного больше, чем следует, загадочно улыбнется и пойдет обратно, покачивая бедрами. У Айгеро Ди все подавальщицы как на подбор, но смотреть можно, трогать нельзя. Если кто-то это не понял, то ему быстро объяснят вышибалы у двери. Сейчас наверняка уже сняли вторую зимнюю дверь, хотя по вечерам, вряд ли двери на улицу открыты, все же еще достаточно холодно.
   Картина была настолько ярка, что Клео даже почувствовал запах жаренных маленьких колбасок. Хотя на подавальщиц теперь лучше не смотреть, да не особо они ему теперь нужны, у него есть Делис. Но Эсхату Танаис им, наверное, придется покинуть, Делис покушалась на Мелма и этого уже не изменить. Да Мелм его друг, но это сейчас, а как сложится жизнь дальше, неизвестно. Иногда ситуация изменяется кардинально, раз и то что казалось незыблемым рассыпалось в прах. Сейчас им хорошо вмести и вдалеке от всех, если бы еще Савай не залез в этот лабиринт. Кстати, как он там? Клео поднялся по ступенькам, несмотря на то, что очаг уже давно погас, было достаточно тепло. Кира не спала, она гладила Савая по голове и что-то шептала, Клео чувствовал, что она на грани от того чтобы прикоснуться к Сай.
   - Спи, я все равно не засну, - Кира погладила охотника по бровям, - Ему уже лучше, я это чувствую. Правда он по-прежнему где-то далеко, но уже знает, что пора возвращаться.
   Клео решил не спорить, поэтому взял одеяло, завернулся в него и присел рядом с Делис.

***

   Айор ярко светил в проем двери. Клео открыл глаза, кроме Савая рядом никого не было. Инпар встал и размял затекшие ноги, дыхание охотника было ровным, и в целом он выглядел гораздо спокойнее. Чайник еще не остыл, но заварить чай такой водой вряд ли удастся. Поэтому Клео не стал заморачиваться, а просто налил в кружку воды и зачерпнул несколько горстей сухофруктов и орехов. На улице по глазам резанул яркий свет, снег блестел и переливался в лучах Айора. Какое-то время инпар подождал, пока глаза привыкнут, потом огляделся. Рядом никого не было. Удивительно, Кира то куда делась? Запивая сухофрукты водой, Клео дошел до заваленного входа в лабиринт. Хоа разбили стелы на несколько огромных кусков, вход был завален наглухо. После этого направился к лестнице, ведущей с площадки вниз. Снег уже давно не шел, а площадка вокруг была хорошо утоптана ногами, наст заледенел за ночь, и было очень скользко, но лестница была чиста от снега. Клео сел на теплые ступени и прикрыл глаза. Неторопливо текли мысли, тепло. Может вот оно и есть мгновенье настоящего счастья, торопиться никуда не нужно, опасности вроде тоже на данный момент нет. Инпар расслабился, наверное, все ушли вниз за дровами. Посидев еще немного, Клео встал, и сходил за котелком, спустившись немного вниз по лестнице, набрал снега, теперь оставалось только ждать. Хотя конечно можно пойти навстречу, но лучше не оставлять Савая одного.
   Делис, Кира и Хоа вернулись, когда Айор приближался к зениту. Девушки несли дрова, а Хоа несколько длинных жердин.
   - Смысла чего-то ждать нет, - Хоа бросил свою ношу на снег, - Сделаем сейчас носилки, а завтра с утра выходим.
   - Выходим? - Клео с улыбкой оглядел всю компанию.
   - Да. Сааен нам поможет, - Делис отнесла дрова к очагу и вышла на улицу.
   - А... Сааен, пойдет с нами? - Клео, поймал проходившую мимо девушку за руку и притянул к себе. Было странно, что этот Хоа не ушел после того как завалил проход, а остался с ними. Мысли по этому поводу были. Естественно, Хоа заинтересовались Саваем - человеком, который сделал нечто, выходящее за рамки объяснимого. Вряд ли им что-то угрожает, но стоит внимательно следить за этим, Сааеном.
   - Мы сделали, то зачем нас здесь оставили. Я мог вернуться сразу, но решил помочь вам, - Хоа вынес на улицу одеяло и разрезал его ножом на полоски, - Наверно вас интересует, зачем мне это нужно? Сразу скажу интерес личный, и он ни как не связан с лабиринтом, то, что там произошло более менее понятно. Меня интересует, когда вы встречались с Холатчах.
   - Тут мы тебе не поможем...
   - И что же такого произошло в лабиринте? - Клео и Кира произнесли это одновременно.
   - Дисбаланс энергии внутри лабиринта, - ответил Сааен на вопрос Киры, проигнорировав фразу Клео, - Дисбаланс иногда случается, особенно если в лабиринте находится сильный маг, который не может избавиться от иллюзий, - Хоа улыбнулся и стал скручивать полоски ткани в крепкий жгут.
   - Но, то, что произошло здесь не укладывается ни в какие рамки, - продолжил Сааен, не отвлекаясь от своей работы, - Еще немного и весь лабиринт был бы уничтожен. Последствия этого могли быть катастрофические.
   Хоа замолчал, он сидел на корточках, что-то тихо напевая себе под нос. Клео очень хотелось, чтобы Делис или Кира продолжили разговор, но они молчали, а ему самому вопросы задавать не хотелось. Он чувствовал, что уже встречался с Холатчах, это смутное ощущение на грани понимания, ритм, ритм и еще раз ритм. Инпар затряс головой пытаясь прогнать наваждение, после чего зашел в здание и вынес на улицу еще два одеяла, нужно придумать, как надежнее закрепить их на жердях.
   С носилками возились до темноты, сделали их надежными насколько возможно, с лямками на концах, чтобы можно было вешать на шею, уменьшая нагрузку на руки. Перед сном наскоро перекусили и устроились на ночлег, как смогли. Все одеяла ушли на изготовление носилок. В путь решили идти с первыми лучами Айора.

***

   Думали, что самое сложное спустится с лестницы, но оказалось, что самое сложное началось после, нужно было понять, куда двигаться дальше. Хорошо, что у Сааена была карта, правда ближайшая территория была прорисована плохо, но ориентироваться по ней все же можно. Карачан был ближе всего, но к нему решили не идти. Какой смысл, от него все равно, как-то нужно будет добраться до деревни Савая, возможно там окажут помощь, но скорее всего ненужных вопросов избежать не удастся, что, да как. Родной деревни Савая на карте не было, но Клео знал к ней дорогу из Долины, поэтому её предполагаемое местоположение, было известно.
   Шли пока не стемнело. Иногда приходилось делать большой крюк, чтобы не карабкаться на откосы, но выбранного направления старались придерживаться, причем Кира ориентировалась в лесу лучше всех. За время перехода сделали всего несколько остановок. Каждый раз, останавливаясь на отдых, Клео ждал, что Сааен начнет что-то выспрашивать, но тот вел себя как, ни в чем не бывало. Рассказывал истории, коих он знал много, шутил. Не смотря на то, что выглядел он очень молодо, был гораздо старше инпар, хотя по меркам Хоа считался еще юнцом. Но внешность в данном случае была обманчива, жизненного опыта у Сааена было намного больше, но Клео тоже не лыком шит. А может инпар себя просто накручивает, да ладно он все равно ничего не помнит о встрече с Холатчах, даже если она и была. Но ведь, наверняка была, возможно, самому Клео даже важнее вспомнить, где и когда он пересекался с тем необычным существом.
   Как только Айор скрылся из вида, остановились на ночлег, наломали лапника, собрали дрова и разожгли костер. Днем, пока мужчины несли Савая, девушки охотились, поэтому на ужин у них был заяц. Вместо чая заварили ветви дикого шиповника. Клео сидел на лапнике, привалившись спиной к высокой сосне, и пил обжигающую слегка сладковатую жидкость. Делис и Кира суетились вокруг Савая, он явно выглядел живее, иногда даже шевелил пальцами рук. Сааен подкинул дров в костер и вдруг замер, недалеко раздался волчий вой, его поддержало сразу несколько голосов вдалеке, а потом раздался еще один звук. Хоа и девушки сразу насторожились и стали внимательно всматриваться в окружающую темноту.
   - Шамшир, - тихо произнес Сааен.
   Клео никогда не встречался с этим хищником, в низинах он не водился, но слышал о нем много историй, иногда просто фантастических. Волчий вой, то затихал, то снова раздавался с новой силой, он теперь доносился с юго-востока. С той же стороны раздавалось рычание шамшира.
   - Непонятно, что они не поделили, - Сааен пригладил ёршик волос на голове, - Похоже, что стая гнала добычу, а она забежала на территорию контролируемую семейством шамшир. Судя по голосам, стая большая, но станут ли они связываться с доминирующим здесь хищником. Если бы дело было осенью, наверняка "кошкам" бы не поздоровилось, а сейчас весной, самки в стае наверняка беременны, волки не будут рисковать потомством.
   Словно в подтвержденье слов Хоа, вой начал стихать, потом раздался вновь, но стал быстро удаляться на юг.
   - Видно снова напали на след, - Клео совершенно не разбирался в охоте, но промолчать не мог. Ему ни кто не ответил, готовились к ночлегу.
   Каменную площадку, примыкающую к небольшому скалистому утесу, расчистили от снега, набросали лапника, разожгли еще один костер и приготовили две кучи дров по краям, чтобы зажечь их в случае опасности. Дров заготовили с запасом, благо вокруг их было предостаточно. Распределили дежурства на ночь, первому выпала очередь Клео, он сел, привалившись к небольшому камню, положив рядом несколько ножей. Делис и Кира расположились по краям носилок Савая, а Сааен привалился к тому же камню, что и Клео, но с другой стороны. В отличие от тишины, стоявшей ночью на плато у лабиринта, в лесу постоянно слышались звуки, что-то ухало, трещало, шумел ветер в деревьях. Клео посидел какое-то время, потом его взгляд упал на большой кусок ствола. Подойдя к бревну, инпар решил, что сможет подтащить его к ближайшему костру. Недолго думая он воплотил свой план в жизнь. Теперь о дровах точно не нужно будет заботиться до утра. Несмотря на то что они шли весь день, да еще и с тяжелыми носилками, усталым себя Клео не чувствовал, вынужденное безделье на плато утомляло его куда больше. Накрыв своей курткой Делис и взяв в руки два больших ножа, Клео прикоснулся к Сай, а потом вошел в Тень. Несмотря на то, что краски потухли, видимость стала гораздо лучше. Инпар неслышно скользил между деревьями, сделав несколько кругов вокруг стоянки, остановился и отпустил Сай, внешний мир вернулся со всеми своими красками, а звуки стали гораздо тише. Опустившись на лапник, Клео снова привалился к камню, стало прохладно, но курткой была накрыта Делис, и раскрывать её пока не хотелось. Сзади послышался треск лапника, инпар обернулся и увидел, что Сааен поднялся, взяв котелок, набрал в него снег и пристроил над костром, потом срезал несколько ветвей дикого шиповника.
   - Что не спится? - Клео наблюдал за Хоа.
   - Почувствовал, что кто-то ходит вокруг лагеря. Не сразу понял, что это ты, - Сааен присел на корточки у костра. Когда вода в котелке растаяла, Хоа бросил ветки в воду.
   Некоторое время сидели молча.
   - Холатчах один из Творцов, он и еще несколько первыми пришли в этот мир, - неожиданно промолвил Сааен, - Мир тогда был прост и юн. Род и Ма населили его своими твореньями, правда, видимо у них не было единого мнения. Поэтому Род создал Перволюдей, а мы Хоа порождены Ма. Может они даже поспорили, чьи создания более достойны править этим Миром. С появлением Холатчах, Савая и других в планы богов были внесены существенные поправки, но Род и Ма кажется, обрадовались этому, взаимное противостояние им уже надоело, - Сааен по-прежнему сидел на корточках у костра полубоком к Клео. Вода в котелке закипела, - Зачем пришли эти Творцы раньше других не понятно, они наверняка знали, что скоро другие подобные им придут в наш Мир, чтобы воплотить какой-то свой замысел. Холотчах был уверен, что после того как нас используют, по своему обыкновению, Творцы ослепят нас Светом, но до нас ему не было дела. У него был свой план, а мы лишь средство его достижения. Чем пытались поделиться с нами, пришедшие первыми, неизвестно. Что известно наверняка, Перволюди не стали прислушиваться к их словам, а некоторые Хоа услышали и пошли за ними. А потом пришли Творцы и на многие круги превратили нас в рабов.
   Сааен бросил в котелок несколько щепоток трав, немного подождал и зачерпнул кипяток кружкой. Клео тоже налил себе приятно пахнущую жидкость. Хоа достал из кармана несколько полосок вяленого мяса и предложил их инпар. Некоторое время молча дули на кипяток и грызли мясо.
   - После того как Творцы осуществили свой замысел, они попытались ослепить нас, чтобы быть наверняка уверенными, что ни кто не раскроет их тайны, - Сааен сделал небольшой глоток, прикрыл глаза и вдохнул пар поднимающийся от кружки, - Но все пошло не так. Рухнули планы не только Творцов, но и план Холотчах. Да, его подрывная деятельность принесла свои плоды, но результат оказался совершенно другим. Все дело в нас, наверное, боги Род и Ма с интересом наблюдали, как Творцы пытались уничтожить созданное ими, может быть, они заключили новое пари, чтобы окончательно решить, кто окажется более достойным Перволюди или Хоа. События последующие за наполнением этого Мира Ослепительным Светом, восстановлены и описаны до мельчайших подробностей. Яркий Свет мало подействовал на Хоа, скорее он улучшил нас, так как до этого мы были совершенно бесчувственны. Перволюди на некоторое время обезумели, но быстро оправились благодаря, в том числе, и появившимся жрецам. Жрецы уже обладали достаточной силой, а после того как "ослепленные" Творцы ослабли, устроили на бывших хозяев настоящую охоту. Почти все Творцы были изгнаны в междумирье, часть были пленены и их использовали в качестве источника энергии для создания могущественных артефактов. Холотчах тоже не получил то, чего хотел и был затянут в междумирье. Но благодаря своим сторонникам сохранял постоянную связь с этим миром. В последнее время появились слухи, что ему удалось покинуть свою темницу. Слухи оказались верными, чему мы сами были свидетелями.
   Сааен допил последние глотки и тяжело вздохнул.
   - Он Творец, а от них не жди ничего хорошего. Холатчах преследует только свои цели, а ты ему явно знаком и видимо твой друг Савай тоже, - Хоа встал, размял ноги, - Ладно ложись спать, пришла моя очередь дежурить. Вот, - Сааен достал запасной плащ из сумки, - Возьми камень очень холодный, лапник не сильно помогает, лучше бы в снегу легли.
   Клео поблагодарил и, завернувшись в плащ, устроился у камня, как не странно уснул он почти сразу. Разбудили его голоса, Делис о чем-то спорила с Кирой, Клео открыл глаза и увидел спящего Сааена, хитрый Хоа передвинул костровище и улегся на нагретом камне. Инпар встал и огляделся, ничего примечательного вокруг не было, завтрака, в общем-то, тоже. Умывшись снегом, Клео уселся с кружкой кипятка и достал из сумки горсть орехов. Недалеко стоящие девушки в шутку переругивались, то что они сестры видно сразу, Правда Делис ниже и фигура у неё на взгляд Клео гораздо лучше, но на вкус и цвет как говориться... Да, и двигается Делис гораздо плавне, Кира резче, но не значит что быстрее. Если бы обе девушки пошли на отбор в Тинекад у Делис шансов было бы больше. Сексуальности в этой "школе для девочек" уделяется много значения. Гораздо легче перерезать горло жертве, если она потеряла бдительность, лучше всего находясь в её постели. Наконец Сааен тоже проснулся, видимо девушки этого и добивались, разговаривая на повышенных тонах. Он наскоро привел себя в порядок, выпил кипятка и предложил двигаться дальше.
   Они шли достаточно долго без остановок, но усталости почти не чувствовали, Сааен активировал какую-то ауру восстанавливающую силы. Кира и Делис двигались немного впереди, поэтому Клео, идущий с носилками первым, несказанно удивился, когда увидел прямо перед собой огромного волка. Волк внимательно смотрел, но ни на него, а на Савая лежащего на носилках. Потом волк отошел в сторону и одним прыжком скрылся за ближайшим нагромождением камней. Клео услышал, как Сааен за его спиной облегченно вздохнул.
   - Идем, - Хоа слегка толкнул носилки.
   Прошли совсем немного, как за спиной послышался какой-то шум. Клео обернулся, это был снова волк, но уже другой. Волк поднял голову и завыл, ему ответило несколько голосов впереди и по бокам, вой разносился в разные стороны подхваченный десятками зверей.
   - Вперед, вперед. Если бы хотели напасть, давно уже напали бы, - Сааен снова толкнул носилками, замершего и оглядывающегося Клео.
   Волк стоял, не двигаясь до тех пор, пока совсем не скрылся из вида.
   - Что это было? - подойдя к носилкам, Кира немного поправила одеяло.
   - Понятия не имею, но голосов было слишком много, и они не принадлежали одной стае, - Сааен еще раз обернулся, но сзади ничего не увидел.
   - Возможно, мы ужин, - с усмешкой произнес Клео, потом его взгляд встретился с Делис, и он понял, что его шутка не понравилась.
   До вечера сделали одну небольшую остановку, волков было не видно, но чувствовалось, что они где-то рядом. Кира случайно наступила на зарывшегося в снег глуха. Глух выскочил прямо у неё из под ног, за одним последовал второй. Девушка среагировала быстро, и теперь у них на ужин было достаточно свежего мяса. С наступление сумерек идти стало труднее, да и опаснее, можно было переломать себе ноги, но с местом для ночлега, ни как не могли определиться. Решили, что просто остановятся прямо здесь и сейчас, но неожиданно наткнулись на следы.
   - Это наши следы, - оглядевшись по сторонам, сказала Кира, - Да и место знакомое.
   - В каком смысле наши? - в голосе уставшего Сааена на мгновенье возникло раздраженье. На него нагрузка была больше всех, и носилки нес, и ауру поддерживал.
   - Мы их оставили, когда на охоту шли. Двинулись, здесь есть пещера недалеко, где мы прошлый раз переночевали, - Кира быстро пошла по следам, и действительно скоро все увидели темнеющий провал пещеры.
   Как и в прошлый раз, пещера была пуста, место для ночлега было уже оборудовано, но на всякий случай, пока Клео занимался костром, а девушки ужином, Сааен наломал еще свежего лапника. После этого вдвоем с Клео собрали как можно больше дров, чтобы без проблем хватило до утра.
   Мясо глуха, было слегка жестковато, но это и понятно, жирок за долгую зиму исчез, но это было не страшно. Пещера давала ощущение относительной безопасности, да и дорогу к деревне Савая они теперь наверняка найдут, при удаче уже завтра к вечеру будут на месте. Сааен сам заварил чай, используя травы не только свои, но и находящиеся в мешке Савая. Некоторое время посидели у ярко горящего костра, но усталость дневного перехода дала о себе знать, вначале Кира, а за ней Делис легли спать. Когда девушки уснули, Клео решил задать мучивший его весь день вопрос.
   - А какой был замысел Творцов?
   - Кто его знает догадок много, какие из них верные не знает не кто. Во-первых, - Сааен загнул один палец, - Появление Нави. Неизвестно была ли она до появления Творцов. Во-вторых, истончение мировых граней. В-третьих, Одра и рожденье инпат.
   - Инпаты дети Одры, этот миф знают все, - Клео решил повернуть разговор интересующее его в русло.
   - Да это были совершенно наивные и беззащитные дети, впрочем, в какой-то мере ими они остались до сих пор, - Сааен расстелил запасной плащ, и, положив сумку под голову, лег, - Конечно, это не касается вас, темных и местных лишь по недоразумению называющие себя инпат.
   - Я слышал, о тех, кто поднялся высоко в горы, - Клео не мог так же растянуться на лапнике, ему снова выпала очередь дежурить первому.
   - На огромных высокогорных платах стоят их города. Невероятное переплетение живого и мертвого, тонкие кружева, переливающиеся в лучах Айора. Но конечно, - Сааен приподнялся на локте, - Города инпат не идут ни в какое сравнение с городами Хоа. Тысячелетиями Хоа возводили свои города, даже у бывалого путника захватывает дух, когда он видит Элюисим. Это мой родной город, но, положив руку не сердце, должен признаться, это не самый величественный город Хоа. А местные так называемые инпат, ты видел хоть один их город? Они живут в небольших поселеньях, видимо таким образом хотят подчеркнуть свою связь с природой.
   - Мне кажется, ты не очень уважаешь местных инпат? - Клео почувствовал, нотку презрения в голосе Сааена, - А не Хоа ли предложили инпат свою помощь?
   - Многие Хоа будут отрицать своё участие в судьбе инпат, но только не я, - Сааен замолчал, видимо собираясь с мыслями, - Главное, когда тебе предлагают дар, четко осознавать какие последствия будет иметь принятие или отвергание этого дара. А местные инпат... сделали выбор, и постоянно корят себя за него. Сделал выбор, научись жить по-новому и принять последствия этого выбора.
   - Раз уж мы заговорили о выборе. Что ты знаешь о инпар и Сай? - Клео задал этот вопрос и весь напрягся ожидая ответа. Но его не последовало, Сааен уснул почти мгновенно, он явно не претворялся.
   Клео встал, подбросил дрова в костер, потом подошел к входу в пещеру. В эту ночь одна из лун должна появиться, ненадолго, но это только начало. С каждой ночью она будет появляться на более долгий срок, а потом появится и другая сестра, и они обе будут освещать летние ночи. Клео долго стоял, размышляя, прислушиваясь к звукам ночного леса.

***

   Никаких приключений и неожиданных встреч на следующий день не было. Достаточно скоро, Айор еще не прошёл и половину своего пути по небу, вышли на хорошо утоптанную дорожку. В некоторых местах на ней снег протаял уже до земли, и были видны кустики зеленой травы. На небе ни облачка, поют птицы. Клео с улыбкой наблюдал за девушками, о чем-то разговаривающими, смеясь и перебивая друг друга. Почему-то появилась уверенность, что Савай обязательно поправится. И самое главное инпар, наконец, принял решение, он не вернется в Эсхату Танаис, по большому счету его там ничего не держит. Контрактов у него незавершенных нет, даже если когда-нибудь захочет вернуться, максимум, что его ожидает неуважение старейшин, а ему по большому счету на это плевать.
   Да, в конце концов, есть Арев, у Делис с Зелгой отношения очень хорошие или Лайре. Клану Лайре сейчас люди нужны, Неца он знает неплохо, хотя другом его назвать сложно. Несколько раз интересы пересекались, но до кровопролития не дошло. Их небольшая группа шла по дороге, это размеренное движение совершенно не мешало размышлениям. А что Делис ему нравится, он ей тоже, осесть, обрасти хозяйством. Хотя, что он умеет, он боец, с детства его тренировали как воина, больше он ничего делать не умеет. С другой стороны Сава тоже не фермер, но он, по крайней мере, охотиться может. А Клео в лесу заблудится и с голоду умрет, но ведь не боги горшки обжигают, научится.
   Раздумья Клео были прерваны громким криком, навстречу бежал волк, он сразу узнал её, Дейра почувствовала возвращение хозяина. Инпар в последний момент остановил Сааена. Хоа уже собрался кастануть какое-то заклинание.
   Дейра подбежала к носилкам и ткнулась носом в руку Савая, потом обвела всех взглядом, в нем явно читалось: "Как же так? Не уберегли". Кира подошла и присела рядом с волчицей, обняв её за шею.
   - Ну все, пошли, нам до вечера еще до деревни нужно добраться, - Сааен по своему обыкновению толкнул носилки вперед, заставляя Клео двинутся дальше.
   Так и шли, не останавливаясь, Дейра бежала рядом с носилками, Кира и Делис теперь шли сзади. В деревню зашли с последними лучами Айора. Уже в сумерках дошли до дома, как только открыли калитку на крыльцо вышел отец Савая, он быстро спустился с крыльца и подбежал к носилкам.
   - Что случилось? - увидев, что сын жив, он немного успокоился, - Мы отправили несколько отрядов на поиски, но вас не нашли.
   - Рассказывать, придется долго, - сказав это, Клео отправился к дому.
  

Глава 6: Северные предгорья Тангора. Один в чужой стране.

   Пустота, такая пугающая и притягивающая одновременно. Пустота связана с Тьмой, когда эмоции захлестывают тебя, прикосновение к Пустоте дарят спасение и спокойствие. Грань между Пустотой и Тьмой очень тонка, но Казр как маг хорошо видел отличие. Тьма зародилась в Пустоте, как впрочем, и Свет, кажется, что эти две Силы заполнили все вокруг, но это не так, в переплетении Света и Тьмы остались пустоты, и именно к ним прикасался Казр, когда нужно было быстро очистить разум. Считается, что все проявления магии связаны с Тьмой, но сильные маги знали, потому и существует два ритма, что один из них связан с Тьмой, а второй с Пустотой. Свет, конечно, так же породил Силу, но она, скорее пародия на Чистую Магию, кровавую пародию, основанную на чувствах, порочную, жертвенную магию крови.
   Прежде чем уснуть, Казр прикоснулся к Пустоте, это был ритуал, который маг придумал для себя, и он соблюдал его уже много кругов. Казр был темный и не мог чувствовать Сай, но темные и инпар в прошлом были одним народом, разница в том, что инпар связаны Сай, а темные обладают другими способностями. Но Казр был отверженным, к тому же Изгоняющим, взгляд его был не зашторен, поэтому на уровне подсознания он чувствовал, что Пустота и Сай одно и то же. Прикоснувшись к Пустоте, он не мог уйти в тень, использовать сай-ке, но его ощущения сложно было передать словами.
   Утром Казр был разбужен звуками боя. Звон оружия, крики, ржание лошадей. Маг осторожно выбрался из расщелины, приютившей его на ночь, и посмотрел на дорогу. Бой был не равный, трое против десятерых. Скорее всего, эти трое пытались спастись бегством, но лошадь одного из них была подстрелена и оставшиеся двое решили его не бросать. Но в любом случае нападавшим придется повозиться. Обороняющиеся заняли позицию между двух высоких валунов, и это мешало атаковать их всем разом. С удивление Казр заменил, что у воинов одинаковая кожаная одежда, с нашитыми на неё черно-розовыми полосами. Прямо скажем не обычная цветовая комбинация, но в любом случае все воины служили одному господину, и видимо что-то не поделили. Навыки сражающихся не впечатлили Казра, большинство наемников с побережья Долины дадут им сто очков вперед, не говоря уже о стражниках припустынных гарнизонов или стражей Изгоняющих. Казр знал, что лучшие воины Тангора это мечники, но это явно были не они. Ситуация немного изменилась, три воина удачно не только защищались, но и атаковали, количество их противников уменьшилось на одного. Поняв, что нападая толпой, они только мешают друг другу, один из воинов снял со спины стреломет. Отбежав на несколько шагов, он поднялся на небольшую возвышенность, в этот момент мист решил вмешаться. Небольшое плетение сорвалось с его рук, стлеломет дернулся, и стрела попала одному из нападавших в руку. Рана не смертельная, но это позволило противникам немедленно прикончить раненого. Мист мог быстро решить исход боя в любую сторону, но он не хотел оставлять явный магический след. Только сейчас он заметил, что доспехи сражающихся отличаются, у защищающихся они выглядели, явно лучше и дороже. Похоже на "богатея" с личными телохранителями напали те, кто должен был их сопровождать. Кстати, "богатей" неплохо владел мечом. Казр плел паутину и пускал её в спину нападающим. Это простенькое плетение, наложенное на воздух, очень быстро развеется без следа. Воин со стрелометом, тоже требовал постоянного внимания, маг регулярно сбивал ему прицел, что самое странное тот совершенно не замечал этого. Стрелы летели куда угодно, но только не в противника, а он совершал одно и то же действие, заряжал стреломет, выпускал стрелу, наконец, у него закончились стрелы. К этому моменту благодаря незаметной подрывной деятельности миста, ситуация несколько выровнялась двое против четверых, правда оставшийся телохранитель "богатея" как про себя решил называть его Казр был сильно ранен. Но, и все нападающие, кроме стрелометчика, который с остервенение бросился в бой, были не лучше. Верно оценив ситуацию телохранитель, сместившись, нанес удар вниз живота противника, успел провернуть свой меч, но и сам пропустил смертельный удар. Стрелометчик не жилец, он стоял на коленях, из его рта обильно шла кровь. "Богатей" остался один против троих, но он был почти невредим, телохранители его хорошо защищали и не зря отдали свои жизни, да и сам он мечом владел неплохо. Поэтому ему не составило большого труда добить противников. После этого он проверил состояние своей охраны, убедившись, что они мертвы, поймал одного из коней и ускакал по дороге. Неверное, где-то рядом есть населенный пункт, и он решил быстрее доложить о случившемся.
   Воспользовавшись сложившееся ситуацией, Казр решил оглядеть место боя. Его плетения почти не оставили ни какого следа, чтобы их обнаружить, нужно быть очень сильным магом, да и к тому же знать что искать. К тому же, некоторые зачарованные предметы на убитых источали большую магическую ауру. Маг проверил кошельки убитых, мародерствовать он не любил, но путь на юг предстоял неблизкий. Конечно, пустые кошельки могли дать кому-нибудь, не нужный повод для подозрений, поэтому мист брал из каждого кошелька лишь часть монет. Казр почти закончил с осмотром, когда, переворачивая очередное тело, почувствовал что-то необычное. Кожаный доспех был сильно, наискось рассечен мечом, и что-то заставило миста обратить внимание на татуировку на груди. Кинжалы на ней разрубали узлы, но не морская тематика, свойственная скорее жителям побережий озадачила миста. Он явно почувствовал, плетения на тату, это было ему хорошо знакомо. Чтобы проверить свою догадку он осмотрел еще несколько тел. На всех нападавших Казр нашел татуировки с плетением, правда, у всех в разных местах. Если бы он был в Долине, то, несомненно, нашел неизвестного мастера тату. Мозг молниеносно стал выстраивать схему возможных поисков. "Стоп!" - остановил себя мист, о чем он думает, в чужой стране не зная языка, но ведь как-то нужно дать понять, что это нападение не совсем обычное. "Думай голова, думай" - Казр присел на валун, обдумывая ситуацию. "Интересно, а почему они напали именно в этом месте? Плетенья были кем-то, а скорее всего чем-то активированы. Хотя возможно активация, произошла по времени, но это вряд ли. Тату наносились в разное время, и рассчитать активацию в один момент нереально. Значит, имела место внешняя активация". Мист пошёл по дороге, внимательно осматриваясь по сторонам, он прошел уже большое расстояние и стал сомневаться в правильности выводов. Возможно, все же кто-то спровоцировал нападение? Но неожиданно что-то почувствовал. Активатор представлял собой небольшой камень с несколькими рунами на поверхности, он был неплохо спрятан от посторонних взглядов, но аура у него была достаточно большая, иначе как бы он активировал плетения. Казр поднял камень и положил его рядом с местом сражения. Как только он это сделал, раздался стук копыт. Он спрятался, и в тот же момент появился небольшой отряд. Только сейчас мист понял, что он сделал, а вдруг произойдет активация новых плетений, хорошо, что ничего не произошло, видимо прискакавшие были чисты. С удовлетворением Казр заметил сразу двух магов, один из них огляделся и, спешившись, сразу направился к активатору. Теперь все зависит от того насколько сильны и умны прискакавшие маги. Больше мист им помочь ничем не мог, поэтому, аккуратно, не поднимая шума, продолжил свой путь на юг. Двигаться бесшумно и незаметно он мог, все же он был темным.
  

***

   Миракс, верховный маг провинции Сува, с интересом рассматривал необычный камень, только что доставленный в столицу. Вместе с ним комнате находилось два человека, маг, привезший этот артефакт и лучший из шептунов провинции.
   Миракс уже мысленно похвалил себя за то, что серьезно отнесся к сообщению Годеша, о том, что наемники, убившие правителя провинции Сува, действовали не по своей воле. И вот сейчас перед ним лежало подтверждение правдивости слов этого Благородного.
   Маг хорошо знал и самого Годеша и его отца, они часто приезжали в Велигард-Суву столицу провинции и им всегда здесь были рады. Миракс слышал, что Годеш вел войну в пустыне и стал правителем какого-то небольшого поселения, кажется с названием Маджин. Как ему было известно, именно в пустыне Годеш сошелся с Т'Ма при посредничестве Благородных южных провинции. Миракс верил, что один из лучших потомков династии королей Тангора, не желает зла своей стране. Вначале когда армия, состоявшая из отрядов Благородных южных провинций, пустынников и наемников Долины начала свое движение на север Тангора, слухов и сомнений было много. Но железная дисциплина, не допускающая даже минимального мародерства, и репутация Годеша кардинально изменили ситуацию. Переломный момент был на границе провинции Хам.
   У магов Тангора не было ковенов, маги каждой провинции подчинялись непосредственно верховному магу, но верховные маги обменивались между собой полученной из различных источников информацией. Поэтому Миракс знал, что Энгар не имел ни какого отношения к смерти Соравира, как впрочем, и Т'Ма ракш. Соравира убили мечники, которые затем присоединились с армии Годеша. А убийца был публично казнен на площади города Хамар-Хам.
  

***

  
   Хамар-Хам гудел как встревоженный улей, любой поднявшийся на крепостную стену, мог видеть две огромные армии, стоящие в пределах видимости, но непосредственной угрозы городу не было. Отряды ждали своих предводителей, которые находились в городе, так как сегодня должна состояться казнь убийцы Соравира, уже бывшего правителя провинции Хам.
   Мечник, убивший Соравира, пришел в лагерь Годеша, признался в своем преступлении и потребовал наказания. Наказание за данное преступление единственное смерть. Мало того, что убит правитель провинции, мечник убил своего нанимателя, а это бросало тень на всех тангорских мечников, их репутации был нанесен существенный урон. Многие понимали, что его поступок помог избежать ненужного кровопролития, но тяжесть вины это не уменьшало. Казнь решили провести в Хамар-Хаме, поэтому всю ночь на площади города стучали молотки, к утру в центе города стояла плаха, а рядом трибуна. Фактически с того момента как площадь покинули плотники она стала заполняться зеваками, сейчас на ней яблоку негде было упасть. На трибуне стояла вдова Соравира, рядом с ней Онир и Годеш. Кроме них на трибуне была городская знать и полководцы племен Гуже.
   Айор уже стоял в зените, когда зазвучали барабаны и по проходу образованную двумя шеренгами воинов повели убийцу. Шум на площади, который казалось, и так был невыносим, еще больше усилился. Убийца поднялся на плаху, он был одет в обычную одежду тангорских мечников, его плащ был подпоясан фиолетовым поясом. Палача пока на плахе не было, рядом с убийцей стояли два мечника. Они помогли размотать пояс, который был достаточно длинный, и сняли с убийцы плащ. Дальше согласно ритуалу, они должны были разрезать пояс, этим действом они изгоняли убийцу из своего сообщества, но произошло неожиданное. Гуже, стоящие между трибуной и плахой, подняли над головой щиты и один из вождей пробежал по ним на плаху, после чего выхватил пояс из рук мечника.
   - Я Доштайн, - крикнул он, - Этот человек убил безумного, если бы не он, вы не стояли на этой площади, - вождь обвел взгляд притихшую толпу, - Да, он нарушил кодекс наёмников и за это должен быть казнен. Но как человек он поступил абсолютно верно, поэтому я не дам разрезать это пояс, не дам принизить его прошлые заслуги. Я знаю, у него есть сын, и заявляю, он всегда найдет убежище на моей земле.
   Также по щитам Доштайн вернулся на трибуну. Тишина на площади разорвалась криками, мечники переглядывались, не зная что делать. Годеш и Онир о чем-то разговаривали между собой, видимо, поступок Доштайна был для них полной неожиданностью. После этого Онир подошел к Гуже стоящих плотной группой, и перебросился с ними парой фраз. Доштайн отдал короткую команду, между трибуной и плахой снова появился мост из щитов, по нему Благородный южанин перешел на плаху.
   - Тише! - Онир поднял руки вверх, но на него, ни кто не обратил внимание. Тогда он сделал знак рукой и на зданиях окружающих площадь появились маги и лучники, - Или вы замолкните сами, или...
   Онир рукой показал на магов, теперь его слова услышали.
   - Успокойтесь, как бы то ни было, этот человек, - Онир указал на убийцу, - Спас ваши жизни. Мне даже страшно подумать, чем бы все закончилось. Соравир своими действиями мог спровоцировать невиданную бойню. Подумайте, чем могло все закончиться. Гуже начали бы разорять провинцию Хам, могли ли мы остаться в стороне? И к чему бы это привело!? Войне! И только к войне. Убийца будет казнен, но его поступок отнюдь не принижает прошлых заслуг. Здесь я должен согласиться с Доштайном. Плохо, что эта мысль пришла чужаку, а не мне, тангорцу.
   Онир развернулся и по щитам вернулся на трибуну. Мечники, стоявшие на плахе, явно с уважением смотрели на Онира, им самим не нравилась отведенная им роль. Один из мечников аккуратно свернул плащ убийцы, после чего они спустились с плахи. А на плаху поднялся палач, для проведения казни - четвертования.
   После оглашения приговора, тело убийцы было закреплено на плахе, и палач приступил к действу, которое ждали горожане заполнившие площадь. Он начал с правой руки, нанесший смертельный удар.
   Когда тени от окружающих домов закрыли всю площадь, и её покинули последние зеваки, к плахе подошли две группы. В первой были Гуже возглавляемые Доштайном, во второй мечники. Некоторое время люди смотрели друг на друга, потом, не сговариваясь, стали собирать останки казненного в большой короб с ручками. Когда все было собрано, короб накрыли плащом, два мечника взялись за ручки с одной стороны, а два Гуже с другой, после этого все отправились к городским воротам.
  

***

   Информацию о том, что происходило в Хамар-Хаме, Миракс узнал из письма верховного мага провинции Хам, который сам присутствовал на казни.
   В данный момент армия Годеша вплотную приблизилась к границам провинции Сува, но разведчики уже докладывали, что армия пройдет восточнее.
   Миракс подошел к окну и посмотрел вниз на город. Из окна открывался вид на огромный парк. Центральная аллея достигала подножья небольшой скалы со срезанной вершиной. От аллеи вверх шла широкая лестница. На вершине в лучах Айора поблескивали купола дворца правителя. Ажурные мосты соединяли эту вершину с соседними вершинами, на которых были дома и дворцы знати провинции Сува. Это стиль архитектуры Хоа, хотя конечно города Хоа высоко в горах выглядят гораздо величественнее. Размышления мага неожиданно приняли другой оборот, сами собой всплыли прочитанные ранее стихи:
   Если камень с вершины толкнуть,
   Приложив небольшое усилье.
   Разогнавшись, столкнется он с тем,
   Что незыблемо прочным казался.
   И покатятся оба по склону,
   Увлекая других за собой.
   Принося разрушенье и Хаос.
   Но не вечна бывает Лавина.
   Может пропасть ей встретиться вскоре.
   Иль достигнет равнины она.
   И умрет.
   Потеряв свою силу в покое.
   Но оставит Лавина свой след,
   А толкнувший тот камень с вершины.
   Был ли он?
   То не знает ни кто.
   Предки тангорцев были соседями Хоа в горах, когда они спустились в предгорья, а затем огнем и мечом завоевали себе новую родину, они не были дикими племенами, которыми представляют их в Долине. Этим стихам уже несколько тысячезимий или летий. Южные провинции Тангора, так же как Гуже считают круги зимами, северные летами. На этом различия между Южным и Северным Тангором не заканчиваются. Хотя с уверенностью сказать были ли эти стихи написаны древним тангорцем или переводом стихов Хоа нельзя. Миракс в задумчивости покачал головой, и снова вернулся к донесению разведчиков об армии Годеша. Намеренья Годеша ясны, избежать выяснения отношений с Чойганой, да и провинции восточнее Сувы, более подвержены влиянию Адептов Света. Удивительно тысячелетьями тангорцы и Адепты Света жили не сказать, чтобы мирно, но глобальных столкновений не было. Да, Адепты Света регулярно спускались в предгорья, уводя людей, чтобы впоследствии принести их в жертву, но получив отпор, надолго успокаивались. Более того наличие таких соседей как ни странно служило защитой тангорцев от существ Нави, несмотря на наличие большой области с истонченной гранью между мирами. Так как Адепты Света охотились на эльвов и эльвитов, принося их в жертву гораздо охотнее, чем людей. Все изменилось, после того как войска Долины вторглись в Тангор, более двух десятков кругов назад. Как для кого, а для Миракса, многое было понятно. Понятна позиция провинций южного Тангора, которые именно в Долине и в Т'Ма ищут поддержки и опоры. Конечно, трещина в отношениях между южными и северными провинциями возникла гораздо раньше. Переломным моментом было вторжение горных племен в южный Тангор более чем полтора стозимья назад. Миракс был молод и хорошо помнит этот момент, север верный клятвам хоть и не явно, но поддерживал очередного потомка династии Тангорских королей, пытающего вернуть себе престол, юг естественно был против, а тут это вторжение. Кто-то на севере даже обрадовался этому. Оказание помощи сознательно затягивалось, горцы разоряли уже вторую южную провинцию, и терпение южан кончилось, они попросили помощи у Долины. Как не странно Малый Совет Долины, почти единогласно решил эту помощь оказать, за небольшую по любым меркам плату. Под совместными ударами армий провинций южного Тангора и наемников Долины, горцы были разбиты, большинство вождей попали в плен, и при их допросе оказалось, что за вторжением стоит Салуман. Даже тогда Миракс понимал, что в Долине прекрасно знали, кто стоит за этим вторжением, этим и объясняется минимальная плата за услугу. В Долине "пылали праведным гневом" на коварство Салумана. Острова решили поддержать своего союзника, и городам Салумана пришлось заплатить не шуточную контрибуцию. Цели Долины стали понятны, но Благородным провинций южного Тангора, до этого не было никакого дела, враг был разбит, часть контрибуции Долина передала Тангору. Южане хорошо запомнили этот момент, дальнейшее развитие событий только увеличивала разрыв между южными и северными провинциями Тангора. Конфликт с Гуже и снова посредничество Долины позволило избежать глобального кровопролития. Благородные южане, стали чаще смотреть на юг, а не на север, поэтому, когда войска Долины подошли к границам Тангора, те спокойно дали пройти им через свои провинции не оказывая ни малейшего противодействия. И случилась кровавая бойня, а тот кто её устроил сейчас снова на земле Тангора. Правда, не поспоришь, рабы Нави обладали на тот момент большим влиянием в Маджи-Лай, ситуация действительно оказалась запущенной, ведь по большому счету ни северным, ни южным провинциям не было дело до столицы. Т'Ма, или как их называют в Долине Изгоняющие, очистили Маджи-Лай, да и всю провинцию Лай от одержимых и существ Нави, но часть рабов Нави сбежали в северные провинции, а потом присоединились к Адептам Света. Войско Долины не стало продвигаться дальше на север, а завершив чистку от порождений Нави провинции Лай, вернулось в Долину, оставив память - "проклятые земли". Миракс, да и не только он, прекрасно видел, центральная провинция Тангора самая большая, действительно стала самой запущенной, Благородные южане сознательно ослабляли ее, так как влияние правящей династии в ней сохранилось до сих пор. А север смотрел и ничего не предпринимал, потому и свили культисты гнездо в сердце Тангора. Если хозяину нет дела до скопившегося мусора, то, чтобы устранить вонь, может прийти некто и сожжет его даже вместе с хозяином. Отец Чойганы понимал опасность грозившую Тангору, как мог помогал более слабым соседям, из тех разговоров, что он вел с Мираксом, маг понял, что в данный момент Адепты Света представляют действительную опасность. Он наверняка бы пошел на союз с Годешем и с Т'Ма, видимо это понимали незримые враги, поэтому и убили его.
   Размышления верховного мага были прерваны появление помощника.
   - Мы нашли еще один активатор в дворцовой конюшне, - помощник посторонился, пропуская воина с небольшим камнем в руках, за воином следовал еще один шептун.
   - Вы внимательно осмотрели дворец? - Миракс наконец принял решение, хотя реакцию Чойганы, предсказать было сложно.
   - Основные коридоры, галерею и комнаты, в том числе все хозяйственные постройки, - помощник остановился, ожидая распоряжений.
   - Хорошо. Поиски продолжать. Подготовьте мою карету и сопровождение, небольшое, но подберите самых доверенных. Сейчас возьму необходимые вещи и спускаюсь, - Миракс развернулся и вышел из комнаты, бросив напоследок, - Остаешься за старшего.
  

***

   Рана в плече нестерпимо ныла. Казр как смог ослабил боль, но его познания в лечебной магии были до смешного малы. Впрочем, сам виноват, расслабился.
   Провинция, по которой он шел, явно была не из бедных, во всем чувствовался достаток. В деревнях, в мостах через небольшие речушки, даже простые повозки и телеги были сделаны на совесть, а лошади, запряженные в них, были сыты, несмотря на весну. Казр шел спокойно, стараясь избегать лишь конные патрули, да крупные обозы, мало ли как на него среагирует охрана, выглядел он достаточно оборванным. Хотя издалека казался подростком, закутанным в лохмотья, средний рост тангорцев был больше, чем рост темного. Так продолжалось несколько дней, когда неожиданно на дороге показался крупный обоз. Казр прыгнул в ближайшие кусты, но они были заняты. Разбойник, спрятавшийся в них, среагировал быстрее и мист получил удар кинжалом, правда, это единственное, что тот успел сделать перед смертью, но рядом находились его дружки. Возможно, целью разбойников и был обоз заставивший прятаться Казра. Начался настоящий сумбур. Ближайшие разбойники бросились на миста, остальные на обоз, естественно охрана обоза стала защищаться, в довершение на дороге появился патруль. Казр прыгал, уклонялся, бросался песком и камнями, всем, что попадалось под руку, естественно усиленное заклинаниями, но кто-то бросил болас, спутавший ему ноги и мир вокруг погас. Очнулся он в повозке с сильной болью в плече, из которой его грубо вытащили, поставили на ноги и привели в какой-то каменный барак. Внутри барак был разделен на секции, без каких-либо дверей между ними. Разношерстая компания заполняла этот барак неравномерно, было видно несколько групп и одиночки, как правило, сидящие около стен, свет проникал через узкие проемы под крышей. Оглядевшись, Казр выбрал себе место и привалился к стене. Руки были по-прежнему связаны, причем веревка была обычная, он мог легко от нее избавиться, но пока не делал этого, видимо в стычке на дороге, ни кто не понял что он маг. Мист прикрыл глаза, пытаясь хоть как-то унять боль в плече, получалось это плохо. Кто-то присел рядом с ним, открыв один глаз, Казр увидел человека сидящего на корточках. Тот что-то начал говорить, несколько раз ткнув пальцев в грудь миста, скорее всего угрозы. Не видя ни какой реакции на свои слова тангорец распалялся все сильнее. Вскоре к нему подтянулись его дружки, возможно, это была та шайка, что устроила засаду на дороге.
   - Мрзля, подхвостие зирха, - неожиданно услышал Казр, но ругательство было обращено не к нему, а к тем, кто окружил его со всех сторон.
   Повернувшись на звук голоса, мист увидел светловолосого человека, сидящего к нему спиной.
   - Первые слова на долинном, услышанные мной за долгое время, - с усмешкой произнес Казр, - И те оказались ругательством.
   Человек повернулся и с любопытством осмотрел миста. Короткие светлые волосы, зеленые глаза, ростом явно не уступает тангорцам, скорее всего житель предгорий, хотя может и тангорец, хорошо знающий долинный, одет незнакомец скорее был добротно, чем богато.
   - А ты кто такой? - незнакомец говорил с небольшим акцентом, значит все же тангорец, и с любопытством рассматривал Казра.
   - Просто путник, немного заблудился, - попытка пошутить не удалась, в глазах тангорца, явно читалось подозрение, но договорить не получилось. Казр получил удар в грудь, видимо кодла окружившая его, сочла его внимание к себе недостаточным.
   Ну все, сами напросились, мист даже не стал использовать магию, с этими ушлепками он справится и без нее, все же он был темным. Одно мгновение, и руки свободны, второе и ударивший его дико взвыл, а его рука плетью повисла вдоль тела. К моменту когда в барак вбежала охрана, Казр не получил ни одного удара, кроме неожиданного первого, а половина напавших корчилась на полу. Мист остановился, увидев два стреломета направленных ему в грудь. Светловолосый начал что-то говорить охранникам, один из них подошел и грубо схватил Казра за раненое плечо. Боль была просто невыносимой, видимо, она отразилась на лице, но охранник не отпуская хватки, стал что-то громко спрашивать.
   - Я все равно ничего не понимаю, - закусив до крови губу, прошипел мист, - Можешь сказать им, что я не знаю тангорский, - это он обратился уже к светловолосому.
   Тот снова заговорил, после чего, миста грубо вытащили из барака, провели по небольшому двору и, открыв дверь, толкнули вниз в какой-то подвал. Когда дверь закрылась, стало совсем темно. Казр мог легко осветить этот подвал, но не хотел показывать, что он маг. Хотя светловолосый наверняка догадался, что он или темный, или инпар. Подтолкнем их размышления в правильном направлении, пусть думают, что он темный, тем более так оно и есть. Осталось найти какую-нибудь палку, хотя с его силой он мог заставить светится что угодно, даже воздух вокруг, но горящая палка, не вызовет сильных подозрений. Мист на ощупь двинулся вниз по ступенькам, становилось значительно холоднее, скорее всего это был ледник. Неожиданно рука наткнулась на крепление факела, факел был на месте, а это просто идеально, зажечь его не составило большого труда. Казр действительно был в леднике, вокруг висели туши животных, несколько неразделанных валялось прямо на полу. Мист нашел еще один факел и поднялся по ступеням повыше, ближе к двери, здесь было не так холодно. До этого момента у него не было времени, осмотреть рану, после того как охранник её снова разбередил она начала снова кровоточить, к сожалению без магии тут не обойтись. Скоро Казру удалось остановить кровотечение, но еще одна проблема оставалась, жутко хотелось есть. Чтобы отвлечься, мист начал думать о том, что когда выберется из этой переделки, обязательно найдет способы самолечения, а то его возможности в этом вопросе крайне ущербны. Возможно, поможет плетение на воздух вокруг раны. Изгоняющий закрыл глаза, чтобы лучше представить себе это плетенье, но тут послышался звук открываемой двери и его вывели во двор. Это был небольшой блокпост, судя по всему на границе провинции, мист уже не раз обходил такие стороной. Конюшня, примыкающая к ней кузня, каменный барак, все хозяйство огорожено частоколом из бревен, в центре большой, двухэтажный деревянный дом, именно в него и привели Казра.
   В комнате за столом сидел коренастый, пожилой человек, кроме него у двери стояли два охранника и рядом со столом мист увидел светловолосого. Его роль была непонятна, как оказалось он единственный, кто знал долинный и, исполнял роль переводчика.
   - Кто ты? - перевел вопрос светловолосый.
   - Бывший пленный, был в плену у культистов, сбежал, пытаюсь пробраться в Долину, - мист старался проще строить фразы, максимально упрощая перевод.
   - Как ты попал в плен? - новый вопрос.
   - После боя на болотах.
   - Каких болотах?
   - В Долине есть большая территория с истонченной гранью, внутри почти непроходимых болот.
   - Ты хочешь сказать, что тебя схватили на болотах и привезли на север Тангора. Как тебя везли?
   - Не помню. Помню бой, удар по голове, потом снова удар, очнулся уже в темнице.
   - Как тебе удалось сбежать?
   - Долгая подготовка и везенье.
   Казр старался отвечать на вопросы максимально правдиво, он не был уверен, что где-то за стеной, есть маг, который пытается выявить ложь, да и у ведущего допрос мог быть какой-то амулет, позволяющий выявить ложь. Хотя откуда может быть такой амулет на этом посту. Скорее всего, это просто старший офицер, вот ему и приходится этим заниматься.
   - Как ты понял, что ты в Тангоре, ты же не знаешь тангорский? Ты не мог быть в отключке всю дорогу из Долины, через Тангор на север? - новая порция вопросов.
   - Не мог, но я был. А по поводу языка, знаю пару десятков слов, - Казр не понимал к чему весь этот цирк, ладно бы спрашивали, про случившееся на дороге, а тут какие-то непонятные вопросы, будто в чем-то подозревают.
   После того как светловолосый перевел ответ миста, тангорцы о чем-то заговорили между собой, потом снова обратились к нему.
   - Ты же понимаешь, что отношения с Долиной сейчас неоднозначные, многие, по крайней мере в этой провинции, считают, что идет скрытая война, и Т'Ма Долины стоит за этим.
   - О чем Вы? - Казр искренне удивился, - Какая война? Я пытался спастись из плена, и вернутся домой. Вначале шёл на запад, чтобы запутать след, потом повернул на юг, старался избегать людных мест, пока не нарвался в кустах на нож бандита.
   Снова последовал, долгий разговор на тангорском, которого мист не понимал, видимо ни как не могли решить, что с ним делать, возможно, действительно считали шпионом. Да как-то упустил Казр планы Зуала, видимо это все произошло после того как мист попал в плен к Адептам Света, хотя может столкновение с Адептами и стало побудительной причиной, деятельности ордена в Тангоре.
   Обсуждение было прервано появлением в комнате еще одного охранника с каким-то сообщением, после этого старший поднялся из-за стола и вышел из комнаты.

***

  
   На этом последнем, на границе провинции, блокпосту Миракс, решил немного передохнуть и сменить лошадей. По сообщениям разведчиков до лагеря Годеша оставалось недалеко, поэтому лучше переночевать здесь, а в лагерь прибыть засветло. Уведомление о своем прибытии маг отправил с вестовым заранее.
   Перед отъездом Миракс все же поговорил с Чойганой, разговор был не самый простой, но убедить её, что встреча с Годешем необходима ему удалось. Факт, что любой даже полностью преданный человек мог нанести удар в спину, оспорить было сложно. Чойгана умная девочка, сейчас много на неё навалилось, адепты, армия на границе, в глаза её все поддерживают, но реальность намного жестче. Естественно находятся те, кто, пользуясь её неопытностью, пытаются использовать в своих интересах, но наверняка есть другие, пытающиеся замутить воду и, благодаря этой мути, воплотить в жизнь свои далеко идущие планы. А в планы эти входит и смена, на их взгляд, слабого правителя провинции. Годеш и Чойгана хорошо знают друг друга, конечно Годеш старше и общались они, когда Чойгана была ребенком, но впечатления друг о друге у них остались хорошие, а это много значит. Отец Годеша и отец Чойганы были друзьями. Мираксу казалось, что по молодости они строили планы возведения отца Годеша на престол Тангора. Но повзрослев, поняли, что это ни к чему хорошему не приведет, только добавит страдания простым ни в чем неповинным людям. Поэтому один стал правителем провинции, а другой занимал высокое положение в иерархии тангорских мечников. Но оба до конца своей жизни заботились о процветании и укреплении Тангора. А вот их дети не сказать, что оказались по разные стороны баррикад, но то, что они не по одну сторону это точно. Самое главное сейчас Чойгане как никогда нужна помощь, одной ей не справится, слишком много вокруг неё незримых врагов.
   Миракс спрыгнул с лошади, несмотря на свой возраст, он неплохо держался в седле, в карете же ехал один из сопровождающих. Узнав или определив, кто здесь главный, старший блокпоста подошел к магу, тот уже отдал необходимые распоряжения и хотел войти в дом, немного отдохнуть.
   - Извините, у нас не простая ситуация, - остановил его старший.
   - Что случилось? - Миракс обернулся на голос.
   - Схватили человека он из Долины, утверждает, что сбежал из плена адептов и пробирается на юг, - старший явно чувствовал себя не уютно под взглядом верховного мага.
   - Хорошо, веди, взгляну на твоего человека, - вместе с Мираксом за старшим пошли три человека из сопровождения, мало ли что.

***

  
   Дверь в комнату открылась, и Казр увидел старшего офицера и четырех человек с ним в дорожной одежде. Один из них что-то спросил, ему ответил светловолосый, скорее всего, то, что пленный не понимает тангорский, потому что следующий вопрос был на долинном.
   - Кто ты говори быстро и только правду, - сказал, скорее всего, главный из этой четверки. Совершенно не приметная внешность, если бы не лицо, без возраста. Маг, насколько сильный, Казр не знал, мог бы попробовать определить, но решил не рисковать, тем более что решил говорить как можно правдивее.
   - Адепты Света напали на Эсхату Нариз. Нападение было совершено неожиданно с моря, - начал свой рассказ мист. Он был уверен, что нападение на эсхату организовали Адепты Света и встреча с личем тому подтверждение.
   - Насколько я знаю географию и историю Бэйлмез, Нариз, Кейзар и Дэдзай самые южные города Долины находящиеся на побережье. Как могли попасть туда адепты? Да и захватить прибрежную крепость не так просто, - перебил его маг.
   - Приплыли на кораблях наёмников, видимо, добрались на побережье через пустыню, перебаламутив пустынных вождей, подтолкнув их на нападение на Эсхату Эдуар. А Эсхату Нариз захватили легко, гарнизон покинул крепость как раз перед нападением, - Казр замолчал, обдумывая, какую информацию можно дать тангорцам при этом, не показывая свою полную осведомленность в данном вопросе, ведь по легенде он обычный темный захваченный в плен на болоте.
   Вопросы сыпались постоянно, в конце концов, маг и его сопровождающие ушли, в след за ним охранники увели светловолосого, но разговор явно не был окончен. В комнате вместе с Казром находилось два охранника, но они для него не представляли большой опасности, бежать или не бежать вот в чем вопрос. Через некоторое время принесли еду, плошку с кашей и кусок хлеба. Казр уже и забыл, когда он ел еду ложкой, то ли из-за того, что он давно не ел кашу, но она ему показалась очень вкусной. Еду принесла девушка, значит, его не считают слишком опасным, и в его историю поверили, пусть и не до конца. За окном темнело. Неожиданно стало очень шумно, послышались какие-то крики, скорее всего охраны, и ругань. Так как до этого явно подъехали повозки, видимо, заключенных из барака перевозили в ближайшую городскую тюрьму. Повозки покинули двор, кто-то в них даже запел и все стихло. Охрана у дверей сменилась, мист сел на пол и, привалившись к стене, задремал.
   Неизвестно сколько он спал, но когда его грубо растолкали, за окном была ночь. Охранник схватил его за плечо хорошо, что не за раненое, поднял на ноги и связал руки за спиной. Так как веревка была обычная, Казр понял, скрыть, что он маг удалось, а значит не все потеряно. Единственное, что доставляло беспокойство, нестерпимо хотелось в туалет. Он попытался объяснить это своему сопровождающему, но тот ничего не понимал, его вывели на улицу, на холоде терпеть стало невмоготу.
   - Люди, кто-нибудь! Держаться больше не могу, - почти кричал мист, - Не дайте оскандалиться.
   - Ты что орешь? - на крыльцо дома вышел один из сопровождающих в дорожной одежде.
   - Сил терпеть, уж нет, а руки связаны, - ответил Казр.
   Человек как-то внимательно с подозрение посмотрел на миста, но потом все же дал необходимые команды. В сопровождении двух охранников Казра отвели в небольшую постройку рядом с конюшней и развязали руки. Мысли: дотерпел и какое же это блаженство, но долго прохлаждаться мисту не дали, снова связали руки и подвели к крыльцу. Ожидание затягивалось, была уже вторая половина весны, но ночью было еще очень холодно. Казр уже порядком успел замерзнуть в своих лохмотьях, когда подъехала карета, его посадили в нее, и привязали руки к скобе у двери. Вместе с Казром в карете был еще один человек. Карета тронулась и быстро, почти без тряски покатилась вперед, мист еще раз отметил качество дорог в этой провинции. Куда они ехали было непонятно, так как окна были зашторены. Скоро трясти стало значительно сильнее, но, несмотря на неудобную позу, Казру все же удалось уснуть. Проснулся он в то же мгновенье, как остановилась карета. Снаружи раздавались голоса, и стало значительно светлее. Дверь кареты открылась.
   - Ну и вонь, - сказал кто-то на долинном.
   Миста отвязали и вывели на улицу.
   - Говорит, что сбежал из плена, был схвачен осенью на болотах, - эти слова произнес маг проводивший допрос Казра на блокпосту, - Вы здесь сами разбирайтесь, он явно что-то недоговаривает, но, то что рассказал похоже на правду.
   Маг развернулся и пошел к группе ожидающих его людей, поприветствовав друг друга, все зашли в большой шатер.
   Мист огляделся, его рассматривали с большим вниманием. Казр так же огляделся, он находился в каком-то большом военном лагере. Мечники подпоясанные разноцветными поясами не вызывали недоумения, все же он был в Тангоре, но кроме тангорцев мист увидел несколько человек несомненно пустынников, а самое большое его внимание привлекла группа, которая несомненно направлялась в нему. Пять человек, у всех за спиной по два коротких меча, скорее длинных кинжала, одинаковые кожаные куртки, а движения не спутаешь ни с чем, они легко миновали небольшую толпу, окружившую Казра, клановые бойцы, их ни с кем не спутаешь.
   - Пойдем, - сказал, по-видимому, старший.
   Мист без вопросов последовал за ними. Хотя инпар сменили одежду, но на рукоятках кинжалов был клановый символ луговая собачка, итак Дэлабра, не самый плохой вариант, хотя мышь была бы предпочтительней для Казра. Хотя впрочем, какая разница, без сомнения, он, наконец, выбрался и можно расслабиться. Мист шел, никак не реагируя на взгляды, грязный, дурно пахнущий человек в одежде, явно с чужого плеча, в сопровождении пятерых бойцов невольно привлекал внимание. Скоро тангорская часть лагеря закончилась, шатры стали меньше, а шума больше. Вокруг были наемники из Долины, и судя по сопровождению, не только они. Пустынников здесь было даже больше чем в лагере тангорцев, а внимания на Казра вообще ни кто не обращал. Нужно отметить, что наемников было не много, не больше тысячи. Для войны, даже для скрытой, сил явно недостаточно, а для проведения диверсий хватит пары сотен клановых бойцов. Возможно наличие наемников из Долины, имело психологическую подоплеку, в любом случае не зная всей картины, судить о ситуации было сложно. Из сопровождающих остался один человек, он подвел миста к шатру.
   - Регр, это тот о ком, тангорцы сказали, что он пленный из Долины, - сказал сопровождающий, откинув полог шатра, - Давай входи, - это он адресовал уже Казру.
   В шатре находился один единственный человек, что-то пишущий за походным столиком.
   - Знаешь что? Иди помойся, переоденься, поешь, а потом поговорим, - сказал он окинув взглядом миста. И тут же громко отдал необходимые указания.
   Несколько ведер воды и дегтярное мыло, Казр и не думал, что так соскучился по всему этому. Сколько же он нормально не мылся, больше четверти круга в плен он попал поздней осенью, сейчас уже весна. Вырвавшись из плена, он несколько раз обтирался снегом, а один раз в предгорьях нашел небольшой незамерзший родник, как смог подогрел воду, но с нормальным мытьем это не сравнится. Переодевшись в чистую, пусть и не совсем новую одежду, мист почувствовал себя заново родившимся, начало сильно клонить в сон.
   - Пойдем тебя уже ждут, - юноша, сидевший на пеньке рядом с ширмами, за которыми мылся Казр, поднялся, - Твое рваньё сожгли. Ты не против?
   Мист утвердительно кивнул головой, давая понять, что возражений нет. Как охарактеризовать то, что он чувствовал, спокойствие и облегчение, будто огромный камень, который он толкал все последнее время, сам закатился на гору. Айор был почти в зените, но скала, под которой был разбит лагерь, давала большую, плотную тень. Зайдя в нее, Казр невольно поежился, это не осталось незамеченным для его сопровождающего, и он резко изменил маршрут. Они сделали небольшой крюк, пройдя рядом с каким-то шестом, небрежно покрытым вырезанными на нем рунами, с двумя палками, неравномерно обернутыми разноцветными лентами, грубо привязанными к шесту веревкой. Только сейчас мист заметил несколько таких шестов расставленных по всему лагерю. Несмотря на внешнюю простоту это были достаточно сильные артефакты, явная асимметрия и некая несуразность несла несомненно разрушающий эффект, более того все эти артефакты создавали единую сеть. Казр не видел в них смысла, но проверку, видимо, прошел. Скоро они достигли конечной точки их маршрута, это был не тот шатер, в который миста привели первоначально, сопровождающий также не стал входить, только откинул полог и жестом предложил войти внутрь. В шатре было двое, виденный ранее пожилой инпар, а во втором Казр с удивлением, то но и с нескрываемым удовольствием узнал Раэла.
   - Ты, живой? - искренне и с радостью, Раэл обнял Казра, - Мы не нашли твоего тела на болотах, но надежды, что ты жив было мало. Даже Зуал не смог увидеть тебя в Ткани Мира.
   - Я долго находился в темнице, она была сложена из камня, который, скорее всего, не только препятствовал применению магии, но и экранировал узника, не давая возможность его отыскать, - Казр обнял в ответ Раэля.
   - Ну, раз все так закончилось, - инпар улыбнулся и пожал Казру руку, - Наше присутствие здесь больше не требуется.
   - Да, Регр большое спасибо, - инпар уже собрался уходить, когда его окликнул Раэл, - Подумай как быстрее, нам добраться до Долины.

***

  
   В шатре осталось двое, на первый взгляд, казалось, что они одного возраста, но Годеш годился магу во внуки, если не в правнуки. Миракс откинулся на спинку стула и выпил несколько глотков уже давно остывшего чая из кружки.
   - Жаль визит неофициальный, если честно, я до последнего надеялся, что ты привезешь, хоть какое-нибудь, сообщение от Чойганы, - Годеш сидел полуприкрыв глаза, - Было бы очень не плохо, если самая крупная провинция севера, окажет поддержку нашему походу.
   - Я же предупредил заранее о цели моего визита. Чойгана в курсе, но не поддержала моих намерений, хорошо хоть не запретила. Ты все равно получил, то, что хотел, - поймав недоуменный взгляд своего собеседника, маг продолжил, - Верховный маг провинции Сува, встретился с Годешем. Разве это подтверждение того, что разногласия между тобой и Чойганой в прошлом, - Миракс усмехнулся, - Для этого ты и организовал, столь пышную встречу. Ты становишься очень похож на своих новых друзей. Где тот мальчик, которого я знал когда-то.
   - Хочешь откровенного разговора, хорошо, - Годеш встал со стула и начал ходить по шатру, - Мы тебе очень благодарны за активатор, с таким артефактом наши маги еще не встречались. Но согласись, активатор лишь повод. Подарок на данный момент значимый, не поспоришь, но..., - Годеш остановился и сделал паузу, - Иллюзия, что наши отношения с Чойганой потеплели, выгодна не только мне. Чойгане она необходима едва ли не в большей степени. Теперь её враги сильно задумаются, выступать ли против неё в открытую. Во-вторых, один артефакт мы намерены поменять на несколько не менее сильных. Ты обратил внимание на шесты, расставленные по всему лагерю?
   - Да конечно, понял что это какие-то артефакты, но их назначение для меня непонятно, - Миракс следил взглядом за собеседником и его хождение, явно раздражала мага, - И не мог бы, ты есть.
   - Совместная работа магов и шаманов, - Годеш перестал ходить и сел, - Шесты накладывают очень неприятный эффект на любого, на чьём теле есть тату с плетением. Принцип в чем-то похож на привезенный тобой активатор, только суть тату не имеет значение. Твой артефакт воздействует на конкретное плетение, нашим все равно, любому, на чьем теле есть тату с плетением, гарантированы ни с чем несравнимые ощущения.
   - Но ведь плетения есть на украшениях, одежде и оружии. На все это реакции нет?
   - Нет, плетения на татуировки накладываются определенным образом, это как бы многослойный пирог. Изгоняющие поняли принцип наложения, но повторить татуировки не могут...
   - Изгоняющие, - Миракс резко прервал собеседника, - Ты их зовешь теперь так.
   - Да, - Годеш снова встал, со стороны казалось, что он навис над магом, - Не поверишь, из всех моих сегодняшних союзников, больше всех я доверяю Т'Ма и шаманам пустынников.
   - Ты забыл, сколько крови тангорцев на их руках, - Миракс тоже встал и теперь смотрел глаза в глаза Годешу, но голоса не повысил.
   - Эта кровь также и на твоих и на моих руках, - игра в гляделки продолжалась некоторое время, затем Годеш криво усмехнулся и сел на свой стул, - Во что благодаря всем нам превратилась центральная провинция Лай? За время правления наместников, все пришло в упадок, а в прошлом это самая богатая провинция. Культ зародился не на пустом месте, а в бедности, разрухе и в запустении.
   - И теперь ты придешь и наведешь там порядок, - это может и прозвучала излишне резко, но лишь потому, что Годеш вслух высказал, то, о чем думал недавно Миракс. Маг сел и потерев руками лоб, произнес, - Если хозяину, нет дела до своего дома, может кто-то прийти, и навести в нем порядок.
   - Да, грязь, которую мы развели, испачкала и соседей, - Годеш замолчал, явно о чем-то задумался, - Благородные южных провинций правильно оценили ситуацию, они пропустили армию Долины, у них не было сил самим искоренить культ, но и мешать они не стали. Почему же мы вместо того, чтобы договориться и совместными усилиями очистить Лай, послали армию навстречу, чтобы дать бой, недостаток информации, отнюдь. Мы прекрасно знали, что в центральной провинции творятся страшные вещи и ничего не делали. Повторения этого я не хочу, поэтому и возглавил этот поход. А по поводу провинции Лай, я не знаю, что с ней будет дальше.
   - Что-то я не понял. Разве информация, что платой за то, что ты возглавишь этот поход, не станет официальное признание тебя Благородным правителем провинции Лай? - Миракс с удивлением посмотрел на собеседника, - Понятно, что это не корона твоих предков, но с чего-то же нужно начинать.
   Маг будто первый раз увидел человека, которого когда-то очень хорошо знал и пытался понять ход его мыслей, а тот явно о чем-то задумался.
   - Я не стану правителем Лай, - наконец произнес Годеш, видимо, решил открыться перед Мираксом.
   - Кхмы, - маг сразу не нашел слов, - Благородные южных провинций тебя поддерживают, по крайней мере на словах. Северные провинции всегда лояльно относились к Вашему роду. Мечники сейчас с тобой, потому что уверены, что их ведет если не будущий король, то уж Благородный правитель точно.
   - И всех их ждет разочарование, - Годеш снова замолчал, - Все мои мысли и чаянья связаны с Маджин.
   - Маджин!? - удивленно произнес маг.
   - Да, пока это еще небольшое поселение в пустыни, но очень скоро оно станет настоящей жемчужиной, - Годеш говорил с воодушевлением, маг заметил как загорелись его глаза, - Уже сейчас чувствуется его будущее величие. Понимаешь, ты шел всю жизнь и вдруг остановился и понял, что нашел место, которое и есть твой дом. Как мне хочется вернуться туда, там дел невпроворот, конечно этот поход тоже важен.
   - А как же провинция Лай, - Миракс в первый раз за все время разговора повысил голос, - У тебя перед ней тоже есть обязательства.
   - Да есть, - согласился Годеш, - Ситуация в Лай наверняка изменится, не знаю пока как, но изменится. У меня есть мысли по этому поводу. Ты останешься ночевать или вернешься? - тема разговора, резко сменилась.
   - Нет, возвращаюсь сегодня, - Миракс поставил уже давно пустую чашку на столик, - Боюсь долго оставлять Чойгану одну.
   - Хорошо, сейчас погрузим десяток артефактов, и можешь отправляться, - Годеш позвал помощника и отдал необходимые распоряжения.

***

  
   Провожать Миракса вышло гораздо меньше людей, чем встречало утром, но сопровождение мага увеличилось на два десятка мечников. Миракс пытался отказаться от эскорта, но Годеш настоял. Доводы его были более чем убедительные, во-первых, артефакты, во-вторых, тоже артефакты, их наличие позволяло объяснить Чойгане, зачем необходимы эти два десятка бойцов, а преданные люди всегда нужны в смутное время.
   Миракс попрощался и уже собрался вскочить в седло, когда его кто-то окликнул на долинном.
   - Позвольте сказать Вам спасибо, пока Вы не уехали, - маг обернулся и увидел человека, в котором с большим трудом узнал пленника, - Меня зовут Казр, - продолжил тот, - И я Ваш должник. Поверить оборванцу, который ко всему прочему явно, что-то не договаривает, было не просто.
   - Приятно познакомиться, Казр, - Миракс протянул руку, с нескрываемым интересом, разглядывая бывшего пленного. А выглядел он совсем иначе, осунувшийся, изможденный, но уже абсолютно уверенный в себе человек, явно привыкший отдавать команды другим. "Кто же ты такой Казр?", невольно подумал Верховный маг.
   - Не буду Вас задерживать, путь не близкий, - Казр придержал стремя, помогая магу сесть в седло, - Надеюсь, когда-нибудь Вы будете в Долине, и мы с Вами встретимся.
   - Что ж, тогда до встречи, - Миракс кивнул всем на прощанье, и поскакал из лагеря, за ним двинулось его сопровождение и карета, груженая артефактами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   69
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"