Яковлев Юрий Александрович: другие произведения.

Одра: Блики Тьмы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одра: Блики Тьмы


   Одра: Блики Тьмы.
  

Свет и Тьма часто провоцируют друг друга, вступают в битву, приводящую к ненужным жертвам, но ничего не меняющую, в общем балансе Сил.

  

Вместо предисловия.

Любое предисловие можно пропустить, чтобы не загружать себя, возможно, ненужной информацией.

  
   Высокая черная башня отражалась в прозрачных водах озера Танат, мальки резвились на мелководье, несколько ящериц грелось на прогретых Айором камнях. Прохладный вечерний ветерок, поиграв немного с камышом, залетел в настежь распахнутые окна верхнего этажа и разворошил свитки и листы бумаги, ворохом, лежащие на полу. В комнате был человек. Кресло с высокой спинкой, стоящее у камина, почти полностью скрывало его фигуру. Зуал раскрыл глаза и потянулся. Видимо, он задремал. Несмотря на жару, стоящую этим летом, в башне было прохладно. Маг оглядел устроенный им беспорядок. Нет ничего тяжелее, чем ждать. Книги и свитки, горой сваленные на полу, ещё совсем недавно аккуратно лежали на полках. Оставшись один, Зуал решил устроить ревизию и сжечь весь мусор. Башня была пуста, мисты пытались оспорить его решение встретить надвигающуюся опасность в одиночестве, но ничего не смогли сделать, и вынуждены были подчиниться.
   "Так будет гораздо лучше, - Зуал снова закрыл глаза, - Сейчас, когда вокруг нет никого, возможно, я смогу почувствовать угрозу раньше".
   Паук плетёт паутину и поджидает свою жертву. Чаще всего Зуал и был этим пауком, но сейчас, как ни прискорбно, ему уготована роль мухи. Мухи, знающей о паутине, но не видящей ее и летящей прямо в неё. О, это томительное ожидание... Зуал вздохнул и развернул какой-то свиток, прежде чем бросить его в камин. Это было очередное мироописание. Он уже много аналогичных рукописей скормил огню, но тут невольно зачитался.
   "...Одра, освещенная светом Айора. РОД создал этот мир и заселил его. Творение его "Перволюди" были красивы, чувствительны, умны, но не были единственными разумными существами на планете.
   Первоматерия - МА тоже породила своих существ, и высшими среди них были "Хоа", так называли их. Они жили в поселениях, расположенных в труднодоступных местах, ходили в серых одеждах, и считалось, что они бесчувственны, вся их жизнь была четко регламентирована понятиями Долга, Чести и Ответственности. Трудно говорить, обладали ли они действительно чувствами, но можно сказать наверняка, Милосердие и Любовь им изначально были не знакомы, их протоязык даже не содержит соответствующих слов.
   Третью расу породила сама Одра, и они считались её детьми. "Инпат" звали их, у них была тесная связь с планетой, они занимались исключительно земледелием, так как не могли кого-либо убить из-за того, что остро чувствовали боль жертвы.
   Внешне они выглядели так:
   "Хоа" - высокие и худые, маги по крови. Разум, не отягощенный чувствами, повелевал стихиями и изменял мир.
   "Инпат" - среднего роста, быстрые и резкие, к тому же еще обладали мощными телепатическими способностями, могли ментально воздействовать на живых существ.
   "Перволюди" - были настолько разные, что что-то определённое про них сказать сложно, одно можно сказать точно, никакими магическими или телепатическими способностями они поначалу не владели...".
   Зуал улыбнулся. Он - "скол", потомок "перволюдей", и как ни странно многие считали его одним из самых могущественных магов, а кем он считал себя сам, не столь уж важно. Вообще у Зуала была своя версия о распространении Силы: три Прародителя одинаково наградили ей свои создания, только МА и Одра равномерно, а РОД очень выборочно, но гораздо концентрированнее.
   Сколы могут использовать Силу, жестовую магию и Сай. Могут уходить в тень, правда, далеко не все, но те, кто могут, делают это очень эффективно. РОД действительно создал удивительные творения. Зуал посмотрел в пыльное зеркало на одно из его творений и хмыкнул, так что там дальше?
   "...Но все меняется в Мире. "Перволюди" стали разбиваться на группы, которые все сильнее отличались, друг от друга и внешностью, и языком, и манерой поведения. Возможно, причиной были разные места обитания, а может быть что-то другое.
   Среди "Хоа" тоже не было единения. Появились Гоги. На древнем протоязыке слово "Гог" означало "наставник". Они стали теснее общаться с людьми и даже жить недалеко от их поселений.
   А "Инпат" научились убивать, так как развили в себе какие-то новые способности...".
  
   Тёмные инпат. Обычай заставлял их одеваться во все чёрное и закрывать лицо.
   Зуал вспомнил свою первую встречу с темным, волосы убраны под капюшон, лицо закрыто платком, чёрные одежды, он был на коне, к седлу приторочен лук. Невозможно было понять, кто перед тобой - мужчина или женщина. Пальцы темного постоянно двигались. Но вдруг конь дернулся, в его глазах промелькнуло секундное удивление, и он поскакал дальше.
   Те же, кто не оделся в тёмное, стали называть себя инпар, они старались не сильно выделяться в толпе, но были очень опасны благодаря сай-ке и жестовой магии.
  
   Свиток полетел в камин, вспыхнул и осыпался пеплом.
  
   Некоторые макол впускали Сай и использовали сай-ке, причем не хуже, а может даже лучше, чем инпар. Зуал был не раз свидетелем убийственной силы этих маленьких заточенных лезвий, управляемых силой мысли. Однажды им с наставником надо было преодолеть горный перевал, они остановились в небольшой деревушке и стали ждать попутчиков, так как горные дороги кишели грабителями, Зуал верил, что им ничего не грозит, но Хаот видно решил проверить, очередную свою догадку и, ни за что не хотел идти без попутчиков. Попутчик появился очень быстро. Это был макол, в просторных белых одеждах которого могло скрываться какое угодно оружие, а могло и не быть никакого, так как после посвящения макол окончательно определялись в своем индивидуальном стиле боя. Они предложили ему перейти перевал вместе. Он удивился, но все же согласился составить компанию двум магам.
   Разбойники появились на второй день пути, и как им, наверно, показалось, неожиданно. Реакция макола была молниеносной. Он засунул руки куда-то в складки балахона, и рой железных стрел полетел на грабителей. Секунда и все было кончено. Он оставил в живых одного бандита, отрезал ему все пальцы на правой руке и отпустил, сказав, что, пожалуй, будет часто ходить этой дорогой. Некоторые маги тоже могут силой мысли двигать предметы, но управлять одновременно дюжиной, а может даже большим количеством металлических стрел - это им не под силу, это могут лишь чувствующие Сай.
  
  

Карта Долины [неизвестен] Глава 1: За три дня до...

В этой главе мы познакомимся с молодым охотником из предгорий Саваем.

По большому счёту эту главу можно тоже пропустить, как и предисловие, так как события, описываемые в ней, мало влияют на дальнейшее повествование.

  
   Зуал шел по тёмным, подвальным коридорам. В углах паутина, везде толстый слой пыли. Обстановка соответствовала состоянию его души. Горло раздирал сухой кашель, в носу свербит от пыли. Маг подошел к зеркалу и пальцем вывел цифру "I00". Осталось четыре дня, а что будет потом, одному Творцу ведомо. Зуал закрепил факел на стене и толкнул массивную деревянную дверь, она со скрипом открылась, наполнив коридор светом и теплом, лестница за дверью вела на верхние этажи башни. Поднявшись по ней и подойдя к креслу, маг налил в фужер красного вина, потом подобрал с пола какую-ту книгу и наобум раскрыл...
   "...Саат так и умер, его нашли в кресле, на лице полное спокойствие, стихи в одной руке, вино в другой..."
   Что это? А, "Жизнеописание Магог Саат", написанное каким-то неизвестным священником. Непроизвольная улыбка скользнула по губам, и книга полетела в камин.
   Зуал вспомнил первое появление Саата у себя в башне. До того случая он мало о нем слышал, но когда их пути пересеклись, как-то незаметно друг для друга они стали приятелями, а после посвящения Зуала они сблизились еще больше, хотя большинство магов так и не признали Зуала магог и считают, что он извратил священный ритуал.
   Саат - его друг, и ученик Саата, молодой Саат - тоже его друг, хотя для большинства это один и тот же человек. Общее у них имя и то, что они являются наверно наиболее сильными на данный момент магами, хотя один из них, старший, как бы умер. Версий его смерти огромное количество. Но разве создал бы младший самый мощный ковен магов без помощи своего наставника? Это понимали не только друзья, но и, что самое неприятное, враги.
  
   Молодой охотник Савай с предгорий Истар сидел на небольшом пригорке недалеко от Эсхата Танаис. Город был как на ладони. Он уже давно не напоминал былую крепость, разросся и стал крупным торговым центром. Сюда стекались товары из Великой Равнины Оседер, из припустынных земель. По полноводной реке Танаис постоянно шли кнорры в Кейзар и обратно, в порту Кейзара товары с кнорров перегружались на багалы и купцы вели бойкую торговлю с островными государствами. Но не об этом думал сейчас Савай. У него была проблема, и эта проблема, только что доела последнее мясо и смотрела, может быть перепадет что-то еще. Её звали Дейра, это была молодая волчица, и что с ней делать в городе, Савай не знал. Если бы Крао Ео была с ним! Но, нет. Наставники убедили их, что инпат не место в большом городе, полном насилия и злобы.
   Неожиданно Савай начал вспоминать своё детство и все события, предшествующие его появлению здесь.
  
   ...Он родился в небольшой горной деревушке. Маленькие домики, казалось, вросли в скалу. В деревне была одна длинная извилистая улица. С одного её конца был общинный двор, а с другого начинался лес...
   - Иди, встречай отца, - мать легонько ударила Савая полотенцем, две его сестры уже выбежали со двора, и даже младший братик, только-только научившийся ходить, уже доковылял до калитки.
   Детвора с криками неслась по улице навстречу мужчинам, вереницей возвращающимся из леса, Женщины у домов ждали и пытались определить, насколько удачной была охота.
   Мальцом Савай почти не помнил своего отца. Тот приходил и уходил надолго, оставляя в доме стойкий и непонятный запах леса и крови. Позже, после того как Савай подрос, отец взял его с собой. Несмотря на то, что прошло уже много лет, Савай отчетливо помнил свой первый день в лесу: они проверяли с отцом силки, а на ночь устроились у небольшого ручья. Но уснуть Савай так до утра и не смог, настолько был перевозбужден. А эти звуки и запахи леса! Что-то шевелилось, вскрикивало, стрекотало...
   После отец часто брал его с собой, учил читать следы, ставить ловушки и стрелять из лука. Повзрослев, он уже уходил в лес один, правда недалеко и не больше, чем на два, три дня. И вот в начале тринадцатой для него зимы Савай вышел из дома, чтобы проверить силки в Сухой лощине но, придя туда, обнаружил, что их все кто-то разрезал. Это явно была работа человека, а не животного. После этого случая многие охотники стали жаловаться, что в лесу появился пакостник, но все поиски ничего не дали. И Савай решил выследить его самостоятельно. Несколько месяцев прошло даром, но наконец уже весной когда он пробирался через молодой ельник, образовавшийся на месте вырубки то услышал еле различимый шум справа от себя. Осторожно, почти не дыша, сделав небольшой крюк, чтобы зайти против ветра, прокравшись к небольшой прогалине, увидел на ней девчонку, ножом выпутывающей из силков зайца. Нападать со спины он естественно не стал и кинул в нее шишкой. Она среагировала моментально, обернулась, а у её ног появился небольшой волчонок, который немедленно оскалил зубы. От первоначального плана связать и притащить в деревню пришлось отказаться. Не то чтобы он испугался инпат, а она, несомненно, ею была, и наверняка у нее в запасе имелось какое-нибудь неприятное заклятие, но его остановило совсем другое: роскошные, волнистые, светлые волосы, перетянутые зеленой лентой, тонкие черты лица - в ней явно текла древняя кровь. Секундного замешательства хватило на то, чтобы она растворилась в весеннем воздухе. Надо ли говорить, что Савай ни о чем не мог думать, кроме как о ней. Инпат жили недалеко от Древней Рощи. После этой встречи он стал частенько прогуливаться там. Но неожиданно в деревню пришел очень старый инпат и о чем-то долго говорил со старейшинами. Вечером отец строго настрого запретил Саваю приближаться к Священной роще, но выкинуть из головы образ той девчонки он так и не смог, наоборот, с годами он стал более ярким.
   Через три зимы в горной деревне появился необычный человек. На нем был изменяющий цвет плащ. И каково же было удивление Савая, когда он вошел в их дом. Отец очень холодно встретил его, но оказалось, что это был его родной старший брат. За ужином юноша вполуха слушал разговор, но всё его внимание привлекал меч этого чужака, пришедшего из внешнего мира. Он лежал сверху на доспехах, аккуратной горкой сложенных на сундуке, лезвие немного выдвинулось из ножен и поблескивало голубым магическим светом. Заметив взгляд Савая, Сар Тахо, так звали брата отца, разрешил ему взять этот меч в руки. С замиранием сердца Савай взялся за рукоятку и осторожно вынул меч из ножен. Чувства, какие чувства охватили его, их невозможно было передать. Меч блестел в свете заходящего Айора, светившего в окно, и будто в полусне он услышал слова:
   - Меч для него, а он для меча.
   Отец грустно покачал головой.
   ...Проснувшись на следующее утро, Савай обнаружил на табурете у своей кровати небольшой, но казавшийся тогда просто великолепным клинок. След Сар Тахо уже давно простыл. Выйдя во двор и сделав несколько рубящих движений, он не переставал любоваться игрой света на лезвии, Это был настоящий, боевой меч. Но потом краем глаза уловил выражение лица отца: какая-то тень легла на него, грусть и боль были в его взгляде. И юноша решил для себя упражняться где-нибудь подальше от дома. Отец не одобрял его занятий, но и не запрещал их.
   Для тренировок была выбрана поляна недалеко от деревни, неожиданно для себя Савай обрел учителя. Наверное, в каждой деревне есть свой "дурачок". Мальчишки задирают и дразнят его. В этой деревне был такой же задумчивый и грустный. Ничего не видя вокруг, он бродил по деревне и был постоянным объектом, в общем-то, незлобных шуток. Его звали Хирши, откуда он появился в деревне, никто уже не помнил. И вот как-то раз, громко крича и размахивая мечом, Савай носился по поляне, как вдруг заметил его, неслышно ступая, он подошел к юноше и, схватившись за лезвие, потянул на себя. Боясь поранить ему руку, Савай отпустил меч. Какое-то время Хирши разглядывал клинок, а потом сделал несколько рубящих движений, по лицу было видно, что он остался доволен оружием. Протянув его обратно, мягко взял своей рукой правую руку Савая и показал, как должна двигаться кисть. Так началось это необычное обучение. На следующее утро Савай обнаружил на поляне какие-то непонятные объекты. Оказалось, что они предназначены для тренировки и укрепления его тела.
   Прошли две зимы. Савай упражнялся на поляне один. Айор пока еще не давал достаточно тепла, к тому же дул прохладный весенний ветер, но он не мешал, а скорее подстёгивал, заставляя двигаться быстрее. Неожиданно юноша почувствовал на себе чей-то взгляд. Не прекращая упражнений, он стал медленно приближаться к кустам, за которыми скрывался невидимый наблюдатель, но незнакомец видимо понял его намерения и неожиданно сам вышел из кустов. Это была Она. Пять зим превратили ее, на взгляд Савая, в почти богоподобное существо, и этот ангел, улыбаясь, медленно подходил к нему, поигрывая посохом. В себя его привел чувствительный удар в грудь, а следующий удар по ногам сбил на землю. Правда уже через мгновение Савай оказался на ногах, а она как кошка грациозно ходила вокруг него, но врасплох захватить его ей больше не удалось. Защищаться Саваю быстро надоело и, взяв небольшой шест, он сам пошел в атаку. Постепенно девушка стала уставать и уже с трудом сдерживала удары. Наверняка, у неё были хорошие учителя, но все же видно не чета Хиршу. Прекрасная реакция спасала её, и достаточно долго ей удавалось уклоняться от большинства атак, но, в конце концов, она оказалась на земле, а её посох - в руке Савая. Размахнувшись, он кинул посох в ближайшие кусты и медленно стал одеваться, не выпуская из поля зрения девушку. Она сидела не земле и явно о чем-то задумалась. Над поляной повисла напряженная тишина. В юноше боролись противоположные чувства: с одной стороны было понятно, что она хотела поучить "деревенского" парня и не ожидала получить отпор, и ему льстила мысль, что она получила по заслугам, но с другой - хотелось подбежать, обнять, зарыться лицом в ее волосы.
   - Справился с беззащитной девушкой, Савай?
   - Это ты-то беззащитная? И откуда ты знаешь моё имя?
   - Можно подумать, так сложно узнать имя, кстати, самый простой способ - подойти к человеку и спросить, как же его зовут.
   Девушка поднялась с земли и с вызовом смотрела на юношу.
   - Вот тупоголовая деревенщина, придется представиться самой, сам-то ты видно никогда не спросишь.
   - Нет, ну почему же, Я просто потерял дар речи при виде столь совершенной красоты.
   - А что бывает несовершенная красота? - смеясь, спросила она, - А зовут меня Крао Ео, завтра я буду тренироваться на поляне около Дубовой рощи, приходи.
   Надо ли сомневаться, где и с кем Савай провёл весь следующий день, и много, много дней после.
  
   Несмотря на удаленность горной деревни от больших городов и основных торговых путей, скоро стали приходить тревожные вести и о том, что скоро начнется война. Только противник все время назывался разный: то пустынники, то тангорцы, а то и какие-то совсем невероятные слухи о каком-то враге, угрожающем безопасности Долины. Кто-то говорил даже об эльвитах из Нави, но это были совсем уж бабкины сказки. Хотя Сар Тахо что-то говорил об эльвитах, о культе и могущественных магах, но все потрясения и войны обходили стороной эту местность. Надо сказать, что Савая уже давно тяготили родные пенаты, и он принял решение идти к озеру Танат, правда, плохо представляя своё путешествие.
   Разговор с отцом был не таким уж простым, но он не сильно удивился его решению, а матери оба решили ничего не говорить, так как правду сказать не решались, а обманывать не хотели. Отец сам решил ей рассказать все позже.
   И вот ранним утром Савай вышел из дома, взяв лишь самое необходимое. Отец дал кошель с небольшим количеством денег и, хотя не пошел его провожать, уходя, он долго чувствовал на себе взгляд, такой же как в детстве: грусть и боль чувствовались в них, но к ним примешивалась и надежда. Слёзы наворачивались и на глаза Савая, поэтому он ускорил шаг, чтобы отец ни чего не заметил. Правда, уже через некоторое время настроение юноши улучшилось. Вокруг пели птицы, ласково грел Айор, журчали ручейки, энергия переполняла его, и хотелось петь. Ближе к середине дня Савай перекусил и понял, что за ним кто-то наблюдает, более того он наверняка знал, кто это, но решил пока не показывать вида, и, как ни в чем не бывало, пошел дальше. Ближе к вечеру следовало бы поискать место для ночлега, но вначале надо было изловить невидимого попутчика. Недалеко от тропинки стояло огромное дерево, Савай ускорил шаг, и резко свернув за него, спрятался, и уже вскоре услышал легкую поступь. Она, а это естественно была Крао Ео, прошла мимо него. Нельзя сказать, что он был очень удивлен, уж очень легко прошло их прощание накануне, и было понятно, она что-то задумала. Пройдя вперед несколько шагов, инпат остановилась. Видно поняла, что так быстро скрыться из вида юноша не мог.
   - Ну, ладно выходи, - и после того как охотник вышел к ней, - Неужели, ты думал, я отпущу тебя одного.
   - Был уверен, что нет, - Савай улыбнулся и растрепал ей волосы, - Только вот, что скажут твои наставники?
   Они шли вместе несколько дней, решив, что не пойдут по большаку, и выбрали дорогу, идущую параллельно ему. Но с каждым днем Крао чувствовала себя все хуже, она осунулась. Волчица, словно чувствуя состояние хозяйки, почти не отходила от неё. Девушка стала сильнее уставать, и они вынуждены были делать частые остановки. Остановившись в очередной раз у небольшого ручья, поели хлеб с сыром и запили родниковой водой. Вдруг волчица насторожилась и стала внимательно смотреть в сторону поворота дороги. Через некоторое время из-за него показались три человека, они подошли ближе, и Савай узнал одного. Это был тот старый инпат, что несколько зим назад приходил к ним в деревню. Инпат молча сели рядом с ними. Молчание затягивалось. Наконец, старик заговорил:
   - Мы могли вас догнать и раньше, но ждали соответствующего момента, и сейчас он наступил. Теперь ты поняла, Крао, почему тебе нельзя идти к городам. Ты не готова, твой разум открыт. Большой город - много насилия. Нужны годы тренировок, чтобы научиться блокировать все эти потоки боли.
   - Да. Савай, он совершенно прав, этот поход был совершенно безрассуден с моей стороны. Я знала о боли, но одно дело знать, а другое постоянно чувствовать её нарастание, - Крао взяла в свои ладони руки Савая, - Я возвращаюсь с ними, но не оставлю тебя без присмотра, - Крао попыталась улыбнуться, - Дейра останется с тобой и проследит, чтобы ты вернулся ко мне в целости и сохранности.
   Она поцеловала его в щеку, что-то сказала волчице. Той явно не понравилась ближайшая перспектива, но она ощутила значимость задачи и смирилась со своей участью. После этого Крао развернулась и медленно пошла обратно. Три инпат пошли за ней следом. Первой мыслью Савая было идти за ними следом, он уже и так достаточно повидал мир, но любознательность взяла своё. Он только одним глазом посмотрит на Танат, на город и вернется.
  
   И вот теперь город был совсем рядом. Может, пора возвращаться? Но он все же решил спуститься с пригорка и подойти к окраинам города...
  

Глава 2: За два дня до...

В этой главе мы познакомимся с семьёй Дэлабра, а факты, раскрываемые в ней, являются некой отправной точкой для событий, описанных в этом повествовании.

  
   Непонятно, как он смог удержаться на грани. Потом постепенно пришло какое-то спокойствие, и самое главное осознание Пути. Саат говорил, что любому магу это ощущение рано или поздно приходит. К нему, и Зуал это прекрасно понимал, оно пришло как нельзя вовремя. Перерождение было так близко, что Зуал физически ощущал Силу, нет, не Светлой Стороны, а силу Зла. Когда пропасть разверзлась перед ним, он смог удержаться от последнего критического шага.
   Слезы душили его сейчас, тогда его тоже душили слезы. " Я все пропускаю через сердце. Чувства, они причина моего падения! - он сделал этот неверный вывод, - Нужно выжечь их, выжечь каленым железом".
   Зуал смотрел на своё отражение в грязном зеркале: еще далеко не старое лицо, лишь морщины и абсолютно седые волосы, выдавали его возраст. Его бы сегодняшнюю мудрость и тогда, но...
   Потребовались годы самовоспитания, что бы всеми его поступками управлял лишь Разум. К сожалению, это была очередная крайность, без желаний и эмоций человек похож на пустой сосуд, крепкий, хороший, но абсолютно пустой. Хоа это поняли тысячезимья назад, но, видно, так уж устроен человек, он должен в своей жизни сам наступить на все грабли, на которые до него наступали уже не единожды.
  
   Мелм с трудом продрал глаза, в люке чердака показалась рыжая голова его брата близнеца Малхуса:
   - Ты уже решил, что будешь с ней делать?
   Воспоминания прошлой ночи навалились на Мелма с новой силой. Ночка выдалась та еще: сначала Грев со своими подозрениями, а потом эта девица. Надо было убить её сразу. А что теперь, когда ночная злость прошла? Малхус уже спустился вниз и Мелм спрыгнул с сеновала в проем чердачного люка. Уже было позднее утро или ранний день, это как посмотреть. Дверь во двор была открыта, лучи Айора пробивались через многочисленные щели и играли с пылью. Были слышны детские крики и один из его младших братьев, такой же рыжий, как и вся их многочисленная семья, гонял колесо во дворе. Малхуса уже и след простыл. Девушка сидела так же, как они её оставили: спиной к столбу, руки связаны сзади. Мелм подошел и посмотрел на путы: за ночь заговоренная веревка еще сильнее стянула ей руки. Видно, она пыталась высвободить руки. Наверняка, ей было очень больно, но она сидела молча, склонив голову на грудь. Да и черт с ней!
   Мелм вышел из погребицы и пошел к дому. Жара. Во дворе пекло, на небе ни облачка, башка чугунная, а солнце как будто пыталось выжечь все живое. Старики говорили, что любая аномалия неспроста.
   Мелм вошел в дом. Эджера возилась у печи. Они топили сегодня печь.
   О-о-о, ну почему?! Неужели, нельзя обойтись без этого?! ...Хотя, конечно, семья большая и надо готовить горячую пищу.
   Горячего он ничего не хотел, налил из крынки молока и отломил кусок хлеба.
   Итак, что мы имеем, Грев дебил и урод, что он там себе нафантазировал? В любом случае его можно только пожалеть. Если Нец решил его наказать, вмешиваться в это он не собирался. Но это - мелочь, главное - эта девица. Ну, почему он сразу её не убил?! Мелм допил молоко и вышел из дома. Малхус стоял у калитки, с ним рядом была Чора и какой-то незнакомец с огромным волком. В другое время он обязательно подошел бы к ним, но сейчас он постарался незаметно проскочить в сарай.
  
   ...Накануне вечером они спокойно сидели в корчме. Айгеро Ди знал, что нужно посетителям в жаркие летние дни и ночи: в помещении было прохладно, пиво как всегда вне критики. Грев подошел к их столу, он уже был достаточно пьян, вытащил нож и с силой вогнал в столешницу, к нему тут же подскочили его друзья, стали успокаивать. Что он там лепетал, Мелм не слушал, он открылся и позволил Сай течь через своё тело. Он чувствовал, что Малхус плетет сеть, в корчме было около пяти человек из клана Дэлабра, не считая Малхуса и Мелма, одно движение и Грев со своими дружками был бы просто нашпигован сай-ке, но собутыльники уже оттянули Грева от их стола. Конечно, оскорбление было нанесено, и сделал Грев это сознательно, при свидетелях и чем бы все это закончилось, неизвестно. Но вдруг Мелм почувствовал стороннее движение в Сай. Сеть Малхуса чуть затормозила сай-ке, и этого оказалось достаточным, чтобы Мелм успел отвести удар. Железное лезвие с силой вошло в деревянную стену. Пока Мелм был занят главным образом спасением собственной жизни, кто-то из клана Дэлабра одним прыжком сбил человека пытающего выскочить в дверь. Это был Клео, рядом с ним был Нец из клана Джамд. Мелм почувствовал укол и еще один. Кто-то из посетителей на всякий случай решил открыться, не желая вмешиваться. Но все Дэлабра, Джамд и еще Арев, были в потоке. Мелм достал четыре сай-ке и подбросил в воздух. Но вдруг, как это было уже не раз, почувствовав смутное предчувствие (оно уже не раз спасало его, и он не собирался его отметать), вернул сай-ке в руку и вышел из потока, серый мир вновь наполнился красками. Малхус первый почувствовал изменение настроение брата и громко сказал:
   - Хватит! Всё, успокоились!
   Мелм уловил благодарность во взгляде Айгеро Ди: тот был очень рад, что его заведению больше ни чего не угрожает.
   Рядом с нападавшим было несколько человек. Клео и Нец уже присели на корточки и шарили у него по карманам. Нец держал в руке уже с дюжину сай-ке, столько же было и у Клео. Оба внимательно их рассматривали, и дали несколько окружающим. Когда Мелм подошел к ним, ему тоже дали одно, и он понял, что так удивило окружающих. Сай-ке было прекрасно сбалансировано и сделано явно мастером высокого уровня но, ни клейма оружейника, ни имени владельца на них не было выгравировано. Неклейменые сай-ке - это был вызов и нарушение всех запретов. И только за одно за это нападавшего ожидала смерть, если, конечно, он был еще жив.
   - Он жив?
   Нец перевернул нападавшего и хмыкнул.
   - Она жива.
   - Она?!
   - Угу.
   Нец снял с её головы капюшон, темные, коротко подстриженные волосы, брови выбриты, небольшое отверстие в губе, она в нее явно что-то вставляла, в общем-то, симпатичная. Нец расстегнул на ней куртку, грубо разорвал рубаху, клановых знаков на плечах естественно не было, хотя удивительно было бы, если бы они были.
   - А что ты ожидал, неклейменые сай-ке и принадлежность к какому-нибудь клану?! Да это бы поставило клан вне закона.
   - Посмотри, может быть есть, какие-нибудь знаки сзади.
   Идея была бредовая, но Нец расстегнул на ней штаны и перевернул на живот: на пояснице несколько линий образовывали сложный узор.
   - Первый раз такой вижу, - Малхус покачал головой, - Храмовой убийца?! Маловероятно... но, скорее всего темная.
   - Если и темная, то, скорее всего отверженная, на вольных хлебах.
   - А можно штанишки пониже, - ухмыляясь как ни в чем ни бывало, сказал Грев.
   Нец распрямился как пружина, и Грев с шумом, грохнулся на пол,
   - С тобой мы закончим потом.
   "Все Джамд сумасшедшие" подумал Мелм. Нец женат на родной сестре Мелма и Малхуса и оскорбление брату жены воспринял как свое собственное. Двое Джамд взяли Грева за руки и за ноги и, раскачав, выкинули на улицу.
   - Все, шоу закончилось, Клео бери её и пошли. Раз не убили сразу, так тому и быть, может, завтра узнаем, кому понадобилась моя смерть, - Мелм вышел из корчмы и пошел к дому.
   - Что будем с ней делать? - луны причудливо освещали лицо Малхуса.
   - Пока не знаю. Нец подожди, - Мелм взял за локоть зятя, - Как бы ни относится к тому, что сделал Грев, фактически он спас мне жизнь. Тем более, возможно, то, что он говорил, не все было пьяным бредом, может та девушка, действительно была его тетей.
   - Могу тебе обещать одно: Грев останется жив, - Нец улыбнулся, - Но никто не может безнаказанно оскорблять моих родственников. Я завтра зайду.
   Нец хотел уже уходить, как вдруг остановился и Мелм почувствовал, как он впускает Сай.
   - Кто-то в тени, - прошептал он.
   - Клео береги нашу пленницу, - потоки потекли через Мелма.
   - Ну, что так напряглись? - из тени вышла Чора и прижалась к Малхусу.
   - Дура, нашла время шутить, - Нец сплюнул, сай-ке упал на землю.
   - У нас был тяжелый вечер, - Малхус обнял Чору.
   - Я спать, - Нец повернулся и пошел быстрыми шагами домой.
   "А он, пожалуй, испугался? - подумал Мелм, - хотя можно ли испугать кого-то из Джамд"
   - Я тоже спать, - Мелм подошел к Клео и забрал у него девушку.
   - С ней? - Чора явно была немного шокирована.
   - Потом все объясню, - Малхус засмеялся, - Пойдем, вначале проводим их.
   Клео дошел с ними до ворот дома и, попрощавшись, ушел, напоследок ударив девушку, куда-то в шею, так как она начала проявлять признаки жизни. Тело снова обмякло.
   - Да уж, непонятно, как она осталась жива. Он же сразу пытался убить её. Первым ударом, но случилось чудо, - Малхус смотрел вслед удаляющемуся Клео.
   - Я думаю, он задает себе тот же вопрос, - Мелм открыл калитку и пошел к сараю, - Слишком много невероятных стечений обстоятельств. Если бы не Грев, то ты бы не начал плести сеть, а там кто его знает, как бы все сложилось.
   Мелм прислонил девушку к столбу и завязал ей руки за спиной. Пальцы его задвигались, он наложил на путы несколько заклинаний и, буркнув что-то, залез на сеновал.
   Малхус обнял Чору и поцеловал её в губы, обнявшись, они вышли из сарая под свет лун...
  
   Мелм незаметно, как ему казалось, проскочил в сарай. Там уже было несколько человек. Он знал всех, кроме старика в рясе.
   - Это - библиотекарь, - Нец поздоровался, - Мы попросили его помочь нам. Может он знает, что означают знаки на её спине.
   - Так, в чем дело, смотрим...
   - Путы, Мелм, сними. Что ты там на них наложил, не знаю, но Дару чуть руки не оторвало.
   Мелм нагнулся. Так, так, в плетение добавлено, что-то новое, это явно сделал не он.
   - Прекрасно, с чарами кто-то поиграл в мое отсутствие. Как думаете, мог человек со связанными руками что-то изменить в плетении?
   - Вряд ли, хотя мы до сих пор не знаем, с кем мы имеем дело.
   Мелм не боялся показать, что он чего-то не знает.
   - Я позову брата.
   Малхус вошел вместе с Чорой и незнакомцем. Он долго осматривал путы:
   - Здесь что-то совершенно непонятное.
   - А можно мне, - незнакомец присел на корточки и стал водить руками над путами, губы его что-то шептали и через мгновение путы рассыпались пеплом, - Этому меня научил друг. Охотники иногда на ловушки накладывают очень сильные заклинания, и ловушку проще просто уничтожить.
   - Это магия инпат, - библиотекарь внимательно смотрел на незнакомца.
   - Скол, знающий магию инпат, - Нец уже более внимательно осматривал юношу.
   Неожиданно в сарай влетел волк, на котором репьями висели три ребенка, тройняшки, одна из них девочка, хотя различить, кто есть кто, было абсолютно невозможно. С большим трудом оруще-рычащую кучу-малу удалось обратно вытащить во двор.
   - Волчица на время останется у нас, - Малхус подошел к пленнице, - С Эджерой она уже подружилась, а это главное. Всегда надо быть ближе к кухне, в городе ей делать точно нечего.
   - Но здесь дети, а это дикое животное?! - библиотекарь был явно удивлен.
   - Еще не известно, кто более дикий: дети Дэлабра или горный волк, - Нец тоже подошел к пленнице, - Итак, вам знаком этот символ?
   Девушка была в сознании, но вела себя совершенно пассивно, её как куклу перевернули на живот.
   - Да, это знак темных Эсхаты Нариз, - библиотекарь недолго рассматривал спину девушки, - По крайней мере, очень похож. Правда, здесь три лишние линии.
   Старик на мгновение задумался:
   - Они что-то значат, но вот что? Татуировка явно сделана совсем недавно, и на ней какое-то плетение, достаточно сложное, какое точно сказать не могу. Возможно, заклинание, которое должно было сработать, если девушка, попадет в какую-ту определенную ситуацию.
   - Например, ей кто-то свяжет руки, - Малхус явно о чем-то задумался, - Но тот, кто её послал, даже представить себе не мог, что в городе окажется кто-то, знающий магию инпат.
   - Снова какое-то невероятное стечение обстоятельств, - Мелм вертел в руках соломинку, - Я принял решение: во-первых, она останется жива, во-вторых, завтра мы едем в Эсхату Нариз, а теперь, если можно, оставьте меня с ней наедине, нам нужно поговорить.
   Все медленно покинули сарай. Клео что-то хотел сказать, но передумал. Через некоторое время принесли еду. Мелм сидел и молча смотрел, как ела девушка, она не стала отказываться. Когда она поела, то подняла голову и стала смотреть на Мелма.
   - Ты помнишь, зачем хотела меня убить?
   - Да, конечно: твое имя было на столбе.
   - Столбе?!
   Недалеко от города была поляна, а на ней стояло несколько столбов с написанными именами тех, за чью голову можно было получить награду. Каждый столб принадлежал определенной группе, гарантирующей получение оплаты за убийство.
   - Поехали, покажешь.
   Мелм с пленницей вышли на улицу. Он снова связал ей руки,
   С ними увязались Савай, так звали охотника, Клео и Чора. Малхуса нигде не было видно. Сказали, что он пошел проводить библиотекаря. Клео и Чора были в легких доспехах. Луговая собачка, герб клана Дэлабра, была на плечах Клео. Чора решила не афишировать клановую принадлежность, лишь небольшой медальон с ночным мотыльком был у неё на шее, в четыре черные косы были вплетены сай-ке. Савай явно собрался на войну: у него был лук, меч и, наверняка, пара ножей в сапогах. Правда, он не умел ездить на лошади, но он всех успокоил, сказав, что может бежать несколько суток.
   Через час они добрались до столбов, Мелму было очень интересно, кто брал на себя ответственность за его смерть. Начались поиски. В них не участвовал только Савай. Он ходил вокруг поляны, иногда останавливался, складывал горсткой ветки, сыпал на них какой-то порошок из мешочка, висящего на ремне, произносил заклинание. Ели честно, то этим он всех жутко нервировал. В конце концов, он обошел всю поляну по кругу и успокоился. Наконец пленница показала на нужный столб. Ближе к земле было нацарапано какое-то имя. При должном воображении его можно прочитать как Мелм, но надо было иметь очень богатое воображение. Девица села у столба и водила по нему рукой. На лице, отражалась вся гамма эмоций.
   - Именно эту надпись мы и искали? - Мелм присел с ней рядом, - Не говоря уже о том, что здесь написано не моё имя, эта надпись была сделана тогда, когда я ещё и не родился.
   - Я ничего не понимаю, да уже, наверное, вряд ли пойму, - девушка осматривала поляну, наконец, её взгляд остановился на Савае, - Если я попытаюсь выйти с поляны, это меня убьёт?
   И не дожидаясь ответа, вскочила и бросилась бежать, её подбросило и два раза перевернуло в воздухе, удар о землю был очень болезненным, но небольшой кустарник его смягчил. Мелм и Чора подбежали к ней: она дышала.
   - Вопросы, сплошные вопросы... В любом случае завтра поедем в Эсхату Нариз.
   - Эй, подойдите сюда! - Клео что-то внимательно рассматривал на столбе.
   - "Ая Сер Ал'Зуал" - у меня все в порядке с глазами, кто-то действительно хочет выплатить награду за старого мага?! Надпись сделана совсем недавно...
   - Его надо предупредить, причем мы не можем идти, неизвестно, как он может среагировать на появление убийцы у своей башни.
   Взгляды всех обернулись к Саваю.
   - Охотник, надо предупредить старика!
   - Надо, значит надо, я только вернусь за своим волком.
  

Глава 3: За день до...

В этой главе мы узнаем о приключение произошедшим с Зуалом почти три десятизимья назад. Оно очень сильно повлияло в дальнейшем на судьбы многих людей и кардинально изменило Долину.

  
   Камин совершенно не давал тепла, да это и не требовалось в такую жару. Зуалу совершенно не было холодно, он просто смотрел на огонь, больше всего на свете он любил смотреть на две вещи, Огонь и Воду. Нет, конечно, ему нравились многие вещи, красивое женское тело, картины Ретьки, хотя чаще всего Ретьки рисовал именно красивые женские тела. Удивительно он был тринадцатым ребенком в семье, и его талант в изображении порождений Нави был просто необычайным. Его эльвит нарисованный углем, сейчас пристально наблюдал со стены за Зуалом.
   Но Огонь и Вода завораживали Зуала, в них была какая-то магия, совладать с которой он не мог.
  
   ...Уже несколько дней Зуал шел на юг, его наставник Магог Хаот исчез как всегда не объяснив, куда он уходит и надолго ли. Они остановились в небольшой корчме у тракта, ведущего в Эсхату Джаль, проснувшись утром, Зуал его не нашел, он открыл своё сознание и, вглядевшись в Ткань Мира, почувствовав, что Хаоту ни чего не угрожает, успокоился. Два дня он бесцельно слонялся по окрестным лесам, его деятельная натура требовала действий, а окружающие красоты его совершенно не впечатляли. Внимательно изучив карты местности, он заинтересовался старой заброшенной пиратской крепостью, в древних манускриптах она называлась Бэйлмез, но, сравнив новые и старые карты, он понял, что сейчас это заброшенное место называют Бэлз. Всего семь дней пути, вначале четыре дня до Эсхаты Нариз, а потом еще три дня по побережью. От Эсхаты Джаль река Танаис разделялась на две части, на западный полноводный и судоходный который впадал около Кейзара в океан, и восточный, который называли Уснувшей Танаис. Поток становился медленней, шире и мельче, в конце концов, вливался в болота, которые тянулись до самого океана Мар. Эсхата Нариз стояла на границе болот, океана и гор суровое и не слишком приветливое место.
  
   Зуал совсем немного не дошел до Эсхаты Нариз, уже было поздно, и он решил не рисковать. Дорога по границе болот и днем то была не слишком приятной, а ночью просто очень опасной, болота были полны разным зверьем, да еще и эти насекомые, не понятно вообще как здесь могли жить люди, сейчас они говорили еще хорошо, почти постоянно дует Йундуй с океана и сдувает всю эту нечисть. В корчме неплохо готовили, Зуал решил быстро перекусить как можно быстрее лечь спать, чтобы с первыми лучами солнца продолжить свое путешествие, но невольно прислушался к разговору за соседним столом.
   - Вначале пропал мальчонка-пастух, потом еще несколько человек, многие уже боятся, - шепотом говорил худощавый мужчина, на нем были легкие доспехи, - старейшины пока это скрывают, но мне кажется уже надо поставить в известность крепость.
   - А чего, старейшинам то бояться? - спросил сидящий спиной к Зуалу.
   - Да ктож их знает, может паники, сейчас сезон сбора ягод, щя сборщики узнают и перестанут ходить на болота, скупщики приедут, а ягод нет, значит, и зерна нет, на одной охоте холода можем не протянуть.
   Зуал поднялся к себе в комнату, сел на топчан и открылся, Ткань Мира, все эти узелки точки, он еще не до конца понимал Её, но знал все же гораздо больше, чем любая гадалка-предсказательница в Долине, скоро он понял, куда он отправится на следующее утро.
  
   Уже несколько часов Зуал бродил по болоту, иногда проваливаясь чуть ли не по пояс в зловонную жижу, иногда выходил на небольшие каменистые островки, отрытые части тела нестерпимо зудели от укусов. Солнце постоянно скрывалась за облаками, но когда оно появлялось, лучи отражались от битого сланца, которым были покрыты островки и они вспыхивали тысячами разноцветных искр. Зуал безуспешно пытался избавиться от назойливых насекомых, но у него это плохо получалось, оставив безуспешные магические попытки, он попытался рассуждать здраво: "И так я на болоте, меня может заживо съесть гнус. Но что такое гнус? Это составляющее природы, что я знаю о природе, фактически до скудного мало?" Он уже почти отчаялся, но неожиданно всплыло воспоминание приблизительно трех зимней давности. Они с Хаотом остановились перекусить в небольшой деревенской таверне, приблизительно в шестидневном пути от горы Истар, глаза после яркого солнца не сразу привыкли к полутемному помещению, но когда зрение восстановилось, они увидели человека, который призывно махал им рукой. Хаот поздоровался с ним, оказалось это его старый знакомый. Определить его род деятельности было невозможно, единственное, что бросилось в глаза его плащ постоянно меняющий цвет. За столом текла легкая беседа не о чем, но одна фраза сейчас зазвучала для Зуала совсем по-другому, чем тогда:
   - Природа очень гармонична, и в ней всегда можно найти все необходимое, надо только уметь искать.
   "В чем же гармония данного болота, красиво переливаются сланцы на солнце, скудные кустики, вонючая жижа и гнус, начнем со сланцев" Зуал стал брать разные кусочки и использовать их как концентраторы силы, попробовав все стоящие внимания на этом островке, он перебрался на другой. Здесь сланцы были ярко желтого цвета, куски достаточно большие, но, к сожалению это тоже не помогло. С удивлением он обратил внимание на то, что здесь гнуса намного меньше, внимательно осмотревшись, заметил травку, обладающую очень специфическим запахом, оторвав небольшой кустик, Зуал растер его между рук, запах был не очень приятный, но гнусу он видимо нравился еще меньше. Так одной проблемой меньше, теперь можно было немного передохнуть и перекусить. Правда как есть, вдруг сок этой травы ядовит? Недолгие поиски и были найдены три куска сланца, один большой с яркими желтыми прожилками, это будет тарелка, а два других поменьше заменят ложку, вилку и нож. Ветер усилился, Зуал не спеша пережевывал пищу. Когда-то давным-давно он читал про эти болота, автор считал, что раньше горы, тянущиеся вдоль океана, доходили до реки Танаис, но потом произошел катаклизм, как было написано в книге "земля и вода смешались" из-за чего это случилось доподлинно неизвестно, известно одно произошло это несколько тысячазимий назад. Бейлмез и Кейзар древние крепости они упоминаются в летописях полуторотысячазимней давности, но уже в них упоминается, что путь по земле был затруднен из-за болот. Что-то вспомнить еще не удалось, но всплыло название книги "Правда и вымысел. Эльвы и Эльвиты." Но в какой точно связи с существами Нави упоминались болота? Вроде в этом месте из-за катаклизма грань между Навью и Явью ослабла. Об эльвах и эльвитах написано много, есть и классификации, и типы, и рассуждения о том, кто именно из богов создал Навь. Но принципиальная разница в том, что эльвам нужен носитель в Яви, живое и даже неживое существо, эльвиты же в состоянии переходить в Явь сами, сила, которая удерживает их здесь, это жертвы которые приносит вызвавший их.
   Жаль было выкидывать такие хорошие "столовые" принадлежности и Зуал постарался засунуть их к себе в сумку, удалось это не с первого раза. "Тарелка" оказалась очень большой, решив для себя, что он попросит кого-нибудь потом "облагородить" её, Зуал поплелся дальше, Ткань Мира показала какую-то аномалию, и до нее уже оставалось не далеко. Ветер и запах травы окончательно разогнали гнус, под ногами было что-то похожее на утоптанную тропку. Издалека вдруг начал доносится приятный, еле уловимый запах, он усиливался буквально с каждым шагом. Впереди показался островок, он был как оазис несколько деревьев зеленая трава. Зуал пошел быстрее, но неожиданно споткнулся о какой-то корень, больно ударился коленкой и локтем, "тарелка" выкатилась из сумки, он встал, наклонился, и вдруг заметил внутри куска сланца какие-то всполохи, они образовывались в центре, расходились к краю, вспыхивая и переливаясь, невозможно было оторвать от них взгляд. Прижав "тарелку" к себе, Зуал поднял глаза, резко в нос ударило жуткое зловоние, вместо островка, перед ним была топь, кажется, в ней даже виднелись полуразложившиеся куски тел. Но самое страшное, краем глаза он заметил, какое-то движение серая масса двигалась к нему, оставалось одно бежать, что есть мочи. К удивлению оказалось, что ни какого преследования не было, существо быстро осталось далеко позади. Можно отдышаться и перевести дух "Итак, что мы имеем? Да фактически ничего, надо возвращаться". Зуал медленно пошел в сторону топи, внимательно всматриваясь в сланец, приблизительно в ста шагах от топи в сланце стали появляться всполохи и чем ближе, тем они становились сильнее. Существо было где-то рядом, шаг, остановка еще небольшой шажок. Оно выскочило с боку, но это уже не было неожиданностью, прыжок назад, пробежав немного вперед, существо остановилось. "Так теперь уже понятно, что есть магическая привязка к определенному месту, чем бы это ни было, пространство в котором оно может двигаться ограничено". Постепенно обходя топь по кругу, Зуал понял, приблизительные границы обитания эльвита, а это, несомненно, было существо из Нави, где-то в середине этого пространства даже смутно угадывались очертания жертвенного алтаря, его вызвали, а потом что-то пошло не так. Уже начинало темнеть, надо было как-то отметить границы, Зуал собирал сланцы и складывал их в небольшие кучки. Кучки вспыхивали и искрились в сгущающейся темноте, похоже, сланец развеивал морок наводимый эльвитом. Пока еще можно было что-то разглядеть, Зуал попытался рассмотреть подробную карту болот, до деревни идти уже поздно, но недалеко была хижина сборщиков ягод, судя по всему, тропинка вела к ней. Все медлить больше нельзя, пока еще хоть как-то видно тропу надо идти, эльвит никуда не денется до утра.
   В хижине были небольшие запасы еды, у сборщиков был закон, по которому в хижинах всегда должна быть еда на всякий случай. С водой дело обстояло сложнее, возможно существовал какой-то способ очистки болотной боды, но Зуал его не знал, правда, у него во фляге немного оставалось, надо было её экономить. "Хорошо бы пошел дождь, можно было бы набрать дождевой воды" - думал Зуал, он вглядывался в Ткань Мира, казалось, что сделать дождь в его силах. Ткань Мира переливалась и сверкала миллионами разноцветных огоньков, понимание приходило, но очень медленно, незаметно для себя он уснул.
   Проснувшись, первое, что услышал Зуал капли дождя барабанящие по крыше хижины. "Тарелка" послужила прекрасной ёмкостью для сбора дождевой воды, "Прекрасная находка, сколько полезных функций" - вообще в карманах и в сумке Зуала всегда было много каких-то находок, Хаот называл их мусором, но даже он признавал, что очень часто этот мусор им помогал. Оглядев хижину, Зуал обнаружил большую переметную суму и решил, что наполнит её кусками сланца.
  
   Дождь не прекращался, одежда промокла насквозь и прилипала к телу, правда и гнуса тоже не было "Все же надо быть поосторожнее со своими желаниями". Еще издалека, стало заметно, что эльвит постоянно кругами носится по поляне, очень быстро стала понятна причина его странного поведения. Как только он останавливался из ближайшей кучки в него била ярко красная молния. Зуал более внимательно решил разглядеть кучки, сланцы в них были разные, с желтыми прожилками просто пульсировали, а вот с красными вели себя совсем по-другому, в середине сланца возникала красная точка, постепенно она росла, сланец нагревался, свечение становилось очень ярким и небольшая молния била в существо. Зуал решил набрать побольше сланцев с красными прожилками, они встречались не менее редко чем с желтыми, набив суму, вернулся к эльвиту и стал выкладывать сланцы кучками, постепенно сдвигая границы.
   Молнии били в эльвита постоянно, он уже не бегал, лишь судороги пробегали по нему после каждого удара, постепенно прекратились и судороги, молнии стали бить реже, а потом и вообще прекратились, свечение в желтых сланцах тоже исчезло, судя по всему, эльвит был мертв. Медленно, проваливаясь почти по пояс в зловонную жижу, Зуал подошел к телу, дымчатое, казалось сотканное из тумана, но при этом достаточно плотное. Ни в одной книге, ни когда не упоминалось, что кому-нибудь удавалось убить существо Нави, изгнать да, но убить, это было что-то выходящее за рамки известного. Алтарь был на небольшом островке, около него валялись кучи костей, несколько человеческих черепов, здесь явно приносились человеческие жертвы, задерживаться здесь больше не имело смысла, тем более что Зуал окончательно, продрог в мокрой одежде. Дождик начинал постепенно затихать, а значит, скоро тучи гнуса начнут искать свою жертву, надо было собрать как можно больше кусков сланца, здесь они встречались трёх видов, с желтыми, черными и красными прожилками, с черными он собрал меньше всего, так как не знал их возможностей, набив суму, поплелся обратно в деревню.
   В корчме Зуал поднялся к себе в комнату, переоделся в сухую одежду, а потом спустился вниз, почему-то прихватив с собой суму, набитую кусками сланца, ему было жаль с ними расставаться. Заказав еду, он удобно расположился в углу и уже начал есть, как вдруг почувствовал усиливающийся жар исходящий, от сумы. Действовать надо очень быстро, если бы был причинен какой-либо вред посетителям корчмы, вряд ли кто-нибудь стал слушать объяснения незнакомого мага, в комнате явно находился эльвит, хотя может сланец реагировал и на одержимых, он ни когда не встречался с культистами, но слышал и читал о них достаточно. Схватив суму, он выскочил с ней на улицу. Немного отбежав от корчмы, Зуал почувствовал, что жар начал спадать, пройдя еще не много, он дошел до конюшни и спрятал суму в сене, после этого вернулся обратно, доел свою еду, поднялся в комнату, собрал мокрые вещи, времени ждать пока они высохнут не было и, расплатившись с хозяйкой, ушел. Надо срочно возвращаться, помощь наставника, сейчас была как нельзя кстати.
  
   - Прекрасно, по твоим словам, ты убил одного эльвита, и когда возвращался, покалечил несколько одержимых, - Хаот уже несколько остыл и заинтересовано рассматривал куски сланца.
   - Ситуация, явно вышла из-под контроля, культисты повсюду. Что-то явно готовится. Если мы не начнем действовать немедленно, то скоро возможно будет уже поздно, - Зуал уже несколько часов, как вернулся и успел обо всем рассказать своему наставнику.
   - Я немедленно воспользуюсь своим правом сбора совета ковенов, - Хаот полностью доверял своему ученику, в вопросах предвидения ему не было равных, если он считал, что действовать надо немедленно, то так тому и быть.
  
   Так началась, многолетняя война с культистами, которая началась как внутренняя, а потом произошло вторжение Тангора. Когда с одержимыми в Долине было фактически покончено, культисты в Тангоре, обладающие огромным влиянием, решились на открытую агрессию. Зуал за время войны вырос во всех отношениях, он стал настоящим лидером и символом этой битвы, именно благодаря его предугадыванию и нестандартным решениям, была одержана победа.
   После победы, долгое время статус Зуала был неясен, не маг, но и не священник, но так как большинство событий связанных с ним можно объяснить только чудом, его стали звать Зуал Чудотворец, и это устроило всех, так как к этому времени он уже, по мнению многих магов, извратил священный ритуал посвящения...
  

Глава 4: День Первый.

В этой главе прошлое и настоящее настолько переплелись, что отделить одно от другого, ничего не упустив, почти невозможно.

  
   Зуал знал, что это случится сегодня, он сидел на берегу озера в руках у него был небольшой кинжал, и рука сама начала выводить на песке руны Хоаского стиха:
   "Я в Хаосе и в Тени.
   Я древний хоть и молод.
   На гребне скалы и плащ развивается на ветру.
   Черно-белые цвета
   Как Свет и Тьма скрутились во мне в единый жгут.
   Свят и Порочен.
   Наверное, больше порочен, чем свят, а может быть все лишь иллюзия.
   Я хочу быть грязью и Солнцем одновременно.
   Грязь высыхает на Солнце, но Вода во мне снова порождает грязь.
   Вода это Жизнь значит все мои чувства и желания порождения её.
   Если я живу, значит, я обладаю пороками.
   Как не скатиться в Омут?"
  
   День клонился к вечеру, тень от скалы наползала на берег залива, неся избавление от дневной жары. Прикрыв глаза, Зуал продолжал писать руны на прибрежном песке, он, как ни кто другой чувствовал Тьму её силу и слабость.
   Волны равнодушно лизали берег, уничтожая витиеватую вязь, им было на все глубоко наплевать.
  
   "Вечная балансировка на Грани.
   Смерть чиста и беспорочна.
   По сути, Догма это смерть. Как всё сложно.
   Любой может прикрыться моралью, а ночью во тьме выходить на охоту.
   Плач невинных жертв.
   Великие, с ваших рук капает кровь.
   Вы забыли ЗАКОН:
   " Если далеко отойти от Грани,
   то не заметишь, как окажешься по другую сторону".
   Переизбыток ведёт к перерождению.
   Боишься лучей, прячешься от Солнца в Тень
   Страх настолько силён, что теряешь меру и вырождаешься.
   Когда один, как справиться с собой?"
  
   Неосторожное движение и кинжал, легко рассекающий шелковый платок, впивается в ладонь. Капля крови, замерев на мгновение, лениво скатывается на песок, а набегающая волна жадно слизала её. В то же самое мгновение последний луч Айора окрасил воды озера в кроваво красный цвет. Не произвольная улыбка скользнула по губам, а волна нехотя стерла остатки стиха и ИМЯ, словно доказывая тленность всего сущего.
  
   "Наконец я вижу Его.
   Он на другом гребне.
   Его цвета чёрный и красный
   В Нём нет Воды. Лёд.
   Безупречно чист.
   Уверенно стоит на ногах.
   Но между нами бездонная пропасть.
   Общее у нас Хаос и Нелюбовь.
   Мы смотрим, друг на друга, и отворачиваемся
   Я, потупив взор,
   А Он возможно с безразличием.
   Солнце садится за горизонт
   Пора возвращаться
   Закрываю глаза и медленно начинаю спускаться".
  
   Зуал поднялся в свою башню, хотя так как он не считался магог, то и башни у него не должно быть, он не мог иметь учеников и возглавить ковен. Но статус Чудотворца, открывал другие возможности, ему удалось создать орден Изгоняющих. Номинально отказавшись от главенства в ордене, он отошел от дел, но взгляд со стороны часто позволял лучше оценить ситуацию, поэтому без его ведома, не принималось ни одного важного решения. На берегу Танат был один из оплотов Изгоняющих, а то, что он выглядел как башня магог, ни кого не волновало.
   "Чудотворец" это был действительно выход, удовлетворивший всех, скорее всего идея была Хаота. Как-то очень давно Зуал попросил его рассказать, почему он взял его себе в ученики.
  
   ...По всей Долине были разбросаны школы для магов, так как детей с магическими способностями, надо было находить и учить, как этими способностями пользоваться, пока они не натворили бед. Маленького Зуала нашли, как и сотен других до него и стали обучать, у него был просто огромный потенциал, наставникам казалось, что из него получится величайший маг, но время шло, а потенциал так и оставался потенциалом. Он не мог нормально сотворить ни одного заклинания, наставники уже всерьез подумывали прекратить его обучение, так как совершенно не видели в нем смысла.
   В это утро дул холодный Нункас, пробирающий до костей, Хаот уже давно искал себе ученика и ходил по школам, талантливых и даже очень, было много, но что-то заставляло его двигаться дальше. Эта небольшая школа стояла недалеко от моря Кас, войдя во двор, он заметил группу рябят с увлечением играющими в клёк, один сразу привлек его внимание, только что он сделал пару неплохих бросков и значительно опережал ближайшего конкурента. На пороге школы его уже ждали.
   - Магог Хаот, приветствуем Вас, чем имеем честь, - небольшого, роста маг дружески поприветствовал его.
   - Меня привели к Вам поиски нового ученика, мой старый вырос и наставник ему больше не нужен.
   - Ой, что же мы встали на пороге, проходите, желаете перекусить с дороги или вначале переодеться? Меня зовут Гамит и я глава этой школы, - говоря это, маг открыл дверь.
   - Наверно вначале помыться и сменить одежду.
   - Хорошо сейчас Вас проводят в комнату и принесут горячую воду, грязную одежду сложите в корзину у двери, её постирают, и спускайтесь в столовую, скоро время обеда, - Гамит улыбнулся и, подозвав ученика, попросил проводить гостя.
   Приведя себя в порядок, Хаот спустился в столовую, она ни чем не отличалась от большинства подобных, несколько длинных столов для учеников и на возвышении, стол для наставников. Хаота проводили к его месту, рядом с Гамитом. За обедом была непринужденная беседа, хотя было ясно, что слух о его приходе и цели уже известен, он ловил взгляды учеников, но и сам незаметно осматривал зал, ага вот тот, кто его сразу заинтересовал, он сидел спиной к Хаоту и о чем-то переговаривался с сидящим рядом.
   - Не хочу показаться навязчивым, но я уловил направление Вашего взгляда, - Гамит грустно улыбнулся, - Потенциал конечно огромный, но его реализация. Давайте поговорим об этом моем кабинете, после обеда, а то здесь слишком много ушей.
   После обеда они поднялись в кабинет, Гамит налил в стаканы подогретое вино.
   - Я его знаю с самого первого появления в школе. Его сюда привезли еще совсем маленьким, такая сила и полное неумение ей пользоваться даже спонтанно, - Гамит подошел к окну, - Что только мы не делали, единственное, что он делает хорошо, это заговаривает предметы, в этом наверно ему нет здесь равных, но это уровень деревенской колдуньи, ни как не мага. Да и еще везение, просто невероятное.
   - А может это и не везение, а что-то гораздо более могущественное, - Хаот маленькими глотками пил вино, оно приятным теплом разливалось по всему телу, - Предчувствие, способность к предсказаниям и к заговорам, стандартный набор колдуньи или пустынной гадалки, только на более высоком уровне. А он участвовал в магических поединках?
   - Да. И в последнем даже победил, но его победу оспорили, и провели другой финал уже без него, - Гамит подлил еще вина, - Я сам подогреваю вино, добавляя специи.
   - Да вино очень хорошее, но можно поподробнее о поединке?
   - В поединке принимали участие двадцать семь учеников, не только из нашей школы, но и из соседних, они были разбиты на три команды, по девять человек, победившие, делилась снова на три команды, и в финале встречалось трое. Видно когда еще они были в одной команде, Зуал, его так зовут, наложил на своих будущих соперников чары. Остатки плетения обнаружили у одних на одежде у других на обуви, плетение было очень сложное, с одной стороны, когда они были в одной команде, оно давало преимущество, над другими, с другой, когда они стали соперниками, они стали совершенно бессильны против него. Данная победа, была признана нечестной.
   - Зуал сильно расстроился?
   - Он? Да не сколько, для него все это игра.
   - Мне кажется, я сделаю большое одолжение всем, если заберу его с собой, - Хаот понял, что наконец, он нашел, то, что искал, даже сам не осознавая того, что он ищет, - Мы уйдем с ним завтра на рассвете, пожалуйста, не говорите ни кому о нашем разговоре, мне интересна его первая реакция.
   Утром, когда Хаот зашел утром в комнату Зуала, то ни кого в ней не обнаружил. Недолгие поиски привели его на берег моря, дюжина мальчишек сидела у костра и варила крабов.
   - Зуал пошли со мной, у тебя совсем немного времени на сборы, - паренек начал прощаться с друзьями, с удивлением Хаот заметил нескольких деревенских девчонок, одна из них даже заплакала.
   - Я готов, только сложу одежду, - Зуал медленно пошел к школе.
   - Ты даже не хочешь, ни чего спросить?
   - А Вы, что можете что-то ответить? - паренёк с вызовом смотрел прямо в глаза, - Ведь я же заноза, огромная заноза в заднице. Хотя нет, можно мне взять несколько книг?
   - Я поговорю с Гамитом.
   - Спасибо.
   Сборы действительно были не долгими и скоро два путника вышли из ворот школы.
  
   Много лет спустя Зуал вспомнил тот давний разговор:
   - И все же почему Вы стали моим наставником?
   - Ты был неизвестной величиной. Хотя впрочем, остаешься ей до сих пор, но я пытался быть тебе хорошим наставником, - Хаот грустно смотрел, куда-то вдаль, они сидели на небольшом пригорке, перед ними расстилалось огромное некошеное поле, ни сегодня, так завтра сюда придут косари, будет шум смех песни, а сейчас тишина и лишь ветер колышет траву.
   - Я Вам действительно, благодарен и не уверен, что когда-нибудь смогу, отдать долг, надо идти, - Зуал покрепче завязал сумку и стал спускаться с пригорка...
  
   Формально, Долиной управлял Совет, но в его ведении на самом деле находились дороги их состояние и безопасность, также защита побережья, но реальная власть была в руках ковенов, кланов и купеческих гильдий, священники тоже обладали определенной властью. Совет создали несколько стозимий назад, по просьбе купеческих гильдий, так как именно купцы больше всех страдали от разбойников на дорогах и пиратах в море, их поддержали ковены магов, а потом и кланы. Местом, где решено было разместить Малый Совет, выбрали старую заброшенную крепость Дэдзай на берегу океана. К моменту принятия этого решения она пришла почти в упадок, но стратегическое значение этого места недооценивать было нельзя. Одним выстрелом были убиты два зайца, найдено место для столицы и усилилась защита от пиратов. Малый Совет заседал постоянно, Большой собирался один раз за круг, кругом считался период от одной, до другой зимы, на Большом Совете Малый отчитывался за свою работу в течение круга и выбирались новые члены Малого Совета и его глава, правда, потом, выбор своего главы стало прерогативой Малого Совета. Кланы сразу отнеслись к выдвижению в совет своих представителей как-то неправильно, в совет они выдвигали тех, в ком клан не видел особой пользы для себя, причем не часто их меняли. Маги ковенов назначались в совет максимум на круг, и в следующий обязательно менялись, они понимали его важность, но свои интересы всё же для них были выше. В Малом Совете ведущая роль всегда была у купеческих гильдий и священников. Последние пару стозимий главой Малого Совета неизменно был представитель купцов, положение изменилось во время охоты на культистов, когда орден Изгоняющих уничтожил больше чем две трети совета и его главой стал на несколько зим Зуал, но когда Тангор был разгромлен, все вернулось на круги свои.
   За зимы прошедшие после войны с Тангором, Малый Совет значительно укрепил свои позиции и обладал как никогда большим влиянием. Ему подчинялись гарнизоны в прибрежных и в придорожных крепостях, а так как появлялись в большом количестве независимые торговцы, то потребовался инструмент сбора с них подати, это тоже было в ведении Малого Совета. В эсхатах за порядком следили темные инпат, во всех остальных городах порядок поддерживался стражниками, которыми руководили непосредственно из столицы.
   Глава совета Йосель Шастр ждал очень важного посетителя, он волновался, от успеха данного дела зависело очень многое, наконец, он услышал условный стук и нажал на панель, открыв потайную дверь, в комнату зашли два человека, заговорил высокий в балахоне, с капюшоном закрывающем лицо почти до подбородка:
   - Исполнитель прибыл, он и оружие соединились и теперь представляют единое целое, выпавшее из данной реальности.
   - Жертва может, что-то подозревать? - Йосель Шастр чувствовал, что внутреннее напряжение достигло своего предела.
   - Нет, это невозможно, так как мы, зная с кем, имеем дело, постарались максимально исказить реальность, лучшие оккультисты постоянно работают с Тканью Мира.
   - Тогда не медлим, пусть исполнитель выполнит свое предназначение.
  
   Зуал стоял на балконе башни и вдыхал полной грудью ночной воздух, солнце давно уже село, диск одной из лун выплыл из горизонта. Темная фигура вышла из тумана портала, в руках был стреломёт, мгновение на прицеливание и стрела нашла свою жертву, войдя в спину, беззвучно тело упало с балкона в озеро с легким всплеском. Убийца решил убедиться, что маг мертв, он вышел из тени скалы, но сделать успел всего лишь один шаг, первая стрела попала ему в ногу, вторая пробила правую руку, стреломёт упал на землю, в последнем усилии убийца, прыгнул назад и портал закрылся за ним.
   Савай бросился к озеру, в голове была всего одна мысль: "Не успел!", он добежал до берега, но тела нигде не увидел, сбросив одежду, бросился в озеро, вода была холодная, ни чего не замечая, он нырял пока не устал, глубина у берега была очень большая. Савай вышел на берег, оделся, и услышал легкое потявкивание волчицы. Дейра лежала, положив голову на лапы, глядя прямо перед собой, на какой-то предмет. Это был стреломёт, на нем было наложено столько плетений, что только полный идиот взял бы его в руки, с другой стороны убийца мог вернуться и забрать своё оружие. Савай решил засыпать стреломёт землей и камнями. Когда оружие было полностью засыпано, он наложил первое плетение на землю, потом принес воды в большом листе и наложил второе плетение на воду, аккуратно пробил лист в нескольких местах, и вода пропиталась в землю. После этого посыпал кучу порошком из мешочка на поясе и наложил третье плетение, которое полностью скрыло все предыдущие и в том числе наложенные непосредственно на стреломёт. Оставаться здесь дольше не имело смысла, надо было возвращаться в Эсхату Танаис, рассказать все чему он был свидетелем.
  
   Портал закрылся, убийца рухнул на пол слабо освященной комнаты.
   - Ты его убил? - человек в коричневом балахоне даже не пытался оказать какую-либо помощь.
   - Да, - прохрипел убийца.
   Из тени вышли еще два человека, один из них подошел к телу, лежащему на полу.
   - Две стрелы, без плетений, по оперению могу сказать одно, горцы, - сказал он, выдернув одну из стрел.
   - Горцы? У озера Танат, ты уверен? - человека в балахоне гораздо больше волновало, выполнено ли задание, - Ты можешь привести его в чувство? - спросил он, кивая в сторону убийцы.
   - Нет, горцы не используют плетений на стрелы, но у них в колчане всегда есть несколько отравленных стрел, яд смертелен и противоядие если и есть, то я про него не знаю, магия здесь абсолютно бессильна.
   Тело начало биться в конвульсиях, но скоро затихло, к нему подошел второй, вышедшей из тени, он перевернул его и что-то поискал вокруг.
   - Стреломёта нет, надо обязательно послать кого-нибудь, его так просто не унесешь.
  
   Йосель Шастр сидел в жутко неудобном кресле главы совета, зал заседаний постепенно наполнялся советниками, кресло было обильно украшено сланцем с желтыми и красными прожилками, сланец использовался и в мозаике стен, потолка, колонны у входа тоже изобиловали сланцем. Один из предыдущий глав совета Моллой однажды предложил, изменить внутреннее убранство зала совета, завязалась даже дискуссия по этому поводу, правда очень не долгая. К главе совета подошёл Изгоняющий и одним ударом перерезал ему глотку. Все это случилось на глазах членов совета, но, ни кто не сказал даже слова. "Но теперь все должно изменится, - думал Глава Шастр, - стая осталось без вожака", в этом уже не осталось сомнений, оккультисты не нашли ни каких следов Зуала в Ткани Мира, только вспышка, которой сопровождалась его смерть, беспокоило только одно, стреломёт так и не нашли как не искали. Все советники были в сборе, секретарь поднялся со своего места:
   - Прежде чем мы начнем, короткое сообщение, у нас есть неопровержимые доказательства, что Чудотворец Ая Сер Ал'Зуал, был убит наемным убийцей, в своей башне.
   По залу прокатилась волна, лица советников выражали весь спектр эмоций, растерянность, недоумение, ярость, но на некоторых как отметил Глава Шастр, была плохо скрываемая радость.
   - Тело Магог Зуал найдено? - со своего места поднялся представитель ковена Саат, четыре ковена признавали Зуала магог, в том числе ковен Саат.
   - Нет, тело не найдено, но на балконе его кровь, а тело упало с балкона в омут, неизвестно даже какая там глубина, - секретарь пытался перекричать нарастающий гул в зале.
   - Так вот пока не найдено тело, вам не стоит даже думать, о том, чтобы изменить убранство зала совета, - представитель ковена Саат, сказав эти слова, вышел из зала.
   Вместе с ним зал покинули еще несколько магов. Все сомнения последних часов вернулись к Йосель Шастру: "А вдруг как-то смог выжить... нет, это невозможно, ведь лучшие оккультисты уверены в его смерти. Куда пропало оружие? Что за горцы охраняли башню? В любом случае если горцы все же были, может стоит искать оружие в горах".
  

Глава 5: Эсхата Нариз.

Авантюрное путешествие, предпринятое Мелмом Дэлабра, привело к непредсказуемым последствиям.

  
   Малхус решил не ехать с братом в Эсхату Нариз, он вообще пытался его отговорить от этой идеи, очередной разговор состоялся пару часов назад
   - Я совершенно не вижу смысла в этой поездке, ну приедешь, покажешь темным девушку, и что? Скажут, сняла чёрные одежды, отверженная, она ближе к вам, чем к нам и это если они вообще будут с тобой разговаривать.
   - Мне важно с чего-то начать поиски, дело даже не в том, что кто-то покушался на мою жизнь, кажется, заваривается каша, и мне не хочется быть марионеткой, я не люблю когда мной играют, то, что смерть миновала меня, уже немного спутала карты игрокам. Так вот мало спутать карты, хотелось бы добраться до игроков, - Мелм подкидывал в руке сай-ке, - мы воспользуемся порталами и обернёмся за несколько дней.
   - Порталы это очень дорого, а если брать с собой лошадей, то это вообще заоблачная стоимость, подумай сам, - Малхус скорее для проформы пытался отговорить брата, хотя понимал, что раз тот все для себя решил, то это уже бесполезно.
   - Мы не будем брать лошадей, - Мелм обнял брата, - Не волнуйся, все будет хорошо.
   - Я волнуюсь не только за тебя, Чора решила идти с тобой, мне не удалось её отговорить. Ты отвечаешь за неё головой, - Малхус слегка ударил брата в грудь, - Удачи!
   Наконец сборы были закончены, отряд состоял из девяти человек, желающих было гораздо больше, но так как решили идти через порталы, то большой отряд в данной ситуации не подходил, просто маги брали очень большую плату за свои услуги, впрочем, и кланы, оказывая свою специфическую помощь, тоже не церемонились. Мелм хотел чтобы с ними пошел Нец, по двум причинам, во-первых, хороший боец, во-вторых, ему не хотелось оставлять его без внимания на долго, но тот отказался и ни чего поделать с этим нельзя. В отряде было шесть Дэлабра, в том числе Мелм и Клео, пленница и две воспитанницы Тинекад Чора и Нейра. Тинекад была школой для девочек, для того чтобы попасть в неё кандидатки проходили жесткий отбор, там с ученицами работали лучшие наставники, еще часть отсеивалась в процессе обучения, по окончании Тинекад девушки возвращались в свои кланы. Чоре и Нейре оставалось учиться еще пол круга, обе были в легких доспехах, на шее висели медальоны в форме ночного мотылька, Нейра сама взяла на себя обязанность следить за пленницей. Дэлабра не стали надевать доспехи, жара была невероятная, но у всех были тюки с доспехами и припасами в дорогу.
   Первый портал прошли, без особых хлопот, но, прибыв в Эсхату Джаль, столкнулись с неожиданной трудностью.
   - К сожалению, я не могу Вам открыть портал в Эсхату Нариз, - маг явно не врал и не набивал цену, - обычно мы открываем портал к башне Магог Саат, а местные маги уже могут открыть портал в Эсхату Нариз. Болото и горы создают большие проблемы для поддержания портала, и силы одного мага, для этого недостаточно.
   - Хорошо, мы все поняли, лишний портал, лишняя плата открывайте портал куда можете, - Мелму совсем не хотелось спорить.
   - Конечно, я бы мог открыть портал к башне, но это было бы нечестно по отношению к Вам, так как от башни открыть портал будет некому.
   - Прекрасно, - Мелма уже начал бесить, этот гог, хотя он и не стирал со своего лица улыбку, - Просто интересно почему?
   - Потому что все маги и глава ковена Магог Саат отбыли в неизвестном направлении, - гог был абсолютно спокоен и по его лицу ни чего нельзя было прочитать.
   - Хорошо, начнем все сначала, нам надо попасть в Эсхату Нариз, что Вы можете предложить, - Чора поняла, надо срочно брать инициативу в свои руки, так как эти мужчины наверняка все испортят.
   Маг на мгновенье задумался, полистал какую-то книгу, позвал еще одного мага, они о чем-то переговорили.
   - Можем открыть портал к границе болот, ближе не получится, - второй маг закивал головой, соглашаясь со словами первого, - А от границы болот пару дней пути на лошадях.
   - А мы там найдем лошадей? - Чора решила что дальше, переговоры будет вести она, мужчины согласились с ней и вышли на улицу.
   Девушка вышла на улицу через несколько минут,
   - Думаю, что маг не врет, - Чора присела вместе со всеми в тень большого дерева, отхлебнула из фляжки воды, - надо найти лошадей здесь, в Джаль достаточно людей из кланов Арев и Джамд, они нам не откажут. Конечно, для того чтобы пройти с лошадьми через портал придется заплатить дороже, но это всяко дешевле, чем покупать лошадей на болотах, да и лошади здесь гораздо лучше.
   - Ладно, рассиживаться некогда, с Арев будешь говорить ты, к Джамд пойдем мы с Клео, - Мелм поднялся с земли, - остальные по лавкам, и на базар нам потребуется гораздо больше продовольствия.
   Солнце уже садилось за горизонт, когда все приготовления были закончены, и небольшой отряд собрался во дворе одного из домов квартала магов, в этом квартале жили маги, гадалки и знахари, квартал закачивался домами шептунов, они заговаривали вещи, броню и оружие, а сразу за их домами начинался ремесленный квартал. Во дворе было три мага, они сделали последние приготовления и открыли линзу портала, один за другим, ведя за собой лошадей, люди входили в портал, Мелм и Клео вели по две лошади, а Нейра вела пленницу. После того как весь отряд прошел через портал, маги закрыли его и разошлись по домам.
  
   Они скакали до тех пор, пока можно было разглядеть дорогу. Остановились в небольшой деревушке, в придорожной корчме комнат хватило не на всех, поэтому после ужина, Мелм с Клео и пленницей решили лечь в конюшне на сеновале. С ними вначале решили устроиться еще два человека, но потом передумали, испугались гнуса, Мелм и Клео натерлись какой-то дурно пахнущей массой, которую дала им хозяйка корчмы, и решили дежурить по очереди. Первому выпала очередь дежурить Мелму, он прислонился спиной к балке, так чтобы видеть дверь и решил, что разбудит Клео, как только в проеме двери появится диск луны, неожиданно раздались легкие шаги.
   - Вы здесь? И что это за вонь? - в дверной проем проскочила Нейра и поднялась по лестнице на сеновал.
   - Нас нет, а вонь он лошадей.
   - Нет серьезно, чем здесь так воняет?
   - Средство от гнуса, хозяйка дала, а ты что не спишь?
   - Вышла подышать свежим воздухом, - Нейра с трудом сдерживала смех.
   - И решила, что самый свежий воздух, конечно же, в конюшне, - Мелм тоже засмеялся.
   Мелм не знал Нейру, до этой поездки, но девушка его заинтересовала, он вспомнил, как со свойственной ему прямотой спросил брата, ну каково это с воспитанницей Тинекад, за что огреб подзатыльник. Это воспоминание еще больше развеселило Мелма.
   - Что смеешься? - Нейра явно пыталась в темноте разглядеть его лицо.
   - Да так брата вспомнил.
   - Иногда думаю, каково это видеть рядом с собой человека, абсолютно похожего на тебя, у меня есть два младших брата, но я почти с ними не общаюсь. Нет, ну запах, конечно, не возможный, - Нейра быстро сменила тему разговора.
   - Зато гнус не съест, - Мелм стал к чему-то прислушиваться, - Тише.
   Он медленно подполз к задней стене сарая и прислушался, Нейра подползла к нему. Видно кто-то вышел по нужде, раздался кашель.
   - У меня родственник недавно вернулся оттуда, - видно продолжался начатый ранее разговор, - Говорит, несколько деревень пустые стоят.
   - А что могло с ними случиться? Куда народ-то весь делся? - второй голос был хриплым, человек его видно сорвал.
   - Как куда на болота сбежали, со стороны крепости какие-то звуки были на битву похоже вроде, а они как что, так сразу на болота их там не найти, у них там и хижины стоят, а как все успокоится вернуться.
   - А что с крепостью?
   - Так ктож его знает, говорят, грохот был страшный, ладно пошли в корчму.
   - Удивительно, все как-то, совсем недавно, темные куда-то поехали в сторону Джаль, - хриплый голос удалялся, - их было очень много, повозки...
   Собеседники уже зашли в корчму, и их не было слышно. "Так очень интересно, что могло произойти... а всё же интересно чему их учат в Тинекад, по слухам не только убивать, - Мелм чувствовал, близость девушки сбивает его с мысли, - так собраться, сейчас не время". Мелм потянулся к Сай, девушка тут же почувствовала это.
   - Ты чего? - Нейра не чувствовала ни какой опасности.
   - Все нормально, - прикосновение вернуло ясность мысли, - пора будить Клео, ты тоже иди спать, завтра встаем с первыми лучами солнца.
   - Хорошо, до завтра, - Нейра спрыгнула на пол конюшни и пошла к корчме.
  
   Утром Мелм и Клео пытались хоть как-то избавиться от запаха, все было бесполезно.
   - Знаешь, что я подумал, - Клео внимательно рассматривал дверной проем конюшни, - Смотри, по всей конюшне развешены пучки какой-то травы, думаю, что гнуса в конюшне не было, не от того, что мы с тобой благоухали.
   - Ну, если это шутка, хозяйки корчмы, - Мелм поймал на себе, насмешливые взгляды группы деревенских девушек, - ну что же шутка удалась на славу, там еще осталось этого дерьма.
   - Достаточно, чтобы обмазать пару лошадей, а что ты задумал?
   - Да пока ничего, будем импровизировать, пошли, перекусим.
   Не смотря на ранее утро в корчме было людно, слышались разговоры, смех, Мелм, Клео и пленница постарались сесть как можно ближе к центру комнаты, "аромат" должны чувствовать все, к ним подсели Регр с сыном, в любом деле они всегда вместе, подавальщица принесла еды. Недалеко сидели Чора, Нейра, Брег и Юм, они уже поели и о чем-то весело беседовали. Чора встала со своего места и пошла к столу Мелма, но потом передумала и подошла к хозяйке корчмы, о чем они говорили, было не слышно. По мере разговора лицо хозяйки менялось, она бросила несколько испуганных взглядов в сторону стола Мелма, потом правда взяла себя в руки и что-то стала горячо говорить Чоре. Чора засмеялась и, сделав какой-то знак Нейре, вышла из корчмы, Нейра пошла за ней следом, но скоро обе вернулись Чора села на своё место, а Нейра подошла к Мелму.
   - Ни кто не собирался шутить над вами, это средство действительно используют для отпугивания гнуса сборщики на болотах, но конечно мазаться им в конюшне не было необходимости, - Нейра села на лавку рядом в Регром напротив Мелма и Клео.
   - Просто хозяйка решила на всякий случай перестраховаться, - Клео хмыкнул, - такую заботу о нас проявила, вот сейчас и думаем, как её отблагодарить получше.
   - Да вы ей абсолютно безразличны, если честно, она просто обратила внимание, что наша спутница явно путешествует с нами не по своей воле, а вы с ней решили уединиться на сеновале, ну что мне вам все объяснять, мальчики вы уже взрослые, - Нейра улыбнулась, - не надо её наказывать.
   - Понимаешь, в последнее время меня то публично оскорбляют, то делают посмешищем, репутация страдает, - Мелм ещё не определился с планом мести, и ждал, что предложит девушка.
   - Да уж честь страдает, а репутация такая безоблачная, - Нейра видно хотела сказать что-то ещё, но вовремя себя остановила.
   - Ладно, прекратите ругаться, я сейчас решу этот вопрос к взаимному удовлетворению, - Регр поднялся с лавки и пошел к хозяйке.
   Вначале, диалог явно не складывался, хозяйка попыталась возражать, но постепенно её запал иссяк, и она только молча кивала головой. Регр вернулся к остальным:
   - Все улажено, наше пребывание здесь за счет заведения, причем на возврате тоже, нам дадут еще одну лошадь на всякий случай, а вам сейчас нагреют воды и отмоют.
   - Видно было, что она не сразу согласилась с твоим предложением, - Клео все же казалось, искал повод, разрулить ситуацию по-своему.
   - Да, но я ей сказал немного правды, что наша попутчица покушалась на жизнь Мелма и мы можем расценить её поступок, как попытку помочь пленнице, она сразу поняла, куда дует ветер, и больше не спорила.
   - Так, раз наш выезд задерживается, расспросите вот того селянина, сидящего за столом около двери спиной к нам, похоже, он недавно оттуда, куда мы направляемся, может, что интересное узнаем, а мы мыться, - Мелм встал со своего места и они с Клео пошли к хозяйке.
   Скоро небольшой отряд поскакал дальше, по дороге, проходящей по краю болот. Что их ждало впереди, было непонятно, селяне сказали, что почти все темные с десяток лун назад проехали куда-то в сторону Эсхаты Джаль, а со стороны Эсхаты Нариз раздавались звуки, которые распугали жителей ближайших деревень.
   Нариз много тысячезимий назад был пиратской крепостью. На побережье было шесть больших пиратских крепостей, из двух пиратов выгнали темные и соответственно они стали называться Эсхата Нариз и Эсхата Изур. Бэйлмез зачах сам по себе сейчас на месте него небольшая рыбацкая деревушка Бэлз, такая же участь ждала бы и Дэдзай, но теперь это столица Долины. Две крепости остались фактически свободными городами, причем если статус Кейзара как свободного порта не совсем верен, все же законы Долины в нем действуют, то Жализ отделенный от Долины горами, к которому ведет трудно проходимый горный перевал действительно город государство. Существует легенда, что Нариз и Бэйлмез соединены подземными ходами, так это или нет неизвестно, только под крепостью Нариз действительно большие подземные галереи, поэтому она сильно отличается от других эсхат. Любая эсхата окружена несколькими крепостными стенами, когда построек за крепостной стеной становилось много, возводилась новая стена и так не один раз, так как города росли. У Эсхаты Нариз вокруг основной крепостной стены была всего лишь еще одна стена, за ней находились кварталы купцов, корчмы, лавки портовые постройки, а весь город был под землей в галереях. В эти галереи вели три прохода, и над каждым из них возвышалась башня, если существовала опасность захвата эсхаты, то башни взрывались и засыпали проходы. Жители находились в полной безопасности и могли прожить под землёй очень долго, так как запасов продовольствия было достаточно, более того, из галерей вели тайные ходы в горы, после того как опасность миновала, проходы расчищались и башни возводились снова.
   Очень скоро должны были показаться стены крепости, отряд инпар двигался очень осторожно, так как слухи подтвердились, последнее несколько деревень были пусты. Лошадей решили оставить в ближайшей деревне, а с ними Брега, Юма и пленницу. Регр уже бывал в этих местах и предложил подняться на ближайший пригорок и с него рассмотреть крепость получше.
   - Вот, что за грохот слышали селяне, - сказал Регр, крепость была как на ладони, - Они взорвали башни, значит ситуация действительно была серьёзная.
   - Но ни кого не видно, - Мелм, как и все остальные пытался что-нибудь разглядеть в крепости, - Может нападавшие уже ушли, а все остальные под землей?
   - Поверь мне ситуация вокруг крепости постоянно контролируется и если бы опасность миновала город уже начал бы оживать.
   - Раз ситуация контролируется, то возможно нас уже заметили, - Мелм потянулся к Сай, тоже самое сделали и все остальные мир начал терять свои цвета.
   - Мы с сыном сходим на разведку, подойдем поближе, - сказав это, Регр пополз вперед, но как только скрылся в ближайших кустах, тут же встал и, пригнувшись, побежал к остальным, - Выходите из потока все быстро, там Изгоняющие стандартная дюжина двенадцать воинов и маг, они сразу почувствуют, что кто-то использует Силу.
   Все вышли из потока и медленно поползли к кустам, за ними открывался поворот дороги и на ней Изгоняющие, они уже спешились и явно решали, что делать, наконец, видно приняли решение и пошли к крепости. Подойдя приблизительно на расстояние броска, Изгоняющие рассредоточились, воины стали собирать вокруг небольшие камни и складывать их горкой перед магом.
   - Как думаете, что они собираются делать? - шепотом спросила Чора.
   - Сейчас увидим, только вряд ли поймем, - так же шепотом ей ответил Клео.
   Кучка камней уже стала большой, и маг решил, что этого будет достаточно, посыпал камни каким-то порошком из мешочка и стал шептать.
   - Маги Изгоняющих не совсем обычные маги, они специализируются на проклятьях, заговорах и предсказаниях, они огненный шар во врагов не запустят, - сын Регра впервые заговорил с момента их путешествия, - Если к ним подобраться неожиданно, то они достаточно лёгкий соперник.
   - Только к ним неожиданно сложно подобраться, ладно кончай трепаться, - Клео оборвал парня, но тот сказу не замолчал.
   - Маг наверно не очень сильный, говорят, чем сильнее маг у Изгоняющих тем меньше на нем различных амулетов, а на этом бусы, браслеты и кольца.
   - Все молчим, не стоит привлекать к себе внимание, - Мелм решил, что пора вмешаться, - Внимательно смотрим и готовимся действовать по ситуации, думаю, что сейчас за Изгоняющими наблюдаем не только мы.
   Когда Маг закончил свой ритуал, воины стали подходить и бросать из пращи камни таким образом, чтобы они попадали через сломанные ворота внутрь крепости. Непонятно было другое, почему если в крепости кто-то есть, то они ни чего не предпринимают. Скоро все камни закончились, но по-прежнему, ни чего не происходило. Изгоняющие стали медленно отходить от крепости и вдруг с крепостных стен полетели стрелы, три воина были ранены, причем один серьёзно, но его тут же подхватили под руки и вынесли из зоны обстрела. Отойдя на безопасное расстояние, они стали оказывать помощь раненым, поняв, что со стен уже ни кого не достать, находящиеся в крепости решились на вылазку, надеясь на численное преимущество, это была вторая ошибка, первая была, что они позволили Изгоняющим приблизиться к крепости на расстояние броска. Выбежавшие из крепости, вместо того чтобы бросится на врагов, стали хаотично бегать перед крепостью, какое бы плетение не наложил маг на камни, оно явно подействовало. Блеснули сланцевые ножи и Изгоняющие начали свой кровавый танец, они резали противника как скот, а те даже не защищались, на стенах опомнились и снова начали стрелять, но смогли ранить лишь еще одного, до того, как, убив всех, Изгоняющие отступили, оставив на земле более двадцати тел.
   - И что теперь, как думаете? - спросила Нейра, - Из крепости точно ни кто не высунется, но и Изгоняющие, тоже штурмовать крепость не смогут.
   - Ну, для штурма их точно мало, - Мелм первый раз в жизни видел Изгоняющих в деле, - Думаю, если бы их не обстреляли они вообще бы ушли, хотя им и сейчас ни кто не мешает развернуться и уйти, в конце концов, не отбивать же им береговую крепость.
   - Если только они здесь не случайно, - Регр задумался, - Если захват крепости как-то связан с проявлением Нави, то ни куда они не уйду.
   Словно подтверждая, его слова маг начал рисовать на земле какую-то фигуру, после чего посыпал её линии порошком и поджог его, фигура вспыхнула, и открылся портал.
   - Вот как они порталы открывают, совсем не так как маги, - сын Регра решил подползти поближе, чтобы лучше все рассмотреть, но отец схватил его за ногу и грубо вернул на место.
   Из портала вышел маг, а за ним второй, по одеждам второй не был магом Изгоняющих. Вместе они открыли еще один портал из него вышли несколько десятков темных и дюжина Изгоняющих, после этого второй портал закрылся, но первый продолжал пульсировать, в него отправили раненых, потом из него вышли еще несколько темных, но портал не закрылся даже после этого.
   - Наверно пока горит порошок, портал открыт, - видно было, что сына Регра все это очень интересует.
   - Да тихо, ты темные рядом, - не него зашипели почти все одновременно.
   - Все поздно, нас заметили, - Мелм увидел, как несколько темных обернулось к ним, - Раскрылись и молимся, чтобы хоть кто-нибудь из них чувствовал Сай, иначе я не дам и ломаного гроша за нашу жизнь, и ни каких резких движений.
   Несколько темных направились к ним, грубо подняли с земли, но потом их что-то привлекло на ближайшем пригорке, двое отвели инпар к дороге, и связали попарно, руки назад, спиной к спине. Остальные побежали дальше, но скоро вернулись ни с чем.
   - Пока живы, и то хорошо, - Чору и Нейру связали вместе, но Мелм заметил, что они уже ослабили путы, но это заметил не только он.
   Маг подошел, к девушкам и, улыбаясь, прошептал какое-то заклинание, путы тут же стянулись крепче, Мелм увидел, что Нейра закусила губу от боли, лицо Чоры ему было не видно, он сразу решил для себя, если они выберутся из этой ситуации живыми, то этому магу не жить. Маг видно почувствовал его мысли, подошел поближе к нему и что-то снова прошептал. Мелм ожидал, что его путы тоже до боли стянут ему руки, но увидел, удивление на лице Нейры и услышал тихий голос мага:
   - Не надо глупостей, ваших шуток могут не понять.
   Темные разбились на небольшие отряды и рассыпались по окрестностям, они что-то или кого-то искали. Изгоняющие ставили палатки, видно они не собирались ни чего предпринимать сегодня, хотя кто их поймет. Маг сидел недалеко, вначале читал какую-то книгу, потом эму это надоело. "Интересно, из какого он ковена, - думал Мелм, - Явно, что из какого-то крупного, уж очень уверенно держится, возраст определить невозможно, маги выпадают из потока времени, - маг посмотрел на Мелма и улыбнулся, - да и к тому же явно читает мысли, ну и пусть". Маг подошел к инпар, произнес какое-то заклинание, и путы с них спали. Несколько темных и Изгоняющих посмотрели на него, но, ни чего не сказали.
   - Меня зовут Белтайн, вы если хотите, то можете поесть, - инпар по очереди представились магу, - Кое-что я уже знаю, но хотелось бы всю историю, поподробнее.
   Мелм кивнул головой и Регр рассказал, о том, что их привело под стены Эсхаты Нариз.
   - Вашу пленницу лучше всего показать магам Изгоняющих, по плетениям им нет равных, сейчас поймем, намечается ли вообще сегодня что-то, и сходим в деревню за ней.
   - Глупый вопрос, а Вы здесь в каком качестве, крепость видно Вас не очень интересует? - Мелм чувствовал, что его вопрос и тон немного грубый.
   - Если моя помощь потребуется, естественно помогу, но пока открыл портал, чтобы могли пройти темные и открою еще, если будут нужны подкрепления, - маг казалось, не заметил грубости, - Это темные из этой Эсхаты и сейчас они ищут своих, чтобы понять что собственно произошло.
  

Глава 6: Эсхата Эдуар.

Тучи сгущаются над эсхатой, находящейся на границе пустынных земель. В этой главе мы познакомимся с Езором Чи командиром Недремлющих из эсхаты Нариз, а также магами ковена Саат.

  

Из записок Купеческой гильдии.

   "Я прибыл в Эсхату Эдуар с грузом зерна и рогами марен, надеясь обменять их на соль и шкуры песчаных волков. Торговля шла хорошо, как оказалось, в Эдуаре уже давно не было караванов, так как купцы боялись и надо сказать не без оснований Песчаных Орд, в этот круг они проявляли большую активность. Я с большой выгодой для себя произвел обмен, и уже собирался с утра принести дары в Храме Ма и отправиться в обратный путь, как ночью произошло событие, полностью перечеркнувшее мои планы.
   Раскаленный шар Айора закатился за горизонт, сразу как бывает только в это время года, наступила темнота, в пустыне начали оживать звери, и вдруг мертвая тишина и какие-то звуки у городских ворот, приглушенная речь. Ворота медленно открылись, а за ними чернота, невозможно увидеть черное на черном, потом две шеренги стали беззвучно входить в город, воины-лучники, почти все одного роста, фиолетовые, темно-малиновые и черные шейные платки прикрывали лицо до глаз. Темные Инпат, Недремлющие - элитное подразделение лучников из Эсхаты Нариз, они сразу же повели себя по хозяйски, выставив посты на стенах, теперь уже никто не мог покинуть Эдуар. Но эта ночь через некоторое время стала еще более зловеще-загадочной, у ворот снова послышались звуки, ворота приоткрылись, и в город вошла большая группа магов, кто-то из горожан узнал их, это были Магог Саат и маги его ковена. Возбуждение в городе достигло предела..."
  
   Езор Чи командир Недремлющих мерил шагами свою палатку в лагере, меньше чем в дне пути от Эсхаты Эдуар, он пытался сложить единую картину из разрозненных фактов, но некоторые части мозаики ни как не хотели занять свои места. Они получили полу просьбу, полу приказ из Дэдзай, подписанный главой Шастром, помочь с отражением нападений пустынников, которые угрожали Эсхате Эдуар, оставив в крепости небольшой гарнизон, темные уже на следующее утро выдвинулись в сторону пустыни. Чем ближе к пустыне, тем не понятнее становилась ситуация. Во-первых разведчики не находили следов других отрядов, кроме одного отряда гарнизонной стражи приблизительно в две сотни человек, который прошел в сторону Эдуар около семи лун назад. Во-вторых, рассказы встречных, по ним получалось, что темные из Эсхаты давно ушли в пустыню и о них ни чего не слышно, а в городе появился наместник, назначенный из столицы.
   Сегодня ближе к вечеру разведчики неожиданно обнаружили несколько шатров, в них были маги ковена Саат, недавно состоялся разговор с Магог Саат, маг явно что-то не договаривал, но информация, которой поделился с ним Езор Чи, его озадачила. Маги не собирались заходить в Эсхату Эдуар и находились в пустыне с какой-то известной только им целью, но раз существовала опасность нападения пустынников, то они изменят свои планы.
   Размышления командира Недремлющих неожиданно были прерваны, на пороге появился молодой маг и попросил его немедленно пройти в шатер Магог Саат, по делу чрезвычайной важности. Подойдя к шатру мага, Езор Чи заметил около него нескольких Изгоняющих "Интересно, а орден что здесь забыл?" - подумал он. В шатре кроме Магог Саат были несколько магов ковена и два мага Изгоняющих, если правила в ордене не поменялись, то по близости находится две дюжины воинов ордена, видно все ждали командира темных, как только он вошел, маги ковена прочитали заклинание, видно ставили магическую защиту на всякий случай скорее.
   - Я решил как можно скорее собрать Вас, так как информация, которую только что получил, показалась очень важной, прошу Вас, повторите свой рассказ для всех, - сказав это Магог Саат сел на стул.
   - У нас есть пока не проверенные данные, что Эсхата Нариз подверглась нападению, - сказал, встав со своего места один из магов Изгоняющих, - Сейчас недалеко от крепости находится наш отряд, и скоро мы получим более точную информацию.
   Второй маг ордена сев на колени начал перебирать бусы и что-то шептать, через какое-то время он впал в транс, сидел, раскачиваясь и бормоча, так продолжалось достаточно долго. В шатре стало очень душно, солнце нещадно палило, наконец, маг прекратил качаться и бормотать замер, широко открытые глаза его смотрели в одну точку, в уголке рта появилась капелька крови, и он рухнул на пол. К нему сразу бросились другие маги, привели его в чувство:
   - Их обстреляли со стен крепости, трое ранены, - прошептал он.
   Его тут же вынесли на свежий воздух, второй маг ордена стал отдавать какие-то команды, Езор Чи хотел бежать к своим, но его остановил Магог Саат:
   - Горы и болота создают трудности для открытия и поддержания портала, даже если мы объединим усилия магов всего ковена, то сможем продержать портал недолго, в лучшем случае через него сможет пройти около сорока, пятидесяти человек, отбирая людей, исходи из этого.
   - Этого будет недостаточно, чтобы отбить крепость. Хотя, наверняка на месте, мы найдем еще людей, а когда вы сможете открыть портал еще раз?
   - Сложно сказать, но в любом случае, нам нужно двигаться в сторону Эсхаты Эдуар, там мы найдем помощь в квартале магов.
   Езор Чи быстро отдал необходимые приказы, на всякий случай он решил, чтобы к проходу через портал было готово как можно больше человек, сделав все необходимые приготовления, темные пошли в сторону шатров магов. Маги стояли около небольшого холма, один из магов ордена рисовал какую-то фигуру на земле, дорисовав, посыпал линии порошком и поджег его.
   - Может даже удастся провести гораздо больше людей, - Магог Саат подошел к Езору Чи, - У Изгоняющих есть свои карты в рукаве, они используют для поддержания порталов силу Нави.
   - Не все так просто, - стоящий рядом с ними Изгоняющий вмешался в разговор, - через портал не пройти в одну сторону большему количеству людей, чем в другую и он открыт пока светятся линии, причем знаки должны быть гореть с двух сторон, если линии потухнут, хотя бы с одной стороны, портал закроется. - Изгоняющий улыбнулся.
   - К своему стыду, ни когда не разбирался, как действуют ваши порталы, - Магог Саат, покачал головой.
   - Один, два человека проходят в одну сторону легко, третий с большим трудом и то если портал достаточно большой, а потом портал как бы запирается и в него можно войти только с другой стороны. Зуал мог все объяснить, так как он и научил магов ордена открывать эти порталы, так как другие мы открывать не могли, - на лицо Изгоняющего легла тень.
   Такая же тень легла и на лицо Магог Саат, Езор Чи понял, что он чего-то не знает, и хотел уже спросить, но в этот момент линза портала вспыхнула над линиями. В портал вошел один маг ордена, за ним из ковена.
   - Удачная идея, Белтайн молодец, - Магог Саат, понял намерения мага, - Он будет поддерживать портал с той стороны, думаю, что дюжин шесть через портал пройдут.
   Маги открыли портал в него пошли темные, после них дюжина Изгоняющих, второй портал закрылся, а из первого портала вышли раненые, их было уже четверо и это позволило попасть на ту сторону еще четырем темным. Изгоняющие унесли своих раненых в палатку, а у портала остался дежурить маг ордена, а с ним с десяток темных, на всякий случай.
   Темные быстро сворачивали лагерь. Магог Саат отдал приказ собираться, но магам требовалось для этого гораздо больше времени. Он думал о событиях последних дней, случайными их считать нельзя в этом не было ни каких сомнений, покушение и возможно даже смерть Зуала, в это верилось с трудом, но фактов, что он жив не было, потом неожиданное поведение устройства слежения. В ковене есть уникальный прибор, его сделали Зуал и наставник Саат, над картой Долины была система линз-кристаллов, сформулировав мысленный приказ на поиск чего-либо, можно было получить точку на карте, фактически с его помощью, можно найти что угодно. Когда пришла информация о смерти Зуала, несколько магов ковена включая Магог Саат, пытались отыскать его следы, к сожалению это им не удалось, отчаявшись, они оставили свои попытки. Но через несколько часов, молодой маг проходя мимо прибора заметил, что появился луч и он указывал на какую-то точку в пустыне, объяснения этому не нашли и решили все проверить на месте. Вот поэтому они и оказались здесь, а теперь еще и этот на его взгляд совершенно безумный захват Эсхаты Нариз, хотя может, он был не таким уж безумным, если нападавшие точно знали, что отряды темных покинули крепость, оставив, только небольшой гарнизон.
  
   В любом отряде темных было двенадцать дюжин, в сторону пустыни двигалось шесть отрядов, один остался в Эсхате Нариз, Недремлющие двигались немного впереди, по бокам и замыкали колонну, но, так как почти половина из них вернулась к эсхате, в разведке были и члены других отрядов. Разведка донесла, что, немного не доходя до Эсхаты Эдуар, разбит лагерь, оказалось, что наместник ввел новые законы, согласно которым из-за опасности нападения Песчаных Орд, ночью ворота закрывались и открывались только утром. По этой причине каждую ночь недалеко от крепости, возникал временный лагерь из не успевших попасть в крепость до наступления темноты. Езора Чи бесило само наличие наместника в эсхате, а то, что он оставлял людей за стенами крепости в пустыне ночью, разозлило его еще больше, он вызвал к себе командиров отрядов и отдал необходимые распоряжения.
  
   Стражник на башне безуспешно боролся со сном и даже и не смотрел в сторону пустыни, какой смысл, пустынники тихо не ходят, естественно он не заметил тени скользящие по стене. А через мгновение стражник уже лежал без памяти, напарник разделил его участь, то же самое происходило по всему периметру стены, нескольких секунд хватило на то, чтобы воины в черном захватили стену. Слабо упирающихся стражников спустили во внутренний двор, после этого открыли ворота и в крепость вошли темные. Один из стражников выскочил из башни явно с боевым настроем, но он у него быстро исчез, как только в земле у своих ног увидел два десятка стрел. Скоро во внутренний двор привели наместника, он вел себя достаточно агрессивно.
   - Я хочу разговаривать с вашим командиром, - его пытались посадить на землю, но он постоянно пытался подняться.
   - Езор Чи, командир Недремлющих из Эсхаты Нариз, - перед тем как представиться, темный снял с лица повязку, - Вы хотели меня видеть?
   - Что вы творите, я наместник, посланный сюда главой совета.
   - Вы не поверите, меня тоже прислал глава совета, - как человек наместник ни вызывал у Езора Чи ни каких отрицательных эмоций, среднего роста жесткий ежик черных волос, уставшее, и немного раскрасневшееся лицо, - Глава совета Шастр отправил нас сюда, а когда мы подошли к Эсхате Эдуар, то не обнаружили на стенах темных. Согласитесь, что нам пришлось действовать по обстоятельствам.
   - Темных не хватало для охраны стены, так как они давно ушли в пустыню и до сих пор не вернулись, - наместник чувствовал подвох, но не понимал в чем.
   - Не волнуйтесь, утром мы во всем разберемся, приказ главы совета с подписью у меня с собой, вот можете посмотреть, - темный передал наместнику свиток, пока тот его пытался прочитать во внутренний двор вошли еще несколько человек, маги с боевыми посохами, амулеты позвякивали при ходьбе.
   - Извините, - один из магов взял из рук наместника свиток и, вернув его темному, представился, - Бахай, представитель ковена Саат в Малом Совете, а это Магог Саат, - представил он своего спутника, - В Малом Совете ни чего не известно о назначении каких либо наместников в эсхаты. Как понимаете, если бы даже такой вопрос вдруг кто-нибудь поднял, то представители кланов, ковенов и общин темных были бы против, поэтому до выяснения обстоятельств вашего пребывания здесь, мы вынуждены держать вас под стражей, - и, обращаясь к Езору Чи, - Не могли бы Вы попросить кого-нибудь проводить этого человека в подвал.
   Несмотря на недостаток света, было видно, как побледнел наместник. Когда его увели, встал вопрос что делать со стражниками, решили пока запереть всех в казарме, и отложить этот вопрос на утро.
   - А может ли глава совета, по собственному желанию назначить наместника в эсхату? - этот вопрос заинтересовал командира темных.
   - Мочь он, конечно, может, но такое решение в любом случае является незаконным, эсхаты имеют свой статус и он неизменен на протяжении многих стозимий, - Бахай улыбнулся, - Мы сейчас в квартал магов, переночуем там, увидимся утром.
   - Думаю места во внутреннем дворе должно хватить, чтобы поставить палатки, - сказал Езор Чи, попрощался и пошел контролировать процесс развертывания лагеря.
   Места для палаток не хватило. Но слух распространяется быстро и скоро во двор пришли несколько темных, а с ними староста местной общины. Они рассказали много интересного, с появлением наместника и стражников отряд темных был снят с охраны крепости, конечно можно было не подчиняться, но это привело бы к столкновению, поэтому решили ждать и наблюдать, правда, небольшими группами продолжали патрулировать окрестности крепости. По их словам за последнее время они видели Изгоняющих в пустыни больше, чем за всю прошедшую жизнь. Что удивительно, кроме дюжин ордена, в пустыне можно было встретить хорошо охраняемые караваны с членами их семей и все явно шли в каком-то одном направлении, в сторону перевала Гаргола, создавалось ощущение исхода ордена из Долины. Езора Чи больше интересовало, что слышно об отрядах, ушедших в пустыню, но о них уже не было слышно в течение четверти круга. Они ушли в пустыню проверить слухи, что Песчаные Орды объединяются под предводительством единого лидера, вождя одного из пустынных племен и если бы эти слухи подтвердились, постараться каким-то образом устранить опасность, угрожающую Долине.
   Сегодня было уже поздно предпринимать какие-либо действия, староста предложил кров и пищу в кварталах общины, но Езор Чи, отказался от любезного предложения, хотя во внутреннем дворе с трудом уместилось две трети отрядов, но женщинам места в палатках хватило, а мужчины, могли переночевать на стенах эсхаты, ему не хотелось рассредоточивать отряды. Староста и сопровождающие его ушли, но лагерь еще долго жужжал как улей, все очень волновались за друзей и близких оставшихся дома. Езор Чи пообещал, что с наступлением утра он обязательно выяснит, что происходит в Эсхате Нариз, сам он тоже сильно волновался за родителей, жену и детей.
  

Глава 7: Эсхата Танаис.

   Савай вошел во двор, как всегда он был полон бегающей и галдящей детворой, появление волчицы не осталось не замеченной, дети уже собирались поиграть с полюбившейся им "игрушкой", но на пороге дома появилась Эджера и, прикрикнув на детей, позвала волчицу в дом. Савай вошел в дом вслед за волчицей. Эджера была старшей по дому и её немного побаивались, даже взрослые члены семьи, но как не удивительно волчице казалось, она нравилась больше чем Савай.
   - Странно, Дейре ты так понравилась.
   - Ревнуешь? - Эджера засмеялась.
   - Да нет, между нами ни когда не было особой любви, - с улыбкой сказал Савай, - А где Мелм, Малхус и остальные?
   - Мелм кормит гнус на болотах, Малхус пошел в библиотеку. Сядь, поешь, потом расскажу, как его найти, - Эджера позвала девушку, и та принесла тарелку с горячим мясом, сырную лепешку и квас.
   - Спасибо, - Савай с удовольствием принялся за еду, - Я давно не ел ничего горячего.
   - Так, что горец забыл в большом городе, - Эджера присела на лавку, волчица уже поела и ждала, может, перепадет что еще, но, не дождавшись, улеглась у её ног.
   Савай вкратце рассказал свою историю.
   - Я тоже родилась далеко отсюда, моё полное имя Эджера Юё, - женщина о чем-то задумалась.
   - Ты инпат? - Савай с удивлением посмотрел на свою собеседницу.
   - Да была молодая, глупая влюбилась в инпар, - улыбнулась Эджера, - Убежала вместе с ним и в вдвоём мы прошли через мою боль. Он втягивал меня в поток, так как сама я не чувствовала Сай, за это время кажется, наши души сплелись, теперь у нас дети, даст Творец, скоро будут внуки, в общем, я ни о чем не жалею. Хотя чтобы появились внуки, он должен перестать таскать постоянно старшего за собой, сейчас они вместе с Мелмом. Ну все, хватит рассиживаться, пойдем, покажу тебе дорогу к библиотеке.
   Савай почти сразу же нашел Малхуса, тот сидел, обложившись книгами, и делал какие-то пометки в свитке, лежащем перед ним, увидев Савая, он попросил его немного подождать. Скоро Малхус закончил, вернул книги на полки и вместе они вышли на улицу, выслушав историю о том, что произошло у башни Зуала, он предложил немедленно идти к оплоту Изгоняющих.
  
   Маг ордена был очень занят, но когда Малхус сказал, что его спутник свидетель покушения на Зуала, и если поторопиться, то возможно даже удастся найти оружие, поразившее Чудотворца, он отбросил все свои дела. Оплот представлял собой кольцо, втроем они прошли во внутренний двор, там было с десяток Изгоняющих. На брусчатке во дворе были выложены какие-то символы из разноцветного камня, над ними постоянно вспыхивали линзы порталов, Изгоняющие входили и выходили из них, узнав, с чем пришли к ним, инпар и скол они тут же бросили свои дела и, сформировав дюжину, немедленно направились к башне Зуала.
   Пока двигались в сторону башни, маг ордена тщательно расспрашивал Савая, пытаясь не упустить какую-либо важную деталь, он ехал рядом с бегущим горцем. В конце концов, все решили, что будет быстрее, если Савай все же сядет на лошадь, и Малхус уговорил его сесть за свою спину. Скоро на горизонте показалась башня Зуала, Изгоняющие попросили Савая не показывать место, где он спрятал стреломет, так как хотели найти его сами. Пока они были увлечены поисками, подошла еще одна дюжина, но и в две дюжины оружие не было найдено.
   - Удивительные люди, - Малхус внимательно смотрел за Изгоняющими, - Они используют любую возможность испытать собственные силы, и может быть научится чему-то новому.
   К этому моменту Изгоняющие определили место, где открывался портал, из которого вышел убийца и круг их поисков значительно сузился, но точно определить место они так и не смогли, они остановились на трех точках, в которых ощущались какие-то плетения и позвали Савая.
   - Если бы тебя не было с нами, мы попытались более тщательно исследовать эти места, но лучше в данной ситуации не рисковать, - один из магов ордена стоял на месте портала, - Думаю, что это место здесь, - показал он на небольшую кучу камней, прикрывавшую стреломет, - Но эти выводы сделаны скорее на основании твоего рассказа. Убийца выстрелил, сделал несколько шагов и тут получил две стрелы, мы нашли здесь кровь.
   - Да все верно, оружие под этими камнями, - сказав это, Савай подошел и показал место.
   - Хорошо, но разобраться в плетениях очень сложно, ты сможешь удалять их по одному?
   - К сожалению, нет, я могу разрушить, только все сразу, - Савай отрицательно покачал головой.
   - Тогда подожди, расскажи, в какой последовательности ты делал свои плетения, - около кучи камней вместе с Саваем и Малхусом было уже три мага, так как к ним присоединилась еще одна дюжина, Изгоняющие видно активировали портал в башне Зуала.
   Пока Савай рассказывал, Малхус наблюдал, с какой тщательностью Изгоняющие расставляли вокруг посты "Они всегда готовы к бою" - подумал он, и снова стал внимательно смотреть на то, что делали маги, первое скрывающее плетение они сняли довольно легко, а вот что делать дальше явно не знали. Малхус в душе порадовался за Савая и немного позлорадствовал, но совсем чуть-чуть, так как маги ордена может скрытные и не общительные, но наименее спесивые изо всех магов. Потом одному магу пришла в голову новая идея, он попросил воинов, чтобы они принесли воды, камни поливали до тех пор, пока вокруг не образовалась лужа, потом они прочитали заклинание, капли воды поднялись и образовали шар над кучей камней, вначале сняли плетение, наложенное на воду, потом на камни.
   - Очень познавательно, как говорится, круг живи, круг учись, - один из магов ордена был явно доволен, - Хотя конечно не факт, что, не зная как, накладывались эти плетения, мы бы смогли их снять.
   Изгоняющие аккуратно разгребли кучу камней и, наконец, увидели стреломет, оружие выглядело очень зловеще, а плетений на нем было столько, что не могло быть и речи, чтобы попытаться разобраться с ними на месте. Из башни принесли, что-то похожее на носилки и кузнечные щипцы, маги наложили на них какие-то заклинания и стреломет аккуратно положили на носилки и унесли в башню.
   - Большое Вам спасибо, может, мы сможем чем-то помочь в ответ, - один из магов ордена, ждал ответа.
   - Если можно, то открыть один портал, - Савай заговорил первый, - Просто я был свидетелем начала одной истории и хотел бы знать, чем она закончится.
   - Мне пока ни чего не надо, - Малхус улыбнулся, - Дружба с орденом важнее.
   - А куда нужен портал? - маг хмыкнул в ответ на слова Малхуса и посмотрел на Савая.
   - К Эсхате Нариз, только не отсюда мне нужно взять с собой волка.
   - Хорошо, вот возьми этот кристалл, подойдешь к магу в оплоте, скажешь, что тебе его дал Аргабр и попросишь открыть портал, - сказав это, маг попрощался и пошел к башне.
   Малхус и Савай вернулись в Эсхату Танаис под утро, во дворе была одна волчица, увидев Савая, она сделала вид, что оказалась здесь совершенно случайно и совсем его не ждала. Правда, когда он пошел спать на сеновал, она легла рядом, и было видно, что теперь она его одного ни куда не отпустит.
   Савай проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо, открыв глаза, увидел рыжую девчонку.
   - Вставай, Малхус сказал, хватит дрыхнуть, он тебя ждет в доме, - выпалив скороговоркой эти слова, она убежала.
   Умывшись, Савай вошел в дом, за столом на лавках сидело несколько человек, они поздоровались в ответ на приветствие, и Малхус пригласил его присесть рядом с собой. Волчица вошла следом, Эджера позвала её и дала еды. Поев, Савай и Малхус вышли во двор, оказалось, что пока горец спал, Малхус уже собрал ему сумку в дорогу. Вместе дошли до оплота Изгоняющих, маг ордена взял кристалл и выслушал просьбу.
   - В самой Эсхате Нариз у нас порталов нет, но рядом вокруг болот находятся три оплота, открою портал ближайший к эсхате, и к вечеру уже будете на месте, - потом маг посмотрел на волчицу, - Вы втроем?
   - Нет вдвоем, я ни куда не собираюсь, - сказал Малхус.
   - Хорошо, если готовы, то пошли во двор, - повернувшись, маг стал спускаться первым.
   Малхус передал Саваю небольшой подарок для Чоры, они попрощались, и горец с волком зашли в портал.
  
   На обратном пути Малхус решил зайти в корчму, зайдя внутрь, он услышал гул возмущенных голосов.
   - Эсхат это пока не коснулось, но в других городах это уже вводится повсеместно, - громко говорил, незнакомый Малхусу человек.
   - Да перестань брехать, - обрывал его другой, по одежде видно матрос, - Я только что из Кейзара и ни о чем подобном там не слышно.
   - О чем спор? - спросил Малхус, присаживаясь на лавку рядом с Даром, за столом сидело еще несколько Джамд.
   - Да говорят, что все корчмы закроют, - с улыбкой сказал Дар.
   - Да не совсем так, как бы закроют, - поправил его сидящий справа от Малхуса, - Щас говорят, везде кабаки вместо корчмы открывают, а всю продажу в них совет будет контролировать.
   - Ну кто же совету это разрешит делать, бред какой-то, ведь это ударит и по кланам и по гильдиям торговцев, не может этого произойти, - Малхус даже не мог себе представить подобное развитие ситуации.
   - Да и не может совет эсхатам приказывать, - спор в корчме уже готов был перерасти в драку, спорящие готовы уже были схватиться за ножи.
   - Ладно, пора этот базар прекращать, - Малхус хотел уже вмешаться, но не успел.
   Один из спорящих, вдруг громко вскрикнул и упал на пол, второй вскочил, но не успел сделать и нескольких шагов, как был сбит с ног огромной собакой, заскочившей в открытую дверь, в корчму вошли несколько Изгоняющих, молча забрали тела, и удалились.
   На мгновение в корчме повисла напряженная тишина, но потом люди успокоились, и постарались снова себя вести как будто бы ни чего не произошло.
   - Все же, что они себе позволяют? - вполголоса сказал Дар, - За последние несколько зим они стали просто невыносимы.
   - Да ладно, их и не видно почти, - сидящий рядом с ним, отхлебнул из кружки пиво, - Конечно, вот так не с того, ни с чего врываться, но даже совет утерся, когда они главе на глазах у всех горло перерезали.
   Разговор сам собой затух. Малхус посидел еще некоторое время и пошел домой, "Что мы знаем об Изгоняющих, - думал он по дороге, - Орден создан, для борьбы с культом, но о культистах и эльвитах уже давно ни чего не слышно, так чем они занимаются сейчас, хотя может поэтому и не слышно, что одержимые выслеживаются и уничтожаются. Сейчас по минимуму орден насчитывает двенадцать раз по двенадцать дюжин, это огромная армия и, зная, что Изгоняющие постоянно в поиске и не сидят сложа руки, сложно сказать, во что это все выльется".
  
   Самый большой зал в башне Зуала был заполнен, мисты по очереди занимали свои места, это было первое собрание после исчезновения Зуала, во главе стола было пустое кресло, и оно будет пустовать, до тех пор пока Чудотворец не вернется или не будет доказана его смерть. Ведущий собрание огласил вопросы, подлежащие обсуждению, главными были действия в пустыне Га и борьба со слухами. Первым решили обсудить вопрос, связанный со слухами. Сейчас в разных уголках Долины возникали самые невероятные слухи, у ордена не возникало сомнений, что их распространение не случайно, более того явно наблюдалось общее управление. Чего добивались невидимые кукловоды, пока было не понятно, но куклами уже были набиты подвалы нескольких оплотов. Изгоняющие попросили темных и стражников гарнизонов крепостей, чтобы они ни чего не предпринимали, а только сообщали ордену о людях распространяющих слухи, но если темные с пониманием отнеслись к этой просьбе, то командиры стражников не пошли на контакт, мотивируя, это тайными директивами, переданными из столицы.
   - Стражники в городах или бездействует, или действуют так, что наоборот дают слухам реальные подтверждения, - мист закончил свою речь, но остался стоять.
   - Думаете, что тот, кто распространяет слухи, каким-то образом манипулирует стражей?
   - Мы не можем это сказать наверняка, стража может просто не достаточно серьезно относится к этому вопросу. Мы разделили слухи на несколько групп. К первой можно отнести слухи, связанные с деятельностью Малого Совета, ко второй, с взаимоотношением различных этнических групп, в отдельную группу выделяем слухи, связанные с дискредитацией деятельности темных и Изгоняющих, - члены ордена стали переговариваться, между собой, чтобы восстановить тишину мист поднял руку вверх, - Прошу тишины.
   - Удалось ли получить какую-то информацию от схваченных? - ведущий собрание, постучал по столу, требуя тишины.
   - Нет, информация крайне скудная им платят за то, чтобы они говорили определенные вещи в конкретных местах, платят сразу полностью как за сделанную работу, больше мне добавить нечего, - после этого мист сел на свое место.
   Фактически, по-прежнему ни чего не было известно, но самое главное, что орден все же первоочередной задачей считал свою деятельность в пустыне, решили всю имеющуюся информацию передать в общины темных, так как они были более уязвимы, чем члены ордена.
   Еще Зуал две трети круга назад, предложил проверить, казалось бы, не вероятный слух, что шаманы пустынников оживляют камни, несмотря на всю бредовость, его нельзя было отметать, Чудотворец предполагал, что "оживление" может быть связано с вселение эльвов. Вообще эльв может вселиться в камень, но от этого камень не начинал двигаться, тем более управляемый кем-то, но подобраться к шаманам было очень сложно. Песчаные Орды объединялись, под общим началом и "живые камни" управляемые шаманами, скорее всего, способствовали возвышению, до этого малоизвестного племенного вождя. Опять же фактов было, до скудного мало, но все должно было разрешиться в ближайшее время. Огромная армия пустынников двигалась в сторону Долины, через несколько дней они должны были достигнуть Эсхаты Эдуар, отряды темных затруднял им это движение, но силы были слишком не равны, "пчелиные уколы" были болезненны, но не смертельны, тем более что численность темных таяла с каждым столкновением. В пустыне уже было более чем шесть раз по двенадцать дюжин Изгоняющих и отряды продолжали пребывать, на подходе были темные из Нариз и пять отрядов темных вышли из Эсхаты Изур. Возникал вопрос, почему глава совета послал приказы оказать помощь Эсхате Эдуар в самые удаленные от пустыни эсхаты, хотя может какая-то логика в этом была, так как Танаис и Джаль могли быстрее перебросить силы в пустыню. В любом случае у пустынников было троекратное превышение численности, только быстрые, хорошо выверенные и не стандартные действия могли привести к успеху, общий план удара был уже разработан, осталось доработать детали.
  
   Савай вышел из оплота и пошел по дороге указанной им магом ордена, волчица бежала чуть впереди. Ближайшая деревня была пуста, он удивился, но не сильно, больше всего его беспокоил гнус, хотя маг и дал ему камень с наложенным плетением, но кажется, оно не сильно помогало. Ему сказали, что уже ближе к вечеру, он увидит башни Эсхаты Нариз, но он решил, что будет двигаться небольшими перебежками и подойдет к крепости немного раньше.
  

Глава 8: Эсхата Нариз.

Мы снова возвращаемся под стены крепости захваченной неизвестным врагом.

  
   Когда Савай подходил ко второй деревне, то услышал какие-то крики и звуки ударов, пробежав на другой конец деревни, он увидел у крайнего дома человека, с трудом отбивавшегося от трех противников, это был один из спутников Мелма, и Савай его сразу узнал, несмотря на кровь льющеюся из раны на лбу. Две стрелы и единственный оставшийся на ногах, решил спастись бегством, стрела, пущенная вдогонку, попала в плечо, и горец решил не преследовать нападавшего, яд рано или поздно сделает своё дело. Инпар получил несколько серьезных ранений, не понятно вообще как он смог держаться на ногах, он сидел, привалившись к стене дома в луже своей и чужой крови, опустив голову на грудь. Савай осмотрел раны, разжевал траву и попытался, хоть как-то остановить кровь, как любой охотник он мог оказать первую помощь, но сложных лечебных плетений не знал. Как не странно инпар был в сознании.
   - Ни чего не выйдет, мне уже не помочь, рана в живот смертельна, я то знаю, беги к Мелму, - он взял горца за руку, - Они увели пленницу на болота.
   - Я не могу вот так тебя оставить, - Савай понимал, что вот так уйти не может, но здравый смысл подсказывал, что помочь нечем, а если привести помощь, то кто его знает.
   - У меня нет сил с тобой спорить, дай пару стрел и беги. Яд на стрелах, надеюсь, смертелен.
   - Вот, - Савай протянул стрелы и инпар положил их рядом с собой.
   Горец попытался заставить волчицу остаться с раненым, но та абсолютно игнорировала как его просьбы, так и приказы. Видно она не простила ему, что он ушел к башне Зуала без неё. Поняв, что делать все равно не чего, Савай принес из сарая соломы, чтобы хоть чуть-чуть поудобнее устроить раненого. В сарае был еще один инпар, к сожалению уже мертвый, около него лежало несколько сай-ке, Савай их собрал и принес раненому, тот попытался улыбнуться и отрицательно покачал головой.
   - У меня вряд ли хватит сил войти в поток, давай уж беги, не тяни время, - сказав это, он закрыл глаза.
   Савай повернулся и побежал в сторону эсхаты, может быть успеет привести помощь, волчица бежала чуть сбоку.
  
   Горец давно уже скрылся из вида, Брег сидел в полубессознательном состоянии, но вдруг услышал звуки и увидел фигуры на болоте, впереди шел явно предводитель, одетый в какой-то бесформенный балахон. Брег услышал его голос, какой-то утробнозагробный от него начинали бегать мурашки по спине, вожак отдавал короткие команды, иногда они прерывались злобными криками, это члены отряда находили трупы своих, подойдя к сараю, увидели тело Юма, крики сменились на торжествующие. Наконец они обнаружили Брега, весь в крови открытых участков тела не видно из-за гнуса покрывающего их. Вожак отдал команду, и Брег почувствовал, чье-то вонючее дыхание на своем лице
   - Этот тоже мертв, - раздался голос совсем рядом.
   Слабо надеясь на успех, Брег потянулся к Сай, невероятно, но неожиданно для себя почувствовал поток и впустил его, настоящий подарок богов перед смертью. Он открыл глаза и увидел серый мир вокруг, зажав в руке стрелу, воткнул её в глаз наклонившегося над ним, тот завизжал и начал кататься по земле. Восемь сай-ке пробили тело вожака, отрывая от него куски плоти, и полетели дальше, неся смерть, до тех пор, пока еще был жив инпар. Последнее что увидел Брег перед смертью несколько тел бьющихся в агонии, и мир, обретающий цвета.
  
   Савай бежал уже очень долго, волчица была то рядом, то немного забегала вперед, с каждым шагом она вела себя все беспокойнее, к чему-то постоянно принюхивалась, потом встала, к чему-то прислушиваясь. Охотник остановился с ней рядом, но он ни чего не услышал, волчица свернула с тропинки в кусты, Савай пошел за ней, поднялся на пригорок и увидел вдалеке Эсхату Нариз, волчица уже была на другой стороне пригорка и, распластавшись на земле, разглядывала, что-то невидимое с этого места горцу. Савай лег на живот и тихо пополз вперед, перед его глазами раскинулся небольшой лагерь, он увидел темных и Изгоняющих, а совсем недалеко от него Мелма и других инпар, вроде их жизням ни чего не угрожало, но охотник решил перестраховаться, взял небольшой камушек и уже хотел кинуть, как вдруг услышал голос:
   - Кажется, у нас гости, - голос принадлежал магу, сидящему рядом с Чорой, он поднялся и стал смотреть в ту сторону, где в кустах скрывался Савай, - Животное и человек.
   - Думаю, я знаю, кто это может быть, как и невероятно встретить его здесь, - Мелм остановил мага в тот момент, когда он начал произносить какое-то заклинание, - Это еще один член нашей команды. Савай это ты? Вставай и иди к нам.
   Охотник встал и вышел из кустов, волчица предпочла остаться в кустах.
   - Не ожидали тебя здесь увидеть, ты успел предупредить мага? - Клео пошел навстречу к нему, так чтобы стать между ним и темными, кто его знает обстановка нервная, вначале выпустят стрелу, а потом будут разбираться.
   - Нет, опоздал, но я ранил убийцу, он убежал в портал. Но для разговоров не время. В деревне напали на ваших, один погиб, другой тяжело ранен, пленницу увели на болота.
   - Какого мага? - спросил Белтайн.
   - Медлить нельзя пошли, - Чора это сказала одновременно с магом.
   - Мага? Из башни у озера. Да действительно побежали.
   Сборы были недолгие. Несколько темных и один из магов ордена решили идти с ними, по дороге он хотел расспросить о том, что произошло у башни Зуала, но Савай разочаровал его, сказав, что он уже все рассказал Изгоняющим, и они взяли с него слово, ни с кем больше не обсуждать подробности покушения. Самое необычное, что охотник чувствовал, что даже если бы он захотел, то все равно бы ни чего не смог рассказать, видно на него наложили какое-то плетение. До деревни дошли, когда уже стемнело, разглядеть уже что-либо было сложно. Везде была кровь, но тел нигде не было. Наверно нападавшие вернулись.
   - Я должен был остаться, - Савай чувствовал себя виноватым.
   - И что бы ты сделал, просто было бы на один труп больше, вернее на два волчицу бы тоже не пощадили, - сказал Белтайн, Савай уже познакомился с магом, - Да и мы бы ни чего не знали.
   - Это точно, трупов было бы больше без вариантов, - маг ордена вглядывался в какой-то кристалл, - Без сомнения здесь был эльвит, он получил ранения, но очень быстро восстановится, эльвита не убить обычным оружием.
   - Эльвит, очень интересно, - Белтайн огляделся вокруг, - Они, что всех жителей убили или увели на болота?
   - Нет, жители сами убежали на болота, они так всегда поступают, когда на эсхату нападают, - Мелм задумался, он чувствовал, что вот-вот нащупает что-то ускользающее, но маги поняли это раньше.
   - Так что мы имеем? Нападение на эсхату, жители прячутся на болотах, а там думаю совершенно не случайно, оказываются одержимые и эльвит, - маги переглянулись, - Может и не один.
   Маг ордена тут же стал рисовать портал, посыпал линии рисунка, почти мгновенно вспыхнула линза портала, и из него вышел Изгоняющий. Савай вспомнил, что уже видел его, у башни Зуала, того кратко ввели в курс дела.
   - Как все не вовремя, - сказал Аргабр, а это был именно он, - У нас просто нет свободных отрядов, все задействованы в важной операции. Какими силами мы здесь располагаем?
   - Две дюжины у Эсхаты Нариз и дюжина недалеко от Бэйлмеза, - ответил маг ордена, было видно, что Аргабр обладал статусом, позволяющим отдавать приказы.
   - Мало, но это ни чего не значит у нас ровно один день, чтобы решить проблемы Эсхаты Нариз, а потом болота. Я попробую найти помощь, ковены нам вряд ли помогут, не в обиду будет сказано присутствующему здесь магу, - Аргабр кивнул в сторону Белтайна, - Поговорю с независимыми магами в кварталах, вы возвращайтесь к эсхате и свяжитесь с отрядом у Бэлза, - сказав это, он вошел обратно в портал.
   - Как будто, кто-то из независимых магов откажет мисту Изгоняющих, - Белтайн прошептал это, но стоящие близко Мелм и Савай его услышали, но Савая интересовало совсем другое:
   - А зачем они забрали тела? - спросил он.
   - Может быть, хотели замести следы, а может все гораздо страшнее, эльв может вселиться не только в живое тело, - ответил маг ордена.
   После этих слов все замолчали и не промолвили ни слова всю дорогу обратно. Вернувшись, перекусили и попытались уснуть, Савай думал, что ему это не удастся, но незаметно для себя он задремал.
   Охотник проснулся, от громких звуков, в споре участвовали два женских и один мужской голос.
   - Без вариантов, вы обе возвращаетесь домой, - мужской голос принадлежал Мелму.
   - Да мы готовы гораздо лучше, чем многие мужчины, - возражала Чора.
   - Причём здесь подготовка, - Мелм говорил совершенно спокойным голосом, - Регр с сыном тоже возвращаются, они же не спорят.
   - А если мы не подчинимся? - Нейра спросила это скорее для проформы, было понятно, что им все равно придется вернуться.
   - Значит, вас свяжут и, засунут в портал силой, но мне бы очень не хотелось этого делать, - сказав это, Мелм подошел к девушкам и обнял их, - Если с вами, что-то случится, я себе этого не прощу. Пойдем, поговорим с магами.
   Тяжело вздохнув, девушки пошли за Мелмом и Регром. Оказалось, что Мелм обо всем уже договорился заранее, Изгоняющие сказали, что не смогут, открыть им портал в оплот Эсхаты Танаис, по каким-то им одним известным причинам, но предложили на выбор в Эсхату Джаль или Эдуар.
   - Рекомендую Эдуар, так как там оплот рядом с кварталом магов, - маг ордена ждал, когда они определятся, - А оплот в Джаль находится за пределами крепости, причем достаточно далеко.
   - Хорошо. Значит Эдуар, денег на дорогу до Танаис хватит, - Мелм попрощался с девушками.
   - Не волнуйся я лично, приведу их в квартал магов, - оказалось, Белтайн тоже решил вернуться, - К сожалению, не могу остаться, хотя может, до начала операции в болотах, вернусь, - улыбнувшись, сказал он и вошел в портал вслед за девушками.
   После того как два человека проходили в портал, маг ордена стирал кусок линии, линза портала тухла, но загоралась снова, как только он восстанавливал узор. Мелм попрощался с Регром и его сыном, Регр что-то хотел сказать, но только махнул рукой.
   Савай присев около костра, и насадив на стрелу кусок мяса, решил его подогреть, когда к нему присоединился Мелм, они молча перекусили, не забыв накормить волчицу, она поела скорее за компанию, так как уже была сыта, может, уже поохотилась. Скоро к ним присоединился Клео, он принес горсть сланцевых наконечников, с черными прожилками и отдал их Саваю.
   - Держи, Сава, - сказал он, отламывая хлеб, и отрезая кусок мяса, они расположились втроем, немного в стороне от основного лагеря. Огонь весело пожирал ветки кустарника, с океана дул ветер, сдувая гнус, Айор еще не поднялся из-за горизонта, и было не жарко, - Изгоняющие считают, что в крепости могут быть одержимые, а может даже эльвиты и все темные делают стрелы с наконечниками из сланца.
   - Мне эти наконечники не подойдут, у горцев и темных по-разному крепятся наконечники на древко, мне проще у них взять сразу готовые стрелы, - Савай вздохнул, - Хотя разве это стрелы, а их луки, у нас дети лучше делают.
   - Главное не стрела, а плетения, наложенные на нее, - Мелм достал из колчана Савая одну стрелу, прекрасно сбалансирована, древко из неизвестного ему дерева, в клейменом наконечнике проделано несколько отверстий, видно в полете, стрела издает звук, - Мы тоже клеймим свои сай-ке.
   - Нет у меня не все стрелы клейменые, обычные и стрелы с ядом мы не клеймим, - охотник достал еще одну стрелу, черно-красное древко, ярко оранжевое оперение, - Это ядовитая стрела, говорят, что противоядия от яда нет.
   - Так ну вроде с голодным сравнялся, - Клео отпил из бутылки воды, - Как девочки не поцарапали?
   - Да все нормально, пошумели и успокоились, - Мелм поднял камень и с силой бросил его в ближайшее дерево, - Вам тоже лучше вернуться.
   - Да ну, - Клео растянулся на земле, - У меня, кстати, новости, темные нашли своих, и те рассказали, что здесь собственно произошло, если не будете перебивать, то и вы узнаете.
  
   ...Был уже поздний вечер и цепь, закрывающая бухту, была поднята, когда дозорный на башне увидел корабль, это был гукер, из-за сгущающихся сумерек сложно было разглядеть, чей это был корабль, приблизившись к бухте, судно легло в дрейф. На носу появился человек и стал кричать:
   - Опустите цепь, мы торговый корабль Содружества Марис, - он прокричал это несколько раз и стал ждать ответа.
   - До утра вход в бухту закрыт, - прокричал в ответ дозорный.
   - Мы очень долго были в море, и команда хотела бы сойти на берег. Просим вас впустить нас.
   - Это невозможно, Эсхата Нариз не свободный порт, а военная крепость, - дозорный повернулся к своему напарнику, - Надо же Марис, что их сюда занесло, да и корабль, вроде гукер, а может кеч, я и днем их не различу.
   Матрос на корабле, прокричал еще раз свою просьбу, но, поняв, что ответ окончательный, успокоился, но видно не до конца.
   Основание одной из башен потрясли два мощных взрыва, от неё отломился кусок и упал в воду. Пока на кече перезаряжали бомбарды, лучники на башнях начали обстреливать корабль, но первые стрелы не попали в цель, видно на судне поставили магическую защиту. Второй залп был еще более мощный, было ясно, что третий залп разрушит башню. Дозорные лучники стали спешно покидать её, а со второй башни продолжали обстреливать кеч, плетения на стрелах были изменены и выстрелы стали достигать цели, на корабле уже в нескольких местах начались пожары, и было понятно, что положение его незавидное, но на темнеющем горизонте, стали вырисовываться силуэты других кораблей. На вторую башню обрушился огненный дождь, сила удара была ослаблена наложенными на камень плетениями, но башни защищали бухту от пиратов, поэтому не могли противостоять массированной атаке боевых магов. Крики людей, всё что могло гореть вспыхнуло, дозорные пытались спастись и прыгали в воду, кеч к тому моменту третьим залпом обрушил первую башню, огромная цепь рухнула в воду, проход в бухту был открыт, пока экипаж кеча тушил пожары и восстанавливал ход судна, мимо него в бухту зашел иол. В бухте стояло несколько кораблей две купеческих багалы, один неф, а у причала был пришвартован фактически остов какого-то судна, давно используемый как склад. Войдя в бухту, иол тут же попал под удар баллист крепости и катапульт нефа, неф сбил вражескому судну часть такелажа, это замедлило его ход, и один из огромных камней баллисты попал в корму, снеся кусок борта, еще два попадания крепостных баллист и иол стал заваливаться на один борт. Незавидная судьба иола показала нападавшим, что, приблизившись к стенам крепости на расстояние выстрела, они станут легкой добычей и корабли легли в дрейф недалеко от входа в бухту. К этому времени маги эсхаты передали сообщение в Кейзар, что Нариз подверглась нападению большого числа кораблей, скорее всего это не пираты. Так как на пиратских кораблях, конечно, были судовые маги, но здесь явно была атака боевых магов, да и пираты не дураки нападать на хорошо защищенную крепость, они грабили небольшие деревни на побережье, из Кейзара пообещали немедленно выслать помощь.
   На кече ни как не удавалось потушить пожар, более того он разгорался с новой силой, так как оставшиеся в живых дозорные с башен выбрались на берег бухты и постоянно обстреливали корабль. Нападающие, видя, что могут потерять еще один корабль, спустили с ближайшего когга лодки с воинами, но судьба кеча была предрешена. На вооружении нефа кроме катапульт была одна баллиста, после того как с иолом было покончено, неф поднял якоря и приблизился к кечу на расстояние выстрела баллисты. Первый выстрел был пристрелочный, зато второй снес одну из двух мачт кеча, третий выстрел был зажигательной бомбой, причем на заряд были наложены такие мощные плетения, что после попадания огонь моментально охватил поврежденное судно, дозорные башен стреляли в пытавшихся спастись матросов кеча. Неф приблизился еще ближе ко входу в бухту и стал из катапульт расстреливать спущенные с когга лодки. Правда, это не нанесло им почти ни какого ущерба, так как маги на когге поставили неплохую магическую защиту, а зарядов с наложенными плетениями, для того чтобы пробить эту защиту на нефе или не было, или все было потрачено на иол. К этому моменту с нефа тоже спустили лодку, и она поплыла к берегу, чтобы забрать оставшихся в живых дозорных, на эту лодку погрузили раненых, а те, кто мог передвигаться сам решили вернуться в крепость по берегу. На время противоборствующие стороны взяли перерыв и занялись спасением выживших, неф, подняв на борт лодку, подплыл ближе к стенам крепости, а лодки с когга собрали выживших с кеча и иола, до рассвета больше ни кто не предпринимал, ни каких активных действий.
   На рассвете темные в крепости увидели, что противник на безопасном расстоянии начал выгрузку своих сил. В трубы со стен можно было рассмотреть, что у противника было девять коггов, пять иолов и один неф прикрытия, невдалеке, судя по всему, дрейфовали еще два кеча, более чем внушительные силы, эта информация была немедленно передана в Кейзар. Из Кейзара ответили, что подмога им уже отправлена, кроме того, в направлении Нариз движутся пять кораблей из Эсхаты Изур и им тоже сообщили о нападении. Конечно, если бы основные силы темных не покинули эсхату, то быстрая атака отбросила бы нападающих в океан, но сейчас защитникам крепости приходилось только наблюдать. С кораблей к берегу постоянно курсировали лодки, вначале они перевозили людей, а потом какие-то непонятные объекты, как оказалось это были детали, из которых собрали конструкции, защищающие воинов при атаке крепости. После того как началась выгрузка войск на берег, стало понятно, что корабли, находящиеся в бухте находятся в большой опасности и капитаны кораблей приняли решение покинуть порт. Две багалы и неф вышли из бухты под всеми парусами, один из иолов попытался их преследовать, но быстро вернулся к основным силам. Багалы быстро скрылись за горизонтом, а неф остался курсировать в пределах видимости, надеясь вмешаться, как только представится возможность, правда ближе к вечеру он тоже скрылся за горизонтом. Выгрузка проходила до глубокой ночи, с наступление темноты в лагере нападавших зажгли костры, и в их свете было видно, что они готовятся к штурму.
   Атака начался под утро, штурмующие медленно продвигались к крепости, по ним начали стрелять баллисты с крепостных стен, но конструкции, которые прикрывали воинов, были хорошо магически защищены. В обычных условиях это была бы не проблема, всегда можно найти контрплетение, развеять чары, но на стенах просто не хватало людей, к тому же в бухту вошли два кеча и стали из бомбард расстреливать портовые ворота. Маги защитников, наконец, подобрали ключи к плетениям, наложенным на защитные конструкции, но было уже поздно, враг подошел слишком близко к крепости и вышел из зоны поражения баллист. Пара сотен темных и десяток магов сражались из последних сил, они перестали защищать портовые ворота и сосредоточились на тех, кто штурмовал главные. На стены полился огненный дождь, но стены были сложены из заговоренного камня, защитное плетение отвело удар и от него пострадали больше нападающие, чем защитники. Почти все защитные конструкции уже горели, темные выискивали в массе атакующих магов и убивали их, правда к этому моменту портовые ворота были разрушены и враги ворвались в крепость. Неожиданно нападавшие расступились, и на поле боя появилось какое-то самодвижущее устройство, создавалась иллюзия, что оно живое, в несколько прыжков оно достигло главных ворот и стало их ломать, весь огонь перенесли на него, но пока пробили его защиту, ворота были сломаны. После этого стало окончательно понятно, что крепость не удержать, и было принято решение взорвать башни и засыпать входы в подземные галереи. Оставшиеся в живых с боем пробились к горам и, скрывшись, вели постоянные наблюдения за противником. Захватчики оставили в крепости небольшой гарнизон, а основные силы ушли куда-то на болота, правда силы эти были не так уж и велики, так как при штурме крепости погибли почти все маги и большая часть воинов. Корабли же нападавших не ушли сразу, команды судов видимо решили чем-то поживиться в захваченной крепости, и это было их ошибкой. На второй день к вечеру появились корабли Кейзара, несколько быстроходных шняв, груженые добычей когги попытались сразу уйти, а иолы, кечи и неф прикрывали их отход. Шнявы уклонились от боя с нефом и ударили по иолам, кечи попытались поразить противника из бомбард, но не попали в высокоманевренные корабли. Пока на кечах перезаряжали бомбарды, на поле боя появился еще один участник. Неф из эсхаты очень долго ждал своего часа, он приблизился к кечу, снес выстрелами фактически в упор обе мачты и поджог его, потом он выстрелил из баллисты по другому кечу, но промахнулся, шнявы к этому моменты расправились с двумя иолами. Неф захватчиков понял, что занимает не лучшую позицию, решил совершить сложный маневр, но из-за горизонта появились еще пять кораблей, это были саеты из Эсхаты Изур. Экипаж саеты, состоял исключительно из темных инпат, это был один из самых быстроходных кораблей, на нем не было ни какого вооружения, кроме лучников, укрывающихся за его бортами. Неф захватчиков поздно заметил новую опасность и поплатился за это, через некоторое время его паруса пылали, пожаром была охвачена также палуба. Три оставшихся неповрежденных иола и кеч, поняв опасность, решили скрыться...
  
   - Вот, в общем, и все, вкратце, - Клео закончил свой рассказ, - На нефе так не удалось затушить пожар, и он затонул, кеч и две иолы сдались и их куда-то отбуксировали, корабли темных и несколько шняв продолжили преследование, и что с ними стало неизвестно.
   - Знаешь, что мне непонятно больше всего? - Мелм задумчиво крутил в руках сланцевый наконечник, - Ладно мы не знали, что Эсхата Нариз захвачена, хотя слухи всё равно должны были бы появиться, но почему об этом не знали Изгоняющие, ведь они должны все знать.
   - Ну, видно и они не всезнайки, - Клео с улыбкой рылся в сумке, ища, чтобы еще съесть.
   - Нет, тут что-то не так, давай рассуждать. Эсхата подверглась нападению, маги сообщили в Кейзар об этом, потом они еще раз связались и сообщили численность врагов и все, неужели не у кого не возникло желания узнать, что же все-таки произошло, чем все закончилось.
   - Да есть ли гогам, какое дело до других, - Клео, наконец, нашел кусок сыра, а Савай протянул ему хлеб.
   - Хорошо пусть так, но когда в Кейзар вернулись корабли, причем привезли с собой пленных, они уже знали, что эсхата захвачена и, ни чего? - Мелм поднялся с земли, - кому-то же было доложено, о захвате крепости.
   - А этот кто-то должен был сообщить об этом в столицу, - ни кто не заметил, как к ним подошел Изгоняющий, это был Аргабр, - Да это действительно наводит на размышления. Если он сообщил, то почему ни чего не предпринимает совет, а если не сообщил, то, что ему помешало? Ладно, всему своё время разберёмся, пойдем к берегу, удалось связаться с кораблем из эсхаты.
   - Это неф, самый большой и мощный корабль, - Клео встал и отряхнулся, - Пойдем, никогда его не видел, очень интересно.
   - Я в кораблях не разбираюсь, - Аргабр пожал плечами, - Корабль как корабль, нет ну конечно большой, - и, заметив Мелма, - Вот, встретились снова.
   - Э? Мы знакомы? - Мелм понял, что обращаются к нему, - У нас, конечно, была мимолетная встреча на болотах, но не думаю, что Вы даже обратили на меня внимание.
   - Не все сходится, горец, волк и рыжий, - Клео первый понял, что происходит, и засмеялся.
   - Только, пожалуйста, не обижайтесь, - Мелм засмеялся вслед за Клео, - Нас с братом часто путают, просто мы очень похожи, мы близнецы.
   Аргабр улыбнулся и все пошли к берегу, к тому времени там уже пристала лодка. Капитан, судовой маг и первый помощник вошли вместе с Аргабром в палатку, а Мелм, Клео и Савай подошли к гребцам лодки, там уже было несколько темных, они о чем-то тихо переговаривались, у матросов остались семьи в эсхате и они очень волновались за них.
   - Когда корабли ушли в Кейзар, мы всё жали, когда появится помощь, уже и не знали что думать...
   - Ты случайно не видел моих?
   - Две луны назад, видел твоего сына, да не волнуйся, все успели спуститься вниз...
   - Изгоняющих очень много, я их с детства боюсь, - голос принадлежал немолодому инпар или отверженному, Мелм невольно стал прислушиваться, - А когда я увидел "проклятые земли" в Тангоре, то понял, почему их боюсь, - матрос сплюнул и присел на борт лодки.
   - Это была война, - резко сказал один из темных.
   - Конечно война, кто же спорит, - матрос усмехнулся, - Многотысячное войско королевства, а ковены Зуал, Саат, Мэбл, Шамп и Файб и еще пару дюжин независимых магов пролили на него "проклятый" дождь...
   - Ковен Зуал? Ты ни чего не путаешь? - темный оборвал матроса.
   - Да ковен Зуал существовал не долго правда, это потом он стал орденом, - матрос замолчал, видно о чем-то задумался, почесал затылок.
   - Это спасло тысячи жизней, - видно Савая тоже заинтересовал этот разговор.
   - А сколько уничтожило, - матрос посмотрел на горца, - Одержимых и эльвитов в этом войске было не очень много.
   - Но они были, - было видно, что между этим темным и матросом уже были разногласия в прошлом.
   - Конечно, и они были буквально "смыты" этим ливнем, а что стало с остальными, их тела покрылись ужасными язвами и они умирали в страшных муках, - матрос видно уже не хотел продолжать этот разговор.
   - Зато Маджи-Лай, столица Тангора была захвачена малой кровью, - не унимался темный.
   - Малой!? О чем ты говоришь? Когда войска Долины подошли к столице Тангора, там начался настоящий ад, жители, испугавшись, что город постигнет та же участь, что и войско в "проклятых землях", начали настоящую охоту на ведьм. Ты думаешь, магов бы остановило, что перед ними огромный город, женщины, дети. Силы Долины стояли, ждали и не чего не делали, чтобы прекратить резню...
   - Как много эмоций, - Клео в упор смотрел на матроса, казалось мгновенье и он вцепится ему в горло, - Мы сейчас расплачемся. А что ты знаешь о деревнях, теперь уже мертвых, находящихся выше по течению Истра от Эсхаты Рейл? Эти деревни были населены в основном инпар, красивейшее место, река, небольшие озера лес и поля, залитые солнцем, всё это в прошлом. Культисты там устроили большое ритуальное капище, оно представляло собой огромную яму, в центре которой стоял алтарь, а все дно было утыкано кольями, жертв кидали с края ямы на колья и они умирали в страшных муках, женщины, мужчины, дети даже новорожденные...
   - Успокойся, - Мелм положил руку на плечо друга.
   - Твой друг прав, - темный подошел поближе к лодке, пальцы на руке медленно двигались, и Мелм почувствовал легкое защитное плетение, - Не все культисты были одержимы, большинство примкнуло к культу добровольно, когда в Долине с эльвитами и их приспешниками было покончено, они сбежали в Тангор. Ввязаться на тот момент в войну для Долины было высшей авантюрой, мы были истощены, но выхода не было.
   - Да силы Тангора превосходили нас во много раз, но у нас был лидер и он смог всех сплотить вокруг себя, - эти слова сказал маг, стоящий в уже достаточно большой группе, образовавшейся вокруг спорящих.
   - И самое главное не забывайте, наш мир наполнен Силой, - Мелм старался говорить спокойно, чтобы немного остудить спорящих, - В "проклятых землях" магов Тангора было не меньше, а даже больше чем магов Долины. Почему они ни чего не предприняли? - инпар постарался перевести разговор в другое русло, - Для вас не секрет, что во многих кланах детям до достижения тринадцати зим не разрешают прикасаться к Силе. Меня и брата заставляли до изнеможения метать ножи, учили пользоваться пращой и короткими мечами, мы уже чувствовали Сай, и нам было не понятно, зачем это нужно, а знаете, что сказал отец: "Сила имеет след, всегда, когда ты прикасаешься к ней, кто-то может почувствовать и опередить тебя, но редко кто может отразить неожиданный бросок ножа".
   Словно подтверждая его слова, Клео кинул нож, он вонзился в лодку рядом с рукой матроса, не такого эффекта ожидал Мелм от своей речи. Матрос бросился к Клео, но был сбит с ног ударом, другие гребцы кинулись на помощь своему товарищу, завязалась драка, в толпу дерущихся ворвался волк, Мелм почувствовал, что кто-то потянулся к Сай, но потом видно передумал. С трудом, но, дерущихся удалось разнять, сложнее всего было оттянуть волчицу, но, в конце концов, Саваю это удалось, хотя она сильно укусила одного из матросов, когда Савай успокаивал своего зверя, он заметил на земле несколько блестящих предметов, подняв их, он обнаружил, что это сай-ке. Мелм присел с ним рядом и, взяв один сай-ке, стал внимательно его рассматривать, потом обменялся многозначительным взглядом с Клео. Их обмен взглядами не укрылся от Савая.
   - Кто-то что-то потерял, - Мелм встал и протянул вперед руку с тремя сай-ке на ней, но, ни кто не изъявил желание их забрать, - Что же видно здесь давно валялись.
   Савай отвел волка подальше от толпы, которая еще продолжала переругиваться, к нему подошли Мелм и Клео.
   - Я почувствовал прикосновение к Сай, - прошептал Мелм, - Но после того как в толпу бросился волк, оно исчезло.
   Савай о чем-то задумался, в этот момент из палатки вышли капитан корабля со своими людьми, Аргабр и несколько темных, они направились к толпе на берегу, она стала гораздо больше, к ней присоединилось несколько Изгоняющих, люди кричали и показывали в сторону стоящих невдалеке инпар и горца с волчицей.
   - Пан или пропал, - Савай пошел к мисту и громко закричал, - Аргабр здесь есть шпион, вы должны его немедленно схватить, вот он, - горец показал на покусанного матроса.
   Аргабр сделал какой-то знак, и Изгоняющие схватили моряка.
   - Я требую объяснений и немедленно, - капитан корабля не скрывал своего раздражения.
   - Савай мы все ждем объяснений, - Аргабр внимательно смотрел на Савая.
   Горец подошел к моряку и кинжалом ударом снизу вверх разрезал ему на спине куртку. На пояснице три линии образовывали сложный узор.
   - И, - Аргабр видно ждал, что-то еще, но потом подошел поближе, и более внимательно рассмотрел узор, - Хм, на узоре какое-то плетение смутно знакомое, - потом подозвал к себе мага Изгоняющих, - Так его в пока палатку, глаз не спускать. Капитан отойдем в сторону, поговорим с глазу на глаз, так как информация совершенно секретная.
   Они отошли, и Изгоняющий что-то говорил капитану, во время его рассказа тот бросил несколько взглядов на Савая.
   - Сава, ты меня не перестаешь удивлять, - Клео подошел и удалил по плечу горца.
   Мелм не пошел к ним, а направился к мисту и капитану, дождавшись, когда они договорят, он стал что-то говорить магу, но тот только покачал головой. Капитан вернулся на берег к лодке и уплыл на свой корабль. Клео снова ушел, что-нибудь разнюхать, Савай с волчицей сели недалеко от берега, а Мелм о чем-то говорил с темными. Конечно это было только предположение и горец очень сильно рисковал, вот так при всех обвиняя кого-то, но это казалось на тот момент единственно правильным решением. Только сейчас Савай наконец понял, чем он рисковал, если бы оказался не прав, захотелось вернуться домой в горы, волчица словно почувствовав ход его мыслей, положила свою голову к нему на колени. Мелм подошел и присел рядом.
   - Расспрашивал, может, кто знает нашу пленницу, безуспешно. Ладно, пошли, поищем Клео.
   Клео узнал, что крепость решили атаковать на рассвете следующего утра, неф войдет в бухту и под его прикрытием штурм начнется от портовых ворот. Но ночью начнется подготовка, несколько отрядов должны очистить крепостные стены, воспользовавшись потайными ходами. Клео надоело сидеть без дела, но он не знал как попасть в группу зачистки, поэтому Савай был отправлен к своему "другу" с просьбой включить их в отряд.
   - Я, к сожалению, не могу приказать взять вас, но могу просто попросить, - Аргабр и Савай вышли из палатки, и пошли к лагерю разбитым темными, - Возьмут или нет, это их дело.
   Как не странно темные не отказались, но велели собираться быстро, так как они уже выходят к горам, ходы к стенам ведут от них.
  
   Местные горы были гораздо ниже гор на родине Савая, но все равно волчице явно нравилось бегать между камней. Ближе к горам стало прохладнее, ветер по прежнему дул с океана и даже чуть усилился к вечеру. Тропинка петляла между огромными булыжниками, Дейра то перепрыгивала с камня на камень, то затаивалась и внимательно следила за отрядом, потом резко выпрыгивала откуда-то сбоку, останавливалась, в несколько прыжков опережала людей и снова пряталась. Через какое-то время волчица выбрала себе жертву, неожиданно выскочив, она заметила, что один темный вздрогнул, теперь в игру добавился новый элемент, по походке Мелм заметил, что, скорее всего это девушка и видно она с опаской относилась к волчице, той же только это и было нужно. Но игры неожиданно закончились, отряд остановился, и командир предложил инпар и горцу завязать глаза, так как не хотел показывать вход в тайные коридоры, об этом договорились заранее, и возражений не последовало. После того как Саваю завязали глаза, волчица не отходила от него, все время находилась рядом, чувствуя, что горец стал беззащитен. Скоро отряд вошел в туннели, повязки с глаз были сняты, и отряд разделился, чтобы ударить с разных сторон. У всех были стрелы с наконечниками из сланца, а у Мелма и Клео сланцевые ножи им их дали Изгоняющие, на ножах было наложено несколько плетений, по прочности они не уступали металлическим, а по остроте их заметно превосходили. Темные не возражали, чтобы их группу возглавили инпар, первым шел Клео за ним Мелм, оба в серых доспехах с луговыми собачками на плечах, потом темные и замыкал группу Савай с волчицей. Туннелем явно давно не пользовались, пол был покрыт пылью на стенах паутина, воины освещали себе путь небольшими артефактами, которые несли в руках, через некоторое время туннель закончился тупиком, один из темных нажал панель на стене, и каменная дверь медленно ушла вниз. Инпар скользнули в проход, вернувшись, они знаками показали, что путь свободен. Этот участок стены был пуст, закрыв за собой дверь, группа медленно пошла по стене, но на внешней стене, ни кого не было, они дошли до ворот и решили спуститься во внутренний двор. Первым спустился Клео, он пересек открытый участок и спрятался в тени ближайшего здания, группа по одному присоединилась к нему. Как назло на небе ни облачка и две луны ярко освещали пространство между внешней и внутренней стеной. Члены команды обменялись знаками, надо было пересечь большой открытый участок, можно было уйти в тень, но прикосновение к Силе мог почувствовать враг, долго не могли решить какой риск выше бежать в открытую или возможно выдать себя, используя Силу. Решили достичь внутренней стены небольшими перебежками вначале до перевернутой телеги, потом до колодца, а от него к конюшне и, скрывшись в тени конюшни добраться до стены. Первым побежал Клео, за ним Мелм остальные решили дождаться, когда инпар поднимутся на стену. Пошли томительные минуты ожидания.
   Клео и Мелм поднялись на внутреннюю стену, рядом была огромная баллиста и она полностью закрывала обзор, они долго стояли, прислушиваясь, было большое желание войти в поток, но делать это было нельзя, так как рядом могли оказаться маги. Какие-то звуки послышались внизу под стеной, а потом покашливание с другой стороны баллисты. Клео и Мелм решили обойти баллисту с разных сторон, прокравшись, Клео увидел фигуру. Воин внимательно смотрел во внутренний двор, он тихо сказал что-то на незнакомом инпар языке, ему ответил кто-то невидимый Клео. "Значит как минимум двое, Мелму стоящий у стены тоже виден хорошо, но место для маневра у него явно меньше, похоже, невидимый мой". С этой мыслью Клео сделал прыжок вперед, краем глаза заметив, что серая тень сбила фигуру у парапета стены, развернувшись, инпар увидел еще двух противников, один стоял, а второй сидел у баллисты. Стоящий был сбит с ног, а сидящий так и не успел встать, Клео вонзил ему нож в основание шеи и перерезал горло. Мелм расправившись со своим противником, закрыл рукой рот сбитому с ног Клео и свернул ему шею. Убрав трупы, так чтобы они не особо бросались в глаза, инпар прошли немного по стене вперед и назад, но, ни кого не обнаружили, после этого они сбросили вниз веревку, темные влезли по ней на стену, а Савай с волком остались внизу. Группа уже сделала больше, чем планировалось, но аппетит приходит во время еды, и было решено захватить внутреннюю стену, правда перед этим решили связаться с другими группами. Несколько темных снова спустились во внутренний двор, а остальные рассредоточились по стене и внимательно наблюдали за происходящим вокруг.
   Уже начало светать, когда на внутренней стене собрался весь отряд, посыльный был отправлен в лагерь, ударить решили с тыла в тот момент, когда начнется атака со стороны бухты. В предрассветном сумраке можно было понять расстановку сил, у каждой баллисты был пост из трех-четырех человек это приблизительно четыре-пять дюжин, больше чем половина всех сил противника. Внутри крепости ходило несколько патрулей, в общем, задача не сложная, беспокоило только, что нигде не было видно магов захватчиков, хотя час был ранний и возможно они спали в каком-то из домов.
  
   Неф вошел в бухту, это стало сигналом для начала атаки, отряды ворвались в разбитые портовые ворота, а на стене темные напали на посты у баллист. Враг был обескуражен, началась паника, действительно из одного дома выбежали маги, но были почти мгновенно убиты лучниками со стен, кто-то попытался спастись бегством в сторону главных ворот, но и там путь был отрезан, стрелы горца сразили несколько человек. Захватчики стали бросать оружие и сдаваться, лишь одержимые, понимая, что их все равно не пощадят, пытались оказать сопротивление, но их было совсем мало. К полудню были добиты, небольшие группы, засевшие в домах. Не захваченной осталась лишь небольшая каменная башня, служившая входом в казармы, засевшие в ней, правда, вели переговоры. По их словам, они моряки с потопленных во время захвата крепости кораблей, и пытались выторговать для себя свободу в обмен на магов и предводителя, оставленного за главного в крепости, утверждая, что они лишь обманутые наемники из Содружества Марис, брошенные умирать в крепости. В конце концов, им дали гарантии безопасности, всем кроме одержимых. Моряки вышли из башни и вывели пять магов, и Изгоняющие забрали магов с собой. Аргабр обратил внимание на веревки, которыми были связаны пленные, они были скручены из каких-то водорослей. Несмотря на то, что трое из пяти магов явно были одержимы, а сила одержимых была гораздо выше, чем сила человека, они не только не могли её порвать, но она явно блокировала и магическую силу.
   - Кто у вас за старшего? - спросил Аргабр, подойдя к кучке матросов.
   - Капитан "Пыхтящего Бу" Пауло Йоль, - сказал один из них, с небольшим акцентом
   - Интересные веревки, как будто специально готовились магов ловить, - Изгоняющий внимательно смотрел на капитана.
   - В Содружестве к магам другое отношение, чем у Вас уважаемый, - капитан явно старался не сказать лишнее, - Веревки у нас всегда с собой, какой же моряк без верёвки. Когда маги забежали к нам в башню, мы сразу решили, что сохраним много жизней, если сдадим их вам. Тем более один из них, как вы их называете... - капитан спросил что-то у стоящих рядом с ним, но они, ни чего ответили, - В общем, неживой, он и есть главный.
   - Хорошо, говоришь на языке Долины, - Аргабр отдал необходимые распоряжения, чтобы матросов проводили к берегу, а сам быстро пошел к плененным магам, на что-то он видимо не обратил должного внимания.
   - Мы торгуем с Жализом, по побережью доберемся до него, а там найдем корабль до островов. Кстати, они лили какую-то гадость около разрушенной башни.
   Хотя Аргабр уже отошёл достаточно далеко, но услышал последнюю фразу капитана и на ходу отдал приказы магам ордена, неужели он не заметил эльвита.
   Пленных магов уже отвели в лагерь и собирались отправить в ближайший оплот, предводитель действительно отличался он остальных кожей землистого цвета, натянутой на череп, смотрящий пустыми глазницами, в которых иногда вспыхивали огоньки. Это был не эльвит, но с таким порождением Нави Аргабр встретился впервые. Изгоняющие допускали, эльв мог вселиться во что угодно, но от этого дерево не начинало ходить, а животное говорить. Здесь же явно наблюдалось что-то не живое и не мертвое, возможно умерев, одержимый маг не закончил свое существование, а каким-то образом поддерживал жизнь в мертвом теле, страшнее было осознание того, что культисты научились каким-то образом поднимать мертвых, а учитывая слухи об "оживших камнях" картина вырисовывается невесёлая.
   "Моряки Содружества Марис явно уже встречались с чем-то подобным. Надо будет подробнее изучить карту, вроде где-то на островах есть еще одна аномальная зона с истонченной тканью Мира, подобная той, что находится здесь на болотах и в Тангоре". Эти мысли вертелись в голове Аргабра по дороге в его палатку, они были прерваны появление мага Изгоняющих, он принес какую-то склянку с зелено-бурой желеобразной жидкостью.
   - Это покрывает все камни в районе засыпанного входа в подземную галерею, - маг протянул мисту склянку.
   Внутри жидкости, постоянно образовывались пузыри, и она время от времени бурлила.
   - Отправьте её вместе с пленными магами в оплот Эсхаты Танаис, там лучшая лаборатория и есть камеры, в которых можно содержать магов, думаю, мы скоро получим, хоть какие-то ответы на многочисленные вопросы, сейчас я составлю сопроводительную записку, - сказав это, мист взял перо и склонился над столом.
   Разобравшись с пленными магами, Аргабр занялся остальными делами, вначале он
   встретился с темными и передал им пленных, предложив загрузить их работой по расчистке входов ведущих в галереи, магу хотелось побыстрее скинуть с себя всё связанное с эсхатой, чтобы ни что не отвлекало от культистов находящихся на болотах, он чувствовал, что промедление в данном вопросе крайне опасно.
  
   Горец и инпар сидели на бочках в порту недалеко от остова старого корабля, птицы низко летали над водой, с клекотом ловя рыбу, волчица бегала где-то неподалеку, Савай разглядывал трофейный кинжал, его Клео забрал с трупа, убитого им врага. На кинжале было наложено три плетения одно стандартное на рукояти, благодаря ему, обезоружить человека, владеющего этим кинжалом, было очень сложно, а вот два других были им не совсем знакомы. Все плетения были наложены на драгоценных камнях, вставленных в гарду и головку рукояти.
   - Дорогая игрушка, - Савай вернул кинжал Клео.
   - Да уж, и плетения не на металле, а на камнях, то есть почти навечно. Эти камни даже можно вытащить и вставить в другое оружие, - Клео еще раз посмотрел, как сверкает лезвие в заходящих лучах Айора и убрал кинжал в ножны, - Правда одно плетение мне не знакомо. Со вторым уже встречался, после удара этим кинжалом рана долго не заживает, ничего вернёмся домой, покажу шептунам.
   Из портовых ворот вышла небольшая группа моряков в сопровождении нескольких Изгоняющих.
   - Они магов захватили, их за это отпускают. Я слышал, у них веревки есть, которыми магов можно вязать, - видно в голову Клео пришла какая-то мысль, он спрыгнул с бочки и направился в сторону моряков.
   Клео догнал моряков и о чем-то стал с ними говорить, видно было, что он предлагает деньги, в конце концов, они договорились, один из матросов снял с себя куртку и размотал веревку, которая была накручена на его торс, они ударили по рукам, после чего инпар забрав свою покупку, пошел обратно.
   - Пригодится, - Клео забрался обратно на бочку, - Ну что, какие планы?
   - Вы можете возвращаться, - Мелм о чем-то задумался, - Я на болота пойду.
   - Ты сумасшедший, знаешь это? - Клео разложил на соседней бочке коллекцию своих ножей и кинжалов, и внимательно рассматривал сланцевый нож, который дали ему Изгоняющие, - Плетения стали чуть слабее, как думаешь, если я к ним потом подойду и попрошу их заново наложить, дорого возьмут?
   - Думаю, что совершенно бесплатно наложат, - Мелм понимал, что от Клео ему не избавиться.
   - Нет, скорее нож заберут, - Клео казалось, не заметил сарказма в словах друга.
   - Сава, ты то хоть вернешься? - что-то подсказывало Мелму, что и горец останется, - С волком на болота, тебе то все равно, а животное зачем мучить, его же гнус сожрет.
   - Ну, у меня есть амулеты и еще мазь её Изгоняющие используют, говорят, рецепт сам Чудотворец разработал, - Савай достал из сумки несколько камней и склянку с зеленой массой, - Я с плетениями поработал, чуть подправил и усилил. Дейре пару амулетов на шею повешу, а мы мазью намажемся, у неё запах гораздо приятнее той, что вы мазались, хотя насколько помню у вас своя осталось, - горец хмыкнул, стараясь сдержать смех, достал наконечник и стал ковырять отверстие в камне, чтобы просунуть в него бечевку.
   - Ладно, все с вами ясно, - Мелм слез с бочки и поправил одежду, - Возвращаемся в деревню, в которой убили Брега и Юма, поищем след лошадей, вроде их на болота не увели, хотя нет, будем спать, надо отдохнуть, а то вторая ночь без сна.
  
   Аргабр пытался хоть как-то привести мысли и дела в порядок, получалось если честно не очень, под утро усталость начала брать своё, ужасно хотелось спать, вторя ночь без сна. Он вскипятил воду на небольшой горелке и заварил себе травяной чай, взяв кружку с чаем и небольшой переносной табурет, вышел из палатки и присел недалеко у входа, ему казалось, что со всей этой текучкой он что-то упустил, но уставший мозг принципиально отказывался работать и вдруг...
   - Ты видел инпар и горца? - Аргабр остановил проходившего мимо темного, тот отрицательно покачал головой.
   Через некоторое время выяснилось, что последний раз их видели вечером в порту, один из них купил веревку у моряков Содружества, а потом они как сквозь землю провалились. Мист почти не сомневался, куда они направятся, нельзя было спускать с них глаз.
  

Глава 9: Эсхата Эдуар.

Долина собирает силы для отражения атаки Песчаных Орд.

  
   Тори Ли командир отряда Скользящие из Эсхаты Изур стояла на капитанском мостике саеты и отдавала последние приказы перед швартовкой в порту Жализ, она уже несколько раз была в этом городе, но с момента её последнего посещения здесь многое изменилось. Из гавани открывался прекрасный вид на город, красивый, яркий, шумный и богатый, но за городом недалеко от входа на перевал Гаргола появились мощные крепостные сооружения. Террасы, нависающие над перевалом, были расчищены от камней и расширены теперь на них высились башни, стены еще не были достроены и за ними виднелись различные постройки, огромные подъемники с земли доставляли грузы наверх, в порту стояло несколько кнорров под разгрузкой, явно с материалом для стройки. А во всем остальном порт жил своей жизнью, рыбаки торговали только что пойманной рыбой, мальчишки зазывали приезжих, здесь же что-то готовили и предлагали перекусить. Но глазеть по сторонам было некогда, темные и так немного задержались, так как помогли отбить атаку на Эсхату Нариз, саеты расстреляв, подожгли вражеские корабли и ушли, предоставив решать их дальнейшую судьбу шнявам Кейзара. Отряды быстро сгрузились и пошли через перевал в пустыню Га.
  
   Езор Чи поспал несколько часов, проснувшись, наскоро перекусил и пошел к оплоту Изгоняющих, так как ему сказали, что видели магов ковена недалеко от него. Рядом с оплотом он действительно увидел Белтайна, маг сидел на ступеньках пил, что-то из кувшина стоявшего рядом с ним и явно наблюдал за небольшой группой инпар, мужчиной, юношей и двумя девушками. Одна девушка была черноволосая, длинные волосы заплетены в четыре косы, у второй вьющиеся каштановые волосы были собраны в хвост, девушки о чем-то спорили.
   - Сколько можно говорить об одном и том же мы возвращаемся домой, - сказала черноволосая.
   - Возвращайся, тебя ни кто не держит, я остаюсь пока здесь, - спорила с ней другая, - Мы можем дождаться Мелма и остальных здесь.
   - Не факт, что они будут возвращаться этой дорогой, просто ты ищешь способ вернуться обратно, я тебя знаю, ну, пожалуйста, давай вернемся домой, - черноволосая обняла свою подругу, - Обещаю, что мы тут же поговорим с Малхусом и поверь мне, он не оставит брата одного.
   Спор явно затягивался, но, в конце концов, доводы черноволосой оказались сильнее и инпар подошли к магу.
   - Ну, вы готовы наконец? - Белтайн с улыбкой смотрел на девушек, - Если да, то идете в квартал магов, я уже обо всем договорился.
   Инпар все еще немного переругиваясь, прошли мимо темного и мага.
   - Что с эсхатой? - этот вопрос интересовал естественно Езора Чи больше всего.
   - Думаю не сегодня, так завтра её отобьют, уже связались с жителями, они в безопасности в галереях, кажется, что крепость нападавшим и не особо была нужна, - маг о чем-то задумался, - Правда, это только моё мнение, но захват крепости обошёлся слишком дорогой ценой, и это немного спутало им планы.
   - Кому им?
   - Изгоняющие считают, что культистам и я с ними согласен.
   Оба замолчали и внимательно смотрели во двор на Изгоняющих, постоянно вспыхивали линзы порталов из них выходили или входили люди.
   - А они с нами были не до конца честны, - Белтайн отставил кувшин в сторону, - Через их портал могут пройти сколько угодно человек, но не сразу, прошли, закрыли портал, открыли и снова прошли, так до бесконечности, они даже делают один участок подвижным для этого.
   Но их наблюдения были прерваны, появлением незнакомого им мага.
   - Магог Белтайн и Езор Чи, Вас ждут на совете, прибыли представители ковенов Мэбл и Шамп, позвольте мне Вас проводить.
   "Юноша явно чувствует себя не очень уверенно, а Белтайн оказывается магог, очень интересно" - мысли Езора Чи были прерваны.
   - В ковене Саат три магог, Магог Саат, ваш покорный слуга и Магог Бахай, это конечно немного необычно, но это факт, - сказав это, Белтайн улыбнулся.
   - А вы, оказывается, умеете читать мысли? - Езор Чи почувствовал, что возникающее ощущение доверия к магу тут же исчезло.
   - Простите, но вы думали слишком громко, - маг склонил голову, - Приношу вам свои извинения.
   К этому времени они вышли из городских ворот, за стенами крепости разворачивался огромный лагерь, он разрастался буквально на глазах, одновременно ставилось с десяток шатров, шум, гвалт, снующие туда-сюда люди, то в одном месте, то в другом вспыхивали линзы порталов. Езор Чи замечал то там, то здесь черные доспехи темных, по знакам на плечах он определил, что это темные из Эдуар и с удивлением увидел большую группу из Эсхаты Рейл, его людей здесь не было, они не покидали стен крепости. Очень много серого цвета, доспехи инпар и одежда Изгоняющих, если наличие большого количества членов ордена было понятно, но что здесь делали представители кланов, было не совсем ясно. Нет, ни кто не отрицал, что они прекрасные бойцы, но наиболее полно их таланты раскрывались в ударах из-под тишка, хотя надо отдать им должное, мечами они владели не плохо. Правда ярких цветов, все же было больше, разноцветные мантии магов и стены шатров, полотнища флагов, правда обвисшие, так не было ни ветерка и лучи Айора уже начали обжигать, не смотря на раннее утро. Белтайн и Езор Чи быстро двигались за своим проводником в сторону центра лагеря, прошли мимо небольшой группы горцев, они, смеясь, ставили палатку, среди них несколько девушек, зеленые глаза, светлые волосы перетянуты в нескольких местах разноцветными ленточками. Невдалеке с подвод разгружали каменные блоки, Белтайн подошел к группе магов контролирующих процесс разгрузки, о чем-то с ними переговорил и быстро догнал Езора Чи и сопровождающего.
   - Разобрали, стационарный портал в квартале магов, соберут здесь, Саат пока в городе, Бахай с группой магов куда-то ушли затемно, похоже, и не спали совсем. Видно я единственный представитель ковена на предстоящем совете, - Белтайн критически осмотрел свою одежду и вздохнул, - Если бы знал, переоделся.
   Езор Чи тоже посмотрел на мага, на светло-зеленой мантии местами были пятна грязи, магог поймал его взгляд и снова улыбнулся.
   - Если бы я был макол...- Белтайн видно что-то хотел сказать, но передумал, - Только его помяни, тут как тут...
   В нескольких шагах от них весь в белом сидел макол, а рядом с ним несколько инпар все были в потоке, а перед ними игровая доска с вращающимися стрелками на ней, этой игры темный не знал, некоторые стрелки крутились другие стояли неподвижно. На плечах инпар был знак свернувшаяся сороконожка, Езор Чи уже когда-то видел этот знак, но не помнил, какому клану он принадлежит. Наконец они достигли цели, сопровождающий простился и ушел. У центрального шатра стояли Изгоняющие и инпар, этот клан был знаком темному, на плечах кожаных доспехов была полевая мышь. Бойцов клан Арев чаще всех нанимали в качестве телохранителей и для сопровождения грузов, видно работодатели были в шатре, а телохранителей в него не пустили, поэтому они стояли плотной группой недалеко от входа и внимательно осматривали всех входящих. Молодой маг ордена откинул полу шатра, предлагая войти вновь пришедших.
   В шатре было уже много народа, но появления Белтайна и темного не осталось незамеченным, у мага здесь было много знакомых и они стали приветствовать его. Через какое-то время к ним подошел маг, видно на него возложили ответственность вести совет и спросил, когда ожидать Магог Саат, получив ответ, что главу ковена задержали важные дела и можно начинать без него, он прошел во главу стола. Сразу же после него к Белтайну приблизился человек и что-то зашептал ему на ухо. Езор Чи уловил несколько слов "джамд", "верчил", "рабы". "Все понятно, действительно свернувшаяся сороконожка символ клана Джамд, как он мог забыть это, а Верчил его глава", - темный более внимательно осмотрел находящихся в шатре и увидел сильно загорелого седовласого человека, длинные волосы его были скреплены заколкой, а на цепочке висел массивный знак в виде свернувшийся сороконожки. Рядом с ним стоял еще один инпар, внимательно осматривающий шатер, на мгновение их глаза встретились. "Джамд хотя и не большой клан, но один из самых влиятельных, он практически полностью контролирует горную разработку и использует фактически рабский труд, хотя рабство в Долине запрещено, значит платой за участие инпар, будут пленные", - все эти мысли промелькнули в голове Езора Чи, пока он осматривал шатер. Лишь одно лицо ему было знакомо Шафи Ол, старший над отрядами темных в Эсхате Рейл, он сидел на табурете полуприкрыв глаза. Увидев подошедшего к нему командира Недремлющих, поднялся с табурета и поприветствовал его.
   - Слышал, что Нариз захвачена, но думаю, что все будет хорошо, у нас тоже не спокойно, поэтому со мной всего два отряда, - Шафи Ол говорил тихо, - в верховьях Истра тоже что-то происходит, я это чувствую, но отказать Изгоняющим не смогли. Вчера вечером они обратились к нам с просьбой помочь отбить атаку пустынников и вот мы здесь с нами еще отряд горцев. Про Джеа Бо что-то слышно?
   - Горцев я видел, а про командира Незримых ни чего не знаю, надеюсь ты прав насчет Нариз, место себе не нахожу, у меня там жена и дети, - Езор Чи тяжело вздохнул.
   - Простите, что вклиниваюсь в ваш разговор, - эти слова принадлежали магу ордена, стоявшему неподалеку, - Но освобождением Эсхаты Нариз руководит мист Аргабр и беспокоиться действительно не о чем.
   В этот момент маг, стоящий во главе стола попросил тишины. Пока шло представление участников собрания в голове Езора Чи вращались разные мысли: "Действительно с момента войны с культистами и Тангором руководящая роль во время конфликтных ситуаций всегда принадлежит ордену, наверно это всем выгодно, а о Малом Совете вспоминают только когда опасность минует... Ну почему его не насторожил приказ главы Совета?.. Хотя может это все невероятное совпадение... Но что-то сейчас не чувствуется руководящая и направляющая роль Совета, во главе стола мисты Изгоняющих, да может это и правильно..."
   На жердях была растянута подробная карта пустыни и всех стали вводить в общий курс дела, более подробные указания будут даны позже отдельно каждому командиру отряда. Особенно всех заинтересовала информация об "оживших камнях", Изгоняющие считали, что это не слух, и возможно с ними придется столкнуться лицом к лицу в битве. Правда у них был план, как нейтрализовать эту опасность, после обсуждения вопросов взаимодействия, командирам отрядов, главам ковенов и кланов были выданы конверты с подробной инструкцией, запечатанных магическими печатями, вскрыть их можно было только в строго определенное время, и на этом совет закончился.
   Езор Чи вышел из душного шатра, но на улице было не лучше, по-прежнему, ни ветерка, Айор явно пытался выжечь все живое, рядом с ним остановился инпар, виденный на совете.
   - Ты из Эсхаты Нариз? - инпар снял кожаную куртку, рубаха под ней была мокрая от пота, - У меня к ней недавно друзья отправились, что с крепостью?
   - Когда я уходил, все было в порядке, - тон каким задал вопрос инпар, был достаточно грубым, в другой момент темный даже не стал бы на него отвечать, но перед боем не стал ругаться с возможным союзником, - Сейчас эсхата захвачена, но кем не известно.
   - У меня туда брат и невеста второго брата жены отправились, - инпар расстегнул несколько пуговиц на рубахе и явно задумался, не снять ли её вообще, - Меня звали, не смог пойти.
   - Как они выглядели? - разговор в принципе можно было и не продолжать, но было видно, что человек действительно беспокоится.
   Нец, а это был он, описал Чору и Мелма.
   - Похожую девушку видел сегодня утром, они направлялись в квартал магов. С ней была еще одна девушка, мужчина и юноша, а точно вспомнил, они говорили о каком-то Мелме, девушка с каштановыми волосами, все порывалась вернуться.
   - Каштановыми, - Нец задумался, - наверно подруга Чоры. Схожу в квартал магов, может узнаю что. Удачи, да хранит Нас Род и Ма.
   Сказав это, инпар быстро пошел в сторону эсхаты. "Странно, почему Изгоняющие решили, обратиться к Джамд, более худшей репутации, чем у этого клана не было, убийцы для которых нет ни чего святого, к тому же еще и работорговцы. Может потому, что с ними очень легко договориться, платой может быть что угодно, в данном случае, скорее всего это будут пленные...", размышления темного были неожиданно прерваны.
   - Его полное имя Нецах Лайре, - Белтайн, вышел из шатра, стоял рядом и смотрел в след удаляющемуся инпар, - Клан Лайре уничтожили культисты, почти полностью, Верчил усыновил его, теперь он Нец Джамд и скорее всего будущий глава клана.
   Белтайн посмотрел на конверт в своих руках, попрощался и пошел в сторону портала, который к этому моменту был почти готов. Езору Чи здесь тоже делать было нечего, до вскрытия конверта оставалось еще несколько часов, но в любом случае отряды надо готовить к предстоящему сражению, поэтому он пошел в Эсхату Эдуар.
   Недалеко от ворот крепости образовался стихийный базар, несколько десятков торговцев предлагали различные товары. Езор Чи заметил небольшую очередь, которая образовалась около смазливой девицы торгующей холодным соком пустынной дыни. Пустынная дыня совершенно не напоминала свою равнинную родственницу, плод был покрыт толстой кожурой с длинными и очень острыми шипами, но если знать, как его открыть, то сердцевина была достойной наградой за все мученья. Цена, конечно, была гораздо выше среднего, но темный не стал торговаться, очень хотелось пить, пока он пил слегка кисловатую, немного вяжущую жидкость, то услышал разговор, который его заставил задуматься, разговаривали двое:
   - Вот смотри, у обычных магов есть магоги, а у магов ордена мисты, - говорил один, - Воинов достигших совершенства и прошедших посвящение называют - макол, а вот у бойцов ордена есть что-то подобное?
   - Я про это, ни чего не слышал, - второй отхлебнул что-то из большой кружки.
   - Ну, если ты не слышал, то это не значит, что этого нет, - второй хмыкнул, - Может у Изгоняющих есть свой элитный отряд, у темных же есть три элитных отряда.
   Езор Чи допил свой сок, но всю дорогу пока шел во внутренний двор думал: "Действительно, подобный отряд должен существовать, просто Изгоняющие тщательно скрывают его существование, хотя не факт. Ведь говоря начистоту, у темных уже и нет ни каких элитных отрядов". Действительно, очень давно, может даже более тысячезимья назад, общины темных приняли решение и в трех эсхатах расположенных по границам Долины были созданы элитные отряды. Вначале в этих отрядах были действительно лучшие бойцы тёмных, но постепенно круг за кругом, стозимья меняли друг друга, и все забылось, теперь в этих отрядах были, конечно, лучшие бойцы, но не Долины, а эсхаты, правда, стоит отметить, подготовку они проходили гораздо лучшую, чем обычные бойцы. Так, что элитные отряды, конечно, были, но это была элита данной эсхаты, хотя простые обыватели не сильно задумывались над этим вопросом, для них эти отряды по-прежнему олицетворяли, лучших темных бойцов Долины.
  
   Отряды из Эсхаты Изур прошли через перевал и заметили недалеко большой лагерь, подойдя ближе, они увидели, что этот лагерь организовали Изгоняющие, причем в нем было много женщин и детей. Как только отряды темных были замечены, к ним подошел маг ордена.
   - Приветствуем Вас, могу ли я видеть Тори Ли, - маг их явно ждал.
   - Тори Ли, я, - девушка сняла с лица платок.
   - Очень хорошо времени мало, пойдемте быстрее, по дороге все объясню, - Изгоняющий быстро пошел в сторону от лагеря.
   Через некоторое время темные увидели четыре линзы порталов и суетящихся около них магов ордена.
   - Темные из Эсхаты Эдуар сейчас разбили лагерь в предгорьях, порталы приведут нас в точку находящуюся недалеко от них, а я провожу вас непосредственно к лагерю, - сказав это, маг вошел в один из порталов.
   По дороге маг уже объяснил темным, что порталы Изгоняющих имеют другую природу, чем порталы, которые открывают обычные маги, поэтому на переход потребуется гораздо больше времени. Отряды построились в четыре шеренги и медленно по двое стали проходить через порталы.
   Когда последний человек прошел через портал, Айор уже приближался к зениту, весь переход занял несколько часов. Три портала потухли сразу, а один продолжал гореть.
   - Простите, но не могли бы вы помочь мне проверить одну идею, прежде чем я провожу вас в лагерь - Изгоняющий вопросительно смотрел на Тори Ли.
   - Если только очень быстро - еще немного, и мы все расплавимся - Тори Ли видела невдалеке горы и такую спасительную тень.
   - Это не займет много времени, честное слово, - маг зашел и через небольшое время вышел обратно из портала - Все готово, не могли бы вы приказать каждому выпустить по нескольку стрел в портал.
   Быстро были отданы необходимые приказы и лучники, выстроившись, стали пускать одну за другой стрелы в портал, наконец, маг решил, что уже достаточно, поблагодарил всех и повел за собой в сторону гор.
   Темные из Эсхаты Эдуар выбрали для своего лагеря очень удачное место, десяток пещер к которым вели две узкие расщелины. Со стороны пустыни вход в расщелины был на уровне человеческого роста, к нему вели несколько выдолбленных в скале ступенек, войти в него могли не более трёх человек одновременно, дальше расщелины расширялись и соединялись, образуя перед входом в пещеры достаточно большую площадку. Не имея проводника, отряды из Эсхаты Изур наверняка прошли бы мимо, темные остановились недалеко от входов, а маг поднялся по ступенькам и долго вел с кем-то переговоры, потом он позвал Тори Ли, в конце концов, им разрешили войти, после этого Изгоняющий попрощался и ушел.
   Пока отряды размещались в пещерах, Тори Ли пошла представиться командиру темных из Эсхаты Эдуар, он не смог сам выйти ей на встречу. В пещере было прохладно, потребовалось некоторое время пока глаза привыкли к полутьме, командир Незримых лежал на травяной подстилке.
   - Приветствую, неважно выглядишь, - Тори Ли подошла поближе и присела рядом, - Куда ранили?
   - И я тебя приветствую, - Джеа Бо попытался улыбнуться, - Не ранили, паук укусил, если бы не маги ордена давно бы дух испустил, врачи из них конечно ни какие, но теперь говорят, жить буду. Хорошо, что это ты, тебе я могу спокойно доверить своих людей.
   - Боялся увидеть, Назира, - девушка потрогала голову темного, жара не было, - Не понятно, какая змея проползла между вами.
   - Честно скажу, боялся, - темный попытался сесть, но это ему не удалось из-за слабости, - Эсхата Танаис всё-таки гораздо ближе, чем Изур.
   - Нас попросил оказать помощь Эсхате Эдуар глава Йосель Шастр, решили, что быстрее будет, если поплывем, - девушка поняла, что Джеа Бо трудно продолжать разговор и, встав пошла к выходу из пещеры, - Ландо поправляйся, я тут за всем присмотрю.
   - В соседней пещере Изгоняющие, когда мы сюда пришли они уже были здесь. Ни когда не видел столько Изгоняющих в пустыне, - командир Незримых, закрыл глаза.
   Тори Ли вышла из прохладного сумрака пещеры на раскаленную Айором каменную площадку. Около каждой расщелины ведущей в пустыню дежурило по нескольку человек, девушка подошла к одной группе, они внимательно наблюдали за пустыней, неожиданно она увидела фигуры, двигающиеся по пескам.
   - Изгоняющие, - словно поняв, что привлекло её внимание, сказал один из часовых, - Когда пустынники нас прижали, мы здесь решили спрятаться, так пока шли, столько их видели, они какие-то ямы рыли непонятно зачем, может искали что, в такую жару стоять то тяжело, а им все нипочем.
   Через некоторое время из пещер к ним пришла смена, а с ней старший, который заменял Джеа Бо, он предложил командиру Скользящих ввести её в курс дела, хотя по большому счету вводить было особо не во что, всё и так было понятно.
  
   Становище уже давно проснулось и жило своей жизнью, оно раскинулось недалеко от небольшого оазиса, дальше до границ Долины пополнить запасы воды будет уже негде, поэтому надо хорошо подготовиться к долгому переходу. Бера Джа Дед за утренней едой снова не увидел Верховного шамана, он послал за ним, но найти его не смогли, эта была уже третья подряд трапеза, которую тот пропускал. Две луны назад шаман поругался с главным советником, он предлагал немедленно вернуться вглубь пустыни к оазисам, его не на шутку напугали сообщения разведчиков, о большом количестве Мглы в пустыни. В Долине их называли Изгоняющие, но шаманы Песчаных Орд дали им имя Мгла. Верховный шаман считал, что сейчас они не достаточно готовы противостоять силе Мглы, главный советник же был уверен, что у них сейчас достаточно силы, для того чтобы уничтожить любого врага. Кроме Мглы была и другая опасность, отряд темных, который вот уже на протяжении нескольких десятков лун болезненно кусал, то в одно, то в другое место. Орды пустынников сильно растянулись, и как только один их хвостов становился очень длинным, темные его тут же укорачивали, прежде чем они нападут на крепости Долины, нужно было разобраться с врагами в тылу. Разведчики нашли место, где скрываются отряды темных, и завтра они будут уничтожены. Две вещи вызывали беспокойство, активность Мглы именно на том направлении и большие потери среди разведчиков, было по-прежнему не понятно, что делает Мгла в пустыне, так как ни один из посланных разведчиков не вернулся. Чтобы хоть немного отвлечься от нерадостных мыслей, правитель позвал гадалку. Она была лучшая, а гадала по остаткам пищи застрявшей в зубах. То что увидела гадалка во рту правителя, повергло её в шок, застрявшая кость и шкурка от какого-то красного фрукта, несколько зерен, кусочек ореха... Гадалка решила не открывать всей правды и сказала, что впереди их ожидают большие потрясения и потери, но если они примут правильное решение, то все закончится хорошо.
  
   Высокий человек в серых одеждах с капюшоном полностью скрывающем лицо, стоял за камнем и внимательно наблюдал за пустыней. Мысли его посещали не совсем радостные, пройти дальше незамеченным было совершенно невозможно. В сотне метров от него разбили лагерь темные, около полутора тысяч человек, но это не самая большая проблема, Изгоняющие вот кто беспокоил его, фигуры в сером появлялись, то там, то здесь, достаточно магу ордена приблизится к нему близко и всё. Но делать нечего, надо рискнуть, дождавшись, когда диск Айора почти полностью закатился за горизонт, человек вышел из-за камня и пошел вперед. Он без помех миновал расщелину, охраняемую темными, они лишь безразлично посмотрели в след удаляющемуся Изгоняющему. Казалось, что ему удалось миновать опасное место, но краем глаза он уловил фигуру, которая двигалась параллельно с ним. Пошел медленнее, и фигура тоже замедлила шаг, остановился, фигура остановилась тоже, сомнений не было он узнан, скрываться больше не имело смысла, и человек откинул с головы капюшон. К его удивлению фигура не сдвинулась с места, но от скал к нему стал приближаться другой человек, не удивительно, что этот не был замечен сразу, его одежда постоянно меняла цвет при ходьбе. Подойдя ближе, человек склонил голову в приветствии.
   - Приветствую Вас Мастер, - сказал он.
   - И я приветствую тебя. Хотя не могу сказать, что очень рад вас видеть, - седовласый человек в сером, протянул свою руку, - Ладно нечего стоять у всех на виду, пойдем ближе к скалам, - Изгоняющий снова накинул на голову капюшон.
   - Мы обнаружили Вас достаточно давно, но могли и дальше поддерживать Ваши иллюзии, но не видим в этом, ни малейшего смысла.
   - Ладно, извини, причем два раза, я забыл твое имя.
   - Лотт, к Вашим услугам, у нас есть веская причина, для того чтобы прервать Ваше путешествие инкогнито, даже несколько. Во-первых, в Ткани Мира стал снова проявляться Ваш след, мист Аргабр почувствовал это и тут же связался со мной, как понимаю в наших интересах, как можно дольше сохранять в тайне, что Чудотворец жив, удалить след мы не можем, но чуть изменить и подкорректировать его в наших силах. Во вторых несколько часов назад, мы нашли в пустыне засыпанное тело Верховного шамана Песчаных Орд, мы его не трогали это точно, темные тем более, единственная версия, его убрал кто-то из своих.
   - Вы передали эту информацию Аргабру?
   - Зачем? Ему эта информация, совершенно не нужна, - Лотт уловил удивленный взгляд собеседника, - Аргабр сейчас занят освобождением Эсхаты Нариз.
   - А кто командует здесь в пустыне?
   - Мисты Казр, Раэл и Рауф, дать им информацию о смерти шамана?
   - Хм, - седовласый явно задумался, - Тогда доложите об этом Магог Саат, а он пусть донесет эту весть до мистов, правда пока даже не знаю, как мы можем использовать это знание.
   - Хорошо, будут еще какие указания, - Лотт явно собрался уходить.
   - Нет, мне лучше побыстрее добраться до Жализ, к этому месту сейчас будет приковано пристальное внимание наших врагов, а мне сейчас в меньшей степени хотелось бы быть обнаруженным. Жду там всех стражей и Аргабра, думаю, что решение проблемы Эсхаты Нариз, не займет у него много времени.
   - До встречи, - Лотт поднял руку вверх и от скалы отделился еще один человек, - Надеюсь Вам понятно, что теперь мы не оставим Вас одного.
   - Даже и не сомневался в этом, - Зуал вздохнул, попрощался и пошел в сторону перевала Гаргол, - Может даже это и к лучшему, группа вызывает гораздо меньше подозрений, чем одиночка, бредущий по пустыне, - услышал Лотт удаляющийся голос Чудотворца.
   Лотт улыбнулся и дал необходимые указания сопровождению. После этого он направился к расщелинам, ведущих к лагерю темных. К своему большому разочарованию на площадке перед пещерами страж увидел миста Раэля, он вел какие-то переговоры с командиром темных, её можно было бы назвать красивой, если бы не выстриженная почти на лысо голова и кольцо в нижней губе. Лотту давно хотелось узнать, зачем девушки темных так уродуют себя, может причина та же по которой они одеваются в черные одежды. Раэл заметил стража и поприветствовал его, у них были нормальные отношения, но Чудотворец дал четкие указания, и ослушаться его было нельзя, хотя как выполнить их страж пока не придумал. Лотт зашел в пещеру и написал письмо, теперь надо как-то доставить его главе ковена Саат., но сначала надо просмотреть сообщения разведчиков, занявшись текущими делами, неожиданно для себя Изгоняющий нашел решение проблеме. Страж подошел к магам и попросил открыть портал в лагерь у Эсхаты Нариз, Аргабр все равно должен знать о встрече с Зуалом и о том, что Чудотворец ждет его в Жализ.
  
   До вскрытия конверта с инструкциями оставалось еще достаточно времени, и Белтайн решил перекусить, а уже после найти в квартале магов Саата. Все корчмы были переполнены, поэтому маг купил у торговки на улице кусок сыра, хлеб и кувшин вина, пристроившись на бочках, он начал свой скромный, поздний ужин, когда к нему подошел темный, протянул конверт и ушел, ни чего не объясняя. На конверте было написано его имя, но вскрыв его, Белтайн нашел внутри второй конверт с припиской вручить лично в руки Магог Саат, делать было нечего, надо искать Саата, есть придется на ходу.
  
   - И что мне с этим делать, - Саат прочитал письмо и передал его Белтайну.
   - Верховный шаман убит, и судя по всему кем-то из своих, - Белтайн присел на угол стола и жевал кусок мяса, прочитав письмо, вернул его обратно.
   - Совершенно не понимаю, как нам можно использовать эту информацию, для начала известим об этом мистов. Думаешь эта информация верная? - Саат внимательно смотрел на Белтайна, - Ты специально отвлек меня этим письмом, чтобы сожрать мой ужин.
   - Большое спасибо, все было очень вкусно, - Белтайн вытер руки салфеткой, - Я распоряжусь, чтобы мистам сообщили как можно быстрее, может они, что придумают, - сказав это, маг вышел из комнаты.
  
   Оставалось всего несколько мгновений, до того момента, когда можно будет вскрыть конверт, Верчил вертел его в руках, в палатке с ним находились десятники клана, бойцы были снаружи и ожидали приказаний. Выбора участвовать или нет в данной операции фактически не было, отказать мистам Изгоняющих редко кто отважиться, тем более что клан Джамд часто оказывал определённые услуги ордену и Верчил ставил интересы ордена на второе место после интересов клана. Конверт раскрылся сам собой, указания были простые и четкие. Десятники выбежали из палатки и стали отдавать короткие команды, несколько серых ручейков потекли от палатки в сторону разрозненно стоящих групп магов. Бойцы стали по очереди входить в поток, контуры фигур стали размытыми и не четкими, когда все были готовы, маги открыли порталы, они вели в наиболее удаленные от основного становища стоянки пустынников.
  
   Портал открылся почти четко по центру круга образованного разноцветными шатрами, разведчики накануне проникли на стоянку и установили в это место маячок, из него заскользили серые фигуры, послышались крики, несколько шатров запылали. Из одного выбежал шаман, пока он пытался что-то сообразить его горло и грудь пробили несколько сай-ке. Внезапная атака почти не встретила сопротивления. Женщин, детей и оставшихся в живых мужчин согнали в кучу, шатры пылали, языки пламени освещали испуганные лица, дети плакали. То же самое происходило еще в нескольких местах в пустыне.
   Недалеко от Эсхаты Эдуар, маги открыли огромную линзу стационарного портала, из него стали выводить пленных, после того как пленные и конвоирующие их вышли, линза портала потухла. Маги сменили своих уставших товарищей, и портал вспыхнул снова, так продолжалось до тех пор, пока все инпар не вернулись обратно, потерь не было, лишь несколько легких ранений.
  
   По пепелищу стоянок двигались тени, они обменивались между собой короткими фразами и что-то искали в песке, скоро их поиски завершились успехом, перед тем как уйти стражи разбросали несколько овальных камней и растворились в темноте. Спустя какое-то время на пепелищах появились всадники на лахшах.
   Как только дозорные в становищах увидели зарево на горизонте, они тут же подняли тревогу, нападению явно подверглись удаленные стоянки. Сразу были оседланы лахши, но, прибыв на место, отряды поняли, что они опоздали. Пустынники спешились и громко крича, начали бегать по стоянке, то там, то здесь они находили убитых, в живых ни кого найти не удалось, а по ранам было понятно, что это не темные, "Т'Ма ракш" - это слово слышалось то там, то здесь, "прячущиеся в тенях", а точнее "скрытые Мглой". На пепелищах были найдены несколько камней с небольшим плетением на них, их сложили в суму для того чтобы показать шаманам. Надо было решить, что делать дальше, нападающие ушли, а они были с пленными, значит, далеко уйти не могли, но ночью преследовать тех, кто по поверьям и был рожден Тьмой, было опасно, споры продолжались не долго, несколько всадников решили вернуться в становище с докладом и необычными камнями, а остальные преследовать врага. Две луны ярко освещали пустыню, и отыскать следы было не трудно, от стоянки уходило несколько цепочек следов, для преследования выбрали наибольший изо всех след. Пришпорив лахш, группы воинов разъехались в разные стороны. Ни кого не насторожило, что более чем сотня пленных с детьми и конвоирами оставила бы след намного больше, но видно если кому-то такая мысль и пришла в голову, то ей особо не придали значение, неизвестно какими способностями обладали Т'Ма ракш, может, они каким-то образом скрывают свои следы.
   Страж внимательно смотрел в след удаляющимся пустынникам, потом поднес ко лбу небольшой камень овальной формы и закрыл глаза.
  
   В палатку Шауди Са Фира вошел воин и бросил на пол суму.
   - Эти камни мы нашли на сожженных стоянках, - сказал он и вышел.
   Шаман подошел к суме и развязал её. Так, ему уже приходилось видеть подобные плетения на камнях, очень давно были схвачены несколько тангорцев, один из них держался очень уверенно и потребовал встречу с верховным шаманом. Неизвестно, чем бы все закончилось, но на его счастье мимо проходил племянник верховного шамана Шауди Са Фир, его заинтересовали пленные, и он сказал, что сам отведет пленных к дяде, спорить с ним ни кто не стал. В сопровождении воинов они прошли через всю стоянку, шатры шаманов стояли в небольшом удалении от основных шатров. Один шатер общий, большой, а второй чуть меньше верховного шамана. Пленный сказал, что он выкупит жизнь спутников и свою за два небольших камня. Локи Са Фир долго рассматривал камни.
   - И почему ты считаешь, что эти камни стоят четыре жизни? - спросил он после некоторого раздумья.
   - Это не обычные камни, если мне будет позволено, то я покажу их силу, только без свидетелей, - сказал пленный.
   - Хорошо пошли в шатер, Шауди ты идешь с нами, - сказав это, верховный шаман откинул полог шатра.
   Оказалось, что эти камни позволяли общаться на очень большом расстоянии, более того, если один камень поместить в какое-нибудь место, а около второго посадить человека, настроенного на вибрацию камней, то он сможет слышать все, что говорят около первого камня. Пленный утверждал, что некоторые проводники, могут слышать через камни, даже мысли окружающих людей. Правда, спасти всех своих спутников пленному не удалось, Локи Са Фир предложил свою цену, один камень, одна жизнь.
   И вот теперь спустя много лет он держал в руках подобные камни, только дядя был уже мертв. В его смерти не возникало ни каких сомнений, более того не Т'Ма, ни их союзники не были повинны в этом. Советник выскочки, вот кто был виноват во всем, хотя он и его приспешники пытались замести следы, им это не удалось, они неплохо исказили ткань мира, но шаманы знали, что искать и нашли. Правда, до сих пор не было найдено тело дяди, человека который был Шауди Са Фира почти всем.
   Когда-то давно в шатер к бабке мальчика Шауди зашел еще далеко не старый мужчина, правда тому он показался почти стариком и забрал его с собой, бабка с радостью согласилась, так как родители сгинули, и было непонятно живы они или нет, а ребенок ей был лишь в обузу. Этот мужчина оказался дядей Шауди и ко всему прочему очень необычным человеком, виновато ли тут волшебство или что-то другое, но скоро мальчик сильно привязался к своему спутнику, может быть, впервые в жизни он почувствовал, что кому-то не безразличен, дядя стал для него всем и наставником, и семьей. Для Локи мальчик тоже не был пустым местом. По закону говорящий с духами не может иметь семью, духи ревнивы и если ты хочешь, чтобы они помогали тебе, забудь обо всем кроме той связи, что дает тебе Силу, скромное жилище и одежда, постоянные скитания по пустыне и ни каких личных привязанностей. Мальчик вырос и уже почти ни в чём не уступал своему наставнику, а может даже, в чем-то превосходил его, близилось время, когда ему придется сделать окончательный выбор, что для него важнее всего. И тут совершенно некстати к нему пришла первая юношеская любовь, хотя когда она приходит ко времени. Дядя заметил, что происходит с племянником, и у них состоялся очень трудный разговор, который фактически закончился ни чем. Но на следующий день Шауди сказал, что он обо всем подумал и решил, что больше не будет встречаться с этой девушкой, с этого момента начался путь к инициации. Шаг за шагом дядя подводил племянника к главному испытанию в жизни шамана. Наконец настал момент, когда Шауди встал на Грань Миров, это испытание он прошел с высоко поднятой головой, и заслужил право называться Шауди Са. Но у юноши была тайна, которою он скрывал ото всех, вернее даже две и его очень страшило, что если вскроется какая-нибудь одна, то это превратит его в изгоя. Первая была достаточно проста, он при любой возможности, когда пересекались их пути, встречался со своей девушкой и их чувства только крепли с кругами. Наконец, произошло то, что рано происходит с любящими друг друга парнем и девушкой.
  
   Шауди Са лежал на расстеленном покрывале и смотрел в небо, рядом мирно посапывала Велира, каждой клеткой своего тела он чувствовал непривычную истому, в данный момент юноша был по-настоящему счастлив. Неожиданно он почувствовал, что-то, это было непонятное ощущение, как будто сознание чуть раздвинулось и уперлось в какой-то барьер, отделяющий его от чего-то, барьер был податлив и Шауди прикоснулся к тому, что было за ним. Мир стал стремительно терять свои краски, было такое ощущение, что цвета превращались в звуки, и эти звуки заполнили его голову, страх сковал все его мысли. Как избавиться от этого? Через какое-то время показавшееся юноше вечностью он смог вернуть миру его краски, он лежал в холодном поту рядом с мирно спящей девушкой, ощущения счастья как не бывало, была лишь одна мысль: "Вот оно наказание за отступничество, духи действительно очень ревнивы".
   После этого случая, Шауди Са постоянно чувствовал этот барьер и ту Силу, которая была за ним. Это его пугало, но он все равно при каждом удобном случае продолжал встречаться со своей подругой. Неизвестно чем бы все это кончилось, но как-то придя вместе с дядей в один из оазисов, они встретили торговца, который кроме всего прочего продавал книги на тангорском и долинном языке, как он сказал: "Может когда пригодятся костер растопить", у него были больные ноги, Локи Са Фир облегчил ему боль, а так же заговорил несколько камней и рекомендовал перед сном класть эти камни в ноги. Торговец хорошо расплатился с шаманами и даже сверх того дал им несколько книг, абсолютно даром. Некоторые из этих книг действительно годились только для растопки, но в одной были собраны небольшие поучительные рассказы-притчи. Шауди чуть-чуть знал долинный, и как мог, читал эту книгу, когда у него было время. В одном из рассказов, были сложные духовные переживания главного героя, связанные с древними табу и лицом которое ему хотелось обратить к Айору. Но этому что-то постоянно мешало, а потом он решил, то, что случилось с ним не его проклятье, а судьба и примирился с ней, тогда мир снова обрел для него цвета, и звуки перестали пугать его. По понятным причинам этот рассказ сильно заинтересовал юношу, и он обратился за разъяснением к своему дяде, тот внимательно полистал книжку.
   - Этот рассказ, о том, как инпар обрели Сай, - после некоторого раздумья сказал Локи, - Мы называем, их Т'Ма ракш, лучше не вспоминать их на ночь.
   - Мне бы очень хотелось знать, что такое Сай? - Шауди боялся, что дядя не станет ему ни чего объяснять.
   - Сай одна из составляющих силы, они прикасаются к ней и..., - дядя снова задумался, молчание затягивалось, - В общем, я не очень хорошо в этом разбираюсь, но в любом случае, это делает их тем, что они есть.
   - Что? Ты сказал "что".
   - Что, кто, какая разница. А почему это тебя интересует? - Локи внимательно посмотрел на племянника.
   - Ну, просто, - юноша решил, больше не продолжать разговор, - Вначале они думали, что это их проклятье, но потом поняли, что обрели дар, - Шауди не заметил, что это он сказал вслух.
   - Ты что-то сказал? - дядя пытался разглядеть лицо племянника в угасающем свете костра.
   - Нет ничего, так мысли вслух, - сказал Шауди, заворачиваясь в одеяло.
   В любом случае после этого вечера барьер больше не пугал его, он стал регулярно прикасаться к тому, что было за ним, правда, теперь это имело имя - "Сай". Потеря цвета и обретение звука, так выражалось для него это прикосновение, один раз незаметно для себя он прикоснулся к нему во сне. Ему приснился необычный сон, что он из молодого ростка каменного дерева сделал себе трость и смог играть на ней. Сон был настолько явным, что проснувшись, юноша стал искать подходящий росток. Поиски продолжались не один день, кора каменного дерева настолько прочна, что сломать даже маленький сучок было чрезвычайно сложно, наконец, его поиски увенчались успехом. Правда чтобы спилить росток потребовался почти целый день, хорошо, что дядя был занят и не обращал на него ни какого внимания. Больше круга потребовалось на то чтобы извлечь из трости первые звуки, Шауди не переставая, трудился над своим инструментом и настал тот день, когда он решил, что трость готова, конечно, её еще долго надо доводить до совершенства, но для этого у него впереди была целая жизнь. Стоя на гребне большого бархана, Шауди Са поднес к губам трость и звуки, которые были в Сай, заполнили пространство вокруг него. Локи Са Фир смотрел на стоящего в небольшом удалении от него племянника, и чувствовал Силу, вызванную им, ему была не знакома её природа, но мощь в ней чувствовалась и не малая.
  
   Раз в круг шаманы собираются на шаб-баш, чтобы вести это собрание выбирается один человек, причем фактически пожизненно и когда прежний шаман-распорядитель покинул мир Яви, вести шаб-баш был выбран Локи Са Фир. К этому моменту вокруг него объединилась достаточно большая группа шаманов, они вместе путешествовали по пустыни, жили в общинном шатре и представляли силу, которая заставила считаться с собой. Локи круг за кругом делал свой титул все более значимым и, в конце концов, при поддержке сторонников стал Верховным шаманом, это ему удалось, в том числе еще и потому, что он наладил отношения с шаманами-отступниками, в этом ему помог его племянник, который так и не смог забыть свою юношескую любовь. Отступники считали, что шаманы могут иметь семьи, воспитывать детей и это ни как не отражается на их отношения с духами. Иногда отступники преследовались, но чаще всего их как бы ни замечали. Локи Са Фир впервые приравнял на очередном шаб-баше отступников в правах с остальными шаманами. Когда Локи Са Фир поднял вопрос равенства, началась настоящая буря, к соглашению, скорее всего не пришли бы, но, в конце концов решили, что все решит поединок один на один, интересы отступников защищал Шауди Са.
  
   Напротив Шауди Са стоял один из самых сильных шаманов, в одной руке у него была трещотка, а в другой погремушка. Трещотка завертелась в руках шамана, а погремушка отмеряла ритм, повинуясь этому ритму, ожил песок, вокруг шамана образовался вихрь, а ноги Шауди стали медленно погружаться в песок, казалось, отступник чего-то ждет, наконец, он поднес к губам свою трость. При первых же звуках, мир стал терять для Шауди свои краски, мелодия набирала силу, и все отступало на второй план, была только эта музыка и где-то далеко, далеко звук трещотки и погремушки. Постепенно эти звуки перестали диссонировать с мелодией, и скоро в ней появилось биение сердца, звучащее в такт с мелодией. Последним звуком Шауди освободил свои ноги из песчаных оков и убрал трость от губ, биение сердца прекратилось одновременно с мелодией, потребовалось какое-то время, прежде чем мир снова обрел свои цвета. Стояла гробовая тишина, шаман лежал на спине, откинув голову, смотря в небо широко раскрытыми глазами с выражением полнейшего счастья на лице. Локи Са Фир подошел к телу и закрыл ему глаза.
   - Победил Шауди Са, - и, сделав короткую паузу, - Фир, - сказал он.
   С этого момента отступники были приравнены в своих правах с остальными шаманами пустыни.
  
   Шауди Са Фир внимательно смотрел на камни, лежащие перед ним, наконец, видно приняв какое-то решение, поднес один из камней ко лбу. Он сформировал четкую и простую мысль "Мне нужен тот, кто в состоянии принять решение", вначале ни чего не происходило, но потом возник шелест "Да", шаман понял, что он услышан.
   "Меня зовут Шауди Са Фир"
   "Мы слышали о тебе, я Казр мист ордена, мы удивлены"
   "Мне нужны гарантии безопасности, для близких мне людей и членов их семей"
   "Это как-то связано с тем, что твой дядя покинул мир Яви"
   "И да, и нет"
   "Мы знаем, где лежит тело Верховного Шамана, несколько часов назад нам сказали об этом, мы объясним, как его найти"
   "Я что-то должен сделать ради этого"
   "Нет, хотя если ты выяснишь, кто его убил и расскажешь нам, мы будет тебе очень признательны, информация о его смерти пришла к нам несколько необычным путём"
   "Хочу вернуться, к вопросу о гарантиях"
   "Нам нужно некоторое время, мы не можем гарантировать безопасность, если не знаем как"
   "Я подожду"
   Ожидание затягивалось, наконец, голос вернулся.
   "Да мы даем гарантии и сейчас расскажем, что надо делать. Ваши семьи должны покинуть становище. Если ты разломаешь камень, который держишь в руках, то найдешь там зеленый кристалл, это метка, дай его тому, кого хочешь защитить. Еще один кристалл оставь у себя, мы будем знать, где ты находишься, и в нужный момент откроем портал, для тебя и находящихся рядом с тобой"
   После этого голос сказал, где найти тело Верховного Шамана.
   Шауди вышел из своего шатра и, дойдя до кузницы, взял молоток, кузнец еще спал, и объяснять ни чего не понадобилось, вернувшись, он разломал несколько камней, внутри действительно оказались маленькие зеленые кристаллы. После этого Шауди Са Фир разбудил несколько шаманов, и они отправились на поиски тела Локи Са Фира.
   Становище уже начало просыпаться, когда шаманы вернулись с телом обратно.
  
   Бера Джа Дед почти не спал этой ночью, кто-то напал на удаленные стоянки, нападавшие скрылись, но вернувшиеся утверждали, что это были Т'Ма ракш. Впереди Мгла и темные, в тылу скрытые мглой. Может был прав шаман, утверждая, что победить Мглу им еще не под силу. В любом случае сегодня он должен его увидеть, правителю явно не хватало шамана. Но под утро ему принесли весть, что найдено тело Локи Са Фира.
   Быстро одевшись, правитель дошёл до шатров шаманов. Тело Верховного шамана лежало на повозке, и вокруг явно шли приготовления к отъезду.
   - Что здесь происходит? - Бера Джа Дед в сопровождении личной охраны подошел к повозке.
   - Верховный шаман Локи Са Фир желал чтобы его тело похоронили в долине покоя у оазиса Тиграс, пока этого не произойдет душа не найдет Дорогу, - ответил один из шаманов.
   - Сегодня не самый удачный день для путешествия на север, - к группе подошел главный советник.
   - Удачный!? - лицо одного из шаманов стало наливаться кровью, - Мы не слишком ладили с Локи Са Фиром, но тут вопрос не личной приязни, необходимые ритуалы должны быть проведены как можно быстрее, мы и так сильно задержались.
   - Впереди как раз те, кто его убил, к вечеру мы покончим с ними и отправим тело Верховного шамана с подобающим сопровождением к месту последнего успокоения, - возразил главный советник.
   - Мы далеко не так уверены, что наши враги впереди, - сказал пожилой шаман.
   - Успокойся, Дадж Ри Фир, - Шауди подошел к пожилому шаману, - Мы отправим тело моего дяди к оазису в сопровождении членов наших семей, а сами нагоним их позже. Это решение вас устроит?
   - Да нас это вполне устроит, - правитель внимательно смотрел на молодого шамана, он слышал о племяннике Локи Са Фира, причем многие считали его даже более сильным шаманом, чем его дядя, - Ожидайте, когда я призову вас, - с этими словами Бера Джа Дед развернулся и пошел к центру становища.
   Как только он скрылся из вида, Дадж Ри Фир сплюнул.
   - Думаю у нас гораздо больше общего, чем могло показаться с первого раза, - Шауди очень боялся, что старый шаман именно сейчас сотворит какую-то глупость.
   - Даже больше чем ты думаешь. Пойдем, - старый шаман пошел в сторону шатров, стоящих на окраине становища, - Гордость не позволяла мне признать правоту твоего дяди. Каждый день в течение последних нескольких кругов я думал, что именно сегодня мы до конца решим все разногласия, но нет, а теперь уже поздно.
   Они подошли к небольшому шатру, и Дадж Ри Фир откинув полог, вошел внутрь. В шатре была молодая женщина и мальчик, увидев шаманов, мальчик не испугался, а склонив голову, поприветствовал их.
   - Вы должны быстро собраться и отправиться к оазису Тиграс вместе с другими женщинами и детьми, - шаман погладил мальчика по голове, - Берите только самое необходимое, только то, что можете нести в руках, - и вышел из шатра.
   Дадж Ри Фир молчал, глядя на показавшийся из-за горизонта диск Айора, казалось, он так и до конца не решил, стоит ли обо всем рассказывать, но сказав "А"...
   - Это моя дочь и внук, - шаман замолчал, молчал и Шауди, - Если мы переживем этот день, то все расскажу, хотя шансов у нас мало. Когда войска Долины вторглись в Тангор, наместник обратился к вождям нескольких крупных племён с просьбой оказать помощь, не бескорыстно конечно. Собирались мы очень долго, и это спасло нам жизни, я видел проклятые земли Тангора, армия там была раза в два больше нашей, а Мгла тогда только набирала силу. Бера Джа Дед надеется на свои ожившие камни, ну что же, по мне так это нам вряд ли поможет.
   - Я не собираюсь умирать за выскочку. Вот держи, - Шауди Са Фир протянул маленький зеленый кристалл.
   - Что это? - старый шаман внимательно рассматривал, то, что ему дали, - Одно лёгкое плетение, еле заметное.
   - Это подарок Т'Ма, если он будет у тебя, то они будут знать где ты, и дадут тебе шанс спастись, а дальше решай сам воспользуешься ты им или нет.
   - Ты не боишься, что я сейчас выдам тебя?
   - Нет, ты же сам понимаешь, кто наш враг, - сказав это, Шауди Са Фир пошёл к своему шатру.
   Велира с детьми уже проснулись и даже почти собрались в дорогу, у них было двое детей старшая девочка, мальчик и они ждали третьего. Увидев отца, дети бросились к нему, а Велира собрала еды на скорою руку, есть особо не хотелось, но когда еще сегодня удастся, что-то перекусить. Через некоторое время они вышли из шатра, к этому моменту собрались почти все. В караване было несколько подвод с большими шатрами, так как путь предстоял не близкий. Шауди подозвал нескольких шаманов тех, кто был абсолютно предан ему, дав им пару зеленых кристаллов и объяснив что это, отправил вместе с караваном. Шаманы стояли и смотрели в след удаляющемуся каравану, многие думали, увидят ли они их снова.
  
   Главный советник вошел в свой шатер, он понимал, что похороны всего лишь повод, чтобы отправить подальше членов своих семей, но вряд ли они дойдут до оазиса, пустыня опасное место. Через некоторое время к нему в шатер зашел один из его людей и, получив необходимые указание, оседлав лахш, поскакал на север пустыни.
  
   Как не странно Езор Чи очень хорошо спал в эту ночь и проснулся в хорошем настроении, конверт лежал на столе и пока был закрыт, значит, время еще не пришло. Умывшись и поев, он вышел за ворота, лагерь, раскинувшийся около крепости, уже проснулся. Его внимание привлекла достаточно большая группа людей, среди них были Белтайн, Верчил, Нец и еще один мист он помнил его по собранию, но не знал имени, остальные были ему не знакомы. В этой группе было много стражников, что очень удивляло, откуда они могли взяться. Когда он подошел к ним, то услышал обрывок фразы.
   - ...и что вас в этом удивляет, то, что сколы хотят защитить свою землю? - говорил высокий стражник, по доспехам, скорее всего командир.
   - Только не надо приплетать сюда принадлежность к определенной расе, - Верчил говорил медленно, казалось, обдумывая каждое свое слово, - В этом лагере представители всех рас.
   - А в казарме находятся под стражей две сотни стражников, - Езор Чи подошел к говорившим.
   - Знаете на что похоже Ваше замечание? - Верчил смерил командира темных взглядом, - На то, что кто-то зашел в комнату и испортил воздух.
   - Азире Верчил, - Белтайн назвал главу клана официальным титулом, - Прошу Вас не накалять и без того сложную ситуацию.
   - Нам действительно очень неприятно, что наше появление вызвало, столь бурные споры, но мы решили защитить земли Долины и, сделаем, то зачем пришли, - командир стражников устало улыбнулся, - Плечом к плечу с Вами или сами по себе.
   Неизвестно чем бы все закончилось, Езор Чи и Верчил обменивались взглядами, и открытой конфронтации между ними мешало только присутствия мага, но к ним подошел еще один мист, а с ним пожилой горец.
   - Сар Тахо, - представил мист своего спутника.
   Это был грамотный ход, так как заставил представиться всех присутствующих.
   - Асего Риве, - обратился Изгоняющий к командиру стражников, - Ваше появление здесь как нельзя более кстати. У вашего отряда и у горцев будет очень важное и деликатное задание, в курс дела мы введем вас чуть позже, а сейчас Езор Чи проводит вас к казарме, там две сотни стражников, может быть кто-нибудь захочет присоединиться к нам.
   Белтайн внимательно смотрел вслед удаляющимся инпар и темному в сопровождении горца и стражников, он слишком хорошо знал Верчила, поэтому не питал иллюзий относительно него, Езор Чи тоже не подарок, все же командир одного из элитных отрядов темных. Мисты стояли в сторонке и тихо переговаривались между собой, заметив направление взгляда мага, подошли к нему.
   - Верчила, берем на себя, - сказал Казр, - Рауф сейчас поговорит с ним, чтобы о нем не говорили он адекватный человек, и не думаю, что он захочет раздувать этот конфликт. Поговоришь с темным?
   - Попробую, но я мало его знаю, при первой встрече он произвел на меня приятное впечатление, думаю, его слова связаны с напряжением последних дней.
   - У нас есть очень не простое дело, если бы вы смогли в нем участвовать, заодно поближе познакомитесь с Езором Чи, мы знаем, что половина его лучников отправилась к Эсхате Нариз, но оставшейся части вполне хватит. С вами будут горцы и стражники, если заинтересовались, подходите к моей палатке, а я сейчас к казарме, скоро вернусь, введу вас в курс дела.
   Казр кивнул головой, и быстро пошёл за скрывшимися из вида Езором Чи, Сар Тахо и Асего Риве. Рауф попрощавшись, пошёл в сторону палатки Верчила. Белтайн посмотрел на диск Айора медленно выползающий из-за горизонта, на стражников расположившихся рядом с крепостной стеной. К ним подошли несколько горцев, видно они знали друг друга, так как, поздоровавшись, они стали о чем-то громко говорить, смеясь и размахивая руками. Маг уже обратил внимание, что в лагере было два отряда горцев, один с низовий в нем были как мужчины, так и женщины, около их палатки всегда было шумно, слышалась музыка, кто-то играл на рожке, иногда даже пение. Второй отряд, как оказалось разведчики с высокогорий, им командовал Сар Тахо, лично его Белтайн не знал, но слышал о нем от Хаота наставника Зуала, этот отряд участвовал в войне с Тангором, более чем серьезные ребята. Они патрулировали перевалы, ведущие через горы в Салуман. Салуман представлял собой содружество городов-государств, расположенных на морском побережье и отделенных от Долины и Тангора горами. Несколько стозимий назад эти города обладали мощным флотом и доставляли много беспокойства прибрежным городам Долины и островным государствам, пока объединенный флот Долины и Островов не прекратил эти набеги раз и навсегда. Все верфи Салумана были сожжены, по мирному договору они не могли больше сами строить корабли, и вынуждены заказывать их на верфях Долины и Содружества Марис, по большому счету их это устраивало, но уязвленное самолюбие давало о себе знать, несмотря на то, что времени прошло уже не мало. В частности Салуман подталкивал горные племена к набегам на посёлки Долины, поэтому горные перевалы постоянно контролировались, чтобы эти набеги не застали ни кого врасплох.
   По лагерю бегали мальчишки и разносили воду, Белтайн подозвал одного и налил во флягу воды, он уже принял решение, что пожалуй, примет предложение Изгоняющих. Перед тем как идти к палаткам ордена, он подошел к порталу, линза почти постоянно светилась, затухая лишь на короткие промежутки времени, группы магов сменяли друг друга, открывая переходы в разные точки. За стационарным порталом было большое пространство, на котором суетились маги ордена, они выложили несколько дюжин рун порталов и готовы были их активировать по первому требованию. Лагерь уже давно проснулся и в воздухе витал запах предстоящего сражения. Белтайн поднялся на небольшой пригорок, с него открывался отличный вид на ворота крепости, через некоторое время из них показалась цепочка темных, хотя доспехи с такого расстояния рассмотреть было сложно, скорее всего, это были Недремлющие. Они сразу направились к порталу, сразу за ними из ворот вышли мист, Езор Чи, Сар Тахо и Асего Риве, командир стражников подозвал кого-то из своих и отдал необходимые приказы, горец просто поднял руку вверх и сделал ей несколько жестов. Маг невольно обратил внимание на то, что пока стражники еще только поднимались с земли, горцы плотной группой уже подходили к порталу, конечно дисциплина разведчиков была выше всяких похвал. Белтайну стало интересно, что могли означать эти жесты, на жестовую магию не похоже, он бы её почувствовал, да и не используют разведчики магию жестов. Значит, скорее всего, была фраза, и вряд ли "Идите к порталу" не слишком универсальный набор, скорее всего "Здесь только что прошел отряд, следуйте за ним", ну или что-то похожее, маг решил при случае спросить Сар Тахо. Пора было узнать, какое задание им предстоит, и маг пошел к палаткам ордена.
  
   - В сторону оазиса Тиграс движется большая группа пустынников, в основном это женщины и дети, наша задача, - Казр сделал небольшую паузу, - Чтобы они до него дошли. Вопросы?
   - Забавно, сегодня ночью инпар напали на удаленные стоянки, пленных согнали в загоны и вдруг защитить, - Сар Тахо, явно подыскивал слова, чтобы фраза не получилась слишком грубой, репутация клана Джамд ему была хорошо известна.
   - Это семьи наших возможных союзников, они находятся где-то здесь, - мист показал место на карте, - Мы откроем портал как можно ближе к этой точке, сложностей и нюансов много, мало защитить, надо для начала убедить их, что мы не желаем им зла. Понимаю всю сложность, но что-то посоветовать не могу, вам все придется решать на месте. Если вопросов больше нет, то пошли, а то может так случится, что уже и защищать будет некого.
   - Мой отряд должен пойти первым, - Сар Тахо направился к выходу.
   - Не возражаю, я это и сам хотел предложить, - мист откинул полог палатки, пропуская всех вперед.
  
   Ветра почти не было, караван медленно шел вперед, песчаная пыль понимаемая ногами людей и копытами лахш, тут же оседала обратно, это было не плохо, но день обещал быть жарким и душным. Старики и маленькие дети сидели на повозках, дети постарше шли вместе с женщинами, не более десятка шаманов сопровождали караван, воинов не было видно совсем. Один из шаманов внимательно смотрел по сторонам, в руке он сжимал маленький зеленый кристалл, его ему дал Шауди и сказал, что метка поможет каким-то неведомым союзникам из Долины защитить караван. Шаман естественно не заметил, что с небольшого бархана за караваном наблюдает человек в плаще постоянно меняющим свои цвета. Этот человек был не один, скрытые цепью барханов параллельно движению каравану двигался достаточно большой, но разномастный отряд, в голове отряда шли горцы в плащах постоянно меняющих свой цвет, дальше темные в черных доспехах, а замыкали колонну стражники. Командиры этого объединенного отряда так и не могли придумать, что им делать дальше, цепь барханов за которой они так удачно прятались, заканчивалась, и им в любом случае придется выйти на открытое пространство и, следовательно, люди из каравана их увидят. Неожиданно дозорного привлекло что-то на границе видимости, он поднял руку и подозвал к себе ещё одного разведчика, скоро стало понятно, что это отряд всадников на лахш, который двигался наперерез каравану,
   Мальчик в караване первым увидел пыль поднимаемую копытами лахш и громко закричал, указывая в том направлении, шаманы какое-то время раздумывали враги это или друзья, но потом приняли решение. Перед всадниками выросла стена песка, ряды смешались, но это не сильно замедлило продвижение отряда, если бы воины отряда преследовали добрые намерения, то они скорее всего остановились, но теперь все стало на свои места. Воздушные вихри ударили в отряд, поднимая воинов и лахш в воздух, возможно шаманам и удалось бы отразить столь бесхитростное нападение, но им просто не хватило времени, именно того времени, которое они потратили на анализ ситуации. Первые ряды нападавших фактически достигли повозок каравана, когда в воздухе закричала какая-то птица, а за ней еще одна, уже целая стая птиц летела по воздуху, в голосах этих птиц была смерть. Стрелы выкосили первые ряды нападавших, но продолжали все лететь и лететь, некоторые, попадая в цель, вспыхивали, другие взрывались. Оставшиеся в живых нападавшие обратились в бегство. Один из шаманов каравана повернувшись, увидел на соседних барханах цепочку воинов.
  
   Белтайн смотрел на караван у основания бархана, пауза явно затягивалась. Наконец один из стражников выступил немного вперёд, и стал говорить на языке пустынников, ему ответил шаман, они о чем-то говорили, пока в разговор не вмешалась женщина её слова, почему-то вызвали улыбки у стражников отряда, маг ни чего не понимал и это его, немного раздражало. Неожиданно Асего Риве стал спускаться с бархана, пройдя приблизительно половину пути до каравана, стал что-то говорить, голосом которым обычно властитель говорит со своими подданными, дойдя почти до каравана, он снял с пояса, какую-то длинную веревку, с привязанными к ней амулетами. Из всей его речи Белтайн смог разобрать только одно слово "Дхо Зи Тул" это было имя вождя одного из пустынных племен, кажется убитого несколько зим назад.
   - Что он сказал? - спросил маг одного из стражников стоящих рядом с ним, так как понял, что все они более или менее понимают язык пустынников.
   - Если говорить вкратце, то смысл его речи сводится к тому, что человек, сразивший в открытом бою Дхо Зи Тула, не замарает свои руки убийством женщин и детей. Все пошли к каравану, - сказав это, стражник стал спускаться.
   На стоявшего рядом Сар Тахо эти слова видно произвели впечатления, но для мага, все это было пустым звуком, в каком-то роде приятным, так как избавило их от долгих объяснений с людьми каравана. Дождавшись, когда горец отдаст необходимые приказы, он решил расспросить его поподробнее.
   - И чем знаменит этот Дхо Зи Тул? - спросил Белтайн.
   - Вождь одного из племен сумевший собрать вокруг себя большую армию, не без помощи Тангора. Это были тяжелые года для приграничья, в центральной части Долины, правда, об этом мало что известно. Салуман подталкивал горные племена к набегам, Тангор пустынников, стражники гарнизонов припустынных крепостей далеко не то же самое, что стражники в остальной части Долины, у них и четверти круга не проходит без какой либо стычки.
   Они уже дошли до каравана, и горец замолчал, у Белтайна накопилось уже много вопросов к горцу и так как путь до оазиса предстоит не близкий, он надеялся сполна удовлетворить своё любопытство.
   - Спасибо за помощь конечно, но все же нам интересно, чем мы обязаны столь могущественной охране? - спросил один из шаманов на языке Долины.
   - Нам бы то же хотелось это знать, - сказал Езор Чи и пошел расставлять своих людей.
   Сар Тахо посмотрел ему вслед и направился к своим, они уже осматривали трупы, пытаясь вернуть наконечники стрел. Стражники тоже были там, обыскивали тела и сваливали их в кучу, когда все было закончено, караван продолжил свой путь к оазису Тиграс.
  
   Лагерь около Эсхаты Эдуар фактически опустел. Все конверты с приказами были вскрыты, маги и воины по очереди входили в портал, но все же большая часть в основном лучники, расположились на площадке с выложенными магами ордена рунами, Изгоняющие готовы были в любой момент открыть линзы порталов, ждали только приказа.
  
   Огромное войско двинулось, звуки боевых рогов, и команды командиров слились воедино. Бера Джа Дед сидел на огромном лахше, по правую руку от него был советник, по левую должен находиться Верховный шаман, но на данный момент это место было пусто. На правом и левом фланге, а также по центру лахши тяжеловозы везли огромные повозки с чем-то, что было скрыто под огромным покрывалом, шаманы шли двумя большими группами сразу за рядами воинов.
  
   На большом бархане стоял Лотт и Раэл оба внимательно в трубы рассматривали приближающееся войско.
   - Обратил внимание на три огромные повозки, - Лотт убрал трубу от глаз, - Ты думаешь о том же, что и я?
   - Живые камни? Да думаю, что это точно они, - Раэл задумался, - Наверняка ими кто-то управляет, понять бы только кто.
   - Шаманов много, наших магов гораздо меньше, но идут они двумя большими группами, это как-то не совсем умно, - Лотт продолжил рассматривать войско противника, - Мы можем их быстро уничтожить.
   - Надеюсь, что этого делать не придется, - Раэл уловил недоуменный взгляд стража, - Если все пойдет по плану.
   - Я на левый фланг, покажи еще раз месторасположения порталов, - Изгоняющие еще раз внимательно изучили карту, - Начнем, как только они дойдут до средней линии.
   Пожелав удачи, друг другу, Изгоняющие разошлись.
  
   Наконец противник появился на горизонте, их было очень много. Бера Джа Дед внимательно посмотрел на своего советника, данные разведки, мягко выражаясь, были не совсем верны, хорошо если они ошибались только в численности врага, войско Песчаных Орд было все равно больше, но когда имеешь дело с Т'Ма нельзя быть ни в чем уверенным. Командиры отрядов только ждали приказа, поднявшись, Бера Джа Дед указал рукой вперед. С криками всадники бросились вперед, первые ряды попали под град стрел, но это ни сколько не остановило нападавших. Лавина воинов на лахш почти докатилась до авангарда Изгоняющих и темных, когда ноги лахш стали увязать в песке, а с неба ударили огненные и воздушные смерчи, но этого было только начало. То там, то здесь в центре войска Песчаных Орд стали открываться порталы, из них тоже полились стрелы, кто-то попытался войти в портал, но это удалось единицам и, скорее всего на той стороне они обрели смерть. Бера Джа Дед обернулся, чтобы понять, что же бездействуют его шаманы, но увидел, как на левом фланге открылся огромный портал, и шаманы быстро побежали к нему, как только последний шаман зашел в него, линза потухла.
   - Выкормыш зирха Шауди, я найду тебя и покараю за предательство, - Бера Джа Дед плевался и тряс кулаками.
   Но не успел он закончить своё ругательство, как то же самое произошло на правом фланге. Все шаманы покинули своего правителя во время решающей битвы, но он не собирался так легко сдаться.
   - Поднять камни! - Бера Джа Дед со злобой смотрел вперед, сейчас они увидят его мощь.
   Но время явно было упущено, слева и справа происходило, что-то непонятное, видно через порталы не только сбежали шаманы, но кто-то невидимый прошёл на эту сторону, надо было отправить туда людей, но большинство только и думало уже как спасти собственный шкуры, паника достигла своего предела. Маги Долины поняв, что им уже ни кто не противостоит, сняли защитные заклинания и все силу вложили в атакующие удары, ледяные глыбы, воздушные вихри и огненные метеоры выкашивали пустынников, воины бросились врассыпную. Но в центре исполнили приказ правителя, каменный исполин поднялся и двинулся вперёд, топча всех, кто попадался ему под ноги, казалось, магия бессильна перед ним, но тот, кто управлял им, был смертен, потеряв контроль, оживший камень начал хаотично метаться по полю боя, пока, наконец, не рассыпался грудой обломков.
  
   - В атаку, - отряды Долины бросились на врага, почти не встречая сопротивления, пустынники бросали оружие и сдавались поодиночке и группами, многим, правда, удалось убежать, но далеко не всем.
   День клонился к вечеру, на площадке перед пещерами стояли Лотт, Раэл, Магог Саат, Магог Мэбл, Магог Шамп, Магог Бахай, а также темные, Тори Ли и опирающийся на её плечё Джеа Бо к ним подошёл Изгоняющий и бросил к ногам два мешка.
   - К сожалению, живыми взять не удалось, они сражались до последнего.
   В одном мешке была голова правителя Бера Джа Деда, а в другой его советника. Не возникало ни каких сомнений в том, кто был этот советник, землистого цвета кожа, пучок ярко синих волос, темно фиолетовые глаза.
   - Эльвит, это многое объясняет, например "ожившие камни", но не все, - Раэл внимательно рассматривал голову, - Чтобы поддерживать его в Яви нужны жертвы, а мы их особо не замечали, надо во всем разбираться.
  
   Караван уже остановился на ночлег, когда открылся портал из него вышел мист Казр, а за ним шаманы пустынников.
   - Мы выполнили, то, что обещали караван в целости и сохранности все живы, - Казр стоял около Шауди Са Фира, - Думаю, до оазиса вы доберетесь без нашей помощи.
   - Раз нас здесь больше ни чего не задерживает, мы уходим, - Езор Чи отдал приказ отряду, и они вошли в портал.
   Вслед за темными в портал вошли Асего Риве и его люди.
   - Вы уверены, что вам больше не нужна помощь, - Сар Тахо подошел к мисту и шаману, - Мы ни куда не спешим, в горах пока вроде спокойно, можем проводить до оазиса.
   - Честно скажу я в замешательстве, за последнее время, слишком много всего произошло. Как думаешь, нам нужно сопровождение? - спросил Шауди Са Фир Дадж Ри Фира.
   - Думай сам, - старый шаман, повернулся и пошел к повозке, около которой бегал его внук.
   - Сам, сам, все время сам, - Шауди посмотрел на небо, на котором уже стали появляться первые звезды, - Думаю, что помощь нам пригодится.
   - Тогда я тоже остаюсь, - Белтайн решил, что ему не помешают новые впечатления, - Когда еще представится такая возможность посмотреть пустыню. Надеюсь ни кто не против?
   - Тогда я возвращаюсь, - мист попрощавшись с горцем и магом, вошел в портал, через какое-то мгновение линза потухла.
  
   На следующий день с первыми лучами Айора, Езор Чи и отряды темных из Эсхаты Нариз были у портала, надо возвращаться домой. Вслед за ними портал открыли темным из Эсхаты Рейл, а отряды из Эсхаты Изур вернулись на свои корабли, им путь предстоял более долгий.
   Лагерь за воротами крепости постепенно сворачивался.
  

Глава 10: Эсхата Танаис.

Совсем небольшая, но необходимая.

   Малхус был в библиотеке, когда в неё вошли Чора и Нейра. Девушки хотели прокрасться незаметно, но...
   - Хорошо, что вы вернулись, - Малхус отложил книгу и, поднявшись им на встречу, обнял Чору, - Что удалось узнать?
   - Вернулись, но не все, а узнать толком ни чего не удалось. Эсхата Нариз захвачена, Брег и Юм погибли. Твой братец, Клео и горец остались, зачем не спрашивай, - Чора крепче прижалась к Малхусу, - Я так соскучилась.
   - Голубки, пуся-пуся, - Нейра присела на край стола, - Ладно разлепились и пошли к порталу, надо успеть пока Мелм и компания не наделали глупостей.
   - Завидуй молча, - Чора с улыбкой посмотрела на подругу и показала язык.
   - Ну, ты сейчас у меня... - Губы Нейры сжались, а в глазах появились холодные огоньки.
   - Как они мне уже надоели за последнее время, постоянно ругаются, - в библиотеку зашел Регр и поздоровался с Малхусом, - Эджера сказала, что ты здесь уже несколько суток, совсем не спишь. Ищешь что-то?
   - Да уже нашел, - Малхус взял в руки какой-то древний фолиант, - Что ты слышал о клане Зигрод?
   - То же, что и все. Кланы Зигрод, Лайре и Джамд жили выше по течению Истр от Эсхаты Рейл, поселения Зигрод были в предгорьях Истара. В отличие от клана Джамд, кланы Зигрод и Лайре занимались в основном сельским хозяйством, горный мед клана Зигрод часто упоминается в древних книгах.
   - Все верно, жили они, поживали, пока вдруг клан Зигрод не стал очень могущественным, настолько, что города Салумана платили ему дань, - Малхус отпустил Чору и стал ходить по комнате, - Что заставило простого крестьянина преобразиться и стать чем-то наводившим ужас на предгорные и прибрежные поселения? С другой стороны, ни каких описания страшных и кровавых расправ со стороны клана Зигрод мы в летописях не найдем. Значит не ужас, а что? Так продолжалось несколько стозимий, а потом часть клана ушла в пещеры под гору Истар вход запечатали, и все вернулось на круги свои.
   - Пока культисты полностью не уничтожили кланы Зигрод и Лайре, - Регр почесал шею и присел на стул, - Но как это все связано с нашей историей?
   - Когда я увидел линии на спине той, что покушалась на Мелма, у меня возникло ощущение на границе сознания чего-то знакомого, того, о чем я прочитал давно, но забыл. Искусство наложения плетений на татуировки давно потеряно. Шептуны заговаривают броню, оружие, драгоценности, но наложить заклинание, на линию нанесенное на тело это сейчас не под силу, ни кому. Все посмотрели на спину, "О какие-то три линии, со слабым плетением" и все?
   - И причем здесь клан Зигрод? - Чору видно тоже заинтересовал разговор.
   - А вот причем. В этой книге, - Малхус постучал пальцем по фолианту у себя в руке, - Есть информация о том, что в клане Зигрод были мастера необычных и загадочных татуировок, описание их свойств занимает несколько страниц. Секреты клана Зигрод под горой Истар, и ключ к ним висит на шее у Азире Верчил.
   - Вот и хорошо, значит обо всем этом можно забыть, - Регр поднялся, - Пойдем, я обещал Эджере, что приведу тебя, а то совсем оголодал, хотя по тебе не очень заметно.
   - Да согласен забыть, но лишь на время, - Малхус уловил недоуменные взгляды спутников, - В конце концов, ни для кого не секрет, что рано или поздно Нец возглавит клан Джамд, не думаю, что он откажет родственнику в такой мелочи.
   Все кроме Нейры направились к выходу из библиотеки, одной рукой Малхус обнимал Чору, а в другой держал книгу, Регр шёл чуть впереди.
   - Ну, раз вы не собираетесь в ближайшее время путешествовать в горы, не против совершить увлекательнейшую экскурсию на болота, - Нейра стояла не двигаясь с места, - Тем более там тоже наверняка есть мастера наложения плетений на татуировки.
   - Мы отправимся, как только хорошо подготовимся и не раньше, - Малхус обернулся, - Поверь, для меня брат значит гораздо больше чем для тебя.
   - А откуда тебе знать, что он для меня значит? - Нейра смутилась, поняв, что сказала лишнее.
   Малхус с Чорой переглянулись, а Нейра вздохнув и опустив голову, пошла за ними следом.
  

Глава 11: Эсхата Нариз.

Мелм, Савай и Клео так и не отказались от своей идеи понять мотивы девушки покушавшейся на Мелма, но для этого её нужно для начала найти.

   Савай продрал глаза и поднялся с топчана, умывшись из бочки с водой, вышел из сарая, болото было укрыто плотным слоем тумана. Клео еще спал, Мелм дежурил, он сидел лицом к болоту, положив руки на колени, перед ним на куске ткани лежали несколько сланцевых наконечников, судя по всему, он был в потоке. Горец не стал ему мешать, присел, прислонившись к стене сарая, и решив навести порядок в своей сумке, вывалил её содержимое перед собой. Смена обуви, одежды, капкан в разобранном виде, мешочки с различными порошками, когда все крупные вещи были аккуратно упакованы, он занялся мелочевкой. Неожиданно Мелм встал с места и исчез, видно ушел в тень, Савай улыбнулся чему-то своему, насыпал на ладонь немного зеленого порошка и, прошептав что-то, дунул на него. Рядом кто-то чихнул, и Мелм вышел из тени, а потом и из потока.
   - Порошки, порошки, сам их делаешь? - Мелм чихнул еще раз и, потерев нос, присел рядом с горцем.
   - Не все, эти в основном сделал отец. Ничего сложного в них нет, перемолотые камни, древесная кора, мох и горные лишайники, - Савай разделил вещи на несколько маленьких кучек и стал каждую упаковывать отдельно, - Как говорится, самое главное мелкий помол.
   - Ну, общая теория мне знакома, на порошки проще всего наложить плетения, - инпар взял, какой-то небольшой сверток и стал его крутить в руке.
   - Состав, конечно, тоже играет роль, на один порошок проще наложить защитное плетение, на другой скрывающее.
   - А на третий, чихающее, - Мелм засмеялся.
   - Если очень хочется, то можно его назвать и так, - горец улыбнулся, - Вообще этот порошок позволяет обнаружить шамшира, когда он неподвижен, то полностью сливается с окружением.
   - Слышал о нем, из его шерсти делают плащи разведчики, материал очень дорогой, одежда стоит каких-то баснословных денег.
   - Я его не разу не встречал, у нас в деревне на них не охотятся. Отец убил одного, защищаясь, принес домой, шкуру можно было продать, но он не захотел, многие шамшира почитают, как духов леса. Шкура долго валялась, пока мама не состригла шерсть и не связала мне носки, - Савай вынул из сумки пару носков, постоянно меняющих свой цвет, и показал Мелму.
   - Носки! - Мелм, засмеялся в полный голос, - Носки! - на эго глазах показались даже слезы.
   - А что такого, очень теплые, между прочим, - казалось, горец думал, обижаться ему или нет.
   - Теперь я знаю, о чем буду рассказывать своим внукам, - Мелму почти удалось успокоиться, - Как-то в своих странствиях, я повстречал человека, у которого носки стоили дороже, чем все мои доспехи, - и он снова засмеялся.
   - Внуки у него будут, - в дверях сарая показался заспанный Клео, - И чё ты так разорался, если будешь так орать, не будет у тебя ни каких внуков.
   - А не чё, подъём, завтракаем и идем, - Мелм встал, - Сейчас разведу костер.
   - Я спал-то совсем не много, полночи лошадей искал, - Клео развернулся и пошел в сарай, что-то бормоча себе под нос.
   - Вот дурья башка, - Савай развернул свёрток, который до этого привлек внимание Мелма, - Я же это должен был передать Чоре, подарок твоего брата, совсем забыл.
   В свертке было небольшое колечко, очень красивое в форме свернувшейся змейки, глазки два камушка, зеленый и красный. Из сарая вышел Клео и взял колечко из рук горца.
   - Два камушка, два плетения. Про красный камень ни чего не могу сказать, не знаком, а с зеленым все понятно, - он передал колечко Мелму.
   - Маячок, - Мелм внимательно рассматривал камушек, - Слабенький конечно, но всё же маячок. Держи, как встретишь Чору, передашь, - инпар вернул колечко горцу.
   Оба инпар пошли готовить завтрак.
   - Утром попытался использовать сланцевые наконечники, как сай-ке, не получилось, - Мелм присел на корточки, разжигая костер, - Нужно делать металлическую оправу, а так я их просто не вижу.
   - Вернемся в эсхату? - Клео насаживал на прутья мясо, - Думаю, надо пожарить мяса побольше, скорее всего на болотах разжечь костер не удастся.
   - Да нет, возвращаться не будем, у нас есть ножи, у Савы, стрелы.
   Пока горец собирал сумку, завтрак был почти готов. Все плотно позавтракали, неизвестно когда снова удастся поесть, запаслись водой и, намазавшись мазью, двинулись.
  
   Из-за стоявшей этим летом засухи, болота сильно пересохли, и натоптанных тропинок было достаточно. Так как им было все равно куда идти, то их небольшой отряд двигался, стараясь избегать сильно заболоченных мест, но при этом они все дальше заходили вглубь болот. Айор был уже в зените, когда решили сделать привал, выбрали небольшой островок, покрытый чахлыми деревцами, но на нем было несколько огромных валунов, дающих хоть какую-то тень, перекусили. Гнус пропал совсем, видно его тоже разогнала жара. Решили, что пока жара не спадет, переждут её здесь. Волчица бегала, где-то рядом, Клео не спавший всю ночь, уснул. Неожиданно откуда-то дунул слабый ветерок, принесший жуткий смрад.
   - Что за вонь, - Мелм поднялся, и стал смотреть в ту сторону, откуда шел этот запах, - Пойду, проверю.
   Пройдя буквально пару десятков шагов, Мелм и Савай увидели яму, заполненную полуразложившимися трупами марен.
   - Странно, если охотники, то почему рога на месте, шкуры тоже не сняли, - Савай закрыл нос платком, чтобы хоть как-то уменьшить вонь.
   - Просто перебили кучу ящериц и свалили здесь, - Мелма казалось, запах совсем не беспокоил, - Зачем?
   - Ладно, пошли отсюда, а то мне сейчас плохо станет, - горец развернулся и пошел обратно.
   Мелм не пошел за ним, а несколько раз обошел вокруг ямы, откуда притащили ящериц было понятно, вот только зачем их перебили в таком количестве, кому они помешали. Так как планов с чего начать поиски на болотах особо не было, то почему бы не расследовать трагическую судьбу земноводных, тем более что у него появилось смутное предчувствие, что это как-то им поможет. Приняв решение, он вернулся к валунам. Клео по-прежнему спал, волчица вернулась и тоже лежала в тени.
   - Ты что-нибудь знаешь про ящериц? - спросил полушепотом Мелм, стараясь не разбудить Клео, и присел рядом с горцем, - Ты же охотник.
   - Думаешь, я на ящериц хоть раз охотился? - также тихо сказал Савай, - У нас в горах таких огромных нет, а маленькие лежат на солнышке греются, шустрые быстро убегают.
   - Ну, это я и без тебя знаю.
   - Что вы там шепчетесь? - Клео открыл глаза.
   - Моя ошибка, - уже в полный голос сказал Мелм, - Надо было нормальным голосом говорить, а так мы его сразу разбудили, теперь уже не посекретничаешь.
   - А если серьезно? - Клео переводил взгляд с одного на другого.
   - Да вот думаем, кому могли марены помешать, лежат себе на камнях, греются, ни кого не трогают и вдруг бах и все, в яме гниют, - Мелм улыбаясь, смотрел на друга.
   - Да все очень просто, кто-то решил на этих камнях сам погреться, - Клео зевнул и закрыл глаза.
   - Вот это верно, подъем, привал закончен, - Мелм встал, - Пойдем, узнаем, кто сейчас на этих камнях греется.
  
   Отойдя на небольшое расстояние от ямы с мертвыми маренами, отряд обнаружил хорошо заметную тропинку, на ней даже были видны следы колес. Наверное, обычно это место заболочено, сейчас же под ногами была сухая трава и пыль. Савай остановился, ногой разгреб траву и сухой ил, под ними оказались хорошо подогнанные друг к другу камни.
   - Смотрите, судя по всему, здесь была дорога, очень давно, - горец присел на корточки, разглядывая брусчатку, камни были подогнаны просто идеально.
   - Возможно, ей пользовались еще до катаклизма, - Клео попробовал засунуть в стык между камнями палочку, но это у него не получилось, - Умели предки строить, однако. Ладно, пошли дальше.
   Иногда на дороге лежали огромные каменные глыбы, встречались ямы, на дне самых глубоких, даже была вода. Ближе к вечеру стало понятно, что, скорее всего целью их путешествия является небольшая возвышенность впереди, но неожиданно дорогу преградила топь, от нее тянуло сыростью и прохладой.
   - Скорее всего, здесь очень много родников, вот она и не пересохла, - Клео срезал небольшое деревце и попытался померить им глубину, но дна не достал.
   - По любому, те, кто ящериц перебил здесь как-то прошли, - Мелм срезал себе палку и тоже попытался нащупать дно, - Так давайте разбежались и ищем тропу.
   В нескольких метрах они действительно обнаружили проход, покрытый приблизительно по щиколотку водой.
   Сделав несколько шагов, Мелм провалился по пояс, хорошенько выругавшись, все вернулись обратно, но брода так и не нашли.
   - Может марен совсем не оттуда притащили, - Клео разглядывал возвышенность впереди.
   - Нет, следы явно вели сюда, без вариантов, - Мелм покачал головой, - Там больше двух десятков туш, может они на плотах их перевезли.
   Крупных деревьев, да что говорить даже деревьев средних размеров вокруг не было, лишь чахлый кустарник. Собрали кустарник, связали его в охапки, охапки соединили в небольшой плотик, человека, конечно, он не выдержит, но вещи на него сложить можно.
   Вода была достаточно чистая и приятно холодила тело, главный минус гнус, мазью намазали лицо, Савай дал всем амулеты, которые тоже неплохо отпугивали эту мелкую тварь. Горец смог скопировать плетение с камней, которые ему дали в оплоте, и даже улучшил их. Приблизительно в двух третьих пути до возвышенности был небольшой островок, отряд добрался до него, и решили немного передохнуть, отсюда уже можно было хорошо разглядеть возвышенность. Островок представлял собой оплавленный, расколотый на две части кусок скалы, неверное в древности он испытал на себе воздействие Силы невероятной мощности. Немного отдохнув и перекусив, решили двигаться дальше, но неожиданно Клео сделал знак рукой, чтобы все пригнулись.
   - Кажется, я заметил какое-то движение, - шепотом сказал он, глядя в сторону возвышенности.
   Прошло время, все внимательно глядели вперед, но ни чего необычного не замечали, подумали, что, скорее всего, показалось, и хотели уже плыть, как вдруг, снова увидели фигуру, она появилась на мгновение и скрылась за камнями.
   - Дальше плыть сейчас опасно, - Мелм присел на валун, - Дождемся, когда стемнеет.
   На этом и порешили.
  
   В суматохе Аргабр не заметил, как пролетело время, Айор уже стоял в зените, когда он решил поесть первый раз. Из пустыни вернулись почти все отряды темных, оставшиеся должны были вот-вот прибыть. Маги у Эсхаты Эдуар не могли долго поддерживать открытый портал в эту сторону, поэтому темным и проходилось возвращаться частями. Со стороны Долины потерь было мало, Пустынные Орды были рассеяны или взяты в плен. Мист краем глаза прочитал отчет, он содержал в основном голые факты, впрочем, достаточно интересные. Не возникало ни каких сомнений, что следующее собрание мисты посветят событиям в пустыне, обстоятельства складываются так, что у ордена появилась возможность раз и навсегда устранить опасность нападения пустынников на города Долины, начало уже положено. Единственное, что ему не понравилось то, что сейчас рядом с теми, вокруг кого будет строиться будущая деятельность Изгоняющих в пустыне, находится Белтайн. Нет, он хорошо относился к магу, но знал, что тот обязательно попытается использовать ситуацию на пользу своему ковену. Ковен Саат и так самый крупный и могущественный в Долине, и с каждым кругом он только усиливает своё влияние, не стоит так же забывать, что за кажущейся простотой и открытостью скрывается Магог Белтайн, один из самых сильных телепатов Долины. Почему с пустынниками остались горцы непонятно, Аргабр внимательно рассматривал карту, оазис Тиграс, наверное, ближайший оазис к границе с Тангором, может, от него они дойдут до Тангора и потом по границе вернутся в горы, не исключено.
   Еда уже давно остыла, пережевывая мясо, мист просматривал, остальные сообщения на своём столе, вот предварительный отчет о том, что из себя представляет субстанция, которой залили один из проходов в Эсхате Нариз. Больше всего она напоминает плесень, но очень быстро растущую, явно не ядовитая, но окончательный вывод делать рано, для чего-то же её разлили. Допив чай, Аргабр вышел из палатки, его уже ждал командир темных Езор Чи.
   - Уже встретились с семьёй? - спросил мист, поздоровавшись.
   - Да, слава богам, с ними все нормально, - темный ответил на приветственный жест Изгоняющего.
   - Вот и хорошо. Мы сворачиваем здесь лагерь и расположимся в ближайшей деревне, только поможем вам убрать жидкость с камней, засыпавших один из проходов, что это мы пока не знаем, но в любом случае, этому здесь не место. Уверен, что нападение на эсхату было отвлекающим маневром, причем не совсем удачным враг не думал, что, даже оставшись фактически без гарнизона, крепость окажет такое сопротивление, главные силы врага нас ждут на болотах, но у стен Нариз потери у него, были незапланированно большими.
   - Вам понадобится помощь? - Езор Чи со вниманием ожидал ответа.
   - Думаю, что нет, - ответил мист, попрощавшись, - У вас и своих дел полно, а мы и сами справимся, скоро прибудут отряды из пустыни. Хотелось, чтобы помощников, даже меньше было.
   Последнюю фразу Аргабр сказал, уходя, почти шепотом, но видно темный её услышал.
   - Это Вы о чем? - спросил он, в его голосе появились нотки раздражения.
   - О, извините, - мист улыбнулся, - Не принимайте, это на свой счет. Есть тут одна группа, неизвестный фактор, абсолютно не управляемая, если конечно их не связать.
   - Хотите, угадаю, - тон голоса темного изменился, - Инпар? Верно?
   - Вы их знаете?
   - Слышал о них, - черты лица Езора Чи стали жестче, - С инпар всегда проблемы, - сказав это, темный развернулся и пошел в сторону эсхаты.
   Аргабр внимательно посмотрел ему в след и вздохнул.
  
   Раскаленный диск Айора закатился за горизонт, наступила ночь, но темнее от этого не стало, две луны очень хорошо освещали водную гладь между островком и возвышенностью.
   - Что будем делать? - Клео смотрел на две лунные дорожки на воде и ждал ответа.
   - Подождем, ближе к утру появится туман, - Мелм постарался максимально удобно расположиться на камнях, хотя это и было очень трудно, - Сможете спать, спите, я подежурю.
   Спать было неудобно, да особо и не хотелось, хорошо, что ждать пришлось не долго.
   Как только над водой появился туман, инпар и горец разделись, погрузили вещи и оружие на плотик и тихо поплыли вперед. Достигнув возвышенности, они поняли, что возникла еще одна проблема, скалистый остров поднимался из воды пусть и не высокой, но все же отвесной стеной, о том, чтобы как-то вскарабкаться в этом месте, не могло быть и речи. Решили плыть вдоль края возвышенности, надеясь отыскать более удобное место. Скоро им действительно удалось найти, то, что они искали, ступени, выдолбленные в скале, вели вверх и как не странно вниз под воду. Мелм и компания тихо оделись и стали осторожно подниматься вверх, две луны хорошо освещали поверхность возвышенности, судя по всему, это был кусок какого-то древнего ритуального сооружения, сохранившегося после катаклизма. Кругом валялись огромные колонны, полуразрушенные арки, увитые плющом, отбрасывали причудливые тени в свете двух лун. Отряд аккуратно продвигался вперед, но пока не находил присутствия других живых существ, неожиданно волчица замерла вглядываясь во что-то впереди себя. В том месте была небольшая стена, что находилось за ней, было не видно, решили разделиться, и зайти с разных сторон Мелм и Клео с одной стороны, Савай и волчица с другой. За стеной, привалившись к ней и опираясь на копье, спал дозорный, ни кто еще не успел ни чего подумать, как Клео сделал быстрый рывок вперед, и тело дозорного без звука упало на камни.
   - Здесь не может быть друзей, - шепотом ответил Клео на немой вопрос Мелма.
   - В любом случае, нам нужен кто-то живой, иначе кто ответит на наши вопросы, - прошептал в ответ Мелм.
   Савай присел на корточки около тела, дозорный был мертв.
   - Дважды одной ошибки я не совершаю, - Клео отвернулся от Мелма и Савая.
   - Потом поговорим, - Мелм тронул друга за плечо, - Пошли.
   Недалеко был проход со ступеньками, ведущими вниз, оканчивающийся длинным коридором, в конце которого откуда-то пробивался свет. Первым шел Мелм, за ним Клео, чуть поодаль, замыкая отряд, Савай и волчица. Коридор шел с небольшим уклоном вниз, впереди был поворот, когда до поворота осталось несколько шагов, Мелм сделал знак, чтобы все замерли, какое-то время он стоял, раздумывая, но решил все же рискнуть, вошел в поток, а потом в тень. Какое-то время ни чего не было слышно, но потом инпар появился из-за поворота и подозвал жестом остальных. За поворотом лежали два дозорных, оба были без сознания. Пока Клео и Савай связывали их, Мелм притащил тело от входа.
   - Мало ли что, - сказал он, - Пусть все вместе полежат.
   Коридор расширялся и заканчивался воротами, закрытыми на огромный засов. Перед воротами было небольшое помещение, но был ли кто-то в нем, отсюда было не видно, но свет пробивался именно оттуда.
   - Много пленных нам не нужно, - Клео тоже вошел в поток, - Что мы потом с ними будем делать, с собой не потащим, а перерезать глотку, связанному человеку, я не смогу.
   - Делай что хочешь, - Мелм сказал это и сразу пожалел о своих словах.
   - Эй, есть, кто живой? - заорал Клео, его голос гулко разнесся по коридору.
   Первый выбежавший в коридор, получил стрелу в бедро, после чего был оглушен Мелмом, второй, смертельный удар кинжалом в горло, Клео принципиально не хотел ни кого брать в плен. Сделав несколько прыжков, Клео заскочил в комнату, черты его фигуры расплылись и стали зыбкими, но до конца в тень он входить не стал, в проем вылетело копьё, ни кого не задев, вслед за Клео в комнату прыгнул Мелм, когда горец подбежал к комнате, всё уже было кончено. В помещении находилось несколько топчанов, табуреты, стол, лампа тускло освещала все вокруг, на полу лежало три тела, два не подавали признаков жизни, до них добрался первым Клео, третий был жив, только без сознания.
   - Четверо живых, более чем достаточно, чтобы получить информацию, - ответил Клео на немой вопрос Мелма.
   - Скорее три с половиной, - Савай выдернул из бедра воина, свою стрелу.
   - Яд? - Мелм обратил внимание на древко и оперение стрелы.
   - Да, ему осталось совсем немного, допрос лучше начинать с него, - горец аккуратно почистил стрелу и убрал её в колчан.
   - Ты меня успокоил Сава, - Клео вытер с кинжала кровь и вложил его в ножны, - С пяти шагов в бедро, думал, неужто промазал.
   - Что же давайте приведем его в чувство, пока не умер, - Мелм присел на корточки рядом воином, но он не подавал признаков жизни, - То ли я сильно ударил, то ли твой яд быстрее подействовал, чем ожидалось. Ладно, давайте трупы отнесем к повороту коридора, живых, сюда.
   Пока Клео и Савай разбирались с телами, Мелм решил рассмотреть несколько свитков, лежащих на столе, язык был ему не знаком, лишь текст одного, что-то смутно напоминал. Мелм вспомнил, где он видел подобные буквы, символы были похожи на те, что написаны на хоругвях священников, которые они носили во время хода, древний мертвый язык на новой тростниковой бумаге.
   - Ты что так и будешь прохлаждаться? - Клео и горец занесли в комнату воина и прислонили его к стене.
   Мелм хотел что-то сказать, но передумал, взял за руку одно из тел и поволок его в коридор. Когда мертвые были свалены в кучу, можно было осмотреться повнимательней. У стены стояло несколько бочек с водой, Савай и Клео поочередно понюхали её и решили, что она достаточно чистая, и годилась для питья, зачерпнув кружкой воды, они по очереди умылись и помыли руки. Савай налил воды в миску и дал попить волчице, та вела себя очень беспокойно, принюхивалась и к чему-то прислушивалась, попив, волчица вышла в коридор и легла около двери. На топчанах была разбросана одежда, и даже лежало несколько книг, в глубине комнаты стоял огромный жбан, видно он служил для очистки воды. Клео полистал книгу и, бросив её обратно на топчан, подошел к Мелму, тот развернул на столе свитки, придавив их по краям.
   - Этот явно копия какого-то древнего текста, - Клео показал свиток, который так заинтересовал Мелма, - А эти два, даже не знаю, но написаны явно не на тангорском и не на салуманском.
   - А ты откуда салуманский знаешь? - Мелм посмотрел на друга.
   - Да как-то довелось выполнить небольшую работу по просьбе салуманских купцов, а контракт был составлен на двух языках долинном и салуманском, - Клео склонив голову, внимательно разглядывал свитки, - Контракт! Это и есть контракт, составленный на двух языках. Смотри одинаковая разбивка текста, внизу место для подписи. У меня лично, ни каких сомнений.
   - Похоже, ты прав, но если смотреть на разбивку текста, - Мелм взяв со стола несколько ложек и нож, разделил ими текст, - То и мертвым языком написан тот же самый контракт.
   - Получается копия какого-то древнего контракта и два его перевода на современные, но не знакомые нам языки, - Клео поглядел по сторонам и, увидев, что один из пленных стал проявлять признаки жизни, кивнул головой в его сторону, - Вот давай у них и спросим.
   Допрос пленных ни к чему не привел. Они, или действительно не знали долинного, или хорошо скрывали свои знания. Через некоторое время, поняв безуспешность попыток, получить какую-либо информацию у пленных от них отстали. Клео резко ударив пленного напоследок, резко развернулся и задел стол, один из ножей, лежащих на столе, подкатился к его краю. Этот маневр инпар не остался незамеченным горцем. Савай улыбнулся и как бы невзначай поправил меч у пояса. Мелм посмотрел сначала на одного, потом на другого, вздохнул, и положил нож в центр стола, после этого проверил путы у пленного, как он и ожидал, руки были связаны кое-как, и веревки почти спали. В полной тишине Мелм покрепче связал всех пленных и даже наложил на веревки небольшое защитное плетение.
   - Что за игры? - Мелм и не ждал ответа на свой вопрос.
   - Мелм, ну подумай сам, что мы с ними будем делать, - Клео по-прежнему гнул свою линию, - Толка от них никакого, а так они погибнут в бою за свою свободу, чувствуешь, как звучит, гораздо красивее, чем им перерезали шеи как животным.
   - Мы ни кого не будем убивать просто так, сколько уже раз мне надо это повторять.
   - Я все понял, - Клео развернулся и вышел из комнаты, - Давайте посмотрим, что находится за этой дверью, - инпар подошел к закрытым на огромный засов воротам.
   Засов был очень тяжелый и плотно сидел в пазухах, поняв, что одному его вытащить не удастся, Клео позвал Савая, вдвоем, раскачивая, они медленно стали двигать засов. Увидев это, пленные забеспокоились, и стали громко кричать, явно пытаясь их остановить.
   - Хоть вы меня и не понимаете, но я открою вам тайну, - Мелм присел на корточки рядом с пленными, - Я путешествую с двумя персонажами анекдотов, все анекдоты которые есть об инпар и горцах это про них.
   - Между прочим, мы все слышим, - Клео остановился перевести дух, - Вернемся, обязательно узнаю у Грева, сколько лет его тёте. Лучше помоги нам.
   Мелм снял куртку и подошел к воротам, втроем дело пошло гораздо быстрее. Пока пытались открыть дверь, Мелм не прекращал попыток образумить своих товарищей, хотя, в конце концов, согласился, что, скорее всего со временем у них информации не прибавится. Наконец огромный засов с грохотом упал на пол. Пленные уже не кричали, а со страхом смотрели на ворота. Створки ворот были очень тяжелые, но открылись легко, их глазам предстал огромный зал, сложно даже было определить его границы, противоположная стена срывалась где-то вдалеке, высокий свод был весь в трещинах, из него вывались большие куски, в отверстия виднелось уже начинающее светлеть небо. Вьющиеся растения свисали гроздьями с потолка и оплетали все вокруг. Неожиданно среди растений появились фосфоресцирующие силуэты и стали двигаться к дверному проему. Что-то угрожающее было в их движении, Савай и Мелм среагировали моментально и отпрыгнули назад, Клео на секунду замешкался, но потом выбежал вслед за ними. Втроем они захлопнули створки ворот и стояли переглядываясь.
   - Я помню это место, - неожиданно сказал Клео.
   - Это ты о чем? - почти одновременно спросили Мелм и Савай.
   - Сон, очень давно, вспомни, я тебе еще рассказывал, - Клео задумчиво, приложил руку ко лбу, видно пытался вспомнить, - Этот зал, да сомнений ни каких, именно этот. Растений было, правда, гораздо меньше, через трещины в своде пробивались лучи Айора и падали капли воды, вспыхивая и потухая. Весь зал был заполнен кем-то... лица, казались мне очень страшными, но я чувствовал себя одним из них. Была какая-то музыка и ритм, тела двигались в этом ритме, издавая звуки, то громкие, то тихие.
   Клео стал выстукивать какой-то ритм, взгляд его утратил осмысленность, ни кто не успел среагировать, как он неожиданно открыл ворота и вернулся в зал. Мелм и Савай бросились вслед, но Клео двигался очень быстро. Святящиеся силуэты устремились к нему, но резко остановились в нескольких шагах от инпар. Савай смотрел в растерянности, не зная, что делать, броситься вперед и прервать Клео он боялся, так как выбежать обратно в коридор им вряд ли удастся, надо посоветоваться с Мелмом. Савай обернулся и увидел за спиной отрешенный взгляд и страшную маску вместо лица. Ничего не видя перед собой, Мелм прошел мимо горца и встал рядом с Клео. Их тела двигались синхронно, а из горла доносились звуки, на какой-то момент Саваю показалось, что он услышал мелодию. Фосфоресцирующие силуэты долгое время оставались неподвижными, но потом все устремились к одной точке находящейся в десятке шагов перед инпар, и объединились в один большой ярко светящийся объект.
   - Что? Договор... - раздался голос идущий непонятно откуда, - Зачем вы здесь? Все слова сказаны, каждый получил, то, что хотел. А это что? - Савай почувствовал на себе, взгляд, хотя у источника света не было глаз, - Интересно, но чтобы заключить договор, мало.
   Какое-то время тишину нарушали, лишь выкрики инпар, потом голос зазвучал снова.
   - Оставлю всех себе. Так долго был один.
   - Я так не думаю, - эти слова вырвались из горла волчицы, стоящей рядом с Саваем, её глаза горели красным огнем, глаза горца тоже превратились в два раскаленных угля, - Мы все сейчас уйдем отсюда, то, что было в прошлом, останется в прошлом, - эти слова, уже были сказаны горцем.
   Светящие щупальца потянулись к инпар, горцу и волчице, опутывая их, вначале ни чего не происходило, но потом свет стал понемногу меркнуть, с каждым мгновением в зале становилось темнее, в щупальцах появились голубые искры, они вспыхивали и тухли или изменяли цвет на красный. Беззвучное противостояние продолжалось какое-то время, потом щупальца резко отпрянули, отпустив свои жертвы. Внутри источника света появлялись и гасли разноцветные сполохи, но скоро все пришло в норму.
   - Как не странно, но хорошо, - раздался голос ниоткуда, - Всяко лучше, чем ничего.
   - Пустота, - в ярко красных глазах горца, вспыхнули и тут же погасли две голубые искры, - Одиночество и пустота.
   Горец повернул голову и его взгляд упал на съежившихся от страха пленных.
   - Да. Так будет правильно, - глаза волчицы вспыхнули ярко-красным светом.
   Пленные встали и медленно вошли в зал, навстречу им двинулись инпар. Увидев, что Мелм и Клео покинули зал, горец и волчица пошли за ними, прежде чем закрыть ворота, человек и зверь еще раз оглядели зал, пленные стояли плотной группой, источник света уже распался на отдельные части и фосфоресцирующие силуэты начали вокруг них свой беззвучный танец.
   Створки ворот с шумом захлопнулись, горец поднял и задвинул засов, после чего наложил на него какое-то плетение. С легким стуком на пол упали Мелм и Клео. Горец и волчица смотрели в глаза друг друга.
   - Все закончилось, горец, - казалось, что это сказала волчица, - Ты еще не знаешь, но в будущем, ты оказал мне большую услугу, теперь мы в расчете, хотя вряд ли ты останешься после всего случившегося прежним.
   Глаза горца и волчицы потухли одновременно, и сразу они рухнули на пол.
  
   Аргабр и Лотт стояли рядом около крайнего дома в деревне, разведчики вернулись с донесениями, но ясности это не прибавило. Достаточно легко были обнаружены следы отряда напавшего на деревню, но следы инпар и горца вели совсем в другую сторону.
   - Ни чего не понимаю, почему вместо того чтобы идти в глубь болот, они пошли севернее? - Аргабр внимательно рассматривал карту, - Что у нас здесь?
   - Топь, почти не проходимая, - Лотт сравнивал собственную карту с картой, найденной в доме главы деревни, - Но думаю из-за жары, там появились проходимые места, местные туда точно не ходили, по крайней мере, на карте деревенского головы тропок, ни каких не отмечено. Может послать людей в соседнюю деревню, вдруг у них будет карта этого куска болот.
   - Не стоит, времени нет, просто думаю, чем инпар руководствовались, выбрав такой путь. Охотник наверняка без труда нашел след, ведущий вглубь болот, но они по нему не пошли.
   - Не стоит искать логики в действиях инпар, - Лотт улыбнулся.
   - Если бы я услышал, это от темного, то не удивился бы, но от тебя такого не ожидал, - жестко, как отрезал, сказал мист.
   - Просто ты мало общался с инпар и горцами, хочешь небольшой поучительный анекдот? - не дожидаясь ответа, Лотт начал свой рассказ, - Темному, инпар, гогу и сколу дали по крынке молока и сказали быстро отнести в соседнюю деревню. Погода стояла жаркая и если долго идти, то молоко могло прокиснуть по дороге. Темный и инпар быстро отнесли своё молоко, гог наложил на крынку заклинание, чтобы молоко не скисло, и не торопясь, дошел до соседней деревни, скол тоже ни куда не торопился, путь был не близкий, он сделал небольшой привал, утолил жажду молоком, а когда он донес молоко оно уже начало кислить. Потом всем им дали по крынке с водой, темный ни чего не спрашивая, сразу пошел в соседнюю деревню. Скол решил узнать, зачем ему нести воду, разве в соседней деревне нет своего колодца, получив ответ, что колодец есть, но воду все равно нужно отнести, отправился в путь, правда, сделав привал по дороге, передумал. Гог услышав, что в соседней деревне есть колодец, демонстративно поставил свою крынку и, развернувшись, молча, ушёл. Инпар о чем-то подумав, пошел в сторону соседней деревни.
   - Скорее всего, он не дошел? - рядом с Лоттом и Аргабром остановился молодой маг ордена, с интересом прислушиваясь в разговор.
   - Вы что, правда, не слышали это, - увидев, что его собеседники отрицательно покачали головой, Лотт продолжил, - В этот день так ни кто и не принес воду в соседнюю деревню. Удивлены? А как же темный? Темные не пускаются в обсуждения, если им что-то не нравится, они просто поступают по-своему, тихо и спокойно, не привлекая излишнего внимания. Но удивительно, что через несколько дней в соседнюю деревню пришел инпар и принес крынку... молока. Вот, в общем-то, и все, как говорится, "сказка ложь, но в ней намек".
   - Может в этом что-то и есть, - улыбка появилась на губах Аргабра, - Действительно у инпар гораздо больше общего с горцами, чем, казалось бы, с близкими им по крови темными. Хотя, сейчас не встретишь, горца, в котором нет хотя бы капли крови инпат. Сколы давно живут рядом с инпат, нельзя сказать, что это соседство ни когда не омрачалось конфликтами, но они были кратковременными и незначительными. Большинство инпат и сколов хотя и не поощряют смешанные браки, но и не запрещают их. Это наложило отпечаток на ритмы проявления Силы. У инпат, горцев, инпар и как не странно шептунов он одинаковый, - мист взял палку и нарисовал на земле "IOIO", - А у гогов, соответственно магов, священников и темных, такой, - на земле появился второй символ "IIOO", - И это не просто знаки, это ритм, определяющий жизнь. Ладно, что-то мы заговорились, пора двигаться.
   - Но и инпар, и темные используют жестовую магию, - молодой маг ордена сказал это и стушевался.
   - Если тебя так заинтересовал этот вопрос, я познакомлю тебя с одним магог, он лучше всех в Долине разбирается в этом, - от Аргабра не укрылось смущение молодого человека, - Хотя, конкретно, с жестовой магией всё достаточно просто. В основе жестовой магии инпар, лежит проявление Сай, и используют они её лишь, находясь, в потоке, а у темных она имеет совсем другую природу. Горцы и шептуны ни когда не смогут повторить плетение темного, но могут разобраться в плетениях мага ордена. Мы, орден, используем оба ритма проявления Силы и в этом наше преимущество.
   - Когда, ты сказал последнюю фразу, мне даже показалось, стал выше ростом, - Лотт засмеялся.
   - Я не вижу в этом ни чего смешного страж, - несмотря на жесткость фразы, тон которым она была сказана, был дружелюбный. Аргабр хлопнул Лотта по плечу, - Все выдвигаемся, идем по следу отряда, напавшего на деревню.
   - Логично, с инпар и горцем уж точно не разминемся, - смеясь, Лотт пошел отдавать необходимые приказы, потом, обернувшись, сказал, - Хорошо, что ты принял такое решение, страшно даже подумать, что бы с нами случилось, если бы мы пошли по следу инпар и горца.
   - Мы наверняка ещё встретимся... Савай, - мист смотрел в ту сторону, куда отправились инпар и горец.
   - Что ты сказал? - страж остановился.
   - Савай, так зовут горца, он был у башни Зуала в ту ночь, - Аргабр замолчал на мгновение, - Был в этой деревне, когда на неё напали культисты и у Эсхаты Нариз.
   - Странное имя для горца, Савай, - Лотт задумался, - Если мне не изменяет память, дословный перевод с хоа означает "больше чем человек".
  
   Савай очнулся, оттого, что кто-то шершавым языком вылизывал его лицо, увидев, что горец пришел в себя, Дейра отошла в сторонку, легла, положив голову на лапы, и закрыла глаза. Полежав немного, охотник решил сесть, это удалось ему далеко не с первого раза, казалось, что тело состоит из отдельных плохо подогнанных друг к другу кусочков, и каждый этот кусочек нестерпимо болел. У противоположной стены сидел Мелм, обхватив голову руками, Клео пытался сесть, но это ему ни как не удавалось, видно, что их состояние было не лучше. Когда биение крови в ушах утихло, Савай медленно пополз к своей сумке, надо заварить травы, это им поможет. Казалось, что этот путь в десяток шагов продолжался вечность, но все же горец дополз, вытряхнув все содержимое сумки на пол, он нашел мешочек с травами, после этого сдернув с топчана покрывало, скомкал его и положил рядом с табуретом. Под столом стояла бутыль с маслом для лампы, Савай обильно смочил покрывало маслом. Мелм наблюдал за всеми его действиями.
   - Что? - только и смог спросить он.
   - Трава, нам поможет, - горец уронил табурет и пытался его поджечь.
   - Нужна вода, - Мелм подполз к охотнику, - Сейчас попробую налить.
   Взяв в руку котелок, инпар какое-то время сидел, собираясь с силами, потом резко встал, он явно был в потоке, зачерпнул воды, поставил котелок рядом с горцем, посмотрел по сторонам и, скинув с топчана несколько книг, рухнул рядом с ними. Савай подождал пока Мелм придет в себя.
   - Сможешь выползти в коридор? - спросил горец, - Сейчас здесь будет дымно, - получив утвердительный кивок головой, разжег костер.
   Дыма, как ни странно было не много, он собирался под потолком и явно куда-то уходил. Скоро вода закипела, и охотник заварил в котелке траву. Они сидели втроем, глядя друг на друга, и маленькими глотками пили травяной настой. Тепло приятно разливалось по всему телу, к лицам возвращался нормальный цвет.
   - Кто-нибудь может, что рассказать? - Клео переводил взгляд, с одного своего спутника на другого.
   - Я помню, только, как ты снова забежал в зал, - сказал Мелм, - А в следующее мгновение, уже лежу на полу в коридоре с жуткой болью во всем теле.
   - Вы пробудили, какое-то очень древнее существо, - Савай замолчал и отпил несколько глотков из кружки, - Хотя если честно, вы его интересовали гораздо меньше чем я. Ваши предки в прошлом уже сделали всё, что могли.
   - Это ты сейчас о чем? - Клео, казалось, боялся, что во всем случившемся будут винить его, хотя прекрасно понимал, что всю эту кашу заварил именно он.
   - Твой сон, вовсе не сон, это видение очень далекого прошлого, - горец замолчал и попробовал, не остыл ли травяной настой в миске, стоящей рядом с ним, - Когда-то в далеком прошлом этот зал был заполнен инпар или теми, кто потом ими стал.
   - Договор? - Мелм старался переосмыслить услышанное.
   - Это лишь мое предположение, - Савай встал на четвереньки и пополз к волчице с миской травяного настоя. Какое-то время ему пришлось её уговаривать, но, в конце концов, Дейра выпила весь настой, тяжко вздохнула и снова закрыла глаза, - И еще существо говорило, о новом договоре, а чтобы его заключить требуется большое количество людей желающих это сделать.
   - Предположим, культисты решили заключить какой-то договор, но их явно недостаточно для этого, - Клео, поставил пустую кружку рядом с собой, - А из того, что мы знаем или, о чем смутно догадываемся, становится понятно, что для заключения договора все должны хотеть его заключить. Не думаю, что жители ближайших деревень так уж жаждут это сделать. Но ты так и не сказал, как мы выбрались из зала.
   - Как выбрались, не знаю, может, существо решило, что мы не представляем для него интереса, и взяло вместо нас пленных. А там кто его знает, - горец вернулся в комнату и стал собирать свои разбросанные вещи, - А по поводу заключения договора, возможно именно сейчас культисты убеждают деревенских, что он им крайне необходим.
   После этого все надолго замолчали, силы постепенно возвращались к ним. Мелм достал из своей сумки хлеб и сыр, поели, хотя есть особо и не хотелось. Клео молчал с чувством вины, на лице Мелма читалось холодная решимость, во что бы то ни стало, раскрыть все загадки связанные с договорами, и с древним заключенным, и современным еще не заключенным. Мелм взял со стола, и аккуратно свернув все три копии договора, положил их себе в сумку. Савай просто собирал свои разбросанные вещи, под руку снова попался свёрток с кольцом, одна его сторона была обуглена, сначала горец решил, что это могло произойти, когда он разводил костер, но, развернув, понял, что это не так, часть кольца была оплавлена, а у змеи остался один глаз, зеленый. Вначале охотник хотел показать кольцо своим спутникам, но потом передумал загадок на сегодня и так хватит.
   Решили немного отдохнуть, и покинуть развалины как можно быстрее, так как культисты могли вернуться в любой момент. Долго лежали на топчанах, но сон так и не приходил, первым не выдержал Клео он встал и собрал все запасы еды, какие нашел, потом наполнил фляги с водой. Савай поднялся тоже, тело болью отзывалось на каждое движение, но усталости не было, может, виной тому был травяной настой, он подошел к волчице, чтобы понять как её самочувствие, Дейра явно чувствовала себя лучше их, она потянулась и всем своим видом показывала, что хоть сейчас готова отправиться дальше. Мелм подошел к столу и разлив остатки травяного настоя в три кружки убрал котелок себе в сумку, выпил настой и, надев куртку, молча, отправился к выходу. Вслед за ним поплелись Клео, Савай и волчица.
   Был уже вечер, видно они пробыли без сознания достаточно долго, но светлого времени еще должно было хватить, чтобы внимательно осмотреть возвышенность. Никому не хотелось лезть в воду, поэтому надо было найти какой-нибудь плот, чтобы посуху покинуть это место, ведь наверняка культисты добирались сюда не вплавь, но им повезло гораздо больше. Клео наткнулся на четыре перевернутые вверх дном лодки. На днищах лодок были крепления, сразу было не понятно для чего они нужны, пока опять же Клео не обнаружил рядом в кустах весла и оси с колесами на них. Видно колеса можно было прикрепить к днищу лодок и толкать как повозки по земле. Решили взять две лодки, так как больше трёх человек в лодку не помещалось. В одну лодку сели Мелм и Клео в другую Савай и волчица. Очень скоро полоса воды отделяли их от возвышенности, и всем стало намного легче.
   Когда они достигли противоположного берега, две луны ярко освещали окрестности, и ночная прохлада сменила жару дня, выбрав место посуше, развели костер, подогрели мясо, а горец заварил еще своего живительного настоя. Все это в полной тишине, казалось, что каждый бродил в своих мыслях далеко от этого места, хотя может, так оно и было. Клео постелил на дно лодки покрывало и, забравшись внутрь, скоро уснул. Савай и Мелм расстелили одеяла и легли на землю. Охотник лежал на спине и смотрел на небо, удивительно, прошло чуть более двух дюжин дней, как он ушел из родной деревни, а кажется, что все это было в прошлой жизни. Как там отец, мама, Крао Ео, мысли путались, сворачивались в клубки, лица чередой проносились перед его взором, дыхание становилось ровнее и вдруг...
   - Сава, ты спишь? - прошептал Мелм.
   - Нет, думаю, - нет ничего менее приятного, чем прерванное засыпание.
   - Я тоже думаю, - инпар пододвинулся ближе, - Вот договор, как думаешь, зачем его заключили?
   - Я думаю совсем о другом, что будет есть гнус, когда мы отсюда уйдем, - горец перевернулся на другой бок, - Давай спать, - но сон был прерван.
   Мелм замолчал, охотник услышал, что он сел.
   - Ты думаешь, что вы получили Сай, в обмен на что-то? - Савай тоже сел.
   - Да, больше ни чего в голову не приходит, - Мелм повернулся лицом к горцу, - А ты что думаешь?
   - Думаю, что сколы тоже входят в Сай, а они точно ни с кем договора не заключали.
   - Но, инпар все могут входить в поток.
   - А сколы в потоке гораздо могущественнее почти любого из инпар, только без обид, - Савай сел поудобнее, привалившись к камню, - А вообще, если бы меня вывели на рыночную площадь и сказали: "Посмотри вокруг, здесь есть те, кто заключил договор с высшим существом в обмен на силу". Знаешь, на кого бы я показал?
   - Ты, считаешь... - мысли Мелма приняли, совсем другое направление, - Темные.
   - Одетые во все черное, несмотря на жару, лишь глаза сверкают на полностью закрытом лице.
   - Виденье все равно было у Клео, - инпар, уже говорил в полный голос, - Да ты и сам говорил, что существо своими действиями вызвали мы.
   - Во-первых, не ори, - Савай сознательно говорил, еле слышимым голосом, - Во-вторых, что ты хочешь от меня?
   - Прости, просто мне как-то не по себе, от этой сделки, - Мелм уже успокоился, - Ладно давай спать. Может, заснем.
   Оба легли, Савай лежал тихо, Мелм ворочался, но, в конце концов, уснул, но спал очень беспокойно, мысли горца постепенно успокоились, и он провалился в сон.
   "... стебли травы не больно, но очень чувствительно хлестают по морде, голода особого нет, но это добыча, ради самого процесса охоты, огромная водяная крыса пытается спастись, но она обречена, челюсти смыкаются на теле жертвы и теплая кровь наполняет рот..."
   Савай вскочил, во рту явно чувствовался вкус крови, что за сон, настолько явный, что до сих пор чувствуется запах сухой, выжженной солнцем травы. Клео посапывал в лодке, Мелму явно тоже что-то снилось, луны почти не изменили своего положения на небе, видно времени прошло совсем не много. Так третья попытка уснуть.
  
   Когда Савай открыл глаза, уже рассвело, никого из инпар рядом было не видно, умывшись, горец развел костер. Через некоторое время вернулся Клео со змеёй и охапкой какой-то травы, по запаху охотник понял, что это череда, правда, стебли её были гораздо сочнее и плотнее чем у лесной. Они быстро освежевали змею и разрезали её на небольшие кусочки, пока Клео поджаривал их на костре, горец подошел к воде и сорвал три больших листа. На каждый лист они положил хлеб, череду и жареное змеиное мясо. Их завтрак уже подходил к концу, когда появился Мелм, он вымыл руки и присоединился к ним.
   - Я нашел след, это было не трудно, - он с интересом рассматривал свою порцию, - Что за мясо?
   - Угорь, - Клео соврал, не задумываясь, - С утра наловил.
   - А по вкусу на змею похоже, - Мелм жевал мясо, и по очереди смотрел на своих спутников, - Ну ведь змея, правда? Зачем врать.
   - Да какая разница, ведь вкусно? - Клео встал и присел на борт лодки.
   - Вполне съедобно, просто порой я на тебя удивляюсь, - Мелм доел мясо с травой, и взял из рук горца кружку с травяным чаем, - Клео ты только не обижайся, на мой вопрос, а из какого клана твоя мать? С тобой мы дружны с детства, твой дед был дружен с моим. А твой отец пропал на долгое время и вернулся с двумя детьми, с твоей старшей сестрой и новорожденным тобой. Ты расспрашивал отца о своей матери.
   - Интересно, а тебе какое до этого дело, - два инпар смотрели в глаза друг другу.
   - Если спрашиваю, значит, есть, - Мелм не отводил взгляд от глаз друга, - Думаю, что твоя мать темная или отверженная.
   - И что? - Клео встал и нависал над сидящем на земле Мелмом.
   - Ничего успокойся, это многое объясняет, - Мелм поднялся с земли, и стал лицом к лицу с Клео, - Ты мне друг, не думал, что такой вопрос, может что-то изменить в наших отношениях.
   Клео развернулся и, дойдя до воды, сел на берегу. Волчица переводила взгляд с одного человека на другого, потом, поняв, что в принципе, но чего страшного не произошло, успокоилась.
   Савай с Мелмом свернули одеяла, собрали сумки и положили лодки так, чтобы они не сильно бросались в глаза. Больше их ни чего здесь не задерживало. Горец облокотился на камень и стал стругать, какую-то палку, а Мелм сел рядом Клео, какое-то время сидели молча.
   - Вот скажи, как связано, то, что я соврал по поводу змеи, с тем, кто моя мать? - Клео повернулся к другу.
   - Ни как, - Мелм улыбнулся, только сейчас он начал понимать, что так разозлило Клео.
   - Тогда к чему твой вопрос? - Клео обернулся, и посмотрел на горца, который тоже с трудом сдерживал смех, инпар переводил взгляд с одного своего спутника на другого и не понимал, что их так развеселило.
   - Ладно, пошли, - Мелм поднялся с земли, - Я спросил, о матери, потому что хотел понять причины твоего сна, а не из-за того, что ты иногда врешь по мелочам, уж поверь.
   - Сна? А сон, то, как связан с моей матерью, - Клео тоже встал, вслед за другом.
   - Слушай, пойдем, а? По дороге все попробую объяснить, - Мелм вложил в ножны на ноге и поясе кинжалы, и повесил сумку на плечё, - Хотя если честно, все это лишь предположение, может вовсе и не верное.
  
   След действительно был хорошо заметен, конечно, если бы не стоявшая жара, это место было бы сильно заболочено, по отметинам на камнях не составляло труда определить, приблизительный уровень, где-то по колено. Правда, дорогу инпар и горцу, то и дело преграждали не пересохшие участки, иногда достаточно большие и их приходилось обходить, делая большой крюк, они уже не раз пожалели, что не взяли с собой лодки, но катить их, не очень хотелось. Савай и Мелм шли вперед, внимательно осматривая окрестность, Клео и волчица, типа охотились. Особенно эта игра нравилась волчице, хотя у инпар, похоже, настроение тоже улучшилось. Несколько раз они спугнули небольших марен, вначале, ящерицы шипели и агрессивно открывали пасть, но потом решали, что лучше спастись бегством, их особо и не преследовали. Местность становилась, все более открытой, валуны и торчащие вверх куски скал остались позади. Решили сделать небольшой привал, спрятавшись в тени большого камня, разожгли костер и попили горячего чая, в ближайшее время огонь развести им вряд ли удастся. Перекусив, Савай решил залезть на камень, чтобы сверху осмотреть местность, лежащую впереди. Пейзаж открывался безрадостный, ровное пространство, с разбросанными то там, то сям возвышенностями с чахлой растительностью, достаточно большие куски болота не пересохли, но все они лежали в стороне от их маршрута. На границе видимости, кажется, была какая-то постройка. Горец спрыгнул с камня и рассказал спутникам, о том, что увидел, получалось, путь предстоял не простой, они будут хорошо видны издалека и единственная надежда, что они заметят противника раньше, чем он обнаружит их. Решили, что кто-то из инпар постоянно будет в тени, чтобы видимы постоянно были всего два человека, главный минус этого плана, что Мелму и Клео пришлось надеть доспехи, чтобы выглядеть наиболее похоже, а в такую жару делать этого очень не хотелось. Но должен же быть у них, хоть какой-то козырь в рукаве, правда, посчитали, что курток будет вполне достаточно, кто будет приглядываться на таком расстоянии, голову повязали платками. Первым в поток и в тень вошел Мелм, и, собрав вещи, двинулись дальше. Под ногами был сухой ил, след хорошо отпечатался на нем, сомнений не было, он шел к строению едва заметному впереди, любой находящийся под его укрытием естественно увидит отряд раньше, чем они его. Клео и Мелм по очереди меняли друг друга, поэтому со стороны создавалось ощущение, что по болоту идут два человека и волк, при этом один человек, то исчезал, то появлялся. Ближе к вечеру подошли на достаточное расстояние, чтобы рассмотреть несколько домов впереди, но ни какого движения вокруг них.
   - Это наверно один из схронов, о которых мы слышали, я пойду на разведку, - сказал Клео, он находился в данный момент в тени, - Жителей конечно в нем точно нет, но мало ли какие сюрпризы нас могут ожидать. Вы оставайтесь здесь, если ближе подойдете, будете уже на расстоянии выстрела.
   - Хорошо подождем, - Мелм сбросил с плеча сумку и с видимым удовольствием снял куртку, - Сумку оставь, - но видно Клео уже ушел.
   - Запарился? - Савай осматривался вокруг, с явным намереньем найти место, куда можно присесть.
   - Не очень, в потоке прохладно, вернее не так, просто по-другому все чувствуешь, цветов нет, серый мир наполнен тенями и звуками, - инпар с горцем подошли к небольшой возвышенности, покрытой сланцем с ярко желтыми прожилками, пока болота не пересохли так сильно, это был небольшой островок и сели, ожидая возвращения Клео.
   - Хотелось бы хоть раз взглянуть. Говорят, что в поток как-то можно втянуть человека, даже не чувствительного к Сай, - горец, видно думал о чем-то своем.
   - Я ни чего об этом не знаю, лучше всего об этом поговорить с Регром, - Мелм поднялся и, свернув куртку, присел на неё, сидеть на сланце было не особо приятно, - Он об этом много знает, жизнь заставила.
   - Любовь.
   - Любовь? А откуда ты...? - инпар с удивлением посмотрел на собеседника.
   - Эджера рассказала, - горец повернулся к Мелму, - А это какая-то тайна?
   - Нет не тайна, но скажем так это не тема для разговора с первым встречным. Только не обижайся, сейчас конечно ты не первый встречный, но тогда ты именно им и был, - Мелм пожал плечами и легонько ударил охотника в бок, - Видно ты ей очень понравился, может, что напомнил.
   Оба надолго замолчали. Диск Айора почти достиг горизонта, когда они заметили Клео, делающего им знаки от схрона.
   - Пошли, видно опасности нет, - Мелм и Савай встали и пошли навстречу Клео.
  
   Схрон был покинут, но они нашли еще тлеющий костер, видно кто-то еще совсем недавно здесь был. Горец внимательно рассматривал все вокруг, следов было более чем достаточно. Жителей находящихся в схроне увели достаточно давно, в домах был полный кавардак, кое-где даже были следы крови. Но небольшой отряд оставался здесь до последнего времени, правда, этим утром они почему-то схрон покинули.
   - Нам, похоже, повезло, что они куда-то свалили, - Клео уже успел осмотреть не только дома, но и кладовые в этих домах, - Еды нашел не много, но все же это не плохая прибавка к ужину. Как считаете? - в руках он держал сухари, сыр и небольшую связку колбасы, - Жаль, вина не нашел.
   - Да я и воды не нашел, - Савай подошел, держа, несколько кусков вяленого мяса, - Придется обходиться тем, что у нас есть.
   - Похоже, вы стоите друг друга, - Мелм переводил взгляд с одного своего спутника на другого, - У нас еды с каждым днем в сумках только увеличивается.
   - Вот как тебе повезло, что ты с нами, без нас уже давно с голоду умер, - Клео засмеялся, - Ведь ты даже костер сам не можешь разжечь. Или можешь?
   - Сейчас разожгу, - Мелм хмыкнул и присел на корточки, чтобы разжечь костер.
   Быстро поели и решили идти дальше, несмотря на наступившую ночь.
  

Глава 12: Жализ.

   В полутемном подвале корчмы было прохладно, немногочисленные посетители сидели ближе к помосту, на котором музыкант играл красивую тихую мелодию с явными пустынными мотивами. Высокий человек, в серых одеждах с капюшоном полностью закрывающем лицо, уверенными шагами подошел к столику у дальней стенки, за которым сидел один единственный посетитель и откинул капюшон.
   - Приветствую, а ты неплохо выглядишь для мертвеца, - присаживаясь, сказал он.
   - Да и ты вроде покинул мир Яви, - сидящий поднял руку вверх, подзывая подавальщицу, - Бокал вина для моего друга или ты предпочитаешь пиво?
   - Нет не то и не другое, пожалуйста, травяного чая из пустынной колючки, - и обращаясь к своему собеседнику, - Не рановато ли для крепких напитков?
   - Крепких? Ты меня удивляешь, да и когда это нас останавливало время суток, - оба засмеялись почти одновременно.
   Они были прямой противоположностью друг другу, один высокий седовласый в серых одеждах и второй, небольшого роста с коротким ежиком черных волос в светло-зеленой мантии, общее у них было только одно, лица по которым совершенно невозможно было определить их возраст. Некоторое время оба молча пили, подавальщица принесла холодное мясо и какие-то овощи, извинилась, что пока это все, так как час ранний, но скоро затопят печь и они смогут заказать завтрак, если так им будет угодно, наконец, подавальщица ушла и загремела на кухне посудой.
   - Ну, здравствуй, старый друг, - черноволосый поднялся со своего места, за ним встал и седовласый, они обнялись, - Давай рассказывай, что привело тебя к столь трагической кончине, от рук наемного убийцы.
   - Не поверишь, я потерял контроль над ситуацией. В Долине что-то происходит и мне не понятно что, тем более за несколько дней до своей "смерти", почувствовал слабые волнения в Тканях Мира. Вместе с мистами мы смогли понять, с чем связана данная аномалия, но не до конца. Одно было ясно, на меня в ближайшее время будет совершено покушение, а дальше цепь "невероятных совпадений" и мы смогли переиграть ситуацию в свою пользу, но противник нам на этот раз противостоит на самом деле очень могущественный и лишь вопрос времени, когда он поймет, что его провели.
   - "Невероятное совпадение", - черноволосый вздохнул и налил еще себе вина, - Вы играете судьбами людей, а это строительство, оно началось больше круга назад, тоже совпадение.
   - Поверь глобально менять, ни чего не пришлось так небольшие корректировки. А строительство оплота? Необходимость в нем возникла давно и если бы мы знали, то начали его гораздо раньше, мне было бы тогда намного спокойнее за членов ордена и их семьи.
   - Ты знаешь, как пустынники называют орден? Т'Ма.
   - Да знаю, Мгла, и это совершенно правильно отражает суть ордена. Мы та сила, которая стоит на пути Света Нави. Навь наполнена светом и пороками, грязь Нави изливается в наш Мир и развращает Души.
   - Свет это не только пороки, не надо забывать о чувствах которые наполняют нашу жизнь смыслом. Эх, Зуал, ты хоть знаешь, какая ответственность лежит на тебе, с каждым кругом орден набирает силу, не боишься выплеснуть дитя вместе с грязной водой.
   - Боюсь, - Зуал надолго замолчал, - Если честно, то очень. Боюсь отойти далеко от Грани и повести за собой орден. Как сохранить Гармонию между Чувствами и Разумом, между Светом и Тьмой. Имя Зла - Дисгармония. "Грязь высыхает на Солнце, но Вода во мне снова порождает грязь. Вода это Жизнь значит все мои чувства и желания порождения её". Саат ты гораздо старше и мудрее, - Зуал отставил чашку с чаем и налил себе вина.
   - Красивый стих, но у меня нет ответа на эти вопросы, Жизнь это и есть вечная балансировка на Грани, - Саат поднял свой стакан и чокнулся с Зуалом, - За Вопросы и Ответы и за нас.
   - Мы плывем на острова, - Зуал поставил свой стакан на стол, - В пустыне мне не удалось избежать встречи со стражами ордена, они вычислили и выследили меня, кстати, тебя они тоже нашли, поэтому собственно я и здесь. Поплывешь с нами? На островах есть место с истонченной гранью между Мирами, подобная тем, что находятся в Тангоре и на болотах в Долине. Корабль мы уже нашли, правда экипаж корабля не в курсе наших планов, с нами плывут три дюжины стражей, ты, я и еще один мист, как только его дождемся, так и отплываем, по официальной легенде мы купцы.
   - Купцы?! С тремя дюжинами охраны? - Саат засмеялся, - Не стоит ли чуть подправить легенду?
   - Не придирайся к мелочам. Ну, так ты в команде?
   - Конечно, здесь мне делать точно нечего, - Саат рукой подозвал подавальщицу, чтобы заказать еду, - Скажи только честно, это путешествие на самом деле лишь повод покинуть Долину. Ведь, правда? Ты просто хочешь избавить орден от своего влияния?
   - Возможно, - Зуал, крутил в руке нож, - Хотя, я не думал об этом в таком аспекте.
   - Мне тоже пришлось принять аналогичное решение. На благо ковена пришлось исчезнуть, и сейчас не вызывает сомнение, что это было правильно, - Саат отломил кусок хлеба, - Мы стареем и наше виденье мира притупляется. Позавтракаем, и схожу, соберу свои вещи. А больше ни чего про дорогу по пустыне сказать не хочешь?
   - Ну..., а видел твоего ученика Магог Саата, он тоже чуть мне на хвост не наступил, подыскивал место на ночлег, по понятным причинам в города мне путь заказан, и вдруг буквально в десяти шагах открывается портал, а оттуда вываливается весь ковен Саат в полном составе, с трудом удалось убежать. Ты про это хотел услышать? До сих пор не понимаю, почему их именно в это место понесло, пустыня, то огромная.
   - Пусть это будет моей маленькой тайной, - Саат пододвинул к себе тарелку и стал есть, - Потом расскажу, а пока мучайся.
   Оба с удовольствием принялись за еду, со смехом вспоминая веселые случаи из своей жизни. Поев, расплатились и вместе вышли из корчмы.
  

Глава 13: Болото.

  
   Они шли до тех пор, пока Айор не завис в зените, впереди снова возникло какое-то строение, приблизившись, поняли, что, скорее всего это хижина сборщиков, на их счастье в ней была достаточно большая емкость, в которую собиралась дождевая вода, правда она плескалась в ней только на самом дне. Вначале Савай наполнил миску и дал напиться волчице, потом попили все остальные, во флягах у них оставалось достаточно воды, но её старались экономить. Хижина стояла на высоких опорах, место под хижиной было идеально, для того чтобы отдохнуть, причем так думали видно не только они, те кто был здесь до них вытащили несколько топчанов и поставили их в тени. Здесь создавалось тоже ощущение, что и в схроне, люди совсем недавно покинули это место незадолго, до прихода инпар и горца. Причем, кто бы здесь не был они ушли в ту же сторону, куда вел след.
   Клео с удовольствием растянулся на топчане, положив под голову сумку, Мелм и Савай сели, прислонившись к опорам. Савай колдовал над амулетами, он уже настолько усовершенствовал плетение отгоняющее гнус, что он их почти не беспокоил, но Дейра тоже наотрез отказывалась носить на шее этот амулет, камень слегка вибрировал, и видно эта вибрация была не приятна волчице. Специально для волчицы горец сделал амулет из сланца, сделав плетение на нем немного слабее, против этого амулета Дейра возражать не стала. Сланец прекрасно удерживал плетения, и работать с ним было очень легко, Савай уже набрал разноцветного сланца в свою сумку и даже упросил Клео, чтобы тот положил немного кристаллов к себе. Неожиданно горцу пришла в голову новая идея, он достал стрелы, которые взял у темных перед штурмом Эсхаты Нариз и растолкал уже заснувшего Клео.
   - Дай кинжалы, трофейный и тот, что тебе Изгоняющие дали, - инпар что-то пробурчал в ответ, но охотник не успокоился пока, тот со вздохом не залез в сумку и не дал ему требуемое.
   - Ты, похоже, спать не собираешься? - в ответ на вопрос Мелма, горец утвердительно кивнул головой, - Тогда я пока посплю, потом тебя сменю, - Мелм с удовольствием растянулся на топчане и через некоторое время сонно засопел.
   С плетениями, наложенными, на сланцевый кинжал Изгоняющих, разобраться Савай не смог, плетений было несколько, и все они были наложены непосредственно на лезвие, а вот с трофейным кинжалом дело обстояло проще, на каждый камень было наложено одно плетение, горец решил скопировать то которое, заставляло рану долго кровоточить. Это было двухуровневое плетение средней сложности, охотнику почти удалось его повторить, но тут проснулся Мелм и заставил его лечь отдохнуть.
   Когда горец проснулся, диск Айора уже на две трети закатился за горизонт, инпар сидели шагах в десяти около костра и о чём-то тихо говорили.
   - Проснулся, - Клео улыбнулся и протянул подошедшему охотнику кусок мяса и какие-то корешки, слегка обожженные на огне.
   - Откуда ты знаешь, что эти корешки съедобны? - Савай откусил кусочек корешка, он имел слегка сладковатый вкус.
   - Да здесь такие же растения, что растут по берегам Танаис, мы с Мелмом в детстве иногда по нескольку лун не возвращались домой, путешествовали, питались подножным кормом, - Клео разворошил угли костра и достал из него еще несколько корешков, - Держи горячие они вкуснее.
   - Да уж, чего только не ели, - Мелм подкинул еще веток в костер и повесил над огнем котелок с водой, - Знаешь, о чем мы только что говорили? Зачем мы на болота попёрлись, как думаешь?
   Это вопрос поставил горца в тупик, он какое-то время молча ел, а потом пожал плечами.
   - Вот я и думаю, может пора возвращаться? - Мелм поочередно смотрел, то на одного, то на другого своего спутника.
   - Но ведь Брег и Юм погибли, - Савай ни как не мог понять, к чему клонит инпар, - Какая-то прогулка.... А их смерть? Так походя, два человека ушли из жизни, и все?
   - А если мы все погибнем? Кому от этого станет лучше? - Мелм вскочил на ноги, плюнул и выругался на материнском языке.
   - Тебе не кажется, что ты немного переоцениваешь свою ответственность за нас, - Клео тоже поднялся и снял рубашку, - Мы взрослые люди, полностью отдающие себе отчет за свои поступки.
   - Я не буду с тобой драться, - Мелм развернувшись, пошел к своим вещам, потом остановился и поглядел на своих спутников, - Как хотите, просто мне казалось, может, вы идете лишь из-за меня, и подумал, если решу вернуться, мы вернемся вместе.
   - А ты поменьше думай, - Клео стал собирать свои вещи, - Будешь думать, когда станешь главой клана.
   - Главой клана станет Малхус, - Мелм сказал это своим обычным голосом, и Савай понял, что минута слабости прошла.
   Клео хотел, что-то возразить, но передумал, правда, что-то пробурчал себе под нос. Затушили костер и двинулись дальше. Скоро из-за горизонта появилась одна, а через некоторое время другая луна, стало светло как днем. Всю ночь шли молча, у горца было много вопросов, но он решил их оставить до более удобного случая. До утра не произошло ни чего необычного, к тому моменту, когда горизонт окрасился в яркие цвета, местность вокруг стала меняться, чахлые кустики сменились небольшими деревцами, а дорога явно шла на подъем, почва здесь была уже не болотистая, везде хаотично лежали огромные валуны. Остановившись на небольшой привал, быстро перекусили и пошли дальше, у всех возникало ощущение, что до цели их путешествия осталось совсем не много, поэтому инпар и горец одели доспехи. Айор уже поднялся достаточно высоко, когда вдруг неожиданно земля дрогнула у них под ногами, толчок был очень сильный, а за ним последовало еще несколько чуть слабее, небо по ходу движения озарилось всполохами, сомнений не было недалеко шло сражение. Даже не сильно чувствительные к этой стороне Силы Савай, Мелм и Клео почувствовали мощь творимых заклинаний, впереди явно был кромешный ад. С быстрого шага перешли на бег, и тут Савай увидел большую группу людей, движущуюся им навстречу, инпар заметили их на мгновение позже, но тут же вошли в поток. Горец удобно устроился около небольшого камня, рядом с ним стояла волчица, инпар ушли в тень. Дистанция до противника быстро сокращалось, когда они приблизились на расстояние выстрела, охотник выпустил первую стрелу, в воздухе возник голос птицы, а вслед за, ней предсмертный крик жертвы. Савай одну за другой выпускал стрелы, и каждая из них находила свою цель, противник резко развернулся и бросился бежать в другую сторону, преследовать их не стали.
   - Что происходит? - Клео, а за ним Мелм вышли из потока.
   - Они спасались бегством, а тут мы, видно принимать бой не входило в их планы. Ладно, пошли вперед узнаем, что их так напугало, - Мелм поднял свою сумку, брошенную на землю, и быстро пошел вперед.
   Мелм ушёл достаточно далеко вперед, пока горец собрал свои стрелы, а Клео осматривал убитых. Когда Савай и Клео догнали своего спутника, он стоял, разглядывая, что-то прямо перед собой. Их взору предстало сооружение, больше всего напоминавшее загон для скота, но в отдельных вольерах находились люди, все пространство было покрыто зелено-бурой жижей.
  
   Изгоняющие быстро продвигались вглубь болот, несколько раз они натыкались на небольшие отряды, которые быстро уничтожались. Орден перебрасывал свои дюжины из пустыни в болота. Некоторые отряды культистов возглавляли эльвиты, причем по мере продвижения, противодействие росло. Аргабр получал донесения от разведчиков, что впереди замечены большие силы противника, но так как приближалась ночь, атаковать решили с первыми лучами Айора. По донесениям было понятно, что враг сгруппировал свои отряды вокруг построек больше всего, издалека, напоминающих большие вольеры. Изгоняющие обратились с просьбой к ковенам и те прислали магов в поддержку.
   Аргабр смотрел, как в сгущающихся сумерках один за другим открываются линзы порталов, в сражении у Эсхаты Эдуар участвовали всего три ковена Мэбл, Шамп и Саат, сейчас почти все ковены прислали своих представителей. Убедительная победа в пустыне еще сильнее укрепила позиции ордена и ковены не замедлили выказать свою лояльность.
   - У нас сейчас больше магов в поддержке, чем было в войне с Тангором, - к мисту тихо подошел Лотт.
   - Когда как не сейчас, с минимальным риском для себя ковены могут продемонстрировать свою готовность сотрудничать, - с насмешкой промолвил Аргабр, - На практике получается, все ковены, которые всегда поддерживают орден, за последнее время значительно укрепили свои позиции.
   - Кроме ковена Файб, - это произнес, остановившийся около Изгоняющих, маг в черно-красной мантии, это были цвета ковена Шамп, - Простите что перебил.
   - Я знаю только, что большая группа магов покинула ковен из-за несогласия с действиями Магог Файб, - мист кивнул головой, приветствуя мага, - Надо будет в ближайшее время уделить этому вопросу больше внимания, - эти слова были уже адресованы, стоящему рядом стражу.
   - Какую-то информацию, можно получить и сегодня, - сказав это, маг попрощался и пошёл в сторону небольшого навеса установленного членами ковена Шамп, - Большинство покинувших ковен Файб присоединились к ковену Саат, - добавил, обернувшись, маг.
   Аргабр проследил направление его взгляда, в небольшом удалении стояла большая группа магов в светло-зеленых мантиях, нет, сегодня ни с кем разговаривать он не будет, есть более важные дела, надо внимательно изучить записи связанные с атакой культистами Эсхаты Нариз. Он еще раз перечитал все связанное с самодвижущимся устройством, атаковавшем ворота крепости, возможно, оно "оживало" по той же самой причине, что и камни в пустыне.
   К сожалению единственно, что удалось выяснить об оживших камнях в пустыне, что в них действительно вселился эльв, но понять, что заставляло их двигаться, пока не удалось. Но в их случае, требовалось понять совсем другое, ни как заставить двигаться, а как остановить, Аргабр не сомневался, что завтра это, чтобы оно не было, появится на поле боя. Маги Эсхаты Нариз нашли уязвимые места этой конструкции, им просто не хватило времени уничтожить её. Мист отдал приказ, немедленно отправить человека в эсхату с просьбой, кому-то из магов участвующих в сражении прибыть к месту дислокации войск. До прибытия мага из эсхаты было достаточно времени, портал откроют в ближайший оплот, пока гонец доберётся до эсхаты, потом с магом вернётся обратно, можно было немного отдохнуть, но для начала Аргабр достал из потайного кармана свиток и сделал на нем несколько заметок на будущее. Маг расстелил на земле одеяло и с удовольствием растянулся на нем, только сейчас почувствовал, как же он устал.
   Казалось, Аргабр только на мгновение закрыл глаза, а кто-то уже тряс его за плечо, с трудом расцепив веки, увидел склонившегося над ним Лотта.
   - Что уже вернулся гонец с магом? - Аргабр сел, пытаясь привести мысли в порядок, ему что-то снилось, но сон развеялся от резкого пробуждения.
   - Еще нет, но пойдем, тебе надо кое-что увидеть, - Лотт развернулся и сделал несколько шагов в сторону, - Пошли.
   За то короткое время пока мист спал, народа в лагере явно прибавилось, и по тому, что порталы изредка вспыхивали, то там то здесь, было понятно, что отряды продолжают прибывать. Пока они шли, Лотт сообщал об изменениях прошедших в лагере.
   - Прибыли стражники припустынных гарнизонов. Асего Риве ты надеюсь, знаешь? - увидев, что мист отрицательно покачал головой, Лотт продолжил, - Сильная личность, смог объединить разрозненные отряды приграничных крепостей и теперь под его командованием небольшая, но хорошо подготовленная армия. Здесь он с небольшим отрядом, собственно к нему мы и идем.
   - Откуда ты все и про всех знаешь? - Аргабр уже окончательно проснулся и шел рядом со стражем.
   - Смеёшься? Через мои руки проходит вся информация, которую собирают агенты ордена, а уже я решаю доводить её до сведения мистов или нет, - Лотт засмеялся.
   - Буду знать на будущее, - Аргабр засмеялся вслед за стражем, - А что по твоему мнению, мне еще необходимо знать.
   - Из Эсхаты Рейл переправилось приблизительно половина отряда темных, больше решили не нужно. В этой местности очень сложно поддерживать открытый портал, а людей и так более чем достаточно. А из Эсхаты Танаис группа клоунов...
   - Клоунов? Ты о чем? - маг даже остановился, - Так стоп, ты снова.
   - Да там рыжих две трети, - у стража было видно хорошее настроение, и он снова засмеялся.
   - Любой из этих как вы их называете, клоунов, перережет вам глотку, раньше, чем вы сообразите, что рядом с вами кто-то есть, - видно последнюю фразу Лотт сказал достаточно громко и её услышал, проходивший рядом макол, несмотря на белые одежды, сказав это, он тут же растворился в темноте.
   - Уф говорят, как встретишь макол надо плюнуть три раза через левое плечо, - казалось страж именно это и собирается сделать, но потом резко стал серьезным, - Если честно с людьми что-то происходит, как будто нас завтра ожидает не сражение, а увеселительная прогулка.
   - Может это обычное волнение. Но в любом случае, тебе надо следить за своим языком в твоем и моем положении нельзя позволять себе необдуманные фразы, они могут дорогого стоить, - мист стал внимательно смотреть по сторонам, прошептав какое-то заклинание, - Пошли дальше, куда там ты меня вел?
   - Да собственно уже пришли, - страж остановился.
   Они подошли к лагерю стражников, четко очерченный четырехугольник, по углам которого стояли флаги, на их полотнищах мало знакомые Аргабру символы были переплетены пустынной лозой, около каждого флага стоял стражник в тяжелой броне. Посередине лагеря был разбит небольшой шатер, вокруг него лежали или сидели у костров стражники, еще два стражника стояло у входа в шатер. Приход Изгоняющих не остался незамеченным и из палатки вышел высокий, загорелый человек, судя по всему, это был Асего Риве, и пригласил их в шатер.
   - Мне бы хотелось показать вам одного человека, - поздоровавшись, начал разговор командир стражников.
   В шатре была небольшая перегородка и из-за неё вышла еще далеко не старая женщина, по одежде было понятно, что она принадлежит к какому-то пустынному племени, на её шее висели бусы, а руки и ноги украшали множественные браслеты. Женщина заговорила, говорила очень эмоционально, размахивая руками и делая ими какие-то жесты, мист не понимал пустынного диалекта и ему переводил то, что она говорила Лотт. По её словам, все находящиеся здесь, подвергали себя огромной опасности, а впереди ожидает всех, что-то еще более страшное, что произойдет конкретно, она сказать не могла. Мист поинтересовался, зачем ей предупреждать их, ведь совсем недавно они были врагами, на что она ответила, что врагами они ни когда не были, враг у них общий. Сказав, что им надо все хорошенько обдумать, попрощавшись, Аргабр и Лотт вышли из шатра, вместе с ними вышел командир стражников.
   - После того как мы вернулись к Эсхате Эдуар, решили какое-то время, пока не вернулись темные патрулировать окрестности, так как отдельные отряды пустынников еще представляли опасность, - сказал Асего Риве, глядя на горизонт, он уже начал светлеть - Она сама подошла к патрулю, и сказала, что ей необходимо переговорить со мной. Имени, конечно, она моего не знала, но очень четко описала внешность. Гадалки отдельная каста они как бы сами по себе, сами ни когда своих услуг не предлагают, это к ним приходят с просьбами, и надо сказать не всем они помогают. А тут такой случай, естественно мне сразу о ней сообщили. Именно от неё я и узнал, что здесь на болотах что-то происходит. А прислушиваться к её словам или нет, это уже вам самим решать. Не смею больше вас задерживать.
   Как только мист и страж отошли от шатра, к ним сразу подошли два Изгоняющих, оба с сообщениями, один, о прибытии магов из Эсхаты Нариз, а второй, что мист Лэтор ожидает разговора с ними. Аргабр распорядился собрать глав ковенов, или тех, кто их здесь представляет, чтобы маги из эсхаты рассказали им все что знают, а также попросить миста Лэтора, чтобы он присутствовал на этой встрече, они присоединятся к ним немного позже, так как им надо разрешить одну проблему.
   - А какую важную задачу будем решать мы? - Лотт ждал объяснений.
   - Мне нужно поговорить с одним человеком, и только ты сможешь организовать этот разговор, - мист внимательно смотрел на стража, - Ты понял о ком я?
   - Кажется, догадался, - Лотт на мгновение задумался, - Хотя может, будет проще, если мы сейчас зададим интересующие нас вопросы, а потом, он нам ответит.
   - Вопрос один, стоит ли обращать внимание на предупреждения гадалки? - Аргабр внимательно осмотрел лагерь вокруг себя.
   - Нам нужно место, чтобы ни кто на нас не глазел, - страж обернулся.
   - Именно это место, я и ищу, - мист развернулся и пошёл обратно к шатру стражников.
   Подойдя к шатру, они попросили позвать им Асего Риве, казалось, стражник не особо удивился просьбе, оставить их одних без свидетелей на короткое время в шатре. Как только мист и страж остались одни, Лотт достал небольшой овальный камень и приложив его ко лбу начал, что-то шептать, а Аргабр сел на колени и очистив все свои мысли, открылся, он пытался читать Ткань Мира, но не видел в ней ни чего угрожающего, потом решил сменить тактику. Не без труда, но он нашел проявление Лотта и стал отслеживать его след, но и это ни чего не дало, но появилось ощущения, что кто-то искажает Ткань Мира, более того на мгновение ему даже удалось нащупать местоположение, тех, кто эти искажения поддерживал. Мист закрылся и встал с колен, Лотт внимательно смотрел на него, ожидая, что тот скажет.
   - У меня уже нет сомнений, что Ткань Мира искажена, - Аргабр направился к выходу их шатра, - А как твои успехи?
   - Вопрос задан. Ждем ответа.
   Они вышли из шатра и, увидев приглашающий жест Асего Риве, присели к его костру, вокруг него сидели гадалка и еще два стражника. Один из стражников протянул им миски с кусками мяса, посыпанные какими-то остро пахнущими пряностями и по куску хлеба, хлеб был тоже испечен с добавлением каких-то специй, а так же пододвинул к ним поближе блюдо, доверху наполненное зеленью. Жители пустынных и припустынных земель едят острую пищу и очень много зелени. Какое-то время, молча ели, уже окончательно расцвело, и Айор должен был вот-вот показаться из-за горизонта, на небе, к сожалению, ни облачка.
   - Ты не должен покидать Долину, - неожиданно сказала гадалка, - Твоё место здесь, - оказалось, что она неплохо знает долинный.
   - Что? - Аргабр понял, что эти слова предназначались ему, они вывели его из состояния задумчивости.
   - Я сказала, все что хотела, - всем своим видом гадалка показала, что больше не намерена продолжать этот разговор.
   Снова повисла гнетущая тишина, она была прервана появлением стражника, с большим бурдюком, он дал мисту, стражу и гадалке глиняные кружки у всех остальных были свои, а потом налил в них из бурдюка белую, слегка кисловатую жидкость. Лотт и все остальные, кроме Аргабра, сразу стали пить, маг с недоверием нюхал свою кружку.
   - Не волнуйтесь, это кислое молоко лахш, - заметив замешательство миста, сказал подошедший стражник.
   На лицах сидящих вокруг костра появились улыбки, Асего Риве допил свою кружку и попросил добавки, после этого, поняв, что больше добавка ни кому не нужна, стражник с бурдюком направился к другому костру.
   - Красивые девушки, - напоследок сказал он.
   Страж и мист обернулись, чтобы понять о ком шла речь. Рядом с лагерем стражников припустынных гарнизонов разбили свой лагерь инпар. Три девушки стояли невдалеке и умывались. Первая черноволосая, с волосами, заплетенными в четыре косы, вьющиеся каштановые волосы второй рассыпались по плечам, эти две девушки смеясь, постоянно толкались, а лила им воду третья, её длинные золотистые волосы каскадом спадали ниже поясницы. Без преувеличения взоры всех окружающих мужчин были прикованы к этой группе. Через какое-то время к ним подошли, еще одна девушка и молодой мужчина, оба ярко рыжие в доспехах со знаком луговой собачки на плечах. Черноволосая сразу перестала баловаться и, подойдя к мужчине, прижалась к нему.
   - Мужчину, наверно я знаю, - сказал Аргабр.
   - Наверно? - Лотт с улыбкой посмотрел на миста.
   - Его я видел у башни Зуала, а брат близнец где-то сейчас на болотах, если конечно они не тройняшки.
   Лотт что-то хотел сказать на это, но резко встал и попросил разрешения у Асего Риве еще раз воспользоваться его шатром.
   Лотт вышел через какое-то время, поблагодарив за еду и попрощавшись, мист и страж отправились в свой лагерь.
   - Он не смог до конца во всем разобраться, - сказал Лотт, когда они отошли достаточно далеко, - Но уверен, что оккультисты, искажающие реальность, находятся внутри этих вольеров или загонов.
   - Он дал какой-нибудь совет?
   - Да, в вольеры лучше не соваться, - страж внимательно посмотрел на Аргабра, - Что будем делать?
   - Пока не знаю, - мист ускорил шаг, - Пойдем, а то нас Лэтор заждался.
  
   Под большим навесом собрались представители всех ковенов и несколько магов из Эсхаты Нариз, Лэтор тоже был под навесом, но было видно, что обсуждение его мало интересовало. Недалеко от навеса прохаживался гонец, которого посылали в эсхату за магами, увидев Аргабра и Лотта, он подошел к ним и объяснил, что опоздание с возвращением произошла из-за того, что проходы в эсхате до сих пор завалены и магов пришлось искать гораздо больше времени. Его заверили, что ничего страшного не произошло, и он ушел. Зайдя под навес, страж и мист поприветствовали всех присутствующих и извинились за задержку. Когда обсуждение подошло к концу, Аргабр попросил всех представителей ковенов быть на совете. Трое Изгоняющих вышли из-под навеса, оказалось, что Лэтор все это время был занят исследованием, той жидкости, что была найдена в Эсхате Нариз и эти исследования уже дали определенные результаты.
   - Её природа до конца еще непонятна, - начал свой доклад Лэтор, - Одно, несомненно, эта зелёно-бурая желеобразная жидкость имеет грибковую структуру, возможно, её получили благодаря какой-то мутации из обычной плесени. Очень быстро размножается и...
   - Простите нас, пожалуйста, - перебил Лэтора Лотт, - Но что мы должны знать, по вашему мнению? Только как можно короче.
   - Как можно короче. Ну, что ж, - казалось, Лэтор ни сколько не обиделся, - Эта плесень усиливает эмоции. Например, в помещении с этой жидкостью находится человек, у которого плохое настроение, через какое-то время его настроение еще более ухудшается. Эмоции усиливаются до тех пор, пока человек не впадает в черную меланхолию и не становится источником эмоционального энергетического потока. С положительными эмоциями то же самое. Эффект усиливается во много раз, если в помещении находятся два человека, один с положительными, другой с отрицательными эмоциями. А эмоциональный выброс сексуальной энергии соизмерим с жертвоприношением...
   Лэтор еще что-то продолжал говорить, но Аргабр его уже не слушал, мозаика постепенно начала складываться.
   - ... но удивительно, что инпар могут избежать воздействия этой плесени, - продолжал Лэтор.
   - Как им это удается, - Аргабр уловил последнюю фразу Лэтора.
   - Очень просто. Сай. Когда они в потоке они очищают свой разум от любой эмоциональной шелухи.
   - Огромное спасибо, Ваше исследование сейчас как нельзя кстати. Это многое объясняет, - повернувшись к Лотту, Аргабр стал отдавать приказы, - Разведчикам как можно более тщательно исследовать строения, которые защищают культисты, а также связаться с мистами в пустыне, пусть отправят людей хорошенько осмотреть становища пустынников. И тем и другим искать зелено-бурую плесень.
   - Если мое присутствие здесь больше не требуется, я хотел бы вернуться обратно в оплот, - сказал мист Лэтор.
   - Да конечно. Еще раз большое спасибо, - Аргабр попрощался и, достав свиток, решил записать все свои мысли, чтобы не забыть чего в суете.
   Через некоторое время вернулся Лотт, и они вдвоем стали ждать донесения разведки.
  
   Аргабр рассуждал вслух, Лотт, если считал нужным, вставлял свои реплики или поправлял миста, но фактически это был монолог. Страж сидел на раскладном стуле и смотрел на расхаживающего, туда-сюда мага, неожиданно его внимание привлекла достаточно большая процессия, явно идущая в их сторону, когда она подошла поближе, стало понятно, что это инпар. По символам на плечах можно было понять, что здесь присутствовали представители двух кланов Дэлабра, Джамд и несколько представительниц Тинекад. Более трети инпар имели рыжий цвет волос, Аргабр остановился и посмотрел на расплывающегося в улыбке стража, после этого незаметно для инпар показал ему кулак.
   - Если не ошибаюсь, Малхус? - спросил мист после короткого приветствия.
   - Да вы совершенно правы. У вас хорошая память на лица, - ответил инпар.
   - Ну, запомнить было не трудно, повторенье как говорится - мать ученья, - маг сразу пожалел, что сказал эту фразу, так как услышал, как сзади хихикнул страж.
   - Повторенье? - Малхус на секунду задумался, но потом улыбнулся, - Вы встречались с моим братом?
   - Да встречался, но где он сейчас не имею, ни малейшего представления, - Аргабр с сожалением развел руками, - Одно можно сказать наверняка, он где-то на болотах. И если верить теории Лотта... - начал маг, но вовремя остановился: "Так, собраться, не понимаю, что со мной, какое-то слишком фривольное настроение".
   Когда мист упомянул имя стража, тот встав со стула, кивнул головой, инпар смотрели на Лотта, пытаясь определить его статус, одно им было ясно, в иерархии ордена он занимает достаточно высокое положение.
   - Последний раз мы наткнулись на их след у деревни, - Лотт показал на карте место, - он шел в сторону топи.
   - К сожалению ни чем не можем вам сейчас помочь. Впереди достаточно крупные силы культистов, - Аргабр прервался, задумавшись, - Но думаем, что сможем... - мист, казалось, раздумывал говорить ему дальше или нет. Наконец он принял решение, - То, что я сейчас скажу достаточно секретная информация, поэтому, попрошу остаться только командира отряда, все остальные могут вернуться в лагерь.
   Все инпар, кроме Малхуса и еще одного светловолосого со свернувшейся сороконожкой на плечах, развернулись и пошли восвояси.
   - Впереди находится непонятное сооружение, больше всего похожее в загон для скота, - начал мист, после того когда инпар отошли на достаточное расстояние, - Не возникает ни каких сомнений, что внутри него находятся группа оккультистов которая искажает Ткань Мира. Мы значительно превосходим культистов численно, но чтобы окончательно принять решение об атаке, нам еще не хватает данных. Сейчас мы ждем сообщение разведки, после этого выработаем план действий. Как только с оккультистами будет покончено, искажение должно исчезнуть и я лично максимально точно определю местоположение Мелма и его спутников.
   - То есть сейчас мы свободны? - спросил светловолосый, - Уходим и ждем конверты?
   - Конверты? - Аргабр с недоумением посмотрел на инпар.
   - Рауф и Раэл, - с улыбкой, полушёпотом сказал Лотт.
   - А, - мист понял, что хотел сказать страж, - Нет, конвертов ни каких не будет. Обойдемся без театральных жестов, когда поймем дальнейшую тактику, соберем всех командиров.
   Поняв, что разговор окончен, инпар развернулись и пошли к своим.
   - Красиво, - сказал Лотт, когда инпар ушли.
   - Ты о чем? - мист обернулся к стражу.
   - Да так, правду можно подать под разным соусом, но в принципе... ладно забудь, - Лотт махнул рукой, - Какие наши дальнейшие действия?
   - В голову пришла одна идея. Собери всех магов ордена умеющих работать с Тканью Мира.
   Лотт ушел и через какое-то время вернулся в сопровождении пятнадцати магов.
   - Разведчики в лагере, - сказал он.
   - Хорошо, но вначале решим проблему с Тканью Мира, - мист попросил магов образовать вокруг него круг, - Ваша задача, поддерживать по возможности Ткань Мира в неизменном состоянии. Оккультисты наверняка внимательно следят за тем образом, который мы создаем в Ткани Мира, анализируют и пытаются предугадать наши действия. Сейчас они видят нашу растерянность и чувствуют, что у нас на данный момент нет ни какого четкого плана действий, но очень скоро все изменится. Так вот, пусть эти изменения они обнаружат как можно позже.
   Оставив магов под навесом и выставив вокруг него охрану, Аргабр и Лотт отправились к палатке разведчиков.
   Предположение миста полностью подтвердилось, зелено-бурая масса обильно покрывала все строения в загоне. Еще разведчики сказали, что в вольерах содержатся люди, судя по всему, пропавшие жители ближайших деревень и ведут себя они очень странно. Все они находятся в каком-то истеричном состоянии, кто рыдает, кто смеётся, а в некоторых вольерах побольше мужчины и женщины устраивают безудержные оргии.
   Выслушав донесения разведки, Аргабр дал задание Лотту отправить гонцов ко всем главам кланов, с просьбой выделить максимальное количество бойцов, а сам в это время решил заняться сбором представителей всех присутствующих на болотах отрядов на совет перед боем.
   Долго ждать ни кого не пришлось, так как все ждали этого приглашения. Когда все собрались, Аргабр ввел собравшихся в курс дела. Вначале он просто обрисовал ситуацию, уделив особое внимание воздействию зелено-бурой плесени на людей, потом предложил план действий. Понятно, что эльвиты нашли новый способ поддержания себя в мире Яви, теперь им не нужны кровавые жертвы, они максимально усиливают энергию чувств. Атаковать сейчас культистов, это играть на руку эльвитам, сражение выделит огромное количество эмоциональной энергии, возможно, им только это и нужно. Весь план миста строился на двух краеугольных камнях, силы Долины располагали многократно превосходящим количеством магов, и на том, что, находясь в потоке инпар не подвержены воздействию плесени.
   - В первый удар мы должны вложить максимальную мощь, - продолжал Аргабр - Надо таким образом скомпоновать заклинания, чтобы урон был максимальный. Избежать того, что часть загона будет повреждено, не удастся, там люди, но другого способа я не вижу.
   - Почему просто не уничтожить все эти постройки вместе с находящимися в них культистами? - спросил один из магов.
   - Во-первых, в загонах не культисты, а согнанные в них жители ближайших деревень. Во-вторых... - мист взял небольшую паузу, - Нужно понять, что задумали эльвиты, если просто уничтожить этот загон, то, что им помешает начать все сначала, только уже в другом месте, и довести задуманное до конца.
   Сказав свою речь, Аргабр обратил внимание на Лотта, пытающегося скрыть улыбку, ему даже показалось, что он понял, что произнес страж одними губами, но мысли всех остальных были заняты предстоящим сражением.
   - Но как только мы начнем каст заклинаний, культисты почувствуют это, - сказал незнакомый мисту представитель ковена в желто-красной мантии.
   - Да, но не думаю, что они успеют что-то предпринять. Эльвиты считают, что полностью контролируют ситуацию, так как постоянно читают Ткань Мира, - Аргабр на мгновенье замолчал, - Но они даже не догадываются, что лучшие маги ордена сейчас работают с Тканью, искажая её.
   Мист обернувшись к стражу, обменялся с ним взглядами, и тут он увидел, что к ним движется группа людей. В ней Аргабр знал почти всех, это были Магог Саат, Магог Бахай, Магог Мэбл, а также мист Казр и Азире Тирхо глава клана Арев в сопровождении более чем трех десятков бойцов. Вновь прибывших быстро ввели в курс дела и так как времени на раскачку уже не осталось, маги выработали план первого удара и последовательность каста, после этого выдвинулись на позиции.
   - Но если, все что вы нам сказали об этой плесени верно, выброс энергии при одновременном уничтожении такого большого количества людей будет колоссальным, - сказал подошедший к Аргабру Магог Саат.
   - Да совершенно верно, это риск, но надеемся, что этой энергии все же не хватит, на воплощение планов эльвитов в жизнь, другого способа я не вижу, - мист тяжело вздохнул, - Мы не так много знаем о массе, покрывающей пространство загона, но одно известно точно. Максимальный выброс энергии происходит, тогда когда противоположные чувства складываются.
   - Что же, должен с вами согласиться, выбора у нас нет, - магог улыбнулся, - Скрестим пальцы.
  
   Возможно, эльвиты действительно, сильно доверяли своим оккультистам, но объединенная атака магов Долины не встретила с их стороны фактически, ни какого противодействия. Конечно, маги культистов почувствовали момент каста, но это застало их врасплох. Земля вздыбилась под ногами культистов, а сверху ударили молнии и потоки огня, удары следовали, один за другим. Земля треснула, из трещин вверх ударили столбы обжигающего пара, возникающие, то там, то здесь воздушные вихри подхватывали и поднимали культистов вверх. Маги вкладывали в свои заклинания максимальную силу, в конце концов, они устали и войско Долины, молча, смотрело на устроенный им кошмар. Когда появилась возможность, хоть что-то разглядеть впереди, стало понятно, что ни какого сопротивления не будет, оставшиеся в живых разбегались во все стороны.
   - Мне кажется, становится понятно, что произошло в Тангоре, - сказал Магог Мэбл, - И почему мы не встретили ни какого противодействия, от превосходящих нас по численности магов Тангора.
   - Но здесь маги ордена исказили Ткань Мира, - на уровне подсознания у Аргабра стала возникать мысль.
   - Магог Зуал стоит нескольких десятков магов ордена. По работе с Тканью Мира ему нет равных, - магог внимательно посмотрел на миста, - Другое не понятно, почему эльвиты снова попались на эту удочку?
   - Если только, они не спланировали все заранее, - Аргабр смотрел сквозь оседающую пыль, на вольеры, - Мы просчитались, - тихо сказал он чуть позже, над загоном стала формироваться огромная линза портала.
   Отряды инпар были немедленно посланы к загону, но не возникало сомнений, что они уже не успеют.
  
   - Ну что стоим, двинулись, - Мелм положил свою сумку под большой камень и, войдя в тень, направился к загону.
   Клео и Савай пошли за ним. Оба инпар были в потоке, поэтому запахи их не особо волновали, а вот горец едва не задыхался, вонь в загоне стояла страшная. В некоторых вольерах были люди, но они, ни на что не обращали внимания, Савай заметил, что в одном из вольеров парень и девушка занимались любовью, ни чего не замечая вокруг. По проходам в панике бегали люди, иногда они вели себя агрессивно и гибли от ножей инпар или стрелы горца. Пару раз им попадались эльвиты, но они тоже умирали, даже не поняв, что собственно происходит. Но чем ближе к центру загона продвигался отряд, тем меньше было паники у противника, и больше сопротивление. Здесь им все чаще попадались отряды одержимых под командованием эльвитов, но в узких проходах неоспоримое преимущество было у невидимых инпар. Всем своим существом Савай чувствовал упоение сражением, каждый удачный удар вызывал в нем радость, он не замечал, что стал громко вслух подбадривать себя, очень скоро он расстрелял все стрелы, но у него был меч и кинжал. До центра загона оставалось совсем немного, когда рядом стал формироваться портал. Мелм и Клео выскочили на большую площадку, по краям которой сидели эльвиты и одержимые, а в центре шесть эльвитов ростом гораздо выше среднего, стоя вокруг выложенной камнями руны, открывали над ней портал. Мелм бросился в центр и одним ударом перерезал горло самому высокому, после чего выпустил несколько сай-ке в двух ближайших, конечно убить металлом эльвита нельзя, но раны все равно очень болезненные. Линза портала дрогнула, сидящие вскочили с мест, но Клео не оставлял им не малейшего шанса. Мелм убил еще двоих и портал потух, поняв, что сражение проиграно эльвиты и одержимые бросились врассыпную, даже не пытаясь сопротивляться. Инпар бросились за ними следом, догоняли и убивали, неизвестно сколько продолжалось это преследование, но неожиданно Мелм почувствовал рядом в потоке еще несколько человек. В тени находился, тот, кого Мелм не спутает ни с кем, и инпар вышел из тени, а потом и из потока. Малхус тоже вышел из потока, братья обнялись. Еще несколько инпар вышли из тени, и стали радостно приветствовать друг друга.
   - Стоп. Вы что забыли, что нам говорили про эту плесень, - Нец, хотя и вышел из тени, потока не покидал, - Что все голову хотите потерять?
   Дважды повторять ни кому не пришлось, когда Мелм, Малхус и Клео вернулись в поток, им объяснили все что знали, про эту зелёно-бурую массу.
   - Горец! - в один голос сказали Мелм и Клео.
   На их удачу поиски закончились очень быстро. Савай стоял рядом с вольером недалеко от центрального круга, всем телом прижавшись к его прутьям. В вольере была девушка, которая обнимала его, их губы слились в яростном поцелуе. Волчица стояла рядом, внимательно смотря на эту картину, казалось, она решала, уже пора откусывать ногу или еще рано. Клео раздумывал не долго, удар, и он взвалил обмякшее тело себе на плечо, волчица оскалилась, но все равно посмотрела на него благодарным взглядом. Горец оказался очень тяжелым, поэтому, отломав две жердины, сделали подобие носилок и пошли в сторону расположения войск.
  
   Линза портала неожиданно задрожала и потухла.
   - Дни сливаются в круги, круги в стозимья, стозимья в тысячезимья, а старые грабли, забытые в грядке, всегда находят чей-то лоб, - сказала гадалка, она стояла рядом с Асего Риве, Аргабром и Лоттом.
   - Даже не спрашиваю, о чем это ты, - вздохнув, сказал Лотт, - Все равно бесполезно.
   - Ну почему же, - гадалка засмеялась, - Я отвечу на любые твои вопросы, если поклянешься жениться на мне. Испугался? А если я скажу, что наши дети станут основателями величайшей династии правителей, которая объединит под своим началом треть мира? - гадалка выпрямилась и отбросила волосы назад.
   При первой встрече она показалась Лотту гораздо старше, может виной тому блёклое освящение.
   - Да ладно расслабься, - женщина уже не смеялась, но в её глазах плясали весёлые искры, - Я расскажу вам древнюю притчу, а уж какие вы сделаете из неё выводы ваше дело:
   "...Жил да был Правитель жёсткий и мудрый. Как-то к нему пришел предсказатель и сказал: - Уже родился тот, кто лишит тебя власти и жизни.
   Пророчество было выслушано, и предсказатель получил богатые дары, а потом Правитель задумался, воскурил траву, вызвал свою любимую наложницу.
   Когда наложница ушла, он вышел на балкон. По правую руку от него стоял Светлый советник, по левую Темный.
   - Посмотрите на город, - сказал Правитель, - Уже поздняя ночь, а люди без опаски ходят по его улицам. Слышите смех, играет музыка.
   - Нужно отправить ваших лучших людей, - сказал Светлый, - Они найдут и ...
   - Нет, не надо ничего делать, пусть всё развивается своим чередом, - сказал Правитель, а Темный согласившись, склонил голову и шагнул в тень.
   Прошли годы в далекой деревне жил Юноша, которому на роду было написано изменить судьбы мира, но он так об этом, и не узнал, он женился, завел себе много детей и был абсолютно счастлив. Правитель тоже прожил долгую, хотя может и не такую счастливую жизнь, потому что он знал правильный смысл пословицы "Под лежачий Камень Вода не течет".
   А как же пророчество, спросите вы? Оно тоже сбылось, сын Правителя взошёл на престол и разрушил то, что с таким трудом создавал отец".
   Рассказав притчу, гадалка развернулась и пошла в сторону лагеря. Лотт внимательно смотрел ей в след.
   - Пошли в лагерь, - Аргабр развернулся и пошел за ней следом, - Завтрашний день будет тяжелее сегодняшнего. А все эмоции, все это плесень, позже вернемся, до возвращения инпар еще есть время.
   Отряды Долины стали возвращаться в лагерь, многие не до конца понимали, что произошло, но темные и стражники остались.
   - Совершенно нет ощущения победы, - Асего Риве и Лотт остались одни, - Как-то все криво, в такие секунды, чувствуешь себя пешкой, которой играют боги.
   - А может и прав Аргабр, все это плесень, - Лотт попрощался и тоже пошел в лагерь, по дороге он встретил идущего к нему навстречу главу клана Арев.
   - Почему потух портал? Какие будут соображения? - спросил Тирхо, выводя из задумчивости командира стражников.
   - Никаких, но инпар успеть точно не могли, - Асего Риве дал несколько указаний своим людям, - Но что гадать скоро они уже вернутся, я бы дал приказ стражникам идти им на встречу, но эта плесень...
  
   Диск Айора уже начал закатываться за горизонт, когда появились инпар. Из лагеря вернулись Аргабр, Лотт, Казр и прибывший из оплота Лэтор, он больше всех знал о плесени.
   - Возможно, сейчас мы поймем, зачем нам гадалка рассказала свою притчу, - Лотт уже полностью взял себя в руки, и от его меланхолии не осталось и следа, - Хотя, мне кажется, я и так догадываюсь.
   - Думаю, я это знаю наверняка, - разговор миста и стража, был не очень понятен окружающим и на них смотрели с ожиданием, что они что-то объяснят.
   Увидев, что инпар несут носилки, несколько стражников бросилось к ним на встречу. Но все опасения были напрасны, ничего страшного не произошло.
   - Вот я был прав, - сказал, хмыкнув Лотт, разглядев рядом с носилками волка.
  

Глава 14: Жализ.

  
   Изгоняющие давно купили этот двухэтажный особняк на набережной, постепенно его переделали, и хотя внешне он ни как не изменился, на самом деле теперь это был хорошо укрепленный опорный пункт. У входа в особняк стояли стражи, набережная патрулировалась. В комнате находились трое Зуал, Магог Саат-старший и Аргабр.
   Аргабр прибыл накануне и передал письменный отчет о событиях, начиная с появления в оплоте горца и заканчивая моментом возвращения инпар, к своему отчету маг приложил доклады очевидцев событий, при которых он сам не присутствовал. Зуал попросил время на изучение и Аргабр был предоставлен сам себе, он помылся и, приведя одежду в порядок, погулял по набережной, сходил на рынок, на котором рыбаки торговали только что пойманным уловом, тут же на углях покупку можно было приготовить самому или попросить это сделать, предлагающим свои услуги поварам. Магу нравился запах океана и рыбы, многоязыковый говор и впервые за последнее время он отдыхал. Вернувшись в особняк, он взял несколько книг из библиотеки, но, полистав одну, понял, как сильно он устал, поэтому лег в постель и проспал до утра. Утром, умывшись, он спустился в столовую, там кроме него находилось несколько стражей, Аргабр еще не закончил завтрак, как его позвал к себе Зуал. Видно было, что Чудотворец провел бессонную ночь, он не только читал отчет, но видно пытался, выяснить какую-то информацию, изучая Ткань Мира.
   - Будем считать, что нам повезло, - начал Зуал, - На это раз эльвиты, как ни когда ранее были близки к исполнению своих планов. Окончательные выводы, делать еще рано, но что-то уже более или менее понятно. Достаточно много было связано с этим инпар.
   - Мелмом, - добавил Аргабр.
   - Да Мелмом. Эльвиты не хуже нас читают Ткань Мира и уверен, они предвидели, что именно удар ножом этого инпар перечеркнет их планы, поэтому они подослали к нему наёмного убийцу.
   - Забыв истинный смысл пословицы "Под лежачий Камень Вода не течет" - снова вставил слово мист.
   - Поверь мне, они эту пословицу знают не хуже нас, хотя звучит она у них по-другому, - Зуал откинулся на спинку кресла, - Все не так просто. Думаю, они не раз все просчитали, и именно такое развитие событий давало максимальный шанс, что инпар не дойдет до загона.
   Все надолго замолчали, обдумывая услышанное.
   - Но он все же дошел и прервал ритуал, - Аргабр ждал, что Зуал еще что-то объяснит, но Чудотворец молчал, - Эльвиты это могли предвидеть, может все только начинается?
   - Я сегодня долго читал Ткань Мира, - наконец Зуал заговорил снова, - В ней есть несколько небольших аномалий, которые требуют того чтобы присмотреться к ним внимательно, но искажение исчезло. Значит по пути от Эсхаты Танаис до момента, когда инпар перерезал горло эльвиту и не позволил открыться порталу, должно было что-то произойти, что делало шанс, этого фатального для эльвитов удара, равным нулю. Эльвиты с изумительной точностью предугадали наши действия, но в результате проиграли. Надо поговорить с этим как его там... Мелмом, пусть подробно расскажет, все что с ним произошло по пути, это крайне важно. Что упустили эльвиты? Они хорошо учатся на своих ошибках.
   - Мелм, не Дэлабра ли? - Саат впервые вставил слово, со времени всего разговора, - Если это он, то не факт, что он захочет говорить, все же сын главы клана.
   - Хорошо. Кто там с ним был еще? - Зуал посмотрел на Аргабра.
   - Клео, боец из клана Дэлабра и Савай, горец, - ответил мист.
   - Клео, хрен лука не слаще, - Саат улыбнулся, - Я был знаком с его отцом, как-то пересеклись пути.
   - Значит, остается горец, - Чудотворец позвонил в колокольчик и попросил принести чаю, - Савай, странное имя для горца.
   - Имя, высших Хоа, - сказал Саат, отхлебывая чай из кружки.
   - Ладно, переливать из пустого в порожнее смысла нет. Другой информации у нас все равно не прибавится, - Зуал поднялся и, подойдя к шкафчику, достал вазу со сладостями и поставил её на стол.
   - Что у нас ещё произошло за последнее время, в пустыне одержана достаточно лёгкая победа, над Песчаными Ордами, что заставило эльвита убрать верховного шамана, а сомнений нет, это сделал он сам или отдал соответствующий приказ. Надеяться, что шаманы стерпят такое оскорбление, это, по меньшей мере, смешно, думал, что они не обнаружат след, ведущий к нему, явная недооценка их силы, - Зуал снова надолго замолчал, все пили чай, - Давно уже не было столько загадок без ответов.
   - Но есть загадки попроще, - Аргабр достал и развернул свой свиток, - Почему не были высланы войска к Эсхате Нариз, после того как морское сражение было выиграно и корабли вернулись в Кейзар, что происходит в ковене Файб и...
   Зуал улыбнулся, и взял свиток из рук миста, какое-то время он его читал, потом вернул.
   - Ты хочешь отказаться от предложения, плыть со мной на острова, но не знаешь в какую форму облечь свой отказ? - Чудотворец посмотрел на мага, но не стал ждать его ответа, - Хорошо, будем считать, что я его не давал. Мы выплывем, как только подготовимся, без тебя. Давно хотел посмотреть на острова Содружества Марис, с того самого момента, когда увидел в Эсхате Нариз два корабля с магами беженцами.
   - В последствии оказалось, что две трети этих беженцев культисты, - не без сарказма добавил Саат.
   - Но согласись, в тот момент мы воспылали справедливым негодованием, по поводу гонений, которые испытывают наши собратья-маги на островах, - с улыбкой сказал Зуал, подливая себе горячего чая, - Знаете, чего я не понимаю, так это почему в древних свитках, почти нет описаний конфликтов с эльвитами. Упоминаний достаточно, но скорее как о взаимовыгодных контактах, потом ситуация резко изменилась.
   - Может в мире Нави, что-то произошло, что заставляет эльвитов искать путь в наш мир, - Саат не спрашивал, а скорее рассуждал в слух, - Их мир изменился, и им стало дискомфортно в нем.
   - Чайку попили, поговорили и славно. Дайка сюда свои записи, - Зуал взял свиток из рук Аргабра и стал в него что-то дописывать, - Ну, кажется все, - заметки были возвращены владельцу, - Завтра, мы будем делать историю.
   Зуал смотрел на своих собеседников, ожидая от них вопросов, но они молчали.
   - Завтра впервые Чудотворец назначит своего приемника, - поняв, что вопросов не дождется, Зуал продолжил, - И это будешь ты, - сказал он, глядя на Аргабра.
   Взяв со стола колокольчик, Зуал позвонил в него.
   - Разошлите приглашение, всем главам ковенов, кланов и совета старейшин темных, - сказал он вошедшему Изгоняющему, - Скажите, что завтра Чудотворец, будет делать важное сообщение. Пусть все прибудут в лагерь ордена у перевала Гаргол, а в лагере уже начинают готовиться к приему высоких гостей.
   - Хочешь воскреснуть? - казалось Саат не слишком удивлен решением своего друга.
   - Думаю, мир многое потеряет, если лишится меня, - отшутился Зуал, - А как ты?
   - Почему бы и нет, - Саат раздумывал не долго, - Это придаст значимости, затеянного тобой.
   Зуал подошел к сундуку у стены и, открыв крышку, достал из него увесистую шкатулку, украшенную драгоценными камнями. В шкатулке был медальон с символом восходящей Тьмы на увесистой цепи. Правда, впечатление было обманчивым, когда Саат взял цепь в руки, она оказалось почти невесомой, в некоторые звенья цепи были вставлены небольшие камушки с плетениями на них.
   - Специально готовился? - Саат внимательно разглядывал украшение, с учетом плетений наложенных непосредственно на камни в медальоне, маг насчитал более двадцати плетений, но некоторые дублировали друг друга.
   - Честно, нет, - Зуал приложил руку к груди, - Для себя делал. Плетения больше круга накладывал.
   - Верю, - Саат особенно заинтересовался одним из камней в медальоне, хмыкнул, - Да уж за один такой камень с этим плетением, можно купить небольшой особняк на набережной в Жализе, - после чего бережно положил цепь обратно в шкатулку.
   Поняв, что разговор окончен, Аргабр поднялся, со своего кресла.
   - Иди, готовься и отдыхай, - Зуал тоже поднялся, - Возможно, это последний спокойный день в твоей жизни.
   Мист попрощался и вышел из комнаты, когда он в нее входил сегодня утром, то даже и не мог представить с какими мыслями выйдет.
  
   Лагерь Изгоняющих гудел как улей, выходивших из портала тут же встречали представители ордена и провожали на отведенные им места вокруг помоста. На помосте украшенном флагами ковенов и вымпелами с гербами кланов и общин, стояли два человека. Если одного из них высокого и седовласого увидеть здесь ожидали, то присутствие второго было полной неожиданностью. Многие без труда в этом полноватом, невысоком человеке узнавали Магог Саат, о котором уже несколько кругов не было ничего неизвестно и даже ходили устойчивые слухи о его смерти. Но не меньше вопросов у окружающих вызывала одежда, которая была на стоящих на помосте и воинов вокруг него. Она была трех цветов, серой посередине, но серый цвет светлел, становясь белым, справа, и темнел, превращаясь в черный слева. Лица были покрашены в два цвета черный и белый. Воины стояли по парам брюнет и блондин, а с учетом того, что волосы Зуала были седыми, а Саат черноволос, все это создавало определённую атмосферу.
   Когда все собрались, Зуал поднял руки вверх, требуя тишины.
   - Сейчас вы все задаёте себе много вопросов, - начал Чудотворец, - Не думаю, что сегодня вы получите на них ответы, всему своё время, но по одному самому главному на данный момент вопросу, мы удовлетворим ваше любопытство сполна. Вы спрашиваете себя, зачем все здесь собрались?
   После этих слов два воина в бело-серо-черных одеждах взошли на помост, один принес небольшой столик, а второй поставил не неё богато украшенную драгоценными камнями шкатулку, и встали с двух сторон столика. Сразу за ними на помост поднялась, миловидная девушка, достала из шкатулки, ярко красную подушку на которой, что-то лежало, блестя на солнце, и подошла к Чудотворцу.
   - За короткое время орден превратился в силу, заставляющую с собой считаться, любых врагов Долины, - продолжил Зуал, - Силу, которая стала главным сплачивающим фактором, для всех этнических групп и общин, проживающих в Долине. Только слепой не заметит, что все крупные победы последних времен одержаны под руководством и при непосредственном участии Изгоняющих. Сейчас можно с уверенность сказать, орден, как ни когда ранее уверенно стоит на ногах, поэтому, сегодня вы все присутствуете при историческом событии. Я своей властью выберу первого Главу Ордена, впоследствии, если мистам покажется, что мой выбор не верен, они сами сделают свой. А теперь попрошу подняться сюда миста Аргабра.
   Мист, стоявший в группе с другими Изгоняющими, поднялся на помост и встал перед Чудотворцем на одно колено. Зуал взял с подушки массивную цепь, высоко поднял её двумя руками и повесил её на шею Аргабра, в то же самое мгновение небольшое облако на мгновение закрыло солнце. Аргабр встал и повернулся лицом к собравшимся, повисла тишина. Зуал собирался сказать, что-то еще, но увидел человека в ярко желтой мантии, идущего к помосту. Человек дошел до помоста и снял с головы капюшон, у него была стриженная на лысо голова вся покрытая татуировками. Его появление было встречено недовольным шепотом.
   - Приветствую. Не плохая иллюзия, - сказал он, - Но не волнуйся Зуал, я пришел не для того чтобы испортить всем праздник.
   - Очень рад, что Магог Файб выбрал время, чтобы принять наше приглашение, - Зуал был явно в замешательстве.
   - На наших глазах творится история, - Файб обернулся, - Именно сейчас закладывается механизм преемственности и передачи власти в ордене. Именно от фундамента зависит, насколько будет крепко возведенное на нем здание, - его голос усиливался по мере того как он произносил свою речь, - Деятельность Изгоняющих сильно влияет на жизнь в Долине и не трудно представить как отразится на жителях Долины возможное падение ордена. Я тихо стоял в задних рядах и не сильно хотел привлекать к себе внимание, но меня испугала одна твоя фраза, - Файб посмотрел на Зуала, - Что значит: "...если мистам покажется, что мой выбор не верен, они сами сделают свой", вы хоть представляете к чему это может привести?
   - У тебя есть конкретное предположение, - к помосту двигался еще один человек, в ярком салуманском халате, перепоясанном широким красным поясом. Увидев его, Зуал спрыгнул с помоста и пошел к нему навстречу, но человек остановил его жестом.
   - Да есть, я вышел сюда не просто так, - Файб легко забрался на помост и встал, разведя в стороны руки, - Глава Ордена должен пройти посвящение.
   В секторе, где стояли представители ковенов, возник ропот возмущения.
   - Чем недовольны? - Файб со злой улыбкой смотрел на магов, - Вы, что монополизировали вход в лабиринт? Любой может войти в лабиринт посвящения и если сможет выйти из него, только Хоа имеют право запретить в него вход, так как это их творение.
   - Зуал, думаю, что в данном случае он прав, - сказал человек в салуманском халате. Как только он начал говорить маги тут же замолчали, - Глава ковена, клана или общины, необычный человек, он или мудрее, или сильнее, или обладает тем, что как-то выделяет его из толпы, это помогает его возвышению, пусть даже по праву рождения. Не хочется даже предполагать, что может произойти, если мистам будет позволено менять Главу в любой момент, когда им этого захочется.
   - Орден превратится во второй Малый Совет, - выкрикнул кто-то из сектора, где стояли инпар. Отношение кланов к Малому Совету было хорошо известно.
   - Нельзя забывать и об авторитете, - продолжал человек в салуманском халате, не обращая внимание на выкрики, - Насколько серьезно будут воспринимать Главу Ордена.
   - Честно говоря, поднимаясь сегодня утром на этот помост, я даже и не мог представить подобное развитие ситуации, - сказал Зуал, - Но должен признать вашу правоту.
   - И это правильно, - Файб снял с шеи Аргабра цепь. Какое-то время он внимательно рассматривал её, покачал одобрительно головой и кинул её Зуалу, - Столь могущественный артефакт, да еще к тому же символ главенства в ордене, не может висеть на шее случайного, пусть даже достойного человека, думаю, ты знаешь какие еще плетения туда добавить.
   - Аргабр, - Зуал смотрел на миста, стоявшего на помосте, - Я видел тебя своим приемником, но не могу требовать от тебя, чтобы ты вошел в лабиринт. Сейчас говорить, ни чего не надо, подумай, обсудим сложившуюся ситуацию вечером.
   - Не надо ни чего обсуждать, - постепенно душевное равновесие возвращалось к мисту, - Я войду в лабиринт, чтобы выйдя из него, по праву возглавить орден.
   - Тебе нужен наставник, который поможет сделать первый шаг, - казалось Чудотворец, пытается понять насколько осознанно Аргабр, сделал свой выбор, - Я могу стать твоим проводником.
   - Позволительно ли мне самому выбрать наставника? - Аргабр уже полностью взял себя в руки.
   - Да, - в один голос промолвили человек в цветастом халате, Зуал и Файб.
   - Тогда, не откажется ли Магог Файб, стать моим наставником? - спросил мист.
   - Почту это за честь, - магог склонил голову, - Жду тебя в своей башне, - сказав это, Файб накинул на голову капюшон и сошел с помоста.
   Вслед за ним с помоста спустился Саат, стирая с лица грим, он явно был недоволен. Воины и девушка, тоже незаметно ушли, Аргабр на время остался один, но к нему подошел Верчил.
   - Когда пойдешь к лабиринту, тебе может потребоваться охрана, - поздоровавшись, сказал инпар, - Клан Джамд в твоем распоряжении, и еще. С выбором наставника ты явно погорячился, - понизив голос, продолжил Верчил. Он взял миста под руку, вдвоем они отошли от помоста, подальше, чтобы не сильно бросаться в глаза, хотя было понятно, что не один десяток пар глаз внимательно следили за ними, - Конечно, тебе хотелось, хоть как-то досадить Зуалу, но это явный перебор.
  
   Саат подошел вместе с Зуалом к человеку в цветастом халате.
   - Приветствую тебя Магог Хаот, - Саат и Хаот обнялись.
   - Сейчас поговорим, мне только надо сделать важное объявление, - Зуал снова поднялся на помост, - Простите, за некоторую неразбериху, - громко сказал он, обращаясь к собравшимся, - Хочу напомнить, что войсками Долины недавно были одержаны две крупные победы. Так отпразднуем же это, столы накрыты, подавальщики и артисты ждут вас. Идите, веселитесь, скоро мы присоединимся к вам.
   Когда Зуал снова подошел к Хаоту и Саату, то уловил конец фразы.
   - ... уверен, он все спланировал заранее, - говорил Саат.
   - Говорим обо мне? - спросил Зуал.
   - Да о ком же еще, - Саат все ни как не мог стереть с лица грим, - Выставил клоуном, ничего себе триумфальное возвращение из мертвых.
   К ним подошли еще несколько магов, в том числе Магог Саат-младший.
   - Клянусь тебе при свидетелях, - Зуал приложил руку к груди, - Вероятность того, что что-то пойдет не так, была равна фактически нулю, просто какое-то невероятное стечение обстоятельств. А сейчас извините, я должен сказать пару слов Аргабру.
   Зуал развернулся и направился в сторону миста и говорившего с ним Верчила. Почти все уже отправились к столам, остались лишь несколько разрозненных групп, в одной, состоящей из инпар стоял высокий, почти на голову выше остальных рыжеволосый инпар, он внимательно смотрел на миста и Верчила.
   - Седой лис, сделал свой выбор, - промолвил он, - А нюх его не подводил ни когда.
  

Глава 15: Болото.

  
   Лотт мерил шагами палатку, только, что Аргабр закончил свой рассказ о событиях в Жализе. Страж молчал, хотя до этого время от времени вставлял свои комментарии. Мист заварил себе чай и, отрезав кусок сыра, сел за стол.
   - Думаешь, для Зуала всё случившееся действительно было полной неожиданностью? - наконец Лотт прервал молчание.
   - Уверен в этом, - Аргабр пил чай маленькими глотками, - Если бы я не умел читать Ткань Мира, у меня может быть и были какие-нибудь сомнения, но в данном случае их нет. Понимаешь, наивно думать, что все в этом мире предопределено, даже видя и предугадывая возможное развитие событий нельзя избежать прямо противоположного результата. Простой пример, - мист насыпал еще в одну кружку травы и заварил её кипятком, - Сядь, пожалуйста, не мельтеши перед глазами, - когда Лотт сел за стол маг продолжил, - Ты ждешь соседей завтра в гости. Какова вероятность того, что они придут? Предположим, Ткань Мира открыта тебе и ты видишь, что шанс того, что они придут очень большой, всех делов то, перейти на противоположную сторону улицы. Но при этом всегда остаётся, что-то неучтенное, Ткань Мира достаточно инертна и возможно уже произошло какое-то событие, которое станет отправной точкой некой цепочки, способной напрочь разрушить твои планы.
   - Мама решила поощрить ребенка и дала ему денег, чтобы он мог купить себе, что-то вкусненькое, - вставил Лотт, - Нога и шкурка от фрукта встретились на пороге дома соседа.
   - Да что-то подобное, - улыбнулся мист, - Ты схватываешь все на лету. Кстати по поводу маловероятных, неучтенных факторов, горец и инпар еще здесь?
   - Савай и Клео остались. Все остальные Дэлабра вернулись домой, Арев тоже почти все ушли. Наверно десятка два оставшихся инпар помогают выводить жителей из загонов, - у Лотта видно проснулся аппетит и он отломил себе хлеба с куском мяса, - Горец может неплохо заговаривать предметы, они с Казром и Лэтором достаточно быстро сделали амулеты, дающие пусть кратковременную, но все же защиту от воздействия плесени. Теперь Изгоняющие могут некоторое время находиться в вольерах без риска. А что ты от них хочешь?
   - Зуал считает, и я его полностью разделяю его мнение, что эльвиты прекрасно знали, кто в состоянии поставить крест на их планах, - Аргабр подошел к небольшому тиглю и поставил на него котелок с водой.
   По крыше палатки барабанили капли дождя, дождь начался накануне вечером и шел, не переставая, всю ночь.
   - Но они не знали всех притч, которые знает наша гадалка, - с улыбкой добавил Лотт.
   - Да нет, все-то они знали, - мист вернулся за стол, - Но чего-то не учли, и если Савай с нами поделится историями своего путешествия, мы можем понять, по какой причине рухнули планы культистов.
   Аргабр замолчал. Какое-то время молча пили чай, потом Лотт подошел ко входу в палатку и откинул полог, дождь явно усилился. Видно искажения, которые вносили оккультисты в Ткань Мира и были той аномалией, ставшей причиной невероятно жаркой погоды. Но дождь не сильно мешал Изгоняющим, они сновали туда-сюда, между палатками и несколькими большими шатрами, в них приходили в себя спасенные жители ближайших деревень. Страж увидел кого-то и крикнул, приглашая попить чая, судя по всему, это был Казр, но он отказался.
   - Что ты знаешь, о Немом Отшельнике? - спросил Аргабр.
   - Не очень много, - Лотт обернулся, - У инпар, так же как и у сколов проявляются магические способности, правда, у инпар это очень большая редкость. У него был очень высокий потенциал, но по каким-то причинам он онемел, честно скажу, не знаю от чего, может, просто принял обед молчания, но как любой инпар чувствовал Сай. Неизвестно сколько прошло времени, но Немой Отшельник совместил две составляющие Силы и стал родоначальником, жестовой школы магии, более того он прошел посвящение и номинально является магог, конечно не признанным ковенами. Немой Отшельник искал среди инпар подобных себе, но его поиски были не сильно удачны, пока он не понял, что проще найти сколов-магов чувствующих Сай, чем инпар, имеющих магический потенциал и на данный момент у него достаточное количество учеников, говорят, есть даже Гоги. А что тебе до него?
   - Верчил, сказал, что Файб не самый удачный выбор наставника, - ответил мист, - И предложил свою помощь. По его словам, Немой Отшельник не откажется подготовить меня к посвящению.
   - Ну не знаю, Верчил вызывает у меня двоякие чувства, - Лотт вернулся к столу и заговорил тише, - Про него много сплетничают, но одно можно сказать понятие союзник и друг для него не пустой звук, если он дал слово, то выполнит свои обязательства, даже с ущербом для себя. Правда, - страж улыбнулся, - Он редко берет на себя обязательства, которые могут нанести ему ущерб.
   - В любом случае, мне очень хотелось понять, что происходит в ковене Файб, а тут такой случай, - Аргабр увидел, что кто-то из Изгоняющих направляется в их сторону.
   В палатку зашел Казр, сняв плащ и положив его у входа на табурет, заварил себе в кружке травяной чай.
   - Думаю, скоро дело пойдет быстрее, - Казр пододвинул к столу еще один табурет и сел, - Дождь смывает плесень, и выводить людей из вольеров стало проще.
   - А это не добавит нам проблем в будущем? - Лотт смотрел на мистов.
   - В любом случае, сделать ни чего нельзя, - Казр пожал плечами, - Мы очистили от плесени максимум половину загона, когда выведем всех людей, сожжем там всё, а место огородим. На забор наложим такие плетения, что ни кто даже близко не подойдет. Лэтор считает, что размножение плесени связано с эмоциями, чем они сильнее, тем быстрее она увеличивает свою массу. Правда большой минус, без эмоций она как бы, засыпает, но, к сожалению, не разрушается полностью.
   - Значит если, в будущем кто-то захочет построить на этом месте поселение, его ожидает большой сюрприз, - страж засмеялся, - Это будет место, где жителей, будут просто переполнять эмоции.
   - Если честно не вижу ни чего смешного, - Казр встал, - Все, я побежал, - и, обращаясь к Аргабру, - Как будет время, взгляни на спасенных жителей, у большинства на спинах татуировки с какими-то плетениями, что само по себе необычно. Считается, что техника наложения плетений на татуировки умерла вместе с кланом Зигрод, - сказав это, мист вышел из палатки.
   - Татуировка с плетением, была у матроса с нефа из Эсхаты Нариз, - Аргабр понял, что в своё время не уделил этому событию должного внимания, - Я его отправил в ближайший к Нариз оплот. Ну что ты так на меня смотришь, честно скажу, плетение на татуировке не показалось мне чем-то из ряда вон выходящим. Если плетение было бы мне понятным, я бы его вообще отпустил, мысли не тем были заняты.
   - Ладно, думаю, страшного ни чего не произошло, у нас теперь несколько сотен с подобными татуировками. Какие наши дальнейшие планы, Кейзар? - деятельная натура стража требовала действий.
   - Да пора понять почему, помощь Эсхате Нариз не пришла. Собирай своих людей, выходим по мере готовности, а я схожу, посмотрю на татуировки, - Аргабр встал и, накинув на плечи плащ, вышел из палатки.
  
   Дождь, нескончаемо, лил ночь и день, перестав лишь поздним вечером. Савай и Клео не были готовы к такому повороту событий, но Изгоняющие дали им плащи. Клео только по известной ему одному причине не вернулся вмести с другими инпар в Эсхату Танаис, а, узнав, что горец решил остаться на болотах, остался с ним, он даже подрался с одним из инпар, после того как тот неудачно пошутил по поводу происшедшего с горцем в загоне. Клео все дни проводил в загоне, выводил из вольеров жителей, попутно нашел почти все стрелы горца и его лук. Савай третий день проводил с Лэтором, мист был очень силен в наложении плетений и горец пытался научиться у него чему-то новому, Изгоняющий с удовольствием делился с горцем всем, что он знает. Вдвоем они создали амулеты, защищающие от воздействия плесени, и теперь все в лагере носили их на всякий случай, а тем, кто ходил к загону, они были просто необходимы. Посередине лагеря сложили из кусков сланца небольшое возвышение и Савай с Лэтором наложили на куски сланца плетения отпугивающие гнус, мист был в восторге от этого плетения, которое горец довел почти до совершенства. Последние два дня Савай и Лэтор пытались понять плетения, которые были наложены на татуировки спасенных из загона, к сожалению, пока они не сильно продвинулись в данном вопросе, допрос пленных тоже ни к чему не привел. Во-первых, татуировки были не на всех жителях, во-вторых, плетения были разные, и как-то систематизировать их не удавалось. Татуировка с одним и тем же плетением могла быть на ребенке и на взрослом мужчине, а на подростке и пожилой женщине совсем с другим, чего хотели добиться эльвиты, оставалось загадкой.
   Савай сидел у костра, недалеко от палатки, в которой он разместился с Клео и другими инпар, когда рядом с ним присела гадалка, он её уже видел несколько раз в лагере и слышал разговор, что она предложила Лотту, стражу Изгоняющих стать её мужем. Если честно охотник не сильно слушал слухи, хотя ему было не понятно, почему гадалка, прибыв со стражниками, осталась на болоте, после того, когда те вернулись в свои припустынные крепости. Через некоторое время к костру подошли ещё инпар, весь день они провели в загоне, а вслед за ними Клео с какой-то девушкой, Савай узнал в ней ту, что покушалась на Мелма. Девушка была в мокрой одежде, поэтому Клео заставил её переодеться, дав свою, может и не по размеру, но зато сухую. Подогрев на костре мясо молча ели, девушка ела жадно, похоже она была сильно голодна. Кто-то из инпар сказал, что часть Изгоняющих ушли через портал в оплот рядом с Кейзаром, и добавил, что Лотт был с ними, посмотрев на гадалку, видно ожидал от неё какой-то реакции, но её не последовало. Горец улыбнулся, мужчины гораздо большие сплетники, чем женщины, им только дай волю перемыть кому-то косточки, но они ни когда не признают это.
   - И что ты с ней будешь делать? - спросил Клео один из инпар, кивнув головой в сторону, приведенной им девушки.
   - Не знаю, может, продам, - девушка как-то сжалась при этих словах, - Или отведу Мелму, в конце концов, она на него покушалась. В любом случае по всем законам её жизнь принадлежит клану Дэлабра, а я единственный его представитель здесь.
   - С каких это пор Дэлабра стали торговать рабами? - сидящий рядом с Клео инпар, откинул прядь волос со лба.
   - Все происходит когда-то, Бежар, - создавалось ощущение, что Клео сознательно нагнетает атмосферу, он уже подрался один раз, но тогда, по крайней мере, был повод, - Был один народ, а стало три, - добавил он спустя какое-то время.
   После этих слов, Савай поднялся и, тронув Клео за плечо, отозвал в сторону. О чем они там говорили, оставшимся у костра было не слышно, но когда вернулись, инпар внешне был абсолютно спокоен.
   - Сава, ты же пытаешься понять плетения на татуировках. Вот тебе образец, - Клео достаточно грубо, развернул девушку спиной к костру и поднял куртку, так чтобы была видна татуировка, - Примерно как действует плетение, мы себе представляем. Это может помочь?
   То как Клео обращался с девушкой, не очень нравилось Бежару, и он что-то прошептал сквозь зубы, но гадалка положила ему руку на колено, успокаивая. Правда, Клео и Савай не обратили на это, ровно ни какого внимания. Горец осматривался вокруг и, увидев рядом с соседним костром Лэтора, который что-то громко рассказывал, размахивая руками, позвал его. Вдвоем они некоторое время разглядывали линии на спине девушки, за это время охотник рассказал, все то немногое, что известно об эффекте от данного плетения. Решили, вернутся к этому вопросу утром, и мист попрощавшись, уже хотел вернуться к своему костру, когда гадалка неожиданно сказала:
   - Был один народ, а стало три, - повторив слова Клео.
   - Не много не понял, о чем это Вы? - Лэтор остановился, видно он как-то пытался связать услышанное, с предыдущим разговором о плетении.
   - Судя по всему, Клео сказал это недавно об инпат, - решил внести ясность Бежар, - И с плетением это ни как не связано.
   - О, Вы знаете, я очень много времени изучал данный вопрос, - Лэтор присел, явно передумав уходить, - У меня есть неоспоримые доказательства, что мы немного не правильно представляем себе историю. Если ни кто не против, то, я Вам сейчас все вкратце расскажу, - так как возражения не последовало, мист продолжил, - Почти две трети известной на данной момент суши предгорья и горы. Есть предположения, что на горных платах стоят величественные города Хоа, а в совершенно недоступных местах остались изначальные инпат. Да вы не ослышались, есть еще одна большая группа инпат, которых я не побоюсь назвать, истинными детьми Одры.
   К костру стали подтягиваться еще слушатели, по кругу стал ходить бурдюк с вином, причем даже не один.
   - От Хоа отделились Гоги, Инпат разделились на четыре группы, а на сколько частей разделились Перволюди и не сосчитать, - мисту нравилось внимание окружающих, кто-то дал ему кружку с вином, Лэтор сделал несколько глотков, - Но извините, отвлекся. До вступления в орден я служил священникам, и нашей задачей был поиск древних артефактов. Подвалы храмов заполнены поистине удивительными вещами. В одной из экспедиций в горы мы нашли в ритуальных пещерах несколько свитков на Хоа. Их содержание настолько удивило меня, что, вернувшись, стал искать подтверждения прочитанному в храмовых хранилищах, и мои поиски увенчались успехом. Вот наиболее правильная, на мой взгляд, версия развития событий. Хоа и Инпат жили в горах и предгорьях, в низинах жили племена перволюдей, но перволюдям стало тесно и они постепенно выжили инпат из предгорий, а потом полезли в горы. От Хоа они получили жесткий отпор, а вот инпат были легкой добычей. Но так продолжалось не долго, скоро инпат развили в себе новые способности, научившись отстраняться от чужой боли, ставить своеобразный щит, причем явно не обошлось без участия Хоа. Хотя прямых доказательств в свитках этому нет, но это и понятно учитывая кем, писались эти свитки. Инпат стали давать отпор врагам, но не все было так гладко. Большая часть инпат посчитало, что вновь приобретенная способность искажает саму природу детей Одры и отвергли её. Они ушли и затерялись в трудно доступных горных местах, их решение понятно. Не понятно другое, зачем не малое количество отвергнувших целыми семьями спустилось в низовья, ведь они понимали, что здесь их ждала только смерть, а может даже, что и похуже смерти. Фанатики? Наверно не без этого, но в чем-то понять их можно, убегать они не хотели, а дать отпор не могли.
   Лэтор замолчал, выпил еще несколько глотков вина, все ждали, когда он продолжит, а один из слушателей больше всех изнывал от любопытства, но как мог, сдерживал себя.
   - Но самопожертвования не произошло, - мист поставил кружку рядом с собой, - Так как сколы приплыли из-за океана. Доподлинно не известно, что случилось с прародиной сколов, может в храмах Содружества Марис и есть какие-нибудь свидетельства, тех давних событий, ведь Содружество Марис было дальней провинцией империи сколов. Сколы приплыли и принесли с собой свой закон, Закон Почвы. Все живущее на одной земле и пьющее одну воду братья и сестры, независимо ни от чего. И не сладко приходилось тем, кто противился исполнению этого закона. Племена перволюдей были вынуждены принять этот закон, так как сколы обладали превосходящей военной мощью. Инпар больше ни чего не грозило в низовьях, главную опасность для себя представляли они сами, вернее их способности. Но это совсем другая история, - Лэтор поднялся, - Пора спать, завтра рано вставать.
   - Можно последний вопрос? - в голосе, каким сказал это Клео, было что-то, что заставило миста обернуться, - Как инпар и темные обрели свои способности, есть упоминание об этом в свитках?
   - Это очень сложный вопрос и окончательного понимания по нему нет до сих пор, - Лэтор остался стоять, - Хотя храмовые хроники, детально описывают события тех времен, но не в них, ни в свитках Хоа, мною не было найдено объяснения, тому, как темные обрели свои способности. Хотя может, я недостаточно хорошо искал, после того как я вступил в орден, ворота храмов закрылись для меня. Но с инпар немного проще. Сейчас попробую объяснить.
   Когда любой творец, не важно, в какой области он творит, пишет ли музыку, рисует ли картину или создает какое-то невероятное плетение, полностью поглощен актом творения, он переполнен эмоциями, скажем, находится в эйфории. Соединим все эти светлые эмоции в одну и предположим, что есть люди, которые по собственному желанию, могут наполнить себя этой эмоцией, наверно в этом состоянии они могут свернуть горы. Так вот Сай это не проявление Силы, это темный аналог, только что описанной нами эмоции. Дар Тёмной стороны своим внукам.
   - Внукам?! - вырвалось у кого-то.
   - Да внукам, - мист развернулся и сделал несколько шагов от костра, всем своим видом показывая, что разговор окончен, но потом передумал, - Инпат младшая раса, а Хоа и Перволюди старшие. Послушаете, мне вход в храмы заказан, но вам ни кто не мешает, посетить храмовую библиотеку, а инпар так это сделать просто необходимо, там есть переводы древних свитков Хоа, а им про Сай было известно задолго до того, как инпат спустились в низины.
   Сказав это, Лэтор попрощался и быстро пошел в сторону своей палатки, словно боялся, что его снова остановят. После его ухода люди постепенно разошлись и у костра остались Савай, Клео, гадалка и девушка. Гадалка спала сидя, Савай принес из палатки одеяло и укутал её. Девушка забылась во сне и положила голову на плечо Клео, как ни странно, инпар не сопротивлялся, а даже стал меньше двигаться.
   - Это ни чего не объясняет, - шепотом сказал Клео, - Хотя вероятность, что именно инпар, заключили Договор, уменьшилась, раньше это была половинка на половинку, а теперь треть.
   - Что ты хочешь еще? - также шепотом спросил горец, - Про Сай было известно очень давно.
   - Но может благодаря Договору, - шипел в ответ Клео, - Инпат и обрели Сай, превратившись в инпар.
   - У тебя это стало навязчивой идеей, - Савай поднялся, - Я пошел спать, до утра.
  

Глава 16: Кейзар.

  
   Аргабр стоял на пирсе в гавани Кейзара. За то время, что они были здесь, удалось выяснить, до скудного мало. Более того, по слухам, шнява, капитан которой возглавлял нападение на корабли у Эсхаты Нариз, ушла в эскорт, сопровождая несколько купеческих багал с каким-то важным грузом, и вернется еще не скоро. Изгоняющие не могли прямо спрашивать об интересующем их вопросе, поэтому официальной версией из появления в Кейзаре было проверка захваченных в плен матросов, так как среди них могли быть одержимые. Но и с пленными тоже произошло что-то непонятное, информация, полученная от очевидцев событий в Эсхате Нариз, не стыковалась с той, что была получена здесь. Не возникало ни каких сомнений, часть захваченных у эсхаты матросов не прибыли в Кейзар. Опрошенные капитаны с большой неохотой говорили о пленных и с радостью переводили разговор на другую тему, но не меньшее и внешне искренне удивление вызывал у них вопрос, почему, по их мнению, не была выслана помощь Эсхате Нариз, если крепость была захвачена. Все как один говорили, что у них и мысли не возникало, что с крепостью, что-то не так. А когда им говорили о разрушенных башнях, которые должны были показать, что в крепость ворвались враги, так как башни взрывали только в том случае, когда уже не представляло возможности удержать крепость, они отвечали, что-либо не придали этому значения, либо вообще первый раз об этом слышат.
   Лотт подошел к Аргабру, некоторое время стояли молча, разглядывая акваторию порта. Гавань была просто огромная и явно поделена на две части, большая была отдана под торговые суда, здесь у пирсов стояли кнорры, курсирующие по реке Танаис. С них товар перегружался на багалы и когги и соответственно наоборот, товары с островов грузили на кнорры, чтобы доставить в Эсхату Танаис и дальше в Тангор. В этой части порта царила жуткая суета, и она гудела как рассерженный улей. Во второй части было значительно тише, там покачивались на волнах военные корабли. В основном шнявы, но было несколько иолов и даже два нефа.
   - Ничего-то они нам не скажут, - наконец сказал Лотт, - Куда делся кеч, два иола и часть пленных? Может, продали по дороге, а может, все это находится в каких-нибудь тайных бухтах на островах. Как были пиратами, так и остались, хотя их тоже понять можно, жить то как-то надо. Экипажи нефов на довольствии, совет выделяет определенные средства на содержание флота, но их до скудного мало. Команды средних судов получают деньги лишь за конкретно сделанную работу, но её на всех не хватает. Главный доход для них это сопровождения купцов и пиратство. Уплывают на острова, меняют паруса на черные и берегись скупые, - страж засмеялся.
   - Тебе это веселит? - Аргабр с удивлением смотрел на спутника.
   - А почему нет, это жизнь, - Лотт присел на каменную тумбу, - Они здесь все повязаны, пираты Долины сливают информацию пиратам Содружества Марис и Островов, те им делают ответную услугу. Стоит капитану купеческого судна заартачиться, как его уже будут ждать. Конечно, всегда есть шанс проскочить, но нужно быть очень хорошим капитаном и иметь быстроходное судно, а если не повезло и тебя взяли на абордаж, не обессудь, придется платить контрибуцию. А она ровно в два раза превышает сумму, которую требуют за сопровождение, если не сильно сопротивлялся, конечно, так как нанесенный ущерб придется тоже возместить. Корабли ни кто не топит, это мешает коммерции, закон этих вод прост "Скупой платит дважды". Хотя встречаются, конечно, те, кто топит корабли, нападает на мирные деревни, но на них тогда начинается совместная охота. Правда, вон тот платить не будет принципиально, - страж показал рукой на корабль, немного превышающий размером багалу, с оранжево-синими парусами, - Этот купец из Новам Домуна, скорее всего, плывет в Салуман, но его и трогать ни кто не будет себе дороже.
   Страж замолчал, а в голове миста крутилось огромное количество мыслей, было все как-то не правильно, надо это менять, но кто этим займется, если всех как бы все устраивает. Порт ему не нравился огромный, у входа башни с бомбардами на них, и, не смотря, на царящую вокруг суету какой-то мертвый. Насколько приятна Аргабру была гавань Жализа, относительно небольшая с рыбьим базаром и рыбацкими лодками с яркими парусами, покачивающимися у причалов.
   - Ну все, стоять здесь больше не имеет смысла, - Лотт заговорил снова, - Нового мы все равно ни чего не узнаем. Можно конечно привести сюда несколько дюжин, схватить капитанов судов и добиться от них правды, но нам это ни чего не даст, так как те действовали в своем праве, захватили добычу в море и распорядились ей так, как считали нужным.
   - Пойдем, расспросим Старшего смотрителя в порту, может он что знает, - Аргабр развернулся и направился к портовым постройкам и складам.
   - Пошли. Может, позже будет дополнительная информация, - страж направился вслед за мистом, - Сейчас её мои люди по корчмам и другим злачным местам собирают.
  
   Старшего смотрителя ни кто не видел уже второй день, поэтому, узнав как найти его дом, решили зайти к нему в гости. Дом Старшего смотрителя был недалеко в купеческом квартале, он был не очень большой, но выглядел так, как и положено выглядеть жилищу человека, занимающего достаточно высокий пост. Во дворе бегали дети, у входа в дом стоял охранник, он внимательно смотрел на Изгоняющих вошедших во двор, но ни чего не спрашивал, ожидая, что они сами расскажут о цели своего визита. На вопрос дома ли хозяин, охранник ответил, что его нет, тогда Аргабр попросил позвать его жену. На порог дома вышла уже не молодая, но очень миловидная женщина в лёгком сарафане. Но по её словам, мужа уже давно не было дома, но она совершенно не волновалась, так как для него это обычное дело он иногда по нескольку дней пропадал в порту, не приходя ночевать, такая уж него работа. Сказав, что у неё много дел и попрощавшись, она ушла, соблазнительно покачивая бедрами, мист и страж обратили внимания, каким взглядом провожал её охранник, она на мгновенье обернулась и, скользнув по нему взглядом, улыбнулась.
   - Нам нужна какая-нибудь личная вещь смотрителя, - сказал Аргабр, когда они вышли на улицу, - И еще тихое спокойное место, где я бы мог сосредоточиться. Вещь думаю можно найти в порту, пошли туда кого-нибудь из своих людей, и пойдем, поищем комнату.
   Как раз недалеко была корчма, достаточно приличная, так как стояла в богатом квартале, свободные комнаты там были. Заплатив вперед, они сняли комнату на день, а пока ждали гонца из порта, решили перекусить. В корчме народа было не много, заняты были всего два столика. Пока им готовили еду, ни чего не мешало Изгоняющим повнимательнее рассмотреть окружающих. За одним столом сидели два купца, по одежде можно было судить, что местные из Долины. За другим, четверо светловолосых, высоких, широкоплечих человека в длинных белых рубахах, подпоясанные ярко красными кушаками, их оружие было аккуратно сложено на соседней лавке, один из мечей немного выдвинулся из ножен, и это позволяло рассмотреть широкое, обоюдоострое лезвие.
   - Эти четверо из Новам Домуна, - шепотом сказал Лотт.
   Мист попытался вспомнить, все, что он знал про Новам Домун, но понял, что знания его очень ограничены. Единственное, что он помнил, после того как сколы приплыли в эти земли, они расселились по трем великим рекам Истр, Танаис и Рангха, причем большая часть расселилась по берегам Рангха именно они и назвали свою страну Новам Домун. Мысли Аргабра были прерваны появлением подавальщицы, она принесла им рыбу, хлеб, сыр, зелень и кувшин легкого вина, но мист попросил травяного чая из пустынной колючки, если конечно она у них есть, подавальщица сказала, что сейчас заварит и принесёт. Изгоняющие ели молча, купцы расплатились и ушли, моряки из Новам Домуна уходить видно не собирались, их разговор становился все громче, мист понимал из него почти половину, так как в языках было много общего, гораздо больше, чем в языке Долины и Тангора или Салумана.
   - Местное вино очень опасно, - с улыбкой сказал Лотт. Он уже поел и сидел, отпивая вино маленькими глотками из кружки, глядя на дверь и ожидая гонца.
   Скоро появился гонец из порта, он принес сверток, в котором был жакет Старшего смотрителя. Лотт предложил ему присесть и поесть, но он отказался, сказав, что предпочитает корчмы в портовом районе, там всяко веселее и, попрощавшись, ушел.
   Аргабр и Лотт поднялись в комнату, страж присел на табурет и, облокотившись на подоконник, стал смотреть в окно, а мист встал на колени и раскрылся, Ткань Мира была перед ним, и он пытался найти в ней след человека. Аргабру уже приходилось искать людей, когда он нападал на след, у него возникало смутное ощущение местоположения, потом, проанализировав свои видения, он указывал направление поисков. Не возникало ни каких сомнений, что смотритель мертв, а тело отыскать гораздо сложнее, чем живого человека. Если человек умирает, то его след в Ткани Мира со временем исчезает, конечно, если он не сделал, в своей жизни, что-то значимое, повлиявшее на судьбы большого количества людей. Мист определил, когда прервался жизненный путь смотрителя, оставалось приблизительно определить место, где это произошло, и если тело не перенесли в другое место, была большая вероятность его найти. Аргабр закрылся, поднявшись с колен, подошел к тумбочке и налил себе в кружку воды, но Лотт предложил вина. Страж ни о чем не расспрашивал, ожидая, когда мист придет в себя.
   - Думаю тело в канализации, у какого-то большого слива, - сказал, Аргабр отставляя в сторону, пустую кружку, - Пошли туда людей, а мне надо немного отдохнуть.
   - Хорошо, я разбужу тебя, когда будут какие-либо результаты, - страж вышел из комнаты.
  
   Аргабр открыл глаза ровно в тот момент, когда в комнату вошел Лотт.
   - О, уже проснулся, а я как раз хотел тебя будить, - входя, сказал страж, - Вставай, судя по всему, нашли тело Старшего смотрителя. Я уже отправил человека в порт, чтобы привел кого-нибудь, кто сможет опознать тело.
  
   Когда мист спустился в канализацию, то увидел кроме Изгоняющих, несколько городских стражников, видно им уже тоже сообщили о находке. Скоро привели какого-то работника порта, и он опознал Старшего смотрителя, несмотря на то, что крысы уже успели повредить тело. Аргабр подошел к телу, человека явно задушили, вокруг его шеи был обмотан кусок веревки. Мист видел подобную веревку совсем недавно у моряков Содружества Марис, но решил вслух ни чего не говорить. Предоставив стражникам самим разбираться с этим делом, Аргабр и Лотт вышли из канализации на чистый воздух.
   - Он мертв и это ставит точку на наших поисках, - после некоторого раздумья сказал мист, - Причем убить его могли по многим причинам. Во-первых, он может быть связан с культистам, во-вторых, его могли убить из-за каких-то портовых дел.
   - А в-третьих, ты обратил внимание, на взгляды какими обменивалась его женушка с охранником, между ними просто искры проскакивали, - добавил Лотт.
   - Не исключено, но для нас имеет значение, только его возможная связь с культом, а это мы доказать сейчас не сможем, - говоря, Аргабр двигался к выходу из города, в сторону оплота Изгоняющих, - Пусть твои люди еще покопают это дело, вдруг случайно наткнутся на что-то. А я отправляюсь в Башню Файб, думаю, Зуал хочет, чтобы я отправился туда немедленно, а то и так задержался, Чудотворец надеется, что мне удастся пройти посвящение как можно быстрее.
   - Тогда идем вместе, - Лотт это сказал таким тоном, что Аргабр даже не стал возражать.
  

Глава 17: Болото.

  
   Всё утро Савай и Лэтор пытались разобраться в плетениях на татуировках, но не сильно продвинулись в этом вопросе. Скоро стало понятно, что им потребуется помощь, но орден им помочь ни чем не мог, так как среди Изгоняющих лучше Лэтора в плетениях ни кто не разбирался, а обращаться за помощью к шептунам мист не хотел. В конце концов, они решили попробовать снять одно плетение, для этой цели выбрали молодого крепкого мужчину, как ни странно им это удалось, но человек получил сильные ожоги спины. Плетение было многоуровневое с защитой, и стоит признаться, еще очень повезло, что обошлось только ожогами, так как последствия могли быть еще более трагическими. Это был тупик.
   - А почему ты так не хочешь, обращаться к шептунам? - спросил Савай.
   - Этому есть много причин, - мист рисовал на листе, какую-ту сложную схему, - Всех и не перечислишь.
   - Темные нам тоже не помогут, они в подобных плетениях вряд ли разберутся, - горец рассуждал вслух, - Но, известно, что в прошлом техникой наложения плетений на татуировки владели Зигрод. Ответ лежит на поверхности, эти татуировки накладывались тем, кто был в потоке. Мы не достаточно четко видим структуру плетения, не ощущаем его глубины, и только прикосновение к Сай позволит нам понять и решить данную проблему.
   - Действительно, я думал об этом, - Лэтор отложил в сторону свои записи, - Правда, есть маленькая загвоздка. Инпар находясь в потоке, могут создавать очень примитивные плетения, одно, в лучшем случае двух уровневые. В этом и есть уникальность феномена клана Зигрод, среди современных инпар мы вряд ли найдем подобных им.
   - А это и не нужно, - Савай потянулся и, улыбнувшись, сказал, - Ведь есть я.
   - Ты ни разу даже словом не обмолвился, что чувствуешь Сай, - мист с интересом разглядывал горца, как будто видел его в первый раз.
   - Я его и не чувствую, - горец видел растерянность собеседника, но не стал выкладывать все сразу, - Но я могу создавать очень сложные плетения и не плохо разбираюсь в чужих.
   - Не понимаю, как нам это может помочь, - видно было, что Лэтор теряет интерес к разговору, он снова вернулся к своим записям.
   - Но в поток можно втянуть, - немного помолчав, добавил Савай, - Более того, мне известны подобные случаи, правда в поток втягивали инпат, но может подобное можно проделать и со мной.
   Потом горец рассказал, все, что ему известно. Лэтор сразу ухватился за эту идею, написав несколько писем, он отправил гонцов к главам кланов с изложением проблемы и просьбой о помощи и стал ждать ответов.
   Ближе к обеду снова пошел дождь, он окончательно смыл плесень, а это позволило вывести из загона почти всех жителей, их накормили, дали сухую одежду, к сожалению, места в шатрах уже не хватало. Савай ожидая ответов от глав кланов, вернулся к себе в палатку, там была одна Делис. Так Клео решил назвать девушку, покушавшуюся на Мелма, так как своего имени своего она не помнила, или не хотела его называть. Увидев горца, девушка поставила на тигель котелок с водой, потом порезала хлеб и сыр, пока охотник ел, она молчала, да и вообще она сама первая ни когда не начинала разговор, отвечала, только если к ней обращались непосредственно.
   - Если хочешь, то ты будешь первой, с кого я сниму плетения, как только пойму, что это будет абсолютно безопасно для тебя? - спросил Савай, заваривая чай в кружке.
   Девушка, молча, пожала плечами, видно было, что ей все равно, поняв, разговор не клеится, горец тоже замолчал. В палатку вошли два инпар с ними Клео и Савай делили палатку.
   - Мне показалось, или действительно у шатров я видел Тирхо и Зелгу? - спросил один из них.
   - Действительно, я тоже их заметил, - ответил второй.
   - А чем они знамениты, и должен ли я их знать? - решил вставить слово Савай.
   - Да, в общем-то, ни чем, - смеясь, ответил один из инпар, - Не считая того, что Тирхо глава нашего клана, а Зелга его родная сестра и первая красавица. Правда так считают не все, но второе или третье место, точно её, но ты можешь не волноваться, ты для неё слишком молод.
   Смеясь, инпар сняли плащи и присели к столу, а Савай понял, что возможно прибыли те, кто откликнулся на просьбу Лэтора, накинув плащ и пожелав приятного аппетита, вышел на улицу.
   Собрались в палатке миста Лэтора. Зелга была чуть выше среднего роста, у неё была идеальная фигура, а правильно и со вкусом подобранная одежда только подчеркивала это. Тонкие черты лица и огромные миндалевидные глаза, абсолютно черные как два бездонных колодца, русые волосы были заплетены в две косы, её движения и голос завораживали. Как только Савай вошел в палатку, он на мгновение попал под действие её обаяния, но быстро взял себя в руки, может, этому способствовала Дейра, схватив его руку и слегка сжав зубы. Горец засмеялся и погладил волчицу по голове, но та его руку все равно отпустила не сразу. Лэтор же, как и большинство находящихся вокруг мужчин были очарованы. В палатке было несколько инпар, среди них Савай заметил Регра и подошел к нему. Регр явно был в потоке, видно он боялся действия "магии" Зелги. Атмосфера была совершенно не рабочая, самое главное горец не знал, что ему делать, но как оказалось, делать особо, ни чего было и не надо, голову ни кто не потерял, просто само присутствие красивой женщины немного всех раскрепостило. Поняв, что ему ни чего не "угрожает", Регр вышел из потока, почувствовав это, Зелга обернулась к нему и улыбнулась.
   - Давайте уже начнем, - откашлявшись, сказал Регр, - У всех собравшихся здесь, был опыт втягивания другого человека в поток. Давайте для начала поделимся этим опытом, а потом решим, что нам делать дальше.
   Обсуждение заняло гораздо больше времени, чем планировали. К вечеру в палатку набилось очень много людей, разговор стал двигаться по кругу, все шумели пытаясь, что-то доказать друг другу и Савай окончательно потерялся. Он перестал слушать, а стал рассматривать лица, переводя взгляд с одного на другое и, встретился глазами с Зелгой, женщина сделала еле заметное движение головой, показывая ему, чтобы он вышел из палатки. Горец незаметно вышел, а через некоторое время к нему присоединилась Зелга, волчица встала между ними.
   - Не вижу смысла, там больше находиться, - сказала Зелга, - Надо попробовать и посмотреть что получится.
   - Пойдем в нашу палатку, - Савай рукой показал направление, Дейра все время старалась занять место между горцем и инпар, а когда расстояние между ними сократилось, достаточно резко их раздвинула.
   В палатке было несколько человек, когда Савай и Зелга вошли все инпар кроме Клео, встали и поздоровались, Клео пробурчал приветствие сквозь зубы, сидя, а Делис молча, смерила Зелгу взглядом. Волчица сразу определила для себя возможных союзников и легла у ног Клео, тот с улыбкой потрепал её по голове.
   - Общий принцип, мне понятен, - Зелга села на табурет, - Садись рядом. А может лучше лечь?
   - Согласен, что лечь лучше, - сдерживая смех, сказал Клео, его видимо все это веселило.
   - Ты хочешь сказать, что это для тебя в новинку? - горцу было не до шуток, - Давай позовем Регра.
   - А чем, он нам может помочь, - девушка встала, но все равно вынужденно смотрела на охотника снизу вверх, так как в лучшем случае была ему по плечо, - Ты внимательно слушал, что он говорил? Он любил свою жену, именно взаимное чувство и желание помочь позволило ему сделать, то, что он сделал.
   - Ты все, Сава, понял, - Клео снова не смог промолчать, - Любовь, вот ключевое слово. А сможешь, ли ты полюбить Регра, не думаю, а... - Клео смерил взглядом Зелгу, - Здесь есть более достойные объекты для обожания.
   После его слов, Бежар резко поднялся со своего места, но не успел сделать и шага, как перед ним встала Делис, она стояла и молча, смотрела ему в глаза, её губы были плотно сжаты.
   - Давайте все успокоимся, - Зелга подошла к Бежару, - Ты не мог бы проследить, чтобы некоторое время в палатку ни кто не вошел. Пожалуйста, - в последнее слово девушка вложила все своё обаяние.
   Бежар накинул плащ и вышел из палатки. Зелга села и усадила напротив себя Савая. Горец плохо представлял, что ему делать, поэтому просто сидел и ждал, сам не зная собственно чего. У входа в палатку явно, что-то происходило, охотник слышал голоса, но не мог разобрать, о чем там шла речь, одно было понятно, в палатку, Бежар, ни кого не пустит. Все молчали, чуть потрескивали свечи на столе, как не пытался Савай отвести глаза, его взгляд, раз за разом останавливался на груди девушки, она равномерно двигалась, при вдохе и выдохе, раз-два, раз-два, горец почувствовал, что этот ритм успокаивает его, неожиданно рядом, почти над ухом он услышал голос Бежара.
   - Даже тебе Хаома в палатку нельзя.
   Савай резко обернулся, но, ни кого не увидел. "Хаома,... кажется, так Клео называл гадалку? И что это за грохот?" Потребовалось некоторое время, пока горец понял, это барабанят капли дождя по крыше палатки, Савай слышал биение сердец окружающих его людей и жужжание гнуса. Со зрением тоже было что-то неладно, все как-то расплывалось, обволакивалось туманом, и огонь свечей не был в состоянии рассеять этот туман. Охотник осматривал палатку, как будто видит её впервые, и встретился взглядом с Дейрой. Глаза волчицы единственное, что имело цвет, два ярко пылающих уголька, мир вокруг горца стал кроваво красным, потом, на мгновение все стало черным, а когда зрение вернулось к нему, окружение обрело привычные цвета.
   Делис среагировала первой, она бросилась и поддержала Зелгу, иначе та точно бы упала с табурета, Клео поднес к губам девушки кружку с водой, и Зелга сделала несколько глотков. В палатку забежал Бежар, а за ним Тирхо, Лэтор, гадалка и еще несколько человек. Савай видел, они что-то говорят, но, ни чего не слышал, он чувствовал вкус крови во рту, горец сильно прокусил нижнюю губу, и по ней текла кровь. Волчица была единственная, кто обратила на него внимание в этой суете, она положила передние лапы на его колени и стала вылизывать ему лицо. К тому времени, когда слух вернулся к Саваю, Зелга уже слабо улыбалась.
   - Меня выкинуло из потока, - тихим голосом сказала она, - Это было резко и очень болезненно. Я прикоснулась к Сай, и вначале все было нормально, как и рассказывал Регр, нащупала Савая, и представила, что сматываю большой клубок, а нити протаскивала через него. Появилось ощущение, что поток больше его не огибает, а начинает течь через него и вдруг яркая вспышка, серый цвет сменился на красный, а потом я почувствовала, что Савай как бы схватил и вытолкнул меня. Следующее, что я помню, Клео поит меня водой.
   Зелга погладила Клео по руке, а он присел и обнял её. Все снова заговорили одновременно, перебивая друг друга. Из этого шума Савай понял, ни кто не знал, что произошло, но все инпар находящиеся рядом, на мгновение перестали чувствовать Сай, правда, они даже толком до конца не осознали этого на тот момент. И лишь сейчас, обмениваясь ощущениями, пришли к пониманию того, что их связь с Сай была прервана, пусть даже на очень короткое время. Один за другим инпар входили в поток, а потом выходили, проверяя, что ни чего страшного не произошло. Когда всеобщее возбуждение немного улеглось, обратили внимание на невольного виновника, этого происшествия. Савай сидел на одеяле, недалеко от входа в палатку, волчица лежала рядом, положив ему голову на ноги. Горец пытался разобраться в новых для себя ощущениях, если раньше он по заметным только для него приметам мог понять, что Мелм, Клео или какой-то другой инпар находились в потоке, то теперь он чувствовал всех находящихся в нем, более того Савай был почти уверен, что может любого выдернуть из него. Откуда пришла эта уверенность, охотник не знал, а проверять сейчас не хотел, может позже. К нему обращались с какими-то вопросами, он отвечал но, похоже, иногда невпопад и от него быстро отстали. Так как время было позднее, решили, что завтра всё обсудят на свежую голову. Стали прощаться и расходиться по своим палаткам, вновь прибывших тоже разместили на ночь. Лэтор пригласил в свою палатку Тирхо с сестрой, а Регр остался с Саваем и Клео, дольше всех задержалась гадалка, она словно не хотела уходить, но потом, видя, что все укладываются спать, накинула плащ и направилась к выходу, дойдя до горца, остановилась и как-то странно посмотрела на него.
   - Река разделяет, - сказала Хаома, - Но любой в силах найти подходящее дерево и выдолбить из него лодку или найти брод. И тогда то, что разделяет, сможет объединить, - развернувшись, гадалка вышла из палатки.
   Савай лег и закрыл глаза, он даже не пытался анализировать слова гадалки. День был длинный и тяжелый, видно до конца горец в себя еще не пришел, мысли путались, но он попытался очистить голову и уснуть, достаточно быстро ему это удалось.
  
   "...всюду куда не бросишь взгляд, пространство было заполнено тенями иногда по теням пробегали искры и затухали, свет резко сменялся темнотой и наоборот. Савай стоял на возвышенности сзади него был широкий туманный поток. Эта серая река была огромна, и противоположного берега было не видно. Рядом с горцем что-то было, оно постоянно меняло свои очертания, огненные сполохи возникали, то там, то здесь.
   - Река Забвения, - промолвило существо, видя, что Савай внимательно разглядывает мутный поток, - Она дает, ощущение той полной свободы, которое возникает перед тем, как всё канет в небытие.
   Существо некоторое время экспериментировало с формами, пока, в конце концов, не остановилось на образе древнего старца с длинной седой бородой.
   - Я бесконечное время был её пленником. Стремился к могуществу и получил его, правда, - старец засмеялся хриплым голосом, - Совершенно не мог им воспользоваться. Тогда я стал искать путь к спасению и нашел тебя, ты есть тот ключ, открывающий двери моей темницы. И ты открыл двери, но не те.
   Савай молчал, ожидая продолжения, и оно скоро последовало.
   - Ты должен был умереть, если бы все пошло так как я задумывал, но ты спас её, спас себя, спас меня. Только, - старец снова засмеялся, - Когда ты вытолкнул её на тот берег, мы оказались на этом, одни вдвоем. Если честно я даже и не знал, что у реки Забвения есть другой берег, даже самые мудрые всегда считали, что это не река, а океан Забвения.
   Савая не сильно тронуло упоминание того, что существо планировало убить его, никаких чувств, лишь возникающие в голове вопросы, но станет ли оно отвечать на них.
   - Как связана река Забвения с потоком, в который входят инпар, и с Сай? - решился задать вопрос горец.
   - Сай, Сай, - старец словно пробовал слово на вкус, - Всего лишь звук, не знакомый мне, но я понял, что ты хочешь спросить. Скорее всего, так вы называете способность, которая открывает возможность, легкого прикосновения к реке Забвения, как бы капли тумана падают на тебя. Вот я нашел хорошее сравнение, - старец снова засмеялся своим хриплым голосом, - Сай это способность кинуть камень в воду настолько сильно, что на тебя попадут брызги. Противоположный берег крут и лишь единицам доступно, ощутить на себе эти брызги.
   - Мне нравится это сравнение, - Савай уже по другому стал оценивать происходящее, - Видно некоторые могут бросить камень с такой силой, что брызги попадут и на стоящего рядом.
   - Возможно, но надеюсь, ты понимаешь, что все это слишком упрощено, хотя неплохо отражает картину, - старец решил спуститься с возвышенности в сторону потока, - Но мы с тобой в другой ситуации, при желании, ты можешь даже напиться из этой реки.
   Савай хотел спросить, что-то еще, но..."
  
   - Сава вставай, - горец открыл глаза, Делис сидела на корточках рядом и трогала его лоб, - По-моему, у тебя жар. Как ты себя чувствуешь?
   - Все нормально. Спасибо, - Савай улыбнулся, хотя чувствовал себя немного разбитым, - Странно, что Дейра совершенно не ревнует к тебе.
   - Наверное, чувствует, что ты совершенно не в моем вкусе, - впервые Савай увидел на губах Делис легкое подобие улыбки, - Иди к столу, чай горячий, а все давно разошлись.
   Савай сел, действительно тело немного побаливало, он вспомнил, что так бывало у него в детстве при простуде, может он действительно заболевает. Горец вышел из палатки, в лагере было слишком много народа, для этого времени дня, хотя это и понятно всех жителей уже вывели из загона, проходя мимо, они здоровались, умывшись, охотник сел к столу. Есть не хотелось, но перекусить было надо.
   - Давай, я сниму с тебя плетения, - Савай маленькими глотками пил из кружки обжигающий травяной чай.
   Делис молча, как обычно пожала плечами.
   - Ну, раз не возражаешь, - горец поставил кружку на стол, - Снимай куртку и поворачивайся спиной.
   Делис без возражения сделала, все, о чем просил её охотник. Савай как-то по-новому взглянул на татуировки. Постепенно возникало понимание, как накладывались эти плетения.
   - Тебе нравится? - спросила Делис.
   - Что? - не понял вопроса Савай, хотя техника наложения плетений была высочайшего уровня.
   - Гладить меня по спине, - девушка обернулась, и второй раз за этот день Савай увидел у неё на лице улыбку.
   - Прости, я наверно задумался, - охотник покраснел, но это было не сильно заметно на загорелом лице, - Странно почему, я не замечал этого раньше.
   - Красоту моей спины? - казалось, что девушка, хочет сознательно смутить горца, но он уже взял себя в руки.
   - Нет, технику наложения плетений, - получилось немного грубо, но Савай не заметил этого, - Они не накладывали плетения на татуировки, все это лишь миф, плетения накладывались на тот материал, который использовался для нанесения татуировок. Конечно, не все так просто, - горец молчал некоторое время, - Самое важное, нанести татуировку, используя правильную последовательность, а вот здесь не обошлось без прикосновения к потоку.
   Плетения были достаточно просты, а иллюзия сложности возникала из-за их взаимодействия между собой. На мгновения горцу даже стало стыдно, он и сам использовал подобную технику, когда накладывал отдельно плетения на камни и воду, а потом соединял их, просто поливая камни водой. Здесь конечно уровень был гораздо выше, но то, что он не заметил этого сразу, ни как его не оправдывало. Савай мог снять все плетения сразу, но решил не рисковать, стал медленно, и не спеша удалить их по одному. Вначале он убрал плетения, которые определил как защитные, а потом все остальные.
   - Все, - сказал охотник, как только снял последнее плетение, - Я, конечно, мог бы удалить и татуировки, но на это потребуется, гораздо больше времени.
   - Странно, внешне и внутренне, ни чего не изменилась, - Делис как бы прислушивалась к себе, - Ой прости. Спасибо. Просто наверно, я до последнего момента надеялась, что-то вспомнить о себе, но чуда не произошло.
   - Уверен, что рано или поздно ты все вспомнишь, теперь тебе ни чего не мешает, - Савай поднялся с табурета, - Пойду, поищу Лэтора.
   Пока горец шел к палатке Лэтора, у него возникла мысль, почему он смог видеть каждое плетение по отдельности, а не как до этого одно, но многоуровневое, ведь он не был в потоке и по-прежнему не чувствовал его. Вдруг у него в голове раздался еле слышимый смех, а потом старческий хриплый голос: "Смешно думать о легком прикосновении к тому, в чем стоишь по щиколотку", и тишина. Савай резко остановился, кто-то налетел на него и выругался, ему снился сон, правда, он почти сразу выветрился из головы при пробуждении, какое-то странное место и кто-то рядом, но больше, как ни старался он вспомнить ни чего не смог. И почему проснувшись, он решил, что сможет снять плетения с татуировок на спине Делис? А ведь он был в этом абсолютно уверен.
   В палатке Лэтора собрались все, кто был вчера, народа даже прибавилось. Решали, безопасно ли кого-то втягивать в поток, ведь вчерашнее происшествие могло закончиться и более трагично. Войдя, Савай поздоровался и стал ждать момента, когда можно будет вставить слово.
   - Я понял, как накладывались плетения на татуировки, - горцу, наконец, удалось подать голос, - Плетения накладывались на материал, которым делали эти татуировки, главная сложность, последовательность нанесения татуировок, для этого и требовалось находиться в потоке.
   - Ты хочешь сказать, что разговоры, о сложности этих плетений, были пустыми, - Тирхо переводил взгляд с Савая на Лэтора и обратно.
   - Сами плетения достаточно просты, а иллюзия сложности возникала из-за того, что мы несколько разных плетений принимали за одно, - Савай ощутил не дружелюбность тона Тирхо, - Думаю, что инпар, хорошо разбирающийся в плетениях, без труда снимет их.
   - Тогда можно привести сюда кого-нибудь из жителей с татуировкой, - сказав это, Тирхо посмотрел на Лэтора, ожидая, что тот даст соответствующую команду.
   Лэтор кивнул головой и через некоторое время, Изгоняющие привели в палатку мужчину. Тирхо вошел в поток, и снова у Савая возникла уверенность, что при желании он может легко выкинуть инпар из него. Примеру Тирхо последовало еще несколько инпар, они внимательно разглядывали татуировки на спине деревенского жителя, наконец, видимо приняв какое-то решение, вышли из него.
   - Думаю, что мы без труда, можем снять эти плетения, - подвел итог Тирхо, - Только скажите, почему до этого вы ни кому из инпар не показывали эти плетения?
   - Честно? - Лэтор решил ни чего не скрывать, - Мы думали, что плетения слишком сложны, для понимания любого современного инпар. Но нас можно понять, это вы убедили всех в уникальности клана Зигрод, мы же просто вам поверили и не стали проверять.
   Савай потерял интерес к разговору и ко всему, что происходило в палатке миста, поэтому развернулся и, не привлекая к себе внимания, вышел на улицу. Кажется, он действительно чувствовал легкое недомогание, вернувшись к себе в палатку, он достал из сумки мешочки с горной травой и заварил себе чай.
   - Сегодня лягу пораньше, а завтра, с расцветом ухожу, - чай наполнял тело энергией и возвращал ясность мысли, - Думаю дойти до ближайшего храма, он находится недалеко от Кейзара. Потом вернусь домой в горы, я уже скучаю по близким.
   - Хорошо когда есть куда возвращаться, - Делис подошла и откинула, полог у палатки. Дождя не было, но чувствовалось, что он должен пойти с минуту на минуту, - Люди всё-таки странные, стояла жара, и все говорили: "О, хорошо бы пошел дождь". Уже несколько лун идет дождь, и все ждут, когда же он закончится. Если бы в моем ведение находилась погода, я бы, наверное, сошла с ума, - девушка засмеялась, смех у неё был легкий и приятный.
   - Сегодня, я первый раз увидел твою улыбку, а сейчас услышал твой смех, - горец улыбался, сказалось ли действие чая или чего-то еще, но ему было по-настоящему хорошо, - Знаешь что, ты только, ни чего не отвечай сейчас. Завтра утром я ухожу, если хочешь, пойдем вместе.
   - А как же твоя девушка? - Делис обернулась, чуть наклонила голову и, прищурив глаза, смотрела на горца, - Ведь у тебя же наверняка есть кто-то.
   - Да есть, - Савай смутился, - Но это не то. В любом случае, когда утром я встану, будить тебя не буду, а дальше решай сама.
   Неожиданно в голову Савая пришла новая идея, и он решил её осуществить, прежде чем уйдет. Порывшись в сумке, охотник нашел большой кусок сланца с черными прожилками, эти кристаллы лучше всего держали плетения, и с головой погрузился в работу. Савай решил сделать то, что ни кто до него, ни когда не делал, вначале была только цель, и не было даже мыслей как её достигнуть, но понимание стоящих задач постепенно приходило.
   Пораньше лечь не получилось, Савай провозился до глубокого вечера, но был полностью удовлетворен результатом. Клео, Регр и другие инпар уже вернулись и сидели за столом, во что-то играя и громко шумя, Зелга тоже была здесь, горцу показалось, что она нашла общий язык с Делис, по крайней мере, обе смеялись и были в центре внимания мужской компании. Савая несколько раз пытались втянуть в игру, но он отмахивался, говоря, что очень занят. Сказав, что скоро вернется, Савай вышел из палатки. Несмотря, на то, что время было не позднее, на улице было темно, наверно из-за низко висящих облаков. Лэтор в палатке был один, он сидел за столом и что-то писал, увидев Савая, улыбнулся и отложил свои записи.
   - Чай будешь? - спросил мист.
   - Нет, я ненадолго, - горец присел на табурет у стола, - Зашел попрощаться, завтра утром ухожу. Хочу сходить в храмовую библиотеку у Кейзара, а потом, наверное, вернусь домой.
   - Жаль, - Лэтор видно действительно расстроился, - Хотя здесь, если честно, делать нечего, как оказалось почти любой инпар, находясь в потоке, может снять плетения на татуировках, правда не думаю, что не скажи ты им, что это не одно плетение, а несколько разных, они смогли бы что-то понять. Фактически сегодня мы развеяли миф о клане Зигрод, - мист засмеялся, - Правда не до конца, повторить подобный набор плетений, думаю, удастся не скоро, но они знают направление поисков и рано или поздно найдут решение, Зигрод же как-то нашли. В любом случае если понадобится какая-либо помощь, обращайся ни я, ни Аргабр тебе не откажем.
   - У меня есть для тебя подарок, - Савай протянул, кристалл сланца, - Это "Камень", - горец сам не понял, почему он назвал артефакт именно так, но название пришло само собой.
   - "Камень"? - мист внимательно рассматривал подарок, - Плетение очень сложное, настолько, что выше моего понимания.
   Савай вначале хотел рассказать, что здесь не одно, а несколько плетений, но потом понял, что тогда придется, много чего объяснять и только сказал.
   - Просто ты ни когда не встречался с подобными плетениями, я в принципе тоже, - и, увидев удивление в глазах Лэтора, продолжил, - Возможно, это отголосок вчерашнего происшествия, но мне удалось создать амулет, позволяющий любому входить в поток. Попробуй.
   Лэтор активировал артефакт и горец через некоторое время почувствовал, что мист в потоке, Изгоняющий некоторое время с удивление оглядывался по сторонам, а потом вышел из него.
   - Удивительно. Ты хоть представляешь его ценность? - Лэтор поднялся и направился к выходу, - Пошли, сходим в шатер с жителями деревень.
   В шатре уже укладывались спать, народу явно убавилось, видимо, после того как с жителей снимали плетения, их отпускали домой. Мист подошел к одному из мужчин и попросил показать спину, войдя в поток, он долго рассматривал татуировку, а потом аккуратно снял одно плетение за другим и вышел из потока.
   - Не знаю даже как тебя благодарить, - сказал Лэтор, когда они вышли на улицу.
   - Да и не надо ни каких благодарностей, - улыбнулся Савай, - Спокойной ночи.
   - Подожди, стой на месте, - мист убежал в свою палатку и вернулся с несколькими разноцветными кристаллами в руке, - Вот, это, к сожалению все, что у меня есть, покажи этот кристалл магу в оплоте, и он откроет для тебя портал в любой оплот Долины.
   После этого они попрощались, и горец вернулся к себе в палатку. Удивительно, но все уже улеглись, народу в палатке явно прибавилось, на столе горела свеча, видно её оставили специально для охотника, чтобы он не наступил на кого-нибудь в темноте. Савай аккуратно дошел до стола налил себе в кружку кипятка, взял свечу и сел на своё одеяло. Пока травяная настойка заваривалась, он тихо собрал свои вещи, выпил чаю и, потушив свечу, лег спать.
  
   Пораньше проснуться не удалось, когда Савай открыл глаза, то увидел, что полог палатки откинут, и в проём светит солнце. Горец встал, умылся и налив в кружку кипятка, присел к столу, за ним уже сидело несколько инпар, разговор шел не о чем. Спустя какое-то время в палатку вошли Клео и Делис вместе с волчицей. С утра пораньше Клео прогулялся по болоту и набрал какой-то травы и кореньев, вслед за ними вбежала Зелга, волосы у неё были распущены, и она попросила Делис заплести косы. Делис согласилась, усадила Зелгу на табурет, встав сзади и взяв волосы в руки, неожиданно запела, у нее был очень красивый голос. Песня была грустная, мимо палатки проходили люди и останавливались послушать. Горцу мотив показался очень знакомым, это была песнь предгорий в низовьях и высокогорьях пели совсем по-другому. Песня закончилась.
   - Мне почему-то показалось, что когда заплетают косы, то поют эту песню, - Делис грустно улыбнулась и провела рукой по ёжику волос, - И еще мне кажется, что у меня когда-то были длинные волосы.
   После её слов, все молча, сидели за столом и ели, наконец, Савай решил, что пора.
   - Я, пожалуй, пошел, - охотник встал и, подойдя к своему одеялу, поднял и повесил на плечо сумку.
   - Сейчас, подожди, - Клео, маленькими глотками пил чай, - Чай очень горячий, допью и пойдем.
   - Пойдем? - горец с удивлением посмотрел на инпар.
   - Ну да, мы с тобой до храма, а остальные в Кейзар. До крепости отсюда конечно дальше, чем до ближайшей деревни, но из Кейзара маги сразу могут открыть портал в Танаис, - Клео поднялся, - Не забывай, что по болотам бродят недобитые культисты и чем нас будет больше, тем меньше вероятность, что мы с ними встретимся. Доедайте, допивайте, а я пойду, спрошу у Изгоняющих нам палатку свернуть или пока так оставить.
   Клео прошел мимо Савая, погладил по голове Дейру, волчица пошла за ним, инпар что-то вытащил из рукава и сунул ей в пасть. Горец бросил сумку на одеяло и вышел из палатки вслед за ними, спорить было бесполезно.
   У входа он столкнулся с гадалкой, похоже, она тоже собралась в дорогу, видно об этом договорились накануне, Хаома была с небольшой сумкой, охотник обратил внимание, что у сумки было две лямки, и она удобно располагалась за спиной. Рядом с соседней палаткой стоял Казр, увидев горца, он направился к нему.
   - Вот держи, - поздоровавшись, мист протянул горцу, несколько разноцветных кристаллов, - А то Лэтор переживает, что не смог по-настоящему тебя отблагодарить.
   - Да у меня уже их достаточно, - Савай показал, кристаллы, которые дал ему накануне Лэтор, - Не думаю, что мне придется так часто пользоваться порталами.
   - Наверно, Лэтор тебе не все до конца объяснил, - Казр, вложил кристаллы в руку горца, - Эти камни служат заменой денег, внутри ордена. В оплотах есть интенданты, ты можешь присмотреть у них какие-нибудь товары для себя. Луков хороших ты у них, конечно, не найдешь, но доспехи, мечи, и кинжалы подобрать думаю можно неплохие.
   Попрощавшись и пожелав удачи в пути, мист пошел по своим делам. Через некоторое время, вернулся Клео, он сказал, что палатку трогать не надо, лагерь останется здесь еще на некоторое время, до тех пор, пока Изгоняющие не убедятся, что оставшиеся на болоте культисты, не представляют большой опасности. Орден уйдет тогда, когда из-за дождей станет непроходимой большая часть болот.
   Сборы были закончены быстро, и небольшой отряд двинулся в путь. Впереди шел Бежар и какой-то незнакомый Саваю инпар, в руках у них была карта, на неё нанесли тайные тропы, срисовав их с карт Изгоняющих, на случай, если из-за дождя уже появились непроходимые участки болот. Сразу за ними шли Делис, Зелга и чуть сзади Клео, ведя на поводе небольшую лошадку, груженную вещами, дальше шли несколько инпар, и замыкали отряд Савай с волчицей и гадалка. Ближе к обеду снова пошел дождь, не сильный, но мелкий и унылый. Разговоры прекратились сами собой, молча месили грязь ногами, из того, что услышал горец до этого, он сделал вывод, что особой необходимости им идти в Кейзар не было, так как до него все же было в два раза дальше, чем до границ болот со стороны Эсхаты Нариз. Но когда накануне вечером Делис сказала Клео, что Савай собрался уходить, они естественно оба стали собираться в дорогу, а Зелга решила идти с ними, так как ей не очень хотелось возвращаться в Эсхату Танаис. Вначале её попытались убедить, что это не очень хорошая идея, для неё лучше всего, если Изгоняющие откроют портал в оплот ближайший к Эсхате Танаис, но она упрямо стояла на своем, а одну её отпустить не могли, Азире Тирхо бы это не понравилось. Правда, ему больше всего понравилось, если бы сестренку засунули в портал силой, даже без её желания, но обижать девушку ни кто не хотел. "Изгоняющие наверняка не отказались бы открыть портал и в оплот недалеко от Кейзара, - думал Савай, - Почему мне эта мысль не пришла в голову? Но когда я собирался уходить один, то о порталах особо не задумывался, а когда утром неожиданно оказалось, что у меня будет компания, думать вообще времени не было".
   - Как думаешь, может вернуться, и попросить Изгоняющих открыть для нас порталы? - обернувшись к гадалке, спросил горец, - Они нам точно не откажут.
   - Не очень хорошая идея, - через некоторое время, сказала Хаома.
   - Почему, ушли мы еще не очень далеко, - охотник посмотрел на волчицу, её шерсть намокла, и она шла, низко опустив голову, - Зачем несколько дней месить грязь?
   - Если вернуться, то наши пути точно разойдутся, - гадалка поскользнулась и точно бы упала, не поддержи её Савай, - И возможно мы ни когда больше не встретимся. Я смотрела на след который ты оставляешь в Ткани Мира, он мягко говоря не обычный, совершенно не похож ни на что виденное мной ранее. За последнее время он два раза кардинально менялся, а сейчас вообще еле различим. Был один человек, потом стал другим, а сейчас у меня нет даже уверенности человек ли ты, - Хаома засмеялась, - Все кто прикасается к Сай, тоже имеют необычный след, но ведь ты не чувствуешь Сай? - гадалка смотрела в лицо горца, пытаясь поймать его взгляд.
   - Нет, не чувствую, - Савай остановился и посмотрел в глаза гадалки, - Но в чем-то ты права, я действительно стал другим, поэтому я и иду в храм, у меня есть вопросы и хочется верить, что мне удастся найти на них ответы.
   Дождь на время прекратился, выглянул Айор, и даже хлюпать по грязи стало чуть веселее. Решили идти с минимальным количеством остановок, чтобы как можно быстрее выйти к побережью. Правда, решить было гораздо проще, чем сделать, но полноценно отдохнуть всё равно было негде, сборщики сюда заходили редко, и вероятность наткнутся на их хижину, была ничтожно мала, а навес ставить не имело смысла, от дождя он, конечно, защитит, но от грязи под ногами никак. Еще раз сверились с картой и поняли, что, двигаясь в таком ритме, они выйдут к побережью в лучшем случае ночью, следующего дня.
  

Глава 18: Пустыня.

  
   До оазиса оставалось идти еще приблизительно две луны, Сар Тахо и его люди уже покинули пустынников, так как заходить дальше вглубь пустыни, не входило в их планы, но Белтайн остался. Он не особо задумывался о том как вернется обратно, хотя горцы прощаясь, пытались его вразумить, но сейчас он совершенно не жалел о своем решении. Пути пустынников пересеклись с большим торговым караваном купцов из Новам Домуна, который возвращался домой из Тангора и путь его пролегал через оазис Тиграс. В караване почти не было женщин, лишь несколько, судя по всему служанок у особо богатых купцов. Все охранники были светловолосые и загорелые, в белых рубахах подпоясанных разноцветными кушаками с длинными обоюдоострыми мечами и луками за спиной. Маг отметил, что внешне у них много общего с горцами Долины, но это было и понятно, учитывая, как расселялись сколы. Приплыв к берегам Долины, сколы поднялись на своих кораблях по рекам Истр и Танаис, и самый величественный храм в Долине находился именно у истоков реки Истр в предгорьях недалеко от священной горы Истар, поэтому внешне горцы предгорий совершенно не похожи на племена, обитающие в высокогорье. Белтайн внимательно присматривался и прислушивался к своим новым попутчикам, они вначале отнеслись настороженно к магу из Долины непонятно, что делающего среди пустынников, но он вкратце объяснил ситуацию, тем более что языкового барьера почти не было. Надо отметить, что для магог Белтайна, вообще не было большинства барьеров, но он тщательно скрывал свои возможности а, глядя на него, мало кто мог реально оценить его силу. До купцов уже дошли слухи о поражении Песчаных Орд от войск Долины, и им было интересно узнать подробности, но тут их любопытство удовлетворить, ни кто не мог или не хотел. Но в этом вопросе Белтайн был честен, он действительно почти, ни чего не знал, так как лично в сражении не участвовал. Но купцы из Новам Домуна прекрасно понимали, что караван, состоящий из такого количества шаманов, явление необычное и за ним стояло нечто большее, чем погребальная процессия. Маг даже подслушал кусок разговора, в котором один из купцов убеждал других, не путешествовать вместе с пустынниками, так как ни чего хорошего из этого не выйдет, но те его не послушались, хотя понимали, что-то странное в этих шаманах есть. Все подозрения купцов нашли свое подтверждения неожиданно быстро.
   Айор уже прошел три четверти своего пути, когда на горизонте появились клубы пыли, было ясно, что к каравану движется большой отряд, повозки развернули, чтобы дать за ними укрытие для женщин и детей, но отряд всадников остановился приблизительно на расстоянии полета стрелы, и от него отделилось несколько человек, явно для переговоров.
   - Нам не нужны лишние смерти, - крикнул юноша, сидящий на лахши, когда расстояние между ним и повозками сократилось, - Выдайте нам предателей, из-за которых много наших братьев и сестер погибло, а еще большее количество попало в плен.
   "Забавно, - думал Белтайн, - Этот мальчик, хоть понимает, что у него нет ни каких шансов, отряд конечно большой, но шаманы уничтожат его гораздо раньше, чем они смогут приблизиться к повозкам. Здесь почти сотня шаманов, сила некоторых даже превышает силу боевых магов Долины, а с таким отрядом справится десяток магов. Наивность или он хочет, чтобы его воспели как героя?" Маг слышал, что стоящие рядом охранники каравана рассуждают таким же образом. Неизвестно чем бы все закончилось, но один из купцов вышел вперед, Белтайн заметил цепочку на его шее и понял, что перед ним священник.
   - Кого ты называешь предателями? - спросил купец, - И что они совершили?
   "А ситуация может выйти из под контроля, - рассуждал Белтайн, пока пустынник выкладывал свои обвинения в адрес Шауди Са Фира и Дадж Ри Фира, - Если священник окажется фанатиком, а мне кажется, что среди священников фанатик каждый второй, все это может вылиться в кровавую бойню. Надо брать инициативу в свои руки".
   - Те, кого ты называешь предателями, - начал Белтайн, - Спасли много жизней, так как они понимали, что Бера Джа Дед нарушил Закон, а воины Долины действуют в своем праве.
   Белтайн заметил, что стоявший рядом охранник еле заметно улыбнулся.
   - Закон? А каком Законе ты говоришь?- пустынник чуть приподнялся в седле, - Войска Долины напали на нас далеко от своих границ.
   "А он не плохо разбирается в сути вопроса, - отметил Белтайн, - Но у него все равно нет ни каких шансов, ни с тем связался".
   - Разве можно назвать предателями тех, - продолжил маг, - Чьи семьи были убиты, а их силой принудили присоединиться к походу? Бера Джа Дед и его люди уничтожали всех, кто отказывался признать его главенство, он столько раз нарушил Закон, что остановить его можно было только силой и хорошо, что были люди понимающее это. И плохо, что ты этого не понимаешь, - магог сказал это, чуть понизив голос, а его глаза в это время вспыхнули ярко зеленым светом. Но целью мага был не только молодой пустынник.
   - Мы признаем, - священник поднял руки вверх, - Что Бера Джа Дед нарушил Священный Закон Почвы. Все те, кто помогал ему, тоже являются нарушителями, если вы нападете на караван, то умрете. Но, одумавшись, вы признаете, свои заблуждения и обретете прощение.
   После его слов пустынник развернулся и поскакал к своему отряду, они какое-то время что-то живо обсуждали, но потом ускакали, скрывшись из вида.
   - Мы твои должники, - к Белтайну подошел один из охранников каравана, - Меня зовут Като, я старший над охраной каравана. Присоединяйся к нам вечером у нашего костра, выпьем, поговорим.
  
   Огонь пожирал куски корня песчаной лозы, это древовидное растение найти было достаточно легко, на поверхности был виден лишь небольшой кустик с шипами вместо листьев, но корни достигали, невероятной длинны, они шли как параллельно поверхности земли, так и уходили в её глубь. Фактически вся пустыня была оплетена корнями пустынной лозы, не случайно у многих пустынных и припустынных народов лоза была символом единения и обязательно использовалась в ритуалах подписания мирных договоров. Тангорское вино, значительно уступала по вкусу Долинному, но было все равно не плохо, разговаривали, вспоминали родные места, случаи из жизни.
   - Сегодня, все удачно разрешилось, - сказал один из охранников, отламывая кусок лепешки и отрезая себе сыра, - А так все могло закончиться гораздо хуже, чем в Тангоре.
   - Когда подписывались на это сопровождение, не знали, что в караване священники, - Като сидел рядом с Белтайном и говорил, не повышая голос, - Как правило, священники ходят в своих караванах, с храмовой охраной, но здесь видно другой случай, эти не стали ждать, когда соберется собственный караван, и присоединились к ближайшему в Тангор.
   - Двое, то нормальные купцы, а этот третий, - сидящий справа от Като охранник, сплюнул в костер, - Из-за него несколько раз в Тангоре проблемы возникали, а сегодня вообще неизвестно что могло случиться.
   - Да уж так бы точно не сидели, - Като обернулся к магу и чокнулся с ним кружками, - За встречу. А что там с предательством, что-нибудь расскажешь?
   - Представь себе, что у тебя есть близкий человек, который для тебя все, - Белтайн отхлебнул из кружки большой глоток, - Семья, наставник, ближе и роднее его нет ни кого. И его убивают, душат в ночи как собаку, а тело бросают на растерзание зирхов, а ты узнаешь, кто это сделал. Предательство ли с твоей стороны, если ты захочешь покарать убийцу? - маг понял, что он сказал, то, что по определению знать не должен. Видимо, из-за легкой хмели, самоконтроль ослаб, - А с учетом того, что этот человек много лет был лидером всех этих людей, понятно, что они не захотели умирать за того, кто был причастен к его смерти. Более того, насколько я понял, им мешали правильно провести ритуал погребения.
   - В любом случае проблем в будущем у этих шаманов будет предостаточно, - Като подлил вина себе и магу, - Думаю сейчас в пустыне достаточно людей, желающих их крови.
   - А мне почему-то кажется, что все с ними будет хорошо, - Белтайн улыбнулся, - Орден гарантировал им безопасность и свое обещание выполнит, естественно не без пользы для себя. Изгоняющие обрели мощного союзника в пустыне, они обязательно помогут им, чтобы распространить свое влияние на пустыню.
   - "Изгоняющие", - Като повторил слово, видно оно было ему не знакомо.
   - Здесь их называют, Т'Ма, - маг подкинул несколько кусков корня в костер, огонь сразу начал пожирать их, ярче осветив лица сидящих вокруг людей.
   - Т'Ма, Зуал, да слышали, - Като закивал головой, - Но в Тангоре, ходят слухи, что Зуала убили.
   - А еще мы слышали, что у них есть слуги, Т'Ма ракш, - сказал кто-то из сидящих у костра.
   - Слуги?! - Белтайн засмеялся, - Инпар будет интересно узнать, что в Новам Домуне их считают слугами ордена. Инпар или как называете, их вы и пустынники, Т'Ма ракш, были за тысячи зим до появления Изгоняющих. Ордену же не так много зим, чуть более двадцати.
   - Почему вы в Долине и Тангоре считаете время зимами? - охранник, сидящий напротив мага, протянул ему кусок мяса.
   - Для меня не понятно другое, почему вы считаете время от лета до лета. Пережил зиму, дождался весенних ручьев, значит, все будет хорошо, - маг допил вино и поставил кружку на землю, все, на сегодня хватит, - Племена Гужэ издревне селились вокруг равнины Оседер, - Белтайн задумался, глядя на языки пламени, - Вокруг земли, разделяющей Долину и Тангор. Благодатнейшее место весной, летом и ужасное зимой, холод, сильные ветра вымораживают все живое, мои предки уходили из неё и возвращались с первыми весенними лучами Айора.
   - В хрониках времен переселения часто упоминается этот народ, - Като, сгреб угли костра в кучу, - Гужэ, воинственные и отвергающие Закон.
   - Все это в далеком прошлом, - маг вздохнул и покачал головой, - Но крови было пролито много, правда, её может пролиться еще больше, если священники решат, что деятельность Т'Ма противоречит Закону.
   - Надеюсь, что пути Т'Ма и священников ни когда не пересекутся, - Като поднял свою кружку, увидев, что кружка мага пуста, плеснул ему вина из бурдюка, - Выпьем же за то, чтобы нам ни когда не стоять на поле напротив друг друга, - Белтайн не стал отказываться. Но сразу после этого тоста, попрощавшись, поднялся и пошел искать место для ночлега.
  

Глава 19: Эсхата Изур.

  
   Аргабр сидел на лавке у борта небольшой рыбацкой лодки, с ним вместе были Лотт и еще три Изгоняющих, которых страж взял с собой. Башня ковена Файб находилась на пустынном скалистом побережье, и ближайший оплот к ней находился в Эсхате Изур. От эсхаты до башни удобнее всего было добираться морем, поэтому Изгоняющие наняли небольшую, быстроходную рыбацкую лодку, чтобы не идти пешком по берегу. Плыли край берега, один раз остановились с ночевкой, но с первыми лучами Айора снова отправились в путь.
  
   Когда накануне сидели у костра, то неожиданно завели разговор о пиратах. Конечно, это было не совсем неожиданно, так как Аргабр последнее время часто думал о ситуации в прибрежных районах, и ему хотелось знать, что по этому поводу думают простые моряки, но то, что сказал хозяин и капитан лодки, озадачило его еще сильнее.
   - Я не сильно боюсь пиратов, что с меня взять, но от Салуманских, нужно держаться подальше, - Шёлих так звали хозяина лодки, сидя на корточках у костра, разделывал рыбу, только что пойманную одним из его матросов, - Эти схватят, да и продадут в рабство.
   - Но ведь у Салумана, насколько я знаю, нет флота, лишь купеческие корабли, - удивился Лотт, он и еще один Изгоняющий, вернулись с кусками, досок и дерева собранными на берегу, это были единственные возможные дрова в этом месте.
   - Флота, может и, нет, а вот пираты есть, - с усмешкой промолвил Шёлих, - И если сопровождение купеческих кораблей на Острова и Содружество Марис, скорее игра, правила которой поддерживают все стороны, то здесь правил ни каких нет. И купец, и тот, кто согласился его сопровождать, знают, с чем они могут столкнуться в этих водах.
   - А ты, вижу, неплохо разбираешься в этом вопросе, - Аргабр внимательно посмотрел на капитана, не молод, загорелая обветренная кожа, кроткий ежик выгоревших волос
   - Да уж пришлось поплавать. Причем не только на кораблях Долины, был даже старшим помощником капитана, но, - Шёлих поднялся с корточек и несколько раз присел, разминая ноги, - Купил собственный корабль, мою ласточку, - капитан с любовью посмотрел на свою лодку, качающуюся на волнах недалеко от берега, - К радости моей жены и этих двух разгильдяев. А ну шевелись, - в шутку прикрикнул он на своих матросов, те засмеялись и, повесив котелок над огнем, стали варить уху.
   Поев и выпив вина, все немного расслабились, и капитан стал рассказывать удивительные истории, благо, знал он их не мало. Оказалось, что он даже служил какое-то время фактически на рабовладельческом судне, правда, таковыми себя они не считали. Рабство запрещено везде, где есть священники и соблюдают Закон, но, несмотря на это оно существует в явном или завуалированном виде. На островах есть несколько рынков людей и Шёлих как раз служил на корабле, который перевозил уже купленных рабов в Долину.
   - Это все как-то не укладывается у меня в голове, - Аргабр пытался осознать услышанное, - Я, конечно, слышал слухи о Джамд, что они используют фактически рабский труд в шахтах, но думал все же, что это неправда.
   - Именно "фактически", это слово здесь главное, - Шёлих подставил свою кружку и один из матросов налил в неё вино, - Все те, кого привозят на работу в Долину не рабы, с ними со всеми подписан контракт на двух языках, на их родном и долинном. В этом контракте оговаривается срок действия, вид работ и даже плата, чисто символическая конечно, но её хватает, чтобы купить что-то в местной лавке. В нем есть пункты о частоте смены одежды, о предоставлении возможности помыться и привести себя в порядок, и даже о выпивке по праздникам и о количестве общений с женщиной за круг.
   - А если кто-то откажется подписывать этот контракт? - спросил один из Изгоняющих.
   - Тогда тебя не купят, - хмыкнул капитан, - Контракт подписывают перед тем как совершается покупка. Не подписал ты, найдут другого, но поверь мне, дураков нет, лучше попасть в рабство в Долину, чем, куда бы-то не было. В контракте есть даже пункт, по которому он, будет расторгнут раньше времени, за определенную плату конечно. Так что если тебе не повезло, и ты попал на рынок рабов, молись, чтобы приглянуться покупателю из Долины. Не случайно, что большинство бывших рабов, по истечении контракта остаются жить в Долине, потому что лучшего места в мире нет, и любой из нас отдаст свою жизнь за неё.
   - Как-то все очень пафосно, - Лотт с улыбкой смотрел на капитаны, думая, что из предыдущей речи сказал он, а что сказало за него вино.
   - А с чем тебе сравнивать, что ты видел? - Шёлих махнул на стража рукой, - Салуман и Тангор с их правящими династиями и высшим сословием, а твоему другу, - капитан показал пальцем на Аргабра, - Очень бы приглянулась жизнь в Содружестве Марис, побегал бы со спутанными ногами, - Шёлих засмеялся.
   - Я не сильно много знаю об островах Содружества, - Аргабр решил, что может быть удастся вытянуть какую-нибудь информацию из капитана, - Один раз общался с моряками, знаю, что у них есть веревки из водорослей, которые блокируют магическую Силу, вот, в общем-то, и все.
   - Несколько стозимий назад там была война с магами, - матрос хотел еще подлить вина Щёлиху, но тот отказался, - Кто начал не знаю, но для магов все закончилось плохо, они там сейчас все ходят со спутанными ногами, как раз этой веревкой им ноги и связывают, вот, в общем, всё что знаю.
   - Я как-то наткнулся на один свиток в храмовой библиотеке, - сказал Лотт, - Текст этого свитка, не имеет ни какого отношения к нашему сегодняшнему разговору, но там была ссылка как на прецедент, на совместное решение священников Новам Домуна и Содружества Марис по магам на островах. Тогда мне было не понятно о чем идет речь, но сейчас я понимаю, что, судя по всему, было принято решение по ограничению Силы магов наложением на них пут, видимо, по мнению священников, деятельность магов противоречила Закону.
   - А что, в Новам Домуне магам тоже не сладко живётся? - спросил Аргабр.
   - Про Новам Домун ни чего не знаю, - Шёлих поднялся на ноги, - Туда ни разу не заплывал. Ну ладно давайте спать, как расцветет, так отплываем, завтра к вечеру будем у башни.
  
   Сейчас глядя на проплывающий мимо скалистый берег, Аргабр вспоминал подробности вчерашнего разговора. Как много нового он узнал за последнее время и большая часть из этого плохо укладывается у него в голове, для него границы мира значительно расширились, и было нужно время для переосмысления.
   - Вижу башню, - крик одного из матросов вывел миста из раздумья.
   Причалили к берегу, отдав вторую половину оговоренной платы и попрощавшись с моряками, Изгоняющие отправились в сторону башни.
   Несмотря на то, что берег в этом месте был наименее крутым, пришлось изрядно попотеть, прежде чем мист и стражи забрались на прибрежные скалы, каково же было их удивление, когда поднявшись, они обнаружили двух человек, сидящих на камне, те явно ждали их.
   - Приветствую, - сказал светловолосый инпар, в кожаных доспехах со свернувшейся сороконожкой на плечах.
   - Нец Джамд, какими судьбами? - Лотт поздоровался в ответ.
   - Мне кажется, все довольно просто, маги за деньги могут открыть портал куда угодно, - Нец явно был не в очень хорошем настроении, - Верчил велел присмотреть тут за вами, чтобы чего не случилось, а сам будет ждать у отшельника, когда одумаетесь.
   - Орден не настолько богат, как кланы, - Лотт говорил, стараясь скрыть улыбку, - Открыть портал, для пяти человек, не для двух человек, а лодка стоит одинаково, платишь в основном за расстояние, а не за количество пассажиров, ну или почти одинаково.
   - Болтун, - Нец криво усмехнулся.
   - Любое путешествие расширяет кругозор, обогащает новыми знаниями, - очень серьёзно сказал Аргабр, - Если время позволяет, Орден рекомендует своим членам не пользоваться порталами, сложно предугадать, что может быть случайно обнаружено.
   - Ну, искать и находить, это задача Изгоняющих, а нам простым людям важно к ужину успеть домой, - инпар тяжело вздохнул, - Тем более, если тебя дома ждет красивая, молодая жена. Но вернёмся к нашим реалиям, хочу познакомить вас со своим спутником. Знакомьтесь, Утлат.
   Утлат привстал и с улыбкой поклонился, смуглая кожа, курчавые черные волосы, слегка суженные глаза, внешность характерная для уроженца Островов, на нем тоже был кожаный доспех со свернувшейся сороконожкой на плечах.
   - Утлат? Хм, - Лотт внимательно разглядывал спутника Неца, клановый боец, но не инпар, живое подтверждение ночного разговора с капитаном, бывший раб, поднявшийся до уровня кланового бойца. "Интересно, за какие такие заслуги?" - подумал страж, но вслух сказал другое, - Распространенное имя на Островах, в определённых кругах конечно.
   - Не менее распространенное, чем имя Лотт на побережье между Дэдзаем и Изур, - парировал Утлат, он говорил, с еле заметным акцентом, чуть грассируя.
   - Хватит препираться и стоять здесь на виду, пойдем за мной, здесь есть недалеко пещера, - Нец развернулся и пошел в противоположную от башни сторону.
   В пещере несколько сумок были сваленных в кучу, Утлат взял одну из них, достал халат и, сняв кожаные доспехи, переоделся в него, подпоясавшись куском верёвки с бахромой на концах, второй кусок верёвки, но не такой длинный он повязал вокруг головы. Изгоняющие молчали, ожидая объяснений.
   - Ты можешь создать щит, защищающий нас от возможности подслушать наш разговор? - обратился Нец к Аргабру. Маг отрицательно покачал головой, - Жаль, будем надеяться, что нас ни кто не услышит. К башне лучше всего идти только Аргабру и Утлату, мы будем ждать их возвращения здесь. Утлат специалист по ядам, сложно предположить, с чем вы столкнетесь в башне, но слухи ходят разные и все не очень приятные.
   После его слов Утлат подошел к мисту и повесил ему на шею небольшой продолговатый камень на бечёвке. Аргабр взял его в руку, но не нашел на нем ни каких плетений, обычный камень.
   - Твой спутник и друг, - продолжил инпар, глядя на мага, - Приобщил тебя к Островному кодексу Сэфси. Вкратце об этом кодексе, чтобы было понимание. Сэфси сформировался несколько тысячезимий назад как учение, но зародился гораздо раньше и если бы не он, Знать и среднее сословье Островов давно отравило бы друг друга. Яды на Островах главный инструмент борьбы за власть, вот, в общем-то, и все, что вам надо знать, если вы этого еще не знали. Этот камень у тебя на шее способен нейтрализовать слабые яды и послужит индикатором, если яд более сильный, всегда клади его на край своей тарелки во время еды и опускай в кружки с вином, ритуал Кодекса обязывает это делать. А на реакцию окружающих тебе должно быть, глубоко наплевать, в конце концов, это твой образ жизни. Будем надеяться, что Магог Файб не знаком с философией Сэфси, так как разговор тебе поддержать вряд ли удастся. Будьте всегда вместе, старайтесь не разлучатся и еще, как я уже говорил слухи ходят разные, - теперь Нец обращался уже ко всем, - Сейчас поговорите с кем-то одним и договоритесь о тайном знаке, по которому мы вас узнаем.
   Аргабр отошел в сторонку с Лоттом, а Утлат с одним из Изгоняющих, после этого повесив на плечо свои сумки, они отправились в сторону башни, остальные пожелали им удачи. Правда, отойдя от пещеры совсем недалеко, Утлат остановил мага, взяв его за рукав.
   - У тебя есть порошок, чтобы открыть портал? - спросил он, - И ты умеешь это делать?
   - Да конечно, открыть портал мне не сложно, - Аргабр остановился, - Теоретически любой Изгоняющий обучен этому, скорее это вопрос техники, а не способностей.
   - Очень хорошо, отправь, пожалуйста, Неца домой, - Утлат замолчал, ожидая ответа миста, - Понимаешь, он женат уже больше круга, а дни когда он был вместе с женой, можно пересчитать по пальцам, Верчил совсем загонял его. Сюда тоже кроме него послать было не кого, стали бы вы разговаривать с незнакомым инпар и со мной. Жена конечно у него умница, каких поискать, но любому терпению может прийти конец. Пожалуется старейшинам, хорошо, если клана Джамд, а не Дэлабра она же родом из этого клана, или расторгнет брачный договор, это же такой позор.
   - Что же, вернемся, я ему это предложу, - Аргабр развернулся и пошел обратно к пещере.
   Нец сопротивлялся скорее для проформы, по нему было видно, что ему очень хотелось вернуться, так как причина его плохого настроения видно и была в этом незапланированном задании. Решили открыть портал в Эсхату Эдуар, так как не были до конца уверены, что портал в оплоте Эсхаты Танаис не блокирован. На полу пещеры достаточно быстро выложили из камней руну, и Аргабр посыпав её линии порошком, открыл линзу портала.
   - А ведь ты все спланировал заранее, - перед тем как войти в портал Нец посмотрел на Утлата, - Поэтому и о секретном знаке договаривался не со мной, а я еще этому удивился.
   Утлат улыбнулся на слова Неца и поклонился ему.
   - Спасибо вам всем, надеюсь, что здесь с ни чего страшного не произойдет, и скоро мы встретимся, когда пойдем к лабиринту посвящения - с этим словами инпар вошел в портал. Вслед за ним отправился Лотт, сказав, что раз такой случай, надо набрать побольше припасов, а то не известно, сколько им придется ждать. Аргабр его предупредил, что времени у него очень мало, так как для открытия портала было использовано не очень много порошка и, не став ждать его возвращения, вместе с Утлатом покинул пещеру.
   Пока шли к башне, Утлат как мог просвещал миста, рассказывая основополагающие принципы кодекса Сэфси. Кодекс возник в тот момент, когда искусство отравления достигло своей вершины, разнообразие ядов было таково, что знать Островов поняла, что если ситуацию не взять под контроль, то рано или поздно они все вымрут. Долго искали решение этой проблемы и, неожиданно на необитаемой скалистой островной гряде был найден минерал, обладающий, необычными свойствами, он мог ослаблять действие сильных ядов и нейтрализовать слабые. Из него стали делать посуду, но оказалось, что это совсем не обязательно, чтобы обезопасить себя, достаточно было носить с собой небольшой амулет, правда, надо не забывать время от времени помещать его в морскую воду, чтобы он восстанавливал свои свойства. Постепенно сложился определенный ритуал приема пищи у высшего и среднего сословья, этот ритуал органично соединился с более древним учением, существовавшим на дальних Островах, так возник кодекс поведения Сэфси, охватывающий все стороны жизни жителей Островов, от рождения и до смерти.
   - Сейчас даже существует несколько трактовок Сэфси, - закончил свой экскурс Утлат, - Так что опасения Неца, что ты можешь как-то выдать себя в разговоре с Магог Файб, совершенно беспочвенны. Просто веди себя естественно.
   - А можно задать два вопроса, не касающиеся кодекса? - спросил мист.
   - Пожалуйста, всё что я хотел сказать уже сказал, а до башни мы еще не дошли, - ответил Утлат, - Хотя, думаю, догадываюсь о чем ты меня спросишь. Но может, ты меня удивишь.
   - Как ты попал в Долину? - Аргабр внимательно посмотрел на своего спутника, - И что Лотт нашел странного в твоем имени?
   - Не удивил, - Утлат засмеялся, - На какой вопрос отвечать первым?
   - Ответь в начале на второй, - почему-то мист почувствовал себя немного глупо, хотя сам не понял почему.
   - В общем, все правильно, - Утлат потуже затянул пояс, - Так как ответ на первый автоматически вытечет из второго. На Островах есть ортодоксальная каста, неважно кем ты был в своей прошлой жизни, придя к ним, ты отрекаешься от своей родни, близких тебе людей и даже от своего имени, в этой касте всех зовут одинаково Утлат. Члены этого сообщества занимаются многими вещами, в том числе и противозаконными. При выполнении одного такого дела я был схвачен и после суда отправлен на галеру. Галеру захватили пираты и всех отправили на рынок рабов, там я приглянулся одному покупателю из Долины и он меня купил, контракт закончился, но на Острова возвращаться не захотелось, вот, в общем-то, и всё, дальше по стечению обстоятельств, стал клановым бойцом.
   - Обстоятельства должны быть действительно невероятными, - добавил Аргабр.
   Утлат улыбнулся, но ни как не стал комментировать его фразу. К этому времени они уже дошли до башни, она громадиной возвышалась над ними, но чтобы попасть внутрь, необходимо было подняться на небольшой уступ.
  
   Аргабр и Утлат обошли вокруг башни, она действительно была огромная, и вернулись на то же самое место, где поднялись на уступ, вход в башню они не нашли, а ближайшие окна находились на недостигаемой высоте. Стало совсем темно, наступило время безлунных ночей и если какая-то из лун и появится, то, скорее всего не скоро, мист достал небольшой артефакт и активировал его, он засветился слабым рассеянным светом.
   - Не думаю, что нам помогут войти, - Утлат положил сумку на камень и сел на неё, - Мешать, скорее всего, тоже не будут, но вход мы должны найти сами. Твой путь к лабиринту посвящения начинается здесь, вряд ли ты выйдешь из лабиринта, ели даже не можешь войти в башню.
   Аргабр не стал ни чего говорить в ответ, а последовал примеру своего спутника, положив сумку на камни, сел на неё. "Так попробуем рассуждать логически, - мист впервые по-настоящему задумался, о том, на что он собственно согласился, - Что я могу? Неплохо читаю Ткань Мира, лучше меня в ордене это делает только Чудотворец, смогу наложить или снять плетения, правда не очень сложные, в этом вопросе среди Изгоняющих достаточно тех, кто делает это лучше, как маг могу сотворить заклинание средней силы. Значит, лучше всего у меня получается читать Ткань Мира, это моя сильная сторона. Башня сложена из заговорённого камня и может выдержать сильную магическую атаку, но ведь должны же быть у неё слабые стороны". Аргабр открылся и стал вглядываться в Ткань Мира, аномалий с последнего раза, когда он рассматривал её в Жализе, стало гораздо меньше, видно орден всерьёз занялся этой проблемой, но его интересовала только эта башня, и скоро он обнаружил её след. Было не очень сложно определить приблизительное местоположение входа в башню, Силы открыть его у миста наверняка бы хватило, но его заинтересовало другое, некий дефект который присутствовал в конструкции, видно он был допущен еще при строительстве. Аргабр встал и, повесив на плечо сумку, ничего не говоря, пошел к месту, которое так его заинтересовало. На первый взгляд ничего необычного не было, но, приглядевшись, мист нашел несколько не заговоренных камней в кладке, подошедший сзади Утлат тоже заметил эти камни. Некоторое время они молча переглядывались. Из заговоренных камней делалась только внешняя сторона стены, внутренняя сложена чаще всего из обычных камней, мист наложил на камни несколько плетений для усиления эффекта, и уже хотел привести свой план в исполнение, но его неожиданно остановил Утлат.
   - А дверь, ты не нашел? - шепотом спросил он.
   - Нашел, но так будет эффектнее, - также шепотом ответил Аргабр.
   - Пробить стену? Не думаю. В принципе с таким же успехом мы могли бы снять защитные плетения с камней и пробить стену в любом месте.
   - Это очень сложно и потребовало бы гораздо больше времени, и неизвестно чем бы все закончилось, - шептал в ответ мист.
   - Хорошо, но давай всё же войдем в дверь, а это пусть будет нашим запасным выходом, - Утлат сказал это почти на ухо магу, тот в ответ кивнул головой соглашаясь, только наложил на один из камней небольшое плетение маячок, чтобы можно было найти это место, находясь внутри башни.
   Дверь была скрыта всего лишь небольшой иллюзией и даже была не заперта, второй раз за этот день Аргабр почувствовал себя глупо, хорош бы он был, разворотив стену. Их ни кто не встречал, казалось, что все давно уснули, шаги гулко отдавались в пустом коридоре. Коридор закончился красиво инструктированными дверями, за ними был большой зал, тускло освещенный стоящими у стен колоннами, светящими голубоватым светом. Стены зала были исписаны какими-то письменами. Так как делать было нечего, спутники стали рассматривать эти надписи.
   - Странно, - через некоторое время сказал Утлат, - Большинство этих надписей сделано совсем недавно, - он водил рукой по камням, рассматривая одну, слова в ней были написаны сверху вниз, большими иероглифами.
   - Тебе знаком этот язык? - Аргабр подошел посмотреть, что так заинтересовало Утлата.
   - Да это наречие Дальних Островов. Но, такая письменность была и в некоторых провинциях Содружества Марис, до прихода в них священников и Закона, - Утлат замолчал, о чем-то задумавшим, - Это высшая речь. Её использовали жрецы и ей писались древние священные книги.
   - Можешь, прочитать, что здесь написано?
   - Да конечно, - Утлат водил рукой по рунам, шевеля губами, - "...дерево питает собою огонь, огонь превращает все в золу и питает землю, земля порождает металл, металл конденсирует воду, а вода дает жизнь дереву. С другой стороны, дерево истощает своим ростом землю, земля впитывает и поглощает воду, вода заливает и гасит огонь, огонь плавит металл, металл губит(рубит) дерево...". Кодекс Сэфси многое взял из этого древнего учения, - Утлат взял в руку камень, весящий у него на шее, - Этот камень нейтрализует яд, естественно есть, что-то, что разрушит этот камень...
   - Детский вывод из глубокой мысли, - Аргабр и Утлат не заметили, как к ним тихо подошёл Файб, - Возможно мы продолжим этот разговор позже. А сейчас вас проводят в ваши комнаты, - Файб два раза хлопнул в ладоши, хлопки гулко разнеслись по залу, - Мы вас ждали к ужину, но вы что-то замешкались, в чем была проблема?
   - Если честно, то не в чем, - Аргабр не стал лукавить, - Сразу не нашли дверь.
   - О? - даже при скудном освящении было заметно, что Файб улыбается. В этот момент открылась боковая дверь, и в ней показался слуга, - Следуйте за ним, горячая вода и немного еды ожидает вас в комнатах. Встретимся утром.
   Сказав это, Магог Файб развернулся и ушел, а Аргабр и Утлат отправились за слугой в приготовленные для них комнаты.
  
   Аргабр не помнил, что ему снилось, но проснулся он хорошо отдохнувшим, открыв глаза, он с удовольствием потянулся, постель была чистая и мягкая, он даже уже забыл, когда спал в таких условиях, орден предписывал аскетизм в быту. Айор наполнял комнату ярким светом, Аргабр сел на кровати и, обернувшись к окну, увидел Утлата, сидящего к нему спиной.
   - Проснулся, - сказал Утлат не поворачиваясь, - Надеюсь, утро будет добрым.
   - Ты как сюда попал? - мист посмотрел на дверь, задвижка была закрыта.
   - Через окно, наши комнаты рядом, - ответил островитянин, - Уже ухожу, - после этих слов он залез на подоконник и исчез в проёме окна.
   Мист подошел к окну и выглянул наружу, комната располагалась на верхнем ярусе башни, внизу, где-то очень далеко, плескалось море, у него даже чуть закружилась голова. Он задержался у окна, глядя на птиц, вдыхая полной грудью морской воздух, пока не услышал стук в дверь. В дверях стоял слуга в желтой ливрее.
   - Скоро будет завтрак, но у Вас есть время, чтобы помыться с дороги и привести себя в порядок, - сказал он, - Пойдёмте, я провожу. Грязную одежду сложите в корзину у двери. Если желаете, можете одеться в свою одежду или мы подберём Вам другую по размеру.
   Аргабр шел за слугой по коридору, ярко освещенному светом. Еще когда они подходили к башне, мист заметил одну особенность, чем выше располагались окна, тем они были больше. Застекленные яркими витражами окна причудливо преломляли лучи Айора, на стенах украшенных картинами плясали разноцветные "зайчики". В помещении, куда его привел слуга, стояла большая ванна, а рядом с ней девушка, в её одежде тоже преобладали цвета ковена. Девушка спросила, нужна ли ему помощь и, получив отрицательный ответ, поклонившись, ушла. Аргабр с удовольствием помылся и, одевшись, вышел в коридор. Обстановка и его душевное состояние ни как не вязались с тем фактом, что за последнее время, большинство магов покинуло ковен.
   За всю свою жизнь мист был внутри, только в двух башнях магов, в башне Зуала, громадине, сложенной из серого камня и в белой башни ковена Саат. Но обе эти башни, были сделаны как мощные сооружения, за стенами которых маги смогут выдержать долгую осаду, здесь, же конструкция казалась необычайно легкой, хотя размеры башни внушали невольное уважение. "Что же всё-таки здесь происходит?" - думал Аргабр, медленно двигаясь по коридору, его мысли были прерваны Утлатом, который шел ему навстречу, по нему было видно, что он тоже принял ванну.
   - Судя по всему, столовую нам придется искать самим, - сказал островитянин.
   - Уверен, что она на нижних этажах, - мист открыл дверь, на лестницу, по которой, они поднимались накануне ночью.
   Столовая была на втором этаже и, судя по всему, располагалась над залом, в который попали Аргабр и Утлат прошлой ночью. Столы стояли полукругом, за ними сидели и ели не больше десяти человек, увидев вновь прибывших, Магог Файб пригласил их за свой стол. Все явно чего-то ждали, наконец, открылась дверь и, в столовую вошёл какой-то человек, опираясь на плечо слуги. Файб и другие маги поднялись, приветствуя его, и не садились до тех пор, пока слуга не подвел его к центральному столу и он не занял своё место, после этого слуги стали приносить еду, во всем была какая-то излишняя вычурность, обычно маги жили гораздо скромнее.
   - У нас гости, - неожиданно сказал человек тихим голосом, он ел, не снимая с головы капюшона, слуга который его привел, стоял рядом, готовый выполнить любой приказ.
   - Да, Наставник, - ответил Файб.
   "Наставник, теперь все понятно", - подумал Аргабр. В ковенах существовал четкий ритуал передачи власти. Когда глава ковена находил себе приемника и решал освободить себя от бремени власти, он передавал ему имя и свои полномочия, после этого все обращались к нему - "Наставник". Этот механизм преемственности четко соблюдался многие тысячезимья, единственное исключение за все время его существования, ковен Саат. Магог Саат нашел себе ученика тёзку, и случайно, а может быть сознательно, передал ему главенство в ковене, сохранив при этом своё имя. Если это кому-то и не нравилось, то они держали своё мнение при себе, могущество ковена и ордена, с которым ковен был тесно связан, заставляло недовольных помалкивать или обсуждать эту тему при закрытых дверях.
   - Надеюсь, что они скоро покинут нас, - сказал, глядя в свою тарелку, Наставник.
   - Наши желания полностью совпадают, - парировал Утлат.
   Наставник оторвал взгляд от тарелки и посмотрел на островитянина.
   - Покажи мне свои руки, - произнес он после небольшой паузы. Утлат не стал спорить и поднял руки вверх, - Нет, не так, поднеси их к свету, - с улыбкой островитянин встал и вытянул руки так, чтобы на них упал свет.
   Два золотых дракона, обвившись вокруг его запястий, вспыхнули в лучах Айора.
   - Знать, - скорее не сказал, а выплюнул слово Наставник, - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - произнес он, уже глядя на Файба.
   После его слов, все молча ели. Наставник выпил несколько глотков вина из кружки и, поднявшись, опираясь на плечо слуги, пошел к двери, у двери он обернулся и внимательно посмотрел на Файба, потом, по-прежнему, ни чего не говоря, вышел из столовой.
   - У тебя интересные знакомые, - произнес Файб, после ухода Наставника, обращаясь к Аргабру, - Смотрю, камушек на край тарелки положил. Боишься, что отравлю? И как я сразу вчера не догадался, кто ты, - эти слова он уже адресовал Утлату, - Человек знает высшую речь, но я не придал этому значение. Что же привело представителя древнего рода в Долину, тебе судьбой уготовано нежится на подушках в окружении прекрасных невольниц, и позволительно ли мне будет узнать твоё имя?
   - Знаете, что меня всегда поражало в жителях Долины с самого первого дня, как я сюда попал? - вопросом на вопрос ответил островитянин, и сам же на него ответил, - Вы всегда задаете одновременно больше одного вопроса. На какой вопрос, мне ответить первым?
   - Ну что же, - Файб с улыбкой откинулся на спинку стула, - Давай познакомимся.
   - Меня зовут Утлат, - островитянин остановился, давая собеседнику осознать услышанное.
   - Все понятно, можешь дальше не продолжать, - магог все так же улыбаясь, потянулся, - Заблудшая овца, благородного стада. Ничего личного, но ты должен понимать, подобные тебе не желанные гости в любом ковене Долины, поэтому до утра следующего дня тебе надо покинуть башню, - сказав все это, Файб уже серьёзно обратился к мисту, - Аргабр, ты волен поступать так, как считаешь нужным. Я не отказываюсь от своего предложения, рассказать тебе всё, что знаю о лабиринте, но твоим наставником меня назвать сложно, ты уже сформировавшийся маг и сам можешь учить других.
   - Прежде чем принять окончательное решение, я должен поговорить со своим спутником, - Аргабр чувствовал, что им пытаются манипулировать, но старался не показывать вида, допив вино, он встал со стула.
   - Хорошо, слуга проводит вас в библиотеку и покажет стеллажи с книгами, касающиеся посвящения, - Файб тоже вышел изо стола и направился к двери, - Но я хочу сказать то что ты не найдешь в этих книгах. Это касается Магог Зуала, он вошел в лабиринт и сразу же из него вышел, большинство присутствующих посчитали это профанацией ритуала, но лабиринт больше не пустил Зуала, значит, жульничества не было ни какого. Магог Хаот занял совершенно не понятную для меня позицию, я высоко ценю его как человека, но в данном вопросе, он не оказал должной продержки своему ученику, укрепив беспочвенные сомнения в его адрес. Да вот еще что, обедаем мы в комнате рядом вот за этой дверью, какого-то определенного времени нет, просто попросите на кухне и вас покормят или поговорите со слугой, и он принесет вам что-то перекусить в библиотеку.
   Файб вышел из столовой, дав необходимые указания слугам, один из слуг проводил Аргабра и Утлата в библиотеку.
   - А теперь расскажи мне все, что я должен знать, - сказал Аргабр, как только за слугой закрылась дверь.
   - Ты все уже и так знаешь, - Утлат сел на стул, предварительно, переложив с него книги на стол, - Я потомок древнего рода, очень древнего, а остальное ты знаешь, я не сказал тебе ни одного слова неправды.
   - Действительно, лжи не было, - мист постарался взять себя в руки, и это ему удалось, - Просто ты многое не договорил. Почему ковены так боятся знать Островов?
   - Мне казалось, ты это знаешь, - было видно, что островитянин говорит совершенно искренне, - Мы совершенно не восприимчивы к магии, максимум как мне может повредить магический огонь, это поджечь на мне одежду, голый я выйду из него совершенно невредимым. Я вижу истину, скрытую иллюзиями и многое другое.
   - Значит, ты видел дверь в башню?- в голосе Аргабра, несмотря на то, что он говорил тихо, чувствовалось раздражение.
   - Честно не заметил, было очень темно, дверь небольшая и не сильно бросалась в глаза.
   - Хорошо. Ответь мне на последний вопрос. Верчил специально послал тебя со мной, ведь он знал, что маги рано или поздно поймут, кто ты и поставят меня перед выбором, уйти ли мне вместе с тобой или остаться здесь одному, - Аргабр сел на край стола и возвышался над островитянином, стараясь поймать его взгляд.
   - Не знаю. Возможно, - Утлат не стал отводить взгляда.
   - Что же, я уже принял решение, - мист пошел к стеллажу, на котором были свитки и книги связанные с лабиринтом и посвящением.
   К сожалению, большинство свитков было на Хоа или неизвестных Аргабру языках, но того, что он смог прочитать было достаточно, чтобы сполна удовлетворить его любопытство. Получалось, что маги Долины действительно пытаются присвоить себе то, что им не принадлежит. Лабиринты сделали Хоа в глубокой древности, с какой целью до конца не понятно, но существовало мнение, и найдено много косвенных подтверждений, что они служили для того, чтобы любой Творец, полнее раскрыл свой потенциал. Древнее верование Хоа опиралось на мысль, что любой человек рождается с творческим потенциалом и за свою жизнь он должен его полностью израсходовать, если этого не получилось, он рождается снова. Чтобы наверняка прервать цепь бесконечных рождений и были созданы лабиринты. Выйдя из лабиринта, человек окончательно определялся в своем пути. "Получается, если Зуал вышел из лабиринта почти сразу, его путь был определен до входа в него, - эта мысль возникла в голове миста, - Странно, почему другие этого не поняли". И он сразу же в следующем свитке нашел объяснение этому. Маги Долины считали, что лабиринт служит, для увеличения Силы, так как после него маг не отвлекается на постороннее и развивает только ту грань своих способностей, которая удается ему наиболее хорошо. В какой-то мере это подтверждало предыдущее, но маги Долины принципиально не хотели признавать имеющуюся связь. В Тангоре и Салумане в лабиринт войти может любой, кто сможет до них добраться, правда выйти удается единицам. В свитках Аргабр нашел объяснение и этому если ты пуст, то бесполезно искать Силу в лабиринте, зайдя в него, ты так и будешь бесконечно бродить по нему в поисках себя. Потом мист нашел много свитков с жизнеописанием тех, кто вышел из лабиринта, особенно ему понравилась история, об одном архитекторе из Тангора, который, пройдя лабиринт, создал такие выдающиеся строения, что на века прославил своё имя. Зачитавшись, Аргабр и Утлат не заметили, что наступил вечер, время обеда они пропустили. Островитянин, правда, читал совсем другие книги.
   - А что так увлекло тебя? - спросил Аргабр, видя в руках Утлата увесистый фолиант, когда стало совсем темно, и он с трудом стал разбирать написанное.
   - Судя по всему, книга из храмовой библиотеки, - Утлат закрыл книгу и положил её на стол, - Вкратце и очень сжато описывает достаточно большой временной отрезок, начиная от войн империи сколов, до времен переселения. Хотя я так и не понял, что разрушило империю, зато нашел много информации о войнах, которые вели сколы с Островами. Надо сказать, они получали такой отпор, что охоты насаждать Закон на Островах у них с каждым разом значительно убавлялось. Вот кстати еще интересная информация, для меня она была в новинку. Оказывается, сколы создали специальные отряды, которые должны были нейтрализовать знать Островов, так вот те, кого вы называете "горцы" фактически их потомки.
   - Ну, это предугадывалось, - мист вспомнил, всё, что он знал о жителях предгорий, - В ядах, думаю, они не хуже разбираются, чем ты.
   - И это не удивительно, - Утлат засмеялся.
   В этот момент в библиотеку вошел слуга.
   - Вам принести свечи? - спросил он, - Магог Файб так же велел передать, что если Вы закончили, то он ожидает Вас к ужину в своем кабинете.
   - Да мы уже закончили, - Аргабр пошел к выходу, вслед за ним направился островитянин.
   - Вы не могли бы принести эту книгу ко мне в комнату? - спросил Утлат, показывая на заинтересовавший его фолиант, - Я бы хотел почитать её перед сном, - и тихо на ухо мисту, - Я там нашел ещё одну интересную вещь, касающуюся эльвитов. Дома я читал много книг, в том числе исторических, но об этом не знал. Вернее так, не то чтобы не знал, просто некоторые факты не связывал друг с другом.
  
   Когда Аргабр и Утлат зашли в кабинет, Магог Файб стоял к ним спиной, глядя в окно на темнеющее небо, но сразу же, обернулся к вошедшим.
   - Темнеть стало гораздо быстрее, - Файб указал рукой на стулья, приглашая присесть, - Скоро пастухи погонят скот с пастбищ равнины Оседер в Долину и Тангор. Потом дождутся первых морозов, и будет праздник, он будет продолжаться несколько дней, - магог замолчал, - Мальчики становятся в эти дни мужчинами, они убивают и пьют кровь своей жертвы. А вот я "мужчиной" так и не стал, - Файб грустно улыбнулся, - Слишком рано проявились магические способности, меня нашли и забрали в школу.
   Файб хлопнул несколько раз в ладоши, вошла девушка и принесла мокрые полотенца, сидящие за столом, протерли ими руки, после этого слуга принес еду. За ужином обменивались ни чего не значащими фразами, шутили, но когда слуга, убрав все со стола, кроме вина и фруктов, ушел, Файб сразу стал серьёзным.
   - Ну что, какое решение ты принял? - спросил он, обращаясь к Аргабру.
   - Мы уйдем на рассвете, - ответил мист.
   - Ну что же, другого ответа, если честно, я не ожидал, - Файб налил всем вина.
   - Я Вам очень благодарен, что Вы разрешили мне воспользоваться книгами из библиотеки, - Аргабр слегка пригубил вино из кружки, - Мне кажется, главное я понял. Лабиринт помогает человеку осознать свои сильные стороны, возможно, все это немного упрощенно, но суть думаю в этом.
   - Если честно, то ни кто не знает в чем суть лабиринтов, - Файб с улыбкой пил вино, откинувшись на спинку стула, - Даже сами Хоа до конца не понимают, зачем их предки построили лабиринты. Все лишь домыслы и предположения, некоторые вообще считают лабиринты живыми существами. Войти в лабиринт может любой, а вот выйти только тот, кто был готов в него войти, - магог засмеялся, - Существует достаточно примеров того, когда очень сильные маги входили в лабиринт, и больше их ни кто и ни когда не видел. А возьмем маколов, когда сколы приплыли в эти земли и узнали, о лабиринтах, многие решились зайти в них, зашли сотни, вышли единицы.
   За столом на некоторое время все замолчали, молчание неожиданно прервал Утлат.
   - А можно задать один вопрос, не относящийся к посвящению? - спросил он, и тут же продолжил, не дожидаясь ответа, - В хрониках Островов есть упоминание о союзнике, который был в древности у Знати. Он не только помогал, если это надо, защищать Острова, но и в мирное время его роль была высока. На всех Островах были сооружения, эти величественные руины сохранились до наших дней, служившие центрами увеселения. В книгах упоминается, что именно этот союзник и построил их правда непонятно с какой целью. Потом этот союзник куда-то исчез, но во времена первых конфликтов империи сколов и Островов он еще был и сражался со сколами. В библиотеке я нашел книгу "Рассвет и Закат" там собрано много исторических фактов, и если исходить из них получается, что тот неведомый союзник, это не кто иной как, эльвиты.
   - Непонятно, почему это тебя так удивляет, - Файб поднялся со своего стула и зажег еще несколько свечей, так как стало совсем темно, - В древних рукописях полно примеров взаимовыгодного сотрудничества существ Яви и Нави. Что произошло, почему мы стали врагами? Одно понятно эмоции позволяют эльвитам находиться в нашем мире, и окрас этих эмоций не важен, главное, чем плотнее, тем лучше. Возможно, в какой-то мере они паразитировали на нас, но и взамен давали многое. Но время уже позднее, а завтра рано вставать, - Файб хлопнул несколько раз в ладоши, - Слуга проводит вас в ваши комнаты. Скорее всего, завтра мы не увидимся, я велю собрать еду в дорогу.
   Выходя из кабинета, Аргабр бросил взгляд на стоящего около стола Файба, несмотря на скудность освящения, было заметно, тот явно находился немного в возбужденном состоянии, хотя может виной всему выпитое вино.
   Войдя в свою комнату, Аргабр закрыл дверь на защелку, раздевшись и умывшись из тазика, стоявшего на табурете сел на кровать, и так он окончательно определился с планами на ближайшее время. Все загадки подождут главное лабиринт, все остальное как получится. Мист поймал себя на мысли, что посвящение для него стало целью, а не ступенькой позволяющей ему занять главенство в ордене, более того у него на данный момент не было ни какого желания возглавлять Изгоняющих. Нет, он не боялся ответственности, несмотря на то, что он был далеко не стар, ему часто приходилось принимать решения, от которых зависели судьбы других людей, для себя он решил, что окончательно определится, выйдя из лабиринта. Его мысли были прерваны каким-то шумом, с подоконника в комнату спрыгнул Утлат.
   - Слушай, шел бы ты спать, - увидев его, сказал мист.
   - Тише не шуми, - приложив палец к губам, прошептал островитянин, - Будем ночевать вместе, поверь мне так безопаснее.
   - А какая нам может здесь угрожать опасность? - шепотом с улыбкой спросил Аргабр.
   - Ну, мало ли какая, - Утлат пожал плечами.
   - Хорошо, - все также с улыбкой промолвил мист и, потушив свечу, лег в кровать.
  
   Проснувшись утром, Аргабр первым делом посмотрел в сторону окна, но там, ни кого не было. Мист встал, умылся и оделся, за дверью стояла корзина с постиранной одеждой и миска, в ней было мясо, сыр и хлеб, он перекусил, а остатки сложил в сумку, в общем можно было идти.
   Аргабр вышел в коридор и постучал в соседнюю комнату, но ему, ни кто не ответил, после этого он ударил в дверь сильнее, результат был такой же. Мист вернулся в свою комнату, положил сумку на кровать и сел сам. Что делать он не знал, расспрашивать слуг было нельзя, это могло повредить Утлату, чем бы островитянин не был занят в данное время. С другой стороны с ним могло случиться, что угодно. Аргабр решил немного подождать, встал у окна и стал любоваться прекрасным видом на океан, скоро ему показалось, что он услышал какой-то шум, выйдя в коридор, толкнул соседнюю дверь, она была не заперта.
   Утлат стоял у кровати и как ни в чем небывало собирал вещи в свою сумку.
   - Уходим, - сказал мист, развернулся, зайдя к себе в комнату, подошел к кровати, повесил сумку на плечо, огляделся еще раз, не забыл ли он чего и пошел к лестнице ведущей на нижние этажи.
   Островитянин догнал его через некоторое время, Аргабр решил ни чего не расспрашивать, захочет, расскажет сам, а не захочет, да и ладно, видит он его в первый и последний раз.
   - Уф, хоть можно отдышаться, - сказал Утлат, когда они отошли от башни на достаточно большое расстояние, он вдыхал воздух полной грудью, - Мне это запах в башне как-то не по нутру. Не могу сказать, что он противный, но уж очень насыщенный.
   - Какой запах? - мист не чувствовал в башне ни какого особенного запаха.
   - Благовоний и пряностей. А ты разве его не чувствовал? - островитянин с искренним удивлением посмотрел на мага, - Вот, даже вся одежда пропахла.
   - Нет, не чувствовал, - Аргабр отделывался односложными фразами, не желая поддерживать разговор. Утлат заметил это и тоже замолчал.
   Скоро дошли до пещеры, стражи, похоже, решили обосноваться в ней надолго, в ней уже был стол, а рядом со стенами стояли четыре деревянных топчана. Стражи сидели за столом и с азартом играли в "Шиш-Беш".
   - Ну, что-то вы рано, - промолвил Лотт, увидев вошедших, - Мы так вас ждали дней через несколько.
   - Соскучились, - мист бросил сумку на топчан и сел сам.
   - Говори, здесь все свои, - Лотт подошел и сел рядом с магом.
   - Рассказывать особо нечего, - Аргабр вздохнул, - То, что хотел узнать, не узнал, но о посвящении информации более чем достаточно. Я решил идти к ближайшему лабиринту.
   - Слушай что это за запах, - Лотт наклонился к мисту и стал нюхать его одежду.
   - Он мне не верит, - с улыбкой сказал Утлат.
   - Тише, - прошептал один из стражей, глядя на вход в пещеру. Он накинул на голову капюшон и, встав ближе к стене, фактически слился с ней, его примеру последовали двое других.
   Видно какое-то время Лотт раздумывал, не последовать ли ему их примеру, но передумал и еще раз понюхал одежду миста.
   - Не могу сказать, что мне не нравится, но ты пахнешь как торговец специями из Салумана и священник одновременно. Торговец, который каждый день вечером обязательно ходит в храм, - Лотт засмеялся.
   - Я эму это говорил, но он мне не верит, - Утлат сел на соседний топчан, но так, чтобы видеть вход в пещеру.
   - У тебя слишком много тайн, скрытный наш друг, - Аргабр уже успокоился и старался здраво рассуждать.
   - Ты снова хочешь меня в чем-то обвинить, - островитянин развел руками, - Я всегда четко и правдиво отвечаю на твои вопросы.
   - Нас из башни выгнали из-за него, - мист поднялся, долил в котелок воды из бурдюка и поставил его на тигель.
   - Ну, меня один раз выгнали из-за тебя из корчмы, - Лотт улыбнулся и потянулся, - А сколько раз меня из-за тебя чуть не убили и не сосчитать, - и потом уже совершенно серьезным голосом, - Если можно, то поподробнее.
   Утлат не стал ни чего объяснять, он просто подошёл к входу в пещеру и, подняв руки вверх, подставил их свету. Два золотых дракона вспыхнули на его запястьях.
   - Ну, Верчил, ну красавец, - Лотт явно хотел что-то сказать ещё, но сдержался.
   Один из стражей показался у входа в пещеру, зашел внутрь на немые вопросы лишь покачал головой и сел за стол.
   - А ты значит, запаха не ощущал? - этот вопрос Лотт адресовал Аргабру, тот отрицательно покачал головой, - Стоит об этом задуматься, но потом. Сейчас обсудим наши планы.
   Но перед тем как начать обсуждать планы на будущее, надо было определиться, как поступить с Утлатом. Островитянин спокойно сидел за столом и пил чай, совершенно не показывая вида, что его это как-то волнует. Наконец Лотт убедил всех, что присутствие представителя знати Островов значительно усилит их команду и если он захочет, то пусть остается.
   - Удивлен, - Утлат отставил в сторону кружку, в которой, что-то пытался разглядеть, - Мне на мгновенье показалось, что моего мнения ни кто не спросит. Но если честно, то мне и самому очень хочется дойти с вами до лабиринта.
   - Вот и прекрасно, - Лотт сдвинул в сторону игральные кубики и кружки и расстелил на столе карту.
   Наиболее близко от того места, где они сейчас находились, били два входа в лабиринт. Чтобы добраться, до одного из них нужно дойти до ближайшей деревни на побережье, если судить по карте, это крайняя деревня, относящаяся к Долине, нанять лодку и доплыть до Салумана. В Салумане купить пару лошадей и припасы и двигаться по горной дороге, ведущей в высокогорную долину, потом пересечь эту долину. Вот здесь был самый слабый момент плана, эта долина была охотничьими угодьями горных племен, хотя сезон охоты еще не начался, вероятность нарваться там на недругов, была очень велика, из этой долины тропа вела непосредственно к входу в лабиринт. До второго входа, добраться было чуть проще, открыть портал в оплот ближайший к горе Истар, там начиналась дорога, ведущая в горы, и по ней добраться до лабиринта, этим входом пользовались маги Долины. Второй путь был более безопасный, но и предсказуемый, а Аргабру надоело, что в последнее время его недруги и друзья часто предугадывают его шаги, по времени, же первый путь был даже немного меньше. Пока решали, каким путем воспользоваться, наложили иллюзию на вход в пещеру, чтобы её нельзя было заметить снаружи, и собрали вещи, больше их здесь ни чего не задерживало.
  

Глава 20: Побережье океана Мар.

  
   Дорога к побережью заняла гораздо больше времени, чем планировали, но на счастье горца и всех идущих с ним, они наткнулись на схрон сборщиков и смогли в нем передохнуть, так как дождь прекращался лишь на короткие промежутки и начинался снова. Правда, когда ветер донес до них запах океана, дождь прекратился, а в просветах показалось небо. Вдалеке показались крыши домов рыбацкой деревни и все уже стали предвкушать, что скоро приведут себя в порядок и поедят горячей еды, как вдруг Савай остановился и показал рукой вперед. Недалеко от берега покачивался на волнах корабль с черными парусами, и от него в сторону деревни плыла лодка.
   - Возможно, жители деревни как-то связаны с пиратами, - тихо сказал Бежар, - Это не редкость для данных мест.
   Посовещавшись, решили обойти деревню, и приблизиться к ней с другой стороны, так как там были небольшие скалы, они давали хоть какое-то укрытие, а уже потом определится с дальнейшими действиями. Сказано-сделано, сделав небольшой крюк и скрывшись за скалами, отряд стал наблюдать за деревней. Оказалось, все было совсем не так, жителей деревни согнали на причал, они сидели на коленях, старики, дети, мужчины и женщины, а пираты ходили между ними. Клео, Савай и все остальные молча переглядывались, не зная, что предпринять, они без труда уничтожили бы пиратов на берегу, но с корабля наверняка вышлют подмогу. Пока скрывшись за камнями, пытались выработать план действия, на горизонте показался еще один корабль с черными парусами, положение стало еще хуже. На первом корабле тоже заметили второй корабль и стали спешно поднимать якорь, пираты на берегу забегали, их поведение было не понятно, но все встало на свои места, когда, приблизившись на расстояние выстрела, второй корабль привел в действие свои катапульты. Основной удар был направлен на корму, первый корабль загорелся и, судя по всему, потерял маневренность. Инпар и горец решили, что время пришло.
   Савай дал инпар время, чтобы они добежали до причала, а потом натянул лук, его целью был пират с ярко красным платком на голове, он явно был старший и отдавал приказы. Стрела пробила горло, и тело в конвульсиях забилось на досках причала. Пока остальные пираты пытались понять происходящее, следующая стрела пробила грудь еще одного из них, к этому моменту причала достигли инпар, нанося удар, они на время выходили из тени, но туже скрывались в ней, лишь Клео и Делис раз выйдя из тени, решили не прятаться в ней снова. Клео носился, нанося удары руками и ногами, Делис использовала сай-ке, пираты были настолько увлечены событиями, происходящими на море, что совершенно были не готовы к атаке с тылу, скоро все было закончено, все пираты на причале были мертвы, второй корабль к этому моменту взял первый на абордаж.
   Савай вместе с волчицей и гадалкой пошел к причалу, увидев его, старик, видно деревенский староста, пошел к нему навстречу, скорее всего, он принял его за главного.
   - Благодарим Вас, - сказал он, кланяясь, - Но в деревне осталось еще несколько пиратов, они были в корчме.
   Гадалка осталась вместе с жителями деревни, а инпар и горец разбрелись по деревне, в ней не было даже подобия улицы, дома стояли на большом расстоянии друг от друга, везде были развешаны сети на просушку. Савай дошел уже до крайнего дома, когда услышал какие-то крики, видно инпар нашли оставшихся пиратов, он сделал еще несколько шагов вперед и тут из-за тюков на него бросился человек. Волчица среагировала первой, челюсти сомкнулись на горле жертвы, пират упал на колени, руками схватился за шею и рухнул на землю головой вперед. Обойдя вокруг дома и заглянув внутрь горец ни кого больше не нашел и вернулся на причал. Большая часть жителей деревни, уже покинула его, но староста и любопытные остались. Клео о чем-то говорил со стариком, несколько мужчин сваливали трупы в лодку. Савай сказал им, что есть еще одно тело у дальнего дома, и они пошли за ним. Со стороны воды донеслись радостные крики, горец обернулся и увидел, что на реях захваченного корабля раскачивается несколько тел, это событие вызвало радостные крики и на берегу.
   - Что будем делать? - Клео подошел к Саваю, - "Наши", похоже, победили и сейчас обдумывают следующий шаг. В любом случае, ремонт захваченного корабля продлится какое-то время.
   - Не знаю, - горец пожал плечами и пошел в сторону корчмы.
   У корчмы сидели все члены отряда, казалось, они были в замешательстве, не зная, чего ожидать, корабли пиратов вызывали понятное беспокойство. Савай почувствовал, что кто-то еще находился в потоке и в тени, он огляделся, все свои вроде были на месте. Клео и Делис рядом, Зелга сидит на перилах крыльца, на ступеньках два инпар, Бежар и гадалка разговаривают с какой-то женщиной у колодца, судя по всему хозяйкой корчмы, еще три инпар расположились на перевернутой лодке, а один залез на крышу ближайшего дома, наблюдая за причалом и пиратскими кораблями. В голову горца пришла мысль: "Когда как не сейчас можно проверить свою догадку, о ново-обретенной способности". Савай не мог определить, где точно находится тот, кто скрылся в тенях, но ему это было и не нужно.
   Рядом в сарае раздался треск, и что-то упало, ударив по какому-то металлическому предмету, в сарай бросились инпар и вытащили от туда подмышки тело, из ушей и носа у него текла кровь, человек был без сознания, Бежар вылил на него воду из ведра и он стал подавать признаки жизни. Пират был в куртке и цветастой рубахе, он сидел на земле в луже и смотрел на всех испуганными глазами, к нему подошел староста и стал что-то говорить на непонятном для инпар и горца языке, пират ему ответил, после этого старик замахнулся на него рукой, тот закрыл голову руками. Чувствовалось, что пират с трудом воспринимает происходящее вокруг. Зелга присела рядом и дала ему напиться, как ни странно, но Савай на короткое время почувствовал к нему жалость, хотя прекрасно понимал, лишь недавно этот человек был убийца в тенях поджидающий свою жертву.
   - Откуда они? - спросил Бежар.
   - Кто откуда, сброд, - ответил староста, - Не подоспей Вы вовремя, неизвестно чем бы все закончилось. Может, продали бы, что с нас взять-то.
   - А второй корабль? - Клео подошел к группе, стоявшей вокруг пленного.
   - С тем кораблем все нормально, пират пирату рознь, - старик почесал голову, - Эти простых людей не обидят.
   - А нас? - Клео пытался поймать взгляд старосты, но он отвернулся.
   - А до Вас им дела нет, Вы по земле ходите, а они по морю, - старик позвал двух мужчин и велел им отвести пленного, - Вы без опаски можете располагаться на ночлег. Еда и кров за счет общины, - напоследок сказал он хозяйке корчмы.
   Староста ушел, посовещавшись, инпар и горец решили переночевать в деревне, но дежурить всю ночь по очереди.
   Помывшись и переодевшись в чистую одежду, грязную они отдали хозяйке, и заплатили ей за то, чтобы она привела её в порядок, мужчины расположились за двумя столами в корчме, они уже поели и, не спеша, пили вино, девушки, Делис и Зелга поднялись к себе в комнату, сославшись на усталость. Корчма была на удивление чистой и большой при желании в неё могли поместиться все взрослые жители деревни.
   - Причал, большой и корчма не маленькая, - оглядевшись, тихо сказал Бежар, - Не простые рыбаки живут в этой деревне.
   - Для нас главное, что еда вкусная и постели чистые, - Клео сидел в углу полуприкрыв глаза, с его места в открытую дверь хорошо была видна улица. Волчица лежала на крыльце, перед тем как помыться самим Делис и Савай попытались привести её шерсть в порядок, она для порядка порычала, но в результате разрешила им сделать с собой, все, что они хотели. Огромный волк вызывал неподдельный интерес у деревенской детворы, но подходить близко они пока побаивались. Гадалка и один из инпар тоже были на улице, воин следил за кораблями пиратов и скоро позвал всех на улицу. С корабля спустили небольшую лодку, и она поплыла к причалу. Когда горец и инпар пришли к берегу, то увидели на нем старосту и несколько деревенских мужчин, лодка почти достигла причала, в ней находились три человека. Один их приплывших ловко запрыгнул на причал, поздоровался на долинном с легким акцентом. Заметив гадалку, поклонился, приложив руку к груди, приветствовал её, судя по всему на языке пустынников, Хаома ему ответила, но было видно, что она удивлена. Потом пират обратил свое внимание на Савая и обратился к нему, на каком-то языке, но, увидев, что горец его не понимает, снова заговорил на долинном.
   - Меня зовут Федерико Йоль, я старпом на корабле "Кречет". Команда уже давно не была на берегу, но мне понятны Ваши опасения. Эта лодка вмещает ровно шесть человек, мы будем приплывать на ней по очереди, это не может Вам сильно повредить, - говорил он очень быстро, причем, чем быстрее говорил, тем больше был заметен акцент.
   - Вы из Содружества Марис? - спросил Клео.
   - Да, - Федерико улыбнулся, - Вы догадались по акценту?
   - Нет, - Клео засмеялся, - По фамилии. Недавно пересеклись пути с капитаном Пауло Йоль. Случайно не родственник?
   - Случайно нет, - пират по-прежнему улыбался, - Ну что договорились?
   - А первый корабль, кто они? - видно было, что Бежар не доверяет пирату.
   - Назовем их так, они те, кто нарушает правила поведения на воде и суше, - ответил Федерико, матросы в лодке засмеялись, - А если серьёзно, если кто-то переходит определённую черту, тогда на них начинается охота. Нам сообщили, что видели их недалеко от этого места, упустить такой шанс мы не могли.
   - Так торопились, что паруса не успели сменить, - добавил Бежар.
   - Ну, вот он в курсе, - три пирата продолжали смеяться.
   - Не волнуйтесь, я могу поручиться за них, - вмешался в разговор староста.
   - Хорошо, но подстраховаться не мешает, - Бежар достал из кармана маленький зеленый кристалл и прижал его ко лбу. Через некоторое время он стал медленно поворачиваться с широко открытыми глазами, - Теперь Арев знают, где мы, - после этого инпар развернулся и пошел в сторону корчмы.
   - Какой-то он скучный, - промолвил один из матросов.
   - Просто очень ответственный, - Клео погладил Дейру по голове, - Ну что Сава?
   - Почему, я должен быть против, - после слов горца, волчица оскалилась, глядя на старпома, - Только одно условие, если мы почувствуем, что кто-то прикоснется к Сай, мы его убьем, а уже потом будем разбираться.
   - Договорились, - старпом спрыгнул в лодку, и она поплыла обратно к кораблю.
  
   Вернулись обратно за свои столы в корчму и заказали еще вина, большинство инпар поднялись в свои комнаты, но Савай и Клео остались, еще один человек дежурил на улице. У противоположной стены расположились несколько деревенских, а за соседним столом сидели матросы с корабля, они смеялись и заигрывали с подавальщицами.
   - То, что ты сказал старпому, правда? - задал видно интересующий его вопрос Клео, - Ты действительно чувствуешь находящихся в потоке?
   - Чувствую. Я изменился после того, как Зелга втянула меня в поток, - ответил после некоторого молчания Савай.
   Вино кончилось, но больше решили не заказывать, сидели, слушали смех и разговор за соседним столом, правда, ни чего не понимали.
   - Здорово, наверное, знать несколько языков, - Клео задумчиво вертел в руках, какую-то щепку, - Как тот старпом. Хотя ты кроме долинного еще какой-то знаешь.
   - С чего ты решил? Кроме долинного других языков я не знаю, - искренне удивился горец.
   - А что же ты шепчешь, когда плетения накладываешь? Что это всего лишь набор звуков?- пришла очередь удивляться Клео.
   - Думаю, что это не простой набор звуков, но что они означают, не знаю, - Савай подозвал подавальщицу и попросил принести чаю, - Когда меня учили накладывать плетения и делать яды, то просто заставили заучивать определённую последовательность. Причем при изготовлении ядов мы явно поем слова какой-то песни, но смысл её потерян, скорее всего, это названия компонентов различных ядов, видно очень сильных, каждый куплет - рецепт. Что, например, значит "сэрафизалид" или колючки "оолу".
   - Простите, что вмешиваюсь в Ваш разговор, - обернулся к ним матрос, сидящий за соседним столом, - Просто я невольно его подслушал, "оолу" называют морского ежа на Дальних Островах, а "сэрафизалид" это камень которого полно на вулканической гряде за Островами. Серый невзрачный камень "сэрафизалид" символ кодекса Сэфси.
   Матроса позвали, и он повернулся к своим друзьям. Савай допил чай, и пошел немного поспать, а Клео вышел на улицу, так как решили дежурить по двое, но до утра, ни каких происшествий не произошло.
   Зато утром чуть не возникло потасовки, виной невольно стала Зелга, когда девушки спустились на завтрак, то их появление естественно вызвало ажиотаж среди группы матросов. Пока инпар и горец ели то много чего услышали, сказанного в адрес Зелги и Делис. Ситуация могла выйти из под контроля, так как все, особенно Бежар и Клео уже с трудом сдерживали себя, но Зелга разобралась сама. Она подошла и ткнула головой в миску самого разговорчивого из моряков, а когда его друг поднялся, со своего места она двумя ударами усадила его обратно, правда уже в бесчувственном состоянии. В дальнейшем завтрак, прошел спокойно, но, правда, молча.
   Позавтракав и погрузив вещи на свою лошадку, отряд двинулся по побережью в сторону Кейзара, надеясь к вечеру дойти до соседней деревни.
  

Глава 21: Эсхата Танаис.

В этой главе мы быстро переместимся из Танаис в Дэдзай, но надеюсь, что ни кто не заблудится по дороге.

  
   В комнате ярко освещенной, через широкие окна, солнцем, за длинным столом расположились несколько человек. У одного конца стола сидел старец, его длинные седые волосы лежали на плечах, рядом с ним находились шестеро, три пожилые женщины и три пожилых мужчины, а напротив сидел высокий рыжеволосый инпар, за его спиной стояли Мелм и Малхус.
   - Мы стали отставать, - говорил старец, - Не можем предугадать будущее развитее событий. Верчил как лис ходит вокруг да около Изгоняющих, и нет ни каких сомнений, что при любом разногласии орден поддержит его. Нас даже не позвали к стенам Эдуар, а Джамд и Арев там были, на болота мы попали случайно, хотя нас опять же ни кто не звал, мисты послали гонцов ко всем кроме нас, а Тирхо лично прибыл на болота, чтобы выказать свою лояльность. Как только представилась возможность, наши воины вернулись домой, а Арев остались и если бы не Клео и Регр, мы даже не знали бы, что Арев близки к тому, чтобы раскрыть тайну клана Зигрод. Тебе есть, что сказать Синтан?
   - Я считаю, что ничего страшного не происходит, - сказал Синтан, именно так звали высокого рыжеволосого инпар сидящего во главе стола, отца Малхуса и Мелма, - Тайна клана Зигрод уже не тайна, теперь стало известно, как они делали свои татуировки, повторить их пока не удается, но возможно...
   - Что ты конкретно делаешь для того, чтобы мы первые сделали такую татуировку? - перебил главу клана старец, - Молчишь. Клан ценит все, что твой отец и ты сделали, и продолжаете делать для клана, но сейчас этого мало, мы теряем инициативу. Да мы стали значительно богаче, деньги это власть, но власть это не только деньги.
   - Я думал об этом, и наш следующий шаг удивит многих, - Синтан сделал небольшую паузу, - Один из моих сыновей возглавит Малый Совет, - к своему удовлетворению глава клана прочитал на лицах собеседников удивление.
   - Неожиданно, - сказала одна из женщин, - Посвятишь нас более подробно в свои планы.
   - Конечно. Анализируя последние события, я пришел к выводу, что много из происшедшего нельзя считать простым совпадением, - Синтан закрыл глаза и потер подбородок, - Эсхата Нариз, крепость способная выдержать многомесячную осаду, была захвачена за один день. Почему? Да потому, что по приказу главы совета гарнизон покинул крепость. То, что происходит в разных концах Долины, слухи, вспышки недовольства всё это звенья одной цепи. Мы найдем доказательства причастности, главы Малого Совета и его ближайшего окружения к этому, а если не найдем, то сделаем подлог.
   - А оно того стоит? - старец явно обдумывал услышанное.
   - Да. За последнее время Малый Совет стал другим, он значительно усилил своё влияние, а с нашей поддержкой он станет еще сильнее, - Синтан говорил спокойно, стараясь чтобы каждое его слово дошло до сидящих за столом.
   - Но подлог, это как-то... - произнесла одна из женщин, глядя на старца, но он ни чего не ответил, обдумывая услышанное ранее.
   - Пусть это Вас не беспокоит, - продолжил Синтан, видя, что старец молчит, - Сейчас мы следим за каждым шагом Йосель Шастра и уже сейчас есть много, чего настораживающего в его поведении, он явно что-то скрывает и лишь вопрос времени, когда мы раскроем его тайну. Кроме того, мне удалось купить одну карту, - инпар сделал знак, и стоящий сзади него Мелм подал ему свиток, - Это схема древних подземелий находящихся под Дэдзай. Думаем в ближайшее время хорошенько изучить участок, примыкающий к зданию Совета, этим займутся Мелм и Малхус, судя по всему, там есть проход, ведущий непосредственно в комнаты главы совета.
   - Хорошо, мы даем тебе своё одобрение, - видимо старец принял решение, - Но будем внимательно следить за происходящим. Ты должен обещать, что остановишься по первому нашему требованию.
   - Конечно, я даю своё слово,- Синтан собрался вставать, но старец жестом остановил его.
   - Мелм и Малхус могут быть свободны, а тебя мы просим задержаться на некоторое время, - когда в комнате осталось восемь человек, старец продолжил, - Чувствую, ты что-то не договариваешь и хочу услышать все правду.
   - Мне нечего скрывать, Старейший, - Синтан смотрел прямо в глаза старцу, - У меня два старших сына и я одинаково люблю их и хочу пока у меня есть сила и возможность каждому дать, то, что могу. Один из них станет главой клана после меня, второй возглавит Малый Совет. Если это усилит наш клан, что мешает воплотить мои планы в жизнь.
   - Спасибо за откровенность, ты можешь идти, - как только за Синтаном закрылась дверь, старец два раза хлопнул в ладоши, из боковой двери вышел человек, - Позови сюда Регра, Кошю и Ксил-Нура, - сказал ему старец и человек тут же вышел.
  
   Через некоторое время, в комнату к старейшинам клана вошли три человека, два инпар и один высокий худой гог.
   - Перейду сразу к делу, - сказал Старейший, после приветствий, - Скоро Синтан отправит в Дэдзай людей с секретным заданием, ты, Регр должен отбыть с ними, скорее всего, поедет кто-то из его сыновей или даже оба, мы должны знать все. Кошю, сменишь представителя нашего клана в Малом Совете, смотри, наблюдай, замечай и докладывай обо всем, что тебе покажется странным, отправишься немедленно, все необходимые бумаги будут готовы к тому моменту, как соберешься. А от тебя Ксил-Нур нам потребуется полный анализ деятельности Малого Совета за последние сто зим, какие решения принимались, насколько они были эффективны и какие результаты были достигнуты, годы, когда советом правил Зуал, можешь опустить, хотя если найдешь в них что-то заслуживающего внимания, то мы готовы это услышать. Кроме того, не мог бы ты составить прогноз на ближайшее будущее. Больше не буду вас задерживать.
   - Это немного необычно, - сказала одна из женщин, когда старейшины клана стались одни, - Но мир вокруг нас меняется, и мы должны или приспосабливаться к этим изменениям, или стать одной из составляющих той Силы, что изменит облик современного мира.
  

Дэдзай.

  
   Первые два входа ведущие в подземелья под Дэдзай были завалены. Небольшой отряд инпар из шести человек двигался к третьей точке, отмеченной на карте, причем если первый вход был завален, видимо несколько стозимий назад, на этом месте было поле, то второй, совсем недавно. Вне крепости было пять входов в подземелье, два они уже проверили, оставались еще три, ближайший вход был со стороны реки Истр-Ли, к нему и направлялись. Кругом насколько хватало взгляда, были поля, со дня на день должен был начаться сбор урожая, по реке шли тяжелогруженые металлом кнорры, руду добывали в шахтах предгорий и, переплавив, отправляли вниз по реке. Порт Дэдзая значительно уступал в размерах порту Кейзара, через него в основном шла торговля металлом и рудой, главной особенностью этого порта был крупнейший рынок, на котором заключалось большое количество сделок, так или иначе связанных с продажей и покупкой металла и руды.
   Судя по карте, вход находился в воде, инпар остановились и еще раз сверились с картой, сомнений не было, они находились в правильной точке, возможно русло реки чуть сместилось и скрыло вход водой, но у Малхуса было своё мнение на этот счет.
   - Этот вход всегда был под водой, - сказал он, - Так и задумывалось, создатели подземелья его сделали и спрятали. Надо сплавать на разведку.
   Берег в этом месте, был очень крут и у воды сильно зарос высокой осокой, пока остальные как могли расчищали путь к воде, Мелм разделся и вошел в реку. Дно было илистое, Мелм пожалел, что разулся, но возвращаться уже не стал, несколько раз глубоко вдохнул и нырнул, вход он увидел почти сразу, это был зарешёченный колодец из белого камня. Решетка была закрыта на задвижку, которую было удобнее открыть изнутри, надо было вынырнуть и набрать побольше воздуха.
   - Я нашел вход, - крикнул Мелм, показавшись над водой, и нырнул снова.
   Задвижка не поддавалась, сильно заржавела, несколько раз Мелм выныривал, чтобы набрать воздух, а потом понял, что её проще отломать, подплыв к берегу, попросил, чтобы ему дали камень. Регр разделся тоже, они вдвоем по очереди ныряя, пытались отломать задвижку и, в конце концов, им это удалось. Отдышавшись, Мелм погрузился в колодец, спустившись совсем немного, он почти сразу же нашел коридор, ведущий в сторону берега, который заканчивался туннелем ведущим вверх. Было очень темно, Мелм стал ощупывать всё руками и нашел лестницу, поднявшись по ней, инпар оказался на небольшой площадке, с другой её стороны тоже была лестница уже каменная, которая, судя по всему, вела непосредственно в подземелье.
   Когда Мелм вернулся к остальным, они уже были готовы, одежда была плотно скручена, чтобы промокла как можно меньше, она и оружие была сложена в сумки, а сумки были обёрнуты широкими листьями и обвязаны веревкой, в отдельную сумку сложили факелы, эту сумку упаковали наиболее тщательно. С собой у них были еще два артефакта, которые давали слабый рассеянный свет, их повесили на шею Мелм и Регр. Все приготовления были быстро закончены, и отряд вошел в воду.
  
   Звуки гулко разносились по коридору, где-то капала вода, при тусклом свете артефактов инпар пытались одеться, переговариваясь вполголоса, одевшись и вооружившись, они распаковали сумку с факелами, на их счастье они были абсолютно сухими. Малхус развернул карту и при свете факела еще раз уточнили маршрут и огляделись. Коридор был достаточно широкий, на стенах висели плошки, видимо с маслом, Регр подошел к стене, и после нескольких попыток ему удалось поджечь масло в одной из них. По краю коридора шел глубокий желоб, видимо служивший водостоком, на полу толстый слой пыли.
   - Пойдем, - Малхус поднял сумку со ступенек лестницы и повесил её себе на плечо, немного поежился, прикосновение влажной сумки было не совсем приятно, взяв факел из рук одного из инпар, пошел вперед. Отряд потянулся за ним следом, Мелм задержался, но потом быстро догнал остальных.
   До интересующего инпар участка подземелья было совсем недалеко, когда впереди забрезжил свет, факел был немедленно погашен и все разговоры прекратились. На развилке горели несколько плошек с маслом, инпар внимательно осмотрели все отходящие проходы и поняли, что наиболее часто пользовались двумя из них, один как раз вел в сторону здания Совета. Необходимости зажигать факел не было, так как в этом коридоре пусть на большом расстоянии друг от друга, но все же встречались зажженные плошки. Коридор явно шел на подъем, отряд двигался по нему с максимальной осторожностью, судя по карте, они были уже под зданием Совета, когда снова вышли на развилку. Большинство отходящих коридоров заканчивались большими комнатами, видимо когда-то очень давно в них хранились припасы на случай поспешного бегства, но сейчас они были пусты, все кроме одной. Инпар разбрелись, осматриваясь, но скоро Регр позвал их к себе, на полу в комнате лежало тело. Оно уже начало разлагаться, но сохранилось достаточно хорошо, Регр и Малхус осмотрели его и обнаружили два ранения, но оба не смертельных. Какое-то время стояли, анализируя ситуацию, пока Регру не пришла в голову идея, он внимательно осмотрел руки убитого, особенно его ногти.
   - Он умер от яда, - через некоторое время сказал Регр, - Сомнений ни каких.
   - Яд, одна рана в ноге, вторая в правой руке, - Малхус задумался, - Похоже, мы нашли того, кто покушался на Чудотворца. Я в оплот, - инпар развернул карту, - Приведу сюда Изгоняющих. Пожалуйста, не делайте ни каких глупостей, просто дождитесь меня.
  
   В комнате горели, все источники света, но кроме этого Изгоняющие держали в руках факелы, два мага склонились над телом, они о чем-то тихо переговаривались, скоро к ним присоединился мист Раэл, пока какие-то выводы делать было рано, но уже было понятно, что убитый, был не совсем обычным человеком.
   - Странно, почему они не избавились от тела, - Мелм внимательно, смотрел вокруг, - Ведь это такая улика.
   - Наверное, были уверены, что здесь его точно ни кто не найдет, - Регр пожал плечами.
   - Для меня это все равно не понятная беспечность, - Мелм развернулся и вышел из комнаты.
   К этому моменту маги ордена обнаружили несколько точек, где очень часто открывались порталы.
   - А как вы сюда попали? - Раэл подошел к инпар плотной группой стоящих у стены.
   - Контракт, - ответил Малхус, - Эти подземелья наиболее удобный путь, для его выполнения. Мы и так сильно задержались, первые два входа в подземелье были засыпаны, смогли войти только через третий, ну а теперь он окончательно сорван.
   - Шесть инпар и один контракт, - мист с недоверием посмотрел на Малхуса.
   - А с учетом того, что здесь находятся только самые доверенные лица главы клана, Вы надеюсь, понимаете его значимость, - Малхус говорил, немного раздраженным голосом, - Нам пришлось сделать очень не простой выбор. Сообщив Вам о своей находке, мы, возможно, провалили дело необычайной важности для клана и нам, скорее всего, придется держать ответ перед старейшинами.
   - Если орден чем-то может помочь, обращайтесь, - Раэл развернулся, давая понять, что разговор окончен.
   Увидев, что брат смотрит на него, Мелм поднял вверх большой палец и улыбнулся. К этому моменту Изгоняющие разбрелись по коридорам и скоро обнаружили несколько потайных дверей, ведущих из подземелья, одна из них вела в комнаты главы Малого Совета. Инпар ни кто не гнал, поэтому они пошли вместе со всеми. Даже поверхностный обыск дал несколько неожиданных находок, конечно, их можно было трактовать по-разному, но тело в подземелье, показывало их в ином свете. Инпар поняли, что здесь их больше ни чего не задерживает и покинули здание Совета, поэтому они не были свидетелями того, как Изгоняющие схватили Йосель Шастра, обвиняя его в организации покушения на Чудотворца и связи с эльвитами.
   Орден внимательно исследовал подземелье, там был найден очень древний алтарь, но не было сомнений, что он постоянно использовался для тайных ритуалов, кровь еще не высохла на нем. Вскоре были обнаружены трупы жертв светлого культа. Из Жализ в Дэдзай прибыл Зуал, получалось, что даже когда Чудотворец сидел в кресле главы Малого Совета глубоко в подземельях культисты справляли свои кровавые ритуалы. Тот факт, что Изгоняющие не заметили врага у себя под носом, сильно уязвил их самолюбие, в подземелье были исследованы все туннели, найдены большинство тайных дверей, по крайней мере, те, которые открывались недавно, за возможную связь с культом было схвачено много людей, в том числе и члены Малого Совета. Скоро в Дэдзай появился глава клана Дэлабра, Азире Синтан с сыновьями и бойцами клана, он встретился с Зуалом и предложил свою помощь в искоренении культа в столице, и орден не отказался от предложенной помощи.
  

Глава 22: Кейзар.

  
   Савай, Клео, Делис и все другие члены их маленького отряда стояли на развилке дорог, недалеко от стен Кейзар здесь они должны были разделиться на две группы. Горец, Клео, Делис и гадалка решили идти в сторону храма, а Зелга, Бежар и остальные Арев, направлялись в квартал магов, чтобы вернутся в Эсхату Танаис. Прощание затягивалось, Зелга не оставляла попыток уговорить Делис отправится с ней, они сильно сблизились за эту дорогу, но та наотрез отказывалась. В конце концов, поняв безуспешность своих попыток, Зелга дала подруге кошель с деньгами, чтобы той хватило на дорогу до Эсхаты Танаис, на этом и расстались к немалому облегчению всех мужчин. Причем Делис хотела отказаться от денег, но прочитав, что-то на лицах Бежара, Клео, Савая и даже на морде волчицы, изменила своё решение.
  
   На берегу скопилось много людей, подводы, телеги, с десяток всадников, все ждали парома, он появился достаточно быстро, правда, паромщик вначале заартачился увидев волчицу, но деньги быстро уладили возникшую проблему. На другом берегу начинался большак, который потом разделялся на два, один вел в Дэдзай, а второй в Эсхату Рейл. Вначале шли рядом с большаком, но волчица пугала лошадей, да и что скрывать встречных людей тоже, поэтому, свернув в сторону, нашли небольшую проселочную дорогу, которая сильно петляла, но, все же судя по карте, должна была привести их в нужном направлении. Скоро впереди показалась полусфера крыши храма, наверняка вокруг них уже были храмовые земли. Дорога привела их в деревню средних размеров, небольшие ярко крашеные домики, перед каждым огороженный палисадник с цветами, дети разного возраста играли на улице, взрослых было не много, но каждый встречный внимательно осматривал незнакомцев, а посмотреть было на что. Возглавляла группу Делис коротко стриженые волосы, мужская рубашка не по размеру, с грубо отрезанными рукавами, кожаные брюки, два кинжала в ножнах, прикрепленных на бедра ремнями, сумка, весящая на плече. За ней шли Савай, гадалка и волчица, смуглая Хаома в ярких одеждах, волосы заплетены в огромное количество косичек, браслеты на руках и ногах, бусы на шее и бусинки, вплетенные в косички, позвякивали, при каждом её шаге. Рядом высокий светловолосый горец с огромным луком и колчаном стрел за спиной и коротким мечем у пояса и огромная волчица. Замыкающий процессию Клео в кожаных клановых доспехах, вел на поводе приземистую лошадку, груженую вещами. Увидев их, дети отбегали поближе к домам, а взрослые провожали взглядами.
   - Такое чувство, что они впервые видят незнакомцев, - Клео данная ситуация веселила.
   - Может и не впервые, но думаю, что к ним не так часто заходят гости, - Савай замедлил шаг и поравнялся с Клео, - Большак находится в стороне, этой дорогой не так часто пользуются.
   - А дети, - инпар оглядывался по сторонам, - В любой эсхате, за нами бежала уже ватага ребятишек, еще бы такой волк, - Дейра обернулась, словно понимая, что говорят про неё, - Каждому хотелось бы её погладить. Даже с риском остаться без руки.
   - Это я хорошо помню, - горец улыбнулся.
   - Не правильные они какие-то, - Клео видно хотел сплюнуть, но передумал, - Слишком уж чистые.
   Им на встречу попалась группа молодых священников, они прошли мимо, всем своим видом показывая, что им ни до кого нет дела, но некоторые видно не выдержали и обернулись, посмотреть как выглядит Делис сзади, Клео заметил это и громко засмеялся. На границе деревни была корчма, сразу за ней начиналась дорога вымощенная камнем, ведущая к храму. Посовещавшись, приняли решение снять комнату оставить в ней вещи и уже налегке идти к храму. Клео отвел лошадь в конюшню и обнаружил своих друзей на том же месте, где их и оставил, на пороге корчмы.
   - Что? - Клео переводил взгляд с одного на другого.
   - Дейра почему-то не хочет оставаться на улице одна, даже на короткое время, - объяснила Делис, - А в корчму её не пускают.
   - А нас пустят, - инпар, заглянул в корчму, светло, чисто, на столах разноцветные скатерти, - Пошли, в конюшне места на всех хватит.
   - Ты это серьёзно, - Делис пыталась понять шутит Клео или нет, - Подождите здесь, я сейчас вернусь.
   Скоро девушка вернулась и позвала их за собой. Они обошли корчму, и зашли с черного входа в помещение прислуги, там стоял длинный стол, подавальщица, накрыв его скатертью, уже принесла еды. Дейре дали мясо в миске и поставили её у двери, расселись по лавкам. Пришла хозяйка, немного полноватая женщина, волосы убраны под платок, извинилась и сказала, что ни чего не имеет против волка, но посетители её не поймут, принесла два ключа от комнат и, открыв одну из дверей, показала лестницу, ведущую наверх, после чего ушла.
   - Посетители, - бурчал под нос Клео, - Корчма пустая. Сколько ты ей заплатила? - этот вопрос он адресовал уже Делис.
   - Какая разница, - девушка подошла к умывальнику в углу и умылась, - Деньги у меня есть.
   Подавальщица принесла несколько дымящихся тарелок, зелень и кувшин вина.
   - Надо будет потом посчитать, сколько у нас осталось денег, - Савай отрезал кусок мяса, - Чтобы понять насколько нам их может хватить. До предгорий путь не близкий. У меня есть еще кристаллы, их, наверное, можно тоже на деньги поменять. Дойдем до оплота попросим открыть портал ближайший к горам, а там сориентируемся.
   - А что мы забыли в предгорьях? - Клео говорил с набитым ртом, прожевал, потом сделал несколько глотков вина, - Нет, ты то домой возвращаешься, а нам что там делать?
   - Делис родом с предгорий, это точно, - видя, что Дейра всё съела, горец взял пару кусков мяса со стола и дал ей, - Что мы знаем, она не темная, темных в предгорьях нет, скорее всего, она инпар, есть небольшая вероятность, что она инпат, может кто-то из инпат и чувствует Сай. Селений инпар в предгорьях не очень много, - Савай вытер руки салфеткой и налил себе вина, - До зимы обойдем больше половины, перезимуем у меня в деревне, заодно поговорим с инпат о...- горец посмотрел на Клео, - Мало ли что они знают. Весной обойдем остальные селения.
   - Изумительно, он уже все решил, - Клео с улыбкой смотрел на горца, - Хотя если честно я не против, контракта у меня на данный момент ни какого нет.
   - Конечно, очень бы хотелось вспомнить кто я. Но против имени Делис, ничего против не имею, - девушка поднялась из-за стола и потянулась, - Ну что пойдем?
   Гадалка решила остаться в корчме, волчицу оставили с ней, остальные вышли на дорогу и отправились в сторону храма.
  
   Вокруг храма был разбит красивый парк, с арками, колонами и статуями, несмотря на осень, он утопал в цветах. Клео с любопытством разглядывал всё вокруг.
   - Тебе это ни чего не напоминает? - спросил он у горца, тот огляделся и одобрительно покачал головой.
   Широкая дорога разветвлялась на несколько поуже, но определить ведущую к центральному входу было не трудно, она была выложена разноцветным камнем, а по её краям стояли огромные барельефы и статуи, изображающие либо батальные, либо сугубо мирные сцены, на которых священники мечем или словом доносили слова Закона. Делис, Савай и Клео спустились по ступенькам вниз и вошли в центральные чуть приоткрытые ворота. Клео и Савай с любопытством вращали головой, а когда зашли в центральный зал, то обменялись многозначительными взглядами. Увидев их, к ним сразу же пошел пожилой священник.
   - Чем могу помочь? - спросил он.
   - Мы бы хотели поискать кое-какую информацию в вашей библиотеке, - ответил за всех горец, - Нам сказали, что это возможно.
   - Да конечно, нашу библиотеку может посетить любой желающий. А что конкретно, Вас интересует? - священник с любопытством разглядывал троицу, словно оценивал возможную опасность, которую они могут представлять.
   - Меня конкретно интересует все связанное с рекой Забвения, - сказал Савай.
   - Не река, океан Забвения, - с улыбкой поправил священник, - Чтобы прочитать все рукописи так или иначе связанные с океаном Забвения Вам не хватит и всей жизни. Считается, что понятие океана Забвения взято из древних учений Хоа. Священная гора Мара и Океан Забвения эти понятия, так или иначе, фигурируют во всех современных религиозных и философских учениях, но пойдемте, я провожу Вас в библиотеку. Поговорим по дороге, - священник сделал приглашающий жест рукой и пошел впереди, открыв, небольшую боковую дверь он стал спускаться по лестнице, - Так вот, снежная вершина горы Мара скрыта в облаках первоматерии или праматери МА называйте так как Вам удобнее. Снег на вершине постоянно образуется и тает, каждый ручеёк это жизнь. Течение воды, времени и течении жизни все связано, каждый ручеёк впадает в океан Забвения, если по каким-то причинам этого не произошло, все начинается сначала. Как считается для того, чтобы каждый достойный смог достичь успокоения Хоа и создали свои лабиринты.
   - А недостойные? - вставила слово Делис.
   - Может я подобрал не то слово, правильнее сказать способные, наделенные достаточной Силой, для завершения своего Пути, - поправился священник, - Неспособные раз за разом начинают все сначала, пока не обретут достаточно Силы для завершения своего Пути. Кодекс Сэфси уделяет много внимания этому вопросу, в нем есть даже такие понятия как незавершенные и Путь Завершения, основные идеи они, конечно, взяли у Хоа.
   - Кодекс Сэфси, - промолвил горец, - Второй раз за последнее время слышу упоминание о нем.
   - Чем ближе к Островам, тем чаще будешь о нем слышать, - священник открыл еще одну дверь и все вошли в библиотеку поражающую своими размерами, - Постойте чуть-чуть не двигаясь, здесь есть защита, всё, можно идти дальше. Между Законом и Кодексом есть несколько крупных противоречий, что привело в прошлом к долгой войне между Империей Сколов и Островами.
   - Но мне все же хотелось найти, какие-то, может даже и не признанные многими теории, что океан Забвения на самом деле не океан, а река Забвения, - гнул свою линию Савай.
   - Мне надо немного подумать, - священник остановился, - А пока я думаю, может остальные скажут, что их интересует.
   - Я бы хотел побольше узнать о Сай, - было видно, что Клео пытается правильно сформировать свою просьбу, - И еще о распространении Закона до катаклизма.
   - О каком катаклизме ты говоришь? - священник как-то по-другому посмотрел на троицу, видно, у него начало менялось первоначальное впечатление о них.
   - Катаклизме, который превратил, горную гряду в болото, - инпар тщательно подбирал слова, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего, - Откуда сколы узнали о Законе, во что они верили?
   - Час от часу не легче, - вздохнул священник, - А девушка о чем хотела почитать?
   - Я Вас удивлю больше всех, - Делис засмеялась, - Мне хотелось бы понять, умею ли я в принципе читать. Видите ли, я потеряла память, не помню кто я, откуда, что умею делать, кроме того, что похоже неплохо могу убивать.
   Священник задумался, а потом пошел вглубь библиотеки, позвав всех за собой, они пришли в самый дальний угол, видно было, что сюда уже ни кто не заходил очень давно.
   - Думаю это то, что Вам нужно, - сказал священник, показывая на огромный стеллаж, - Назовем это собранием ереси, здесь собрано много неординарных идей и мыслей, некоторые даже идут в противоречие с Законом.
   - А разве священники не сжигают на кострах крамольные книги и свитки, - удивился Клео.
   - Откуда этот бред? - священник явно возмущался совершенно искренне, - Если народ благодаря Империи и священникам принимал Закон, ни когда из его истории ни чего не уничтожалось, все сохранено и хранится в надлежавшем порядке, это общее наследие и неизвестно когда и что может потребоваться. Священники хранят не только Закон, но и все знания которые им удалось найти.
   - Но если здесь хранится так называемая ересь, разве информация о том, как сколы узнали о Законе, может находиться здесь? - Клео показалось, что священник сознательно привел их сюда, чтобы попросту отделаться.
   - А где, если не здесь, - с улыбкой сказал священник, - Ведь доподлинно ничего не известно. Наиболее правдивая, на мой взгляд, версия такова. На материк, где жили сколы, приплыли откуда-то люди и принесли с собой знания и Закон. Они построили первый храм и постепенно сколы стали нести Закон другим народам на континенте, так была создана величайшая Империя в истории, что случилось с ней потом, до сих пор покрыто тайной. Ну, мне пора, извините у меня полно других дел.
   - Можно всего два вопроса, - спросил Клео, - Все храмы строятся по образу и подобию, того первого храма и второй, неужели ни кто, ни когда не пытался узнать, что произошло с Империей?
   - На первый вопрос отвечу, Да. Все храмы подобны друг другу, отличаются лишь некоторыми мелочами и размерами. А вот второй вопрос, - священник глубоко вздохнул и замолчал на некоторое время, - Попыток узнать, что произошло с Империей, было огромное количество, особенно в первое время, но, ни один из кораблей так и не вернулся. Даже сейчас смельчаки пытаются достичь берегов родины сколов, но с тем же результатом.
   Священник развернулся, но уйти ему так и не удалось.
   - Простите, мы и так отняли у Вас много времени, - Саваю в голову пришла мысль, совсем казалось не связанная с предыдущим разговором, - Перволюди и Хоа старшие расы, считается, их породили РОД и МА, но одни пошли в папу другие в маму. Инпат младшая раса, "внуки Темной стороны" так их недавно назвал один встреченный нами человек, их мать Одра. А кто отец?
   - Ищите, - священник обернулся и на мгновение, что-то промелькнуло на его лице, - Если и существуют ответы на Ваши вопросы, то они находятся здесь, - после этого он пошел к выходу.
  
   Савай просматривал свитки один за другим, но все они были на незнаковых ему языках, он уже почти отчаялся.
   - Видно читать я все же не умею, - тихим, грустным голосом сказала Делис.
   - Ну я в таком случае тоже, - вернув очередной свиток на стеллаж, Клео подошел к девушке и обнял её за плечи, - Я еще не нашел ни одного свитка на долинном языке. Сава, а как твои успехи?
   - Аналогично, - горец пошел к другому концу стеллажа, надеясь найти, что-то интересное там, и через некоторое время позвал друзей, - Идите сюда, здесь есть свитки на долинном.
   Клео и Делис подошли к нему не сразу, а спустя какое-то время, девушка немного покраснела и поправляла рубашку, Савай как бы ни чего не заметил, он дал свиток Делис.
   - А нет, читать я все же умею, - Делис быстро просмотрела текст, - Что за бред?
   - Священник же сказал собрание ереси, - Клео тоже развернул свиток, - О, ну надо же, Сава, держи.
   Горец внимательно читал текст, это была запись какого-то собрания, на свитке была дата и время. Судя по всему, давно, еще до возникновения Малого Совета главы ковенов регулярно собирались для обсуждения насущных дел, каким образом этот свиток попал в библиотеку храма было непонятно, но это и неважно. Вначале шло обсуждение текущих вопросов, а потом после завершения официальной части, пошел разговор ни о чем и обо всем, но протокол всё равно продолжали вести. Магог говорили о посвящении, потом о лабиринтах и Хоа, об осознании своего Предназначения и естественно об океане Забвения. Неожиданно глава ковена Хаот, сказал, есть мнение, что на самом деле это не океан, а река Забвения и у него есть интереснейший пергамент, но его перебили спросив: "Если это река, то куда она впадает? Ведь все реки куда-то впадают". Он не стал ни чего объяснять, и разговор перешел в другое русло.
   - А что за ковен Хаот? - спросил, скручивая свиток Савай.
   - Насколько я знаю, - Клео видно надоело читать, и он отдыхал сидя на табурете, - Сейчас этого ковена фактически нет. Магог Хаот был наставником Зуала, а после того как Зуал стал Чудотворцем, нового ученика себе не взял. В его башне на данный момент живут не более десятка престарелых магов и таких же старых слуг.
   - А где находится его башня? - у Савая видимо возник очередной план, и это не укрылось от внимания Клео.
   - От Эсхаты Рейл, в сторону гор выше по течению реки Истр, - инпар поднял глаза вверх и задумался, - Насколько я помню карту.
   - Это хорошо, что в сторону гор.
   - Знаешь, что Сава у тебя слишком много планов, - Клео поднялся с табурета, - Как думаешь их все воплотить в жизнь? - инпар взял один из свитков и резко бросил его на стеллаж, руку пронзила резкая боль. От неожиданности Клео даже вскрикнул.
   - Что с тобой? - Савай подошел к другу.
   - Если бы я знал, рука, - Клео пытался растереть руку, но боль отпускала очень медленно.
   Через некоторое время между стеллажами появилась фигура священника.
   - С рукописями надо обращаться осторожно, - сказал он, подойдя, - Что произошло?
   - Положил свиток на стеллаж, и вдруг боль, - ответил Клео.
   - Будьте аккуратнее, Хранитель расценил Ваше действие как угрозу собраний в библиотеке, - священник развернулся и пошел обратно.
   - Что за Хранитель? - спросила Делис, но священник ни чего не ответил.
   После этого еще какое-то время перебирали свитки, но ничего интересного не нашли, решили, что вернутся на следующий день с утра и продолжат поиски. Когда поднялись из библиотеки в центральный зал, там уже было много священников, они явно готовились к какому-то ритуалу, аккуратно вышли, стараясь не привлекать излишнего внимания. На улице уже начинало темнеть.
   - Извините, можно один вопрос, - обратилась Делис к проходящему мимо священнику, - Кто такой Хранитель.
   - Наверно это понятно из названия, - священник спешил, - В каждом храме есть свой Хранитель.
   - Исчерпывающий ответ. Благодарим, - крикнул в спину уходящему священнику Клео.
  
   Когда вышли с территории храма на дорогу, ведущую к деревне, Савай взял Клео за руку.
   - Подожди, давай я все объясню, тем более Делис тоже пора это знать, - горец переводил взгляд с одного своего спутника на другого, - Делис, в болотах мы нашли древний храм. Возможно, что он построен тогда, когда еще Империи Сколов не существовало, более того скорее всего те кто построил этот храм как-то связаны с принесшими знания и Закон на материк, где жили сколы. В этом храме обитает могущественное существо, когда-то давным-давно оно заключило какой-то договор, может с инпат, а может с теми, кто впоследствии стали инпар или темными. Клео очень заинтересовался этим договором, так как смысл любой сделки ты что-то получаешь, но обязательно и теряешь, другого не дано. Он считает, что инпар получили возможность прикосновения к Сай благодаря этому договору, и это его очень гнетет. Хоа считали Сай одной из составляющих Силы, и он им был известен давно, мы думали, что найдем в библиотеке какую-нибудь информацию по этому вопросу, но если она и есть, то, скорее всего на языке Хоа, а мы его не знаем. Когда меня на болотах втянули в поток, я понял, что Сай связан с рекой Забвения.
   - Океаном, ты хотел сказать, - поправила горца Делис.
   - Нет, рекой, я в этом уверен, - Савай посмотрел куда-то вдаль, - Вот и все, что я хотел сказать. Мы ищем информацию, о Реке Забвения, о Сай и об отце-прародителе инпат, мне кажется, всё это так или иначе связано между собой. Завтра мы еще поищем что-нибудь в библиотечных свитках, но даже если ни чего не найдем, кое-какая информация у нас уже есть.
   - Хорошо, поговорим по дороге, а то стоим на открытом месте, - Клео пошел вперед, потом остановился и подождал, пока его догонят компаньоны, - Вы с Делис завтра пойдете в библиотеку, а я в Кейзар поищу работу, может удастся найти контракт на сопровождение груза до Эсхаты Рейл или в ту сторону. Вероятность конечно маленькая, обычно в Рейл товары доставляют другим путем, но вдруг повезет. Планы у нас большие, а на их выполнение требуются деньги, а так и до места доберемся и денег заработаем.
   Даже вечером в корчме было не очень много народа, Делис попросила хозяйку принести еду в комнаты и все поднялись наверх, гадалка и волчица тоже недавно вернулись с прогулки по окрестностям, поели и легли спать.
  

Глава 23: Салуман: Побережье.

  
   Утлат вернулся из деревни с лошадью, гружёную двумя большими сумками.
   - Вот переодевайтесь, - островитянин распаковал одну из сумок и стал доставать одежду. Лотту и страже достались коричневые, широкие плащи без рукавов, но с прорезями для рук, в большом капюшоне, полностью закрывающем лицо, тоже были отверстия для глаз, а Аргабру разноцветный салуманский халат. Внешний вид дополняли широкие пояса, зеленые у стражи, темно-фиолетовый у Лотта и ярко-желтый у миста. Утлат остался в той же одежде, в какой был в башне Файб.
   - Плащи Тангорских мечников, - Утлат критически разглядывал своих спутников, - Легкие, много секретных карманов, почти новые. Как попали в местную лавку не понятно, скорее всего, не повезло какому-то Тангорскому купцу. Удалось сторговаться за очень небольшую цену, себе тоже такой купил.
   - Может мне тоже одеть плащ? - Аргабр осматривал себя и было видно, что ему одежда не очень нравится.
   - Нет, мы с тобой останемся радующим взгляд пятном на этом коричневом фоне, - засмеялся островитянин, - А если серьезно, у меня такой план. Я приплыл с островов, чтобы войти в лабиринт, а вы меня сопровождаете, вот такой простой план. Правда в нем есть один изъян, - Утлат еще раз внимательно оглядел Аргабра, - Ты выглядишь не очень богато. Слуге надо выглядеть по-другому. Может у Вас есть какие-нибудь украшения? - спутники Утлата отрицательно покачали головами.
   - Наверно, я чего-то не понимаю, - Лотт хмыкнул.
   - Все очень просто, - островитянин завязал сумку и повесил её на лошадь, - Знать одевается внешне очень скромно, лишь быдло пытается поразить других блеском и богатством, они пытаются компенсировать убожество внутреннего мира, внешним великолепием. Хотя конечно не все так просто иногда одна пуговица на скромном костюме представителя Знати, дороже десятка умопомрачительных платьев людей окружающих его. Но будем надеяться, что мы не встретим здесь, ни кого, столь тонко разбирающегося в нюансах.
   Утлат взял под уздцы лошадь и пошел по дороге в сторону гор, но остановился.
   - Знаете, что мне так нравится в Долине? Почему я остался здесь и не вернулся на родину? - спросил он и сам же ответил, - Большинство жителей здесь естественны, они свободны от внешней шелухи, если у них что-то есть, то значит это ему действительно нужно, а не потому, что это есть у соседа. Думаю, что Кодекс прижился бы на этой земле, - сказав это, островитянин пошел дальше.
   - Он решил войти в лабиринт, - прошептал Лотт, как только Утлат отошел на достаточное расстояние.
   - Думаешь? - так же тихо в ответ сказал Аргабр.
   - Уверен в этом, - страж придержал миста за руку, чтобы отстать еще побольше, - Он Знать и последователь Кодекса, а то, что я про них знаю, они ни когда не врут. В детстве моим любимым занятием было вечерами сидеть на ступенях корчмы и слушать разговоры моряков. Знать не лжет, могут сказать что-то не до конца или уйти от ответа, допустимо сказать неправду, только если на кону честь семьи. И... - Лотт засмеялся, - Не знаю, насколько это правда, в супружеских отношениях, тоже можно не быть очень откровенным.
   - Извини, ты заговорил о детстве, - Аргабр казалось, раздумывал, говорить ли ему дальше или нет, но все же решился, - Утлат, что-то сказал о твоем имени.
   - Расслабься, я не стыжусь ни своего рождения, ни своего имени, - Лотт похлопал миста по плечу, - Моя мать была подавальщицей в корчме, но оказывала посетителям и другие услуги, так что кто мой отец мне неизвестно. В детстве мне пришлось несладко, постоянно приходилось все доказывать другим детям кулаками, но я люблю мать и если есть возможность, всегда её навещаю.
  
   В предгорьях уже ощущалась осень, на деревьях было много разноцветных листьев, а вечером становилось гораздо прохладнее, чем днем. Изгоняющие и Утлат не скрываясь шли по дороге, ведущей все выше и выше в горы, иногда им попадались навстречу путники, а один раз обогнала кавалькада на лошадях. Охотились, один из стражей неплохо разбирался в грибах, и несколько раз на ужин у них было мясо с грибами, так ни куда не торопясь дошли до высокогорной долины. Здесь их ждал сюрприз, в долине они обнаружили огромное количество шатров.
  
   Шатров было действительно много, разных размеров и расцветок, везде на кострах готовилась еда, играла музыка. Вокруг в основном были представители горных племен, но встречалась салуманская и тангорская одежда. Изгоняющие хоть и привлекали внимание, большого интереса не вызывали.
   - Какой язык кроме долинного вы знаете? - прошипел сквозь зубы Утлат.
   - Немного тангорский, - также тихо ему ответил Аргабр.
   - Салуманский и тангорский, но хуже, - одновременно с ним сказал Лотт.
   - Прекрасно, говорим только на тангорском или молчим, - как только он это промолвил, к ним направился человек с двумя воинами в ярком салуманском халате.
   - Кто Вы такие и что здесь делаете? - спросил он.
   Утлат ответил, судя по всему на островном диалекте, но его явно не поняли.
   - Я приплыл с Островов, чтобы войти в лабиринт, - заговорил он на салуманском, - Мы не ожидали, что попадем на какой-то праздник.
   - Не так часто нас посещают гости с Островов, - салуманец недоверчиво смотрел на островитянина.
   - Твоё недоверие понятно, надеюсь, это тебя успокоит, - Утлат поднял руки вверх, рукава халата опустились и два золотых дракона вспыхнули на запястьях.
   Салуманец сделал жест рукой и отошел с воинами в сторону, но продолжал пристально наблюдать за островитянином и его сопровождением.
   - Надо что-то сделать, чтобы уменьшить недоверие к нам, - Утлат оглядывался по сторонам в поисках решения, пока его внимание не привлекла площадка, где мерялись силой маги.
   Условие победы оговаривалось каждый раз отдельно, фантазию ни что не ограничивало, самое главное определить победителя. Сейчас на площадке состязался шаман из горных племен, с магом если судить по одежде то, скорее всего из Тангора. Между ними была стена огня, и каждый из них пытался передвинуть её на сторону противника. Аргабр чувствовал, что тангорец немного поддаётся, так как был явно сильнее своего оппонента, отвлекшись, он не заметил, что Утлат разделся, на нём осталась лишь одна набедренная повязка и верёвка, завязанная вокруг головы. Стена огня двигалась то в сторону одного, то другого мага, становилась шире или уже, закрыв глаза и что-то прошептав, островитянин вошел в стену огня, кто-то даже вскрикнул, правда, маги не обратили на это ровным счетом никакого внимания, слишком были заняты своими делами. Через некоторое время Утлат вышел из огня, набедренная повязка чуть тлела, но видно была сделана из материала устойчивого к магическому огню, и подошел к своим спутникам, вокруг них уже стала образовываться толпа.
   - Браво, неподражаемо, Знать резвиться, - сказал высокий человек в черной одежде с суровым обветренным лицом, и захлопал в ладоши, - Позволь узнать как твоё имя смельчак? - спросил он на островном диалекте. Несколько человек вокруг него засмеялись.
   - Утлат, с Вашего позволения, - островитянин кивнул головой.
   - Утлат, да это меняет дело, - сказал уже на тангорском незнакомец, - А скажи мне, почему твои люди здесь с оружием?
   - Твои тоже не с пустыми руками, - парировал Утлат.
   - Но право ношения оружия надо заслужить, - было видно, что выходка Утлата почему-то вывела незнакомца из себя.
   - И как заработать это право? - островитянин понимал, что так раздражает незнакомца, но делал, то что должен был, так как не видел другого выхода.
   Незнакомец указал рукой на площадку, к этому моменту маги уже закончили свой поединок, и пошел к ней. Утлат посмотрел на Лотта, тот кивнул ему головой.
   Вокруг площадки сразу же собралась большая толпа, соперник уже ждал стража, в одной руке он держал длинный меч, в другой небольшой щит с тремя острыми длинными шипами. Лотт достал два своих меча, они были сделаны по его заказу, внешне они напоминали мечи пустынников, но были в полтора раза длиннее. Противник бросился вперед, страж легко уклонился от его атаки, новый удар и снова Лотт легко парирует его, так продолжается раз за разом, у окружающих уже не возникало сомнения, что мечник в длинном плаще с капюшоном полностью закрывающем лицо, просто играет со своим противником. Наконец игры наскучили стражу, и меч в правой руке разрубает кольчугу, оставляя глубокую рану на груди, рана более чем серьезная, соперник истекает кровью, Лотт дает ему возможность бросить оружие на землю и признать своё поражение, но тот атакует снова. Уклонение и удар, голова катится к ногам ближайших зрителей.
   - Прекрасно мечник, ты не зря носишь свой пояс, - прокричал на тангорском статный мужчина, - Как только твой контракт здесь закончится, жду тебя в своем доме Шамри-Лай, - и бросил к ногам стража кошель с деньгами.
   На мгновение у Утлат все похолодело внутри, но Лотт как бы, ни замечая денег, пошел к ним.
   - Иди, подними деньги, - прошептал Утлат Аргабру, - Больше некому.
   Мист ни чего не сказал, но одарил островитянина многозначительным взглядом, все же пошел и поднял кошель.
   - Ты молодец, - Утлат незаметно пожал руку стражу, - Сражался прекрасно, и самое главное деньги с земли не поднял. Мечник твоего ранга не поднимет награду с земли, только из рук в руки. Тангорец или тебя проверял, или хотел унизить, не знаю.
   - Эти пояса что-то значат? - тихо спросил Лотт, и продолжил, увидев утвердительный кивок головой, - Будет время, объяснишь.
   - Мне бы тоже хотелось это знать, - у вернувшегося Аргабра все кипело внутри, но он старался не показывать вида, - И оденься уже, в конце концов.
   Их разговор был прерван появлением человека небольшого роста.
   - Мой господин приглашает Вас к своему костру, - сказал он, - Если у Вас нет других планов.
   Изгоняющие переглянулись и пошли вслед за слугой.
   Слуга привел их к небольшому шатру, стоящему в некотором отдалении от остальных, какого же было удивление, когда из шатра вышел незнакомец, лишь недавно спровоцировавший поединок между Лоттом и своим человеком.
   - Хочу извиниться за своё поведение и представиться, - сказал он, - Меня зовут Катко. И всю ответственность за происшествие я беру на себя.
   - У твоего человека был шанс сохранить себе жизнь, - Лотт говорил, не снимая капюшона, - С такой раной не имело смысл продолжать поединок, в конце концов, мы были не на поле боя. Так, что смело, можешь разделить ответственность с ним.
   - Моя вина в том, что я не правильно понял мотивы поведения Утлата, - Катко не стал обращать внимания на слова стража, - Расценил его поступок как бахвальство, бравирование тем, чем владеешь от природы, но увидев стиль боя этого мечника, всё понял. Ты хотел, - обратился Катко непосредственно к островитянину, - Чтобы глядя на Вас, у окружающих не возникало вопроса: "Кто они?", вопроса рождающего недоверие и подозрения, а если бы он и возникал, то на него всегда был бы ответ: "Да этот тот человек, который вошел и вышел из огня неповреждённый, вроде Знать с Островов. Как, ты не видел?". Иногда очень важно создать не правильное впечатление о себе, не так ли?
   - Нам нечего скрывать, - Утлат смотрел незнакомцу прямо в глаза, - Мы идем к лабиринту, то, что здесь в этой долине происходит какое-то событие для нас полная неожиданность. И если тебе не трудно объясни, что не так в стиле боя Лотта.
   - Лотт, очень приятно, - Катко кивнул головой, - Вы не смогли обмануть даже тангорца. Тангорские мечники так не сражаются, этот стиль боя характерен для пиратов с побережья Долины, - откинув полу шатра, Катко пригласил всех войти, в шатре было еще четыре человека. Аргабр сразу обратил внимание, что у длинного стола стояли не табуреты, а стулья с высокими спинками.
   - Так сражаются не только пираты, - войдя в шатер, Лотт откинул капюшон назад, - Воины Гужэ сражаются также.
   - Гуже, дикие и свирепые, до сих пор пьющие кровь своих жертв, - Катко передернул плечами.
   - Не такие уж они и дикие, - страж повесил на спинку стула плащ и приняв предложение хозяина шатра, сел за стол, - А кровь они пьют в момент когда мальчик становится мужчиной, естественно не человеческую.
   - Я слышал истории, когда пьют именно человеческую кровь, - Катко сказал это на долинном языке.
   - Такое действительно случается. Когда мальчику приходится взрослеть раньше времени, - Лотт продолжал говорить на тангорском, хотя ему было и не очень легко подбирать слова, - Несмотря на то, что отношения между Долиной и Тангором всегда были натянутыми, войны между ними можно пересчитать по пальцам, и все это благодаря племенам Гужэ разделяющим эти страны.
   - Тем более, что в любом конфликте, Гужэ всегда поддерживали Долину, а Долина всегда поддерживала их, - Катко принципиально продолжал говорить на долинном, - Граница между Долиной и Тангором проходит но равнине Оседер. Получается, что огромная территория, номинально принадлежащая Тангору ему не подконтрольна, так как населена Гужэ. Но хватит разговоров ни о чем, меня, если честно это мало волнует.
   Катко хлопнул в ладоши, он повесил куртку на спинку стула, но почему- то не снял с рук длинные перчатки, слуга принес всем теплые влажные полотенца, а потом тарелки и столовые принадлежности. Аргабр и Утлат сняли с шеи и положили на край своих тарелок продолговатые камни. Это естественно не осталось незамеченным хозяином, но он оставил свои комментарии при себе. Еда была не сильно разнообразна, но была приготовлена очень хорошо, долгое время за столом, были слышны только фразы, с которыми обращались друг к другу, с просьбой передать или положить что-то.
   - Конечно, вполне допустимо, что какой-то воин Гужэ стал тангорским мечником, - Катко видимо, всё это время думал о предыдущем разговоре и озвучил свои мысли вслух, - Почему бы нет. Тангорцу эта мысль видно тоже пришла в голову, - Катко отодвинул тарелку и налил себе вина, увидев, что Лотт тоже наливает вино, высоко поднял кубок, предлагая выпить вместе, - Знаешь, что ты должен был сделать, когда он бросил тебе кошель под ноги? Ты должен был развернуться сделать несколько шагов и спросить не оглядываясь: "Я не расслышал твоего имени, где я могу найти тебя в Шамри-Лай?", это бы означало, что ты воспринял его поступок как оскорбление. Хотел бы я посмотреть на лицо того купчишки, - Катко улыбнулся, - Хотя в принципе и так все получилось нормально.
   Слуга унес со стола еду, оставив вино, сыр, зелень и кусочки тонко нарезанного вяленого мяса.
   - Ты уже достаточно знаешь о нас, но мы о тебе фактически ничего, - обратился Утлат на долинном к хозяину шатра, - И не мог бы нам объяснить, что здесь происходит?
   - Я наемник и купец в одном лице, - ответил Катко, - сопровождаю караваны из Тангора в Салуман и обратно через горные перевалы. А здесь праздник, Той.
   - Той? Гужэ называют так посвящение, которое проходят мальчики, когда становятся мужчинами, - Лотт решил для себя, что будет говорить, только на тангорском. Утлат мог себе позволить говорить на любом языке, так как в его происхождении усомниться было сложно.
   - Тоем называют у многих народов гор, равнины и пустыни праздник, который отмечают одновременно большое количество людей. Назовем его Всеобщим Праздником, а как перевести это слово, затрудняюсь сказать, - Катко внимательно разглядывал Лотта, казалось из всех шести человек, он интересовал его больше всех. Возможно, именно сейчас он думал о том, что Лотта вполне могли воспитать Гужэ, такие случаи не редкость, а потом он выбрал путь мечника, это вполне объясняло его плохой тангорский и стиль боя. Жаль, до конца проверить это было нельзя, диалекта Гужэ Катко не знал.
   - По твоим взглядам, я вижу, что тебя очень интересует мой мечник, - прищурившись, Утлат смотрел на хозяина шатра, - Я могу сполна удовлетворить твоё любопытство. Его мать была подавальщица в корчме, а своего отца он не знает, - сказав это, островитянин резко поднялся из-за стола. Две пары глаз не мигая смотрели на Катко, надо отдать ему должное выглядел он абсолютно спокойно, Лотт перевел взгляд с хозяина шатра на его спутников и тоже встал со стула.
   - Второй раз за этот день, приношу свои искренние извинения, честно я не хотел оскорблять ни тебя, ни твоего мечника, - Катко тоже встал и приложил руку к груди, - Пожалуйста, присаживайтесь за стол.
   Молчание затягивалось, слуга принес еще два кувшина вина.
   - А можно поподробнее о празднике, который здесь отмечают, - Аргабр впервые за все время, которое находились в шатре, открыл рот.
   - Это Сватовство. Представители многих горных племен собираются на нем, чтобы заключить брачные союзы, - Катко говорил как ни в чем не бывало, - Браки между представителя различных племенных групп приветствуются, но не возбраняется если парень и девушка одного племени, захотят связать свои судьбы. Самую красивую часть праздника вы уже пропустили, девушки и юноши в нарядных одеждах прогуливаются и выбирают себе пару. Первый шаг может сделать, как мужчина так и женщина, случается много чего комичного, а иногда и трагичного, - хозяин шатра улыбнулся, - Но сейчас молодые и не очень уже определились со своим выбором, теперь семьи договариваются о состязаниях. Поединки начнутся с завтрашнего дня.
   - Поединки? - Утлат тоже проявил интерес к происходящему.
   - Да, победитель диктует свои условия. Как и где молодые будут жить, размеры приданного, но это не значит, что если победит семья невесты, то жених, например, должен обязательно поселиться у неё. Отец невесты может, например, сказать: "Отдаю Вам свою дочь, но моё сердце разбито, а хозяйство может придти в упадок, поэтому...". Дальше идет перечисление того, что несомненно, компенсирует потерю, - Катко засмеялся, - А состязания могут быть самые разные, сражение на мечах, борьба или кто громче свистнет, или дальше плюнет, фантазия ни чем не ограничена. Лишь убийства запрещены строго на строго, наш поединок сошел нам с рук лишь потому, что мы чужестранцы, большая часть, находящихся вокруг, вообще не поняла, что между нами произошло.
   - Мы уходим, - Утлат отодвинул от себя кружку и поднялся, - Большое спасибо за угощение, - и добавил на диалекте Островов, - Не надо идти за нами, я могу расценить это как угрозу.
   Дойдя до выхода из шатра, островитянин остановился и порылся в карманах, потом обернулся и положил на край стола небольшой серый овальный камень и вышел. Когда гости ушли Катко долго смотрел им вслед, потом поставив локти на стол, обхватил голову руками.
  
   Лагерь был действительно огромен, лишь к вечеру Изгоняющие и Утлат вышли за его пределы. Несмотря на надвигающуюся безлунную ночь, решили отойти от него как можно дальше. Шли до тех пор пока, можно было, что-то разглядеть, но когда в очередной раз, кто-то, споткнувшись о корень, чуть не разбил себе голову, решили остановиться и дождаться утра. Аргабр активировал артефакт и при его тусклом свете нашли место для ночлега. Сели под деревья, завернувшись в пледы, определились с дежурством.
   - Утлат ты спишь? - тихо спросил Лотт.
   - Нет, - островитянин обернулся на голос, пытаясь в темноте разглядеть стража, - Прости, что пришлось сказать о тебе в шатре, просто прожив много лет в Долине, я знаю, что если ты не сменил имя, значит, не стыдишься своего происхождения, а интерес к тебе надо было уменьшить, хотя лично мне он понятен.
   - Я хотел напомнить, что ты хотел объяснить, что значит цвет поясов?
   - Почему тебе понятен интерес к Лотту, что знаешь ты, чего не знаем мы? - прошептали одновременно Лотт и Аргабр.
   - Как всегда два вопроса одновременно, - Утлат усмехнулся, - Вначале о поясах. На Островах, в Салумане и Тангоре, цвет пояса имеет большое значение, но пояс одного и того же цвета на торговце и воине значит совершенно разное, нюансов очень много, но думаю, что Вас интересует, что значит цвет ваших поясов. Пояс Лотта означает, что это мечник высокого ранга, сам принимающий решения и отвечающий за свои поступки, воину с таким поясом постоянно приходится подтверждать свой статус, доказывать право на независимость. Зеленые пояса стражей подтверждают их высокий ранг, но и показывают, что они не принадлежат себе и согласны исполнять приказы, воины с такими поясами еще не готовы самостоятельно принимать решения.
   - А что значит цвет моего пояса? - спросил мист.
   - Он значит, что ты человек высокого положения, вынужденно и временно оказавшийся в ситуации, когда должен попрать свою гордость, - ответил Утлат, - Пояс ярко-желтого цвета единственный пояс, значащий всегда одно и то же независимо, от того на ком он. Я подвязываюсь веревкой, но это понятно, это символ моей касты. Теперь о том, что Вы не знаете или не заметили. Скорее всего, Катко с Островов и Вы наверняка заметили, что за столом он не снимал перчатки. Понятно, что он что-то скрывал, думаю, его пальцы оплетают змеи, а это значит, что он представитель низшей Знати.
   - Драконы обвивают запястья высшей знати, а змеи оплетают пальцы низшей, - очень тихо сказал Лотт, - Я правильно понял?
   - Не драконы, змеи. На моих запястьях летающие водяные змеи, - островитянин видно хотел показать руки, но потом понял, что в такой темноте, ни кто ни чего не увидит, - Летающие водяные змеи живут у каменной гряды за Дальними Островами, правда умеют летать, лишь молодые особи, взрослые слишком большие для этого. Яд водяной змеи вызывает почти мгновенную смерть, - Утлат замолчал, - Перед тем как нанести татуировки на руки, Знать обязательно везёт своих отпрысков к гряде. Это достаточно опасное путешествие, так как крупный змей может сильно повредить небольшой корабль, но оно того стоит. Змей разгоняется и выпрыгивает из воды, он действительно золотой, и нет ничего прекраснее, чем переливающийся на солнце морской змей, летящий над поверхностью океана.
   Каждый, молча, думал о своём, Аргабр не заметил как провалился в сон. Он проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо, при этом зажимая рот, мист открыл глаза и увидел Лотта склонившегося над ним, страж приложил палец к губам и показал в сторону дороги. Начало светать, но Айор ещё встал, из-за поворота вышел небольшой отряд, они шли в сторону лагеря. После того, как они прошли мимо, Лотт махнул рукой и с противоположной стороны поднялись два стража, они сняли тангорские плащи и одели свои, делающие их почти невидимыми, если они стояли неподвижно. Наскоро перекусили и двинулись дальше. Двигаться решили следующим образом, немного впереди и рядом с дорогой, должен был идти один из стражей, в своем плаще он почти терялся среди деревьев, и его задачей было предупредить о возможной опасности. Стражу дали отойти на небольшое расстояние и двинулись за ним следом.
  

Глава 24: Эсхата Рейл.

  
   Савай уже несколько дней ждал своих друзей в Эсхате Рейл, он и гадалка сняли небольшую комнату в корчме недалеко от главных ворот в город. Вначале их экзотический вид вызывал повышенный интерес, но потом к ним привыкли, прослышав, что в городе появилась гадалка из пустыни, к ней стали приходить люди, поэтому Хаома и волчица принимали посетителей, а горец от нечего делать слонялся по окрестностям. Возможно, стоило задержаться в Кейзаре подольше, но проживание там обходилось слишком дорого, да и в библиотеке делать было больше нечего. Свитков и книг на долинном по интересовавшему его вопросу нашлось до скудного мало, горец получил больше информации общаясь со священниками, но и они не всегда могли удовлетворить его любопытство, ссылаясь на занятость. Интересный текст, правда, не относящийся к предмету их поисков обнаружила Делис, в нём говорилось, что сколы, расселившиеся в предгорьях потомки тех, кого в Империи называли Яг. Яг это элитные отряды, которые должны были уничтожить Знать Островов, их готовили с раннего детства, и благодаря им Империя Сколов надеялась переломить, ход войны с Островами, но чтобы не произошло с Империей, это положило конец войне. Десятки кораблей с Яг поднялись по реке Истр и Яг расселились в предгорьях, поначалу это вызвало недовольство горных племен, но оно быстро сошло на нет, к тому же Яг быстро нашли общий язык с инпат, этот взаимовыгодный союз устраивал всех. С того времени когда сколы расселились в предгорьях было отмечено не малое количество браков между ними и инпат, а не замеченных связей было наверняка гораздо больше. Савай поговорил на эту тему со священниками, но ещё чего-то нового не узнал. Горца еще интересовал Хранитель, что это, но священники отказывались говорить на эту тему, а письменного упоминания о нем он не нашел. Лэтор наверняка мог бы удовлетворить его любопытство, но он был на болотах.
   Клео всё же удалось найти контракт, совпадающий с его планами, он подрядился сопровождать некую корреспонденцию из Кейзара в Эсхату Рейл, инпар отправился с обозом и взял с собой Делис. Пару дней после их отъезда Савай бродил по библиотеке, читая всё, что ему попадется на глаза без всякой системы, правда, ему это быстро надоело, но для себя он решил, надо обязательно изучить язык Хоа. Покинув корчму в деревне рядом с храмом, горец с гадалкой и волчицей отправился в ближайший оплот и попросил открыть портал в Эсхату Рейл.
   Окрестности вокруг Эсхаты Рейл представляли собой сплошные поля. Земли около реки Истр были плодородными, всегда давали богатый урожай и уже начался его сбор. Савай даже хотел, подрядиться на какую-ту работу, но косить он не умел, да и вообще если честно крестьянин из него был никудышный, поэтому достаточно быстро отказался от своей идеи и просто уходил из города и, поднявшись на пригорок, наблюдал за косарями, слушая песни и размышляя. Узнав, что он потомок Яг, горец нашёл в библиотеке информацию о Знати Островов, ведь надо было знать, с кем воевали его предки и понял, что вся жизнь Знати это сплошной клубок интриг и убийств, не случайно, что их символом является змея, но как не старались священники Империи, Закон так и не смог восторжествовать на землях Островов, так как Знать совершенно не восприимчива к магии. Савай прочитал достаточно много интересного об образе жизни правящего сословия Островов, он не был наивным простачком, но если хотя бы половина написанного была правдой, картина вырисовывалась не радостная. Знать делилась на высшую и низшую, у высшей змеи опоясывали запястья рук, а у низшей пальцы. И не было большего счастья для родителей ребенка низшей Знати, если благодаря их стараниям семья поднялась на ступеньку вверх, и их чадо получало татуировку на запястья. Непонятно было другое, почему прекрасно организованным войскам Империи так и не удалось победить Острова управляемые столь развращенной элитой. Не меньше времени горец думал о найденном ими на болотах храме, какие тайны скрывает он. Похожесть языка сколов и жителей Долины скорее всего не случайна. Если в Долине речь со временем изменилась, так как различные этнические группы внесли в неё много нового, то в Новам Домуне, насколько слышал Савай, говорят фактически на языке Империи Сколов, но это не мешает жителям Долины понимать жителей Новам Домуна. Может, Закон действительно зародился на этой земле? Все храмы подобны друг другу, на поверхности видна только крыша главного зала, а всё остальное скрыто глубоко под землёй, что заставило первых строителей выбрать именно такую архитектуру? Потом появилась еще одна мысль, а нет ли чего общего у древнего катаклизма уничтожившего горную гряду и изменившего русло реки Танаис с тем, что произошло с землями Империи.
   Неожиданно мысли Савая были прерваны, кто-то закрыл ему глаза руками, руки были мягкие и приятно пахли травой. Делис с Клео не могли добраться так быстро, поэтому горец просто сказал:
   - Сдаюсь, - и обернулся.
   За спиной стояла милая девушка, русые волосы были собраны в два хвоста завязанные голубой лентой под цвет её глаз.
   - Пойдем к нам, - сказала она, - Ты уже несколько дней сидишь здесь один, о чем-то думаешь и скучаешь. Ты кто? - девушка взяла охотника за руку и повела за собой.
   - Меня зовут Савай, я жду друзей, - горец шел рядом с девушкой, она была в легком зеленом сарафане подвязанным белым поясом.
   - Ждешь друзей, - девушка засмеялась, - И долго ты так собирался их ждать?
   - Пока не приедут, - Савай не понимал, что так развеселило девушку, - Понятно, сейчас такое время, что каждая пара рук на вес золота, но я охотник и помочь с уборкой урожая не могу.
   Эти слова почему-то развеселили незнакомку еще больше, она побежала, увлекая горца за собой, скоро они подбежали к большой группе парней и девушек, парни что-то готовили на костре, а девушки плели венки из луговых цветов.
   - Рузи, кого ты нам привела? - спросила одна из девушек спутницу Савая.
   - Я нашла его в поле, его зовут, Савай он ждет друзей, - Рузи отпустила руку горца и, смеясь, подбежала к подружкам.
   - Красавчик, - девушки не стесняясь, разглядывали охотника.
   Савай поздоровался и присел на землю, парни оценивающе посмотрели на него, но ни какой агрессии в их взглядах горец не ощутил. Девушки доплели свои венки и стали с песнями водить хоровод, юноши рядом с ними о чем-то постоянно шептались. Наконец один на что-то решился и бросился в хоровод, схватив девушку, он пытался её поцеловать, но подружки отбили её, парни видимо должны были помочь своему другу, но они только хохотали стоя на месте. Все от души веселились, а Савай подумал, что наверно он не умеет отдыхать, в его деревне мальчики и девочки с детства проходят обучение, их учат ставить ловушки, стрелять из лука, готовит яды и накладывать плетения. Свободного времени, конечно, предостаточно, но Савай тратил его, тренируясь под руководством Хирши, укрепляя тело и совершенствуя навыки рукопашного боя. Ему всегда больше нравилось бродить по лесу одному, чем общаться со своими сверстниками, а когда он встретил Крао Ео, то им было достаточно общества друг друга, видеть её, чувствовать прикосновение рук, ощущать запах волос, как сейчас всего этого не хватало горцу. Неожиданно одна из девушек громко вскрикнула, показывая рукой куда-то за спину Савая, горец обернулся и увидел Дейру бегущую по полю. Волчица подбежала и остановилась рядом с охотником. Хоровод поломался, и девушки бросились врассыпную, парни искали какое-нибудь оружие, хватая вилы и косы.
   - Не бойтесь, это мой волк, - громко крикнул горец, он встал и потрепал волчицу по холке, - Вернее не мой, а моей подружки. Он присматривает за мной, чтобы чего не случилось, - паника прекратилась
   - Не хотел бы я, чтобы у моей девушки был волк, - промолвил кто-то из парней. Его слова вызвали смех, правда, немного нервный.
   - Извините, что испортили вам веселье, - охотник попрощался и пошел с волчицей в сторону города.
  
   Хаома встретила Савая на пороге корчмы, увидев, что он возвращается с волчицей, сразу успокоилась.
   - Сидела спокойно, вдруг подскочила и выпрыгнула в окно, - в голосе гадалки чувствовалось волнение, - С вами все в порядке?
   - Опасности никакой и не было, - горец оперся рукой, о крыльцо корчмы, - С девушкой познакомился.
   - Теперь она тебя ни куда одного не отпустит, - Хаома смеясь, опустилась на корточки и обняла Дейру за голову, - Красавица, умный волк.
   Гадалка встала и, позвав охотника, поднялась в комнату.
   - Надо поговорить, - закрыв дверь, Хаома села на кровать, - Думаю, что тебе надо прекратить на время свои прогулки. Не потому, что ты можешь увлечься, какой-нибудь девушкой, а из-за того, что за эти дни нам удалось заработать немалые деньги и об этом наверняка известно многим. Чтобы чего не произошло, тебе лучше не отлучатся из корчмы надолго.
   - Хорошо, я и сам думал, что пора прекращать свои прогулки, - Савай снял сапоги и лег на кровать, - Тем более что Клео и Делис должны приехать не завтра, так послезавтра.
  
   Через пару дней в корчме появились Клео и Делис, они спросили, где остановились горец с гадалкой и поднялись к ним в комнату. Хаома сидела за столом, ожидая посетителей, а Савай у окна, высматривая что-то во дворе, волчицы ни где не было видно.
   - Деньги у нас есть, пойдем, купим тебе, какую-нибудь одежду, - Клео видно продолжал начатый ранее разговор.
   - Хорошо, сходим, хотя мне в твоей рубахе очень комфортно, - Делис с улыбкой взяла инпар за руку и на мгновение прижалась к нему. Это не укрылось от внимания горца, но он постарался скрыть усмешку.
   - Как добрались? - Савай поднялся, разминая ноги, в окне появилась голова Дейры, видимо волчица лежала на каком-то навесе за окном, оглядев вновь пришедших, она успокоилась и голова исчезла.
   - Прекрасно, - Клео бросил две сумки, свою и Делис, на пол и присел на кровать, - Кормили, поили, довезли до нужного места, да еще и денег заплатили. А как у вас дела?
   - Да вроде тоже не плохо, - горец хотел сказать, что-то еще, но его перебил стук в дверь.
   - Можно войти? - спросил голос за дверью.
   - Нет, - ответила Хаома, - На сегодня прием закончен.
   Пробормотав извинения, невидимый посетитель ретировался. Клео переводил взгляд с гадалки на горца, ожидая объяснений, но, так и не дождавшись, поднялся и положил на стол увесистый кошель с деньгами. Савай так же молча подошел к кровати и вытащил из-под неё короб, когда он откинул крышку, оказалось, что он больше чем на половину наполнен монетами разного достоинства.
   - Всё хватит играть в молчанку, - Клео присев на корточки, перебирал монеты в коробе, - Чем вы здесь занимаетесь?
   - Я решила помочь людям, но и нам конечно, - Хаома поняла, что горец предоставил ей право объяснять всё самой, - Денег, естественно, не прошу, но не отказываюсь, если люди сами, хотят меня отблагодарить.
   После её слов, горец все также молча, достал из-под кровати второй короб в несколько раз больше первого, в нем были несколько запечатанных кувшинов с вином, мясо, сыр, яйца и что-то завернутоё в бумагу.
   - Я слышал, что гадалкам нельзя брать деньги за свои услуги, - Клео поставил, короб на стол и сел рядом на табурет, - Считается, что от этого может пропасть дар.
   - Ты был видно сильно увлечен пересчетом денег и не слышал, что я сказала, - Хаома резко закрыла крышку короба, - Если я помогла человеку, почему ему запрещено отблагодарить меня в ответ. Это не плата, оплату своего труда ремесленник оговаривает заранее, здесь же если у человека нет денег, то ни кто не прогонит его из-за этого. К тому же подумай сам, как могли жить гадалки, если бы ни чего не получали взамен своих услуг? Ходили голые и питались воздухом? Прежде чем, что-то сказать хорошенько подумай. Хотя если честно оплата иногда оговаривается заранее, но здесь важно знать меру. Дар пропадет не от того, что ты возьмешь деньги, а от жадности.
   - Перестань ругаться, - Делис, подошла и обняла гадалку.
   - Да я ни с кем и не ругаюсь, - Клео снова открыл короб, - Здесь есть несколько семей разных кланов, я конечно, если честно не хотел у них показываться, вдруг меня там ждет какое-нибудь предписание, но ни чего не поделаешь. Сава, надо сходить к Дэлабра и поменять все мелкие деньги на крупные. Потом зайти в ремесленный квартал к шептунам и купить пару заговоренных кошелей. Да вот еще что, как будем добираться до башни Хаота? Можем договориться с капитаном какого-нибудь кнорра, но вверх по течению они плывут очень медленно, если ветер попутный, то ставят парус, а так на веслах, лучше всего найти обоз, движущийся в ту сторону, но кнорры отплывают почти каждый день, а вот обоз, возможно, придется ждать. Думайте, а мы скоро вернемся.
   - Я с вами не иду? - Делис присела на подоконник, потом высунулась в окно и погладила Дейру, - Схожу к хозяйке и попрошу согреть воды, хочется помыться с дороги.
   - Оставайся, справимся вдвоем, - Клео ссыпал деньги из своего кошеля в короб, потом выкинул вещи из своей сумки на кровать и положил короб в неё, - Пойдем, - инпар открыл дверь, пропуская горца вперед. Савай прошел мимо него, на ходу пристегивая меч к ремню. Дейра запрыгнула в комнату и тоже вышла в коридор вслед за горцем.
   - Может тебе остаться? - Клео попытался остановить волчицу, но она проскользнула мимо.
   - Она теперь за Саваем хвостом ходит, - усмехнулась гадалка, - Потерял доверие.
   - Снова с девушкой целовался? - засмеялся инпар.
   - Уж не знаю, ни чего толком не рассказал, - Хаома присела на подоконник рядом с Делис, - Идите втроем, ни чего не поделаешь.
   Клео покачал головой и закрыл за собой дверь.
  
   Опасения Клео были напрасны, его скромная персона ни кого особо не интересовала, Дэлабра были заняты, более важными делами. По тому, что было известно в Эсхате Рейл выходило, что бойцы клана во главе с самим Азире Синтан, помогают Изгоняющим искоренять культ в Дэдзай, зачем они это делали с таким усердием, было не понятно, но слухи ходили разные. Синтан явно что-то задумал, так до этого особой любви к ордену за ним не замечалось, о помощи его точно не просили, так как Изгоняющие скорее обратятся к Джамд, чем к Дэлабра. Обменяв деньги, Клео и Савай отправились в ремесленный квартал, а потом в торговый и на рынок. Клео купил для Делис пару рубах и новые брюки, он долго разглядывал прилавок с украшениями, но покупать ни чего не стал. На рынке они попытались узнать, какую-нибудь информацию о том, как быстрее всего добраться до башни Хаота, к сожалению, все их расспросы не дали результата. Получалось, что единственный способ, это договариваться с капитаном кнорра. Савай и Клео уже возвращались в корчму, когда встретили знакомого Клео, после того как культисты фактически уничтожили кланы Зигрод и Лайре, его семья была принята Арев, но за последние годы оставшиеся в живых Лайре окрепли и решили возродить клан. Много семей уже вернулось, деревни по берегам Истр начали оживать, Арев и как ни странно Джамд поддержали возрождение Лайре и помогали им, чем могли. Завтра утром большой караван с еще несколькими семьями, а также со строительными материалами, требуемыми для восстановления деревень, отправлялся в путь в нужном Клео с товарищами направлении, к сожалению деревни находились на одном берегу Истр, а башня Хаота на другом, но решили разбираться с проблемами по мере их возникновения, лодку наверняка найти будет можно. Вместе со своим знакомым Клео дошел до старшего каравана и договорился с ним о том, чтобы они захватили их с собой. Старший сказал, что караван отправляется на рассвете, и просил не опаздывать. Попрощавшись, Савай и Клео вернулись в корчму. Перед тем как подняться в комнату, Клео зашел на конюшню и проверил, как поживает его лошадка, и тут он впервые подумал, что так и не дал ей имя, немного поразмышляв об этом, инпар решил, что лучше обсудить это с друзьями и поднялся к ним в комнату. Собираться было недолго, поэтому сев за стол и открыв один из кувшинов с вином, стали придумывать имя, но так ни на одном и не остановились. Проболтав до позднего вечера, неожиданно вспомнили, что им надо встать на рассвете и разошлись по своим комнатам.
  

Глава 25: Берег Истр: Поселения инпар.

  
   До деревень инпар добрались быстро и без особых приключений, не считая того, что Саваю и волчице приходилось бежать, на некотором удалении от каравана, лошади испуганно шарахались, чувствуя волка, но горец мог бежать без остановки очень долго и быстро, к тому же караван двигался со средней скоростью. Но во время ночевок вокруг костра Савая и его товарищей собиралось, как правило, большое количество людей. Детей интересовала волчица, Дейра была не против этого и с удовольствием играла с детьми, но что ей совершенно не нравилось, так это повышенное внимание, которое уделяли девушки каравана статному горцу. Эта плохо прикрытая, а иногда и откровенная заинтересованность чужаком раздражала также некоторых мужчин в караване, но обошлось без инцидента, путешествие прошло мирно и весело.
   Найти лодку не составило бы большого труда, но Клео не хотел бросать свою лошадь и поэтому искал лодку способную перевезти их всех обязательно с лошадью, которой так и не придумали имя. Его пытались отговорить, ведь на другом берегу можно купить лошадь без труда, но инпар упрямо стоял на своем. Правда в его действиях была логика, не факт, что удастся найти лошадь совершенно не боящуюся волка. В конце концов, требуемая лодка была найдена, но перед тем как переправится на другой берег, Клео попросил друзей сходить с ним к капищу устроенному культистами, в котором они уничтожили почти два клана инпар.
   Клео, Делис, Хаома и Савай с волком присоединились к процессии, которая отправлялась к капищу, превращенному инпар в место скорби. Огромная яма была утыкана кольями, но сейчас каждый кол оплетали виноградные лозы, так как виноградная лоза была символом клана Лайре. Несколько дорожек вели к центру капища, по их краям, то там, то здесь были статуи: маленькая девочка, собирающая цветы; мальчик, прижавшийся к отцу; парень и девушка, кружащиеся в танце; женщина, кормящая грудью младенца. Процессия двигалась к центру капища, кто-то запел песню и её постепенно подхватили все. Как не странно песня не была грустной, она была о любви Творца к своим твореньям, о том, что если человек с любовью относиться к своему делу, то сделанное им всегда несет радость другим людям. Алтарь в центре был разрушен, а так как пчела была символом клана Зигрод, вместо него сделали многоярусное строение, на каждом ярусе которого были ульи, причем это не было декорацией, пчелы жужжа, летали вокруг. Сбоку в строении открылась дверь, из неё вышел пожилой человек и мальчик, подойдя к процессии, они поздоровались, а потом дали каждому небольшой запечатанный горшочек с медом, попрощавшись и пожелав удачи, они ушли. Тихо постояв немного, процессия двинулась в обратный путь.
   Всю обратную дорогу Клео молчал, первое слово он произнес лишь тогда когда они садились в лодку.
   - Удивительное место, - Клео успокаивающе гладил лошадь, которая не очень уютно чувствовала себя на воде, - Говорят, когда культистов прогнали, оно было олицетворением смерти и ужаса, а сейчас как ни какое другое, оно наполнено жизнью. Грусть, да, присутствует, но главное, что остается в душе, люди в состоянии пережить многое и восстановить, казалось бы, разрушенное навсегда.
   Гадалка ни как не отреагировала на слова инпар, Савай пожал плечами, а Делис посмотрела на Клео так, что стало понятно, если бы их не разделяла лошадь, то она подошла бы к нему и обняла. в факт, что удастся найти лошадь совершенно не боящуюся волка. и поэтому искал лодку способную перевезти их всех с лошадью, кот
  
   На другом берегу была большая пристань, на ней разгружался кнорр с металлическими болванками, оказалось, что этот металл везли в башню Хаота и подводы должны были отправиться с минуты на минуту. Клео договорился с возничими, он с Делис и гадалкой уселись на подводах, а горец с волчицей по обыкновению бежали немного в стороне. Дорога должна была занять не менее двух дней.
  
   Башни Хаота еще не было видно, но в той стороне, куда двигались подводы с металлом, стал виден, поднимающийся столб черного дыма и лишь спустя какое-то время показалась башня, огромное строение, сложенное из черного камня, окруженное высокой крепостной стеной. Стена редко возводилась вокруг резиденции магов, но большее удивление у Савая и его спутников вызвало то, что было за её пределами. Две огромные печи извергали клубы черного дыма, рядом с ними суетились люди. Подводы остановились и к Саваю, подбежавшему к башне чуть раньше, присоединились его товарищи.
   - Не подскажите, как нам найти магог Хаота, - обратился к пробегавшему мимо рабочему Клео.
   - Последний раз видел его у той печи, - показал рукой направление рабочий и побежал дальше.
   В печь загружалась новая партия металла, маги контролировали этот процесс, пространство было пронизано Силой. Печь и все каменные строения вокруг были сложены из заговоренного камня, горец вначале попытался проанализировать плетения, но потом отказался от этой идеи, не из-за сложности, а от их большого количества. На вопрос как им найти магог Хаота, маги показали на человека стоящего у стеллажа с уже выплавленным металлом. Кожаный фартук, рукава рубахи закатаны, в этом пожилом человеке, больше всего похожем на ремесленника, трудно была заподозрить магог. Хаот разглядывал только, что выплавленные слитки слегка светящегося металла, было видно, что он доволен.
   - Удивлены? - магог поздоровался в ответ на приветствие подошедших, - Извините, мне надо закончить, кое-какие дела. Пока оглядитесь, я скоро, - Хаот направился к группе людей, по одежде, скорее всего купцов.
   Около печи находилось две кузницы, в которых кипела работа, у входа в них на столе лежало несколько уже сделанных вещей. Клео заинтересовал кинжал легкий, прекрасно сбалансированный, в гарду впоследствии, будет вставлена пара драгоценных камней. Инпар закрыл глаза и, положив кинжал на ладонь, вытянул вперед руку, постоял так какое-то время, потом положил кинжал на место.
   - Есть о чем мечтать, - Клео вздохнул и еще раз погладил лезвие.
   В соседнем с кузнецами строении, судя по всему, находились шептуны, но когда наши друзья попытались к нему приблизиться, дорогу им преградил охранник, вежливо попросив не мешать работать. Больше рассматривать было нечего. Болванки с металлом загрузили в печь, а вокруг неё расположились несколько магов, потоки белого пламени ударили из их рук, на стенах печи плясали разноцветные сполохи, дым из неё начал светлеть из черного он превратился в светло-бурый, и его стало гораздо меньше. В этот момент Хаот закончил все свои дела и подошел к Саваю с друзьями.
   - Что вас привело к нам? - спросил магог.
   - Не ожидали, всё это увидеть здесь, - горец хотел рассказать о цели их приезда, но Клео опередил его, - Ходят слухи, что ковена Хаот, фактически нет, а здесь такая кипучая деятельность и столько молодых магов.
   - Слухи абсолютно верны, - Хаот снял фартук и отдал его проходившему мимо рабочему, - Наступило очередное время перемен. Зуал и Саат своими действиями расшатали сложившиеся устои. Ковена Хаот нет, но на его месте возникло новое сообщество людей магов и не только разделяющих общие идеи. Здесь, - магог обвел рукой вокруг себя, - Настоящее, а там, - он показал рукой в сторону второй печи, - Будущее.
   Хаот пошел вперед, сделав знак следовать за ним. Территория около второй печи кардинально отличалось от увиденного ранее. Грохот и суета, люди снуют туда-сюда, какие-то непонятные устройства, за кузнями находилось ровное поле с разбросанными, то там, то сям объектами, больше всего похожими на манекены, для отработки ударов ближнего и дальнего боя.
   - Смотрите, - Хаот взяв что-то со стола, пошел в сторону поля за кузнями, подозвав одного из рабочих.
   Предмет в руках Хаота представлял собой металлическую трубу, приделанную к деревянной основе, дойдя до поля, магог передал предмет рабочему. Рабочий насыпал в трубу черный порошок и забил его плотной паклей.
   - Мы назвали это пулей, - Хаот держал в руках небольшой кусок металла, показав его окружающим, передал рабочему, рабочий засунул его в трубу и сверху забил ещё куском пакли, - Соответственно это пулемёт, по аналогии со стреломётом, в Салумане похожую вещь называют самопалом.
   Рабочий зарядил пулемёт и, установив его на треногу, поджег фитиль сбоку. Раздался грохот, и... ничего не произошло, видя недоумение на лицах Клео и Савая, магог подвел их к ближайшему манекену и показал маленькое отверстие, Делис и Хаома не пошли с ними, они уже давно потеряли интерес к происходящему.
   - Мне понятны ваши чувства, разве сравнится урон от пулемёта с повреждениями, наносимыми боевыми заклинаниями или стрелами темных, но... - Хаот взял театральную паузу, - Сила рано или поздно исчезнет из нашего мира и когда это произойдет, наши потомки должны быть готовы к такому повороту событий. Будущее за устройствами, которые мы придумываем здесь.
   - Почему, Вы думаете, что Сила покинет наш мир, - Клео с усмешкой смотрел на мага, насколько его впечатлили изделия из магического металла, настолько же разочаровал показ возможностей пулемёта.
   - Верить или не верить мне ваше право, - Хаот направился в сторону башни, но потом обернулся, - Не считайте меня выжившим из ума стариком. В глубокой древности маги одним движением руки разрушали стены крепостей и поворачивали реки вспять.
   - Сказки, - хотя Савай и произнес это, где-то глубоко в душе ему казалось, что магог прав.
   - Нет. Задумывались ли вы о природе Силы? - не дожидаясь ответа, маг продолжил, - Сила это остаточное явление, энергия, которая была не израсходована при акте Творения, во время создания этого мира. Сейчас Сила разлита вокруг нас, но её становится всё меньше и меньше. Каждый раз, творя заклинание, мы расходуем эту энергию, что будет потом? Вначале останутся места Силы, а потом и они исчезнут тоже. Хоа всегда знали об этом, но даже они боятся принять неизбежное. Священники собирают артефакты по всему миру, они надеются, что с исчезновением Силы, смогут еще долго использовать мощь артефактов. Может быть, ведь ритм проявления наложенных и творимых заклинаний различен, лишь темные накладывают свои плетения на стрелы с ритмом творимых заклинаний, но это плетение недолговечное, это просто огненные, ледяные или какие там еще бывают стрелы, плетения шептунов же не ослабевают тысячезимья. Понятно, что мир не изменится ни завтра, ни послезавтра, пройдут тысячезимья, прежде чем огненный дождь с неба покажется людям сказкой.
   Хаот замолчал и, не оборачиваясь, пошел в сторону открытых ворот в башню, но, не дойдя несколько шагов, остановился.
   - Кто-то считает все это вымыслом, да, они замечают, Сила творимых заклинаний слабеет, но думают, что это происходит из-за того, что магов с каждым кругом становится, всё больше и больше. Другие хорошо, что их гораздо меньше, винят во всем подобных мне, мол это мы своими действиями рано или поздно уничтожим Силу, - тут магог вспомнил, что он так и не узнал, о цели прибытия столь разношерстой компании, - Но вы так и не сказали, о цели прибытия.
   Савай уже собирался все объяснить, но в десяти шагах от них стал образовываться воздушный вихрь.
   - Старина Файб, не забывает меня, - Хаот схватил за руки Делис и Хаому и потащил их в ворота.
   Через некоторое время вихрь превратился в созданное из земли и воздуха существо, глаза его светились зеленым цветом. Существо огляделось, мгновение ему понадобилось на то, чтобы оценить ситуацию, но этого мгновения было достаточно, чтобы маги соорудили вокруг него клетку, такого развития событий тот, кто его создал, не ожидал. Существо попыталось просочиться сквозь прутья решетки, но это ему не удалось, поняв тщетность попыток, существо подпрыгнуло вверх, но этот путь был тоже закрыт для него, оглядевшись еще раз, оно рассыпалось.
   - Быстро Файб среагировал, - промолвил маг стоящий рядом с горцем.
   - Ну так понял, что мы можем узнать каким образом, он создает своих големов, - молодой маг, на вид даже младше Савая пошел в сторону печи плавящий магический металл, - Следующий раз надо будет придумать, как раньше времени не дать ему уничтожить своё творение.
   - Так на чем же мы остановились? - как ни в чем не бывало, спросил Хаот, - Зачем вы здесь?
  

Глава 26: Пустыня: Оазис Тиграс.

  
   Многодневный переход по пустыне завершился, впечатляющей траурной церемонией, телу Верховного шамана были оказаны необходимые почести и теперь его душа, наконец, обрела покой. Шаманы разбили свой лагерь на границе с оазисом, так как по закону пустынных земель, территория оазисов всегда была нейтральной, и вход на неё с оружием был строго настрого запрещен, а "оружие" шамана невозможно было отделить от него самого. На одного или двух шаманов правители оазиса, может и посмотрели бы сквозь пальцы, но для такого количества сделать исключение, побоялись. Шауди Са Фир и Дадж Ри Фир пытались выработать какой-то план действий, но ни к какому решению не пришли, единственное, что им было понятно, разделяться им ни в коем случае нельзя.
   Сразу после окончания траурной церемонии несколько шаманов решили покинуть своих братьев. Их пытались отговорить, напоминая, что пустыня сейчас не самое безопасное место, слишком много врагов желает им смерти, но они не послушались. К вечеру в лагерь прискакал всадник и, бросив какой-то мешок, тут же ускакал обратно, все произошло так быстро, что никто даже не успел среагировать. В мешке были головы недавно ушедших в пустыню. Судя по всему, за шаманами постоянно следили и только ждали, что они сделают какую-нибудь ошибку. После этого Дадж Ри Фир предложил собрать шаб-баш и выбрать для начала нового Верховного шамана, а уже дальше действовать по ситуации, оставалось только выбрать наиболее благоприятный для этого события день.
   Белтайн прогуливался рядом с оазисом, при желании он даже мог погулять и по нему, так как на него запрет на вход, почему-то не распространялся, видно маги Долины здесь были не частые гости. Неожиданно он почувствовал в нескольких шагах от себя раскрывающийся портал. Из портала вышли девять человек в тангорской одежде, среди них была одна женщина, по лицу Белтайн сразу определил, что она маг, магог отметил неплохую ментальную защиту, как будто они готовились именно к встрече с ним, конечно, если честно, пробить её для Белтайна, при желании, не составило бы ни какого труда. Линза портала захлопнулась, женщина и её сопровождающие огляделись, увидев мага, направились в его сторону, не дойдя нескольких шагов, все девять человек неожиданно упали на колени и явно не могли пошевелить ни рукой, ни ногой, Белтайн смотрел на них с улыбкой, ожидая, что они первые начнут разговор. Зрелище коленопреклоненных тангорцев в богатых одеждах стоящих перед человеком в уже грязно-зеленой мантии, вызвал интерес у местных жителей, несколько из них с интересом глядели на происходящее.
   - Информация о Вашей Силе, была явно неверной, - сказала женщина на долинном, - Меня зовут Илинэ, я мист Изгоняющих. Мы привлекаем слишком много внимания, - шепотом добавила она.
   - После смерти Зуала все пошло кувырком, - магог покачал головой, - Я знаю достаточно мистов и рядовых членов ордена. Почему для встречи со мной отправляют совершенно незнакомых мне людей? Хотя в чем-то ты права, скоро поглазеть на нас соберется весь оазис. Добавим остроты, - после этих слов, Белтайн опустился на колени и пополз навстречу. Он уже был уверен, что перед ним действительно Изгоняющие, но решил немного пошалить, - Будем исправлять ситуацию, - прошептал он, когда расстояние между ним и женщиной сократилось. Склонив голову почти к самой земле, Белтайн стал говорить на тангорском слова извинения, в завершении добавил на долинном, - Пусть думают, что это такой чужеземный ритуал.
   - Во-первых, Чудотворец жив, - было видно, что в Илинэ борются два чувства с одной стороны раздражение, с другой комичность ситуации веселила. Магог уже снял свои чары, но с колен пока ни кто не поднимался, - Во-вторых, план операции в пустыне придуман мной, мне и поручили его воплощать в жизнь, к тому же искать знакомые лица не было времени. Казр и Лэтор на болотах, Раэл и Рауф вместе с Зуалом в Дэдзай, оказалось, что глава Малого Совета связан с культистами, а об Аргабре и Лотте уже давно нет ни каких вестей и неизвестно чем они сейчас заняты, их след теряется где-то в Салумане.
   - Зуал жив, ничуть не удивлён, у меня были большие сомнения в его смерти. А планы лучше всего обсудить сейчас, здесь нас точно ни кто не подслушает, - Белтайн сел на песок и приготовился слушать.
   - Мне бы хотелось обсудить их сразу с шаманами, - Илинэ села тоже, её примеру последовали и спутники, - Вот планы вкратце. В двух днях пути отсюда есть горная гряда в ней много пещер и по слухам в самой большой из них есть даже подземное озеро, рядом небольшой оазис, мы хотим предложить нашим новым союзникам это место как убежище, а временное или постоянное решать им самим.
   - В этом плане есть большой недостаток, - магог смотрел, как песок сыпется через его пальцы, - Сейчас этих шаманов считает врагами полпустыни, а если они выгонят жителей из оазиса и захватят его, на них ополчится вся пустыня. Да и не будут они нарушать законы пустыни.
   - А может лучше предоставить им самим решать, - Илинэ хотела встать, но маг удержал её, - Это место все уже давно обходят стороной. Что-то с ним не так, нам кажется, там уже давно окопались культисты. Очень удобное расположение, до границ с Тангором рукой подать, а караваны обходят его стороной, хотя более удобной дороги из Тангора в Новам Домун не найти. Хотя может и не культисты, а просто бандиты, не важно, вместе с шаманами мы освободим это место. Все в пустыне скоро об этом узнают, оазис снова будет открыт для купцов. Бера Джа Деда в пустыне не любили, а ненавидели и боялись, многих пленных захваченных в недавней битве скоро отпустят, причем всем им будет сказано, что своим освобождением они обязаны Шауди Са Фиру и его людям. Правда, если честно, то содержание такого количества пленных слишком накладно.
   - А может и сработает, - Белтайн поднялся на ноги, - Но одни шаманы не справятся.
   - Они будут не одни, - Илинэ встала и отряхнула песок с одежды, - От имени Шауди Са Фира и на деньги ордена мы уже наняли тангорских мечников, но основу, конечно, будут составлять "наёмники" из Долины. Если всё пойдет по плану откровенно враждебных к шаманам останутся единицы, - мист улыбнулась, и Белтайн понял, что женщина перед ним достаточно молода, так как возраст ещё читался на её лице, - Их и сейчас не очень много. Племена пустыни если и не одобряют действий Шауди Са Фира, но и не осуждают их.
  
   Белтайн представил Илинэ и её спутников, как своих тангорских друзей, те в свою очередь попросили выслушать их, так как у них есть предложение для Шауди Са Фира и тех, кто последовал за ним. На совете присутствовали правители оазиса, от имени "тангорских" друзей говорил высокий черноволосый воин с длинным двуручным мечём за спиной.
   - Меня зовут Дэвар, мой род благороден и хорошо известен в Тангоре, правда я почти не поддерживаю отношения с ними по ряду причин, - Дэвар замолчал на короткое время, - Мне в своё время тоже пришлось делать не простой выбор и это сближает меня с вами. Мы здесь как представители группы влиятельных тангорцев, которые хотят сделать безопасной короткую дорогу из Тангора в Новам Домун. Бандиты, контролирующие оазис и прилегающие территории, к сожалению, имеют поддержку в Тангоре и открыто действовать те, кто нас послал, не могут. Сейчас от имени Шауди Са Фира вербуются наёмники в Тангоре и Долине...
   - От моего имени, - Шауди оборвал Дэвара, - Очень интересно.
   - Согласись, что мы могли скрыть эту информацию, - Дэвар смотрел на Шауди и стоящих рядом с ним шаманов, - Но не видим в этом никакого смысла. Вы на распутье, не знаете, что делать, так поможем друг другу и получим каждый то, что он хочет. Вашим семьям нужно место, где они могли бы чувствовать себя в безопасности, а этот оазис и пещеры рядом с ним идеально для этого подходят.
   - Неужели ты думаешь, что ни кто, ни когда не делал попыток выгнать оттуда бандитов? - один из правителей оазиса задал вопрос и сам же на него ответил, - Попыток было много, только результата они не дали, а трупы уже давно поглотила пустыня.
   - Но сможет ли кто устоять против атаки более чем сотни шаманов? - решил вставить слово Белтайн.
   - Нам нужно время, чтобы всё обсудить, - Шауди повернулся к Дадж Ри Фиру, ища у него поддержки, - Не могли бы вы нас оставить, мы позовем вас, как только примем решение.
  
   Как только Белтайн и Изгоняющие отошли на достаточное расстояние от шатров шаманов, магог взял Илинэ за руку.
   - Пошли кого-нибудь проследить за тем человеком в желто-красной остроконечной шапке, - прошептал он на ухо, - Он собирается отправить гонца с предупреждением.
   Илинэ быстро дала соответствующие распоряженья.
   - Они согласятся? - мист ждала ответа от Белтайна.
   - А что им остается, - магог смотрел на диск Айора почти скрывшийся за горизонтом, - Меня больше всего интересует другой вопрос. Как вы потом откроете им, что на самом деле вы Т'Ма?
   - Постепенно. Мечники из Тангора вернутся домой, а "наёмники" из Долины останутся, - Илинэ задумалась, - Сейчас орден вынужден держать большие силы на болотах и в Дэдзай, в столице ситуация уже стабилизирована, а вот болота кишат культистами. В любом случае, скоро болота станут совершенно непролазны из-за дождей, и их придется покинуть, чтобы вернутся зимой, когда они замерзнут.
   Спутники Илинэ разожгли костер и стали подогревать на нем еду, только сейчас Белтайн почувствовал, как он голоден, так как сегодня у него была на завтрак лепёшка с чаем, а потом, закрутившись, совсем забыл про еду, поэтому, когда его пригласили к костру, он не отказался.
   Новостей было много, Белтайн решил, что при первой возможности вернется домой, а то совсем отстал от жизни. Культисты были уничтожены на болотах и в столице, раскрыта тайна клана Зигрод, Зуал и Саат-старший воскресли и Чудотворец решил передать главенство в ордене Аргабру, правда это ему не удалось, да и много чего ещё, магог слушал, ел мясо и запивал его долинным вином, действительно лучшим. А если верить слухам и клан Лайре действительно вернулся в заброшенные деревни, то уже следующей осенью может, удастся отведать молодого вина Лайре. Хотя лозе нужно время чтобы вырасти.. Белтайн не только слушал, он хотел получить максимальную информацию, о сидящих вокруг костра, наивно надеясь на защиту, они почти не контролировали свои мысли, все кроме Илинэ. Женщина была собрана и совершенно не пила вино, чего не скажешь о воинах. Дэвар, судя по всему, был действительно тангорец, возможно, он был украден Гужэ в раннем детстве. Гужэ иногда крадут детей, чаще всего ради мести, на этой почве регулярно вспыхивают кровопролитные стычки, но случаи когда детей возвращают в семьи, единичны. Самый известный подобный случай произошел около двух стозимий назад, были украдены два ребенка из клана Арев, что тогда началось не описать словами, кланы были взбешены. Конфликт с трудом удалось погасить при посредничестве магов и священников и то лишь только после того, когда маги на полном серьезе пообещали добить оставшихся в живых. У Дэвар даже был медальон, и он всерьёз собирался когда-нибудь найти в Тангоре свою семью, но медальон был давно потерян, толи в драке, толи по пьяни. Белтайн расслабился, но в себя его привел неожиданный вопрос.
   - А можно спросить, сколько людей Вы можете контролировать одновременно? - молодой Изгоняющий ждал ответа.
   - Дюжину наверняка смогу, - магог встал и с усмешкой смотрел на спросившего, - А мысли могу читать одновременно у гораздо большего количества людей. Сегодня ответа наверно мы не получим, - Белтайн попрощался и пошел к шатрам шаманов, но остановился, - Хотя нет, я ошибся.
   К костру Изгоняющих подошли люди, Шауди, Дадж и еще несколько шаманов.
   - Мы готовы принять ваше предложение, - всполохи от костра плясали на лице Шауди, - Выступаем завтра на рассвете.
  

Глава 27: Башня Хаота.

  
   - Я ни чего не знаю о пергаменте, который упоминается в протоколе собрания, - Хаот держал в руках чашку с горячим чаем. Вместе с Саваем и всей остальной компанией он сидел за столом в большой комнате, служивший в ковене столовой, рядом за столами сидели группы магов и мастеровых, было достаточно шумно, окружающая обстановка больше походила по атмосфере на корчму. Правда, не было ни музыкантов, ни подавальщиц, каждый сам накладывал себе еду, вина, впрочем, тоже не было.
   - Видимо о свитке упоминал кто-то из моих предшественников. А почему возник такой необычный вопрос? - решив, что чай недостаточно горяч, магог подлил ещё кипятка, - Река ли это или океан, какая разница, данная тема подходить больше для пустопорожней болтовни стариков, вроде меня, длинными, зимними вечерами за кружкой вина.
   - У меня был необычный опыт прикосновения к Сай, - Савай старался тщательнее подбирать слова, чтобы ни сказать что-то лишнее, - Мне кажется, вернее я почти уверен, что Сай неразрывно связан с рекой Забвения. Почему инпат разделились на группы, если верить Лэтору, то на четыре. Каким образом инпат получали свои способности, каждый раз разделяясь, они обретали, что-то новое. РОД и МА сотворили этот Мир и породили различных существ, в том числе своих детей "Перволюдей" и "Хоа". А инпат рождены этим миром, Одра считается их матерью, а кто их отец и...
   - Прости, что перебиваю тебя, - Хаот с улыбкой, дотронулся до руки горца, - Вопросы, на которые ты хочешь найти ответ, волнуют людей давным-давно, но мне кажется, что они сродни Главным вопросам: "Кто мы?" и "Чего мы хотим?", сколько людей, столько и мнений, а Истина, если и есть, то возможно даже недоступна для понимания.
   - Но ведь темные и инпар появились совсем недавно. Как это произошло? - Савай невольно повысил голос и обратил на себя внимание людей сидящих за соседними столами, но сразу же, стал говорить тише, - Почему они так сильно отличаются друг от друга.
   - Может тебе стоит поискать ответы в своих вопросах, - магог допил чай, но продолжал держать в руках кружку, словно раздумывая, не налить ли ещё, - Про Хоа, сказать ни чего не могу, кроме того, что от них отделились Гоги, а посмотри внимательней на перволюдей. Большая часть не может использовать Силу, но есть маги и те, кто чувствует Сай, а на Островах много людей совершенно не восприимчивых к магии. Возьмем мага Долины и представителя Знати Островов, они отличаются друг от друга гораздо сильнее, чем инпар от темных, тебя это не интересует?
   - Всё дело в том, - горец внимательно посмотрел на Клео, словно спрашивая у него разрешения, - Мы хотим открыть Вам одну тайну, но не в этом месте.
   - Хорошо, пойдемте в мой кабинет, - Хаот поднялся со своего табурета, но перед тем как уйти помыл свою тарелку и чашку, - У нас нет слуг, - добавил он, его примеру последовали инпар, гадалка и охотник.
  
   Кабинет был небольшой, мебели не много, но вся явно дорогая, стол, стулья большой диван, по стенам стеллажи с книгами, три маленьких зарешёченных окна и две двери одна выходила в коридор, а вторая в комнату Хаота. Магог достал пять кубков и запечатанный кувшин с вином. Клео с интересом рассматривал кубок, скорее всего, сделан в Салумане, почти невесомый, тонкая работа. Хаот налил всем вина и сел на диван, приготовился слушать. Савай рассказал о заброшенном храме на болотах и о договоре.
   - Вы уже говорили с кем-нибудь об этом и тот новый договор у вас с собой? - магог был явно заинтересован.
   - Мы ни с кем не говорили, а договор у Мелма, и говорил ли он кому-нибудь о храме мы не знаем, - ответил Клео, ему стало неожиданно гораздо легче, после того как горец рассказал старому магу об их тайне.
   - Хорошо бы конечно взглянуть на этот договор, тогда возможно станет понятно, какая сделка была заключена ранее, - Хаот задумался, - Скоро болота замерзнут и можно будет без труда дойти до храма, если будет нужна моя помощь, помогу, если нет, то разглашать Вашу тайну я не собираюсь. Но в одиночку соваться в это место глупо, существо в храме может быть очень опасным.
   - Может это Хранитель? - Савай допил вино и поставил кубок на стол.
   - Не думаю. Хранитель это плетение, очень мощное конечно, - магог жестом показал, чтобы те, кто желает сами доливали себе вина, - Когда новый храм построен, священники совершают многодневный ритуал, фактически во время него они заговаривают, но не вещь, а огромную постройку. Хранитель это способность, которой обладали и обладают все храмы, он защищает постройку и всё что находится в ней. Хотя в том, что существо, увиденное вами, стало узником заброшенного храма, возможно виновен Хранитель, храм по вашим словам огромный и древний, не исключено, что он обладал большой защитной способностью. Существу, возможно, что-то было нужно в храме, и оно получило, то что хотело, но вот только покинуть храм так и не смогло, - Хаот вертел в руках кубок, - Оно пыталось выбраться, нанося повреждения храму, невольно увеличивая мощь Хранителя. Вы меня заинтриговали, мне нужно провести некоторые расчеты.
   Хаот вышел в коридор и остановил проходящего мимо мага.
   - Вас проводят в комнаты, отдыхайте до утра, - магог рассказал, куда проводить гостей, - А утром спускайтесь в столовую, я сам или кого-нибудь попрошу показать вам библиотеку и помочь с поиском пергамента, коль он столь важен. Да и вот что еще, если зимой, вам потребуется моя помощь надо будет обязательно пригласить еще одного человека, вы с ним уже встречались, это Лэтор он бывший священник и очень бы нам помог.
   Пожелав спокойной ночи, Хаот закрыл дверь своего кабинета, после этого вся компания отправилась за сопровождающим их магом.
  
   "...в этот раз вокруг было темнее, чем в прошлый, и туман над Рекой казался гораздо плотнее. Савай осмотрелся, он был один, подошел к кромке "воды" и присел на корточки. Что это за Река? Куда несёт она свои "воды"? Течение времени, течение жизни и течение воды, всё течет, всё изменяется. Часто ли мы задумываемся над словами и поступками, ...если все наши жизни как ручейки питают эту Реку, то может... Река тоже чья-то жизнь, а чья? Ответ напрашивался сам собой, ...мы все созданы по образу и подобию Творца, значит, мы рождены для созидания. Смысл нашей жизни творить, ОН хочет, чтобы мы творили. Неожиданно горец посмотрел на руки и увидел, что они... не его. Савай закрыл глаза, а когда через мгновение открыл, то руки стали знакомыми. Так очень интересно, что же на самом деле представляет из себя это место, на что оно похоже, скорее всего, он в огромной иллюзии, образы которой подобраны так, чтобы быть понятными ему. Горец встал и, разведя руки в стороны, еще раз закрыл глаза, через некоторое время он почувствовал приятный запах, Савай обернулся, его взгляду предстало бесконечное поле голубых подснежников, улыбнулся и провалился в сон, уже без сновидений..."
  
   Савай проснулся в прекрасном настроении, умылся и, взяв гребень, попытался расчесать шерсть Дейры, прямо скажем, это ему не удалось, поэтому он решил позже попросить помощи у Делис.
   В столовой почти ни кого не было, толи было еще рано или уже поздно. Повар высокий полноватый мужчина, явно родом с южных островов, с улыбкой приветствовал горца, положил ему каши с мясом и налил чаю, увидев волка, сказал, что для зверя у него тоже кое-что есть. Савай сел за столик ближайший к двери, некоторое время спустя появился помощник повара с большой миской, в которой были кости, горец обратил внимание, что на них было намеренно оставлено больше мяса. Все проходившие мимо здоровались и желали приятного аппетита, горец понял, что выбрал не самое удачное место, но пересаживаться не стал. Допив чай, охотник подождал, когда волчица разделается с костями, потом помыл посуду и вышел на улицу, оказалось, что гадалка уже встала. Хаома сидела в беседке недалеко от ворот и наблюдала за магами и рабочими, суетящимися вокруг печи плавящей магический металл, Савай не стал её окликать. По небу плыли облака, и все указывало на то, что к вечеру может пойти дождь, горец решил не тратить время даром, а попросить кого-нибудь показать ему дорогу в библиотеку, Дейра какое-то время раздумывала, идти ли ему с ним или остаться на улице, потом направилась в сторону беседки.
   Первый остановленный охотником маг извинился и сказал, что спешит, зато второй проводил горца в библиотеку. Библиотека была во много раз меньше, библиотеки в храме, но все книги содержались в ней в образцовом порядке, каждый стеллаж подписан, свитки разложены по темам и в алфавитном порядке. Саваю оставалось только понять, какой теме соответствует пергамент непонятного содержания. Горец прогуливался по проходам, читая названия на стеллажах, когда в библиотеки появились Делис и Клео в сопровождении мага.
   - Как успехи? - поздоровавшись, поинтересовался Клео, он и Делис держались за руки.
   - Осматриваюсь, - охотник поприветствовал, друзей в ответ.
   - Пойдемте за мной, - маг направился к группе стеллажей стоящих немного в стороне от остальных, - Если искомый вами документ существует, он находится где-то здесь.
   Савай развернул первый попавшийся свиток и увидел широкую улыбку на лице Клео.
   - А на что ты надеялся, - Клео не переставая улыбаться, обнял Делис за плечи, - Здесь если и есть свитки на долинном, то их не так уж и много.
   - Вы если не хотите помочь, то идите отсюда, погуляйте. Думаю, ваши мысли сейчас заняты только одним, - горец положил свиток на место, так как действительно не смог понять в нем ни слова, - Да и возьмите с собой Дейру, ей тоже нужно размяться, а потом ей шерсть расчешите.
   - Слушаюсь хозяин, - Делис убрала руку Клео со своего плеча и, подойдя, поцеловала Савая в щеку, - Мы действительно, пожалуй, пойдем, помочь все равно не можем.
   Клео и Делис ушли, горец остался в обществе мага, тот ждал, что придумает охотник.
   - Нам нужен сектор, где лежат самые древние свитки, возможно, то, что мы ищем написано на тонкой бумаге, пергамент насколько я знаю гораздо тоньше обычной бумаги, - по мере того как Савай говорил первоначальная растерянность исчезала, - Ищем по визуальным приметам.
   Найдя подходящий по описанию свиток, охотник показывал его магу, тот быстро читал его и свиток возвращался на место. Работа не казалась столь уж не выполнимой, древних свитков написанных на тонкой бумаге было ни так уж и много, самое главное, чтобы слово "пергамент" было использовано в тексте протокола правильно. Через какое-то время в библиотеку пришел Хаот, он тоже решил помочь с поисками.
   - Я сделал некоторые расчеты сегодня ночью, - Хаот стоял внизу, Савай находясь на стремянке, подавал ему свитки, а маг поднялся по лестнице и осматривал верхние полки, - Правда, отправной точкой, для своих расчетов я взял не совсем проверенные данные, это записи, относящиеся к временам войны Империи с Яг. Яг использовали в войне яд, причем в разных видах, в том числе и ядовитый дым. Один раз, обкурив своим дымом храм, они решили разграбить его, но их ждал сюрприз, в общем, ни кто не выжил. Но ведь Яг культурнейший народ, попав в ловушку, они записали всё, что с ними происходило, что делали, чтобы выбраться и как реагировал Хранитель на их действия. Впоследствии Империя вернула контроль над этими территориями и записи попали в руки священником, а они, как известно ни чего не уничтожают, с записей в дальнейшем были сделаны копии, одну из которых я в своё время приобрёл. Ответная реакция Хранителя на повреждения здания получается очень мощной, вы ведь говорили, что в вашем храме поврежден свод крыши.
   Увидев, что Савай делает знаки, намекая, что они здесь не одни, Хаот так же знаками успокоил его, что всё в порядке.
   - От тех, кто жил на этой земле в древности осталось не так уж и много, - казалось, что Хаот решил перевести разговор в другое русло, но не тут-то было, - Подземелья, соединяющие Нариз и Бэйлмез, это же огромный, совершенно не исследованный подземный мир, и аналогичные подземелья есть под горой Истар, правда, в них попасть нельзя, так как инпар запечатали все входы. Храмы тоже тянутся вниз под землю, подземелья и храмы построены одним древним народом, а храм на болотах тому подтвержденье.
   Савай вздохнул и покачал головой, с этим поделать было ни чего уже нельзя, но магог все же действительно решил перевести тему разговора.
   - А все же несмотря на объяснения, мне непонятен твой интерес к реке Забвения, - Хаот вернул очередной свиток горцу, - Если ты такой любознательный, то почему не раскроешь тайну своего народа? Неужели тебя устраивает, что вас зовут горцами? Горец это огромный волосатый и бородатый, плохо пахнущий варвар, их женщины тоже плохо пахнут, а ты какой же ты горец. Ты Яг представитель высококультурного народа, у вас даже в самых глухих деревнях детей учат ходить и читать одновременно.
   - Если честно, то я сам совсем недавно узнал о том, что мы Яг, - Савай спустился со стремянки и присел несколько раз, пытаясь размять ноги.
   - Вот, и мне непонятно, почему вы так старательно пытаетесь забыть свои корни, - магог стал ходить туда-сюда и говорить громче, - Чего Вам стыдиться, в том, что я прочитал, так и не нашел ответа на этот вопрос. Вы воевали с Империей и скорее бы погибли все, чем дали себя завоевать, Империи пришлось пойти на компромисс, земли Яг стали имперской провинцией, но фактически сохранили все свои вольности. Знать Островов кичится, что Империи так и не удалось завоевать их, да с ними ни кто толком и не воевал. Настоящая война должна была только начаться, когда Яг приплыли к берегам Островов, но то, что случилось с Империей, положило конец войне.
   Монолог Хаота был прерван магом:
   - Не это ли мы ищем? - маг спустился с лестницы, держа в руках свиток.
  
   Свиток был аккуратно расстелен на столе, на нем кроме текста, было много формул и схем, по длине он превосходил, рост взрослого, высокого мужчины. Хаот с горящими глазами, ходил вокруг стола.
   - Сложно даже предположить его ценность, - магог разгладил небольшую складку рукой, - А ведь я даже не знал, что обладаю таким сокровищем. Текст написан на древнем языке Хоа, не все понятно, но это и не страшно, у меня уже есть мысли, кто нам может помочь.
   Хаот открыл дверь в коридор и громко кого-то позвал, через некоторое время, появился маг с большой связкой ключей на поясе.
   - Пошли, кого-нибудь в Жализ, пусть пригласят Магог Саат, - увидев его, сказал Хаот, - Все равно он там от безделья мается. Да и в школу рядом с Эсхатой Изур, может глава Ворч не откажется посетить нас. Скажите обоим, что у меня есть уникальный документ, взглянуть на который им будет очень любопытно.
  
   Первым прибыл Ворч, в халате, волосы собраны в хвост, он опирался на небольшой посох, его внешний вид совершенно не ассоциировался с магом, для полноты образа не хватало только домашних тапочек, когда ему показали свиток, он немного растерялся.
   - Действительно свиток, - промолвил Ворч, - Последний раз, когда ты звал меня посмотреть на древнюю реликвию, то ей оказался кувшин вина, правда, надо отменить превосходного.
   - Я иногда бываю непредсказуемым, - Хаот засмеялся, - Что об этом думаешь?
   - Явно, что это переписка с какого-то еще более древнего документа, - Ворч нагнулся, разглядывая, заинтересовавший его участок, - Заметно, что переписчик тщательно копировал буквы, возможно даже не понимая их смысла. Очень интересно, диалект очень редкий, текст гораздо древнее бумаги, хотя и бумаге неизвестно сколько зим. Три плетения, - Ворч поднял край свитка, - Наложены на тончайшие полоски какого-то металла, защищают от огня, воды и насекомых. Необычный набор, ну огонь и вода понятно, но причем здесь насекомые, каким образом полоски прикреплены к бумаге непонятно.
   Дверь в библиотеку открылась, и в неё вошел человек в светло-зелёной мантии.
   - Ну и что у тебя такого интересного, - поздоровавшись, Саат-старший подошел к столу. Вокруг него кроме Хаота, Ворча и Савая уже стояли несколько магов, - Так-так, судя по всему текст очень древний. Принесите что-нибудь горло промочить, а то на сухую не думается.
   Саат обошёл еще раз вокруг стола и сел на табурет, Хаот дал необходимые распоряжения, и кто-то из молодых магов принес большой кувшин и несколько кружек. В запотевшем кувшине был квас, Саат налил его себе в кружку и сделал несколько больших глотков, после чего вернулся к столу, окунув палец в квас, он стряхнул каплю на свиток. Капля почти долетела до бумаги, как вдруг, возникший из ниоткуда поток воздуха, сдул её в сторону.
   - Узнаёшь? - обратился Саат к Ворчу, - Мы как-то с Зуалом нашли камень, вернее Зуал нашел, а я у него забрал, потому что он ему был не нужен...
   - Давайте не будем отвлекаться, - Хаот забрал кружку из рук мага, - Свою историю ты нам расскажешь потом, обещаю тебе напомнить и совсем необязательно мочить или поджигать свиток, чтобы понять, какие защитные плетения на нем наложены.
   - Я не столь хорошо разбираюсь в плетениях как ты или Ворч, - Саат наклонился над свитком, - Просто чувствую, что тут есть какая-то защита, не более того. И так, что же у нас здесь, - Саат двигался вокруг стола, внимательно разглядывая свиток, - Основное понятно, хотя многих слов я не знаю. Это схема какого-то оружия...
   - Оружия?! - Ворч внимательно читал текст, пытаясь понять на основании чего, были сделаны такие выводы.
   - Да, - Саат пальцем обвёл небольшой участок, - Но это оружие не обычное, оно против внутренних врагов человека, фактически это оружие против самого себя. Здесь дана подробная инструкция создания семи основных частей и восьмая немаловажная часть это помещение, где все части должны быть собраны в одно целое...
   - Извините, а что в свитке написано о Реке Забвения, - Савай решил вставить слово.
   - Нет, ну меня почему-то постоянно перебивают, - Саат обернулся к горцу, - А Вы кто, нас не представили.
   - Меня зовут Савай, - охотник спокойно смотрел на мага, - Мне очень хочется узнать, в какой связи в свитке упоминается река Забвения.
   - Савай... - Саат задумался, - Почему-то мне знакомо это имя, а вспомнил вы с Клео и сыном Синтана прервали ритуал культистов, я еще удивился странное имя для горца.
   - Он не горец, он Яг, - Хаот наверно ударил бы по столу, но сдержался, - Мы с тобой уже говорили, по этому поводу.
   - Ну, прости, забыл, что это тебя так волнует, - улыбнулся Саат.
   - Причем здесь волнует или не волнует, всё надо называть своими именами, - Хаот налил себе в кружку кваса, - Тебе как магу это должно быть понятнее, чем другим. Сила неразрывно связана со Словом.
   - Отлично. Савай, а ты знаешь, что значит твоё имя, - обратился Саат к охотнику, но тот отрицательно покачал головой, - Вот, давай я рассажу тебе о твоем имени и всё, что знаю о реке Забвения, а ты подробно мне расскажешь о том, что с вами произошло на болотах.
   Савай посмотрел на Хаота, но маг пожал плечами, показывая, что он тут не причем.
   - Савай на языке Хоа означает "больше чем человек", - промолвил маг, помогавший горцу в поиске свитка, - Хотя допускаю, что на языке Яг оно значит совсем другое, а устройство, описанное в свитке, использует энергию реки Забвения, именно реки, в тексте часто встречается слово течение. Это устройство было сделано и работало, так как тот, кто копировал этот свиток, скопировал его символ в символ, то видно, что в схемы вносились изменения, основанные на опыте использования. Раз устройство работало, то резонно предположить, наличие какого-то мощного потока из которого оно черпало Силу, и не важно, как назвать этот поток. А все свои тайны можешь оставить при себе.
   - Если бы сиё место было ковеном, а не сообществом... - Саат согнул средний и безымянный палец, положил сверху на них большой, выставив вперёд указательный и мизинец, помахал рукой в воздухе, жестом показывая, всё, что он не хотел произнести вслух, - Я бы потребовал твоего наказания.
   - Была бы моя воля, я бы сам лично наказал тебя и Хаота, - Ворч тихонько ударил посохом по полу, - Вы заварили эту кашу, решив, что многовековые законы писаны не про Вас. Теперь, когда Вас накрывает поднятой Вами же волной, выказываете своё недовольство.
   - Дело в том, - Саат вздохнул, - Что мой интерес далеко не праздный. За последнее стозимье столкновений с эльвитами было больше, чем за пару тысячезимий до этого, если судить по летописям конечно. В мире Нави, что-то происходит, с культом в Долине фактически покончено, есть небольшие группы культистов, но они не представляют серьёзной опасности, а в северных провинциях Тангора культ пустил мощные корни, очередное столкновение не за горами. Неизвестно чем бы закончилась битва на болотах, если бы не некое событие, произошедшее с Саваем и его друзьями по дороге. Я больше не хочу говорить на эту тему, но помните, эльвиты очень хорошо учатся на своих ошибках.
   - Хаот знает, что с нами произошло, - Савай понял, что рано или поздно тайна всё равно раскроется, - Если он посчитает правильным, то пусть сам расскажет тем, кому считает нужным. В принципе я узнал уже всё, что хотел, единственное, чего бы мне хотелось еще, так это повнимательней рассмотреть защитные плетения, но этим можно заняться позже.
   Савай попрощался и вышел из библиотеки, хотя время обеда уже давно прошло, а время ужина не наступило, он решил зайти в столовую. Повар не удивился его просьбе, налил супа и дал хлеба с сыром, извинившись, что мясо все съедено. Как ни странно в столовой кроме горца, находилось несколько человек, быстро перекусив, Савай вышел на улицу, дождь так и не пошел, хотя чувствовалось, что он может начаться в любой момент. Ни кого из спутников во дворе не было, охотник вышел из ворот и направился к печи плавящий магический металл. Около строения шептунов на этот раз охранника не было, и Савай зашел внутрь. В помещении был один подросток, который что-то растирал в ступке, он поглядел на вошедшего, но, ни чего не сказал, лишь ответил на приветствие. Вдоль правой стены стоял стол с разложенными на нем готовыми изделиями, каких-то сложных плетений горец не нашел, в основном среднего уровня, повторить он мог любое, правда смысл некоторых был не понятен. Больше всего его внимание привлекла шкатулка из черного дерева инструктированная магическим металлом, скорее всего она предназначалась для хранения драгоценностей или небольших свитков, плетение было наложено на замок и на ключ. Савай несколько раз вставил и вынул ключ, с таким решением он встречался впервые, плетение было одно и накладывалось в момент, когда ключ был вставлен в замок, поэтому, даже имея ключ, дубликат сделать почти невозможно, шкатулка была защищена на двух уровнях механически и магически. Заметив интерес, проявляемый к шкатулке, подросток оставил своё занятие.
   - Здесь вещи не для продажи, - сказал он, подойдя к столу, - Они все сделаны на заказ, то что продаётся, находится на улице.
   - На улице ни чего не увидел, - охотник поставил шкатулку на место.
   - Значит, сегодня на продажу ни чего нет, - развернувшись, подросток вернулся к прерванному занятию.
   Дождь всё-таки пошел, маги и рабочие сгрудились под двумя большими навесами, рассуждая, долго ли будет лить. Савай, выйдя от шептунов, сразу же направился в башню, дождь усиливался, горец побежал и как только он заскочил в дверь, небеса разверзлись, правда, ливень быстро кончился, скоро дождь превратился в обычный осенний.
   В библиотеке народу стало больше, горец понял, что сегодня, ему вряд ли удастся изучить защиту, наложенную на свиток, но тут в голову пришла идея. Савай поднялся к себе в комнату и взял три небольших кусочка сланца, вернувшись в библиотеку, он сел так, чтобы ни кому не мешать, но при этом хорошо чувствовать плетения и стал аккуратно копировать одно плетение за другим. Технология наложения достаточно сильно отличалась от современной, но не была слишком сложной, защиту от воды и огня горец скопировал достаточно быстро, всё элементы плетений были знакомы, да и отличались они друг от друга лишь небольшими деталями, а вот с третьим плетением, то что Ворч назвал защитой от насекомых, пришлось повозиться. В конце концов, охотник подошел прямо к столу и, завернув уголок свитка, стал более внимательно разглядывать заинтересовавшую его полоску металла с наложенным на него плетением. С чем-то подобным Савай уже встречался, такие плетения, но гораздо примитивнее накладывались на доспехи. Данное плетение было трех уровневое, в нем самом была защита от снятия, к тому же горец насчитал в нем пять узлов. Обычно в плетении был один, максимум два узла, чтобы распутать любое плетение надо развязать его узлы, наличие пяти узлов, было из ряда вон выходящим. Самое главное не понятно, зачем потребовалась такая сложность, магия инпат позволяла порвать любое плетение, даже не вникая в его структуру, конечно, это уничтожит свиток, но ведь плетение и служило защитой от этого. Тому, кто решил повредить свиток не надо пытаться снимать защиту, надо просто разорвать само защитное плетение это и приведет к мгновенному уничтожению свитка. Конечно, Савай допускал, что далеко не все знают магию инпат, к тому же оставалась вероятность, что тончайшие полоски металла могли отражать любую магию, проверить на практике свои догадки не представлялось возможным, поэтому горец скопировал только часть плетения, защищающую свиток от повреждений. Очень хотелось посмотреть к чему приведет попытка снятия плетения, но ценность свитка была слишком большой, чтобы проводить на нем такие эксперименты, а вот с копиями на сланцах он мог поступать так, как ему заблагорассудится. У дверей библиотеки поставили охрану, но на охотника они внимания не обратили.
   Вначале Савай направился на кухню и, попросив разрешения, кинул сланец в печь, огонь потух почти мгновенно, а когда горец достал сланец из печи кристалл совершенно не нагрелся. Правда, пришлось выслушать в свой адрес несколько нелицеприятных замечаний, так как на кухне как раз собирались готовить ужин, но конфликт был быстро погашен, охотник подарил повару небольшой нож, плетение, которое наложил на него Савай, позволяло оставаться ножу всегда очень острым. Нож был немедленно опробован в деле, повар остался доволен полученным результатом. Выйдя на улицу, горец достал второй сланец, но дождь почти прекратился, поэтому понять работает ли плетение, было сложно, тогда охотник нашел ведро и, наполнив водой, полил сланец. Опыты горца уже собрали несколько зрителей, до ужина еще оставалось время, а заняться им видно было нечем. Сланец не только не намок, а высушил под собой небольшой участок земли, до этого бывший мокрым. Вторя часть эксперимента состояла в том, что Савай кинул сланец в воду, кристалл стрелой вылетел из воды, и его пришлось после этого искать некоторое время. Наступило время испытаний для третьего сланца, у горца уже появились помощники. Под стремянку положили небольшой валун, ещё один камень обвязали верёвкой и разместили над валуном, один из рабочих держал верёвку и отпустил её по команде Савая, после того как тот положил сланец и отошел на безопасное расстояние. Послышался звук соприкасающихся камней и всё, но когда горец и любопытные подошли к стремянке, то увидели, что камень раскололся на три части, а сланец остался невредим, обсуждая увиденное, люди отправились ужинать.
   В столовой Савай увидел сидящих за столом инпар и гадалку, повар положил ему каши и дал несколько булочек к чаю.
   - Нет, вы только посмотрите на него, - Клео внимательно разглядывал тарелку горца, - Он и здесь уже в любимчиках, - после этого он взял одну из булочек, - С Дейрой все понятно, нормальный человек не может не любить животных, но ты-то здесь причём?
   Волчица, услышав своё имя, выглянула из-под стола.
   - Ты уже узнал то, что хотел? - Делис подумала и тоже взяла одну из булок.
   - Да утром можем идти к горам, - Савай предложил булочку гадалке, но она отказалась.
   - Тогда наверно лучше вернутся к реке и доплыть к предгорьям на кнорре, - Клео погладил Дейру, - А это из-за тебя такой переполох, сегодня видел как несколько раз портал открывался.
   - Свиток нашли, правда в нем лишь косвенное упоминание о потоке, который можно ассоциировать с рекой Забвение, но поток этот наверняка существует, - больше горец решил ни чего не говорить.
   После этого Савай рассказал о том, как серьёзно защищен свиток и показал сланцы с наложенными на них плетениями. Затем Клео сломал нож, потушил свечу и обрызгал чаем Хаому, но в целом остался доволен полученным результатом, затем все отправились спать, так как решили выйти с первыми лучами Айора.
   Хаот и Саат вышли проводить Савая и его спутников, по их виду было видно, что они не спали всю ночь.
   - Запомни ты Яг, - Хаот дружески похлопал горца по плечу, - Верните себе корни и вернется былое могущество. Еще надеюсь, что зимой, когда ударят морозы, и вы отправитесь, - магог замолчал, подбирая правильное слово, - В рискованное путешествие, то пригласите меня.
   - Мне Хаот всё рассказал, - Саат отвел охотника немного в сторону, - Конечно лучше обо всем забыть, но понятно, что это не про вас, потому что вы все равно попрётесь на болота. Заброшенный храм опасное место, надо хорошенько подготовиться. Если я буду нужен, вы можете на меня рассчитывать.
   Клео привел лошадку, на неё погрузили вещи и маленький отряд отправился вперед.
  

Глава 28: Горный перевал.

  
   Маленькая птичка спрыгнула с ветки на камень, беззаботно почистила перышки и резко с испугом взлетела. Часть камня отделилась, только внимательно присмотревшись, можно было разглядеть в этом размытом силуэте, человека в постоянно меняющем свои цвета плаще. Человек опустился на четвереньки и растворился в кустах.
   - Их там не менее сотни, - Лотт подполз и лег рядом с Аргабром и Утлатом, они внимательно наблюдали за дорогой. У нужного им выхода из высокогорной долины был разбит лагерь, - По одежде можно судить, что здесь два отряда воинов из разных племен, а также около десятка тангорских мечников, но они держатся особняком их шатер немного в стороне. Есть вероятность, что нас ни кто не остановит, так как этот пост служит для того, чтобы предотвратить возможность проникновения на праздник вооруженных отрядов, а там кто его знает.
   - Рисковать мы не можем, - Аргабр перекатился и сел, укрывшись за камнем, - Но в любом случае другой дороги нет. Судя по карте, тропа, ведущая к лабиринту, начинается сразу за этим перевалом, сейчас дождемся остальных и решим, что будем делать.
   Скоро вернулись все Изгоняющие, но способа, как миновать посты у дороги, они не нашли. Тангорцы шли через перевал в Салуман, их не пускали в долину с оружием, а разоружаться они по понятным причинам не хотели. Страж подслушал разговор, что обычно проблем с проходом не возникало, но в этот раз по слухам тангорцы на празднике устроили поединок и один обезглавил другого. Поэтому на все посты охраняющие горные дороги ведущие в долину был разослан приказ, независимо ни от чего с оружием на праздник ни кого не пускать, так как ситуация на празднике и так была сильно накалена.
   - Похоже, тангорцев не пускают в Салуман из-за нас, - Лотт накинув на голову капюшон, высунувшись из-за камня, следил за горцами и тангорцами, - Мечники только и ждут удобного случая, чтобы пройти в долину. Того кого они сопровождают не видно, он всё время в шатре, но не думаю, что его эта задержка устраивает.
   - Вряд ли это из-за нас, - Аргабр искал способ решения возникшей проблемы, - Мы шли, практически, не останавливаясь, с небольшими привалами на ночь.
   - Горцы рассылают сообщения с птицами, а пост здесь постоянный, значит, наверняка есть гнездо, или как они там называют место с птицами, поэтому отправить сюда приказ не трудно. Несколько хижин, с двух сторон дороги навалены бревна, если что они моментально перегородят дорогу, - Лотт сел и, взяв из рук сидящего рядом стража фляжку, сделал несколько глотков, - Конечно если бы не праздник, здесь было бы всего несколько человек. Но всё это разговор в стиле, если бы, да кабы, а на данный момент идей у меня, ни каких нет, но с боем не пробьёмся.
   Утлат раздевшись, уполз, остановить его ни кто не успел. Какое-то время все напряженно вслушивались, но каких-то необычных звуков из лагеря не послышалось, обычные разговоры. Язык горцев напоминал тангорский, но настолько изменённый, что данный диалект тангорец понял бы с трудом, да и представители разных племен не всегда понимали друг друга. Считалось, и это подтверждалось письменными свидетельствами, что предки тангорцев спустились с гор и достаточно быстро захватили огромную территорию, неизвестно, чем бы всё закончилось, но на востоке они столкнулись с Песчаными Ордами, а на севере, противник был более серьёзный. Гужэ фактически загнали тангорцев снова в горы, правда, решив, что враг получил хороший урок, вернулись в свои земли. Несмотря на свою агрессивность Гужэ ни когда не участвовали в завоевательных войнах, у них была своя земля данная им РОДом и им её вполне хватало. Почему-то всё это всплыло в голове Аргабра, когда он пытался разобрать о чем говорят горцы на посту, но поняв безуспешность своих попыток, что-либо понять, мист бросил это занятие. Лотт порезал хлеб, сыр и остатки мяса, последние дни из-за нехватки времени не охотились, и еда подходила к концу. Перекусив, стражи еще раз взвесили свои шансы, ночью в своих плащах они были сложной мишенью и при везенье вчетвером они могли пробиться через посты, если бы не было тангорцев. Но ночью когда начнется паника, тангорцы не бросятся в бой, а будут защищать своего нанимателя в шатре и мимо них пройти незамеченными будет очень сложно. Беспокоило отсутствие Утлата, но островитянин уже доказал, что он не пропадет. Лотт и два стража решили поспать до ночи, еще один страж накинув на голову капюшон, пошёл наблюдать за постами, а Аргабр раскрылся и прикоснулся к Ткани Мира.
  
   Первый раз в своей жизни Аргабр почувствовал Ткань Мира уже будучи достаточно взрослым, он сидел на скамейке в школьном саду и читал какую-ту книжку. Весна только вступала в свои права, но Айор давал достаточно тепла, журчал ручеек, крича и споря, малыши пускали в нем щепки, рядом прохаживался маг-воспитатель, дети, пробывшие в школе магов менее двух кругов, всегда били под присмотром. Мимо пробежали две девушки, зимы на две младше Аргабра, поздоровались, одна оценивающе оглядела молодого человека и улыбнулась, потом что-то шепнула своей подружке, и побежала дальше, но перед этим решила немного пошалить. Аргабр почувствовал, что она прикоснулась к Силе, одна из щепок стрелой устремилась вперед, небольшого роста крепыш шести-семи зим отроду среагировал сразу и комок грязи ударил в спину шутнице, конфликт был быстро погашен магом-воспитателем. Правда, по взгляду каким смотрел на девушку мальчик, не трудно было догадаться, что у той в будущем еще будут проблемы. Гужэ редко прощают обиды, а в том, что этот мальчик был Гужэ, сомневаться не приходилось. Племена, живущие вокруг равнины Оседер, не чинили препятствий магам, забирающим их детей в школы, так как большинство по окончании школ возвращались обратно. Лишь единицы обладающие силой выше среднего и обратившие на себя внимание ковенов оставались в Долине, это было взаимовыгодное сотрудничество. Аргабр услышал колокол, значит, наступило время обеда, сад опустел, но ему есть не хотелось, отложив книгу, он подставил лицо лучам Айора, почему-то вспомнился стих, он назывался "Око Богов", его подруга сама сделала перевод с тангорского:
   Когда Боги покинули нас,
   Они оставили Око нам.
   Оно смотрит на нас с Небес.
   И освещает нам Путь во Тьме.
  
   Во всеобщем Единстве двух частей
   Открывается Истинный смысл Светила.
   Оно высушит слезы отчаяния,
   Но спалит нестерпимым жаром.
  
   Руки тянутся в холод к огню,
   Ждёт весенних лучей всё живое.
   Пересохшее горло саднит,
   Жалости нет в обжигающем ветре.
  
   Рассеет мрак Ночи,
   Красивой зарёй небосвод озарит.
   Ослепит сияньем своим,
   А пекло рассудка лишит.
  
   Даже в Свете есть частица Тьмы.
   Без неё не возможна Гармония.
   Это нас заставляет прятаться в Тень,
   Ища защиты от Ока Богов.
   Всплыло недавнее воспоминание, девушка, стоящая на парапете, окружающем башню, лучи заходящего Айора просвечивают легкое платье, копна русых волос рассыпалась по плечам, руки разведены в стороны. Она утверждала, что эти стихи написаны одним тангорским мечником, имя его Аргабр забыл, а её помнил очень хорошо, что-то тянуло их друг к другу, но короткий летний отдых закончился и он вернулся в школу, она обещала ждать. А почему бы и нет, этим летом он увидит её снова, а потом еще один год, школа останется позади. Аргабр объективно оценивал свои способности, весьма средние, поэтому ковенам он не приглянулся, но его трудолюбие не осталось не замеченным, у него есть несколько рекомендательных писем, и он надеялся без труда вступить в гильдию магов в своем родном городе. Семья, Аргабр не видел в этом ни чего плохого, он сидел полуприкрыв глаза, нега, полная расслабленность. Какие-то искры заблестели перед глазами, вспышки, яркие точки, маг затряс головой, вроде не жарко, не мог же он перегреется, еще одна вспышка, холодок пробежал по телу и всё закончилось.
   Вечером он рассказал о своих ощущениях магу-воспитателю, тот задумался на короткое время и сказал, что знает того, кто сможет всё объяснить. Через два дня в школу пришел человек в серых одеждах, это были цвета не признанного ковена Зуал. Но признание их интересовало мало, сами себя они называли Изгоняющие, это была большая община, в которую входили не только маги, но и воины, про них ходило много слухов и сплетен, влияние в Долине у Изгоняющих было большое. Аргабру передали, что его ждут в комнате на втором этаже, рядом с лабораторией. Изгоняющий сидел спиной к окну, когда Аргабр вошел в комнату, он его поприветствовал и, предложив стул напротив себя, попросил рассказать всё, что произошло с ним в саду, пока юноша рассказывал, Айор осветил своими лучами полумрак комнаты, ослепленный его светом, Аргабр не видел лица собеседника, лишь тихий вкрадчивый голос. Изгоняющий встал на колени и попросил мага сделать то же самое, не спеша он давал советы и просил четко выполнять его указания. Вихрь искр вокруг, яркие и блёклые пульсирующие точки, Ткань Мира открылась взгляду Аргабра, дыхание перехватило от невиданной красоты.
  
   Сейчас мист очередной раз всматривался в Ткань Мира, но первоначальное восхищение до конца не прошло. Аномалий не убавилось и не прибавилось, видимо, в данный момент орден занят чем-то более важным, но в нескольких точках возникло напряжение, а это рано или поздно приведет к волнениям, а возможно вооруженным конфликтам в этих местах, особенно сильная дисгармония возникла где-то в районе пустыни, но миста это не сильно интересовало. Скоро он нашел свой след и стал внимательно изучать Ткань Мира в этом месте. Главное максимальное расслабление, чем податливей разум, тем ярче образы, в идеале от самого себя не должно остаться ни чего кроме точки-следа, в Ткани Мира есть всё, каждый предмет Яви отражается здесь и оставляет свой след, тянущийся из прошлого в будущее, надо только уметь искать. Рядом было много живых существ людей и животных, мист пока просто собирал информацию, анализировать её он будет чуть позже, небольшая аномалия, что-то чужеродное было очень близко, надо бы рассмотреть это получше, но не сейчас. А вот это уже интересно, мощь и агрессия, стая хищников, чувствовалось, что они сыты и довольны, а цепочки возможных развитий событий связанных с этой стаей интересны, но самое главное след гибок и податлив, судьба этой стаи без труда поддавалась корректировке. Хорошо, теперь надо спрогнозировать результат, конечно, всё предугадать нельзя, но надо постараться, чтобы отклонения от желаемого были минимальны. В целом план действия был понятен, хотя риск, что всё пойдет не так как задумывалось был очень большой, после этого Аргабр решил вернуться к аномалии. Рядом было что-то явно не из этого мира, возможно, мощный артефакт, так как артефакты имеют такой же след в Ткани Мира, объект был не живой, но более подробную информацию о нем получить не удавалось. Его судьба почти не поддавалась корректировке, правда какое-то недавнее событие всё же давало дополнительную свободу, а стая хищников могла изменить её более серьёзно.
   Животные, да и может быть еще и дети основной инструмент воздействия, судьбы их не сложно скорректировать в Ткани Мира, а это в свою очередь вызывает события изменяющую Явь, чем взрослее человек, тем жестче предопределена его судьба, Рок начинает довлеть над ним. Хотя опытный манипулятор может изменить жизнь практически любого человека, правда, если его совершенно не заботит результат, чаще всего это приводит к разрушению личности и смерти, Порок, многогранная Сила имеющая светлую природу, способен преодолеть тяготение Рока, оружие страшное, лишь немногие способны ему сопротивляться.
  
   Аргабр закрылся, но какое-то время сидел, не открывая глаз, пела птица, рядом в траве стрекотало насекомое. Он остался доволен проделанной работой, клубок был сплетён не плохой, а Жадность и Глупость не дадут ему распутаться раньше времени, что должно привести к нужному результату. Мист глубоко вздохнул и потянулся.
   - Ну что, какой план? - Лотту видно так и не удалось уснуть.
   - Ждать и быть готовым к немедленным действиям, - Аргабр встал с колен и размял ноги, - Надо собраться всем вместе, поищите Утлата, но не долго, в конце концов, мы ему не няньки. Пробиться думаю, мы сможем без труда, но мне бы очень хотелось заглянуть в шатер тангорцев.
   - Стоит ли рисковать, проскочить бы мимо не замеченными и то славно, - Лотт решил, что трёх стражей вполне достаточно для поисков Утлата и остался с Аргабром, - Что в этом шатре такого интересного?
   - Не знаю, - мист улыбнулся, - Но очень хотелось бы узнать. Конечно без фанатизма, всё же это не первоочередная задача.
   - Ладно, будем действовать по ситуации, - Лотт поднялся, - Пойду тоже поищу. Сколько у нас есть времени?
   Аргабр пожал плечами.
  
   Воин внимательно всматривался в кусты, возможно ему показалось, но он услышал там какой-то треск, сейчас всё было тихо, ветром колышутся листья, большой жук замер на ветке. Воин уже собрался вернуться обратно к своим товарищам, когда треск повторился снова. В кустах был котенок шамшира, если бы он был более опытный, то замер, почувствовав приближение врага, но решив спастись бегством, стал добычей, правда, не сказать что очень легкой, шамшир сильно расцарапал руки врага, когда тот пытался его схватить.
  
   - Не пойму, что у него в руках, - Лотт выглядывал из-за камня, Утлата они так и не нашли.
   - Невероятно, - один из стражей приложил руку ко лбу, пытаясь закрыться от лучей Айора бьющих в глаза, - Это котёнок шамшира. Каким же надо быть идиотом, чтобы притащить его в лагерь, семья же наверняка рядом.
   К группе горцев обступивших своего товарища с добычей подошли тангорцы, через некоторое время они стали переругиваться, чуть было не возникла драка.
   - Тангорцы требуют немедленно отпустить котёнка, - Лотт решил перевести то, что он понял из разговоров, но всё было понятно и так, - Их поддерживают часть горцев, будь здесь представители одного племени, котёнка бы наверняка отпустили, хотя, наверное, он стоит кучу денег. Но сейчас соплеменники заступаются за своего, не важно прав он или не прав, они не потерпят указаний чужаков.
   Видимо тангорцы попробовали отобрать котенка силой, и сделали ему больно, шамшир громко пискнул, поняв, что они только зря теряют время, мечники побежали к своему шатру и встали вокруг него, обнажив мечи, внимательно вглядываясь в окружающий лес. Горцы тоже засуетились, стали с криками бегать по лагерю.
   - Сейчас все начнется, - один из стражей обнажил свой меч, - Шамшир очень умный, некоторые даже считают его подобным человеку, духом леса. Вначале он оценит обстановку и найдет слабые места, котёнка спасти конечно надо, но семья не должна сильно пострадать.
   - Давайте подберёмся ближе к лагерю, чтобы проскочить, как только представится случай, - Лотт хотел двигаться, но Аргабр удержал его.
   - У нас идеальная позиция, - мист положил руку на плечо стража, - У постов может быть опасно.
   Повисла напряженная тишина, горцы встали так, чтобы между ними и лесом было, пусть небольшое, но открытое пространство, у тангорцев позиция была гораздо хуже, шатёр стоял вплотную к деревьям.
   - Сейчас ещё не поздно все изменить, - Аргабр смотрел на лагерь, и было заметно, что он немного волнуется, - Если он сейчас отпустит котёнка, то всё закончится.
   Непонятно чем руководствовался горец, упрямством или жадностью, но положив котёнка в мешок, он стоял с обнаженным мечём рядом со своими соплеменниками. За дорогой ни кто не смотрел и шанс проскочить незамеченными, был очень большой. Что-то пересекло лагерь по диагонали, но шамшир двигался с такой скоростью, что среагировать ни кто не успел.
   - Проверили, насколько хороша реакция врага, - страж поудобнее перехватил меч, - Сейчас нападут.
   Он оказался прав, три взрослых особи выбрав жертву, бросились одновременно, мечник был сбит с ног первым хищником, второй полоснул ему клыками по шее, а третий просто пробежал мимо, видимо он подстраховывал двух первых. Напав, шамшир тут же скрылись среди деревьев. Видимо что-то похожее произошло и с другой не видимой стороны шатра. Мечник был жив он сел на землю, зажав рукой горло, между пальцев текла кровь, насколько серьёзна рана определить было сложно. К нему подбежали товарищи и унесли в шатёр. Мечники стали снова громко кричать, судя по всему угрожая горцам.
   - Обещают вернуться, если останутся живы, - перевел суть Лотт.
   Правда все и так понимали, что происходит, в ход уже пошли нешуточные угрозы и оскорбления, несколько стрел полетело в сторону тангорцев, но это было скорее как предупреждение, но это не успокоило, а взбесило мечников ещё больше.
   - Их же значительно меньше, на что они надеются, - один из стражей, судя по всему, подумал вслух.
   - Надеются на того или на то что находится в шатре, - Аргабру ещё больше захотелось заглянуть в шатер, он поймал взгляд Лотта, тот видно тоже задумался о таинственном нечто, находящемся под охраной мечников.
   В этот момент шамшир сделали очередной ход. Объектом атаки была выбрана группа горцев, которая до этого тоже требовала отпустить котёнка. Один из хищников проскочил по лагерю, привлекая внимание к себе, а три других набросились на воина. Нападение было похоже на предыдущее, только на этот раз третий хищник добил жертву.
   Горец лежал на земле, из разорванного горла лилась кровь, окрашивая уже начавшую желтеть траву в красный цвет. Один из воинов встал у тела на колени и, убедившись, что жизнь покинула его, закрыл ему глаза.
   - И кто теперь сможет утверждать, что шамшир не разумны, - страж смотрел на лагерь.
   Горцы из разных племен, двинулись навстречу друг другу обнажив мечи. Тангорцы поняв, что у них появился шанс отомстить, не спеша пошли в сторону соплеменников горца, забравшего котёнка, они не сильно торопились, давая возможность горцам начать выяснять отношения самим, но те тоже не сразу бросились в бой, а встали и продолжили переругиваться. На какой-то момент Лотту, понимающему большую часть разговоров, показалось, что котёнок будет отпущен, воин даже наклонился над мешком, но видимо это не устраивало человека стоявшего на коленях рядом с убитым, скорее всего, это был его родственник, поэтому тот поднялся и натянул лук. Стрела вошла в живот, пробив доспех, это стало сигналом к атаке, воинственные крики смешались с криками боли и звоном мечей.
   - Пора, - Аргабр бросился вперед, стараясь избегать открытых мест, за ним устремился Лотт, ведя на поводе лошадь и остальные стражи.
   Шамшир тоже решили, что время пришло, большой самец размером с горного волка, выскочив, схватил мешок с котёнком и скрылся.
   Очень быстро, не обратив на себя внимания, проскочили лагерь, потом один из Изгоняющих с лошадью пошел вперед, а Аргабр и Лотт с двумя стражами решили вернуться и посмотреть, что находится в тангорском шатре. Сражение видимо уже затихало, и надо было торопиться, зайдя со стороны деревьев, разрезали стенку шатра. Кроме раненого мечника, судя по всему, находившемуся без сознания в шатре был еще один человек. Он сидел, но моментально поднялся, высокого роста, коричневый балахон с широким капюшоном, обернувшись, он посмотрел на незваных гостей пустыми глазницами в которых иногда вспыхивали огоньки. Меч стража пробил ему грудь, человек, или то, что внешне напоминало человека, дернулся, капюшон спал с головы, обнажая безволосый череп, туго обтянутый кожей, схватился двумя руками за меч, на его губах показалась зелёная пена, но в следующее мгновение был обезглавлен Лоттом.
   - Что это? - Лотт засунул голову в мешок. В это время стражи быстро осматривали шатер, собирая, всё более или менее ценное.
   - Не знаю, но уже встречался с подобным в Эсхате Нариз, - Аргабру очень хотелось убедиться, что аномалия, замеченная им в Ткани Мира, связана именно с этим существом и сейчас она исчезла, но времени не было, - Всё уходим.
   Даже обезглавленное тело казалось, проявляло признаки жизни, Лотт полил его маслом из лампы, потом посмотрел на мешок с головой в своей руке и тоже бросил его на землю, пододвинув ногой к телу. Масло вспыхнуло, Изгоняющие выскочили из шатра и бегом побежали в сторону ушедшего далеко вперед спутника.
   Шли не останавливаясь, пока не дошли до тропы, ведущей в сторону лабиринта. Тропа была едва заметна и если бы они не знали, что она наверняка существует, то прошли бы мимо. С лошадью идти не было никакой возможности, поэтому её убили, вырезали несколько кусков мяса, а остальную тушу сбросили в пропасть. Как обычно шли до тех пор, пока глаза, хоть что-то различали в темноте. Тропа была очень узкой, на ней с трудом могли разминуться два человека, но на их счастье, когда уже казалось, что ночевать им придется с риском свалиться в пропасть, они нашли небольшую пещеру. В пещере резко пахло каким-то зверем, скорее всего медведем, но к этому запаху примешивался и запахи оставляемые человеком. Аргабр активировал артефакт, действительно недалеко от входа они обнаружили следы от костра и немного дров, но разжигать костер побоялись, так как вход в эту пещеру, мог быть хорошо виден с дороги, ведущей через перевал. Решив, что встанут пораньше, осмотрятся и возможно пожарят мяса, Изгоняющие легли спать, все кроме Аргабра. Мист при блёклом свете артефакта решил внимательно осмотреть шкатулку, найденную в тангорском шатре, она была полна каких-то свитков, на самой шкатулке было плетение маячок, поэтому подойдя к выходу пещеры, Аргабр выкинул её в пропасть. Большинство свитков были рекомендательными письмами, подтверждающими статус существа убитого в шатре как эмиссара благородных из северных провинций Тангора, судя по всему культ на севере, действительно, укрепился очень сильно. Благородные с севера считали, окончательно распространить своё влияние на весь Тангор им мешают южные провинции, более того у них есть неоспоримые доказательства, что благородные с юга готовы просить помощь у Долины, чтобы как они выражаются "остановить заразу распространяющуюся с севера". Мист думал, что возможно это страшилки, придуманы специально для салуманских правителей, но вдруг в них есть зерно истины и юг действительно попросить помощи, это даст возможность покончить с культом в Тангоре навсегда. Дальше шло описание совместных действий, призванных отвлечь Долину от проблем Тангора. Тангор и Салуман разделены высоким горным хребтом, но их объединяет извечный общий враг Долина, Аргабру пришла мысль: "Почему Долина, а например не горцы, ведь они регулярно нападают на обе эти страны, ответ напрашивался сам собой, всё дело в вечном противостоянии Света и Тьмы". Мысли Изгоняющего неожиданно были прерваны шорохом, раздавшимся у входа в пещеру.
   - Не волнуйтесь, это я, - раздался тихий голос, Утлат вошел в пещеру и присел рядом с мистом.
   - Да ни кто и не волновался, - Лотт не спал, он сел и передал островитянину его сумку, - Оденься.
   - Очень есть хочется, - Утлат надел халат, подпоясав его веревкой. Страж протянул ему хлеб и остатки сыра.
   Темная безлунная ночь, хоть глаз выколи, окружающая тишина нарушалась лишь криком какой-то ночной птицы, да жующим Утлатом.
   - Ты нас быстро нашел, - Лотт видимо передумал спать.
   - Да, ведь я знал где искать, - островитянин запил скудный ужин водой, - Видел кровь на камнях у тропы. Кто-то ранен?
   - Нет, лошадь зарезали, здесь с ней не пройти, - страж лег, положив руки под голову, - Странно, вроде хорошо всё осмотрели, кровь не должны были пропустить. Что там с мечниками, могут начать нас искать?
   - Мечников человека два в живых осталось, убежали, остальные мертвы, - Утлат пересел ближе к выходу из пещеры, - Когда потасовка началась, старшие отрядов попытались её прекратить, но у них ни чего не получалось, но потом они как заорут почти одновременно, что-то типа: "Бей Тангорцев!".
   - Грамотно, - Лотт засмеялся.
   - Надо отдать должное мечникам, они дорого отдали свою жизнь, каждый забрал с собой не менее трёх противников, - островитянин замолчал, но через какое-то время продолжил, - А шамшир меня поразили. Видимо правду о них говорят, что они разумны.
   - Ох, - вздохнул Лотт, - Не хочу разрушать ваши иллюзии, но это всего лишь животные, не умнее, например, тех же волков.
   - Лотт, прости, но ты видимо ослеп, - страж, восхищавшийся шамширом, сел.
   - Слушайте, до того как попасть в орден, чем я только не занимался, - Лотт говорил спокойным голосом, не поворачивая головы, - Плавал, был наёмником, даже гончаром довелось поработать, а один раз попал в команду охотников. Зирх настоящий бич припустынных земель, в помете самки до десяти щенков, этот шакал жутко живучий, поэтому почти все выживают, если их регулярно не отстреливать они всё сожрут. Крестьяне платят не плохие деньги за их уничтожение, можно даже просто в одиночку пойти на охоту, за каждую шкуру зирха с тобой расплатятся в ближайшей крепости, но по одному на них почти ни кто не охотится, себе дороже. Спросите при чём здесь зирх, да вот при чём, шамшир пробежал через лагерь, не реакцию он проверял, а стадо пытался распугать, с какими-нибудь горными баранами это прошло бы на ура, стадо всегда опаснее, чем испуганная отбившаяся особь. Не удалось испугать, зирх не нападёт, а терпеливо будет ждать удобного случая, но шамшир не такой, ну так ведь он во много раз больше и сильнее, но кто из них умнее, ждущий своего часа или безрассудно нападающий, я бы сильно призадумался, прежде чем делать ставку.
   - А если не безрассудно, а всё продумав и взвесив, - страж обернулся к Лотту, пытаясь в темноте разглядеть его лицо.
   - Я не хочу ни с кем спорить, давай каждый останется при своём мнении, - Лотт сел и похлопал спутника по плечу, - Мой взгляд охотника, а твой человека которому нравится данное животное.
   - Убивать всегда проще, если не задумываться, что твоя жертва обладает разумом, чувством, имеет семью и близких, - тихо еле слышно промолвил Утлат.
   - Давайте спать, а то у нас пошли уже ночные разговоры, - Лотт подошел и сел у входа, - Я подежурю. А если задумываться, что враг обладает чем-то кроме ненависти к тебе, то вряд ли твои друзья, ещё хоть раз услышат твой голос, может, только лишь во сне.
   Все замолчали, Аргабр даже не пытался уснуть, но сам не заметил, как заснул сидя.
  
   Аргабра разбудил запах еды, один из стражей жарил на костре конину, Лотт спал в углу пещеры, Утлата и еще двух стражей видно не было. Мист вышел из пещеры и встал на краю тропы, она шла по краю пропасти, поднимаясь всё выше и выше. Небо, затянутое тучами, висело, казалось над самой головой, вершин окружающих гор не было видно. Снизу тропы поднимались Утлат и два стража.
   - Оставили несколько сюрпризов, нашим возможным преследователям, - островитянин остановился рядом с Аргабром, рассматривая тучи, - Хорошо бы пошёл дождь, хоть немного помыться.
   Постояв еще немного, вернулись в пещеру. Конина была очень жесткой, поняв, что так просто её не прожевать, Лотт нарезал мясо тонкими ломтиками, но это помогло лишь отчасти.
   - Послушайте, - Утлат с переменным успехом боролся, со своим куском, - Вы же можете открыть портал в оплот. Запасемся провизией и вернемся, это же есть совершенно невозможно.
   Аргабр и стражи переглянулись.
   - Почему бы и нет? - Лотт отложил в сторону нож, - Скорее всего нам всё равно придется это сделать, воды тоже мало осталось и я сомневаюсь, что мы найдём её здесь в горах.
   - А вот скажите, если бы мы были обычные путешественники, чтобы мы делали в таком случае? - Аргабр спросил и сам ответил на свой вопрос, - Ели бы конину и экономили воду.
   - Опять эти разговоры в стиле, если бы, да кабы, - Лотт покачал головой, - Если бы мы были обычные путешественники, мы не дошли даже до этого места.
   - Да успокойтесь все, - мист засмеялся, - На следующем привале откроем портал. Давайте собираемся и пошли, кто его знает, может горцы уже идут по нашему следу.
   Сборы были не долгими, затушили костер, собрали дрова и перевязали их веревкой, один из стражей повесил их себе за спину, неизвестно найдут ли они деревья выше. Конину тоже не выкинули, конечно, они планировали открыть портал, но всегда нужно быть готовым ко всяким неожиданностям и маленький отряд двинулся по тропе выше в горы. Впереди шел Утлат, за ним Аргабр, дальше стражи и замыкал колонну Лотт.
  

Глава 30: Берег Истр: Поселения инпар.

  
  
   Когда Савай с друзьями подошли к реке, но увидели на берегу большое скопление мужчин и женщин, по одежде было видно, что это купцы, ремесленники и торговцы. Четыре больших лодки перевозили людей с этого берега на противоположный, к поселениям инпар. Несколько женщин громко возмущались, из их разговора стало понятно, с капитаном кнорра договорились, что он доставит их к поселениям инпар, но капитан высадил их на этом берегу, мотивируя тем, что к другому причалить не сможет, вроде там очень мелко.
   - Интересно, что здесь происходит, - Клео внимательно оглядывался вокруг, пытаясь отыскать, хоть одно знакомое лицо.
   - Чтобы не происходило, нас это не касается, - сказал, как отрезал Савай, - У нас план, сесть на кнорр и доплыть до предгорий, обойти селения инпар вокруг озера Оскол, не все же они заброшены, а вдруг Делис Зигрод.
   - Ох, какой же ты зануда. Мы разве куда спешим, к зиме до твоей деревни всяко дойдем, а нам интересно узнать, зачем сюда приплыли все эти люди, - выразил общее мнение Клео, - А поселения инпар вокруг озера Оскол пусты уже много стозимий. Может, конечно, они и не совсем пусты, но инпар там точно уже нет, Зигрод ушли под гору Истар и запечатали за собой проход. Ладно, пойду, передам весточку лодочнику, который нас перевозил в прошлый раз.
   - Подожди, а почему ушли Зигрод? - Савай схватил Клео за рукав.
   - Ни кто не знает. Перед уходом они взяли с Джамд слово, что те не подпустят к входам в подгорные пещеры никого, и дали им ключ от ворот небольшой крепости, построенной перед этими входами. Ключ всегда висит на шее главы клана Джамд, за долгие зимы он даже стал своеобразным символом власти, - Клео высвободил рукав и ужом пролез сквозь достаточно плотно стоящих людей.
   Как раз подплыла очередная лодка, пока грузилась очередная партия, Клео подошел к лодочнику и о чем-то тихо с ним переговорил, после чего явно сунул ему в руку деньги. Послышались недовольные выкрики, но Клео с улыбкой развел руки, мол успокойтесь вас это совершенно не касается и ни как не затронет.
   - Обещал передать, - Клео вернулся к своим товарищам, под пристальными взглядами собравшихся на берегу, - Я попросил приплыть после того как здесь народа поубавится, а то нервные все какие-то, еще прибьют не разобравшись.
   Не сказать, что очень быстро, но всех кроме инпар с горцем и гадалкой перевезли на противоположный берег. Лошадь щипала траву, Делис нарвала осенних цветов и сплела себе венок, волчица лежала рядом с Саваем, вокруг что-то стрекотало и жужжало. Гадалка сидела с закрытыми глазами, было видно, что она сейчас где-то очень далеко. Клео переводил взгляд со своих спутников на реку и обратно.
   - Становится уже интересно, где же лодка, - инпар поднялся на ноги, но не успел он это договорить, как она отплыла от противоположного берега.
  
   Когда лодка причалила, стала понятна причина задержки, лодочник был изрядно пьян.
   - У нас праздник, - не дожидаясь расспросов начал он.
   Лодочник болтал не умолкая всю обратную дорогу, оказалось, что Лайре решили выбрать себе главу. Изо всех кандидатов больше всех подходил на эту роль племянник предыдущего главы клана, Нецах Лайре. Правда, тут было одно, "но", Нецах воспитывался Джамд, но ведь и большинство Лайре нашли себе многозимний приют в других кланах, поэтому это не должно стать препятствием для избрания. Вторая проблема в клане не было старейшин, следовательно, подтвердить статус главы было некому, но и это удалось решить, старейшины трёх кланов Дэлабра, Джамд и Арев своей властью и влиянием готовы были сделать это.
   - Как-то всё уж очень быстро, - Клео расплатился с лодочником и все стояли на берегу, обдумывая, куда им отправиться дальше, - Такое ощущение, что кто-то сильно гонит лошадей... - но свою мысль он закончить не успел.
   - Я так и думал, что это вы, - к ним бежал Мелм, - Как только услышал, из уст одной дамы, о каких-то хамах и наглецах с огромным волком, сразу понял наверняка это они.
   Мелм обнял волчицу и Клео, именно в таком порядке, тепло поздоровался с Саваем и учтиво приветствовал Делис и Хаому. Было видно, что хотя Клео и рад встречи с другом, внутренне он как-то напрягся.
   - Не волнуйся, - Мелм уловил взгляд, который Клео бросил на Делис, - Зелга решила все проблемы, - Мелм засмеялся, - А зная её, ты должен понимать с каким рвением она берется за дело. Она обратилась к своим старейшинам, те в свою очередь обратились к старейшинам Дэлабра с просьбой поговорить с отцом. Отец не стал даже вникать в суть истории об одурманенной девушке, пытавшейся совершить покушение на его сына. Он сказал, что сын, то есть я, достаточно взрослый, чтобы сам решать свои проблемы, что и было нужно Зелге. Она одела, ох, что она одела, и пришла ко мне, правда по дороге столкнулась с Чорой, а та не преминула обо всем рассказать Нейре. В общем, сидим мы с Зелгой мило беседуем, и тут в комнату влетает Нейра. К тому моменту, когда я их разнял, все проблемы были решены, - Мелм засмеялся еще раз, он смеялся настолько заразительно, что Клео и все остальные подхватили его смех, - А вот и она.
   С пригорка к ним спускалась Зелга в сопровождении Бежара, увидев издалека друзей, помахала им рукой.
   - Как здорово, вот уж не думала вас здесь увидеть, - Зелга поцеловала в щеку Савая и Клео, обнялась с Делис и Хаомой, потом присев на корточки достала, что-то из кармана и угостила волчицу, Бежар ограничился стандартным приветствием - Две луны назад Тирхо сказал, что Лайре решили выбрать себе главу. Конечно, ему не совсем понятна такая поспешность, но в принципе Нец не плохая кандидатура, хоть и воспитывался Джамд. Сегодня утром маги открыли нам портал, и вот мы здесь, а вы тут какими судьбами?
   Девушки, разговаривая, ушли немного вперед, пару раз Зелга и Делис оборачивались смеясь, глядя на Мелма, тот тоже улыбался, понимая, что говорят про него. Мужчины сознательно замедлили шаг.
   - Уж очень всё поспешно, - Бежар вздохнул и, приложив руку к затылку, потянулся, - И пахнет, не очень хорошо.
   - Да уж, я как на этот берег приплыл, сразу почувствовал запашок, - Клео театрально втянул носом воздух и поморщился.
   - Да ладно, что мы дети что ли, - Мелм остановился на большом удалении от построек, так чтобы их ни кто не услышал, - Пахнет Верчилом, причем очень явно. У него же одни дочери были, вот он Неца и усыновил, а тут неожиданно три зимы назад его жена, будучи уже в возрасте рожает ему сына. А он всем уже раструбил, что главой после него будет Нец, и тут такой поворот событий. Мне Мерца говорила, что Неца дома почти не бывает, Верчил его то в одно место пошлёт, то в другое.
   - Действительно заездил парня, Тирхо тоже так считает, - Бежар сорвал длинную соломинку и стал её задумчиво жевать, - Поэтому он и непротив, чтобы Нец стал главой. Нецах умный, рассудительный, опытный, несмотря на молодость, к тому же женат, что немаловажно. Мы давно хотели возрождения клана Лайре несколько зим, помогали чем могли, а в этот круг Джамд неожиданно стали проявлять несвойственную им активность в этом вопросе, наняли строителей, на свои деньги отремонтировали и даже построили несколько новых домов, оказывали помощь с переселением семей. Ежу было понятно, что Верчил, что-то задумал, наверняка Синтан был в курсе, ведь Дэлабра только выиграют от этого. Мерца станет женой главы клана и не может быть в отдаленном будущем, а сейчас, к тому же теперь наверняка Верчил чувствует себя обязанным и если что поддержит Синтана, а тому поддержка скоро потребуется. Я прав, Мелм, ведь не случайно твой отец с такой яростью искореняет культ в Дэдзай, явно, что-то задумал.
   Мелм ни чего на это не сказал.
   - Слушаю я вас и понимаю, что ни чего в Долине не делается просто так, - Савай смотрел куда-то вдаль, поверх деревьев в сторону невидимых отсюда гор, - Даже внешне благородные поступки на самом деле, таковыми могут не являться.
   - Ну, это же вы горцы, все такие правильные, - Бежар усмехнулся.
   - Я Яг, а не горец. Горцы вонючие и не образованные, посмотри внимательнее, разве я на них похож, - Савай и Бежар смотрели в глаза друг друга.
   - Так, вы что решили подраться, вот так ни с того, ни с сего? - Клео шутливо ударил Савая в грудь, - Успокоились и подышали.
   - Арев искренне хотели возрождения Лайре, и...
   - И просто не успели сделать свой ход первыми, - Мелм перебил Бежара и улыбнулся, - Будем считать, что этот круг все игроки закончили вничью. Вы ближе всех к раскрытию тайны Зигрод, Верчил решил свою "маленькую" проблему, да и мы не остались с пустыми руками.
   - Слушайте, - Клео засмеялся, - Хотелось бы мне присутствовать при разговоре Неца и Верчила. Представьте себе, лис говорит, как дорог ему Нец, но он понимает, что долг и зов крови требует, чтобы Нец возглавил свой клан, может он даже расчувствовался и смахнул слезу с глаз, - все засмеялись вслед за Клео.
   Их веселье прервали несколько проходивших мимо человек в кожаных доспехах со свернувшейся сороконожкой на плечах, они поприветствовали друг друга, и бойцы Джамд прошли мимо, один из бойцов был намного смуглее остальных.
   - А знаете, что я вам скажу, - Клео почти удалось успокоиться, - Не всё то так хорошо лис рассчитал. Треть клановых бойцов Джамд не инпар и даже не родились в Долине, надо признаться, что это не самые плохие бойцы, Сай они конечно не чувствуют, но у них много других способностей, а Нец был им командир, и они его очень уважают. Могу спорить на что угодно, скоро Верчил не досчитается многих лучших своих бойцов.
   Торжество должно было начаться на следующий день. Бежар предложил Саваю и Хаоме остановиться в шатре клана Арев, так как там было достаточно свободного места, а шатёр Дэлабра забит. Савай не стал отказываться, так как Зелга утащила Делис, и скорее всего, быстро она её не отпустит и без сомнения уговорит ночевать вместе. Охотник взял поводья лошади из рук Клео и пошел вслед за Бежаром, Мелм с Клео направились к шатру Дэлабра.
   На широком лугу полукругом стояли шатры разных размеров и расцветок, у входа каждого стояло древко с висящем на нем флагом или вымпелом. Судя по гербам, в шатрах находились представители торговых и ремесленных гильдий, гильдий магов, а также шептуны. Тёмных, Изгоняющих, а также магов ковенов видно не было, Верчил который, скорее всего и спланировал данное торжество, видимо хотел этим подчеркнуть сугубо миролюбивый характер клана Лайре. Посередине луга стоял деревянный помост с аркой, казалось сплетенной из виноградных лоз, несколько групп музыкантов исполняли музыку, прогуливались дамы в красивой одежде, то там, то здесь мужчины что-то обсуждали, возможно, заключали какие-то контракты, такое мероприятие позволяло обсудить некоторые вопросы в неформальной обстановке.
   К Саваю подошел подросток и забрал у него лошадь, охотник поприветствовал всех сидящих у шатра, те в свою очередь поздоровались с ним, несколько лиц были ему знакомы, он видел их на болоте. Бежар попросил принести воду, из небольшой палатки, стоящей рядом с шатром вышла девушка с кувшином воды и полотенцем. Умывшись Савай и Хаома сели за стол им дали немного перекусить, так как до ужина было еще далеко. Посидев немного, Хаома сказала, что она, пожалуй, погуляет, волчица отправилась с ней. Горец как мог, поддерживал общение. Он рассказал вкратце об увиденном в башне Хаота, а потом разговор стал крутиться вокруг предстоящего торжества, которое должно будет начаться на рассвете. Скоро разговор наскучил Саваю и он спросил, нет ли здесь случайно Чоры, получив ответ, что её видели совсем недавно прогуливающуюся с Малхусом, решил всё-таки передать ей подарок, как не забавно это не выглядело бы. Достав сверток из сумки, он отправился на поиск девушки. Чору он нашел достаточно быстро, она стояла и разговаривала с двумя девушками. Савай поздоровался и вначале пытался что-то объяснить, извинялся за свою забывчивость, а потом просто протянул её сверток. Чора развернула его и достала покорёженное и слегка обугленное колечко, она долго в недоумении разглядывала его. Девушки прыснули от смеха, извинившись еще раз, горец развернулся и вернулся к шатру Арев.
   Через некоторое время к Саваю подошёл Малхус, он положил на стол колечко и попросил объяснений, горец сказал, что он не может объяснить, как это произошло, но готов заплатить за кольцо деньги. Малхус назвал сумму и Савай безропотно отсчитал её из мешочка, забрав деньги, Малхус развернулся и, не прощаясь, ушёл. На какое-то время разговоры утихли, но потов возобновились с новой силой у Савая ни кто ни чего не расспрашивал, если захочет, то расскажет сам. Горец сидел и вертел в руках колечко, зелёный камушек, плетение маячок, настроение хуже некуда и тоска, хоть волком вой, а камушек, хоть и небольшой, а плетение держит хорошо, неожиданно в голову пришла одна мысль, охотник снял плетение с камня и убрал колечко в карман.
   Дейра подбежала и уткнулась носом в живот, Савай обнял её за шею, вдалеке показалась гадалка.
   - Ты что снова с девушкой целовался? - Хаома с трудом переводила дыхание, - Как в прошлый раз напряглась и вдруг как понесется.
   - Не было ни какой девушки, - Савай поднялся с лавки и, подойдя к своей сумке, повесил её на плечо, - Пойдем надо поговорить.
   Волчица сразу не пошла за горцем, она стояла какое-то время и смотрела в сторону шатра Дэлабра, потом приблизилась к, стоящим недалеко, охотнику с гадалкой.
   - Я ухожу сегодня, праздника ждать не вижу смысла, мне он совершенно не интересен, - Савай смотрел куда-то в сторону, реки, - Хочешь, иди со мной, другие пусть остаются.
   - Ты уже всё решил за них? - Хаома видела, что с горцем что-то происходит, но не могла понять что, - Нет желания поговорить с Клео, с Делис.
   - Они на своем месте, и их всё устраивает, - Савай махнул рукой, - Зачем их куда-то тащить?
   - Хорошо, пусть развивается всё самим собой, я буду готова, как только скажешь, - сказав это гадалка, вернувшись к шатру, присела на лавку.
   Охотник попросил Дейру ждать его здесь, а сам, дойдя до деревни, узнал, где его лошадь, оставив на конюшне сумку, он сказал конюху, что вернется за ней и лошадью чуть позже.
   Савай дошел до противоположного конца деревни, дома в ней были добротные, почти все свежеокрашенные, а некоторые и недавно построенные, вокруг слышался стук молотков, особенно много людей суетилось вокруг большого дома с широким крыльцом. Двери его были раскрыты, и это позволяло увидеть, что происходит внутри, девушки украшали комнату гирляндами из цветов, а на столе застеленной яркой скатертью стоял огромный букет в вазе. Горец подумал, что, скорее всего это дом будущего главы клана, он вышел из деревни и подошёл к берегу реки, несколько подростков ловили рыбу, Савай сел недалеко от них. Айор медленно закатывался за горизонт, ни ветерка, тишину нарушали лишь редкие крики птиц, да плескание воды. Вдалеке у противоположного берега проплыл кнорр на веслах, двигался он достаточно быстро, хоть и шёл вверх по течению. Стало значительно темнее и прохладнее, горец почувствовал, что он засыпает, поэтому вернулся к шатрам, взял одеяло и лёг на улице, Дейра пристроилась рядом. Недалеко от помоста поставили несколько длинных столов, но людей видно не было, наверное, все решили лечь пораньше, чтобы встать с первыми лучами Айора.
   Савай забылся на короткое время, проснулся от какого-то шума и заснуть больше не смог, он лежал на спине, глядя в безоблачное звёздное небо и мыслям было тесно у него в голове. Поняв, что больше не уснёт горец встал, пространство вокруг было освещено факелами стоящими вокруг помоста и у некоторых шатров. Хаома спала недалеко от входа, но Савай решил, её не будить, он свернул одеяло и пошел в сторону реки.
  
   Восток только посветлел, а люди уже начали просыпаться, все хотели быть готовы к началу торжества. С первыми лучами Айора заиграла музыка, столы стали накрывать к завтраку, на помосте появились несколько девочек и спели песню славящую Одру и Айор, ту, что рождает всё в своем лоне и того кто наполняет мир теплом. После них исполнители постоянно меняли друг друга, кто пел, кто танцевал. Постепенно к столам подтянулись все, окружающие веселились, но когда на помост вышли старейшины трех кланов, наступила тишина. Старейшина клана Арев вышел чуть вперёд.
   - Ни для кого не секрет зачем мы здесь все собрались, - начал он, - Сегодня, произойдет то, что казалось невозможным более двадцати зим назад. Разбитое и растоптанное было собрано по крупицам и восстановлено, верили ли мы в это, признаемся сами себе не всегда. Сегодня Нецах Лайре станет главой клана, на нем будет лежать огромная ответственность восстановить то, за что отдали свои жизни его дед, отец и дядя, а также сотни женщин, мужчин и детей, - старейшина замолчал.
   Стояла гробовая тишина, это молчание было знаком памяти и уважения невинно убиённым.
   - Мы просим Нецаха подняться к нам, - это уже произнёс старейшина клана Джамд, Нец поднялся на помост, - Говорить ни чего не надо, мы знаем, то что происходит сейчас для тебя это тоже в какой-то мере неожиданность. Но ты осознанно сделал свой выбор и теперь тебе нести этот груз. И груз этот тяжелее от того, что на своем пути ты можешь рассчитывать только на свою мудрость, старейшин не будет рядом с тобой, но ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь.
   - Но знай, что ты не будешь один, - пришла очередь старейшины клана Дэлабра, - Вокруг тебя всегда будут те, ради кого ты должен жить и чем правильнее решения ты будешь принимать, тем больше будет их поддержка. Кроме того рядом всегда будет та, кто согласилась вместе с тобой идти по жизни, разделять её радости и горести.
   На помост вошла Мерца, яркая и красивая, волосы её были заплетены в две большие косы, она встала рядом, и Нец взял её за руку. Вдвоем они сошли с помоста и сели за ближайший к нему стол, старейшины сели рядом с ними, также за этим столом находились главы всех кланов. Остальные столы были выше и люди за ними стояли, официальная часть закончилась, и веселье вспыхнуло с новой силой.
   - Что-то я не вижу Саву, - Клео вертел головой во все стороны, Хаома молчала.
   - Спал он на улице рядом с шатром, но когда я встала, его уже не было, - Делис видимо тоже высматривала горца.
   - Он ушел, - промолвила гадалка.
   - То есть как это? - Клео улыбнулся.
   - Сказал, что вы все нашли своё место, и он не хочет никому мешать, - Хаома вздохнула, - Вначале говорил, что мы вместе уйдем, видно передумал.
   - Да что же это такое, - Клео громко выругался на материнском языке, чем привлёк внимание окружающих, - Везет мне на друзей, один заботливей другого, каждый хочет пыль с меня сдувать, теплым одеялком накрывать. Только меня постоянно забывают спросить, нужно ли мне это, может мне совсем другое нужно.
   - А что ты на меня-то орешь, - Мелм отложил в сторону нож, которым пытался отрезать кусок мяса.
   - Ты такой же, у тебя завышенная степень собственной значимости, если ты прыгнул с обрыва, а другой прыгнул за тобой и сломал ногу, то, конечно же, ты в этом виноват, - Клео говорил громко и на него обращали внимание стоящие рядом, - Так вот запомни твоей вины в этом нет. Ты не толкал человека, он сам по собственному желанию прыгнул, это его осознанный выбор.
   - Правильно прочисть ему мозги, кто как не друзья должны открыть ему глаза, - к столу подошла Зелга, - И еще пусть скажет, зачем он у Савая деньги взял.
   - Какие деньги, вы, что с ума сошли? - Мелм возмущался совершенно искренне.
   - Значит это твой братец, - Клео огляделся и, обнаружив за соседним столом рыжую шевелюру Малхуса, направился к нему.
   - Так за ним, - Зелга бросилась вслед за Клео, - Как бы дров не наломал.
   Малхус стоял, обнимая Чору, когда подошедший Клео грубо развернул его за плечо, Зелга моментально вклинилась между ними.
   - Хватит шуметь, - Малхус наклонился и поднял с земли пуговицу, оторвавшуюся от ворота его рубахи, - Сейчас попробую всё объяснить. Я дал Саваю кольцо подарок для Чоры, но он забыл его передать вовремя, а вчера он отдал кусочек, покорёженного и обугленного металла. Естественно мне захотелось знать, что произошло, но он не стал ничего объяснять, а спросил, сколько стоит кольцо и отдал мне деньги, после этого я развернулся и просто ушел. А что бы вы сделали на моем месте? Ах, какие мы гордые, с ним поговорить пытаются, а он вот вам деньги и отстаньте.
   - Теперь понятно, - Клео успокоился и присев на корточки, обхватил голову руками, - Мог бы у меня спросить или у братца он в курсе. Хотя... - Клео поднялся и развернулся, собираясь уже уходить, когда какой-то ремесленник стоящий недалеко спросил.
   - Из-за горца такой сыр-бор? - и, не дожидаясь ответа, - Видел какого-то горца рядом с рекой, у рыбацких лодок.
   - Спасибо, - Делис взяла Клео за руку и повела к реке, - Только не называйте его горцем, могут быть неприятности, он Яг, - обернувшись, с улыбкой сказала она.
  
   Когда вся компания подошла к рыбацким лодкам, то увидели Савая с увлечением, чинящим сеть, на перевернутой лодке сидел старый рыбак и давал ему советы. Откуда-то выскочила Дейра и бросилась к Делис и Клео, те обняли её и потрепали по голове. Савай обернулся, увидев столь внушительную делегацию, с удивлением переводил взгляд с одного лица на другое.
  

Глава 31: Пустыня.

В ней шаманы обретают дом.

  
   От первоначальной идеи выступить немедленно пришлось отказаться, так как в ней совершенно не было смысла. Тангорским мечникам и воинам из Долины добираться до оазиса у гор было дольше, поэтому несколько дней пришлось ждать вестей, что наёмники собрались и готовы выступить. Местом встречи выбрали точку находящуюся приблизительно в полдня пути от гор, и спешить шаманам было некуда. Белтайн провёл эти дни, изучая окрестности вокруг оазиса Тиграс и совершенствуя свои знания в языке пустыни, он уже понимал почти всё, что слышал, но говорил пока, с трудом подбирая слова. У одного из торговцев в оазисе на последние деньги он купил почти новую одежду племени Гужэ, так как его сильно износилась. Теперь он был одет в длинную до колен куртку и широкие штаны, украшенные бахромой, на поясе была вышивка бисером, а изрядно отросшие волосы, магог перетянул кожаным шнурком. Когда он первый раз подошел в таком виде к костру, за которым сидели шаманы, разговор сразу прекратился.
   - Мы тебя не сразу узнали, - шаман, склонив голову, разглядывал мага, - Ты как будто другой человек.
   Илинэ долго с улыбкой разглядывала Белтайна, но потом сказала, что ему очень идет. Изгоняющие недалеко от оазиса выложили руну и через портал прошли ещё несколько десятков человек, остальные будут ждать в месте встречи.
   Наступил день, когда шаманы и сопровождающие их Изгоняющие покинули оазис Тиграс. Женщины и дети шаманов пошли с ними. На повозках лежали свёрнутые шатры, клетки с домашней птицей, мелкий рогатый скот бежал следом, привязанный верёвкой за рога. И вся это процессия, создавая невероятный шум, двинулась вперед с первыми лучами Айора.
  
   Когда шаманы достигли места встречи, там уже находились наёмники из Долины. Приблизительно треть из них были Изгоняющие, а остальные действительно головорезы, завербованные в основном на побережье, так как оно просто кишело сорвиголовами и авантюристами всех мастей, здесь были бывшие рабы, пираты и отверженные. Первоначально, отверженными называли тех, кого темные по каким-то причинам изгоняли из своих общин. С них снимали черные одежды и лишали имени, очень часто это была связано с тем, что они чувствовали Сай, но впоследствии некоторые темные сами по собственному желанию покидали общину, причины были самые разные, но не зависимо, ни от чего всех темных снявших черное называли одинаково.
   Стали лагерем, причем Изгоняющие расположились между наёмниками и шаманами с их семьями, чтобы не допустить возможных инцидентов.
  
   Годеш с высокого бархана в трубу разглядывал лагерь, лежащий перед ним, он возглавлял несколько сотен мечников из Тангора, потом передал трубу своему помощнику.
   - В основном сброд из Долины, - тангорец не убирал трубу от глаза, - Хотя среди них есть те, в ком чувствуется военная выучка. Женщины, дети, во что мы ввязались?
   - Всё было известно заранее, - Годеш слегка ударил свою лахш и стал спускаться с бархана, - Когда нам платили деньги, то сразу сказали, какая будет работа. А по поводу сброда, я очень рад, что в этот раз мы на одной стороне, так как сражаться с ними мне уже довелось.
   Когда мечники подскакали к лагерю, то застали такую картину, девушку с завязанными глазами раскрутили, после чего три человека стали тихо ходить вокруг неё с деревянными щитами. Девушка стояла, наклонив голову, в руках у неё были ножи, один из парней тихо ударил по своему щиту, бросок ножа и лезвие застревает в щите, раз, два и еще два ножа находят свою цель. Девушка снимает с глаз повязку.
   - Судя по всему пари, - Годеш спрыгнул с лахш и спросил у стоящего рядом на долинном, - В чём суть спора?
   - Если бы она не попала, в три мишени тремя ножами, то ей бы сегодня пришлось кое с кем переспать, - говоривший потер нос и засмеялся, - А теперь она кое-кому отрежет кончик языка, потому что он у него слишком длинный или заставит съесть лошадиное дерьмо.
   Годеш перевел услышанное остальным мечникам, те засмеялись, и многие захотели присутствовать на финальной стадии спора, но тут к ним подошел шаман.
   - Приветствуем вас, - Шауди Са Фир говорил на тангорском, располагайтесь и отдыхайте, поутру выступаем.
   Мечники спешились и, ведя на поводу лахш, пошли по лагерю, выбирая место для ночлега. Помощник Годеша, Негоч был его дальний родственник и, несмотря на молодость по праву носил фиолетовый пояс, правда, он был значительно светлее, чем у Годеша. Негоч с интересом вращал головой, он впервые встречался с жителями Долины, и его первоначальное мнение о них менялось с каждым шагом. Скоро мечники нашли место, которое их полностью устроило, связав передние ноги лахш, они привязали им на морду мешки с зерном и развьючили. Несколько человек пошли сразу на поиски дров и скоро вернулись с корнями пустынной лозы, мечники разожгли костры и стали готовить себе ужин.
   - Отверженные, - Годеш смотрел на ближайших соседей по лагерю. Женщин среди них было не меньше, чем мужчин, в лагере бывших темных было несколько ярких белых пятен, - Макол, вот с кем бы я действительно не хотел встречаться в бою.
   - Макол, слышал, что их нельзя нанять за деньги, а что они действительно так страшны? - мечник, сидящий на корточках у костра, протянул командиру железный стержень с нанизанными на нём кусками мяса.
   - Я был свидетелем, как макол голыми руками, вырвал у двух человек сердца, причем почти одновременно, - Годеш снял со стержня два куска мяса и передал его обратно, - Одно сердце левой рукой, второе правой. Непонятно как они живут, нанять их действительно нельзя, появляются, то там, то здесь, слухов про них ходит множество, а есть ли в них хоть частица правды неизвестно. В Долине существует примета, если встретишь макол, надо три раза плюнуть через левое плечо.
   - Да ничуть небывало, - тангорец, со шрамом на левой щеке, налил себе из бурдюка вина и передал его сидящему рядом, - Я часто сопровождаю караваны, короткой дорогой через перевал, в Салуман и обратно, не раз видел макол. Как сказал один купец, надо знать как вести разговор, ни каких лишних слов, рассказать суть дела и предложить плату. Макол чётко знают себе цену, если оплата их устраивает, берутся за работу. А все слухи про них распускают скупцы, макол не торгуются, работа должна соответствовать оплате, если первоначально предложенное вознаграждение небольшое, то больше дел с этим нанимателем они вести не будут.
   - В Долине насколько я слышал, в отличие от Тангора и Салумана вообще торговаться не любят. Любое завышение стоимости товара от реальной цены считается признаком жадности, - Негоч снял плащ и остался в лёгкой рубахе.
   - Ну, это не совсем так, - Годеш хотел добавить, что-то ещё, но его внимание привлекло происходящее рядом.
   В отличие от тишины стоящей вокруг костров мечников, в лагере отверженных постоянно слышался шум, смех и легкая перебранка. Два воина встали, взяв луки, за спиной колчаны с одной единственной стрелой, у одного было кольцо в верхней губе, а у другого голова наполовину выбрита, третий человек подбросил яблоко. Рука воина с кольцом в губе потянулась к стреле, пальцы постоянно двигались, перед тем как прикоснуться к стреле кисть руки была уже охвачена голубоватым пламенем, он выхватил стрелу из колчана. Стрела попала в яблоко, пробив его насквозь, стрела второго воина, просто разбила это яблоко на мелкие кусочки, вокруг послышался ропот недовольства, видно окружающие ожидали совсем другого эффекта.
   - Жестовая магия, - Годеш потрепал Негоча по плечу, - По-прежнему считаешь их сбродом?
   - Нет, я думаю о другом, - Негоч встал и, аккуратно сложив плащ, положил сверху на него меч, - Можно ли их нанять, чтобы вернуть трон Тангора нашей семье.
   - Опять ты за своё, - закрыв глаза, Годеш глубоко вздохнул, - Твой дед пытался это сделать стозимье назад, а до него прадед. Трон мы не вернем, а то что это приведет к новой охоте за всеми членами нашей семьи, к бабке не ходи.
   - За наши головы будет назначена награда, - мечник со шрамом сплюнул, - Нам и нашим близким придётся скрываться в горах.
   - Но ведь наместник узурпировал трон, - Негоч начал ходить туда-сюда.
   - Причём здесь наместник, когда тысячезимья назад была нарушена преемственность власти, благородные поставили наместника, думали, что это будет временная мера, - Годеш подкинул остатки дров в костёр, - Но нет ни чего более постоянного, чем временное. Благородным понравилось такое положение дел, наместника можно убрать в любой момент и поставить нового. А нашего далёкого предка скинули с трона вполне заслуженно, большего самодура и психа ещё надо было поискать. Да и что мы можем сделать с тремястами мечниками, а чтобы нанять большую армию, у нас нет средств. Ладно, хватит пустопорожней болтовни, - Годеш поднялся и громко крикнул, - Бурдюки завязали и готовимся ко сну, завтра возможно в бой.
  
   Оазис у гор показался к обеду, место для лагеря выбрали на достаточном удалении от него, не исключено, что у противника есть маги. Разбили шатры и отправили разведчиков. Скоро разведчики вернулись и доложили, что в оазисе царит жуткая суматоха, они заметили приближение противника, и для них это стало полной неожиданностью. Решили атаковать сразу.
   Войско выстроилось на расстоянии полета стрелы, и воины бросились в атаку, шаманы не только защищали их, но и готовы были атаковать, как только покажется враг. Первые ряды выдержали удар магов из оазиса без потерь, а вот стрелы нанесли серьёзный урон, решили отступить, так как с таким количеством людей, лобовая атака возможно бы и удалась, но победа досталась бы слишком большой кровью. Вынесли раненных под защитой шаманов, но бандиты из оазиса отчаялись на безумную контратаку, неизвестно на что они надеялись. Всадников на лахш подпустили поближе и ударили, стрелы скосили первые ряды, копыта лахш вязли в песке, а вихри сбрасывали воинов на землю, часть всадников попытались спастись, но перед ними встала стена из песка. Когда пыль улеглась, то взору предстала такая картина, по полю бою бегали несколько испуганных лахш и везде виднелись полузасыпанные тела. Возможно, кто-то из них был жив, но проверять не стали. Шаманы и наёмники вернулись в свой лагерь.
   Обсуждение ближайших планов заняло какое-то время, в конце концов, остановились на варианте неожиданного ночного удара. Отверженные проникнут в оазис и подожгут несколько хижин, это и станет сигналом к атаке, а сами отойдут к пещерам и перекроют путь к отступлению. Главное нанести минимальные повреждения оазису, так как шаманам в нем ещё жить. До ночи было еще достаточно времени, чтобы отдохнуть и подготовиться к нападению.
   На бархане собрались командиры отрядов и по очереди в трубу разглядывали оазис. Движения среди деревьев почти не было видно, Илинэ и Белтайн тоже были здесь. Илинэ долго смотрела на оазис, а потом перевела взгляд в сторону.
   - Что это? - мист передала трубу Годешу.
   Тот долго смотрел в трубу в направлении указанном Илинэ.
   - Похоже, благородные, - через некоторое время сказал он, - Судя по флагам южане. С ними войско не менее двух тысяч человек. Движутся в нашу сторону, интересно, что они здесь забыли.
   - Мы слышали, что влиятельные лица в Тангоре, почему-то покровительствуют бандитам, засевшим в этом оазисе, - Белтайн попросил трубу и посмотрел на приближающееся войско, потом вернул трубу обратно.
   - Значит, придется скрестить мечи с тангорцами, - Годеш положив трубу в чехол, пошел к своим людям.
   - Он нас не придаст? - Илинэ посмотрела на Белтайна.
   - Нет у него и в мыслях этого нет, - тихо ответил ей магог.
   Скоро войско тангорцев приблизилось настолько, что стало видно невооруженным глазом, они тоже увидели лагерь впереди и остановились.
   Прошло немного времени и от войска, стоящего в удалении к лагерю шаманов и наёмников, поскакал всадник в сопровождении четырех воинов, их доспехи блестели в лучах Айора, в руках всадники держали пики с вымпелами на них.
   - Это войско собрано из людей четырёх благородных семей, - Годеш хотел сказать, что-то ещё, но замолчал, так как всадники были уже очень близко.
   - Меня зовут... - начал всадник не спешиваясь
   - Нам всё равно как тебя зовут. Ты начал разговор, не слезая с лошади, - Белтайн улыбнулся, лошадь дернулась, и всадник с трудом удержался в седле, - Скачи отсюда и вначале научись хорошим манерам.
   Всадник развернулся и поскакал проч.
   - Может ты и прав, - наёмник рядом с магог стоял, опираясь на огромный топор, - К чему пустая болтовня.
   - Атаковать нас полное безумие с их стороны, - судя по внешнему виду, Годеш не осуждал произошедшее, - Но не забывай Гужэ, что за твоей спиной сейчас нет тысяч сородичей, или ты услышал лай собак.
   - Собаки сейчас гонят скот на зимовья, - Белтайн явно получал удовольствие от игры, которую он затеял. Его принимают за Гужэ, ну что же тем лучше, - Но было время, когда они гнали благородных как скот.
   - Всё прекратите, - Илинэ строго посмотрела на Белтайна, - Что вы здесь устроили?
   - У нас больше трёх сотен лучников, сотня с лишним шаманов, - ни один мускул не дрогнул на лице Годеша, видимо он решил ниже своего достоинства препираться с "дикарём", - Открыто нападать они не будут, но могут ударить в самый неподходящий момент.
   Пока происходил этот разговор, всадник доскакал до передних рядов своего войска. Было видно, что он докладывает о случившемся командиру. Выслушав гонца, командир одним ударом сбил его с лошади и поскакал в сторону лагеря, четыре воина направились следом, но догнали командира не сразу.
   - Ах, вон оно как, - промолвил кто-то из наёмников.
   Молча, ждали приближения новой делегации, за несколько шагов до тесно стоящей и уже значительно увеличившейся группой наёмников, тангорец спешился и подошёл к ней ведя лошадь под уздцы. Поприветствовав присутствующих, он извинился за произошедший недавно инцидент и представился.
   - Меня зовут Онир, меня с этим войском отправили сюда благородные четырёх южных семей.
   Онир был достаточно молод, но глаза выдавали в нем опытного воина, он внимательно оглядел всех стоявших вокруг, его взгляд задержался на мгновенье на тангорских мечниках и остановился на шаманах.
   - Я бы хотел говорить с Шауди Са Фиром, - тангорец ждал.
   - Пойдёмте в мой шатёр, - Шауди Са Фир развернулся, окружающие наёмники расступились, давая дорогу.
   Онир передал поводья лошади одному из воинов и пошёл вслед за шаманом, командиры отрядов направились вслед за ними.
  
   Женщина принесла чай и сладости и вышла, плотно задёрнув полу шатра. На подушках в шатре сидело десять человек.
   - Какое послание от благородных ты нам принес, - за последнее время Шауди неплохо вжился в роль человека нанявшего войско, для обретения нового дома.
   - Я привел этих людей вам в помощь, - Онир отхлебнул несколько глотков горячего чая, - Бандитам, захватившим этот оазис, покровительствуют враги благородных южан. Помогая вам, мы в какой-то мере решаем и свои проблемы, но не буду лукавить главное не это. У южан есть враг, с которым не справиться в одиночку. Благородные юга Тангора уполномочили меня предложить вам союз.
   - Лож обросла правдой, - под нос себе прошептал Белтайн, но сидящая рядом, Илинэ, кажется его услышала.
   - Вы предлагаете союз группе изгоев, пока еще даже не имеющей своего дома? - Дадж Ри Фир, откусив кусочек высушенных фруктов и запив его чаем, прищурившись, смотрел на Онира.
   - Мы ищем помощи у всех, тем более что ваша сила нам хорошо известна, - Онир одним большим глотком допил свой чай и отставил пиалу в сторону, - Этот союз будет выгоден всем и он не распадется после того как с нашим врагом будет покончено. Не маловажно и другое, мы знаем, что у вас есть влиятельные друзья в Долине, - тангорец скользнул взглядом по Илинэ и Белтайну, - Если они помогут нам в нашей войне, мы будем одинаково благодарны как им, так и вам.
   Онир поднялся, но Шауди остановил его.
   - Мы не можем решить вопрос такой важности сегодня и сейчас, - шаманы обменялись взглядами друг с другом, - Но я обещаю, что мы обсудим его, когда соберемся на шаб-баш и будем выбирать нового Верховного шамана. Один голос, мой, за этот союз уже есть.
   - Меня вполне устроит такой результат наших переговоров, - Онир отправился к выходу из шатра, мы станем лагерем недалеко от вас.
   - Как обустроитесь, ждем вас в этом шатре, для обсуждения совместных действий, - Белтайн тоже встал с подушек и сделал знак Илинэ, чтобы она следовала за ним.
  
   Онир подошел к своей лошади, но сознательно замешкался, он дождался, когда из шатра вышел Годеш и подошел к нему.
   - Можно на пару слов, - Онир и Годеш отошли в сторону, - У меня есть и послание для Вас. Я не стану скрывать имя нашего врага это кровавый культ Света на севере, вопрос времени, когда эта зараза распространится по всему Тангору. Мы намерены выступить с армией на север.
   - Шесть провинций юга, против двадцати провинций севера, - Годеш улыбнулся, не смешите меня.
   - Но если нашу армию возглавишь ты, у нас будет шанс, - Онир передал мечнику какой-то свиток, - Не все провинции севера осквернены. Влияние твоей семьи на севере огромно, во многих провинциях ты и твои люди на протяжении многих зим находили убежище. У нас общий враг, но сейчас многие из тех, кто на протяжении стозимий помогал твоим предкам, сами нуждаются в помощи, культ развращает их и, ослепляя, сбивает с Пути Предназначения, они превращаются в животных. Мы вместе сможем объединить под своими знаменами всех неоскверненных и очистим нашу землю от заразы. К тому же нам есть, что предложить твоей семье - Маджи-Лай.
   - Ты предлагаешь мне корону? - Годеш засмеялся.
   - Не корону, а дом твоих предков, - тангорцы не мигая, смотрели в глаза друг друга, - Твоя семья перестанет быть изгоями, вы будете равными среди равных. А для резиденции наместника и столицы мы выберем другое место. Прежде чем отказываться, подумай хорошенько благородный Годеш, - Онир кивнул, прощаясь, но сделав несколько шагов к лошади, остановился, - С тобой или без тебя мы всё равно выступим на север, просто, если мы будем с тобой, жертв будет гораздо меньше.
   Онир вскочил в седло и, пришпорив коня в сопровождении четырёх воинов, поскакал к своему войску.
  
   - А это Онир не глуп, - Белтайн и Илинэ стояли рядом, - Благородный Онир, его провинция самая большая и богатая на юге. Это была его идея помочь шаманам, не все благородные южане его поддержали, но это ему и не особо нужно. Талантливый военноначальник и политик, что не часто встречается, знаешь главным образом ради какой фразы он зашел в шатёр? Он дал понять нам, что заинтересован в союзе с влиятельными друзьями шаманов из Долины.
   - Думаешь, он догадывается, о том, что орден помогает шаманам? - с этого места Илинэ было хорошо видно войско тангорцев и Онир отдающий какие-то приказы.
   - Уверен в этом, у него хорошие шпионы, - магог поправил хвостик на своей голове, - Теперь он ждет следующего хода. Вашего хода мист Илинэ.
  
   С появление войска южан, план нападения претерпел не сильные изменения, по-прежнему атаковать решили этой ночью. Южане должны были ударить с фланга и отрезать путь отступления к пещерам. Когда все детали наступления были обсуждены и командиры собрались расходиться, чтобы дать указания своим отрядам, Дадж Ри Фир остановил всех.
   - Мы тоже готовим небольшой сюрприз нашим врагам, - старый шаман улыбнулся, - Когда загорятся дома, закройте глаза и заткните уши, досчитайте до десяти и только после этого атакуйте.
   - Но в любом случае, даже открыв глаза, старайтесь не смотреть на небо, - добавил Шауди, - Теперь можете идти к своим людям, но постарайтесь объяснить им насколько важно, сделать, так как мы сказали.
   Последними шатер покинули Белтайн и Илинэ, они вместе дошли до палаток, в которых разместились Изгоняющие.
   - Заметила, шаманы стали гораздо увереннее в последнее время? - магог откинул полу палатки, пропуская Илинэ вперед, - От первоначальной растерянности не осталось и следа.
   - Это легко объяснимо, - мист села на табурет, - Они видят, что в них заинтересованы другие, а значит они не одни.
   Илинэ провела короткий инструктаж с бойцами, командиры разделили весь оазис на зоны которые, будут контролироваться разными отрядами, воины не должны заходить на соседнюю территорию, это было сделано для того, чтобы в темноте не перебить друг друга. Она несколько раз повторила, что надо беспрекословно выполнять инструкции, особенно четко выполнить, сказанное шаманами.
  
   Ониру не очень нравилась идея ночной атаки, но с другой стороны, раз они располагали людьми, которые хорошо видят в темноте, то почему бы и не попробовать. Он собрал сотников и ввёл их в курс дела, особенно остановился на том как надо себя вести, после того как загорятся дома в оазисе и добавил, что лично выколет глаза и отрежет уши всем ослушавшимся. Хотя по опыту он знал, если маги говорят, что надо что-то делать, лучше это сделать, так как возможно выкалывать и отрезать ни чего и не придётся. Сотники разбежались, Онир дал им какое-то время на то, чтобы они довели его приказания до бойцов, а потом приказал седлать лошадей. Войско южан двинулось на исходную позицию, они должны атаковать с левого фланга, в это время с того места, где находились шатры шаманов, послышались звуки трещоток и погремушек.
  
   Годеш и Негоч смотрели, как вереница тангорских воинов скрылась из вида. Годеш решил пока ни чего не говорить родственнику о предложении южан, но сам думал о нем постоянно. Корона, он ни когда к ней не стремился, но вернуть себе и своим близким дом, потерянный казалось навсегда, зимы гонений останутся позади. Конечно, не все благородные согласятся с этим, но их мнения особо ни кто и не будет спрашивать. У него достаточно влияния на севере, в этом Онир безусловно прав, а если его поддержит юг... Южные провинции больше и богаче, и хотя их всего шесть, территориально они не сильно уступают двадцати провинциям севера. Мысли Годеша были прерваны каким-то шумом, эту какофонию создавали шаманы, звук нарастал, скоро мечник уловил бьющийся в нем ритм.
   - Генеральная репетиция, - Негоч усмехнулся, - А это что? - вдалеке в сторону оазиса двигался какой-то отряд.
   - Это уже второй за последнее время, - сказал мечник со шрамом, - Видимо отряды возвращаются, но это даже и к лучшему не надо будет этих бандитов вылавливать по всей пустыне, прихлопнем всех в одном месте.
   - Не сильно уверен, что это лучше, - Годеш разглядывал отряд в трубу, - Приблизительно полсотни, ну эти действительно погоды не сделают. Ладно, седлаем лахш и скачем на правый фланг, отряд из Долины выдвинулся давно, скорее всего они уже на месте.
   Несколько коротких команд и мечники покинули лагерь.
  
   В пустыне почти не бывает сумерков, как только Айор закатился за горизонт, наступила ночь, темная и безлунная. Завыли зирхи, кроме них подали голос и более крупные хищники, где-то высоко в небе кричала ночная птица. Уже и днем было не сильно жарко, а ночью стало действительно холодно. Илинэ стояла рядом с Белтайном и Дэваром, отверженные способные чувствовать Сай отправились к оазису. Шум, издаваемый шаманами, стал невыносим, но здесь в некотором удалении от лагеря он не сильно беспокоил.
   - Что они задумали? - Белтайн посмотрел в сторону невидимого лагеря.
   - Ты хочешь сказать, что не знаешь? - хотя лиц было не видно, чувствовалось, Илинэ улыбается, - Я удивлена.
   - Я не всемогущ, - произнес магог, - Пробить такую защиту, не в состоянии, а их Сила растет с каждой минутой, такая мощь у меня даже волосы на плечах зашевелились.
   - Волосы? - мист засмеялась, - А стоп, ни чего не говори. Сила действительно невероятная, думаешь, в оазисе это не чувствуют?
   - Любой маг это чувствует, но чтобы противостоять сотне магов нужно как минимум, - Белтайн засмеялся, - Сотня магов, вряд ли в оазисе есть такое количество. А по поводу волос, как-то мне попались стихи одного из поэтов Гужэ, естественно на языке оригинала, могу дать вольный перевод пары строчек: "Я бегу и ветер играет с волосами на моих плечах, можно ли считать мужчиной того, кто не почувствовал это...", - магог хмыкнул еще раз, потом сделал пару вздохов и успокоился.
   - Наверняка на фоне устроенного шаманами, находящихся в потоке ни кто не заметит, - Илинэ тоже перестала хихикать, - Давайте двигаться ближе к оазису.
   Пройдя, молча, пару десятков шагов остановились, решили ждать сигнала в этом месте.
   - А ко мне тангорец подходил, тот со шрамом, что постоянно как тень за Годешом ходит, - тихо сказал Дэвар, - Постоял, посмотрел, спросил как зовут и, развернувшись, ушёл.
   - Очень всё это странно, мечник с телохранителем, - Белтайна, сказанное Дэваром, видимо навело на какие-то мысли, - Благородный Годеш, а почему бы и нет. Теперь понятна реакция Онира, когда он ударил гонца, простолюдин говорит с благородным, не слезая с коня. Хорошо если не повесят парня, благородные очень щепетильны в мелочах, хотя если он не простолюдин, то всё может ограничиться сломанной челюстью.
   - Вы что совсем обалдели, - Илинэ зашипела на стоящих рядом, - Нашли время для трёпа.
   Возражать ей ни кто не стал, все замолчали, время остановилось, сколько прошло, может что-то сорвалось и скоро расцветёт? Полная темнота вокруг, даже все звуки исчезли, Белтайн ощущал только нарастание Силы за спиной, что задумали шаманы? Когда уже стало казаться, что ждать не имеет смысла, впереди яркими точками запылали три хижины, все как по команде закрыли глаза и заткнули уши.
   Даже сквозь закрытые веки, глазам было нестерпимо больно, а уши надо было заткнуть какой-нибудь паклей. Звук всё нарастал и скоро стал совсем нестерпимым.
   - Откройте рот, - закричал Белтайн, мало надеясь, что его кто-то услышит.
   Звук достиг самой точки и резко оборвался, свечение стало тоже слабеть. Магог решился открыть глаза и встал с колен, пытаясь защититься от звука, он хотел "свернуться в клубок". Было светло, как днем и стояла абсолютная тишина, Белтайн видел, что Илинэ беззвучно открывает рот, у неё из уха текла кровь, лишь спустя какое-то время, способность слышать вернулась. Помня наставления шаманов, на небо ни кто не смотрел.
   - Вперед, - скомандовала Илинэ, - Наши враги скоро тоже придут в себя.
   В оазисе царил полный хаос, люди метались туда-сюда, сопротивление оказывали единицы. К утру все вспышки сопротивления были погашены, связанных пленных согнали в одно место. Одержимых Изгоняющие старались сразу убивать, в оазисе был десяток магов, все они были одержимы, эльвитов пока обнаружить не удалось. С левого фланга гоня перед собой пленных, подошли южане. У сотников южан были такие же артефакты из сланца, как у Изгоняющих, они еще раз осмотрели всех пленных и, найдя несколько одержимых, отвели их к границе оазиса и обезглавили. Из лагеря привезли подводы и стали грузить на них мертвые тела. Скоро подошли отряды с правого фланга, пленных с ними не было.
   - Отправьте, потом подводы на другой конец оазиса, там тоже надо прибраться, - взгляд Годеша скользнул по пленным, и он отдал несколько коротких команд на тангорском.
   Мечники тут же отделили мужчин он женщин, мужчинам связали ноги и, разделив на небольшие группы, заставили убирать мертвые тела и приводить в порядок поселение в оазисе. Тангорцы снисходительно смотрели на наёмников из Долины, которые сами грузили тела на подводы, но тем было всё равно, правда, загрузив одну подводу, остальные они предоставили грузить пленным, а сами разбрелись по оазису, собирая разбросанное оружие и складывая его напротив самой большой хижины.
   - Заметила артефакты у южан? - Белтайн взял Илинэ под руку, - Сделаны Изгоняющими, и они явно ожидали встретить здесь одержимых.
   - Сланец с желтыми прожилками, сам по себе реагирует так на эльвитов и одержимых, - Илинэ сверху вниз посмотрела на Белтайна, так как магог был немного ниже её ростом, - Небольшое плетение лишь усиливает этот эффект. Да и купить такой артефакт в оплоте может любой. Но ты прав к встрече с культистами они точно были готовы.
   - Онир, просит вас немедленно прибыть к пещерам, он что-то хочет вам показать, - всадник спешился за несколько шагов, до стоящих мечников и командиров отрядов из Долины и произнес это, опустив голову.
   - Схватывают всё на лету, - Белтайн пошел вперед, вслед за Годешом, увлекая за собой Илинэ.
   Оазис был действительно большой, в размерах он наверняка не уступал оазису Тиграс. Они шли под пальмами, птицы, слегка отошедшие от ночного кошмара, подавали свой голос то там, то здесь. Неожиданно Илинэ запустила свою руку под куртку Белтайна и погладила его по плечу.
   - Ты чего? - Белтайн встал как вкопанный.
   - Так вспомнила ночной разговор, - мист засмеялась, - Ни чего не говори, - и приложила палец к губам.
   - Знаешь, твой разум полностью закрыт для меня, - Белтайн видимо не привык иметь дело с человеком, чьи поступки он не может предугадать, - Ментальная защита плюс самоконтроль, но есть что-то еще.
   - Все хочешь знать, - Илинэ улыбнулась, - Я наполовину островитянка, мой отец с Островов, а мама из Долины, она сильный маг, а он был абсолютно не восприимчив к магии, - молодая женщина засмеялась, - Получилась я, ну что получилось, то получилось.
   - У него были драконы на запястьях или на пальцах, - магог взял руку Илинэ в свою и показал, где по его мнению, должны быть татуировки.
   - Не драконы, а змеи, нет, татуировок не было, - мист посмотрела на небо, возвращаясь воспоминаниями в прошлое, - В детстве он рассказывал мне много сказок об Островах.
   В этот момент они дошли до пещер и окружающая обстановка вернула их к реальности. Вокруг валялись трупы, бегали воины. В пещерах еще были культисты, и они оказывали сопротивление, удар шаманов почти не повредил им. Правда, тангорцы не сильно церемонились и просто выкуривали врагов, кидая в пещеры, дымящиеся и дурно пахнущие шары, а потом просто рубили их у выходов.
   - Алхимия, - произнес Белтайн одними губами, он второй раз в жизни сталкивался с этим.
   Шары не только дымили, испуская зловонный газ, они еще потом взрывались. У тангорцев был большой запас этих шаров, они были сложены в кучу и вокруг неё стояли три мага. Подошедшему воину давали шар, а потов один из магов поливал его жидкостью из склянки, после чего шар начинал шипеть, а воин бегом возвращался к пещере и кидал в неё, уже начавший дымится шар. Несколько тангорцев суетилось вокруг небольшой катапульты пытаясь сделать из неё что-то способное забросить шар вглубь пещеры.
   Увидев, что здесь сражение еще не закончилось, Годеш хотел послать одного из мечников за подкреплением, его остановил сотник южан, они о чем-то поговорили и Годеш согласно махнул рукой, но мечника с поручением всё равно отправил. Гонец снова привлёк внимание к себе и повел их к входу одной из центральных пещер.
   Внутри пахло просто жутко, видимо здесь и обычно запах был ужасный, а еще добавилась не до конца выветрившаяся вонь от шаров. Белтайн заметил мага, который без конца творил заклинание, очищающее воздух, но оно помогало лишь на небольшом удалении от него. На месте этого мага, магог сотворил бы просто воздушный поток, ветер быстрее очистит пещеру, да и заклинание это проще. Своды пещеры раздвигались и уже с трудом, можно было различить потолок, на стенах висели факелы, но большинство не горело, их сняли со стен и подожгли, скоро впереди показался свет, когда Белтайн и все остальные подошли поближе, то увидели Онира и его людей рядом с огромным алтарём. Вокруг валялись человеческие кости, ими был усыпан весь пол, но судя по крови, запекшейся на алтаре, последний раз ритуал проводили достаточно давно. Две огромные чаши, стоящие по кроям алтаря, наполненные какой-то массой, судя по всему полуразложившимися останками, ужасно смердели. Онир подошёл к Годешу, взял его за руку и, подняв факел высоко над головой, чтобы осветить как можно больше, посмотрел ему в глаза. Обмен взглядами продолжался какое-то время.
   - Мы очистим это место от скверны, - эти слова принадлежали, только что подошедшему Шауди Са Фиру в сопровождении нескольких шаманов.
   - А пока надо пригнать сюда захваченных в бою, пусть разрушат этот алтарь, - Годеш обернулся и отправился к выходу, - И надо зажечь все факелы, а то не ровён час ноги себе переломаем.
   Все пошли к выходу, Белтайн поддерживал Илинэ, так как ей стало плохо, и она с трудом сдерживала рвотные рефлексы. Наконец вышли на свежий воздух пленные уже начали убирать тела, лишь у входов трёх пещер ещё суетились воины.
   - Три пещеры пока не очистили, - увидев Онира, доложил ему сотник.
   - Можем просто завалить входы в эти пещеры, - Онир обернулся к Шауди.
   - Нельзя, одна из этих пещер ведет к подземному озеру, - остановил его шаман.
   - Хорошо, надо допросить пленных или вы сами сможете определить нужный вход? - тангорец ждал ответа от шаманов.
   - Давайте, мы попробуем определить, но и пленных не мешает допросить, - Шауди сказал это после того как посоветовался со стоящими рядом с ним шаманами.
   Онир подозвал сотника и дал соответствующие распоряжения.
   Когда Белтайн и Илинэ подошли к хижинам, то застали там следующую картину. Женщин согнали в кучу и вокруг них стояли мечники и наёмники из Долины.
   - Что там происходит? - Белтайн ускорил шаг.
   Одна из женщин лежала на песке уже мертвая, вторая билась в агонии, задыхаясь, тщетно пытаясь освободиться от пут и повязки плотно завязанной вокруг её лица.
   - Нет, так мы ни чего не добьемся, - один из наёмников почесал себе голову.
   - Что за представление? - магог склонился над женщиной и разрезал повязку на лице.
   - А тебе какое дело? - это единственное, что успел произнести наёмник, через мгновение он упал на колени и его взгляд стал бессмысленным.
   - И так что здесь происходит? - Годеш подошел в сопровождении Негоча и мечника со шрамом.
   - Пытаемся отделить наложниц, от воинов, - произнес мечник.
   - Вам что нечем заняться, - Годеш говорил на тангорском, - Дай свой меч, - мечник дал ему меч, - Вытяни вперёд руку, - после того как мечник вытянул вперёд руку, Годеш провел по его ладони мечём. Из раны полилась кровь, - Твоё счастье, что твой меч достаточно остр. Но всё равно мне больно видеть как вы низко пали. Смотреть на мученья женщины, мне стыдно, что я преломлял с вами хлеб, - Годеш вернул меч и подошёл к лежащей на песке.
   На лице человека со шрамом играли желваки, он огляделся и показал пальцем на трех мечников, они ушли в пустыню, скрывшись за ближайшим барханом, ни кто не пошёл за ними следом, воины только проводили их взглядами, и тут же разошлись. Годеш разрезал путы на руках и помог женщине подняться.
   - Интересно, каким образом они решили их отсортировать, а понятно, - тангорец присел на корточки и нашел в песке нож, - Связывают руки и туго затягивают рот и нос, кидают нож воин, по их мнению, должен освободиться. Наверняка тангорцы додумались.
   - У наёмников из Долины, тоже богатое воображение, - Белтайн поднялся, - А с женщинами, что будем делать.
   - Сейчас, что-нибудь придумаем. Ты лучше скажи, что с ним? - Годеш показал на наёмника, стоящего на коленях.
   - Небольшой урок, - магог что-то прошептал, - Сейчас придет в себя.
   Действительно через некоторое время, воин упал на четвереньки и затряс головой, потом так же, не поднимаясь, отполз подальше.
   - А что будет с ними, - Белтайн кивнул в сторону бархана.
   - Ни чего серьёзного. Энгар слишком сильный мечник, чтобы убить кого-то по неосторожности. А вот что делать с женщинами? - Годеш приложил руку к подбородку, задумавшись, - А давай их отпустим, переводи.
   Каждой женщине пообещали свободу и дали лахш, кто-то, вскочив на лахш, тут же скрылся в пустыне, но большинство либо остались стоять на месте, видно так и не придя к какому-то решению, либо бросились к хижине, в которой разместили детей.
   Из-за бархана показался Энгар, под подмышкой он нес мечи, скоро показались три "неудачника", они шли, спотыкаясь, двое несли третьего, ноги его волочились по песку, голова свесилась на грудь.
   - Вернёшь им оружие, как придут в себя, - Энгар отдал мечи ближайшему воину и подошёл к Годешу и Белтайну, - Все нормально, скоро очнётся, - ответил он на немой вопрос командира.
   Годеш кивнул головой и оглядел поселение, о недавнем бое напоминали, лишь три сожжённые хижины, пришла невольная мысль: "Зачем три, ведь для сигнала, было достаточно поджечь одну. Хотя планы шаманов для всех были загадкой..."
   - Нам нужно место для зимовки, - Энгар невольно прервал мысли командира, увидев, что тот осматривается вокруг, - Это ничуть не хуже других, шаманы думаю, будут не против.
   - Поговори с людьми, если все согласны, пусть привозят семьи, до зимы как раз успеем обустроиться, - мысли Годеша приняли совсем другое направление, на обветренном лице читалась решимость, - Этот оазис будет нашим последним временным пристанищем, пора прекращать, более чем тысячезимние скитания, нам нужно место, которое мы могли бы назвать, домом.
   - Ты решил согласиться? - видимо Энгар знал, о предложении Онира. Поймав взгляд командира, мечник отправился к недалеко стоящей группе воинов.
   Белтайн и Годеш остались одни, Илинэ о чём-то громко разговаривала с женщинами у хижины с детьми, вокруг другой группы женщин собрались наёмники и о чём-то с ними беседовали, труп, лежащий на песке, уже убрали.
   - Враги, а через мгновенья друзья и наоборот, - Годеш смотрел на наёмников и женщин, - Но если говорить честно, для них, - тангорец кивнул в сторону женщин, - Почти, ни чего не поменялось. Были бандиты, теперь их сменили другие. А для нас с тобой многое имеет значение, ведь правда?
   - Несомненно, - Белтайн немного помедлил с ответом, он пытался понять, куда клонит тангорец.
   - Онир ищет союзников, южанам не выиграть войну в одиночку, - Годеш повернулся к Белтайну и скользнул взглядом снизу вверх, - Я не глуп и всё вижу, ему нужен могущественный союзник, так же как он ненавидящий культ, а где его найти как не в Долине.
   Годеш развернулся, чтобы уйти, но его внимание привлекли клубы черного дыма, поднимающиеся за границей оазиса, немного в стороне от пещер.
   - Алхимия. Южане сжигают трупы, - промолвив это и попрощавшись, Годеш ушел.
   Клубы дыма на какое-то время привлекли внимание всех, но скоро они уже ни кого не интересовали, мечники поили лахш, Изгоняющие принесли еды и кормили женщин и детей, ветер шумел в листьях пальм, пели невидимые птицы. То там, то здесь слышался смех, но напоминанием о ночном аде служила кровь на песке. Белтайн почувствовал, что устал, он вернулся в лагерь и, зайдя в палатку, с удовольствием растянулся на одеяле.
  
   Но поспать ему не удалось, его разбудил Изгоняющий.
   - Решили палатки поставить в оазис, - Изгоняющие сворачивали одеяла и выносили на улицу табуреты.
   Голова была чумная, лучше бы он не пытался спать, кинув на подводу свою сумку, Белтайн уселся рядом, на него посмотрели но, ни чего не сказали. Магог привалился на что-то мягкое и тут же задремал, но путь до оазиса был не долгий. Открыв глаза, Белтайн увидел Илинэ руководящую разбивкой лагеря, в небольшом удалении поставили свои шатры шаманы. Все очень торопились, так как темнело быстро. Магог кинул сумку под пальму и сел на неё закрыв глаза.
   - Что раскис, - Илинэ подошла к Белтайну и стала делать ему массаж головы, было безумно приятно, - Наёмники расположились в хижинах, - пальцы Илинэ спустились ниже и стали массировать ему шею, - Южане и мечники встали лагерем у пещер. Утром они возвращаются в Тангор, но насколько я поняла, кто-то остаётся.
   - Мечники решили зимовать в этом оазисе, - Белтайну хотелось мурчать от удовольствия.
   - Интересная новость, - мист поправила магу ворот куртки и села рядом на песок, облокотившись о пальму.
   Сидели молча, только сейчас Белтайн почувствовал как он голоден, ведь не ел целый день.
   - Может пойдем, поужинаем, - Илинэ словно прочитала его мысли.
   Подошли к костру, Изгоняющие подвинулись, давая им место, разговор то затихал, то начинался с новой силой. Белтайн перекусил и налил себе вина, он пил вино и смотрел на огонь. Воины по одному вставали и, сославшись на усталость, уходили спать, скоро у костра остались Белтайн, Илинэ и Дэвар.
   - Я видел, как сражается тот мечник, со шрамом, - неожиданно произнес Дэвар, - Шел из лагеря и вдруг слышу звон мечей. Поднялся на бархан, а там четыре мечника, трое против одного. Вначале хотел вмешаться, но потом понял, что моя помощь не требуется, после того как он плашмя мечом по голове огрел и оглушил одного. Как с детьми с ними играл, а потом разоружил двумя ударами, собрал мечи и пошёл. Меня что-то нестерпимо тянет к ним, - Дэвар замолчал, но ненадолго, - Интересно, почему у всех мечников пояса широкие, а у этого со шрамом узенький, даже цвет с трудом можно различить.
   - Его зовут Энгар, - Белтайн не отрывал свой взгляд от костра, который уже начал затухать, - Может это кровь тянет тебя к ним. В любом случае у тебя будет время пообщаться с ними, они решили остаться в этом оазисе на зиму.
   Костер потух, лишь головёшки тлели, напоминая почему-то большой город, в окнах домов которого, то вспыхивал, то гас свет. Илинэ встала с песка.
   - Пойдемте спать, у нас был долгий и трудный день, - сказав это, она развернулась и ушла.
   Попрощавшись и оставив у догорающего костра Дэвара с его мыслями, Белтайн подошёл к пальме, у которой лежала его сумка. У входа в палатку горел факел, где-то перекрикивались часовые, расставленные по периметру оазиса. Хотя было достаточно прохладно, магог решил спать на улице, он лёг, положив под голову сумку. Может это кровь, тоже говорит в нем? В голове был полный сумбур, но чаще всего в ней всплывал образ Илинэ: "Но ведь я гораздо старше её, ну и что мне кажется, что я ей тоже нравлюсь. Самое главное ни когда не предполагал, какое это счастье не знать, о чем думает твой собеседник, ментальная защита не в счет. А на островах таких людей много...", Белтайн уснул, и улыбка была на его лице.
  
   - Подъём. Ты чего на улице спишь? - Илинэ склонилась над Белтайном.
   Магог открыл глаза и не сразу понял, что это не продолженье сна, так как Илинэ только что ему снилась.
   - Шаманы решили устроить небольшой праздник, скромно отметить обретение дома, - мист присела рядом, - Ближе к вечеру маги в Долине откроют портал, и наемники вернутся домой. А завтра шаманы отправят гонцов во все концы пустыни, они назначили время шаб-баш.
   Белтайн сел, первое, что бросилось в глаза, это пленные, под руководством мечников разбирающие сгоревшие хижины и уносящие наиболее целые бревна в сторону пещер. "Интересно, что они задумали?", в голове магог промелькнула мысль.
   - Надо будет после праздника сходить к пещерам, посмотреть там, что и как, - Илинэ снова казалось, прочитала его мысли, Белтайн в недоумении посмотрел на неё но, ни чего не сказал.
   Магог встал и помог подняться Илинэ, присел и потянулся несколько раз, тело немного затекло, но голова была удивительно свежая, а настроение хорошим. Несколько детишек, разглядывали из-за пальм лагерь, Илинэ сделала по направлению к ним пару шагов, потом расставила руки в стороны и зарычала, дети со смехом разбежались.
   - Иди сюда, я тебе полью, умоешься, - мист обернулась, и с улыбкой поправила растрепавшиеся волосы.
   Вода была холодной и очень чистой.
   - В оазисе два колодца, а в пещере огромное озеро, - Илинэ подала полотенце, - Южане ушли как только расцвело, пещеру, ведущую к озеру, они очистили от бандитов еще вчера, что делать с двумя оставшимися пока не решили, скорее всего, пока просто завалят входы.
   Пленные принялись разбирать полуразвалившуюся хижину, стоящую на отшибе.
   - Как думаешь, может их остановить, а то они всё поселение по брёвнам разберут, - Белтайн повесил полотенце на шею, - Тебе полить?
   - Нет, я уже давно встала и умылась, - мист сняла полотенце с шеи Белтайна и положила его на подводу стоящую, между двумя палатками, - Пойдем, а то без нас начнут.
  
   Праздничный завтрак проходил на месте бывшего лагеря, на кострах готовилась скромная еда, вина тоже было не много. От имени всех шаманов говорил Шауди Са Фир, он старался говорить громко и, начал с извинения.
   - К сожалению, у нас нет сейчас возможности устроить пир достойный победителей, но мы благодарны всем вам и каждый будет желанным гостем в нашем оазисе, - после этого он поднял свою кружку с вином, - Давайте разделим эту еду, ни что так не сближает разных людей, как разделённый по-братски хлеб.
   Мечники принесли с собой музыкальные инструменты, и от их костров стала доноситься музыка. Наёмники из Долины недолго терпели немного заунывные мелодии, сходив в оазис, скоро вернулись со своими инструментами и вином. Вначале каждый играл разное, но потом музыканты смогли договориться между собой и, музыка стала общей.
   Через некоторое время почти все мечники покинули праздник, за ними потянулись шаманы, и лишь наёмники из Долины продолжали веселиться. Белтайн и Илинэ решили дойти до пещер и посмотреть, что задумали мечники.
   В ковенах есть мужчины и женщины маги, естественно, между ними часто возникают отношения, но закон ковена строг, маг решивший связать себя семейными отношениями, должен немедленно покинуть ковен. Маги, покинувшие ковен, селятся в эсхатах или крепостях и их с удовольствием принимают в городские гильдии магов. Идя рядом с Илинэ, Белтайн думал о том, что случаев, когда маги, встретив свою вторую половину, уходили из ковена достаточно много, но чтобы магог покинул ковен, такого случая история не знала, да и как мог человек прошедший посвящение отвлекаться на что-то постороннее, не связанное с самосовершенствованием. "А почему нет? - Белтайну ни как не удавалось отогнать от себя эти мысли, - Не жить же всю оставшуюся жизнь только разумом? А в ордене создание семьи приветствуются... Ну что за бред лезет мне в голову", магог даже остановился.
   - Ты чего? - Илинэ взяла Белтайна за руку.
   - Мысли всякие, всё крутятся и крутятся, - магог вздохнул.
   - А ты поменьше думай, - Илинэ прижалась грудью к Белтайну и, немного склонив голову, поцеловала его в губы.
   Мыслей в голове у магог действительно почти не осталось, только приятное ощущение её мягких губ, Илинэ отстранилась и с улыбкой растрепала ему волосы, сняв связывающий их шнурок.
   - Нет, так ты какой-то неопрятный, - мист продолжая улыбаться, снова собрала ему волосы в пучок.
   - Сегодня хочу вернуться в Долину, - неожиданно произнёс Белтайн, - Не знаешь, куда откроют портал маги?
   - В Кейзар, наёмники в основном с побережья, - Илинэ посмотрела на Белтайна и, не отпуская его руки, пошла рядом, - Но если хочешь, мы откроем портал в, ближайший к башне Саат, оплот.
   Шли, взявшись за руки, но прежде чем выйти на открытое пространство перед пещерами, Илинэ остановилась.
   - Я дам тебе время победить собственные страхи, - грустно улыбнувшись, она отпустила руку магог.
   Перед пещерами во всю кипела работа. Мечники перегородили вход одной из пещер, рядом с ним стояла охрана, судя по всему, в ней они содержали пленных, у входа в другую они соорудили загон для лахш, видимо эта пещера вела к подземному озеру, несколько пленных делала, что-то у загона. Когда Илинэ и Белтайн подошли поближе, то увидели, что они разобрали подводу и делали её уже, чтобы она проезжала в пещеру, ещё несколько пленных разгружали с повозки молодые побеги лозы. У входов в неисследованные пещеры сделали навесы, под ними стояли часовые и были сложены горкой шары, оставленные южанами. Всем руководил мечник со шрамом, увидев миста и магог, он направился к ним, Годеша ни где не было видно.
   - Самое время готовится к зиме, - произнёс Энгар после приветствия, - Жара спала и скоро зацветёт пустынная лоза. Надо будет заготовить корм на зиму, но часть лахш всё равно придётся продать, проще купить новых весной, чем прокормить всех. Что будем делать с теми двумя пещерами? - мечник кивнул в сторону пещер с навесами у входов.
   - Надо их исследовать, но если не получится, то завалим, но не входы. Завал сделаем глубже, - ответила Илинэ, - С завтрашнего дня этим и займемся.
   Энгар согласно кивнул на слова миста и, попрощавшись, ушел, сославшись на дела. Больше у пещер находиться не имело смысла, поэтому Белтайн с Илинэ вернулись к палаткам. Изгоняющие выставили вокруг посты, а в одной самой большой из палаток выложили две руны.
   - Очень удачно, - Илинэ вышла из палатки и подошла к магог, - Один портал, как раз к оплоту у болот. Несколько отрядов перебросят сюда, пусть обсохнут, - мист засмеялась, - От этого оплота до башни Саат рукой подать.
   - Спасибо, - Белтайн не знал, что надо говорить в таких случаях.
   - Пожалуйста. Идем, если не передумал, - мист откинула полог палатки, в ней находились два мага ордена в серых одеждах, - Не успели переодеться, - поймав недоуменный взгляд магог, сказала она.
   Один из магов склонился над руной, закончив рисунок, он посыпал его порошком из мешочка, что-то прошептал и поджёг, вспыхнула линза портала.
   - Прощаться не будем, - Илинэ как бы невзначай, дотронулась до руки Белтайна, посмотрела ему в глаза но, ни чего не сказала.
   Магог повесил сумку на плечо и вошел в портал.
  

Глава 32: Болото.

  
   Казр вошёл в палатку, снял и положил на табурет у входа мокрую одежду, несмотря на плащ, он промок насквозь, вылил воду из сапог и выжал носки. Сняв относительно сухую одежду с верёвки, при такой влажности она не успевала просохнуть до конца, мист оделся, после чего повесил мокрую одежду на её место. Молча, вскипятил воду на горелке и заварил чай, отломив хлеб, с куском холодного мяса подошёл к столу и сел за него, отодвинув в сторону бумаги. Лэтор оторвался от чтения какого-то свитка и посмотрел на Казра, так же ни чего не говоря.
   - Пора сворачивать лагерь, - Казр держал кружку двумя руками, небольшими глотками отпивая обжигающий чай, - Дождь льёт не переставая, чуть слабеет и снова как из ведра.
   - Остался последний участок, тут, - Лэтор обвел углем участок на карте, - С этой и этой стороны топь, причем она не замерзает зимой и не пересыхает даже в самое жаркое лето, здесь остаток горной гряды, причем достаточно высокий. Половину людей отправим в оплот, если хочешь, можешь вернуться с ними, проверим этот кусок и уходим до зимы.
   - Останусь, Аргабр говорил, о каком-то необычном существе или устройстве, которое атаковало Эсхату Нариз, мы его так и не нашли, - Казр встал и, подойдя к котелку, подлил себе кипятку, - Тебе налить?
   - Не хочу, сейчас обопьюсь и на дождь выходить, - Лэтор засмеялся, - Зимой найдем, только этим и будем заниматься. Кстати перечитывал отчет Аргабра и наткнулся на одну любопытную деталь. В Эсхате Нариз было захвачено непонятное существо, которое моряки Содружества назвали "не живой, не мертвый". Заинтересовался, его сейчас держат в подвалах в башне Зуала, запросил подробные отчёты. Так вот ты знаешь, что это?
   - Просвети, - Казр вернулся к столу.
   - Так вот, - Лэтор с улыбкой потёр руки, - Еще в очень древних свитках Хоа, упоминается о неком культе Света. Идеи этого культа противоречили всем основным доктринам и философскому мировоззрению Хоа, и последователей у него было не много. Более того основу культа составляли кровавые жертвоприношения и поэтому культисты преследовались и уничтожались, как опасное для общества явление. Но как не странно культ давал всё новые и новые побеги, но видно в горах прижиться ему было сложно, поэтому миссионеры культа спустились с гор. Они и были первыми Гогами, Хоа начавшими общаться с Перволюдьми. В низинах идеи культа Света нашли гораздо больше сторонников, люди жаждали ярких эмоций и впечатлений, а также власти и бессмертия, всё это миссионеры обещали верным последователям. За тысячезимья своего существования культ переживал подъёмы и падения, но широкого распространения так и не получил. Очаги возникновения культа Света гасились, так как кровавые ритуалы, которые составляли основу культа, претили любому древнему сообществу.
   - Нового ты мне ни чего не сказал, - Казр потянулся и зажег еще одну свечу, так как в палатке стало значительно темнее, - У современных культистов те же цели и средства их достижения.
   - А вот и нет, - лицо Лэтора было в тени, но в голосе чувствовалось удовлетворение, - Между современными культистами и культом Света, есть принципиальное отличие. Сейчас культисты служат эльвитам и преданностью пытаются заслужить блага даруемые Навью, одержимость для них как поощрение, признание их самозабвенного преклонения. Для культа Света же эльвиты, тот же расходный материал, что и люди. Случаи, когда эльвита вызывали, чтобы затем принести в жертву, были не редки, - мист замолчал.
   В палатку вошли еще несколько Изгоняющих, переодеваясь, очень живо обсуждали погоду. Долго пытались растопить небольшую железную печурку, но сырые дрова дымили и горели плохо. Казру пришлось применить заклинание, чтобы разжечь огонь, иначе ужин им так бы и не удалось приготовить. После того как поели и все сидели на топчанах, завернувшись в одеяла, пытаясь согреется подогретым вином, Казр решил продолжить начатый ранее разговор.
   - Ты не договорил, какая связь между культом Света и существом, что находиться в башне Зуала, - сказал он, обращаясь к Лэтору.
   - Самая прямая, - Лэтор поднял глаза от свитка, который пытался прочесть при скудном освящении, - Ритуалы культа Света, служат одной цели дать Силу и бессмертие адептам. Существо, находящееся в башне Зуала не кто иной, как лич. Посредством кровавых светлых ритуалов человек перестаёт быть человеком и замирает на грани между жизнью и смертью, обретая большое могущество. Одержимые в иерархии Света занимают самую низшую ступень, а на вершине стоят архи-личи или Люциферы, наполненные светом и пороками.
   - Значит, в этот круг мы столкнулись, не совсем с обычными культистами, - долив в котелок вина и, бросив в него специи, Казр поставил его на горелку и стал подогревать помешивая.
   - Мне кажется, что ситуация гораздо сложнее, чем мы предполагали ранее, - закрыв глаза, Лэтор помассировал их пальцами, - Анализируя происходящее, я понял, что на болотах кроме тех культистов, которые построили загоны, есть ещё вторая группа, те что напали на Эсхату Нариз, и зачем они явились на болота мы не знаем.
   - Почему ты так уверен, что они не в месте? - сидящие за столом Изгоняющие, пододвинули свои кружки и Казр стал наполнять их вином.
   - Культистами, с которыми мы столкнулись здесь на болотах, руководили эльвиты, - Лэтор прикрыл свою кружку рукой, давая понять, что ему больше не подливать, - Адепты Света, ни когда не станут общаться с эльвитами на равных, они для них рабы, скот, призванный на заклание. Любой человек в культе Света, обладает большими правами, чем эльвиты, от которых требуется лишь безоговорочное служение и подчинение.
   - Ходят слухи, что культ Света сейчас сильно укрепился на севере Тангора, - вмешался в разговор один из магов ордена, - Он значительно вырос, как раз благодаря тем культистам, которых мы не добили в прошлой войне.
   - Возможно, разрозненные группы людей культистов влились в ряды культа Света, - поднявшись с табурета, Лэтор прошелся по палатке, чтобы размять ноги, - Но с эльвитами и одержимыми, поверьте мне, разговор был короткий. Хотя не исключено, что адепты Света не случайно оказались здесь на болотах и контролировали ситуацию, попытавшись в нужный момент переиграть её в свою пользу. Одно можно сказать наверняка, открытый огромный портал в Навь им точно не нужен, если только... - Лэтор замолчал, пытаясь поймать ускользающую мысль, но вильнув хвостом, она скрылась в глубинах его подсознания. Мист подошёл к выходу и откинул полог палатки, пахнуло холодом и сыростью, но выйти всё равно было необходимо, и накинул плащ.
   Когда Лэтор вернулся в палатку, все укладывались спать, тихо переговариваясь и строя различные догадки. Мист подошел к своему топчану и сел, Казр уже лежал, укрывшись почти с головой, печь потухла, так как дрова старались экономить, и в палатке становилось прохладнее с каждым мгновением. Скоро Изгоняющие улеглись, на столе оставили одну не погашенную свечу на всякий случай, чтобы можно было ориентироваться в темноте. Лэтор достал из мешочка "Камень" и активировал артефакт, прикосновения к потоку давали новые, ни с чем несравнимые ощущения, он начинал слышать очень удалённые звуки и видеть в темноте. Мист экспериментировал каждую ночь перед сном, пытаясь найти новые скрытые возможности использования "Камня", но пока лучше всего у него получалось видеть не видимое и слышать трудно различимое, незаметно для себя он уснул.
   Утро было похоже на все предыдущие, всё тот же дождь на улице. После завтрака решили, что к неисследованному участку пойдут три стандартные дюжины, остальные возвращались в ближайший оплот, но вначале им надо было свернуть лагерь.
   Взяв с собой две самые большие палатки Лэтор и Казр, в сопровождении выбранных Изгоняющих, немедленно отправились в путь, надеясь дойти до нужного участка к обеду следующего дня, оставшиеся занялись сворачиванием лагеря.
  
   Ночь была ужасна, поставив палатки, сложили руну портала, и уже хотели переночевать в оплоте, оставив у портала небольшую охрану, но в результате остались все, маги высушили почву, как смогли, но всё равно было ощущение, что спали в лужах.
   Наступило утро, пасмурное и холодное, палатки убирать не стали, так как уже к ночи планировали вернуться к ним. Дождь лил не переставая, шли по щиколотку в грязи, постоянно поскальзываясь, целью была небольшая возвышенность, отмеченная на карте, с неё хотели осмотреть окрестности. Идущий впереди воин поднял руку, и все остановились.
   - Показалось, что дымом пахнуло, - Изгоняющий втягивал носом воздух, но он пах только болотом. Дальше пошли медленнее, изредка тишину нарушал лишь кашель, маги активировали несколько защитных артефактов. Дождь усилился, и небо прорезали вспышки молний, почти сразу же загрохотал гром, ко всему прочему задул ветер, правда почва стала медленно подниматься, под ногами стало чуть суше. По краям тропы стали попадаться огромные камни.
   - Надо...- Казр, что-то пытался сказать, но гром заглушил его слова, молнии били вокруг, почти не переставая.
   Лэтор остановился, у него появилось плохое предчувствие но, ни чего сделать не успел. Копьё ударило в грудь ближайшего воина, оно было пущено с такой силой, что воин был сбит на землю, и сразу же отовсюду показались одержимые, они выбегали из-за камней, вылезали из грязи, прыгали откуда-то сверху. Маги отбросили первые ряды назад, но численное преимущество было на стороне нападавших. Лэтор сражался сразу с тремя одержимыми, молния отбросила одного, это дало мисту пространство для манёвра, и его меч проткнул грудь второго нападавшего, а сланцевый кинжал полоснул по горлу третьего. Одержимый стал кататься в грязи, зажимая горло рукой, но в следующее мгновение мист сам оказался на земле оглушённый, отброшенный взрывом огненного шара. Лэтор поднял глаза и увидел на камнях больше десятка фигур в коричневых одеждах, встав на ноги и выплюнув изо рта грязь, мист прошептал заклинание и выбросил вперед руку, он совместил в одном движении удар молнии и бросок кинжала. Молнию отразил щит, но кинжал вошёл в живот культиста, он согнулся и упал с камня. В сторону Лэтора полетело сразу несколько огненных шаров, ни один из них в него не попал, но взрывом миста снова отбросило в грязь, сверху на него упало какое-то тело, выбравшись из-под него, мист был сбит с ног уже врезавшимся в него одержимым. Маги культистов забрасывали поле боя огненными шарами, их совершенно не заботило, что одержимых от них гибнет не меньше, чем Изгоняющих. Лэтор разделался с очередным нападавшим, левая рука повисла плетью, удар одержимого был такой силы, что разрубил кольчугу на плече, а не будь её он наверняка бы лишился руки. Краем глаза мист заметил, что кто-то из Изгоняющий удачно метнул камень из пращи, он попал в голову магу культистов, буквально раздробив её на куски. Лич, сомнений не было, камень не мог так разбить голову живого человека. А уже в следующее мгновение Лэтор получил удар по своей голове, потеряв сознание, рухнул и уже не смог подняться.
   Когда Лэтор пришёл в себя, то увидел в нескольких шагах от себя одержимого, а немного в стороне еще нескольких, они двигались в его сторону, переворачивая тела и отыскивая еще живых. Стараясь почти не двигаться, мист освободил правую руку, хотя в его состоянии, он вряд ли мог оказать какое-либо достойное сопротивление, что-то кольнуло его в грудь, это был "Камень" лежащий в нагрудном кармане, аккуратно просунув руку под плащ, он взял в руку артефакт и активировал его. Одержимый подошел совсем близко, Лэтор разглядывал серый мир правым глазом, левый глаз не открывался, хотя может, у него и не было левого глаза. Как только он прикоснулся к потоку, боль стала медленно уходить из его тела, ему показалась, что он даже может проследить то направление, куда утекает из него боль и потянулся в ту же сторону, возникло ощущение падения, как будто воронка затягивает его, падение закончилось так же неожиданно как началось. Одержимый стоял и смотрел прямо на миста, потом нагнулся и перевернул тело, лежащее рядом, почесал в недоуменье голову, его явно что-то беспокоило, но он не мог разобраться в смутных ощущениях. Нагнувшись, потянулся рукой вперёд, фактически дотронувшись до лица Лэтора, но тут его отвлекли товарищи, они что-то спросили, он ответил и, развернувшись, направился к ним. Где-то на уровне подсознания мист отметил, что говорили на тангорском. Голоса медленно удалялись, Лэтор лежал, глядя в серое осеннее небо, слабо веря в неожиданное спасение. Капли дождя били по его лицу, но мист не чувствовал этого, неизвестно сколько он так пролежал, пока вокруг не осталось ни каких звуков кроме шума дождя. Возможно, уже стемнело, но серый мир вокруг совершенно не менялся, а покидать поток не хотелось. Слабо надеясь на успех Лэтор сел, ему удалось это на удивление легко, встать на ноги оказалось чуть сложнее, но он сделал и это. Шаг еще один, каждый следующий шаг давался как ни странно легче, мист шёл, стараясь держаться ближе к камням, потом вышел на тропу, ведущую к месту ночной стоянки. Главное соблюдать ритм движения и не потерять тропу, мир фактически перестал существовать, лишь хлюпанье грязи под ногами и нескончаемый дождь.
   Палатки выросли перед Лэтором неожиданно, он даже остановился в недоумении, пока не осознал, что это и есть его цель. Мист зашёл в палатку и активировал руну портала, ему снова повезло, линза вспыхнула почти сразу, значит в оплоте с той стороны, ни кто в данный момент не использовал аналогичную руну. Лэтор вошёл в портал, сил у него видимо хватило только на этот последний шаг, он вышел из портала и потока одновременно и тут же потерял сознание.
   Около рун в оплоте всегда дежурят Изгоняющие, над одной из рун под утро загорелась линза портала, но из неё ни кто не вышел, маг ордена хотел уже закрыть портал и быстро пошёл к руне, на ходу отдавая приказы, неожиданно открывшийся портал повод для беспокойства и требовал повышенного внимания. Маг уже нагнулся, чтобы сдвинуть подвижный сегмент руны, когда рядом с ним появилось тело, которое тут же рухнуло на пол. К телу бросилось несколько Изгоняющих, несмотря на то, что всё лицо было в грязи и крови они сразу же узнали в нем миста Лэтора, он был жив, но без сознания. Моментально подняли тревогу, и в портал отправились воины, Лэтора положили на носилки и унесли. Оплот гудел как рассерженный улей, скоро в болоте были активированы еще два портала, день ещё не вступил в свои права, а в оплот прибыли Зуал и несколько мистов.
   Лэтор лежал на топчане, его помыли, раны обработали и перевязали, у изголовья стоял маг, обернувшись к входящим в комнату Зуалу и мистам, ответил на их немой вопрос.
   - В себя он не приходил, - маг закрыл глаза и положил свои руки на голову Лэтора, - В голове полный сумбур. Всё что можно уловить постоянно повторяющиеся мысли о Тангоре и культе Света.
   - Как его состояние, - Зуал подошёл ближе к топчану.
   - Стабильное, - маг улыбнулся, - Крови он потерял мало, две раны на плече и голове наиболее сильные, но ничего страшного, единственно, что непонятно почему он так сильно истощен. К ранениям это точно, ни какого отношения не имеет.
   - Хорошо, как придет в себя, тут же мне сообщите, - Зуал уже собрался уходить, но его внимание, привлекло, что-то зажатое в правой руке Лэтора.
   - Как не старались, пальцы разжать не смогли, - заметив возникший интерес Чудотворца, сказал маг, - Явно артефакт, но в данный момент не активирован.
   - Впервые встречаюсь с такими плетениями, - Зуал наклонился и, взяв руку Лэтора, стал внимательно разглядывать сланец, зажатый в его руке. Покачав удивлённо головой, выпрямился, - Что-то вообще странное, чувствуется, что артефакт достаточно мощный, но совершенно не понятно зачем он нужен, да и как накладывались плетения тоже не ясно.
   Зуал еще раз попытался разжать пальцы, но понял что, не сломав их, артефакт достать не удастся, положил руку на место и, заботливо прикрыв Лэтора одеялом, вышел из комнаты еще раз напомнив, чтобы ему тут же сообщили, когда мист очнётся.
   - Что же теперь будет? - тихо промолвил маг, когда за Чудотворцем закрылась дверь.
  
   Передовые отряды уже отправились к месту предполагаемого расположения культистов, главная проблема состояла в том, что тропа была слишком узкой, поэтому шли небольшими группами, маги прикрывали идущих впереди воинов. Кроме постоянно поддерживаемых магами щитов, воинов защищали артефакты, которые были у каждого идущего в авангарде. Тропа привела к камням, в этом месте Изгоняющие рассредоточились и стали ждать подкрепления, по мере прибытия новых сил медленно продвигались вперед. Скоро идущие впереди нашли место боя, тела культистов и Изгоняющих лежали вперемежку, ни кто даже не позаботился о погребальном обряде.
   Зуал двигался вперёд, обходя тела и отдавая необходимые распоряжения, кроме Раэля и Рауфа рядом с ним шёл Белтайн. Магог прибыл в оплот накануне, но решил вначале привести себя в порядок, прежде чем идти к башне Саат, но утром узнав, что произошло на болотах, предложил Зуалу свою помощь, тот не отказался.
   - У меня такое ощущение, что маги культистов просто забрасывали место боя огненными шарами, совершенно не заботясь, что своих от них гибнет не меньше чем врагов, - Раэл внимательно разглядывал тело культиста, у которого была обожжена вся правая сторона и взрывом оторвана рука.
   - Так оно и было, - Зуал остановился и, достав из кармана кусок сланца, стал внимательно вглядываться в него, - Скорее всего, все тела вокруг принадлежат одержимым, а такое отношение к ним лишнее подтверждение того, что мы имеем дело с культом Света. Тела одержимых сжечь, поставить здесь палатку и, сложив в ней руны, отправить наших мертвых в оплот, у нас еще будет время предаться скорби, а сейчас мы должны уничтожить тех, кто их убил, - Чудотворец дал команду оставить небольшую группу здесь, чтобы выполнить его приказ.
   Белтайн шел немного сзади мистов, но совершенно не прислушивался к тому, о чем они говорят, под ногами стало значительно суше, но дождь не прекращался ни на минуту. Одежда Гужэ была идеальна для любой погоды, магог уже заметил в пустыне, что в ней было совсем не жарко, более того видимо она была обработана, каким-то составом, что вода просто скатывалась с неё, единственное, что удручало голова была совсем мокрой, но это совершенно не мешало думать. Мысли в основном крутились вокруг Илинэ, правда на данный момент всё чаще и чаще стала появляться мысль, зачем собственно он попёрся на болота. Впереди раздались какие-то крики, с чем они были связаны стало понятно, когда Белтайн поднялся на возвышенность впереди, его взгляду открылись древние руины.
   Культисты приспособили некоторые постройки под свои нужды, было видно, что они покинули их совсем недавно и в страшной спешке, видимо сражение с Изгоняющими не входило в их планы на данном этапе. Скоро был найден алтарь, но что было удивительно также обнаружили стационарный портал, правда уходя, культисты постарались максимально его разрушить и складывающие его камни были раскиданы на большой территории.
   - Теперь понятно, почему ткань мира не показывала в этом месте аномалию, - Зуал внимательно оглядывал окрестность, - Они здесь уже несколько кругов, основательно обосновались. Вот только что им нужно?
   - Камня привязки нет, - Рауф вернулся от разрушенного портала, - Пронести камень привязки через портал нельзя, видимо они его кинули где-то в болоте, найти его будет не сложно, как найдем, так определим с небольшой погрешностью место выхода.
   - Не кинут они камень привязки в болото, - Чудотворец пошёл в сторону большого навеса, под которым стоял стол, - Покажите карту данного места. Когда основные силы покинули болото, небольшая группа осталась, уничтожила портал и куда-то унесла камень привязки.
   - На карте сюда идёт одна тропа, но по ней пришли мы, - Рауф расправил карту рукой.
   - Видимо, карта не верна. Не мешайте мне какое-то время, пока хорошенько здесь всё осмотрите, загляните под каждый камень, - Зуал сел на колени и, закрыв глаза, прикоснулся к Ткани Мира.
   Белтайн ходил среди руин, постройки явно были очень древние, в брошенных культистами вещах он нашел большую плетёную из тростника шапку и теперь дождь его совершенно не беспокоил. Культисты явно очень торопились, вещи были разбросаны повсюду, с удивлением магог обнаружил несколько детских игрушек, неужели у этих зверей могут быть дети. Пару раз Белтайну попадались свитки, он аккуратно сворачивал их и прятал под куртку. Пройдя ещё, магог обнаружил лестницу, ведущую вниз, спустившись по ней, он оказался в большом зале, из которого вели несколько дверей, в нем уже находились Изгоняющие, увидев Белтайна, они вначале опешили, так как не сразу признали в нем магог.
   - На всех дверях защитные плетения, - сказал маг ордена, - Разбираться придётся долго.
   Здесь делать было нечего, и Белтайн вернулся на улицу, рядом находилась хорошо сохранившаяся постройка, ступени шли вокруг неё, по ним можно было подняться на крышу. С крыши открывался вид на весь древний город, с той стороны, откуда пришли Изгоняющие виднелись остатки крепостной стены, на западе со стороны гор город был погребён под обломками скал, а на севере и юге были непроходимые болота, скорее всего большая часть города находилась на их дне. Магог увидел, что большая группа Изгоняющих собралась у края болота на юге, и решил сходить к ним.
   В болоте явно что-то было, под небольшим слоем воды виднелась большая сферическая поверхность. Собравшиеся живо обсуждали, чтобы это могло быть, когда к ним подошли мисты.
   - По описанию похоже на то устройство, что атаковало Эсхату Нариз, - Раэл размахнулся и бросил в болото камень, но слой воды был достаточно глубок, и понять по звуку материал, из которого было сделано это устройство, не получилось.
   Раэл достал из кармана кусок сланца, по нему бегали желтые сполохи.
   - Эльв, - Раэл разглядывал сланец, - Скорее всего в болоте нечто подобное живым камням в пустыне. В портал его было явно не протащить, вот и бросили здесь. Соблюдайте максимальную осторожность, вдруг тот, кто им управляет, не покинул болото.
   Белтайн поглядел на нечто скрытое в болоте и направился к навесу под которым Зуал читал ткань мира, он уже не жалел, что отправился на болота.
  
   - Они ушли на северо-восток, - это были первые слова, которые произнёс Зуал, выйдя из транса, - Там должна быть тропа, приблизительное место, я укажу.
   Обследование края болота ни чего не дало, глубина везде была очень большой, каким образом здесь прошли культисты, было непонятно, все так бы и оставались в недоумении, но один из Изгоняющих обнаружил странные следы, сразу всё стало на свои места, культисты уплыли на лодках. Из подручных средств попытались соорудить плот но, в конце концов, пришлось отказаться от этой затеи, выдерживал такой плот даже одного человека с трудом, нужен был запасной вариант.
   Зуал, мисты и командиры отрядов стояли под навесом, внимательно разглядывая карту.
   - Раз они плывут и не привязаны к тропе, будем считать, что они двигаются по прямой, - Рауф положил на карту дощечку, - Кто-нибудь может показать местоположение загонов, сооружённых культистами? - один из Изгоняющих указал место на карте.
   - Идея достаточно интересная, - Зуал положил вторую дощечку от загонов и скрестил её с первой, - Если удастся активировать там хотя бы один портал, то мы их даже опередим. Кто уходил из лагеря у загонов последним, надо узнать, какие руны там выложены?
   Скоро под навес пришёл маг ордена.
   - Руны которые были выложены в палатке, скорее всего размыл дождь, после того как палатку убрали, - зайдя под навес маг снял с головы капюшон, - Единственная надежда, что осталась руна под навесом, через неё уходили замыкающие, но вот остался ли на ней порошок активации, сказать не могу.
   - Вот сейчас и узнаем, - Зуал оглянулся в поисках подходящего места, - Руну выложим здесь, камней вокруг предостаточно и давайте сделаем это побыстрее.
   Линза портала загорелась почти сразу, но радость была не долгой, вошедший в портал Изгоняющий, тут же вышел обратно, оказалось, что портал открылся в оплот. После того как в оплоте разомкнули линии руны, попытку повторили. Портал долго не открывался, но потом линза нехотя вспыхнула, контакт был слабый и не устойчивый, но один человек всё же смог пройти на другую сторону, после этого линза портала закрылась. Пошли томительные минуты ожидания и неизвестности, в то ли место открылся портал, да и мало ли что там с той стороны. Когда всё же линза вспыхнула с новой силой, настроение у окружающих улучшилось.
   Большая часть людей осталась в руинах, Изгоняющие решили в этом месте вообще сделать постоянный пост, а в дальнейшем возможно оплот. Руины скрывали много тайн, как древних, так и оставленных культистами, что на их раскрытие, возможно, уйдёт круг или больше. Ушедшие к загонам тут же двинулись на перехват отряда культистов, перед этим, правда Зуал прикоснулся ещё раз к Ткани Мира, зная уже где искать, он без труда отыскал след культистов, они по-прежнему двигались в том же направлении на северо-восток, и не было сомнений, что камень привязки был у них. Чудотворец также почувствовал, что есть большая вероятность существенно замедлить культистам передвижение, чем не замедлил воспользоваться, внеся небольшую корректировку в Ткань Мира, он точно не знал, что сделал, но результатом был доволен. Теперь Изгоняющие обладали достаточным запасом времени, чтобы хорошенько подготовится к встрече с культистами.
  
   Лич оглядывался вокруг, ему не нравился приказ, который он вынужден был выполнять, камень привязки можно было просто выкинуть в самом глубоком месте топи, но адепты хотели уже зимой вернуться на болота, а открыть сюда портал из Тангора не имея камня привязки, было нереально, болота и горы создают слишком большие препятствия. Они стояли в одном шаге от исполнения своих планов, но как назло именно в это время в болота явились Рабы Нави со своими хозяевами, а вслед за ними Изгоняющие, без сомнения орден уже хозяйничает в руинах, столько сделано и всё зирху под хвост. Со злости лич ударил плетью ближайшего одержимого, десять одержимых тащили две лодки. Лодки были на колёсах, это позволяло на них не только плавать, но и передвигать по земле, правда сейчас колеса вязли в грязи и лич всё чаще задумывался, а не оторвать ли эти колеса вообще, может волоком будет даже быстрее. Когда одно из колес неожиданно оторвалось, он уже был готов осуществить свой план, но его убедили не делать это. Пока колесо нашли в грязи и прикрепили на место, потеряли много времени, оторвать три оставшихся было бы гораздо быстрее. Шли не останавливаясь, лич вообще может многое выдержать, его спутникам было сложнее, приходилось всё делать на ходу, правда, когда кто-нибудь из них уставал он просто садился в лодку, одержимые не менее выносливы, чем лич и для них небольшая разница тащить лодку пустую или с человеком находящимся в ней.
   Лич был настолько поглощен своими мыслями, что сразу даже не понял когда получил мощный удар в плечо, камень, пущенный из пращи, раздробил ему кость, а в следующее мгновение, верёвка оплела личу шею. Одержимые попытались сопротивляться, но нападение было столь неожиданным и быстрым, что половина из них были убиты до того как смогли достать оружие. Остальные культисты видимо были настолько уставшие, что даже не попытались сражаться.
   В отряде культистов было девятнадцать человек, пятнадцать были убиты сразу, среди них все десять одержимых, но лич и еще три человека остались живы и сидели связанные в грязи. Зуал подошёл к ближайшему и спросил на тангорском о цели их путешествия, не дождавшись ответа, сделал жест рукой и стоящий сзади него Изгоняющий одним ударом перерезал культисту шею.
   - У нас же уже есть один подобный? - Чудотворец подошёл к личу, - Насколько мне известно, он не особо разговорчивый.
   Огонь горел в глазах черепа лича, подумав, Зуал всё же решил оставить его в живых и снова подошел к двум оставшимся в живых культистам. Один из них тут же начал говорить, по его словам они двигались к каким-то руинам, находящимся на севере, чтобы скрыться самим и спрятать в них камень привязки, он клялся, что больше ни чего не знает. Изгоняющим нужно было разделиться, одна дюжина должна была двигаться к ближайшему оплоту с камнем привязки, так как по-другому его доставить было нельзя, остальные с пленными возвращались через портал, правда, всем вместе пришлось возвращаться к загонам, так как непрекращающийся дождь не давал ни какой возможности сложить или нарисовать руну для портала.
  
   Белтайн сидел в столовой оплота, он уже помылся и почистил свою одежду, а пока она сохла, одолжил у одного из магов ордена халат. Зуал пришёл в столовую чуть позже, увидев Белтайна, присел за его столик.
   - Как думаешь, что это за руины на севере болот? - всё время пока ели Зуал молчал и заговорил только когда налил себе чай.
   - Не знаю, болота большей частью не проходимы и что в них скрывается почти неизвестно, - Белтайн отломил себе кусок хлеба, - Хорошо бы конечно сравнить все карты болота которые есть у глав деревень и нанести известные тропы на одну карту, потом выделить участки которые считаются не проходимыми и исследовать их. Лодки культистов идеально подходят под эту цель, колёса придумали, - магог хмыкнул, - Молодцы.
   Белтайн чувствовал, что Зуал что-то хочет сказать, да и ему было, что сообщить Чудотворцу, но он ждал, когда Зуал первым начнет разговор.
   - Как думаешь, ковены поддержат орден в войне с культом Света? - наконец задал интересующий его вопрос Зуал.
   - Вторжение в Тангор, - Белтайн задумался, - Сложно сказать. Но поддержку в Долине вы наверняка получите и не только, - магог стал говорить тише, - Благородные южане ищут союзника в Долине. Некий благородный Онир фактически открытым текстом дал понять, что они заинтересованы в союзе с орденом, против культа Света.
   - Откуда у тебя эта информация? - Зуал с недоверием посмотрел на Белтайна, уж очень данная новость отвечала его чаяньям и поэтому казалась фантастической.
   - Лично от Онира, - магог усмехнулся, - Имел беседу с ним и не только. Что ты знаешь о потомках династии королей Тангора?
   - Тоже что и все, изгои, регулярно поднимающие восстания, чтобы вернуть себе трон, но все они заканчивались одинаково, - Зуал поднялся и подлил себе кипятка, - Некоторые считают, что они стоят у истоков такого явления как тангорские мечники.
   - У меня состоялся разговор с Годешом, мечником обладающим, наверное, самым большим авторитетом, а по совместительству первым претендентом на Тангорский престол, - Белтайн доел хлеб, запил его чаем и потянулся, - Он согласился возглавить поход на север. Его наградой будет Маджи-Лай.
   - Ни когда не поверю, что благородные согласятся вернуть короля, - Зуал недоверчиво покачал головой, - Наместник их вполне устраивает.
   - Ни кто не предлагает Годешу стать королем, он будет приравнен в своих правах к благородным и, судя по всему, это тоже его вполне устроило. Свяжись с Ониром, у вас общий враг, если с культом Света на севере Тангора будет покончено, Долина обретет в лице Тангора мощного союзника, - магог поднялся изо стола, - Я немного отдохну и отправлюсь в башню, ещё увидимся.
   - С трудом верится, что это может быть правдой, - промолвил Зуал, когда остался один, - Не поверил бы, если услышал подобное от кого-то другого. С другой стороны, если тангорцы знают кто такой Белтайн, всё это может быть искусно разыгранной комбинацией.
   Спустя какое-то время, Зуал поднялся в комнату, которая была приготовлена для него, в ней его ожидал ворох донесений, Чудотворец сел и стал их просматривать. Где-то в конце стопки лежал отчёт миста Илинэ из пустыни, который подтверждал сказанное Белтайном. Зуал прошёлся по комнате из угла в угол, посмотрел в окно и, вернувшись к столу, позвонил в колокольчик.
   - Кто у нас сейчас заменяет Лотта? - спросил он у вошедшего интенданта.
   - Элггус, - ответил интендант, - Сейчас он находится в руинах на болоте.
   - Передайте ему, что мне срочно надо с ним переговорить, - когда за интендантом закрылась дверь, Зуал снова подошел к окну. Ошибка может обойтись слишком дорого, действовать надо осторожно.
  

Глава 33: Горы: Лабиринт.

  
   Тропа стала настолько узкой, что двум людям разойтись на ней было почти невозможно, она шла, то по краю пропасти, то вела в щели между скалами, радовало, что подъём закончился, а это значило, что до цели похода осталось совсем недалеко. Изгоняющим так и не удалось открыть портал в оплот, просто не смогли найти площадку нужного размера, чтобы выложить руну, но им повезло, они наткнулись на ручей, который маленьким водопадом лился откуда-то с вершины скрытой облаками, поэтому воды у них хватало, чего не скажешь о еде. Изгоняющие уже не раз пожалели, что взяли слишком мало конины, пусть жесткого, но всё же, мяса. Охотится понятное дело, было негде, Утлат правда имел опыт выживания в горах, так как проработал несколько кругов в горной шахте, он как мог, пытался "разнообразить" их меню. В одной из расщелин островитянин набрал моха и наловил слизняков, слизняки вообще-то были ядовитыми, но он знал, как из них можно приготовить пищу, аккуратно отрезав головы и выкинув их, Утлат мелко нарезал оставшуюся часть и, перемешав её с мохом, растер до получения однородной массы, после чего наделал из неё шариков. Шарики зажарили на костре, использовав все оставшиеся дрова, как ни странно полученный результат оказался съедобным и даже имел не сильно противный вкус, это была единственная горячая еда, которую островитянин и Изгоняющие ели в последние два дня. Шли, пока можно было различить дорогу, во второй половине ночи уже стала появляться одна из лун, поэтому останавливались, сидя отдыхали и, дождавшись луны, двигались дальше. Стало ощутимо прохладнее, до снежных вершин было рукой подать, ночью вода замерзала, а изо рта при разговоре валил пар, говорить старались меньше, берегли силы.
  
   Лотт рукой смахнул налипшие на брови льдинки, под ногами скрипел иней, расщелина по которой шёл отряд, стала заметно расширяться, день уже наступил и, хотя Айор уже встал, в расщелине было темно и холодно. Впереди неожиданно показалась достаточно широкая каменная лестница, ведущая вверх на высоту нескольких человеческих ростов, когда отряд поднялся по ней, то попал на залитую светом Айора площадку. Здесь росли деревья, правда они уже сбросили листву и она покрывала пространство вокруг толстым слоем. Листва шуршала под ногами, это был единственный звук, который звучал в полной тишине. Скоро среди деревьев показалось какое-то строение из белого камня, скалы больше не обрамляли площадку, и строение стояло на краю пропасти, дверей у него не было, по краям входа были две массивные колонны, явно вытесанные из цельного камня. Первым внутрь решил зайти Лотт, он появился в проёме двери через некоторое время спустя и позвал всех за собой. Айор освещал помещение через огромные от пола до потолка окна, оно было совершенно пустым лишь широкие каменные скамьи стояли у стен, тишина в нем была даже более полной, чем снаружи, почти осязаемой.
   - Кожей чувствую мощную магию, - Лотт втянул носом воздух, - Когда в расщелину входили, ветром чуть в пропасть не скидывало, а на этой площадке ни ветерка, и тишина, - голос стража гулко звучал в помещении.
   - У меня вообще чувство, что за нами кто-то наблюдает с того самого момента как из расщелины вышли, - Утлат подошел к скамье и провел по ней рукой, и с интересом посмотрел на пальцы, - Совсем нет пыли, удивительно.
   Изгоняющие разбрелись, внимательно осматривая строение, Утлат сел на скамью пытаясь разобраться в собственных ощущениях, скоро рядом с ним присел Аргабр. Лотт не успокоился до тех пор, пока не обошел всё помещение и не заглянул в каждый угол.
   - Там в нишах короба стоят в них сухие фрукты и вяленое мясо, - Лотт протянул руки ладонями вверх, на одной из них лежали полоски мяса, а на другой ягоды вперемежку с разноцветными кусочками фруктов разной формы и размеров, некоторые были засахарены. Утлат и Аргабр взяли по полоске мяса, остальное Лотт аккуратно положил на край скамьи, сам присел рядом на корточки, - Всё что ты прочитал про лабиринт конечно интересно, но видимо это далеко не вся правда. Хоа тут явно регулярно бывают, зачем всё это им нужно? - страж потрогал рукой мясо и фрукты, - Тем более, что ближайшее поселение Хоа находится отсюда очень далеко. Еды здесь человек на двадцать до зимы хватит, единственно, чего не нашли так это воду.
   - Это логично, - Утлат задумчиво грыз полоску мяса, - Ручей мы проходили, и запасы воды у нас должны быть свои.
   - Ну, раз для, Вас, всё так логично, попробуйте найти вход в лабиринт, - Лотт поднялся на ноги, - Я его тут не обнаружил, - страж сгрёб со скамьи мясо и фрукты и сел на ступеньку у входа, прислонившись спиной к колонне.
   Поиски входа в лабиринт результата не дали, это немного озадачило, но эту проблему решили отложить на потом, а для начала решили перекусить. Около коробов с едой был очаг, набрали дров и вскипятили воду, ели на улице, расположившись на ступенях у двери в строение.
   - Может, до темноты, выложим руну портала? - один из стражей, пил чай вприкуску с засахаренными фруктами, - Сходим в оплот, наберём припасов по существенней, а то это мясо пока угрызёшь.
   Аргабр не мог сказать почему, но ему не хотелось этого делать, но он не стал идти против большинства. Разгребали листья и искали под ними небольшие камни, когда Айор закатился за горизонт, руна была готова, решили открыть портал в удаленный оплот на побережье, между Кейзаром и Дэдзай, мист посыпал руну порошком, и поджёг его, что-то прошептав, порошок вспыхнул, в сумраке осветив лица стоящих вокруг, но линза портала не загорелась. Ничего страшного в этом не было, возможно, именно в данный момент руна на той стороне использовалась, плохо было лишь, то, что порошка осталось только на одну попытку. Скоро порошок прогорел, при слабом свете артефакта, Аргабр посыпал руну снова, в мешочке не осталось ни одной крупинки порошка. Подождали какое-то время, чтобы действовать наверняка и попытались активировать руну снова.
   Шесть человек напряженно смотрели, как догорал порошок, линза так и не открылась.
   - Как вы думаете, почему маги не открывают портал к лабиринту, а чтобы пройти посвящение, долго идут к лабиринту? - лица Аргабра не было видно в темноте. Он не спрашивал, а скорее думал вслух, - Наверно можно было сложить недалеко от лабиринта стационарный портал с камнем привязки, для его открытия и горы не помеха.
   - Видимо есть что-то особенное в этом месте, - в темноте было совершенно не видно, кто это сказал.
   - Да, скорее всего, но ведь артефакт дающий свет действовал, - по звукам было понятно, что мист копается в карманах, - Лучше бы мне его сразу не удалось активировать, - послышался его голос через какое-то время, - В темноте мы бы точно не стали делать дурацкую вторую попытку. Все плетения куда-то исчезли.
   - Вот... - выругался на материнском один из стражей, - У меня на кинжале два плетения было, и одно на медальоне, а теперь всё чисто.
   - Видимо одного дня для получения исчерпывающей информации о лабиринте маловато, - с небольшим сарказмом промолвил Лотт, - Но я заговорённых вещей не использую, так что я ничего не потерял, а только приобрёл, бесценный опыт.
   - Очень важное замечание, - Утлат в полной мере осознавал, что есть в случившемся, доля и его вины, - А сейчас давайте двигаться в сторону постройки.
   - Предлагаю сесть и дождаться луны, - видимо Лотт сделал именно то, что предлагал, - А то еще в пропасть свалимся. Кто хочет мяса и фруктов, жаль, что не могу предложить вина.
   Предложение стража было логичным, и возражать не стали. Настроение у всех кроме Лотта было немного удручённым, сидя в темноте каждый думал о своём, лишь страж пытался завязать разговор, но его ни кто не поддержал и он через некоторое время замурлыкал себе под нос песенку.
   - У тебя, похоже, прекрасное настроение, - не выдержал Аргабр.
   - Да, ты знаешь, отпустило, - хотя лицо Лотта скрывала темнота, было слышно, что он жуёт, - У меня как только сюда по лестнице поднялись, плохое предчувствие появилось, а сейчас полегчало. Я пожалуй посплю до того времени пока луна взойдёт.
   По звукам можно было определить, что страж сгребает листья, чтобы устроиться как можно лучше, а через некоторое время по мерному сопения стало понятно, он уснул. Судя по всему, кто-то последовал его примеру, но Аргабру спать не хотелось, всю ответственность за случившееся он возлагал на себя, он руководил этим отрядом и не должен был потворствовать их желаниям, разносолов им видите ли захотелось, мясо жесткое. Но рассуждая дальше, мист признался сам себе, что в корне это, ни чего не меняло, после прохождения лабиринта они всё равно бы попытались открыть портал и результат был бы тем же. Правда как оказалось мало пройти лабиринт, надо его ещё найти. В этот момент появилась луна, осветив всё вокруг. Спутники Аргабра спали, удобно устроившись на постелях из листьев, недалеко стоящее здание, казалось, светилось само, сбросившие листву деревья отбрасывали причудливые тени. Только сейчас мист заметил, что было тепло, гораздо теплее, чем во все предыдущие несколько ночей, он решил ни кого не будить, а подежурить до утра самому, пусть поспят, но через мгновение почувствовал на своём лице лучи Айора, видимо он не заметил как уснул. Лотт и Утлат что-то обсуждали в нескольких шагах от него, тело немного затекло, от спанья в неудобной позе, Аргабр встал и сделал несколько приседаний, остальные стражи разбрелись по площадке, разгребая ногами листья.
   - Проснулся, - Лотт с улыбкой приветствовал миста, - У нас тут одна идея появилась. Я когда ещё камни вчера собирали, заметил какие-то линии, нарисованные на камнях, мне кажется это неспроста. Синим, написаны какие-то символы, а вот с зелеными непонятно.
   В этот момент один из стражей позвал их к себе, он нашел вторую зеленую линию, и эти линии явно пересекались в одной точке. Прикинув приблизительно местоположение точки пересечения, направившись к ней, стали раскидывать опавшие листья.
   - Что это, - Лотт топнул, послышался металлический звук.
   Когда место было очищено от листьев, то оказалось, что под листьями были металлические створки, когда с трудом открыли одну, так как створка весила немало, обнаружили под ними лестницу, ведущую вниз, видимо им удалось найти вход в лабиринт. Откинули вторую створку и спустились по лестнице, в конце её был небольшой коридор, заканчивающийся дверным проёмом, в нем блестела линза портала. Больше ни чего не отделяло Аргабра от цели его путешествия, некоторое время раздумывали, стоит ли завтракать, прежде чем входить в портал, потом решили, что в этом нет ни какого смысла. Мист постоял какое-то время и скрылся в дверном проёме, вслед за ним вошел Утлат. Лотт стоял, барабаня пальцами по стене, потом, видимо приняв окончательное решение, отправился вслед за островитянином. Стражи не стали комментировать случившееся, просто обменялись взглядами, пожали плечами и, поднявшись на площадку, пошли готовить себе завтрак.
  

Лабиринт: Аргабр.

  
   Айор заливал всё вокруг своим светом, а так как было раннее утро, то особой жары ещё не ощущалось. Аргабр шел по тропинке, ведущей к задней калитке родительского дома, вокруг стрекотали кузнечики и лёгкий ветерок нес пушинки. Годы обучения в школе остались позади, да надо констатировать, что он не гений, но это не важно. Калитка была закрыта на щеколду, но Аргабр ещё не забыл, как её открыть. В саду был идеальный порядок, за стволами некоторых деревьев скрывались небольшие фигурки их, сделала его сестра, несомненно, она обладала большим талантом, казалось, что фигурки подглядывали за магом, идущем по дорожке сада. Дом еще спал, и Аргабр не стал его будить, он положил на скамейку сумку и сел сам. Маленькая птичка прыгала по веткам яблони, изредка попискивая, потом видимо почувствовала, что за ней наблюдают, вспорхнула и улетела. На глаза попались два яблока, было такое ощущение, что они блестели в лучах Айора, Аргабр не удержался и сорвал их, казалось, что под тонкой кожурой налит мёд, маг поднял руку с яблоками вверх, и они снова заблестели. Аргабр не очень любил мягкие яблоки, но в данном случае откусив кусочек, он почувствовал на своём языке, ни с чем несравнимый вкус. Он дома и уже не покинет его никогда.
   Первым проснулся младший брат, он вышел с удочками, видимо решил сходить с утра на озеро.
   - Арг приехал! - мальчишка положил удочки и бросился на шею брата.
   Видимо он крикнул это очень громко, та как скоро в двери появилась мама и отец. Теперь уже Аргабр побежал навстречу родителям и обнял их, мама не скрывала слёз радости. Зашли в дом, мальчишка с трудом внёс сумку, ни о какой рыбалке не могло и быть речи, брат вернулся. Скоро спустилась сестра, за прошедший круг она сильно повзрослела, и под легким платьицем угадывались уже не детские формы, она тоже обняла и поцеловала брата. Пока женщины собирали на стол мужчины вышли на улицу.
   - Какие планы? - отец лил воду на руки Аргабра, братишка стоял рядом и держал полотенце.
   - На сегодня ни каких, а завтра думаю сходить в гильдию магов, - вода была прохладной, а мыло душистым, - У меня хорошие рекомендации, думаю, меня примут без проблем.
   - Не торопись, хорошенько подумай, - зачерпнув кувшином еще воды, отец полил ей шею сына, - Доходы у магов в нашем городке небольшие, может ну её эту магию у нас семейный бизнес, и дед твой в нем и прадед был, да и твоим детям наследство останется. Я не настаиваю, смотри сам, просто, если у тебя будет семья, надо думать о будущем своих детей, а маги кто? Не обижайся, голодранцы, скитаются из города в город, в больших городах и эсхатах своих магов полно, а в маленьких особо не заработаешь. Шептуны конечно на особом положении, у нас есть один не плохой мастер, так к нему даже из Дэдзай приезжают, но ты же ведь, не по этой части.
   Аргабр умылся и вытерся, после чего полил воду отцу и брату, на порог вышла сестра и потянулась, лучи Айора просветили её платье.
   - Так быстро в дом и оделась, - отец строго посмотрел на дочь, та фыркнула, но ослушаться не посмела, и зашла в дом - Вертихвостка, парни вечерами табунами под забором стоят, выросла, пару кругов и сваты придут, да это и не плохо. Она когда всё свои фигурки лепила, ни на что внимания не обращала, думал уж внуков, наверное, от неё не дождусь, но ни чего повзрослела и нормальной стала.
   - Так она больше не делает скульптуры? - Аргабр повесил полотенце на верёвку.
   - Да вот в аккурат, как ты прошлый раз уехал, и забросила это дело, - отец пошёл к дому, - Завтрак на столе, не заставляй хозяйку ждать.
   За завтраком шутили и смеялись, наперебой рассказывая новости, а их за круг накопилось немало, выпили немного вина, потом отец пошел в мастерскую, которая была совмещена с лавкой и находилась в ремесленном квартале, на втором этаже мастерской жили дедушка и бабушка Аргабра, и обещал вернуться вечером с ними. Сестра убежала по своим делам, а брат пошел на озеро. Аргабр какое-то время посидел с матерью, но потом пошел погулять во дворе, незаметно ноги сами привели его к небольшой пристройке к сараю, отец её сделал специально для сестры, дверь была не заперта, и маг зашёл внутрь. На столе стояла недоделанная скульптура, а вокруг валялись куски белой глины. Скульптура напоминала человека, но у него было одно крыло, видимо, второе сестра не доделала, не сделала она так же и голову, в руках человек держал что-то на похожее на тело, завёрнутое в саван. Было ощущение, что сестра отлучилась и скоро придет и продолжит работу. Поэтому когда Аргабр услышал шаги, то обернулся, ожидая увидеть сестру, но фигура показавшаяся в проёме двери была выше, вьющиеся русые волосы падали на плечи и пахли луговыми травами.
   - Лета, - маг бросился вперед и их губы соединились в долгом поцелуе.
   Весь день они провели вместе, и он пригласил Лету на ужин. Мама и отец уже видели девушку, дед и бабушка были приятно удивлены, кроме того за большим столом были дядя и тётя Аргабра, а так же два его двоюродных брата. После ужина все попросили тетю, и она исполнила несколько песен, у неё был чудный голос.
   Когда, проводив Лету, Аргабр вернулся домой, разошлись ещё не все, отец и его брат сидели в плетёных креслах и пили молодое вино.
   - Ну что племяш, когда сватов засылать? - дядя поднялся навстречу, вошедшему Аргабру, - Не подумай, что коней гоню. Девушка она видная, да и семья у неё хорошая, она тебя уже и так долго ждала, все её подружки уже детишек нянчат. Что тебе ещё думать, любовь ваша кругами проверена, ох смотри, уведут, всю жизнь будешь жалеть, - похлопав племянника по плечу и попрощавшись дядя отправился спать.
   - Тебе мама постелила в твоей комнате, - отец обернулся с улыбкой, - Иди, отдыхай, спокойной ночи.
   Аргабр поднялся в свою комнату, специально для него в ней оставили непогашенную свечу. Все вещи в ней были в том прядке, в каком он их оставил круг назад. Раздевшись, Аргабр лег в кровать, потушил свечу и уснул с мыслью: "Я дома".
  
   Секретарь гильдии магов внимательно посмотрел рекомендательные письма Аргабра и вернул их ему.
   - Рекомендации очень хорошие, думаю, что глава гильдии не будет против Вашего вступления. Конечно, завтра Вам придётся поговорить с ним лично, но мне кажется, это будет скорее дружеская беседа, тем более, что он друг Вашего деда. Но позвольте задать мне один вопрос, так сказать неформальный, - секретарь откинулся на спинку кресла, - Зачем Вам всё это нужно?
   - Что? - на лице Аргабра читалось искреннее удивление.
   - Вступление в гильдию, - секретарь налил две чашки чая, - Да, это даст Вам возможность получать контракты, на выполнение работы, но скажу Вам откровенно, работы в нашем городе очень мало. В Долине сейчас вообще магов больше, чем нужно, молодые едут в большие города, но даже там работу найти сложно, слишком большая конкуренция, тем более что из Содружества Морис постоянно приплывают маги-беженцы, спасаясь от гонений. А они, - наклонившись к собеседнику, секретарь понизил голос, - Объективно гораздо более сильные маги, чем мы с тобой. Разговор это естественно сугубо между нами, просто ты должен понимать, участь провинциального мага незавидна, но... на жизнь хватает, - секретарь с улыбкой поднялся, давая понять, что разговор окончен.
   Попрощавшись, Аргабр вышел на улицу, он чувствовал натянутость происходящего, но не понимал, что его так тяготило. Выйдя из ворот школы, Аргабр прекрасно осознавал положение дел, свои розовые очки он выкинул давным-давно, но столкновение с реальностью немного выбило его из колеи. С другой стороны, что его так расстроило, на что собственно он надеялся, как сказал секретарь: "...на жизнь хватает", он в родном городе и его положение крепко как никогда, за спиной семья те, кто его любят, и кого любит он. Вот он червяк сомнений, он ухватил его за хвост, кто он без семьи, разве могут не взять его в гильдию, если её глава играет вечерами с дедом в кости и ведёт долгие беседы под молодое вино. Рекомендательные письма, зачем они ему? Аргабр посмотрел на свернутые трубочкой бумаги в своей руке, на душе стало ещё противнее, лучше уж идти работать в семейную мастерскую.
   Мимо пробежал мальчишка инпар - продавец новостей, Аргабр остановил его и дал мелкую монету. Мальчишка долго разглядывал монетку, раздумывая какую новость можно продать за эти деньги и скороговоркой выпалил:
   - В море замечены незнакомые корабли, их формы не похожи ни на одни известные суда. Очевидцы отмечают их быстроходность и высокую маневренность. Пока они всячески избегают любых контактов. Глава малого Совета Йосель Шастр на очередной встрече с добровольными стражниками, на вопрос о загадочных кораблях, заявил, что всё это сплетни и бред, перепивших хмельное, моряков.
   - А кто это такие, добровольные стражники? - ожидая ответа, Аргабр рассматривал мальчишку. Короткие по щиколотку штаны, рубаха явно со старшего брата, в семьях инпар всегда много детей и понятно, что младшие донашивают одежду старших, короткий ёжик светлых волос, ярко-зелёные глаза.
   - ДС! - мальчишка почесал нос и замолчал, ожидая оплаты.
   Аргабр потрепал пацана по голове и усмехнулся, потом огляделся, он был на центральной улице. Вокруг двухэтажные дома, перед некоторыми был небольшой палисадник, мостовая выложенная булыжником во всём чувствовалась основательность и достаток. Маг пошёл по улице в сторону озёр, прошёл мимо поворота в ремесленный квартал, там вовсю кипела работа, и свернул в сторону корчмы, все новости можно узнать и в ней, но конечно тоже не совсем бесплатно.
   В этой корчме останавливалось большинство приезжих, при ней была большая конюшня и небольшая кузня, мало ли что понадобится починить с дороги. Аргабр сознательно пошёл в неё, так как шанс встретить знакомых в ней был минимальный, зайдя внутрь и оглядевшись, маг подошёл к стойке и заказал медовуху. Корчма была пустая, лишь за центральным столом сидела компания из пяти человек, молча ели.
   - Давно не был в родном городе, - после нескольких глотков и стандартного разговора о погоде, промолвил Аргабр.
   - Не думаю, что найдешь здесь какие-нибудь изменения, - корчмарь усмехнулся, погладил усы и продолжил протирать кружки полотенцем.
   - Да не скажи, вот услышал о каких-то добровольных стражниках, - Аргабр почувствовал, что хмелеет, утром он съел совсем немного.
   - А, так это новая идея Шастра, деньги не за что платят, почитай уж полгорода записалось, - корчмарь протер последнюю кружку и повесил полотенце на крючок.
   - Деньги просто так не платят, - маг допил медовуху и подпер голову рукой.
   - Деньги, ну это я громко выразился, смех один. Иногда они улицы патрулируют, чему-то их там обучают, ну и если какая заваруха, то первыми вольются в ряды стражников, - по тому с каким видом всё это говорил корчмарь, было заметно, что ему претила сама идея стать добровольным стражником.
   - Тебе по всему видно это не сильно нравится? - Аргабр в принципе узнал всё, что хотел и собирался уходить.
   - Я привык зарабатывать деньги, а не получать их просто так, - корчмарь развернулся и пошел на кухню, но остановился и посмотрев на мага произнес, - Рано или поздно за всё придется заплатить, с каждого сполна взыщутся его долги.
   На улице дул легкий ветерок наполненный запахами осени, девочка прутиком гнала гусей к озеру. Аргабр дошёл до берега и присел под дерево, облака отражались в озере, а ветер гнал куда-то разноцветные кораблики-листья. Маг с трудом поборол в себе искушение сложить из рекомендательного письма кораблик, итак у него появилась еще одна возможность, стать добровольным стражником, маршировать, петь песни, а ночью изредка, тихо патрулировать улицы города, чтобы невзначай не потревожить сон добропорядочных граждан. Картинка крадущихся по ночным улицам добровольных стражников, прикладывающих к губам пальцы и шикающих друг на друга, очень живо предстала перед глазами Аргабра и он невольно улыбнулся. Время клонилось к обеду, и пора было возвращаться домой.
   В доме было значительно прохладнее, чем на улице, Аргабр поднялся по лестнице и, не разуваясь, лег на кровать, скорее всего он уснул, так как его разбудил стук в дверь и мамин голос за дверью:
   - Спускайся, к тебе Лета пришла, - и удаляющиеся шаги по лестнице.
   Лета была на кухне, резала хлеб и о чём-то весело разговаривала с сестрой, увидев Аргабра, она сняла фартук и пошла к нему на встречу.
   - Тебя что-то беспокоит? - Лета запустила руки в волосы мага и посмотрела в его глаза.
   - Ходил в гильдию магов, - Аргабр отломил кусочек хлеба и поймал на себе укоризненный взгляд матери, - Сказали, что мои рекомендательные письма безукоризненны и ни каких проблем со вступлением не будет, так как мой дед друг главы гильдии.
   - И что? - Лета засмеялась, - Мой отец, например, регулярно играет с главой города в клёк. Наш город небольшой и все в нем или друзья или родственники, - девушка прижалась к Аргабру и поцеловала его в щеку, а потом, видя, что ни кто не смотрит в губы, - Ты что-то пил?
   - Да выпил медовухи в корчме, надо было получить кое-какую информацию, - утреннее напряжение медленно уходило. Аргабр обнимал девушку, и отпускать ему её совершенно не хотелось.
   - Пойдемте за стол, а то и так уже с обедом задержались, - мать прошла мимо в руках она держала большую тарелку с зеленью.
   Ели впятером, отец видимо перекусил в мастерской и на обед не пришел, рядом с Летой Аргабр чувствовал себя очень комфортно, ему хотелось постоянно её касаться, видимо их желания совпадали, поэтому руки регулярно пересекались, когда они накладывали еду в тарелки или тянулись за хлебом. Пообедав, убрали со стола и Аргабр с Летой пошли погулять, решили дойти до полуразрушенной крепостной стены, но дорога заняла у них слишком много времени, так как бесконечные поцелуи очень отвлекали.
   - Помнишь, ты читала мне здесь стихи, - маг и девушка стояли, обнявшись, на башне, глядя на бескрайнее поле, - Ты ещё что-нибудь перевела?
   - Нет, времени не было, - Лета стояла, положив голову на плечо Аргабра.
   - И чем же ты так была занята? - юноша с улыбкой посмотрел на девушку, глядя в глубину её синих глаз.
   - В принципе, какая разница, - сжав губы, Лета увернулась от поцелуя и, взяв Аргабра за руку, быстро повела его за собой.
   Они пересекли поле, вошли в город со стороны ремесленных кварталов и свернули в небольшой проулок, в нем было всего пять домов. Девушка подвела Аргабра к небольшому, явно недавно построенному дому и открыла калитку. Палисадник с небольшим количеством цветов, в саду несколько молодых деревьев, дорожки, выложены разноцветными камнями.
   - Это наш с тобой дом, - Лета поднялась на крыльцо и толкнула дверь, - С меня взяли слово, что я раньше времени не расскажу тебе про него. Но, ни кто не уточнил, раньше какого времени, - девушка засмеялась и вбежала на второй этаж.
   Дом внутри был гораздо больше, чем казался снаружи, Аргабр переступил порог и вдруг...
   ...Темнота, освещенная миллионами искр, Аргабру показалась она очень знакомой. Перед глазами плавала скульптура человека без головы с одним крылом... Юноша затряс головой, и видение исчезло, что это было, сердце часто билось.
   - Где ты там? Поднимайся сюда, - раздался голос сверху.
   Аргабр поднялся на второй этаж, в маленький коридор выходило три двери, одна из дверей была открыта, и он вошёл в неё. Почти половину комнаты занимала огромная кровать, Лета лежала на ней накрытая лёгкой простынёй до глаз, когда юноша зашел в комнату, она высунула из-под простыни руку, и поманила его. Аргабр подошёл к кровати и присел на её край.
   - Что снова произошло? - Лете наскучило ждать, она подползла ближе и положила свою голову на колени магу.
   - Всё это не правильно, - Аргабр откинулся назад и лёг на спину. Девушка молчала, ожидая продолжения, так как не знала, к чему именно относилась данная фраза, - Этот дом, да и вообще я, возвращаясь из школы, представлял себе всё как-то иначе.
   - А что не так с этим домом? Наши родители решили сделать нам подарок, что изменилось если бы ты узнал о нем после свадьбы? - девушка села на кровати, совершенно не заботясь, о сползшей простыне и к тому, что она невольно открыла.
   - У меня такое ощущение, что последние дни я нахожусь в каком-то коридоре, - маг тоже сел, глядя прямо перед собой, - И чтобы я не делал, могу двигаться только в нем. Я задыхаюсь, стены сдавливают меня.
   - Как часто ты стал произносить слово "Я", - Лета встала, надела платье и снова залезла на кровать с ногами, - И ни разу за последнее время не сказал "Мы". А может всё наоборот, это раньше ты был в коридоре, а теперь вышел из него и растерялся. Жизнь требует от тебя принятия решений, а ты к этому оказался не готов. А знаешь ли, чего ты хочешь? - девушка невольно перешла на крик, но быстро успокоилась, - Я знаю чего хочу, семью и детей, причем детей от тебя. Девочку, чтобы у неё были твои глаза и волосы, и мальчика, может даже чем-то похожего на твоего брата, такой смышленый мальчишка, видно как он любит маму, - Лета замолчала и сидела, обхватив коленки руками, положив на колени голову.
   - Когда-то давно ты читала мне стихи? Я забыл как они назывались, но помню как заканчивались:
   "Прыгнул он в чёлн, восвояси поплыл,
   И начался дождь, и ветер завыл.
   А голос в тумане: "Опомнись!" кричал,
   Но Странник упорно искал свой причал".
   - И что? - голос девушки дрожал, она говорила, не поднимая головы, плечи её затряслись.
   Аргабр встал с кровати, вышел из комнаты и покинул дом. По городу он ещё шел, но как только оказался за чертой города, то побежал. Да что это с ним, хочется выть, Аргабр не стал сдерживаться он бежал, не разбирая дороги, и кричал в полный голос, потом упал на колени и разрыдался. Его била истерика на душе не просто скребли кошки, какая-то сила, казалось, скрутила её в бараний рог, неизвестно сколько прошло времени, прежде чем магу удалось немного успокоиться. Поднявшись, он побрел вперед, ноги сами привели его к башне, поднявшись по расшатанным ступеням, он оказался на её вершине. Айор уже сел, ночь пришла со своими запахами и звуками. Аргабр стоял закрыв глаза, ни мыслей и чувств, далёкое видение предстало перед его взором, девушка балансирующая на парапете и читающая стихи. И хотя маг не открывал глаз, он неожиданно был ослеплён светом огромного количества огней, они тянули его к себе, и в голове появилось понимание, он знает что это. Ткань Мира лежала перед ним, звала, манила его, и Аргабр не стал сопротивляться. Перед глазами вереницей проносились образы, мать, отец, сестра и брат, Лета, какие-то совершенно незнакомые магу люди, они смеялись или грустили, спорили, были полны героизма или объяты страхом. Появилось ощущение взлёта, потом резкого падения и всё.
  
   Тишина, полная тишина вокруг, недалеко раздалось покашливание.
   - С тобой всё нормально? - раздался рядом голос, и кто-то обнял его за плечи, - Давай, садись вот сюда. Ей принесите чаю и что-нибудь перекусить.
   Аргабр почувствовал в своих руках кружку с кипятком и решился открыть глаза. Он сидел на каменной скамье в большом белом здании. Как он сюда попал? Рядом стояли люди их лица были смутно знакомы. Где он, лишь мгновение назад маг стоял на башне, недалеко от родного города. Память возвращалась медленно и разрозненными кусками, Аргабр маленькими глотками пил чай, получалось то, что он совсем недавно считал единственно верной реальностью, на самом деле было иллюзией созданной лабиринтом. Иллюзией настолько совершенной, что усомниться в абсолютной реальности происходящего было невозможно, и если бы не его связь с Тканью Мира, выйти из неё ему вряд ли удалось. Пришла новая мысль, а вдруг это всего-навсего новая иллюзия, Аргабр знал, как ему убедиться, что он покинул лабиринт, он стал на колени и прикоснулся к Ткани Мира, все сомнения скоро покинули его. Прикосновение далось гораздо легче, чем обычно, словно пал какой-то очередной барьер, маг понял, теперь не надо сжимать себя до следа-точки в Ткани Мира, он может полностью растворить себя в ней и это сделает контакт максимально полным, а самое главное для этого не требуется затрачивать почти ни каких усилий.
  

Лабиринт: Лотт.

  
   Большой белый альбатрос пролетел высоко в небе, Лотт лежал на парусе в тени двух больших ящиков и смотрел в небо. Мальчишкой он с братом любил забираться на крышу, и они рассматривали облака, придумывая различные истории. В небе происходили настоящие сражения, герои штурмовали крепости и сражались с монстрами, спасали прекрасных дам и плыли к приключениям на облачных кораблях. У них с братом была одна мать и разные отцы, которых они даже не знали, в один из дней брат не вернулся ночевать домой, его для приличия поискали, мать всплакнула да и утешилась в объятиях очередного клиента. Юнга драил палубу, чем-то неуловимо он напоминал Лотту брата, был полдень и корабль стоял на якоре в бухте небольшого острова, почти половина команды отправилась на берег, надо было пополнить запасы воды и еды. Оставшиеся в основном бездельничали, хотя в принципе работы хватало, но капитан уплыл, так как он вёл какие-то дела с островитянами, а старпому по большому счёту было всё равно, потому что он заперся у себя в каюте с какой-то девкой, недавно приплывшей к нему в небольшой лодке.
   - Эй, салага, ты здесь пятно пропустил, - один из матросов от нечего делать плюнул на только что вымытый кусок палубы.
   Юнга молча подошёл и вытер плевок.
   - И вон там, - матрос плюнул в другое место, - Плохо моешь, будешь наказан, - похоже, матрос получал удовольствие от возможности поиздеваться над слабым.
   Юнга уже собирался вытереть и второй плевок, когда услышал:
   - Стой, - Лотт поднялся с парусины, на которой он лежал, - Тебе что, делать нечего? - этот вопрос он адресовал уже матросу, - Так сходи якоря поточи, а то что-то плохо держать стали.
   - Какой остряк, - матрос пошёл навстречу Лотту, - Тебя сейчас вообще ни кто не трогал, так что сиди и молчи в тряпочку.
   Другие моряки, сидящие и лежащие вокруг, стали поднимать головы, ожидая развлечения, но оно было очень недолгим.
   - Слушай, ты мне ни когда не нравился, - матрос ткнул пальцем в грудь Лотта, - И мне до... - изо рта матроса полилась отборная брань на материнском языке, - ...даже если к тебе благотворит капитан.
   В следующее мгновение из его рта, раздался крик боли, так как Лотт сломал ему палец.
   - Больше я тебя предупреждать не буду, если еще раз увижу, что ты издеваешься над парнишкой, - Лотт схватил матроса за ухо и, достав нож, чуть надрезал его, - Отрежу уши и заставлю их съесть.
   - Так что здесь происходит? - старпом вышел на палубу, на ходу поправляя одежду, - Вам что, заняться нечем? Скоро капитан вернётся, а у вас конь не валялся, а нука быстро за работу.
   Матросы разбрелись кто куда, а Лотт принялся снова чинить парус, вместе с ним этой работой занимались ещё три моряка.
   - Тебе, что больше всех нужно? - обратился к Лотту пожилой матрос, это был самый старый член команды, он проплавал на этом корабле всю жизнь и даже помнил предыдущего капитана, - Это корабль, а не школа для девочек, нажил себе ещё одного врага. Знаешь, как легко получить кинжал в спину, оступился, упал за борт, и нет человека.
   - А ведь Дед прав, - продолжил другой матрос, все на корабле звали старика "Дед", имени его почти ни кто не знал, - Этот парнишка уже полгода как на корабле, а как был кисейной барышней, так и остался. Может в этом и ты виноват, постоянно за него заступаешься.
   - Мутный он какой-то, - Дед отложил иглу и, подойдя к бочонку, зачерпнул ковшом воду, - Смотрю на него и думаю, нечего ему на корабле делать. Вечером со старпомом поговорю, оставим его на этом острове, - старик сделал несколько больших глотков и повесил ковш на место, - Всем от этого только лучше станет.
   - И что он будет делать на этом острове? - Лотт тоже отложил иглу.
   - А тебе-то, какое дело до этого, - Дед вернулся к починке паруса, - Ты что его отец или дух хранитель. Любой новичок придя на корабль, должен притереться к команде, пройдя в том числе и через унижение, тебе это тоже знакомо. Только после этого становится понятно, что ожидать от данного человека. Мы одна команда, а я с этим мальчишкой спиной к спине у мачты не встану.
   Юнга прошёл рядом с ведром воды и тряпкой в руке, так как он сделал это не в первый раз, создавалось ощущение, что он хочет подслушать, что о нём говорят.
   - Прошу тебя, не говори со старпомом об этом пареньке, - Лотт понизил голос, - Ну хотя бы до того момента, как мы не приплывем в Долину, а там посмотрим.
   Дед вздохнул, махнул рукой но, ни чего на это не сказал.
   Капитан вернулся раньше, чем ожидалось, и сразу заперся со старпомом в каюте, они о чем-то громко спорили но, в конце концов, видимо пришли к какому-то решению, выйдя от капитана, старпом приказал немедленно сниматься с якоря. Вернувшиеся с берега рассказали, что такая поспешность связана, скорее всего, с салуманскими пиратами, их корабль, нападавший на мирные деревни, видели у соседних островов совсем недавно.
  
   Впередсмотрящий на мачте крикнул, что впереди по курсу виден какой-то дым. Когда подошли поближе, то стало понятно, что горят хижины на берегу, вокруг них бегали люди и как могли, тушили пожар. В трубу было видно, что между хижинами лежат тела.
   - Поможем? - старпом повернулся к капитану.
   - Нет, он здесь был совсем недавно, - капитан убрал от глаза трубу, - Возможно, даже мы его спугнули. Хижины почти не сгорели, также я заметил одну группу, им помогали, разрезали верёвки, связывающие их, видимо салуманцы сильно торопились, так как не погрузили на корабль всех пленных. Мы гораздо быстроходнее, салуманец об этом догадывается, - капитан задумался, разглядывая поверхность воды в трубу, - Покажи карту.
   Старпом развернул карту и положил её на палубу, капитан присел на корточки и долго разглядывал, очень подробно с мельчайшими деталями нарисованные, ближайшие острова.
   - Плывём в сторону Салумана, - приняв решение, отдал приказ капитан.
   Отойдя на достаточное расстояние от островов, судно легло в дрейф. Стало понятно, что капитан решил не пытаться найти салуманский корабль в многочисленных островных бухтах, а подстеречь его в тот момент, когда он покинет острова. Время ожидания тянулось очень долго, наступила ночь, салуманец так и не появился. Под утро показались какие-то паруса, но это оказался корабль Содружества. В принципе всем было понятно, салуманец может появиться через несколько дней или вообще не появиться, но им повезло, корабль пиратов появился после полудня, он заметил грозящую ему опасность и попытался спастись, но наперерез ему выскочил виденный ранее корабль Содружества, скорее всего, он тоже охотился, пытаясь получить неплохое вознаграждение. Но приз достанется, только тому, кто первый возьмёт салуманца на абордаж. Корабль салуманцев совершил несколько опасных манёвров пытаясь уйти от преследования.
   - Ведет себя как продажная девка, - сказал один из матросов, в тот момент, когда после очередного манёвра салуманца, положение корабля Содружества стало предпочтительней, - Словно не знает кому отдаться, - закончил матрос под смех товарищей.
   Но салуманец сделал ещё один резкий поворот и на мгновенье потерял ветер, этого мгновенья оказалось достаточно, чтобы корабль Долины приблизился на расстояние выстрела. Вся мощь катапульт правого борта обрушилась на корму салуманского пирата, и тот лишился манёвренности из-за повреждения руля, участь его была предрешена, оставался открытым только один вопрос, какой корабль Долины или Содружества возьмет главный приз. Корабль Содружества тоже обстрелял салуманца и разворачивался, чтобы снова приблизится на расстояние выстрела.
   - Семафорят с корабля Содружества, - крикнул с мачты вперёдсмотрящий, - Предлагают поделить вознаграждение.
   - Ну что? - старпом посмотрел на капитана.
   - Соглашаемся, - немного подумав, ответил капитан, - Не будем пороть горячку, станем действовать наверняка.
   - Это правильно, - судовой маг поднялся на мостик, - Чувствую, что у наших врагов есть маги на борту.
   - Отвечай, что, согласны, - после этих слов старпома, матрос в бочке стал семафорить дружественному кораблю, - Да и предупреди на всякий случай, что у салуманцев есть маги.
   Через некоторое время капитан приял решение идти на абордаж.
   Лотт находился всё время рядом с капитаном, и только ждал приказа, он командовал абордажной группой. Капитан всегда поручал Лотту самые ответственные задания, и спрашивал с него втройне.
   Лотт держал в руках крюк, как только корабли сблизились на расстояние броска, по его команде матросы бросили абордажные крюки и стали перекидывать с борта на борт мостки. Лотт первый перепрыгнул на борт вражеского корабля и бросился в гущу врагов, два меча в руках разили направо и налево, танец смерти в его исполнении был прекрасен и ужасен одновременно. Несмотря на сопротивление салуманцев вся абордажная команда корабля Долины уже переправилась на вражеский борт, и теснили противника. Кораблю Содружества повезло меньше, видимо именно с той стороны, где они пошли на абордаж находились салуманские маги. Лотт видел вспышки и взрывы и понимал, что им надо пробиваться как можно быстрее, чтобы союзники понесли потери как можно меньше, но вдруг получил удар в спину. Лотт обернулся и увидел за спиной юнгу с ножом в руке, в его глазах был страх, он замахнулся, чтобы ударить снова, но Лотт повалился на палубу.
  
   Первое, что увидел, придя в себя, Лотт это голубое, безоблачное небо и чайку, парящую в нем. Рядом раздавались голоса, Лотт попытался встать, но это ему не удалось, правая сторона онемела, а левая рука была придавлена лежащим сверху телом. По голосам и звукам было понятно, что моряки сбрасывают мертвые тела врагов в воду. Лотт собрался с силами и как смог позвал на помощь, скоро он увидел склонившегося над ним матроса, именно того, которому недавно сломал палец. Казалось, что какое-то время матрос боролся сам с собой, но надо отдать ему должное борьба продолжалась недолго, он откинул мертвое тело, лежащее сверху, и помог Лотту подняться. Матрос довёл Лотта до места на корабле, где маги оказывали помощь раненым.
   - Спасибо, - говорить Лотту было очень тяжело.
   - Ты здорово сражаешься, - матрос хмыкнул, - Поправляйся, - и отправился по своим делам.
   К Лотту подошел маг с корабля Содружества, он осмотрел рану и что-то стал говорить, поняв, что его не понимают, позвал рядом стоящего моряка.
   - Федерико Йоль, старпом корабля "Кречет", - представился тот, с лёгким акцентом, - Маг говорит, что рана не опасна, - Федерико о чём-то переговорил с магом и засмеялся, - Такие раны обычно получают в корчме, во время пьяных драк. Правда, на ноже был яд, но всё будет хорошо.
   - Мне нужно как можно быстрее на свой корабль, - прошептал Лотт и закрыл глаза.
   - Ну, это сейчас сделать невозможно отдыхай пока здесь. Доплывём до какого-нибудь крупного острова, освободим пленных, получим награду, и твой капитан тебя заберёт, - Федерико развернулся и стал отдавать команды на языке Содружества, - Плыть правда будем долго, у нас всего одна мачта, но сейчас палубу очистим и попробуем вторую поставить.
   Маг дал Лотту чего-то выпить, после нескольких глотков боль стала медленно отпускать, и Лотт забылся, неизвестно сколько он проспал, но его разбудили громкие крики. Открыв глаза, он увидел, что все по очереди в трубу смотрят в сторону корабля Долины, Лотт попросил и ему вложили трубу в руку. На реях корабля болталось тело. У Лотта не было ни малейших сомнений, кому оно принадлежит, он с трудом поднялся на ноги и, доковыляв до Федерико, схватился за его плечо.
   - Мне необходимо вернуться, - Лотт стоял, пошатываясь, голова кружилась, - Я командир абордажной группы.
   - Этому бедняге ты помочь уже не сможешь, - Федерико повернулся к магу, который разразился громкой тирадой на языке Содружества и резко его оборвал, - Маг говорит, что тебе нужен полный покой, отдыхай.
   - Мне срочно надо видеть капитана, - ноги у Лотта подкосились, и он крепче вцепился в плёчо старпома "Кречета".
   Один из матросов с корабля Долины сказал несколько слов на языке Содружества.
   - Хм, - Федерико задумался, потом о чем-то спросил матроса, но тот отрицательно покачал головой, - Хорошо, мы сейчас передадим сообщение на твой корабль, а там пусть они решают сами. Матрос сказал, что тот, - старпом кивнул в сторону тела раскачивающегося на рее, - Ударил тебя в спину. Его убили бы на месте, но ваш капитан остановил расправу, видимо захотел наказать его сам.
   У Лотта не осталось ни каких сил, и он наверняка бы упал, но Федерико поддержал его и уложил на куски парусины. Снова подошёл маг с каким-то питьём, Лотт выпил и погрузился в сон, неизвестно, что ему снилось, но проснулся он рано утром отдохнувшим, проспав полдня и ночь. Чувствовал он себя гораздо лучше, на корабле все, кроме вахтенных, спали. Клочья тумана скрывали часть палубы, увидев, что Лотт проснулся к нему подошёл маг, он осмотрел рану, помазал её какой-то мазью и, сделав перевязку, дал выпить лечебный настой. В голову Лотту неожиданно пришла мысль, что маг Содружества на равных общается с другими членами команды, даже спорит со старпомом, а где-то Лотт слышал, что магам на островах связывают ноги, мысль почему-то болью отозвалась в голове и он ей затряс. Маг обратил на это внимание, и что-то спросил, но Лотт не понял что.
   - Он спрашивает, всё ли в порядке, - рядом привалившись к бочкам, сидел матрос со сломанным пальцем.
   - Всё нормально, - Лотт сел поудобнее, так чтобы видеть матроса, - А как тебя зовут?
   - Мы с тобой тёзки, - матрос потянулся, расправив плечи, - Но можешь звать меня, Тот. Тот, кто нашел тебя среди трупов и не добил, хотя имел для этого все основания, - матрос засмеялся.
   - Понимаю, что извинения ни чего не значат, - Лотт вздохнул, - Но всё же прости.
   - Да забудь, - Тот встал, к чему-то прислушиваясь, - Мы всё же одна команда, пусть не идеальная, но одна. Вначале я конечно думал как тебе отомстить получше, но с того момента как убрал тело лежащее на тебе, отказался от этой идеи. Ты ни чего не слышишь?
   Лотт тоже прислушался и услышал приглушённый туманом звук вёсел, гребущих воду и скрип уключин. Тот помог Лотту подняться, и оба подошли к борту. Звуки плывущей лодки стали гораздо слышнее, но её по-прежнему скрывал туман. Скоро к ним присоединился Федерико, потягиваясь и зевая и несколько матросов Долины и Содружества. Скоро лодка выплыла из тумана, и моряки в ней и на корабле обменялись приветствиями. С борта скинули лестницу.
   - Сам сможешь спуститься? - Федерико помогал Лотту, придерживая лестницу.
   - Думаю, что смогу, - попрощавшись, Лотт стал медленно спускаться, Тот отправился за ним следом.
   Салуманский корабль скоро скрылся из вида, Лотт сидел на скамье в голове проносились обрывки мыслей, мотивы юнги были для него совершенно не ясны. Какое-то время плыли в полной тишине, вокруг туман и ничего больше, но скоро впереди вырисовалась громада корабля. Гребцы сразу поднялись на борт, а Лотта с Тотом подняли вместе с лодкой. На палубе Лотта тут же встретил корабельный маг, он осмотрел рану и в целом остался доволен лечением мага Содружества, правда, от некоторых критических замечаний удержаться всё же не смог.
   - Капитан у себя? - Лотта интересовал лишь один вопрос, получив утвердительный ответ и не слушая ни каких возражений, Лотт направился к каюте капитана.
   Дверь в каюту была не заперта, хотя Лотт и не собирался стучать, из-за двери послышалось разрешение войти.
   - Ты должен был дать мне возможность с ним поговорить, - Лотт даже не пытался скрыть своего раздражения, он стоял в каюте, перед огромным деревянным столом за которым в кресле сидел капитан.
   - Зачем? Он ударил тебя в спину, - капитан плеснул в кружку самогон из большой бутыли, - Сядь выпей и не ори.
   - Мне хочется понять, почему он это сделал, - опустившись на табурет, стоящий около стола, Лотт залпом выпил самогон.
   - Сомнения, душевные терзания, - капитан забрал кружку у Лотта и, налив в неё самогон, выпил сам, - Хочешь понять его мотивы? А они просты, это я вложил ему нож в руку и приказал тебя убить.
   - Ты?! - Лотт вскочил так резко, что табурет отлетел в другой конец каюты, рана в боку отозвалась резкой болью. Глаза его горели, и он часто дышал.
   - Да я, у меня не было другого способа открыть тебе глаза, - капитан сидел, не двигаясь и не отводя взгляд, - Успокойся.
   - После того как он выполнил приказ, ты его повесил, - Лотт поднял табурет и снова поставил его к столу, он уже взял себя в руки. Посидев немного с закрытыми глазами, Лотт глубоко вздохнул, потом резко выдохнул и сделал несколько глотков из горлышка бутылки.
   - Ненавижу предателей, а особенно бьющих в спину, - капитан поставил на стол ещё одну кружку и тарелку с хлебом и мясом.
   - Можно подумать у него был выбор, - так как Лотт держал бутылку в руках, то налил самогон в обе кружки, потом взял ближайшую к себе и, не чокаясь, выпил.
   - Выбор есть всегда, - капитан откинулся на спинку кресла, - Он мог броситься в гущу сражения и погибнуть или не погибнуть, а просто получить серьёзное ранение, да мог просто сорваться с доски в воду. Но я видел, как он бережёт себя, и ждёт подходящего момента, чтобы нанести удар. Ты слишком плохо разбираешься в людях, последняя портовая пьянь видела, что он за человек, а ты его постоянно защищал, - капитан взял свою кружку, сделав из неё большой глоток, отломил кусок мяса, - Хотя надо признаться, большинство людей с гнильцой внутри, всё зависит только от размера этой гнили.
   - Но ты сам взял его на корабль, - Лотт решил тоже закусить, так как почувствовал, что пьянеет, самогон был настоян на каких-то травах и пился очень легко, но видимо был очень крепким.
   - Взял, да, - капитан потер лицо рукой, - Хороший самогон у Знати, бутылка такая простенькая, - покрутив бутылку в руках, капитан снова поставил её на стол, - Но содержимое дорогого стоит, а чаще всё наоборот, яркая тара, а внутри дерьмо. Взял, потому что был уверен, сбежит, до двух лун не продержится, но ты решил стать ему защитником. Он сын какого-то купчишки и единственный наследник, вот ему голову "доброжелатели" и задурили, романтика, морские просторы и приключения. Взял, потому что деньги заплатили, неплохие надо сказать деньги, но держать его в команде естественно не стал бы.
   Капитан налил приблизительно по треть кружки, себе и Лотту, молча выпили, закусили.
   - Ты очень похож на меня в молодости, тоже думаешь о людях гораздо лучше, чем они есть на самом деле, - подперев голову руками, капитан, не мигая, смотрел прямо перед собой, и вдруг неожиданно начал читать стихи, -
   Не нужен ум, не нужна вам честь
   Получите злость, получите лесть.
   Распяли правду, любовь забыли,
   Я стремился к правде, а меня давили.
  
   Вырвали сердце, вставили жало
   Я могу насмехаться, чтоб больнее стало.
   Словом ударю, за горло возьму
   Зовете на помощь? Нужны вы кому?
  
   Страшны мучения? Зовете смерть?
   В глазах моих холод, в руках плеть.
   Все живое гибнет в оковах зимы,
   Я карающий Демон, я создание Тьмы.
  
   Мне казалось, что счастье достижимо для всех.
   Я раскрыл свою душу и повел, но не тех.
   Они шли и смеялись: "Вот нашелся дурак".
   Им теперь не до смеха их давно покрыл мрак.
  
   Потом я понял, что те как все, ну а я не такой.
   Им нужен хлев и сытый покой.
   Красивые вещи, мертвые души,
   Я бежал ото всех, зажав себе уши.
  
   Но они не отстали, бежали рядом,
   Говоря меж собой: "Вот каким стал он гадом".
   Загнанный в угол я ловил их взгляды,
   Но видел одни лишь толстые зады.
  
   Я был убит и раздавлен огромной толпой,
   Но потом возродился, но стал другой.
   Их сейчас ненавижу, мне не ведом покой,
   Лишь злоба одна управляет мной.
  
   Вы получили то, что хотели
   В душе моей холод и воют метели.
   Пощады не будет, Айора не ждите,
   Вот пришла ваша смерть. Если в силах бегите.
   В каюте стояла полная тишина, были слышны крики птиц и переругивания матросов на палубе.
   - Мне тоже нравились стихи Муйнэ, - прервал молчание Лотт, - Правда до того момента, как он сошёл с ума.
   - Он не сошёл с ума, он прозрел, - капитан взял бутылку и поболтал, пытаясь определить остаток самогона, потом посмотрел на Лотта, тот отрицательно покачал головой и закрыл свою кружку рукой. Развернувшись, капитан поставил бутылку в шкаф, - Действительно хватит, всего лишь утро. Большинство людей овцы, жадные и жалкие, среди них встречаются бараны, они считают, что на них возложена величайшая миссия, а на самом деле ведут овец на заклание. Есть зирхи, они вынуждены сбиваться в стаи, так как слабы поодиночке, но хитры и пытаются урвать кусок побольше, даже у собратьев. А мы с тобой волки, я старый и заматеревший, ты молодой и глупый, но у тебя всё впереди ты поумнеешь и станешь капитаном, в этом у меня нет сомнений.
   - Если только, ты не подошлёшь ко мне очередного убийцу, - Лотт почувствовал, что рана в боку начала нестерпимо болеть и, поднявшись с табурета, направился к двери.
   - Знаешь, этот юнга меня всё же удивил, - капитан встал и подошёл к большой карте, висящей на стене, - До последнего момента, я думал, что он не сможет тебя ударить. И не потому что чувствует какую-то благодарность к тебе за то, что ты для него сделал, а потому что у него на это просто не хватит смелости.
   Лотт вышел из каюты, закрыв за собой дверь, на ступенях лестницы, ведущей к каюте, сидел Тот, увидев Лотта, он сразу поднялся на палубу. Судовой маг находился в одном из кубриков временно превращенного в лазарет, так как во время боя несколько матросов получили ранения разной сложности, увидев Лотта, он сделал ему перевязку, дал настоя и показал место, где тот сможет прилечь. На этот раз боль отпускала намного медленнее, до конца она так и не прошла, но стала терпимой. Спать не хотелось, поэтому Лотт просто лежал, слушая разговоры в кубрике. Неизвестно сколько он так пролежал, но скоро услышал какой-то шум у двери и ругань, после чего в кубрик зашёл Дед.
   - У входа твой тёзка стоит, никого не пускает, - поприветствовав Лотта, Дед присел рядом на бочку, - С чего это он вообразил себя твоим телохранителем. Выглядишь нормально, - Дед оглянулся по сторонам и, нагнувшись, тихо произнёс, - Тут такое дело. Когда юнгу вешали, он орал, что это капитан приказал ему тебя убить. Правда это или нет, но просто имей в виду, - и продолжил нормальным голосом, - Я тут пару книг тебе принёс, чтобы не скучно было. Хотя думаю, задержишься ты здесь не долго, у нашего мага руки золотые, в бою прикроет, после боя вылечит.
   - Ох и льстец ты Дед, - маг засмеялся.
   - Ну, я пожалуй пойду, а то часть команды на салуманском корабле, ведут его в сторону Островов, каждая пара рук на счету. Поправляйтесь ребята, - Дед уже хотел уходить, но Лотт удержал его рукой.
   - Он действительно приказал меня убить, - сев, сказал Лотт, - Сам мне об этом сказал.
   - С чего бы это вдруг, - Дед снова опустился на бочку. Было непонятно, к чему именно адресовалась его фраза, то ли к тому, зачем капитану потребовалась смерть Лотта, то ли почему он сам обо всём рассказал.
   - Сказал, что хотел дать мне урок человекознания, - Лотт снова лег.
   - Выживет, получит урок, а не выживет так и... - маг неожиданно выругался на материнском языке. Мат из уст мага был настолько необычным явлением, что все находящиеся в кубрике с удивлением посмотрели на него, - Есть много философских высказываний и умных слов, касающихся данной темы, но все они хороши, пока не касаются живых людей.
   Дед быстро подошёл к магу и, обняв за плечи, стал что-то шептать ему на ухо. Лотт уловил только одну фразу "он сильно изменился за последние несколько кругов", сомнений не было, Дед говорил о капитане. Действительно Лотт и сам замечал, что капитан стал другим, ведёт какие-то сомнительные дела на островах, уклоняется от боя, хотя раньше за ним этого не замечалось. Так размышляя, Лотт не заметил, как уснул.
   Рана благодаря стараниям мага или силе организма Лотта затягивалась очень быстро, свободного времени у него было много, в основном он был в кубрике, лишь изредка выходя на палубу. Матросы работали с большой нагрузкой, часть экипажа по-прежнему была на салуманском корабле. Федерико смог поставить вторую мачту, и капитаны решили не заходить в ближайший порт, а плыть на Острова в Келатус, один из крупнейших портов в этой части океана, так как решили сразу же продать захваченный корабль и пленных салуманцев. Выходя на палубу Лотт всегда видел на горизонте салуманский корабль, который несмотря на повреждения очень резво бежал по волнам, иногда в поле зрения появлялся корабль Содружества.
   Отперевшись о борт, Лотт смотрел на воду, цвет которой почему-то постоянно менялся. Он уже привык к постоянному присутствию Тота, который и сейчас был где-то рядом, на палубу поднялся маг и встал рядом.
   - Океан, не могу без него, - маг закрыл глаза и вздохнул полной грудью, - Когда я окончил школу магов, меня звали в несколько ковенов, но отказался не раздумывая.
   - Башня ковена Файб построена на берегу океана, - промолвил Лотт, и тут же его лицо перекосилось, мысль о башне почему-то отдалась страшной болью в голове.
   - С тобой всё нормально, - маг взял Лотта за подбородок и внимательно посмотрел ему в глаза.
   - Не знаю, - боль медленно уходила, - Это уже второй раз, может головой сильно ударился.
   - Не исключено, - маг пощупал запястье и постучал Лотта по груди, - Пойду травку тебе заварю, а потом навещу капитана, а то последнее время всё руки не доходили, хотелось бы узнать, что за яд был на ноже.
   Как только маг ушел с палубы, Лотт подозвал Тота.
   - Срочно найди Деда, - Лотт оглянулся вокруг, - Маг решил сходить к капитану, только Дед может его от этого отговорить.
   Тот кивнул и направился в сторону кормы. Лотт остался один, но постоянно чувствовал на себе взгляды. Сомнений не было, отношение к нему за последнее время изменилось, все на корабле уже знали, что капитан отдал приказ убить Лотта, а потом повесил исполнителя своего приказа. Команда ждала развязки, причем по тем разговорам, что слышал Лотт, он сделал вывод, что большая часть на его стороне, и мотивы поступка капитана им были неважны. Лотт много думал о сложившейся ситуации, но так и не смог придумать способа её решения.
   - Корабли по курсу, - голос вперёдсмотрящего на мачте, вывел Лотта из раздумий, - Идёт бой.
   Старпом выбежал на палубу и стал отдавать приказы, скоро стало понятно, что две шнявы из Кейзара ведут неравный бой с четырьмя неизвестными кораблями с бочкообразными обводами, три из них были размером со шняву, а один чуть меньше нефа. Корабль Содружества уже заметил сражающихся, и делал разворот, чтобы подойти к противнику с наиболее удобной позиции. На салуманском корабле тоже готовились к бою, помощи от Федерико конечно было не много, но он делал то, что должен был делать.
   Капитан вышел из своей каюты, на мостике он долго смотрел в трубу.
   - Убрать часть парусов, - отдал неожиданную команду он. Старпом и матросы ожидавшие услышать совсем другое на мгновение остановились, - Я что, непонятно выразился? Исполнять!
   - Капитан... - начал старпом.
   - Вот именно капитан, - старпом был грубо прерван, - И пока я капитан, мои приказы исполнять беспрекословно.
   Капитан стоял на мостике, подперев руки в бока, Лотт понимал, что он задумал выждать время не бросаться очертя голову в бой с неизвестным противником. Всё это было понятно, кроме одного, промедление могло стоить жизни многим людям. И Лотт принял решение.
   - Команда не может выполнять приказы человека, которому не доверяет, - сказал он.
   - А что здесь есть тот, кому она доверяет? - капитан с улыбкой смотрел на Лотта.
   - Да есть. Я, - Лотт стоял на палубе.
   - Ну что же, это всего лишь слова, - капитан спустился с мостика, - Пусть подойдут к мачте те, кто считает, что я не достоин быть вашим капитаном, - он говорил всё это улыбаясь, так как был абсолютно уверен в себе.
   Мачта была за спиной Лотта и он не видел, подошёл ли кто-то к ней, но по мере того как менялось лицо капитана, становилось понятно, большая часть команды хочет нового капитана.
   - Ты можешь сесть в лодку и уплыть, - сделал предложение Лотт.
   - Нет, - капитан отрицательно покачал головой, улыбка не сходила с его лица, - Если ты хочешь власти, но должен вырвать её вместе с моим сердцем.
   К Лотту и капитану подошли Дед и еще несколько матросов, им связали левые руки, а в правые дали ножи. Глядя в глаза друг друга, они медленно кружили по палубе, Лотт был моложе, но его рана не до конца зажила, так что силы были равны. Выпад сделали почти одновременно, металл встретился с металлом. Каждый понимал, что для проигрыша достаточно одной ошибки. Лотту удалось задеть капитана, на его груди была большая, но не сильно опасная рана. Удар ещё удар, они атаковали и защищались по очереди. На какой-то момент показалась, что этот бой будет продолжаться вечно, но капитан провел рискованную многоходовую атаку, финальный удар которой был предугадан Лоттом и его нож вошел снизу вверх под рёбра капитана, это удар был смертельным. Тело капитана обмякло и упало бы, не поддержи его Лотт.
   - Я знал, что ты рано или поздно попытаешься воспользоваться тем, что у меня свежая рана в боку, - Лотт положил капитана на палубу и разрезал верёвку, связывающую их руки, - И был готов к этому удару.
   - А я всегда знал, что ты будешь капитаном, - кровь была губах капитана, но улыбка не сходила с них. Его взгляд устремился куда-то вверх в небо, - Возможно, всё могло бы быть совсем по-другому, - это были последние слова капитана.
   Лотт закрыл глаза капитану.
   - Заверните его в парусину, похороним после боя, - Лотт выпрямился, - Разворачиваемся! Готовиться к бою!
   Прежде чем подняться на мостик, Лотт зашёл теперь уже в свою каюту и, сев за стол, открыл верхний ящик. Неизвестно, что он хотел там найти, сверху лежал судовой журнал, под ним какие-то бумаги, а на самом дне книга стихов Муйнэ. Лотт взял её, думая открыть на случайной странице, но какой-то листок выпал из неё на пол. Став на коленки Лотт поднял его, это был рисунок нарисованный углём, сомнений не было, это был портрет матери Лотта.
   Всё стало на свои места, его сопливого мальчишку взяли на корабль, капитан, научивший его читать и писать, но заставляющий драить палубу до стёртых в кровь рук, прививший вкус к дорогому алкоголю и стихам, при этом наказывающим за малейший проступок плетьми. Даже своему первому взрослому общению с женщиной он обязан капитану.
   Только что он убил своего отца.
   Лотт схватился руками за волосы на голове и закричал в полный голос, ему было всё равно, что команда услышит его, он кричал и бился головой о пол. Неизвестно сколько продолжалась его истерика, но он успокоился. Лотт лежал на полу с закрытыми глазами, образы бежали перед его взором, пока все их не вытеснил один. Он в белом развивающемся плаще с двумя длинными мечами, крутится всё быстрее, быстрее и быстрее...
  
   - Поддержите его, а то он сейчас упадёт, - кто-то схватил Лотта и усадил, - Чаю, чаю быстрей, - голос был поразительно знакомый.
   Страж открыл глаза, рядом на корточках сидел человек, Лотт почти сразу его узнал, это был Аргабр.
   - Что это было и где я? - Лотт озирался по сторонам.
   - Ты только, что вышел из лабиринта, всё это было лишь иллюзией, - Аргабр протягивал ему кружку, - Выпей, скоро всё придет в норму.
   - Иллюзией, - страж выпил несколько глотков, потом поставил кружку рядом на лавку и встал, пытаясь рассмотреть свой бок, - У меня здесь была рана.
   Потом Лотт снова опустился на скамью и долго сидел, не двигаясь, с закрытыми глазами.
   - Интересно они выиграли бой? - неожиданно произнес он.
   - Кто? - Аргабр сидел рядом, держа в руках полоски мяса.
   - Да не важно, раз всё это было лишь образами лабиринта, - страж встал, его немного качнуло в сторону, - Пойду, прогуляюсь.
  
   Несколько дней спустя Аргабр и Лотт сидели на ступенях у входа.
   - Сколько еще будем ждать? - страж полировал свои мечи, последнее время он только этим и занимался.
   - Давай подождем до полной второй луны, - мист просто сидел, подставив лицо Айору, - Хотя если честно, мне многое не понятно. Утлат не подвержен воздействию магии, а лабиринт это магия в чистом виде, как он вообще может в нем находиться.
   - Но ведь он же как-то в него вошел, - Лотт отложил меч, оставшись доволен своей работой, - Может, магия лабиринта настолько могущественна, что даже Утлату против неё не устоять.
  

Лабиринт: Утлат.

  
   Грязно-белая пелена вокруг, Утлат стоял, озираясь по сторонам, туманные стены окружали его со всех сторон. Островитянин медленно двинулся вперёд, стена стала отодвигаться от него, чем быстрее он шёл, тем быстрее она двигалась, он побежал, но расстояние, ни сколько не уменьшилось. Утлат резко прыгнул в сторону, результат был тот же.
   - А-ааа! - крик поглотил туман.
   Островитянин сел, в принципе, не было ни какой разницы, сидел он или двигался. Мыслей, что делать дальше не было. Ни входа, ни выхода может уже начинать паниковать? Интересно сколько прошло времени, да и есть ли оно здесь? В голову пришла идея, Утлат снял халат, свернул и положил его на пол, потом сделал несколько шагов в сторону, стена медленно наползла на то место, где лежал халат. Интересно послужит ли халат хоть каким-то ориентиром в этом мире без границ, шаг назад, еще один, скоро островитянин понял, что он не может с уверенностью определить направление в сторону халата, это его почему-то позабавило, он снова сел, потом лёг и закрыл глаза.
   Неизвестно, сколько он пролежал, возможно, что даже уснул, но в воздухе появился запах, который Утлат не спутал бы ни с каким другим, так пахнут водоросли оставшиеся на берегу после отлива. Островитянин сел и вдохнул полной грудью, где-то в вышине раздался крик чайки.
  
   - Эбио, куда ты запропастился, - воспитательница бежала чуть впереди, двух охранников, - Ты нас сильно напугал.
   Появление охранников и воспитательницы, не сильно изменило планов мальчика, он не переставая, копался в огромной зелёной куче, когда он смотрел на неё с горы, ему показалось, то в ней что-то блеснуло.
   - На, держи, - один из охранников протянул Эбио нож, - Следующий раз как захочешь пошалить, вначале убей нас. Лучше быстрая смерть, чем то, что сделает с нами твой отец, если вдруг с тобой что-нибудь случится.
   - А что ты здесь ищешь? - воспитательница, обращаясь к мальчику, смотрела на охранника, делая знаки, чтоб тот попридержал язык.
   Эбио молча взял нож из рук охранника и разрезал им несколько длинных стеблей, с ножом дело пошло быстрее, воспитательница и охранники стояли рядом и терпеливо ждали. Вот, что привлекло его внимание, мальчик вытащил из кучи огромную чешуйку морского змея. Охранник даже присвистнул, золотая чешуя ярко блестела, Эбио долго разглядывал её, улыбаясь, сегодня вечером он покажет её отцу, потом положил в сумку, весящую на плече, а после этого вытер нож о полу рубахи и вернул его хозяину. Вряд ли он найдет сегодня ещё что-нибудь ценное, поэтому можно возвращаться домой, но мальчик решил не идти напрямую, а пройти через порт.
   Это был третий по величине порт Островов, но за последнее время он сильно изменился. В гавани шло большое строительство насыпали два мола, один впоследствии превратится в еще один пирс, а другой сделает гавань ещё более безопасной. Камни для насыпи брали в ближайших горах, таким образом, чтобы получить широкие террасы, к тому же добывая камни, неожиданно наткнулись на богатое месторождение железа. Этот порт, утопающий в зелени город и деревни вокруг принадлежали отцу Эбио. Порт жил привычной жизнью, крики чаек, скрип лёбёдок и многоголосая речь. Корабли со всех концов света покачивались на волнах. Эбио быстро шёл между портовыми постройками среди тюков и ящиков, ему нравилось бывать здесь, его узнавали и приветствовали, он здоровался в ответ, стараясь отвечать на родном для данного человека языке, коренные жители в порту встречались редко, и этому было своё объяснение.
   Эбио зашёл во двор дома через маленькую калитку рядом с главными воротами и заметил паланкин у центральной лестницы и мужчину, в котором он узнал мужа старшей сестры. Это было удивительно, так как родственники были не частыми гостями в этом доме. Охранник остановил мальчик за плечо и посмотрел на стены, несколько лучников держали под прицелом центральную лестницу, и при малейшей опасности изрешетили бы всех находящихся на ней, безопасность наследника превыше всего.
   У отца Эбио было пять дочерей, когда он уже отчаялся, что у него будет наследник, океан смилостивился над ним, и его жена родила сына. У двух дочерей к этому моменту были дети, в доме, наполненном светом и любовью, слышались детские голоса, держа в руках маленького Эбио, глава семейства был по настоящему счастлив, но идиллия продолжалась недолго. Попытка отравления, мальчика буквально вытащили с того света. Начались допросы слуг, отравитель понял, что его смогут обнаружить, стал заметать следы. Несколько слуг пропало, тело одного нашли на побережье с перерезанным горлом, видимо его выкинули в океан, но волны выбросили труп на берег. Сомнений не было за преступлением стоит самая близкая родня. Отец Эбио понимал, что дальнейшее расследование приведёт к ещё большей семейной драме, и принял не простое решение. Он купил дочерям дома на Островах и велел собраться и покинуть родительский дом, это решение далось ему с большим трудом, но другого выхода он не видел. Но на этом отец Эбио не остановился, он заменил всю прислугу и охрану в доме, не оставив в ней ни одного жителя Островов. Слуги в доме были в основном из Салумана, двор и наследника охраняли наёмники из Долины, инпар и отверженные, внутри дома охрану несли тангорские мечники. Более того, на этом острове были созданы все условия, для того чтобы привлечь как можно больше переселенцев с материка, и их за последнее время прибыло на остров не мало, в основном они селились в прилегающих к порту кварталах. Данное положение вещей не очень нравилось Знати, но поделать они ни чего не могли. К десяти кругам Эбио бегло говорил на салуманском, тангорском и долинном языках, хотя был не слишком разговорчив.
   Охранники провели мальчик в дом через боковую дверь. Когда Эбио вошёл в дверь, то сразу наткнулся на дочку и сына старшего стряпчего, девочка была чуть старше, а мальчик на два круга младше Эбио. Девчонка рассказала, какая еда будет приготовлена на вечер, и предложила сходить на кухню и попросить пирожков оставшихся с утра. Конечно, эта хитрость была шита белыми нитками, ей захотелось пирожков, ясное дело, что наследнику ни кто не откажет. Эбио всё понимал, но решил сходить на кухню, чтобы раздобыть друзьям еды. Когда он вернулся с пирожками, то узнал все последние новости, девчонка тараторила без умолка. Оказывается "богатый господин" приехал не один, с ним был мальчик, хозяина сейчас нет, а без него гостей не пускают даже в дом, хозяйка пыталась урезонить мечников, говоря, что это её внук, но те стоят на своём. Эбио с трудом удалось её прервать, так как бесконечный показ событий в лицах мог продолжаться бесконечно долго, сказав, что ему срочно надо в свою комнату.
   Проходя по коридору, Эбио услышал голоса из-за двери родительской комнаты, а так как она была приоткрыта, то решил в неё заглянуть.
   - И с какой это стати они решили попросить, чтобы мальчик пожил у нас какое-то время, - голос принадлежал отцу, видимо он уже вернулся.
   - В письме твоя дочь написала, что очень боится за его жизнь, а более безопасного места на Островах не найти, - мамин голос дрожал, видимо, она готова была расплакаться, - И не забывай это твой внук.
   - Хорошо пусть остаётся на время, - было слышно, что отец открыл дверцу шкафчика и что-то налил в стакан, - Все его личные вещи и одежду вместе с паланкином закрыть в башне, получит назад, когда будет возвращаться.
   Эбио в последний момент отпрыгнул назад, скрывшись за створкой двери в противном случае, он столкнулся бы нос к носу с матерью, которая прошла мимо по коридору, прижимая платок к глазам.
   Зайдя в свою комнату, Эбио положил чешуйку к другим своим сокровищам, все их он нашел после отлива на побережье, чего только волны не выносят на берег, потом переоделся и сел у окна, глядя на улицу. Пробежал младший стряпчий с птицей в руках, две служанки, судя по всему, наблюдали за тренировкой мечников, был слышен звон оружия, но самих сражающихся видно не было. Скоро это занятие наскучило мальчику, он взял из своей коллекции несколько кораллов, думая, что из них можно сделать и улёгся с ними на кровать. Чем-то серьёзным заниматься не хотелось, тем более, что скоро ударит колокол на башне и надо будет идти есть. В доме была полная тишина, раздался стук в дверь и в комнату вошёл сын стряпчего.
   - Пойдем, - приложив палец к губам, тихо сказал он, - Сестра пошла мыться, подсмотрим.
   - Иди если хочешь, - Эбио потянулся и заложил руки за голову.
   - Ну, я ушел, - мальчишка вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.
   Эбио закрыл глаза и стал считать про себя, скоро раздался громкий крик, в это раз даже быстрее чем в прошлый, мальчик улыбнулся. Удар колокола тоже не заставил себя долго ждать.
   Столовая была большая, прямо около двери стоял стол слуг, дальше столы наёмников, а на возвышении стол хозяина. Можно было войти через боковую дверь сразу на возвышение, но Эбио любил проходить через весь зал, поэтому вошёл в переднюю дверь. Один из мечников видя мальчика, улыбнулся и пододвинулся, приглашая его присесть рядом, в другое время Эбио не отказался бы, от предложения, но в данном случае за столом рядом с отцом и матерью сидел муж сестры и его сын, поэтому надо было присоединиться к ним.
   Подойдя к столу, Эбио приветствовал всех сидящих за ним и подошёл к своему стулу, только тогда он заметил серые камушки, лежащие у каждого на краю тарелки, ситуация была не из приятных. Гости почти не бывали у них в доме, поэтому необходимые ритуалы при приёме пищи не соблюдались, хотя отец несколько раз говорил с ним о сэрафизалидах и обо всём, что с ними связано. В комнате у Эбио валялось несколько таких камней, но мысль взять их в столовую даже не пришла ему в голову. Как выйти из данной щекотливой ситуации он не знал, первая мысль, которая пришла в голову Эбио, развернуться и вернутся к столу мечников, лучше проявить неуважение к гостям, чем показать посторонним, что в его семье не соблюдают Кодекс, но оказалось, кто-то предугадал такое развитие событий. Мальчик увидел на своём стуле салфетку, под ней лежал серый невзрачный камушек. С облегчение Эбио сел за стол и положил на край тарелки сэрафизалид.
   За столом текла светская беседа, в основном её поддерживали муж сестры и мать, отец изредка вставлял фразы. Через некоторое время один из мечников встал и произнёс на тангорском тост в честь хозяина дома, после его слов наёмники поднялись со своих мест и подняли кубки вверх, Эбио и отец встали тоже.
   - То что ты не почтил меня вставанием, может быть расценено ими как оскорбление, - сказал отец, обращаясь к мужу дочери, после того как сел на стул.
   - Мы находимся на своей земле, и здесь действуют наши законы, - муж сестры усмехнулся, - Сброд, возомнивший из себя невесть что.
   - Сброд, - отец покачал головой, - Обрати внимание на того, еще далеко не старого человека сидящего во главе стола. Его род прямые потомки Тангорских кролей, здесь треть мечников Благородные, в своё время их предки не отреклись от клятв данных королевской семье, и уже более тысячезимья они верны обетам, данным их дедами. Долг и Честь для них не пустые слова, когда-то давным-давно это было единственное, что у них осталось. Если они связаны контрактом, то выполнят каждый его пункт, независимо ни от чего или умрут. В нашем Кодексе Сэфси много внимания уделяется таким понятиям как Долг и Ответственность но, только пообщавшись с Тангорцами, я увидел истинный смысл этих слов, хотя у них и нет чётко сформированных правил поведения. Правило единственное: "Дал слово - сдержи его", пусть даже это идёт в разрез с твоими убеждениями и моралью.
   - Вам не кажется, что это достаточно удобная позиция, - муж сестры, сделал большой глоток из своего кубка, - Любой поступок можно прикрыть тем, что совершить его требовал Долг.
   - Удобная? - стало заметно, несмотря на смуглую кожу, что лицо отца покраснело, - Не хочу спорить на этот счёт. Знать уже давно соблюдает лишь внешнюю сторону Кодекса, совершенно не задумываясь о его внутренней сути. Камушки на тарелках, - отец взял в руку свой камень, - Одежда, которая лишь кажется скромной и желание вцепиться в горло ближнему.
   Допив своё вино, отец поднялся и вышел из столовой. Спустя некоторое время, попрощавшись, Эбио поднялся в свою комнату. Он решил сегодня не ходить к отцу, видя, как тот раздражён приездом гостей, поэтому зажёг свечу и стал читать, правда, не долго. Скоро мальчик забрался в постель и незаметно для себя уснул.
   У Эбио было много планов на день, но оказалось им не суждено сбыться, так как мама попросила его показать гостю дом и окрестности. Не смотря на то, что племянник был старше, Эбио выглядел значительно крепче. Мальчики прошли по двору, но единственное, что привлекло внимание племянника, это девушки инпар. Наёмницы выглядели действительно эффектно и вели себя раскрепощено. Племянник пялился на них до тех пор, пока Эбио чуть ли не силой повёл его дальше. Праздное шатание им скоро наскучило, и они присели на лавочке возле конюшни. Рядом тренировались наёмники, Эбио стал рассказывать чем отличаются различные стили, но это не сильно интересовало племянника, он оживлялся только если в поединке участвовали женщины, которые ни в чём не уступали мужчинам.
   - А разве лошадей не беспокоит постоянный звон оружия? - неожиданно спросил племянник.
   - Тренировочную площадку сделали рядом с конюшней сознательно, - со знанием дела отвечал Эбио, - Лошади должны привыкать к звукам сражения.
   Эту информацию мальчик получил от младшего конюха и теперь делился ей с племянником. Разговаривать больше было совершенно не о чём, но как только Эбио показалось, что он нашёл общую тему для разговора, племянник его опередил.
   - Через два круга отец повезёт меня к каменной гряде за Дальними Островами, - промолвил он, - А потом мне сделают татуировки на запястья, символ нашего положения.
   - А ты живёшь прям по Кодексу? - фраза племянника сбила Эбио с мысли, и он спросил первое, что пришло ему в голову.
   - Я буду жить по Кодексу, соблюдая все его пункты, - племянник замолчал, уставившись глазами в наёмницу, которая нагнулась, поправляя свою обувь, та заметила, куда направлен его взгляд и усмехнулась. Племянник покраснел, - Может, даже стану Жас.
   Эбио хотел узнать, кто такие эти Жас, но на тренировочной площадке появился мечник, о котором говорил отец за едой. Вначале он легко победил своего соперника, а потом сразился сразу с двумя. Стоящие плотной группой инпар о чем-то говорили со смехом, в конце концов, один из них вышел на площадку. Он был с непокрытым торсом, длинные волосы собраны в хвост на затылке, в руках два коротких меча. Противники поклонились друг другу и пошли навстречу, вначале казалось, что длинный меч тангорца даёт ему преимущество, но наемник из Долины двигался очень быстро, но ему почти постоянно приходилось защищаться, тангорец атаковал все стремительнее. Эбио услышал, как кто-то из наёмников Долины признал, что будь это бой не тренировкой, инпар был бы уже мертв, но тот видимо думал по-другому и неожиданно исчез. Мечник тут же отбежал на центр площадки и присел, закрыв глаза, вытянув вперёд меч, потом встал и стал медленно вращаться по-прежнему, не открывая глаз, потом сделал резкий выпад, рубанув плашмя мечём. На площадке появился инпар, держась рукой за плечо, не смотря на то, что удар был плашмя, сталь всё равно рассекла кожу на плече.
   - Говорил тебе, надень куртку, - со смехом крикнул один из наёмников.
   - Ну, так ведь тогда девушки не увидят его тренированного тела, - поддержал его второй.
   Мечник подошёл к противнику и осмотрел его плечо, рана действительно была пустяковая.
   - Он исчез? - племянник с удивление смотрел на инпар, который одевался, собираясь покинуть тренировочную площадку, проигрыш не сильно его огорчил, он смеялся, отвечая на подколки друзей.
   - Инпар могут уходить в Тень, - Эбио было странно, что племянник не знал об этой особенности жителей Долины.
   - Я его не видел, а если это магия, то я должен был его видеть, - племянник находился по-прежнему в недоумении, - Для нас иллюзии не могут скрыть истины.
   - Это не магия, - Эбио встал с лавочки, - Пойдем, скоро обед, - если честно мальчик и сам не знал, почему инпар находясь в Тени невидимы для него, просто ни когда не задумывался над этим вопросом. Нужно будет обо всём расспросить отца.
   После обеда Эбио удалось на время отделаться от своего племянника, так как тот ушёл в свою комнату, но идти в город, как задумывал первоначально, передумал, он поднялся в комнату родителей, мама была одна.
   - Мам, а кто такие Жас? - постучав и получив разрешение, Эбио вошёл в комнату.
   - А почему это тебя так заинтересовало, - мама подошла к сыну, поправила воротник рубахи и погладила его по голове.
   - Услышал во дворе, - Эбио подошёл к столу и с интересом разглядывал незаконченную вышивку, лежащую на нем.
   - Ох, не ври, - женщина присела на кушетку, предлагая сыну присесть рядом, - В нашем дворе можно услышать, всё что угодно, анекдоты, сплетни со всего света, бесплатные советы по взаимоотношениям мужчин и женщин, но о Жас ты там услышать точно не мог. Тебе про них рассказал племянник.
   - Да, но это он сделал во дворе. Так что я тебе не врал, - мальчик присел рядом с матерью.
   - Эти люди считают, что только они правильно трактуют Кодекс, - мать обняла сына и вздохнула, - А на самом деле они прикрываются им, чтобы творить страшные вещи. Лучше всего тебе поговорить о них с отцом, он несколько раз поднимал вопрос в Совете Островов, чтобы жестче контролировать Жас, но его, ни кто не поддерживает. Хотя может тебе не стоит забивать голову такими вещами, ты ещё мал для этого.
   Эбио рассказал матери про бой, увиденный во дворе, и на всякий случай спросил, не знает ли она, почему инпар находясь в Тени, не видимы для них. Женщина не знала ответа на этот вопрос. Поняв, что мать вряд ли сможет просветить в интересующих его вопросах, Эбио пошёл на кухню, надеясь отыскать там друзей. На кухне была обычная суета, шум и звон посуды, но друзей там не было. Мальчик решил пройти через кухню и выйти во двор, но его внимание привлёк старший стряпчий, который разделывал, только что принесённую с базара рыбу. Эбио знал эту рыбу, она была очень ядовита, только опытный повар брался за её приготовление, но мясо этой рыбы считалось настоящим деликатесом. Мальчик стоял и внимательно смотрел, как аккуратно стряпчий разделывает рыбу, когда с очередной рыбиной было закончено, задал вопрос.
   - Если эта рыба так опасна, зачем с ней связываться?
   - Во-первых, это вкусно, - отложив нож, стряпчий присел на табурет, - Во-вторых, в Салумане высокая культура приготовления и естественно принятия пищи, о поваре судят насколько он хорош, если он умеет готовить несколько наиболее сложных блюд. В-третьих, яд в этой рыбе не столь опасен, по мне так наиболее опасный яд содержится в словах.
   Извинившись, стряпчий вернулся к прерванному занятию. Эбио вышел во двор, в голове почему-то вертелась последняя фраза старшего стряпчего "наиболее опасный яд содержится в словах", что он хотел этим сказать. Мальчик чувствовал себя как-то странно, появилось ощущение, что он смотрит на себя как бы со стороны, голова начала болеть и боль становилась тем сильнее, чем больше он думал о словах стряпчего, скоро боль стала просто невыносимой. Эбио сел на землю и застонал, обхватив голову руками.
  
   - Смотрите, там кто-то есть, - один из стражей показал в сторону входа в лабиринт.
   Когда Изгоняющие подбежали, то увидели на ступенях лежащего Утлата, он не подавал признаков жизни. Островитянина подняли по ступенькам и положили на листву, вначале казалось, он мертв, но вскоре его глаза задвигались под веками. Взгляд Утлата был совершенно безумным, а тело сильно истощено, его напоили и, аккуратно перенеся в здание, уложили на лавку.
   - Видимо лабиринт все-таки смог воздействовать даже на него, - Аргабр стоял у, лежащего без движения, Утлата, - Правда, для этого лабиринту пришлось его окончательно сломить.
   - Думаешь, он уже не будет прежним? - Лотт в очередной раз дал островитянину чай.
   - Мы все, пройдя через лабиринт, не будем прежними, - мист внимательно смотрел в глаза Утлата, - Вопрос в другом, будет ли он вообще, сейчас он просто овощ.
   - Что будем делать? С ним мы до Долины не доберёмся, - спросил один из стражей.
   - Пока подождём, а там видно будет, - Аргабр развернулся и вышел из здания.
  
   Утлат пришёл в себя на следующий день под вечер, он сел и огляделся.
   - Прошу вас зовите меня Эбио, это моё настоящее имя, - было первым, что он произнес.
   - Как скажешь, - у Лотта будто камень упал с сердца, когда он увидел, очнувшегося островитянина, - Только позже, ты, возможно, поймешь, всё что случилось с тобой в лабиринте всего лишь иллюзия.
   - Не было ни каких иллюзий, - Эбио-Утлат попытался встать, но это ему не удалось, - Лабиринт показал мне кусок прошлого, далекого и забытого. С моих глаз словно спала пелена, теперь стало понятно то, что я присоединился к Жас, потерял своё имя, попал на галеру, а потом в рабство звенья одной цепи. Истинная цель тех, кто толкнул меня на эту дорогу нанести удар по моему отцу и завладеть семейным богатством. Я возвращаюсь на Острова, насколько мне известно, мой отец еще жив, он по-прежнему окружён наёмниками из Долины и Тангора, и Жас не может до него добраться.
   - Город-порт твоего отца называется случайно не Келатус? - мист присел на скамью рядом с островитянином и задумчиво потёр лоб.
   - Да, Келатус, но откуда...
   - Возможно, мы поплывём с тобой вместе, - Лотт перебил Эбио-Утлата и переглянулся с Аргабром, - В наших иллюзиях лабиринт показал нам врага, который будет угрожать Долине. Этот враг приплывёт из-за океана. А теперь отдыхай, скоро нам предстоит долгое возвращение в Долину.
  

Глава 34: Предгорья: Заброшенные селения клана Зигрод.

  
   - Не такие они уж и заброшенные, - Клео смотрел с пригорка на скошенный луг.
   Из ближайшей деревни доносился лай собак и крики домашней птицы. К Саваю, Клео, Делис и гадалке присоединился Мелм, к его большой радости, отец принял решение, что главой Малого Совета станет Малхус, по крайней мере, до тех пор, пока не придет время делать выбор, кто из сыновей возглавит клан. Это как нельзя более устраивало Мелма, конечно в будущем ему, скорее всего, не удастся отвертеться от бремени ответственности, которую собирался возложить на него отец, но думать об этом в этот чудный осенний день не хотелось. Отец и брат сейчас разрабатывают далеко идущие планы, каким образом убедить совет выбрать Малхуса главой, проблем с купеческими гильдиями и священниками возникнуть не должно, с кланами тоже можно договориться, но вот с представителями ковенов, а самое главное общин темных придётся повозиться. Причем тёмным по большому счёту всё равно кто будет главой, но вряд ли они согласятся с главенством инпар. Но сейчас Мелм был по-настоящему доволен, что он не был вовлечён в клубок готовящихся интриг, инпар немного запыхался, так как они с Клео и Дейрой устроили состязания, гоняли в молодом подлеске зайца, волчица, как и следовало ожидать, оказалась расторопнее всех. Сейчас стоя на пригорке, она держала в зубах слегка трепыхающееся тело.
   - Ну что двинулись, - Савай начал спускаться к дороге, ведущей к деревне.
   - Стой, там слишком много собак, ты что не слышишь, - Делис схватила волчицу, отправившуюся следом за горцем, за холку, девушке единственной были разрешены любые вольности, - Эти собаки сильно отличаются от тех, что нам встречались раньше, они не убегут, поджав хвост, почуяв волка.
   - А ты это откуда знаешь? - Мелм внимательно посмотрел на девушку, за короткое время путешествия они уже успели подружиться. У Мелма даже в мыслях не было наказывать её за неудавшееся покушение, тем более он видел, как она нравится Клео.
   - Знаю, - Делис посмотрела вперёд на горы хорошо видимые вдалеке, - Эти псы потомки сторожевых собак клана Зигрод.
   Спорить с девушкой ни кто не стал, она иногда говорила вещи, которые не могла объяснить, видимо память фрагментами возвращалась к ней.
   - Хорошо, ты с Хаомой, Клео и волчицей идите по берегу озера, а мы с Савой, пройдем через деревню. Может, что интересное узнаем, - Мелм сразу взял на себя руководство группой, этому особо ни кто не противился, его позицию лидера ни кто не оспаривал, но при желании каждый поступал так, как считал нужным. В данный момент все молча согласились с его планом.
   Мелм отправился вслед за Саваем, уже стоящим на дороге, остальные вернулись через подлесок к берегу озера Оскол. Это озеро было вторым по величине в Долине, уступая размером лишь озеру Танат, его питали две горные реки, а вытекала из него одна река Истр. Долгие зимы клан Зигрод жил по его берегам, пока в один момент, непонятно зачем покинул свои дома, и ушёл в пещеры под священной горой Истар, запечатав за собой проход. Объяснить их поступок не могли, ни оставшиеся члены клана, проживающие в других местах, ни кто другой. Хотя старейшины клана Джамд наверняка что-то знали, так как именно воины клана Джамд охраняли небольшую крепость и ворота, закрывающие вход в подгорные пещеры, по легендам наполненные несметными сокровищами и мощными артефактами. Почему сами Джамд ни разу не делали попыток проникнуть в пещеры ни кому не известно. Злые языки утверждают, что это Джамд подтолкнули Зигрод к исходу, чтобы получить контроль над предгорными землями, богатыми рудой. Действительно, за последние стозимья небольшой клан Джамд почти сравнялся по богатству с такими кланами как Арев и Дэлабра. Другие же говорят, что земли предгорий это плата, которую заплатили Зигрод за то чтобы Джамд ни кого не пускали в пещеры под горой Истар, что является правдой, ни кто не знает наверняка.
   Савай и Мелм шли по центральной улице деревни, лишь небольшое количество самых ветхих домов было заброшено, остальные явно были жилые. Детей было не много, собак гораздо больше, огромные псы размером с волка лежали край заборов и около калиток. Незнакомцы вызывали повышенный интерес у детей и собак, но ни какой агрессии со стороны их пока не наблюдалась.
   - Они явно привыкли к чужакам, - Мелм оглядывался по сторонам, на всякий случай поудобнее расположив кинжал на поясе, - Обрати внимание на детей.
   Савай понял, что так привлекло внимание Мелма, дети разного возраста, сбившись в небольшие группы, играли в какие-то игры, они были настолько разные, что это сразу бросалось в глаза, смуглые и светлокожие, цвет волос от жгучих брюнетов до блондинов.
   - Как будто мы в портовом районе прибрежного города, - инпар усмехнулся, - Знаешь, судя по всему, это деревня бывших рабов. Контракт закончился, а смысла возвращаться на родину нет, вот они здесь и поселились.
   Посередине дороги была огромная лужа, в ней барахтались с десяток уток и три гуся, обходя её, Савай и Мелм невольно приблизились к одному из домов, два огромных пса зарычали и поднялись на лапы. Савай взял в руку лук и натянул тетиву.
   - Эй, хозяева, - громко крикнул он, - Или вы уберёте своих собак или мы их убьём.
   Через некоторое время калитка приоткрылась и показалась голова маленькой девочки.
   - Чё надо? - спросила она.
   - Ничего, просто собак убери, - Мелм старался говорить как можно ласковее, чтобы не напугать ребёнка, - Мешают пройти.
   - Плати, - подумав, через некоторое время сказала она.
   - Я тебе сейчас заплачу, - от ноток доброты в голосе Мелма не осталось и следа.
   Неизвестно, чем бы всё закончилось, но калитка открылась полностью и на улицу вышла женщина.
   - Чё на... - не успела она закончить, как Мелм и Савай засмеялись в один голос.
   - Да ни чего нам не надо, - с трудом, но Мелму удалось успокоиться, - Просто, если хочешь жить, успокой собак, - добавил он совершенно серьёзно.
   Видимо, что-то было в голосе и глазах Мелма, что заставило женщину немедленно выполнить его просьбу.
   - Я уже начал выходить из себя, - промолвил инпар, когда они отошли на достаточное расстояние.
   - Клео бы это понравилось, - Савай засмеялся и похлопал друга по плечу, - Он получает истинное удовольствие от подобных ситуаций.
   - Наверняка, - Мелм тоже улыбнулся, - Правда, собаки были бы уже мертвы, а через некоторое время нам бы пришлось разбираться с отцом этого чудного ребёнка и другими жителями деревни. Стой.
   Они дошли до развилки дорог на окраине деревни, одна дорога шла к горам, а другая сворачивала к озеру, на развилке стояли несколько инпар, если судить по доспехам из клана Джамд, они внимательно смотрели на незнакомцев, о чем-то переговариваясь. Мелм и Савай тоже немного посовещались и пошли по дороге ведущей к озеру, в этот момент к ним подошёл один из инпар.
   - Кто вы такие, и что здесь делаете? - спросил он.
   - Знаешь, иногда войны между кланами начинались и с менее безобидной фразы, - резко отреагировал Мелм.
   Савай вздохнул и покачал головой, удивительно, но Джамд не стали раздувать конфликт. Неизвестно, что было этому причиной, возможно ярко рыжие волосы Мелма, хотя в клане Дэлабра, рыжих достаточно много. Один из воинов просто показал двумя пальцами на свои глаза и на Мелма, намекая, что будет внимательно за ним следить.
   - Твоему отцу очень понравится, если ты именно сейчас втянешь его в разборки с Джамд, - сказал Савай, когда они подошли к причалу, на котором загружались два кнорра.
   Мелм ни как не отреагировал на слова друга, хотя и понимал его правоту. У причала они наконец нашли корчму да и собак здесь было значительно меньше. Не заходя в корчму, Мелм и Савай отправились к берегу озера навстречу своим друзьям, через некоторое время они их нашли удобно расположившихся на берегу под склонившимися над водой деревьями. Посовещавшись, решили, что женщины переночуют в корчме, лошадь тоже решили поставить в конюшню, а мужчины и волчица будут ночевать на берегу озера. Мелм с Делис и Хаомой отправились в корчму, скоро инпар вернулся с вином и едой. Так как темнело в это время года очень быстро, друзья собрали дрова для костра, чтобы хватило на всю ночь, перекусили и, установив очередность дежурства, легли спать.
   Первому выпала очередь дежурить Клео, поэтому Савай расстелив одеяло, лежал, глядя в небо полное звёзд, вокруг что-то стрекотало и звенело, слышались крики ночных птиц, чем ближе к горам, тем радостнее становилось на душе. Вскоре горец уснул и проспал без сновидений, до момента, когда его растолкал Мелм.
  
   Светало, туман стелился над озером, его клочья медленно наползали на берег, тишина была почти полной, нарушаемая лишь всплесками рыбы в воде. Савай сидел, завернувшись в одеяло и прислонившись к дереву, его внимание неожиданно привлекло какое-то движение на ближайшем пригорке. Туман почти полностью скрыл его, но горец без труда разглядел на нем три фигуры, девочка и две огромные собаки, сомнений не было, кто это мог бы быть. Дейра учуяла собак и попыталась подняться на ноги, но Савай рукой удержал её, а сам незаметно толкнул ногой Клео, тот сразу открыл глаза и посмотрел на горца, за время совместного путешествия, они понимали друг друга без слов. Савай скосил глаза на пригорок, Клео моргнув, дал понять, что он понял его, хотя ему пригорок был не виден. Девочка толкнула собак вперед, а сама быстро побежала в сторону деревни. Собаки молча бросились вперёд, двигались они очень быстро, но видимо недостаточно быстро, для того чтобы застать кого-то врасплох. Горец поднялся, сбросив одеяло с плеч, натянуть лук было делом одного мгновения. Стрела попала в грудь первой собаки, та тут же уткнулась носом в землю, вторая собака была сбита с ног волчицей, а подбежавший Клео одним ударом перерезал ей горло. Первая собака ещё подавала признаки жизни и сучила лапами по земле, но скоро её агония прекратилась, Савай подошёл к ней и выдернул стрелу с желто-черным древком. Всё произошло настолько быстро, что проснувшийся Мелм какое-то время не мог понять, что собственно произошло.
   - Вы чего? - Мелм сел озираясь вокруг.
   - У нас были гости, - Савай вернулся к месту стоянки, аккуратно стирая кровь со стрелы, - Наша деревенская знакомая и её милые домашние животные.
   - Вы её знаете? - вернувшийся Клео присел на своё расстеленное одеяло.
   - Да, но не достаточно хорошо, - Мелм поднялся на ноги, - Видимо придётся нанести визит, чтобы узнать её получше.
   - Мы возможно здесь в первый и последний раз, - Клео тоже встал и сворачивал одеяло, - Оно тебе нужно?
   - Сейчас она нарвалась на нас, а если путники будут более уязвимы, - Мелм уже собрался, - Как думаешь, чем бы всё закончилось?
   - Хорошо пойдём, только зайдём в корчму, оставим Дейру с женщинами, - Клео туго обвязал одеяло верёвкой, потом, повесив сумку на плёчо, отправился по берегу в сторону корчмы.
   Какое-то время им пришлось потратить, чтобы убедить Делис не ходить с ними, в результате, когда они вошли в деревню, Айор уже высоко поднялся над горизонтом. На развилке по-прежнему дежурили инпар из клана Джамд.
   - Подождите меня здесь, я не надолго, - Клео направился к ним.
   С этого места было не слышно о чём они говорили, но двое Джамд пришли вместе с Клео. Впятером подошли к дому у огромной лужи, несколько собак лежали у забора, долго разбирать с ними не стали, две стрелы - две собаки, третью собаку убил Клео, метнув нож. Калитка была закрыта, пока Савай собирал свои стрелы, один из Джамд перелез через забор и открыл её с другой стороны. Если не считать нескольких гусей и с десяток кур двор был абсолютно пуст, аккуратно, стараясь не терять друг друга из вида, разбрелись по нему. В сарае нашли сучку со щенками, увидев незнакомцев, она зарычала, но её просто оглушили, ударив доской по голове. Дом и прилегающие к нему постройки были также пусты, ничего кроме домашней птицы, борова и трёх овец в загоне.
   - Убежала или где-то здесь прячется, - один из Джамд присел на ступени крыльца, - Не перерывать же весь дом?
   - А здесь были случаи, когда на путников собаки нападали? - Клео вышел из сарая с полным лукошком яиц.
   - На этом берегу не было, а вот в деревне на другой стороне озера пару кругов назад были, - боец Джамд взял прутик и стал сгонять гусей в кучу, - Последнее нападение было на тангорского купца, серьёзно ни кто не пострадал, но важная сделка чуть не сорвалась. После этого обыскали всю деревню, но ни чего подозрительного не нашли, правда нападения прекратились.
   - Щенков заберём, - второй боец выкатил из загона тележку и положил на неё короб, в котором пищали щенки, - Они уже большие не должны без мамки умереть.
   Савай выбрал овцу потолще и, обвязав ей веревку вокруг шеи, вывел из загона. Борова тоже привязали к тележке и, поймав несколько кур, покинули двор.
   - Что будем со всем этим хозяйством делать? - Клео шёл, держа в одной руке лукошко с яйцами, а в другой двух курей. Их группа явно привлекала внимание местных жителей, изредка, кто-то выглядывал из калитки.
   - В корчму отдадим, - воин Джамд, гонящий прутиком гусей обернулся и улыбнулся, - Устроим вечером праздник, корчмарь нам всё приготовит, а выпивки у нас своей хватит. Рабочих с пристани позовём, ну а местная пьянь сама придёт, она халяву издалека чувствует. Клео, вы как, останетесь?
   - В принципе мы не куда не спешим, - Клео посмотрел на своих спутников, но возражения не последовало, - Тем более полдня уже потеряли, завтра с утра пойдём дальше, к тому же надо местным всё объяснить, а то пойдут невесть какие слухи.
   - Вот и славно, если не секрет, а куда вы идете? - воин Джамд достаточно ловко управлялся с гусями, видимо в детстве он получил большой опыт в этой области.
   - Ни какого секрета нет, наша спутница потеряла память, - некоторое время Клео раздумывал, каким количеством информации следует делиться, но вскоре добавил, - Думаем она родом с предгорий.
   - Она инпар? - увидев утвердительный кивок головой, воин Джамд продолжил, - Вокруг озера инпар почти не осталось, в деревнях живут в основном бывшие рабы. Ближайшие две деревни инпар на востоке предгорий приблизительно в двух днях пути отсюда. Только к воротам лучше не подходите, там сейчас ребята очень нервные, за последнее время было два нападения, пытались проникнуть в пещеры.
   На развилке дорог немного задержались, пока объясняли, что произошло в деревне и пошли к корчме. Овца пошла в оплату того, что корчмарь приготовит остальную живность. Клео и Савай остались помогать готовить, а Мелм раздобыл где-то удочки и решил порыбачить до вечера.
   Веселье началось засветло, местные действительно откуда-то узнали, что сегодня в корчме бесплатно кормят, платить надо только за выпивку, поэтому корчма была забита до отказа. Савай с компанией вместе с Гионом, так звали воина гнавшего гусей, расположились на широком крыльце, соорудив стол из бочек и досок.
   - Хозяину мы явно переплатили, - Гион с улыбкой смотрел в дверь корчмы, две подавальщицы носились между столами, обслуживая посетителей, - Овца это слишком много.
   - Да нормально, приготовлено всё очень хорошо, - Савай отрезал кусок мяса, - Смотри, не просто пожарил, а еще и соусом каким-то полил, очень вкусно.
   - Он салуманец, а они к вопросу приготовления пищи всегда очень серьёзно относятся, - Гион налил всем вина из бурдюка, - Готовят они действительно не плохо, а вот вино лучшее всё равно в Долине.
   Внутри корчмы послышался какой-то шум, а на пороге появился кто-то из клана Джамд.
   - Почти всё уже сожрали, столько народа набежало, - подойдя к "столу" на крыльце с улыбкой сказал он, - Корчмарь сказал, что за продолжение праздника придётся платить, нас, конечно, это не касается, у нас бесплатное обслуживание до утра.
   В этот момент с рыбалки вернулся Мелм, на палку были нанизаны четыре большие рыбины.
   - Давай отнесу хозяину, пусть зажарит, - воин Джамд взял рыбу у Мелма и вернулся в корчму.
   Мелму налили вина и пододвинули тарелку с мясом, оно, правда, немного остыло, но менее вкусным от этого не стало.
   - Давно не рыбачил, - Мелм выпил и сидел задумчиво, поигрывая ножом, - Сидишь, тишина вокруг и ни кто от тебя, ни чего не хочет.
   - Слышали, клан Лайре обрели главу? - Гион пододвинул ближе к Мелму гуся.
   - Мы были на празднике, моя сестра замужем за Нецом, - Мелм, наконец, нашёл применение ножу, отрезав кусок гусиной грудки.
   - В соус макни, очень вкусно, - Гион передал Мелму небольшую чашечку с соусом, - Значит ты Мелм, встретить твоего братца здесь думаю маловероятно. Выпьем же за то, чтобы следующей осенью нам выпить молодого вина Лайре.
   Все выпили, сидели, говорили, оказалось, у них очень много общих знакомых, вспоминали смешные случаи. Скоро на крыльце появился воин Джамд с подносом на котором, лежали три рыбины.
   - Одну ребятам отдал, - пояснил он, хотя у него ни кто, ни чего не спрашивал, пододвинулись, и он присел рядом.
   - А знаете, что, - неожиданно сказал Гион, - Пошли на рыбалку, я тут несколько омутов знаю, там такие сомы водятся.
   - Поздно, наживку где будем искать? - возразил ему Клео.
   - Ракушек на берегу полно, я знаю как сделать неплохую наживку, сом пальчики бы облизал если бы они у него были, - Гион засмеялся, - Всё собираем еду, берём одеяла и пошли.
  
   Гион умел не только пасти гусей, набрали ракушек, инпар насадил их на крючки, плотно обвязав верёвкой, чтобы сом не сорвал наживку сразу. На лодке завезли грузило подальше и забросили снасть.
   Костер отбрасывал блики на сидящих вокруг людей, Делис что-то тихо напевала.
   - Ты совсем ни чего не помнишь? - лица Гиона не было видно.
   - Не помню, но какие-то обрывки воспоминаний есть, вот сейчас например, я просто уверена, что уже вот так сидела на берегу огромного озера, - Делис замолчала, - Костер, но темнота вокруг более плотная, черная вода озера в которой ни чего не отражается кроме огня костра. Нет, отражается, ещё один огонь, ещё и ещё, - девушка потёрла голову руками, - Как будто много костров на берегу, или...
   На берегу совсем некстати зазвенел колокольчик.
   - Надо быстро вытягивать снасть, - Гион подскочил и бросился к снасти, - Сом может закрутить веревку вокруг коряги и сам умрёт и снасть погубит.
   Сом по местным меркам был небольшой, но повозиться с ним пришлось. Гион был очень доволен, когда рыбина оказалась на берегу.
   - Знаешь, я бы заплатил тебе за снасть, - Клео стоял на берегу разглядывал сома.
   - Ты это о чём? - сидя на корточках, Гион пытался вытащить крючок из рыбьей пасти.
   - Да ни о чем, проехали, - Клео подошёл к костру и поднял с земли одеяло, - Возвращаемся в корчму, поспим хоть немного до утра, - после этого он обнял Делис за плечи и они пошли в сторону причала.
   - Ни чего не понял, - Гион пожал плечами, - Что опять я сделал не так?
   - Да не бери в голову, - Савай отрубил мечём длинную палку, - Давай привяжем сома к палке, я конечно охотник, а не рыбак, но думаю один ты его точно не дотащишь. А дичь мы обычно так носим.
   Пока шли до корчмы, Савай уговорил Гиона проводить их к воротам в подгорные пещеры.
  
   Корчмарь приготовил сома на утро, а также дал им еды в дорогу совершенно бесплатно. После того как Савай и компания собрались, он вместе с женой, смуглой симпатичной женщиной, явно родом с южных островом, вышел на крыльцо, чтобы проводить их.
   - Сделаем небольшой крюк, - сказал Савай, как только корчма скрылась из вида, - Дойдём до ворот. Гион нас проводит и проблем с охраной возникнуть не должно.
   - Зачем, что нам там делать? - настроение у Клео было не очень. Видимо он до сих пор переживал, что Гион прервал воспоминание Делис.
   - Посмотрим на ворота, говорят их сделали древние, задолго до того как Перволюди заселили Долину, - горец посмотрел на Клео, - Мало ли что узнаем.
   Возражать ему ни кто не стал.
  
   Вода низвергалась вниз с высоты более чем четырех десятков человеческих ростов с ужасным грохотом, это был так называемый Малый Водопад, кроме него было ещё два водопада, самый большой назывался Ус он был выше раза в три, но значительно уже. Дорога к воротам пролегала в галерее под Малым Водопадом.
   - Жаль, что Айор скрыт облаками, - Гион пытался перекричать шум воды, - Этот водопад невероятно красив в ясный день. Водяная пыль блестит и переливается в лучах Айора.
   С утра действительно было пасмурно, прошёл даже небольшой дождик, осень чувствовалась все сильнее. Огромные каменные ступени, ведущие в галерею, местами покрывал мох, в некоторых трещинах пустили кони чахлые деревца. Две колонны у входа оплетал уже пожухший хмель. Галерея была выдолблена в скале, за массивными колоннами каскадами падала вода, приходилось постоянно держаться дальней от водопада стороны, но капли долетали и сюда. Шли молча, так как шум в галерее стоял невыносимый. Савай вращал головой, с интересом разглядывая барельефы, обильно покрывающие стену, иногда он останавливался, подолгу разглядывая понравившийся сюжет, из-за этого он уже порядком отстал от остальных. Когда все вышли из галереи с другой стороны, горца уже не было видно, подождав немного, Клео пошёл к нему навстречу. Савай стоял у стены, ножом очищая кусок стены от мха. Клео из-за плеча горца разглядывал фигуры, выбитые в камне. На барельефе без сомнения был изображён храм, вокруг него стояло огромное количество людей, а сверху над куполом сверкала звезда, может и не звезда, но явно источник света, так как от неё во все стороны расходились лучи. Савай молча, лезвием постучал по звезде, затем чуть выше по выбитому диску, который явно символизировал Айор, а потом по фигуркам людей вокруг храма. Только сейчас Клео заметил, насколько они были различны по размерам, некоторые в два с лишним раза больше остальных, после этого горец махнул рукой, приглашая следовать за собой, и подвёл к другому барельефу, на нём звезда сияла водружённая на колонну, вокруг этой колонны тоже стояли люди. Эта колонна отбрасывала тень, в этой тени фигурки внешне выглядели явно по-другому, чем стоящие на свету. Савай хотел показать, что-то еще, но Клео схватил его за руку и отрицательно покачал головой, горец пожал плечами, и они направились к выходу из галереи. Когда Клео и Савай вышли из галереи, остальная группа ушла уже далеко вперёд. Савай снова попытался что-то сказать, но перекричать шум воды ему не удалось. Поговорить, не повышая голос, удалось только тогда когда фактически подошли к воротам.
   - Помнишь собрание ереси в храмовой библиотеке, - Савай замедлил шаг, - Там был свиток с рисунками, похожими на барельефы в галерее. У некоторых рисунков были краткие комментарии ни как не связанные между собой, видимо это были переводы надписей имеющихся на рисунках. Например, под рисунком с колонной была подпись: "Наиболее плотную тень отбрасывает то, что должно служить поддержкой. И в этом наше спасение".
   - Что это значит? - Клео пошёл быстрее, фактически перейдя на бег, пытаясь не отстать от горца.
   - Из того, что я понял, старших рас было три, хотя ни какого письменного упоминая о третьей расе, я не встретил, - Савай шел вперед большими шагами, - Правда, особо и не искал. Но рисунков Хоа, Перволюдей и стоящих рядом с ними великанов предостаточно, но их как бы ни кто не замечает, видимо этому есть какое-то объяснение, опять же не известное мне. Но вот, что я прочитал в храмовой библиотеке, старшие расы выполняли замысел Творцов. Кто были эти Творцы, и какой у них был замысел, я не знаю, но видимо они достигли своей цели и в награду принесли в этот Мир Свет. Видимо изначально все старшие, а не только Хоа были лишены эмоций. Магии, которой обладали Хоа, хватило на то чтобы защитить себя от этого "дара", они впускали в себя Свет постепенно и смогли избежать перерождения. А вот Перволюди и судя по всему, третья раса, которую давай для простоты называть Великанами, защитить себя от Света не смогли. Простых исполнителей стали переполнять эмоции, но разум Перволюдей, в конце концов, взял верх над чувствами, не без помощи некой группы жрецов которые создали религию, ставшей той "Тенью" защитившей людей от Света и позволившей обрести гармонию между Тьмой и Светом. Что стало с Великанами мне неизвестно.
   - Странный дар Творцов, ты не находишь? - Клео усмехнулся и поправил сумку на плече, - Похоже, что они пытались замести следы. Все потеряют разум, а может даже уничтожат друг друга.
   - Знаешь, твое предположение не лишено логики, - горец понизил голос, так как они подходили к остальным, - Безусловно, у Хоа должны быть ответы, может то существо в храме и есть один из Творцов. Способ создания жрецами "спасительной Тени" нам не известен. Не исключено... - Савай не закончил свою мысль, они подошли к воротам.
   Ворота были огромными, каждая створка, сделанная из чёрного камня, покрыта рисунками, часть из них повторяли барельефы галереи под водопадом. Башни крепости нависали над проходом, ведущим к воротам. Появление незнакомцев не осталось незамеченным и к ним уже спускались несколько инпар. Гион поздоровался с ними и представил своих новых друзей. Пока шёл обмен приветствиями и новостями, Савай подошёл к воротам его внимание привлек замок. Он уже встречался с подобным способом наложения защитного плетения, на шкатулке виденной им у башни Хаота был похожий. Данный способ давал почти гарантированную защиту, так как плетение накладывалось в тот момент, когда ключ находился в замке, и подобрать дубликат было невозможно. Большинство рисунков на воротах были ему уже известны, темы повторялись, с единственным исключением, Великаны на этих барельефах почти не встречались, словно кто-то уже сознательно избегал упоминания о третьей старшей расе. Видимо эти ворота были сделаны гораздо позже, чем галерея, ведущая к ним. Заметив, что привлекает повышенное внимание, Савай вернулся к остальным.
   - Ну что ты уже посмотрел, всё что хотел? - спросил Клео, как только горец подошёл к ним.
   - Да, больше нам здесь делать нечего, - Савай погладил Дейру по голове, волчицу явно что-то беспокоило, - Видишь такой же барельеф, как виденный нами в галерее, храм и люди вокруг него, находишь отличия?
   Клео внимательно посмотрел на ворота и согласно кивнул головой.
   - Уходим, - Мелм перевёл взгляд с одного своего спутника на другого, но от комментариев воздержался, решив расспросить обо всём подробнее вечером на привале, - Желательно уйти подальше от водопадов. Как здесь вообще можно спать, хоть водопад и далеко, но шума от него всё равно много.
   - Ко всему привыкаешь, - один из подошедших инпар засмеялся, - Со временем его даже перестаёшь замечать.
   Гион решил остаться в крепости до утра, а все остальные, попрощавшись, отправились назад по дороге идущей под водопадом.
   Недалеко от галереи была развилка, одна из дорог, более широкая вела вниз в сторону озера, а другая поднималась в гору, судя по карте, она вела в ближайшую предгорную деревню, которая находилась приблизительно в одном дне пути. Привал на ночь решили сделать в тот момент, когда шум водопада стал еле различим, к тому же им попалась очень удобная площадка для ночлега.
  
   Несмотря на то, что дров вокруг было предостаточно и их не экономили, даже у костра было прохладно. Делис и Хаома кутались в одеяла, Мелм и Клео тоже мерзли, но вида не показывали, лишь Саваю и волчице было комфортно. Дейра забралась на огромный камень и лежала, положив голову на лапы, полуприкрыв глаза. Клео покормил лошадь, которой так и не придумал имя и вернулся к костру.
   - Если честно не понимаю, почему это тебя так интересует, - с каждым словом изо рта Мелма вырывалось небольшое облако пара, - Были ли какие-то Великаны или нет, нам то, какое до всего этого дело. Может на барельефах существа, которых призвали Хоа?
   - Не исключено, - Клео подкинул еще веток в костёр и, сев на поваленное бревно, взял из рук Делис кружку с горячим чаем, - У башни Хаота мы сами видели голема созданного Файбом. Правда, даже сами маги, похоже, не понимают, каким образом магог Файб их призывает, но големы существуют, и ты не можешь этого отрицать.
   - Кто такие эти загадочные Творцы? - блики причудливо играли на лице Мелма, - Истории про них часто рассказывают ночью у костра, - мыслями инпар блуждал где-то далеко.
   - Так мы сейчас и находимся у костра, - Клео засмеялся, вернув Мелма к действительности, - Я, когда Саву слушаю то, кажется, что в его словах что-то есть, но твоя версия с големами мне нравится гораздо больше, чем фантазии о некой загадочной третьей старшей расе.
   - Знаете, что мне не понятно, как в ваших головах вера в то, что инпат дети Одры, Перволюдей и Хоа породили РОД и МА, уживается с таким скептицизмом, - горец вздохнул и замолчал, глядя на огонь.
   - Вот что Сава, - Мелм задумался, тщательно подбирая слова, - Если сказать честно, то ни кто ни чего не знает наверняка, сколько людей столько и мнений. Встречаясь с чем-то непонятным и загадочным, человек пытается объяснить это, опираясь на какие-то основополагающие критерии и знания доступные ему, - ветки потрескивали в костре, разбрасывая искры вокруг, - Разложить всё по полочкам и успокоиться. До того момента пока полки не рухнут, и всё надо расставлять сначала.
   - И ведь расставим, - Клео тоже стал серьёзным, - Но возможно, что всё стоит не на своих местах, а вокруг лишь иллюзия порядка, но самое главное, чтобы мир вокруг был комфортен для нас, а комфортен он, когда понятен.
   - Ты снова о своём, - Мелм поднялся и подкинул ещё дров в костёр.
   - Можете говорить что угодно, но существо в заброшенном храме на болотах Творец, - Савай сам не знал, откуда пришла к нему эта уверенность, - Он узник этого храма. Наверно вы и правы третьей старшей расы не существовало, но Творцы были, - горец говорил, глядя куда-то в темноту, - Нам ни когда не понять мотивов и целей Творцов, но одно можно сказать с большой вероятностью, часть из них стремилась к личному могуществу и на остальных им было глубоко наплевать.
   - Творцы одарили людей Светом, - вмешалась в разговор Хаома, в её зрачках отражался огонь костра, она говорила тихо, невольно заставляя сидящих вокруг прислушиваться, - Но Свет развращающее подействовал не только на старшие расы, но и на самих Творцов. Скорее всего, когда они поняли грозившую им опасность, было уже поздно.
   У костра на время воцарилась тишина, было слышно лишь потрескивание дров, далёкий приглушённый звук падающей воды и шелест ветра в опавшей листве. Видимо, ни кому не хотелось первому нарушить молчание.
   - Часть Творцов поставила личные амбиции выше общей цели, стремясь к могуществу и власти, - Савай произнес эти слова еле слышно, видимо просто озвучив свои мысли, - Но этим не замедлили воспользоваться те, кого называли жрецами.
   - Жрецы смогли переиграть ситуацию в свою пользу, - сидящий рядом, Клео продолжил мысль горца, - Видимо они хитростью заставили Творцов отступников пойти против своих собратьев, и создали Тень. Не исключено, что какие-то Творцы стали узниками храмов, а значит, единственное их желание обрести свободу.
   - Ну, вот и славно, - Мелм встал и несколько раз подпрыгнул, разминая ноги, - Теперь нам всё стало ясно. Тайны тысячезимий были в одно мгновение раскрыты ими, и Истина засияла впереди, осветив все потаённые уголки прошлого. Ладно, давайте спать уже поздно.
   - Ты можешь говорить, что угодно, но произошедшее с нами на болоте волнует тебя не меньше, чем нас, - Савай встал и пошел к месту, которое ещё засветло облюбовал для ночлега, но потом обернулся, - Прежде чем идти на болота нужно узнать всё, что известно Хоа о Творцах.
   - Позже разберёмся, а сейчас давайте определимся с дежурством? - Клео смотрел на товарищей, готовящихся ко сну, - Ну, видимо, вы уже всё решили. Хорошо, первым дежурю я, потом разбужу Мелма.
   Клео подкинул ещё дров в костёр и сел, привалившись к дереву, Делис и Хаома легли неподалёку, Мелм решил устроиться в небольшой расщелине, но лежать в ней было не очень удобно, и скоро он перебрался ближе к Саваю. Волчица тоже спустилась со своего камня и устроилась рядом с охотником. Горец положил сумку под голову и, разувшись, завернулся в одеяло, но сон, ни как не шёл к нему. Мысли крутились в его голове, сколько нового он узнал за последнее время, эльвиты, Творцы, Река Забвения, Яг, научился создавать плетения, о которых недавно не мог даже и мечтать. Новая мысль: "Получается, что те, кого мы сейчас называем священники и жрецы прошлого одно и то же. А ведь они сами утверждают, что ничего не уничтожают, только лишь накапливают и приумножают, - дыхание горца становилось спокойнее, и он медленно проваливался в сон, - Значит, знания собранные священниками ничуть не уступают знаниям Хоа, а может даже превосходят их. Лэтор наверняка не откажется ответить на мои вопросы". Савай перевернулся на другой бок: "Лэтор, как он сразу о нём не подумал, Хоа могут и не захотеть ответить на его вопросы, а Изгоняющий будет только рад ему помочь...", горец уснул. Оказаться бы ему на берегу Реки Забвения, но по своему желанию сделать это он пока не мог, а так хотелось задать кое-кому пару вопросов.
   Охотник проспал без сновидений почти до утра, неожиданно резко проснулся и сел, оглядываясь, Дейра тут же мгновенно вскочила на все четыре лапы, Мелм дежуривший в данный момент резко обернулся.
   - Ты чего? - спросил инпар, - Спи, ещё рано.
   - Знаешь, я понял, что случилось с Империей Сколов, - Савай обулся и, накинув одеяло на плечи, подошёл к Мелму, присел рядом, - Это же очевидно, смотри явная цепочка Творцы, жрецы, священники, сколы.
   - Ох, дал бы ты своей голове отдохнуть, на, возьми, - Мелм протянул охотнику небольшую фляжку.
   - Ой! Что это?! - сделав большой глоток, Савай почувствовал как его внутренности обожгло огнём, дыхание на мгновение перехватило.
   - Не ори, самогон. Его делают из каких-то водорослей, - Мелм тоже сделал небольшой глоток, - Этот наш с побережья, лучше только самогон с Островов, в Содружестве его бодяжат, пить невозможно.
   - Жуткое зелье, - горец отказался от новой порции, предложенной Мелмом, - Но давай я сейчас скажу и закроем эту тему. Хорошо? - инпар кивнул в ответ и Савай продолжил, - Действительно, если Творцы были использованы жрецами, то кому они захотели отомстить в первую очередь?
   - Все свои предположения, ты строишь на том, что Творцы существовали, у них был замысел и чтобы помешать его раскрытию они решили лишить непосредственных исполнителей разума, одарив их Светом, - Мелм сделал ещё один глоток из фляжки, - Согласись, все твои измышления вилами на воде писаны.
   - Я найду доказательства, - сказав это, горец поплотнее завернулся в одеяло, так как под утро стало ещё прохладнее.
   - Ну, вот как найдёшь, так и поговорим, - Мелм улыбнулся и, закрыв фляжку крышкой, убрал её в нагрудный карман куртки.
   - Договорились, - продолжать разговор больше не имело смысла, Савай захотел подкинуть дров в костёр, но не обнаружил их поблизости, - Сейчас костёр догорит, пойду дров соберу, - охотник встал и огляделся, в нескольких шагах мерно посапывала Хаома, чуть дальше Клео, место рядом с ним было пусто, - А где Делис?
   - Ну, мало ли где, - Мелм обернулся, - По нужде отошла, наверное.
   - А как давно отошла? - горец подошел к Клео, и присев на корточки, провел рукой по одеялу. Одеяло в том месте, где должна была лежать Делис, было чуть влажным от выпавшей росы.
   - Ты чего? - Клео открыл глаза.
   - Делис куда-то ушла, - подойдя к своей сумке, Савай свернул и положил на неё своё одеяло.
   Клео сел и тоже провел рукой рядом по одеялу, одеяло было холодным и влажным.
   - Её нет уже очень давно, - в голосе Клео чувствовалось беспокойство, он поднялся на ноги, - В какую сторону она пошла?
   Мелм отрицательно пожал плечами. Волчица подошла к одеялу, на котором спала Делис и, не раздумывая, пошла в сторону расщелины, в которой попытался устроиться на ночь Мелм. Савай и Клео направились за ней следом, разбуженная Хаома открыла глаза и села, вращала головой не понимая, что происходит.
   - Делис куда-то пропала, - ответил на её немой вопрос Мелм, видимо он тоже начал беспокоиться.
   Савай первый вошёл в расщелину, чем дальше, тем она была уже. Дейра, видимо предчувствуя это, даже не пошла за ним следом, она и гадалка остались снаружи. Вслед за охотником шёл Клео, а замыкал группу Мелм, на какой-то момент показалось, что дальше прохода нет, но ведь Делис как-то прошла здесь совсем недавно. Подняв голову вверх, Савай заметил, что выше расщелина чуть расширяется, упираясь ногами в одну стенку, а спиной о другую он стал медленно подниматься, забравшись на небольшой уступ, снова стал двигаться вперёд. Шли молча, в какой-то момент даже пришлось ползти на четвереньках, несколько раз приходила мысль, что если они упрутся в тупик, то обратно пятиться им придётся очень долго. Постепенно проход стал расширяться и явно начал вести вниз, скоро все уже смогли встать на ноги, но идти приходилось медленно и на ощупь, так как ни чего не было видно.
   - Стойте, - остановившись, Мелм начал копаться в своих карманах, - Ведь он где-то у меня был.
   Недолгие поиски завершились успешно, инпар достал из кармана артефакт и активировал его. Рассеянный свет давал хоть какую-то возможность ориентироваться в пространстве.
   - Потом дашь посмотреть плетения, - Савай снова двинулся вперёд.
   С каждым шагом проход расширялся всё больше, скоро артефакт уже не мог осветить потолок пещеры. Клео налетел на резко остановившегося охотника, под ногами была пропасть. Мелм встал с ними рядом и присев на корточки и опустил руку с артефактом вниз.
   - Вот здесь, по-моему, можно спуститься, - отойдя немного в сторону, Мелм стал медленно двигаться вниз.
   Высота была небольшая около двух человеческих ростов но, упав всё равно можно было свернуть себе шею.
   - А разве находясь в потоке, вы не видите в темноте? - почему-то шёпотом спросил Савай.
   - Мы лучше видим в темноте, но если вокруг, хоть глаз выколи, прикосновение к Сай не поможет, - так же шепотом ответил Клео, - Хотя это идея, думаю, что артефакт даёт достаточно света.
   Савай почувствовал, что Клео вошёл в поток, дальше стали двигаться гораздо увереннее. Проход снова стал заметно сужаться, скоро ширины его уже не стало хвать, чтобы два человека смогли разминуться, но впереди, неожиданно, показался слабый свет. Мелм на всякий случай убрал артефакт, и вошёл в поток, мало ли что их ожидает впереди. Проход вывел их к трещине в стене широкого коридора освещённого плошками, висящими на стенах.
   - Похоже на подземелья под Дэдзай, - Мелм выглянул в коридор, - О, вот она.
   Савай и Клео вышли в коридор вслед за Мелмом. Делис стояла недалеко, смотря куда-то за угол, услышав шум сзади, обернулась и помахала им рукой.
   - Ты зачем сбежала? Мы волновались, - подойдя и встав рядом, тихо спросил Клео.
   - Понимаешь, проснулась, спать больше не хотелось, решила немного прогуляться. Вошла в расщелину, место неожиданно показалось мне очень знакомым, вот оказалась здесь. Прости, - девушка прижалась к Клео.
   - Судя по всему, это и есть туннели под горой, в которыё ушли Зигрод, - Мелм оглядывался по сторонам, - Джамд сторожат центральный вход, а уже давно есть чёрный.
   - Я уверена, - Делис пошла вперёд, - Там за поворотом тупик.
   Действительно небольшой коридор за поворотом заканчивался тупиком. Не составило большого труда заметить, что кладка стены перегораживающей коридор отличалась от кладки стен коридора и была более свежей, видимо её сделали три или четыре десятизимья назад.
   - Непонятно зачем было перегораживать проход, - Мелм несколько раз провёл рукой по камням, - Защитить себя от проникновения извне, но тогда было проще завалить расщелину.
   - Если только эта расщелина не единственный проход под гору, - Клео развернулся и пошёл назад, - Пойдем проверим, что там с другой стороны.
   Казалось, коридору не будет конца, Савай и компания уже прошли несколько развилок, двигались всегда прямо, чтобы не заблудиться. Коридорами явно кто-то пользовался, свидетельством этого были горящие на стенах плошки, но ни каких других признаков обитаемости не встречалось. Посовещавшись решили, что дойдут до следующей развилки и вернутся обратно. Пока шли, рассуждали на тему, могла ли быть Делис из клана Зигрод, но всё указывало скорее на то, что она родом из ближайшей деревни. Видимо она в одиночку или с друзьями нашла эту расщелину, а что стало с ней дальше, вспомнить пока не могла, в любом случае как-то угодила в руки культистов. Идущий впереди Мелм остановился.
   - Ничего не чувствуете? - спросил он и глубоко втянул носом воздух.
   Клео отрицательно покачал головой, а Савай действительно почувствовал лёгкое зловоние.
   - Что бы там не было впереди, пахнет он отвратно, - оглядевшись, Мелм понял, что спрятаться в случае чего в этом коридоре невозможно.
   Видимо эта мысль пришла в голову не только ему, так как Клео, а за ним Делис вошли в поток, чтобы в случае чего быстро уйти в Тень, а вот горцу деться было некуда. Зловоние усиливалось с каждым шагом, сказав, что сходит вперёд на разведку, Мелм ушёл в Тень. Какое-то время его не было.
   - Вы должны это увидеть сами, - первое, что сказал Мелм вернувшись.
   Коридор разветвлялся на два, и каждое ответвление изгибалось по малозаметной дуге, недалеко был проём в стене, отбрасывающий красноватый отблеск.
   Когда Савай выглянул в проём, то увидел огромный зал, проём находился на высоте четырёх-пяти ростов от пола, противоположной стены не было видно, везде, куда не бросишь взгляд, суетились люди, кто они сомнений не было. Среди людей попадались фигуры гораздо выше, Мелм и Клео уже убивали подобных им. Эльвиты отдавали короткие приказы, понять, чем занимались культисты, не представлялось возможным, зал хорошо охранялся, одержимые стояли у всех входов.
   Мелм дотронулся до плеча охотника и махнул рукой, дав понять, что пора уходить пока их не заметили. Обратно шли молча, почти не разговаривая, обмениваясь лишь короткими фразами, и скоро упёрлись в тупик.
   - Скорее всего, так произошло и в прошлый раз, - Делис стояла, прижавшись лбом, о стену перегораживающую проход, - Видимо здесь меня схватили, поэтому я так хорошо и помню этот тупик.
   - Так давайте рассуждать логически, - Мелм подошёл к повороту, у которого он в первый раз увидел девушку, - Ты стояла здесь, я выглянул из расщелины, значит она где-то там.
   Мелм подошел к противоположной стене и стал водить по ней рукой, неожиданно рука провалилась в пустоту.
   - Прекрасно, а вот и выход, - Мелм обернулся, улыбаясь, - Интересно кому понадобилось накладывать на него иллюзию, явно не культистам.
   Обратно шли гораздо быстрее, когда они вышли на поверхность, день близился к вечеру, гадалка и волчица бросились им на встречу. Пока готовили ужин на скорую руку, рассказали о своих находках Хаоме и решили действовать следующим образом. Мелм и Клео возвращаются и рассказывают обо всём в клане, так же ставят в известность Изгоняющих. Савай, гадалка и Делис всё же решили дойти до ближайших деревень. Договорились встретиться в деревенской корчме у озера, но если вдруг Клео вернётся, а поиски родины Делис затянутся, то подождав немного, он пойдёт за ними следом. Для этого в каждой пройденной деревне они будут оставлять для него ориентир. Перекусив и всё обсудив, разошлись в разные стороны, Мелм и Клео вниз по дороге, а Савай, Делис и Хаома вверх, утра ждать не стали.
   Клео отошел немного и обернулся, Савай вел за собой лошадь, рядом бежала волчица, за ним шла Хаома, даже на таком расстоянии было слышно, как позвякивают её украшения, замыкала группу Делис. Что-то почувствовав, девушка обернулась и помахала рукой, Клео помахал ей в ответ.
  

Вместо послесловия.

  
   Зуал сидел за столом, несмотря на скорый приход зимы новостей не уменьшалась. Иногда ему казалось, что благодаря шпионам, он знает, что творится в других странах гораздо лучше, чем о том, что находится у него под носом. Свежий пример культисты под горой Истар. Оказалось, что в туннели под горой появилось несколько проходов, а инпар охраняли дверь фасада. В играх кланов Дэлабра получили лишние очки в свою пользу, ведь это их люди обнаружили расщелину и культистов. Мелм и Клео снова эти двое, странно, что в этот раз обошлось без горца. Хотя, может, он и был, просто Зуалу не известна степень участия охотника в этом деле. Культистов под горой удалось уничтожить достаточно быстро, наверное не всех, так как многоуровневые туннели неизвестно какой длинны, но основная база уничтожена. Теперь несколько дюжин Изгоняющих и воины инпар ищут недобитых культистов, а раз так сложилось и людей клана Зигрод, если конечно они ещё живы.
   Зуала огорчило решение Аргабра покинуть орден, но Чудотворец попросил не принимать скоропалительных решений, раз Аргабр уверен, что Долине угрожает опасность, то пусть отправляется за океан, но это будет миссия ордена, на том и договорились, а там неизвестно как всё обернётся. Несмотря ни на что Зуал по-прежнему видел Аргабра своим приемником. А то, что Лотт сменил серые одежды на белые не сильно обеспокоило Зуала, воинов его уровня в ордене предостаточно.
   Зуал позвонил в колокольчик и попросил принести чаю, после чего снова вернулся к схеме, которую рисовал последние два дня, его беспокоило какое-то несоответствие в событиях произошедших в последнее время. Больше всего его волновал факт нападения на Эсхату Нариз, он был совершенно алогичен. Нападение спланировали адепты Света, они даже полили камни этой плесенью, что использовали рабы Нави, чтобы отвести подозрение от себя, но оттого, что Изгоняющие пришли на болота сами пострадали не меньше. А не было бы нападения, орден в ближайшее время не сунулся бы в болота. От всех этих мыслей у Зуала даже разболелась голова, что-то ускользало от его внимания, и он ни как не мог понять, что. Чудотворец откинулся на спинку стула, потёр виски и расслабился, легкое прикосновение к Ткани Мира, без потери связи с реальностью, только чтобы упорядочить мысли.
   "... в древних летописях почти не упоминаются конфликты с эльвитами... зелено-бурая слизь... эмоции... жертвы... адепты Света... рабы Нави... зачем адепты Света напали на Эсхату Нариз?"
   Вдруг, как яркая вспышка: "Может, им что-то было надо в эсхате? Например, камень привязки, а почему бы нет, он как раз из портала на болотах, ведь портал явно древний, такой же, как постройки вокруг него. А что это идея, требующая проверки, но всё же не плохая".
   Зуал снова позвонил в колокольчик и попросил принести ему подробную карту Эсхаты Нариз.
   "Для поддержания жизни в Яви эльвиту нужны эмоции, может, потому и не слышно было о конфликтах, что нужные эмоции можно получить и без принесения жертв, используя эту плесень или слизь как усилитель. И не был ли древний город на том месте, где сейчас болота местом, где существа Яви и Нави жили вместе бок о бок. Катаклизм уничтожил город, оставшиеся в живых тысячезимья хранили камень привязки в Эсхате Нариз. Об этом узнали адепты Света, нападение на эсхату видимо было совершено именно с целью получения этого камня. Версия достаточно стройная. Откуда взялась слизь? Адепты Света нашли её вместе с камнем привязки и вылили за ненадобностью, а не для того чтобы сбить кого-то со следа. Ух".
   Зуал почувствовал себя гончей напавшей на след, взял грифель и набросал ближайший план действий: "1. Проверить все заведения, где эмоции часто не контролируемы и выходят за пределы: театры, дома азарта и публичные дома, а также корчмы, особенно популярные среди людей; 2. Провести тщательную разведку на севере болот, как только они замёрзнут; 3. Внимательно изучить камень привязки". Чудотворец отложил грифель, возможно, его догадка не верна, но её стоило проверить как можно тщательнее.
  
   Седой старик стоял у окна, глядя в тёмную безлунную ночь, он был достаточно крепок для своего возраста, но опирался на посох, ноги стали подводить его, особенно холодными, зимними ночами. Взгляд его был прикован к далекой невидимой точке лежащей далеко за океаном, мыслями он тоже был там. Его одиночество было прервано стуком в дверь.
   - Войдите, - старик обернулся к двери.
   - У меня две новости, мастер, одна хорошая, другая думаю не очень, - за дверью стоял человек, в плаще без рукавов, перевязанный фиолетовым поясом, из-за его плеча выглядывала рукоять большого двуручного меча, - С какой начать?
   - Начинай с хорошей, - старик подошёл к столу и, сев в кресло, жестом пригласил посетителя присесть напротив.
   - Ваш сын возвращается, - мечник подошел к столу, но садиться не стал, - Он выплыл из Кейзара на двух кораблях, к середине зимы будет здесь.
   - На двух кораблях, - старик закрыл глаза и сжал руками край столешницы.
   - У него есть влиятельные друзья в Долине, я бы сказал очень влиятельные, - мечник подошёл ближе и дотронулся до руки старика, но тот жестом показал, что с ним всё нормально, - Он имеет поддержку в кланах, а также в Ордене, наиболее могущественной силы на данный момент в Долине.
   - А какая новость плохая, - старик смотрел мечнику в глаза, ожидая услышать нечто, что разрушит его призрачную надежду.
   - Мы возвращаемся в Тангор, - мечник заметил, как несколько эмоций подряд сменилось на лице старика, - Это ни как не связано с возвращением Вашего сына. Но его возвращение, если честно, сняло камень с моей души.
   - Да, конечно, вы уже не связаны контрактом, - старик покачал головой, - Наверное, вам давно хотелось вернуться на родину.
   - У нас не было родины. В Тангоре, я и моя семья уже тысячезимья как изгои, но возможно, в следующий круг всё изменится. Я не могу сказать всего, но человек, которому мы бесконечно доверяем, собирает нас под свои знамена.
   - Сколько раз ваша семья пыталась вернуть Тангорский престол, - старик поднялся и достал из шкафчика два кубка и бутылку самогона, - Останься не ввязывайся в эту авантюру.
   - На этот раз всё должно получиться, - мечник всё-таки решил присесть за стол, - Мы не будем возвращать себе корону, она нам не нужна, мы просто хотим вернуть себе свой дом. Всё сложилось как нельзя более кстати, а возвращение вашего сына избавило мня от необходимости делать трудный выбор.
   - Пусть, по крайней мере, ваши семьи останутся, - старик налил самогон в два кубка и поднял свой.
   - Нет, мы уплываем все вместе, - тангорец взял второй кубок, - За то чтобы следующей зимой мы выпили тангорского вина в моём доме.
   Старик и мечник встали и, чокнувшись, выпили, после чего тангорец попрощался и вышел из комнаты, а старик снова подошёл к окну. Где-то там далеко в темноте корабли его сына, так пусть же Змей поможет ему отыскать дорогу домой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"