Яковлев Юрий Александрович: другие произведения.

Ркб 12/двадцать Тридцать Восемь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отражение реальности или просто немного похожий параллельный мир.


РКБ 12/Двадцать Тридцать Восемь.

   - Ну, присаживайся, Федор Николаевич, - Семен Петрович поднялся со стула и протянул руку, пожилому, невысокому мужчине, вошедшему в его кабинет, - Как отпраздновал? Чай, кофе будешь?
   - Нет, спасибо, - Федор прекрасно знал зачем начальник его вызвал в свой кабинет и не строил иллюзий относительно своего будущего.
   - Что же, тогда без прелюдий, мы слишком долго знаем друг друга, - Семен Петрович на мгновенье замолчал, потом отхлебнул, явно уже остывший чай, - Где отдел кадров ты знаешь.
   Федор молча встал и не прощаясь вышел из кабинета. Он дошел до отдела кадров, никого не встретив в коридоре, постучал и приоткрыв дверь поздоровался. Увидев вошедшего, Захарыч позвал его к своему столу.
   - Вот, твои документы уже готовы, - Захарыч протянул Федору запечатанный конверт. Он как никто другой понимал чувства пришедшего, ему самому чуть больше года до пенсии, - Как говориться все там будем, - Захарыч невесело усмехнулся.
   - Умом то я все понимаю, - Федор присел на стул, и закрыв глаза, втянул носом воздух и только после этого взял протянутый конверт, - Просто думал. Да ладно, мало ли о чем я думал, - махнув рукой мужчина поднялся.
   - Думал, что незаменим? Слушай, Николаич, ты же знаешь, незаменимых людей нет, человек сказавший это уже сгнил давным-давно, а слова его живы. Хотя в твоем случае, согласен, ты действительно незаменим, второго такого мастера краснодеревщика не сыскать. Но...
   - Понимаю безработица, - перебил собеседника Федор.
   - Что ты, что ты, окстись, нет у нас в стране безработицы, - Захарыч укоризненно покачал головой.
   - Да, знаю я, - Федор повернулся, собираясь уходить, - Удивительную жизнь я прожил, родился в стране, где не было секса, умру, по-видимому, без работы в стране, где нет безработицы.
   - Федор, ты все понимаешь...
   - Что я должен понимать, достиг пенсионного возраста и до свиданья, - Федор сам не заметил, что повысил голос, несколько сотрудников, находящихся в комнате, оторвались от своих мониторов и посмотрели на него. Махнув рукой, мужчина вышел в коридор.

***

   Федор уже больше часа находился в пивной, и выпил три кружки пива, когда к нему подсел незнакомец. Слово за слово разговорились. Незнакомец сказал, что он здесь в командировке. Пропустив уже вместе по паре кружек, Федор, непонятно зачем достал из рюкзака желтый конверт.
   - Понятно, - незнакомец сделал большой глоток из своей кружки.
   - Что тебе понятно? Знаешь, что обиднее всего, не возраст, над этим никто не властен, а то, что словно собаку какую выкинули. Хоть бы что сказали, спасибо мол Федор Николаевич...
   - Спасибо? Тебе известно, что у нас в стране легче уволить беременную женщину на последнем месяце беременности, чем человека предпенсионного возраста, Гарант чуть ли не лично за этим следит. Просто дождались и сделали, то, что давно хотели, - незнакомец подозвал официанта и попросил принести еще одну кружку пива.
   - Мой случай не тот, - Федор затряс головой, - Все говорили, что у меня золотые руки.
   - Конечно, - незнакомец взял новую, только что принесенную запотевшую кружку пива и попросил счет. Молча дождался счета, встал, допил пиво и сказав, - Удачи, - вышел на улицу.
   Посидев еще минут десять, сходив в туалет и расплатившись Федор тоже пошел домой.

***

   Открыв дверь в квартиру, Федор услышал, что на кухне кто-то есть, немного удивившись, так как жена должна быть еще на работе, он разделся и помыв руки в ванной комнате, решил посмотреть, кто это хозяйничает у него дома. У плиты стояла его дочь Анна и готовила, что-то напевая себе под нос.
   - Привет, папуль, - Анна обернулась на шаги и поцеловала отца в щеку, - Как все прошло?
   - Нормально, получил расчёт, - Федор присел к столу, - А ты чего не на работе?
   - Отпросилась, думала ты пораньше сегодня придешь и не ошиблась. Я рассольник сварила, будешь? - получив утвердительный ответ, Анна налила в тарелку суп и поставила на стол, дала ложку, сметану и хлеб, - Сметану сам положи по вкусу. Ой чуть не забыла, соль. А то скажешь, что стол хромает.
   Федор улыбнулся и стал медленно есть. Анна вытерла полотенцем руки и села напротив. Дождавшись, когда тарелка опустеет, забрала её у отца собираясь помыть и положить второе, но отец её остановил.
   - Не мой, так положи.
   - Вот, картошку жареную с мясом пожарила.
   Федор поел и какое-то время они сидели напротив друг друга молча.
   - Рассказывай, как все прошло? - первой не выдержала Анна.
   - Как говориться, спокойно в рабочей обстановке, - Федор встал и поставил на плиту чайник.
   - Ой совсем, про чай забыла, - Анна хотела встать, но отец усадил её обратно, - Ну и славно, завтра или послезавтра сходишь в Социальную Службу и откажешься от пенсии, это нужно сделать как можно раньше, лучше не затягивать, а то еще оштрафуют.
   - Схожу, только отказываться от пенсии не буду, - Федор насыпал в заварник зеленого чая и залил его кипятком.
   - Это что, такая шутка? - Анна внимательно посмотрела на отца.
   - Нет не шутка, все вполне серьезно, я не для того всю свою жизнь делал отчисления со своей зарплаты в пенсионный фонд, чтобы сейчас отказаться от пенсии, - Федор достал две чашки и, поставив их на стол, налил чаю себе и дочери.
   - У меня просто нет слов, - Анна в недоумении смотрела на отца, - Ты уже не мальчик, а эмоции в данном вопросе не уместны.
   - Согласен, но здесь нет никаких эмоций. Как только я откажусь от пенсии, то у меня будет ровно три месяца чтобы найти работу. Если я не найду работу за это время, то стану тунеядцем, а подушный налог на тунеядцев гораздо выше, чем на работающих людей. Мало того, что я не буду зарабатывать, так еще меня нужно будет кормить и налог за меня платить. Поэтому от пенсии я не откажусь, - Федор замолчал.
   - Ты выпил? - дочь внимательно смотрела на отца.
   - Пару кружек пива, но это ничего не значит.
   - Хорошо, допустим. Мама три года назад ушла на пенсию и ничего, нашла себе работу, не сразу, но все-таки нашла, это раз. А, во-вторых, существует большое количество фирм, которые с удовольствием берут к себе пенсионеров-отказников, это выгодно и им и тебе, ты платишь меньший подушный налог, вернее ты его вообще платить не будешь, за тебя они его будут платить, а нужно то всего один раз в месяц прийти и расписаться в ведомости за зарплату, но это на крайний случай. Думаю, ты без труда найдешь себе работу, - Анна улыбнулась и взяла руки отца в свои, - У тебя золотые руки.
   - Золотые! - Федор выдернул свои руки из рук дочери, - Все эти фирмы сплошной криминал и служат они одной цели отмыванию денег. Я не буду отказываться от пенсии.
   - И кому ты сделаешь хуже!? Власти, этим заворовавшимся и зажравшимся тварям, ты сделаешь хуже только себе! - Анна вскочила на ноги и уже с трудом сдерживала голос и слезы. Она видела, что отец как говориться "закусил удила" и очень боялась за него.

***

   Когда Анастасия Константиновна вернулась домой, к ней навстречу выбежала заплаканная дочь.
   - Мама, да что же это такое? - Анна с трудом сдерживала рыдание, - Он уперся как бык и ничего не слушает.

***

   До начала работы районного отделения Социальной Службы было больше часа, но Федор уже давно был на месте. Сидел на лавочке в сквере неподалеку, он даже немного задремал, несмотря на ноябрь было тепло, снег еще не выпал. Ночь была нервная и бессонная. Настя и Аня плакали и уговаривали его изменить своё решение или хотя бы не рубить сгоряча, подумать, но он все уже давно обдумал. Становиться пенсионером-отказником он не будет, причин для этого было много и главная это дочь. Она хорошая девочка, но двух стариков ей не потянуть. А что будет через несколько лет, болезни, лекарства, да еще и выплата подушного налога, за родителей тунеядцев.
   Федор усмехнулся, звучит-то, как - "тунеядец", и это человек проработавший всю свою жизнь. Как там в сказке было, царь повелел стариков в лес отвозить. Современные реалии если подумать гораздо страшнее. Власть Предержащие все поставили с ног на голову. Старики стали обузой для своих детей, а свою, честно заработанную, пенсию ты еще должен "заслужить". Лишь единицы не отказываются от пенсии, а получают её и того меньше, на кону буквально стоит твоя жизнь.
   Решение было принято давно, но Федор медлил. Двери отделения были уже открыты, в них входили и выходили люди, по одному или небольшими группами. Грустный мужчина, сгорбленная старушка, долго никто не выходил, а потом появилась немолодая пара, они явно были довольны, наверное, их вопрос решен положительно. Наконец, собравшись с силами Федор встал и направился в отделение.
   - Здравствуйте, - девушка на входе улыбнулась посетителю, - Вам по какому вопросу?
   - Оформление пенсии, - Федор оглянулся по сторонам, никаких очередей, воздух с небольшим запахом. Во всех общественных учреждениях воздух очищается и обеззараживается.
   - Окно номер 25, - девушка приложила руку к монитору, стоящему рядом, и на нем высветился маршрут.
   Поблагодарив, Федор пошел по проходу. Людей вокруг немного, может из-за того, что сегодня рабочий день. Вот и его окно, за стеклом молодой человек с неизменной улыбкой, но его лицо мгновенно поменяло выражение, когда Федор произнес.
   - Я бы хотел оформить пенсию.
   - Оформить, - улыбка снова вернулась на положенное место, - Оформить отказ от пенсии?
   - Нет, я не буду отказываться от пенсии, - Федор даже не стал присаживаться на стоящий рядом стул.
   Хотя юноша не произносил больше ни слова, он явно получал инструкции по данной ситуации. Незаметно, как ему казалось, поправив наушник в ухе, он произнес.
   - Пройдите к лифту, третий этаж кабинет триста второй.

***

   За столом в кабинете сидел мужчина, явно бывший работник органов. Скользнув взглядом по вошедшему и кивнув головой на приветствие, он указал на стул, стоящий на некотором удалении от стола. Через некоторое время в кабинет вошел человек и, забрав у Федора конверт с документами, вышел.
   Ожидание затягивалось, наконец юноша появился снова и, положив папку на стол, встал рядом.
   - Ну что же, Федор Николаевич, ваше желание понятно, - впервые за все время, хозяин кабинета что-то произнес. Голос у него был спокойный с небольшой хрипотцой, - Подойдите сюда и распишитесь здесь и вот здесь. Вот направление в поликлинику, завтра сходите вам вживят три чипа в ногу, руку и брюшную полость. После этого ждите повестку, ждать недолго, декабрьская группа будет собраны в ближайшую неделю, полторы, - А теперь не смею, Вас, больше задерживать.

***

   Федор вышел на улицу, на душе скребли кошки, только сейчас он до конца осознал, что он наделал, появилось желание вернуться, просить, умолять может все можно вернуть назад. Действительно права дочь, кому он делает хуже? Но в долгосрочной перспективе он все же прав, да на кону стоит его жизнь, но если он выживет, то ни тунеядцем, ни прихлебателем не будет. Посидев еще немного на лавочке в парке, Федор поднялся и решительным шагом пошел на станцию подземки, решив уже сегодня закончить все дела в поликлинике.

***

   В подземке, несмотря на разгар рабочего дня, людей было много. Зайдя в вагон, Федор увидел свободное место и какое-то время раздумывал, садиться или нет, потом все же решил сесть хотя ехать было недолго. Напротив, сидела пара, парень и девушка. Оба естественно уткнулись в свои наладонники, вторая рука парня лежала на коленке девушки, ко всему прочему, он безостановочно и громко шмыгал носом. Николаичу даже стало интересно, какой рукой он в конце концов вытрет сопли. Видимо информация в наладоннике была очень важна, поэтому вытерев сопли, парень снова положил руку на коленку своей подруге. "Ох уж эти "детки", - подумал Федор, но скорее не со злобы, а так между делом. Вспомнил себя в этом возрасте, лет до двадцати пяти он действительно думал, что живет в великой стране, а потом у него открылись глаза. Многолетние правление нуворишей фактически привело империю к коллапсу. Император в реальности был "свадебным генералом", а всем правили Власть Предержащие, Совет нуворишей. Глава Совета - Гарант обладал всей полнотой власти. Почти девяносто процентов населения проживало в одиннадцати крупных городах, остальные были разбросаны по огромной территории, большей частью, превращенной в свалку. Вначале нувориши продавали ресурсы и полезные ископаемые, потом все, на что был хоть какой-то спрос, вплоть до чернозема, когда и этот источник дохода потихоньку иссяк, стали сдавать территории другим странам под утилизацию отходов. Мировое сообщество с каждым годом производило все больше отходов, поэтому этот источник пополнения бюджета обещал быть постоянным.
   Голос в вагоне постоянно что-то твердил, иногда возникали рекламные голограммы. Новые поезда подземки были намного комфортабельнее и вместительней предыдущих, но и интервал движения у них был больше, правда сейчас заполнены они были в лучшем случае наполовину.
   Выйдя из подземки, Федор дворами дошел до поликлиники и отдал направление в регистратуру.
   - Прямо по коридору до конца, потом направо, - сказала миловидная женщина за стеклом, немного понажимав клавиши, - Вас вызовут приблизительно через 20 минут.
   - Спасибо, - развернувшись, Федор отправился в указанном направлении. Присев рядом с большими стеклянными дверями он стал ждать своей очереди. На настенном экране шла очередная серия мультсериала, перемежающаяся рекламой различных лечебных препаратов. Хотя Федор не часто смотрел телевизор, этот мультфильм он смотрел. Он назывался "Чебурашки-ниндзя" по сюжету, три немного нелепых, но милых героя под руководством своего мудрого учителя крокодила Гены, срывали очередной злобный план злодейки Шапокляк. Мыслей никаких не было, что сделано, то сделано, можно ли сейчас что-то изменить, да на данном этапе еще можно, но нужно ли? Скоро над дверью загорелся его идентификационный номер и Федор, отбросив сомненья, зашел в кабинет.

***

   Большой транспортный вертолет, забрав еще одну небольшую партию, полетел в зону высадки. Лететь было еще больше часа, и Федор внимательно разглядывал сидящих рядом с ним, с некоторыми он даже перекинулся парой слов перед посадкой. Левая рука немного побаливала, в принципе инструктор, надевая коммуникационный браслет, предупреждал об этом. Чип, вживленный в руку, при синхронизации немного изменил свое положение.
   Получив повестку и узнав номер Зоны, Федор еще раз пересмотрел свои записи, чтобы освежить информацию. Последний год он посвятил поискам информации по всем Зонам выживания. Зона, в которую отправляли Федора, находилась на границе Воронежской и Тамбовской губернии, чернозем содран, лес вырублен, все уже давным-давно продано. Зона стала территорией отчуждения более пятнадцати лет назад. Экологическая катастрофа, в результате которой почва и вода били заражены соединениями никеля. Власть Предержащие, как всегда, среагировали не сразу. Болезни, рождение детей уродов, там и до катастрофы жизнь была не сахар, но в конце концов проблему замалчивать стало сложно. Чтобы окончательно не уронить себя в глазах всего мира Власть Предержащие приняли решение о переселении оставшихся жителей.
   За прошедшие пятнадцать лет вся эта территория обильно заросла, природа взяла свое, причем достаточно быстро. Опасных диких зверей нет, разве, что стаи одичавших собак. Главную угрозу представляют оставшиеся в Зоне местные жители. Аборигены Зоны 36/68 в агрессивности поведения лишь немногим уступают жителям зон, расположенным на Кавказе. Пенсионеры для них главный и фактически единственный источник дохода. Данная ситуация полностью устраивает власть, чем меньше пенсионеров выживет, тем лучше.

***

   Вертолет долетел до Зоны и стал двигаться по спирали. Было несколько точек высадки, чем дальше от центра зоны, тем меньше возможность начать выживание имея на руках что-то стоящее. В центре зоны стоят контейнеры в них оружие, теплая одежда, сухпайки. Есть ровно один час на то, чтобы взять вещи и уйти как можно дальше. Главный минус местные жители они караулят как раз рядом с центром, да и пенсионеры чаще всего начинают драчку раньше. На границе зоны тоже оставаться невыгодно, проживешь ты точно дольше, но вот выживешь ли, фактически с голыми руками, не факт, хотя шансы, конечно, есть. Федор решил выйти, приблизительно на одной трети расстояния от границы Зоны. Нож хотя бы у него будет. Пока вертолет кружил над Зоной, Федор внимательно, но не так чтобы явно, разглядывал окружающих. Волновались все. Сидящий через два человека от него мужик, что-то постоянно бубнил под нос, прислушавшись можно было уловить, что это слова рекламы: "...а не спеть ли мне громко, про откат, про такой откат нУжно, кричать...", и так снова и снова. А вот и один из тех, с кем Федор разговаривал при посадке, высокий, худощавый, немного лысоватый, во взгляде, то решимость, то страх. Это он говорил, что ему нужно внуков поднимать, а значит чисто в теории готов убивать. Правила простые, для обычных пенсионеров просто выжить, но, если убил кого-то, получил его пенсию. Причем не важно убивал ли кого-то убитый тобой, один человек одна пенсия. Для бывших заключенных ситуация хуже у них пенсий по умолчанию нет, значит хочешь получать деньги, отбери их у другого. Зеков, по крайней мере у них в вертолете не было, но вертолет не один, в Зоне минимум будет находиться человек пятьсот, причем женщин едва ли не больше, чем мужчин.

***

   Спрыгнув на землю и проводив взглядом улетающий вертолет, Федор огляделся. Это место было выбрано не случайно, оно было равно удалено от всех бывших населенных пунктов. Конечно, это ничего не значит за пятнадцать лет все могло измениться, но шансов, что, по крайней мере, обнаружат его не сразу, больше. Теперь нужно избавиться от коммуникационного браслета. Как утверждают организаторы, он необходим, так как на экране появятся цели, когда они будут в зоне обнаружения, но опасаться нужно не пенсионеров, а местных жителей, а вот для них обнаружить чип в теле гораздо сложнее, чем коммуникационный браслет. Тем более сами аборигены ни чипов, ни коммуникационных браслетов не имеют, а именно они и представляют главную опасность. Точка высадки имела и еще одно преимущество рядом текла небольшая речушка. Подойдя к берегу, Федор снял браслет и кинул его в воду, наверно он смог бы вытащить чипы из руки и ноги, но это было запрещено. С коммуникационным браслетом можно было делать все, что угодно, так как он по идее должен облегчить выживание, к тому же браслет считывает информацию с браслетов жертв и копит статистику убийств, а чипы другое дело их извлекут или из мертвого тела, или в финале, по возвращению из Зоны.
   Закончив с браслетом, Федор вернулся на точку высадки, на деревьях еще осталась листва, несмотря на начало декабря температура не опускалась ниже шести градусов. По прогнозам снега не будет до нового года. Мужчина потянулся и оглянулся по сторонам, где-то здесь должен быть схрон, он надеялся хотя бы на хороший нож, одет он был не плохо, и кое-какая еда была. С собой можно было взять вещей, весом не более семи килограммов. В это вес входила одежда, обувь, еда, да все что угодно кроме того, что можно было использовать как оружие. Одежда, обувь, все это было подобрано и куплено полгода назад, все легкое, теплое и удобное, денег тогда он не пожалел, ботинки Федор уже разносил, они прекрасно сидели на ноге на теплый носок. Двустороння куртка, причем внутренняя сторона, которую он никому не показывал хамелеон. В небольшом рюкзачке лежали две пары носков, многоразовые влажные салфетки, сухпайки, табак и жгучий перец. Табак и перец нужно будет смешать, эта смесь скоро понадобиться, чтобы сбивать со следа собак. Сухпайка хватит, если экономить, недели на две, а продержаться нужно четыре.
   Обойдя место высадки несколько раз, Федор ничего не нашел, поэтому начал ходить расширяющимися кругами. Небольшой холмик он обнаружил на границе молодого осинника, это действительно был схрон, правда говоря, он откровенно разочаровал. Раскидав листву, Федор увидел поднос, а под ним, вилку, ложку и кухонный нож. Да уж, хотя на что он надеялся, высадившись так далеко от центра. Основное "действо" еще не началось, вертолет только еще долетел до точки высадки и сейчас в центре внимания были такие как Федор высадившиеся раньше. Скрытых камер в зоне было понатыкано невероятное количество, и вот сейчас ведущий, наверняка с воодушевлением комментировал находку пенсионера. Ах, вот схрон найден, что же там, что же... какое разочарование.
   Но еще раз осмотрев свою находку, Федор как ни странно успокоился. Лезвие у ножа достаточно длинное и широкое, да и металл неплохой, убить им конечно, кого-то будет сложно, но для его целей он подходил как нельзя лучше, нужно только его заточить. На берегу были разбросаны камни, которые можно использовать для этого. Выбрав несколько камей, Федор сел и начал точить нож. В это время вдалеке загрохотали выстрелы.
   Выстрелы означали, то, что до начала осталось десять минут, и начался обстрел территории, прилегающий к зоне высадки. Это делали постоянно последние шесть лет. Причиной послужил случай, когда собравшиеся местные жители расстреляли всех пенсионеров прямо на центральной зоне высадки. Шум, который подняла мировая общественность, был невероятен. Расстрел мирных жителей без суда и следствия, чья вина состояла лишь в том, что они достигли пенсионного возраста. Общественность стран заставила действовать правительства этих стран. И Власть Предержащие, которых в тот момент кроме как "хозяева помойки" никто не называл, действительно испугались. Они своими руками разрушили империю, ослабили её настолько, что захоти кто-то из великих держав сменить "хозяев помойки" им это ничего бы не стоило. И вот с этого момента, чтобы не допустить повторения подобного происходит зачистка прилегающих территорий, это дает возможность пенсионерам более или менее спокойно разбежаться по зоне.
   Может, показаться странным, что само наличие "Четырехнедельного Выживания" не возмущает мировую общественность, а то явное уничтожение почти тысячи пенсионеров так их возмутило, но на все есть объяснение. Планета перенаселена, в некоторых странах каждый второй ребенок в семье, достигший совершеннолетия, участвует в чем-то подобном. То есть иметь одного ребенка в семье допустимо, а вот второму придется доказать свое право на существование. Нувориши не открыли Америку, они лишь приспособили ситуацию под свои нужды, поэтому средний возраст в Российской Империи, гораздо ниже этого показателя в развитых странах. В этом отношении имперские Нувориши грамотно используют ситуацию и "опыт" других стран, действительно зачем уничтожать будущую рабочую силу, пусть трудятся, платят налоги, делают отчисления в том числе в пенсионный фонд, а когда придет время и настанет время заслуженного отдыха, то государство Вам ничего не должно, а это Вы ему по-прежнему должны. Недовольны? Тогда докажите, поставьте на кон свою жизнь и обрящете заслуженное. Когда Гарант в одной из речей упомянул, что возможно увеличение пенсионного возраста, это было встречено с воодушевлением, к сожалению, дальше слов это не пошло, этот шаг еще больше бы увеличил безработицу. Для многих в Империи наступление пенсии означает фактически конец жизни. Но в мире нет идеальных стран, у всех есть свои скелеты в шкафу, но определенные правила имеются, поэтому каждая страна должна действовать в рамках этих правил, а если и переходить их, то действовать нужно скрытно.

***

   Наконец, острота ножа удовлетворила Федора, он еще раз провел по лезвию пальцем и одобрительно хмыкнул. Теперь нужно найти подходящую иву. Федор окончил Высшую Школу Дизайнеров, по специальности обработка дерева и металла. После обучения даже пытался с друзьями начать собственное дело, но из этой затеи ничего путного получилось, хотя кое-какими связями он обзавелся. Это позволило ему найти работу в крупной дизайнерской фирме, где вскоре он стал руководителем небольшого подразделения, занимающегося изготовление деревянных винтажных вещей от украшений, до мебели. Он любил дерево и хорошо чувствовал его. Хотя данный инструмент в его руках был не идеальным, но помог добиться желаемого. Срезав палку, Федор снял куртку и вытащил спрятанную внутри нее тетиву от хорошего спортивного лука. Причем со стороны казалось, что он что-то отрезал от куртки и приспособил это под тетиву. Потом пошел в осинник и сделал несколько стрел, после этого, развязав пару узелков, увеличил боковое отделение рюкзака, превратив его в подобие колчана. Все, больше здесь делать было нечего, Федор и так задержался, но вначале нужно сделать еще одно дело, встав на колени, он закрыл глаза. Со стороны казалось, что мужчина собрался молиться, но на самом деле он делал совсем другое.

***

   Величие Русской Империи закончилось сразу после Войны Теней, и тому было много причин, но главная, то, что незавершенные или странники всегда являлись столпами Империи и именно на них строилось её могущество. Русский Императорский род по праву гордился силой своих адептов, а предпоследний император сам был высшим адептом Разрушителем. Существует три основные группы незавершенных, первая самая многочисленная это - Видящие. Видящие способны в той или иной степени предугадывать будущее. Вторая, гораздо малочисленней - Созидатели, они могли определенным способом будущее формировать. И третья фактически штучный товар это - Разрушители, естественные антагонисты Созидателям, стоит им продумать ход событий, и данная последовательность событий никогда не произойдет. Развивать этот дар сложнее всего, так как продумать и исключить все возможные пути неприемлемого развития сложнее, чем просто сформировать путь. Со стороны может показаться, что Разрушители слабее остальных незавершенных, но все с точностью наоборот. Видящие что-то видят, но данное виденье чаще всего не касается их самих, совершенно непонятно почему и зачем эти образы проходят перед их внутренним взором, этим процессом они не управляют. Созидатели, не могут корректировать собственную линию Судьбы. Конечно, сильные Видящие и Созидатели в ранге Адепта способны на многое, но рамок даже для них слишком много. А вот Разрушители полностью свободны от рамок, так как предугадать все возможные варианты нежелательного развития событий, фактически нельзя. Война Теней была войной странников, несколько держав объединили свои силы и ударили по Русской Империи. Жертв было предостаточно, часто даже было непонятно чем вызваны эти жертвы и зачем они нужны, так как основная война шла в головах адептов. Все закончилось неожиданно, высшие адепты всего мира, а также все, кто обладал способностью выше среднего просто умерли, мгновенно по всему земному шару. Наиболее вероятной причиной была ответная реакция Вселенной. Война Теней привела к патовой ситуации, у мира просто не осталось путей развития, и Вселенная избавилась единственно доступным способом, уничтожив первопричину. В мире на некоторое время воцарился хаос, но в большинстве стран правительство быстро вернуло контроль над ситуацией, чего не сказать о Русской Империи. Более двух третей членов императорской семьи было мертво. Новым императором стал двоюродный племянник умершего императора, слабовольный и болезненный человек. В этот момент вокруг императора и сформировался Совет нуворишей. Надо отдать должное, что Власть Предержащие смогли победить хаос в Империи, правда, потеряв часть территорий. А дальше они просто стали разворовывать в прошлом богатейшую мировую Империю.

***

   Федор был странником, хотя и удачно скрывал это всю свою жизнь. Эту необычную "особенность" он заметил, еще учась в школе. Действительно, возвращаешься домой, что-то планируешь, а в результате все получается через одно место и совсем не так, причем каждый раз. Кто-то бы подумал, что он жутко невезучий, но Федор был начитанным мальчиком, и у него хватило ума не обращаться за советом к взрослым. Просто он стал продумывать нежелательное развитие ситуации, и везенья в его жизни прибавилось, хотя это было не просто. Да он Разрушитель, а в современной империи лучше скрывать, что являешься странником. Исключив несколько совсем уж неприятных путей развития ситуаций, Федор поднялся с колен, перед сном он займется этим более основательно. А сейчас он достал из рюкзака небольшой компас, были сомненья что его у него не заберут, но прятать его он не стал, все равно скрыть наличие компаса от камер в Зоне было проблематично, и пошел на юго-восток в сторону противоположной границы Зоны. В этом месте Зона граничила с крупным мусорным полигоном. У Федора еще была карта Зоны на тонком пластике, она была спрятана в одном из сухпайков, но светить ей он пока не хотел. Потом он "случайно" найдет карту, вот как ему "повезет".

***

   Федор продирался, через густой осинник которому казалось не будет конца. Удивительно, но он видел много грибов и это в начале декабря, правда собирать их он не решился, все же почва здесь еще сильно заражена, хотя смертельной опасности уже нет. До границы Зоны, конечной на данный момент точки его перехода, идти приблизительно дня три, может четыре, наверняка придется попетлять. Идея состояла в том, что участок на границе с мусорным полигоном фактически проходной двор. Ограждение там постоянно ломают, жители Зоны ходят на мусорный полигон, в свою очередь жители полигона, а полигон как не странно обитаем, пытаются проникнуть в Зону, в том числе чтобы поохотиться на пенсионеров. Из-за этого постоянно возникают конфликты, но на самой границе достаточно спокойно, есть даже подобие торговли на основе натурального обмена. План прост, Федор не собирался покидать Зону это категорически запрещается, просто нужно находиться в этом районе и вести себя так, чтобы жители Зоны думали, что он мусорщик, а мусорщики думали, что он живет в Зоне. От лука и стрел скоро придется избавиться, так как с тем количеством оружия, что есть в Зоне, лучник выглядит очень подозрительно, но пока они ему нужны. Идя по щиколотку в опавшей листве сложно производить мало шума, но Федор старался ступать как можно тише, часто останавливался и прислушивался к звукам вокруг. Звуков было мало, лишь изредка где-то каркала ворона, тишина первое время давила на коренного горожанина, но постепенно мужчина адаптировался. Он шел останавливался, прислушивался, прикрыв глаза, вдыхал свежий воздух и шел дальше. Постепенно начинало темнеть, но сегодня нужно уйти как можно дальше от точки высадки. Конечно, сейчас основные события развиваются в центре зоны, но лишь вопрос времени, когда местные начнут шерстить пограничные территории. В нескольких шагах слева пробежал какой-то маленький зверек, скорее всего белка, на небе показался серп луны: "Растущая" - подумал Федор, это он помнил с самого детства, у растущей луны серп часть буквы "Р". Стало прохладнее и окончательно стемнело, найдя небольшую ложбинку мужчина решил устроиться на ночлег в ней. Вначале небольшой перекус, потом медитация.

***

   Второе пробуждение в Зоне и снова солнечное утро. Федор встал, аккуратно разравнял листву и на всякий случай посыпал место ночлежки смесью перца с табаком. Он старался как можно лучше замести следы. Весь предыдущий день он шел в сторону полигона, несколько часов даже двигался вдоль небольшого ручья, прыгая по слегка притопленным камням, но потом ручей повернул в противоположную, его цели сторону, и он снова углубился в лесок. Прогалинок встречалось мало, лес вокруг был молодой и очень густой. Что здесь было пятнадцать лет назад, непонятно. Один раз даже вышел к небольшой заброшенной деревеньке, пяток почти полностью разрушенных домов, Федор обошел её по краю не заходя внутрь.
   Где-то совсем рядом снова закаркала ворона, у Федора даже возникла идея, попробовать поохотиться на ворон, так других зверей кроме белки, увиденной им два дня назад, он не замечал. Последний год Федор учился стрелять из лука, насколько хорошо он владел этим оружием сказать сложно, но в мишень попадал уверенно. Раз - два, раз - два, монотонное движение вперед, остановка корректировка направления по компасу и снова в путь, съесть кусочек сухпайка, запить водой. Мысли, вначале заполняющие голову, куда-то исчезли, просто ровное поступательное движение, которое закончилось очень неожиданно. Федор споткнулся и чуть не упал. Причиной послужил ботинок на ноге тела, засыпанного листвой. Аккуратно разгребая опавшую листву выживанец обнаружил скорее всего мужчину, причем по виду он был мертв уже очень давно. В руке зажат пистолет, правда, без патронов, в разорванном рюкзаке две банки каких-то консервов. В карманах куртки Федор нашел шоколадный батончик на нем сохранилась дата изготовления. Труп пролежал здесь больше двух лет. Переложив все найденное в свой рюкзак, Федор снова присыпал тело листвой, никаких особых чувств у него не возникло. Незнаковый ему человек, мертвый, причем очень давно, немного ржавый пистолет, две банки возможно мясных консервов и шоколадный батончик, на мгновенье возникло раздраженье, ну что за хрень, почему у мертвеца не оказалось чего-нибудь более ценного, хотя бы патроны для пистолета остались. Подбросив еще охапку листьев, Федор развернулся и пошел дальше. Да, он точно не герой, герой наверняка бы выкопал могилу и похоронил труп. Копал бы долго, например ложкой, благо, что она у него есть, а тем, кто видят его сейчас наверняка бы понравилось пафосное превозмогание. Нет, его цель проста и сложна одновременно, дойти до границы с полигоном и по возможности затеряться в местном населении.

***

   Очередное утро в Зоне, сегодня ночью был небольшой морозец, и опавшая листва покрылась инеем. Проснувшись, Федор как смог побрился. Бритва была хорошая, острая, правда, удовольствия это доставило мало, но щетина в данный момент совершенно не нужна. Щеки и подбородок горели после бритья насухо, гигиеническая салфетка, хоть немного, но сняла раздражение. Вчера, перед тем как окончательно стемнело, взобравшись на пригорок, Федор увидел на юге стену огораживающую Зону, но самое главное, хотя это и не точно, немного западнее дым. Дым, скорее всего, поднимается с полигона, значит промежуточная цель уже близка, до нее около шести, семи часов пути. Значит план на сегодня такой, часа четыре поохотится, вчера он несколько раз видел зайцев, а может одичавших кроликов. Потом выдвигаться в сторону полигона, переночевать и лишь с утра подойти к границе, чтобы в течение дня хоть немного разобраться в ситуации.
   Первого зайца Федор увидел минут через сорок. Серый, мохнатый комок был почти неразличим рядом с пеньком, к сожаленью, почувствовав опасность, заяц быстро скрылся. После этой неудачи охотник-новичок перевернул куртку обратной стороной и накинул на голову капюшон. Может дополнительная скрытность помогла, а может что еще, но скоро он держал за уши своею первую добычу. Федор поместил тушку в пластиковый пакет, а потом положил в рюкзак. Еще один зверек выскочил фактически из-под ног, оказалось, что зайцев вокруг немало, но следующий трофей был только часа через полтора. Заяц грыз какой-то корешок и совершенно не заметил приближающегося охотника, правда и охотник заметил его не сразу, а только когда до ушастого осталось не более десяти шагов. Теперь можно было двигаться дальше. Федор не хотел готовить зайцев, да если честно, он даже не знал, как это сделать, костер разжигать точно не собирался, за эти тушки он надеялся, что-то выменять на границе с полигоном.
   Сейчас ни стены, ни дыма видно не было, да и деревья вокруг были низкорослые, максимум три, три с половиной метра. Видимость они ограничивали, но Федор приблизительно запомнил направление движения, но, прежде чем идти дальше, он присел на корточки и разгреб листву. Ему было интересно, чем это место так привлекает зайцев. Под листвой он нашел стебли, скорее всего моркови, видимо, когда-то здесь были поля, взяв ложку Федор выкопал несколько корней. Морковка была достаточно чахлая, но Федор наполнил ей пакет, все пригодится. Теперь нужно идти дальше, до темноты, нужно пройти как можно больше, чтобы завтра с утра подойти к границе.

***

   Поселение на границе полигона и Зоны было достаточно большим, несколько кривых улочек вели к какой-то одной точке, скорее всего, месту, где была проломана стена между полигоном и Зоной. Стиль построек вокруг, представлял постапокалиптический, болезненный сон. Железные листы, деревянные щиты, все шло в дело, в одном месте даже под жилище был приспособлен фюзеляж самолета. Вонь стояла страшная, видимо жители выливали помои прямо на улицу. В слегка замершей грязи копались голуби, которые совсем не боялись людей и непонятно почему кошек. А кошки являлись главной отличительной чертой данного поселка, они были повсюду. Причем непонятно почему, но ни одной кошки, охотящейся за голубями, видно не было. Федор прошел по одной улице, дошел почти до границы Зоны, потом свернул на другую. Те же голуби, кошки, но воздух был чище, да и как не странно на этой улочке встречались деревянные и даже двухэтажные кирпичные дома. Видимо они остались от поселения, которое здесь было раньше. На некоторых домах были вывески, скорее всего это была центральная улица поселка. Неожиданно рядом с огромным мусорным контейнером Федор увидел скамейку, скинув несколько пакетов, он присел на нее и достал из рюкзака кусок сухпайка. На первый взгляд на него никто не обращал внимание, но лучше лишний раз не светиться. Торговых лавочек, представляющих интерес, было несколько, Федор выбрал находящуюся в небольшом доме с деревянным крыльцом. Над крыльцом висела вывеска "Иннокентий Борисович. Старьевщик. Несите все сюда, старье и хлам, а может у меня есть то, что, нужно Вам". Стихи, конечно, так себе, но в таком месте они выглядели несколько необычно. Прежде чем идти в лавку старьевщика, Федор глубоко вздохнул, и некоторое время посидел с закрытыми глазами, потом встал, быстро пересек улицу, пнув ржавую консервную банку и, поднявшись на крыльцо, вошел в лавку.
   Первое, что он увидел, это огромный кот на прилавке. Кот лениво повернул голову, осмотрев вновь вошедшего, и громко мяукнул. Из-за ширмы, разделяющую большую комнату пополам, появился мужчина среднего роста, короткий ежик седых волос, борода, выглядящая не симметрично, причиной тому был шрам на правой щеке.
   - Чем могу быть полезен? - спросил он, подходя к стойке. Цепкий оценивающий взгляд, совершенно не вязался с разноцветной футболкой, на которой висел бейджик с именем "Кеша".
   - Пока не знаю хотел бы осмотреться, - тут Федор вспомнил про найденный пистолет, -- Вот, у Вас есть патроны для этого пистолета? - когда Федор полез в рюкзак, было видно, как немного напрягся Кеша и расслабился он лишь после того, как пистолет оказался на прилавке.
   - Да есть. Что-то еще?
   Федор ничего на это не ответил, внимательно осматривая стены и прилавок. Чего здесь только не было. Непонятные детали, старые журналы, книги, на табурете у стены стоял ящик с набором столярных инструментов. Федор не удержался и поставив его на прилавок заглянул внутрь. На удивленье инструмент был в очень хорошем состоянии, ручки без сколов и трещин, пила правильно разведена и наточена, набор стамесок, рубанок. В груди что-то закололо, но Федор не обратил на это внимание, на какой-то момент он забылся, а когда вспомнил, быстро собрал весь инструмент в ящик и поставил его на табурет, подняв глаза он увидел немного удивленный взгляд лавочника. Тот ничего не сказал, хотя вопрос явно вертелся у него на языке. Уже решив, что кроме патронов его здесь уже ничего не заинтересует, Федор неожиданно заметил в углу предмет, который ни как, не ожидал увидеть.
   - А это там что? Рядом с плащом-дождевиком. Не мог бы показать.
   Лавочник обернулся, чтобы понять, о чем говорит посетитель и утвердительно кивнув головой принес композитный лук. Лук был без тетивы, но в остальном в очень хорошем состоянии. Попросив тряпку, Федор вытер с лука пыль. Да лук, несомненно, ему бы пригодился, конечно, была непонятна цена вопроса.
   - А стрелы есть?
   - Сейчас посмотрю, вроде где-то были, - лавочник скрылся за ширмой и показался через некоторое время с двумя стрелами в руке, -- Вот все что нашел.
   - Хорошо, я возьму лук и стрелы, - Федор вытащил тушку зайца и положил её на прилавок.
   - Несерьезно, - Кеша взял зайца за уши как бы взвешивая его.
   - Тогда еще один, думаю, что этого точно будет достаточно, - рядом с первой тушкой появилась вторая, - Думаю этот лук у тебя уже не один год пылится.
   Лавочник задумался, но было видно, что предложение его заинтересовало.
   - Еще банка консервов, добавишь три пули к пистолету. Этот лук у тебя уже не один год и не факт, что ты на него покупателя найдешь, а мне для охоты нужен.
   - Две пули, должен же я с тобой поторговаться, - лавочник усмехнулся, - Хотя консервы я еще в глаза не видел.
   Федор дал лавочнику банку консервов и тот внимательно её осмотрел.
   - Что ж, по рукам, - Кеша протянул руку и Федор её пожал.
   - Вот, еще, - поддавшись сиюминутному порыву, Федор положил на прилавок пакет с морковкой, - Будешь суп варить добавишь. Это так, подарок, я себе еще накопаю.
   - Спасибо, не откажусь, - Кеша убрал пакет под прилавок, - Что-то еще?
   - Если честно, то, да. Есть еще вопрос, - Федор на мгновенье задумался, - Я тут пробуду пару-тройку дней, может где-то можно остановиться, я за постой заплачу.
   Иннокентий Борисович, задумался, почесал грудь, потом голову и повернувшись к коту, который за это время так и не сдвинулся с места, совершенно не обращая внимание на происходящее вокруг, спросил.
   - Пусь, ну что думаешь?
   Кот открыл глаза, посмотрел на Кешу, потом на Федора и снова закрыл, положив голову на лапы.
   - Ну ладно, оставайся у меня, топчанчик свободный есть. Платой будет пара зайцев и прилавок мне починишь. То, как ты на инструмент смотрел, показывает, что обращаться с ним ты умеешь.
   - Меня все устраивает, - Федор положил пистолет в рюкзак, патроны в карман и взяв лук и стрелы, повернулся к выходу, - Сегодня ночевать не буду, в лес пойду, поохочусь, вернусь завтра к вечеру.

***

   Федор почти бесшумно двигался по лесу, для коренного горожанина это было очень удивительно, правда шаг у него по жизни был легкий, а может включилась память предков. Он никуда не торопился, первая часть плана выполнена, в Зоне прожита почти неделя. Конечно, планировать Разрушителю сложно, постоянно нужно продумывать варианты, когда все идет не так, а не то, как все должно произойти. Зайцев в этом месте обитало действительно много, пугливые зверьки часто убегали, не давая даже малейшей возможности прицелиться, но несмотря на это две тушки уже были в рюкзаке. Лук бесшумное оружие в этом его главное преимущество, тем более что приобретённый лук был очень хорош. Решив, что еще один заяц и пора возвращаться, Федор решил поупражняться в своих способностях, прежде чем выстрелить он закрывал глаза, и куда только не летели стрелы в его мысленном взоре, к сожалению часто открыв глаза горожанин выдел, что добычи и след простыл, а когда была на месте, стрела словно в насмешку летела совсем уж по невероятной траектории. Но его это не расстраивало, охота действительно увлекала, вдыхая морозный воздух, прислушиваясь к звукам вокруг он действительно жил. Поэтому даже немного расстроился, когда стрела пробила шею зверька пригвоздив его к земле. Но раз Федор решил, что трех зайцев будет достаточно, тем более что рюкзак сильно потяжелел, один заяц весил наверняка более трех килограммов. Накопав еще моркови, выживанец пошел в сторону поселка.
   В поселок Федор вернулся, когда уже окончательно стемнело. Не без труда отыскав лавку, он обнаружил, что дверь закрыта и начал стучать в нее. Стучал он достаточно долго, пока наконец не услышал голос.
   - Кого еще на ночь глядя нелегкая принесла?
   Федор решил не отвечать, а продолжил стучать, скоро он услышал, как отодвинулся засов и дверь приоткрылась, отбросив полоску света. В проеме показался Кеша с керосиновой лампой в руках.
   - А это ты, - сказал он, подняв лампу повыше, - Ну заходи, - задвинув засов лавочник отправился в глубь лавки, - Пойдем покажу заднюю дверь.
   Пройдя через соседнюю с лавкой комнату, лавочник вышел в небольшой коридор, из которого вели три двери, одна та из которой они только что вышли, Кеша толкнул дверь напротив.
   - Вот здесь брось вещи и пойдем покажу все остальное.
   Положив рюкзак и лук у двери, Федор направился за лавочником к третей двери, за ней были сенцы. Кеша накинул телогрейку и подойдя к двери на улицу открыл её. За дверью был небольшой дворик.
   - Вон там туалет, здесь умывальник, вода холодная понятно, нужна горячая, плита в сенцах, ну все располагайся, - сказав это лавочник развернулся и поставив лампу на столик в сенцах ушел.
   Закрыв дверь на улицу и взяв лампу, Федор отправился в "свою" комнату. Небольшая приблизительно два на три метра, у одной стены топчан, матрас и подушка набиты сеном, печка буржуйка, рядом с ней дрова, табурет и небольшой столик, вот и вся обстановка, но большего и не нужно. Сняв куртку и положив рюкзак на столик, горожанин достал двух зайцев и постучал в дверь напротив. Дождавшись ответа, вошел.
   Иннокентий Борисович сидел в кресле у камина и читал книгу.
   - Плата как договаривались, - Федор показал две тушки.
   - Хорошо, положи в сенцах там прохладнее, завтра разберемся, - лавочник на мгновения оторвался от книги и снова продолжил чтение, - Да, еще в сенцах у плиты полка, там чай, что-то еще, короче не маленький, - промолвил Кеша, не прекращая чтения.
   Федор положил все три тушки в сенцах, потом подошел к плите, она была еще горячая, угли до конца не прогорели и скоро огонь заплясал на подкинутых дровах. Рядом с плитой был большой бак с водой, Федор вскипятил чайник, умылся теплой водой и заварил себе мяту с чабрецом. На полке стояло много баночек с травами, кое-какие он знал. Горячий чай и настоящая постель, впервые за последние несколько дней.

***

   Когда Иннокентий проснулся и вышел в сенцы он увидел Федора, который наполнял бак водой из колодца. Мужчины поздоровались, потом Федор принес еще два ведра и закрыл бак крышкой.
   - Вот, с этим закончил, - Федор вытер руки тряпкой, - Я уже перекусил, пойдем, покажешь, что там у тебя с прилавком. Сегодня починю, а завтра снова на охоту пойду.
   - Иди смотри, я-то тебе зачем, - лавочник потянулся, расправив плечи и видя замешательство гостя, добавил, - Что мнешься, если бы я тебе не доверял, думаешь пустил бы в дом.
   Пройдя через комнату хозяина в лавку, Федор огляделся, посмотреть здесь было на что. Из оружия в основном были ружья, хотя может пистолеты были в ящиках. На отдельном стенде штурмовые винтовки, причем некоторые достаточно современные. У стен стояли мешки с крупами и мукой, на крюках висел в связках лук и чеснок. Так что скорее всего это была не лавка старьевщика, а маленький магазинчик, где можно было купить или выменять буквально все от оружия нового и не очень до чая и сахара.
   С прилавком ничего сложного не было, сломалась полка внутри в месте крепления. Конечно можно просто её закрепить, но осмотрев полку Федор решил заменить её полностью, так как края полки были надломаны. Если уж делать работу, то нужно делать её хорошо. Для этого требовалось две доски. Осмотрев лавку, досок Федор не заметил.
   Иннокентий стоял на у плиты и что-то готовил, напевая какую-то мелодию.
   - У тебя доски есть? - Федор, почувствовал приятный запах.
   - Досок нет, - Кеша ответил не оборачиваясь, - Я твоего зайца тоже освежевал и на ледник отнес. Лед, конечно, уже старый прошлогодний, но лед как говорится и в Африке лед, а скоро надеюсь снег пойдет, декабрь все-таки. А шкура вон лежит, не знаю, что ты с ней делать будешь.
   - А можно на эту шкуру пару досок выменять, и если можно, то у кого?
   - Шкуру на пару досок, слишком жирно будет, тем более хоть снега и нет, мех уже зимний. Да и материал мой должен быть, - Иннокентий прикрыл кастрюлю крышкой и вытер руки тряпкой, - Сейчас подожди.
   Лавочник ушел и вернулся с пачкой патронов.
   - Держи. Выйдешь на улицу, пойдешь на лево, дойдешь до большой ржавой бочки, её обогнешь за ней будет проулок, по этому проулку метров двадцать и свернешь снова на лево, пройдешь метров двести увидишь двор. Во дворе всякий хлам свален в том числе и доски. Хозяина Вованом кличут, позови, во двор не входи у него две собаки злющие. Хозяину скажешь, что от меня и что нужно. Патроны, конечно, дороже досок, но это я с ним потом сам разберусь.

***

   За бочкой действительно был проулок, причем если бы Кеша, четко не сказал, что он есть, найти его было бы сложно. Бочка словно специально была поставлена, чтобы скрыть его. Данное место явно было частью бывшего здесь ранее поселения. Проулок шел между стен, метра три высотой с колючей проволокой поверху, и было совершенно непонятно что за ними находится. Но метров через двадцать в одной из стен действительно был пролом. За проломом тропинка вела через пустырь, цель скорее всего, дома за пустырем. Федор поправил рюкзак и шагнул в пролом, но дорогу ему преградил двухметровый мужик в телогрейке и кепке. Склонив голову, мужик сверху вниз разглядывал Федора.
   - Привет, - Федор попытался обойти неожиданное препятствие, но это ему не удалось.
   Из-за спины громилы появился еще один человек, широко улыбающийся не более десятком оставшихся зубов. Видимо щербатый, что-то хотел сказать, но Федор быстро, и судя по результату, скорее всего, правильно оценил ситуацию, сняв рюкзак он достал оставшеюся банку консервов и отдал ее здоровяку, немного подумав протянул шоколадный батончик щербатому. И быстро обогнув парочку пошел по тропинке, отойдя уже на приличное расстояние он услышал сзади смех громилы, батончик был с орехами.
   Тропинка привела к забору из сетки-рабицы, за забором действительно был двор, заваленный разным хламом, и две огромные собаки, которые почувствовав чужого с лаем бросились к забору. Даже без предупреждения Кеши, Федор самостоятельно зайти во двор не решился бы. Найдя калитку, Николаич стал звать хозяина. Тот появился не сразу.
   - Что надо? - подойдя к калитке и прикрикнув на собак спросил он.
   - Иннокентию пару досок нужно, вот тебе передал, - Федор протянул пачку патрон Вовану, - Окончательно рассчитаешься с ним потом, а я только доски возьму.
   Вован развернулся и не говоря не слова пошел в глубь двора, как оказалось, чтобы загнать собак в сарай. После этого вернулся и открыл калитку.
   - Доски там, - хозяин махнул рукой, забирая патроны.
   Досок было много, но, если честно, выбрать фактически не из чего. Кое-как найдя пару подходящих досок, Федор отравился к калитке. Вован был там же где они с ним расстались, сидя на ящике и задумчиво перебирая патроны в пачке, он смотрел на зимнее солнце, скрытое облаками. Попрощавшись и закрыв за собой калитку, Федор отправился по тропинке назад, но Вован не обратил на это никакого внимания, полностью погруженный в свои мысли. Здоровяк и щербатый сидели на бревнах у пролома, и что-то готовили на костре, увидев Федора здоровяк усмехнулся и хлопнул щербатого по спине, как не странно щербатый тоже улыбнулся. Провожаемый их взглядами Федор вошел в проулок.

***

   Найдя в сарае у Иннокентия старый стол, Федор вытащил его во двор и приспособил под верстак. Остругивая доску, Николаич был по-настоящему счастлив. Казалось его ситуация не располагала к расслаблению, но настроение у него было очень хорошее. В конце концов, что такое счастье, когда и почему приходит это ощущение? Наверное, на какой-то момент все проблемы отошли на задний план, остался свежий воздух, солнце, пробивающееся через облака, кудахтанье кур и запах стружки. Из этого состояния Федора вывел голос.
   - О, так это ты для Кеши доски брал, - Федор поднял голову и увидел щербатого, заглядывающего через забор, - Для Кеши, - не дожидаюсь ответа, задумчиво повторил щербатый.
   - Да нужно кое-что починить, - с улыбкой сказал Федор. Настроение у него по-прежнему было хорошее, рукой он провел по доске, ощущая под пальцами свежеструганную поверхность и получая от этого несравненное удовольствие.
   - Как бабу гладишь, - ощерился щербатый и не дожидаясь ответа, исчез за забором.
   "Что хотел?" - подумал Федор и пожал плечами.
   После того как Федор починил прилавок у него остался еще кусок доски, достаточно времени до темноты и самое главное желанье, поэтому он сделал еще небольшую полочку и сам ее повесил на стену за прилавком.
   Иннокентий уже почти как час наблюдал за Федором, а когда тот закончил подошел к осмотрел прилавок, после чего увидел полочку.
   - С прилавком придраться не к чему, если честно удивил, думал просто полку закрепишь, а ты, конечно, вон как все основательно сделал. А вот это что? - Кеша показал рукой на полочку, - Понимаешь, хозяин здесь я, и, если что-то хотел сделать, нужно было спросить у меня, - хотя Иннокентий ворчал было видно, что ему все нравится, - Ладно честно скажу она здесь к месту, и я даже знаю, что я завтра на нее положу. Ну все пошли.
   Лавочник закрыл входную дверь на засов и пошел в заднюю комнату.
   - Иди руки мой и приходи поужинаем, - и поймав недоуменный, вопросительный взгляд Федора, добавил, - Раз шкура небе не нужна, я её заберу, а в счет этого горячего поешь, наверняка давно уже нормальной еды не ел, - видя, что Федор замялся, добавил, - Слушай, перестань ломаться, чай не барышня.
   Кеша уже наливал в тарелки горячий суп, с большим количеством кроличьего мяса, когда вернулся Федор. На столе кроме тарелок с супом стояла миска с хлебом и нарезанным луком, а также бутыль и два стакана. После того как Николаич сел, Кеша наполнил стаканы из бутыли.
   - Ну давай за знакомство, - выпили, закусили. После чего, лавочник продолжил, - Вот городские говорят, что супом закусывать неправильно, а мне так даже очень нравиться. Супчик он всегда в тему и для желудка полезен.
   - Я тоже раньше, всегда на завтрак суп ел, а потом дочь выросла и стал есть то, что со вчерашнего в холодильнике осталось, - Федор замолчал, глядя прямо перед собой, а потом закрыл свой стакан рукой, видя, что Иннокентий снова взял в руку бутылку.
   - Что не понравилось? Я сам гоню, очищаю и на калгане настаиваю.
   - Нет, все нормально, хорошо пошла, просто думал завтра пораньше встать и на охоту пойти, - Николаич, задумался, помешивая суп ложкой, - А знаешь, что наливай, еще грамм сто не помешает.
   - Вот это другое дело, - Кеша улыбнулся, наливая самогон себе и гостю.

***

   Как обычно, когда выпивал накануне, Федор проснулся рано. Неприятных ощущений не было, самогон действительно был хороший. Умывшись и позавтракав оставленным специально для него Иннокентием куском кролика, пошел в лес.
   Будучи коренным горожанином, Николаич редко бывал в лесу. Семьей он выезжал в лесопарки, расположенные рядом с городом, дорожки, выделенные места для пикника с мангалом и всем необходимым. При желании на входе можно было купить маринованное мясо, а если выбрал платное место, то тебе и мангал разожгут, а специально обученный человек, за дополнительные деньги, это мясо и приготовит. Правда в последний год он часто в одиночку выезжал в менее окультуренные места, там природа была более дикой, но камеры слежения на деревьях все равно были.
   Сейчас же его окружала действительно первозданная, хотя и испоганенная людьми природа, можно только догадываться какой здесь раньше был лес. Регулярно встречались пеньки от деревьев, ствол которых взрослый мужчина не смог бы даже обхватить. Давно во времена Империи здесь был заповедник с уникальной историей и животным миром. Некоторые животные обитали только здесь и считались исчезающим видом, сейчас они скорее всего благополучно исчезли. Нуворишам нужна была безраздельная власть на огромных территориях, поэтому били приложены максимальные усилия, чтобы провинциальные города перестали существовать, а все жители перебрались в крупные мегаполисы. Если в отношении городов план Власть Предержащих полностью удался, то с небольшими поселениями, их ожидало разочарование, в них люди были ближе к земле и привыкли выживать в любых ситуациях.
   До места охоты на зайцев Федор добрался в тот момент, когда дневной свет начал потихоньку меркнуть, зимний день не долог, но до темноты Николаичу удалось подстрелить одного зайца. Пока еще окончательно не стемнело, Федор нашел небольшой овражек, съел половинку сухпайка, запил его холодным чаем и, помедитировав немного уснул. Проснулся он от ощущения опасности, еще не рассвело, осторожно выглянув из оврага он увидел вдалеке свет фонарей. Причем свет приближался, поднявшись Федор разравнял листья и на всякий случай посыпал место своего ночлега смесью табака с перцем. Потом быстро пошел в сторону поселения на границе Зоны.

***

   Пройдя через сенцы, Федор прошел в свою коморку и положил лук и куртку на топчан. После чего, достав из рюкзака тушку зайца отнес её на ледник. Умывшись и попив чаю, пошел в лавку. Иннокентий был за прилавком и о чем-то громко спорил с двумя покупателями, чтобы не мешать Николаич сел на табурет и начал листать какой-то старый журнал. Наконец придя к взаимовыгодному компромиссу, покупатели ушли.
   - О, вернулся, - Кеша обернулся к гостю.
   - Да сегодня даже моркови не набрал, заяц один, но правда килограмм шесть, может больше.
   - Не важно. Подожди меня в своей комнате, сейчас лавку закрою, разговор есть.
   Федор, попросив разрешения, взял один из журналов и вышел из лавки. Сев на топчан, он раскрыл журнал пятнадцатилетней давности на первой попавшейся странице, но тут же отложил его, увидев на столике свой пистолет. Видимо он выложил его из рюкзака, когда ходил за досками, да так и забыл. Пистолет был вычищен и смазан, обойма с патронами была полная. Скоро появился Кеша, отодвинув в сторону куртку он присел рядом на топчан.
   - Дело такое, - начал Иннокентий, - Во-первых, подстрахуешь меня сегодня, мне нужно будет отбежать, а должен будет прийти человек, принесет сумку, во-вторых, - лавочник замолчал, глядя на Федора. Потом продолжил явно не в тему, - Пистолет я тебе в порядок привел, оружие в таком состоянии держать нельзя.
   - Спасибо, - Николаич ждал продолженья.
   - Охотники на поселке появились, - Кеша снова замолчал, - С выживанкой ходят, она у них роль детектора выполняет, таких же выживанцев ищут. Цели у нее на браслете высвечиваются, так охотники пенсионеров выслеживают. Возможно слухи, но говорят им за каждого убитого пенсионера неплохо платят. Ну все иди в лавку постой, я быстро.
   Когда Федор встал за прилавок мысли так и крутились в его голове. Действительно браслет синхронизирован с чипом в руке, пока чип в живом человеке браслет будет работать и покажет цель если она достаточно близко. Надо что-то делать, причем быстро. Скоро появился человек и не здороваясь, передав сумку, ушел. Николаич на всякий случай отнес сумку в глубину лавки, спрятав её за мешки. Вернувшись за прилавок, он обернулся и взгляд сам собой упал на сделанную им полочку, не ней лежал глушитель для пистолета, Федор не сомневался, что он идеально подойдет для его оружия. Не совсем отдавая себе отчета в том, что делает, он положил его себе в карман. Именно в этот момент с улицы в лавку вошел Иннокентий.
   - Все нормально? - спросил он. Федору показалось, что первым делом он посмотрел на полочку. Пронеслась мысль может это была какая-то проверка и он её только что провалил. Но нет, увидев, что глушителя на месте нет, лавочник ничего не сказал.
   - Может еще чем помочь? - Николаич был в некотором смущении, в первые в жизни он фактически что-то украл. И самое главное плана у него в голове никакого не было, - Знаешь, Кеш, я вот тут...
   - Что-то ты выглядишь сильно уставшим, сходи поешь, отдохни, - как-то очень резко перебил Федора лавочник, - Кстати, случайно услышал разговор на улице, охотники в той стороне, где пустырь и дом Вована. Непонятно, что им на пустыре делать.

***

   На пустырь можно было попасть и с другой стороны, причем в два раза быстрее, чем маршрутом указанным лавочником, зачем лавочник указал первоначально окружной маршрут было непонятно, возможно объяснить тот путь было проще, но сейчас Федор в поселке ориентировался лучше, и без труда нашел дорогу, хотя поплутать пришлось. С этой стороны пустырь густо зарос борщевиком, за сухими трехметровыми стеблями ничего не было видно. Николаич нашел тропинку и вышел к границе зарослей.
   Охотников он заметил сразу, три человека в камуфляже у пролома в стене, возможно их было больше. Дорогу им преграждал громила. Щербатый и еще два местных стояли рядом, причем все были вооружены. Разговор явно шел на повышенных тонах, даже сюда доносились обрывки фраз. И тут Федор заметил женщину, вначале её полностью загораживал громила, но сейчас она сделала несколько шагов в сторону и это позволило её хорошо рассмотреть. Патлы грязных волос, какой-то балахон, полностью скрывающий фигуру, на выживалке был ошейник, веревку от которого держал в руке один из охотников. Сомнений никаких не было, неизвестно на каком расстоянии на браслете появиться отметка цели, поэтому Николаич достал пистолет и прикрутил на ствол глушитель. Закрыл глаза и постоял несколько секунд, за это время он мысленно десятки раз промахнулся по цели, затем прицелился и выстрелил, потом еще раз. Развернувшись, он быстро пошел с пустыря, не сомневаясь, что попал.
   Вернувшись в свою каморку, Федор снял куртку, почистил глушитель и, положив его в карман, пошел в лавку. Ему повезло, Иннокентий с двумя посетителями был в глубине лавки. Зайдя за прилавок, Николаич положил глушитель на полочку, после этого подошел к лавочнику и спросил не нужна ли какая помощь, получив отрицательный ответ, вернулся к себе и лег на топчан. И тут его накрыло. Он, возможно, убил человека, с другой стороны, не сделай он этого, то наверняка его убили, а может и не убили бы, собрался и ушел, хотя групп охотников явно больше одной, ведь в лесу он тоже с кем-то встретился. Федор лежал и пялился в потолок, сколько он так пролежал, неизвестно, только когда он встал и вышел в сенцы уже стемнело. Плита была чуть теплая, но растапливать по новой её не хотелось. Выпив кипяченой воды, подумав, подошел к двери ведущей в комнату хозяина и приоткрыл её. Кроме Кеши в комнате находился еще один человек и Федор его сразу узнал, он хотел быстро закрыть дверь, но лавочник его заметил и позвал к столу. Громила, а это был именно он, держал в руках стакан самогона и ждал, когда Кеша, поставит на стол третий стакан и наполнит его. Чокнулись, молча выпили.
   - Выживанку кто-то на пустыре убил, - прервал молчанье Иннокентий, - Два выстрела, уже первый был смертельный, второй контрольный оказался лишний. Откуда стреляли непонятно, пули пистолетные, но мало ли что, может и снайперка, под пистолетные патроны переделана, умельцев много. Говорят, что у нее на браслете целей не было, но наверняка выживанец стрелял, спасал свою шкуру.
   На душе у Федора стало совсем погано, хорошо, что Кеша разлил по новой, выпили. После чего громила встал, молча хлопнул лавочника по плечу, посмотрел на Федора и вышел.
   - Ситуация дерьмовая, - промолвил лавочник, когда за громилой закрылась дверь. Он отрезал кусок от луковицы посолил и положил себе в рот, - С охотниками никто связываться не будет, даже помогут, ситуация у нас не та, мы между двух огней с одной стороны мусорщики, с другой жители зоны. Хотя чисто теоретически, могли выживанку и мусорщики убить из вредности, у них и ружья есть под пистолетные патроны переделанные, но сейчас все будут искать чужаков, таких как ты.
   Иннокентий снова налил самогон, выпили, закусили.
   - В общем тебе дня на три исчезнуть нужно, пока все не успокоится. У меня как раз дело есть нужно посылку отнести. Где хутор Данилы Гордобаева знаешь? - и дождавшись утвердительного кивка головой, лавочник продолжил, - Рядом с этим хутором Митрич живет, вот ему посылку и отнесешь. Все, теперь спать, до рассвета выйдешь. Еще налить? - и увидев отрицательный жест головой, Кеша убрал бутылку со стола.
   Иннокентий растолкал Федора задолго до рассвета, выпитое накануне давало о себе знать тяжестью в голове. Перекусили холодным кроличьим мясом, и горячим свежезаваренным чаем, после чего Кеша принес коробку, которую Николаич положил в рюкзак.
   - Митрич человек сложный, но если с ним договоришься, то все будет хорошо, - сказал на прощанье лавочник, проводив гостя до задней калитки. Федор уже хотел спросить, что хорошо, но вовремя остановился, пусть в их отношениях с Иннокентием останется некая недосказанность, так как врать лавочнику откровенно не хотелось. Пожав друг другу руки, мужчины развернулись и каждый пошел в свою сторону.
   Приблизительное направление Федор знал, карта была очень подробной, на ней был отмечен хутор Гордобаева и небольшой дом приблизительно в двух километрах.

***

   К дому Митрича Федор подошел к обеду следующего дня. Он шел пока окончательно не стемнело, перекусил и лег спать, но проспал не долго, так как выглянула луна и стало достаточно светло чтобы продолжить путь. Правда все равно немного заплутал, но это были мелочи. Двор и дом окружал высокий деревянный забор, правда часть досок в заборе были выломаны, массивные ворота, в одной из створок которых имелась калитка, именно к ней подошел Федор и постучал. Потом постучал громче и позвал, наконец за воротами послышалось какое-то движение и голос.
   - Кто там?
   - Я, Федор, принес посылку от Кеши лавочника.
   Калитка открылась и в проеме появилась фигура, достаточно крепкого старика с длинными седыми волосами, убранными в хвост.
   - Ну заходи, коль пришел, - старик посторонился, пропуская гостя, после чего запер калитку, - Пошли в дом, а то что-то прохладно.
   Войдя в дом вслед за стариком, Федор достал из рюкзака коробку и протянул Митричу. Тот взял посылку, положил её на стол, после чего подошел к комоду и нацепил очки.
   - Так, что тут у нас, - Митрич открыл коробку и достал из нее сложенный пополам листок, - Ну что же, утро вечера мудренее. Завтра решим, что делать, а пока располагайся, умойся, сейчас перекусим, да и отдохни с дороги.
   Разговор с Митричем особо не клеился, казалось, что старик о чем-то постоянно думает, от предложения помощи он тоже отказался. Выйдя во двор, Федор послонялся без дела, потом увидел, колун и решил поколоть дрова, после чего сложил их поленницу. Подойдя к забору, Николаич понял, что на скорую руку его не починить, поэтому просто поставил несколько досок на место. После чего вернулся в дом. Хозяина ни где не было видно, поэтому забав рюкзак и лук, Федор пошел в сарай, там сдвинул две лавки, постелил на них мешковину и положив рюкзак под голову, лег. Он действительно устал, поэтому быстро провалился в сон. Спал без сновидений, лишь под утро ему приснилась выживанка, но мельком и как не странно это виденье его никак не тронуло.
   Проснулся поздно в щелях сарая уже виднелся свет. В умывальнике на улице оставалась вода, а так как температура даже ночью не падала ниже нуля, умыться ей было можно. На пороге дома появился старик и позвал в дом.
   - А что на холоде в сарае лёг, в доме места не нашлось? - спросил Митрич.
   - Гость я явно нежданный, зачем хозяина обременять, - Федор стоял у двери, не зная, что делать дальше, - Вообще еще вчера бы ушел, но подумал, вдруг, что нужно Кеше предать.
   - Да ты проходи за стол садись, - Митрич подошел к плите и налил, что-то из чайника на плите, - В чайнике шиповник заваренный, на столе хлеб, варенье. Давай чаю попьем.
   Федор не стал ломаться, повесил куртку на вешалку, после чего наполнив кружку подсел к столу. Хлеб был безумно вкусный, а может Николаич был сильно голоден, он ел и даже не сразу обратил внимание, что старик обращается к нему.
   - Кеша написал, что у тебя проблемы в поселке. Давай реши так, сходи на хутор к Даниле, возьми у него пару бутылок пива. У него пиво отменное сам варит. А пока ты ходишь, я решу сможешь ли ты остаться или нет. Договорились?
   - Хорошо, - Федор доел кусок хлеба с медом и допил чай, - Где кружку помыть?
   - Сам помою, - старик поднялся из-за стола, - Иди к Даниле.
   В этой просьбе старика было что-то непонятное и внутренний голос просто кричал, что нужно быть осторожным. Когда хутор показался в поле зрения, Федор остановился и присел на пенек, внутренний голос слегка успокоился. Машинально достав нож и взяв лежащую рядом ветку, он стал её остругивать. Руки работали, а мозг напряженно работал, нет, здесь явно что-то не так. Неизвестно, сколько Федор так просидел, но, посмотрев, он увидел в руках фигурку женщины, лицо было недостаточно четко сделано, мелкие детали почти не прорезаны, но этим ножом лучше и не сделаешь, но в целом все было гармонично, все эти шероховатости в глаза не бросались. И тут Николаич почувствовал на себе взгляд, он обернулся и заметил, двух детей, спрятавшихся недалеко. Аккуратно, чтобы не спугнуть он встал с пенька и поставив на него фигурку ушел, вернувшись Федор увидел, что фигурку забрали. План возник сам собой, пусть плохонький, но все же хоть какой-то, одно было совершенно ясно на хутор соваться нельзя. А так вдруг, что получится. Сделав еще несколько фигурок, Николаич оставил их на пеньке и вернулся в сарай Митрича, чтобы подготовится к завтрашнему дню. В сарае у старика были кое-какие инструменты, поэтому найдя несколько огарков свечи, не заходя в дом, с хозяином им разговаривать точно не о чем, принялся за работу. Он даже оторвал рукав от своей рубахи и сделал из него подобие платья. Несколько веток, подобранных по дороге, превратились в руки-ноги, кусок сучковатого полена в голову, еще одно полено в тело. Наконец к завтрашнему дню все было готово, Федор задул свечу и лег спать.

***

   Проснувшись и умывшись, Федор позавтракал сухпайком, запив его водой и видя, что калитка заперта изнутри, вышел через дырку в заборе.
   Он сел на тот же пенек недалеко от хутора и решил сделать не просто новую фигурку, а то, что при желании владельца могло превратиться в фетиш. То ли человек, то ли зверь, спроси несколько человек и каждый опишет это по-своему. Линии тела заставляли воображение работать, в зависимости от ракурса существо, рождаемое в руках творца, было разным. Сила и готовность распрямиться в прыжке, спокойствие и уверенность или все же неуверенность. Увлекшись, Федор перестал реагировать на действительность, а когда очнулся, но увидел, что не один. Мальченка лет пяти не больше, сидел рядом с ним на корточках, внимательно глядя на фигурку, завороженный открывшимся превращением куска дерева. Девочка стояла недалеко, не решаясь подойти ближе. Николаич доделал оборотня и передал его пацану, тот взял и стал его внимательно разглядывать. После этого Федор достал из рюкзака заранее приготовленные части. Вначале на полено-тело одел "платье", потом приделал голову. К тому моменту, когда он вставлял в пазы руки, девочка была уже рядом, скорее всего она решила, что две игрушки для брата будет слишком много и поборола свой страх. К ногам приделаны ступни, после чего ноги прикреплены к телу, Николаич с удовольствием оглядел получившуюся куклу. Старичок-луковичек, хотя может персонаж женского пола, тогда кикимора, а может еще какая лесная нечисть, еще один фетиш и не плохой. Получив куклу в руки, девочка внимательно её осматривала, вначале не зная, как реагировать, но потом улыбнулась и потрогала крючковатый нос куклы.
   - Спасибо, - произнесла девочка и еще раз улыбнулась, глядя на куклу.
   - Марьяна, Кирюха, - донеслось со стороны хутора. Девочка взяла брата за руку, который по-прежнему разглядывал свою игрушку и быстро повела к дому.
   Когда дети скрылись из виду, Федор взял новый кусок дерева и принялся ждать, теперь ему потребуется немного удачи.
   - Ну и кто ты такой? - услышал Николаич, работая он снова потерял счет времени.
   - Федор, - мужчина поднялся, отряхивая стружку с колен.
   - Что ты здесь делаешь? - мужчина, держал за руку девочку, - Марьяна сказала ты ей куклу сделал.
   - Меня Митрич за пивом послал.
   - А Митричу ты кто? А тебя не знаю, а знаю я здесь всех, - в голосе мужчины не чувствовалось никакой агрессии, просто интерес.
   - Меня Кеша-лавочник послал к Митричу с посылкой, а Митрич послал сюда, - Федор старался быть предельно честным.
   - Ну если тебя Митрич за пивом послал, что ты здесь сидишь? - на лице мужчины промелькнула улыбка.
   - Не знаю, - Николаич замолчал, а потом решил сказать, все как есть, - Мне страшно идти, не заю почему, но кажется, что, если я приду и попрошу пива, ничего хорошего не будет.
   - Может ты и прав, - мужчина еще раз усмехнулся, - Пойдем уж, Марьяна сказала ты дядька хороший, страшилку ей сделал, дам тебе пива. А сколько Митрич попросил?
   - Две бутылки.
   - Однако, старый хрен, - мужчина шел впереди, держа девочку за руку и его лица не было видно, - Жди здесь, - сказал он когда они вошли в ворота.
   Федор оглянулся и, увидев ящик у забора, присел на него, достав нож он приготовился ждать, но откуда-то появился Кирюха с мальчиком чуть постарше.
   - Извини, пока не доделал, - Николаич развел руки в сторону, - Доделаю и завтра принесу, вот на этом ящике оставлю. Договорились.
   Мальчишки синхронно кивнули. В этот момент во дворе появился давешний мужчина, Федор почему-то решил, что он отец Марьяны и Кирюхи.
   - Держи, - мужчина протягивал коричневую литровую бутылку, - Одной хватит, две Митричу жирно будет.
   - Спасибо. Мне можно утром завтра прийти, я ребятишкам фигурки пообещал, вот здесь на ящик положу у ворот, - дождавшись утвердительного кивка хозяина, Николаич поблагодарил еще раз и пошел восвояси.
   Сложно описать всю гамму чувств, которая отразилась на лице Митрича, когда Федор протянул ему бутылку, удивление, разочарование и некоторая растерянность.
   - А две, сказали, тебе жирно будет, - сказал Николаич и вышел из дома. Сегодня переночует, а завтра с утра отнесет поделки ребятишкам и пойдет обратно в поселок, там наверняка уже все успокоилось. Федор пошел в сарай и принялся доделывать игрушку. Неожиданно появился Митрич, он встал на пороге и огляделся.
   - Не волнуйся, завтра с утра уйду, - Федор, не стал отвлекаться от работы, - Или обязательно сегодня?
   - Пошли в дом, - старик развернулся и вышел, Николаич поднялся и пошел за ним. Войдя в дом, Митрич поднялся по лестнице на второй этаж, и позвал Федора. На втором этаже была небольшая комната с достаточно большой кроватью, стол стулья. На столе стоял не к чему не подключенный монитор, - Здесь будешь жить, вещи бросай, горячая вода на плите, умывайся и приходи ужинать.

***

   Второй день Федор занимался с забором, правда, он постоянно отвлекался иногда его о чем-то просил Митрич, а дверь в хлев он починил по собственной инициативе, так как заметил, что она плохо закрывается. В хозяйстве Митрича было две коровы, одна еще совсем молодая, старик говорил, что водил её на хутор и бык её покрыл, да только она не понесла, теперь летом попробует снова, если не получится, то зарежет, так как бык главный производитель на всю округу и на него нареканий не было. Еще в хозяйстве Митрича было шесть овец, две свиньи и курицы. Начав с забора за хлевом, Николаич двигался по периметру. Если доска была еще нормальная он её просто закреплял, если совсем уже гнилая, менял, доски у хозяина были. Большая часть ограды была уже отремонтирована и завтра Федор думал, что закончит.
   Из леса вышла небольшая группа вооруженных людей, одного из них Николаич знал это был Всеслав Данилович, как и догадался Федор при первой встречи отец Марьяны и Кирюхи.
   - Будь здрав, - поприветствовал Федора Всеслав и дождавшись ответного приветствия, продолжил, - На ближайшую пассику идем. Так-то мы все ульи вывезли, но по мелочи кое-что осталось. Датчики движения по периметру сработали нужно проверить. С охотниками у нас договор, они на наши земли не заходят, а выживанцы нам не нужны, зачем лишний раз охотников провоцировать. Да и если честно среди этих городских такие отморозки бывают, за семью страшно.
   Хуторяне скрылись за поворотом дороги, а через некоторое время с той стороны показался человек. Он шел с испугом озираясь по сторонам, увидев забор, замер, а потом его взгляд наткнулся на Федора, стоящего с доской. Первым его желанием было убежать, но посмотрев на свою руку он изменил решение и побежал в сторону Николаича. Федор на мгновенье растерялся, и тут за его спиной раздался выстрел. Дробью у мужчины разворотило пол головы, он упал на спину глядя в небо оставшимся единственным глазом. Митрич стоял за спиной с армейским дробовиком в руках, передернув затвор, он отдал дробовик Федору, а сам подошел к трупу и снял с него браслет.
   - Возьми лопату и закопай тело, - Митрич явно, чего-то ждал, наконец на дороге появились хуторяне, а с ними охотники, только после этого старик забрал из рук Федора дробовик, - Не стой столбом, - совсем тихо сказал он, - Иди за лопатой.
   Николаич не стал спорить, и ушел в сарай. Когда он вернулся старик о чем-то разговаривал с охотниками. Кроме лопаты Федор взял веревку, подойдя к телу он обвязал ноги веревкой и поволок его в ближайший овраг.
   Федор выкопал могилу и уже собирался столкнуть в нее тело, как на краю оврага появился мужик. Человек был незнакомый, скорее всего охотник.
   - Стой, ты чего, ботинки сними, смотри какие хорошие, - человек спрыгнул в овраг и подошел к телу.
   - Митрич сказал тело закопай, про ботинки ничего не говорил, - Федор оглядел подошедшего.
   - Тогда я возьму, - охотник присел на корточки у тела.
   - Нет не возьмёшь.
   - И это почему, - человек поднялся на ноги и с улыбкой посмотрел на Федора.
   - Если я приду, Митрич может спросить: "А где ботинки?" Я схожу и откопаю, а если ты их заберешь, что я ему скажу, - человек Николаичу не нравился, но, чтобы не нагнетать обстановку, он решил, что называется, "включить дурака".
   - А что Митрич может, - охотник засмеялся, - С него станется, давай я ботинки сниму, а к Митричу сейчас схожу, если ему не нужны себе заберу.
   Федор дождался, когда охотник снимет ботинки, потом столкнул тело в могилу и закопал его.

***

   Вечером Митрич поставил на стол бутыль самогона.
   - Давай помянем, человек все-таки, - Митрич разлил самогон по стаканам и, видя, что Федор что-то хочет сказать, резко его перебил, - И не благодари.
   Выпили, после этого молча ели.
   - Не говори, того, о чем потом можешь пожалеть, тем более о себе. Чем меньше о тебе люди знают, тем лучше, - старик еще раз наполнил стаканы, - Догадываться это одно, знать наверняка совсем другое. А городские они во всем сами виноваты, живут как свиньи в хлеву, а когда приходит время выбора, то приходит страх. А мы в Зоне и на полигоне просто стараемся выжить. В империи много мест, где лишний прожитый день уже счастье, мы даже не граждане у нас и удостоверений личности нет. Да ничего у нас нет, ни лекарств, ни медпомощи. Нас бы уже давно каким-нибудь дустом потравили, да мы нужны этому государству. Страшилка мы для теплоклозетников, и именно благодаря нам экономятся огромные государственные средства.
   Старик засмеялся, своим хриплым голосом, выпили еще после чего Митрич убрал бутыль под стол.
   - А лекарства нам бы не помешали, - старик глубоко вздохнул, уставившись взглядом куда-то в стену, - У Данилы жена больна. В городе её бы в два счета на ноги поставили, а здесь..., - и после непродолжительного молчанья, - Самое главное страдает она, какие боли терпит. А внучатки у неё замечательные и как бабушку любят.
   Митрич потянулся к бутыли, но потом передумал, поднялся из-за стола и достав из ящика трубку набил её смесью каких-то трав.
   - Будешь, - старик раскурил трубку и передал её Федору, тот не стал отказываться.
   После пары затяжек Николаич окончательно поплыл и уже перестал ориентироваться в происходящем. Дым заполнил комнату, старик что-то продолжал говорить, потом заварил чай. После пары кружек чая в голове немного прояснилось. Но суть монолога старика осталась непонятна.
   - Иногда мне кажется, что Земля -- это собачий питомник, хозяева его бросили, вольеры сломались, а собаки все перетрахались и смешали породу, - говорил Митрич, отхлебывая из чашки, - Хотя зачем собак обижать, просто питомник. Ладно по глазам вижу утомил я тебя. Поздно уже иди спать, да и я пойду.
   Старик поставил чашку на стол и пошел к себе в комнату. Допив чай, Федор открыл дверь на улицу и постоял немного на крыльце, глядя на звезды. Небольшой морозец, ветра нет и тишина. Потом поднялся к себе и уснул.

***

   "Все-таки странная эта особенность, - думал Федор, - Как выпью, так ни свет, ни заря просыпаюсь. Митрич вон дрыхнет без задних ног". Выпив чаю, он вышел во двор, постояв немного решил сходить в курятник собрать яйца. Николаич спланировал фронт работ на день, принес к забору нужное количество досок, а старик до сих пор еще не проснулся, стучать и будить его не хотелось, поэтому появилась идея сходить на хутор.
   Николаич уже минут десять стоял у ворот, а из дома никто не показывался, наконец дверь открылась и вышла одна из невесток Данилы, с ведром в руках.
   - Доброго утра, - поприветствовал её Федор, - Всеслава не позовешь.
   - Доброго, - ответила женщина, - Он с отцом у погребицы.
   Женщина, зашла за угол дома, а Федор остался стоят, надеясь, что появиться кто-то из детей. Где находится погребица он не знал, а просто ходить по двору не хотелось, чувство некоторой опасности не покидало его на хуторе никогда. Сколько он прождал непонятно, но скоро появился Всеслав.
   - Будь здрав, - как обычно поприветствовал хуторянин, - Что у ворот застыл, пошли в дом.
   - И ты будь здоров. Извини я ненадолго, - ощущение, что в дом заходить ни в коем случае не стоит, возникло очень остро, - Буквально на пару слов, дел много.
   - Ну как знаешь. Что хотел? - Всеслав подошел к воротам.
   - Понимаю, что дело не моё, поэтому прости. Митрич сказал, что у тебя мать больна, а чем известно?
   - Ну диагноза никто не ставил, - после некоторого раздумья ответил Всеслав, - Докторов, как понимаешь, у нас нет, а вот симптомы такие...

***

   К тому моменту, когда Федор доделал забор, он уже принял решение. Хоть он и не был врачом, но возникло ощущение, что болезнь жены Данилы как-то связана с отравлением никелем, хотя на сто процентов он в этом уверен не был. Понятно, что Данила всю Зону перерыл в поисках лекарства, и, если бы оно было, он его обязательно нашел. Влияние в Зоне у Данилы немаленькое, на хуторе проживало не менее полутора сотен человек. Но человеческий фактор никто не отменял.
   - Принимай работу, - Федор подвел Митрича к забору. По лицу старика нельзя было понять, доволен он или нет, но себя Николаичу упрекнуть было не в чем, сделал все на совесть. Он даже нашел в сарае рулон армированной ленты, и некоторые участки укрепил ей. Хозяин ходил смотрел, качал головой, потом молча похлопал Федор по плечу и ушел в дом. Нареканий видимо не было.
   - Митрич, я уйду ненадолго, нужно в поселок сходить, - Федор спустился со второго этажа, за спиной у него был рюкзак в руках лук.
   - Куда ты на ночь глядя? - старик внимательно оглядел гостя, - Если нужно завтра с утра пойдешь.
   - Нет время дорого. Луна хоть уже и не полная, но еще светит, да и пару часов до темноты есть. Если сейчас выйду, завтра к ночи буду в поселке.
   - Смотри, тебе решать, - Митрич подошел к столу, достал из ящика небольшое полотенце и, отрезав кусок хлеба завернул в него, потом, подумав, добавил пару яиц и луковицу. Отдав все это Федору он проводил его до ворот.

***

   Как и планировал он дошел до поселка ближе к ночи. В дом Иннокентия он зашел со двора. Кешу он нашел в лавке, тот как раз её запирал на ночь.
   - О вернулся, - лавочник обернулся, услышав шаги, и увидев Федора, улыбнулся, - Как Митрич? Нашли общий язык?
   - Да, все нормально, - Николаич пожал протянутую руку, - Я завтра с утра возвращаться собираюсь. Пустишь переночевать, у меня к тебе разговор есть.
   - Как не пустить, пущу. Иди пока раздевайся, умойся с дороги, я пока, что-нибудь на стол соберу, - с этими словами Кеша открыл дверь из лавки, пропуская вперед Федора.

***

   - Наверняка сказать не могу, - продолжал разговор Иннокентий, к этому моменту они уже выпили по две рюмки, - Но болезнь жены Данилы связана с отравлением никелем, тут эти симптомы раньше часто встречались, сейчас уже реже. Самого отравления уже нет, а последствия остались. Слухи или нет, но говорят, что патология даже детям может передаваться, но я не врач. Как говориться за что взял, за то отдал. Ты давай рюмку поближе пододвинь.
   - Значит, лекарства здесь не найти, - Федор выпил, и расковыряв сырое яйцо, закусил им. Яйца по дороге он не съел, одно оставил себе, а другое отдал лавочнику.
   - А что, не плохо, - Кеша, так же закусил самогон сырым яйцом, - Жаль, что яйца здесь слишком дороги, - лавочник засмеялся, - Но почему бы не пошиковать.
   - Вот знаешь, что не понимаю, здесь же заповедник был, а зверей нет.
   - Были, но только до того момента, когда здесь Зону Выживания создали, здесь настоящая "зона выживания" была. Тогда их всех и съели. А потом периметр сделали, огражденье, защитные турели минные поля. Ни сюда, ни от сюда не пройти, - Кеша замолчал, катая по столу пустую скорлупу.
   - Благодаря пенсионерам, здесь все и живут, - Федор смотрел на лавочника, но ответа не ждал, он просто констатировал факт.
   - Сейчас уже нет, а раньше если бы не пенсионеры, неизвестно, что бы было, - Кеша наполнил рюмки и поднял свою, - Ты когда говоришь, то думай о чем. Нет со мной можешь, уже сейчас, не бояться, с Митричем тоже, да и со Всеславом.
   - Со Всеславом? - Николаичу было удивительно, почему Иннокентий назвал именно это имя. И еще он заметил "уже сейчас" во фразе лавочника. Значит ему повезло, и не факт, что его встреча с лавочником могла закончиться хорошо.
   - Всеслав очень умный, гораздо умнее своего отца и братьев, если бы не он хутор бы так никогда не поднялся. А ты с ним встречался?
   - Да было дело и детишек его знаю Марьяну и Кирюху, - Федор с теплотой подумал о детях, - Хорошие ребятишки.
   - Всеслав, людей насквозь видит, - лавочник потянулся за рюмкой, но Федор свою прикрыл рукой.
   - Пропущу.
   - Ну как знаешь, - Кеша налил себе и чокнувшись с бутылкой выпил.
   - Но одно дело догадываться, другое знать наверняка, - тихо проговорил Федор.
   - Что ты сказал?
   - Это не я, это Митрич сказал. Значит единственный путь в Зону через полигон?
   - Митрич умный, настоящий русский мужик. Слушай его. А зачем тебе через полигон идти? Ты еще будешь? - Иннокентий показал пальцем на бутылку. Федор отрицательно покачал головой, - Вот и хорошо, мне тоже хватит.
   - Мне не отсюда, я думаю есть ли шанс сюда через полигон попасть? - Федор поймал на себе удивленный взгляд.
   - Полигон, это сотни квадратных километров, и на каждом из этих километров идет война. Мусорщики постоянно делят зоны влияния.
   - Я это прекрасно знаю. Так можно ли пройти через полигон в Зону?
   - Это нужно тебе самому?
   - Да.
   - Что же, хорошо, - после этого Иннокентий поднялся из-за стола и ушел в лавку, - Вот держи, - вернувшись, он протянул Федору что-то завернутое в салфетку. В салфетке была смятая пуля, - Когда проникнешь на полигон, найдешь Бармалея. Как увидишь, поймешь, почему его так зовут. Вернешь пулю попросишь об услуге, отказать он не должен. Шансов тебе это не сильно добавит, но они хотя бы появятся. Все, а теперь спать, засиделись мы с тобой.

***

   Утром попрощались, Федор поблагодарил за помощь, на что Кеша ответил, что вообще-то он должен был его отговорить от этого безумия, но видимо был пьян. Еще лавочник передал две посылки одну для Митрича, вторую для Данилы.
   Обратный путь прошел без происшествий, когда Федор вошел во двор Митрича, тот был в хлеву. Федор не стал входить в дом, а дождался, когда хозяин появится во дворе.
   - Вернулся, - старик вышел во двор с вилами, прислонил их к стене сарая, - Что встал? Пошли в дом.
   В доме Митрич даже не взглянув на протянутую посылку, положил её на столик у плиты.
   - Проходи, раздевайся, сейчас есть будем.
   Когда Федор вернулся в комнату, старик наливал в плошки суп. За едой разговор не клеился, Митрич о чем-то постоянно думал.
   - Чай сейчас заварю по особому рецепту, - старик собрал со стола грязную посуду, потом подошел к плите и долго колдовал над заварником. Потом налил чай в две чашки и принес на стол.
   Чай был восхитительно вкусный, только сейчас Федор понял, как же он устал за последние дни. Глаза слипались нужно было подняться в комнату, но сил не осталось и Николаич уснул за столом положив голову на руки.
   Когда Федор проснулся и открыл глаза, то ничего не увидел. Вокруг была кромешная тьма. Лежал он на каком-то матрасе, лежащем на земляном полу. Поднявшись, Николаич сделал пару шагов и уперся в стену, на стене висели пустые полки. Через некоторое время он понял, что скорее всего находится в погребе. Мыслей никаких не было, понятно, что Митрич подсыпал, что-то в чай, но зачем ему это было нужно. Передумав все что только можно, Федор успокоился, в его положении сделать ничего нельзя, оставалось только ждать. У противоположной от матраса стены стояло ведро с крышкой, назначение его не оставляло сомнений. Не известно сколько просидел Федор во тьме, но неожиданно над его головой открылся люк, что-то упало на матрас рядом с ним и люк тут же закрылся. Пошарив, Николаич обнаружил рядом мешок. В нем был хлеб, кусок мяса, и бутыль с еще горячим чаем. Уморить его голодом явно не хотят так зачем же Митрич все это сделал?

***

   Неизвестно сколько дней провел Федор в темноте, если честно он потерял счет времени. Когда неожиданно люк открылся полностью и вниз опустилась лестница.
   - Выходи лишенец, - раздался голос сверху.
   Федор вышел на улицу, было еще недостаточно светло, но все равно он щурился от света.
   - Пойдем, тебе нужно привести себя в порядок, сегодня вертолет эвакуационный прилетит. У нас мало времени, - Митрич шел к дому, - Я воду вскипятил, да не стой столбом, говорю же нет времени. Иди я тебе полью.
   Федору очень многое хотелось сказать, но он решил, что у него еще будет время, когда он вернется, а он обязательно вернется.
   - Митрич, ты мог хоть что-то сказать, когда я в погребе сидел? - все же не удержался от вопроса Федор, - Я уже и не знал о чем думать.
   - И не благодари, - старик усмехнулся, - К тому же я до конца не знал помогаю я тебе или нет, а врать я не привык. Ладно давай перекус и в дорогу.
   - Думаешь успеем?
   - Должны, а там как получится. Давай быстрей, - Митрич легонько толкнул Федора в спину, - И не ври, что ноги затекли, если что-то я про тебя понял, в погребе ты сиднем не сидел.
   Они уже перекусили и собрались выходить, когда на улице раздался звук подъезжающего автомобиля. Федор с удивлением посмотрел на Митрича, но тот поднялся и перекинув сумку через плечо, взял в руки дробовик.
   - Все пошли.
   За рулем машины сидел Всеслав.
   - Будь здравы, - с улыбкой поприветствовал он подошедших, - Ну что в путь.
   У машины была укрепленная рама и пулемет на крыше. Митрич сел на сиденье рядом с водителем, положив на колени дробовик, Федор устроился сзади.

***

   - Все ближе не подъеду, мало ли что, могут и с площадки обстрелять, - Всеслав остановился, но мотор не глушил. Федор не стал дожидаться особого приглашения и спрыгнул на землю
   - Спасибо, Вам, мужики, - Николаич слегка поклонился, - Честно не знаю, почему Вы мне помогли, но очень благодарен.
   - Сколько раз тебе говорил, и не благодари, - Митрич махнул рукой, - Иди уж.
   - Митрич, а я же ведь вернусь, - Федор развернулся и быстрым шагом пошел к стоянке вертолетов.
   - А может и вернется, - промолвил Всеслав, глядя вслед удаляющейся фигуре.
   - Кеша записку написал, вроде городской настроен серьезно. Ладно поехали, нужно до темноты вернуться, - Митрич обернулся, - Аккуратнее назад давай, там пень. И еще посылку заберешь для своего отца, как приедем, напомни, а то забуду.

***

   Кроме Федора в вертолете было еще два выживанца, оба выглядели неважно. Говорить было не о чем, да и не хотелось. Скоро экипаж вертолета вернулся на свои места, и они взлетели.

***

   Огромный мусоровоз проехал пропускной пункт и отъехав так, чтобы его не было видно остановился.
   - Все приехали. Вылезай, - водитель откинул брезент за своей спиной, - Дальше боюсь ехать, можно на мусорщиков нарваться.
   Николаич вылез из-под брезента и открыл дверь кабины.
   - Спасибо, - сказал Федор, прежде чем спустится на землю.
   - Удачи, - услышал он в ответ.
   Мотор мусоровоза взревел, и машина уехала, оставив Федора Николаевича посреди огромных гор мусора.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"