Юрченко Сергей Георгиевич: другие произведения.

Школьный демон. Курс пятый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.88*50  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Темный лорд возрожден. Все стороны собирают силы, готовясь бросить их в последний и решительный бой. Спираль событий скручивается все туже. Что несет нашим героям неопределенное будущее?


   Глава 1. Рассвет
  
   - Шах тан эре, лиссе эш... - пятнадцатисекундная конструкция на иллитири была нехарактерно мягкой как для языка, так и для народа, оный язык использующего. Но все равно предложение отправиться в некоторые близлежащие слои варпа, и предаться некоторым интересным и подробно описанным интимным практикам с первым же встречным демоном без различия пола и возраста - трудно было отнести к благопожеланиям.
   - Миа аморе, леди Аметист, Вы уверены, что хотите именно этого? - уточнил я. - Нет, мне, в сущности, не сложно...
   Сложности на самом деле, были, но не слишком большие и преодолимые. Все-таки, как и большинство только начавших изучать иллитири (к каковым относились все темные эльфы младше ста лет), Миа допустила в построении фразы небольшую ошибку, допускающую трактовать сказанное как предложение занять активную жизненную позицию... А обитатели упомянутого слоя - достаточно пластичны, чтобы загнать "первого встречного" в нужную фазу не было слишком уж трудно.
   По мере того, как девочка просыпалась и осознавала сказанное, сквозь копну непослушных каштановых волос начали просвечивать сначала нежно-розовые, потом - алые, а после и вовсе бардовые ушки.
   - Нет!!! - Миа отчаянно затрясла головой, высунутой из палатки, а потом вылезла и целиком. - Лучше... Вот! - она ткнула в меня расческой. - Тебе надо напоминать, что эта штуковина меня ненавидит? И вообще, какого нехорошего слова меня надо было будить в такую рань? - Миа возмущенно ткнула пальцем в темные небеса, в которых еще сверкали звезды, удивительно яркие в отсутствие городской подсветки.
   - Мы договаривались помедитировать на рассвете, - улыбнулся я, расчесывая Миа. - А это значит, что все сопутствующие дела к тому моменту уже должны быть завершены.
   - Ага, - вздохнула она. - И кто меня вчера за язык тянул? И холодно так...
   Холодно - не холодно... но вот прохладой с реки тянуло вполне однозначно. Так что я закончил в расчесыванием, и обнял девочку, чтобы согреть ее... ну и небольшое воздействие на окружающую среду с целью довести температуру до комфортной, то, что Малкавиан во мне называет "химерой" - тоже пришлось к месту. Благо, что химеры Малкавиан никаким Надзором не регистрируются. Не для того они создавались.
   - Спасибо, - кивнула Миа, и мы замолчали, глядя на восток. Темные небеса над нами постепенно светлели, и звезды одна за другой, таяли в этом робком еще утреннем свете. С реки поднимался туман. Не затрагивая передний план открывающегося нам вида, он превращал заречные холмы в произведение талантливого импрессиониста.
   "Остановка внутреннего диалога", "внутреннее молчание", "сатори"... ощущение, когда "рассвет", "красота", "мир" - теряют всякое значение, просто потому, что это - слова, костыли разума, попытка упростить и огрубить окружающую действительность до уровня, на котором возможно ее постижение. Сейчас же мы с Миа замахивались на более высокий уровень понимания. Тот, который не выразить словами, потому что слова - чересчур слабый для этого инструмент. И в этой внутренней тишине стала слышна тихая песнь местного источника, голос, который люди глушат своим внутренним диалогом, потому что без этого - слишком страшно.
   Солнечный диск медленно поднимался над дальними холмами. Заставляя умолкнуть Великую Арфу Ночи.
   - Ой! - Миа дернулась и подняла руку к глазам. На ее ладошке алела и серебрилась капелька крови. Мы вместе посмотрели вниз. - Я... я опять?
   Миа жалобно посмотрела на меня. Как бы мне ни хотелось ее успокоить, но на данном этапе обучения допустима только правда.
   - Да, - кивнул я. - Черная дорога опять прикоснулась к тебе.
   Среди травы, на которой мы сидели, виднелись черный стебельки из холодного железа - признак проявления Черной дороги Хаоса в мире смертных. Как я и говорил, сейчас Миа уже получила собственный Источник, отличный от палочки, но еще не научилась его контролировать. И чудеса просто случались рядом с ней: вероятности сходили с ума, даруя кому-то потрясающую удачу, а кому-то - не менее потрясающее невезение. Черная дорога, что вела из дальних пределов Хаоса - вилась вокруг девочки, норовя воплотиться в реальность.
   В сущности, весь этот летний поход был задуман как способ познакомить Миа с местными Источниками - рукотворными и естественными артефактами Силы, и помочь ей понять, как изменяется реальность вблизи Источника, чтобы она смогла взять себя под контроль.
   Судя по некоторым особенностям колебания варпа, источник, возле котлорого мы сейчас сидим - как раз относится к рукотворным. А точнее - это рунный камень, мегалит, принесенный сюда ледником, на котором эрили викингов в эпоху датского завоевания, высекли руны, тогда еще не бывшие "древними". Более точно сказать ничего было нельзя, потому что сам Источник располагался где-то на дне реки. Возможно - он скатился туда сам... или был сброшен фанатичными последователями Иисуса из Назарета, забывшими, что заповедовал им Учитель. Время и бегущая вода скорее всего стерли материальное воплощение знаков, но воля создателей источника, подчинивших течения варпа, осталась неизменна. И Источник продолжал существовать. Подозреваю, он продолжит существовать, даже когда мегалит рассыплется мелким песком (если этого еще не случилось).
   - Камни - рушатся. Волны - вечны, - произнес я.
   - Неплохой коан получился, - улыбнулась Миа.
   - Эй, туристы! - криво ухмыляясь, из-за небольшого пригорка выползла троица крайне неприятных личностей. - Вы знаете, что пересекли границу частных владений? И надо бы заплатить...
   - Согласен, - кивнул я. - И сколько вы намерены нам заплатить?
   Никакой "границы владений" обозначено не было, так что я был абсолютно уверен, что это просто вымогатели... да даже если бы она и была... Помнится, Гаррис в таких случаях выражал желание петь комические куплеты... на пепелище, и Джею стоило больших трудов внушить ему "более христианский взгляд на этот предмет". Вот и мне захотелось немножечко позабавиться. Тем более, что Черная дорога все еще пела вокруг, и за Миа я мог совершенно не бояться: они могут стрелять хоть из шестидюймовой гаубицы: в девочку все равно не попадут. Ну а кто подойдет поближе... я погладил черный стебелек, и он ласково прильнул к моим рукам, - тот останется здесь навсегда.
   - Ах ты... - заговоривший с нами бродяга сунул руку в карман, возможно - хватаясь за нож, а то и за пистолет. Но его товарищ сделал шаг вперед и схватил друга за запястье.
   - Мы уходим, - это не было вопросом, но я ответил:
   - Вы уходите.
   Умник повернулся, и двинулся туда, откуда пришел, волоча за собой говорливого. Причем не заметно было, чтобы ему пришлось прилагать для этого какие-нибудь усилия. Третий же из их компании исчез, не дожидаясь товарищей.
   - Что это было? - удивилась Миа, вытащив руку из-за спины, и поглощая маленький светящийся шарик. Умница она у меня!
   - Проклятый оборотень, - пояснил я. - Они всегда были чувствительны к вещам вроде Черной дороги. Вот и свалил, не дожидаясь проблем.
   - А, вроде Люпина, - Миа успокоилась и вернулась к созерцанию рассвета.
   - Вроде того, - согласился я с нем.
  
   Глава 2. Проклятие волка. (Ремус Люпин)
  
   Я опять стоял перед толпой оборотней. Как же я их всех ненавижу! Проклятый Фенрир, укусив меня, сломал мою жизнь, сделал таким же чудовищем, как и они все. Мерзость! Но надо с ними общаться. Дамблдор попросил меня выступить перед Стаями, и уговорил их не присоединяться с Тому-кого-нельзя называть. А значит - я буду выступать, пусть и рискуя собственной никчемной жизнью. В конце концов, даже у Гарри, сына моих друзей, боггарт в виде оборотня. Пусть он и появился под действием проклятых маггловских книг. Но все-таки... Я так и не сумел выполнить пожелание Дамблдора и подружиться с Гарри. Он шарахался от меня весь тот год, который я смог продержаться в школе. А потом - и вовсе оказался замешан в истории с возрождением Того-кого-не-именуют. Может - это потому, что я так и не смог удержать его от этого? А все из-за того, что я - оборотень!
   Стая собралась. И я готов начать.
   Но внезапный всплеск ненависти перехватывает мне горло. В круг выходит Он. Тварь. Мерзость. Фенрир Серый!
   - Волшебники придумали очередной способ унизить нас, - начал он, обращаясь к таким же тварям, как и он сам. - Отныне каждый, кто нанимает на работу оборотня - должен гарантировать "безопасное и достойное поведение работника", а также отчислять налог на "восстановление разрушенного и выплаты пострадавшим". - Стая взвыла. Все поняли, что это означает. Но Фенрир еще и озвучил это: - Разумеется, теперь даже те, кто мог бы нанять оборотня - предпочтут этого не делать. Ведь это - дополнительные расходы. Нас давят и стараются уничтожить. Уже сейчас почти все пути для честного заработка для нас перекрыты! Вот взгляните: среди нас есть "агент Света", пришедший агитировать вас на сторону Дамблдора, этого "всеобщего Доброго дедушки", - при этих словах синие глаза молодого парня, стоявшего в первом ряду, странно блеснули. - Но его патрон не может обеспечить достойного существования даже своему верному клеврету! Именно в те времена, когда Дамблдор был, и остается Верховным чародеем - были приняты самые противные из законов против оборотней. И "Великий" Дамблдор ничем не помешал их принятию. Может ли Свободная стая доверять такому волшебнику?
   - А может ли Свободная стая доверять ТВОЕМУ хозяину, пес? - отозвался синеглазый прежде, чем я успел что-то ответить на столь наглые нападки на Великого Дамблдора. - В прошлый раз твой Темный лорд - пал. И те, кто пошли за ним - оказались гонимой дичью. Ты - выжил. Многие ли из тех, кто пошел за тобой - могут сказать о себе то же самое?
   Хорошие слова. Правильные. Пожалуй, пока что я промолчу.
   - Щенок! - взвился Фенрир. - Как ты смеешь разевать свою пасть вперед старших?
   - Не всегда мудрость и опыт приходят с возрастом, - спокойно ответил "щенок". - Иногда возраст приходит один. И это в полной мере относится к тем, кто сейчас обдумывает решение снова пойти за тем, кто один раз уже повел Стаю за собой к Смерти... и выжил - в одиночестве, и подставив остальных.
   - Ах ты... - Фенрир захлебнулся яростью.
   - Помолчи Серый, - остановил его один из Старейшин Стаи. - Мы выслушали твое предложение, выслушаем и Ремуса. А сейчас говорит Черный, - "Черный"? Признаться, я был удивлен. В обычаях этих тварей входил и запрет на именования, связанные с ночью, которые они в своих суевериях считали богиней. И если Фенрир, приняв имя древнего Волка лишь краем прикоснулся к нарушению этого обычая, то уж Черный... Так могли бы называть жреца Ночи, когда у тварей еще были жрецы. Слава Свету, их всех давно перебили. - Говори, - обратился Старейшина к Черному. - Стая слышит тебя.
   - Мой сюзерен, Аруэрис Тигр Теней предлагает Свободной стае свое гостеприимство и неучастие в конфликте. Тем, кто пожелает этого он поможет справиться с проклятьем. Прочим - тяжелую работу и достойную оплату этого труда.
   В сущности, он предлагает Стае то же, что собирался предложить и я. Только он еще хочет, чтобы твари ушли за ним, и манит сладкой, но несбыточной мечтой. Избавиться от проклятия! Перестать жаждать крови каждое полнолуние. Перестать ощущать корежащую тело боль трансформации и корежащую душу победу волка над человеком! Кто бы не хотел этого? Но ведь все знают, что это невозможно! Проклятие с нами навсегда, и потому мы - твари и чудовища, которым нет места в мире людей.
   - Ха-ха-ха!!! - захохотал Фенрир. - "Справиться с проклятьем"? Кому и зачем это нужно?! Мы - высшая ступень эволюции и высшее звено пищевой цепи! Именно нам следует решать, как управлять глупыми смертными. И Темный лорд приведет нас к победе! Смотри, глупый щенок! Может ли твой "сюзерен" даровать ТАКОЕ?
   И Фенрир, прямо при свете высоко стоящего над головой Солнца перекинулся в волка. Да. Ведь именно он не боится проклятья, но гордится им... Мерзость!
   - Легко!
   По рядам оборотней пробежал тихий ошеломленный шепот. Я отвел ненавидящий взгляд от Фенрира... и застыл в ужасе. Я говорил, что Фенрир - тварь и мерзость?! Я ошибался. Сейчас передо мной стояла настоящая Тварь, с самой большой из всех больших букв.
   Серый и в человеческом и в волчьем облике был... немаленьким. Но то, что стояло сейчас против него, сохраняя общие черты волка, возвышалось над Фенриром-волком, и могло бы взглянуть в глаза Фенриру-человеку, оставаясь при этом на четырех лапах.
   - Ну что, пес? Выступишь ли ты против Брата Тени? Прибегнешь к Суду Ночи?!
   Голос Твари звучал прямо в моих мыслях. Так он еще и легилемент?! Говорят - именно такими были погибшие Жрецы. И каждого из них убивали не меньше, чем силами двадцати волшебников. И никогда с поля боя не возвращалось больше половины из тех, кто в него вступил.
   Я задрожал от холода и ненависти. Если оборотни вновь обретут силу... Наступают темные времена. И Дамблдор должен знать об этом. Видимо, о тому же подумал и Фенрир, потому что вместо ответа он метнулся куда-то вправо, и тенью исчез в лесу.
   - Что ж... - голос Твари был задумчив. - "Акелла промахнулся". Через луну я приду за ответом.
   Тварь растаяла в воздухе. Я же, пошатываясь, смешался с толпой. Оборотни не шарахались и не тыкали в меня пальцем. Для них я был своим. Какой позор!!!
   - Черная дорога?! Брешешь! - мой отвратительно острый слух уловил разговор неподалеку.
   - Я ощущал это так же четко, как и твое смрадное дыхание, - ответил высокий (хотя и ниже Фенрира) оборотень в потрепанной жизнью, но еще довольно приличной одежде. - Девчонка сидела прямо на черной траве, а паренек совсем нас не боялся. Бил показал, что умен - и свалил первым. Не дожидаясь нас с Грегом... А девчонка смотрела из-под каштановой челки и смеялась. И мальчик... черноволосый, зеленоглазый... Он четко врезался мне в память...
   Я вспомнил рассказ Дамблдора о турнире. И о Черной дороге, по которой Гарри прошел за своей заложницей во втором испытании. Тритону тогда хватило легкого касания. Но мисс Уизли Гарри тогда вынес - и Черная дорога не повредила им. И тут. Черные волосы. Зеленые глаза. Гарри? И вовсе не в неведомом убежище, где ему следовало бы пребывать...
   - Где ты их видел? - спросил я, обернувшись к спорщика?
   - А зачем тебе это, шпион Дамблдора? - криво усмехнулся ценный свидетель.
   Впрочем, ответ мне не особенно и нужен. Где бегает эта стая - я знаю. А более точные координаты можно вычислить и потом. Главное - Дамблдор должен знать. И я аппарировал.
  
   Глава 3. Маг и инквизитор
  
   Я сошел с Пути в предсказанном месте. Силы, действовавшие в каноне, равно как и их интересы - остались неизменными, так с чего бы изменяться основной канве событий? Более того, несмотря на то, что я не кричал во все горло о возрождении Темного лорда, для имеющегося министерства я был существенно опаснее, чем мальчишка, который, несмотря на Избранность, был "никто и звать никак". Конечно, и выступать против меня - лорда Блэк, лорда Слизерина, наследника Поттер, знающего свои права и готового их отстаивать как в суде, так и с оружием в руках, "находящегося под покровительством могущественных демонов" - было намного опаснее... Но осознать это мог, увы, не каждый. Дураков хватает, хватало и хватать будет. Так что, когда Скайли сообщила о возможности повторения канонических событий, я решил проявить некоторую осторожность. И сейчас сижу, болтая ногой, на тех самых качелях, которые были описаны в путеводной книге, а час "Ч" неумолимо приближается.
   Разумеется, совсем отделаться от Миа - не получилось. Узнав, что я собираюсь схватиться с дементорами, она не только настояла на своем присутствии, но и стуканула Трикси. Так что сейчас они с вороном, ради такого дела покинувшим руку невесты Анотонина Долохова, наблюдают за мной из варпа.
   - Привет! - ожидаемо возле игровой площадки оказался и другой участник описанной сцены. Правда, в отличие от канона, Дадли Дурсль заявился в компании не со "своей бандой", а под руку с девочкой, невысокой, подтянутой, хотя и не чересчур костлявой, с живыми серыми глазам и заплетенными в косу темными волосами.
   - Привет, - кивнул я Дадли. - Представишь меня своей подруге?
   - Разумеется, - улыбнулся кузен. - Мери, это мой кузен Гарри. Гарри, моя соученица Мери...
   Из того, что Дадли не сказал "одноклассница", я сделал вывод, что вместе эта парочка учится у инквизиторов.
   - Мери, - я задумчиво потер подбородок. - А твой псевдоним, случайно, не Джейк? Если да - будь осторожен. Он, как известно, плохо кончил.
   - Хм... - отзеркалил мой жест Дадли. - Почему бы и да? Ублюдок он был изрядный... Но стиль у него был, этого не отнимешь. А вот осторожности отец Себастьян нас учит весьма серьезно. Так что той степени заносчивости, которая привела к гибели того Джейка - я постараюсь избежать.
   Мери недоуменно смотрела на нас, переводя взгляд с меня на Дадли. Похоже, манхвой, которую я подсунул кузену еще на каникулах после второго курса, он с подружкой не поделился. Ну, да это - его дело.
   Подступающий холод, прервавший разговор, неожиданностью не был. Дементоры, о которых предупреждала Кай, надвигались. Дадли, отодвинув девочку к себе за спину, четко развернулся к источнику угрозы и, сведя руки перед грудью, затянул молитву. Получалось у него неплохо. Аура подавления развернулась и накрыла подступающих дементоров. Дышать стало немного труднее. Однако, силы Дадли явно не хватало, а его подруга и вовсе застыла, накрытая ужасом, который несли эти немертвые порождения Гниющего сада.
   И тогда вперед шагнул я. Мне-то, в отличие от Миа, не нужна была заемная злость, чтобы литания Ненависти обрела силу. И алый Акши, проносясь над нематериальной равниной, покрытой пеплом сгоревших душ, ударил накопленной мощью имматериума в тварей... и в границы реальности. Хрупкая граница подалась и треснула, открывая проход в Эмпирии. Ворон на плечах леди Аметист расправил крылья, и с хриплым карканьем, проявил свое существование в материальном мире.
   Дементоры попытались бежать. Но Тяжкое Слово примарха-жреца придавило их к земле, приковало к месту ненавистью, что сильнее страха. И обе твари стали добычей ворона, что был рожден для охоты на нежить.
   - Это и были... дементоры? - Дадли был бледен, но твердо стоял на ногах, чего нельзя было сказать о его подруге.
   - Ага, - ответил я и обратил внимание на то, что под протянутой рукой Дадли висел, прикованный цепью е его поясу, толстенный том.
   - Index Librorum Prohibitorum? - уточнил я, кивнув на книгу.
   - Он, - усмехнулся Дадли, и движение руки убрал Индекс запрещенных книг из реальности.
   - Неплохо, - оценил я. - Насколько я знаю, такие вещи выдают не каждому.
   - Не каждому, - согласился Дадли. - Но и не так, чтобы редко. В моем случае это, - он плавно повел рукой, намекая на Индекс, скорее - знак уважения, которое квалификационная комиссия питает к отцу Себастьяну, чем следствие моих личных достижений.
   - К-к-то эт-т-о? - запинаясь, спросила девочка, не торопясь подняться. Похоже, что ноги ее еще не держали.
   - Это - Мунин, - кивнул я на ворона, продолжавшего рвать мумифицировавшиеся тела, в которые превратились погибшие дементоры, поглощая их силу.
   - А где Хугин? - бестактно поинтересовался Дадли.
   Мунин поднял голову и каркнул, выражая свое мнение о наглом смертном.
   - Погиб в Рагнареке, - ответил я за ворона.
   - Простите, - смутился Дадли. - Я не знал...
   Мунин снова каркнул, но уже более благожелательно, но внезапно взлетел, шумно хлопнув крыльями, и исчез во вратах варпа, открытых с той стороны леди Аметист. Над асфальтом закружилась серебряная воронка, и из нее шагнул отец Себастьян. Его аура прижала меня к земле сильнее, чем все, чего мог бы добиться Дадли... но не настолько, чтобы я не смог встать... да и сбежать Аура Чистоты мне не помешала бы.
   Инквизитор внимательно оглянулся, не торопясь гасить сразу несколько могущественных заклятий, развешанных вокруг его отражения в Океане душ.
   - Дементоры? - спросил отец Себастьян.
   - Они, - кивнул я, отодвигаясь к границе вырожденной Силы, искаженной присутствием инквизитора. Несмотря на то, что я могу спокойно принять благословение отца Себастьяна, его аура Чистоты мне, мягко говоря, неприятна.
   - Дадли, - обратился инквизитор к ученику. - Силовое противостояние - зачет. По тактике - будешь слушать дополнительный курс. Кажется, получение Индекса лишило тебя осторожности. Ты должен был позвать на помощь сразу, как только почуял дементоров, а не тогда, когда все уже закончилось. Мери, - девочка дернулась, - сенсорику будешь пересдавать. И дополнительный курс боевой устойчивости - тебе точно не повредит.
   - А мне? - поинтересовался Дадли.
   - А тебе - может и повредить. И так самоуверенности - через край, - вздохнул отец Себастьян.
   - Но здесь же Гарри, - улыбнулся Дадли. - Что с нами могло случиться?
   - Дадли? - удивленно посмотрела на кузена девочка.
   - И дополнительный курс демонологии - обоим, - вздохнул отец Себастьян.
   - Спасибо, учитель, - поклонился, скрывая улыбку, Дадли. Кажется, к девочке он был неравнодушен.
   - Кстати, отец Себастьян, - инквизитор перевел взгляд на меня. Впрочем, он и раньше не терял меня полностью из вида. Периферической зрение отца Себастьяна... впечатляло. - ...вот, пополните Индекс.
   И я протянул инквизитору томик "Слова Лоргара". Конечно, не раритетный, с автографом и личной печатью автора, а одну из позднейших копий... но Силой светилась и она. И читать ее без подготовки - было бы... небезопасно. Но если Псам Господним нужны поле Геллера, варп-двигатели и хоры астропатов - надо же с чего-то начинать?
  
   Глава 4. Влияние варпа
  
   Возрождение темного лорда намекает на то, что близится большая заварушка. Так что "во избежание" неприятностей и проблем, я извлек из обширных запасов своего домена предмет, удобный для использования подростком, не раскачанным до размеров астартес, и сейчас старательно провожу ритуалы технического обслуживания, со всеми подобающими литаниями и обращениями к духу машины. Оный дух оказался ко мне благосклонен, и ритуальные знаки на поверхности мелта-посоха успокаивающе светились синим, сообщая о полном заряде и исправности всего, что должно быть исправно. Но ритуал - есть ритуал. Так что Хранитель, которого я не призывал вот уже много лет, вновь, как и в давние времена моей службы в Легионе, подвесил мелту в воздухе передо мной и открыл священные защелки, позволяя оружию распасться на составные части, дабы ублаготворить духа машины елеем, освященным еще теми членами культа Механикум, что пошли за генерал-фабрикатором Келбор Халом во времена Раскола Марса.
   Оружие, которое в руках библиария смотрелось коротким жезлом, для человеческого подростка выглядело полноценным посохом, поскольку его длина немного превышала мой теперешний рост. К счастью, мелта практически не дает отдачи. А масса... Ну, ее можно и телекинезом удерживать. Или Хранителя попросить. Так что мне останется только целиться и зажимать руну активации.
   Конечно, основной недостаток мелты - малый радиус действия, никуда не делся. Но сражаться с библиарием тысячи сынов, или, как нас называют имперские агитаторы - чернокнижником, на дальней дистанции - занятие для записного оптимиста... или парии. Зато в ближнем бою мелта способна пробить лобовую броню Леман Русса, танка, названного в честь нашего злейшего врага, и изрядно покоцать пустотные щиты титана.
   - Ой, какая прелесть!
   Моя Темная Леди, Миа Аморе леди Аметист, шагнула из ближнего варпа, оставляя гордый и строгий облик княгини демонов ради более домашнего обличья милой девочки-подростка, и потянулась погладить Хранителя. Демоническая сущность от Престола-в-Лабиринте слегка прифигела, облизнула тонкие пальчики Миа волной серебристого сияния, но добилась только усиления ми-ми-ми-эффекта, и ее затискали, не смотря на всю ее нематериальность. Так что ритуал обслуживания оружия мне пришлось завершать самому.
   - Щелк!
   Последняя защелка встала на место, и мелта-посох готов к бою.
   - Гарри, Гермиона, - раздалось от калитки, ишь слегка позже сигнала о том, что из варпа собирается выйти некая могущественная сущность... и раздавшегося хлопка аппарации. - Здравствуйте.
   - Здравствуйте, профессор Дамблдор, - синхронно кивнули мы.
   Разумеется, прятать мелту уже не имело никакого смысла... А "то, что не можешь спрятать - следует выпячивать", как говорил граф Валмон. Так что я упер подток мелта-посоха в землю и оперся на него.
   - Сова опять не смогла найти вас, - вздохнул Дамблдор, обозревая в очередной раз усиленные защитные порядки вокруг дома родителей Гермионы. - Так что министерство попросило меня найти тебя, Гарри, и передать приглашение на завтрашнее заседание Визенгамота.
   - В чем его обвиняют? - немедленно заинтересовалась Миа.
   - О, нет-нет, - добро-добро улыбнулся Дамблдор. - Гарри ни в чем не обвиняют. Его приглашают в качестве свидетеля по делам о смерти мастера Дароу, и убийстве двух министерских сотрудников. Эти дела решили рассматривать вместе, чтобы не гонять Гарри туда-сюда.
   - Министерских сотрудников? - "удивился" я. - Это дементоров что ли?
   - Да, - вздохнул Дамблдор. - Они каким-то образом оказались в Литтл-Уигинге, и погибли... И, несмотря на то, что сами по себе дементоры - отвратительны и опасны, это дает Визенгамоту возможность выступить с протестом в отношении действий отца Себастьяна. Возможно, его сумеют вовсе убрать из школы...
   - Сомнительно, - покачал головой я. - По крайней мере - не на основании моих показаний. Я могу только сказать, что отец Себастьян появился там уже после того, как дементоры были убиты, и их убийца - скрылся в варпе.
   - Понятно, - директор вздохнул. Похоже, он также питал необоснованные надежды на протест против действий инквизитора. - А о финале Турнира...
   - Я расскажу то, что видел и слышал, - ответил я. - О том, что тот, кто вышел из каменного котла - Волдеморт, - здесь когномен* можно было называть спокойно: защита намертво отрезала любые следящие чары, - я знаю только с чужих слов, так что не могу свидетельствовать об этом перед судом. Хотя я и уверен, что это так и есть. А вот о том, что Дароу собирался принести меня в жертву, чтобы Волдеморта возродить - эту часть разговора я могу воспроизвести дословно.
   /*Прим. автора: В классическое время полное римское мужское имя обычно состояло из трёх компонентов: личного имени, или преномена (praenomen), родового имени, или номена (nomen), и индивидуального прозвища или наименования ветви рода, когномена (cognomen). https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/973228
   - Я не думаю, что имеет смысл также углубляться в детали темномагического ритуала... - директор был спокойно-нейтрален. Похоже, мои намерения его вполне устраивали, и он собирался их лишь немного скорректировать. Впрочем, пока что я совершенно не возражал. Тем более, что...
   - А я и не смогу рассказать ритуал во всех деталях, поскольку по крайней мере часть его - я провалялся в обмороке. И совершенно не собираюсь это скрывать.
   - Хорошо, - кивнул Дамблдор. - Думаю, знания о темной магии, даже неполные и обрывочные... - директор задумался и решительно подтвердил: - особенно неполные и обрывочные, могут оказаться непреодолимым соблазном для слабых душ.
   - Вирт и Макморн, помню, - кивнул я, показав, что пример "неправильного использования неполных и недостоверных сведений по темной магии" (а полные, и, тем более - достоверные сведения по такому предмету - взять особенно и неоткуда) хорошо запомнился доброму и умному мальчику.
   - Это хорошо, что ты их помнишь, - вздохнул Дамблдор. - Пока что целители святого Мунго не дают сколько-нибудь положительных прогнозов... - Ну, целители Мунго, может, и не дают... а вот Кай прогноз выдала - и он более чем положительный. И оставаться в больнице, по крайней мере Памелла, будет ровно столько, сколько я смогу сдерживать профессора Трогар от вмешательства. С эстетической точки зрения то, что получилось из двоих ослушников демоненку Той-что-Жаждет - не нравится, и она стремится это изменить... Но пока что - не время. По крайней мере - так считает Кай, и я ей верю.
   - Наобум экспериментировать с Хаосом... - я повращал пальцами в воздухе, подбирая приличный эпитет к данной ситуации... - ...хорошая заявка на премию Дарвина.
   Дамблдор, глава движения маглолюбцев, с недоумением посмотрел на меня. Так что некоторое время заняло объяснение того, что такое "премия Дарвина", за что ее присуждают и в честь кого она названа. Под конец объяснений Дамблдор покачал головой в стиле "и чего только эти магглы не придумают".
   - Так вот, о чем это я... - Дамблдор достал откуда-то из глубин лиловой мантии леденец и кинул себе в рот. - Заседание назначено на послезавтра. Если вам не трудно, я хотел бы, чтобы завтра вы перебрались в Нору. Мне будет удобнее забирать вас, и еще несколько человек, которые приглашены в качестве свидетелей, оттуда, а не прыгать по всей Англии.
   - Только если Вы, директор, предостережете Молли Уизли от экспериментов с зельями, - вздохнул я.
   - Гарри, - Миа обняла меня сзади за пояс и положила подбородок мне на плечо. - Настоящий мальчишка-подросток твоего возраста в такой ситуации должен промолчать. Из уважения к собеседнику... - девочка сделала паузу, наблюдая, как лицо Дамблдора освещается доброй улыбкой, и продолжила: - ...а также в надежде снова заполучить рыжую в адорат, и на этот раз как следует воспользоваться.
   Эйс. Гейм, сэт и партия. Лицо Дамблдора, услышавшего такое, описанию в приличных словах - не поддавалось.
  
   Глава 5. Поделить Источник
  
   Как ни странно, но, похоже, Дамблдор сумел разъяснить Молли свою позицию. По крайней мере, Кай не предупреждала о возможной опасности зелий и чар. Но, все-таки Дамблдор выбрал время очень неудачно... для меня. Ведь, как ни крути, а хорошая провокация сама себя не организует!
К счастью, осколок души прежнего темного лорда все еще остается в моих руках, так что перекинуть свой замысел ему - было не сложно. Да и у лорда Волдеморта имелось некоторое количество последователей, которые были собраны "под знамена" специально, чтобы иметь на всякий случай действующий резерв козлов отпущения. И брошенные там и сям невзначай намеки были поняты правильным... хотя и самоубийственным для понявших образом.
   Запланированная часть заседания прошла вполне ожидаемым образом. Когда я излагал историю падения мастера Света, дамочка в розовом пыталась всяческими каверзными вопросами заставить меня принять определенную позицию относительно того, возродился Тот-кого-нельзя-называть, или же нет. Но я упорно отбивался, ссылаясь на то, что свидетельствовать с чужих слов запрещено, а иными заслуживающими доверия основаниями утверждать хоть что-нибудь о личности, для которой проводили темномагический ритуал Мастер Света и князь демонов - я не располагаю.
   Правда, Дамблдор слегка поморщился, когда я сослался на прецедент Блэка, которого приговорили как раз на основании показаний с чужих слов, впоследствии оказавшихся ложными. Но, в целом, похоже, ожидаемое решение мудрого Визенгамота, о том, что "в результате неизвестного темномагического ритуала некий неизвестный злой волшебник может попытаться создать террористическую организацию, выдавая себя за несомненно мертвого Того-кого-нельзя-называть - устроило сразу все стороны, что бывает отнюдь не часто.
   Второй вопрос и вовсе решился быстро. Просто потому, что никаких оснований обвинять инквизитора в уничтожении существ высшей категории опасности, находящихся за пределами оговоренной Договором темных сил зоны, у Визенгамота не было. И то, что "очень хотелось" тут особой роли не играло. Так что, как мадам Амбридж и ее покровитель - министр Фадж, не кривились, а пришлось признать дело о неспровоцированном нападении на сотрудников министерства - закрытым за отсутствием чего бы то ни было.
   И, когда уже Дамблдор собирался объявить заседание закрытым, со своего места поднялся один из "правильно понявших" своего Темного лорда, полукровка и весьма дальний родич Малфоев, Освин Каннингем.
   - Господа витены, представители министерства, министр Фадж, - начал он свою речь. - Я хотел бы обратиться к нашему собранию по очень важному вопросу, - Дамблдор удивленно посмотрел на Освина: все-таки подобные выступления обычно согласовывались заранее. - Как известно, множество родовых Источников были утрачены. И как раз сейчас под угрозой находится еще один артефакт силы, представляющий собой национальное достояние Британии. Дом Блэк в настоящее время находится в руках несовершеннолетнего, который не может достойным образом позаботиться об Источнике. Таким образом нам, как людям взрослым и дальновидным, следует учредить попечительский совет, который возьмет на себя непосильные для подростка заботы национальном достоянии.
   Дебаты развернулись нешуточные. Дамблдор предложил даже вынести этот вопрос на рассмотрение Хранителя справедливости. В ответ Каннингем выдал, что:
   - Мне странно слышать именно от Вас, господин Дамблдор, предложение обратиться к "устаревшим Кодексам, которые давно следовало бы отбросить"!
   Я поднял руку, демонстрируя желание высказаться по обсуждаемому вопросу. И немедленно получил слово. Отдавать источник Блэков в руки сторонникам возрожденного Темного лорда Дамблдор явно не хотел.
   - Господа. Думаю, мистер Каннингем - прав, - на меня удивленно вытаращились практически все присутствующие. - Не следует оставлять решение столь важного вопроса на откуп артефакту, каким бы древним и могущественным он ни был. А потому я предлагаю обратиться к еще более устаревшим, но не отмененным установлениям.
   - Каким же это? - поднялась со своего места Амбридж. Судя по ее лицу, я нравился этой дамочке ничуть не больше, чем оригинальная версия Гарри Поттера.
   - Агни Кай! - заявил я. - Пусть нас рассудят Сила и Магия!
   - Пусть рассудят! - отозвался Каннингем прежде, чем кто-то успел отреагировать. Размышления старшего Малфоя о том, что "Поттер слишком привык полагаться на древние законы, и его можно на этом подловить" - сделали свое черное дело. И Каннингем даже не подумал о том, почему это давший столь хороший совет Малфой даже не попытался сам выслужиться перед темным лордом подобным образом. - Как вызванный, я называю условия, не так ли?
   - Так, - кивнул я, опять обогнав Дамблдора, который начал было подниматься, чтобы потребовать замены в связи с юным возрастом вызывающего.
   - Тогда - никаких условий! - радостно выкрикнул Каннингем. - Любые силы, зелья, артефакты! Победитель - получает все. Бой до невозможности продолжать!
   - Согласен, - кивнул я, опять не давая возможности вмешаться.
   - Гарри-Гарри, - покачал головой Дамблдор, не делая запоздалых попыток вмешаться. - Боюсь, ты стал слишком самоуверен...
   Впрочем, поскольку он верит в пророчество Трелони, то считает, что умереть я могу только от руки Темного лорда... исполнив Пророчество.
   "Площадка для решения спорных вопросов" обнаружилась неподалеку. И мы с Каннингемом вышли на нее сразу после того, как служители Визенгамота объявили о надежности дуэльных щитов.
   Кольцо огней вспыхнуло, надежно отрезав дуэлянтов от зрителей.
   - Мальчишка! - рассмеялся Каннингем, извлекая откуда-то из мантии большой кристалл аметиста, и длинный кривой кинжал. - Ты уже проиграл. Это - негатор магии! И теперь ты - в моей воле!
   Я грустно улыбнулся. Родовой артефакт Каннингемов был учтен как один из возможных вариантов. Так что теперь передо мной был выбор из тридцати трех возможных и трех невозможных способов убить противника. И я выбрал простейший. Зря я что ли, по указанию Кай провел ритуал технического обслуживания и заново благословил мелта-посох?
   Для активации негатора требовалось около трех секунд. И уже на второй меня охватило пурпурное пламя, показывая, на чьей стороне в этой схватке Источник Дома Блэк. Пурпур вспыхнул и погас, выметенный из реальности силой негатора... но было уже непоправимо (для Каннингема) поздно.
   Подозреваю, что вид подростка, пусть даже высокого и крепкого для своего возраста, тремя пальцами левой руки за самый конец удерживающего и направляющего на врага металлическую штуковину, превышающую самого подростка как по габаритам, так и по массе, был... фантасмагоричен. Тем более, что сияние Хранителя, собственно и управляющегося с мелта-посохом, исчезло в сером тумане Улгу. Так что Каннингем, равно как и многие зрители, просто уронил челюсть при виде такой вот "волшебной палочки", давая мне возможность слегка повысить градус пафоса и превозмогания. Переводить правильно, те есть художественно, мне было лень и недосуг, так что я пропел на языке оригинала:
   В зубы огня листья-слова брошены
   Воля твоя, словно трава скошена!
   Между нами было метров восемь. На таком расстоянии мелта не оставляет шансов даже танку. И я зажал полыхнувшую синим контрольную руну.
  
   Глава 6. Взгляд со стороны. (Гермиона)
  
   В Нору я не поехала. Морион заявил, что "магия умеет много гитик", и помимо любовных и подчиняющих, существуют и зелья с более, так сказать, прямым эффектом, в расчете на то, что "мальчик поубивается по умершей подружке, да начнет искать новую". Конечно, вероятность этого была не слишком высока: Кай сказала, что не более одного-двух процентов. Но Мори твердо заявил, что "лучше быть живым перестраховщиком, чем мертвым героем", и никуда меня не пустил. Вот и оставалось смотреть за новыми приключениями неуловимого Поттера через варп.
   Признаться, выступление Каннингема вызвало у меня эталонный фейспалм, и желание высунуться из варпа прямо посреди заседания Визенгамота и вопросить:
   - Дядя, ты - дурак?
   А уж когда он радостно схватился за вызов - сомнений и вовсе не осталось. Все было понятно и так. Титул де Билла - его по праву. И даже припасенный негатор магии на итоговую оценку умственных способностей Каннингема - никак не влиял. Начиная с того, что "негатор" отрезал возможность доступа к внешним источникам, но никак не мешал пользоваться внутренними. То есть, беспалочковая магия, равно как и возможность частичного, а то и полного оборота - остались при Мори. Так что, если уж я вижу несколько вариантов того, как убить придурка - то ксенос Морион явно видит их гораздо больше.
   Приятно оказаться правой. Когда удалось проморгаться после вспышки выстрела - от Каннингема остались только дымящиеся сапоги и кучка серого праха.
   - Оскорбление, нанесенное мне Каннингемом - смыто кровью. Вражда между нами - окончена, - произнес Гарри формальные слова завершения вражды.
   - Поттер! - взвилась дамочка в розовом. Судя по прочитанным мной хроникам небудущего - это как раз и есть Долорес Амбридж. - Как Вы посмели притащить сюда эту маггловскую вещь?! Это - нарушение... Это... это... - она заикалась, не в силах сформулировать причину своего возмущения.
   - Это - точно следование правилам и условиям дуэли, - холодно перебил ее Гарри. - И выбирал их, прошу заметить, отнюдь не я.
   - Должен признать, - поднялся со своего места Малфой, - что глава Дома Поттер - прав. Условиям дуэли он следовал в точности. Однако, мне хотелось бы знать, что это за штуковина, при помощи которой Вы убили Каннингема? И откуда Вы ее взяли?
   - Посох разрушения? - Гарри пожал плечами, позволяя мелта-посоху исчезнуть в небытии (и, замечу, возникнуть рядом со мной). - В запасниках Дома Блэк можно найти и не такие вещи.
   И, замечу - не соврал. По крайней мере, вспоминая о навигаторском когитаторе (в котором мы так до сих пор полностью и не разобрались), приходится признать: действительно, среди некоторых вещей, хранящихся в запасниках Дома, мелта-посох смотрится вполне ординарно.
   - Эту штуковину следует немедленно конфисковать! - взвилась Амбридж.
   - Предъявите ордер и протокол единогласного голосования Визенгамота! - выдвинул встречную претензию Гарри, вызвав довольную усмешку Малфоя. Действительно, даже если чистокровные сделают такую глупость, и проголосуют "за" допустив попадание "посоха Разрушения" в руки министерства, то уж Гарри, как представитель сразу двух Домов (и это он еще не заявлял о своих правах в качестве наследника Салазара и главы Дома Сллизерин) - точно проголосует "против".
   - Этот глупый закон следует немедленно отменить! - взвилась Амбридж, но была прервана Малфоем.
   - Мадам Амбридж. Вы нарушаете регламент. Если у Вас есть предложение по изменению законодательства Волшебного мира Британского Содружества наций, Вам следует подать свой проект в трех экземплярах на рассмотрение профильного комитета, которые передаст его для оценки экспертному сообществу, которое... - перечисление бюрократических процедур продолжалось минут пятнадцать, и, наконец, под остекленевшим взглядом мадам Амбридж, с трудом осознающей, что подобные бюрократические уловки могут быть применены к ней самой, отец Драко Закончил: - ...и лишь тогда можно будет вынести вопрос на рассмотрение сессии Визенгамота.
   О том, что усилиями самого Малфоя и его союзников законопроект будет утоплен в небытии задолго до этой стадии - отец Дарок промолчал. Видимо, это представлялось ему самоочевидным. Надо признаться - мне тоже.
   - Мистер Поттер, - поднялся со своего места незнакомый мне заседатель. - Хотелось бы узнать, что за слова вы произнесли перед тем, как вызвать мистера Каннингема. "Агни... кай", кажется? Вроде бы это из санскрита...
   - Представления магглов о жизни и обычаях волшебников, - улыбнулся Гарри, - бывают даже более причудливы, чем представления волшебников о жизни магглов. Хотя бы потому, что любой волшебник может выйти на улицу и понаблюдать за магглами, а вот наоборот - не очень получается. Так что в своих книгах и фильмах магглы рассказывают придуманные ими вещи, некоторые из которых показались мне интересными. В частности "Агни кай", "Встреча Огня" - это поединок между двумя магам-носителями этой стихии, описанные магглом в мультике - наборе движущихся картинок для детей магглов. Частенько - ведется до смерти, поскольку огонь - не слишком подходящая стихия для не смертельного поединка.
   - Да что мы тут слушаем этого магглопоклонника! - взвилась Амбридж. - Еще и путается с гря...
   - Мадам Амбридж, - перебил ее Гарри. - Следует ли мне понимать Ваши слова как оскорбление в адрес даже не меня лично, но Дома Блэк, дрейвнейшего и благороднейшего?
   Взгляд Долорес заметался, нигде не находя поддержки. Чистокровным не понравилось оскорбление Дома, каким бы ни был конкретный его представитель, а партии дамблдора - не могло понравиться пренебрежительное упоминание магглов. И даже министр был недоволен выходкой своей помощницы именно потому, что она подводила его, министра, под недовольство сразу всех крупных партий, что грозит вотумом недоверия.
   - Нет! - взвизгнула Амбридж. - Я... Я приношу извинения за слова, вырвавшиеся у меня по горячности.
   - Хорошо, - кивнул Гарри. - Я принимаю извинения. Хотя чиновнику Вашего уровня следует лучше себя контролировать.
   Некоторое время заседатели еще потратили, обсуждая второ- и третьестепенные вопросы, вроде доклада Персиваля Уизли о необходимости стандартизации толщины и степени кривизны стенок котлов и снижение импортной пошлины на поставки древесины для метел. Но потом сессия Визенгамота все-таки закончилась, и я вернулась на Гриммо не только физически, но и ментально.
   - Как все прошло? - поинтересовалась с портрета леди Вальпурга.
   - Думаю, - вздохнула я, - если бы Гарри делал зарубки на своем мелта-посохе... у него давно бы не было посоха, а была бы одна сплошная зарубка.
  
   Глава 7. За синие горы, за белый туман...
  
   С заседания меня доставили, как это не удивительно, отнюдь не в Кроули. Причем добирался я не в одиночку, и не в сопровождении только "величайшего мага столетия". На выходе из здания министерства образовался настоящий караван: я, директор Дамблдор, Андромеда Тонкс со своей дочерью, подцепившей где-то Ремуса Люпина, аврор Кингсли, "подлинный" Аластор Грозный глаз Грюм и еще несколько деятелей из "тайного", ну прямо-таки "супер-тайного" общества Орден Феникса, про которое не знает на данный момент, разве что Гарри Поттер. Ну, может, еще Гермиону Грейнджер забыли известить.
   И вся эта толпа, мимо золотого фонтана в атриуме, торжественно прошествовала к ближайшему камину, и далее... вполне ожидаемо - в Нору.
   - Гарри!!! - на меня немедленно повесилась Джинни Уизли. Ну а то, что я подхватил ее несколько ниже талии и придержал, вызвав у подходящего с сугубо независимым видом Рона натуральный зубовный скрежет - мелочь, недостойная внимания. Даже внимания наблюдающей за всем происходящим из варпа Миа, о чем она меня немедленно и известила. - Гарри... - девочка аж дрожала. Сильно на нее подействовала выходка Миа. - Тут... тут леди Аметист Адскую бабочку прислала. Говорит, тебя опять пытались убить...
   - Ага, - кивнул я. - Очередной номинант на премию Дарвина с размаху убился об главу Дома Блэк в попытке хапнуть себе Источник Дома... Кстати, о номинации... Директор, - обратился я к Доброму дедушке Дамблдору, - Вы не знаете, у этого Каннингема родственники есть?
   - Есть, - кивнул Дамблдор, звякнув бубенцами в бороде. - Брат, две сестры, дядя... кажется, есть еще кто-то, но эти уже дальние.
   - Жаль, - вздохнул я. - Тогда о премии речь не идет. Премию Дарвина выдают только тем, чьи гены убраны из популяции.
   - Гарри, ведь ты... - выкрикнула Молли, - ... ты убил его. Совсем убил!!!
   - Да, - криво усмехнулся я. - И это уже далеко не первый труп на моей совести.
   На мгновение я запнулся, представив себе свое личное кладбище... бескрайняя пепельная равнина, не ограниченная горизонтом, усеянная невзрачными памятниками.
   - Гарри... - вскинулась было Молли, но была перебита собственной дочерью, так и не удосужившейся слезть у меня с рук.
   - Убийство не может быть добром... но может быть необходимостью! - твердо заявила девочка. - Так учит нас леди Аметист.
   - Не смей поминать демонов... - взвилась было Молли, но была остановлена уже Великим Вождем Светлыйх Сил (со всех больших букв, разумеется) Альбусом Много-имен Дамблдором.
   - Не надо, Молли, - покачал он головой. - Демоны - коварны, и предлагаемые ими дороги, вымощенные благими намерениями - ведут в Ад и к вечной погибели, - тут он бросил быстрый взгляд на нас с Джинни, проверяя как подействовали его слова... мы, не сговариваясь, сделали вид, что заняты друг другом, вызвав очередной скрежет зубов у Рона. - Но именно данное утверждение, несмотря на его сомнительность с точки зрения классической этики, увы, вполне жизненно.
   Я посмотрел на Дамблдлора с интересом, и даже выпустил Джинни. Та вздохнула, и отошла на шаг. Впрочем, "любви и добра" в роновом взгляде это не прибавило.
   - Да, - вздохнул Дамблдор. - Иногда я даже жалею, что пошел на поводу у юношеского максимализма, и не добил Гриндевальда. Возможно, в следующем большом приключении ему было бы лучше, чем в Нурменгарде, и он смог бы набраться мудрости... а не ненависти к тюремщикам...
   Интерес скачком удвоился. Все-таки как-то слабо это походило на того светлого мага, о котором я читал в книгах. Нет, "то, что Дамблдор не применяет темную магию - не значит, что он в ней не разбирается" (а как можно разобраться в магии, кроме как применяя ее?), да и рассуждения о "следующем большом приключении" - все это в книгах было. Но вот допустить, чтобы подобные рассуждения услышали последователи... Таких проколов книжный Дамблдор вроде не допускал, оставаясь всеобщим добрым дедушкой... даже для Блэка, которого засунул в Азкабан.
   Хотя... Помнится, как-то он говорил в присутствии Сейлины, что собирается сделать меня предводителей эдаких мстителей, и с моей помощью проредить чистокровные рода, чтобы убрать-таки заклятые Кодексы крови... Возможно, как раз и начинается подготовка мальчика уже в качестве не только жертвы, но и военного вождя. "А вешать (то есть - уговаривать убиться об Волдеморта) будем потом". Вполне рабочая гипотеза.
   - Правильно! - выкрикнул Грозный глаз. - Убивать всех этих...
   Прилетевшее силенцио заткнуло рот аврору, несмотря на всю его постоянную бдительность, и не дало высказать все, что сознание, практически пребывающее в симбиозе с Краучем-младшим может выдать о Рыцарях Вальпурги, не угодивших в Азкабан. Впрочем, когда против тебя колдует настоящий Великий маг, даже постоянная бдительность помогает очень и очень слабо.
   - Гарри, - вмешалась в разговор Нимфадора Тонкс. - А зачем ты бродишь по стране? После возрождения Того-кого-нельзя-называть - это небезопасно!
   Я внимательно посмотрел на Нимфу, потом - на Люпина, потом - опять на дочь Андромеды, которую я собирался вернуть в семью, но уже на правах младшей ветви...
   - Риск встретить врага, способного гнаться за нами по Черной дороге - существенно меньше, чем риск пострадать из-за несовершенного контроля собственных сил, - спокойно ответил я. - Отрицать собственную силу, да еще и делать вид, что ее вовсе нет, или подавлять ее зельем - хороший способ покончить с собой, да еще и утащить за собой окружающих. Сила - она как вода, всегда найдет щель. И если не умеешь ей управлять - она будет управлять тобой. Скажем, стерев из сознания воспоминание о необходимости принимать подавляющее Силу зелье... или еще как.
   Люпин посмотрел на меня со смесью боли и ненависти. А вот Тонкс серьезно задумалась. Кажется, некоторые аспекты сущности Ремуса Люпина она не рассматривала под таким вот углом.
   - И что бы ты делал, если бы тебя заразили проклятьем? - злобно дернув губой в почти волчьей гримасе, спросил Люпин.
   - Обратился бы к тотему, чтобы она помогла взять проклятье под контроль. Великий дух еще и не такое может, - ответил я. - И превращался бы, когда в голову взбредет, а не тогда, когда Луна преодолеет глупые предрассудки.
   - Глупые предрассудки? - взвился Люпин. - Да что ты знаешь о том, каково оно: быть чудовищем, тварью...
   Кажется, эта истерика все-таки повлияла на Тонкс, и она слегка отодвинулась от Ремуса, чего недоволк так и не заметил.
   - Леди Аметист и ксенос Морион - самые настоящие демоны, - пожал плечами я. - И что это меняет? Ничего...
   Люпин злобно посмотрел на меня, но промолчал и отошел, подчиняясь знаку Дамблдора. Нимфадора же смотрела на недоволка без прежнего восхищения. Кажется моя провокация хоть немного, да удалась.
   - Но что ты собираешься делать дальше? - спросил Дамблдор.
   Я зыркнул взглядом, показывая, что не собираюсь обсуждать свои дальнейшие планы в присутствии людей, которым не доверяю. И в присутствии Рона и Молли Уизли в особенности. Директор кивнул, и окружил нас наговорной чертой сферы приватности. Что ж. Кое-что из моих планов можно и приоткрыть. Если путеводные книги еще хоть немного описывают реальность, то в этом году Дамблдор будет играть против министерства. Если я правильно понимаю, он сам допустил консолидацию позиции чистокровных по тому же принципу, как князь Святослав, объявляющий "Иду на Вы!": чтобы собрались вместе и не требовалось изводить по одному. Но теперь, после возрождения Волдеморта оставлять исполнительную власть в руках тряпки-Фаджа стало просто опасно. И от использованного изделия N2 - требовалось избавиться. Что ж. В этом наши позиции совпадают. "Нет постоянных врагов - есть постоянные интересы". Мы же как раз в Британии и находимся, так что половинка максимы - вполне уместна.
   - Вы играете в шахматы, господин директор? - поинтересовался я.
   - Разумеется, - улыбнулся в белую бороду Дамблдор.
   - Думаю, Вы не удивитесь, если я скажу, что после сегодняшнего заседания министерство трудно назвать другом?
   - Я как раз хотел предупредить тебя об этом, -вздохнул директор. - Фадж слишком... осторожен. Твое заявление о "сумасшедшем маге, считающим себя Тем-кого-нельзя-называть" сильно пошатнуло его позиции. И теперь он будет стараться уничтожить твою репутацию... а, возможно, и тебя самого...
   - Руками мадам Амбридж, - вклинился я.
   - Вполне возможно, - кивнул директор.
   - А учителя по ЗоТИ Вы еще не нашли, - продолжил свои рассуждения я.
   - Не нашел, - согласился директор, не делая даже вида, что это его как-то беспокоит.
   - Тогда есть шанс, что сегодняшнее заседание спровоцирует Фаджа на создание позиции с изолированной пешкой в центре, - перешел я на шахматную метафору. - Такая пешка сулит атаку... но является слабостью. А в позиции министерства уже есть неустранимая слабость - Волдеморт, - сигналка Тома дернулась... но Великий маг - есть Великий маг. Сквозь его Сферу конфиденциальности ничего не прошло. - Если же в позиции есть две не компенсирующие друг друга слабости...
   - ...позиция - проиграна, - согласился директор, и одобрительно улыбнулся.
  
   Глава 8. Семейные хлопоты. (Гермиона)
  
   Гарри уже несколько раз говорил, что "подглядывать за Великим магом - занятие, чреватое крайне неприятными сюрпризами". Так что, когда Дамблдор закрылся сферой приватности, я туда, разумеется, не полезла. Зачем? Особенно, учитывая, что Мори сам мне все расскажет, а то и покажет. А вот понаблюдать за оставшимися на участке возле Норы - стоило.
   Потерянный Люпин стоял, вперяя невидящий взор куда-то в Эмпирии... Зря это он. Мори ведь дал ему по-настоящему рабочий совет... если бы, разумеется, оборотень сумел им воспользоваться. Но он - не сумеет, это уже понятно. А вот реакция Тонкс меня несколько порадовала: если раньше во взглядах метаморфа на оборотня проскакивала некоторая симпатия, то теперь оное чувство куда-то девалось... И это есть хорошо. Если (а точнее - "когда") ксенос Морион, глава дома Блэк, древнейшего и благороднейшего, вернет в Дом его чуть было не утерянную младшую ветвь - такой ухажер для наследницы ветви нам совершенно не нужен.
   Я вздохнула. Все-таки, я еще не миновала того возраста, когда девочки грезят о прекрасной любви, о глубоких возвышенных чувствах... но при этом рассуждаю о том, как разрушить такое вот зарождающееся чувство во имя интересов Дома... Как все непросто в этом мире.
   - Нет, мам, ты это видела? - возмущался тем временем оттертый на обочину жизни Рон. - Ты видела, как Джинни на него вешается? Ее же... Кем ее будут считать?
   - А кем меня могут посчитать? После всей этой истории с приворотом? - ответила Джинни. - При том, что я весь учебный год живу в одной комнате с парнем? И, прошу заметить, съезжать оттуда не собираюсь по крайней мере до тех пор, пока Гарри не закончит Хогвартс!
   - Умничка, доченька, - похвалила дочь Молли, отправив Рона в состоянии грогги. - Я смотрю, ты все-таки решилась последовать моим советам?
   - Я их обсудила с леди Аметист, - вот теперь выражение лица Молли было неописуемо. Кажется, до нее начало доходить, что для ее собственных детей кто-то там со стороны может оказаться большим авторитетом, чем она сама. - И леди посоветовала мне соблазнить Гермиону, а с Гарри - повременить. Дескать "залет в моем возрасте не полезен для здоровья".
   Упс! А вот теперь в нокдауне оказалась я сама. Это когда же я посоветовала Джинни соблазнить саму себя? Или она так восприняла то, что я посоветовала не торопиться с соблазнением Гарри, но про себя ни слова не сказала? Как любопытно!
   - ...а еще Гарри сказал, что не против заполучить нашу дочь в адорат, и на этот раз как следует этим воспользоваться! - прошипела Молли на ухо Артуру.
   - Чем ты слушала? - рявкнул подошедший к шепчущимся супругам Грозный глаз. - Это сказал не Гарри, а Гермиона, и, думаю, это она так пошутила. Гарри вообще не хотел сюда приходить, опасаясь повторения той истории. Все-таки к вашей* дочери он относится несколько настороженно, но в то же время - опасается навредить.
   /*Прим автора: если бы я использовал подход, активно распространяемый некоторыми пуристами от орфографии, которые считают, что если Розенталь пишет "в данном [неизвестно каком, поскольку письмо, на которое отвечает профессор, как правило, не цитируют] случае Вы [с большой буквы] МОЖЕТЕ писать местоимение со строчной буквы", то это означает "НАДО писать ТОЛЬКО с маленькой", то здесь потребовалось бы целое предложение, описывающее, кто куда смотрел и с кем именно говорил. А так пишем маленькую букву - и сразу ясно, что Грюм обращается к обоим супругам. Было бы "Вы" - и получилось бы, что Грозный глаз обращается только к Молли. Разумная экономия ресурсов, ничего более.*/
   - Зачем его вообще сюда притащили? - буркнул Рон, не успевший (или не захотевший) отойти подальше.
   - Разумеется, чтобы представить Ордену Феникса будущего главу боевого крыла. Того, кто поведет нас на бой с Темным лордом!
   Только ради созерцания возвышенного выражения на лице Рональда Уизли стоило задержаться и посмотреть на это представление в жанре немузыкальной комедии. Высокое актерское мастерство в изображении стремительно сменяющих друг друга чувств и тяжелого мозгового ступора - стоило любых аплодисментов.
   Но, к сожалению, продолжать просмотр у меня не получилось. Варп слегка колыхнулся, и у моих ног материализовался низший с запиской от Антонина, где он просил меня или Гарри появиться на Гриммо.
   Щелкнув пальцами, я усилием воли изменила свое эмоциональное состояние, которое здесь было также и положением в пространстве, и открыла дверь в прихожую семейного гнезда Блэков.
   В доме многое изменилось с тех пор, как мы посетили его в первый раз. Домовики вычистили и вынесли всю грязь и весь мусор, скопившийся со времени смерти предыдущей хозяйки дома. Мелкие паразиты, ранее слетавшиеся как осы на сладкое, на эманации бесхозного Источника - сбежали сами, когда у источника вновь появились хозяева. А тех, кто сбежать не успел, те же домовики принесли в жертву Источнику, укрепляя и усиливая его.
   В первый раз услышав про "принесение в жертву", я хотела было возмутиться... Но Мори спросил меня, не намереваюсь ли я в таком случает отказаться от куриных ножек и свиных отбивных в меню? Люди едят животных, Источник питается мелкими неразумными порождениями магии. Почему нет? И я, посомневавшись, отказалась от своих требований. Да и, в конце концов, если даже Светлая магии в лице предводителя сил Светы и Бобра требует жертвоприношения невинного мальчика, то магии Темной сам Начавший начало велел...
   Посреди гостиной стояло огромное сквозное зеркало, извлеченное из запасников Дома. В отличие от абсолютного большинства подобных вещей, оно было настроено не на общение с каким-то одним абонентом, но скорее представляло собой некую мини-АТС, на которую опирались несколько десятков зеркал по всему миру. Артефакт был более чем полезный, но не получил распространения по одной очень простой причине: делали этот экземпляр дольше, чем ахейцы осаждали Трою. А уж какими путями оно приблудилось к Блэкам... на ночь описание этой эпопеи лучше не читать, чтобы не было кошмаров. Блэки тогда проявили себя во всей красе черной магии.
   В ростовом зеркале виднелся человек в незнакомой военной форме, а за его спиной виден был роскошный кабинет.
   - Леди Аметист? - поинтересовался он, и я кивнула. Из варпа я вытормозилась именно в этом облике, на мой взгляд - более удобном для переговоров с взрослыми солидными людьми. - Генерал КГБ СССР Белов Михаил Аркадьевич, - представился он. - Курирую направления по связям с магическим сообществом как Советского союза, так и зарубежья.
   - Вы - волшебник? - поинтересовалась я.
   В принципе, можно было и не спрашивать: аура, видимая даже через зеркало, говорила сама за себя.
   - Как говорят у Вас в Англии - "магглорожденный", - ответил он.
   - А как это называет у вас, в Советском... - я запнулась, вспомнив о событиях, едва не приведших к распаду Союза. Тогда многие ожидали, что Империя зла вот-вот рухнет... но Михаил Горбачев в начале девяносто первого года внезапно объявил о своей отставке "по состоянию здоровья", а выступления "демократической общественности" были задавлены железной рукой.
   - Никак не называют, - покачал головой генерал. - У нас важнее не происхождение, а связи, если Вы понимаете, о чем я говорю.
   Я кивнула. По сути, картина, насколько я знаю, была очень похоже на то, что происходит в США: формально никакой дискриминации по статусу крови нет, но родившиеся в "нужных" семьях со старта получают и связи и образование несколько иного уровня, чем дети простых смертных.
   - Я услышала, что Вы хотели меня видеть? - поинтересовалась я.
   - Да, - кивнул генерал. - Признаться, мое начальство несколько... нервно относится к возможности появления или возрождения Темного лорда. Прошлый обошелся нам слишком дорого. И когда господин Долохов вышел на связь с нашими людьми...
   - Понятно, - кивнула я, когда убедилась, что продолжать генерал не планирует. - Что ж. Могу сказать, что в настоящее время на Островах присутствуют сразу два Темных лорда. Но, на мой взгляд, для Вашей страны большую опасность представляют действия Светлого круга...
   - Это почему? - заинтересовался генерал.
   - Да умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии!
   Генерал рассмеялся.
  
   Глава 9. Перед школой
  
   Предшкольная поездка в Косой переулок за покупками - есть обязательная принадлежность летних каникул. Не избежали мы с Миа ее и на этот раз. Благодаря "шпиону во вражеском лагере", то есть - Джинни, мы точно знали планы семейства Уизли, и постарались подгадать нашу поездку так, чтобы не пересечься с рыжими. А вот Луну - высвистали, и гуляли по Косому с ней.
   Первым делом мы всей компанией завалились в Гринготтс. Миа этим летом много "тренировалась на кошках", так что второму поставщику важных материалов банк Свартальвхейма выделил личный сейф... по странному стечению обстоятельств - соседний с моим... то есть, не официальным сейфом семьи Поттер, а моим личным, ни в каких официальных отчетах не существующим. Кстати, располагаются оба наших сейфа ровно на уровень глубже, чем небезызвестный сейф 731, из которого в свое время забирали Философский камень... и неподалеку от семейных сейфов представителей Дома Блэк, древнейшего и благороднейшего.
   - Гарри, мне опять поручили тебя сопровождать! - улыбнулась нам Тонкс, отбрасывая облик невзрачной серой мышки, типичного синего чулка, в котором она ожидала нас в операционном зале банка.
   Мы с Крюкохватом переглянулись, и хранитель финансов рода Поттер молча кивнул. Все будет проверено, и если информацию о присутствии Гарри Поттера в банке слил гоблин - этому сливателю будет мучительно больно. Впрочем, мы особо не прятались, а в операционном зале банка постоянно тусуется много народа. Так что Дамблдору мог рассказать кто угодно, и, скорее всего, сделал он это из самых лучших побуждений.
   - Какие у тебя интересные мыслепрыги! - восхитилась Луна, проскакав вокруг Тонкс на левой ноге. - Они серебристые и переливаются!
   - А ты, значит, дочка Лавгуда? - поинтересовалась "расхлябанная" и "неуклюжая" Тонкс, стремительным движением перехватив высшую вампирессу, недавно напившуюся крови.
   Девочка, висящая под мышкой у начинающего аврора, подняла голову и посмотрела на меня. Я демонстративно обнял Миа, показывая, что не собираюсь влезать в возню.
   - Как страшно жить, - выдохнула Луна, и покорно обвисла в руках Тонкс.
   Впрочем, долго поездить на авроре у Луны не получилось. Спустившись со ступеней банка, Тонкс поставила Луну на ноги и наделила шлепком по тому месту, где спина теряет свое благородное название.
   - Ай, - заявила Луна, подпрыгивая на месте.
   Мы с Миа просто кисли со смеху, глядя на это представление.
   Следующим заведением, которое мы посетили, было ателье мадам Малкин. Сама мадам, вместе с тремя помощницами, тщательно обмеряла девочек. Что характерно, меня никто не попросил ни выйти, ни даже отвернуться, хотя зрелище было, надо сказать, весьма и весьма интересным.
   - Хороших ты девчонок себе оторвал, не так ли? - подколола меня Тонкс.
   - Не "хороших", - покачал я головой, вызвав встревоженные взгляды оттуда, где вовсю шло снятие мерок. - Не "хороших", Тонкс. Лучших.
   Луна и Миа улыбнулись друг дружке, и, пользуясь тем, что их как раз попросили повернуться, вскинули руки над головой, и проделали это, изящно переступая босыми ножками. Я с некоторым трудом сдержал слюноотделение.
   - Самых лучших, - озвучил я дополнительный вывод.
   - Н-да, - ошеломленно протянула аврор. - Я-то думала, что пошутила...
   - А я - нет.
   - В смысле "совсем не думал"? Зря, - подколола меня Тонкс. - Думать - это вообще полезно.
   - Полезно, - согласился я. - Но как тут "думать", когда рядом две такие девочки? Тут - только "созерцать".
   - А не боишься получить по морде от обеих? - заинтересовалась Тонкс.
   - Не боюсь, - ответил я, и предвидя следующий вопрос, продолжил: - У меня - хронический гриффиндор головного мозга, так что с боязнью - вообще туго.
   Н-да... И не так уж я и приврал. Как еще описать того, кто во главе небольшой кучки наемников бросается на Великий дом? Видимо, этим заразным заболеванием я страдал уже тогда...
   - А зачем ему бояться? - спросила Миа, выкручиваясь из рук помощницы мадам, Малки. Впрочем, та, по всей видимости, как раз уже закончила свою работу.
   - Он у нас хороший! - вторила подруге Луна.
   И обе девочки погладили меня по лицу. Я поймал обе ручки, и поцеловал сначала одну ладошку, а затем и другую, под офигевшим взглядом Тонкс.
   - Ну, вот как-то так... - улыбнулся я... и Миа вдохновляющим подзатыльником направила меня на сеанс истяза... то есть - снятия мерок.
   Что бы там не говорили, но мантии мадам Малкин явно не руками шьет. Двенадцать минут (я засек) на три полных комплекта одежды, из них два - женских... Жесть. Точно колдовство. А еще говорят "трансфигурация непостоянна"...
   По завершении адских пыток Миа рвалась во "Флориш и блоттс" "успокоить нервы". Но мы с Луной в четыре руки направили ее в сторону кафе Флориана Фортескью, пообещав, что потом пробудем в книжном "до полного упора". То есть до тех пор, пока за Луной не явится Ксенофилус... или до закрытия магазина - что случится раньше. В случае главного (и единственного) редактора "Придиры" никогда нельзя быть уверенным.
   Мятное мороженое с клубникой... Я наслаждался вкусом... и обществом Миа и Луны, щебетавших мне в уши.
   Луна из нескольких заказанных сортов мороженного соорудила нечто, заставившее меня всуе помянуть Принцессу-Ткачиху. Миа поступила более консервативно, и наслаждалась мороженным с ананасами. При этом девочки вовсю обсуждали преимущества и недостатки обоих подходов к лакомству, периодически апеллируя ко мне. В таких случаях с старательно рекламировал мяту и клубнику, время от времени отправляя ложечку с лакомством то одной девочке, то другой в качестве ультимативного аргумента.
   К сожалению, полностью отдаться этой нехитрой зщабаве мне мешала Кай, намякивая на некие небольшие, но неотвратимые неприятности. И вот они-таки проявились.
   - Мистер Поттер? - обратился ко мне высокий человек с темно-коричневыми волосами, в строгом маггловском костюме и при галстуке. - Аврор Долиш.
   - Приветствую Вас, аврор Долиш, - кивнул я. - У департамента магического правопорядка есть ко мне какие-то вопросы?
   - Не у ДМП, - покачал головой Долиш. - У министерства. Так получилось, что в Вашем личном деле отсутствует адрес Вашего постоянного пребывания. Мне поручили восполнить этот пробел...
   - Очень приятно было познакомиться с Вами, аврор Долиш, - криво улыбнулся я под ошеломленным взглядом Тонкс. В отличие от девочек, действующий, хотя и молодой аврор понимала, насколько наглым является высказанное Долишем требование. - Жаль, что Вы уже пошли нафиг, - я повернулся к девочкам, демонстративно исключив аврора из сферы внимания. Благо, Кай все равно отслеживает кипящего от злости аврора. - Ну, это уже за пределами добра и зла, - покачал головой я. - Требовать адрес дома под Фиделиусом! Может, им еще и ключ дать? От сейфа, где деньги лежат!
  
   Глава 10. Хитросплетения Порядка
  
   Если честно, то я несколько блефовал, и мои позиции отнюдь не были столь прочны, как я старался показать. Да, со времен расцвета инквизиции, завершившегося Войной Темных сил, расспрашивать мага о его жилище считалось неприличным, и даже существуют постановления Визенгамота, охранявшие тайну жилища. Но точно также существуют и постановления того же самого Визенгамота, требующие извещать министерство о местах длительного пребывания школьников, не имеющих близких родственников в волшебном мире, "в интересах контроля выполнения постановления "О разумном ограничении колдовства несовершеннолетних" и соблюдения Статута Секретности". Опять-таки, и тут все было не бесспорно, и можно было зацепиться за определение "близкий" в отношении родственников, постаравшись притянуть под него тех же Малфоев... В общем, упрись Долиш - и кормушка для адвокатов получилась бы на долгие-долгие годы. И даже аппелировать к Хранителю Справедливости не получилось бы: все эти постановления были приняты существенно позднее Кодексов крови. Но мне повезло. Просто повезло... если, конечно, не задумываться о природе этого везения, и некоей девчонке, способной подогнать точное время определенных событий так, как ей нужно.
   - Привет, Гарри! - в заведение Фортескью влетели Ханна Эббот и Сьюзен Боунс. А значит и тетя Сьюзен, Амелия Боунс - тоже где-то неподалеку...
   - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, мисс Лавгуд, аврор Тонкс... - точно, неподалеку.
   - Здравствуйте, мадам Амелия. Сью, Ханна, - кивнул я девочкам.
   - Мистер Поттер, - заинтересовалась глава ДМП, - а почему это аврор Долиш стоит тут с таким видом, как будто готов Вас растерзать на месте?
   - Мадам Боунс, я хотел бы обратиться к Вам, как к главе департамента магического правопорядка. Этот неизвестный, представившись аврором, требует у меня адрес дома под Фиделиусом, да еще в общественном месте, что было бы эквивалентно созданию заклятья Прохода для всех, кто мог бы этот адрес услышать. Я сомневаюсь, чтобы настоящий аврор поступил так. Но, поскольку и Вы, и аврор Тонкс его, по всей видимости, узнали, остается только предположение, что тут использовано оборотное зелье... или какая-то из разновидностей иллюзий... или трансфигурации.
   - Вот как... - улыбнулась Амелия. - Любопытно. Джон, а Вы что скажете? Или мне все-таки проверить Вас... на оборотное?
   В авроре некоторое время боролись ярость и чинопочитание... и чинопочитание взяло верх.
   - Я получил задание установить постоянное место жительства несовершеннолетнего Гарри, главы дома Поттер и наследника Блэк, поскольку по указанному в министерских бумагах адресу он не проживает! - отрапортовал Долиш, злобно косясь в мою сторону.
   - И кто же дал Вам такое поручение? Через Департамент оно... - Амелия взмахнула палочкой, невербально использовав какое-то заклинание, - ...не проходило.
   - Помощник министра Долорес Амбридж, - тут же сдал отправителя Долиш.
   - Вот как... - покачала головой Амелия. - И что же дает Вам основание утверждать, что это была именно она? После истории с проникновением в Хогвартс меченого Пожирателя Смерти под личиной Грозного глаза Грюма, подозрения мальчика отнюдь не кажутся мне надуманными.
   - Ну... я... - заблеял Долиш, по всей видимости, действительно упустивший такую возможность из виду.
   - Понятно, - вздохнула Амелия. - К счастью, я уговорила-таки Аластора вернуться к преподаванию в аврорате. Так что со следующей недели Вы, аврор Долиш, направляетесь к нему на курсы повышения квалификации. Думаю, Грозный глаз сумеет объяснить Вам, что такое "постоянная бдительность". А по их завершении - на курсы юридической грамотности, раз уж Вас сумел аргументированно заткнуть мальчишка. Аврору следует знать свои права и обязанности.
   Долиш скривился. Приказом своего высокого начальства он как минимум на две недели выбывал из лотереи на патрулирование Лютного, а, следовательно - лишался и неплохого дохода от "добровольных пожертвований в пользу нуждающихся служителей Фемиды" со стороны обитающих там мелких торговцев нелегальной ерундой. Крупные торговцы и продавцы действительно серьезных и опасных запретных вещей - не подходили к Лютному и на три полета Авады, предпочитая вести дела с криминальной мелочевкой через длинные цепи посредников.
   - Понятно, госпожа директор Департамента, - вздохнул Долиш.
   - Тогда я Вас не задерживаю, - кивнула Амелия.
   Олларианская школа -
   Суровейшая из школ:
   Послали рыжего на х*й -
   Собрался он и пошел*, - мысленно процитировал я.
   /*Канцлер Ги "Фламинго в вороньих перьях"*/
   - Он не рыжий! - так же мысленно возмутилась Миа.
   - Не принципиально, - молча ответил я ей.
   - Мистер Поттер, - теперь монокль главы департамента магического правопорядка был направлен на меня, - полагаю, место Вашего постоянного пребывания вне школы можно обозначить в бумагах как "городской дом старшей семьи Дома Блэк"?
   - Можно, - согласился я, поскольку о том, что я его унаследовал, знают многие, а в таком виде обозначение дома ничего не даст тем, кто ищет мое убежище.
   Прямо интересно, кто на самом деле организовал эту "слепую атаку"... То есть, однозначно - что министр. В самостоятельность Амбридж я как-то не верю. Но придумал ли он это сам, или им все-таки манипулирует Дамблдор, несмотря на всю демонстрируемую враждебность? Думаю, директору школы было бы очень интересно заявиться в гости, а то и уговорить "неразумного ребенка" предоставить хорошо защищенный дом под штаб-квартиру Ордена Феникса, а там уж - как следует пошуровать в архивах Дома и складах артефактов под предлогом "поиска и уничтожения опасных для ребенка знаний и артефактов". Ну а не получилось - значит, не получилось. Позиции директора это тоже никак не ухудшит.
   Я искоса посмотрел на Амелию Боунс. В путеводных книгах было сказано, что убил ее лично Волдеморт... Конечно, информации о том, как это произошло - очень мало. Только упоминание в разговоре премьера и двух министров магии, бывшего и действующего... Вот только в книге сказано, что убита она была "в комнате, запертой изнутри". Учитывая, что мало кто из действительно могущественных магов пренебрегает возможностью запретить доступ на свою территорию посредством аппарации или порт-ключей, такое убийство мог провернуть тот, кому Амелия доверяла... и очень маловероятно, что это был кто-то из сторонников Волдеморта или же он сам. Да и принципиальный и справедливый глава ДМП, не подверженный влиянию извне - мало кому по душе...
   - Темные времена наступают, - покачал я головой, не отводя взгляда от главы департамента. - Никому нельзя доверять.
   - Эй! - возмутилась Миа. - А нам?
   - Вам - можно, - улыбнулся я, обнимая плечи прижавшихся ко мне девочек.
   Амелия рассмеялась... Но ее взгляд сказал мне, что к предупреждению она отнеслась очень серьезно.
  
   Глава 11. Стучат колеса
  
   Хогвартс-экспресс несся на север. Сидя в купе, наглухо отгороженном от прочей реальности не только обычными человеческими чарами, но и запретным колдовством варпа, мы с Миа и Луной читали свалившееся прямо нам в руки на платформе 9 3/4 письмо. Драко с Дафной сидели напротив, и с интересом поглядывали на нас, но вопросов не задавали.
   Письмо было написано на тончайшей золотой пластинке. Вообще-то, золото такой толщины должно быть очень непрочным, и рваться от легкого прикосновения... но это было не простое, а заклятое золото, так что его можно было спокойно дать в руки троллю - и тот ничего не смог бы с ним сделать.
   Изящная вязь позабытых людьми символов (чтобы их прочитать, пришлось обращаться к Некротеку, благо, и Драко, и Дафна, и, тем более, Луна с Миа вполне устойчивы к его песне) извещала "Воина Зимнего двора, известного как Черный камень иного мира, Ксенос Морион", о том, что его "с подругами и подобающей случаю свитой" приглашают на прощальный бал Летнего двора.
   - А когда этот самый "прощальный бал"? - поинтересовалась Дафна отвлекаясь от полировки ногтей.
   - В ночь с 22 на 23 сентября, - ответила Миа. - Сила лета убывает, сила Зимы - растет. Ты мне лучше скажи, - обратилась она ко мне, - почему Мориона обозначили как "воина Зимнего двора"?
   - Потому что для фейри так оно и есть, - улыбнулся я в ответ. - И ты, и я - мы воины Зимнего двора. Не чтим традиции, несем перемены... И при этом - уже не люди.
   - Не люди?- удивилась младшая княгиня демонов, леди Аметист.
   - Конечно, - кивнул я. - Ни ты, ни я, ни даже они, - я кивнула в сторону Драко, Дафны, да и Луны тоже. - С момента первого появления в варпе без якорей, с того мига, когда мы доказали, что можем там выжить без опоры на материум, мы - Повелители Хаоса, его Дети... Для тех, кто живет на твердом берегу единственно истинной реальности - "демоны". Но не люди. Увы.
   Я остановился, присматриваясь к собеседникам. Вообще-то, это один из самых трудных моментов в обучении будущего демона: миг, когда ученик осознает, что учитель привел его, мягко говоря, не совсем туда, куда тот рассчитывал прийти. И теперь возникает выбор: идти дальше... или же плюнуть в морду обманщику и свернуть с навязанной дороги. Увы, перед Миа такой выбор не стоит: проклятый Полог Отчаяния отнял у нее такую возможность. Но вот остальные...
   - Всегда хотел быть особенным, - отозвался Драко, притягивая к себе Дафну. Та, не отрываясь от орудования пилочкой, кивнула, соглашаясь со своим парнем.
   - А морщерогого кизляка найдем? - заинтересовалась Луна. Впрочем, в ее случае вопрос не имел особенной остроты, так как назвать высшего вампира "человеком" - это серьезное заявление...
   - Обязательно, - отозвался я. - В варпе можно найти что угодно. Главное хотя бы приблизительно представлять, что ищешь. Вот найти какого-то конкретного морщерогого кизляка - это уже проблема...
   - А мне хоть какого-нибудь, - отмахнулась Луна.
   - Значит - найдем, - улыбнулся я.
   - Что вообще можно сказать о Дворах? - поинтересовалась Миа.
   - Зимний двор... - протянул я. - Мы импульсивны, непостоянны, склонны потакать своим страстям и желаниям... хотя и можем быть удивительно упорны в достижении своих целей.
   - "Страсть дает мне силу"? - процитировала Миа.
   - Ага, - кивнул я. - Очень похоже.
   - А Летние? - заинтересовалась Дафна.
   - Летние более стабильны, чтят традиции, обычаи, предпочитают, чтобы их считали благородными. Вот только...
   - Что "только"? - спросила Миа, когда я задумался о том, как правильно сформулировать следующее предложение.
   - Летний двор всегда оказывается на стороне победителя*. Традиция у них такая. А поддержание традиций - суть и смысл существования Летнего двора.
   /*Прим. автора: "Было глупостью доверять ей, сестренка. Она любит быть на стороне победителя, Королева Благого двора" Кассандра Клер "Город потерянных душ"*/
   - Добро всегда побеждает, - вздохнула Миа.
   - А потому, кто победил - тот и добрый, - продолжил я.
   По вагону, потерянно оглядываясь, брела Джинни. Она вздыхала, что-то искала и не могла найти. За ней тащился Рон и о чем-то непрерывно нудел.
   - Встретишь ее на ТОЙ стороне? - спросил я у Миа.
   - Конечно, - улыбнулась она, радуясь возможности сыграть небольшую шутку над /Роном. Путеводные книги произвели не нее большое впечатление.
   Я достал из запасников печать-офуду, не то, чтобы специально нарисованную под этот случай, но вещь удобную и многофункциональную.
   - Откройтесь Врата Магано! - возгласил я, и печать накрыла обеих девочек.
   Рон застыл на месте, увидев, как его сестра исчезает в золотой вспышке. А через мгновение Миа и Джинни шагнули в реальность нашего купе. Миа недовольно скривилась, и взмахом палочки очистила одежду от призрачной крови обитателей варпа, оказавшихся недостаточно разумными, чтобы уступить дорогу княгине демонов. При этом недовольную гримасу вызвал скорее факт "бездарной и бесцельной растраты ресурсов". Ведь эту же кровь можно было обратить в золото и политическое влияние, продав Свартальвхейму.
   - Что это был за кошмар? - заинтересовалась Джинни после завершения обязательной вежливости.
   - Варп, - ответила Миа.
   - Но ведь он не такой! - воскликнула Джинни. - Я же помню совсем другое. А это... Кошмар настоящий! Разрушенный поезд, кровавые потеки, красные линии, как будто набухшие вены на ткани мироздания...
   - "Сущность грезит грезой формы. Формы проходят, но сущность остается,
   грезя новой грезой", - процитировал я князя Калкина, Обуздателя*. - Но греза пластична, и легко может обратиться кошмаром. Не зря же обитателей варпа зовут демонами?
   /*Прим. автора: "Князь Света", Роджер Желязны*/
   Так, обсуждая философские основы сущности инобытия, мы все вместе наблюдали, как Рон мечется возле прозрачной двери купе, не имея сил и возможности взглянуть в нашу сторону. В конце концов на его метания обратила внимание староста Слизерина, патрулировавшая поезд.
   - Рональд Уизли? - холодно спросила она. - Что Вы здесь делаете?
   - Джинни! - выкрикнул Рон, кажется, даже не обратив внимания на то, с кем разговаривает. - Она пропала!!!
   - Правда что ли? - удивилась Паркинсон. - И куда же она могла деться прямо из коридора вагона?
   - Не знаю! - выкрикнул Рон. - Она засветилась... и пропала. Прямо вот здесь!
   - Ронникинс - дурак! - заявила Джинни, высовываясь из открытой нами двери. - Я просто свернула в купе к Гарри-и-Гермионе. Поболтать о том, о сем... и отдохнуть от твоего беспросветного занудства!
   В принципе, тут она не сказала ни слова неправды. А то, что ее путь в купе был немного извилист... Так умолчание - не есть ложь.
   И Джинни громко хряпнула дверью, принявшись громко выспрашивать у Гермионы, почему она отказалась от предложенного ей значка старосты Дома.
  
   Глава 12. Большой зал. (Гермиона)
  
   Пока первокурсники плыли через Черное озеро, мы прошли в Большой зал. Над головой медленно плыли в своем вечном круговороте звезды, и я тихо улыбнулась, предвкушая намеченную шалость.
   Вокруг тихо шептались. Одни ученики обсуждали отсутствие в Большом зале Хагрида, другие высказывали догадки по поводу нового несчастного, неизбежно попадающего под проклятье на должности преподавателя Защиты от Темных сил, третьи делились впечатлениями по поводу розовой кофточки мадам Долорес Амбридж.
   С появлением первокурсников ожидалось выступление принесенной Макгонагалл Распределительной шляпы о пользе дружбы и сотрудничества... Но на каникулах Анна Гриффииндор сумела достучаться до разума боевого шлема ее отца, так что вместо призыва к единению, Шляпа запела об опасности незавершенных дел, что как полы плохо надетой одежды, болтаются под ногами, и могут привести забывчивого к падению.
   Удивленные и пораженные ученики и учителя рассматривали улыбающуюся Шляпу до тех пор, пока она сама не напомнила о необходимости распределить новичков. На этот раз Анна лично следила за распределением, и несколько новичков, на взгляд Шляпы - вполне подходящих для Дома Гриффиндор - двинулись к другим столам. А вот Аделина Роули, племянница Торфина Роули, малоизвестного Рыцаря Вальпурги, в свое время отмазанного от Азкабана старшими родичами, с некоторым удивлением на лице пошла к столу Гриффиндора. Там ее встретило шипение Рональда Уизли, но вот члены тайных лож Рассвета были рады пополнению Дома.
   Мы с Джинни переглянулись, и рыжая немного отодвинулась от меня. Аделина посмотрела на нас (а в особенности - на Джинни) удивленно, но когда Уизли махнула ей еще раз - подошла к нам и села.
   - Привет, - встретила ее Джинни. - Рада, что ты с нами!
   - Здравствуйте, - смущенно отозвалась Аделина. - А как же...
   - На Ронникинса... - Джинни говорила достаточно "тихо", чтобы это было слышно всему столу Гриффиндора, в особенности - скривившемуся при звуках ненавистной клички Рону, - ...не обращай внимания. Мозги у него, вообще-то есть. Но он ими не пользуется. Принципиально.
   Подобравшиеся к нам поближе близнецы дружно грохнули, и предложили девочке угоститься шоколадным батончиком "в знак того, что не держит зла на нашего туповатого братца". Аделина уже протянула было руку... Но Джинни шлепнула ее по ладошке и покачала головой.
   - Первое правило выживания в Доме Гриффиндора, - важно произнесла она, - никогда и ничего не есть из того, что предлагают эти двое. Для нарушителей этого правила ослиные уши будут не наказанием, а просто констатацией факта. Я предупредила.
   Роза Целлер ушла к столу Хаффлпаффа, и Распределение было завершено. Дамблдор дал ученикам некоторое время, чтобы познакомиться и успокоиться, а потом поднялся и взмахнул руками.
   - Нашим новичкам, - звучно заговорил Дамблдор, сияя улыбкой и широко распахнув объятия, - добро пожаловать! Нашей старой гвардии - добро пожаловать в насиженные гнёзда! Придёт ещё время для речей, но сейчас время для другого. Уплетайте за обе щёки!
   Школьники приступили к обеду. Я же решилась проверить один недавно освоенный мной навык. Проведя рукой над столешницей, я почувствовала изменения Теней. Моя воля тянулась куда-то вдаль, чтобы найти, а может быть - и создать нечто, чего мне хотелось здесь и сейчас. Серебряное блюдо с разложенными на нем полосками тонко нарезанного мяса и серебристыми листьями невиданной в этом мире травы возникло передо мной. Впрочем, на это мало кто обратил внимание. Пир был в разгаре, так что пристально наблюдать за тем, кто и что именно ест - мало у кого находилось время и желание.
   Но вот пир закончился, и Дамблдор вновь поднялся со своего места. Он "в четыреста шестьдесят второй раз" напомнил, что колдовать в коридорах - запрещено... что было, я в этом более чем уверена, в четыреста шестьдесят второй раз проигнорировано собравшимися в замке молодыми волшебникам.
   Речь Дамблдора закончилась представлением Граббли-Дерг, "временно исполняющей обязанности преподавателя Ухода за Магическими существами", и Долорес Амбридж. Нет, сам Дамблдор собирался говорить и дальше... или, по меньшей мере, сделал вид, что собирался. Но был перебит номинантом на премию Дарвина в розовой кофточке. Долорес Амбридж поднялась, поблагодарила Дамблдора "за добрые слова", и приготовилась было продолжить речь... Но в этот момент сработало-таки заклятье, которе мы приготовили вместе с Анной. Так что речь Амбридж всем стала резко не интересна.
   - Там, там! Смотри!!!
   Ученики перешептывались, и толкали друг друга локтями, тыкая пальцем в иллюзию звездного неба. Там, истекая молниями, развернулась воронка варп-перехода, в которую и нырнул Хогвартс со всеми его обитателями. А через несколько секунд тьмы, на потолке была уже совершенно другая картина. В окружении бесчисленных звезд, с которыми шесть тысяч звезд, видимых с Земли, даже и близко не могут сравниться, медленно плыла красно-фиолетовая спираль, притянувшая к себе все взгляды. Она занимала полнеба, и неторопливо вращалась. Я снова залюбовалась картиной, которую однажды уже видела, когда мы конструировали сон для Тонкс.
   - Что это? - зачарованно спросила Джинни, не в силах оторвать взгляда от чудовищного и величественного зрелища. Впрочем, в этом она была не одинока. Даже за столом преподавателей немногие смоли оторваться от великолепной иллюзии.
   - Око Ужаса, - ответила я. - Место, где люди встречаются с богами. Так его видно из Кадианских врат.
   - Красиво, - вздохнула Джинни. - Но страшно.
   За столом преподавателей поднялась Сейлина Трогар. Она взмахнула палочкой, и произнесла несколько фраз на иллитири, поминая меня и всех участников шутки "тихим незлым словом". К счастью, она так и осталась не понята большинством слушателей. А вот Анна, по этому сигналу, вернула небу исходный вид.
   - Продолжайте, пожалуйста, господин директор, - поклонилась Дамблдору Сейлина, усаживаясь на свое место.
   - Благодарю, госпожа Трогар, - кивнул ей в ответ Дамблдор. - Так вот, отбор в команды по квиддичу состоится в следующий вторник...
   Некоторое время он продолжал доводить до детей некоторые обязательные к ежегодному повторению мантры. Впрочем, как и все годы до этого, подобные вещи влетали детям в одно ухо и вылетали из другого, не задерживаясь в сознании.
   Амбридж все это время так и стояла, застыв на месте, с поднятым к потолку лицом. На нее иллюзия Ужаса подействовала особенно сокрушительно, благодаря некоторым дополнениям, внесенным нами в заклятье Хогвартс по предварительному согласованию с Анной.
   Дамблдор, закончив речь, объявил торжественный обед оконченным, и ученики начали расходиться.
  
   Глава 13. Темные силы и защита от них
  
   Последствия от нашей выходки были... незаметны. А конкретнее, когда на педсовете Долорес Амбридж попыталась устроить скандал и потребовать "расследовать это безобразное происшествие и как следует наказать виновных", педагогический состав Хогвартса дружно заявил, что "шуточка, хотя и масштабная, но добрая и безобидная". Так что, если мадам помощник министра желает продолжать педагогическую карьеру, то ей следует готовиться к куда более опасным выходкам безбашенной молодежи.
   - Дети бывают жестоки, - вздохнула Минерва Макгонагалл.
   А профессор Флитвик, прижав кончик палочки к губам, вслух начал вспоминать о некой нечищеной совятне... но под яростным взглядом Долорес с улыбкой замолчал. Тем не менее, поскольку профессору Амбридж так и не удалось объяснить, в чем состоит общественная опасность шутки с изменением иллюзии над Большим залом, дело успешно замяли.
   Разумеется, большая часть школы судачила о состоявшемся в конце прошлого учебного года возвращении Темного лорда. Находились и некоторые личности, готовые обвинить меня во лжи и заявлять, что на самом деле никакой Тот-кого-нельзя-называть никуда не возвращался, и что он мертв давно и надежно. Однако, в отличие от канонического Гарри, мои позиции были неуязвимы. Министерские авроры, прибыв в Литтл Хенглтон, обнаружили следы проведения темного ритуала, "вероятно воскрешения или же материализации духа". Мастер Дароу, чье тело было найдено неподалеку - был мертв. А вот на точной идентификации возрожденной либо же материализованной личности - я не настаивал, утверждая только, что "знаю, кто это был единственно с его слов, а он мог и соврать, либо же быть неадекватен". Так что сплетники перенесли тяжесть обвинений на Дамблдора, который принципиально отказывался рассматривать какие-либо версии, кроме возрождения Того-кого-нельзя-называть. И политические позиции пожилого Великого мага постепенно расшатывались. Впрочем, подозреваю, что это ослабление позиций - всего лишь "позиционная жертва пешки, сулящая атаку". Однако, поскольку на данной доске игроков существенно больше двух, ослаблением позиций временного и ситуативного союзника можно было воспользоваться, и это следовало сделать.
   Разумеется, тратить на действия со столь малой вероятностью успеха, серьезные ресурсы, например, нацеливая на Дамблдора Риту Скитер, не собирался даже такой видный и известный противник Доброго дедушки, как Люциус Малфой. Но вот журналисты классом пониже - были спущены с поводков, и лаяли громко и дружно. Дамблдору приходилось отбиваться.
   Независимо от столь бурных событий на политическом олимпе, дела в школе шли своим чередом. Все преподаватели на первых уроках не забывали напомнить пятикурсникам, что надвигаются экзамены СОВ, и о важности и нужности своего предмета. Разумеется, это отнюдь не привело к невиданным подвигам духа, скорее - наоборот: напряжение и желание показать себя создало благоприятнейшую почву для невиданного количества ошибок. Простейшие зелья - взрывались, как снаряды с боевым ОВ кожно-нарывного действия, изученные в позапрошлом году заклинания - пытались переродиться во что-то опасное, ветви ценных кустарников - безжалостно обламывались дрожащими руками. И на этом фоне мы ожидали первого в этом году урока ЗоТИ.
   - Если эта ... - Миа явно проглотила эпитет на иллитири... или пару... или пару десятков, - ...женщина даст вменяемый материал, я поверю, что когда-нибудь Темный лорд уйдет в монастырь...
   - ...женский, - вмешался я, заставив Миа прыснуть, но задуматься.
   После урока поводов для задумчивости стало больше. Рон Уизли вместе с Симусом Финниганом отчаянно пытались доказать Амбридж то, во что она упорно не желала верить по политическим соображениям: реальность воскрешения Темного лорда. За это они и схлопотали в итоге отработку. Однако, в споре с последователями Дамблдора, сама Амбридж заняла принципиально незащитимую позицию: "никто не воскресал, и вообще Гарри Поттер все врет".
   В этот момент я поднял руку, и, получив сдобренное изрядной порцией восторга разрешение, поднялся.
   - Следует ли мне сообщить министру магии, уважаемому господину Корнелиусу Фаджу, что его помощник и профессор защиты от Темных искусств, считает его некомпетентным и неспособным подобрать себе дееспособную команду?
   Восторг резко угас, а челюсь Амбридж при всеобщем восхищении грянулась об стол. Через пару минут, справившись с недоумением, профессор Амбридж потребовала уточнить: что я имею в виду.
   - Ну как же? - "удивился" я. - Авроры, сообщившие, что в Литтл Хенглотоне, по указанным мной координатам, были найдены следы темного ритуала. Воскрешение, либо материализация духа за счет жертвы. Найдено и тело жертвы - магистра Дароу. Вы же, ставя под сомнение это заключение, тем самым - сомневаетесь в компетентности направленных министерством авроров, а, следовательно, и самого министра.
   На счастье профессора Амбридж, в этот момент прозвенел звонок, извещающий о завершении занятия. Предварительно проинструктированные члены Рассвета дружно поднялись и хором произнесли:
   - До свидания, профессор Амбридж, - после столь же синхронно покинули класс, прежде, чем профессор справилась с ошеломлением и успела назначить новые отработки.
   - Пожалуй, стоит задуматься об организации монастыря, - хитро сверкнув глазами в мою сторону, произнесла Миа. - Ордена святой Рависсары, Гонительницы демонов.
   - И ты там будешь матерью-настоятельницей, - опять-таки дополнил я, заставив прыснуть уже Парвати, знакомую с кое-какими, рассказанными мной историями. Да и о моих претензиях на титул весь мой Внутренний круг отлично знал, с учетом чего шутка леди Аметист выглядела более чем двусмысленно.
   - Ты что, - возмутился Рон, переживающий грядущую отработку, которая грозила лишить его места в квиддичной команде, - хочешь сказать, что во всей этой говорильне был какой-то смысл?
   - Я не "хочу сказать", - покачала головой Миа. - Я это прямо говорю. Смысл есть, и очень даже серьезный, хотя этот самый Уилбер Слинкхард и постарался спрятать в натуральном непроходимом словоблудии.
   - И что же это за смысл? - высунулся Невилл.
   - Смысл в том, что есть области, в которых "недоучка" - хуже и опаснее "полного неумехи". И война, как впрочем, и серьезная медицина - к таким относится безо всяких сомнений. Нет, некоторые общие сведения по обоим предметам не повредят никому... но вот серьезные занятия - нужны только тем, кто этим будет серьезно заниматься. И им, тем, кто относится серьезно, нужно не шесть академических часов в неделю, а шесть астрономических часов в сутки минимум.
   В принципе, с учетом временных парадоксов варпа, примерно столько я гонял свой Внутренний круг, а уже они - свои Ложи Рассвета... Ведь принцип "третий раз объяснил, сам все понял..." - еще никто не отменял.
   - Ха! - выкрикнул кто-то из задних рядов собравшейся небольшой толпы. - тот, кто хорошо занимается Защитой...
   - Хорошо, - перебила его Миа. - Возьмем того, кто "хорошо занимается защитой". А именно - чемпиона* Шармбатона на прошедшем турнире Трех волшебников, Флер Делакур. Она, без сомнений, "хорошо занималась защитой". Она твердо знала, что при нападении гриндиллоу необходимо обломать ему тонкие и хрупкие пальцы. И сильной ей это помогло? - в небольшую паузу никто не влез, а потому Миа продолжила. - А потому, что такие вещи мало "знать". Их нужно "уметь" и "практиковать". Постоянно. А без этого...
   /*Прим. автора: в данном случае, как и в оригинальном тексте, имеется в виду слово "чемпион" не в значении "победитель", а в значении "Защитник, поборник чего-н." ("Толковый словарь Д.Н. Ушакова")
   - Зачем же тогда вообще курс "Защита от Темных искусств"? - задала заранее согласованный вопрос Парвати.
   - Защищаться можно разными способами, - ответила Миа, поудобнее устраиваясь на подоконнике. Я встал рядом с ней. Просто так. На всякий случай. - Можно бросаться на дракона с метлой наперевес, - многие прыснули, представив себе эту картинку... я, впрочем тоже, хотя и представлял себе отнюдь не то же самое, что и они. - А можно - убегать от медведя немного быстрее, чем способен бежать твой товарищ. И, с точки зрения выживаемости, вторая стратегия может оказаться эффективнее первой... хотя и не обязательно. Правильно построенный курс Защиты от Темных искусств должен научить школьников тому, чтобы опознать потенциально опасный феномен, покинуть место его локализации и точно, и содержательно рассказать о нем. Последовав этому нехитрому алгоритму, мы избежим воздействия темной магии, то есть - эффективно защитимся от нее, - в толпе начали перешептываться о трусости... - Для тех же, кто желает в сияющих доспехах и с мечом наперевес биться с темными силами, - продолжила Миа, - всегда открыты двери Академии Аврората, постоянно испытывающей нехватку абитуриентов. В частности, в прошлом году на три места в академии претендовал только один человек. Так что, сдавший ЖАБА по нужным для аврора предметам - с легкостью поступит в академию, и наверняка найдет на свои "нижние девяносто" многочисленные приключения.
   - Любопытный подход, - от раздавшегося голоса храбрые гриффиндорцы вздрогнули и побледнели... разумеется, за исключением моего Внутреннего круга, который Хогвартс заблаговременно предупредила о том, что профессор Снейп слушает импровизированную лекцию, укрывшись дезиллюминационными чарами. - Тем не менее, вы все уже две минуты как должны быть на занятии у профессорв Флитвика. Так что пять баллов с Гриффиндора!
   И профессор зелий, своей обчной стремительной походкой, в развевающейся черной мантии, эффектно пролетел мимо нас в сторону подземелий.
   Глава 14. Трое в башне, не считая проекции. (Гермиона)
  
   Мы втроем, с Мори и Луной, сидели на полу в скрытом от всего Хогвартса помещении, где вот уже века покоится в своем кристаллическом саркофаге Анна Гриффиндор. Признаться, мы довольно долго пытались вычислить: где располагается эта комната по отношению к остальному Хогвартсу... и с некоторым удивлением пришли к парадоксальному выводу, что сейчас мы находимся в том же пространстве, что и гостиная Дома Гриффиндора.
   Проекция Анны Гриффиндор неторопливо плыла брассом в воздухе над нами. В принципе, это не удивительно: гравитацию тут веля себя непредсказуемо. Да и степень материальности химерической проекции - величина более чем переменная.
   Сфера вероятностей, именуемая некоторыми пророками "хрустальным шаром" переливалась перед нами разными цветами, отражая в себе потоки вероятностей будущего, отраженного в лабиринте зеркал.
   - Гарри, - позвала я, отвлекаясь от просмотра изменения вероятных последствий очередной выходки Трикси, - а почему ты так ненавидишь Джеймса Поттера?
   - Да я, в общем-то, всю эту мародерствующую компанию не очень... - пожал плечами Гарри. - Очень, знаешь ли, правильно подобранная банда. Там на общем фоне даже Хвост не слишком выделяется. Вспомнить, хотя бы тот факт, что Магия так и не зачла Северусу Долг жизни. И, если не измышлять гипотез, и не вводить лишних сущностей, то придется принять простейшее объяснение: саму ситуацию с оборотнем, и "шутку" Блэка спровоцировал именно Джеймс.
   - Но он любил твою маму, - вмешалась Луна.
   - Любил? - криво усмехнулся князь демонов ксенос Морион. - Или желал обладать, чтобы еще раз унизить нищего полукровку, посмевшего посчитать себя хоть в чем-то равным Наследнику Великого Дома? - Мори подчеркнул интонацией все большие буквы в последних словах.
   - Почему ты так думаешь? - удивилась Луна.
   - Если бы любил, то Дамблдора с его предложением "дать на время поизучать Мантию Смерти", он послал бы так далеко, что и за год не вернуться. Но ему не нужен был дополнительный шанс на выживание Лили - ему нужно было еще раз подтвердить всем величие рода, владение легендарной реликвией... И, что интересно: пока мантия была у них, Петтигрю молчал в тряпочку. А как только мантию отдали - тут же помчался сдавать друзей Темному лорду. Так что кто-то в цепочке "Дамблдор - Петтигрю - Реддл" высоко оценивал мантию Смерти и ее способность укрыть и спасти Лили с сыном. В общем, скучающий Блэк, забывчивый Люпин, гордый Поттер, ну и Петтигрю до кучи - они вполне достойны друг друга.
   Меня заинтересовали слова про "величие Дома"... вспомнив рассказ Мори и Кай о том, как начались их странствия, я поняла, что они прочно ассоциируют Джеймса Поттера с Главой Дома Шиповник... пусть даже ассоциации не вполне корректные - но для них это если не аксиома, то что-то близкое к этому.
   - Кстати, - вспомнила я, - а тебе уже рассказали про "ужасное оружие, скрытое в Отделе Тайн"?
   - А как без этого? - усмехнулся Морион, и сфера будущего залилась синим, превращаясь в отражение прошедшего.

***

   - Директор Дамблдор, - обратилась к Великому Белому Молли, когда он закончил обсуждать с Мори тактику и стратегию шахматно-политических сражений, - стоит ли рассказывать ребенку о таких... грязных особенностях политики? Пусть у него будет детство... - при этом она зыркнула в сторону Джинни, явно намекая, что совершенно не возражает, чтобы это самое "детство" закончилось в объятиях ее дочери.
   - Боюсь, - тяжело вздохнул Дамблдор, что ты уже опоздала с этим желанием. Гарри УЖЕ сталкивался и неоднократно с грязной изнанкой нашего внешне благополучного образа жизни.
   - Ага, - кивнул Мори. - И знаю, что на одного бойца аврората или поддерживающих его организаций - приходилось два, а то и три мага, принесших клятву верности Темному лорду. Кажется, на реально демократическом референдуме Темный лорд победил бы с решающим отрывом, даже если потребовалось бы квалифицированное большинство в две трети голосов...
   - Как ты можешь так говорить? - взвилась Молли. - День падения Того-кого-нельзя-называть - был всеобщим праздником!
   - И, с тех пор, как я познакомился с директором Каркаровым - это меня совершенно не удивляет. Особенно - в сочетании со взглядом на его ученика, Виктора Крама и его демонстративной ненависти ко всему, что хотя бы отдаленно напоминает символику Гриндевальда, - я улыбнулась, вспомнив, как Гарри как-то появился в Большом зале, демонстративно сверкая знаками Даров Смерти, на которые, кстати, вполне себе имел право, как глава дома Слизерин, ведущего свой род от среднего из братьев Певереллов, и наследник дома Поттер, ведущего свой род от младшего из братьев. Реакция Виктора была, мягко говоря, болезненной... но при этом выразилась исключительно в шипении в спину.
   - Ничего удивительного, - пожал плечами Артур. - Славянские страны сильно пострадали от Гриндевальда и его ставленника - Гитлера...
   - Ничего удивительного, - кивнул Мори, - если только не вспоминать, что Болгария почти всю Вторую мировую войну была СОЮЗНИКОМ Третьего Рейха. Зато, совершив резкий поворот в сентябре 1944 года, когда, собственно, все уже было ясно, сейчас - одни из самых ревностных гонителей всего, что как-либо напоминает о Гриндевальде и об их двойном предательстве. Так и с праздником. Те, кто очень хотели вступить под змееязыкий череп, но не решились, либо же были отвергнуты - праздновали особенно бурно.
   - Ох, Гарри-Гарри, - покачал головой Дамблдор. - Боюсь, тебе трудно будет вернуться к Свету, после того, как повидал изнанку человеческих страстей. Но я верю, что ты - на самом деле добрый человек... И поэтому я открою тебе одну тайну: с Воландемортом воевал не только аврорат. Я лично собрал и возглавил Орден Феникса для противостояния надвигающейся Тьме...
   - Вот как? - заинтересовался "Гарри". - А сейчас?
   - Сейчас я собрал Орден снова. И мы готовимся противостоять Воландеморту снова, как и в той войне!
   - А мои родители, - "наивно" спросил "добрый мальчик", - они были членами Ордена?
   - Конечно, Гарри, - улыбнулся в белую бороду Дамблдор. - Они сражались на стороне Света против Тьмы. Вот, смотри, - и директор достал из своей вырвиглазной хламиды фотографию первого Ордена...
   - Тогда я тоже хотел бы вступить в Орден, - начал было Гарри, но был прерван воплем Молли:
   - Нет, Гарри! Ты еще слишком маленький!
   Дальше все прошло почти по канону, разве что роль отсутствующего Блэка взял на себя Дамблдор, которые осуждающе покачивал головой, услышав предположения о природе хранящегося в Отделе Тайн оружия, которое так вожделеет Темный лорд, но при этом - не возражал против догадок своих клевретов. Ну и, естественно, когда нужная информация была доведена до Мальчика-который-Выжил, представление было оперативно свернуто, а его главный зритель - отправлен обратно в Кроули.

***

   - Ох, Мори, - улыбнулась я, закончив просмотр. - Разве ж так можно троллить почтенных людей? У тебя вообще совесть есть?
   - Вызываемый абонент не существует! - механическим голосом отозвался Мори.
   И мы все рассмеялись.
  
   Глава 15. Старосты
  
   Рон расхаживал по школе с гордым видом. Уж на что Перси гордился своим значком... Но Ронни его переплюнул и сделал как стоячего. Правда, старший брат, в отличие от младшего, сразу понял, что ношение значка подразумевает не только права, но и обязанности. Рон же на обязанности сходу возложил болт на двести, и демонстративно наслаждался происходящим. И даже пытался почесать свой ЧСВ, разбираясь с обидчиками (или теми, кого он таковыми считал) с высоты своего неземного положения. Правда, с последним вышел небольшой облом: Драко Малфой также получил значок старосты, только от Слизерина. И "староста на старосту наказания не накладывает". Когда же Ронни попытался вломить меня, близнецы быстро и популярно объяснили братцу, что подставлять свой же Дом - нехорошо. Как уж они этого достигли, я особенно не интересовался, но после общения со своими ближайшими родственниками, Ронникинс пару дней вздрагивал от громких звуков, а за угол не сворачивал, а сначала аккуратно заглядывал.
   Внушение близнецов оказалось эффективно: снятия баллов со своих Рон прекратил, а в нашу с Миа сторону - немного опасался даже поглядывать. Последнее не удивительно с свете того, что я продолжал оставаться главным спонсором еще только формирующегося предприятия "Ужастики умников Уизли", подкидывая им время от времени деньги на их эксперименты. Иногда у ребят даже получалось что-то толковое, так что финансирование не прекращалось. Более того, я уже подумываю над тем, чтобы познакомить рыжих с Тигром теней: кое-какие их идеи, на мой взгляд, Ари вполне могут заинтересовать... хотя проверять эти самые идеи они бросались с подкупающим дилетантизмом. К тому же, сам Ари пошутить любит и умеет. А то, что в результате смешно бывает далеко не всем... Ну, что поделаешь. Чувство юмора - есть вещь сугубо индивидуальная.
   Второй старостой от Гриффиндора стала Парвати. Вот как раз половинка Ключа к выполнению своих обязанностей в качестве старосты относилась очень серьезно. Однако ее благоразумию и ответственному подходу к выполнению порученного задания несколько мешало то, что ее напарник трудиться ни в какую не хотел, да еще и всячески обзывался, называя девочку "предательницей", "заучкой" и заявляя, что та "просто хочет понравиться учителям".
   Что ж. Ронникинс нарвался. И теперь осталось только дождаться момента, когда удастся-таки выпихнуть рыжего на патрулирование. А вот с этим выходили сложности: отрывать время от любимого занятия (сна) новый староста Гриффиндора не хотел просто категорически. Пришлось использовать весьма и весьма нелюбимый в среде учеников прием: настучать декану Макгонагалл.
   - Мистер Уизли! - довольно высокая, но отнюдь не поражающая воображение своими размерами декан умудрялась возвышаться над Роном как осадная башня. - По всей видимости, Вы решили, что, получив значок старосты, можете больше ничего не делать? Имейте в виду: это не так. И лишиться значка также легко, как и получить его.
   В принципе, довести декана до такой степени гнева было не так уж сложно: достаточно "случайно" встретить ее, патрулируя школу после отбоя. Убедившись, что Рон действительно оставил напарницу в одиночестве патрулировать ночные коридоры школы, Макгонагалл пришла в крайнее возмущение, следствием чего и явилась унизительная сцена. И пока инцидент распутывался, пока Рониикинса унижали, сгибали в бараний рог, вытирали об него ноги и выбивали ему бубну, Парвати стояла рядом с видом, будто она и вовсе не при чем. Ну а как получилось, что маршрут патрулирования декана Гриффиндора пересекся с маршрутом патрулирования одной из старост... Об этом Анну Гриффиндор нехудо было бы поспрошать. Или Кай. Или обеих сразу. Но ведь не сознаются же!
   Но, как бы то ни было, у девочек получилось. И Ронникинсу пришлось идти в патрулирование. Конечно, привести план Ключей в исполнение в первый же выход Рона - означало расписаться в собственной причастности. Но и долго тянуть не стоило: внушения Макгонагалл надолго не хватит... а если устроить вторую накачку - Рон может действительно лишиться значка, а это сделает основную часть плана не исполнимой.

***

   Рон шел по коридору школы. Снаружи, за стенами Хогвартса был туманный вечер... или даже уже ночь - это как посмотреть. Парвати отстала - сказала, что она должна заглянуть... ну... в общем - к Плаксе Миртл.
   - Вот ведь... Девчонка, - бухтел под нос рыжий. - "Не оставляй ее одну". Да чего плохого может случиться в Хогвартсе, самом безопасном месте Магической Британии?! Могла бы и одна прометнуться, раз уж шило в заднице покоя не дает!
   Справа мелькнуло открытое окно. Рон дернулся было закрыть его... но потом махнул рукой, решив, что это не его дело. И кто открыл окно - тот пусть его и закрывает.
   Через некоторое время Рон убедился, что был прав: он нашел еще открытое окно, потом - еще и еще.
   - Вот еще! Что я за каждым придурком обязан окна закрывать? - продолжал высказывать свое недовольство староста Гриффиндора.
   Туман клубился за окнами, а через открытые - еще и забирался внутрь. Факелы светились словно окутанные маревом. Рон на миг стало жутко, но он рассмеялся и двинулся дальше, продолжая ворчать о "придурках понаоткрывавших окон".
   Впереди в тумане мелькнул темный силуэт, и Рон кинулся вперед. Может, это парвати? Или, кто-то из нарушителей? Все равно. Сейчас - главное не остаться одному. Рона уже достала эта тишина, в которой не слышно даже тихого потрескивания волшебных факелов.
   Рон уже открыл было рот, чтобы позвать того, кто там, впереди. Но в открытый рот влетело что-то мягкое... Рон машинально сжал челюсти, и плюнул скривившись.
   - Пепел, что ли? - произнес парень... и собственный голос показался ему каким-то неестественным. - Эй! - закричал он, увидел впереди мелькнувший силуэт, и побежал за ним. - Эй! Ты кто?
   Рон резко остановился. Из тумана к нему вынырнула совершенно незнакомая девочка. Ее лицо казалось белым пятном в заполненной туманом темноте коридора. Маггловская одежда была какой-то серой, как будто покрытой пеплом. Черный спутанные волосы спадали на лицо, на которым темным пятном выделались накрашенные чем-то черным губы. Девочка смотрела холодно и недобро.
   При взгляде на незнакомку, Рон ощутил, как у него подгибаются колени, хотя, в общем-то, если бы у него спросили: "чего именно он испугался?" - Рон затруднился бы ответить.
   - Пока ты жив - ничего не закончено! - произнесла девочка, поднимая нож.
   Черная в тусклом освещении капля сорвалась с блеснувшего лезвия.
   - Кровь! - подумал Рон, и рухнул в обморок.

***

   Вытормозившись из варпа, я шагнул на камень коридора, и бросил взгляд туда, где отчетливо чувствовал дамблдоровы сигналки на мантии Смерти, под которой пряталась Парвати.
   - Объясните мне одно, - усмехнулся я, краем глаза отмечая, как в рассеявшемся тумане тает силуэт Темной Алессы. - Где ж вы боггарта-то нашли?
  
   Глава 16. Тайны колдовства. Часть первая (Гермиона и не только)
  
   Я поудобнее устроилась в кресле. Кресло стояло в комнате, комната располагалась во одной из башен Цитадели, прямо над Кристальном залом, а Цитадель стояла в домене Учителя Псайкеров, руки Несущего Беду, ксеноса Мориона. В руках я крутила очередной кристалл, который специально для меня подобрал сам Морион, сказав, что в событиях этого кристалла я найду кое-что интересное. Обычно, это означало, что события, память о которых хранит кристалл, отличаются вовсе уж безумными кровопролитием... или запредельными, головоломными интригами... или тем и другим вместе. Так что ознакомление с очередным фрагментом прошлого моего любимого требовало некоторой ментальной настройки. Проще говоря, мне требовалось некоторое время на то, чтобы обуздать свой страх. Но вот я, наконец, решилась... и приложила кристалл ко лбу, начиная активацию.

***

   Я шагаю через тонкую грань, отделяющую привычную смертным реальность от бесконечного кошмара варпа. Как ни странно, но вблизи этого мира, первого, выбранного моим сюзереном для начала моего странствия духа, бурлил даже сильнее, чем возле моего родного, но при этом почти не был отмечен вниманием богов Хаоса. Только разная мелочь, которая за полной незначительностью не могла прибиться к одному из Царств, в немеряном количестве крутилась поблизости, насыщаясь эманациями эмоций смертных. Да и граница, отделяющая материум от эмпириев - была здесь тонкой и непрочной. Думается, здесь должно быть просто бесчисленное число колдунов... или, как нас предпочитает называть мой сюзерен - псайкеров.
   Шаг... и я стою на серой поверхности, которая, как следует из пакета знаний, переданных мне сюзереном, называется асфальтом.
   Оглядываюсь. Н-да. Это не Токио-3, о котором рассказывал сюзерен. И даже не Каменная роза, несмотря на всю ее... "средневековость". По крайней мере, на улицах городов, построенных вокруг резиденции любого Великого дома, стража Дома на раз элиминирует генетический мусор, подобный тому, что невдалеке волочет куда-то бессознательную девчонку. Причем элиминирует не из каких-то высокоморальных соображений (хотя они и декларируются), но просто по той причине, что подобные личности, как правило, не платят налоги сами, и мешают платить другим.
   Я еще раз пригляделся к куче мусора, волокущей светловолосую подростка... Одежду ее, как подсказало мне обращение к Некротеку, можно было определить как форму одной из расположенных неподалеку школ. Что ж... Это может быть довольно забавно...
   Легким движением я извлекаю из буйной мешанины варпа черную маску с серебрянным изображением черепа, памятного по тем представлениям пляшущих картинок, к которым я пристрастился, отдыхая после завершения моего земного пути в чертогах сюзерена. Нет, в оригинала маска была белая, якобы костяная... Но я - не какой-там мертвый дух. Я - Серебряный маг, Рука Несущего беду!
   Шаг вперед. Нет ничего удивительного, что девочка, которую тащат придурки - приходит в себя. Немного, совсем чуть-чуть перелитой жизненной силы - и вот уже девчонка, только что висевшая мертвый грузом - начинает шевелиться.
   - Леди, Вам нужна помощь? - интересуюсь я на всякий случай, хотя волны варпа и так поют о том, что помощь не просто "нужна", но "крайне необходима".
   - Уйди, - в противоречии с очевидным отвечает девушка. - Ты не сможешь...
   - Могу, - спокойно ответил я, вычисляя среди переносчиков жертвы слабенького мага, блокировавшего силы девочки.
   Я в очередной раз перемешал внешнюю и внутреннюю реальности. А поскольку частью моей внутренней реальности давно уже стал варп - то в окружающей действительности стало возможно многое... очень многое. Собственно, это и есть суть и сущность колдовства - и его опасность. Принять мощь варпа в собственный внутренний мир, в свою душу и свой разум... не каждый может это выдержать. Далеко не каждый. А из тех кто "может", кто обладает достаточно жестким внутренним стержнем, чтобы не сломаться в этой бурлящем запределье, далеко не все могут называться людьми. Я вот, например, не могу. "Демон", пожалуй, это наиболее адекватное обозначение для меня. Да и для большинства мне подобных.
   Впрочем, все эти размышления много времени не отняли. И над моей ладонью уже раскручивался тускло-багровый шарик силы варпа. Было бы проще, имей я возможность привязать этот процесс хотя бы к простенькому ритуалу, вроде щелчка пальцами... Но сюзерен, отправляя меня сюда, напутствовал: "Твоя задача - нарабатывать прямой контроль. Ритуальной магией ты пользоваться более-менее научился. Теперь - научись обходиться без костылей. Твори там что хочешь: строй или разрушай, грабь и убивай, или охраняй порядок... Сильно хуже ты там уже не сделаешь - мир и так быстро и весело катится к Сумеркам богов. Но одно условие - только прямой контроль Силы".
   - Маска! - вопли отвлекли меня от размышления о задании сюзерена.
   Шарик над моей рукой вращался все быстрее и быстрее, при этом постепенно сжимаясь. Я слегка подосадовал, что отвлекся: его цвет уже медленно переходил от ярко-алого к оранжевому. Так ведь и убить можно...
   В меня полетели камни, до сих пор мирно лежавшие на земле. Судя по записи в Хрониках Акаши, противостоящий мне колдун не только блокировал начинающего псайкера, но и мог отчасти пользоваться ее силой. Кажется, по местной классификации это называется "Козырь" и "Контакт" довольно-таки высокого рейтинга.
   Камни еще летели, и я сдвинул баланс внутреннего мира и окружающей действительности в пользу варпа. Удерживать на голом контроле сразу два заклинания было тяжело, и боль, стрельнувшая в левый висок, намекнула, что после за это придется расплатиться. Зато передо мной легла карта вероятностей разных событий. Вероятных, невероятных и невозможных. Одно четко сформулированное желание, и почти невероятное событие стало единственно возможным: мой противник промахнулся. Правда, для окружающих это выглядело как "я переместился туда, куда не летел ни один камень". И достоверно сказать, какая из точек зрения является истинной - затруднительно даже для меня.
   Сосредоточившись на защите, я слегка упустил из виду атакующие события. И моя ответная атака прошла мимо цели... но при этом свою роль она сыграла: враждебный колдун прервал контакт с жертвой, и камни, уже было отправившиеся в новый полет - бессильно упали на землю. Враг вновь попытался схватить еще не пришедшую в себя девчонку за руку... но свернувший алый луч намекнул, что это - не лучшая идея. Так что, вместо возобновления контакта, дистанцию пришлось наращивать, причем быстро, и резкими скачками.
   Пытаясь накрыть удиравшего противолодочным зигзагом противника, я задел нескольких его подельников - и они с воплями размазались по ближайшим стенам. Все-таки, в бою колдунов цивилы, пусть и вооруженные огнестрельным оружием, "не играют". Ну, разве что если под рукой есть тяжелый пулемет, или станковый гранатомет, чего в нашем случае не наблюдалось. Да и с меткостью у завсегдатаев местных притонов были... скажем так, некоторые сложности. А тут еще и похищаемая, наконец-то, оклемалась, и к граду лучей присоединились камни, превращая "поражение" в "разгром"...

***

   Я отложила кристалл в сторону. Все-таки, просмотр воспоминаний - работа нелегкая. Особенно тяжел момент разрыва контакта, когда внезапно вспоминаешь, что ты, вообще-то, не совсем тот, кто помнит то, что ты просматриваешь... или, точнее - совсем не тот. Пол, возраст, личный опыт, отношение к происходящему... все это рушится на не слишком опытного менталиста, изрядно выбивая из колеи.
   - Мори, - с некоторым трудом подняла я взгляд на хозяина домена, - а почему ты решил не бивать этих... уродов?
   Вопрос меня действительно заинтересовал. Ведь в относительно современном мне мире (чтоб не сказать - более развитом... там, если я правильно понимаю, уже шло третье тысячелетие) оказался парень с самым что ни на есть средневековым восприятием окружающей действительности, когда оценить жизнь человека в удар меча - вполне себе нормальное решение.
   - Нормальное, - улыбнулся Мори. - Честно говоря, оно и сейчас представляется мне если не оптимальным, то, по крайней мере, "достойным рассмотрения". Но именно тогда у меня было несколько веских причин для принятия решения "не убивать". И, в первую очередь - я хотел присоединиться к Подопечным*. "Безопасное развитие сил" - это то, что было мне нужно на тот момент. Ну... настолько безопасное, насколько это возможно в мире, на который надвигались Сумерки богов. Да и кровавой баней я на тот момент несколько пресытился. Так что, учитывая то, что я узнал о мире из "Некротека", план включал в себя еще и притворство законопослушным, хотя и несколько странным подростком... с тараканами в голове, куда же без этого?
   /*Прим. автора: в переводах оригинального текста часто используется слово "Стражи", но и формально и по сути "Подопечные" - ближе к вложенному автором смыслу "Несовершеннолетние герои"*/
   - С тараканами? - я тихонько хихикнула. - Думается, уже на тот момент тараканов у тебя не осталось - их выжили твари куда более серьезные...
  
   Глава 17. Тайны колдовства. Часть вторая
  
   Пока Миа просматривала мое первое воспоминание о вылазке в иной мир, я взял другой кристалл с той же полки. Если присмотреться, то можно было заметить, что он несколько отличается от остальных кристаллов из этой части зала. Чужая память, добытая искусством менталиста. Такими же когда-нибудь будут у Миа те воспоминания, которые она проживает сейчас. Когда-нибудь... когда у нее будет свой домен и в нем - Кристальный зал.
   Я ненадолго отвлекся, позволив себе помечтать, каким будет домен любимой, представить себе грозную цитадель, которая оградит ее душу от врага, богатый арсенал, в котором будет храниться надежное, привязанное к душе оружие, и, разумеется, уютную библиотеку, в которой, возле камина, пылающего темным пламенем Удуна, к стене обязательно будет приставлен посох из синего хрусталя...
   Усилием воли я вырвался из сладостных мечтаний, и решительно прижал ко лбу кристалл, что был у меня в руках. Стоило обновить это воспоминание, и решить: стоит ли показывать его Миа сейчас... или это может подождать.

***

   Собрание Протектората и его Подопечных проходило, как, собственно, и всегда в Броктон-бей, в нервной обстановке. Жирная бабища, типичная жертва, которой каким-то попущением судьбы досталась власть над хищниками, такими как я, сидела за своим столом, и тяжелым взглядом обводил всех нас. Я знаю, что она ненавидит всех масок без исключения. Ненавидит, но сделать толком ничего не может, чем в очередной раз демонстрирует собственную сущность жертвы. Ничем не лучше этой дуры Эбер!
   - Итак, с текучкой разобрались... - тяжело душа, произнесла Свинка*. - Теперь перейдем к более серьезному вопросу. Что за новая маска на улице?
   /*Прим. автора: для незнакомых с "Червем" Маккрея, стоит пояснить: Эмили Пиггот, директор СКП (Службы Контроля Параугроз) в Броктон-бей - бывший оперативник СКП, сильно пострадавшая при пробуждении угрозы S-класса в Эллисбурге (Нилбога). Тогда маски сбежали, бросив обычных людей, из которых выжило всего двое - Пиггот и Кальверт. Из-за полученных повреждений у нее не работают почки, приходится проходить регулярные мед. процедуры, и набрано много лишнего веса. Из-за этого, а также из-за строгости к маскам (которых она ненавидит), Подопечные за глаза называют ее Piggy (Свинка)*/
   - По всей видимости, подкрепление Империи, - отозвался Оружейник. Он мог бы стать хищником. Номер семь в рейтинге Протектората, при том что первые три места - стабильно занимает Триумвират. Но вместо преследования добычи, единственно подобающему занятию для хищника, если не считать драк с другими хищниками, он предпочел закопаться в свои железки, и света белого за ними не видел...
   - Уточните, - подняла голову Пиггот.
   - Сегодня, в двенадцать тридцать две в полицию поступило сообщение о схватке двух кейпов вблизи Доков. Мы с Мисс Ополчение выдвинулись туда. Собственно, схватка уже закончилась, так что нам осталось только опросить свидетелей и эвакуировать в больницу проигравшего. Им оказался Блокировщик, независимый злодей, нанимающийся к другим злодеям. Контакт 3 и Козырь 6, очень неприятный тем, что, имея физический контакт с маской - не только блокирует его силы, но и может сам пользоваться ими. По его показаниям, его нанял посредник, обычно работающий с Элитой для похищения Руны, злодейки из Империи 88. Игнорируя общепринятые правила, Блокировщику был вручен комплект информации, по которой он сумел выяснить гражданскую личность Руны и напасть на нее врасплох, не вызвав реакции Империи. Так что "оставалось только отволочь девку покупателю". И этот момент его и нанятую на месте группу поддержки из Барыг, атаковал новая маска. Движок и стрелок, он сумел прервать контакт Блокировщика с похищаемой. После этого положение наемника стало безнадежно. Он попытался отступить, но не преуспел. Панацея, работавшая с ним, сообщила, что выжил Блокировщик только чудом. Множественные переломы, ушибы внутренних органов... В общем, можно сказать, что ему повезло, что мы с Мисс Ополчение успели почти вовремя. По крайней мере - вовремя для него и еще нескольких бандитов из Барыг, которых он нанял, и которые оказались в таком же положении.
   - А для кого "не вовремя"? - уточнила Пиггот.
   - Выжили все. Но маски, и Руна и этот новичок - успели сбежать, - кажется, Оружейник недоволен собой...
   - Понятно, - кивнула Пиггот. - Тогда попробуйте обозначить предполагаемые рейтинги опасности новой маски.
   - Надо учитывать, что мои данные получены опросом очевидцев, и могут быть, мягко говоря, недостоверны, - уточнил очевидное Оружейник.
   - Мы учтем, - согласилась Пиггот.
   - Тогда... Судя по описанию, новая маска использует лучи, чем-то похожие на те, которыми пользуются Чистота, Леди Фотон и Лазер-шоу. Но, в отличие от перечисленных, у этих лучей эффект - не термическое, а кинетическое поражение. Последнее было определено осмотром пострадавших, - опять без нужды уточнил наш зануда. - Проникающий эффект невысокий, можно предположить, что и заброневое действие окажется тоже не слишком сильным. Но вот останавливающий эффект достаточно высок, чтобы сбить с ног не слишком сильного Бугая, рейтингом не выше 2-3. Также случались промахи. Собственно, большинство пострадавших наемников-Барыг - как раз результат промахов по основной цели. Таким образом, я склонен присвоить ему рейтинг Стрелок не выше, чем 2-3. Уточним позднее, по мере поступления новых фактов. Также все свидетели, включая Блокировщика, отмечают способность новичка телепортироваться из-под удара. С одной стороны это, по всей видимости, означает отсутствие рейтинга в качестве Бугая. А с другой стороны...
   - Движок, - влез, как всегда неудержимый Деннис, он же - Стояк.
   - Да, - согласился Оружейник. Вот чем он хорош - так это тем, что не ведется на подколки. Впрочем, ходят слухи, что он их вообще не понимает. - Движок. Опять-таки, телепорт в пределах видимости говорит о том, что рейтинг не так уж высок. Три. Возможно - четыре. Вряд ли больше.
   - Или у него не было задач, для которых потребовался бы дальний телепорт, - теперь вмешалась Мисс Ополчение.
   - Согласен. Но пока что - три, - Оружейник кивнул шлемом.
   - Или четыре, - уточнила Мисс Ополчение. - Лучше считать, что четыре и ошибиться в сторону тройки.
   - Или четыре. На этом все...
   - А как же... - снова высказалась Мисс Ополчение. Да что же это такое? На кой тут рассуждать о способностях этой мелочи? Отдайте, наконец-таки, приказ валить урода при встрече - и разойдемся. У меня еще куча дел запланирована.
   - Не подтверждено и сомнительно, - отрезал Оружейник.
   - А несомненных данных у нас, считай, и нет, - не менее жестко ответила Мисс Ополчение.
   - О чем вы? - заинтересовалась Пиггот. Как же они меня достали!
   - Блокировщик говорил, - ответила Мисс Ополчение, - что, когда он швырял камни силой Руны, новичок иногда уворачивался (телепортировался) раньше, чем камни, собственно, успевали начать движение, но как раз тогда, когда он уже никак не мог повлиять на их полет.
   - Преког или усиленные чувства? - заметила Пиггот. - В любом случае - Умник.
   - Это не подтверждено, - возразил Оружейник. - Блокировщик сам сомневается: не показалось ли ему.
   - Мы должны исходить из худшего варианта, - покачала головой Свинка. Так что - Умник... - директор посмотрела на Оружейника, ожидая, что тот назовет цифры, но тот покачал головой.
   - Слишком мало данных. Могу только предположить, что не выше четырех.
   - Хорошо, - согласилась Пиггот. - Осталось только рассмотреть статус данной маски...
   - Чего рассматривать? - не удержалась я. - Он помог злодейке - значит, и сам злодей!
   - Он вступил в бой со злодеем, значит - герой! - извратил мою очевидную логику наш местный изврат Деннис.
   - И то, и другое утверждение имеют очень шаткие основания, - вмешался Оружейник.
   Как это "шаткие"? Мысленно я возмутилась тем, что совершенно очевидно, что сейчас эту нацистко-сексистскую свинью, эту белую мразь и расиста сейчас будут вытягивать в Бродяги, а то и Герои! Впрочем, ничего удивительного: подавляющее большинство "героев" Броктон-бей - белые. А единственного черного героя - загнали под "испытательный срок", всего лишь за то, что пристрелила белого наркодилера! Небось, стреляла бы черных - даже не почесались...
   - Вполне может быть, что парень вступился не за участницу Империи-88, известную злодейку Руну, а просто за девчонку в беде, - спокойно произнесла Мисс Ополчение. Вот как она не понимает, что эта мачистская, шовинистическая сволочь просто унизила девушку, вмешавшись не в свое дело? Впрочем, что она может понять - эмигрантка. Куда ей до коренных жителей священного града на холме в понимании высших идеалов демократии и всеобщего равенства... - Но и о героичности новой маски говорить пока что рано. Думаю, присвоить ему временный статус "Бродяга" и, пожалуй, имя маски "Пустой".
   - Вы что? Мультиков с земли Алеф пересмотрели? - в первый раз за все это бессмысленное собрание я была согласна с Пиггот.
   - Я - может быть, - покачала головой Мисс Милиция. - А он - совершенно точно. Маска, хоть и не в тех цветах, но очень уж характерной формы. Да и серо с сонидо - намекают. Еще бы на иеро пощупать... Хотя, нет. Маска не сломана - значит, не арранкар.
   Я почти с презрением посмотрела на Мисс Ополчение. Даже мне уже как-то смешно смотреть такие вот... мультики.
   - Тем не менее, - вздохнула Пиггот, - пока что принимаем "Пустой" в качестве обозначения для новичка. Там посмотрим. И принимается статус "Бродяга", опять-таки, до уточнения его позиции. Теперь рекомендации... Для всех. В конфронтацию не вступать. Постараться уточнить его позицию, и предложить место среди Подопечных. Самим подопечным... В бой не вступать ни в коем случае. Стрелок и Движок - очень опасная комбинация, даже без управляющих ей мозгов Умника. Если же рейтинг Умника подтвердится... Такая комбинация может оказаться смертельно опасна, даже невзирая на присвоенные низкие значения каждого из рейтингов в отдельности. Поэтому, при проявлении Пустым агрессии - отступайте.
   - Даже если пострадают гражданские? - спросила я, надеясь получить хоть какое-то оправдание для атаки на эту сволочь.
   - В любом случае, - твердо ответила Свинка. - Отступайте, зовите на помощь взрослых героев, прячьтесь. В бой - не вступать. Понятно?
   - Понятно, - ответил Рыцарь, буквально отбросив меня хмурым взглядом, когда я уже собиралась было возразить. Ненавижу Рыцаря, и особенно его способность достать меня даже в излом-форме...
  
   Глава 18. Тайны колдовства. Часть третья (Гермиона)
  
   Я задумалась о бешенных тиранидах, конкуренции с которыми не вынесли тараканы в голове Мори, а он, тем временем, аккуратно установил на подставку кристалл, который просматривал в то время, пока я наслаждалась сценой его прибытия на Землю Бет, и щелкнул пальцами, что-то пробормотав про себя. Я вздрогнула и отшатнулась, когда его охватило темное пламя.
   - Зачем это? - спросила я, когда гул пламени стих, и я смогла убедиться, что на Мори не осталось ожогов.
   - Необходимое очищение после того, как просмотришь осколок памяти этой су... ровой психопатки, - пожал плечами он. - Разъять себя на части, прокалить в Пламени Удуна, и собрать обратно, чтобы убедиться, что это целое - действительно "я". А то, пренебрежешь ментальной гигиеной, и, глядишь, сам уверишься, что некая страна на Заокраинном Западе - действительно источник всякого Света, добра и всеобщего равенства... Или, что ты - хищник, а все вокруг - добыча, жертвы, пища и забава. Последствия могут быть... неприятными. Впрочем, мелкие тараканы в голове девчонки - это далеко не самые ядовитые идеи из тех, с которыми можно встретиться в варпе. Так что это умение - одно из самых необходимых. И к тренировкам этой способности мы скоро приступим.
   Я кивнула. Узнавать и учиться чему-то новому - всегда интересно. А то, что Мори не сказал мне об этом раньше... Прямо интересно: то, что я так спокойно к этому отношусь - это тоже влияние усвоенных мной под воздействием его воспоминаний идей? И, скорее всего, теперь они уже усвоены мной настолько прочно, что очищение Пламенем Удуна этого уже не изменит... Так что я спокойно протянула руку за следующим кристаллом с воспоминанием о первом походе Мори за пределами родного мира.

***

   Идти под руку с красивой девочкой... давненько со мной такого не случалось... По крайней мере - с начала войны, приведшей к падению моего дома. Дома, название которого стерлось из моей памяти. Хорошо еще, что мой сюзерен, могущественный Повелитель Ничего, смог сдерживать ритуал Отречения, чтобы я сумел завершить свою месть...
   - Послушай, - обратилась ко мне так и не представившаяся девушка, - твоя маска хорошо скрывает лицо, но перчаток ты не носишь. Ты - белый. Может, ты присоединишься к Империи 88? Кайзер защищает своих людей...
   - Нет, - покачал я головой.
   - Но почему? - удивилась она.
   Я на пару секунд задумался. С одной стороны, девочка, вроде, неплохая, и стоит ей рассказать: что такое Дом и чем он от банды отличается (честно говоря, не так сильно, как это хотелось бы многим главам Домов). Но, с другой стороны, импровизированная лекция скорее вызовет раздражение. А, даже несмотря на мои планы присоединиться к Подопечным, заводить врагов на ровном месте - плохая идея. Гораздо лучше попробовать сохранить хотя бы вежливо-нейтральные отношения... А заодно - проверим на вменяемость...
   - Я теперь знаю твое лицо и твою силу, - девушка напряглась. Видимо, продолжать фразу "...а значит, могу вычислить и маску и гражданскую ипостась" - не требуется. Сама поняла. - А значит, вежливым будет открыть и свое лицо.
   Я снял маску, и Руна увидела мое лицо, несмотря на общие европейские очертания, несущие явные следы примеси азиатской крови. Правда, об этом я узнал, уже готовясь к отправке в эту экспедицию. До этого о вопросах расовых я совершенно не задумывался. Возможно - потому, что в моем мире этот вопрос совершенно неактуален. Как рассказал сюзерен, уже после предшествовавшего его Пришествию Второго удара погибла примерно половина человечества. Ошеломляющее число в три миллиарда погибших... И огромное множество беженцев после превращения Африканского континента в Африканский архипелаг, а Северной Америки, где я сейчас нахожусь - в Ледяной континент, волны беженцев перемешали всю прежнюю картину распределения расовых признаков. А после, тот ритуал, который и привел к возвышению сюзерена, окончательно смешал все, что только можно и чего нельзя, а потом все это отполировали прошедшие века. Но для среднего европейца из этого мира, и многих сопределов поблизости, мой облик однозначен: европеец с заметной примесью азиатской крови.
   - А... ну... - заметалась Руна. - Я поговорю с Кайзером! Он не будет против. Ведь в тебе явно больше европейской крови! Или... или ты собираешься пойти к Лунгу?
   Я покачал головой.
   - За этот город вяло борются четыре центра влияния.
   - Четыре? - вяло удивилась Руна. - Империя, АПП... Барыги, наверное? А кто еще?
   - Служба контроля параугроз, - пояснил я.
   - А, эти... - махнула рукой Руна.
   - Не советовал бы относиться с пренебрежением к Великому Дому, - я повернул голову, осматривая окружающие дома. На величие владеющего городом Дома они как-то не намекали. Но вот было у меня впечатление, что весь этот город - подобие даже не Иргарда как такового, но Гниловражья, рассадника банд, и, как выяснилось, источника неплохих магических талантов.
   - СКП у нас - самые слабые, - фыркнула Руна. - Слабее разве что Барыги...
   Тут стоило бы рассказать девочке, что случается, когда начинаешь верить собственной пропаганде... И о том, что Оружейник, как ни крути, номер семь в рейтинге Протектората, при том, что первые три места стабильно зарезервированы за Триумвиратом. Но... ладно, пусть пока остается в плену собственных иллюзий. Время развеять их... или же - углубить, придет позже. А пока...
   - Допустим, - пожал плечами я. - Но представь: Империя выбила Лунга, додавила Барыг и взяла город под контроль... что случится?
   - Мы выгоним всех понаехавших цветных и латиносов... - объяснять, что "понаехали" скорее WASP*, в то время как латиносы уже тут жили, а негров сюда таскали сами же осы, я не стал. - И тогда...
   /*Прим. автора: WASP (оса) - White Anglo-Saxon Protestant (белый, англо-саксонского происхождения, протестантского вероисповедания)*/
   - А вот мне почему-то кажется, - криво усмехнулся я, - что при подобном раскладе сюда заявится Александрия... или Эйдолон, или Легенда... и восстановит статус кво... если, разумеется, вы будете вести себя в пределах правил, и на вас не выдадут приказа об убийстве.
   - Пойду я. Не надо меня провожать...
   Вид у Руны был... малость пыльным мешком из-за угла стукнутый. Кажется, она впервые задумалась о планируемом результате всей их бурной деятельности. Такое бывает, если средства (в данном случае - ксенофобия) затмевают собой цель... и еще чаще - если начинаешь верить собственной пропаганде. Но то, что она сумела, пусть и так, косвенно, признать мою правоту - говорит о наличии у девушки определенной способности к здравому мышлению.
   Проводив Руну взглядом, я двинулся дальше, спокойно гулять по городу... в маске. Народ просто шарахался, при виде незнакомого кейпа. И в принципе, я людей понимал: мало ли что маске-новичку может прийти в голову. Пару раз я засекал заинтересованные взгляды, но никто из интересовавшихся так и не решился подойти.
   Но вот ожидание подошло к концу. На дальней стороне улицы чья-то сила взбаламутила варп настолько, что его искажения стали сказываться на реальном пространстве. Приближался, судя по всему, сильный псайкер. Эпсилон, не ниже. Впрочем, учитывая, что на уровне дельта обосновался легендарный даже среди демонов Гидеон Рейвенор, эпсилон - это весьма и весьма немало.
   - Привет! - произнесла мелкая девчонка, шагая на тротуар с крыши пятиэтажного дома. - Я - Виста. А ты - тот новенький, Пустой?
   - Ми... Виста, - запнулся, одернув сам себя, высокий парень в неплохой имитации парадного рыцарского доспеха. Того самого, который не для боев и не для турниров, а для того, чтобы демонстрировать богатство его обладателя. - Ты куда рванула? Помнишь, что по протоколу...
   - Чхать на протокол, - решительно отозвалась самая опытная из Подопечных. - Нам надо выяснить у новичка: чью сторону он примет, и не согласится ли он вступить в ряды Протектората, и еще...
   - С Протекторатом - не получится, - не совсем вежливо прервал я девочку.
   - Почему? - удивилась она.
   - Мне еще нет семнадцати, - я вздохнул про себя. Технически это не ложь... не совсем ложь. С тех пор, как я сидел на стене Кровавого тумана, размышляя о том, как отправлюсь на первую в своей жизни войну и завоюю немеркнущую славу, в плотных мирах я провел не так уж много времени... а вот как считать то, что может подразумеваться под словом "время" в варпе - вопрос, мягко говоря, не имеющий однозначного ответа. - Так что с Протекторатом - не выйдет. Не возьмут.
   - А к нам? К Подопечным? - часть лица Висты, не скрытая визором, осветилась улыбкой.
   - Почему бы и да? - улыбнулся девочке я. - Только, боюсь, с памятью у меня проблемы... Не знаю, не станет ли это препятствием к вступлению в Подопечные?
   - С памятью? - встревожился Рыцарь.
   - Ты ничего не помнишь? - посочувствовала Виста.
   - В том-то и дело, что помню, - покачал головой я. - Но если я расскажу, что помню - меня поместят в психушку... либо решат, что я издеваюсь, рассказывая сюжет какого-то романа фэнтези в жанре постапокалипсиса.
   - Тут у нас вся окружающая действительность - фэнтези в жанре постапокалипсиса, - махнул рукой Рыцарь. - Да и, если есть проблема - то ее надо решать. И СКП с Протекторатом, наверное, смогут тебе помочь.
   Не смогут, это я знаю точно. Но пытаться - несомненно будут. Я же собирался последовать совету сюзерена: "Расскажи им правду. Все равно ни один вменяемый начальник этому не поверит".
  
   Глава 19. Тайны колдовства. Часть четвертая (Гермиона)
  
   Черный обсидиан с серебряными узорами, лишенными какой бы то ни было симметрии или же повторяемости, но при этом - безупречно гармоничными. Я медленно провела рукой по холодному камню, любуясь отблесками пламени Удуна на стеклянисто-блестящей поверхности. Мрачная красота и торжественность Кристального зала всегда нравились мне... ну, по крайней мере, с тех пор, когда я получила возможность ими любоваться. Хотя в замке души моего парня встречаются и более... пригодные для постоянного проживания помещения, чем этот мрачно-пафосный зал, хранящий в себе самое ценное, что у нас есть: память нескольких веков странствий в варпе и материуме.
   Мори как-то признался мне, что эта крепость - небольшой кусочек его домена, в основном, соответствующая тому осколку его личности, что остался со времен, когда он еще был человеком.
   Я встряхнула головой, отгоняя легкую муть, и задумалась о том, почему, собственно, вывалилась из просмотра воспоминания...
   - Ты потратила много сил, - как частенько бывает, мое состояние Мори понял раньше, чем я сама разобралась в себе. - Стоит вернуться в реальность.
   - Нет! - потрясла я головой. - Это же так интересно. Твой первый поход за пределами родного мира...
   - Хорошо, - вздохнул Мори, и, превратив один из пальцев в длинный острый, сверкнувший темным металлом коготь, распорол себе запястье. - Тогда пей.
   Я сглотнула слюну. Нет, время от времени, кровь использовалась в ритуалах... да и отпаивать Мори мне случалось. Но пить самой? Я поколебалась, но любопытство победило.
   Пылающее серебро хлынуло мне в горло, обжигая, давая силы и радость. С некоторым трудом я оторвалась от окровавленной раны, и безо всякого удивления увидела, как та исчезла, будто ее и не было. Я потерлась щекой об руку Мори, мурлыкнула что-то благодарное, и потянулась к следующему кристаллу.

***

   Я упруго шагаю по улице. Рядом, весело подпрыгивая, идет Виста. Девочка умеет изменять пространство силой своего симбионта. Даже жаль, что она пока что не понимает истинной своей силы. Ведь это мне, пришельцу из отдаленного мира, застывшего в бурлящем магическом Средневековье позволено не знать, что пространство и время - суть две части, две ипостаси единого целого, и что невозможно контролировать одно, не затрагивая другое. Впрочем, Мисси всего лишь двенадцать лет... еще поймет. А не поймет - подскажу.
   Разумеется, той истории, что я рассказал Эмили Пиггот и мисс Ополчение при поступлении в Подопечные - не поверили, хотя Оружейник со своим тинкертех-детектором лжи и подтвердил, что я, по меньшей мере, верю в то, о чем говорю. Так что историю Империи, не имевшей названия у меня дома, но немедленно поименованной Цветочной Империей моими слушателями, сочли плодом воображения необычайно талантливого Мастера. Так что семьдесят два часа под протоколом Мастер/Скрытник и месяц ежедневных бесед с психологом, очень старавшейся доказать, что я являюсь бомбой Симург*. Но волны варпа пели, подсказывая, как ответить так, чтобы у нее не получалось обосновать даже подозрения.
   /*Прим. автора: слышавшие крик младшей Губителя (Губители - +огромные НЕХ, периодически атакующие города, и, частенько стирающие их с лица земли, несмотря на все попытки противостояния) - подвергаются программирующему воздействию, и могут годы спустя начать убивать без особой причины. */
   Также за это время мои способности подвергли тщательному тестированию, по результатам которого я получил рейтинги Стрелка 4, Движка 3 и Умника 5. Хотя каждый из рейтингов не был особенно высок, итоговая комбинация была признана достаточно опасной, чтобы меня отправили на курсы управления гневом и самоконтроля. А пока меня не сочли достаточно адекватным, чтобы выпустить на улицу - посадили на место диспетчера, помогать патрулирующим Подопечным и координировать их действия между собой и с Протекторатом. С одной стороны - работа достаточно ответственная, а с дургой - я не оставался без контроля, находясь на Вышке, под присмотром опытных героев Протектората и служащих Службы контроля параугроз. Также, на время, пока не будет выяснено мое "истинное прошлое" и не найдется моя настоящая семья, мне выделили место для жизни на Вышке. Говорят когда-то, в самом начале эры паралюдей, для молодых Масок, потерявших семью (а это часто становилось триггерным событием... или же сиротство становилось следствием триггера, когда Маска не соображала, что творит), пытались как помещать в обычные детские дома, или же организовать специальные заведения. Получалось... не слишком хорошо. Молодые агрессивные маски неизменно устраивали такое... Подчас для нейтрализации последствий требовались соединенные усилия всего Триумвирата. Так что к настоящему времени "в случае невозможности проживания несовершеннолетнего парачеловека с семьей" его поселяли в отделении Протектората, под присмотр более взрослых и ответственных Масок.
   Однако, как ни старались психологи Протектората вывести меня из себя и заставить обрушить на их рисковые и не знакомые с понятием "самосохранение" головы всю мощь варпа, им этого так и не удалось. Так что меня признали годным, и отправили патрулировать безопасные улицы, поставив в пару с младшей по возрасту, но самой опытной в команде - Вистой. По словам психологов, я, как "личность спокойная, выдержанная и слабо подверженная стрессам" мог положительно повлиять на рвущуюся на подвиги девочку, а она своим опытом предотвратит совершение мной ошибок по незнанию. В сущности, рациональное зерно в этих рассуждениях вполне даже было.
   - ...ну почему меня не отправляют на более серьезные задания, чем это надоевшее патрулирование... - в очередной раз вздохнула девочка.
   - Знаешь, - покачал я головой, - когда мне было четырнадцать - мне дали "на поиграться" целый город...
   - Вот-вот, - вклинилась Виста.
   - И я узнал множество вещей, о которых, по здравом размышлении, предпочел бы остаться в неведении.
   - Например? - заинтересовалась девочка, отвлекаясь от разглядывания зданий Бродвея.
   - Например, - задумался я, и решил рассказать, как есть, - как чувствуешь себя, когда зазнавшись, пропускаешь удар, который должен был отражать - люди рядом с тобой гибнут потому, что ты валяешься в отключке и их некому прикрыть. Или как заключать сделку, после которой хочется пойти в душ и тереть себя мочалкой, пока не сотрешь всю кожу, хотя и знаешь, что это бесполезно: все равно будешь чувствовать себя грязным. Или каково оно: проходить мимо девушки, которую насилуют несколько уродов, твердо зная, что можешь всю их компанию перешибить пополам одним плевком... и не имеешь права это сделать: не дает та самая, уже заключенная сделка... Сделка, позволяющая спасти хоть кого-нибудь... но не становящаяся от этого более...
   - Это из той ложной памяти, что тебе наложил так и не найденный Мастер? - в глазах девочки стыл ужас, и полыхало сочувствие. Только это сочувствие было предназначено не Синди, и не другим девушкам и женщинам Иргарда, подпавшим под Право Войны, а почему-то мне.
   - Поскольку другой памяти, "не ложной", у меня нет, предпочитаю считать то, что есть - своим, - ответил я. - Ладно, время дежурства закончилось, идем к Вышке.
   - Может, пойдем так? Так ближе! - с несколько наивной хитростью Виста указала путь напрямую через Доки, местность до предела трущобную и насыщенную бандами, в которой нарваться на неприятности - раз плюнуть.
   - Лучше так, - и я ткнул пальцем в том направлении, где располагается некая "старшая школы Уинслоу", чье имя звучало в песне варпа, что напевают его ветра почему-то голосом погибшей сестренки.
   Виста удивленно посмотрела на меня. Похоже, она не ожидала, что я хотя бы частично соглашусь с ее авантюрным предложением. Все-таки, район, где располагается Уинслоу, к "благополучным" не относится никаким образом.
   - Прислушайся к Силе, юный падаван, - прокомментировал я свое решение.
   - Ах, да, ты же Умник, - улыбнулась Виста. - Да, - продолжила она, когда мы двинулись к цели, - ты не подскажешь: почему это Сви... мисс* Пиггот сказала, что именно сила Умника делает тебя гораздо опаснее, чем это можно представить по присвоенным рейтингам?
   /*Прим. автора: признаться, я не помню матримониальный статус Эмили Пиггот. И если она уже была замужем к моменту действия - я исправлю обращение*/
   - Думать, прежде, чем делаешь - это вообще адский чит, - отделался я от девочки несомненной истиной.
   На входе в школу Уинслоу к нам бросился охранник. Он бежал и бежал, что-то крича, но мы никак не могли его расслышать. Ведь пространство, которое ему предстояло пробежать - все растягивалось и растягивалось. Решив, что поинтересуемся причинами его воплей несколько позже, мы с Вистой переглянулись, и вошли в здание школы.
   Как и положено, школа встретила нас рядами узких, около тридцати сантиметров, и высоких - до потолка шкафчиков. Их дверцы были испещрены местами довольно талантливыми граффити, символами известных в Броктон-бей банд и надписями вида "nigger free", "for Asian only" и "white not allowed"*, намекавшими, что текущая обстановка в школе далека от благолепия.
   /*Прим автора: nigger free - "свободно от негритосов", но при этом несет намек на "юденфрай" (judenfrei) - область Третьего рейха, в которой все еврейское население уничтожено или вывезено, for Asian only - "только для азиатов", white not allowed - "белым здесь не рады"*/
   Варп пел голосом подруги моего сюзерена и звал меня вперед. Чужой Путь пытался лечь мне под ноги и увести оттуда, куда меня звали, но что мне чужие пути и чаяния?
   - Вера моя сила! - прошептал я себе под нос, так что услышала меня разве что Виста, и чужой путь с легким звоном... изменился, приняв и включив в себя мои действия.
   Я кивнул самому себе. Хороший план тем и отличается, что встретившись с помехой, не рушится, но упруго прогибается, включая помеху в себя.
   - Помогите! - донесся до нас с Вистой почти неслышный голос.
   Переглянувшись, мы дружно зашагали туда, откуда он исходил, тем более, что и воля моего сюзерена, выраженная его подругой, вела меня туда же. Кажется, там, впереди, был некто, чье будущее Повелитель Ничего решил посчитать достойным его внимания.
   Как и ожидалось, просьба о помощи исходила от одного из шкафчиков. Судя по голосу, там заперли какую-то девочку... Три... шесть... девять шариков серо раскрутились моей волей, и выбросили свои лучи в сторону металлической дверцы, которая просто исчезла под этим ударом. Причем это был не кинетический толчок, вроде того, который я применял в схватке с похитителями Руны, а подлинное "серо", нулификация, умножение на ноль. Собственно, после того, как я продемонстрировал этот эффект, уничтожив мишень, мне и подняли рейтинг Стрелка с двух до четырех.
   Дверца шкафчика, отнюдь не поражавшая воображение толщиной и прочностью, исчезла, растворившись в небытии. И из зловонного нутра этого сооружения на нас просто рухнула высокая нескладная девчонка. Кажется, она была, мягко говоря, не в себе. Виста попыталась кинуться на помощь, но отшатнулась, буквально сметенная волной амбре, ударившей из шкафчика. Кажется, туда, вместе с несчастной, напихали мусор, несколько дней отстаивавшийся в теплом месте.
   Меня, ветерана нескольких не самых чистых военных кампаний, смутить дурным запахом было труднее. Поэтому я шагнул вперед, и подхватил пострадавшую на руки. Стоять без помощи, не говоря уже о том, чтобы куда-то идти, она явно не могла.
   - Отнесем ее в школьную больничку? - предложила Виста, уже готовясь сокращать нам путь.
   Я покачал головой, оглядываясь вокруг. Что примечательно: пока девушка была в шкафчике, коридор был пуст, и ее просьбы о помощи "никто не слышал". Стоило же вытащить пострадавшую - как "свидетели", которых я склонен считать как минимум соучастниками, набежали во множестве. Особое мое внимание привлекла одна удивительно знакомая черная физиономия, на которой было написано откровенное злорадство и наслаждение происходящим. Что ж. Сейчас я тебя "слегка" приземлю.
   - Нет, - продублировал я жест вербально.
   - Но почему? - удивилась Виста. - Ей же явно нужна помощь!
   - Нужна, - согласился я. - Но сомневаюсь что школьная медсестра может ее оказать. Пострадавших от параугроз положено доставлять либо у Броктон Централ, либо к нам, на Вышку.
   - Думаешь, параугроза? - задумчиво произнесла Виста. Софию Хесс, Призрачного сталкера, она однозначно заметила.
   - Дверца была закрыта снаружи, следов взлома на ней не было. А девочка с ключом - оказалась внутри, - темное лицо Софии посерело. Она сразу поняла, о чем я говорю, и, судя по ее ужасу, как минимум - участвовала в этой гадости. И с ее испытательным сроком внимание к этой истории Эмили Пиггот - как минимум означало, что у Призрачного сталкера большие проблемы. Масок Эмили не любила, и мимо повода устроить одному из паралюдей неприятности - она не проходила никогда. Правда, надо признать, что липовых дел она также никогда не шила. Но уж кто попался - тот сам себе злобный буратино. А София - попалась. Уж получив такую зацепку, как в принципе не свойственная нашей "хищнице" эмоция, получить в пении волн варпа подтверждение ее участия труда не составило. И пусть в суде это не будет доказательством, но я - не суд и в доказательствах не нуждаюсь.
   - Сократишь нам дорогу к Вышке? - без особенной нужды уточнил я.
   Виста кивнула, и мы буквально одним шагом исчезли из зоны досягаемости красной от злости директора школы, вывернувшей из-за угла, скорее всего - на зов охранника, которого мы миновали на вход.
   - А ведь ты соврал, - это не было вопросом. - Ты не обыскивал ее, - Виста кивнула в сторону пострадавшей, - и не можешь знать - у нее ли ключ...
   Вообще-то я мог бы это узнать, но... "умеешь считать до десяти..." и далее по тексту. Так что я решил подтвердить догадку Висты.
   - Более того, я еще и к дверце не присматривался настолько, чтобы с уверенностью сказать: были ли на ней следы взлома. А теперь и вовсе не скажешь ничего определенного: следы взлома определенно есть.
   - Да уж, - рассмеялась Виста. - Начисто вынесенная дверца определенно "носит на себе следы насильственных действий". Но тогда зачем мы несем ее на Вышку?
   - Подумай, - я улыбнулся девочке, - можно ли назвать такое, - теперь я кивнул в сторону продолжавшей тихонько бредить пострадавшей, - "самым плохим днем в жизни"?
   - Думаешь, триггер? - влет поняла мою мысль Виста.
   - Не "думаю". Знаю. Просто знаю.
  
   Глава 20. Интриги материума
  
   Собственно, в мой домен, отражение моей души в варпе... или отражении варпа в моей душе, или... вариантов, собственно, почти бесконечное множество, ведутся даже споры о том, счетное оно, или "мощности континуума"*, мы с Миа заявились отнюдь не затем, чтобы полюбоваться моим первых походом за пределы родного мира. И, хотя Миа и вытрясла из меня обещание, что как-нибудь на досуге мы продолжим просмотр, основной нашей целью было отнюдь не это.
   /*Прим. автора: счетное бесконечность - множество, элементы которого можно сосчитать. Так, например, если представить себе бесконечное количество карандашей, в каждый из них можно ткнуть пальцем. Бесконечное множество мощности... опустим строгое определение. Важным в данном случае является то свойство, что на какое бы конечное количество подмножеств не разделялся континуум, среди этих подмножеств будет как минимум одно, состоящее из того же числа элементов, что и исходное множество. Так, например, если разделить прямую точкой на два луча, в каждом луче окажется столько же точек, что и в исходной прямой. Добавим вторую точку, получив отрезок... и в нем будет столько же точек, как и в прямой, независимо от длины отрезка*/
   Произнеся нужные слова, я поднял с того, что здесь заменяло землю, свою тень и превратил ее в довольно-таки большую печать. Повинуясь моей воле, чести печати скользнули друг вокруг друга, и мир наш распался призрачно-радужными шестиугольниками, пропустив нас с темной изнанки мира обратно в материум.
   В принципе, выходить из реальности в варп можно двумя способами: полностью покидая материум, забирая с собой тело, и "частично" покидая реальность, переходя в варп только сознанием. В данном случае мы воспользовались вторым способом. Просто потому, что наше полное отсутствие могло быть замечено и вызвало бы нездоровую сенсацию. А так... Парочка уединилась, чтобы потискаться... Хотя это и было нарушением декрета инспектора школы Хогвартс Долорес Амбридж, но в данном случае о нарушении не донесли бы даже учителя. А уж у ученика нарушившего круговую поруку в данном случае возникли бы очень серьезные проблемы... и "темной" они могли и не ограничиться.
   Правда, у предполагаемого свидетеля могло бы вызвать вопросы присутствие рядом с нами Луны... Но оставлять свои тела совсем без присмотра как-то не хотелось. А сама белобрысая заявила, что ей доставляет удовольствие смотреть, как вьются вокруг нас серебряные лунопухи.
   Выйдя из варпа, мы с Миа огляделись. Луна, как и ожидалось, устроилась на берегу Черного озера и смотрела на нас.
   Признаться, перед тем, как погрузиться в просмотр моих воспоминаний, мы с Миа некоторое время решали важную проблему: какой именно предмет из "памятных, но, в сущности бесполезных", задействовать в плане, который девочка лично разработала, а я взялся претворить в жизнь. Поначалу Миа считала правильным задействовать рекламную табличку "Летайте рейсами компании ИЗР-экспресс", благо, надпись была выполнена по-русски, и время, затраченное оппонентами на перевод - дало бы нам необходимую фору. Но потом я вспомнил про один предмет, со вполне правдивой историей, который мог бы послужить нашим целям ничуть не хуже, и который мы, в итоге, и вынесли из варпа.
   Благодаря Кай нам троим не пришлось долго ждать или же искать тех, кто поможет нам с выполнением следующей части плана. Компания рейвенкловцев, особенно усердно высматривающих, с какой стороны масло на школьном бутерброде, и потому - усердно стучащих школьному инспектору, как раз проходила неподалеку. Так что нам осталось только слегка повысить голоса, чтобы привлечь к себе внимание.
   - Думаешь, солнечные микозюбри помогут тебе скрыть эту вещь от Амбридж? - весело поинтересовалась Луна.
   Фраза сходу привлекла внимания. И проходившая компания постаралась незаметно приблизиться. Ну как "незаметно"? Мне стоило больших трудов удержаться от гомерического хохота. Как там... "Гром гремит, кусты трясутся. Что там делают? Крадутся!" Но, поскольку нам надо был не заметить шпионов, мы и не заметили.
   - Не уверен, - ответил я Луне, как уже упомянуто - борясь с подступающим хохотом. - Но у нас не будет другого шанса раскрыть тайны магии, создающей ужасных чудовищ из людей и животных.
   - Расскажи, что это вообще такое? - поинтересовалась Миа.
   - Это все, что осталось от попытки одного Избранного проникнуть в тайны зловещей и запретной магии, порождавшей чудовищ, - начал я свой рассказ, который велся больше для подслушивающих, поскольку слушавшие его и так знали. - Избранный был велик и силен. Он сумел увести свой народ с дороги во Тьму. А потом - обратился к магическим традициям иных народов... Начал он расследовать и эту, - я показал на добытый из варпа предмет, - но не преуспел и погиб. За его Книгой охотились многие, но в итоге она канула во тьму, и ходят слухи, что заполучили ее истинные хозяева этого, недовольные попыткой Избранного проникнуть в их тайны. Но Книга сверкнула метеоритом и исчезла, а мне вот, по дороге, огрызочек случился. Попробуем разобраться?
   - Не думаю, что это возможно... - протянула Гермиона Грейнджер, правильная девочка, всегда соблюдающая правила... через глаза которой смотрел на мир младшая княгиня демонов, Миа Аморе леди Аметист.
   - Но попробовать-то надо! - возмутилась наша подопечная. - Серебряные лунопухи нашептывают мне, что из этого может получиться что-то хорошее...
   - Слышать голоса в голове - плохой знак даже в волшебном мире, - процитировала Миа саму себя из книги, сдерживая смех.
   Подслушивающая компания, ведомая Мариэттой Эджкомб, удалилась. Кажется, на этот раз она надписью "Предатель" во весь лоб не отделается.
   Разумеется, по возвращении в гостиную Гриффиндора, нас ждала Долорес Амбридж собственной персоной.
   - Мистер Поттер, немедленно сдайте пронесенный Вами в школу черномагический артефакт, представляющий собой опасность для учеников! - заявила преподаватель Защиты от Темных искусств и, по совместительству, инспектор Хогвартса.
   - Предъявите протокол! - встречно вызверился я.
   - Какой еще протокол?! - Амбридж сделала вид, что не понимает. - Вы принесли опасный артефакт в школу, и должны его немедленно сдать! Он представляет опасность для учеников!
   Некоторое время мы лаялись, вспоминая прецеденты. В сущности, не было бы проблемой отвертеться... но данная пешка была выставлена на поле не для того, чтобы за нее держаться, а исключительно, чтобы быть пожертвованной ради атаки.
   - Да нате, подавитесь! - бросил я принесенный из варпа предмет. - И учтите, что раз Вы действовали как представитель министерства, то и в суд я подам на министерство. Потребую извинений и компенсацию. Думаю, Визенгамот, решение которого Вы только что грубейшим образом попрали, меня поддержит. А там и до вотума недоверия министру недалеко.
   Миа смылась в гостиную еще в разгар свары, и теперь я прошел за ней. А Амбридж так и осталась стоять в коридоре, держа в руках обгорелый клок бумаги, на котором твердой рукой было выведено: "Авва марда авва. Куар..."
  
   Глава 21. Тайны Отдела Тайн
   На берегу реки прекрасной сидели мы
   И, вспоминая Авалон, заплакали...
   Пришли мне в голову строки известного во многих мирах поэта. Правда, сидели мы с Миа на берегу не реки, но озера, да и поводов плакать как-то не намечалось: башни Хогвартса высились, как ни в чем не бывало, да и "утопание в крови" все еще лишь одно из отражений среди бесчисленных вариантов возможного будущего.
   С помощью Анны Гриффиндор нам удалось-таки разобраться в следящих чарах, и слегка в них вмешаться. Так что теперь любой, кто захочет поинтересоваться общением двух подростков на берегу Черного озера - получит на уши тонну сахаринового сиропа... Не то, чтобы его не было на самом деле: все-таки, общение с красивой (Так считаю я, а все кто не согласен - могут двигаться ровными шеренгами в глубины варпа. Там Темный принц разъяснит им всю глубину их заблуждений) девочкой подразумевает некоторый уровень романтики. Но, увы, ни красоты теплых (несмотря на то, что сентябрь уже изрядно перевалил за середину, и надвигалось осеннее равноденствие) деньков на севере Шотландии, ни единение душ, ни теплые объятья не могут полностью отвлечь нас от дел низменных, хотя и по-своему увлекательных.
   - Ну вот, теперь мне все ясно, - улыбнулась Миа, щелчком пальцев испепеляя полученную записку.
   - Ты все-таки выяснила, чем занимается Отдела Тайн? - поинтересовался я.
   Именно эта проблема интересовала нас в первые месяцы обучения на пятом курсе. Остальные центры сил в волшебном сообществе Британии уже были более-менее определены, как и их интересы, сложные, запутанные и противоречивые. Но вот отдел Тайн оставался, прошу прощения за тавтологию, тайной. И вступать в серьезную игру с такими пробелами в картине мира было бы... опрометчиво. К тому же, амбиции и любопытство, подобающие адептам Владыки Изменчивых ветров, требовали раскрытия секрета, особенно - такого, которого так тщательно прячут.
   И вот, кажется, у Миа получилось... или, по крайней мере, начало получаться.
   Нет, разумеется, девочка не проникала тайком в засекреченный отдел министерства магии, не кралась по его темным коридорам ночью и с ножом в одной руке и потаенным фонарем в другой, не похищала работников отдела с целью их зверского допроса... Такие методы подобают разве что адептам низкого уровня посвящения... ну, или тем, у кого совсем нет времени на действительно тонкую и аккуратную игру, или же не хватает вкуса, чтобы наслаждаться красотой игры.
   Нет, Миа с поистине детской наивностью и любознательностью задавала вопросы сама, а также ставила задачи для адептов Рассвета, как явного, так и скрытого, лояльного и мятежного, с тем, чтобы озадаченные доносили ее интерес до своих родителей, знакомых, знакомых родителей и родителей знакомых. А еще Миа попросила меня научить ее охотиться на мелких хищников варпа, так что теперь я не был полноценным монополистом в поставках Свартальвхейму истинного серебра. Разумеется, увеличение предложения - снизило цену металла. Зато темные альвы, уверенные, что играют на противоречиях между олигархами с целью получить выгоду, выдавали иногда весьма и весьма интересную информацию, которую в ином случае, вполне возможно, предпочли бы скрыть. Нет, разумеется, не было даже и речи о том, чтобы хитрые и ушлые карлики поделились знаниями, которые они сами по разным причинам считали секретными... Но настоящий аналитик и из отчета ДСП* вполне может извлечь секреты, хранить которые следует исключительно под грифом ДПС*. А Миа постепенно становилась настоящим аналитиком.
   /*Прим. автора: ДСП - Для Служебного Пользования*/
   /*Прим. автора: ДПС - До Прочтения Сжечь!*/
   - Выяснила, - кивнула Миа. - Все очень просто. Налогами они занимаются. Налогами.
   - А почему тогда "отдел тайн"? - заинтересовался я.
   - Потому что совершеннейшая тайна, как они узнают о доходах, с которых налоги получаются. Вот, скажем, привез Люциус Малфой контрабанды на десяток тысяч галеонов, продал, а налоги - заплатить придется. Хотя... Даже не так. В нужный момент необходимая сумма сама собой исчезнет у Малфоев и окажется в хранилище отдела Тайн. И все равно, хранил ли Люциус эти деньги в сейфе Гринготтса, дома в подвале, или же у родственников или подставных лиц. Или, к примеру, продает духовных наследник Наземникуса Флетчера ворованный котел за горсть кнатов... налог и тут его не минует. А вот как отдел Тайн это делает...
   - Тайна, - усмехнулся я, обнимая девочку.
   - Вот именно, - кивнула Миа. - Но еще большая тайна - куда отдел эти деньги потом девает.
   - Разве не в бюджет? - притворно удивился я.
   - Нет, бюджету, конечно, тоже кое-что достается, - покачала головой Миа. - Но именно что "кое-что". А вот все остальное... По косвенным данным получается, что и Вальпургиевы рыцари, и Орден Феникса получали финансирование именно из отдела Тайн. Более того, воскреснув, мистер Риддл связался с невыразимцами, заявил о возобновлении деятельности Вальпургиевых рыцарей как политической организации...
   - Дай угадаю, - перебил я аналитика Рассвета. - "... и немедленно получил финансирование"?
   - Именно, - кивнула Миа. - Также и Дамблдор этим летом объявил о собрании Ордена Феникса... который, разумеется, немедленно был профинансирован.
   - Мне кажется, - улыбнулся я, - или ты намекаешь, что и нам не помешал бы небольшой ручеек из "неучтенных средств на представительские расходы"?
   - Тебе кажется, - покачала головой Миа. - Потому как я не "намекаю", а говорю со всей возможной прямотой: Рассвет должен получить финансирование от Отдела Тайн, и я прошу у моего учителя разрешения на эту операцию.
   Естественно, разрешение это немедленно было получено, и в ближайшее время один из выпустившихся участников Рассвета отправится в министерство, чтобы зарегистрировать наше тайное общество в Отделе Тайн. В конце концов, деньги - эта такая субстанция, которой может быть "мало" или "слишком мало". "Много" - не бывает.
   - Кстати, - заинтересовалась потихоньку подобравшаяся Луна. - А как же пророчества? Их записи хранятся именно в Отделе Тайн. А говорят, там есть еще и Арка Смерти, и хроновороты, и многое другое...
   - Все очень просто, - Миа дернула Луну за белобрысую прядку. - Отдел Тайн рассчитывает налоги по формулам, которые, естественно...
   - Тайна? - вклинилась Луна.
   - Именно, - кивнула Миа. - Но кое-что о них все-таки известно. И это "кое-что" состоит в том, что тот, кто предоставляет Отделу какие-либо интересные артефакты, или же любопытную информацию - могут рассчитывать на налоговый вычет, зависящий от того, насколько интересна переданная информация, или редок и ценен артефакт.
   - А давайте тогда Кай что-нибудь напророчит, а мы от имени Гарри передадим запись в Отдел? - предложила Луна, откидываясь на спину. Черная железная трава там, куда она падала - разбежалась в разные стороны, обеспечивая девочке удобное ложе на мягкой травке.
   - Идея интересная, - неслышно для прочих вмешалась в разговор Кай, впрочем, посторонние тут и не присутствуют. - Но для записи пророчество кто-то должен произнести. Кто-то, про существование кого министерство знает.
   - Она, - мы с Миа дружно ткнули пальцами в белобрысую Малкавиан. Я, конечно, могу озвучить пророчество: ничего в этом трудного нет. Но зачем? А вот Луне слава пророчицы никак не повредит.
   - Ну и ладно, - демонстративно, как мышь на крупу, надулась Луна. Вид у нее при этом получился ну просто уморительный. - Ну и произнесу... Когда Роковая звезда встанет в зените, а ветра, покорные воле их Владыки, примчатся с севера, поднимется над землей Древо, изменяя мир и изменяясь в мире. И увидим мы новое небо и новую землю, ибо прежних не будет более... Ну как, у меня получилось? - не меняя тона поинтересовалась начинающая пророчица.
   - Получилось, - кивнула Миа, убирая в сумку стеклянный шарик. - Пошли в совятню - отправим в Отдел Тайн.
  
   Глава 22. Зима близко... (Гермиона)
  
   - Князь демонов, воин Зимнего двора, камень иного мира, ксенос Морион со свитой! - проорал церемониймейстер, и только после этого я смогла осмотреться, чуть-чуть придя в себя после варп-портала.
   Выходная воронка портала была оформлена в виде камина, самого что ни на есть мрачного и готического вида. От него вверх вела широкая мраморная лестница из богатого каррерского мрамора. На ее верхней ступени которой стояла женщина, одетая исключительно в роскошное золотое ожерелье с желтыми бриллиантами, пояс, довольно-таки широкий, но не настолько, чтобы успешно притвориться юбкой, и серебряные туфли на высоком каблуке. У ног встречающей отирался крупный черный кот.
   - Если этот комок меха, - проворчала одна из прибывших ранее, а потому стоявшая на пару ступенек выше, гостья в черном вечернем туалете, рыжие ее волосы были собраны в изящную прическу, - мявкнет что-нибудь вроде "Королева в восхищении" - я забуду про перемирие Бала, и активирую на нем пыточное проклятье.
   - Какое из? - заинтересовался Мори. - Приветствую, леди Гелла.
   - Привет, Морион, - повернулась Гелла, демонстрируя самую что ни на есть аристократическую бледность, и яркие, почти вульгарные губы. Впрочем, полагаю, что помада, или какие бы то ни было иные ухищрения косметологии, как маггловской, так и магической, не имеют к этому цвету никакого отношения. Единственным дефектом в ее внешности можно было бы назвать причудливой формы шрам на горле... но леди игнорировала его с таким царственным великолепием, что обращать на него внимание было бы почти неприлично, хотя он и был отчетливо виден в глубоком вырезе лифа. - Да первое, какое в голову придет. А ты, смотрю, так и не носишь знаков Дома?
   - Зато привел с собой его представительницу, - улыбнулся Мори.
   Взгляд Геллы безошибочно сфокусировался на Луне. При этом и она, и мы продолжали подниматься по лестнице. Женщина наверху приветствовала каждого, кто поднимался. Кот же, демонстрируя развитый инстинкт самосохранения, молчал, почти успешно притворяясь неразумной зверушкой.
   - У тебя сегодня любопытная свита... - улыбка Геллы чуть-чуть обнажила клыки, демонстрируя, что в своих догадках относительно ее природы я была права. - Истинная, да еще и Рожденная... Приветствую, Сородич!
   - Привет, - весело улыбнулась Луна, отхлебнувшая сегодня живительного серебра Хаоса. - Но сегодня я не представляю свой Дом. Сегодня я - демон в свите Князя демонов. Одного из многих, но тем не менее...
   Свиту Черного камня составляют сегодня только те из нас, кто уже обрел Облик и Артибут. То есть - я, Луна, у которой с этим вообще не было проблем - вампиресса для нее не "личность", но "сущность", и Видящая со своим бриллиантовым рыцарем. Близняшки-ключи прикрывают наше отсутствие в Хогвартсе, а Джинни... ей пока еще рано знать некоторые вещи.
   Поднимаясь вверх по лестнице, Мори с Геллой (неужели - той самой?) в голос обсуждали принимающего кота, и то, что до Бегемота ему - как пешком до К'Сала. Кот морщился, но терпел. Видимо, в сказанном была изрядная доля истины.
   Слова "как пешком до К'Сала" - вызвали в моей памяти прозрачные фиолетовые иглы башен, впивающихся в бурлящие всеми оттенками алого небеса, рассеченные золотой полосой.
   - Я бы взялась дойти пешком до Саргаба на К'Сале, - пробормотала я как бы про себя, не уверенная в своем статусе на данном сборище. В конце концов, представили меня как часть свиты, и, невольно оскорбив одного из других гостей - я могу причинить неприятности Мори.
   Гелла вопросительно посмотрела на Мори и тот ответил.
   - Леди Аметист под моим покровительством сегодня впервые выходит под сень царственного леса в качестве княгини демонов. Впрочем, тоже относится и к остальным моим ученикам и соратникам.
   - Твой парень, - улыбнулась вампиресса, показывая, что наша с Мори связь не миновала ее взгляда, - умеет подбирать себе необычных учеников. Но чтобы дойти пешком до К'Сала - надо идти, а не разлеживаться на шитой золотом шелковой подушке.
   В это время мы поравнялись с принимающей, которая и приветствовала нас изящным реверансом. Молча. Видимо, угрозу леди Геллы она отнесла и к себе.
   - Морион, - улыбнулась Гелла. - Была рада поговорить. Встретимся, когда небеса зальются пурпуром, - и она упорхнула куда-то в бальный зал, слившись с наполнявшей их толпой.
   "...когда небеса зальются пурпуром..." На языках, имеющих распространение вблизи обода Хаоса это могло означать "через пару часов", если вообще имеет смысл говорить о часах здесь, под Полыми холмами, в немного стабилизированном участке варпа, или "после войны", или "никогда"... Я еще не научилась улавливать такие тонкости.
   - ... или "когда-нибудь", - подсказал Мори, не особенно скрывающий, что прочел мои поверхностные мысли. Впрочем, по кодексы псайкера это - вполне его право. Так что мне осталось только поблагодарить.
   Лестница привела нас в колоннаду, крышей которой служили осыпающие золотые листья кроны высоких деревьев. Отсюда были видны несколько выходов.
   - Погуляйте пока что здесь, - улыбнулся Мори. - Только в золотую арку не сворачивайте, ладно? Остальные - открыты для вас.
   - Почему не в золотую? - заинтересовалась Луна.
   - Рано вам еще коньяк пить прямо из фонтана, - ответил Мори. - Да и купаться в этом фонтане тоже... не стоит. Магия - магией, но похмелье будет зверским.
   - А в шампанском, значит, можно? - Луна аж подпрыгивала от любопытства.
   - Как хочешь, - ответил мой сюзерен, учитель и возлюбленный. - У профессора Снейпа антипохмельное будешь потом сама выпрашивать.
   - Можно с тобой? - спросила я.
   - Почему нет? - пожал плечами Мори. - Но, боюсь, тебе будет скучно: я собираюсь говорить с тай-ига, - и, в ответ на мой вопросительный взгляд, пояснил: - Большинство нерожденных тварей, лишенных материального воплощения, жаждут заполучить себе таковое. Любыми средствами. Тай-ига - не таковы. Они не страдают от своейго состояния, и в отсутствие очень жесткой необходимости с плотными мирами предпочитают не связываться. Так что разговор с присутствующим на балу Старейшиной тай-ига, боюсь, будет для тебя скучен: ни увидеть, ни услышать его ты пока что не сможешь.
   Я пожала плечами. Пусть "не смогу", Но это не повод "не пытаться". Так что, когда Мори устроился на скамье из изящных золотых прутьев, прикрытых мягкими и удобными бархатными подушками, я уселась рядом и положила голову ему на плечо.
   - Говорят, - журчащий голос вырвал меня из начинающегося транса. Возле нас остановился высокий фейри в зеленой, шитой золотом, куртке и таких же штанах. Носки же золотых туфель, выглядывавшие из штанин, демонстрировали скорее амбиции, чем интеллект, - что кровь человечки особенно вкусна в это время суток...
   - Говорят, - ответила я, принимая Облик и обретая Атрибут, что, в принципе, было не совсем вежливо, но в ответ на очевидное хамство - почему бы и нет? - что кровь молодых и глупых сееле ши особенно вкусна, когда хмарь Улгу застилает небеса. Зима близко...
  
   Глава 23. Бал без Князя Тьмы
  
   Вообще-то, тай-ига - довольно далеки от всего человеческого. И когда они общаются между собой - то не выглядят никак. Чистый объем сознаний, перекидывающихся символами высшего порядка и принципиальными абстракциями. Но конкретно эта Старейшина вот уже много лет делает для меня исключение, формируя облик, который носила когда-то давно. Очень давно. Еще до Возвышения.
   - Странных шагов порой требует от тебя Путь, - улыбнулся я невысокой молодой женщине в брючном костюме и шляпе из мягкого фетра.
   - Кто бы говорил? - традиционно ответила мне она. - Уж не тебе, в одиночку бросившегося на Губителя, говорить об этом. Знаешь, то, что от тебя после этого осталось - хоронили в спичечном коробке.
   - Я догадывался. И все-таки я победил, - ритуал на крови, разорвавший связь Губителя и того, кто их призвал, действительно стоил мне жизни... одной из. - Но спичечный коробок? Правда? Я как-то по-другому это себе представлял.
   - Как же? - заинтересовалась та, что, как и я, была когда-то человеком.
   - Ну... - задумался я. - Торжественное развеивание пепла над морем, военные корабли дают залп из двадцати одного орудия... а потом Сплетница произносит прощальную речь...
   - От которой у всех присутствующих вянут уши... - улыбнулась Пророк, точно спрогнозировав возможное развитие ситуации. Впрочем... может, это и не прогноз. В конце концов, она могла эту речь моей былой соратницы слушать лично... и даже конспектировать.
   - Не сомневаюсь. Лиза может... - вряд ли одно из имен Сплетницы до сих пор остается тайной для той, кто вертела колесо Чакравартина, отправляя к нему многих неугодных.
   - Кстати, там твоей девочке пытаются сделать неприличное предложение, - Пророк обратила мое внимание на более плотные слои реальности.
   - Вижу, - отозвался я. - И если предложение станет совсем неприличным - вмешаюсь. Но пока что она справляется.
   - От имени своего нерадивого ученика я приношу извинения, - обратился к Миа старший фейри, подошедший под прикрытием иллюзии, и отбросивший ее в последний момент. К чести девочки, напугал и заставил вздрогнуть он исключительно своего ученика. Все-таки, сенсорные заклятья, в том числе и собственноручно разработанные Ученой, девочка держит уже на автомате. - ...и прошу принять этот небольшой подарок в знак того, что не держите зла...
   - Благодарю, - кивнула Миа, и спрятала полученный фиал с кровью в складку времени, которую Авантюристка (вместе с Ученой, а как же в таком деле без нее?) приспособили под аналог "Инвентаря". - Что? - Миа с деланным удивлением посмотрела на ошарашенного младшего фейри, покручивая в руке черный атейм, служащий точкой фокуса ее пока еще несовершенного Атрибута. - В небесах сейчас алый Акши, а не серый Улгу... а материала для опытов всегда не хватает. Особенно в таких специфических областях, как законы подобия и контагиона в приложении к магии крови... Ой, прошу прощения, я не представилась: леди Аметист, младшая княгиня демонов.
   - Тремер, - выдохнул старший фейри в ответ на недоуменный взгляд младшего. - Очень характерное поведение: сперва исследовать, потом - использовать, - а потом он повернулся к Миа и поклонился. - Аллейнар Иссенд, младший сенешаль Летнего двора.
   Я внутренне напрягся. Сенешаль Летнего двора, пусть и "младший" - это управленец, дипломат и интриган с как минимум тысячелетним активным опытом.
   - Лорд Иссенд, - Миа исполнила изящный реверанс, - я принимаю дар, и не держу зла на неприятное происшествие.
   Я выдохнул: конечно, мир бала - это существенно, но... младший сенешаль сумеет придумать способ устроить неприятности, не нарушая мира. В конце концов, в местной акватории я - отнюдь не самая крупная рыба. И в некоторых ситуациях пришлось бы обращаться за помощью к покровителям. Чего, признаться, не слишком хочется.
   Младший сенешаль ответил на слова Миа не менее изящным поклоном и двинулся куда-то по своим делам.
   - Учитель, - услышал я обращение так и оставшегося не представленным ученика. - Но почему Вы не осадили этого наглого юнца и ученицу-малолетку, почти смертную?
   Шансы на то, что младший сенешаль посчитает меня ушедшим слишком глубоко в транс, чтобы контролировать окружающую обстановку - были околонулевыми. А вероятность, что он не заметит подслушивающий конструкт Миа - и вовсе сугубо отрицательна. Так что услышим мы сейчас "официальную версию, предназначенную для общего пользования". Но аналитику и это будет полезно.
   - Черный камень иного мира имеет весьма устойчивую репутацию. В частности - широко известен тем, что убивает без колебаний, хотя и делает это так, чтобы убийство решало проблемы, а не создавало их, - как я и думал - официоз, почти бессодержательная версия, хотя и без грамма прямой лжи. - А уж влипать в интриги Вестника Рагнарека и его учеников - и вовсе занятие для... как это сейчас называют смертные... "мазохиста". Кто знает, когда Х'сар'корр решит, что небеса слишком давно сияют в вышине, и что им пора бы уже рухнуть на землю? Что настало время прийти Сумеркам богов?
   Мне оставалось только согласиться. Учитель моего сюзерена репутацию имеет гораздо более устойчивую, чем демон-подросток. Многие ученики, вышедшие из врат замка, что гордо высится над потоком варпа, несут его непреклонную волю. Да и сам Убийца богов время от времени находит будущее достойным того, чтобы в него вмешаться... и не всегда мечом - временами и словом... Результаты, правда, бывают как бы не разрушительнее.
   А потом мы танцевали. Танец на балу фейри - это не набор заученных движений. Это выражение души. Предельная, невозможная искренность, отнюдь не исключающая опаснейших интриг. Ведь самой худшей, самой опаснейшей ложью во все времена является вовремя подсунутая правда. И именно поэтому я "вел" всех учеников, впервые присутствующих на балу. Захлебнуться бесстыдно демонстрируемыми эмоциями и отношениями, подсесть на них, как на наркотик - легче легкого. А потом...
   И Арвид остался один в лунном свете,
   Рыдая до самой зари.
   Вьется под деревом наш хоровод,
   Где огнецвет цветет.
   Но для моих учеников это - необходимый шаг. Умение оставить защиту, чувствовать и воспринимать мир открытой душой без того, что защищает, но и ограничивает восприятие и понимание - необходимо. Иначе торжествующая песнь Некротека разрушит не только разум, но и душу... Ведь, как ни крути, я все-таки, не Повелитель Ничего и его Видящая, чтобы удержать на краю...
  
   Глава 24. Министерство. Начало конца.
  
   Танцы на балу Прощания Летнего двора, балу осеннего равноденствия, пьянили не хуже крепкого вина. Причем мое состояние оказалось ничуточки не лучше, чем у Миа и остальных учеников: помогая им выдержать танец фейри, я и сам получал отражение их чувств. В результате в Хогаватс мы вернулись в состоянии, которое можно описать словами "сильно навеселе". Драко утащил Дафну в сторону подземелий Слизерина, где они, судя по долетающим через связь (которую, заметим, они и не подумали заблокировать) ощущения, принялись вовсю целоваться. Нас же с Миа занесло в Большой зал. Случайно увидевший нас старшекурсник, возвращающийся с полуночного свидания, просто шарахнулся в сторону, и убежал с криком. Представляю, что он увидел...
   "Большой зал плавно колышется от силы двух идущих через него фигур и застывает в кошмарных, но при этом притягивающих взгляд формах. Совершенная грёза оборачивается идеальным кошмаром. Там, куда падает их взор - дымятся стены и плавятся стекла, скамейки учеников, стулья учителей, и даже троноподобное кресло самого Дамблдора присели на ослабевших от ужаса ножках. Вспыхнул и обвалился плакат про народ и сенсации..." Впрочем, это меня куда-то не туда занесло. Разумеется, никакого "плаката про народ и сенсации" в Большом зале не было. Зато вспыхнул и рассыпался в пыль, в прах, в каленый пепел щит, на котором вывешивались высокомудрые указания госпожи Инспектора Хогвартса... разумеется, вместе со всеми прокламациями министерства, инспирированными Инспектором, включая печально знаменитый Декрет N25, регламентирующий минимальное расстояние между мальчиками и девочками*.
   /*Прим. автора: я знаю, что, скорее всего, этот Декрет появился не ранее октября 1995. Но мне нужно, чтобы он уже был...*/
   Миа, устроившая этот небольшой пожар, хулигански хихикнула, покачнулась, и огнем, истекающим с указательного пальца, вывела прямо на стене кандзи "Рассвет" и "Приближение". Я, как уже было сказано, тоже изрядно веселый, заключил творение Миа в сложную печать так, что теперь от надписи не избавиться, даже уничтожив стену, на которой она нанесена: кандзи останутся висеть в воздухе, полыхая темным пламенем Удуна.
   А потом мы рассмеялись, я притянул девочки к себе и сладко-сладко расцеловал ее мягкие губы. И, покачиваясь в такт колебаниям реальности вокруг нас, мы двинулись в сторону гостиной Гриффиндора, по пути сбросив частично иллюзорные обличья Темной леди и Повелителя Хаоса.
   Наутро завтрак был практически сорван. Вместо спокойного принятия пищи, школьники любовались истерикой госпожи генерального Инспектора Хогвартса, убедившийся в отсутствии ее бесценных распоряжений. Более того, попытки повесить их заново - прерывались на том моменте, когда один из Декретов хоть чуть-чуть закрывал мою печать, или каллиграфию Миа: в тот же момент все указы осыпались серым прахом, добавляясь к кучке, что уже лежала у стены.
   Разумеется, участники Рассвета отнюдь не изображали невозмутимость, поглощая еду, но толпились возле стены с новой надписью, вместе с прочими учащимися.
   Уже к концу времени, отведенного на завтрак, Долорес Амбридж задала вопрос, с которого, вообще говоря, стоило бы начинать.
   - Что это?! - возопила она, тыкая пальцем в надпись и окружающую ее печать.
   - Хм... - Дамблдор сверкнул очками-половинками. - Хм... - повторил он. - Как представитель Англии и председатель Международной Конфедерации магов... Хм... Кажется, я уже встречал подобные символы... Минуточку...
   Директор взмахнул палочкой, невербально выполняя заклинание, судя по всему, не входящее в школьную программу.
   - Знаки в центре означают "отступление тьмы", кажется... А вокруг них - магический чертеж, превращающий стену в некий аналог артефакта, и не дающий уничтожить, или хотя бы загородить надпись, - выдал свой вердикт Дамблдор.
   - Что?! - взвизгнула генеральный инспектор. - Руны?
   - Дорогая Долорес, - мягко улыбнулся директор, - если бы в свое время Вы посещали занятия по Древним рунам, то знали бы, что эрили Севера - не единственные маги, использовавшие начертания. Конкретно эта надпись... больше похоже на печать одной из школ оммёдзи... хотя и сильно фонит Хаосом. Мисс Трогар, а что Вы скажете?
   Сейлина, наблюдавшая за представлением из первого ряда, подошла к нашему с Миа творению, и улыбнулась.
   - Тьма сильнее всего перед Рассветом, - сказала он, и провела кончиком пальца по одной из линий печати. - А вот печать... Свернутый в четкие линии Вечности варп-шторм. Обычный подход псайкеров, достаточно сильных, чтобы работать с варпом напрямую, не опасаясь мелких хищников, но не настолько сильных, чтобы погружаться в пылающие глубины. Я бы не рекомендовала пытаться как-то ее повредить - может получиться... нехорошо.
   - Рассвет?! - кажется только это и выцепила Долорес из речи профессора Трогар. - Как представитель Министерства, как Генеральный Инспектор Хогвартса, я запрещаю деятельность Рассвета! И вообще... Все ученические организации - распущены! Для возобновления деятельности...
   - Хана министерству, - выдохнул незаметно подошедший к нам Драко.
   - Это почему еще? - дернулся Дин Томас, и Малфой-младший решил пояснить:
   - Устав Хогвартса - заклят основателями. И в нем записано право учащихся образовывать организации по своему вкусу и желанию. Прекратить деятельность учебной группы не может даже директор. Для того, чтобы проделать это - надо предоставить Хранителю Справедливости существенные доказательства вредоносности данной организации...
   - Хранителю Справедливости? - ахнул кто-то из старших, видимо, осведомленный об особенностях правосудия на основе Кодексов Крови. Впрочем, после неоднократных попыток наезда на меня и дележа достояния азкабанских сидельцев, об этих особенностях были осведомлены все, кто хоть сколько-нибудь этим вопросом интересовался.
   - Именно, - кивнул Драко. - И Устав школы заклят на крови: жизни более чем пяти сотен рабов ушли на то, чтобы сделать заклятье нерушимым.
   - Проклятый Слизерин... - пробормотал кто-то из гриффиндорцев.
   - А при чем тут Салазар? - вмешалась Миа. - Салазар Слизерин, как химеролог, гекатомбами не интересовался. У него были другие занятия и другие пути. Это как раз боевой маг Годрик Гриффиндор знал толк в жертвоприношениях. В частности, любой, убитый его мечом - оказывался жертвой в кровавом ритуале, усиливающем Годрика. Впрочем, некромант Рейвенкло и целительница Хаффлпафф - тоже в магии разбирались, куда уж нынешним...
   Зал взбурлил. Гриффиндорцы возмущались "предательством". Рассвет веселился по поводу "роспуска" организации, и предвкушал, как будет рассказывать этот анекдот во время ближайшего собрания. Миа доказывала заявленную точку зрения, сыпля цитатами из "Истории Хогвартса". История, конечно, была изрядно подчищена... но если знать, на что смотреть, и как понимать - даже из "официальной версии" можно было вытащить доказательства откровенно крамольного характера.
   - Директор Диппет и директор Дамблдор даже Вальпургиевых рыцарей не смогли распустить, - дополнила свой рассказ Миа. - Если поинтересуетесь - они до сих пор в списке "разрешенных" и "действующих".
   - При чем тут какие-то там "рыцари"? - фыркнул Рон.
   - Да почти не при чем, - пожала плечами Миа. - Просто когда школьники, участвовавшие в организации, подросли, их стали называть иначе...
   - Как? - заинтересовался Седрик.
   - "Пожирателями Смерти", - спокойно ответила Миа, и все охнули.
   - А все-таки, при чем тут министерство? - робко прикоснувшись к плечу Драко, поинтересовалась Сьюзан Боунс.
   - Как же? - Малфой посмотрел на племянницу видного деятеля Министерства, главы Департамента магического правопорядка, Амелии Боунс несколько даже покровительственно. - Профессор и Генеральный Инспектор Амбридж объявила запрет учебной организации не лично, а от имени министерства. А значит, и проклятье за нарушение заклятого Устава - падет именно на Министерство...
   - Но министерские ликвидаторы проклятий... - приугаснув, попыталась возразить Сью.
   - Хорошие ликвидаторы - организуют собственное дело и гребут деньги лопатой, - отозвался Драко. - Посредственные - заключают договор с Гринготтсом, - брат одного из посредственных ликвидаторов дернулся было, но Малфой сделал вид, что этого не заметил, а Миа демонстративно сложила печать Тигра, подавив бунт на корню. - А министерству остаются... остальные. Им-то разве что всякие "венцы безбрачиля", или, да простят меня дамы, "проклятье неудержимой твердости" снимать... Проклятья такого уровня, как наложенное Основателями они даже заметить не смогут! Даже если их ткнуть носом.
   - Но как же... тетушка... - Сьюзен всхлипнула, и в глазах ее засеребрились слезы.
   - Обратись к Рассвету, они помогут, - тихо-тихо, посоветовал ей Драко.
   - Поможем ведь? - уточнил я у Анны.
   - Разумеется, - отозвалась бастард Годрика. - Меня для того и сделали Голосом и Разумом Хогвартса, чтобы принимать решения в случаях, слишком сложных, для простых условия заклятья.
  
   Глава 25. Пощадить невинных
  
   Осень закончилась, и в Шотландии безраздельно воцарилась зима. За прошедшее время самым заметным событием был шикарный обряд, которые устроили лорд Морион и леди Аметист по просьбе Сьюзан Боунс для избавления ее тетушки от проклятья, которое навлекла на все министерство магии Долорес Амбридж. Обряд был роскошен. Первой его частью был день строгого поста. За ним последовала "предварительная подготовка" в виде рисования огромной и очень сложной пентаграммы. Саму пентаграмму в меру фантазии и художественного таланта изобретала Миа. И того и другого оказалось в избытке. Так что пентаграмму рисовали три дня, а точнее - ночи, поскольку рисовать ее надо было обязательно ночью и обязательно в нагом виде. Правда, на процесс рисования ни Миа, ни Джинни, ассистировавшие Сью, никого из парней не допустили, и воспоминаниями не поделились... но это уже частности. Для того, чтобы довести Невилла до мечтательно-отсутствующего взгляда и порозовения всей поверхности кожи оказалось достаточно упоминания самого факта. А уж когда Миа, ехидно оглянувшись, и убедившись, что Невилл неподалеку, "прошептала" мне, что "она рыженькая везде", сделав ударение на последнем слове и большие глаза, наследник Лонгботтом, удалявшийся на отработки Снейпу, и вовсе попытался выйти из гостиной прямо сквозь стену. С "не замечать препятствий" у Невилла было все более чем в порядке, а вот видение цели, похоже, подкачало. Судя по всему, цель ему намертво заслонило некое рыженькое видение приятно округлых форм. Так что пройти стену насквозь - не получилось. А вот вмятина в стене осталась изрядная.
   После того, как пентаграмма в Выручай-комнате была начерчена и неоднократно проверена ("не дай варп где линии не сойдутся... что будет!!!"), настало время собственно ритуала. Тут уже Миа дозволила участникам быть одетыми. Зато на спецэффекты - не поскупилась. Вспыхивало темное пламя. Звучали потусторонние звуки, вливавшиеся в выводимые дрожащими полудетскими голосами катрены. В авторстве последних я сильно подозреваю нашу мелкую Малкавиан - уж больно стиль был... характерный. Но и без редактуры и корректуры от Миа - тоже не обошлось. Нервы щекотала запретность и нелегальность действа.
   Разумеется, Тайная вечеря не могла обойтись без Иуды... и не обошлась. В качестве консультантов были приглашены две рейвенкловки. И если Чоу очень старалась что-нибудь понять и быть полезной (отчего глазки пучила преуморительнейшим образом), то Эджкомб старательно надувала щеки, и напряженно ждала: когда же появится заранее предупрежденная Инспектор. Но Долорес не спешила являть свой лик народу. Да она и не могла успеть: когда против тебя работают Анна Гриффиндор и Кайгерн Скрытная, чтобы прийти вовремя надо быть ну очень сильномогучим волшебником. Так что, когда Амбридж вынесла двери Выручай-комнаты бомбардой, ритуал, а точнее - его единственная содержательная часть, включающая взывание к Духу Хогвартса с просьбой "пощадить невиновных", уже был завершен. И участники действа с хохотом растворились в воздухе, оставив злобной, как голодный крайт-дракон, Амбридж только растерянную доносчицу и большую, медленно гаснущую пентаграмму.
   - Хнык, - всхлипнула Чоу, придя в себя в Тайной комнате Салазара Слизерина. Раз уж в нее не получилось попасть у Дамблдора - то у Амбридж тем более не получится. - Простите. Я... Я подвела вас... Простите...
   - Ты - хорошая подруга, - улыбнулась китаянке Миа, - и вершь тем, кого считаешь друзьями. Увы, это не всегда работает.
   Собственно, чтобы излечить Чоу от излишней доверчивости, и было затеяно данное мероприятие. Ну, еще, чтобы слегка вогнать в мистические долги Амелию Боунс (не то, чтобы кто-то собирался требовать выплаты этих долгов... но когда собеседник чувствует себя перед тобой в долгу - это сильно облегчает ведение переговоров. А переговоры с главой Департамента Магического Правопорядка ожидаются... Но даже если потребности в них и не случится - козырь в рукаве лучше иметь, чем не иметь). Еще одной целью ритуала было сблизить Сью и Нева. Ставим галочку: вон как дрожат, прижавшись друг к другу...
   В общем - хороший план. Правильный. Объявляем аналитику, его составившему благодарность перед строем.
   Миа немножко потупилась, подсвечивая золотыми глазами, и покраснела. В свое время у нее ушло много сил, чтобы добиться проявления смущения в более естественном для человека виде. Но вот от когтей и золотого взгляда смущенная девочка так и не избавилась. Так что у нее теперь наблюдается все сразу...
   Между тем, "на месте преступления" собралась уже настоящая комиссия. Амбридж потребовала присутствия министерских работников: разрушителей проклятий и авроров. С аврорами явилась и глава ДМП. Амбридж прошипела себе под нос что-то нелицеприятное, но отказать главе департамента магического правопорядка в праве присутствовать - не смогла. От Хогвартса были сам Дамблдор, Снейп (на случай, если придется опознавать какие-нибудь зелья), и эксперт по Хаосу - Сейлина Трогар.
   - Хм... - произнесла Сейлина, осматривая результат творческих порывов Миа. - Отдельные куски этого узора мне знакомы, но они не складываются ни во что, что я могла бы опознать...
   Неудивительно. Собственно, основной сложностью, ограничивающей полет фантазии Миа, было именно условие, чтобы результирующий узор ни при каких мыслимых сочетаниях условий не мог сложиться во что-нибудь действующее. Рассчет узора занял немало времени, даже учитывая, что были задействованы мощности колдовской башни Аруэриса: уж больно замысловатые требования предъявляла Миа. Но в итоге все получилось так, как мы и хотело, что и озвучила Сейлина, ничуть не покривив душой.
   - ... ваша племянница! - визгливо выдохнула Амбридж. Признаться, большую часть ее инвективы я как-то прослушал, поскольку содержание предсказать было несложно, а форма мне была принципиально не интересна. Вероятность того, что Долорес придумает что-нибудь действительно интересное, от нуля практически не отличалась.
   - На чем основываются Ваши утверждения? - холодно спросила Амелия.
   - Вы же слышали, что сказала Мариэтта Эджкомб! - вспыхнула Амбридж.
   - Слышала, - кивнула Амелия. - Но как можно доказать, что ребенок не был обманут оборотным зельем, или каким-либо заклятьем? - любимый аргумент министерства в сваре с Дамблдором, будучи обращен против самой Долорес подействовал... оглушающе. Амелия некоторое время постояла, ожидая возражений, но, не дождавшись, пожала плечами. - Прошу меня простить, но я бы хотела увидеть Сьюзен, раз уж все равно мне пришлось появиться в Хогвартсе. Помона, ты же меня проведешь? - спросила глава ДМП подошедшую декана Хаффлпаффа.
   - Вообще-то, детям в это время надо спать, - вздохнула профессор Спраут. - Но, полагаю, было бы правильно проверить наличие девочки в своей спальне. - Помона злобно зырнкнула в сторону Долорес. А в этом тихом омуте обитают немаленькие черти.
   - Расходимся, - сообщил я участникам ритуала, и щелкнул пальцами, маскируя этим нехитрым действием обращение к Хогвартс. И перед каждым из собравшихся открылся Темный путь к собственной кровати.
   - Раздеться только не забудьте, - посоветовала Миа, скрываясь за темной гранью, за мгновение до того, как возникнуть в нашей спальне.
  
   Глава 26. Тьма наступает
  
   Сидеть на снегу - вообще говоря, не слишком здоровое занятие... Но не для парочки магов, пусть и начинающих, но неплохо отработавших согревающие заклятья... и еще некоторое, применимые в данной ситуации. Так что нам с Миа доставляло немалое удовольствие сидеть на берегу Черного озера, покрытого тонким льдом, и любоваться природой. Тем более, что в этой самой природе происходило кое что интересное. А именно - Хагрид договаривался с вожаком табуна единорогов о присутствии некоторых представителей данного табуна на завтрашнем уроке УЗМС.
   Как выяснилось, при наложении Маски Ожидания Миа постаралась серьезнее, чем можно было бы ожидать. И модифицировала поведение Хагрида не только для свидания с Олимпией, но и для общения с учениками. Так что, хотя по меркам магглов, из полувеликана не получилось даже "сносного" преподавателя. Но где вы видели "сносного" в Хогвартсе? Так что по местным меркам преподаватель УЗМС оказался вполне себе на среднем уровне, если рассматривать чисто профессиональные качества (теперь, с Маской - вполне приличные для самоучки). А, учитывая обширные, хотя и несколько бессистемные знания по предмету... В общем, преподавание УЗМС велось на весьма и весьма приличном уровне.
   Картинка "полувеликан общается с единорогом" была настолько умильной, что мне захотелось слегка разбавить общую мимимишность происходящего. И я процитировал широко известного в узких кругах шпиона и убийцу, прячущего истинную сущность за розовой внешностью:
   - Некоторые козлы, заимев в процессе эволюции только один рог, в дальнейшем имеют дело только с девственницами. Во избежание!
   Миа долго, почти целую секунду, осознавала сказанное, потом воскликнула:
   - Фу! - и со смехом кинулась на меня с кулаками.
   Разумеется, у нее получилось повалить меня в белый и пушистый снег, но я утянул ее за собой. И так, смеясь, и перекатываясь друг через друга, мы какое-то время барахтались в снегу. Судя по розовеющим мордочкам девиц, проходивших мимо нашей засидки, они нас правильно поняли, и даже вообразили себе многие, чего еще и не было.
   - Да, - произнесла Миа, убедившись, что вокруг нет никого, кто мог бы нас подслушать, и аккуратно сдвигая нить наблюдательного заклятья директора так, чтобы со стороны казалось, что мы все еще просто молчим, - когда я читала твои книги, мне всегда было интересно: если Артур Уизли при нападении змеи не смог не только отбиться, но и подать сигнала бедствия, то сколько он продержался бы, напади на него та команда, что гоняла "нас", - кавычки Миа отчетливо выделила интонацией, - по отделу Тайн?
   - Вот сегодня и узнаем, - улыбнулся я, глядя на темнеющее в небесах пламя заката.
   По странному стечению обстоятельств (и Кай тут ну вот совсем не при чем), именно сегодня дежурить перед дверью в отдел Тайн должен Артур. Так что я совершенно не удивился, проснувшись ночью от весьма увлекательного кошмара.
   В коридоре, куда выскочил "перепуганный" и "паникующий" подросток, меня уже ждала Минерва МагКошка. И на этот раз металлически-твердый душой и телом Оракул действительно не при чем. Кто-то другой постарался...
   - Мистер Поттер, что с Вами? - холодно поинтересовалась декан Гриффиндора, но за ее маской я однозначно чувствовал некое беспокойство. Но вот беспокоилась она насчет состояния ее ученика, или же о выполнении поручения директора - невозможно было сказать, не влезая в ее сознание глубже, чем это было бы разумно.
   - Я... - я захлебнулся в ужасе ночного кошмара, который не был кошмаром. Это было не так уж просто, но если бы я не умел верить своим словам и эмоциям - давно бы спалился перед Ордо, причем равновероятно - Маллеус, Еретикус, и даже Ксенос. - Я сон видел...
   - Кошмар? - уточнила Макгонагалл.
   - Не знаю, - покачал я головой и встрепенулся. - Мне надо к директору. Вдруг... Вдруг это не кошмар?
   - Идем, - согласилась декан, и повела меня к кабинету директора.
   С горгульей на входе проблем не было. Она отскочила раньше, чем мы подошли. В кабинете, помимо хозяина обнаружилась Сивилла Трелони. Кажется, ее стихийное пророчество и было причиной бурной активности и директора и декана.
   - Гарри? - Дамблдор заинтересованно приподнялся в своем тронообразном кресле. - Что случилось?
   - Можно я воспользуюсь Вашим Омутом памяти? - поинтересовался я.
   - Конечно, - по-доброму блеснул очками Дамблдор, возможно - вспоминая, как мы просматривали воспоминания демонов о сражении за Джинни.

***

   Темный лорд шествовал по коридору министерства мрачно и величественно, как и положено носителю столь громкого титула. Существо, глазами которого я наблюдал за этим тяжеловесным и пугающим продвижением, скользило по самому полу, время от времени оглядываясь на сопровождавшую своего предводителя свиту - дюжину Вальпургиевых рыцарей в характерных черных плащах и белых масках-черепах.
   Как и ожидалось, яростное сражение Артура Уизли против наступающей Тьмы заняло ровно столько времени, сколько понадобилось Риддлу, чтобы достать палочку и сформировать заклятье. И нет, это не была "Авада Кедавра". По поводу Артура мы с Томом договорились: все-таки, при всей своей подкаблучной сущности, старший Уизли служил неплохим модератором для "гениальных" идей, посещавших матриарха клана Уизли не менее, чем раз в неделю. Нет, разумеется, он не спорил с супругой. Но тихим и колеблющимся голосом задаваемый вопрос, вроде "а понравится ли это Джинни?" или "а не помешает ли это дочкиным планам?" производил на Молли эффект вылитой канистры с ледяной водой, и заставлял оставить очередной замысел... Так что Артур пока что был нужен.
   - Добить его, мой лорд? - из-под белой маски послышался незнакомый женский голос.
   - Нет, - резко ответил Темный лорд. - Он мне еще нужен. Он донесет мое послание Дамблдору.
   - Но этот почитатель жареной курицы без сознания, - вмешался еще один... столь же незнакомый, но уже мужской голос. - Как он запомнит и передаст Ваше послание?
   - Ему и не нужно ничего "понимать" или же "запоминать", - усмехнулся Темный лорд из-под непроглядной тени капюшона. - Он сам будет посланием.
   - Каким? - снова задал вопрос тот, кто обращался и с прошлым. В принципе, это было понятно. Принцип "лучше задать вопрос и показаться дураком, чем промолчать и оказаться таковым" - Темный лорд вбивал в своих сторонников твердой рукой и живительными круциатисами.
   - "Иду на вы!" - отозвался Риддл, заклятьем вынося дверь хранилища пророчеств.
   В принципе, само по себе пророчество Тома интересовало чуть менее, чем нисколько: я ему его уже сообщил. Но вот возможность громко заявить о себе... Это совсем другое дело. Так что проинформированная "пожелавшим остаться неизвестным доброжелателем" Рита уже сидела в атриуме министерства в своей анимагической форме и ждала обещанную сенсацию. А заход в отдел Тайн с демонстративным разрушением сигнальных заклятий как раз и служил целям "дать противнику собраться".
   Темный лорд нырнул в "обороняемую" Артуром дверь, и задержался там на строго отсчитанный промежуток времени. Выходя же, он бросил своей свите:
   - Если бы я знал это пророчество полностью тогда...
   - То что? - поинтересовалась девушка, спросившая разрешения добить Артура Уизли.
   - То я выбрал бы не Поттера, а Лоннгботтома, - отозвался Темный лорд. - И вы бы у меня как минимум половиной состава в четыре смены охраняли парнишку, чтобы не дай варп, с его головы волоска не упало... "...и один обязательно падет от руки другого..." Как интересно... Ладно, двинулись. Let the Galaxy burn!*
   /*Прим. автора: Let the Galaxy burn! - слова Воителя Хоруса, ставшие девизом Черного легиона. "Пусть Галактика сгорит в огне!" В данном случае имеется в виду, что Темный лорд произнес эти слова не по-английски, а на высоком готике. Т.е. поняли его немногие*/

***

   Видение прервалось, или, точнее, было прервано директором.
   - Минерва, - бросил он столь же встрепанному декану, - проводи Поттера к башне Гриффиндора, и присоединяйся! - после чего директор исчез в полыхнувшем зеленой вспышкой камине.
   Что за адрес он назвал - было не услышать, но я как-то не сомневался, что это будет один из каминов в министерстве.
  
   Глава 27. Отражение в Темном зеркале. Часть первая. (Гермиона)
  
   Как ни странно, но утро после богатой на события ночи получилось довольно-таки спокойным. Как ни старалась Рита, но ее статья о погроме в министерстве не попала в утренний выпуск, а "о чем не было напечатано в газетах - того и не было". Так что школьники завтракали довольно-таки расслабленно. А вот Долорес Амбридж спокойна не была. Уж ее-то известили весьма оперативно. Так что после уроков мы с Гарри смогли позволить себе устроиться на берегу и предаться расслабленному отдыху.
   Я неторопливо погладила льнущий ко мне стальной стебель. А когда я отвела руку - он потянулся за новой порцией ласки. На западе солнце уже клонилось к закату, а на востоке уже поднимался бледный серпик растущей луны. Зато прямо над нами располагалось пятно темного неба с гордо плывущей через него золотой полной Луной* (той, которая спутник, а не девочка).
   /*Прим. автора: вот не помню, было ли это в оригинале, так что образ "всегда полной Луны над Черной дорогой" - цельнотянутый у Серого кота и его "Времени цветущих яблонь"*/
   Признаться, было немного любопытно наблюдать за тем, как гуляющие ученики выходят на берег, и застывают, наблюдая столь необычное астрономическое явление. К тому же, надо сказать, что зрелище отпавших челюстей и застывших в изумлении глаз немного компенсировало мне неприятное осознание того, что я так и не смогла взять под контроль проявление Черной дороги в плотной реальности. Мори говорит, что это постепенно придет с опытом, и я перестану быть живым провалом в варп, источником Искажения. Но когда это еще будет?
   Железные травы вскинулись, готовясь атаковать чужака, посмевшего ступить на Черную дорогу, не имея сил и права, чтобы идти по ней. Но я потянулась к Силе, объявляя свою власть, и запретила атаку. Кто-то бежал от школы, и его или ее боль колыхала варп. Случилось что-то нехорошее... Впрочем, вспоминая подброшенные мне книги, думаю, нет смысла ставить вопрос "что случилось", но только "с кем".
   Повинуясь моей воле, травы сместились, оставляя только один возможный путь. Так что теперь, куда бы не бежала жертва, чья боль колышет варп, прибежит она только сюда.
   - Хнык... - сталь травы расступилась, и на полянку на берегу озера выбежала первокурсница, судя по цвету шарфа - из Дома Хаффлпафф. Нити сигнально-прослушивающей системы, которые мы не блокировали, поскольку не собирались делать ничего осмысленного, всколыхнулись, обозначая интерес того, кто их растянул.
   - Привет, - обратилась я к девочке, которая просто рухнула на колени возле нас, баюкая пострадавшую руку.
   - При... ой! Здравствуйте! - только начав приветствие, девочка подняла взгляд и узнала нас с Гарри. - Я - Мэри Эбигейл Диксон*, с Хаффлпаффа. Извините... - девочка застеснялась, похоже, решив, что сорвала нам свидание.
   /*Прим. автора: Мэри Диксон - персонаж совершенно не канонический*/
   - Привет, - улыбнулась я. - Нас с Гарри, ты, похоже, уже знаешь.
   - Да, - придушенно пискнула Мэри. - Вы - Гарри-и-Гермио... ой...
   Гарри широко улыбнулся и показал Мэри сжатый кулак с большим пальцем, направленным вверх.
   - Покажи, что с рукой, - потребовала я у девочки.
   Та смутилась, но все-таки показала мне руку, на которой жуткие, кровавые шрамы складывались в надпись "Я должна слушаться старших". Порезы продолжали кровить, и я вздрогнула от эмоций, далеких от какого бы то ни было Света и добра. Однако, с "через страсть я получаю Силу" следовало повременить. Сначала - помощь пострадавшей.
   Щелчком пальцев я извлекла из небытия аптечку, в которой обязательным компонентом входит эссенция сущности растопырника*, которой я и обработала рану.
   /*Прим. автора: эссенция сущности растопырника - "murtlap essence" в оригинальном тексте*/
   - Амбридж? - спросила я. Впрочем, вопрос был не особенно осмысленный. Кто еще мог такое вытворить? Так что судорожному кивку я не удивилась. - Беги к мадам Помфри. А то медик я тот еще... пусть она посмотрит.
   Мэри еще раз судорожно кивнула, а потом встала и огляделась.
   - Ой, - сказала она, увидев, наконец-то, черную стальную траву и пятно ночного неба с плывущей по нему полной Луной.
   - Вот, как-то так, - улыбнулась я. - Беги, Черная дорога не причинит тебе вреда.
   Хаффлпаффка убежала, а мы с Гарри продолжили разговор, уже для слушателя.
   - Не зря я все-таки попросил леди Аметист научить контролировать Черную Дорогу, - лицемерно произнес Гарри.
   - Инцидент с тритоном, похоже, многому тебя научил, - кивнула я. - Но сейчас... Я хочу крови.
   - Позволь уточнить: ты хочешь мести, или справедливости? - переспросил Гарри, в глазах которого уже медленно разгоралось Пламя Удуна. Все-таки как бы он ни считал себя демоном, но со стороны видно, как много в нем человека.
   - И того, и другого, и если можно - без хлеба, - процитировала я медвежонка Винни.
   - Тогда - нарываемся... - твердо решил Мори.
   Я задумалась, но, вспомнив финал Чемпионата мира по квиддичу, быстро сообразила, что он имеет в виду, и хищно улыбнулась. Действительно, подобное будет весьма справедливо... но вот чтобы утолить жажду мести - пожалуй, маловато.
   Вечерний выпуск "Ежедневного пророка" доставили прямо к обеду*. Совы, как обычно влетели плотной стайкой, и обрушили на головы учеников и преподавателей поток знаний о внешнем мире. Не всем это пошло на пользу: получить по голове увесистой газетой не слишком приятно, да и попадание прямо в тарелку у многих вызвало желание помянуть незыблемые традиции (включая время доставления почты) тихим незлым словом. Но увы, подловить чуть ли не всех обитателей Хогвартса разом в одном помещении можно было исключительно во время принятия пищи. Вот и получилось, что, во избежание бесконтрольного перемещения стаи сов по школе, время из прилета было строго регламентировано и совпадало с завтраком и обедом.
   /*Прим. автора: я уже несколько раз это писал, но на всякий случай повторюсь: обед - это dinner и начинается он где-то около восьми вечера*/
   Передовица газеты кричала "Безумный террорист пытается прикрыться ужасом прошлого", из чего сразу было понятно, что министерство и тут будет до полного упора пытаться отрицать возвращение Темного лорда... Впрочем, и мне и Тому... в общем, всем заинтересованным сторонам, кроме Дамблдора и Светлого круга это в определенной степени на руку. По крайней мере, ожидать официального противодействия в масштабе, достаточном, чтобы остановить Реддла - не приходится. Более того, министерство само будет тормозить "паникеров и параноиков", которые попробуют мобилизовать общество "против". А те, кто "за" и так пойдут под знамена Тьмы, независимо от того, поверят в возвращение Лорда, или нет.
   - Гермиона, о чем задумалась? - Гарри спросил это не то, чтобы криком... но услышали его многие, особенно - за столом преподавателей. - Надеюсь, не о сущности инобытия?
   Губы Снейпа искривились в сардонической усмешке: похоже, он вспомнил, при каких обстоятельствах я это выдала в прошлый раз.
   - Нет, - покачала я головой, краем глаза фиксируя, что мы привлекли к себе достаточно внимания. - Исключительно о том, насколько дур... альтернативно умным должен быть тот, кто пропустил вот это в качестве официальной позиции министерства.
   - Мисс Грейнджер! - ракетой взвилась к иллюзии ночных небес Амбридж. - Извольте объясниться! Что Вы имеете в виду?!
   - Я? - "удивилась" я. - Я ничего не "имею в виду". Я прямо говорю - тот чиновник в министерстве, кто санкционировал появление этой статьи - не умный человек.
   - Вы... да как Вы смеете... - лицо Долорес так стремительно покраснело, что я задумалась: не хватит ли преподавателя ЗоТИ удар прямо сейчас?
   - Тот, кто собрал под свои знамена Пожирателей смерти - очень опасен. В особенности, если за ним последовали "благовоспитанные и благонамеренные стопы общества", - прокомментировала я свое высказывание. - И тут уже совершенно не важно вернулся ли Волдеморт... - я не стала блокировать сигнальное заклятье, и несколько человек за слизеринским столом скривились, демонстрируя, что Том уже начал раздавать новые Метки. Директор, надо сказать, этого старательно не заметил. - ...или мы имеем дело с сумасшедшим или же одержимым. "Идея, овладевшая массами, становится материальной силой" даже среди магглов. А уж в мире волшебства...
   - Мисс Гренджер! Отработка. Со мной. Неме... - профессор Амбридж запнулась. Похоже, она все-таки что-то прочитала, и знает, что "отработки не должны назначаться на учебное время, или затрагивать время приема пищи". - Сразу же после обеда!
   Лицо Амбридж искривилось почти оргазмическим предчувствием... Я сумела сохранить покерфейс... но внутри ощущала себя почти также. Добыча смела шла навстречу охотнику, искренне считая, что хищник в данном раскладе - именно она.
  
   Глава 28. Отражение в Темном зеркале. Часть вторая. (Том Риддл)
  
   /*Прим автора: мнения и оценки, содержащиеся в данной главе - принадлежат тому, от чьего лица они высказаны, и могут не совпадать как с мнением и оценками других героев, так и с окружающей действительностью*/
   Встречаться прямо в варпе с кем бы то ни было мне приходилось... Да после того, как учитель оставил меня, удалившись в одному ему известные бездны, и не приходилось вовсе. Те магглы с палочками, которые спрятались под Статутом, и о которых магистр отзывался исключительно нецензурно, временами - даже с вкраплениями ксенолексики, до такого авангарда, как погружение в варп не доходили, считая это искусство "древним, чрезвычайно опасным и вообще утерянным". Правда, с появлением в магическом мире Гарри Поттера, которым лихо прикрывался темный магистр Ксенос Морион, некогда забытые вещи стали всплывать в повседневном обиходе... Да и я потихоньку своих обучаю.
   Н-да... Задумавшись о своем поведении перед падением, я постарался затолкать эти воспоминания на самое дно, к своим худшим воспоминаниям, в компанию к гибели Плаксы Миртл и еще нескольким таким же. И вопрос даже не в жестокости: война и обучение у магистра Хейона, библиария Тысячи сынов, а после - колдуна Черного легиона, выжгли из моей души гуманизм и веру в доброту мироздания. Но ведь глупость творил несусветную. Магистр бы за такое так поучил... круциатис за счастье был бы. Повелся на все провокации как Светлого круга, так и "союзников". Разрушил собственную репутацию. Собственными руками чуть не приблизил окончательный захват Хогвартс Светлым кругом, сам, своими руками запустил пророчество о собственном уничтожении, выпустил из рук статус Наследника лорда Слизерина... Знали бы все, радостно молящиеся на Мальчика-который-Выжил, что именно он сейчас - Глава Дома Слизерин по праву победы и завоевания, признанный Основателем... Впрочем, как раз этого они узнать не должны. Ни мои ребятки, ни, тем более - Светлые. А обывателям и вовсе без разницы. Для них есть официальная версия. И ее продиктует победитель. Но самое худшее - я настолько позволил паранойе завладеть мной, что перестал обучать собственную команду. Нет, кое-какие крохи я им дал - и этого оказалось достаточно, чтобы ужасные Вальпургиевы рыцари нагоняли страх не только на обывателей, но и на аврорат... Но все равно этого недостаточно. И в нужный момент у моего дела не оказалось преемников. Не нашлось никого, кто стал бы у руля и присмотрел за троном на время моей недееспособности. И это - моя вина и моя глупость.
   - Итак? - поднял на меня взгляд ксенос Морион, библиарий Тысячи сынов, Учитель псайкеров и еще несколько десятков столь же громких титулов, висящий внутри сложнейшей асимметричной конструкции, включающей время, пространство, судьбу и еще десяток абстракций высшего уровня. Все-таки, похоже, он серьезно принялся за решение задачи, для которой даже все могущественные темные семьи, даже в союзе со Светлым кругом смогли изобрести разве что паллиативное решение. А то, что я вижу (а точнее - могу осознать), говорит о том, что Морион близок к нахождению если не "решения в общем виде", то хотя бы приемлемого частного.
   - Все плохо, - выдохнул я, создавая иллюзия существования кресла, в котором и устроился. В настолько пластичном континууме иллюзии слабо отличаются от реальности, и иллюзорное кресло выдерживает мой вес ничуть не хуже, чем деревянное.
   - Н-да? - поднял бровь демон, почти не отвлекаясь от возводимой им конструкции, аккуратно подправляя некоторые смыслы.
   - Идейные - в Азкабане, зато на слухи о моем возвращении набежала такая шваль, что в них и плюнуть-то - унизиться, - проворчал я. - Более-менее - Малфой, Снейп, еще несколько лиц... А остальных надо жестко контролировать, а то устроят опять что-то вроде финала Чемпионата... и, что самое обидное - безо всякого смысла и пользы.
   - Пусть чудят осмысленно и по делу, - отозвался демон.
   Вначале мне показалось, что он просто в очередной раз правит чем-то непонравившийся ему расчет будущего ритуала... но потом я осознал, что демон просто разворачивает ее так, чтобы я смог увидеть очередную часть, доступную для моего понимания.
   - Нам все равно так и так нужна гекатомба... - продолжил Морион, указывая на полыхнувшую рубиново-алым область.
   Часть конструкта показалась мне совершенно бессмысленной, но, чуть-чуть покрутив ее перед своим внутренним взором, я осознал, что смысл есть. И смысл этого смысла в том, что часть работы должен проделать Светлый круг...
   - Думаешь... - начал было я.
   - Реальность конструируется таким образом, что столкновение становится неизбежно, - отозвался демон, не то прочитав мои мысли сквозь окклюментный блок, не то просчитав их... и я не уверен, какой из вариантов хуже. - Так что я взял на себя труд проверить: не сделали ли "светлые"... - в голосе демона отчетливо слышен был скепсис. Кажется, в праве Светлого круга называться "светлым" он здорово сомневается. - ...по крайней мере часть работы за меня.
   - И что? - заинтересовался я.
   - Артефакты - расставлены, узоры - расчерчены. Остается гекатомба, и...
   - Добровольная жертва, - прочитал я очередной участок конструкции, предусмотрительно развернутый ко мне.
   - Хм... - я протянул руку к очередному участку конструкции, и покатал между пальцев ключевой символ. Символ пружинил и жег руку интересными смыслами. - А гекатомбу можно проводить частями... И пока не принесены финальные жертвы, не произнесены Тяжкие слова - никто ничего не заметит... Любопытно. Кстати, Морион, а почему ты сегодня один? Твоя леди обычно не пропускает наших встреч.
   - Гермиону направили на отработку, и Аметист за ней присматривает, - Морион скривился. Все-таки его привязанность к этой парочке школьников - Поттеру и Грейнджер, несколько сильнее, чем это разумно. Впрочем... о высших демонах мало что известно. Может это для них и нормально. "Драконья жадность" и все такое... - Конечно, Амбридж мало что сможет сделать - Темное зеркало есть Темное зеркало, чтобы его продавить - нужно быть темным же магистром...
   - ...или уметь терпеть боль, - подхватил я, показывая, что не совсем уж новичок в темной магии. - И ни того, ни другого за Абридж не замечали.
   - Не замечали, - согласился Морион. - Но на всякий случай... Кстати, как профессор Защиты от Темных искусств Амбридж не сможет отказать в просьбе помочь с защитой Хогвартса от всяких злых и черных магов. А то и вовсе - рванет в первых рядах, стремясь доказать, что "Дамблдор врет. Никто не воскресал, и воскреснуть не мог", а в Министерстве - буянил злостный самозванец. И в таком случае я совершенно не возражаю против... несчастного случая.
   "Да уж", - подумал я. - "Аваду в лоб сложно назвать "счастливым случаем".
   - Кстати, - продолжил Морион. - Пожалуй, имеет смысл заявить, что вы не доверяете Северусу, и потребовать от назначенных на операцию, чтобы они ничего Снейпу не сообщали...
   - Да уж, - криво усмехнулся я. - После успеха операции предателя, виновного в ее провале, можно будет искать среди выживших долго и упорно...
   - ...и найти много интересного, - улыбка подхватившего мою фразу демона выглядела зловеще.
  
   Глава 29. Отражение в Темном зеркале. Часть третья. (Минерва Макгонагалл)
  
   /*Прим автора: мнения и оценки, содержащиеся в данной главе - принадлежат тому, от чьего лица они высказаны, и могут не совпадать как с мнением и оценками других героев, так и с окружающей действительностью*/
   События в магическом мире привели меня в стойкое недоумение. С одной стороны, деятельность министерства, упорно замалчивающего возрождение Того-кого-нельзя-называть, и приславшего в школу эту садистку - вызывало тягостное чувство недоумения. Ведь эта розовая дрянь примкнет к Пожирателям Смерти при первой же возможности. Да и политика замалчивания... Как сказал об этом Гарри своей подруге Гермионе, похоже, считая, что его никто не услышит: "Чем глубже прячешь голову в песок, тем беззащитнее выставленный зад". Портрет директора Декстера Фортескью, пивший чай в компании своих друзей - портретов известный выпускников Хогвартса XIX в, услышал эту "чеканную формулировку", и с восхищением воспроизвел ее на очередном педсовете в кабинете директора. И, если это заметил школьник - то почему в упор не видят политические деятели, взобравшиеся на вершину Магического мира?
   С другой стороны - Тот-кого-нельзя-называть... Я покатала в сознании настоящее имя Темного лорда. Директор настаивает, чтобы его называли полностью... но те, кто участвовали в прошлой войне - точно знают, что он может почувствовать или услышать, как его имя произносят. Но сейчас он выступил "в силах тяжких" только один раз - и то, прорвался в Отдел Тайн и вырвался обратно. Больше похоже на попытку заявить о себе, чем серьезная операция с хотя бы тактическими целями. Раньше Тот-кого-нельзя-называть на такую клоунаду не разбрасывался. Каждое его выступление, когда он считал нужным вмешаться в ход событий лично - сопровождалось горами трупов и реками крови. А теперь... Даже несчастного Артура, так неудачно подвернувшийся его команде - почему-то выжил. В прошлые годы он оставлял сообщения вида "Иду на Вы!" в виде изуродованного, расчлененного трупа со следами зверских пыток. С чего вдруг такое милосердие?
   Но главное, что меня беспокоит - это поведение Дамблдора. Такое впечатление, что директор увидел какую-то цель, которую он готов преследовать, не считаясь с потерями. Возьмем тот же эпизод в Министерстве. Ну вот чего хотел добиться директор, отправляя членов Ордена на это задание? Ведь связи Того-кого-нельзя-называть в Министерстве - обширны, так что выяснить состав "защитников пророчества" и направить против них заведомо сильнейшую группировку - труда не составило. Я вспомнила, как задавала этот вопрос на собрании Ордена... но получила ответ, что "о некоторых вещах рассказывать еще преждевременно и опасно". И все. Единственной причиной того, что я до сих пор не покинула ряды Ордена является осознание того, что больше бороться с Тем-кого-нельзя-называть, в сущности, и некому. Но все равно... Полог Отчаяния, Философский камень в школе, полной детей, в упор не замеченные одержимый преподаватель и подмена старого друга... Подобные средства пятнают саму священную цель! К тому же, складывается стойкое впечатление, что директор и его соратники (к которым, Орден Феникса, увы, не отнесешь - мы, скорее, инструменты, в чем-то ценные, но "сломались - и ладно, куплю новые"), рассматривают борьбу с Тем-кого-нельзя-называть не в качестве главной цели, а лишь как средство для достижения каких=то иных, воистину глобальных целей. Аргументировать это я не могу, но и отделаться от таких мыслей - тоже.
   - Здравствуйте, профессор Макгонагалл, - раскланялась со мной Парвати Патил, вышедшая на патрулирование, как и положено старосте Гриффиндора.
   - Здра... бур-бур-бур, - неразборчиво пробормотал себе под нос Рональд Уизли.
   Все-таки, зря директор Дамблдор настоял на назначении Рональда старостой. В сущности, именно из-за него я в последнее время прокладываю маршрут патрулирования так, чтобы по крайней мере пару раз пересечься со старостами. Будь староста Гриффиндора более ответственным, я могла бы идти иначе, охватывая существенно большую территорию, и не дублируя старост. Но Уизли - есть Уизли. Моего внушения хватило ненадолго, так что приходится контролировать.
   Продолжая патрулирование, я с неоднозначными чувствами вспоминала вчерашний вечер. Совершенно случайно лестницы повернулись так, что самый короткий путь от кабинета трансфигурации, где я готовилась к завтрашним занятиям, к моей комнате, проходил мимо кабинета ЗоТИ. И, как раз когда я вышла в этот коридор, из-за закрытой двери кабинета раздался громкий крик.
   Признаться, я не сразу опознала в кричавшей Долорес Амбридж. Только ворвавшись в кабинет я увидела, как Носящая Розовую кофту указывает на стену дрожащей рукой, с которой на преподавательский стол и пол возле него капала кровь. Но ни кровотечение, ни, судя по всему, довольно сильная боль не вызвали этого крика ужаса. На стене, куда указывала Долорес, чья-то невидимая рука прямо у нас на глазах выводила огненные буквы.
   - Nostramo Quintus - прочла я надпись. - Что бы это значило?
   - Гадкая девчонка, - Долорес Амбридж оторвалась от рассматривания непонятной надписи, и снова вскрикнула. На ее руке пролегла очередная кровавая надпись.
   Я оглянулась, и обратила внимание на то, что Гермиона Грейнджер, вызванная профессором ЗоТИ для отработки, что-то пишет, не обращая внимания на происходящее в классе. Судя по всему, девочка находилась в глубоком трансе.
   - Эннервейт! - бросила я пробуждающее заклятье, без особенного, впрочем, результата. Перо в руке девочки даже не покачнулось, продолжая выводить красные знаки на пергаменте. И точно такие же знаки появились на руке Долорес, и очередной ручеек крови пополз по коже преподавателя вниз.
   - Ступефай! - Долорес воспользовалась паузой, когда девочка переносила перо в начало новой строки... и улетела на пол сама.
   В свое время я, хотя и не присоединилась к основанным Томом Риддлом Вальпургиевым рыцарям, но, скажем так, интересовалась их путями. И Августус Руквуд, стремясь заманить в "клуб самоподготовки" нового неофита рассказал мне кое-то о некоторых темных заклятьях. В их число входило и Темное зеркало, или Зеркало боли, эффект которого я, несомненно, сейчас наблюдала. Энервейт, как не несущее прямого вреда, прошло сквозь зеркало, но оказался недостаточно сильным, чтобы пробить транс. А вот ступефай - уже полноценно боевое заклятье - отразился. Пожалуй... Мне в голову пришла идея, как остановить девочку.
   - Акцио Кровавое перо, - взмахнула я палочкой, и ко мне прилетело не менее пяти таких артефактов, хотя и не запрещенных, но и не рекомендованных Постановлением Визенгамота. А уж о том, чтобы применять этот... артефакт к детям.... В общем, нас с милейшей Долорес ждет серьезный разговор. А пока что...
   Заинтересовавшись еще в школе темной магией, я подумала и о способах противодействия. Так что призванный мной патронус разлегся на кучке невысокого ранга артефактов, своим Светом изгоняя и разрушая запятнавшую их Тьму. Теперь от них остались просто перья, лишенные какой бы то ни было магической начинкой: слишком многое в них было завязано на темную магию, и рухнуло вместе с ней.
   Лишенная пера, девочка некоторое время продолжала водить рукой над пергаментом, но постепенно приходила в себя. Я подошла к Гермионе, и заглянула ей через плечо. На доске, под огненной надписью, почерком Долорес Амбридж было выведено: "Я не должна пререкаться с преподавателем" - видимо, та самая фраза, которую девочка должна была писать Кровавым пером, впечатывая ее в собственную нежную кожу. Но вместо этого, на пергаменте было написано:
   Нострамо Куинтус, моя колыбель.
Мир вечной ночи, вскормивший меня.
Мученик, Смерть и Луна... Колода открыта.
Нострамо, мой дом... Твоя судьба решена.
   Мы вернулись к тому, с чего всё начиналось...
Вы чтили мой закон, живя в покое годами.
Но это забыто...
   На этом запись обрывалась, видимо, потому, что в этот момент я вырвала перо из руки девочки. Но все равно, смысл записи представлялся мне довольно зловещим. Пожалуй, надо проконсультироваться с Дамблдором... и Трелони. Она хоть и шарлатанка, но случаются у нее иногда некие... необъяснимые усмехи.
   Я использовала Локомотор на женщине, лежащей без сознания, и девочке, крайне медленно "всплывающей" из транса, и двинулась в сторону больничного крыла. И надо же было такому случиться, чтобы, стоило мне отойти от кабинета ЗоТИ, как в меня почи врезался, только в последний момент затормозив, Гарри.
   - Декан Макгонагалл...- мальчик вскинулся, поняв. В кого он чуть было не влетел. - Вас-то я и ищу... Я тут такое увидел... Ой! Это же Гермиона! Что с ней?!
  
   Глава 30. Отражение в Темном зеркале. Часть четвертая. (Гермиона)
  
   Наблюдать за собственной отработкой из варпа, оставив тело в глубоком трансе - было прикольно. Амбридж, периодически хватаясь за руку, весело металась у доски с огненным предостережением, которое нарисовала Анна. Я же, ее кровью выводила на пергаменте текст песни "Нострамо", которую как-то слушала в кристальном зале Мори. Жаль только, что декан Макгонагалл заклятьем вырвала у меня перо, не дав дописать самую содержательную часть катрена:
   "... Так не ждите ж пощады.
   Я вынес приговор. Я пришел за всеми вами!"
   Но, как говорится, "не судьба". Впрочем, даже имеющаяся надпись доставила Амбридж изрядные проблемы. Так что, зайдя в Больничное крыло, куда меня доставили при помощи левикорпуса, она заверещала, как резанная, требуя от появившегося здесь же Дамблдора моего наказания, исключения, и выдачи на суд Визенгамота за занятия темной магией и покушение на Генерального инспектора Хогвартса.
   - Директор Дамблдор, - разумеется, тут же вмешался Гарри Поттер. - Мне кажется, или профессор ЗоТИ Амбридж только что продемонстрировала свою полную некомпетентность и незнание преподаваемой дисциплины?
   - Да, Гарри, ты прав, - лицемерно вздохнул Дамблдор.
   - О чем это вы? - взвизгнула профессор ЗоТИ.
   Дамблдор покачал головой, и приступил к объяснениям:
   - "Темное зеркало", владение которым продемонстрировала мисс Грейнджер, постановлением Визенгамота от 1802 года отнесено к условно-разрешенным зачарованиям*, поскольку оно может быть получено не только в результате запрещенных уже тогда темномагических ритуалов, но и как знак приязни и Покровительства со стороны могущественного Темного Дома.
   /*Прим автора: в русском языке нет однозначного разграничения между тем, что произносят, размахивая волшебной палочкой, и тем, что накладывают на объект. И то, и другое - "чары" или "заклинания". В английском языке области определения понятий charms или spells и enchantment тоже перекрываются, но все-таки различие выражено более явно. И в данном случае Дамблдор произносит именно enchantment, обозначающее скорее состояние, чем процесс*/
   - Дом Поттер не является Темным Домом! - взвизгнула Амбридж.
   Я аж хихикнула, наблюдая этот цирк через переливы варпа. Разумеется, Дом Певерелл, Дом бретеров, ассасинов и некромантов, к которому восходит дом Поттер - светлые, аж глазам больно от сияния. Только вот крылья в починке, нимб на подзарядке... А уж теперь - и вовсе.
   - ...так какой это Темный Дом осчастливил своим Покровительством это... это маггловское отродье?
   Гарри посмотрел на Амбридж многозначительно. И то, что он не стал ничего предпринимать, объяснялось только тем, что он уже списал Амбридж в неизбежные потери. Так что существенно ухудшить собственную участь она не могла. Кажется, Дамблдор это понял. Вот насчет Макгонагалл - я не уверена.
   - Разумеется, темнейший из всех, - усмехнулся Гарри. - Дом Блэк.
   - Что?! - только и смогла произнести Амбридж.
   - Разумеется, - об улыбку Гарри можно было порезаться, - Вы можете оспорить мое право как Наследника, - вообще-то "Главы", но об этом мало кто знает, - даровать Покровительство Дома Блэк. Для этого достаточно собрать заседание Визенгамота, - расцветшая было Амбридж резко угасла. Кажется, она и сама поняла, что сейчас произнесет Гарри, - воззвать к Хранителю Справедливости, и, возложив руку на него - озвучить свои претензии...
   Многомудрый Дамблдор медленно кивнул. Думается, ни для кого в этой комнате не было секретом: каким будет решение заклятого камня.
   - Мадам Помфри, - обратился Дамблдор к школьному колдомедику, решив, что вопрос о Покровительстве - решен и закрыт. - Что там с девочкой?
   - Глубокий транс, и, насколько я понимаю, частичная одержимость... - отозвалась мадам Помфри, закончив манипуляции диагностической октаграммой.
   - Она еще и одержимая? Темное суще... - взвизгнула Амбридж.
   - ...Хогвартсом, - закончила диагноз Мадам Помфри. - Кажется, духу и разуму замка настолько не понравились нарушения заветов Основателей, что он решил пробудиться, и действовать через лучшую ученицу своего поколения.
   Я отодвинулась чуть дальше в варп, оставляя физическое тело под управление Анне Гриффиндор, что немедленно отразилось на диагностической октаграмме. Анна открыла мой глаза, и истекающим с пальца огнем вывела символ бесконечности, а потом, ухватив его за одну из дуг, повернула чуть больше, чем на полтора радиана. Склонив мою голову, Анна посмотрела на Амбридж через темное пламя.
   - Нарушение Воли и Заветов Основателей не останется без наказания, - произнесла она. - Наказание первое: страх!
   Макгонагалл замерла, то ли в ужасе, то ли в восторге. Дамблдор, сверкая очками, шептал в свою бороду, и я горько жалела о невозможности кратко законспектировать произносимое. Даже не предполагала, что в английском языке такое возможно. Мадам Помфри рассматривала нас с глубокой заинтересованностью. А вот Амбридж сделала удачную попытку мимикрировать под стену, выкрашенную в белый цвет.
   - Гарри, - обратился к ученику Дамблдор, - а зачем ты искал меня?
   - Директор, - Гарри стрельнул глазами в сторону Амбридж, показывая, что не собирается говорить при ней, - а что произошло с Гермионой?
   Сейчас мое тело, полностью лишенное контроля, растянулось на больничной койке.
   - Ничего страшного, - отозвалась мадам Помфри, не отрывая горящего взгляда от октаграммы. - Дух Хогвартса медленно и осторожно покидает девочку. Признаться, в первый раз такое вижу. Обычно духи, которыми одержим смертный, склонны наплевательски относится как к захваченному ими телу, так и к оттесненной душе...
   - ...или же не понимают степени опасности своих действий и для одного и для другого, - влез Гарри, показывая, что кое-что из библиотеки Дома Блэк он все-таки прочитал.
   - Или так, - кивнула колдомедик. - И даже экзорцизм, изгоняющий духа, оставляет травму, которую очень трудно, почти невозможно полностью залечить средствами современной колдомедицины. Но сейчас я наблюдаю третий вариант: дух уходит по собственной воле, аккуратно разрывая свои управляющие конструкции, и восстанавливая замещенные им связи. Это надлежит внимательнейшим образом пронаблюдать. Возможно - данный случай может послужить основной для исцеления одержимых... и по совершенствованию методик экзорцизма.
   В этот момент я "пришла в себя" полностью вернув себе контроль над телом.
   - Ой! - выдала я "потусторонним" голосом. - А где это я?
   - Что ты помнишь? - спросила у меня мадам Помфри.
   - Кажется... кажется я пошла на отработку к профессору Амбридж... А потом... - я старательно запиналась, "вспоминая" происходившее. - Но ведь этого не может быть?!
   - Расскажи, что ты видела, а "может быть", или "этого не может быть потому, что не может быть никогда" - мы решим позже, - вмешался Дамблдор.
   Я рассказала, как пришла на отработку, села за стол, взяла Кровавое перо, и начала писать. Гриффиндорцы часто получают отработки у профессора Амбридж, так что я не удивилась отсутствию чернил. Но дальше все пошло не так... Как будто преграда из темного стекла встала между мной и реальностью. Профессор Трогар показывала нам подобные вещи, так что я сразу поняла, что оказалась в варпе, и могла видеть, как мое тело продолжает писать, но это были не те строчки, которые мне приказали. Я могла только смотреть, как кровавые строки проявляются на руках профессора Амбридж... А потом пришла декан Макгонагалл...
   Меня бы еще долго расспрашивали о деталях происшествия, но тут взвыла Амбридж. Все-таки ощущения от письма Кровавым пером, отразившиеся в Темном зеркале на того, кто хотел причинить мне вред - весьма и весьма своеобразные. Дамблдор незаметно для преподавателя ЗоТИ подмигнул школьной колдомедику, и Долорес Амбридж немедленно получила фиалы с обезболивающим и заживляющим зельями, выпив которые она полностью отключилась.
   - А теперь, Гарри, когда нас не могут слышать те, кто не должен, а твоя подруга - в порядке, ты можешь рассказать, что случилось с тобой.
   - Я... - дернулся Гарри. - Мне... Помните, как я видел нападение на Артура Уизли?
   - Помним, - кивнул директор. - Ты снова видел Волдеморта?
   Разумеется, на имя, произнесенное Великим магом сигналка и не подумала отреагировать.
   - Да, - кивнул Гарри. - Он... он... Он приказал своим людям напасть на школьников, когда они будут в Хогсмите!
   - Странно, - директор дернул себя за бороду. - Мои агенты не...
   - Он приказал ни в коем случае не говорить Снейпу, - влез со своим комментарием Гарри. - Говорит, что подозревает профессора в том, что он Ваш шпион.
   - Хм... - белая борода подверглась еще одному рывку. - Тогда решение - очевидно...
   - Похода в Хогсмит не будет? - грустно спросил Гарри.
   - Будет, - покачал головой Дамблдор. - Запретив школьникам покидать замок, боюсь, мы покажем, что знаем их план, и спугнем... Вот что мы будем делать...
   Глава 31. Битва за Хогсмит. (Часть первая). (Гермиона)
  
   Признаться, у меня еще оставались некоторые радужные надежды относительно Великого Белого. В частности, я надеялась, что его удастся уговорить если не отменить прогулку в Хогсмит в известный день нападения миньонов Темного лорда, то хотя бы хоть как-то подстраховать детей. Мори аж прямо умилялся с такой наивности, но согласился попробовать.
   В общем-то, результат эксперимента был предсказуем и нулевой гипотезы никоим образом не опроверг. Для Дамблдора возможность подловить и то ли захватить, то ли уничтожить несколько Пожирателей Смерти была существенно важнее, чем жизни нескольких детей... а то и многих: при желании (которое у нападающих, несомненно, будет) перебить беззащитных школьников при неожиданной атаке можно довольно-таки много. Так что пришлось переходить к плану "Б".
   Сам план мы собирали из кусочков довольно-таки долго и со скандалами. Мори заявил, что не отпустит меня туда, даже если будет угроза, что Хогвартс провалится в Тартар к Тысячеруким.
   Признаться, это меня немного покоробило: слишком уж похоже было на позицию Дамблдора. Когда же я все-таки решилась это высказать, Мори пожал плечами, и напомнил, что в битве с драконом самая страшная опасность - не драконьи когти, клыки и хвост, и даже не огненное драконье дыхание. Самая большая опасность для сражающегося с драконом - это возможность самому стать драконом. Однако, все-таки постепенно, план начал вырисовываться.
   Так что сейчас по улицам Хогсмита, мимо, признаться, порядком поднадоевших лавочек, брела самая настоящая "Гермиона Грейнджер". Ну, то есть, ее таковой признала бы любая маггловская, и большинство магических экспертиз. И только очень уж темные ритуалы самой настоящей темной магии могли бы определить, что сейчас по Хогсмиту прогуливается самая настоящая Нерожденная тварь, скованная и одержимая волей младшей княгини демонов. Твари варпа, особенно - не осознающие своего существования, вообще чрезвычайно пластичны, и могут быть загнаны в любую форму. Из них даже делают близкие к наилучшим оружие и доспехи. А уж изобразить из себя человека для них и вовсе нетрудно. Правда, само пребывание в материуме для большинства Нерожденных тварей сладостно, но и мучительно. Потому и рвутся они сюда, но поэтому же - вылетают из материального мира, стоит только распасться удерживающему их заклятью.
   - Герми, привет! - вывернула из-за Сладкого королевства Лаванда Браун. Все никак не соберусь спросить: не было ли среди ее родственников священника... Впрочем, "Браун" -более чем распространенная фамилия, так что вероятность того, что именно родственник Лаванды послужил прототипом героя известной серии детективов - крайне низка.
   - Сколько раз я просила не сокращать мое имя? - вызверилась "я" устами марионетки. Не то, чтобы это действительно имело хоть какое-то значение, но терпеть фамилиарность от подруги Рональда Уизли мне не нравится.
   - Ну, Гермиона, не будь букой. Пойдем! - Браун вцепилась мне в руку и потянула к "Сладкому королевству". - Там все девчонки Гриффиндора! Или... или ты тут Гарри ждешь? - глаза главной сплетницы всея Гриффиндора загорелись негасимым огнем.
   - Жду, - спокойно кивнула "я". Если Лаванда ждала смущения и попыток отрицать очевидное - то зря. Правда жду я не совсем Гарри, а точнее - не только его. Блин... Как бы сплавить отсюда эту дуру? Отбраковка Вальпургиевых рыцарей скоро будет тут... А я даже не могу ее принудительно отсюда телепортировать - спросят "откуда ты знала, что ее надо..."... Упс! А ведь есть вариант.
   - Браун, отцепись, - злобно рявкнула "я". - Достала уже.
   Щелчок пальцами, и Врата Ада раскрываются прямо у Браун под ногами, и Лаванда с визгом улетает во Тьму варпа. Там ее подстрахуют... а портал замкнется в "Сладкое королевство"...
   - Петрификус тоталус! - признаться, на каждое слово заклятья я могла бы ответить как минимум двумя "серо"... но вот только противник был далеко не один. А потому кукла "не заметила" врага и "не успела среагировать", и потому упала бревном.
   - Ха! Грязнокровка... - "меня" перевернули на спину, и застывшие в открытом положении глаза увидели несколько масок-черепов под черными капюшонами. - Смотри-ка, подружку свою аппарировала, а сама осталась. Наверное, хочет пообщаться поближе с настоящими мужчинами, - глумился тот, что слева. - Слушай. Сейчас я сниму заклятье. И ты нас всех как следует обслужишь. Тогда умрешь без мучений. Поверь, это больше, чем достанется многим в этой проклятой деревушке! Фините инкантатем!
   Отбросы, которые прежний Темный лорд отфильтровал из рядов Вальпургиевых рыцарей кого за беспросветную тупость, кого - за привычку думать нижней головой, а кого и по другим причинам, делавшим их пребывание в рядах нежелательным, заржали, как кони. Признаться, я готова была уже снять фиксирующее заклятье, и посмотреть, как эти придурки будет "развлекаться" с самым настоящим демоном, а заодно - проверить, во что превратится моя кукла после длительного пребывания в материуме да еще под моим контролем, но тут сверкнул луч, рядом с которым расплавленный металл показался бы тусклым. Чудо волшебной науки - говорящий козел, рассыпался искрами, которые на фоне убившего его луча казались черными. Отбросы замерли. "Я" же вызвала Врата Ада, рухнула вниз, и вытормозилась из варпа за спиной ксеноса Мориона. Он был в неописуемом гневе. Он был ужасен... Правда, плаката "про народ и сенсации", который мог бы вспыхнуть и обвалиться, равно как стульев, которые могли бы присесть на ослабевших от ужаса ножках, поблизости не наблюдалось. Так что все это разрушительное великолепие обрушилось на замерших в испуге Пожиретелей трупов. Битва за Хогсмит началась.
  
   Глава 32. Битва за Хогсмит. (Часть вторая).
  
   Я стоял над улочкой Хогсмита, и кровавая ярость заполняла мой взор видениями Лестницы*. К сожалению, пока что убирать эти отбросы было еще рано. План есть план. Нужно было дождаться прихода Дамблдора и прочих Светлых. Но вот одна из душ, самая гнилая, уже билась в крепких нитях Сети Душелова, в Ловушке тысячи голосов, что я предусмотрительно растянул на Той стороне. Так что для конкретной личности да индивидуальности ничего еще не закончилось.
   /*Прим. автора: Морион имеет в виду Лестничный бастион, лестницу, ведущую через Кольцо Погибели и стены Медной цитадели к Трону черепов. См. Либер Хаотика: Кхорн*/
   Пожирательские отбросы застыли. Перед их глазами все еще сияла, ослепляя, тоненькая струйка Погибельного огня. Я не вкладывал в него много сил, чтобы не распустить слишком большой участок Узора... но, что бы этот мусор не делал, собираясь сегодня исполнять приказ Темного лорда, это уже не случилось.
   - Вычеркнул из Книги Жизни, - произнес я, движением пальцев закрывая Некротек, висящий в воздухе над моей рукой. - Трижды по три раза будет проклят. Не будет ему спасения и Возрождения.
   Подбадривая себя выражениями, которых Миа не стоило бы даже слышать (хотя, кажется, она тишком у меня за спиной конспектирует), ПСы выхватили палочки и начали поливать меня градом заклинаний, иногда довольно заковыристых. А толку? Ни меня, ни Миа уже не было там, куда они целились. Цветы на воде пленили их разум, заставляя видеть то, чего нет. Мы же с леди Аметист, стояли над копошащимися смертными, бескрылой сытью, в броне из собственной силы, как истинный владыки фейри, как князья демонов, которыми, собственно, и являемся, насмехаясь над бесполезными попытками достать нас.
   - Fiendfire! - выкрикнул один из этих недоносков, призывая тварь, что на плане смертных воплощалась огнем Удуна. Не имеющая возможности осознать собственное существование тварь рванулась вперед, поглощая все на своем пути. ПСы замерли в надежде, что сейчас меня поглотит это пламя.
   Ню-ню. Оптимисты.
   - Хорошая собачка! - погладил я тварь, что, счастливо повизгивая, ластилась к моей руке.
   Наблюдавшие за этом твари в черных плащах и масках остолбенели, и воспользовавшись этим, мы с Миа растворились в воздухе... не забыв натравить Адское пламя на того, кто его вызвал. Конечно, будь вызывающий если не Великим, то хотя бы сносным магом - и этот номер не прошел бы у меня так просто: на призыв пришла бы настоящая тварь, которой пофиг на силу того, кого ее послали сжечь. Но этот... детеныш... Подчинение сильному у него прописано в том, что нам, демонам, заменяет ДНК, на уровень инстинктов.
   Одного из масочников щеночек адского пламени все-таки сумел порвать и сжечь, отправив его помятую и погрызенную душу в Сеть. Прочие же, соединенными усилиями смогли оттеснить того, кого сами же и призвали, и приготовились продолжать порученное дело. На самом деле им уже стоило бы отступить, но "солдат должен бояться палки сержанта сильнее, чем огня противника" - с подобными отбросами только такие методы дрессировки и работают. Тем более, что набегающий (Ногами! Не летящий, не возникающий, где надо! Просто бегущий!) Дамблдор показался им скорее смешным, чем страшным. Зря. Очень зря. Ребятки привыкли к Доброму дедушке (я в очередной раз мысленно содрогнулся при этом наименовании... но что поделаешь, если оно Дамблдору подходит, как родное?) и совсем подзабыли, что он все-таки - Великий маг? И что сам Риддл к нему в Хогвартс не совался?
   - Он принесет Справедливость! - мой голос раскатился над Хогсмитом. При том, что источник его не сумел обнаружить (по крайней мере - достаточно быстро) даже Дамблдор, некоторое впечатление я произвел. А потом началось...
   Всеобщая свалка каталась по главной (и единственной) улице поселка, временами выплескиваясь брызгами в переулки. Собственно, основной причиной того, что бой не закончился в первую же секунду - было очевидное желание Дамблдора не запачкать руки. Признаться, я, несмотря на весь мой опыт, не слишком понимаю, как это нежелание сочетается с выращиванием ребенка буквально на убой, или же с засовыванием соратника в тюрьму. Да и Полог Отчаяния почему-то не был отнесен к чему-то, способному замарать... Хотя по мне - лучше уж гекатомбы. Но, то, что я чего-то не понимаю, не означает, что "этого не может быть, потому что не может быть никогда". И если что-то присутствует в реальности "данной нам в ощущениях", отрицать это "что-то" на основании "этого не может быть" - может оказаться смертельно опасным.
   Так что преподаватели Хогвартса и Пожиратели Смерти сходились в бою, где опыт и умения преподавателей вроде бы уравновешивались готовностью молодых и отмороженных дегенератов кидаться более опасными заклинаниями. Однако, равновесие это было вполне мнимым. И даже если забыть про мое присутствие - продлилось бы оно не долго. А со мной...
   - Ступефай! - и тело молодого волшебника, только что бросившего в Дамблдора Аваду (вотще - директор закрылся выломанным куском забора), улетело в сторону. А то, что при этом шея тела оказалась переломлена при встрече с неудачно подвернувшимся камнем - это уже чистая случайность... Зуб даю. Правда - не свой, а Ронникинса.
   - Петрификус тоталус! - взмахивает МакГонагалл палочкой. А то, что парализующее оказывается чересчур сильным, и останавливает не только скелетные мышцы, но и сердечную... Ну, что сказать... Бывает.
   Работать с реальностью и вероятностями на таком уровне, да еще в присутствии Великого мага - нереально сложно. Так что с волнами врапа, растекающимися от места схватки, работает Миа. Конечно, волны эти далеко не так сильны, как те, что катились через Каэр Азкабан при гибели бессмертных дементоров... Но Миа аккуратно подправляла их, и они начинали складываться в интересную, самоподдерживающуюся конфигурацию - основу для будущего ритуала.
   Разумеется, было бы странно и неприемлемо, если бы потери в этом бою несла одна сторона... Ничуть не менее странно, чем если бы преподаватель Защиты от темных искусств попытался отсидеться в замке, когда эти самые Темные Силы(тм) нападают на учеников. Так что Долорес Амбридж, хотя и совершенно нехотя, но все-таки появилась на поле битвы. И, разумеется, именно в нее, как имеющую наименьший реальный опыт в сравнении с Победителем Гриндевальда, Многократным чемпионом Магических поединков, и Действующим Вальпургиевым рыцарем, пришлась шальная Авада.
   - Приветствую Вас, мадам Амбридж, - криво ухмыльнулся я, наблюдая, как смутное облачко души, провалившейся из мира живых в Эмпирии, обретает облик преподавателя ЗоТИ. - Полагаю, Вы уже поняли, что с Вами произошло?
   От ответной тирады покраснели бы даже записные каторжники... На меня, впрочем, они не произвела никакого впечатления: и не такое слышал. А Миа - слишком поглощена своей задачей. А то, боюсь, она начала бы конспектировать... и выяснять у мадам Амбридж значения незнакомых слов. Впрочем, последнее она еще сможет проделать. Мало ли что может знать помощница министра Магии, что бы и нам самим не вредно было бы выяснить.
   К счастью, ритуал, оговоренный с Томом, не требовал какой-то особенной точности в количестве использованной Силы. Так что я, ничтоже сумняшеся, отщипнул крохотную часть разливаемой мощи, дабы употребить ее на свои, сугубо эгоистические, желания.
   Черная звезда вывернулась наизнанку, вырывая дикий вопль муки из погибающей души. И на подставленную ладонь упал грязно-фиолетовый кристалл: чистый объем памяти, лишенный эмоционального наполнения. С доставшейся мне копией еще предстоит разбираться. Что же до ее хозяйки...
   - Приятного марша. Пока-пока...
   Я сделал ручкой, наблюдая, как новорожденное Дитя Тьмы проваливается на дно миров, к легионам своих собратьев, чтобы присоединиться к легионам своих собратьев в их бессмысленном марше в ожидании Сумерек богов.
  
   Глава 33. Пикник на обочине.
  
   Жарить шашлык на мангале, расположенном в Запретном лесу - это совершенно особенное удовольствие. Правда, для того, чтобы нам никто не помешал, пришлось пробежаться по округе и пометить территорию. Подранная когтями кора, пробитые жалом насквозь вековые стволы и неповторимый запах дадут понять: "здесь - пара мантикор" тем, кто понимает. А кто не понимает... настолько тупорылые твари долго не живут даже в Светлом лесу. Мы же Лесной тропой ушли аж на границу Лихолесья. Пусть нас Дамблдор поищет... Правда, полагаю, он сейчас "слегка" занят разборками в Визенгамоте и Попечительском совете.
   - Итак, - улыбнулась Миа, утаскивая горячий кусок мяса, который я только что снял с шампура, - каковы же результаты операции "Истваан-3"?
   - Ожидаемы, - кивнул я. - Из всех нападавших на Хогсмит новициев Ордена Вальпургиевых рыцарей выжило только двое. Впрочем, полагаю, что это ненадолго. Охота на ведьм, в смысле поиск того, "кто подставил кролика Роджера" - в самом разгаре. Некоторые особо интеллектуальные попытались обвинить Снейпа, но Волдеморт, - я в очередной раз машинально блокировал сигнальные чары, - с некоторым удивлением вопросил этих "особо умных": "кто из них проинформировал Снейпа о предстоящей операции, вопреки строжайшему запрету?" В общем, их сейчас шерстят в поисках ответов. И когда специально подобранные профессионалы придут к выводу: "они запрета Темного лорда не нарушали" - полученные овощи останется только высадить на грядку. Больше они ни на что годны не будут. В общем, черную кошку в темной комнате можно искать долго...
   - ...и найти много интересного, - подхватила Миа.
   - Кое-что уже нашли, - отозвался я, поливая готовые вспыхнуть угли водой. - В частности, двух парней из Китежа. При этом даже сам Темный лорд не уверен, что это - агенты, а не долбодятлы, отправленные специально, чтобы их поймали и успокоились.
   - А от министерства? - поинтересовалась Миа, усилием воли левитируя шампуры над углями. Собственно, данное упражнение призвано было повысить ее контроль над Силой... и заодно, - способность продолжать действовать, несмотря на отвлекающие факторы.
   - Разумеется, и от министерства есть. Но они были столь "талантливы" и законспирированы, что их уже давно вычислили, - очередная порция воды возникла из совмещения материи косного мира и изменчивой сущности варпа, и плеснулась на участок, температура которого показалась мне неприемлемой. - Еще есть шпионы нескольких банд Лютного, но эта такая мелкая шушера, что их и упоминать не стоит. Более серьезные люди предпочитают не засылать шпионов, а договариваться с Темным лордом. Ну и перекупать чужих, чтобы в случае чего оказалось, что сами они совершенно не при делах. Есть также иностранные шпионы. Американский, - я слегка скривился от использования столь корявого прилагательного, - то есть, нанятый Соединенными Штатами Америки. А сам он, если мне не изменяет память, китаец, причем - из знатной и чистокровной, хотя и обедневшей семьи. Приехал на Острова году так в 1986. Есть и австрийский, и германский шпионы. Франки тоже стороной наш междусобойчик не обошли... В общем, среди тех, кто присоединился после Возрождения Лорда, шпионов раза в полтора больше, чем самих нивициев. В Хогсмит Том отправил разве что самых никчемных, тех кому совсем уж никакого другого применения не нашел. Там-то как раз на всю толпу всего-то три шпиона и было, да и те - дохленькие, можно сказать, никакие.
   - А уругвайский? Уругвайского шпиона нашли? - улыбнулась Миа, перемещая ко мне шампур с уже готовыми шашлыками.
   - А как же? - усмехнулся я. - Куда же без уругвайского шпиона уважающей себя организации? Есть и такой. Правда он, одновременно еще и аргентинский и парагвайский... но это же такая мелочь?
   - Абсолютная... - но тут улыбка исчезла с губ Миа. - Знаешь... когда я работала с волнами и ветрами... мне показалось, что варп поет. Я слышала эту песню. Она... она манит меня даже сейчас. И... и еще, мне кажется, что варп точно также пел бы, если бы мы пропустили этих тварей к детям и мирным жителям... Точно так же. И... и мне страшно... но я снова хочу...
   - Желания отправится вырезать Ультрамар не возникает? - поинтересовался я.
   - Не... Что? - опомнилась Миа от кровавых видений. - Какой Ультрамар? Зачем мне туда?
   - Значит, все хорошо, - кивнул своим мыслям я. - Значит, ты пока что не потерялась в волнах варпа. Но ты права. Варп сам по себе не знает добра и зла. И от гибели детей и женщин он поет точно так же, как и при смерти самого отпетого убийцы. Варпу все равно. Только мы можем дать оценку своим действиям. Даже боги варпа, даже сам Изменяющий пути если и знает о самом существовании добра и зла, то это для него просто академическое знание, начисто лишенное эмоциональной окраски. Выбор сделать можем только мы. Равно как и принять его последствия...
   - Из которых не менее двух будут не приятны? - уточнила девочка.
   - Я бы сказал, что не меньше четырех, - вздохнул я. - Но это, - тут я улыбнулся, - поддается корректировке.
   - А если ничего не делать? - очередной шампур взлетел над углями, после того, как на него само собой нанизалось мясо.
   - "Ничего не делать" - это тоже выбор, - озвучил я очевидное. - И у него тоже есть свои последствия... Упс!
   Я подхватил своей волей шампур, который Миа просто уронила, до того, как мясо рухнуло в угли. Так что на этом мы прекратили разговоры о высокой политике, и перешли к дегустацию мяса... и губ друг друга. А если бы нам не нужно было сегодня возвращаться в Хогвартс - я бы еще и бутылочку хорошего вина раздобыл, но увы...
   Впрочем, поцелуев и обнимашек нам вполне хватило, чтобы возвращались мы в Хогвартс веселые, и "слегка пьяные". Да и будущее уже рисовалось отнюдь не в таком мрачном свете.
   Варп пел. И восходивший над горизонтом марс был очень ярок сегодня.
  
   Глава 34. Похороны павшего героя. (Гермиона)
  
   Из Запретного леса мы с Гарри возвращались на метлах. Ну я и дура... Ведь предлагал же Мори пройти Темной тропой... или, хотя бы, полететь на наших метлах, специально для нас сделанных Аруэрисом Тигром Теней.
   Признаться, когда мы в свое время обратились к нему с такой просьбой, библиарий Тысячи сынов на покое сначала долго не мог понять, о чем мы вообще говорим, а потом долго смеялся. Но в итоге сказал, что сам давно хотел провести пару экспериментов. Он даже сказал, что именно это за эксперименты, и какую именно гипотезу он хочет попробовать опровергнуть... Но, увы, в том наборе звуков, что он произнес, я не сумела даже выделить границы слов, не говоря уже о том, чтобы что-то понять. Впрочем, Мори позже сказал, что в такие глубины абстрактной онотологии он никогда не лез, а потому тоже понял только, что Ару хочет проверить результаты каких-то своих размышлений о взаимодействии локального эгрегора с глобальным континуумом.
   /*Прим. автора: Онтология -- учение о сущем; учение о бытии как таковом; раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия, его наиболее общие сущности и категории, структуру и закономерности.*/
   Когда мы еще только собирались в гости к одному из колдунов К'Сала, я спросила у Гарри, не может ли он зачаровать метлы сам. Но он ответил, что, хотя ему и доводилось обучаться артефакторике, но скорее - из соображений "получить общие представления о предмете. Если же ему нужен какой-то артефакт, то он всегда предпочитал обратиться к тому, кто это сделает хорошо, или же найти в паутине вероятного прошлого точку, где нужный ему предмет уже изготовлен. Его же собственные навыки проходят скорее по разряду "при помощи лома, кувалды и какой-то там матери собрать из отходов и палок нечто, что поможет выжить вотпрямщаз, а потом... сорок витков продержится - и пусть катится со своими нервами".
   Полученные от Аруэриса предметы были качественно замаскированы под последние модели "Огненной стрелы"*, что вызвало приступы слюноотделения и неконтролируемой зависти не только у некоторых особенно рыжих.
   /*Прим. автора: на языке оригинала метла Гарри называется Firebolt*/
   Однако сегодня мне взбрела в голову дурацкая идея: попробовать, что ощущают люди, управляющие не уникальный артефактом, вышедшим из верфей К'Сала, на котором можно, если вдруг совсем припрет, дотянуть с Терры до Кадии, а обычной, ординарной метлой. Вот мы взяли "рядовые школьные метлы для дополнительных занятий по полетам", благо, возможность этого была предусмотрена школьным Уставом, и пользовались ею ученики не так уж редко. Правда, надо сказать, что в основном к этой статье Устава обращались парочки, которым приспичило оказаться вдали от посторонних глаз... а в последнее время - еще и от ревнителей Декрета о пресловутых 8 дюймах*.
   /*Прим. автора: тут я беру кИнонную версию. "Декрет об образовании N31", регламентирующий расстояние между девочками и мальчиками, существует только в кино*/.
   Вот мы и полетели. Нет. Ну как вот на этом хламе вообще можно летать? Он же деревянный! Управления почти не слушается, летит, куда ему вздумается. Пришлось мне открыть Врата в глубине своего разума, и призвать Чэмон, золотой ветер разума, анализа и познания. Он легко откликнулся на мой Зов, и подхватил меня на своих крыльях. Так что до Хогвартса мы домчали достаточно быстро. И хотя комендантский час уже наступил, мы точно знали, как пройти от места, где мы приземлились на боевую галерею замковой стены до башни Гриффиндора, не повстречавшись с дежурящими преподавателями.
   А наутро состоялись похороны павшего героя. Большой зал был убран в траурные цвета. Мадам Амбридж, в своих розовых кофточке и юбке, с любимым черным бантиком, выглядела совершенно как живая. И только то, что она не вскочила с привычным "кхе-кхе" при виде толпы детей, в которой ее Декрет N31 был безбожно нарушаем, говорило о том, что Амбридж все-таки мертва.
   Министр, прибывший на похороны своей бывшей помощницы, произнес речь, в которой сравнивал погибшую с героями древности, и призывал всех присутствующих видеть в погибшей негаснущий маяк, пример борьбы за все хорошее против всего плохого и следования без сомнения мудрым указам Министерства магии, которые, разумеется, направлены к достижению наибольшего блага для наибольшего числа людей.
   - "А умудренный кровосос встал у изголовия", - прокомментировал эту речь Гарри, - "и очень вдохновенно произнес речь про полнокровие".
   Правда, поскольку переводить стихи с одного языка на другой - это труд, вполне сравнимый с написанием новых стихов, произнес это Гарри по-русски. Так что давиться хохотом, злобно сверкая глазами в его сторону глазами, пришлось только мне.
   После министра с речами выступили последний начальник Долорес Амбридж - директор Хогвартса, ее скорбящие коллеги, судя по блеску глаз - с трудом удерживающиеся от того, чтобы пуститься пляс, и товарищи по нелегкой политической деятельности.
   По окончании речей, четверо сотрудников министерства подняли погибшую, и медленно и торжественно понесли к берегу Черного озера, где было предложено, в качестве вознаграждения за достижения в области педагогики и заслуги при отражении нападения Пожирателей, похоронить мадам Амбридж. Гроб и его переносчиков окружали десяток авроров, с профессионально-непроницаемыми лицами отражающие бесчисленные ватноножные, помеховы, и прочие чары, щедро сыплющиеся из толпы.
   Признаться, мне неприятно было на это смотреть. Не найдя в себе сил и храбрости выступить против живой Амбридж, эти... бабуины щедро выплескивали миновавший страх, пытаясь издеваться над мертвой... и над людьми, которые не сделали им ничего плохого. Успокаивало меня только объятие Гарри... и взгляды авроров, говорившие о том, что, несмотря на их формально-торжественную поступь, на источники заклинаний они внимание очень даже обращают. Так что у многих из тех, кто сейчас восхищается собственным хитроумием, швыряясь заклятьями из толпы - завтра возникнут проблемы.
   Когда траурная процессия добралась до берега озера, министр произнес еще одну речь. На этот раз о "подонках и негодяях, нарушающих гражданский мир и законный порядок, и старающихся убедить добропорядочных граждан, что воскрешон ужас недавнего прошлого - Тот-кого-нельзя-называть. Но Министерство точно знает, что это невозможно, а черный маг надежно упокоен. Так что он, министр, призывает граждан не поддаваться на провокации, и четко следовать линии министерства, что обязательно приведет к миру, счастью и всеобщему процветанию".
   На этот раз министр постарался, чтобы запомнили именно его заключительную речь. Так что никакой возможности для высказывания позиции, отличной от единственно верной, то есть - министерской, никому предоставлено не было. Фадж взмахнул палочкой (а вместе с ним это же сделали с десяток помощников, разбросанных в собравшейся толпе), и стол, на который был установлен гроб мадам Амбридж, охватило пламя. Черно-багровыми всполохами оно взвилось к небесам, и быстро опало, оставив после себя гробницу из дорогого розового каррарского мрамора, удивительно неуместно выглядевшую на зеленой траве.
  
   Глава 35. Девять негритят
  
   Сквозь вечный шторм варпа мы с Миа медленно и осторожно подбирались к видениям спящего человека. Вообще-то, обычно даже спящую душу надежно защищает от ужасов варпа мелодия Великой Арфы ночи. Но при некоторых знаниях в пограничных областях эту мелодию можно было слегка пригасить, и вместе с потоком грез и кошмаров потихоньку просочиться в мысли спящего. Разумеется, проделывать подобные фокусы с великим магом - занятие для записного оптимиста, если не самоубийцы. Но, в данном случае, мы старательно подбирались ко снам одного из мелких сотрудников Светлого круга, имевшего неосторожность, прибыв в школу ближе к ночи, когда силы зла властвуют безраздельно, тут и заснуть.
   Вихрь варпа, неторопливо вращаясь, все сильнее и сильнее затрагивал внешние сферы чужого сна. И вместе с вихрем все ближе и ближе к чужому сну подбирались мы.
   Сон светлого был сладостной грезой. Волк возлежал рядом с ягненком, и лев ел сено, подобно волу, и ребенок, смеясь, протягивал руку над гнездом змеи. Но присутствие варпа, как и положено, обратило грезу кошмаром. Аспид поднялся из гнезда и обвился вокруг детской ручки. И ребенок рассмеялся, вознося змея к небесам. Молния рухнула из ясного голубого сияния, поражая и дитя и змею, но мальчик продолжал смеяться, взлетая все выше и выше. Змея же, полыхая голубыми искрами разрядов, ползла по руке, поднимаясь все выше и выше. Очередная вспышка молний, змеящихся по чешуе, сложилась в очертания кожистых крыльев, и невинное дитя, продолжая хохотать, стало сливаться со змеей. Тень его пала на землю, и там, где она накрывала междоусобица и раздоры. Варвары под кроваво-алыми знаменами врывались в мирные, живущие пасторальной жизнью, деревни, оставляя после себя дымные заводы, кошмарно-вонючие дороги и те железные ленты, которыми глупые магглы пытались сковать свободную землю Зеленого мира. Магглы множились, занимая все больше земли, и не осталось уже места для прекрасного рая. Все это было противно душе друида-сноходца...
   Легкий южный ветерок взблеснул алым и синим, и постарался откланяться, как и положено для англичанина, не прощаясь. Но на его пути встал огромного роста воин. Он взмахнул алыми когтями металлической перчатки и воззвал к "силам Шторма, что естественным образом очистят мир от порождений проклятого колдовства".
   Вместо ответа на защитника снов друида обрушился удар хеки - изогнутого посоха, на вершине которого было закреплено хищного вида лезвие. Оружие держал в руках боец, ничуть не уступавший ростом чемпиону друида, но закованный не в серую, а в синюю с золотом броню. Руны на серой броне полыхнули голубоватым призрачным цветом, а золотой скарабей на синей броне открыл кроваво-алые глаза. В руках у серого возникли топор, которым тот отразил второй удар, и посох, окутанный разрядами молний, и бойцы закружились в стремительном танце смерти. Было видно, что серый - сильнее своего оппонента. Итог схватки был предрешен: раз за разом обрушивался серый топор на синюю броню, и вот один из гигантов пал.
   - Магнус имморталис! - прохрипел он, распадаясь черным пеплом.
   - Все прах, - согласился я, просыпаясь возле кристалла Анны Гриффиндор.
   - И тебе не жалко его? - поинтересовалась Анна, с удобством усевшись на кристалле, заключавшем в себе ее прОклятое тело.
   - Кого? - уточнил я, когда смог более-менее адекватно воспринимать реальность.
   - Того, которого ты оставил там... в этом странном сне, - ответила Анна.
   - Это был рубрикатор, Десантник Рубрики, - махнул рукой я. - Примарх уже воскресил его... если он когда-нибудь существовал. Но, согласись, наш отход он прикрыл качественно.
   - Качественно, - вздохнула Миа, потеснив Анну на ее насесте. Как ни странно, но душа и разум Хогвартса любила, когда Миа устраивалась рядом с ней, на том, что фактически являлось ее гробом. - Но мне вот не нравится другое. Откуда этот светлячок сумел вытащить образ Космического волка? Если он - друид, ни разу не интересовавшийся "маггловскими фантазиями"? Или... думаешь, это ловушка специально на тебя, и ему рассказали об истории с боггартом?
   - Столкновение сновидцев - всегда взаимное проникновение, - отозвался я. - Наш враг - знает, как сражаться во снах, знает, как извлечь из воли противника его слабые места, знает, как узнать самого сильного противника своего врага и воплотить его в ткани снов. Это его и подвело.
   - То есть? - удивилась Анна.
   - Он действительно нашел того врага, с которым я... скажем так, опасаюсь сходиться в прямом бою. В конце концов, Леман Русс отправлял своих волков пятерками, в твердой уверенности, что такие пятерки превозмогут и Ангела среди его собственного легиона*, и Робаута Жиллимана в Ультрамаре*.
   /*Прим. автора: "Где Ангел не решиться сделать шаг"*/
   /*Прим. автора: "Отметка Калта"*/
   - Серьезно, смогли бы? - удивилась Миа.
   - Честно говоря - не уверен, - покачал я головой. - Примархи это... примархи. Магнус мог бы убить Айзека Аримана, одного из сильнейших, если не сильнейшего колдуна нашего Легиона "с другого конца Галактики, просто пожелав этого". И, думаю, что Айзек имел в виду прямой смысл, записывая эти слова. Но все равно в схватке один на один рунный жрец Космических волков - опасный противник для одного из Тысячи.
   - В чем же тогда ошибся этот друид? - продолжили задавать заинтересовавший ее вопрос Анна.
   - Почти не в чем. Почти, - криво усмехнулся, я. - В отличие от наших братьев, мы, Тысяча сынов, никогда не стремились пробивать стены собственной головой, и не считали отступление - позором. Правда, в результате "Куда пропал Леман Русс - знают разве что Магнус и его Тысяча сынов. Но они предпочитают собирать знания, а не распространять их"*
   /*Прим. автора: "Кодекс Космодесанта", 5-я редакция.*/
   - Так я не поняла, - Анна склонила голову к плечу, - чем, все-таки, закончилась схватка?
   - Я был побежден, и едва сумел уйти, - признал я. - Мой противник торжествует: он сумел найти слабое место и ударить в него. А это - основа тактики, какова бы не была природа схватки. И он знает, что это место останется слабым и уязвимым для удара...
   - А ты? - спросила Миа. Вообще-то, ответ на этот вопрос она и так знает, так как была там вместе со мной, и видела и поняла больше, чем Анна, бывшая в этой авантюре сторонним наблюдателем. В сущности, смысл присутствия девочек как раз и состоял в том, чтобы выдернуть меня, если ситуация выйдет из-под контроля. А Драко стоял над колдовской фигурой, чтобы, если понадобится, по приказу Видящей, взбаламутить варп, и прикрыть наше с Миа беспорядочное бегство. К счастью, всего этого не понадобилось.
   - А я... Я нашел подтверждения некоторых своих догадок. В частности, удостоверился, что кампания по уничтожению реликвий Основателей была задумана даже не Дамблдором, а Светлым кругом. В итоге остались бы только меч и Лев Гриффиндора, и директор надеялся (признаться, думаю, что небезосновательно), что сумеет убедить их "даровать покой несчастной девочке". А потом - пафосное "самопожертвование", похороны на территории школы... и вот уже у Хогвартса - новый разум и новый голос.
   - Это и было целью плана? - Миа кивнула в сторону пронесенного в покои Анны книжного шкафа, где среди прочих томов стояло и Семикнижье мадам Роулинг.
   - Одной из целей, - отрицательно покачал я головой. - Далеко не самой главной. Просто еще одна ступенька в выполнении Великого плана.
   - И к чему же должен привести этот... "Великий", - кавычки в голосе Миа были слышны совершенно отчетливо, - план?
   - Разумеется, ко Всеобщему Благу, - я с трудом удержался от того, чтобы выругаться на иллитири. Удержало меня разве что то, что Миа уже начала понимать этот язык... а при случае - записывать в свой блокнот все новые и новые обороты и идиомы.
   - "Счастье для всех, даром..." - начала цитату Миа, и я, разумеется, тут же подхватил:
   - "...и чтобы никто не ушел обиженным". К счастью, Восемнадцатый Ангел бдит, и мало какие планы такого рода могут преодолеть его сопротивление.
   - А которые могут? - заинтересовалась Анна.
   - Начавший Начало поставил на страже Эдема еще одного Ангела...
   - С "мечом огненным" - продолжила Анна.
   - Скорее "звездным", - покачал головой я. - Но тот, кто записывал Откровения, по всей видимости, не видел разницы. И там, где планы "Всеобщего Бобра" входят в завершающую стадию, там, где люди вновь вступают в пределы Эдемского сада, там Звездный оставляет в ткани мироздания лакуны, куда даже демонам не то, чтобы "нырять" - заглядывать и то не рекомендуется.
  
  

Оценка: 8.88*50  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"