К Анна: другие произведения.

Когда мир формирует форму

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подчинители мало чем отличаются от обычных людей. Кто-то мечтает удачно выйти замуж, кто-то стать сильнейшим магом, а милая, хрупкая девочка Рада всегда мечтала стать драконом. Зачем? Конечно же, чтобы нести правосудие и сжигать всех ненавистных ей людей пламенем справедливости! Наводить страх на целый город и мрачно хохотать на руинах старого мира. Эх, мечты, мечты. Вместо этого придется снова идти в школу стихий, к чокнутым друзьям и сумасшедшим преподавателям


Глава 1. Мой мир

   Дождь всегда застигает меня врасплох, каким-то образом я никогда не бываю к нему готова. Хмурое небо, затянутое одной огромной, неповоротливой тяжелой тучей, постепенно темнело, меняя свой цвет от угольно-серого до пурпурного. Как всегда, вокруг ни единого укрытия, и я бежала домой, бодро топая по лужам. Мне они больше не страшны. Как могут быть страшны лужи, когда на тебе нет ни единого сухого места? Проходящие мимо люди, что шли под большими летающими полусферами, спасающими их от дождя, и чем-то отдаленно напоминающими прозрачные зонты, недовольно оборачивались мне вслед. Ведь в нашем городе не принято так некультурно бегать, да ещё и угрожать их одежде грязными брызгами луж.
   Несмотря на то, что осень ещё не вступила полноправно в свои владения, этот дождь оказался до ужаса ледяным. Вода стекала с моих волос и одежды, застилала глаза, я почти ничего не видела. Я была вблизи своего района, как вдруг споткнулась и растянулась на земле.
   Черт, ну ведь надо было родиться такой неудачницей. Я тихо застонала и начала уже подниматься, как вдруг услышала пронзительный женский крик. Вздрогнув, я резко обернулась и так и застыла: женщина зависла в воздухе, вокруг неё спиралью крутились тонкие нити, издающие яркое голубовато-золотое свечение, казалось это была сама энергия её тела. Глаза были широко открыты, а тело постепенно теряло краски.
  
   Рядом с ней находилось три высокие фигуры, облаченных в черные одежды, они как и я не имели "летающего зонта" и позволяли каплям бить по их головам. Я совсем не могла рассмотреть этих людей из-за плотной стены дождя, а его шум заглушал их разговоры. Наконец, яркие нити, оплетающие тело женщины, начали бледнеть, и в какой-то момент испарились, а вместе с ними и сила, что держала ее в воздухе, и она безвольным грузом свалилась на землю.
  
   Фигуры обернулись, в ужасе я поспешно отползла назад, и стена дождя, через который почти ничего не было видно, вдруг встала между нами, словно защищая. Я в ужасе застыла, пока до моего сознания не дошел шепот, казалось, сам дождь со мной говорил: "Беги".
  
   <center>***</center>
  
   -- Учитель, а почему мы изгнали людей из нашего мира? -- спросила одна из моих одноклассниц, я невольно издала смешок, как и многие в классе уже зная, чем обернется этот глупый вопрос.
  
   Наш преподаватель истории, что очень любил свой предмет, перевёл тяжелый взгляд в сторону Агаты, и удрученно покачал головой.
  
   -- Каждое новое поколение все меньше и меньше чтит наше прошлое, нашу историю, а ведь вы живы благодаря ему, -- сокрушенно говорил он, по классу вновь пробежали смешки. -- Не мы изгнали их, а все маги и существа природы бежали с Земли и объединившись создали наш мир. Было бы неплохо, юная леди, знать историю и откуда прорастают наши корни, -- он бросил взгляд на неё и тяжко вздохнул, когда понял, что от неё ответа не дождаться.
  
   -Хм... Оржеховская, -- я вздрогнула и обратила взгляд к учителю, -- он мне улыбнулся и показал, чтобы я поднялась. -- Рада, расскажи-ка своей однокласснице, как был создан наш мир.
  
   Я поднялась, все взгляды моих одноклассников устремились ко мне, предмет истории был одним из моих любимых, и преподаватель ко мне часто обращался. Да и вообще нам с рождения талдычат и пичкают легендами и сказаниями, как можно этого не знать, неужели он не понимал, что одноклассники просто шутят, в надежде на скорое окончание урока? Вздохнув, я тихо заговорила, пока преподаватель прикрыл глаза, слушая.
  
   -- Когда энергетический баланс земли терял свое равновесие, поставив под угрозу само существование магических существ, все маги, союзные, враждебные и даже те, кто обладали незначительными магическими силами, объединились. Общими силами была создана точная копия нашей родной планеты, параллельный мир, куда все могли бежать. В новом мире все основано на энергии, которой для процветания нужен вечный энергетический круговорот, и мы его поддерживаем по сей день. Земля же постепенно утратила последние остатки магии, и постепенно люди забыли о нашем существовании.
  
   -- Молодец, -- похвалил меня преподаватель, -- садись-садись.
  
   Я села на свое место, уже не замечая очередных глупых вопросов одноклассников, что тянули урок.
  
    -- Да, наш мир уникален, и принял всех нас, -- продолжил учитель, невольно завораживая нас своим голосом, -- так, гномы покорили подземелья, русалки и жители воды поселились в океанах и морях. Подчинители, -- он положил руку на грудь, -- эльфы и, к сожалению, поглотители, заселили земли, -- говорил он своим бархатным тоном.
  
   Человеческая натура ни капли не изменилась даже после угрозы смерти, ибо мир на нашей новой земле длился недолго. Тёмные волшебники, что были прозваны поглотителями, не могли получать собственную энергию от природы, в отличие от нас, подчинителей, забирали её у таких существ как мы. Начались воины за власть и лучшие земли.
  
   Это была одна из величайших войн, что знала наша земля. Погибло бесчисленное число существ, пока сильнейшие маги стихий не объединились и не оттеснили темных на крайний север. Они поставили блоки, которые удерживались жизненной энергией сильнейших представителей стихий.
  
   Так и был одержан мир. Эльфы, однако, отказались сотрудничать с людьми. Как самые миролюбивые и истинно-приближённые к природе существа, они удалились от людей после войны и с тех пор никто не знает, что с ними произошло и живы ли они. Говорят, они поставили магические блоки, чтобы отыскать их было невозможно.
  
   -- Рада, а Рада, -- заговорил насмешливый голос моей подруги, когда мы шли после окончания урока, -- почему бы тебе не рассказать нам о... великой войне?
  
   -- Все умерли, мы остались, -- так же шутливо ответила ей я. Она, в ужасе от моей невоспитанности, закачала головой. Мы шли на собрание нашего класса и по мере нашего приближения к аудитории я все больше и больше морщилась. Наша классная учительница, что была похожа на жабу, до жути меня ненавидела. Это было обоюдное чувство, но все равно неприятно. Насколько я знаю, давным-давно ей перешла дорогу моя мама.
  
   Мы зашли в класс и нам пришлось поторопиться, поскольку жабьи глаза нашей классной руководительницы с недовольством уставились на нас.
  
   После того, как класс её поприветствовал по всем правилам, она разрешила нам сесть.
  
   Ее цепкий взгляд пробежался по именным карточкам, что лежали на столе. По структуре каждой можно было определить, из какой школы пришел запрос и в какой стихии она специализировалась.
  
   Время последних экзаменов средней школы подходило к концу и нас ожидала старшая, где нас должны были научить нашим специальным силам и где должно было определиться наше будущее. Эти запросы были из различных школ нашего города, что почти все делились по стихиям, и чаще всего туда принимали именно по врожденным особенностям.
  
   Учитель произнесла несколько имен и, поздравив, вручила ученикам пергаменты. Я сжала руку подруги и стала молиться всем богам, о существовании которых когда-либо слышала: богам драконов, водяных и даже поглотителей, чтобы тоже получить запрос. На богах эльфов наш любимый преподаватель издала громкий звук, что напоминал хрюканье, но в её представлении явно являлся хмыканьем.
  
   -- Рада Оржеховская, -- с некой толикой издевки произнесла она. -- Как неожиданно, -- она обвела взглядом класс, где тут же все услужливо похихикали.
  
   -- Посмотрим-посмотрим, -- она стала потянулась своими маленькими пухленькими пальцами к карточке. -- В какую школу тебя-таки приняли, -- бормотала она. -- Без способностей ни в одной из стихий, -- она сверкнула глазами в мою сторону, и я вновь почувствовала себя неуютно.
  
   Мне уже шестнадцать лет, а я так и не смогла подчинить и маленькую толику трех стихий. Я скрестила пальцы. Если мне повезет, в той школе будет Ярина, хотя в этом я сомневалась... В отличии от меня, моя подруга давно знала, кем хотела бы быть в будущем. Она была носителем света, имела способности в водной стихии и подавала надежды на управлении ею на живом уровне, что было присуще докторам, кем она и мечтала стать.
  
   -- Школа "Единства", -- произнесла она насмешливым тоном и замолчала, хрюкнув. Весь класс притих и удивленно повернулся ко мне, учитель нахмурилась и стала перечитывать надписи.
  
   Я лишь закатила глаза, разумеется Авгасья Петровна не могла обойтись без издевки. Она не упускала ни одного момента меня опустить перед всеми.
  
   О, когда-нибудь... я подняла глаза к преподавателю, когда-нибудь я оплачу ей той же монетой. Ах... как бы мне хотелось быть драконом, я бы летала высоко в небе и сжигала всех людишек пламенем правосудия. Всех существ, что были столь отвратительны как маги.
  
   -- Иди, -- услышала я шепот на ухо, моя подруга толкнула меня в бок. И под взглядами остальных я поднялась на ноги и неуверенно направилась к её столу.
  
   Подошла к столу Авгасьи и протянула руку. Грузная... нет, необъятная женщина протянула пергамент мне, но отпускать не торопилась. Наклонилась ко мне, заговорив потише.
  
   -- Даже интересно, что и с кем твоя мать сделала в этот раз, чтобы тебя приняли в эту школу, -- она, наслаждаясь звуком собственного голоса, что напоминал голос жабы, тонущей в болоте, отпустила карточку, позволив мне идти.
  
   Проглотив ком горле, что жег мою грудь, я направилась назад. Интересно, существует ли магия, способная превратить меня в дракона? Дракон-правосудник? Ещё с древних пор считалось, что драконы являлись вершителями правосудия. Я была бы самым честным судьей.
  
   Села на свое место, где, перестав воспринимать окружающие звуки на пару с подругой, я подняла к глазам тонкую почти неощутимую между пальцами карточку, что-то и дело меняла свою структуру, в уголке можно было рассмотреть знак единства. В один миг показалось, будто мои пальцы погрузились в прохладный ручеек, что обволакивали меня, а в следующий, откуда-то из воды ко мне потянулись тонкие лианки, окручивая мои пальцы, ещё через мгновение я держала в руках прочное дерево. Это действительно был документ о приглашении в школу "Единства". Знак круговорота стихий ярко сиял, и под ним ярко выделялось мое имя.
  
   Конечно, я искренне верю в свои великие магические способности... которые я так сильно прятала внутри себя, дабы не шокировать окружающих, что забыла, как отыскать путь к ним. Но... в нашей стране было всего четыре школы, куда принимали учеников всех стихий. Школа "Единства" находилась в нашем городе, точнее на его окраине.
  
   Обычно школы подразделялись по стихиям и узким направлениям. И всего четыре школы принимали всех, но туда могли попасть: люди благородного происхождения; люди, что обладали феноменальными магическими способностями; ученики, способные подчинить себе больше одной стихии (что не случалось в последние лет двести) ... все пожалуй... ни к одной их этих категорий я не отношусь, и, как бы я не любила мечтать, эту реальность я в полной мере осознаю.
  
   -- Ненастоящая, -- сказала Ярина, когда мы шли после школы по направлению к нашим домам. -- Но какая искусная подделка, -- не без восхищения говорила моя подруга, проверяя на ощупь пергамент, в какой-то момент карточку охватило самое настоящее пламя. Громко воскликнув, Ярина выронила его, и начала отчаянно дуть на свои руки.
  
   -- Завидуешь? -- спросила я, подбирая свою гордость, что была цела и невредима. Ярина громко захохотала, показывая мне свою, в обычном коричневом покрытии, в котором ручейком переливалось название её школы и плавно перетекало в её имя неким водопадом.
  
   -- Тебе? -- переспросила она, и захохотала пуще прежнего. -- Даже если это не подделка, то со своими способностями и происхождением, в той школе ты будешь на таких ролях, что, -- Ярина неожиданно осеклась встретившись взглядом с моими глазами. В сердце у меня неприятно закололо, и, не слушая извинений, попрощавшись, я направилась домой.
  
   Открыла дверь в маленькую квартирку, настроение было ниже плинтуса, но вдруг я поняла, что меня приняли в школу. И какого черта?! В лучшую в нашем городе, я не буду уборщицей! Даже если в школе ко мне будут относиться с пренебрежением, то все, что мне нужно -- это перетерпеть три года, и моя судьба будет решена, в любом случае, в лучшую сторону, поскольку из этой школы принимали везде на обучение, на работу. Это был мой счастливый билет!
  
   Подошла к зеркалу, и встретилась взглядом с отражением, моими глазами, что были серого цвета, с легким оттенком голубого. Светлые, блеклые, почти серые волосы, бледная кожа, я была блеклым человеком. Ничего общего с моей матерью, что обладала очень яркой, красивой внешностью. О да, её густые волосы медного оттенка, живые карие глаза могли свести с ума любого мужчину.
  
   А я... я вновь встретилась взглядом с отражением.
  
   -- Три года, -- заговорила я своему отражению. -- Перетерпи три года, и твоя жизнь станет лучше. Да, -- я улыбнулась сама себе. -- Я прожила пять лет в средней школе, с преподавателем, что меня ненавидит всей своей жабьей душой, что может быть хуже?
  
   -- Принята в школу, -- вновь произнесла я себе, и вдруг полностью осознала это. -- МЕНЯ ПРИНЯЛИ В ШКОЛУ! -- заорала я во все горло, начиная пританцовывать по квартире.
  

Глава 2. Первый день в школе

   Мое сердце билось как ненормальное... По крайней мере первые два часа, пока я стояла в очереди, чтобы сдать свои документы и получить всю нужную информацию. Было душно, словно в аду, спина затекла от долгой неудобной позы, раздражение в груди росло, в плотной толпе первокурсников, что стояли рядом было вообще невыносимо жарко.
   В этот момент, когда раздражение внутри почти достигло своего апогея, высокий парень протиснулся передо мной и занял мое место. Я возмущенно буравила его спину яростным взглядом, в голове звучал голос мамы, которая перед моим отправлением в школу давала напутствия: "Умей за себя постоять".
  
   Она права! Я должна учиться за себя стоять, меня никто не убьет. Да и потом, в такой толпе и двинуться-то нельзя, не то, что ударить кого-то. Несколько раз вдохнув и выдохнув, твердой, уверенной рукой, которая отчего-то дрожала, я постучала по спине паренька. Он лишь дернул плечом, решив, что на него села муха или комар. Я начала представлять размеры мухи, что могла бы дать сравниться по тяжести с моей рукой... Муха-мутант... Потрясла головой, и вновь постучала по его спине. Он повернул ко мне свое недовольное лицо.
  
   -- Чего тебе? -- грубо спросил парень, меня обдало взглядом, в котором стояла смерть, я не знаю, как это объяснить, но его карие глаза были такого страшного оттенка... Черный стальной оттенок, от которого по коже пробежали мурашки. Однако, несмотря на его жуткое, безжалостное выражение лица, парень оказался довольно симпатичным. Черные волосы были слегка растрепаны, несколько прядей непослушно падали на глаза, придавая его образу некой загадочности. Матовая, чуть загорелая кожа, была бледна для своего оттенка, и это наводило на мысль об отсутствии солнца в его жизни.
  
   -- Это мое место, -- пискнул мой голос. Брюнет приподнял темные брови, обдавая меня ещё более мощным, убийственным взглядом.
  
   -- И что? -- спросил он.
  
   -- И я очень рада предоставить его тебе, -- выдохнула я, жалея, что не могла сделать шаг в сторону и поклониться ему, дабы он окончательно принял мои искренние побуждения. Парень сдавлено усмехнулся, его взгляд оценивающе прошелся по мне, задержался на моем лице.
  
   -- Кто твои родители? -- спросил он. Я удивленно открыла глаза, это было странно -- он не спросил имя, которое и было бы олицетворением моего рода, он спросил, кем они были...
  
   -- В твоих кругах не известны, -- ответила я, его зрачки сузились, но я не придала этому значения, раздумывая над его вопросом. Если он был из богатой семьи, то должен был спросить имя, а не кто они. Кто? Явно не гномы, глупый вопрос...
  
   -- Откуда ты знаешь, из каких я кругов? -- спросил он несколько приглушенным голосом.
  
   -- Мои родители ни в одном из них не известны, -- я пожала плечами, показывая на лице слабую улыбку. Кто-то рядом со мной, видимо, слышал наш разговор и хихикнул, но мой собеседник лишь взглянул на человека рядом и, невообразимым образом, первокурсник попятился назад, уступая свое место другому.
  
   -- Как тебя зовут? -- спросил брюнет, на его губах появилась слабая улыбка.
  
   -- Я Рада, -- тут же ответила я, улыбаясь в ответ.
  
   -- Это мы уже выяснили, -- хмыкнул парень, -- зовут-то тебя как?
  
   -- Нет-нет, меня зовут Рада, -- тут же поторопилась объяснить, замахав руками.
  
   -- Умай, -- кивнул мне в ответ парень. -- Раз ты за мной, то пошли, -- он схватил меня за руку и потянул за собой, сквозь толпу, что удивительным образом, ощущая опасную ауру моего странного знакомого, совсем не возмущалась. И всего через пару мгновений я удивленно стояла прямо перед столом встречающей комиссии.
  
   -- Имя? -- раздался звонкий голос, ко мне обратилось жуткое счастливое лицо.
  
   -- Рада Оржеховская, -- пробормотала я.
  
   Счастливое, с маниакальным видом лицо, опустило глаза в длиннющий список и стало водить пальцем по нему, в поисках моего имени, попутно принимая мои документы. Сама она себе под нос бормотала что-то об орешках.
  
   Мое сердце на мгновение замерло, настолько долго она искала мое имя, и я во всех красках стала представлять, как она поднимет свое лицо, и все с тем же маниакально-счастливым видом сообщит, что такого имени здесь нет. Меня выгонят за стены школы, мне будет стыдно возвращаться домой. Мой город огромный, и я останусь на улицах бомжевать и просить милостыню.
  
   -- Нашла! -- воскликнуло счастливое лицо в момент, когда я решила покончить жизнь самоубийством.
  
   -- Твоё расписание, -- она дала мне в руки листки.
  
   -- С-с-спасибо.
  
   -- Желаю не отчислиться! -- счастливо попрощалась со мной женщина и обратила лицо к следующему.
  
   -- Да, я тоже, -- пробормотала я себе под нос, разыскивая глазами своего нового знакомого, но его, казалось, и след уже простыл.
  
   <center>***</center>
  
   Поплутав по главному корпусу, с горем пополам, я все же нашла нужную аудиторию. Глубоко вздохнула, в надежде успокоить нервы, неуверенно протянула руку. Этот класс будет моим продолжительное время. Меня опередило трое девочек, что весело хохоча и в буквальном смысле прижав меня к двери, распахнули её и вошли. Меня занесло внутрь вместе с ними.
   В просторном лекционном зале были в основном светлые тона. Четыре массивных высоких окна позволяли лучам солнца наполнять комнату ярким светом. На огромной доске высвечивались яркие огненные буквы: "Добро Пожаловать в Школу Единства -- 1 Б".
  
   Все были в приподнятом настроении и весело болтали, некоторые были знакомы, другие только знакомились. Мне бы тоже очень хотелось непринужденно подойти к кому-нибудь и завести беседу, но мой дар был поистине велик: я не только молчала, как в случаях с учительницей, но и в такие вот моменты стояла как замороженная, не в силах произнести ни единого слова. Поэтому, сжав зубы, направилась к свободной парте в конце зала, но на полпути вдруг встретилась с тем самым взглядом, что проникал в самую душу и вселял животный страх. Я слабо улыбнулась тому самому парню, с которым познакомилась в холле.
  
   -- Садись, -- довольно холодно произнес брюнет, указывая на соседнее место за третьей в первом ряду партой. Я сдавленно улыбнулась, медленно оседая на указанное место, а сама мысленно билась головой о стену. Его пугающую ауру чувствовала не только я, но и остальные, что уже поглядывали в его сторону с опаской.
  
   Закрыла лицо руками, наконец принимая тот факт, что и в старшей школе стану невольным изгоем. В младшей это было из-за учительницы, а теперь вот из-за такого сомнительного соседа. Почему мне так не везет? Я брала во внимание возможность, что мои далекие предки нарушили карму нашей семьи, и вот мне теперь приходится её восстанавливать. Но как долго эта карма ещё будет восстанавливаться?
  
   О! А вдруг нас рассадят? Эта мысль позволила мне ожить, пока я наблюдала за тем, как молодой парень, немногим старше нас, вошел в класс и положил журнал на стол, обворожительно всем улыбнувшись. Нет, определенно этот человек нас рассаживать не станет.
  
   -- Здравствуйте, -- начал он приятным низким голосом, и я услышала со стороны несколько счастливых вдохов. Незнакомец поднес к глазам лист, на котором видимо был нанесен план его речи, разработанный образовательным отделом школы. Парень хмыкнул.
  
   -- Не вижу необходимости говорить вам о важности старшей школы, -- вновь зазвучал его чарующий голос, и могу поклясться, я видела, как в глазах многих учеников засветилась любовь. -- Старшая школа, -- тем временем начал читать парень, -- определяет ваше будущее, и направляет к будущей профессии, бла-бла-бла, -- он перевернул лист, хмыкнул перевернул ещё один. -- Вы расселены, -- поднял глаза к аудитории, что кстати состояла из двадцати человек. -- Ученикам из других городов будут предоставлены комнаты в общежитиях, но вы уже это знаете, -- все дружно кивнули, не убирая восхищенных влюбленных взглядов, я в удивлении обводила своих новых одноклассников глазами. Скажем, не был парень настолько красив, чтобы в него влюбились поголовно все: и мальчики и девочки. Повернула лицо к соседу, что безразлично смотрел в окно, слушая все в пол уха.
  
   -- Вскоре вас разделят на группы, по вашим уникальным способностям. Некоторые группы будут состоять из одного человека, для специальных занятий разумеется, но, такое редко случается, -- усмехнулся молодой человек, обводя класс удовлетворенным взглядом, который проскользнул по нашей парте, прошелся дальше и вернулся к нам. Его лицо стало недовольным, брови нахмурились, и я, понимая, что мы с моим новым соседом сделали что-то не так, поторопилась сделать свое лицо влюбленным.
  
   -- К концу года, -- сухо продолжил парень, продолжив обследование остальных в классе, -- вас ожидают экзамены, что позволят вам продолжить обучение в этой школе в более направленных сферах. На первом занятии с Розеттой Егоровной вы более подробно узнаете о ваших персональных возможностях, ммм... вопросы есть? -- спросил он, подняв глаза к завороженному классу.
  
   -- Имя? -- вырвался звук из моего рта, мое лицо стало стремительно краснеть под взглядами моих новых одноклассников, которых мой голос словно вырвал из дремоты. Я сжала под их взглядами парту так сильно, что будь я посильнее, она рассыпалась бы в прах. -- Вы забыли представиться, -- ещё тише пискнула я.
  
   -- Он что-то говорил? -- раздался удивленный голос позади меня.
  
   -- Встань, юная дама, -- произнес молодой человек, с улыбкой смотря на мое лицо. Мои ноги затряслись, но я заставила их взять на себя столь тяжкий груз, как мой вес. -- Как тебя зовут? -- спросил он.
  
   -- Рада, -- ответила я, и, услышав смешки, поторопилась добавить, -- мое имя Рада.
  
   -- Меня зовут Тилей, я с третьего курса. Специализируюсь в психологии, и в этом году ваш класс закреплен за мной, я ваш куратор, -- произнес парень, но больше его голос не вызывал столь бурной реакции среди моих новых одноклассников. -- Мои первые слова были проверкой ваших способностей, -- говорил старшеклассник. -- Некоторые из вас, что относятся к водной стихии, возможно обучатся этой технике в будущем. Немногие могут ей противостоять без особой подготовки, -- заметил Тилей. -- В вашем классе явно появились лидеры, -- он чуть склонил голову в нашу сторону. Все взгляды вновь устремились к моей парте.
  
   "Л-л-лидеры", -- шептал голос в моей голове. "Лидеры", -- этот голос был безумно горд и счастлив, меня прежде никогда не называли лидером, я поторопилась приосаниться.
  
   -- Вы двое, как использовали ваши стихии, чтобы поставить блок от вмешательств? -- спросил Тилей.
  
   Голос в моей голове, что гордо повторял слово "лидеры" сошел на нет. Стихии? Какие стихии? Я не знаю даже к какой из них отношусь, не то что управлять одной из них.
  
   -- Стихии? -- севшим голосом спросила я.
  
   -- Разумеется, -- кивнул Тилей, начиная улыбаться. -- Этим чарам подвластны все человеческие расы, и либо вы гномы или феи, -- он засмеялся, -- либо подчинители.
  
   Мой сосед проскользнул взглядом по моему испуганному лицу и заговорил:
  
   -- Заклинание защиты первого уровня, -- произнес Умай. -- Я наложил его на нас обоих.
  
   Голос, что в моей голове называл меня лидером прежде, печально вздохнул и пошел топиться в пруду.
  
   Тилей закрыл на этом тему, отчего-то предпочитая не вести разговора с моим соседом.
  
   Этот день был удивительно тяжелым, первое время со мной пытались знакомиться мои одноклассники, но стоило моему соседу появиться и встать рядом со мной, как желающие знакомиться тут же исчезали.
  
   Но, я махнула рукой, судьбу не переспоришь, мое призвание было очевидным -- быть изгоем. Я посмотрела на своих одноклассников, и пришла к выводу, что лучше быть изгоем, которого боятся, чем изгоем, которым я была в младшей школе.
  
   -- Итак, -- я подала свой голос. -- Откуда ты?
  
   -- Я? -- Умай удивленно на меня посмотрел, словно совсем не ожидал, что кто-то, включая меня, станет с ним разговаривать, -- с северного края, -- неопределенно ответил Умай, сконцентрировав взгляд на мне, -- Какую стихию ты можешь подчинить? -- спросил он.
  
   -- Никакую, -- пискнула я.
  
   -- Как никакую? -- он насмешливо на меня посмотрел. -- Что же ты тогда здесь делаешь?
  
   -- Меня пригласили, -- я смотрела на него честным взглядом, рассуждая над тем, должна ли я ему показать доказательство, что не самовольно себя пригласила.
  
   В этот момент дверь открылась. И женщина... очень низкая женщина, гном, я старалась на неё сильно не глазеть, это был всего третий раз, когда я видела гнома так близко. Они жили в подземельях, и хоть находились в дружеских отношениях с миром магов, предпочитали отдельное существование.
  
   Она открыла кабинет и пригласила учеников во внутрь.
  
   Этот урок будет посвящен выявлению способностей, пониманию природы наших сил, именно в нем мы постепенно разделимся и каждый будет работать над своими силами.
  
   -- Добрый день, я ваш преподаватель в этом нелегком предмете, -- дама-гном, что стояла на табурете, дабы мы могли её получше рассмотреть, всем игриво подмигнула. -- Меня зовут Розетта Егоровна, -- она спрыгнула со стула и прошлась. -- Ещё с начальных классов школ вам известна природа магии и как сильно она зависима от окружающего нас мира, который давным-давно создали объединенные силы. Как гномы, что в совершенстве способны соединиться со стихией земли, -- она выставила маленькую ручку вперед и мы почувствовали как полы, наши парты и весь мир затрясся. Довольная нашими испуганными реакциями, она опустила руку и тряска прекратилась.
  
   -- Да-да, маги-гномы не столь слабы как могут показаться, -- произнесла преподавательница, сверкнув глазами в нашу сторону. И пока все переглядывались между собой, она дала краткое введение в силы природы и их взаимосвязь, что нам и без того было известно, но, как говорится, век живи -- век повторяй зазубренное.
  
   -- Это специальные устройства, -- она щелкнула пальцами и деревянные дверцы шкафчика распахнулись, оттуда показалось три неких сферических шлема. -- Я уверена в вашей школе вы проходили простейшие тесты для определения ваших способностей. Однако, этот тест наиболее точный, и иногда даже позволяет не только определить саму стихию, а даже направление, в котором вам было бы легче всего действовать, и которое рекомендуется развивать, -- она задумчиво опустила глаза к нашему списку. -- Кто хочет начать и быть примером?
  
   Никто особым желанием не горел. Все с некой опаской поглядывали на шлемы, что были неким отражением природы. Один горел ярким пламенем, отчего черный дым поднимался вверх, другой был соткан из воды, третий был покрыт растениями, и я могу поклясться, что даже со своего место видела, как в нем ползали червячки.
  
   -- Никто? -- удивленно произнесла Розетта, словно ожидала увидеть лес рук. -- Эти шлемы совершенно безопасны, -- судя по виду, с которым она это произнесла -- это было полным враньем.
  
   Мой сосед поднялся, и к нему обратились удивленные взгляды.
  
   -- Вот! -- счастливо воскликнула гном, указывая в сторону Умая. -- У нас появился первый самоотвержец! -- приободренным голосом произнесла гном, счастливо стуча кончиками пальчиков друг о друга.
  
   -- Давай юноша, смелее-смелее, -- она разве что не пританцовывала. Поставила стул, что был с её рост, и попросила Умая сесть.
  
   Я слышала, как все перешептывались, смотря на него.
  
   -- Ну, смелый молодой человек, -- ещё более энергично заговорила гном. -- Скажи нам свое имя.
  
   -- Умай.
  
   -- Упростим нам задачу? Скажи, по вашим тестам в школе, к какой стихии ты относишься?
  
   Умай обвел задумчивым выбирающим взглядом три шлема и указал на огненный.
  
   -- Пфф, -- услышала я шепот за моей спиной. -- Будто кто-то будет одевать себе на голову огонь в открытом виде, этот парень точно не в своем уме.
  
   Да, я тоже так считала, и столь волновалась, что приложила руки ко рту. Гном, однако, довольно резво подбежала, и взяла некий поднос на котором лежал огненный шлем. И театрально протянула его юноше, делая поклон.
  
   Умай, не сомневаясь ни минуты, погрузил свои пальцы в огонь, что казалось должен был спалить его заживо, и одел на себя шлем.
  
   Все затаили дыхание, гном обвела нас хитрым взглядом.
  
   -- Ему повезло, что он не ошибся, -- таинственным, чуть приглушенным голосом, заговорила гном. -- Иначе, мы бы лицезрели его догорающие останки, -- она похлопала в ладоши и приподняла палец.
  
   -- Так что не ошибитесь и вы, -- все в ужасе на нее смотрели, пока маленькая женщина смеялась громким грудным голосом. -- Фух, -- вздохнула она, вытирая выступившие слезы. -- Эта шутка всегда действует.
  
   -- Ни один из шлемов не может вас ранить, они же наполнены магией. Итак, молодой человек, -- преподаватель щелкнула пальцами. -- Выстави руку вперед и покажи нам, на что способен.
  
   Хоть она и сказала, что пошутила, никто, однако, с облегчением не вздохнул. Умай выставил руку вперед. Гном начала давать наставления, как он должен сосредоточиться, погрузиться в себя, вспомнить моменты, что заставляли его кровь бурлить от несправедливости. Она высыпала горсть сушенных листьев ему в руку.
  
   И, через какое-то мгновение, я лицезрела, как листья, без видимых на то причин, начали дымить, а в следующую секунду ярко вспыхнули красным пугающим огнем. Гном поджала губы.
  
   -- Не часто встретишь владельца чистой энергии, -- произнесла она. -- Итак, наш самоотвержец отпускается на свое место. -- Она протянула ему большую конфету, которую Умай, приподняв брови, медленно взял в свою руку. Фух... я уж думала он её в преподавательницу кинет. Парень под впечатленные взгляды одноклассников проследовал к нашей парте и сел, протягивая мне конфету.
  
   Я невольно улыбнулась ему и, отчего-то смущаясь, взяла в руку, и именно это придало мне энергии.
  
   -- Следующий! -- вновь хлопнула в ладоши гном.

Глава 3. Моя стихия

   Занятие шло быстрым и в веселым темпом, наш преподаватель оказалась на удивление артистичной личностью и из каждого случая делала незабываемое шоу, заставляя каждого из моих одноклассников чувствовать себя особенным и одаренным. В какой-то момент мне даже хотелось тоже оказаться там, но я быстро себя одернула, опозориться я всегда успею, к чему торопить события. Многие не были до конца уверены в своих силах, и проходили в первую очередь обычные тесты. Все было логично, ведь стихии настолько взаимосвязаны друг с другом, что иногда просто нельзя определить точно, к какой именно ты относишься.
  
   От занятия я была в полном восторге! Это было словно шоу, не хватало только попкорна. Действительно, восхитительно смотреть, как на руках растут цветы, или журчат ручейки, что возникали из ниоткуда. Омрачало только одно: очередь медленно, но уверено сокращалась. Скрестив пальцы, я стала молиться все тем же известным богам, что вняли раньше об окончании урока. Искренне надеясь, что очередь до меня никогда не дойдет. Однако, Боги в этот момент видимо взяли выходной, все разом, и женщина-гном выжидающе на меня смотрела, ведь я была последней, кто не прошел тест. Мои одноклассники весело перешептывались и обсуждали произошедшее, не замечая нас. Умай игнорировал всех и вся, включая меня, откровенно скучая и читая какую-то книгу.
  
   -- Смелее, дитя, смелее, -- подбадривала преподаватель, показывая рукой, чтобы я шла к ней, она мне даже подмигнула. -- Неужто наш храбрый Умай забрал всю твою смелость? -- на словах "храбрый Умай" мой сосед-таки передернулся, что показывало, что он все же замечал происходящее.
  
   Сдавленно улыбнувшись, я поднялась на ноги и, не торопясь, оттягивая время, подошла к стулу, на который должна была сесть. Ну... с Богом... со всеми ими сразу.
  
   Мои тайные силы, пришло ваше время. А что? Многие в классе не были уверены в своей принадлежности к той или иной стихии, чем я хуже? Конечно, они сомневались между некоторыми, а у меня сомнений не было -- ни к одной. Большую часть этих тестов я проходила и раньше.
  
   -- Как тебя зовут? -- спросила гном, всматриваясь в меня своими небольшими глазами, зрачки которых были неестественно огромны, и просто не могли принадлежать человеку.
  
   -- Рада, -- ответила я.
  
   -- Скажи мне, Рада, знаешь ли ты, к какой стихии относишься? -- ласково спрашивала гном.
  
   Я лишь отрицательно мотнула головой, неуверенно улыбаясь и осматриваясь по сторонам. Постепенно разговоры стихали, на мне концентрировались взгляды, что заставляли чувствовать меня неуютно. Розетта Егоровна, сделала задумчивый вид, приложила ладонь к подбородку и похлопала пальцами по щеке.
  
   -- Сложный случай, значит, -- задумчиво, словно она была детективом, произнесла гном, и со смешинками в глазах на меня взглянула. -- Скажи, милая, какой стихией тебе бы хотелось обладать?
  
   -- Ммм, -- я задумалась, у меня никогда не было определенного желания. Мне хотелось бы быть драконом, но это не стихия, моя подруга Ярина, всегда сходила с ума от свойств воды, от её возможности течь в живых организмах, и в итоге все тесты, что Ярина делала, указывали на водную стихию. Я пожала плечами.
  
   -- Стихией воды, -- решила я.
  
   -- Словно это так просто -- выбрать себе стихию, -- краем уха я услышала, как мои одноклассники зашептались и весело засмеялись. Пфф... а вдруг? Откуда им знать.
  
   -- Тишину! Попрошу тишину! -- на удивление громко огласила гном. -- У нас тут сложный случай!
  
   Её счастливый вид, лишь больше меня удручал, я смотрела на неё поникшим взглядом, пока гном не полезла в свой деревянный стол. С таинственным видом, Розетта Егоровна поднесла ко мне, как величайшее подношение, шар, наполненный водой, я вяло на него посмотрела. Она, склонив голову, опустила его мне в руки.
  
   -- Попробуй ей пошевелить, -- подсказала гном, когда поняла, что от меня нет никакой реакции. -- Эта вода заряжена энергией и чувствительна к любому, даже слабому колебанию энергии.
  
   Я сосредоточенно посмотрела в шар, однако ничего не происходило, и через время, сдавшись, я им потрясла, в надежде, что гнома это удовлетворит. Преподаватель лишь захохотала, и в следующие пол часа нескончаемого занятия, я испробовала на себе все возможные тесты. Гном больше не выглядела столь счастливой, скорее азартной. Словно это было для неё делом принципа -- добиться от меня хоть какой-то частички продвинутой магии.
  
   Я печально опустила голову, окончательно понимая, что не быть мне драконом, мое призвание -- бомжевать. Быть бомжом -- это весело: сидишь все время на природе и смотришь в небо, раздумывая о великом. Да, бомж -- это мое. Научусь питаться энергией солнца... а нет, для этого тоже нужны силы подчинения стихий. Я умру от голода.
  
   Вокруг меня все уже открыто похихикивали и перешептывались, что-то вроде: как в такую школу приняли столь "одаренную" личность как я. Я даже раздумывала подскочить и сообщить всем, что я из богатой семьи, что это и было причиной. Но вместо этого сидела, не двигаясь и смотрела в пустоту. Я ведь знала, что этот момент будет величайшим позором в моей жизни, надо было сбежать с занятия пока был шанс.
  
   Гном совсем не замечала шума, все раздумывая над проблемой, её глаза то и дело переходили к шлемам, что спокойно стояли на отведённых им местах, протягивая друг к другу невидимые нити, сплетаясь и питаясь энергией друг друга.
  
   -- Опасно одевать их без точной уверенности, -- шептала себе под нос гном. -- Да что тебе терять? -- пожав плечами, она направилась к шлемам, я было подскочила, уверенная, что пусть не многое, но мне все же было что терять -- жизнь например, я вполне могла бы быть счастливым бомжом.
  
   -- Оставьте её, -- воскликнул чей-то смеющийся голос. -- В ней явно нет и капли энергии, -- говорил этот голос, и все согласно закивали. Я удрученно посмотрела на своих одноклассников, нет, изгоем я буду таким же, как в начальной школе, судьбу не переделать.
  
   -- Милый мой, -- заговорила гном, обращаясь к ученику, что говорил. -- Даже в самых слабых существах есть энергия, иначе она была бы мертва.
  
   -- Преподаватель, -- я вздрогнула, услышав голос своего соседа по парте, повернула голову к Умаю, он смотрел на меня с первыми признаками заинтересованности.
  
   -- Да-да, наш храбрый маг, -- обрадовано позволила ему говорить Розетта Егоровна.
  
   -- Вы не все тесты использовали, -- заметил он, в классе стали удивленно переглядываться.
  
   -- Что ты имеешь ввиду?
  
   -- Четвёртая стихия, -- ответил Умай.
  
   -- Воздух? -- удивилась гном и махнула рукой, словно он сказал жуткую глупость. -- Что ты, милый, на истории великой войны "стояния стихий" вы поймёте, почему невозможна эта стихия среди магов, и как был наложен запрет на весь ваш род. -- Засмеялась гном, но вид её все ещё был задумчив и печален.
  
   -- Не бывает даже исключений? -- приподнял брови Умай.
  
   -- Если и бывают, то нам неизвестны, -- ответила Гном. Она задумчиво расхаживала по полу, бросила взгляд на три шлема и взмахнула рукой, деревянные двери закрылись.
  
   -- Но мы совершенно ничего не теряем, -- решила она. -- Дети, -- она обратилась к школьникам бросив взгляд на меня, я так и стояла, готовая бежать от шлемов, что могли меня ранить. -- Ты -- сядь.
  
   Я тут же села, гном вновь обратила взгляд к школьникам и заговорила более быстрым, нетерпеливым тембром, жестикулируя руками.
  
   -- Мы с вами сильно задержались, ваше занятие давно законченно. Все желающие на сегодня свободны.
  
   Время от времени входная дверь приоткрывалась, и в кабинет заглядывали ученики другого класса, что ожидали своего первого урока. Их занятие началось некоторое время назад и они нетерпеливо перешептывались за дверью.
  
   Сама гном, не скрывая своего возбуждения и не обращая внимания, на то, что дверь окончательно распахнулась и следующий класс любопытно заглядывал в кабинет, бегала вдоль стены, то и дело прикладывая ухо к ней. Шепча себе под нос, что-то об интересном эксперименте.
  
   Мои одноклассники тоже не торопились уходить, хотя совсем недавно половина ныла о том, что они теряли там время из-за меня, однако теперь все заинтересовано ждали, чем все закончится, кто-то даже ставки начал делать. Я сидела как идиот на деревянном стуле уже сорок минут, и время от времени поглядывала на окружающих.
  
   В какой-то момент ученики следующего класса разошлись по сторонам, уступая кому-то дорогу, в проеме появилась невысокая девушка, с длинными, черными как уголь волосами и темными глазами. Она замерла на мгновение, наши взгляды встретились.
  
   -- Наше занятие началось время назад, -- произнёс её недовольный голос, она сложила руки перед грудью и обвинительно на меня посмотрела.
  
   Я же мысленно пожелала им ждать до ночи, но не произнеся ни слова, отвернулась от неё.
  
   -- Заходите, заходите, -- махнула рукой им женщина-гном, что-то и дело подпрыгивала, бегая вдоль стены и стуча по ней.
  
   Девушка плавной походкой вошла во внутрь, две девушки с моего класса тут же подскочили, позволяя ей занять их место, но она лишь махнула им рукой, давая понять, чтобы они сидели на месте, и ловко вскочила на парту прямо передо мной. Вокруг неё образовалась небольшая толпа.
  
   -- Вот оно! -- воскликнула гном, счастливо щелкнув пальцами. -- Храбрый Умай! -- воскликнула Розетта, и судя по виду Умая он был в "восторге" от своего нового прозвища. -- Подойди.
  
   Умай вальяжно поднялся и подошёл к ней. Наш преподаватель начала ему показывать вверх стены, что там должна быть дверца. Взмахнула правой рукой, и её деревянный стол решив, что он лошадь, цокая ножками, словно копытами, поскакал к ней, чтобы Умай мог на него встать. Тем временем, девушка с блестящими волосами спросила, что происходит, и в зале вновь стало шумно, все на перебой рассказывали произошедшее. И теперь, вместо двадцати на меня с интересом смотрело сорок пар глаз. "Я определенно становлюсь популярной", -- думала я, мысленно топясь в том же пруду, что и мой внутренний голос до этого. На задних партах ученики стали заключать пари, окажутся у меня силы или нет. Даже жаль, что я не могла к ним присоединиться, если за бездарность выгонят из школы, то я хоть бы денег заработала.
  
   Небольшая дверца со скрипом отворилась и прямо на Умая посыпались старинные пергаменты, поднимая огромное облако пыли. Из небольшого, скрытого прежде шкафа послышался какой-то странный звук, словно что-то покатилось по деревянной поверхности, и в следующий миг оттуда вылетело нечто прозрачное, что блеснуло в заходящих лучах солнца. Женщина-гном ловко его поймала, прямо у пола.
  
   -- Я никогда не использовала его, -- шепотом произнесла Розетта, вытирая шар о свою одежду. В этот момент все притихли. С загадочным видом преподаватель подошла ко мне и протянула прозрачный, пустой шар. Внимание пуще прежнего сосредоточилось на мне, делая ситуацию ещё хуже, Умай сел на стол, на котором стоял до этого и тоже с интересом смотрел. Девушка с черными, блестящими волосами приоткрыла рот, ожидая, что произойдет.
  
   -- Что я должна делать? -- обреченно, понимая, что от этого не отделаться, спросила я.
  
   -- Откуда я знаю? -- удивилась гном. -- Я не столь стара, чтобы знать, как работает стихия воздуха. Ну... закрой глаза. Представь что ты воздух, -- предположила она, кто-то хохотнул, она быстро на него шикнула.
  
   Я закрыла глаза.
  
   -- Найди спокойствие внутри, -- все тем же предположительным тоном, говорила гном.
  
   Спокойствие... что может меня успокоить? До меня доносились смешки. Смейтесь-смейтесь, мне не привыкать к насмешкам. Спокойствие. Как бы я хотела быть драконом, летать высоко в небе, не слышать эти насмешки. Я счастливо вздыхала, представляя это. Пока не заметила, что наступила полнейшая тишина, да ну к черту эти дурацкие тесты, пора принять факт, что у меня нет магических сил и отчислиться самой. Я открыла глаза и встретилась глазами с потолком. Опустила взгляд вниз и закричала от ужаса, опора подо мной исчезла и я полетела вниз вместе со стулом, на котором сидела. Стул первым встретился с полом, и если эту встречу он пережить был в силах, то когда я приземлилась прямо на него, он жалко хрустнул и разлетелся на щепки. Я застонала, потирая ушибленную голову, все тело ныло, сердце стучало как бешеное. Приоткрыла глаза, на меня все смотрели, открыв рты, и в следующее мгновение вся аудитория взорвалась аплодисментами.
  
   Гном приложила руки к щекам.
  
   -- Дети! -- воскликнула она, перекрикивая шум. -- Я хочу, чтобы вы все понимали значимость момента, которому мы стали свидетелями! Тысячелетия назад, после окончания "великой кровавой войны", священный совет обличий наложили запрет на род магов и закрыл поток энергии воздуха для вас, как основы всего сущего. Эта девочка первая, кто способна подчинить себе эту уникальную стихию!
  
   Я, медленно кряхтя стала подниматься, преподаватель тем временем собрала с пола все свитки пергаментов, старые книги и сунула мне в руки. Я громко чихнула от пыли, ударившей в нос. Она подумала и забрала их у меня назад.
  
   -- Я их для тебя изучу, -- решила она.
  
   Поскольку мы заняли время двух классов, то все из моего были свободны, а остальные после завершения теста могли сразу уходить. Преподаватель выглядела все так же возбужденно, ей не терпелось приступить к изучению стихии воздуха.
  
   -- Ну, -- нетерпеливо заговорила она, не обращая больше внимания на меня. -- Кто первый?
  
   Все взгляды устремились к девушке с блестящими черными волосами. Довольно улыбнувшись, она ловко соскочила и подошла ко мне. Стул, тем временем, под магией гнома собрался обратно. Умай потянул меня за собой и мы направились к выходу.
  
   Спокойно, в молчании, после пережитых мной потрясений, все ещё не до конца осознавая, что у меня таки были силы, мы шли по холлу, когда из нашего класса раздался жуткий взрыв. Дверь со свистом вылетела, из аудитории повалил густой дым. Послышался кашель, но самым громким был голос гнома, что на всю школу счастливо орал:
  
   -- ЭТО ЛУЧШИЙ ПЕРВЫЙ КУРС В МОЕЙ ЖИЗНИ!
  

Глава 4. Друзья по недоразумению

   Солнце ещё несмело освещало улицы, на которых люди торопились на свои рабочие места. Я сидела в небольшом магнобусе, и торопила человека, что сидел спиной к дороге и читал газету, пока совершенно не прилагая усилий, заставлял магнитные диски крутиться и плавно плыть по заданному маршруту.
  
   Нервы у этого человека были просто железными, с таким спокойным лицом полностью игнорировать мое существование -- это дар. Вы не подумайте, мне бы в голову никогда не пришло никого торопить, вот только я сильно опаздывала в школу, это был всего второй день и я уже умудрилась проспать. А все от того, что весь вчерашний день был наполнен переживаниями.
  
   -- Ну пожалуйста, чуть быстрее! -- взмолилась я.
  
   -- Что же ты сразу не сказала "пожалуйста", -- хмыкнул управляющий магнитами человек, переворачивая лист газеты, мне даже показалось, что наше передвижное средство замедлилось.
  
   Я обреченно села на свободное сидение, голова стала вновь уносить меня в воспоминания. Сначала Ярина, что обозвала меня лгуньей, очевидно, она не поверила, что я способна подчинять стихию воздуха. Я даже пыталась ей доказать, но без шара у меня взлетать не получалось. Потом мама, что после того как услышала мои слова, смотрела в пустоту на протяжении двух часов, не произнося не слова, словно кто-то умер. Из-за всего этого я пол ночи не могла уснуть. И вот ехала в школу, в общественном транспортном средстве, что полз медленнее черепахи!
  
   Наконец, он остановился и я сорвалась с места. Пятнадцать минут, всего пятнадцать минут. Скажу заблудилась, скажу меня пытались убить банда темных, осталось придумать, как они оказались в нашем мире.
  
   Я со всех ног мчалась по главному корпусу, когда впереди замаячила заветная дверь. Первое занятие в этот день: Всеобщая внутренняя история, оно было общим и проводилось всему первому курсу, поэтому я надеялась, что никто и не заметит отсутствие всего одного человека.
  
   Спотыкаясь, не замечая ничего кроме заветной двери, я поспешно сокращала расстояние. К сожалению, я совсем не заметила человека, что тихо, не торопясь подкрался к двери, и бесшумно начал её открывать. Я протянула руку, только сейчас заметив девушку, врезалась в неё, и мы вдвоем упали прямо на дверь, что отворилась внутрь аудитории. Мы оказались у ног застывшего преподавателя.
  
   Черт возьми! Я почти застонала, я ещё не отошла от вчерашнего падения, и тут вновь на старые мои синяки. Приоткрыла глаза, подо мной лежала та самая девушка с черными блестящими волосами из параллельного класса. Она лежала на полу недовольно пыхтя и, кажется, отталкивая меня, в какой-то момент она меня узнала, и все недовольство с её лица испарилось.
  
   -- Я обожаю обниматься на полу, -- заговорил её несколько насмешливый голос. -- Но почему бы нам не подняться?
  
   -- Ой, прости! -- воскликнула я, быстро подскакивая на ноги и тем самым освобождая путь для неё. Девушка лишь махнула рукой в мою сторону.
  
   -- Ничего, жить буду, -- вполне добродушно произнесла она.
  
   -- Шамарин, -- заговорил голос за нашими спинами, это слово было выдавлено сквозь зубы, с явными признаками ярости. Упс... все классы на нас смотрели, мы повернули головы к нашему учителю, высокому пожилому человеку лет сорока, что стоял у огромной карты нашей страны, с силой сжимая указку, даже его костяшки побелели от напряжения, лицо начало краснеть от ярости. Я даже могла видеть, как за очками дергался его глаз.
  
   -- В вашей семье, -- сквозь зубы говорил учитель. -- Очевидно не учат никакому уважению.
  
   Я невольно сделала шаг назад, заступая за спину девушки с блестящими волосами, что хоть и была ниже меня, выглядела намного уверенней. Шамарин... что-то знакомое.
  
   -- Мало того что вы! И ваша подруга! -- с ударениями говорил голос, что набирал громкость, и становился все тоньше и истеричней, -- опоздали! Так ещё и посмели устроить цирк!
  
   -- Я приношу свои извинения... учитель, -- заговорила моя "подруга". -- Это лишь недоразумение.
  
   -- Недоразумение, -- почти беззвучно произнес учитель, очевидно оскорбившись. -- Для вас сорвать урок -- лишь недоразумение?! Пусть ваша семья хоть будет властелинами всего мира! Но на своем уроке я требую уважения! Вы и ваша подруга! -- он бросил и на меня разъяренный взгляд. -- Вон из класса! После занятий найдете меня, будете писать объяснительные!
  
   И указав указкой на дверь, он гордо от нас отвернулся, возвращаясь к своей карте. Я стояла, открыв рот, так и не поняв что, и главное -- как произошло?! Шамарин потянула меня за собой.
  
   -- Ну бог с ним, -- приободрено заговорила девушка, закрыв за нами дверь. -- Я и позавтракать не успела, так торопилась на его занятие. Пойдем в буфет? -- спросила она меня.
  
   Но я совсем не слышала её слов, погрузившись в себя. Шамарин, Шамарин... где-то я это слышала. Она на меня смотрела, приподняв брови, я ткнула пальцем в её сторону:
  
   -- Шамарин! -- невольно громко воскликнула я. -- Мэр города! Я знаю, кто ты!
  
   -- Ой, -- она положила руку себе на сердце, и наигранно-вдохновленным голосом заговорила. -- Кто-то знает имя моего рода, такая неожиданность.
  
   Воцарилось молчание, она весело смотрела на меня, я смотрела на неё, она приподняла темные брови.
  
   -- Ну! -- поторопила она меня, -- мы пойдем есть или нет?
  
   -- Есть? -- удивилась я, желудок мой скрючивало и я согласилась, хотя не была уверена, что это было хорошей идеей -- следовать за ней.
  
   -- Лесана, -- представилась она, сверкнув хитрыми темными глазами.
  
   -- Рада...
  
   -- Какое смешное имя, -- добродушно улыбнулась девушка.
  
   -- Сказал человек, чье имя произошло от слова лес, -- хмыкнула я.
  
   -- У всех свои недостатки, -- лишь пожала плечами девушка. После очередной минуты молчания она заговорила более приободренным голосом.
  
   -- Правда смешно вышло с преподавателем? -- она рассмеялась. -- Это же надо было именно мне влипнуть в историю, -- смеялась девушка, я смотрела на неё скептически, не находя в ситуации совершенно ничего смешного.
  
   -- Это не смешно, -- наконец произнесла я, девушка перестала смеяться.
  
   -- Ты просто не знаешь всей истории, -- вновь приободрено заговорила Лесана. -- Мой брат учится в этой же школе двумя годами старше, Даниил. Это все его вина, что препод мою семью не любит, -- увлеченно рассказывала дочь мэра, пока я все пыталась понять, почему она мне это рассказывает. Наши статусы разнятся вверх и вниз на миллионы ступеней.
  
   -- Ронжин, это преподаватель истории страны, очень монотонно ведет уроки, все обычно спят. К счастью, он настолько поглощен тем что рассказывает, а особенно своей драгоценной картой, что совсем не замечает учеников и все прекрасно умудряются выспаться. Только мой брат с другом как-то решили не терять время и потренировать "природную энергию", -- она время от времени поглядывала на меня, смотря, слушаю ли я её, и я искренне слушала и делала вид слушающего. -- Короче они взорвали стол прямо посреди занятия.
  
   -- Да ладно? -- изумилась я, как у кого-то на это хватило ума.
  
   -- С тех пор он его недолюбливает. Очевидно, меня тоже не взлюбил, -- без тени сожаления говорила девушка, заходя в небольшой буфет, что ещё пустовал. Лишь трое парней сидели за дальним столиком. Когда мы вошли, они подняли к нам лица и даже помахали моей спутнице, но она сделала вид, что их не заметила.
  
   -- Как удачно, что ты тоже там оказалась, -- сказала мне Лесана, заказав еду. -- Он тебя тоже запомнил, так что мы вместе будем ходить его пересдавать миллионы раз.
  
   Я скривилась, без настроения заказав себе чай и булочку.
  
   -- Просто замечательно, -- недовольно произнесла я, мы уселись за столик. -- Из-за человека, что я даже не знаю, у меня буду проблемы.
  
   Лесана замерла и с искренним удивлением на меня посмотрела, словно ожидала, что я буду радоваться этому факту.
  
   -- Но это же твоя вина, -- заметила Шамарин, размешивая подсластитель в своем кофе. -- Ронжин, когда читает лекции, ничего не видит и не слышит, если бы я незаметно, как и собиралась, туда вошла, то он бы даже не заметил, но в меня врезалась ты!
  
   Я застыла, обдумывая её слова, признавая, что в них была своя логика, и собралась было извиниться, как трое парней, что сидели за другим столом, подошли к нам и расселись вокруг. Они выглядели гораздо старше нас, и были выше многих наших одноклассников. На вид им было лет 18-19.
  
   -- Привет, Лесана, -- весело заговорил один из них, темноволосый парень, что смотрел с задором на мою спутницу. Кажется, он даже был выше Умая, хотя представить кого-то выше того пугающего человека я просто не могла. -- Почему не на занятии?
  
   -- Меня, -- высокомерно заговорила девушка, недовольно осматривая нашу новую компанию. -- Благодаря тебе, милый братец, с урока выгнали.
  
   Парни перекинулись взглядами, и друг другу произнесли: "История Страны".
  
   -- А это? -- один из них, что внимательно рассматривал меня, указал подбородком.
  
   -- Её тоже... он решил, что мы друзья, -- пожала плечами Лесана, откусывая тост.
  
   -- Будто у тебя такие могут иметься, -- хмыкнул её брат, и двое других, что очевидно, тоже её хорошо знали, весело захихикали. Я, благодаря моему уникальному дару свыше, не способная вести себя непринужденно среди чужих людей, молча ела и пила свой чай.
  
   -- Я в новой школе! -- язвительно отозвалась девушка. -- Вполне могу подружиться с кем-нибудь!
  
   -- Словно тебе это интересно, -- заговорил друг её брата.
  
   -- Ты же у нас таким не занимаешься? -- кивнул её брат. -- Тебе не нравятся люди.
  
   -- Вот именно, люди, -- хмыкнула Лесана. -- Почему вы сидите с нами? -- изогнув темную бровь спросила девушка.
  
   -- Зачем ты потащила за собой этот отброс? -- подал голос парень с рыжими темными волосами, что внимательно меня рассматривал до этого.
  
   Кусок булочки застрял в моем рту, и я начала молиться всем богам, чтобы не подавиться.
  
   -- У неё даже штаны столь стары, что протерты, -- с презрением, с жестокой насмешкой смотря на меня говорил парень.
  
   Я, однако, на него не смотрела, уговаривая свои ноги поднять меня и уйти, но они словно примерзли к полу, одетые в мои новенькие штаны, что мы с мамой купили специально для этой школы.
  
   -- Может они у неё и старые, зато чистые. А твои с прожженными дырами выглядят отвратительно. -- С колоссальным презрением в голосе заговорила Лесана.
  
   Парень окинул свои штаны быстрым взглядом.
  
   -- У меня нет прожженных дыр.
  
   -- Сейчас будут, -- хмыкнула Лесана, поднимаясь, парень тут же подскочил.
  
   -- Достаточно, -- тоже поднялся брат моей новой знакомой. -- Влад, сядь, -- их взгляды на мгновение скрестились, и его приятель сел. -- Лесана, тебе ли драться со старшекурсником?
  
   -- Испугался, -- она насмешливо приподняла брови, Влад сжал кулаки. -- Вы пришли нас сюда оскорблять? Рада! -- воскликнула она мое имя, ожидая, что я заступлюсь за себя и все посмотрели на меня, я как раз откусывала очередной кусочек булочки.
  
   -- Это булочка шикарна, -- с набитым ртом произнесла я. -- Хочешь попробовать? -- я протянула её в сторону Лесаны, и захлопала ресницами.
  
   -- Прости нас Лесана, -- заговорил третий, самый вежливый, очевидно, из них. -- Просто это неожиданно -- видеть тебя с кем-то, особенно с девушкой не твоего статуса. -- Он взглянул на меня, чуть склонил голову. -- Не хочу тебя обидеть, но ты понимаешь о чем я. -- И выжидающе на меня посмотрел, ожидая, видимо, ответа.
  
   -- Булочка шикарна, -- вновь произнесла я, отворачиваясь.
  
   -- Эта девушка, не моего статуса, -- скривила голос Лесана как бы пародируя их. -- Подчинила вчера на моих глазах стихию воздуха.
  
   Парни на мгновение замерли, раздумывая над её словами.
  
   -- Я что-то об этом слышал, -- произнес человек, что ещё пару минут назад меня оскорблял.
  
   -- Даниил Шамарин, -- брат Лесаны ловко отодвинул в сторону свою сестру, и оказался прямо передо мной, протягивая свою руку и очаровательно улыбаясь. -- Безумно приятно познакомиться. Если будут какие-то проблемы в школе, ты знаешь к кому обращаться, -- он мне подмигнул.
  
   -- Я её первая нашла! -- Лесана вскочила на стул, в попытках убрать своего брата от меня.
  
   -- А я симпатичней, -- хмыкнул Даниил, и не думая двигаться.
  
   -- И гей, -- хмыкнула Лесана, смотря на меня из-за его плеча. Глаз её брата задергался и они чуть не начали драться прямо в буфете, но полноватая женщина, что следила за порядком, погнала нас оттуда веником.
  
   -- Опять Шамарин! -- кричала она, грозно махая в нашу сторону своим страшным оружием. -- Никакого от тебя покоя! -- кричала женщина, направляясь за нами и раздувая щеки. -- Как тебя ещё не отчислили! За твоими проказами у тебя совсем не остается времени на учебу!
  
   -- Мой отец платит вам зарплату, -- хмыкнул парень, останавливаясь у первых столов и подмигивая мне. Он очень важно, словно был её начальником, говорил, отчего стало противно. -- Имей уважение, женщина.
  
   -- Ах, зарплату, -- ахнула буфетчица. -- Ах уважение, -- она глубоко дышала, направляясь к углу. -- Ах женщина! Ну я покажу тебе уважение! -- она схватила ведро с водой и довольно бойко побежала на нас.
  
   Захохотав, Даниил бросился из буфета, схватив меня за руку, за нами бросились все остальные.
  
   Мы выбежали на улицу, они продолжали смеяться.
  
   -- Когда-нибудь, -- тяжело дыша, опираясь на колени заговорил Влад. -- Она нас догонит.
  
   -- Не пугай меня, -- передернулся Даниил. -- Ну, она и правда увеличила свою скорость, в весе что-ли сбросила, надо будет поинтересоваться.
  
   В это время урок закончился, и из главного корпуса посыпались люди. Парни, махнув нам на прощание рукой, исчезли в толпе, и Лесана, что и не думала от меня сбегать, довольная, что мы от них отделались, обернулась ко мне.
  
   -- Смотри, что у меня есть, -- девушка, загадочно улыбаясь, достала некий потертый старый свернутый трубочкой пергамент, в её глазах стоял почти такой же счастливый маниакальный блеск, что и у нашего преподавателя-гнома, когда она узнала, что её ученик способен подчинять стихию воздуха. Она помахала им передо мной, словно я должна была по потертой стороне пергамента понять, что это и восхититься. Я довольно скептически на неё смотрела.
  
   -- Через урок, -- заговорила Лесана, -- будет большой перерыв, встретимся... -- она задумалась, оглядываясь в толпе бесчисленных учеников, что вышли подышать прекрасным осенним воздухом. -- У того фонтана, -- она указала на небольшой водоём, из которого то и дело взлетали большие водные шары вверх и в какой-то момент взрывались в воздухе, словно фейерверк, разлетаясь в стороны и иногда выстраиваясь в фигуры.
  
   -- Ты собираешься со мной ещё встречаться? -- удивленно спросила я. Честное слово, мне не хотелось чувствовать себя ущемлёно из-за того что я нахожусь с человеком, что намного выше меня статусом.
  
   -- Конечно, -- пожала плечами Лесана, посмотрела на мое лицо. -- Не хочешь? -- я на ее вопрос неопределённо передернула плечами и мотнула головой, она приподняла брови. -- Но ты встретишься, -- утвердительно произнесла Шамарин.
  
   -- С чего ты взяла? -- я недовольно на неё посмотрела, пусть она и выше меня по статусу, а приказывать в школе права не имела, в этом буфетчица права.
  
   -- Потому что тебе интересно, -- улыбнулась мне Лесана вновь помахав свёртком, и развернулась уходить на прощание обернулась. -- Помни, что в этой школе нет учителей, способных обучить тебя твоей стихии.
  
   "Пффф... больше я с этим человеком не увижусь", -- решила я. Конечно, мне было интересно, что за пергамент был в её руке. А кто знает? Вдруг карта сокровищ, я бы не отказалась найти сокровища. Или ещё что интересней, однако, ничего более интересного я сама придумать не могла. Тогда моей маме не пришлось бы больше работать на низших работах.
  
  

Глава 5. Сокровища

   Сокровища... А может, это список заклинаний для людей, что способны подчинять стихию воздуха? А может, это... сокровища... Этот пергамент и её уверенный взгляд выглядели на удивление многообещающими.
  
   Шел предмет физики природной энергии, что полностью был основан на математике, но все, что я могла слышать -- было внутренним голосом, что шептал мне: "сокровища, ты отказываешься от сокровищ!".
  
   Вторую часть урока, когда я признала, что не могла отказаться от сокровищ, я взвешивала, что во мне пересиливает -- нелюбовь к этой странной девушке с очень красивыми и длинными волосами, (моему серовато-белому хвостику оставалось только завидовать), или же любовь к сокровищам.
  
   Когда прозвенел звонок, я тяжко вздохнула и, положив свое лицо на парту, несколько раз стукнулась лбом о столешницу.
  
   -- Да ладно тебе, -- произнес Умай с осторожностью на меня смотря. -- Урок не был так плох. Я тоже не понял закона равновесия, но ведь это лишь введение.
  
   Я подняла к нему лицо, он чуть склонился надо мной, у него такие выразительные глаза, когда смотрели без ненависти. Интересно, почему в нем такая жуткая аура? Не будь этой ауры, он был бы очень популярен. В момент, когда он приподнял брови, я поняла, что ни слова не помню из того, что он говорил мне, я ему глупо улыбнулась.
  
   -- Сокровища, -- вспомнив, произнесла я и резко подскочила, начиная засовывать все свои учебники и тетради в рюкзак. Это слово поставило в тупик моего соседа, он задумался.
  
   -- Да, -- согласился он, задумчиво кивая. -- Физика и математика -- это сокровища нашего мира.
  
   Я, уже готовая мчаться прочь, замерла, обернулась к нему, смотря как на прокаженного, мне показалось, или он сказал какую-то ересь? Ощущение, словно он матом ругнулся в очень приличном обществе.
  
   -- Это не то, что я имела ввиду, увидимся на следующем занятии! -- крикнув ему это, я помчалась прочь. Эх, что поделать мне и вправду было жутко интересно, что было в том пергаменте, что-что, а дочь мэра умеет заинтриговать, видимо ей талант от отца достался, не зря же он выбирался столько раз.
  
   Даже если это будут не сокровища, а список заклинаний, что будет доступен только мне... Я выскочила из корпуса, вертя головой из стороны в сторону, вспоминая где был тот фонтан. Благо, я была высокой с детства, и мой цепкий взгляд через головы толпы учеников приметил невысокую фигуру, стоящую прямо на краю фонтана. Проталкиваясь через учеников, что все разом решили выйти на улицу, я направилась к фонтану.
  
   Лесана стояла прямо перед ним, протянув руку вперед, позволяя шарам, что поднимались вверх ударяться о её ладонь и разбиваться в капли еще до того, как они успевали образовать фигуру. Лесана смотрела сосредоточенно на них, иногда сама дотягиваясь и разбивая шары, я заметила, что некоторые ученики смотрели на неё со смешинками в глазах, и постепенно расходились подальше.
  
   -- Когда-нибудь, -- раздался её тихий наполненный энергией голос. -- Я подчиню себе эту стихию, -- она, разбив очередной шар, опустила руку. Девушка стояла на самом краю, обещая вот-вот упасть в глубины этого фонтана, что казалось уходил на километры вниз.
  
   Я подошла к ней.
  
   -- Если приложишь достаточно усилий на учебе, -- произнесла я.
  
   Лесана обернула голову ко мне, смотря с насмешкой.
  
   -- ВНИМАНИЕ ВСЕ! -- вдруг заговорил громкий голос. Мы обернулись. В кругу, что образовали студенты, стоял брат Лесаны, и, приложив руки ко рту, чтобы голос был громче, заорал:
  
   -- ГОТОВЬТЕСЬ К ШОУ!
  
   Я и Лесана удивленно посмотрели друг на друга, и тут мой рот невольно открылся: за спиной Шамарин все шары перестали подниматься в воздух вверх, и выстроились в ровно в ряд, словно ожидая команды, Лесана, заметив мой взгляд, тоже обернулась, она начала кивать выставив руку вперед:
  
   -- Я что-то слышала об этом, -- произнесла она. Я, ничего не понимая приподняла брови.
  
   -- БЕЖИМ! -- завопила девушка, резко спрыгивая с бортика фонтана и бросаясь прочь. С опозданием я бросилась за ней, а шары, словно по невидимой команде, пустились в атаку, в меня парочка угодила. На удивление, они оказались объемными, и моя голова и рукав быстро намокли. За Лесаной следовало сразу четыре шара. Многие студенты, поняв, что все равно стояли слишком близко, разбежались. Шамарин оказалась ловчее меня, она умудрилась забежать за спины каких-то парней, развернулась и резко толкнула двоих в спины, прямо на шары.
  
   Надо ли говорить, что когда я последовала за ней за школу и мы, наконец, остановились, я была мокрая и до ужаса злая. Шамарин, что была совершенно сухой, виновато улыбнулась.
  
   -- Надо же, как неожиданно вышло. Мне кто-то говорил, что этот фонтан не любит, когда его прерывают, -- она хохотнула. Издав некий звук непонятный звук, больше похожий на рычание, я развернулась прочь.
  
   -- Стой! -- Лесана схватила меня за руку. -- Смотри, все не так плохо! -- она поднялась на носочки и начала тереть мои волосы. -- Мы их быстро высушим!
  
   Я схватила её за руки.
  
   -- Ладно, ладно! -- раздраженно выдохнула я, останавливая ее. -- Что там у тебя?
  
   Она загадочно блеснула черными глазами в мою сторону, и достала из сумки аккуратно упакованный старый пергамент. Я потрясла своей мокрой рукой, куда угодил шар.
  
   -- Неужели ты не могла их как-нибудь остановить? -- недовольно спросила я.
  
   -- Как? -- удивленно оторвалась от своего занятия Шамарин. -- Ты знаешь секретный способ как руководить стихией воды? -- она смотрела на меня во все глаза, что горели любопытством и жаждой.
  
   -- Разве не ты сказала, что овладеешь этой стихией? -- буркнула я.
  
   -- Я сказала когда-нибудь, -- заметила Шамарин. -- Когда-нибудь я подчиню себе и твою стихию, -- девушка передернула плечами, возвращаясь к своему занятию по распаковыванию пергамента.
  
   -- Хм, Лесана, -- неуверенно заговорила я. -- Какой стихией ты можешь управлять?
  
   -- Огня разумеется, -- ответила Лесана, наконец справившись с упаковкой. -- Ты разве не видела, какой я взрыв устроила во время тестов? Сразу после тебя, между прочим, -- она приподняла брови, довольно смотря на меня. -- Мы думали, что весь главный корпус взлетит в воздух.
  
   -- Восхищаюсь твоим талантом, -- не без сарказма произнесла я.
  
   -- Спасибо! -- обрадовано воскликнула Лесана, подпрыгивая и хватая меня за руки. -- Я знаю, мои силы превосходны! -- она ударила себя в грудь. -- Я буду сильнейшим магом нашего времени! -- довольно произнесла она таким уверенным тоном, словно уже была сильнейшая.
  
   Тут я, наконец, поняла, что с ней было не так и почему она, со своим статусом, продолжала общаться с кем-то вроде меня. Да она же, очевидно, на всю макушку двинутая! Что тут сказать, я начала понимать, что мне от этого человека не отделаться, ну не везло мне на адекватных людей, что тут поделать. Она, тем временем, подвела меня к камню, на котором лежал сверток.
  
   -- Ты ведь знаешь, что стихия огня не дает тебе возможности управлять водой? -- на всякий случай решила уточнить я.
  
   -- Да что ты, -- хмыкнула Лесана. -- А я думала, это слова синонимы.
  
   -- Как ты тогда собираешься её себе подчинить, если в тебе есть часть другой стихии?
  
   -- Это возможно, -- пожала плечами девушка. -- Когда маг овладевает в совершенстве стихией, что подвластна ему, то для него открывается мироздание, возможности для принятия остальных стихий, -- сказала Лесана.
  
   -- Это возможно лишь в теории, -- заметила я.
  
   -- Значит, ещё никто не опровергнул этот факт, -- она развернула свой пергамент. -- Я слышала уже о подобных случаях.
  
   -- Что произошли сотни лет назад? -- я дернула головой. Смысл был спорить с повернутым на всю голову человеком, я поторопилась сменить тему. -- Что это? -- указала подбородком на сверток.
  
   С таинственным видом Лесана развернула пергамент на камне, что оказался вдвое больше, чем я могла себе представить. Я наклонилась, карта... это действительно было картой, но какой-то знакомой.
  
   -- Это карта нашей школы? -- я выразительным взглядом посмотрела на Лесану.
  
   -- Я нашла её в нашем доме, -- не без гордости произнесла Шамарин. -- Реликвия нашей семьи.
  
   "Карта к сокровищам!", -- тут же мысленно предположила я, и мои глаза начали загораться светом.
  
   -- Ты уже поняла что это, -- счастливо хлопнула в ладоши Шамарин, я закивала, если ей нужна моя помощь, то значит ей придется делиться! Я мысленно глупо захихикала, обещая своей маме прекрасную жизнь.
  
   -- Это карта к...
  
   -- К корпусу "Воздушной стихии!", -- с придыханием закончила говорить Лесана, я замерла на месте, скривившись. Она приподняла брови, и я щелкнула пальцами притворившись, что попала в самую точку.
  
   -- Откуда здесь вообще такой корпус? -- не выдержала я, когда разочарование внутри перелило через край.
  
   -- Да ты что? -- оскорбилась Шамарин. -- Наша школа -- одна из древнейших, и существовала ещё в те времена, когда эльфы жили среди магов-подчинителей, и сами люди могли подчинять стихию воздуха. Но... после наложения запрета, школу меняли, корпус остался в стороне, за территорией.
  
   -- Это карта... -- голосом, что больше не мог скрывать своего разочарования, начала я.
  
   -- Расположения факультетов ещё до начала Великого Стояния! -- счастливо воскликнула Лесана, словно говорила о сокровищах. -- Если отец узнает, что я её стащила... реликвия нашей семьи, -- гордо произнесла девушка, довольно подперев бока. Казалось, что вот-вот --
   и её просто разнесет на части от распирающей гордости.
  
   -- Ееее, -- все тем же разочарованным, наполненным сарказмом голосом, пропела я, и подняла кулак в воздух, словно радуясь. -- У нас есть карта разрушенного здания.
  
   -- А ты что думала? -- спросила Лесана, пытаясь представить себе нечто лучшее, чем эта реликвия.
  
   -- Сокровища, -- пожала плечами я, решив, что мне нечего стыдиться, все любят сокровища.
  
   -- Сокровища? -- скривилась Лесана. -- Кому нужны "сокровища", -- она громко фыркнула, отворачиваясь к своей "гордости" и аккуратно, боясь повредить, стала её внимательно рассматривать.
  
   Я краем глаза поглядывала за её умным лицом, что с понимающим взглядом водил по карте, и тяжко выдохнув, делая, разумеется, ей большое одолжение, подошла. Мои глаза впились в непонятные закорючки и записи с палочками. Заметила, что Шамарин посматривала время от времени на меня взглядом, наполненным надеждой. Разочаровывать её как-то не хотелось, и я с большим вниманием уставилась в символы, что не несли никакого смысла для меня.
  
   -- Ээээм, -- произнесла я, протягивая руку, -- О! тут буква понятная!
  
   Лесана ударила меня по руке, чтобы я не трогала карту.
  
   -- Рассыпется ещё.
  
   -- Почему бы нам не спросить учителей, где находится факультет воздуха? -- спросила я, и встретилась со взглядом наполненным скептицизмом.
  
   -- Как это интересно? -- спросила Лесана, махая рукой. -- Сами разберемся.
  
   Время перемены стремительно сокращалось, и Лесана стала складывать карту, все также аккуратно упаковывая. Мы направились к главному общему корпусу.
  
   -- Встретимся после уроков, -- махнула она мне, когда пришло время нам расставаться.
  
   -- Я не приду, -- хмыкнула я, разворачиваясь прочь.
  
   -- Хм, -- Лесана весело хмыкнула. -- Объяснительную у Ронжина, значит, ты писать не будешь? -- изогнула брови девушка, я вся передернулась, ведь я совершенно об этом забыла, а Шамарин, весело мурлыкая песенку себе под нос, направилась прочь.
  
   Эх... ещё и объяснительную писать... ещё и с ней её писать. Сокровища ей видите ли не интересны... Между прочим, сокровища это не только богатства, но и знания!
  
   Я подошла к кабинету, вокруг которого столпились мои одноклассники, что ожидали начала урока. Умай стоял чуть в стороне, отрешенно смотря в окно, пока перед ним стояла девица с раскрасневшимися щеками и что-то радостно ему говорила, её взгляд то и дело бегал из стороны в сторону, и она всеми силами пыталась привлечь внимание моего соседа по парте. Я счастливо замерла на месте и бросилась к ней:
  
   -- Привет, -- дружелюбно произнесла я, мысленно пританцовывая. Наконец-то, новый человек! Настоящий! Без прибамбахов! Я видела, что с ней многие подружились, значит она адекватна! Я была столь счастлива, что была готова плясать от радости. Посмотрела на одноклассников, что стояли толпой в стороне и время от времени кидали на нас взгляды и перешептывались.
  
   -- П-привет, -- произнесла невысокая девчушка, я вообще заметила, что была выше всех девочек в классе, у девушки были короткие рыжие волосы, что делали её похожей на мальчика, несколько пухловатое конопатое лицо, что, очевидно, легко краснело из-за структуры кожи.
  
   -- Вы оба самые офигенные в классе, -- с придыханием произнесла она. -- Огонь в чистом виде, такое так редко увидишь, -- говорила она, поворачивая глаза к скучающему парню. -- Ты, наверное, очень много тренируешься.
  
   -- Да-да, Умай очень любит тренироваться, -- тут же закивала я головой, не имея ни малейшего представления, чем мой сосед по парте любил заниматься. Парень с неодобрением на меня посмотрел. -- А ты, ты... -- я задумалась, не имея представления как нужно вести непринужденные разговоры. -- Откуда ты?
  
   -- Я, -- она бросила быстрый взгляд на Умая, что изогнув брови смотрел на меня, словно не понимал почему я вообще разговаривала. -- Я из пригорода, тут не далеко, Солнечное поселение, -- чуть помедлив, ответила она.
  
   -- Почему ты разговариваешь? -- подал свой голос Умай, что смотрел куда-то в сторону.
  
   -- Ой, прости, -- я приложила руку к губам. -- Вы беседовали, а я вмешалась, -- сделала шаг назад, и мгновенно замерла, когда он повернул ко мне свое лицо, и я встретилась с ним взглядом, в его темных глазах стояла насмешка.
  
   -- Я говорил не о тебе, -- он посмотрел на отважную девчушку, что одна из всех решилась к нам подойти. Однако, под взглядом Умая словно стала меньше, покраснела ещё сильнее.
  
   -- Простите, -- пискнула она вжимая голову в плечи и пятясь от нас.
  
   -- Нет-нет, -- замахала я руками. -- Не слушай его, он просто стеснителен, да! -- я щелкнула пальцами, счастливая, что нашла ему оправдание. -- Он очень стеснительный!
  
   -- Я не стеснителен, -- Умай весь передернулся. Я лишь смотрела в след девушки, что продолжала пятиться от нас в сторону остальных.
  
   -- Я просто хотела пригласить вас с нашим классом встретиться в воскресенье, -- все тише и тише говорила рыжий мальчик-девочка. -- Мы собирались в парк, чтобы все узнали друг друга получше.
  
   И пока в моей голове пел счастливый хор, а сердце замерло от восторга, Умай бросил резкий взгляд на неё и за нас обоих ответил:
  
   -- Не заинтересованы.
  
   И девушка, не заметив мою протянутую руку и беззвучный крик: "Неееееет", сбежала от нас. Я подняла глаза к небу: "За что??? ЗА ЧТО?!"
  
   Мой злой взгляд встретился с глазами Умая, парень приподнял брови.
  
   -- Ты ведь не хотела идти на сборище никчемных, бездарных магов? -- утвердительно произнес, нежели спросил парень.
  
   Я издала некий звук, природа которого была не ясна даже мне, и, махнув рукой и бурча, что "совершенно не хотелось", поплелась в аудиторию. Мой сосед по парте пошел за мной, все наши одноклассники расступились перед нами, пропуская вперед. Да и куда мне, с моим "шикарным" талантом-то лезть.
  
   Занятие тянулось довольно долго. Умай к моему удивлению откровенно скучал, могу даже больше сказать -- это был первый раз, когда я видела, что он совершенно не проявлял никакого внимания на предмете. Прежде, во время урока, он все старательно записывал и никогда не разговаривал.
  
   -- Значит, -- шепотом заговорил Умай. -- Тебе бы хотелось пойти со всеми в парк?
  
   Я подняла к нему удивленный взгляд. Мало того, что это был первый раз, когда он заговорил на уроке, это был первый раз, когда он заговорил со мной вообще безпричинно. Он всегда сидел со мной и перед классами, всегда становился рядом, отпугивая одноклассников, что могли бы со мной подружиться.
  
   -- Ну, мне кажется, -- задумчиво заговорила в ответ я, -- это было бы неплохим опытом.
  
   -- Так-так-так, -- преподаватель, что увлеченно рассказывала об истоках наших сил в теории, тут же прервалась. Невысокая женщина с тщательно уложенными в прилизанную прическу волосами, перевела взгляд на меня.
  
   -- Девочка, что любит разговаривать, -- она указала на меня своими маленькими глазами. -- У тебя есть вопрос по теме нашего занятия? -- она приподняла свои брови. -- Поднимись, не стесняйся.
  
   Я, до того как заговорил Умай, её слушала и мне было даже интересно, поскольку она вела вводное занятие о нашей школе, о том, что все было создана века назад для учеников, чтобы научить их принимать энергию природы, что давала им возможности подчинять себе стихии. Даже рассказывала о факультетах, что каждый настроен именно на стихии, что они облегчают и отделяют энергию для каждого индивидуально, упрощая этот процесс, пока мы сами не научимся это делать.
  
   -- Вопрос, -- приказала она стальным тоном. -- Я жду.
  
   -- Мне, -- приглушенно-тихо заговорила я, -- интересно, где находится факультет воздуха.
  
   Преподаватель удивленно приподняла брови.
  
   -- То есть, вы перечислили три факультета, что помогут концентрировать энергию природы, но ни слова не сказали о факультете воздуха...
  
   -- Милая, нашему миру этот факультет давно не нужен, -- она махнула рукой, давая разрешение сесть.
  
   -- Но ведь он был давно, до войны, -- этот вопрос сам вылетел из моего рта, поскольку действия Шамарин действительно меня заинтересовали, как я не пыталась этого отрицать.
  
   -- Был, -- учитель неодобрительно на меня смотрела, очевидно, жалея, что заставила меня задавать ей вопросы, и я прямо видела в её глазах желание сделать замечание и все.
  
   -- Значит, должны остаться от него хотя бы руины? -- настаивала я.
  
   -- Милая, -- улыбнулась преподаватель, словно говорила с полным идиотом. -- Это действительно интересная тема, но правда в том, что никто не знает и никто не может отыскать даже эти руины. Все крепости защищены древней магией. Говорят, что крепость воздуха защищена магией эльфов, что в то время были в школе, по легендам. Да и территория школы древности растягивалась за такие пределы гущи леса, что лучше там не бывать. Если не знать, куда идти, то, боюсь, это здание отыскать невозможно, -- закончила говорить учитель, давая понять мне, что не намерена продолжать эту тему. -- В будущем я подробнее расскажу о нашей школе. А сейчас вернемся к нашей лекции.
  
   После этих слов гордость за карту, что имела эта неадекватная девушка, не казалась столь бессмысленной, и мне даже захотелось найти этот факультет. Магия эльфов... по рассказам, эльфы обладают сильнейшей и чистейшей магией в этой мире. Мои мысли унесли меня далеко в мечты. Рада Оржеховская -- единственный член воздушного факультета, который никто не может отыскать. "Я могла бы с таким жить", -- признала я.
  
   Урок закончился, я была просто переполнена энергией от своих грез и была готова мчаться на всех парах мечтания к Шамарин. Поднялась из-за парты и этим взглядом, что был наполнен энергией, встретилась со взглядом Умая, он приподнял брови.
  
   -- Она меня уговорила, -- ощущая, как сияют мои глаза, произнесла ему я.
  
   -- Да пойдём в твой парк, пойдём, -- махнул рукой парень, словно я его уговаривала до этого. -- Рыжая, -- он остановил девушку, что пробегала мимо, она испуганно замерла поднимая к нему большие карие, с зеленоватым оттенком глаза.
  
   -- Где и когда в парке встречается группа?
  
   -- Ты решил придти? -- удивленно спросила девушка, тот неопределённо махнул головой.
  
   -- В воскресенье, при западном входе, -- она захлопала ресницами, -- к полудню.
  
   -- Мы там будем, -- серьезно произнёс Умай, и девчушка счастливо улыбнулась и, кивнув, побежала прочь, на прощание крикнув, что будет нас ждать.
  
   -- Но я имела ввиду, -- удивленно заговорила я, однако, наткнувшись на взгляд Умая одернула себя. С него станет догнать их и отказать им вновь.
  
   -- Увидимся в воскресенье тогда, -- улыбнулась ему я. Мне надо написать объяснительную историку.
  
   -- Удачи, -- хмыкнул Умай, разворачиваясь прочь. -- Его урок был ещё скучнее этого.
  
   Я лишь пожала плечами, смотря ему в след, а после, вспомнив о факультете, который мне срочно надо отыскать, бросилась по коридору, отчего-то чувствуя чрезвычайное возбуждение, впервые в жизни наверное. Отыскать что-то, что никто не мог найти в течении тысячелетий! Это... это... это... круче сокровищ!
  
   Я мчалась по коридору к аудитории, где историк вел свои занятия. Лесана, что стояла у двери, ожидая, когда закончится занятие в кабинете, обернулась, удивленно приподнимая черные брови и смотря за тем, как мое нескладное тело, что было слишком высоким для моего возраста, неслось на встречу ей. Я притормозила с криком:
  
   -- Я согласна! Мы должны его отыскать!
  
   Однако, споткнулась о свою же ногу, координация движений у меня хромает от рождения на обе ноги. Лесана оказалась более ловкой, чем я предполагала и даже попыталась меня поймать, однако, сил меня удержать у неё не хватило, и мы вновь влетели в двери, с шумом распахивая их и вваливаясь в таком виде в кабинет.
  
   -- Да вы издеваетесь, -- учитель, что стоял у доски вел занятие у старшего класса, так крепко сжал указку двумя руками, что она разлетелась на две части. Мы взглянули на сонный класс, что тут же начал оживляться. Наши с Лесаной рты были открыты, и черт меня дернул пропищать:
  
   -- Моя нога, -- пискнула я, дотрагиваясь до неё, и поверьте мне, моя нога была в совершенном порядке, даже не чесалась.
  
   -- Она сломала ногу, -- в ужасе выдохнула Лесана, я замерла, понимая, что поздно отступать, тут же скрючилась, словно от жуткой боли.
  
   -- Нога, -- вновь слабеньким тоненьким голосом пропищала я. Глаз учителя задергался.
  
   -- Богдан Венцеславович, мы спасём её! -- услышала я чей-то знакомый голос, и шум резко двигаемых парт. Краем глаза заметила, как лицо преподавателя стало бледнее снега.
   Кто-то подхватил меня на руки под крики студентов и невообразимый шум.
  
   -- ШАМАРИН! -- раздался жуткий истеричный крик на всю школу, -- ОБА! РОДИТЕЛЕЙ В ШКОЛУ! -- орал голос.
  
   Услышав это, и Лесана и тот человек, что держал меня на руках, замерли и переглянулись.
  
   -- Справка? -- предположила Лесана.
  
   -- Подделаем, -- кивнул её брат. Я было попыталась слезть с его рук, но парень лишь крепче меня схватил, и произнес:
  
   -- Он все ещё смотрит.
  
   Я должна им, конечно, восхититься. Да, мое тело для моей высоты было довольно тощим, но поверьте мне, тяжелым. Я, чувствуя себя удивительно глупо, болтала ногами. На выходе, он таки поставил меня на ноги.
  
   -- Я раздобуду тебе справку, -- произнёс Даниил, окидывая меня оценивающим взглядом черных, как ночь глаз. -- Обойдемся вывихом, -- решил он, загадочно усмехнувшись.
  
   -- Да давай ей гипс наложим, -- тут же счастливо предложила Лесана, я открыла рот, чтобы возмутиться, а Даниил, казалось, всерьез задумался над этим, но отказался от этой идеи.
  
   -- Вы удивительно популярны в этой школе, -- хихикнула я, вспоминая ор преподавателя и буфетчицы.
  
   -- Свобода! -- прокричал Влад, выбегая вслед за нами. -- Вы спасли нас от самого скучного урока на свете! -- и, не останавливаясь, он бежал прочь к выходу.
  
   Оба Шамарин, споря о том, должна ли быть моя нога сломана или просто вывихнута, махнув мне на прощание, тоже направились прочь. Я, все ещё находясь в шоке от этого дня, также медленно поползла домой, на всякий случай жутко хромая.
  

Глава 6. Кто разгадает код

   Мне давно стоило привыкнуть к тому, что все мои планы и мечты шли крахом. Шло очередное занятие физики, на котором я во второй раз не могла сконцентрироваться, а все потому, что мои мысли были заняты картой, над которой мы с Лесаной просидели два часа, а разгадать ни слова не смогли.
  
   Умай сидел рядом по привычке в тишине, только выглядел он в этот день неважно: волосы были растрепаны, кожа словно обезвоженной, а в глазах совсем не было энергии. Однако, я была настолько погружена в свои мысли, что мне совсем не хотелось спрашивать, что с ним и начинать разговор. Во время, когда я поняла, как отчаянно хотела отыскать этот факультет, оказалось, что мы никогда его не найдем.
  
   Казалось прошла целая вечность, когда прошел гул по школе, сообщающий об окончании занятия. Сложив вещи, не обращая внимания на Умая, что поспешно покидал класс, я все раздумывая над своей несчастной судьбой шла к выходу. На первой парте, однако, мое внимание привлек мальчик, что словно не заметил гула и сидел, почти полностью погрузившись в книгу. Старательно выписывая некоторые слова в тетрадь. Все бы ничего, и я прошлёпала бы дальше, но мое внимание привлекли похожие слова и символы, что были использованы в нашей карте.
  
   Я резко выхватила книгу со стола и приблизила к глазам почти впритык, смысла в этом, конечно, не было, мои глаза никогда не имели проблем со зрением, но я придирчиво, не замечая удивленного взгляда в свою сторону, смотрела в книгу с буквами и словами, чье значение было мне недоступно.
  
   -- Это моя книга, -- заговорил недовольный и ревностный голос, что заставил меня вздрогнуть, настолько я погрузилась в свои мысли. Я подняла к нему глаза и как могла дружелюбно улыбнулась.
  
   -- Привет, -- весело произнесла я, положа руку на грудь, -- я -- Рада.
  
   -- Я знаю, -- паренёк с пухленьким лицом недовольно вырвал книгу из моих рук, -- а это моя книга.
  
   -- Что ты, я и не думала на неё претендовать, -- я замахала руками.
  
   Парень недовольно поднялся со своего места, поправил очки на глазах, и все так же хмурясь, злобно поглядывая в мою сторону, стал собирать свои вещи в рюкзак.
  
   -- Я давно хотела подойти к тебе познакомится, -- произнесла я чересчур наигранным веселым голосом, что в моем представлении должен был сразу его ко мне расположить... он не сработал.
  
   -- И как меня зовут? -- спросил мальчик, сложа руки перед грудью и тем же злобным взглядом посмотрел в мое лицо снизу вверх, он был ниже меня почти на голову. Я же мысленно радовалась росту Умая, хоть с ним мне не приходилось чувствовать себя гигантом. Чееерт... как я мечтаю быть невысокой, маленькой и очаровательной девушкой, как та рыжая девчушка, что пригласила нас с Умаем. А не дылдой с нескладной тощей фигурой и бледным серым лицом. Я подняла глаза к парню, что судя по его выражению ожидал от меня ответа на вопрос, который я не припоминала.
  
   -- Что? -- захлопала я ресницами.
  
   -- Все ясно, -- он развернулся уходить, недовольно бурча себе под нос. -- Да-да, я никогда никому не нравлюсь, никто не в состоянии даже запомнить мое имя, не утруждай себя со мной разговаривать только потому, что тебе понравилась моя книга.
  
   Я в полном осадке смотрела на паренька, что бурчал себе под нос какой-то бессмысленный бред, и, по ходу дела, имел комплексов неполноценности ещё больше, чем я.
  
   -- Эээй, -- я бросилась за ним, хватая его за воротник.
  
   -- Это книга большая редкость, и я тебе её не дам, даже если ты пойдёшь со мной на свидание, -- он серьезно смотрел мне в глаза снизу вверх.
  
   -- Даже со свиданием не дашь? -- ужаснулась я, сдерживаясь чтобы не захихикать, настолько он смешно выглядел, серьезно взирая на меня из-под круглых очков на круглом лице.
  
   -- Ты не в моем вкусе, -- задрал он нос. -- И зовут меня Тумашь.
  
   Я сжала губы. Господи, у него даже имя смешное. Тот недовольно на меня посмотрел и развернулся уходить.
  
   -- Стой! -- крикнула было я. -- Ту-ту-машь, -- мои нервы не выдержали и я захохотала во всю.
  
   Парень сжал губы, опустил глаза и сквозь зубы, голосом, наполненным ненавистью, процедил:
  
   -- Не походи больше ко мне, мне насмешки пустоголовых людей ни к чему.
  
   -- Да остановись же ты! -- уже зло воскликнула я, догоняя его в коридоре. -- Во первых, -- я подняла в воздух свой неестественно длинный палец, -- ты меня за эти пять минут умудрился больше оскорбить, чем я сказать тебе слов, -- парень под моими словами потупился, -- во-вторых, я лишь хотела спросить, понимаешь ли ты этот язык?
  
   -- Какой язык? -- он в непонятках на меня посмотрел.
  
   -- И он назвал меня пустоголовой, -- хмыкнула я.
  
   -- Знаешь что... дылда, я...
  
   -- Эй! Радочка! -- к нам подбежала Лесана и парень вдруг замолчал, жутко покраснев при этом. -- У меня есть пара идей, -- тут же затараторила она, не замечая никого вокруг и указывая на свёрнутый трубочкой лист, что был почти десяти-сантиметровой толщины, -- по расшифровке языка, -- и, сделав паузу, многозначительно на меня посмотрела, показывая глазами, что нам нужно срочное уединение.
  
   -- И тебе привет, -- тяжко выдохнула я, -- познакомься, это мой одноклассник Тумашь, -- я счастливо указала на паренька, что больше не делал попыток оскорбить меня и сбежать, лишь сквозь свои кругловатые очки смотрел на Шамарин, -- а это моя подруга Л...
  
   -- Я знаю, -- раздался тихий голос, наполненный благоговением и восхищением, -- Лесана Шамарин, -- он приложил руку к груди словно защищаясь, сделал шажок назад, но не стал сбегать, Лесана смотрела на меня и него скептически, не понимая, почему мы теряли время, -- Я был в прошлом году на празднике солнца. Ты была в образе весны.
  
   Он замолчал, смотря на Лесану откровенно влюблённым взглядом, улыбка Лесаны несколько померкла. Я вспомнила, что не попала на праздник в центре города, поскольку приболела в тот день. Но представить Лесану в образе весны было чрезвычайно сложно.
  
   -- Этот образ, -- вдохновенно говорил парень. -- Тебе очень идёт. Образ истинной девушки, мягкой, светлой, тёплой, нежной, -- он, казалось, полностью погрузился в мечты, перечисляя все её достоинства. Я в ужасе смотрела на Лесану, что открывалась в новом свете для меня, а Шамарин в ужасе смотрела на паренька, что продолжал говорить, -- искренней... длинные светлые волосы, корона из одуванчиков, что олицетворяла саму весну!
  
   -- Меня заставили, -- посмотрев на меня шепнула Лесана, я была на грани заржать в голос, но обидеть влюблённого паренька не хотела, в конце концов он найдёт мне мой собственный факультет, что сделает меня особенной.
  
   -- Ты символ женской чистоты, покорности, невинности и слабости.
  
   На последних словах Лесана в буквальном смысле задохнулась.
  
   -- Почему твой одноклассник меня оскорбляет? -- оскорбленным, севшим голосом заговорила она, и поспешно стала заворачивать свои рукава, очевидно, собираясь показать парню, кто из них двоих был символом слабости и покорности.
  
   -- Лесана, -- я положила ей на плечо руку, -- Я видела, как Тумашь, -- я счастливо на него указала, -- смотрел в книгу с таким же стилем и языком, что на карте.
  
   -- И что? -- мои слова, судя по её взгляду не отговорили Шамарин бить Тумаша, господи, ну до чего смешное имя, его родители явно его не любили.
  
   -- Взгляд был понимающий! -- воскликнула я, наконец.
  
   -- Он понимал тот язык? -- голосом, наполненным сомнением, спросила Лесана.
  
   -- Вы говорите о древнем транскрипте, созданным Эльфами и Магами тысячелетия назад? -- спросил парень. -- Сейчас его много упростили и изменили для нас, но смысл остался прежним.
  
   -- Он даже знает, как оно называется! -- ещё более вдохновенно воскликнула я.
  
   -- Но я тоже могу его расшифровать, -- Лесана показала мне свой свиток. -- Я уверена, если его кто-то придумал, то я смогу разгадать, -- и она задрала нос.
  
   Изогнув брови, я взяла в руки свиток, и развернула. Первым показался значок, напоминающий пирамиду с двумя точками наверху и рядом было подписано "Лис". Я поджала губы.
  
   -- Это только начало, -- тут же заговорила Лесана, гордым за свои труды, голосом.
  
   -- Лис? -- не в силах сдержать сарказма спросила я.
  
   -- Ну... лис начинается с буквы "Л", а он похож на "Л", -- она загнула палец, -- и две точки сверху похожи на ушки, которые так же есть у лиса, -- поясняла мне Лесана, загибая сразу все остальные пальцы. Однако, её голос по мере того, как она видела мой взгляд, терял свою уверенность.
  
   -- Это знак круговорота стихий, -- заговорил голос Тумаша, что через наши плечи заглянул в свиток, -- так маги в древности отмечали символ единства и круговорота стихий. А две точки означают воздух, расположенные на верху, символически обозначая, что именно он дает жизнь остальным... обычно три угла обозначены разными цветами, что переливаются друг в друга.
  
   Мы посмотрели друг на друга с Лесаной и, тяжко вздохнув, она скрутила свиток.
  
   -- Тумашь, -- обернулась она к парню, что под её взглядом вновь покраснел, -- шикарное имя, между прочим, приходи вместе с Радой за корпус, она знает куда, после занятий, -- и помахав нам своим свитком, плавной походкой направилась прочь.
  
   Парень смотрел ей в след счастливым взглядом, приложив руку к щеке словно девочка. Однако, стоило его взгляду перейти ко мне, как он весь передернулся и скривился.
  
   -- Увидимся после уроков, длинная, -- несколько высокомерно произнёс Тумашь, тоже направляясь прочь.
  
   -- Мы в одном классе, -- заметила я, но он словно меня не слышал шёл прочь, и судя по тому, как он спотыкался каждые пол шага, мысли его находились на празднике весны.
  
   Я тоже попыталась себе представить образ Лесаны, о котором он говорил, но почему-то в моем слабеньком воображении она била ведущего букетом полевых цветов по голове, злостно приговаривая "я, я самая сильная из всех представителей весны! Я самая сильная!"
  
   Прыснув в кулак, я поторопилась на занятие, поскольку по зданию прошёлся гул, сообщающий о начале.
  
   <center>***</center>
  
   -- Где мы встретимся в воскресенье? -- Умай Ситар с очень серьёзным видом смотрел на меня, пока я пыталась осознать, о чем он говорил. Медленно, до моего сознания дошли воспоминания о парке и нашей группы.
  
   -- Эм... ну давай встретимся при западном входе, -- предложила я, замечая что рядом с нашей партой стоял Тумашь, недовольно взирая на меня.
  
   Умай проследил за моим взглядом и поднял взгляд на паренька в очках, что отшатнулся. Ситар приподнял брови.
  
   -- Кто ты? И почему ты здесь стоишь? -- спросил мой сосед по парте.
  
   -- Я ваш одноклассник, и это она меня об одолжении попросила, -- парень хмуро на меня смотрел, но сделал ещё один шаг назад от Умая, что имел удивительно пугающую ауру. Мой сосед повернул несколько удивленное лицо ко мне.
  
   -- Он поможет нам расшифровать карту, расположения старых факультетов, что имеет моя подруга.
  
   -- Ну пойдём, -- сам себя пригласив, поднялся Умай. В этот момент я подумала, что ему самому хотелось пойти в парк со всеми, просто он не мог этого открыто признать.
  
   Вот такой вот странной компанией мы отправились к Лесане, парень в очках со смешным именем нетерпеливо шёл впереди, то и дело оглядываясь и, казалось, его взгляд говорил: "черепахи, поторопитесь", но поскольку рядом со мной шел мой сосед, со столь пугающим взглядом, эти слова никогда не будут произнесены на слух. Умай шёл в тишине, а я негодовала на свою судьбу, что посылала мне только странных людей. Умай хотя бы высокий, я рядом с ним не чувствую себя неполноценной, а у других хороших качеств я совсем не видела.
  
   Лесана сидела у небольшого камня, крутя в руках маленький шарик, в попытках настроиться на энергию. Заметив нашу компашку, она быстро подскочила, и подозрительно уставилась на Умая, я решила, что они обязательно должны подружиться, в конце концов, Лесана помешана на силе, насколько я успела заметить за эту неделю, а Умай был сильным. Шамарин сразу начала тараторить Тумашу, что надо срочно перекопировать карту, поскольку её отец возвращается в город, а он не должен знать, что она взяла карту и притащила в школу, слишком та была ценна.
  
   -- Лесана, это Умай, -- представила я, когда она после долгих сомнений доверила Тумашу дотронуться до "святая святых семьи Шамарин", конечно, перед этим она заставила его поклясться собственной жизнью перед всеми известными богами всех народностей, что все происходящее там, останется между нами. Тумашь же выглядел ещё более неадекватным чем она, когда смотрел на карту, и трясущимся руками, с маниакально счастливой улыбкой дотронулся до неё, попутно кивая Лесане и повторяя за ней все клятвы.
  
   -- Реликвия! Настоящая реликвия! -- шептал он восхищенным голосом.
  
   Когда со всеми формальностями было покончено, Лесана перевела взгляд на меня и Умая. Последнего окинула взглядом, что, казалось, спрашивал "что ты здесь забыл". Потом, хмыкнув, повернулась к Тумашу, что ещё более аккуратно, чем она прежде, водил пальцами по карте с очень сосредоточенным лицом.
  
   -- Эм, это Умай -- самый сильный в нашем классе, -- поделилась я с её спиной, заметила, что Лесана застыла с прямой спиной и очень-очень медленно обернулась, подозрительно смотря на нас.
  
   -- Но не сильнее меня, -- произнесла она, и вид её явно угрожал нам страшной смертью, не согласись мы с ней. Ее карие глаза впились в его, почти чёрные, и могу сказать, Шамарин была первая, что никак не отреагировала на ауру вокруг Умая.
  
   -- Нуууу, -- промычала я, пока Умай смотрел на дочь мэра с явным непониманием, он вообще, насколько, я успела заметить, всегда молчал, вот и теперь не проронил ни слова, я продолжила говорить, -- на первом уроке подчинения, когда мы определяли способности, на его руке горел чистый огонь, -- произнесла я, направляясь к Тумашу.
  
   Лесана застыла на месте, почти не моргая, смотря на моего соседа по парте просто испепеляющим взглядом, схватила меня за руку.
  
   -- Врешь! Врешь! Умение создавать чистый огонь -- это наивысшая форма владения стихией! Этому обучаются десятилетиями! -- она смотрела мне прямо в глаза.
  
   -- Тебе есть куда стремиться, -- доброжелательно ей подмигнула я, указывая на моего молчаливого соседа, -- и пример есть.
  
   -- Что? Что? -- её голос от возмущения почти перешёл на ультразвук, -- <b>Я -- пример для всех</b>! Для всего нашего курса! -- она приблизила свое лицо почти в плотную к моему.
  
   "Все-таки она двинута головой", -- вновь осознала я, уже представляя как она меня била тем веником из цветов по голове.
  
   -- Очень жаль, что в моем классе есть кто-то сильнее тебя, -- я положила руку ей на плечо, сочувственно сжав его, и все-таки приблизилась к Тумашу. Умай тоже было двинулся за мной, но ему путь перекрыла Шамарин, что была на голову ниже его, прищурив глаза и задрав подбородок, выжидающе смотрела на него.
  
   -- Значит огонь, -- заговорила она.
  
   -- У всех свои таланты, -- наконец, подал свой голос Умай, -- природные данные многих, -- он с насмешкой смотрел прямо ей в глаза, -- весьма посредственны.
  
   Лесана буквально задохнулась на этих словах и следующий час пытала моего соседа по парте о всех техниках, что он знал. А после, пыталась заставить показать ей, поскольку она упорно отказывалась в это верить. Даже забыла о своей карте, что старательно перерисовывал Тумашь.
  
   -- Доказать? -- Умай несколько самодовольно подошёл к карте.
  
   -- Он сожжет мою карту от зависти! -- завопила Лесана, бросаясь на Умая сзади. Тумашь-таки отвлёкся от своего увлекательного занятия, только заметив нас. Умай пытался отцепить от себя девушку из параллельного класса.
  
   -- Я хотел скопировать твою карту, -- пропыхтел Умай, махая руками, чтобы сбросить Шамарин.
  
   -- Лесана, отпусти его! -- крикнула я, чувствуя себя преподавателем или воспитателем в детском саду.
  
   Хмыкнув, Лесана позволила ему идти, довольно похлопала своими руками друг от друга, словно стряхивая пыль.
  
   И следующие пять минут мы наблюдали за тем, как на чистой бумаге появлялись идентичные символы, полосы и слова. Наши рты медленно, но уверенно по открывались.
  
   -- Я никогда такого прежде не видела, -- открыв рот произнесла я, Умай вздрогнул, широко раскрыв глаза, его лицо несколько побледнело и он отшатнулся от карты.
  
   -- Как ты это сделал? -- подозрительно смотря на копию карты спросила Лесана.
  
   -- Это, -- Умай сделал ещё шаг назад, и мне даже показалось, что испугано на это смотрел, -- секретная техника моей семьи, -- выдавил он.
  
   -- Покажи, -- Лесана сунула своё лицо ему под нос.
  
   -- Во-первых, это секретная техника, -- он задрал свой нос, -- во-вторых, такой посредственности как ты, никогда её не освоить, -- он посмотрел в лицо Лесаны взглядом, наполненным насмешкой.
  
   -- Сражение здесь и сейчас! -- воскликнула она, ткнув ему в грудь пальцем. Умай бросил на неё долгий взгляд и нечленораздельно хмыкнув, повернул голову ко мне, полностью проигнорировав Шамарин.
  
   -- В воскресенье в три у западного входа, не опаздывай, -- увидев мой кивок, он развернулся уходить, пока Лесана хватала ртом воздух -- в таком шоке она находилась.
  
   -- СРАЗИСЬ СО МНОЙ! -- приложив руки ко рту проорала она.
  
   -- Кхм, кхм, -- раздался несколько смущающийся кашель, мы с Лесаной повернули головы к Тумашу, что чуть покраснев, избегая прямого взгляда Лесаны заговорил, -- если хочешь я с тобой сражусь. Лесана смерила его взглядом, не считая нужным ему отвечать, и повернула голову ко мне, как Умай прежде.
  
   -- В два пятьдесят пять, у западного входа, в воскресенье, -- сама себе кивнула Лесана, собирая обе копии карты.
  
   -- Я, я, -- Тумашь не отрываясь смотрел на карту, -- могу пока заняться её разбором для тебя, -- прошептал он.
  
   -- Я? Дать тебе столь ценную вещь? -- изогнула брови Лесана, -- только под моим тщательным контролем, -- подняла указательный палец вверх Шамарин, -- и если я узнаю, что ты кому-нибудь растрепал о том, что происходит и что мы переводим, ты вылетишь из нашей группы искателей. До воскресенья, Рада, -- и она гордой походкой направилась прочь.
  
   -- Какая она, -- вздохнул Тумашь, я лишь кивнула ему, "да-да, тронутая головой", -- интересная, -- закончил свою фразу паренёк, меня всю перекорежило. И я, лишь махнув ему на прощание, поплелась домой.
  
   Выходные... меня, наконец, ожидали выходные. Это была одна из самых сложных неделей в моей жизни, каждый день был наполнен событиями, не все из которых я успела переварить. Теперь ещё и воскресенье, отчего-то у меня были тревожные мысли по этому поводу.
  

Глава 7. Прогулка в парке. Одноклассники.

   Чудесное утро прекрасного дня: осенние лучи солнца, что все ещё были наполнены теплом, освещали мой путь и грели меня, принося приятные ощущения.
   Первая неделя школы, что была наполнена стрессом, наконец, закончилась. Не торопясь, я направлялась к парку, наполняя легкие волшебным воздухом, что был ещё слишком горяч для осеннего, даже листья на деревьях ещё были зелеными, хоть и стали темнеть, что говорило о медленном, но уверенном приближении холодов.
  
   Я подошла к назначенному месту встречи с Умаем, чувствуя как мурашки бегут по коже, а сердце то и дело замирает. Вдали, под невысоким деревом, я увидела высокую фигуру молодого человека, который отрешенно смотрел на белку, что усиленно грызла орешек. Теплый ветерок трепыхал его черные волосы, я подошла к нему, невольно любуясь его одиноким образом. Уверена, Умай был бы очень популярным, не будь у него столь жуткой ауры, а в глазах этого опасного блеска. В какой-то момент он оторвал взгляд от белки и повернул лицо ко мне, наши взгляды встретились. Он поднял руку неуверенно мне махнув, и я, чувствуя себя удивительно глупо, направилась к нему.
  
   -- Привет, -- улыбнулась ему я, он кивнул мне в ответ, -- долго ждешь? -- как могла, непринужденно спросила я, нервным жестом поправляя выбившуюся прядь волос. Умай лишь передернул плечами, сообщая, что пришел за минуту до меня.
  
   Мы направились по одной из тропинок, к месту, где собиралась наша группа. Умай по привычке молчал, лишь с огромным интересом смотрел по сторонам. Я вспомнила, что он не из этого города, и пыталась непринужденно сделать экскурсию для него, указывая на различные места, которые были известны по тем или иным причинам.
  
   -- О! -- воскликнула я, указывая на огромный аттракцион: огромный камень, что под силой гравитации летел вниз, и люди, что были достаточно смелы на него забраться, визжали как ненормальные, за всем этим следил человек. Он сосредоточенно, с потеющим лицом, ловил камень, управляя землей и вновь поднимал его вверх, его руки тряслись от перенапряжения.
  
   -- Это самый опасный аттракцион в нашем городе, -- я чуть задумалась, -- самый опасный, что только может сосуществовать. Этот человек единственный, кто может управлять гравитацией, но у него это отнимает очень много энергии, никогда не знаешь, когда он её растеряет и, -- вдохновенно говорила, но в какой-то момент осеклась, задумавшись, -- это, если подумать, печально...
  
   -- Печально? -- Умай во все глаза смотрел на человека, чью одежду можно было выжимать от пота. -- Вы, люди, ненормальные, -- несколько зло проговорил парень, -- использовать человека такой мощи для развлечения. А если нападут? Вы лишаете себя такой силы ради этого?
  
   -- Кто нападет? -- удивленно подняла к нему глаза я, Умай чуть отвел глаза.
  
   -- Не суть, но это просто глупо, расходовать такой талант и энергию на... вот это, -- он с пренебрежением указал на самый популярный аттракцион в нашем городе.
  
   -- Ну, -- задумалась я, -- мир, где мы живём, не идеален. Здесь каждому отведено свое место, ему за это хотя бы платят, а ему надо содержать жену, детей, наверное, -- неуверенно говорила я, -- может он нарушил закон какой... что я тебе говорю, -- засмеялась я, -- ты и сам знаешь, как устроен наш мир, -- я взглянула на Умая, что удивленно приподнял брови и словно потерялся. Мы вновь направились вдоль улицы.
  
   -- Но это глупо и несправедливо, растрачивать энергию этого человека на такой бред и...
  
   Я повернула лицо к Умаю, не совсем понимая, о чем он говорил, неужели в их городе людей и их энергию уважили и...
  
   -- НАШЛА ВАС! -- раздался громкий голос прямо над моим ухом, мое сердце упорхнуло куда-то вниз, и вскрикнув, я неосознанно вцепилась в Умая.
  
   -- Я напугала вас? -- спросил уже спокойный, удивленный голос Шамарин. Я вздохнула с облегчением. Вдруг, поняла, что прижалась к груди Умая, и, чувствуя себя удивительно глупо, сделала шаг назад. Умай удивленно смотрел на свою грудь, где до этого были мои руки, а потом на свою руку, что тоже в непроизвольном жесте защиты легла на мою талию.
  
   -- Прости, -- выдавила я, чувствуя как пылали мои щеки. -- Я испугалась, -- Умай продолжал смотреть на свою руку. Я совсем позабыла о том, что Лесана собиралась к нам присоединиться. Я обреченно подняла глаза к небу, не будь у меня дырявой головы, я бы хотя бы додумалась спрятаться от Шамарин.
  
   -- Мы выяснили это, -- встала между нами Лесана, в её руках, была огромная сумка. -- Я принесла кое-что для тебя, -- она с вызовом смотрела на моего соседа по парте.
  
   -- Не заинтересован, -- Умай двинулся дальше, мы с Лесаной двинулись за ним.
  
   -- Куда вы идете? -- спросила Шамарин, неся в руках огромную сумку, что казалось, была больше, чем она.
  
   -- К нашим одноклассникам, -- ответила я, -- они решили сегодня собраться, чтобы лучше узнать друг друга.
  
   Сказать, что Лесана скривилась -- ничего не сказать, её лицо было полностью перекорежено.
  
   -- Но это же скучно, -- выдавила Шамарин, указывая на свою сумку, которую ей с трудом удалось приподнять одной рукой. -- У меня...
  
   -- А мы тебя и не приглашали, -- заметил Умай.
  
   -- Но ты сам сказал место и время встречи, -- оскорбленно заметила Лесана, Умай лишь хмыкнул, отвернув лицо от неё. -- Знаете что, -- она бросила сумку на землю, я решила, что она просто устала её таскать. -- Идите, я буду сидеть здесь на этом самом камне, и когда вы поймете, что <i>именно</i> интересно, я, -- она указала на себя, всю раздутую от гордости и собственной благородности, -- вас приму.
  
   <center>***</center>
  
   Наш класс сидел на огромной поляне в центре парка, все разделились по группам. И черт возьми, это было действительно тяжело принять, но это было наискучнейшее время в моей жизни. Лесана пусть и была тронута на всю голову, зато с ней мне ещё ни разу не было скучно. Конечно, с ней мне казалось, что мое сердце вот-вот остановится и я заполучу свой первый столь ранний инфаркт, но я почти была готова принять, что оно того стоило.
  
   Рыжая девчушка, по-моему её звали Дана, была действительно очень мила, и я искренне ею восхищалась, пыталась разговаривать с Умаем, что смотрел на дерево и на листья, но только не на неё. Тумашь тоже находился со всеми в этот день, рядом с ним сидело ещё два таких же ботаника. Он рассказывал им теорию о том, как был создан этот мир и делал догадки над тем, что именно могло послужить огромным всплеском энергии, который бы позволил сотворить мир.
  
   Многие разбились на группы по интересам. Как выяснилось, интересов во мне было немного, поскольку я не прижилась ни в одном из разговоров. Кое-где, я видела как кто-то отделял камни друг от друга и соединял их обратно, а остальные ему хлопали.
  
   -- Эм, -- я сидела недалеко от Умая и рыжей девчушки, в одиночестве, под тенью небольшого дерева. Умай, зевнув, обернул ко мне свое лицо, и я чуть подалась к нему.
  
   -- Я тут все думаю о Лесане и, -- я продолжала тихо говорить, хоть и заметила, что она ему не совсем нравилась, но Умай больше не слушал моих слов, он моментально подскочил на свои ноги.
  
   -- Раз ты настаиваешь, -- произнес он, рыжая девушка удивленно смотрела на него, широко раскрыв свои огромные, карие, чуть зеленоватые глаза. Я, чувствуя отчего-то себя ответственной за его некрасивое поведение, стала извиняться:
  
   -- Прости, нас просто наша подруга ждет, некрасиво её заставлять ждать, -- я дождалась того, как она мне улыбнулась в ответ и сказала, чтобы не переживала, тоже поднялась. Мы остановились рядом с Тумашом и двумя парнями, что были ещё меньше его, щупленькими и как один носили круглые очки. Наверное, у них это было символом их клуба, без очков не примут.
  
   -- Пойдешь с нами, -- спросила было я, но он меня перебил, презрительно фыркнув:
  
   -- Не видишь, я объясняю <i>умным</i>, -- он выделил последнее слово интонацией, -- людям, причины возникновения аномалии позволившей...
  
   -- К Лесане, -- все же закончила я, его не слушая, -- она тут рядом.
  
   -- Увидимся позже, -- он кивнул удивленным лицам друзей, поднялся ещё быстрее, чем Умай прежде и мы вновь, странной компанией направились к месту, где оставили Лесану.
  
   Когда мы уже были близки к условному камню, (Лесана определено любит камни), нам на встречу попались люди, что спешно покидали парк, родители крепко держа за руки детей, тянули их за собой, а многие и вовсе взяли на руки.
  
   Я поторопилась к Лесане, и была даже достаточно глупа, чтобы переживать за нее. Она, однако, попалась нам на пути раньше. Сама Шамарин поспешно покидала свое насиженное место, если так можно сказать о бешеном беге, с которым она неслась, с сильно уменьшенной в размерах сумкой.
  
   -- БЕЖИМ! -- заорала она, приметив нас и махая руками в нашу сторону. -- Сейчас здравоохранители нас накроют!
  
   -- Что ты сделала? -- спросила я, останавливаясь, Лесана затормозила перед нами, опираясь на колени, тяжело дышала. Отвечать ей не потребовалось, столб огня, простирающегося к небесам, уже можно было видеть невооруженным глазом.
  
   -- Нам надо бежать, -- тут же сообщила Шамарин, -- если меня посадят, я потяну вас за собой.
  
   Она смотрела на нас серьезным взглядом, и как мне было не стыдно признать, но я была готова бежать вместе с ней. А что? Она дочь мэра -- её оправдают, а я дочь кого? Уборщицы и несуществующего человека с очевидно белыми волосами?
  
   -- Мы должны его потушить, -- Тумашь серьезно смотрел на огонь, что поднимался высоко в небо, и испускал жуткий черный дым.
  
   -- О, -- Лесана вскинула руки, показывая, что бы он шел вперед, -- будь столь любезен. <b>Я</b> потушить его не могу.
  
   -- Как... и зачем? -- шокировано спросила я. Огонь поднимался высоко в небо, однако вширь совсем не распространялся.
  
   -- Ну... я принесла с собой много легко воспламеняемых принадлежностей, что бы он, -- она указала на моего соседа по парте, -- доказал, что столь силен. А потом решила сама потренироваться, по управлению огнем и, -- она поджала губы, указывая на огонь. К счастью вокруг нас не было ни души, все разбежались. Лесана права, в скором времени должны прибыть работники здравопорядка парка.
  
   -- У тебя получилось? -- спросил Тумашь, удивленно смотря на Шамарин влюбленным взглядом. Я совсем потерялась, неужели не существует ничего на свете, что помогло бы ему понять всю её неадекватность?
  
   -- Нет, -- признала Лесана, печально пожав плечами. -- Взрывать вещи я всегда умела и без тренировок.
  
   -- Но горит огонь, -- заметил Умай, что задумчиво на него смотрел, и мне даже казалось, что я слышала шепот от него, он сделал шаг к огню.
  
   -- Легко возгорающиеся элементы, -- напомнила Шамарин, вновь приподнимая свою сумку.
  
   Умай приподнял руки, и мне вновь показалось, что я услышала шепот, может, пытался себя успокоить? Подчинителям слова ни к чему... или настроить. Огонь прямо перед нашими взглядами начал уменьшаться. Шамарин печально смотрела на него, выставив вперед нижнюю губу как ребенок, тяжко-тяжко вздыхая, словно признавая свое поражение.
  
   Умай оставил небольшой костерок, пока Лесана на все это смотрела, опустив свою голову, и судя по её виду, сердце её было разбито на миллионы осколков.
  
   -- Ты и правда можешь управлять чистым огнём, -- судорожно вздохнув произнесла девушка, парень приподнял брови смотря на неё, и, судя по глазам, испытывая удовольствие от её реакции, погрузил свою руку в огонь на долгий срок.
  
   -- Ух ты, -- выдохнул Тумашь. Лесана передернулась на этом:
  
   -- Я тоже! Я тоже так могу! -- воскликнула Лесана, и тут же бросилась к огню.
  
   -- Н-не надо, -- произнесла было я, но было поздно, Шамарин смело погрузила руку в огонь, Умай изумлённо открыл глаза, я умудрилась почти в тот же момент её выдернуть, но паленым все равно запахло. Она сжала зубы:
  
   -- Видите, -- произнесла она довольным голосом, -- мне совсем не больно.
  
   -- Твоя рука покрылась волдырями, -- заметила я.
  
   Шамарин испугано взглянула, но её рука лишь пахла палеными волосками и покраснела.
  
   -- Ты ненормальная, -- покачал головой Умай.
  
   Наконец!!! Наконец!!!! Кто-то это заметил! Я думала только мне открыта эта истина.
  
   -- И смелая, -- Тумашь с горящими глазами подошёл к ней. Я лишь махнула на него рукой, с ним все ясно, потерянный случай, я даже не стану и пытаться убедить его в неадекватности Лесаны.
  
   -- Я принесла карту, -- тут же заметив его, сунула ему под нос свиток Шамарин.
  
   -- Дети вы не видели здесь огня? -- два человека одетых в зеленую форму службы безопасности парка подошли к нам.
  
   -- Здесь не было никакого огня, -- захлопала ресницами Лесана, Умай давно огонь затушил и сидел на месте, где он был до этого. Здравоохранители переглянулись.
  
   -- Если увидите здесь хулиганов сообщите, -- добродушно произнесли они нам.
  
   -- Непременно! -- тут же заверила их Шамарин, положила руку на сердце, -- безопасность превыше всего!
  
   Умай выглядел неважно, лицо его знатно побледнело, глаза то и дело закрывались. Я заметила, что он выглядел неважно в последние дни. Может приболел? А теперь и вовсе израсходовал остатки своей энергии вот на это.
  
   -- Хм, -- Лесана тоже внимательно на него смотрела, -- для столь сильного человека ты удивительно легко растерял свою энергию.
  
   Умай перевел глаза к Шамарин, пытаясь сконцентрировать свой тяжелый взгляд на ней.
  
   -- Для столь никчемного подчинителя, -- несколько хрипло произнес Ситар, -- от тебя удивительно много проблем.
  
   На удивление Шамарин не полезла к нему драться, лишь глубоко задумалась, Умай, произнеся нечто нечленораздельное, поднялся, опираясь на камень.
  
   -- Я пойду, уроками заняться пора, -- произнес он.
  
   -- Я тебя провожу, -- тут же воскликнула я, в попытках его поддержать, ведь он действительно выглядел неважно. Умай выдернул свой локоть из моих рук и меня обдало неприязненным взглядом, в котором сквозил холод и неприязнь.
  
   -- Мне не нужна твоя помощь, -- выдохнул Ситар и оставил нас в удивлении, я смотрела ему в след, чувствуя себя удивительно глупо.
  
   Я перевела удивленный взгляд к своим неадекватным друзьям, Тумашь передернул плечами и вернулся к своей карте, от которой получал почти ненормальное удовольствие. Лесана казалось, понимала, о чем я думала, но через мгновение, когда я хотела с ней заговорить о своем соседе по парте, она сказала:
  
   -- Это невозможно, -- произнесла она, серьезно смотря в мои глаза, -- то что он сделал -- невозможно.
  
   -- Что невозможно? -- на всякий случай спросила я, отчего-то сомневаясь, что она говорила о непростительной грубости.
  
   -- Держать огонь голыми руками, -- ответила мне Лесана, и полезла в свою сумку, достала оттуда огромную книгу.
  
   -- Но он ведь как-то это сделал, -- выдохнула я, присаживаясь на место, где до этого сидел Умай, мне казалось, что если я сяду на его место, то магическим способом смогу понять его и его поведение.
  
   -- На первом курсе? Это невозможно для человека, что только начал учить подчинение, -- качнула головой Шамарин, поднимая ко мне глаза, она открыла книгу, которая судя по названию, содержала список техник для управления огнем.
  
   -- Да-да, мы уже выяснили, что он лучше тебя, -- я невольно хохотнула.
  
   -- Он мухлюет, -- задрала нос Шамарин.
  
   -- Как? Почему бы тебе не мухлевать тоже?
  
   Лесана некоторое время на меня смотрела, после чего гордо отвернула свое лицо.
  
   -- Я честный человек, -- наконец, положа руку на сердце произнесла она, -- и всего добьюсь тренировками.
  

Глава 8. Прошлое величие

   Раздуваясь от гордости за свои труды и собственную гениальность, Тумашь представил нам свое детище. В руках он держал свой собственный экземпляр карты Лесаны с переведенными фразами и пометками, о значениях которых сам только догадывался. Мы с Лесаной, округлив глаза, внимательно смотрели на его работу и в такт хлопали в ладоши, признавая всю гениальность моего одноклассника.
  
   -- Молодец, -- говорила я, ближе наклоняясь к карте.
  
   -- Молодец, -- вторила мне Лесана, хлопая в ладоши и также наклоняясь к карте, где все стало ещё менее понятно, чем прежде, по-прежнему ничего не значащие обозначения. -- Понятных буковок стало явно больше, -- задумчивым голосом подвела итог Лесана. Я лишь развела руками, соглашаясь с Шамарин.
  
   -- Теперь, -- Тумашь заговорил с легким придыханием в голосе, явно наполненным счастьем, -- мы с легкостью отыщем утерянный факультет.
  
   -- Считаешь? -- усомнилась Лесана, наклоняя голову набок, думая, видимо, что не понимает ничего от того, что не под тем углом смотрит.
  
   -- Конечно, -- уверено ответил мой одноклассник, расстилая свои труды на камень, у которого мы вот уже вторую неделю собирались, -- вот здесь, -- он указал на угол карты, -- направления Севера и Юга. Территория школы сейчас значительно меньше, чем в то время, я предполагаю было всего несколько школ в стране, поэтому и учеников было намного больше. Однако, я думаю, что у нас есть шанс отыскать факультет.
  
   Тумашь, видя наши взгляды, что были наполнены явным непониманием, стал пытаться объяснить нам свои условные обозначения, и что означали разные пометки.
  
   -- Кстати, -- заговорил Тумашь, после того как устал объяснять нам что-либо, -- что случилось с твоим другом? -- он посмотрел на меня, я лишь передернула плечами, Умай не появлялся в школе уже несколько дней, после того как покинул нас в воскресенье в болезненном и явно злом состоянии. -- Я не видел его несколько дней, -- произнес Тумашь, -- он бы понял, что здесь написано, -- на этих словах он осекся, увидев взгляд Лесаны, что моментально обратился к нему, ее глаза потемнели и стали почти такого же цвета, как у Умая.
  
   -- Я тоже способна понять, что здесь, -- с расстановкой произнесла Шамарин, не отводя уничтожающего взгляда от моего горе-одноклассника, что побледнев и покраснев одновременно, стал сбивчиво оправдываться, что не имел ничего подобного в виду и лишь неверно выразился, но он столь заикался, что было непонятно совершенно ни одного слова.
  
   -- Наверное он приболел, -- я прервала его тираду, -- я тоже его не видела эти дни.
  
   -- Может, -- Тумашь с осторожностью заговорил, с опаской поглядывая в сторону Шамарин, -- израсходовал всю энергию, когда тушил столь мощный костер, который далеко не каждый сможет разжечь, -- судя по всему это было комплиментом в сторону Лесаны. Должна отдать должное Тумашу, так ловко выкрутиться.
  
   -- А что вы сразу о плохом говорите, -- заговорила дочь мэра, -- заболел, энергию израсходовал, -- она закатила глаза, -- и тем самым мучается, -- она покачала головой, -- может он просто умер, -- закончила она, сама себе кивая, на этих словах даже Тумашь на неё посмотрел в шоке, я обрадовалась, что с ним не все-таки потеряно. Лесана обвела нас взглядом и вновь заговорила, -- А что? И он не мучается и я все же самая сильная на нашем курсе. Все в выигрыше, -- Шамарин, сделав мечтательный вдох, опустила глаза обратно к карте.
  
   -- Скоро урок начнется, -- Тумашь помотал головой, выкидывая оттуда слова Шамарин, -- пошли пока не опоздали.
  
   -- Хорошо, -- Лесана хлопнула в ладоши, потирая их друг о друга, и хитро смотря себе под нос, -- встречаемся после уроков, будем искать утерянный историей факультет!
  
   <center>***</center>
  
   Несмотря на все надежды Лесаны, Умай оказался на своём месте пышущий здоровьем. Болезненная бледнота с лица исчезла совсем, кожа была идеально смуглой и он даже мне улыбнулся! Улыбнулся! Сам! Точно могу сказать, что его никто не заставлял.
  
   -- Привет, -- весело произнесла я, он кивнул мне в ответ, -- тебя не было несколько дней... приболел?
  
   -- О, нет, -- Умай качнул головой, -- моя... тетя приболела, я должен был за ней ухаживать. Уже все в порядке. А как вы здесь? Расшифровали карту?
  
   -- Общими трудами, -- ответила я, -- сегодня после уроков будем пытаться ей следовать и отыскать факультет, если он ещё под силой времени не рассыпался в пыль.
  
   -- Могу ли я присоединиться? -- Умай смотрел мне прямо в глаза, и что-то новое было в них, его глаза, что были столь отчуждены, одиноки и вызывали страх, казалось пытались быть добрее.
  
   Я задумалась, Шамарин будет жутко разочарована, узнав, что он, несмотря на её надежды, выжил, и мне доставит огромное удовольствие быть тем человеком, что приведет живое свидетельство того, что она не сильнейшая на нашем курсе.
  
   -- Разумеется, -- ответила я, не в силах скрыть коварной улыбки, -- Тумашь считает, что ты даже смог бы понять, о чем речь на карте.
  
   -- Я в детстве учил историю, и проводил много времени в библиотеках, так что если бы твоя подруга доверила мне карту, то я даже смог бы помочь Тумашу, -- он мне улыбнулся самоуверенной улыбкой, и мое сердце на мгновение ёкнуло, настолько он был очарователен в этот момент.
  
   Это был тяжелый и очень нудно тянущийся день, уроки, казалось, никогда не закончатся, я то и дело поглядывала в окно, находясь в мечтах, мне не терпелось отыскать этот факультет. Однако, когда час настал и мы с моими одноклассниками подошли к нашему месту, Лесаны на нем не оказалось.
  
   В тишине мы сели вокруг камня в ожидании Шамарин, которая всегда все карты таскала упорно с собой, никому из нас не доверяя. Сама же она все это время не переставала твердить о нашем маленьком приключение, и вот сейчас совсем не торопилась. И только когда начало казаться, что она не придет, и мы даже стали подумывать над тем, чтобы разойтись, Лесана объявилась на горизонте.
  
   Она подошла к нам, и только тогда я заметила, что лицо её было непривычно нахмурено и затравлено.
  
   -- Что случилось? -- спросил Тумашь. Шамарин подняла к нам глаза.
  
   -- Отец вернулся все же со своей командировки несколько позже, -- задумчиво выдала Лесана, -- мы, с тем другим человеком, что носит его фамилию, с ним разговаривали. В городе обнаружено уже две жертвы за последний месяц.
  
   -- Жертвы? -- удивленно спросила я в голос с Тумашем, Умай тоже приподнял брови.
  
   -- Да, -- серьезно кивнула Шамарин, -- два человека, полностью лишены энергии, сейчас в больнице в тяжелом состоянии.
  
   -- Надо же, -- заговорил Тумашь, -- я об этом совсем не слышал.
  
   -- Вроде как газетам запретили об этом печатать, -- пожала плечами Лесана. -- Мой отец сказал, что эти ситуации не только у нас, но и в нескольких других городах.
  
   -- А что может быть причиной? -- спросил Умай, Лесана лишь передернула плечами.
  
   -- Никто ещё не знает. Отец лишь сказал, чтобы мы были осторожнее.
  
   -- Может они так много тренировались, -- подала свою идею я, -- что полностью израсходовали свою энергию? Вон Умай тоже был близок к этому, -- я прикрыла рот руками.
  
   -- Моя энергия была при мне, -- тут же поторопился заметить Ситар, -- я просто устал.
  
   -- Да и не возможно, так себя израсходовать, -- покачал головой Тумашь.
  
   -- Может это какой вирус? -- вновь подала свою идею я, на удивление даже Шамарин меня не поддержала, но оказалась вполне вежливой:
  
   -- Они проверяют все возможные причины.
  
   Воцарилось молчание, мы все смотрели друг на друга.
  
   -- Будем ли мы искать факультет? -- первым не выдержал Умай, к нему обратились взгляды и удрученный взгляд Лесаны, что искренне пыталась сделать укоризненный вид, а то у нас, очевидно, была минута молчания, но сдалась, махнув рукой.
  
   -- Конечно будем, -- она поспешно начала доставать переведенную карту, бормоча себе под нос, что даже не знала этих людей. Умай на удивление её поддержал, заметив, что не нам переживать за людей, которых мы никогда не встречали, а теперь очевидно и не встретим. Мне лишь оставалось смотреть на них и радоваться тому, насколько мне повезло с моими новыми, добрыми и до жути отзывчивыми друзьями.
  
   Наше внимание в который раз сконцентрировалось на карте, Умай дотронулся до одного места, но Шамарин ударила его по руке:
  
   -- Не трогай, -- заговорила она, чуть отодвинув от него карту.
  
   -- Она даже не настоящая, -- изогнул брови Умай, -- что ей будет?
  
   -- Настоящая не настоящая, а тебе все равно нельзя, ты мне не нравишься, -- ответила Лесана. А я наконец смогла увидеть положительные стороны в своих друзьях, ведь они были честны друг перед другом, а это хорошее качество! Шамарин тем временем смерила взглядом Умая, -- что ты вообще здесь делаешь? Я думала ты умер.
  
   -- Ха, -- Умай не сдержал насмешки, -- и ты бы стала сильнейшей в нашем потоке? -- он изогнул брови, не скрывая сарказма, -- я так не думаю. И факультет найду я, -- он взял в руки карту, вырывая её у опешившей от такой наглости Лесаны, её лицо побледнело и она стала глотать ртом воздух.
  
   -- Умай! -- тут уже я поспешила вмешаться в их спор, положила руку поверх его, что держала карту, -- ты выше и сильнее, должен уступать слабым.
  
   Мой сосед по парте удивленно смотрел на мои руки, что его держали, потом поднял ко мне глаза, наполненные все таким же удивлением.
  
   -- Правда? -- спросил парень, я ему кивнула, и Умай послушно отдал карту Лесане, рассуждая над этим правилом, словно никогда его не слышал прежде.
  
   Казалось, что зубы Лесаны вот-вот треснут от напряжения. Она сжала руками карту, так сильно, что казалось, вот-вот её разорвет. Тумашь, что приложил так много усилий в переводе, смотрел на это, открыв рот. Шамарин зло сунула ему в руки карту, как самому слабому, решила я.
  
   И мы направились в наш поход. Судя по тому, как Шамарин вела нас за собой и давала указания, она представляла себя великим полководцем огромной армии. Мы подошли к невысокому забору, что показывал окончание границ школы. Изогнув бровь, Шамарин обернулась к Тумашу.
  
   -- По карте мы должны следовать дальше, -- пожал плечами Ковин, чувствуя на себе её взгляд, но не отрывая задумчивых глаз от карты.
  
   -- Двигаемся, -- последовал незамедлительный приказ Лесаны и она на удивление ловко полезла на забор по железной сетке, я вот в своих силах не была столь уверена.
  
   Тумашь таки сложил карту, и тоже, поднявшись на цыпочки, ухватился за забор и стал смешно перебирать ногами по сетке, напоминая каракатицу. Мне вот совсем не хотелось быть похожей на каракатицу.
  
   -- Чего замерли?! -- через сетку громко крикнула Лесана, словно боялась, что через забор не будет слышно её голоса. -- Вперёд! Мы не можем терять здесь время!
  
   Я обернулась к Умаю, что смотрел на меня приподняв брови и потом показал рукой, чтобы я следовала вперёд.
  
   -- Мне не хочется, -- я тут же сморщилась, обернулась к Лесане и как она прежде, заговорила на два тона громче, -- идите без меня! Я вас здесь подожду, забор посторожу. Вдруг его кто стащит.
  
   -- Во-первых, -- Лесана грозно скрестила руки перед грудью, встав почти впритык к забору, -- не кричи, во-вторых мы все это затеяли только ради тебя.
  
   -- Серьезно? -- с насмешкой изогнула я брови.
  
   -- Я подстрахую, -- Голос Умая раздался прямо за моей спиной, от чего по всему телу прошлись мурашки, заставляя меня вздрогнуть и невольно шарахнуться от него.
  
   Сердце билось как ненормально, когда я подошла к сетке и неуверенно стала подтягиваться на руках, пытаясь уцепиться носком ноги за сетку, но она то и дело соскальзывала. Лицо стало заливаться краской и гореть.
  
   -- Я тебя умоляю, -- закатывая глаза, говорила Лесана, -- ты такая высокая, что можешь перешагнуть этот забор. Соберись! Будь мужиком!
  
   -- Лесана, в тебе удивительный талант поддержки людей... не используй его на мне, пожалуйста, -- сказала я. Сердце забилось ещё быстрее, когда я почувствовала руки Умая у себя на талии, он начал меня подсаживать, однако, из-за этого я стала нервничать ещё сильнее и все мое тело онемело и совсем перестало двигаться складно. С горем пополам я перевалила свою тощую тушку через забор, что был с метр высотой.
  
   После меня, Умай оттолкнувшись ногами, опираясь руками за верх забор, бойко перепрыгнул через него. Тумашь округлил глаза и с восхищением начал его восхвалять. Лесана, с видом, что её оскорбили тут же кинулась к забору, начиная закатывать рукава.
  
   -- Я тоже так могу, -- воскликнула Лесана, хватаясь руками за окончание забора.
  
   -- Можешь, -- подтвердил Тумашь.
  
   -- Безусловно, -- поддакнула я, хватая её за локоть и таща за собой, -- но найти факультет более важно, не так ли?
  
   Лесана, очевидно, делая нам огромное одолжение, позволила себя повести вперед.
  
   Однако, ничего примечательного нам не попадалось. Редкие деревья, что были за забором, стали появляться все чаще, поле с просушенными, пожелтевшими кустарниками. За территорией школы не было поселения, поскольку она находилась на окраине города. Тумашь то и дело бегал кругами, чем делал невозможным для Лесаны быть предводителем группы.
  
   Наконец, он остановился.
  
    -- Здесь! -- огласил Тумашь убирая глаза от карты и счастливо поднимая их к нам, три наших пар глаз не были столь счастливы, особенно глаза Лесаны. Будь у неё такая сила, и Тумашь бы сгорел заживо под этим взглядом.
  
   -- Здесь ничего нет, -- заметила Лесана.
  
   -- Если я и ошибся, то погрешность не должна быть велика, -- пожал плечами Тумашь, скручивая карту.
  
   -- Смотрите, -- я, всматриваясь вдаль, стала им указывать в место, где виднелась построение. Остальные переглянулись и искренне пытались рассмотреть то, на что я им указывала.
  
   -- Я ничего не вижу, -- недовольно скрестила руки перед грудью Шамарин.
  
   -- Что там? -- Умай прищурил глаза, -- это не здание, это бугор какой-то.
  
   -- Я так далеко и пытаться не стану смотреть, -- скромно поправляя очки, заметил Тумашь.
  
   -- Это построение, -- упрямо проговорила я, на меня все смотрели с удивлением, и я поторопилась расправить свои плечи, а что у меня не так много достоинств, -- да у меня шикарное зрение, -- хлопнув по плечу Тумаша, я добавила, -- завидуй.
  
   -- Проверим, -- приняла решение Лесана, выдвигаясь вперёд, -- за мной! -- она махнула нам рукой, чтобы мы за ней следовали.
  
   Вскоре мы остановились, и наши сердца... во всяком случае мое сердце наполнилось разочарованием.
  
   -- Это мельница, -- разочаровано сказала я, мы достигли цели и остановились.
  
   -- Поломанная мельница, -- заметил Тумашь. И правда, это была небольшая ветряная мельница. Три огромных жерла, что должны были крутиться, замерли в вечном спокойствии, одно было треснуто и свернуто под неестественным углом, и, казалось, подуй сильный ветер -- и они рассыпятся в прах.
  
   Пожав плечами, Лесана двинулась вперёд, явно намереваясь зайти во внутрь поломанной мельницы. Мы смотрели ей в след, не двигаясь, Тумашь вновь развернул свою карту, решив, что все же сделал погрешность в своих расчетах...
  
   Шамарин подняла руку, дотрагиваясь до тяжёлой, деревянной двери и выемки, что была вместо ручки, потянула на себя. Дверь, однако, что не имела даже замка, совсем ей не поддавалась. Девушка, прилагая все усилия, и не думая нас просить о помощи, пыталась её открыть, даже поставила ногу на стену, пытаясь ей оттолкнуться, пока тянула на себя дверь.
  
   -- Рада, -- тихо произнес Умай, я подняла к нему глаза, он подбородком указал на жерла, что невообразимым образом стали шевелиться, поднимая вековую пыль в воздух.
  
   В какой-то момент Тумашь оторвал взгляд от карты и сделал шаг назад и, приподняв руку, стал указывать на жерла, они стали крутиться медленно, но уверенно, даже поломанное, казалось, встало на свое место.
  
   -- Лесана! -- крикнула я, нахмурившись, -- назад!
  
   -- Я открою эту дверь! -- не замечая жерл, лишь пару раз чихнув от пыли, воскликнула Шамарин. В какой-то момент она отступила на пол шага от двери, прищурилась своему противнику, и прикрыла глаза, стараясь расслабиться и ощутить энергию, что плескалась в ней в переизбытке.
  
   -- Мне это не нравится, -- выдавил Тумашь, жерла набирали силу, несмотря на то, что ветра совсем не было, даже самого слабого.
  
   -- Ее надо убрать оттуда, -- мотнул головой Умай, делая шаг в сторону мельницы, но было поздно. Лесана, почувствовав в себе энергию, взметнула руки вверх и попыталась взорвать дверь. На двери, однако, не появилось даже царапины, да что там, даже пыль с неё не сошла, а вот жерла закрутились с бешеной скоростью. Наконец, Шамарин их заметила, подняв глаза вверх. Огромной силы воздушная волна сорвала с места тельце Лесаны, она успела лишь взвизгнуть. Девушка замерла высоко в небе, длинные черные черные волосы взметнулись вверх. И через мгновение этим же воздушным потоком её кинуло в нашу сторону.
  
   -- Я поймаю её! -- тут же крикнул Тумашь, вскинув руки. Он кинулся вперед, куда по его расчетам должна была прилететь Лесана, что не переставала визжать и, кажется, материться.
  
   -- Ты ее лови! -- я ткнула локтем в Умая, что явно был и проворнее, и сильнее Тумаша.
  
   -... -- Умай лишь мотнул подбородком, -- пусть он ловит, так смешнее.
  
   Я не могла с этим не согласиться, но Лесана падала с огромной высоты и под ускорением, у Тумаша не было ни единого шанса и это было опасно. Тумашь, пока в моей голове стояли страшные картинки скоропостижной смерти дочери мэра, и как результат -- обвинения меня в этом, смотрел высоко в небо, совсем не смотря под ноги, и не заметив камушка, он споткнулся и расстелился прямо на земле. На мое счастье, место падения он рассчитал вполне удачно, ибо Шамарин приземлилась прямо на него своим мягким местом. Казалось, Лесана совсем не заметила падения и Тумаша под ней, что постанывая и потирая свою спину, куда она приземлилась, поднимался вслед за подскочившей Шамарин. Она понеслась ко мне и Умаю. Ее глаза сияли, как никогда прежде.
  
   -- НАШЛИ!!! МЫ НАШЛИ ЕГО! -- громко кричала Лесана голосом, что был наполнен самым искренним счастьем. Схватила меня за руки и закружила в вихре своих эмоций, весело смеясь, -- мы нашли факультет воздуха! -- кричала Шамарин, останавливаясь и бросая счастливый взгляд в сторону мельницы, жерла которой стали снижать свою скорость.
  
   -- Но внутрь мы не попадём, -- подвёл итог саркастический голос Умая.
  
   Так мы и стояли в десяти метрах от полуразрушенной мельницы, Тумашь тем временем поднялся и подошел к нам, то и дело издавая жалобные стоны. Лесана тоже потирала свою пятую точку, однако, по её виду можно было сказать, что уходить оттуда мы не собирались.
  
   И выход наш один -- если мы хотим когда-нибудь попасть домой, нам нужно попасть внутрь этой поломанной мельницы, что находилась под мощным заклятием защиты.
  

Глава 9. Факультет

   Солнце медленно, но уверенно клонилось к горизонту, время шло... А мы находились на месте и не сдвинулись совсем никуда. Я сидела прямо не земле в десяти метрах от мельницы, недовольно сложа руки перед грудью и бросая косые взгляды в сторону Шамарин, что также сидела прямо на земле рядом со мной. Умай находился чуть в стороне, под деревом, и увлеченно читал книгу, казалось, он совсем забыл о нашем существовании. Однако, сам факт того, что он ещё не оставил нас и не отправился домой меня несказанно удивлял. Не будь рядом со мной тирана, что взял меня в заложницы, я бы давно уже была дома. Тумашь находился на открытом пространстве, ловя последние яркие лучи солнца, он склонился над копией карты, по его мнению в ней должен был быть ключ к тому, как попасть во внутрь.
  
   -- Все, -- недовольно буркнула я, -- я ухожу, мне домой ехать целый час.
  
   -- Но мы до сих пор не попали во внутрь, -- ещё более недовольно заметила Шамарин.
  
   -- И я не понимаю, как мы собираемся туда попасть, -- вздохнула я, примерно такой диалог у нас повторялся в десятый раз.
  
   -- Я тебе уже десять раз сказала, -- закатывая глаза и ударяя себя в лоб, говорила Лесана, -- что ты должна туда войти в одиночестве. Даже на действующих факультетах на территории школы есть защита от людей, что не относятся к нему. И очевидно, я не могу подчинять себе воздух!
  
   -- Считаешь? -- хмыкнула я, -- а я то думала, что ты у нас все можешь.
  
   -- Когда-нибудь, -- вполне серьезно смотря мне в глаза ответила мне Шамарин, на её лице стояла мечтательная улыбка, -- когда-нибудь. Но сейчас мы говорим не об этом, -- она зло тыкнула в мельницу, -- тебя двери пропустят!
  
   -- Я туда не пойду, я уже сказала, что мне не хочется летать, -- вновь отвечала ей я.
  
   -- Да я же тебе говорю, что с тобой этого не произойдёт, -- в сотый раз, закатывая глаза пыталась убедить меня Лесана. -- Да и потом ты же взлетела на первом занятии. -- она смотрела на меня с обвинением, -- тебе не привыкать.
  
   -- Один раз! -- воскликнула я, -- и ни разу этого не повторила!
  
   -- Твой шанс научиться! -- Лесана выразительно указала на мельницу.
  
   -- Не-пой-ду, -- я упрямо задрала подбородок.
  
   -- Да ты надоела уже, -- выдохнула Шамарин роняя свою голову в колени, -- я же тебе объясняю защита стоит от людей, что не подчиняют воздух.
  
   -- Людей! Людей! -- говорила я гневно сверкая глазами, -- его построили эльфы! Я не эльф! -- я ткнула себя в грудь пальцем.
  
   Лесана лишь посмотрела на меня, на удивление ничего не говоря на это, даже Умай поднял заинтересованный взгляд в нашу сторону.
  
   -- В то время люди тоже подчиняли стихию воздуха, -- уклончиво ответила дочь мэра, -- Ой, тебя Умай поймает! -- Лесана ткнула пальцем в сторону парня, -- ты видела какой он шустрый.
  
   -- Как он меня, -- сквозь зубы начала было говорить я, но голос Умая меня перебил:
  
   -- Поймаю, -- произнёс он, я замерла с удивлением переводя глаза в сторону одноклассника.
  
   -- Иди уже, -- Лесана подскочила и стала тянуть меня вверх, -- иначе нам придётся здесь ночевать.
  
   -- И правда попробуй уже, -- даже Тумашь настолько устал, что сдался искать подлянки в карте и просто уткнулся в неё лбом, -- домой же пора, родители будут переживать.
  
   -- Да кто тебя держит, -- я зло зыркнула в его сторону, но он никак не отреагировал, даже голову не поднял в мою сторону. Лесана подскочила и стала тянуть меня на верх и толкать в спину, приговаривая, что трусость никого не украшает.
  
   -- Да и потом, -- убедительным голосом пыталась вдохновить меня Шамарин, -- меня откинуло, когда я дверь взорвать попыталась, ты же не станешь этого делать.
  
   Мы приблизились к старому зданию, что почти ушло под землю, во всяком случае земля поглотила его по линию окон. Оно не до конца было похоже на мельницу, жерла находились на верху, само здание было в разы больше.
  
   Жерла, навевая на меня праведный ужас, закрутились мощнее, поднимая ветер в безветренную погоду, и Лесана, как истинно-храбрый человек, поторопилась слинять, напоследок подтолкнув меня в спину. Я посмотрела ей в след и повернулась лицом к мельнице... а черт с ним. Я медленно, но уже более уверено стала двигаться к двери, а то и правда надоело здесь уже находиться. Дерну за дверь и убегу, и когда дверь не откроется, возможно, Шамарин оставит меня в покое.
  
   По мере моего приближения я опасливо посматривала вверх, в сторону жерл, но они сбавили свой темп и равномерно крутились, показывая, что готовы в любой момент защитить свою территорию. Я обернулась к своим.
  
   -- Смелее смелее, -- шептала Лесана, показывая рукой, чтобы я открывала дверь, Умай тоже поднялся, видимо, готовый бежать меня ловить, мое лицо покраснело, когда я стала представлять себе, как высокий ветер поднимает меня в верх и Умай ловит меня и прижимает к груди. Почему-то в своём представлении я выглядела в разы красивее, волосы в три раза пышнее, чем были, а фигура не столь длинная.
  
   Оно того стоит, я довольно улыбалась, когда протянула руку к двери, да-да откидывайте меня, -- он меня поймает. Однако, никакая невидимая сила не торопилась бросать меня в объятия высокого симпатичного парня с жуткой аурой. Дверь, ещё до того как я до неё дотронулась, распахнулась во внутрь, в комнату, я удивленно, но не заходя, посмотрела туда, обернулась к своим одноклассникам и злобной однокурснице.
  
   -- Толкать ты ее не пыталась? -- с насмешкой спросил Умай, кинув взгляд на Лесану.
  
   -- Очень смешно, -- она скорчила ему рожицу и смело направилась ко мне, однако, жерла в этот момент опасно закрутились и она сделала пару шагов назад, летать и ей очевидно не понравилось, это потому что ей никогда, наверное, не хотелось быть драконом. Если бы я была драконом... я с улыбкой посмотрела в темноту внутри факультета, то не побоялась бы туда войти в одиночестве. А так... ни единого шанса... не единого шанса...
  
   Я направилась прочь от двери, крылья мельницы крутились с силой, заявляя миру, что ещё живы, они словно были недовольны, что кто-то посмел их разбудить. Я подняла глаза наверх, чуть в стороне от меня они поднимали мощный ветер, неким образом завораживая меня и своими ритмичными действиями, и некой музыкой.
  
   Я вновь обернулась к двери. Я не слышала больше ребят, только звук -- этот звук, что издавали крылья мельницы. Дом, что не был поднят как старинные мельницы, стоял прямо на земле, и было видно, что время взяло свое, что земля уже поглотила его почти до единственного окна, что виднелось.
  
   И я совру если скажу, что мне не хотелось туда войти, это шаг в историю, что могла совершить я. Я полностью развернулась к двери, этот тихий скрип жерл, как музыка, тонкая мелодия, словно со мной говорила сама природа. Я не замечала, что почти не дышала, когда сделала несколько шагов к двери, но во время остановилась. Я все ещё не дракон, да и пора идти домой, я обернулась к друзьям, но их больше не было, и я осознала, что стояла перед дверью этой мельницы, только уже с внутренней стороны, в кромешной тьме, и ужас происходящего стал поселяться в мое сердце, что стучало в разы сильнее, чем прежде отдаваясь в висках. Я приложила руки ко рту, зажмурила глаза.
  
   Успокойся. Успокойся. Успокойся. Успокойся... я закрыла руками полностью лицо в попытках успокоиться.
  
   -- Мелодия, -- тихий шепот, еле слышный, что мог быть лишь моей фантазией, -- мелодия, -- вновь услышала я. -- Мелодия, -- чуть громче и мелодичнее. Успокойся?!
  
   Мне казалось, что в комнате кто-то был, но мне было так страшно, что я боялась опустить руки и открыть глаза. Убедить себя не открывать глаз было почти невозможным, и я растопырила пальцы на своем лице. Стояла темнота, серость в запыленной огромной комнате, что была в разы больше, чем я могла себе представить. Посреди комнаты собиралась пыль, поднятая неким воздушным потоком, словно создавая образ.
  
   Приведение! Это дом с приведениями! Судорожно распахивая дверь, я ломанулась наружу, не замечая, что истошно орала. На меня взволновано смотрело три пары глаз моих одноклассников, я даже не притормозив ломанулась к школе. Переглянувшись между собой, они так же ломанулись за мной, довольно-таки быстро обгоняя.
  
   -- От чего мы бежим? -- спустя время спросил Умай.
  
   -- Я не знаю! -- крикнула Лесана.
  
   -- Но страшно! -- крикнул Тумашь, его дыхание сбивалось, он бежал позади всех.
  
   -- ПРИВЕДЕНИЯ! -- проорала я, оборачиваясь к ним. Услышав это слово, в Тумаше неожиданно проснулся дух истинного бегуна и он ломанулся вперед, моментально забираясь по забору, словно того и не существовало перед ним.
  
   Только после того как мы оказались у школы, я до конца смогла осознать, как было поздно, солнце давно зашло и звезды все увереннее сияли на небе. Перед школой собралась толпа. Люди кого-то искали, к нам направился невысокий коренастый мужчина, его брови были сдвинуты и выглядел он очень пугающе. С ужасом я признала в нем мэра нашего города, что означало, что это был отец Лесаны.
  
   -- Кто это? -- спросил Умай, пока я пыталась себя успокоить, столько потрясений на мою слабую психику всего за несколько часов. Я стала судорожно придумывать себе оправдания, что-то вроде Тумашь с Умаем украли Лесану, а я, как истинный герой ее спасла. В голове слова звучали очень убедительно, но к счастью, они никогда не вырвались наружу из моего рта, что не был способен говорить в стрессовых ситуациях.
  
   -- Папа, -- Лесана направилась к нему в перед, -- я не осознала, что уже так поздно, -- несколько виновато произнесла Шамарин.
  
   -- НЕ ОСОЗНАЛА?! -- басом, не сдержавшись закричал мэр, заставляя меня вздрогнуть вместо Лесаны, что вполне спокойно на него смотрела. -- Чем ты думала?! Уже две жертвы обнаружено, они полностью опустошены от энергии и ты смеешь выкидывать такое! -- его глаза прямо смотрели на свою дочь. -- Кто это? -- он перевел на нас грозный взгляд.
  
   -- Это мои, -- заговорила было Лесана, но отец её перебил:
  
   -- Я предпочитаю больше не видеть тебя в компании необразованных детей, что смеют тебя задерживать, -- четко проговорил он, пройдясь по нам холодным взглядом. Я невольно сделала шаг назад, решив, что самое время говорить о том, что они задержали, а я спасала.
  
   -- Это я их задержала, -- проговорила Лесана, подняв глаза к отцу, мэр города
   смерил взглядом дочь, подбородком показал, чтобы она следовала за ним.
  
   -- Рада! Рада! -- наше внимание привлек взволнованный голос моей матери, что поспешно направлялась к нам, я удивленно приподняла брови, обычно в это время она находится ещё на работе. -- Мне позвонили со школы, сказали, что вы потерялись, -- взволнованно говорила моя мать, хватая меня за руки. Её теплые глаза внимательно осматривали меня, не случилось ли чего, длинные густые волосы были собраны в хвост, открывая её лицо, на котором ещё были следы красоты её молодости.
  
   Все внимание было сконцентрировано на нас, я заметила что отец Лесаны замер на месте, удивленно приподнял брови в нашу сторону, лицо его буквально было заморожено:
  
   -- Мирана, -- глухим, чуть севшим голосом произнес он. Моя мама обернулась к нему, приподняв брови. Я посмотрела на маму, откуда человек из высшего общества мог знать мою мать?
  
   -- Вы знакомы? -- тоже несколько удивленно спросила Лесана, её отец перевел взгляд к дочери и на лице его больше не было столь жесткой уверенности, он был растерян.
  
   -- Пойдем, Рада, я волновалась, -- моя мать улыбнулась мне и протянула руку, её огромные карие глаза, что сохранили девичью красоту и выразительность прошлись по семье Шамарин. -- Мы не знакомы, милая, -- она улыбнулась Лесане, обернула лицо ко мне. -- Это твои друзья?
  
   Я ей кивнула в ответ и направилась в след за ней, неосознанно нас сравнивания. Мы уже были одного роста, хоть мне и было всего пятнадцать лет, и судя по скорости роста я очень быстро её перерасту.
  
   -- Судьба удивительно расставляет все по местам, -- донесся нам в спины голос мэра, я удивленно улыбнулась к нему, на его лице стояла легкая улыбка, -- и сводит людей в интересные связи, -- загадочно закончил говорить он, я подняла глаза к маме, но она словно его не слышала, шла в перед, а через время заговорила об учебе, словно ничего и не произошло.
  

Глава 10. Яйцо

   За последние дни этот день мог по праву считаться самым жарким, солнце стояло высоко в небе, безжалостно опаляя земли, и казалось, оно хотело сжечь все живое на этой планете. Я вышла из редкого леса, среди которого был спрятан наш факультет, каким-то образом я была уверенна, что именно здесь смогу найти Шамарин, для чего именно я её искала, сама не знала. Не так давно я заявила всей нашей небольшой компании, что нога моя больше не ступит на эту территорию и вот... я здесь.
  
   Я ступала по сухой траве, наслаждаясь тихими звуками шуршания под ногами, подошла и села рядом с Лесаной, что смотрела на здание, напоминающее мельницу. Казалось, этот дом может рассыпаться в прах от любого дуновения ветерка, но нет, он стоял там, даже спустя все эти годы, и я невольно стала задаваться вопросом, как так вышло, что его никто не отыскал или не потревожил за эти века? Как так вышло, что строительство города обошло это место стороной?
  
   -- Когда я была маленькая, мой отец рассказывал нам истории и легенды об эльфах, в нашем доме есть огромная коллекция исторических данных об их расе, о том как они оставили человечество, воздвигая горы, тем самым заметая свои следы, чтобы никто не мог их найти, -- тихо заговорила Лесана, чуть наклоняясь и ложа голову на колени. -- Мне всегда хотелось быть частичкой этой древней магии. Когда я была маленькая, то часто представляла как отыщу поселение эльфов, -- она усмехнулась, и у меня на лице появилась улыбка. -- Я даже читала об этом месте... ты знаешь, что в это здание пытались попасть после войны сотни лет подряд, но это никому не удалось, -- она вопросительно на меня посмотрела, я лишь качнула головой.
  
   -- В нашей стране огромное количество заброшенных мест, что были воздвигнуты эльфами, человеческой расе так и не удалось разрушить ни одно из них, иначе, я думаю, они давно были бы сравнены с землей, -- говорила Лесана тихим, мелодичным голосом, которым я постепенно проникалась, мое сознание уносило меня куда-то глубоко в мысли.
  
   -- Рада, -- я вздрогнула и обернула к ней лицо, понимая, что пропустила её слова, наши взгляды встретились, её черные глаза горели пламенем. -- Ты понимаешь, насколько ты уникальна?
  
   Я удивленно смотрела в её глаза, что завораживали своей энергией, заряжали ей, в Умае точно не было столько энергии, хоть он и был сильнее, от него не исходило этой притягательной силы. Я выдохнула. "Уникальна...". Эти слова, что льстили сознанию и ласкали его... Да, мне хотелось бы быть особенной и уникальной, ведь всегда я была ниже плинтуса и слабее всех, и вот, вторая по силе в нашем потоке называла меня уникальной.
  
   -- Среди человечества, -- она схватила меня за руки, не разрывая зрительного контакта, словно знала, какое влияние оказывает её взгляд, наполненный энергией. -- Существо, что обладает такой силой... Рада, это шаг в историю, шанс который нам дан -- быть частью прошлого!
  
   Она поднялась, и я в восхищении смотрела на неё снизу вверх, готовая подскакивать и идти за ней, куда бы она ни сказала.
  
   -- Я хочу войти туда, я хочу узнать секреты, что таит в себе этот дом.
  
   Мой пыл поугас, когда я прервала зрительный контакт и перевела свои серые глаза в сторону мельницы.
  
   -- Рада, -- она стала тянуть меня наверх, и я позволила себя поднять, опираясь на свои ноги и тут же возвышаясь над Лесаной почти на голову. -- Мы сделаем это вместе, -- она сжала руки. -- Я уверена, что ты можешь туда провести гостей.
  
   -- Ну, мы можем попробовать, -- неуверенно согласилась я, и Лесана словно только и ждала этих слов, тут же потянула меня ближе, крепко сжимая мою руку.
  
   Что же, если я не буду в одиночестве, то я могу попробовать туда войти вновь, в конце концов, может мне только привиделось приведение. Мы стали подходить, жерла, однако, стали крутиться и набирать мощь, как только мы переступили через невидимую границу.
  
   -- Идем, -- говорила Лесана, подбадривая меня, ветер поднимался все сильнее и шевелил наши волосы. -- Идем, -- он постепенно набирал мощь. -- Мы справимся! -- крикнула девушка в попытках перекричать ветер, что бил нам в лица, мы подошли к двери и я потянула руку к двери, Шамарин все крепче сжимала мою руку.
  
   -- УУУУуууу, -- взвизгнула она, -- открывай!
  
   Я удивленно повернула к ней голову, и опешила от происходящего: Лесана стала подниматься в воздухе и уже болтала ногами на небольшой высоте, и словно бежала вперед, грозно крича при этом:
  
   -- ОТКРЫВАЙ! МАТЬ ТВОЮ! МЫ ПРОРВЕМСЯ!
  
   Я, лишь раскрыв рот, смотрела за её усилиями, и вдруг, я могу поклясться, что услышала некий голос из ниоткуда, что просто не мог принадлежать человеческому существу, голос, словно принимая вызов, хохотнул, и Лесану подняла вверх более мощная волна воздуха, мы схватились двумя руками. Девушка, словно пытаясь оттолкнуться от воздуха в мою сторону, делала смешные движения, как лягушка, что пыталась прыгать.
  
   В любой другой ситуации я бы это все оценила и здорово бы поржала, но тут все мои усилия уходили на то, чтобы её удержать. Огромная мощь тянула её в высоту, я тянула назад, длинные черные волосы разметались в стороны, то и дело стуча по лицу Лесаны.
  
   Не понятно как, но нас снесло на то место, где мы сидели прежде и голос, исходящий из дома, довольно хмыкнул. Некоторое время мы сидели на земле, в шоке смотря на мельницу. Я было хотела предложить отправиться назад к школе, но неожиданно Лесана подскочила и с криком понеслась со всех ног на дом, я удивленно смотрела ей в след. Мдаа... этот человек явно не принимает отказы.
  
   В этот раз, когда она полетела в мою сторону я не стала и пытаться её ловить, в конце концов этот человек точно знал на что шел. Однако, и то что она пропахала носом землю её не остановило, она вновь подскочила и бросилась к дому, вновь и вновь, её не подбрасывало так высоко больше, лишь возвращало на её место. Она поднялась на руках тяжело дыша. Лесана давно разорвала свою форму в нескольких местах, вся была испачкана в грязи, в волосах и на одежде прицепились травинки. Я в полном шоке смотрела на неё, все же психологические проблемы были на лицо.
  
   -- Я все равно пройду во внутрь! -- выставив руку вперед крикнула Лесана, вновь бросаясь к двери.
  
   "Это самый забавный мой посетитель" -- пронесся хихикающий голос над моим ухом, дрожь прошла по моему телу от макушки до пяток. Я обернулась, однако, рядом со мной никого не находилось. Вдали я увидела два силуэта, что к нам приближались. Краем сознания я заметила нечто тревожное, а именно отсутствие крика Шамарин, что должен был уже пронестись.
  
   Шамарин стояла в проеме, удивленно смотря на открытую дверь, я тоже приподняла брови. Лесана, тяжело дыша, победно улыбнулась и было сделала шаг во внутрь, но вновь мощная волна воздуха, прокрутив ее, бросило прямиком в мои объятия, к несчастью я не успела отойти, и она приземлилась прямо на меня, и мы чуть проехались по инерции на моей пятой точке.
  
   Лесана резко развернулась, оказываясь прямо надо мной и возмущенно смотря, словно это я была виновата в происходящем, и в том, что она была вся грязной. Девушка сдула со лба прядь черных, как уголь, волос. Выставила руку в сторону мельницы.
  
   -- Я слышала, как она посмеялась! -- воскликнула Лесана, -- этот дом смеется надо мной! Смеется!
  
   Несмотря на все желание назвать её сумасшедшей и спросить как сильно она отбила себе голову, я тоже слышала чей-то голос, а моя голова точно ни к чему не притрагивалась.
  
   Она поднялась, зло сверкая глазами, смотря на дом.
  
   -- Когда-нибудь я овладею твоей стихией! -- громко кричала Лесана, -- и ты сама распахнешь передо мной двери!
  
   Словно в ответ ей, волна ветра прокатила её по земле на метр назад, когда мне показалось что вот-вот из её ушей хлынет пар, я поднялась.
  
   -- Успокойся, Умай с Тумашем направляются к нам, скоро занятие начнется, пойдем.
  
   Лесана, показывая кулак мельнице, позволила себя развернуть. И до моего сознания донесся печальный голос, "не уходите, развлечения только начались", я обернулась, но мельница была неподвижна, лишь жерла тихо стали замирать, погружаясь в одинокий сон.
  
   -- Где Тумашь с тем... другим? -- спросила Лесана, разглядывая свою руку. Ее рубашка была порвана, на ней виднелись окровавленные следы, а на руке были мелкие порезы. Девушка пробурчала нечто вроде "и когда я умудрилась". Я не стала ей напоминать про тысячу и одну попытку самоубийства, что она не так давно совершила, лишь кивнула ей вперед на два силуэта, что виднелись впереди.
  
   Шамарин проследила за моим взглядом, но ничего не сказала, лишь с интересом взглянула на меня.
  
   Спустя время мы встретились с Умаем и Тумашем, что счастливо и нетерпеливо смотрел на нас, их взгляды задержались на Лесане, на ней и остановились, Тумашь приложил пухлые руки к лицу прикрывая рот.
  
   -- На нас напали, -- тут же задрав подбородок, высокомерно произнесла Лесана. -- Стадо животных, я спасла жизнь вашей однокласснице.
  
   И фыркнув, с гордо выпрямленной спиной и плавной, чуть хромающей походкой, направилась вперед. Тумашь смотрел в её сторону, открыв рот, но через секунду гордо улыбнулся.
  
   -- Отбила стадо животных, -- тут же восхищенно проговорил мой одноклассник. -- Как всегда --
   самая смелая.
  
   Я изогнула брови в его сторону, ну разумеется на территории, где нет диких зверей...
  
   -- Я смог найти способ, как нам всем пройти в здание факультета воздуха, -- поторопился сообщить Ковин.
  
   Лесана остановилась, подозрительно оборачиваясь, Умай с легкой улыбкой посмотрел на меня. Шамарин было развернулась обратно, неожиданно оживившись, но Умай поймал её за руку.
  
   -- С тебя на сегодня достаточно.
  
   -- Но, -- не согласилась Шамарин, брезгливо выдергивая свою руку из его. -- Он знает, как туда пройти и я дала обещание.
  
   -- Кому? -- изогнул бровь Умай, Лесана решила умолчать об этом, что дало мне понять, что она говорила об обещании, данном дому.
  
   -- Мы отправимся туда после уроков, -- решила я, все со мной согласились, кроме Лесаны, но у неё не осталось выбора, так как мы отправились назад к школе.
  
   Кстати, должна заметить, что у меня все лучше получалось перелазить через забор, конечно я не брезговала помощью Умая, что так радушно её мне предлагал.
  
   <center>***</center>
  
   Все оказалось предельно просто, и вот, чувствуя себя удивительно глупо, я стояла прямо перед мельницей согнувшись в поклоне, как сказал Тумашь выражая так свое уважение. Я просила разрешения провести во внутрь одного за другим своих друзей, беря на себя ответственность за их деяния. И это случилось, мы стояли внутри темного помещения, и осматривались. Лесана стояла впереди всех, уперев руки в бока, и довольно выдыхая воздух через ноздри, от чего они сильно раздувались:
  
   -- Я же сказала, что попаду сюда, -- задрав нос, громко объявила Лесана, довольно похихикивая. В этот момент ее подняло в воздух и понесло обратно к двери.
  
   Однако, Шамарин сдаваться не собиралась и, схватившись изо всех сил за дверной косяк, пыталась дотянуться до проема своей ногой, сопротивляясь по последнего.
  
   Даже Тумашь не стал заострять на этом внимания, и мы просто начали наши обследования.
  
   -- Ничего не видно, -- вздохнул Тумашь подправляя очки.
  
   -- Так мы много не рассмотрим, -- согласился с ним Умай. Света, выходящего из двери катастрофически не хватало. Я осматривала комнату, что хоть и виднелась серыми красками, но была вполне различима.
  
   -- Ну давайте снимем шторки с окон, -- предложила я, пожимая плечами, направляясь к ближайшему окну, срывая с него тяжелые шторы. Не учла только одного -- что они окажутся удивительно пыльными, и весь этот вековой слой пыли высыпался прямо на мою макушку. Громко закашлявшись, я ломанулась назад, но не заметив тяжелой мебели за спиной споткнулась и полетела куда-то вниз, сопровождая все диким криком. Однако, даже мой крик не мог перекричать те проклятия, что посылала дому Лесана.
  
   Приземлилась я на пол, но приземление прошло довольно мягко. Ещё раз чихнув, для верности, я поднялась и начала смотреть вверх. Однако, я совершенно не могла видеть откуда я прилетела.
  
   "Мелодия" -- пронёсся чей-то вздох, вызывая дрожь и желание бежать, вот только куда -- я не имела понятия. -- "Добро пожаловать".
  
   Голос, что говорил о какой-то мелодии и уверял не бояться, звал вперёд. На свой страх и риск я доверилась ему и двинулась по длинному темному коридору. Казалось, что я находилась где-то в подземелье, но была уверена, что выход отсюда должен быть.
  
   Заметив впереди свечение, я подошла к двери, из которой оно шло, логично рассуждая, что там должен быть выход.
  
   Я ошиблась.
  
   Невольно замерла на месте, не в силах ни вздохнуть, ни выдохнуть. Ничего более красивого в своей жизни я не видела: посреди огромного зала стоял шар, настолько огромный, что занимал почти все пространство.
  
   Внутри него находилось дерево, оно ярко сияло зеленым светом, впиваясь своими мощными корнями в землю. Вокруг журчала вода наполняя комнату тихой мелодией, что словно радуга окружало дерево, а на самой верхушке дерева горело яркое пламя, и все это было окружёно сферической воздушной стеной.
  
   Казалось, я могла простоять так вечность, просто наблюдая за тем, как стихии соединялись и переливались одна в другую, в чистом их воплощении и слушая тихий шепот. В какой-то момент шёпот прекратился и наступила тишина. Казалось даже круговорот стихий прекратился и само время остановилось. Но буквально через минуту все закипело с новой силой. Шёпот усилился.
  
   "Дитя природы", -- заговорил чуть хриплый голос, что мог бы принадлежать очень старому человеку. "Великая честь тебе выпала, дитя природы", -- продолжил говорить высокий чистый женский голос, что журчал в моем сознании, словно ручей. "Это беззащитное, чистейшее существо самого сердца магии", -- сказал крепкий взрослый голос. Казалось, будто все это говорило одно существо, что так искусно владело голосами. -- "Поручается под твою защиту".
  
   "Пока не достигнет своего взросления".
  
   Я стояла, широко раскрыв глаза, пыталась понять под что меня подписывали и, к своему удивлению, совсем не могла отказаться. Лишь молчала, меня переполняла значимость момента, словно весь мир наполнил меня жизнью. Голоса, сменяя один другого, продолжали говорить о моих обязанностях, и глубоко, в самом сердце огня, что раскинулся высоко на верхушке дерева, я увидела маленькое яйцо, облаченное ярким пламенем. Яйцо вырвалось из своей огненной колыбельной и медленно, поддерживаемое мягким воздушным потоком, плавно полетело ко мне.
  
   И умом я понимала, что это такое, но не могла поверить. По мере приближения, однако, моя улыбка спадала с лица, и оно все сильнее вытягивалось. "Что я с ним буду делать?" -- в ужасе думала я, глядя на яйцо. Оно было почти с рост Лесаны, да я же его не подниму!
  
   -- Не подведи, дитя природы, -- голоса со мной попрощались, подталкивая меня к выходу. И когда я, передвигая яйцо как неваляшку, переступила через порог, мне в глаза бросился яркий свет, я услышала громкие крики, что истошно орали мое имя. Я было обернулась назад, но ничего кроме сплошной стены не видела.
  
   Лесана, заглядывая во всю мебель, поочерёдно громко кричала: "Рада!", Умай открывал двери и тоже пытался докричаться, Тумашь же стоял посреди комнаты, выдвигая теории о чёрных дырах и их предназначении в нашем мире.
  
   Мне некогда было их слушать, я пыталась удержать ровно яйцо, боясь его разбить, голоса-то звучали ух, как серьезно, одна трещинка -- и все, кранты Радочке.
  
   -- Где ты была? -- воскликнула Лесана, вылезая из-под огромного табурета.
  
   -- Ты стоишь у стены, -- подозрительно заметил Умай.
  
   -- Был ли я прав относительно чёрной дыры? -- вопрошал Тумашь.
  
   -- Как тебя пропустили? -- с интересом спросила я, обращаясь к Лесане.
  
   -- Поняли, какой я неоценимый человек, -- без заминки ответила Шамарин.
  
   -- Дословно, -- заговорил Умай, -- великий и всесильный дом воздуха, позволь мне, несчастной душе, остаться. Я признаю, как ошибалась, смея соревноваться с тобой.
  
   -- Записал что ли? -- буркнула Лесана.
  
   -- Что это? -- спросил Тумашь, и все разом замолчали, словно только заметили гигантское яйцо, из-за которого я выглядывала становясь на носочки. Знаю, его трудно было заметить изначально.
   И тут я рассказала о своём страшном путешествии в чёрной дыре (дабы не разочаровывать Тумаша), об огромном дереве и голосах. Все трое стояли с открытыми ртами, слушая меня.
  
   -- Самое чистое магическое существо, -- повторил за мной Тумашь.
  
   -- Дракон, -- Лесана приложила руки к щекам, -- это яйцо дракона.
  
   -- Но это невозможно, -- изумлённо произнёс Умай.
  
   Мы некоторое время стояли в тишине, все с изумлением смотрели на огромное яйцо, которое я пыталась удержать в ровном состоянии. Мало того, что оно не было маленьким, так ещё и лёгким его нельзя было назвать. Я смотрела на остальных, и когда поняла, что ничего с этим нельзя поделать, заговорила.
  
   -- А что мы с ним делать будем?
  
   -- Нуууу, как ты его домой отвезёшь? -- спросил Тумашь.
  
   -- Нельзя домой ей его везти...
  
   Удивительное дело, все они говорили, не используя слово "мы", как бы отделяя меня, а ведь до этого было: " мы команда, мы вместе должны быть в доме..."
  
   Лесана, тем временем продолжала.
  
   -- Ей же сказали защищать его, если кто-то узнает о его существовании, его тут же заберут. Мой папа мэр, я знаю, о чем говорю, он сам же первый его и заберёт.
  
   -- Значит, ей надо будет ухаживать за ним здесь, -- проговорил Умай, оглядывая пыльную комнату.
  
   "И ты Умай", -- я разочаровано смотрела ему в глаза, чувствуя, как меня предали.
  
   -- Придётся здесь все помыть и приходить каждый день теб...
  
   -- Хорош, -- я подняла руку, -- что значит ей и тебе?! Это вы меня сюда привели, а значит -- нам! Надо приготовить все здесь -- НАМ. Нам каждый день приходить сюда и следить за ним.
  
   -- А если там что-то другое? -- неуверенно спросил Тумашь, отступая.
  
   -- Мы сделаем это вместе, -- Умай, чуть улыбнувшись, сделал шаг в мою сторону, дотрагиваясь до яйца и помогая держать его ровно. И тут такое дело, мне показалось, что яйцо завибрировало, словно ему не хотелось, чтобы Умай его трогал, и в моем сердце поселился страх... не мой.
  
   -- Завтра с утра здесь, -- наконец, приняла решение за всех Лесана.
  
   -- Но завтра выходной, -- заметила я.
  
   Шамарин лишь развела руками, сообщая что есть вещи важнее отдыха и уроков.
  

Глава 11. Субботник

   Сказать что мое настроение находилось на высоте -- не сказать ничего. Казалось, что весь мир окрасился в новые цвета, а улыбка навечно припечаталась к моему лицу. По приходу домой, я с замиранием сердца ожидала маму, мне просто до ужаса хотелось поделиться происходящим, правда вряд ли я стану ей говорить о яйце.
  
   -- Рада! -- я услышала голос матери, что открыла дверь, и счастливо бросилась её встречать. И прямо в маленькой прихожей бросилась её обнимать, она громко рассмеялась погладив меня по голове.
  
   -- Неужели хорошую оценку получила? -- спросила она, тихо смеясь, я издала непонятный звук, нечто вроде, что она близка к правде. Оценки-то мои как раз оставляли желать лучшего. Да и как можно было держать их на высоте, когда мы занимались чем угодно, но только не учебой. Подхватив её сумки, мы весело направились на кухню. Я с упоением рассказывала о школе, предметах. И все шло удивительно хорошо, пока мой разговор не зашел о Лесане Шамарин, улыбка моей матери несколько померкла.
  
   -- Мне бы, -- заговорила она, её взгляд был направлен в сторону, а не мне в глаза, -- не хотелось, чтобы ты с ней общалась.
  
   Сказать, что я удивилась -- ничего не сказать, моя мать в жизни не лезла в мои отношения с друзьями и людьми.
  
   -- Почему? -- только спросила я, пытаясь поймать её взгляд.
  
   -- Шамарин, -- медленно она произнесла фамилию, осеклась на мгновение грустно улыбнувшись, -- не очень хорошие люди.
  
   Я некоторое время подождала, ожидая, что она продолжит или на худой конец просто объяснит, что имела в виду.
  
   -- С чего ты взяла? -- изогнув свои светлые брови, что терялись на моем лице, спросила я. Мама моя, что стояла погрузившись в себя, вздрогнула, а после рассмеялась.
  
   -- Семья, что руководит столь огромным мегаполисом... Радочка, люди, что стремятся к власти и первенству никогда не будут хорошими людьми.
  
   -- Судя по нашей жизни нет ничего хорошего в том, чтобы быть хорошими людьми, -- сухо заметила я и осеклась смотря в глаза матери, что с болью на меня смотрели. -- Прости, -- прошептала я. -- Это не то, что я имела ввиду.
  
   -- Ты посмотри уже как поздно, -- она выглянула в окно, где стояла темнота, освещенная лишь светом тусклой луны. -- Спать, пора спать, -- и весело стала выпроваживать меня из кухни.
  
   <center>***</center>
  
   Утром следующего дня, одевшись в удобную одежду, я отправилась по привычному долгому маршруту, все ещё продолжая думать о словах матери. Мне даже казалось, что она знала семью Шамарин. Но что могла иметь общего уборщица с семьей мэра?
  
   Я заставила выкинуть все мысли из головы, моя школьная жизнь, что и делала меня особенной, с самого начала завязалась на Лесане, она может мне не всегда нравилась, но на данный момент мне не хотелось прерывать с ней контакта.
  
   И вот мы стояли перед школой втроем, я, Лесана и Тумашь, и я, во всех значениях слова, осознала, что среди нас действительно самым умным был Тумашь. Раньше я считала, что он просто выпендривался и притворялся, когда много читал и говорил умные вещи, но когда из всех нас он оказался единственным, кто на так называемый субботник принес ведро, тряпки и даже веник умудрился стащить со школы, все сомнения отпали.
  
   Мы с Лесаной лишь переглянулись и передернули плечами, Умай опаздывал и мы решили заходить без него. И вновь... чувствуя себя удивительно глупо я представляла дому своих друзей. Яйцо так и осталось лежать сбоку, где мы его оставили на ночь, накрытое одеялом.
  
   Мы распахнули окна и поснимали с мебели тяжелые чехлы. Она была старой, тяжёлой, из дуба или очень крепкого дерева, и казалось, вырастала прямо из пола. За водой мы отправили Тумаша, пока сами решили подмести, чем я и занялась, пока Шамарин услужливо решила мне помогать, не мешая. А после и вовсе сбежала, когда в доме поднялась невыносимая пыль. Дом громко чихнул, чем довел меня почти до инфаркта.
  
   Тумашь вернулся с двумя ведрами воды, которые ему помог донести Умай. Я смотрела на чистую воду и размышляла над очень важным вопросом, а именно как же они их пронесли через забор.
  
   И мы вновь приступили к уборке.
  
   -- Радочка, -- раздался голос Лесаны. -- А ты можешь помыть этот стул первым, я хочу рассмотреть узоры на нем, такая интересная структура, как будто лианы, что его образуют, растут прямо из пола.
  
   Я замерла под столом, когда услышала её и меня медленно, но уверено начало накрывать. Я, конечно, из бедной семьи, но ей в служанки не нанималась. Умай с насмешкой посмотрел на меня, когда я вся в пыли, поднялась, смотря почти с ненавистью на Шамарин, что смотрела в ответ непонимающе, схватила грязный веник окунув ведро я мило улыбнулась ей:
  
   -- Начну с тебя, пожалуй.
  
   -- Не смей, -- Шамарин предупреждающе подняла руку, но было поздно, грязные капли уже накрыли её с головой, не долго думая, она схватила целое ведро и вылила его на меня, я за малым успела уйти от основного потока и лишь пара капель до меня долетели. Тумашь тем временем отмывал стену на которой были выведены иероглифы, что его заинтересовали и, недовольно посмотрев в нашу сторону, пробурчал нечто о женском идиотизме. Умай тоже предпочёл не вмешиваться, спокойно вынося на улицу старые тяжелые ткани.
  
   Споткнувшись, я полетела на тот самый стул, Лесана, что и поставила мне подножку, тоже не удержалась и полетела за мной. Стул, что был виновником нашего раздора, неожиданно вздрогнул и побежал прочь с нашего пути, чем жутко нас удивил, поскольку он с корнями выполз из пола и стал как каракатица ими перебирать. Найдя безопасное место, он запустил свои корни обратно, и счастливо заурчал.
  
   Лесана, возлёгшая на мне, смотрела на него открыв рот. Стол, что был рядом со стулом, приподнялся на две другие ножки, грозно возвышаясь над нами и, высвыбождив две ножки, что также вышли из пола с корнями, умудрился нас пнуть, после чего угрожающе упал на свое место, погружая корни обратно. Шум от становления стола пошатнул весь дом и яйцо оттолкнулось от стены, о которую опиралось, и стало шататься как неваляшка. Мы с Лесаной в ужасе вдохнули и, спотыкаясь друг о друга, не в силах из-за этого подняться, бросились его ловить. Шамарин оказалась проворней и очутилась прямо под яйцом, что все же упало, придавливая её целиком, пока она делала вид, что она его поймала, а не застряла под ним, обняла его ладонями.
  
   -- Помогите, -- прохрипела Лесана, Тумашь, что замер, смотря на все это, опомнился и, взметнув руками, кинулся спасать свою принцессу, однако, совершенно забыл о втором ведре наполненном водой и наступил прямо на него. Он застрял в нем ногой и упал, разливая всю воду. Послышались его измученный стоны. Я выглянула за дверь, ожидая увидеть как Умай ржал, но парень, совсем не смотря в нашу сторону, с легкой улыбкой на лице, погруженный в свои мысли, спокойно отряхивал все ткани от пыли, греясь на солнце.
  
   "Мое имущество" -- тяжко вдохнул дом и словно поник.
  
   -- Рада, -- прохрипела Лесана, что совсем не могла пошевелиться под гигантским яйцом.
  
   -- Умай! -- крикнула я, махая ему, чтобы он возвращался к нам на помощь. Парень двинулся к нам и мы втроём аккуратно стали поднимать яйцо с Шамарин и ставить его на прежнее место.
  
   Не знаю каким чудом, но входную комнату нам удалось привести в порядок. И вот, обессиленные и грязные, мы сидели на улице.
  
   -- Нам надо его держать всегда в раскалённом месте, -- произнёс Умай, наблюдая за тем, как Лесана старательно выводила глаза на яйце, дабы мы знали, где у него лицо. -- Чтобы оно вылупилось.
  
   -- Но если оно вылупится, -- тут же заговорила Шамарин, которая прикусив губу, сделала полшага назад, чтобы оценить ровные ли глаза вышли. -- Что мы будем делать с драконом? Я слышала, -- она сделала паузу и взглянув на Тумаша, что пытался просушить свою одежду, -- они едят только умных мальчиков... поэтому и вымерли, еды было немного.
  
   -- Враньё, -- тут же отозвался Тумашь.
  
   -- Да не бойся, -- миролюбиво махнула рукой в его сторону Шамарин, что закончив вырисовывать длинные ресницы перешла к носу, -- тебе-то точно нечего опасаться.
  
   Тумашь подозрительно на неё смотрел, рассуждая, что она имела в виду и решив, что как одноклассница я должна его поддержать, я сообщила ему, что это не было комплиментом.
  
   -- Но, -- вновь заговорил Тумашь, -- Умай прав, было сказано за ним следить и защищать, значит высидеть. Я вчера читал о драконах, надо ему приготовить жаркое гнездо.
  
   -- Как мы это сделаем? -- лениво спросил Умай, рассматривая кроны деревьев.
  
   -- Давайте отнесём его в дом, чтобы оно не бросалось в глаза и... можно, -- он задумался, -- опустим его на раскалённые угли. И оставим в тепле... костер разожжем.
  
   Лесана счастливо оторвалась от своего увлекательного занятия, оборачивая к моему однокласснику счастливые глаза:
  
   -- Пожар! Я люблю пожары!
  
   -- Тебе и правда не грозит быть съеденным, -- произнёс Умай, бросив выразительный взгляд в сторону Тумаша.
  
   Я молчала, слушая их в пол уха, и вспоминала, то чудо мира, которое мне удалось лицезреть, и его хм... их наставления. Тумашь прав, чтобы позаботиться о драконе, мы должны для начала его высидеть. Я все ещё не могла поверить, что всю жизнь мечтала быть драконом и вот настоящий был поручен мне.
  
   -- Мы могли бы выкопать ямку во дворе, -- предложила я.
  
   -- Ямку? -- голос Лесаны был наполнен сомнениями когда она смотрела на шершавое яйцо.
  
   -- Большую ямку.
  
   Тумашь вновь был отправлен в школу, дабы стащить оттуда лопаты, и мы приступили к делу, Шамарин поторопилась взять на себя сложнейшую часть работы и руководила нами, рассказывая как и какой глубины должна быть ямка.
  
   После, мы накидали сухих веток и, когда решили, что все было закончено и готово, из дома выполз некий табурет, наполненный чёрным элементом. Табурет, перебирая корнями по земле, подошел к яме и гордо высыпал содержимое во внутрь. Мы же не имели и малейшего понятия, что это могло быть за вещество.
  
   -- Спасибо, -- тут же поторопилась поклониться Лесана дому, -- за неоценимую помощь.
  
   Дом принял благодарность.
  
   Лесана закатила рукава, счастливо улыбаясь. Ведь теперь дело было за ней, огонь пожар -- это её. Тумашь, опасливо за ней наблюдая, поторопился отойти:
  
   -- Может лучше Умай это сделает? -- пискнул он.
  
   -- Лесана, -- Умай, что тоже был несколько обеспокоен подошёл к ней в надежде остановить, но Тумашь произнёс запрещённое слово "Умай", что в сознании Шамарин звучало как вызов, и она взорвала ямку. Огромная огненная волна ударила в небо, Лесана и Умай что были слишком близко, отлетели назад к дому, который, видимо решил, что слова благодарности святое дело и решил нам помочь ещё раз, жерла закрутились и воздушная волна была направлена в яму раздувая костёр до невообразимых размеров.
  
   -- Не трогай меня! -- Лесана брезгливо оттолкнулась от моего симпатичного одноклассника, который прозвав её пустоголовой, сам поторопился отойти от неё. Оба смотрели в сторону полыхающего огня, их лица были черными от сажи.
  
   -- Опускайте! -- воскликнула наша обитель.
  
   И мы все четверо дружно, не сговариваясь, поторопились сделать шаги назад, никто не торопился приближаться к яме, из которой столбом полыхал яркий и сильный огонь. И поскольку наши ветви, что мы туда покидали, не могли так полыхать, то мы предположили что это была заслуга услужливого дома.
  
   -- Тумашь, -- Лесана показала ему рукой, чтобы он двигался, -- иди, опусти яйцо.
  
   -- Почему я? -- мой храбрый одноклассник сделал ещё три шага назад.
  
   -- Твоя идея, -- я решила поддержать подругу.
  
   -- И тебя не жалко, -- добавила Шамарин. Тумашь долго смотрел в сторону Лесаны, но казалось, что все слова сказанные Шамарин в его ушах звучали как: "ты самый сильный и смелый! Спаси же нас!"
  
   И смело кивнув, Тумашь неожиданно для всех лёг прямо на землю.
  
   -- Мертвым что-ли притворился? -- предположила Лесана, задумчиво оглядывая его позу, -- я читала, так делают некоторые животные, чтобы их не съели.
  
   Умай было сделал шаг к яйцу, взяв на себя эту смелость, но оно вдруг стало само двигаться. Мелкие травинки под ним поднимались прямо из-под земли и нежно перекатывали, пока ветви побольше не подхватили его в свои объятия и бережно опустили в огонь, сами сгорая и падая смертью храбрых веток. Я положила руку на сердце, обещая им хранить вечную память об их смелом поступке.
  
   Только после того, как все было сделано, Тумашь выдохнул и расслаблено распластался на земле, приподнимая голову к нашим шокированным лицам.
  
   -- Ты такой интересный, -- блестящими глазами заметила Лесана, отчего на измученном лице Тумашь появилась счастливая улыбка.
  
   -- Ты обладаешь стихией земли? -- недовольно спросила я, но Тумашь лишь отрешенно кивнул, совсем не замечая нас, все ещё находясь под магией глаз Шамарин.
  
   -- Почему тогда эту яму мы капали сами?! -- в голос с Умаем воскликнули мы.
  
   -- Во мне не так много энергии, -- ответил Тумашь. -- И не все техники могу использовать... поэтому я ещё в школе учусь, -- заметил наш круглолицый одноклассник.
  
   Яйцо, тем временем счастливо, полыхало в огне, потрескивая. Огонь постепенно уменьшился и лишь продолжал отчаянно дымить черным огнем.
  
   Измученные мы распластались на поляне перед домом, солнце близилось к закату, и пришло время возвращаться домой.
  
   Тумашь, как выяснилось жил совсем недалеко от школы и, махнув нам, направился прочь. Лесана села с нами в огромный автобус, но на пол пути вышла. И мы с Умаем остались вдвоем, мое сердце радостно сжималось и я украдкой смотрела на его лицо, что было одиноким и красивым.
  
   Ехали, однако, мы в тишине, я смотрела в окно, глаза мои закрывались и я посмела положить голову на плечо Умая, чувствуя на себе удивлённый взгляд. Скидывать меня парень, однако, он не стал, отчего внутри поднялась волна счастья.
  
   В какой-то момент я задремала, и когда открыла глаза, мы уже подъезжали к моей остановке.
  
   -- Ты живёшь так далеко? -- удивленно спросила я, мне и в голову не приходило, что мы могли быть соседями.
  
   -- Нет, -- Умай качнул головой. -- Мы проехали мою некоторое время назад.
  
   Я удивленно на него смотрела, он однако выглядел ещё более удивлённым, но вот передвижное средство остановилось и я поспешила выскочить на улицу, смотря за удаляющимся парнем. Отчего-то я чувствовала слабость во всем теле и поторопилась домой отсыпаться после столь бурного выходного.
  

Глава 12. Ожидание

   И снился мне сон, наполненный огнём и гневом высших существ этой планеты и голоса, что нескончаемо сменяли друг друга, приговаривая меня к смерти и вечному горению.
  
   Всю ночь мне было невыносимо душно от костров, в которые меня обещали вот-вот скинуть, я металась в кровати, то и дело сжимая голову. А все потому, что мы его погубили... мы погубили яйцо и сделали из него яичницу.
  
   Я проснулась в холодном поту, с облегчением понимая, что по-прежнему нахожусь дома, в своей кровати, покрепче сжала свою голову. Бог мой! Как я могла?! Как я позволила себя уговорить, так жестоко поступить с яйцом и ещё не рожденным в нем существом?! Как я могла бросить маленького друга в огне на медленную и горячую смерть! И почему же я сразу не поняла, насколько это являлось плохой идеей?
  
   Буквально взвыв от собственной тупости я подбежала к окну, выглядывая в него, но солнце даже не показывало своих первых лучей, и если я и выйду сейчас, то до школы так или иначе мне не добраться. Да и как я его достану в одиночестве из полыхающей ямы?
  
   Я в прямом смысле этого слова начала биться головой о стену, пытаясь вбить туда хоть немного ума, до тех пор пока не услышала торопливые шаги матери, я моментально заскочила в кровать и притворилась спящей. Дверь в комнату беззвучно отворилась, но не застав ничего не обычного, мама громко зевнула и направилась назад, почесывая свою голову.
  
   Уснуть мне, однако, больше не удалось, считая секунды до восхода солнца или подходящего времени, ни свет ни заря, я подскочила и бросилась умываться и параллельно натягивать одежду. Лишь перед уходом мой взгляд скользнул по мутному зеркалу, мои глаза казалось приобрели зеленый оттенок, я знаю, что в течении жизни глаза меняют цвет, но мои обычно становились все светлее и светлее, и я боялась что в один прекрасный день я просто не смогу их различить в белом.
  
   <center>***</center>
  
   Магнобус не успел даже остановиться, как я с него спрыгнула и на всех парах помчалась к школе, не останавливаясь ни на секунду. Передо мной стояла цель: добежать до нашей воздушной обители, как прозвала этот факультет Лесана.
  
   Сама Шамарин, что всегда приезжала в школу одной из первых с братом, заметив меня, начала усиленно махать. Заметив её краем глаза я даже не притормозила, решив, что должна спасти порученное мне существо, и тогда Шамарин бросилась за мной и, судя по её лицу, она понимала, что произошло и даже предполагала худшее.
  
   -- Ограбили? -- к чему-то взволновано спросила она, когда меня настигла, во мне же все силы уходили на бег, поэтому я просто не могла ей ответить. Лесана моментально меня обогнала.
  
   Добежав до факультета мы некоторое время просто стояли перед яйцом, в попытках отдышаться, в груди у меня все горело, а горле першило. Мы подошли к яме, где в прекрасном и целом состоянии потрескивало яйцо, разве что скорлупа стала темнее прежнего.
  
   -- Ой, -- Лесана приложила руки к щекам, -- у Генерала глаза стерлись.
  
   -- Генерала? -- сморщившись переспросила я.
  
   -- Прекрасное имя, -- тут же сообщила мне Шамарин, -- так почему мы здесь?
  
   Под выразительным взглядом мне пришлось поведать свой жуткий сон и опасения, Лесана меня выслушала, после чего, громко зевнув, направилась к школе.
  
   -- Известное дело, что драконы вылупляются в огне, -- проговорила она.
  
   -- И как много драконов ты встречала в своей жизни?
  
   -- Тоже верно, -- лаконично согласилась Лесана, -- но я умею читать и слышала много легенд и историй.
  
   -- Легенд? -- я бросила в её сторону многозначительный взгляд, -- и потом, откуда мы даже знаем, что там дракон?
  
   -- Вся наша История, -- скучающе отвечала Шамарин, поднимая руки вверх и делая некую зарядку, потягиваясь, -- основана на легендах и чьих-то историях, их нельзя недооценивать. И если там не дракон, то что? -- она приподняла брови, останавливаясь и в её глазах стал зарождаться странный блеск. -- Курица? -- сама себе ответила девушка, тут же улыбаясь, -- большая, -- она представила себе яйцо, что размером было больше, чем она. -- Ну очень большая курица, -- повернула ко мне свои блестящие глаза, -- то-то мы наедимся!
  
   Я проследовала вперед, что же, возможно мои опасения напрасны. В конце концов, это был всего лишь сон, что есть восприятие окружающего мира моим подсознанием... Да и на урок мы уже не слабо так опаздывали, поэтому мы поторопились к школе. Через некоторое время мы достигли огромной двери главного корпуса и дружно подняли вверх глаза. Из аудитории доносился монотонный голос, мы переглянулись.
  
    -- Может ну его, -- шёпотом предложила Лесана, -- раз уже опоздали... опять.
  
   -- Но, -- тоже шепотом стала ей отвечать я, -- если мы будем ко всему и пропускать его, то вообще никогда не сдадим.
  
   -- Ладно, -- согласилась Шамарин, и как самый смелый и настоящий друг, я попыталась и пригнуться и присесть одновременно, пока пряталась за спиной Шамарин, искренне надеясь, что меня не будет видно... эх... не родила меня мама маленьким, неприметным человеком... эх... не наградила меня природа именем дракона, который ничего бы не боялся...
  
   С трех классов, что сидели все вместе в огромной аудитории послышались смешки, когда мы легонько, словно бабочки, ползая по полу гуськом и пытаясь не издать ни единого звука, пробирались на пустые задние парты в первом ряду.
  
   Ронжин увлечённо рассказывал карте о том, как первые жители нашей странны пытались создать благоприятные условия, как боролись с последствиями энергетического выброса при его создании, что это привело к дисбалансу обоих миров, и это надо было исправлять, для чего требовалась энергия. И карта увлеченно его слушала не перебивая, в то время как студенты с ещё большим интересом смотрели на нас.
  
   Мы же двигались очень медленно, вдоль ещё большей карты, что закрывала собой стену с нашей стороны, это была карта обоих миров с различиями на них, и прикреплялась она к потолку. На полу валялись какие-то веревки, и карта, что хоть и весела в огромной аудитории со стенами высотой под пять метров, все равно не помещалась полностью, и часть ее лежала на полу.
  
   В этот момент, я заметила как одна из девочек, не из моего класса, что сидела в первом ряду, вдоль которого мы двигались, довольно, с примесью мести в глазах, смотрела на мою подругу и задрала вверх руку, сопровождая это действие громким голосом:
  
   -- Богдан Венцесланович! Я не успела записать, повторите пожалуйста, о моменте объединения.
  
   Мы, находясь в немом шоке изумленно смотрели на нее, среагировали, однако, моментально. Пока преподаватель, смотря на свою излюбленную карту, медленно соображал, что кто-то посмел прервать его столь увлекательную лекцию и стал оборачиваться, Лесана залезала под ближайшую парту кому-то в ноги, благо, ребята, что за ней сидели, тут же подняли их, а я упала на пол, притворяясь мертвой, прямо как Тумашь прежде у ямы, и стала забиваться под огромнейшую карту, что служила обоями в классе. Мыть её, очевидно, не часто пытались, и мое лицо то и дело морщилось от щипающего носа, что обещал вот-вот чихнуть.
  
   Сделав выговор девице, что его прервала, и сообщив что ей надо быть внимательней, поправив очки он вернулся к своей карте. Девочка с класса Шамарин (как я решила) недовольно прищурилась в нашу сторону, когда Лесана выбралась из-под парты, а я попыталась подняться.
  
   Лесана продолжила свой путь, с насмешкой смотря на одноклассницу, что злобно зыркнув выставила ногу, в надежде, что моя подруга упадет. Я, тем временем, выпрямилась и дергала ногой, поскольку она запуталась в тех самых веревках. Шамарин метко пнула выставленную ногу в проходе, и когда девица кинулась к её волосам, Лесана схватила её за руку и швырнула в карту, которую я, в сердцах разозлившись, сильно дернула на себя. Старые гвозди, что её держали, не выдержали и карта стала заваливаться, накрывая злобную девицу. Адреналин в моей крови стал бурлить и я проскользнула за парту, за которой прежде пряталась Лесана, парни и в этот раз оперативно сработали, синхронно подвинувшись.
  
   Ронжин обернулся на шум, его лицо стало поспешно краснеть и он с силой сжал новую указку, заметив, что кто-то под картой пытался выбраться и громко кашлял:
  
   -- Шамарин, -- сквозь зубы прорычал он.
  
   -- Что? -- отозвалась девушка, которая во всеобщем шуме умудрилась оказаться в самом дальнем углу класса рядом с окном и как прилежная ученица держала в руках ручку и невинно хлопала ресницами.
  
   Тем временем, девушка, которую она толкнула в карту, плюясь от пыли выбралась. Лицо преподавателя побагровело ещё сильнее.
  
   -- Второй раз она пыталась сорвать урок, -- услужливо и укоризненно заметила Шамарин.
  
   -- К директору!!! -- на всю школу заорал преподаватель, таки ломая и эту указку и вместе с ней направляясь прочь.
  
   Шамарин, когда они ушли, схватившись за живот, громко хохотала, как собственно, и все в классе.
  
   -- Чем это мы ей так не понравились? -- спросила я, поднимаясь и пытаясь уже спокойно выбраться из веревочной ловушки.
  
   -- На прошлом уроке, -- стал пояснять одноклассник Лесаны, рядом с которым я сидела прежде, пока сама Лесана, подкравшись к журналу посещений смотрела, отметили ли присутствующих, -- была контрольная, и чтобы списать у соседа, Шамарин отвлекла учителя сообщив, что видела шпаргалки у Дарины.
  
   Я приподняла брови и пока все весело смеялись с этой истории, я мысленно билась головой о стену, я так и знала, что Шамарин не была хорошим человеком, сама же девушка без капли мучений совести ставила точки рядом с нашими именами.
  
   -- С другой стороны, -- я решила найти оправдание своей подруге, -- если у неё действительно были шпаргалки, то она...
  
   -- Математические законы природных явлений, -- без капли сожаления перебил меня парень, и понимающе взглянул в мое лицо. Это мне было нечем крыть, на этот предмет с его подслеповатой учительницей и запудренными, бессмысленными формулами было грех идти без шпаргалок.
  
   Закончив с отмечанием присутствующих, Лесана махнула мне и Тумашу, чтобы идти, ибо продолжаться все равно не будет.
  
   Мы сидели у фонтана, слушали Тумаша, который читал нам книги о драконах, когда на горизонте появился Умай, что приметив нас, направился в нашу сторону.
  
   -- Я рядом с твоим именем тоже поставила присутствует, -- тут же гордо произнесла Лесана.
  
   -- У меня в журнале должна лежать справка об отсутствии на первом предмете, -- заметил Умай.
  
   Лесана лишь передернула плечами, совсем не чувствуя себя виноватой. Я махнула рукой, черт с ней, друзей очевидно не выбирают, да и не существует идеальных людей.
  
   Так понеслись мои школьные будни, наполненные Лесаной и вследствие чего -- безумием. Нашим пристанищем стал старый разваливающийся дом факультета воздуха, который мы всеми силами пытались привести в порядок и обозвали нашей собственной обителью. И не смотря на то, что на самой территории школы находилось три современных, чистых факультета с огромными библиотеками, мы, все наше время упорно проводили у мельницы, в которой, в разных комнатах, нам изредка попадались старые книги, прочесть которые мы не были в силах, даже Тумашь не смог разгадать тех слов.
  
   Время от времени мы подкидывали дрова и то странное горючее вещество из дома, чтобы наше яйцо, которое "мы" прозвали "Генералом", прекрасно себе жарилось, и становилось все чернее, что вводило меня в ужас, и моментами я верила, что убила доверенное мне существо.
  
   Мои кошмары участились и становились все более красочными, и я все ждала, когда придёт наказание за то, что я загубила чистейшее магическое существо.
  
   <center>***</center>
  
   Это случилось поздней осенью. Холода медленно, но уверенно накрывали наши края и мы жили в ожидании первого снега.
  
   В школе все находились в приподнятом настроении, с чувством ожидания приближающегося большого праздника. Это был день рождения школы, который она праздновала каждый год. Тысяча тридцать один год, как ни как, исполнялся.
  
   А я жила в представлении огромного торта с тем же количеством свечек, который бы раздали всем студентам, возможно, мне бы даже маме удалось принести кусочек, столь огромным я представляла себе торт. Интересно из чего можно было бы сделать такой огромный торт?
  
   На самом деле я не имела ни малейшего представления, как будет праздноваться это торжество, однако, в этот день объявили выходной в школе и было предписано придти к двенадцати дня. Так я шла, укутываясь теплее в свою курточку. И я даже решила принести подарок школе, день рождения, как ни как. Ну как подарок... я дала себе слово вернуть все ведра, лопаты и все что мы позаимствовали обратно, в инвентарную комнату.
  
   К моему великому огорчению праздник состоял без огромного торта (в любом случае я его не наблюдала), ради которого я целый день ничего не ела, зато с соревнованиями для всех желающих, в которых победители получали призы. Соревнования были в разных аспектах, я даже услышала соревнование в готовке. Меня и мое замерзшее, ленивое сознание не привлекало ни одно из них, разве что готовка заинтересовала, но мне хотелось есть, готовить у меня желания не возникало. И я решила стать болеющим сразу за всех участвующих и желать им победить. После соревнований в различных кружках, должны были быть танцы, еда и развлечения.
  
   Лесану я нигде не видела, только Умай виднелся среди сверстников, что были ниже него. Каково же было мое удивление, когда некий человек, что вещал о планируемых соревнованиях, объявил мое имя. И не просто имя, а имя, что собиралось участвовать в физических соревнованиях. Будто бы мне хотелось подобным заниматься. я громко фыркнула, может в этой школе есть однофамилец?
  
   Произнесли и имена Умая с Тумашем, которые в ещё большем шоке смотрели на громкоговоритель. В Умая я могла поверить, но чтобы Тумашь, что в четыре раза хуже меня в физических упражнениях... Вся тайна была раскрыта, когда моему взору предстала Лесана, что стояла на возвышении, выискивая кого-то взглядом, приметив нас, она тут же стала махать, и пробираясь сквозь людей, направилась к нам.
  
   -- Мы все будем участвовать, -- счастливо объявила она, и довольно смотрела в сторону стадиона, по голосу звучало так, словно она ещё и наших благодарностей ожидала. Умай тоже посмотрел в сторону стадиона, словно раздумывая и прикидывая свои возможности.
  
   -- Но мне не хочется, -- пропыхтел Тумашь, я кивнула, возмущенно ловя её за руку и разворачивая к нам.
  
   -- В этих соревнованиях, -- счастливо похихикивая, заговорила Шамарин, ведя нас за собой, -- Даниил пытается выиграть уже второй год и не может, -- она сделала многочисленную паузу, -- и именно мы, первокурсники, -- гордо говорила девушка её взгляд проскользнул по нам, -- то есть я, выиграем и ударим по самому сердцу его гордости.
  
   -- Думаешь у тебя есть шанс? -- хмыкнул Умай.
  
   -- Да причем здесь вообще мы, -- зашипела я на самое ухо Шамарин, -- хочешь выиграть --
   участвуй сама.
  
   -- Да это же весело! -- убедительно произнесла Лесана. -- И только вместе, нашей столь, -- она сделала паузу, словно раздумывая над значением слова, -- дружной командой, мы сможем этим насладиться.
  
   Мы подошли к огромному, совершенно пустому полю, на котором обычно выполняли самые обычные упражнения для поддержания спортивной формы. У небольшого столбика стоял высокий мужчина с когда-то темными волосами, в которых теперь царил цвет старости. На удивление лицо его выглядело довольно молодо. Он ожидал, когда выстроятся все участвующие, то и дело улыбаясь нам хищной улыбкой. Его любимая фраза во время занятий была: "В здоровом теле, здоровый круговорот", после этой фразы он всегда непременно посмеивался, словно говорил качественную шутку, к сожалению, только им понятую. Однако, самые отличники нашего потока всегда посмеивались с ним в такт.
  
   Он загадочно смотрел на людей, что постепенно подтянулись и выстроились в ряд. На поле, от силы, было человек двадцать... из всех курсов этой школы! И либо в нашей школе напрочь отсутствует спортивный дух, либо же это соревнование мне до ужаса не понравится.
  
   -- Лесана, -- заговорила я, -- а в чем будет заключаться соревнование?
  
   -- Я не знаю, -- передернула плечами Шамарин, -- я никогда не спрашивала.
  
   -- Я пошла отказываться, -- хмуро произнесла я, пропыхтев "я тоже" Тумашь поплёлся за мной. Однако, приметив нас, преподаватель довольно бодро сократил расстояние между нами и воодушевленно заговорил:
  
   -- Оржеховская, Ковин, кого я не ожидал здесь увидеть -- так это вас, -- заговорил он, -- но горжусь вашим рвением к спорту, и обещаю, -- он подмигнул, -- поставить по высшему балу на экзамене.
  
   Я застыла, и должна признать, что меня купили, я взглянула в сторону своего одноклассника, что застыл на месте и погрузился в грёзы, после чего выпрямился и выставил руку вперед показывая большой палец с блестящими глазами проговорил:
  
   -- В здоровом теле, здоровый круговорот!
  
   Под радушный смех преподавателя мы направились назад в строй.
  
   -- Тебя купили, -- шёпотом проговорила я наклонившись к Тумашу, пока мы направлялись в ряд к соревнующимся.
  
   -- А ты значит, меня поддержать согласилась, -- не без сарказма хмыкнул Ковин.
  
   -- И меня купили, -- не стала отрицать я.
  
   В это время Игорь Ронович объяснял правила, а в руки взял небольшой мешочек и стал отчаянно трясти, то и дело сверкая в нашу сторону глазами. Наконец, он остановился и резко сунул руку в мешочек, достал и представил на свет две бумажки. Так, Лесана оказалась в паре с девочкой со старшего курса, как выяснилось все участники разделялись на пары, и победить можно было только парой. Невообразимым образом Тумашь, именно в этот момент я решила дать ему прозвище "удачливый", оказался в паре с Умаем. Я не без зависти уставилась на противного очкарика.
  
   -- Оржеховская, -- в этот момент объявил физрук, я невольно вздрогнула, Умай был занят, надеяться не на что... надо было все же отказываться... но высший бал, пусть у меня будет хоть одна хорошая оценка в этом не легком предмете, -- и Шамарин.
  
   Я удивленно посмотрела на преподавателя, ведь я точно слышала как Лесану объявили прежде в паре с другим человеком, да и не хотелось мне быть в паре с этой больной на голову, что во всем должна быть первой, я уверена, что она специально добавила меня с Тумашем, чтобы победить. Я подозрительно выискивала глазами Шамарин, пока передо мной не возник старшеклассник. Ах, этот Шамарин! Я не доверчиво его разглядывала, он приподнял брови.
  
   -- Даниил Шамарин, -- подсказал парень насмешливым голосом, -- любимый брат твоей единственной подруги.
  
   -- О, -- улыбнулась ему я, -- она сказала, что желает быть единственным ребёнком, -- передернула плечами, решая не говорить что узнала его, а зависла от неожиданности, -- поэтому я тебя не запомнила.
  
   -- Мне не повезло с сестрой, -- согласился парень, кивая, его глаза были удивительно похожи на глаза Лесаны, только в них было ещё больше самоуверенности, если такое вообще возможно, в них стояли смешинки, он чуть ко мне наклонился. -- Но я хотя бы её не выбирал, а тебе совсем нечем оправдаться.
  
   Я открыла было рот, но поспешно закрыла, понимая, что мне действительно нечем крыть, согласно кивнула, принимая поражение. Брат Лесаны, подхватив меня под локоть, повёл за собой.
  
   Он, тем временем, осматривал меня оценивающим взглядом, пока начали объяснять первое соревнование.
  
   -- Ты высокая для первого курса, -- произнес парень, -- это хорошо, значит прыгаешь высоко.
  
   Я издала некий звук, не зная как бы его потактичней разочаровать.
  
   -- В этом году мы должны победить, -- проговорил Даниил, оборачиваясь к полю, физрук щелкнул пальцами и прямо из-под земли начало что-то появляться.
  
   -- У нас ни единого шанса, -- наконец тактично поведала ему я.
  
   -- Как высоко ты прыгаешь? -- вновь спросил старший брат Лесаны, полностью проигнорировав мои слова прежде, я руками показала ему высоту в пол метра, подумала и уменьшила расстояние до двадцати сантиметров, решая, что такую высоту точно осилю.
  
   В этот момент поле окрасилось в яркие цвета и мы оба зависли, мое сердце пропустило удар. Не стоит высший бал этого.
  
   -- Выше надо, -- только и произнес Шамарин, глядя куда-то вверх.
  

Глава 13. Соревнование

   На поле стала появляться полоса препятствий -- огромные палки на высоте под семьдесят сантиметров, некоторые ниже. Одни то и дело поднимались вверх до полутора метров и в свободном падении опускались вниз, у некоторых спиралью шел огонь. Особенно огонь меня заинтересовал: яркий такой, настоящий...
  
   -- Я решила отказаться, -- поведала я Даниилу, что тут же навис надо мной.
  
   -- Что значит отказаться? Отказываешься ты -- выбывает твой напарник, -- он сурово смотрел мне в глаза, -- Поэтому, я так не думаю, -- серьезно произнес он. Поскольку брат Лесаны находился ко мне слишком близко, я не сразу нашлась, что ему ответить -- настолько не комфортно себя чувствовала. А в следующий момент меня отвлекло жутко счастливое хихиканье: к нам подошла Шамарин-младшая с улыбкой до ушей. Казалось её лицо вот-вот треснет -- так широко она улыбалась.
  
   -- Как жаль, мой любимый братец, -- счастливым голосом заговорила Лесана, -- что и в этом году тебе не победить в состязаниях, -- она удрученно покачала головой, и все было бы неплохо, даже правдоподобно, если бы не эта счастливая улыбка.
  
   -- У тебя шансов и того меньше, -- лишь на секунду отвлекся Даниил, после чего начал мне внушать, что все только выглядит пугающе.
  
   -- Я так не думаю, -- возразила Лесана. -- Скажем... твои шансы совсем исчезли, после того как твоей напарницей оказалась она, -- моя единственная в этой школе подруга торжественно указала на меня. Честно сказать, я даже не обиделась, ну не родилась я атлетом... или драконом... во мне, в принципе, мало талантов, что поделать.
  
   Черноволосая задумалась на секунду, после наклонилась ко мне:
  
   -- Ничего личного.
  
   -- Да, -- я махнула ей рукой, -- чего на правду-то обижаться. Она права, -- похлопав глазами, я сообщила об этом Даниилу. Он лишь хмыкнул, после чего, подхватив меня под локоть, отправился к стартовой линии.
  
   -- Увидимся на финише, -- бросил он сестре, однако, всего через пару шагов вновь остановился и обернулся к ней, -- если ты до него дойдешь, конечно, -- Шамарин-старший лукаво подмигнул ей и продолжил путь.
  
   -- Слушай, -- он чуть наклонился ко мне и заговорил шепотом: -- эта полоса препятствий только выглядит пугающе, на самом деле там нет ничего сложного.
  
   -- Я никогда не прыгну на такую высоту, -- качнула я головой.
  
   -- Да и не надо, -- хмыкнул Даниил и заговорил ещё тише: -- В правилах нигде не сказано, что ты должна именно их перепрыгнуть. Конечно, все сами подразумевают это, но нигде этого не написано. Нагнись, пробеги, -- спокойно произнес он, словно это было просто. -- Ну, засмеют тебя, -- странным образом уговаривал меня брат Лесаны, -- но кому какое дело, когда ты будешь впереди?
  
   -- Во мне почти два метра, -- зашипела я, -- не так легко и нагнуться, знаешь ли.
  
   -- Не льсти себе, -- вновь хмыкнул Даниил, -- метр семьдесят в прыжке.
  
   -- Дело не в этом...
  
   -- Как моя сестра с тобой общается? -- закатил глаза Шамарин-старший. -- Ты так много ноешь.
  
   -- Она хочет быть в местах, -- оскорбленно заговорила я, совершенно забыв себя одернуть, -- в которые только я могу её провести.
  
   -- В каких местах? -- заинтересованно спросил Даниил, приподнимая брови. Однако, на мое счастье мимо нас проходил мой куратор, тот самый, что представлял нас -- Тилей. Он был со старшего курса, как и брат Лесаны. Парень остановился перед нами, с насмешкой смотря на моего напарника, и словно не замечая моего существования.
  
   -- Шамарин, -- закатив глаза произнес он, -- в который раз придется тебя обойти, -- притворно вздохнул он, словно устал все время обходить его и покачал головой. Его веселый взгляд задержался на мне и парень слегка наклонился в мою сторону.
  
   -- Так медленно движется, что и черепаха его обгонит, -- заговорщицки поведал он мне, скосив глаза в сторону Даниила и, задорно рассмеявшись, ушел, махнув на прощание рукой. Шамарин, на удивление не стал ничего ему отвечать, лишь с напряженной улыбкой проводил его взглядом, после чего обратился ко мне.
  
   -- Тебя ведь зовут Рада, -- очень дружелюбно спросил он, я ему удивленно кивнула. -- Скажи мне, Рада, чего бы тебе хотелось больше всего сегодня?
  
   Я удивленно захлопала глазами, и поскольку я совсем опешила от вопроса, то ответила первое, что пришло мне в голову:
  
   -- Ну, торта мне хотелось бы.
  
   Шамарин не выказал никакого удивления или насмешки, наклонился ко мне.
  
   -- Если мы проиграем по твоей милости, -- шепотом заговорил парень, -- то я обещаю тебе, ты никогда в жизни больше не попробуешь торта.
  
   Он очень серьезно взглянул мне в глаза, и в этот момент прозвенел очередной последний звонок и нам пришлось разойтись. Даниил участвовал первым, я направилась к середине, где он, если я правильно услышала правила, должен был передать мне камень, который я на финише возложу на некий пень. А вот о том, что произойдет после -- я не имела ни малейшего представления.
  
   Я встала на нашу линию. Взгляд обратился к моему первому будущему препятствию: некий шлагбаум, по которому спиралью шел огонь, за ним виднелся такой же, только находился по выше. Я поморщилась: "Никогда больше не попробуешь торта", -- пронеслось в моей голове... но я очень люблю торты и так их часто не ем... мой взгляд прошелся по первому столбу, и мне даже показалось, что я слышала, как он смеялся надо мной и обещал спалить.
  
   Но угрозы брата Лесаны звучали очень убедительно...
  
   Послышался хлопок, и стало просто невыносимо шумно: у этого состязания оказалось очень много болеющих, и все кричали разом. Мои глаза задержались на Умае, что ловко переходил все преграды, так изящно и грациозно. Лесана стояла через три линии от меня, ожидая свою спутницу, то и дело крича ей: "Давай! Ты можешь". Взгляд проскользнул дальше и остановился на Данииле, что не двигался столь грациозно, как Умай, но был весьма быстр, он легко перепрыгивал через все преграды, словно они были не выше пенька. На удивление, первым пришел на линию Умай, довольно сильно обогнав остальных, и передал камень Тумашу, что был бледнее снега, однако, Ковин смело побежал вперед. Следующим был Даниил, что спешно всунул мне в руки камень и для ускорения толкнул меня в спину:
  
   -- БЕГИ КАК НИКОГДА НЕ БЕЖАЛА! -- проорал он мне в спину, -- ДУМАЙ, ЧТО ЗА ТОБОЙ ОХОТИТСЯ ВЕЛИКАН И ВОТ-ВОТ СЪЕСТ ТЕБЯ!
  
   Великан, за мной охотится великан.
  
   Я помчалась быстрее. Талантов во мне и правда было не много, но вот фантазией меня природа не обделила. Я вполне красочно себе представила огромного великана, что несся за мной по пятам и обещал съесть. Первая палка чуть выше моего колена, по ней спиралью шел огонь, что грозно шептал мне о смерти. Я было замедлилась, но позади великан! Зажмурилась и прыгнула. И ЧЕРТ ВОЗЬМИ!!! Я приземлилась на свои ноги, даже не опалив их! Как ни странно, это придало мне сил, и я вновь ускорилась, больше вокруг меня ничего не существовало.
  
   Следующий шлагбаум был чуть выше и огонь на нем полыхал сильнее. "Прыгай, прыгай! -- шептал мне внутренний голос. -- "Прыгай, или тебя съедят".
  
   Однако, мои ноги сами остановились прямо перед шлагбаумом. Я отошла назад разбежалась, но снова замерла в нерешительности, кто-то меня обогнал. Мой внутренний голос шептал, что я заслуженно никогда не буду есть торт, а ко всему, буду вариться в желудке у великана. И я-таки сделала это! Упала на землю и поползла, после чего вновь поднялась -- следующей была стена.
  
   В груди все пылало огнем, я была довольно грязная, поскольку часто приходилось ползти по земле. Тяжело дыша, вновь притормозила перед палкой, что лежала на столбах, на ней были длинные шипы, которые не позволяли мне проползти под ней, и поднимались довольно высоко, я даже решила и не пытаться прыгать. Я тяжело дышала, крепко-крепко сжимая в руке камень. Голова была мутная от крови что прилила в нее, и... камень. "Нигде не сказано, как надо пройти препятствия, главное -- их пройти", -- пронесся голос Даниила в моей голове. Не долго думая, я со всей дури швырнула камень в столб, что был довольно слабым, и шлагбаум слетел с него и откатился, открывая проход. Подхватив камень, я кинулась дальше.
  
   То и дело спотыкаясь, я все же оказалась у пня и возложила на него камень, разве что не кинув. После чего согнулась пополам. Камень ушел вниз, а вместо него на пне появился шар. Догадавшись, что делать, я его схватила и бросилась назад, по старому пути, благо, моя линия уже была подготовлена мной заранее.
  
   Я домчалась... ну ладно, я дошла до Даниила, и по-моему даже не последняя, он сам выхватил шар и буквально полетел назад. Я стояла, согнувшись, и тяжело дышала. В какой-то момент, словно почувствовав на себе взгляд, подняла глаза -- через линию от меня стоял Умай и смотрел на меня. Я заставила себя выпрямиться и улыбнуться. Хотя... уверена, мое лицо было до ужаса грязным. Краем уха, я услышала, как кто-то смеялся с меня и моего метода обхода препятствий.
  
   Умай ожидал Тумаша, что был последним, он видимо взял пример с меня, поскольку сильно опаздывал, ползком пробираясь под преградами.
  
   Наконец, я поплелась назад. Все закончили. Мой взгляд проскользнул по таблице, где мое имя стояло наравне с именем Шамарин Д. и занимало гордое четвертое место из десяти, и я в буквальном смысле прослезилась: ведь я никогда прежде не занимала столь высокие места.
  
   -- Это было лишь первое, -- заговорил Даниил, заметив куда я смотрела. -- Мы победим, -- он сжал мое плечо в поддержке, чтобы я не расстраивалась. Лесана была ровно перед нами, о чем незамедлительно сочла нужным сообщить. Тилей был первым, Умай с Тумашем последние, после нас шел друг Даниила, тот отвратительный тип, что мне до ужаса не нравился.
  
   Наш физрук обвел всех довольным взглядом.
  
   -- Никто не пострадал, -- казалось, с сожалением в голосе констатировал он. -- Но, -- он поднял свой палец вверх, -- это было самое легкое соревнование.
  
   Я зависла на мгновение "самое легкое"... покачала головой, и гордо развернулась чтобы уйти, но была поймана Даниилом, что под взглядами остальных меня обнял и произнес:
  
   -- Она обняться хочет, -- после чего шепотом повторил, -- мы должны победить. Иначе ты никогда не вкусишь вновь торта. Ты знаешь, какой он здесь вкусный.
  
   -- Здесь будет торт? -- воодушевленно спросила я, парень мне усилено закивал.
  
   -- Только если мы победим!
  
   <center>***</center>
  
   Так проходили наши соревнования. Следующее было самое дурацкое в моей жизни. Наши ноги с Даниилом были связаны, точнее моя левая была привязана к правой ноге Даниила и закреплены так, что одна без другой пошевелиться не могла. Это была катастрофа! Оказалось, что все что нужно, чтобы разругать людей это связать их вместе. Я никогда прежде не знала, что так легко могу ругаться с человеком, что мало того, что старше меня, так ещё и не столь знаком. Мы с ним двигались в разные стороны, не в то время сгибали ноги, он все время орал, как я должна двигаться. Цель этого задания -- донести этот самый шар до конца и погрузить его на специальную стойку, на которой он должен был показать наш последний путь, которые у всех будут разные. Хуже всех пришлось Шамарин Лесане, что совсем не умела кооперировать с людьми, они с её напарницей жутко ругались. Если мы с Даниилом хотя бы пытались найти компромисс и общую скорость, то они ругались на чем свет стоит и тянули друг друга в разные стороны.
  
   -- Если бы ты не была сестрой Даниила, то я бы тебе врезала! -- в сердцах закричала напарница Лесаны, симпатичное лицо которой исказилось в гримасе злобы, а её светлые волосы растрепались.
  
   -- Будто бы тебе хватило сил, курица безмозглая, -- очень вежливо, как и подобает дочери из приличной семьи высокого статуса, ответила Лесана. Они продолжили орать, напарница Лесаны орала, что Даниилу жутко не повезло с сестрой.
  
   -- А кто она? -- спросила я, Даниил, что все это время, пока я слушала Лесану, объяснял мне нашу тактику отвлекся, удивленно перевел взгляд к сестре.
  
   -- Ну, как бы моя девушка, -- передернул он плечами, вновь начиная жестикулировать возвращаясь к своему плану.
  
   -- Как бы? Что значит как бы?
  
   -- Ну, она как бы мне нравится, -- возмущенно ответил Шамарин, и зло зыркнул, чтобы я начала его слушать.
  
   -- Как бы, -- повторила я, и улыбнулась ему, -- первая любовь -- самая сильная.
  
   -- Как встречу её, -- зашипел Шамарин, -- перестану говорить "как бы", а теперь заткнись и начни слушать. Помни, -- он серьезно взглянул мне в глаза, -- "торт".
  
   Это было так смешно, что я невольно прыснула в кулак, Даниил тоже улыбнулся, мы подошли к старту, наши ноги были жестко привязаны, но по его команде мы неплохо так передвигались. Я невольно унеслась мыслями к Умаю, наверное с ним мы бы ещё слаженнее передвигались. Я представила, как была бы привязана к нему и невольно покраснела, подняв лицо к Даниилу и представляя Умая.
  
   -- Влюбилась? -- понимающе кивнул он. Лицо Умая в моих глазах расплылось и собралось в лицо Даниила, улыбка на мне погасла, я качнула головой.
  
   -- Высокие люди не в моем вкусе, -- хмыкнула я, отворачиваясь от него, Шамарин задумался.
  
   -- А кого ты себе представляла? -- спросил он наклоняясь, я закатила глаза и попыталась направиться дальше, но привязанная левая нога, упорно не хотела двигаться без его, -- обещаю, не скажу Лесане.
  
   -- Эй, Дан, -- к нам подошел его друг, время приближалась к старту и привязанные напарники приближались к своим местам. Влад, тот самый отвратительный тип, которого я запомнила надолго с первого дня, проскользнул по мне пренебрежительным взглядом.
  
   -- В этом году придется и мне тебя обогнать, -- произнес он, с насмешкой смотря на меня, -- с таким непутевым балластом, ты далеко не уйдешь, -- посмеялся он, мои руки зачесались.
  
   -- Это мы ещё посмотрим, -- не согласился Шамарин.
  
   -- Ты видел, как она проползала под шлагбаумами? -- тот рассмеялся, -- как гусеница, на которую и похожа. Если бы мне пришлось привязать свою ногу к тебе, то я ужаса бы её отрезал.
  
   Я буквально позеленела на его словах, Влад с напарником, что тоже с ним посмеялся с меня, поковыляли прочь. Даниил удивленно смотрел на меня, я подняла к нему лицо:
  
   -- Чего ты его слушаешь, -- заговорил было он, но я его перебила.
  
   -- Мы должны победить, -- процедила я, -- и он должен глотать нашу пыль.
  
   Шамарин удивленно смотрел на меня, после чего довольно сжал кулак:
  
   -- Вот это настроение! Вот это я понимаю -- боевой дух!
  
   Мы направились к нашему месту, смотря на очередную полосу препятствий. Мое настроение стало меня покидать и судя по всему Даниил заметил это, поскольку, отыскав взглядом Влада, он крикнул:
  
   -- Эй, Влад! Иди сюда, скажи ей ещё раз, что она ничтожество!
  
   Я ударила себя в лоб, это надо же быть таким идиотом, после чего больно ткнула его в бок, он согнулся.
  
   -- Пошутил я, -- прохрипел Даниил.
  
   Хлопок -- и мы отправились в путь.
  
   Вновь стало шумно, болеющие кричали нам и подбадривали разные команды, громче всех орала команда Лесаны, что ни на секунду не переставала ругаться.
  
   Мы с Даниилом быстро, как могли передвигались, аккуратно идя, чтобы наш шар, зажатый чуть выше бедер не упал. Вроде как при его падении команда опускается на последнее место. Руки невольно болтались, то и дело бились друг о друга, наконец, Даниил крепко сжал мою руку и поднял на верх, мы выглядели глупо с задранной рукой к верху, будто несли знамя, но передвигаться стало значительно легче.
  
   Мы остановились перед аркой, что довольно круто поднималась вверх и не выглядела столь прочной, но дело было даже не в этом, она была такой ширины, что вдвоем на ней просто нельзя было поместиться. Даниил направился вперед я засомневалась в итоге мы покачнулись и начали заваливаться. Я выставила ногу вперед.
  
   -- Аккуратно, аккуратно, -- говорил он, пока мы пытались найти равновесие для шара, зажатого между бедрами, он придвинулся.
  
   После начал мне предлагать идеи как пройти по арке, наши ноги перевязанные стояли на арке, а свободные, выкручены с боку, вес мы тянули в стороны, чтобы держать равновесие.
  
   -- Опираемся, -- командно говорил Даниил, -- и шаг! -- мы на секунды, пока ноги не успели соскользнуть перенесли перевязанные ноги. -- Опираемся! и, -- моя нога начала соскальзывать, Даниил отпустил мою левую руку, что уже успела затечь, так долго она находилась на высоте, и обнял меня за талию, прижимая к себе, -- шаг!
  
   Я мимолетом взглянула в его сосредоточенно лицо, что смотрел на ноги и узкую арку, мы были почти на высоте. Он действительно был похож на Лесану, более уравновешен только, живой настоящий, ни как Умай. Умай казался временами не настоящим, слишком одиноким и ненатуральным.
  
   -- Опираемся! -- тем временем вновь за командовал Даниил, я приготовилась, -- Да ну нафиг, -- почти заскулил Шамарин, я удивленно опустила глаза, на нас текло масло, по которому мы должны были просто соскользнуть. -- Шаг-шаг-шаг, -- затараторил парень, я почти не успевала опираться, и мы оказались на высоте. Перевести дыхания не было.
  
   -- Поехали, -- отважно кивнул брат моей подруги.
  
   -- Мне не нравится это слово, вот что оно к примеру значит, -- я подняла к нему глаза, его лицо было прямо над моим и он коварно улыбнулся:
  
    -- Мы не можем тормозить.
  
   -- Ещё как ммммоооаааа, -- он присел и оттолкнулся в последний раз, мы заскользили с арки, он то и дело орал, чтобы я вторую ногу держала на высоте, обещая в обратном случае сломанные нам обоим шеи.
  
   -- Приземляемся! -- проорал он, и мы на удивление не упав приземлились на наши три ноги.
  
   -- Получилось! Получилось! -- восторженно говорила я.
  
   -- Я так уже делал, -- поведал мне Даниил, гордо улыбаясь.
  
   -- И тоже получилось так шикарно? -- спросила я, с довольной улыбкой, он издал непонятный звук:
  
   -- В первый раз не получилось вообще, мы слетели, -- он задумался, -- мой спутник по-моему ногу повредил... зато шар не потеряли.
  
   Я в шоке на него смотрела и начала себя мысленно заклинать "не доверять никому из Шамарин, никогда не доверять Шамарин".
  
   Мы дохромали до следующей преграды, что предстояла собой две тонких трубы, по которым мы очевидно должны были прыгать или пройти, что не представлялось возможным столь тонки они были, расстояние между ними было всего под двадцать сантиметров. Наконец, мы убрали шар, который казалось оставил синяк на мне, так крепко его мы сжимали.
  
   Даниил наклонился и пустил шар катиться дальше под перилами, по специальной полутрубе, мы обратили взгляды к перилам.
  
   -- И как это ты проходил? Как залазил? -- хмуро спросила я.
  
   -- Неее все преграды одинаковы, -- не хотя ответил Даниил, -- они стараются их менять.
  
   -- Как мы на неё запрыгнем? -- спросила я, оборачиваясь к парню, что некоторое время смотрел на трубы, что находились на уровне моей талии.
  
   -- Нуу, -- протянул парень изогнул голову, посмотрел под другим углом, -- я думаю... что открыт идеям, -- наконец решил он и повернул голову ко мне, заострять свое внимание на моем взгляде наполненным скептицизмом он однако не стал, посмотрел на табло впереди, где было указано время. И поторопился. Мы стали боком, задом прыгнули, не допрыгнули.
  
   -- Слишком высоко, -- пробормотала я, -- у меня есть идея лучше, -- заявила и мы поторопились развернуться, стали животами к перилам нагнулись, постояли, он обернул ко мне голову.
  
   -- Это идея?
  
   -- Я в процессе рассуждений, -- вздернула нос я, мы выпрямились, черт возьми, никогда не думала, что залезть на перила так тяжело. Я закинула свою свободную праву ногу на перила, посмотрела на Даниила.
  
   -- У тебя прекрасная растяжка, я восхищен, -- с сарказмом говорил парень.
  
   -- Подсади меня.
  
   -- Как я это сделаю, -- раздраженно говорил он, -- наши ноги привязаны!
  
   Мы вновь попробовали запрыгнуть, повернувшись задом и упершись руками о перила, в кои-то веки у нас получилось, но труба под нами не могла выдержать концентрированный вес двух тел и начала прогибаться и жалобно скрипеть, не зная что делать, я поторопилась откинуться на спину.
  
   -- Нам нужно Ра сконцентрировать наш вес, все ещё не доконца понимая, что происходит, Даниил наклонился надо мной, и за моей шеей схватился руками за перила, держа свой вес, и проверяя на прочность наши растяжки мы перенесли перевязанные ноги на перила, он нависал надо мной, вроде перила перестало прогибаться.
  
   Я смотрела на него открыв рот, его тело почти полностью лежало на мне, и больно вдавливало в тонкие перила, лишь на руках он держался, чтобы полностью не распластаться на мне и не придавить... да плохой был план.
  
   -- Что теперь? -- спросил Шамарин нависая верхней частью надо мной, -- как мы поднимемся?
  
   Я лично не имела представления, мы имеем не маленькие тушки, как подняться и не свалиться, я лично придумать не могла.
  
   -- Ползти? -- предложила я, Даниил застыл удивленно смотря в мое лицо, поджал губы и кивнул. Он приподнялся на руках чуть выше и я продвинулась спиной вверх опираясь свободной ногой и отталкиваясь ей, он перенес свой вес на меня вперед... мое лицо жутко покраснело...
  
   -- Плохая идея слазим...
  
   -- Что ты... я в восторге от идеи, -- он с насмешкой смотрел на мое лицо.
  
   -- Ты слишком близко, -- зашипела я, -- отталкивая его.
  
   -- Рада, -- он серьезно смотрел мне в глаза, -- все ради торта.
  
   Невольно вырвался смешок, это было и смешно и отвратительно одновременно, пока мы вот этаким образом ползли вперед.
  
   -- У тебя красивые... скулы, -- произнес Даниил, когда молчание становилось напряженным, ко всему он от напряжения в руках, что держали его надо мной не давая совсем меня раздавить тяжело дышал.
  
   -- Твои так себе, -- прошипела я. -- Мы далеко?
  
   -- Куда нам торопиться? -- пожал плечами брат Шамарин, после того как взглянул вперед. Мой глаз безумно задергался, и все же это случилось, мы доползли до конца, и опуская первыми ноги встали на землю. Я поторопилась отскочить от него, от чего чуть не упала. К счастью нам совсем немного осталось доковылять до места, куда прикатился наш шар. Мы его подняли и возложили на специальный столбик с каемкой, и в нем высветилась цифра восемь.
  
   -- Восьмой путь, -- пробормотал Даниил, -- на нем я ещё не был.
  
   Постепенно подтягивались участники, балы подсчитывались, по времени и пути как прошли участники. Я заметила как в нашу сторону тыкали пальцами болельщики, да-да уверена наш путь был самым занимательным. Как выяснилось, благодаря перилам мы вырвались вперед, поскольку у большинства с ними возникли проблемы, сначала с залезанием, а после и балансированием и на этом месте мы догнали тех от кого отстали в начале. И так мы по балам за первое и второе состязание перешли на второе место. Даниил щурился в табло, на котором прожигались имена и балы. Умай с Тумашем поднялись до пятого, мне было до жути интересно как они прошли перила, но я постеснялась спрашивать. Влад с напарником поднялись лишь до четвертого места, и я не поленилась повернуться к нему и рукой скинуть с подбородка, как бы показывая "вот тебе". Лесана, что со своей напарницей потеряла шар ещё до арки, опустилась на последнее место. Тилей был на первом, но по балам обходил нас совсем на немного.
  
   -- Мы должны победить, -- вновь процедил Даниил, казалось его взгляд прожжет дыру в добром имени "Тилей". Был короткий перерыв на воду и отдых, и подготовку к третьему состязанию последнему и решающему.

Глава 14. Рождение

   Я и брат Лесаны находились в одиночестве, ожидая сигнала. Перед нами находилась дверь, которая вела в комнату, в которой по словам Даниила находилась чуть ли не другая реальность, он сказал, что с момента как мы туда зайдем будет ощущение, что мы далеко от школы, где-то на природе с тяжело проходимыми условиями. Один раз он попал под самую настоящую бурю. Суть, однако, всех двенадцати путей была одна, мы должны были пойти по лианам и не упасть. Что же... это совсем не звучало страшно. Пути у всех разные, его ещё ни разу не повторялись, он, конечно, всего два раза играл.
  
   Над дверью загорелся свет и дверь открылась, переглянувшись мы смело двинулись вперед. Как только я ступила за Даниилом и полностью оказалась в комнате, дверь за спиной захлопнулась, заставляя меня вздрогнуть. Осторожно, все время оглядываясь, Шамарин ступал вперед. Вокруг царила давящая тишина, от которой становилось жутко, казалось вот-вот что-то должно произойти. Ко всему, с каждым сделанным нами шагом по скользкой лиане становилось все сумрачнее, пока не наступила совершенная темнота.
  
   -- Держись за мою спину, -- прошептал Даниил, не оборачиваясь ко мне. Я удивленно смотрела за тем, как он, раздвинув руки в стороны, носочком ноги проверял дорогу перед собой, после чего медленно и осторожно переносил вес на неё и вновь повторял действие, так он медленно продвигался в кромешной тьме... И мне пришло озарение. Я не без талантливая неудачница, которую природа ничем не наградила, и мне определенно надо было дожить до этого момента, чтобы это осознать.
  
   -- Даниил, -- тихо произнесла я, парень чуть обернул голову на звук, но видеть ничего не мог.
  
   -- Я тебе не сказала о своем великом таланте, -- счастливо произнесла ему я, он скривил лицо.
  
   -- Серьезно? Сейчас? -- он повернул лицо обратно, -- расскажешь после или... у меня есть идея получше -- никогда.
  
   -- Но, -- я сделала шаг вперед и дотронулась до его плеча, почувствовала, как он вздрогнул. -- Ты будешь в восторге, позволь мне идти впереди.
  
   -- Что? -- парень вновь недовольно обернулся.
  
   -- Я могу видеть в темноте, -- произнесла я, -- только силуэты и тени, но все же лучше, чем ничего.
  
   Даниил развернулся, удивленно приподнимая брови, но зрачки его бегали, он провел рукой вперед: "прошу".
  
   Я было сделала шаг вперед, но проблема в том, что тропинка была на удивление узкой, и нам в прямом смысле пришлось обняться, чтобы не столкнуть друг друга. Я вдохнула его приятный аромат, он взял меня за плечо, и мы не быстро, но более уверенно, чем прежде, двинулись вперед.
  
   -- Как так вышло? -- спросил Даниил.
  
   -- Меня природа наградила, -- гордо произнесла я, -- моя мама тоже, говорит, так может.
  
   -- О, это передается, -- задумчиво произнес парень.
  
   Мы двинулись вперед. Лиана, по которой мы ступали, была и без того скользкой, ко всему пошел дождь, что в мгновение нас намочил. Мои глаза то и дело слипались, но мы двигались вперед. Я чувствовала тепло на своем плече, что согревало и придавало уверенности. Становилось легче, уже и Даниил различал очертания, лиана поднималась вверх и резко обрывалась.
  
   -- Надо прыгать, -- произнесла ему я, Даниил со спины наклонился посмотреть вперед, вновь оказываясь слишком близко.
  
   -- Хочешь прыгать первой? -- спросил он. Расстояние не было большим, но я довольно отчетливо могла представить, как моя нога соскальзывает и я падаю в пропасть, и больше не будет Радочки.
  
   -- Не очень, -- с заминкой ответила я. И вновь в обнимку мы перекрутились, я сделала шаг назад, он разбежался и прыгнул, его нога соскользнула к счастью вперед, он распластался на мокрой дорожке, она уже была пошире той на которой я стояла.
  
   -- Прыгай, -- крикнул он.
  
   -- Но мне не хочется прыгать, можно я проползу? -- морщась спрашивала я.
  
   -- Я тебя поймаю, -- произнес Даниил. -- Обещаю.
  
   Я все ещё сомневалась.
  
   -- Мы проиграем и Влад непременно будет говорить, что это твоя непутевость, -- его слова имели действие, -- и торт, подумай о торте, -- его постоянные упоминания о торте невероятно поднимали мне настроение, это так глупо, что я ляпнула тогда, но ещё смешнее, с каким серьезным видом он это говорил. -- Если ты прыгнешь, я скажу Владу, что это ты меня вывела отсюда.
  
   -- А мне все равно, что он думает, -- тут же оскорбленно заявила я, но не смотря на это согласилась. Прикрыв глаза и собравшись с духом, я прыгнула, вполне удачно, но он все равно сделал вид, что поймал меня за плечи.
  
   -- Видишь, поймал, -- довольно произнес Даниил, словно это он прыгнул со мной на руках и это была полностью его заслуга.
  
   Мы направились дальше, тропа была шире, но в четыре раза более скользкой и мы поднимались вверх, в какой-то момент комнату озарила молния. Я замерла, широко раскрыв глаза, огонь... в моих глазах стоял огонь и обитель, я видела огромный огонь рядом с обителью, как видение, что было столь реальным. Невольно я сделала шаг назад, моя нога соскользнула и я полетела вниз, однако Даниил поймал меня за руку, крепко схватив.
  
   -- Держу! -- крикнул он.
  
   -- Не отпускай меня! -- испугано крикнула я, когда вновь могла видеть происходящее передо мной.
  
   -- Не отпущу, -- крикнул мне в ответ парень, он тянул наверх, но я не была легкой. -- Вот это ты тяжелая, а такая тощая.
  
   -- У меня кость тяжелая!
  
   -- Так перестань есть кальций, -- сморщился парень, он тянул на верх, я пыталась ногой достать до тропы. Дикий звук пронзил меня до мурашек, даже Шамарин замер, мы посмотрели друг на друга и повернули головы направо. Жуткая тварь, похожая на огромного комара летела на нас и издавала жуткий мурлыкающий звук.
  
   -- Это же школа! -- воскликнула я.
  
   -- Детей здесь не любят, -- поведал мне Шамарин, все силы прилагая, чтобы вытянуть меня, наконец, я почувствовала опору, и, завопив во все горло, бросилась вперед, Даниил за мной. С другой стороны летел ещё один рой гигантских комаров, я заорала во всю мощь и неожиданно научилась бегать. Мы вбежали в открытую дверь, я почти сразу её закрыла, ожидая, что они будут врываться сюда, но даже звук пропал, словно комаров никогда и не было. Я, мокрая, опустилась, опираясь руками о дверь.
  
   -- О, вы первые, -- услышала я жутко недовольный голос. Лесана смотрела на меня, её волосы торчали в разные стороны и были спутаны, будто она попала под тайфун, а форма вся была порвана.
  
   -- Линия четыре, -- понимающе произнес её брат, -- почему ты уже здесь?
  
   -- Я тебя опередила! -- поторопилась сообщить Шамарин младшая, но её брат не слушал, он отправился узнать результаты.
  
   -- Лесана! -- громко закричала я бросаясь к ней, и хватая за плечи, -- там монстры! Школа пыталась нас убить! Мы должны их засудить!!! -- я её трясла из последних сил, пока она, очевидно, не понимала о чем я.
  
   -- Они же не настоящие, -- наконец смогла я разобрать слова трясущего мной создания.
  
   -- Как не настоящие? -- удивленно спросила я, перестав её дергать обернулась к Даниилу, что в моих глазах выглядел совсем по-другому, ведь он так пытался меня спасти. -- Ты знал об этом?
  
   -- Ну, -- задумался парень, -- допустим.
  
   -- Почему ты мне не сказал?
  
   -- Где Ника? -- решил перевести тему парень, но я встала перед Лесаной и ему пришлось мне ответить. -- Если бы я сказал, то мы были бы ещё там, а ты так быстро бежала.
  
   Мой глаз дернулся, но я себя успокаивала, в конце концов, он меня спас, мог бы сам выбраться много быстрее.
  
   -- Так где Ника? -- вновь спросил он, Лесана закатила глаза, отворачиваясь.
  
   -- Она отстала.
  
   -- Отстала? -- на удивление счастливо произнес только что потерявший свою девушку парень, -- Рада! Мы победили! -- завопил Даниил, хватая меня за руки и крепко их сжимая.
  
   -- Ну и что, что она отстала? -- удивленно спросила я.
  
   -- Последнее задание обязательно должно быть законченно в паре, -- поведал мне Даниил, я застыла на мгновение, только мое сердце екнуло в неком разочаровании.
  
   -- Я этого не знала, -- окончательно надулась Лесана.
  
   Одна из дверей открылась и оттуда выпрыгнул Умай, что буквально за шкирку тащил Тумаша, который бросал в дверь непонятно откуда взятые камни. Даже осознав что они уже внутри, Тумашь упорно продолжал это делать. Умай, не долго думая, когда понял, что идти больше никуда не нужно, начал ему помогать, у того тоже оказались полные карманы камней.
  
   -- Они не настоящие! -- крикнула им Лесана, чтобы они закрывали дверь.
  
   -- Я ЗНАЮ! -- проорал Тумашь, продолжая бросать камни в невидимого монстра, пока щупальца не вылезли из комнаты и нога, как у осьминога обмоталась вокруг ручки и дверь с грохотом захлопнулась. В это же мгновение, пока мои одноклассники пытались отдышаться ещё одна дверь хлопнула, в этот раз ведущая на выход из этого здания. В комнату влетела разъяренная напарница Лесаны, её светлые волосы были в ещё худшем беспорядке, чем у Шамарин младшей, но ко всему она напоминала поросенка, с неё в буквальном смысле стекала грязь.
  
   -- ША-МА-РИН! -- завопила она словно бешеная, -- я убью тебя!
  
   -- Я убью тебя! -- завопила во все охрипшее горло девушка Даниила. Лесана некоторое время смотрела на пылающее яростью, перекошенное лицо Ники, опустила взгляд на пол, куда слоями падала густая грязь и просто перевела взгляд к своем брату:
  
   -- Серьезно? -- спросила она, приподнимая брови и указывая в сторону Ники, -- Она? Человек, что не считает нужным принимать душ появляется среди людей?
  
   Даниил поджал губы и казалось вот-вот заржет в голос, а Ника опешила от наглости её глаза налились кровью.
  
   -- ПО ЧЬЕЙ МИЛОСТИ Я ГРЯЗНАЯ?! -- завопила хриплым голосом она, и бросаясь кулаками на Лесаны.
  
   -- Так, -- Даниил встал между ними, время от времени, когда его взгляд проходился по Нике, он непроизвольно похихикивал, -- Ника, скажи спокойно, что произошло?
  
   -- Произошло-произошло, -- девушка часто и яростно дышала, наконец, она выставила палец в сторону Лесаны и проорала, -- она меня столкнула с лианы.
  
   -- Не столкнула, -- тут же возмутилась Лесана, приподнимая палец, -- а пожертвовала во имя общего дела, -- она так это убедительно сказала, что Ника замолчала на некоторое время обдумывая её слова.
  
   -- Но поэтому вы проиграли, -- заметил Шамарин старший, кидая насмешливый взгляд в сторону сестры.
  
   -- Я не все просчитала, -- согласилась с ним сестра.
  
   -- ТЫ СТОЛКНУЛА МЕНЯ, КОГДА СПОТКНУЛАСЬ САМА!!! -- проорала славная девушка Ника. Лесана развела руками.
  
   Во время всей этой сцены в комнате появлялось все больше людей и команд, все выглядели потрепано и стало просто не выносимо шумно, от шума моя голова шла кругом. Я качала ей и морщилась, кто-то пытался пробиться. Огонь, много огня перед глазами. Сердце ушло в пятки, когда я наконец догадалась, что происходит.
  
   -- Лесана! -- испугано крикнула я, перекрывая шум, -- обитель горит! -- и бросилась прочь, распахивая дверь и сметая с пути физрука, что вслед мне показывал большой палец и гордо проговорил: "есть в ней спортивный дух", после чего его снесли с ног Лесана, Умай и добил Тумашь, что успел извиниться, но боясь отстать не стал заострять на этом внимания.
  
   Мы бежали дальше от праздника, ни у кого даже не было времени переодеться, но остальные хотя бы были сухими, моя же одежда была насквозь мокрая. Однако, все это казалось не важным, перед глазами стояло это видение. Море огня и обитель, которая словно звала меня. Мы перемахнули через забор, все ученики были слишком заняты, чтобы обращать на нас внимание. Сейчас как раз объявляли победителей, начинались веселые конкурсы, и все веселились. Солнце уже не стояло так высоко, и светило не столь ярко. Я даже не обращала внимания, что было довольно прохладно для мокрой одежды.
  
   По мере того как мы приближались становилось все тревожнее, было ощущение, что вот-вот что-то должно произойти. Нечто невероятное, и было это плохим или хорошим нам предстояло узнать.
  
   Мы подбежали к мельнице, которая невообразимым образом находилась метров на пять дальше положенного, оставив выкопанную яму рядом в стороне. Как она переместилась туда -- лично мне знать совсем не хотелось, но в голове все равно возник образ огромных как щупальца корней.
  
   Железная крыша, что накрывала нашу яму, пританцовывала над ней от клокочущего внутри огня, которого там в принципе быть не должно было, ведь мы оставили лишь тлеющие угли.
  
   -- Убери крышу с ямы, -- толкнув меня в бок, произнесла Лесана.
  
   -- Как я это сделаю? -- ужаснулась я, на всякий случай отступив.
  
   -- Ты же можешь подчинять воздух, -- Лесана смотрела на меня полными восхищения глазами.
  
   -- Я не Тумашь, на меня твой взгляд не действует, -- заметила я, пока Тумашь непонимающе и оскорбленно вздернул нос.
  
   -- Я мог бы попробовать, -- заговорил было Умай, задумчиво наблюдая за ямой, заметив, однако, подозрительный взгляд от Лесаны, добавил, поясняя, -- управлять огнём.
  
   Он вытянул руку концентрируясь, его рот открывался в беззвучных словах, отчего Шамарин выглядела ещё более настороженной. Я лишь передернула плечами, может он себя так настраивал или успокаивал, у всех свои тараканы в голове.
  
   Однако, ещё до того как Умай смог чего-либо добиться дельного, огонь в яме стал такой мощи, что крыша сама взлетела высоко в небо, мы отбежали дальше, чтобы она не упала на нас.
  
   -- Мне кажется, -- шёпотом заговорила Лесана, -- что нам стоит бежать, скоро сюда все сойдутся и обвинят нас в пожаре.
  
   -- Мы скажем, что это ты виновата, -- передернула плечами я, не думая уходить.
  
   Шамарин прищурила глаза, собираясь сказать мне какую-то гадость, когда мы вновь испугано все разом присели, ведь раздался громкий трескающий звук, и нечто темное взлетело высоко в небо, прямо как крыша прежде. В следующее мгновение это черное нечто, опустилось прямо перед нашими ногами, отдаленно напоминая черную скорлупу, толщиной с десять сантиметров.
  
   -- Даже если бы оно тогда упало, -- шепотом сообщила нам Лесана, вспоминая момент когда была придавлена яйцом, -- то явно бы не разбилось.
  
   Я в ужасе смотрела на огромный кусок скорлупы, что продолжал дымиться и закрыла себе рот руками:
  
   -- Мы убили его, -- охнула я.
  
   Вновь разнесся громкий крякающий звук из ямы и сразу несколько таких же огромных дымящихся скорлупок полетело вверх. Но мы не успели сосредоточить внимания на них, ибо в следующую секунду, по нашим спинам прошлась самая настоящая дрожь от крика из ямы, который описать просто невозможно, громкий, опасный, и требующий чего-то. Крик дикого животного. Огонь стал спадать, дымящаяся скорлупа упала россыпью вокруг нас, а крик, раздирающий душу на части, продолжал издаваться из ямы.
  
   Мы все, даже Умай, что редко выказывал удивление, стояли открыв рот, переглянулись и не сговариваясь, мои добрые и преданные друзья разом подтолкнули меня в спину, чтобы я подошла к яме. Мне же совсем не хотелось туда подходить.
  
   -- Иди, -- шёпотом заговорила Лесана, -- это существо поручено тебе, ты его мама.
  
   -- Я слишком молода, чтобы быть матерью, -- решила я, делая твёрдый и уверенный шаг назад.
  
   -- Как не приятно это признавать, -- заговорил с другой стороны голос Умая, -- но она права.
  
   -- О боже, -- сдавлено издала звук Шамарин, -- не соглашайся со мной, а то я боюсь подо мной земля провалится.
  
   Некоторое время стояла тишина, огонь в яме спал и продолжал гореть более ровно. Набравшись смелости, я сделала несколько шагов в сторону ямы... сглотнула, наклонилась чуть ближе, горячая волна ударила прямо в лицо, однако в огне совсем ничего не было видно. Неожиданно, из ямы высунулась мордочка, увидев которую я подскочила, а мои волосы стали стремительно выпадать от ужаса. Темная почти черная мордочка с горящими глазами и жуткими наростами, смотрела прямо в мое лицо и существо издало жуткий клич. От страха я увалилась на пятую точку и, широко раскрыв глаза, смотрела, как не маленькое ящероподобное существо, быстро изгибаясь выползло из ямы и, наступив на мою ногу, оказалось прямо перед моим лицом, нюхая его. Лапки ощущались мягкими, наросты были не только на голове и, но и различимы на лапках, где они сгибались. Оно любознательно и доверчиво меня нюхало, не стесняясь наступала на мои онемевшие ноги, нюхало волосы за ухом, шею.
  
   И страх исчез... Чёрная мордочка, на которой выделялись наросты дотронулась до моего носа своим лбом. И тепло стало разливаться по моему организму, я дотронулась до неё рукой, существо издало урчащий звук.
  
   -- Она признала свою маму, -- выдохнула Лесана, умиленно складывая руки на груди и делая шаг в мою сторону. Услышав чужой голос страх вернулся ко мне. Наросты на голове, что были с два сантиметра длиной встали вверх, существо повернуло свою мордочку в сторону Лесаны и зашипело. Шамарин, впервые за мою историю знакомства с ней, испугалась, лицо её чуть побледнело, и она, не шевелясь смотрела на существо, что продолжало шипеть в её сторону.
  
   Лесана вызывала страх, я... Когда я это осознала, эти чувства отступили, я протянула руку к голове существа, что позволило мне до него дотронуться, оно повернуло ко мне свои красные глаза, и я лишь качнула головой завороженно наблюдая за этим... столь прекрасным существом. Глаза потемнели и стали черного цвета, как были, когда оно смотрело в мое лицо, а наросты опустились обратно.
  
   -- Она, -- я сглотнула, как заворожённая смотря на длинное существо, что напоминало гигантскую чёрную ящерицу, -- голодная.
  
   -- Скажи ей, -- тут же отреагировала Лесана, которая все ещё находилось под реакцией красных глаз, -- что нас есть нельзя.
  
   -- Тумаша можно, -- предложил Умай.
  
   -- Тумашь вкусный, -- на удивление поддержала его Лесана, подталкивая моего одноклассника в спину вперёд. Голова дракончика повернулась в сторону Тумаша и облизнулось. Могу поклясться, что в этот момент Тумаша схватил самый настоящий удар, он сразу и побледнел и покраснел, глотая воздух, как рыба без воды и опустился на пятую точку.
  
   -- Никогда не думала, что драконы на деле такие страшные, -- выдохнула Лесана, -- даже маленькие.
  
   Дракон повернул голову в её сторону и вновь чуть зашипел, Лесана, не долго думая, вновь подтолкнула вперёд Тумаша в этот раз ногой и произнесла нечто: "угощайся не стесняйся".
  
   Я удивленно перевела взгляд на мордочку передо мной, пытаясь понять, что Шамарин имела ввиду, ведь это было самое красиво существо, что я только видела в своей жизни, столько грации в себе таило, необычное, умные глаза... Тумашь, когда наш Генерал сделал шаг в его сторону, потерял сознание.
  
   -- Опять мертвым притворился, -- укоризненно закачала головой Шамарин, -- уже должен знать, что это не действует. А что вообще едят драконы?
  
   -- Тумашь, очевидно знал, -- хихикнула я, наблюдая за грацией существа, что с любопытством стало осматриваться, пробежалось, близко, однако, к моим друзьям подбегать не стало, понюхало землю, оно было довольно крупным, в длину уже было под два метра, а высотой по колено, оно подбежало к дому, что не стал пытаться защитить себя от него. Повернуло чёрную мордашку в мою сторону и вновь издало недовольный клич, от которого шёл мороз по коже. Я подскочила.
  
   -- Еда! Ей срочно нужна еда! Лесана!
  
   -- Что? -- посмотрела на меня девушка, что не торопилась ко мне подходить, -- я уже отдала ему самое дорогое, что имела -- Тумаша.
  
   -- Может фруктиков? -- предложила я.
  
   -- Как я сомневаюсь, что он станет есть фруктики, -- произнес Умай, задумчиво наблюдая за драконом. Услышав его голос, во мне вновь проснулись эмоции страха, подозрения, неприязни. Дракон повернулся к Умаю и зашипел, пятясь ко мне.
  
   -- Ты ему не нравишься, -- произнесла я, ложа руку на Генерала, словно защищая.
  
   -- Я редко кому нравлюсь, -- лишь хмыкнул Умай, довольно холодно взглянув на меня, -- этот талант я унаследовал от отца.
  
   -- Мне нравишь... -- я громко закашляла, когда поняла, что говорю, лицо мое стремительно покраснело и я полностью отвернулась, возникла неловкая пауза, я заметила, что Лесана приподняв брови, смотрит на Умая, чей взгляд я ощущала на себе всеми частичками своей кожи, но повернуть лицо к нему просто не могла.
  
   -- Если тебе станет легче, -- заговорила Шамарин, -- то мне ты совсем не нравишься.
  
   -- Подавляющее большинство, -- выдохнул Умай, и кажется от меня отвернулся, и я облегченно выдохнула.
  
   Шамарин стала пытаться привести в сознание Тумаша, пока Умай делал предположения, чем можно кормить дракона и даже решил устроить охоту.
  
   За всем этим мы совершенно забыли о празднике, пока вдалеке не послышались выстрелы и небо окрасилось в разноцветные огни, что сообщало о завершении празднования, солнце уже давно склонилось к закату и нам надо было расходиться, мы было направились прочь, когда остановились, смотря друг на друга.
  
   -- Но как мы оставим Генерала в одиночестве? -- спросила я, взволновано наблюдая за тем, как маленький дракон, что даже не имел крыльев, ел какого-то зайца, которого умудрился поймать. Лесана с Умаем очевидно думали о той же проблеме, пока Тумашь, сказав что с него достаточно переживаний, направился прочь.
  
   Лесана вышла вперед и поклонилась перед домом.
  
   -- Уважаемый дом, воздуха, -- заговорила она преувеличенно восхваляющим голосом, не поднимая головы, -- будь столь великодушен, присмотри за нашим драконом. Мы не можем просидеть всю ночь здесь.
  
   Некоторое время ничего не происходило, но дом, который очевидно был падок на лесть и восхваления, словно выдохнул, воздушная волна прошлась мимо Лесаны, шутливо играясь с её волосами, обошла кругом, и оказалась рядом с Генералом, чьи глаза закрылись и он погрузился в сон, мы смотрели за тем как он поднялся в воздух, двери дома растворились и волна внесла его во внутрь.
  
   Мы поспешно бросились к школе, пока нас не хватились, ученики уже расходились, нанятые школой рабочие уносили столы и разбирали еду, я печально на это смотрела пока мой желудок скручивался и обреченно, криком умирающего прощался со мной и миром.
  
   -- Шамарин Лесана, -- перед нами остановилась преподаватель математики, как эта подслеповатая женщина опознала Лесану оставалось только гадать... однако, через время я заметила, что она смотрела на меня, -- ваш брат разыскивает вас у факультета огня.
  
   -- Спасибо, -- произнесла ей я, -- мы сейчас же туда отправимся.
  
   И хихикая мы пошли туда, передразнивая меня и называя Лесаной. Умай распрощался с нами у тропинки к воротам. А мы с Лесаной отправились искать её брата, мне бы тоже не мешало ехать домой, но я находилось в столь приподнятом и наверное шокированном состоянии, что просто не могла так легко уехать.
  
   -- Где вы были? -- подозрительно спросил Даниил, когда мы, наконец, его нашли. Он находился со своим другом, который к слову нам проиграл, и я, с видом истинного победителя, смотрела на него сверху вниз.
  
   -- Танцевали, -- загадочно ответила Лесана, -- во имя природы и рождения.
  
   Даниил несколько скривился и передернул плечами, после чего кинул мне в руки коробку в пакете, я удивленно на неё смотрела, ещё более удивленно на неё смотрел Влад, он выставил палец в мою сторону и заикаясь заговорил:
  
   -- Э-э-то для неё мы так рисковали? -- возмущенно спросил он, -- да если бы нас поймали учителя, то...
  
   -- То, что? -- тяжко вдохнул Шамарин старший, Лесана с интересом заглядывала во внутрь пакета и мы там обнаружили, большой торт с черешней на верху. -- Они бы исключили нас за то, что мы стащили у них торт? Я об их же фигурах беспокоюсь, -- он говорил эти слова уже удаляясь от меня, Шамарин младшая махнула на прощание мне рукой и отправилась за ними. А я так и стояла, по идиотски, улыбаясь. Торт. Мой собственный огромный торт, для меня и мамы.

Глава 15. Ночь в обители

   Генерал -- самое красивое существо, что только может существовать, таящее в себе всю грацию мира. Временами мне казалось, что вокруг меня больше ничего не существует: есть только он. Он бегал вокруг обители, разведывая, познавая. Охотился, мне даже пару раз лично удалось лицезреть, как он совершил этот столь естественный для природы жест. Его шаги были столь легки, что даже мое ухо не могло уловить, что говорить уж о ящерице, на которую было совершенно покушение? Минута -- и Генерал смачно жевал существо. Я пыталась кормить его фруктиками, но он не счел нужным даже их обнюхать, даже мои любимые яблоки ему не пришлись по душе.
  
   Почти неделя прошла с момента, как он вошел в мою жизнь, и я не могла провести ни дня без него. Я могла часами сидеть и просто наблюдать за ним. В какой-то момент Генерал, насторожился, его наросты на голове поднялись и он повернул голову, я тоже обернулась на подходе была Лесана.
  
   -- Я так и знала, что найду тебя здесь, -- услышала я её голос, она счастливо махала мне рукой. Наконец, она дошла до меня и словно растерялась:
  
   -- Ты опять здесь.
  
   А где мне быть? Я передернула плечами. Генерал вернулся к своему занятию и отправился за обитель, куда за ним на цыпочках последовала Лесана, в последние дни для неё стало целью жизни застать врасплох Генерала. Она медленно кралась по пути, по которому уползла наша ящерица-переросток, тяжело его было называть драконом, крыльев я совсем не видела, а ведь во всех сказаниях и легендах драконы всегда могли летать. Однако, наш генерал совсем не имел крыльев, точнее я видела наросты по всему телу, некие рожки. Там, где у него находились предплечья нечто выделялось, но никак в моем представлении крыльями не являлось.
  
   Лесана притаилась, выглядывая за угол, собираясь напасть оттуда. Я хихикнула, когда Генерал оказался прямо за спиной Шамарин, бесшумно ступая за девушкой, что так же тихо продолжала выслеживать его за домом. Генерал прищурил свои хитрые глаза, выставляя вперед свой длиннющий хвост с большим наростом на конце под ноги Шамарин и резко дернул, прерывая её контакт с землей. После того как она упала он посмотрел на меня, чтобы я оценила его таланты, я ему похлопала и Генерал довольно побежал по своим делам дальше.
  
   -- Чертова ящерица, -- выдохнула с земли Шамарин, потирая свою поясницу и морщась, поднялась и направилась ко мне.
  
   -- Ты здесь много времени проводишь, -- тихо заговорила она, опустившись рядом со мной, -- я в последние дни совсем не видела тебя в школе.
  
   -- Ты мне поставила "присутствует" на общей истории страны? -- спросила я, Шамарин тут же довольно кивнула:
  
   -- Я отвлекла его, сказав, что Дарина рисовала на карте, которую мы сорвали.
  
   Она весело посмеялась, я вернула свой довольный взгляд к Генералу, что рыл ямку, для целей, только ему известной. Лесана тоже на него посмотрела, но на её теле было слишком много синяков, чтобы в очередной раз вступать в бой с Генералом.
  
   -- Поехали домой, -- произнесла она, поднимаясь, и в ожидании замерла, я удивленно моргнула, поворачивая к ней непонимающий взгляд, я совсем не слышала, что она сказала. Лесана изогнула брови.
  
   -- Уже поздно, -- проговорила она, -- нам пора домой.
  
   -- О, -- лишь сказала я, вновь обращая взгляд к Лесане, -- я сообщила маме с утра, что останусь ночевать у подруги сегодня.
  
   -- Ты хочешь остаться со мной? -- удивленно спросила Шамарин, меня аж передернуло я взглянула в её сторону, скривившись, а её глаза загорались все ярче, видимо, она представляла, чем мы могли с ней заняться. Я поторопилась её в этом разуверить.
  
   -- Поверь мне, ты будешь последним человеком, с кем я когда-либо решу остаться. Я останусь сегодня здесь, -- я вернула взгляд к Генералу, что закончив с ямкой перешел к следующей и мое сердце наполнилось теплом. Шамарин замерла на месте.
  
   -- Здесь? -- уточнила она, -- в обители, -- её голос наполнялся все большим сарказмом, -- без света и воды?
  
   -- Нууу, ты знаешь, что мое умение контролировать стихию примерно там, -- я указала вниз, -- и даже ниже. -- Я считаю, что дабы развить свои способности, я должна тренироваться здесь, на природе, где много воздуха.
  
   -- А дома вы значит задыхаетесь, без кислорода ведь живете.
  
   -- Шамарин, -- я зло взглянула на неё, -- на природе, где у меня больше возможностей развить свои способности, иначе я никогда не закончу школу.
  
   -- Но ты не будешь её тренировать...
  
   -- Буду, -- я махнула ей рукой, чтобы она шла. Лесана закивала как болванчик.
  
   -- Хорошо, -- говорил её голос, что что-то задумал, -- хорошо мы это посмотрим, -- и она, громко топая, зашагала к школе.
  
   Я облегченно выдохнула, Генерал смотрел мне в глаза и казалось он все понимал... нет, не казалось, он все понимал.
  
   -- Ей не понять, -- тихо произнесла я, -- ей не понять.
  
   "Не понять", -- пронесся отклик в моей голове.
  
   Солнце клонилось к закату, воздух ближе к вечеру становился все холоднее, я выдохнула и увидела как изо рта показался пар, первый признак холода. Однако, мне совсем не было холодно, Генерал ко мне подбежал, я вздрогнула, он лег рядом и гордо водрузил свой хвост мне на колени. Так мы сидели в тишине и умиротворении. Пока не послышались громкие тяжелые шаги, Генерал даже ухом не повел, что означало, что это была...
  
   -- Зачем ты вернулась? -- удивленно спросила я, в последних лучах солнца глаза Лесаны сверкнули боевым светом.
  
   -- Я сказала брату, что останусь с тобой, -- пожала плечами девушка, в руках у неё была огромная сумка, прямо как в парке. Она была столь велика, что Шамарин даже не пыталась её поднять лишь волокла по земле.
  
   -- Соврала? -- хмыкнула я, Лесана громко фыркнула.
  
   -- Я же с тобой, -- она доволокла сумку до меня и Генерала, что по-прежнему не шевелился, казалось, что он уснул. -- Пришлось сесть на магнобус, чтобы брат поверил, представляешь, думал я вру, а ему, -- она скривила голос, -- перед отцом отчитываться. Если не к тебе, то куда бы вот я по его мнению пошла?
  
   -- Сюда? -- предположила я. -- Лесана, тебе здесь будет холодно, иди домой.
  
   -- Отнюдь, -- не согласилась Шамарин, она стояла, возвышаясь надо мной, сложив руки перед грудью и гордо похихикивая, -- ты сказала, что хочешь тренировать подчинение, -- в этом месте она особенно довольно хихикнула и выпятила грудь, -- и кто как не лучший подчинитель нашего курса тебе в этом поможет?
  
   -- Ты и Умая привела? -- удивленно хлопнула я глазами, и начала оглядываться. Улыбка Шамарин застыла и могу поклясться, я услышала как её зубы заскрежетали.
  
   -- Я о себе говорила, -- зашипела она, я усмехнулась:
  
   -- Да ты только взрывать и умеешь, -- хмыкнула я.
  
   -- Ты и этого не можешь!
  
   Лесана была неумолима, и уходить не собиралась она села рядом со мной, и, жестикулируя, начала говорить о всех моих возможных проблемах. Её голос звучал где-то далеко, пока я гладила хвост дракона. Вдруг я почувствовала как нечто горячее дотронулась до моей руки, Лесана удивленно смотрела на мою руку, солнце давно зашло и звезды ярко освещали нашу поляну.
  
   -- Ты ледяная, -- воскликнула она, подскакивая, -- быстро в тепло!
  
   Её голос звучал так громко, что даже Генерал проснулся, он повернул свою длинную шею и его глаза смотрели на нас сонным взглядом. Я с разочарованием смотрела как его хвост поднялся с моих колен... глупая Шамарин... Генерал, однако, зевнул и поплелся во внутрь обители и мы последовали за ним, пока Лесана накинула на меня небольшое одеяло, что достала из своей сумки. Мы зашли внутрь, и пусть в основной комнате больше не было грязно, но там по-прежнему было холодно, и я наконец начала замечать, что совсем не чувствую ни своих рук, ни ног, столь они промерзли. Лесана топала по полу, пританцовывая и напевала песенку, звучала она примерно так: "Мы все умрееем в хо-ло-де, в хо-ло-де, в хо-ло-де."
  
   И в этот момент комнату начал наполнять горячий воздух. Лесана достала бутерброды, Дракон свернулся у окна и сладко засопел. А мы сидели за столом, за тем самым, что когда-то нас пнул, на том самом стуле, что сбежал от нашего полета, и хихикали, вспоминая тот день.
  
   -- А тебе не показалось, что наши родители знакомы друг с другом? -- спросила я, вспомнив как они встретились перед школой.
  
   -- Я спросила отца, -- пожала плечами Лесана, -- он сказал, что они учились вместе в школе, и одно время близко общались.
  
   -- Правда? -- удивилась я, задумываясь над тем, почему мама мне об этом не рассказывала.
  
   -- Он сказал, что через год после окончания школы она испарилась и он не видел, и не слышал о ней.
  
   -- В какую школу твой отец ходил? -- спросила я.
  
   -- В эту разумеется, -- засмеялась Лесана, -- я же сказала, с твоей мамой вместе учились.
  
   Я широко раскрыла глаза. Она училась в той же школе, что и я, но никогда даже не говорила об этом! Я смотрела в стол, Лесана смотрела на меня.
  
   -- Ты не знала?
  
   -- Я, -- я замолчала, мне было нечего сказать, неожиданно я подняла глаза к Лесане, -- может твой отец знал и моего отца?
  
   -- Твоего отца? -- удивленно спросила Лесана.
  
   Я кивнула, с надеждой смотря на неё, мне всегда хотелось узнать кто он. И нет, я бы не стала претендовать на его любовь, мне просто было интересно его увидеть. Я знаю, что она любила его, но... я подняла белый локон своих волос, у него белые волосы скорее всего...
  
   -- Я никогда не спрашивала, -- Лесана покачала головой, расстроено глядя на меня.
  
   Мне больше не казалось таким глупым остаться в доме Шамарин на ночь, может он бы мне рассказал? Эту великую тайну, которую мать никогда не открывала мне. В нашем доме не было даже ни единого портрета или вещи моего отца, словно этого человека никогда и не существовало.
  
   На мгновение воцарилась тишина, в которой отчетливо слышались скребущие шаги, казалось они доносились из-под Земли, прямо под нами, дрожь прошла по телу, Лесана дернулась, подскакивая из-за стола:
  
   -- Ты это слышала?
  
   -- Генерал, -- предположила я и мы обе обернули головы к дракончику, что вполне мирно свернувшись калачиком посапывал.
  
   -- Обитель, -- предположила Лесана, расслабляясь, видимо, решила, что она решила посмеяться над нами.
  
   "Мне тоже страшно" -- прошелся по нашему сознанию знакомый голос, не принадлежащий человеку, так обычно с нами общалась обитель. Мы с Лесаной некоторое время смотрели друг на друга, но все равно решились лечь спать.
  
   Только было устроились на одеяле, что принесла Шамарин, как жуткий скрип раздался по всей обители, Генерал спокойно дрых, совсем ничего не замечая. Я невольно сжала Лесану за руку.
  
   Шамарин смело поднялась и направилась к одной из дверей, на цыпочках я последовала за ней. Она оглянулась на меня и резко открыла дверь, держа руки наготове взрывать всех и вся в округе. Она резко заскочила вовнутрь, но комната была совершенно пуста и темна. Я зашла туда за ней.
  
   "Да не там, не там", -- донесся до нас шепот стен обители. -- "Я помогу вам".
  
   И прежде, чем мы смогли что-либо осознать, пол под нами исчез и с диким воплем мы полетели куда-то вниз. Мне это до жути напомнило день, когда мне доверили яйцо. Что делать со вторым я не знала.
  
   Приземлились мы прямо в некую кучу, состоящую из чего-то жутко пыльного. Пока я кашляла, Лесана подскочила и расправив руки громко объявила:
  
   -- Мой черед получать личного дракона! -- торжественно объявила она. Видимо наслушалась моих историй вот и разыгралась у человека фантазия на нервной почве.
  
   Тусклый свет озарил до жути пыльную, заставленную старой тяжелой мебелью комнату, мы находились в центре в куче из крепких материалов, перемешанных с поломанными частями дерева, мебели и страниц из книг, а вокруг нас застыли... чудовища.
  
   Я, открыв рот на них смотрела, Лесана их даже не видела, она смотрела наверх, все так же раскрыв руки в стороны в ожидании послания с небес подарка. "С небес-то, в подземелье", -- бесшумно фыркнув я дотянулась до неё своей тощей ногой и пнула.
  
   Шамарин недовольно было обернулась ко мне, а после застыла, увидев этих существ, что были с нас ростом, имели удлиненные черные тела, два огромных шарообразных глаза на выкате, и две длинные антенны... нечто... похожее на усики, по их телу шло шесть довольно мощных ног, они водили в воздухе своими антеннами и, казалось, совсем нас не видели. В какой-то момент свет прошелся между их антеннами кругом и они сделали несколько шагов от нас, свет продолжал идти от одного к другому. Мы с Лесаной посмотрели друга.
  
   -- Этих оставьте себе, -- произнесла Шамарин, милостиво махая рукой.
  
   Наконец, свет перестал ходить от одного к другому и они поползли. В нашу сторону, к сожалению.
  
   -- Говорю же вы мне не нужны! -- сдавленно произнесла Шамарин, делая несколько шагов назад, я последовала её примеру.
  
   "МУРАВЬИ ПОГАНЫЕ" -- проорал безликий голос в наших головах, -- "ВЗРЫВАЙТЕ ИХ!!!".
  
   Я от испуга сделала ещё один неосторожный шаг. Споткнувшись о деревянную вазу, полетела вниз, и огромное "нечто" оказалось всего в шаге от меня.
  
   -- Это вот, ну не муравьи, не муравьи! -- забормотала я нервным голосом. -- Я знаю, я видела муравьев!
  
   У чудовища, что было близок ко мне, антеннки-усики поднялись вверх и между ними начал зарождаться энергетический шар яркого синего света.
  
   "Муравьи-паразиты сжирают все мое имущество! ВЗРЫВАЙТЕ!" -- орала в наших головах обитель, я резко перекатилась, сферический шар наполненный энергией прошел мимо. Я подскочила, кровь ударила в голову, Лесана смотрела на прожженную дыру на месте, где была прежде моя голова открыв рот.
  
   Она подняла руки вверх и, прикрыв глаза, почти взорвала одного из "муравьев-мутантов", на её руке загорелся огонь, настоящий.
  
   -- Ха, -- выдохнула Лесана севшим от счастья голосом, -- Рада! -- он был до непривычности тонок. -- У меня получилось! У меня получилось! ОГОНЬ! НАСТОЯЩИЙ! Я СМОГЛА! -- торжественно вопила она, пока "муравьи" перестраивались друг за другом, поднимая вверх свои антенки. Нас оглушил некий звук на мгновение, такая тонкая вибрация, от которой гудела голова.
  
   -- БЕЖИМ! -- завопила я, бросаясь к Шамарин, перепрыгивая через одного из них. Лесана, все ещё не в силах поверить в собственное превосходство и силу, побежала за мной.
  
   Муравьи оказались более проворными и, издавая всю ту же вибрацию, понеслись за нами. Мы бежали по темному коридору, изо всех сил игнорируя безликий голос в голове, говорящий, что они боятся воды. Шум от этих вибраций просто сводил сума, плюс меня добивала Шамарин, что умудрялась орать громче всех, дабы я могла слышать, что у неё наконец вышло создать огонь, даже не управлять, а именно создать! И насколько же это редкий дар.
  
   -- ЗАМОЛЧИТЕ! -- в сердцах заорала я, сжав голову руками, вибрация муравьев усилилась, Шамарин, уверовавшая в свои силы, смело к ним развернулась, переставая бежать.
  
   -- Я их сожгу!
  
   "Вода надежнее" -- пронеслось в наших головах. Я замерла, Лесана выставила руки вперед и закрыла глаза, в попытках собрать всю энергию, что плескалась в ней в переизбытке, и выплеснуть ее в виде чистого огня, прямо на удивительно быстро приближающихся к нам "муравьев".
  
   Взрывная волна сотрясла всю обитель, которая не смотря на свою старость выстояла перед этой мощью, тельце Лесаны отбросило назад и она ударилась о стену, на меня с потолка свалился муравей, а дальше все было как в тумане.
  
   Я слышала чей-то крик, мой, судя по всему. Я нервно, чувствуя дрожь по всему телу от отвращения, попыталась скинуть существо с меня, его антенны, приближались ко мне. Сердце билось как бешеное, я чувствовала холод, исходящий от своих рук и воздух. Становилось все тяжелее дышать, прозрачными потоками он крутился надо мной и муравей уже было слетел с меня, но в следующее мгновение нас накрыло волной и мы все ушли под воду.
  
   Вода ушла через дыру в стене, неизвестно как там появившуюся, через сбегали муравьи и бежали прямиком в лес. Лесана продолжала барахтаться в воде и пинать воздух, обещая вот-вот его сжечь. Несколько остатков дотлевали в стороне после взрыва. А в начале коридора сидел Генерал, что держал хвостом растение, что трубой качало воду из-под земли.
  
   "Победа!" -- пронеслось в наших головах, -- "Отбили наконец паразитов. Сотни лет! Сотни лет они разгрызали мое имущество!".
  
   Мы, все еще не отойдя от шока, поплелись за Генералом, то и дело оглядываясь. Нам казалось, что вот-вот появится ещё сотня-другая этих муравьев.
  
   -- Что это вообще за твари? -- спросила Лесана, когда пришла в себя от потрясений.
  
   "В вашем мире, думаю, их давно истребили, -- пронесся эхом ответ, -- "в прежние же времена это были паразиты, что сжирали мебель в домах, вывести их тяжело, но думаю они больше не вернутся".
  
   -- Сюда же нельзя попасть! -- зло выдохнула я, выжимая свои волосы. Ладно я, Лесана вообще прихрамывала и держалась за спину. Этот человек явно не проживет долго с её способностями к "выживанию".
  
   "Магам -- да, а для животных и насекомых двери всегда открыты" -- печально произнесла обитель. Я махнула рукой, Лесана, хромая, что-то бурчала себе под нос, пока мы поднимались наверх по странному пути, ведомому только Генералу.
  
   "Останься с Радой, будет весело, говорили они, по душам поговорите, говорили они, установишь первого друга, говорили они".
  
   Я в ужасе на неё смотрела и не слабо же её приложило головой.
  
   -- Я никогда тебя не приглашала, -- все же решила уточнить я, осторожно смотря на неё, мало ли что.
  
   -- Да я не о тебе, а о своих мыслях, -- раздраженно ответила Шамарин, мы наконец попали в нашу комнату, Генерал, убедившись, что мы внутри, вновь скрутился и заснул.
  
   -- В школе переоденемся в чистую одежду, -- произнесла Шамарин. Хорошо хоть есть форма для физических упражнений, и благо в обители было тепло. Мы поснимали мокрую верхнюю одежду, разложили на полу возле камина. Горячий воздух ударил плавной волной, помогая просушить нашу одежду, от звука потрескивающих дров в камине нас начало неумолимо клонить в сон.
  
   И только мы решили хоть немного поспать, как первые лучи солнца, будь они не ладны, озарили комнату. Мы обессилено опустились на наше прежнее место, укрылись одеялом. Нам осталось отдыхать от силы два часа.
  

Глава 16. Первые ссоры

   Горячий воздух ударил прямо в лицо, принося запах чего-то мерзкого и противного, голова гудела от недовольства, что её так грубо выводят из сна. Я медленно с силой разлепила свой правый глаз, левый никак не хотел открываться. Первое, что дошло до моего сознаний была мордочка Генерала, наполненная счастьем, а следующим донесся голос Шамарин и её протяжное: "фуууу".
  
   -- Что он ел? -- недовольно спросила она.
  
   -- Ящериц, -- поторопилась ответить ей я, громко зевая при этом, мне показалось ответ не полностью удовлетворял её интересу и я добавила, -- живую такую, она в предсмертных конвульсиях ногой подрыгивала.
  
   Лесана в ужасе смотрела на меня и казалось её вот-вот вырвет прямо на пол.
  
   -- Я никогда больше не смогу есть, -- выдавила она.
  
   -- Энергией солнца питаться будешь, -- понимающе с чувством опытности в этих вопросах поддержала её я, вновь невольно прерываясь на зевок. Я повернула свои слипающиеся глаза к Шамарин, что недовольно сидела прямо рядом со мной. Сама Шамарин же выглядела и того хуже, её глаза были красны от недосыпа, а на лице красовались полоски отпечатавшего одеяла.
  
   -- Пошли быстрее в школу, -- недовольно зевнула Шамарин потягиваясь, -- надо хотя бы умыться.
  
   На мгновение я застыла, уходить удивительно не хотелось, это чувство кричащего одиночества, тяжёлая голова. Я было повернулась сообщить об этом Шамарин, но она смотрела в мою сторону приподняв брови, и черт бы её побрал, я точно знала, что она мне хочет сказать, слышать упреки и указания в четыре раза более безрассудного человека, чем я сама, жутко не хотелось и я молча поднялась. Пока мы уходили, я чувствовала взгляд Генерала на себе, отчего становилось тошно. Мы молча направились в школу.
  
   -- Тебе не кажется, что это не верно, -- осторожно заговорила Шамарин, вызывая очередную волну раздражения, так и знала, что она не промолчит. -- Ты слишком много времени там проводишь, -- покачала головой Лесана, -- это не верно, у тебя есть...
  
   -- Ты считаешь, что верно оставить Генерала в одиночестве? -- вздернула брови я, недовольно смотря на подругу. -- У нас есть семьи и жизнь. А что у него? Только я.
  
   -- Я считаю, что было бы не плохо, хотя бы иногда заниматься уроками, чтобы закончить школу, -- заметила Шамарин.
  
   -- Это не твое дело, -- сухо оборвала её я, -- и потом никто из наших преподов не может научить меня магии воздуха, к чему мне тратить время?
  
   -- Но они могут научить тебя многим другим вещам, -- не сдалась Лесана, -- и вообще специализированной магии начинают учиться после второго курса. К примеру знания математики тебе совсем не помешают, чтобы просчитать действия и силы противника, или...
  
   -- Лесана, это ты помешана на магии и учебе, а я...
  
   -- А на чем ты помешана? -- спросила Лесана, -- на заботе о существе, что не нуждается в этом?
  
   -- Я не...
  
   -- Ты не заинтересована в магии, тебе не интересны собственные возможности, даже не смотря на то, что можешь получить то что другим не подвластно. Ты не стремишься к определенной специальности. Ты не имеешь ни единого представления, чем хочешь заниматься в жизни. У тебя нет хобби. В чем ты заинтересована? -- спрашивала Лесана, -- у тебя нет интересов. А теперь ты начала ещё и школу пропускать.
  
   Я замерла на месте, с улыбкой, а внутри было тошно. Вот значит как.
  
   -- Не все такие умные как ты и, -- произнесла я, и покачав головой направилась прочь. Мне даже было нечего ей сказать, лишь обидно... обидно до слез, будто я не знала всего этого без неё.
  
   Это был отвратительный день, для меня казалось не существовало ничего в округе, я посещала занятия, но совершенно не слушала, что они говорили. Даже Умай... когда он со мной говорил, казалось, что это было неважно. Лишь одна мысль поднимала мне настроение, это мысль о Генерале и пропуская последний урок я бросилась к обители. Сегодня мне все же придется поехать домой, иначе мама сама сюда приедет. Но... Генерал встретил меня на входе к поляне, он никогда не покидал пределы обители. Довольно смотрел на меня и только тогда я смогла успокоиться. По всей территории виднелись небольшие ямки, прикрытые сухими ветками.
  
   -- Зачем ты их выкопал? , -- спросила я.
  
   Секрет, он не собирался делиться этим со мной. Я засмеялась, и мы устроили гонки, пока он не сбил меня с ног и не издал громкий победный крик.
  
   -- В школе уже поговаривают о странных звуках исходящего из леса, считают что там завелся опасный зверь, -- говорил голос Умая, я подняла голову, парень сидел облокотившись на дерево, не подходя близко к нам, по-видимому уже некоторое время. Я испытала неприязнь и отчуждение, когда приходила Лесана это всегда было веселье и игра, но Умай, нечто неприятное. Дракон настороженно смотрел на него.
  
   -- Умай, -- выдохнула я, приподнимаясь, пытаясь выкинуть из головы эти эмоции. -- Как прошел день? -- весело спросила я, любуясь его видом с далека.
  
   -- Мы были вместе до последнего занятия, -- заметил парень, облокачивая голову на дерево, -- и в тоже время не были, -- хмыкнул он, его голос столь глубокий заставлял биться мое сердце сильнее, даже не смотря на все эти эмоции пронизывающие мое сердце, заставляющие его не любить. Но его вид, челка закрывающая глаза, этот образ удивительно притягивал к себе. Я села.
  
   -- Ты пришел чтобы увидеть меня?
  
   -- Розетта Егоровна, просила тебе передать, что ищет тебя.
  
   -- Зачем? -- удивленно подняла я брови.
  
   -- Ты пропустила с ней два занятия, -- заметил парень.
  
   -- Одно, -- не согласилась я.
  
   -- Сегодня было второе, -- мне однако, довод не показался убедительным и Умай продолжил говорить смотря на меня, его лицо было серьезным да он в принципе редко улыбался, -- нашла какую-то интересную технику, думает тебя это заинтересует, -- пожал плечами парень.
  
   Передернув плечами, я поднялась. Ничего тут не поделаешь, я наклонилась к Генералу, что печально смотрел мне прямо в глаза.
  
   -- Я вернусь, мой хороший, далеко от обители не уходи.
  
   Умай смотрел на нас чуть отчужденно и неодобрительно, дракон чуть пригнулся смотря в сторону Ситара, нагнулся. Фыркнув, Умай переступил через ямку, выкопанную Генералом и прикрытую ветками и направился к школе, махнув мне, следовать за ним.
  
   <center>***</center>
  
   Я направилась к преподавателю рассуждая над тем, что такого интересного она могла хотеть мне поведать. Я давно смирилась с тем, что никто не может научить меня пользоваться моими силами, или точнее перестала думать после прихода Генерала в мою жизнь. Когда я была рядом с Генералом, то мне казалось все удивительно не важным и пустым, все что происходило в школе пустяками, с мамой -- у неё отдельная жизнь, она с ней разберется, про Арину я и вовсе позабыла, да и она была слишком занята, я знала, что она мечтала стать доктором, а это отнимает много сил.
  
   А Генерал, он медленно узнавал мир, обследовал всю обитель и окружности и знал, что и как уже лучше, чем я. Ему был интересен мир, мне был интересен мир рядом с ним.
  
   Женщина-гном нервно ходила по своей классной комнате, где у нас проходили занятия. Она ходила из стороны в сторону о чем-то рассуждая то и дело заламывая руки. Я остановилась при входе, посмотрела на неё с высока, она и так была маленького роста по причине своего рода, я для неё должна была казаться просто гигантской.
  
   -- Рада, -- вскинув руки воскликнула преподаватель гном, -- ты пропустила последние занятия, -- она укоризненно на меня смотрела, -- и мне начинает казаться, что тебе совсем не хочется научиться управлять своими силами и узнать о собственных возможностях, -- она удивительным делом умудрилась смотреть с высоты не смотря на то, что я была в двое если не больше выше неё.
  
   Мне даже стало стыдно за своё поведение, даже страшно из-за того, что я совсем позабыла про учебу, это ведь было моим будущим. Да и не было это правдой мне хотелось научиться просто я не верила в её возможности.
  
   -- Я читала самостоятельно о стихии воздуха пытаясь её постичь, -- произнесла я, это её несколько удовлетворило.
  
   На всякий случай она ещё прочла мне лекцию о важности обучения в нашем мире, и это все шаг в будущее к месту, которое я могла бы занять. Но долго говорить это она была не в состоянии, и довольно быстро перешла к делу. Оказывается, она довольно долго разбиралась с некоторыми книгами, пыталась их перевести на современный язык. Понять суть воздуха.
  
   И следующие несколько часов пичкала мою голову информацией о том, на чем основана энергия подчинение воздуха. Как оказалось, она как и огонь очень связана с эмоциями, только если, чтобы управлять огнем тебе нужно чтобы эмоции бушевали, и чем больше страсти в тебе и гнева, тем сильнее твои способности, то в воздухе нужно было полнейшее спокойствие. Нужно было научиться совсем отрешиться от мира, она сказала, что ничего совершенно ничего не должно беспокоить мысли. Полное умиротворение.
  
   После этого мы с ней пытались провести опыты, но я оказалась полной бездарностью в отделении своих мыслей от происходящего. В моей голове был миллион идей, мыслей, волнений. И как я не старалась выкинуть все из головы, ссора с Лесаной, одинокий вид Умая, что заставлял замирать мое сердце, Генерал, что вызывал во мне бесконечную нежность и беспокойство из-за того, что я находилась далеко.
  
   Дав наставления она отправила мне практиковаться в одиночестве, сказав, что к следующему занятию я должна придти хоть с какими-то результатами в медитации и ощущении энергии вокруг меня.
  
   И в итоге, к списку моих переживаний после занятия ещё и прибавилось осознание собственной бездарности, что даже зная, ключ к управлению у меня совсем ничего не вышло.
  
   Я возвращалась от гнома с чувством и безысходности и опустошённости, Генерал, мне надо идти к моему дракончику и все станет на свои места, эти волнения уйдут из моей головы. При выходе из главного корпуса на ступенях я заметила знакомую фигуру, что ссутулившись сидела на ступеньках. Мое сердце пропустило удар, только рядом с драконом я чувствовала страх и неприязнь по отношению к нему, а в одиночестве...
  
   -- Ты? -- удивленно заговорила я, подходя к нему, -- почему ещё здесь?
  
   Умай поднял ко мне свои тёмные глаза, что таили в себе смерть и опасность, я в который раз подумала о том насколько внешность может быть обманчива. И Тумаша он тогда вынес на своих плечах, хотя как и Лесана не знал, что для победы нужны двое.
  
   -- Хотел поговорить, -- ответил Умай задумчиво смотря на свои руки, и в какой-то момент поднялся, приглашая меня следовать за собой. И насколько отчаянно мне не хотелось бы последовать за ним, я засомневалась, ведь генерал был один почти три часа, а вдруг что случилось или кто напал на него?
  
   -- Прости, Умай, -- отозвалась я взволновано взглянув за школу, -- Генерал один там, вдруг что случилось...
  
   -- Что? -- изогнул правую бровь мой одноклассник, выразительно недовольно взглянув на меня.
  
   -- Вдруг его кто-то увидел? Или напал? -- заговорила я не обратив внимания на его недовольный вид, и стала представлять все более ужасные картины, -- а может он подвернул лапку где... в яме! А может он голоден. А может, -- совсем уж взволновано заговорила я, мои руки стали дрожать и я собралась бежать обратно, -- он подвернул лапку, застряв в яме, из-за этого голодает и кричит о помощи и кто-то из-за этого его заметил! И...!
  
   Я больше не могла говорить мне срочно надо было увидеть Генерала и убедиться в его безопасности. Я развернулась оставить моего одноклассника, который схватил меня под руку крепко сжимая и заставляя остаться на месте.
  
   -- Ты не понимаешь, -- замотала я головой, вырывая руку.
  
   -- Это ты не понимаешь, -- он заговорил довольно холодно, смотря прямо в мои глаза, -- твоё помешательство переходит границы.
  
   -- Я не помешана, -- я раздраженно выдохнула пытаясь выдернуть руку, но он продолжал ее крепко сжимать, я приподняла брови.
  
   -- Рада, -- зло заговорил он, -- ты не была на занятиях два дня, вчера ты даже не пошла ночевать домой! Сейчас тебе в голову лезет бред!
  
   -- Я маме сообщила что осталась у подруги и это не твоё дело, -- фыркнула я, уязвлённо раздумчивая над тем как он вообще узнал, что я не была дома.
  
   -- Это помешательство! -- воскликнул он, чуть притянув руку к себе крепче сжимая, от чего мне стало больно, -- одумайся, он в четыре раза изворотливее тебя, он охотится и знает все ямы, потому что сам их выкопал, чтобы <b>мы</b>, -- он выделил это слово, -- попадали в ловушки.
  
   -- Не мы, а ты! -- крикнула я, прекрасно зная, что дракон выкапывая ямы имел в голове образ Умая, я сморщила лицо, Умай был моего возраста, как он мог быть таким сильным, я продолжила, -- Он маленький и играется!
  
   -- Он не нуждается в твоём ежесекундном присутствии и у тебя есть обязанности!
  
   -- Почему бы тебе не совать свой нос в свои дела, -- зашипела я, -- мне больно, -- я смотрела ему в глаза, которые были темнее обычного, он сильнее сдавил мою руку заставив меня вскрикнуть. Меня прошиб пот, ведь в его глазах даже не было столь очевидной злости как минуты назад, он смотрел на мою руку сжимая свою... словно... Словно наблюдал за моей реакцией и не понимал что причинял боль, словно хотел узнать на что способен.
  
   -- Что вы делаете? -- послышался голос, что заставил нас вздрогнуть и в это же мгновение, я почувствовала, что меня больше никто не держит.
  
   Я подняла глаза к брату Лесаны, который стоял не далеко от нас и смотрел в сторону моего одноклассника, что смотрел на свою руку, а после не говоря ни слова направился прочь. И почему-то мое сердце сжалось от боли.
  
   -- Этот парень, -- заговорил Даниил, внимательно смотря в сторону уходящего Умая, -- опасен.
  
   -- Он не опасен, -- я печально улыбнулась тоже, смотря ему в след, положила руку на больное место, -- он просто... переживает. А ты почему здесь так поздно? -- я подняла глаза к брату своей подруги.
  
   -- Я? Готовился к экзаменам, -- он пожал плечами, -- ты не видела мою сестру?
  
   Я качнула головой, и махнув рукой отправилась домой. Спать мне нужно было спать, пока я не отключилась прямо на улице, а завтра будет следующий день, где все станет на свои места.
  

Глава 17. Неожиданная встреча

   Второй день соседнее с моим место пустовало, и вот уже на протяжении нескольких часов я с печалью смотрела на него. Мне в буквальном смысле хотелось лезть на стену, и спрыгнуть оттуда в надежде на летальный исход. Весь спор казался глупым и бессмысленным, даже с Лесаной. Умай был прав, Генерал сам способен о себе позаботится, он даже ни разу не отошел от обители, мои опасения были бессмысленны.
  
   Мне даже было стыдно перед Тумашем, который и вовсе неделю к нам не подходил, видимо, все ещё дулся из-за шутки Лесаны, а может и правда боялся, что мы его скормим Генералу, мало ли что в наших головах может быть.
  
   К концу дня я была близка к нервному срыву, хотелось схватиться за голову и кричать от злости долго и не переставая. Ну как, черт, возьми, я могу сосредоточиться и отключиться от эмоций, когда все, что происходит вокруг меня -- неверно?! Как я могу быть близкой к нирване, значения слова, которого я даже не понимаю, если все, о чем я могу думать -- это о нарушенных мной отношениях с людьми, что мне даже не нравятся? Особенно Тумашь меня расстроил, он ведь даже не здоровался, а ему я уж точно не делала ничего плохого.
  
   После окончания занятий, я вышла из корпуса, решив отправиться к единственному существу, что принимал меня такой, какой я являлась. К существу, рядом с которым все волнения отступали на второй план. Он уж точно так легко не расторгнет со мной общение.
  
   Я медленно шла за школу, ощущая, что меня предали, словно что-то пообещали и резко отобрали. На улице, несмотря на прохладу, было много людей. Я невольно взглянула на фонтан, где состоялся наш первый разговор с Лесаной, почти удачно окончившийся. И замерла. Шамарин, прямо как в тот день, стояла на фонтане, прикрыв глаза и расставив руки в стороны, словно медитируя. Я невольно сделала шаг в её сторону, но что сказать -- не знала. Чуть дальше я заметила Тумаша, что зачаровано смотрел на нее, с лицом, наполненным озарением. Я невольно усмехнулась, и махнула ему, показывая подбородком пойти со мной к Лесане и он пошел, словно к свету в темную ночь.
  
   Я было открыла рот, чтобы заговорить с Лесаной, но Тумашь схватил меня за руку, останавливая, и с придыханием в голосе, наполненным восхищением, заговорил:
  
   -- Она медитирует... наполняется энергией, -- он чуть сжал мою руку, обернув ко мне блестящие глаза, наполненные любовью. -- Госпожа Весна.
  
   -- Я так не думаю, -- не согласилась я, качнув головой. -- Она же пытается подчинить себе стихию воды. Правда, Лесана?
  
   Воцарилось молчание, мое сердце рухнуло, я смотрела на неё с надеждой, что все станет на свои места, но она молчала... и я почувствовала горечь. Зря я подошла, Генерал так не поступит. И я было собралась идти прочь, как до моего сознания донеслось тихое похихикивание, наполненное коварством, я непонимающе приподняла брови. Шамарин в этот момент резко открыла глаза, пнула один водный шар и взорвала четыре рядом, спрыгнула с борта и бросилась бежать прочь, громко завопив при этом:
  
   -- КТО ПОСЛЕДНИЙ ДО ОБИТЕЛИ, ТОТ МОКРЫЙ!
  
   Я, открыв рот, смотрела на застывшие шары, Тумашь, которого не было с нами в тот день, судя по его лицу, отлично знал, что произойдет и побледнел.
  
   "ЧЕРТ БЫ ЕЁ ПОБРАЛ! ЭТУ ЧОКНУТУЮ!" -- мысленно завопила я, и, раскидывая нерадивых учеников вокруг, бросилась наутек за Шамарин. Тумашь, спотыкаясь, от меня не отставал.
  
   Мы остановились за школой, куда боевые заряды фонтана достать не могли, и тяжело дышали, согнувшись в три погибели. Наконец, переведя дух, мы невольно засмеялись. Тумашь протянул его госпоже "Весне" ромашку, которую Лесана с легким кивком приняла. Парень покраснел как помидор, и неожиданно все стало на свои места. Кроме Умая. Но теперь мне казалось, что все можно починить, и озаренная счастьем я совсем расчувствовалась:
  
   -- Тумашь, -- он оторвал от Лесаны влюбленный взгляд и перевел ко мне, любовь в его глазах при виде меня тут же погасла, -- мы бы ни за что не позволили Генералу тебя съесть, -- искренне, наполненная благородными порывами, сообщила ему я, однако, оценила мои побуждения только Лесана, что приложив одну руку к сердцу, а другую к глазам тоже расчувствовавшимся голосом воскликнула:
  
   -- Мы должны обняться!
  
   Тумашь, мне кажется, не совсем понял, что это было сказано нам обоим, поскольку он то и дело пытался меня оттолкнуть из нашего круга обнимашек.
  
   "Меня сейчас вырвет!" -- донесся до моего сознания чей-то тихий, приглушенный голос, что вдруг резко замолчал. Я обернулась, но никого кто это мог бы сказать не обнаружила, на всякий случай я оглянулась. Лесана закручивала свои рукава, и настраивалась на смертный бой.
  
   -- Готовишься к войне, -- понимающе заметила я.
  
   -- Не бойся! -- вновь воодушевленно заговорил Тумашь, -- я спасу тебя в случае надобности!
  
   Мы подошли к нашей обители, Лесана ступала со всей аккуратностью, на которую была только способна. Внимательно вглядываясь, к моему удивлению, она вполне четко обходила все прокопанные ямки, закрытые ветками, обошла ямку чуть побольше. Она бесшумно, почти как Генерал, обходила обитель, и остановилась рядом с большой ямой, в которой родился Генерал, недовольно оглядываясь.
  
   -- Может его кто поймал? -- испугано спросил Тумашь, что тоже нигде не видел дракона, я лишь передернула плечами, пытаясь скрыть насмешку, Генерал прятался в той самой большой яме, было тяжело заметить его сквозь ветки, но на солнце виднелась его твердая кожа, и горящий взгляд, что следил и выжидал. Лесана хмыкнув посмотрела на крышу, неразумно ступив ближе к яме.
  
   В этот момент мне показалось, что я услышала как что-то хрустнуло, а после -- шипение, но оно быстро оборвалось, я вновь оглянулась, но совсем ничего не увидела, хоть у меня и было предчувствие, что за нами кто-то следил, однако даже Генерал был спокоен и поэтому я решила не заострять на этом внимания, так недолго и параноиком стать.
  
   В момент, когда Лесана оказалась совсем близко к яме, оттуда вылезла лапка, что за это время значительно подросла, и дёрнула её за ногу, заставляя девушку громко взвизгнуть. Упасть она однако не упала. На лице Шамарин образовалась коварная улыбка и... я знала, что Лесана не была адекватным человеком, но чтобы настолько -- честно не ожидала. Она, ни капли не раздумывая о последствиях, резко прыгнула в яму, ломая ветки и оседлывая дракона. Хоть вся она и поцарапалась о ветки, когда Генерал вылетел из ямы с громким воинственным кличем, что заложил нам уши, она осталась восседать на нем, обхватывая его и ногами и руками, жутко при этом похихикивая и возглашая себя победителем.
  
   -- Что за хрень? -- вновь услышала я чужой голос за спиной, но в этот раз не я одна, кто-то явно не смог сдержаться. Мы все подняли головы, Генерал припал на передние лапы. Кто-то увидел дракона... что теперь будет?!
  
   -- Лесана, -- сквозь зубы прошипел Даниил, его глаза горели некой злостью, когда они вышли в свет, -- немедленно слезь с этого... животного.
  
   Генерал, что припал на передние лапы громко и воинственно зашипел, наросты на его голове вновь поднялись ровно, а глаза стали гореть огненным светом. Лесана удивленно слезла с него.
  
   -- Они с нами, -- прошептала она, в попытках успокоить Генерала.
  
   -- Немедленно отойди! -- вновь приказал Даниил, неосторожно делая шаг к Лесане, это было его ошибкой -- Генерал, что уже привык к Лесане, Тумашу и даже Умаю, которого не стесняясь открыто недолюбливал, чужих ещё не встречал.
  
   Он встал перед Лесаной, закрывая путь к ней и издал воинственный клич, изо рта пошёл пар.
  
   -- Не надо! -- воскликнула Лесана, дотрагиваясь до кожи дракона, он резко обернулся зашипев на неё, она дёрнулась назад. Даниил приподнял руку, вокруг него начала концентрироваться энергия, почувствовав это Генерал вновь издал воинственный клич, его наросты словно зашевелились, а в пасти мы могли видеть зарождение огня.
  
   -- Не смей! -- воскликнула я, становясь перед братом Лесаны, что продолжал сосредоточенно концентрировать вокруг себя энергию. -- Прекрати это! -- я схватила Даниила за руки, -- он чувствует что ты собираешься атаковать! И боится!
  
   -- Он боится?! -- смотря на меня как на сумасшедшую воскликнул Шамарин старший.
  
   Генерал вновь издал клич, и меня пронзило чувство беззащитности и желания, чтобы я отошла подальше, он словно внушал мне, чтобы я ушла с его пути.
  
   -- Назад, -- я подняла глаза к Даниилу, -- тебе придётся в этом довериться мне.
  
   -- Дан, -- на удивление меня поддержал друг Даниила, тот самый высокомерный отвратительный тип Влад, -- послушай девушку, -- он наклонился к его уху и что-то зашептал.
  
   Даниил, слушая его, стал все более и более удивленно на меня смотреть и позволил отвести себя на расстояние, я обернулась к Генералу.
  
   -- Генерал, -- нахмуренно произнесла я, из огромных ноздрей он выдохнул горячий воздух, что буквально опалил растения перед ним, -- Генерал! -- ещё грознее произнесла я, пытаясь его успокоить.
  
   -- Почему он не успокаивается? -- взволновано спросила Лесана.
  
   Я в полном шоке смотрела на дракона, ведь в моей голове был ответ. То недовольное шипение, что он издавал, я знала...
  
   -- Он говорит, что мы не хотели, чтобы его кто-то видел кроме нас, значит их нельзя отпускать и ещё, -- я оборвала себя.
  
   -- А ещё? -- нахмурено спросила Шамарин.
  
   -- А ещё он голоден.
  
   Лесана некоторое время на меня смотрела, пытаясь понять шучу я или нет, приложила руки к щекам. В этот момент дракон издал жуткий звук, и его хвост пролетел под ногами Шамарин, выбивая у той почву из-под ног.
  
   -- Это был смех, -- натянуто произнесла я, -- он пошутил и огласил тебя побеждённой.
  
   Дракон, считая, что его долг был исполнен направился к обители. В этот момент Даниил недовольно пытался отойти от Тумаша, что все это время прятался за его спиной. Не
   заметив одну из выкопанных ям, Шамарин старший оступился и угодил в нее, прилично выругавшись при этом.
  
   И меня охватило приятное чувство симпатии и принятия.
  
   -- Ты ему нравишься, -- улыбнувшись произнесла я Даниилу.
  
   -- Он? -- не поверила своим ушам Лесана. Я не стала пояснять ей, что Генерал просто был счастлив, что кто-то наконец угодил в одну из его ловушек.
  
   -- Итак, -- спокойно произнёс Даниил, когда перестал ругаться и отряхивать свою ногу, -- что это? И какого черта?
  
   -- Это дракон, -- ответил шёпотом Тумашь, и его одарили убийственным взглядом, судя по которому становилось ясным, что Даниил винил в том, что он угодил в яму именно моего пугливого нерадивого одноклассника.
  
   -- Настоящий, -- гордо подтвердила Лесана, -- он хочет тебя съесть, -- ещё счастливей поведала Шамарин, обернулась к Генералу: -- угощайся не стесняйся.
  
   -- Ты считаешь что мы идиоты? Откуда тут мог взяться дракон? -- он вполне выразительным взглядом посмотрел на нас.
  
   -- Мы, -- заговорила было Шамарин и обмякла, -- не знаем.
  
   Даниил обвёл нас всех взглядом, но и я и Тумашь покачали головами, что тоже понятия не имели.
  
   -- Да ты посмотри какой настоящий! -- воскликнула Лесана, подходя к Генералу, на что тот вновь недовольно выдохнул горячий обжигающий воздух. -- Но ты же меня только что защищал! -- с надеждой смотря на него произнесла Шамарин, но дракон лишь гордо отвернул голову, словно понятия не имел, о чем эта букашечка говорила.
  
   <center>***</center>
  
   Без капли энергии, я наконец села в магнобус и поехала домой, рассматривая в очередной раз городской пейзаж, растянувшийся вдоль моего долгого маршрута. Самым тяжёлым оказалось убедить брата Лесаны, что Генерал был драконом, но он по-прежнему считал, что это была ящерица-переросток и что очень опасно с ней рядом находиться. Лесана поведала ему историю о том как мне досталось яйцо и какие поручения мне были сказаны, с ещё большим интересом и восхищением эту историю слушала я, так приукрашивать вещи -- просто талант.
  
   Вот говорят, что женская интуиция -- это великий дар и, что совершенно у всех она присутствует. Не знаю, чем я оправдывала себя, но впервые в моей жизни я решила выйти на три остановки раньше и просто прогуляться и подышать свежим воздухом. Давно я не гуляла в одиночестве. В голову упорно возвращался Умай, я его не видела уже несколько дней и мое сердце сжималось в страхе, вдруг я его больше не увижу.
  
   И... я не знаю как можно не верить в судьбу, когда вот такие моменты происходят, ведь я его встретила. Ну как встретила, я смотрела себе под ноги и спокойно себе так шествовала вдоль набережной, когда врезалась в человека, что замер посреди дороги, смотря вверх на одно из зданий. Каково же было мое удивление, когда в этом человеке, об которого я чуть не сломала нос, я узнала Умая. В ещё большем шоке находился сам Умай, чей злой взгляд быстро сменился шокированным, когда он меня узнал. Воцарилось молчание.
  
   -- Что ты здесь делаешь? -- в голос спросили мы.
  
   -- Я? -- Умай ещё более удивленно на меня посмотрел, -- меня моя тётя попросила сходить к её знакомой, -- он махнул в неопределённом направлении.
  
   -- А я живу тут, -- в еще более неопределённом направлении махнула я.
  
   -- Я провожу тебя, -- твердо произнёс Умай.
  
   -- Нет- нет, -- я замахала руками, чуть покраснев. -- Тебе надо поручение выполнить.
  
   -- Все уже сделано, -- серьезно ответил мне Умай, -- уже поздно, мало ли что может произойти.
  
   Я почувствовала, как мое лицо пылает, а внутри все просто прыгает от счастья, так мы и шли некоторое время в тишине.
  
   -- Эм, -- заговорил Умай, -- Рада, -- я подняла к нему глаза, -- прости... за, -- он указал на мою руку, не находя слов, -- я позволил себе лишнего.
  
   -- Ты был прав, -- качнула я головой и тихо рассмеялась, опустив голову.
  
   Мы продолжили наш путь вдоль набережной. Вечерние лучи солнца отражались в спокойной широкой реке яркими желтыми бликами, создавалось ощущение, будто вода пылает огнем -- настолько ярким, теплым и завораживающим был закат.
  
   -- Почему ты, -- набравшись храбрости заговорила я, мое сердце быстро билось, отдаваясь в виски, руки отчего-то дрожали и я ни как не могла унять дрожь, -- не появлялся в школе?
  
   -- Моя тётя имеет неважное здоровье, -- передернул плечами мой одноклассник. -- Иногда ей требуется моя помощь.
  
   Я слабо улыбнулась. Это так по-взрослому заботиться о ком-то. Умай тоже хотел что-то сказать, и поэтому мы одновременно остановились, но его лицо оказалось прямо перед моим, из-за одинаково роста мы смотрели прямо друг другу в глаза. Мое сердце сжималось все сильнее, а внутри казалось, что я просто взлечу и... не отдавая себе отчёта, я чуть придвинулась к нему, касаясь его губ своими, так легко и почти невесомо, он удивленно посмотрел на меня, тоже чуть поддался вперёд, обнял меня за талию, прижимая к себе крепче и целуя в ответ, нежно, словно проверяя что-то.
  
   Внутри все сжалось от волнения. Отстранившись, я посмотрела ему в глаза, он стал медленно убирать свою руку с моей талии, заставляя меня несколько разочаровано вздохнуть, но его рука прошлась по моей, нашла ладонь и наши пальцы переплелись. Он потянул меня за собой.
  
   -- Уже поздно, -- приглушенным тоном произнёс он. С сожалением я осознала, что мы были очень близко к моему дому.
  
   -- Рада? -- Ярина, моя подруга, которую я не видела уже несколько месяцев, стояла недалёко от моего дома и открыв рот на нас смотрела. -- Вот это ты вымахала, -- все так же разинув рот произнесла она, в шоке смотря на меня и на Умая.
  
   -- Я должен идти, -- произнёс Умай, не считая должным представляться Ярине.
  
   -- Ты придёшь завтра? -- с надеждой спросила я, надеясь, что мои глаза не блестели от счастья столь сильно, чтобы отпугнуть его.
  
   -- Приду, -- прошептал Умай и, чуть наклонившись, поцеловал меня в щеку на прощание и направился в противоположную сторону, я удивленно смотрела ему в след.
  
   -- Ну ты даееешь, -- приглушенным голосом, так же смотря ему в след, произнесла моя подруга детства, -- никогда бы не подумала, что ТЫ, -- она выразительно выделила это слова, -- что стесняется всех и вся первая найдёшь парня.
  
   -- Коротышам редко везёт в таких вопросах, -- хмыкнула я, положа ей руку на голову, и, похихикав на её злостный выпад, убежала домой.
  
   Мое сердце продолжало бешено стучать, и не отдавая себе отчёта я пробегала из угла в угол пол ночи, все вспоминая этот момент, который я... я просто уверена не забуду никогда.
  

Глава 18. Объявление о походе

   Под грандиозный и громкий смех одноклассников в мою честь, я спешно покинула класс, чувствуя как пылает мое лицо и заливается красной краской. К счастью, нас отпустили на целых тридцать минут раньше, иначе я бы просто не вынесла насмешливых взглядов. Однако, не смотря на все мои надежды смех в коридоре не то что не уменьшился, а стал ещё более громким, и меня вовсю стали провозглашать лидером трусости.
  
   -- Эй! -- услышала я оклик, -- Рада! -- поморщившись и проклиная карму далеких предков, я все же обернулась к однокласснику, что так сильно ржал, что даже не мог нормально разговаривать, то и дело сворачиваясь пополам, рядом с ним было ещё трое одноклассников в таком же вот печальном положении, я изогнула бровь, стараясь смотреть на него как на идиота... эх, неотточила я этот взгляд, не отточила.
  
   -- Я знаю, -- наконец заговорил Арсений, положа руку на сердце, -- "Луг вдохновения", очень опасен и страшен, но, -- он поднял палец в воздух, чтобы собрать общее внимание остальных, что временно тоже перестали похихикивать, -- но рядом с тобой "храбрый" Умай! Он спасет тебя! -- и весь коридор залился ещё более истеричным смехом, мои любимые новые одноклассники старшей школы ржали как кони и то и дело говорили друг другу "Храбрый Умай" и "пугливая Рада".
  
   Я чувствуя себя виноватой, взглянула в сторону Умая, лицо ещё сильнее начало пылать. Этот день по праву мог считаться самым отвратительным в моей жизни. Всю ночь, я провела представляя как увижу его, как мы будем смотреть друг на друга, как он возьмет меня за руку. И вот она реальность. Реальность никогда не была утешительна, но сегодня...
  
   -- И что тебе? -- впившись глазами в Арсения, спросил Умай тихим голосом, что таил в себе угрозу. Ребята переглянулись, до сих пор моего соседа по парте люди избегали, и это был первый раз когда кто-то посмел шутить над ним.
  
   -- Да мы шутим, -- произнес Аринский, друг Арсения.
  
   Умай, видимо, решив, что они не стоят больше его внимания отвернулся и последовал по коридору, я то и дело оборачиваясь на одноклассников, что смотрели нам в след последовала за ним.
  
   А ведь начиналась все не плохо. Дело в том, что у нас было окно по болезни учителя, и в него так некстати вклинулся Тилей, наш куратор, где сообщил, что через неделю мы всем курсом отправляемся на "Луг Вдохновения", именно там учеников обучают первым осознаным попыткам обмена энергии с природой. И мне даже хватило храбрости, возмутиться, сообщив, что нас слишком опасно посылать на целых три дня в столь опасное место. С того самого момента, все включая и куратора, смеялись без перерыва, даже как я успела заметить, Умая перестали сторониться. Не могла же я им сказать, что у меня за школой жил дракон и я не могла оставить его в одиночестве, вот и пришлось выставить себя идиоткой, как выяснилось беспричинно.
  
   Жуткий топот за нашими спинами сообщил нам о преследовании, и только потом дошел запыхавшийся хриплый голос самого преследователя:
  
   -- Подождите меня! -- кричал Тумашь, на всей доступной ему скорости следуя за нами, хромая и держась за бок, нам пришлось остановиться, и дождаться, когда эта калека нас нагонит. -- Куда вы идёте?
  
   Мы переглянулись с Умаем, очевидно, что ни один из нас не знал куда мы идем, я задумалась:
  
   -- К классу Лесаны, подождем пока у неё урок закончится, -- передернула я плечами, Умай несколько скривился и поторопился добавить Ковину:
  
   -- Это не было моей идеей...
  
   -- Я так и знал, что вы к ней! -- счастливо воскликнул Тумашь, совсем игнорируя слова Умая, -- правда у неё занятие в аудитории Егоровны, -- он указал в другую от нас сторону, не долго думая я, пожав плечами, поменяла направление.
  
   Мы подошли к классу, где обычно вполне спокойно во всяком случае в нашем классе происходило обучение подчинению, однако, из этой аудитории доносился шум просто невообразимых размеров. У нас, обычно, самым громким голосом был голос учительницы-гнома, что была столь перевозбуждена во время занятий, так сильно она любила свой предмет, что все время громко говорила. В этом же классе её голоса совсем не было слышно. Орали все кому было не лень. Мы, округлив глаза, смотрели на дверь, на одно мгновение шум стих, Тумашь пальцем указал на пол, мы дружно посмотрели как оттуда потек ручей.
  
   -- ПОТОП! -- заорали хором ученики в четыре раза громче прежнего.
  
   -- Только не мой стол! -- на фоне остальных голос Розеты Егоровны особенно блек.
  
   -- Мои волосы!
  
   -- Я ВСЕХ СПАСУ! -- вот этот голос мы узнали сразу.
  
   -- Только не ты...
  
   Грохот, шум, дверь распахнулась и нам в носы ударил запах паленных волос, он был столь силен, что мы невольно шагнули назад, прикрывая носы рукавами.
  
   В диким криком из класса выскочила девушка, чьи волосы почти полностью сгорели, ближе к корням мы могли видеть красные точки и как оттуда шел дым. Отчаянно вереща, она бросилась вниз по коридору то и дело спотыкаясь, за ней из класса кинулось пять человек крича её имя, и за ними очень бойко выскочила Шамарин, прикладывая руки ко рту и громко крича им в след:
  
   -- Я помочь хотела!
  
   Лесана смотрела вперед словно ожидала ответа, потом заметила нас и забыв об инциденте весело нам помахала, сделала было шаг к нам, однако опомнилась и обернулась к преподавателю: -- Розетта Егоровна, разрешите идти?
  
   В троем, мы дружно наклонились вперёд и увидели в глубине класса женщину-гнома, что очумело смотрела перед собой, прижимая к груди учебник из которого вода капала вниз, а вверх поднимался дым. Одна половина класса кашляла, другая выжимала свои волосы, преподаватель кивнула ей, все тем же очумелым взглядом неспособным осознать реальность, обводя свой кабинет. Лесана показала ей большой палец, прежде, чем окончательно покинуть кабинет:
  
   -- Это было лучшее занятие в моей жизни! -- счастливо крикнула она, и направилась к нам, по пути подхватывая свою сумку, что плыла, по одному из многих ручьев, за её спиной преподаватель судорожно выдохнула, сильнее прижав к себе учебник.
  
   -- Как дела? -- весело обратилась к нам Лесана, что на удивление была совершенно сухой, разве, что с сумки капало вниз.
  
   -- Я только сейчас осознала, -- заговорила я, -- насколько мне повезло в жизни, что я с тобой не в одном классе, Умай и даже Тумашь кивнули мне в согласии одновременно произнося "и мне". Лесана удивленно приподняла брови, посмотрела на кабинет за спиной и махнула рукой соглашаясь:
  
   -- Мои одноклассники те ещё оторвы, может мне стоит перевестись в ваш?
  
   -- Н-не надо, -- выдавила я.
  
   -- У нас слишком скучно, никто ни кого не взрывает, -- заметил Умай, тут я поняла, что и он мог бояться.
  
   -- И даже громко не разговаривает, -- поднял палец в воздух Тумашь.
   Шамарин передернула плечами, не настаивая.
  
   <center>***</center>
  
   И наконец, пришел тот день, когда все события были оставлены позади и мы, вновь, дружно сидели перед нашей обителью, Генерал лениво развалился на солнце вытянув длиннющий хвост. Умай сидел подальше, у своего дерева, он редко приближался близко к Генералу, хоть тот все реже пытался на него напасть, я даже пыталась убедить Умая, что он был бы уже съеден если бы Генерал хотел, а значит ему совсем нечего было опасаться. Но в сознании моего соседа по парте мои слова не звучали убедительно.
  
   -- Три дня, -- я смотрела прямо на дракона, руки были сложены перед грудью, -- мы не можем оставить его в одиночестве.
  
   -- Да что с ним станет? -- хмыкнул Умай, -- меньше вероятности, что за эти дни мы пострадаем.
  
   -- Ты ему тоже не нравишься, -- огрызнулась я, не могу объяснить этого, но каждый раз находясь рядом с Генералом, я чувствовала сильную антипатию к Умаю.
  
   -- Мы, -- Лесана хлопнула в ладоши, -- можем спрятать его в моем чемодане, -- она счастливо на нас посмотрела.
  
   Мы все замерли, я стала невольно представлять, как дракон, что рос, казалось, по часам залазил в чемодан... какой огромный должен быть чемодан...
  
   -- У тебя есть такой большой чемодан? -- невольно спросила я.
  
   -- Найдем, -- уверено, произнесла Лесана.
  
   -- Идея так се, -- лаконично заговорил Тумашь, однако, под взглядом Шамарин быстро потупился и исправился, -- шикарна!
  
   -- Вы совсем из ума выжили, -- Умай ударил себя в лоб, я замахала ему, что мы пошутили.
  
   -- Ну ладно, -- решила я, -- мы оставим напутствия и все будет хорошо.
  
   Я решила начать подготовку с самого начала, поднялась и опустилась рядом с Генералом, что лениво грелся под осенним не столь ярким солнцем. Однако, как только я заговорила о том, что ему в скором времени придется остаться одному, он отвернул от меня голову и поднял вверх свой длиннющий хвост, я уж подумала, что дни мои сочтены, но не ударил меня, а положил свой хвост мне на колени, дабы: на гладь мой хвост, человек, и не говори глупостей.
  
   Умай давно отправился в школу, сообщив, что из-за того что он пропустил ему надо было объясниться перед учителями и взять лекции, дабы не отставать. Тумашь развлекал себя внутри мельницы, выискивая нечто стоящее среди запылившихся и почти рассыпавшихся в прах бумагах из-за неверного хранения. Он верил, что мог найти нечто необычное историческое, возможно он даже представлял, что ему дадут ученую степень в истории.
  
   Я гладила Генерала, и смеялась с Тумаша, рассказывая все это дракону, чья спина стала расти в ширь, я могла даже видеть очертания крыльев, точнее я убеждала себя, что это были именно они, иначе все представления о драконах ссыпались в прах.
  
   -- Нас будут обучать взаимодействию с природой, умению чувствовать энергию природы, управлять ей и обмениваться, восстанавливать жизненные силы, если мы израсходуем слишком много нашей энергии, -- тихо объясняла я генералу, -- конечно, для начала только умению ощущать вокруг её... я вот сколько не пыталась совсем ничего не чувствую, -- хихикнула я.
  
   Генерал недовольно выдохнул и поднял свой хвост и провел по моему лицу, видимо, выражая свое недовольство.
  
   -- Рада! Рада! -- из нашей обители выскочила Лесана. Она все это время была с Тумашем, объяснив это, что он должен осматривать их находки под её тщательным контролем, и что его лицо было уж слишком подозрительным и ему ни в коем случае нельзя было доверять.
  
   За ней из обители выбежал Тумашь, держа в руках некий журнал, с которого сыпались кусочки грязи. -- Что мы нашли!!! -- она выглядела настолько счастливой, а Тумашь удивленным и с истинным почтением смотрел на журнал в руках, что я тоже поддалась этому настроению и скидывая хвост обиженного дракона, к ним подскочила:
  
   -- Что там? -- спросила я, внимательно смотря на журнал в руках Ковина. Открытие века?
  
   -- Я не знаю, -- выдохнула Шамарин, приложа руки к щекам, -- но Тумашь выглядел возбужденным.
  
   Генерал, тем временем, что лежал рядом и притворялся спящим, все так же не привлекая внимания провел хвостом под ногами Лесаны, но дни тренировок были не напрасны и Шамарин перепрыгнула его, довольно похихикая.
  
   -- Это журнал эльфа, -- выдохнул Ковин, не отрывая взгляда от журнала, мы с Лесаной переглянулись удивленным взглядами, -- настоящего.
  
   -- Да ладно? -- не поверила Шамарин, мы подошли ближе к однокласснику.
  
   -- На нем так и написано? -- спросила я.
  
   -- Я сам догадался, -- огрызнулся Ковин, -- такой вот я догадливый.
  
   -- То есть, -- не без сарказма заговорила Шамарин, -- ты считаешь, то мы такие единственные во все тысячелетие, что смогли войти туда во внутрь и до этого там были только эльфы? -- изогнула брови девушка.
  
   -- Отстаньте, -- надулся Тумашь, сжимая голову в плечи, -- я пошел её читать, -- он ревниво спрятал от нас журнал в сторону, прижимая к себе, оставляя тем самым пыльные следы на темной одежде. Я резко схватила его за плечо, претендуя на свои права при открытии исторического факта.
  
   -- Ты нашел её только благодаря мне, -- я указала на себя пальцем, -- кто провел тебя во внутрь.
  
   -- Да вы оба, здесь благодаря моей карте, -- тут же заметила Лесана.
  
   -- Если бы не я, -- недовольно бурчал Тумашь, -- то вы все еще бились бы в попытках попасть во внутрь.
  
   Мы смотрели друг на друга, неожиданно понимая глупость нашего спора, первая опомнилась Шамарин, что улыбнулась нам.
  
   -- Если мы ищем кого исключить из нашего клуба, то давайте Умая, от него никакого толка не было, -- она счастливо на нас смотрела.
  
   -- Ну, -- потупился Ковин, -- когда Умай рядом со мной, то меня сразу начинают все уважать, и никто не насмехается.
  
   -- И меня, -- выдохнула я, Шамарин закатила глаза, поднимая голову к небу.
  
   -- Мои друзья -- два лоха и человек от ауры которого все шарахаются, -- она покачала головой.
  
   -- Да ладно, -- усмехнулась я, пока мы дружно направились на полянку, что ещё освещало солнце, -- твой брат сказал, что у тебя все равно нет друзей, так какая тебе разница.
  
   Шамарин согласно кивнула, дабы не ей выбирать, мы улеглись в кружок, Тумашь открыл обложку, то и дело отпихивая меня рукой, кабы я ему свет загораживала, что точно был с другой стороны.
  
   -- А какое из слов означает "я-эльф", -- хихикнула я, за что получила локтем от Тумаша в бок и угрозу, что он не станет это переводить, если я не заткнусь.
  
   -- Я думаю, -- шепотом заговорил Тумашь, -- это дневник.
  
   -- Догадывается, -- приподнявшись над его спиной тоже шепотом произнесла я Лесане.
  
   -- Тут написано, -- оскорбленно тыкнул пальцем в угол Тумашь, -- эти палочки и звездочки, так по коду обозначали даты в древности. Тут он говорит что-то... вроде он бежал с мира, где его преследовали.
  
   -- Откуда бежал? -- в голос с Лесаной спросили мы.
  
   -- Я не знаю, -- ответил Тумашь, что выпучив глаза через свои круглые очки смотрел в журнал, -- его почерк трудно читаемый, да и слова многие стерты.
  
   -- За ним кто-то охотился, -- прошептала Лесана, вдохновенно смотря в старый журнал, который казалось вот-вот рассыпется в прах.
  
   -- И он спасся в нашей обители? -- вторила ей я.
  
   -- Он кого-то спасал, -- произнес Тумашь, отчаянно хмурившись, в конце концов он сдался, уронив лоб в руки, -- мне нужно одиночество и спокойствие, что бы это все понять.
  
   -- Но, -- я расстроенно на него смотрела.
  
   -- В любом случае уже поздно, -- произнесла Лесана, поднимаясь, -- мой отец вернулся со встречи домой, мы обещали быть рано дома.
  
   Попрощавшись с Генералом, мы направились к школе. Почему-то я ожидала, что Умай будет все ещё в школе, ожидать меня, сообщив ребятам, что мне нужно забежать в школу, я помахала им на прощание.
  
   Однако, куда бы я не заходила как бы "случайно", его не было, только спустя час исканий школы я осознала, что его там не было и он ушел домой. Сдавшись, я поплелась к магнобусу.
  
   Было удивительно грустно и смешно одновременно, ну действительно с чего я взяла, что он бы стал меня ждать.
  

Глава 19. Владелец дракона

   Для поездки время было выбрано прямо перед выходными, чтобы не отнимать много времени от общих уроков. Мы сидели в большом, специально заказанным для нашего курса Магнобусе, в ожидании, когда отправимся в путь. Наш клуб так называемых жителей воздушной обители занял четыре места в самом конце, и ровно посередине гордо восседал Тумашь Ковин, что-то и дело загадочно смотрел на нас и поправлял очки на своих глазах. В руках он держал старинный журнал, что нашел в обители прежде.
  
   Краем глаза, я заметила как два его друга из клуба "круглые очки", как я их прозвала, то и дело оглядывались назад и перешептывались. Один из них пытался поймать взглядом Тумаша, но он был слишком увлечен своим трудом, чтобы заметить.
  
   Наконец, три куратора зашли в магнобус и заняли свои места, за ними поднялась Розетта Егоровна, что была ответственной за все путешествие и последним преподаватель физической подготовки, что был назначен в помощь Егоровне. Все присутствующие отмечены и было дано добро на отбытие. Магнитные диски, приподняли автобус над магнитной дорогой издавая легкую вибрацию, и мы плавно поплыли вдоль.
  
   Умай, что сидел по правую сторону от меня смотрел в окно, я и Лесана, что сидели вокруг Тумаша ожидали, когда он осчастливит нас интересной историей. Девочка из третьего класса, откуда мы совсем никого не знали, была пятой на наших сиденьях, судя по всему у неё не было друзей или она сильно опоздала и места ей не досталось.
  
   Наконец, Тумашь торжественно открыл собственную тетрадь, куда старательно записывал все свои идеи и переводы слов, что не были стерты временем из журнала.
  
   -- Я думаю, -- подал свой голос мой одноклассник, -- что этот журнал появился в обители уже после того как эльфы покинули земли людей.
  
   Я и Лесана приподняли брови, Умай тоже чуть повернул лицо, но сама история, судя по всему, особо не привлекала.
  
   -- Как такое возможно? -- спросила Лесана, -- если никто не может туда попасть без подчинения воздуха? А вместе с эльфами ушла и эта возможность от нас -- магов.
  
   -- Да, -- важно кивнул Тумашь, -- но смотрите, -- он показал старый журнал с кожаной обложкой, на которой в углу были выцарапаны инициалы. Этот журнал приближен к нашим современным тетрадям, во времена эльфов пользовались пергаментами, как карта Лесаночки, -- он чуть покраснел и краем глаза взглянул в сторону Шамарин, что на своем имени передернулась и выглядела так, словно съела нечто очень кислое и горькое одновременно, -- а этот журнал переплетен ниткой в форме тетради.
  
   Мы с Лесаной в голос выдохнули "О", и совершенно по-другому начали смотреть на журнал. Девочка, что сидела со стороны Лесаны неоднозначно хмыкнула, привлекая наше внимание.
  
   -- Вы люди, -- заговорила она, -- ещё более чокнутые, чем я.
  
   Шамарин смерила её взглядом, у девицы был мрачный вид, тяжелая черная одежда, в которой должно было быть очень жарко, но она даже верхнюю кофту не расстегнула, а в её руках была книга с названием: " как попасть в ад".
  
   -- Когда, -- заговорила Лесана, -- мы закончим разговаривать, ты поменяешься со мной местом, место у окна мое.
  
   И словно ничего не произошло, не ожидая даже ответа от девицы с права, обернулась обратно к Тумашу и сказала ему продолжать.
  
   -- Допустим, -- шепотом заговорила я, причем так тихо, что всем пришлось наклониться ко мне, но мне до жути не хотелось, чтобы нас кто-то слышал, эта девица права, мы и правда все время говорим бред. -- Этот человек попал в обитель после того как на род магов наложили запрет и перекрыли поток энергии воздуха, как он туда попал. Значит ли это, что он был таким же как я исключением? -- закончила я, глаза мои засияли, ведь это означало, что я была не единственная, но по-прежнему особенная, ведь человек-то явно давно умер.
  
   -- Я думаю, что он был эльф, -- качнул головой Тумашь, принося разочарование в мое сердце.
  
   -- Но ты этого не знаешь, -- буркнула себе под нос я.
  
   -- Здесь написано, -- Тумашь приподнял журнал на верх.
  
   -- Ой, -- нетерпеливо перебила нас Лесана, -- кому какое дело, кем он был. Что там написано?
  
   -- Это дневник, -- заговорил Тумашь, -- мне не всё удалось разобрать, ко всему почерк был не ровен, явно всегда писался в походных условиях, -- Лесана нетерпеливо толкнула его в бок, чтобы Тумашь не сбивался с темы. Ковин открыл свою тетрадь, куда переписал все что смог прочесть, -- это началось зимой, этот человек бежал откуда-то с юга. Холода застали его в лесу, и он к ним не был готов. За ним охотились, или точнее за тем, что он нес. Некое сокровище, -- говорил Тумашь, -- которое недолжно было попасть в руки тем, кто за ним охотился. Он рисковал своей жизнью, чтобы привести его в безопасное место.
  
   -- Сокровище, -- выдохнула я, прикрывая руками свои щёки, я знала, что моя жизнь не обойдётся без сокровищ!
  
   -- Он закрылся в воздушной обители, -- продолжал говорить Тумашь, я задумалась, означало ли это, что сокровище все ещё было там, и нам надо было усилить наши попытки осмотреть всю обитель, да можно и сам факультет спросить об этом, -- размышляла я.
  
   -- Интересно о чем он говорит, -- шёпотом заговорила Лесана, что тоже очевидно погрузилась в свои мечты. Умай совсем не принимал участия в нашем разговоре, казалось, что странная девушка со стороны Лесаны и то была более заинтересована в истории, чем он. Хотя Шамарин вечно отталкивала ту и говорила заняться своим делом.
  
   -- Обитель долгое время была окружена и эльф понял, что ему не выбраться оттуда сохранив сокровище и тогда он пошёл в самые недра обители, взывая к древним существам, обличиям самой природы в просьбе сохранить жизнь его сокровищу, до тех пор пока в мирное время не придёт существо, что сможет защитить его и вырастить в мудрости и согласии.
  
   "Я оставляю это святое место воздвигнутое эльфами, защищённое их магией. В надежде, что придёт тот, кто сможет соединиться с самой природой. Оставляю это послание, в надежде, что с рождением этого освященного миром существа на наших старых землях, вновь откроются потоки магии, что ушли со временем, но с ними падут все оковы, и древняя магия будет доступна всем существам не делая исключений. Это священное существо ключ к миру, не должно расти под влиянием зла.
  
   Мои надежды остаются здесь с грядущим будущим. Я покидаю это священное место и да настанет мир."
  
   Тихо закончил читать Тумашь, мы все погрузились в свои мысли, и меня стали посещать догадки, что речь шла о Генерале, я повернула лицо в сторону и невольно вздрогнула, чёрные как уголь глаза смотрели в сторону тетради на коленях у Тумаша. Умай все же проявил заинтересованность в истории.
  
   -- Полагаю, -- тихо заговорила Шамарин, -- теперь ясно откуда взялся Генерал в обители.
  
   -- Кто такой Генерал? -- жутким голосом, от которого по коже шли мурашки, спросила мрачная особа со стороны Лесаны, что почти в притык прижалась к Лесане и наклонилась, Шамарин невольно вздрогнула и оттолкнула её.
  
   -- Не твоё дело! -- воскликнула Лесана, -- всё, меняйся со мной местами, я буду сидеть у окна.
  
   -- Вот ещё, -- вздернула свой нос мрачная особа, -- стану я меняться с чудиками местами.
  
   -- Я тебе покажу чудиков, -- Лесана схватила за руку девочку, волшебство момента озарения о том как Генерал попал в обитель, пропало и мы все притворились, что не знаем Шамарин.
  
   В проходе ровно по середине стоял брат Лесаны, что был отобран куратором у первой Группы, в которую входила Лесана, он смотрел на сестру приподняв брови.
  
   -- Я бы попросил тишины, -- произнёс он.
  
   -- Что тебе надо? -- спросила Шамарин, что тяжело дыша, почти полностью скрутила мрачную особу, выворачивая той руки.
  
   -- Хочу объявить старосту группы на этот поход, что должен будет следить за остальными и передавать мои распоряжения, -- произнёс он. Лесана чуть подумав отпустила раскрасневшуюся бледную личность, которая смотрела взглядом наполненным ненавистью в сторону Шамарин и шептала проклятия.
  
   "Ну мне конечно бы не хотелось, -- начала бормотать Шамарин младшая, -- но я понимаю лучший ученик класса должен быть..."
  
   -- Им будет, -- довольно смотря в глаза своей сестры говорил Даниил, -- Дарина Орлинова.
  
   Лесана на мгновение зависла удивленно смотря на брата.
  
   -- Так она же лысая, -- удивленно произнесла она.
  
   -- ПО ЧЬЕЙ МИЛОСТИ!!! -- вскочив вполне симпатичная и миловидная девушка заорала жутким басом, -- Я требую её отчисления! -- крикнула Дарина, тыкая пальцем в Лесану.
  
   -- Да я помочь пыталась, -- закатив глаза, ответила Шамарин, -- кто ж знал, что её волосы так легко возгораемы, -- она укоризненно покачала головой, взглянула на одноклассницу, -- следить за ними нужно, ухаживать.
  
   Лицо Дарины в буквальном смысле побледнело и она начала выскакивать в проход, но она была остановлена Даниилом, что чуть наклонился к ней, дотрагиваясь до её лица, девушка смотрела ему в глаза чуть покраснев.
  
   -- Моя сестра ещё не соображает, но я выбрал тебя как старосту потому, что ты создаёшь впечатление взрослого человека, -- сладко произнёс он, Лесана смотря на них вся скривилась.
  
   Кивнув ему, Дарина села обратно на свое место, и с лёгкой улыбкой стала смотреть в окно.
  
   -- Пффф, -- громко фыркнула Лесана, -- волосы тебе благоразумие не вернёт.
  
   Девушка у которой на голове была косынка спокойно мурлыкала себе под нос песенку, игнорируя само существование Шамарин.
  
   Лесана притихла на пару минут, а после злобно похихикав полезла в свою сумку. Я решила, наконец, что она не стоит моего внимания и обратила его к Умаю, что задумчиво смотрел в окно. Лицо его было спокойно и казалось мыслями он находился очень далеко.
  
   Я заерзала, не зная как привлечь его внимание, рука... его рука лежала на колене, должна ли я положить руку поверх его? Но тогда я положу её ему на ногу, а это, это... мое лицо начало пылать, а сердце биться. "Спокойно, Рада, это всего лишь рука, просто положи свою руку на его ногу", даже я могла ощутить как краснеет мое лицо.
  
   И медленно, словно совершая преступление, я потянула руку к его:
  
   -- Этот мир, -- я вздрогнула от неожиданно зазвучавшего голоса и поторопилась спрятать руку, подняла лицо к Умаю, тот смотрел в окно не поворачиваясь ко мне, -- наполнен удивительно яркими красками.
  
   Я с удивлением выглянула в окно, наверное он прав, череда удивительно зелёных красок наполненных жизнью не могла не восхищать, я передернула плечами... рука, я должна положить свою руку на его, я было протянула вновь, но в этот раз меня отвлёк испуганный шёпот Тумаша, что случайно меня толкнул локтем.
  
   -- Не надо, Лесана, -- я зло обернулась, Шамарин злобно смотря перед собой, сворачивала в комочки бумажки и засовывала их в железную трубочку, метясь в перевязанную платком макушку, Тумашь прижал руки к щекам и убеждал её этого не делать, в то время как с другой стороны Шамарин мрачная особа сжав руки в кулаки говорила, что бы та стреляла и метилась лучше.
  
   -- Давай, давай.
  
   Лесана прищурив глаза, стрельнула из трубочки и угодила точно в цель.
  
   -- Стреляй большими, -- тут же предложила ей мрачная особа и сунула в руки смятый в бомбочку лист, недолго думая, Шамарин запустила и его, но в этот раз промахнулась и попала в парня, что сидел перед ней, о нем даже я слышала, самый драчливый парень нашего потока. Он и Дарина обернулись, Шамарин с мрачной особой сразу пригнулись под сидения и только Тумаша, что держал руки перед щеками было видно.
  
   -- Ты, -- сквозь зубы процедил парень, Тумашь побледнел и начал было мотать головой.
  
   -- Будь мужиком, -- шёпотом произнесла Шамарин, -- прими ответственность.
  
   -- Я, -- заикаясь заговорил Ковин, -- случайно.
  
   -- Как можно, -- зарычал здоровый дядина, что являлся подростком, -- случайно кинуть бумагу.
  
   -- Я не в тебя метился, -- пискнул отчего-то женский голос Тумаша.
  
   -- Я щас тебе случайно фингал поставлю, -- парень подскочил направился к нам, я открыв рот смотрела на огромного парня, что явно не мог быть нашим ровесником.
  
   Он было схватил Тумаша за грудки, Умай удивленно отвлёкся от окна и, судя по его виду не понимал почему этот дядина-подросток был перед нами, но с тощей комплекцией Умая я сомневалась, что даже он с ним справится.
  
   Лесана увидев как Тумаша за грудки стали тянуть наверх громко завопила:
  
   -- Не смей моего друга бить! -- и прямо из-под сидения оттолкнулась и прямо своей головой боднула в живот нашего огромного сверстника. Неожидавший удара, он завалился назад с довольно громким басистым вскриком. Магнобус неслабо встряхнулся опасно опустившись к дороге и царапнув её, и все разом начали орать.
  
   Лицо драчуна из класса Лесаны стало цветом рака, зарычав он подлетел и кинулся к Шамарин и судя по его виду, он не гнушался бить девочек, замахнулся кулаком, но Лесана быстро присела, кулак пришелся по сиденью из-за чего он завалился всем своим не маленьким весом на Тумаша, что слабо дергал ручками. Умай подскочил и кинулся на него, крепко схватив за руку, начал поднимать, я как и Тумашь прежде в шоке приложила руки к щекам.
  
   В этот момент подоспел брат Лесаны и схватил переростка за плечо, Тилей, что был нашим куратором, пытался всех успокоить, пока Розетта Егоровна на пару с физруком спокойно обсуждали чудесный день, довольно удачно игнорируя жуткий шум.
  
   -- Мелкая я тебе руки по прибытию переломаю! -- пробасил здоровяк.
  
   -- Я тебя сейчас с магнобуса скину, -- зарычал тому на ухо Шамарин старший, а после чего отвёл от нас, продолжая что-то говорить. Здоровяк отвёл голову в сторону и кивнул. Лесана довольно смотрела им в след некотрое время, после чего похлопала руки друг о друга, опустилась на своё сидение.
  
   -- Все прошло не плохо, -- решила она, нам всем улыбаясь, -- ты такой смелый, -- она подмигнула Ковину, что тут же растаял, забывая о том, что ещё минуты назад чуть не заработал свой первый инфаркт.
  
   И в такой спокойной обстановке мы продолжили наш путь.
  

Глава 20. Луг Вдохновения

   Воодушевляющий и гипнотизирующий голос эхом разносился по поляне, на которой мы всем моим классом сидели. Тилей ходил вокруг нас, вновь вновь и говоря об отрешении от мира и погружении в себя.
  
   Я же, то и дело морщилась с силой сжимая глаза, меня раздражало буквально все, от его успокающего гипнотизирующего голоса, до позы в которой я сидела. Как вообще можно ни о чем не думать? Неужели у всех это выходит? Я полу приоткрыв глаз просмотрела на остальных, все лица были спокойны и казалось спали. Эх... я тоже могу. Как можно было оставить Генерала одного? А вдруг он одичает и перестанет меня узнавать? А вдруг он от одиночества сожжет школу, а все обвинят меня? Или решит, что я его кинула и объявит миру себя?
  
   -- Милая девушка, -- я вздрогнула оттого, что почувствовала чьи-то руки на плечах, наш куратор начал массажировать мои плечи. -- Так напряженна, что твои мышцы сейчас лопнут, в таком состоянии ты не сможешь слиться с природой, -- говорил он, качая головой.
  
   По телу прошла неприятная дрожь, я вся передернулась.
  
   -- Другими словами расслабься, -- произнёс он, наклонившись к моему уху. По моему телу прошла дрожь, нервы достигли своего апогея и в голове лопнула нить. Я резко подскочила собираясь высказать все, что думаю. Но лишь злостно взглянула, мысленно проклиная его, и топая как можно громче по мягкой зеленой траве. -- Сегодня ты не сдала, -- донесся мне вслед голос Тилея.
  
   "Да и бог с ней, вашей энергией!" -- на всей громкости на какую я была способна проорала мысленно я, если бы наш куратор мог читать мысли, то непременно бы оглох. А так он лишь смотрел мне вслед приподняв брови, а после вернул свое внимание к проснувшемуся и выведенному из состояния "нирваны" классу.
  
   Я печально плелась вдоль зеленного поля, в сторону леса, на которых виднелись яркие зеленные листья, что шелестели под почти неощутимым ветерком. Луг Вдохновения был особенным местом, где всегда царило лето, он находился под особым куполом, что защищал границы его зоны, от чужих существ. Например, было известно, что прямо за ним было поселение великанов, что могли быть временами очень агрессивными, они не могли пройти через этот купол покрывающий это священное место. Так же любые дикие животные, что жили в лесах окружающих это место, не могли пройти во внутрь.
  
   Стыдно за свое поведение мне стало моментально, ведь я даже не попыталась проникнуться его голосом, и не пыталась отречься от мыслей, что просто ураганом врывались в мое сознание. Я подняла голову к небу, что из-за влияния купола было ярко голубым и летним, и не было никакого ощущения поздней осени.
  
   Пнула небольшой камень, что лежал на моем пути, он с глухим стуком ударяясь о землю полетел вперед, все замедляясь, пока не остановился совсем. Правда в том, что научусь я обмениваться энергией с природой или нет, я никогда не научусь управлять своей стихией. Нет никого, кто мог бы знать, как эта стихия даже управляется, чтобы определить сторону, в которой мне нужно было развиваться.
  
   Так я побрела вперед, останавливаясь у березовой рощи, заходя во внутрь, и села облокачиваясь на молодую березку, надо мной шелестели листья и птичка весело щебетала. Что совсем не соответствовало моему настроению, под мое настроение нужна была гроза и ветер срывающий все эти деревья. Может быть за куполом так и было?
  
   Я прикрыла глаза, заставляя себя хотя бы попробовать, ради собственного будущего и моего места в этом мире. Я села в расслабленную позу, как на поляне, сложила руки на колени, свесив кисти. Заставляя себя ни о чем не думать, заставляя себя забыть о своих как я надеялась беспричинных переживаний. Однако, сконцентрироваться совсем не получалось, в груди стояло щемящее чувство, что мне чего-то не хватало, мысли метались от руки Умая к хвосту Генерала, и разочарованному виду Тилея, что мне даже не нравился.
  
   Я помню в самое первое занятие подчинения, я тоже должна была отрешиться от всех мыслей, тогда было легко, я просто представила себя драконом, что летел высоко в небе. А теперь? Я точно знала как выглядит дракон, и он совсем не мог летать. А надежды, что крылья вырастут таяли с каждым днем.
  
   В теории я прекрасно понимала, как все работало и как был устроен мир вокруг нас, Но... я сидела закрыв глаза, вспоминая все, что нам говорили и уговаривала себя это почувствовать, когда ощутила как нечто горячее и огромное стало залазить мне на колени. Я резко открыла глаза и заорала во все горло самым противным визгом, на который я и не знала, что была способна. Генерал резко дёрнулся от меня и приложил голову к земле, видимо, чтобы не слышать меня. Я тяжело дышала, сердце билось как ненормальное, пока я медленно узнавала Генерала передо мной. Опасность инфаркта стала постепенно отступать.
  
   -- Что ты тут делаешь? -- выдохнула я, Генерал впервые в жизни издал звук, печальный и он положил мне тяжелую голову обратно на колени. Сердце екнуло, ведь он никогда прежде не клал мне голову на колени, считая, что они достойны только его хвоста. Я в удивлении смотрела на голову в два раза уже превосходящую мою размером. -- Как ты смог пройти через купол? -- ещё более удивленно спросила я.
  
   Генерал ничего не отвечал, он прикрыл глаза, длинное и набирающее мощь тело извилисто лежало на земле, сливаясь с землей, хвост уходил в кусты. Я нежно пробежала пальчиками по его твердой коже, что была бугристой, и покрыта черно-зелеными чешуйками, что ощущались тверже камней, дотронулась до мелких наростов на его лбу. Я прикрыла глазам, отдаваясь на волю своих чувств.
  
   Когда рядом со мной находился Генерал, то все становилось простым, а проблемы не виделись столь сложными. Ну не научусь я пользоваться своей магией, и что? Мне всегда найдется место в этом мире. И даже то как он прошел под этот купол больше не казалось важным.
  
   Я прикрыла глаза, просто настраиваясь на энергию Генерала, и как это оказалось просто, комок чистой энергии светящейся тёплым оранжевым светом прямо на моих коленях. Я сделала глубокий вдох, погружаясь в себя, все звуки стали ярче, звуки природы, создавалась ощущение, что сама природа со мной говорила. Энергия сквозила сквозь мои легкие, и ложилась теплым не весовым грузом. Наполняла меня, шептала мне.
  
   Я никогда прежде не ощущала себя более полноценной, чем в этот момент, природа тихо шептала, успокаивала. Я могла видеть как маленькая птичка теплого коричневого цвета, щебетала прямо надо мной в гнезде, и три птенца тянулись к ней оттуда. Как заяц бежал, по лесу. Я могла видеть голубоватые сгустки энергии, что расположились в моем лагере. Могла слышать как в мою сторону шло два человека, обратила свой мысленный взор к ним. Два голубых сгустка, один яркий след энергии, что слепил меня принадлежал Шамарин, рядом с ней менее яркий, не знакомый голос.
  
   -- Как он здесь оказался? -- буквально в метре от меня раздался голос, от которого мурашки пошли по коже, я была грубо вырвана из этого состояния полноценности. Генерал, что погрузился прежде в глубокий сон недовольно открыл глаза, его зрачки сузились как у змеи, когда его взгляд остановился на Умае.
  
   Я продолжала испугано смотреть на парня, я видела всех одноклассников, видела Лесану с человеком следующим сюда, но я совсем не ощущала его, не ощущала, что кто-то был так близко.
  
   -- Я испугал тебя? -- спросил Умай, приподняв руки, его глаза выглядели виноватыми, -- я не хотел.
  
   -- Нет, -- выдохнула я, потрясла головой, выходя из состояния наваждения, что осталось после поглощения природной энергии.
  
   -- Что здесь делает Генерал? -- удивленно спросил Умай, -- вы всё же смогли засунуть его в сумку?
  
   Дракон на его словах выдохнул горячий воздух отворачивая голову, я хохотнула и поведала, что он сам нас отыскал. На вопросе как он прошел не замеченным за купол воцарилось неприятное молчание, в котором Умай и я долго друг на друга смотрели.
  
   -- У меня получилось, -- произнесла я, подпрыгивая, Генерал недовольно сел, когда его так грубо скинули с колен, -- у меня получилось! -- крикнула я, счастливо хватая за руки Умая, -- я смогла почувствовать энергию природы!
  
   -- Вижу, у тебя даже глаза ярче сияют, -- заметил парень.
  
   -- Быстрее! Я должна сообщить об этом Тилею, -- я потащила его за руку, на прощание крикнув Генералу, что вернусь. Но теперь-то я была уверена, что он не пропадет, раз даже здесь смог оказаться.
  
   <center>***</center>
  
   Когда мы достигли лагеря, то в первую очередь я направилась к Тилею. Лесана приметив меня тоже направилась за мной, я мысленно радовалась, что моим куратором был Тилей, а не брат Лесаны, что принадлежал семейству Шамарин, а значит по определению не мог считаться адекватным.
  
   -- У меня получилось! У меня получилось! -- крикнула я, ещё не добежав до куратора, что шел к поставленным палаткам. Он остановился и скрыв зевок заговорил.
  
   -- Оржеховская, запрещено ходить по лугу в одиночестве, -- и вновь подавив зевок, направился дальше.
  
   -- У меня получилось получить энергию от природы! -- произнесла я, преграждая ему путь, Тилей невольно усмехнулся.
  
   -- Не только у тебя вышло её почувствовать как требовалось, а даже поглотить, -- усмехнулся он, -- ну расскажи, -- судя по его голосу, он совсем мне не верил. Лесана перевела глаза ко мне.
  
   Меня не надо было просить дважды, поскольку меня прямо распирало поделиться тем, что произошло, этим волшебным ощущением полноценности. Я поделилась всеми деталями, кроме присутствия дракона рядом, о том как шептала природа, как я видела зверей, голубое сияние магов в лагере. По мере моего рассказа выражение Тилея становилось все менее сонным и все более насмешливым, наконец, он рассмеялся.
  
   -- А над головой у тебя летал дракон? -- со смешком спросил он, -- а по кругу стояли эльфы, --
   он засмеялся, -- За занятие ты получаешь два.
  
   -- Как два? -- удивленно спросила я.
  
   -- Не надо считать себя умнее всех, -- проговорил парень, смотря на меня с оттенком превосходства, а я все не понимала о чем вообще шла речь, -- не знаю в какой книге ты прочла, что должна была чувствовать, видимо, написанную таким же фантазером как и ты, -- и не обращая на мой обескураженный вид, он направился прочь. Я в шоке обернулась к Шамарин, что стояла в стороне и непривычно тихо себя вела.
  
   -- Ты тоже мне не веришь? -- спросила я, подходя к подруге, -- там был Генерал, он светился тёплым оранжевым светом, я видела тебя и твою спутницу и...
  
   -- Генерал здесь? -- удивленно спросила Шамарин. -- Как он прошел через купол?
  
   -- Да это не важно! -- почти прорычала я, заламывая руки, -- вы с твоей спутницей шли по тропе, ты светилась ярче всех голубым светом. Ты мне не веришь! -- я обвинительно смотрела в глаза растерянной девушки.
  
   -- Ярче всех? -- наконец, спросила Лесана, я ей кивнула, -- даже ярче Умая?
  
   Я удивленно ей кивнула, и это не было неправдой в неком роде, может Умай был столь силен, что был в состоянии скрывать свою энергию? Неожиданно Шамарин схватила меня за руки:
  
   -- Я тебе верю! -- воскликнула она.
  
   -- Только оценки ставишь не ты, -- печально произнесла я, но Шамарин не торопилась меня отпускать.
  
    -- Тебе нужно бороться за справедливость!
  
   -- Да как я это сделаю? Вдолблю ему в голову что не вру?
  
   -- Есть у меня идея, -- задумчиво произнесла Лесана, бросаясь вперед схватив меня под руку, потащила за собой.
  
   -- Почему он мне не верит? -- сокрушенно спрашивала я.
  
   -- Потому что все, что мы ощущаем это энергию вокруг нас, без цветов и шепота, и чувствуем как она нас наполняет, но точно не слышим голосов, да и так далеко, -- спокойно ответила мне Лесана. Я удивленно смотрела ей в спину, -- у меня сразу вышло, -- между прочим поделилась она, пока мою голову посещала ужасная догадка, Шамарин выставила руку в перед, -- учитель! -- громко воскликнула она, привлекая внимание Розетты Егоровны.
  
   -- Лесана, -- я дёрнула её на себя, -- рядом со мной был Генерал, -- заговорила шёпотом я, когда Розетта Егоровна направилась к нам, -- а если это его магия?
  
   -- Как? -- теперь Лесана выглядела недоверчиво, заговорила шёпотом быстрее пока преподаватель-гном нас не настигла, -- твой дракон и летать-то не может, а ты хочешь чтобы он тебе свои силы передавал. Это невозможно для драконов.
  
   -- Да? И как много ты встречала драконов? -- огрызнулась я.
  
   -- Девочки, -- гном-женщина, наконец, к нам подошла, -- что случилось?
  
   -- Рада незаслуженно получила два за занятие! -- выпалила Шамарин и мне подмигнув, поспешила уйти в сторону, оставляя меня один на один со собственными страхами.
  
   -- Как же так не справедливо?
  
   -- Наш куратор, -- начала мямлить я, -- не поверил, что я смогла соединиться с энергией природой.
  
   -- Как же так, -- по-доброму улыбнулась Розетта Егоровна, которая с момента как узнала к какой стихии я отношусь влюбилась в меня без памяти, -- это можно ощутить, он ведь рядом находился.
  
   -- Ну, -- я замялась.
  
   -- Говори, дитя, говори, -- произнесла гном, что едва доставала мне до талии.
  
   -- Я не могла сконцентрироваться среди всех, и ушла на некоторое расстояние, где у меня это вышло, а потом просто рассказала Тилею, что мне не поверил, -- я чувствовала себя удивительно глупо.
  
   -- Вот как, -- задумалась преподаватель, -- Тилей! -- приметив, молодого парня со старшего курса, за кем моя группа была закреплена, крикнула преподаватель. Парень направился к нам, а я была готова идти топиться. Все принимало все более отвратительный поворот.
  
   -- Эта юная дама не согласна с полученной оценкой, -- объявила гном.
  
   -- Ты пришла жаловаться? -- удивился Тилей, в глазах которого я с каждой секундой теряла все больше уважения. Не сдать мне эту практику.
  
   -- Ну-ну, юноша, -- пригрозила гном, -- каждый имеет право отстаивать свои права.
  
   -- Тем более что ты, -- обвинительно вставила Шамарин, -- даже не дал ей возможности защититься и доказать!
  
   Тилей смерил просто убийственным взглядом Лесану.
  
   -- Шамарин? -- как бы уточнил он, -- ты даже не в моей группе, чтобы вмешиваться. Или у вас это семейное вмешиваться не в свои дела?
  
   -- А у тебя тоже от семьи пришло несправедливое отношение к людям? -- не осталась в долгу Лесана.
  
   -- Эй! -- как раз не далеко проходили Даниил с Владом, что заметив нашу компанию махнули нам. Я негодовала на всю свою жизнь, и предков, что так испортили мою карму. Это ведь надо так было влипнуть и встретить Лесану в жизни, я точно не сдам ни историю ни эту практику. Мысли о Бомжестве больше не казались столь смешными, теперь я и на энергии солнца смогу прожить.
  
   -- Так, давайте спокойно решим, правда это или нет, -- весело заговорила Розетта Егоровна, -- которой походу дела было так скучно, что она приняла этот случай за развлечение.
  
   -- Конечно, преподаватель, -- тут же уважительно отозвался Тилей, -- только от лишних избавлюсь, он обернулся к брату Лесаны, что с остановились с другом недалеко и крикнул, -- Шамарин! Забери свою пигалицу, и объясни почему не хорошо вмешиваться в чужие дела!
  
   Даниил приподнял брови и молниеносно поменял свою траекторию, направляясь к нам.
  
   -- И кто ты, чтобы говорить что делать моей пигалице, а что нет? -- изогнул брови Шамарин старший, глаза Лесаны не добро сузились и она было открыла рот, чтобы высказаться, но Даниил обняв её сзади, прикрыл ей рот рукой.
  
   -- Мальчики, ну зачем спорить и...
  
   -- В моем классе за практики распоряжаюсь я и не потерплю чужого вмешательства, -- процедил сквозь зубы Тилей.
  
   -- И кем ты себя возомнил? -- скривился Даниил, -- это обучение контролю энергии, дурак не справится. Хотя... помнится ты как раз и не справился сразу.
  
   -- Шамарин, -- Тилей сделал резкий шаг, -- хочешь сказать, что она не врет мне?
  
   -- Уверен в этом, -- тут же уверено вскинул подбородок Шамарин старший. Должна признать силу его духа, ведь он не имел ни малейшего представления о чем шла речь.
  
   -- Рада, -- довольно улыбаясь заговорил Тилей, положил свою руку чуть выше моей талии подталкивая вперёд, цепкий взгляд Даниила впился в его руки.
  
   -- Приставание к несовершеннолетним наказуемо законом.
  
   -- А к несовершеннолетним сёстрам и вовсе инцестом попахивает, за такое смертную казнь должны давать.
  
   Даниил отстранил сестру в сторону, направившись к моему куратору, я поджала губы, потому что это становилось смешно.
  
   -- Так! -- между Даниилом и Тилеем поднялась стена из земли, Розетта Егоровна недовольно сложила руки перед грудью. -- Достаточно! Смысл этого похода единение и мир, а вы что тут устроили? -- недовольно говорила Егоровна.
  
   -- Но, -- тут же подал голос Даниил, стена ушла, -- то что он хорош во владении стихии не означает, что способен адекватно общаться с младшими. Кто вообще его назначил на эту должность?
  
   -- А ты значит можешь? В группе у своей сестры, интересно она хоть сама на что-нибудь способна, или ты и за неё все прикрываешь? -- Тилей довольно сложил руки перед грудью.
  
   -- Да я докажу, -- передернула плечами Лесана, поднимая руки в воздух.
  
   -- Н-не надо, милая, -- нежно коснулась до неё Гном, -- в твоих талантах сомневаться не смеем. Рада, почему бы тебе не рассказать весь процесс нам всем.
  
   -- Да-да, -- обрадовался мой куратор, обращая ко мне блестящий взгляд и голос наполнился сарказмом, -- расскажи нам, Рада.
  
   -- Ну я, не то чтобы против, я не совсем не, -- заговорила бесвязанные слова я.
  
   -- Рассказывай! -- в голос приказала мне семья Шамарин.
  
   И я опять во всех подробностях я поведовала о своём слитии с природой. Даниил сжал губы, Тилей с победой смотрел на своего, очевидно, противника по школе.
  
   -- Ой, -- выдохнула Егоровна прикладывая маленькие ручки к щекам, -- утерянная магия. Я читала о подобном, -- произнесла гном.
  
   -- Вы думаете это возможно? -- возмутился Тилей.
  
   -- А ты из принципа ни во что не веришь, или из зависти? -- тут же обрадовано спросил Даниил, теперь он с победой смотрел на моего куратора.
  
   -- Так! Почему бы Раде этого не доказать? -- предложила гном, на этом все и порешали пока я все ещё не понимая как это произошло, отчаянно мотала головой.
  
   Даниил схватил меня за руку с одной стороны, а Тилей с другой и дружно потащили вперёд, я побрела за ними. Егоровна и Лесана шли чуть отставая.
  
   -- Правда я удачно выбрала кураторов для групп? -- хихикнула Гном за моей спиной Лисане.
  
   Меня усадили на поляну и Даниил в голос с Тилеем говорили мне погрузиться и отрешиться, а я в шоке смотрела перед собой.
  
   -- Давай, Рада! -- поддерживала меня Шамарин младшая. И четыре пар глаз выжидающе на меня посмотрели, я в осадке смотрела перед собой, напряженная как струна. Меня отчислят, а друзья откажутся от меня
  
   -- Ну-ка, -- гном вышла вперёд, -- новичку под таким давлением, никогда не справится с этим.
   Она приказала всем замолчать и отойти, и сама к моему великому счастью отошла, напоследок посоветовав, ни о чем не думать.
  
   Я долгое время просидела, в попытках успокоиться и настроиться, слушая краям сознания ругань Даниила и Тилея, что теперь велась шепотом. Это совсем не помогало настроиться, мысли унеслись к Генералу, и меня посетила гениальная идея. А что если я настроюсь и смогу увидеть его энергетическое сияние, оно меня успокоит и мне не надо будет переживать.
  
   Я медленно дышала, вспоминая тот момент спокойствия, момент блажи когда держала руку с Умаем... И у меня получилось, природа вновь со мной заговорила. Рядом я могла чувствовать голубую энергию трёх магов и... я с удивлением заметила что энергия преподавателя отличалась, и была больше коричнево-зеленого цвета.
  
   Дракон, я пошла дальше в попытках отыскать Генерала. И шёпот земли подсказал мне, где искать, где мягкие лапки ступали по земле. Я нашла его сияние тёплое красновато-оранжевое. Он притаился за кустами, наблюдая за небольшой компанией моих однокурсников, что весело брели по лесу срывая зрелые ягоды с кустарников. Мне стало страшно, что он нападет на них, однако Генерал отступил пригибаясь ниже, чтобы его не маленькую тушку не заметили.
  
   Облегчение было столь велико, что эта эмоция вывела меня из транса. Розетта Егоровна приложила руки ко рту смотрела на меня счастливым взглядом. А Даниил и Тишей вновь дрались, только в этот раз Даниил требовал извинений от Тилея за то, что из-за его некомпетентности он потерял столько времени.

Глава 21. За куполом

   <tab>Покончив с утренним занятием, мы дружно решили навестить Генерала, что прятался в лесу. Ну как прятался... дрых, забравшись на огромный дуб, свесив с него свой хвост. Во всяком случае, таким я его видела, когда концентрировалась на энергии. Тумашь наотрез отказался с нами идти в лес, он сидел рядом с палаткой, обмазав лицо всякими травами, что должны были отпугивать насекомых, и махал вокруг себя дымящей веточкой хвои.
  
   Так, мы втроем отправились будить Генерала. Лесана строила все новые планы о том как свершит это кровожадное нападение, не учла юная охотница на драконов только одного, что Генерал был быстрее нас, и учуять был способен с далека. И пока мы искали тот огромный дуб, он крался за нами. В какой-то момент, дракон резко выскочил за нашими спинами издав при этом жуткий клич, от которого мурашки шли по коже. Сколько раз его не слышала, а привыкнуть никак не могла. А после издал ещё более устрашающий звук, что являлся его смехом.
  
   -- Ха-ха-ха, -- загробным голосом не оценила шутку Лесана, отворачиваясь от него, сама-то она визжала, как самая последняя истеричная особа.
  
   -- У твоего дракона нет чувства юмора, -- вторил ей Умай, тоже отворачиваясь, а он подпрыгнул в момент крика.
  
   Мы направились дальше по тропинке, пока Генерал следовал параллельно нам, то и дело скрываясь в лесу. Двигались вглубь березовой рощи, чтобы было как можно меньше вероятности нарваться на одного из наших одноклассников, что могли бы увидеть нашу ящерицу. И так мы уже слышали, как кто-то говорил о монстре поселившемся под куполом, и стоили теории как он мог прокрасться в закрытую от хищников зону.
  
   -- Я даже слышала что ребята собирались на охоту, -- говорила Лесана, -- вот бы они в штаны наложили.
  
   Наш Генерал хоть и был ещё мал, размера был внушительного, рос буквально по дням за какой-то месяц, он был уже больше лошади, а то и двух, а в длину из-за хвоста и вовсе длиннее крокодила.
  
   -- И потом отдали бы его на опыты, -- недовольно говорила я.
  
   -- Вот бы я скучал, -- зевнув, произнёс Умай.
  
   -- В твоём голосе, -- подозрительно заговорила я, -- совсем нет искренности.
  
   -- Что ты. Он мне как брат, -- ещё более "искренним" голосом говорил Ситар, -- что я не хотел иметь.
  
   Лесана хохотнула.
  
   -- Ха, теперь ты находишь его смешным? -- подозрительно к ней повернулась я.
  
   Шамарин лишь передернула плечами, решая не отвечать мне. Я поторопилась перевести наш разговор в другое русло, на свою голову к урокам и оценкам. Из чего я с ужасом осознала, как сильно от них отставала. До последнего пыталась выяснить их уровень домашних заданий, в надежде, что они тоже ничего не выполнили, но все было выполнено и сдано, а у меня даже не начато. Меня исключат! -- осознала я, мама выгонит из дома, потому что ей будет стыдно за бестолковую дочь, и мне придётся жить с Генералом на природе и есть сырое мясо. Я с ужасом приложила руки к щекам, и вдруг осознала, что это не такая и плохая участь. Лучше чем бомжевать...
  
   Мы удалялись все дальше, Лесана пыталась доказать, что училась лучше Умая, но оценки их были на одинаково великолепном уровне... в отличии от моих, я тяжко выдохнула.
  
   -- А ты чего молчишь? -- спросила Шамарин, ткнув меня в бок.
  
   -- Меня исключат, -- выдохнула я, -- у меня совсем ничего не сдано.
  
   -- Просто в тебе нет сопернической жилки, -- заметила Лесана, -- я уверена, ты все сдашь.
  
   -- Я мог бы с тобой позаниматься, -- предложил Умай, я подняла к нему глаза, погружаясь в грезы.
  
   -- Судя по твоему лицу, -- внесла, будь она проклята, своих пять копеек Лесана, -- будет лучше если я с тобой позанимаюсь.
  
   -- Чему ты её научишь? -- ухмыльнулся Умай, -- как пользоваться именем отца, чтобы получить приличную оценку? Ей не поможет.
  
   Глаз Шамарин стал дёргаться.
  
   -- Мои оценки итоги упорного труда! -- во все горло завопила она.
  
   -- Ну-ну, -- не поверил Умай.
  
   Они вновь начали ругаться, я было закатила глаза, но почувствовала нечто не ладное, ветер был много холоднее, чем прежде, Генерал ударил меня хвостом по ноге, я к нему обернулась. Его глаза были красны, словно в них горел огонь, а наростки на голове поднялись вверх, как случалось, когда он охотился. Я перевела взгляд вперед... и мое сердце остановилось. Лесана и Умай тоже остановились, заметив, что я притормозила, однако смотрели только друг на друга, продолжая браниться. Я похлопала рукой по плечу Шамарин.
  
   -- Что? -- та недовольно ко мне обернулась, но я не могла ничего говорить, лишь показывала вперед трясущейся рукой. Шамарин открыла рот, невольно сделав шаг назад, Умай тоже шарахнулся.
  
   Видимо, мы все же вышли из-под купола довольно давно, небо было пасмурным, нас продувал холодный ветер, и как мы его не заметили прежде, а впереди стояли две огромные ноги, мы подняли наши головы вверх, чтобы увидеть обладателя сия больших ног. Они принадлежали огромному, самому настоящему гиганту, что пытался поймать птицу, пригибаясь к очень высокому дереву. Птичка ловко увернулась и полетела вниз.
  
   -- В-в-взорви его, -- севшим голосом произнесла я, толкнув локтем Шамарин, гигант сглотнул и обернулся к нам. Он смотрел на нас ещё более удивленно, чем мы. Умай было хотел сказать, что не стоит этого делать, но Шамарин уже выставила руки вперед и взорвала, её магии хватило на его правую ногу, точнее маленькую часть её. Он резко поднял раненную ногу вверх, взревев, на ней появилось легкое покраснение.
  
   -- Плохая идея, -- сглотнув произнесла Лесана, качая головой из стороны в стороны и отступая.
  
   -- Вы идиотки, -- в шоке выдохнул Умай, тоже отступая. Громко взревев, сотрясая землю столь мощным ревом, гигант бросился на нас. "Мы все умрем", -- осознала я.
  
   -- БЕЖИМ! -- завопили в голос мои друзья, бросаясь прочь. Впереди всех бежал Умай, за ним Шамарин и Генерал, что мчался вперед, прижав ростки и уши к шее. У меня горело в груди и горле, но я не могла замедлиться, прямо за моей спиной слышались громкие прерывистые шаги-бег, каждый удар ноги о землю сотрясал ее, сообщая нам о быстром сокращении расстояния между нами.
  
   Я буквально задыхалась, не заметив булыжник, я об него споткнулась и полетела вниз, растягиваясь на земле, больно ударившись коленями и руками. Так и замерла, широко раскрыв глаза, смотря перед собой, ужас сковал мое тело и я совсем не могла им пошевелить. Очередное сотрясение и вой, низкий горланистый раздался совсем близко.
  
   Генерал затормозил, за ним остановились и Лесана с Умаем оборачиваясь ко мне. Шамарин испугано охнула. Умай бросился было ко мне, крича, чтобы я поднималась. Очередной удар ноги о поверхность сотряс землю, мои руки и ноги столь дрожали, что просто меня не слушались. И я в ужасе смотрела перед собой, стоя на корточках и не в силах сдвинуться с места.
  
   Генерал поднялся на задние лапы, бья хвостом по земле и издавая шипящий громкий звук, и пусть он был выше меня и даже Умая, он и по пояс не доставал великану. Зашипев, он раскинул в сторону верхние ростки на спине, и огромные крылья, что перепонками растянулись в стороны раскрылись, крылья, что были больше него размером.
  
   Я открыла рот, Умай, что уже был перед драконом смотрел вперед, не замечая Генерала, я тоже обернулась на мгновение, вид Генерала вывел меня из оцепенения, он пытался было взлететь, но крылья ударялись о землю и совсем его не слушались. Гигант был слишком близко, с громким ревом наклонялся ко мне. Я опустилась на пятую точку пятясь назад, и закрывая голову руками.
  
   -- Помогите, -- севшим голосом прохрипела я, оборачиваясь к друзьям. Глаза Умая, что был совсем близко ко мне были чернее ночи, совсем не осталось белков в них, густым плотным туманов вокруг него сгустилась темная аура.
  
   Выкрикнув слова, значение которых уходило от моего понимания, он выдвинул руки вперед. Огромная туша великана поднялась в воздух, он взвыл от боли, руки отвелись назад как и ноги, казалось причиняя ему удивительную боль. Спустя мгновение он мешком свалился на землю, в последний раз сотрясая её.
  
   Я в ужасе смотрела на обмякшее тело, что было размером с гору. Сердце не приятно сжалось, а воздуха совсем не хватало. Я даже не могла пошевелиться, чувствуя на мокрые ладошки скользили под камнями, пока мои руки пытались оттащить меня дальше от горы. Умай тяжело дышал, его лицо побледнело и на лбу появились капельки пота. Генерал вновь прижал свои наростки к телу, и казалось, что у него никогда и не было крыльев, шипя он в страхе пятился и словно прятался за Шамарин, что широко раскрыв глаза смотрела на моего одноклассника, прикрыв рот рукой.
  
   -- Быстрее! -- закричал Умай, несколько сорвавшимся голосом, -- они не живут по одному! Поднимайся же! Поднимайся! -- но его голос тонул где-то в глубинках моего сознания. Тело онемело и совсем не двигалось. Тогда Умай бросился ко мне, подхватывая за подмышки, потянул на верх. Мои ноги заскользили по каменистой поверхности земли.
  
   -- Нам надо уходить! -- кричал парень сотрясая меня, развернул к себе. Его лицо побледнело и выглядел он жутко изможденным. Но в остальном это был тот же Умай, он смотрел мне в глаза, и что-то словно оборвалось в них, когда он увидел мой взгляд. Словно ему стало страшно оттого, что он там увидел. -- Нам надо идти, -- тихо произнес он, я кивнула сглотнув и он потянул вперед крепко сжимая за руку, другой он схватил Шамарин. И Генерал бросился за нами.
  
   Как только мы оказались в березовой роще, я почувствовала как Умай разжал мою руку, он казался таким чужим в этот момент, совсем не смотрел мне в лицо.
  
   -- Очередная, -- сглотнув несколько нервно заговорила Шамарин, прерывая давящую тишину, -- секретная техника твоей семьи?
  
   -- Ты очень догадлива, -- мрачно ответил Умай. Вновь воцарилось давящее молчание. Мы приближались к лагерю, Генерал от нас отстал.
  
   -- Это ненормально, -- качала головой Лесана, смотря перед собой, то и дело потирая свой лоб, -- это ненормально.
  
   -- Я спас вам жизнь, -- зло ответил Ситар, поднимая светящиеся глаза к ней, казалось, по его глазам, что он считал, что его предали. Я поторопилась встать между ними.
  
   -- Мы знаем, -- положила руки на его грудь, мое сердце дрогнуло, -- спасибо.
  
   Умай некоторое время смотрел в мои глаза, потом перевел взгляд в сторону Шамарин, что смотрела на него нахмурив брови, явно недоверчиво и покачав головой направился прочь.
  
   -- Лесана, -- зло заговорила я, -- если бы не он, я была бы уже мертва.
  
   -- Это не нормально, -- качала головой Шамарин, -- ненормально, -- она смотрела перед собой.
  
   Я потерла свой лоб. Какая разница? Нормально это или нет. В груди стояло давящее чувство, от которого мне было больно дышать. Я, оставив Шамарин наедине со своими размышлениями, направилась во внутрь лагеря.
  
   Пытаясь забыть произошедшее как страшный сон. Все закончилось, хорошо закончилось.
  

Глава 22. Ночь темна и опасна

   Я смотрела вверх палатки, лежа на своем спальном месте, мысли невольно уносили меня к Умаю, под вечер страх меня отпустил, и лишь неприятное чувство осталось в груди. Что-то в Умае было не так, после того как Шамарин смотрела на него со страхом, что-то в нем изменилось. Под вечер я пыталась его отыскать, но мне этого не удалось, наверное ему нужно было время побыть в одиночестве, не каждый же день ему приходилось сражаться с великанами. Мне хотелось его отыскать, утешить, убедить, что он не один.
  
   Постепенно все девочки моей группы заходили в палатку, кураторы проверяли присутствующих, и был объявлен отбой. Девочки сидя на своих спальниках делились впечатлениями, а у меня не было ни сил ни желания, хотелось, чтобы этот день закончился и никогда не повторялся вновь. Засыпая, я думала об Умае представляя как держу его за руку, и от этого становилось тепло, мне казалось, что он тоже должен был ощущать это чувство.
  
   Жуткий раскат, очень похожий на гром раздавался вновь и вновь, выводя меня из дурманящего сладкого сна. Я поморщилась, потирая слипающиеся глаза и вспоминая, что под куполом не могло быть грозы, за раскатами донеслись крики с улицы. Я приподнялась, принимая положение сидя, все ещё не до конца осознавая, что происходит. Все девочки переглядывались между собой.
  
   -- Что происходит? -- спросила я, но судя по лицам никто не имел ни малейшего понятия.
  
   Последний звук раскатистого грома, что звучал намного громче обычного раздался, и все затихло. С улицы доносились крики, судя по которым ученики посыпали на улицу, мы тоже поторопились выбежать.
  
   -- Спокойствие, спокойствие, -- говорила гном, возвышаясь над всеми, она стояла на земляном бугре в самом центре лагеря. -- Все оставайтесь на своих местах, -- она выглядела на удивление очень озабоченно.
  
   Я подняла глаза к небу, купол о котором столько говорили, но которого прежде совсем не было видно, сиял дырами, по нему шли ярко светящиеся трещины и пересекали словно паутина.
  
   -- Рада! -- ко мне подбежала Лесана, и отвела чуть в сторону.
  
   -- Что происходит? -- спросила я, она смотрела на меня широко раскрыв глаза.
  
   -- Великаны, -- еле слышно ответила Шамарин.
  
   -- ЧТО? -- я удивленно подняла к ней глаза, все ещё не до конца понимая, что происходит.
  
   -- НЕ РАСХОДИТЬСЯ! -- закричала гном, когда трещины стали больше, и по толпе учеников начали слышаться панические нотки. В это время на горизонте показался наш Игорь Ронович, которого под плечо тащил на себе куратор третьей группы, они тяжело дышали, молодой парень помог ему сесть на одно из деревьев, что во время ужина служило лавочкой. Физрук чуть поморщившись сел, на мгновение воцарилась тишина, давая им отдышаться, воздух становился все холоднее, по мере того как трещины увеличивались и осколки некой сферы сыпались вниз, вместе с ними прорывались потоки холодного ветра.
  
   Все внимание сконцентрировалось на Игоре Роновиче, что вытянул вперед раненную ногу, которую, судя по всему, подвернул пока они бежали.
  
   -- Пытались выйти на связь, -- тяжело дыша говорил преподаватель физических упражнений, -- еле убежали. Они говорят, что одного из великанов убили наши студенты.
  
   -- Убили?! -- не сдержавшись громко спросила в ужасе Шамарин, голос которой особенно громко пронесся в царившей тишине. Она смотрела на преподавателя широко раскрыв глаза. На мгновение внимание сконцентрировалось на ней.
  
   -- Наши студенты на это еще не способны, -- хмурилась Гном, качая головой
  
   -- Это наша вина, -- беззвучно, произнесла Шамарин, прикладывая руки к лицу и нещадно тря его.
  
   -- Купол ещё держится, но они прорвались с южной стороны, -- физрук махнул рукой в сторону, -- и быстро двигаются сюда.
  
   Взгляды гнома и Игоря Роновича на мгновение встретились, она беззвучно открыла рот, что-то говоря, но было совсем не слышно во всеобщем шуме паники.
  
   -- ВСЕМ КО МНЕ! -- закричала гном, ударяя в ладоши, земля под нами задрожала к чему-то готовясь. -- КУРАТОРЫ! СОБРАТЬ ГРУППЫ!
  
   А я же все смотрела в сторону леса, осознавая страшную истину...
  
   -- Генерал, -- выдохнула я, после чего я лишь на мгновение взглянув на Шамарин, бросилась в лес, в общей неразберихе меня даже никто не заметил.
  
   -- Рада! -- я заметила как Шамарин бросилась за мной, но её остановил Даниил, крепко схватив за плечи, что-то заорал. Я уже их не видела, ветки деревьев и кустарников больно хлестали меня по щекам, пока я мчалась вперед.
  
   Трещины становились все больше и закапал мелкий дождь, что тихо отбивался о листья берез и холодные капли изредка попадали мне на щеки, пока я мчалась вперед. Генерал, как мне отыскать Генерала в ночи? Если его убьют? О, я никогда не смогу себя простить. Я со всех ног, бежала вперед судорожно осматриваясь по сторонам, самым лучшим исходом было бы погрузиться в транс, почувствовать энергию Генерала, и отыскать его, но в таких условиях это не представлялось возможным. Сколько их там? Судя по испуганным лицам преподавателей их должно было быть много. Меня даже не волновало, что, возможно, мои одноклассники не выстоят эту ночь, спасти дракона, вот, что было важным.
  
   Я пыталась настроиться на его теплый цвет ауры, вспомнить ощущение спокойствия, не останавливаясь ни на мгновение. Смотрела по сторонам и темный лес становился всё отчетливей и расплывчатей одновременно, становилось все легче бежать и, казалось, что лес сам пропускал меня вперед, подсказывая куда двигаться, будто сами ветки уходили с моего пути. Отблески оттенков, разбегались в стороны от меня. Пока что-то не нагнало меня сзади, и схватив за руку рвануло на себя, отчего, не удержавшись я упала, утягивая за собой преследователя.
  
   Передо мной стоял яркий голубой цвет, на удивление не принадлежащий Лесане. Даниил материл мою тупую сущность по полной, однако, замолчал, когда посмотрел в мое лицо. Я удивленно смотрела на него, его истинный облик удивительным образом переплетался с ярким голубым цветом, что я способна была видеть. Я не могла отпустить это состояние, боясь не вернуть его назад. Генерал... я должна отыскать генерала, мой разум следовал вперед слушая природу, туда где был красновато-оранжевый свет.
  
   -- Что за черт с твоими глазами? -- удивленно хриплым голосом, спросил брат Лесаны, изумленно смотря на мое лицо, тем самым возвращая мое сознание. Прямо над нами я могла видеть мутный желто-зеленый цвет, что горой высился в березовой роще. Я потянула руку и прикрыла рот Даниилу. На удивление он не оттолкнул меня, лишь напрягся, спустя мгновение и он заметил звук трескающихся деревьев.
  
   Я подбородком указала в сторону мутного желто-зеленого цвета, что казалось доставал до небес. Мы смотрели друг на друга. Даниил прикрыл глаза, делая глубокий вздох, через мгновение до меня донесся тихий звук воды. В следующую минуту неизвестно откуда взявшийся поток воды, подхватил нас и понес вглубь леса, поскольку путь в лагерь нам перекрыл великан.
  
   Наконец, поток воды отнес нас на безопасное место, и потек дальше по извилистому пути, возвращаясь в свое русло реки. Я пораженно смотрела перед собой, краски вернулись в прежнее состояние, и я могла видеть лишь лицо Даниила без цвета его ауры.
  
   -- Я всегда считала, что ты подчиняешь стихию огня, -- изумленно произнесла я. Даниил сел на земле, пытаясь себя осушить и выжать одежду, становилось все холоднее, он насмешливо посмотрел в мою сторону.
  
   -- Потому что моя сестра это делает?
  
   Ну... я передернула плечами, раздумывая над тем, что думала в семье Шамарин это как и безумие по наследству передавалось.
  
   -- Я в лагерь не вернусь, -- произнесла я, становясь серьезной, он вновь изогнул брови, словно не понимал о чем я говорю, -- я должна отыскать Генерала.
  
   -- Я пойду с тобой, -- передернул плечами Шамарин старший.
  
   -- Ты должен вернуться в лагерь и помочь им, им может понадобится твоя сила в сражении.
  
   Шамарин старший изогнул брови в насмешке, говорил однако очень тихо, чтобы нас никто не услышал.
  
   -- Ты правда думаешь, что Егоровна станет сражаться с великанами? -- он хохотнул, -- зная её способности, они уже давно скрыты под землей и великаны никогда их не найдут... как собственно и мы, и если бы не твоя идиотская идея бежать спасать мощное животное, мы бы тоже были в безопасности, -- не без сарказма говорил Даниил.
  
   -- А я тебя и не звала, -- огрызнулась я, поднимаясь на ноги.
  
   -- Точно, -- согласился Шамарин, -- ты лишь мою сестру уводила, ставя под угрозу её жизнь.
  
   -- Мы должны найти Генерала, -- произнесла я, усаживаясь на земле и пытаясь почувствовать энергию. В этом споре не было смысла, а передо мной стояла важная задача.
  
   Я прикрыла глаза, погружаясь в некий транс, теперь это казалось было естественным, и буквально не понимала, как я не делала этого прежде. Все животные попрятались, лес шептал в страхе, я чувствовала его боль, страх, великаны вырывали деревья с корнями и били ими другие и все, что попадалось под их мощные руки. Я выдохнула пытаясь успокоить мое до ужаса нервное состояние, и буквально в метре остановилась, прямо рядом с нами было голубое свечение, но настолько тусклое, что я не была уверена если там что-то было. Оно слабо мерцало и казалось было на исходе.
  
   -- Ты нашла его? -- хмуро спросил Даниил, он то и дело оглядывался по сторонам, пытаясь предугадать, когда нужно прятаться. Параллельно брат моей подруги делал некое подобие копья из ветки, отрубая все лишнее маленьким ножичком. Словно это его спасёт от великана.
  
   -- Там кто-то есть, -- проговорила я, приоткрывая глаза, рядом с мной ярко голубым светился Шамарин.
  
   Шамарин тут же подскочил, сжимая в руке свое недоделанное копье, он поднял глаза вверх вглядываясь в тёмное небо, что было затянуто тучами и от этого выглядело ещё темнее.
  
   -- Не там, -- качнула я головой поднимаясь, -- в кустах.
  
   -- Твоя ящерица? -- предположил Шамарин, я же вновь отрицательно покачала головой, мы двинулись вперёд. Он крепко держа в руках копьё двигался вперёди, я вцепившись в его плечо кралась за ним.
  
   Мы подошли к месту, откуда виднелось слабое свечение, что блеклым светом мерцало, из кустов выглядывала человеческая рука. Мое сердце забилось более учащенно, я крепче вцепилась в Даниила, безумно радуясь, что он был со мной. Шамарин выставил руку в сторону, не пуская меня вперед, будто бы я рвалась приближаться к человеческой руке в кустах.
  
   -- Убили великаны, -- беззвучно произнесла я, воздуха стало не хватать и мое сознание вновь стало возвращаться в реальный мир без столь ярких красок энергий. Шамарин сглотнул, его лицо было хмурым, он наклонился к кустам, я отдернула руки от него качая головой, чтобы он этого не делал.
  
   -- Нет, -- заговорил его голос, от которого разило огромным облегчением, -- если бы он попался великанам, то от него так много не осталось бы. Шамарин выволок здоровое тело из кустов. Я с удивлением признала, бледное лишенное энергии лицо, которое принадлежало, тому самому здоровяку из автобуса, что хотел побить Тумаша из-за действий Лесаны.
  
   -- Марк, -- прошептал Даниил, наклоняясь к нему, он побил его по лицу, его грудь поднималась вверх и опускалась, -- он жив, -- прокомментировал Даниил, однако здоровяк совсем не торопился приходить в себя, насколько я могла понять он был совершенно лишен энергии.
  
   -- Его энергия на самом нуле, -- произнесла я, -- я могла видеть лишь слабую тень от света.
  
   -- Мы не можем оставить его здесь, -- задумчиво произнёс Даниил.
  
   -- А что мы будем с ним делать? -- удивленно спросила я, громче положенного, -- мы должны отыскать Генерала.
  
   Шамарин замахал мне рукой, чтобы я сбавила громкость. Я закрыла рот руками, и мы прислушались, в дали и правда слышались раскатистые голоса, что очень медленно говорили друг другу что-то. Даниил поднялся приближаясь ко мне и наклонился к моему уху, так что я могла телом ощутить жар исходящий от его тела, мое давно промерзло и трусило от холода.
  
   -- Очень тихо, -- зашептал он на самое мое ухо, -- мы уйдём на безопасное место, не издавай звуков.
  
   Я кивнула и он вновь отступил, наклоняясь к моему однокурснику, что размером если не в рост, то в ширь был в разы крупнее нас обоих. Я приподняла брови, ожидая что же произойдет. Очень уверено, Шамарин наклонился подхватывая тело под руки и дёрнул на себя, оторвал предплечья от земли на целых пять сантиметров.
  
   Шамарин обернулся было ко мне, но заметив мой насмешливый вид, вернулся обратно к занятию, я прямо слышала как хрип издавался из его груди. Тихое мычание он вновь попытался оторвать тело от земли, и у него вышло. Я приоткрыла рот, двадцать сантиметров, тридцать иии... бессознательное тело с треском упало на землю, а на него сверху свалился и сам старший брат Лесаны. Я похлопала в ладоши.
  
   -- Силач-силач.
  
   -- Заткнись, -- прохрипел парень, устало приподнимаясь со здоровяка. Голоса стали несколько отдаляться, парень поднялся в рост, задумался.
  
   -- Мы можем тянуть его за ноги по земле, -- предложил он, -- и никогда ему об этом не скажем.
  
   -- Я этого делать не стану, -- тут же сообщила я.
  
   -- Давай его спрячем обратно в кусты, -- предложил Шамарин, когда и идея с перетягиванием ноги тяжелого парня не увенчалась успехом. Он перекатил его обратно и попытался спрятать руку.
  
   -- Герой, -- выдохнула я, но мое внимание отвлёк голоса великанов, что звучали в ночи как звуки грома, судя по раскатистым словам, что звучали так медленно, что было очень тяжело разобрать значение слов, они охотились за кем-то. -- Генерал, -- я бросилась в сторону голосов, забывая обо всем на свете.
  
   -- Идиотка, -- выдохнул Шамарин, ударяя себя в лоб.
  
   Очень быстро мы двигались вперед, но лес больше не был на моей стороне и вновь хлестал меня по щекам, своими мокрыми ветками. Кое-где валялись поваленные деревья, виднелись пустые ямы, со следами бывших корней. Через время мы нашли двух гигантов, притаились за бугром. Они медленно передвигали телами нагибаясь к самой земле, в поиске чего-то. "где-то здесь", -- громыхали их голоса, раскатистым громом в ночи.
  
   Не делай глупостей, не делай глупостей, -- беззвучно молил меня Шамарин, в руке он так крепко сжимал своё копьё, что костяшки побелели и копье дрожало. Я всматривалась в темноту, и среди листьев увидела его, Генерала, он прижал уши наросты к шее и вжимался в маленькое углубление. Он был в ловушке, ему было некуда бежать, и прямо перед ним совсем близко, великаны водили руками по кустам.
  
   -- Он там, -- очень тихо произнесла я, выхватывая копьё из рук своего друга по несчастью, которое он крепко сжимал. Показала глазами, что он должен его отпустить, поморщившись Даниил разжал свою руку, выпуская на волю свое оружие.
  
   -- Он же дракон, как вы утверждаете, что ему будет?
  
   Резко поднявшись, я зашвырнула копьё далеко в лес и поторопилась спрятаться обратно. Копье приземлилось в стороне с глухим шелестом.
  
   -- Эту ночь мы не переживём, -- подвёл итог Шамарин.
  
   Великаны резко выпрямились и сделали пару огромных шагов в сторону звука, Генерала убеждать дважды не пришлось. Он резко выскочил и пулей промчался под ногами гигантов бросился в нашу сторону. Великаны, медленно соображая, опустили головы вниз. Генерал даже не подумал тормозить рядом с нами, так и помчался мимо. Мы переглянулись и рванули за ним.
  
   Темный лес, что был и препятствием и спасением одновременно, стоял на нашем пути, два великана каждый шаг которых отдавался дрожью земли, приближались к нам. У нас не было ни единого шанса убежать от них. Шамарин резко развернулся, вытягивая руку к ним, карие глаза горели на его лице, он прикрыл их. Река, что спасла нас прежде вновь поменяла своё русло и неся за собой бурный поток смешанный с поломанными деревьями неслась прямо на пути великанов. Один из них не заметив, в спешке нагнать нас, наступил прямо в бурный поток и поскользнувшись начал заваливаться назад, заваливая за собой второго. Даниил, что сам не ожидал, что так выйдет на мгновение замер, а после обернулся ко мне с довольным лицом:
  
   -- Видела как я его, видела? -- взбудоражено спросил он.
  
   -- Ну прямо голыми руками, -- покачала я головой, хватая его за руку, чтобы он бежал. Мы спрятались за очередным бугром. Генерал, что тоже был в не малом шоке все прижимал уши к шее и крутил мордочкой по сторонам.
  
   <center>***</center>
  
   Продрогшие до костей, мы прокрались к месту, где был прежде наш лагерь, но теперь там был лишь огромный земляной бугор, что возвышался над деревьями. По бугру росли деревья и создавалось ощущение, что эта сопка существовала там веками. Пятеро великанов окружили эту сопку и били по ней кулачищами. В тон издавая протяжный звук.
  
   -- Они так долго не продержатся, -- произнесла я тихим голосом, прикрывая глаза, позволяя им больше не видеть отблесков энергии, под бугром я могла видеть свет Егоровны, что сдерживала мощь великанов.
  
   -- Мы должны добраться до магнобуса, -- произнес Даниил, он находился ближе положенного ко мне и я невольно прижалась боком к нему, чтобы согреться в его тепле, кинув на меня быстрый взгляд он протянул руку и обнял меня.
  
   -- И что там? -- спросила я, дрожащим голосом, меня от холода просто колотило или же от страха я ещё не разобралась. Даниил тоже выглядел не очень, его лицо было бледно и испугано, но держался он хорошо.
  
   -- В магнобусе есть специальное устройство, чтобы вызвать помощь, я не думаю, что у Егоровны было время вызвать подмогу с города, -- произнес Даниил, опуская глаза ко мне. Я подняла к нему глаза, и он попытался улыбнуться, правой рукой сжимая плечо и водя им чтобы согреть.
  
   Кивнув, мы пригибаясь направились к месту стоянки нашего магнобуса. Под гул пяти великанов, что в такт били руками по сопке, так, я решила, они и пробили наш купол прежде, в их кулаках была собрана энергия, которую они направляли туда.
  
   К счастью, магнобус оказалось найти и достичь не так тяжело. К несчастью вызвать на помощь, не представлялось возможным. Мы с Даниилом некоторое время смотрели друг на друга, я приподняла брови.
  
   -- Я готова к гениальному плану от семьи Шамарин, -- произнесла я, Даниил поморщившись вернул свой взгляд к двум великанам, что словно мяч пинали наш огромный магнобус, от которого давно отвалились магнитные диски, и время от времени сыпались другие детальки.
  
   -- У тебя нет плана, -- подвела итог я.
  
   -- Есть, -- тут же оскорбленным тоном среагировал Шамарин, я приподняла брови, тот опять завис на некоторое время, тут его взгляд проскользнул мимо меня и упал на дракона, что давно отошел от шока и просто следовал за нами по пятам. Он растянулся на земле, вытягивая вперед передние лапы, и потягивая задней частью тела назад. Он зевнул, поворачивая свою мордочку к нам.
  
   И Даниил преувеличенно грандиозно указал на дракона.
  
   -- Он его отвлечет пока, мы пролезем в магнобус и достанем оттуда сигнал.
  
   Дракон не постеснявшись фыркнул, я тоже с неким скептицизмом посмотрела на брата своей подруги.
  
   -- Я так не думаю, -- произнесла я.
  
   -- Ой, да что ему будет, -- поморщился Шамарин, -- он же быстрый и умный. Я слышал, что драконы умные, найдет решение.
  
   И Шамарин приподнявшись в полный рост, на свой страх выглянул, прицениваясь к полю деятельности. Я обернулась к Генералу, чей соглашающийся голос слышала в своей голове. Приподняла брови, дракон припав на передние лапы резко бросился вперед, ударяя своей головой прямо в спину Даниила, что в буквальном смысле этого слова, пролетел вперед вырываясь на видимую поляну, вокруг которой валялись части магнобуса и обломки деревьев.
  
   Шамарин поднялся в шоке оборачиваясь к нам. А мы с Генералом смотрели ему в спину, дракон, что нашел способ отвлечь великанов довольно на меня смотрел. Я поджала губы.
  
   -- А как мы без него на помощь вызовем?
  
   Великаны, судя по их виду опешили от неожиданного гостя, один из них занес ногу, но затормозил увидев Даниила, в следствии чего магнобус прилетел ему по ноге. Взревев он поднял больную ногу и запрыгал на другой, разозлившись он больной ногой замахнулся и со всей дури пнул магнобус, в нашу с Генералом сторону, мы поторопились пригнуться, Магнобус застревая на верхушках деревьев ломая их медленно начал падать вниз.
  
   -- Дан? -- приглушенный голос раздался с права от меня, дрожь от ужаса прошла по моему телу и закрыв лицо руками, я завизжала со всей мочи, привлекая внимания и Шамарин Даниила, что все ещё в шоке смотрел на своих оппонентов.
  
   -- Заткнись, заткнись, -- кто-то схватил меня со спины, обнимая и пытаясь закрыть рот, но это было тяжело сделать мои руки закрывали лицо, я замолчала. Обнимал, точнее тряс, меня Влад друг Даниила, а рядом стоял Тилей, что обреченно качал головой, поднимая глаза к небу. Наше положение было выдано.
  

Глава 23. Синий камень

   Очень медленно я опустила свои руки вниз по лицу, открывая глаза, мне даже показалось, что великаны находились в ещё большем шоке, чем мы, увидев нас там.
  
   -- А вы что тут делаете? -- спросила я, смотря на ребят широко открыв глаза, в груди стоял ком, сердце колотилось со скоростью света. Влад, что чуть отступил от меня, смотря на великанов выдохнул:
  
   -- Умирать очевидно пришли, -- отчего-то тонким голоском произнес он. В этот момент мой верный Генерал решил проявить себя во всей красе, и громко зашипел, привлекая к себе внимание, даже Влад шарахнулся, что уж говорить о Тилее, что с криком: "Что за хрень?!", выскочил из нашего укрытия, и судя по его виду испугался Генерала много больше, чем великанов.
  
   -- Смееее, -- тем временем, медленно издавая звук пробасил один из великанов, замахиваясь кулаком на Даниила и опуская его на брата моей подруги. Генерал раскрыл крылья и стал усиленно ими махать, то и дело срываясь вниз он все же оторвался от земли и взлетел высоко ввысь. После чего опустился прямо на лицо великана, продолжая неуклюже бить воздух крыльями, Даниил отбежал от удара кулака, великан выпрямился и замахал руками, словно пытался отмахнуться от мухи. Генерал же пытался выцарапать глаза своими когтями на лапах. Крылья его однако держали не ровно и то и дело уносили в сторону.
  
   -- ВЛАД, ТИЛЕЙ! -- завопил Даниил, убегая от чего-то в сторону, -- ВТОРОЙ!
  
   Тилей глубоко вздохнул воздух, опуская руки вниз, его пальцы были растопырены, и капли дождя собирались в одну сферу, они слетались с огромного радиуса, даже те, что почти ударили землю поднимались вверх, я завороженно за ним наблюдала, мое дыхание перехватило. Вот они надежда нашего века, учащиеся в лучшей школе нашего города. Шар опустился на голову великана, что громко взревев пытался уйти от него, его голос потонул в воде и кажется он начал задыхаться. Тилей судорожно выдохнул, сглотнул.
  
   Я обратила взгляд на Влада, что опустившись на одно колено, держался за землю, и великан, который тряс головой в попытке уйти от воды, одной ногой уходил под землю и в следующую минуту начал заваливаться, создавая всплеск землетрясения. Тилей резво выдохнул и шар воды, огромным потоком полетел вниз, ударяя великана прям в живот. Только тогда я заметила, что Шамарин истошно орал мое имя. Я обратила внимание, и понимая, что от меня что-то требовалось решила их поддержать.
  
   -- Молодцы, молодцы, -- хлопала я в ладоши. Генерала схватили за хвост и швырнули было в дерево, которое он умудрился спалить прежде чем в него врезаться.
  
   -- ИДИОТКА! -- проорал Даниил с другой стороны поля по пинанию Магнобуса великанами, -- НАЙДИ СИГНАЛ!
  
   Сигнал! Сигнал! Найти сигнал! -- я в ужасе, не зная что делать, начала осматриваться по сторонам, меня всю трясло от перевозбуждения, страха и адреналина. Влад схватил меня за плечи и заорал в лицо.
  
   -- В Магнобусе! В долбанном магнобусе! СИНИЙ КАМЕНЬ! -- и толкнул меня в сторону Магнобуса, что застрял на ветках и висел на приличном расстоянии над землей, я скривившись было оглянулась. Но Влад уже бежал к Даниилу, что на последнем издыхании своей энергии вновь призывал мощь реки. Великан, что завалился на земле поднял голову вверх, его правая нога изрядно погрязла в земле и вырваться возможным не представлялось. Он закинул огромную лохматую голову наверх, и начал издавать протяжной звук, что проносился по всей территории.
  
   Что означал этот звук выяснять не хотелось, и я бросилась к Магнобусу. Приговаривая себе под нос "камень, синий камень, заряженный энергией, синий камень". Полезла вверх по огромному дереву, и я в жизни не лазила по деревьев прежде, но в этот раз кровь стучала в голове, и я царапая руки лезла вверх, не замечая больше, что происходило на поле. Хваталась за ветки, пытаясь залезть на огромное дерево, на толстую ветку, которая выходила в разбитое окно. В какой-то момент очередной сук подо мной проломился и с диким криком, царапая руки и ноги, которыми я обхватила дерево, покатилась вниз. Я умудрилась зацепиться в метре над землей, вновь переламывая боль я потянулась на верх, попыталась посмотреть, что происходило с ребятами, но могла увидеть только пожар, что разгорался среди деревьев, несмотря на дождь. Протяжный звук поваленного великана продолжал издаваться на низком тоне. Я вновь потянулась на вверх, замечая, что мое дерево вибрировало. Посмотрела в сторону, и мое сердце остановилось, я видела как со стороны нашего лагеря, двигалось три фигуры, что поваливая деревья приближались к нам.
  
   Я посмотрела на обломанный мной прежде сук и на магнобус, дверь которого была открыта в метре от меня. Вибрация от бега увеличивалась и я решилась, оттолкнувшись от дерева, схватилась руками за дверь, под моим весом магнобус покачнулся и чуть проехал вниз, я из последних сил потянулась, поднимая правую ногу вверх в попытке зацепиться, и впервые в жизни обрадовалось своему длинному тощему телосложению.
  
   Я умудрилась закатиться вверх, сердце колотилось просто в неестественном темпе, глаза видели четче, чем обычно и могу поклясться, что в любых других условиях никогда бы не свершила столь акробатический трюк. Я цепляясь за полуразрушенные сидения, заставила себя подняться, магнобус вновь пошатнулся, я расставила руки в стороны, пытаясь найти равновесие. Синий камень, синий камень. Мои глаза бегали из стороны в сторону, я догадалась пройти к месту где находились преподаватели и управляющий магнитами прежде.
  
   Низкий гул нарастал, как и вибрация магнобуса, я в панике смотрела по сторонам, закрыла лицо руками, мне хотелось кричать громко и долго и совсем не двигаться. Заставила себя открыть глаза, что вновь в панике смотрели по сторонам, маленькая коробочка, что была открыта валялась прямо перед входом, из неё доносилось слабое голубоватое свечение. Я судорожно вздохнула, и было потянулась к ней, когда неожиданно магнобус вновь содрогнулся, и оторвался от насиженного места, но он не полетел вниз как ожидалось, он полетел на верх, я услышала низкий раскатистый крик. Мой рот открылся в беззвучном крике, когда я почувствовала, что нахожусь в воздухе, коробочка тоже сошла со своего места, и уже в воздухе болтыхая ногами, я умудрилась её схватить в руки. Через мгновение я приземлилась на мягкое переднее сидение магнобуса, он замер я почувствовала как отдался назад, и жуткая сила зашвырнула его вверх. Я было попробовала схватиться за сидушку, но мне не хватило сил удержаться одной рукой, и я вновь оказалась в воздухе не в силах ни за что зацепиться, сжалась в комочек, больше ничего меня не держало и я не знаю богов какой расы мне надо было благодарить, но вместо того, чтобы врезаться в растопыренные перила, я вылетела в переднее окно, которое давно было раскрошено. Я оказалась высоко над землей. Болтыхая и руками и ногами, громко закричала. Магнобус под силой его тяжести летел вниз прямо передо мной, пока я болтыхалась в воздухе, с диким криком призывая силы воздуха если таковые во мне имелись меня спасти. Магнобус падал вниз. Со стороны разразившегося пожара услышав протяжный крик, я увидела как неровно, то и дело срываясь вниз, ко мне летел дракон. И толкнув меня своей головой вверх, он поменял траекторию моего падения и неуклюже попытался меня поймать.
  
   Не знаю был ли смысл в его действиях, ибо мое сердце давно остановилось и я сомневалась, что оно сможет биться вновь. Генерал неуклюже махая слабыми крыльями, издавал протяжные крики, в попытках меня поймать. Мы на огромной скорости приближались к земли, наконец, я уперлась в грудь Генерала и отчаянно сжимая в руках коробочку с синим свечением его обхватила, мы находились слишком близко к земле, и единственное, что он успел сделать это закрыть меня крыльями. Мы упали прямиком на землю. Однако падение оказалось намного мягче, чем ожидалось, Генерал раскрыл крылья, мои глаза вновь смогли видеть, мы плавали в трясине. А рядом стоял Влад, что держался двумя руками за землю, казалось его тоже трясло, лицо было бледным до ужаса.
  
   Генерал болтыхался на спине, когда ему удалось перевернуться, земля затвердела и в ней затвердели его задние ноги. Я, держа в руках коробочку, побежала к Владу, пока Генерал бья крыльями о землю, пытался вытащить лапы из затвердевшей земли. Тяжело дыша Влад без сил опустился на пятую точку, я подбежала к нему протягивая коробочку. В этот момент нас обоих обдало жаром, я оглянулась, Генерал махая крыльями бил струей огня в землю, пока она не отпустила его, и он смог отлететь.
  
   -- Вызывай, -- задыхаясь произнесла я, суя под нос коробочку Владу.
  
   -- Это не та коробочка! -- заорал отвратительный друг Даниила, я открыв рот и сев, после всех потрясений в ужасе смотрела на него, что значит не та коробочка, из нее выпал синий камень, Влад на него посмотрел и видимо испугавшись моего взгляда произнес, -- не, та коробочка, та.
  
   -- Вы-зы-вай, -- прожигая его взглядом, по слогам произнесла я.
  
   -- С ДОРОГИ, С ДОРОГИ! -- до нас донесся бешенный голос, я обернулась к нам бежал Тилей и отчаянно махал руками, мы с Владом дружно подняли головы вверх, прямо над нами огромный великан, опускал огромную ногу на нас, уговаривать дважды нас не пришлось, мы разбежались в разные стороны. Влад кинул тускло светящийся голубым камень Тилею, что подняв голову вверх бежал, и схватив камень бросился в сторону, не долго думая я бросилась за ним. Забившись за деревом прикрыв глаза он вливал свою энергию в камень, что засветился ярким синим цветом.
  
   -- Атака, атака, -- произносил он, -- Луг вдохновения.
  
   -- Что теперь? -- спросила я, когда он обессиленно откинулся спиной на дерево, а рука крепко сжимающий камень упала рядом. Взгляд моего куратора сконцентрировался на мне и он поморщился.
  
   -- Какого черта ты вообще здесь делаешь вместе с Шамарин? -- спросил он, после чуть выглянул из дерева, посмотреть не бежит ли кто нас убивать.
  
   -- Ну, мы...
  
   -- И что это за чудовище? Летающий крокодил.
  
   -- На себя посмотри, -- оскорбленно произнесла я, однако под его взглядом я потупилась, -- ящерица, никогда прежде не встречала. А вообще мы пришли с Даниилом вызвать на помощь.
  
   -- Вообще-то-то это было поручено мне и Владу, пока Шамарин куда-то испарился, -- скривившись произнес Тилей.
  
   -- И заметь без нас у вас хреново выходило, -- заметила я, хмыкнув. Тилей на мгновение завис:
  
   -- Да ты выдала наше место положение, что нас всех чуть не убили.
  
   -- Рада! Рада! -- по полю бежала Даниил, я выглянула из-за дерева, и помахала ему. Он подбежал, на подбородке запеклась кровь, лицо было белым, одежда была разорвана.
  
    -- Спасательный отряд близок, -- крикнул он, оказываясь рядом. -- Если увидят твою ящерицу, -- он покачал головой. Я открыв рот на него посмотрела, после обернулась к куратору моей группы.
  
   -- Понятия не имею о чем говорит, -- поведала я, Тилей приподнял брови. Даниил схватил меня за руку поднимая.
  
   -- Я разберусь с ним! -- крикнул Даниил, -- иди! Уведи его отсюда!
  
   Генерал. Генерал, я бросилась вновь на открытое пространство, отчего-то Великаны начали двигаться много медленнее чем прежде, я заметила, что купол издавал яркое свечение и словно затягивался. "Беги Генерал! Уходи!" мысленно заклинала я, и в моем сознании пронесся голос, прощающийся голос. Генерала я так и не увидела, но его больше нигде не было. "Обитель, увидимся в обители" -- донесся до меня отголосок некого рычания.
  
   Я замерла по среди поля, осматриваясь, два великана было повалено, один держался за свое лицо, на его руках виделась кровь и он громко орал, неуклюже бегая. Один из них несся на меня, но его охватил яркий столб, как и всех остальных, яркие столбы света, что сковывали все их движения. Из теней повыходили люди в черных тканях. Ко мне хромая подходил Влад, выглядел он довольно спокойно.
  
   Солнце начало показывать свои первые лучи, окрашивая столь красивую рощу ещё вчера, в краски разрухи, пожар затухал под концентрированным дождем который направляли два спасателя. Солнце начинало сиять как и прежде, согревая в летнем свете, однако купол изменить произошедшего не мог. Зеленая трава казалось обезвоженной и потухшей, деревья были повалены, магнобус в стороне был всмятку.
  
   -- Вот мы и выжили, -- подытожил Влад, невольный смешок вырвался из моей груди. И закрывая лицо руками, я звонко-звонко захохотала, и, казалось, ничто в этот момент меня не могло остановить. Влад тоже улыбнулся, к нам подошло два рослых мужчины.
  
   -- Как вы ребята? Где остальные? -- его взгляд на себе я скорее почувствовала, но остановиться смеяться не могла, даже слезы на глазах выступили, отчего-то мне казалось все произошедшее жутко смешным.
  
   -- Под бугром, -- ответил Влад, его тоже не слабо трясло.
  
   -- Медицинская помощь близка, -- произнес один из них, и они направились искать наших одноклассников.
  
   Даниил и Тилей тоже к нам подошли, последний умудрился показать одному из застывших великанов неприличный жест, отчего до нас донесся низкий горланистый гул, пробирающий до дрожи. Я захохотала с новой силой.
  
   Вот и закончилось наше путешествие в самый безопасный уголок нашей страны. Через время показались и остальные ученики, испуганные, но в полном порядке, как выяснилось бугор, что создала Егоровна был на последнем издыхании, когда, наконец, атака прекратилась. Сама гном была без сознания на носилках, так много энергии она лишилась. Я то и дело срываясь на хохот, спрашивала у остальных смешно ли им теперь с моих слов, о том, что здесь может быть опасно. Однако, на удивление мою шутку никто так и не оценил. Купол был восстановлен, в пути был новый магнобус, чтобы нас всех забрать.
  
   Умай подбежал ко мне и схватив за плечи, смотрел в глаза и в его черных глазах было столько испуга, что мое сердце растаяло и я могла лишь глупо улыбаться, сама к нему прижавшись. Умай удивленно смотрел на меня, а после медленно положил свою руку вокруг моей талии, тоже к себе прижав. Лесана стояла чуть поодаль, сведя брови за нами наблюдая.
  
   Выяснилось, что в куполе была маленькая брешь с пару метров, которая была образована путем мощной концентрации энергии, на которую Великаны были просто не способны, но именно эта брешь позволила великанами проломить купол и попасть вовнутрь. У меня же больше не было сил думать ни о чем, я сидела в стороне укрываясь покрывалом, которое на меня накинули и прижимаясь к плечу Умая, что сидел рядом и отрешенно смотрел в сторону, мне было удивительно спокойно ощущать его тепло.
  
   Даниил отвел всех к месту, где оставили Марка, что с ним произошло оставалось ещё загадкой, но его первого увезли медики. Я прикрыла глаза и погрузилась в крепкий сон, как я оказалась дома, уже и не помнила.
  

Глава 24. Кто есть, кто

   Я смотрела в белый потолок своей небольшой комнаты, мои мысли вновь и вновь уносили меня в лес. Те события казались теперь далекими и неестественными. Было ощущение, что все мне приснилось: великаны, автобус, как поймал меня дракон. Даже не было страшно, просто ощущение, что этого никогда не случалось. Кроме одного. Лес, как я бежала по лесу, как он расступился передо мной, как направлял, я могла слышать животных, и точно знала, где каждый из великан, слышала страх леса...
  
   Первым делом я решила вновь это пережить, убедиться, что это не было моей фантазией. Я села в удобную позу, успокаивая свои мысли, делая глубокие вдохи и настраиваясь на энергию природы. Мне вновь хотелось услышать этот шепот наполняющий меня жизнью. Только в этот раз меня ждало разочарование. Точнее погрузиться у меня получилось, но шепота почти не было, даже воздух был тяжел и давил своим грузом, проникал словно яд на мои легкие. В доме был до ужаса слабый поток энергии, вокруг нас, на улице, казалось, что пыльный переулок совсем не имел ничего, что несло бы энергию. Неудивительно, что здесь жили низшие люди нашего общества, что совсем не имели энергии, и обладали лишь слабейшими техниками, ведь в этой части города было неоткуда взяться энергии. И лишь с далека я слышала манящий шепот леса. Он звал к себе и манил в свой уют, я могла слышать лишь тень отголоска, так далеко он находился.
  
   В соседней комнате, однако, меня ожидал сюрприз, заставивший застыть на месте. Моя мама поспешно бегала по комнате, одеваясь и готовясь к работе. Удивительными были же не эти обычные рутинные жесты, а яркий почти слепящий синий цвет её ауры. Это сияние было много ярче Лесаны или же её брата, а ведь в лагере, их цвета всегда выделялись своей яркостью. И если я правильно понимала, это и было сияние внутренней энергии, внутренних способностей мага. Это никак не могло улечься в моей голове. Ведь мы жили в этом районе, мама имела работу, что предоставлялась лишь самым слабым без способностей подченителям. Я даже не была уверена к какой стихии она относится. "Она с отцом учились в этой же школе", -- пронесся голос Лесаны в голове. И правда, в школу единства не берут слабых.
  
   Вопросов в голове становилось все больше, из-за этого я вышла из своего состояния, и неуверенно направилась в соседнюю комнату. Мама стояла перед зеркалом, поправляя свои волосы, пытаясь зачесать густые волосы в прическу, что не мешала бы ей. Заметив меня, на её лице расплылась улыбка, она потрепала меня по голове.
  
   -- Я опаздываю, моя хорошая, -- произнесла она.
  
   -- Но я хотела спросить, -- заговорила я, однако мама подхватила вещи, свое пальто и наказав одеться по теплее в школу оставила меня в одиночестве, обещая поговорить вечером. Мне оставалось лишь смотреть в закрытую дверь в задумчивости и задаваться вопросами.
  
   В школе царило приподнятое настроение, все делились впечатлениями о произошедшем. Всего за ночь события перекочевали из тем "ужас как мы это пережили", в "как это было весело и необычно". Когда я вошла в кабинет, в классе стоял гул, все обсуждали произошедшее, и приметив меня тут же окружили, как первоочевидца. Засыпали вопросами, и отчего-то у меня было ощущение, что они желали узнать совсем не о моих действиях. Так моим рассказам никто особо не поверил, считая, что я пряталась где-то в лесу, пока старшие все решали. Убеждать же мне никого не хотелось, поэтому я опустилась на свое место и смотрела в дверь в ожидании Умая.
  
   Гул пронесся по школе, сообщающий о начале уроков, учитель прошел в класс и за ним прошмыгнул Умай, мое сердце на мгновение йокнуло и отчаянно забилось. Ситар проскользнул на самое первое место с краю, словно бы не хотел, чтобы его опоздание было замечено. Мое сердце предательски забилось в обиде. В голове были свежи воспоминания, как при возвращении домой он меня обнимал и согревал своим теплом. Время от времени я ловила себя на мысли, что смотрю на него, но ничего не могла с собой поделать. Умай же ни разу не бросил взгляда в мою сторону. Окончание урока вновь принесло разочарование, не успела учитель закончить, как Умай Ситар поднялся и, не смотря в класс, направился прочь. Удивленно я позапихивала учебники в сумку и тоже выскочила, его однако совсем не видела.
  
   Помотала головой не до конца понимая, что это было, направилась наружу подышать свежим морозным воздухом. Лесана, укутавшись в теплые вещи, сидела чуть в стороне, наблюдая за шарами воды, что уже были несколько кристализироваными. Близко к ним, однако, не подходила. Видимо решила, что если замерзший шар в неё угодит, то туго ей придется. Она сидела на небольшой лавочке, обнимая саму себя, изо рта шел пар. Зима медленно, но уверено покрывала земли. Я посмотрела прямо перед своим носом, выдохнула пар, показалось облачко.
  
   -- Привет, -- произнесла я, усаживаясь рядом с Шамарин, что вместо того чтобы подвинуться и уступить мне место, придвинулась почти впритык ко мне.
  
   -- Что ты делаешь? -- спросила я.
  
   -- Мне холодно, -- ответила Шамарин, и действительно её губы отдавали синевой. Я тоже чуть придвинулась к ней, пусть мне не было так холодно, но дрожащее тело рядом наводило и меня на мысли о холоде.
  
   -- Почему же ты на улице сидишь? -- спросила я, удивленно на неё смотря, -- пошли во внутрь.
  
   -- Мне на морозе легче собраться с мыслями, -- тихо ответила девушка, качнув головой. Я передернула плечами, было бы чему собираться.
  
   -- Ты до сих пор переживаешь из-за произошедшего? -- удивленно спросила я. Лесана подняла ко мне взгляд темных глаз, в которых стояло непонимание о чем я же таком говорила. -- Я не знала, -- невольно захихикала я, -- что ты так ранимо отнеслась к нападению на наш лагерь, хорошо что ты была под защитой маленькой Егоровны, -- я положила руку ей плечо. Лесана вся перекореживалась пока до неё доходил смысл моих слов, она дернула плечом, оскорбленно скинув головой.
  
   -- Маленькая Егоровна, -- передразнила она меня, -- изменила ландшафт природы за считанные минуты, и выдержала атаку сотни великанов.
  
   -- Их было пятеро, -- хмыкнула я, вспоминая тех, кто пытался проломить бугор.
  
   -- И я, если бы была снаружи то...
  
   -- Ладно-ладно, о чем были твои мысли, -- миролюбиво перебила её я. Взгляд Лесаны остановился на мне, и несколько погрустнел, отвернула лицо и смотрела перед собой.
  
   -- Марк, -- тихо произнесла она, и поспешила добавить, -- тот здоровяк, что хотел ударить Тумаша, а я его уделала, -- я невольно фыркнула на этих словах.
  
   -- Так что с ним, -- закатывая глаза вернула на верное русло подругу я.
  
   -- Ты же сама его с Даном нашла? -- удивленно спросила Лесана.
  
   -- Его ранили великаны?
  
   -- Не великаны, -- Лесана качнула головой, вновь становясь понурой. Я ждала продолжения и мне казалось, что я далеко не хотела услышать его, -- они провели медицинское расследование, его энергия на исходе, было выжжано все до капли. Отец сказал, что он чудом остался жив, -- Лесана сжала свои руки на коленях. Я молча смотрела перед собой, мне было нечего сказать, поскольку я молчала Шамарин продолжила говорить. -- Это сделал кто-находящийся под куполом, -- произнесла она, наводящим голосом, словно от меня хотела услышать кто. Я мотнула головой.
  
   -- Это мог быть кто угодно, -- произнесла я, отвернувшись.
  
   -- Рада, -- воскликнула Лесана полностью оборачиваясь ко мне, -- что ты говоришь? Кто на это способен? Это сила темных! -- она резко закрыла себе рот рукой, и смотрела на меня широко раскрыв глаза.
  
   -- Как темные могли оказаться среди нас? -- закатила глаза я.
  
   -- Я не знаю, -- шепотом ответила Лесана, положа руку на мое плечо, словно привлекая внимание, -- и тем не менее подобные случаи зарегистрированы не только в нашем городе, но и в других крупных городах. Рада, -- она сжала сильнее свои промерзшие руки на моем плече, -- это все очень серьезно. Мой отец сказал, что это обнаружено не впервые, время от времени в различных городах есть подобные атаки, но ещё никогда прежде не удавалось обнаружить, того кто их вершил, -- её голос осекся, я с неприязнью на неё смотрела. -- Ты понимаешь что это значит? Все власти на ушах, ведется расследование и... мы должны сказать...
  
   Я резко подскочила на ноги, выдергиваясь из её цепких рук.
  
   -- Что мы должны сказать? -- спросила я, смотря на неё, -- мы не имеем ни малейшей идеи кто это может быть. Мы даже не знаем если это правда дело рук темных. А обвинять кого...
  
   -- Рада, -- Лесана буквально задохнулась воздухом от удивления, -- он взмахом руки убил великана, -- её голос сошел на нет, так сильно он горел негодованием. Я сжала кулак опуская вниз, показывая, чтобы она говорила тише. Мы оглянулись вокруг нас не было и души, все сидели в тепле, но время от времени ученики пробегали от одного корпуса к другому, -- как много ты знаешь подчинителей способных взмахом руки убить нечто столь великое?
  
   Я приложила руки к вискам массируя их, и пытаясь дышать как можно глубже, под сердцем неприятно сосало.
  
   -- Тебе никогда он не нравился, -- тихо ответила я, поднимая глаза к подруге.
  
   -- Дело не в этом! -- Лесана тоже подскочила с лавочки, -- Он скопировал карту, возможно некий подченитель стихии земли и способен на это, но обладатель стихии огня. Он погрузил руку в чистый огонь.
  
   -- Ты не можешь обвинять человека, без веских доказательств, -- твердо произнесла я, Лесана невольно усмехнулась.
  
   -- Если это не веское доказательство, то я не знаю, что ими будут.
  
   -- Да, -- я опустила голову печально улыбаясь, -- ты-то у нас знаешь все, -- Лесана было открыла рот, чтобы заговорить, но мне больше не было интересно. Я шла прочь от неё, чувствуя как мое сердце неприятно колит, а ладошки вспотели не смотря на холод. Я должна поговорить с Умаем, обязательно должна поговорить с ним сегодня, до того как Шамарин всем растрепит произошедшее. Мне надо точно знать.
  
   <center>***</center>
  
   Я мчалась к школе после разговора с Лесаной, и отчего-то мои щеки нещадно палили, а сердце билось все сильнее. Перед глазами стояли черные как уголь глаза Умая. Как он взмахом руки полностью остановил огромное существо высотой под пять метров, а в ширь, казалось, и того больше. В то время как Лесане хватило сил лишь его согреть, и то малую часть. Плотная аура вокруг него... и я знала ответ, так же как и Лесана, но мне не хотелось этому верить. Должно было быть какое-то объяснение. Мы даже никогда не видели темных в нашей жизни, как мы может утверждать, что нашли одного? Как он мог сюда попасть? Я не верю в это. Он добрый, он вынес Тумаша, помог мне перелезть через забор, он добрый. И во мне стояла незримая уверенность, что Умай сможет все объяснить и развеять страхи. Он бы не смог причинить боль человеку, ведь это... я остановилась перед дверью в класс и жадно высматривала его глазами, сердце билось все медленнее, -- ведь это означало, что он почти убил Марка, нет, я в это не верю.
  
   Мои руки тряслись, когда я заглядывала в класс, и терзали сомнения, ведь если спрошу его обо всем, то это будет значить, что ему не верю... и это не так, я верю, верю ему. Я тяжело и судорожно дышала в панике осматриваясь и не зная, что же мне делать, пока не осознала, что должна задать эти вопросы. Эти вещи необходимо узнать, иначе во мне всегда будут сомнения. Умай сможет меня убедить, что все не правда, а я в свою очередь смогу убедить Лесану и все станет как прежде.
  
   Я вновь судорожно выдохнула, облокачиваясь на дверной косяк, решая подождать его снаружи. Обернулась и замерла, Умай стоял в конце коридора и смотрел на меня, сердце предательски йокнуло. Тем не менее я попыталась непринужденно ему улыбнуться. Высокий парень спокойно подошел к кабинету и собрался было пройти мимо меня, но я схватила его за руку, чуть выше локтя. Он замер и обернулся, удивленно изогнув брови.
  
   -- Поговорим? -- еле слышно спросила я, дрогнувшим голосом, Умай некоторое время смотрел на меня.
  
   -- О чем? -- спросил он, чуть отвернул голову, -- урок начинается.
  
   Мое сердце билось как бешенное, пока я вспотевшей рукой держала его за руку, благо на нем была рубашка с длинными рукавами и он этого не мог почувствовать. Я с ужасом нашла себя, совершенно не способной сказать совершенно ничего, лишь смотрела на него как идиотка.
  
   -- Поговорим, -- напряженным голосом вновь выдала я, единственное слово, что могла произнести. Умай тяжело выдохнул и проскользнув взглядом по классу, отступил, протягивая руку в приглашении последовать в другое место.
  
   -- И куда же, позвольте спросить, вы направляетесь прямо перед началом урока? -- гневно сверкнув невзрачными серыми глазами из-под очков, произнесла преподаватель физических явлений. Я почувствовала просто невообразимое облегчение, словно гора с плеч сошла, когда мы вошли в класс. Я была прямо за спиной Умая, пока он шел к нашему месту, не отставая ни на шаг, словно боялась, что он вновь сядет на неверное место. Парень дошёл до нашей парты в третьем ряду и плавно опустился на свое место у окна. Я села рядом, напряжённо сцепив руки над партой, Умай отрешенно смотрел в окно. В такой позе мы и просидели весь урок. Где-то в стороне слышался несколько истеричный голос преподавательницы, объясняющий законы гравитации этого мира и как они влияют на наши способности обмена энергии с природой.
  
   Прошла целая вечность, прежде чем по школе прошел гул, сообщающий об окончании урока. Мы поднялись и в молчании, захватив теплые вещи, не замечая одноклассников, и даже Тумаша, что хотел было направиться за нами, но увидев наши лица замер в нерешительности, спустились вниз.
  
   -- Уж не убивать ли ты меня ведёшь, -- усмехнулся Ситар, когда я повела его за школу в вполне объемный пришкольный парк. Листья давно опали на землю и засохли, шуршали под ногами, напоминая, что осень уверено передавала свои владения зиме. Ветер дул все сильнее насквозь продувая мое тонкое пальто, отчего я дрожала.
  
   На его слова я попыталась непринуждённо усмехнуться, но все, что вышло было напряженной улыбкой. Мы остановились посреди парка школы, где нас точно не могли найти. Из-за холода он был совершенно пуст, и можно было быть уверенным, что в такую погоду так глубоко точно никто не забредет. Умай обернулся ко мне, ожидая моих слов, я сжала кулаки собираясь с мыслями и просто не зная, как это принести. Вдохнула морозный обжигающий воздух, выдохнула, подняла голову к нему. Умай изогнул брови.
  
   -- Я безоружен, -- он раскрыл в стороны руки, поднял голову и закрыл глаза, -- бей -- свидетелей нет.
  
   Почему-то мне не показались его слова смешными. Я нахмурила лоб поднимая к нему тяжелый взгляд.
  
   -- Это не смешно, -- тихо произнесла я, через дрожащие губы, обняла себя одной рукой, чтобы согреть.
  
   -- О, -- протянул молодой человек, облокачиваясь на дерево, -- так у нас серьёзный разговор, -- он сверкнул тёмными глазами в насмешке. Я кивнула, и тем не менее не могла вымолвить ни слова, -- начинай, -- кивнул он мне. Умай выглядел вполне устойчивым к холоду, хотя на нем была всего одна теплая кофта, лишь его губы чуть посинели из-за морозного воздуха, и пар выходил при выдохе. -- Я бы начал за тебя, но боюсь ошибиться темой.
  
   Мой одноклассник выглядел настолько далёким и чужим в этот момент, даже не высокомерным, просто далёким и закрытым, что мое сердце сжималось.
  
   -- Способ, которым ты... обезвредил великана, -- каждое слово мне давалось с огромным трудом, отчего я делала перерыв после каждого из них, сопровождая все глубоким вздохом.
  
   -- Ты хотела сказать "убил", -- с холодной насмешкой исправил меня Умай. Я вздрогнула, широко открыв глаза, подняла их к нему. В его взгляде стояла тень ненависти и предательства, он напоминал ребенка, закрытого ребенка, которого предали. В его глазах, что были чернее ночи, стояла тень ненависти, а на лице расплылась улыбка, от которой мне захотелось бежать далеко и без оглядки, забиться под большое крыло Генерала и никогда больше не видеть этого человека. -- Будем называть вещи своими именами.
  
   -- Уб, -- мой голос потух, в горле пересохло, и под пронизывающим ветром я сильнее поежилась, -- техника, это кажется, не кажется, мы, то есть она, -- я закрыла глаза сама не понимая, что говорю, -- Лесана считает, что эта техника не нормальна для подчинителя, -- наконец, произнесла я, почему-то было легче это произнесли от ее лица.
  
   -- Лесана считает, -- с большой толикой ехидства произнёс мой одноклассник, он смотрел мне прямо в глаза, -- а ты?
  
   -- Я? -- отчего-то мой голос звучал жутко удивлённо, -- а я... не знаю, думаю, -- неуверенно говорил мой голос, -- у тебя есть объяснение... секретная техника семьи или ещё что, -- я с надеждой посмотрела на него, сама находя миллион оправданий. Даже не думая о тех чёрных глазах и столь плотной чёрной ауры вокруг него, что видела.
  
   Умай смотрел на меня с неким снисхождением перемешанным ненавистью и громко-громко рассмеялся, сгибаясь пополам и отчего-то его смех звучал жутко и даже истерично, я напряженно улыбнулась, отступив от него на шаг.
  
   -- Секретная техника, -- он поднял ко мне горящие глаза, -- правда веришь, что такая может быть? -- он выпрямился и я не вольно сделала шаг назад, что не ушло от его глаз. -- Твоя подруга много умнее, -- загадочно произнёс Умай, я смотрела в его глаза, в которых стояла сталь, все ещё не понимая, о чем же таком он говорил. -- Она хотя бы способна видеть очевидные вещи.
  
   -- Ты, ты, ты, -- я качала головой, неосознанно отступая дальше, он прищурившись следил за моими движениями, -- это не правда, -- мой голос осип.
  
   -- Я спас тебе жизнь! -- его голос прогремел в парке и пронесся над ним, так, что одинокая птичка упорхнула с ветки, близкого к нам дерева. В его голосе больше не было и следа смешинок. Он заговорил более жестко сквозь зубы, голосом пропитанным собственным превосходством, -- Ты думаешь жалкий подченитель на это способен? -- мне стало стремительно не хватать воздуха на его словах, кровь ударила в лицо.
  
   -- Ты почти убил Марка! -- воскликнула я, прикрывая после этого своими холодными чуть посиневшими руками свой рот, смотря на него испуганными глазами, -- ты лишил его энергии!
  
   -- Марка, -- наполненным сарказмом голосом передразнил меня он, -- что напал на нас в магнобусе? В нем не было ни мозгов, ни силы, его жизнь бесполезна.
  
   -- Бесполезна?! -- мой голос, которому не хватало кислорода, тух среди завываний ветра, -- кто ты такой чтобы решать чья жизнь бесполезна?! Кто ты такой?! -- я качала головой, с опаской смотря на него и отступая, -- ты опасен, -- почти не слышно говорила, -- опасен. Лесана права.
  
   Я очень тяжело и прерывисто дышала, отступая все дальше и качая головой, в глазах стояли слезы, а в груди ком, который не давал мне дышать. Развернувшись, чуть ли не бегом направилась прочь, но Умай оторвавшись от своего места в два счета меня нагнал и схватив за руку, с силой потянул назад. Схватил за плечи с силой сжимая их, отчего из меня вырвался непроизвольный вскрик, и с силой припечатал к дереву, все сильнее сжимая руки. Глаза его сияли ненавистью.
  
   -- Не смей! -- зарычал парень, чуть оторвав меня от дерева и вновь с силой ударив, вышибая весь кислород из моих легких, он приблизился ко мне в притык, и его лицо из-за нашего почти одного роста находилось прямо над моим, я в ужасе смотрела на него, -- на меня так смотреть. Я спас тебе чертову жизнь! -- процедил он прямо мне в лицо, я отвернула голову, но схватив меня за подбородок он развернул его к себе обратной, -- говорить, что я опасен, -- его голос наполнился горечью, -- подченители почти полностью истребили мой род! Из своего "благородства" оставив единицы умирать в "снежном аду"! Закрыв нас там, где выжить невозможно! Без еды и простейших элементов для тепла! ОНИ ОСТАВИЛИ НАС ТАМ УМИРАТЬ! Не с смей говорить, что я опасен!
  
   Я судорожно дышала, мое тело полностью сковало из-за страха, он молчал яростно смотря мне в глаза, ожидая чего-то.
  
   -- Как вы выбрались? -- еле слышно спросила я.
  
   -- Магия подченителей проста до глупости, -- фыркнул Умай, я смотрела в его глаза почти не веря тому, что он говорил. Его глаза смотрели на мои, он с усмешкой выдохнул и положил свой лоб на мой, отчего я зажмурилась. Его голос зазвучал тише, -- я думал, что ты как никто другой сможешь меня понять.
  
   Он оторвался от меня и отступил, только тогда я смогла выдохнуть, невольно обняв себя правой рукой, он смотрел на меня с разочарованием. Я удивленно на него посмотрела, не понимая о чем он говорил, почему это я должна была его понять?
  
   -- В конце концов, -- проговорил парень, все так же разочаровано смотря на меня, -- Чем ты отличаешься от меня? Чем? Между нам нет разницы.
  
   -- Что ты несёшь? -- несколько зло ответила я, -- между нами нет ничего общего.
  
   -- Ничего? -- изогнул брови Умай и поворачивая ко мне глаза, -- Рада, единственная разница между нами, что я рождён среди тех кто считается падшей тёмной расой, а ты той, что считается наивысшим звеном развития.
  
   -- Что за бред ты несешь? -- скривилась я. Умай приподнял брови и на его лице проскользнула ухмылка, приоткрывшая его белоснежные зубы, он усмехнулся поджал губы.
  
   -- Ты хочешь мне сказать, что, -- говорил он голосом пропитанным насмешкой, -- не знаешь к какой расе принадлежишь? -- он хохотнул, -- почему бы тебе не спросить родителей? Скорее всего приемных.
  
   -- Ты бредишь, -- мрачно усмехнулась я, покачав головой. Умай вновь придвинулся ко мне, убрал с лица светлую прядь волос, провел рукой по носу, под глазом, вызывая во всем моем теле дрожь, я сжала зубы.
  
   -- Посмотри, эти глаза... столь яркий цвет глаз не принадлежит человеку, -- говорил он, -- в человеческой природе лишь простейшие оттенки, если не карие, то приближенные к серому. Эти волосы почти белого цвета, -- продолжал говорить он, взяв в руки прядь моих волос и помахав ею, -- очень редок среди людей, -- на его лице стояла улыбка пока он внимательно меня осматривал, мое сердце билось как ненормальное, и мне хотелось до жути его оттолкнуть, но я не шевелилась. -- Это ухо, -- он убрал прядь за ухо, -- немного заострено для человеческого. -- Он прищурился, оставил руку на моем затылке, на лице проскользнула улыбка, -- не хочу тебя разочаровывать, но даже я более приближен к подченителю, чем ты. Я -- человек.
  
   На его лице стояла улыбка, приоткрывавшая белые зубы, меня накрыла злость, я оттолкнула его от себя, он не стал сопротивляться, подняв руки в воздух отступил. Я бросилась прочь, даже не забежала в школу за своей сумкой, бросилась на остановку. В кармане с силой сжимала ключ от дома, пока магнобус плавно меня уносил туда. А я невидящим взглядом смотрела перед собой.
  

Глава 25. Как легко перевернуть мир

   В голове не было ни единой мысли, когда я подошла к квартире, вставила ключ в замок, открыла дверь. Дома никого не было. Я посмотрела на темный крошечный коридор, ударила по стене и к потолку подлетело два шара, наполняющих комнату тусклым светом. Посмотрела на этот источник энергии, что можно было приобрести в специальных магазинах -- упраздненная энергия. У нас даже не было достаточно средств, чтобы купить их достаточное количество, один из них трещал, его энергия медленно угасала. Я зло ударила по стене ещё раз, и ещё два, что были в запасе поплыли на верх, они были в резерве, мама хранила на будущее. Мне нужен был свет.
  
   Подошла к зеркалу, и мое отражение отразилось в мутном стекле. "Эти глаза не принадлежат человеку", -- встретилась взглядом со своим отражением. Ярко зеленый цвет, кристально зеленый цвет весенней травы. Некогда столь блеклый цвет глаз преобразился всего за пол года старшей школы, это начало происходить, когда я начала ощущать энергию вокруг себя, с тех пор он незаметно менялся. Но меня не особо волновала моя внешность и это всегда оставалось без внимания. Мои блеклые волосы тоже наполнились жизнью, они немного отросли и словно сияли внутренним светом, стали плотнее и прямее, в них была жизнь, что они не имели прежде. Я дрожащей рукой убрала прядь за ухо и повернулась боком, изо рта вырвался смешок. И я засмеялась громко, сжимая кулак на зеркале, и опуская лицо на него. Мое небольшое ухо имело странную форму, и черт возьми оно всегда его имело, но я считала, что это дефект и прятала от окружающих, чтобы с меня не смеялись.
  
   Я приоткрыла глаза, опустив их, улыбка померкла, но это все ещё ничего не доказывало и... повернула голову к шарам, что светили под потолком издавая яркий свет. И мне пришла идея в голову, Егоровна как и Великаны все отличались цветом энергии, когда я их видела, но мне никогда не приходило в голову посмотреть на себя. Я прикрыла глаза, и вновь этот процесс, казался, столь естественным, словно всегда был частью меня. Опустила взгляд на свои руки, и действительно их окружало сияние, туманное серовато-белое. Я так и смотрела на свои руки в надежде увидеть яркий синий или хотя бы тусклый голубой цвет, но нет.
  
   Краем сознания я услышала, как кто-то вставил ключ в замок, но дверь была уже открыта и ключ не повернулся. За дверью виднелся яркий синий цвет, она открыла дверь и удивленно вошла со словами:
  
   -- Ты уже дома? Вас отпустили раньше? -- мама поморщилась от непривычно яркого света в комнате, приложила руку к глазам. -- Рада, зачем ты включила весь наш свет, ты же знаешь, что я не смогу осилить в этом, -- её укоризненные слова замерли, когда она увидела меня стоящей по среди маленькой прихожей. Я смотрела на её ярко-синюю ауру, выставив руки перед собой, на которые смотрела до этого. Сумка с продуктами выпала из руки и она поднесла её ко рту.
  
   -- Рада, -- прошептала она, -- твои глаза, -- её голос осип и она сглотнула, невольно отступив. Я перевела взгляд в зеркало, оно не отражало моей ауры, но мои глаза издавали свечение, почти такое же как наши шары, только зеленое, глазные яблоки увеличились, и теперь я ещё меньше напоминала человека.
  
   Мама или человек, что я считала матерью, поторопилась закрыть за собой дверь, чтобы никто из соседей нас не удивил.
  
   -- Прекрати это, -- произнесла она, стоя ко мне спиной.
  
   -- Прекратить? -- удивлено спросила я, закрывая глаза и выдыхая. -- Мне кажется у меня есть вопросы, -- очень медленно произнесла я, все ещё не до конца понимая как реагировать на все. Человек, что я считала матерью вовсе не моя мать? Где она могла вообще раздобыть эльфа в этом мире? Темного и то легче найти, где они хотя бы все знали.
  
   Женщина закрыла лицо руками, помассировала переносицу, открыла и протянула руку показывая, чтобы я проследовала в зал, в котором она жила, используя как личную комнату. Я прошла, она вошла вслед за мной, так и оставив свои сумки на полу при входе.
  
   Мама, или должна ли я её звать Мираной? Вошла в след за мной, она распустила свои густые волосы, позволяя им опуститься до талии, и по массажировала голову, подошла к шкафу, тяжело выдыхая. Я села прямо на пол, обняв себя за колени, наблюдая за ней. Она подошла к шкафчику, и достала оттуда некий графин, провела взглядом по комнате, но не нашла видимо искомого и отпила прямо с горла. Обратила взгляд ко мне, подумала и отпила еще раз, я поджала губы.
  
   Она села на кровать, смотря на меня своими большими карими глазами, очень красивыми, мне всегда хотелось, чтобы мои были такими же.
  
   -- Где ты меня нашла? -- прищурившись спросила я. Женщина передо мной удивленно на меня посмотрела, приподняв брови, очевидно не понимая вопроса, и показала себе на живот, с вопросом смотря на меня.
  
   -- Мама, -- зло заговорила я, подскакивая, -- посмотри на меня! Посмотри на меня! -- женщина сидела на диване, не отрываясь смотря на меня и хлопая длинными ресницами, -- я же не человек! Посмотри!
  
   -- А кто же ты? -- удивленно спросила она.
  
   -- Кто мои настоящие родители? -- зло спросила я, скрещивая руки перед грудью. Она вновь указала на себя пальцем, выглядя все печальнее. Я покачала головой, -- это невозможно. С тобой говорить невозможно, -- подскочив, я было направилась из комнаты.
  
   -- Рада, -- её голос зазвучал крепче, -- сядь. Я давно должна была тебе это рассказать, -- она опустила глаза, я вернулась на свое место, её руки были крепко сжаты на своих коленях.
  
   -- И что же тебя остановило? -- спросила я.
  
   -- Ну, я надеялась, что ты никогда не узнаешь, -- нервно усмехнулась она, я прищурила глаза не понимая серьезно она говорила или нет. Она молчала, я приподняла брови.
  
   -- Для начала разберемся, твоя мать - я, -- она положила руку себе на грудь, -- я -- человек, ты... -- она посмотрела на меня неуверенно, -- я сама лично дала тебе жизнь, до сих пор помню эти мгновения. Думала откажусь от тебя, -- произнесла она, я передернулась все ещё не понимая серьезно она говорила или нет, -- а потом принесли маленькую такую, красненькую, такой злобный красный комок ора, -- она положила руку на сердце, -- и во мне проснулся материнский инстинкт.
  
   Я в ступоре смотрела на неё, эта издевка в этот момент злила до ужаса.
  
   -- Я подчиняю долбанный воздух, -- сквозь зубы процедила я, гневно сверкая глазами, тыкнула себе в ухо, убирая волосы назад, мои руки трясло от злости, -- хочешь меня убедить, что я человек?!
  
   Мама некоторое время на меня смотрела подняла палец в воздух, потянулась рукой к бутылке отпила, выдохнула.
  
   -- А я не говорила, что ты человек, -- заметила она, еще раз отпила, поставила бутылку на место.
  
   -- Ты сказала, что ты моя мать, -- внутри все колыхало от злости, казалось, что не я подросток, а она ребенок, которому надо было все объяснять. Это злило до ужаса.
  
   -- Я, -- она вновь положила себе руку на грудь, -- человек, а вот твой отец не очень, -- я удивленно раскрыла глаза, впервые в жизни она о нем заговорила серьезно, раньше она всегда отшучивалась придумывая ему разные работы и предназначения в жизни, -- но такой красавчик! Ты не представляешь, я как его увидела, -- она захохотала, -- всю голову потеряла. Я его видела все раз в жизни...
  
   -- И успела меня зачать?
  
   -- Он очень красивый, -- оскорбленно ответила моя мама. Я подскочила как ужаленная, кровь ударила в щеки, мама смотрела на меня, её взгляд погрустнел, -- я не думала, что все так выйдет. Сядь.
  
   -- Почему ты мне не сказала? -- я смотрела на неё, сердце билось как бешенное, отступила. - Где ты вообще нашла долбанного эльфа?!
  
   -- Не долбанного, а симпатичного, -- не согласилась она, -- это, -- она покачала головой.
  
   -- Ты меня родила, ты знала, что я буду другой! И ничего не...
  
   -- Ну знаешь, -- оборвала меня мама, -- мне когда дали тебя на руки не сказали, что к шестнадцати годам она превратится в эльфа.
  
   -- Да мой отец эльф! -- меня всю трясло от ярости.
  
   -- Там дашь на дашь, -- она не смотрела на меня, смотрела перед собой, -- знаешь ли. Пятьдесят на пятьдесят и... гены эльфа сильнее оказались, -- она развела руками, смотря на меня.
  
   Я тяжело задышала, заходила из стороны в сторону. Это просто невероятно, просто невероятно. Схватила себя за голову, сжимая в кулаки волосы. Всего один раз видела?! Это что же выходит! Я всю жизнь мечтала его увидеть, услышать о нем, узнать кто он. Может он умер, это было не важно, геройская смерть. Просто узнать о их глубокой любви, что я ребенок от человека, что она любила. А он ошибка жизни? Я ошибка её жизни? Что хотела отдать. Я тяжело дышала, на глаза накатывали слезы злости. Она видела его всего раз в жизни. Как такое возможно? Мои глаза метались по комнате. Мама сидела на своей кровати и смотрела на меня, такая красивая, даже в её возрасте. А в ушах стояли её слова, и в груди ком, что разрывал меня на части и я просто не могла его выдохнуть. Это как предательство, которого я никогда не ожидала. Я не могу так. Не могу.
  
   Я очень тяжело дышала, направилась из комнаты, мама, что напряженно сидела на кровати, взволновано обернулась, но я направилась дальше к двери, громко хлопнув ею за собой.
  
   -- Рада! Куда ты? -- услышала как мама подскочила с дивана, -- Рада! Вернись! -- даже этот чертов слух! Я слышала, что она делала в квартире! Это все не от человека! Это все ложь! Ложь!
  
   И я бросилась бежать, по темным морозным улицам, слезы сами стекали по глазам. А я мчалась вперед, сбивая с ног случайных прохожих, что слали проклятия, бежала не останавливаясь. В район, где встретила его прежде. Меня всю трясло от рыданий, словно что-то внутри надорвалась и разъедало на части. Я не знала где он жил, лишь что где-то в этом районе. Это была его вина, его.
  
   -- УМАЙ! -- проорала я по улице, меня всю трясло от рыданий, я крутила головой и мчалась дальше, -- УМАЙ! -- истошно и истерично орал мой голос, но я не могла ничего с собой поделать. Ком в груди, что разрывал на части и не давал дышать. -- Это ты виноват, -- прошептала я, закрывая глаза, слезы их застилали, -- УМАЙ! -- вновь проорала я. Споткнувшись, своим несуразно длинным тощим телом, растянулась на каменной мощеной дороге, села громко всхлипывая, подбирая саднящую коленку, на которой показались капельки крови. Приложила к ней лоб, громко всхлипывая зажмурилась и закричала на всех возможностях своего голоса: УМАЙ!!!
  
   -- Заткнись! -- я услышала где-то со стороны знакомый голос, икнула крутя головой. -- Каково черта ты там делаешь? -- шепотом ругался парень, я подняла глаза, он виднелся в окне, наполовину вылез, на втором этаже. Его глаза блестели в шоке и он то и дело оглядывался по сторонам. Я громко икнула, слезы продолжали течь, но уже без столь ярых спазмов.
  
   -- Это ты виноват, -- сквозь слезы говорила я, -- ты, -- качаясь из тороны в сторону, -- ЭТО ТЫ ВИНОВАТ! -- зажмурившись закричала я, вновь уходя в рыдания.
  
   -- Замолчи, замолчи! -- шепотом говорил парень, испугано оглядываясь по сторонам, словно опасаясь, что меня могли увидеть. -- Иди домой, -- я, задыхаясь из-за рыданий, качала головой. Где-то в дали, могла различить голос матери, что меня звал.
  
   -- Ты виноват, -- громко рыдала я, и понимала что это было глупо, но не могла остановиться.
  
   -- Твоююю же мааать, -- прочти проныл парень, -- я спускаюсь, только молчи.
  
   Я громко икнула, мое тело то и дело вздрагивало, слезы продолжали литься, я держала колено, спустя считанные секунды, он выбежал на улицу ко мне.
  
   -- Нам нельзя привлекать внимание, - я послушно поднялась, продолжая беззвучно всхлипывать.
  
   -- Это ты виноват, -- прерываясь на всхлипы проговорила я, -- ты!
  
   -- Замолчи же, -- он схватил меня под локоть и поволок внутрь дома.
  

Глава 26. Устрой тёмных

   Всхлипы медленно перерастали в икоту, пока мы поднимались по тесному коридору на второй этаж. Входная дверь была нараспашку, видимо Умай очень сильно торопился. Он пропустил меня вперед и прислонился ухом ко входной двери к чему-то прислушиваясь, но у меня уже не было сил удивляться. Все мои слезы как рукой сняло, когда я оказалась в его квартире. Лишь судорожные вдохи ещё напоминали о моем состоянии. Я зашла внутрь, квартира состояла всего из одной комнаты и двери, видимо в уборную. На единственном небольшом столе, стояла некая стеклянка в которой горел огонь на ниточке с жидкостью, издавая тусклое свечение, я никогда прежде не видела такого прибора. Света этого странного элемента катострафически не хватало, все отдавало тенями. Под столом акуратными идеально ровными стопочками были сложены учебники, тетради, листки.
  
   Сама комната была довольно просторна, но совершенно пуста. Под окном лежал матрац с одеялом и подушкой. Кровать была немного смята, видимо, он только подорвался с неё. У стены в сторогом порядке друг на друге лежали коробочки, одинакового размера и рядом с ними некоторые кухонные принадлежности.
  
   -- А где твоя тётя? -- икнув спросила я. Умай оторвал ухо от двери и повернулся ко мне, насмешливо приподнимая брови.
  
   -- Серьёзно? Тётя? -- он покачал головой, усмехнувшись. Я продолжила рассматривать пустую, идеально чистую комнату.
  
   -- Ты же мне говорил, что за тётей ухаживаешь? -- вновь спросила я, подходя к стене. Почему-то после того как я оказалась у него дома, слезы совершенно исчезли из глаз и лишь спазмы в виде икоты продолжали вырываться из моей груди.
  
   -- Откуда у меня тётя? -- несколько хмуро спросил парень, сложив руки перед грудью и внимательно наблюдая за моими действиями. Я подошла к стене и два раза ударила по ней. Отчего-то в этот день мне хотелось все видеть в ярких красках, пусть я и могла видеть и в темноте, но все было таким серым, даже при этом тусклом свете, от которого тяжелые тени разлетались в стороны. Я поджала губы и ударила по стене сильнее, но ничего не происходило.
  
   -- Зачем ты бьешь мою стену? -- спросил парень, заставив меня вздрогнуть, я обернулась к нему, он смотрел на меня, нахмурив брови.
  
   -- Включаю свет, -- произнесла я, в очередной раз всхлипнув.
  
   -- Избивая стену? Думаешь она испугается и загорится? -- он изогнул праву бровь, и я недоумевающе посмотрела на него, моя рука так и зависла над стеной, зажатая в кулак. Впервые жизни столь обыденное поведение мне показалось глупым, я убрала руку.
  
   -- А как же ты тогда зажигаешь его? -- спросила я. Подбородком Умай указал на странный прибор с жидкостью внутри, к ней опускалась нитка и горела на конце.
  
   Я поджала губы, обернулась к нему, только замечая, что меня била дрожь, и, не спрашивая разрешения, направилась к его напольной кровати. Взяла одеяло и укуталась в него, присаживаясь на пол.
  
   -- Что ты делаешь? -- спросил Умай, он так и стоял возле входной двери, держа руки перед грудью.
  
   -- Мне холодно, -- произнесла я, укутываясь сильнее в его одеяло и глубоко вдыхая аромат оставшийся в нем. Умай пристально посмотрел на меня и покачал головой.
  
   -- Я провожу тебя домой, -- наконец произнес он, я положила колову на колени.
  
   -- Тебе наверное одиноко здесь, -- тихо, почти неслышно произнесла я, -- совсем один в нашем мире.
  
   -- Я привык, -- довольно холодно произнес Умай.
  
   -- Неужели ты совсем не скучаешь по дому? Друзьям и...
  
   -- Не такая большая разница, да и потом, -- он мрачно усмехнулся, -- за мной часто следят.
  
   -- Расскажи мне, -- тихо произнесла я, слабо улыбнувшись.
  
   -- Хочешь узнать, зачем я здесь? И кто послал? -- на его лице стояла неприязнь, я выпрямилась и покачала головой. Сердце сжималось, когда я думала, насколько ему должно было быть одиноко все это время, совершенно одному, без возможности поговорить с кем-либо.
  
   -- Нет, я хочу чтобы ты мне рассказал, что потерял. Каково там? Скучаешь ли ты? -- я смотрела на него, широко открыв глаза, даже не думая как отвратительно должна была выглядеть с красными опухшими глазами, опухшим лицом. -- Сядь со мной, -- почти жалобно попросила я, парень смотрел на меня, не двигаясь. -- Пожалуйста?
  
   Умай, наконец сдался и сел рядом со мной, тоже подобрав колени и откинув голову на стену.
  
   -- Расскажи мне, -- вновь попросила я. Парень смотрел в потолок, свесив кисти рук с колен, мне казалось он так и не заговорит. Сильнее укуталась в его одеяло, что несло аромат хвойного мыла несколько терпкого, но почему-то этот запах мне доставлял удовольствие.
  
   -- Что? -- произнёс парень, я повернула голову, наблюдая за задумчивым взглядом почти черных глаз, устремленных в потолок, но казалось они смотрели куда-то дальше, за пределы, в бесконечность.
  
   -- Расскажи мне о своей семье, какая она, -- попросила я, пытаясь представить его маму, в моей голове у неё были длинные черные волосы, белоснежная кожа, хотя сам Умай имел смуглую кожу.
  
   -- Кто твои родители? -- неожиданно перебил меня Умай, -- ты спросила?
  
   -- Моя мама -- и есть моя мама, -- тихо ответила я, передергивая плечами. Мои щеки вспыхнули, когда я вспомнила, как убежала, мне даже стало стыдно за это, но возвращаться удивительно сильно не хотелось, только не сейчас. -- А вот отец -- эльф, я даже не спросила, где она его встретила.
  
   -- Какой он? -- было сложно сказать по его голосу, был ли на самом деле ему интересен мой ответ.
  
   -- Очень красивый, -- ответила я, пытаясь представить и его. Однако, моя фантазия меня подводила, я никогда не думала об эльфах, для меня они были мифами прошлого, что мне совершенно не интересны. Вот драконы -- другое дело, жаль отец был не драконом. Тут моя фантазия не подвела и я покраснела как рак, невольно хихикнув, представляя мою маму знакомящуюся с драконом. Тогда она бы не смогла сослаться на красоту.
  
   -- Как ты? -- неожиданно для меня спросил Умай, заставляя мои щёки вспыхнуть ещё сильнее. На его лице проскользнула улыбка.
  
   -- Мама сказала у меня его гены, -- тут же ответила я, пряча лицо в коленях, Умай засмеялся, возвращая свой взор к потолку.
  
   -- У меня нет семьи, -- вновь неожиданно произнёс он, заставляя меня вздрогнуть. Я изогнула брови. -- Наше поселение называется "Снежный Барс", там ни у кого нет семей.
  
   -- Как вы тогда появляетесь? -- я осеклась. Стало вдруг невыносимо жарко и чуть раскрыла одеяло. Умай хохотнул.
  
   -- Таким же образом, как и все люди, -- он неожиданно вновь повернул ко мне лицо, и оно оказалось прямо перед моим, слишком близко. -- Хочешь расскажу, как происходит этот процесс?
  
   Я настолько погрузилась в его глаза, что вся недвусмысленность его фразы до меня не сразу дошла, стало ещё жарче.
  
   -- Знакома с концепцией, -- несколько проглотив слова и запнувшись, произнесла я, гордо задирая подбородок и отворачиваясь. Почувствовала, как он наклонился ближе ко мне, так, что я могла ощущать его дыхание на своей щеке.
  
   -- С концепцией, -- повторил он за мной, в его голосе были слышны смешинки. Я сидела, как на раскаленных углях, было до ужаса душно. Распахнула одеяло, в надежде что прохладный воздух меня остудит, но Умай вдруг наклонился ближе к моей щеке, обдав своим пленительным ароматом, и я почувствовала мягкое прикосновение тёплых губ, что чуть задержались на ней. После, он поставил свой подбородок мне на плечо. Я ощущала его горячее дыхание, и мне самой становилось тяжело дышать, будто воздух вокруг стал раскаленным.
  
   -- Поделись ею, -- шепотом произнес он на самое ухо, отчего по телу пошли мурашки. -- Там, откуда я родом, ничему такому не учат, -- якобы печальным голосом произнес он, я смотрела прямо перед собой. Казалось, что стук моего сердца был слышен на всю комнату, я прикусила губу. Фальшь в его голосе даже я могла раскусить. Повернула чуть голову к нему, так и не решаясь посмотреть в его глаза.
  
   -- Ты врешь, -- тихо произнесла я, он чуть приподнял подбородок с моего плеча, по его лицу проскользнула длинная улыбка. Мое сердце забилось чаще и попыталась отстраниться от него чуть в сторону, чувствуя, что разговор свернул в опасную сторону.
  
   -- Не вру, -- упрямо ответил парень, в его глазах стояли смешинки, когда он наклонился вслед за мной. Я всеми клеточками кожи могла ощущать его присутствие рядом, он прикрыл глаза и потянулся к моим губами. Я смотрела широко открытыми глазами на его лицо. Он поцеловал меня, легко невинно, его правая рука опустилась на пол, удерживая его вес, и он полностью навис надо мной. Второй рукой он придержал меня за спину, медленно заставляя меня откинуться на кровать.
  
   И я поддалась, отвечая на его поцелуй, что становился все жарче и настойчивее. Я так долго мечтала о нем, что происходящее сейчас казалось мне нереальным. И пусть я все не так себе представляла, но внутри будто вспорхнули сотни бабочек, касаясь своими крыльями моего живота. Рука Умая неловко сжала меня за талию, чуть приподнимая. Поцелуй стал требовательным и глубоким, я тянулась за ним, и казалось мое тело само отвечало на его ласки, хоть наши движения были неловкими. Он наклонился к моей шее, обдав обжигающим дыханием, и волна дрожи прокатилась по моему телу. Я невольно хихикнула, передернувшись и чуть отвела голову в сторону.
  
   -- Щекотно, -- произнесла я, заглядывая в его затуманенные бархатные глаза, он положил ладонь на мой затылок, притягивая к себе. Я неловко подалась ему на встречу, положа руки на его спину. Он давил на меня своим весом, упираясь ногой между колен, и ощущение чего-то неизбежного щекотало мои нервы, заставляя сердце сбиваться с ритма и стучать чаще.
  
   И больше ничего не было важно. Я отдалась на волю эмоций, полностью растворившись в его объятиях, хоть это было неловко и жутко странно, но сердце мое трепетало.
  
   <center>***</center>
  
   Мы лежали в тишине, моя голова покоилась на его плече, пока он обнимал меня, смотря вверх.
  
   -- Ты скучаешь по дому? -- спросила я, выводя кончиками пальцев круги по его голой груди. Умай еле заметно передернул плечами.
  
   -- В нас не воспитывают привязанность, -- произнёс он, я удивлённо подняла к нему глаза, не уверенная, что понимала, о чем шла речь. -- У нас нет семей. Через год после рождения нас забирают от матерей, разделяя по секциям в группы. Взросление идет по определённой программе тренировки. В зависимости от того, в какую группу ты попал, у тебя разные предназначения в жизни.
  
   -- Как такое возможно? -- в моем голосе сквозило негодование. Детей забирают у родителей?! Для чего? Я не могла этого понять. Умай вновь передернул плечами, словно он не находил ничего странного в этом. -- Ты встречал свою мать?
  
   -- Мы никогда не знаем, какой человек дал жизнь тому или иному субъекту. Люди в середине жизненного цикла формируют пары, но полноценных семей у нас нет. В нас не воспитывают привязанность, -- вновь произнёс он. Умай смотрел в потолок, его лицо было спокойно. Я сглотнула, все ещё не понимая, что означали эти слова. -- В нас воспитывают цель. У каждого субъекта свои обязанности, -- в его словах не было эмоций, словно все так как должно быть.
  
   Я притихла, совершенно не зная, что можно сказать, мне хотелось обнять его крепко-крепко и никогда не отпускать. Я приподнялась на руках смотря в его глаза, заставляя сосредоточить внимание на себе.
  
   -- Я буду рядом, -- прошептала я.
  
   -- Недолго, -- хмыкнул парень, на его лице появилась мрачная косая улыбка. Он приподнялся, вынуждая меня отодвинуться в сторону и ровно сел, одеяло натянулось между его колен. -- Твоя подруга сдаст меня при первой возможности. Вещи, что я сделал, выдали меня с потрохами, -- он чуть поморщился. -- Я сам все испортил по глупости.
  
   -- Она не догадается, -- я улыбнулась ему, раздумывая над тем, что смогу ее убедить, обняла свои колени смотря на него, в груди разливалось тепло.
  
   -- Она поумнее будет, -- произнёс парень, как-то жестоко смотря мне в глаза, я удивлённо приподняла брови. -- Тебе пора домой, -- он поднялся в полный рост, спешно натягивая штаны.
  
   -- Я не хочу домой, -- мои брови нахмурились.
  
   -- Я провожу тебя, -- в его голосе появились холодные нотки, что больно укололи меня в самое сердце. -- Одевайся.
  
   Он направился к двери, насколько я поняла, в ванную. Пока я судорожно натягивала свои джинсы, лицо пылало как ненормальное. Я дала себе обещание, что смогу ему помочь. Он останется в этом мире со мной. И все будет хорошо, может я даже смогу убедить его не забирать энергию у подчинителей. Осталось только убедить Лесану в том, что он не опасен. В конце концов, он всего лишь подросток, такой же, как и мы.
  
   Умай вёл меня по тёмной улице в мой район, крепко сжимая за руку, звезды ярко освещали наш путь. Он шел чуть впереди меня и не видел, как я улыбалась ему. Стояла тишина, никем не нарушаемая, никто не хотел поднимать неприятные темы. А я смотрела на его спину и думала о том, смогу создать для него новые воспоминания. Краем сознания я услышала знакомый голос, что кричал мое имя. Мама все бегала по улицам в поиске меня.
  
   Мы остановились в одном из переулков, мама что взволновано всплеснула руками подбежала к нам. С силой схватила меня за плечи и тряхнула, смотря мне в глаза. Умай разжал руку, отпуская меня.
  
   -- Куда же ты убежала, -- она говорила сквозь зубы, на ее лице я могла увидеть следы страха. Она прижала меня к себе, обнимая так крепко, что я слабо улыбнулась.
  
   -- Что я буду без тебя делать? -- шёпотом повторяла она, сжимая меня сильнее.
  
   -- Прости меня, -- тихо произнесла я, опуская голову на её плечо.
  
   -- Рада, -- она схватила меня за лицо заставляя смотреть ей в глаза, -- ради тебя я отказалась от всего в этой жизни, и я сделаю это вновь, без капли сожалений. Больше никогда так не делай, никогда! -- я кивнула, не понимая, почему слезы вновь покатились из моих глаз. Ее взгляд проскользнул мне за спину. Я обернулась -- Умай, не сказав ни слова, тихо удалялся от нас.
  
   -- Кто это?
  
   -- Мой одноклассник.
  
   Мы некоторое время смотрели ему в след, после чего молча направились домой. Я украдкой смотрела на яркие звезды над головой и думала, что этот день не смогу забыть никогда. В моем сознании весь мир перевернулся, казалось, что все изменилось, хотя и осталось прежним. Я стала намного ближе к Умаю. И пусть в сердце были тревожные ощущения, я верила, что все приобретет положительный исход.
  
   Мы шли, обнимаясь с мамой, и я не могла вспомнить, чтобы мы когда-либо были так близки.
  

Глава 27. Школьный день

   В школу я приехала чуть ли не за час до начала занятий, и даже не для того, чтобы найти вещи, что бросила. Приехала так рано ради единственной цели. Ведь я действительно не могла вспомнить, когда в последний раз видела Генерала, казалось, прошла целая вечность! И за эти два дня изменилось всё, что только могло.
  
   Генерал лениво развалился на поляне, ловя своим крепким телом последние лучи солнца, что красиво переливались на его чешуйчатой коже, играя оттенками тёмно-зеленого. Он раскрыл свои крылья в стороны, коих наличие заставляло меня жутко гордиться. Словно это было мое собственное достижение. По мере моего приближения Генерал лениво приподнял голову и, изогнув в мою сторону, уронил обратно.
  
   -- Что совсем разморило? -- весело спросила я, ёжась от морозного воздуха. Дракон лишь выдохнул горячий воздух из своей пасти. Я опустилась рядом с ним, вытягивая ноги вперёд и опираясь на его живот. Он никак не отреагировал на мои действия, и только спустя время, словно, заметив меня, перекинул свой тяжёлый хвост мне на колени: "на, человек, гладь мои колючки", -- я хихикнула.
  
   "Твои друзья приходят на меня любоваться", -- неожиданно пронёсся в моей голове бесформенный голос. Это даже не было голосом, форма мысли облаченная в определенное понимание. Это облако мысли пришло откуда-то извне и легло в мою голову. Я, некоторое время, смотрела перед собой в попытках осознать, что это было.
  
   -- Какие друзья? -- осторожно спросила я, с опаской проглядывая на слоника развалившегося на земле. И вновь бесформенный гул в голове облачившийся в моё понимание: -- "те, что сражались с огромными людьми, приходили вчера любоваться мной. Думали я их не вижу".
  
   Я приложила руки к горящим щекам. О! Это плохо! Как же это плохо!
  
   -- А если они о тебе расскажут! Опыты! Тебя ждёт опасность! Тебе надо бежать! -- я резко выпрямилась, разворачиваясь к туше на земле.
  
   Хвост генерала поднялся с моих колен и лёг мне на голову: дабы "не говори ерунды, человек". Причём лёг таким грузом, что придавил меня к земле. И я проскользнув по шершавой коже скатилась. Генерал лениво убрал свой хвост назад, прикрывая свои глаза. "Они здесь, в то же время что и вчера", -- я удивлённо поднялась на руках, осматриваясь.
  
   -- Где? -- спросила я, но мне уже не требовался его ответ. Погрузилась в единение с природой. И словно новый глоток кислорода наполнил мои лёгкие. В моем доме, когда я это сделала было состояние удушья. В этом же месте ощущение было сродни с "Лугом Вдохновения". Здесь были и животные и даже некоторая часть леса, что пусть и погружался в спячку, но хранил энергию, готовый со мной ею поделиться. А в деревьях, прикрываясь пожелтевшими обсохшими листьями, сидели три синие ауры. Вот же друзья по несчастью. Они были разных оттенков, но ярко высвечивались в сохшей листве. Я тяжко вздохнула поднимаясь, обернула лицо к ленивой туше.
  
   -- Пора на уроки, я приду к тебе позже.
  
   С каждым моим шагом к обозначенному дереву, становилось все тише. При приближении можно было рассмотреть их фигуры, эти идиоты даже оделись в серо-желтые цвета, чтобы слиться с природой. Интересно разрисовали ли они свои лица? Вот было бы смешно.
  
   -- Придурки, вы правда думаете вас не видно? -- спросила я, складывая руки перед грудью и грозно взирая на них. Все ещё стояла тишина, словно они раздумывали стоит ли себя показывать. -- Не говоря о том, что сам Генерал способен вас учуять за километры.
  
   Наконец, послышался шорох в листве. Первым спрыгнул на поляну Влад, в голове ещё царил его поступок, благодаря которому я с Генералом не разбились о землю, и он больше не вызывал столь неприятных эмоций. За ним спрыгнули Тилей с Даниилом и отчего-то они зацепились друг за друга и в итоге оба растянулись на земле. После чего неприязно оттолкнулись друг от друга.
  
   -- И когда вы только успели подружиться? -- спросила я, прищурено взирая на них, -- мне казалось, что вы недолюбливаете друг друга.
  
   -- Подружиться? -- оскорбленно фыркнул Шамарин.
  
   -- С ним? -- презрительно вторил ему Тилей.
  
   -- Сам не знаю как меня угораздило связаться с ними обоими, -- окинув взглядом двух парней, что поднимались с земли, произнес Влад.
  
   -- Все ради чисто научных целей, -- Тилей передернул плечами, ступая к выходу из укрытия.
  
   -- Вы следите за драконом в научных целях? -- изогнула брови я. -- Серьезно?
  
   -- А в каких ещё? -- спросил Влад. -- Уж не за тобой пришли наблюдать точно, -- он выглянул тоже за дерево вслед за Тилеем. Генерала, однако, там не оказалось. Они недоуменно переглянулись и все вместе выглянули осматриваясь, куда он мог деться. Тилей даже сделал несколько шагов из леса, чтобы лучше рассмотреть.
  
   -- И кому вы ещё сказали о его существовании? -- спросила я, продолжая держать руки перед грудью. Всё раздумывая над тем, где бы я могла спрятаться с драконом, что рос по дням и, казалось, вот-вот весь этот лес станет ему мал, чтобы спрятаться.
  
   -- Никому, -- ответил Тишей, -- кто нам поверит.
  
   -- Значит собирались, -- мое лицо резко покраснело.
  
   -- Не собирались, -- произнёс Шамарин, он положил мне руку на плечо и дружелюбно нагнулся. -- Мы объяснили твоему неадекватному куратору чем это чревато.
  
   -- Неадекватному, -- Тилей резко обернулся к нам. И было завязался спор, но с жутким кличем на нас сверху растопырив крылья спрыгнул Генерал. Тилей с Владом заорав в голос отскочили в стороны, и упали на пятые точки. Даниил благородно схватил меня за плечи, крепко испугано сжав перед собой. Я ожидала подвоха, но все равно сердце вздрогнула от испуга и по коже прошла дрожь. Генерал счастливо приоткрыв огромную пасть, нас осмотрел, и довольно плавно перешагнув через Тилея, что сидел на его пути, направился к обители.
  
   -- Он сказал, что с вами весело, -- произнесла я, оборачивая лицо к Шамарин, что так и сжимал крепко мои плечи. испуганно выглядывая оттуда. -- Герой! -- насмешливо произнесла я, -- спрятался за меня.
  
   -- Пфф, -- лишь передернул плечами Даниил, очевидно не чувствуя никакой вины за своими действиями.
  
   -- Ты с ним говоришь? -- спросил Тилей, причем судя по горящему взгляду Влада, в чьих глазах я получала все больше статуса, его тоже интересовал этот вопрос.
  
   -- Ну, -- я задумалась, не зная как это объяснить. Ведь те непонятные образы, что появлялись в моей голове, явно нельзя было назвать разговором, -- мы опаздываем на уроки.
  
   -- Ладно ладно, -- парни не стали настаивать, и мы дружно направились к школе.
  
   -- Не сказала бы, что мы говорим, -- через время заговорила я, скорее для самой себя, чем пояснить им. -- Скорее в моей голове появляется некоторая мысль или образ, что формируется в обособленные слова моим сознанием.
  
   Парни смотрели на меня с разных сторон, переглянулись, и некоторое время лишь наши шаги отчетливо раздавались по округе, под ногами шуршали листья.
  
   -- Чего? Там формируется? -- наконец, спросил Влад, всё возвращая ко мне взгляд с дороги.
  
   -- Мысль, или образ в слова, некий потусторонний звук, что не принадлежит мне, -- мы зашли внутрь школы, но парни проследовали за мной, в попытках понять. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь я стану кому-нибудь так интересна. Я даже приосанилась пока мои одноклассники смотрели на меня. Как ни как эти парни были лучшими учениками школы, не говоря об их семьях.
  
   -- На что похож этот звук? -- спросил Даниил, -- как ты узнала, что это он говорит?
  
   Даниил шёл очень близко ко мне, и заинтересовавшись, между нами протиснулась Лесана, выталкивая брата от меня.
  
   -- Догадалась, я очень догадлива.
  
   -- Кто говорит? -- спросила Лесана, но я уже не смотрела на них. У двери в кабинет стоял Умай, он держал в свободной руке мою сумку, что я бросила предыдущим днём и смотрел в нашу сторону, казалось, его взгляд прожигал нашу компанию. Мое сердце дернулось и забилось сильнее.
  
   -- Я пойду, -- произнесла я несколько нервным голосом.
  
   -- К нему? -- Шамарин удивлённо распахнула глаза, -- Но Рада он же, по, -- я резко ударила ее локтем, прерывая ее слова. Парни недоуменно посмотрели на нас.
  
   -- Нам тоже пора, -- произнёс Даниил, Тилей тоже направился с ними что-то им очень оживлённо объясняя.
  
   -- Рада, -- Лесана схватила меня за руку, пока я направилась к Умаю, что не сдвинулся с места, ожидая нас при входе в аудиторию. Собиралась быть история всем курсом. -- Ты с ума сошла, -- зашептала мне на ухо она, -- он опасен.
  
   -- Пожалуйста, -- я схватила её за руки, мы остановились. Умай несколько вальяжно оторвался от стены и направился к нам, -- не говори никому, что мы видели, -- умоляющим голосом заговорила я, -- это все неправда. Я с ним говорила и он не опасен и...
  
   Умай к нам приблизился, Лесана смотрела на меня, широко открыв глаза и качала головой из стороны в сторону.
  
   -- Привет, -- произнёс Умай поравнявшись с нами, мое сердце вновь ёкнуло и кровь прилила к лицу, отчего мне стало очень жарко. Я подняла к нему глаза невольно улыбаясь. Лесана изумлённо смотрела не меня, словно, не веря в то, что видела и качала головой из стороны в сторону.
  
   -- В чем дело коротыш, -- Усмехнулся Ситар, дотрагиваясь до Шамарин, отчего она дёрнулась и отпрыгнула.
  
   -- Не смей, -- шёпотом заговорила она, я перевела свой сияющий взгляд к ней и умоляюще сложила брови, -- никогда меня трогать. Ты, -- Лесана резко повернула голову ко мне, приложила руку к лицу и бросилась прочь. Я было последовала за ней, но Умай схватил меня под локоть.
  
   -- Урок начинается, -- его глаза пробежали по моему лицу. Я кивнула ему, что тут сказать он был прав, мне было нечего сказать Шамарин, но меня волновало другое, меня волновало, что она может в это время совершить глупость и рассказать кому-нибудь о нём.
  
   -- А что если она кому-нибудь расскажет? -- спросила я, внутри все похолодело только об идеи, я опустила глаза в пол, -- о тебе.
  
   -- Никому она не расскажет, -- мрачно ответил Умай, усмехнувшись, однако, он выглядел на столько уверенным, что я ему поверила. -- Во всяком случае не сейчас.
  
   Мы в тишине вошли в класс, устроились на самой последней парте. Я взяла в руки свои вещи, и у меня по лицу проскользнула невольная улыбка. Он сам их отыскал для меня.
  
   -- Спасибо, -- тихо произнесла я, поворачивая лицо к парню. Умай смотрел на занудного преподавателя безучастным видом и лишь махнул мне рукой. Весь урок он не проронил ни слова, словно меня и не существовало рядом. Один раз я попыталась сама с ним заговорить, но он быстро ответил, что я его отвлекала и мне пришлось замолчать. А в тишине мои волнения лишь больше росли. Генерал о нём знало все больше людей, Умай, о котором знала Лесана, и хоть ей этого никто не говорил, казалось, она была совершенно уверена в том, кем он являлся. Я опустила голову на руки на парте, спустя всего вечность по школе прошел гул сообщающий об окончании уроков. Я продолжала лежать на руках не двигаясь, почувствовала взгляд на себе и чуть-чуть приоткрыла глаз приподнимая голову ровно на столько, чтобы увидеть Умая. Он смотрел на меня приподняв брови.
  
   -- Знаешь, тебе очень даже не помешало бы иногда слушать на уроках, так для будущего, -- заметил он с легкой насмешкой.
  
   -- Как забавно слышать это от тебя, словно тебе эти уроки требуются, -- буркнула я, Умай на мгновение завис, на его лице появилась кривая улыбка.
  
   -- Хочешь сказать, что я все равно не задержусь в этом мире, и даже этот курс не окончу? -- мрачно произнес он. Я от его тона резко выпрямилась, удивленно поднимая брови.
  
   -- Нет, -- закачала я головой, -- разумеется, нет, просто, -- я замолчала, он ждал ответа, и у меня не было ни малейшей идеи, что именно я имела ввиду, или даже могла иметь ввиду. Качнув головой Умай направился к выходу.
  
   -- Подожди, -- я бросилась за ним, схватив свою сумку, которую даже неудосужилась разобрать для этого занятия. Моя голова, забитая проблемами и переживаниями, просто не могла сосредоточиться на занятиях.
  
   В коридоре мы встретили преподавательницу физики, которая умудрилась за две минуты сделать мне выговор за опоздание с самостоятельной работой и рефератом, и дала ещё два дня по истечении которых, клятвенно обещала, что оставит на второй год. В сердце вновь шевельнулся испуг, да что там говорить, одна мысль об учебе доводила меня до инфаркта. Я никогда не была прилежной ученицей, но всегда все выполняла и старалась поддерживать оценки на уровне. В этой же школе, я умудрилась превзойти все свои ожидания по безалаберности. Отчислят и правильно сделают. Да даже, если оставят на второй год, возможно, там у меня не будет столько друзей и я смогу посвятить себя учебе. Тут я заметила, что Умай пристально на меня смотрит.
  
   -- Что? -- удивленно подняла брови я.
  
   -- Ты совсем запустила учебу, -- произнес он, без какого-либо выражения в голосе, вот так просто проконстактировал факт.
  
   -- Да нагоню я, -- тяжко выдохнула я, Умай продолжал смотреть на меня прямо, приподняв брови.
  
   -- Меня отчислят, -- согласилась я, обреченно уронив в руки голову, -- и я стану жить на природе с Генералом и питаться мертвыми животными.
  
   -- А тебе бы этого хотелось, -- усмехнулся парень. -- Сегодня после уроков, -- произнес он, направляясь вперед.
  
   -- После уроков что? -- удивленно спросила я, нагоняя его.
  
   -- Пойдем ко мне, я помогу выполнить тебе задание, -- я вздрогнула на месте. Лицо начало краснеть. Вновь к нему, делать уроки. Поскольку Умай не останавливался, чтобы меня дождаться мне пришлось самой его догонять. И я даже не могла ничего произнести лишь улыбалась как дурочка.
  
   <center>***</center>
   Лесану я так и не видела целый день, казалось, она меня избегала. Смогла провести лишь немного времени с Генералом, поскольку Умаю надо было задержаться после занятий. Я ходила из стороны в сторону перед мельницей рассказывая дракону, что с огромным "интересом" меня слушал, охотясь на кого-то, свои волнения. Я все не понимала, как он умудрялся находить там животных, они давно должны были разбежаться.
  
   После, я вернулась к школе и встретила Умая рядом с учительской. Мы направились к выходу. Я не могла ни о чем думать, кроме вечера, да сделать этот реферат в его компании. Улыбка вновь и вновь расцветала на моем лице, как мы подошли к выходу из корпуса. На удивление в школьном дворе стояла Лесана с братом, они оба обернулись к нам. Лесана смотрела прямо на меня, в её глазах было столько печали, что у меня в сердце шевельнулась вина. Но Шамарин бы не смогла меня понять. Не могла и его понять. Умай потянул меня вперед, когда перед нами оказался брат Лесаны, раньше мне он казался много выше, но на деле он был чуть ниже Умая. Он схватил его за грудки.
  
   -- Ты пожалеешь о том, что сделал, -- прорычал сквозь зубы Даниил. Я удивленно подняла брови, невольно обращая взгляд к Лесане, покачав головой она отвернула взгляд.
  
   Умай смотрел прямо в глаза Даниилу и на его лице появилась холодная ухмылка.
  
   -- Пожалею о чем? -- спросил он.
  
   -- Ты лишил энергии Марка, -- прошипел ему в лицо Даниил, прямо в лицо, так близко он приблизил его к себе. Я дотронулась до плеча Даниила, привлекая к себе внимание.
  
   -- Я, -- четко проговорил Умай, спокойно смотря в глаза Даниила, -- находился в это время под куполом вместе со всеми. Можешь спросить у своей сестры.
  
   -- Достаточно, Даниил, отпусти его, -- я попыталась вклиниться между ними, -- ты не можешь обвинять человека без доказательств.
  
   -- Он убил великана, -- пронзительным голосом, что пробрал меня до всех клеточек, прошипел Шамарин старший, я удивленно раскрыла глаза, -- он подставил всех опасности! Многие могли умереть.
  
   -- Я, я, -- мне в буквальном смысле не хватало воздуха, обернулась к Лесане, -- не могу поверить, что ты рассказала ему!
  
   -- Он опасен, -- тихо произнесла Лесана.
  
   -- Ты, -- прошипел Даниил сквозь зубы, обернувшись ко мне, -- еле пережила эту ночь из-за него.
  
   -- Если бы не он, -- четко произнесла я, тоже переводя взгляд к нему, -- то ту бы ночь, я точно не пережила. Отпусти его, -- произнесла я, положа руку, на его сжатые кулаки. Умай наклонился к уху Даниила, что-то прошептал ему, яростный взгляд метнулся к нему.
  
   -- Я бы на твоем месте не задавался, -- руки он однако разжал, и отступил, повернул лицо ко мне, -- Рада, не оставайся с ним наедине, это опасно.
  
   -- Рада, -- на лице Умая проскользнула довольная улыбка, когда он протянул мне руку, -- пойдём.
  
   Лесана смотрела на меня и качала головой, пока я положила руку в его, и он повел меня прочь.

Глава 28. Драка за школой

   Тишина готовящегося ко сну города плотной стеной окружала нас. Мы вышли из магнобуса за несколько остановок до дома Умая, чтобы насладиться свежим морозным воздухом. Яркое солнце клонилось к закату, погружая весь мир в сонно-доверительное состояние. Спустившись к речке, в тишине мы направились вдоль мощенной камнями дороге. Умай шел на пол шага впереди меня. Пусть он молчал, но одно его присутствие делало это мгновение действительно значимым и счастливым.
  
   -- Когда я была маленькая, -- тихим голосом заговорила я. Умай вздрогнул от неожиданности, настолько глубоко он находился в своих мыслях, полуобернулся, -- мама часто брала меня к этой реке смотреть на закат. Она все время рассказывала смешные истории, о том что приходится пройти солнцу, чтобы озарить мой день. О том, как оно устает за целый день держаться вот так вот в воздухе, -- я засмеялась вспоминая, с каким интересом все это слушала, как верила. С улыбкой я заскочила на невысокие перила, что ограждали мощенную каменную дорогу от берегов реки. Если бы вокруг нас были прохожие, то по крайней мере девять из десяти высказались бы о моем бескультурии, а десятый в ужасе убежал бы подальше, чтобы его культурные глаза не видели этого безобразия. Но разве в этот миг подобная мелочь имела значение?
  
   -- А я всегда смотрела на огромный слепящий диск и желала ему доброй ночи, -- я остановилась на бордюре, расставив руки в стороны, прикрыла глаза, давая им насладиться последним ласковым лучам солнца в морозный день. Умай тоже остановился рядом, наклонился и облокотился руками на перила, его взгляд устремился к солнцу, что уже на половину зашло за горизонт.
  
   Я слабо улыбнулась, мне хотелось, чтобы неприятный инцидент, произошедший в школе исчез. Хотелось заполнить этот миг чем-то прекрасным, а там дальше... уж я разберусь и с Даниилом, и с Лесаной, и со всем миром, как бы глупо это не звучало.
  
   -- А когда небо было затянуто черными тучами, было серым и пасмурным, и лучи солнца еле-еле достигали земли, мама говорила, что всю ночь они сражались и растеряли свои силы в этих сражениях. За каждый свой лучик света сражались, что мощные справедливые драконы были на их стороне. Они все объединяли силы, чтобы атаковать тём.., -- я неожиданно оборвала себя на полуслове. Опустила испуганный взгляд на Умая и прикусила губу. На его лице появилась горькая усмешка. Мое сердце стало биться более гулко и я поспешила закончить. -- И я всегда думала, что когда вырасту, то каким-нибудь образом обращу себя в дракона. Ведь они самые сильные, смелые и могущественные.
  
   -- И в обличии дракона, много проще атаковать тёмных, -- таким же вдохновленным тоном как и мой закончил Умай, поднимая ко мне свой взгляд, наполненный отравленной насмешкой. Черт меня дернул заговорить об этом. Да мы же все выросли на страшилках о тёмных, о том, что с нами будет, если нас ночью утащат. Махнув рукой, я хотела было спрыгнуть, но моя нога соскользнула и, вскрикнув, я полетела носом вперед. Умай, судя по его лицу, сам не ожидал своих действий, схватил меня за талию и потянул назад, отчего мы завалились прямо на мощенную дорогу. Падение вышло совсем безболезненным, во всяком случае для меня, под моей спиной слабо постанывал мой одноклассник. Я перевернулась к нему. Он морщился.
  
   -- Кто бы мог подумать, -- болезненно выдохнул он, -- что дети природы такие тяжелые.
  
   -- В нас энергии много, -- гордо ответила я, задирая свой нос. Опустила взгляд к нему, держась на руках, что поставила по сторонам от него. -- А знаешь, я больше не хочу, -- произнесла я, на моем лице появилась радостная улыбка. Умай приподнял брови.
  
   -- Не хочешь с меня вставать? -- он призадумался, а после коварно мне подмигнул, -- уверен, так мы много быстрее подготовим твои уроки.
  
   -- Нееет, -- засмеялась я, но подниматься не торопилась, -- я больше не хочу быть драконом, -- Умай смотрел на меня в ожидании продолжения, -- ведь тогда я бы не смогла быть с тобой.
  
   Это было удивительно глупо сказать, но я с удивлением заметила, что его кожа тоже чуть покраснела и он поторопился скинуть меня с себя и подняться, чтобы я не видела его лицо. Рассмеявшись я распласталась прямо посреди дороги, раскинув руки в стороны.
  
   -- Никакого воспитания в наше время, никакого, -- донёсся до нас недовольный голос, мимо шествовала преклонного возраста женщина, что окинула нас недобрым взглядом.
  
   -- Я испачкала собой дорогу, -- весело посмеялась я, -- в тюрьму меня!
  
   Я подняла руки наверх, словно давая заковать себя в магнитные, связывающие плети. Умай изогнул бровь, смотря на меня.
  
   -- А тебе лишь бы не учиться, -- вздохнул он, наклонись схватил за руки и потянул на себя, -- пойдём, заключенная.
  
   <center>***</center>
   Понимание многих вещей в нашей жизни приходит не сразу. К примеру, что ощущение счастья -- очень относительное и хрупкое понятие, столь легкое и невесомое. Когда оно в тебе -- то просто распирает от энергии и желания. Теплота в груди наполняет и растекается по телу, все краски в тусклом сером городе неожиданно наполняются жизнью, люди кажутся много счастливее и приветливее. И возникает ощущение, что если захотеть достаточно сильно, то все возможно. Да-да, даже стать драконом возможно, но ведь мне больше не хотелось.
  
   Однако, это ощущение очень хрупко. Как бы сильно за него не пытался удержаться, в жизни всегда происходит что-то, что выбивает из колеи, сталкивая с реальностью, и это ощущение медленно покидает сердце, оставляя страх и пустоту.
  
   У меня не было времени привыкнуть. Это случилось сразу. Я приехала в школу в самом лучшем настроении, наполненная радужных надежд, совсем не замечала потухших, хмурых и шокированных лиц. Да и какая мне была разница до остальных, когда весь вечер и пол ночи предыдущего дня я провела с Умаем, выполняя задания. Просто разговаривали, он тоже поделился со мной многими вещами о своей жизни.
  
   Первое занятие я пропустила, и провела раннее утро с Генералом, что крепчал с каждым днём. Мне даже не хотелось волноваться, что этот редкий маленький лес вот-вот станет ему мал. Мне хотелось познакомить его с мамой, вот бы она удивилась. В конце-концов, из-за последнего разговора, я чувствовала себя ближе к ней, чем когда-либо прежде.
  
   Только к третьему занятию, меня ткнули прямо носом в происходящее. Счастливое ощущение начало медленно покидать задворки моего сознания. В школе волнами проходила новость, что Марк умер. И тогда я осознала, что совершенно все говорили о его смерти. Было много теорий о том, что произошло, но с ужасом я обнаружила, что самая популярная, что кто-то пришел в его палату и добил. Кто-то... поглотитель. Да. Просочился слух, что это всё дело рук тёмных, что они среди нас. Истории и предположения менялись, к тому времени, когда я осознала происходящее, умы и фантазии школьников превзошли сами себя, и все в округе говорили, что нами правят тёмные. Что они давно захватили власть. А мы все -- лишь корм для их сил. Это было глупо, но новые идеи так и сыпались со всех сторон.
  
   Перед началом четвертого урока все ученики повалили на улицу. Прошла весть о драке перед школой. Предчувствуя недоброе, даже не накинув теплой куртки я побежала наружу. На улице собралась огромная толпа кричащих людей, и мне, в прямом смысле этого слова, приходилось проталкиваться вперед. Дрались Даниил с Умаем. Все кричали, но никто не спешил их разнимать.
  
   Я пришла в тот момент, когда мой одноклассник, из носа которого густым ручьем текла кровь, а губа была разбита, скрутил Даниила на земле. Он завел его руку за спину выгибая, опираясь коленом на ноги, а локтем держал голову того, прижимая так, что Шамарин не мог даже пошевелиться. И пусть он был младше Даниила, его превосходство в этой драке было очевидным.
  
   Шамарин посылал проклятия Умаю, пока тот, нагнувшись, злобно, с ненавистью в глазах что-то ему говорил. Я закрыла рот руками. "Меня тренировали с детства", -- пронеслись в голове его слова, как он мне рассказывал частично о своей жизни. На мгновение я обомлела, не зная что делать. Краем уха смогла отличить голоса учителей, что со школы бежали к толпе. Два друга Даниила бросились ему на помощь, Я успела только увидеть рыжую макушку Влада, что руками схватил за шею Умая, оттаскивая, их третий друг, чье имя я не знала, попытался отцепить руки Ситара.
  
   Умай выпустил Даниила, чуть наклонился вперед -- Влад невольно наклонился за Умаем, и тот его резко перебросил через плечо, с силой опуская на Даниила, тут же подскочил, ударяя ногой в живот третьего. Учителя проталкиваясь вперед, выкрикивая угрозы, приказывая немедленно всем разойтись и остановиться.
  
   Я бросилась к Умаю, хватая его со спины, парень резко, чьи рефлексы были отработаны до предела, развернулся, и, хватая меня за грудки, развернулся, занося свой локоть, и остановился, когда я закрыла свое лицо руками.
  
   -- Совсем спятила, -- прошипел Умай, отталкивая меня.
  
   -- Убийца, -- процедил Шамарин, что за это время сел, он болезненно сжимал губы, держа ладонью руку, что до этого выкручивал Ситар. Умай было резко к нему развернулся, но я вновь схватила его под локоть.
  
   -- Умай! -- громко крикнула я прямо на его ухо, но мне казалось, что он меня не слышит, -- Учителя идут! Быстрее, пойдем! -- я потянула его в сторону, он перевел ко мне яростный взгляд, презрительно выдергивая руку. Но я вновь потянулась к нему, -- Будут проблемы! Пойдем!
  
   Чёрные глаза все ещё яростно смотрели на Шамарин Даниила, однако он отступил, позволяя мне его увести. Стоило нам отойти, как толпа сразу разошлась в стороны, пропуская нас с другой стороны, на Умая смотрели со страхом. С другой стороны, толпы учителя застряли где-то в центре, приказывая всем разойтись в стороны.
  
   Я шла вперед торопясь, боясь, что за нами последуют, хотя учителя только смогли пробраться в центр толпы, когда мы уже были за главным корпусом.
  
   -- Ты тоже думаешь, что его убил я?
  
   От неожиданности я вздрогнула, останавливаясь перед забором. Совсем не ожидала, что он будет говорить.
  
   -- Потом поговорим, -- еле слышно откликнулась я. Сердце разъедал страх, и я потянулась к забору. Умай Ситар схватил меня за плечи, разворачивая к себе перед забором.
  
   -- Ты тоже думаешь, что его убил я? -- спросил он, тихим шипящим голосом. Чёрные глаза смотрели прямо в мои, я удивленно на него смотрела, не зная, что сказать. Я не знаю, что думала, мне, казалось, это все не важным. Он или нет, на самом деле меня это не волновало.
  
   -- Ты ведь был со мной прошлым вечером, -- произнесла я, смотря в его глаза. И, казалось, мои слова его успокоили, он отпустил мои плечи. -- Ты думаешь тебя кто-то пытается подставить? -- нервно спросила я, спрыгивая с забора.
  
   -- Скорее, вернуть на путь истинный, -- выдохнул Умай за моей спиной. Нам в лица дул ледяной ветер, что продувал до нитки, но я вроде и не замечала этого.
  
   -- Что ты имеешь ввиду? -- я обернулась к нему.
  
   -- Из того, что я слышал, все симптомы указывают на то, что его убил поглотитель, полностью забрав энергию, до последней капли, -- Умай отвел взгляд в сторону.
  
   Мы уже были близко к обители, когда ускользающая мысль, наконец, крепко поселилась в моей голове. Я замерла. Все наши разговоры, его слова о мире, в котором он вырос, но я не имела ни малейшей идеи, как действительно он оказался в мире подчинителей. Он сказал, что барьер, поставленный тысячелетия назад было легко убрать. Но зачем? Зачем он здесь оказался? Умай, словно не заметив, что я остановилась, продолжил свой путь. То и дело потирал свой нос, приложил платок, что был у него в кармане. Кровь загустела и больше не лилась столь бурным потоком.
  
   -- Умай, -- заговорила я хриплым голосом, -- ты хочешь сказать мне, что не один в нашем мире?
  
   На мгновение мой одноклассник замер, обернулся ко мне и, наклонившись, взял мою руку в свою.
  
   -- Здесь холодно, -- произнес он, -- почему бы нам не поговорить внутри?
  
   Я послушно направилась за ним, мы вошли в нашу мельницу, что стала для меня почти вторым домом. Воздух внутри тоже был холодным, но к счастью ледяной ветер не пытался нас больше сдуть. Умай прошел глубже, снял свою куртку и небрежно бросил на стул. Прикрыл глаза, и произнёс несколько слов, которые я не была способна разобрать, ни даже расслышать отдельного звучания. Неожиданно мне показалось, что перед глазами что-то мельтешило, словно воздух был живым и бегал из стороны в сторону. Я заметила, что мои щеки закололи, как будто я резко оказалась в теплом помещении.
  
   Умай некоторое время смотрел на меня, изогнув брови. Ойкнув, я бросилась к нему, посмотреть, что с носом, но он лишь отклонил голову. Мой одноклассник сел на стул, удобно устраиваясь, отодвинул платок от носа, но приложил обратно, чуть закинув голову.
  
   -- Как много вас здесь? -- спросила я, Умай улыбнулся, выпрямляясь. А я даже не была уверена, что действительно хотела знать ответ на этот вопрос.
  
   -- Рада, как ты думаешь почему я здесь? -- спросил он. Я прошла по комнате и устроилась на соседний с ним стул, напряженно положила локти на стол, спина была прямой, мозг усиленно работал.
  
   -- Мы могли бы, доказать, что это был не ты, -- я резко оборвала свою речь, Умай буквально прожег меня взглядом, резко подскочил со стула.
  
   -- Выдать другого поглотителя? -- с презрением зло спросил он, задумался и щелкнул пальцами, -- точно! Нас здесь называют тёмными!
  
   -- Это не то, что я имела ввиду, -- я опустила голову, крепко сжав пальцы друг с другом.
  
   -- А что? Что же ты имела ввиду? Другие тёмные тебя не волнуют? Только я удостоился этой чести? -- его голос был наполнен горькой насмешкой, -- Мы люди! Что просто проиграли в войне! -- его голос набрал силу, и казалось, что в нем что-то резко оборвалось, он опустился обратно за стол, схватил себя за голову, ероша волосы. -- Нам повезло меньше, чем подчинителям.
  
   Он задумался.
  
   -- Должен ли я называть их светлыми? -- и засмеялся словно с очень хорошей шутки, -- боюсь язык мой отсохнет.
  
   -- Сиди здесь, -- сипло произнесла я, в моем горле все пересохло, -- я пойду выясню, что там происходит.
  
   Умай не останавливал меня, он остался сидеть за столом. Пока я направилась назад, даже не заметив, что Генерала видно на улице не было.
  

Глава 29. Драконья боль

   Несмотря на то, что было время урока, все ученики были в коридорах или на улицах. Было очень много людей в черной форме, как те люди, что спасли нас от великанов -- правоохранители. Я удивленно ходила между людьми, не зная кого спросить, что происходит.
  
   -- Рада! Рада! -- ко мне проталкивалась Лесана, хоть я не была уверена, как на неё реагировать, все равно обрадовалась, ведь этот человек сто процентно должен был все знать.
  
   -- Лесана? -- я тоже направилась к ней, -- что происходит?
  
   -- Ты в порядке, -- она меня обняла, -- сказали, что Умай увел тебя в заложниках.
  
   Я некоторое время на неё смотрела, в ожидании, когда скажет "шутка! Вот это у тебя лицо! Хаха", но нет Лесана сморозила эту глупость с самым серьёзным видом. Я покачала головой, и схватив её за руку, повела к камню. Не так давно мы все дружно за ним сидели в поиске сокровищ.
  
   -- Что происходит? -- спросил я, когда мы отдалились.
  
   -- Все ищут Умая, -- ответила Лесана, опустив голову. Моё сердце неприятно сжалось, впервые в моей жизни все рушилось, и я не имела идеи, что с этим делать. -- Марк умер, и все...
  
   -- Ты хочешь сказать, ты, -- сквозь зубы прошипела я, прожигая её взглядом, -- сдала его.
  
   Шамарин не смотрела мне в глаза, она лишь покачала головой.
  
   -- Рада, поглотители среди нас, они опасны и если есть возможность схватить одного...
  
   -- Опасны?! -- воскликнула я, -- опасны? Что ты знаешь? Что ты знаешь о войне, что была тысячелетие назад? Мы все выросли на историях, но кто знает, что из них правда?
  
   -- Рада, когда стало известно, что кто-то пришел в палату Марка и забрал всю энергию без остатка, то... я... не могла молчать.
  
   -- Это был не Умай, -- ответила я. Лесана открыла было рот, но закрыла и покачала головой, -- это был не он, -- сквозь зубы прошипела я.
  
   -- Да какая разница! -- наконец воскликнула она, -- какая разница он, или здесь ещё миллион и один поглотитель. Какая разница кто? Мы все под угрозой, с каждым годом следов, что они среди нас, все больше, -- говорила Лесана, -- отец нам рассказывает, хоть в массы эта информация и не выходит. Теперь и вся школа говорит.
  
   -- Ты сказала им не так ли, -- я сжала кулаки, чувствуя себя удивительно преданной. -- Сказала им где его найти?
  
   Я прожигала её взглядом, сердце глухо билось, схватила себя за голову.
  
   -- А о Генерале ты подумала? Что будет если его найдут? Что будет?! Ты, -- я не в силах совладать с нервами заходила из стороны в сторону, -- я просто не могу поверить.
  
   -- Я не говорила им об обители, -- тут же стала заверять меня Лесана, -- Рада, -- она смотрела мне в глаза. -- Я даже не была уверена, что ты туда его отвела.
  
   -- Я сказал, -- раздался твердый голос за нашими спинами. Мы удивленно обернулись назад, за спинами стоял Тумашь, и уверено смотрел на нас из-под очков. -- Если он убил Марка... Тёмный, -- сквозь зубы с ненавистью выдал пухлый мальчик. -- Я сказал им, что там Мельница, куда идти.
  
   Я смотрела некоторое время на него, все ещё отказываясь верить в происходящее. Покачав головой бросилась назад. Ведь какая теперь была разница, кто и что сказал. Они знали где его искать, возможно у меня было всего несколько минут, чтобы его оттуда увезти.
  
   Я бежала со всех ног, не замечая холода, погружаясь прямо на бегу, концентрируясь на природной энергии. Мельницу было не так легко отыскать. Вдохнула воздух полной грудью, ощущая этот мир, наполненный энергией, позволяя ей наполнить меня и получить мою. Лес погружающийся в спячку, и яркие синие фигуры, что шли по координатам, указанным Тумашем. Они были совсем близко, но пока искали в стороне. Оставались мгновения до того, как они найдут верный путь. Я видела мельницу, окруженную серой дымкой. Позволяя этому редкому лесу расступаться передо мной, бежала вперед.
  
   Мне неважно кто он, я буду на его стороне. Вместе мы придумаем куда бежать. Дальше от этого мира, мы сможем жить. Мы можем уехать в другую страну, где не знают о нашей ситуации, за моря. Я вбежала в мельницу, закрывая глаза.
  
   -- Умай! -- тяжело смотрела на него, сердце билось как ненормальное. Он сидел чуть склонив голову, на коленях опустившись на свои пятки, его руки были приложены к вискам, а глаза закрыты.
  
   -- Я все понял, -- произнес он и убрал руки от висков, словно выходя из транса, открыл глаза.
  
   -- Умай, -- я покачала головой, было некогда думать о том, что он делал. -- Мы должны бежать, быстрее. Они тебя ищут, Тумашь сказал где искать. Быстрее, -- я стала тянуть его на верх, схватив за плечо. Парень не смотрел мне в глаза.
  
   -- И куда мы пойдем? -- очень тихо спросил он, все ещё находясь на своём месте.
  
   -- Это неважно, -- я закачала головой, -- неважно, мы найдем! Быстрее! -- зажмурившись я потянула его на себя. Умай, не торопясь, поднялся в полный рост, на его лице проскользнула улыбка.
  
   -- И ты готова отправиться со мной? Найти новый мир, -- говорил он, смотря мне в глаза и я могла только кивать. Он подошел ко мне ближе, крепко-крепко обнимая, прижал мою голову к своему плечу.
  
   -- Я бы так хотел, -- шепотом произнес он, -- чтобы это было так просто. Чтобы мы родились в одном месте, чтобы встретились при других обстоятельствах, -- он говорил очень тихо, прижимая меня к себе, я стояла, прижимаясь к нему, широко открыв глаза, смотрела на его плечо.
  
   -- Ты со мной прощаешься? -- удивленно спросила я, он ещё крепче прижал меня к себе закрывая глаза, -- но как ты уйдешь... один? Тебя схватят и...
  
   -- Прости меня, -- тихо прошептал Умай, -- прости меня, -- его голос дрогнул, он отступил, не смотря мне в глаза. Я было нахмурилась подступая.
  
   -- Энергия эльфа уникальна, -- говорил тем временем Умай, что отвернулся, наклонился к своей куртке, достал из кармана длинный черный предмет, напоминающий маленькую лодочку, вытянутую в сторонах в тонкую трубочку, -- поглотителю она способна дать уникальные возможности. Раскрыть пространства.
  
   Он замолчал и на мгновение сжал лодочку в кулак, будто бы боролся с чем-то, закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Когда он вновь открыл глаза в них не было больше той боли, что я видела ещё минуты назад. Это был черный, бездушный взгляд. Умай смотрел мне прямо в глаза. Его рот открывался в тихих, еле слышных даже моему уху словах. Я протянула к нему руку и с удивлением заметила, что её окружали тонкие серебряно-золотистые нити. Он прикрыл глаза, его голос становился ровнее, крепче сжал лодочку, что вытянутым продолжением одной из сторон докосалась прямо до его руки на запястье. Тонкие нити, что кружили вокруг меня, потянулись к лодочке. Я почувствовала, что поднялась в воздух. Тонкие светящиеся нити ходили спиралью вокруг меня, словно чистая энергия окружала меня.
  
   И я вспомнила. Это был сон, я думала, что это был сон. Я видела его в конце своей средней школы. Под дождём, когда бежала домой, видела женщину, окруженную вот такими же нитями голубо-золотого свечения. Я не придала тогда этому значения, ибо решила, что мне все привиделось или приснилось, на следующий день даже не вспомнила об этой, о тех высоких фигурах вокруг неё.
  
   Удивленно посмотрела на свои руки, кожа, казалось, тускнела, мои почти белые волосы серели.
  
   -- Что ты д, -- я заговорила тихим, почти безжизненным голосом, ибо даже эти слова мне дались с трудом. Но не смогла закончить говорить, за улицей я услышала громкие голоса. Крики. Они всё же нашли нашу обитель, которая всегда мне казалась самым безопасным местом. Я с трудом подняла голову и посмотрела на Умая, и я хотела закричать, что ему надо бежать, но сил совсем не было. Умай стоял на полу смотря прямо на меня, тонкая черная лодочка, к которой подходили мои нити, упиралась в его руку, и я могла видеть, как они туда перетекали. Мир мерк. В самой глуби обители я услышала дикий зов. Этот зов был наполнен болью. Генерал... он был в глуби обители, и словно чувствовал все, что происходило.
  
   -- Прости меня, -- вновь произнес Умай, -- возможно, в другой жизни все сложилось бы иначе. Но эту войну мы не проиграем.
  
   Слова, что он произносил уходили от моего понимания. Яркие нити, окружающие меня постепенно гасли, сила, что держала меня в воздухе уходила вместе с ними.
  
   Генерал двигался к нам с глубин обители, продолжая издавать полные боли и отчаяния зовы. Громкий взрыв потряс всю обитель.
  
   Я опустилась на пол, отчаянно сопротивляясь сну. Глаза были открыты, но, что происходило -- не знаю. Высокая фигура Умая возвышалась надо мной некоторое время, он поднес свою руку к губам поцеловал и приложил её ко лбу, на мгновение прикрыв глаза. Крик Генерала становился громче и громче. Умай приложил руку к сердцу читая вслух странные заклинания. Жар... яркий свет... Вновь взрыв, Умай зашел в тень, растекшуюся на полу. И вдруг стало пусто, рядом со мной больше никого не было. Веки все тяжели, не могла пошевелить даже рукой, настолько обессиленной я себя, ощущала.
  
   Разламывая двери в щепки, огромная туша Генерала продолжая издавать жалобные крики бросилась ко мне, ударяя в меня носом, горячим дыханием, просовывал голову под меня.
  
   У меня не было сил подняться. Ни сил, ни желания, голова казалась удивительно тяжелой, как и все мое тело. И я могла лишь отдаться сну.
  

Глава 30. Капли огня на ноготках

   -- Подождите! -- Лесана бросилась за матерью Рады. Она видела её всего два раза в жизни, но сразу узнала. Многим родителям сообщили, что в школе единства был обнаружен поглотитель. Однако, Шамарин совсем не ожидала увидеть в этом месте мать Рады.
  
   Она бросилась за ней, женщина хоть и была в возрасте двигалась очень живо. Забор за школой, что был уже разрушен, точно не был ей преградой. Куда двигаться она знала наперед, огненный столб поднимался высоко в небо от мельницы и его тяжело было пропустить. Шамарин Лесана бойко следовала по пятам матери Рады.
  
   Наконец, они остановились перед обителью. Лесана согнулась пополам, упираясь на коленки, в попытках отдышаться. Вид Мельницы некогда столь великой и непобедимой оставлял желать лучшего. Огромные жерла крутились с бешенной скоростью отражая все атаки. Правоохранители, в закрытых черных костюмах синхронно отводили руки назад, формируя огненные шары, в такт посылали их в сторону мельницы, от которой уже поднимался черный густой дым. Лесана глазами отыскала отца, чей голос приказывал Умаю Ситару немедленно выйти на улицу, и даже обещал его безопасность при кооперировании. Мать Рады бросилась к отцу Шамарин.
  
   Поскольку ответом была тишина, то он вновь и вновь отдавал приказ развалить мельницу, сломать исторический магический барьер. Жерла крутились, посылая огненные шары назад, одно из жерл окончательно отвалилось, и издавая громкий звук упало прямо на землю, возгораясь. Дыхание перехватило, когда она видела, как столь великая магия приходила к краху.
  
   Из мельницы донесся громкий крик Генерала, от которого заложило в ушах. Поморщившись, Лесана закрыла уши руками, к ней подбежал Даниил, что все это время находился рядом с отцом. Протяжный крик дракона был наполнен болью и страхом. Мельница возгоралась, то и дело вздрагивала от атак.
  
   -- Не стреляйте, -- тихо произнесла Лесана, -- остановите огонь! -- закричала она много громче, -- там Рада!
  
   Отец бросил резкий взгляд в сторону своих детей, что не обещал им ничего хорошего. Его взгляд на мгновение задержался на Миране, что стояла рядом с ним и он вновь отдал сигнал к атаке. Мирана резко заговорила с ним, требуя, чтобы он немедленно прекратил атаку. Мэр города был непоколебим, он лишь дёрнул головой, говоря, что безопасность всей нации важнее одного человека.
  
   Вновь протяжный крик пронзил сознание. Крик, который никто не мог игнорировать, на мгновение все замерли. Дверь, ведущая в мельницу, вылетела со своих петель, её мощью отбило прямо в атакующих, что за мгновения успели её спалить. Воцарилась тишина, все затихли ожидая, что окажется в темноте небольшого здания. В проёме двери, показалась огромная морда Генерала, чёрная, на голове стояли наросты, из больших ноздрей выходил пар, а глаза были наполнены огнём. Яростный взгляд, наполненный болью, прошелся по незнакомым людям и раскрыв пасть, он вновь издал яростный клич.
  
   -- Что за, -- открыв рот начал было говорить Верен Шамарин. Генерал приоткрыл пасть, вновь издавая оглушающий крик, наполненный болью. Лесана закрыла уши, никогда прежде он не звучал так громко, никогда прежде она не видела его в таком состоянии. Его глаза становились все краснее, и он открыв пасть выпустил огромную волну огня. От которой всем правоохранителям пришлось разбежаться. Лесана от мощной волны жара, что дошла до неё попятилась. Её отец схватил Мирану отталкивая назад и заваливаясь сам.
  
   Морда ещё больше показалась наружу. Его тело, разламывая проход выходило на улицу, показались лапы Генерала. Лесана закрыла рот рукой, на его спине она увидела безжизненное тело. Белая рука с посеревшей кожей безжизненно опускалась со спины. На мгновение яростные красные глаза сконцентрировались на Лесане, и огонь в них чуть потух, он развернулся делая шаг к ней.
  
   -- Генерал, -- выдохнула Шамарин, она невольно мотала головой, чтобы он не подходил, чтобы он улетал.
  
   -- Убейте его! -- проорал их отец, минутная пауза дала всем шанс оклематься. Генерал больше вышел наружу, и теперь было точно видно белые потухшие волосы Рады, что поднимались под завываниями холодного ветра. Её глаза были закрыты, она словно кукла болталась на нём, её руки, ноги опускались со спины дракона.
  
   -- ОГОНЬ! -- прокричал Верен Шамарин.
  
   -- Не смейте! Это моя дочь! Моя дочь! -- Мирана на мгновение свела руки вместе, прикрыла глаза делая глубокий вздох, и опустилась, поставив одну руку на землю, а втору подняв вверх, словно пропуская энергию через себя. Растения, ветки, ближайших обломанных деревьев ожили, разошлись в стороны, точно подходя к ногам правоохранителей и резко дернулись, сбивая их с ног, окучивая их тела, связывая.
  
   -- Ты с ума сошла! -- воскликнул Верен, чье лицо побагровело кинулся к ней. Мирана открыла глаза, бросая на него предупреждающий взгляд.
  
   -- Мы оба знаем, -- твердо заговорила мать Рады, -- что я сильнее тебя.
  
   -- Улетай, Генерал! Улетай! -- испугано крикнула ему Лесана во всей неразберихе. Её отец удивленно обернул голову к ней. Раскрыв крылья, что сделали дракона в разы больше, он мощно неуклюже начал ими махать, раздувая огонь, что был повсюду от прошлых атак. Мирана громко закричала и деревья понеслись на дракона, скручиваясь вокруг него, хватая за лапы.
  
   Вновь протяжный застилающий уши крик, и он опалил себя и все ветки сковывающие его, сжигая их до тла, поднимаясь все выше вверх. Его крылья, что неровно держали тело, усиленно работали то и дело унося в стороны. Огненные шары вновь и вновь посылались в него, но его зеленная почти черная чешуйчатая кожа, была устойчива к ним и непробиваема.
  
   Поднимаясь все выше, следуя порывам ветра он уносил дальше и дальше безжизненное тело единственной подруги Шамарин Лесаны. В голове которой возник образ, некая мысль, что прощалась с ней. Мысль явно ей не принадлежащая. Она удивленно раскрыла глаза, смотря вслед удаляющейся фигуры. На её лице проскользнула улыбка.
  
   -- Он со мной попрощался, -- тихо произнесла Лесана. Никто, возможно, не смог бы понять, почему она улыбнулась, но ведь её, наконец, признали.
  
   Магия мельницы была сломлена, и после того как дракон покинул пределы её территории, казалось, сдалась совсем. Правоохранители вломились внутрь. Отец зло направился к детям. Пока Мирана обессилено опустилась на землю, она сидела с широко раскрытыми глазами, сжимая в кулаках землю, смотрела вниз.
  
   -- Вам есть много, что мне объяснить, -- грозно произнес он, останавливаясь перед детьми.
  
   Лесана все ещё удивленно смотрела вслед фигуры, что теперь напоминала лишь небольшую птицу. И на её лице царила слабая улыбка. "Прощай, Генерал, прощай Рада", почему-то она была уверена, что обязательно их ещё встретит.
  
   Её старшая школа только началась. И первый настоящий друг, что у неё был, оказался эльфом. Лесана сделала глубокий вдох, и вроде бы, казалось, что её мир был разрушен. Но, возможно, он лишь начинал формироваться таким каким должен был быть всегда.
  
   Она подняла руку вверх, растопырив пыльцы. Сквозь них смотрела на удаляющуюся птицу, что становилась все меньше и меньше. Где-то вдали её сознания, она слышала, что отец продолжал ругаться, что-то говорить Даниилу, который больше её не держал, и пытался оправдаться за них обоих. Ей не нужны были оправдания, не было смысла в оправданиях, ведь они ничего не сделали плохого.
  
   Она с улыбкой смотрела на самые кончики своих пальцев, где слабо и неуверенно горел огонь, настоящий, яркий, совсем не взрывной. Он ровно, плавно горел на её ноготках, обещая, давая надежду.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | М.Чёрная "Академия погодной магии" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Романтическая проза) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"