Кагадий Валерий Владимирович: другие произведения.

Начало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир безнадёжно болен, все люди заражены и ждут скорой, неминуемой смерти. Но возможно это не конец, а только начало?

  Начало.
  Пятница тринадцатого - самый лучший кандидат, чтобы стать тем самым Чёрным Днём. Только страх и безысходность витали в воздухе то там, то здесь, прорываясь самоубийствами, безумными пьяными оргиями и дебошем. Случались и убийства, но их никто расследовать не брался. Даже тела не убирали. Зачем? Ведь всем нам скоро конец. И переживал приближение смерти каждый по-разному. Кто пил и кололся, кто сводил счеты с обидчиками. Иные грабили, убивали, угоняли машины. Словом, развлекались, как могли.Кто их может за это осудить? Законы государства и морали, остались в прошлом навсегда, ожидание скорой смерти, как цунами, смыло с людей налет воспитания и цивилизации,обнажив дрожащий нерв животного инстинкта.
   Я вышел на крыльцо своего так любимого, абсолютно ненужного теперь дома и сев, спокойно закурил, наблюдая за этим безобразием. По улице мчались автомобили с гремящей внутри музыкой и обдолбанными компаниями, местами дымились огни пожаров, вдоль обочин бесформенными кулями лежали те, кому не повезло раньше всеобщего конца. Ну или наоборот повезло, это смотря, как посмотреть. В воздухе витал сладковатый запах смерти, так как погода была тёплая и солнечная, а трупы никто не спешил прибрать, да и ладно. Ветер гонял по дорогам и тротуарам бумагу, одноразовые пакетики и мелкий мусор вперемешку с пылью. Я затянулся в последний раз, отбросил в сторону окурок и потянулся в пространство под ступеньками, где держал несколько бутылок пива, самого дешевого, из АТБ. Но вот странное дело: именно его я и полюбил. С его отвратительным вкусом и еще более отвратительным похмельем, но всё же как-то легло оно мне на душу и не стало покидать. Потянулся я под крыльцо и вдруг почувствовал резкий толчок и боль в пальцах. С воплем и проклятьями вскочив, я отдернул руку. Осмотрев ее, я увидел несколько окровавленных следов от укуса. Виновник сего не стал ждать возмездия, и пулей выскочив из своего укрытия, бросился бежать мимо меня, как ошпаренный. Пёс, самый обычный дворовой пёс, отъевшийся за последнее время на трупятине. Он меня и цапнул, наверное, потому, что с мёртвым перепутал. Я прокричал ругательства ему вдогонку и даже бежать за ним попытался, да куда там. В последние несколько дней я стал совсем плохо себя чувствовать, болезнь, поразившая весь мир, постепенно брала верх и надо мной. Вскоре я должен был последовать многим уже умершим, и пойти кормом для таких же больных собак или попросту для перегноя. Жаль мне себя. Но что можно сделать? Все умирают. Жаль только, что мне предстоит это в неполные 33 года.А ведь все шло так хорошо. Мы даже смогли построить постоянную базу на Луне и Марсе. Но... Не во всех войнах можно победить, и в этой мы проиграли. Всего один мутировавший вид грибков - и все. Никто не смог найти лекарства, многие пытались, но ничего не смогли поделать. Оставалось совсем мало времени, и вот, когда были инфицированы почти все люди планеты, и стало понятно, что надежды на спасение нет. Началось то, что продолжается и по сей день:беспорядки в диком, животном порыве.Хоть на миг забыть о своей обреченности.Еще раз осмотрев оставленные псом ранки, я пришёл к выводу, что умереть в установленное грибками время они мне не помешают и вряд ли смерть ускорят. Я вернулся к крыльцу, загребая носками ботинок пыль, из-под которого успешно извлек двух с половиной литровую бутылку пива. В тенечке, оно оставалось вполне прохладным и я, не мешкая, стал его пить,одновременно утоляя жажду и пополняя содержание спирта в крови. Всё же приближение конца было не так уж и легко перенести Но пиво имеет жуткое свойство заканчиваться в самый неподходящий момент. Так и моя бутылка огромных, казалось бы, размеров, спустя три сигареты и час времени полностью опустела. Да уж... Я встал и совершенно не смотря по сторонам, отправился в ближайшую ко мне разливайку -бар или паб, как душе угодно. По-моему это заведение не относилось ни к одному из перечисленных названий и являлось продуктом сугубо нашей родной и могучей культуры. Этот бар, под названием "Ёж", в отличие от множества остальных продолжал работать. И хотя с посетителей деньги еще продолжали брать, все понимали, что скорее, это просто дань традиции, чем необходимость. Владелец этого заведения, по прозвищу Эд, оказался за стойкой, обслуживая несколько клиентов, находящихся в разной степени опьянения. В полутемном помещении было накурено и жарко, электричества не было уже почти неделю, но это от чего-то не отпугивало людей. Им, конечно же, не выпивка была нужна,которой сейчас было больше, чем возможно выпить за оставшийся срок,нет.Им, как и мне, нужно было общение,"свободные уши", чтобы выместить в них всю свою боль за разрушенные мечты и надежды, и уронив взгляд в стакан, сделав вид, что есть дело до чужих. Хозяин заведения был фанатом своего дела. Поэтому, когда мир стал рушиться, и всё вокруг закрылось, он решил остаться и встретить смерть, занимаясь тем, что любил. Подойдя к стойке, я поздоровался с ним, махнув рукой, и отметил про себя, что выглядит он совсем не плохо для больного человека. Думал я так ровно столько, сколько понадобилось времени, чтобы он, приняв мой заказ, повернулся к стеллажу за спиной. Тогда-то всё и стало понятно, жить ему оставалось явно совсем немного. Между лопаток бугрились, слегка шевелясь, огромные наросты, прикрытые сейчас рубашкой:грибница дала всходы. Я знал, что это невыносимо, мучительно больно и просто понятия не имел, как Эд это терпит. Многие просто кончали с собой, когда болезнь прогрессировала настолько. Хотя ходили слухи, что до эпидемии он приторговывал наркотиками, и может, сейчас как раз их запас помогает ему хоть как-то сделать терпимой муку? Кто его за это осудит? По стойке стукнули стаканы, заструилась из бутылок водка. Просто водка,без льда и других понтовых добавок. Эд наливал себе и мне, видно желая составить компанию.
  - Эй, налей мне, - донеслось сзади, и за стойку села девушка. Эд, как ни вчем не бывало, поставил рядом еще один стакан Кристи, вспомнил я, так её звали. Она жила чуть дальше по улице и была довольно симпатичной и вполне приличной. Все это в прошлом, конечно. Если не присматриваться, кажется, что ничего в ней не изменилось, но это было явно не так. Просто она умело использовала косметику. Обычное женское желание - оставаться красивой даже в приближении смерти. Я видел обильно накрашенные пудрой пятна грибков на открытых участках тела, но не стал пристально ее рассматривать. Подобного за последние две недели я насмотрелся более чем вдоволь. И в том числе в зеркале, в которое в последнее время стараюсь не заглядывать совсем, чтоб не портить и без того говёное настроение. Мы выпили, не чокаясь, - традиция, которая появилась давно, но как обязательная стала совсем недавно.
  - Что у тебя с рукой, Джо? - спросил Эд, снова наполняя стаканы. Я посмотрел на руку, на которой запеклась кровь среди мелких ранок от зубов.
  - Проклятая собака цапнула, - ответил я.
  - Да? Тогда тебе, наверное, пришлось на нее наступить или пнуть, и ждать, пока она удосужится среагировать на это, - засмеялся бармен.
  И тут я понял, что он абсолютно прав. Собаки болели, как и люди, смертельной для всех разновидностью грибка, но так как масса их тел была меньшей, болезнь обычно прогрессировала значительно быстрее. На данный момент почти поголовно собаки представляли собой жутких облезших, покрытых наростами,уродов, едва способных ковылять от трупа к трупу, дабы отгрызть мягкой, разложившейся плоти. Ни о каком нападении на человека речи не шло абсолютно. Но меня ведь цапнула собака на вид абсолютно здоровая! И даже способная бегать. Как такое возможно? Хотя почему бы и нет? Была заперта, например, в подвале с мешком корма, и совсем недавно кто-то из мародеров освободил ее. Значит, вскоре она присоединится к своим несчастным сородичам. Как только грибница в ее теле начнет свой неумолимый рост. Да и чёрт с ней,с этой псиной! Собакой была, по-собачьи и сдохнет.
  Мы выпили снова, и вскоре под влиянием алкоголя я думать забыл о близкой смерти и тем более всех собаках вместе взятых,все же решив обратить своё внимание на сидящую рядом девушку.
  Не помню я, ни как добрался домой, ни когда это произошло. Но пробуждение было полным боли и страдания. Я едва открыл закисшие глаза, чувствуя одновременно и боль, и тошноту, и слабость в каждой клеточке тела. С трудом перекатившись с кровати на пол, я дополз до комода, где лежали лекарства, и съел несколько таблеток сильного обезболивающего. Привалившись спиной к стене, я стал ждать, и вскоре почувствовал, как боль отступила. Я снова смог вменяемо мыслить. Только мыслить особенно было не о чем. Я понимал, что мое состояние никак не связано со вчерашней попойкой, нет. Это болезнь дала о себе знать. И то, что пока по телу не пошли опухоли наростов, лишь вопрос времени. Жутко чесалась укушенная вчера рука. Я посмотрел на нее и остолбенел от ужаса:ранки были покрыты засохшей вокруг прозрачной сукровицей, а под ней, там где у людей было мясо, у меня что-то активно шевелилось то появляясь, то исчезая под нетронутой кожей. "Долбанная собака", прошипел я.Несмотря на моё состояние, хотелось есть. Я встал и, пошатываясь, вышел на улицу в надежде, что в баре у Эда найдётся что пожевать. Но бара не было. Только остатки головешек еще продолжали дымиться, не успев за ночь полностью перегореть. Рядом с обгоревшими досками лежал изуродованный труп хозяина. Что здесь произошло - непонятно. Может, одна из шаек наведалась на стаканчик пива, или еще что-то подобное. Но это не имеет значения. Ни для меня, ни для мира. Спи спокойно, Эд, вскоре увидимся. Надеюсь, у тебя и на небесах будет свой бар, куда я смогу захаживать. Я отправился на задний двор бара, где уцелело несколько кирпичных, покрытых копотью строений. Двери в них были выломаны. Неясно, что здесь искали, но то, что нужно мне, нашлось быстро, - банка дешёвого паштета. Намучившись, я всё же сумел её вскрыть и прямо руками стал запихивать себе в рот желтую пасту из муки и ароматизаторов. Насытившись, я вернулся к себе. Мне хотелось найти место попрохладней и уснуть. Казалось, что если я посплю, мне станет легче. Но я знал, конечно, что это не так. Скорее всего, я попросту не смогу проснуться. Мысль о том, что это последние мгновения моей жизни, никак не отозвалась в душе. Измученный физически и психологически, организм не мог больше реагировать адекватно. Я спустился в подвал, запер за собой дверь и улегшись среди стеллажей закрыл глаза, мгновенно погрузившись в беспамятство.
  На удивление ни тьма, ни покой не посетили меня. Только жуткие видения одно за другим проплывали перед глазами, сменяя отвратительный образ ещё более отвратительным. Я то погружался во тьму, то вновь озарялся светом, струящимся из окна около потолка моего убежища. Однажды, мне даже показалось, что я услышал шум за дверью, но вскоре он стих. И я вновь остался наедине со своими видениями. Не знаю, сколько времени я находился в таком состоянии, но вот настал момент, когда я открыл глаза и смог сознательно осмотреться. Я все так же пребывал в своем подвале, только по стенам пошли трещины, и стекло в окне было разбито. На пол ветром нанесло сухие листья и прочий мусор. Сколько же времени я пролежал здесь совсем один, подумалось мне? Я попытался встать и на удивление мне с лёгкостью это удалось. Не было ни слабости, ни других неприятных ощущений. Я чувствовал себя более, чем просто хорошо. Лучше, чем когда бы то ни было в жизни. Странно! Я посмотрел на свои руки и был еще более удивлен: ни следов от укуса, ни пятен грибка не наблюдалось. Ну хорошо.Если я пролежал здесь довольно долго, то ранки могли зажить. Хотя, конечно, это не объясняет, почему исчезли следы грибницы, и как я сумел не умереть от голода и жажды. Хорошо, решил я.Я остался жив и тому спасибо. Нужно радоваться, а не искать причины. Но всё же меня не оставляло чувство беспокойства. Я с трудом открыл дверь подвала и вышел наверх. Дом изнутри представлял собой жалкое зрелище: все вещи и предметы были либо разбиты, либо превратились в гнилую труху с мерзким неприятным запахом. Я осмотрелся, совершенно ничего не понимая. Сколько же времени нужно на то, чтобы, например, от дивана остались только гнилые, осыпающиеся в руках доски с проржавевшими кусками пружин и обрывками материи, в которой совершенно нельзя было узнать обивку. Это еще больше испугало меня. Уж не очередные ли галлюцинации посетили мой разум? Что здесь могло произойти?
  Я направился к дверному проему, ведущему на улицу - дверь загадочным образом бесследно исчезла, обнажив пустой проем, за которым начинался, если не лес, то весьма заброшенный сад, которого раньше здесь никогда не было. Требовалось приложить усилия, чтобы опознать в нем мою улицу и остатки таких же рассыпающихся осиротевших домов. Господи, да сколько же времени прошло? Такое не могло произойти ни за год, ни за десятилетие. Это как же я смог пролежать нетронутым в своем подвале? Не иначе это часть болезни, которая поразила всех, возможно некая новая мутация.
  Вобщем, я не ученый, но пока что других объяснений у меня нет. Как бы там нибыло, нужно осмотреться. Может, я такой не один, в конце концов, если смерть отдалилась в необозримое будущее, нужно попытаться как-то наладить жизнь. И хорошо бы не одному, чтобы не пришлось играть в Робинзона.
  Я двинулся по потрескавшейся дороге, сквозь которую проросла высокая трава, а местами даже деревца, в сторону центра города. Вокруг бушевала всеми цветами радуги природа. Было ясно, что еще несколько десятилетий, и не останется следов человеческой деятельности совершенно. Деревья, росшие когда-то во дворах домов, разрослись, превратившись практически в одну сплошную крону над дорогой, и к ним добавилось множество молодых, но уже довольно крупных деревьев. Где не было их, всё было покрыто травой и какими-то плетущимися растениями, которые опутывали своими стеблями все, до чего могли дотянуться, превращая окружающее пространство в некое подобие непроходимых джунглей.
  Когда я вышел на центральную площадь городка, подивился тому, как быстро от людей не осталось следов. Только полуразрушенные дома и ржавые остовы автомобилей еще напоминали о былом величии лысой обезьяны, возомнившей себя венцом творения. Было тихо и спокойно, если не считать птиц, снующих среди ветвей и иногда чирикающих. Прекрасный летний день, только вот совсем и абсолютно нет людей.
  Что же это получается, я остался совсем один? На мгновение меня обуял ужас, но я отогнал его усилием воли, сказав, что радоваться нужно тому, что жив, а не пугаться мнимому одиночеству, обследовав всего одну улицу в городе на краю света. Да и ту не полностью. Поискав по домам, я нашел более-менее сохранившуюся одежду из синтетики и переоделся, так как моя превратилась в лохмотья бомжа. В соседнем здании, которое вроде как было некогда магазином, я подобрал себе пару берц из натуральной кожи и рюкзак. И первое, и второе нуждалось в ремонте, но это лучше, чем ничего. Обследовав остальные дома, я насобирал всякого полезного для меня хлама. О еде не могло быть и речи. Все, что мне удавалось найти, было давно и безнадежно испорчено. Когда день стал клониться к закату, я решил вернуться к себе, логично решив, что раз смог там без памяти пролежать, судя по всему, не один год,то смогу и еще одну-две ночи провести. Но всё же с едой нужно было что-то решать.За один или даже несколько дней голод меня, конечно, не убьет, но ослабит. А я совершенно не знаю, чего мне ожидать от этого нового для меня мира. Даже стая одичавших собак могут быть проблемой.И вполне возможно, мне весьма повезло, что я никого не встретил во время своей вылазки. Было бы неплохо разжиться огнестрельным оружием. Оно вполне может где-то храниться законсервированное в масле. Возможно, оно мне не понадобится для самозащиты,но для охоты очень даже может пригодиться.Запершись насколько можно в подвале, в котором провёл столько времени, я кой-как забаррикадировал и окно. Разум подсказывал, что если за все время, что я здесь провел беспомощным, никто меня не сожрал, то вряд ли это произойдет именно этой ночью. Но животный инстинкт говорил совсем другое, и я решил, что хуже от забаррикадированного окна не будет.
  Вскоре наступила первая ночь после моего странного пробуждения в этом мире. Жутко хотелось есть и пить. Удивительно, но мне казалось, что мой метаболизм значительно ускорился. Не знаю, так это или нет, но ощущения были довольно странные. Будто мне снова 17 или 18 лет, я полон жизни и не могу усидеть на месте. Но естественно это давало и свои недостатки. Например, та же потребность в еде усиливалась.Устроившись как можно удобнее, я попытался уснуть, и на какое-то время мне это удалось. Но вскоре некий посторонний шум ворвался в мои сновидения.Я открыл глаза и прислушался: снаружи шумел ветер в кронах деревьев. Стало намного прохладней, чем днём. В воздухе запахло свежестью и озоном, и я понял, что приближается гроза. Но среди этих природных звуков совсем слабо вплетался некий инородный. Я долго не мог понять, что это, пока очередной порыв ветра не донес его до меня более отчетливо. Плачь, это был, несомненно, человеческий плачь и совсем недалеко, иначе я бы его не смог услышать.
  Я вскочил на ноги и, вооружившись куском покрытой ржавчиной трубы, осторожно пошел к выходу. Остановился возле дверного проёма, прислушиваясь,пытаясь сориентироваться, откуда исходит звук. Наконец, я приблизительно сумел вычислить, в какую сторону следует идти. Плач доносился с противоположной от той стороны, куда я ходил днём. Стараясь не шуметь и оставаться как можно более незаметным, я пошел на звук. Как не удивительно, но я прекрасно различал все окружающие меня предметы, несмотря на кромешную тьму. Как это получилось, непонятно. Может, снова что-то связанное с болезнью или что-то еще, но видел я хорошо, хоть и в каком-то сероватом цвете,как будто в одно мгновение на телевизоре убавили цветность и резкость. Но, тем не менее, это было лучше, чем то зрение, которым я обладал раньше.
  Через несколько минут я вышел к соседнему дому. Он смотрел на меня провалом разбитых окон, и все же мне было не сюда, звук шел откуда-то выше по улице. Вскоре все же мне удалось обнаружить его источник. Около третьего дома я заметил слабый огонёк во дворе. Плач к тому моменту почти стих, но я слышал, как там кто-то тихо всхлипывает. Осторожно приблизившись к обвалившемуся местами кирпичному забору, я заглянул внутрь. На небольшой поляне из примятой травы горел костер. Света от него было мало, и скорее он даже мешал рассмотреть окружающее получше. Но я заметил одинокую фигуру, сжавшуюся на траве рядом. Это был человек, это точно. Но мне казалось, что с его пропорциями явно что-то не так. Решившись, я вошел во двор через пустой проем калитки и направился к костру. Не доходя около десятка шагов, я позвал:
  -Эй, есть здесь кто?
  Всхлипывания стихли и вскоре женский голос отозвался:
  - Да, да! Вы кто?
  Я вышел ближе к костру став в круг света, чтобы меня могли получше рассмотреть.
  -Джо?! Это ты, сукин сын! Это ты со мной сделал! - Внезапно услышал я, и голос мне удалось узнать. Это было невероятно, но это была Кристи. Та самая девчонка из бара. От её неожиданного заявления я опешил, но когда она выпрямилась и шагнула ближе ко мне, я в ужасе отшатнулся.лишь с трудом удержав себя от позорного бегства.
  Да, с ней явно был непорядок. И хотя она совсем не постарела с момента нашей последней встречи, но проступившая на руках и частью ногах, серая шерсть ее совсем не красила. Ее уши немного удлинились, а когда она заговорила, я увидел отнюдь не человеческие клыки у нее во рту.
  - Посмотри, во что ты меня превратил!!! Зачем я только переспала с тобой тогда!!! - Она схватила ладонями лицо и, опустившись на колени, стала вновь горько рыдать.
  Не секунды не мешкая, я присел рядом с ней и стал шептать успокаивающие слова, которые приходят на ум любому мужчине, когда рядом плачет женщина. Как это ни удивительно, но вскоре она успокоилась. Отстранилась от меня и села возле догорающего костра, обхватив голые колени руками. Я подбросил в пышущие жаром угли несколько обломков доски, и вскоре вновь вспыхнул древний друг и защитник людей - огонь.В его свете я рассмотрел её внешность получше. И понял, что её внешность испугала меня скорее своей неожиданностью и стереотипами. Хоть в ней и проступало нечто звериное, это было скорее косметическим налетом на теле человека.
  Через несколько минут я свыкся с изменениями Кристи и полностью перестал их замечать.
  -Хочешь есть?- спросила уже более спокойно моя странная спутница. И не дожидаясь ответа, подняла с травы палочку, на которой была нанизана освежеванная и хорошо прожаренная тушка какого-то мелкого зверька. Может, белки? Я с благодарностью кивнул и принялся есть. Сейчас было не до гастрономических изысков. Следовало выяснить, что здесь происходит, и Кристи пока что была моим единственным источником информации. Она явно провела в здешней реальности больше времени, чем я. Тем более меня интересовало, что случилось с ее внешностью,и не ждёт ли подобное меня.
  Впрочем, ничего нового ее рассказ мне не принёс, за исключением всего двух фактов. О них чуть дальше. Итак, Кристи, как и я, после посиделок в баре у Эда и нашего с ней секса, о котором, впрочем, я совершенно ничего не помнил, отправилась домой. Ближе к утру, она почувствовала себя очень плохо. Странное желание забраться подальше и спрятаться от всех привело ее, как и меня, в подвал. Где она уснула, а проснувшись, не узнала окружающего мира. Поначалу она чувствовала себя великолепно. Сильной и здоровой и радовалась тому, что осталась жива, несмотря на то, что предстояло жить одной. Но она не унывала, сумела развести огонь и даже поставить несколько силков, как видела когда-то по телевидению. В силки попался кролик, и она обеспечила себя едой. Воду же удалось найти в пластмассовой сливной цистерне, куда раньше сбегала с крыш дождевая вода. Всё начиналось неплохо.
  Но вот однажды утром по коже пошли странные покраснения, которые раздражающе чесались. Это было не похоже на грибницу, но все же испугало девушку. Она предполагала все, что угодно, даже вновь подступившую смерть, о которой она уже почти забыла. Но реальность оказалась более экзотичной и пугающей. Кожа в местах покраснения стала покрываться шерстью, самой настоящей шерстью, а отнюдь не волосами. Но начавшие изменяться зубы и удлинившиеся уши совсем привели Кристи на грань безумия. В голову лезли всевозможные фильмы ужасов и прочий бред. Она не могла понять, за что ей выпали эти испытания. Но всё же она смогла вспомнить обо мне и собаке, которая меня укусила. Она сделала выводы, и я, если честно, не знал, чем ей возразить. Конечно, возможно вскоре пробудятся ещё люди, с которыми я не контактировал вовсе. Но... По правде, это вряд ли будет служить хоть каким-то доказательством, так как есть в этом уравнении одно неизвестное, или вернее одна. Собака. Кого она могла ещё укусить, или облизать, не ясно совершенно. Не понятно также, куда девушку заведут эти странные трансформации. И возникнут ли они у меня.
  Ещё Кристи сказала, что однажды в поисках полезных вещей она забралась в промышленный край города. И там она услышала далекий бой барабанов. Она не стала ни идти в их сторону, ни пытаться выяснить, кто мог производить этот звук. Разумно рассудив, что одной девушке грозит всеми понятная опасность. А в её виде еще добавлялся страх быть убитой как чудовище. По-моему она поступила просто ультра правильно и разумно. Её поступки и решения вызывали во мне все возрастающее уважение к этой молодой девчонке, по сути, подростку, которая попала в крайне щекотливую ситуацию, и сумела так разумно все обустроить.
  Вскоре начался запоздалый ливень, и нам пришлось скрыться в подвале Кристи. Она призналась, что впервые за тот месяц, что провела здесь одна, она будет спать более спокойно. Мне не нужно было слышать от девушки других слов, чтобы понять, что она хочет, чтобы я остался. Да и куда мне теперь от неё идти? Она вполне возможно единственный после меня живой человек на планете. Теперь нам друг без друга никак.
  Проснулся я довольно поздно, не знаю точно, во сколько, - часы я давно не носил, но думаю, ближе к обеду. Кристи рядом не было, с улицы тянуло дымком, смешанным с запахом поджаренного мяса. Можно было без труда догадаться, где она. Я даже немного смутился поначалу, подумав, что женщина просыпается ни свет, ни заря, ловит кроликов и готовит завтрак. А я, защитник и добытчик, сплю сном праведника. Но здравый смысл подсказал, что у неё было гораздо больше времени привыкнуть к новым реалиям. И не нужно требовать от себя сходу быть героем-спасателем. Обычно это плохо заканчивается.
  К моему удивлению, Кристи во дворе возле огня не оказалось. Но на воткнутом в землю прутике меня ждала приготовленная тушка неведомого зверька и записка. Самая настоящая записка, написанная на вполне нормальной глянцевой бумаге. Она была нанизана на прутик сверху моего второго завтрака в здешнем мире. Видимо, девушке удалось найти где-то их запас. На записке просто и буднично было написано:"Я ушла собирать яйца.Буду к вечеру. Собери дров. Завтрак перед тобой".Гм... У девушки явно талант находить еду. Я вот, например, даже не подумал о яйцах. А ведь птиц кругом великое множество. И еще она просит собрать дров, что значит она, как и я, поняла,что нам лучше держаться вместе. Вобщем, ответ на это напрашивался сам собой. Позавтракав половиной оставленного мяса, я завернул остаток в листья и спрятал в доме, решив, что вполне могу остаться без обеда. Так как сам пока добывать еду не умею. И запас мне не повредит. Но у меня уже были идеи, как подняться от примитивного собирательства и силков, ко вполне достойной охоте. Лук! Простой по конструкции он несет в себе гениальную идею убийства на расстоянии. И он поможет мне набить хотя бы здешних пернатых для начала. Конечно, нужно бы поискать оружие, в местах, где оно могло бы быть -в полиции или армейских частях, - но я думаю заняться этим завтра. Сегодня нужно встретить свою, вновь приобретенную,компаньонку по несчастью ужином.
  Но как я ни старался, ничего путёвого из затеи с луком не выходило. Тогда я плюнул на это, зашвырнув обломки своих потуг подальше в заросли, и сделав простейшее копье из палки и примотанного к концу острого куска железа,отправился снова в центр. Там был полицейский участок, и я хотел посмотреть, что смогу полезного там обнаружить.
  Я шел по мало узнаваемому городку, как на прогулке, и пытался настроить себя на то, что вокруг может таиться множество опасностей, что никак не получалось. В конце концов, я пока не видел ни одного животного, кроме птиц и мелькающих в траве кроликов. Белок и тех нет. Вернее,они скорее всего где-то есть,но их не видно. Может, болезнь в итоге выбила все развитые формы жизни за исключением некоторых видов, имеющих иммунитет? Хотя, если вспомнить рассказ Кристи о барабанах, нужно допускать, что где-то есть еще люди. Впрочем, сказать, что я очень стремился к ним, не могу. Да, будь я сам, возможно, я сразу бы бросился к незнакомцам. Но сейчас, когда одиночество развеяно, я десять раз подумаю, прежде чем так поступить. Фильмы хорошо подготовили нас к тому, что может ждать в постапокалипсисе, и люди там редко были дружелюбны.Обитель стражей порядка я нашел довольно быстро -приходилось там бывать при разных обстоятельствах. Внутри были следы пожара и полный хаос. Его, наверно, уничтожили еще люди, а никак не время.Тем самым проявилась любовь народа к своим защитникам. Здесь, в одной из комнат, я впервые увидел человеческие останки. И не один костяк, а сразу несколько. На некоторых даже просматривались следы формы. В одном из черепов виднелась аккуратная круглая дырочка. Тут явно не грибница постаралась. Кто-то пришел свести счеты, и ему прекрасно это удалось. Вобщем, мне совершенно их не жалко,они заслужили пулю в лоб задолго до эпидемии.
  Помещения полиции выглядели удручающе и совершенно разгромленными.Найти хоть что-то из оружия там было невозможно.И я, выйдя на улицу, задумался,стоит ли идти к военной части прямо сейчас, когда уже солнце приближается к горизонту? Или мне отложить этот поход? Всё же, что не говори, а военные расположились совсем на другом конце города. И по таким зарослям добираться туда мне предстояло не менее часа или даже двух. Плюс поискать всякого полезного там и путь назад. Не застанет ли меня дорогой ночь? Несмотря на кажущееся благополучие окружения, я с недоверием относился к тьме, да и вообще к этому во многом неясному для меня новому миру, выросшему на костях старого. Но немного поразмыслив, я решил довести дело с поиском оружия до конца и отправился в путь.
  Несмотря на мои опасения, местным зарослям до настоящих джунглей было далеко, и я преодолел необходимое расстояние быстро. Были даже участки, где довольно хорошо сохранилась дорога и тротуары. Там и вовсе можно было идти, не опасаясь споткнуться, упасть и расквасить нос или сломать шею. К территории, которую в былые времена занимали военные, я добрался минут за сорок и без приключений. Издалека осмотрев полуразрушенные, покрытые растительностью и грязью здания воинской части, я вошел внутрь через развалившийся бетонный забор, не выдержавший испытания временем. Недолго думая, я отправился обследовать здание за зданием, планомерно пытаясь отыскать арсенал или хотя бы шкаф с оружием. Как ни странно на третьем по счёту здании мне повезло. Войдя в одну из комнат, я заметил скелет, обглоданный мелкими животными. В одной из рук тот держал пистолет, вернее сказать, когда-то держал. Сейчас же пистолет мирно лежал среди мелких косточек, оставшихся от пальцев. Суицид? Вполне возможно.На последних стадиях болезни, когда грибница давала агрессивные всходы, человек начинал испытывать ужасающие муки.Многие в самоубийстве видели выход и избавление от страданий.
  Я поднял пистолет и покрутил его в руках. Он был покрыт слоем грязи и местами поржавел. Я не специалист и даже в армии в свое время не служил, но не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что выстрел из такого оружия опасен в первую очередь для самого стрелка. Хотя, если это оружие очистить и смазать, оно еще пригодится. В любом случае, это уже неплохое начало.
  Обыскав комнату тщательнее, я нашел в одном из вздувшихся от гнили столов пластиковую коробку с патронами. И они как раз были чистыми и сверкающими, готовыми к применению. Они явно предназначались для найденного мной пистолета, и часть, которой не хватало в коробке, скорее всего, стоит в магазине, который мне пока открыть не удалось. Но целые патроны меня порадовали, несмотря на то, что их было всего 10 штук. Это указывало, что я на правильном пути и следует продолжать искать.
  В другом помещении, бывшем, видимо, когда-то складом,обнаружился другой скелет умершего явно не своей смертью. Среди остатков одежды я нашел кобуру, из которой торчала ручка ещё одного пистолета.И тут мне повезло. Этот ствол, был явно в лучшем состоянии, чем первый,благодаря, видимо, кобуре, все эти годы защищавшей его от ненастий. Еще на складе нашлось несколько запечатанных в целлофан и прекрасно сохранившихся спальников, а также в отдельном боксе, запертом на старый и полностью проржавевший замок, с которым я намучился, прежде чем сумел сломать,УАЗ"буханка" серого цвета.Причем на вид вполне работоспособная. Я проверил дверь, и та оказалась открытой. Впрочем, скорее всего это была не удача, а просто постоянная поломка дверных замков этого раритета автопромышленности. Я качнул автомобиль, и в баках что-то заплескалось. Это был хороший знак.Если бензин не пришёл в негодность, вполне,может быть, мне удастся завести эту развалину.
  Сев на место водителя, я нажал кнопку, которая на всех военных автомобилях заменяет ключ зажигания и... ничего не произошло.Что вполне понятно. Даже если автомобиль ни капли не испортился за то время, что простоял здесь, его аккумулятор разрядился полностью и, скорее всего, навсегда. Хотя, конечно, оставался шанс завести "буханку" с толчка. Но кто будет толкать? Вобщем, нужно будет подумать над этим, а сейчас пора возвращаться. Солнце стало клониться к закату. Помнится, я хотел встретить Кристи ужином? Если так, то стоило поспешить придумать, как наловить кроликов или местных птичек. Но что-то полезного на ум ничего не приходило. Я вышел на улицу с твердым намерением вернуться сюда снова.Мысли мои медленно плыли вокруг необходимости вернуться и сожаления о том, что не смог ничего добыть на ужин.И вдруг, я остолбенел. Над зелеными зарослями леса, проглотившего некогда красивый город, с некой первобытной силой, не обещая ничего хорошего, катился стук барабанов. Само по себе на ум пришло, что это никакие не барабаны, а там-тамы каннибалов. Звук этот рисовал первобытное племя жестоким и голодным, которое под ритм готовилось к своей жуткой и непременно человеческой трапезе. Я понимал, почему Кристи не рискнула идти на этот далекий звук. И я тоже последовал ее примеру, постаравшись как можно быстрее убраться от этого места подальше.
  К дому Кристи,как я не спешил, но вернулся затемно. Во дворе, как и вчера, горел костер и сидела одинокая фигура девушки.Когда я вышел из темноты, она, воскликнув, бросилась мне на шею, обняла и заплакала. Я не знал, как мне на это реагировать, но когда она отстранилась, я все понял. Ее глаза сказали больше, чем тысячи слов. Она боялась вновь остаться одной в этом пустом мире. Не иметь даже возможности переброситься парой слов ни с кем и постепенно сходить с ума от одиночества.
  - Не делай так больше, - попросила она. - Я испугалась...
  Я закрыл ее рот поцелуем, на который она с жадностью ответила. Я прижал ее к себе и нежно уложил на толстый ковер из травы и опавших листьев. Я не помнил нашей первой ночи любви, но собирался взять всё возможное от второй. Глаза Кристи горели огнём страсти, а губы были сладки и нежны как мёд, и даже ее нечеловеческие зубы не пугали, а добавляли изюминку.
  - Возьми меня, Джек, - прошептала она, и я растаял в ее глазах окончательно.
  Позже мы лежали у костра и беседовали.Так мирно и обыденно, будто вокруг все еще был старый мир и мы были просто парой влюбленных, отдыхающих после страстных объятий любви.
  - Почему тебя называют Джеком? - спросила она
  - Потому, от чего тебя - Кристи. Хотя ты - Кристина.
  - Но Джек, - это какое имя?
  - Конечно же, Женя, Жека или Джек. Прозвище прилипло ко мне еще в школе. А потом меня, кажется, по-другому только в полиции и называли.Мы посмеялись. Я рассказал о своих неудачных попытках сделать лук и о походе к воинской части. Желудок предательски заурчал, и девушка встрепенулась, вскочила и стала жарить на листе нержавейки яичницу из яиц местных пернатых, что успела собрать за день. Я ел с удовольствием, расхваливая блюдо, ничуть не покривив душой. А затем рассказал о найденных пистолетах и барабанах, которые слышал.
  Это заставило её задуматься, она наморщила привлекательный лобик, а затем сказала, что, возможно, кто-то так подает сигналы, которые должны привлечь выживших. Я согласился, но подумав, сказал, что спешить нам пока некуда. И лучше не переть, как бык на шпагу, а все как следует разузнать и приготовиться, приведя в порядок пистолеты, чтобы иметь, чем себя защитить,прежде, чем соваться, куда не следует. Мы совершенно не знаем, сколько времени прошло с тех пор, как мы уснули, но судя по всему - не мало. И что могло произойти в этом мире даже не можем себе представить. Вполне возможно, что нас просто заманивают на звук барабанов, совсем не желая помогать, а наоборот. Моя спутница со мной согласилась, и вскоре мы забыли об этом разговоре и блаженно уснули в обнимку.
  Дни пошли за днями, сменяя один другим, а мы все так же жили у Кристи в подвале, приведя его в порядок и обставив отремонтированной и чудом сохранившейся мебелью. Я научился ставить силки и с большим трудом, потратив немало сил и времени, сделал лук и научился по-божески из него стрелять. Иногда мне даже везло принести к ужину упитанную утку от пруда, что был в парке городка. Никто больше на глаза нам не попадался и не спешил просыпаться.И мы постепенно стали смиряться со своей участью "робинзонов",лишь иногда слыша о барабанную дробь, что звучала иногда издалека. Но мы были счастливы здесь и сейчас,наслаждаясь обществом друг друга, и не спешили искать общения с таинственными барабанщиками, кто бы они ни были. Мы выжили после того, как уже смирились с собственной смертью. И теперь даже самая простая жизнь на осколках цивилизации была нам в радость.Изменения Кристи еще некоторое время прогрессировали, что немало нас пугало, но затем приостановились и вскоре совсем сошли на нет. У меня же они пробудились,начавшись неожиданно как-то раз посреди ночи. Кожа покрылась красными пятнами, они чесались как сумасшедшие, и вскоре сквозь них пробилась первая еще пока нежная серая шерсть. Не заставили себя ждать и уши с зубами. Но на примере моей спутницы и любимой женщины, я знал, куда это меня приведёт и не очень боялся. С момента нашей встречи Кристи, поддавшись трансформации, почти полностью покрылась шерстью. Только лицо ладони и ступни остались голыми. Лицо ее еще немного вытянулось, как и уши, делая все более похожей на волка или собаку. Но на этом всё и закончилось.
  Вскоре мои изменения догнали её.Теперь мы оба считались бы чудовищами из сказок, если бы вновь вернулся погибший мир. Но как выяснилось, изменения затронули не только нашу внешность, но и внутренние органы. Мы стали лучше видеть, пусть и в черно-белых красках. Улучшился наш слух и обоняние.А также невообразимо выросла выносливость. Мы стали гораздо подтянутей и мускулистей, чем прежде.Хотя возможной причиной тому была дикая жизнь на открытом воздухе.
  Итак, спустя примерно пару месяцев со дня моего пробуждения, мы превратились в парочку странных волкоподобных монстров, будто сошедших с кинокартин об оборотнях, которые некогда пачками штамповал Голливуд. Но нас это мало беспокоило. Мы быстро привыкли к своему новому внешнему виду и даже находили его довольно привлекательным.
  Однажды, уже глубокой осенью, когда я сидел у горящего камина, лично мной сложенного в одном из углов подвала, пытаясь разобраться с найденными пистолетами, которых успел уже насобирать аж четыре штуки, и очень ржавым автоматом, со своей охоты вернулась Кристи. Я, было, настаивал одно время, что ловить дичь - моя работа.Но она отмахнулась, сказав, что ей это нравится, и вообще, может, это в ней говорит новый инстинкт.
  Вобщем, войдя в жарко натопленный подвал с сырой и холодной улицы, Кристи села в кресло возле меня, плеснула себе в стакан немного коньяку, запасы которого мы нашли в одном из магазинов, и сделав большой глоток произнесла:
  - Ты ничего странного, когда осматривал дома, не замечал?
  Я удивлённо посмотрел на неё, пытаясь вспомнить все свои вылазки.
  - Да вроде нет, а что?
  - Не знаю, может, это, конечно, ошибка или еще что. Но я нигде не замечала книг, или даже их остатков.
  - Но, может быть, они просто истлели, как, например, мебель. Бумага - не самый долговечный материал, - ответил я, и в самом деле вспомнил, что и сам ничего подобного не видел. Книги просто исчезли бесследно.
  - Может, конечно, все так, как ты говоришь, но разложиться до такого состояния, чтобы не осталось даже следа...Чтоб такое произошло вообще везде, в каждом доме и библиотеке? Что-то мне подсказывает, что с этим что-то не так.
  - Что может с ними случиться? Кто-то собрал и унес? Но множество других вещей более важных для выживания, как, например, это, - я потряс в воздухе пистолетом, - остались на месте.
  - Книги - это источник знаний, накопленных человечеством, его история и его опыт. Тот, кто им владеет, может начать все сначала, вновь построить цивилизацию.
  - Думаешь, барабанщики?
  Она пожала плечами
  - Может быть, а может быть, и нет. Я вот, например, обращала внимание на отсутствие здесь крупных животных. Хотя ведь известно было, что олени и козы, например, влиянию грибницы не подвержены и не болеют. А здесь только белки да кролики с зайцами. Даже лис нет, хотя пищи для них вдоволь. Странно это.
  - Странно, - согласился я. - Но мы и сами с тобой воплощение странности. Уверен, что живи мы в том обществе, до эпидемии, какой-нибудь яйцеголовый обязательно сказал бы, что трансформация человека в то, чем мы сейчас являемся, невозможна. Но мы-то есть. Мало ли, что здесь могло произойти?
  - Может и так, Джон, может и так. Но я не сказала тебе всего. Я сегодня ходила к аэродрому...
  - И что там? - так далеко от дома мы еще не забирались. Просто не было необходимости. Что можно взять с чистого, покрытого бетонными плитами, поля?
  - Я видела следы.
  Сказать, чтобы это сильно меня удивило, конечно, нельзя, ведь кто-то в барабаны стучать-то должен, но насторожило знатно. В конце концов, мы привыкли считать наш городок абсолютно безопасным и полностью нашим местом. А здесь, оказывается, прогуливаются незнакомцы с неясными намерениями.
  - Люди или... такие, как мы? - произнес я.
  - Ни то и не другое, Джек. Следы похожи на наши, но вот только, если это всё же был человек,трансформация его зашла гораздо дальше нашей. След, скорее, принадлежит теперь животному, чем человеку. Хотя некая человеческая составляющая в нем, безусловно, есть.Это меня пугает. Неизвестно, как мог поменяться его разум. И может ли он вообще теперь мыслить и воспринимать действительность как люди.
  - Знаешь, Кристи, я давно хотел тебе сказать: ты чертовски умная! Я даже не подозревал о твоих скрытых талантах, - в восхищении произнес я.Она улыбнулась, сверкнув белыми как мел клыками.
  - Ты просто многого обо мне не знаешь, Джек. Я ведь была самой успешной студенткой национального медицинского университета. Кроме этого, увлекалась историей и даже физикой.
  - Ничего себе! - удивился я. - И кем же ты планировала стать?
  - Если честно, то я планировала сбежать отсюда за границу. В нашей стране в последнее время хорошо жилось только чиновникам и ворам, которые, в общем, стали уже синонимами. О науке и речи вообще идти не могло. За рубежом у меня появлялся шанс со временем заняться большой наукой, но не у нас.
   Она вздохнула и, допив коньяк, налила себе ещё. Я попросил плеснуть и мне, подбросив в камин дров.
  - Хоть в шерсти и теплее, - произнёс я, - сомневаюсь, что смогу спать на снегу.
  Мы засмеялись. Выпили коньяку и снова наполнили стаканы. Я принёс копченого мяса и сушёных диких яблок, которые мы успели насобирать за лето.
  - Выходит так, Кристи, что нам теперь не стоит ходить на охоту. Да и вообще, хоть куда в одиночку. Что за существо бродит вокруг, и человек оно или уже нет - непонятно. Я бы предпочел выяснять это, зная, что ты в безопасности, и чуть что - сможешь прикрыть мне спину. Как и я -твою. Видимо, все же нам для того, чтобы жить, как прежде, и не дрожать в ожидании не пойми чего, придётся выяснить, что это за существо и в конце концов узнать, кто такие "барабанщики". Но сделать это стоит с умом. Лучше нам подойти к ним незаметно. Понаблюдать некоторое время и, лишь убедившись в их благих намерениях, обнаруживать себя. И лучше бы нам это сделать, пока не лёг снег. Потом следы прятать станет ой, как непросто, если вообще возможно.
  Кристи со мной была полностью согласна. На том и порешили.
  Да, и ещё одно. Может и совпадение, но именно в тот день мне удалось впервые выстрелить из пистолета. Очищенный механизм был смазан и приведен в порядок, только затем я рискнул надавить на спусковой крючок, не боясь остаться без пальцев. Патронов у нас было мало, поэтому я проделал всего два выстрела. Хотя, может, это было не совпадение, а знак свыше? Кто знает.
  Через несколько дней, как следует подготовившись и вооружившись привычными теперь луками и еще не совсем привычными пистолетами, на которые, если честно, особо не рассчитывали, но надеялись, что они смогут выручить в критической ситуации, мы отправились в путь. Решено было выдвинуться в ту сторону, откуда чаще всего были слышны барабаны. Сначала мы шли, не скрываясь, проходя вполне знакомые и обследованные нами места. Но затем сошли с дороги на задние дворы домов, прежде чем преодолеть следующий участок пути внимательно осматриваясь и прислушиваясь. Немало помогало и обострившееся обоняние. Вскоре мы покинули пределы самой крайней точки города, куда хоть кто-то из нас забирался, и пошли по незнакомым в этом новом мире местам. Но вокруг ничего подозрительного не происходило. Кругом стояли все те же заросли, и сновала мелкая живность. Не было никаких следов недавнего присутствия человека. Потом мы покинули город, выйдя к поросшим теперь кустами и деревьями бывшим полям агрокомпаний, на которых в былое время выращивали сою, картофель или кукурузу. Здесь на некоторое время мы остановились и перекусили. Время шло уже к обеду, а ничего хоть как-то отличающего окружение от того, что было возле облюбованного нами дома, мы не видели. Но ведь кто-то должен стучать в барабаны? Или это проделывает неизвестная программа с помощью уцелевших динамиков и элементов питания как у Кинга в "Стрелке"? Хотя глупое предположение. До эпидемии здесь никогда не стояло никаких динамиков. А после их ставить было некому.
  Перекусив и немного отдохнув, мы вновь двинулись в путь и, спустя, наверное, час, совершенно неожиданно вышли к реке. Пораженные, мы замерли с непониманием.Дело в том, что в прошлом здесь не то, что реки, озерца не было! Откуда теперь появился сверкающий чистотой быстрый поток шириной, наверное, метров 20 - было совершенно не понятно.
  - Ничего себе!.. - только и смог сказать я.
  Некоторое время мы думали, что делать дальше, а потом отправились вверх по течению, решив, что если не найдём брод или любую другую переправу на противоположную сторону, то помародёрствуем немного в посёлке, который должен был находиться примерно в семи километрах отсюда.
  Вдоль реки идти было намного удобнее, чем проламываться через заросли. Мы так шли, наверное, около часа, когда я внезапно остановился осененный.
  - Стой! - скомандовал я своей подруге, внимательно осматриваясь. Не знаю как давно, но мы явно шли по тропе. Да, судя по всему, ею пользовались редко. Но всё же было вполне заметно даже для таких дилетантов, как мы, что ее не забрасывают совсем.
  - Черт, - выдохнула Кристи, -вот так и оставайся незамеченным.
  Мы начали оглядываться по сторонам, напряженно всматриваясь в окружающие заросли. Но вокруг было тихо. Никто не спешил нападать.
  - Что теперь? - спросил я сам себя, нервно положив руку на пояс поближе к самодельной кобуре, где сверкал новенькой смазкой пистолет.
  - Думаю, стоит сойти с тропы и пойти параллельно. Посмотрим, куда она нас приведёт. Да и вообще, может, это звериная тропа? - сказала Кристи
  - Может и звериная, но ты же сама недавно подметила, что крупные животные здесь не водятся. Сомневаюсь, что тропинку кролики натоптали.
  - Говорить-то говорила, конечно, -Кристи кивнула. - Но то было в городе. А что здесь - понятия не имею. Может, звери именно в город от чего-то не заходят. А здесь их полно.
  Я вздохнул и посмотрел по сторонам, будто мог сию же секунду увидеть там оленя или кабана. Но в зарослях по-прежнему было спокойно.
  - Все может быть, конечно, - согласился я. - Но предосторожность не помешает никогда. Как говорилось в одной пословице, или поговорке:если у вас паранойя - это еще не значит, что за вами не следят.
  - Точно. А в другой сказано, что бережёного бог бережёт, - добавила моя спутница. - Сходим с тропы.Дальше мы шли примерно в 10-15 метрах от тропы, которая все так же пролегала вдоль реки, то отдаляясь от нее ненадолго, то подходя фактически вплотную к воде.Вокруг все так же шелестела листва, и шумели птицы. Небо затянула темная от злости туча. Вскоре должен был начаться осенний холодный дождь. Я уже, было, думал предложить поискать укрытие и переждать непогоду хоть бы до завтра,спешки особой нет.Но внезапно мы вышли к обрывистому берегу реки, которая в этом месте поворачивала, образуя "г"-образный выступ суши, усыпанной мелким песочком и остатками кострищ.
  Мы снова не смогли предугадать, куда нас выведет дорога и это сыграло злую шутку.
  Берег не был пустым.На краю обрыва, свесив ноги к воде, сидело некое поросшее коричневой шерстью существо. Услышав нас, оно молнией вскочило на ноги и обернулось, хватаясь за торчащее тут же из земли копьё. Кристи вскрикнула у меня за спиной,я потянулся к пистолету, но руки не слушались от страха, который подобно жидкому огню заменил кровь в жилах. Перед нами на двух ногах, сжимая в руках искусно выполненное копье, стояла собака. Именно крупная собака,приобретшая некую схожесть с человеком. Так же, как мы - наоборот, стали схожи с псами. Рост ее был около метра, тридцати сантиметров, высокий лоб венчали стоящие сейчас торчком уши, морда выражала присутствие разума, а не простого доступного животным инстинкта.<неиНесколько мгновений мы играли в "гляделки", видимо не ожидав появления друг друга, но нас прервал новый крик Кристи, и сильный удар мне в спину. Стараясь не упасть и повинуясь инерции, я сделал несколько шагов навстречу человекоподобной собаке, пытаясь в то же время развернуться и увидеть, что происходит за спиной.Револьвер был уже у меня в руках и еще миг - и я бы пустил его в дело. Но встретившая нас тварь не стала ждать, пока я успею это сделать, она сделала выпад,целя в меня копьем. Острие ударилось в поверхность рюкзака на моей спине и серьёзного вреда не принесло, если бы не одно "но". Оно еще больше подтолкнуло меня к краю обрыва. Земля под ногами задрожала и обвалилась, и я с воплем рухнул в бурлящий речной поток. Спустя мгновение я вынырнул, все еще сжимая в руках пистолет. С берега раздался выстрел,еще один. Я пытался рассмотреть, что там происходит, но залитые водой глаза не сразу смогли очиститься.
  Наконец, я увидел несколько существ подобных тому, что мы встретили на берегу и лежащую у их ног Кристи, которая, видимо, была без чувств. Я бешено заработал ногами и руками, стараясь вернуться к берегу, чтобы помочь ей и расстрелять этих жутких тварей. Но у реки были насчет меня свои планы.
  В одно мгновение,она потащила меня на середину потока. Я никогда не был сильным пловцом и, наверное, вряд ли смог бы выбраться из подобного течения даже в спокойной обстановке. Но река решила не давать мне шансов и вовсе. Несколько мгновений отчаянной борьбы со стихией на поверхности, и я почувствовал, как меня затягивает под воду. Водоворот, сообразил я, понимая, что это - конец. Вода накрыла меня с головой и потащила вниз. Несколько мгновений страшной боли в лёгких, желающих сделать вдох, и удар головой о бревно, лежащее на дне. Сознание мое померкло, а последней мыслью было, что Кристи никто теперь не поможет. Плохим я оказался защитником. Себя мне жаль не было совершенно.
  Не знаю даже, как я сумел выбраться. Наверное в момент смертельной опасности мной завладел некий древний инстинкт, пробудивший скрытые до того ресурсы тела и заставивший бороться до конца, и в итоге победивший. Или может, просто стихии надоело мной играть и она, отнеся меня на несколько километров по течению, выбросила на берег, как щепку. Сложно сказать, воспоминаний никаких не осталось о том моменте. Но очнулся я уже на берегу. Меня рвало речной водой, которая прямо потоками вырывалась из из желудка и легких, из всего нутра. Боль была жуткой, всё тело трясло и скручивало, как угодно. Я с хрипом силился набрать в грудь воздуха, и снова кашлял и рвал, пытаясь отдышаться. Вскоре мне стало легче. Я сел, опершись спиной о чахлое деревце, росшее у воды, и осмотрелся. Рюкзак, так удачно спасший мне жизнь, пропал, но вот пистолет все еще чудом сжимали мои руки.
  Небо заволокла черная как смоль туча. Вокруг заметно потемнело, поднялся ветер, где-то вдали загремело. Начиналась гроза.Припустил мелкий холодный дождь, вскоре перешедший в ливень...
  Я не знал, сколько прошло времени, как меня унесло потоком, но надеялся, что не очень много. Мне нужно было спешить на помощь спутнице. Неизвестно, как далеко меня отнесло, но сомневаюсь, что очень. Нужно было только подняться немного вверх по течению. Я попытался подняться и повалился на песок. Измученное борьбой с течением тело отказывалось повиноваться. Я попытался подняться снова и снова упал.Зарыдав от бессилия, я колотил руками речной песок и как зверь в ярости кусал прибрежную траву. Моё тело восстало против меня, и я никак не мог вернуться к Кристи и помочь ей,спасти из лап неизвестных монстров. Но коль я не смог ей помочь, то смогу отомстить.
  Под струями холодного дождя я пополз вглубь берега. Нашел нору между корней огромного дерева и заснул там беспокойным сном. Вокруг сгустилась беззвездная ночь, прерываемая сверканием молний и грохотом грома, ливень неустанно поливал все вокруг неисчислимыми потоками жидких и холодных стрел осени. Но я уже ничего не видел, я спал глубоким сном, и мне снилось лицо улыбающейся Кристи. Лицо девушки, которую я любил.
  Пробудившись глубокой ночью,я долгое время не мог понять, где я и что со мной.Всматриваясь в темноту, всё пытался услышать шум проезжающих за окном автомобилей и едва слышную музыку из кафе неподалеку. Но вокруг было тихо. Спустя какую-то секунду я все понял и рывком выбрался из своей норы.Дождь прекратился, снаружи установилась безветренная и молчаливая погода. Тучи все еще заслоняли небосвод, что делало ночь абсолютно темной. Только новое зрение позволяло видеть смутные силуэты предметов вокруг. Сон придал мне сил, и я почувствовал себя снова сильным и здоровым,готовым спасти Кристи или, по меньшей мере, наказать ее обидчиков.
  Я внимательно осмотрел пистолет, в надежде, что вода не смогла разрушить его механизм, и порох в патронах не отсырел. Чтож, будем надеяться, что они герметичны. Я вернулся к реке и отправился вверх по течению как можно осторожней, мне нужно было вернуться на место, где на нас напали. А дальше - выследить и убить этих странных тварей, которые невообразимым образом могли возникнуть на обломках человечества. Может,потом, холодными зимними вечерами я обдумаю вопрос их появления, но не сейчас.В данный момент меня переполняла только ненависть и жажда убийства.
  Спустя примерно несколько сот метров, я заметил странный огонёк, пляшущий впереди. Затем еще один в отдалении и еще несколько как по ту сторону реки, так и по эту. Огни мерцали и перемещались. Внезапно я услышал голос на расстоянии, который никак не мог принадлежать человеку. Ощущение такое, что он принадлежал кому-то, чей голосовой аппарат совершенно не предназначен для речи.
  -Джек...- раздался едва слышный зов, и я в ужасе замер: сразу понял, кому может принадлежать этот голос, и что это за огни. Псы с факелами - вот, что это. Чудовища выслали поисковый отряд, дабы поймать меня. Каким способом им удалось узнать у Кристи моё имя? Значит, девушка еще жива, и я могу успеть ей помочь. Псы ищут меня, пытаясь завлечь в ловушку, называя имя. Глупые, примитивные создания верят, что этот фокус сработает. Но всеже продвижение и поиск моей любимой это явно осложняло. Они, скорее всего, видят ничуть не хуже в темноте, чем я, а может и лучше. Плюс еще обоняние, которое всегда было острым у собак. Честно говоря, я даже не представляю, зачем им нужны факелы. Может быть, отблески позволяют им видеть дальше и чётче, или в процессе трансформации они утратили часть способностей собачьих? Не знаю, но лучше отталкиваться от того, что видят они получше меня, а значит, подобраться к ним незамеченным, по крайней мере, сейчас возможности не представлялось.
  Я с сомнением посмотрел на пистолет и пришел к выводу, что принять бой в надежде, что псы, как и дикари из числа людей, испугаются огнестрельного и разбегутся, тоже плохая идея. Кристи стреляла. И возможно даже кого-то ранила или убила. Но они здесь, и рыщут вокруг, пытаясь меня найти. Будь у меня патронов побольше, я возможно и рискнул бы. Но с пятью пулями в магазине - это настоящее самоубийство. Нужно было придумать что-то другое. А для этого в первую очередь стоило остаться живым.
  Пока я размышлял, огни факелов приблизились опасно близко, я уже мог услышать хриплые разговоры преследователей. Время от времени они выкрикивали моё имя, медленно продвигаясь вдоль берега реки. Если я не хочу быть обнаруженным, пора уносить ноги. Я развернулся, чтобы бежать, и в ужасе отшатнулся, едва не упав. Передо мной стоял один из преследователей,но какой-то странный:крупнее и выше, с черным окрасом шерсти;существо имело набедренную повязку и некую перевязь через плечо, к которой крепились сейчас пустые ножны. Сам же нож оно сжимало в руке и уже занесло его для удара. Намерения его не оставляли сомнения, и я выстрелил. Пистолет тихо щелкнул - и ничего! Осечка! Всё же порох в патронах не пережил купания в реке. Пёс не стал ждать, пока я выстрелю еще раз, и прыгнул вперед. Перехватив его руку, я всё же не устоял, и мы оба упали на землю. Противник оказался сильным и умелым, тут же применил свое природное оружие, вцепившись мне в плечо челюстями.Я вскрикнул от боли, и где-то мгновенно оживились факелоносцы.
  - Джек, Джек... - вновь долетело до меня. Я ударом второй руки в ухо сумел оторвать тварь от плеча, нота оставила глубокие раны. На мгновение, обезумев от боли, я отшвырнул его руку с ножом и сумел, извернувшись, вскочить на ноги, но тут же был снова повален на землю. Только чудом мне удалось избежать удара ножом. Он воткнулся в нескольких сантиметрах от моей шеи, уйдя по рукоять в рыхлую землю. Тварь всем телом навалилась на меня и вскинула свое оружие для очередного удара. Но внезапно обмякла и упала в сторону. За её спиной с окровавленным копьем наперевес стоял другой пес, более мелких размеров и больше похожий на того, что мы встретили на берегу,чем на атаковавшего меня атлета. Другая порода, понял я. Рядом с ним был еще один, держащий высоко над головой разбрызгивающий искры и безбожно чадящий факел. Ничего не понимая, я вскочил на ноги, но мои неожиданные спасители нападать не спешили.
  - Джек, - произнес пес с факелом, ступив вперед. Но я не стал дожидаться, пока меня схватят или убьют, развернулся и побежал.
  - Джек, стой! - донеслось сзади, но я их не слушал, бежал во всю прыть своих усталых ног.
  Но преследователи не думали просто так отпускать меня. Лишь вначале они дали мне немного форы, замешкавшись, но затем быстро последовали за мной. И их стало больше, присоединились другие. Теперь не было нужды прочесывать берег реки - они точно знали, где я и собрались вместе. Время от времени от них слышался крик, призывающий меня остановиться. Несколько раз мне даже казалось, что я расслышал вдалеке голос Кристи. Но я не останавливался, бежал и бежал, а мои преследователи понемногу отставали. Видимо, бегуны из собак, поднявшихся на задние лапы,были неважные. Но они прекрасно держали мой след, что сводило на нет любое расстояние, на которое я успевал оторваться. Стоило только мне остановиться, чтоб передохнуть или наложить хоть какую повязку на раненое плечо, как они вновь приближались на опасное расстояние. А бежать бесконечно я не мог. Я выдыхался всё быстрее и быстрее.
  Вскоре наступил рассвет, и вместе с ним я вбежал в город, надеясь спрятаться в его развалинах. Но Псы от чего-то сюда за мной не последовали. Тогда я понял, какой ошибкой было нам с Кристи покидать пределы города. И почему мы раньше не встречали этих созданий.Видимо, у них существовал некий запрет или табу на вход сюда. Что ж, это сейчас мне на руку. Я смогу найти, чем им отплатить.
  Кое-как я добрался до нашего подвала. Ввалившись внутрь, голодный, уставший и продрогший до костей, я первым делом подбросил в камин дров и налил себе огромный грамм на 200 стакан коньяку. Никто так его не пьет, но, думаю, в данной ситуации простительно. Мне не хватало ещё слечь с простудой.
  Выпив почти половину, я отдышался и допил остальное. Переодевшись в чистое и сухое, я сел около разгорающегося огня и внимательно осмотрел рану от зубов на плече. Будем надеяться, что эта рана - просто рана, а не что-то, наподобие того укуса, который превратил нас в тех, кто мы сейчас. Смочив тряпицу в чистом спирте, запасы которого нам некогда удачно посчастливилось найти, я прислонил её к кровоподтекам. Зашипел от боли, но сдержался и не отрывал тряпицу, пока боль не исчезла. Затем смочил её снова и, как смог, примотал отрезком ткани к плечу. Всё же мой противник постарался на славу, и плечу здорово досталось. Но ничего. Сейчас это неважно. Сейчас важна только Кристи, и её возвращение домой живой и здоровой. А для этого мне нужно было придумать, как в одиночку победить десятки, если не сотни псов,вооруженных, хоть и примитивным, но вполне эффективным оружием.
  Я со злостью вспомнил утерянный во время драки пистолет. Хоть он и стал давать осечки, но всё же он был хоть каким-то моим шансом на победу.Нужно было только раздобыть где-то новых патронов и побольше. Только вот, где? Я обыскал все места, о которых только и мог подумать и не нашел ничего, кроме того десятка патронов и ржавого, ни на что не годного автомата. Нет, не вышло бы у меня найти боеприпасы. Только время потратил бы впустую. А Кристи тем временем в плену у монстров. Мне не хотелось думать, что там может с ней произойти и что она вполне возможно была уже мертва. Мне нужно было в этом убедиться. А пока я верю, что она жива, и ей нужно помочь. А значит, мне необходимо победить псов в одиночку на их территории. Как? И вдруг ответ пришел сам собой.Такой простой, что я улыбнулся сам себе. Затем поел то, что было у нас припасено и, выпив еще коньяка, лег спать.Мне нужно было отдохнуть - скоро предстояло много работы.
  Проспал я всего несколько часов и, как по команде, проснулся свежий и отдохнувший. Быстро сложив новый рюкзак со всем необходимым, прихватив запасной лук и колчан со стрелами, я отправился в путь к воинской части,которую уже довольно давно не посещал. Шел, не скрываясь и себя не жалея, поэтому добрался быстро.
  УАЗ - вот зачем я сюда пришёл, автомобиль был в отличном состоянии и даже заправлен. Я очень надеялся его завести. Он бы послужил отличной защитой от примитивного оружия псов. Металл его корпуса - ни чета более поздним моделям - был крепким и плотным. Советская промышленность не жалела сырья, и это должно было сослужить мне хорошую службу. К тому же"буханка" была полноприводной,что при нынешнем состоянии дорог или скорее их тотальном отсутствии могло сыграть решающую роль. Но как УАЗ завести? Насколько я понимал, аккумулятор его разрядился. Но, возможно, мне удастся его завести "с толкача"? Когда-то я отмёл эту мысль как несостоятельную по причине того, что нам с Кристи не хватило бы сил. Теперь мне предстояло проделать это одному.
  Но сначала предстартовая подготовка. Я проверил и заменил, где мог масло. Уж его запасов, хоть и подпорченных хватало. Не ахти что, но другого у меня нет. Затем я облегчил максимально машину, выбросив отовсюду всё ненужное,сняв дополнительные сидения и даже выставив вон запаску. Менять мне её, скорее всего, будет некогда. Затем я накачал насосом оставшиеся колёса, и убедился, что они прекрасно держат воздух. Тем временем, время подошло к закату. Я не хотел отправляться в путь ночью, понимая,что скорее всего где-то безнадежно застряну и весь мой план с "бобиком" полетит псам под хвост. Гм, каламбур вышел, но он четко отражает, что меня может ждать, поэтому с попытками завести машину я решил подождать до утра.
  Закрывшись в боксе, я лёг спать с заходом солнца. Снилась мне Кристи, которая стояла возле дома, где мы облюбовали подвал, и звала меня. А за её спиной, зловеще скалясь, скрывались уродливые фигуры громадных псов с ножами в руках.
  Этот чёртов "бобик" я всё-таки завел! Чего мне это стоило, даже вспоминать не хочется. По крайней мере, спину я себе точно сорвал. Да и вообще, долго мне еще придется вспоминать его не иначе, как нецензурно. Если, конечно,жив останусь,что тоже вызывало определённую долю сомнений и скептицизма. Как бы там нибыло, я влез в холодную, продуваемую всеми ветрами кабину УАЗа и, гремя и тарахча, отправился к реке. Поросшие зарослями поля составляли определенную проблему, но к счастью капитально больших деревьев вырасти не успело, а мелкие "бобик", оснащенный мощным "кенгурятником", прекрасно ломал или прижимал к земле. Всё-таки военные знали толк в технике. Спасибо им огромное за это.
  Как только ближе к обеду я выехал за пределы города, тут же наткнулся на группу псов. Это была порода низкорослых существ из тех, что я видел первыми. Они что-то кричали и размахивали копьями. Но нападать не пытались, хотя и испуганными не выглядели. Было впечатление, что они просто хотят привлечь моё внимание. Но я не стал ни гоняться за ними автомобилем, ни останавливаться. Мне нужно к реке, и тропинке, по которой мы пришли. Я надеялся, следуя за ней выйти к месту, где они живут. И где, скорее всего, держат Кристи, если она, конечно, жива. Но проезжая мимо,я сумел лучше рассмотреть своих врагов. Это были именно собаки, вставшие на задние лапы, а не люди после трансформации как я, например. У них не было колен, ноги, как и у их четвероногих предков, гнулись вперёд. Ступни стали шире и более похожи на человеческие, что позволяло им прекрасно держать равновесие. На передних лапах появились пальцы, и теперь их вполне можно было назвать руками. Тела тоже прекрасно приспособились к прямохождению. Хвосты почти исчезли, оставив лишь небольшой отросток на копчике. Голова стала более крупной. Появился довольно высокий лоб, морда стала более приплюснутой и напоминала теперь скорее человеческое лицо. Ничего пугающего или уродливого в этих существах, как мне показалось вначале, не было. Всё было гармонично и с соблюдением пропорций. Если такое с ними сотворила грибница, то будь я на их месте - строил бы ей храмы.
  Вскоре псы исчезли позади, а я погнал машину вперед, надеясь, что бензина мне хватит. Я объезжал наиболее непроходимые заросли, а несколько раз даже возвращался назад, отыскивая дорогу пригодную для УАЗа. Спустя примерно два часа, я выехал к месту, где на нас напали. Вокруг никого видно не было,поэтому я выбрался из автомобиля, чтобы осмотреть место получше. На земле виднелись следы крови. Но чьи они? Кристи стреляла и вполне могла попасть, тем более с расстояния в пару шагов. Тогда это кровь псов. А если все же не их? Ну, твари, берегитесь!
  Я запрыгнул в автомобиль и направил его дальше по тропе, и сделал это вовремя. Помедли я хоть минуту, и мог бы получить бесплатный билет в ад. Из кустарника внезапно вылетел увесистый камень и с силой ударил в лобовое стекло.То выдержало, но пошли подобные паутине трещины. От неожиданности я вильнул, и следующий камень пролетел мимо. Зато прилетели еще несколько, попавшие в "бобик" менее удачно, чем первый.Без какого-либо ущерба они застучали по бортам и крыше машины.Я пытался как можно быстрее двигаться в этом зелёном месиве из трав и кустарника, но выходило это плохо. Я все время боялся скатиться в реку, что сильно меня замедляло.Но всё же я двигался быстрее, чем мог бы идти. Вскоре по стеклам застучали стрелы, которые, впрочем, отразило мощное железо машины.Лишь несколько смогли застрять в боковых стеклах кабины, не причинив мне вреда. Но я понимал, что стоит псам догадаться пробить мне колёса - и моя поездка закончена.
  Нападающих я всё ещё не видел, но вскоре выскочил на место, которое, видимо, было в давние времена дорогой.Растительности тут было поменьше, и я смог их рассмотреть в зеркало заднего вида. Всё -таки это была другая порода, а возможно, и вид псов. Более крупные и высокие, с черной шерстью и низкими лбами, с непонятными рисунками, выведенными, неизвестно чем прямо на шерсти, они походили больше встреченных мной ранее низкорослых, на дикарей. Они бежали за автомобилем, выпуская стрелы,стараясь причинить максимальный вред, заставить меня остановиться.Один даже, было, сумел влезть на крышу машины, но я, резко повернув, сумел его сбросить. Только бы не закончился бензин! К счастью, тот пока что заканчиваться и не думал, и я давил на газ, гоня машину на предельной для подобной местности скорости.
  Но всё же псы не отставали, и вскоре одному из них удалось открыть боковую дверь и напасть на меня, ударив дубиной.Я был абсолютно к этому не готов и, получив удар прямо по раненому плечу, на несколько мгновений выпустил руль. Машина ушла в сторону и с разбегу вклинилась в грязную лужу, оставшуюся после вчерашнего ливня. Пес занёс руку для очередного удара, но я всё же сумел вытолкнуть его оскаленную пасть из кабины ногой. С трудом я захлопнул дверь и попытался вывести машину на сухое.Да не тут-то было!Машина села. Тут же настигли все псы, что участвовали в погоне. Вмиг лобовое стекло разлетелось вдребезги, разбитое камнем, в кресло рядом воткнулась стрела, двери распахнулись и внутрь полезли оскаленные морды псов, пытаясь меня достать разнообразным оружием. Не было никаких шансов отбиться.Я здорово просчитался, планируя эту поездку. Теперь пришло время за это поплатиться. Еще несколько секунд - и я буду убит.
  Отбиваясь, как сумасшедший, я всё-таки сумел на несколько мгновений одержать верх и вырваться из кабины, которая теперь превратилась в ловушку. Упав в грязь, я мгновенно вскочил, но был вновь сбит с ног ударом в голову. Вокруг меня, рыча и подвывая, завертелись воняющие немытой псиной тела, норовя нанести удар, растерзать меня как законную добычу. Вот и пробил мой смертный час, подумалось мне. И с пониманием того, что вот прямо сейчас я умру и терять мне больше нечего, пришло желание продать свою жизнь подороже.
  Под градом ударов, каждый из которых мог стать последним, я стал наполняться незнакомым до того ощущением жажды крови. Оно вскипело во мне, как алая пена ярости, прорвалось наружу диким и нечеловеческим воем,застилая разум желанием убивать, бессмысленно и бесконтрольно. Смерть - вот что теперь управляло мной. По телу прошла волна спазмов.Я совершенно не понял, как оказался на ногах. Псы были отброшены и, казалось, даже поражены. Но им понадобилось всего несколько секунд, чтобы прийти в себя и вновь напасть. Но за эти отведенные мне секунды с моим телом произошли жуткие метаморфозы, испугавшие даже меня самого. Пальцы на моих руках быстро с хрустом удлинились, на них выросли в одно мгновение ужасающего вида когти. Лицо удлинилось, превращаясь в волчью морду и наполняясь просто неимоверно огромными клыками. Думаю, теперь я вряд ли напоминал бы человека, покрытого шерстью. Теперь я выглядел как волк-оборотень из самых жутких ночных кошмаров. И знаете, что самое страшное? Мне это нравилось!!! Неимоверная сила наполнила меня.Сила и чистая, незамутненная человеческим сознанием, ярость. Больше не осталось во мне ничего от жалкой двуногой обезьяны.Теперь я был хищником, а удел хищника - кровь и смерть.
  Псы вновь бросились на меня, норовя ударить копьем или пронзить кинжалом,найти уязвимое место дубиной. Но теперь я ждал этого нападения. До этого они несли мне опасность и угрозу, теперь стало наоборот. В одно мгновение все переменилось. Я стал быстр и стремителен как молния. Как смерч несущий смерть и разрушение. Я уклонился от удара первого нападающего, поднырнув под его дубину с острыми сучками,и острыми, как бритва, когтями вспорол ему брюхо.Затем отбросил ударами лап, что совсем недавно были руками, сразу двоих. И вцепился в глотку зубами следующему. Пасть наполнилась теплой, солоноватой кровью, и это взбесило меня еще больше.
  Я опьяненный убийствами бросился на следующего пса. В их рядах зародилось смятение, но оно быстро исчезло.Всё же они были опытными воинами и умели справляться с хищниками, которым я теперь стал. Они разделились на два отряда. Один отвлекал мое внимание, а второй, отойдя на безопасное расстояние, спокойно и механично стал расстреливать меня из луков.
  И здесь не спасла бы меня новенькая шкура оборотня, ни быстрота и стремительность. Несмотря на то, что я, поняв несущую лучниками опасность, бросился к ним, они не дрогнули, даже когда я сумел в одном прыжке добраться к первому из них и буквально разорвать в клочья. Псы просто отступили, расстреливая меня почти в упор. Спасло меня только чудо. И произошло оно вовремя,потому что псов вроде бы стало больше.
  Вокруг всё закрутилось и смешалось. Началась резня, в которой замелькали новые фигуры -псы другой породы. Те самые, более низкорослые, именно они ввязались в сражение с чёрными псами ни на жизнь, а на смерть. Я не преминул этим воспользоваться и сам стал крушить всё вокруг, не разбирая, кто друг, а кто враг. Мой разум все еще был в плену звериной сущности. А раны, нанесенные стрелами и дубинами, почти мгновенно очистились и зажили совершенно необъяснимым образом. Это уверило меня в полной непобедимости и просто переполнило свирепой и жгучей яростью.
  Я рвал противников руками и пил их кровь, вырывал еще бьющиеся сердца и пожирал, не имея возможности насытиться. Только зверь может выжить в этом зверином мире, и я стал его полным продолжением, его бессмертной рукой на этом берегу реки в бою со странными и нелепыми созданиями, пытающимися меня убить.
  Но вскоре я заметил, что чёрных псов почти не осталось, а те, что остались, валялись неподвижными грудами окровавленного тряпья, не подавая признаков жизни. Ничего, есть еще их низкорослые собратья, и пусть они не пытаются напасть, я нападу сам. И я, рыча от жажды крови, бросился вперёд.
  Но что это? Что за существо, не боясь меня, вышло вперед и что-то говорит? Оно не похоже и похоже на псов. Я озадаченный остановился, пелена стала спадать и ярость животного инстинкта освободила мой разум. Передо мной стояла Кристи, живая и невредимая.
  - Остановись, Джек, они пришли тебя защитить, - произнесла она, указывая за спину.
  Я вновь ощутил, как с меня схлынули жуткие изменения последних минут, исчезли когти, и морда стала вновь лицом. Я стал прежним собой пусть и немного покрытым шерстью.. С этим пришла усталость и боль во всём теле. Я опустился на колени перед своей любимой девушкой и обнял ее колени, не в силах произнести ни слова. Так я и стоял долгое время на земле нового мира в окружении странных разумных существ, которых когда-то называли друзьями человека.
  
  
  С тех пор минуло много времени. Мы с Кристи живем в племени собак, которые под влиянием странной болезни, изменившей и нас, стали обладать разумом. Город для них священное место, и туда они стараются не заходить. Лишь однажды, еще в первые годы своего появления, они собрали там все книги, пытаясь воссоздать человеческую культуру и образ жизни. Ведь они помнят о людях. И люди для них - боги. Другое племя псов, которое пыталось меня убить, наоборот - считают людей причиной всего зла. Именно поэтому они охотились за мной.
  Мы с моим племенем и их вождем Рексом сделали пару вылазок и смогли отогнать их дальше за реку. И теперь уже несколько месяцев они не причиняют нам вреда, и мы живем в мире и согласии. Кристи и я учим псов читать и писать, и вообще намерены наладить здесь культурное и просвещенное общество.
  А несколько недель назад Кристи принесла мне двоих сыновей. Они такие маленькие и красивые! Их шерсть еще похожа на волосы, и они совершенно беззащитны. Рождение детей богов было радостью в племени, и мы праздновали почти неделю.
  А сегодня утром, когда я, как обычно, занимался обучением молодежи в главной из хижин, я услышал знакомый и будоражащий звук. Я выскочил на улицу и стал всматриваться в небо. А там, среди облаков и синевы, плыло серебристое тело самолёта.
  Тогда я понял, что ничего не окончено, мы здесь не одни, есть и другие люди. И я не оставлю попыток найти их и выяснить, что случилось с миром и с нами.
  29.03.2017 Крейгар Унгалирион
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"