Карапетьян Рустам, Никитинский Юрий: другие произведения.

Письмосказки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Рустам Карапетьян (rustamka@bk.ru)
  Юрий Никитинский
  
  ПИСЬМОСКАЗКИ
  
  
  Пролог
  
  В разных царствах-государствах, а точнее в Украине и России жили-были замечательные сказочники Юра Никитинский и Карапетьян Рустам. Юра был из Киева, а Рустам из Красноярска. А познакомились они в Одессе. Рустам там бычков ловил, да на волю отпускал. А Юра там ел-пил, да по усам у него не текло. Потому что не было у него усов.
  И вот встретились они и подружились. И дружили-дружили, пока не разъехались. Но, прежде чем разъехаться, договорились письма друг другу писать. Юра в Красноярск, а Рустам в Киев. Одно письмо в двадцать дней. Это получится за год ровно 18 писем. Потому что 20 умножить на 18 будет как раз 365.
  Конечно, если посчитать на калькуляторе получится по-другому. Но ведь Юра с Рустамом сказочники, а значит - еще немного и волшебники.
  Юра плюнул, Рустам дунул. И получилось 18 умножить на 20 - ровно один год. А один год писем - это ровно одна книжка. Вот она перед вами. И хотя чужие письма читать не хорошо, но Рустам плюнул, Юра дунул - и письма, которые попали в книжку, стало читать - хорошо.
  Так что если хотите узнать, откуда берутся Эйфелевы башни или что делать, если ваш троллейбус уехал в космос - эти 'Письмосказки' написаны прямо для вас.
  
  
  Юра - Рустаму. Письмо 1
  
  Сегодня, в середине февраля, ко мне в дверь постучалась Весна. Я поначалу подумал, что это обычная девушка. Была она в синих джинсах и зеленой футболке. На ногах - сандалии. Увидев на пороге незнакомку, я поздоровался и поинтересовался:
  - Здравствуйте! Что вам угодно?
  - Мне угодно, чтобы вы немедленно вышли на улицу, улыбнулись солнцу и посмотрели, как цветет сирень!
  -Хм. А если не выйду?
  - Так не бывает! Посмотрите на меня внимательно. Узнаете?
   Но сколько я ни смотрел, никак не мог узнать. Только вдруг входная дверь поросла зеленой травой, а дверной звонок запел соловьем.
  - Мы знакомы?
  - Мы встречаемся каждый год! И обычно вы мне рады.
   Тут я не на шутку испугался. Каждый год встречаюсь с человеком, но никак не могу вспомнить ни об одной встрече. На половике выросли подснежники вперемешку с ландышами.
   Сразу у дверей у меня висит аптечка. Ну, на всякий случай. Я покосился в ее сторону и даже потянулся, чтобы открыть. Нужно было срочно принять какое-то лекарство для восстановления памяти.
  - Вы, пожалуйста, не волнуйтесь! Вы меня не помните не потому, что с памятью что-то стало. Просто раньше я приходила иначе.
  - Чертовщина какая-то, - подумал я.
  - Меня зовут Весна.
  - Вы из Болгарии? Или, может быть, Сербии? Знакомое какое-то имя...
  - Я отовсюду, - ответила девушка и звонко рассмеялась, - ну как вы до сих пор не поняли, я - Весна! Самое прекрасное время года!
  - Время года? - до меня стало постепенно доходить, что в дверях стоит не просто человек, а...
   И тут на лестничной клетке откуда ни возьмись появилась женщина в белом. От нее повеяло холодом, а из левого глаза выпала льдинка.
  - Что это ты тут делаешь, дорогуша? - не очень приветливо поинтересовалась она у девушки. Ландыши и подснежники съежились.
  - Я пришла, - с улыбкой ответила Весна.
  - Рано явилась. Мне еще здесь гостить не надоело.
  - А я уж заждалась, так и хочется в гости!
   Я решил вмешаться в разговор, тем более, что и трава на дверях уже покрылась инеем, а звонок хрипло закашлялся:
  - Простите, что тут происходит?
  - Погода шутит, - ответила женщина в белом. - Я, например, Зима. И по календарю у меня еще есть пара недель. А наша общая знакомая Погода заперла весь снег с морозом у себя в чулане.
  - А когда не морозно и бесснежно, появляюсь я, - все так же улыбаясь, добавила Весна.
  - Но твое время еще не пришло, - нахмурилась Зима.
   Меня вдруг осенило - это сон! И сразу стало легче, ведь во сне могут происходить самые невероятные вещи, даже Весна с Зимою могут оказаться людьми.
  - Как здорово, что вы мне приснились! У меня к вам столько вопросов! Откуда идет снег? Почему растет трава? Отчего лед твердый и скользкий? Кто включает солнце?...
  - Да вы, господин хороший, - перебила меня Зима, бросив мне прямо в лоб снежок, - не в себе!
  - В себе! В себе! - закричал я радостно и умылся остатками тающего снежка.
  - Вот, полюбуйся, что ты с человеком сделала своим преждевременным приходом! - сказала Зима Весне.
   Весна опустила глаза в пол, кивнула.
  - Наверное, ты, Зима, права - всему свое время.
  - Постойте! Не надо расстраиваться, ведь это...
   Ведь это просто сон, хотел сказать я, но в дверях уже никого не было - ни девушки в джинсах, ни женщины в белом. Не было также никакой травы на двери, никаких цветов на половике, а дверной звонок я даже проверять не стал.
   И знаешь, Рустам, когда мои новые знакомки исчезли, я остался стоять на том же месте, а не проснулся в кровати. Вот теперь и скажи мне, сон это был или не сон?
   Кстати, когда я пошел на кухню, чтобы заварить себе чай, за окном начался снегопад. Потому что по календарю до весны еще целых две недели!
  Твой друг, Юра.
  
  
  Рустам - Юре Письмо 2
  
  Юра, дружище. Ну и чудные же сны (или не сны) тебя посещают. И Весна тебе искристая, и Зима в метельном платье. Но даже если это был сон, ты не представляешь, как я тебе завидую. Сейчас объясню, почему.
  
  Неделю назад я вышел из дома по своим делам (просто чужие дела у меня как раз уже закончились). Я шел-шел, шел-шел и вдруг увидел длинную-длинную-длинную (и еще немножечко предлинную) очередь. Голова очереди была в одном конце улицы, а хвост - в другом. Я подошел поближе и осторожно подергал очередь за хвост.
  
  Ты же и сам знаешь, Юра, что дергать кого-то за хвост надо очень осторожно. Например, если дернуть за хвост ящерицу, то он может оторваться. А если дернуть льва, то оторваться может что-нибудь у тебя. А если дергать за хвост первую попавшуюся очередь, то может случиться вообще что угодно и как попало.
  
  К счастью, мне попалась довольно миролюбивая очередь. Она недовольно поворчала, но потом все-таки призналась, что стоит за колбасой. Об этом мне вежливо поведал веселый старичок с хоккейной клюшкой в руках.
  - За какой такой колбасой? - внезапно возмутилась стоящая рядом дама в камуфляжном бальном платье, - никакой колбасой здесь и не пахнет. Сегодня первый день распродажи волшебных палочек!
  - Волшебные палочки? Да кто вам это сказал? - не выдержала бойкая старушка на ходулях, - мне совершенно точно известно, что здесь дают эликсир бессмертия!
  
  Тут все начали очень громко спорить, махать руками и всем чем попало. И миролюбивая очередь очень быстро превратилась в рассерженную толпу. Я и глазом не успел моргнуть (ни правым, ни левым, ни обоими сразу), как толпа проглотила меня, пережевала и выплюнула, оторвав две пуговицы и сломав каблук.
  
  И вот я весь пережеванный и без двух пуговиц захромал на одном каблуке домой. Дома я выпил литр валерьянки, успокоился и лег спать. Однако, сколько я ни лежал, заснуть у меня никак не получалось. Я пересчитал всех овец на свете, потом всех слонов и принялся за крокодилов. Но сон ко мне никак не шел. Тогда я встал, включил свет и огляделся. Ну, так и есть! Случилось самое страшное: Я ПОТЕРЯЛ СОН! Наверное, это произошло в толпе, и теперь мой бедный сон лежит где-нибудь одинокий и голодный. А может, его уже подобрал какой-нибудь случайный прохожий.
  
  Я бросился вон из дома, обошел все улицы вдоль и поперек (и наискосок тоже) - но от сна не осталось ни следа. Словно он растаял, как дым. Поэтому я поспешил домой и написал такое объявление:
  
  'ОБЪЯВЛЕНИЕ! ВАЖНОЕ!
  ДОРОГИЕ ЛЮДИ! У МЕНЯ ПОТЕРЯЛСЯ СОН. СОВСЕМ МАЛЕНЬКИЙ, БЕЛОСНЕЖНЫЙ, ЛИШЬ РЫЖИЕ ПЯТНА И КИСТОЧКОЙ ХВОСТ. ОЧЕНЬ ЛАСКОВЫЙ. ЛЮБИТ СЛУШАТЬ НА НОЧЬ СКАЗКИ СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ. ЕСЛИ ВЫ ЕГО НАЙДЕТЕ, ВЕРНИТЕ ПОЖАЛУЙСТА! СПАСИБО!'
  
  Вот такое объявление я написал и повесил на самом главном столбе города. Но пока на него никто не отозвался, и сна у меня ни в одном глазу (ни в левом, ни в правом, ни в обоих). Дорогой Юра, повесь, пожалуйста, такое же объявление у себя на дубе или на телевизоре - вдруг кто-нибудь его прочитает и вернет мне мой сон.
  
  Искренне твой, Рустам.
  
  
  
  Юра - Рустаму. Письмо 3
  
  Дорогой Рустам!
  До того был впечатлен прочитанным, что ночью твой сон приснился мне. Я присел рядом с ним на скамейке и попытался уговорить вернуться, но он смеялся и корчил рожи. Тогда я попробовал его прогнать в сторону Красноярска, но тоже безрезультатно. В конце концов, решил просто запомнить адрес, по которому во сне мне приснился твой сон. Но когда проснулся, то напрочь забыл и дом, и улицу, и номер квартиры... Тогда я поехал в центр и, как ты и просил, повесил объявление на самом главном столбе.
  А по дороге назад со мной случилось вот что.
  Я сел в совершенно пустой троллейбус. Двери закрылись и механический голос в динамиках сказал:
  - Следующая станция - Космос!
  Я подумал, что это название нового кинотеатра. Но троллейбус резко набрал скорость, затем отцепил от проводов штанги, оттолкнулся ими от асфальта и... взлетел! Город за окном стремительно удалялся вниз, потом мы вошли в облако, а когда поднялись еще выше, то я увидел звезды и Землю. Она была размером с футбольный мяч!
  Механический голос предупредил:
  - Осторожно! Заходим в зону метеоритов!
  Что тут началось! Метеориты проносились тут и там, а когда один из них угодил в мой троллейбус, механический голос сказал:
  - Ой!
  Мне очень-очень захотелось домой. Я вдруг вспомнил, что давно не ел, и сразу услышал урчание в животе.
  Кроме метеоритов и звезд в космосе не было ни одной живой души. Во всяком случае, в моем поле зрения.
  - Эй, троллейбус! - робко позвал я. - Мне вообще-то домой нужно!
  Тут в нас попал очередной метеорит. А голос из динамиков произнес:
  - Ай!.. С тобой, дядя, скучно космический океан бороздить!
  - А с тобой страшно! - не остался я в долгу.
  - Ты не капитан, - продолжил свою речь троллейбус. - И не романтик! Ой!..
  В одно окно троллейбуса влетел небольшой осколок метеорита, а вылетел в другое.
  - Да уж... Видишь, до чего дошло?
  - До чего же? - спросил я.
  - До того, что с тобой каши не сваришь, - загадочно проскрипели динамики.
  - На Земле я могу и кашу сварить, и шашлык приготовить. А в космосе, да еще и без предупреждения и соответствующей подготовки - не до каши и не до жиру. Потому что быть бы живу!
  И снова в нас угодил метеорит.
  - Полегче там, булыги! - возмутился троллейбус.
  - Летим назад, пока нас вовсе не подбили!
  - А ты жалобу в троллейбусное депо писать не будешь?
  - Нет, клянусь твердью земною!
  Из динамиков прозвучало:
  - Осторожно! По просьбе пассажира возвращаемся на Землю. Пристегните ремни безопасности!
  - Какие ремни, - возмутился я. - Откуда в троллейбусе ремни безопасности?
  Троллейбус занервничал и задрожал:
  - Да не ной ты! Это я для порядка сказал. Можешь держаться за поручни. Сейчас будет сильно трясти.
  Но я не успел ухватиться за поручень. И меня тряхнуло так, что я, как тот осколок метеорита, просто вылетел в окно.
  - Ааа!
  - Осторожно, окна закрываются! - услышал я механический голос стремительно удаляющегося троллейбуса.
  Мы разлетелись в разные стороны...
  Я падал и кричал, пока не зацепился за крыло пролетающего мимо самолета. А под ним о чем-то пело зеленое море тайги, которое мы довольно быстро миновали. В лицо мне дул холодный ветер, а раздувшийся капюшон, зацепившийся за крыло, стал сильно гасить скорость полета.
  Пришлось совершить экстренную посадку.
  Меня сняли с самолета и повезли в медпункт. Там мне сделали укол от охлаждения и напоили горячим чаем.
  Когда меня перестала бить нервная дрожь, сотрудники аэропорта сказали, что на улице уже стоит троллейбус, едущий в мою сторону.
  - Нет! - воскликнул я. - Только не троллейбус!
  Сотрудники не стали возражать и усадили меня в рейсовый автобус.
  Двери закрылись и механический голос автобуса произнес:
  - Следующая остановка ко... кхе-кхе... ко... кхм-кхм...
  Автобус закашлялся, а я испугался, что он тоже объявит космос и все начнется сначала.
  - Следующая остановка - конечная! Простите, что-то в выхлопную трубу попало.
  Добравшись домой, я подумал, а что, если все произошедшее и есть твой сон, явившийся мне наяву? Если это так, то забирай его, пожалуйста, скорее назад, потому что вот уже несколько дней я хожу по городу только пешком, обходя троллейбусы десятой дорогой. На это уходит очень много времени. Так много, что иногда я не успеваю дойти до дома, как надо уже возвращаться на работу. А когда подхожу к работе, оказывается, что уже пора домой.
  Я, конечно, окреп физически, но и устал сильно.
  Так что, Рустам, чужого добра мне не надо. Если это действительно твой сон, то пусть он тебе и снится.
  Твой бессонный друг.
  
  
  Рустам - Юре. Письмо 4
  
  Юра, привет.
  
  Очень переживал, читая твое письмо. Уже давно и хорошо известно, что переходя дорогу надо обязательно посмотреть по сторонам (то ли сначала влево, а потом вправо, то ли сначала вправо, а потом влево. Я, честно говоря, не очень хорошо помню). Но после твоей истории я понял, что буду теперь поглядывать на всякий случай и наверх тоже. А то вдруг свалится мне на голову случайный автобус или троллейбус.
  
  Правда, я как-то слышал, что на одного человека по имени Исаак упало огромное яблоко. И от этого у него родилась в голове гениальная идея. Говорят, что он даже выскочил из ванны и в чем мать родила, то есть в одной сорочке, стал бегать по улицам и кричать 'Эврика, эврика!' Но, думаю, что если на меня упадет автобус, то я так скакать уже не буду. И ничего путного, конечно, не придумаю.
  
  А у меня, Юра, все уже хорошо. Сон обнаружился в самом неожиданном месте - у меня дома. Оказывается, он вовсе никуда не пропадал, а просто поломался, или, как говорят специалисты по снам: 'был нарушен'. Я отнес его в сонную мастерскую, его починили, и он 'наладился'. Мой сон стал таким крепким, что когда у меня дома случился пожар, я даже не проснулся. Пожарные вытащили меня на улицу, погасили пламя, занесли меня назад, навели в квартире порядок, приготовили ужин, поели и уехали - а я продолжал сладко спать. Вот какой здоровый теперь у меня сон!
  
  Однако случилась у меня и одна неприятность. Недавно я вернулся домой, и сразу пошел спать. Но где-то в районе дивана кто-то больно-пребольно вцепился мне в правую ногу. Я закричал и опустил глаза. И представляешь, Юра, оказалось, что в мою бедную ногу вгрызается ноутбук! Я с перепугу так дернулся, что ноутбук отлетел через всю комнату к окну. Несколько мгновений он лежал без движения, а потом зашевелился и опять бросился на меня. Что было сил я бросился вон из комнаты, но тут мне преградил дорогу рассерженный телевизор. Я попытался проскользнуть мимо него, но он очень больно упал мне на пальцы ноги. Я взвыл и поскакал дальше на одной ноге. А ноутбук с телевизором гнались за мной по пятам пока не загнали меня в кухню. Я захлопнул дверь и прижал ее всем своим весом, потом достал из кармана сотовый телефон и стал дрожащими руками набирать номер службы спасения.
  - Алло, слушаем вас, - вежливо ответили мне в службе.
  - Спасите! Помогите! SOS! - заорал я, чувствуя, как телевизор с ноутбуком бьются в тонкую перегородку.
  - А что случилось? - поинтересовались спасатели.
  - На меня напал телевизор и ноутбук!
  - Ну надо же! Ха-ха-ха! - весело ответили спасатели и повесили трубку.
  
  Потом я позвонил в милицию, полицию, на метеостанцию - но везде надо мной только смеялись. Наконец, я дозвонился до психбольницы. И только там меня внимательно выслушали и пообещали помочь.
  - Диктуйте адрес, - сказали они.
  Но тут кто-то больно-пребольно укусил меня за ухо. Это был МОЙ СОТОВЫЙ ТЕЛЕФОН!
  - Ой, - сказал я и потерял сознание.
  
  Очнулся я уже на больничной койке.
  - Вам очень повезло, - сказал врач, похожий на Айболита, - мы подоспели вовремя. Еще немного и было бы поздно.
  - Почему? - спросил я.
  - Скажите, - ответил доктор, - а вы часто сидите за ноутбуком?
  - Очень часто, доктор. Игрушки, интернет, общение, сами понимаете...
  - А телевизор вы подолгу смотрите?
  - Да, доктор. У меня подключено кабельное телевидение. Поэтому по телевизору все время идет что-нибудь интересное.
  - Ясно, - сказал доктор, - ну про телефон даже не спрашиваю, и так ясно. А в последнее время вы также часто пользовались телевизором, ноутбуком и телефоном?
  - Увы, нет, - честно признался я, - в последние несколько дней я спал по 20 часов в сутки. А в остальное время дремал.
  - Вот! - доктор даже поднял палец, - типичная картина. Сначала вы приучили свои вещи к своему постоянному вниманию, а потом неожиданно бросили. Вот они и озверели!
  - Но что же делать?
  - Не бойтесь, - успокоил меня врач, - я поставил им уколы, и сейчас они совершенно безобидны. Но в будущем постарайтесь не уделять им много времени. Чтобы они снова не привыкли. Час-два в день - вполне достаточно.
  - Спасибо, - от всей души поблагодарил я доброго доктора и похромал домой.
  
  И вот, Юра, пишу я тебе письмо на ноутбуке. Рядом что-то нежно лопочет телевизор, а на коленях ласково мурлыкает сотовый. Но пишу я тебе письмо уже целый час, а потому быстренько закругляюсь. Желаю тебе всего хорошего. И твоему компьютеру, телевизору и телефону тоже. Не обижай их. Но и не балуй. 'Всему свое время' - так мне доктор написал в рецепте.
  
  Искренне твой, Рустам
  
  
  
  
  
  
  Юра -Рустаму. Письмо 5
  
  Дорогой Рустам!
  С утра выглянул в окно и увидел, как ярко сияет солнце. Птички поют, листья зеленеют. А ведь еще недавно мне было совсем не до пейзажей и птичьих голосов. И вот почему.
  Буквально на днях выхожу я на кухню, чтобы заварить себе утренний чай и вдруг слышу какой-то странный звук. Я подошел к входной двери и выглянул в глазок. В коридоре никого не было. И вдруг дверь сказала:
  - Так, хватит, я тоже чай хочу.
  От неожиданности у меня пропал дар речи. Ты только представь себе: дверь, и вдруг говорящая!
  - Ну, чего стоишь, рот разинув, угощай! - снялась с петель и заскрипела в сторону кухни дверь.
  - Постой! - наконец-то воскликнул я. - Твое дело не чаи распивать, а стоять на страже квартиры и не впускать в нее непрошеных гостей!
  - Да кому ты нужен?
  Представляешь, она заявила мне, что я никому не нужен!
  А даже, если это и так! Разве это повод оставить вход в квартиру открытым - заходи, кто хочешь, бери, что плохо лежит?
  - Немедленно вернись на место! - повысил я голос на свою входную дверь.
  - Не-а, - спокойно ответила она и ручкой потянулась к чайнику.
  Я понял, что криком делу не поможешь, что надо менять тактику, что дверь надо брать хитростью.
  - Хорошо, давай посидим немножко, чаи погоняем.
  - Варенье есть? - бесцеремонно поинтересовалась дверь.
  - Есть. Грушевое, ореховое, яблочное.
  - Значит, только деревянное?
  - Почему же деревянное? - удивился я. - Грушевое, ореховое, яблочное...
  - Я и говорю, все из плодов деревьев.
  Своим заявлением дверь поставила меня в тупик. Поэтому не очень уверенно я выставил на стол еще и баночку земляничного варенья.
  - И что это? - ехидно спросила дверь.
  - Земляничное...
  - Опять из плодов растений.
  Я совсем растерялся.
  - Но ведь другого варенья и не бывает.
  - Ха-ха! Рассмешил до слез, - рассмеялась дверь, хотя ни одной слезинки не проронила. - А как же варенье из карасей, а? Или мышиный джем? Ну, или на худой конец цукаты из волнистых попугайчиков?
  - Первый раз слышу, - ошарашенно пробормотал я.
  А дверь продолжила перечисление:
  - Гусиный мармелад...
  Тут на кухню заявился самый настоящий гусь.
  - Тут кто-то что-то говорил о гусях?
  Дверь сразу стала тише воды, ниже травы.
  - Да вот, - сказал я, - дверь гусиного мармелада просит... Простите, а как вы оказались у меня на кухне?
  Гусь ничуть не смутившись, ответил:
  - Что значит как? Шел мимо, смотрю - открыто. Я и вошел. Я, видите ли, считаю так - если двери нет, значит, хозяева - гостеприимные ребята. Но, судя по тому, что тут услышал...
  - Что? - насторожился я.
  - Ну, про... язык не поворачивается... гу-си-ный мармелад?
  Действительно, как-то при гусе название лакомства звучало неуместно.
  - Это все дверь, - сказал я.
  - Ха-ха, - скрипнула дверь. - Где это вы видели говорящие двери?
  - Ха-ха! - подхватил гусь. - Действительно!
  - Да я и гуся-то говорящего вижу первый раз, - удивился я.
  Гусь приосанился.
  - Сей факт говорит только о вашей умственной отсталости и общей недоразвитости.
  Я обиделся.
  - Позвольте! Вы ворвались ко мне в дом и еще имеете наглость меня оскорблять?
  А тому - как с гуся вода:
  - Это констатация факта.
  Дверь одобрительно заскрипела.
  Теперь, дорогой Рустам, снова представь, в какой странной и непостижимой ситуации я оказался. Сначала дверь, сошедшая с петель, затем гусь, с которого как с гуся вода. И оба, оба! Разговаривают!
  Тут еще появился медведь.
  - Так, чую запах сладкого. Здрасьте вам!
  Мне стало страшно, и я прикинулся ветошью.
  - Варенье! - обрадовался медведь, увидев банки на столе. - Подвинься гусь, тебя я на десерт попробую.
  - А я сюда не для того пришел, чтоб меня на десерт пробовали, - сказал гусь.
  - А я сюда не для того пришел, что разрешения у говорящего гуся спрашивать! - передразнил его медведь, и почесал когти об мою входную дверь.
  - Полегче, косолапый! - возмутилась та.
  - Тут еще и дверца какая-то голос подавать будет? - зарычал медведь.
  Я решил пока не высовываться, чтобы не дразнить гусей. То есть медведя.
  - И буду! - неожиданно заартачилась дверь. - Буду! Потому что я стою на страже этого дома! Я решаю, кого пускать, а кого - нет!
  И давай выталкивать медведя к выходу.
  - А ты, гусь, останься. Из тебя я повидло еще делать буду!
  Дверь действовала решительно и быстро. Медведь в мгновение ока оказался за нею в коридоре. А гусь, не дожидаясь, пока из него повидло начнут делать, подпрыгнул и улепетнул в открытую форточку.
  Только после этого я позволил себе прокашляться и отхлебнул не такого уже и горячего чаю. В доме стало тихо. Я сделал еще глоток, съел ложку орехового варенья и с опаской покосился в сторону входной двери.
  Тишина.
  Допив чай, я подошел к двери, посмотрел в глазок. Никого.
  Тогда я открыл ее и осмотрел с внешней стороны.
  Ни одной царапины. А ведь медведь чесал об нее свои когти и следы должны были остаться.
  Я зажмурился и потряс головой. Неужели показалось?
  Закрыв дверь, я щелкнул дополнительным замком и снова прошел на кухню. Заварил дневной чай, потому что, хоть мне и показалось, что все произошло довольно быстро, часы показывали полдень.
  Но потянувшись за чашкой, снова услышал странный звук.
  На этот раз пришли слесари.
  - Будем бронировать дверь, - сказали они. - Действуем по разнарядке ЖЭКа. Плановое бронирование района.
  И ты знаешь, я так обрадовался новости и этим простым ребятам, что захлопал в ладоши и закричал:
  - Как это вовремя!
  Они удивленно переглянулись и молча принялись за работу.
  И вот сегодня утром я прошел мимо обновленной двери, усиленной бронью, вышел на кухню, выглянул в окно, а там солнечно и птички поют. На радостях я сел за стол и стал писать тебе вот это письмо, которое совершенно нетрадиционно заканчиваю - вопросом:
  Как у тебя дела, дорогой Рустам?
  
  
  Рустам - Юре Письмо 6
  
  Вот уж странные вещи творятся вокруг. Ой, я кажется, забыл поздороваться: привет, Юра! А теперь опять скажу: вот уж странные вещи творятся вокруг. У меня вон давеча компьютер с ума сошел. Но компьютер-то ладно - он умный, ему есть с чего с сходить. А дверь-то твоя чего разбушевалась? Хорошо хоть на тебя кидаться не стала!
  
  И вообще, я заметил, что вещи последнее время ведут себя как-то странно. Я бы даже сказал: ВЕСЬМА ПОДОЗРИТЕЛЬНО. Такое впечатление, что им надоело быть бесправными и бессловесными, вот они и начали безобразничать. То чайник ненароком кипятком обольет, то булавка уколет. А недавно мне палец дверью прищемило (уж не родственница ли моя дверь твоей двери?)
  
  А, знаешь, что я еще заметил, Юра? Если многие вещи стали себя вести, как живые, то многие люди стали наоборот - потихоньку превращаться в вещи. Например, позавчера я пришел на работу и не нашел своего соседа по комнате. Нашелся он только через несколько часов. Оказалось, что сосед прикинулся тумбочкой и спокойно посапывает себе в углу. Я засунул в него стопку служебных бумаг - а ему хоть бы хны, так и продолжил спокойно спать дальше.
  
  Потом меня вызвал к себе начальник. Я поднялся к нему в кабинет, но никого не увидел. Наученный горьким опытом, я не растерялся и внимательно осмотрел помещение. И начальник сразу нашелся! Оказывается, что он вдруг превратился в большой славянский шкаф. Пока я растерянно топтался возле начальника, в кабинет дружно ввалилась толпа грузчиков. Они взяли шкаф и понесли.
  - Куда вы его тащите? - спросил я.
  - На повышение, - ответили грузчики, - будет теперь стоять этажом выше.
  
  Голова моя закружилась, и я вышел в приемную. Секретарша-кулер, что-то недовольно пробулькав, протянула мне стакан ледяной воды.
  - Ой, наверное, я заболел, - решил я и пошел домой.
  
  На выходе вахтер-турникет вежливо выпустил меня на улицу. Там я чуть не сбил с ног то ли зонтик, ставший стройной девушкой, то ли стройную девушку, ставшую зонтиком.
  - Извините, - сказал я
  - Ничего-ничего, - ответила девушка-зонтик и пошла дальше, тут же затерявшись в толпе спешащих кошельков, пакетов, бутылок и газет.
  
  Совершенно обессиленный, но чрезвычайно взволнованный я зашел домой, прошел в ванну, проглотил пару килограммов грязного белья, закусил стиральным порошком, запил водой и стал стирать. Признаюсь тебе, что стирка всегда меня успокаивает, когда я волнуюсь. Самое главное, когда стираешь белье из цветного хлопка - не нагреваться больше 60 градусов, а то ткань может полинять.
  
  А еще главное, чтобы ни случилось с тобой или окружающими - постарайся не забыть снова стать человеком. А то, так навсегда и останешься какой-нибудь тумбочкой.
  
  С горячей надеждой на встречу
  Твоя стиральная машина, твой друг Рустам.
  
  Юра - Рустаму. Письмо 7
  
  Дорогой Рустам, не так давно сидел я на скамейке в парке, ел черные семечки и слушал по радиоприемнику трансляцию футбольного матча 'Динамо' - 'Шахтер'. Напряжение матча было так велико, что незаметно для себя я довольно быстро съел все семечки, целлулоидный пакет, пальцы на правой руке, потом пальцы на левой руке, да и обе руки обглодал по локоть.
  И все бы ничего, но игра была очень интересной и нервной. А когда я нервничаю, то не перестаю жевать. Поэтому подгрыз столетний дуб, под которым стояла скамейка. Дуб упал и смял милицейскую будку, откуда, прижатый к полу милиционер стал дуть в свой свисток. А я думал, что это свистит судья.
  После дуба я съел свои кроссовки и обе ноги. Цапнул пробегавшую мимо собаку породы такса и, не обращая внимания на возмущенные крики хозяйки, сжевал и ее.
  Про детскую площадку вообще молчу - от нее остался только песок.
  Когда матч закончился, я огляделся вокруг. Было тихо и безлюдно. В стороне стояла группа милиционеров и врачей. Они с опаской смотрели на меня и боялись приблизиться.
  Я спросил у них:
  - Что случилось?
  И тогда они рассказали мне, что, кого и в каких количествах я съел, пока слушал трансляцию.
  От ужаса я хотел схватиться за голову, но было нечем. Хотелось бежать от людей, но ноги-то тоже были съедены.
  Врачи, поняв, что им больше ничего не грозит, подошли и уложили меня на носилки. Под вой сирены в сопровождении милицейской машины меня привезли в больницу. Там старый профессор дал мне снотворное, разрезал живот и достал оттуда собачку, ее хозяйку, запчасти от моего тела, которые пришил назад. Ну, опилки, шелуха, одежду и обувь он просто выбросил в мусорный контейнер, как непригодные к повторному использованию.
  Сейчас я лежу в палате, такса, которую я проглотил целиком, принесла мне килограмм египетских апельсинов и полкило грузинских мандаринов. А ее хозяйка меня очень жалеет, поэтому, пока я подбородком печатаю это письмо, чистит цитрусовые (хозяйка тоже была проглочена целиком). Конечности мои чешутся, значит - заживают.
  Зато теперь у меня сильно развилась голова и все, что с ней связано. Например, ушами я могу аплодировать. А носом могу чесать под глазом, хватать яблоки и отправлять их в рот.
  По-моему, я превращаюсь в слона.
  Но это не страшно. Если что - устроюсь в зоопарк. Там слоны всегда в цене.
  Только надеюсь, что все закончится хорошо, я снова смогу писать руками, снова буду грызть семечки и слушать в парке трансляции по радио. А ушами хлопать только из удовольствия.
  Хозяйка таксы ушла, передав тебе привет и оставив мне гору чищеных апельсиновых и мандариновых долек, которые, как ты, Рустам, уже знаешь, я спокойно беру носом.
  За окном темнеет, зажглись фонари и скоро объявят отбой. Но спать совсем не хочется.
  Я вот что думаю, дорогой Рустам. Через два дня 'Динамо' будет играть с 'Металлистом', и матч обещает быть нервным. Доктор сказал, что к тому времени со мной будет все в порядке. Поэтому у меня к тебе просьба: вышли, пожалуйста, мне мешок черных семечек да побольше. Чтоб семечки не закончились до конца игры. Я тебе потом тоже что-нибудь пришлю: хочешь что-нибудь съедобное, а не хочешь - так просто письмо. Засим, хлопая ушами, жму носом твою руку.
  Не пропадай!
  Постскриптум. Не пропадай я написал потому, что жду семечек. А так - просто до свидания!
  С надеждой на лучшее, голова и туловище твоего друга Юры.
  
  
  Рустам - Юре. Письмо 8
  
  Привет, Юра.
  
  Это очень хорошо, что у тебя осталась еще голова на плечах. Ведь всем известно, что в голове находится рот. А ртом ты можешь говорить, пить, кушать, а также щелкать разные семечки и орехи. Что очень важно, потому что еда - это строительный материал, из которого можно снова отрастить себе все остальное: руки, ноги и даже хвост, если тебе вдруг сильно этого захочется.
  
  Только прошу тебя: будь осторожней, а то отрастишь по ошибке лишнюю руку или ногу. Хотя, с другой стороны, три руки могут оказаться очень кстати. Вот пойдешь ты, к примеру, на охоту. И поймаешь большого и сердитого медведя. И будешь ты его держать изо всех сил двумя руками. И, как назло, конечно же, в этот момент тебя укусит в лоб комар или просто захочется поковырять в носу. И если у тебя всего две руки - придется терпеть, пока медведь от голода не ослабнет. А с тремя руками - раз, и почесал лоб или поковырял, где хочешь! Ну красота ведь!
  
  Если ты правша, то лучше отращивать себе еще одну правую руку. А если левша - то левую. Но учти, что зимой для трех рук придется покупать две пары варежек или перчаток. И одна варежка или перчатка окажется лишней. А все потому, что в наших магазинах варежки и перчатки продают только парами. Однажды я обошел за день 38 с половиной магазинов и нигде не нашел комплекта из трех варежек или перчаток.
  
  Поэтому, если ты вдруг решишь не останавливаться на наборе из двух рук - то я советую тебе отращивать сразу четыре. Тогда ты сможешь играть на пианино в четыре руки. А еще сможешь очень культурно кушать вилкой и ножом, читая при этом интересную книжку. А еще ты сможешь подтягиваться много раз. Посмотри, как удобно получается: пока на одной паре рук подтягиваешься - другая пара в это время отдыхает. Так что, я подумал, может даже, лучше отрастить себе сразу шесть рук. (Видел я одного такого дяденьку-индуса на картинке. И лицо у него было при этом счастливое-счастливое).
  
  С ногами то же самое - чем их больше, тем лучше. Вот представь, какая печалька, если у тебя всего две ноги и на одну из них уронили какое-нибудь пианино. Или наступил какой-нибудь носорог или слон. И придется тебе тогда хромать - пока нога не заживет. А если у тебя ног много, то можно на больную ноженьку совсем не наступать. Вот ведь как здорово!
  
  Правда, если у тебя будет много рук и много ног, то для них понадобится гораздо больше еды. Так что придется рано или поздно отращивать еще одну голову, чтобы было куда кушать еще. Со второй головой, кстати, тоже классно. Во-первых, не зря же говорится в пословице: 'Одна голова хорошо, а две лучше'. Во-вторых, ты сможешь спать на работе или учебе. Спать надо по очереди - одна голова спит, другая учится или работает. В-третьих, даже если ты окажешься совсем один-одинёшенек на необитаемом острове или планете, ты сможешь хором петь песни. В-четвертых, при желании, можно самому с собой играть в 'города'. Знаешь такую игру? Например, одна голова говорит: 'Красноярск'. Получается последняя буква К. И тогда другая голова говорит город, начинающийся с этой буквы: 'Киев', например.
  
  В-общем, можно найти космиллион и еще одну причину, почему две головы лучше, чем одна. Но я вот еще что подумал: а вдруг головы поссорятся? Тогда беда! Например, одна голова будет любить вареную свеклу, а вторую будет от свеклы тошнить. Или одна голова будет любить футбол, а другая фильмы про любовь. Трудно им тогда будет. Но тут уж ничего не поделаешь - придется договариваться.
  
  Так что, Юра, вот что я думаю: отращивай-ка ты на себе все, как у обычных людей. Две руки - не больше, две ноги - не больше. И два крыла еще. И прилетай ко мне поскорее - посидим, поболтаем, семечки полузгаем.
  
  Кстати, семечки, как ты и просил, я тебе уже послал. По электронной почте. Целых три мешка, то есть тьфу ты, три файла семечек. Кушай на здоровье и поправляйся.
  
  Твой друг, Рустам
  
  Когда будешь отращивать крылья, не забудь еще и хвост вырастить. Им в полете рулят. А то до меня ж тебе лететь прямо-прямо и налево. А если ты налево повернуть не сможешь, то так и пролетишь незнаемо куда.
  
  Юра - Рустаму. Письмо 9
  
  Дорогой Рустам!
  Конечно же, я не стал следовать твоему последнему совету отращивать только то, что растет у всех людей, и сразу отрастил себе вторую пару рук. Правда, выросли они не вперед, а назад. Поначалу-то я обрадовался, решив, что так будет даже удобней - можно, например, забраться в кустарник малины и обрывать ягоды по всему периметру.
  Но когда дошло до дела, выяснилось, что для этого нужно бы вырастить еще и пару глаз на затылке. Без дополнительной пары глаз задние руки совсем ни к чему. Утром я вышел на спортивную площадку и стал подтягиваться на турнике. Пока подтягивался на передней паре рук, все было хорошо. Когда стал подтягиваться на задней, то сразу потерял сознание. Очнувшись, нащупал на затылке большущую шишку. Оказалось, во время подтягивания я крепко стукнулся головой об турник, опять же, потому, что не видел, куда подтягиваться.
  В общем, одни неудобства.
  Тогда я попробовал отрастить новые глаза, но вместо этого, на затылке выросло два ряда длинных ресниц. Это как раз мне понравилось больше, ведь, как ты помнишь, раньше я был лысый совсем, а теперь на голове появились хоть какие-то волосы.
  Радовался, однако, я не долго. Испортилась погода, пошел дождь, и новые руки с ресницами решили, что наступила осень. Они вдруг пожелтели, завяли и опали. Так что я снова двурук и лыс, как в прежние времена.
  И вот, вернувшись в свое обычное состояние, я вышел на улицу, оттолкнулся от земли и допрыгнул до облака. На нем я удобно уселся и стал смотреть вниз, где и что происходит. Но и внизу все было как обычно: люди побольше шли на работу, люди поменьше - в школу и детский сад. А некоторые продолжали спать в своих кроватях. Ничего интересного.
  В поисках развлечений я перешагнул с облака на тучу и слегка на ней попрыгал. Она фыркнула и плюнула вниз дождем. Люди засуетились, открыли зонтики и стали двигаться гораздо быстрей. Только те, что оставались в своих кроватях, никак не отреагировали на дождь.
  Ах так, подумал я и столкнул свою тучу с тучей, летевшей по соседству. Раздался такой мощный гром, что я чуть сам не оглох.
  Люди пулей вылетели из своих кроватей, оделись, открыли зонтики и тоже побежали на работу.
  Чего я добился? Ничего хорошего - промочил ни в чем не повинных, разбудил спящих. Нахулиганил, в общем.
  Мне стало стыдно за свои бессмысленные поступки. Нужно было срочно сделать что-нибудь полезное. Я спустился на землю, перевел бабушку через дорогу, поднял обертку от конфеты с тротуара и выбросил ее в урну и даже посадил дерево.
  Сделал это я так: нашел огрызок большого яблока, который какой-то некультурный человек бросил прямо на дорогу. Принес огрызок в парк, закопал его посреди песочника. Полил газированной водой и приказал: яблоня, расти! Тотчас из песка появился росток и потянулся вверх. Уже через час я сидел в тени большущей яблони и ел только что созревшее яблоко.
  Ближе к обеду ко мне пришли дети из соседних домов. И сначала расстроились, что посреди песочницы выросло дерево, но потом поняли, как это удобно. Во-первых, песок как был, так и остался. Во-вторых, появилась тень. В-третьих, теперь стало можно, не отрываясь от игры, срывать и есть вкуснейшие яблоки.
  Дети мне сказали 'спасибо!' и попросили посадить еще грушевое дерево, ананас и даже дерево, которое бы плодоносило бутылочками с мультифруктовым соком. Я сказал, что таких деревьев не бывает. И в ответ дети стали смеяться надо мной, а один из них достал из своей сумочки бутылку с соком и спросил:
  - Как ты думаешь, откуда эта бутылка?
  Я ответил, что из магазина.
  - Правильно, а как она попала в магазин?
  - Ее привезли из консервного завода.
  Дети снова громко рассмеялись. А тот, с бутылкой, бросил ее в песок, прикопал и произнес:
  - Дерево, расти!
  И знаешь что, дорогой Рустам? Действительно выросло дерево! И на нем действительно были плоды в виде бутылочек с соком. Только сок был яблочным. А дети хотели мультифруктовый.
  - Посади нам мультифруктовое! - заныли они. Я пошел в магазин, чтобы поискать семена такого дерева, но пришел домой и написал тебе это письмо. А за семенами уже пойду завтра.
  Просто мне захотелось немножко полежать в кровати.
  Я укрылся одеялом и услышал, как за окном пошел дождь. А потом с неба шандарахнул такой гром, что я вскочил, оделся, раскрыл зонтик и побежал на почту отправлять письмо.
  Пиши и ты, не пропадай.
  И при всяком удобном случае вместо хулиганства совершай хорошие поступки!
  Твой, уже совершивший добрый поступок, друг.
  
  Рустам - Юре. Письмо 10
  
  Юра, добрый день!
  
  Меня очень заинтересовали твои опыты по выращиванию яблони. Я сразу же пошел в библиотеку, перерыл сто тысяч книг и вот что в конце концов нашел. Ты не первый, кто занимается выращиванием волшебных деревьев. Известный ботаник Корней Чуковский, например, в своей книге сообщает о чудо-дереве на котором растут башмаки, сапоги, ботинки и другие несъедобные вещи. А в сказке 'Золотой ключик' Буратино сажает пять золотых, чтобы выросло денежное дерево. Вырасти оно, правда, не успевает, потому что научный эксперимент прерывают кот Базилио и лиса Алиса. А еще в одной английской сказке я нашел упоминание о волшебном бобе, который за одну ночь может вырасти до самого неба. В общем - чудесных деревьев кругом столько оказывается, хоть пруд пруди. Хотя зачем прудить ими пруд? Лучше сказать: 'хоть лес ими леси'.
  
  Окрыленный новыми знаниями, я тоже решил вырастить что-нибудь волшебное. Я долго думал, что будет расти на моем дереве, и решил, что это будут не ботинки, не бобы и даже не деньги. Я решил выращивать Эйфелевы башни. Потому что я с детства всегда мечтал побывать на Эйфелевой башне. А есть она только в Париже. И не каждый взрослый, а уж тем более ребенок, может позволить себе съездить в Париж. И я подумал, что будет очень хорошо, если в каждом городе и деревне будет по своей собственной Эйфелевой башне. Чтобы и взрослые и дети в любой точке планеты могли залезть на нее.
  
  Первым делом надо было добыть семечко. Дело в том, что парижане очень гордятся своей башней. И они совсем не хотят, чтобы она расплодилась по всему миру. И это понятно: если в каждом городе и деревне будет стоять своя Эйфелева башня, то никто уже тогда и не поедет в Париж. Вот поэтому парижане поставили бдительную охрану. И никому-никому еще не удалось вынести с башни ни семечка, ни отростка.
  
  Однако у меня был хитроумный план. Для начала я взял и выиграл в лотерею миллион рублей. С такой кучей деньжищ я уже мог добраться не только до Парижа, но и обратно. Поэтому я быстро собрал чемодан, сложил в него деньги и рванул во Францию. Там я сразу же направился к Эйфелевой башне. Вокруг нее стояло тысяча вооруженных полицейских, чтобы никто не смог унести даже маленького семечка. Самый главный французский полицейский подошел ко мне и сказал:
  - Вы можете взобраться на самый верх, чтобы полюбоваться нашим самым прекрасным в мире Парижем. Но предупреждаю - на башне нельзя ничего рвать, а уж тем более уносить с нее. Нарушителей мы садим на три года в банку с улитками. А злостных нарушителей - в банку с очень некрасивыми улитками.
  
  Я очень испугался. Но потом вспомнил про тысячи тысяч детей мира, которые, может быть, никогда не смогут попасть в Париж. И тогда я сказал себе:
  - Смелее, ты должен сделать это, - и полез вверх (а это больше 300 метров!).
  
  Лез я на башню полдня. Хорошо, что у меня был с собой рюкзачок. И здорово, что в рюкзаке был термос и бутерброды. И совсем уже замечательно, что в термосе был горячий чай. Бутерброды и чай подкрепили мои силы в пути, и я смог добраться до самой вершины. Оттуда мне открылся настолько великолепный вид, что у меня даже закружилась голова, и я чуть было не упал. Но тут мне на глаза попало семечко. Оно попало мне прямо на левый глаз. Это все потому, что я был внимателен и держал глаза открытыми. О, это было самое лучшее семечко в мире. Из него можно было вырастить замечательную Эйфелеву башню. А она дала бы еще целую кучу семечек. Оставалось только тайно вывезти мою добычу из Парижа.
  
  Я спустился вниз. Самый главный французский полицейский подошел ко мне и спросил:
  - Надеюсь, вы не брали никаких семечек?
  - Нет, - соврал я и покраснел. Потому что врать очень нехорошо.
  Тогда самый главный французский полицейский закричал:
  - Вы, наверное, врете! Я должен вас обыскать!
  Он обыскал меня четыре раза, но ничего не нашел. Потом меня обыскали тысяча полицейских. Каждый - по четыре раза. И все равно они ничего не нашли. Пришлось им отпустить меня не солоно хлебавши.
  
  Сгорая от стыда, но гордый за выполненную миссию я вернулся из Парижа домой. И только тебе я расскажу, как все было: я проглотил семечко башни. И теперь башня растет прямо во мне. И раз уж у тебя, Юра, опять появились руки, то ты должен мне помочь. Завтра ночью я пойду в главный сквер нашего города, выкопаю там яму и зароюсь в нее. На следующий день из меня должна прорасти молоденькая Эйфелева башня. Когда она крепко встанет на ноги, ты должен выкопать меня обратно и отвезти в ближайшую столовую, поскольку к тому времени я совсем ослабну от голода. Если ты этого не сделаешь, то я так и останусь жить под землей. А это так грустно, ведь там даже телевизора нет.
  
  Жду тебя с надеждой и нетерпением.
  Твой Рустам.
  
  Юра - Рустаму. Письмо 11
  
  Дорогой Рустам!
  Надеюсь, с тобой все хорошо, несмотря на то, что я не смог приехать к тебе в Красноярск. Если ты все еще под землей, то это не так уж плохо - там полно всякой живности вроде кротов и дождевых червей. А питаться можно корнями, есть очень даже вкусные. Например, морковка, свекла, редиска и даже картофель, пусть и не жареный.
  Если же ты выбрался, то это еще лучше, потому что ты снова стал тем Рустамом, каким я знал тебя раньше.
  Так или иначе, спешу поделиться с тобой историей, которая произошла со мной на днях и из-за которой я не смог уехать из Киева тебе на помощь.
  Недавно городские активисты объявили у нас субботник. Субботник - это когда добровольно в выходной день люди выходят на общественно полезные работы. У нас это была уборка парка отдыха.
  Я, конечно же, записался в ряды добровольцев. Оделся в тренировочные штаны и старый халат, на голову напялил сетку от комаров, а на лицо маску от пыли.
  Полдня мы убирали парк, и когда, наконец, в нем не осталось ни грамма мусора, уселись передохнуть и пообедать. Все достали из своих сумок и рюкзаков бутерброды, завернутые в газеты и целлофановые пакеты, воду в бутылках и чай в одноразовой посуде.
  Отдохнув и перекусив, мы увидели, что парк снова завален мусором. Это уже был мусор после нас. Потому что мы, где ели, там и бросали бумагу, бутыли и пластиковые пакеты.
  Делать нечего, пришлось снова взяться за уборку территории.
  К вечеру парк был чист, но мы снова проголодались. Еды, однако, у нас уже не осталось. Тогда каждый позвонил своему другу и попросил его привезти что-нибудь перекусить.
  Друзья приехали быстро. Кто-то привез целый кузов грузовой машины еды, кто-то всего лишь столитровую бочку кваса. С пустыми руками не было никого.
  Естественно, мы устроили пир горой!
  В полночь в небо полетели петарды и зажглись бенгальские огни. Кто-то привез музыкальный центр, и начались танцы...
  Утром парк опять было не узнать. Как-будто по нему прошлось татаро-монгольское иго. Вся зелень вытоптана, слой мусора - по колено, догорали костры из срубленных деревьев.
  Мы заново принялись за уборку, а убравшись, поняли, что все равно парк уже не парк. Пришлось ехать в городской сад и покупать семена травы и саженцы деревьев.
  Мы так усердно высаживали зелень, что к концу дня буквально валились с ног.
  Тогда приехали люди из мэрии, им очень понравилось, как мы преобразовали парк отдыха. По этому поводу мэр устроил официальный праздник. Откуда ни возьмись появилась сцена, а на ней звезды эстрады, вдоль аллей выстроились ларьки с вкусной едой и всякими напитками, закружились карусели...
  Как ты, наверное, уже догадываешься, Рустам, следующим утром мы в который раз продолжили уборку парка.
  И так прошло еще несколько дней. Поэтому я не мог не то, что выбраться к тебе, а просто домой доехать и то было невозможно.
  Однажды вечером, когда готовился очередной праздничный пикник по случаю успешного субботника, вдруг раздался тонкий детский голос:
  - Да хватит праздновать! Остановитесь! Оставьте парк в покое!
  И всем сразу стало немножко стыдно. Все вспомнили о том, что есть дом, есть школа и основное место работы. Есть, в конце концов, друзья в других городах и странах, которым тоже необходимо наше внимание.
  Мы вышли из чистого парка и разошлись по своим делам.
  Дорогой Рустам, если у вас вдруг объявят субботник, помни, что главное - вовремя остановиться!
  А еще лучше - приезжай в гости, я устрою тебе субботник строго по графику и с заранее приготовленными мешками для мусора. Опыт есть!
  Обнимаю, твой Юра
  
  
  
  Рустам - Юре. Письмо 12
  
  Ну, и редиска же ты, Юра. Даже выкопать из-под земли меня не захотел. Пришлось мне заняться самовыкапыванием. Ну да ладно, обидно только, что опять не увиделись. Но к тебе я сейчас тоже приехать не смогу. Сейчас я расскажу из-за чего.
  
  Над вашими приключениями в парке я очень долго смеялся. Ведь любому понятно, что если уж взялся за что-то, то надо доводить дело до конца. А не метаться из стороны в сторону. Начал уборку - уберись, а не перекусывай. И это правило касается всего на свете, а не только уборки парков.
  
  Отсмеявшись над твоим письмом, я решил не повторять чужих, то есть ваших ошибок. Например, я пошел за хлебом и молоком. Но на полпути понял, что хожу совершенно неправильно. Ведь как я хожу? То правой ногой, то левой. То правой, то левой. И получается такое же мельтешение, что и у вас. А знаешь, как надо ходить правильно? Уж если начал идти левой ногой, то так и надо дальше топать - только левой! Кто там шагает правой? Левой! Левой!
  
  Сказано - сделано. Я допрыгал на левой ноге до магазина, купил буханку хлеба и хотел уже было попросить молока, но подумал, что это тоже неправильно. Уж если взялся покупать хлеб, то надо покупать хлеб, а не набрасываться на разные продукты. Поэтому я скупил в магазине весь хлеб и запрыгал домой. А молока покупать не стал.
  
  И тут я подумал, что опять поступаю неверно. Что за суета такая: то в магазин, то домой? Уж если пошел в магазин, то надо обойти все магазины. А если пошел в хлебный, то, значит, надо обойти все хлебные магазины. Поэтому я обскакал на одной левой ноге все булочные нашего города и скупил все хлебобулочные изделия. Насколько хватило денег.
  
  В конце концов, на левой ноге натерлась огромная мозоль. Я упал без сил прямо посреди улицы. Пока я лежал и пытался прийти в себя, голуби склевали весь мой хлеб. Так что остался я на улице без денег, и без хлеба.
  
  От огорчения я вздохнул. И тут меня осенило, что всю жизнь я то вдыхаю, то выдыхаю. То вдыхаю, то выдыхаю. И так все время без остановки. Опять неправильно! Тут же я попробовал только вдыхать - но мои легкие чуть не лопнули от натуги. Тогда я решил только выдыхать. Но через полминуты у меня в глазах потемнело, и я потерял сознание.
  
  Когда я пришел в себя, то понял, что жизнь штука сложная. И чтобы жить, лучше вести себя по-разному. То есть, по обстановке. Решив это, я вдохнул, выдохнул, встал на ноги, точнее на правую ногу, и поскакал домой. Но скакал я на одной ноге не из-за каких-то дурацких правил, а только потому что на левой у меня была страшная мозоль.
  
  Фотографию этой мозоли я тебе на память и высылаю. Вставь ее в рамочку и повесь на стенку. Пусть она служит тебе напоминанием, что жизнь штука сложная. Но интересная.
  
  Правда, иногда еще и скучная. Вот, например, я сейчас лежу с больными ногами на диване. Потому что, по дороге домой мозоль появилась и на правой ноге. А целый день лежать на диване - о-о-чень скучно. Но я знаю, что скоро получу от тебя новое письмо, которое меня развеселит и вдохновит на очередные глупости.
  
  Так что, жду от тебя ответа с нетерпением.
  
  Твой Рустам.
  
  
  Юра - Рустаму. Письмо 13
  
  Привет, Рустам!
  
  Вот ты мне написал, как скакал по городу то на одной, то на другой ноге, и я подумал, что для прохожих, наверное, это было странное зрелище - взрослый дядя без всякой тебе скакалки прыг-скок средь бела дня по тротуару. А потом вспомнил, как однажды тоже вышел в магазин, а попал в другую реальность.
  Дело было так.
  Прекрасным солнечным утром я нарядился, как всегда, по моде и по погоде, чтобы сходить за булкой и молоком. А выйдя из дома, увидел, что прямо передо мной стоит пустой скафандр. Это такая штука, в которой космонавты выходят в открытый космос, а водолазы - в открытое море. Никаких признаков присутствия хозяина костюма вокруг не было. Поэтому, набравшись смелости, я решил скафандр примерить.
  Ты представляешь, он оказался тютелька в тютельку, как будто на меня шили! И как только я застегнул последнюю молнию, вдруг увидел в стекло шлема, что все вокруг закрыто в клетки. И не в какие-нибудь клетчатые рубашки или штаны, а в самые настоящие металлические. Каждое дерево, каждый куст, каждый дом. Даже соседский кот сидел на подоконнике в клетке, как какая-нибудь канарейка. Да и сам соседский дом тоже был за решеткой.
  В ужасе я произнес вслух:
  - Что это?
  А умный скафандр ответил мне:
  - Осторожно, ты вышел в закрытый космос!
  - Но я же шел в открытый магазин!
  На это скафандр ничего не ответил.
  Я подумал, что если мой город стал закрытым космосом, то, возможно, море все еще осталось открытым? И быстро погрузился в Днепр, а по нему впал в Черное море. Удивительное дело! Даже пузыри углекислого газа, вырывавшиеся к поверхности воды, оказывались в маленьких клетках. Я уж не говорю про рыб, дельфинов и редких купальщиков.
  Море тоже было закрытым!
  Тогда я выбрался на берег и решил избавиться от скафандра. Правда, немного опасался, что сняв его, сам окажусь за решеткой. А, возможно, и в атмосфере, непригодной для жизни!
  Но как только я избавился от шлема, вокруг меня собрались отдыхающие и стали тыкать в меня пальцами и смеяться:
  - Вы только посмотрите на него! В скафандре на пляж заявился! Ха-ха-ха!
  - У человека, наверное, чувствительная к загару кожа, вот он и прячется от солнца таким странным способом!
  - Дядя, вам сапоги не жмут? - спросил совсем уж мелкий отдыхающий, стоявший передо мной даже без трусиков.
  А его мама сказала:
  - Какой странный тип, наверное, маньяк, - и увела сына за руку в прибрежное кафе угощаться жареной рыбой.
  Выбравшись из скафандра, я пошел на помойку, набил его пустыми бутылками и всяким другим мусором и забросил подальше, чтоб ни у кого не возникло соблазна примерить этот костюм.
  Возвращаясь на поезде в свой город, я думал: 'Как хорошо, что наши космонавты и водолазы выходят исключительно в открытый космос и океан, а мы живем на открытой планете!'
  Кстати, в тот день я так и остался без булки и молока. Но и без решетки.
  
  Чего и тебе желаю, дорогой Рустам!
  
  Рустам - Юре. Письмо 14
  
  Ах, какую замечательную историю я услышал от тебя, Юра. Да ты ведь просто открыл мне глаза. И теперь я понял, как много значит одежда в нашей жизни. Не зря же говорят в народе: 'По одежке встречают'. Это еще и потому, что одежда может изменить нас до неузнаваемости.
  
  Вот, например, есть у меня бейсболка с надписью 'Суперпацан'. Когда я ее надеваю, она тут же запихивает меня в джинсы, кожаную куртку, зашнуровывает тяжелые ботинки, цепляет черные очки и идет гулять. При этом, бейсболка ведет себя очень грубо: толкает прохожих, щелкает семечки прямо на асфальт и даже два раза подралась с другими бейсболками. Раньше я сильно переживал, что это я так нехорошо себя веду. А теперь понял, что все дело в бейсболке.
  
  Еще есть у меня солидный костюм. Вот в нем я ни единого разика ни с кем не подрался. Совсем даже наоборот: костюм таскает меня по театрам, на выставки и презентации. Несколько раз мы даже попадали вместе с ним на свадьбу. В общем, очень такой приличный костюм. И дружбу он водит только с приличными костюмами.
  
  А еще есть у меня старые кроссовки. На вид ничего особенного, но как только я их надеваю, мне сразу хочется куда-то скорее бежать, бежать, бежать. Поэтому я их выгуливаю (то есть пробегиваю) утром перед работой. И я заметил, что по утрам многие выгуливают свою старую обувь. Так что у нас теперь много друзей среди других старых кроссовок.
  
  Но ведь получается, Юра, что это одежда диктует мне, как себя вести: куда и с кем пойти, что кушать, о чем разговаривать. Поняв это, я немного расстроился. Конечно, я люблю свою одежду, но не до такой же степени, чтобы всю жизнь плясать под ее дудку.
  
  Поэтому вчера прямо с утра я решил начать новую жизнь. Я встал, умылся и вышел в коридор, где стояли кроссовки. Они радостно запрыгали:
  - Надень нас! Надень нас!
  Но я сурово цыкнул на них и остался босиком. Из шкафа тем временем тихонько ныл костюм:
  - Пойдем в ресторан, я кушать хочу!
  Но и костюм я тоже слушать не стал.
  - Правильно, мужик, - заорала с вешалки бейсболка, - плюнь на все, айда в парк, потусуемся там!
  
  Но я уже зажал уши и выскочил за дверь. Ты не представляешь, какое это ощущение свободы, когда ты идешь по улице сам, куда хочешь. И никто тебе не указывает. Я шел по городу и душа моя пела, так громко, что все прохожие оглядывались и провожали меня долгим взглядом.
  
  А потом ко мне подошел полицейский.
  - Гражданин! - сказал он. - Почему вы разгуливаете по городу в одних трусах?
  Я посмотрел на себя и понял, что он прав. И мне сразу стало неудобно и холодно. А трусы задрожали на ветру и испуганно зашептали:
  - Пойдем домой... Ну пойдем домой...
  А полицейский взял меня под локоть и повел в тюрьму.
  - Отпустите меня, пожалуйста, - заныл я, - честное слово, такого больше не повторится.
  - Я бы вас отпустил, - мягко сказал полицейский, - но вы должны быть примерно наказаны, - сурово закончила полицейская фуражка.
  
  Тут, на мое счастье, ветер сорвал фуражку, она упала на землю, покатилась и перестала командовать полицейским.
  - Скорее уходите, - шепнул мне полицейский и погнался за фуражкой.
  - Спасибо! - промямлил я в ответ и побежал домой.
  
  Я мчался в одних трусах по городу и думал, что есть, наверное, такая одежда, в которой можно показаться на улице, но которая не будет мной командовать. Потом я подумал, что не одежда красит человека, а человек одежду. А потом я решил, что я больше не буду слушать свою одежку, а сам буду решать, чем и как мне заниматься.
  
  Поэтому, когда я добрался домой, я надел костюм, сунул ноги в кроссовки, нацепил на голову бейсболку и пошел на футбол. Но не потому что так решил костюм, или захотели кроссовки, или придумала бейсболка. А потому что, в этот день играла команда, за которую я очень сильно болею.
  
  И ты знаешь, Юра, и костюму, и кроссовкам, и бейсболке игра очень понравилась. Одни только трусы были недовольны, потому что остались под брюками и ничего не разглядели. В утешение, я вечером устроил трусам просмотр фильмов по телевизору.
  
  Так что, Юра, не все так плохо. Просто будь повнимательней к своей одежде. Тогда и она не будет вести себя, как избалованная принцесса или капризный принц. А всегда ведь лучше договориться, чем ругаться, не правда ли?
  
  С наилучшими пожеланием,
  Рустам
  
  PS Кстати, передай пожалуйста привет своей тельняшке. От моей тельняшки.
  А еще моя тельняшка просила сказать, что они не виделись с самой Одессы, и она очень скучает.
  
  Юра - Рустаму. Письмо 15
  Дорогой Рустам! Сегодня я встал с утра пораньше, чтобы написать тебе письмо и сообщить, что все приветы переданы, дела поделаны - осталось вот только письмо написать, отчитаться.
  Но только я уселся за стол, достал ручку и бумагу, как за окном зашумел дождь, небо затянули беспросветные тучи, а глаза сами собой стали слипаться. Это было начало дня, когда из кровати вставать не хочется, наоборот - валяться бы да валяться.
  Была ни была, подумал я, письмо напишу в обед, а пока еще немного понежусь под теплым одеялом. Но вернувшись к кровати, я увидел, что одеяло убежало, убежала простыня и подушка тоже ускакала. Остался только голый матрац. Сдаваться не хотелось, но и просто на матраце особо не понежишься.
  Оказалось, постельного белье и подушка просто струсили и спрятались в шкаф от грома и молний. Что ж, пока они дрожали в шкафу, я все-таки сел за стол, чтобы написать это письмо. Тем более, что и рассказать есть что.
  Например, позавчера вечером я вышел на веранду, чтобы просто посидеть за чашечкой зеленого чая и послушать тишину. Звезд над городом обычно не видно, так что в небо пялиться было не интересно. Но на этот раз, оно было чистым, и я даже увидел пару звезд.
  Должен тебе признаться, что на звезды я не смотрел с самого детства и немножечко подзабыл, как они выглядят и как себя ведут. Те две, которые я обнаружил позавчера, довольно активно двигались в темноте. Одна из них даже спустилась на мою веранду, а потом и вовсе села мне на плечо. Вторая продолжала кружить где-то там высоко. И в какой-то момент стала мигать, как будто подавая сигналы.
  Та звезда, что опустилась на мое плечо, быстро погасла. Я смахнул пепел и понюхал пальцы. Оказалось, кто-то сверху бросил непотушенную сигарету, и одна из искр просто прилетела ко мне. Ничего необычного. С другой стороны, из-за такой небрежности курильщика мог возникнуть самый настоящий пожар. А так на моей пижаме просто появилась новая дырка.
  Я погрозил невидимому курильщику кулаком и потерял интерес ко второй звезде, решив, что и она тоже сигарета. Правда, на всякий случай продолжил держать ее в поле зрения, чтоб если что вовремя сообщить на пожарную станцию о пожаре.
  Так прошло довольно много времени. Мигающая в высоте сигарета не гасла. Тогда я крикнул:
  - Эй там, наверху! Прекратите курить!
  И тут звезда резко увеличилась в размере, став как футбольный мяч, и взорвалась. Когда после внезапной вспышки я снова смог разглядеть очертания двора, выяснилось, что по нему ходит нечто странное. Было оно очень похоже на моего соседа Колю, только черного цвета.
  Хорошенько присмотревшись, я понял, что это Коля и есть, но сильно выпачканный сажей.
  - Коля! - позвал я его. - Ты что там делаешь?
  - Уже ничего, - грустно произнес он.
  - А что делал?
  - Доставал звезду с неба. Для жены. День рожденья у нее сегодня.
  - А не ты ли курил там в небе?
  - Я курил. Я когда дело делаю, всегда курю.
  - Выходит, это от твоей сигареты искра пропалила мне пижаму!
  - Выходит, что так.
  В голосе Коли звучала такая грусть, что я не стал его ругать.
  - Так а со звездой что?
  - Что-что, - сказал Коля и стал пыхтеть новой сигаретой. - Приставил я к небу самую длинную лестницу. Полез наверх. Звезд сейчас на небе всего ничего. Но одну я нашел.
  - И где она?
  Коля пожал плечами.
  - Я до нее не добрался. Сначала пытался сбить ее шапкой. Но ни разу не попал, хотя несколько раз шапка пролетала настолько близко, что закрывала звезду полностью.
  - Вот от чего мне казалось, что звезда мигает, - сказал я сам себе.
  - Потом я пытался сбить ее булыжником. Но тоже ничего не вышло. Тогда я разозлился и решил ее потушить - раз уж она моей жене не достанется, то пусть не достается никому.
  - Довольно странная логика.
  - Теперь уж поздно жаловаться...В общем, я залез на лестницу с пожарным шлангом и довольно мощной струей стал тушить звезду. Она сильно нагрелась, увеличилась и взорвалась...
  - Значит, еще на одну звезду в небе стало меньше, - печально подытожил я рассказ соседа Коли.
  - А вот и нет, - возразил он. - От звезды остался звездный камень, сейчас я подведу к нему электричество, и он засияет, как новый! Кусочек от него подарю жене, остальное пусть, так и быть, снова на небе сияет.
  Должен тебе сказать, дорогой Рустам, что сосед мой Коля работает электриком и имеет официальное звание 'Золотые руки'. Через пять минут он действительно подвел к камню провода и, щелкнув тумблером на генераторе, зажег его! А перед тем, как забросить камень назад на небо, отколол от него кусочек для своей жены. Звезда засияла ярче прежнего.
  - Маша! - закричал он. - Маша! Смотри, какую я тебе звезду дарю!
  Во двор вышла его жена Маша. Приладила к кольцу на пальце горящий осколок и радостно спросила:
  - А где же ты ее взял?
  - Это долгая история.
  И я рассказал вместо Коли, как дело было.
  - Так что, получается, что ты можешь теперь вот так любой булыжник в небо запустить и сделать его звездой? - поинтересовалась Маша.
  - Не знаю, не пробовал.
  - Так давай попробуем, - обрадовался я.
  Коля взял обыкновенный кирпич и проделал с ним тот же фокус, что и со звездным камнем. В небе засияла еще одна звезда.
  - Ура! - закричали мы одновременно. И стали запускать в небо все кирпичи и булыжники, которые нашли во дворе.
  Небо стало таким звездным, каким оно бывает только за пределами города, где-нибудь в деревне. Конечно, некоторые звезды надолго не удерживались и падали. Но тогда мы все загадывали желания. И это было так здорово!
  Я загадал, что, когда ты выйдешь на свой балкон, то с неба пусть упадет звезда, чтоб и твое желание могло сбыться. Так что, получив письмо, в тот же вечер выйди посмотреть на звезды. Увидишь мой привет! Ведь если мы зажгли звезды, значит, они кому-то нужны.
  Обнимаю, Юра.
  
  Рустам - Юре. Письмо 16
  
  Привет, Юра
  
  Получил вчера твоё письмо про звездного электрика Колю. Надеюсь, что с ним всё уже в порядке.
  
  У меня тоже был один знакомый электрик. Правда, звезды он не зажигал. И звали его не Коля, а дядя Миша. Зато он очень сильно бился током. Конечно, он поступал так не нарочно, но окружающим от этого было не легче.
  
  Особенно страдали дяди Мишина жена и дяди Мишины дети. Ведь им даже в самый жаркий день приходилось ходить в резиновом комбинезоне и перчатках. Жена даже хотела уйти от дяди Миши. Очень уж она нервничала, когда ее неожиданно током стукали. Тогда дядя Миша пошел по врачам, но врачи от него попрятались, потому что тоже нервничали, когда их било током. И только один молодой врач не испугался. Он осмотрел дядю Мишу и сказал:
  - Это неизлечимо.
  
  Дядя Миша так расстроился, что из него выскочила молния и сожгла растущее напротив больницы дерево. Тут врач понял, что дело плохо. И что если дядя Миша расстроится еще больше, то может взорвать весь город.
   - Подождите, мне кажется, есть один выход! - закричал он - вам надо устроиться на работу, где ваше электричество будет полезно стране и народу!
  
  И дядя Миша бросил работу обычного электрика и пошел работать на электростанцию генератором. Там к нему присоединили провода. Теперь дядя Миша сидит целый день на работе и смотрит очень грустные или очень веселые фильмы. И читает очень грустные или очень веселые книжки. И от этого из него по проводам выходит очень много грустного и веселого электричества. Теперь он обеспечивает током весь свой район. За день из него все электричество высасывают, и домой дядя Миша приходит уже практически обесточенный.
  
  Вот не зря же говорят, что главное, правильно найти свое место в жизни. А место это находится очень просто. Когда ты попадаешь на это место, ты сразу чувствуешь, что тебе ну ни в какую не хочется из него уходить. А когда уходишь, то знаешь, что скоро обязательно вернешься.
  
  У меня, например, есть такое место. Это моя любимая, теплая, пушистая кровать. Каждое утро я с сожалением покидаю ее. И каждый вечер с наслаждением возвращаюсь. Я могу валяться в кровати часами, глядя в телевизор, читая книги и кушая попкорн.
  
  Правда, последнее время от такого лежания я начал очень быстро толстеть. И от этого я перестал помещаться в кровать. Пришлось отказаться от попкорна и заняться спортом. Теперь я каждый вечер совершаю пробежку по парку (а пару глав назад выгуливал по утрам старые кроссовки, точнее - выбегивал). А чтобы кровати не было скучно, беру ее с собой. Люди поначалу удивлялись, когда видели бегущего по парку человека с кроватью на спине. Но постепенно все привыкли и теперь не обращают на меня никакого внимания. Я даже недавно повстречал бегающего дедушку со старым диванчиком на спине. И мы понимающе улыбнулись друг другу на бегу. И побежали дальше по вечернему парку. Парк у нас хороший, зеленый. И бегать по нему можно до самого позднего вечера, потому что, когда темнеет, в парке зажигаются фонари. И светят они ярко-ярко. Потому что в них работает ток, который насмеял и наплакал за день бывший электрик дядя Миша.
  
  Когда ты заглянешь в наши края, то обязательно устроим совместную пробежку по парку. У меня есть одна знакомая тахта - я тебя с ней обязательно познакомлю.
  
  С надеждой на встречу
  Рустам
  
  Юра - Рустаму. Письмо 17
  Дорогой Рустам!
  Начал тебе писать письмо на компьютере, но что-то случилось с клавиатурой - слиплись все кнопки. Тогда я взял в руки шариковую ручку и стал писать на листе бумаги. Но из шариковой ручки вытекли все чернила. Я весь испачкался, некоторые кляксы не отмыл до сих пор. Потом я взял карандаш, но у него оказался слишком мягкий грифель, он все время крошился.
  - Ах, так! - разозлился я. - Тогда вместо письма, я сам отправлюсь к Рустаму!
  Сказано - сделано. Я уселся поудобней на ковер-самолет, позвонил пограничникам, предупредил их о своем маршруте, чтобы случайно не стали меня задерживать на границе, и полетел.
  Некоторое время полет проходил нормально, но над Уральским хребтом поднялся сильный встречный ветер. Мало того, что я сам чуть не слетел с ковра, так еще и сам ковер развернуло вихрем и понесло назад. Да с такой скоростью, что я пролетел над Киевом, как фанера над Парижем.
  Ветер стих только тогда, когда подо мной оказалась вода без берегов. Я посмотрел на компас, просчитал маршрут и понял, что каким-то образом оказался над Балтийским морем.
  Должен тебе сказать, что там, в небе, не то чтобы и жарко. Я так продрог, что зуб на зуб не попадал.
  С большим трудом я развернул свое транспортное средство к югу. И когда немного согрелся, почувствовал, что страшно проголодался. Но все мои запасы свалились с ковра еще над Уралом. Пришлось срочно приземляться на обед.
  Судя по карте, подо мной была Турция. Ну, решил я, почему бы и нет. Гостеприимные турки накормили меня вкусными блюдами, названия которых я не запомнил. Но зато захотел спать.
  Ну, думаю, еще один час опоздания уже ничего не решает, посплю.
  Спящего меня турки перенесли на ковер-самолет, чтобы было спать мягче. Но ковер-самолет решил, что раз пассажир на месте, то можно лететь дальше. И полетел почему-то домой. А над самым Киевом ковер-самолет сломался. Что-то там у него забарахлило, и он, как тряпка, полетел вниз. А с ним и я. От резкой потери высоты я проснулся, но успел лишь вдохнуть побольше воздуха, прежде чем упасть на самую середину Днепра...
  Когда спасатели доставили меня домой, я подумал, что больше в ближайшее время никуда уезжать не буду. Потому что вот и к тебе не доехал, и попутешествовать толком не смог - все как-то на скорую руку.
  Так что давай уж ты приезжай в Киев.
  P. S. Поскольку компьютер мой до сих пор в том же состоянии, а других пишущих принадлежностей у меня не появилось из-за свежей боязни покидать дом, письмо это за меня на своем смартфоне написала спасатель тетя Нина. Письмо получилось коротким, потому что ей надо спешить, спасать людей, попавших в беду. Вот прямо сейчас поступил новый вызов, так что побежа...
  
  Рустам - Юре. Письмо 18
  
  Юра, ты мне очень сильно напомнил про мое детство.
  
  Рядом с нашим домом был магазин ковров. И кроме обычных ковров, там продавали еще и ковры-самолеты. Только стоили они очень дорого. А какие они были прекрасные! Пушистые, самых различных цветов и оттенков, с разными замечательными рисунками или, как сейчас говорят: с крутым тюнингом и аэрографией. Я с пацанами часто стоял возле витрины и жадно рассматривал эти чудесные ковры, горько жалея, что никогда мне не придется на них полетать.
  
  Но однажды я постарался и закончил четверть на одни шестерки. Это было очень трудно, потому что самая высшая оценка в школе тогда была пять с плюсом. И чтобы получить шестерку, приходилось приложить немалые усилия. Если учитель просил решить одну задачу, то я решал их сразу десять. Если на физкультуре просили отжаться пять раз, я отжимался пятьдесят пять раз и на одной руке. А если мы писали сочинение, то я придумывал целый роман, потом печатал его в типографии и приносил в школу. И вот таким образом мне однажды удалось получить шестерки по всем предметам.
  
  Когда я принес домой табель с оценками, папа с мамой даже глазам не поверили и понесли показывать его соседям. Но соседским глазам они тоже не поверили и побежали в школу. А там учителя, рыдая хором от умиления и восхищения, подтвердили, что я теперь самый настоящий и единственный в мире шестерочник. И что после окончания школы мне, наверное, вручат алмазную медаль. И тогда родители решили наградить меня за учебу и пошли в магазин ковров. Конечно, самый лучший ковер-самолет они мне купить не могли. Денег хватило только на небольшой половичок. Но летал он ничуть не хуже больших ковров. И не беда, что не так высоко и не с такой скоростью. Ведь у других ребят даже такого половичка не было.
  
  А сколько много разных чудесных приключений мы пережили вместе с ним - можно целую книгу написать. Один раз он мне даже спас жизнь. Однажды на нас напал один невоспитанный дракон и хотел съесть. Точнее съесть он хотел меня, а половичком потом вытереть рот. Потому что он хоть и был невоспитанным драконом, но при этом был чистоплотным. С перепугу половичок так задрожал, что из него вылетело целое облако пыли. Пыли накопилось так много, потому что мы уже целый год путешествовали по Африке и нигде не могли найти приличного пылесоса. И от этого облака на меня напал ужасный чих. И я начал чихать не переставая. На десятом чихе дракон сказал:
  - Будьте здоровы!
  Он хоть был и невоспитанным драконом, но знал, что когда кто-то чихает, надо желать здоровья.
  
  Когда я чихнул в пятидесятый раз, дракон спросил:
  - Вы что, больны?
  
  А когда я чихнул в сотый раз, дракон с криком:
  - Мама, он меня сейчас заразит! - улетел в Антарктиду и больше не возвращался.
  
  С тех пор я могу с полным правом говорить:
  - Чихал я на всяких там драконов.
  
  Правда, потом я продолжал чихать не переставая почти месяц. Но, согласись, Юра, что чихать месяц - это лучше, чем сидеть у дракону в желудке. Поэтому половичку я был очень благодарен.
  
  А потом я подрос, и стал тяжелым для половичка. Как он ни пыжился, но никак не мог оторвать меня от земли. И наши полеты прекратились. Но до сих пор я храню ему верность и не летаю на других коврах.
  
  Зато от моей бабушки Зои Уонамейкер мне досталась замечательная метла, на которой я смог бы вмиг долететь до Киева. Поэтому я сел на эту метлу и долетел. Правда, по пути на границе меня обстреляли из зениток и рогаток. Но это я сам виноват, потому что летел очень быстро и не успел кинуть в пограничников свой загранпаспорт.
  
  Я опустился на окраине Киева, спрятал метлу в кусты и отправился искать тебя.
  - Скажите, пожалуйста, - обратился я к первой попавшейся бабушке, - как мне найти замечательного детского писателя Юру Никитинского?
  - Иди, внучок, прямо-прямо, потом поверни направо и возле старого дуба будет его дом.
  
  Я пошел прямо-прямо, а потом направо. Но, видимо, я свернул не там, потому что никакого дуба не было и в помине. Тогда я спросил у первого повстречавшегося мне дедушки:
  - Скажите, пожалуйста, где я могу найти замечательного детского писателя Юру Никитинского?
  - А ты, милок, поди назад-назад, а потом поверни налево, там возле высокого ясеня и будет его дом, - ответил мне дедушка.
  
  И я пошел назад-назад, а потом налево. Но, видимо, опять повернул не туда. И таким вот образом я бродил по Киеву и спрашивал дорогу у первых попавшихся людей самых разных возрастов и профессий. И они посылали меня в самые разные стороны и к разным деревьям. Это были пожарники, учителя, дворники, и даже один министр. А посылали они меня к сосне, березе, буку и даже к одному баобабу. Но я все никак не мог найти дом замечательного детского писателя Юры Никитинского.
  
  И тогда я догадался спросить дорогу у детей. И дети сразу взяли меня за руки и отвели прямо к твоему дому. То есть не совсем прямо, потому что надо было идти прямо-прямо, влево, назад, направо, вверх, наискосок, вприпрыжку, на север, ползком, вброд, слегка пританцовывая и напевая тру-ля-ля-ля. И наконец нашел твой дом. И там действительно росли разные деревья: и дуб, и сосна, и береза, и бук, и даже один баобаб.
  
  А возле самых дверей, на дереве, названия которого я не знаю, висела записка:
  "Не ждите. Я полетел в гости к своему другу, замечательному детскому писателю, Рустаму. Вернусь послезавтра. Или через неделю. Или через год, если мне в гостях понравится. Юра".
  
  Я очень огорчился, что не застал тебя. И очень обрадовался, что застану тебя у себя в гостях. То есть у себя дома. То есть, у меня дома в гостях. Ой, что-то я совсем запутался. Но это все от огорчения, что я тебя так и не увидел.
  
  К сожалению, я не мог ждать до послезавтра, или неделю, или год. Потому что помнил, что дома меня ждет любимый половичок. А я оставил ему корму всего на один день. А еще я понял, что дома ждешь меня ты. А тебе я корма вообще не оставлял. Так что я побежал назад к метле и рванул скорее в обратную сторону. По дороге меня еще раз хотели обстрелять на границе - но я закидал стрелков шишками, которые предусмотрительно собрал возле твоего дома.
  
  У себя дома тебя я тоже не застал. Но тут ко мне подошел почтальон и передал мне твое письмо про ковер-самолет. Как это грустно, что у нас не получилось встретиться. Но хорошо, что мы все-таки встретимся. Я даже знаю 'как'. Но об этом - в следующем письме.
  
  Твой друг
  замечательный детский писатель
  Рустам Карапетьян
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"