Казьмин Михаил Иванович: другие произведения.

Три минус два. Книга 1. Под чужими штандартами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.49*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Экстрасенс Алексей Гарин помогает московской полиции расследовать исчезновение людей, как выясняется, тоже исключительно экстрасенсов. Но чем дальше он продвигается в своем расследовании, тем сильнее у него проявляется желание "исчезнуть" самому. Это Гарину удается - он попадает туда, куда уходят пропавшие в Москве экстрасенсы и делает успешную карьеру в могущественном Ордене. Вот только со временем Гарин замечает, что орденские штандарты, под которые он встал, ему чужие. А еще Гарину не прибавляют душевного спокойствия сны, в которых он видит совсем другого себя в совершенно иной реальности, и воспоминания о своей не совсем обычной юности... Обновление 15.02.2019. Начата глава 5.

  ТРИ МИНУС ДВА
  
  Книга первая. "Под чужими штандартами"
  
  Глава 1
  
  Алексей Гарин, октябрь 2018 года, Москва
  - Ну, давай, что ли, о делах? - спросил хозяин, седоватый лысеющий мужчина за пятьдесят.
  - Давай, - покладисто согласился гость, шевелюра которого, несмотря на тот же возраст, сохранилась куда как лучше, пусть и приобрела даже не седой, а какой-то неопределенно-светлый цвет.
  В остальном оба мало чем отличались друг от друга. Разве что хозяин был немного повыше гостя, впрочем, гость, когда об этом заходил разговор, обычно недовольно хмыкал и поправлял: не выше, мол, а длиннее. Еще хозяин носил усы и был кареглаз, в противовес своему гладко выбритому зеленоглазому гостю. А так оба могли похвастаться хорошей, а уж для своих лет просто отличной, физической формой и лицами, выдававшими привычку ежедневно использовать мозги по прямому назначению. Даже оделись оба почти одинаково - в синие джинсы и серые свитера, только хозяин предпочитал тона потемнее, а его гость - посветлее.
  Заняты оба, кстати, были тоже одним делом - сокращением содержимого полторахи с пивом, стоявшей на столе. Судя по тому, что полтораху они как раз ополовинили, а на полу стояла еще одна и уже пустая, занятию сопутствовал явный и несомненный успех.
  Знали они друг друга уже много лет, что называется, со школьной скамьи. Попытки жизни развести их по сторонам успеха не имели, и дружбу свою эти двое поддерживали все то долгое время, что прошло после окончания школы.
  Впрочем, а что мы все "они" да "они"? Одного, в чьей квартире все происходило, звали Алексеем Гариным. Чем господин Гарин зарабатывал себе на жизнь, сказать сложно. Сам себя Алексей Сергеевич именовал консультантом, изящно уклоняясь от ответов на вопросы, в чем же именно он своих клиентов консультировал. А вот Максим Колесников место работы имел вполне определенное - Главное Управление МВД России по городу Москве, Управление уголовного розыска. И еще майор Колесников был давним, можно сказать, постоянным клиентом Алексея Гарина. Причем консультировал его Гарин бесплатно, если, конечно, не считать платой то самое пиво. Традиция такая у них сложилась - если Колесникову от Гарина было что нужно, он приходил к старому приятелю в гости и приносил пиво. За пивом обычно все и решали.
  Что за консультации давал Алексей Гарин майору Колесникову? Ну, знаете... Всякие вопросы могли возникнуть и регулярно возникали в ходе расследований. И как-то так получалось, что получить ответы на многие из них Максиму было проще у старого друга Лехи Гарина, чем каким-то другим образом. Черт его знает, как это Лехе удавалось, может, и правда, чертовщина какая, но если это помогает, то хрен с ним, пусть хоть черти ему нашептывают! Вот и сейчас...
  - Люди пропадают, - вздохнул Колесников. - И пропадают как-то неправильно.
  - Неправильно? - удивился Гарин. - Это как? И как правильно?
  - Правильно - это когда большую часть рано или поздно находят. В моргах, в больницах, в других городах, еще черт знает где, но находят. А из тех, кого не нашли, половина имеет веские причины взять и пропасть - долги, уголовка какая-нибудь, бомжевание, стихийные бедствия и все такое прочее.
  - А тут что?
  - А тут... А тут, во-первых, никого пока не нашли. Во-вторых, никаких долговых и прочих ясных причин. В-третьих, по всему получается, что не пропадают они, а уходят. Понимаешь, уходят!
  - Не понимаю, - Гарин и правда пока что не понимал.
  - Пропал - это вышел в магазин и с концами. Или поехал на работу и не доехал никуда. Или что-то в этом же роде. А ушел - это собрал вещи, и не абы какие, а добротные практичные шмотки для носки в любых условиях, снял наличку с банковских карт, причем сам снял, на видео в банкоматах видно, что сам, накупил на эти деньги не знаю чего, пока устанавливаем, а может, и ничего, просто с собой взял. Вот так, - перевел дух Колесников.
  - И много таких? - поинтересовался Гарин.
  - Пока восемьдесят три заявления. По Москве. Тут, понимаешь, в чем еще проблемочка...
  - В чем?
  - Если мы такого уходимца найдем, чисто по уголовке ничего ему не предъявим, и сам он не в рабстве, не в заложниках, мы даже не вправе родственникам сказать, где он. Имеет, блин, право жить где хочет и с кем хочет! - Колесников завершил фразу забористым, хотя и незамысловатым, ругательством.
  - Макс, а это часом не секта? - поинтересовался Гарин. - Похоже на тех козлов, как их, помнишь? А, "воины Кроноса"!
  Колесников поморщился. Ну да, "воины Кроноса", мать их... Если бы не Леха, главари секты так и ушли бы на Украину, требуй потом с хохлов выдачи...
  - Ну да, похоже. Но вот где эта секта - хэ-зэ, - с кислой миной на лице выдал он.
  - А где искали? - спросил Алексей.
  - Всерьез искали в Москве. Нету. Это я тебе точно говорю. По России запросы разослали, если где всплывут, мы сразу узнаем.
  - Ну прям и узнаете? - недоверчиво хмыкнул Гарин. - Они, значит, в какой-нибудь тайге сядут, а вы в Москве узнаете?
  - Ты, Лех, сначала до той тайги доехай, - Колесников злорадно ухмыльнулся. - Что поезд, что самолет, что по-настоящему дальний автобус - везде билеты только по паспорту. А автобусы на близкие расстояния, где без паспорта пускают - Тула там или Владимир с Калугой - периодически проверяют. Да и сам знаешь - скорость стука...
  - ...выше скорости звука, - закончил за него Гарин. Да, с тайгой он глупость сморозил. Ни одна группа под сотню человек просто так ни в какой глуши не потеряется. И уж тем более не доедет туда незаметно.
  - Был еще вариант с терроризмом, - продолжал Максим. - Фээсбилы даже думали забрать дело у нас, но не стали.
  - Что так?
  - Их поначалу привлекло, что пропали только взрослые мужики, - пояснил Колесников. - Но, когда выяснилось, что среди них ни одного бывшего сапера или спецназера, как и ни одного мусульманина, наши "друзья", - это слово он произнес с максимальным сарказмом, - из ФСБ интерес потеряли быстро.
  - То есть несовершеннолетних не вовлекают... - задумчиво пробормотал Гарин.
  - Это да, - согласился Колесников. - Но все равно... Дело есть, висит оно на нас...
  - Поэтому ты ко мне и пришел, - подытожил Алексей.
  - Нет, Лех, я только пива попить! - Максим дурашливо замахал руками.
  - Ну да, ну да, я так сразу и понял, - поддержал друга Алексей. - Бумаги-то к пиву принес, или как?
  - Ох, Леха-Леха, совсем ты забюрократизировался, - покачал головой Колесников. - Ладно, держи, - он протянул другу тоненькую и уже малость помятую папку с бумагами, тут же извлеченную из сумки. - Только, сам понимаешь...
  - Да понимаю, понимаю, - нетерпеливо одернул приятеля Алексей, - перед прочтением сжечь и так далее. Ты, Макс, сколько лет уже вот так ко мне заходишь - и все время одно и тоже!
  - Да ни хрена ты не понимаешь! - деланно возмутился Максим. - Ритуал!
  - Тоже мне, блин, бюро ритуальных услуг! - Гарин с трудом подавил смешок. - Пока я не смотрел, что по ним скажешь?
  - Там четверо. Трое отобраны по чаще всего встречающимся среди этих потеряшек показателям, ну я там отметил. А четвертый - особо интересный случай. Этого видели в разных местах уже после того, как жена заявление о пропаже подала. Ладно, Лех, давай, допьем, да пойду я.
  - Ксюхе и Танюхе привет передавай, - напутствовал Алексей гостя, когда пиво было уже допито, а сам Макс стоял в прихожей и застегивал куртку.
  - А чего так - привет-то? - обиженно спросил Макс. - В прошлый раз поклон был!
  - В прошлый раз ты двухлитровки приносил, а не полторахи, - мстительно ответил Леха.
  - Ну вот, блин! - возмущение Макса очень походило на искреннее. - Я тебя, алкаша такого, значит, недонапоил, а страдать за это должны мои жена с дочкой?
  - Ну ладно, ладно, я сегодня добрый, пусть будет поклон, - ворчливо согласился Гарин.
  - Ольке тоже от меня кланяйся, - проявленная Максом ответная любезность Гарина не обрадовала. Мент и есть мент, хоть и друг. Вот на хрена надо было показывать, что он в курсе, что они с Олькой опять сошлись?!
  Впрочем, закрыв за приятелем дверь, Алексей мысленно сменил гнев на милость. Что ни говори, пользы от Макса куда больше, так что его ментовские заскоки можно и потерпеть. Все-таки стоявшая за Максом контора неплохо прикрывала его, Алексея Гарина, от ФСБ, а то еще и кого похуже. Уж эти бы, попадись он им со своим-то даром, законопатили бы его, бедного и несчастного, в клетку, и хорошо, если в золотую, а то, глядишь, и в самую обычную. А так помогает он столичной полиции всяких уголовничков ловить, а они обеспечивают ему относительно тихую и спокойную жизнь. Конечно, всяких там американских шпионов поискать тоже неплохо было бы, но иметь дело с ФСБ не хотелось. Пусть Макс и зовет их уничижительно фээсбилами, но гэбня есть гэбня, и лучше держаться от нее подальше.
  Ладно, на фиг мысли о гэбне, не к ночи это. Вообще все мысли на фиг, сейчас лучше всего поспать. Хотя... Поспать-то поспать, но перед сном надо бы почитать, что там Макс принес.
  Как и всегда у Макса, информация излагалась четко, кратко и ясно - одно удовольствие такое читать! Так что мысленный план на завтра был составлен быстро и легко. Вот бы еще так же быстро и легко его выполнить, было бы вообще чудесно!
  Алексей постепенно начал вводить себя в сон. День завтра будет насыщенный, и начать его стоило бы пораньше и хорошо отдохнувшим. Поэтому сон нужен соответствующий, недолгий, но глубокий и спокойный, без сновидений. А то что-то они в последнее время зачастили. Причем странными были эти сны, странными и неправильными. И он сам, Алексей Гарин, был в них каким-то неправильным, и Макс Колесников был в них неправильным, и вообще все там было неправильно...
  
  Алекс Гарин, январь 1994 года иной реальности, Москва
  - Здравствуйте, Алексей Сергеевич! Зеленцова Ирина Федоровна, вам Максим Леонидович должен был позвонить, - ох, и ни фига ж себе! Така-а-а-я дамочка... Почему-то Гарин ожидал увидеть ну если уж и не старушенцию, то какую-нибудь тетку под полтинник. Впрочем, понятно, почему. По привычке. Все, кто приходили к нему от Макса, были если и моложе пятидесяти, то ненамного, а в большинстве случаев и старше. Как Макс отбирает их, это, конечно, его дело, но честно говоря, эти пациенты Алексею (себя он предпочитал, однако, именовать Алексом) Гарину не нравились. И не из-за возраста, нет. Просто от каждого из них, что от мужчин, что от женщин, за версту несло тремя буквами и вовсе не теми, что пишут на заборах, а вполне приличными и куда более грозными - МВД, КГБ и в том же духе. А эта... Гарин даже залюбовался фигуркой, изящество которой с трудом скрывало длинное кожаное пальто на меху, а уж когда помог даме это пальто снять, то на вешалку его пристраивал, кося глазами на гостью. Да, на гостью, назвать ее пациенткой язык не поворачивался даже в мыслях.
  - Пожалуйста, по коридору и направо, - пропуская даму вперед, Алекс не столько соблюдал этикет (его-то он как раз и нарушал, потому как должен был пройти впереди, показывая гостье дорогу, и пропустить ее перед собой уже в дверь кабинета), сколько получал возможность спокойно полюбоваться ее фигурой. Если, конечно, можно было бы остаться спокойным при виде всех положенных тридцатилетней женщине форм, упакованных в обтягивающее короткое платье ярко-синего цвета. Придвинув даме кресло и наблюдая, как она в нем устраивается, Алекс отметил, что с передними формами тут такой же полный порядок, как и с задними, и уже в последнюю очередь посмотрел на лицо. Тоже было чем полюбоваться. Мягко очерченный овал со слегка заостренным подбородком украшали и небольшой прямой носик, и выразительные карие глаза, и аккуратно постриженные черные как смоль волосы с безупречно уложенной челкой, и явное умение пользоваться косметикой.
  - Максим Леонидович говорил вам о моей методике? - спросил Гарин, когда дама одним выражением лица показала ему, что раскусила его уловки с осмотром ее фигуры, но приняла это как должное. Тоже плюс, так умеют далеко не все женщины.
  - Да, - с легкой улыбкой ответила она. - Я, пожалуй, ничего рассказывать не буду.
  - Что же, не так это и нужно, - Гарин придвинул себе стул, уселся и ободряюще улыбнулся. - Правую руку на подлокотник положите, пожалуйста.
  Не будет она рассказывать, хе-хе... Не она первая, не она же и последняя. Это он специально так придумал, чтобы пациентам проще было - не все и не обо всех болячках готовы рассказывать даже врачу, а уж тем более какому-то экстрасенсу, в возможности которого они, по большому счету, и не особенно верят. Ну до того, как он их излечит, ясное дело. А самому экстрасенсу, то есть ему, Алексу Гарину, вообще по фиг эти рассказы, он и так все увидит. Возьмет за руку - и увидит.
  Увидел. Сначала образ сидевшей перед ним женщины превратился в некое подобие голограммы, окрашенной во все мыслимые цвета, затем эти цвета постепенно блекли, оставляя лишь то, что было интересно ему. Так, теперь понятно, почему дамочка не пожелала ничего рассказывать - для такой мадам иметь проблемы по женской части как-то даже и неудобно. Ничего, это мы сейчас устраним. Глубоко вздохнув, Алекс сосредоточился и всмотрелся повнимательнее.
  Нужный, точнее, совершенно ненужный объект виделся ему как темно-красный медленно пульсирующий сгусток темной и агрессивной энергии. Так, враг обнаружен, будем его окружать и уничтожать...
  Вокруг темно-красного сгустка появились маленькие алые огоньки. Подчиняясь воле Алекса, часть из них окружила неприятеля, слившись в единую сплошную сферу, а несколько оставшихся медленно перемещались вокруг нее, как будто в поисках удобной исходной позиции для штурма вражеской крепости. И вот наконец, построившись двумя колоннами, алые огоньки устремляются на приступ, взламывая границы темного сгустка, врываясь в его глубину и беспощадно выжигая его изнутри.
  Когда поле недавней битвы перестало выделяться на фоне общей картины, Алекс уже порядком измотался. Но прекращать рано, нужно последний раз осмотреть пациентку, убедившись в полноте и эффективности лечения. Так, все вроде бы в порядке, никаких проблем не наблюдается, можно и заканчивать. Стоп, куда?! Куда, блин, заканчивать, если он пропустил ТАКОЕ?!
  С дамочкой-то, оказывается, работал не он один такой экстрасенс-самоучка. Правда коллега, надо отдать ему должное, тщательно прибрался за собой - след нашелся случайно. Точнее, не след, а следы, а еще точнее - их остатки, аккуратненько распределенные по всему телу с таким расчетом, чтобы невозможно было определить, где именно этот аккуратист потрудился. Приходилось Алексу видеть последствия работы других экстрасенсов, но с работой такого уровня он никогда еще не сталкивался. И ничего тут уже не сделаешь, не определишь и не откорректируешь, как это иной раз требовалось после особо тупых "целителей". Все, пора сматывать удочки, а то уже голова тяжестью наливается...
  - Угостите даму вином? - с наигранной жеманностью поинтересовалась Зеленцова. Кажется, что с ней происходило последние полчаса, она и не помнит. Ну это нормально, пациенты всегда переносят процедуру намного легче, чем он сам.
  - А вот алкоголь вам в ближайшие пару часов нежелателен, - наставительно сказал Гарин. Сам он был бы сейчас выпить не против, тем более с такой собутыльницей, но еще успеет. - Однако, если желание угоститься сохранится у вас, скажем, до завтра...
  - Я думала, экстрасенсы особенные, - и опять наигранность, на этот раз с обидно надутыми губами. - А вы прямо как обычный врач... Хотя... Думаю, до завтра желание сохранится. Я вам позвоню, - она царственно протянула руку, показывая желание получить помощь, чтобы подняться.
  Протянутую руку Алекс проигнорировал. Надо иногда осаживать таких доморощенных цариц, а то на шею сядут и ножки свои стройные свесят.
  - Ну, экстрасенс, работавший с вами раньше, наверное, и был особенным, - Гарин постарался, чтобы адресованная Ирине Федоровне улыбка выглядела неотразимо. - Кстати, если не секрет, что вы у него лечили?
  - Экстрасенс? Раньше? - кажется, на этот раз недоумение было совершенно искренним. - Ошибаетесь, Алексей Сергеевич, я раньше никогда к экстрасенсам не обращалась. С вами у меня первый такой опыт.
  - Да, видимо, и правда ошибся, - теперь он сам подал даме руку.
  Проводив Зеленцову (а заодно и получив от нее деньги, слова благодарности и многообещающий взгляд), Гарин все-таки открыл бутылку пива и после пары больших жадных глотков позвонил Максу. Поговорили они буквально полторы минуты, ни о чем, но кодовое слово, служившее сигналом, требующим встречи, Алекс произнес.
  Макс появился часов в семь, Алекс успел допить пиво, разогреть и слопать пару котлет, даже чуток подремать, так что старого приятеля встречал отдохнувшим и малость посвежевшим.
  - Это вы теперь таких мадамок набираете в вашу контору? - говорить сразу о деле Гарину не хотелось.
  - Объясняю для тех, кто не понял, - Макс обреченно вздохнул. - Стерва первостатейная, с нее учебник стервологии писать можно. К телу почти наверняка допустит, но даже не рискну предположить, во сколько тебе это обойдется. И в прямом смысле, и в переносном. И вообще, ты меня только для этого звал?! Чтобы я тебе про нее рассказывал?!
  - Нет. Рассказать про нее я тебе и сам кое-что могу. Например, что до меня с ней уже работал экстрасенс. Причем она этого не помнит.
  - Вот же ....!!! - выпалил Макс. Эх, ну что такое - в органах служит, а ругаться так и не научился! Можно было бы и позабористее... - А подробнее?
  - А подробнее особо и не получится. Уровень у человека повыше моего будет, - самокритично признал Гарин. - След я обнаружил случайно, что он с ней делал, понять не смог. Но она искренне считает, что я - первый экстрасенс в ее жизни.
  Макс опять выругался и снова безо всякой изобретательности. Хотя и злобно. Очень-очень злобно.
  - Что, такая ценная сотрудница? - подначил приятеля Алекс.
  - Не она, брат ее, - машинально ответил Макс и тут же прикусил язык. Поздно, служебную информацию уже выболтал.
  - Ты не говорил, я не слышал, - успокоил Гарин явно начинающего нервничать друга.
  - Спасибо, Алекс, - от души поблагодарил Макс. - Пойду я, - добавил он извиняющимся тоном.
  - Прям так сразу?
  - Извини, сегодня обещал Катерине не задерживаться, - Макс начал оправдываться, но Алекс пресек это дело на корню. Пусть идет, у него найдется чем заняться.
  - Ладно, обещания надо выполнять, а женщин обманывать нехорошо. Привет ей передавай.
  - И ты всем своим бабам кланяйся, сколько их там у тебя, - Макс, похоже, был рад, что друг его поддержал, пусть только и на словах.
  Закрыв дверь за Максом, Алекс не особо долго думал, чем занять остаток вечера. Что там Макс насчет баб говорил? Вот они и помогут. А конкретно... Конкретно это будет, пожалуй, Вика. Надо ей прямо сейчас позвонить - пусть приезжает и Каринку с собой берет!
  
  Лешка Гарин, апрель 1982 года, Москва
  Кому там слуга по утрам говорил: "Вставайте, вас ждут великие дела!"? Наполеону, кажется? Эх, хорошо быть Наполеоном - слуги есть, а тут завтрак приходится готовить самому. Работа, правда, невелика - выложить в тарелку творог, посыпать сахарного песку, залить молоком, перемешать, а потом сверху заложить все это толстым слоем сметаны. Хуже другое... У Наполеона-то с возможностью творить великие дела все было в порядке, а вот у него, Лешки Гарина, как бы это помягче выразиться, не очень. Можно, конечно, отговориться возрастом, хотя тот же Наполеон в семнадцать лет уже лейтенантом был. Но что-то Лешка подозревал, что и лет через десять с великими делами у него будет напряженка. Хотя кто его знает? Все-таки хочется верить в хорошее...
  И есть ведь основания для такой веры, есть! Сколько уже раз бывало, что лешкина интуиция просто-таки поражала и его самого, и друзей. Иной раз поражала, что называется, в самую пятку. Максу Колесникову эта чуйка считай что жизнь спасла - не послушал бы он тогда Лешку с его предчувствием, поехал бы через "Авиамоторную", и вполне мог бы погибнуть в той жуткой аварии на эскалаторе. Сколько там погибших было, Лешка не знал, не сообщали, но слухи ходили один другого страшнее... Ясное дело, число жертв слухи называли явно завышенное, но официальных цифр до сих пор не сообщали вообще, а времени-то уж сколько прошло! Но Макс поехал на троллейбусе - и не прогадал.
  А сколько было других случаев, пусть и не таких ярких?! Сколько раз Леха угадывал и предсказывал всякие мелкие события, как говорится, на пустом месте?! Да не сосчитать! Вот только хвастаться своей чуйкой перед друзьями и знакомыми он давно перестал. Макс ему как-то раз мозги прочистил, объяснив на пальцах, что ждет Лешку, если о его способностях узнают серьезные люди с большими звездами на погонах. А Максу виднее, он в юридическом учится и отец у него прокурор. Так что только ему Леха и мог похвалиться своим очередным достижением, что регулярно и делал. Ладно, хватит о достижениях, пора собираться - работа ждет.
  Выйдя из дома, Леха с наслаждением подставил лицо нежным лучам мягкого апрельского солнышка, но, увы, блаженно жмуриться подобно коту у него времени не было. Впрочем, радоваться наступившей, наконец-то, весне можно было и по дороге до метро, чем Леха и занялся, совмещая приятное с необходимым, пока не скрылся в недрах московских подземелий.
  Ездить в метро Лехе нравилось. Ну да, народу бывает больше чем людей, да, не всегда можно сесть, да, иной раз бывают проблемы с вентиляцией, это все так. Зато сел у себя на конечной, раскрыл книгу и абстрагировался от окружающей действительности. Абстрагировался, однако же, ненадолго - уже на третьей остановке место пришлось уступить какой-то бабуле, а потом еще три остановки ждать, пока освободится удобное стоячее место около дверей. Но ничего, доехал куда надо и в расчетное время.
  Работа встретила Лешку как-то не шибко приветливо. Он успел пройти половину длинного извилистого коридора, ближе к концу которого располагалась комната, где он работал, так никого и не встретив, что для начала рабочего дня было, прямо скажем, нетипичным, как вышедшая из бухгалтерии директорская секретарша Алла вывалила на него новость:
  - Ой, Леша, ты представляешь?! Любовь Николаевну "скорая" увезла!
  - Машина, что ли, сбила? - спросил Леха.
  - А ты откуда знаешь? - Алла аж отшатнулась.
  Откуда, откуда... От верблюда! Потому что только верблюд мог ляпнуть такое, не подумав. Мысль о том, что главбуха Любовь Николаевну может прямо около работы сбить машина, ни с того ни с сего пришла ему в голову позавчера. Вот и еще одна монетка в копилку... Сколько, интересно, в той копилке в конце концов наберется? И что он на это купит?..
  - Да на улице бабушки судачили... - конечно, наносить по самолюбию Аллы такой удар (как же, кто-то раньше нее узнал новость, которую она сейчас по всей конторе разносит!) чревато - ее мерзкий характер и патологическая мстительность секретом ни для кого не были, но надо же как-то отбрехаться!
  - Прямо на носилках несли, шину наложили, говорят, сложный и тяжелый перелом! - чуть ли не радостно выпалила Алла и отправилась распространять известие дальше.
  На лехин взгляд, Любовь Николаевна была самым лучшим человеком среди начальства, так что случившееся он расценил как несчастье не только для главбуха, но и для себя. Но Алке такие вещи объяснять бесполезно, да и не нужно. Понять из них она сможет только одно: ее критикуют. А кто критикует, тот враг, со всеми вытекающими.
  - Уже слышал? - вместо приветствия спросила Валентина Алексеевна, непосредственная лехина начальница.
  - Угу, - буркнул Лешка и начал устраиваться за своим столом. В гробу он видел эти бумаги! Эта дурацкая работа нужна была ему только как профильный стаж - лишний плюсик для приемной комиссии института, а так горела бы она синим пламенем!
  Впрочем, до обеда никто толком и не работал. Пока директор разобрался, кого бы временно назначить на место Любови Николаевны, пока новое назначение обсудили в коллективе (а заодно и признали неудачным - Галина Петровна тетка, конечно, хорошая, но вот специалист из нее...), пока от души проехались по Алке (а что, среди своих можно), как раз полдня и прошло.
  А сразу после обеда пришла милиция. Молодой, лет тридцати, опер занял кабинет замдиректора, куда Алла по очереди приглашала всех сотрудников. Пока дело дошло до Лешки, он принял решение поделиться с опером своими видениями, выдав их за якобы услышанный им разговор очевидцев. В конце концов ментам же надо найти виновного, а не всех свидетелей, думал Леха, а тот козел, что сбил Любовь Николаевну и смотался, пусть посидит в тюрьме, нормальным людям хуже от этого не будет.
  "Очевидцев" Леша выдумал троих - двух бабушек и пожилого мужика. Мужик был нужен для того, чтобы было на кого сослаться, называя модель автомашины - трудно, согласитесь, ожидать от бабушек таких познаний.
  - Значит, говорите, двадцать четвертая "Волга" салатового цвета? - уточнил опер.
  - Так мужик... простите, мужчина тот говорил. Сказал, что этот грузин (1) себе "Волгу" двадцать четвертую купил, небось, с правами вместе.
  - Грузин?
  - Ну, он так сказал, сам-то я не видел.
  - И куда, он сказал, машина потом поехала?
  - На месте развернулась и в сторону улицы Дунаевского.
  - А этого мужчину и бабушек вы знаете? - спросил опер. Так, а вот теперь надо быть осторожным...
  - Да нет... - Пожимая плечами, Леха старался изобразить неуверенность, - даже не скажу. Живут, наверное, здесь, но я в лицо их не помню. Я вообще лица плохо запоминаю...
  
  (1) В начале восьмидесятых москвичи часто называли "грузинами" вообще всех кавказцев.
  
  В следующий раз опер появился недели через две. Точнее, не появился, а перехватил Леху после работы.
  - Поблагодарить вас хотел, Алексей Сергеевич, - поздоровавшись, сказал он. - Свидетелей, о которых вы говорили, мы не нашли, так что если бы вы их не услышали... Это действительно была салатовая "Волга" и водитель по фамилии Магомедалиев. Только вот свидетелей искать все равно придется - для суда. - При этих словах опер посмотрел Алексею в глаза, будто говоря: "Что ж ты, гад, врешь мне и не краснеешь?". Так же мысленно Леха ответил: "Да вы что?! Все чистая правда!". Взгляд опера как-то сразу помутнел, он скомканно простился и ушел.
  Черт, а вот это плохо. Свидетелей они хрен найдут, и этому Магомедалиеву, глядишь, и отмазаться удастся... Вечером Леха поделился своей проблемой с Максом, а на следующий день Макс позвонил и попросил после работы зайти к нему домой.
  - Здравствуй, Леша, - дверь открыл отец Макса, Леонид Александрович. - Проходи, надо поговорить...
  У Лехи внутри похолодело. Ну, Макс, ну, гаденыш! - Мне Максим рассказывал о твоих... хм... способностях, - начал Леонид Александрович, когда они устроились на кухне. - Про "Авиамоторную" тоже рассказал, так что спасибо тебе от меня огромное, - он протянул Лехе руку.
  После крепкого рукопожатия оба замолчали. Отец друга (у-у-у, тоже мне друг, предатель!) заварил чай, выложил на тарелку горку пряников и вернулся за стол.
  - Теперь о твоем вопросе. То есть это теперь мой вопрос, и я его решу. А тебя я хочу попросить вот о чем...
  Леха приготовился внимательно слушать. Та самая чуйка подсказывала, что сейчас он услышит что-то действительно важное.
  - Максим всерьез решил служить в уголовном розыске. Ты ведь сможешь иногда помогать ему? С твоими-то способностями...
  А вот это Лехе понравилось. Это, пожалуй, будет интересно. И главное, отец Макса тогда точно будет молчать. Хм, а Макс молодец! Это он неплохо придумал, что есть, то есть...
  - Конечно, смогу, Леонид Александрович, - Леха решил, что надо соглашаться и соглашаться сразу.
  - Ну вот и чудесно! - обрадовался тот. - Давай-ка мы с тобой будем пить чай, а Максим сейчас уже придет...
  Где-то через три недели Макс передал Лешке сообщение от отца - гражданин Магомедалиев поехал на Северный Урал, где и проведет ближайшие пять лет, занимаясь физическим трудом на свежем воздухе. История со временем как-то подзабылась, а Леха периодически прикидывал, сколько еще Максу осталось до конца учебы. Честно говоря, поучаствовать в расследованиях очень-очень хотелось...
  
  Глава 2
  
  Алексей Гарин, октябрь 2018 года, Москва
  Начать Алексей решил с номера два в списке Макса. Некий Суляев Виктор Андреевич, тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года выпуска, пардон, рождения. Этого Гарин выбрал потому, что человек жил один. Заявление о его пропаже подала приходящая подруга, несколько раз не заставшая своего милого друга дома (ключи от квартиры у нее имелись), и заметившая своим женским взглядом, что за все это время в квартире не появлялся вообще никто. То есть квартиру осмотреть можно было спокойно и обстоятельно, не отвлекаясь на депрессирующих родственников.
  У подъезда его уже ждал старший лейтенант Погорелов, присланный Максом. Требовалось от старлея обеспечить Гарину доступ в опечатанную квартиру, и, если что, прикрыть действия Гарина своим официальным статусом. Да и охрана по нынешним временам лишней не будет. Работать вместе Гарину и Погорелову уже приходилось, так что, поздоровавшись, оба без долгих церемоний принялись за дело.
  На взгляд Гарина, впрочем, делом занимался только он сам - Погорелов уселся в сторонке и не отсвечивал. Может, он и наблюдал за Гариным, да наверняка наблюдал, но самому Алексею это было безразлично. Он уже успел привыкнуть к такому, пусть глазеют, главное - чтобы не мешали.
  Квартира у господина Суляева была однокомнатная с небольшой кухней и совсем малюсенькой прихожей. Начать Алексей решил как раз с комнаты. Как же в ней фонило! Аура, биополе, ментальный фон - как ни назови то, что Алексей видел в человеке, оно пропитывало тут все. Пропитывало настолько сильно, что иногда Гарину даже казалось, будто он снимает не ментальный след хозяина квартиры, а видит обычные следы обычным взглядом. И следы эти Алексею Гарину активно не нравились. Точнее, не сами следы, а то, о чем они говорили. А говорили они, и не говорили даже, а криком кричали о том, что ушедший в неизвестность Виктор Суляев был экстрасенсом, и не просто экстрасенсом, а экстрасенсом как минимум столь же сильным, как и он сам, Гарин. Чего Алексей никогда не понимал, так это того, как экстрасенсам вообще удается жить незаметно. Потому как любой нормальный человек, имея такой дар, рано или поздно начнет извлекать из него деньги - сам-то он жил на доходы от консультаций, которые давал знакомым деловым людям, а если уж называть вещи своими именами, то не от консультаций, а от предсказаний. Ну да, приходилось изображать из себя этакого неслабого аналитика, да еще и с ого-го какими связями, не будешь же объяснять клиенту, что твои "источники" - это всего лишь медитации. Зато уровень доходов радовал и обеспечивал неплохую жизнь. И Алексей прекрасно понимал - не будь Макса с его конторой, нашлось бы немало желающих поинтересоваться и его деньгами, и способом их зарабатывания, и далеко не факт, что в первых рядах этих желающих оказались бы структуры государственные или даже вообще отечественные. А тут, понимаешь, живет такой гражданин Суляев и все эти проблемы ему вообще до лампочки. Хотя... Алексей еще раз осмотрелся, просто глазами. Не так уж и хорошо жил хозяин этой квартиры. Не бедствовал, но до его, Алексея Гарина, уровня жизни никак не дотягивал. Даже близко. Значит, что? Значит, или Суляев только прикидывался небогатым, а теперь сбежал куда-то, где скрывать свое благосостояние нет смысла, или он не зарабатывал своим даром, почему и удавалось его скрывать. Кстати, насчет скрывать...
  Алексей поставил посреди комнаты стул, уселся и стал погружать себя в медитацию. Сейчас он и выяснит, скрывал ли свои способности Суляев, и скрывал ли он что-то еще, кроме этих самых способностей. Есть, конечно, риск нахвататься всякого дерьма, которое потом придется принудительно выбрасывать из памяти, но можно узнать и что-то по-настоящему ценное.
  Закрыв глаза и перейдя к размеренному спокойному дыханию, Алексей мысленным взором увидел всю комнату сразу - и обстановку, и сидящего в уголке Погорелова, и даже себя, восседающего в центре комнаты на стуле. А через несколько мгновений все заполнилось мешаниной цветовых пятен, в разных местах комнаты разного цвета и разной яркости. Подождав, пока вся эта картина сформируется окончательно, Алексей приступил к осмотру разноцветных пятен по отдельности. Так, это неинтересно, это тоже, это вообще ерунда какая-то... Тьфу ты, какими гадостями этот Суляев со своей подружкой занимался! Дальше, скорее дальше! А это что? Что-о-о?! И вот еще, еще и еще!
  Гарин расширил сферу медитации до объема всей квартиры. И в прихожей, и на кухне, и в маленьком совмещенном санузле все то же самое - следы еще одного экстрасенса, следы куда ярче и заметнее тех, что оставил хозяин квартиры. А раз ярче и заметнее, значит и экстрасенс тот был куда сильнее. Сильнее не только Суляева, но и Гарина тоже. Черт, только этого еще не хватало!
  В общем, медитацию можно было заканчивать. Все тут ясно - гражданин Суляев пусть и не светил в повседневной жизни свои немалые способности, но и маскироваться под обычного человека то ли не умел, то ли просто не пытался, зато в этой квартире частым гостем был некто, кому такая маскировка не помешала бы, и кто, судя по уровню своей силы, вполне мог бы так замаскироваться. Но жизнь приучила Алексея Сергеевича к тому, что перед окончанием любого дела следует убедиться, что сделано оно полностью и правильно, поэтому он мысленно прошелся по квартире еще раз. Прошелся - и заметил место, не отмеченное никаким цветом. Нет, поторопился он посчитать Виктора Андреевича неумехой, вот уж поторопился! Интересно, а от кого Суляев этот тайник прятал? Обычный человек и так ничего не заметил бы, от своего гостя пропавший хозяин вообще ничего спрятать не смог бы, если бы и захотел, так в чем же смысл? Пришлось делать еще один обход следов, на этот раз выделяя только хозяйские, и Алексей понял суть затеи - сделать так, чтобы тайник не нашли обычным способом, будь то осмотр, даже самый внимательный, простукивание стен или металлоискатель. Вот теперь можно медитацию и свернуть, дело сделано полностью, стало быть, и правильно.
  Погорелов позвонил Максу, тот велел ему подождать и через полчаса перезвонил сам. Пока Погорелов маялся ожиданием, Алексей вычистил память от противных впечатлений - вот на хрена ему знать, что чувствуют участники секса в стиле садо-мазо?! А потом повеселевший старлей сообщил Гарину, что решено оформить вскрытие тайника как выемку, так что, в отличие от обыска, понятые не требуются, а необходимое разрешение майор Колесников получит и оформит задним числом.
  Гарин помог Погорелову вскрыть тайничок, в котором нашелся странный предмет - короткая, сантиметров около двадцати, металлическая трубка потяжелее алюминиевой и полегче стальной с многочисленными просверленными в ней отверстиями. Старлей аккуратно упаковал ее в пакет и можно было закругляться.
  Два следующих адреса дались тяжелее. Чтобы не отвлекаться на общение с родственниками пропавших, Алексею приходилось медитировать за пределами квартир, как бы осматривая их извне. В принципе, не настолько это и труднее, но времени все равно отнимало больше, особенно поиски тайников, на этот раз уже целенаправленные и, увы, бессмысленные. Зато Алексей точно выяснил, что оба "пропаданца" оказались, как и Суляев, его, можно сказать, коллегами, хотя способности обоих Гарин оценил не особенно высоко. А еще следы того неимоверно сильного экстрасенса, что не раз бывал у Суляева, нашлись в квартире одного из фигурантов и рядом с домом, где жил второй. А вот последний из списка, тот самый, кого после исчезновения не раз видели в Москве, как раз этим самым силачом и оказался.
  Итак, Семенов Евгений Васильевич, родился в семьдесят седьмом году в городе Александрове Владимирской области... Был Гарин в этом Александрове, так себе городишко. Каким именно образом господин Семенов перебрался в Москву, Алексея как-то не заинтересовало, а вот чем этот деятель в Москве занимался, наоборот, заинтересовало и даже очень. Квартира, из которой еще в прошлом году исчез Семенов, оставив жену с дочерью, фонила так, что даже на лестнице Гарин испытывал нехилый дискомфорт. Казалось, что не он сейчас мысленным взором осматривает квартиру, а квартира разглядывает его. И плевать ей, что он вне ее, она все равно смотрит на него со всех сторон. Смотрит, кстати, равнодушно, хотя и довольно внимательно. Черт, и так-то неуютно, а если бы она разглядывала его враждебно? А еще Гарину было интересно, как в присутствии главы семейства чувствовали себя жена и дочь Семенова. Потому что его, Алексея, подруга Ольга периодически от него уходила, громко жалуясь на трудности жизни с человеком, само присутствие которого на нее давит. Потом, правда каждый раз возвращалась, но все равно... Надо будет Макса загрузить, пусть разузнает побольше подробностей о частной жизни этого Евгения Васильевича. В особенности Гарина занимал вопрос, чем господин Семенов зарабатывал себе на жизнь и каков этот заработок был по размеру. Впрочем, с этим вопросом он хотя бы в общих чертах сейчас и сам разберется. Кто сейчас тут дома? Так, женщина, судя по ауре, совсем молодая, дочка, значит. Как ее там? Да, Александра. Осторожно и понемногу Алексей стал подключать свое восприятие к зрению девушки. Ну что... Не шиковали Семеновы, но жили намного побогаче того же Суляева. Похоже, кстати, что и сейчас, почти через год после исчезновения главы семьи, его жена с дочкой отнюдь не бедствуют. Тоже, кстати, Макса надо озадачить, пусть выясняет.
  Домой Гарин вернулся довольно рано, несмотря даже на то, что зашел в весьма приличное заведение, что-то среднее между кафе и рестораном, где и пообедал, и взял еды на ужин и на завтрак, так что до прихода Макса нашлось время еще и на отдых. Пообедал от души, после таких упражнений в медитации есть всегда хотелось сильно. Даже не так - сильно хотелось не есть, а жрать. Мясного, жареного, острого, с пивом - и побольше, побольше, побольше! Если бы не периодические сеансы самодиагностики и саморемонта, он бы с таким меню вообще записался бы в инвалиды, и уже давно, но на то ему и даны способности, чтобы иметь от них прямую пользу для тела, а не только через посредство наполняемого за счет предвидения кошелька.
  Макс на этот раз пришел без пива, не до того ему было, а Алексей за обедом попил. С Семеновым ситуацию он изложил по памяти, жаловаться на которую ему никогда пока что не приходилось. Что ж, получалось, что способности свои Евгений Васильевич эксплуатировал, как и сам Гарин, на всю катушку. Официальным источником немалых доходов господина Семенова являлись его вложения в различные ценные бумаги и доля в нескольких небольших фирмах. Кстати, интересный способ легализации доходов, стоит, пожалуй, перенять... Впрочем, траты у Семенова явно были больше доходов - откуда-то же брались деньги, которые регулярно клала на несколько разных банковских карт его супруга, а уж ее официальный заработок шибко большим не был. Про какие-то доходы дочки-студентки говорить вообще не имело смысла.
  Выслушав запросы Алексея насчет источников доходов остальных "пропаданцев" и наличия у них тех самых способностей, Макс призадумался.
  - Леха... - медленно проговорил он после нескольких секунд паузы, - ты что, хочешь сказать, что у нас тут секта целиком из экстрасенсов?
  - Не хочу, - мотнул головой Алексей, - но, боюсь, придется.
  - Но это же... это жопа! - Макс даже выматериться не смог от полноты чувств.
  - Жопа, - охотно согласился Гарин. - Только... Эти восемьдесят три заявления, они за сколько времени собрались?
  - Ну... за полгода где-то... - неуверенно ответил Максим. - Некоторые и раньше, сейчас точно не скажу, когда именно, просто в одно дело их объединили, когда совпадений стало столько, что они сами в глаза полезли.
  - А теперь прикинь, сколько за это время нормальная секта наворотить успела бы!
  Майор Колесников прикидывал где-то с полминуты. По лицу было заметно, как в его голове прокручиваются мысли - одни легко, другие со скрипом, третьи вообще еле поворачиваются, но в целом сообразил все, что надо, он быстро.
  - Ну да... По-любому бы засветились...
  - Значит, Максим Леонидыч, получается, что делишки свои наша экстрасекта проворачивает где-то вдали от столицы, - заключил Гарин.
  - Экстрасекта, говоришь? - хмыкнул Макс. - Это ты, Алексей Сергеич, хорошо сказал. Только вот подумал плохо. Потому что как тогда этот твой Семенов умудрялся мотаться между Москвой и тем местом, где они спрятались? И это при том, что никаких авиационных, железнодорожных или междугородных автобусных билетов он за то время, что считается пропавшим, не брал. А это, между прочим, установлено точно.
  Вот ведь незадача... Алексей уже собирался было поделиться с другом гениальной мыслью о том, что сектанты-потеряшки массово выехали творить свои темные дела за границу, но тут же от этой идеи отказался - наверняка это уже проверили. Сошлись на том, что Макс даст сведения по всем остальным "пропаданцам", а Алексей проверит, имеют ли они отношение к тому, что он обозвал экстрасектой, а потом Макс сразу же двинул домой. Да, что ни говори, а неудача в первом браке обернулась для друга на редкость удачным браком номер два. Правда, и к жене своей нынешней, Ксении, относился Макс куда внимательнее, чем к бывшей, а уж в дочке вообще души не чаял. Вот и хорошо, пусть у них в семье все хорошо сложится, а сам Алексей как-нибудь без этого обойдется. Жил так раньше - и сейчас проживет.
  
  Алекс Гарин, январь 1994 года иной реальности, Москва
  Насчет Зеленцовой Макс оказался прав на все сто - увековечения своего светлого образа на страницах учебника стервологии дама была вполне достойна. Позвонив Алексу, она почти сразу же начала интересоваться, в каком именно заведении тот собирается угощать ее вином, тут же намекая, что к вину должны полагаться и соответствующие закуски. Вот интересно, когда вчера она интересовалась угощением, тоже перевела бы на поход в ресторацию? В том, что речь и сегодня идет, и вчера бы шла именно о ресторане, Гарин нисколько не сомневался, даже не пытаясь представить, как встретила бы Ирина предложение пропустить по стаканчику вина в кафе. А что тут представлять? В худшем случае узнал бы о себе много нового и, возможно, даже интересного, а скорее всего, получил бы презрительный взгляд, подразумевающий, что все это о себе он и так должен знать. Да и ладно, денег у него на поход в ресторан в любом случае хватит, а попробовать дамочку все-таки стоило бы.
  Повести Зеленцову Гарин решил в "Сердце с перцем" - маленький и до невозможности престижный ресторанчик в самом центре Москвы, ориентированный на венгерскую кухню. Причин именно для такого выбора набралось аж четыре штуки: во-первых, венгерскую еду и венгерские вина Алекс любил сам, во-вторых, насколько он мог судить по состоянию организма Зеленцовой, обилие красного перца она должна перенести без особых проблем, в-третьих, доступ без согласования хотя бы за день в столь непростое место показывал его высокий статус в неофициальной "табели о рангах" столичного "приличного общества", ну и, в-четвертых, такой доступ у него как раз имелся - были у владельца заведения основания считать себя обязанным Алексу. И за здоровье, и кое за что еще.
  Посидели хорошо, а дальше было и еще лучше. То ли подействовали специи, коими повар обильно приправил гуляш, то ли токайское очень уж удачно легло на "немешкадарку", (1) но утащить Ирину после ресторана к себе домой Алексу удалось без особых затруднений. В такси она вела себя вполне прилично и даже слегка отстраненно, да и пока входили в подъезд и поднимались на лифте, тоже, но стоило ей зайти в квартиру, как приличия отправились в ту же сторону, что и отстраненность.
  
  (1) Венгерское красное сухое вино.
  
  - А ты коварный... завлек меня, такую неопытную... - не говорила, а почти что мурлыкала Ирина, пока Алекс помогал ей избавиться от пальто, и тут же, снимая сапоги, повернулась к нему спиной и нагнулась. Не удержавшись, Гарин погладил круглый, слегка великоватый для общей ирининой комплекции зад, обтянутый коротким платьем. Ирина ойкнула, но никаких попыток уклониться от поглаживаний не сделала. Справедливо расценив такое поведение как приглашение к дальнейшим действиям в том же направлении, Алекс, дождавшись, пока Ирина избавится от сапог, мощным рывком поднял ее на руки и понес в комнату, служившую ему спальней.
  Первый раз он овладел Ириной, даже не избавив ее полностью от одежды и белья. Дикий и грубый напор, с которым он набросился на женщину, никакого отказа не предусматривал в принципе, и никаких попыток сопротивления не встретил. Не сказать, что такое Алекс прям уж очень любил, но почему-то ему и в голову не пришло, что сейчас можно как-то иначе.
  - Насильник... Экстрасекс чертов, - одобрительно, как показалось Гарину, оценила его Ирина. - Давай, заслуживай теперь прощение. Помоги даме раздеться и показывай, где у тебя ванная.
  В ванной она потребовала чистое полотенце, а предложение помочь ей помыться с деланным негодованием отвергла, велев (именно что велев, а не попросив) приготовить постель, раздеться и ждать ее. Ждать, кстати, пришлось немало. Алекс уже начал было скучать, когда дама изволила вернуться. Откинув одеяло, он встал, но тут же получил неожиданно сильный толчок в грудь, отбросивший его обратно на кровать.
  - Получил, что хотел? - нависла над ним Ирина. - А теперь моя очередь! Сейчас ты будешь делать только то, что захочу я!
  Да уж, захотела она немало. Отвязанная разнузданность, с которой она получала желаемое, пожалуй, даже Вику с Кариной шокировала бы. Особенно развратно смотрелась манера Ирины комментировать происходящее, не стесняясь в подборе слов и выражений, зато Алексу следить за своими словами пришлось. Назвав женщину Ирой, он получил резкую отповедь:
  - Какая я тебе Ира?! Ириной меня зовут, Ириной, понял, насильник хренов?!
  Второй раз Алекс нарвался на грубость, даже ничего не сказав, а всего лишь подвинувшись к стене после того, как его партнерша насытилась.
  - Ты что?! - ее возмущение выглядело вполне искренним. - Думаешь, я спать с тобой собралась?! Милый, такое счастье надо еще заслужить! Хотя... - она резко сменила тон, - ты на правильном пути. А пока что...
  Алекс подумал, а не устроить ли ему очередной штурм недавно, казалось бы, уже взятой крепости, как Ирина вдруг вытянулась по стойке смирно, прямо как новобранец перед старшиной, закрыла глаза и начала монотонно бубнить:
  - Двадцать седьмого января в семнадцать часов двадцать три минуты на третий путь второй платформы Курского вокзала прибывает поезд "Пятигорск-Москва". Посылка для тебя у проводника четвертого вагона. Двадцать седьмого января... - она успела раза четыре проговорить фразу, прежде чем Алекс спохватился и схватил ее за руку.
  - Ну совсем с тобой умоталась, даже голова закружилась немного, - переход от занудного произнесения своего сообщения к нормальной манере говорить прошел незаметно. - Выйди, вообще, я одеваться буду!
  В чем смысл одеваться втайне от него после всего произошедшего, Алекс не понял, но уже был готов подчиниться, и тут ему в голову пришла догадка. Чтобы ее проверить, он взял руку Зеленцовой и, как это было при первой их встрече, погрузил женщину в транс.
  Ну точно! Никаких остатков чужих следов не было. Исчезли. Полностью. Совсем. Значит, тот неизвестный коллега просто внушил Зеленцовой программу - передать ему, Алексу Гарину, сообщение. Передала - и все, дело сделано, присутствие оператора больше не нужно. Ну, гад, силен! - с завистью подумал Гарин, и снова вернул Ирину в реальный мир.
  Вернувшись, Ирина все-таки выгнала его из комнаты и позвать назад изволила лишь для того, чтобы он вызвал такси. Машина приехала быстро, Гарин проконтролировал посадку дамы в автомобиль и возвратился в квартиру.
  
  Алексей Гарин, октябрь 2018 года, Москва
  На проверку всего списка потеряшек ушло две с половиной недели. Если по дням считать, меньше, конечно, но Гарину и своими делами заниматься приходилось, не бросишь же. Большую часть квартир Алексей, по уже отработанной методике, осматривал извне, медитируя под присмотром старшего лейтенанта Погорелова на лестничных клетках. Пару раз это вызывало нездоровый интерес соседей, но старлей своим удостоверением снимал все вопросы раньше, чем таковые могли бы быть заданы. Нашлось, однако, и тринадцать квартир, куда удалось зайти.
  Результаты были в общем и целом ожидаемыми, хотя в этих своих ожиданиях Алексей предпочел бы ошибиться: экстрасенсами разного уровня оказались все. К неожиданным результатам стоило отнести смутное чувство узнавания, пережитое Алексеем при работе с одной квартирой. Сверка со списком ясности не принесла - имя Алексей не вспомнил.
  Хорошо хоть, монстров уровня Семенова больше не попадалось, а способности большинства остальных Гарин оценивал не сильно высоко. Сам Семенов, кстати, наследил везде - где-то в квартирах, а где-то ограничившись дворами. Тайников - что с непонятными предметами, что с понятными - тоже больше не нашлось. Не сказать, что это так уж очень радовало, но хотя бы не создавало новых проблем, так что и на том спасибо.
  - Вот потому этот Семенов и светился после своего исчезновения, - спешил закончить Алексей, пока Макс разливал пиво. - Ему же надо было с остальными встречаться.
  - На фига? - поинтересовался Колесников, когда сделали по первому глотку.
  - Ну как на фига? - Гарин даже удивился. - Организовать график убытия наших уходимцев, лично проконтролировать их отправку неведомо куда... Потому и нет никаких билетов, что не поездами и не самолетами они уматывали.
  - Ты, значит, думаешь, Семенов у них главный?
  - Макс, ты что же, считаешь, что я не в курсе, как такие системы работают? Может, я, по-твоему, еще и думаю, что твой шеф операм задачи ставит?
  - Не, ты же знаешь, что на это у него есть я, - Макс даже заржал.
  - Ну вот, а у главного среди этих экстрасектов есть Семенов, которого он и послал собирать народ. Знать бы еще, куда и на что...
  - Да уж... - согласился Макс. - У тебя, я так понимаю, пока ничего?
  - Ничего, - кивнул Алексей. - Ни соображений, ни ощущений.
  - Может, тогда эта фиговина какие-то варианты подскажет? - Макс через стол протянул ту самую металлическую трубку, найденную в квартире Суляева.
  Приняв непонятную штуковину, Гарин с некоторым удивлением обнаружил, насколько удобно легла она в руку. Повертев ее и так, и этак, отметил утолщение стенок на концах трубки, как и то, что по размеру утолщения были разными - подлиннее и помассивнее с одного конца, покороче, с зализанными краями и не столь массивное с другого. Удобнее всего трубка лежала в руке массивным утолщением вперед.
  - Да успеешь еще наиграться, - подначил Макс. - Я ее тебе оставлю.
  - Ты что? - удивился Алексей. - Это ж вроде вещдок или как там у вас она проходит?
  - Вот именно, что у нас, - Макс отмахнулся от возражения. - Так что это моя проблема, а не твоя. Сказать тебе об этой хрени могу только то, что наши гении накопали, чтоб им...
  Гарин изобразил крайнюю степень внимания.
  - Ну, сама труба титановая. С концов навинчены трубы покороче, тоже титан. Изнутри выложена искусственным рубином.
  Алексей пригляделся. Да, действительно, внутренний слой трубки был темно-красным и явно стеклянным. Если, конечно, можно назвать стеклом рубин, пусть и искусственный.
  - Кстати, и правда, похожа, - Макс напомнил о себе увлекшемуся другу.
  - А? - Гарин вернулся в реальность не сразу или не полностью.
  - Хрень эта, говорю, похожа на световой меч из "Звёздных войн", - разжевал Колесников.
  Блин, ну точно! Как же сам он этого не заметил, сходство лезет же внаглую прямо в глаза! Приподняв руку с трубкой, Гарин скорчил рожу, которая, по его замыслу, должна была выглядеть героической, и представил, как из трубки с шипением выходит красный луч-лезвие. Почему именно красный? Да вот как-то другого Алексей и не представлял.
  М-мать! Красный луч почти беззвучно вырвался из трубки и уперся в висевшую над столом люстру. Прежде чем Гарин от неожиданности выпустил трубку из руки, стеклянный абажур и лампочка осыпались разнокалиберными осколками на стол как раз между Алексеем и Максом под аккомпанемент матерного дуэта.
  - Блин, Вейдер хренов! Совсем очешуел?! - Макс осторожно оглаживал голову и плечи, желая убедиться, что ни в волосах, ни на плечах не осталось стеклянных осколков. - Как это вообще у тебя получилось, мать-перемать?!
  - Как-как... Каком кверху! - Алексей попытался спрятать растерянность за грубостью. Потому что как это у него получилось, он и сам ни фига не понимал. Хотя... Пока они с Максом прибирались на столе, что-то, похожее на догадку, в голове промелькнуло. Правда, выглядела эта догадка, прямо скажем, по-дурацки, но ничего другого в голову все равно не приходило. Ну что, можно проверить, выглядеть дураком перед Максом еще куда ни шло, старый друг прекрасно знает, что он уж точно не дурак.
  - Вот, смотри, - Алексей взял трубку в руку, отошел от стола и встал так, чтобы луч на этот раз ничего не повредил. На всякий случай пододвинул ногой табурет и сел - потолок тоже надо поберечь.
  Так, что он там ощущал, когда появился луч? Алексей глубоко вздохнул, вводя себя в нужный настрой, и...
  - Пипец... - восторженным шепотом Макс прокомментировал новое появление красного луча. - Ну точно, Дарт Вейдер...
  - Ни хрена, - торжествующе возразил Алексей, слегка поводя рукой вправо-влево. Луч никуда не девался, радуя глаз кроваво-красным цветом и услаждая слух легким тихим гудением. - Каски и маски у меня, как видишь, нет.
  - А луч-то откуда? Там же ни батареи, ни генератора или что там должно его вырабатывать? -Макс блеснул технической грамотностью.
  - А вот это самое интересное, - весело ответил Гарин. - Генератора там действительно нет. Труба берет мою энергию и выдает ее в виде луча. Я так понимаю, дырки на трубе для того и нужны. А красным луч становится из-за рубина. Ну, я так думаю, - Алексей оставил себе поле для маневра на тот случай, если вдруг ошибется.
  - То есть я, если что, этой штукой пользоваться не могу? - с заметной обидой в голосе поинтересовался Макс.
  - Ну да, - согласился Алексей. - Поэтому я оставлю ее себе. Что ты там говорил насчет того, что это не моя проблема?..
  
  Глава 3
  
  Алексей Гарин, октябрь 2018 года, Москва
  - И вот на хрена?! - возмутился Макс, когда несчастная собаченция уже перестала дергать лапами. Здоровенная бродячая псина решила, на свою беду, привязаться к двум припозднившимся прохожим, то ли чтобы их попугать и потешить чувство собственного собачьего величия, то ли так просто, чтобы развеять скуку. И все вроде складывалось для блохастого гопника удачно - немалые размеры, повышенная лохматость и грязная нечесаная шкура придавали псине весьма устрашающий вид - но Гарин взмахнул новообретенным инструментом, после чего песья голова откатилась чуть в сторонку, а обезглавленное тело завалилось набок и бессмысленно засучило лапами.
  В парк Алексей с Максом отправились уже на ночь глядя, допив пиво. Макс позвонил жене и, затратив некоторое количество времени и нервной энергии, сумел-таки объяснить ей, что задерживается именно по служебной необходимости, а не просто из-за желания пообщаться с приятелем. Целью вылазки стали испытания в максимально безлюдных условиях светового (другого обозначения ни один, ни другой так и не придумали) меча. В итоге были безжалостно порубаны несколько кустов, неопознанное дерево лишилось толстой ветви, которой не повезло расти довольно низко, в пределах досягаемости руки и меча, потеряли свою целостность две бетонных урны и один железный мусорный контейнер, да до кучи выбежала эта псина.
  - Не "на хрена", а в научных целях, - возразил Алексей, присев на корточки и рассматривая отрубленную собачью голову. - Смотри, крови почти что и нет.
  - Охота тебе эту дохлятину разглядывать, - проворчал Макс, тем не менее присев рядом с Гариным.
  - Макс, кто из нас чаще видит криминальные трупы, а? - воззвал Алексей к здравому смыслу товарища. Затем выпрямился, вновь активировал меч и нанес безголовой собачьей тушке колющий удар. - Видишь, если бы не опаленная шерсть, след был бы и не виден. Думаю, на человеке будет маленькая еле заметная дырочка и тоже без крови.
  - Да-а-а... - протянул Макс. - А потом все удивляются - откуда берутся такие как доктор Менгеле...
  - Ты, Макс, чем ерунду говорить, присмотрись. Я так думаю, хотя бы один трупешник со сходными повреждениями где-то у вас в холодильниках припрятан. Не поищешь?
  - Хм... - Макс задумчиво почесал подбородок. - А ведь и правда, очень может такое быть. Ладно, поинтересуюсь. Надеюсь, на этом все?
  - Все, все, - успокоил его Алексей. - Теперь можно и по домам.
  Снабдив друга традиционными поклонами для передачи жене и дочке, Гарин проводил его до автобусной остановки, и дождавшись, пока Макс помашет рукой из окна отъезжающего автобуса, направился домой и сам.
  Думать на ходу Алексей любил, так что и в этот раз переставлял ноги, одновременно активно шевеля мозгами. Мысли его занимал так неожиданно доставшийся меч. Сейчас его находка казалась Гарину странной. Ну ладно, сам Суляев, оборудовав тайник, мог не подумать, что осматривать квартиру смогут не только опера, но и коллеги-экстрасенсы, но как-то не сильно верилось в то, что об этом мог не подумать Семенов. И что тогда? Меч ему подсунули специально? Ох, что-то маловероятно... Зачем? Нет, если было именно так, на то имелась и причина, но Алексей ее не видел и даже представить не мог. Ему проще было считать, что такой причины нет, а значит, и меч никто ему столь необычным способом не оставлял.
  Но тогда получалось, что сильно большой ценности это изделие для сектантов не представляет, раз уж Суляев оставил его дома, уйдя с Семеновым. Тоже не шибко правдоподобно... Черт, а ведь он просто мог оставить тайник на тот случай, если сам вернется. Гарин остановился, достал мобильник и позвонил Максу - поделиться умозаключением насчет такой вероятности. Друг успокоил, с легким смешком объяснив, что успел об этом не только подумать, но и кое-какие меры принять. Какие именно, он уточнять не стал, а Алексей и не спросил. Не его это дело.
  Но меч, конечно, хорош. Что есть, то есть, и нечего морочить себе голову поиском причин, по которым он Алексею достался. Сегодняшние испытания показали, что своему киношному двойнику (или прототипу?) инструмент ничем не уступает - рубит дерево, сталь и бетон, живую плоть режет, прижигая кровеносные сосуды, так что крови, в отличие от классического холодного оружия, почти и нет. Хм, с другой-то стороны, а на фига этим экстрасектантам такие мечи? Это ж насколько интересной должна быть у них жизнь, если надо иметь при себе оружие, тем более такое! Алексей прислушался к своим ощущениям, но так пока что и не смог разобраться, что это - зависть или просто интерес. Кстати, а не пора ли начать брать уроки фехтования? Никто же не гарантирует, что сектанты не попробуют воспрепятствовать ему, если узнают, кто именно пытается узнать о них побольше.
  Мысль насчет обучения фехтованию Алексей признал здравой, а вот с выбором направления этого самого обучения малость запутался. Сев дома за компьютер и порыскав по интернету, идею заняться фехтованием в стиле "Звёздных войн" Гарин отверг с ходу, быстро разобравшись, что в многочисленных школах так называемого саберфайтинга его будут учить фехтованию скорее артистическому, чем боевому. По той же причине не стал обращать внимание на фехтование спортивное. А вот с боевым фехтованием оказалось не очень. В глубинах интернета Алексею удалось найти несколько заведений, где учили работать с оружием подходящей длины, но большинство их оказалось ориентированным на всяческие японские и китайские техники. Инстинктивно Гарин этой, как он выражался, азиатчине не доверял, небезосновательно считая, что большая часть ее достижений создана игровым кинематографом, а не запечатлена на страницах исторических документов, да и сами эти документы тоже иной раз содержали такое, что хоть стой, хоть падай. К месту вспомнилась история какого-то японского мастера меча, в поединке со столь же прославленным мечником тупо забившего противника веслом. (1) Впрочем, приемлемое решение Алексей нашел - найти место, вызывающее как можно меньше недоверия, записаться туда, а уже потом через завязанные там знакомства искать что-то более подходящее.
  
  (1) Миямото Мусаси.
  
  В процессе поисков учителей фехтования как-то незаметно время подошло к ночи, и мысли Гарина переключились на сны, с неизменной регулярностью посещавшие его в последнее время. Странными они были, странными и непонятными. Больше всего Алексея озадачивало то, что странным и непонятным был в этих снах он сам. Да, с одной стороны, это и правда был он - Алексей Сергеевич Гарин. Но с другой... С другой стороны, именно им тот Гарин быть просто никак не мог. Не называл он себя никогда Алексом. Не было в его жизни никакой Ирины Зеленцовой, как не было распутных подружек Вики и Карины. Не занимался он целительством, то есть лечил, конечно, иногда людей, но только друзей и знакомых, да и то не всех. А вот Алексу Гарину из его снов именно целительство приносило основной доход.
  Макс в этих снах тоже был какой-то не такой. Не служил он в угрозыске, хоть тоже тянул лямку в системе МВД. И у того Макса, которого почти всю жизнь знал Алексей, никогда не было никакой Катерины, даже любовниц с таким именем не было, а первую его жену звали Анной.
  Да там и все остальное было не то и не так. Например, Алексею показалась здравой идея поближе познакомиться с той самой венгерской кухней, но по запросу "сердце с перцем" Яндекс выдал ссылки только на мемуары Марики Рёкк - популярной при Гитлере немецкой киноактрисы венгерского происхождения, да еще на какой-то дурацкий женский любовный роман. Еще, помнится, в мыслях того Алекса, которым он был в тех снах, мелькало упоминание о КГБ, а уж эта контора накрылась вместе с СССР. Нет, к его жизни эти сны уж точно никакого отношения не имели. Но какого ж тогда черта они ему снятся?!
  
  Алекс Гарин, январь 1994 года иной реальности, Москва
  Пятигорский поезд прибыл без опоздания. С этим вообще в последнее время стало намного лучше, насколько мог судить Гарин. Как, впрочем, и со многим другим, пусть и не со всем. Сейчас Алекса неприятно покоробило обилие кавказцев, сходящих с поезда. Что-то слишком много стало их в Москве... Хотя, если верить Максу, этническая кавказская преступность, о которой много говорилось еще лет пять-шесть назад, проявлялась сейчас куда меньше, а во многих отношениях почти что сошла на нет. Слишком сильным было участие кавказских группировок в печально известных событиях августа восемьдесят девятого, и ответили им тогда так, что горцы до сих пор стараются военных и милиционеров стороной обходить. Правда, в торговлю лезут всеми правдами и неправдами...
  Проводница, выраженная казачка (кубанская или терская, Алекс различить не мог), передала ему потертый кожаный портфель. Надо же, какое доверие! Да и проводники молодцы, не лезут в чужие вещи. М-да, пожалуй, шок после того "кровавого августа" привел всю страну к какому-то отрезвлению, что ли. Меньше стало уголовщины, в маленьких городах, как слышал Гарин, потихоньку начала возвращаться забытая привычка не запирать на замок двери, на улицах все чаще и чаще можно было видеть детей, гуляющих без родителей... Складывалось впечатление, что люди старательно и целенаправленно избавлялись от той взаимной злобы и неприязни, что росла и росла перед бойней в Лужниках. К тому, что принято называть "общественным мнением", Алекс относился скептически, но тут вынужден был признать - народ, похоже, понял, что августовская кровавая каша заварилась не на пустом месте, и чтобы такое не повторялось, начинать надо с себя, а государственная пропаганда, ясное дело, всячески эти настроения поддерживала и стимулировала. Ну да оно и к лучшему.
  В портфель Алекс заглянул, отойдя от вагона, чтобы не обижать проводницу недоверием. Там лежала пухлая картонная папка и что-то, завернутое в плотную бумагу - не то полпалки сервелата, не то просто что-то похожее по форме и размеру. Ладно, дома посмотрит.
  Дома Гарин первым делом развернул бумагу и его глазам предстал до крайности интересный предмет. Больше всего он походил на световой меч из "Звёздных войн", это впечатление портили, правда, многочисленные дырки в рукоятке и то, что сама рукоять была сделана в виде трубки, так что никакой высокотехнологичной начинке там не наблюдалось. Зато наблюдалось хитрое темно-красное стекло, которым трубка была выложена изнутри. Повертев загадочную трубку в руке, Алекс отложил ее в сторону и принялся за папку. Развязал шнурки, обнаружил внутри толстую стопку бумаги с текстом, отпечатанным не на машинке, а на новомодном компьютере, бегло проглядел первый лист... и выпал из окружающей действительности, полностью углубившись в чтение.
  В реальность его вернул, да и то не сразу, телефонный звонок. Брать не хотелось, но кто-то на том конце провода оказался очень и очень настойчивым. Почему-то Алекс не удивился, услышав Зеленцову.
  - Гарин, ты там совсем одичал? Или тебе наплевать, что я за эти четыре дня могла и умереть голодной смертью?
  - А поздороваться для начала не пробовала? - ехидно поинтересовался Алекс и тут же получил, что называется, по полной.
  - Здороваться?! С дикарем и развратником, который даже не думает позаботиться о пропитании совращенной им девушки? Ты вообще что там себе воображаешь?! Я ведь и обидеться могу!
  Ну да, обидеться она может, ага. А как же поход в ресторан, на который она так старательно напрашивается? И, кстати, где он, Алекс Гарин, был, когда Ирина была девушкой? Все эти мысли Алексу приходилось думать в сопровождении неумолчной словесной трескотни, суть которой сводилась к трем главным темам: во-первых, он просто-таки обязан сводить даму в ресторан, пока еще в тот же, где они были в прошлый раз, во-вторых, он должен проявить к даме всю возможную в его исполнении галантность и даже не сметь мечтать о повторении того гнусного насилия, которое имело место в прошлый раз, а, в-третьих, если он ни того, ни другого не сделает, то дама на него обидится с такой силой, что он всю свою оставшуюся (и при этом недолгую) жизнь будет жалеть, что опрометчиво позволил себе быть таким бесчувственным чурбаном.
  В ответ Гарин попытался возразить, что чурбаны, мол, на рынке фруктами торгуют, на что получил те же самые претензии, только выраженные другими словами, и в виде добавки требование вот прямо сию же секунду принести самые глубокие и искренние извинения за свое непомерное хамство, совершенно недопустимое по отношению к столь тонкой и высококультурной натуре, каковой является его собеседница. В общем, апофеоз стервозности, соединенный с триумфом женской логики.
  Ну женская-то она женская, но, как ни странно, даже на него подействовало. Во всяком случае Алекс извинился и пообещал вот прямо сразу, как только станет посвободнее с работой, пригласить даму в ресторан и быть настолько галантным, насколько это вообще возможно при его удручающе дурном воспитании.
  На самом деле все это он сказал исключительно с целью поскорее закончить разговор и вернуться к чтению. Потому что было там что почитать, ох и было! Во-первых, там была инструкция к силовому мечу (да-да, это и вправду оказался меч!), во-вторых, описывались такие методы воздействия на людей, о которых Алекс и представления не имел. Описывались, правда, очень уж кратко, даже скорее тезисно, Алекс вынужден был признать, что самостоятельно сможет освоить лишь пару-тройку из них. Но все-таки за неимением под рукой живых людей начать пришлось с меча.
  Если честно, Гарин быстро понял, что слово "пришлось" звучит тут неуместно. Алекс буквально был очарован новой игрушкой, и даже понимание того, что в руке у него сейчас чрезвычайно эффективное в своей смертоносности оружие, не умаляло почти детского восторга, с которым он любовался на алый луч, с легким гудением рассекавший воздух. Черт, надо будет куда-то в безлюдное место выбраться с этой штукой, да познакомиться с ее возможностями поближе. Однако же больше всего поразил Алекса последний лист бумаги в этой папке. Лист светился почти что девственной белизной, если не считать нескольких строк посередине:
  "Уважаемый коллега!
  Если Вас заинтересовали перечисленные сведения, готов встретиться с Вами 4 февраля 1994 года. Стойте с 18 до 19 часов у входа в здание Ленинградского вокзала со стороны путей. Если я не смогу прийти, следующее приглашение Вы получите письмом, которое будет подписано так же, как и это -
  Доброжелательный коллега".
  Что ж, до встречи с "доброжелательным коллегой" осталась неделя и еще один день.
  
  Алексей Гарин, ноябрь 2018 года, Москва
  Труп выглядел... неприятно. И это еще мягко сказано. Впрочем, Алексей небезосновательно, как ему казалось, предполагал, что трупов, которые выглядят приятно, просто не бывает. А когда он попробовал представить, как бы выглядел вот этот самый труп, будь его повреждения нанесены холодным оружием, а не световым мечом, ему чуть не поплохело и лежащее перед ним тело смотрелось уже не столь неприятно, как это было минуту назад.
  Нет, так не годится. Чтобы привести себя в состояние, более пригодное для дальнейшей работы, Гарин постарался не уделять слишком пристального внимания повреждениям, появившимся как в результате воздействия светового меча, так и после работы патологоанатома, и сосредоточился на внешности человека, которым когда-то был труп. Высокий, худой, совершенно лысый. Ладони большие, но их состояние на привычку к физическому труду никак не показывает. Да и на какую-то выдающуюся физическую силу ничего не указывало, хотя, судя по общей жилистости, выносливостью товарищ при жизни похвастаться мог бы. Но главным впечатлением от внешности покойника была его чуждость. Вот встретил бы такого на улице, сразу подумал бы, что видит иностранца. Даже странно: никаких видимых расовых или национальных отличий, но сразу понятно - чужой.
  Что ж, работа пошла, и Алексей начал вводить себя в медитацию. Далось ему это не без труда - наверное, обилие мертвых тел в шкафах-холодильниках мешало. Но то, что хотел, узнал, пусть и с трудом.
  - Ну что, Макс, кто первый рассказывает? - поинтересовался Алексей, когда решил, что сделал все, что пока мог. - Только давай не здесь, хорошо?
  - Да уж, точно не здесь, - согласился Макс. - Пойдем отсюда?
  - Подождем эксперта. Мне надо кое-что у него спросить, - отказался Гарин.
  Найдя в одном из коридоров более-менее подходящее место, друзья продолжили разговор.
  - В общем, нашли его три месяца назад на путях Ленинградского вокзала, - рассказывал Макс. - Место, в принципе, не пустынное, там поезда отстаиваются, в поездах постоянно кто-то есть, но никто ничего не видел. Пролежал он там, пока его не обнаружили, почти сутки, хотя там не все так ясно. Тело, понятно, дактилоскопировали, но без толку, нигде и никогда он у нас не светился. Короче, типичный висяк. Ну, это пока я тебя не послушал, - в голосе друга явственно звучала надежда.
  - А что не ясно? - уцепился Алексей.
  - Ну, если экспертам верить, лежал он там часа двадцать два. Но вот проводники из стоявшего неподалеку поезда утверждали, что часа за три до того, как один из тех же проводников нашел тело, проходили там и никакого трупа на путях не было. Водку они, как ни странно, не пили, никаких веществ не употребляли, показания давали уверенно, поэтому получается, что грохнули его где-то в другом месте, а потом перенесли туда. Это если верить свидетелям. А вот экспертов послушать - так ни в каком другом месте он не лежал, а лежал именно и только там, то есть там же его и убили. Получается либо хрень несусветная, либо по твоей части.
  - Ну спасибо, дружище, уважил. Либо хрень, либо по моей части... Я тебе это припомню, - пригрозил Колесникову Алексей. - Честно говоря, - перешел он на серьезный тон, - я могу тебе рассказать только как его убили.
  - Открыл Америку! - возмутился Макс. - Это-то я и сам знаю, тебе же и спасибо за живодерские опыты с псиной!
  - Уши, Макс, надо чистить по утрам вместе с зубами. Желательно той же щеткой. Я не сказал "чем", я сказал "как".
  - И как?
  - Сначала ему надрубили коленную чашечку. Он упал, пытался отбиться лежа, не вышло. Руку, как ты и сам видел, ему отрубили в предплечье, почти посередине между локтем и кистью. И добили, когда он лежал на боку, вертикальным колющим ударом в голову сверху - справа-сзади в затылок с выходом из левого виска.
  - Ты сказал "пытался отбиться"? - зацепился Макс.
  - Именно. И отбивался таким же мечом.
  - Твою ж чеченскую дивизию! - взвился Макс. - Это у нас тут теперь в натуре "Звёздные войны"? Джедаи с ситхами световыми мечами режутся?!
  - Получается вроде того, - черт, а Макс молодец - несколько слов, а ситуацию охарактеризовал предельно точно.
  - На фиг, на фиг этот график, - недовольно пробурчал Макс. - Нам тут только этого для полного счастья не хватало. Ты, Лех, хоть как, но найди какую-то зацепку, этих уродов надо остановить, пока они не наворотили делов. Черт, вот же свалилась проблема на мою голову!
  - Да я, Макс, боюсь, что не только на твою...
  - Умеешь ты обнадежить, - с чувством сказал Макс и добавил несколько слов из тех, что к публичному произношению не рекомендуются.
  Оба умолкли и призадумались. Так и стояли минут, наверное, с пять, пока в конце коридора не появился нужный Гарину эксперт.
  - Меня ждете? - с ходу спросил он. - Вроде все уже вам показал?
  - Да у меня вопрос, - извинительным тоном ответил Гарин. - Не расскажете поподробнее о повреждениях внутренних органов?
  - Да там поврежденных органов-то один мозг, - отмахнулся эксперт. - Зато уж поврежден, так поврежден... Знаете, - эксперт оглянулся, как будто боясь, что кто-то еще его услышит, - такое впечатление, что мозг ему прожгли. Причем не проткнули раскаленной железякой, а именно прожгли! Каким-то невероятным лучом типа лазера, при этом очень мощного! Совершенно нетипичные повреждения, да! Хотя... - он замолчал, явно что-то вспоминая.
  - Хотя? - переспросил Алексей.
  - Знаете... - эксперт замялся, - давно еще, году, кажется, в восемьдесят третьем... нет, в восемьдесят втором... точно, в восемьдесят втором, как раз Брежнев незадолго до этого умер. Да. Так вот, в восемьдесят втором был у нас труп с очень похожими повреждениями.
  - А мы можем его увидеть? - поинтересовался Алексей.
  - Да, Михал Михалыч, нам бы посмотреть, - пришел на помощь другу Макс.
  - Увы, - сокрушенно ответил эксперт, - в девяностые, вы же помните, какой тогда бардак был, тело кремировали. Но тело перед этим сфотографировали, - он поспешил успокоить разочарованных посетителей, - и фотографии потом оцифровали. Так что если интересно посмотреть, милости прошу ко мне.
  В компьютере эксперт копался долго, что-то неразборчиво бормоча себе под нос. Алексей уже готов был заскучать, когда Михал Михалыч издал какой-то неопределенно-довольный звук и, прокашлявшись, пригласил Гарина и Колесникова посмотреть.
  Черт! Вот откуда оно, то чувство чего-то знакомого! Как же он не узнал его по следам в квартире?!
  - Его дактилоскопировали? - с надеждой спросил Гарин эксперта.
  - Обижаете, - наморщил лоб тот. - Конечно.
  - Михал Михалыч, пальчики перешлете? - поинтересовался Макс.
  - Перешлю, - покладисто согласился эксперт. - Только и у меня к вам встречная просьба будет.
  Макс изобразил крайнюю степень заинтересованности.
  - Вы мне потом расскажите, чем были нанесены эти повреждения, хорошо? Уж очень они нетипичные...
  - И зачем нам его пальчики? - спросил Макс, когда они вышли.
  - Сравни их с отпечатками пропаданца с Ломоносовского проспекта, - ответил Алексей.
  - Да брось! - недоверчиво отшатнулся Макс. - Какие, на фиг, отпечатки, если труп восемьдесят второго года?!
  - А ты сравни, - усмехнулся Алексей. - Там и увидишь.
  - Леха, - в голосе Макса отчетливо слышался укор. - Ты что-то знаешь и мне не говоришь. Нехорошо.
  - Ты сравни-сравни, - повторил Гарин. - Вот после этого я и расскажу. А то ты один хрен мне не поверишь...
  Алексей, однако, тут же пожалел о своем обещании. Все-таки есть вещи, которых людям лучше не знать - для их же душевного спокойствия. И друзья тут не исключение. Наоборот, раз уж Макс ему друг, он о душевном спокойствии друга позаботится и ничего ему не расскажет. А вот с собственным душевным состоянием у него теперь проблема. И очень-очень большая. Господи, как же давно все это было!..
  
  Глава 4
  
  Лешка Гарин, август-ноябрь 1982 года, Москва
  - Алексей Сергеевич Гарин? - то, что человек определенно направляется именно к нему, Лешка понял почти сразу же, как его увидел, но все равно, обращение оказалось неожиданным.
  - Да, а вы? Я вас не знаю, - прозвучало это не очень-то вежливо, но что вы хотите от молодого человека, которому совсем еще недавно восемнадцать исполнилось? Леха возвращался от подружки, по каковой причине пребывал в самом благодушном настроении, а тут этот...
  "Этот" был мужчиной лет, наверное, тридцати или тридцати пяти, точнее определить Лешка не мог, среднего роста, судя по правильному сложению, прямой осанке и легкой упругой походке явно дружный со спортом, одетый в синие джинсы, серую рубашку и черные мягкие туфли. Лицо с самыми обычными чертами украшала дружелюбная улыбка, цвет коротко постриженных волос определить было сложно из-за неестественного освещения, которое давал уличный фонарь.
  - Я тебя тоже первый раз вижу, - уж куда, казалось бы, улыбаться еще добрее, но незнакомец смог. - Хоть и знаю о тебе много. А я Лямин Игорь Андреевич, можно Игорь и на ты.
  Лешка напрягся. Много о нем знает? Неужели это то, чем его пугал Макс?
  - Нет-нет, я не оттуда, - он что, мысли читать умеет?! - Просто я такой же, как и ты.
  - Это как? - опешил Лешка.
  - Ну как есть, - Игорь пожал плечами. - Правда, ты больше по предвидению, а я немножко более универсален - могу лечить, искать людей, телекинез там с телепатией...
  - Да ладно? - не поверил Лешка.
  Игорь поднял правую руку на уровень груди, как-то хитро пошевелил пальцами и... Лешка почувствовал, что его ноги уже не стоят на асфальте. Высоко поднимать его Игорь не стал, но Лехе хватило и этого.
  - Охренеть... - а что тут еще сказать-то? Но демонстрацию своих способностей Игорь на этом не прекратил. Аккуратно поставив Лешку обратно, он попросил его подбросить повыше монетку, причем сделать это, отойдя чуть в сторону от фонаря, чтобы, как он выразился, глаза не засвечивало.
  Заготовленный для метро пятак Лешка подкинул высоко. Очень высоко. Игорь некоторое время отслеживал его полет, потом вдруг вытянул руку ладонью вверх и пятак, резко изменив траекторию, сам влетел к нему в ладонь.
  - Держи, - Игорь вернул пятак хозяину. - В метро пригодится. Сказать Лешке было нечего, но лезть за словом в карман он не привык и потому все-таки спросил:
  - А я так смогу? Ну хотя бы когда-нибудь?
  - Сможешь, куда ж ты денешься, - весело ответил Игорь и подмигнул. - Я для того и искал тебя, чтобы научить кое-чему.
  - Научить? А сколько это стоит?
  - Тебе - ничего.
  - Хм, а твой интерес тогда в чем?
  - Что ж ты недоверчивый-то такой? - покачал головой Игорь.
  - Так исторически сложилось, - задиристо ответил Лешка.
  - Тогда так, - Игорь перешел на серьезный тон. Лешка внутренне подобрался. Похоже, шутки кончились, сейчас предстоит поговорить как тогда с отцом Макса - спокойно и серьезно.
  - Тогда так, - повторил Игорь после нескольких секунд паузы. - О своем интересе я тебе расскажу обязательно, но... попозже. Сам тогда решишь, устроит это тебя или нет. До того - учить буду всему, что сам умею, бесплатно и, насколько смогу, качественно. Пойдет? - он протянул Лешке руку.
  - Пойдет! - как и с Леонидом Александровичем, чутье подсказало, что надо соглашаться. Хлопок ладони о ладонь - и договор можно было считать заключенным.
  - Я так понимаю, ты сейчас домой, - сказал Игорь. - Мне-то в другую сторону, так что я, пожалуй, пойду. Завтра увидимся.
  - А как? - удивленно спросил Лешка. - Или у тебя мой телефон есть?
  - Без этого обойдемся, - усмехнулся Игорь. - Завтра сам увидишь.
  Увидел, да... Что-то непонятное Лешка почувствовал около одиннадцати утра. Потолкавшись по квартире, не находя себе места, он открыл дверь и обнаружил Игоря, скучающего на лестничной клетке.
  - Привет! - Игорь посмотрел на часы. - Четырнадцать минут, однако. Долго я до тебя не мог докричаться.
  - Так это ты меня звал? - удивился Лешка. - Я что-то чувствовал, но никак не мог понять...
  - Учись понимать чувства. И учись чувствовать таких как ты. Это самое главное.
  - Почему главное?
  - Тот, кто обладает похожими способностями, не обязательно будет твоим другом. Врагом он тоже может не быть, но мало ли... Он может стать твоим конкурентом или твоим партнером, вы с ним можете вообще остаться друг другу безразличными, но чувствовать его ты должен. И не просто чувствовать, а чувствовать именно его силу, его возможности.
  Вот так и началось лешкино обучение. Учителем Игорь оказался терпеливым и настойчивым, он заставлял Леху проделывать каждое упражнение снова и снова, пока не добивался устраивающего его результата или пока не понимал, что вот сейчас Лешка выполнить это неспособен. Иногда он пропадал на несколько дней или даже на неделю-полторы, но каждый раз оставлял Лешке задание и каждый раз по возвращении придирчиво проверял, чего ученик смог достичь в его отсутствие.
  Легче всего Лешке давалось развитие навыков предвидения. Теперь его не просто посещали видения будущего, он мог вызывать их сам, словно задавая куда-то в неведомые пространства вопросы и получая прогнозы и видения в ответ. Если честно, получалось это примерно в одном случае из трех, но получалось же! Без особых проблем осваивал он целительство. Практиковался на себе или на Игоре. Видя, как Игорь колет себя вилкой, режет ножом, бьет себе по рукам молотком, Лешка, хоть и с опаской, повторял его действия, а потом устранял их последствия. Всякие простуды, бронхиты, разновидности гриппа тоже на удивление легко поддавались лечению. Однажды они с Игорем сумели предсказать серьезную автомобильную аварию, заранее прибыли на ее место на кольцевую дорогу и спасли две человеческих жизни, умудрившись проделать все это незаметно и для самих пострадавших, и для окружающих. Ну не то, чтобы совсем уж незаметно, но никто так ничего толком и не понял. Гаишники лишь недоуменно чесали затылки, когда свидетели описывали (каждый по-своему) каких-то двух мужиков, неизвестно откуда появившихся возле разбитого горящего 'жигуленка' и вытащивших из него парня с девушкой, на которых даже одежда не успела загореться. То, что парня из машины вытащили с сильно обгоревшими ладонями, а девушку - со сломанным позвоночником, так и осталось известно только Игорю да Лешке. Врачи 'скорой' тоже недоумевали по поводу неслыханной везучести молодой парочки, а сами влюбленные зачастили после всего этого в церковь, потому что никакого другого объяснения случившемуся не могли и предположить. Парень отчетливо помнил, как орал от нестерпимой боли, а девчонка иногда в холодном поту просыпалась по ночам, потому что ей снилось, как немеют и отнимаются ее ноги.
  Обучаться телекинезу оказалось сложнее, однако со временем и в этом он все-таки начал показывать успехи. А вот установление и поддержание ментальной связи стало для Лехи серьезной проблемой. И если чувствовать приход Игоря и его присутствие возле квартирной двери Лешка научился, то находить наставника на более-менее значительных дистанциях не мог. Утешительным призом здесь можно было считать то, что если Игорь связывался с ним, то Лешка независимо от расстояния его чувствовал и мог принимать передаваемые образы и иногда даже передавать свои. Да, такая связь не была ни телеграфом, ни радио - общаться по ней словами не получалось, только образами.
  Учиться у Игоря Лешке нравилось. Пусть непростой была сама учеба, пусть с сентября Леха начал ходить в институт, куда поступил-таки на вечернее отделение, но каждой новой встречи с учителем Лешка ждал с нетерпением. А потом, где-то в середине ноября, Игорь пропал...
  
  Алексей Гарин, ноябрь 2018 года, Москва
  Пропал... Алексей тихо выругался и повернулся на другой бок. Спать совсем не хотелось. Черт, если бы он тогда научился ментальной связи! Хотя, а что бы ему это дало? Знание, что учитель мертв, а не бросил его? Да, было бы полегче, по крайней мере, не мучился бы нехорошими подозрениями, но что с того толку, если назад ничего и никого не вернешь?!
  Рядом заворочалась и проснулась Олька.
  - Леш, ты что не спишь?
  - Хреново...
  - Что такое?
  - Товарищ у меня был. Мы давно с ним не виделись, уехал он очень далеко... - Историю в ее истинном виде Алексей рассказывать подруге не стал. - А сегодня я узнал, что он давно умер.
  Маленькая теплая ладошка легла на плечо, пальчики чуть-чуть сжались. Стало лучше, пусть и ненамного.
  - Напиться хочется... - пожаловался Гарин. - Давай, я тебе пятнадцать капель налью, а остальное сам?
  - А я тебя завтра пьяного не разбужу, - с опаской предсказала Олька.
  - И не надо. Некуда мне завтра рано вставать.
  Грустно вздохнув, Олька полезла через Алексея, чтобы встать с кровати.
  - Не стоит, - остановил ее Гарин. - Я сюда принесу.
  Он сходил на кухню, вытащил из холодильника бутылку джина, достал из шкафа пару хрустальных стопок. Ну пятнадцать капель или там не пятнадцать, он, конечно, считать не стал, просто наполнил одну стопку чуть меньше, чем наполовину. Себе там и нальет, чтобы не расплескать стопку, пока нести будет.
  Пришел, залез в кровать, отдал стопку Ольке, налил себе. Выпили, не чокаясь. Тут же налил себе еще и выпил. Черт, не догадался взять подруге чего-нибудь закусить... Ладно, столько даже ей можно и без закуски.
  Так... Охренеть что получается. Игорь ушел из дома в две тыщи восемнадцатом и объявился в восемьдесят втором. Что из этого у нас следует? А следует то, что для этих деятелей путешествия во времени не помеха. Блин, как он, оказывается, скучно и серо жил все это время! Тут люди рубятся на световых мечах, ходят на три с половиной десятка лет назад, а он тупо угадывает чужие коммерческие перспективы да помогает Максу ловить всяких жуликов. Надо выпить, так это переносится чуточку легче...
  Игоря убили колющим ударом в сердце. Спереди или со спины, теперь уже не поймешь - без самого тела, только по фотографии, не скажешь. Ну хотя бы не мучился... Не то, что тот неопознанный. Была ли это дуэль, или учителя застали врасплох, тоже уже не узнать. Черт, а о том ли он думает?!
  Не о том, мать твою за ногу! О том надо думать, зачем он этим уходимцам понадобился! Причем не тот он, который сейчас, а тот, которым он был в восемнадцать! Правда, может, они и не знают, что он жив и сейчас, может, думают, что он погиб в восемьдесят втором с Ляминым вместе? В принципе, может быть и такое.
  Очередная стопка, пролетев в глубины организма, привела к пониманию того, как упростить задачу. Когда там было подано заявление о пропаже Лямина? Вот именно! То есть это у него, Алексея Гарина, прошло тридцать шесть лет, а у тех, кто послал Лямина его учить, меньше двух месяцев!
  Но ведь есть способ все это выяснить? Алексей выпил еще. Есть, да. Надо найти кого-то из уходимцев первым. Найти и поговорить. Причем не 'кого-то', а господина Семенова Евгения Васильевича лично. Потому что вряд ли кроме него кто-то сумеет в полной мере ответить на его, Алексея Гарина, вопросы. Впрочем, и Семенов может не ответить, если не захочет. Но с этим Алексей как-нибудь справится... А не справится, так хотя бы попробует. Да и отказ от ответа или заведомо неправильный ответ тоже многое скажут о том, каким должен быть ответ правильный.
  Еще одна порция джина порадовала можжевеловым привкусом. Что же все-таки им было нужно от него молодого, что даже учителя ему прислали из будущего? Хм, а может, именно это и требовалось? Найти человека со способностями и выучить его под свои потребности? Именно под свои. Под какие? Ну, это все еще вопрос... Игорь ему так ничего сказать и не успел. Но потребности эти точно есть (или, во всяком случае, были тогда) - не будь их, не стали бы забрасывать человека в прошлое. Почему-то Алексею казалось, и небезосновательно, как он считал, что путешествия во времени - дело нелегкое, и вряд ли эти деятели пошли бы на такое без очень серьезной причины.
  Ладно. Выпив еще, Алексей подумал, что лично он свою пользу от всего этого поимел. Ну да, научить его Игорь успел далеко не всему, что мог и чего хотел, но зато дал ему знания и навыки, опираясь на которые, он, Алексей Гарин, смог немало достичь сам. Уж перед самим-то собой чего скромничать? Алексей с гордостью вспомнил, как сам, без посторонней помощи и каких-нибудь учебных пособий, научился медитировать. А уже через медитацию подошел к умению чувствовать следы таких, как он. Пока только следы - попрактиковаться в личном опознании возможности так и не представилось, не знал он никого из коллег после того, как исчез Игорь. Ну, может, оно и к лучшему - коллеги, как выяснилось, бывают всякие, и среди них вполне могут оказаться настроенные, мягко говоря, недружелюбно.
  Не сильно часто применял Алексей за все это время и навыки телекинеза. Тоже из осторожности - чтобы не привыкнуть и ненароком не засветиться. Дома, конечно, тренировался периодически, но за пределами квартиры скрывал эти возможности едва ли не тщательнее, чем предвидение. Целительством из тех же соображений занимался крайне редко, стараясь лечить только себя, любимого, да особо близких людей, и то в крайних случаях. Но всему свое время, и сейчас ему придется слегка открыться перед коллегой. Правда, Семенова надо еще найти, но что-то подсказывало Алексею, что уж с этим он справится.
  Ну ладно, справится и справится. Пожалуй, надо выпить последнюю, да и заснуть. Олька, вон, уже сладко сопит, личным примером напоминая, что сон - такая же биологическая необходимость, как еда и питье.
  ...Как и предполагалось, Олька будить его не стала. Проснулась в нужное ей время, позавтракала, помылась, нарисовала себе лицо, оделась и умотала, предоставив Алексею возможность просыпаться и совершать все необходимые утренние процедуры самостоятельно, каковой возможностью он и воспользовался, проснувшись ближе к десяти утра. Поскольку торопиться он никуда не планировал, то не спеша приготовил яичницу с салом, пару бутербродов с маслом и сыром и еще пару с колбасой, заварил крепкого душистого чаю, а потом употреблял все это вдумчиво, аккуратно, со вкусом и даже с некоторой важностью. Со такой же неторопливой основательностью он принимал душ, умывался, брился и чистил зубы. Ну вот любил Алексей, когда с утра никуда не надо не то чтобы спешить, а даже и собираться. Находил он в этом этакое удовольствие, пусть и развращенное, на взгляд современного вечно куда-то спешащего человека, тем более жителя мегаполиса. Он еще покопался в интернете, полистал книжку, словно специально издеваясь над принятым большинством москвичей ритмом жизни, и лишь после полудня приступил, наконец, к осмысленной деятельности.
  Устроившись поудобнее в кресле, Алексей начал медитацию, входя в нужное состояние аккуратно и неторопливо, стараясь достичь максимального погружения. Погрузившись и убедившись, что видит мысленным взглядом все мельчайшие подробности и детали окружающей его обстановки, столь же осторожно и медленно стал расширять зону контроля. Временем он ограничен не был, так что проявлял максимальную тщательность, уделяя внимание даже самым, казалось бы, незначительным деталям.
  Если бы сейчас Алексей был способен смотреть на часы или следить за временем каким-то иным способом, он бы отметил, что искомое обнаружилось спустя два часа, сорок шесть минут и одиннадцать секунд - ранее не встречавшийся и, что самое важное, совсем еще свежий след Семенова. Настолько свежий, что, оттолкнувшись от него, Алексею удалось увидеть и самого Семенова.
  Очень-очень мягко и ненавязчиво, стараясь не потревожить объект наблюдения, Алексей запустил ментальные щупальца в его ауру, готовый в любой момент бросить все и экстренно эвакуироваться (попросту говоря, спастись бегством). Черт, он же никогда раньше так не делал! Откуда пришло это умение? Почему он действует так уверенно? Ладно, отставить! С этими вопросами он будет разбираться потом, когда закончит. Сейчас единственный вопрос - выяснить планы господина Семенова на то время, которое понадобится Гарину, чтобы добраться до него.
  Ах, ты ж!... Похоже, Семенов насторожился... Вместо того, чтобы уйти, Гарин замер, пытаясь остаться незамеченным. Хм, кажется, получилось. Точно, получилось! Задумчиво постояв на месте и вроде как прислушиваясь к самому себе, Семенов тряхнул головой и направился дальше по своим делам. Что ж, пора отправляться и Алексею...
  Заказать такси, быстро собраться, сесть в подъехавшую машину - на все про все у Алексея ушло чуть больше пяти минут. По адресу, которому суждено было стать местом исторической, по крайней мере, для Гарина, встречи, он оказался даже раньше Семенова. Тем лучше - Алексей успел занять исключительно удобную позицию. Более-менее свободный участок тротуара на углу здоровенного сталинского дома на Кутузовском проспекте имел все возможности стать подходящим местом для встречи и первоначального разговора, в случае чего рядом имелась кафешка, где можно было бы пообщаться в более цивилизованных условиях, хорошо просматривались подходы, особенно с той стороны, откуда уже вот-вот должен был появиться Семенов. А вот и он, идет уверенной такой походкой... Что ж, попробуем ему уверенности малость поубавить.
  - Евгений Васильевич? - негромко обратился Алексей к Семенову, когда тот почти поравнялся с ним. - Семенов?
  - Мы разве знакомы? - Удивленным Семенов не выглядел. То ли умеет держать марку вне зависимости от обстоятельств, то ли манипуляции Алексея незамеченными не остались.
  - Вроде пока нет, - улыбнулся Алексей. - Но это несложно исправить. Алексей Сергеевич Гарин.
  - Гарин?! - вот теперь Семенов удивился.
  - Ну да, Гарин, - Алексей широко улыбнулся. - Вас что-то в этом удивляет?
  Семенов призадумался, но ненадолго, затем одарил Алексея столь же широкой улыбкой.
  - Так это вы меня прощупывали? Я, честно говоря, даже испугался немного - ваша манера мне же незнакома.
  Так, значит, точно они с кем-то враждуют, иначе с чего бы ему пугаться незнакомого коллеги?
  - Даже немного странно, - продолжал Семенов. - Обычно ученик копирует учителя. Вас ведь Игорь Лямин учит? Но ваш почерк на него не похож.
  - А вы когда Лямина последний раз видели? - поинтересовался Алексей. Надо же, не знает...
  - Два дня назад. Мы сегодня вечером с ним встречаемся. А что?
  - Не встречаетесь. Игорь Лямин погиб в ноябре восемьдесят второго года.
  - Погиб?
  - Убит световым мечом.
  - Силовым, - машинально ответил Семенов, явно потрясенный известием.
  - Силовым? - переспросил Гарин.
  - Да. Меч не световой, а силовой. А это точно?
  - Тело около десяти лет хранилось в морге, потом его кремировали, но фотографии мертвого Лямина я видел. И говорил с патологоанатомом, который это дело еще помнит.
  - Извините, Алексей Сергеевич, мне надо спешить, - Семенов не очень вежливо попытался завершить разговор, поэтому Алексею пришлось проявить ответную невежливость:
  - Я все же прошу вас немного задержаться. Мне бы хотелось о многом вас спросить. И думаю, как бывший ученик Игоря Лямина я имею право задавать вопросы.
  - Имеете, да, - согласился было Семенов и тут же перешел в контратаку: - Но это вовсе не значит, что я обязан вам отвечать. И потом, в любом случае, у меня пока нет полномочий на такой разговор. Давайте встретимся... скажем, послезавтра? На все вопросы ответы не обещаю, но...
  Алексей задумался. Спорить с Семеновым в имеющейся ситуации было бессмысленно, а попытаться выудить ответы из его сознания он просто не рискнул бы.
  - Хорошо, договорились, - сдался Гарин. - Где и во сколько?
  - Давайте в восемнадцать часов здесь же. А лучше даже вон в том кафе, там в такое время довольно тихо и малолюдно, - Семенов показал на кафе, уже учтенное Алексеем в его планах.
  - Тогда до встречи, Евгений Васильевич.
  - До встречи, Алексей Сергеевич.
  
  Алекс Гарин, февраль 1994 года иной реальности, Москва
  Простоять час даже на небольшом морозе - удовольствие намного ниже среднего. Кто сомневается, пусть попробует, впечатлений хватит надолго. Вот и Алексу хватило.
  'Доброжелательный коллега' на встречу не явился, и час времени пришлось убить на периодическое натягивание шапки поглубже, притопывание ногами и оттягивание руками карманов куртки. Алекс от души надеялся, что какими бы ни были причины неявки неведомого коллеги, столь неудачно выдавшего себя за доброжелателя, икается ему сейчас знатно.
  Подумав о том, что в это время в метро все еще продолжается час пик, Алекс тяжело вздохнул, вполголоса выругался и затем мерз еще минут двадцать, сначала топая от вокзала в сторону Каланчевского моста, где договориться с таксистом можно было за более разумную сумму, чем у самого вокзала, а затем дожидаясь, пока желтая с шашечками машина остановится рядом с ним. Денег у него, конечно, хватает, но это же не повод швырять ими направо-налево, тем более когда есть вполне реальная возможность малость сэкономить.
  В машине Алекс отогрелся, но все же дома махнул пару рюмок водки - так оно надежнее. Потом позвонил в 'Сердце с перцем' насчет столика на завтра, после чего отзвонился Ирине. Перспектива вновь посетить престижный ресторан стервозную даму порадовала, пусть и старалась Зеленцова сделать вид, что она лишь благосклонно принимает исполнение Алексом своих обязанностей. Ничего, пусть еще построит из себя царицу шемаханскую. Напоследок, хе-хе.
  В бумагах, полученных с поездом, Алекс обнаружил инструкцию, как внушить человеку практически что угодно. Вот Алекс и собирался потренироваться на Зеленцовой. Сам он считал затею беспроигрышной: получится - будет у него послушная и незамороченная любовница, с которой, в отличие от Вики и Карины, и в приличном обществе появиться можно, нет - ничего он не потеряет, потому что не те еще у него с Ириной отношения, чтобы там можно было что-то терять. Ну заодно и попрактикуется в новой для себя технике. Так что пусть пока что дамочка думает, будто это она строит Алекса, его такое даже забавляло. Перед смертью, как говорится, не надышишься.
  Меч, кстати, он уже опробовал. Правда, для этого пришлось ночью идти в парк, как следует утеплившись, зато результат... Несколько деревьев, скамейка, бетонные стены заброшенного в недостроенном состоянии летнего кафе - ничто не устояло перед сияющим алым клинком, а наткнувшись на троих гопников, ему стоило просто пару раз крутнуть мечом восьмерки, как они со всех ног припустились от него бегом. Чего уж греха таить, хотелось их догнать и порубить в капусту, но удержался. Срубленные в глубине парка небольшие деревья заметят не сразу, на порезанные урны и стены недостроя могут вообще внимания не обратить, а вот из-за трупов со столь необычными повреждениями угрозыск встанет на уши и будет рыть землю, пока чего-нибудь не накопают. Оно ему надо?
  От нечего делать Алекс включил телевизор. Так, чисто новости посмотреть, чтобы быть в курсе, что происходит. Не в лесу все-таки живет.
  Принципиально нового ничего за этот день не случилось. Президент СССР Григорий Васильевич Романов дал в Большом Кремлевском дворце обед в честь федерального канцлера Федеративной Республики Германии Гельмута Коля. Похоже, американцев от серьезного участия в переговорах о будущем Германии нашим удалось оттеснить. Какую выгоду получит от этого он лично, Алекс даже не представлял, но поскольку США не любил, посчитал новость хорошей.
  Межправительственная советско-китайская рабочая группа отказалась общаться с прессой после очередного заседания, ограничившись бессодержательным совместным коммюнике. Надо полагать, ни о чем серьезном опять не договорились. В общем, тоже неплохо. Отношения с Китаем у СССР были не сильно хорошими - создание в Советском Союзе открытых экономических районов побудило западные компании открывать новые производства севернее советско-китайской границы, соответственно, и приток западных инвестиций и технологий в СССР оказался куда как более широким, нежели в Китай. Оно и понятно - средний уровень квалификации наших работников намного превышал аналогичный китайский показатель, а хитрости с ценами и снабжением районов позволяли западным инвесторам экономить на зарплате работникам практически столько же, сколько и в КНР. Да и вывозить готовую продукцию из СССР было намного легче и удобнее, чем из Китая с его не шибко развитой транспортной сетью. В итоге советский рынок постепенно насыщался вполне качественной и сравнительно недорогой электроникой, так что Алекс уже подумывал о покупке сотового телефона.
  Китайцев это положение не сказать, чтобы очень устраивало, тем более наши не шли им навстречу в вопросах закупки китайского ширпотреба и найме китайских сезонных рабочих. То есть взять деньги на модернизацию страны китайцам было фактически негде, поэтому на северного соседа, уверенно решающего аналогичный вопрос в свою пользу, они смотрели не особо добрым взглядом, пытаясь добиться хотя бы открытия советского рынка для своих текстильных изделий. Но тут китайские хотелки разбивались о советские требования к качеству, каковым товары из Поднебесной в основной своей массе, мягко говоря, не блистали. Нет, те китайские вещи, которые пропускали в Союз, были вполне качественными, но вот не имелось у Алекса уверенности, что они в этом отношении превзойдут доставшийся от родителей китайский термос - его ровесник, или китайские полотенца, почти тридцать лет назад служившие ему пеленками. Зато китайские шмотки, попадая на прилавки советских магазинов, позволяли сбивать цены туркам - основным поставщикам текстильной продукции в СССР. Для конечного советского потребителя, в том числе и для Алекса Гарина в этом была прямая и несомненная выгода. Поэтому очередная неудача торговых переговоров с КНР Алекса радовала.
  Кстати, о текстильных изделиях... Надо бы Ирину порадовать какой-нибудь тряпкой, завтра подкинет ей идейку, если она раньше сама не поднимет вопрос. Его это не разорит, а польза обоюдная будет.
  
  Глава 5
  
  Алексей Гарин, ноябрь 2018 года, очень далеко от Москвы
  В воздухе, подернутом розоватой дымкой, ощущался какой-то незнакомый запах. Приятным назвать его было нельзя, но ни на вонь, ни на смрад он не тянул тоже. Похоже на запах горящего бензина, но именно что похоже. Не бензин, точно не бензин. С балкона, на котором стояли они с Семеновым, открывался не особо вдохновляющий вид на низенькие домики однообразной архитектуры, расставленные в удручающе идеальном порядке вокруг центральной башни и примыкающей к ней площади, геометрически столь же правильной. Окружавшая всю эту композицию фортификация тоже если и радовала чей взгляд, то только армейского офицера со специфическим военным видением жизни или завзятого и неисправимого перфекциониста - строго квадратная в плане, с одинаковыми башнями по углам и воротами ровно посередине каждой из четырех стен. Не то чтобы Алексей так уж сильно не любил порядок, симметрию и все такое прочее, но, черт возьми, надо ж меру знать! А с этим тут явно имелись серьезные проблемы. Да еще для полноты картины все сооружения давили на глаза тоскливым серым цветом, неприлично напоминающим тот, которым в Москве принято красить двери подъездов, а иногда и цоколи домов. Глядя на весь этот ужас, Гарин вспомнил присказку знакомого врача: "Стресс, шок, понос и смерть".
  В сей заповедник тоски, уныния и порядка Алексей неожиданно для себя попал прямо из обычного московского двора. Но по порядку.
  С Семеновым они встретились, как и договаривались, в той самой кафешке на Кутузовском. Алексей, как порядочный, пришел на пять минут раньше условленного времени, но Семенов был уже там, заняв в и без того полупустом зальчике стол в самом дальнем и тихом углу.
  - Вот что, Алексей Сергеевич, - начал Семенов после обмена положенными приветствиями, - я получил санкцию на максимальную откровенность в переговорах с вами. Поэтому предлагаю продолжить нашу беседу в ином месте. Доберемся очень быстро.
  Алексей толком не успел удивиться, как Семенов вытащил его на улицу и повел во двор дома, в котором располагалось кафе. По пути Алексей попытался сообразить, как именно понимать произнесенное Семеновым слово "переговоры". Тут вариантов просматривалось несколько, один лучше другого. Во-первых, с ним могли поторговаться насчет следствия. Тут Алексей особых иллюзий не строил - хоть с Ляминым экстрасектанты прокололись, но об интересе угрозыска к их делам наверняка что-то знали, как и о том, что он, Гарин, в попытках удовлетворить этот интерес участвует. Во-вторых, ему могли предложить то же, чем уже сманили неведомо куда восемь с лишним десятков экстрасенсов. Правда, эту возможность Алексей рассматривал больше как теоретическую, но полностью со счетов не сбрасывал. Ну и, в-третьих, со стороны Семенова могло последовать и чисто коммерческое предложение. Черт его знает, какое именно, но раз деньги многие из уходимцев брали с собой, то куда-то их тратить было нужно, не так ли? И в любом случае, Семенов, раз уж упомянул переговоры, должен тогда рассматривать Алексея как потенциального партнера, со всеми соответствующими предложениями - либо взаимовыгодными, либо, как минимум, под таковые маскирующимися. А это, даже в случае той самой маскировки, хорошее начало.
  Во дворе Семенов, к удивлению Алексея, повел его за гаражи.
  - Вы меня простите, я понимаю, что тут нассали-насрали, - извинился он, - но зато никто ничего не увидит.
  Алексей хотел было саркастически поинтересоваться, что именно Евгений Васильевич собрался прятать от посторонних взглядов в этом импровизированном сортире, но не успел. Что именно сделал Семенов, Алексей не заметил, но гаражи вместе с засранным задником и всем двором исчезли, а оба экстрасенса оказались в просторной комнате, и Семенов, явно стараясь выглядеть радушным хозяином, пригласил Гарина за стол, несмотря на изрядные размеры, выглядевший в этом гигантском помещении каким-то потерянным.
  - Итак, Алексей Сергеевич, с вашего позволения я вкратце расскажу, куда и к кому вы попали, а потом у вас будет возможность задать мне вопросы.
  - Только вопросы? - изобразил искреннее недоумение Алексей. - А как же ответы?
  - А это уж будет зависеть от вопросов, - развел руками Семенов. - Но давайте, я все-таки начну.
  - Давайте, - согласился Гарин.
Оценка: 8.49*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 2"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) О.Герр "Соблазненная"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаДурная кровь. Виктория НевскаяПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваШторм моей любви. Елена РейнP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотОфсайд. Часть 2. Алекс ДПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"