Кезалия: другие произведения.

Кольцо гиацинта

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба Фатума оборвалась, дав начало жизни оборотня. После смерти Марат передал Ангелине не только свою сущность, но и ряд неразрешенных проблем и главное - ответственность за спасение человечества. Ангелине теперь предстоит найти Храм Геи и Белого Ягуара, являющегося ключом к разгадке древней тайны. Кто же этот Белый Ягуар и на какие жертвы готова пойти Ангелина, чтобы найти его


0x01 graphic

   Оглавление
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1. Мое место именно здесь.
  

Нет места милее родного дома.

Цицерон

  
   Четкие узоры вились вдоль позвоночника и скрывались под складками одежды. Раскрытые лепестки черных бутонов чарующе опасно заманивали в свой лабиринт. И чем сильней я вглядывались в них, тем мощней становилась иллюзия.
   - Нет, не может быть! - еле выговорила я, не веря собственным словам. Теперь я знаю, где пребывает оборотень. Внезапное осознание этого оказалось подобно удару под дых, отчего стало тяжело дышать. - Марат, ты не мог так поступить... Не мог...
   - Ангелина, что случилось? - поспешно ко мне подлетел Дайя и обнял за содрогающиеся от шока плечи. Если бы не его сильные руки, я не сумела бы удержаться на ногах.
   - Это я виновата... Все моя вина! - выдавила я. - Марат, зачем ты так поступил...
   - Что происходит? Ты знаешь, где Марат? - парень не мог понять причину моей истерики. Молодой человек развернул мое лицо к себе и твердо спросил: - Энжи, объясни, откуда у тебя появилась эта татуировка?
   Я с трудом откинула назад волосы и сделала глубокий вдох. Холодный страх пронизал тело и разъедал душу. Невольно я задрожала и сильней прижала к щекам теплые ладони Дайя, словно они могли бы согреть. В этот момент я поняла абсолютно все. Все, что хотел сказать Марат, чего он добивался, странные намеки и слова.
   Необъяснимым оставалось лишь одно - почему именно я.
   Я хотела рассказать обо всем Дайя, как со второго этажа донесся шум бьющегося стекла. Резко за ним последовал тяжелый грохот и детский плач.
   Дайя помог мне встать, мы стремглав понеслись наверх и застали следующую картину: по полу рассыпаны осколки разбитого зеркала, Ява сидел в углу и рыдал от страха, а по спальне, снося все на своем пути, метался ягуар.
   - Все хорошо, спокойно, малыш, - Дайя взял Ява на руки и прижал к себе. - Испугался? Это всего лишь зеркало разбилось. Ты не поранился?
   Мальчик покачал головой, обнял Фатума за шею и прижался лицом к его плечу. Рядом с Дайя невольно чувствуешь какую-то защищенность, уверенность в том, что уже ничего не грозит.
   - Дейна, пожалуйста, остановись! - взмолилась я, гоняясь за ягуаром по комнате с покрывалом.
   У кровати валялась одежда девушки, поэтому перспектива ей остаться совершенно голой перед Дайя при обратном превращении меня вовсе не устраивала. Ягуар продолжала рвать и метать, просто обезумев: хищница разбила настольную лампу, порвала шторы и постельное белье.
   Наконец, мне удалось подрезать ее и накинуть сверху покрывало. Не исчезнувшие навыки обращаться с хищниками помогли прижать ее к полу и насесть сверху. Ягуар продолжал барахтаться, но и я не сдавалась. Постепенно животное утихомирилось и изменило облик. Через миг на меня уже смотрели разъяренные и пронизанные ненавистью изумрудные глаза.
   - Слезь с меня, уродка! - прошипела Дейна и бесцеремонно оттолкнула меня. - Уйди прочь! Не желаю видеть тебя!
   - Дейна, что я тебе сделала? - спросила я безнадежно. - Почему ты меня ненавидишь?
   - Почему ненавижу? - Дейна истерически засмеялась. - А ты разве не знаешь? Это ты убила Марата! Думаешь, почему он так усиленно искал Храм Геи? Чтобы отдать тебе жизнь вместо того, чтобы остановить Гару! Тебе, какой-то проходимце, невменяемой девчонке, строящей из себя самоотверженную и несчастную. Да ты эгоистка! Ты вообще не представляешь, каково нам сейчас! Мы согласились перебраться в этот дом только из уважения к Марату, это было его последним желанием.
   На этих словах девушка резко подобрала одежду, ушла в ванную комнату и с грохотом захлопнула за собой дверь.
   - Ангелин, не переживай, она это со злости. У нее еще не прошел шок от случившегося, - Дайя положил ладонь на мое плечо. - Странно, что она знала об этом, но ничего нам так и не сказала.
   - Она сразу поняла, что я тоже стала оборотнем, - пробормотала я и, присев на корточки, принялась собирать осколки. - Бабушкино зеркало, - с сожалением вздохнула я. - Она точно не будет в восторге.
   - Ты точно в порядке? - поинтересовался на всякий случай Дайя моей чересчур отрешенной реакции. Он усадил Ява на кровать и принялся настороженно следить за моим поведением.
   - Да, конечно, все отлично, - изобразила я что-то наподобие улыбки.
   В этот момент казалось, что внутри натянута струна, которую неумелый музыкант продолжает все сильней и сильней накручивать на колки.
   - Тебе помочь? - предложил осторожно Дайя, присаживаясь рядом.
   - Ничего, сама справлюсь, - отказалась я. Удивительно, но его излишняя забота начала немного раздражать.
   Я взялась за рамку зеркала и визгнула от боли: руки словно окунули в раскаленную магму. Я отскочила к стене и прижала к груди ладони.
   - Ангелина, что с тобой?! - Дайя бросился ко мне, - покажи руки.
   Парень отодрал мои ладони и развернул их вверх. Кожа выглядела таким образом, точно на нее вылили серную кислоту. Но и это не было самым страшным зрелищем. Мы с Дайя не отрываясь наблюдали за тем, как постепенно сходили покраснения и кожа заживала на глазах.
   - Я вправду оборотень, Дайя... - начала я бессвязно бормотать. - Все сходится. Бабушкино зеркало в серебряной оправе... Мои раны моментально заживают... Я скоро превращусь в животное... Я...Я...
   - Я не допущу этого, мы что-нибудь придумаем... - пытался успокоить меня молодой человек.
   - Нет, это неизбежно! Выброс адреналина - и я тоже стану зверем. Дайя, я - животное! - я глядела на свои руки с таким видом, словно сейчас они превратятся в когти и покроются мехом.
   - Киса, не сходи с ума. Поедем на Виртус. Там что-нибудь придумают.
   - Дайя, ты же сам понимаешь: Фатумы ничем не помогут, - безнадежно ответила я, - да и не должны. Марат передал мне свою учесть - я должна продолжить его миссию. Вот, что он имел в виду. Я должна отправиться за его дневником. Дайя, телепортируй меня к тайнику.
   - Киса, хорошо, успокойся, - Дайя усадил меня на кровать и поцеловал в лоб. - Мы обязательно отправимся туда. А сейчас ты должна собраться мыслями. Я здесь приберусь, и мы отправимся в джунгли. Хорошо? - Он говорил так, точно я была какой-то душевно больной или с сильными отклонениями. - Сходи, завари чайку. Я сейчас подойду. Постарайся вести себя спокойно, чтобы мама ни о чем не догадалась.
   Я молча кивнула и двинулась в сторону двери, как натолкнулась на маму с Маратом на руках.
   - Что случилось? Что за крики и ругань? - тревожно поинтересовалась она.
   - Я зеркало разбила, - виновато сообщила я как можно более правдоподобно. - Извини, пожалуйста.
   - Боже, только этого не хватало. Только ведь домой приехали, уже катастрофа, - развела родительница руками. - Мама такую истерику поднимет, если узнает. - Потом подумав, добавила: - Если узнает, конечно.
   - Ага, "если" - это хорошее слово, - согласилась я, зная отношение Антонины к собственной матери. Именно поэтому зеркало стояло в моей комнате, а нее ее. - Чая хочешь?
   - Было бы неплохо. В последнее время у меня жутко болит голова, - запричитала мама. - Странно как-то в последнее время все происходит.
  
   Со дня рождения Марата прошла неделя. Все это время мы с мамой лежали в больнице, восстанавливая силы: она от рождения ребенка, я чисто для профилактики. Наша семейка изрядно потрепала нервы сотрудникам больницы. Не успели мать и ребенок неожиданно ожить, как старшая дочь впала в клиническую смерть. Мое бездыханное тело пытались реанимировать, но безрезультатно. Когда врача забросили попытки измываться надо мной, внезапно я очнулась.
   Врачи не отпускали нас, целую неделю заставляя ходить на анализы и всевозможные исследования. В конце концов не обнаружив никаких аномалий, нас выписали из больницы только сегодня утром.
   За это время Дайя с Винем успели заменить обратно все дверные замки и стереть руны. По просьбе Марата они также забрали из джунгли Дейну с Ява и привезли к нам.
   Все эти перемены случились так внезапно, что мои родители даже ничего не возразили против пополнения в семье. Минь целыми днями пропадал на работе, а потом в больнице, поэтому маленькими оборотнями, в основном, занимался Винь.
   - А где Дейна? - спросила мама, усаживая Марата в детский стульчик, и принялась готовить брату кашу.
   - В ванной. А что такое?
   - Очень странная девочка, - задумчиво произнесла мама. - Замкнутая что ли...
   - Да, есть немного, - согласилась я, разливая по чашкам чай.
   А что девочке остается делать, если она прожила в джунгли столько лет без друзей и подруг? Единственной компанией оставались домочадцы и бесчисленные книги, на которые не скупились оборотни.
   - Слушай, только ты не заметила... - мама осеклась, старательно подбирая слова, - что она тебя вроде... недолюбливает.
   - Что? - От напряжения я вздрогнула и разлила на стол кипяток. - Что ты имеешь в виду?
   - Я с ней сегодня впервые увиделась, но заметила, что в твоем присутствии она как будто еще больше закрывается... Где, ты сказала, сейчас ее брат?
   Я сжала стакан так крепко, что костяшки пальцев побелели. Мы замолчали. Я поняла, что так больше длиться не может.
   Когда Ява и Дейна приехали к нам, мы лишь представили их как младших братьев и сестер одного моего очень близкого друга. Их родители умерли, а Марат на некоторое время уехал в экспедицию, других родственников у них нет, так что дети пока поживут у нас.
   Но на тот момент все думали, что ребята задержатся у нас до возвращения Марата. А теперь... А теперь я не могла просто так их оставить на произвол судьбы. В этом мне требуется поддержка родителей.
   - Мам, можно я тебе кое в чем признаюсь, - собрав всю волю в кулак, сказала я.
   Услышав такое, мама резко прекратила готовку и удивленно уставилась на меня. Оставив все дела, Антонина села рядом со мной и взяла за руку.
   - Мама... знаешь... - начала было я, но родительница прервала меня:
   - Ангелин, перед тем, как ты что-то скажешь - знай, я всегда буду тебя поддерживать. Я уверена, все решения, принятые тобою, являются правильными. - Мама говорила быстро и с каким-то странным азартом. - Я очень тобой горжусь. К тому же Дайя всегда рядом. И ему я полностью доверяю...
   - Мам... - пыталась я ее остановить. - Я хотела сказать...
   - Ангелина, ты беременна? - закончила тираду мама неожиданным и крайне непредсказуемым вопросом. Нет, это звучало более утверждением.
   - Что? - у меня отвисла челюсть. На этом фоне скорое превращение в оборотня всего лишь глупая шутка. - Почему ты так решила?
   Мама сначала смутилась, потом мягко улыбнулась и крепче сжала мою ладонь. Она, наверное, считала, что я крайне напугана своим положением и нуждаюсь в поддержке.
   - Дорогая, я же вижу: в последнее время ты очень бледная. Практически ничего не ешь. К тому же я точно знала, что обследовавшие тебя врачи что-то от меня скрывают. И ваши близкие отношения с Дайя... - мама запнулась, потом сразу же продолжила, словно пауза испортит момент. - Я ничуть не удивлена - так и должно было случиться.
   Несмотря на трагичность ситуации, мне хотелось расхохотаться и сразу побежать все рассказать Дайя. Да, я напугана, да, я жутко переживаю. Но причиной служит ближайший конец Света и тысячи оборотней, которые скоро узнают о кончине Марата.
   - Боже, мама, остановись, пожалуйста, - попросила я разошедшуюся мамочку, которая уже принялась строить планы нашей свадьбы.
   - Уверена, новость не меньше обрадует Лия. Понимаю, вы еще так молоды, но это ведь замечательно! - продолжала мама, не обращая на мои попытки никакого внимания.
   - Мама, я не беременна!
   Мама на миг осеклась и вновь уставилась на меня. Такое ощущение, что эти слова удивили ее намного больше, чем те, которые предполагала услышать.
   - У нас с Дайя еще ничего не было! И до свадьбы не будет! - воскликнула я. - Да как ты вообще могла такое подумать? Не могу поверить!
   - Ну... я... Просто ты выглядела так напряженно. К тому же после долгой ссоры вы вдруг опять сошлись. Я и подумала ради ребенка... - по-детски принялась оправдываться мама.
   Я схватилась за голову. Моя мама как и была летающей в облаках леди, так и после рождения второго ребенка осталась кружившей в фантазиях дамой.
   - Мам, ладно... Забудем, - решила я пропустить странный инцидент. - Я хотела сказать, что Марат, мой друг, не вернется из экспедиции.
   - Что с ним случилось?
   - Нам пришла весть о том, что он пропал без вести во время очередных походов в джунглях.
   - Боже! - от ужаса мама прижала ладонь ко рту. - Его ищут? Может, нужна какая-то помощь?
   - Да, сейчас ведутся расследования, - принялась я врать. - Помочь, мы, к сожаленью, ничем не можем, кроме как приютить Дейну и Ява до тех пор, пока не найдется Марат. Он... - я замолчала, тщательно подбирая слова, - он очень много сделал для меня и нашей семьи. Ты просто не представляешь, как он мне близок. Я перед ним в огромном долгу. Мам, поэтому очень прошу - будь с ними поласковей.
   - Ну конечно! - сразу же согласилась мама. - Бедные дети - ни семьи, ни друзей. И раз Марат так важен для тебя. Не переживай, мы с Минем заменим им родителей.
   Я улыбнулась. Ну, слава богу. Хоть с одной проблемой разобралась.
   - А мне чайку и стакан позитива? - спустился на кухню Дайя.
   Мы с мамой принялись на него коситься, еле сдерживаясь от смеха. Смэш ничего не понимал и вопросительно смотрел на меня.
   - Эй, над чем вы смеетесь? - не выдержал он, взъерошив мне волосы.
   Честно говоря, я вообще удивляюсь его выдержке: только сейчас я осознала, что после воскрешенья очень странно себя веду. У меня крайне резко меняется настроение - могу быть на грани истерики, а через минуту уже радостно смеяться над глупыми шутками; практически ничего не ем, но когда голодна, налегаю только на мясное; исчезновение способностей не лишило ловкости и хорошего слуха.
   Сильно развилось обоняние! Так вот почему меня постоянно тошнит от слишком сильных запахов... Теперь понятно, почему мама решила, что в положении.
   - Ничего, пойдем, расскажу все, - улыбнулась я, потом не удержалась и добавила: - папаша...
   - Папаша? Какой еще папаша? - округлил глаза цвета молочного шоколада любимый. - У меня уже есть малыш? Правда?
   Мы с мамой теперь уже смеялись в голос забавной реакции Дайя.
   - Будет-будет, - пообещала ему Антонина, вытирая Марату ротик, измазанный кашей. - Так что иди - готовься морально.
   Тема разговора его явно заинтриговала, молодой человек хотел что-то еще уточнить у родительницы, но я его уже потащила к выходу.
   - Мам, мы пройдемся, подышим свежим воздухом, - крикнула я на прощание.
   - Хорошо, только не задерживайтесь! - ответила напоследок мама.
   Мы оказались в саду. Сириус и Сэн, радуясь наконец-то наступившей весне, играли в догонялки и выкапывали недавно посаженные Минем розовые кусты. Факт того, что теперь в их доме живет "сборная солянка", питомцев совершенно не смущал. Дайя рассказывал, что даже видел, как они радостно игрались с Ява, когда он принял животное обличие.
   - Пойдем в кусты? - предложила я Дайя, предполагая, что это будет идеальным местом для телепортации: из дома ничего не видно и со стороны улицы листья закрывают.
   - Кис, в последнее время у тебя странные предложения... - лукаво улыбаясь, отметил Дайя.
   - А, что? - удивилась я и спохватилась собственной глупости - ну надо же сморозить такое! - Дайя, хватит ловить меня на слове! Телепорт у тебя с собой?
   - С собой, только тебе лучше сейчас пойти к Дейне.
   Я поглядела на балкон второго этажа и вздохнула. Мои чувства разрывались: я до глубины души соболезновала девочке - смерть Марата такая же большая утрата для меня, и вместе с тем я ничего не могла поделать - ведь Дейна считает меня виноватой.
   Что я могу сейчас сказать ей? Что брат вернется? Что все будет хорошо?
   Но ведь это ложь. Ничего хорошего не случится, если я сейчас не отправлюсь за дневником Венеры и не продолжу прерванную миссию Марата.
   - Хорошо, я сейчас вернусь, - решилась я, направляясь в дом.
   Я просто объясню ей, что собираюсь сделать, чтобы загладить свою вину.
   - Э-ге-гей, - поприветствовал нас звонкий голос Виня.
   Надо же, сегодня он просто ходит по улицам без телепорта? Удивительно!
   - Виня! - обрадовалась я приходу друга. Мы обнялись, и я на радостях поцеловала его в щеку.
   - С возвращением, - вручил мне Фатум большой букет ангелов. - Ну как ты? Соскучилась по дому?
   - Ну конечно! Особенно по тебе.
   - Приятно такое слышать.
   - В таком случае, окажи мне добрую услугу.
   - Какую?
   - Я сейчас очень спешу. - Винь поднял одну бровь. - Я обязательно тебе все расскажу по возвращении. Ты можешь посидеть с Дейной? Всю эту неделю только ты с ней общался больше всех. Насколько я поняла, только к тебе она хорошо относится. Она сейчас опять бунтует. Ладно?
   - Конечно... - с готовностью согласился Винни. - Будьте осторожны.
   - Обещаем. Мы всего на полчаса от силы. Будьте паинькой.
   Дайя легко притронулся к телепорту и душный город исчез. Мне показалось, что мы прыгнули в бассейн, попав точно под ливень. Как же я могла про это забыть!
   Марат рассказывал, что день без дождя в экваториальных широтах -- явление практически неизвестное. Круглый год каждое утро небо здесь безоблачно. К середине дня начина­ют собираться тучи, которые неизменно разражаются печально известными "послеполуденными ливнями". Поднимается сильный ветер, из мощных туч под акком­панемент оглушительных раскатов грома на землю об­рушиваются потоки воды. Через 2-3 часа ли­вень заканчивается, и наступает ясная тихая ночь. Ярко светят звезды, воздух становится чуть прохладнее, в низинах скапливается туман. Свидетелем последнего явления стала я сама, проведя последнюю ночь в джунглях с Маратом.
   Но, несмотря на не слишком хорошую погоду, я почувствовала себя так уютно, точно вернулась домой. Даже в Сань я не ощущала такое. После возвращение из клинической смерти каждую ночь снились джунгли: огромные тропические деревья, крики животных, водопад...
   - Куда идти? - прокричал Дайя, стараясь заглушить шум ливня.
   - Вон, к той скале! - скомандовала я.
   Проделывая в сотый раз гимнастику, мы очутились в пещере, где раньше проживали оборотни. Все перевернуто вверх тормашками. Я уверена - Гару не раз приходили сюда, надеясь обнаружить Марата и записи Венеры.
   Мы направились к тайнику. О нем не знал никто, кроме меня и Марата. Этот "сейф" оборотень показал мне перед тем, как мы рассталась... когда я видела его в последний раз... Он ведь знал, что дневник мне пригодится... Знал, что больше не встретимся, а продолжал вести себя так, словно ничего не произойдет.
   От этой мысли опять все внутри сжалось в комочек.
   Марат... зачем...
   - С тобой все в порядке? - спросил Дайя, заметив мое замешательство. - Ты точно помнишь, где тайник?
   - Да. Я сейчас достану дневник, - кивнула я и взобралась на окно с завесой из водопада.
   Никто не ожидал, что окажется тайник одновременно в пещере и вместе с тем снаружи. Если находиться внутри, то может показаться, что за окном есть только обрыв вниз. Но если изловчиться, то можно ногой нашарить небольшой выступ справа и взобраться на "скат" над окном.
   Я полезла наружу и принялась вслепую нашаривать тайник. В выступе над окном Марат продолбил углубление, куда и положил шкатулку с дневником. Сверху он замаскировал "сейф" небольшим плоским камнем. Вода, без устали стекавшая на выступ, так хорошо прошлифовала тайник, что "крышка" стала совершенно гладкой и просто слилась с глыбой, что выглядело крайне естественно. К тому же камень еще покрылся неприятной слизью, что еще больше усложняло поиск.
   - Ну как ты там? Помощь нужна?
   - Нет... - еле выговорила я, не понимая, куда подевался тайник. Вода продолжала стекать по рукам и холодить кожу, сбивая с мыслей. - А, вот...
   Я сумела нащупать тонкую трещину и собралась выковырять ее взятым с собой ножиком, как, к своему удивлению, поняла, что намного удобней делать это с помощью ногтей. Несмотря на то, что они пребывали в воде уже несколько минут, ногти не потеряли твердость и с легкостью справились с камнем. Постепенно "крышка" соскочила, и я с радостью достала шкатулку, аккуратно завернутую Маратом в пакет.
   - Достала? - Дайя помог мне слезть с подоконника.
   - Да, он у меня.
   - В таком случае, вернемся домой? - Дайя взял меня за руку, но я рефлекторно отстранилась, чем вызвала недоумение. - Что-то не так?
   - Нет... Просто... Давай побудем здесь еще немного... - попросила я.
   - Хорошо... - неуверенно кивнул молодой человек. - Раз тебе этого хочется.
   Я с благодарностью взглянула на Дайя.
   Мне хорошо как никогда. Слушая шум дождя, я чувствовала что-то родное, словно вернулась в старые детские места, где меня все знают и рады возвращению. Такое чувство, что мое место именно здесь.

~*~

   Мне хотелось разрыдаться, продолжить все разрушать, проклясть судьбу за то, что так поступила с нами но... Но я должна крепиться... Должна быть сильной ради Ява, ради Марата, ради себя...
   Я оделась, но совершенно не хотела выходить из ванной. Меня раздражало все, начиная от того, как этот Дайя крутится вокруг Катта, и тем, что она взяла на себя вину за разбитое зеркало.
   Чертово зеркало! Кто же думал, что оправа окажется серебряной! Ненавижу, когда прижигают серебром. Мне часто рассказывали, что такое наказание применяли люди, если ловили оборотня. Изверги!
   Ненавижу! Ненавижу!
   - Дейна, открой, пожалуйста! - послышался голос Дайя снаружи.
   Ага, разбежался, прямо вот сейчас и открою. Это из-за него Марат страдал. Брат знал ведь, что у Катта есть любимый человек, но все равно продолжал строить из себя безответного влюбленного. Да эта девчонка даже не подозревает о его чувствах. Идиотка!
   - Дейна, с тобой все в порядке? - продолжил досаждать Фатум.
   Фатумы... Ошибка природы - вот кто вы. Мутанты, генетическое недоразумение, уроды...
   Достал уже! Сколько можно меня дергать!
   - Нормально все со мной, - пробурчала я, чтобы парень отстал.
   - Ладно... - сдался, наконец, молодой человек. - Будь осторожна.
   Осторожна? Правильно говорит Дайя. Мы остались одни - только я и Ява. Я должна быть сильной, чтобы защитить брата - сделать то, что не сумели мама и Марат.
   Мне хотелось от раздражения со всей дурью ударить по стеклу и разбить свое отражение. Ну чего выпучилась? Чего ты на меня пялишься, зеленоглазая? Чего взглядом напоминаешь Марата?
   Снаружи постепенно стихло. Дайя ушел на кухню. Захлопнулась входная дверь, наверное, ушли развлекаться. Ну конечно, а что им дома сидеть? Почему бы не погулять. Теперь же она счастлива - есть семья, молодой человек, опять всех спасла и ничего при этом не лишилась.
   Эгоистка!
   Да как она вообще посмела назвать своего брата в честь Марата? Да этот человеческий ребенок не заслужил такого!
   Опять хлопнула входная дверь. Ну и чего вернулись? Катились бы на все четыре стороны. Опять сейчас пойдет меня донимать?
   Стук в дверь. Я так и знала!
   - Оставьте меня в покое! - крикнула я, схватив оставленный на полке стакан. Если она сейчас войдет, я кину в нее снарядом. Сверхъестественных сил она уже лишилась, так что будет долго в себя приходить.
   - Дейна, это Винь, - услышала я знакомый голос. - Открой, пожалуйста.
   Винь? Что он тут делает? Я опустила снаряд и подошла к двери.
   - Что ты тут делаешь? - почему-то спросила я.
   - Зашел тебя проведать.
   Проведать меня? Наглая ложь! Он пришел только ради Ангелины. Небось, послала его со мной посидеть, чтобы совесть не замучила. Я отошла от двери у села подальше от нее.
   - Ангелина ушла только что. Вы разве не встретились на улице?
   - Встретились, - подтвердил парень. - Она как раз сказала, что ты себя плохо чувствуешь.
   И что я говорила? Болтает про меня всякую чушь, будто я одна тут больная и со мной сюсюкаться надо.
   - Со мной все нормально. Уходи.
   Я понадеялась, что такая грубость его прогонит.
   - Слушай, если у человека все нормально, - не обращая на мои слова внимания, продолжил Винни, - он не запирается в ванной и не прогоняет добрых людей, которые пришли к нему.
   - Да что ты привязался? - возмутилась я. - В этом доме уже нельзя в одиночестве побыть?
   - Я вот тоже хочу в одиночестве побыть, - засмеялся молодой человек. - А давай вместе одиночеством страдать? Гарантирую, намного веселей будет, так что открывай.
   Я невольно улыбнулась. Этот Смэш такой странный!
   Я уже подумывала открыть ему дверь, как внезапно дверной замок заклокотал, затем в ванную зашел Винь с заколкой в руках.
   - Да как ты посмел! - закричала я, бросаясь в его сторону.
   - Я стал переживать, что ты от счастья в обморок хлопнулась. Молчишь и не открываешь.
   - А вдруг... вдруг я голая была! - принялась я качать права.
   - Ну... э-э-э... было бы круто... Я бы за фотоаппаратом побежал, - пожал плечами Винни и, пока я успела дать ему в глаз, продолжил: - Кстати, меня всегда интересовало - когда вы превращаетесь в животных, то одежда остается. А когда превращаетесь обратно - нагишом бегаете по лесу что ли?
   Его вопрос заставил расхохотаться. Мне еще никто такие вопросы не задавал. И вообще, что у его парня на уме одни смешные мысли? В голове гуляет ветер, который редко бывает попутным. И улыбка у него невообразимая. Жутко похож на парней из романов, которые я читала раньше.
   - Ну, так что? Раскроете секрет фирмы? - напомнил Винь о своем вопросе.
   Я ответила, что если обычно совершаем запланированное обращение, то заранее пакуем вещи в сумку или привязываем к поясу. А если экстренный случай, то да, приходится довольствоваться тем, в чем мать родила.
   - А почему вам не жить на нудистских пляжах? - внезапно предложил Винни задумчиво. - Выделяться точно не будете. Там все всегда голые ходят. Чем вы хуже?
   Этот парень скоро сведет меня с ума своими приколами.
   - А этим. - Я вульгарно развернулась к нему спиной и приподняла кофту.
   - Вау! - пришел в детский восторг молодой человек. - Красиво-то как! А можно потрогать?
   Никогда еще никто не восхищался моей татуировкой, тем более не называл ее красивой. Это меня сбило с толку.
   - Тебе правда нравится татуировка? - мой голос прозвучал как-то наивно.
   - Э... ну она в том числе. Вообще-то я про спину...
   - Винь! - закричала я и набросилась на него.
   Если бы я была в обличии ягуара, то точно впилась ему в грудь когтями. А сейчас, находясь в теле хрупкой девчушки, мне лишь удалось повалить его на пол и бесцеремонно усесться сверху.
   - Ого, люблю строптивых, - оценил мое поведение Фатум с ухмылкой. - А что ты еще умеешь?
   Всю эту неделю, пока семья Катта была занята своими проблемами, за нами присматривал только Винь. Помог обустроиться, показать, что к чему. Познакомил с городом. В этот момент я почувствовала тепло и надежду, что хоть кому-то мы не безразличны.
   - Зачем ты пришел? - пропустила я вопрос.
   - Я же сказал - тебя навестить, - упорно продолжал свое Винь, затем достал из карманов несколько шоколадных батончиков. - Вот, что значит черная неблагодарность. Ты им сладости приносишь, а тебя на пол сносят.
   - Это правда нам? - уточнила я с подозрением, рассматривая гостинцы, которые изрядно потрепались от падения парня.
   - Нет, для себя припас, чтобы схомячить за углом в одиночку, - огрызнулся Винь. - Может, слезешь?
   - А, да, конечно.
   Я села на кровать и уставилась на Винни. Черные-пречерные волосы, как у пантеры. Взъерошенные, смешные. Карие глаза. Бархатный голос. Вечная улыбка до ушей.
   Да что это со мной происходит?
   - Ты чего в прострацию впала? Еще тянет одиночеством страдать? - взъерошил мне волосы Винек.
   - Рядом с тобой - да! - выпалила я.
   - Ну ладно. Бери батончики и пойдем со мной.
   - Куда?
   - Сейчас узнаешь. Знаю отличное место для одиночества.
   И мы поднялись на крышу. Следующие несколько часов мы сидели на качелях и молчали. Мне нравилось молчать рядом с ним, смотреть на ранние весенние цветы, слушать тишину, от которой трезвонило в ушах. Мне нравятся вещи, которые раньше только раздражали.
   С ужасом я поймала себя на мысли, что мне нравится Винь...
  
   Глава 2. Я всегда буду на твоей стороне.
  

Ничто не увлекает женщин больше, чем обещания.

Овидий

   Конец формы
  
   На мне бомба.
   Зайдя в вагон метро, я заняла свободное место и положила на колени рюкзак. Никто на этом составе не догадывается, что в безобидном на первый взгляд портфеле лежит взрывное устройство. Мы с Дайя тоже сначала не догадывались...
  
   - Это что? - с удивлением Дайя достал из тайника увесистый цилиндр, состоящий из вращающихся дисков с буквами.
   - Криптекс? - не меньше поразилась я находке. - А где дневник?
   - В шкатулке точно больше ничего нет? - уточнил любимый.
   Я еще раз проверила деревянную коробку и отрицательно покачала головой: внутри, кроме криптекса, лежала лишь большая стопка фальшивых документов на все случаи жизни. Видимо, их заранее подготовил Марат для экстренных случаев. Но дневника не было и в помине.
   - Круто, вместо простых указаний он оставил нам очередную головоломку, - вздохнула я. - Дайя, посмотри, что там внутри.
   Марат никогда не искал простых путей и обладал своеобразным чувством юмора. О криптексах я читала из книг. Решив сделать дополнительную защиту для записей, оборотень, видимо, поместил записи матери в шифровальный аппарат, в котором при неправильном наборе кодового слова содержащаяся внутри колба с уксусом разбивалась и кислота уничтожала бумагу.
   - Тут и вправду есть какие-то листы... - подтвердил мою догадку Дайя, сканируя цилиндр своим сверхъестественным взглядом. - Однако... Марат постарался на славу.
   - В смысле?
   - Он усовершенствовал головоломку - вместо уксуса вставил бомбу.
  
   Теперь я сидела в подземке в обнимку с взрывным устройством, жуткой головной болью и полной безнадежностью. Несмотря на наличие бомбы внутри, криптекс оставался безопасным до тех пор, пока его не пытались вскрыть.
   - Осторожно, двери закрываются. Следующая станция "Солнечная", - прозвучал из динамика приятный женский голос.
   Двери уже практически захлопнулись, как в вагон заскочил высокий смуглый парень с шикарной шевелюрой. Мне никогда не нравились молодые люди с длинными волосами. Это делает их, как мне кажется, слишком женственными и... нечистоплотными.
   Однако сегодня я обратила на него внимание не только из-за прически: с этим парнем мы столкнулись в музее Естественных наук, где проходила одна из пар преподавателя по "Концепции современного естествознания". Наш лектор весьма своеобразный человек, предпочитающий проводить занятия вне стен университета; поэтому сегодня пришлось покинуть родной ВУЗ и ехать сюда.
   Лекция проходила в одном из залов, где специально для студентов расставлены столы и стулья. Вещи же мы сложили в общую кучу, поэтому по окончании лекции тот парень чуть было не унес мой рюкзак, перепутав со своим. В крайнем случае, он так объяснил.
   Парень посмотрел на меня и странно улыбнулся. Боясь показаться невежливой, я тоже улыбнулась в ответ и отметила, что у молодого человека никакой сумки вообще нет, чтобы перепутать с моей. Запоздало возникло недоброе предчувствие.
   Всю дорогу он не сводил с меня глаз, странно и лукаво их щуря. Я демонстративно отворачивалась и концентрировалась на разгадке пароля криптекса.
   "Пять букв. Он все еще смотрит на меня. Сколько там может быть комбинаций? Он пялится на сумку. Если попросить Виня перебрать все комбинации на вычислительной машине, сколько времени займет обработка результатов? Он направляется сюда!"
   Свободным шагом парень двинулся в мою сторону и сел на освободившееся рядом место, продолжая глумливо улыбаться.
   - Девушка, а не с вами ли мы виделись сегодня в музее? - спросил он меня внезапно.
   - Со мной, - кивнула я холодно.
   - Вас Ангелина зовут?
   - Откуда вы меня знаете?
   - Как можно вас не знать? - ответил вопросом на вопрос молодой человек. Он что - еврей?
   Моя спина взмокла от напряжения. Рядом с этим человеком чувствую себя будто на лезвии ножа: одно неверное движение и...
   - Осторожно, двери закрываются. Следующая станция...
   Какая станция, я уже не услышала. Как только донесся голос из динамика, я подхватила сумку и стремглав покинула вагон. Я бросилась к эскалатору и постаралась затеряться в толпе. Я пробежала полпути, тяжело задыхаясь, огляделась и поняла, что никакой погони нет, после чего уже спокойно вздохнула и встала на ступеньку справа. Наверное, мы с тем парнем учимся на одном потоке, а я просто не заметила.
   Пусть у меня мания преследования. Пусть я лучше ошибусь и буду выглядеть как последняя идиотка, чем рискну и потеряю криптекс. Сейчас выйду на улицу и наземным транспортом доберусь домой. Кстати, какая это станция? В этот момент я вновь пожалела, что лишилась сверхъестественных сил и не могу воспользоваться телепортом. Весь прошлый год я перемещалась с его помощью, поэтому крайне слабо ориентируюсь в подземке.
   Не успела я перевести дух, как боковым зрением увидела, как распихивая толпу, за мной несется тот молодой человек. Я побежала вверх.
   Ненавижу бежать по лестнице! Когда ноги уже практически свело, я, наконец, оказалась на выходе. Я выбежала из метро и оказалась в переходе. Над головой замаячила огромная вывеска "ТЦ Сити". Следуя указателю, я последовала в развлекательный комплекс, не подозревая, что загоняю себя в ловушку.
   Торговый центр оказался просто огромным! Длинный ряд еще не открывшихся бутиков, десятки подсобных помещений и ни единой души. Как меня угораздило вообще сюда попасть?!
   Я бежала, надеясь наткнуться хотя бы еще на какой-нибудь выход в город. Однако одни магазины сменялись другими, а выхода все не было видно. Как гласит мудрость: перед тем как куда-то зайти, подумай, как оттуда выбраться. Я явно ступила...
   Я оглянулась назад, чтобы посмотреть, гонится ли еще за мной незнакомец, как врезалась в кого-то, внезапно выскочившего из очередного поворота. Я упала на землю и увидела перед собой длинноволосого.
   - Ну что, набегалась? - спросил он с издевкой.
   - Кто ты? - я становлюсь похожей на евреев.
   - А это разве так важно? Отдай мне сумку, - приказал он.
   - Гару, - прошипела я. - Обойдешься!
   Я вскочила и бросилась в обратную сторону, однако парень резко преградил мне дорогу и схватил за лямку рюкзака.
   - Отпусти, урод! - закричала я, надеясь, что хоть кто-то услышит.
   Ну, надо же было угораздить попасть в торговый центр, который еще даже не открылся, а охранники явно удалились на очередной перекур.
   Парень усмехнулся и настойчиво дернул рюкзак в свою сторону. В этот момент мне удалось ловко отстегнуть лямку. Парень, потеряв равновесие, отступил на шаг, что позволило мне выхватить рюкзак и броситься наутек.
   Путь к метро был прегражден, поэтому оставалось лишь углубиться внутрь ТЦ. Я продолжила бежать, как заметила, что в одном из магазинов открыта дверь. Я юркнула в помещение и спряталась в недостроенной примерочной кабинке. Я забилась в самый угол и достала мобильник.
   Раз гудок, два гудок...
   "Дайя, пожалуйста, подними трубку".
   - Киса?
   - Дайя! - прошептала я, - забери меня отсюда... пожалуйста... забери!
   - Где ты?! Что случилось?
   - Я в торговом центре "Сити", в каком-то бутике. Снаружи стоят фиолетовые манекены. Скорее!
   Внезапно послышался какой-то шорох. Неужели он нашел меня?!
   - Кис-кис-кис! Ангелина, выходи... - звал меня незнакомец. - Я же все равно найду тебя.
   Я прижала колени к груди, надеясь стать совсем маленькой и невидимой. Я видела его тень за полупрозрачной шторой, как вдруг его контуры резко исчезли.
   "Куда он подевался?"
   Не успела я среагировать на его внезапное исчезновение, как что-то резко обвилось вокруг моего тела. Огромный мускулистый питон медленно и будто со вкусом сужал свои объятья. Каждый раз, стоило сделать выдох, как кольца толчком сжимались чуть плотнее, и вдох уже не получался. Криптекс острыми краями впивался в живот, отчего мне стало еще больней.
   Я не могла дышать. Не могла пошевелиться. Не могла закричать.
   "Сейчас рванет. Боже, я не хочу умирать в объятьях малознакомого парня!"
   Мне казалось, что от слишком сильного "объятия" у меня аж глаза выпучились. Невольно взгляд натыкался на тело питона, на котором по светлому желтовато-оливковому фону разбросаны крупные тёмно-коричневые пятна различной формы, образующие сложный узор. Через глаз проходила тёмная полоса, начинающаяся от ноздрей и переходящая в пятна на шее. Другая полоса шла от глаза вниз и проходила по верхнегубным щиткам. На верхней части головы тёмное стрелообразное пятно.
   Не зря Винни называет меня "бестолковой ботанкой". Даже в такой ситуации я умудряюсь думать о каких-то глупостях, и в памяти почему-то всплывают странные статьи из научных книг:
   "Тигровый питон ведёт наземный образ жизни, однако с удовольствием плавает, а также при случае забирается на деревья. Обитает тигровый питон в Индии и Юго-Восточной Азии и предпочитает селиться поблизости от водоёмов, где охотится на парнокопытных, которых в состоянии проглотить, обезьян, птиц, грызунов и т.п. Крупные питоны могут расправиться даже с леопардом.
   Примечательно, что название "питон" пришло из Древней Греции. Если обратиться к мифологии, то красавец Аполлон дрался с большой змеей, которую называли Пифон. Уже намного позже, когда путешественники повстречали на своем пути большущую змею, они не стали ничего придумывать и назвали гада мифическим именем. Позднее название трансформировалось и приняло современное произношение".
   "О да, именно эти знания сейчас мне и помогут избавиться от оборотня..." - слабый сарказм еще жил в моей голове.
   Я сделала последний слабый выдох и поняла, что больше не в силах дышать. Я начала задыхаться... Послышался какой-то треск: кажется, я сломала ребро. Боже, главное, чтобы криптекс не пострадал... Боже, и как только он до сих пор не лопнул!
   От недостатка кислорода мне стали мерещиться странные вещи: мифологический Аполлон врывается в помещение и мощными руками расправляется с пресмыкающимся гадом. Он отбрасывает четырехметровое чудище в сторону и хватает меня за плечи.
   - Ангелина, киса, боже, ты как? - греческий бог нежно гладит мои щеки и старается заглянуть в глаза. - Энжи, солнце, постарайся, все будет хорошо.
   Земля ушла из-под ног.
  
   - Тебе уже лучше? - с заботой спросил Дайя, поставив в угол мои вещи.
   Я не удивилась, когда проснувшись увидела эти голубые стены. Эту комнату на Виртусе практически закрепили за мной - так часто я попадаю в травм пункты после своих заданий. Остается лишь повесить на дверь табличку "Здесь живет дикая Энжи. Не беспокоить".
   - Да, я реально здесь как-то лучше себя чувствую, - кивнула я и, хватаясь за больной бок, присела на кровати. Перед тем как отправиться в объятья Морфея, Фатумы уже успели меня залатать. 12-ое ребро заросло, остался только след на животе от криптекса. - А это ничего, что я тут буду временно скрываться от Гару?
   - Нет, конечно, ты же знаешь, что тут большинство сотрудников не Фатумы. К тому же здесь все рады твоему приезду. - Дайя сел рядом со мной и обнял за плечи. Я с радостью прижалась к его шее и вдохнула знакомый сосновый аромат.
   - А тебя не затруднит каждый день меня на занятия телепортировать?
   - Ангелин, ради тебя все, что угодно. - Молодой человек мягко поцеловал меня в висок. - Тебе небезопасно даже в общежитии оставаться. Когда я пришел туда за твоими вещами, вся комната была перевернута кверху дном.
   - Боже, а Сапфира?! - испугалась я. - Гару ничего ей не сделали?
   - Нет, к счастью, твоя соседка как раз уехала на очередную тусовку. Я вроде бы немного подкорректировал комнату. Думаю, она ничего не заметит. Я оставил ей записку, что ты на время будешь отсутствовать.
   - Хорошо, - кивнула я. - Боже, когда все это кончится.
   - Совсем скоро, не переживай. Ладно, отдыхай, не буду тебя тревожить. Я завтра зайду. - Любимый встал и хотел выйти, но я поймала его за руку:
   - Дайя, останься. Я и так уже сколько проспала.
   - Лишний сон еще никому не мешал, так что ложись. - Дайя нежно погладил меня по голове, проведя рукой по волосам. - Зря мы отпустили тебя на занятия.
   - Ладно. Дайя, я люблю тебя.
   - Ангелина, я люблю тебя. - Его взгляд стал серьезным. - Помни, что бы ни случилось - я буду всегда тебя любить. Я всегда буду на твоей стороне. Договорились?
   От его слов мне стало почему-то неуютно. Тон казался предупреждающим, словно он хотел сказать что-то большее. Предостеречь от чего-то.
   - А разве я могу в этом сомневаться?
   - Только попробуй, - Дайя подмигнул мне и вышел в коридор.
   Дверь закрылась, как я обнаружила, что любимый забыл свой телефон.
   - Дайя, подожди, ты мобильник оставил! - крикнула я вдогонку, раскрывая дверь.
   Я замерла.
   Невидимая стена разделяла меня и коридор. Я пыталась протолкнуться сквозь дверной проем, но бесполезно. Я точно натыкалась на барьер.
   Дайя вернулся к комнате и стоял по ту сторону двери.
   - Дайя, что здесь происходит? - возмутилась я. - Что за дурацкие шутки?
   - Это не шутки, - от его холодного тона у меня по спине пробежали мурашки.
   Я не узнавала Дайя, который сейчас стоял напротив меня. Его будто подменили. Голос стал жестким и властным, как когда он был... Ферзем.
   - Что вообще происходит? Кто создал купол? - не сдавалась я.
   - Глупышка, - Дайя странно улыбнулся и кивнул на стены: - Киса, руны действуют против оборотней.
   - Руны? - я поперхнулась воздухом. - Ты нарисовал руны, чтобы запереть меня? Что за чушь!
   - Так решил Виртус. Для твоей же безопасности. Здесь ты сможешь скрываться от Гару.
   - И буду доставать вас, пока все это не кончится. Но запирать-то зачем?
   - Ангелин, а ты никогда не думала, что можешь быть потенциально опасной? - Слово "опасной" глухо отозвалось в моей голове. Мне сложно сопоставить это определение к самой себе. - Ты скоро обратишься. Фатумы проследят за этим и, если нужно, окажут помощь.
   - Дайя, ты что, с ума сошел? - крикнула я. - Ты согласился, чтобы из меня сделали подопытное животное?
   Я ударила по дверному косяку, задев его ногтем. На дереве остался глубокий след.
   - Ангелин, разве ты не заметила, что в последнее время постоянно странно ведешь себя. Эти перепады настроения, излишняя агрессия, твоя мания к джунгли. - Парень кивнул на причиненный мною ущерб. - Я не хочу и не могу видеть тебя такой.
   Я отступила на шаг. Его слова больно вонзились в сердце. Неужели теперь я не могу доверять даже Дайя.
   - Ты же обещал, что никогда не оставишь меня, - с упреком напомнила я.
   - Но так решил Виртус, - безмятежно отозвался Дайя.
   И это говорит мне человек, который всего пару минут назад клялся в том, что никогда не оставит на произвол судьбы!
   - Уходи, уходи немедленно! - заорала я, схватила какие-то вещи на столе и принялась кидать их в Дайя. - Предатель! Да как это вообще могло случиться? Ты сошел с ума!
   Дайя с легкостью уворачивался от снарядов, спокойно реагируя на мою вспышку гнева.
   - Пойми же, Ангелин, все хотят тебе лучшего.
   - Я тебя ненавижу! - прошипела я и захлопнула за собой дверь.
   Я сразу же бросилась к сумкам в поисках криптекса. Я перерыла все содержимое, вываливая на землю бесполезную груду одежды и книг.
   Он забрал цилиндр Марата. Он предал меня.
  
   Той ночью я пыталась сбежать, но бесполезно. Руны на стенах не выпускали через дверь. Я пыталась разбить окно, но тоже безрезультатно - оно оказалось толщиной в несколько сантиметров и предметы в комнате служили плохими инструментами для битья стекол.
   Да и что я могла делать, если выберусь из комнаты. Мы на острове. У меня нет сверхъестественной силы, чтобы телепортироваться, даже если получится украсть телепорт.
   На следующее утро заглянул Димитрий. За время прекращения моей службы он будто резко постарел. Однако увидев меня, мужчина улыбнулся.
   - Доброе утро! Ну, что же, Ангелин, рад вновь видеть тебя у нас!
   - Слава богу, что вы заглянули, Димитрий! Вы должны меня выслушать!
   Вот, с кем мне необходимо поговорить! Наверное, на этом острове только Димитрий остался вменяемым. Я объясню ему ситуацию, и он поймет, что мои дела неотложны. Они должны вернуть мне криптекс, чтобы достать записи Марата...
   После озвучивания всех доводов я надеялась услышать от главы Виртуса разрешения покинуть остров. Однако вместо этого он покачал головой и пробормотал:
   - Дайя прав. Она действительно...
   Что "действительно"? Сошла с ума? Они что, издеваются? После всего случившегося они все еще считают опасность воскрешения Геи и возвращения Белого Ягуара бредом?
   Я просто окаменела и не заметила, как Димитрий покинул комнату. На кого теперь мне остается надеяться?
   Оказалось, не на кого. Виртус был настроен меня заточить навсегда, запрещая вообще кому-то со мной общаться. Каждый день посещали врачи, мерили пульс, брали анализы крови и проводили непонятные процедуры. Я уже не могла сопротивляться. Вчерашних коллег теперь я встречала с трепетом страха и бессилия. Я чувствовала себя подопытной крысой.
   Теперь понятно, почему оборотни предпочитали вообще никому не доверять.
   Фатумам в том числе.
   Я единственный оборотень, которого было так легко обмануть и привести на Виртус.
   Дайя, моя последняя надежда, не появлялся.
   Он оставил меня на произвол судьбы.
   Он обманул меня. Предал.
   Дни шли за днями. Порой я начинала ощущать, что реально схожу с ума. Я ненавидела эти голубые стены. Меня раздражало душное помещение.
   И каждую ночь продолжали сниться джунгли. И небо. Ягуаровое небо. Вспомнилась колыбельная.
  
   Под долгим взглядом, ночное небо шевелится слегка. 
   Оно, как шкура у ягуара, как пятна облака. 
   А ягуаровое небо - это запредельная черта 
   За той чертою, бездонный космос, а небо - это грань, 
   Возможно то, что тут недоступно, за ним доступным станет. 
   Ведь ягуаровое небо призывает превозмочь себя. 
  
   Мне постоянно снилось, что я бегу по джунгли и пытаюсь увидеть небо. Ягуаровое небо, которое приведет к Храму Геи. Но не могу найти дорогу, потому что лес не кончается, а небо оно где-то там. Остается каких-то несколько десятков метров. Звук воды...
  
   - Тшшш... Энжи, вставай, - кто-то прошептал мне на ухо.
   Я с трудом разлепила веки и увидела в темноте Дайя.
   - Что ты тут делаешь? - пробурчала я, все еще не собираясь прощать его поведение в последнее время.
   Я все еще лежала на полу, непонятно как заснув тут.
   - Собирайся, и быстро, - прошептал парень, кидая в сумку мои вещи.
   - Что ты собираешься делать?
   - Бежать, и как можно скорее. Поторопись.
   - Я не понимаю...
   - Не нужно ничего понимать. Надо просто знать, что я обещал не оставлять тебя. Пойдем.
   Постепенно в темноте я различила еще чей-то контур. На меня смотрела девушка чуть помладше нас.
   - Кто это? - удивилась я, пытаясь сквозь мрак разглядеть незнакомку.
   - Знакомься, это Елена. Она тоже Фатум.
   Не успела я хоть как-то среагировать, как девушка быстро наклонилась и обняла меня. Такое поведение просто ввело меня в ступор.
   - Ангелина, я так рада, что смогла встретить тебя. Я столько о тебе слышала! Ты просто героиня!
   - Что? - замешкалась я таким словам. - Ге...героиня?
   - Ладно, девочки, не будем терять время. Елена, я полностью на тебя полагаюсь. После утренних процедур ты исчезнешь, все понятно?
   - Конечно, Ферзя! Прикрыть камеру и удалиться, - еще раз повторила план Фатум.
   - Молодец! - Дайя потрепал коллегу по плечу. - Спасибо тебе!
   - Что... Что здесь происходит? Какая камера? - пролепетала я.
   - Я все объясню, бежим!
   Я не стала мешкать. Дайя протянул мне руку и мы побежали. Стертая заранее им руна пропустила меня через порог. Я бросила последний взгляд на ненавистную комнату и с удивлением увидела... себя! Псевдоангелина в белом платье мягко улыбнулась и помахала рукой.
   Елена оказалась перевертышем.
   Мы бежали по Виртусу и я поняла, что нахожусь здесь в последний раз. Я больше никогда сюда не вернусь. Никогда. Оказавшись под ночным небом, я с удовлетворением сделала глубокий вдох. Я будто возродилась.
   - Наконец-то! Я уж испугался, что нас застукали!
   К нам подбежал Винни. Я бросилась ему на шею, понимая, насколько соскучилась по этому человеку. Я знала, что Смэш пытался напроситься ко мне на встречу, но Фатумы его не пускали.
   - Все-все, спокойно, - молодой человек похлопал меня по спине. - Дайя, ты готов? Через пару секунд я верну электричество. Помнишь, что еще нужно сделать?
   Дайя кивнул, достал мобильный телефон и на моих глазах превратил его в пыль.
   - Ладно, ребят, - Винни смотрел на нас словно в последний раз. - Помните, я всегда буду на связи. Если нужна помощь, только звякните, лады?
   - Спасибо, Винюсь. Боже, позаботься, пожалуйста, о моих родителях и Ява и Дейной.
   - Заметано. Видимо, я теперь за главного?
   - Я знаю, ты не подведешь, брат, - кивнул Дайя.
   - Ладно, убегаю, чтобы случайно не узнать, куда вы телепортируетесь!
   Я в последний раз обняла лучшего друга и поцеловала его в щеку, при этом молодой человек вручил мне Ipod.
   - Что это? - удивилась я подарку.
   - Все наши любимые песни. Наш play-list, чтоб не забывала обо мне.
   - Винни, спасибо! Я буду очень скучать. Ты тоже не забывай меня, хорошо? - прошептала я.
   Винь несмело отстранился от меня и выдавил улыбку.
   - Хорошо.
   Он развернулся и побежал в сторону Виртуса. Медленно на аллеях стали зажигаться фонари.
   - Куда нам нужно? - обнял меня Дайя, наблюдая, как удаляется брат.
   - В джунгли! В джунгли!
   Когда мы оказались под звездным небом тропиков, Дайя снял телепорт и также растворил его. Теперь мы остались одни, отрезанные от оставшегося мира.
  
   - Я не верю, что ты сделал это ради меня. Я думала, ты предал меня! - воскликнула я, прокручивая в памяти свершившийся побег. Все произошло быстро и слаженно, как в отменном боевике.
   - Да как ты только смела такое предположить! - Дайя щелкнул меня по носу и пошел доставать необходимые для ночлега вещи.
   Парень достал большую палатку и профессионально начал ее устанавливать. Видимо, в детстве часто ходил в походы.
   - А зачем все это? Зачем какие-то сцены? Зачем Елена? - не могла я унять накопившиеся вопросы.
   - У тебя в комнате установлена камера, работающая 24 часа. - Дайя без особого труда вдавил кол в мягкую от прошедшего дождя почву. - Винни устроил короткое замыкание, чтобы мы успели сбежать. Завтра врачи придут на обследование, потом спокойно удалятся, все еще думая, что действуют руны. А Елена просто на миг прикроет камеру и сбежит.
   - У меня была установлена камера? - удивилась я в очередной раз.
   - Думаешь, почему я не заходил в лишний раз? В общем, теперь никто даже не поймет, кто замешан.
   - Ну, конечно, - хмыкнула я, бросая в костер еще веток. - Куда же могла запропаститься Ангелина, как не без помощи Дайя.
   - Это уже неважно. - Любимый дернул последнюю веревку, и палатка была готова. Он выпрямился и посмотрел мне прямо в глаза. Его голос звучал твердо и решительно: - На мне вся ответственность. А в ближайшее время мы вряд ли с ними столкнемся.
   - А ты не подумал о последствиях? Родители, Винь, Елена?
   - Мы сами отвечаем за свои поступки. Что они могут сделать моим предкам и кузену? Пытать и капать на мозги? Все равно те не знают, где мы.
   Дайя сел у костра, а я уютно устроилась на его коленях, свернувшись подобно кошечке. Я почувствовала себя маленькой, полностью зависимой от своего любимого человека.
   - Если ты был против затеи с самого начала, то зачем сдал меня Фатумам?
   - А как я мог? Виртус отдал приказ, которому нельзя не подчиниться. К тому же твое временное отсутствие было плюсом для всех: ты исчезла из мира оборотней, а я в лишний раз проверил возможность открыть криптекс плюс рассчитал возможные варианты того, что Виртус нас выследит. - У Дайя, как всегда, все было заранее продумано и рассчитано. - Думаешь, зачем я уничтожил коммуникатор с телепортом?
   - Они научились теперь устанавливать местоположение и через телепорты?
   - Спасибо Виню - наш гений опять превзошел себя. В общем, пока они нас не обнаружили, ты знаешь, что делать?
   - Знаю. - Твердо ответила я. Этот маршрут я задумала давно: - Нам нужно вернуться туда, где Марат был в последний раз.
   - Хорошо. Мы обязательно туда доберемся. А теперь спать.
   Это была вторая ночь, проведенная мною в джунглях, и второй раз, когда я засыпала в объятьях любимого человека.
   Я давно так сладко не спала. Ягуаровое небо уже надо мной.
   Глава 3. Что я лишь твоя...

Люби, чтобы тебя любили.

Марциал

  
   - Куда они подевались?! - от злости Димитрий хлопнул по столу. Он уже битый час возится с ними, а никак не может получить ответы.
   - В сотый раз повторяю: не знаю, - деланно безразлично ответил Винь и театрально зевнул. - Может, вы, наконец, нас отпустите?
   Елена на соседнем стуле сжалась в комочек и не смела даже шевельнуться. Девочку впервые вызывали в кабинет Димитрия, к тому же она еще не видела его в гневе.
   Глава Виртуса устало плюхнулся в кресло и распорядился:
   - Елена, отстранена от заданий на неделю. Винь, - младший Смэш сосредоточился, выслушивая вердикт, - можешь не появляться здесь до тех пор, пока не скажешь, где они. Ты знаешь, что вы натворили? В ее руках был путь к нашему спасению! А ты помог им бежать. Они как всегда могут наделать глупостей...
   Но Винь уже не слушал. В его голове доносилось что-то вроде "бла, бла, бла". Когда разъяренный начальник перестал читать лекции на повышенных тонах, он помахал Димитрию ручкой и быстро ретировался.
   В коридоре Елена расплакалась, отчего ему пришлось потратить полчаса, чтобы ее утешить.
   - Я не думала, что все так серьезно, - всхлипывала девушка.
   - Если не думала, то зачем согласилась на авантюру? - спросил Винь, засмеявшись в душе, что сказал это как в анекдоте.
   - Ну... Я хотела помочь им и совершить хороший поступок, - Елена шмыгнула носом и многозначаще взглянула на него.
   - То есть, ты не сожалеешь о содеянном? - уточнил южный красавчик.
   - Нет.
   - Так чего хнычешь?
   - Ну... - Елена запнулась. - Ты ведь тоже участвовал?
   На этом Винь тяжело вздохнул и поспешил удрать. Очередная девчонка, решившаяся совершить что-то этакое, чтобы привлечь его внимание. Иногда он подумывал, может, перекраситься и слыть за дауна, чтобы к нему перестали клеиться всякие "чики".
   Так как на Виртус теперь ему вход воспрещен Винь телепортировался к Ангелине домой. Когда девушку посадили под арест, Фатумы позвонили ее родителям и от лица университета сообщили, что их дочь уезжает на стажировку за границу. Так как поездка оказалась непредвиденной, поэтому Энжи не сможет заехать домой попрощаться и свяжется с родственниками, когда появится возможность. Винь решил, что это лучшая отговорка для отсутствия подруги, поэтому решил продолжить поддерживать сочиненный миф. Чтобы придерживаться плана, в тайну исчезновения Ангелины и Дайя он решил ввести только Дейну.
   Девочка оказалась понятливой и, несмотря на ненависть к Ангелине, согласилась помочь. От лица Энжи каждую неделю она писала Антонине письма о том, как прекрасно проходит стажировка и какие идеальные для этого для них созданы условия.
   Первое время Винь, как и обещал Дайя с Ангелиной, периодически наведывался к семье Энжи, чтобы присматривать за ними в случае покушения оборотней. Затем вскоре он понял, что приезжает сюда не только выполнять свой долг...
   Он просто жил от встречи к встрече с Дейной.
  
   Сначала он воспринимал новую знакомую как младшую сестру, которую нужно защищать и во всем помогать. Ему нравился ее характер: сильная, самостоятельная, решительная, порой взрывная и немного грубоватая.
   О ее истинных переживаниях он узнал случайно, когда пришел к ней в гости и застал девушку спящей. Дейну Винь будить не стал и решил дождаться ее пробуждения, сев за стол и вдруг обнаружив раскрытую тетрадь, в которой ровными буквами записаны стихи.
  
   Я смело всем так улыбаюсь
   И говорю, что все прошло,
   Что больше я уж не страдаю
   И на душе совсем легко.
  
   В течении жизни растворяюсь
   И избегаю пустоту,
   От тишины бежать пытаюсь,
   Все в памяти стереть хочу.
  
   Боюсь одна с собой остаться -
   В тот миг теряю я себя,
   Я начинаю возвращаться
   Туда, где слезы, боль и тьма.
  
   Мне проще там, где много шума,
   Где суета, где яркий свет,
   Где не терзает меня дума,
   Где памяти проходу нет.
  
   Вновь начинаю улыбаться
   И утверждать, что все могу.
   Веселой вечно всем казаться...
   Но знаю... я всего лишь вру.
  
   Я просто правду скрыть стараюсь,
   Бегу я от самой себя.
   Но верно... очень постараюсь
   Привыкнуть к памяти шутя...
  
   Парень схватил дневник и начал жадно вчитываться в стихи, в которых Дейна раскрывала душу. Он будто слушал ее внутренний монолог, те слова, которые девушка никогда не осмеливалась произнести вслух.
   Оказалось, что грубостью и молчанием девочка скрывала слабую надежду на любовь и счастье. Она постоянно старалась строить из себя независимую и жесткую, скрывая под твердой оболочкой нежную и ранимую душу.
  
   Время идет, и его не вернуть,
   День вновь сменяется ночью.
   И нельзя предсказать, каков твой завтрашний путь...
   Да вообще - доживешь ли до утра?
   Лежишь, пытаешься заснуть,
   Но мысли вновь уносят вдаль...
   Чего все ищут, чего все ждут?
   А на душе опять печаль...
   Холодно сердцу - чувства застыли,
   Надежда умерла навек.
   Вдруг истина тебе сегодня открылась,
   Как бесполезен в этом мире человек...
  
   Особенно Винь поразился, когда узнал, что Дейна еще и пишет песни. Музыку она сочинять не умела, поэтому за основу взяла песню молодежной певицы Myley Cyrus "One in a million".
  
   "Средь миллионов ты один".
  
   Опускается ночь, я без следа растворюсь
   В лабиринте снов вновь отыскать я стремлюсь
   Среди тысяч огней одну лишь звезду.
   Я знаю, где-то ты здесь ждешь меня и поверь,
   Тебя я не подведу и дорогу найду.
   Раскрываю глаза, но тебя рядом нет.
  
   Пусть говорят, что смешно, несерьезно
   И повстречать тебя почти невозможно.
   Мне все равно и путь укажет судьба!
  
   Припев:
   Нужно лишь верить в мечту,
   Что наяву поймать звезду я смогу
   И что в безликой толпе ты вдруг узнаешь меня -
   Любовь нас свела.
   Стук сердца услышишь!
   You're one in a million!
   Столько лет лишь тебя я ждала,
   Не спутать голос в тиши
   И трепет влюбленной души
   Я не сравню никогда на этом свете с другим,
   Ведь средь миллионов для меня ты один.
  
   Винь поглядел на спящую Дейну и сел рядом с ней на кровать. Во сне девушка казалась маленьким ангелочком, а не диким зверем, кем она притворялась все это время. Огненно-рыжие волосы блестящими волнами спадали на подушку и скрывали часть лица. Молодой человек осторожно притронулся к ее щеке и убрал локоны. Рыжие волосы и изумрудные глаза - идеальное сочетание для ведьмы, подумал Винь и захихикал.
   "Все женщины - Ангелы, но когда нас лишают крыльев, приходится пересаживаться на метлу", - вспомнил он мудрую фразу и вновь вернулся к дневнику.
  
   После встречи с тобой я стала странной - другой.
   Гляжу в твои глаза, в них столько света, тепла.
   Скажи, ты только мой, а я лишь твоя.
  
   Пусть пролетают недели, года,
   Льет летний дождь, и накрывают снега,
   Все так неважно, ведь я влюблена!
  
   - Интересно, что ты ответишь, если скажу, что я лишь твой, - прошептал Винь, захлопнув дневник.
   В следующий миг он почувствовал у уха ее горячее дыхание:
   - Что я лишь твоя...
  
   Глава 4. Это нам по силам.
  

Медовый месяц хорош тогда, когда мёд -- не липовый...

В.Сумбатов

  
   - Ангелин, слушай, я хотел тебе кое-что сказать, - как-то смущенно обратился ко мне Дайя.
   С нашего побега прошли три безмятежные недели. Я твердо намеревалась посетить еще раз для верности обитель Хранителя. Именно после посещения тех руин Марат нашел дорогу в Храм. Может, и я найду свой путь?
   Но в связи с тем, что в тот раз я глупо все проспала, теперь найти вновь дорогу оказалось чересчур затруднительным для нас делом. Полное отсутствие коммуникаторов и даже простой карты сводили попытки обнаружить древний обитель практически к нулю.
   Мы шли почти что вслепую. Я лишь чувствовала какой-то пульс... какую-то необъяснимую энергию, которая оставалась последней и единственной надеждой, ведущей к цели. Опираясь на мои ощущения мы шли день за днем, день за днем...
   И я прекрасно себя чувствовала. Отсутствие электричества, горячей воды и других элементарных вещей каждого горожанина я даже не замечала. Мне нравилось лежать рядом с Дайя и смотреть на ночное небо, усыпанное миллионами звезд. Нравилось сидеть в палатке и наблюдать за тропическим дождем. Обожала плескаться в чистейшей воде прохладных здешних рек. Даже шум джунгли постепенно превратился в особую мелодию, которой можно наслаждаться весь день.
   И никакой суеты. Никакой вечной погони и страха, что ты загнана в ловушку. Ты можешь сладко спать и знать, что утром обнаружишь любимого человека рядом.
   Здесь был мой дом.
   Трудности начались, когда закончился запас еды, который Дайя предусмотрительно заготовил перед побегом. Но как ни крути, для того, чтобы спать на холодной земле и мыться в открытой реке, нужна лишь физическая выдержка. Но чтобы убить животное... а потом еще и съесть его...
   Первое время мы и вовсе перешли на вегетарианскую пищу: зачем заморачиваться, если вокруг тебя кладезь фруктов и съедобных растений. Но со временем я заметила, что Дайя такая "диета" не подходит. Он все же мужчина, которому нужно мясо, как говорил Марат. И тут я вспомнила про особенный метод рыбалки, которому научил оборотень. В тот же день наш рацион расширился на радостях для меня, как я уже говорила, для меня такая охота была самая безболезненная и наименее жестокая; так и для Дайя, который получил должную порцию белков.
   - Да, конечно, что ты хотел сказать? - я подняла глаза и увидела взгляд, который встречала у Дайя всего несколько раз.
   - Знаешь, я никогда не думал, что это произойдет в такой ситуации... мы в бегах... против нас всё и все... - молодой человек запнулся, затем внезапно опустился на одно колено и уже твердым голосом продолжил: - в общем, все это неважно. Ангелина, выходи за меня замуж!
   От удивления я потеряла дар речи. Заметив мое замешательство, Дайя продолжил:
   - Понимаю, это все так неожиданно. Но я хочу, чтобы мы поженились сейчас, пока ты... пока ты еще человек. Ангелина, ты согласна стать моей женой?!
   Женой?! Женой!
   Кровь прилила к лицу и пульсировала в висках.
   Я стану его женой! Прямо здесь и сейчас!
   - Боже, Дайя, это так внезапно... Но... Да! Конечно же да! - практически прокричала я.
   Лицо любимого озарила улыбка, он встал и раскрыл передо мной ладонь.
   - Прости, как ты понимаешь, здесь ювелирные не на каждом углу... - Фатум лукаво улыбнулся, - но есть кое-что другое.
   На его раскрытой ладони лежали две подвески с камнем гиацинтом ярко-оранжевого цвета, который был подобно закату.
   - Короткое предисловие... Легенду? - предложил Дайя, на что, естественно, я кивнула. - Некогда жил в Спарте прекрасный юноша по имени Гиацинт - красота его была ярче солнца, ослепительнее лиц бессмертных богов. С ранних лет Гиацинт, который одновременно являлся и сыном местного царя, обладал дружбой и покровительством бога солнца и искусства Аполлона и бога южного ветра Зефира. Друзья проводили дни в охоте, спортивных состязаниях и играх - незаметно текли часы, слагаясь в дни, месяцы и годы, но не меркла, а лишь разгоралась прелесть Гиацинта. И вот однажды затеяли они состязание в метании диска - излюбленной греческой забаве тех времен. Аполлон никак не мог выиграть у принца Спарты - тот метал снаряд слишком далеко для обычного человека. Тогда златокудрый бог метнул диск выше облаков, чтобы наверняка победить, и вложил в удар все свои силы. Зефир же, втайне желавший победы Гиацинту, подул, чтоб диск Аполлона сбился с пути, но не рассчитал, и снаряд попал в лицо юного красавца, убив его на месте. Аполлон был безутешен, и чтоб оставить на Земле какую-то память о своем любимце, он превратил вытекающие из раны капли крови в прекрасные цветы... 
   Всегда удивляюсь, как ему удается сохранять спокойствие в любой ситуации. Хотя нет, порой Дайя срывался... Но сейчас не об этом речь.
   Он только что сделал мне предложение, и все равно помнит легенды про каких-то греческих богов. Мой любимый точно помешанный на этих рассказах!
   - Гиацинт наряду с драгоценными камнями имеет свои магические свойства. - Продолжил Дайя и надел мне подвеску. - Камень положительно воздействует на мыслительную деятельность, улучшает память и тягу к наукам, что нам сейчас необходимо, так?
   - В древние времена гиацинт считался талисманом путешественников, согласно преданию камень способен защитить от нападения лесных зверей и укусов змей, - засмеялась я непонятно всплывшей статье. Я взяла камень и также надела любимому. - Пусть гиацинт защищает тебя... от меня. Ну что же. Теперь жених может поцеловать невесту.
   И в этот момент моя жизнь как будто перевернулась. Если всего минуту назад мы были влюбленной парой, то сейчас мы уже молодожены. Стерты все ограничения - и моральные, и физические.
   Поцелуй с каждым моментом становился все слаще. Медленно, Дайя стал снимать с меня одежду. Я не смущалась... почему-то теперь это стало таким естественным, простым, как будто должно было уже давно случиться...
  
   Я проснулась от ярких солнечных лучей, которые били в лицо. Дайя уже не спал и обнимал меня. Наши нагие тела все еще были сплетены. Я поцеловала его и прижалась щекой к груди.
   - Ты чего так счастливо улыбаешься? - спросил Дайя, сам глупо улыбаясь.
   - Да так... вспомнила кое-что.
   - Что именно?
   - Это наверное, глупо звучит... У нас в универе есть список дел, который должна выполнить каждая уважающая себя студентка.
   - Так, и что попадает в этот список?
   - Ну, например, прийти на экзамен совершенно неподготовленным, сходить на вечеринку без нижнего белья, поучаствовать в благотворительной деятельности и всякая подобная чушь. И последним в списке стоит "лишиться девственности", - покраснела я. - Я пропустила практически весь список, зато переплюнула всех - вышла замуж.
   - Все с тобой понятно. В таком случае, закрепим это дело? - хмыкнул Дайя и поцеловал меня.
   Мы потеряли счет времени. Мы разбили лагерь у реки и больше никуда не двигались. Проводя медовый месяц, я совершенно забыла о своей миссии. Мы с Дайя целыми днями занимались друг другом. Мир как будто позабыл о нас. А мы - о мире. Так проходил день. А ночью мы занимались сжиганием калорий и разглядыванием звезд, которые невозможно увидеть в крупных городах.
   Дайя показывал мне разные созвездия и рассказывал мифы про них. Особо мне запомнилась легенда про созвездие Волосы Вероники.
   В III в. до н. э. фараоном Египта был Птолемей III Эвергет. Его супруга Вероника славилась своей красотой. Особенно прекрасны были ее волосы. Они были подобны золотой реке и вызывали у каждого, кто имел счастье ее видеть, неописуемый восторг. Из самых дальних стран приезжали цари, царедворцы и жрецы, чтобы увидеть это чудо. Поэты воспевали волосы Вероники и ее несравненную красоту в лирических поэмах. Радость переполняла сердце фараона Птолемея, и он чувствовал себя бесконечно счастливым. Он не мог оторвать глаз от великолепных волос Вероники. Но недолго продолжалось его счастье. Птолемею пришлось пойти со своим войском воевать против врагов.
   Проходили дни, месяцы, годы, но Птолемей не возвращался. Скорбящая Вероника отправилась в храм Афродиты и там горячо умоляла богиню защитить ее супруга, даровать ему победу и помочь поскорее вернуться домой. И в жертву богине Вероника пообещала принести свои прекрасные волосы.
   Прошло немного времени, и во дворец примчался гонец. Он сообщил Веронике радостную весть о том, что Птолемей одержал победу и вот-вот должен возвратиться домой.
   Верная своему слову, Вероника тотчас отправилась в храм Афродиты, отрезала свои волосы и положила их на жертвенник.
   Когда Птолемей вернулся из похода, во дворце устроили пиршество в честь его победы. Все радовались его возвращению. Вероника обняла Птолемея, и тут он увидел, что у жены нет ее прекрасных волос. Опечалился Птолемей, тогда Вероника рассказала, что принесла свои волосы в жертву богине Афродите, чтобы помочь мужу одержать победу и скорее вернуться. Птолемей захотел полюбоваться ее волосами хотя бы в храме Афродиты, но во время торжества они исчезли из храма. Еще большая печаль овладела Птолемеем, и слезы блеснули в его глазах. В этот момент появился придворный астроном жрец Конон и сказал ему: "Не печалься, мой господин! Взгляни на небо, там, где сияет Арктур... Видишь ли ты маленькие звездочки? Это и есть волосы Вероники".
   Утешая скорбящего Птолемея, Конон сказал ему, что волосы его жены Вероники отнесены на небо богиней любви Афродитой. Там по воле богов они будут блистать по ночам в виде созвездия. Люди будут смотреть на них и наслаждаться их божественной красотой.
   А потом Дайя рассказал предысторию моего знака зодиака. Он сказал, что по характеру я типичный Водолей, которого мифология связывает со всемирным потопом.
   Когда на Земле был медный век, люди были очень плохими и злыми. Они непрестанно воевали друг с другом, не разводили скота, не приносили жертвы богам и не почитали их. Поэтому всемогущий Зевс возненавидел их и решил уничтожить весь род человеческий. Не подозревая о намерении Зевса, люди продолжали убивать друг друга, день ото дня делались все более злыми и стали похожими на диких зверей. Только двое людей знали о решении Зевса и ожидали дня, когда он должен был выполнить его. Это были сын Прометея Девкалион и его жена Пирра.
   Каждый год Девкалион отправлялся на далекий Кавказ и с болью в сердце смотрел на своего отца, прикованного к огромной скале. Но Прометей спокойно разговаривал с ним, давал ему советы и напутствия. Он предвидел, что Зевс собирается уничтожить людей, и посоветовал своему сыну выстроить корабль и складывать в него чищу в ожидании зловещего дня.
   Девкалион послушался советов отца. Только он успел выстроить корабль и запастись едой, как громовержец Зевс послал на Землю непрерывный проливной дождь. Он же запретил дуть всем ветрам, кроме влажного южного ветра Нота, приносившего туманы и дожди. День и ночь нагонял Нот черные дождливые облака и тучи, день и ночь лил дождь. Разлились реки и моря, Землю стало заливать водой, и вода поднималась все выше и выше. Под водой оказались многие поля и леса, села и города, уже начали исчезать под водой и некоторые горы. Только кое-где виднелись над водой отдельные самые высокие горные вершины. Повсюду вода и вода... А по безбрежным волнам плавал, гонимый ветром, только один корабль, на котором были Девкалион и Пирра.
   Девять дней швыряло по морю корабль, пока он не достиг возвышающейся над водой вершины горы Парнас. Здесь, на маленьком клочке суши, уселись Девкалион и Пирра и стали ждать. Дождь, наконец, прекратился, но все люди утонули. Поняли Девкалион и Пирра, что только они одни остались живы, и овладел ими страх, что они останутся одинокими среди этих бескрайних вод. Принесли они тогда жертву Зевсу, который уберег их среди этого потопа.
   Постепенно вода стала спадать, и кусочек суши, на котором находились Девкалион и Пирра, стал увеличиваться. А через некоторое время вся вода исчезла. Показалась земля - безлюдная, без полей и лугов, без цветов и деревьев, она напоминала бесконечную потрескавшуюся пустыню. Еще более одинокими почувствовали себя Девкалион и Пирра среди этой мертвой пустыни, где не было слышно даже звука живого существа.
   Однажды к Девкалиону и Пирре явился вестник богов Гермес. Его послал Зевс, чтобы он узнал, что Девкалион желает, ибо из-за доброты Девкалиона Зевс решил исполнить любое его желание. Недолго думал Девкалион и ответил Гермесу: "Только одно желание есть у меня. Я молю всемогущего Зевса, если он хочет выполнить мое желание, пусть он снова населит Землю людьми!"
   Унесся Гермес на Олимп и передал Зевсу слова Девкалиона. Зевс согласился. Снова послал он Гермеса к Девкалиону и Пирре, чтобы тот сказал им, что они должны делать. В один миг домчался до них Гермес и передал Девкалиону: "Спускайтесь вниз с горы в долину и бросайте назад кости вашей матери!"
   Понял Девкалион, что "кости" - это камни. Набрали они с Пиррой камней и, спускаясь по склону горы вниз, не оглядываясь, бросали камни за спину. Когда камни кончились, оглянулись они и увидели много людей. Камни, которые бросал Девкалион, превратились в высоких стройных мужчин, а камни Пирры - в прекрасных женщин.
   Боги превратили Девкалиона в созвездие Водолея и вознесли его на небо. Это созвездие напоминает о сыне Прометея, унаследовавшем от своего отца горячую любовь к людям.
   - Как и ты теперь, - Дайя поцеловал меня в висок. - Теперь мы как Девкалион и Пирра пытаемся спасти человечество.
   И так изо дня в день. И я вдруг поняла, что зря переживала. Пока мы находимся здесь, нас никто не может найти. Нам нет никакого дела до окружающих. Для нас жизнь остановилась - мы счастливы, и этим все сказано.
   И мы можем так жить вечно. Я и он, он и я. А разве нужно что-то еще?
   "Ребенок!" - вспыхнуло в голове. Если мы будем продолжать в таком активном темпе, то мамины предположения точно подтвердятся.
   - Дайя, - протянула я, прильнув к мужу.
   В голове промелькнула самодовольная мысль: "мужу"!
   - Что, дорогая?
   - Я тут вдруг подумала... Когда у нас будут дети, как мы их назовем?
   - Хмн... Если родится девочка, то мы ее назовем Амина.
   - Почему?
   - Амина означает "находящаяся в безопасности". Если вся наша жизнь - это цепочка сплошных испытаний, то я хочу, чтобы наш ребенок всегда был в безопасности. Обычно Амины ответственны, люди, на которых можно положиться. Они верные друзья, заботливые дочери, надежные работники. Отзывчивы к чужому горю и всегда готовы первыми броситься на помощь, не заботясь о последствиях. Отличают ее также необычайная работоспособность и беззаветная преданность делу.
   - Ух ты, ну ты и выдал. Прямо специально сидел изучать этот вопрос... - у Дайя появился румянец. - Стой, не говори, что ты уже заранее продумывал имена для наших детей.
   - А разве это плохо?
   - Ну, с какой-то стороны. Могли бы этим вместе заняться. Так какое имя ты выбрал для сына?
   - Дан.
   - Дан? И все? Такое простое?
   - Дан или Даниил, - поправил меня Дайя. - Это означает - "бог ему судья". По натуре это вечный первопроходец. Спокоен, редко нервничает, стараясь это не демонстрировать. Флегматик, скрытен, прекрасно держит себя в руках. Даже когда переживает душевную драму, улыбается. Он не стремится блистать во что бы то ни стало, милый, прекрасный собеседник. Мне кажется, о таком сыне можно только мечтать.
   - Даниил и Амина. Дан и Ами. - Медленно проговорила я, выговаривая каждый слог, точно пробуя слова на вкус. - Дайя, боже! Это так... так мило... Да ты, однако, муженек, гений.
   - Я в курсе. Ну что, будем следовать плану? Может, сразу двойню?
   - В таком случае, нужно стараться вдвойне?
   - Это нам по силам.
   Глава 5. Меньше одежды, меньше проблем.

Враг не тот, кто наносит обиду, но тот, кто делает это преднамеренно.

Демокрит

   С утра я уже не обнаружила Дайя. Видимо, мой муж вновь отправился на тренировки. Дайя не терпел пустого времяпровождения и простого сиденья на месте. Ему будто постоянно необходимо находиться в движении, чем-то заниматься. Проживая в джунгли, где особо-то нечем было заниматься, ему было крайне скучно, поэтому Дайя решил не забрасывать тренировки и продолжил заниматься пробежками и своими упражнениями.
   Мне ничего не оставалось, как вновь взяться за криптекс. Цилиндр уже немного меня раздражал. Я совершенно не представляла, какой здесь может быть пароль. Если у нормальных криптексов были вращающиеся диски с буквами, то Марат решил переплюнуть всех и идти в ногу со временем.
   Пять символов. На первом месте буква. Дальше следуют символы типа "!, N, %, ?, *, (, ), #, &, @". Следующие два ряда дисков букв, на последнем месте цифры. Марат решил воспользоваться самой сложной комбинацией, включающей в себя целый набор знаков. И вместо уксусной кислоты встроил бомбу. Это уже самая гениальная вещь.
   И это не самое главное. В порыве злости и аффекта мы набрали один из самых вероятных паролей и пытались вскрыть криптекс. Но, увы, цилиндр даже не пошевелился. Вместо того чтобы рванула бомба, не произошло вообще ничего. Значит, Марат встроил еще какую-то защиту для тайника, что не позволяет даже с наличием пароля достать записи.
   Сзади послышался шорох. Я резко обернулась, но никого не застала.
   - Дайя? - тихо позвала я.
   Слишком увлеченная криптексом, я не заметила чужого присутствия. Я спрятала цилиндр в сумку и накинула на плечи. Я принялась оглядываться. Тишина. Полнейшая тишина.
   Резкий рывок и неведомая сила попыталась сорвать мою сумку. Не растерявшись, я вцепилась в рюкзак и дернула обратно. Передо мной встала черная пантера. Она продолжала пронизывать меня взглядом.
   "Они добрались до нас".
   Не став дожидаться нападения, я бросилась в кусты и принялась бежать сломя голову. Пантера не отставала. Я неслась так, что ветер свистел в ушах. В тот миг в голове билась одна единственная мысль: выжить.
   Я уже ничего не соображала и действовала чисто инстинктивно. Ни поваленные деревья, ни запутанные лианы не могли остановить меня. Я неслась как вихрь, сметая все на пути. Единственное, что удивляло меня - почему пантера до сих пор не нагнала меня.
   Неожиданно джунгли оборвались, и я оказалась на краю обрыва. Внизу протекала река. Я огляделась. Мы стояли лицом к лицу с пантерой. Мой путь закрыт. Недолго думая, я сиганула в реку. Звук рвущейся ткани - пантера попыталась схватить меня за ногу.
   Этот долгий полет показался мне уже не таким страшным. Водная гладь больно ударила по телу. Когда я всплыла на поверхность, мир почему-то окрасился в черно-белые тона. Я опустила взгляд и увидела длинные изящные лапы с черными пятнами. Обернувшись назад, увидела знакомую полосу черных роз.
   Я осуществила превращение!
   Лямка сумки всплыла над водой. Я схватила ее зубами и поплыла к берегу. Мои ноги были мощными, сильными и выносливыми. Сильное течение оказалось для меня ни по чем. Вскоре я добралась до берега, выбралась на песок и принялась отряхиваться. Пантера продолжала удивленно смотреть на меня с той стороны.
   Схватив сумку, я исчезла в зарослях. Я продолжала бежать, но на этот раз мир оказался каким-то иным. Бежать стало намного проще, и я как будто знала эту местность. Я поняла, что вместе с душой мне передались все навыки от Марата. Даже первое превращение прошло безболезненно.
   Пантера будет еще искать меня, поэтому я спряталась в огромном дупле и притаилась. Уж слишком давно она пытается разобраться со мной и вряд ли теперь уже упустит.
   Я еще раз отряхнулась и невольно залюбовалась своим новым телом: изящное, гибкое, ловкое и словно невесомое, при этом явно чувствовалась мощь и неукротимая сила. Туловище покрыто как сплошными, так кольцевыми пятнами, а также розетками, причем внутри последних шерсть чуть темнее, чем общий окрас. Широкие мощные лапы - в черную крапинку. В нижней части туловища наблюдается поперечный рисунок: на животе присутствуют большие черные пятна, а на горле и груди - полосы, составленные из слившихся воедино крапинок. И еще у меня хвост! На нем также заметен узор из расположившихся рядышком кольцевых пятен и розеток.
   Странно, но я почувствовала необъяснимую радость, словно смогла после долгих дней наконец нормально дышать. Все эти дни я постоянно переживала, что оказавшись без способностей стану обузой для Дайя. А теперь я, наконец, смогу постоять за себя.
   "Дайя!" - вспыхнуло в голове.
   Он же остался в лагере. Пантера может напасть на него!
   Чтобы не подвергать криптекс опасности, я выкопала яму и спрятала сумку. Нужно возвращаться назад.
   Я побежала в сторону лагеря и вновь оказалась у обрыва. Не успела я прикинуть, как спуститься к воде, как на меня обрушился мощный удар. От неожиданности и боли у меня перехватило дыхание, однако я все же успела вонзиться когтями в землю и не потерять равновесие.
   Черная кошка зашипела на меня и оскалила острейшие зубы. Не зря говорят, что пантеры - мастера сокрытия. Гару прятался где-то в нескольких шагах от меня, а я даже не заметила. Видимо, он решил воспользоваться свойственным для этого вида кошек способом охоты: пантеры сидят в засаде неподвижно и благодаря своей окраске сливаются с окружающей средой. Как только они подбираются к жертве достаточно близко, чтобы она не успела предпринять попытку к бегству, делают решительный молниеносный прыжок и набрасываются сверху на свою жертву, хватая их мощными передними лапами в этот момент со смертоносными когтями. Видимо, только благодаря тому, что в момент атаки пантеры я прижалась животом к земле, высматривая спуск с обрыва, кошка немного промахнулась.
   Но сейчас это было неважно. Я перестала рассуждать как человек - частичка разумного погасла, уступив место инстинкту, заложенному в гены с незапамятных времен. В голове замелькали картины: я прыгаю на противника сбоку, хватаю за шею, делаю резкий рывок, ломая ему позвоночник, затем мощными клыками прокусываю жертве череп.
   Не знаю, сумела бы я реально совершить эти действия и убить оборотня, как внезапно из зарослей выскочил огромный медведь и встал между мной и пантерой. Я никогда в жизни не видела более страшного животного: гризли был ростом не менее трех метров, длинные мощные клыки, когти подобные колам. От каждого его движения будто сотрясалась земля - животное весило не менее пятисот килограмм.
   Я стала быстро пятиться к обрыву, понимая, что лучше сигануть в воду, чем стать жертвой этой махины. В борьбе с пантерой у меня был хоть какой-то шанс отбиться и улизнуть, а теперь ситуация складывается точно не в мою пользу. Как гласит народная мудрость: уступить дорогу слону не унижение, поэтому я решила ретироваться.
   Я уже сгруппировалась, чтобы отправиться в свободный полет, как внезапно увидела испуганный взгляд пантеры, которая угрожающе зашипела и тоже стала отступать в лес.
   Стоп, а разве они не за одно?
   Словно в подтверждение моих слов грузной походкой гризли стал надвигаться на моего врага. Кошка решила воспользоваться своим преимуществом - ловкостью, и проскользнуть в заросли, но медведь, несмотря на свои габариты, быстро перехватил ее и повалил на землю.
   Рядом с гризли пантера выглядела как котенок, на которого косолапый безжалостно обрушивал вновь и вновь новые порции ударов. Мне стало страшно, кто мог оказаться этим жестоким человеком. Каждый раз, когда пантера предпринимала попытки ускользнуть, гризли беспощадно впивался в того своими когтями и притаскивал обратно. В конце концов медведь поднял хищницу в воздух и сбросил с обрыва. Водная гладь разразилась брызгами, пантера еще пыталась барахтаться, но вскоре пошла ко дну. На поверхности воды остались кровавые разводы от ран Гару.
   Я задрожала и сжалась в комок. Внезапно я осознала, что совершила самую величайшую ошибку: наблюдая на борьбой, упустила шанс бегства. Теперь гризли развернулся ко мне и издал победный рык. Воздух вокруг затрясся от трепета перед царем лесов.
   Кто он? Кто этот человек?
   Гризли будто усмехнулся, кинув в последний раз взгляд на водную гладь, и направился в мою сторону. Я не смогу убежать... остается только одно - сражаться.
   Разбежавшись, я прыгнула на гризли и впилась в него когтями. Я принялась рвать и метать, стараясь причинить как можно больший ущерб противнику.
   От неожиданности и внезапного нападения медведь взревел и попытался стряхнуть меня со спины. Но я стала подобно клещу. Наконец, гризли сбросил меня на землю. Я отскочила в заросли, обежала вокруг и хотела прыгнуть на него сзади. Я практически настигла его в изящном прыжке, как медведь обернулся и мы покатились по земле. В следующий миг я уже была прижата к влажной земле. Я стала барахтаться и пытаться выбраться из-под врага.
   Зачем я полезла? Почему не убежала?
   - Ангелина? - отчетливо прозвучало в моей голове.
   - Вик...Виктор? - воскликнула я. Хотя я и была зверем, почему-то все еще могла говорить на человеческом языке. - Как ты оказался в моей голове?
   - Ты ягуар? - не меньшим ужасом воскликнул молодой человек и освободил меня. - Что здесь вообще происходит?!
   Виктор оказался гризли. Теперь понятно, что означала его бурая татуировка на спине.
   - А ты разве не знал, что я превратилась? - удивилась я. Гару же в курсе, что я обратилась, вот и прислали людей.
   - Нет! Я все это время пропадал в лесах, искал Храм. Учуял запах пантеры и вот я тут.
   - Но... как... Это же был твой наставник! - я не замечала, что хотя в голове слышится человеческая речь, из горла вырываются кашляющие звуки. - Ты убил собственного наставника!
   - Он был моим наставником, - прорычал Виктор.
   - Что значит... был?
   - Был, пока наши взгляды не разошлись.
   - Но...
   - Хватит, Ангелин. Сейчас речь не об этом. Как ты тут очутилась? И вообще, давай обратимся, чтоб проще разговаривать.
   - Я... я не могу... - внезапно осознала я.
   - Почему?
   - Я не знаю, как обратно превращаться.
   - А как ты делала это раньше?
   - Я только что совершила первое превращение.
   - Не может быть!
   - Почему?
   - Потому что после первого превращения человек как минимум на сутки живет звериным разумом. А ты ведешь себя как опытный оборотень со стажем.
   - Я не знаю... Объясни, что мне нужно делать.
   - М... Честно говоря, я сам не пойму. Первое время я произвольно превращался туда-сюда, а теперь просто хочу и превращаюсь обратно.
   - Ну, спасибо за совет, - я устало прилегла на землю и, как бы это ни было отвратительно, принялась вылизывать промокшую шерсть.
   - Остается только ждать, - с таким же пофигизмом ответил Виктор и плюхнулся рядом. - Ну, ты больно дерешься... стерва.
   - На тебе же все заживает как на собаке, - огрызнулась я.
   - Как на медведе, - поправил Вик и издал звериный рев. Это он так смеется? - Так что ты тут делаешь?
   - То же самое, что и раньше.
   - И ты тут одна?
   - Нет, с Дайя. Он на том берегу... - я вспомнила, чего хотела. Нужно вернуться в лагерь к Дайя, а затем вернуться за криптексом. Когда уйдет Виктор. - Ладно, спасибо. Я пошла.
   - Что значит, я пошла? - передразнил мой голос старый знакомый. Даже в животном обличии он умудряется оставаться язвительным. - Я только что спас тебе жизнь.
   - Да, спасибо тебе за это. Но что бы ты ни сделал, это не влияет на наши отношения. Мы все еще враги, если ты не помнишь.
   - Ты в этом ошибаешься.
   - Неужели? - спросила я с сарказмом. - В последний раз ты все еще пытался убить моего друга, грозился убить меня и мою семью. Что? Память подводит?
   - Говорю тебе: я тогда действовал по приказу наставника. А теперь мы уже не за одно.
   - Я тебе не верю. Прощай, - бросила я и спрыгнула в воду.
   Я поплыла на противоположную сторону, как послышался громкий всплеск, затем меня накрыла большая волна, прибившая к берегу. Я вылезла на песок и стала отплевываться.
   - Куда ты идешь?!
   - Я никуда тебя не отпущу. Тут могут быть и другие Гару. Ты новообращенная - ты не справишься с ними.
   - Отставь меня в покое, Виктор! - крикнула я.
   Я сорвалась и побежала в сторону лагеря, чувствуя и неприятно осознавая, что не смогу спрятаться от него. Таким образом мы дошли до лагеря, продолжая переругиваться.
   Шум справа оборвал наш странный разговор. Мы резко вскочили, готовые вновь вступить в бой. Хотя... против кого собирается сражаться Виктор? Против своих же Гару?
   Дайя таращился на нас, словно увидел ожившее чудо. Хотя с его стороны это логично: вместе жены он застал огромного гризли и ягуара. Ситуация была абсурдной насквозь, начиная с того, в здешних местах гризли не водятся, да и если бы водились, то так спокойно не соседствовали рядышком.
   - Ангелина? Виктор? - неуверенно спросил Дайя, приближаясь к нам.
   Вот это да. Он сразу же узнал нас, а я даже в качестве оборотня не сразу узнала Виктора.
   Мое имя, прозвучавшее из уст Дайя, словно развеяло туман. Мир вновь принял ясные очертания, а мысли, разбежавшиеся в панике, вновь собрались в кучку. Все вокруг приобрело привычные цвета.
   - Дайя! - услышала я собственный голос. Человеческий голос, а не тот, который постоянно звучал в голове и на котором мы общались с Виктором.
   Я вновь превратилась в человека, при этом быстро схватила валявшееся на земле покрывало, чтобы прикрыться. Пока Дайя обнимал меня и успокаивал, Виктор исчез на пару мгновений и вернулся практически одетым. Он оставил только голый торс. Меньше одежды, меньше проблем.
   Теперь я прекрасно понимала, почему Марат так пренебрежительно относился к одежде и, вместо того, чтобы привозить сестре модные штучки, притаскивал только книги.
   - Здравствуй, Дайя, - деланно приветливо поздоровался Виктор. Если в моей голове его голос звучал если не тепло, то хотя бы искренне, сейчас же его тон был крайне противным. - Надеюсь, сегодня пистолетики ты спрятал в штанишках?
   - Понадобится, обязательно достану. Хочешь опять в считалки поиграть? - хмыкнул Дайя, явно намекая на не самый приятный случай, который случился на их последней встрече. В тот момент мой муж досчитал до трех и собирался пристрелить Виктора.
   Лицо оборотня перекосилось от неприятных воспоминаний.
   - Что тебе надо? - бросил Дайя.
   Честно говоря, меня тоже интересовал этот вопрос. В его интересах либо забрать дневник Венеры, либо просто прикончить нас. Почему он до сих пор это не сделал?
   Виктор продолжал молчать.
   - Вик, скажи, что тебе надо или просто уходи, - попросила я.
   Если уж сражаться, то я предпочитаю лучше умереть от рук настоящего врага, а не друга, если даже и бывшего.
   - Я не могу уйти, - неожиданно ответил Гару.
   - Боишься, что дружки не одобрят, что ты с нами не расправился? - предположил Фатум. - Мы можем опять договориться как в прошлый раз. Ты покидаешь нас, мы быстро сматываемся. Сделаем вид, что вообще не сталкивались. Пойдет?
   Всегда удивляюсь, как Дайя удается так просто разрешать проблемы. Сейчас я точно знала, что он не хочет ввязываться в драки, чтобы не подвергать меня опасности.
   - Нет, я не могу вас оставить.
   - Оставить нас? Знаешь, мы нормально справлялись без тебя, - пожал плечами мой любимый. - Спасибо за предложение, но мы управимся вдвоем.
   - Вам нужна моя помощь, - настаивал оборотень.
   - Мне кажется, я ясно выразился, когда сказал, что ты нам не нужен. Знаешь хорошую поговорку - третий лишний?
   Виктору слова Дайя явно не понравились. Я вообще перепугалась, как бы он не обратился, и они не подрались бы еще для полноты программы. Каково же было мое удивление, когда бывший выпускник спокойно произнес:
   - Дайя, давай отойдем. Мы просто поговорим.
   Неужели он все же собирается расправиться с Дайя, только не при мне.
   Парни несколько мгновений не сводили друг с друга глаз, затем Дайя повернулся ко мне и мягко улыбнулся:
   - Ангелин, ты давай пока оденься и собери вещи. Я с ним потолкую и мы тронемся. Хорошо?
   Я кивнула. Дайя последовал за Виктором, и они отошли на приличное расстояние, чтобы я ничего не могла расслышать.
   Я оделась и с подозрением следила за ходом переговоров. Парни, как ни странно, разговаривали спокойно: подхалимский и самоуверенный Виктор в чем-то убеждал размеренного и рационального Дайя. Последний молча слушал предложение оппонента и запустил пальцы в волосы. Я знала это выражение: Фатум делает так, когда ему приходится решать крайне сложную задачу. Затем парни кинули на меня быстрый взгляд, вновь переглянулись и, я чуть не упала на землю от шока, нехотя пожали друг другу руки.
   Парни двинулись обратно ко мне. В этот момент я принялась быстро собирать вещи, выразительно изображая деятельность.
   - Виктор пойдет с нами, - кинул Дайя.
   - Что?! - у меня теперь чуть не отвалилась челюсть. - Что он хочет?
   - Помочь, - улыбнулся Виктор и тоже начал собирать вещи. - Так что ищите мне еще один спальный мешок.
   - Ага, - кивнул Дайя, а затем пробормотал тихо, чтобы слышала только я: - Мы вообще-то, вдвоем спим. Ты явно не уместишься.
   Я засмеялась и хлопнула мужа по плечу.
   - Ты правда разрешил ему пойти с нами? Что он задумал?
   - Я тоже пытаюсь это узнать. Но он пообещал, что поможет укрыться от Гару. Как только подвернется удобный случай, мы от него оторвемся. Согласна?
   Я кивнула. Мы отправились за криптексом.
  
   Глава 6. ... в мир людей...
  

Путешествие в тысячу миль начинается с первого шага.

Лао-цзы

  
   - Показывай дорогу, - сказал Дайя, все еще с подозрением поглядывая на Виктора. - Ты что-нибудь разузнал новое про Храм?
   - Наши поиски остановились после встречи с Хранителем, - недовольно признался Вик. - Он не дал никаких результатов.
   Я прекрасно помнила, чем кончилась та встреча. Хотя Марат категорически отказался вдаваться в подробности, я сама поняла, что для Хранителя тот день стал роковым и последним.
   - Думаю, нам стоит вернуться к тем руинам еще раз, - напомнила я свои планы. - Вдруг окажутся какие-то зацепки. Мы не можем зациклиться на криптексе - нужно хоть что-то делать.
   - В этом нет необходимости, - настоял на своем оборотень. - Мы с Гару обследовали ту местность: там ничего нет - только руины.
   - Значит, плохо искали, - поддержал меня муж. - Возвращаемся туда. Ты еще помнишь дорогу?
   - Да, - буркнул Вик, понимая, что нас не переубедить, тронулся в путь.
   Виктор хорошо ориентировался в пространстве и вскоре привел нас к тем руинам. Не знаю, реально или лишь казалось, но чем ближе мы приближались к нужному месту, тем сильнее я ощущала необъяснимую энергию. Полуразрушенное каменное здание словно излучало силу, накопленную с незапамятных времен.
   Я с восхищением разглядывала огромные каменные глыбы и будто вернулась обратно в прошлое. Раньше здесь находился Храм, здесь приносили жертву Гее, молились ей. Здесь проходили сотни ритуалов.
   Я совершенно забыла о присутствии попутчиков и словно подпитывалась древней энергией. Я углублялась в здание, осторожно делая каждый шаг, будто боялась потревожить его вечный покой. Потолок практически развалился, поэтому солнечные лучи свободно проникали внутрь помещения через брешь, освещая высокие стены. Я сделала шаг вперед и попала в теневую часть здания.
   - Я же говорю, что здесь нечего смотреть! - донесся издалека раздраженный голос Виктора.
   Я оглянулась и посмотрела на парней: Виктор с недовольным лицом скрестил перед собой руки и стоял, прислонившись к камню, а Дайя своим супервзглядом сканировал каждый миллиметр здания. Я пригляделась и неожиданно увидела сверкающую полупрозрачную пленку, подобную куполу, который раньше могла создавать. Я протянула руку, надеясь наткнуться на упругую стенку, но лишь поняла, что рука попадает на солнечную часть.
   - Спеши, дочь моя... Поспеши...
   Я вновь обернулась. Голоса? Я посмотрела на парней: каждый продолжал заниматься своими делами. Никто не слышал их, кроме меня.
   - Кто здесь?
   - Ищи, дочь моя... Ищи...
   От неожиданности я отступила назад и опять оказалась на солнечной стороне здания. Голоса резко исчезли, а реальность окружила меня.
   - Ангелин, ты что-то нашла? - спросил Дайя, заметив мое растерянное лицо.
   - Нет, - неуверенно пробормотала я. - Продолжай поиски.
   - Говорю же... - в очередной раз начал заводиться Виктор, но я уже не слушала.
   Я ступила в неосвещенную часть руин, прислушиваясь к голосам. Хранитель не зря говорил, что дорогу находит лишь заслуженный.
   - Ищи, Ангелина... Ищи... - голоса продолжали витать в воздухе, доноситься со всех сторон.
   Я огляделась и не понимала, что от меня хотят. Что искать? Что? Что можно найти в полуразрушенном здании, где камню на камне сложно удержаться. Тут все стены и потолки в трещинах и проломах, что здание видно насквозь.
   Хотя...
   Я бросилась сдирать со стен толстый слой мха. Мягкая растительность за время так успела прирасти к камням, что отдирались с трудом.
   - Что ты делаешь?! - воскликнули парни, увидев мое странное поведение.
   - Следую зову... - азартно ответила я, оторвав особенно большой слой мха.
   И тут перед нами открылось то, чего жаждали узнать столько времени. Стена была исписана знаками и древними иероглифами. Я притронулась к ним и победно провела рукой по камню.
   - Вот! Мы нашли! Мы нашли это! - воскликнула я, поблагодарив дух древних оборотней.
   - Но... но что это означает? - с восхищением спросил Виктор, оглядывая находку.
   - Это... - я запнулась, понимая, что ничего не понимаю! Боже, неужели все старания насмарку?!
   - Это сообщение, в котором говорится, куда перенесли Храм, - задумчиво произнес Дайя, изучая надписи.
   - Ты знаешь древние языки? - удивился Виктор.
   - Немного... - рассеянно ответил Дайя.
   Обожаю его скромность!
   - Подожди, ты сказал, что Храм перенесли? Так его не затеряли? - спросила я.
   - Получается, что нет, - вновь ответил любимый неуверенно.
   - Так вот почему к нему потеряли дорогу! Значит, чтобы укрыться от людей его, перепрятали! Куда же его могли еще дальше спрятать? Дайя, прочитай - куда!
   - Я не полностью владею их иероглифами, поэтому не могу точно сказать...
   - Постарайся уже, мужик. Зря, что ли мы сюда вернулись? - подначил его Виктор.
   - А ты все говорил, что все уже просмотрели. Ничего нет, - решила я отомстить зазнайке.
   - Так только благодаря мне вы нашли сюда дорогу!
   - Да иди ты! Мы бы и без тебя обошлись...
   Виктор с каждым днем раздражал меня все сильней. Я чувствовала, как кожа начала нагреваться, как перед превращением. Еще немного - и я вновь обернусь ягуаром и выцарапаю гризли морду. Виктор тоже почувствовал накал страстей и уже сгруппировался для превращения, как наш пыл резко усмирил тихий шепот Дайя:
   - ...мы нашли самое безопасное место для нашей богини... Мы перенесли ее... - глаза Дайя расширись, будто он увидел что-то невозможное, - ... в мир людей...
  
   - Ладно, нам однозначно нужно двигать в город, - подвел итог Виктор, рассматривая карту. - Во-первых, как удалось выяснить, Храм оборотни перенесли в какой-то населенный пункт. Во-вторых, Гару основные силы перебросили как раз в леса, так что сейчас джунгли кишат врагами.
   Я недовольно прищурилась на слове "враги". Неужели человек, только недавно сражавшийся бок о бок с Гару теперь может так спокойно называть их врагами? Я сейчас уже не Фатум, и относительно меня они поступили не самым благородным образом, но все же с этими замечательными людьми я сотрудничала весьма долгое время и до сих пор уважаю их.
   - Сколько нам идти до ближайшего населенного пункта? - уточнил Дайя.
   - Дней пять. Мы ушли достаточно глубоко в леса.
   - Хорошо, - кивнул мой любимый. - Дойдем до города - решим, что дальше делать.
   И мы тронулись в путь. В основном мы шли в полнейшей тишине. Мы с Дайя еще не полностью доверяли Виктору, поэтому старались особо не болтать, чтобы не сморозить лишнего. Изредка парни перекидывались парой фраз, а я усиленно размышляла над тем, что нас ждет впереди.
   Оставленное сообщение древних оборотней дало нам лишь направление. Когда мы дойдем до города, то куда следовать дальше? Скорее всего, ответ знают только двое - Марат и Белый Ягуар. К Марату теперь обращаться бесполезно, а Белого Ягуара стоит еще найти. Мы вновь в тупике.
   Каким образом Марату удалось найти местоположение Храма? Он что-то постоянно говорил про колыбельную.
  
   Под долгим взглядом, ночное небо шевелится слегка. 
   Оно, как шкура у ягуара, как пятна облака. 
   А ягуаровое небо - это запредельная черта 
   За той чертою, бездонный космос, а небо - это грань, 
   Возможно то, что тут недоступно, за ним доступным станет. 
   Ведь ягуаровое небо призывает превозмочь себя. 
  
   Невольно всплыли в памяти строчки из колыбельной. Интересно, Дейна еще поет ее Ява? Как они теперь? А как мой маленький Марат? Боже, я так по ним скучаю... Взгляд неосознанно устремился в небеса: начало темнеть и выглядывать звезды. Особо крупная луна спокойно шествовала по небосводу и поднималась все выше и выше.
   Автоматически я подняла вверх кулак с растопыренным большим пальцем и прищурилась. Мне вспомнился фильм, который когда-то смотрели с Дайя. В кино молодой человек сказал, что какой бы ни была луна, она всегда будет размером с наш большой палец.
   И вправду... От этой мысли я улыбнулась.
   - Все, привал. Переночуем тут, - Виктор резко затормозил и сбросил на землю вещи. - Мы с Ангелиной на охоту, а Дайя подготовит ночлег.
   - Ты чего раскомандовался? - недовольно пробурчала я. - Тебя вроде главным еще никто не назначал.
   - Ангелина останется со мной. Уверен, ты темноты не боишься, сам справишься, - хмыкнул Дайя и стал распаковывать вещи.
   - Боже, как же вы достали меня со своими уси-пуси, - внезапно разозлился Виктор и с силой пнул камень, который пролетел прямо у уха Дайя. - Смэш, ты реально тупой или притворяешься? Твоя девушка - оборотень! Она уже не человек, врубаешь? Она должна научиться постоять за себя.
   - Энжи это ни к чему, - оборвал его мой муж. - Я в силах сам позаботиться о ней.
   - Фатум, когда до тебя дойдет, что ты не всегда сможешь быть рядом. У нее больше нет сверхспособностей. Она должна хотя бы научиться превращаться по собственному желанию.
   - Ангелина сама решит, чего она хочет, - повысил голос Дайя.
   - Все, спокойно, мальчики, брейк, - встряла я в разговор. Не хватало еще, чтобы они драку затеяли. - Дайя, все в порядке. Виктор прав: я должна привыкнуть к новому... состоянию. Я просто хотя бы посмотрю, как он охотится... мы скоро вернемся.
   Дайя бросил пронзительный взгляд на Виктора. Обычно от такого взгляда человек начинает ощущать как минимум дискомфорт, а далее - неосознанный страх. Мое согласие придало Вику сил, что помогло молодому человеку стойко выдержать взгляд Дайя.
   - Пойдем, - я повлекла бывшего друга в сторону степей и в последний раз кивнула мужу, мол, все будет нормально.
   Мы вышли на широко раскинувшуюся степь, и я сделала глубокий вдох. Ночной воздух приятно прикасался к коже и успокаивал.
   - Что будем делать? - спросила я Виктора, но парень шикнул на меня и заставил присесть.
   - Смотри, видишь стадо кабанов? - прошептал он, указывая куда-то вдаль. - Они тоже вышли на ночную прогулку.
   Мы с Виктором переглянулись. В его глазах разгорелся азарт, и явно кровь стала наполняться адреналином.
   - Ладно, я пошел. А ты внимательно смотри, - хитро улыбнулся парень и, прячась за высокой травой, стал двигаться в сторону кабанов. По дороге он сбросил с себя одежду, и вскоре при лунном свете я могла увидеть силуэт огромного медведя.
   Охота на кабана всегда считалась самой рискованной и самой интересной. Кабан необычно подвижное животное с безудержной дерзостью. Когда кабан чувствует опасность, он не остановится ни перед чем.
   Кабаны прекрасно слышат и имеют тонкое обоняние, но видят сравнительно плохо, поэтому при встречном ветре можно к ним тихо приблизиться на очень короткое расстояние. Видимо, именно этим и решил воспользоваться Виктор.
   Гризли подкрался на весьма близкое расстояние к кабанам, которые продолжали носом рыть землю. Затем внезапно с жутким ревом Виктор выскочил из засады и бросился на диких свиней. С визгами животные разбежались в разные стороны. Мне показалось, что в этот момент Виктор рассмеялся и бросился догонять особо крупную особь.
   Я с некоторым ужасом и восхищением наблюдала, как, несмотря на крупные габариты, гризли двигался быстро и проворно. И внезапно я осознала еще кое-что: кабан бежал намного медленней Виктора, и тот мог с легкостью схватить добычу, но почему-то он медлил. Парень направлялся прямиком в мою сторону!
   Он гнал добычу на меня!
   Я поняла, что если сейчас не побегу, то окажусь затоптанной какой-то дикой свиньей. Я резко вскочила и бросилась бежать. Мое появление застало кабана врасплох, поэтому он моментально принял оборонительную позу. Совершив пружинистый бросок тела, кабан ударил клыками мне в спину, но промахнулся. Изогнувшись, я отскочила сторону и набросилась на кабану сбоку, повалив его на землю. Следующие полминуты будто стерлись из памяти. Когда я вновь обрела возможность ясно воспринимать происходящее, то поняла, что все еще прижимаю к земле тушу кабана.
   - А ты шустрее, чем я думал, - одобрительно отозвался Виктор в моей голове.
   - Ты идиот! - крикнула я на него, недовольно выдергивая когти, которые со всей силой вонзились в тело дикой свиньи. - А если бы я не обратилась?!
   Гризли издал клокочущий звук:
   - Ну, ты ведь справилась? - хмыкнул оборотень. - Еще пару обращений и ты сможешь без проблем превращаться по желанию.
   - И как мне теперь вновь стать человеком? - огрызнулась я.
   В этом весь Виктор: неужели я могла вестись на его ухаживания в школе?
   - Успокойся и сделай глубокий вдох, - посоветовал Виктор и присел рядом со мной. - В образе животного наш разум будто разделяется: обычно подавляет человеческое, порой берет верх звериное. Сконцентрируйся на человеческом.
   - Легко сказать, - буркнула я.
   - И сделать тоже. Это как опьянение. Постарайся сосредоточиться и подумать о том, что всегда позволяет тебе приходить в чувство.
   - В смысле?
   - Ангелин, помнишь, я всегда отличался крайне взрывным характером? Часто срывался?
   - Конечно, мне всегда приходилось приводить тебя в чувство.
   Я хмыкнула. Не раз Виктор ввязывался в драки на баскетбольном поле. Затеивал гонки на мопедах. Устраивал ночные вылазки на море и прочие безумства.
   - Вот именно, - улыбнулся бывший выпускник. Наверно, он тоже вернулся мысленно к тем прекрасным школьным годам. - Я слышал твой голос, и что-то внутри заставляло останавливаться. После первого обращения то же самое: я не знал, что нужно делать. В голове полный туман, разум хищника подавляло все. И вдруг я будто слышу твой голос и просыпаюсь. Как будто холодной водой окатили.
   - То есть у каждого оборотня... свой фетиш что ли? - уточнила я.
   - Можно и так сказать... Хотя это скорее вытрезвитель, - засмеялся Виктор.
   "Дайя", - как только в голове мелькнуло имя любимого человека, мир вновь встал на свои места.
   - Отвернись, медведь! - завизжала я, заметив, что гризли продолжает на меня пялиться.
   Животное странно замычало и, грузно отвернувшись, удалилось. Я подобрала платье и быстро оделась. Как это отвратительно быть оборотнем! Вечные проблемы с переодеванием и прикидом. Проще всего голым ходить!
   Вскоре вернулся Виктор. Парень взвалил на плечи добычу и последовал в сторону лагеря.
   - А что нужно сделать, чтобы обратиться в животное? - спросила я Виктора, который с легкостью нес кабана.
   - Почувствовать адреналин.
   - А если нет необходимости? Я же видела, как оборотни обращаются даже без угрозы нападения.
   - Нужно завести еще один фетиш.
   - Мне Марат об этом ничего не говорил. Это как будто Патронуса вызывать. - Вспомнила я Гарри Поттера. - То представь - се вспомни.
   Виктор рассмеялся моему сравнению.
   - Это только на первое время. Нужно как толчок. А дальше проще - точно по желанию. Как щелкнул пальцами - так и превратился.
  
   Все последующие дни шли практически одинаково: днем мы продолжали путь, а по ночам Виктор учил меня обращаться и обучал основным навыкам выживания. Он в шутку называл это "курсом молодого бойца". Сначала основную трудность вызывал собственно процесс обращения. Затем, когда я уже относительно могла превращаться уже и без упоминания всяких фетишей, то все становилось намного проще.
   Чтобы сражаться, нужно лишь отключить разум и жить животным инстинктом. Мысли как будто обрывались на несколько минут, а когда вновь включаешься, то все самое противное и страшное уже позади.
   Однажды на охоте я так увлеклась, что чуть не была обнаружена Фатумом. В тот вечер я разгуливала по джунгли в человеческом обличии, как увидела издалека молодого Фатума. То, что это был именно сверхчеловек, я поняла сразу - кто еще может бродить по безлюдному лесу и спасать раненого зверя?
   При виде Фатума на задании меня накрыла волна ностальгии: захотелось подойти поближе и вспомнить былые времена. Стараясь не издавать ни единого звука (что мне теперь неплохо удавалось), я приблизилась к молодому человеку и спряталась за огромным папоротником.
   Парень сидел на корточках и поглаживал по голове небольшого очкового медведя, единственного представителя медвежьих в Южной Америке. Лохматый зверь лежал на земле, и его задняя лапа была неестественно вывернута. Несмотря на габариты, медведь очень ловок и легко влезает на высокие пальмы. Скорее всего, животное при поиске пищи упало с дерева и сломало ногу.
   Фатум что-то приговаривал поскуливающему от боли медведю, затем достал шприц и ввел ему "эликсир". Вскоре косолапый вытянул ногу, которую молодой человек помог ему вправить, присел и деловито удалился.
   - Надо же, какие профессиональные пошли Фатумы, - улыбнулась я. - Небось, школа Дайя.
   Фатум, закончив задание, достал записную книжку, сделал записи и собирался телепортироваться, как внезапно поднял глаза и увидел меня.
   - Ангелина?! - воскликнул он и бросился в мою сторону.
   - Нэйт! - прошептала я одними губами и бросилась бежать.
   Старый знакомый пытался догнать меня, но я уже обратилась и исчезла в зарослях. С тех пор я стала в разы осторожней, постоянно напоминая себе, что до сих пор мы находимся под розыском Фатумов.
   Я явно чувствовала, что Дайя гложет сомнение: он не знал, что делать - то ли радоваться, что я, наконец, научилась обращаться, то ли грустить о том, что его жена больше не человек. Когда мы возвращались поздно ночью радостные удачной охоте, Дайя всегда встречал нас не самым приветливым взглядом. Атмосфера становилась напряженной, однако Смэш ничего не говорил, и мы просто ложились спать. Дайя отворачивался спиной к нам, поэтому я могла лишь по его напряженным плечам чувствовать накопившуюся обиду. Я скучала по его теплу и сосновому запаху, хотелось лечь рядом, обнять его и прижаться лбом к широкой спине. Но с тех пор как наша "компания" пополнилась, приходилось ночевать отдельно. Виктор же с довольной ухмылкой отходил в свой угол и принимался что-то вырезать перочинным ножиком.
   Я не знала, что нужно чувствовать самой. Но реально мне нравилось ощущение силы и ловкости, которой наделяло существо зверя. Я могла делать невероятное. Когда я была Фатумом, я знала, что могу управлять не только своей судьбой, но и других. Когда я потеряла свои способности, мне казалось, что превратилась в лишнюю обузу. Вспомнились дни, когда я была простым и слабым человеком, вечно мешающимся под ногами. А теперь я вновь стала особенной. Вновь могла вершить судьбу и... вновь злоупотребила своими способностями.
   Последняя охота запомнилась мне навсегда.
   В тот день по подсчетам Виктора мы уже находились совсем недалеко от населенного пункта, поэтому он решил никуда не спешить и впервые позвал меня на утреннюю охоту. Услышав подобное предложение, я мигом вскочила, а Дайя строго посмотрел на меня. Он был явно против такой затеи. Я колебалась: Виктор уже начал снимать футболку, а мой муж продолжал молча сверлить взглядом. Заметив, что я ломаюсь, оборотень пожал плечами и побежал в степь, бросив на прощание:
   - Я учуял бо-о-ольшое стадо бизонов. Ух, сегодня набегаюсь!
   Его слова окончательно сломали мое терпение - желание в очередной раз почувствовать адреналин пересилил. Я извиняюще улыбнулась Дайя и юркнула за Виктором.
   Днем в степи была такая жара, что будто воздух плавился и все вокруг становилось расплывчатым. Солнце било прямо в глаза, отчего приходилось неприятно щуриться. Проживая на природе, я окончательно одичала: кожа стала темной, волосы приняли немного карий оттенок, обгорев на солнце, а про нижнее белье можно было и не задумываться. По совету Виктора я вовсе перешла на платья - если раньше они служили лишь красивой одеждой, то теперь превратились в идеальный костюм для превращений. Вместо того чтобы таскать с собой кучу вещей, нужно лишь потуже привязать платье к ногам и готово.
   Мы приняли животные обличия и двинулись в прерию. Около водопоя паслось стадо американских бизонов
   - Вон, гляди, какие крупные, - прозвучал в голове голос Виктора. - Несмотря на большую массу тела, бизоны исключительно быстры и подвижны. На галопе они легко развивают скорость до пятидесяти километров в час, так что не любая лошадь может соревноваться с ними в скачке. Отлично разомнемся.
   Американский бизон, или буффало, как называют его сами американцы, покрыт густой шерстью серо-бурого цвета, а на голове и на шее она чёрно-бурая. Передняя часть тела животного покрыта более длинными волосами. Голова массивная, с широким лбом; короткие толстые рога расходятся в стороны, концы же их заворачиваются внутрь; уши короткие и узкие; глаза большие, темные, шея короткая.
   Туловище с горбом на загривке; задняя часть его развита значительно слабее передней. Хвост короткий, с длинной густой кисточкой волос на конце. Ноги низкие, но очень сильные. Самки значительно меньше самцов, достигающих веса до тысячи ста килограмм.
   Американский бизон - это животное с, пожалуй, самой печальной судьбой в истории взаимоотношений человека и природы. К началу восемнадцатого столетия на огромной территории Северной Америки, от озёр Эри и Большого Невольничьего на севере до Техаса, Мексики и Луизианы на юге, от Скалистых гор на западе до побережья Атлантического океана на востоке, обитало свыше шестидесяти миллионов бизонов. В североамериканских прериях водились бесчисленные стада этих животных, являя собой грандиозное и неповторимое зрелище, которое вызывало изумление и восхищение первых европейских путешественников. Бизоны играли огромную роль во всём жизненном укладе, существовании, обычаях и традициях индейцев. Однако их охота с простыми незатейливыми стрелами и луками конечно же не угрожала популяции бизонов. И, хотя первые белые поселенцы уже имели ружья, всё же они убивали животных лишь в разумных пределах для удовлетворения повседневных нужд или для охраны своего урожая.
   Трагические события начали происходить в конце тридцатых годов девятнадцатого столетия, когда европейцы, приехавшие в Новый Свет, стали поголовно истреблять ни в чём неповинных животных. Эта бойня достигла особого размаха в шестидесятых годах, чему поспособствовало строительство трансконтинентальной железной дороги. Вкусным, сытным мясом бизонов стали кормить целую армию дорожных рабочих, шкуры животных шли на продажу. И, что самое страшное, иногда эта "охота" просто доходила до абсурда - бизонов убивали только ради их языков, а их бесчисленные туши оставляя гнить. Реклама путешествий по железной дороге даже предлагала пассажирам необыкновенный и захватывающий аттракцион: они могли стрелять в бизонов прямо из окон поезда. Таким образом, проезжавший состав оставлял за собой сотни убитых и искалеченных животных. Специальные отряды стрелков преследовали бизонов повсюду, и в семидесятых годах количество ежегодно убиваемых зверей достигло примерно двух с половиной миллионов.
   Такая жесточайшая массовая охота на североамериканского зверя имела ещё и другую, цель - оставить без ценного мяса индейское население, обречь его на голод, ведь индейцы оказали пришельцам с европейского континента сильное сопротивление. И, можно сказать, белые поселенцы достигли своей цели. Зимой 1886-1887-го годов умерло несколько тысяч индейцев, голод в то время оказался для них смертельным.
   Вот такая история связана с этими животными. Словно услышав мои мысли, бизоны подняли головы и издали необычные звуки разных тонов, похожие на хрюканье.
   - Ну, что? Побежали? Девушки вперед? - поддразнил Виктор.
   - Еще бы! - игриво я боднула медведя в бок и бросилась на стадо.
   Увидев взявшегося из ниоткуда разъярённого ягуара, бизоны подняли раскатистый рев и бросились бежать. Радостно смеясь я бросилась за ними. Мне нравилась собственная скорость, которая позволяла видеть окружающее в замедленной съемке: я могла отчетливо видеть, как развевается их тяжелая бурая шерстка; нравилось слушать тяжелый топот огромных животных, которые так боялись меня. Иногда я игриво догоняла одну из них и глядела в их перепуганные огромные глаза.
   Я гнала их на возвышенность, контур которой словно делил землю и небо пополам. Мне казалось, что мы бежим к горизонту, и я смогу дотронуться до солнца!
   Я была увлечена игрой, что даже не заметила, как животные замедлили бег. Медленно с ними я тоже остановилась. Отчего-то земля под ногами задрожала будто при землетрясении. И тут из-за горизонта выбежали сотни бизонов, которые сносили своих сородичей в диком беге.
   Я развернулась и бросилась бежать. Теперь игра приняла обратный поворот: я уже не была "водой". Теперь охотились на меня.
   - Ангелина, сворачивай! - разрывал мой мозг крик Виктора. - Сворачивай, дура!
   Но я не могла. Стадо распределилось по ширине так, что я не имела возможности отбиться в сторону.
   Сколько их было? Что случилось? Неужели люди опять начали охоту?
   Я обернулась, чтобы хотя бы мельком увидеть причину бега, и это стоило мне секунды. Я споткнулась и покатилась по земле. В следующий миг копыта особо крупного животного должны были проломить мне череп, как огромная бурая тень закрыла небо.
   Я свернулась клубочком под животом Виктора, который подобно скале накрыл меня, защищая от лавины бизонов. Животные проносились мимо, жестоко задевая оборотня рогами. Каждый раз Виктор вздрагивал от ударов, но стойко терпел и лишь ниже пригибался к земле.
   - Виктор, боже... прости меня... - тихо скулила я, жмурясь каждый раз, когда очередное животное наталкивалось на трехметровое тело друга и сдвигало нас на несколько сантиметров.
   - Заткнись, Ангелина! - рычал в ответ Виктор и со скрежетом сжимал зубы, чтобы побороть натиск тел.
   Когда, наконец, топот начал стихать, Виктор резко обратился в человека и обессилев рухнул на меня. Все его тело было искорежено ранами и кровоточащими синяками. Я обняла друга и посмотрела в сторону удаляющегося стада... я прижала ко рту ладонь: одним за другим они сбрасывались с обрыва.
   История знает немало примеров загадочных самоубийств животных. Например, хорошо известны "самоубийства леммингов" - не являясь общественными животными, эти зверьки внезапно сбиваются в крупные стада и беспорядочно движутся, пока не натыкаются на водную преграду. Пытаясь ее переплыть, множество леммингов гибнет.
   В июле 2005 года полторы тысячи овец в Турции бросились в пропасть, треть из них разбилась насмерть. Потрясенные пастухи рассказали, что все стадо побежало за одной спрыгнувшей с обрыва овцой. А в 1982 г на один из пляжей западного побережья США выбросилось более ста акул. Известны случаи массовых самоубийств морских львов и тюленей - например, в 2000 году на побережье Каспийского моря погибло около 10000 этих животных, что стало чудовищной экологической катастрофой.
   И теперь опять... Боже, что происходит?!
   Я хотела оттащить друга в сторону и побежать за Дайя, но сильные руки подняли оборотня и понесли в сторону лагеря. Мой муж не проронил ни единого слова, таща на себе раненого Виктора.
   - Ты все видел? - робко спросила я.
   Он лишь кивнул. Он также молча отошел в сторону, когда я принялась ухаживать за оборотнем, обмывая его раны. К вечеру его раны стали заживать и молодой человек быстро поправился.
   А я решила больше не играть в опасные игры.
   Глава 7. "Не беспокоить".

Предают только свои.

Французское изречение

  
   К утру шестого дня, как и предполагал Виктор, мы дошли до населенного пункта и под фальшивыми именами сняли комнаты.
   - Ну что, дайте я, наконец, погляжу на криптекс, - потребовал Виктор, развалившись на нашей с Дайя кровати. - Сегодня надо уже окончательно с ним разобраться, а то мы больше никуда не двинем.
   Всю эту неделю пока мы с Виктором проходили курс обучения, Дайя продолжал ломать голову над загадкой криптекса. Мы не спешили вводить оборотня в курс дела, но после решили, что он своим поведением заслужил доверия.
   Нехотя Дайя протянул тому криптекс. Оборотень скептически оглядел цилиндр и потряс его.
   - Слышь, не советую так его дергать. Внутри бомба, которая может взорваться, - посоветовал Дайя. - А тебе явно жить еще не надоело.
   Виктор пропустил напутствие мимо ушей, но трясти головоломку перестал. Я села рядом с ним и взяла криптекс.
   - Здесь пять знаков. Комбинаций миллионы. У тебя есть какие-нибудь предположения?
   - Я поверхностно знаком с твоим Маратом.
   - Он не мой, - встряла я.
   - Неважно. Короче, я думаю, твой дружок не слишком силен в умственном плане, поэтому паролем поставит что-нибудь уж редкостно банальное. Я бы предположил, что это дата его рождения или что-то еще, но раз тут еще и буквы... - Виктор развернул криптекс и внезапно хлопнул себя по лбу: - Точно! Этот Марат помешан на собственной семье. Ты знаешь что-нибудь про его семью?
   - Знаю, - кивнула я.
   - Не пробовала свести пароль к имени его родственников?
   Еще бы не пробовали. Марат оберегал семью как никто другой. Дайя сел рядом со мной. Я оказалась зажатой между двумя мужчинами. Крайне странно. С одним меня связывали раньше непонятные отношения, другому я прихожусь женой.
   Куда катится этот мир.
   - Ты думаешь, мы вообще тупые что ли? - разозлился почему-то Дайя. - Мы бьемся над криптексом уже месяц! Думаешь, без твоей подсказки не додумались бы? Тут дело в другом!
   - Да неужели? - хмыкнул Виктор. - А в чем же? Что же мешает такому мегамозгу раскрыть криптекс? Неуверенность в себе и подростковые комплексы?
   - Не нарывайся, оборотень, - предупредил Дайя, сжав кулаки. Именно, что предупредил. Мой муж никогда не угрожает.
   - Все, спокойно! От ваших перепалок у меня мозги вкрутую уже! - накричала я на парней, которые по-мальчишечьи уже нахохлились, готовые к драке. - У меня есть на примете один наиболее вероятный пароль. Но проблема в том, что даже с шифром криптекс не открывается.
   - Какой еще пароль? - воскликнули хором Виктор и Дайя, позабыв о перепалке.
   Я не ответила. Аккуратно, но вместе с тем уверенно, а принялась набирать имя, которым меня окрестил когда-то Марат. Виктор не сводил глаз с моих рук и громко прочитал:
   - "K@tt4"... Весьма оригинально. Он тебя называл Катта? Это хоть что значит?
   - Неважно, - отмахнулась я. Пусть это будет нашим маленьким секретом. - Пароль есть, но криптекс все равно не открывается.
   Чтобы доказать свою правоту, я принялась с силой вскрывать цилиндр, который в очередной раз не поддался натиску.
   - А ну дай сюда, - потребовал Виктор и вырвал у меня тайник. - Ты слишком слабо раскручиваешь крышку.
   - Оборотень, тут силой не поможешь. Я уже пробовал, - насторожился Дайя и хотел вернуть обратно цилиндр, но Виктор ловко увернулся, показав Фатуму язык.
   Началась нешуточная борьба за головоломку, которая, на мой взгляд, была бессмысленной - все равно от этого криптекс не раскроется. Но парни этого не понимали - им нужно было лишь доказать свое превосходство: кто сильнее, ловчее и проворней.
   - А ну прекратили немедленно! - заорала я не своим голосом, кидаясь на Виктора и вырывая у него криптекс.
   В этот момент отчетливо прозвучал щелчок. Цилиндр раскрылся и на пол выпали закрученные в трубку листки из дневника.
   - Как же так?! - удивились парни, все еще таращась на разгаданную головоломку. - Ангелин, что ты сделала? - теперь они развернулись в мою сторону. - Как тебе удалось его раскрыть?
   - Я не знаю... Я только до него притронулась... - неуверенно пробормотала я, поднимая листки и разглаживая их на кровати.
   Теперь это уже не просто дневник Венеры - он стал дневником Марата. На каждом листе между ровным почерком Венеры выбивались комментарии ее сына. Несколько часов мы потратили просто на то, чтобы разобрать записи оборотня.
  
   Эра серебряного Ягуара.
   Символ -- Луна (магия),
   Эпоха -- древность (от 1500 лет до н.э. -- до "осевого времени" -- V-IV вв. до н.э.),
   Цвет -- пятнистый (в жизни), Серый (по легенде),
   Энергия -- направлена (по легенде) на созидание жизни на Земле, гармонизацию сил Света и Тьмы.
  
   Легенда о ягуаре
   Древний народ центральной Америки ольмеки (предшественники ацтеков и майя, появившиеся около 4000 лет назад) отождествляли себя с ягуаром, ссылаясь на красивых и сильных существ, несущих в себе качества Ягуара, -- пришельцев из других миров, давших начало сегодняшней цивилизации. Эти существа, по преданию, научили людей земледелию, ремеслу, врачеванию, магии и покинули Землю на удивительных воздушных кораблях.
   Ольмеки положили начало всеобщему культу Ягуара у индейцев Центральной Америки. Все основные божества имели облик этого животного. 
   Ягуар "вчера" -- "лунный кот". Это "Дух" Ягуара.
   Важнейшим светилом для ольмеков была Луна, по положению которой создавались календари. Серебряный свет Луны ассоциируется с эрой серебряного Ягуара. Ведь Луна -- это магия. А слова "ягуар", "оборотень", "маг", "колдун" выражались одним словом. О ягуаре говорили: "Он обитает в лесах, скалах, водах; благородный, знатный. Он царь, правитель животных. Он осторожен, мудр, горд. Он не питается падалью. 
   Ягуар символизировал дух шамана. Только сильный и могущественный шаман мог обладать тотемом ягуара. Его качества -- мудрость, могущество, стремительность, великолепное чутье. Ягуару подвластна почти вся магия.
   Согласно легенде о племени Серого Ягуара, Ягуар -- дитя Света и Тьмы. Он отказался причислить себя к светлым или темным силам, став третьей силой, силой равновесия.
Ольмеки исчезли так же таинственно, как и появились. В конце первого тысячелетия до новой эры, в момент перехода от эпохи Овна к эпохе Рыбы, они осуществили реформу календаря -- переход от лунного к солнечному -- и на этом, словно посчитав свою миссию исчерпанной, прекратили существование. Они разработали универсальный календарный счет времени, ввели первыми в математику цифру "ноль". Их пророческий календарь начинается с даты 13 августа 3113 г. до н.э. и заканчивается 21 декабря 2012 года. Это период великой эпохи Четвёртое Солнце, после которой начинается Новое Время - Эра Белого Ягуара.
  
   Такова легенда о Ягуаре и таковы древние знания.
   С исчезновением ольмеков начинается переход к новой эре -- эре "Золотого Ягуара". От интуиции и магии (Луны), через профанацию, обесценивание древнего знания, человечество, идет к культу разума (Солнца) -- V-IV вв. до н.э. -- н.в.
   Это -- первый прыжок Ягуара. 
   Эра Золотого Ягуара.
   Символ -- Солнце (разум),
   Эпоха -- современность (от "осевого времени" -- V-IV вв. до н.э. -- до н.в.),
   Цвет -- черный,
   Энергия -- преобладание энергии агрессии и разрушения.
   Ягуар "сегодня" -- "золотой ягуар" (одновременно -- пятнистый, переходящий в черный). Он воплощает материальную силу, агрессию, власть инстинктов. Это "тело" Ягуара.
Высшим законом существования "тела" ягуара является удовлетворение материальных потребностей. Отсюда -- ничем не ограниченный эгоизм, эгоизм силы. Сила основана на власти и капитале.
   Власть и капитал существуют в пространстве конкуренции. Однако механизм конкуренции неизбежно связан с проявлением агрессии и взаимной вражды. Он должен уравновешиваться механизмом сотрудничества. Такой механизм можно формировать через расширение пространства взаимодействия, введение в него еще одного компонента -- духовной элиты. Прежде всего, это сотрудничество элит -- духовной и экономической.
   "Золотой Ягуар" провоцирует кризисное состояние современного мира. Алчность, присущая ему, порождает войны. Она же оттягивает средства от решения проблем планетарного масштаба, от противостояния природным катаклизмам.
   Человек осознает себя лишь членом малого сообщества (страна, религия, политическое объединение), противостоящего другим малым сообществам. Он не осознает себя одновременно членом единой общности людей. Это ведет к образованию напряжений, столкновений и в результате к кризису.
   Зрительный образ малого сообщества похож на пятно на шкуре ягуара. В центре пятна одна или несколько точек мощного напряжения, вокруг которых ореол или кольцо, а между пятнами -- вакуум непонимания. Пятно и точка в его центре может символизировать
страну и ее лидера (лидером может быть личность или еще более малая общность);
религию (или религиозное течение) и объект поклонения; политическое объединение и его лидера и т.д.
   Энергии, возникающие в каждом пятне, могли бы служить созидательным целям, будучи гармонизированы с окружающим пространством.
   Однако "сегодня" агрессия преобладает над стремлением к гармонии, сила подавляет разум.
   Пятна Ягуара имеют тенденцию сливаться в единый черный цвет, и уже почти сливаются.
Дисгармония вызывает внутреннее беспокойство, неудовлетворенность, желание перемен. Ягуар дрожит от напряжения, он готов к прыжку, переходу в "завтра".
   Кризис эпохи "золотого Ягуара" обусловлен "расхождением" духа и материи. Необходимо их соединение -- то есть "прыжок" Ягуара в новое состояние.
   Миссию соединения может выполнить союз (диалог) элит -- духовной и экономический (материальной). Этот союз способен создать механизмы опосредования, гармонизации противоречий и преодолеть кризис современного мира.
   Ягуар должен совершить второй прыжок -- к гармоничному человеку в гармоничном мире.
   Переход-прыжок из "сегодня" в "завтра" -- высшее напряжение Ягуара, выброс его энергии.
   Возможны несколько вариантов прыжка: болезненный, надрывный (революция), и мягкий, незаметный (эволюция).
   Революционный путь -- это результат изменения сознания "сегодня". Готовы ли мы его настолько изменить?
   К такому общему одномоментному изменению сознания людей может подтолкнуть только глобальная катастрофа.
   Тогда критическое напряжение энергии в точке сливает пятна в единый черный цвет. Наступает время Черного Ягуара, носителя огромной потенциальной энергии (разрушения или созидания).
   Эволюционный путь -- это постепенное рождение нового мира с преобладанием энергии разума. 
  
   От прочитанного мне стало как-то не по себе. Венера явно пыталась описать магическое с помощью современных слов и терминов, а магическое пояснить через реальную политическую и экономическую ситуацию. От этого ее статья становилась лишь более правдоподобной. Но особенную значимость играли последние записи, где Марат сделал особенно множество пометок.
  
   Эра Белого Ягуара (новый мир).
   Символ - ?, Космос, Вселенная (разум и благородство),
   Эпоха - от современности - в будущее,
   Цвет - белый,
   Энергия - преобладание энергии созидания и гармонизации над энергией агрессии и разрушения.
   Ягуар "завтра" -- "Белый ягуар". Он воплощает разум и благородство. Это эпоха "разума ягуара". Разум начинает господствовать над телом, становится благородным разумом.
   Благородный разум -- разум универсума. И его универсальным символом может стать Космос, Вселенная.
   Преобладание энергии материального мира связано с первичным состоянием разума. Пройдя эту стадию (закончив "сегодня"), разум включает другие потоки энергии.
Черный цвет ягуара (цвет кризиса и агрессии) уступает место белому цвету как сумме всех цветов. Мир остается многообразным, но появляющиеся пятна как центры воли и деятельности человека перестают угрожать гармонии. Они становятся переливами и оттенками Белого Ягуара.
Прежняя отрицательная энергия пятен начинает уравновешиваться энергией окружающего пространства, возникает баланс энергий. Наступает эпоха Белого Ягуара - эпоха гармонии энергии материального мира и энергии разума.
   Эгоизм людей уравновешивается их заботой о планете. Алчность проигрывает благородству как безусловному приоритету общечеловеческих ценностей над сиюминутной личной выгодой.
   Истина, Добро, Красота становятся главными мотивами деятельности.
   Существование Белых Ягуаров возможно уже сейчас. Это люди, энергия которых способна влиять на разрешение противоречий между точками напряжения ("пятнами" ягуара).
   Это люди разумного действия, люди духовной и материальной (экономической) элит, ведущие диалог.
   Белый Ягуар как символ становится в большей степени воплощением начала Духа, чем Материи, он - более легкий, на спине у него появляются крылья от мифологического орла. Он становится крылатым (???). Только оторвавшись от привычного мира, можно совершить прыжок в новый мир.
  
   - И это все? - удивилась я, еще раз перепроверив криптекс.
   - А тебе этого мало? - удивился Виктор.
   - Естественно! Вы не видели этот дневник - там страниц пятьдесят, если не больше. А тут всего ничего. Куда он дел оставшиеся листы? Почему оставил только эти записи?
   - Может, только они нам и нужны? Не зря же именно их Марат оставил тебе? - предположил Дайя.
   - Но нам это тоже ничего не дает. Легенды про Ягуаров я знала и раньше. Неужели мы вновь в тупике?
   - Не совсем, кис. Марат кое-что оставил напоследок, - Дайя показал на записи. - Если присмотреться, тут некоторые буквы он выделил более отчетливо. Доставайте лист и переписывайте.
   После несложной процедуры, мы получили следующую подсказку от Марата: "0® 11' ю.ш. 78® 30' з.д. Акид". Эта запись нам с Дайя была крайне знакома.
   - Город Китос. Это недалеко отсюда. Можно добраться на поезде, - прикинул мой муж. - Можем прямо сейчас отправиться за билетами.
   При покупке билетов в очередной пункт назначения здесь нам вновь пригодились фальшивые документы Марата. До отъезда оставалось достаточно много времени, мы оставили вещи в хранилище и отправились бродить по городу. Все так спокойно, размеренно, будто за нами не гонятся ни Фатумы, ни оборотни. Можно было бы решить, что мы с друзьями решили просто совершить хорошее путешествие по тропикам.
   - Мы пойдем пока узнаем еще парочку подробностей в интернет-кафе, а ты погуляй по торговому центру, ок? - предложили мне парни.
   - Ладно, - кивнула я.
   Надо же, я практически уже отвыкла от цивилизации. Проживая под открытым небом и питаясь добытыми собственными руками едой, возможность покупать все готовое теперь немного удивляла. Я прогуливалась между торговыми рядами и радовалась жизни. Все оказалось намного проще, чем мы ожидали.
   Я слилась с толпой шумных горожан и дала волю чувствам - принялась покупать все сладости, по которым жутко соскучилась. Я сделала глубокий вдох, чтобы насладиться ароматом только что купленного клубничного мороженого, как в нос ударил звериный запах.
   Я огляделась и увидела двух мужчин, которые стремительно приближались в мою сторону. Поспешно вручив стоящей рядом девочке мороженое, я бросилась бежать. Я старалась петлять между людьми, часто делала повороты, но преследователи не отставали.
   Я выругалась, что не удосужилась спросить, куда направились мои мальчики. Дайя тоже ступил - начал пользоваться интернетом, но не додумался достать мобильники. Как я теперь с ними свяжусь?
   Единственное место, где можно было бы сейчас спрятаться - это в женском туалете, куда я и направилась. Я влетела в уборную и, расталкивая возмущенную очередь, заскочила в первую освободившуюся кабинку, не забыв закрыться на засов.
   - Боже, что теперь делать, - прошептала я, прижавшись к грязной стене.
   Мое наглое поведение явно не устроило какую-то женщину, которая принялась изрыгать ругательства и барабанить в дверь. Сначала она просто нагло стучала, проклиная всю мою родословную, затем принялась пинать дверь.
   - Да отстаньте от меня! - не выдержала я, разозлившись. За мной тут гонятся, а она истерики разводит.
   - Ах ты, шалава! А ну немедленно открой! - продолжала рассыпать ругательства дама, но мне было уже все равно.
   Я увидела вентиляционную трубу, и действия опередили мысли: я стала выкручивать шурупы и радоваться, что мои ногти обладают жесткостью отвертки. Металл основательно заржавел, что облегчило задачу - вскоре решетка упала на грязный пол.
   - Она еще и вандализмом занимается! Зовите охрану! - верещала женщина, услышав звон металла.
   Я с жалостью погладила свое платье, которое после обращения легко упало на землю, схватила в зубы сумку и полезла в трубу.
   Истерики вопящей тетки постепенно стихали. Я продолжала ползти и ползти. Труба извивалась и вскоре вывела в какой-то переулок. Я вылезла в улочку и спряталась за мусорными баками.
   Я не могу продолжать бегать по городу в виде животного: меня моментально изловят и отправят в зоопарк. Нужно вновь обратиться. Но не могу же я бродить по городу совершенно голая?!
   Тут мой взгляд привлекла яркая витрина магазина одежды. Дождавшись, когда дверь в очередной раз откроется, я с бешеной скоростью, которую только смогла развить, преодолела улицу и шмыгнула внутрь магазина. На улице при моем виде поднялся шум и гам.
   В магазине начался настоящий переполох, когда я внезапно ворвалась в бутик. У меня была только одна цель - попасть в примерочную. Я проскальзывала между ног у милых дам, которые подняли жуткий балаган. Наконец, я увидела то, что искала. Целенаправленно я побежала в сторону кабин, распугивая нежную половину человечества.
   - Быстро, на выход! В здании дикий зверь! - кричал охранник, выводя из бутика клиенток. - Он спрятался в примерочном!
   Наконец, последняя девушка с диким визгом покинула примерочную. Я прошмыгнула за шторы и вновь обратилась в человека. Схватив с вешалки забытое покупательницей платье, я принялась его лихорадочно надевать. Взяв сумку и сделав большой вдох, я выскочила из примерочной и принялась голосить подобно последней истеричке.
   - Боже, помогите! Там ягуар! Я переодевалась, а тут он врывается!
   Немного стихший хаос в магазине возобновился с новой силой. Подоспевшие правоохранительные органы поспешили меня успокоить и провести к выходу. По дороге я успела изобразить дикую панику и как бы случайно прихватить с собой пару обуви. Ну не босиком мне по городу ходить?
   Оказавшись на улице и от души поблагодарив мужчин, я кинулась в сторону вокзала. Прямо у входа я столкнулась с Дайя и Виктором, которые о чем-то разъяренно дискутировали.
   - Мальчики, не время ругаться! - крикнула я и потащила их на перрон к уходящему поезду.
   - Но это не наш рейс! - возмутились парни.
   - Неважно! Бежим, Гару каким-то образом тоже тут!
   Мы запрыгнули на набирающий скорость поезд под крики и ругань контроллеров. Забравшись внутрь, мы стали искать место, где можно было бы устроиться. Наконец, нашелся полупустой вагон, где мы и разместились. Я принялась рассказывать парням о случившемся.
   - Не может быть. Никто не знает, куда мы направляемся, - с уверенностью произнес Виктор.
   - Но каким-то же образом они выследили нас? Ты же сказал, что они сейчас в джунгли!
   - Наверное, Гару просто прислали подмогу и натолкнулись на нас.
   - Я не верю в совпадения, Виктор. Признайся, это ты их сюда направил?
   - Ты все еще не веришь мне?
   - Извини, брат, но все это выглядит слишком сомнительно. - Дайя пронзил Виктора взглядом. - Ты вдруг внезапно появляешься, помогаешь нам, приводишь в город - и на нас нападают Гару. Может, ты только и хотел этого - привести нас к ним.
   - Ангелин, но хоть ты-то мне веришь? - устало обратился ко мне бывший выпускник.
   - А я могу? - спросила я в ответ.
   - Вспомни, что я спас тебя от черной пантеры. И от бизонов тебя скрыл тоже я.
   Повисла тишина. Мы все ждали моего вердикта.
   - Да, Дайя... - наконец сказала я. - Он же убил своего предводителя, чтобы спасти меня. Я ему верю...
   Мы замолчали. Виктор победно посмотрел на Дайя, который злобно отвел глаза.
   - Мы едем в противоположную сторону, - буркнул он. - Что будем делать?
   - Предлагаю хотя бы на день отдохнуть в том городе, затем другим маршрутом вернемся в Китос. Все согласны? - бодрым голосом оповестил Виктор.
   Я кивнула. Я тоже устала от постоянной езды. Хочется хотя бы день отдохнуть.
  
   В городе мы вновь сняли номера. Теперь уже два номера. Дело двигалось к ночи, а Виктор явно не собирался покидать наши милые покои. Мне не терпелось выпроводить старого знакомого из номера, но основы приличия вроде не разрешали так себя вести. Как я заметила, Дайя горел тем же желанием уединиться, поэтому периодически делал Виктору уж слишком явные намеки, которые последний либо реально не понимал, либо очень правдоподобно игнорировал.
   В конце концов, Дайя не выдержал и открытым текстом предложил:
   - Слышь, Вик, завтра нас ждет долгий путь. Может, отбой?
   - Ладно, отбой, так отбой, - наконец согласился оборотень. Дайя победно сжал кулаки, как его восторг прервал вопрос Виктора: - А как мы размещаемся?
   - Обрадую: у тебя своя комната. Можешь делать все, что пожелаешь. Главное - не мешать нам этой ночью, - радостно и явно с издевкой сообщил мой муж.
   - Так, так. Ангелин, не ожидал от тебя такого, - пригрозил лукаво Виктор, однако в голосе слышались нервные нотки. - Думал, ты у нас девочка-одуванчик.
   - Виктор, мы женаты, - коротко оповестила я.
   Виктору словно свесили оплеуху, но он сдержал себя в руках.
   - Ага, - растягивая слова, оборотень щелкнул пальцами и двинул к двери. - Все с вами понятно. Ну что же, покойной ночи, друзья мои.
   Когда дверь наконец закрылась, Дайя повесил снаружи табличку со сплетенными сердечками и с разбегу прыгнул ко мне на кровать. Теперь уже не требовалось никаких слов, чтобы описать, как я соскучилась по его ласкам. Мы принялись срывать друг с друга одежду и выполнять супружеский долг.
  
   Я проснулась и недовольно осознала, что Дайя рядом нет. Я перекатилась на другой бок и потянулась; хвост непослушно свесился к кровати, но я быстро подобрала его. Подождите, неужели я в животном обличии? Я перекатилась обратно на живот, моргнула - и мир вновь стал цветным.
   Я запустила пальцы в волосы, пытаясь припомнить вчерашнюю ночь. Сначала... Сначала все было бурно и страстно. Потом нежно и приятно. А затем опять бешено и с азартом. Видимо, на пике чувств я обратилась. А разве это странно? Занятия любовью сопровождаются выбросом адреналина, который заставляет работать в предельном режиме все органы: сердце бьется быстрее, повышается давление, тело мобилизует свои энергетические резервы.
   Во время занятий любовью в кровеносную систему человека выделяются эндорфины, они же, так называемые, гормоны счастья, вызывающие легкую эйфорию. Кроме этого, достаточное содержание эндорфинов в крови держит иммунитет человека на должном уровне и не дает ему лишний раз заболеть. И это тоже не все! Секс способствует интеллектуальному развитию, укрепляет ногти и волосы, помогает успешно сдавать экзамены, защищает от гриппа и депрессии, устраняет боль в спине и сохраняет молодость. Вот так-то. Теперь мы с Дайя ограничили себя от всех этих бедствий и можем жить счастливо.
   После того как я узнаю, куда он подевался.
   Я набросила рубашку Дайя и с удовольствием вдохнула его аромат. Одежда мужа доставала мне до колен, поэтому я прикинула, что в будущем она отлично сойдет за ночнушку.
   Когда мы вернемся домой.
   Быстро и для приличия проделав все утренние процедуры, я принялась за завтрак, который Дайя уже успел сервировать на столе. Только дойдя до десерта, я обнаружила странную салфетку с рисунком.
  
   ... : ` ` . . ' :
   : : ` ` ` ` . ' : ' ': : '
   . . : . . : .'' :
   ``. `: .' :
   : : : :
   : : : :
   : . .. :. .' .''
   .' .' . : : : :'
   `::::
   `::.
   :::.
   ..:.:.::'`. ::'`. . : : .
   ..' `:.: :: :' .:
   .: .:``::: : .: ::
   .: ..'' :::.' :': :
   : .'`::
   ::
   ::
   ::
   ::
   ::
  
   Только Дайя умел удивлять меня такими сюрпризами! Я подняла салфетку к солнечному окну и стала любоваться тем, как сквозь тонюсенькие дырочки пробиваются лучи солнца и отражаются на стене в виде розы.
   Стук в дверь оборвал мое странное занятие. С утра Виктор выглядел радостным и крайне довольным. Наверное, прошлую ночь он тоже не провел в одиночестве.
   - Смотрю, с утра сияешь, - подколол он.
   - И тебе доброго утра, - улыбнулась я будучи в хорошем настроении.
   - Выпьем? - внезапно предложил бывший выпускник и протянул мне бутылку ликера.
   - Откуда достал?
   - Я умею очаровывать нужных людей, - подхалимски он подмигнул мне. - Менеджер гостиницы под строжайшим секретом достала мне его.
   - Хмн, в таком случае, выпьем за халяву? - рассмеялась я, решив дать себе еще один разгрузочный день.
   - И за красивых, крайне легко поддающихся внушению девушек! - Виктор протянул мне бокал и залпом выпил алкоголь.
   Я не любила одним разом выпивать всю жидкость и принялась медленно и со вкусом наслаждаться сладковатой жидкостью, приятно греющей тело. Виктор что-то очень смешно и долго рассказывал. Первое время я еще смеялась и даже хлопала в ладоши, но постепенно мне становилось все сложнее вслушиваться в его речь.
   Когда Виктор крикнул: "Ангелина, что с тобой?!", я уже выронила бокал и рухнула на кровать. Тело будто уже мне не принадлежало. Я не могла пошевелиться и лишь устало наблюдала, как рядом со мной садится Виктор.
   - Что ты подлил в напиток, сволочь? - прошептала я.
   - И сразу ругаться, - зацокал языком молодой человек, поднимая вверх бокал: - Выпьем же еще и за красивых и наивных девушек! - парень опустошил бокал и мягко мне улыбнулся: - Это была всего лишь валерьянка. Кисы же так боятся этой успокаивающей, не так ли?
   Я лишь заскрежетала зубами от злости. Еще одна ошибка. Еще один промах.
   Медленно Виктор наклонился ко мне и стал пуговицу за пуговицей расстегивать рубашку. Он делал это слишком медленно, специально дразня меня. В животе все скрутилось от отвращения. Меня даже затошнило.
   - Энжи, какая же ты красивая... - шептал Виктор спокойным и размеренным голосом. - И все же ты не моя...
   - Виктор, прекрати немедленно! - приказала я, но оборотень лишь улыбнулся.
   - Не моя, но станешь теперь моей. Представляю, какой сюрприз ожидает Дайя, когда он вернется. Зря твой мутант оставил тебя одну...
   - Виктор, опомнись. Хватит нести чушь.
   - Соглашусь, я немного брежу... А все ты виновата. - Молодой человек уже добрался до последней пуговицы. Он легонько пальцем провел по моей груди до живота. В тот момент мне хотелось умереть. - Постоянно сносит крышу, когда смотрю на тебя.
   - Пожалуйста, - уже умоляла я. Невольно навернулись слезы, которые скатились по вискам и запутались в волосах. - Прекрати, включи вытрезвитель. Виктор, вслушайся в мой голос. Ты же говорил, это помогает тебе очнуться.
   - У вытрезвителя кончился, так скажем, срок годности, - захихикал оборотень и начал наклоняться ко мне.
   Звук резко растворившейся двери прозвучал для меня как грохот грома. В комнату ворвался Дайя.
   - О, муженек вернулся. Упс, Ангелина, нас застали, - прыснул Виктор и присел на кровать.
   - Все шутим, мразь? А давай поиграем? - мягко улыбнулся Дайя и, прежде чем кто-то что-то мог предположить, достал пистолет и выстрелил Виктору в ногу.
   Оборотень взвыл от боли и скатился на пол. Фатум решительно направился к нему и выстрелил в другое бедро.
   - Чтоб не привязался, - пояснил Дайя, помогая мне подняться и переодеться.
   Пока Оборотень катался по полу от боли и изрыгал ругательства, мой муж быстро закидывал в сумку вещи. Затем молодой человек взял меня на руки и вынес из комнаты. Напоследок он повесил на дверь табличку "Не беспокоить".
   На ресепшене мы расплатились за номер, где менеджер со сладкой улыбкой поинтересовалась, не покидает ли вместе с нами гостиницу попутчик. Дайя с не менее сахарной ухмылкой сообщил, что тот "роковой" мужчина предпочел остаться в этом чудном городе еще на пару дней и просил пока остаться в одиночестве отдохнуть после бурной ночи. Женщина густо покраснела и пожелала нам счастливого пути.
  
   Глава 8. Мой ребенок и моя жена.

Все дети мира плачут на одном языке.

  
   Я смотрела в окно, все еще не веря в произошедшее. Неужели Виктор мог так поступить со мной? Неужели я зря доверилась ему? Неужели то, как он посмотрел на меня на последней охоте тоже было лишь сиюминутным враньем?
   Дайя держал мою ладонь и продолжал молчать. С тех пор как мы покинули гостиницу и сели на поезд в Китос, он не проронил ни слова. Он знал, что сейчас я ругаю себя последними словами и сама осознала свою ошибку, поэтому лишние упреки ни к чему.
   За это я ему благодарна.
   Мимо проносились бескрайние степи, и пейзаж не менялся уже несколько часов. Мне стало скучно и, закрыв глаза, я положила голову на плечо Дайя. Покой... мне нужен лишь покой, который дарит этот человек.
   - Дайя, - тихо позвала я, не раскрывая глаз.
   - Ым... - промычал в ответ муж.
   - Прости меня.
   - Ым...
   - Честно... Я сначала не верила ему. Потом... после той охоты мне показалось, что он изменился. Нет, точнее стал прежним. - Я помолчала. - Стал хорошим. Ты все еще злишься?
   - Да. - Тишина. - Я зол, что ты такая доверчивая и наивная. Зол, что чуть не смог уберечь тебя.
   - Но откуда ты узнал...
   - Моя интуиция. Ангелин, мое шестое чувство не молчит. Думаешь, зря я не хотел пускать тебя на ту охоту? А этим утром я опять почувствовал неладное. От Виктора постоянно исходит какая-то угроза.
   - Слушай, а как ты думаешь, почему криптекс раскрылся? Вик не замешан в этом? - решила я сменить тему.
   - У меня есть догадки... - хотел что-то сказать Дайя, как неожиданно поезд резко остановился.
   До Китоса еще чуть более часа езды, поэтому пассажиры заволновались и стали выглядывать в окно. Оказалось, что это случайные попутчики попросили доехать до населенного пункта. Вскоре состав вновь тронулся, однако, Дайя отчего-то напрягся.
   - Что-то не так? - не успела я закончить вопрос, как в нос ударил сильный звериный запах. Гару опять нашли нас.
   - Собирай вещи, Энжи. Уматываем, - скомандовал Дайя, и мы осторожно вышли из купе.
   - Куда пойдем? - спросила я.
   - Спрячемся в грузовом вагоне в конце, - прошептал мой муж и повел меня к двери, ведущей в соседний вагон.
   Но не успели мы покинуть состав, как дверь напротив растворилась и за нами в погоню кинулись трое мужчин. Мы проносились мимо испуганных людей, которые выглядывали в коридоры, не понимая, что за шум и топот происходит в поезде. Излишняя толпа любопытных помогла нам немного оторваться и опередить их на один вагон.
   Мы практически добежали до последнего вагона, как внезапно из купе справа выскочил незнакомец и затащил нас внутрь. Перед нами оказался белобрысый молодой человек с пронзительно голубыми, точно небо в солнечный день, глазами. Его волосы оказались такими светлыми, что иногда казалось, что они белые.
   - Кто вы? - нарушил тишину Дайя, загораживая меня за спиной.
   - Тише, Гару услышат! - прошипел незнакомец и приложил к губам палец.
   В этот момент в коридоре послышался топот ног и крики: "Где они?! Они не могли так просто ускользнуть!" Вскоре их голоса тоже стихли, и я облегченно вздохнула.
   - Спасибо вам, - поблагодарила я. - Так все же, кто вы такой?
   Молодой человек ответил не сразу, а лишь улыбнулся мне мягкой улыбкой старого знакомого. Он внимательно разглядывал меня, точно уже знал давно, но ни разу не видел.
   - Теперь я полностью понимаю Марата, - все еще с легкой улыбкой покачал он головой. - Этот псих в душе такой романтик...
   - Вы Акид? - спросил, а скорее утвердительно сказал Дайя.
   - Рад знакомству, - Акид протянул нам руку. - Дайя, Ангелина. Рад наконец встрече. А теперь уматываем?
   На этих словах он раскрыл окно и жестом пригласил нас покинуть купе. Первым полез Дайя и стал помогать мне взобраться на крышу поезда. Снизу страховал Акид. Когда я залезла наверх, внизу послышался шорох: в купе ворвались Гару и завязалась драка.
   - Бежим, Энжи! - закричал Дайя и, схватив меня за руку, потащил в сторону конца поезда.
   - Но там Акид! - запротестовала я. - Мы не можем его бросить!
   - А меня и не надо бросать, - услышали мы озорной голос. - Я сам на кого хочешь наброшусь.
   Акид взобрался на крышу вагона со стороны сцепления вагонов.
   - Вы готовы? - спросил он, догнав нас.
   - К чему? - на автомате спросили мы.
   - К адреналину! - закричал он и достал что-то похожее на гранату. - На счет "три", прыгайте! Дайя, уверен, ты подстрахуешь Ангелину. Ну, поехали! Раз... - начал отсчет новый знакомый.
   - Стойте! Вы хотите взорвать поезд?! - ужаснулась я поведению этого ненормального. - Что вы делаете?!
   - Два! - Акид сорвал чеку.
   - Эй, вы с ума сошли?! - практически в истерике я взглянула на Дайя, который ничуть не реагировал на тот факт, что этот мужчина собирается убить сотни невинных пассажиров. - Дайя, останови его!
   - Три! - прокричал Акид и первым спрыгнул с поезда, при этом он с силой метнул гранату внутрь вагона.
  

~*~

   - Три! - радостно хохоча Яна сделала изящный кувырок и спрыгнула с поезда. До Акида теперь доносился лишь ее игривый крик: - Прыгай, Акид! Не боись!
   Кондуктор уже ворвался в вагон и чуть было не схватил молодого человека, но тот уже ласточкой выпрыгнул из состава. Акид перекатился по траве и распластался на поляне. Он лежал и пялился в небо, чтобы прийти в себя, как солнце закрыло улыбающееся лицо любимой девушки. Она страстно поцеловала его и, резко отстранившись, потянула его за руку:
   - Все, вставай, чего разлегся! У нас еще куча дел!
   Не сумев вернуть любимого в вертикальное положение, девушка надула губы и бросилась бежать по поляне. Акид смеясь уже присел сам и с умилением наблюдал за этим странным существом: Яна будто парила. Ему казалось, что сейчас у нее вырастят крылья и девушка вознесется в небеса подобно пушинке. Ветер развевал ее черные локоны, а солнечные лучи делали легкое летнее платье практически прозрачным, и он мог лицезреть изгибы ее гибкого и такого умопомрачительного тела.
   - Ну, давай! Догоняй меня! - Яна развернулась и шутливо крикнула ему.
   Акид сорвался с места и бросился за любимой. Увидев надвигающегося мужчину, она радостно визгнула и ускорила бег, но куда там сравниться с Акидом! Немного напрягшись, он схватил любимую и закружил ее.
   - Акид, гаденыш! Отпусти меня! - капризно потребовала Яна, пытаясь лягнуть его.
   - Ах, так я еще и гаденыш?
   - Ты самый ужасный, самый противный, самый страшный! Я тебя жутко боюсь, - засмеялась девушка, целуя его в нос.
   - Это я тебя боюсь, - Акид прижал любимую к себе и вдохнул аромат ее волос.
   Он реально первое время ее боялся. Нет, не боялся, он был просто шокирован... или поражен. Он шел по переулку в одинокий осенний вечер, как внезапно из-за угла выскочила девушка. Увидев его, она сдернула с его шеи шарф, набросив на себя, и впилась губами в его губы, опьяняя сладостным поцелуем.
   Акид не был человеком, целующимся на каждом углу с незнакомками, но эта девушка просто отрезала любые пути к отступлению... Она просто отключила его мозг, не дав даже попытки здраво мыслить. Акид находился в такой прострации, что не заметил, как мимо них пронеслись двое мужчин в форме охранников, кого-то выискивающих.
   Когда эти двое удалились, незнакомка отстранилась, лукаво улыбнулась, достала из кармана кольцо и победно надела себе на палец.
   - Спасибо, зай, - прошептала она и подарила ему еще один легкий поцелуй. - Ну, я пошла.
   Развернувшись, она летящей походкой стала удаляться в сторону проспекта. Акид еще некоторое время завороженно наблюдал за ней, пока не понял, что совершает глупейшую ошибку. Догнав ее, молодой человек вдруг остановился, не зная, что сказать.
   - Что, за шарфиком? - девушка повернулась к нему и опять улыбнулась.
   - Да, - выпалил он.
   - Бяка, - незнакомка смешно сморщилась и сняла шарфик. - Держи, жадина.
   - Нет! Оставь себе! - воскликнул Акид. - Я...
   - А давай поужинаем вместе? - внезапно предложила она. - В благодарность, так скажем.
   - Да, конечно!
   С этого дня его мир перевернулся. Яна оказалась самой странной девушкой, которую он встречал. Точнее, которую он мог бы вообще вообразить. Все правила, которые он успел установить за свои двадцать три года, превратились в список стереотипов, которые Яна поставила целью обязательно нарушить.
   Она оказалась авантюристкой и аферисткой. И затянула его.
  

~*~

   - Не-е-ет!
   Я уже не слышала свой крик, так как в следующую секунду все вокруг померкло. Голова раскалывалась от боли и готова была просто взорваться. Только жуткая резь в животе помогла прийти в себя. Такое ощущение, что внутри что-то оборвалось...
   - Энжи, что с тобой? - испуганный голос Дайя. Его нежные руки приподняли меня и отряхивали лицо от песка.
   Дикая боль в животе заставила скорчиться и застонать от страданий. По внутренней стороне бедер стекало что-то липкое и горячее.
   - Откуда кровь... Нет, не может быть... - шепот Дайя удалялся.
  
   Чьи-то незнакомые голоса... Бессвязное бормотание...
   Я сморщилась и приоткрыла глаза. Слабость во всем теле. Незнакомый белый больничный халат. С трудом я улавливала слова...
   ... один месяц... не уследили... нужен отдых... вы муж... ребенок...
   "Ребенок!" - вспыхнуло в голове, и это слово резко вернуло меня в реальность.
   Я повернулась набок и впилась зубами в подушку, чтобы не зареветь в голос.
   У нас с Дайя был малыш.
   Наш крошечный малыш... плод нашего любви, которого мы не уберегли... не спасли... не защитили...
   К моим содрогающимся от всхлипываний плечам прикоснулись знакомые теплые пальцы. Я медленно присела и обняла Дайя.
   - Боже, Дайя... за что... за что наш малыш... - мне было трудно дышать. - Это я виновата... Я убила нашего ребенка.
   - Ты... ты не виновата... - голос Дайя дрожал. Он гладил меня по спутавшимся волосам и целовал в лоб. - Ты не виновата. Это все граната. Она издает высокочастотные звуки, которые должны были на время оглушить Гару. А наш малыш... никто не виноват... Акид не знал...
   - Акид! - прорычала я, оттолкнув Дайя и срываясь с кровати. - Где он?! Я убью его! Убью!
   - Успокойся, кис, - взмолился муж, стараясь усадить меня обратно на кровать. Но я металась, кричала, пыталась оттолкнуть его. - Тише, а то сюда сбегутся врачи! Акид действительно не виноват. Он спас нас от Гару, отвез тебя в больницу.
   - Он спас нас, но убил ребенка! - всхлипнула я, обняв себя за живот. Странно, но я ощущала опустошенность, хотя до этого даже не знала, что несу в себе новую жизнь. - Прости, малыш... я... плохая, ужасная мать... Я даже не знала о твоем существовании! Боже...
   - Не надо, киса... Все будет хорошо. Это нормально... - неуверенно пробормотал любимый, прижимая меня к себе. - На первом месяце беременности 80% женщин не знают, что в них развивается ребенок. А наше положение...
   Я уткнулась ему в грудь, позволяя ласками успокоить себя. Это было слишком больно. Слишком жестоко. Слишком страшно.
   В палату зашел Акид.
   - Простите, что прерываю, - виновато прошептал он. - Но нам нужно бежать. Гару уже едут.
   - Хорошо, подождите нас внизу. Мы сейчас спустимся, - кивнул Дайя.
   Я не желала смотреть на Акида. Молча мы оделись и, избегая ночных сиделок, выскользнули на улицу, где во внедорожнике уже ждал друг Марата.
  

~*~

   Следующие несколько дней Ангелина не выходила из комнаты, которую им выделил Акид в своем обители, располагавшемся в одном из укромных подвалов города. Свое убежище он снабдил всей необходимой техникой и защитой, что никакой радар не мог бы обнаружить их местоположение.
   Дайя не находил себе места и ходил из угла в угол, переживая за жену. Акид молча наблюдал за Фатумом и внезапно спросил:
   - А ты не боялся, что ваш ребенок тоже будет оборотнем?
   Молодой человек посмотрел на него таким взглядом, точно Акид был душевно больным.
   - Боялся? Почему я должен бояться, если это мой ребенок и моя жена?
   Реакция Дайя до боли напомнила злость Яны, когда он задал ей подобный вопрос.
  
   Яна узнала о том, что он является оборотнем совершенно случайно. В тот день он впервые повел ее знакомиться с друзьями. У самой девушки никаких близких не было. Сколько бы молодой человек не расспрашивал ее про семью, она лишь отвечала, что ненавидела отца, поэтому уехала от него и не хочет даже о нем упоминать. С тех пор Акид неприятной темы не касался, и они довольствовались обществом друг друга.
   Обычно Акид никогда не пил, но навеселе слегка перебрал и, чем закончилась встреча, уже знал. Проснулся он в своей постели с жуткой головной болью... в обличии животного. Он поспешно обратился и принялся искать глазами в квартире Яну. Больше всего на свете он боялся не обнаружить ее.
   Но Яна осталась. Девушка сидела на подоконнике, бездумно глядя в окно и прижав к груди колени.
   Акид хотел что-то сказать, но Яна первая нарушила тишину:
   - Почему ты молчал?
   Ее вопрос ввел его в ступор.
   - Я... я боялся... - у него в горле пересохло.
   - Чего? - девушка устало поглядела на него и спрыгнула с подоконника.
   - Что ты испугаешься моей настоящей сущности. Что... - молодой человек запнулся.
   - Что?
   - Что не захочешь стать моей женой и иметь от меня детей. - Безнадежно произнес Акид и будто для верности добавил: - Твои дети будут оборотнями.
   Яна пронзила его недовольным взглядом и твердо произнесла:
   - И что? Но это будут мои дети от моего любимого человека.
   После этого она прочитала ему долгую и крайне агрессивную лекцию о том, что нельзя ничего скрывать от тех, кого любишь.
   Все время Акид не перебивал девушку и к концу экзекуции обнял ее и спросил:
   - Значит, ты выйдешь за меня?
   Яна замолчала и недовольно прищурилась, а затем неожиданно расцвела в улыбке и кивнула:
   - Естественно!
  
   - Ты должна пригласить его на нашу свадьбу, - настаивал Марат. - Ладно, он помолвку пропустил. Думаю, ради такого случая он все простит дочери.
   - Нет, поверь, Акид, - Яна села на колени жениху и прижалась к его груди. - Увидеться с отцом будет не самой лучшей идеей. Я тебя уверяю.
   - Ян, не будь ребенком. Ты его боялась в детстве, - начал разъяснять он любимой. - А теперь ты уже взрослая девушка. Ты скоро выходишь замуж. И не за кого-то, а за лучшего в мире оборотня. Так что давай... Назначь ему встречу, - парень протянул невесте мобильник.
   - Ну, ладно. Только ради тебя... - сдалась красавица и взяла телефон.
  
   После той встречи Яна вернулась не в самом лучшем расположении духа. Она пересказала жениху, как прошла встреча с отцом.
   После этого она сняла обручальное кольцо и положила его на стол.
   Они расстались врагами.
  

~*~

   - Давайте теперь все по порядку, - попросил Дайя, когда я, наконец, смогла присоединиться к молодым людям. Я все еще чувствовала слабость в теле, но соображать могла.
   Эти прошедшие дни были для меня сущим кошмаром. Мне постоянно мерещилось, что слышу упреки от своего малыша... Отовсюду доносился жалобный детский плачь...
   Я бы не смогла перенести эти муки, если бы Дайя не был рядом и не оказал поддержку. Я боялась даже упоминать об случившемся, но муж первый начал разговор.
   Он страдал не меньше меня...
   Постепенно шок прошел и пришлось вновь вернуться к реальности.
   - Я давний друг Марата. Перед... уходом он попросил меня сделать криптекс, чтобы спрятать записи Венеры. Марат предупредил, что, может быть, моя помощь и не пригодится. Но месяц назад Марат исчез, а криптекс изменил местоположение.
   - Подождите, так вы знали местоположение криптекса и тайника? - уточнил Дайя.
   - Естественно! Я встроил датчик в цилиндр. Я знал, что вступаю в игру, когда криптекс резко переместился в Сань. Затем он стал появляться в совершенно непредсказуемых местах мира, что лишало меня возможности принимать какие-либо решения.
   Мы с Дайя переглянулись. В тот момент криптекс находился на Виртусе, который с помощью огромного телепорта изменяет местоположение. Фатум с уважением взглянул на оборотня: еще ни один датчик не мог выследить расположение их острова.
   - Потом вы переместились в джунгли. Я понял, что вы вернулись, наконец, за ответами и поехал к вам навстречу. Вместо того, чтобы ехать в Китос, вы вдруг сменили направление, что полностью сбило меня с толку. Слава богу, мы все же сумели пересечься. Давайте, наконец, помогу вам раскрыть криптекс.
   - Мы его уже открыли, - устало проговорила я и достала две части цилиндра.
   Акид с удивлением взглянул на нас и принял остатки криптекса.
   - Вы раскрыли его?
   - Совершенно случайно. Мы вообще не поняли, как это произошло.
   - С вами был еще один оборотень? - внезапно спросил незнакомец.
   - Откуда вы знаете?
   - Криптекс может открыться только при соединении энергий двух оборотней. Марат настаивал на дополнительной защите, чтобы записи не попали к людям. Тем вторым человеком должен был быть я.
   Теперь многое прояснилось. Акид должен был сам нас найти. А шифровку в текст оставил специально, если вдруг нам удастся самостоятельно вскрыть криптекс.
   - Так где этот оборотень?
   - Он оказался не лучшим союзником, поэтому нам пришлось от него избавиться.
   - Он Гару?
   - Был им. В крайнем случае, он так говорит. - Пожал плечами Дайя. - Но все доказательства против него - даже их нападение в поезде, я уверен, его рук дело.
   - Он видел записи?
   - К сожаленью, да.
   - Это не есть гуд, - покачал головой Акид. - А что в этих записях?
   - А вы разве не знаете?
   - Это я хотел узнать у вас. Я лишь создатель криптекса. Марат сказал, что Ангелина сама во всем разберется.
   - Зачем все это говорят мне? - разозлилась я и в очередной раз повторила: - Я ничего не знаю.
   - Значит, догадаешься, - не согласился Акид. - Он не был бы так в тебе уверен, если бы не верил в тебя.
   - В таком случае, он не намекнул, как я должна догадаться? Ногой притопнуть, пальцем прищелкнуть... - я начала беситься.
   Я схватила бесполезные листочки и бросила их на стол, случайно задев стакан с водой. Бокал с грохотом упал на стол, и жидкость с жадностью впиталась в бумагу.
   - Спокойно! - Дайя поднял листы и отряхнул их от воды. - Ты что делаешь? Марат не стал бы просто так оставлять нам именно эти листы.
   Дайя разложил их около камина сушиться и сел рядом со мной, обняв за плечи.
   - Киса, не паникуй. Мы же сумели открыть криптекс? Практически узнали расположение Храма? Полдела сделано. Осталось всего ничего.
   Я прижала к глазам ладонь. Это не полдела. Это как раз и есть то "ничего". Ноль. Даже встретившись с Акидом, мы ничего не прояснили кроме секрета криптекса. Я подняла глаза и застыла: листы Марата полностью обесцветились, все записи исчезли. Вместо этого выступил странный чертеж с замысловатыми дугами и линиями.
   Я бросилась к камину и сорвала листы. Я разложила их на полу и стала собирать подобно мозаике. Бумажки послушно складывались в единую картину вселенной. Посредине рисунка Земля. Вокруг нее по орбите движется созвездие, от которого на нашу планету исходят линии.
   - Что это? - восхитилась я.
   - Созвездие Белого Ягуара, - Акид заглянул через мое плечо. - Он бывает виден с Земли по определенным датам и только в определенных местностях.
   Я присмотрелась и отметила, что рядом с каждым последующим местом появления созвездия приписаны день, месяц и год, а также населенный пункт.
   - Это будто похоже на даты рождения... - прошептала я.
   "Существование Белых Ягуаров возможно уже сейчас", - всплыла в голове строчка из записей.
   - Это дни рождения Белых Ягуаров! Смотри, Дайя! - радостно воскликнула я. - Гляди, тут даже помечен город, в котором родился последний Белый Ягуар! Нам остается только найти его! Боже, Дайя, мы близки к разгадке.
   - 28 сентября 199Х года. Яли, - глаза Дайя расширись. - Это же мой город!
   - Нам нужно попросить Виня заняться поисками. Мы можем как-нибудь связаться с ним безопасным путем?
   - На здоровье, - Акид, внимательно слушавший наши рассуждения, бросил мне коммуникатор. - Будьте уверены, это самая безопасная связь. Вас никто не сможет засечь.
   Я набрала номер Виня, который въелся в память с тех времен, когда он оставался единственным утешением моей жизни.
   Гудок. Второй. Третий.
   - Ало, - послышался с того конца теплый голос Винни.
   - Винни! - воскликнула я. - Винюся, дорогой!
   - Ангелина! Наконец! Как вы? Вы скоро вернетесь? - его восторг был не меньше.
   - Винни... Мы... - мне хотелось столько всего сказать, но слезы сдавили горло. Я разрыдалась как последняя дура. Внезапно чувство грусти по дому накрыл с головой. Я дико скучала по маме, отчиму, братику, НАФА! Хотелось рассказать, что случилось в лесу, что мы поженились, что я обратилась, что встретились с Виктором, что потеряли ребенка... - Я хочу домой...
   Дайя мягко отобрал у меня трубку и потрепал по щекам:
   - Кис, извини, ты сейчас не совсем в себе, а нам нужно спешить. Эй, брат, как поживаешь? - бодрым голосом поздоровался он с кузеном. - Да, все ок. Живы, здоровы. Слушай, чувак. Тут нужно смотаться в Яли и найти человека со следующей датой рождения. - Дайя продиктовал данные. - Да, город у нас маленький, уверен, ты найдешь нужного. Когда мы найдем Храм, то свяжемся с тобой... Ты его к нам телепортируешь. Справишься? Я и не сомневался. Все, брат, скучаю. Только никому ни слова.
   - Что дальше? - спросил Акид.
   - Мы узнали, что Храм перенесли в мир людей. Оборотни не могли его далеко увезти: ты знаешь, есть ли тут в округе какие-нибудь Храмы?
   - Есть, - быстро отозвался оборотень. - Едем в Стеллу!
   - Ты уверен? - переспросила я. Мы слишком часто ошибались, чтобы вновь накосячить.
   - Уверен. Во-первых, это единственный храм в этой местности, а во-вторых, он находится в национальном парке. Думаю, лишней охраной оборотни не стали бы пренебрегать.
   - Хорошо. Сколько до туда добираться? - уточнил Дайя.
   - Отсюда до национального парка один день, но на его территории нам придется перемещаться пешком, а то засекут, еще дня три, - прикинул Акид, разложив перед нами карту и указав на Храм Стеллы.
   - Ладно. В таком случае, нужно добраться туда и попросить Виня телепортироваться к нам. Думаешь, он успеет так быстро найти Белого Ягуара? - спросила я.
   - Я его потороплю, не переживай, - Дайя обнял меня и поцеловал в висок. - Мы успеем все.

~*~

   - Слушай, а что будет с тем Белым Ягуаром, когда мы принесем его в жертву? - я прижалась к плечу Дайя. Мы сидели на заднем сидении, чтобы не мешать Акиду сосредоточиться на дороге.
   - Я не знаю, Ангелин, - вздохнул Дайя.
   - Мы должны будем убить его? - ужаснулась я мысли "принести в жертву". Лично у меня такое ассоциируется только с кровопролитьем.
   - Я не уверен. Мне кажется, если он настоящий Белый Ягуар, то сам почувствует, что нужно сделать.
   - Ребята, радуемся и ликуем. Вон уже границы заповедника. Мы на месте! - оповестил Акид.
   Но не успели мы проявить хоть каплю радости, как визг тормозов разорвал тишину и машину резко накренило. Акид изловчился вновь выровнять внедорожник, однако из-за прошедшего ливня машину занесло, и она врезалась в высокое ограждение, с грохотом повалив ее. Громкая сирена оповестила о незаконном проникновении на охраняемую территорию.
   - Бежим, бежим, - поторопил нас Акид, помогая мне выбраться из внедорожника. - Прямиком в джунгли!
   - Что случилось? - спросила я, не понимая даже, что произошло. Сирены продолжали истерически верещать, неприятно разрывая барабанные перепонки.
   - Тебе лучше не знать... - прошептал Дайя, как мне показалось, с раздражением, взял меня на руки и перепрыгнул через ограждение.
   Вскоре я поняла причину паники: вечерние сумерки осветили яркие фонари, как минимум, пяти машин, из которых высыпали Гару. Мужчины и женщины с легкостью преодолели ограждение, на ходу превратившись в животных, и бросились за нами в погоню. Мне кажется, среди них промелькнул Виктор и черная пантера.
   В сгущающейся темноте я не могла увидеть Акида; как только мы оказались на территории заповедника, мужчина исчез. С нечеловеческой силой и скоростью Дайя мы вскоре оторвались от преследователей, как внезапно далеко позади нас блеснула вспышка.
   - Притормозите, друзья мои! - неожиданно окрикнул нас оборотень, появившись из ниоткуда, когда мы пробежали уже достаточное расстояние. Дайя замедлил бег, давая попутчику возможность нагнать нас.
   - Ты где был? - спросили мы.
   - Решил усмирить пыл наших Гару. Это усмирит их на пару минут, так что нужно спешить. - Акид явно намекал на свои гранаты. - Дайя, мы не можем так продолжать бежать. Втроем в человеческом обличии нас быстро засекут не только Гару, но и правоохранительные органы. Нам с Ангелиной лучше перевоплотиться.
   Дайя кивнул, резко затормозил и опустил меня на землю.
   - Нам нужно разделиться. Вместе станем привлекать внимание, - предложил Акид, опустился на колени и принялся копаться в своем рюкзаке. Мужчина стал одним за другим вытаскивать оружия и вручать моему мужу: - Держи, Дайя, это ультразвуковые гранаты, вот пистолет с серебряными пулями, вот снотворное...
   - И это все ты сделал сам? Против своих же? - удивился Дайя, принимая снаряжение.
   - Как ты видишь, никто не может знать оборотней лучше, чем они сами. К тому же как гласит древняя пословица: яд можно лишь ядом излечить, - улыбнулся Акид, одевая обратно рюкзак. Только тут я заметила, что даже рюкзак он сделал особенный, чтобы при перевоплощении пряжки изменили размер и прилегали к телу. - Ты видел карту, встречаемся завтра на горе Гелиос в это же время. Там дорога уже будет более безлюдной, так что сможем объединиться.
   Акид прав. В таком сборище нам сложно передвигаться. Я в последний раз взглянула на Дайя. Муж легко обнял меня и мягко проскользнул губами по щеке.
   - Завтра как договаривались, - улыбнулся он, как будто назначал мне свидание.
   - Я буду ждать встречи, - вторила я и обратилась.
   Белый тигр уже ждал меня меж деревьев.
  
   Мы с Акидом добрались до вершины как раз к закату солнца. Впервые я видела закат в животном обличии, но от этого заход солнца стал еще прекрасней. Я никогда не знала, что существует столько оттенков черного и белого, которые не хуже цветов передают то тепло и тот уют, который исходит от нашей Звезды.
   Мы с Акидом обратились, так как теперь уже нет нужды прятаться. Весь вчерашний день в самых оживленных местах заповедника, куда еще допускались посетители, проходил розыск правонарушителей, которые незаконным путем проникли в национальный парк. В обличии животных нас никто не замечал, поэтому двигаться было не так уж и сложно.
   Солнце уже окончательно зашло, но Дайя все еще не было видно. Я начала переживать, но не смела озвучивать это вслух. В последнее время я слишком эмоциональна: любое отклонение от плана я воспринимаю как катастрофу. К тому же это вечная болезнь влюбленных... постоянно переживать по мелочам...
   Акид уже в сотый раз глядел на небо и нетерпеливо барабанил пальцами по камню: у него свои природные часы, и, видимо, Дайя опаздывал уже надолго.
   - Ангелин, нам нужно идти дальше, - в конце концов он сказал то, чего я так боялась. - Нельзя больше ждать.
   - Я никуда не уйду, - слишком банальный ответ, но я не знала, как поступить по-иному. - Я пойду искать его.
   - Мы не... - хотел возразить Акид, как яркий свет фонарей ослепил нас.
   - Не нужно никого искать - мы вас сами нашли, - женский голос пригвоздил нас к месту.
   К нам кошачьей походкой направлялась красивая девушка около двадцати пяти лет, которая показалась мне знакомой, с дивизией оборотней, которая выглядела поредевшей. Двое из них выступили вперед и швырнули на землю Дайя.
   - Дайя! - закричала я и хотела броситься к любимому, но незнакомка направила на меня оружие и заставила остановиться. - Что вы с ним сделали?!
   Фатума перевязали по рукам и ногам, а на глаза предусмотрительно наложили повязку, чтобы он не смог воспользоваться своим обездвиживающим взглядом. Дайя не двигался... он был без чувств... или...
   - Пока ничего, - ехидный голос Виктора я узнала сразу. Парень вышел из-за спин Гару и толкнул моего мужа ногой, что тот безвольно перекатился на спину. - Но скоро он за все заплатит.
   Виктор присел рядом с Дайя на корточки и хищно оглядел противника.
   - Отойди от него, Виктор! - приказала я.
   - А то что? - игриво поинтересовался оборотень. - Заплачешь? Со скалы спрыгнешь?
   - Если ты с ним что-нибудь сделаешь, клянусь, я этого не прощу тебе. Ты понял? - я уже не грозилась. Я предупреждала.
   Мы сверлили друг друга глазами, как Дайя на земле очнулся и застонал.
   - Ангелина? - прохрипел он, пытаясь хотя бы присесть, но веревки сковали движение, поэтому он смог лишь перекатиться на бок.
   - Дайя! - крикнула я, радуясь, что он еще жив.
   - О, наш маленький мутантик проснулся, - засюсюкал Виктор и, неожиданно размахнувшись, со всей силой ударил моего мужа по лицу. - Так поспи еще!
   На этом мое терпение лопнуло: обратившись, я кинулась на Виктора. В тот момент я была готова поклясться, что убью его. На этот раз я уже не буду колебаться или раздумывать. Никому не дозволено так обращаться с Дайя!
   Я уже зацепила Виктора когтями по лицу, как прогремел выстрел. Дикая боль пронзила плечо, отчего я рухнула на землю рядом с Дайя.
   - Ангелина, боже, что... что они посмели... - отплевывая кровь спросил Дайя.
   Ноющая рана в плече была не в силах заглушить мою ненависть к Виктору. Парень склонился надо мной, и мне на морду упала капля свежей крови. Я стряхнула с носа липкую каплю и оскалила зубы. Шрам на его лице стал затягиваться, что еще сильней меня раздражало.
   - Твой муженек продырявил мне обе ноги, а ты, дорогая, мне личико подпортила, - крайне недовольно Виктор зацокал языком. - Что же мне теперь с вами делать-то.
   Мне было обидно и больно, что ничего не смогла ему сделать. Что он предал нас... Что все подстроил, чтобы обмануть меня...
   Но ничего... Я буду сражаться до последнего. Сейчас рана на плече заживет, я воспользуюсь моментом и прокушу ему сонную артерию. Он даже обратиться не успеет...
   - Виктор! - позвала девушка, все это время молчавшая и даже не пытавшаяся встревать в расправу. - Хватит уже играться. Избавимся от свидетелей, а девчонка пусть покажет нам дорогу. Вы что, оглохли?! Действуйте!
   Гару зашевелились и потащили Дайя с Акидом к обрыву, а меня за шкирку схватил носорог, в которого превратился один из оборотней. Он с силой наступил на мой хвост, отчего захрустели кости, затем рогом отбросил меня в сторону.
   - Яна! - позвал до этого молчавший Акид, не желая поддаваться Гару. - Яна, остановись!
   Акид знает эту девушку? Незнакомка о чем-то сосредоточенно переговаривалась с Виктором, но когда услышала его голос, нервно вздрогнула, однако продолжала игнорировать зов.
   - Отпусти их! Они не знают дорогу. Не трогай их. Я же знаю, ты меня слышишь! - не унимался Акид. - Думаешь, зря Марат направил ее ко мне? Он сказал мне, где храм. Я единственный, кто знает дорогу.
   Я корчилась на земле от боли, с широко раскрытыми от ужаса глазами продолжая наблюдать, как Гару оттаскивали Акида и Дайя к краю обрыва, собираясь сбросить их вниз. Мне кажется, мой разум был на пределе безумия: наверно, еще никогда мне не было так страшно... даже когда умерли брат с мамой - тогда была хотя бы надежда...
   Если Дайя умрет - я...
   - Стоп! - внезапно приказала Яна, бросив взгляд на Акида. - Говоришь, знаешь дорогу?
   - Вижу, ты еще окончательно не растеряла свое серое вещество, - хмыкнул Акид. - Я знаю, куда нужно идти. Оставьте Дайя и Ангелину. Я пойду с вами.
   - Ан-нет, какой хитрый, - Яна погрозила ему пальцем. - Думаешь, пойдешь с нами и дело с концом? Раз ты такой альтруист: неверно покажешь дорогу - мы убьем их, потом и тебя. Договорились? Развяжите мальчишке ноги: пусть сам пойдет.
   И мы двинулись в путь. Я не имела возможности обратиться, так как Гару отказывались отдавать мне одежду. Они надели на меня намордник и цепь и вели за собой словно комнатную собачку. Я чувствовала себя униженной, но и это теперь ушло на второй план - Дайя жив. Он не мог видеть меня и слышать, поэтому когда Гару не замечали, я нагоняла его сзади и терлась головой о связанные руки. Пусть он знает, что я рядом... что всегда буду рядом...
   Акид шел впереди рядом с Яной, которая ни на минуту не выпускала его из поля зрения и держала наготове пистолет.
   Что их могло связывать? Почему питают такую обоюдную ненависть друг к другу?
   Мне было страшно. Что теперь будет? Гару дойдут до храма и возродят дух Геи. Это будет началом конца...
   От безнадежности я взглянула на небо и первые несколько секунд была уверена, что схожу с ума или с моим зрением что-то произошло: вдоль ночного неба тянулась длинная светящаяся нить. И она отклонялась от маршрута, по которому нас вел сейчас Акид.
   Вот путь в Храм! Вот, что за подсказка, которая скрывалась в колыбельном!
  
   Под долгим взглядом, ночное небо шевелится слегка. 
   Оно, как шкура у ягуара, как пятна облака. 
   А ягуаровое небо - это запредельная черта 
   За той чертою, бездонный космос, а небо - это грань, 
   Возможно то, что тут недоступно, за ним доступным станет. 
   Ведь ягуаровое небо призывает превозмочь себя. 
  
   И я смотрю в него и так рассуждаю: 
   Быть ли мне таким как оно? Не знаю, 
   Но взгляд его, как совет мудреца 
   Прожившего жизнь себя любя, 
   Мол надейся на себя, и достигнешь тех высот, 
   Что я достиг. Понадейся на себя. 
   Высокомерна и непомерна его любовь к себе. 
   Оно влияет на настроение живущих на Земле. 
  
   Смеётся небо - светит солнце, если плачет, то из глаз текут дожди. 
   Спокойным взглядом оно взирает на то, как горизонт 
   Луну под утро, под вечер, солнце съедает, только вот 
   У ягуарового неба не бывает жалости к другим. 
   Когда мне плохо, когда мне исчерпан весь источник сил, 
   Смотрю на небо и получаю, всё то, что я просил. 
   Ведь ягуаровое небо призывает превозмочь себя.
  
   - Когда мне плохо, когда мне исчерпан весь источник сил, смотрю на небо и получаю, всё то, что я просил! - повторила я про себя. - Все верно!
   - Что верно? - поинтересовался как бы между прочим Виктор, который решил остаться в медвежьем обличии и следить за мной. Он также поглядел в небо, но, судя по озадаченному взгляду, путеводную нить не увидел, что меня слегка успокоило.
   - Верно, что ты ублюдок... - огрызнулась я. Я совершенно забыла, что должна теперь контролировать свою внутреннюю речь.
   - А я подумал, что ты от меня что-то скрываешь.
   - Вроде мы с тобой и раньше не часто откровенничали, - фыркнула я. - Зачем что-то менять... особенно после того, как ты со мной поступил... Подстроил все...
   - Со мной ты хотя бы была в безопасности, - покачал головой Виктор.
   - Ну конечно. Расправа с пантерой выглядела особенно правдоподобно, - я бы показала ему большой палец в знак одобрения, если бы могла. - А как хорошо ты сыграл роль, когда спас меня от стада. Именно после того случая я только полностью тебе доверилась. Ты бы, наверное, еще меня от Гару спас в городе, если бы не пошел с Дайя.
   - Зря ты так... Клянусь, я ни в чем не врал тебе.
   - О да, просто забыл сказать, что все еще являешься Гару и выполняешь партийное задание.
   - Я не говорил, что перестал быть Гару! - гаркнул на меня оборотень.
   - Ах, в таком случае извиняюсь и беру свои слова обратно, - буркнула я с ехидством. - Свободен.
   - Ну, уж нет! - Виктор дернул веревку и заставил меня остановиться вместе с ним. Намордник натирал затылок и неприятно колол в нос, но я стойко игнорировала все неудобства и одарила его пронзительным взглядом. - Я также не говорил, что перестал любить тебя. Хоть это ты поняла, дурочка?
   - Нет, не поняла! Я же тупая. Как же я могу догадаться, что парень питает ко мне нежные чувства, когда он обманывает меня, подставляет и постоянно причиняет боль мне и моим близким!
   Мне показалось, что медведь сейчас даст мне пощечину или просто-напросто одним махом отбросит в сторону. Но Виктор лишь что-то промычал и грузной походной ушел вперед. Мне хотелось сделать резкий прыжок и вонзиться в его спину когтями, но эти цепи... Цепи?
   Я поглядела вниз и обнаружила, что Виктор уж давно отпустил мой поводок, который свободно болтался на земле. Виктор отпустил меня! Дал шанс сбежать!
   Я огляделась: все ушли далеко вперед, все еще думая, что Виктор следит за мной, рядом никого нет. Мне стоит лишь еще немного отстать, шмыгнуть в кусты и исчезнуть. Но я не могу... Не могу бросить Дайя и Акида... не могу...
   Понурив голову я продолжала сама брести за дивизией, пока кто-то из оборотней не обнаружил сложившуюся странную ситуацию и не поспешил вновь взять меня в плен. Привал мы сделали лишь следующим утром, потому что идти днем было бесполезно - слишком жарко. С первыми лучами солнца путеводная нить также исчезла, вновь скрыв ото всех истинный путь в Храм.
   Лишь в лагере мне выдали одежду, и я смогла вновь стать человеком. Меня с Дайя привязали к дереву, а Акида увела Яна. Дайя, обладающего нечеловеческой силой, оборотни накачали наркотиками, чтобы он не мог оказать сопротивление. Мне было больно смотреть, как мой муж выглядит уставшим и полусонным. Я его полностью понимала: когда ты Фатум, чувства обостряются - все становится более ярким и особенным. Любовь превращается в страсть, грусть в отчаяние, а боль - в сумасшествие.
   - Дайя, - тихо позвала я, радуясь, что Гару ушел со стрема, чтобы перекусить с командой.
   - Да, киса, - слабо отозвался Дайя.
   Его голос звучал глухо, бесцветно, как у тяжело больного. Ему стоило неимоверных усилий, чтобы еще поддерживать разум в дееспособном состоянии. И у меня на душе сразу стало теплее от того, что даже в такой ситуации он зовет меня "кисой". Я с трудом вывернула руку, плотно перевязанную толстой веревкой, и нашарила ладонь Дайя. Мне удалось лишь провести пальцем по его жесткой коже, но и этого было уже достаточно.
   - Мы движемся не туда... - уверенно сообщила я ему о вчерашнем видении. - Мы немного отклоняемся от нужного направления.
   - Акид знает об этом?
   - Нет. Он все еще уверен, что нужно идти в тот храм Стеллы.
   - Мы должны сбежать.
   - Но как?
   Яркая вспышка внезапно озарила лагерь, затем меня накрыла звуковая волна, которая будто взорвала в голове сотни петард. Кто-то активировал гранату Акида.
  

~*~

   - Ну, что же, Акид. Неожиданная встреча, правда? - Яна села напротив связанного Акида и улыбнулась.
   - Почему же неожиданная? Я знал, что мы вновь пересечемся. Что там говорят: Земля квадратная, встретимся за углом? Как в первый раз? - Акид вел себя непринужденно. Он совершенно ее не боялся. Любимых людей не боятся - ими восхищаются.
   - Как в первый раз, - вздохнула меланхолично девушка. - А как все начиналось.
   - Ты сама решила уйти.
   - Это ты пожелал остаться, трус, - прошипела Яна. - Я была готова ждать тебя. А ты поставил передо мной условие: если я уйду, то между нами все кончено.
   - Скажи спасибо отцу.
   - Отцу? Он тут не при чем. Я сама выбрала путь Гару.
   - Конечно, после того как он промыл тебе мозги, - хмыкнул мужчина. - Ты же всегда его боялась. Сама же решила сбежать от него в мир людей.
   - Не смей втягивать моего отца! - рявкнула Яна и ударила рукой по столу, отчего все вещи посыпались на пол.
   - Он манипулятор, твой старик. Он создал армию Гару, натравил оборотней на своих же сородичей. Смотри, что он сделал с Виктором? Основательно зомбировал мальчугана, - Акид на секунду замолчал, - но у того есть еще шансы. Он любит Ангелину. И это чувство поможет ему вернуться на верный путь. А ты безнадежна, и мне тебя жаль.
   - А ты знаешь... порой я жутко ненавидела тебя за то, что не пошел со мной... что принял сторону предателей, что начал действовать с ними заодно и мешать нашим планам. Только потом я поняла, почему я так тебя ненавижу. - Яна сжала и разжала кулак. Слова давались ей с трудом. - Я ненавижу тебя за то, что в тот вечер отпустил меня к отцу. Если бы я не виделась с ним... все было бы иначе?
   - Яна...
   - Акид...
   В тот момент между ними должно было бы что-то случиться, если бы резкая боль в голове не заставила двоих вернуться в реальность. Яна, оправившись от удара звуковой волны, схватила пистолет и выскочила из палаты: Ангелина и Дайя сбежали. Виктора тоже не было видно.
  
   Глава 9. Обещаю, я вернусь.
  

Никогда не возвращайтесь слишком рано, поскольку "до свидания" - это обещание, что вы этого не сделаете.

Эрик Берн

   Виктор не ожидал, что когда-нибудь сделает это: одной рукой он поддерживал все еще слабого Дайя, а на спине нес потерявшую сознание Ангелину. Сам же молодой человек предусмотрительно воспользовался наушниками Акида и не подвергся воздействию гранаты.
   - Да шевелись ты, увалень! - ругался он на Фатума, который теперь был лишь обузой.
   Ему хотелось бросить этого мутанта посреди джунгли и исчезнуть с Ангелиной. Они спрячутся где-нибудь и пусть что будет: даже если Гару найдут Храм и вызовут дух Геи, то ее кары их не коснутся. Теперь Ангелина тоже оборотень, поэтому ему не о чем переживать. Но он продолжал бежать и тащить за собой Дайя, понимая, что за иное Ангелина не простит его.
   Ангелина всегда была особенным человеком в его жизни. Виктор знал себе цену - красивый, умный, из обеспеченной семьи... У него никогда не наблюдалось отбоя от девчонок, которые только и мечтали оказаться с ним в постели. И он нередко этим пользовался.
   Но Энжи... Ангелина являлась для него воплощением чего-то чистого и непорочного. Нельзя сказать, что она была самой красивой девушкой, которую он только встречал (он видел и не таких) или самой умной (от таких зануд он держался подальше).
   Она просто была самой-самой...
   Находясь рядом с ней, он старался казаться лучше. Причем "лучше" не в смысле играть роль хорошего парня, а реально искренне радоваться ее обществу, дарить ей улыбку и желать этой девушке счастья. Хотеть просто видеть ее каждый день и слышать ее голос.
   Знать, что она рядом... Но эта вечная гордость...
   Виктор от злости тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Оценив, что преодолел уже достаточное расстояние, он остановился отдохнуть. Вскоре Ангелина очнулась и первое, что она сделала, это бросилась к Дайя. Оборотню это не понравилось - это он тащил их на себе все это время и спас из плена. Убедившись, что с мужем все в порядке, она наконец посмотрела на него.
   Виктор не понимал, что отражается в ее глазах: благодарность? Удивление? Шок? Или она все еще не простила его?
   - Спасибо, - тихо прошептала она. - Мы далеко ушли? Гару не найдут нас?
   - Мы не можем дальше бежать: Дайя еще слишком слаб, к тому же мы шли всю прошлую ночь, поэтому нужно выспаться.
   - Но Гару...
   - Гару вряд ли будут искать нас - у них уже есть Акид.
   Девушка покорно кивнула и предложила найти место, где можно спрятаться. Виктор помог Дайя встать, и они нашли укромную пещеру, где вскоре от усталости погрузились в беспокойный сон.
  

~*~

   Меня разбудила мысль, которая вертелась в голове уже несколько дней. Проснувшись, я сразу схватила первую попавшуюся палку и принялась по памяти воспроизводить на земле чертежи Марата.
   Почему я не додумалась до этого раньше? Почему не стала сразу искать очередное появление Белого Ягуара? Это же и есть дата возрождения Геи! Нет никакого ритуала, все эти мифы, которые распускали оборотни про дневник и жертвоприношение, полная чушь! Гару нужно просто найти свою Богиню, чтобы доказать свою преданность и получить от нее привилегии.
   Отталкиваясь от закономерности, с которой появлялось созвездие Белого Ягуара, я высчитала дату его очередного появления.
   - Нет, это же просто глупо... - бормотала я, в очередной раз пересчитывая результат. - Такое быть не может. Неужели я что-то упустила...
   - Что-то не так? - раздался сзади теплый голос Дайя.
   После сна он выглядел намного лучше: наркотическое действие еще окончательно не выветрилось судя по тому, как он устало зевнул, но соображать теперь точно мог лучше. Я делилась с ним своим открытием, когда проснулся Виктор. Я резко замолчала при его появлении из пещеры.
   - Ну, и? Теперь опять будете в молчанку играть передо мной? - Виктор скрестил на груби руки. - Я теперь реально своих предал ради вас. Чего еще хотите?
   Я задумалась - была не была!
   - Мы тут высчитываем дату появления Белого Ягуара, - пояснила я ему.
   - И что? И когда это должно произойти? - спросил оборотень.
   - Ты не поверишь, но больше месяца назад.
   - Ты уверена?
   - Я несколько раз пересчитывала.
   - Может, тогда у Марата неправильные данные?
   - Я не знаю...
   - Ладно, пусть даже если и так, - согласился нетерпеливо Виктор. - Все равно Храм надо найти. Только что нам делать, если только Акид знает дорогу.
   - Он не знает дорогу, - тихо прошептала я и поглядела в начинающее смеркаться небо. Тонкая линия путеводной нити уже начала проявляться и уводить в даль.
   Я призналась ему в своих открытиях.
   - Пора в путь.
  
   Мы не разговаривали, молча следуя за путеводной нитью. Я бежала и в тысячный раз анализировала, в чем могла ошибиться при расчетах. Очередная линия, исходящая от созвездия Белого Ягуара, опускалась на Землю ровно в то место, где мы приблизительно находились. Здесь отклонений не должно быть. Но почему дата не совпадает?
   Мои размышления прервал факт того, что путеводная нить резко изогнулась и явно указывала на какую-то точку на земле. Мы практически достигли нужного места!
   Все было как во сне: я бежала по лесу и глядела в ягуаровое небо, джунгли заканчивались, и тут я должна буду увидеть то, чего мы уже так давно ищем.
   - Дайя, Виктор! Поторопитесь! Мы уже на месте! - прокричала я радостно и перешла на бег. - Еще чуть-чуть!
   Лес оборвался и перед нами открылась широченная река. Как раз к тому моменту первый луч солнца коснулся вершин деревьев. Нить померкла и исчезла.
   - Черт! - выругалась я, разочарованная тем, что указатель исчез как раз в этот момент. А мы были так близки к Храму! - Теперь опять придется ждать ночи.
   Мы разбили лагерь, и парни после еды вновь погрузились в сон.
   - Ангелин, ты не хочешь немного отдохнуть? - Дайя ласково провел рукой по моим щекам и приобнял сзади.
   - Поспи, Дайя, - покачала я головой. - Я не устала. Мне кажется, что я все же что-то упустила. Я... еще немного посижу.
   Мой муж покорно кивнул и устроился под деревом недалеко от Виктора, который уже давно храпел.
   Я села в теньке и вновь стала перерисовывать чертеж Марата. Вновь и вновь получалось одно и то же. Те же даты, те же места. От злости я сломала палку и швырнула ее в реку. Водная гладь с возмущением встрепенулась, и по ней пробежались солнечные блики, которые больно светили прямо в глаза. Я зажмурилась и откинулась к прибрежному камню, который приятно холодил спину. Незаметно для себя я заснула...
   Мне снилось, что прыгаю в воду и плыву куда-то. Вода была прохладной и прозрачной, что можно с легкостью увидеть дно. Я плыла на какой-то свет...
   Этот холодный свет исходил от большого шара...
   "Важнейшим светилом для ольмеков была Луна, по положению которой создавались календари".
   Я резко раскрыла глаза и увидела над головой диск луны. Сегодня она показалась мне просто огромной и как будто на сказочных картинках скрывала полнеба. Я лихорадочно схватила первую попавшуюся палку и вновь начала пересчет. Дайя и Виктор, сидевшие у костра, заметив мое пробуждение, с непониманием подошли и стали разглядывать корявые расчеты на земле.
   - Ангелина, что случилось? - спросил Виктор, но я не ответила.
   - Я уже вызвал Виня, но... он не нашел Белого Ягуара, - проинформировал меня Дайя осторожно, боясь, что я разочаруюсь такой новости.
   Но мне было уже неважно. Я поставила знак равно и вывела результат.
   Я поняла, в чем ошибка.
   Очередное жертвоприношение должно произойти сегодня, а не месяц назад, так как древние люди пользовались лунным календарем. В таком случае, Винь искал не того человека. И дата рождения последнего ягуара не 28 сентября, а 14 ноября.
   День рождения Дайя.
   Дайя и есть тот Белый Ягуар.
   "Белый Ягуар как символ становится в большей степени воплощением начала Духа, чем Материи, он -- более легкий, на спине у него появляются крылья от мифологического орла. Он становится крылатым. Только оторвавшись от привычного мира, можно совершить прыжок в новый мир".
   Все верно... Образ орла всегда ассоциировался с Дайя...
  
   - Ангелина, что ты там опять вывела? - наконец до меня дошел смысл вопроса парней. - Что-то не так?
   Молодые люди выглядели перепуганными, будто со мной что-то случилось. Наверно, мое удивление не могло скрыться от них. Я рассказала все парням, скрыв только факт того, что Дайя должен стать жертвой Геи сегодняшней ночью.
   Он ею не будет. Я обещаю.
   - В таком случае, нам нужно спешить! - поторопил нас Виктор. - Ты видишь путеводную нить?
   Я подняла глаза в небо и четко увидела, как яркая серебристая нить исчезала в водах водопада, с которого начиналась река. Но не успела я показать им на предполагаемое местонахождение Храма, как передо мной выскочил Дайя, от чего-то загораживая.
   - Гару! - воскликнул он, сгребая меня в охапку и стряхивая с ладони серебряную пыль: мой муж поймал пулю и растворил ее.
   Из джунглей выступили Гару, орошая нас целым градом пуль. Впереди всех шла Яна, а рядом с ней наставник Виктора. Теперь я поняла, почему девушка показалась мне столь знакомой - она дочь черной пантеры.
   Мы спрятались за каменным выступом, ища пути к отступлению. Виктор выглядел растерянным - он не знал, что делать: он не хотел сражаться против своих, но и не мог оставить меня на произвол судьбы. Дайя же глядел в воду, явно оценивая, можно ли скрыться в реке.
   Внезапно все вокруг затихло, затем свист пуль возобновился с двойной силой - кто-то выступил против Гару. Мы выглянули из убежища и увидели десятков оборотней, которые вступили в бой с армией Геи. Среди них я узнала множество знакомых лиц - все те, с кем когда-то мы виделись с Маратом и кто поддержал нас. Вскоре они вызволили и Акида, который возглавил отряд.
   Но... но откуда они вдруг появились?
   В темноте промелькнула знакомая улыбка и через миг я оказалась в объятьях Винни.
   - Виня! - воскликнули мы от неожиданности.
   - Не ожидали? Я еще прихватил с собой группу поддержки, - лукаво улыбнулся он. - А этот что тут делает? - грубо спросил он, заметив Виктора.
   - Спокойно, парни! - распорядилась я. - Не время болтать, бежим!
   И мы бросились в сторону водопада. По дороге Винни рассказал, что до звонка Дайя был в полном ступоре: Яли маленький город, поэтому ему удалось в два счета проверить всех живущих здесь, однако никого с нужной датой рождения так и не обнаружил. Он даже нашел всех тех, кто потом переехал, но и тогда результат оказался нулевым. Он уже отчаялся чем-то помочь нам, как к нему наведался целый отряд оборотней, который попросил телепортировать к Акиду. Оказывается, даже находясь в плену Акид умудрился как-то сообщить друзьям о своем местонахождении. И вот они тут.
   Мы достигли водопада и поняли, что единственный путь, чтобы попасть внутрь - это по воде. Первым в реку прыгнул Виктор, за ним сразу же последовал Винни. По его счастливому лицу было понятно, что парень давненько не выходил на такие задания и явно ощущал дикую радость от того, что вновь мог совершать безумные поступки и ощутить прилив адреналина.
   Я взглянула на Дайя. В его глазах читалась решительность и в то же время отчаяние. Он не знал, что сейчас происходит вообще. И я его понимала: он лишь в курсе того, что в минуту на минуту появится созвездие Белого Ягуара и возродится Гея, но у нас не было для нее жертвы. Озлобленная богиня не простит нас и совершит свое наказание.
   - Дайя, я обещаю, все будет хорошо, - спокойно произнесла я и улыбнулась.
   Молодой человек молча кивнул и протянул мне руку. Вместе мы прыгнули в воду.
   Все оказалось как во сне. Вода была теплой и прозрачной как стекло. Когда мы вынырнули уже внутри водопада, то очутились в огромной пещере. От воды на сушу вели каменные ступени, которые заканчивались на выступе, где величественно располагался алтарь.
   Путеводная нить проходила насквозь водного навеса и теперь будто скапливалась около алтаря, образовывая огромный сгусток света. От слишком яркого свечения я зажмурилась. Парни, стоящие рядом со мной, тоже прикрыли глаза руками. Значит, теперь этот свет видят и они.
   Постепенно сгусток света начал приобретать очертания женщины.
   Гея... Она возрождалась...
   - Мы опоздали, - прошептал Виктор. - Она уже материализуется!
   Я уверенно ступила на ступени и начала подниматься.
   - Ты не должна идти, - Дайя поймал меня за руку. - Даже если ты пойдешь, это ничего не изменит. У нас нет даже Белого Ягуара.
   - Не опоздали. Я не знаю, что нужно делать, просто чувствую, должна... Дайя, если ты меня любишь - отпусти.
   - Но... именно потому что люблю, я тебя не отпущу. Я буду сражаться до последнего.
   - Не нужно ни за что бороться. Либо я сделаю это, либо мы умрем все.
   - Но я не могу так поступить.
   - Можешь...
   - Я отпущу только с условием, что ты вернешься ко мне.
   - Обещаю, я вернусь.
   Я поцеловала его в последний раз. Моя рука выскользнула из его ладоней. Я не знала, что нужно делать. Я поднималась по ступеням Храма и приближалась к алтарю. Десятки факелов внезапно вспыхнули, освещая путь.
   Я шла точно загипнотизированная, не чувствуя своего веса. Через миг мир уже окрасился в черно-белые тона. Мое легкое платье упало на ступени, и было унесено поднявшимся ветром. Я повернулась к Виктору и братьям Смэш, которые продолжали с удивлением глядеть на меня. Я огляделась и поняла, что превратилась в белоснежного ягуара.
   Белый Ягуар родился.
   При этом в моей голове звучали слова песни, которые теперь в точности описывали мое положение:
  
   Is there a heaven a hell
   And will I come back
   Who can tell
   Now I can see
   What matters to me
   It's as clear as crystal
   The places I've been
   The people I've seen
   Plans that I made
   Start to fade
   The sun's setting gold
   Thought I would grow old,
   It wasn't to be
  
   Я продолжала идти, как вдруг поняла, что уже не нахожусь в Храме. Я словно витала в воздухе, и передо мной возник яркий облик женщины. Она светилась подобно солнцу, и я не могла четко разглядеть ее лицо или даже контуры.
   - Ты пришла, дочь моя, - поприветствовала меня Гея.
   Удивительный голос! Знакомый, теплый, как будто голос матери.
   - Я вернулась, - ответила я, словно знакома с ней уже тысячи лет.
   - Ты готова?
   Я не знала, к чему была готова. Просто знала, что теперь смогу пройти через любые испытания. Я оглянулась и увидела Дайя. Он продолжал наблюдать за нашим разговором. Он слышит нас? Он знает, что происходит?
   - Я готова. Но только один вопрос.
   - Спрашивай, дочь моя.
   - Почему я? Каким образом я стала Белым Ягуаром?
   - Ты же помнишь, что каждый ягуар символизирует собой человеческие чувства - ненависть, дружбу и любовь. Твой враг - Виктор, предал своих, чтобы защитить тебя. Марат - настоящий друг, пожертвовал собой и отдал тебе жизнь. А Дайя - посвятил тебе всего себя - отдал то, что так ему дорого - любовь к тебе. Три совершенно разных человека обменяли самое дорогое на твое счастье. Теперь ты должна выполнить свое предназначение.
   - Хорошо... - покорно ответила я. - Я готова...
   - Ступай, дочь моя. Наступила твоя эра - эра Белого Ягуара.
   Я не ощущала боли - осознание собственного тела пропало уже давно. Я была лишь мыслью, разумом, неосязаемой идеей. Я начала падать.
   Я наконец-то умираю.
   И я превратилась в дождь, хлынувший на Землю. В этот момент каждый до единого человека, неважно, где он находился, что он делал, покинули свои приюты и вышли под открытое небо. Никакой паники, спокойно, слаженно люди выходили мне навстречу.
   Я могла чувствовать каждого, читать его мысли, открыть самые сокровенные тайны его души. Я прикасалась к ним и стекала на землю, унося с собой все самое отрицательное - боль, ненависть, алчность... Я очищала их разумы. Я заряжала людей новой энергией - энергией созидания и гармонизации. Он воплощает разум и благородство.
   Черный цвет ягуара уступил место белому цвету как сумме всех цветов. Мир остался многообразным, но появляющиеся пятна как центры воли и деятельности человека перестали угрожать гармонии. Они стали переливами и оттенками Белого Ягуара. Прежняя отрицательная энергия пятен уравновесилась энергией окружающего пространства, возник баланс энергий.
   Наступила эпоха Белого Ягуара - эпоха гармонии энергии материального мира и энергии разума. Эгоизм людей уравновесился их заботой о планете.
   Я видела лица всех тех, кто так дорог мне. Мама, папа, Марат, Ява, Дейна, НАФА, Винь... Сотни имен проскальзывали мимо. Не грустите о моей потере... я унесу боль с собой. Просто помните обо мне... Знайте, что я всегда люблю вас... всегда...
   Дайя...
   Я коснулась лица Дайя и слилась с его теплой солоноватой слезой. Дайя, прости. Пожалуйста, не плачь, не надо. Все, что я обещала, что мы хотели сделать... Может, этому уже не суждено осуществиться. Но я заберу всю эту боль - ты будешь жить дальше. Помни, я буду тебя оберегать. Всегда... Ни смотря ни на что...
   Я люблю тебя, Дайя...
  

~*~

   Бой прекратился сам собой, когда водопад озарился волшебным свечением. Оборотни наблюдали за сиянием, понимая, что это возрождалась их богиня.
   - Они опоздали, - бормотал Акид, жмурясь от слишком яркого света.
   Он был охвачен разочарованием и не заметил, как ему в сердце была пущена серебряная пуля. Черная пантера не собиралась униматься, даже одержав явную победу.
   - Акид! - любимый голос прозвучал в его голове.
   Акид подхватил Яну, почувствовав, как его руки обагрились горячей алой кровью.
   - Яна... Зачем ты это сделала? Зачем! - закричал он, обнимая любимую невесту.
   Яна улыбнулась, как улыбалась ему раньше: мягко, нежно, искренне. Она прикоснулась к его щеке ладонью и заплакала.
   - Ты дурак, Акид. Я не безнадежна! - девушка закашляла, захлебываясь кровью. - Я люблю тебя!
   - Я тоже тебя люблю! - воскликнул мужчина.
   - Вот и отлично, - она умудрилась все же лукаво хмыкнуть, как делала это раньше. - Теперь я могу со спокойной душой...
   - Нет! Ты не умрешь! Нет, Яна не смей! Смотри на меня! - Акид разрыдался, прижимая к себе умирающую любимую. - Мы поженимся, дорогая. И ничто для нас не преграда. Ты перестанешь бояться отца. Да? Не умирай, Яна...
   Тучи сгущались над их головой, и хлынул дождь как во времена Великого Потопа. Холодные капли били по лицу и Акид внезапно почувствовал облегчение. Боль уже не казалась безумной.
   Он огляделся вокруг: все оборотни, пребывавшие в обличии животных, обратились в людей. Они приобрели настоящую сущность.
   Навсегда.
   Наступило время единения людей и природы.
   Акид опустил взгляд и встретился глазами с любимой. Капли дождя смысли рану и заживили ее. Яна вновь улыбнулась и прошептала сквозь шум дождя, но он мог отчетливо слышать каждое ее слово:
   - Я больше не боюсь папу, Акид.
  
   Эпилог
  

Двадцать лет спустя...

  
   Дайя Смэш подписал последние документы и отложил стопку для формирования отчета. Мужчина взглянул на часы, взял букет и направился к выходу.
   - Дайя, великолепные цветы, - отметила секретарша, заметив начальника. Каждый год в этот день в то же время он идет на аллею ангелов. - Спешите к Ангелине?
   - Естественно, - кивнул Дайя, поправляя букет. - Пойду, а то она не любит ждать.
   О том, куда направлялся глава Виртуса, знал каждый Фатум. Пройдясь по знакомым тропинкам, по которым они с Ангелиной ходили еще будучи школьниками, мужчина дошел до священного места острова.
   Аллея, усыпанная белоснежными ангелами, выделялась лишь одним красочным пятном у ног статуи Ангелины. Энжи оказалась первой среди третьего поколения Фатумов, кому возведен памятник.
   - Здравствуй, дорогая! - поприветствовал Дайя жену и достал букет. - Знаю, что опять будешь возмущаться, но я принес именно гиацинты.
   Гиацинт - цветок дождя. Именно так в переводе с греческого называется этот цветок. На своей родине он начинал цвести с первыми весенними дождями. Гиацинт ценят за пьянящий весенний аромат, пышность, обилие красок и изящество. Кстати, аромат его действительно удивительно стоек и очень благороден. В той же Древней Греции гиацинт считался символом умирающей и воскресающей природы.
   - Согласись, только они лучше всех передают нашу чувства, - Дайя посадил очередную луковицу в землю. Мужчина сел рядом со статуей. - Знаешь, Марат уже нашел себе девушку. Слава богу, его обошли все наши сверхъестественные способности и проблемы с обращением в оборотней, так что, думаю, в скорейшее время и свадьба случится. У Винни с Дейной уже второй ребенок намечается. Боже, как их первая дочка похожа на отца. Всего десять лет, а уже пользуется жутким успехом у ровесников. Ява по раскопкам да по пещерам. Не пойму, когда этот шалопай, наконец-то, соберется семьей заняться, - Дайя усмехнулся, представляя, как вчерашний мальчуган теперь стал настоящим мужчиной. - Ему еще повезло, что оборотней больше нет, а то бы совсем помешался на своих джунглях.
   НАФА сегодня опять собирается, чтобы вспомнить о тебе. Все такие деловые жутко. Они, кстати, совсем не изменились. Фиона все продолжает издавать книги. Кстати, ты в курсе, что она написала целую историю о нас? Теперь Фатумов и оборотней знают все. И ты в главных ролях получалась отменной, - Дайя усмехнулся, вспоминая, как читая строки романа подруги будто пробегался по собственным воспоминаниям. - Ника все занимается дизайнерством, а Эни танцами. Приедут еще и их мужья с детьми, так что твоей маме придется поволноваться. Ангелин, я порой даже не верю, что уже двадцать лет прошло! - мужчина взглянул на часы. - Надо же, неужели ты опаздываешь в этом году?
   Нет, Дайя, я не опаздываю. Я стояла и наблюдала за мужем, который вновь пришел навестить меня. Ровно двадцать лет назад я превратилась в дождь, который омыл Землю и зародил новое мышление человечества. Я начала новый век, когда идея господствует над материей. Когда на первом месте стоит забота о Земле. Когда уже нет делений на оборотней и людей.
   Мы стали единым целым.
   Все это время я была с вами. Простите, если в важные для вас дни шли дожди. Я не могла не присутствовать на них. Дождливыми оказались свадьбы НАФА и Винни с Дейной, каждый день рождения Марата...
   Каждый раз, когда в семье происходили недоразумения, шел дождь, после которого ссоры и обиды оставались позади. Я оберегала вас как могла...
   Я совершила круговорот воды. И я вернулась. Я же обещала, Дайя. Мне хотелось прикоснуться к его волосам, уже немного поседевшим, провести ладонью по щеке, поцеловать эти губы...
   А я... Я осталась такой же восемнадцатилетней девушкой, какой покинула тебя два десятилетия назад. Я не могла больше ждать. Это был слишком длинный срок для нашей пары. Нашей семьи. Для нашего брака.
   Я осторожно вышла на аллею, перебирая в руке камень гиацинт. Дайя продолжал глядеть в небо и ждать дождя.
  
   Смеётся небо - светит солнце, если плачет, то из глаз текут дожди. 
  
   - Дайя! - негромко позвала я.
   Медленно, Дайя повернулся на мой голос. В его взгляде читалось одновременно удивление и безграничная радость. Мужчина встал и двинулся в мою сторону. Я знала, что теперь мы будем вместе.
   Навсегда.
   - Ангелина!
  

Конец

Москва, 15.05.2011

С любовью, ваша Kezalia

0x01 graphic

   Ну что, друзья, вот и закончились приключения Ангелины и Дайя. Надеюсь, Вам были приятно и интересно путешествовать с ними все это время.
   Большое спасибо Всем тем, кто сейчас читает эти строки.
   Хотелось бы выразить особую благодарность Яночке и Акиду, которые оказывали мне поддержку все это время.

Люблю Вас всех!

Kezalia

   "24" Jem. Спасибо Яночке за песню! Лю тя! Обязательно послушайте!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Кольцо гиацинта. Kezalia

  

2

  
  
  


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"