Lirik: другие произведения.

Выбор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    вроде как про богатырей

  ВЫБОР
  
  У костра сидело трое. Отблески огня, причудливыми полосами играли на их спокойных лицах. Пляска ярких искр отражалася в уверенных глазах.
  При первом же взгляде, было понятно, что профессией этой троицы было ратное дело. Потому как, такое количество отборной стали, весело посверкивающей в свете звезд, отвергало любую другую гипотезу, выдвинутую по поводу их него жизненного кредо.
  Один из тройки, самый молодой и импульсивный, чье лицо еще не успело подвергнуться атаке, даже легкой бородки подбросил в огонь пару сухих веток.
  - И все-таки, тяжело мне в это поверить. - Сказал он, отправляя дерево в костер.
  Ему ответил воин старше его на добрые двадцать лет.
  - Ты Алексей еще слишком молод, для этого. Твоим мыслям присущи мечты и грезы. Но мир суров и с этим следует смириться. Вот и смирись. Предатель он, враг теперь он наш. Враг и все тут. - Воин не сильно ударил кулаком об ладонь. Получившийся звук, больше подходил удару об камень, нежели хлопку об руку.
  - Да пойми же ты Никита, не мог он этого сделать. Не враг он нам.
  Никита лишь скривился. Ночная мгла с легкостью скрыла его движение, не позволив молодому Алексею заглянуть в лицо воину. Старый спор, тянувшийся еще с Киева, грозил начаться снова.
  - Алексей да пойми же ты... - Не зная, что сказать Никита посмотрел на третьего человека, не участвовавшего в обсуждение. Но взгляд старого воина не предвещал ничего кроме стали и холода. Не найдя поддержки Никита лишь огорченно пожал плечами. - предал нас Михаил. Предал.
  Алексей вскочил на ноги. Был он высок и мускулист с телосложением прирожденного воина. Этого не мог скрыть даже надетый поверх рубахи легкий доспех. Из-под шлема вылезали не послушные светлые кудри. На крепком, кожаном поясе висели меч и длинный кинжал в форме головы дракона, в память о первом трофее.
  - Но ведь доказательств не нашли. Волхвы ничего не нашли против него.
  Никита посмотрел на него снизу вверх:
  - Тебе недостаточно слова княжеского?
  - Я не ставлю под сомнение слова Олега, но ведь они с Михаилом были наедине и один черт знает, что у них там произошло.
  - Тебе и необязательно этого знать. Князь Олег сказал, мы выполняем. На то мы и воины ратные...
  - Так ведь...
  - Замолчи Алексей. - Холодно приказал молчавший до этого Илья. Он долго слушал этот спор, и он успел ему порядком надоесть.
  От слов старого воина поежился даже костер, словно под ударами невидимого холода он, потеряв сразу несколько позиций, уменьшился почти вдвое. Но это длилось лишь несколько мгновений, затем пламя вернуло уверенность и с удвоенной силой атаковала теплые дрова. Илья был в троицы за старшего. Его слов придерживался даже князь Киевский, не ставя их под сомнения. Илья прошел столько битв и сражений, что Алексей, с детства слышавший о его подвигах, сразу же захлопнул рот.
  - Семь дней назад, церковный волхв Михаил, совершил попытку убийства князя Олега. Лишь случай помог князю избежать смерти. Михаил, после неудавшегося покушения, бежал, по пути украв из хранилища документы и некоторые артефакты. Он направился к степным ханам, надеясь пересидеть там некоторое время. Нам необходимо достать его, пока он не двинулся дальше. Точка. Таков приказ. Так, что хватит лясы точить, готовьтесь к ночевке.
  Никита с легким укором посмотрел на старого товарища, Алексей хоть и был надоедлив своей идеей невиновности, но он был молод и горяч, не стоило так грубо давать ему отпор. Но как всегда, Илья не собирался чувствовать себя виноватым и жалеть о свих поступках. Он все так же продолжал смотреть на огонь, как и несколько минут назад.
  Вокруг ничего не происходило, холодный, лесной ветер ворошил легкие песчинки и опавшие листья, иногда зазывая меж деревьев. Тишину нарушали, лишь потрескивание поленьев и мелодии мелких сверчков и кузнечиков, шумевших каждую ночь все так же, одинаково.
  Вдруг Никита резко вскочил на ноги, и в его руках оказалась тяжелая, двуручная секира.
  - К бою. - Крикнул он. И тихая поляна с тремя воинами взорвалась тысячами звуков.
  Засверкали стрелы, резким свистом, рассекая воздух? они спешили к своим жертвам. На поляну выбежало два десятка воинов в легком доспехе. Они были вооружены короткими и мечами и круглыми щитами, обитыми полосами железа.
  Первые стрелы отразил Никита, выставив на их пути плашмя секиру, острые жала ударялись в сталь и падали на землю. В руках Никиты секира мелькала со скоростью света, он успевал подставлять ее под разные углы, отражая атаки как минимум дюжины стрелков. Его выпады отвлекли внимание прятавшихся лучников, которые в азарте победы забыли о других богатырях. И как оказалось это большая ошибка с их стороны.
  Выхватив меч и длинный кинжал, молодой Алексей кинулся в гущу врагов. Его отполированное до блеска лезвие меча в один миг покрылось темной, густой кровью первого врага. Он успешно отражал атаки нескольких кочевников сразу, принимая удар на всю длину лезвия, и одновременно контратаковал кинжалом, нанося быстрые уколы, словно песчаная змея. Описав мечом, круг над головой Алексей заставил врагов немного отступить и быстрым движением кисти в самом конце круга изменил траекторию меча, угловым движением меч распорол горло уже второй жертвы богатыря. Кочевник повалился на землю. Остальные, увидев внезапную кончину своего коллеги, все разом кинулись в атаку. Застыв на миг в стойке скорпиона, Алексей словно пружина ударил мечом. Наполненные яростью кочевники оказались не готовы к такому повороту событий и поплатились за это еще одним солдатом. Затем Алексей начал атаковать уже сам, его меч быстро наносил удары, а тело переходило из одной стойки в другу. Кочевники пытались достать Алексея взяв его в тиски, и им даже это удалось. На правом плече богатыря появилась глубокая, рваная рана, оставленная мечом. Кровь быстро пропитала ткань рубахи, сделав темно синий цвет ткани зеленным. Но уже через миг рана покрылась серой коркой и опала, оставив после себя лишь еле заметную светлую полоску шрама, который исчез через уже через пол часа. Кочевники наносили раны, которые незамедлительно заживлялись, а Алексей медленно, но уверено убивал врагов. После того как на землю упал последний из его врагов Алексей быстрыми прыжками помчался в лес, туда, откуда не прекращали лететь стрелы.
  После предупреждения Никиты, Илья одним смазанным движением выхватил из ножен свой двуручный меч. И тут же вошел в транс. Из недр его подсознания начал вылезать яростный медведь. Невероятная и дикая мощь ударила по жилам, наполняя тело силой и непоколебимой уверенностью. Почти за несколько секунд из простого солдата, Илья превратился в жаждавшего крови берсерка. И кровь полилась, Илья начал убивать. Окружившие его кочевники просто падали на землю расчлененные на части, не успевая не напасть, не испугаться, смерть настигала почти одновременно не давая времени на раздумья.
  Никита орудовал секирой со скоростью превосходящую скорость простого человека. Дождавшись пока прекратится обстрел лучников, он напал на стоявших ближе к нему врагов. Никита выкручивал боевые пасы, вплетая их в движения стремительного танца. Словно танцуя он отрезал жизнь кочевников как кукловод обрезает нити своих кукол, не оставляя им не единого шанса.
  На поляне стоял шум. Голоса умирающих врагов разрывали ночь, как плеть, спину провинившегося раба, издавая жалобные стоны. Искры от столкнувшихся мечей вспыхивали короткими, но частыми вспышками словно звезды. Кто-то упал в костер и сражавшиеся погрузились в еще большую ночь. Воины сражались, полагаясь на свои обостренные ощущения и выработанную годами интуицию. Никто не видел врага в лицо и не мог разглядеть его черты, но каждый ощущал его, внутренним, скрытым чувством опасности и безошибочно вел атаку. Но вот криков стало меньше, а искры вспыхивали все реже, до тех пор, пока не наступила тишина. Лишь одинокая стрела вылетела из леса в Илью, но была поймана прямо на лету. Через секунду крик умирающего лучника прозвучал в лесной тишине и на поляну вышел перемазанный в крови Алексей. Его раны быстро затягивались осыпаясь на траву маленькими кусочками. Организм регенерата не терпел издевательства над подвластным ему телом и заживлял раны со всей доступной ему скоростью.
  Илья медленно выходил из транса, загоняя сущность медведя обратно в глубины своего "Я", закрывая дверь замками самообладания и внушения. Пелена боя медленно спадала, освобождая его разум от оков битвы. И уже трезвый взгляд окинул поле недавнего боя.
  - Здесь двадцать степняков. - Сказал Никита, перехватив взгляд Ильи. Сам Никита вытирал секиру от крови куском старой ткани.
  - В лесу еще десять лучников.- Добавил Алексей. Его раны на руках уже затянулись, намочив тряпку, он принялся оттираться от крови.
  - Это была разведка или дозор. - Никита подошел к трупу одного из убитых и обследовал его карманы.
  Закончив осматривать поляну, Илья сделал какие-то выводы и обратился к Никите.
  - Не марай руки Добрыня, это летучий отряд. Он просто прочесывал места.
  - А как же лучники?
  - Они заметили нас еще давно, и успели соединиться со спрятанным в лесу, именно для таких случаев отрядом лучников, сидевших в секрете.
   Ответ Ильи был обоснованным и многое объяснял, поэтому Алексей не стал зацикливаться на этом и перешел на новую проблему.
  - И что мы будем делать дальше? Они могли успеть послать с предупреждением кого-то в лагерь.
  - Вряд ли. Нас было трое и они, скорее всего, посчитали, что справятся с нами сами. Так, что думаю, переживать не стоит.
  - Я тоже так думаю, - Согласился с Никитой Илья. - Будем ждать проводника, как было запланировано ранее. Тем более что он уже здесь. Выходи тать.
  Алексей с Добрыней синхронно повернули головы и увидели отделившуюся от дерева гибкую фигуру, которая не спеша направилась прямо к ним.
  Подойдя ближе незнакомец откинул капюшон и перед воинами предстала обычная эльфийка.
  - Ари, из дома Белой Воды, согласно договору прибыла для оказания помощи в поисках беглого преступника, волхва Михаила. - по военному доложила эльфийка и слегка поклонилась.
  Голос у нее был вязкий с приятной хрипотой, что создавало ощущение светской беседы присущей на званом бале, нежели диалогу в ночном лесу, на поляне осеяной мертвецами. Ростом, эльфийка не уступал только Илье, даже телосложением она была похожа на молодого Алексея, такая же гибкая и стройная, что было заметно, не смотря на царящий вокруг сумрак. На ней был легкий зеленый плащ, с меховой, отстежной подкладкой и глубоким капюшоном от ветра. Темно-серый костюм, темные, до голени сапоги и такого же цвета мягкие перчатки из кожи, обычный наряд лесного рейнджера, удобный и не раз проверенный практикой. На левом бедре весел короткий, узкий меч с тяжелой рукояткой, на каждом бедре по паре ножей для бросков, а за спиной покоился знаменитый эльфийский лук.
  - Вы задержались уважаемая Ари, - Илья внимательно посмотрел тати в глаза. Старый воин подозревал, что эльфийка пришла раньше и, заметив кочевников, решила посмотреть, чем все закончится.
  Ари не отвела взгляда, твердо смотря в глаза Ильи, она упрямо держала голову поднятой, несколько минут. Никита почистил свою секиру и, намазав маслом, завернул сверкающую сталь в чехол. Он хотел было заново развести костер, но решив, что ночевать в обществе мертвецов не лучшая идея, оставил эту затею.
  - Мне слишком поздно сообщили о задании, и еще не выйдя из Кроны, я уже опаздывала. - Наконец сказала Ари. Это было не оправдание молодого, неопытного солдата только взявшего в руки меч и отчитывающегося перед старшим товарищем. Это был обыденный факт, который равный сообщал равному.
  Ответив на вопрос, Ари ждала решение Ильи, и нельзя сказать, что в этот момент внутри она была так же спокойна, как и выглядела. Она нагло врала, и понимала что для Ильи, ее лож так же очевидна, как и наличие луны в ночном небе.
  Только что она наглядно видела, как поступают со своими врагами русичи. Русичи. Впервые в жизни это слово вызвало в ней не призрение, а самый настоящий страх. Она и раньше встречалась с воинами этого большого племени, леса Крона граничили с землями Киевских князей, и не раз их объеденные войска держали атаки степных ханов, раз за разом пробовавших на зуб крепость дверей в Европу. Но сейчас впервые в жизни видела, на что способны богатыри.
  Молодой регенерат, просто немыслимо. Такому редкому воину место рядом с троном, по правую руку защищать жизнь князя, не боясь нарваться на меч или яд врага, а не бегать среди леса, полного врагов и предателей, участвуя в не известных сражениях.
  Самый настоящий танцор и классический боевой танец как по учебнику. Этот машет секирой, словно та ничего не весит, орудует ей как большим, остро заточенным пером. Ари вздрогнула, представив, что случилось бы с ней встретьcя она с ним в прямом бою. Двое наставников в Кроне были танцорами, и двое являлись непревзойденными воинами, но некто из них не сражался с такой легкостью и изяществом, с такой простотой и силой в движениях.
  Но танцор или молодой регенерат, могли хотя бы ранить или взять в плен, не проливая лишней крови. Но Илья был не таков. Ари была уверена, что подвернись она под руку старому берсерку, тот просто разорвал бы ее на куски, без сочувствия, без злости и без жалости. Опасный враг. Убивающий противника не из-за своих желаний, а просто потому, что так необходимо, так надо.
  - Быстро же ты тогда сюда добралась. - Разорвал затянувшуюся тишину Никита. - От Крона сюда путь не близкий.
  Илья перестал буравить эльфийку взглядом и повернулся к Алексею.
  - Собираемся, для ночлега нужно найти место почище, не гоже осквернять свой сон близостью мертвых врагов.
  Ари про себя перевела дух. Глядя в спину старому воину, она облегчено вздохнула.
  - Если знать какими тропами идти, salash , то путь может сократиться.
  На такое обращение Никита лишь пожал плечами. Он знал эльфийский и оценил знания эльфийки.
  - Не всем подвластны тропы, лари, некоторые должны пробираться через туман пути используя лишь свою судьбу.
  Алексей закончил вытираться и теперь укладывал свои немногочисленные вещи в походный мешок. Услышав такое обращение к эльфийке, он поинтересовался:
  - А что значит, "лари"?
  - Это означает мой друг, что наш проводник немного знаком с волшбой. Не достаточно чтобы стать полноценным волхвом, но достаточным для того чтобы сократить свой путь на пару часов - Добавил обращаясь уже к Ари. - У вас это называется "halfitay", да?
  Ари не стала спорить, слова воина были правдивы на все сто.
  - Вы правы, но откуда вы столько знаете? У вас был один из наших учителей?
  Знатные бояре или княжеские семьи, иногда приглашали для обучения своих юных отпрысков учителей. И так как каждый из них считал, что его чадо заслуживает только самых лучших учителей, то приглашали они самых знаменитых или дорогих, что в принципе было одно и тоже, поскольку стоили почти одинаково. Но очень скоро выяснилось, что, сколько бы ни знал учитель человек, почти любой эльф, не занимающийся войной, знает намного больше, имея колоссальный запас времени, они впитывали знания как губка, иногда даже не делая ни каких усилий. Поэтому учителя эльфы, хоть и относились к редкостям, но уж не к таким, чтобы их нельзя было заметить в больших городах, не говоря уже о столицы, из которой прибыл Добрыня.
  Никита покачал головой.
  - Я занимаюсь войной почти столько же, сколько себя помню, куда мне нанимать учителя. - он не весело усмехнулся.
  Но Ари не останавливалась.
  - Тогда откуда все эти знания? - она понимала, что богатырь может просто повернуться и уйти, не пытаясь ничего объяснять, это его личное дело.
  - Мне повезло познакомиться с одной эльфийкой, которая потратила время, пытаясь меня обучить. - В последних словах Никиты проскользнули теплые нотки. Алексей даже на миг растеряно окинул взглядом старшего богатыря, настолько это было для него не привычно.
  Ари удивлено посмотрела сначала на Никиту, а затем на удивлено Алексея.
  - Но эльфийки не занимаются обучением, только мужчины.
  - Это было очень давно.
  Никита достал из-за груди маленький амулет, причину по которой церковники не раз грозились отлучить его от церкви. Прямолинейные истуканы не понимают, что вера находится в душе человека и не зависит от разных побрякушек, вроде крестов или язычных талисманов. Амулет висел рядом с крестиком и почти не чем не выделялся среди них, разве что выгравированным на нем знаком: оплетенный лозой кривой кинжал.
  - Знак Дома Жнецов. - прошептала Ари, ее бравость куда-то улетучилась а храбрость померкла перед увиденным. Увидев такой амулет, почти любой эльф обязан был оказать его владельцу помощь. Это был не простой амулет, а самый настоящий символ власти, наделяющий правом приказывать.
  - Значит вы тот самый танцующий.
  Ари резко развернулась и ушла в темноту, вслед за Ильей.
  Закончив собирать вещи, Илья закинул на спину походной мешок и отдал команду двигаться вперед. Четыре солдата неслышно растворились в ночи, оставив за собой десятки мертвецов.
  
  Ари плохо спалось. Илья не поставил ее в ночной дозор, распределив дежурство между богатырями, чем прямо указал на свое недоверие к эльфийке. Но не это сейчас волновало Ари, раз Илья не убил с самого начала, значит, не убьет и после. Во всяком случаи Ари хотелось в это верить. Приказ был четким и не допускал двусмысленности в трактовке. "Оказывать помощь" и при возможности что-то узнать.
  Именно из-за такого "что-то" Ари сейчас не могла уснуть.
  Не менее двух часов назад она узнала в одном из богатырей ожившую легенду, блуждающую среди двора вот уже почти двадцать лет, в виде невнятной истории. И главным ее участником была самая, что не наесть младшая дочь Дома Жнецов.
  Сама история была похоже больше на глупый вымысел или сказку, чем на реальный факт в биографии младшей дочери одного из ведущих домов Крона.
  Говорят что около двадцати лет назад, во время очередного своего похода на Русь, степные ханы смогли обзавестись сильными союзниками. Вмести с ними, в поход выступило несколько кланов черных орков. История умалчивает, почему жители приокеанских гор, решили помочь жителям степи, раньше между ними случались кровопролитные стычки.
  Русичи появление врага проморгали и очнулись лишь когда горели приграничные города и деревни. Киевский князь в спешном порядке принялся собирать армию, отдав четкий приказ двигаться к точке сбора и не вступать в сражение с врагом. Города пылали, солдаты отступали, а враги пировали на костях погибших. На первый взгляд ничего особенного, в истории любого государства есть подобные моменты, когда городским жителям приходилось давать отпор степным варварам. За примером не нужно далеко ходить стоит лишь вспомнить древний Рим.
  Но это лишь на первый взгляд.
  Уже тогда киевский князь проявил не виданную ранее предусмотрительность, отдав приказ экономить силы и не вступать в открытое сражение с врагом. Еще большую прозорливость он показал, когда послал за помощью в Крон. Князь понимал, что степняков победить возможно, это уже случалось и ранее, успела сложиться своеобразная тактика для борьбы с жителями степи. Больше его волновали орки, они были редкими гостями не только Киева, но и других Европейских стран, считалось, что они дики и не способны к переменам. Цивилизованные страны считали их настоящими дикарями, живущими в постоянной тьме невежества и покланявшимся своим кровавым языческим богам. Не раз католическая церковь пыталась поднять христианских воинов для похода на нечестивого врага. Но короли и крупные феодалы еще не сошли с ума, чтобы на такое подписаться. Такой расклад оставался на протяжении многих лет, орков показывали, чуть ли не сподвижниками самого Дьявола, но подходить близко боялись. И вряд ли на момент нападения среди людей нашелся бы хоть один человек участвующий в сражении с орками, государства не подвергались атакам этих темных шаманов. Руси предстояло первой проверить их крепость.
  Орки захватывали пленных, приносили их в жертвы своим богам, получая силу. Но боги требовали еще больше крови и орки с ханами медленно двигались вперед. Против колдовства орков волхвы не могли выстоять, поэтому князь и запросил помощи у эльфов, а точнее у дома Жнецов, лучших на тот момент магов Европы.
  Орки как оказалось, не хотели продвигаться к Киеву и, дойдя до Суздальского княжества, вся их армия неожиданно повернула в сторону окрестных земель.
  И вот после этого история начинает трактоваться по-разному. В анналах Крона, записано, что дом Жнецов оказал помощь князю, прислав к нему пятерых своих магов из которых, в результате долгого и тяжелого сражения, возле Трехглавого монастыря в живых остался только один, а именно младшая дочь Дома. Так записано в официальных анналах, что же рассказуют анналы самих Жнецов никто кроме них самих не знает.
  Вторая версия, рассказывающаяся только шепотом и лишь между собой, говорит, что не все было так гладко.
  Армия врага двигалась медленно, но не укротимо. И проследив приблизительно направление их пути, князь решил дать бой, возле ново построенного монастыря св. Петра, который из-за красивых, сверкающих в солнце трех куполов, назвали Трехглавым. Армия была собранна, эльфы приехали, тянуть дальше князь не хотел. Для боя была выбрано большое поле, окруженное со всех сторон густым лесом. Чтобы не пострадали эльфийские маги, их поставили в стороне от войска, почти, что в тылу, благо свою магию они могли творить и на расстоянии. Для большей уверенности князь выделил им охрану, в пятьдесят воинов.
  Бой начался. Как и предполагал князь, главной проблемой оказались именно орки, но сделал ошибку, недооценив своего врага. А ошибки на войне исправляются только кровью.
  Орки и степные шаманы призвали свою темную магию, а Жнецы били в ответ. Магический бой шел в равновесии, никто не мог взять вверх. Но черным шаманам этого и не требовалось. Ханы не растягивали свое войско, ставя в несколько шеренг, они любили скорость и полагались на свою маневренность и подвижность. Но орки разделили свои силы на две части, одна часть сражалась с эльфийскими магами, постепенно уходя в оборону, а вторая произвела вылазку. Сначала этого некто не заметил, разведка не успела собрать необходимые данные, про численность врага судили только по прикидкам. И княжеское войско увязло в сражение сражением, часть орков начала действовать.
  История не указывала какие именно цели они преследовали, совершая этот рейд, одна история сменивалась другой, в которой говорилось о каком-то завещание предков которое хотели раздобыть орки, завещание из-за которого они и согласились помогать кочевникам. Но кто в такое поверит?
  Но чего бы ни желали орки, выскочив из леса, они получи лишь отряд из пятидесяти воинов, за спинами которых плели свою магию пятерка Жрецов. Почти четыре сотни орков, сильных закаленных в боях воинов против горстки солдат, которым не посчастливилось оказать не там, где нужно. Вы скажете, что результат был предрешен, еще до того, когда маленькое сражение за спинами войск еще не успело начаться?
  В живых остался один солдат и полуживой Жнец, которого солдат закрывал своей спиной.
  Почти сорок минут люди сдерживали натиск орков, теряя своих товарищей и свои силы, они раз за разом держали позицию, пока князь не разобрался в чем дело и не послал к ним помощь. Держались, пока Жнецы чертили на земле фигуры и выпускали наружу всю свою магию, до которой могли дотянуться.
  Говорили, что выжившего человека лечили эльфы уже в Кроне и что он провел там почти 4 месяца. И покинув эльфийские леса у него на шее весел амулет Дома Жнецов, подаренный ему лично младшей наследницей.
  Так говорила история, точнее не она, а сплетники, передающие ее из уст в уста.
  Ари не знала, что это - история неожиданной любви, вспыхнувшей между высокой наследницей и простым солдатом, или же притча о верности обещанию и стойкость простого воина перед своим долгом. Она и не пыталась понять. Главное - она видела амулет. Что теперь ее пустые домыслы перед живым доказательством той ошибки, которую допустили полководцы? Ничто. Она чувствовала себя особенной, дотронувшейся до некой тайны, бережно оберегаемой Домами Крона. Но что делать с этой тайной Ари не знала.
  Ари перевернулась на бок, стараясь все-таки уснуть и услышала, как со своего места поднялся Никита. Подбросив дров в небольшой огонь, он пошел сменять Илью.
  Ари, наконец, выбрала положение по удобнее и начала засыпать, с мыслью о том, что было бы не плохо пойти и послушать о чем там будут говорить богатыри. Но сон напал так неожиданно, что она моментально уснула.
  
  Никита не спеша шел по лесу. Под ногами иногда трещали сухие ветки и хрустели сухие листья. Никита остановился и вздохнул полной грудью. Ночной воздух, был полон прохладой и хвоей, он пах настоящей равномерной и неспешной жизнью свободных животных. Все тем чего у Никиты в жизни почти и не было. Вечные бои, сражение и вылазки, сначала это был азарт молодого солдата, твердо решившего стать самым лучшим, и безропотно отправляющегося в самые горячие места. Затем долг мужчины, который думал, что должен защищать всех тех, кто не способен дать врагу отпор. А потом это стало работой, монотонной и серой, как и вся его жизнь.
  Поляна осталось позади, свет костра еле-еле угадывался с такого расстояния, он был всего лишь маленькой светлой точкой, которая могла спрятаться за самой тонкой веткой.
  Никита шел вперед, на место, примеченное им еще во время остановки. Старый солдат не сомневался, что найдет Илью именно там.
  Никита отодвинул в сторону примятую ветку дерева и вышел на небольшой пятачок земли. Старый друг сидел на большом камне, положив меч себе на колени. Он был похож на забытого всеми сторожа границы, затерянного в глухих лесах потоком времени.
  Услышав хруст очередной ветки, Илья повернул голову. Его прозрачные, зеленые глаза внимательно осмотрели фигуру Никиты и остались неподвижны.
  Никита подошел к камню и присел на холодную землю.
  - Я вот думаю Илья, правильно ли мы поступаем. - сказал он глядя в тени ночного леса.
  - У нас приказ догнать предателя. - глухо ответил Илья. В этом голосе почти не было эмоций, Никита попытался вспомнить, когда в последний раз видел эти эмоции у старого воина и не смог этого сделать.
  - Эта не наша работа Илья. Если мы будем гоняться за каждым предателем по всей Европе, то не будет нам покоя не на минуту.
  - К чему все эти вопросы Добрыня?
  - Мне надоели эти сражения. Я достаточно отдал долг земле, и с горстью заплатил князю за свой поступок. - Никита повернул голову и снизу вверх посмотрел в лицо Ильи - Я устал. Я хочу вернуться к Риоле и узнать что такое дом и спокойствие.
  Никита достал амулет Жнецов и крепко сжал его в кулаке, словно старался растереть в труху.
  - Мне надоели эти интриги бояр и корыстность князей. Мне надоело убивать по приказу. Что там произошло Илья?
  Никита задал вопрос резко, в одну секунду поменяв тему разговора. Но Илья молчал. Он крепко вцепился в рукоять меча и не смотрел Никите в глаза.
  - Молчишь друг. Ну тогда я сам расскажу. - Воин взял в руки палочку и принялся ей играть, рисуя в воздухе прозрачные фигуры.
  - Во время паломничества к монастырю Св. Петра, группа монахов остановилась на ночлег не доехав до святыне всего пары миль. Во время ночлега они нашли вход в старую пещеру, после зимнего таяния, вода размыла верхние грунты и стала видна пещера. Монахи не смогли определить ее давность, слишком все там казалось не понятным, и даже на вид было колоссально старым. Они нашли в пещере древний алтарь, на котором лежал артефакт, простой кинжал. Спустя два дня этот артефакт был передан Михаилу как главе светской церкви в Киеве. И он установил, что этот артефакт имел огромную силу, он был способен накапливать магию и превращать тем самым простого волхва в сильнейшего мага, появилась версия что это тот самый Кинжал, которым Дир создавал свое государство. И Михаил совершил большую ошибку. - Никита на миг замолчал и кинул взгляд на Илью, тот неподвижно сидел на камне, словно превратился в статую. Его скулы напряглись, запрещая вырваться наружу любому звуку. Никита продолжил - Определив, что артефакт работает только от черной магии, а именно от жертвоприношений, он отправился к Олегу и предложил ему уничтожить страшное оружие. Тебе рассказывать, что случилось дальше?
  Илья все так же молчал, избегая смотреть Никите в глаза.
  - Откуда ты все это знаешь?
  - Птичка нашептала. Птичка. - Никита перестал дурачиться, отбросив палочку в сторону, он серьезно спросил. - Что тебе пообещал Олег?
  Илья молчал. Никита мог поклясться, что внутри берсерка идет не шуточная борьба, он словно сопротивлялся самому себе, своему стремлению что-то рассказать и стремлению спрятать это что-то глубоко внутрь себя.
  И Никита был не долек от истины. Скрестив руки на мече, Илья вспоминал.
  
  - Найди его Илья и добудь украденный у меня предмет.
  - За что ты его так ненавидишь Олег? Что он сделал?
  -Он попытался меня убить и теперь заслуживает смерти. Выполни мое задание и я тебя вознагражу.
  - Меня это не интересует, Олег. Пошли сотника с воинами, они вмиг выполнят поручение.
  - Я не хочу огласки. Если бояре узнают, что церковник хотел убить князя, они начнут репрессии по отношению к церкви, мне стоило большого труда их примирить.
  - Все равно Олег это не мое дело.
  - Я дам тебе в помощь Добрыню и молодого Алексея, только достань его. Принеси мне его голову и украденную вещь и потом сможешь уйти.
  -....
  - Выполни задание и я дам тебе свободу.
  - Ты снимешь с меня клятву?
  - Да. Я сниму с тебя клятву, и ты сможешь вновь называть землю матерью.
  - Я согласен.
  
  Илья моргнул, отгоняя воспоминание подальше. Выбор сделан, и цель определена, уже поздно что-либо решать. Никита не поймет, ему не пришлось через это пройти, не довелось ощутить это дикое чувство утраченной свободы и горечи от осознания того, что тебя предали, обманули и почти похоронили. Илья еще сильнее сжал меч, его пальцы стали почти белыми.
  - Это не важно, - так же глухо ответил он.
  Никита достал секиру и провел пальцем, по острому лезвию метала.
  - Может ты и прав - это не важно. Но напоследок подумай вот о чем, согласен ли ты утопить Русь в крови своими руками? Русь, которой ты присягал на верность много лет назад.
  Илья встал с камня уступаю место для дежурства и, не сказав не слова, скрылся в лесу.
  
  
  Огромное плато голой земли встало прямо перед глазами. Дальше шли земли кочевников, эта голая полоса земли, была не гласной границей, отделяющая сухие пастбища ханов от зеленых лесов князей. Отряд осматривал плато, укрывшись за кустами, находясь еще в лесу. Хотя Алексей сомневался в целесообразности подобного действия, с такого расстояния их мог заметить разве что только ястреб, окажись он в лагере и научись разговаривать.
  - Без боя не обойтись, - сказал Алексея, вглядываясь в очертания лагеря - Они слишком хорошо устроились, не подобраться.
  Кочевники стали лагерем на абсолютно голой земле. Подойти к ним, и остаться не замеченными было практически не возможно.
  Никита не согласился
  - Подойти можно, это не проблема, дети лошадиной матери такие же люди, как и мы, а значит, будут нести дозор в полглаза. Но бой будет уже в лагере, без этого нам не обойтись.
  - Значит нужно придумать, как одолеть три сотни солдат и трех шаманов. - Нашел новую проблему Алексей.
  - Это не ко мне. - сказал Никита - Я сын простого попа, а не маршал в третьем поколении.
  Ари оглянула лагерь кочевников и спросила:
  - А с чего вы взяли, что их там ровно триста и три шамана?
  - Эта стоянка у них постоянная, и количество солдат там не менялось уже полтора года. - Илья отвернулся и немного отошел назад, сел на корточки. Все последовали за ним.
  - Ари как бы ты поступила в такой ситуации? - задал вопрос Илья.
  Алексей посмотрел на эльфийку ожидая, что она ответит. Даже такой молодой воин как он, был доволен проводником, ему не раз приходилось бегать по лесам за врагами, и он мог по достоинству оценить работу Ари. Она сократила их дорогу почти в три раза, чувствуя эльфа, к ним не приближался не один зверь, что здорово облегчало жизнь.
  "Если у нас были такие проводники в отрядах, сколько жизней мы могли бы сохранить". - неожиданно подумал Алексей.
  - Надо постараться избегать боя как можно дольше. - наконец сказала Ари. - Это даст нам время и больше шансов. Главное это осторожность.
  Она взяла тонкий прутик и отрывистыми линиями начертила схему лагеря.
  - Я останусь в лесу и буду прикрывать ваш отход. Вы просочитесь сквозь дозоры. - прутик начертил на земле стрелочку. - Затем один из вас отправляется в палатку Михали, второй к шаманам, а третий остается прикрывать, если подымиться шум. - После стрелочки появились еще три кружочка.
  - Михаила я возьму на себя - сказал Илья, принимая план эльфийки.
  Ари посмотрела на берсерка, она видела Илью в бою и знала, что он очень силен, но одному против церковника.
  - План "Б". - коротко спросил Никита. Ему нравился план, он был простой и понятный, так что если что-то пойдет не так, меньше придется над ним думать.
  - Если нас обнаружат прежде чем мы выполним задание, - сказал Илья - у нас будет ровно полторы минуты чтобы его завершить, потом отходим к лесу чуть правее от суда. Там будет ждать Ари, и прикрывать из лука наш отход. Если будет большая погоня то разделяемся, место сбора три километра от места, где мы встретили Ари.
  
  
  Как и предполагал Никита, проскочить дозоры кочевников оказалось легко. Худые, жилистые жители просторов поглубже кутались в меховые накидки, стараясь оставить морозу как можно меньше шансов пробраться внутрь. И хоть по прикидкам Никиты было не холодно, кочевники не привыкли к таким прохладным ночам и больше старались не замерзнуть, чем добросовестно нести службу. Видно они приехали сюда не давно, раз еще не привыкли, думал Никита.
  Добежав до первых шатров, богатыри разделились. Илья пошел к самому дальнему, где кочевники обычно селили послов или проходящих мимо торговцев, и где по прикидкам воина находился Михаил. Алексею доверили уничтожение шаманов, их шатры были кроваво красного цвета, обычно выделяясь среди обычных, серых тонов, но сейчас стояла почти безлунная ночь и они казались такими же непримечательными, как и все остальные. Алексей без труда нашел их среди окружающей воина темноты и крадущимся шагом отправился на охоту. Никита слился с ночной мглой и остался дожидаться сигнала тревоги, в том, что он прозвучит, богатырь не сомневался.
  Илья не погружался в сознания берсерка, полагаясь на свои человеческие способные, которые не сильно уступали сознанию бесстрашного воина. Весь лагерь был погружен в сон и почти не порождал звуков. Лишь одиночные войны, укатавшись поплотнее сидели возле костра и вели не спешную беседу. Все это Илья заметил, походя, краем глаза, он избегал освещенных факелами участков и передвигался в ночной темноте. Вот показался нужный шатер. Большой и круглый, он был похож на огромную медузу, которую пробили толстой спицей и натянули в разные стороны. Возле входа горело два факела, но охраны Илья не заметил. Подождав две минуты, он двинулся к входу. Внутри было намного теплее, чем снаружи, посередине шатра на земле стояла большая жаровня с раскаленными докрасна углями, от которых шел сильный жар. По всему шатру горели факелы и освещали каждую его часть. Огромная кровать, огражденная полосой ткани, два сундука с вещами и не высокий стол, за которым, присев на колени и сидел Михаил. Его закрытые глаза при появлении Ильи открылись.
  - Здравствуй Илья. Я ждал тебя. - на лице Михаила появилась скупая улыбка, он указал рукой перед собой. - Присаживайся.
  Но Илья не принял предложения, не доставая меча из ножен, он спросил:
  - Где он Михаил?
  - У меня его нет.
  - Отдай мне его, и я просто уйду, я развернусь и уйду.
  Михаил печально улыбнулся и пригладил рукой длинные волосы.
  - Мне очень жаль, но у меня и правду его нет.
  - Мне тоже жаль.
  Илья вытащил меч. Михаил посмотрел на холодную сталь перед собой, но она не произвела на него должного впечатления, он давно жил в Киеве и достаточно на нее насмотрелся, как и на сражающегося Илью. Богатырь стоял на месте не спеша пустить меч в дело.
  - Ты хороший человек Илья, и хотя ты совершил много зла, я знаю, что ты это сделал не по своей воле. Я расскажу тебе правду. Ты, наверное, знаешь про найденный монахами в пещере кинжал? - Илья не ответил, но кажется Михаил и не ждал этого. - Я смог определить, что это артефакт и даже найти о нем упоминание в одной старинной книге еще времен, когда по земле ходил Иисус. Это темный артефакт принадлежит оркам, а точнее их ним дальним праотцам. И именно этот артефакт искали орки во время их нападения на Русь и последующей битвы возле Трехглавого монастыря.
  Илья слегка опустил меч, но сделал это не потому, что у него устали руки, богатырь уже много лет знал этот меч и мог сражаться им очень долго. Просто сейчас он слушал доказательства той истории, которую ему рассказал на поляне Никита.
  - Я установил, что для работы артефакту нужны жертвы и чем больше крови, тем больше он напитает энергии. Такое оружие могло погрузить весь мир в пучину страшной войны. Поэтому я решил его уничтожить, для этого я отправился к князю Олегу за помощью. Лишь по его воле киевские волхвы могли уничтожить такое страшное оружие. Но вместо того чтобы поскорее отправить к волхвам посыльных, он попытался меня убить.
  Михаил закатил левый рукав, на его плече была рваная рана, нанесенная кинжалом с близкого расстояния. С помощью магии края раны были сведены, она выглядела как нанесенная около месяца назад.
  - Как ты знаешь, Олег обладает силой, маленькой и не поворотливой, но все же силой. В этом артефакте он увидел тот способ реализовать свои амбиции, который искал всю свою жизнь. Но у него не получилось. Мне удалось сбежать, прихватив кинжал с собой.
  - И где он сейчас?
  - У сына моего очень близкого друга.
  Богатырь пару секунд молчал, но затем его лицо напряглась, и он окончательно опустил меч.
  - Алексей.
  Михаил согласно склонил голову, подтверждая догадку.
  - Да. Я смог пробраться в дом Сергея и заменить нож Алексея, с головой дракона.
  - Но зачем Олег хотел тебя убить? Он мог просто его взять для уничтожения, а затем оставить себе??!
  Илья догадывался, почему князь так поступил, но отчаянно желал, чтобы причина оказалось совершенно иной.
  - Ты, наверное, и сам догадался, в чем дело. Артефакт привязной, он привязывается к своему хозяину и может его сменить лишь по его доброму желанию или смерти. Олег мог бы оставить его себе, но в его руках он бы оставался простым куском железа. Ему нужна была моя смерть.
  После слов Михаила Илья глубоко вздохнул и не нашел что сказать. Он не мог найти выхода из ситуации в которую попал из-за того, что отчаянно хотел свободы.
  Словно читая его мысли, Михаил сказал:
  - Я помогу тебе, чем смогу, но решение придется принимать тебе уже самому. Жить Алексею или умереть. В моих силах лишь немного облегчить твой выбор.
  Михаил поднял с пола маленькую шкатулку, которая лежала у него в ногах, и поставил ее на столик. Открыв ее, он извлек наружу тонкий, блестящий стилет.
  - Магия церковников не так бела, как принято считать в народе, мы не редко пользуемся запретными приемами.
  - Что ты собираешься делать? - Илья сделал шаг вперед, но дальше продвинуться не смог. Он посмотрел на пол и увидел тонкую вязь рун, которые покрывали весь пол шатра и не пускала богатыря внутрь. Илья мог бы войти в сознания берсерка и преодолеть защиту за пару минут, но чувствовал, что все равно не сможет помешать Михаилу, осуществить задуманное.
  - Кинжал Олега был не простым, князь смазал его очень редким ядом, противоядие от которого нужно принять в течение десяти минут. Я не успел. Мне осталось около дня - на лице церковника застыла печаль, словно он сожалел о тех многих часах времени, которые пройдут уже без него. - Я долго не протяну. Так пусть моя смерть поможет хоть кому-нибудь.
  Илья прислушался, лагерь продолжал все также мирно спать, не замечая трех чужаков. Но Илья понимал, что если Алексей справился с заданием, тишина разорвется с минуты на минуту. Богатырь уперся в невидимую стену и ощущая свое бессилие ударил в ее кулаком.
  - Брось это Михаил, твоя смерть уже никому не сможет помочь. Давай поговорим, я не хочу убивать Алексея, он здесь ни при чем.
  - Ты ошибаешься, я знал, что Олег пошлет за мной своих лучших солдат. Так что выбрал Алексея не случайно, он здесь очень даже причем. И ты повторно ошибаешься, думая, что моя смерть никому не поможет.
  - Я знаю твою тайну Илья.
  Богатырь застыл, он не верил Михаилу. Эта тайна была известна только двум людям. Первым был сам Илья, а второй правил сейчас в Киеве и не собирался ее никому открывать.
  Но слова Михали уверили его в том, что тайну знал еще как минимум один человек.
  - Олег смог вмешаться в ритуал и клятву. Это был его первый опыт увеличить свои маленькие силы. И в результате его опытов ты попал к нему в рабы. Я не могу полностью снять твой ошейник, но ослабить удавку в моих силах. Прости меня Илья, что оставил все это на твои плечи, но я верю, ты все сделаешь правильно.
  Ритуальный стилет, легко вошел Михаилу в грудь, пробивая грудную клетку. Михаил упал на спину и раскинул руки словно в последний раз обнимал весь мир. На его губах выступила кровь и полилась по подбородку на пол. Как только первая капля упала на вязь рун, невидимая стена сдерживающая Илью исчезла. Он хотел закричать, выкинуть все, что в нем накопилась, но не смог выдавить из себя не единого звука. Он кинул меч на пол и схватился за горло, он чувствовал, как его что-то сдавливает, не позволяя даже вздохнуть воздуха. Вены на его лбу вздулись, а лицо так сильно покраснело, что было готово взорваться в любой момент. И когда Илья подумал что это конец, сила сдавливающая горло пропала. Она просто исчезла, и богатырь сделал большой, глубокий вдох. В этот момент Илья понял, что-то изменилось. Это что-то невидимое и не осязаемое на ощупь изменило его восприятие, изменило его мысли, даже воздух стал другим, он пах чем-то давно забытым, но от этого не менее желанным. В нем были капли свободы. Илья, не веря в то, что пришло ему на ум, закрыл глаза и сосредоточился. Он использовал сознание берсерка как это делал сотни раз до этого, для того чтобы в очередной раз убедиться в бессмысленности своих попыток избавиться от заклятия Олега. Но сейчас вместо крепкого, острого на кроях ошейника, увидел лишь узел веревки, который не сдавливал, а просто висел на его шее. Казалось, что еще чуть-чуть и через узел можно будет просунуть голову и наконец, избавиться от страшного рабства.
  Илья открыл глаза и посмотрел на застывшее лицо Михаила. Церковник был уже мертв.
  - Спасибо - тихо произнес Илья.
  Но тут же упал на пол от боли отката. Богатырь принял на себя большую его часть, но даже этой доли ему хватило. Перед глазами поплыли черные круги, мышцы заломило, тупая боль ударила в голову. Илья потерял сознание.
  
   Когда в шатер забежали Алексей и Никита, они увидели на полу два лежащих тела. Подойдя до тела Михаила, Никита проверил его пульс.
  - Мертв.
  Алексей осторожно выглянул наружу и прислушался в доносившемуся с другой стороны лагеря шуму. Шум набирал обороты как лесной пожар, грозя через минуту охватить весь лагерь.
  - Две минуты - сказал он, спрятавшись обратно.
  - Илья что здесь произошло? - Никита потрогал Илью за плечо, но старый воин остался безучастен.
  Никита досадливо поморщился, время работало против них, а Илья не собирался приходить в сознание. О том чтобы узнать, что здесь произошло, уже не могло быть и речи.
  - Надо уходить - прокомментировал очевидное Алексей.
  Он вытер кинжал с головой дракона от крови, найденной в шатре тряпкой. Затем вновь подошел к выходу из шатра.
  Никита решился на крайнюю меру. Он положил на лоб Ильи свою руку и произнес:
  - Иливар к"донт шур о"ирк.
   Но слова заклятия, способного подчинить своей воле огромного, боевого слона ушли в молоко, словно просто растворились в воздухе. У Никиты появилось ощущение, что Илья находиться сейчас во власти настолько сильного заклятия, что оно перебивает любые другие.
  Сзади подошел Алексей, от азарта схватки он весело улыбался.
  - Одна минута. За шатром нас ждут три сотни идиотов с ятаганами, и я уверен они ищут не свои потерянные мечты.
  Но Никита не разделял его радости.
  - Я не могу до него достучаться. Даже Поводырь бессилен. - в подтверждении своих слов он ударил ладонью Илью по лицу. Никакой реакции.
  - Надо что-то делать Добрыня, иначе нас здесь закопают.
  - Что ты предлагаешь?
  Алексей широко ухмыльнулся:
  - Надо будить медведя.
  - Но ка...
  Он не успел договорить, как Алексей начал действовать. Наклонив голову почти вплотную к Илье, он дико закричал.
  - ЗА РУ-У-У-УСЬ!!!!
  Этот крик загремел, над всем лагерем словно удар молнии. И только мертвец не услышал бы легендарный кличь словян, не стал исключением и Илья, тем более что кричал Алексей прямо ему в ухо.
  Богатырь открыл глаза и произнес.
  - Клятва нарушена.
  И было невозможно понять, чего присутствовало в его голосе больше, удивления, злости или радости. Глядя на его лицо, Никита видел настоящие, живые эмоции. Но его размышления перебил голос Алексея, прозвучавший как приговор.
  - Время вышло.
  
  
  Эльфийка внимательно следила за лагерем кочевников, готовая в любую минут выпустить рой стрел для прикрытия богатырей. Но русичей все не было. Прошло больше часа, но тишина нарушалась лишь шорохом ветра и треском мелких насекомых. Никаких криков погони или шума боя. Ари была готова к тяжелому бою, к неожиданной схватке и долгой погоне. Но все что происходило сейчас, не вписывалось в ее план.
  "Одно из двух - думала эльфийка - либо у них идет все как по маслу и они покинут лагерь также тихо, как и проникли, или же они нарвались на врага и погибли.
  Но во второй вариант ей самой мало верилось. Не те воины отправились за Михаилом, чтобы так просто погибнуть.
  В какой-то момент, делая очередной вдох, Ари почувствовала какое то изменение в воздухе, он изменил свой запах. Стал более резким, немного колючи и острым. Он пах... озарение пришло резко и неожиданно.
  Кровью.
  Воздух был просто пропитан красной животворной влагой. И это произошло не от простых смертей, даже стокилограммовая бадья крови вылитая на землю не может дать такого результата. Это дело рук магии. Маг, который находился в лагере применил магию крови, притом, что это было заметно даже на таком расстоянии, заклятие должно было быть очень сильным.
  Теперь уже Ари не сомневалась что богатыри не уйдут из лагеря тихо, магия крови была не предусмотрена их планом, а значит все пошло не так. Ари подумала, что по возвращению в Крон, ее ждут мелкие проблемы, капитан будет не доволен тем, что эльфийка не узнала кто применил такое заклятие. Не то, что бы подобная магия была запрещена, ее пользовались иногда даже в открытую, просто очень редко маг хоть раз применявший ее останавливался лишь на однократном использовании. А значит, такой маг являлся потенциально опасным и заносился в отдельный список.
  Словно подтверждая ее догадки, впереди послышался шум лошадей. Ржание лошадей приближалось с каждой секундой, и вот Ари увидела двух жеребцов, скачущих во весь опор, немного позади она заметила погоню. Более чем полсотни кочевников преследовали богатырей. Прежде чем выпустить первую стрелу, Ари успела подумать, что лошадей русичей было только две. Но на дальнейшие размышление, уже не было времени. За первой стрелой устремилась вторая, третья и вот уже пятнадцатая стрела летела во врага. Ари стреляла по навесной, постепенно уменьшая угол. Первый колчан опустел, но эльфийка этого даже не заметила, рядом стояло еще два, так что она не отвлекалась.
  Стрела. Цель. Выстрел.
  Стрела. Цель. Выстрел.
  Вот погоня немного отстала, окруженные темнотой кочевники не могли определить место расположение стрелка и боялись попасть под выстрел. Благо, их товарищей проигнорировавших подобную осторожность лежало на земле уже больше двадцати. Погоня на время захлебнулась. Раненые лошади лежали на земле и били копытами землю, под ними покоились мертвые наездники. Стрелы пробивали тела кочевников почти на вылет, даже одетые в легкий доспех, они были похожи на мишени в школе, по которым метко попадала Ари. Мимо нее проскакали богатыри, ломая кусты и ветки, они пронеслись рядом как живой ураган. Ари спиной услышала, как лошади остановились, а воины спрыгнули на землю. Постреляв еще с полминуты, она подхватила оставшийся колчан стрел и побежала к ним. Возле лошадей стояли Алексей и Никита, они были все в крови, броня Алексея была разрублена по диагонали и держалась на одних нитках. Никита тяжело дышал, взяв секиру, он подбежал к ближайшему дереву и отрубил пару толстых веток. Опустив взгляд на землю, Ари увидела тело, лежавшего без сознания Ильи.
  - Что-то пошло не так. - Уверенно сказала она.
  
  Рассвет встретил путников теплыми лучами солнца, от которого как, оказалось, было не слишком много пользы. Осень с каждым днем продолжала сдавать позиции, что вело к неминуемым похолоданиям.
  - Что все-таки там произошло? - Ари выдохнула облачко пара, которое быстро исчезло.
  Только сейчас они немного сбавили темп и смогли перевести дыхание. Все это время они мчались по лесу стараясь уйти как можно дальше от погони. Эльфийка петляла следы как заяц, стараясь запутать врага. Они все устали и нуждались в отдыхе, хотя бы небольшом. Ари шла впереди определяя дорогу, а богатыри, соорудив носилки несли тело Ильи. Лошадей они бросили на границе леса, все равно среди деревьев с ними много не находишь.
  Идущий вторым Никита ответил:
  - Мы сами толком не знаем. Мы тихо проникли в лагерь, затем Илья пошел на поиски Михаила, Алексей отправился за шаманами, а я спрятался, готовый помочь первому у кого начнется тревога.
  Никита замолчал, преодолевая очередную кучу веток и кустов. Ари отодвигала их в сторону коротким мечем, но руки Никиты были заняты, и ему пришлось полагаться лишь на свою гибкость.
  - Потом я дождался Алексея, и мы пошли к шатрам гостей. Там мы обнаружили мертвое тело Михали и лежащего без сознания Илью. А дальше все просто. Алексей подтвердит.
  Молодой воин, кажется, даже не замечал длинных веток и колючих шипов, он пер вперед как наглый лось.
  - Ага. Илья лежал без сознания, а кочевники обыскивали лагерь, после того как они обнаружили трупы шаманов их сонливость как рукой сняло. Хотя один из них меня чуть не достал, чертов старик, хотел отправить меня к праотцам, но я уступил ему дорогу. Но не в этом суть. Когда, мы наконец добудились Илью - Алексей не стал рассказывать как именно им это удалось, ему казалось это будет лишней подробностью. - Они нас обнаружили. Илья сразу же подхватил с пола свой меч и принялся их рубить, их было так много, что они сами себе мешали, кое-как нам удалось пробиться к лошадям. Там Илья вновь потерял сознание и меня чуть не перерубили пополам.
  Никита помнил как ятаган врага, сверху вниз распорол Алексея почти до бедра, если бы кочевник ударил справа налево, Никита бы сейчас шел в одиночестве, и не факт что с телом Ильи.
  - Никита подпаливал все шатры, когда мы пробивались, так что часть кочевников была вынуждена их тушить и благодаря этому нам удалось сбежать из лагеря.
  Все что рассказывали воины, походило на сказку. Втроем против нескольких сотен, просто немыслимо. И не увидь она, то маленькое сражение на поляне, не за что бы ни поверила в их слова. Но она видела и верила.
  - Значит задание выполнено? Михаил мертв.
  - Да - Алексей хмуро смотрел вперед. Смерть Михаила он не хотел считать заданием. Михаил был другом его отца, и молодой воин не знал, что теперь ему скажет. Он сам не верил в виновность церковника, но Михаил мертв, этого уже не изменить - Только вот Илья без сознания, но ничего, киевские волхвы поставят его на ноги.
  Знавший про артефакт Никита не считал задание выполненным, да и заданием их маленький поход он не называл, скорее убийство по заказу. Поэтому он ни чего не сказал. Эльфийка это заметила, но вида не подала, решив оставить эти мысли для своего отсчета. Пусть сами разбираются в странном поведении Никиты.
  Вдруг послышался глухой удар. Алексей споткнулся и начал падать. Из его спины торчало оперение короткой стрелы.
  Никита повернул носилки и сбросил тело Ильи на землю, затем накрыл его ими. Какая-никакая, но защита. Он нечего не кричал и не приказывал. Все и так было ясно, кочевники, не смотря на все старания эльфийки, смогли их догнать.
   Быстро присев он обернулся и не увидел эльфийки. Она уже быстро бежала, стараясь выбежать из сжимающегося вокруг них круга. Она мелькала между деревьями и кажется даже не наступала на землю, словно бежала по воздуху. Вокруг нее пролетали редкие стрелы, и слышались крики перемешанные с позвякиванием оружия.
  Никита, сгибаясь, подбежал к Алексею и оттащил его тело в кусты, молодой воин не спешил открывать глаза, продолжая лежать. Откинув его куртку, Никита обнаружил сочащуюся через рану кровь, организм регенерата не спешил выполнять свою работу. Это было плохо, чертовски плохо. Одному ему не справиться, даже если Ари удастся прорваться и прикрыть его стрелами, все равно будет очень тяжело. Никита покрепче перехватил секиру, и быстро прыгнул за соседнее дерево. В него сразу же устремилось пять стрел. Стреляли с одного направления и Никита смог определить, с какого именно, бой начался.
  До стреляющих было около тридцати метров, которые Никита преодолел за несколько секунд, он бежал вперед не прячась от стрел, он просто чувствовал от куда они летят и успевал уклоняться. Вот и стрелки, шестеро кочевников кинули на землю короткие луки и выхватили из ножен ятаганы. Но прежде чем они успели, Никита убил двоих. Быстрыми, экономными ударами, он отправил их к своим богам. Оставшаяся четверка наблюдая такую быструю кончину своего состава на миг замерла, что уменьшило их количеств еще на двоих. Последние два не смогли долго сопротивляться танцору, и их кровь быстро оросила землю.
  Никита побежал обратно к телу Алексея. Уже на бегу он заметил, что регенерат сражается с пятью воинами, будь Алексей здоровым он убил бы их за секунды, но сейчас его движения были рваными и медленными, было видно что он готов потерять сознание в любой момент, и держится только на силе воли. Кочевники так увлеклись сражением, что не заметили приближающегося Никиту. Добрыня уже подбегая кинул от бедра три коротких ножа и три кочевника поплатились за свою беспечность. Еще одного прикончил Алексей, а последний кинулся бежать, но упал от брошенного в спину ножа.
  - Как ты?
  Алексей скупо улыбнулся, показывая свой оптимизм. Он был бледным с черными кругами под глазами.
  - Сволочи, использовали на стрелах яд. Я не могу его быстро переработать, и боюсь, скоро мы умрем.
  Никита быстро вытащил из тел свои ножи и подошел к телу Ильи.
  - Это были самые не терпимые, минуты через две здесь будут остальные. Нужно уходить.
  - Куда? Кругом один лес. Они нас догонят уже через пять минут.
  Никита закинул Илью себе на плечо и показал на насыпь кургана впереди.
  - Эльфийка говорила, что в том направлении, километра через четыре есть водопад. Это наш единственный шанс.
  Алексей не стал спорить и кивнул.
  
  Ари продолжала бежать. Она не доставала лук, лишь выхватила два своих кинжала, сейчас главное скорость. В ее план не входила долгая битва, подбежать ударить и бежать дальше, избегая крупных отрядов врага. К первым кочевникам она подошла уже через полторы минуты. Криворукие лошадиные выкидыши пытались подстрелить ее из лука. Ари успела презрительно усмехнуться, прежде чем ей дали в руки лук, она почти пять лет училась от него прятаться, в лесу, в городе, на пустой местности везде, где только возможно. А спрятаться в лесу от косоглазых стрелков было плевы делом. Она выскочила из-за очередного дерева и быстро подбежав, оказалась на расстоянии удара меча, еще шаг и она сократила его до кинжала, два быстрых удара и первый враг оседает на землю, второй пытается ударить ее мечем, но медленно, слишком медленно, эльфийка намного быстрее. Она стремительно вгоняет сталь ему в череп и бежит. Тело убитого врага только падает на землю, а ее уже нет, она направляется дальше.
  Впереди Ари, услышала крики отдаваемых приказов и ржание лошадей. Эльфийка зло ударила кулаком по дереву, перчатка не смягчила удар и Ари ощутила легкую боль. Впереди было слишком много врагов, не проскользнуть, они идут слишком плотно.
  Надо искать другой путь, обойти не получиться, придется делать большой круг, на это нет времени. Тогда куда?
  Водопад. Слово ударило по ушам, словно его кто-то очень громко прокричал.
  Ари развернулась и побежала к замеченному ранее кургану, она не сомневалась, Никита направится именно туда.
  
  
  Никита тащил на себе Илью, быстро продвигаясь вперед. Он не слышал криков погони, но почти ощущал ее надвижение. Чуть позади, бежал Алексей.
  Добравшись до кургана, Никита услышал первый отголосок погони. Их преследовало, по меньшей мере, пара десятков кочевников, они ломали кусты, ветки и топтали как стадо баранов. Скоро они будут здесь.
  - Скоро они будут здесь. - сказал Алексей.
  Он тяжело дышал, вся его рубашка пропиталась потом, светлые волосы слиплись, воин все чаше стал спотыкаться.
  - Нам не уйти. Мне не уйти.
  Алексей остановился и тяжело оперся на меч. Рядом остановился Никита.
  - Я попробую их задержать.
  Алексей не говорил громких слов и не стал доказывать необходимость такого поступка. Он лишь предлагал Никите время, минуты, добытые и заплаченные своей кровью.
  - Ты не будешь погибать в одиночестве. - Добрыня уложил тело Ильи на землю и уже в сотый раз проклянул старого берсерка. Как же не вовремя он решил упасть в спячку. Погоня была уже совсем близко.
  - Ты ведь не уйдешь. - криво улыбнулся Алексей
  - Нет. Погибать так вместе.
  В том, что им предстоит погибнуть, Никита не сомневался ни секунды. Слишком большой перевес на стороне кочевников, а жаль, все почти закончилось, победа была так близка, но он не заметил, как она обернулась поражением.
  Кочевники приближались, они использовать луки, видно хотели взять живыми.
  "Ну, что ж - подумал Никита - Этим решением они убили еще десяток своих соплеменников. Они просто этого еще не понимают".
  
  
  Ари бежала так быстро, как только могла. От редких стрел она уклонялась, почти не обращая на них внимания. Основные силы кочевников были слишком далеко для выстрелов, так, что стреляли на удачу, а не на поражение.
  Бег эльфийки был легким, движения экономными, а мысли трезвыми. Заметь ее сейчас наставники, он бы остался доволен рейнджером. Солдат был именно таким, каким его тренировали, и воспитывал.
  Эльфийка подбежала к месту, где упал Алексей, и обнаружила пять трупов и пустые носилки. Не останавливаясь, они побежала дальше, мысли текли уже на ходу, отмечая вокруг только самое необходимое. Как на пример то, что впереди шел бой. Не маленькое сражение, а последний бой богатырей. Зажатые у кургана они набивали себе цену каждым убитым врагом. Ари спряталась за деревом чуть позади сражающихся, и стала лихорадочно думать. Она могла просто убежать. Кочевники были все цело поглощены травлей русичей, и не обратят внимания на почти не заметную тень. Она не сомневалась, что те силы, которые должны были контролировать путь к водопаду, сейчас участвуют в бою, а значит дорога открыта. Но что же мешает ей кинуться в спасательный бег и оставить позади всех этих врагов?
  Перед глазами предстали светлые, озорные глаза Алексея, скупая улыбка Никиты и серьезный, тяжелый взгляд Илья.
  "Они бы меня не бросили - вдруг подумала она. - Богатыри не бросают своих".
  Эта мысль решила все.
  Ари сняла с руки перчатку и, взяв оставшийся кинжал принялась чертить символы прямо на коре дерева. Волшба всегда давалась ей не легко, но сейчас магия должна доказать, что Ари не зря столько времени проводила за тренировками заклятий. Рядом кипело сражение. Лязг мечей и крики убитых, рвали звуки на куски.
  - За РУСЬ!!!
  "Кричало два голоса. Значит Алексей и Никита живы" - отстраненно подумала эльфийка.
  Она была поглощена волшбой и не отвлекалась не на миг, используя каждую секунду, каждый удар сердца. Она не видела как после крика богатырей, застыли и даже отступили на шаг кочевники. Из Плеча Никиты торчал кусок копья, но он все также крепко держал секиру двумя руками не позволяя увидеть врагам свою боль. Алексей прислонился к дереву. Его лицо стало почти белым как мука, он держал меч левой рукой, правая бессильно повисла почти отрубленная. Кочевники узнали способность Алексея и старались порубать его на части, одному из них это почти удалось.
  Враги застыли, смотря на двух жертв, которые уже давно должны были быть убиты, смяты под давлением славных воинов пастбищ. Но они держались, раз за разом отправляя свободных братьев к святой Матери. А этот клич. Сколько раз они его слышали. Это был знак боя, огромных потерь и чаще всего поражений, русичи умели воевать, а эти двое умели убивать.
  Но вот то один, то другой кочевник не уверено подымают мечи и делают шаг вперед. Таких становится все больше и больше, уже через минуту сражение закипает вновь.
  Ари дочертила заклятие и вытерла выступивший на лбу пот. Она устала, каждый символ требовалось напитать силой, сейчас она почти выжата. Но нельзя отдыхать, все потом. Надо активировать заклятие. Ари произнесла несколько слов и в начертанных символах начала пульсировать магия. Словно вязкие струи дождя, магия по стволу дерева спускалась вниз, направляясь к самим корням. Но медленно. Слишком медленно. Ари кинжалом и разрезает тыльную сторону руки. Кора дерева на ощупь твердая, не ровная с рваными краями. Но такая теплая. Словно живая она начинает впитывать кровь, жадно и быстро. Магия словно прорвав невидимые дамбы, быстро устремилась вниз.
  Арии без сил осела на землю. Но сделав несколько глубоких вдохов она дождалась пока голова перестанет кружиться, сняв со спины лук, достала стрелу. У нее еще остались стрелы.
  Магия начала действовать, пока Ари посылала во врагов стрелы, заклятие окутывало все большее пространство земли. Скользящей волной оно уходило в корни деревьев, кустов и даже простой травы, подчиняя их своей воле. Ари стреляла, чтобы отвлечь врагов от русичей, дать им лишнюю секунда, пока магия не начнет действовать. И ей это удалось. Когда зашевелился первый куст, кочевники ослабели напор, бросив часть сил на уничтожение наглого стрелка. Не совсем характерные для куста действия никто не заметил, все были поглощены сражением. Кроме эльфийки, которая заметив движение куста, сразу же увидела и другие странные для растений действия. Вот гибкая ветви ивы, словно плеть резко захлестнула горло одного из кочевников и с силой сдавило удавку, потекла кровь взлетел первый крик, убитого магией. Но не все заметили страшную смерть товарища, продолжая перемещаться по поляне с жаждой убить врагов. Когда второй кочевник бежал мимо куста и тот словно выплюнув, ударил острыми ветками, пробив его на сквозь, это заметил его товарищ и еще тройка людей. Кочевники принялись оглядываться по сторонам, ища врага, и враг появился. Разом, словно по команде ожили все растения, они впитывались в кожу острыми иглами, душили гибкими ветвями и разрывали стволами. Кровь не полилась, а побежала по земле, она летела во все стороны, слышались дикие крики попавших в ловушку людей и их обреченные стоны. Они еще не понимали, что уже мертвы.
  Ари только молилась, чтобы русичи не шевелились и стояли на своих местах, она обозначила их место как не досягаемым для растений, но лишь до тех пор, пока они его не покинут. Эльфийка остановилась возле дерева, ее взгляд привлек один из врагов, который держал в руках странного вида палку, всунутую в глиняный шар и показывающую своим концом в сторону русичей. Он выкрикивал какие-то слова, и растения перед ним осыпались прахом или просто растягивались в стороны. Но он не успевал на всех, и вот его ноги оплели ветви и подняли над землей, словно он ничего не весил. Кочевник выпустил из рук странный предмет и начал неуклюже махать руками. Ветви напряглись и потянули в разные стороны, прозвучал треск рвущейся одежды и две не ровные половины тела упали на землю.
  Но Ари отвлеклась и получила в ногу стрелу. Острие попала в бедро, уткнувшись концом в кость, эльфийка вскрикнула и спрятавшись за дерево села на землю. Видно разобравшись, кто виновник происходящего, кочевники решили его наказать. Хорошо, что они так плохо стреляет, иначе бы Ари уже не могла бы соображать. Она выдернула стрелу и зарычала от боли. Кровь полилась маленьким, горячим ручейком. Открыв свою сумку, Ари достала накладные повязки, уверенными, четко отработанными движениями она обмотала бедро.
  Эльфийка ждала пока крики не утихнут и не успокоятся деревья. Если бы врагов оказалось вдвое больше, ее магия могла бы не справиться. Не услышав очередного крика, Ари выглянула из-за дерева и оценив обстановку хромая на одну ногу направилась к застывшим русичам. Поляна напоминала не поле боя, а настоящую резню, где умирала только одна сторона врагов. Всюду валялись куски разорванных тел, потерявшее хозяев оружие, которому осталась участь ржаветь в земле под тискам времени. Ари сомневалась, что кочевники сунутся сюда вновь, успевшие спастись донесут до всех ужас о заколдованных деревьях и о той кровавой жатве которую они собрали, без шаманов сюда никто не пойдет, а всех шаманов убил молодой Алексей, пока приедут новые, пройдет время, потом уже шаманы не захотят отправляться в глухой лес лишь для подтверждения использования магии. Так обычно и происходит. Время стирает память, а присущая всем расам лень и глупость, довершает дело, превращая историческое событие в простую, глупую байку. Деревья и кусты смотрелись всполошено, словно петухи после битвы, листья торчат в разные стороны, некоторые ветви обломаны.
  - Можете шевелиться. - сказала Ари подходя у богатырям.
  Алексей сразу же упал, издав глухой удар, а Никита выпустил из рук секиру и медленно сел на землю.
  - Сколько у нас времени?
  Ари села рядом с ним и задумалась.
  - Думаю, часа два есть точно. Тех, на которых я напоролась, пытаясь выбежать из ловушки, можно не опасаться где то час-два. Они встретят выживших, потом их допросят, решат что делать, они посоветуются и лишь затем медленно и осторожно двинуться вперед, отправив предварительно вестника в лагерь.
  - Как они вообще смогли нас найти? Я думал, ты хорошо скрывала следы.
  Ари вспомнила кочевника со странным предметом в руках и уверено сказала.
  - Их привел шаман. Точнее ученик, которого в момент нападения на лагерь, наверное, не было в шатре. Он нашел нас по Ищейке.
  - Надеюсь он мертв?
  - Да, его разорвало мое заклятие, а Ищейка без него бесполезна.
  - Хорошо.
  Никита взял торчащий из плеча кусок копья и медленно вытянул. Побежала кровь, скривившись Добрыня кинул его в сторону. Ари помогла сделать перевязку, обмотав рану бинтом и травами.
  - Почему ты вернулась? - вдруг спросил он. - Ты могла проскочить, пока они отвлеклись на нас.
  Ари хотела что-то соврать, сказать нечто громкое и пафосное, чтобы уйти от ответа, но не смогла.
  - Я не могла иначе.
  Никита молча кивнул. Кажется, он понял больше, чем Ари хотела сказать, это ее немного разозлило и она сменила тему.
  - Что будем делать дальше?
  Никита тяжело поднялся с земли, поднял свою секиру и пошел к лежащему Илье.
  - Как и раньше к водопаду. Переправимся на другой берег и дальше в Киев.
  Он проверил пульс друга, тот мерно тикал как новое изобретение Европы - часы. Илья продолжал спать.
  Хотелось есть, но нужно было двигаться вперед, может быть потом, вечером, но не сейчас. Взвалив на плече Илью, он двинулся вперед. Ари взяв под руки Алексея, спотыкаясь и проклиная все, что только возможно, двинулась за ним.
  
  До Киева добрались спустя почти неделю. На второй день пришел в себя Алексей, после чего идти стало намного легче. Молодой воин быстро поправлялся, словно стыдясь охватившего его тогда бессилия, организм регенерата работал тройными нормами, уже на третий день с его лица пропала бледность. Кочевников было больше не слышно, потеряв половину воинов, они не решились больше преследовать русичей, слишком они оказались опасными. Нога Ари поправлялась не так быстро как организм Алексея, но все же дело шло на лад, рана закрылась и начала ужасно чесаться, бегать конечно Ари еще не могла, но ходить стало легче.
  Никиту беспокоил впавший в кому Илья, он был все также не подвижен и находился в беспамятстве, но Ари успокоила его, сказав, что он спит и ему ничего не грозит, волхвы должны поставить его на ноги за пару дней.
  В приграничных землях состоялся неприятный разговор с местной дружиной, которая увидев четырех путников один из которых лежал на носилках, а вторая была татью, сразу взялись за оружие. Дело почти дошло до конфликта, когда вернулся посланный за князем вестник. Вместе с ним ехал старший сын князя.
  - Уберите оружие, - приказал он, его конь направился к Никите. - Ну, посмотрим что тут у нас. Мне знакомо твое лицо солдат, могли мы видеться раньше?
  - Конечно Слава, мы знакомы - на давно не бритом лице Никиты появилась широкая улыбка. Глядя на бороду Добрыни, Алексей тихо завидовал, у него пока что там ничего не росло.
  От такой фамильярности княжеский сын удивленно нахмурился, но затем повнимательней всмотрелся в заросшее и лохматое лицо. Ари тихо стояла в стороне, она уже поняла, что Никита знаком с местным наследником и теперь ждала когда признают самого Никиту.
  - Никита!!! - воскликнул сын князя и под удивленные взгляды отцовской дружины соскочил с лошади словно мальчишка и крепко обнял Добрыню.
  Смеясь и хлопая его по плечам, он радостно сказал.
  - Учитель, сколько лет прошло, рад тебя видеть. Зарос ты весь в своих походах.
  Никита принимал радость своего давнего ученика с взрослой снисходительностью, старого воина.
  Слава предложил им отдохнуть в княжеских хоромах, набраться сил и лишь затем продолжить путь. Но Никита отказался. Всю дорогу его не покидало чувство опасности и тревоги от предстоящего. Он все думал про мертвого Михаила и каждый раз приходил к выводу, что Олег будет зол. Поэтому хотел закончить все поскорее.
  Слава дал им новую одежду, лошадей, выделил десяток солдат для охраны, и уже через два дня они были в Киеве. Солдаты поехали в ближайшую таверну, а Никита, подойдя к первым попавшимся стражникам, представился и попросил провести их к хоромам князя.
  Никита был популярной фигурой в Киеве, его многие знали и уважали, включая попавшихся ему стражников. Они пошли впереди, попросив следовать за ними.
  На улице было людно, яркие, серые или просто серьезные жители они шли по своим делам, что-то обсуждая и жестикулируя руками. Тройки стражников патрулировали улицы, их обитые железом сапоги звонко били о мощеную дорогу. На эльфийку иногда кидали удивленные взгляды, стараясь поближе рассмотреть лесную нимфу. Но Ари на это не реагировала, окаменев лицом, она с высоты седла смотрела поверх голов, эльфийка привыкла к такой реакции со стороны горожан. Алексей пару раз встречал знакомые лица, кивнув в знак приветствия, он следовал за остальными.
  Возле входа в княжеский дом стражники остановились. Постучав в ворота один из них дождался начальника дружины и начали что-то ему рассказывать, показываю рукой в сторону Никиты и его спутников.
  Тут зашевелился лежащий на коне Добрыни, Илья. Стражники помогли спустить его на землю и отошли в сторону. К богатырю тут же кинулся Алексей.
  - Ну и горазд же ты спать, любого медведя переспишь.
  Подойдя, Никита ничего не сказал, он просто смотрел.
  Илья протер руками глаза, а затем спросил
  - Сколько я был без сознания?
  Он уже понял что долго проспал, организму, избавившемуся от большей части висевшего на нем заклятия требовалось время для освоения. Это время он и проспал.
  - Почти полтары недели. - ответила эльфийка. Посмотрев на нее, Илья начал о чем-то увлеченно думать.
  Вот Ари в лесу, дорога, обсуждение плана, лагерь кочевников, горящие факелы, жаровня, Михаил, стилет... В голове взорвалась яркая звезда, он застонал и схватился за голову.
  - Тебе плохо? Что - то болит - В голосе Алексея звучала реальная тревога за друга. Открыв глаза, Илья посмотрел не на Алексея, а на его пояс, туда, где висел кинжал с рукоятью в виде головы дракона.
  Он хотел что-то сказать, но его перебил, княжеский дружинник.
  - Илья, Добрыня, Алексей - пойдемте, князь давно вас ожидает.
  Илья напряжено замолчал и начал подыматься на ноги. Он не думал о том, сколько всего успел пропустить и через что пришлось пройти его спутникам чтобы он оказался в Киеве целым и здоровым. Все это потом. Сейчас главное другое.
  Поблагодарив стражников за помощь Никита последовал за своими спутниками в палац князя.
  На большой площадке за воротами, прямо перед входом в хоромы, стояли пятерка лошадей, конюхи привязывали рядом с ними скакунов богатырей. С боку дома, находились казармы, не далеко от них сейчас тренировалось почти двадцать человек. Не смотря на уже не осеннюю погоду, на них были лишь штаны и легкие рубашки. С разгоряченными лицами, дружинники выполняли приказы десятника.
  Вход охраняла два стражника в начищенных до блеска доспехах. В руках они держали такие же сверкающие алебарды.
  Перед входом их провожатый попросил сдать оружие.
  - Таков закон для всех.
  Он развел руками в стороны, словно извинялся за такой глупый закон.
  Илья потерял свой меч еще в лагере кочевников, поэтому не задерживаясь прошел внутрь, остальным понадобилась пара минут чтобы снять с себя весь арсенал. Никита оставил себе тонкое лезвие кинжала, спрятав его в одежде в области плеча. Эта была его проверенный тайник, в четырех случаях из пяти, такое лезвие не находили. Внутри их ждал волхв, который с помощью магии проверил входивших на наличие оружия.
  Никита расслабился и представил, что лезвие часть его самого, шестой палец на руке или третья, маленькая рука. Он чувствовал, что лезвие может ему пригодиться.
  Нечего не найдя волхв, пропустил их дальше, где уже ждал провожатый.
  - Пойдемте. Князь примет вас в Белом зале.
  Белый зал в отличие от Красного, предназначенного для официальных приемов, был намного проще и использовался для людей более простых. А еще Илья слышал, что в этом зале Олег проводит некоторые свои эксперименты с магией. Правда это или нет, Муромец не знал.
  Уже через минуту они были на месте. Никита бросил искоса взгляд на своих спутников все были собраны. Даже Ари почувствовала исходящие от Ильи и Никиты напряжение, она была сосредоточена. Добрыня вздохнул и открыл дверь.
  Зал был немного меньше Красного, не такой шикарный и кидающийся в глаза, простой и удобный. И еще одним отличием Белого зала, было то, что здесь не было трона, лишь обычный стол возле стены и мягкие кресла вокруг.
  За одним из кресел сидел Олег и напряженно барабанил пальцами по столу.
  При появление новых гостей он перестал стучать пальцами и внимательно рассмотрел вошедших.
  Сам он был уже не молод, девятый десяток минуло, на лице появилась россыпи морщин и маленькие складки. Но глаза оставались все такими же колкими и внимательными как раньше, ничего не упуская из виду.
  - Рад видеть вас всех в полном составе. - Наконец сказал он. Притворная улыбка заиграла на его лице, радуясь приходу богатырей. - Даже проводницу привели.
  Илья вышел немного вперед. Слева стал Алексей, а справа Никита, Ари осталась за его спиной с каждой минутой чувствуя накапливающаяся напряжение.
  - Здравствуй князь. Мы вернулись с твоего задания.
  - И какие вести вы мне принесли?
  Олег хотел спросить нечто иное, но был вынужден играть в эту глупую игру традиций.
  "Но ничего настанет день и люди будут играть в мои традиции". - подумал он.
  Вместо Ильи ответил Алексей:
  - Мы пополнели задание, Михаил мертв.
  Олег ни как не проявил свое отношение к ответу. Он встал с кресла сделал несколько шагов по залу.
  - Илья?
  Старый воин решал. Он думал, что говорить и стоит ли говорить вообще. Хоть ошейник и сидит на нем не так крепко как раньше, прежде чем он сможет освободиться пройдет еще не один год, а значит, Олег все еще имеет над ним власть. Но причем тут Алексей? Он не виновен и не должен отвечать за поступки и желание его, Ильи жизни. Но сделать выбор Илья не мог, он желал одного, но чувствовал, что должен поступить по-другому. И это чувство с каждым мгновением становилось все сильнее и сильнее.
  Олег повторил вопрос.
  - Илья?
  Наконец Илья сделал свой выбор. Он четко, прямо ответил.
  - Нет.
  Алексей ничего не понял. Как и Ари он считал задание выполненным и не знал, что означает произнесенное только что Ильей "Нет". Эльфийка поняла, что попала не туда куда надо, князя и старого Илью связывают какие-то свои дела, и Ари не казалось, что эти дела удовлетворяют все две стороны.
  - Ну значит не судьба. Вы сделали все что могли.
  Олег развел руками сожалея об утраченным, но в тоже время понимая, что могло быть и хуже. Это могло обмануть кого-то другого, но только не Илью, он успел хорошо изучить Олега и понимал что все еще впереди.
  - Вы выполнили задание и теперь ожидаете своей награды. Что ж я хорошо вас награжу.
  Князя достал из кармана накидки большой, красный алмаз.
  - Вот ваша награда.
  С этими словами он начал сдавливать алмаз рукой. Илья почувствовал, как его душит не видимый поводок, не так как раньше, но достаточно ощутимо.
  Заметив, что Илья продолжает стоять на ногах, Олег зло закричал.
  - Вот значит как. Продался Михаилу и думаешь он сможет тебя защитить от моего наказания?!
  Его глаза налились , а губы мелко тряслись. Маска князя слетела с Олега, оголив лицо обманутого волхва. Он сильнее сдавил рукой алмаз и Илья упал на колени, не в силах даже пошевелиться. Его тело поглотила сила Олега и словно пыточная машина сдавливала с каждой минутой, Никита слышал, как затрещали под напряжением его кости. Сам он сделал шаг в сторону и легким движением освободил лезвие, кинув его себе в ладонь.
  Тут закричал Алексей, он упал перед Ильей на колени.
  - Олег прекрати, эта какая-то ошибка, ты убьешь его.
  Молодой воин и помыслить не мог о том, чтобы силой заставить Олега остановиться. Ари маленькими шагами уходила в сторону противоположную Никиты. Она видела, что живыми их Олег не выпустит, и то, что она даже не знает, за что именно ей предстоит умереть, князя не интересовало.
  - Помочь?? - кричал Олег. Глаза его постепенно становились белыми, а вокруг тела начал формироваться ветер, резкими порывами вскидывая его одежду. - Я лучше помогу тебе.
  Он взмахнул свободной рукой, словно прогонял муху. Из алмаза в Алексея ударил огненный столб огромной силы, регенерата отбросило с такой силой, что он поломал две колоны подпирающие потолок и остался погребенным под их остатками. Никита сомневался, что Алексей выжил, даже для регенерата такая магия была смертельна.
  - А теперь займемся вами!!!
  Князь развел руки в стороны и два желтых луча одновременно ударили в Никиту и эльфийку, но те были на чеку и успели отпрыгнуть в стороны, Никита спрятался за колонной, а Ари побежала к столу с креслами. Никита знал, что у него есть шанс только при тесном контакте, а чтобы это произошло, Олега нужно было отвлечь.
  Ветер вокруг князя усиливался и казалось, что скоро поднимет его фигуру над полом. Олег достал еще один алмаз и взял его в другую руку.
  - Ну что же поиграем, бесполезные куски мяса. Пожалуй, начнем с тебя Никита! Я долго тебя терпел, ожидая когда же ты наконец умрешь. Убить тебя самостоятельно я не мог, ты был слишком полезным. Но теперь пришла и твоя очередь.
  Олег засмеялся, он получал от этого свое особенно, садистское удовольствие. Князь направил руки на колону, за которой прятался Никита. Две волны жидкого как вода огня медленно направились к Добрыне, необратимо сокращая расстояние.
  "Его нужно отвлечь". - отчаянно думал Никита.
  Выглянув из за колоны, он увидел за спиной Олега Ари, на миг их глаза пересеклись, и кажется эльфийка его поняла. Уже через миг, она прошептала несколько слов и подняла огромный, деревянный стол, словно он был невесомым. Размахнувшись она кинула его в Олега. Ветер бушующий вокруг волхва являлся одновременно и его защитой, потоки ветра подхватили стол и отбросили в другую сторону. Но главную цель Ари достигла, она отвлекла Олега, он повернулся к ней.
  Ари подняла ближайшее к ней кресло и так же легко кинула в Олега.
  "Это мой шанс. Сейчас или никогда" - это было последнее о чем подумал Никита.
  Дальше были двадцать метров отделяющие его от князя. Он погрузился в бой, полностью полагаясь на свое умение танцора, он начал двигаться. Быстро разбежавшись он пружинисто оттолкнулся от пола и перепрыгнул плывущий на него огонь, волосы, а за тем и спину обожгло сильным жаром проносившегося заклятия. Приземлившись на самый его край, он ощутил как плавятся сапоги, прилипая подошвой к мраморному полу. Но это не важно. Резкий шаг вперед и резина оторвалась от пола, оставив два черных отпечатка. Рука удобно взяла лезвие, ощущая каждый изгиб этого подлого оружия.
  Никита видел как Ари, окутал серый, плотный туман и как она громко закричала от боли. Но сам ничего не ощутил. Все потом. Сейчас главное удар, всего лишь один удар, лучший в его жизни. Даже смех Олега не вызвал у него ненависти, все после, а сейчас одно движение, одно плавное движение которое завладело всем его сознанием.
  В последний момент что-то почувствовав, Олег обернулся. Но было уже слишком поздно. Удар начал свое движение и его нечто не могло остановить, даже выпущенная в упор магия князя. Заклятие спало на пол, жидкими струями огня не причинив Никите никакого вреда. Лезвие вошло точно в правый висок Олега, пронзив мозг в одно мгновение. Мертвое тело упало на пол, а Никита моргнул, прогоняя азарт боя. Он не понимая как остался жив ощупывал свое тело, магия Олега казалась ему более чем опасной. Его внимание привлекло резкое жжение на груди, опустив руку за пазуху, он вытянул горячий, амулет. Лоза на кинжале, только сейчас лоза была не черной как всегда, а зеленой словно живая.
  Зашевелилась Ари, Никита кинулся к ней. Она лежала на полу и пыталась подняться.
  - Не двигайся - возможно у тебя переломы или раны.
  Но эльфийка его не слушала, продолжая свои попытки.
  - Тело болит, словно мною стреляли из лука целую неделю.
  Никита помог ей подняться на ноги, Ари выглядела немного помятой, на сулее наливался синевой синяк, но в целом она была здорова.
  - Если бы ты промедлил хоть на три секунды, я была бы мертва. - Ари хромая подошла к телу Олега рана на ее ноге стала вновь кровоточить. - А здорово ты его. Как там остальные?
  Никита как раз склонился над Ильей и слегка улыбнулся:
  - Снова спит. Ничего его не берет.
  Он ударил Илью по щекам и невероятно, он начал открывать глаза.
  - Я опять спал?- спросил он
  - Главное что ты жив, в отличие от... - Ари не смогла произнести Алексея. На ее глазах помимо воли выступили слезы.
  Илья поднялся с пола, задержал взгляд на теле Олега и посмотрел на кучу, под которой был погребен Алексей.
  - Это я во всем виноват. Он не должен был погибнуть.
  Муромец сжал кулаки, но затем плечи его опустились, а голова упала на грудь.
  - Это я виноват - как приговор повторил он.
  - Кстати никто не расскажет мне, что все-таки здесь произошло? И почему ваш, князь хотел нас всех убить?
  - Сначала откопаем тело Алексея, он не должен там оставаться. - На самом деле в Никите теплилась надежда, что молодой воин остался жив и смог избежать смерти.
  Добрыня взял первый камень и кинул его в сторону, спустя пару секунд, к нему присоединился Илья, вдвоем дело пошло быстрее. Уже через десять минут они закончили. Никита наклонился и достал из пыли тело молодого воина. Аккуратно, словно величайшее сокровище он положил его на пол. Алексей был мертв, это было видно сразу, никакой надежды. Черная обгорелая кожа, поломанная рука, сгоревшие волосы.
  Никита застонал.
  - Как же так??
  Он смотрел на тело Алексея еще недавно бывшего живым и здоровым и не хотел верить глазам. Так не должно было произойти. Ему на плече опустилась рука Ари.
  - Ты не виноват, никто не виноват. Выпускать от сюда нас живыми Олег не собирался в любом случаи.
  Тело Алексея вдруг зашевелилось. Резкая вспышка внезапно ударила по глазам и ослепила на несколько минут. Когда красные круги стали проходить, Никита не поверил своим глазам, перед ним лежал живой Алексей, совершено лысый, даже без бровей, с розовой кожей, но живой.
  - Но как? - не веря, спросила Ари, это просто не могло быть, мертвые не воскресают
  Алексей вяло задвигался, его сломанная рука вновь была цела, только сейчас Никита заметил, что Алексей абсолютно голый. Быстро сняв с себя длинный кафтан, он набросил его на Алексея.
  - Спасибо, я уже начал замерзать.
  Регенерат потянулся и поднялся в полулежащие положение, затем оглянулся по сторонам, вспомнил, замолчал.
  - Но как?- повторила Ари.
  - Все дело в кинжале.
  Илья вновь был самим собой, собранным, угрюмым и каким-то новым, что ли. Наблюдавший за ним Никита не мог подобрать слова точнее. Просто Илья изменился.
  - В моем кинжале? А что с ним не так?
  Алексей попытался нащупать свой первый трофей, но поняв, что на нем его нет, осмотрелся по сторонам.
  - Вот он. - Илья указал на круглый, не ровный, кусок сплавленного железа лежащего на полу возле Алексея.
  - Все что он него осталось.
  Ари не удовлетворилась ответом.
  - Как кинжал мог такое сделать? Он же был мертв, буквально минуту назад он не дышал.
  Илья погладил рукой толстую шею.
  - Наверное надо начать с начала. С Михаила. Дело в том, что Олег хотел не просто смерти церковника, он хотел, чтобы я добыл для него один предмет, которым обладал Михаил. Это был кинжал-артефакт, который не так давно нашли монахи возле монастыря св. Петра. Это был очень древний артефакт способный накапливать магию.
  - Но почему он просто его не взял, или на худой конец не купил у него этот артефакт?- спросил Алексей. Про артефакт он знал, но вот причины, были не так ясны.
  - Артефакт, работал от жертвоприношений, заряжаясь от крови. Михаил хотел его уничтожить, а Олег использовать в своих целях, поэтому он бежал. Но в ночь побега он пробрался в дом своего друга и поменял кинжалы его сына.
  Илья посмотрел на Алексея.
  - Это был я?
  - Да. Именно благодаря висевшему у тебя на поясе кинжалу тебе удалось выжить, артефакт накопил энергию от твоей крови, а затем выплеснул ее на ружу, когда был окончательно уничтожен. Плюс твои способности регенерата.
  - Как это все странно. - сказала Ари. Простая помощь троим русичам, вылелась в старый артефакт и труп киевского князя. - Но что кричал Олег про заговор?
  Никита посмотрел на Илью, тот лишь пожал плечами.
  - Эта тайна уже бесполезна. Я свободен.
  - Русские богатыри это не просто слово или звание, это нечто большее, воин захотевший стать богатырем проходит один ритуал. На земле складывали ведьмин круг и пускали в него претендента. Волхвы читали заклятия и земля делала выбор, если она принимала человека, воин выходи из круга богатырем, воином намного сильнее обычных солдат.
  Арии что-то такое слышала, но очень давно и то краем уха, оказывается, все это было правдой.
  - Земля?? - все же не удержалась она.
  Никита кивнул.
  - Русская земля, вы питаетесь от растений и деревьев, а мы, богатыри и часть волхвов от своей земли, недаром говорят, что русского богатыря и земля питает силой.
  - Но когда проводили ритуал надо мной, вмешался Олег, и наложил заклятие, похожие на Поводыря, но только намного сильнее.
  Илья тяжело вздохнул, вспоминая пережитое.
  - После Ильи. - сказал Никита. - подобные ритуалы, Олегом были запрещены. И мне пришлось, проводить его тайно, но князь об этом узнал, и я почти пять лет в наказание, сражался в первых рядах нашей армии.
  - Но почему заговор? - Алексей, узнав, что Михаил все же был не виновен слегка повеселел, он оказался прав.
  - Михаил смог немного ослабить держащие меня заклятие, и Олег подумал, что церковник купил меня.
  Все замолчали, обдумывая услышанное, для каждого эта история была особенной и воспринималась с его личной точки зрения. Наконец Алесей поднялся с пола и размял руки.
  - И что будем делать, тут мертвый князь, не думаю что это нормально.
  Илья подошел к двери и попытался ее открыть, как и ожидалось, она была закрыта.
  - После того шума что устроил Олег прислуга наверняка побежала к дружине, а те к волхвам, так что сейчас сюда прибудут несколько магов и около сотни воинов.
  - Там есть секретный ход - Никита показал рукой в сторону, одной из стен. - Я узнал о нем случайно, пару лет назад, это длинная история.
  - Значит вопрос только в том, кто куда направляется? - подытожила Ари. Она перевязала ногу, но этого не перестала хромать.
  Никита достал уже холодный амулет Жнецов.
  - Я еду к Риоле в Крон. Я долго это откладывал, теперь думаю, наступил подходящий момент Желающих присоединиться, зову с собой.
  Ари услышав имя, младшей наследницы Дома Жнецов не удивилась, она так и думала.
  - Мне в любом случаи с тобой. - сказала она.
  - Думаю я приму твое приглашение. - сказал Илья. Он успел это обдумать, Олег мертв, теперь он свободен. Но за убийство князя его начнут искать, можно было бы отправиться в другое княжество. Но служить князьям Илье уже надоело, он хотел чего-нибудь лично для себя.
  Его подержал Алексей.
  - Я тоже, по крайней мере, на первое время, давно хотел увидеть Европу.
  - Значит решено. - Никита подошел к стене и нажав на нужный элемент, подождал, часть стены отъехала внутрь.
  - Путь открыт.
  Последним шел Илья. Он оставлял за спиной не только разрушенный Белый зал.. Он оставлял там прошлое, страшное и тяжелое, столько лет не прекращающее его мучить. Это прошлое было наполнено кровью и сотнями смертей, Илья не сомневался, кровь ждет его и впереди, он солдат и этим все сказано. Но это будет уже его решение, его выбор.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"