Lirik: другие произведения.

закат. глава 10, полная

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 10
  Короткая алея, всего около десятка метров в длину.
  Можно сказать, что она короткая.
  Что путь по ней не значителен и краток, что эти несколько мгновений, даже не минут, а просто пару вздохов, не могут ничего изменить. Чтобы что-то изменить нужно долго и упорно действовать, нужно проходить тяжелый путь ошибок и неудач. Чтобы что-то понять, нужно размышлять и анализировать.
  Нужно время.
  А краткость озарения, она мимолетна.
  Миг дарит вспышку, на смену которой приходит темнота.
  Миг, скорее подарок случайности, чем достойный результат труда.
  Но какой серьезный человек сегодня будет полагаться на случайность? Разве что сумасшедший, такой как игрок в карты или муж решивший вернуться домой с работы пораньше.
  За те несколько мгновений, что мы с Александрой шли по алее, я смог многое понять и уяснить.
  Если гуляю по Городку неделями напролет, можно было не встретить двух одинаковых зданий и увидеть лишь маленькую часть таинственного места, то изучая Академию, можно было потратить годы жизни, но так и не продвинуться дальше нескольких коридоров.
  Сейчас глядя на огромное в своем величии здание я пожалел, что не успел узнать о нем побольше. Такое сооружение достойно того, чтобы о нем говорили и восхищались, бросая полные восторга взгляды.
  Самый высокий из шпилей, казалось достигает облаков, длинный, до блеска начищенный магией, на нем не было никаких знамен или флагов. Кому нужны атрибуты, если и так все знают что ты селен, а кто может быть сильнее магов?
  Проезжая по Городку я не думал специально ехать мимо Академии так, как считал, что она мало чем отличается, от превших мой взгляд церковных школ и университетов. Широкие, расходящиеся в стороны здания, серые по своей красоте и белые внутри, они напутствовали юные умы на путь истины. Радовать взгляды и порождать в людях величии своим видом, церковные здания не хотели, да и не могли. Они были вместительные, с широкими коридорами, удобные с тысячами комнат, просторные с высокими потолками, большие с несколькими коридорами, но платили за это красотой и яркостью мысли, что поделать платить золотом за красоту церковники не хотели. Как и все нормальные люди они не любят тратить свои деньги, оставляя сбережения на черный день.
   Сегодня я понял, что со школами у Академии было столько же общего как у дерева и молотка .
  Ничего общего.
  Главный вход, был представлен целым зданием, как башня с воротами при замке. Только в отличие, от солдат инженеров маги знали толк в красоте. Здание было высоким и стройным, без единой лишней линии и черты, белые, переходящие в голубой оттенок стены, ровно выложены на цокольном этаже, который был покрыт черной, резной плиткой. Большие, узкие стекла с металлическими рамами и витражами, не отражали бушующий вокруг свет и яркие костры. На крыше прямо над парными дверьми, треугольный фронтон с круглым словно, зрачок глаза, окном. Небольшой балкон над входом, скорее как крыша, держался на двух, толстых столбов с веерной капитью на вершине, сделанной с мелким орнаметром.
  Подходя к дверям, я не мог увидеть всей Академии, лишь главный вход и верхушки дальних зданий выглядывающих над крышей, словно высокие покровители, готовые встать на защиту в любой момент. Но даже этого, краткого как вздох мгновения, мне хватило, чтобы проникнуться глубиной этого места, его достоинством и грациозностью. Мне стало абсолютно понятно, что какой бы враг не подошел к стенам Академии, маги будут стоять до последнего. Человеку, поднявшему на нее оружие, будет объявлен приговор и никакие сделки больше будут не важны. Если принцесса погибнет и король приведет войска, войны не будет.
  Будет истребление друг друга.
  
  На ступеньках, как дань событию был постелен красный ковер, он подымался вверх на крыльцо и уходил вглубь длинного коридора. Я посмотрел на своих спутников. Улыбка азарта и наслаждения происходящим, играла на очертанных губах Александры, Глаза смотрят с вниманием, но в тоже время в них горит огонь, и не можно точно сказать, или же это яркое отражение горящих вокруг факелов или пламя пляшет внутри женщины. Виктор, шел мягко, словно входил в опасное место, где обитают преступники. И взгляд у него был при это похожий, цепкий, резкий и какой-то быстрый. Кто-то говорил, что выбранная работа это часть твоей жизни. Где работаешь тем и живи, в Университете - степенями, в армии - повышениями по службе, в Страже - рангами, если ты поэт живи книгами, если торговец обуздай цены.
   А если следователь?
  Ищи преступников.
  И сейчас Виктор отвечал этой фразе как никогда раньше. Он больше не походил на того простого парня из деревни, которого мы встретили в ресторане. Ночь обострила его лицо, накинув тень на острые черты и сделав старше на пару лет.
   Я перестал думать, что сегодняшний бал, будет так уж скучен.
  На крыльце стоял слуга, проверяющий приглашение. Событие было громким, знаменитым на весь город, думаю, многие хотели бы на него попасть и сделать что-то опасное. Украсть дорогие украшения, прилюдно оскорбить соседа или же выйти замуж. Сколько людей столько будет и вариантов, поэтому одетый в черный фрак, немолодой мужчина проверял, подписанные магической печатью конверты.
  - Ваши приглашения пожалуйста, - наверное в сотый раз повторил слуга.
  Я кивнул и достал из внутреннего кармана наши с Александрой бумаги, Виктор отвечает за себя сам, люди могут подумать что мы чем-то связаны, например втроем живем под одной крышей.
  Пробежавшись глазами по вязе букв на письме, слуга вернул бумаги обратно и низко поклонился.
  - Добро пожаловать, на ежегодный бал в честь открытия Академии.
  Глаза Александры кратко, всего на миг вспыхнули.
  - Спасибо.
  Она пошла, вперед увлекая мою руку за собой. Коридор без окон и дверей, очень похож на дом дяди, где висели картины разного рода предков. Только вместо портретов с суровыми лицами, в рамках застыли моменты истории, выдуманной или поддельной, роли не играло. Главное, что маги показывали, что не забывают своего прошлого, они умеют помнить и хранить.
  Как хорошее так и плохое.
  - Тебе здесь нравиться? - спросил я у Александры, когда мы прошли уже половину пути, я не стал оглядываться чтобы посмотреть как идут дела у Виктора, его легкий шаг, был слышан весьма четко.
  - Логан, какая девушка не любит балы? - вопросом на вопрос ответила моя любовь. Она улыбалась и выглядела счастливой.
  - Та, которая на них не ходит.
  Но как оказалось, даже мое ханжество не могло испортить ей прекрасного настроение. Она подарила мне мягкую улыбку:
  - Ты как всегда романтичен Логан. Бал это огромное событие, в котором принимает участие сотни людей, а бал Академии, разве не здорово тут оказаться и увидеть своими глазами все величии колдовства.
  Я промолчал. Не знаю, откуда она этого набралась, но я ничего такого не ощущал. Сейчас мы войдем в главный зал и начнется долгая ночь. Минуты буду медленно переворачивать свои толстые бока, а часы растянут руки далеко вперед. Сотни глаз будут за тобой следить, стараясь подгадать момент, когда ты совершишь ошибку и станешь искренним.
  Приняв мое молчание за свою победу, Александра стала еще довольнее. Гордая походка стала еще точнее и четче.
  Как и любой кошелек, рано или поздно показывает пустое дно, так и коридор закончился, высокими в три моих роста дверьми. Из цельного дерева, покрытые несколькими слоями лака, на них играл свет двух боковых факелов, и казалось, два желтых глаза смотрят прямо на тебя. Не понятная вязь резьбы, выполненная без особой схемы тянулась по всей диагонали. Толстые и тонкие лини разной глубины и размера, были намного темнее цвета самих дверей, делаясь при этом похожими на жгуты вен, опутывающих сердце.
  Я потянул за тяжелую ручку на себя.
  Было не обычно самому открывать двери на столь высоком мероприятии, но немного поразмыслив, мне кажется, я понял, почему тут не стояли пятеро слуг, готовые отворить дверь о первому желанию гостя. Маги хотели подчеркнуть, что каждый входящий в Академию между собой равен, и совершает поступки по своему собственному желанию. И так же самостоятельно несет за них ответственность.
  Красный ковер заканчивался, не доходя до порога дверей нескольких сантиметров. Но там, по ту сторону дверей, лежал уже другой ковер. Из золотистой ткани, с рисунком дракона по всей длине, он устилал ступеньки до самого пола.
  Дань торжеству сменилась блеском золота.
  Мы переступил порог и вышли на широкую лестницу, ведущую в главный зал Академии.
  Просторное помещение было заполнено больше чем наполовину. Люди стояли на месте, ходили между толпы, в одиночку или целыми группами. Кто-то смеялся, кто-то хмурил брови, выслушивая новости. Жизнь шла своим неожиданным шагом, заставляя двигаться под ее ритм.
  Овальные с рамами окна, на стенах, между ними вставками висели картины дорогих художников. Смотря в окно, человек должен с чем то сравнивать уличный пейзаж. По бокам окон, привязанные к углам, словно надутые гирлянды висели красные шторы, с вышитым рисунком и знаками разных факультетов.
  Люстра из чистого хрусталя с магическим огнем в центре, освещала весь зал, бросая яркие, почти солнечные лучи даже в самые дальние углы. Присмотревшись, я заметил, что люстра была единственным источником света, и она медленно вращалась, создавая эффект движения. Даже сидя за столом, человеку могло казаться что мир вокруг движется, а он сам неуловим как само время.
  Пол выложен темно-серой плиткой, отлично отражающей падающий сверху свет. Вдоль стен, шли толстые, в человеческий обхват опорные колоны из белого мрамора, на некоторых были изображения, мифических тварей, другие же оставались гладкими как вода.
  Люди в разных нарядах и фасонов двигались по залу, неся в руках бокалы с вином и обсуждая последние новости. Выискивали врагов или же просто бросали завистливые взгляды.
  Мы отдали верхнюю одежду стоящему сбоку от двери слуге, получили номерки, которые я тут же спрятал у себя в кармане. Один из плюсов быть мужчиной, а не женщиной это возможность иметь у себя в одежде карманы.
  Я покрепче прижал локоть Александры и начал спускаться вниз по лестнице, ощущая как любопытные взгляды прожигают меня насквозь.
  Никогда не любил внимание. Ненавижу когда на меня смотрят и пытаются оценить, прикинуть цену и стоимость. Когда пытаются заглянуть в самого тебя, не заботясь о том, что ты это видишь и замечаешь. Но им все равно, они думают, что ты вещь, а кто заботиться о мыслях вещи?
  Лишь ее создатель или творец.
  Моих кто-то забрал, семь лет назад, а кроме них, у меня почти никого не осталось.
  Кто-то может сказать, что богатство не имеет запаха. Нельзя ощутить на губах вкус золота и блеск алмазов. Их можно лишь увидеть своими глазами и держа в руках, убедится в том, что это не наложенная иллюзия. Можно ощутить запах дорогих блюд, но не самого богатства. Можно уловить тонкий букет редкого вина, но не аромата его стоимости.
  Думаю что это не верно.
  Вокруг витал аромат богатства, золота и блеска голубых кровей. И не важно что сегодня, здесь присутствовали люди из бедных семей, в которых спит дар или же есть высокие способности к обучению. В воздухе стоял терпкий запах белых роз и аромат вина столетней давности. От них в голове появлялась легкость и раскрепощенность
  Бал устраивали не маги.
  Балом правило золото.
  Его присутствие, незримое наличие чувствовалась в каждом предмете мебели, в дорогих картинах и в звонах тонкого хрусталя. Золото давало магом власть. Силу, по сравнению с которой магия блекла и таяла.
  Мы спустились в зал, и я задумался как поступить дальше. Знакомых или друзей у меня тут не было, так, что искать кого-то в толпе не было обходимым. Я решил начать вечер со старой традиции.
  - Что-нибудь выпьешь? - тихо спросил я у Александры.
  - Шампанского.
  Я повернулся к все еще стоящему возле нас Виктору и найдя его взгляд, легко кивнул в сторону Александры. Он не слишком обрадовался моей просьбе, но все, же кивнул в ответ. Ничего, я же не просил его приглядывать за ней весь вечер, лишь пару минут пока я доберусь до стола с блюдами и напитками.
  Людей было не так много как казалось в первый момент, я смог свободно передвигаться по залу, не разу ни с кем не столкнувшись. Люди стояли кучками, с друзьями или родственниками они вели беседу не забывая время от времени бросать по сторонам любопытные взгляды.
  Преподаватели ни чем не отличались от гостей, никаких мантий или волшебных палочек в руках. Строгие костюмы, белые рубашки и дорогие платья. Золотые запонки для галстуков и обработанные бриллианты на шеях.
  Пару раз я улавливал других вампиров. Их присутствие отдавалось в голове, словно легкое покалывание, говорившее, что рядом кровный брат. Рядом друг.
  Но в отличии, от разума, чувства не знают все правды, и не всегда друг оказывается другом.
  Я бы мог закрыться и спрятать себя от остальных, как и любой другой вампир в этом зале. Но не стал этого делать, кто-то может подумать, что мне есть что скрывать от них.
  Большой, длинный стол, был заставлен серебряной посудой, на которой лежало огромное количество. Легкие закуски, холодное мясо, сыр, креветки в соусах и соках, мясные рулеты и запеканки, также запеченные в тесте куски рыбы и многое другое, чье названия, должен признаться я даже не знал. Таких столов зале было не сколько, и они стояли вдоль стен, чтобы не мешать людям общаться не отвлекаясь на еду. Немного в стороне, возе небольшой, похожей на трактирную стойку стоял слуга отвечающий за напитки. Алкоголь не еда, его так просто не раздавали.
  Идя по залу я засмотрелся на молодую студентку с серьгами в виде свернутых драконов, ее миндалевые глаза, пробежались по мне, и на лице появилась мягкая улыбка. Но не успел я с ней поздороваться, как она быстро испарилась, оставив лишь воспоминание о чудных глазах.
  Возле стойки собралась маленькая очередь людей. Кто то стоял сам, ожидая своей очереди в тишине, а кто то дожидался со спутником, развлекая себя беседами или спорами.
  Люди не толпились и не толкали соседей стараясь побыстрее пройти очередь. Большинство собравшихся прошли долгую школу домашнего этикета и суровых наставников, и знали толк в хороших манерах. Они давно усвоили, что прокладывать себе дорогу нужно не громкими криками, а тихими заговорами.
  Передо мной стоял молодой мужчина, в дорогом костюме. Не могу сказать точно, но на взгляд он был раза в два дороже моего. А когда человек тратит такие деньги на простой костюм, значит человеку глубоко плевать на чужое мнение. Или он просто пижон
  Но когда он обернулся в сторону, чтобы осмотреться вокруг, я убедился в иллюзорности предположения о его пижонстве. Холодные, с блестящим в них профессиональным интересом, быстро пробегались по людям и деталям интерьера. Так смотрят адвокаты, когда к ним приходит новый клиент, или когда ведут дело, чтобы оценить обстановку в зале, и спрогнозировать реакцию присяжных. Человек провел рукой по лицу, потирая шрамы вокруг губ. Плохие шрамы, рванные и очень старые.
  Его спутницу, талию которой он обнимал одной рукой, была ему под стать. Длинное почти до голени платье белого цвета, подчеркивало очертание прекрасной фигуры. Вместо модной прически, женщина предпочла тугой хвост, блестящих в ярком свете волос, хвост подал на лопатки прикрывая длинную шею. Я не видел ее лица, они стояли ко мне спиной, но могу поклясться, оно было под стать платью. Красивое и дорогое.
  Очередь неспешно рассасывалась, гости уходили со своими напитками, возвращаясь к дамам или же к компаниям, чтобы разбавить разговоры проворной каплей алкоголя. Между людьми продолжали ходить слуги с напитками, предлагая на выбор стандартные вина или марочное шампанское.
  Мужчина со шрамами забрал свой заказ, кинул на стол слуге серебряную монету и вместе со своей спутницей растворился в гуще людей.
  Это хорошо. Люди со шрамами вызывают у меня опасение.
  Взяв напитки, я вернулся к Александре. Которая во время моего отсутствия успела обзавестись тремя поклонниками. Молодые люди, в костюмах, обшитых золой с серебряной вязью, не давали ей загрустить, наперебой рассказывая вымышленные истории из своего богатого опыта.
  Виктора рядом уже не было. Оставалось надеется, что он ушел не просто так.
  Александра мило улыбалась, демонстрируя хорошие манеры, и кивала в нужных моментах.
  - Милая, твое шампанское, - сказал я протягивая Александре наполненный бокал.
  Улыбки на лицах людей стали менее вежливыми и все больше походили на кривые усмешки утопающему.
  - Ты не познакомишь с меня, со своими новыми друзьями?
  Будь здесь Тонкад, он бы по достоинству оценил мой сарказм. Но приехавшие в Городок студенты, оказались слишком прямолинейны чтобы заподозрить в мох словах насмешки. Чему я был признаться рад, моя привычка иронизировать не раз в последствии выходила мне боком. Но что поделать, я такой, каков есть, и все попытки Александры меня перевоспитать, так же невозможны, как и мир во всем мире.
  Александра сначала пригубила сладкое шампанское, подождала пока терпкие пузырьки осядут на языке и лишь затем ответила.
  - Это виконт Баливер, граф Глах и граф Тенок. Господа приехали сюда из южных провинций королевства. Познакомьтесь, мой муж Логан.
  Я мягко поклонился выражая свое уважение, столь высоким гостям. Я подумал сначала пожать им руки, но столь простолюдный жест мог оскорбить их пуще брошенной в лицо перчатки. В наше время человек легче согласится с вами переспать, чем пожать руку.
  Все трое, были похожи между собой, как солдаты одного полка армии. Одинаковый, легкий загар, поза и даже манеры. Было видно, что виконты знают друг друга с самого детства, и поэтому считают себя сильнее всех. Выросшие вместе друзья, обычно имеют дурную привычку, думать, что в мире нет вершины которую им не удалось бы взять. Некоторым, подобные мысли помогают достичь своих целей, занять пьедестал и осесть на нем до конца жизни. Но большинству же, такие мысли ломают ноги.
   - Рад познакомится, господа. - сказал я.
  Александра часто называла меня своим мужем. Во многих ситуациях, как эта например, такое положение дел позволяло избежать многих проблем и вопросов, которые мы относили к разряду лишних. Мы даже купили пару обручальных колец, из белого золота, без гравировки или других излишеств. И вот уже второй год подряд, мы продолжали делать вид, что женаты.
  Но все равно, как бы полезно, не было наше фиктивное замужество, каждый раз когда Александра называла меня своим мужем, меня бросало в дрожь.
  Стоит отдать дворянам толику должного уважения, узнав что Александра замужем, они не ушли искать другую добычу, а так же вежливо ответили на мое приветствие, Хотя может они просто решили немного подождать, вдруг окажется что уж и не настолько я хороший муж, чтобы Александра отказалась от приятного времяпровождения в компании дворян.
  Пробегавший мимо нас официант, заметил, что высокие господа стоят без бокалов, тут же остановился и предоставил на выбор круглый поднос, уставленный напитками. Помимо этикета и незаметности их учат выискивать среди гостей, таких вот, трезвых посетителей.
  - Отличное начало бала, - светски произнес граф Глах. Из всех троих лишь на его лице не прекращала танцевать улыбка своего человека. Хотя почему бы и не улыбаться. Вокруг множество красивых девушек, впереди еще целая ночь бала, а в руках бокал с вином. Я знал людей, которые улыбались и от намного меньшего повода, например возможности поесть.
  - Открытие - удивлено переспросил я. - Я думал, что бал это и есть все открытие.
  Граф поднял бокал на уровень глаз, и осмотрел зал, сквозь темно-алую призму напитка.
  - Нет - ответил он. - Маги ждут когда все соберутся, и лишь тогда начнется главная часть. Они любят театральные эффекты.
  - А собираются, если судить по опыту, примерно в течение двух часов. - добавил молодой виконт. И затем добавил, - Говорят в этом году бал начнется с вальса.
  Хотя трое дворян, было одного возраста, виконт выделялся некоторой юностью лица. Такое ощущение что он перестал изменятся лет в семнадцать, восемнадцать. У него оказалось на редкость открытое лицо доверчивого юноши. Но стоило мне посмотреть на длинный, белый, не заживший до конца рубец шрама, тянущейся из-за левого уха. Я тут же изменил свое мнение. Даже ребенок может заколоть тебя мечем, возраст тут не помеха, главное мотивация.
  Тенок с начала разговора так и не произнес ни слова, он продолжал смотреть вокруг, не забывая впрочем, при этом бросать короткие взгляды на Александру.
  В зале играла легкая музыка, духовный оркестр, располагался на большом балконе и с высоты на всех присутствующих лилась приятная, фоновая музыка.
  - Мы с Логаном приехали всего несколько дней назад и большую часть новостей не застали. Я думала, это будет обычный бал.
  Как не странно виконт кивнул очень понимающе.
  - Мы сами чуть не застряли из-за дождей. После таких ливней, дорога стала просто ужасной. Но впрочем вы не так уж и много пропустили. Как оказалось, Городок весьма спокойный город.
  - Чего нельзя сказать о его населении. - сказал Глох.
  Я отпил от бокала и удивился качеству напитка. Оказывается маги не экономят на пыли для глаз .Лишь самое дорогое и качественное.
  - Вы имеете в виду вампиров и оборотней? - дипломатично спросил я. Интересно узнать, что о нас думают в высшем свете.
  - Не только, - сказал Глох - Еще есть Чистые, которые начали сунуть нос в политику, а нет нечего хуже политика фанатика. Нелюди хоть способны идти на компромиссы, чего нельзя сказать о Чистых.
  Говоря о Чистых улыбка молодого графа померкла, и в голосе появилось что-то грубое и серьезное. Я думал что встречу в Академии молодых детишек, привыкших к нянькам и родительской опеке, я думал что они не смогут создать мне проблем даже если и захотят. Но я забыл, что там, где есть слабые, всегда найдутся те, кто окажутся сильнее. Помимо маменькиных сынков и дочерей, в Академию приехали и наследники родительских состояний и богатые родственники, которым уже приходилось доказывать свою прочность и способность принимать решения, окунув руки в кровь.
  Сейчас после слов Глоха, я сделал для себя пометку, что он один из таких людей. Маску беззаботности он в любой момент мог поменять на маску солдата или палача.
  - Вампиры без сомнения опасны, - наконец подал голос Тенок. Невозмутимый и спокойный он был похож на слона, которой наплевал на всех и вся. По мелькнувшему на лицах, двух других дворян удивлению, я понял, что Тенока заинтересовал разговор. - Но им хватает ума не бросаться в глаза, и оставаться в тени. Оборотней в ежовых рукавицах держат главы кланов. Отец говорит, что без разрешения они даже не выходят из дома. Но фанатики за неполный месяц уже успели учинить несколько потасовок. И кто знает, что придет им голову, упади с неба звезда? Продолжат ли они так же выступать против нелюдей или же начнут резать обычных людей. Маги сделали ошибку, что впустили их в город.
  Обдуманные слова дальновидного человека. Хотя, на мой взгляд слишком дальновидного, смотреть далеко вперед нужно, в этом кроется путь к успеху и долгой жизни. Но смотреть через чур далеко глупо, можно надумать себе множество опасностей.
  - Будь у меня столько золота сколько его у Чистых - сказал Глох. - Маги и меня впустили бы в Городок.
  - Будь у тебя столько золота, тебя бы тут не было. - со смехом сказал виконт Баливер. - Но ты Тенок, зря об этом переживаешь, это проблема магов, и Стражи.
  Граф, сделал взмах рукой, словно отпугивал муху и ответил
  - Когда чистые начнут убивать простых людей, ты Балвер заговоришь по другому.
  Молодой дворянин в ответ промолчал, но его глаза говорили, что когда Чистые начнут проводить такую политику, тогда он и начнет об этом думать. А пока вниманием виконта владел бал.
  - Говоря о Стражи, - произнес я, смотря как свет люстры, проходит по фигуре Александры, играя бликами на ткани платья. - Говорят, у следователей в последнее время прибавилось работы.
  И хотя говорившими об этом был, всего лишь один Виктор, вдруг дворянам что-нибудь известно, все таки если у проблемы у следователей, это о чем то, да говорит.
  Как я и ожидал, ответил Тенок, может быть потому, что он был самый тихий, а может потому что в его темных глазах невозможно было ничего прочесть.
  - Следователи народ занятой, им не приходится сидеть без работы. - неброско сказал он.
  - Да, но ночные выезды чуть ли не половиной отделения, обычной работой пожалуй не назовешь.
  В темных глазах на миг выскочило удивление, но его быстро поглотило обычное спокойствие графа
  - Это уже не похоже на слухи.
  Виконт заинтересовано навострил уши, ожидая услышать что-то интересное и малоизвестное.
  - Мы застали подобную картину в день приезда, - скрывать было особо нечего поэтому я сыграл в открытую. - Ночью, человек одиннадцать следователей изучали переулок в компании Стражи и Гвардии.
  Тенок положил пустой бокал на поднос проходящего мимо официанта, тот благодарно кивнул и заменил его полным.
  - Следователей тревожат трупы. Пять трупов убитых с особой жесткостью. Поговаривают о серийном убийце или просто о сумасшедшем с ножом в руке. Причем таком, который способный скрываться от магов.
  Даже Александра удивилась такой новости. Ее глаза блеснули и сузились, в них исчезла былое веселье и непринужденность, но всего лишь на мгновение, через один вздох она выглядела как и прежде, продолжая играть роль красивой девушки.
  - Мысль о том, чтобы кто-то может скрываться от магов в их собственном городе, выглядит абсурдной. - высказала она свое мнение
  - Именно, - согласился с ней Глох, будто тоже видел эту пойманную, абсурдную мысль. - Поэтому об этом и говорится на уровне слухов.
  Я тоже так думал, но против перерезанного горла, даже маги еще не нашли заклятия.
  - Есть множество способов скрыть свое присутствие от магов. - Александра для себя сделала заметку пор трупы, и вновь продолжала наслаждаться вечером, хотя может она и меня дурачит своим настроением, кто их поймет.
  - Можно, - не стал отрицать очевидное граф, каждый дворянин разбирался в магии, пусть даже и сам не владел даром, не разбираться в таких вещай, было в их среде плохим тоном. - Но это можно проделать с тремя, пятью магами. Для того чтобы водить за нос всю Академию, нужно придумать что-то новое.
  Спор типа, топор лучше меча или моя жена красивее твоей тещи, может продолжаться несколько часов. Не люблю споры, особенно если твой абонент девушка, и особенно если, она твоя жена.
  - Вы правы, возможно это всего лишь слухи.
  Я ожидал что на этом тема разговора плавно свернет в поворот и покатится в другую сторону, но вместо этого она очутилась на крутом спуске и полетела еще быстрее.
  За вожи взялся, позабытый мною виконт.
  - Пару дней назад, в салоне, - сказал он. - Я общался с одним следователем. Парень сильно перепил и рассказал кое-что интересное. Было зафиксировано пять жертв, но следователи считаю что их может оказаться больше, около десяти. Он так же жаловался что на них давит начальство, требуя скорых результатов, но у них пока что ничего нет. Так что это не пустые слухи.
  Честно признаться, я бы прекрасно себя чувствовал и без его новостей. С моими-то проблемами.
  - Тогда нам остается положиться на Стражу и поменьше бродить по улицам ночью.
  Что не говори, а ночные прогулки, это чуть ли не одна из основных причин, несущих за собой неприятностей. Люди думают что их не коснется проблема, что, я мол человек простой куда на меня еще проблемы, я сер как облака и не заметен как грех, неприятностям нет до меня никакого дела. Но в результате, человек получает болезненный урок, и не всегда после этого он продолжает самостоятельно двигаться, чаще после такого его прячут под метровый слой земли.
  - Скорее уж не на Стражу, - поправил меня виконт. - а Имануила Молаха, о его успехах уже ходят чуть ли не легенды.
  Было видно что виконту нравится этот человек и он ему симпатизирует. Все нравятся положительные герои побеждающие черных злодеев. Белый образ добра, конечно натянут за огромные уши, но все еще способен вызывать в людях бурные и сильные чувства.
  Оставалось надеяться, что виконт будет также радоваться, когда Молох придет его задерживать.
  - Я видел его сегодня на балу, - поделился наблюдениями Глох. - Он не выглядел слишком уж озадаченным. Хотя увидеть его шрамы, когда он улыбается, мне честно признаться не хотелось бы совсем.
  Мне вдруг припомнился мужчина со шрама на губах, стоявший в очереди за напитками прямо передо мной.
  - Плохие шрамы, рванные. - непроизвольно сказал я вслух. Иногда мысли настолько быстры, что не успеешь одуматься, как они уже слетают с твоего языка, я следователь записывает показания.
  Александра внимательно на меня посмотрела, и мне даже показалось, что она раздумывала, спросить ли меня где это я познакомился с главным следователем Городка, но бал был так ярок и хорош, что она скормила эту мысль своим демонам, и отложила на потом.
  Глох воспринял же мои слова как данное, что же, зато в разговоре появился наконец таки поворот.
  - Я пытался узнать, откуда они могли появиться. Уж очень ужасающе они смотрятся. Оказывается никакой тайны в этом нет, хотя говорят об этом коротко. Но пара бокалов вина решают подобные неловкости. Как мне сказал один подвыпивший писец, во время последней колониальной войны, Молох попал в плен к сирийцам.
  Даже по моей, не боящейся солнца коже пошел озноб.
  Сирийцы жили на соседнем материке и считались одним из самых диких народов на сегодняшний день, когда цивилизованные люди стали попадаться чуть ли не на каждом шагу. Свирепые, закаленные в войне, они были знамениты тем, что не брали врагов в плен. Но если уже такое случалось, тогда пленники завидовали мертвым.
  У них было свое собственное государство со столицей Камир, но территории Сирии, граничили с огромной пустыней, что делало их завоевание делом трудновыполнимым. Я ходил лишь на самом краю пустыни и должен признать, страшнее места я еще не встречал, если конечно не говорить о моей свадьбе, вот уж точно, где бы я не за что не хотел оказаться. В тоже время сами сирийцы путешествовали по ней без особых проблем, чем и пользовались для захвата или грабежа более плодородных земель. В последний раз их интересы за колонии столкнулись с Валиорам, одиннадцать лет назад.
  - Рваные шрамы на губах, - задумчиво произнесла Александра, прижав бокал к щеке, - Маленькие, короткие и плоские?
  - Именно так, - ответил за Глоха, молодой виконт. Но даже говорить на такие темы как оказалось ему неприятно, жуткие шрамы и их прошлое не то, что хотел бы обсуждать Баливер.
  - Я слышала несколько историй про пытки сирийцев, но отстаивать их правдоподобность не возьмусь.
  Я сам знал нескольких сирийцев, они рассказывали много интересных вещей и историй, включая несколько полезных заклятий, которые обошлись мне по стоимости в маленькую виллу на берегу моря. Но я до сих пор считаю, что оно того стоило.
  Про сами пытки спрашивать их я побоялся, поскольку думал, что во время рассказа таких вещей у рассказчика может появится мысль продемонстрировать историю на реальном примере.
   Александра же в юности была более развязанным собеседником чем я, поэтому ее прошлое намного толще моего.
  - Как мне говорили, - начала она, - у самих сирийцев нет пыток. Они считают такой поступок недостойным и низким для воина. А как известно все сирийцы как и женщины так и мужчины..
  Тут она сделала паузу, давая возможность подыграть ей другим.
  - Воины. - закончил Тенок.
  - Правильно. Воины. Но пытки они заменяют испытанием, пройдя которое пленникам дают свободу.
  Описанные вами шрамы, очень подходят на последствия одного такого испытания.
  Двух пленников усыпляют, чтобы они ничего не чувствовали, одному зашивают ниткой рот, другому глаза. Затем их приносят в комнату где на шеи надевают металлический ошейник с длиной цепью. Цепь идет от ошейника одного пленника к другому и крепится на замок, под подбородком. Ключ от замка, вешают на шею, но не просто так. Ключ от ошейника одного пленника вешают на шею другого. Таким образом, чтобы его открыть нужно подобраться к сопернику впритык. Но это еще не все, сама цепь на середине проходит через простое устройство, наподобие водяного круга, но только движется оно не от воды, а от магии. Как только один из пленников дернет цепь, устройство начнет работать и наматывать на себя цепь. Когда пленники просыпаются, один ничего не видит, второй не может говорить, кто-то дергает цепь, и минуты начинают идти, отсчитывая конец. Чтобы выбраться нужно, сделать выбор, которых у них несколько.
  После того как она закончила я перестал слышать мелодию музыки и шум разговоров. Перед глазами стояла нарисованная Александрой картина, и ужасный выбор каждого из пленников.
  - Какой ужас, - первым нарушил молчание Глох. Он одним глотком осушил полупустой бокал, словно старался затопить свои мысли. - Уж лучше сразу умереть, чем пережить такое.
  Сама же Александра не выглядела слишком впечатленной своим рассказом, хотя думаю свои кошмары она пережила несколько лет назад, когда услышала историю в первый раз.
  - Кто знает - задумчиво заметил Тенок. Вот уж точно, кому нипочем страшные истории, спокоен как всегда. - Это все же, какой никакой, но шанс остаться в живых.
  Ответить Глох не успел. Как только он собирался что-то сказать, как в зале резко погас свет.
  Люстра мигнула, погрузив огромный зал в темноту, тени в один миг выросли и заполнили пространство как стая голодных духов. Одновременно с этим умолкла музыка, скрипка высекла высокую ноту, как птица, рвущаяся высоко верх, и замерла, камнем упав в тишину. Люди замолчали, слова готовые сорваться с языка, замерли на месте, лишь несколько красных глаз, словно звезды вспыхнули и погасли, вампиры выражали свои чувства по-своему. Для них, как и для меня самого, темнота не стала помехой, яркие краски и блеск золота исчезли, словно стертые рукой художника, оттенки расплавились и смазались, став похожими на темные пятна. Серо-белые цвета заполнили мой взгляд, я смотрел на мир как будто сквозь серую призму старого стекла.
  Но и этого хватило, чтобы увидеть как напряглись стоящие рядом люди. Кто-то остался просто стоять, ожидая продолжения, другие же начали быстро оглядываться бормоча семейные заклятия. Я ощутил как легкие крылья верхнего пласта, частыми островками раскрывались в разных местах зала. Что не говори собравшаяся, тут сегодня публика резко отличалась от среднестатистической. Не было ни гневных криков, свое возмущение и страх люди смогли сдержать глубоко в себе, не дав пагубным чувствам запятнать свою репутацию. Даже молодые девушки, прикусив губы, ждали следующего действия. Никто не побежал к выходу и не стал плести заклятия, многие нащупали верхний пласт, и приготовились, в случаи необходимости зачерпнуть от туда по максимуму, но в открытую никто ничего не предпринимал.
  Должен признать это производило впечатление. В следующий миг, люстра вновь мигнула, в ней зажегся огонь, и ровный свет желтоватого цвета полился сверху.
  На небольшом пьедестале, в стороне от оркестра и зала, где минуту назад никого не было, стояли трое мужчина, давно перешагнувших, преклонный возраст. Как мне было известно из полученных ранее бумаг. Это были три ведущих ректора Академии. Тут не было никакой демократии и выборов. Власть не делилась и чиновники сводились к минимуму. Абсолютная власть.
  Лишь у трех магов, руководящих всей Академией. Но стоило немного присмотреться как стало заметно, что не такие уж они и старые как говорили слухи. Хотя когда речь идет о возрасте мага, тут пасуют даже пророки, привыкшие грозить людям небесными карами каждый третий год. Один из них, стоявший сбоку, был абсолютно лыс. Гладкая кожа черепа блестела в купающимся свете зале, с худым лицом, глубоко посажеными светлыми глазами, он был похож на засушенный плод. Но только не тот, что может со временем сгнить, а который с годами становиться лишь крепче. Тугие морщины шли по бокам глаз, но не выглядели обвисшими, скорее гладкие, они были словно вырублены на худом лице.
  В черном костюме, под черную рубашку, его глаза выделялись особенно ярко. Второй ректор, был ниже на половину головы, у него оказалось простое лицо обычного человека, которое можно встретить у продавца сдобного хлеба. Если о первом можно говорить как о сильном характере и стальной, не сгибаемой волей, то этот маг, был прелюдным человеком. Об этом говорили, гладко уложенные, абсолютно седые волосы, синие, без грубой складки между ними глаза, и короткая, ухоженная темно-светлая борода. Глядя на него, вспоминался добрый король который желает добра своему народу.
  Последний в тройке ректоров маг, стоял расслаблено, с намеком на улыбку на лице. Длинные, уложенные в хвост волосы, подчеркивали острое, породистое лицо, которое дышало многим поколением славных предков. Красивый, словно созданный чтобы радовать глаза, и не думать об опасности, дышащей из его тела. С косым разрезом темных глаз, маг походил на ящера, и казалось в любой миг он мог взорваться градом движений. Строгий костюм был заменен темными, зауженными брюками с манжетам и серой рубашкой.
  Но какими бы разными не казались маги, их объединяла одна общая черта. Большая как океан, она омывала каждого из них.
  Даже на таком расстоянии от них я смог ощутить, что нахожусь в их доме, и кто истинный хозяин Академии.
  Их объединяла власть. Огромная, способна сокрушать города и государства сила, была в руках у этого триумвирата.
  
  Место действия: Анклав.
  время: опасное.
  
  Лаур плохо запомнил сам подъем.
  В голове бились мысли, не упасть, не шуметь, не бояться. Эти три слова законченным циклом крутились по кругу, не давая подумать ни о чем другом. Не дать отвлечься, не дать совершить ошибку.
  Поэтому вор даже не старался запомнить, подобные вещи лучше навсегда забыть, чем вспоминать о них спустя десятки лет, сидя в кресле перед спящей любовницей. Трезво соображать он начал лишь когда головой уперся в жесткую раму окна. Боль отрезвила сознание. Тело сразу же ощутило усталость, руки налились тяжестью, и ноги задрожали от напряжения.
  Наконец попав в комнату башни, Лаур не спешил двигаться вперед. Телу требовался отдых, а значит и время.
  После того как глаза привыкли к темноте он начал осматриваться. Сама комната оказалась весьма интересна, как говорилось в бумагах Алории, эта башня предназначалась для использования в военное время, если к стенам подойдет враг. Но так как за всю историю Анклава, это не удалось сделать не одному человеку, комната считалась как складное помещение. Но только вместо, ведер, швабр и другого барахла, она была забита оружием.
  Начищенная до блеска, смазанная жиром и маслом, холодная сталь блестела и играла светом в ночной темноте.
  Тут было оружие для любого вида войск. Легкие арбалеты для стрельбы на сто пятьдесят метров и тяжелые против защищенных латников или полноценных рыцарей, длинные пики для боя в помещениях, широкие ятаганы для защиты стен, кавалерийские мечи, пехотные мечи и алебарды, короткие кинжалы против прорезей доспеха и уродливые мечеломы для боя против нескольких врагов. Круглые щиты на одну руку, весели над треугольными из толстого, обшитого металлом дерева, щитами для первого строя пехоты, рядом в стойках, боком лежали щиты для отражения тяжелой конницы.
  Лаур блуждал по комнате взглядом и в каждой ее части он находил оружие. Даже несколько пар доспеха, стояли на деревянных манекенах, готовые вступить в бой по первому слову командиров.
  Казалось, вампиры решили подготовиться к любой ситуации, собрав комнате оружие против любого врага. Лаур увидел несколько ящиков, из щелей которых выглядывала солома. Он не удивился бы, увидь внутри них абордажные кошки для морского боя и тонкие кортики адмиралов.
  И хотя, стены Анклава не разу не взглянули в глаза врагам, вампиры продумали все варианты. Комната была чиста как мысли непорочной девицы.
  Нехотя поднявшись с пола, вор расправил плечи и взмахнул руками, разгоняя кровь и мышцы. Впереди ждала работа, и у него было острое желание выполнить ее до конца.
  Подойдя к закрытой двери, он первым делом прислонил к ней ухо, и прислушался. Он старался услышать шум голосов, стук обуви или даже шорох одежды. Любой звук который подсказал бы ему что тут кто-то есть.
  Но встретившая его тишина, была страшнее лязга мечей. Башня спала и хранила тишину, словно в ней не было никого живого. Вор знал, что ночью звуки разносятся намного дальше, чем днем, на их пути не стоит привычный шум дневной суеты, и они словно голодные звери, рвутся далеко вперед. Но тут не было ничего, лишь одно его дыхание, казавшееся как никогда громким.
  Простояв так две минуты, Лаур достал из кармана отмычки и принялся ломать замок двери. Больше слушать не было никакого смысла.
  Замок подался спустя двадцать секунд, вампир сказал, что о пропаже бумаг все равно станет известно и нет смысла храниться и тратить время на аккуратный взлом замков. Поэтому Лаур работал быстро и грубо.
  Зато эффективно.
  За дверью его ждал длинный коридор. Без проблесков света, он был темен, как и мысли непорочной девицы. Что прочем было на руку вору. Словно алчный насильник он готов был воспользоваться этой темнотой, и достигнуть цели.
  Он передвигался быстрым шагом, прижавшись к стене. По плану сюда никто не должен зайти еще несколько недель, уборка складной комнаты делалась раз в полтора месяца и до следующей оставалось еще предостаточно времени. Но планы не прочны, эти мосты соединяющие тебя и твою цель готовы треснуть под тобой в любой момент и погрести на дне ущелья. Поэтому Лаур не доверял планам, и всегда продумывал два запасных варианта.
  Еще одна дверь, круговая лестница вниз, по сторонам никого, прислушаться, опять тишина.
  Дальше уже большая комната с камином и висящими на стенах масляными светильниками, огонь горит не ровно, бьется будто живое сердце, он движется а вслед за ним двигаются тени, словно морские волны, нападают на предметы и лениво возвращаются назад. Помещение большое, от него ведут еще три коридора, каждый к своей собственной опасности.
  Но Лаур помнил план как и свой счет в банке, почти не останавливаясь он свернул налево и двинулся вперед.
  Освещенные коридоры это плохо, это значит по ним ходят вампиры.
  А вампиры это смерть.
  Не произвольно вор дотронулся до медальона рукой и отправил богам сою жалкую молитву. Идти еще долго, нужно пройти главные помещение, помещения охраны и жилые части замка, нужно дойти до самого верха, до Зала Совета, места где решаются проблемы и письменные приказы превращаются в приговоры.
  Где эмоции не властны над решениями, лишь один холодный расчет.
  
  - Дамы и господа, позвольте поздравить вас с открытием Академии. - громкий голос лектора Бангуса, разносился по всему залу, и удивительно было то, что он не использовал магию, или же так хорошо это скрывал что стоит позавидовать. - Мы рады приветствовать вас в стенах нашего дома, и желаем осуществления всех ваших желаний и стремлений которые вас сюда привели.
  Но у всех свои желания и стремления, кого-то сюда привел дар, а кого то мысли о могуществе. У кого-то погибли все родственники и в момент отчаяния в нем проснулась сила, а кто-то решил устроить заговор против деда, но вот черт, тот оказывается отличный маг и нужны знания, знания и связи. Хотя положа руку на сердца, можно обойтись только вторым.
  Связи решают все, и чем они больше, тем меньше нужно знаний.
  - Столь яркий день заслуживает отдельного праздника, и поэтому я поднимаю бокал в честь начала нового будущего.
  Пока один из магов говорил, слуги не заметными тенями скользя между гостями разносили наполненные бокалы. И когда ректор предложил выпить, почти все непроизвольно подняли руки с напитками и осушили бокалы.
  В их числе были и мы с Александрой, в моих планах выпивка и так занимала лидирующие место в сегодняшнем вечере, а Александра просто поддержала большинство. Я думал, ректор разобьет бокал об пол, как это делает король Рилиона на ежегодном открытии турнира, но ошибся. Маг поставил пустой бокал на поднос проходящего мимо слуги и открыто улыбаясь продолжил.
  - У всех вас...
  
  Лаур замер, не рискуя пошевелиться. Даже вдох он делал очень медленно через плотно зажатые губы.
  Если бы тут оказался священник святого лона и смог бы прочесть мысли вора, он бы удивился сколь неистово и усердно может молиться человек такой не богоугодной профессии.
  Лаур раз за разом, словно заклятие, повторял молитву, чтобы висящий на груди амулет его не подвел, впереди прямо перед ним, по короткому коридору шли трое стражников. Если сейчас амулет даст слабину, утро вор встретить в фаршированном или мелко нарезанном виде.
  Он прятался в небольшой нише, за старыми доспехами одного из давно умерших аристократов. Света в коридоре не было и он затаился в полной темноте, но если для простого стражника такая преграда окажется не преодолимой, то вампиры ее просто не заметят. Ночь не преграда, а люди не соперники, так кажется звучит одна из их поговорок.
  Хорошо еще что ступая не спеша, Лаур успел услышать тихое шарканье метталических пластин стражников. Их шаги были беззвучны и лишь трущийся доспех дал человеку призрачный шанс на удачу.
  Пятнадцать метров.
  По спине вора побежали струйки горячего пота, страх перемешанный с адреналином гонял кровь с такой силой, что Лауру хотелось пуститься в бег, он был уверен что сможет оторваться от вампиров и сбежать. И лишь крупица трезвого ума говорила, что поступи он сейчас так и его фигуру можно снимать с игровой доски.
  Десять метров.
  Привыкший к темноте Лаур смог разглядеть силуэты вампиров. Они выходили из темноты словно корабли из утреннего тумана, медленно, уверенно и неуловимо. Вампиры идут молча. Им не нужны слова, у них есть долг и вор был уверен они выполнят его до конца.
  Пять метров.
  К шарканью доспеха присоединилось шумное дыхание стражников. Они идут все так же тихо, но теперь из ночных призраков они превратились в обычных солдат. В обычных солдат победить которых Лаур не способен.
  Два метра.
  Вор набрал в грудь воздуха и замер. Он отвел взгляд в сторону, чтобы глаза не выдали непрошенного гостя. Стражники прошли в полуметре от него, ни один из них даже не повернул голову. Красные глаза, как ночные маяки смотрят вперед и кажется, что стражники не в себе. Лаура бросало в дрожь, когда он смотрел на их приближение. Но не могут так себя вести живые существа. Это не нормально.
  Минус метр.
  Ровные спины удаляющихся стражников прямо перед ним. Но Лаур не задерживает на них взгляд, он знает как развиты инстинкты у солдат, как они распознают хвосты или удары в спину. Лишь короткий взгляд и вновь в сторону.
  Минус семь метров.
  У Лаура начинают гореть легкие, горло сдавило в спазме и он лишь теперь понял что до сих пор не дышит. Острожный вздох и еще один быстрый взгляд на стражников. Они уже полностью исчезли в темноте и продолжают свою работу.
  Лаур подождал еще минуту и лишь потом выбрался из ниши, сердце все еще колотилось от пережитого страха, но Лаур смог взять себя в руки и решительно двинулся вперед.
  Работа это тоже своего рода долг.
  Но только для самого себя.
  
  Ректор все говорил и говорил, словно специально растягивая торжественный момент. Я подумал что это может быть своего рода испытание, хочешь двигаться вперед и достигать цели, как свои так и чужие, умей ждать. Сохраняй спокойствие и послушно кивай головой до тех пор, пока не настанет твое время.
  А потом уж не медли, рвись вперед.
  - Что то он затянул, я думал все будет быстрее. - тихо произнес граф Глах.
  - Молись чтобы на нем все и закончилось - сказал виконт другу. - Если его место затем займет второй а то и третий ректоры, то уйдем мы от сюда только под утро.
  Лишь Тенок, хранил молчание, словно все шло по плану.
  - Все любят поговорить. - сказала Александра не отрывая взгляда от ректора. - Особенно когда тебя слушает столько народа.
  - Они не слушают. - поправил я свою любовь. - Они ждут. Дворяне согласно кивнули, а Александра кажется меня даже не услышала, как и большинство гостей ее глаза были приковав к фигуре мага.
  
  Люди, вокруг множество людей.
  Разного возраста и телосложения, разного покроя и теста.
  В их головах разные мысли, у них разные цели и разные пути.
  Но сейчас они окружали его со всех сторон.
  Гисинэль не любил людей.
  Путь кана предполагал одиночество, уединение и совершенствование духа, закаливание характера и тела. Лишь поступая согласно кодексу, можно было достигнуть совершенства и стать верным слугой Таро.
  Но иногда все же приходиться выходить к людям, путь кана нуждается в крови. Жертвы это степени к могуществу, и лишь достигнув последней из них, Путь может быть закончен. А значит нужно стоять посередине огромного зала и слушать слова мага.
  Путь не делал различий между кровью обычных людей и кровью магов.
  Кровь одинакова, лишь разум противника может превознести победителя и стать подтверждением его силы. Мало просто убить человека, убийство это слишком просто. В смерти нет совершенства и силы. Смерть однолика и постоянна. От нее нельзя скрыться, рано или поздно она дойдет до каждого. А значит в ней нельзя преуспеть, нельзя подняться и пройти путь.
  Нужно победить противника.
  Не врага.
  У ассасинов нет врагов, они ни с кем не воюют и не диктуют условия.
  У них есть Путь и ступени к Цели.
  И получая противника ассасин получают возможность добраться к своей цели.
  
  Двери, темные коридоры и редкие огни масляных фонарей.
  Казалось этому нет конца.
  И хотя каждая новая комната была дороже предыдущей, спустя полтора часа брожения по замку, Лаур перестал делать между ними различия.
  Главное чтобы рядом не оказалось вампиров, а там пусть хоть она полностью будет сделана из золота, ему все равно.
  Лаур тихо закрыл за собой дверь и поблагодарил слуг за отличную работу. За всю ночь не одна из петель не заскрипела, и взятые с собой склянки с маслом оказались не востребованными. Казалось бы мелочь, но сегодня такая мелочь имела для вора цену жизни.
  Комната на вид была просторной с большими двухстворчатыми окнами, через которые сейчас лился лунный свет, разбавляя ночную темноту серебряным сиянием. Лаур подумал, что именно в такие вот большие окна, вампиры вылазят по ночам на поиски своих жертв.
  Пройдя мимо двуспальной кровати и стола на две персоны, Лаур увидел цель половины своей работы.
  Перед ним стоял массивный шкаф из старого, черного дерева. Застекленные двери, показывали хранящиеся внутри колбы и книги. Не иначе как комната раньше принадлежала одному из ученых. Только они видят в подобных вещах повод выставлять их на показ гостям.
  Когда аар Алан разрабатывал план, он понимал, что будь у него хоть дюжина амулетов подобных тому, что висел сейчас на шее Лаура, вору не пройти жилые этажи. Слишком много вампиров, и только один шанс на удачное завершение работы, делали такую затею чрезвычайно опасной.
  Поэтому он сделал ставку на закрытые ходы замка.
  Лаур видел чертеж замка, обычные черные полосы, обозначающие двери, ступени, крышу и т.д. были густо разбавлены красными и зелеными линиями, отмечавшие тайные и закрытые проходы. Их было так много, что казалось весь замок это огромный муравейник, где из одной комнаты можно попасть в противоположную часть замка не выходя в коридор.
  Но большая их часть была запечатана магией, распаковать такую печать не тяжело, просто это ощутит весь замок. Поэтому Лауру пришлось часть пути идти через коридоры, нужный ему ход располагался за семьдесят метров от жилых комнат.
  И сейчас Лаур разглядывал свой пропуск в комнату Совета.
  Пропуск был громоздким и не уклюжим, как было видно по дереву старым и черствым, но вор знал как заставить его шевелиться, вампир объяснил все довольно подробно.
  Для начала, достать из сумки синий кусочек мела. Лаур подошел к мутному стеклу шкафа и нарисовал на нем зазубренный от вампира знак. Треугольники с пятью лучами и двумя прочерками по сторонам.
  Вор всегда удивлялся простоте магических рисунков. На первый взгляд обычный кружок, такой может нарисовать пятилетний ребенок на песке во время прогулки. Но в отличии от его каракуль, круг нарисованный магом, может вызвать огненный дождь или локальное землетрясение в соседнем городе. Дело обстояло в разных пластах, если маг может зачерпывать силу из астрала почти в любом месте, у него есть Дар и необходимые знание заостренные навыками, то обычный человек такой возможности был полностью лишен. Без Дара, у него нет шансов. Но зато простой человек вполне успешно может использовать созданные магом артефакты, прикрепленные к определенному месту.
  Один из таких артефактов и собирался сейчас разбудить Лаур.
  Он снял с правой руки перчатку и провел указательным пальцем по линиям рисунка, от самого начала и до конца.
  Линии нанесенные на артефакт всегда останутся всего лишь линиями, даже если они нарисованы правильно и аккуратно. Всегда нужно подтверждение, доказательство твоих намереваний пойти до конца и достичь цели. Именно поэтому маги используют жесты, заклятие требуется направлять и одной силы воли для этого не достаточно, а люди прежде чем жениться обмениваются кольцами, создавая тем самым иллюзию компромисса.
  Когда Лаур закончил повторять знак, толстые линии начали исчезать. Переливая голубым светом, мел падал со стекла, словно подхваченный ветром и растворялся в воздухе. Знак растворялся медленно но уверено как удар в грудь.
  Артефакт просыпался.
  Если бы Лаур был магом, он ощутил бы как исчезнувший знак, послал короткий пульсар в самые верхние пласты, темно синий луч, устремился высоко верх чтобы вдохнуть как можно больше сил. Пласты дрогнули, подались напору и прогнулись внутрь давая артефакту возможность насытиться. Сразу несколько щупалец, словно руки кальмара, спустились сверху и магия вдохнула в артефакт жизнь.
  Но Лаур был человеком лишенным Дара, он видел перед собой простую стеклянную дверь шкафа, которая начала быстро чернеть и наполняться тенью. Очертания книжных томов и стеклянных приборов, стали мутными, круглыми а через миг исчезли и вовсе, оставив после себя матовое стекло вороньего цвета.
  Вор сначала растерялся, произошла слишком неожиданная перемена, чтобы можно было быстро двинуться вперед. В который раз он убедился, что не зря недолюбливает магов, такие изменения ненормальны. Но затем вспомнил напутствия вампира и уверенно протянул вперед руку.
  От стекла оторвалась клякса с размером с большой кулак. Она была похожа на медузу, такая же прозрачная и пульсирующая при каждом движении, но в отличии от морской жительница, клякса замерла на против руки вора и быстро всего за один удар сердца приняла форму дверной ручки.
  Лаур ощутил как похолодело сердце и вспотел лоб. Он сжал ручку в руке и потянул ее на себя. По середине стекла, сразу же пробежала толстая, вертикальная полоса белого света, Лаур потянул сильнее и одна часть стекла трескаясь как лед, отошла назад, повернувшись на невидимых петлях.
  Перед вором оказался закрытый вход.
  Одев перчатку, он оглянул комнату, прощаясь со спокойно обстановкой и быстро нырнул вперед.
  Оказавшись внутри туннеля, первым что он ощутил был воздух. Старый и ленивый, он был похож на старика, не умеющего находить общий язык с молодежью. Имей возможность сюда попасть, свежий ветер быстро бы навел порядок, как приехавший к пожилым родственникам племянник. Но туннели были в первую очередь закрытыми, и не только от посторонних взоров, но и от ветра и солнца. Воздух пах пылью и сырой плесенью, что было вполне ожидаемо для таких помещений. В своей жизни Лауру приходилось нюхать запахи и похуже, стоит лишь вспомнить Мятежные кварталы в столице, чтобы там прожить, требовалась огромная сила к жизни. Другое дело, если бы к этому запаху присоединился солоноватый привкус старого дерева. В этом случаи Лауру понадобилась бы плотная маска, иначе споры грибка попадут в легкие и начнется заражение.
  Но вампир его уверил, что ходы не в таком плачевном состоянии и маска не понадобится, стоит ли говорить что он вновь оказался прав.
  Туннель имел высокий, в два человеческих роста потолок. Широкие стены, чтобы можно было переправлять большое количество людей. Через каждые пять метров, вдоль стен стояли широкие почти в пол метра подпорные колоны, державшие потолок и в случаи боя, позволяющие использовать их как укрытие.
  "Все продумано до мелочей" - подумал Лаур, разглядывая туннель. Дверь за его спиной, в этот момент закрылась, перекрыв тот скудный поток света которые лился сюда через комнату.
  Вор остался в абсолютной темноте.
  На ощупь, стараясь ничего не задеть, он просунул руку в сумку и нащупал прохладную колбу. Эликсир "кошка", Лаур взял его специально для такого случая. Использовать алхимический состав раньше было опасно, "кошка" давала магический фон, который можно ощутить с расстояния в два-три метра. А посвящать вампиров о своем местонахождении Лаур не хотел, Анклав не то место где бы он хотел окончить свои дни.
  Толстые стены закрытых ходов, должны были сбить фон эликсира и скрыть Лаура от взгляда стражи.
  Он вытянул колбу и в два глотка выпил сладкую как мед жидкость. "Все же целителям не помешало бы поучиться у магов алхимии" - подумал он про себя. В те случаи, когда вору приходилось обращаться за помощью к целителям, ему казалось они не получают диплома, пока не научаться делать свои микстуры невыносимыми на вкус. То кислые, что язык сводило судоргой, то прелый вкус сдавливал горло, а иногда и откровенно вонючие. За всю свою жизнь, Лаур не выпил не одного зелье, после которого ему не хотелось бы покончить с собой.
  Да, они здорово лечили и подымали на ноги, но вкус, даже стакан воды из рук целителя имел ужасный вкус.
  Маги могли сделать эликсир на любой вкус и цвет, а если немного приплатишь, то вкус сможешь выбрать сам.
  Лаур ужасно любил сладкое.
  Через минуту микстура начала действовать.
  Окружающая его темнота, отступила на пять метров. Все вокруг казалось зеленым, без каких либо других цветов. Чтобы видеть ночью как днем, нужно покупать весьма дорой амулет, который фонит на добрую сотню метров. Хочешь чтобы не фонил, нужно заказать амулет еще дороже. Спрос и скупость диктовали свои условия.
  Сам Лаур не мог видеть себя со стороны, но знал, что сейчас его зрачки стали желтыми и вертикальными как у кошки.
  По был выложен большими, прямоугольными плитами и покрыт миллиметровым слоем пыли. Но сейчас вопрос о следах был не самым важным. Если все пойдет по плану, к тому моменту когда их обнаружит стража, он будет далеко от Анклава.
  Идти по туннелю оказалось легко. Конечно мешал старый воздух, но это была маленькая плата, за возможность идти в полный рост, а не красться по коридорам как самый последний вор. Последняя мысль, вызвала на губах Лаура легкую улыбку.
  Он шел быстро, иногда разглядывая колоны и потолок, но они оказались везде одинаковыми и уже через десять минут он смотрел только вперед. Туннель не был односторонним, как понял Лаур разглядывая карту, все закрытые ходы, были между собой соединены, но без всякой системы и логики. Чтобы запомнить их расположение требовалось изучать чертежи не одну неделю, которой у него не было. Лаур запомнил лишь куда нужно идти, и куда бежать если план пойдет коту под хвост, хотя последние было сродню смерти.
  Если Анклав подымится на уши, то из него не сбежит даже мышь. Так сказал сам Алория, и у Лаура не было оснований не доверять его словам. Вот и очередной поворот, но в отличии от десятка таких же, которые вор проигнорировал, этот был частью его дороги.
  Лаур свернул, подумав, что иногда четкий план это залог успешного завершения задания.
  Пройдя мимо очередной колоны, он посмотрел на пол и увиденное заставило пожалеть о недавних мыслях. Сглазил.
  Тут пыли было не меньше чем везде, зато она не лежала нетронутым покрывалом, а была истоптана следами от обуви.
  Это новость была не из приятных, оказывается закрытые ходы не настолько закрытые как казалось раньше. Лаур остановился размышляя как это может повлиять на его план.
  Это его и спасло.
  Из соседнего поворота зазвучали голоса, если бы он не стоял на месте то вышел прямо на вампиров и тогда прощай.
  Тело двигалось быстрее чем думал Лаур. Быстрый разворот по оси и прыжок в сторону. Вор спрятался за колонной и ощутил как быстро забилось сердце.
  Голоса приближались, разносясь эхом по пустому туннелю.
  - Он прибыл час назад не известив о своем приезде. - говоривший выплевывал слова, словно ели сдерживал гнев.
  - Не стоило ожидать от него чего-то большего. - второй вампир говорил будто повторял сказанное не один раз. - Нравится строить из себя короля, пусть строит.
  - Ну все же он мог проявить больше осторожности. Он ставит под удар не только себя. - первый успокоился и разговаривал спокойнее.
  - Ты слишком многого от него хочешь, не забывай, он всего лишь человек.
  Говорившие не были стражниками.
  Лаур не выглядывал из своего укрытия опасаясь что его заметят, но в том что вампиры были не простыми солдатами он был полностью уверен. Как он успел сегодня заметить, стражники могли заговорить по двум причинам, когда отдавали приказ или когда докладывали, о том что приказ выполнен.
  Вампиры свернули направо и пошли в противоположную от Лаура сторону.
  - Человек или не человек, не важно, он согласился с нами работать значит принял условие, которые теперь не соблюдает.
  - Придется терпеть, осталось не так уж и много времени, скоро все случится, и можно будет от него избавиться.
  - Избавиться. - с удовольствием повторил первый вампир. - Мне нравиться как звучит это слово. Дальше слов Лаур не расслышал, вампиры ушли вперед и голоса разносились гулким гулом, в котором было тяжело разобрать слова.
  "Слишком много вампиров" - подумал он про себя.
  Лаур привык работать в более спокойных обстановках, когда он проникал в дома, то предварительно выжидал пока в них не останется людей.
  И хотя в Анклаве не было не одного человека, это ему не успокаивало.
  "Хотя нет, один все таки есть. Приехал час назад."
  Но раздумывать о неизвестном, Лаур не стал, не то место. Тем более следовало решить как поступать дальше. Вампиры вышли из хода, который был нужен самому Лауру. То что он их не услышал раньше, могло значить лишь одно, они только что зашли в туннель. А судя по зазубренному куску плана, единственный вход выход в ближайшие пять минут пути был только один, из Зала Совета.
  "Слишком много вампиров"
  Кто знает сколько еще их могло остаться в самом Зале. С другой стороны, если эти двое воспользовались ходом, значит не хотели афишировать свои действия, и Зал Совета, был всего лишь проходом.
  Поворачивать назад только на основе этих догадок, было глупо. Причина недостаточная, но в тоже время острая как стилет.
  Лаур не стал долго ломать голову, а достал из плотно закрытого кармана, единственную свою монету.
  Загадав про себя значение сторон, он подбросил медь верх и поймал когда он летела назад.
  Аверс.
  "Значит вперед"
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"