Lirik: другие произведения.

закат. глава 12.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Ожидание всегда томительно.
   Оно не несет радости и удовольствия.
   Ожидание забирает у человека уверенность и силу.
   Ждать значит покориться обстоятельствам и следовать по дороге случая, вдыхая солоноватый привкус поражения.
   Говорят сильные сами куют свою судьбу. Переворачивают государства, сплетая своими грубыми руками нить судьбы в угодный самим себе узор будущего. Сильные не знают сомнения, они никогда не ждут удобного случая, а сами берут его в свои руки. Именно поэтому век героев короток, как вздох дикой розы. Вдохновенно двигаться вперед, на пролом через жгучие кусты, ветки деревьев или же банальному человеческому предательству легко.
   Это движение в одно направление.
   Ожидать намного сложнее, сидеть на месте или спрятавшись за темным углом дома. Слышать как рядом проходят солдаты и даже твое сбившиеся дыхание может стать песчинкой переполнившей чашу весов.
   Ожидание убивает человека, забирает силу и мужество.
   Алан аар Алория всегда был рад тому, что родился вампиром.
   Ожидание давалось ему не легче чем людям, но зато в по крайней мере природа наградила его намного большим запасом прочности.
   Исполин шел к шестой казарме стараясь не замечать холодную нить, скатывающую сердце.
   Пошел третий день как должен был вернуться Лаур, но вора все не было. Человек пропал как исчезает у банкиров совесть, ты надеешься что она вот-вот проснется и поможет тебе в трудную минуту, но она ушла навсегда, растворяясь в хладнокровии расчетов и выручки. Вампир понимал, что сравнивать своего человека с мифической совестью не серьезно. Но с другой стороны у него не оставалось иного выбора.
   Агенты в Анклаве не могли найти следов пребывания там Лаура. Анклав бурлил, кража не осталась не замеченной, но Совет и Чистокровные не распространяли причин увеличения стражи и поисковых групп. Вампиры привыкли, что кто-нибудь всегда пытается пробраться в Анклав и списали такое поведение на появление очередных авантюристов. То, что Анклав ведет поиски говорило о том, что Лауру удалось сбежать и это вселяло надежду.
   Но не слишком большую.
   Лаур так и не появился, а значит задание провалилось и цель не достигнута.
   Все было напрасно.
   Алан не смог бы достигнуть всего, что он имел на сегодняшний день, думай он таким образом. Пока ему не доложили о трупе вора, все еще имеет смысл.
   Вампир вошел на территорию армейских казарм, кивнул стоящим в карауле солдатам и пошел вдоль длинных, похожих на тела китов строений. Казармы строились с расчетом на отражение внезапной атаки и поэтому они получились не слишком красивыми. Но красота стоит жертв, а король категорически не хотел терять своих солдат. Поэтому солдатам красота не положена.
   По строевой площадке чеканили строевой шаг пехотинцы. Солнце вошло в зенит и смотрело на Пелей сквозь призму серых облаков, давая свет но не тепло. Солдаты были одеты в зимнюю форму, глядя на их красные лица Алан понял что теплая форма их не слишком радует. Командующий капитан громко кричал, высказывая подчиненным за их ошибки. Впереди прошли несколько офицеров, они что то обсуждали, иногда прерывая беседу громким хохотом. Все офицеры громко смеются, это закон. Офицер с тихим голосом это шпион, привыкший к закулисным играм. Настоящий солдат своим приказом должен перекричать грохот битвы.
   Вампир подошел к казарме и остановился перед высокими дверьми. Он все еще размышлял про Лаура и его судьбу. Эти мысли стали частью его жизни еще два дня назад и с тех пор преследовали повсюду.
   Встряхнув головой, он открыл дверь. Нужно было работать и не забывать про свои проблемы.
   На потолке казармы были вставлены огромные квадраты толстого стекла. Дорогое удовольствие, но помогает экономить на факелах и свете. Помещение предназначалось на 75 человек, кровати ровными рядами тянулись вдоль двух стен. Идеально заправленные и приглаженные, они наводили на мысль о злом капрале, следящим за их состояние и стонах новобранцев, заправляющих их по несколько раз в день.
   Стуча каблуком об деревянный пол, Алан прошел в глубь помещения и остановился возле одной из кроватей. От других ее отличало наличие восьмидесяти килограммового тело солдата. Человек лежал на спине и подложив руку под голову разглядывая высокий потолок.
   Самуэль даже не переоделся после возвращения из поездки. Грязные, покрытые сероватой коркой грязи сапоги лежали прямо на кровати, в окружении отколовшихся кусков земли. Поношенные черные штаны из толстой кожи были в каплях серой грязи, учитывая сухую погоду на улице, создавалось впечатление, что он как минимум гулял по южным болотом, воюя со змеями и жабами. Снятая куртка с меховым воротником лежала на соседней кровати. Сам маршал был полностью сосредоточен на потолке, на его лице играла легкая улыбка, прятавшаяся в губах.
   - Я всегда знал что времена, когда ты был простым солдатом были самыми любимыми в твоей жизни. - Алан огляделся вокруг разыскивая табуретку или ящик на который можно было бы сесть.
   Маршал посмотрел на вампира взглядом неудовольствия, как будто его отвлекли от чего особенно важного.
   - В то время я просто махал мечем стараясь делать это побыстрее. Не о каких интригах и ядах тогда и речи не шло. - Он потер свободной рукой гладкий подбородок. - Вот были времена.
   Алан нашел взглядом небольшую табурету под соседней кроватью.
   - Зато сейчас тебе не нужно махать мечем. - сказал он нагибаясь под кровать.
   Самуэль грустно улыбнулся, словно вампир сказал что то обидное.
   - Мы так и не смогли найти следов Оттома. Он как сквозь землю провалился.
   - Или его прикрывают дворяне. - Добавил вампир доставая табуретку. Она было не самой новой, к тому же маленькая и низкая. Но Алан в своей жизни видел вещи и похуже. Он протер ее платком и сел рядом с кроватью. - В ногах правды нет. Пояснил он на вопросительный взгляд Самуэля.
   Тот кивнул и вернулся к делам.
   - Если его укрывают дворяне, это уже заговор, а не простое покушение на Главу Королевской Стражи.
   - Самуэль, - перебил его Исполин. - Я понимаю это тема весьма интересна, но ты бы мог прислать это вместе с посыльным, скажи мне зачем я сюда пришел?
   Маршал убрал руку из под головы, но тут же заменил ее другой. Порывшись в кармане он достал какой то предмет спрятанный в необработанный кусок ткани.
   - Вот для этого. - Маршал протянул предмет вампиру.
   Твердый на ощупь, длинный с маленькими вырезами. И хотя Алан уже понял это такое, но все же задал вопрос.
   - Что это?
   - Ключ. Хороший такой ключ от двойной металлической двери, с защитными заклятиями.
   Алан оценивающе посмотрел на человека.
   - Откуда такие подробности?
   Маршал вновь печально ухмыльнулся.
   - Сам ставил, уж можешь поверить.
   Алан не удивился, он предполагал что-то в этом роде. Все логично, нападение было не простой возможностью поквитаться за одно из многих деяний вампира. Это была часть плана, намного значимее чем убийство Главы Исполинов. И сейчас он держал в руках один из его следующий этапов.
   - Значит теперь ты. Где его взяли?
   - На границе, у купца пряностями. При въезде в город, с телеги слетело колесо, и во одном из ведер стражники его и нашли. И знаешь что самое обидное? Положи он ключ в карман или кошель никто бы не задал и вопроса, а так простая случайность.
   Вампир не согласился со старым другом.
   - Это не обидно, а наоборот хорошо. Это случайность возможно спасла тебе жизнь.
   - Вряд ли, - голос маршала все больше наполнялся меланхолией. - Поняв, что ключа нет и купца взяла стража, исполнители разбегутся.
   - Я все равно направлю ребят для охраны. Что сказал купец?
   - Как знаешь. Обычный контрабандист. Оставили товар в укромном месте, он взялся доставить его в столицу, больше ничего вытащить из него не удалось.
   Алан хотел продолжить разговор, но с улицы послышался быстрый бег. Шум шагов все увеличивался пока наконец в казарму не вбежал запыхавшийся Майкл. Не останавливаясь он добежал прямо до вампира. Его грудь ходила ходуном, словно кто то бил в нее изнутри. Сделав большой глоток воздуха, помощник Алана только и успел произнести.
   - Мы нашли его ..- после этого его легкие протестующе сжались, и вампир широко открыл рот хватая воздух. - Лаур. Мы нашли его,- наконец смог он выдавить.
  
   12.1
   Бал продолжался.
   Люди обсуждали ожившую элизию, восхищаясь мастерством ее мага создателя.
   Вампиры хранили молчание, бросая на людей не слишком добрые взгляды. Думаю каждый из них держал при себе как минимум одно заклятие наготове. Обычно принятие закона это недостаточно для того чтобы что то изменить на самом деле.
   Вампиров приняла Академия, но их не приняли люди.
   Я стоял возле короткой барной стойки, расположенной в одном из дальних углов зала. Людей тут было поменьше, чем возле танцующих и комнат для игр. Рядом со мной стояла немолодая преподавательница как мне удалось узнать Международных отношений. И хотя не разделял мнения касательно необходимости введения такого курса, это не слишком влияло на вещи. Женщина уже которую минуту пыталась убедить свою старую подругу, что у всех мужчин на уме одно и тоже.
   Взяв бокал и бутылку вина я вышел в маленький коридор с несколькими дверьми в боковых стенах. Открыв первую из них я попал в богатую комнату со сложенным диваном, круглым столом и несколькими обшитыми в золото стульями. В гардероб было вмонтировано узкое зеркало. Закрыв спиной дверь я помахал своему отражения и поставил бутылку на стол.
   Александра ушла искать нашего соседа, к тому же она сказала что видела целителя. Алес не был поим другом, поэтому я остался возле бара, а моя любовь пошла утолять свое любопытство.
   Налив себе бокал вина, я сел в мягкий диван и закинул ноги на стоящий рядом пуфик. После танца пальцы на ногах слегка ныли, танцевать это вам не марш бросок делать, тут нужна выдержка посильнее.
   После танца я видел принцессу. И хотя ранее я решил не заводить с ней знакомства, сейчас я находился в раздумьях. Дело было даже не в ее красоте или огне в светлых глазах. Девушка шла в компании своих подруг, как и большая часть гостей первокурсников она обсуждала ожившего на потолке дракона и меня не замечала. Казалось она вообще никого не замечает.
   И я вполне мог ее понять.
   Когда завтрашний день улыбается твоим ожиданиям и не сулит ничего плохого, тяжело замечать кого то еще кроме себя.
   В тот миг как она удалялась я вдруг понял, что от меня может зависеть ее жизнь.
   Мои действия могут лишить ее жизни, а короля смысла продолжать жить.
   И я осознал, что не подхожу для этой роли.
   Я убивал.
   И не считаю убийства чем-то необычным и неприемлемым. У меня на руках нет крови, как любят говорить поэты и лжецы, я не отнимал жизнь и не делал ничего подобного. Смерть это логичный конец любого человека, вампира или илиора. А убийство лишь вынужденная мера сделать этот быстрее.
   Мои убийства были продиктованы желание выжить, а не получить выгоду.
   Для того чтобы защитить принцессу, мне нужно изменить это правило, иначе меня убьют. Только сейчас я это осознал, игры кончились, дорога привела меня к порогу финиша, и до конца оставалось лишь несколько шагов.
   Это меня пугало.
   Дверь издала тонкий скрип.
   Я посмотрел на вошедших и сделал глоток вина. Алкоголь отлично позволил скрыть мое удивление. Я ожидал увидеть здесь почти любого, начиная от Александры и заканчивая той красивой служанкой, разносящей напитки. Но не как не эту троицу.
   - Вот мы и встретились вампир, - с улыбкой произнес толстяк. С нашей последней встречи он не скинул ни одного лишнего килограмма.
   - Не как не ожидал увидеть вас тут уважаемый, - толстяк самодовольно кивнул толстой головой, словно я просил у него прошения. - Я думал это закрытый прием и на него не пускают кого попало.
   Лица всей троицы от ярости побелели. Хотя это должен признать странно, обычно лицо должно краснеть, а не белеть.
   Молодой дворянин сделал шаг вперед.
   - Ты ответишь за свои слова, - его голос, прыгал как заяц, казалось он ели себя сдерживает.
   - Конечно отвечу, уважаемый, - сказал я. - Но с чего вы взяли что это будете вы?
   Девушка вскинула голову верх и с наслаждением произнесла.
   - Потому что сейчас ты умрешь.
   Худой, вроде бы его звали Роткам Нозел, выхватил из ножен короткий кинжал и прорезал перед собой воздух. И только после этого я понял, почему его голос срывался. Он не был взбешен, он просто пытался сдерживать заготовленное несколько часов назад заклинание.
   Воздух передо мной вскипел и зашипел раскаленным металлом. Я ничего не успел сделать. Они все просчитали правильно, в переполненном магией дворце никто не сможет засечь сильную вспышку нижнего пласта и смерть одно из вампиров.
   Меня отбросило назад и впечатало в стенку словно я был мягким игрушечным шариком. Сильная волна магии захватила стоящую рядом мебель, диван разлетелся на несколько частей, пружины позвякивая катились на полу а в воздухе летали белые перья. На полу осталась длинная воронко направленного удара.
   Так же как и шесть лет назад.
   В голове стучала кровь, виски сдавило, а изо рта потекла красная нить крови. Скулы свело спазмом боли. Грудь не двигалась. Я ощутил, как кости врезались в печень и легкое. Тело скручивали накатывающие приступы боли.
   Толстяк подошел и остановился прямо передо мной. Его поросячьи глаза оглядывали мое тело, а на лице расцветало удовольствие и наслаждение.
   - Я же говорил, что ты ответишь за свои слова вампир?
   Я напряг все свои силы и выдавил стоившую мне огромной боли улыбку.
   - Твои мозги заплыли жиром, - я попытался сделать вздох, но казалось легкие уже навсегда превратились в камень. - Идиот.
   Толстяк не рассвирепел как должен был, продолжая улыбаться он взял протянутый другом кинжал и провел лезвием по моему лицу. Одеревеневшие мышцы на это не как не отреагировали. Я ощущал лишь как боль живым комком пульсируем где то глубоко внутри и раздается со всех сторон.
  Из пореза пошла кровь, скатываясь на подбородок она капала на ноги.
   Роткам повернулся к двери и провел ладонью по дереву. Прямо на поверхности, на миг вспыхнул не известный мне знак и сразу же исчез. Запечатал вход, чтобы никто не помешал. Подойдя ближе он стал за спиной толстяка. Его лицо не выражала глубокого восторга от происходящего, скорее оно было напряжено. Не иначе как дворянин наконец начал сомневаться.
   Но как только он заговорил я понял, что в очередной раз моя догадка ушла в молоко.
   - Заканчивай скорей, кто то может зайти в любую минуту. - Его голос не выражал сожаления или каких либо других теплых чувств. Лишь презрительное равнодушие по отношению ко всем кто ниже тебе за положением.
   Толстяк крепче сжал рукоять кинжала. Она полностью скрылась за толстыми пальцами мага. Одной рукой он взял меня за волосы и задер голову, другой медленно, растягивая момент, полоснул по горлу.
  
   Александра посмотрела на свой бокал и подумала который это за сегодня.
   В голове стояло легкое веселье, но девушка списывала его на эйфорию от бала, все таки не каждый день ей доводилось попадать на подобные события. Вино могло лишь разбавить атмосферу и направить ее в нужное русло, но не как не повлиять на настроение вампира.
   Стоящий рядом Виктор поправил волосы и повторил вопрос.
   - Ну так сколько вы уже вместе?
   - Извини, я задумалась, - девушка улыбнулась, чтобы сгладить проступок. - Повтори.
   Виктор кивнул соглашаясь с тем, что она девушка и ей такое поведение свойственно.
   - Сколько вы уже знаете друг друга?
   - Давно. - Александра припомнила свое прошлое и когда будучи еще детьми их только познакомили. Логан тогда много улыбался. - Еще с детства.
   - Это заметно. - Виктор умел подмечать детали. - Вы даже когда идете, кажется что знаете куда ступает нога друг друга.
   - Когда проводишь с кем то долгое время, это оставляет свой отпечаток.
   Виктор задержал взгляд на проходящей мимо девушке в узком платье. Его глаза казалось успели не только пробежаться по ее телу, но и узнать какие то факты из биографии. Но когда он вновь посмотрел на Александру его взгляд был серьезен.
   - Это правда, что говорят о его родителях?
   Вопрос оказался не легче взгляда.
   Александра не знала что ответить. Точнее она знала, но думала что именно следует рассказать. Она уже давно поняла, что верить нельзя не кому. Друзья очень легко могут стать врагами и чем больше ты им расскажешь, тем быстрее они потом тебя съедят.
   - Смотря что именно о них го...- девушка ощутила сильное головокружение, потолок пошел кругом и она потеряла равновесие. Виктор не дремал, быстрый шаг в сторону и Александра упала прямо в его руки. Сильно ломило в груди, сердце как будто пронзили иглой.
   - Александра, ты в порядке? Что случилось? - Виктор смотрел с беспокойством и опаской.
   - Логан, его сейчас убьют.
  
   Больно почти не было.
   Лишь сначала, когда лезвие прикоснулось к горлу. Затем лишь легкий холодок, который сменило нежное тепло. Это кровь, горячая кровь лившаяся из открытой раны.
   Кровь всегда горячая. Даже у вампиров и королей.
   Они стояли и смотрели как я медленно умираю. Боль от удара постепенно начала проходить, она отходила куда то глубоко внутрь и на смену ей приходила легкость.
   Спокойствие.
   Дрожащей рукой я провел по горлу. Человек давно бы умер, но нас не так просто отправить на свидание к мертвым родственникам. Пальцы запачкались кровью.
   Я упал на колени и сосредоточился на исчезающей боли.
   Боль это основа всего сущего. Когда Бог создавал Пелей, он не сделал это из ничего. Вселенная захлебывалась в агонии рождая сотни миров, горячие, расплавленные звезды умирали во вспышке огня, освобождая своей гибелью море энергии, в которой зарождались молодые миры.
   Боль была в каждой клетке моего тела. Она наполняла меня до самых краев, и мне оставалось лишь направить ее в нужном направлении.
   Стоящие рядом дворяне еще не поняли, что в этот момент все кардинально изменилось.
   Последний вздох, сердце в последний раз сжалось и замерло...
   ...в следующий момент оно забилось вдвое быстрее. Татуировка на спине жгла кожу, словно пыталась прогрызть мое тело насквозь. От нее по спине жгутами вен зарождалась жизнь.
   Я не был чистокровным вампиров.
   Смерть родителей наглядно показала мне как мало я могу противопоставить обстоятельствам. Так я начал свои путешествия по материкам. Так появилась татуировка у меня на спине.
   Я поднялся с пола ощущая как одеревеневшие мышцы вновь наполняются жизнью. Кровь вновь побежала по венам, оживляя органы. Сломанные кости с хрустом сдвигались с места, разрывая мышцы они срастались обратно. Рану на горле сжало холодом, я чувствовал как края кожи сходятся вместе. Было очень неприятно.
  Регенерация завершилась очень быстро, это не было особенностью моего организма, одноразовый порыв, возможный лишь благодаря татуировке на спине. Бросок за который потом придется расплачиваться.
   На этом ее полезные качества не заканчивались.
   Новый спазм боли скрутил тело. Но это была не та острая боль, которая приходит от ран. Это была мягкая и обволакивающая истома, граничащая с наслаждением.
   Бурлящий поток силы, пьянящий как поцелуй королевы он заставлял дрожать каждую часть моего организма. Не с чем несравнимое удовольствие, от переполнявшей меня энергии, заставляло подрагивать кончики пальцев.
   Я стоял прямо перед ними, непонятная даже мне самому улыбка растянула губы.
   Троица людей не стала дожидаться окончания. Инстинкт самосохранения был в них развит достаточно хорошо, чтобы толкнуть удивленный мозг на действия.
   Первым не выдержал Роткам. Став сбоку от сестры он сорвал с шеи амулет и активировал фамильный артефакт. Пласты мягко окружили его фигуру принимая форму человека, они закрыли его словно кокон. Полосы магии потрескивая от напряжения кружили вокруг, закрывая любую щель. Человек не думал нападать, животный инстинкт подсказал ему подумать о своей шкуре.
   С него я и начал.
   Резкий прыжок вперед и удар с оттяжкой. Сжатый кулак ощутил сильное сопротивление, магия щита выдержала удар, опалив в ответ кожу на руке. Вспышка от удара огнем прошлась по кисти и побежала дальше по руке, затухнув где-то в плече. Но теперь боли не было, тело еще не отошло от регенерации, нервные окончания реагировали не полностью, заторможенные ощущения одно из последствий магии вериортеров. Поэтому вместо того чтобы отступить назад я продолжил бить дальше. Расширенными от ужаса глазами дворян смотрел как я наношу удары по его щиту. Но страх возник не от меня самого, он как и я видел что вспышки огня становились тусклее и короче. Талисман не выдерживал и медленно подавался моему напору.
   Сестра любила брата. Любила настолько сильно что попыталась ему помочь.
   Ее удар я заметил лишь краем глаза, но этого хватило чтобы приготовится. Она достала короткий кинжал и попыталась ударить в плече. Дворяне не бьют в лица или грудь. Они не хотят вспоминать взгляд своей жертвы или как в последний раз опускалась грудь мертвеца. Я перехватил ее руку и со всей силы локтем ударил в лицо.
   Громкий всхлип и она осела на пол обливаясь кровью из переломанного носа.
   Я посмотрел на дворянина и облизнул губы.
   - Ты будешь следующим.
   Глаза человека в страхе забегали по комнате ища выход, возможность спастись, но ничего не находили.
   - Вильям, сделай что-нибудь!! - его крик не походил на тот голос призрения и равнодушие с которым он вошел в комнату. Теперь он ощутил каково это быть жертвой.
   Толстяк громко выкрикнул заклятие.
   В воздухе повис запах гнили и коры деревьев. Он быстро наполнил комнату оставшись в ней единственным хозяином. Я перевел взгляд на мага.
   Толстяк стоял в стороне от меня и выжидающе смотрел мне за спину. Постепенно по его лицу расползалась радость. Выброшенное заклятие не распалось в пластах, а достигло нужного результата.
   Я оглянулся.
   После моего падения стена оставалась все такой же разгромленной.
  Это был трюк, маг смог отвлечь меня старым как порок приемом. Вместо того чтобы повернуться обратно, я отпрыгнул в сторону. Спину обожгло. Это было похоже на холод, но только без мороза и намного больнее. Мне никогда не отрывало рук или другую часть тела, но я уверен что человек подвергшийся этому испытывает ощущения не намного отличающиеся от моих. Падая на пол я зацепил стул. Твердое дерево больно въелось в грудь, но по сравнению с тем что могло быть это пустяки.
  Не поднимаясь с пола, я зачерпнул магии и как зерно кинул в строну толстяка. Он не успел поставить защиту и заклятие ударило прямо в тело. Красный прочерк света и маг падает на пол. Из глубоких порезов бьет кровь, толстяк пытается закрыть раны толстыми пальцами но у него ничего не выходит. Она струится сквозь щели рук и впитывается в одежду.
  Он падает на ковер.
  Смотря на то как друг обливаясь кровь теряет опору, нервы Роткама не выдержали. Он закричал и ринулся прямо на меня. Я быстро поднялся на ноги, в левой ноге что то хрустнуло и я перестал чувствовать ступню.
  Защита дворянина переливалась синим цветом, пульсировала энергией при каждом движении. Вспомнив нужное заклятие я зубами разорвал вены на правой руке. Собственная кровь на вкус как нектар, которым она и для вампиров не была. Нельзя пить свою кровь, это табу, переступать которое не позволено не кому из вампиров. Иначе безумие и смерть.
  Чем больше наслаждение тем больше за него расплата.
  Но иногда единственное что оставалось у вампира, это его кровь и собственный разум.
  Иногда другого выхода просто не было. Остановить магию старого артефакта я не способен.
  С огромным трудом мне удалось оторваться от крови, она будоражила разум, и манила ярче любых наслаждений. Я произнес заклятие и правую руку окутал голубой туман, словно огонь он пускал длинные языки и тянулся в стороны. Он полностью поглотил кисть, принеся легкое покалывание кожи.
  Человек подбежал почти вплотную ко мне.
  В руке у него был зажат все тот же кинжал. Мне даже стало обидно, что собираясь покончить со мной, они не взяли с собой меча. Но это была лишь мимолетная обида.
  Он не успел даже замахнуться как я нанес удар правой рукой. Туман прошел сквозь пласты защиты подобно тому как червь подозрения приходит в крепкое убеждение. Но все также легко, мой удар прошел в тело человека. Руку окутало мягкое тепло и жидкость. Роткам смотрел на мою кисть вошедшую ему в живот и не мог поверить, он не хотел в это верить.
  У него подогнулись ноги и он упал на колени, моя рука выскочила из раны и ничем не сдерживаемая кровь пошла наружу, заливая ковер она расползалось круглой лужей.
  Я посмотрел на его сестру.
  Девушку сидела прижавшись спиной к стене. Руками они держалась за разбитый нос, стараясь остановить кровь, но теперь к алой жидкости присоединился соленый вкус женских слез. Она смотрела на умирающего брата и не могла сдержать душащих ее чувств.
  Толстяку удалось магией залатать раны, но он не думал продолжать драку. Но вместо слез в его взгляде застыла ненависть. Абсолютно чистая злоба.
  Я перевел взгляд на умирающего. Лицо человека белело на глазах, мне казалось я вижу как песчинки его времени покидают чашу, оставляя после себя пустоту.
  Запах крови дурманил нос и проникал в разум, но испить их кровь нельзя.
  Рана на запястье медленно затягивалась, от тумана не осталось и следа. Толька сильное жжение и больше ничего.
  Опустившись к человеку я произнес.
  - Ты заслуживаешь худшей участи. Запомни это человек. Запомни и вспоминай каждый день.
  Я положил залитую кровью руку ему на голову и сосредоточился.
  
  Молах скучающе смотрел на людей и пытался придумать за что можно посадить любого из них. Игра помогала отвлечься и скоротать оставшееся время. По закону этикета, Академии или кодексу Стражника, он уже не помнил где именно записана подобна глупость, офицер не должен покидать светское мероприятие не ранее чем после 8 часов.
  Следователь достал из кармана часы и откинул крышку. Еще двадцать минут и можно с чистой совестью идти домой. Или в гости к Марианне.
  Тут уж как повезет.
  Не успел он подумать о женщине как она сама появилась рядом с ним. Плавно обойдя гостей бала, она остановилась и поправила платье. Глаза смотрели твердо, а губы дразняще улыбались.
  Молах удивился как раньше не обращал на нее внимания, женщина стоило того чтобы ради нее бросили работу. Где то в глубине холодного мозга следователя, не мага или человека, а именно аналитика, давно родилась мысль что интерес девушки к самому Молаху был не простым влечением женщины к мужчине. Чтобы не делали люди они всегда будут преследовать свои цели, люди эгоисты, только в детстве они это не скрывают, а повзрослев пытаются спрятать глаза и отвести подозрения.
  - Наверное думаешь как бы покинуть это место? - женщина подошла и села с боку от него, закинув ногу на ногу она обвела взглядом людей, - не то место где ты привык бывать.
  - Зачем думать - Молах усмехнулся. Соблазнить его красивыми ногами, такое мог придумать лишь не опытный человек. - Я уже знаю как, осталось меньше пятнадцати минут и я буду свободен.
  - Но чем тебе не нравится тут? Праздничный вечер, красивая музыка выпивка и много людей. Отдыхай и получай удовольствие.
  - Я оперативник Мари, а не светский актер. Если прямо сейчас тут кого-нибудь убьют, ты не представляешь, сколько придется провести опросов и собрать улик. Ты права, тут много людей, и каждый из них будет подозреваемым.
  _ положила бокал на стойку и заглянула в лицо Молаха.
  - Даже я?
  - Даже ты. - Ответил мужчина. Даже деканы и ректоры Академии, даже принцесса Рилиона. И чем больше будет у подозреваемого власти, тем больше у него будет причин пойти на преступление.
  Молах хотел еще раз посмотреть время, повернув в руках часы он открыл крышку и его лицо занемело от глубокого спазма. Боль которую он не чувствовал уже одиннадцать лет вернулась обратно, не такая сильная и острая как тогда, лишь ее далекая часть, но мозг начал следовать по ней все дальше в прошлое и перед глазами человека пронеслись картины страшного пленения.
  Пальцы разжались и часы полетели на мраморный пол.
  Треск бьющегося хронометра отрезвил мозг. Вернул его к настоящему.
  - Что случилось? - в глазах женщины появилась тревога.
  - Тут что-то происходит.
  Не зря Стражники сравнивали следователей с животными. Появившееся в разгаре спора оскорбление не только осталось на долгие годы, но и приняло образ всего следствия. У Молаха не было животного нюха, но это не мешало ему идти по следу. Вокруг шумела музыка, голоса людей гудели словно рой голодных мух, но Молах уже их не слышал. Как впрочем и они его. У каждого своя роль, и не только в жизни, но и в не простые моменты испытаний.
  Его вело прошлое, сирийская магия, раскаленным железом оставила внутри человека глубокий след. Его тело смогло распознать ее даже в Академии, где магией пропитан даже пол и стены.
  Оглянувшись, он заметил что Марианна следует за ним. Но ничего не ощутил, ни радости ни печали. Это будет потом, сейчас у него есть дело.
  Молах вошел в светлый коридор, по сторонам шли двери гостиных комнат. Пламя факелов даже не шевелилось, его питал не воздух, а безликая магия. Перед одной из дверей остановилась красивая девушка и что удивительно его младший помощник. Лицо девушки было злым и решительным, она вырезала на двери не знакомые следователю символы, нож быстро мелькал в умелых руках разрезая дерево.
  - Виктор, что ту происходит? - спросил Молах подойдя ближе к ним.
  Виктор удивленно посмотрел на своего патрона, он не как не ожидал его тут встретить. Но затем удивление прошло и его сменила уверенность и серьезность.
  - Там что то происходит, Александра говорит ее мужа пытаются убить. - Он показал на взглядом на девушку.
  По лицу Молаха прошлась очередная волна старой боли. Он сжал губы и присмотрелся к двери.
  Александра работала быстро, символы уже начали наполнятся силой, проталкиваясь в средний пласт. На двери стояла заклятие, его можно было бы снять, использовав сотую часть задействованных девушкой сил, но это требуется время. А как видно времени у них нет.
  - В сторону! - отрывисто бросила Александра делая шаг назад.
  Ее зрачки стали абсолютно красными, лицо напряглось и мягкие минуту назад черты стали рваными и острыми.
  Вампир.
  В этот момент средний пласт дрогнул, словно в нем, что-то взорвалась. По нему пошли огромные волны, через миг первая из них врезалась в дверь и разбилась о стоящие заклятие. Но это было не все. Волны шли одна за другой, словно морские создания падают на скалы, разбиваясь соленой пеной, они обрушивались на дверь. Не видимая глазу магия пробивала себе путь вперед. По двери побежали трещины, щепки откалывались от дерева падали на пол, рама согнулась принимая давление пласта и дверь подалась, очередная волна навалилась и вместо того чтобы разбиться об защиту, прорвалась вперед выламывая раму и часть стены.
  Не просто вампир.
  Чистокровный.
  Молах не стал над этим раздумывать, делать выводы нужно потом, сначала действия, а потом анализ их последствий.
   Он успел раньше девушки, быстро впрыгнув в комнату, Молах задержал дыхание когда проскакивал через пыль и труху. Мебель внутри была поломана, словно по ней прошелся придирчивый пьяница, на полу лежали два тела. Толстый паренек перемазанный кровью и бледная девушка зажимающая руками кровоточащий нос.
  Сделав еще шаг вперед, он увидел сидевшего на полу вампира сжимающего в руках тело молодого парня, лицо парня было все в крови, а грудь казалось не шевелится. Вампир шевелил губами, и каждый его звук впитывался в верхний пласт словно с жадностью голодного пса.
  Рядом с Молахом остановилась Александра, Виктор только зашел в комнату.
  - Что здесь произошло? - спросил он в никуда.
  Тишину нарушал лишь шепот вампира.
  - Логан, что с тобой?
  Александра попыталась подойти к вампиру, но Молах придержал ее за руку.
  - Он не в себе.
  - Это не вам решать!. - Она попыталась вырвать руку, но Молах держал крепко. - Пустите.
  - Это опасно. - рявкнул Следователь. Он понял, что тут кто-то сильно повздорил и сидевший на полу вампир вышел из себя. Но как это объяснить его жене.
  Вампир продолжал шевелить губами и Молах ощутил как по его телу пробежали мурашки. Он успел лишь перевести взгляд, как вампир резко сдавил череп лежавшего у него на коленях человека рукой и глубоко выдохнул прямо в бледное лицо. Средние пласты живым цветком раскрылись и выпустили из себя синюю, густую как облако пыльцу, она впиталась прямо в кожу лежащему. Тот выгнулся дугой и сделал резкий вздох, как человек выплывший из воды.
  - Что тут черт возьми происходит???
  Молах обернулся и посмотрел на входящих в комнату магов Академии.
  Уйти домой пораньше, теперь точно не выйдет.
  
  12.2.
  Тело человека выглядело плохо.
  На лице засохшая крови и дорожки синих кровоподтеков, разбитые губы с глубокими порезами были все в грязи. Одежда порванная и влажная от впитанной крови. Одна рука сломана и торчит под углом. Было видно, что человек или долго падал вниз или же его волочили по земле как минимум несколько миль.
  В первый момент Алан подумал что Лаур мертв, он был в ужасном виде. Грудь человека подымалась медленно, словно ее сверху придавливали чьи то руки, изо рта вырывались лишь сиплые хрипы и на губах пузырилась кровавая пена.
  Алан побывал не на одной войне, и видел, что Лаур по сути уже мертв. И если его тело еще живет, то лишь по воли случая, а не бурящегося за жизнь организма. Смерть уже держала его руки и ее дыхание охлаждало последние искры жизни.
  - Где его нашли? - тихо спросил Алан. С одной стороны ему было горько на душе, он отправил человека на опасное задание точно зная что тот может погибнуть. Он делал это каждый день, своими приказами вампир похоронил не одну сотню людей. Но это наверное был первый раз когда он наблюдал результат таких решений. Ему была отвратительна не кровь или почти готовый труп лежащий рядом, в кои веки ему был отвратителен он сам. Люди называют такие чувством совестью или сомнениями, но Алан обозначил их для себя по-другому.
  Глупость.
  Просто она многолика и может принимать неожиданные формы.
  Именно его глупость привела человека к такому финалу его жизни.
  Он смотрел на умирающего и думал, а стоит ли все этого стольких смертей. Стоит ли вообще неизвестное будущие усилий и потерь, за что отдавать свое сегодня, если темное завтра от этого не станет ярче и видимей?
  Кажется Самуэль прочел эти мысли по лицу вампира. Он положил руку на плечо Алана:
  - Он знал на что шел.
  Главный Исполин отрицательно покачал головой.
  - Нет, не знал.
  Он не мог знать. Каждый знает лишь минимум, на случай если его схватят.
  Лишь Алан знал все, но его не будут пытаться похитить или взять в плен. Таких как он убивают сразу.
  Рядом стояли солдаты и занимались своим делом. Для них почти мертвый человек был обычным делом.
  Наконец к нему подошел черногвардеец и доложил.
  - Мы наши его в долине в нескольких милях от главной дороги. Он не шевелился. Сначала подумали что мертв, но как только поняли что еще жив, закрыли его куполом и на всех порах сюда.
  Только сейчас Алан увидел линии пентаграммы на полу, в том месте где лежал Лаур, толстые прочерки светлыми линиями горели прямо на камне, магия держала смерть на расстоянии но и она не может это делать вечно.
  - При нем что то было? - спросил Самуэль. Он убил намного больше людей чем живущий в несколько раз дольше его вампир. Поэтому не испытывал к смерти ничего особенного. Алан не удивился бы, поздоровайся сейчас Маршал со стоящей рядом с телом костлявой.
  - Одна лишь сумка, - гвардеец снял с плеча грязную планшетку и протянул вампиру. Затем добавил. - И рядом с ним мы обнаружили много следов, следопыт сказа что это был котер.
  - Можешь быть свободен, - сказал Самуэль солдату. - Интересно. Ты слышал Алан?
  Вампир слышал, но не ответил, он принимал решение.
  Он смотрел на подымающуюся грудь и думал что каждый сиплый вздох будет последним.
  - Алан я понимаю, что он был твоим человеком - на самом деле Маршал не понимал. Самузль умел добиваться победы, а для этого подобные вещи знать было не обязательно. - Но он не последний.
  Опытному маршалу не нравилось такое состояние вампира, в последний раз он видел его таким после смерти сестры. И ничем хорошим это тогда не закончилось.
  - Я слышал тебя Самуэль. Я все слышал. - Алан повернулся в сторону и поискал фигуру своего помощника.
  Он передал сумку другу и присел рядом с Лауром.
  - Посмотри что там внутри, а я пока займусь человеком.
  - Целитель сказал что даже с учетом купола, жить ему осталось не больше четырех часов. - Напомнил маршал, открыв сумку и принялся разбирать содержимое.
  - Это я тоже слышал.
  Для себя вампир все решил еще в тот момент когда зашел в подвал своего особняка. Решение, окончательное действие которое он совершит сформировалось у него сразу же. Оно было спонтанным, импульсивным, сам Алан назвал бы его "человеческим", что в словах старого вампира означало глупость и презрение. Но тем не менее, решение это было окончательным. Вампир не собирался его менять, оставалось лишь чуть-чуть подождать, пока холодный, расчетливый ум Исполина не оставит попыток его изменить.
  Алан вступил в границы пентаграммы, по тело пробежалась легкая волна магии, едва ощутимого движения пласта, магия обволакивала как шелковое одеяло, давала о себе знать но не давила и не старалась оставить намерения вампира. Говорят магия подвластна мысли мага, это не так, она ни кому не подчиняется, она идет на контакт, на встречу, но не пляшет под дудку заклинателя.
  Спиной Алана чувствовал напряженный взгляд своего друга. Маршал смотрел не отрывая глаз от фигуры вампира. Самуэль ощутил что тот что то задумал, он этого не знал точно, фактов не было, лишь эфемерное чувство интуиции билось запертое в клетке, оно почти кричала об изменение в обстановке.
  Вампир опустился на колени, прямо возле тела Лаура. Кровь продолжала выступать из ран, медленно, не уклюже, словно ее заставляли, ее было мало, и с каждым вздохом умирающего человека становилась еще меньше. Лицо перестало бледнеть, на коже стала проступать синева, еще очень слабая почти не заметная в лишенном солнечного света помещении, но вампир прожил слишком долгую жизнь чтобы не предугадать ее появление. Глаза зажмурены, веки трясутся толи от испытываемой боли, толи от ужасного бреда, которым поражено раненное сознание.
  Алан провел рукой по лицу человека ощущая холод и уходящую в никуда жизнь. Смерть не привыкла бороться, она знает что все равно рано или поздно человек будет ей подвластен, поэтому нельзя прекращать бороться.
  Жизнь слишком цена, чтобы просто опускать руки.
  - Освободите помещение, - громко приказал вампир не поворачивая головы. - Майкл останься, мне потребуется твоя помощь.
  - Что ты собираешься делать? - спросил Самуэль. Он смотрел как гвардейцы и стражники быстро выходят из подвала, никто не оставил своих вещей, все было быстро сложено и упаковано.
  Маршал не последовал за ними, он имел право тут находится.
  Что впрочем не давало ему возможности узнать о замыслах вампира.
  - Бороться, - коротко ответил Алан. - Майкл мне нужен круг Ривелла, у тебя минута.
  Майкл замер на месте. Лицо вампира отражало сковавшее его удивление.
  - Вы хотите провести ритуал?
  - Да.
  Алан так и не повернул головы, он внимательно следил за лицом человека словно отсчитывал оставшиеся у него в часах песчинки.
  Помощник Исполина тяжело вздохнул, явно желая что-то сказать, но посмотрев на не подвижную спину командира передумал. Сбросив теплое пальто, он закатил рукава на свитере оголив руки. Затем достал из стоящего неподалеку ящика острую спицу и резким движением проколол указательный палец правой руки.
  И только когда он начал выводить своей кровью линии на плитах пола, Самуэль догадался что собирается делать Алан.
  Он сделал шаг вперед, собираясь схватить друга за плечи, поднять его да как следует встряхнуть. Но неожиданно не смог переступить контуры пентаграммы. Исполин его не пускал.
  - Алан это безумие, - в гневе закричал он стираясь докричаться до разума вампира. - Перерождение запрещено договором.
  Маршал мог бы пробиться через защиту пентаграммы, его силы и опыта хватило бы, но что делать потом? Драться с другом?
  - Это не безумие - ответил Алан. Он наконец встал с колен и повернулся. Самуэль мог по пальцам пересчитать дни когда видел вампира таким спокойным. - И договор не запрещает, просто это считается запрещенным.
  - Это одно и тоже.
  - Не скажи, но все же жизнь не стоит запрета каким бы важным он не был.
  Майкл закончил задание. Теперь на полу расходясь в разные стороны горел не ровный круг. Ярко-красное сияние, похожие на раскаленные железо дышало жаром и даже кажется шипело от переполнявшей его силы.
  Исполин отступил от тела человека.
  Ему предстояло совершить одно из древнейших заклятий вампиров. Старое, возможно намного древнее самих поедатилей крови, оно было той причиной, которая не раз вызывала войны. Чем глубже смотреть в прошлое тем больше там будет тумана незнания. Народ который не знает своего прошлого не имеет будущего, народ который не знает прошлого другого народа не имеет причин на войну с ним.
  Поэтому почти никто не знал истории вампиров.
  Вряд ли сыщется больше полусотни людей во всем Пелее, которые знают что вампиры могут делится бессмертием. Не создавать алчных до крови сумасшедших существ, а именно равных себе. А те кто все же это помнят или точно знают, стараются следить чтобы такого не происходило.
  Бессмертие слишком страшный дар чтобы люди могли перед ним устоять.
  Но как насмешка судьбы, самый запретный ритуал, был очень прост в исполнении. Стоило совершить лишь один шаг, чтобы переступить через границу закона и сдержанности чтобы наделить простого человека душой вампира. От преступления людей защищает не Стража или же боясь неотвратимой расплаты. Их держит в рамках только собственная голова, личная сдержанность и хладнокровие.
  Алан посмотрел на пылающий круг Ривелла. Рисунок накапливал энергию высасывая ее из окружающего пространства как голодный паразит. Энергия это не только пласты и астрал, сила содержится и просто в воздухе, в солнечном тепле и даже в теле другого человека, но ее там слишком мало чтобы можно было использовать в повседневной жизни. Но для рунной магии такая энергия почти идеальна. В подвале сразу же стало холодно, тепло исчезало впитываясь магическим рисунком и при выдохе все чаще появлялись облака горячего пара.
  Алан достал из глубины своей памяти старое заклятие.
  Все лишь одна строка.
  Пять слов из прошлого. Но сколько смертей они успели принести.
  Вампир начал произносить слова, ощущая что пласты сдавливаются как листы дешевой бумаги. Заклятие сминало их, находившиеся рядом с Аланом Майкл и Самуэль чувствовали как пласты трещат и лопаются перемешивая в себе осколки силы.
  Невидимая для простого глаза магия бурлила и пенилась, она была неукротима и лишь сознание мага, его личная уверенность может противостоять ей, позволит стоять на равных и смотреть вглубь бездны.
  От рисунка ударила молния, она прочерком разрезала воздух и вошла точно под сердце вампиру. Алан не ощутил боли, в океане переполнившей его силы таких слов как чувства просто не было.
  Как и не было мыслей.
  Не было прошлого или будущего.
  Лишь он и магия.
  Но где-то на грани сознания, там где скрывается черная зависть или подлость, в том грани переступив которую вернутся назад почти не возможно, мысли остались. Можно дать человеку богатства, вечную жизнь и молодость, но нельзя сделать из него святого. Не возможно избавится от его тяги к вероломству. Поэтому лишь личный эгоизм хранит мага во время сильных заклятий.
  Магия может наделить его могуществом и поработить мозг ложными идеалами, но и она не в силах выжечь в нем жадность и зависть.
  Последние слово заклятия финальным аккордом ударило по астралу и Алан понял что время пришло. Его вены рвались от бушующей в крови силы, сердце давно перешло на сумасшедший бег, по лбу текли полосы пота но разум держался и следил на происходящим.
  Еще один прочерк молнии, на этот раз в кладку стены.
  За ним удары пошли один за другим, магический рисунок больше не мог сдерживать накопившуюся силу и магия вырывалась из оков, пробивая себе путь на свободу.
  Алан присел рядом с уже не дышавшим человеком. Очередной разряд ударил в потолок взорвавшись яркой вспышкой короткого пламени.
  Вампир оскалил клыки и впился в шею Лаура.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"