Lirik: другие произведения.

Закат. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 5 ",
  
  Вокруг стоял туман, простые серые, словно сделанные из ваты облака плавали вокруг со всех сторон. Он был такой же, как и перед воротами, плотный и пышный. Но теперь он не скрывал окружающие, роли поменялись ион сам ее был. Вокруг насколько хватало глаз, текло вязкое море тумана. Сидевший на козлах Дарвин все время говорил, перемешивая страшные богохульства с молитвами он просил, одновременно посылая на головы богов бесконечные проклятие. Открыв переднее окошко я увидел, как он одной рукой правит каретой а другой придерживает шляпу, экипаж казалось летел с невероятной скоростью, ветер бил в лицо и оптикал экипаж.
  Не шума, не света, не проблем.
  Подтверждение простого правила: "Лишь у мертвых не бывает проблем", сейчас было актуально как никогда. В таком месте не может быть ничего живого, как на кладбище, есть воспоминания, обязанности и чувства, но нет живых. Лишь равнодуший, серый камень могильных плит.
  Но вот что-то засвистело, тонкий звук резанул по ушам и все изменилось.
  За окном больше не было давящего на нервы серого безмолвия. Звуки ночного города, глубоко погруженного в объятия сна, тихо заползали и незаметно наполняли экипаж. Свет факелов проскользал через дверные окошка и изгибаясь от движения плавал по нашим лицам.
  Почуяв под ногами привычную землю, лошади успокоились и перестали рвать поводья, короткая поездка оказалась для них слишком большим впечатлением.
  Осматривающая ближайшие дома Александра заметила.
  - Мы на месте.
  - Но на своем ли? - за свой комментарий Алес получил от Александры укоризненный взгляд. Никому не нравиться сарказм, если только он исходит не от тебя самого.
  Дарвин успокаивал лошадей, а я пытался разглядеть сквозь окно куда же нас все-таки занесло. Александра с целителем занимались тем же, примкнув к прохладному стеклу мы внимательно смотрели.
  Ночь всегда лишает возможности для обзора, подавляя свет она подавляет способность видеть, возможность своими собственными глазами удостовериться в истинности утверждений. Именно поэтому попавший в глухую темноту человек быстро попадает под власть страха, он ничему не верит, и его недоверии играет против него самого. Я знал многих сильных и уверенных в себе людей, которые быстро теряли свои выдающиеся качества в тот самый миг когда оказывались в темноте. Не у себя дома, где тебе известна каждая стена и кресло, где даже спящий на подоконнике кот вселяет в тебя уверенность. А среди леса, вокруг голых скелетов деревьев, окруженные треском мелких хищников и под гнетом своего воображения.
  Именно так страх и воображение.
  Эти две составные опровергнули в бегство не одну армию.
  Но я могу видеть в темноте, ночь мне не помеха иногда она даже намного желание бьющего ключом света.
  Острые очертания домов, выступающие карнизы и балконы, словно нахмуренные брови смотрели на улицы. Черные окна, с маленькими зрачками света, не мигая находились под властью своих мыслей.
  - Мы в городе. - наконец сказала моя любовь.
  Не успел я ответить, как снаружи прозвучали голоса людей.
  - Выйдете наружу. - голос у человека звучал уверено, но в то же время с дружеской каплей, без намека на агрессию.
  Две пары глаз уставились прямо на меня. Целитель было заикнулся, что именно он должен выйти, но Александра посмотрела на него так хмуро, что он тут же замолчал. Что ж мне не в первой, вести переговоры я худо-бедно научился.
  - Я быстро.
  Моя любовь лишь кивнула, ничего не сказав в ответ. Стараясь, чтобы целитель не заметил, она положила кисть руки на твердую рукоять узкого кинжала, на миг ее глаза блеснули кровавым закатом, если с той стороны враги, она не станет вести с ними переговоры.
  Снаружи карета обзавелась большими, мешковидными кусками тумана, словно проезжая через густой кисель, на ручках дверей, рейках окон и других угловых конструкциях висели длинные хлопья тумана. Некоторые из них падали на каменную дорогу и медленно расплывались в стороны. Холодная влага сотнями каплей покрывала всю карету, кроме стекол, прозрачные стены остались нетронутыми.
  - Предъявите пропуск. - Я повернулся на голос и тут же замер.
  На меня смотрел доспех.
  Цельный без единого незащищенного места на теле, он был начищен до блеска и отражал горящие вдоль дороги фонари. Металлические пластины защищали все до чего мог дотянутся вражеский меч или кинжал, а места куда не мог дотянутся сам доспех, были прикрыты одетой под него кольчугой, такой же чистой и блестящей. Даже шлем был сплошным, без заклепок и ремешком с буквой Т на лицевой стороне, в узких прорезях я не мог различить даже глаз, лишь сплошная темнота, скрывающая лицо и мысли рыцаря. На плечах были небольшие, острые выступы обезглаливателей, казалось у доспеха за спиной находятся сложенные крылья, и он в любой момент расправит их в стороны. Металлические рукавицы, наколенники и набедренные пластины, все было подогнано под размер человека и казалось, что он вместе с ними и родился на столько природно они смотрелись.
  На блестящем нагруднике, в области сердца была нарисована толстая, красная полоса, находящейся в середине гравированного плетения, которое узором уходило за спину.
  Гвардия Красной Палаты.
  - Предъявите свой пропуск. - повторил вопрос стражник. Дружелюбия в его голосе не убавилось, но вместе с тем, там появилось нетерпение.
  Хотя он больше ничего не сказал и не сделал не единого движения, после повторения приказа, из темноты, с реденькими полосами света, вышел еще один доспех. Как точная копия первого, он ничем не отличался, лишь полоса на груди у него была под трема красными звездами, а окружающий рисунок был более затейливый и сложный.
  Я понятия не имел про какой попуск он говорит, у нас были с собой сопроводительные бумаги и подписанные чиновниками бланки, но они предназначались для таких же самых, черствых как и их табуреты чиновников. Про дежуривших при въезде красногвардейцах мне некто не говорил.
  Но раз Монета провела нас через закрытые ворота, значит, это она во всем виновна. Я протянул первому стражнику маленькую кругляку.
  Гвардеец взял Монета, сжал в вытянутой руке и произнес несколько слов. Металлические пальцы могли удержать любую руку и направленную против владельца силу, но воздух и свет им был не подвластен. Вокруг кисти гвардейца образовался маленький, красный огонь, жилистой струей словно дракон, он пробивался в щели между пальцами и вылетал на волю, вновь быстрое падение и столь же быстрый взлет. Огонь прожигал кисть гвардейца раз девять не меньше, и казалось последний не испытывает по этому поводу никакого дискомфорта. Наконец гравировка на правой стороне груди Гвардейца засветилась золотым светом, в окружающей полутемноте стали четко видны ее длинные, переплетающиеся между собой линии. Огонь взлетел вверх и растворился в воздухе, где-то на уровне лица солдата.
  К запаху утренней прохлады прибавился едва ощутимый вкус ранней росы. Мягкий и мокрый, он приятно щекотал нос. Если бы я не был магом воды, то думаю вряд ли бы смог ощутить эту еле заметную перемену.
  Проведя над монетой не понятные мне манипуляции, он вернул ее обратно.
  - Ваш пропуск подтвержден. Вы приехали одни?
  - Нет нас трое.- Возничего я не считал, слуги и помощники не входят в число объявляемых гостей.
  - Все прибыли по приглашению?
  - Да.
  - Хорошо, - голос звучал все также глухо и ровно как и раньше - вы можете быть свободны.
  Его напарник развернулся и зашагал обратно в ночь, не смотря на обитые металлическими набойника сапоги, ступал он тихо, слышался лишь легкий шорох, как от наждачной бумаги.
  - Разве мы не опоздали? - этот вопрос интересовал мне с того самого момента, как мы остановились перед закрытыми воротами Городка.
  Гвардеец уже развернувшийся чтобы уйти, повернулся обратно. По доспеху пролетела полоса отраженного света.
  - Нет. Пройдемте за мной.
  - Ворота Городка закрываются каждый год в одно и тоже самое число. - объяснил он. - И не открываются до третьего числа первого месяца зимы. Таковы традиции и так записано в анналах Академии. Но занятия начнутся лишь через два дня.
  Мы подошли к двухэтажному дому и остановились возле дверей. По бокам деревянной рамы в железных петлях, горели два, отдающих красноватым светом факела. Гвардеец открыл дверь и просунув голову в внутрь помещения, громко крикнул.
  - Льюс! Подойди к выходу.- закрыв дверь красногвардеец пояснил. - Льюис все вам объяснит.
  Рыцарь направился обратно и через пару секунд скрылся в темноте и тумане. Со своего места я мог видеть нашу карету, она одиноко стояла посреди небольшого перекрестка и наполовину пяталась в ночных тенях.
  Дверь передо мной открылась и на улицу вышел худой мужчина с большими очками на носу. Я посторонился давая ему место. В руках он держал несколько папок с вылезающими листами.
  - Меня зовут Льис Мальтрот, я старший писарь. - Голос у него был сухой, выветренный временем, но очень четкий и хорошо поставленный, городским чиновникам часто приходиться делать рапорты по окончанию рабочих кварталов и не редко зачитывать их результаты вслух. Льс лсегка щурился, даже света факелов ему было много, как и всякий писарь он привык к маленькому огарку свечи освещающему лишь пергамент и перо в руке. Одет он был лишь в легкий плащ, поверх тонкой кофты- Вот все необходимые документы.
  Он протянул мне три папки перевязанные толстой полосой кожи.
   - Свод законов Городка, карта и остальное, что может вам понадобиться во время учебы, советую ознакомиться. Сможете избежать многих проблем. - освободив руки Льюис спрятал руки в карманах, что поделать не любят чиновники свежего воздуха, здоровый образ жизни законом не предусмотрен.
  - Были инциденты?
  - Несколько недоразумений, - ответил он, мне показалось, что это не вся история, а лишь маленькая ее часть. - не более, обычное дело для любого города.
  Я не стал заострять на этом внимание, местные новости можно узнать и потом, сейчас меня интересовала другое. Перебросив папки под мышку, я спросил.
  - Как мы попали в Город? Я думал ворота закрываются на совсем.
  Пожевав немного губами Льюис сказал.
  - Так записано в древних анналах. Но это очень практично, не все могут с точностью до дня распланировать свою время и предугадать погоду. Иногда есть нужда выйти из Городка и много разных случаев, не записанных в анналах. Поэтому, каждый житель Городка имеет при себе пропуск, обычно он делается в виде кольца и носиться на указательном пальце левой руки. Пропуск позволяет проходить сквозь ворота в любое время, стоит лишь сделать записать у караульных постов. Пропуск закреплен за определенным человеком и не может работать у другого владельца, всем поступающим вместе с письмом о зачислении, в конверте высылается Пропуск.
  Очень удобно придумано, плохо, что в других городах Рилиона нельзя так сделать, подобная магия требует колоссальных затратов силы, а где ее может быть больше чем в Академии.
  - Вампирам тоже отправляли Пропуски?
  Льюис удивленно на меня посмотрел
  - Конечно, я же сказал всем зачисленным. Это один из законов Академии. Еще будут вопросы?
  Человек продрог до нитки и хотел по быстрее вернуться в наполненное теплом помещение, мои вопросы лишь делали его все холоднее. При чем в буквальном смысле.
  - Всего один. Вампиров поселили вместе с людьми?
  Только теперь Льюис заметил что перед ним стоит не просто опоздавший на учебу студент, но и вампир, это открытие не прибавило ему веселье. Писаря начала бить легкая дробь, и я не знал, происходит это от страха или же, все дело в холоде.
  - Нет. Вампиры и вериортеры поселены в отдельное общежитие. - голос как и его тело дрожал. Льюис громко шмыгнул носом, вытер его рукавом длиной рубашки. - Днем не забудьте навестить своего старосту, он должен внести вас в списки. Все доброго.
  Писарь открыл дверь и скрылся в глубине дома. Пламя на факелах ровно качнулась в сторону и затем вернулась обратно. Ночной город, будь счастлив, я прибыл.
  
  
  На первый взгляд Городок не был похож на то самое место, где живут маги. Люди слаживали про него сотни истории и пару десятков легенд, приписывали ему множество не объяснимых событий и каждый раз, когда в небе падала звезда, люди говорили, что это происки магов, что еще одна печать слетела с замка Падшего. В который раз я убедился, что правды в подобных историях не больше чем совести у столичных чиновников. Городок вряд ли бы получил первое место в конкурсе самый магический город Пелея, он не дотянул бы и до пятого.
  Переливаясь светом и искрясь яркими звездами, по аллеям не бегали мифические звери. В воздухе не летали Драконы и не пускали струи горячего огня, на головы не успевших убежать горожан, и даже коротконогие лепреконы не дергали за сапоги наездников и не предлагали что-нибудь купить.
  Вполне обычная улица, уставшего от дневной суеты города. Тихая и мягкая как покрывало, она окутывала весь Городок, так и хотелось уснуть прямо в ней, и спать до самого рассвета, лежать до тех пор, пока лучи солнца не нагреют голову. По дороге не ходили люди, их место занял туман, словно морская волна он переливался под легкими порывами ветра. Солнце еще не взошло, только редкие фонари, треща, освещали улицы, дальние дома виднелись без окон и дверей, с большого расстояния они казались цельными, однородными кусками камня.
  Целитель с интересом рассматривал Городок через прорези в шторах, экипаж катил медленно, возничий не подхлестывал лошадей, опасаясь незнакомого города.
  Александра держала такой вид, словно Городок принадлежит лично ей и ничего большего она от него не ожидает.
  Приглядевшись к фонарям я заметил, что они попали под влияние магической инициативы магов, привычное пламя горело необычно ровно и стабильно, словно им кто-то управлял. Подобную магию применяют на юге, где большая территория земель покрыта горами и выступающими в моря скалами, ветер там такое же обычное явление, как у нас мошенники и прохиндеи. Местные маги зачаровывали фонарные столбы заклятиями, чтобы те могли светить хоть круглые сутки, причем маги могли регулировать огонь, делая его ярче или тусклее, в зависимости от ситуации. Еще одним полезным свойством подобных фонарей было то, что огонь на них менял цвет, если рядом использовалась магия, это здорово помогало местной страже во время ночных происшествий. Но думаю, в Городке подобную особенность не использовали, вокруг слишком много магии чтобы можно было определить ее точный источник.
  Мы выехали на очередной перекресток. Я сверился с картой, перекресток был помечен на ней синей линией, и отмечен как одна из главных дорог, рядом немного правее на карте красным цветом стоял большой дом, подписанный как Посольство. Попытка разглядеть его среди серых очертаний зданий через окно, окончилась провалом, на улице было слишком темно.
  Дядя не хотел, чтобы мы жили в общежитии вместе с другими представителями Анклава. Возможно, он опасался влияния на нас других Домов, а может быть просто привык четко разделять людей на своих и чужих. Я не знал причин такого решения, но они меня не слишком то и волновали. Понять Алана Алорию, мог только Алан Алория. Но как бы там не было, дядя снял нам отдельный дом, оплатив проживание до конца первого семестра. Не на целый год, я лишь на первое полугодие, аар Алан не верил, что ситуация с покушением на принцессу затянуться так долго. Зачем в таком случаи тратить лишние деньги?
  - Дорогая, напомни мне адрес.
  Александра полезла в лежащую под ногами сумку, немного покопавшись в ней, она достала сложенный в несколько раз листок бумаги.
  - Улица Кортеса 11. - прочла она вслух.
  - Вы живете в собственно доме? - Алес отвлекся от вида за окном. Его вопрос был понятен, дома в Городке стоили дороже чем в Рилионе.
  Намного дороже.
  Если бы я приехал сюда для того чтобы, действительно учиться, а не следить за королевским чадом, то вряд ли бы смог снять себе дом, подобную прорву денег я лучше потрачу в каком-нибудь борделе, если конечно перед этим придумаю, как избавиться на время от Александры, она немного ревнивая.
  Сам Алес во время практики будет жить в общежитии на этаже для старших курсов.
  - Нет. - Александра спрятала бумажку обратно в сумку. - Мы снимаем несколько комнат.
  Аар Алан обещал оплатить нам целый этаж. Все равно за все платила королевская казна. Дядя мог бы снять и целый дом, лишь природная расчетливость не позволила ему потратить столько чужих денег.
  - Сегодня переночуешь у нас, а завтра отправишься заселяться в общежитие. Хоть это и обитель магов, ночью ходить в одиночку не стоит.
  - Знание, знание и еще раз знание. - буркнул Алес, как и любой уважающий себя студент он не любил учиться.
  Я нашел нужную улицу довольно быстро, карта оказалась очень точной, с пометками в нужных местах и нумерацией домов под названием улиц. Местная власть очень внимательно следила за своими налогоплательщиками.
  - Далеко еще? - поинтересовалась Александра. Толи она скучала, толи хотела спать, но некая сонливость в ее голосе присутствовала.
  Я посмотрел на масштаб карты, сделал приблизительные расчеты в уме и ответил:
  - Не очень, минут 15-20.
  По сравнению с теми часами, что мы провели внутри экипажа во время поездки, двадцать минут действительно было немного. Получив распоряжении куда ехать, Дарвин свернул влево и наш путь продолжился.
  Я вспомнил, что мне говорил Льюис по поводу ворот и Пропусков, судя по всему, Алес тоже должен был получить Пропуск.
  - Алес. - спросил я целителя. - а где твой Пропуск?
  Видно он знал, о чем я спрашиваю, так как не ничего не спросил и не выглядел удивленным моим вопросом. Он еще внимательней принялся смотреть в окно, будто старался не замечать повисшего в воздухе вопроса.
  - Я потер его в лесу. - наконец соврал он, врать как и сражаться с сумасшедшими постояльцами Алес не умел. - Во время последней ночевки.
  Не иначе как украли, или проиграл в карты, что вообщем то одно и тоже. Одинокого путешественника в пути ожидают не только разбойники с мечами. Лишить человека золота желают многие, включая близких родственников и любящую жену.
  - Смотрите, что там происходит!
  Александра указала рукой в правое окно. Снаружи, в переулке между двумя домами топтались люди и горели красные, алхимические факелы стражников. Не горящие под дождем и не склоняющиеся под ветром они намного лучше разгоняли окружающий улицу туман, чем обычный огонь. Помимо стражников я заметил пару красногвардейцев, их цельный доспех блестел и не двигался, казалось они тут для того, чтобы защищать людей от притаившихся в ночи врагов. Двое рыцарей стояли рядом с трясущимся молодым мужчиной, он взахлеб что-то рассказывал ближайшему стражнику, который делал быстрые заметки на листе бумаги. Чуть дальше, возле горящего факела на земле было накинуто черное покрывало, почти полностью лежащие под туманом. Возле него на корточках сидел седой мужчина с закрытыми глазами и массировал свои веки. Но что запомнилось больше всего это лай собак, три рвущихся с поводка животный гавкали не переставая, красные языки мелькали между рядами острых зубов, а их лай был похож на крик, как будто они хотели что-то сказать, а глупые люди не их понимали.
  Не люблю собак, собаки не жалуют вампиров, и мы платим им той же монетой. В отличии от людей, их голос нельзя заглушить звоном золотых монет.
  Карета ехала дальше, наполненный людьми переулок оказался позади.
  - Что это было? - первым спросил Алес, мы отъехали метров на сто, прежде чем он решился задать вопрос. Целитель прислонился к окну и словно мальчишка глядел вслед исчезающему переулку.
  - Думаю опять кого-то убили . - будничным тоном, словно речь шла о пересоленном обеде, ответила Александра. Ее интерес к переулку никуда не исчез, просто она не хотела его показывать, она из тех подозрительных людей, которые не доверяют даже своему отражению в зеркале.
  - Я думал в Городке все будет по-другому. - Алес выглядел опечаленным, как и большинство людей он считал Городок чем-то необычным, волшебным, местом где сбываются мечты и отсутствует печаль. Ведь магия в глазах людей могла выполнить любое их желание. И именно из-за последнего, их мечтам не суждено сбыться, мечты у всех разные.
  Люди всегда остаются людьми. Дарованная им магия не избавляет от убийства, она лишь делает его более сложным и интригующем. Делом, намного интересным, чем банальное прокалывание тела старым ножом.
  Вампиры друг друга не убивали, в по крайней мере аристократы и чистокровные. Упыри класса А и В не в счет, они явление переходное, занимающие равно столько времени, сколько нужно Охотникам чтобы до них добраться. Хотя это и не означат, что мы не убиваем друг друга вообще, просто интриги и золото позволяют делать это чужими руками.
  - Здесь есть золото, власть и женщины. А что еще нужно для убийства?
  Вопрос Александры остался без ответа, Алес не знал что сказать, а мне было наплевать, эту правду жизни я узнал еще шесть лет назад.
  
  Сказать, что ночной Город отличается от дневного Городка, значит сравнить трехсотлетние вино с только что забродивший брагой. Этикетка у них одинаковая, но букет, боже, букет будет очень разным.
  Дома сняли вечернюю пижаму и теперь гордо возвышались над головами, поблескивая читсыми окнами и железными перилами на балконах. Обычно в городах большая часть домов однотипны, их одинаковость столь привычное явление, что почти не замечается. Городские управы не желает тратить лишние деньги и оплачивать услуги архитекторов, а разработка новых форм и конструкций стоит не дешево. Конечно, среди дворян все обстоит иначе, носители благородных титулов имеют в карманах деньги, чтобы нанимать архитекторов и дизайнеров, расписывать свои потолки кистями знаменитейших художников. Но дворяне это всегда меньшинство, пусть даже и обвернутое в золотую обложку.
  Шагая по улицам Городка, казалось, что все дома принадлежали дворянам и высшим коронованным особам. Они были самые разнообразные, неповоротливые стили давних эпох стояли рядом с быстрыми и стройными новшествами строительного искусства.
  Ажурные окна, мозайчатое стекло, великолепной работы галереи на крышах многоэтажных зданий, расписанные фризы под карнизами... и многое другое, мелкими деталями составляющие общую картину города.
  Город был красив, как может быть красива улыбающаяся тебе женщина в утренних лучах солнца, привальные формы домов дополняли друг друга, а улицы незаметно вливались одна в другую, идя по ним можно было не заметить как пройдешь несколько кварталов. Оглядываясь по сторонам, я засомневался в своем мнении о низости стен и ставке магов на свою силу. Думаю не один человек не решиться отдать приказ о разрушении такого места.
  Выспавшись в новых комнатах дома, мы с Александрой решили навестить нашего старосту. Целитель покинул нас как только мы оказались на улице, ему нужно было еще зайти в Дом Управления чтобы восстановить свои "потерянные" документы.
  Наш же с Александрой путь лежал в Особняк бывшей ставки офицерского состава Красногвардейцев. Именно туда маги решили поселить всех нелюдей, прибывших для обучения. Там же и жил яр Париус Квален.
  Карта показывала, что идти было долго, почти семь улиц, но выглянув утром в окно, Александра предложила пройтись пешком, погода стояла чудесная, а тело после долгой скачки требовало движения.
  Сейчас мы проходили мимо городского театра имени Гаала. Огромное, многоярусное сооружение даже на первый взгляд могло вместить около тысячи человек. Театр имел три входа, главный расположенный в центре, широкий и просторный, способный пропустить пять человек идущих в ряд, и два боковых, предназначенных для проезда внутрь на экипажах. Большие, выше двух метров окна на первом этаже, тянущиеся вдоль галерей, были чисто вымыты и блестели отражая идущих по делам людей.
  На самой крыше театра стояли мифические звери Пелея, сидящие на задних лапах грифоны со сложенными за спиной каменными крыльями, химеры с раскрытыми в оскале зубастыми пастями, демоны замерившие перед прыжком, как будто рука архитектора не вырезала форму из камня, а заточила демона в бесконечность, в самый разгар его охоты. Солнце не жалея поливало фигуры светом, стирая бока и делая камень живым существом. Все фигуры объединяло одно, выражение лиц, не злобное и кровожадное как могло показаться. А гордое, смелое, наполненное непоколебимой уверенностью в своей силе. Словно, каменные статуи были запечатаны перед самым началом неминуемой битвы, глядя прямо в глаза бездны с достоинством и силой.
  Людей на улице было много. Если возле театра больше внимание привлекали яркие афиши, предстоящего выступления, то чуть дальше от него густые толпы людей спешили по своим делам, шли на работу, грабили идущего рядом или же думали про вкусный завтрак, пока у них незаметно срезают кошели. Были конечно и такие кто просто гулял по холодному воздуху, наслаждаясь последними пока еще немного теплыми лучами солнца. Под ногами хрустели сухие листья деревьев, уборщики с утра успели замести улицу, но всего за час деревья подкинули им новую роботу. Но листья будут лежать на дороге до следующего утра. В них будут прыгать дети, смеясь и крича разбрасывая желтые пергаменты в разные стороны. Ими будет кружить ветер, перенося по улицам, словно подвыпивший извозчик.
  Из-за холодного, морозного ветра у многих прохожих на глазах выступали слезы, люди окутывали горло и часть лица длинными шарфами, но холоду все было не почем. Он пришел в Городок и не желал отступать не на шаг.
  Александра потерла одетыми в перчатки руками друг об друга.
  - Красивый город. Но я бы не смогла в нем жить. - Она смотрела на ходящих рядом людей без любопытства, с уверенностью каменных горгулий. Люди казалось не замечали двух прогуливающихся по городу вампиров, толи им было все равно, толи они не считали это чем то выдающимся, вот если бы мы прямо по среди улицы решили позавтракать и загрызли бы пару тройку прохожих, тогда совсем другое дело, а так.
  - Слишком скучно для тебя?
  Вместо ответа она толкнула меня локтем в ребро, и хотя ткань одежды смягчила удар, было очень больно. Не дав ей убрать руку обратно, я перехватил ее кисть и взял руку под локоть.
  - Скорее слишком много впечатлений в одном месте. Могу поспорить, тут никого банально не режут ножом в переулке. Слишком много разных традиций и религий.
  - Ты слишком рано делаешь выводы. Мы еще толком и не огляделись тут.
  Александра провела взглядом за проходящим рядом илеором. Трехрукий житель западных провинций, шел в вразвалочку, походкой никуда не спешащего существа.
  - Может быть и так, но ты и сам знаешь, первое мнение самое правильное и верное.
  - Если только ты не адвокат, тогда твое первое мнение никто не должен узнать. - Моя любовь попыталась повторить удар локтем, но тут-то я был уже на чеку.
  - Тут живут десятки разных по рождению и убеждениям людей - Сказал я. Мы перешли дорогу и вышли на улицу Медиков, через миг я увидел на доме первую вывеску целителей. Название, улица получила не просто так.
  Впереди, между домов был виден край черной крыши, судя по карте там располагался особняк офицерского состава Красногвардейцев. - Нужно просто привыкнуть, иначе город съест тебя целиком.
  - Не успеет. - На лице Александры расползлась задорная улыбка - Мы тут на долго не застрянем, отец оплатил лишь первый семестр.
  Улыбающаяся Александра привлекала к себе взгляды не только мужчин, но и женщин. Люди засматривались на мою любовь, лица их светлели и воображение играло привлекательные картины. Но затем они замечали меня, и воображение рисовало мою скорую кончину.
  - Аар Алан слишком сильно любит свои деньги чтобы отдавать их магам.
  Запахи свежеиспеченных булок переплетался с ароматами холодной осени, приятно щекотал нос и кружился вокруг нас. Мой завтрак не успел еще перевариться, а желудок уже начал бурчать отвечая на вкусные запахи.
  Мы свернули с главной улицы в сторону и пошли по узкой дороге извивающейся идущей между двумя рядами домов.
  Через пару минут я остановился перед целью нашего маленького путешествия.
  Масляно черное здание поблескивая под лучами солнца смотрелась внушительно. Трехэтажный особняк, выстроенный из черного камня, с белыми вставками плит и декоративных колон, грозно смотрел на улицу большими окнами с красными шторами. Было видно, что особняк раньше принадлежал военным, здание было похоже на офицерский парадный мундир, такой же чистый, гладко выглаженный, подтянутый и обвешанный наградами в виде красивых окон.
  - Впечатляет. - тихо сказала Александра.
  - Не удивлюсь если в качестве дворецкого у них тут призрак бывшего генерала. Такое здание просто не может быть без призрака. - Теперь хоть стало понятно, почему общежитие охраняло лишь шестеро стражников. Двое несли караул при входе, и две пара пары других патрулировали во внутреннем дворе. Такое здание охраняло само себя, да и слава по городу про него думаю ходила соответствующая.
  Кованные ворота в виде ветвей гибкой ивы были закрыты, но расположенная с боку калитка пропустила нас без всяких проблем. Широкая, уложенная камнем дорога, уютные ведущие в сады и парк тропинки, чистый газон с парой тройкой желтых листьев и подстриженные кусты. На всем этом чувствовалась рука заботы и ежедневной работы, сомневаюсь, что вампиры занимаются подобными вещами, если конечно они не сошли с ума.
  Пока мы шли к дверям я заметил, что на каждом десятом выложенном на дороге камне, стоит клеймо. Три звезды под полной луной. Знак Гвардии. Но если так, то выходит военные построили дом за свои собственные деньги? Хотели независимости или же власть не захотела спонсировать усиление солдат в городе магов? Интересно было бы узнать правду.
  Александра недолго рассматривала стоящих по обе стороны двери стражников. Серьезные лица, начищенный доспех и внимательные глаза следящие за улицей. Ничего выдающегося. В Городке не могло быть других солдат. Она взяла зажатое в пасти дракона металлическое кольцо и трижды ударила им по двери.
  Пока мы ожидали когда нам откроют двери я заметил быстрый взгляд одного из стражников кинутый на Александру. На ней был приталенный плащ, обрисовующий хорошую фигуру и сапоги на каблуке, на таких далеко не убежишь, но мы ведь не дома, кого опасаться? Через миг солдат продолжал смотреть вперед, словно и не проявлял только что своего внимание, хотя может так оно и было. Вдруг у него просто с детства косоглазие?
  Я не услышал шагов с другой стороны двери, но не прошло и трех минут, как в них звонко щелкнуло и ручка повернулась. Приветствовал нас как и следовало ожидать дворецкий, и взгляд его был как и стоило ожидать подозрительный. Это характерная черта всех дворецких. Кто бы не пришел в гости, он будет в нем лишним. Дворецкий смотрел на нас как на непрошеных гостей, которыми, если поразмыслить мы и были. Белая, накрохмалиная рубашка, черные под стать дому жилетка и штаны. Кисти рук скрывались под белыми перчатками, которые казалось были продолжением рукавов. Дворецкий был массивный, не достигающий того веса, когда хочется сказать огромный, но перешедший за грань большого. Думаю бывший солдат, в отставке или ушедший в запас. Это подтверждало грубые, прямые черты лица и плавные движения рук, казалось, ты внимательно за ними следишь, но через миг руки терялись из виду из виду. На носу дворецкий носил очки, тонкое стекло было вставлено в золотую оправу, и сквозь него на нас смотрели карие глаза.
  - Чем могу вам помочь господа?
  Тон его был вежливый и соблюдающий приличия, но меня так просто не проведешь, таким же тоном он мог отдать приказ о нашей расправе, караулившим дверь солдатам.
  Александра как более привыкшая к переговорам ответила за нас двоих.
  - Господа желают видеть яра Париуса Квалена. - дворецкий занимал свою должность очень давно, он не стал говорить что яр занят или находить далеко от сюда, подобные отговорки это первое с чем вам предстоит столкнуться если вы пришли в дом предварительно не записавшись или не предупредив хозяев, о своем везите. И я был готов, что дворецкий поступит именно так, но в который раз оказался не прав. Дворецкий заметил у Александры быструю смену цвет глаз, и сумел сделать правильные выводы.
  Вампиры пришли к вампиру.
  Проводив нас в большой холл, он ушел, чтобы доложить о нашем приходе Старосте.
  - Неплохо они здесь устроились. - Александра осматривала просторный холл и крутила по сторонам головой. Часть окон была зашторена, свет прорезал помещение единичными лучами, но, не смотря на это было довольно светло. Казалось тень в этом доме не такая темная, как я привык ее видеть.
  Главной, широкой лестницы ведущий на второй этаж не было, в этом доме первоначально не планировали устраивать балы, и встречать гостей стоя на ступеньках попивая прохладное шампанское. Вампиры думаю тоже не изменять традициям дома, не потому что не любят пышных вечеров, а потому что люди не любят вампиров.
  Вместо привычной большой лестницы, вверх вели две лестницы поменьше. Начинаясь в разных сторонах холла, они полукругом соединялись на втором этаже, между ними возвещалась статуя. Высокий мужчина, с завязанными глазами в одной руке сжимал короткий меч, а другой держал заваливающиеся в одну сторону весы.
  Лукард - бог правосудия и слепого возмездия.
  По легенде раньше чаши весов в его левой руке не переполняли друг друга и были равны, но грехи совершаемые людьми со временем превысили их добрые поступки, после этого чаши весов пошатнулись. Говорят, что на далеком севере в Мифриловых горах стоит храм Лукарда, и там находиться поставленные богом весы, которые каждый день движутся и отмечают человеческие поступки. Когда чаша со скверной коснется земли, наступит апокалипсис.
  Одна из многих блуждающих в умах легенд предвещающая конец человечества.
  Мы вампиры останемся жить, мы все с ног до головы атеисты.
  На стенах висели картины, я не смог рассмотреть изображений, но думаю они были под стать дому, мужественные и смелые, держащий в себе момент какой-нибудь битвы или баталии.
  Не смотря на холодный ветер, в доме было тепло, мягкий жар, не навящиво обволакивал кожу и приносил чувство спокойствия и уюта, будто ты находишься у себя дома. Тепло наполняло дом и было одним из его неотъемлемых качеств, крепкие окна недавно поменяли, и они еще не успели приобрести лазейки для ветра в виде толстых щелей. Именно благодаря теплу вышедшая из боковой двери девушка была одета лишь в легкое домашнее платье, а не соответствующий погоде свитер. В одной руке она держала бокал с чем-то густым, а второй теребила длинный локон белых волос.
  Дойдя до середины холла, она наконец нас заметила, девушка оставалось на месте и удивлено спросила:
  - Гости? - в ее голосе было столько искреннего недоумения, словно она впервые увидела кого-то кроме собственного отражения в зеркале.
  Отсутствие дворецкого затягивалось, Александра расстегнула пуговицы плаща и села на стоящий возле стенки мягкий пуфик. Я как представитель сильной половины остался стоять, врага лучше встречать стоя. Девушке Александра уделила не намного больше внимания, чем стражникам. Она продолжала рассматривать просторный холл.
  - Можно сказать и так. - мама учила меня быть воспитанным и класть под подушку кинжал, на случай если воспитание не поможет.
  Девушка подошла ближе я смог разглядеть молодое, без единой морщинки милое личико.
  - Мы к яру Квалену.
  Поставив недопитый бокал на полку, она кивнула.
  - А, к Парису, вы во время он сейчас в доме. - Девушка подошла к нам.
  Теперь я смог хорошенько ее рассмотреть. Узкие словно прищуренные глаза, маленький аккуратный нос и полные, красные губы. Мечта, а не лицо. Впечатление усиливали длинные, белые волосы, не зачесанные назад, а падающие на хрупкие плечи и подчеркивающие красивую шею. Бледная, не привыкшая к солнцу кожа, могла сказать, как и то, что девушка не любит гулять на свежем воздухе, так и то, что она предпочитает убивать своих врагов чужими руками, не выходя из дома.
  - Мы на это очень надеялись - соврал я. Направляясь сюда мы даже не предполагали что Старосты не будет в доме. Где он еще мог быть в самом деле? Разве что пить кровь в соседнем переулке, но тогда бы стражники его давно заметили бы и заранее нас предупредили.
  Хотя с ней говорил я, девушка уделила больше внимания Александре. Та небрежность, с которой вела себя моя любовь, задели молодую хозяйку дома. Она считала себя значимой фигурой, и от части, была права. В первую волну поступающих, отправляли не всех попало, Анклав отбирал кандидатуры и внимательно следил за будущими студентами, попав сюда, вампиры могли собой гордиться, ведь на них полагались, им доверяли. Но жизнь научила меня простому правилу, нет такой фигуры, которую нельзя было бы разменять как пешку.
  Мысли Александры были попроще. "На месте хозяев я бы открыла шторы. Приятно находится в напольным солнцем теплом доме, когда на улице холодно". Она не была зазнобой и никогда не перегибала со свойственным всем женщинам высокомерием. Как и любая женщина она конечно же считала что мужчины созданы лишь для того чтобы удовлетворять их маленькие прихоти, имя которым было бесконечность. Но в отличии от большинства думающих таким образом, она была достаточно умна чтобы иногда забывать про эту теорию, или относиться к ее формулировке в с большой гибкостью. Ради достижения цели, она могла поступиться даже своими принципами, если конечно цель того стоила.
  Но наблюдающая за ней молодая на вид девушка это всего не знала, она, я надеюсь не умела читать мысли и делала выводы из того что видела. А видела она полное игнорирование своей особы.
  Обстановку разрядила открывающаяся входная дверь. И как не странно, дворецкого том не было, хотя зачем дворецкий если у тебя есть собственный ключ?
  Вместе с двумя парнями в дом ворвался короткий набег ветра, который застрял в густом тепле, еще в коридоре. Голоса людей, стук копыт, хлопок разбившего об землю горшка, все эти звуки на короткий миг, тихо прошмыгнули внутрь, напомнив мне, что я не дома в безлюдных горах, а почти в центре Городка, уважаемой обители магов.
  Тихо переговариваясь, в холл вошли двое молодых вериортеров.
  Один большой, широкоплечий с широкими скулами на лице и глубоко посажеными глазами, был одет в короткую куртку с меховым воротником и темно серые штаны заправленные в глубокие сапоги. Его голова была наголо выбрита, на чистой коже была выведена татуировка, четкая с острыми углами, она переходила на затылок и спускалась вниз за шею. Парень был моего роста, но казался намного выше, даже теплая одежда не могла скрыть его мышц и дышащую силой грудь. Сколько бы вы не пытались, вы никогда не найдете покрытого жиром оборотня, их просто не существует в природе, она против таких созданий. Глаза смотрели подозрительно с ноткой провокации внутри, я даже понимал почему, имея такие руки, можно было попытаться напасть на того сумасшедшего маньяка.
  Его спутник был полной противоположностью, не уступая в росте, он терял позиции в весе. Худой, наверное быстрый и резкий, он был одет в точно такую же одежду как и первый. В их лицах я заметил некоторую схожесть, я бы даже сказал родственность. Но к сожаления я слишком плохо знаю вериортеров чтобы судить о их родственных связях.
  Не останавливаясь, они прошли мимо нас и свернули в левый коридор, лишь пара быстрых взглядов свидетельствовали о том, что они все нас заметили.
  - Не люблю этих варваров. - поделилась своим мнением девушка. Она смотрела им в спины и хмурила брови.- Сущие звери, глядишь так и укусят.
  Видно она плохо знала вериортеров, любой знакомый с ними знает, вериортеры не кусают, они или убивают или идут мимо, третьего не дано.
  - Вериортеры не нападают без причин, вожди кланов не поощряют подобное поведение.
  Девушка кокетливо мне улыбнулась.
  - Откуда вы это знаете?
  Мне хотелось сказать, что вину всему логика, какой человек, вампир или вериортер будет поощрять убийство, но передумал. Девушка может не оценить моего тонкого чувства юмора.
  Со второго этаже, по лестнице спустился дворецкий, замерев на почтительном расстоянии он произнес.
  - Яр Париус готов вас принять.
  Молодая дама бросила на него сердитый взгляд, дворецкий помешал ее разговору.
  Грациозно поднявшись Александра повернулась к слуге.
  - Наконец то, мы уже заждались.
  В ответ дворецкий использовал мой прием, он промолчал. Девушку Александра вниманием не удостоила.
  Слуга развернулся и не спеша пошел впереди, провожая нас до Старосты.
  - Был рад с вами пообщаться. - сказал я на последок.
  - Надеюсь мы еще встретимся. - я оглянулся и получил жаркий взгляд в ответ.
  Догнать Александру труда не составило. Дворецкий шел медленно, словно у него болели ноги, руки и зубы вместе взятые. Он выполнял один из самых старых приказов относящихся к непрошеным гостям. "Утоми их, чтобы впредь были вежливее"
  Но мы знали правила этой игры и не возмущались.
  - Что ты про нее знаешь? - В отличии от встретившей нас в холе девушки, я понял, что Александра отмалчивалась не просто так. С того самого момента как она увидела молоденькую особу с бокалом в руке, на ее лбу поселилась задумчивая морщинка.
  - Я не вправе судить, но в документах отца она указана как вторая дочь яра Заора.
  - Заор, знакомая фамилия.
  Что-то плавало в маленькой бухте мыслей, но я не как не мог это подсечь это что-то и вытянуть на поверхность.
  - Рональд Заор, во время войны восемь лет назад, он отдал приказ на уничтожение восьми деревень вместе со всеми жителями. - Александра говорила полушепотом, но даже так я смог ощутить ее злость.
  - Это была война.
  Слабый аргумент для оправдания приказа яра Заора, но я и не стремился очистить его грязное имя. Александре нужно было высказаться, поделиться своими мыслями, но просто так она этого никогда не сделает. Нужна причина. Ведь близкие люди для того и нужны, чтобы давать тебе причины.
  - Они все были мирными жителями, Логан, простые люди не держащие в руках ничего страшнее плуга и лопаты. Чем они были опасны? Как они могли помешать коронным полкам регулярной армии? Мы не убийцы, Логан, мы пьем кровь, но не проливаем ее. Заор, доказал всем обратное.
  Вампиры уже давно не пьют кровь напрямую с людей. Покупать кровь за деньги и по собственному желанию намного проще и удобнее, чем прятаться в глухой ночи и поджидать какого-нибудь бедолагу.
  - Его наказали за жесткость - сказал я. - Хотя странный поступок для яра, торговцы не любят кровь.
  - Лишение воинского звания и увольнение из армии, недостаточное наказание. - и добавила через пару шагов - А что касается его поступка, по крови он "лор", покинул Дом Итор после женитьбы на Малиоре Заор.
  Александра не признавала наказания, неравноценное совершенному поступку. Даже приговори Совет Рональда Заора к смертной казни, она оказалась бы не удовлетворена, ведь он убил сотни жизней, его смерть не равноценный обмен за такой поступок.
  Выговорившись, моя любовь немного остыла. Котел остыл и огонь уменьшился. Александра не понаслышке знает цену жизни. Шрам на ее спине, молчаливо не позволяет этого забыть.
  - А на счет дочери, ты уверена?
  Александра внимательно на меня посмотрела, словно удивленная моим вопросом. Но все же ответила.
  - В характеристике довольно есть четкое описание, не большой рост, белые волосы и многое другое, на что ты обратил внимание.
  - Ты думаешь, яблоко от яблони упало не далеко?
  - Как бы далеко она не упало. У яблока с яблоней одни корни.
  Вегетарианцы наверняка бы с ней поспорили, но я любил мясо и предпочитал не заниматься чтением моралей. Нести слово своего убеждения в массы я никогда не хотел, а переубедить Александру можно лишь одним способом, ударить по голове и быстро убежать пока она не очнется. По понятным причинам я к нему не часто прибегаю, не люблю бегать.
  Дворецкий вел нас по длинному коридору, затем свернул вправо и остановился перед обычной коричневой дверью. Дав нам время оценить ее простоту, он плавным движением руки надавил на ручку, пружина треснула и дверь медленно открылась. Дворецкий сделал приглашающий жест.
  - Прошу.
  Первой вошла Александра, уверенным шагом хозяина не только всего дома но и всех проживающих в нем мышей, она зашла в комнату Старосты.
  Как и черная жилетка походила на черный цокольный камень дома, так и комната была под стать двери.
  Простая.
  Окна выходили на восток и свет солнца здесь чувствовал себя намного свободнее чем в холле. Перед большим шкафом с книгами и свитками возле стены, стоял письменный стол и кресло. На столе лежали ровные стопки бумаги, чернильница, лезвие кинжала без рукояти и много разной мелочи. Рядом со столом располагались простые стулья для посетителей. Еще один шкаф подпирал боковую стену, деревянные двери были плотно закрыты, и маленькая скважина для замка, говорила, что так просто шкаф свои секреты не расскажет. Не думаю что там скрывается что-то важное, максимум что в него можно засунуть, это один труп не растолстевшего от сальной жизни добропорядочного гражданина. Мягкий диван, чуть меньший по размеру чем обычный, пара кресел возле камина. Стена в которую он был сложен была не зашпаклевана, гладкий, коричневый кирпич заменял обои и визуально увеличивал объем камина. В одном из кресел сидел яр Периус Квален.
  Младше меня на пять лет он выглядел даже старше моего возраста. Высокий лоб, узкие скулы, тонкая линия губ и колючие, синие глаза смотрящие внимательно и остро. Длинные волосы, как и подобает чистокровному вампиру, зачесаны назад. На нем была теплая синяя рубашка и брюки старого пошива с широкими штанинами.
  Войдя в комнату я сразу же ощутил как голову окутала чья-то воля. Не трудно догадаться кто решил покопаться в чужих мыслях.
  Моя защита не могла сдерживать его долгое время, пара минут, это максиму за который мне не дано перешагнуть. Все-таки магия разума намного тяжелее и коварнее воды к которой я привык, без природного таланта изучать разум нет никакого смысла. Все равно ничего не поймешь.
  Но я не зря семь лет месил пыль по дорогам разных континентов, сверх могущим магом я конечно не стал, но что намного важнее, я научился десяткам разных мелочей. Мелочи не играют решающий роли, от них зависит целиком вся пьеса. Человеческая хитрость и цинизм намного сильнее грубой силы, бьющей в лоб.
  Перед тем как выйти из дома сегодня утром я использовал один из советом, который узнал пару лет назад.
  Мысли подобны цветам, намного ярче они смотреться по одиночке.
  Простое плетение, заставляло меня все время вспоминать какой-то не нужный эпизод из моего прошлого. Как я не старался о чем-то подумать, мой мозг упорно пытался вспомнить как звали мою прабабушку по материнской линии. Туже самую процедуру я провел и с Александрой, судя по ней, ненужные истории в ее детстве были не редкость.
  Мое заклятие не могло выдержать прямого удара мага Разума, Клемент был в состоянии смять нашу защиту банально надавив силой, но это было бы с его стороны проявлением не гостеприимства. Не думаю что вампир хотел устроить драку при первой же встречи.
  Не найдя в моей голове ничего кроме воспоминаний о старой, давно погибшей прабабушке, чужая воля исчезла.
  Вампир резко поднялся, подошел к своему столу и представился.
  - Я ожидал вас еще вчера. - он едва заметно махнул дворецкому рукой, и тот тихо вышел из комнаты. - Должно быть, дорога выдалась несколько труднее.
  Голос у него был поставлен хорошо, ровный, четкий, но с заметной хрипотой. Ему не хватало реального опыта. Когда приходится громко кричать и требовать выполнения команды, когда голос срывается, но ты продолжаешь кричать и требовать.
  - Нас задержали дела. - Александра без приглашения села в одно из кресел и положила руки на мягкие подлокотники.
  Глаза Старосты на миг зло блеснули, вокруг них начала образовываться легкая дымка магии разума, но вампир быстро взял себя в руки.
  - Реск Милевар говорил, что вы не чтите традиции. - Это было не утверждение, а скорее неудовольствие от подобного поведения.
  Младший по положению должен подчиняться старшему. Это не прописанная истина любой организации или иерархической лестницы. Вампир считал, что мы находимся с ним в одной лодке и он является ее неизменным капитаном.
  - Вассал моего вассала не мой вассал.
  Старая поговорка должна сбить с него немного спеси. Если бы я приехал суда обучаться по собственному желанию, без рекомендации дяди, то вынужден был бы ему подчиняться, так как он был наделен Советом полномочиями и ответственностью. Но мы приехали сюда как отдельные представители и я имел полное право игнорировать его приказы.
  - Никогда не любил эту пословицу. - ответил мне яр Квален. - Вассалы слишком не надежны, могут предать и ударить спину. Родственники, вот кто должен охранять твою спину. И вдвоем подтверждаете эту мысль
  Хитрый интриган, намекал на свою родню, и ее связи в Анклаве. Он думает, что нас это должно впечатлить, не сомневаюсь, что для того, чтобы получить такое назначение его родственникам было не обойтись без внушительных связей в Совете. Но в этом вопросе дядя надежно прикрывал нашу спину.
  Он не мигая смотрел на меня ожидая ответа, но я молчал.
  Что я могу сказать ему про родственников? Многое.
  Что я хочу ему сказать? Ничего.
  - Мы с Логаном исключения из правил. - сказала Александра. - Наша родственная связь слишком мала чтобы воспринимать ее всерьез.
  Маг разума молчал, обдумывал сказанное и услышанное, искал двое дно и пытался найти в словах спрятанные намеки. Наконец он присел на свой стол и сказал.
  Первое правило дипломатии гласит: "Всегда говори, твои враги все равно тебе не поверят"
  - Ваши документы прибыли с курьером пару дней назад. - я не сразу заметил резкую смену темы. Или же он сдался или оставил спор для любителей полемики. Думаю что второе, все любят поспорить, поэтому встретить молчаливого собеседника в наше время большая редкость. - Расписание на первый семестр и пригласительные на бал получите при выходе у Бенарда. Сегодня я буду в Академии и внесу вас в списки.
  Выходит у дворецкого есть имя, не думал что такому добродушному человеку оно необходимо. Но вернемся к нашим проблемам.
  - Какой бал? - вопрос мы Александрой произнесли одновременно.
  - В честь открытия учебного сезона, Академия утраивает бал, для всех поступивших. - яр говорил неспешно, наслаждаясь своей инициативой и осведомленностью. - Там будет почти весь первый курс этого семестра.
  - А не слишком ли это? - Александра не могла найти причин по которым Академия должна устроить подобный прием. В то, что целью бала было подчеркнуть торжественность дня, она конечно же не верила. - Устраивать целый бал.
  Квален пожал плечами, словно был обычным человеком.
  - Я не знаю, не мне судить о поступках Академии. Есть факт, а причины можете поискать сами, у меня хватает дел и без этого.
  - Где будет происходить бал?
  Вампир удивлено на меня посмотрел:
  - В Академии конечно же, где же еще?
  Я думал маги не захотят, чтобы в их обители происходили громкие события и набивалась куча народа, которая с каждым выпитым бокалом становится все глупее и глупее. Выходит магом было на это наплевать, или же они просто не будут подавать спиртные напитки, я улыбнулся представив ошарашенные и испуганные лица гостей, узнавших, что пить можно только воду и сок.
  - Я слышал в Городке были пара стычек между людьми и нелюдями.
  Высказывая подобную мысль, я стрелял в темноте. По большей части я опирался на недосказанность слов, встретившегося на моем пути Льюиса, именно на его слова я и полагался. Зачем мне это нужно? Просто, иногда полезно знать из-за чего на тебя могут напасть прямо посреди улицы.
  - Стычек было не много, - голос у вампира стал усталым, мне показалось, что он уже успел ощутить последствия этих конфликтов. - Всего две. В обоих случаях причиной, послужили Чистые.
  - Они и сюда добрались? Я думал маги не пустят их в Городок .
  Чистые.
  Фанатики выступающие за очищение Пелея от всех нелюдей, они считают, что нужно огнем и мечем выжечь всю нашу братию, и стереть даже воспоминания о нас.
  Одно их дальних ответвление канонической церкви, образовавшее свой самостоятельный орден. Если бы его тайно, не поддерживали деньгам некоторые государства, то движение Чистых давно бы уже сошли на нет. Но золото стабильно поступало в их карманы, и фанатики продолжали портить жизнь всем нелюдям.
  - Их тут не много. - успокоил нас яр. - Не больше двух десятков. Они приехали еще летом и заняли один из восточных домов. Думаю их приезд связан с новым указом Академии.
  - Надеюсь никто не пострадал?
  Если вампиры или вериотреры кого-нибудь убили, у местных жителе могло сложится о нас предвзятое представление, не хотелось бы ходить по городу в сопровождении подозрительных взглядов.
  - Нет, Чистые получили пару переломов и синяков, но наши, - он выделил это слово, - братья не увлекались, они понимают, чем может обернуться подобное поведение.
  Намеки, сплошные намеки. казалось Квален не мог сказать что-то прямым текстом, и извивался как только это возможно.
  - Вы получили письмо от отца?
  Вопрос Александры прозвучал не уместно, он вклинился в разговор, как будто яр очень долго скрывался от ответа.
  - Лишь намек, что дело связано с принцессой. - Квалес скривился, играть в открытую он явно не любил.
  Отвечая дочери одного из влиятельнейших вампиров Рилиона, Кваолен придерживался нейтралитета, но было заметно, что ему не нравится такое положение вещей. Вынужденная необходимость отвечать на вопросы его явна раздражала. Конечно, он мог молчать или вообще не пустить нас в дом, но тогда бы его жизнь во многом зависала бы от Академии, всего лишь один провал, и он упадет так низко, что рожденный ползать будет летать перед ним.
  - И какова ваша позиция? - Если он сейчас начнет юлить значить он получил приказ в случаи необходимости оказать нам помощь. Если начнет говорить много и непонятно, тогда к нему пришло как минимум два письма. Одно с приказом о подчинении из Анклава, а второе с комментариями от своего отца.
  Как и у всякого дипломата, ответ яра Квалена не относился к вопросу.
  - Анклав наделил меня полномочиями и властью, правом следить за поведением вампиров и защищать наши интересы в Академии. - Наши, не ваши, это скрывалось между его строк.
  Глупая ситуация.
  Все это похоже на карточный домик построенный на растянутой по среди промости нити.
  Анклав расположен на территории Рилиона, и хотя он является самостоятельным государством в государстве, вампиры придерживаются политики короля, принимая его сторону во время территориальных конфликтов, и выполняя некоторые его приказы. Так было положено сотню лет назад, так и остается посей день. У нас, у вампиров, как таково не было своих интересов, нам не нужен весь мир, и мы не страдаем мание величия считая себя первой расой. Люди перестали нас бояться и успели смириться с нашим существованием, отказ от поливания крови и закупка ее за деньги помогло привыкнуть им жить с нами в соседстве. Находились исключения, некоторые вампиры продолжали иногда убивать людей и утолять свое жажду, но большинство из них делали это тайно, не навлекая на Анклав подозрений. Теперь же с открытие дверей Академии для детей ночи, ситуация изменились, причем ситуация с принцессой затягивала эти изменения в тугой узел. Анклав получил возможность расширить свое влияние, а следовательно в ближайшем будущем разжиться новыми капиталами, и тут столкнулись интересы Рилиона в виде принцессы, Анклава в виде группы вампиров отправленных на обучение и интересы уже внутри самого Анклава, между Домами вампиров. Каждый хотел защитить свое мнение и оставить позиции максимально выгодными. Меньше всех конечно рисковал король, его заботит лишь безопасность дочери, грызня в Анклаве его мало интересует. Но вот сами старейшины ходят по опасной дороге, не всем, но половине из них точно известно о ситуации вокруг наследнице престола. И том чем грозит им ее печальное завершение. Никто не говорит правды или отвечает на вопросы, все хотят сохранить положение вещей, но в тоже время сделать так чтобы не оказалось недовольных. Чтобы всегда оставалась возможность сказать: "Вы думали я это имел ввиду? Вовсе нет, это было лишь простым совпадение"
   Карточный домик в котором прячется ассасин, и который может упасть в пропасть от одной единой ошибки.
  - Мы рады это слышать - сказал я. - Приятно знать что наша безопасность находиться в ваших руках.
  Если он думал избежать нашей проблемы, то он ошибался. Квален может не помогать мне в поиске убийцы или в вопросах не касающихся Анклава, но вот если мне будет угрожать опасность, то он вынужден будет помочь брату по крови. А Двадцать вампиров это двадцать вампиров, они могут изменить ход покушения.
  - Мне интересно, в Городке присутствуют только сформированная анклавом группа или есть и другие вампиры? - по сонным глазам Александры я понял, что она хочет скорее закончить разговор. Все что хотела она узнала, теперь стоит все обдумать.
  - Помимо группы, тут около десятка вампиров, они живут или работают здесь уже долгое время. Но я имею на них меньше влияния, хотя в некоторых вопросах они вынуждены прислушаться к моему слову.
  Моя любовь поднялась с кресла, с хрустом потянулась, довольная улыбка появилась у нее на лице, приятная истома пробежала по и разогнала кровь.
  - Спасибо что приняли нас яр Квален, . - она даже не оглянулась чтобы произнести слова в лицо вампиру. Квален мог видеть лишь ее спину. - надеюсь мы не слишком отвлекли вас от дел.
  Я поднялся с дивана, поправил штаны и длинное пальто. Перчатки лежали в кармане и ждали своего часа, когда я выйду на улицу.
  - Спасибо что уделили нам внимание, яр Квален.
  Мои благодарности не дошли до слуха вампира, так в по крайней мере казалось со стороны, он даже не посмотрел на меня. Все его внимание было приковано к спину Александры. Она наплевала на все правила этикета, во время разговора вела себя как будто общалась с заурядным прохожим, которых можно встретить тысячи тысяч, стоит лишь выйти на улицу. Она показала, что считает вампира одним из этой тысячи.
  Простым смертным.
  Так думал сам Квален и так казалось со стороны.
  Но так не было на самом деле.
  "Действительность это ширма, под которой скрывается правда"
  Александра его провоцировала, на гнев, на резкость или грубость, на любую яркую эмоцию, которую он мог проявить. Во время разговора староста был спокоен и собран, лишь в самом начале он позволил себе немного гнева, но потов исправил положение.
  Время прямых войн и лобовых атак давно миновали, оно осталось в памяти людей, в легендах и сказках передавалось из поколения в поколение, хранилось в самый пыльных углах библиотек, запечатленное на сухих листках пергамента. Теперь мы стали другими, скинули шкуры варваров и надели костюмы цивилизованных отношений, выдумали ряд правил и нарекли их законами, загнали самих себя в рамки за которые нельзя выступать. Но мы лишь сменили маски, спрятав жажду к власти и деньгам более глубоко, под замки невозмутимости и спокойствия.
  Но как и любая тайна, рано или поздно становиться явью, внутренняя жажда иногда пробивается наружу.
  Как бы мы не старались и не прятали это чувство даже от самих себя, старое как мир желание срывало замки и смотрело на мир сквозь наши глаза.
  Яркие эмоции, бурлящий котел из разных чувств, самое лучшее средство чтобы ослабить замки вашего собеседника, разозлите его, и он сам покажет вам свою истинную сущность.
  Мы с Александрой хотели вывести старосту из рамок невозмутимости и попытаться прощупать его как личность, понять как он будет себя вести и чего стоит он него ожидать.
  Но в синих глазах яра Квалены были простые, человеческие эмоции. Удивление подобным поведением, презрение к такой низкой личности и злость, на нас, за хамство и на самого себя, за то что вынужден это терпеть.
  Александра открыла дверь и скрылась в коридоре. Лишь после того как ее фигура исчезла за стеной, Квлен отвел взгляд и посмотрел на меня.
  - Всего доброго, не забудьте забрать у Бенарда документы. - голос его был такой же ровный. Он поправил воротник рубашки и развернулся к шкафу, давая понять, что разговор окончен. Последнее слово осталось за ним, но слова не деньги, пусть забирает..
  Я вышел в коридор, и через пару секунд подошел к лестнице. Внизу стояла Александра в компании дворецкого, последний как раз передавал ей худую папку и что-то говорил. Я могу ошибаться но в последние время я только и делаю что получая какие-то документы, у меня в комнате сложилась уже целая гора этих самих бумаг, такое ощущение что я развожусь.
  Александра, что-то резко сказала и дворецкий замолчал укоризненно посмотрев на нее сквозь стекло очков. Моя любовь развернулась и пошла к выходу.
  За тот час, что мы провели в доме, на улице ничего не изменилось, все таже пара караульных. Их мечи не покрывались слоем засохшей крови, а перед крыльцом не лежали трупы врагом так и не сумевших пробраться в дом.
  - Ты сегодня просто очаровательна. Умеешь произвести впечатление. - сказал я. Мы вышли через калитку и пошли по дороге вдоль дома.
   - Этот чистолюбивец не будет нам помогать. Хорошо если он не зарежет принцессу при первом же удобном случаи.
  - Совет так далеко не зайдет, - гипотеза Александры не выдержала моей критики. - Он понимает всю серьезность ситуации. А он пляшет под их дудку.
  - Раз понимает, то к чему тогда весь этот цирк? Почему не прислать сюда одного из опытных вампиров. Того же Тонкада к примеру. Он не раз участвовал в подобных ситуациях, и накопил порядочный опыт.
  - Это политика. Как говорил один иностранный помощник короля: "Политика это лоно в котором зреет война". Совет сделал ставку на молодое поколение, дал ему шанс проявить себя. К тому же если затея с Академией провалится, будет проще наказать десяток юнцов, чем жертвовать опытными специалистами.
  Александра поплотней подняла воротник и застегнула верхнюю пуговицу. Пара локонов выбилась из прически и теперь холодный ветер играли ими как нитями паутины. Александру это очень раздражало.
  - Все равно, ситуация слишком серьезна чтобы доверять ее разрешение такому молодому вампиру. И ладно если бы он был вечи или на худой конец реском. Но яр, Логан, все оказалось в руках торговца.
  Не сомневаюсь что Дом Милерон подошел бы намного лучше чем Каддо, но специфические законы Академии, запрещают учиться ранее обучаемым магом.
  - Никто не знал что за принцессой будет охотиться ассасин. - сказал я. - Воевать внутри городка Совет не собирался, а для заполнения отчетов и соблюдением правил торговец подойдет лучше всего.
  Александра оглянулась по сторонам, как будто что-то искала.
  - Еще этот ассасин, будь он не ладен. Пошли чего-нибудь выпьем, этот холод и наш Староста наводят на меня тоску.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"