Lirik: другие произведения.

Закат. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Тот, кто утверждает, что самое ужасное утро, которое может наступить, это утро с похмелья, просто не умеет весело проводить время. Потому что не одна, даже самая громкая и веселая вечеринка не сравниться с тем ощущением невесомости, которое ты испытываешь после заклятия в спину. Про невесомость я упомянул не случайно, в своих путешествиях мне уже доводилось падать с большой высоты, и должен признать, открыв утром глаза, я подумал, что лечу или падаю. Сердце на миг остановилось, тело кинуло в холодный пот, а язык прилип к небу. Голова не болела, только слегка гудела, как после хорошего удара, но в целом работала нормально.
  Осмотревшись вокруг, я узнал знакомую обстановку нашей с Александрой комнаты. Это вселяло надежду. Значит я дома, а не в гостях у какого-нибудь любителя порезать живых людей. Мысль о крови, напомнила о недавних событиях в приятном ресторане со страны название "За пазухой у Джо", я вспомнил, как потерял сознание прямо посреди улицы.
  Пошевелив левой ногой, а затем и руками, и не ощутив при этом знакомой боли, мое настроение поднялось вверх на пару ступеней. Чем бы в меня не попали Чистые, это уже прошло. Или закончилось. Но как говорит один мой знакомый, от перестановки золотых сумма взятки не меняется, а значит, я должен быть здоровым.
  Вставать с кровати было лень, но выйти из комнаты было нужно, потому что сами собой новости просто так в мою комнату не прейдут. Александра, небось, где-то спит, а дворецкий слишком воспитан, чтобы заходить в наши покои без нашего разрешение. И как назло, занимающий первый этаж сосед, еще не въехал.
  А значит, нужно вставать.
  Не успел я поднять свое измученное туловище, как Великолепная Богиня отвечающая в эту неделю за мою удачу, решила реабилитироваться за вчерашний промах в баре. В комнату без стука вошел Дарвин.
  В удобной кофте и домашних штанах, он шел, что-то тихо напивая себе под нос. В руках слуга держал стопку моей одежды. С опозданием я заглянул под одеяло и не нашел на себе не единого куска ткани.
  Лечение лучше проводиться на голове тело.
  Дарвин уже дошел до середины комнаты когда, наконец, увидел меня.
  - О, аар Логан. Я думал вы еще спите, не хотел вас беспокоить. Извините что разбудил. - Время, проведенное в доме, пошло ему на пользу, он сбрил свою неуклюжую бороду и даже как-то посветлел лицом.
  - Ничего страшного Дарвин, я не спал. А почему ты здесь? Я думал ты уже на пол пут от дядиной виллы.
  Когда вчера мы с Александрой уходили на прогулку к старосте, Дарвин как раз собирался в обратную дорогу. Свое задание он выполнил, доставил нас в Городок и должен был вернуться на место работы.
  Слуга аккуратно положил мои вещи на стул рядом с кроватью, и объяснил.
  - Когда вы вчера отправились в город, я решил немного поспать перед поездкой. И так получилось, что спал я прямо, до самого вечера. - Дарвин не старался оправдываться, так, будто провинился, он просто рассказывал как было дело. - Но когда госпожа Александра пришла сюда таща вас на себе, я решил повременить с отправкой домой. Вилла вашего дяди не слишком популярное место, гости там столь же редки, как и честные люди. Пару дней они прекрасно обойдутся и без меня.
  - Спасибо Дарвин.
  И хотя я не знал, чем именно он помогал вчера Александре, но в том, что он оказал помощь, я не сомневался. Кто-то же должен был, затащить меня в кровать, сбегать за целителем, привести его сюда, проследить за работой и так далее в том же порядке. Александра все это не потянула бы. А наш дворецкий, не производил на меня впечатление живчика, когда я увидел его в первый раз, то подумал, что он был рожден первой женщиной на Пеле, настолько старым он выглядел.
  - Не за что сер.
  - Ты не знаешь где сейчас госпожа Александра?
  Дарвин отошел на пару шагов назад и собрался уже уходить.
  - Она завтракает на первом этаже с целителем и вашим новым соседом с первого этажа.
  - С соседом? - достаточно поспать пару часов как тут же что-то происходить. - Он давно заехал?
  Слуга почесал рукой голову и прикинул приблизительное время.
  - Ну, где-то спустя час или два после вашего ухода. Точно сказать не могу, я спал.
  - Ладно, это не важно, спасибо, что принес одежду, можешь быть свободным.
  - Сказать госпоже Александре, что вы проснулись?
  - Не нужно.
  Дарвин поклонился и вышел из комнаты. Дверь аккуратно закрылась и в комнате наступила тишина. Я посмотрел на стоящие в углу большие часы. Он больше были похожи на шкаф чем на хронометр. Не удивлюсь, если окажется, что они начали отчитывать свой бег, со дня сотворения Пелея. Стрелка показывала полдевятого. Значит не так уж и много я проспал.
  День только начинается.
  С одной стороны вставать не хотелось, тело требовало отдыха, не смотря на то, что ничего больше не болело, мышцы спины были в истоме, как после целого дня тяжелой работы. Кровать была такая мягкая и теплая, что сама мысль о необходимости ее покинуть казалась мене кощунством. Но с другой стороны вставать было нужно, меня съедало любопытство, как много я успел пропустить, и что скажет целитель. То, что он находился тут и сейчас, говорило о том, что ему или же пришлось трудиться над моей проблемой большую часть ночи, или травма оказалась настолько сложна, что маг выложился до дна и просто не смог идти домой от усталости. Про нового соседа я даже не думал.
  Соседи созданы для того что бы портить вам жизнь, это правило.
  Стянув в сторону мягкое одеяло, я встал с кровати и с хрустом подвигал телом. Приятная волна разошлась по мышцам, и ушла в ноги. Рядом с окном на табуретке я увидел большой тазик с чистой водой. Я не стал ее подогревать, лишь добавил магией немного трав, запаха свежего леса и умылся. Прохладная вода освежила мысли и окончательно пробудила меня ото сна.
  Одежда оказалась новой, дворецкий, небось, спалил мои вчерашние тряпки в камине и спрятал пепел где-то у соседей, не любил он вампиров, что с него взять, деревня. Старые методы самые действенные. А чтобы избавиться от дурно влияния, пепел подходил как нельзя лучше.
  Быстро одевшись, я вышел из комнаты и спустился по лестнице на первый этаж. Мягкие, домашние туфли делали мой шаг тихим, едва слышный шум стихал в толстом ковре, по которому я ступал. Благодаря этому мое появление в гостиной стало для всех неожиданным. Но как ни странно это звучит, самым удивлены здесь выглядел я. Потому что всех троих, сидевших за столом я знал.
  - Логан, ты проснулся, - Александра посмотрела на меня, словно раздумывала, что лучше сделать со мной в первую очередь, ее глаза смотрели обманчиво-доброжелательно. - Мы думали, ты будешь спать как минимум до обеда.
  Я тупо кивнул головой, не в силах ответить что-то более осмысленное, я находился под впечатлением от увиденного. Сев за стол, я подвинул к себе кофейник и налил полную чашку горячего кофе.
  - Что удивлен? - улыбаясь от моего глупого вида, спросил Виктор. Следователь сидел за столом, укутавшись в махровый халат, его рыжие волосы еще хранили влагу от недавно принятой ванны. - Я тоже удивился, когда после написание целой стопки протоколов и отчетов, вернулся домой. Но вместо ожидаемого отдыха, нашел запачканную в твоей крови госпожу Александру и полуживого тебя.
  Он назвал ее по имени, значит, успели познакомиться, хотя это не странно, учитывая, как он шептался с девушкой в ресторане, говорить младший следователь умел.
  - А как была удивленна я. - серьезно сказала Катарина. С нашей последней встречи она почти не изменилась, те же серо-карие глаза, без намека на смех. Только на этот раз, вместо рабочей спецовки, уличных патрульных, на ней были зеленая кофта с вышитым орнаментом на груди, и насколько я мог видеть со своего месте, длинная, узкая юбка ниже кален. Даже легкий макияж на аккуратном лице. - Приезжая в Городок я остановилась у своего старого друга, но вчера вечером его вызвали на тяжелые роды. И когда прибежал ваш слуга, с рассказом об умирающем хозяине, мне не оставалось ничего другого как последовать за ним. И каково же было мое удивление, когда я увидела вас лежащим без сознания. Вы явно проигнорировали мои последние слова.
  Проглатывая очередной кусок сырника, Виктор довольно улыбался, видимо представляя себе эту картину. Но в отличие от него, Александра не видела тут ничего смешного. Она внимательно посмотрели сначала на Катарину, а затем перевела взгляд на меня.
  - Да, - растягивая слог, протянула она. - Когда госпожа Катарина вошла в комнату, первое что она сказала, было "А что он тут делает?". Как же я была удивлена, представляешь?
  Прям, всеобщий день удивления. Все в шоке, но от этого мне легче не стало, Александра сидит передо мной, и готовит план своей мести. Думаю, сейчас она вспоминает мое плачевное состояние вчера вечером и представляет, как использовала бы его в своих целях. Не думаю что в ее плане, меня бы поили горячим чаем и пирожинками, скорее заливали бы мне внутрь кипящие масло.
  Я наконец вспомнил, что держу в руках чашку с горячим кофе, и сделал небольшой глоток. Бодрящий напиток, обжог язык, и привел меня в чувство.
  - Даже не представляю, я, если ты помнишь лежал без сознания.
  - Это, то тебя и спасло.
  Виктор удивленно глядел присутствующих, не понимая, из-за чего начался сыр-бор. Следователь знал нас слишком мало чтобы улавливать подобные вещи. Хорошая сторона этого момента была в том, что он не стал забивать себе голову такими мелочами. Понаблюдав за нами пару секунд, он пожал плечами и продолжил завтрак.
  - Что я успел пропустить? - спросил я. Александра была на меня зла, или сердита, я еще не определил точно, но все таки ответила.
  - Когда я принесла тебя домой, ты был очень плох. Дышал рывками, исходил потом и не как не желал приходить в себя. Пришлось искать целителя. Но, ни Колин, ни Дарвин не могли в этом мне помочь, никто не знал, куда следует обращаться.
  Дворецкий прибыл в город, около недели назад, и не знал местных целителей, работа дворецкого не предусматривает изучение города, и вызов врачей по среди ночи. Дарвин же пробыл тут и того меньше, хотя как я понял именно он и привез Катарину.
  - Мне помог Виктор, он назвал адрес Целителя и рассказал, как лучше туда добраться, я отправила Дарвина, и через полчаса он привел госпожу Катарину.
  В ответ на свое участие, Рыжий отложил вилку в сторону и почесал голову, мол, ничего другого я сделать не мог. Я помимо воли подумал о том, как бы сам поступил на его месте, окажись в подобной ситуации. Помочь, я бы бы конечно помог, но что дальше, считал бы я это обычным делом, или же наоборот, выставил счет за свою помощь?
  - Наши штатные Целители, - сказал он. - Сейчас работают почти без перерывов. И я не рискнул их беспокоить, я дал адрес одного из наших внештатных консультантов. Я не думал, что его может не быть дома, но как видно госпожа Катарина справилась не хуже.
  Я был с ним полностью согласен, во всяком случаи я был жив, а лучшего подтверждения не требовалось.
  - Что со мной было? - задал я ей вопрос. - Раньше ничего подобного не встречал, ощущения были такие, словно, кто-то бил молотком по всем нервным окончаниям.
   Целительница поставила чашку с горячим чаем на стол, и ответила:
  - Дело не в заклятии. Точнее не в нем одном. - Катарина, попыталась подобрать нужные слова. - Магия послужила катализатором. На теле человека есть точки, которые служат нервными центрами, попадая по ним, страдает вся нервная система. Когда в вас угодило заклятие, оно повредило именно такой центр. Но вместо одного, резкого спазма боли, от которого вы должны были потерять сознание, заклятие начало въедаться в нервную систему, как паразит, поглощая все больше путей. Даже после того как вы потеряли сознание процесс не останавливался. Если честно, я не понимаю, как вы смогли так долго держаться на ногах, по всем данным, вы должны были упасть, спустя три-пять минут после удара заклятия.
  Катарина нахмурила брови, от чего между ними образовалась красивая, словно вылитая из металла, морщинка. Целительница была исследователем, и не любила рассказывать вещи в которых не могла разобраться или объяснить с точки зрения науки. Вот и сейчас, она сосредоточено размышляла о необъяснимых причинах, моей стойкости.
  - Что же, все что мне остается это поблагодарить вас. - Говоря это я обращался к Виктору и Катарине. Александру я в расчет не брал, у нее не было другого выхода, как принести меня в дом. - Если бы вы не оказались рядом, я мог бы уже умереть. Я ваш должник.
  Моя любовь скривила губы. Александра как и многие молодые либералы, считала долг, обоюдным созданием. Если один человек помогает другому, то должен делать это из личных побуждений, а не из-за возможной прибыли. Или если говорить проще, не нужно убираться в комнате, лишь для того, чтобы потом всех тыкать этим в нос.
  Я не знал, как думают Виктор и Катарина, она были достаточно молодыми, чтобы успеть сформировать свои собственные мнения, основанные не на литературных изысканиях мыслителей, а на личном опыте, подтвержденным собственными ошибками. Но в то же время я знал, что не смотря на молодой возраст Катарина, была первоклассным Целителем, стоит только вспомнит как нежно она управлялась с пластами, они чуть ли не пели под ее прикосновениями. Виктора я не знал, но думаю, что в чем-то он должен быть хорошо, не зря, же его отправили в Городок как на первое место работы.
  - Это моя работа.
  - Это моя работа.
  Эту фразу они произнесли одновременно, почти в унисон. Был бы тут Клемент, он бы по достоинству оценил, возникшую паузу. Александра, как и я, спокойно пила кофе, а следователь с целительницей, смотрели друг на друга, словно увиделись впервые. Они были явно удивлены, своей не преднамеренной солидарностью.
  - О нас кто-нибудь спрашивал?
  Виктор, услышав вопрос, адресованный в его сторону, отвел взгляд от Катарины и начал отвечать.
  - Конечно спрашивали. - Он не перестал смотреть на Катарину совсем, но теперь старался делать это менее заметно. Подозреваю он подрожал при этом хамелеонам, зрачки которых двигаются, словно отдельно от глаза. - В первую очередь мои коллеги и Стража. Вы разнесли почти половину, одного из лучших ресторанов в городе, это так просто не забудут. Но кроме приблизительного описания Стража ничего не смогла узнать, не смотря на все их усилия.
  Хоть Следователи и считаются частью Стражи, они работают не зависимо друг от друга. При этом призирая работу других ведомств. Следователи не любили Стражу за то, что они брали взятки и исполняли свои обязанности спустя рукава. Обычная фраза стражника во время ночных рейдов это: "мне не так много платят, чтобы я рисковал своей шкурой". Конечно, это делается не в открытую, как можно подумать с моих слов. Обычные обывателе считают стражников неподкупными и суровыми ребятами, защищающими покой простых граждан днем и ночью. Но для тех, кто крутиться в этих делах достаточно давно, следователей, чиновников, успешных предпринимателей, это не тайна. Стража знает, как о них отзываются следователи и платят им той же монетой, называя собаками-ищейками, единственная цель которых нюхать следы. Это конечно упрощенный вариант, на самом все намного сложнее и запутаннее, среди тех и других есть множество исключений, людей которые действительно выполняют свою работу, в некоторых случаях вся Стража может забыть о разногласиях и работать вместе, сообща.
  На мой взгляд, эти распри развивает само руководство городов, на которых возложены королем обязанности управления. Две недолюбливающие друг друга структуры будут конкурировать между собой, перепроверять информацию и доверять ограниченному кругу лиц. Конечно, нет добра без худа, иногда подобное недоверие выливается боком или неожиданным трупом, но чаша весов в таких случаях переваливается в сторону "за".
  - Я дал ваш приблизительный портрет, - продолжал тем временем Виктор. - Но под получившиеся описание, попадает половина Городка. Так что не беспокойтесь.
  Александра медленно намазывала гренку медом, демонстрируя при этом, что если она и будет волноваться, то случиться это не как не раньше чем через пару тройку лет. Мне же, было все равно, прятаться от Стражи не имело смысла, не столь серьезную переделку мы устроили, что бы нас начали искали. Единственные кому мы можем быть интересны, это Чистые и то, лишь в том случаи если среди них окажется очень злопамятный монах. Если же искать начнет Стража, то вряд ли в Городке найдется место где можно будет укрыться, возможно, оно, конечно же есть, но не для вампира правевшего в городе меньше трех дней.
  Младший следователь почесал голову и как бы оправдываясь, добавил:
  - Но если кому-то понадобиться, то вас конечно найдут. Слишком мало тут вампиров чтобы затеряться среди толпы. К примеру, мой шеф Имануил Молах, отыскал бы вас меньше чем за день, но этого не будет, потому что он занятой человек.
  Про себя я подумал, почему бы в Городке не быть еще одному человеку со скромными способностями Молаха?
  - Что же, - подытожила наш утренний совет моя злая радость. - Будем надеяться, что мы не понадобимся вашему отделу.
  Будем не только надеется, но и молиться принося каждую ночь по новой жертве. Хотя не думаю, что Александра согласиться приносить жертвы, разве что единичный экземпляр в моем лице.
  Она так мило улыбалась, что наверняка у присутствующих сложилось впечатление, какая мы с ней отличная пара. Глупцы, даже не подозревающие о моей участи.
  Катарина отложила приборы в сторону и допила свой зеленый чай. Аккуратно вытерев салфеткой губы, она встала со стола.
  - Спасибо за завтрак, все было очень вкусно. Мне уже пора возвращаться домой, Тарелан, наверняка беспокоиться, где я преподаю.
  - Спасибо что помогли, Катарина, мы у вас в долгу.
  Надеюсь, Александра оплатила услуги Целительницы, все-таки она спасла мне жизнь, тут простым долгом не отделаешься.
  - Давайте я вас провожу, - я понимал, что этим поступкам, подкидываю дрова в костер на котором меня будет жарить Александра, но гулять так гулять.
  Мы вышли в небольшой холл, где на треноге весели вещи гостей, а рядом на деревянных крючках покоились уже наши, личные. Это было сделано для того, чтобы гости вдруг, по чистой случайности не надели чужие вещи вещи, с карманам полных денег например.
  Я снял с вешалки пальто с меховым воротником. Что не говори, а осени по ходу дела больше не будет. Видимо Городок не то место, где можно встретить "бабье лето". Держа пальто в руках, я помог Катарине его надеть, подождав пока она всунет руки в теплые рукава.
  - Скажите, где вас можно будет найти?
  Целительница с минуту рассматривала мое лицо, и лишь потом ответила.
  - Не думаю что это хорошая идея Логан.
  И хотя, задавая вопрос, я не имел этого ввиду, мне понравилось, то о чем она подумала. Эта мысли уже не раз посещала мою голову, но она находилась под грифом "запрещено. В случаи осуществления смерть". Но то, что подобные вещи приходили не ко мне одному, приятно грело мою тщеславную натуру.
  Я мягко улыбнулся, стараясь при этом выглядеть удивленным.
  - Ничего такого, уверяю вас. Просто в ближайшее время может понадобиться ваша помощь.
  Катарина мне не поверила, но доказать это могла. В этом вся натура любой женщины, никому не верят, а потом удивляются, почему я им не доверяю. Что поделать, женская логика.
  - В таком случаи, где я живу, Александра знает. Если меня не будет дома, то я буду преподавать в Академии, и работать в Северном морге.
  Девушка работающая в морге, что может быть прекраснее? Только девушка работающая палачом.
  - Надеюсь мне не доведется туда попасть. - сказал я. - Не живым не мертвым. Еще раз спасибо, что помогли мне, в очередной раз.
  И хотя Катарина не улыбалась и смотрела на меня серьезными глазами, ставлю сто золотых, что она просто скрывала свои эмоции, потому, что она приняла мои благодарности и сказала:
  - Это моя работа. Всего доброго.
  Человек, не наделенный хорошим чувством юмора не смог придумать такой ответ.
  Я закрыл за ней дверь и вернулся в столовую. Что удивительно с самого утра я так и не встретил дворецкого. Неужели он пренебрегает своими обязанностями. Или мне наконец повезло и эта куча старого хлама рассыпалась где-то в доме.
  Когда я вошел, то за столом сидела только одна Александра. Она решила не откладывать мою экзекуцию в долгий ящик и завершить все здесь и сейчас. Виктор был неплохим следователем, если смог ощутить е намерения и сделать правильный вывод - смыться.
  - Ну так Логан, не хочешь мне рассказать, что имела в виду Катарина, говоря "В нашу последнюю встречу"?
  
  место действия: столица Рилиона
  время: утренние.
  
  
  Как и ожидалось, заседание не дало никаких ответов, вопросы оставались вопросами с большой буквы. Никто ничего не накопал, осведомители никого не видели. Если бы это было обычное дело, Алан бы уже поставил на нем крест, потому что затраченные усилия не окупятся полученными результатами. Но сейчас дело шло о его жизни, не то, чтобы она еще ни разу не подвергалась опасности, должность главы Королевской Стражи и Исполинов, в своем контракте имела пунктик по этому вопросу, но не в каждом таком случаи участвовали маги Аннома, и как подозревал сам Алан, не один маг.
  Первоначальное расследование зашло в тупик. Брошенные по горячим следам "ищейки" далеко не ушли. Карета, загородившая дорогу, принадлежала прокатной фирме "Пол и Шмит". Кто взял, как выглядел, они не знали, главное чтобы клиент платил золотом, все остальное их не интересовало. В учетной записи имелось лишь вымышленное имя, которое принадлежало не существующему человеку.
  Сами нападавшие ничего сказать не могли, во-первых, потому что все были мертвы, а во-вторых, от них почти ничего не осталось. Когда речь шла о собственной шкуре, аар Алан Алория применял самые кардинальные меры, как и большинство людей, окажись они в подобной ситуации. Но даже в такой критической ситуации, вампир не потерял разум и взял одного пленного. Того самого сумасшедшего нападающего, с молниеносной регенерацией.
  Но это ничего не дало.
  Пленник умер спустя полчаса после побега мага Аннома. Целители дотошно разбирали его тело, рассматривая каждый кусочек, к концу недели они обещали предоставить отсчет, но заставить его говорить они не могли.
  Как говориться все концы в воду.
  Сам же маг, как показало расследование, начал атаку с загородного дома, снятого опять же таки на вымышленное имя героя театральной пьесы, Монро Киболта. Маг словно насмеливался над подкупностью городских чиновников, которые за золото, готовы были опустить глаза, записывая в графу клиенты, имя главного героя самой популярной постановки этого сезона.
  Чертовы бюрократы, знали, что имя не настоящие, но ничего не сделали. Виновные понесли наказание, но Алану от этого было не легче, след так и не появился.
  Вампир повернул с главного коридора и пошел через помещения обслуги. Сейчас видеть лощеных дворян, только и говорящих о ценах на зерно, ему не хотелось. Их не интересовали его проблемы и тревоги, они плевали на его дела и он поступал так же.
  Помогай себе сам, кроме тебя самого, тебе никто не поможет.
  Старое как мир правело в этот век цивилизованного общества, выражалось как никогда ярко.
  Алан шел медленно, внимательно размышляя над проблемой. Рядом попадались люди, лакеи, горничные, слуги. При виде его фигуры они не бежали в стороны и не падали на колени моля о прощении, люди уважительно кланялись и подождав пока вампир пройдет мимо продолжали заниматься своими делами. Алан всего этого не замечал, в руках он крутил свою курительную трубку, стараясь придать мыслям скорости.
  Спустя десять минуть медленного брожения, он вышел туда, куда и хотел. Северная смотровая башня. Высокая на двадцать метров, она была выше глухих, четырехугольных дворцовых башен. Она свысока смотрела перед собой, и плевала на все проблемы. Она могла себе это позволить, а люди, чаще всего нет.
   К тому же на смотровой всегда было холодно. Ветер никогда, даже в самые спокойные дни не отпускал такую преграду из своего поля зрения, методично продолжая обдувать караулы прохладой своей злости.
  Сейчас башня пустовала, хотя дежурства на нее назначались ежедневно, согласно установленному графику. Просто они будут действовать, когда король объявит военное положение и Рилион перейдет на тропу полномасштабной войны. Сейчас держать солдат на этом посту было глупо. Вряд ли враги настолько продвинулись в маскировке, чтобы незаметно подтянуть в столицу армию с осадными орудиями, таранами и другими жульническими вещами, которые помогут им выиграть.
   Алану нравилось тут бывать, смотреть на открывающиеся взору земли и размышлять, думать о своих проблемах или удачах, растопляя все точки на "и". разбивать имеющиеся данные на необходимые ячейки и составлять планы дальнейших действий. Холодный ветер прочищал разум и пронизывал тело, заставлять чувствовать себя чем-то большим, чем просто человеком или вампиром. Давал возможность ощутить себя по настоящему живым.
   Вампир, познавший себя, уже не просто вампир он существо намного сложнее и опаснее. Именно таким существом иногда и становился Алан, пребывая на башне в своих мыслях. Ветер помогал найти ответы, он не давал конкретных решений, но охлаждал эмоции и позволял взглянуть на ситуацию с другой стороны, давал возможность найти если не само решение, то путь по которому стоит идти, для достижения своей цели.
  Алан не спеша, в который раз прочистил мундштук и начал набивать трубку дорогим табаком. Можно было сделать это намного быстрее и проще, но Алан ценил традиции и отдавал им должное уважение. Они возникали не просто так, мимолетная прихоть людей не имела над ними ни власти, ни контроля. А традиция правильного табакокурения была одной из самых старых.
  Не может быть, чтобы не оставалось никаких следов. Такого не бывает. Всегда остаются зацепки, мелкие детали и ниточки по которым можно следовать. Это правило. Преступник, какой бы умный он не был, не может предугадать все. А значит рано или поздно Стража выйдет на след.
  Другой вопрос как скоро это случиться. Пока что, данные говорили, что в ближайшее время этого не случиться.
  Алан маленькими порциями набил трубку табаком. По своему опыту он знал, что она должна "тянуться" легко, но не слишком. Как напиток через тонкую соломинку. Закончив набивку, он достал и мешочка тонкую деревянную палочку и зажег один ее конец. Когда небольшой язык пламеня загорелся, Алан начал подкуривать. Можно было создать огонь непосредственно в самой трубке, это значительно бы облегчило ее подкуривание. Но Алан следовал традиции, а она говорила, что делать это можно лишь деревянной палочкой. При коротких затяжках в рот попал дробленный табак, вампир его сплюнул и продолжил.
  Дым, сначала редкий, и почти незаметный, становился все плотнее и объемнее. Пока, наконец, Алан не выпустил серое, плотное небольшое облако табачного дыма. Ветер тут же его подхватил и развеял не оставив и следа. Алан потушил палочку и выкинул ее с башни. Горький табак обжигал горло, и кружил голову, создавая впечатления легкого полета.
  Алан сделал затяжку, ощутил колкий вкус заморского растения и выдохнул.
  Долгая затяжка.
  Выдох.
  Должен быть след, должен.
  Когда Алан промерз достаточно чтобы спуститься вниз, дверь ведущая в башню резко открылась и ударилась в стенку. На пороге стоял Майкл и его глаза горели таким триумфом, словно он получил большой торт.
  - Докладывай.
  - Я нашел.
  - Я это понял по твоему довольному лицу. - сказал Алан. - Что именно удалось откопать?
  Майкл захотел достать листы из папки, которую он держал в руках, но уловив холодный до колик ветер, передумал и сказал.
  - Удалось опознать тело. Из той мешанины крови, Целителям удалось воссоздать лицо, младший писарь сделал зарисовку и отправил к нам посыльного. Одним из нападавших оказался небезызвестный вам Каир.
  Алан сначала не понял о ком идет речь, за свою жизнь он узнал достаточно много Каиров, чтобы легко их различать. Но затем припомнились недавние дела в квартале чарок и имя Каир получило объяснение.
  - Брат Валлаха. Чарки решили откусить слишком большой кусок пирога.
  На лице Майкла пробежала улыбка, его развеселило сравнение босса с пирогом. Большим пирогом с острыми клыками.
  Алан сделал последнюю затяжку и постучал трубкой по стене, выбивая табак.
  - Пора навестить наших восточных недругов. - И хотя в душе вампира бушевала буря, наконец, появилась та ниточка, которую он так долго ждал, говорил он неспешно и вальяжно, стараясь выглядеть как обычно. - Приготовь малый кулак, я подойду через пару минут.
  - Есть сер. - Майкл не стал прилаживать кулак к сердцу, как это делали солдаты, вампиры не любили эти солдафонские пережитки. Секретарь развернулся и спустился вниз. Пряча трубку обратно в шелковый мешочек, Алан слышал стук его туфель по камню, узкий коридор башни, разносил звуки на всю свою протяженность.
  Уже уходя вниз, Глава Исполинов подумал, что как не странно, ветер и в этот раз ему помог. Не дал ответа, но показал дорогу, по которой можно идти.
  Спускаясь с башни Алан на поправил пиджак, манжеты на руках и проверил как выходит из ножен его любимое оружие. Идти в конюшню через крыло прислуги было долго, ему не терпелось побыстрее произвести задержание Валаха. Тем более, что хитрый жук узнав про неудачу брата, мог уже давно слинять из своей канторы, но на этот случай, у Алана был запасной вариант, у него имелся список укрытий старого бандита.
  Знай своего врага в лицо, где он спит и что есть.
  Это правило помогло Алану дожить до своих лет, не смотря на все старания его многочисленных врагов оставить его в истории.
  Тяжело вздохнув, Глава Исполинов свернул направо и пошел через гостевые этажи. Алан не любил тут бывать, потому что в лучшем случаи приходилось просто смотреть на разодетых в яркие цвета дворян. Эпоха подходит к своему концу, старая кровь почти исчезла, унеся вместе с собой имена героев и людей Чести. Новое поколение еще не успело вкусить войны и создать своих кумиров, оно было глупо как первобытный человек, и вело себя соответственно. Для них не было идеалов и героев, они верят, что являются центром мира, и король лишь глупый старки, которого можно запросто свергнуть.
  Поэтому Алан последние лет десять, старался сократить свои публичные выступления и поездки до минимума, от мысли что приодеться общаться с людьми, которые верят с демократию, у него начинала болеть голова.
  "Мысль - часто думал он, - что сто человек может быть умнее одного, так же глупа как и люди, зараженные ее"
  Сейчас гостей в замке было не много, но дворянские семьи уже начали съезжаться в честь грядущего праздника. Через две недели будет день рождение первого маршала королевства. Как всегда Самуэль смог усугубить дела даже своим днем рожденьем. И так проблем полный мешок, так нет же, еще это праздник на носу.
  Но ничего, так просто мы не сдадимся, им еще придется потрудиться, чтобы заполучить наши трупы.
  Развеселившись от этой мысли он, прошел последние два этажа, и по витой лестнице спустился к нижнему посту охраны. Четверо солдат, хмуро посмотрели на него, даже не подумав опускать оружие. Им платили слишком много, чтобы они пренебрегали своими обязанностями. Двое одетых в легкие доспехи из кожи с металлическими вставками и двое тяжелых, покрытых сталью с ног до головы рыцарей. Стандартная четверка нижней охраны. Между собой такие пары называли, тонкий и толстый. Потому что панцирники все поголовно были огромные, состоящие преимущественно из мышц тяжеловесы, тогда как их напарники, не превышали и 75 килограмм, костлявые, но очень быстрые мельницы с мечами в руках.
  Эту систему ввели еще до прихода Алана в политику, но он уже успел оценить ее эффективность.
  Наконец, рыцари убедились, что перед ними стоит настоящий аар Алан, солдаты расступились в стороны, наклонив оружие к полу. Алан прошел мимо, не придав этой ситуации особого значения, обычная проверка обычного дня.
  Рядом с конюшней его уже ждали. Пятеро солдат черногвардейцев и его помощник Майкл. Никто не смеялся и не травил старые байки из прошлых заданий, на работе не место лишним разговором, уже после, где-нибудь в кабаке, они возможно соберутся и вспомнить былые успехи, но не сейчас.
  Так учили в Гвардии.
  Заметив его, солдаты выстроились в шеренгу и встали по команде смирно.
  Хорошие солдаты. Лучшие в своем деле. А именно в ведении боев в ограниченном пространстве, в городе, когда спину не прикрывает сотня кавалерии, а в резерве не прячется полтысячи всадников, где нет места хитрым маневрам и тактике на изнурения, где за каждым поворотом может прятаться враг и есть лишь миг чтобы принять решение, где спину прикрывает напарник, которому ты доверяешь свою жизнь.
  Бои без правил. Бои за жизнь. Бои в городе.
  Гвардейцы как и полагается, были одеты в плотные комбинезоны, с широкими рукавами и наколенниками, чтобы не сковывать движений. Под низом, тонкая кольчуга с горловиной до пояса.
  Удобно, быстро, не броско.
  На правой стороне комбинезона, квадрат цветом намного чернее, чем сам комбинезон, рядом с квадратом, белыми нитями вышита вязь рун. У четверых она одинакова, лишь у капитана, вязь больше и плотнее, с множеством переплетений между собой.
  Майкл, как и сам Алан, был одет в свою повседневную одежду для работы. Костюм тройка ручной работы с синей рубашкой под ним. Не смотря на холодную погоду вампиры не стали брать с собой теплую одежду, во время операции ее все равно придется оставить в карете, а пару минут на свежем воздухе можно и потерпеть.
  - Ты ознакомил их с ситуацией?
  Алан не стал смотреть им в глаза, выискивая лазутчиков и проверяя стойкость духа. Этим занимались люди с положением намного меньшим, чем у него.
  Майкл кивнул.
  - Как обычно. Все оговорено и договорено, они знают как следует действовать.
  - Отлично. - сказал Алан и добавил обращаясь к солдатам. - Повторю на всякий случаи, Валлаха брать только живым, даже если он будет лежать в луже своей крови, вы не побежите выяснять кто это сделал, а окажете ему первую помощь.
  Солдаты скупо улыбнулись, работать в роли спасателей им еще не приходилось.
  - Все запомнили его лицо? - дождавшись кивка, Алан отдал приказ. - Тогда поехали.
  Рядом с конюшней ожидал запряженный в двойку лошадей экипаж. На улице был самый разгар дня, и хотя солнца не было, шторы экипажа были плотно закрыты, чтобы не искушать любопытный взгляд. На дверцах никаких опознавательных знаков, лишь темное дерево покрытое слоями лака. На возах сидел среднего возраста мужчина, нарочно горбящий спину, чтобы выйти за старика, шляпа плотно надвинута на лоб, так, что тяжело заглянуть в лицо.
  Предосторожность, залог успеха. Успех, залог победы.
  Алан залазил в карету последним, дождавшись, когда Майкл погрузился внутрь, он рассеяно огляделся вокруг и лишь затем последовал за всеми. Это было не обычно, согласно древнему инстинкту, даже самых забитых племен далеких лесов, где еще продолжаются войны за огонь, человек наделанный властью, всегда следует впереди, это аксиома, правило. Но после покушения, Алан решил менять свои привычки, хотя бы до тех пор, пока они не прекратятся.
  Внутри Майкл уже создал тусклый сгусток зеленого света, от которого лица всех присутствующих стали похожи, на больные, зеленые, как после недельного загула в компании самого паленого самогона в мире.
  Никто не услышал, как щелкнули поводья, кучер отлично знал свое дело, карета мягко тронулась и понеслась по дороге, набирая скорость. Никто не разговаривал, и не шушукался, хотя по лицам солдат было видно, что как минимум у трех имелись вопросы.
  Но задать вопрос они не решались. В армии есть приказы, но не как не вопросы.
  Но в то же время Гвардия это не армия, где огромная толпа вояк требует разбивать камень сухим энтузиазмом.
  Поэтому Алан сказал:
  - Теперь можете задавать вопросы.
  Капитан кулака, человек с сухим на эмоции лицом, сначала немного подумал, видно размышляя, что хочет узнать в первую очередь, вампир не сомневался, что помимо профессиональной заинтересованности, в голове человека плескался огонь обычного любопытства, который мог потухнуть сам или же привести хозяина к большим проблемам. Третьего не дано, потому что удовлетворять простое любопытство своих подчиненных, Алан не собирался.
  - Какова мера воздействия на субъекты операции?
  Алан хорошо скрыл свое удивление вопросом капитана, а точнее его формулировкой. Такие слова не в силах выговорить половина чиновников королевства, зато простой солдат, кидается ими как чем-то обычным.
  "Слышала бы его сейчас, родная мать. Уверен, что воспитывая сына, она не надеялась что он запомнит такие умные слова"
  - Полная. Мне нужен Валлах, его окружение, слуги, охранники или любовницы не интересны. Убивайте кого хотите, но достаньте мне сукиного сына.
  - Гражданские? - спросил капитан.
  - Не интересны.
  Глаза всех солдат на миг удивленно сузились, словно они хотели найти на лице вампира признак лжи. Возможность убивать всех подряд во время взятия рядового бандита, не могла себя не оправдывать. Даже во время гражданских боев, руководство запрещало трогать не причастных людей. И тогда шли сражения за власть, за корону и будущие королевства. А сейчас, какой-то кривоногий мошенник оказался настолько ценен, что аар Алан решил взять его любой ценой.
   Все из присутствующих слышали про покушения на Главу Исполинов, и понимали на кого в первую очередь нацелено внимание аара Алана, это было легко объяснимое желание. Убить своего убийцу, интереснее может быть разве что убийство его нанимателя, но такие подарки судьба дарит очень редко. Наниматели, они люди хитрые и ужасно трусливые, выйти на след такого, большая удача. Но все же убивать гражданских, солдаты, конечно не любили простых граждан, не приспособленная к серьезным делам куча потенциальных предателей не производила на них должного уважения, но убивать их, было неуважительно.
  Солдат должен убивать солдата, или любовника жены.
  - Я не говорю что вы должны убивать всех на право и на лево, - понимая мысли гвардейцев сказал Алан. - Но если он возьмет первого попавшего человека в заложники, то вы должны его убить и захватить Валлаха. Если меня не будет рядом вы должны действовать быстро.
  Капитан не понимая посмотрела на вампира.
  - Не успеете? Вы что собираетесь идти с нами?
  - Конечно. Мне нужен это человек.
   Черногвардейцы, не сговариваясь начали в десятый раз проверять оружие и одежду. Они не были магистрами или докторами наук, но могли слаживать два плюс два и получать в сумме большие проблемы.
  А присутствие Главы Королевской Стражи во время захвата обычного бандита, предвещало эти большие проблемы.
  Майкл тем временем по привычке следил за улицей через узкую щель в занавеске окна. Секретарь не хотел повторения покушения, подобные случаи в своей жизни он с недавних пор начал считать нежелательными. Сам Алан думал, что в действиях помощника не было нужды, их отъезд был случаен и неожидан, никто в дворце не планировал его заранее. Убийцы были просто не в состоянии подготовить ловушку.
  По перегородке тихо постучали.
  - До места три минуты.
  Возница говорил так же тихо, как и стучал. Его голос был похож на голос старого, побитого жизнью человека, повидавшего в своем веку все прелести супружеской жизни. Алан решил, что в гвардейце пропадает талант великого актера, или мошенника.
  Майкл порылся под сиденьем и через пару секунд достал из-под него небольшого размера мягкий мешок.
  - Прошу. - Он передал его капитану отряда.
  Черногвардеец молча взял мешок и без лишних слов запустил в него руку. Даже толком не порывшись внутри, он вытянул наружу маску.
  Обычная, белая маска театрального актера с черными вырезами для глаз и рта, олицетворяющая какую-то конкретную эмоцию человека. Но материал из которого она была сделана оружейниками, по твердости не намного уступал сплавам железа, и был в несколько раз легче, что позволяло носить ее на лице не напрягая при этом шею.
  Капитану досталась маска веселья, на несколько часов, она будет веселиться на лице своего хозяина.
  Использовать их в подобных операциях решили ее около двухсот лет назад. Было доказано на практике что, при виде не подвижного, приближающиеся к тебе белого лица, большинство людей испытывают непроизвольный страх, и чаще всего проигрывают бой.
  Алан не раз их использовал и знал, что некоторое число успешных операций Гвардии и Стражи, было обязано именно использованию таких масок. К тому же прохожим и случайным свидетелям сразу станет ясно что перед ними не бандитские разборки, а королевская Гвардия.
  Двое гвардейцев достали маски с лицом замершим во время крика, и еще двоим досталась злость.
  Быстро прикрепив новые лица, солдаты утратили малую часть своей человечности, застывшие в ярком порыве лица, смотрелись как-то неправильно и пугающе, что само собой служило лучшим доказательством их применения.
  Свою новую ипостась Алан достал из своего небольшого мешка, который он захватил во дворце.
  Карнавальная маска Порилтового шамана, разукрашенная в разные цвета.
  Возница натянул поводья и все услышали как протестующе заржали лошади, разогретые бегом животные не хотели стоять на месте.
  Алан открыл левую, а капитан правую двери экипажа. Отряд оказался в небольшом переулке, заваленном мусором и разного рода хламом. Выходящие в него окна домов были плотно закрыты, а на некоторых стояли прочные решетки. Люди не желали знать, что тут происходит. Впереди и сзади в просвете мелькали идущие по своим делам люди, почти никто из них не заглядывал в переулок, а те кто все же смотрели сюда при виде черногвардейцев быстро исчезали.
  На небольшом крыльце под козырьком, находилась дверь на первый этаж игорного заведения занимавшего целиком весь дом и подвал. Им, как и еще тремя такими же владел Валлах.
  Алан подошел к сидящему на козлах вознице и сказал:
  - Едь вперед и жди нас возле соседнего дома. Если не появимся через двадцать минут, активируй Куб.
  - Есть сер. - Играющий роль больного старика гвардеец кивнул и погнал лошадей вперед.
  Вампир поднялся на крыльцо, где его уже ждали солдаты. Черногвардейцы заняли позиции по бокам от двери, чтобы их не видели через открывающиеся окошки, которых Алан насчитал целых четыре, два на виду и два спрятанных.
  - Начали.
  Майкл почти не заметно кивнул и громко постучал по двери. На нем была маска без глаз и рта, словно их просто замазали белой краской. Секретарь Алана всегда любил необычные вещи.
  За дверью послышалось шарканье шагов и Майкл сделал руками три плавных пасса, нанося заклинание на толстую дверь. На то, что их впустят просто так, никто из присутствующих не рассчитывал.
  Наконец щелкнула задвижка засова и небольшое окошко открылось.
  Майкл удивленно замер разглядывая появившееся лицо. Очень бледное, оно было болезненно худое, глаза человека смотрели дико и безумно, зрачки занимали почти весь белок, как у обкуренного наркомана.
  Стоящий за дверью человек в оскале открыл рот, но так и замер словно был не в силах произнести слова.
  Майкл наклонил голову на бок продолжая разглядывать непонятного охранника, что-то в нем было ему знакомо, где-то он уже видел подобное поведение. Но вампир не мог вспомнить где, нужная мысль изворачивалась как могла и Майкл не как не мог ухватить ее за хвост.
  Алан не торопил своего помощника, если тот считает что нужно подождать, значит нужно так и сделать, он ему доверял.
  Наконец Майкл вздохнул, признавая тем самым поражение, память оказалась сильнее чем он. Не произнося слов, он просто щелкнул пальцами. Большие двери, выбить которые без тарана было почти невозможно, громко заскрипели и треснули. Казалось невидимая рука, просто взяла и сплющила их в однородную массу. Дерево прямо на глазах, корежилось и сгибалось под разными углами, огромные щепки падали на пол, металлические петли, с "мясом" вырывались из бетонной стены. Майкл сделал легкое движение руками, изломанная дверь, словно от толчка, влетела в помещение, погребая под собой все живое, что попадалось на пути. Охранник так и стоял с блуждающим взглядом, пока его не раслющело по полу.
  Дверь врезалась в стенку, глухой удар поднял облако пыли и битого камня. Но что было удивительно, Алан не услышал криков людей. Никто не просил о помощи, заваленный под обломками, никто не бегал, доставая на ходу оружие и не проклинал не прошеных гостей. Все было довольно тихо, кроме ломающейся мебели и битого стекла, отряд ничего не услышал. Казалось, что в помещении просто никого не было, но это же абсурдно, Майкл видел охранника своими глазами.
  Алан посмотрел на помощника и тихо спросил:
  - Ничего не кажется не правильным?
  Застывшее лицо, ничего не отражало.
  - Никто не кричит. - сказал Майкл и добавил. - я где-то уже видел этого охранника. Тут что-то не так.
  Глава Исполинов, махнул рукой, отдавая приказ двигаться вперед.
  - Пошли.
  Гвардейцы, прыгнули внутрь помещения и сразу же разбежавшись в стороны. Их силуэты, быстро растворились в окружающем беспорядке.
  Сам Алан медленно продвигался вперед, держа наготове оружие. В тихом омуте, как известно, черти водятся.
  Но как и ожидал, он ничего не заметил, ни каких людей. Лишь пустое помещение для охраны, без охраны.
  Сапог Алана вступил в большую лужу разлитого на полу вина, казалось его тут вылили целую бочку, но он сомневался, что охранники сохраняли такие запасы на потом, бандиты народ простой, они будут пить до тех пор пока не увидят дна, делать запасы не в их привычках.
  Но если это не их, тогда кого...
  В нос резко ударил знакомый до приторности запах.
  Алан сделал пару быстрых пасов и прочел заклятие. Серединные пласты мягко качнулись, словно морская волна и выплеснули свежесть и легкий ветер в мир. Зависшая в воздухе пыль тут же опала на землю, и видимость в одно мгновение стала почти идеальная.
  Алан и Майкл замерли на месте, не в силах произнести слов. Открывшаяся перд ними картина не впечатлила их до глубины души, вампиры привыкли к виду крови с самого детства, но подобная жестокость, всегда заставляет застыть на месте.
  Теперь стало понятно, куда подевались люди, они все были тут, но только уже не могли говорить или двигаться. Согласитесь тяжело передвигаться, когда твои внутренности лежат отдельно от тела. Человек, наверное двадцать лежало в этой комнате, прекратив свое существование в лужах своей крови и крови своих друзей. Оторванные конечности, вырванные глаза и другие части тела, были разбросаны по всему помещению, даже стенки и потолок залиты брызгами красной крови. Казалось, что какой-то великан взял и порвал двадцать человек собственными руками, чтобы утолить свою жажду убийства.
  Не один сидевший в городской тюрьме преступник, не был способен на такую жестокость. Убийство должно приносить тебе пользу, давать возможность что-либо сделать или изменить. Одни люди всегда мешают другим, число теплых мест под солнцем ограничено, и поэтому люди убивают друг друга, прокладывая чужими смертями путь к своему благополучию.
  Но сейчас перед глазами Алана была жестокость в чистом виде, убийство ради самого убийства, без каких либо целей или желаний.
  Кровь и пепел.
  Даже на войне карательные акции преследовали свои цели, запугать местное население или показать врагам на что ты способен. Но, то, что видел перед собой Алан не могло иметь цели, потому что если для достижения чего-то было необходимо сделать такое, Алан не хотел себе даже представлять чего же хотел столь больной разум.
  Рядом с вампирами стали гвардейцы, на лицах солдат кукольные маски, невозможно узнать что они чувствуют, но даже то как медленно они оглядывались вокруг, давало богатую пищу для размышления, для того чтобы понять человека не обязательно видеть его лицо, достаточно лишь внимательно за ним последить.
  - Кто мог это сделать? - спросил один из солдат. - Даже маньяки на такое не способны.
  - Для такого чтобы так искромсать тела, нужно по крайней мере с десяток маньяков. - сказал Алан. - Но меня больше интересует, не кто, а почему именно сейчас.
  - Пора проводить чистку. - Согласно кивнул Майкл. Плановые проверки, давали возможность выискивать часть шпионов и предателей, но они были недостаточно эффективны, чтобы свести их число на нет. Теперь же появилась ниточка, на которую в скором времени и повеять продажного человечка.
  Вдруг потолок над головой вздрогнул, сверху посыплись куски сухой штукатурки и громко загремели удары грома, словно там бушевала буря.
  - Они наверху, - крикнул Алан, и бросился к двери в главный зал. - Возможно, мы еще не опоздали.
  Бой наверху не утихал, разряды ударов гремели каждую секунду и не собирались утихать. Верхние пласты рваными кусками исторгали силу, сражавшимся некогда было плести необходимые заклятия, они дрались чистой силой, кусками выдирая ее из пластов.
  Алан провел по обитой железом двери рукой, и она осыпалась на пол кучкой серого праха. За дверью находился недлинный коридор, заканчивающийся на конце резким поворотом. Пара факелов для освещения горели не ровно, пламя пульсировало словно от ударов ветра. Впереди побежали трое гвардейцев, проверяя дорогу и готовые в любой момент отступить назад, они уже поняли что обычным захватом тут и не пахнет. Нужно быть на стороже.
  Быстро пробежав по коридору отряд, повернул и остановился перед широкой лестницей ведущий на второй этаж. Алан дважды махнул рукой, и отряд разделился на две группы, одну возглавлял Алан, а вторую Майкл. Задачи были понятны и двигаться большой кучей не имело смысла. Две группы заняли места по разные стороны лестницы и медленно двинулись вперед.
  Пространство мигнуло, зеленая вспышка ударила по глазам, лишая на короткий миг зрения. Сразу же после нее закричали люди и был слышен свист арбалетных болтов и ломающихся костей.
  Алан высунулся над полом и наконец смог увидеть что же тут происходит.
  Увиденное привело его в ужас.
  Если на первом этаже трупов было около двух десятков, то сейчас мертвецов лежащих перед ним оказалось около двух сотен. Огромный этаж, с барными стойками и столами для карточных игр, имеющий своей целью развлекать людей, стал кладбищем для всех своих посетителей. Тела были обезображены с той же жестокостью, что и внизу, большие лужи крови и куски разорванного мяса. Люди лежали повсюду, куда мог дотянуться взгляд. На столах и под стульями, на коврах и даже в самых дальних углах. За некоторыми трупами тянулись кровавые полосы, так словно смертельно раненные люди пытались отползти подальше от своих мучителей. Алан наткнулся на взгляд молодой девушки с капелькой крови на лице. Ее глаза были широко открыты и в них даже сейчас плескался ужас, не тронутая прическа и легкий макияж делали ее живой, казалось вот-вот она моргнет и что-то скажет. Но смотря дальше, вампир не нашел ее тела, оторванная голова девушки лежали в луже крови, не моргая она наблюдала за творившимся вокруг безумием.
  Огромные шторы окон, были сорваны, а по благородному стеклу растекались грязные разводы крови. Падающий в повешение солнечный свет, терял свой золотой оттенок и становился цветом кровавого заката.
  Если где-то и существовал Ад, то Алан был уверен, перед ним открылся один из его видов.
  Рядом с ним, по правую сторону, стояли импровизированные баррикада, за которыми прятались уцелевшие охранники и судя по порванным камзолами и пиджакам посетители. Всего Алан насчитал девятерых человек. За их спинами вампир разглядел забрызганную кровью и пылью дверь.
  Напротив них постоянно двигались с сумасшедшей скоростью нападавшие. Алан попытался их сосчитать но они все время перемещались и прятались за колонами или перевернутой мебелью. Бой продолжался, но теперь как было видно, никто не лез напролом, враги старались действовать осторожно, не подставляясь под удары.
  Не успел Алан додумать эту мысль, как нападавшие кинулись вперед.
  В них сразу же полетели арбалетные болты и силовые импульсы. Троих смела магия, с противным хлопком она разорвала тела на части, но врагов это не остановило. Они продолжали бежать вперед не обращая внимания на торчащие из тел болты. Наблюдая за их порывистыми движениями Алан вдруг вспомнил, что точно такие же сумасшедшие атаковали его во время покушения. Не боящиеся магии и не чувствительные к боли они лезли на пролом, молниеносно залечивая раны. Теперь понятно, почему Майкл не узнал их в том охраннике при входе. Во время покушения он сражался немного в другой стороне.
  Похоже, кто-то решил замести следы.
  Защитники маленькой баррикады что-то кричали, но трески разрядов мешали разобрать слова. Алан посмотрел на Майкла и показал ему правую ладонь, затем отодвинул ее немного в сторону и левой рукой наметил удар в одну из ее сторон. Помощник коротко кивнул, и что-то зашептал гвардейцам.
  - Ждем когда они пробегут рядом и нападем в спину. - тихо сказал Алан солдатам. - Запомните главное, убивайте их на повал, отчленяйте голову, иначе они через минуту подымятся и отправят вас в другой мир. И помните мне нужен пленник из числа людей Валлаха.
  В то, что главарь бандитов еще жив он не верил.
  Гвардейцы не спрашивали откуда Алан знает как убивать непонятных врагов, на то он и Глава Королевской Стажи чтобы все знать.
  Но про себя, Алан думал немного другое.
  "Все да не все. Кто-то знает больше моего"
  Аар Алана Алория, отложил меч в сторону и сняв перчатки дотронулся руками к холодному камню плитки. Шершавый, с мелкими трещинами он был грубым и не идеальным. Вампир смог ощутить всю его глубину и грубость, Алан прошептал заклятие и его кисти мягко погрузились в твердую поверхность камня. Верхние пласты остались не затронутыми, единым движениям Алан смог зачерпнуть сразу серединный пласт, и потому даже не пробежала легкая рябь, лишь едва заметное колыхание силы, увидеть которое в бушующем битве было почти не заметно.
  Вот краги подбежали до лестницы, с безумными глазами и раскрытыми в крике ртами они были похожи на братьев поликлиники для душевнобольных. Белые лица по цвету почти не уступали маскам отряда, такие же бледные и не подвижные.
  Подождав когда последний из них будет рядом, Алан взмахнул руками словно пианист перед началом концерта. По камню побежали толстые трещины и он раскололся на куски. Бегущие сбились с шага и начали падать на ковер, но самые передние из них, успели добежать до баррикады и вцепились в бой с горсткой выживших. Почти сразу же, до Алана дошел прелый запах разложения, свет вокруг немного потускнел и в темных углах комнаты он заметил зеленые горящие глаза, с плотными облаками тел.
  Майкл использовал мертвую магию.
  Несмотря на внезапный удар нападавшие не изменили своих планов, они не кинулись к выходу, и не позвали на помощь подкрепление, словно куклы в руках великана кукловода, они начали подыматься с пола, чтобы продолжить пиршество смерти.
  Алан первым встал в полный рост и кинулся вперед, первую голову он снес через три шага. Оточенным движением, меч вспорол шею и почти не встретив уплотнения разрезал позвоночник. Пальцами второй руки он плел заклятие ветра, готовясь отправить еще одну пару убийц на экскурсию в последние круги ада. Рядом с ним сражались гвардейцы, быстрыми ударами они обезглавливали врагов, стараясь убить их как можно больше. Но вот первый из них поднялся с пола и столкнулся в поединке с солдатом. У нападавшего не было даже оружия, лишь огромные когти на руках и безумное лицо психопата. Он попытался ударить гвардейцы в бок, но то был на чеку и блокировав удар мечем, он выхватил из рукава кинжал и всадил его прямо в глаз противнику. И хотя тот уже был мертв, солдат мечем отсек ему голову.
  В Гвардии привыкли выполнять приказы.
  Темные твари призванные Майклом нападали на противника и разрывали их тела зубами, но все чаще их ждали неудачи, враги хватали демонов в полеты и разрывали их голыми руками.
  Бой кипел в горящем котле крови. Солдаты сражались, выполняя приказ, вампиры убивали преследуя свои цели, а выжившие просто хотели выжить и выбраться отсюда живыми.
  На Алана направились сразу четверо, он подождал секунду пока они подойдут поближе и освободил заклятие.
  Его любимая стихия, с холодным криком понеслась вперед, обдав всех вокруг морозным ветром. Ветер врезался в нападавших, как таран в камень, они почти замерли на месте, используя все свои силы, враги могли лишь чуть шевелиться, словно находились в густом кисели. Но на этом заклятие не остановилось. Ветер обрушился на них вновь, новая волна холода окатила нападавших и все кто мог за этим наблюдать видели как начала трескаться их кожа, глаза покрылись коркой льда и через миг треснули, ветер дул стараясь смести их не просто со своего пути, а и из этого мира. Кожа опала, и вслед за ней начали шелушиться кровоточащие мышцы, кровь превращалась в лед и разрывала сосуды, теперь уже твердые мышцы замершими кусками падали на пол и разбивались на части.
  Ужасное зрелище.
  Лишь когда начал трескаться скелет ветер ослаб, а через миг и вовсе исчез оставив после себя кучу кровавого льда.
  Заклятие действовало каких-то пару секунд, но для наблюдавших за ним эти секунды растянулись в несколько минут.
  Алан осмотрелся вокруг. Бой почти закончился, двоих нападавших теснили трое гвардейцев с Майклом. Те сопротивлялись, но не так отчаянно как видел в своей жизни Алан, он наблюдал за гибелью сотни обреченных людей, и помнил, с какой жаждой они продавали свои жизни. Те, кто понимал, что уже не выберется из боя живым, разрывали рамки и начинали жить ради тех единых секунд которые были им отмеряны.
  То что наблюдал Алан сейчас и близко на это не походило. Враги сражались не для себя, они словно бились за кого-то другого. В них не было той жажды, которая тянет людей вперед. В них не было жизни.
  Наконец последний из них упал с проломленной головой. Солдаты тяжело дышали, маски могли скрывать эмоции и чувства, но не как не устлалось и боль.
  Алан побежал к баррикаде. Сапоги хлюпали в крови, разнося брызги, но ему было плевать. Вампиру был нужен пленник, кто-то должен ответить на его вопросы.
  За кучей из столов, стульев и другой мебели никто не подавал признаков жизни, тела тех кто минуту назад еще дышали жизнью, были разорваны и исполосованы огромными когтями. Под трупами Алан заметил какое-то движение, быстро отбросив чье-то тело в сторону, он наткнулся на взгляд раненого человека. Абсолютно лысый, в дорогом костюме, сейчас порванным по швам, он тяжело дышал с бульканьем в горле.
  Сразу было видно, что он не жилец, если бы тут оказался целитель, то можно было бы еще побороться, но сам Алан не был селен в магии целительства. Присев рядом с умирающим он спросил:
  - Кто это сделал? Скажи мне кто, и я убью их, обещаю.
  Человек посмотрел на него блуждающим взглядом и вампир понял, что тот бредит. Он с трудом раздвинул губы, и выплевывая кровавую пену прохрипел:
  - Вал... лах... он закрыл дверь. сук..бросил ... нас.. он закрыл дверь.
  Человек попытался закричать, но резко замер и затих. Алан посмотрел как его глаза покрываются легкой пленкой другой жизни.
  Вампир закрыл ему веки.
  - Пусть твоя жизнь не прекращается. Продолжай жить и возвращайся через сотню лет.
  Алан не знал этого человека, но каждый заслуживает слова для смерти, будь то твой друг или враг, незнакомец или ненавистная соседка. Смерть стирает все различия и очищает душу, все грехи остаются тут, туда отправляется чистая душа.
  Вампир вытянулся в полный рост. Все концы в воду, живых нет, нападавших нет. Была ниточка, но кто-то сумел ее перерубить. Кто-то сумел переиграть Главу Королевской Стражи.
  Теперь игра кошки в мышки не давала гарантии что Алан окажется кошкой. Его сделали мышкой.
  Он повернулся к Майклу, но тут заметил грязную дверь за баррикадой. Умирающий говорил, что Валлах закрыл дверь и бросил всех тут. Не иначе как старый предатель спрятался у себя в убежище, оставив своих охранников и гостей умирать.
  От этой мысли вампир улыбнулся. Хорошо, что на его лице надета маска и было не видно, что он за ней делает. Улыбающийся вампир, стоящий в центре залитой кровью комнаты, Эта картина могла пошатнуть его репутацию благочестивого гражданина Рилиона.
  Он быстро подбежал к двери. Полностью железная, она должна была весить пару тон, не меньше. Защищая свою жизнь Валлах денег не экономил. Чтобы заказать такую махину, нужно было дать не один десяток взяток, причем не только чиновникам но и самим исполнителям. Но как можно догадаться она себя окупила, все другие мертвы, а Валлах спрятался.
  - Майкл, - позвал помощника Алан. - Мне нужно ее открыть.
  Тот задумчиво уставился на эту мощную преграду и подошел к шефу. При близком расстоянии Алан увидел, что маска помощника покрыта каплями крови.
  - Каковы наши потери? - спросил он.
  Майкл присел рядом с дверью и принял сосредоточенную позу.
  - Один убит, один тяжело ранен, но ничего смертельного, выживет. Мы не ожидали такого сильного сопротивления. Мы думали, что идем на обычный захват, а попали в самую настоящую войну.
  Руки Майкла двигались, вплетая пасы в невидимую вязь заклятия. В ладонях Алан, ощутил легкое покалывание от творящейся магии смерти. Он не знал что задумал помощник, его интересовал лишь конечный результат.
  Железные петли двери напряглись, словно сдерживали огромное давление. И миллиметр за миллиметром двери начали подаваться, протяжный скрежет, скрип, словно крики мучения резали по ушам, но Майкл не останавливался, продолжая направлять магию.
  Через минуту все услышали как лопнул внутренний засов и замки. Дверь превратилась в висящий на петлях тяжелый кусок железа.
  Алан похлопал помощника по плечу и двинулся в открывшийся проход. В узком коридоре было темно, но Алану не нужен был свет чтобы видеть, серые тона освещали его путь не чуть не хуже факела. Коридор вывел вампиров в небольшую комнату без окон и других дверей. Большой стол, заваленный документами и свитками, рядом с ним стоял в человеческий рост большой сейф с массивной ручкой на двери. Пара шкафов и диван. Было видно, что комната не разбалована частыми гостями.
  Это была нора, куда забился Валлах.
  Но бандита нигде не было видно, хотя в таком маленьком помещении было тяжело спрятаться. Заглянув за диван Алана, увидел трясущегося в страхе худого старика в порванном халате.
  - А вот и о тот кто нам нужен.
  От страха бандит не мог разговаривать, лишь разглядев маски вампиров в его глазах зажегся огонь спасения.
  Достав Валлаха из кучи пыли в которой тот прятался, Алан усадил его на диван и сам сел на стул. Майкл остался стаял рядом и рассматривал трясущегося бандита.
  - Что же Валлах рассказывай.
  Бандит поплотней закутался в халат и захлебываясь словами затараторил.
  - Они напали неожиданно. Мы значит тут сидели, гуляли и выпевали. Когда они ворвались на этаж и начали всех убивать, мы пытались...
  - Останови свой словесный понос Валлах. - прервал его Алан и снял маску. Увидев лицо вампира, бандит затрясся сильнее, чем раньше. - Мне это не интересно. Меня интересует твой брат, и те, кто вас нанял для моего покушения.
  Валлах бешено задвигал глазами, словно рыба, выброшенная на землю.
  - Я не знаю куда влез мой идиот брат. - Захлебываясь слезами сказал он. - Я его уже как месяц не видел, клянусь вам аар Алан, это правда.
  Старик затряс головой, стараясь вымолить у бога капельку везения. Но в этот момент единственным богом, который следил за происходящим был Алан, и он ему не верил.
  - Ты врешь. Я это знаю, и ты это знаешь. Ты же видел что сделали с твоими людьми ваши новые друзья. - Душевно сказал вампир. Можно было отвести старика в тюрьму и там вытянуть из него всю правду, но Алан не хотел ждать. Нужно было запугать бандита так, чтобы он сам все выложил. - И будь уверен, они до тебя доберутся. Говори, иначе я оставлю тебя тут одного, и от тебя до завтра не останется даже трупа, они разорвут твое жалкое тело на части.
  Бандит молчал не зная куда деть свои глаза, наблюдая за ним Алан подумал, что будь у того вилка он бы выколол их и выбросил подальше.
  Алан встал со стула и направился к выходу.
  - Пошли, мы уходим. - сказал он Майклу.
  Валлах был слишком напуган, чтобы мыслить трезво. Будь он поспокойнее, то наверняка бы понял, что вампир не оставит его тут одного, и не выбросит единственную возможность выйти на убийц. Он все равно заберет его в тюрьму. Валлах мог бы попытаться торговаться и ставить условия, но сейчас вся его логика и трезвость мысли все еще находились под впечатлением от устроенной в зале бойни.
  Валлах боялся.
  - Стойте. - крикнул он в спины вампирам. - Я все расскажу, но пообещайте что не оставите меня одного. Мне нужна защита.
  Алан обернулся и улыбаясь сказал:
  - Тюремная камера тебе обеспечена.
  Плечи старика поникли, другого и не могло быть. Но так он хотя бы останется жив.
  Алан вновь уселся на стул.
  - Можешь начинать.
  - Я не знаю имен. - тихо начал свой рассказ старый бандит. - Где-то недели две назад ко мне пришел человек в маске и предложил поучаствовать в одном прибыльном деле. Ему нужны были люди чтобы убить одного дворянина, о том что речь идет о вашем покушении я даже не подозревал. За помощь он платил большие деньги, причем чистым золотом.
  - И ты согласился.
  - Я не нашел причин для отказа. Незнакомец ушел, остывав мне щедрый аванс и сказал что зайдет через пару дней. Я послал за ним троих ребят.
  Алан не удивился хитрости Валлаха. Получить деньги за помощь, а затем еще и за шантаж, было вполне в его духе.
  - Убийство всегда тянет за собой проблемы, поэтому я решил подстраховаться. Но через час никто из них не вернулся. Они были не новички в своем деле, и могли постоять за себя. Поэтому я позвал людей и мы отправились на поиски.
  Буквально через два квартала мы нашли труп одного из них, Порк был еще жив, когда мы дошли до него, но часы его жизни отсчитывали последние минуты. Я спросил у него как так получилось, но Порк твердил одно и тоже. Он повторял "Что его убил волк". Полная бессмыслица, я решил что он бредит. Остальных двоих мы так и не нашли.
  Когда незнакомец явился вновь, то вел себя, как ни в чем не бывало, я отправил с ним брата. С тех пор я никого из них не видел.
  Алан задумчиво покрутил в руках свою маску, безжизненное лицо ничего не выражало, и смотрело на хозяина пустыми глазницами.
  - Не густо Валлах, очень не густо. Но я тебе обещал. Сиди здесь и жди, за тобой скоро прейдут гвардейцы, и учти, если я узнаю, что ты мне соврал или что-то упустил, я тебя убью.
  Старик пришиблено кивнул и уставился в пол, стараясь забыть сегодняшний день.
  - Думаете он соврал? - спросил у шефа Майкл, когда вампиры вышли в коридор.
  - Нет, он был так напуган что не смог бы соврать и о своих старых делишках.
  В зале уже появились стражники и целители, кого-то из них рвало прямо на пол, кто-то успевал выбежать на улицу, но у всех кроме целителей были зеленые лица. Увиденное не оставило равнодушным не одного человека. Оставшийся с каретой гвардеец в точности выполнил приказ Алана и позвал помощь.
  - Ну тогда это не имеет смысла. - сказал Майкл. - Оборотни не решились бы на покушение, да у них и повода на это нет. На их леса некто не посягает. Им не интересны наши дрязги
  Алан вытер меч от крови и спрятал его в ножны.
  - Это тупик Майкл. Полный тупик и я даже понятия не имею как в нем оказался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"