Airwind: другие произведения.

Первая партия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Буквы, зажегшиеся в ночном небе Академия-сити, будоражат самых разных людей внутри и вне города. Католическая церковь готовит запретный ритуал, в тайных лабораториях наука вновь идёт по пути зла, а странная группа людей ищет способ нейтрализовать Камидзе Тому, Мисаку Микото и Акселератора...

  Акселератор отдыхал.
  Это было воистину редкое занятие. Утром терпеть капризы маленькой девочки, днём убивать разных негодяев, вечером терпеть капризы маленькой девочки, ночью убивать разных негодяев. Безумно интересная жизнь, аж мечта миллионов.
  Сегодня негодяи оказали любезность закончиться, так что Акселератор и днём отдыхал, и вечером удалось, и сейчас он стоял на балконе выделенного ему дома.
  В нём не было никакой сентиментальности - и у любого, кто осмелится утверждать обратное, язык вывернется в сверло. Но на звёзды эспер мог позволить себе полюбоваться. Они-то куда красивее раскинувшейся внизу помойки.
  Конечно, оно не выглядело как помойка. Мирный ряд одинаковых двухэтажных домиков, за которыми резкими дугами начиналась многоуровневая автострада, где и сейчас сновали туда-сюда блестящие в лучах убывающей луны автомобили. За автострадой следовал комплекс офисных зданий, словно по матрёшке растущих с каждым шагом. В дневном свете они выглядели обычными серыми служащими, но сейчас нарядились во множество разноцветных огней, празднуя наконец-то закончившийся рабочий день. Самые дальние небоскрёбы буквально поднимались к облакам, но всех их одним своим существованием унижала тоненькая белая полоска космического лифта, эти самые облака пронзающие даже не своей серединой.
  Обычные городские улицы Академия-сити. С низким гулом сейчас носятся цилиндрически бестолковые роботы-уборщики, а днём не менее бестолковые, но более шумные школьники. Некоторые из них носят бело-зелёные повязки Правосудия и пристально следят за порядком, так что царят спокойствие, мир и благополучие.
  Однако Акселератор слишком хорошо знал, какими усилиями достигается это спокойствие и какие ужасы творятся вдали от мирных спящих домов.
  Он сам был этим ужасом, беловолосым альбиносом, сеющим смерть каждую ночь. И потому предпочитал смотреть на звёзды, пока те не заслонила словно бы вынырнувшая из облаков красная строка иероглифов.
  Столь гигантских иероглифов, что их вопреки небоскрёбам наверняка спокойно прочитал не только Акселератор, но и вся ещё бодрствующая часть города.
  "Если вы не лишите девственности Камидзе Тому, то это сделаю я!"
  Он даже не попытался подавлять тяжёлый вздох. Эсперы, только получившие сверхспособности, часто носились с ними как малые дети, пробовали и экспериментировали везде где можно и особенно где нельзя. Акселератор хорошо запомнил случай с парнем, изменяющего размер частей тела и во время секса с девушкой не придумавшего ничего лучше увеличения своего члена внутри неё.
  Даже привыкшему голыми руками отрывать ноги было не по себе от той картины.
  Вот и сейчас кто-то решил так заявить о себе и своей похоти. Удачи, что ли, парень после такого послания уже вряд ли куда денется...
  Акселератор нахмурился.
  Камидзе Тома... Камидзе Тома...
  В стеклянную дверь позади него раздражающе знакомо стукнули. Там стояла и потирала глаза маленькая девочка в розовой пижаме, украшенной жёлтыми самолётиками. Шатенка с коротким хохолком и вредным характером - продемонстрирует в полную, если ей не откроют.
  - Мисака-Мисака хочет спать, заявила Мисака-Мисака, когда Акселератор подобрал костыль и распахнул им дверь.
  - Ну так иди. - буркнул эспер.
  - Мисака-Мисака не может спать одна, призналась Мисака-Мисака. Мисака-Мисака боится, что в темноте прячутся чудовища, повторила Мисака-Мисака услышанную легенду детей её возраста.
  - Какое чудовище вообще рискнёт сюда заявляться? Попроси Йомикаву, она его спокойно расстреляет.
  - А она уехала, сообщила Мисака-Мисака. Срочный вызов, добавила Мисака-Мисака.
  - Ха? - значит, придётся зайти. Не чтобы утешить эту мелочь, разумеется, но если Йомикава уехала, а он не услышал, то и впрямь как-то засмотрелся. Акселератор взглянул на небо ещё раз - надпись уже развеялась по поднявшемуся холодному ветру, вновь обнажив удивлённо мигающие от пролетающего самолёта звёзды - и зашёл в простую, лишь слегка обжитую спальню. Девочка уже маленьким попрыгунчиком заскочила в небольшую кровать у стены и повернулась к нему, радостно улыбаясь.
  - Расскажи сказку, попросила Мисака-Мисака, понимая, что Акселератор сейчас отвертится какой-нибудь чушью.
  - Жила-была девочка. А потом её съел волк. Конец. - не подводить же ожидания ребёнка.
  - Уаа, это грустная сказка, расстроилась Мисака-Мисака! Мисака-Мисака теперь не уснёт, пообещала Мисака-Мисака!
  - Спи давай. - Акселератор набросил на девочку белое одеяло. - Это ты можешь лежать хоть до десяти утра, а мне опять рано вставать. Пусть твои сёстры тебе в голову колыбельную напоют, хоть какая-то польза от них будет.
  - У, злой Акселератор, показательно надулась Мисака-Мисака. Спокойной ночи, сменила Мисака-Мисака тон на резко подобревший. - девочка закрыла глаза. Вполне возможно, что сейчас действительно свяжется с остальными клонами и те попробуют напеть ей колыбельную. Ждать результата Акселератор не собирался и мигом ушёл к себе.
  Про ранний подъём он нисколько не врал.
  
  Расписание утра Камидзе Томы: встать, покормить Индекс. Принять ванну, покормить Индекс. Собраться в школу, покормить Индекс. Уйти, строго-настрого запретив Индекс в голодном состоянии выходить из общежития и шляться по улицам. Спуститься с полным пониманием, что запрет будет нарушен, и идти в школу одно... а нет, сегодня алгоритм сбит, ибо его уже ждали.
  Ждала девушка с чёрными длинными волосами, прямой чёлкой и туманным взглядом, выражающим сомнение в её понимании происходящего. Однако это сомнение развеивалось опрятным видом школьной формы в виде белой блузки с синими морскими полосками и синей же юбкой.
  - Привет, Тома. - голос девушки был абсолютно безэмоционален.
  - Привет, Химегами. - поздоровался он в ответ. - Что-то случилось?
  - Нет. Просто я давно с тобой нормально не разговаривала. - Химегами зашагала рядом с ним. - Хотя учимся в одном классе.
  - Прости. - Тома запустил руку в свой ёжик тёмных волос. - У меня всё время какие-то дела.
  - Вот именно. - обиду в голосе девушки уловил бы только близкий человек. - Всё время какие-то дела.
  - Да-да, извини. А так всё в порядке? Вампиры не достают?
  - Давно уже. Мог бы интересоваться.
  - Да, но... ты вроде бы вполне сблизилась с Фукиосе, нет?
  - И что?
  - Не, ну... как бы всё в порядке?
  - Так девушка тебя интересует только когда она в беде? - Химегами посмотрела настолько тяжёлым взглядом, что Тома совсем смешался.
  - Нет, конечно. А к чему ты...
  - КАМИДЗЕ ТОМАААААААААААА!!!!!
  Звук нарастал вместе с треском электрических разрядов, окутывающих бегущую девушку и лишь каким-то чудом не отскакивающих в прохожих - даже тех, кто не успевал убраться с её пути. А вот Тома в число счастливчиков не входил, и разряды соединились в одну бешеную молнию, устремившуюся к парню.
  Тот выставил правую руку - ударившая в неё молния с высоким звуком исчезла. А вот отправившая её коротковолосая шатенка в бежевом пиджаке на белой блузке и серой юбке никуда не пропала.
  - Тома! - крикнула она едва ли не на более высокой ноте. - Ты... кто... почему...
  На мгновение девушка запнулась, словно выбирая правильный вариант ответа, и Тома опустил руку.
  - Электра, ты чего? - удивлённо спросил он. Девушка надулась и ткнула в успевшую спрятаться за парня Химегами.
  - Что она тут забыла? - электрические разряды прошли по ней, грозя сорваться новой молнией.
  - Мы просто вместе идём в школу! - поспешно выкрикнул Тома.
  - Просто идёте! - взревела девушка, но тут Химегами, продолжая прятаться за Томой, произнесла:
  - Мисака Микото. Школа Токивадай для богатых девочек. Что ты забыла у обычного эспера нулевого уровня, да ещё и двоечника?
  - Я как бы здесь. - напомнил Тома, пока Мисака резко меняла выражение лица с бешеного на смущённое. Даже густо покраснела и вынуждена была отвернуться, а электрические разряды вокруг неё мигом исчезли.
  - Ты тоже это видела? - спросила Химегами; Мисака не просто вздрогнула, но и словно переместилась на несколько шагов подальше от парня.
  - Видела что? - недоумённо спросил тот.
  - Ничего! - возопила Мисака. - Но чтобы никакого мне тут... никакого! - она рванула в ту же сторону, из которой прибежала, оставив парня таращиться ей вслед.
  - Кстати, мне теперь придётся у тебя жить. - сообщила Химегами, даже после исчезновения опасности продолжая прятаться за ним.
  - Ага. Стоп, что?
  - У нас в общежитии потоп. Жить негде.
  - А как же Комое-сенсей...
  - У неё вечно куревом воняет. - поморщилась Химегами.
  - Ну ладно тогда. - Тома почесал в затылке и они вновь двинулись к школе. - Индекс будет рада тебя видеть.
  - И я её. - подтвердила девушка, не отставая ни на шаг.
  
  - Ками-ян!
  Удар по плечу толкнул Тому вперёд так, что парень запнулся об ступени школьного крыльца и полетел носом вперёд, однако успел сгруппироваться и приземлиться на бок.
  - Цучимикадо. - прошипел он, поднимаясь и отряхивая пыль, мигом прилипшую к строгому чёрному костюму формы. - Умом тронулся?
  - Прости, Ками-ян. - развел руками парень с торчавшими похожим ёжиком светлыми волосами и белоснежной улыбкой, гармонирующей тёмные солнечные очки. - Просто решил поздравить лучшего друга! Тем более что ты уже начал готовиться, да? Здорово, Химегами! - кивнул он невозмутимо наблюдавшей за всем этим девушке.
  - К чему готовиться? - поднялся Тома. Цучимикадо посмотрел на него и улыбнулся ещё шире.
  - Да так, ни к чему. Удачи тебе, Ками-ян! Она тебе всегда пригодится, не так ли? - он захохотал и небрежным шагом направился внутрь школы. Тома мрачно посмотрел ему вслед, подозревая худшее.
  Когда Цучимикадо начинал говорить загадочно, то это могло означать лишь появление очередного служителя Церкви, замышляющего недоброе против Индекс, Томы, Академия-сити или всего сразу. Но раз приятель не утянул его поговорить вдали от любопытных глаз и ушей, то дело не столь срочное и важное. Значит, можно пока не интересоваться и надеяться хоть на ещё один день спокойной жизни.
  - Пойдём, Химегами. - обратился он к застывшей столбом девушке.
  - Ага. - кивнула она.
  
  Школьный день прошёл неожиданно спокойно. Тома не упал с лестницы, ни в кого не врезался, не получил ноль баллов, мяч не влетел ему в голову, и даже ни одной девушки не удалось увидеть раздетой. Парень даже воодушевился, но ненадолго - на обратном пути Химегами попросила содовой, автомат съел монеты и решил, что на этом его рабочий день закончен.
  - Эй. - Тома постучал по стене автомата. - Хотя бы деньги верни!
  Тот гордо молчал, как и всегда. Тома ещё раз стукнул по стенке, совершенно не ожидая ответа.
  - Купи по новой. - предложила Химегами, наблюдающая за всем со спокойствием удава.
  - Я что, так богат? - проворчал Тома, всё же вкладывая пачку монет и выбирая напиток. Вообще никакой реакции. - Может, ты попробуешь?
  - Хух. - непонятно фыркнула девушка, а затем по автомату пробежали искры, тот загудел и начал выплёвывать на мостовую банки и монеты.
  - Как и знала, что ты тут! - гордо заявила подходящая Мисака. - А теперь... эй, ты куда?
  Тома мгновенно подобрал с асфальта две банки, схватил Химегами свободной рукой и со всех ног помчался к выходу из парка. Мисака злобно заискрила, но тут услышала вопли сирен, вздрогнула и бросилась вслед за ними. К тому времени, как несколько полицейских цилиндров подкатили к автомату и закружили около него, разбойников и след простыл.
  - Сестрица! - прямо из ничего появилась и опустилась на асфальт девушка в форме, идентичной форме Мисаки. Да и волосы были того же цвета, только уложенные в две волнистые косички, каждая скреплённая ярким красным бантом. Девушка огляделась, увидела опустошённый автомат и обречённо вздохнула, а затем вынула мобильный.
  - Уихару. - мрачно сказала она в него. - Автомат сестрицы опять. Ага. Звони ремонтникам, и если они опять полчаса будут ехать... да умолкните вы! - крикнула она воющим цилиндрам. - Ладно, подожду. До связи.
  Она выключила телефон, поправила бело-зелёную повязку на руке и начала собирать банки; цилиндры, удостоверившись в отсутствии нарушителей, с воем полетели по аллее в парк.
  
  Какое-то время все трое просто стояли на оживлённом тротуаре и отдыхали от напряжённого бега, а затем Тома и Мисака одновременно распрямились и указали друг на друга.
  - Ты! - оба затормозили, выясняя, кому орать первым. Первой сориентировалась Мисака.
  - Почему ты снова идёшь с этой девушкой! - прорычала она.
  - У неё потоп в общежитии, она опять переселяется ко мне жить! - скороговоркой выпалил Тома.
  - Опять?.. - у Мисаки аж голос перехватило.
  - Я продвинулась куда дальше. - пробормотала Химегами в наступившую тишину. Она держала обе банки и выглядела довольной даже когда по Мисаке вновь пробежала искра.
  - Раз так, то я тоже иду к тебе домой! - выкрикнула она Томе.
  - Зачем? - выдохнул тот.
  - Затем! - отрезала девушка. - Я ещё никогда у тебя не была, вот и посмотрю, как живёшь.
  - Э... - Тома почесал в затылке. - Знаешь, я бы не это...
  - Только попробуй мне сказать, что у тебя там уже живёт девушка!
  - Э... нет... то есть, как бы да...
  - Что! - теперь уже и Химегами заинтересовалась, так что Тома мигом сложил руки в извинительном жесте.
  - Это Индекс! - крикнул он. - Она у меня живёт, потому что... ну, ей больше негде жить.
  Девушки посмотрели на него, затем друг на друга, а затем одинаково обречённо вздохнули.
  - Ладно, идём. - проворчала Мисака. - Если уж там только Индекс, то ладно.
  
  Тома открывал дверь, чувствуя пристальные взгляды обеих девушек, и не сомневался, что его невезение подкинет очередную пакость. Оно не обмануло ожиданий, продемонстрировав стоявшую в коридоре девушку с ниспадающими до плеч тёмными волосами, в белых брюках и розовом, открывающем пупок топе. При виде парня она смешалась, покраснела и поклонилась.
  - Добро пожаловать, Камидзе-сан. - пробормотала она, запинаясь.
  - Привет, Ицува. - так же ответил ей Тома, спиной чувствуя нарастающее напряжение. - А почему ты здесь?
  - Мы прибыли помочь вам в житейских делах. - просто отозвалась та.
  - Мы? - у него похолодело всё тело, когда в коридор выглянула девушка с длинными и опять чёрными волосами, заплетёнными в почти подметающий пол конский хвост. У неё был открыт не только пупок, но и весь живот, только грудь была спрятана под забранной белой футболкой да небольшая джинсовая куртка самую чуточку спасала положение. Скреплённые кожаным коричневым ремнём джинсы находились в разладе, и потому левая часть была обрезана до бедра, на котором крепились неимоверно длинные ножны с торчащей рукоятью катаны.
  - Здравствуй, Тома. - улыбнулась девушка.
  - Привет, Канзаки. - прошептал парень, всем естеством ощущая, как напряжение позади него прорывается и оформляется в бешеный крик Мисаки:
  - ТОМААААААААААА!!!
  
  
  Канзаки стояла на каменном балконе здания общежития и внимательно наблюдала за двумя людьми внизу, пересекающими дорогу в сторону ближайшего магазина.
  - Высматриваешь тактику соперницы? - насмешливо спросили рядом. Канзаки слегка коснулась ножен и посмотрела на переодевшегося в чёрные футболку с джинсами парня.
  - Привет, Цучимикадо. - просто ответила она.
  - Здравствуй, Канзаки-тян. - усмехнулся тот. - Совершенно не ожидал тебя здесь увидеть. Хотя прекрасно понимаю причину.
  - Нет никакой причины. - Канзаки слегка отвернулась. - Просто решила навестить друга.
  - Ага, ага. - хохотнул парень. - В небе появляется надпись о том, что кто-то хочет лишить девственности Камидзе Тому, после чего святая, во всех смыслах неприлично ему задолжавшая, срывается с места и заявляется в гости. Без причины. Просто так.
  На этот раз Канзаки ничего не сказала, только чуть сильнее сжала рукоять пока не покидавшей ножны катаны. Цучимикадо понимающе отметил это и встал рядом с ней, также высмотрев фигурки уходящих.
  - Между прочим, ты знаешь, с кем сейчас Тома идёт закупаться для неожиданных гостей? - спросил он. - Мисака Микото, эспер номер три в Академия-сити. И номер подтвержден, ибо по моим источникам она обломала зубы об Первого и слила Четвёртую. То есть девочка в теории может доставить проблемы даже тебе, а уж их и вовсе закатает в блинчик. - Цучимикадо мотнул головой в сторону освещённой комнаты и оба посмотрели туда. Ицува стояла за кухонным столом и быстро нарезала морковь, пока Химегами сидела на кровати и болтала с маленькой среброволосой девочкой в белых церковных одеждах, держащей в руках небольшого трёхцветного кота. Кот сидел довольно, мурлыкал и давал Химегами себя погладить.
  - В таком случае надеюсь, что до драки не дойдёт. - ответила Канзаки, и они вновь вернулись к созерцанию улицы, хотя Тома с Мисакой уже скрылись из виду.
  - Тебе что-нибудь известно об авторе надписи, Цучимикадо? - спросила Канзаки после недолгого молчания.
  - Нет. - теперь он ответил серьёзно. - Я не стану исключать, что это какая-то неучтённая пассия Томы решила пойти в открытую, но всё равно подозрительно. Особенно на фоне приходящих новостей.
  - Каких новостей?
  - В Академия-сити проникла группа интересных персонажей, у которых даже названия нет. Зато есть одна очень определённая и очень неприятная цель.
  - Ты о чём?
  - Крестовый поход.
  На лице Канзаки мелькнул откровенный ужас, она даже выпустила рукоять.
  - Ты же не серьёзно...
  - О, я хотел бы. Но увы. И в процессе выяснения подробностей наткнулся на одну прелюбопытную штуку... судя по румянцу, ты уже знаешь, Канзаки-тян?
  - И ты уверен, что им станет Тома?
  - Нет, потому что это город школьников. Но наш Ками-ян идеально подходит под описание.
  - Получается, я не зря сюда приехала.
  - Иногда похоть совпадает с необходимостью, да, Канзаки-тян? - захохотал Цучимикадо. - Но учти, ты ведь и знаешь, что произойдёт, если ритуал удастся?
  - Да. - какое-то время они очень внимательно смотрели друг на друга, а затем парень широко улыбнулся и развёл руками.
  - Надеюсь, до такого не дойдёт. А пока что... я сохранил костюм падшего ангела-горничной!
  - Цучимикадо! - клинок со звоном вылетел из ножен, и парень вынужденно отступил.
  - Но-но, Канзаки-тян! - крикнул он. - У тебя тут три соперницы, не время стесняться! Тем более что уже наверняка опытнее их всех!
  - Что? Да... как ты... - святая начала заикаться, и парень недоверчиво сверкнул очками.
  - Канзаки-тян... не хочешь ли ты сказать... что до сих пор...
  - ЦУЧИМИКАДО!!!
  
  Мисака была такой тихой, словно весь запас криков за день уже израсходовала. Они дошли до магазина, закупились мясом с овощами, оплатили, вышли - а она всё молчала. Даже после благодарности Томы за помощь лишь повела плечами и ничего не ответила.
  - Слушай, Электра. - осторожно сказал парень, застыв с пакетами недалеко от входа в магазин. - Я понятия не имею, что на всех тут нашло, но извини, если это тебя чем-то обидело.
  - Ничего, просто я... - девушка вздохнула. - Тома, можно попросить тебя не пользоваться ситуацией?
  - В смысле? - ответом ему был лишь очередной вздох. - Электра, я не смогу воспользоваться ситуацией хоть как. Иначе Индекс меня покусает - а с моей неудачей она точно меня сегодня покусает. Так что... это...
  - Ладно, я поняла. - Мисака даже позволила себе улыбнуться, а вместе с ней улыбнулся и Тома.
  - Останешься на ужин? - предложил он.
  - Нет, спасибо. Если я не приду до комендантского часа, то комендантша зароет мой труп во дворе детского сада, а Куроко отроет и... эхехе. До завтра, Тома.
  - Пока, Электра. - они помахали друг другу, после чего Мисака поспешила свернуть в ближайший переулок.
  Банд она не боялась - все оставшиеся с мозгами бандиты уже давно передали друг другу словесный портрет Мисаки Микото и совет при встрече не рыпаться, кланяться, по возможности притвориться трупом. Так что ничто не отвлекало от грустных мыслей.
  Когда она вчера увидела иероглифы в небе, то какое-то время даже не могла понять, о чём речь. А как дошло, то пришлось объясняться за истошный визг перед примчавшейся комендантшей и перепуганной Куроко.
  Вьющиеся рядом с Томой девушки давно уже перешли в категорию неизбежного зла - как приставания Куроко или кошачьи каламбуры сестрёнки. Но теперь кто-то из них решил не просто пойти ва-банк, но и нагло заявить об этом. В самом деле, для Мисаки подсуетиться и обогнать всех на этом поле...
  Эспер аж стукнулась головой об стену дома, чувствуя жар на щеках. Нет, нет, тысячу раз нет! Но...
  Три девушки - и это ещё кто за день успел примчаться. Из всех знает только Ицуву - кратко, даже не в курсе, чем та занимается - а остальные две... безэмоциональную она вроде видела, даже рядом с Томой, но как и когда...
  И у всех сиськи. Эти две внушительные составляющие женского шарма, сманивающие мужчин безо всяких усилий. Ицува ещё и готовить умеет, другие две тоже чем-то смогут похвастаться... а она, Мисака, что?
  Девушка прижала руки к своей практически плоской груди. Что она, Мисака? Каков её шарм? Что такое она может предложить парню, да ещё и этому парню, при первой встрече пытавшемуся спасти её от хулиганов, а при следующей - хулиганов от неё?
  Она не мастер готовки. Убираться ненавидит. Обожает детские вещи и лягушонка Гекоту. Гоняет бандитов. Взрывоопасна. Сисек нет.
  Хоть что-то из этого входит в женский шарм, а?
  Мисака грустно пнула попавшуюся консервную банку, и звук словно привлёк наблюдателя - Куроко, взметнув двумя яркими косичками, появилась из ниоткуда прямо у неё за спиной.
  - Сестрррраарх. - девушка, получившая удар током, сползла на землю, и испуганная Мисака склонилась над ней.
  - Прости, Куроко! Ты так неожиданно выскочила... всё в порядке?
  - Сестрица... - прохрипела лежащая Куроко. - Вызови... скорую... но прежде... позволь сказать... что я... умираю...
  - Куроко! - всполошилась Мисака. - Ты чего, я тебя ведь слабо ... Куроко!
  - Я... умираю... сестрица... умираю... - Куроко слабо вытянула вперёд руки, и Мисака взволнованно наклонилась ещё ближе. - Умираю... от страсти!
  Руки сомкнулись вокруг шеи Мисаки в крепкий захват.
  А через секунду тёмный переулок вновь осветила ярость электричества.
  
  Комната была темна настолько, что это казалось неестественным. Горел только экран компьютера, но и он лишь слабо освещал сидевшую за ним высокую фигуру. Во всей остальной комнате не было видно ни зги и то, что там ещё кто-то есть, стало ясно только после появления звонкого женского голоса:
  - Нулевик и пятый уровень? Никогда бы не подумала.
  - Это Академия-сити, дорогая. - второй голос был мужским, твёрдым и уверенным. - В нём происходило такое, что нулевик и пятый уровень не более чем милый факт.
  Женщина хмыкнула, а затем заинтересованно спросила:
  - И что, это теперь всё отменяет?
  - Отменяет? - удивился мужчина. - Напротив, делает только проще. Однако я попросил бы тебя не высовываться чуть дольше и лишь когда прикажу. А далее по инструкции.
  Женщина вновь хмыкнула, но больше ничего не сказала. И в комнате наступила тишина, разбавляемая лишь гудением экрана, демонстрирующего вид на площадку перед магазином.
  Магазином, где лишь несколько минут назад были Тома и Мисака.
  
  Разбор спальных мест превратился в настоящую игру "кто кого переспорит". Индекс твёрдо заняла кровать, но была не прочь пустить кого-то одного. В итоге досталось Химегами, которая особо и не возражала.
  Тома хотел было лечь в прихожей, но Ицува начала бунтовать при одном упоминании о такой ереси. Подготовленный спальный мешок перенесли в жилую комнату на пол - и рядом с ним тут же кинула одеяло Канзаки, застолбив место.
  Индекс по итогу новых разборок покусала Тому, и парень, которому уже невероятно всё надоело, отнёс мешок обратно в коридор, твёрдо заявив, что решение пересмотру не подлежит. Девушки ещё немного поворчали, но возражать не смели, и на освобождённое место легла Ицува.
  После всех прощаний свет погас, и Тома наконец-то оказался в благословенной тишине.
  Вот уж не везёт так не везёт. Холодильник опустошён, он только благодаря Ицуве не превратился в кормящего всех повара, а пол коридора жутко неудобен даже сквозь мешок. Завтра ещё наверняка объясняться с комендантом общежития... отправить Канзаки, что ли? Раз святая, то пусть и разбирается с таким.
  Ещё хорошо, что не случилось глупости с вламыванием в ванную с голой девушкой. Тома, наученный невероятным опытом, отправился мыться лишь когда все четверо сидели в гостиной, были одеты, не рвались в эту сторону и из самой ванной не доносилось хоть сколько-то подозрительного звука. И то он был практически уверен, что неведомые ветра магии или эсперов занесут туда раздетую пятую.
  Невероятно, но обошлось.
  Ладно, завтра ещё школа, пусть сами ищут, чем развлекаться. А вот на выходных придётся что-нибудь придумывать, а то будут сидеть девушки, смотреть на него глазами "повесели нас", и что накажете делать?
  Невезение как оно есть.
  И чего всех потянуло так одновременно? Если случилось что, так давно бы сообщили. Странно оно как-то всё...
  Пол отчётливо заскрипел. Тома лежал по принципу "притворись спящим, и оно уйдёт", но когда подползшая девушка фактически нависла над ним, то не выдержал.
  - И чего тебе, Ицува? - тихо спросил он. Та пискнула - хотела, но парень мигом высвободил ладонь и зажал ей рот.
  - Ицува. - очень тихо сказал он. - Если ты разбудишь Индекс, то сама будешь её обратно укладывать. И поверь, это не лучшее времяпровождение. Кивни, если поняла.
  Девушка тут же кивнула, и только тогда Тома убрал руку.
  - Так чего тебе? - он по-прежнему говорил тихо, и столь же тихо ответила Ицува:
  - Я подумала, что вам холодно спать, и хотела... э... принести шарфик.
  - Ползком на меня?
  - Дабы Индекс не будить. - мгновенно вывернулась она.
  - Ицува. - Тома с трудом сдержал улыбку. - Иди спать. Мне тут тепло, заверяю.
  - Да, извините. - фигура девушки наконец-то скрылась из виду. - Спокойной ночи, Камидзе-сан. - И, судя по скрипящему полу, Ицува поползла обратно, а Тома прикрыл глаза и постарался наконец заснуть.
  Если кто и ползал ещё, то он этого не ощутил.
  
  
  Проснулся Тома от того, что на его лице спал кот Индекс. Парень кое-как снял трёхцветного мерзавца, встал сонный и потому не озаботился повторить полную проверку ванной, когда зашёл туда.
  Пару секунд его мозг экстренно просыпался. Ещё секунду Тома и стоявшая под душем Канзаки смотрели друг на друга. А затем он меньше чем за секунду вылетел из ванной, оря извинение, хлопая дверью и натыкаясь на стоявшую посреди коридора мрачную Индекс.
  - Тома. - тоном строгой учительницы спросила она. - Почему ты весь покрасневший вылетаешь из ванной комнаты?
  Индекс, как всегда, включала логику именно в такие моменты.
  
  Удивительно, но Канзаки не сказала ни слова. Когда Тома застал её голой в прошлый раз, то ему - и так некстати оказавшемуся рядом отцу - пришлось спасаться бегством. Сейчас же святая вела себя так, будто ничего не случилось, даже веселилась.
  Извинилась за неё Ицува, подойдя к Томе, когда он ждал в коридоре закопавшуюся Химегами.
  - Простите, Камидзе-сан. - покаянным голосом произнесла она. - Вы ведь хозяин жилища, потому имеете право заходить когда угодно куда угодно, и Канзаки-сан стыдно, что она не закрыла дверь и не задёрнула занавеску. Если бы вы зашли минут на десять раньше, то там была бы я... ох, то есть... я не так сказала! - девушка захлопала себя по мигом покрасневшим щекам. - Я имею в виду, что мылась при закрытой двери и такая неприятная ситуация не случилась бы!
  - Да, спасибо, Ицува. - Тома благодарно улыбнулся ей. - Проследишь за домом, пока меня нет?
  - Конечно, Камидзе-сан! - девушка аж просияла. А ведь ей придётся присматривать за Индекс, должна понимать.
  - Удачи тебе. - Химегами наконец вышла в прихожую, и Тома поторопился попрощаться. По времени они выходили раньше необходимого, но парень хорошо знал, насколько его неудача может растянуть путь до школы, и хотел поспешить.
  Плюс надеялся, что влияние Химегами неудачу хоть как-то ослабит. Та если и понимала происходящее, то обсуждать не спешила, вместо этого выудив совершенно внезапную тему:
  - Тома, а как ты относишься к сексу?
  Ещё и брякнула это в самой толпе, так что сразу несколько взглядов устремились к ним.
  - Серьёзно, Химегами, тебе обсуждать нечего? - прошипел Тома, стараясь не краснеть.
  - Не, ну просто. - девушка меланхолично пожала плечами. - Ты же парень, значит, думаешь о сексе.
  - Поражаюсь твоей железной логике.
  - А ещё с тобой живут три прекрасные девушки, которые относятся к тебе с теплотой и заботой. Наверняка в мыслях ты уже разложил их во всех позах из порнушки, извращенец.
  - Химегами, ты как бы одна из них. И вообще, когда научилась такому? Живёшь ведь в общежитии для девочек.
  - Тома, знаешь, о чём девочки болтают друг с другом?
  
  - Хэй, Ками-ян! Как ты относишься к сексу?
  Тома аж вздрогнул. Он стоял у склада спортпринадлежностей и потирал ушибленную руку, которой только что на физкультуре отбил летящий в голову мяч. Удар был сильный, попади реально по голове - привет, медпункт, друг другу надоели, но не моя вина. Сейчас же Тома просто растирал ушибленное запястье, унимая боль, и так попался на глаза Цучимикадо.
  - Вы сегодня сговорились, что ли? - проворчал он, шевеля рукой. Ну вот, вроде и болит уже меньше.
  - Сговорились? - друг сверкнул очками. - Некая девушка уже делала пробный заход, Ками-ян?
  - Никто ничего не делал. - в принципе да, Химегами тему больше не поднимала.
  - Ну, а если так, то что скажешь, Ками-ян? Три очаровательные девушки делят с тобой комнату, ванну, еду и наверняка по той же статистике одна из них не прочь и постель! Твои действия?
  - Нет никаких действий, и дележек тоже. - отрезал Тома. Цучимикадо посерьёзнел и прислонился спиной к складу рядом с ним.
  - Тома, я ведь не просто зубоскалю. - тихо сказал он. - Сам знаешь, что эти девушки заявились к тебе не по доброте душевной. Точнее, не только по ней. И я знаю, что ты не игнорируешь всю эту половую тему, ибо только на днях умудрился переспорить меня о девочках-кроликах. Плюс раз мы друзья как по школе, так и по спасению этого города от всяких католических магов, то, может, поговорим серьёзно?
  Тома неимоверно тяжело вздохнул, но приятеля это не отпугнуло. Несколько секунд парень всё же помолчал, а затем тихо заговорил:
  - Цучимикадо, ты же в курсе моей неудачи. Потому представь, что я, ну, ложусь в постель с девушкой. А затем представь абсолютно любой сценарий, по которому всё пойдёт прахом и девушка останется разозлённой, с худшим опытом в жизни. Презерватив порвётся, например. Или один из нас сломает другому ногу. Или... не знаю, что там ещё может произойти, но моя неудача воплотит это абсолютно точно. И я обязан буду предупредить девушку заранее, иначе просто неправильно. Многие ли захотят продолжать?
  Цучимикадо дёрнулся, но Тома продолжал говорить.
  - И ладно там ещё только постель, но ведь и со всем остальным то же самое. Свидание. Совместная жизнь. Работа. Дети. Куча всякого такого. И везде меня - и ту, что решит быть со мной - будут преследовать неудачи самого разного плана, которые попросту невозможно предсказать все. Во-первых, ни одна девушка не согласится на такое, а во-вторых... я сам не позволю.
  - Ты слишком серьёзен, Ками-ян. - улыбнулся Цучимикадо. - Только встретил девушку, и сразу семья с детьми? А почему не просто погулять, пообжиматься, потрогать сисечки и не думать обо всяких серьёзностях?
  - Ага. С одной погулять, со второй, с третьей... и так пока все не закончатся. - Тома поднял руку, словно проверяя на свету, как там она. Совсем не болит, замечательно, по-прежнему всё как на собаке заживает. - Цучимикадо, ты же знаешь, я не помню большей части своей жизни. Фактически, она у меня началась с появлением Индекс. И Индекс если чему и научила, так это ответственности за людей, что близки мне. А ты предлагаешь приблизить к себе девушку и просто маяться дурью с ней и её чувствами. Прости, не смогу.
  - Но Ками-ян, ты так можешь вообще спутницу не найти. - совсем взволнованно сказал Цучикамодо. Тома лишь усмехнулся.
  - Как-нибудь разберусь. А сейчас прости, там Химегами уже наверняка ждёт, а мне ещё надо успеть переодеться. - он сразу направился в сторону школы. Цучикамодо не стал провожать друга, вместо этого посмотрев на яркое весеннее солнце, наполняющее жизнью и без того приветливое белое здание школы, отражающее лучи вслед толпам спешащих по своим делам учеников.
  - А ведь ты не первый раз об этом думаешь, не так ли, Ками-ян? - сказал он сам себе. - И боишься, что однажды все твои моральные перегородки разрушатся маленьким дружком. Даже Акселератор от такого напора девиц наверняка что-нибудь почувствовал бы, а ты и подавно. Эх... неудача, значит. Неудача. А что если...
  
  - Я тут подумал. - сказал Акселератор, захлапывая дверь и кое-как, не выпуская из рук костыль, устраиваясь на небольшом кожаном диванчике. - Что если нам сменить грозный чёрный фургон на что-нибудь менее заметное, а?
  - А? - подняла голову сидевшая на таком же диванчике напротив девушка с тёмно-рыжими волосами, забранными в две узкие косички. Её минимум одежды состоял из перебинтованной груди, чёрной и очень короткой юбки, а также слабо наброшенной на всё это куртки. - Акселератор, только не говори мне, что лучше прописался бы в фургоне с мороженым.
  - Очень смешно, Мусуджиме. - свитер из чёрно-белых полос и тёмные джинсы превращали эспера в еле заметную тень, выделявшуюся лишь слегка горящими глазами на бледном лице. - В таком случае ты будешь продавать это мороженое. Всё равно не прочь пообщаться поближе с маленькими мальчиками, а?
  - Что? - взъярилась девушка. - Ты на что это намекаешь?
  - А я бы не отказался от мороженого. - вступил в разговор третий и последний человек, сидящий неподалёку от девушки темноволосый юноша в строгом офисном костюме, как раз аккуратно вытиравший платком вспотевший лоб. - Тут, внутри, даже мне бывает жарко.
  - Спроси босса. - Акселератор указал костылем на открывшего дверь фургона светловолосого парня. - Эй, босс, Унабара хочет мороженого.
  - Ну и что, мне его нести теперь? - поинтересовался Цучимикадо, забираясь внутрь и усаживаясь рядом с девушкой. - И так чувствую себя в каждой бочке затычкой. Давайте о серьёзных делах поговорим сначала.
  Он в противоположность своих слов блаженно вытянулся, полностью улёгшись на спинку дивана. Все остальные не шевелились, ожидая продолжения.
  - Так, кто-нибудь из вас знает про крестовые походы? - приступил Цучимикадо.
  - Это... - Мусуджиме нахмурилась, Акселератор не издал ни звука, а Унубара кашлянул и сказал:
  - Это когда Римская Католическая церковь захотела отбить Иерусалим и в итоге объединила враждующие силы европейских государств, заставив их выступить единым фронтом?
  - Официальная версия такова. - подтвердил Цучимикадо.
  - Ну так не тяни с неофициальной. - прорычал Акселератор.
  - Римская Католическая церковь не сумела бы объединить враждующих монархов и полководцев просто так. - Цучимикадо и не стал тянуть. - Даже фактом "совместного избавления святого города от лап сарацин". Покидать страну для всех было попросту опасно, ведь всякие оставшиеся соседи без раздумий воспользовались бы этим, мигом забирая твою вотчину и твой замок. А церкви для удержания порядка потребовалось бы столько солдат, что на собственно поход хватит с лихвой.
  - Однако крестовый поход всё равно состоялся. - отметил Унубара. - И не единожды.
  - Церковь нашла выход. - кивнул Цучимикадо. - И достаточно хитрый, хочу заметить. Они отправили в Иерусалим группу христиан, а там... знаете, даже в европейской культуре встречается типаж благородного сарацина. Как Салах Ад-Дин: уважает чужую веру, благороден, решителен, не кровожаден, аристократичен... достойный противник, в общем. И в Иерусалиме был юноша, который подходил под описание. Храбрый благородный воин, по хроникам даже не убил никого, побеждая врагов ораторским и дипломатическим искусством...
  - Короче.
  - И он был девственником, к большой обиде местных красавиц, ибо искал свою единственную. Святой непорочный юноша... и отправленные церковники убили этого юношу.
  - Сволочи. - прошипела девушка, но никто не обратил на неё внимания.
  - Это, разумеется, было против всех правил церкви. - продолжил Цучимикадо. - Христиане убили невинное создание на святой земле. Единственное, чем можно было замолить такой грех - всем христианам прийти на место убийства и обратиться к Богу с просьбой о помиловании, наказании и искуплении. Разумеется, уничтожая всех, кто решит им помешать - включая мусульман, удерживающих город и не желающих пускать туда армию христиан. А для того, чтобы христиане точно пошли, убийство было исполнено особым ритуалом, вызывающим у каждого исповедующего веру и способного нести оружие зуд отправиться в Святую Землю.
  - Поверить не могу, что такой идиотизм сработал. - заявил Акселератор после недолгого молчания.
  - А он и не сработал. - подтвердил Цучимикадо. - Иерусалим в итоге так и не стал христианским. Европа без рыцарской защиты и рыцарского произвола пережила немало весёлых минут. А после детских крестовых походов, где все частью погибли и частью попали в рабство, внутри самой церкви решили не продолжать и сумели отменить действие ритуала. Однако же в самый первый раз всё получилось - Иерусалим был разрушен, а его жители перебиты. Как и многие города по пути к нему, ибо не захотели пускать назвавших себя крестоносцами, якобы несущими тяжкий крест греха для искупления, а на деле спокойно прибавляющих новые и новые. А теперь... догадываетесь, к чему была вся эта лекция?
  - Церковь хочет устроить крестовый поход против Академия-сити. - отозвалась Мусуджиме.
  - Бинго! - улыбнулся ей Цучимикадо. - Заставить всех христиан, включая святых, выступить единым фронтом. Конечно, Академия-сити не святая земля, но они что-нибудь придумают. По крайней мере, мои источники доложили, что группа церковников уже прибыла и интересуется девственниками, причём не абы какими. Нет, им подавай кого-то особого.
  - Например? - спросил Унубара.
  - У меня есть несколько кандидатов, и за всеми уже установлено наблюдение. Могу лишь сказать, что Акселератору ничего не грозит, он не невинное дитя, хоть и девственник.
  - Слышь, Цучимикадо, за языком следи.
  - Извиняюсь. В общем, наша задача как GROUP - найти этих церковников и вытрясти побольше информации. Считайте это главной целью на ближайшие дни.
  - И что сейчас, пойдём драться? - уточнил Акселератор.
  - Нет. Вы вообще можете идти по домам. - Цучимикадо кивнул Мусуджиме и Унубаре. - Я вызову, когда потребуется. А вас, Акселератор, я прошу остаться. - он растянул губы в белоснежной ухмылке. Девушка не стала спорить и мигом выскользнула из салона, а вот парень помедлил.
  - Цучимикадо-сан, вы случайно не знаете, кто сделал ту надпись в небе? - спросил он. Тот покачал головой.
  - Самому очень интересно, но увы. Пока никаких сведений.
  - Спасибо. - Унубара наконец выскользнул наружу, оставив Акселератора и Цучимикадо наедине друг с другом.
  - Ну? - тут же мрачно спросил эспер. - Мне какое-то особо тайное и кровавое дело, не так ли?
  - Нет. Я бы даже сказал, что это нечто личное. - Цучимикадо резко погрустнел. - Акселератор, хочешь, подкину одну задачку, решение которой очень хотел бы знать? Не математическую - хотя чёрт её знает, может, тут и математика понадобится.
  - Слушаю.
  - Есть один эспер, что может обнулять любое сверхъестественное воздействие. Однако из-за этого же на него попросту не действует удача, и этот эспер - ходячее несчастье. Споткнётся на ровном месте, спалит дом при попытке приготовить тост, сломает холодильник открытием двери... список можно продолжать. И мне интересно, нельзя ли ему как-то помочь так, чтобы он и силу свою сохранил, и от неудачи избавился. Например, твоими векторами что-нибудь перенаправить... Акселератор? - Цучимикадо встревоженно посмотрел на резко побледневшего эспера.
  - Спотыкается на ровном месте, говоришь? - прохрипел тот.
  - Да. Что-то не так?
  - Всё так. - Акселератор на некоторое время застыл статуей. - Хорошо... подумаю.
  
  Химегами не стала заводить откровенных разговоров на обратном пути, но у Томы возникло ощущение, будто она идёт слишком близко. Возможно, из-за сегодняшнего разговора с Цучимикадо, который ещё предстояло обдумать.
  Однако все мысли мигом вылетели из головы, когда он обнаружил в комнате общежития пополнение в лице Мисаки, поздоровался и услышал в ответ монотонное:
  - Мисака тоже приветствует тебя, братик Тома, сказала Мисака с неподдельной радостью.
  
  
  - Ты ведь Мисака десять тысяч тридцать два, так? - спросил Тома, вытащив девушку в длинный безлюдный коридор общежития.
  - Мисаке не нравится, когда братик Тома обращается к ней по номеру, надулась Мисака. Мисака предпочитает обращение по имени или, ещё лучше, сестрёнка Мисака, хитро сказала Мисака.
  - Хорошо... сестрёнка Мисака. А почему ты здесь, а не в больнице?
  - Сестрёнка Мисака очень скучает по братику Томе, нежно сказала Мисака, пытаясь пробудить в Томе комплекс братика. Братик Тома словно бы забыл про них, теперь обиделась Мисака.
  - Да, извини. - признал Тома, сокрушённо почесав в затылке. - Просто у меня то школа, то по городу носиться, то вообще в Венецию утащат...
  - Мисаке всё это очень интересно, искренне заявила Мисака. Мисака охотно бы послушала всё это в кровати под одеялом голыми, прямо сказала Мисака.
  - Сестрёнка Мисака, ты чего? - сокрушённо вздохнул Тома.
  - Братик Тома хочет услышать сначала длинное объяснение или короткое, надеется Мисака, что братик Тома выберет длинное ради штуки.
  - Э... тогда длинное.
  - Мисака скучает по братику Томе и не прочь провести с ним время. Мисаке только недавно сняли все швы и разрешили жить полноценной жизнью. Мисаке немного скучно, даже несмотря на то, что каждый день приносит Мисакам кучу открытий. Исследования по продлению жизни Мисаки ещё идут, и Мисаки вполне допустили, что они не доживут до их завершения, потому было бы неплохо попробовать как можно больше развлечений. Мисаки обнаружили, что секс входит в список этих развлечений, и совместно решили, что братик Тома является лучшим кандидатом для секса. Всё это Мисака выпалила с полной уверенностью и добавила слезогонки про короткую жизнь, дабы у братика Томы не было морального повода отказывать Мисаке.
  - А короткое? - только и ответил Тома.
  - Мисака хочет поебаться. Ухуху.
  - Блин. - теперь парень приложил руку ко лбу. - И ты ещё и собираешься жить у меня.
  - Мисака решила, что быстрее всего секса от парня можно добиться только при жизни с ним, сказала умная Мисака.
  - Даже спорить не буду. Слушай... - Тома тяжело вздохнул. - Можешь дать мне, скажем, неделю на ответ? Ладно бы это было между мной и тобой только...
  - Технически, Мисака может ждать целый год, сказала прикинувшая заранее Мисака. Но если парень год не отвечает на намёки девушки, то тем самым он наносит ей смертельное оскорбление, надулась Мисака.
  - Да, понимаю. Постарайся выдать себя за оригинал и прячься на балконе, если она придёт, хорошо?
  - Как скажешь, братик Тома, согласилась играть роль Мисака.
  - Вот и отлично. - Тома открыл дверь комнаты и обнаружил стоявшую в коридоре Канзаки. Не прямо за дверью и девушка не играла лицом, показывая, что подслушивала, но сразу же сказала:
  - Тома, можно поговорить с тобой? Наедине.
  Похоже, на лицах у него и выглянувшей из-за спины клона что-то отразилось, ибо Канзаки быстро добавила:
  - На балконе.
  
  - Мисака-Мисака безумно рада, провопила Мисака-Мисака, нарезая круги вокруг Акселератора! Мисака-Мисака обожает гулять с Акселератором, призналась Мисака-Мисака, с ним часто происходит что-то интересное!
  - Если опять уронишь на себя стойку с комиксами, то поднимать будешь сама. - отозвался эспер, глазами пробегая список покупок.
  - Буу, Мисака-Мисака ничего не будет на себя ронять, надулась Мисака-Мисака! Мисака-Мисака сегодня надела своё любимое бирюзовое платье в горошек и не будет на себя ничего ронять! Кстати, намекнула Мисака-Мисака, бирюзовое платье в горошек у неё любимое потому, что других нет!
  - Попроси Йошикаву или Йомикаву, пусть тебе купят. А сейчас умолкни. - они зашли в магазин, и Акселератор отправился в поход между полками. Он задерживался только чтобы посмотреть срок годности товара и либо опустить его в корзину, либо скривиться и поставить обратно. Девочка носилась по всему магазину и хотела купить всё, но эспер привычно её не слушал. Хорошо ещё что отучил хватать вещи и укладывать ему в корзину, а то однажды слишком задумался и обнаружил только на кассе.
  - Акселератор, Акселератор, Мисака-Мисака хочет сто таких леденцов! - подлетела к нему девочка, протягивая зелёного котика в упаковке. Акселератор взял леденец, прочёл состав и фыркнул.
  - Ты вообще видишь, сколько тут сахара? - он вернул сладость девочке. - От сотни у тебя все зубы выпадут.
  - Фу, как грубо, надулась Мисака-Мисака. Если Акселератор будет так запрещать все сладости, то он бяка, показала язык Мисака-Мисака.
  - Значит, пудинг мы сегодня не покупаем.
  - Что? Нет-нет, заволновалась Мисака-Мисака, унося обратно леденец и не желая лишаться пудинга!
  
  Канзаки на балконе встала так, чтобы её было прекрасно видно из освещённой гостиной. Клон присоединилась к Индекс и Химегами в кружке болтовни на кровати, а Ицува прочно застолбила кухню.
  - Тома. - начала святая, отвернувшись от парня и уставившись на ещё оживлённую вопреки начинающейся темноте улицу. - Прежде всего, я хотела бы извиниться за утреннее. Я последнее время жила с монахинями, и каждый раз, когда принимаю душ, им то в туалет надо, то стиральную машину, то вообще понятия не имею чем там гремят... отвыкла запираться. Прости. - она повернулась и поклонилась. Тома мгновенно поклонился в ответ.
  - И вы простите меня, Канзаки. Я был сонный и не сообразил, что кто-то уже может мыться. Приношу огромные извинения.
  Они ещё раз поклонились друг другу, после чего Канзаки вновь уставилась на улицу.
  - Честно говоря, Тома, тебе надо что-то сделать с ванной. Она уже вся потрескавшаяся, а когда попыталась задёрнуть занавеску, то чуть не обрушила её на себя.
  - Да, это я так однажды схватился, падая. - сокрушённо вздохнул парень. - Простите, Канзаки, денег даже с вашей помощью хватает на еду и оплату общежития только. Да и кто мне тут позволит ванну ремонтировать?
  - Тома, а тебе так надо оставаться в этом общежитии? Оно вне ванны в хорошем состоянии, но мы вполне можем подыскать вам жильё поуютнее.
  - Я думал об этом, Канзаки. Но Индекс надо приучать к самостоятельности, и лучше делать это тут. Да и мне не расслабляться.
  - Не расслабляться... - пробормотала Канзаки. - Ты и привык так жить, правда?
  - А? - но парню не сразу ответили. Святая ещё какое-то время смотрела на улицу, а затем выдохнула:
  - Ну, мне никто не запрещал тебе говорить. Тома, - и вновь повернулась. - что ты знаешь о крестовых походах?
  
  - Мисака-Мисака носится зигзагами, потому что счастлива, завопила Мисака-Мисака! Не хочет ли Акселератор кое-куда сходить с ней, издали подошла к теме Мисака-Мисака?
  - Куда? - взглянул на девочку эспер.
  - Например, протянула Мисака-Мисака, создавая иллюзию задумчивости. Например, не хочет ли Акселератор встретиться с сёстрами Мисаки-Мисаки, выпалила Мисака-Мисака!
  Акселератор аж застыл посреди людского потока, и девочка недоумённо уставилась на него.
  Встретиться... с сёстрами?
  Эспер даже закрыл глаза. Девочка начала дёргать его за свитер, но и тогда он ещё какое-то время постоял молчаливой статуей.
  - Не сегодня. - наконец выдавил из себя.
  - Сегодня мы бы и не успели, ответила Мисака-Мисака. Однако в любой другой день всегда пожалуйста, обрадованно сказала Мисака-Мисака!
  - Ага. Держись за меня, пока не придём домой. Да не за свитер, порвёшь ещё.
  Встретиться с сёстрами. Вновь увидеть их, вновь заговорить, вновь посмотреть в глаза.
  Неудачник, падающий на ровном месте.
  То ли таких мерзавцев уже двое, то ли Цучимикадо всё не так понял.
  Потому что тот парень, что заносил свой кулак и бил им по лицу Акселератора, не был падающим на ровном месте неудачником.
  Он был чёртовым героем.
  
  Они поменялись: теперь Тома смотрел на улицу, а Канзаки на него.
  - Я правильно понимаю, что этим парнем могу стать я? - наконец выдавил он.
  - Благородный юноша из врагов, да ещё и девственник. - кивнула Канзаки. - У любого в Римской Католической Церкви первым на ум придёшь ты.
  - Получается, есть и другие кандидаты?
  - Да. Но никто из них не противостоит церкви. Только ты.
  - Я не противостою церкви. - хмуро сказал Тома.
  - Да-да, я про их точку зрения. Кроме того... думаю, церковь не сомневается, что тебе под силам остановить крестовый поход против Академия-сити или смягчить его последствия. А если убить тебя сразу, то их победа будет казаться неотвратимой.
  - Враньё. Я всего лишь бью людей по лицам. Этого недостаточно, чтобы справиться с крестовым походом.
  - Тома. - только и вздохнула Канзаки. - Ты хоть понимаешь, у скольких людей обрушится мир, если ты умрёшь? И сколькие либо перестанут сопротивляться, либо побегут умереть в первом же бою? Кроме того, крестовый поход вынудит участвовать в нём всех христиан, включая святых. То есть и я, и Ицува, и все Амакуса, да и просто твои друзья и знакомые, причисляющие себя к какой угодно ветви христианства - мы повернёмся против Академия-сити. И если ты будешь мёртв, то для нас не останется надежды вернуть всё как было. Поэтому, Тома, ты должен жить в любом случае. А раз церковникам нужен непорочный юноша, то достаточно лишить тебя девст...
  - Нет.
  - Как знала, что ты это скажешь. - выдохнула успевшая вся покраснеть Канзаки. - Тома...
  - Раз я не один такой, значит, должен держать внимание на себе и не подставлять под удар абсолютно непричастных людей. - взгляд парня приварился к уже частично опустевшей улице. - Потому никаких.
  - И спрятать тебя в укромном месте не получится поэтому же? - жалобно сказала святая. Ответом ей послужил лишь краткий смешок. - Тома, ну хотя бы позволяй тебя сопровождать везде...
  - Канзаки, то, что вы все живёте у меня, уже наверняка их встревожило. А так они должны думать, что я ни о чём не подозреваю, не устраиваю охрану, не прячусь. И ловить нужно меня, а не кого-то ещё.
  - А если поймают?
  - Выкручусь как-нибудь.
  - Тома. - Канзаки ещё раз вздохнула и подошла к парню. - Слушай. Они не встревожатся, что мы живём у тебя. И не встревожатся, если будем сопровождать.
  - Почему?
  - Знаешь, отчего мы все сюда заявились?
  
  Комната нисколько не изменилась - та же разгоняемая лишь светящимся экраном тьма, сгущавшаяся в сидящую перед компьютером фигуру. И из этой тьмы раздался тот же женский голос:
  - Получается, Акселератор лоликонщик?
  - Ты говоришь с высоты своего опыта. - мягко ответил мужской голос. - Отношения между Акселератором и Ласт Ордер не имеют никакого отношения к лоликону, и это хорошо. Это слабость Акселератора.
  - Знаешь, у меня нет особого желания убивать маленькую девочку.
  - Убивать? Мы её и пальцем не тронем. Даже не похитим показательно. Вред, причинённый Ласт Ордер, только разозлит Акселератора и сделает его гораздо опаснее. Нет, твоя задача состоит совсем в другом.
  - То есть я сейчас занимаюсь Акселератором?
  - Да. Мисака Микото пришла в общежитие Камидзе Томы и осталась там на ночь. Рано или поздно она схватится со святой Канзаки Каори в том числе напрямую. Возможно, ситуация разрешится даже без нашего участия. А сейчас давай встретимся с... как они там себя назвали?
  - Стикс.
  - Точно. Надо будет спросить, почему такое глупое название, оно же совершенно не соответствует их задаче.
  
  
  Клону постелили в гостиной между Канзаки и Ицувой. Причём последняя настолько активно расспрашивала о жизни эсперов, что, того и гляди, подружатся. Они продолжали щебетать даже когда Тома ушёл в коридор, расстелил вытащенный откуда-то Ицувой футон и лёг.
  Пришло время всё обдумать.
  Итак... какой-то шутник вывесил в ночном небе города объявление о том, что лишит его, Камидзе Тому, девственности. Канзаки и Ицува не видели этого, но им мигом сообщили - и обе девушки, бросив всё, рванули к нему. Химегами же увидела, Мисака почти наверняка тоже увидела, клона допросить не удалось, но Тома не сомневался - она или кто-то ещё из сестёр всё прекрасно видели. Теперь понятно, почему ребята в школе на него пристально смотрели, Фукиосе не разговаривает, Аогами моргает с идиотской улыбкой, а Комое-сенсей дуется. Он только сегодня это всё и заметил.
  Никто из них к объявлению не причастен, и вообще неизвестно кто так постарался. Если он хотел сделать Томе приятное, то мог бы заодно и подкинуть денег, а то завтра идти в магазин, закупаться на воскресенье на всех... не забыть утром попросить каждому подготовить варианты любимых блюд. Которые потом придётся ещё и готовить.
  Больше-то некому: спихивать всё на Ицуву некрасиво, Химегами не умеет, Индекс съест ингредиенты, пробовать стряпню клона почему-то заранее не хочется, а Канзаки... Тома не чувствовал себя достаточно наглым для того, чтобы заставлять святую готовить всем завтрак.
  Так, с этим ладно... крестовый поход. Где он почти наверняка та самая жертва, с целью оплакать которую христиане всего мира двинутся в Академия-сити, и город либо впускает их, либо превращается в место невероятной бойни. Соответственно, за ним охотятся. Нападать тут не будут - одной святой хватит для ответных мер - но перехватить где-нибудь на улице постараются точно. Так что со следующего дня ему придётся ходить в компании Ицувы либо самой Канзаки.
  И хорошо что только ходить. Святая в ходе разговора ещё дважды сбивалась на тему "без девственности всё хорошо будет", но Тома спокойно её осажал. Он и в самом деле не собирался скидывать такую проблему на ничего не знающего и точно невинного человека. Справится сам, бывало всякое.
  Хотя такое чувство, что решать вопрос придётся вот-вот. Тома не страдал по своей девственности - наоборот, совсем не прочь был её лишиться - но, для начала, с кем?
  Даже никто не приходил первым на ум. И ещё неизвестно, на кого тут можно рассчитывать. Та же Электра почти наверняка сердится исключительно по инерции. Химегами, Канзаки, Ицува... он вполне может ошибаться на их счёт, той же Канзаки это скорее для дела нужно, они ведь все знают о его неудаче, видели в действии и вряд ли горят желанием разделить её с ним. Сестрёнка Мисака сказала прямо, и...
  Если честно, то он как-то не видит сильного повода отказать...
  Тома вслушался - показалось, что кто-то вновь полз к нему. Но нет, всё спокойно, даже на улице спокойно. Никаких сирен, ничего подозрительного, никто из магов или эсперов не врывается с целью ломать и бить. Тогда лучше спать, если кто и полезёт, то начнёт расстёгивать футон, а там уж он точно проснётся.
  
  - А где Мусуджиме и Унубара? - спросил Акселератор, когда обнаружил в фургоне только Цучимикадо.
  - Своими делами занимаются. - отмахнулся тот. - Да и не нужны они тут, мы не вражескую базу громить идём, а человека допрашивать.
  - И зачем я нужен тогда? - эспер сел на сиденье и аккуратно примостил костыль у борта двинувшегося фургона.
  - Допрашивать же. - улыбнулся Цучимикадо. - При виде тебя, Акселератор, все начинают куда охотнее болтать, сверкать улыбками и включать режим максимального дружелюбия.
  - Пытать нужно будет?
  - Очень надеюсь, что нет. Это мой информатор в шестнадцатом округе, который слишком подозрительно молчит, хотя не должен. Так что я немного переживаю.
  - Подкупили.
  - Он мой давний знакомый, так что я от этого переживаю ещё больше.
  Цучимикадо и впрямь выглядел немного обеспокоенным, так что Акселератор не стал продолжать. Протянутая ему фотография изображала лысоватого мужчину средних лет с низким лбом и приплюснутым носом, ничего такого подозрительного.
  - Акселератор, пока мы едем: ты ничего не узнал по моему вопросу?
  - Как он вообще рассеивает удачу? - ему не нужно было уточнять, что за вопрос. - Она что, какая-то эсперовская вещь?
  - Нет, просто удача считается божественным благословлением. Мол, если у тебя всё получается, то это Бог тебе покровительствует. А этот парень рассеивает и божьи благословления тоже, поэтому вся удача до него тупо не доходит и уходит в минуса.
  - Божье благословление, говоришь? Понятно. - и больше Акселератор не сказал ни слова.
  
  К указанному дому посередине живописно заброшенного переулка он пошёл один - Цучимикадо остался в фургоне "прикрывать тылы". Эспер взял с собой пистолет, заткнул за ремень брюк и нажал кнопку на своём металлическом ошейнике, от которого прямо в голову за ушами входили несколько тонких проводов.
  По переулку он шёл с костылём, аккуратно постукивая им по асфальту и прислушиваясь к мелким вибрациям, ощупывающим обстановку. Было тихо и темно, но Акселератор прекрасно знал, насколько обманчиво это спокойствие.
  Однако же до нужной двери добрался без происшествий. Перед ней огляделся - подозрительно никого - и постучал костылём.
  Хозяин распахнул дверь. Это был тот самый мужчина с фотографии, и теперь он настороженно рассматривал вставшего на пороге дома альбиноса.
  - Зайти можно? - поинтересовался Акселератор; тот кивнул и отошёл вглубь тёмной комнаты. Четыре кресла там были уже заняты - в троих сидели мужчины европейской внешности, а четвёртое занимал пожилой человек в белых церковных одеждах и с массивным золотым крестом на шее. Позади них горел камин, кривыми пятнами отбрасывающий тени людей на прохудившиеся стены.
  - Похоже, я попал на костюмированную вечеринку. - сказал вышедший на середину комнаты Акселератор. Церковник кивнул, слегка прошелестев белоснежной бородой.
  - Мы наслышаны о белом демоне, несущим ужас в тенях этого города. - зычно возвестил он. - Демоне, которого не берут ни пуля, ни нож, ни даже бесовские технологии. - все четверо перекрестились. - Поэтому до того, как это место станет священным, мы считаем своим долгом очистить его от этого демона.
  - Ага, значит, вы из тех самых идиотов с крестовым походом. - ухмыльнулся Акселератор. - Сами пришли в руки.
  - Ухмыляйся сколько хочешь, зверь. - церковник встал. - Заблудшая душа из местных жителей сказала нам, что даже ты ничего не сделаешь против силы Отца Нашего. И я, смиренно претендующий на обладание частичкой Его силы, развею тебя!
  Акселератор внимательно посмотрел на информатора, севшего у стены с опущенной головой, и улыбнулся ему. А затем повернулся к церковнику.
  - Ну тогда изгони меня, святой отец. - он визгливо засмеялся. - Изгони своей божественной силой, пока я не сожрал твою душу! - и эспер, продолжая гоготать, с кривой ухмылкой двинулся в сторону церковника. Тот мгновенно поднял руку, в которой зажёгся белый шар.
  - Изыди! - выкрикнул он, и луч света вырвался в сторону Акселератора. Тот встал - отразившийся от него свет ударил обратно в священника, опрокидывая его в кресло и на пол.
  Мужчины рванули со своих мест, но рванул и Акселератор. Волна от него прошла по комнате и пошатнула всех троих, а через долю секунды эспер рубанул одного костылем по шее. Быстро отвернувшись, он атаковал второго, ударив точно в горло и вырывая целый шмот плоти. Третий успел не только вынуть пистолет, но и выстрелить - однако отразившаяся пуля раздробила держащую оружие кисть, и мужчина дико заорал. Акселератор коснулся его пальцем, и вопли мигом прекратились, а тело грузно опустилось на пол.
  За эти несколько секунд церковник даже не успел встать, и Акселератор мельком взглянул на впустившего его мужчину. Тот смотрел с явным облегчением и слегка улыбался. Эспер прекрасно понял его трюк - скормить верующим фанатикам сказочку о том, что их божественная вера может пробить щит Акселератора, представленного демоном в облике человека. Если что - выкрутиться потом легко, сделать вид, что ошибся и раньше работало. Умный парень - впрочем, вряд ли Цучимикадо стал бы работать с другим.
  Церковник наконец поднялся - и застыл, с ужасом смотря на тела своих товарищей, под которыми уже начали набухать лужи крови. Акселератор неторопливо подошёл к тому, кого вырубил последним, и ткнул его пальцем.
  Мужчина открыл глаза, задышал - и неожиданно страшно закричал. Эспер уже отнял палец, но его жертва продолжала кричать и задёргалась вытащенной на сушу рыбой.
  - Ну-ну. - ухмыльнулся Акселератор. - Это всего лишь небольшие изменения нервных импульсов. Ничего такого. А вот, например, если зубы начнут расти в другую сторону... - он коснулся губы несчастного, и вопли, казалось, перестали принадлежать человеку, а изо рта полетели капли крови.
  - Ну и на закуску тогда ещё и волосы. - эспер коснулся черепа врага и выпрямился. Где-то минуты три он с дьявольской ухмылкой слушал постепенно стихающие вопли, а когда человек наконец уронил то, что осталось от головы, в лужу крови, то повернулся к священнику. Тот каким-то образом ещё стоял на ногах, но трясся мелкой дрожью, а под ногами разливалась отнюдь не кровавая лужа.
  - Это ведь был твой напарник, да? - глумливо спросил Акселератор. - С которым вы прошли через многое и многое испытали, так что ты должен чувствовать его боль острее боли других. А теперь либо выложишь всё, что знаешь, либо... придётся работать с тобой куда тоньше и медленнее.
  
  Цучимикадо только сморщился, когда Акселератор втащил безжизненное тело в фургон.
  - Боже, ты хоть знаешь, сколько потом возьмут за уборку? - сказал он, откидывая рясу и всматриваясь в лицо пленника.
  - Отличный повод его сменить, а то рано или поздно какой-нибудь проныра из Правосудия захочет выслужиться и доложит о подозрительной машине. - эспер рухнул на диванчик и дотянулся до бутылки с водой.
  - Хм, а рыбёшка-то крупная, целый кардинал. - оценил Цучимикадо. - Много он рассказал?
  - Достаточно. Тут всё записано. - Акселератор кинул парню смартфон. - И адреса, и кого знает, и свою цель. Действительно крестовый поход, надо же. И ты в курсе, кого они хотят на роль жертвенного ангца?
  - Камидзе Тома.
  - Ага. Поэтому и спросил у меня про него, да? Мол, если парень потеряет девственность, то всем им нефигово обломится.
  - Вот только с его неудачей потеряет разве что к тридцатнику, и то кто знает. - кивнул Цучимикадо, и Акселератор тяжело вздохнул.
  - Будто мне делать больше нечего. - он кинул бутылку прямо на сиденье и полез к выходу. - Выпусти меня здесь, пройдусь и подумаю. А этого отвези куда-нибудь, вдруг ещё что вытянут. И выдай своему информатору премию или как у вас там, он нас не предал и здорово мне помог.
  - Обязательно. Удачи, Акселератор. - фургон подождал, пока эспер выберется наружу, и мигом рванул с места. Акселератор же опёрся на костыль и медленно заковылял в известную только ему сторону.
  Сила парня развеивает сверхъестественное и одновременно приносит неудачу. Задача - сделать так, чтобы сила осталась, а неудача ушла.
  Решение?
  
  Когда фургон затормозил на абсолютно пустой улице, то две стоящие на тротуаре фигуры даже не дёрнулись. Цучимикадо вышел, отряхнулся и улыбнулся обоим.
  - Стейл Магнус, я и не ожидал, что ты прибудешь. Тоже решил заняться девственностью Камидзе Томы? Гомосексуализм, между прочим, в глазах церкви точно сделает его падшим существом.
  Мужчина, чью высокую фигуру в тёмной рясе освещала лишь зажжённая сигарета, тяжело вздохнул, а стоявшая рядом с ним Канзаки нахмурилась. Цучимикадо подошёл к ним и посмотрел на окна общежития, напротив которого стояли все трое.
  - Как там всё? - спросил он.
  - Мисака Микото тоже переселилась к нам. - практически отчиталась Канзаки. - И я рассказала Томе обо всём.
  - О надписи и походе?
  - Да.
  - А он?
  - Отказался лишать себя девственности, мол, подвергнет угрозе остальных кандидатов. Даже на постоянное сопровождение не соглашался, еле уговорила.
  - Узнаю Ками-яна. - Цучимикадо сверкнул улыбкой. - Вызвать весь огонь на себя. Увы, нам это скорее на руку, ибо можно сосредоточиться на охране одного человека, притворяясь, будто заняты гаремными разборками. Тем более что последнее не такая уж и фикция, а, Канзаки-тян?
  Та с достоинством промолчала, а Магнус вынул сигарету изо рта и хрипло сказал:
  - Есть ещё одна проблема.
  - Какая? - повернулся к нему Цучимикадо.
  - Даже если у Камидзе Томы всё получится, то об этом должны узнать многие. По крайней мере большая часть Ватикана. И чтобы ни у кого не появилось сомнений.
  - Хм, точно. Чтоб не было "какая-то мутная история, давайте всё же его убьём, вдруг выйдет". - Цучимикадо задумался. - Сделать нашего Тому рок-звездой, а потом абсолютно случайно обнаружить его в номере с тремя обнажёнными красавицами в процессе? Церкви хватит точно.
  - Нам необязательно лишать его девственности для того, чтобы объявить порочным. - вновь выступил Магнус.
  - Необязательно. - согласился Цучимикадо. - Но очень хочется. К тому же мы не желаем рушить нашу взаимную дружбу и уважение с Томой, и в этом плане всё будет быстрее, лучше и спокойнее. - он вновь посмотрел на окна общежития. - Мисака Микото, говоришь?
  - Они все спали, когда я уходила. - сказала Канзаки. - И Тома спит один.
  - Гм, я понимаю, но Канзаки-тян, уболтай его с завтрашнего дня спать хоть у кого-то на виду. Мы не знаем, что именно умеют наши враги. Если им надо выкрасть человека, то почти наверняка пригласили какого-нибудь мага со специализацией на таком.
  - Тогда я возвращаюсь. - и святая взлетела, даже не попрощавшись. Цучимикадо помахал ей вслед, а затем посмотрел на закурившего ещё одну сигарету мужчину.
  - Могу подбросить куда надо. - предложил он. - Только в салоне вонь неимоверная. Поймали тут одного кардинала как раз из числа этих. Лоренцо Биготта, слышал о таком?
  - Официально отдыхает на минеральных источниках. - мрачно ответил Магнус. - Спасибо, лучше пройдусь так.
  - Никто не хочет прокатиться в чёрном фургоне спецслужбы. Интересно, почему это? - Цучимикадо открыл дверь машины. - Удачи, Магнус.
  - Удачи. - мужчина зашагал в противоположную сторону от вскоре скрывшегося за поворотом фургона, и улица полностью опустела.
  
  
  Сегодня Тома убедился - в школе знают. Девушки шарахались в сторону едва ли не больше обычного, парни собирались группками в дальних углах и перешёптывались, Аогами сыпал пошлыми шутками, Фукиосе прошла как мимо пустого места - притом что шедшую следом Химегами поприветствовала обыденно тепло. Комое-сенсей игнорировать полноценно не могла, однако держала сухой тон и вообще становилась какой-то обиженной, когда они подходили друг к другу.
  Можно подумать, что это он сделал ту надпись и теперь хвастается. Или уже что-то перепало. Однако всё, что Тома получал, было лишь вариациями обычного ежедневного невезения.
  Вот что, например, завтра устраивать вместо спокойного, со скидкой на Индекс, выходного? Сидеть дома? Вытащить в ресторан или Макдональдс? Куда-то прогуляться? Пять девушек, не пойми что с ними делать.
  
  После школы Тома проводил Химегами до общежития, там заменил её на Ицуву и они вдвоём направились в сторону магазинов. Утренние списки любимых блюд поражали, как и затраты - пусть даже Канзаки с видом, не переносящим возражений, выдала ему стопку йен.
  - Как там Амакуса вообще поживают? - спросил он девушку, стараясь особо не поворачиваться в её сторону. Ицува вчера устроила большую стирку всего на свете, и сейчас розовый топ вместе с хозяйкой благоухали так, что подкидывали немало очков в копилку.
  - Всё хорошо благодаря вам. - счастливо улыбнулась она. - По-прежнему служим англиканской церкви и самим себе, но сейчас ничего такого нет, вот меня и отправили к вам, дабы это... помочь... - девушка уставилась в асфальт и покраснела.
  - Спасибо тебе огромное. - искренне ответил Тома. - Без тебя я бы не справился с... ну, всем свалившимся.
  - Не за что! - замахала рукой Ицува. - Я только рада, Камидзе-сан, чтобы быть не только вашим телохранителем, но и это... - она ещё больше покраснела и совсем опустила взгляд.
  Тома же задумался всерьёз. А ведь и в самом деле, без Ицувы он бы ни с чем не справился. Канзаки, Химегами и клон жили как гости, не говоря уже про Индекс, и всей стиркой, уборкой и готовкой пришлось бы заниматься ему. Однако рука помощи от Ицувы заметно облегчила его участь.
  И она единственной из всех извинилась в ответ, когда он при одной из первых встреч случайно увидел её в мокрой одежде, а затем в повязанной на груди рубашке...
  Грудь, кстати, у неё действительно большая...
  Плюс они неплохо сражались бок о бок...
  - Ицува, а где твоё копьё? - только сейчас он заметил отсутствие у девушки привычного оружия.
  - Тут, разобранное. - похлопала она себя по небольшим выступам на топике у живота. - Я училась собирать его за несколько секунд, так что если кто нападёт, то получит сюрприз. - и Ицува радостно засмеялась.
  - Смотри только не болтай об этом, а то остановят и оштрафуют. - только и сказал Тома. Ицува насупилась, а затем резко остановилась.
  - А знаете, вы правы, Камидзе-сан. - странным тоном сказала она. - Я не должна ходить с оружием по мирным улицам. Идите без меня, я пока сбегаю домой и разоружусь. - и помчалась в сторону общежития так быстро, что Тома не успел сказать ни слова.
  Это что сейчас было? Какой-то код? Если так, то он его не знает и не знает, как реагировать. Тома крикнул было в сторону Ицувы, но та уже практически исчезла из виду, даже не повернулась.
  Рядом с ним хихикнули, и парень увидел стоявшую неподалёку девушку в форме Токивадай, академии Электры. Только эта девушка выглядела куда взрослее, в том числе благодаря своим длинным светлым волосам. Она что-то прятала в карман синей юбки, но смотрела прямо на парня и радостно улыбнулась, когда их взгляды пересеклись.
  - Эм... - начал было Тома, но девушка мгновенно приложила палец к губам.
  - Не говори ничего, пожалуйста. - попросила она, глядя неожиданно грустно и с таким странным мерцанием в глазах, словно бы там сияли звёзды. Девушка вела себя с ним как со знакомым, но Тома её совершенно не знал, и осторожно выставил правую руку навстречу этому печальному взгляду. Ничего не произошло, только глубокий вздох девушки.
  - Что ж, это рано или поздно должно было произойти. И ты наверняка уже в осаде, так, Тома? Только не делай вид, будто не заслуживаешь девушки, способной осилить тебя и твою неудачу. Ты уже заслужил больше, чем мало кто из людей, и заслужишь ещё. И хоть я продолжу за тобой наблюдать, но... прощай. Раз уж всё так вышло. Прощай... и удачи тебе. - она развернулась и степенно пошла вдаль по улице. Тома какое-то время смотрел ей вслед, а затем побрёл в сторону магазина, раз уж Ицува так сказала.
  Внутри была толчея, парень врезался в огромную толпу и вскоре совсем позабыл о встрече.
  
  Ицува так и не объявилась к моменту вываливания Томы из супермаркета. И это при том, что четыре пакета настойчиво требовали дополнительную пару рук. Ладно, сейчас он просто как следует возьмётся и...
  - Эй, ты, грязная макака!
  Тома недоумённо обернулся и увидел ещё одну девушку в форме Токидавай, подбегающую к нему. Эти завитые косички... Куроко, точно. Одна из подруг Электры.
  - Ты в курсе, гиббон волосатый, что из-за тебя сестрица страдает?! - подлетела к нему взбешённая девушка. - Лежит на кровати и рыдает безутешно в подушку?!
  - Прости... - попробовал отбиться Тома. - Я не знал...
  - Ах он не знал! Претендует на сестрицу, едва ли не лапает её своими мерзкими орангутаньими лапами, а как помочь ей, так сразу "я не знал"?!
  Позади бушующей Куроко встала ещё одна девушка, в белой матроске и синей юбке, с короткими чёрными волосами, на которых уютно устроился цветочный венок. Она обеспокоенно смотрела на подругу, но вмешиваться в скандал не спешила.
  - Прости, я действительно не знал, мы с Электрой часто по несколько дней не общаемся! - безуспешно пытался оправдаться Тома. - Сейчас занесу домой все вещи и побегу к ней! А вы пока можете патрулировать дальше. - заметил он повязки Правосудия на руках обеих.
  - ЧТОООООО?!!! Да только попробуй, бабуин похотливый, знаю я твои побегушки! Решишь, что раз девушка грустная, то её полапать надо, не так ли, пока Куроко на службе?! Только через мой труп!
  - Так объясни тогда, чего ты хочешь! - Тома в запале взмахнул пакетами, и те с облегчённым треском разорвались, вывалив кучу банок и пачек на тротуар.
  - Еда! - обеспокоенный вопль вырвался сразу из двух глоток; девушка с венком мигом села и начала помогать Томе собирать всё в кучу. Куроко пару секунд посмотрела на это, а затем плотоядно улыбнулась.
  - Уихару. - сладким голосом сказала она. - Не поможешь гражданскому лицу устранить наведённый им беспорядок и не проводишь ли его потом до дома? Можете по пути поболтать о вашей любимой еде.
  - Э? - уставилась на неё девушка, пытаясь удержать в руках семь банок фасоли. - Но у нас же задание...
  - Всё в порядке, можешь не беспокоиться. - замахала руками Куроко. - Сейчас я спокойно справлюсь одна, а от тебя тут больше толку. Пока! - и она тут же исчезла. Пару секунд Тома и Уихару смотрели на пустое место, а затем перевели взгляд друг на друга.
  - О. - девушка встала и по-прежнему с банками в руках поклонилась. - Меня зовут Кадзари Уихару, и давайте я сейчас сбегаю вон в тот магазин, там пакеты гораздо крепче!
  
  Куроко стало совестно уже через несколько секунд. Отпускать Уихару с таким мерзавцем... но, возможно, он отвлечётся от сестрицы, и та найдёт утешение в объятьях верной и страстной Куроко. А Уихару потом просто купить торт в извинение.
  Плюс она пока что действительно не нужна. Очень помогла в разговоре с родителями девушки, но сейчас Куроко требовалась скорость, мобильность, умение бить морды.
  Чего от Уихару ждать не стоило.
  Девушка телепортами допрыгала до крыши одного из низких домов, образующих неровную трапецию тупикового переулка, и посмотрела вниз. Хотя для картинки хватило бы и звуков гогота со звоном банок, знаменующих сидящую на ступеньках одного из домов группу парней. Куроко внимательно осмотрела их, улыбнулась, прыгнула с крыши - и появилась прямо перед парнями.
  Парочка поперхнулась пивом, однако остальные мигом вооружились пустыми бутылками. Замахиваться не стали - яркий цвет повязки мигом привлёк их внимание, да и шепоток "это же та четвёртый уровень" остудил пыл.
  - Здорово, парни! - улыбнулась Куроко. - Есть минутка поболтать?
  - Чего тебе? - угрюмо сказал лысый тип во всём чёрном. Очевидно, лидер.
  - Мы ищем одну девушку. - подпустила официозу Куроко. - Девятнадцать лет, эспер первого уровня, три дня назад пропала. Тусовалась в ваших районах, однако обычно ночевала дома. Вот фотография. - она передала лидеру небольшое фото, изображающее красивую длинноволосую девушку.
  - Эй, это же Одеялко! - парни собрались у того за спиной, всматриваясь в фото, и выкрикнули едва ли не хором.
  - Одеялко? - нахмурилась Куроко.
  - Ага. Она всё ходит с этим парнем, как его... Жар-птица, во! Он тоже эспер, и как там... тепло создаёт. А она это тепло на всех распространяет. Так хорошо становится... как под одеялком. - рассказывающий последние слова произнёс потеплевшим от блаженства голосом, и остальные согласно закивали. - Кстати, его тоже дня три не видно, да?
  - Жар-птица? - недоверчиво переспросила Куроко. - А настоящее имя не знаете?
  
  Увы, не знали - но зато во всех подробностях расписали внешность и обещали разобраться по своим каналам. Куроко после прощания на всякий случай ещё посидела на крыше, но парни не сказали ничего нового.
  Жар-птица и Одеялко. У них совсем идеи для кличек заканчиваются, что ли?
  Смех смехом, а про пропавшего парня в базе данных Правосудия ничего не было - по крайней мере утром. Надо будет отправить Уихару сообщение с просьбой проверить. Исчезновение всегда нехорошо, но одновременное исчезновение двух связанных друг с другом людей ужасно. А учитывая, что это парень и девушка в лабиринтах переулков Академия-сити... будет огромной удачей найти одного живым.
  Куроко сжала зубы, а затем прыжками-телепортами двинулась в сторону точки, где собиралась ещё одна подобная группа. Нужно узнать как можно больше, выдавить любую зацепку.
  А вечером опять пробовать утешать сестрицу.
  
  
  За два дня лежания на кровати Мисака Микото пришла к выводу, что она ни за что не уступит Тому всяким большегрудым красоткам и ни за что не соберётся поведать ему о своих чувствах. И это противоречие заковывало её в мягкие цепи уютной кровати, покидать которую означало решить его и сделать выбор.
  Всё произошло так неожиданно, так... она просто стояла у окна, любовалась звёздами, думала о том, куда завтра пойдёт с подругами... а затем из ниоткуда всплыла эта надпись.
  Огромная разрушающая мир надпись.
  Мисака привыкла к тому, что рядом с Томой вечно крутятся девушки. Она прекрасно понимала, чем он их привлекает. Тем же, чем привлёк её - просто так, не прося взамен ничего, ради спасения Мисаки и сестёр надрал задницу сильнейшему эсперу города. И любая другая девушка - да и парень, разумеется - получали точно такое же внимание, когда их жизнь находилась в опасности.
  Вот только они всегда просто крутились, никогда не переходя определённую черту. А теперь эту черту перешли - и сразу же в его комнату набились три девушки плюс Индекс. Большегрудые и уже наверняка пользующиеся моментом.
  Что она может им противопоставить? Мисака могла бы признаться в своих чувствах, но... но... она же бешеная Электра. Пуляющая в него молнией едва ли не вместо приветствия. Уже фактически предложившая свою помощь и сопровождение - но тогда он, сбежавший из больницы, еле стоящий на ногах, спешивший уложить очередного злодея... улыбнулся и отказался.
  Есть ли у неё вообще хоть какой-то шанс?
  Эти мысли Мисака вновь и вновь прокручивала, уже даже не понимая, зачем, словно решение должно прийти само. Ей было страшно выходить из комнаты, ведь тогда бы неизбежно пошла в сторону его общежития, дабы проверить, увидеть, попытаться - и безнадёжно провалиться...
  В дверь постучали. Это было что-то новое - Куроко давно вваливалась без стука, комендантша тем более, а Уихару и Сатен стучали несколько иначе. Тихий шелест электромагнитных волн и вовсе подсказал Мисаке, что за дверью стоит целая толпа.
  - Войдите. - недоумевающее сказала она, и мгновенно всё поняла, когда в открывшуюся дверь хлынул поток учениц в одинаковой форме её академии. Девушки молча рассредоточились по комнате, стараясь занять каждый пятачок пола, и в итоге кровать Мисаки оказалась полностью окружена, даже книжный шкаф у окна оказался скрыт толпящимися телами. Те, что не вместились, образовали коридор от кровати до двери, по которому медленно прошествовала девушка с длинными светлыми волосами, искорками-звёздочками в глазах и двумя бесящими Мисаку вещами - длинным чёрным пультом в руках, беззастенчиво прижатым к очередной большой груди.
  - Приветствую тебя, Рейлган. - улыбнулась девушка, аккуратно садясь на краешек кровати. - Слышала, ты заболела, и потому я пришла поддержать нездоровую ученицу своей академии и пожелать ей выздоровления. Как-никак я - Королева.
  - Ох, прости, у меня обычное отравление от вида одной наглой особы... Шокухо Мисаки. - Мисака села на кровати и вытянула ноги так, чтобы места осталось как можно меньше.
  - Точно нездорова. - выдохнула девушка. - Ни вежливости, ни уважительного суффикса, ни моего официального одобренного титула. Бедненькая, все манеры позабыла.
  Мисака открыла было рот для очередного отпора - но тут поняла, что у неё нет никакого желания продолжать. Слишком устала и слишком всё надоело.
  - Хорошо, Королева. - просто сказала она. - Хватит всей этой грызни, так что выкладывай, зачем пришла, и быстро с этим закончим.
  - Неужели я слышу взрослые слова, Рейлган. - похоже, Шокухо ничуть не беспокоило, что носки соперницы едва не упираются ей в бок. - Сказать так сказать. Видишь ли, всё это твоё состояние очень похоже на любовное томление по парню, который не отвечает на нежные горячие чувства. А раз уж мы такие товарищи по... академии, то я могла бы и помочь.
  - Небезвозмездно.
  - Даже зубная фея приносит деньги только за зубы. Но честно, в твоём случае я могу ничего и не потребовать. Мы уже давно знакомы, Рейлган, и я неоднократно наблюдала твой интеллект и доброту, пусть и помноженные на взрывной характер, так что допускаю, что ты будешь неплохим вариантом верной подруги.
  - Почему ты так уверена, что у меня есть парень? - злобно спросила Мисака, чувствуя, как ей действуют на нервы. Соперница мало того что мигом нажала на больную мозоль, но ещё и делала это так, что придраться было не к чему.
  - Ох, боже, ты спрашиваешь Королеву, Рейлган. Мне сообщают очень многое. - Шокухо лениво повела головой в сторону по-прежнему стоявших молчаливым рядом девушек. - И уж тем более мне сообщили о парне, которого ты привела танцевать у костра после спортивных состязаний. Не разочаруй меня заявлением, что это два разных парня, хорошо?
  Мисака сжала кулаки. Да, тогда Тома проиграл ей пари, и она отвела его на танцы - выбрав из множества других вариантов - но они особо ничего не успели сделать из-за взревновавшей Куроко. Похоже, этого всё равно оказалось достаточно для любопытства той, кому не следует даже возникать тут.
  - И как же ты будешь помогать? - спросила она, стараясь не срываться. - Как всегда, подчинишь своим пультом и сделаешь рабом? Или начнёшь подкидывать мне идеи о том, как быть женственной, смеясь при виде неудач?
  - Рейлган... - нахмурилась Шокухо, но Мисаку понесло.
  - Как вообще я могу быть женственной, хоть в чём-то, Королева? С моей плоской грудью, мальчишеским видом, с этим вот лягушонком на сумке? Вокруг него ходят все такие женственные, большегрудые. полные противоположности, которых любой парень хватает при мельчайшем намёке, а я что? Чем ты мне поможешь, а, Королева? Предложишь полностью сменить имидж, отказаться от себя, ходить накрашенной и...
  Шокухо изо всех сил ударила по кровати, так что та скрипнула, а Мисака от неожиданности замолчала. Она ещё никогда не видела блондинку в таком гневе, глаза-звёздочки той, казалось, начнут метать молнии ничуть не хуже её. Однако же вместо ответного гнева та щёлкнула пультом - и по одной начали говорить остальные девушки.
  - Ты действительно думаешь, Мисака Микото, что шарм девушки зависит от размера её груди и брелков на сумке?
  - Шарм - это общее умение быть привлекательной, желанной, любимой, и начинается он прежде всего с любви к себе. Он никак не зависит от внешности.
  - Если ты не можешь принять себя и истеришь из-за маленькой груди, то ты попросту не взрослый человек, и не заслуживаешь парня.
  - И уж тем более не заслуживаешь этого парня. Ему нужна девушка куда достойнее бешеной Рейлган, которая неизвестно по какому поводу выпендрится в следующую секунду.
  - Ты меня очень разочаровала, Мисака Микото. Я ожидала большего. Придётся поговорить с другой кандидаткой и надеяться, что вы все не окажетесь такими же двинутыми и не сделаете всё ещё сложнее.
  С последней фразой молчавшая всё это время Шокухо встала и вышла из комнаты, не прощаясь, и вслед за ней такой же организованной толпой вышли остальные девушки. Какое-то время Мисака остолбенело продолжала сидеть на кровати, а затем вскочила, едва не запутавшись в одеяле, и проорала в сторону закрытой двери:
  - Это кто тут не взрослый и не заслуживает, а?! Я по тёмной стороне этого города сколько раз ходила, лаборатории разрушала, злодеев ловила, людей спасала, а ты что?! Ходишь, пультиком щёлкаешь, всех подчиняешь, только поэтому пятый уровень и получила! А теперь ещё мне что-то указывать смеешь! Ну раз так, то я докажу, что и взрослая, и ответственная, и не только этого парня, но и какого угодно заслуживаю! О, Куроко, ты как никогда вовремя!
  - Сестрица? - девушка замерла на пороге, со страхом смотря на бушующую подругу. Мисака подлетела к ней и схватила за плечи.
  - Куроко! Живо говори мне, какое у вас там самое сложное преступление в Правосудии! Я пойду и раскрою его, как взрослый человек, и я покажу этой сиськотрясной, кто такая Рейлган! Давай, Куроко! - она аж затрясла девушку. - Ограбление, исчезновение, очередная научная крыса что-то стряпает, выкладывай!
  - Обобожди, сееееестрицаааа! - у Куроко аж голова закружилась. - Ты же не в штатееее... и послеее прошлооого... отпустиииии...
  - Да плевать! - Мисака немного ослабила хватку. - Говори, какое у вас там сложное дело, а я...
  Она на секунду прервалась, но затем решительно продолжила:
  - А я в благодарность приму с тобой душ!
  
  - Какие-то проблемы? - спросил Тома, когда Уихару в третий раз прервала разговор о прожарке риса и уставилась на экран пропищавшего телефона.
  - Работа на завтра. - улыбнулась девушка. - Ничего такого срочного, эхехе. Вам не тяжело?
  - Ты спросила в одиннадцатый раз. - пакеты действительно оказались куда прочнее, по крайней мере Тома почти уже дошёл до общежития, и ничто не разорвалось. Уихару пыталась помочь ему нести их, но взяла один пакет, едва не завалилась набок и теперь шла налегке. Но не молча: они быстро разговорились на тему готовки и за несколько минут успели узнать немало полезного, заодно обменявшись рецептами.
  - Простите. - зарделась Уихару. - Просто я столько не унесла бы, да и вам, как вижу, тяжело.
  - Пустяки. - было действительно тяжело, Тома успел подумать пару нелестных обо всяких сбегающих девушках, но не подавал виду. - Спасибо за мысль о рисе, никогда бы не подумал, что его можно так.
  - Теперь попробуете. - Уихару очень мило улыбнулась. - Только помните, что...
  - Камидзе-сан! - Ицува вывалилась из дверей общежития и затормозила с поклоном так, что едва не свалилась ему в ноги. - Простите меня, Камидзе-сан! Я сама не знаю, почему сбежала и оставила вас! Отчитайте меня, пожалуйста! Я готова... - она посмотрела на удивлённую Уихару, запнулась и продолжила чуть менее кричащим тоном:
  - Готова выдержать что угодно.
  Несколько секунд Тома позволил себе замещать недовольство кадрами "что угодно" с Ицувой, а затем повернулся к Уихару:
  - Это Ицува, она мой родственник по дальней линии, приехала из Британии и чересчур искренне перенимает наши обычаи. А это Уихару, она помогла мне дотащить пакеты.
  - Очень приятно. - девушки раскланялись. - Значит, вас зовут Камидзе Тома?
  Уихару за время пути умудрилась не спросить его имя и сейчас выглядела извиняюще смущённой, так что Тома просто улыбнулся ей и кивнул.
  - До свидания, Уихару. - Ицува уже взялась за пару пакетов, и девушка отлично поняла, что больше не нужна.
  - До свиданья, Камидзе-сан, Ицува-сан. - она ещё раз поклонилась и торопливо пошла вдаль по улице. Тома несколько секунд посмотрел ей вслед, а затем обернулся прямо на угрюмый взгляд Ицувы.
  - Что? - даже спросил он.
  - Идёмте, Камидзе-сан. - какое-то время они разбирались, кому сколько пакетов нести, затем распределили по двое и отправились наверх.
  
  Канзаки дома не было - и игравшие в карты Индекс, Химегами и клон не прояснили, где она. Мол, просто вышла на балкон и всё. Тома решил не разбираться, а вместо этого сразу начать загрузку продуктов в холодильник - задача хуже любой высшей математики.
  - Камидзе-сан, я действительно не знаю, что со мной произошло. - тихо сказала подключившаяся Ицува. - Очнулась буквально за минуту до того, как выбежала к вам, стояла и терла ванну. С вами всё в порядке?
  - Как видишь. Наверное, какой-нибудь эспер развлекался и случайно тебя зацепил.
  - Но так нельзя, Камидзе-сан. - нахмурилась Ицува. - Вы сейчас в смертельной опасности, а я убегаю из-за какого-то случайного эспера. Вы бы хоть как-то меня наказали...
  - Постарайся сделать так, чтобы в холодильник всё влезло, и считай это наказанием. - если Тома и шутил, то самую чуточку, ибо он искренне считал, что раскладывание продуктов в холодильнике находится среди списка адских мук. Ицува, видимо, тоже - она скуксилась, но послушно приступила к делу.
  Как ни странно, но у них всё получилось - несмотря на то, что три упаковки соизволили раскрыться в руках Томы. Однако Ицува словно бы включила режим скорости и подхватывала всё на лету, даже десяток яиц, после чего мигом находила под них пустые коробки.
  - Ну что вы, Камидзе-сан. - смущённо сказала девушка. когда Тома начал благодарить её. - Резать католиков гораздо труднее. То есть... - оба помолчали, словно договариваясь игнорировать прозвучавшее. - Расправляться с врагами Амакуса сложнее, чем ловить яйца.
  - В любом случае отдохнём. - Тома опёрся на кухонную стойку и посмотрел в комнату. Клон, судя по всему, выигрывала: она сидела с наиболее довольным лицом, в то время как Химегами и Индекс мрачно сверлили глазами карты в руках. Ицува осторожно встала рядом, её тёплая даже после холодильника рука задела его, и неожиданно приятное чувство захлестнуло Тому.
  Он не помнил времени, когда жил со своей семьёй. И после потери памяти встречался с родителями всего дважды - оба раза получились весьма скомканными по разным причинам. Но даже с такой скомканностью он чувствовал их тепло и любовь, и точно так же чувствовал их сейчас. Уют дома, в кругу родных людей, тихая гавань, готовая защищать его.
  Как и он её.
  - Приступаем к готовке ужина, Ицува? - улыбнулся он девушке, и та согласно улыбнулась в ответ.
  
  Человек перед экраном компьютера, казалось, не двигался. И не дышал. И вообще непонятно, был ли жив. Однако голоса за его спиной совершенно им не интересовались.
  - Знаешь, это даже весьма забавно. - сказал мужчина. - Сразу двоим независимым, даже преследующим разные цели группам позарез понадобился Камидзе Тома. И обе обратились именно к нам.
  - Репутация у нас хорошая. - довольно ответила женщина. - Вот все и лезут.
  - Репутация репутацией, но одним нам придётся отказать. Кого предпочтёшь?
  - Не знаю. Оба какие-то смурные. Особенно учёные.
  - Да уж, учёные... - мужчина пару секунд промолчал. - Вот бы подкупить девушку, пообещать, сманить, навесить лапши на уши... вместо этого похищать её и убивать парня. Теперь по их следу идёт Правосудие - и я очень удивлюсь, если Мисака Микото не присоединится к поискам. Нет, на учёных уже можно ставить крест. А вот насчёт собственно креста... ты ведь понимаешь, дорогая, что произойдёт, если им улыбнётся удача?
  - Угу. - зевнула женщина. - Крестовый поход. Миллионы христиан явятся в Академия-сити и сравняют его с землёй. Чего ты очень хочешь.
  - Хочу. Но ладно бы это была только Академия-сити... просто представь: все христиане мира снимаются с мест, бросают семьи, рабочие места, дела... врачи оставляют больных, госслужащие покидают работу, военные уходят с боевых позиций... Европа, Америка, Россия, Азия, Африка... - мужчина даже задышал так, будто после диеты увидел роскошный ужин. - Один только Израиль снимается весь, бросает всех своих немощных, отправляется на самолётах в Академия-сити, позволяя окружающим мусульманам творить со своими землями что угодно, а затем возвращается... Крестовый поход будет невиданным мировым коллапсом.
  - Опять-таки, как ты хочешь.
  - Не совсем так, но да. Так что мы поддержим церковников. Наш друг уже неплохо проворачивает трюк с кардиналом.
  - Только он как бы нашим планам вредит.
  - Планы корректируются. Плюс, я сказал "неплохо", а не "идеально". Если всё пойдёт так же, то они провалятся.
  - Но раз мы с ними...
  - То трюк немного изменится. - мужчина довольно хмыкнул.
  - То есть моя цель по-прежнему Акселератор?
  - Да. Твоя цель по-прежнему Акселератор. Он всё ещё не решился встретиться с клонами, так что ты успеешь. Даже знаешь что? Проявим небольшую наглость.
  
  - Тома. - сказала Индекс, невероятно мрачно наблюдая за тем, как парень совместно с Ицувой нарезает овощи. - Научи меня готовить.
  - Не стоит, Индекс. - отозвался тот, вынимая очередной огурец. - Готовка это трудное дело, требующее сосредоточенности и концентрации... ай-яй!
  - Тома! - переполошились девушки, увидев окровавленный палец, однако парень мгновенно дотянулся до пластыря на кухонном шкафчике, залепил им порез и продолжил нарезать как ни в чём ни бывало.
  - Сосредоточенности и концентрации, а то случается всякое. И знания рецептов. И наблюдательности. Что вы все так на меня смотрите?
  - Ничего. - одновременно ответили все; Ицува вернулась к своим овощам, клон продолжила изучать выложенные перед ней карты, Химегами с явной скукой уставилась в сторону телевизора, а Индекс осталась стоять на месте, надувшись так, что ткнёшь - и вылетит всё недовольство маленькой девочки.
  - Тома! - капризно заявила она. - Научи меня готовить!
  - Среди твоих гримуаров нет ни одного по готовке? - обречённо спросил парень.
  - Я не могу их читать когда хочу! Тома!
  - Ладно, иди сюда. Только пусть тебя Ицува поучит, дабы я не обронил на тебя кастрюлю. Хорошо? - обратился он сразу к обеим.
  - Хорошо. - улыбнулась Ицува; Индекс столь же довольной не выглядела, однако послушно подошла к девушке. Та отложила нож, вытащила из шкафа рядом с бинтами книгу рецептов и они вместе с Индекс переместились в комнату.
  - Тома. - Химегами в порядке очереди подошла и оперлась на стойку. - Мне скучно.
  - Карты с Мисакой уже не работают?
  - Она выиграла все партии, после чего предложила сыграть на раздевание. - мрачно ответила девушка. - А я не хочу оказаться голой перед тобой.
  - Ну понятно. - Тома проглотил вопрос о том, что не для этого ли Химегами и переселилась сюда. - А больше вам делать нечего? Телевизор же работает.
  - Там скучно. На весь вечер скучно.
  - А кстати, у вас есть на завтра какие планы или идеи, куда сходить можно?
  - Парк аттракционов. - мгновенно ответила Химегами.
  - Парк аттракционов?
  - Да.
  - А остальные как?
  - Все согласны. Там шумно, людно, весело.
  - Ну парк так парк. - денег должно хватить на пятерых. Шестерых, если Канзаки тоже соберётся. - А пока извини, не знаю, чем вас веселить. Уроки сделала?
  - Давно уже.
  - Тогда сможешь мне помочь, как закончу тут? Чтобы на завтра не оставлять.
  - Ладно. - и Химегами отошла. Но место перед стойкой пустовало недолго.
  - Мисака тоже решила подойти к братику Томе, сказала Мисака, немного скучая.
  - Всех повеселить не смогу. - Тома закончил резать огурцы и вывалил всё в миску. - И не играй в карты на раздевание.
  - Почему, удивилась Мисака. Карты на раздевание являются обычным времяпровождением подростков, сказала Мисака с опорой на свои источники.
  - И что же это за источники?
  - Мисака пересмотрела множество романтических, пошлых и откровенных фильмов, похвасталась Мисака. Мисака подчерпнула оттуда множество примеров того, как ведут себя подростки, уверенно заявила Мисака.
  - Особенно из откровенных фильмов, да?
  - Разве будут произведения культуры показывать нереалистичных людей и отношения, усомнилась Мисака.
  - Я даже не знаю, с чего начать. Но если кратко - да.
  - То есть секс после первого свидания неправилен?
  - Так-то да.
  - А прогулка под дождём без зонтиков?
  - Только если хотите совместную простуду.
  - А шесть девушек, одновременно соблазняющих одного парня?
  - Это... - Тома на секунду замолчал. - Из ряда вон выходящее.
  - Шестьдесят девятая позиция?
  - Реальна.
  - Стоя?
  - Не уверен.
  - Прогулка босиком?
  - Не рекомендую.
  - Сила любви?
  - Увы.
  - Агрессивная плоскогрудая цундэрэ... прервала Мисака саму себя. У Мисаки есть ещё сто пятьдесят семь пунктов, которые ей хотелось бы узнать, предупредила Мисака.
  - А у меня нет вариантов, да?
  
  
  - Мне кажется, нас пытаются водить за нос. - заявил Акселератор, откинувшись от экрана своего ноутбука.
  - Мне всегда кажется, что меня хотят водить за нос. - отозвался продолжающий вчитываться в экран своего устройства Цучимикадо. - Уточни.
  - Слишком много людей. - эспер хмуро показал пальцем на экран.
  - Так ведь и повод же, нет? - поинтересовалась Мусуджиме, скучавшая последние полчаса на заднем сиденье фургона. - Крестовый поход, мировая паника, доверить одному нельзя.
  - Одному нельзя. - согласился Акселератор. - А двадцати девятерым тем более. Особенно когда в их рядах кардинал, бегающий за каждым белокожим демоном с кучей информации в телефоне.
  - И впрямь выглядит как подстава. - нахмурился до сих пор безмятежно отдыхающий Унубара.
  - Вот чего и говорю: пытаются водить за нос. Придём, а там засада. Кардинала этого сплавили по ненужности или вредности, решив, что мы с радостью проглотим такую крупную рыбу. Что скажешь, Цучимикадо?
  - Тут есть несколько нюансов. - медленно ответил парень. - Ладно бы они отправили только кардинала, но ведь с ним пошли ещё трое. И эти трое были опытными боевиками, не из тех, кого отправляют на смерть просто так.
  - Все четверо оказались вредны для плана? - предположила Мусуджиме.
  - Даже если их действительно двадцать девять, то четверо ненадёжных - уже много. А если меньше, то тем более. Раз так требовалось их убрать, то существует куча способов сделать это без привлечения внимания. А они словно бы специально погнали этих бедняг именно навстречу Акселератору, будто зная, что он туда придёт и убьёт их. - говорил Цучимикадо, напряжённо думая.
  - Проверяй базы, наверняка взломали.
  - Да какие базы, никто ж не знал заранее, что я именно с тобой туда поеду... плюс, послать кардинала на такое дело не так просто, знаешь ли. Это должен быть кто-то очень высокопоставленный, очень наглый, а то и оба сразу...
  - То есть достойный противник. - спокойно подытожил Унубара, и Цучимикадо скривился.
  - Однако из этого следует, что они знают обо мне. - задумчиво сказал Акселератор. - И знают достаточно для понимания, что никакая священная сила меня не пробьёт. А раз устраивают засаду, значит, у них есть что-то, что пробить по их мнению должно.
  - И ты побаиваешься? - усмехнулась Мусуджиме.
  - Я уже дважды попадал в больницу только из-за того, что недооценил противника. - прорычал эспер. - Третий не хочу. А вся эта ваша магия для меня неизведанная территория.
  - То есть ты думаешь, что таким хитрым способом делают ловушку персонально для тебя. - наконец откинулся от экрана Цучимикадо.
  - Кто их знает. - пожал плечами Акселератор. - Но если бы у них было какое оружие или человек для пробивания, то давно бы напали. А раз ничего такого... проверь, что находится в этих местах. Какие-то заводы или лаборатории, а если пустые, то что там было. Возможно, мне готовят особую арену.
  - Или разыгралось воображение. - фыркнула Мусуджиме. - И да, заодно спрошу: с чего мы вообще решили, что им нужен девственник, а не девственница? Может, в этом плане за нос водят?
  - Увы, но ритуал требует девственника. - слегка усмехнулся Цучимикадо. - Видишь ли, когда отрезают член...
  - Всё, поняла, молчу.
  - Ага. Но Акселератор прав, враги должны допускать, что им придётся выйти против него, и искать методы борьбы. Мы в любом случае не сунемся на место встречи без разведки, что да как, и могу я попросить как раз тебя этим заняться? Скрытный телепортер здесь очень пригодится.
  - Всё сразу? - поразилась Мусуджиме.
  - Нет, конечно. Что-то проверит Унубара, что-то я. Акселератора, так и быть, пока оставим в запасе. И давайте сейчас начнём, вот эти три точки. - Цучимикадо развернул ноутбук и показал всем карту города. - По обычному плану.
  
  Акселератора в итоге выпустили из фургона с приказом идти домой и не рыпаться. Эспер и не собирался - идти больше некуда, как и рыпаться.
  Что, интересно, такого могли припасти, дабы пробить его? С особой звуковой частотой уже тренируется. Технику боя знал лишь один мерзавец, и он мёртв, а Акселератор сумел изучить движения противника. Воздействие на жизненно важные элементы вроде воздуха тоже различает. Очередной парень с рассеиванием? Особый ритуал? Или думают, что про всё вышеперечисленное он понятия не имеет?
  Сейчас, кстати, самое время стрелять. Улицы освещаемы лишь фонарями и фарами редких машин, практически пустынны, а кто есть - стремится их покинуть. Красноглазый и белокожий Акселератор наверняка в самом деле выглядел рыщущим демоном, которому стукающий по асфальту костыль только добавлял злобного очарования.
  Правда девушка, выскочившая из переулка впереди, на всё это не обращала внимания. Строгий серый офисный костюм, сбившиеся длинные рыжие волосы, стук каблуков красных туфель - похоже, кто-то засиделся на работе и сейчас яростно проклинал лояльность компании. Акселератор шагал следом за ней, но ничего не предпринимал. Пусть бежит, она вне его жизни, к своему искреннему счастью.
  Но бежала девушка слишком уж торопливо, и в итоге всё как по учебнику: звук ломающегося каблука, короткий вскрик - и падение. К тому времени, как постукивающий костылём эспер добрался до неё, девушка так и не встала - сидела, потирала ногу, на которой расползался видимый даже в сумерках синяк, и пыталась не заплакать.
  Акселератор вздохнул. Дожили. Что дальше - застрявший на дереве котёнок? Хотя с ним-то будет гораздо легче, а вот тут... Эспер нажал кнопку на ошейнике и подобрал упавшую туфлю.
  Каблук отлетел отчего-то слишком ювелирно, прям приложишь - и как новый. Чёрт его знает, как они отлетают, но Акселератор всё равно насторожился. Это даже паранойей не назовёшь для человека, которого пытались убить с детских лет.
  - Идти можете? - обратился он к неуверенно встающей девушке. Та наступила на ногу, охнула и чуть было вновь не упала, в итоге опустившись на колени.
  - Простите, нет. Болит. - жалобно сказала она, наконец поднимая голову и показывая лицо.
  Акселератор застыл.
  Это было само обычное лицо самой обычной девушки. Рыжие волосы после падения совсем растрепались, карие глаза наполнялись мелкими слезами, а уголки губ растерянно опустились. Макияж после рабочего дня слегка поплыл, аромат парфюма и вовсе был трудноуловим. Лаванда - обычный запах, эспер такой ощущал у сотен девушек. Видел такие волосы и глаза у сотен. Наблюдал такие печальные выражения у сотен.
  Однако сейчас не мог отвести взгляд. Девушка попросила туфлю, которую Акселератор всё ещё держал в руке - и он безропотно отдал её.
  - Каблук отлетел. - тупо сказал единственное, что пришло на ум.
  - Да. Спасибо, что подобрали. - девушка вопреки ситуации улыбнулась, и эта улыбка затмила весь мир, порождая слова, которые Акселератор не думал что когда-нибудь скажет:
  - Разрешите проводить вас до дома?
  
  Академия Токивадай очень трепетно относилась к своей репутации и потому требовала от учениц всегда носить форму, куда бы те не пошли.
  Так что Мисаку сейчас могли и исключить.
  Если бы узнали. Плотные коричневые брюки, куртка с наброшенным на голову капюшоном, полностью мальчишеская фигура. Обычный парень, пробирающийся по ночным улицам к себе домой.
  Ну ничего, Мисака раскроет это дело, покажет свою ответственность и взрослость, даже Тома восхитится ею и забудет про всех своих коров. Никто из них не сможет с нею сравниться. А эта Королева сама униженно приползёт просить прощения.
  Мисака заулыбалась сама себе и едва не пропустила нужное здание. Вот он - бывший цех, ныне полностью заброшенный и, по словам Куроко, служащий прибежищем для любовных парочек.
  Включая пропавшую.
  Всё, Мисака, сосредоточиться. Если сейчас будешь витать в облаках, то не сделаешь ничего и опозоришься окончательно.
  Металлическая дверь распахнулась послушно, хотя была закрыта на засов и даже так требовала усилий минимум двоих мужчин. Ещё немного электрических разрядов - и несколько слабых лампочек зажглись, устраивая хоть какое-то освещение.
  Смотреть, правда, не на что. Строительный мусор, всё строительный мусор, и то в углах мало. Цеха регулярно закрывались и всё вывозилось, а что оставалось - мигом растаскивалось. Даже освещение-то лишь потому, что парочки наверняка постарались.
  А кстати, где они... устраиваются? Не прямо же тут, на грязном каменном полу... или стоя...
  Мисака затрясла головой, отгоняя всплывающие неприличные картинки, подняла взгляд - и замерла. На платформе почти у потолка лампочка горела особенно ярко, и туда вела крутая металлическая лестница с практически отсутствующей пылью.
  Там обнаружилась кровать - точнее, очень длинный матрас со сбившейся простынёй. Неподалёку было стойбище бутылок, однако многие из них оказались лежащими на боку или вовсе разбитыми, а жидкость впиталась в пол. И в матрас с простынёй. Или стоп, может, это не алкоголь...
  Мисака отвернулась, чувствуя, как у неё горят щёки. Сосредоточься. Будь взрослой. Это всего лишь постель. Однажды тебе придётся лежать в такой же, только лучше, вместе с парнем. Вместе с...
  - Тома. - прошептала она, окончательно приходя в себя. Однако на постель ещё раз посмотреть не решилась, вместо этого подошла к перилам, перегнулась - и наткнулась взглядом на огромную, идущую глубоко вниз дыру мусоропровода в полу. Несколько секунд Мисака пялилась туда, затем вновь посмотрела на разбитые бутылки, подумала - и перемахнула через перила, устремляясь в ожидавшую её бездну.
  
  Перед самым сном Ицува подняла вопрос о том, что Томе нельзя спать одному. Про возможное нападение не сказала, но парень и так остался в меньшинстве - Индекс и клон вцепились в предложение с невероятной охотой. Тему того, что спать с Томой нужно поодиночке, вежливо обошли стороной, вместо этого начав распределяться, как именно разложиться на полу комнаты и никого не обидеть.
  В итоге Тома королём без права голоса оказался посредине, Ицува легла по правую руку - как единственная, кому случайное прикосновение ничем особым не грозило - Индекс на правах мнимой хозяйки уместилась слева, клон с неожиданно победоносным лицом выбрала ноги, а равнодушной Химегами осталась голова. В итоге получился некий живой квадрат.
  Благо хоть заснувший быстро, не в последнюю очередь благодаря Индекс, наевшейся за ужином и быстро засопевшей в подушку. Попутно она хотела взять Тому за руку, но тот категорически отказывался доставать их из-под одеяла. А то ещё проснётся утром лапающим чью-то грудь, и объясняйся потом.
  Однако при всём мирном сопении и предосторожностях сон не шёл. Шли совсем другие мысли, которые оформились, когда Тома слегка повернул голову и посмотрел на Ицуву.
  Та даже во сне после всего трудового дня выглядела усталой, однако же всё снесла беспрекословно и с радостью. Тома подумал, что он на радостях от появившейся помощи слишком её нагрузил, и ему стало стыдно. Завтра надо как-нибудь особо отблагодарить.
  Особо...
  Если быть искренним с самим собой - Ицува очень удобна. Она может помогать и в быту, и в бою, он уже неоднократно убедился. Не имеет тяги атаковать его в случае неудачи. И может справиться с этой неудачей - вот сегодня яйца как ловко поймала. А уж как девушка и вовсе невероятно привлекательна.
  Но...
  Он не может выбирать по удобству. Это мало того что неправильно, но и... а если влюбится в другую? Выберет Ицуву, будет с ней просто потому, что так спокойнее, а потом влюбится. Что тогда?
  Перед его взглядом словно бы вновь предстал Цучимикадо, ухмыляющийся и говорящий: "Тома, ты неправильно думаешь. Просто развлекайся с тем, что есть". А затем Ицува, которую выбрал, с которой проводил время, которая поверила в его любовь - и получившая заявление, что он любит другую...
  Вот ведь невезение иметь столько вариантов. Намного лучше было бы с одной-единственной, а тут даже не понимаешь, кого выбирать.
  Ладно, время всё решит. Завтра парк аттракционов, потому спать. Тома повернулся в сторону тёмного потолка, закрыл глаза, проигнорировал то, что его ноги упираются в клона, и постарался как можно скорее уснуть.
  
  
  Йомикава уже трудилась на кухне, когда Акселератор мрачно зашёл туда, потирая виски и зевая.
  - Доброе утро и обслужи себя сам. - сказала женщина, не оборачиваясь и лишь качая длинными чёрными волосами в сторону холодильника. - У меня сегодня выходной, и я не хочу больше работать.
  - Кто ж хочет. - проворчал Акселератор, угрюмо всматриваясь в запасы еды. Сейчас ему совсем ничего не хотелось, однако есть надо, кто знает, куда придётся сегодня идти и с кем встречаться.
  Кто-то знакомо низкий подёргал его за штанину. Эспер посмотрел на девочку, смотрящую с максимально серьёзным видом - и открывшую рот первой.
  - Акселератор, почему ты вчера был такой странный, спросила Мисака-Мисака со всей серьёзностью.
  - Странный? - нахмурился эспер.
  - Ты пришёл вчера с доброй улыбкой, точно описала Мисака-Мисака. И напевал песенку, испугалась Мисака-Мисака.
  - Песенку? - повернулась к ним Йомикава. - Какую песенку?
  - Мисака-Мисака не знает точно. Но Мисака-Мисака сейчас попробует напеть. - девочка замурлыкала какую-то простую мелодию, и эспер вздрогнул.
  - Один из последних хитов Мейго Арисы. - задумчиво сказала Йомикава. - Акселератор, неужто ты проникся айдолами?
  - Ничего я не проникся. - отрезал тот, вынимая головку сыра и наконец захлопывая холодильник. - Пристала, наверное, где-нибудь на улице.
  - И ты напевал. - кивнула Йомикава. - Акселератор напевал песенку.
  - И он мне ещё одеяло разгладил, встревоженно добавила Мисака-Мисака!
  - Акселератор. - спросила Йомикава прежде, чем эспер рявкнул молчать всяким мелюзгам. - Ты влюбился?
  В кухне разлилась испуганная тишина, прерванная недовольным хрипом:
  - Я не могу влюбиться.
  - Но это странно. Напевание песенок, добрая улыбка... даже по меркам Ласт Ордер. Выкладывай, что вчера было.
  - Ничего не было. - нехотя сказал парень. Сыр в его руке начал сам по себе распадаться на куски, и девочка кинулась подхватывать упавшее. - Работа. Пошёл домой. Помог девушке добраться до своего дома.
  - Что за девушка?
  - Мизуру Авасаки, работает секретаршей. Спешила с работы, каблук отлетел и ушибла ногу. Оставлять её там было бы убийством, потому довёл до дома.
  - Пригласила зайти?
  - Я отказался.
  - Чем от неё пахнет?
  - Лавандой. Как от всех.
  - Адрес дома запомнил?
  - Да.
  - Ты влюбился, Акселератор.
  - С чего ты вообще это взяла? - оставшийся сыр начал заворачиваться в спираль.
  - Иначе бы ты не вызнал и не запомнил о девушке так много.
  - Йомикава, мой щит весь организм переворотил. - эспер даже показал на свои глаза. - Я теперь официально асексуал. Я не могу влюбиться.
  - Асексуалы могут влюбиться. - хладнокровно ответила Йомикава. - Почитай как-нибудь в интернете их истории.
  - Так, мне надоело. - Акселератор швырнул то, что осталось от сыра, в стену, и девочка кинулась следом как кошка за игрушкой. - Приму душ и чтобы завтрак к тому времени был готов. - он тут же направился в сторону ванны.
  
  Влюбился, ха.
  Акселератор стоял под холодными струями душа и мрачно смотрел на то, как вода стекает в сливное отверстие.
  Влюбился.
  Что за чушь.
  Он всегда был чужд всему такому. Хотя неоднократно видел воркующие, целующиеся, трахающиеся парочки во время своих одиночных вылазок.
  Одиночных... и с клонами.
  Те тоже были в курсе подобного. И однажды... кажется, это была две тысячи шестьдесят восьмая, что разделась перед ним. Куклы не имели эмоций, не знали стыда, не обладали хоть какими-то социальными навыками, и сделала такое невероятно просто, в надежде, что Акселератор отвлечётся и позволит себя победить.
  Он не отвлёкся. И не позволил. А от вида голой и предлагающей себя девушки у него не шевельнулось вообще ничего.
  Он не может влюбиться.
  И то, что лицо той девушки и адрес её двухэтажного дома, где она однозначно снимает квартиру, стоят перед глазами - не любовь. Что-то другое, но не любовь. Акселератор заподозрил бы происки врагов, но... влюбить его, серьёзно? Для чего, чтобы он стал бегать с букетами и шоколадками, отвлекаясь от важных дел? Даже совершенно не знающий его идиот счёл бы такой план глупым. И потом, искусственная любовь потребовала бы эсперских способностей, приворотных зелий, дрянной магии - и всё это щит отбил бы либо дал знак, что в него попадает неизвестный элемент.
  Нет, это что-то другое. И он обязательно разберётся, что. А пока...
  Эспер вновь подумал о клонах. И о той девушке. Выключил воду, вытерся, оделся, вышел - и без всякого удивления натолкнулся на ожидавшую его девочку.
  - Йомикава уехала по срочному вызову, пожаловалась Мисака-Мисака. Акселератор не хочет никуда сходить с Мисакой-Мисакой, поинтересовалась Мисака-Мисака, выглядя дружелюбно и сиятельно.
  - Хочу. - подтвердил он. - Передай своим сёстрам, что я хочу с ними встретиться.
  
  - Значит вы, Ширай Куроко, проникли на территорию заброшенного цеха в два часа ночи в рамках расследования об исчезновении Минато Гасай и Комуро Хануяки. Там вы, обследуя территорию, свалились в дыру мусоропровода. Телепортами добрались до её дна, где и обнаружили труп пропавшего Комуро Хануяки, после чего вызвали Правосудие. Так?
  - Так. - подтвердила Куроко. Она сидела за столом напротив девушки в синей жилетке, накинутой на белую рубашку с серой клетчатой юбкой. Девушка внимательно читала лист бумаги, то и дело поправляя очки и недовольно хмурясь.
  - Куроко. - куда менее официально спросила она, качнув короткими чёрными волосами. - Труп ведь обнаружила Мисака, так?
  - Сестрицы и близко там не было, Конори-сан. - спокойно ответила Куроко.
  - Ага. - кивнула Конори. - Дверь цеха раскрыта, хотя тебе как телепортёру это не нужно. И свет зажжён - хотя ты, как телепортёр, его бы не включила. А наша славная Мисака, которой это всё раз плюнуть, там не была.
  - Я готова подтвердить под присягой, что сестрица всю ночь провела у себя в постели. - всё так же спокойно продолжила девушка. - Свет там уже горел, как я зашла. А распахнутая дверь... не знаю, при мне она была заперта.
  - Куроко, на всякий случай: дача ложных показаний и запутывание следствия - уголовное дело. Особенно для сотрудника Правосудия.
  На лице Куроко не дрогнул ни единый мускул, когда она повторила:
  - Я была там абсолютно одна. И уж кого-кого, а Мисаки Микото там точно не было.
  Конори только вздохнула, а затем махнула рукой.
  - Ладно, иди. Насладись выходным. Результаты экспертизы тела должны быть уже завтра, там и разберёмся.
  
  Мисака ждала Куроко в кафе, поедая мороженое и даже не дёргаясь, когда подруга материализовалась рядом со своим стулом.
  - Всё в порядке? - только и спросила она.
  - Да. - Куроко села, но вместо мороженого приступила к обеспокоенному разглядыванию подруги. Та сразу это заметила и нахмурилась.
  - Со мной всё в порядке, Куроко. - раздражённо сказала она. - В который раз говорю.
  - Но с тобой ничего не было в порядке, когда ты позвонила мне ночью, сестрица. - тихо ответила Куроко, и на этот раз Мисака ничего не ответила, только продолжила лизать мороженое.
  Несколько секунд над столиком висело гнетущее молчание, а затем Мисака всё же тихо сказала:
  - Это не первый раз, когда я вижу труп, Куроко.
  - Сестрица...
  - Я не скажу больше. По многим причинам. Чтоб не думала, будто мне нужна психологическая помощь и рыдания в жилетку. Просто... - Мисака тяжело вздохнула. - Это же тот самый пропавший парень, да?
  - Да.
  - Она ведь наверняка его любила... и если ещё жива, если где-то... как же ей сейчас, наверное, плохо...
  - Мы её найдём, сестрица. - уверенно сказала Куроко. - Завтра придут результаты экспертизы, и там уже найдём куда двигаться.
  - А сегодня, Куроко? Сегодня мы можем ей как-то помочь?
  - Если только наткнёмся случайно. - вздохнула та. Мисака глубоко задумалась.
  - Слушай, Куроко, если подумать... а зачем её похитили? - спросила она.
  - Девушка же. Увидели, засвербило, напали, избавились от парня. Они оба хоть и эсперы, но в бою совершенно непригодные.
  - Да, но... ты говоришь, что их уважали среди банд. Защищали. Так почему же тогда напали?
  - Сестрица, ты что, думаешь, банды постоянны? Установили себя и всё, дальше годами одно и то же? - Куроко посмотрела на других посетителей кафе, наслаждающихся воскресеньем и даже не подозревающих о разговоре рядом с ними. - В них всё время появляются новые люди, всё время сколачиваются новые банды, которые спешат бросить вызов старым. И напасть на молодую парочку, находящуюся под защитой - это именно что "бросить вызов". Даже если эту новую банду разметают на следующий день.
  Мисака вновь задумалась, а затем покачала головой.
  - Куроко... я не уверена. Вызов давно объявили бы, а тут молчание сплошное, ни единого знака. Словно наоборот, не хотели привлекать к себе внимание.
  - Я вызов взяла как пример, сестрица. Могло быть что новая шпана болталась по округе, приметила парня с девушкой, проследила за ними и напала.
  - Дверь, Куроко. Дверь была закрыта. Огромная дверь. Изнутри. А на месте никаких следов. Шпана на такое способна?
  - Кажется, я поняла тебя, сестрица. - помрачнела та. - Ты думаешь, что в этом замешан эспер?
  - Причём не ровня Гасай и Хануяки. А неслабый эспер, похитивший девушку и убивший парня...
  - Маньяк.
  Слово повисело, наполняя их сердца ужасом. Маньяк со сверхспособностями... причём, возможно, не жалким огрызком...
  Это серьёзно. И это уже уровень Анти-Навыка.
  А ещё с этим нельзя дальше сидеть в кафе и прохлаждаться. И обе девушки мгновенно, даже не договариваясь, прикончили мороженое и отправились вдаль по улице.
  Не особо и понимая, куда же им идти.
  
  Когда Тома проснулся, то Индекс спала на нём вместе со своим котом - и трудно было сказать, кто из них лучше свернулся клубком.
  Это ещё полбеды. А вот с правого бока лежала прижавшаяся как после первой брачной ночи Ицува, и её нос почти упёрся в его шею. Волос касалось что-то мягкое со стороны Химегами - и можно было лишь надеяться на спину.
  Ну а ноги придавило так, что о случайном перекатывании и речи не шло.
  Тома позволил себе несколько минут спокойно полежать. Как ни крути, а просыпаться так точно входит в список потаённых желаний. Правда, в реальности Индекс с клоном были слишком тяжелыми, да и нельзя долго так, поэтому он начал осторожно высвобождаться.
  Индекс скатилась на свою кровать, недовольно ухнув, но не проснувшись, и Тома мигом встретился взглядом с клоном. Та уже не спала, лежала прямо у него на ногах, одетая в притащенную с собой зелёную пижаму с белыми цветочками, и задумчиво смотрела на парня.
  - Доброе утро, сказала Мисака. Мисака хотела понаблюдать утренний стояк парня, сразу же объяснила Мисака. Однако под этим одеялом ничего не видно, пожаловалась Мисака, а если Мисака откинет одеяло и полезет изучать вблизи, то может и не утерпеть, похвасталась своей выдержкой Мисака.
  - Доброе утро и всё правильно. - ответил Тома. пытаясь движениями ног дать знать девушке, что та слишком разлеглась.
  - Братик Тома попросил ждать неделю, и Мисака послушно будет ждать, сказала искренняя Мисака. - похоже, клон поняла, чего от неё хотят, и перекатилась к себе.
  Следующей стала Ицува - её Тома отодвинул предельно аккуратно, взяв за плечи и стараясь не смотреть в вырез белой ночной рубашки. Девушка при этом не проснулась - нет, надо избавлять от домашней рутины. После Тома наконец сел и взглянул на Химегами - по счастью, действительно спина, да ещё и накрытая одеялом.
  - Братик Тома, небось, доволен, что удалось так поспать, сказала подмечающая Мисака.
  - Ага, но теперь у братика Томы всё затекло. Я выйду на балкон, разомнусь. - Тома аккуратно обошёл кивнувшую девушку, ступил на балкон, закрыл дверь - и как следует потянулся.
  - Это ведь потягушки после страстной ночи, а, Ками-ян? - фыркнули рядом.
  - Цучимикадо? - приятели поздоровались. - Давно ты у себя не ночевал.
  - Ага, дела всё. - кивнул тот, опёршись о парапет и весело заглядывая в комнату Томы. - Как и у тебя, погляжу?
  - Не то слово.
  - Ну и как ночь милой невинной оргии?
  - Цучимикадо, зачем спрашивать, зная ответ. - усмехнулся Тома.
  - Мало ли! - махнул рукой приятель. - На словах крутой и несгибаемый, а потом с девушки слетает лифчик, и несгибаемым становится кое-что другое. - он довольно улыбался.
  - Увы. - не мог не улыбнуться в ответ Тома. - Они вообще словно бы границу установили, которую не пересекать.
  - Вполне возможно. Сделать такой шаг для девушки нелегко... хотя кому я говорю, да, Тома?
  - Да уж. Лучше скажи, как там поход?
  - Двигается. С одной стороны, мы знаем участников, с другой - понятия не имеем, где они сидят. Вчера кое-что обыскали, но по нулям. Собираешься сегодня на улицу?
  - Решили сходить в парк аттракционов.
  - Тогда гляди в оба. Очень удивлюсь, если никто не нападёт.
  - Не хочешь с нами?
  - И лишать тебя гаремных подвигов? - хохотнул Цучимикадо. - Плюс, Майка опять переселяется, надо подготовиться и показать, что старший брат умеет следить за собой. Делать вид, что так проверяю её навыки горничной, уже не получается. Гм, Тома, твой балкон ведь должен в обе стороны просматриваться?
  - А что?
  - Просто они переодеваться начинают. - Цучимикадо отвернулся и посмотрел на начавшую ежедневное гудение улицу. - Следи там, чтобы граница не прошла прямо по тебе.
  Тома бросил взгляд через плечо, обнаружил Ицуву, стоявшую спиной к балкону и начавшую снимать ночную рубашку, после чего тоже уставился на улицу.
  - Цучимикадо, если честно, то боюсь, что однажды не выдержу. - тихо сказал он. Приятель помолчал несколько секунд, а затем хлопнул по плечу.
  - Абсолютно никто не станет тебя винить, Тома. Даже они. И назови меня слизняком, но это будет всего лишь секс. Он ничего не решит и не определит навечно. Так что перестань пугаться и иди к своим девушкам... когда они переоденутся. Повесели на аттракционах и как следует вломи тому хмырю, что за тобой явится.
  - Обязательно. - усмехнулся Тома. - Спасибо, Цучимикадо.
  
  
  Девушки были прям как день и ночь. Светлые волосы - тёмные волосы. Белоснежная кофта - чёрная школьная форма. Сияющие звёздочки в глазах - зияющие провалы. Даже кофе у одной был с молоком, а у другой едва ли не сверкающе чёрный.
  И только улыбки были одинаково яркими.
  - Я думала, что ты выберешь место безлюднее, Кумокава-сан. - сказала блондинка, аккуратно отпивая кофе.
  - С твоим пультом, Пятая? - фыркнула брюнетка. - Я не против риска, но против глупости.
  - А что мой пульт? - Шокухо вынула указанный приборчик. - Полезная же вещь. - Она нажала кнопку, и официантка кафе, в котором они сидели, принесла тарелку с лимонным пирогом. - Очень удобно.
  - Ага. - Кумокава повернулась и посмотрела на других официанток, стоявших у двери плотным рядом, в то время как остальные посетители старательно ели, ни на что более не отвлекаясь. - Однажды я всё-таки подкину идейку о том, чтобы отменить негласное правило о неподсудности пятых уровней. А то Третья периодически целые районы обесточивает, Четвёртая занимается подозрительными делами в подозрительной компании, о Первом и Втором даже говорить неудобно... совсем от рук отбились.
  - Подкинь. - согласилась Шокухо, пряча пульт. - А сейчас давай поговорим о серьёзном.
  - Ты имеешь в виду девственность Камидзе Томы? - Кумокава наконец принялась за кофе. - Ну так поди и забери её. Щёлк пультом - и вот тебе невероятный любовник на всю ночь.
  - Я никогда не буду применять к нему пульт. - спокойно сказала Шокухо.
  - Тогда просто соблазни. Я красивая девушка, у меня большая грудь, вот я её обнажаю, какие ещё намёки тебе нужны? Тома парень. Он не будет спрашивать.
  - Будет. Особенно в нынешней ситуации.
  - Сама знаю, что будет. - Кумокава аккуратно поставила чашку на блюдце. - И чего тогда от меня нужно?
  - Если честно - помочь тебе сделать это.
  - Хммммммм? Амбициозная Шокухо Мисаки, взявшая себе кличку "Королева", подчиняющая пультом всех подряд, Пятая лишь потому, что природа сил первых четырёх позволяет чихать на этот пульт - сдаётся? Да ещё и уступает сопернице?
  - А какие варианты? - Шокухо тоже поставила чашку. - Он всё равно меня не запоминает.
  - Я же выше сказала. Позабавься и ладно.
  - Крестовый поход.
  Обе молча взяли по куску пирога и начали поедать.
  - А почему я? - наконец спросила Кумокава. - Рядом с ним столько крутится, любую цепляй и науськивай.
  - Я их не знаю. А та, кого знаю... разочаровала.
  - Ты про Третью? Неудивительно. Девочке сейчас и хочется, и колется. Разочаровывать в таком состоянии - плёвое дело.
  - Дело не в этом. Она... - Шокухо покачала головой. - Она не подходит для Томы. Совсем не то, что ему нужно.
  - Пятая, не забывай, наш Тома немного мазохист. И не говори за него. А то я так и рассердиться могу.
  - Ладно, не буду. Но всё равно, она ещё ребёнок, капризный ребёнок. Двух Индекс даже Тома не перенесёт.
  - И потому ты заявилась ко мне. - вздохнула Кумокава. - А почему после Третьей, а не до?
  - Я считаю тебя соперницей, а не Рейлган. - улыбнулась Шокухо. - Пусть её формально тоже можно включить в старую гвардию, заигрывающую с Томой до его потери памяти.
  - Боже, Пятая, ты так говоришь, будто мы вертелись около него, шипели друг на друга и случайно показывали трусики, как в дурных мангах.
  - Из-за тебя, между прочим, чуть и не показала!
  - Кто ж ожидал, что он всерьёз воспримет мой урок по гипнозу! - захохотала Кумокава. - Думала, что уже привык к розыгрышам! - она довольно смеялась, и Шокухо тоже тепло улыбнулась.
  Смех резко остановился - Кумокава посерьёзнела и положила руки на стол, отодвинув чашку с тарелкой.
  - У меня есть минимум три причины не участвовать во всём этом, Пятая. - начала она. - И я думаю, что хотя бы одну ты разделяешь.
  - Давай сравним. - только и сказала та.
  - Ага. Причина номер один: ничего у Томы не получится. Он так и выберется из всей заварушки девственником, со своей неудачей-то. Тем более что девушки вокруг его боготворят, и уверены, что в постели Тому надо расцеловать, вылизать и отсосать. Неудача испортит всё это. Даже если они все договорятся, разденутся, свяжут Тому и накинутся - что-то да пойдёт не так. Потому тут не о чем беспокоиться.
  Шокухо лишь задумчиво кивнула в ответ.
  - Причина номер два: девушка, забравшая себе Тому, должна будет объявить об этом если и не прилюдно, то так, чтобы узнали многие. В том числе все его многочисленные враги, не видящие ничего плохого в отрезании пальцев с ушами. А также другие претендующие девушки, среди которых святая и два эспера пятого уровня со сложным характером. И не делай вид, Пятая, что если увидишь нас вместе, то радостно поздравишь и пожелаешь удачи.
  Блондинка скривилась, но промолчала.
  - Причина номер три... я не знаю, кто пустил то послание. Как и ты, Пятая?
  - Никто не знает.
  - Вот. Здесь воняет серьёзными закулисными интригами, и мне не улыбается вляпаться в них со всей дури ради желания переспать с парнем.
  - Тоже. - Шокухо грустно положила пирог на тарелку и посмотрела на по-прежнему жрущих людей. - Но... если бы всего этого не было... я подходила к нему, попрощалась, и он точно забыл через минуту, ну вот почему так...
  - Ты хотя бы подходить можешь, Пятая. А моё появление рядом с ним будет опасно для нас обоих.
  - Как же так вышло... - прошептала Шокухо, уставившись на едва поеденный пирог. Кумокава лишь покачала головой.
  - Раз вышло, то вышло, Пятая. Сейчас уже ничего не изменить. Давай просто по мере своих сил поможем Томе с той, кого он выберет, хорошо?
  - Я всё равно не буду терять надежды.
  - Я тоже. Но есть надежда, а есть иллюзии. И если ты своими иллюзиями порушишь счастье Томы, то я лично тебя закопаю.
  - А ведь так хорошо сидели. - выдохнула Шокухо. - Хорошо. Главное, чтобы Тома был счастлив, да?
  - Да. - Кумокава взяла чашку и слабо улыбнулась в неё. - Главное чтобы Тома был счастлив.
  
  Парк аттракционов, как и многое в Академия-сити, был научным проектом. Изучалась не только очевидная аэродинамика, но и влияние на организм выбросов адреналина, множество социальных сфер, а также более скрытые вещи. Например, на стенах "Тоннеля любви" демонстрировалась смесь цветов, которая должна была повышать либидо. А для тех парочек, у которых оно повысилось достаточно, на выходе существовали специальные кусты со звукоизоляцией, маскирующим полем и цветущим садом в уже занятых. Разумеется, всего этого нельзя было найти в официальных буклетах, и только слухи передавались из уст в уста.
  Тома услышал от Цучимикадо - приятель говорил, что сам он не подтверждал и предоставляет ему почётное право. Химегами, похоже, тоже где-то слышала, ибо по прибытию в парк мигом предложила отправиться к тоннелю.
  - Мы все не вместимся в лодке. - сказал Тома чистую правду. - Можете прокатиться с Ицувой, мы пока вместе с Индекс погуляем.
  Химегами в ответ посмотрела столь холодно, что стало ясно без слов - об эффекте тоннеля она знает и отлично поняла, что ей предложили. Томе даже стало радостно от того, что клона нет рядом.
  Та ушла ещё до завтрака - совершенно неожиданно объявив, что у неё срочное дело. Подробностей не объяснила и сроков возвращения не обрисовала, но и туману напускать не стала. У Томы осталось впечатление, что клон чем-то взволнована, но сказать точно было не дано.
  Стоит как-нибудь их навестить. Даже с поправкой на то, что общение с одним клоном равнялось общению со всемя.
  - Тома, купи мне мороженое! И воздушной кукурузы! И лимонаду! И пирожков! И мороженого!
  - Повторяешься. - парень зашагал к ларьку, у которого уже прыгала Индекс, и Химегами с Ицувой пристроились сзади.
  После ухода клона он быстро поговорил с Ицувой, объяснив, что сегодня могут напасть. Та думала точно так же, и потому сейчас была напряжена как никогда. Тома брал на себя магию, да и Индекс в этом случае могла за себя постоять, но если нападавшие предпочтут грубую силу, то защищать всех придётся Ицуве. Химегами в расчёт не бралась, если только противники не долбанутся притащить вампиров.
  Что вряд ли.
  - Куда пойдём сначала? - при всех этих мыслях Тома продолжал держать спокойное лицо. Девушки должны развлечься, это сейчас главное.
  - Американские горки! - Индекс опять высказала пожелание, и вновь никто не стал спорить. С руками, полными сладкой ваты, все отправились в сторону горок.
  Народу в парке было полно, самый раз для воскресенья. Гам стоял неимоверный, а в людской гомон вмешивалась ещё и звучавшая на весь парк музыка айдолов. Томе всё это абсолютно не мешало, а вот Ицува морщилась так, что нельзя было не приметить.
  - Всё в порядке? - тихо спросил он, когда компания пристроилась в гигантскую очередь на горки.
  - Совсем ничего не слышно. - пожаловалась девушка. - Если в вас выстрелят издали, то я даже звука выстрела не услышу, дабы оттолкнуть.
  - Во-первых, ничего себе. Во-вторых, никто в меня стрелять не станет, наоборот - постараются взять живым. В-третьих, тут слишком много народу, тут всякие эсперы, тут Правосудие. - Тома уже видал в толпе парней и девушек с выдающимися повязками. - Нас постараются взять на обратном пути. Потому сейчас расслабься и развлекайся. Уж кто-кто, а ты это точно заслужила.
  Химегами, стоявшая впереди, повернулась и недобро посмотрела на них, но Тома проигнорировал её взгляд. Ицува тоже не выглядела довольной, однако спорить не стала.
  - И кстати. - добавил Тома. - Прокатитесь без меня.
  - Что? - теперь уже и перепачкавшаяся в вате Индекс обернулась.
  - То. Со мной вы застрянете на самом верху и будете сидеть несколько часов. Так что прокатитесь одни.
  
  В итоге Тома всё же их переспорил. Никакого двойного дна тут не было - аттракционы с его неудачей были практически противопоказаны. И потому Тома сейчас сидел на скамейке с оставшейся от прожорства Индекс едой, попивал лимонад да смотрел, как кабинки летят по невероятным петлям с бешеной скоростью.
  Хорошо бы Индекс не стошнило...
  - Камидзе-сан?
  - О, привет... Уихару. - Тома, к своему стыду, не сразу вспомнил имя девушки, но та только улыбнулась.
  - Я тоже про вас забыла к концу дня, извините. - сегодня Уихару была в уже другой форме, чисто синей, однако цветочный венок на голове остался неизменным. - Сразу столько дел накопилось.
  - Сегодня отдыхаешь?
  - Наполовину. Правосудие на выходных патрулирует парк аттракционов на всякий случай, и сегодня моя очередь. Но никто не мешает в процессе поесть и отдохнуть, так что вот... наполовину. - девушка уселась рядом с ним и смущённо улыбнулась. - Вы тут один, Камидзе-сан?
  - Нет, с друзьями. Они там катаются, а меня слишком укачивает.
  - Понимаю. - девушка слегка погрустнела, и тут её телефон вновь зажужжал.
  - Похоже, уже не наполовину. - сочувственно сказал Тома, когда Уихару всмотрелась в экран.
  - Есть такое. - кивнула она, печатая ответ. - У нас просто тут дело серьёзное, и я в некотором роде одна из ответственных.
  - Бандитов ловишь?
  - Скорее они меня поймают. Нет, я в штабе за компьютером данные анализирую. - Уихару убрала телефон. - К нам много информации стекается, всю её надо кому-то разгребать, вот и занимаюсь.
  - А что тогда тут делаешь? Сидела бы себе за столом и работала.
  - Каждый член Правосудия обязан выходить на улицу и следить за порядком. - строго ответила Уихару. - Чтобы мы все понимали, с чем и ради кого работаем.
  - А кто не желает?
  - Тот не готов для нашей работы.
  - А у вас всё серьёзно. - улыбнулся Тома. - Может, помочь чем? С тем же трудным делом, например.
  - Простите, но это конфиденциальная информация, только для членов Правосудия. - вежливо отказала Уихару и тут же призадумалась. - Хотя... вы ведь друг Мисаки-сан, так?
  - Так. Постой, как она там? А то я от Куроко совсем ничего не понял, а потом как-то забылось.
  - Я уже пару дней её не видела, так что не знаю, но... Куроко-сан часто преувеличивает. Мисака-сан ушибёт палец, а Куроко-сан тащит аптечку и вопит сиреной. Думаю, можно не беспокоиться. - Уихару расслабленно улыбнулась и обратно посерьёзнела. - Просто если вы друг Мисаки-сан, то вдруг среди даже соседей по общежитию слышали или можете поспрашивать. Только строго секретно, хорошо?
  - Хорошо. О чём речь?
  - У нас исчезла девушка.
  
  - Вот, сестрица, перед тобой причина, по которой они бегут на улицу.
  Мисака только кивнула, не переставая смотреть на лежащее посреди комнаты тело. Лежало тело в одних трусах, но это была наименьшая мерзость, куда лучше невероятного смрада, вновь разбитой бутылки с пролитым спиртным, пьяного храпа - и замызганной комнаты, из которой мужчина словно вытянул весь запас яркости.
  - Это ещё неплохо. - брезгливо заметила Куроко, взирающая на картину едва ли не со скукой. - Здесь могла точно так же лежать женщина. Пойдём отсюда, сестрица, нечего тебе долго смотреть на такое.
  - А... ага. - кивнула Мисака, отворачиваясь от храпящей туши и проходя вслед за подругой в другую комнату. - А... мы сейчас ничего не нарушаем?
  - Нет, разумеется. - Куроко толкнула дверь. - Член Правосудия и завербованная активистка проверяют дом потерпевшего в рамках расследования. Дверь уже была открыта, обыск не ведётся, только наблюдение, всё ли в порядке.
  Вторая комната была относительно чище, в основном потому, что здесь на полу никого не лежало, а сквозь небольшое окно даже пробивался солнечный свет. Однако освещал он только пыль, лишившийся половины ножек и вынужденный опираться на угол шкаф и серый футон, мусорным мешком лежащий посреди комнаты.
  - Он точно давно здесь не жил и всё вынес. - Куроко даже распахнула дверцу шкафа, который мог порадовать только одной деревянной вешалкой. - Для обыска и смысла нет, придётся искать в другом месте или ждать завтра. Пойдём, сестрица.
  - Ага. - вновь кивнула Мисака.
  
  В очередном кафе они немного попили лимонаду, а затем Мисака тихо сказала:
  - Куроко, ты не думаешь, что в этом виноват город?
  - В чём?
  - В этом. - девушка мотнула головой в ту сторону, откуда они пришли. - Город со своим разделением на уровни эсперов. Пятые и четвёртые живут вольготно, а вот чем дальше, тем хуже, пока не доходит до нулевиков. И обычных людей.
  - Мы уже говорили об этом, сестрица. Уже обсуждали.
  - Да, но я... продолжаю видеть подобное, и продолжаю думать...
  - Мы обсуждали, сестрица. Уровень эспера - не константа, и мы обе доказали это, поднявшись с низких уровней до пятого и четвёртого. А тот, кто подняться не может, ещё не обязан жить плохо. Уихару и Сатен каждый день напоминают об этом своим существованием.
  - Да, но этот парень... он же не хулиганил! Он был вполне неплохим человеком, никогда не отказывался греть людей, особенно когда встретил свою Одеялко... но он был нулевой уровень, не мог надеяться на условия лучше, не мог и не знал, как развиваться, и... умер. - Куроко даже вздрогнула после всхлипа Мисаки. - А если бы он мог получить всю помощь, если бы мог не нуждаться...
  - То и развиваться не стал бы. - оборвала её Куроко. - Сестрица, и он, и все шляющиеся банды молодые и здоровые парни. Ничто не мешает им вступать в Правосудие, отправляться на стройки, работать водителями да и много кем ещё, при этом не отправляясь по вечерам выбивать деньги и что похуже. Есть общежития, в том числе при работах, есть центры помощи, есть всё. Нет только желания поднять задницу и обратиться во всё это.
  - Да, но... - в третий раз и куда упрямее пробормотала Мисака, вытирая слезу. - Куроко, мы же всё это наблюдаем со стороны. Очень близко и достаточно долго, но со стороны. А если бы мы жили так, жили, с самого детства не видя просвета, не видя ничего, не зная, куда обратиться и как, ибо ближайший родственник валяется пьяным кулем, а единственные друзья пьют и воруют... стали бы мы так говорить?
  - У меня нет желания спорить с тобой, сестрица. Но если бы этот человек действительно хотел себе лучшей жизни, то сделал бы всё для этого. А он даже после обретения девушки только и продолжал что всех греть.
  Обе замолчали, приканчивая лимонад, и Мисака подумала, что парень был очень похож на...
  Тому.
  Вопреки своему счастью помогавшему людям, хотя и жил на самом дне. Дне, с которого понятия не имел, как выбраться. И даже девушка была с того же дна и того же уровня, неспособная вытащить, отряхнуть, дать всё...
  Сегодня воскресенье, им только и остаётся что ждать экспертизы. Может... сходить до Томы? Хотя он наверняка сейчас где-нибудь гуляет.
  И наверняка с этой кучей девиц.
  Подходить к ним... увидеть, как он идёт в такой компании... улыбающийся, радостный, счастливый... совершенно не нуждающийся ни в какой бешеной Рейлган...
  Нет. Не стоит. Лучше вернуться в общежитие и зарыться в подушку. Да, намного лучше...
  - Сестрица. - странным голосом сказала Куроко, и Мисака увидела, как рука подруги со стаканом задрожала. - Куроко очень скромная и всё понимает, но... обещание насчёт совместного душа... оно ведь может исполниться сегодня, да?
  Мисака вздохнула. Она уже жалела об выпаленном в запале обещании, но сказанного не воротишь. Откажешься - обидишь Куроко всерьёз.
  Да и... всего лишь душ. Любое поползновение закончится электрическим разрядом, и подруга это прекрасно знает.
  - Сегодня так сегодня.
  Глядишь, так всё дрянное смоется гораздо лучше.
  
  
  Хорошо ещё, что это не торжественная встреча. И не надо напяливать никаких смокингов, хватит обычного свитера.
  Акселератор и так обдумывал повод не идти. Он вообще не понимал, что такое на него нашло и заставило дать согласие. А теперь девочка носилась по дому весёлым ураганом, собирая какие-то вещи и непрерывно тараторя, а эспер сидел на продавленном диване и мрачно думал, что стоит попросить Йошикаву найти что-нибудь от головной боли, на будущее.
  Когда она вернётся, конечно. Учёная куда-то запропастилась, оставив записку с просьбой не волноваться.
  - Акселератор, Мисака-Мисака всё собрала, подскочила Мисака-Мисака! - девочка подтащила к нему пакет чуть ли не с себя ростом. Эспер открыл его и мрачно уставился на содержимое.
  - Это что, косметика? - наконец спросил он.
  - Да, кивнула Мисака-Мисака! Мисака-Мисака просила Йомикаву покупать косметику для сестёр, потому что Акселератора нельзя просить о таком, сказала предусмотрительная Мисака-Мисака! Однако Акселератор должен прийти к сёстрам с подарком, и пусть он подарит вот это, показала на пакет Мисака-Мисака!
  - А дарить девушкам косметику вообще нормально?
  - Обычно нет, сказала Мисака-Мисака. Сёстры говорят, что если мальчик дарит девочке косметику, то тем самым намекает на непорядок с ней, ужаснулась Мисака-Мисака. Однако Акселератор не воспринимается как мальчик с романтической точки зрения, и пото-ай, схватилась за лоб Мисака-Мисака!
  - Сколько говорить, не повторяй за ними всякой ерунды. - эспер отвёл руку, почувствовав себя как-то пасмурно после этой фразы девочки.
  "Не воспринимается как мальчик".
  Ласт Ордер была абсолютно права, и сам Акселератор это спокойно признавал. Но сейчас... что-то в этой фразе было не так.
  Что-то резало ножом.
  В уме вновь всплыли рыжие волосы милой девушки, так что эспер резко встал и бросил:
  - Если это всё, то я пошёл. Йомикава на кухне, пусть тебя повеселит.
  
  Встреча должна была произойти в больнице - как понимал Акселератор, она была для клонов чем-то вроде штаба. По счастью, всех она вместить не могла, и на встречу с эспером явились всего семь сестёр.
  Точнее, целых семь сестёр.
  Они совершенно не изменились со времени последней встречи. Всё те же полностью идентичные копии своего оригинала, Мисаки Микото. Даже форма Токивадай неизменно одинакова - бежевый пиджак на белой блузке, серая юбка, короткие чулки. Они одновременно встали с расположенных мягким полукругом кресел, одновременно поклонились и одновременно произнесли монотонными голосами:
  - Мисака четырнадцать тысяч четыреста шестьдесят приветствует Акселератора.
  - Мисака пятнадцать тысяч триста семьдесят пять приветствует Акселератора.
  - Мисака восемнадцать тысяч девятьсот двадцать приветствует Акселератора.
  - Мисака одиннадцать тысяч шестьсот девяносто приветствует Акселератора.
  - Мисака девятнадцать тысяч девятьсот девяносто пять приветствует Акселератора.
  - Мисака тринадцать тысяч четыреста девяносто шесть приветствует Акселератора.
  - Мисака десять тысяч тридцать два приветствует Акселератора.
  На последнюю ему хотелось смотреть меньше всего. Она должна была умереть в ту ночь, когда Камидзе Тома пришёл защищать их от него, главного злодея истории. Должна была - но не умерла. И больше никто из них не умирал.
  Так, с глазами в пол, эспер и прошёл к приготовленному для него стулу посреди комнаты, своей пустотой предназначенной непонятно для чего. Наверное, для дел клонов - те привычно уселись в кресла, и вся сцена выглядела как экзамен нерадивого школьника, вынужденного пересдавать под взглядами строгой комиссии.
  
  На него нападали чуть ли не с детства. Обычные люди, эсперы, военные - все они пытались пробить его щит. И у всех не получалось.
  Получалось у них ровно одно - одиночество Акселератора. Дети не желали с ним играть, взрослые боялись, и все убегали. Внешний вид недополучившего солнечного света альбиноса с кровавыми глазами только доливал масла в огонь.
  И тогда Акселератор от пассивной защиты перешёл к активной. Сначала отрывать пальцы. Затем руки. Затем ноги.
  Затем головы.
  Однако всех это не остановило. То и дело находился очередной эспер, считающий, что он сильнее этого угрюмого парня. А после убийств появились и называющие себя героями, говорящие, кричащие, изрекающие Акселератору одно и то же слово.
  "Злодей".
  Он развивался и постигал свою силу. Понял, что его щит не нечто загадочное, а лишь воплощение умения управлять векторами, перенаправлять всё, что имеет направление. Акселератор изучал физику, высшую математику, аэродинамику и всё смежное, что позволяло вытащить его умение на недостижимые высоты. Он не просто поднялся до пятого уровня, он стал Первым - сильнейшим эспером в Академия-сити и мире.
  Но поток не ослабевал. Всякий амбициозный, глупый, жаждущий геройства эспер считал своим долгом скинуть кровожадного убийцу с пьедестала. Его сила не пугала их, как и запачканные в крови руки, как и статус злодея.
  И Акселератор принял участие в научном проекте, который так и назывался - проект по достижению шестого уровня.
  Уровня бога.
  Для этого всего-то и надо было что убить двадцать тысяч клонов Третьей. Клонов самообучающихся, не ограниченных ничем, выдумывающих всё новые и новые способы победить его - и всё равно каждая из них проваливалась и погибала.
  Они нападали по нескольку раз в день. В одиночку и большими компаниями. Стреляли в упор и издалека. Били ножами. Устраивали ловушки, ямы с кольями, мины. Максимально изощрялись со своим второуровневым электромагнетизмом, надеясь проникнуть ему в нервы, парализовать, заковать в металл. Пытались соблазнить, устроить психоанализ, уговорить сдаться.
  А он убивал. Таким было условие эксперимента, а клоны казались не более чем куклами, со всем своим странным поведением, манерой речи, полным безразличием к происходящему. Ему обещали, что они будут развиваться и для уничтожения последних придётся напрячь все силы, тем самым перейдя на шестой уровень, но половину он убил невероятно легко. И жестоко. Старался, чтобы девочки умирали как можно медленнее и мучительнее, гонял по ночным полям боя из переулков, заброшенных пустырей и навеки погасших заводов, пытался вселять страх и ужас в безэмоциональные голоса.
  А затем один из их поединков засекла оригинал, однако даже в своей ярости ничего не сумела сделать. Акселератор пощадил дурочку - в том числе потому, что её гибель разрушила бы эксперимент. Но на следующую ночь Третья вернулась с Камидзе Томой, эспером нулевого уровня.
  Парнем, убирающем силы при прикосновении.
  Акселератора нельзя было взять так просто. В битве он настолько разъярился, что готовился сконцентрировать плазму и обрушить её на город, всё лишь бы уничтожить наглеца, успешно бросившего ему вызов. Но клоны вышли оставшимся составом и воздействовали на расставленные по всему городу гигантские ветряки, изменяя направление ветра и раздувая в прах все его старания. А Камидзе Тома избил Акселератора до потери сознания.
  Эксперимент был разрушен. Прослышавшие об поражении Первого дураки вновь зашевелились. И так вплоть до того, как эта маленькая егоза догнала его на ночной улице и заявила, что клоны не держат зла.
  Более того, их анализ якобы показал, что Акселератор не хотел убивать. И всей своей жестокостью желал оттолкнуть и спасти. Клоны решили, что Акселератору можно доверять, и от этого произошло много всего, приведшего его сюда, под взгляды семи одинаковых девушек.
  
  Строго говоря, это не было их первой встречей. Акселератор в куда большей компании Мисак уже отправлялся взрывать генераторы готовящегося упасть на Землю космического лифта. Но тогда они почти не обменялись словами, и всё закончилось достаточно быстро.
  Сейчас явно будет обратное.
  Молчание продолжалось несколько минут, и только потом одна из клонов - представившаяся пятнадцать тысяч триста семьдесят пятой - заговорила:
  - Акселератор похудел, отметила Мисака.
  Эспер аж посмотрел на неё, настолько это заявление его поразило. Но оно тут же прорвало плотину.
  - И похорошел, хотела бы указать Мисака.
  - Но он всё ещё носит этот свитер, сокрушённо покачала головой Мисака.
  - Может, связать ему новый, предложила Мисака. Мы ещё никогда не вязали, уточнила Мисака.
  - А вязать это весело, спросила сомневающаяся Мисака.
  - Я спрошу у братика Томы, пообещала Мисака. Кто-нибудь может спросить у сестры Мисаки, поинтересовалась Мисака.
  - Я никак не могу связаться с сестрой Мисакой, пожаловалась Мисака. Сестра Мисака гораздо сильнее, восхитилась могучей сестрой Мисака. Попытаться связаться с ней что ловить радио в глуши без поднятой антенны, привела пришедшую ей на ум аналогию Мисака.
  - Жаль, огорчилась Мисака. У кого ещё можно добыть схемы вязания и самоучитель, задумалась Мисака.
  - Возможно, Мисака с фабрики одежды поможет, предложила Мисака.
  Сейчас, когда Акселератор решался смотреть на них, он видел: клоны не одинаковы абсолютно. У этой чуть длиннее волосы, эта потолще, а эта наоборот - худая в сравнении с подругами. У той на юбке пятно, та сидит со слегка расставленными ногами, у этой над ресницей явно искусственная родинка...
  Клоны меняются. Не благодаря - вопреки ему. Познают мир, а не способы убийства. Работают на благо города, а не на убой.
  Рыжеволосая девушка всплыла в памяти, и неизвестными даже Акселератору связями вынудила задать вопрос:
  - Так что, эти ваши братик и сестричка не навещают вас?
  - Братик Тома и сестра Мисака очень заняты, подтвердила Мисака.
  - Они практически не навещают Мисак, грустно добавила Мисака.
  - Мисаки общаются со многими людьми и выполняют много задач, но эти люди не братик Тома и не сестра Мисака, столь же грустно высказалась Мисака.
  - Впрочем, Мисака сделала кое-какие шаги в эту сторону. Если Мисаки понимают, о чём Мисака.
  - Мисака понимает, хитро улыбнулась Мисака. Ухуху.
  - Ухуху.
  - Ухухухуху.
  Клоны хохотали смехом не менее странным, чем речь, пока Акселератор боролся со странным ощущением, возникшим после их слов.
  - Хотите, чтобы я вас навещал? - наконец выдавил он. Кажется, даже в однотонных ответах клонов скользило удивление.
  - Да, хотим, подтвердила Мисака.
  - Мисака совсем не против поболтать с Акселератором, улыбнулась Мисака.
  - Мисаки формально общаются с Акселератором через Мисаку-Мисаку, но Мисаки хотят личного общения, тем более что в таком случае Акселератор будет обращаться с ними совсем иначе, объяснила Мисака.
  - Не стукать по голове, пожаловалась Мисака.
  - И покупать леденцы, с надеждой сказала Мисака.
  - Вы серьёзно? - Акселератор сжал костыль, борясь с внезапно нахлынувшим желанием ударить им об пол. - Леденцы? Поболтать? Мне, убийце ваших сестёр?
  - Мисака говорила Акселератору...
  - Не начинайте опять эту чушь, что я жалел вас. Я отрывал вам ноги, как жукам. О какой жалости вообще идёт речь?
  - Хорошо, Мисака не скажет про жалость, если Акселератор так хочет. Но зато Мисака скажет, что только благодаря Акселератору они то, что есть.
  - В смысле? - говорила как раз десять тысяч тридцать вторая, и эспер рискнул уставиться на неё.
  - Пока Мисаки пытались убить Акселератора, Мисаки изучили многое. Математику. Баллистику. Физику. Приёмы ведения боя. Тактику спецотрядов. Анатомию. Электромагнетизм. И сейчас Мисаки невероятно нужны и полезны. Мисаки заняты во многих сферах. Мисаки пригождаются многим людям. Мисаки нужны Академия-сити. И потому Мисак защищают, берегут, лечат, ищут способ продлить срок жизни и не пытаются ограничивать. Не будь у Мисак всего этого, и Мисаки были бы не более чем бесполезными подростками числом...
  - Более девяти тысяч, перебила Мисака, считая очень важным использовать именно такую формулировку.
  - Более девяти тысяч, согласилась Мисака с важностью формулировки. Более девяти тысяч бесполезных подростков - именно такими были бы Мисаки, не будь Акселератора и попыток его убить. Мисаки очень ценят то, что сделали для них братик Тома и сестра Мисака, но Мисаки считают Акселератора не менее важным человеком в жизни и судьбе Мисак.
  - Братика Акселератора, рискнула добавить Мисака.
  "Братик" его добил. Эспер встал, поклонился и направился к выходу, стараясь не пробивать костылём дыры в плитке пола. Мисаки смотрели ему вслед, не пытаясь остановить или попрощаться заместо него.
  Дуры. Тупые куклы. Он убивал их так, что психованные маньяки содрогнулись бы - а они ещё и благодарны. Ещё и...
  "Братик".
  Рыжий цвет вновь вспыхнул на окраине сознания, и Акселератор зашагал куда глаза глядят, не сразу соображая, что идёт он...
  Да.
  К её дому.
  
  - Честно говоря, не думаю, что смогу тебе помочь сейчас, Уихару. - растерянно сказал Тома. - О девушке Одеялко впервые слышу, и как-то не особо вхож во всё это... но мне есть у кого спросить, так что обязательно узнаю. - поспешно добавил он.
  - Спасибо, Камидзе-сан. - вежливо улыбнулась Уихару. - Может, обменяемся телефонами? Если вдруг что узнаете, то позвоните.
  - Давай. - мобильник Томы пережил несколько падений, утоплений и приветствий Электры, отчего парень едва ли не со священным трепетом вынимал его и прижимал к небольшому белому телефону Уихару. Через пару секунд мобильники пискнули, подтверждая обмен контактами, и девушка убрала свой в карман юбки.
  - Простите, Камидзе-сан, но мне надо идти. - она встала и поклонилась. - Всё же патруль, а не пост. Приятно было с вами поболтать.
  - Взаимно. До свиданья, Уихару.
  - До свиданья, Камидзе-сан. - и девушка направилась в сторону очереди к аттракционам, протискиваясь и бормоча извинения. Кабинки ещё ездили, видимо, остальная компания вернётся минут через пять минимум.
  А это хорошо, в кои-то веки поговорить с девушкой, не опасаясь романтического интереса. Даже необычно...
  - Ах!
  Тома повернулся как раз в тот момент, когда проходившая мимо девушка с ниспадающими до плеч каштановыми кудрями махнула рукой, рухнула на скамейку - и вскрикнула.
  - Вы не ушиблись? - вскочил Тома. Девушка всхлипнула и повернулась, продемонстрировав расползающийся синяк.
  - Сейчас, подождите, я вас донесу до медпункта. - парень наклонился к ней и не успел даже вдохнуть ландышевый запах духов, как в бок ему уперлось что-то холодное.
  - Сейчас ты сделаешь вид, что ведёшь меня в больницу, а сами выходим из парка и идём куда я скажу. - отчеканила девушка. - Будешь хоть как-то рыпаться - начну стрелять по людям. Понял?
  - Да. - прошептал Тома; холод от пистолета прошёл по всему его телу. Девушка хищно улыбнулась и встала так, чтобы её оружие никто не видел, дополнительно заслонив его свисающей с руки сумочкой.
  - Пошли, и быстрее. - скомандовала она; обнявший её Тома заторопился не только по приказу, но и стремясь как можно скорее убраться подальше от людей.
  
  
  Патрули Правосудия не оправдывали надежд - хотя Уихару так больше и не встретилась. Тома с по-прежнему держащей его на прицеле девушкой беспрепятственно выбрались из парка, и та сразу скомандовала:
  - Направо.
  Они прошли совсем немного, когда увидели двигающуюся навстречу толпу - очевидно, новый наплыв посетителей.
  - Налево.
  Девушка только отдавала приказы, а Тома послушно повиновался. Нельзя позволять ей применить оружие в толпе, вот останутся наедине - и можно попробовать выбить, у него уже выходило.
  - Направо.
  Теперь они шли переулками, однако оживлённую улицу всё ещё было видно и слышно. Впрочем, это ненадолго. Вот переулок вывел под огромную арку между двумя низенькими домами, и Тома приготовился...
  - Остановись. - приказала девушка и мигом отступила. Сталь пистолета перестала замораживать кожу, но его присутствие никуда не делось. - Вытяни руки назад. Дёрнешься - застрелю.
  Ничего не оставалось. Тома как можно медленнее вытянул руки назад, и вновь почувствовал прикосновение холодной стали. На этот раз наручники.
  Девушка очень быстро и умело сковала ему руки, а затем толкнула дверь правого от арки здания. То выглядело каменно-надёжным, да и комната, в которой они сразу очутились, была похожа скорее на карцер. Бесконечный камень разбавлялся лишь грудой тряпья, обозначавшей кровать.
  - Садись туда. - девушка подтолкнула Тому к тряпью, и тот послушно сел. Захлопнувшаяся дверь отсекла все источники света, но вскоре тьма рассеялась двумя загоревшимися свечами. Девушка осторожно поставила их рядом с дверью - и начала раздеваться.
  Одежды на ней изначально и так было немного - кофта, юбка, чулки. И вскоре всё это полетело на пол, подальше от свеч. Когда девушка осталась в одном чёрном белье, то взяла сумочку и вынула из неё что-то, в полумраке похожее на стеклянную колбу размером с крупное яйцо.
  - Это всё для того, чтобы ты быстрее возбудился. - вновь повернулась она к Томе и помахала колбой. - И кончил вот сюда. Выполнишь как велено - глядишь, останешься в живых.
  Следующим движением она потянула за лямку лифчика и быстро сняла его. Тома сразу же подумал, что проблем с быстрым возбуждением точно не будет - грудь была хороша, пусть даже он во время своих абсолютно случайных врываний в душевые и примерочные видал лучше.
  А ещё подумал, что вот и отличный повод испытать его неудачу. Если действительно действует на секс, то ничего у девушки сейчас не получится. А если не действует... ну, во всём можно найти приятные моменты.
  Однако только девушка двинулась к нему, как множество прозрачных, почти невидимых нитей прошелестели сквозь трещины между камнями стены и начали обволакивать её. Та вскрикнула, удивлённо дёрнулась - а затем нити в секунду сплелись коконом и выдернули похитительницу наружу вместе с дверью.
  - Кто бы сомневался. - сказал Тома пятну света на разодранной стене. - Канзаки, я тут и в наручниках. Разрубите их?
  
  - Ицува, мы за тобой не поспеваем! - выкрикнула запыхавшаяся Химегами. Девушка повернулась и недовольно уставилась на девушку, тащущую за собой ещё более измотанную Индекс.
  - Поспевайте, пожалуйста! - обеспокоенно крикнула она. - Если мы будем каждую минуту останавливаться, то Тому увезут хоть в Ватикан!
  - Да его и так... наверное... уже... - Химегами тяжело задышала. Индекс от десятиминутного забега по парку в поисках Томы и вовсе высунула язык подобно собачке. Ицува отвернулась от них и быстро осмотрелась.
  Похититель должен был отвести Тому в безлюдное место, и Ицува прибежала именно к такому - задние дворы парка, ближе к служебным помещениям, где сейчас не было никого. Она надеялась, что по пути Тома оставит хоть какой-то след, но ничего не попадалось.
  Или она ошиблась. Или его сумели вывести по переполненным улицам. В любом случае она, Ицува, поддалась на его слова, решила расслабиться - и провалила свою миссию. Человек, которого любила больше своей жизни и которого должна была охранять хоть ценой этой самой жизни, пропал. И даже неизвестно, кто и когда его похитил.
  Если Тома погибнет из-за неё, то останется лишь сброситься в пропасть. Самоубийцы попадают в ад, но иного она и не заслужит.
  Химегами крикнула, но Ицува уже видела белую магическую стрелу, несущуюся к девушкам. Видела - и бросилась наперерез...
  - Ти-Ти-Эл-О. - невероятно спокойно для ситуации сказала Индекс, и стрела рассыпалась, долетев до обеих девушек лишь облаком белоснежных искр. Однако выпустившие её - трое мужчин в серых одеждах - стремительно приближались.
  Ицува задрала топ, обнажив живот едва ли не до груди, и невероятно быстрыми движениями выбросила в воздух несколько металлических прутьев. Практически неуловимыми перемещениями она подхватила их и вставила друг в друга, выложив длинное трезубчатое копьё.
  Первый из нападавших, немного оторвавшийся от остальных, уже подбегал к ней - и Ицува ткнула копьём в его сторону. Мужчина увернулся - девушка слегка двинула руками, и клешни у острия едва не отрезали ему голову, но лишь оцарапали плечо. Кровь, однако же, выступила из прореза серой ткани, атакующий на какое-то время выбыл из боя, однако его напарники не только подоспели, но и вынули длинные мечи.
  Ицува очень быстро взглянула за спину, но там уже некого было защищать: Химегами, схватив Индекс, быстро убегала в сторону доносившегося сюда веселья аттракционов.
  Мужчины словно бы не возражали - никто из них не помчался следом, даже не попытался дёрнуться обманным манёвром, все сразу сосредоточились на Ицуве.
  И, похоже, пытались взять живой. Мечи целились в ноги и руки, однако широкие взмахи фактически перешедшего в алебарду копья держали их на дистанции. Но Ицува тоже не могла никого задеть, даже когда раненый присоединился к танцу. Никто не издавал ни звука, не гримасничал, не задавал вопросов - перед тобой враг. Надо одолеть.
  Ицува вновь взмахнула копьём, но теперь вертикально, надеясь раскроить череп слегка замедлившемуся мужчине. Не рассчитала силу удара, промахнулась - и тут же двое бросились с обеих сторон, целя мечами в икры, чтобы даже малейший порез обездвижил...
  - ИННОКЕНТИЙ!
  Огненная фигура выросла буквально за спинами мужчин, вырывая камни из пешеходной дорожки и бешено рыча. Те от неожиданности потеряли равновесие, и клинки прошли в каких-то миллиметрах от девушки. Та же уперлась копьём в трещину дорожки и взлетела аки гимнастка, спасаясь от выпущенной чудовищем струи пламени. Мужчинам же деваться было некуда, и все трое помчались в ту же сторону, откуда пришли, а огненный демон с рёвом рванул за ними.
  - Ты как? - священник с длинными рыжими волосами появился с той стороны, куда убежали Химегами с Индекс, и взглянул на Ицуву. - Если нормально, то беги туда. Все там.
  - Тому похитили. - встревоженно ответила Ицува, спускаясь на землю.
  - Недалеко его похитили. - буркнул священник, пускаясь следом за огненной фигурой. Девушка же послушно помчалась в указанном направлении, на ходу разбирая копьё.
  Серый вместительный джип стоял на дороге, и оттуда высовывалась Индекс, тут же приветственно замахавшая Ицуве. Та влетела в джип и облегчённо выдохнула: Тома сидел рядом с тяжело дышащей Химегами.
  - Камидзе-сан! - облегчённо вскричала девушка. - Вы в порядке?
  - Как видишь. - улыбнулся парень. - Не бойся, меня и увели недалеко, и Канзаки мигом на выручку пришла.
  Святая, сидевшая на водительском сидении, слегка повернулась в их сторону, но больше ничего не сказала. Сидевшая рядом с ней незнакомка тем более - она до носа была запакована в некое подобие кокона, скрывавшего всё тело.
  - Хорошо... - Ицува всё же слегка помрачнела. - Простите, Камидзе-сан, я послушалась вас, расслабилась и допустила такое. Мне нет прощения.
  - Всё в порядке. Она подошла неожиданно и угрожала открыть пальбу, если не послушаюсь. Лучше уж так...
  Химегами совершенно не собиралась уступать место рядом с Томой, так что Ицува села напротив парня и слегка недовольно посмотрела на эту картину, пусть и расслабляясь внутри.
  Камидзе-сан жив и в порядке, это главное.
  - Может, нам подобрать Стейла? - парень тем временем обратился к Канзаки.
  - Он сам предупредит... вот. - телефон святой задребезжал, и та мигом раскрыла его. - Ясно. Закрывайте дверь, едем!
  Машина рванула с места, и подростков едва не кинуло друг на друга. Все срочно начали пристёгиваться ремнями безопасности, а как закончили - джип остановился, дверь вновь открылась и внутрь влетел Стейл.
  - Едем. - бросил он, втискиваясь между Ицувой и Индекс.
  - Поймали? - спросила его девушка.
  - Ушли.
  - И куда мы теперь? - поинтересовался Тома.
  - К тебе. - Стейл умудрился без ремня просидеть очередной рывок машины. - Будем устраивать военный совет.
  
  Акселератор только через несколько минут осознал, что пакет с косметикой, собранной для клонов, по-прежнему у него в руках.
  Что такое, он никогда не был таким рассеянным. А ведь к тому же ещё и не понял, как очутился у её дома с этим пакетом в руках.
  Мизуру Авасаки. Красивое имя. Красивое, как и девушка. Красивая даже сейчас, когда она вышла из дома с мусорным мешком, одетая в балахон для уборки.
  Пока Акселератор соображал, что не стоит стоять здесь столбом, девушка успела его заметить.
  - О! Здравствуйте. - она поклонилась и одновременно попыталась спрятать мешок за спину. Рыжие волосы выбивались из-под бежевой косынки неровными полосами, и это было настолько мило, что Аскелератор не сразу собрался задать основной вопрос:
  - Как ваша нога?
  - Нормально. - повязка белела особенно ярко на общем грязном фоне одежды, и девушка смущённо попыталась скрыть её. - Дали небольшой больничный, так решила чуток убраться. А теперь как в анекдоте, парень приходит как раз в самый неудобный момент. - она сладко рассмеялась, и этот смех, а ещё "парень" необычайно взволновали Акселератора.
  - Я могу помочь, если хотите. - хрипло проговорил он.
  - Я уже закончила. - вновь улыбнулась Мизуру. - Как раз выношу мусор.
  - Я могу вынести за вас, лучше идите домой. Или... - Акселератор замолчал. Он хотел сказать "или я вам помогу добраться до дома", но это означает, что девушку придётся поддерживать.
  Обнимать.
  Может даже нести на руках.
  - Или лучше возьмите. - он протянул тот пакет, что держал в руках. Девушка удивлённо приняла его, заглянула внутрь - и ахнула.
  - Простите. - Акселератор только сейчас вспомнил утреннюю болтовню девочки про то, что нельзя дарить девушками косметику.
  - Я как раз искала этот крем! - Мизуру не обратила на его слова никакого внимания, а лишь вытащила из пакета небольшую баночку и восхищённо уставилась на неё. - А лак моей подруге подойдёт! А духи... ох... они столько стоят. Я даже не уверена, что могу принять...
  - Берите. - перебил её эспер. - Отдайте мне ваш мусорный мешок, я его выкину, и возвращайтесь домой. Лучше полежите, если нога всё ещё болит, и прикладывайте грелку с тёплой водой минут на пятнадцать к ушибленному месту. Раза четыре в день должно хватить.
  - У меня уже почти не болит, но спасибо огромное. - девушка вновь ярко улыбнулась, передавая ему пакет.
  - Хорошо, тогда... - Акселератор просто не знал, что ещё говорить, а от нахождения рядом с ней становилось всё тревожнее. - Выздоравливайте. До свидания.
  - До свидания. - они было поклонились друг другу и отправились в разные стороны, но девушка тут же остановилась и окликнула его:
  - Подождите! - а когда эспер обернулся, то спросила, сияя улыбкой.
  - Простите за вопрос, но можно узнать, как вас зовут?
  Акселератор застыл, сжимая костыль, а затем ответил:
  - Выздоравливайте.
  И постарался как можно скорее уйти.
  
  Имя.
  Разумеется, у Акселератора оно было, но никто, включая его самого, не использовал этот унылый набор букв уже много лет. Для всех он исключительно Акселератор - белокожий убийца и злодей, нормальное имя которого будет совсем вне стиля.
  Однако этой девушке было интересно именно имя. И, похоже, она не узнала Акселератора в лицо - не так уж и неудивительно, эсперы пятого уровня не красовались в ежедневных газетах, многие обыватели хорошо если назовут одного-двух из списка. Сам Акселератор, например, понятия не имел о Шестом, хотя тот точно существовал, да и Четвёртая с Пятой никогда его не интересовали.
  В любом случае, представляться перед девушкой своей кличкой казалось совсем неуместным. Хотя разговор всё равно закончился уныло и скомкано. Надо бы продумать, что такое сказать в следующий раз.
  Акселератор подумал, что он действительно надеется на следующий раз, а затем посмотрел на мусорный мешок, с которым уже добрался до урны. На какое-то время его охватило невероятно тупое желание зайти в переулок, подальше от людей, и как следует покопаться в этом мешке, выяснить больше о девушке. Но в следующую секунду эспер представил себе эту картину, вздрогнул, быстрым движением кинул мешок в урну и зашагал прочь отсюда.
  Он шёл настолько погружённым в свои мысли, что не сразу услышал бибиканье едущего следом чёрного джипа.
  - Я уж думал, что вы опять отсекли все звуки. - приветливо сказал Унубара, когда Акселератор залез в салон.
  - А где Цучимикадо и Мусуджиме? - эспер не испытывал никакого желания объясняться.
  - Мусуджиме на задании. - Унубара и не стал докапываться. - А Цучимикадо как раз отправил меня за вами. Сказал, произошло некое ЧП, и вы срочно ему нужны. И ещё...
  Парень невероятно смущённо полез в карман, и вытащил длинный обсидиановый кинжал, отразивший освещение фургона чуть ли не во все стороны.
  - Акселератор. - тихо сказал Унубара, указав кинжалом на напрягшегося эспера. - Могу я попросить срезать у вас немного кожи?
  
  
  Комната вновь была набита под завязку. Индекс с Химегами уместились на кровати, Тома сел на пол вместе с державшейся рядом Ицувой, Канзаки встала у двери, а Цучимикадо расхаживал по оставшемуся пространству.
  - Прости, Тома, что не предупредил. - виновато сказал он. - Но так бы ты ловил взглядом Канзаки-тян и Стейла, ещё бы выдал.
  - Всё в порядке. - кивнул Тома, ничуть не обижаясь. - Мы же и договорились, что ловим на живца. Однако что там с этой девушкой теперь будет?
  - Стейл повёз к нашим, там разберутся. - пожал плечами Цучимикадо. - Без пыток, если что.
  - Ага, просто... - Тома замялся и посмотрел на девушек. Пока они обошлись рассказом, что его похитили, ибо докладывать всем подробности не стоит. Особенно Индекс. Однако сейчас надо было кое-что обсудить.
  - Выйдем в ванную. - приятель, к счастью, понял его терзания.
  
  - ...и просто что католикам я нужен девственником, а тут наоборот хотели. Почему, как ты думаешь?
  Когда Тома закончил свой рассказ, то Цучимикадо ответил далеко не сразу. Какое-то время он просто стоял, хмурясь, а затем тихо произнёс:
  - Если честно, Тома, я сейчас вижу лишь два варианта. Либо за тобой охотятся сразу две группы с диаметрально противоположными целями, либо крестовый поход - всего лишь ширма, а истинная цель совсем в другом.
  - Знаешь, Цучимикадо. - столь же тихо ответил Тома. - Я вот сейчас допускаю, что оба варианта верны.
  Теперь приятель вообще ничего не ответил. Его глаза, как и всегда, прикрывали солнечные очки, однако Тома мог сказать с уверенностью - взгляд у того безумно усталый.
  - Слушай, Тома, я понимаю, что уже говорил и говорить бесполезно. - начал он. - Но если ты займёшься сексом, то лишишь всех их повода действовать дальше. Ладно бы всё одного тебя касалось, но нет. Почему, ты думаешь, они набросились на девушек? Попади хоть одна из них в плен - и помчишься как миленький обменивать себя на неё. А уж про всех троих и говорить не стоит.
  Тома промолчал. Крыть было нечем.
  - Возможно, даже не нужен обязательно секс. - продолжил Цучимикадо. - Хватит минета. Или пусть Ицува-тян протянет руку помощи. - он вымученно улыбнулся, показывая, что даже не старался над каламбуром. - Не пойми неправильно, Тома, твоё желание сначала влюбиться и потом шуры-муры я целиком поддерживаю и одобряю. А уж тем более не желаю призывать тебя меняться, прагматичный мыслитель Тома весь мир в ужас приведёт. Но как-то...
  - Я понял, Цучимикадо. Но мне нечего тебе ответить.
  Приятель вновь грустно вздохнул, а затем молча толкнул дверь ванной, завершая разговор.
  
  - Итак, сначала пояснение для тех, кто не в теме. - объявил вышедший Цучимикадо, взглянув на Химегами с Индекс. - За Томой охотятся католики - в общем-то, ничего нового, но их достаточно много и охота не просто так, а дабы убить ради ритуала. Ритуал должен заставить всех христиан отправиться крестовым походом в Академия-сити, в процессе разобрав его по камушку. Последствия лично для себя и для мира каждый может вообразить сам.
  Все промолчали, только Индекс отлипла от Химегами, подползла по кровати к Томе и обхватила его за шею так, словно это могло как-то спасти парня.
  - Мы какое-то время делали вид, будто ничего не знаем, но больше не получится. - продолжил Цучимикадо. - Надо как-то отреагировать. У меня уже есть план, но... для его исполнения придётся с некоторыми из вас договориться.
  - Сначала объясни, что за план. - сказал Тома, и все закивали.
  - О, простая классика жанра. - слегка оживился Цучимикадо. - Мы сделаем двойника Томы и вывезем его из города как можно дальше. Враги переполошатся и помчатся следом, однако мы их запутаем, выловим оставшихся здесь и встретим вернувшихся с распростёртыми объятьями. Ну, это если кратко по пунктам.
  - И кто будет моим двойником? - изумился Тома.
  - Я. Мы схожи по телосложению и волосам. Немного краски, помощи от Канзаки-тян - и будет не отличить. Возражения не принимаю, извини. Однако поеду, разумеется, не один. Со мной будет Канзаки-тян и... - Цучимикадо вновь посмотрел на кровать. - Тома, не возражаешь, если я заберу с собой Химегами-тян?
  - Я возражаю. - обиженно произнесла Химегами.
  - Там же опасно будет. - поддержал её Тома.
  - Никакой опасности. Видишь ли... на юге Японии есть заброшенный синтоистский храм, и ходят слухи, что он населён вампирами. Он такой один в той местности, и поэтому если я поеду с Химегами-тян и Канзаки-тян, то враги точно решат, что мы направляемся туда. Мы же, разумеется, отправимся совсем в другую сторону, так что вампиры могут знатно пообедать. - Цучимикадо даже усмехнулся. - Ты же не думаешь, Тома, что я буду рисковать жизнью нашей прелестной жрицы?
  - Я не хочу уезжать. - категорично заявила Химегами, и Тома с всё ещё висящей на шее Индекс повернулся к ней.
  - Химегами, послушай, ты сейчас в большой опасности и тебе нечем защищаться. Тебе сегодня очень повезло, что сумела не попасть под удар или в плен.
  - Тома...
  - Я не хочу, чтобы ты пострадала. Я... - Тома запнулся. - Я уже один раз видел, как ты едва не погибла просто потому, что случайно оказалась рядом. Пожалуйста, Химегами, не заставляй меня вновь испытывать этот ужас. Там, вдали от Академия-сити и рядом с Канзаки, тебе ничто не будет угрожать, а здесь что угодно. Пожалуйста, Химегами.
  Девушка, казалось, растерялась. Она обвела взглядом комнату, словно ища подсказки, но никто не спешил её предоставлять.
  - Хорошо, если так... то поеду. - наконец обречённо произнесла она; Тома улыбнулся ей, и Химегами слегка улыбнулась в ответ.
  - Что ж, Тома, извини меня в который раз, но я вынужден использовать твои слова против тебя. - почесал в затылке Цучимикадо. - Потому как забрать с собой мне придётся не только Химегами-тян, но и Индекс.
  - Я не брошу Тому! - резко заявила девочка, да и парень нахмурился.
  - В этом-то и проблема. - Цучимикадо разъяснял с неимоверным терпением. - Все знают, что Индекс и Тома друг без друга никуда. Люди уже начинают путаться, кем кого считать: Тому телохранителем Индекс или Индекс спутницей Томы. И если мы заберём Индекс с собой, то сразу и обезопасим её, и окончательно всех убедим, что настоящий Тома выехал из города.
  - Я не брошу Тому! - крикнула девочка ещё капризнее, однако теперь парень встал, по пути подхватил её и развернулся так, что они сразу посмотрели друг другу в глаза.
  - Индекс. - тихо сказал он. - Всё то же самое. Ты должна уцелеть, а рядом со мной теперь это будет очень трудно. Поэтому уезжай.
  - Тома. - Индекс даже заплакала. - Ты же знаешь, что я не бесполезна, Тома! Я даже сегодня сумела отразить атаку, я смогу тебе помочь, Тома!
  - Я нисколько в этом не сомневаюсь, Индекс. Я видел тебя в деле и прекрасно знаю, какая ты сильная. Но сейчас дело не в силе, а в том, чтобы никто не погиб из-за меня. Особенно ты. С тобой всё будет в порядке, тётя Канзаки позаботится о тебе. Ты же помнишь тетю Канзаки, да? Знаешь, как она тебя любит. Всё будет хорошо.
  Девочка всхлипнула, а затем вновь обняла Тому, и тот обнял её, после чего мягко опустил обратно на кровать. Смотревшая в их сторону Канзаки мягко улыбнулась, остальные же отвернулись, словно смущаясь.
  - Значит, всё решили? - тихо спросил Цучимикадо. - Я, Канзаки-тян, Химегами-тян и Индекс уезжаем. Тома остаётся здесь с Ицувой-тян, Стейлом и несколькими моими помощниками, залегает на дно, подробности я выдам. Все личные дела оставляем до конца разборок. А теперь, Канзаки-тян... покажи мне своё парикмахерское искусство!
  
  Тома не верил своим глазам, но Цучимикадо и впрямь удалось загримировать под него. Всего-то использовать краску для волос и слегка поработать над причёской.
  - Жаль, десять сантиметров роста ничем не скроешь. - парень снял солнечные очки и без сожаления кинул их прямо в ванну. Канзаки позади него слегка надавила на макушку.
  - Попробуй сутулиться и идти так, словно тебе всё надоело, у Томы иногда такое бывает. - посоветовала она.
  - Разве? - поразился Тома, пока Цучимикадо нагибался и втягивал голову.
  - Честно говоря, можно даже особо не притворяться. - проворчал он. - Закончится всё это - точно выбью себе отпуск. Поедем с Майкой куда-нибудь на тропический остров. Милые девушки, кокосы, пляжи и никаких магов с эсперами. Хотя тебя, Канзаки, приглашаю.
  - Спасибо. - только и ответила святая.
  - А что с Майкой будет? - поинтересовался Тома.
  - Поживёт у подруг, мы сегодня уже договорились. А тебе, Тома, обустроено в секретном месте, откуда нельзя выходить и вообще попадаться кому-то на глаза. Тебя нет в городе, всё.
  - Опять школу пропускать. - выдохнул парень. - Меня Комое-сенсей скоро совсем каникул лишит.
  - Меня тоже. - фыркнул Цучимикадо. - Но что поделаешь, наша служба и опасна и трудна. Ну ничего, Ицува-тян пойдёт с тобой и компенсирует всё и всем, чем хочешь... ай, Канзаки-тян, маскировку сорвёшь!
  Святая схватила его было за волосы и потянула, однако после слов о маскировке отпустила, фыркнула и повернулась к Томе.
  - Стейл присмотрит за тобой, но на отдалении. - мягко сказала она. - Тебе придётся какое-то время сидеть без дела, Тома, и постарайся ни во что не ввязываться, хорошо?
  - Пустые надежды. - выдохнул Цучимикадо. - Однако серьёзно, Тома. Приложи все усилия для того, чтобы ни во что не ввязаться.
  - Главное, присмотрите за Индекс. - только и ответил Тома.
  - Если с ней что-то случится, то я обрушу на обидчика такое заклинание, что сам помру. - на полном серьёзе сказал Цучимикадо.
  - Я сберегу Индекс ценой собственной жизни. - просто добавила Канзаки.
  - Настолько уж не надо. - все трое заулыбались, а затем Цучимикадо посмотрел на святую.
  - Канзаки-тян, можешь оставить нас для личного мужского разговора?
  Святая нахмурилась, но спорить не стала и освободила ванную. Цучимикадо после этого вздохнул и без стеснения положил руку на плечо Томе.
  - Друг. - спокойно сказал он. - После того, как мы уйдём, к вам в дверь позвонит человек и покажет обсидиановый нож. Идите за ним, он отведёт к нужному месту и будет охранять. Однако только на эту ночь ты и Ицува окажетесь строго наедине. И после этого делай что хочешь.
  Он похлопал Тому по плечу и вышел, не дожидаясь хоть какого-то ответа. Пусть даже Тома и не думал, что сможет ответить.
  Наступит ночь - там и разберёмся.
  
  Прощание вышло долгим. Индекс хоть и не капризничала, но ходила мрачная, почти не отлипала от Томы и даже поела с неохотой. Канзаки пришлось её чуть ли не тянуть, когда пришла пора уходить. Химегами же неожиданно для всех подошла и обняла Тому.
  С котом в руках, решившим, что его убивают, и начавшим царапаться. Парень увернулся от когтистой лапы чисто на рефлексах и быстро разорвал объятья, так что жрица спускалась вниз с таким же мрачным выражением, что и монашка.
  - Простите, дамы, но раз уж всё так неудачно совпало. - бросил Цучимикадо, идущий в центре колонны позади Канзаки. - Кстати, Химегами-тян, если я должен притворяться Томой по максимуму, то можешь позаигрывать со мной. Возражать не буду.
  Ответом был столь холодный взгляд, что парень больше и не заикался. Канзаки распахнула дверь общежития, огляделась - и сразу прошла к чёрному фургону, ждавшему прямо напротив входа. Заглянула внутрь, кивнула - и жестом пригласила всех заходить.
  В фургоне обнаружился ещё один человек - альбинос, мрачно смеривший взглядом всех зашедших и особенно уставившийся на Цучимикадо.
  - Хэй, Акселератор, это я, твой босс. - помахал тот рукой. - Плачу тебе огромную зарплату. А сейчас маскируюсь ради дела.
  - Ага. - только и сказал тот. Индекс вгляделась в него, а затем вскрикнула:
  - А, ты же тот хороший человек, что меня гамбургером угостил! А что ты тут делаешь?
  - Едет с нами. - ответил за Акселератора Цучимикадо. - Будет охранять и защищать. Сейчас объясню всё подробнее.
  Эспер возмущённо посмотрел на него, открыл было рот - но мгновенно закрыл, задумался и лишь коснулся бинта, скрывающего свежую рану от срезанного участка кожи.
  
  
  - Куроко в одном с сестрицей душе, и сейчас её намоет, всю намоет от и до, плечи, талию и спину, и о главном не забудет, о чудесной попке...
  - Куроко, я сказала "совместный душ", а не "лесбийский разврат". - подруга пела в своём счастливом стиле, мало обращая внимания на ритм и рифму, и Мисака недовольно сморщилась.
  - Какой же это разврат? Это искренняя и чистая девичья любовь под струями воды. - обиженно заявили позади. - Пусть даже та вымывает всю смазку...
  - Куроко!
  - Молчу, сестрица, молчу. - и Куроко в самом деле замолчала, позволяя Мисаке вновь погрузиться в картины прошедшего дня.
  Упорно не смывающиеся картины бедности, грязи, смерти, разрухи. Всего того, что казалось невозможным в Академия-сити, престоле науки, обгоняющем весь мир лет на тридцать, если не больше. Что казалось невозможным для неё, заслужившей высокое место на этом престоле.
  
  Третий номер в Академия-сити могла позволить себе не бояться никого. Даже пьяной компании, припершей её к стене здания и развязно предлагающей прогуляться, развлечься, выпить. Какое-то время они просто болтали, и тем самым позволили Мисаке смотреть на людей, проходящих мимо.
  Никто не хотел помогать. Точнее, некоторые замедлялись, но парни из компании сразу угрожающе поворачивались к ним, и все тут же сбегали. Все, кроме одного.
  Высокий парень в тёмной школьной форме, с чёрными, стоявшими бешеным ёжиком волосами невозмутимо протолкался сквозь опешивших от наглости пьяниц, взял её за руку и назвал своей девушкой, потерявшейся на ночной улице.
  Он предлагал ей, пятому уровню, свою помощь - и это настолько взбесило Мисаку, что она поджарила сразу всех.
  Кроме парня. Он стоял посреди лежащих без сознания тел, вытянув вперёд правую руку, и был абсолютно цел.
  Мисака не преследовала его специально, но словно неведомая сила вновь и вновь сводила их, и вновь и вновь он побеждал, блокируя её силу. В итоге она разозлилась настолько, что прямо вызвала его на дуэль.
  Камидзе Тома пришёл. Разбил все её атаки. И навис над ней, замахнувшись для удара, так что Мисака в страхе закрылась руками и чуть не заплакала. Она дрожала и ожидала боли, но та всё не приходила, а когда девушка осторожно посмотрела на противника, то увидела лишь его улыбку.
  После чего парень упал на землю и стал невероятно фальшиво стонать, что она его всё-таки зацепила и победила, так что он сдаётся. И сбежал, когда Мисака в невероятном бешенстве продолжила бой.
  Это вошло у них в привычку - она пуляет молнией при встрече, он гасит взмахом правой руки. И спокойно к этому относится, не более чем к очередному эпизоду своей неудачи - в которой Мисака даже при их встречах убедилась полностью. Однако эта неудача не мешала ему помогать другим людям, от снятия котиков с дерева до блокировки взрыва, едва не разнесшего на куски саму Мисаку, но благодаря его правой руке оставившего лишь чернейшую копоть на стенах торгового центра.
  Это так проходило одно из расследований, когда она помогала Куроко и Уихару в делах Правосудия, всё больше погружаясь в тёмную сторону города.
  Тайные лаборатории. Бесчеловечные эксперименты. Нулевики - эсперы с минимальными способностями и возможностями, ненавидевшие более сильных и успешных, сколачивающиеся в банды, терроризирующие городские переулки. И даже это было только верхним слоем. Куда глубже Мисака копнула, когда очередное расследование в итоге привело ко встрече с тем, кого она меньше всего ожидала увидеть.
  Собственным клоном.
  Странно говорящим, странно реагирующим, странным в целом - но клоном.
  Клоном, созданным на основе генетической карты, к которой она в далёком детстве предоставила полный доступ, наивно надеясь, что изучение воздействия её электромагнетизма на нервную систему поможет вылечить парализованных больных.
  Вместо этого данные использовали для создания клона.
  И далеко не единственного клона. С одной из них Мисака даже неплохо провела время, почти как с настоящей сестрой - и всё для того, чтобы этой же ночью увидеть, как Акселератор обрушивает вагон поезда на окровавленное тело веселившейся несколько часов назад девушки.
  Впервые в жизни Мисака хотела убить. И впервые в жизни была на волосок от смерти. Акселератор не просто блокировал атаки - он перенаправлял их все, включая рейлган, промчавшийся рядом с её ухом шипением невыносимых мук.
  Клоны спасли Мисаку, напомнив об условии эксперимента. Акселератор должен был убивать по одной из них каждую ночь, приближаясь к невероятному шестому уровню, и Мисака осознала, что единственный способ остановить это кровавое безумие - победить Акселератора.
  Она практически ушла сделать это. Победить невозможное или умереть, пытаясь, дабы в любом случае сорвать эксперимент. Но Камидзе Тома умудрился пройти к ней в общежитие, непонятным образом найти спрятанные от всех документы об эксперименте - и примчался на помощь.
  Он убедил не идти, выдержал её электрическую истерику, наказал ждать - и отправился сражаться с чудовищем. Однако Мисака не смогла ждать, отправилась следом, проникла в заброшенное железнодорожное депо, где шла битва - и увидела, как Камидзе Тома, обычный парень нулевого уровня, бьёт Акселератора, сильнейшего эспера города.
  И сильнейший эспер отлетает на землю от этого удара.
  Они победили. Она сумела найти десять тысяч тридцать вторую, что должна была сражаться сегодня, уговорила вызвать остальных клонов - и они победили. Эксперимент сорвался. Клоны остались жить своей собственной жизнью.
  А Камидзе Тома вошёл в жизнь Мисаки Микото куда сильнее, чем она этого хотела.
  
  Куроко осторожным движением прикоснулась к плечам Мисаки, а затем уже куда увереннее начала намыливать их, продолжая мурлыкать. Теперь под нос и с лучшим ритмом, так что девушка не стала ей мешать.
  Запал, вызванный появлением Шокухо, ушёл. Желание раскрыть дело никуда не делось, лишь стало твёрже, но Мисака теперь не понимала, чего она хочет этим добиться. Ну раскроет, и что дальше? Это мигом подарит ей любовь Томы и статус взрослой? А что тогда подарит? Что нужно сделать для того, чтобы заслужить всё это?
  Может... и не нужно? Третья проживёт без взрослого статуса. А парень... парня уже наверняка все соблазнили и увели, пока она тут боится даже пойти в сторону его дома. Будет очень больно, но... месяц, самое большее два.
  Вряд ли больше.
  Не может такого быть, чтобы эта боль держалась дольше. Это ведь всего лишь парень.
  Всего лишь парень, не спасовавший перед ней и ради неё. Поклявшийся защищать её - и исполняющий клятву.
  Руки Куроко достигли спины, и Мисака представила, что она стоит так с Томой. Смиренно, тихо, просто он моёт её и...
  Мысли словно сменили полярность. Возможно, вот он - ответ. Лишение девственности, как было написано в том ночном послании. Переспать с парнем - и всё, он теперь твой, а ты женщина. Возможно, это так сработает. Может, ей повезёт, и никто ещё не успел пересечь черту, если она пойдёт сегодня и даже сейчас, то успеет...
  Руки Куроко действительно легли ей на попку, и ушедшая мыслью не туда Мисака даже несколько секунд не реагировала. А затем резко дёрнула локтем.
  - Ыек! - только и ответила подруга.
  - Куроко, я же предупредила. Держи руки подальше от запрещённых мест.
  - Но их тоже надо помыть, сестрица.
  - Сама помою. О, действительно, давай мне мыло и мочалку. Домылюсь сама, а потом вымою тебя.
  - Эх... сестрица! - Куроко мгновенно перешла от грустного тона обратно к восхищённому, и Мисака не могла не улыбнуться.
  Хорошо, сегодня нет смысла идти.
  Но завтра она до результатов экспертизы успеет.
  И там посмотрим, к чему всё придёт.
  
  Человек с обсидиановым ножом позвонил буквально через минуту после того, как комната резко обезлюдела. Вне ножа он выглядел совсем обычно - офисный костюм, приглаженные чёрные волосы, добрая улыбка.
  - Меня зовут Унубара Мицуки. - вежливо представился он. - Меня послал Цучимикадо.
  - Здравствуйте. - столь же вежливо ответил Тома; Ицува, не отходившая от него ни на шаг, тоже поздоровалась и склонилась.
  - Идёмте за мной. - попросил Унубара, и парень с девушкой последовали за ним. Они спустились на первый этаж общежития, но не вышли наружу, а прошли в сторону подвала. Никто их не останавливал, народ словно бы чуял неладное и сидел по своим комнатам даже когда Унубара открыл дверь подвала.
  - Спускайтесь очень аккуратно, тут темно. - он включил фонарик, но тот не особо помогал разгонять тьму. Тома судорожно вздохнул, и Ицува тут же взяла его за руку.
  - Я удержу вас, Камидзе-сан. - тихо и ласково сказала она; парень улыбнулся ей, и они отправились превозмогать неудачу на тёмную лестницу.
  Превозмогли настолько успешно, что упал Тома лишь в самом конце. Да и то лишь качнулся, Ицува его удержала. Унубара на помощь не спешил, только стоял, светил на них фонариком и молчал.
  - За мной. - бросил он неожиданно сухо и направился вглубь подвала. Пара поспешила за ним, и к тому времени, как Унубара остановился у дальней стены, Тома избил себе все ноги о непонятный мусор вдоль прохода.
  И не смог сдержать тяжёлый стон, когда стена раскрылась словно дверь лифта и проявила ещё одну каменную лестницу, уходящую вниз.
  
  - Дамы... и Акселератор. - добавил Цучимикадо, когда фургон тронулся. - Хотя действительно, давайте сначала познакомимся, всё равно какое-то время придётся в одной лодке. Мою скромную персону все знают, а человека, чью внешность временно ношу, тем более. Хотя вот как раз тебе, Акселератор, он вроде бы незнаком...
  - И не интересует. - быстро прервал его эспер.
  - А зря. Ладно, тогда пойдём по девушкам. С половиной джинсов - Канзаки Каори, святая-синтоистка, катану носит отнюдь не для косплея. Красавица в школьной форме - Химегами Айса, Самородок первого уровня и весьма узкоспециализированный, ибо вся сила в том, что на автомате приманивает ближайших вампиров, уничтожая прикосновением. Семья Джостаров её бы точно приютила. В монашеских одеяниях у нас Индекс, милая девочка, за улыбку и счастье которой множество людей оторвут руки всем желающим эти улыбку и счастье разрушить.
  Индекс как-то растерянно улыбнулась, да и остальные словно не знали, как реагировать на такое представление от оживившегося Цучимикадо.
  - А это Акселератор, добрейшей души человек вопреки вообще всему с ним связанному. Пятый уровень, сильнейший из эсперов, очень хорошо, что на нашей стороне.
  - Всем привет. - мрачно сказал Акселератор, и девушки односложно ответили.
  - Суть и цель нашей миссии. - Цучимикадо словно бы не заметил всей неуютности. - Выезжаем из города и едем в далёкий, заброшенный синтоистский храм. Он наводнён вампирами, а следом за нами должны помчаться многоопытные боевики, задача - столкнуть обоих, допросить выживших. В это время мои люди в городе работают свои дела. Так, по очереди, пожалуйста! - попытался перекричать он наступивший гвалт.
  Очередь первым занял Акселератор, попросту схватив парня за горло.
  - В смысле, выезжаем из города? - прорычал он.
  - Так Унубара потому и попросил. - хрипнул Цучимикадо. - Никто не должен знать, что ты уехал.
  - И что, думаешь, он сможет изобразить меня? - Акселератор усилил хватку. - И не подумал, что мне есть с кем попрощаться?
  - Так и вышло бы... неубедительно... - эспер несколько секунд посмотрел на парня, а затем разжал пальцы.
  - Прости. - Цучимикадо откашлялся. - Мы взяли вражеского оперативника, но раскрыли себя, пришлось работать быстро. Хорошо, что план у меня давно лежал продуманный на подобный случай.
  - План отправить Индекс в логово вампиров? - слишком спокойно сказала Канзаки.
  - Канзаки-тян, ну какое логово? Спрячемся неподалёку, посмотрим, кто приедет, подождём конца вечеринки с вампирами, затем пойдём. Кто останется в живых - либо Химегами-тян сразу убивает, либо ты с Акселератором хватаешь и допрашиваешь.
  - Ненавижу убивать вампиров. - пробормотала жрица. - Так надоело, когда проходишь мимо прилично одетого человека, а он накидывается на тебя и тут же сгорает заживо.
  - Да уж. - все мигом представили себе подобную картину. - Но там прилично одетых людей точно не будет. А кто будет - от тех защитим. И тебя, и Индекс.
  - Почему вы не сказали Томе? - Индекс как раз взяла слово.
  - Потому что иначе он бы вас не отпустил. И тогда никто не поверит, что из города уехал именно Тома. - Цучимикадо говорил устало, повторяя в который раз, и все примолкли, обдумывая услышанное.
  - Слушайте, я понимаю, что это выглядит некрасиво с моей стороны. - Цучимикадо умоляюще посмотрел на всех. - Но я хочу того же, что и вы - спасти Тому, схватить всех мерзавцев и предотвратить крестовый поход. Никому ничего здесь не угрожает, с нами Канзаки-тян и Акселератор, никто не сможет нас победить. - он посмотрел на чёрные стены фургона, после чего со вздохом добавил:
  - А если сможет - значит, у нас изначально не было шансов.
  
  - Откуда здесь вообще столько лестниц. - проворчал Тома, с невероятным облегчением покидая последнюю ступеньку.
  - Коммуникации на случаи переселения под землю. - пояснил Унубара. - Академия-сити независимый город, по техническому развитию опережающий весь мир и собравший у себя всех эсперов. Плюс строгие ограничения на вывоз технологий вне города и предпринимаемые меры, вроде запрета хранить файлы на виртуальных облаках доменов других государств. Естественно, конфликты неизбежны и существуют угрозы вплоть до ядерной атаки. Потому под городом построена огромная сеть подземных коммуникаций с убежищами. Мы скоро дойдём до одного из таких, где вы и будете жить.
  С объяснениями они прошли по длинному тёмному коридору и, хлава богам, остановились у массивной стальной двери. Унубара ножом выстучал на ней явно условный ритм, после чего дверь заворчала и отворилась.
  За ней стояла девушка в одежде из юбки и перемотанной бинтом груди. Она не просто не чувствовала смущения - задорно улыбнулась, увидев, как отвернулся Тома и напряглась Ицува.
  - Добро пожаловать. - однако сказала спокойным, даже немного скучным голосом. - Меня зовут Мусуджиме, я вместе с Унубарой приставлена вас охранять. Сейчас провожу вас до вашей комнаты в отеле. Благодарю за внимание.
  
  
  Комната оказалась большим залом, в котором сразу уместились кухня, кровать, бассейн, стол, плазменный телевизор, книжный шкаф, котацу и почему-то уголок мягких игрушек. Стены были выкрашены в жёлтое, лампа на потолке яркостью компенсировала отсутствие окон с солнцем, и для подземного убежища на случай войны всё выглядело невероятно уютно.
  - Сказала бы чувствовать себя как дома, да бьюсь об заклад: такого уютного дома у вас нет. - уверенно заявила Мусуджиме. Она приняла от Унубары честь сопровождать Тому с Ицувой и была куда веселее оставшегося у ворот парня.
  - Долго мы тут будем? - спросил её Тома.
  - Пока Цучимикадо не свяжется с нами. - пожала плечами Мусуджиме. - А до тех пор вы тут почётные пленники. Из комнаты не выходите, двери в ванну и туалет вон там. Еду будем приносить, но в холодильнике запас уже есть. Если что надо, то говорите, добудем. И не жалуйтесь, знаете, сколько я хотела пожить вот так? - девушка действительно оглядывала комнату с каким-то блеском в глазах.
  - Я и не жалуюсь, просто наскучит. - смутился Тома.
  - Наскучит? У вас телевизор, у вас шкаф с мангами, у вас игровая приставка! Кто будет скучать тут, а? - Мусуджиме как-то резко завелась. - Я бы так жила и жила! Серьёзно, можно мне с вами пожить? Я так-то снаружи должна быть, но если позволите, то могу... ну, стать третьей в вашей постели в благодарность.
  - Вот этого точно не надо! - замахал руками Тома; Ицува аж вспыхнула и резко отвернулась. - Ладно, извини, мы это... поживём тут, не заскучаем.
  - Ага. - мрачно кивнула девушка. - Удачи. Вечером ещё придём, позвоним. - и она тут же вышла, захлопнув за собой белую дверь с нарисованным на ней анимешным бельчонком.
  По крайней мере, Тома думал, что это белка, ибо кошачьи уши и хвост енота наводили на подозрения.
  - Ладно, Ицува. - повернулся он к девушке. - Располагаемся.
  
  - Негодяи. - буркнула Мусуджиме, заходя в небольшую комнатку, где Унубара уже разливал чай. - Такое шикарное место, а они ещё и "наскучит", "долго будем". Ладно бы во дворце жили до этого, а то... - она с благодарностью взяла чашку, села на огромную деревянную скамью и вздохнула.
  - Некоторые рассматривают подобные места как золотую клетку, ограничивающую личность и заменяющую жизнь на потребление. - Унубара взял чашку себе и сел на точно такую же скамью напротив. Мусуджиме, дувшая на чай, только фыркнула.
  - У меня без этой клетки и ограничения личности всё кончилось тем, что другая телепортер утерла мне нос. - она аккуратно начала отпивать. - Затем Акселератор едва не убил. А теперь я работаю на благо города, ползаю по всяким развалинам в поисках боевиков, не нахожу никого. Золотую клетку мне, пожалуйста.
  - Ты сразилась с Акселератором и осталась в живых? - непритворно удивился Унубара. - Моё уважение.
  - Сразилась, ха. Избиение младенцев, а не сражение. Не будем об этом. - Мусуджиме аккуратно, дабы не пролить чай, закинула одну косичку за спину. - Лучше скажи, эта парочка встречаются или нет? По мне так однозначно.
  - Возможно. - кратко ответил Унубара.
  - Мне ещё и Цучимикадо попросил не беспокоить их этой ночью, разве что совсем капец. Но! - Мусуджиме аж подняла чашку. - Про скрытые камеры и жучки он ничего не говорил! Так что сегодня ночью, Унубара, будем смотреть и слушать. Если только ты не боишься.
  - Не боюсь и посмотрю. - спокойно ответил юноша. - Но завтра с утра вынужден буду уйти на весь день.
  - Вот так всегда. - надулась девушка. - Сначала ночь страсти, а затем "с самого утра ухожу". Эх, ладно, поскучаю тут без тебя. А пока... - она дотянулась до лежащего на столе пульта, направила в стену и щелкнула им. Та раскрылась, явив ещё больший телевизор со сразу тремя подключёнными приставками. - Серебряная клетка тоже неплохо. Спорим, ты не вытянешь меня на третий раунд?
  
  В некотором роде Индекс была рядом с ним всю жизнь. Именно из-за неё Тома ввязался в круговорот, по итогам едва не поджаривший ему мозг. Обошлось "всего лишь" потерей памяти о прошлом, включая обстоятельства, из-за которых девочка очутилась у него. Что-то удалось восстановить по рассказам Канзаки и Стейла, что-то от самой Индекс, что-то невольно поведала Электра - похоже, Тома дружил с ней и до потери памяти. Немного помог и Цучимикадо, когда раскрыл себя и своё знание об амнезии Томы.
  Плюс амнезия не была полной. Тома помнил бытовые навыки, знал, как готовить, да и школьные знания более-менее усвоились. Однако семья, прошлые контакты, да фактически всё, связанное с людьми, осталось за пеленой тумана.
  И разбираться было некогда - Индекс осталась с ним по обоюдному желанию, какое-то время с ними жила и Химегами, которую он освободил во время попытки одного чародея "спасти" Индекс. А затем количество этих девушек, чародеев, спасений, вторгающихся в его жизнь людей стало нарастать подобно плесени в забытом холодильнике. И Тома не мог никому отказать в помощи.
  Отчего сейчас он стоит в ванной глубоко под землёй, в соседней комнате одна из этих девушек ждёт его возвращения, а в голове безостановочно бьются сразу две мысли.
  Первая - Индекс впервые за долгое время далеко отсюда, и это нервирует, пусть даже она в руках своих.
  Вторая - сегодня ему придётся переспать с Ицувой.
  Томе очень не нравилось "придётся", однако думалось именно так. Придётся - потому что иначе замышляющие крестовый поход вновь нападут на его друзей, и второй раз ничего не обойдётся. Индекс, Химегами, Мисака, сестрёнка Мисака, Цучимикадо, Стейл, Канзаки, сама Ицува и остальные... нельзя подвергать их опасности. А если после этого всё переключится на какого-то другого парня, то он, Тома, отыщет его и тоже будет защищать. Цучимикадо прав, и сделать это надо было сразу, а не капризничать.
  Наверное, это всё его обстоятельства. Тома нисколько не сомневался в себе как в парне, однако после начала совместной жизни с Индекс и тем более Химегами он перестал мастурбировать - иначе неудача точно впихнула бы их в неудачный момент. А за всё время регулярно натыкался на девушек обнажённых, полуобнажённых, в белье - и стал как-то спокойнее ко всему этому относиться.
  Спокойнее, но не хладнокровно. И сейчас умывал холодной водой покрасневшие щёки, размышляя, как лучше преподнести это Ицуве.
  Она ведь... будет согласна, да? Примчалась, услышав, что кто-то собирается переспать с ним. Приползла в первую ночь. Всегда его поддерживала и одобряла. Явно любит. И он сейчас объяснит ей всю ситуацию.
  Всё должно получиться, так ведь?
  Его неудача. Секс с девушкой вроде Ицувы - удача, значит, он не состоится. Хотя, если сейчас Тома объяснит ей ситуацию, то они что-нибудь придумают и адаптируются ко всем проблемам.
  Должно получиться. И Тома решительно вышел из ванной.
  Ицува возилась у духовки. Она успела нацепить чистый белый фартук, и сердце парня застучало.
  Он не любит Ицуву. Не может сказать, что вообще испытывает к кому-то из всех любовь - кроме особого случая Индекс, разумеется. Однако эта девушка в розовом топе, с короткими чёрными волосами, мягкой улыбкой и не менее мягкой большой грудью... сердце забилось ещё сильнее, и Тома пошёл к ней.
  - Камидзе-сан. - Ицува услышала его и обернулась. - Камидзе-сан, как насчёт пиццы в честь нового жилья? Тут, похоже, все продукты есть, а меня учили... Камидзе-сан?
  Тома подошёл к ней вплотную и очень аккуратно взял за плечи. После этого посмотрел в удивлённые карие глаза девушки и хрипло сказал:
  - Ицува, я хочу с тобой переспать.
  
  Они все как-то быстро свыклись с тем, что едут прочь из города невесть куда. Монашка с серебряными волосами и вовсе заснула, привалившись к боку девушки с катаной.
  Ласт Ордер иногда точно так же спала, прислонившись к Йомикаве, Йошикаве - да и к самому Акселератору не стеснялась. Хорошо если сегодня нормально уснёт, ему приходилось выходить в ночь без предупреждений, но сейчас особый случай.
  Ведь завтрашним утром он не вернётся. И послезавтрашним, скорее всего, тоже. Унубара рассказал, что может сменить внешность и прикрыть Акселератора, но эспер сомневался в его успехе.
  А ещё та девушка... Мизуру. Как она будет тут, пока он вне города? Не вздумает с больной ногой куда-нибудь пойти? Не огорчится, если он не принесёт ей каких-нибудь мазей для лечения? Или еды, дабы не ходила в супермаркет...
  Какое-то время Акселератор всерьёз подумывал остановить фургон или попросту выломать крышу и уйти, однако вновь смотрел на спящую девочку - и оставался сидеть. А потом фургон остановился для проверки при выезде, почему-то так и не отпер двери - и поехал вновь. Окон не было, но Акселератор мог сказать с уверенностью, что они покинули Академия-Сити.
  Заброшенный синтоистский храм с вампирами. Звучит невероятно дико. Словно компьютерная игра, в которой неведомый игрок собрал партию персонажей и отправил её в нужную локацию. Вот только их цель не добыть золото, а привести в эту локацию других игроков.
  И там уж Акселератор всех их допросит. С каждым потолкует до тех пор, пока не запоют и не выдадут все секреты.
  - Вы можете подремать. - сказал Цучимикадо, сам поудобнее устраиваясь на диванчике. - Мы приедем к следующему вечеру, а еду возьмём через полчаса, намеренно засветимся у одного кафе.
  С боссом он тоже потолкует. И о подобных срывах в никуда, и об этом парне, под которого сейчас усердно косит, и о многом другом. Однако пока что Акселератор предпочитал держать свои мысли при себе и развалился на сиденье.
  Подремать, потом поесть, потом заснуть - и до завтра. А там увидим.
  
  - Камидзе-сан. - девушка задрожала, и Тома быстро отпустил её. Он ожидал пощёчины или согласия, но Ицува вместо этого опустила голову и сцепила пальцы в замок.
  - Камидзе-сан. - повторила она. - Когда я услышала про эту надпись в небе, я... не знала, что и подумать. Просто сорвалась и примчалась к вам, потому что... потому что... потому что захотела быть рядом с вами в этот момент. Это было так спонтанно, так неожиданно, я... - она заёрзала всем телом, словно пытаясь стряхнуть путы напряжения. - Просто хотела быть рядом с вами. И приползла к вам в первую ночь... как бы... убедиться, что вы не выбрали, что... я не знаю, почему! - она аж вскрикнула, а затем села прямо на пол, и Тома рискнул сесть напротив неё.
  Пол был холодный.
  - Прости, Ицува. - покаянно сказал он. - Слушай, давай просто притворимся, что ничего не слышала...
  - Дайте мне договорить, Камидзе-сан. - Ицува произнесла это очень вежливо, но твёрдо, и Тома мгновенно замолчал. - Когда стало ясно, что за вами охотятся для ритуала, то я вскоре поняла, что единственный способ вам спастись - это грех прелюбодейства. Ну ещё перебить всех охотников. - она слегка улыбнулась, словно стараясь оживить атмосферу. - Грех лжи или чревоугодия не остановит церковь, равно как и грех неуважения к родителям. Грех неверия тоже, ритуал в том и состоит, чтобы взять благочестивого врага. И обратное не поможет. Честно говоря, Камидзе-сан, само существование вашей руки, развеивающей божественные чудеса, делает вас врагом Церкви, даже если вы станете ревностным католиком.
  - А отрубить её я не могу. - тихо вставил Тома.
  - Я понимаю, Камидзе-сан. - Ицува вытянула ноги. - На убийство или кражу вы не решитесь. Алчность или уныние к вам вовсе неприменимы. Можно было бы что-то сделать с гордыней, но это долго, сложно - и опять-таки, к вам неприменимо. Вы ведь, Камидзе-сан... - она зарделась. - вы ведь именно такой человек, каких Церковь превозносит. Живущий ради других, добрый, великодушный, спасший немало жизней, готовый пройти через все круги ада ради помощи невинным душам... однако вы выступаете против Церкви и сражались с её сторонниками, плюс ваша рука. Благородный сарацин. - она вновь улыбнулась.
  - Цучимикадо мне рассказывал о таком типаже. - теперь Тома улыбнулся в ответ.
  - Он встречается среди историй, как пример того, что можно служить Богу без ношения Его символов. Однако Церковь не очень одобряет такую трактовку... одна из причин, почему Амакуса в итоге выступили против неё. - теперь Ицува погрустнела. - В итоге, Камидзе-сан, единственная вещь, что опорочит вас в глазах верующих и сделает невозможной целью для ритуала - прелюбодеяние. Оно ведь часто понимается не только как измена, но и в более широком смысле, вплоть до... вообще всё не для зачатия ребёнка...
  Ицува стыдливо замолчала, и Тома с понимающим кивком сказал:
  - Вот поэтому я и обращаюсь к тебе, Ицува. Раз меня надо сделать невозможной целью, то...
  - Проблема в том, Камидзе-сан, что я не хочу.
  Ицува выпалила эти слова, слегка помедлила, опустила голову и прошептала:
  - Пожалуйста, Камидзе-сан, не обижайтесь и выслушайте, что именно я имею в виду. Видите ли... когда я поняла, что вас спасёт лишь прелюбодеяние, я... это очень стыдно, но я подумала, что никто кроме меня... то есть Канзаки-сан, и Химегами-сан, и та странная девочка... но мне казалось, что только я... и я думала об этом, думала и поняла... что нет. Я не хочу быть рядом с вами только ради вашего спасения. Я люблю вас, Камидзе-сан. - у неё даже уши покраснели. - Люблю за то, что вы сделали для Амакуса, люблю за то, что сделали для меня, люблю, ну... вы то, чем восторгается христианство. Однако... потому я хочу делить с вами постель по любви. Не потому, что так вы спасёте свою жизнь, не потому, что я для вас удобна... а потому, что мы любим друг друга. А я... простите меня, Камидзе-сан... я никогда по-настоящему не чувствовала, что вы любите меня.
  Тома грустно улыбнулся. Ицува права. Сто раз права.
  - Камидзе-сан. - она ещё не закончила. - Если вдруг вы... если вам действительно... и ваша жизнь настолько под угрозой... я готова, пусть даже и не по любви, но уверена, что вы сделаете всё от вас зависящее. Просто... чтобы вы знали, что... чего я хочу.
  - Нет, Ицува, ты права. - Тома покачал головой. - Прости, я, возможно, немного увлёкся этой идеей. - в конце концов, он сегодня видел обнажённую женскую грудь, даже с его обычным ритмом это не ежедневное зрелище. - И... да, прости, но я не люблю тебя. То есть нет, ты прекрасная девушка, если бы я выбирал по... всем параметрам, так сказать, то ты была бы на первом месте. - Тома смущённо почесал затылок. - Но я ни тебя, ни кого-то ещё не могу сказать, что люблю. Так что извини, что предложил такое. Всего лишь ещё одна охота на меня, переживу. И ты права, такое действительно лучше делать по любви, а не... так.
  - Простите вы меня, Камидзе-сан. - Ицува постаралась улыбнуться весело. - Кажется, я испортила вам ночь.
  - Ну... - парень огляделся. - Пицца ведь ещё в силе? Помогу тебе с ней, потом посмотрим телевизор или поиграем, а там увидим. Раз нас отсюда не выпустят, то хоть отдохнём.
  - Хорошо, Камидзе-сан. - теперь улыбка стала более яркой. - Простите, можно я выйду в ванную?
  - Да-да. - оба встали так резко, что качнулись друг к другу и едва не столкнулись лбами - однако Ицува перехватила парня, ещё раз улыбнулась, мягко отстранила и закрылась в ванной.
  
  - Девочка, серьёзно. - произнесла Мусуджиме с отвращением, вынимая из уха маленький наушник. - Ты что, протагонист аниме? Парень, которого любишь, предлагает секс, а ты выдумываешь какую-то чушь. Подростки, тоже мне.
  - Будто ты уже взрослая опытная женщина. - отозвался Унубара, успевший достать нож и теперь задумчиво вырезающий что-то на скамье.
  - Да ничего я не опытная, просто... - смутилась Мусуджиме. - Она ведь пожалеет обязательно. Этой ночью, через год, когда он найдёт другую... пожалеет. И если так любит парня, что аж христианство к своей любви приплетает... это будет для неё очень трудно, оставить его. Если только найдёт другого... ты меня вообще слушаешь? И хватит портить скамью!
  Унубара поднял кинжал, но отвечать не спешил. Он смотрел в одну точку, застыв как статуя - а затем резко встряхнулся, покачал головой, что-то прошептал, и с неизменной улыбкой взглянул на притихшую Мусуджиме.
  - Прости. - поклонился он. - Думал о завтрашнем дне.
  - Ну ещё бы. - проворчала та. - Завтра будет сложным - как и всегда. Давай ещё поиграем, всё равно у нас тут любовных стонов не предвидится.
  
  
  Громадное табло на висящим над городом дирижабле утверждало, что день будет солнечным. Дерево Диаграмм так и не починили, насколько Мисака знала, однако всё же нашли ему какую-то замену, и погода перестала представлять из себя набор гаданий. Так что сейчас яркое солнце нисколько не вопреки прогнозу радостно согревало город, призывая всех забыть о научной деятельности и радостно высыпать прогуляться в уютных зелёных парках с их торговыми автоматами, разноцветными аттракционами и чистейшими асфальтовыми дорожками.
  Ни одного повода отступать. Девушка вздохнула, приложила ладонь ко лбу и внимательно осмотрела серое высокое здание общежития. Здание как здание, вон рядом ещё четыре высятся, тут вообще шёл жилой комплекс для учеников, но именно оно для неё было важнейшим.
  Тома там. И сейчас она пойдёт, поговорит с ним о... Мисака не очень представляла, что будет говорить. Но надо поспешить, так он уйдёт в школу и растянется до вечера, а она не знала, сумеет ли прийти вечером.
  Всё, Мисака, нечего топтаться. Вперёд, вперёд, левой-правой, мало ли что ноги не слушаются, а сердце бьётся. Добьётся до того, что он уйдёт с пятью другими в закат.
  Смелее, смелее.
  
  Она всё же поднялась наверх и добралась до двери - ещё закрытой. Он ведь собирается в школу, не проспал? С его неудачей вполне мог, но там же куча вертихвосток, разбудят только так... нежно, старательно...
  Мисака завертела головой, сбивая краску, и решительно постучала по двери. Внутри мгновенно зашевелились, щёлкнул замок, и перед сжавшей кулаки Мисакой появилась...
  Она сама.
  Несколько секунд обе Мисаки смотрели друг на друга, а затем оригинал рывком впихнула клона внутрь и захлопнула дверь.
  - Ты что это? - прошипела она. - А если тебя кто увидит? И где Тома?
  - Привет, сестра, сказала Мисака, соблюдающая правила вежливости.
  - А, ну... да, привет. - смутилась Мисака. - Прости, я это...
  - Давно не виделись, сестра, мягко сказала Мисака, обнимая милую сестрёнку.
  - Я... это тоже... - Мисака окончательно смутилась, тоже обнимая добро прижавшегося к ней клона. - Прости, я... думала, тут Тома...
  - Мисака тоже думала, что братик Тома будет тут, однако братика Томы нет, огорчённо сказала Мисака.
  - В школу ушёл?
  - Мисака обратила внимание, что остальных девушек тоже нет, утвердила очевидное Мисака.
  - Да, остальных девушек... стоп, а откуда ты про них знаешь?
  - Мисака жила с братиком Томой последние дни, спокойно ответила Мисака.
  - Чегооооооо?
  - Братик Тома не видел Мисаку голой, успокоила сестру Мисака.
  - Да будто я об этом беспокоюсь! То есть... - Мисака осеклась и спустя пару секунд продолжила куда тише. - Куда они ушли?
  - Мисака не знает, призналась Мисака. Мисака сама проводила расследование, когда пришла сестра Мисака, уточнила Мисака.
  - И что по расследованию?
  - Вещей осталось мало, начала отчитываться Мисака. Только вещи братика Томы, уточнила Мисака, абсолютно точно не лазавшая в его нижнее бельё. Все вещи лежат на месте и в порядке, отмела Мисака теорию с похищением братика Томы.
  - То есть словно все собрали свои вещи, кроме Томы, и ушли? - Мисака осмотрела пустую комнату с аккуратно заправленной кроватью. Беспокойства почему-то не было, скорее наоборот, облегчение.
  Кто знает, что бы она тут ему наговорила сегодня. А так пока найдёт - найдёт и что сказать.
  - Словно бы так, согласилась Мисака, думая о том же.
  - Куда и зачем его могли увести? - Мисака толкнула дверь ванной, будто ожидая, что там будут стоять и подслушивать.
  - Мисака не знает, искренне ответила Мисака.
  Мисака с подозрением взглянула на свою копию. Клоны не умели лгать - точнее, умели, но сразу же в этом признавались. Однако сейчас сестра держалась спокойно, словно и в самом деле ничего не знала.
  - Зачем ты вообще у него жила?
  - Мисака хотела удостовериться, что никто не покусится на девственность братика Томы, серьёзно сказала Мисака. Братик Тома должен достаться сестре Мисаке и никому другому, ещё серьёзнее заявила Мисака. Мисака даже притворилась, будто сама хочет взять девственность братика Томы, дабы иметь повод вмешиваться и перетягивать одеяло на себя, улыбнулась Мисака.
  Теперь тишина висела куда больше нескольких секунд, и всё это время Мисака бродила по комнате, оглушённая признанием. У неё даже не было каких-то внятных мыслей.
  Томы здесь нет - однозначно. По соседству его тоже нет, вообще никого нет, такое впечатление, что комнаты вокруг комнаты Томы пустовали. Притом что люди в общежитии жили, Мисака и без электромагнитных волн слышала голоса и стуки собирающихся в школу.
  Тома, значит, должен достаться ей, да. Ага. Ахаха. Очень хорошо. Сестрёнка ради этого даже притворяется. Притворяется? Пусть только попробует не притвориться. А то иначе...
  В постели с Томой и своим собственным клоном...
  - Сестра Мисака, почему ты бьёшься головой об стену, обеспокоенно спросила Мисака.
  - Я в норме! - выпрямилась Мисака и отряхнула побелку со лба. - В норме. Ладно... сестрёнка Мисака, ты можешь поискать Тому? А потом сообщить мне, как найдёшь.
  - Обязательно, сестра Мисака, согласилась Мисака, именно это и собираясь делать.
  - И постарайся сейчас уйти как-нибудь дворами и тихо, чтобы никто не подумал, что одна девушка дважды вышла из здания, хорошо?
  - Хорошо, сказала Мисака, радостная от перспективы поиграть в шпиона.
  
  Общение с клоном заняло меньше времени, чем ожидалось, и в комнатке отдела Правосудия сидела только уже уткнувшаяся в экран Уихару.
  - Доброе утро, Мисака-сан! - она всё же отвлеклась и помахала надкусанным шоколадным печеньем.
  - Доброе утро, Уихару! Уже в делах? - поинтересовалась Мисака, всматриваясь в экран.
  - Чисто сводки. - Уихару слегка отодвинулась. - Ничего особо интересного.
  - Так и хорошо же.
  - Разумеется! - девушка засияла и быстро дохрумкала печенье. - Хотя сегодня, конечно... - она мигом погрустнела, и Мисака успокаивающе похлопала её по плечу.
  - А где все остальные? - оглянулась она.
  - Конори-сенпай скоро прибудет. Куроко-сан была тут, но убежала с отчётами возиться, а Сатен-сан ещё не было. - отчиталась Уихару, вновь погружаясь в экран. А через несколько секунд дверь распахнулась и в комнату влетела девушка в бело-синей матросской форме и с длинными чёрными волосами.
  - Уихару, это правда? - завопила она, подскакивая к подруге.
  - Сатен-сан? - Уихару не успела даже встать, когда её схватили за плечи и начали трясти.
  - Ты вчера встречалась с парнем? - возопила Сатен. - В парке развлечений? У вас было свидание?! Почему ты ничего мне не сказала, Уихару?!!!
  - Каааааа... - Уихару замотало, и она схватила девушку за руки, унимая её. - Какой парень, Сатен-сан? О чём ты?
  - Да я сама хотела бы знать! - всплеснула руками девушка. - А то слышу слухи о том, как наша скромница Уихару вместе с парнем несла пакеты из магазина, а потом с ним же сидела на одной скамейке в парке развлечений! Как это понимать, Уихару?
  - А, это... это просто знакомый. - улыбнулась девушка. - У него пакеты порвались, я помогла отнести. А в парке он с друзьями был, его просто укачивает на аттракционах. Мы лишь немного поговорили, вот и всё.
  - Пакеты? - схватилась за голову Сатен. - Уихару, до чего ж ты наивная! С парнями всегда так, при встрече они сначала рвут пакеты, а потом твою плеву!
  - Сатен-сан, ты совсем очумела?!
  - Что у вас за шум? - в дверь зашла недовольная Куроко. - Ох... сестрица, ты уже тут?
  - Ещё раз доброе утро, Куроко. - помахала подруге Мисака, отошедшая от стола с разборками.
  - Всем доброе утро. - Конори протиснулась вслед за Куроко, однако схватилась за ручку двери, не позволяя той закрыться. - Так, Куроко, Уихару, Сатен, можете выйти? Мне надо поговорить с Мисакой наедине.
  - Сестрица не делала ничего... - начала Куроко, но Конори мгновенно её прервала:
  - Просто поговорить. - она поправила очки и ещё шире распахнула дверь, показывая бесполезность споров. Девочки потянулись к выходу, тревожно всматриваясь в Мисаку, и Конори закрыла за ними дверь.
  - Мисака, пришли результаты вскрытия того погибшего парня, Жар-птицы. - она сняла очки и медленно начала протирать их вынутой из кармана юбки тряпочкой.
  - Ну да, я поэтому и тут. - слегка напряглась Мисака. - Это действительно работа эспера?
  Конори вздохнула, а затем тихо сказала:
  - Парень подвергся воздействию радиации. Очень сильной, практически как рядом с повреждённым реактором без защиты. Подробности в отчёте, потом дам почитать.
  - Что? - вздрогнула Мисака. - Но...
  - Но радиации в месте нахождения его тела не обнаружено. - кивнула Конори. - Зато обнаружены свидетели, видевшие в ту ночь в том районе летящую фигуру с белоснежными крыльями.
  Мисака нащупала стул, подтянула к себе и безжизненно сказала:
  - Но этого не может быть.
  - Я тоже надеюсь. - Конори вновь начала протирать очки. - Но отсюда получается, что убийца парня - Кайкине Тейтоку.
  - Второй... - прошептала эспер, пытаясь не дрожать от страха.
  - Да. - Конори наконец нацепила очки. - Как ты понимаешь, дело уже у Анти-Навыка и мы больше ничего не можем сделать. И, Мисака, не пытайся что-то сделать. - её голос стал обеспокоенным. - Даже из того краткого, что я прочла о Втором - он тебе не ровня.
  - Мне нет. - ровно ответила Мисака, однако продолжать не стала. Она погрузилась в задумчивое молчание, из которого не выходила даже когда Конори запустила девочек обратно и кратко объяснила ситуацию, когда Куроко потрясла её за плечи и когда Уихару осторожно протянула пряник.
  Мисака знала, чем это закончится. Даже в том маловероятном случае, если Второму предъявят обвинения, он выйдет сухим из воды. Выйдет, потому что никто не посадит эспера такого уровня в тюрьму, и вряд ли вообще существует тюрьма, способная удержать Второго.
  Умерший парень останется неотомщён. Девушка тоже - и это если её освободят, если эспер не решит оставить себе. Правосудие не свершится, все прикроются вычурными словами и оставят всё как есть.
  Если только...
  Мисака позволила небольшой молнии пробежать по своей руке. Если только... если только тот, кто побил Первого, не откажется побить и Второго. Побить, спасая беззащитную девушку. Побить рука об руку со своей будущей девушкой.
  Иначе никак. Одна она не справится, но и оставить как есть не сможет.
  А раз так, то будет искать Тому.
  
  Акселератор проснулся часов в одиннадцать, как сообщили часы. Изнутри разницы не было - фургон плотно закрыт, не просачивается ни лучика солнца. Воздух, однако, не спёртый - словно бы проветривали.
  И не только проветривали - две девочки вместе с мирно сидящим котом в углу активно уплетали связку гамбургеров, а перемазанные в кетчупе лица сияли таким блаженством, что Акселератор не утерпел и попросил себе тоже. Девушка с катаной беспрекословно кинула ему пару; Цучимикадо же лежал и бессовестно дрых.
  - Тебя Канзаки зовут, значит? - проворчал эспер, вгрызаясь в действительно неплохой, особенно для голодного желудка, гамбургер. Раз уж им сказано сражаться вместе, то надо знать, с кем.
  - Канзаки Каори. - кивнула девушка. - А вас... Акселератор?
  - Да.
  - Странное имя, если честно.
  - Это не имя, а прозвище. Многие эсперы носят прозвища.
  - Я нет. - проворчала девушка с дальнего конца фургона, но Акселератор пропустил её слова меж ушей.
  - Что умеешь делать? - спросил он Канзаки вместо этого.
  - Многое. - настороженно ответила та.
  - Многое. - фыркнул эспер. - Надо точно, чтобы знать, как друг друга прикрывать.
  - Просто многое. - девушку это не впечатлило. - Я святая, значит, если что-то светится - это от меня.
  - Так и запомним. - Акселератор так-то понимал её. Он тоже не станет подробно объяснять свою силу каждому первому встречному, даже временному союзнику, однако минимум обрисовать надо. - А от меня отражается любая атака. Удар, выстрел, твоё светящееся, да хоть ядерную бомбу скидывай - переживу и отправлю пославшему. Или куда-нибудь отправлю, так что если плохо с меткостью, то можешь стрелять в меня, доставлю по назначению. - он ухмыльнулся, а Канзаки серьёзно кивнула.
  - Вот и договорились. - Акселератор посмотрел на спящего Цучимикадо и скривился. До чего же всё-таки противно наблюдать такого парня. - Что думаешь об этой поездке?
  - Нельзя было брать с собой Индекс. - Канзаки понизила голос так, чтобы не услышала пытающаяся съесть гамбургер одним укусом девочка. - Мы защитим её, но это всё равно очень опасно. Лучше было бы оставить где-нибудь под чужой защитой. Или сотворить иллюзию. Или...
  - Или подумать, Канзаки. - донёсся до них голос ещё лежащего Цучимикадо. - У меня не сотня людей, чтобы распоряжаться ими как придётся, нужно выбирать. Я подумывал оставить Индекс со Стейлом и отправить их подальше, да, особенно когда эта его епископ смылась в Европу. Но увы, он нужен в Академия-Сити, и активно нужен. А ты мне будешь нужна здесь, в храме. - он наконец сел и потёр глаза. - На кого ещё прикажешь оставить Индекс? Плюс иллюзия, знаешь ли, нехило так воняет, любой с поисковым заклинанием мигом сделает стойку. Увы, распоряжаемся тем, что есть.
  - А зачем я буду нужна в храме? - удивлённо спросила Канзаки.
  - Это синтоистский храм, пусть и заброшенный, тебе это даст силу. - Цучимикадо дотянулся до гамбургера. - А у нас есть подозрения, что враги разрабатывают нечто конкретно против Акселератора. Если оправдается и это нечто сработает, то бой ляжет на твои плечи.
  - Не занижай меня, Цучимикадо. - мрачно отозвался эспер. - Я и с пробитым щитом устрою им весёлую жизнь.
  - Нисколько не сомневаюсь, но лучше перестраховаться. Мы ведь, по сути, не знаем, кто именно будет нам противостоять и на что они способны. Может, вообще уничтожат храм выстрелом сверху и улетят, такой вариант я тоже рассматриваю. Вообще стараюсь как можно больше вариантов рассмотреть, но башка трещит. Ещё посплю, пожалуй, а вы пока поболтайте.
  Акселератор фыркнул и мрачно уставился в пол. Кажется, придётся поскучать ещё несколько часов. Он вспомнил про Ласт Ордер, а затем про Мизуру, и на душе стало гадко.
  Остаётся надеяться, что этот Унубара всё же справляется с его подменой. Иначе почти зажившая рука переломает ему все кости.
  
  
  - Купи леденец, заныла Мисака-Мисака, дёргая Акселератора за свитер.
  - Нет. Сегодня ты будешь есть салат.
  - Фууу, скривилась Мисака-Мисака. Мисака-Мисака не будет есть салат, завопила Мисака-Мисака! Мисака-Мисака может даже швырнуть тарелку в Акселератора, решила Мисака-Мисака притвориться капризным ребёнком.
  - Она отлетит и попадёт тебе в лоб. Ты этого хочешь?
  - Бууууу. Почему Акселератор не мог получить силу получше, спросила Мисака-Мисака. Такую, при которой в него можно бросать тарелки, размечталась Мисака-Мисака.
  - Ты сама ответила на свой вопрос.
  Когда Акселератор прошипел сквозь зубы, что первым делом он должен обмануть его семью, то Унубара даже растерялся. Семья Акселератора? Он не мог вообразить себе его родителей и потому ждал встречи с некоторым страхом.
  Однако всё оказалось ещё интереснее - под "семьёй" эспер подразумевал двух взрослых женщин и одну невероятно активную девочку. Девочку, которая звала себя Мисака-Мисака и невероятно походила на маленькую копию той Мисаки, только разговаривала в очень странной манере.
  За всем этим скрывалась очевидная загадка, но Унубара не стремился её разгадать. Не его дело, а Акселератор разозлится и ещё лишит своего доверия. А то однозначно есть, иначе Унубара не заполучил бы кусок кожи, позволяющий ему принимать облик владельца.
  Не по своей прихоти, но в планах Цучимикадо было сокрытие любой информации о том, что Акселератор покинул город. И маг не мог не предложить свои услуги, постаравшись максимально корректно обозначить границы того, что именно он может рассказать.
  Хотя особого допроса и не было. Как и в семье Акселератора - пусть даже ещё утро и они с девочкой только сходили за покупками. Та выклянчивала сладости, но Унубара успел убедиться, что дом ими не забит, изошёл из житейской логики и характера Акселератора, после чего резко отказывал в любых просьбах о леденцах и шоколаде.
  Кажется, никто ничего не заподозрил. И то хорошо. Унубара считал себя мастером изучения характеров, но всё же речь об Акселераторе. И о людях, что неизвестными путями согласились с ним жить. Своеобразное испытание всех его навыков.
  
  - Акселератор. - женщина в зелёном спортивном костюме и с длинными, завязанными в косу тёмными волосами заглянула на кухню, где он в компании девочки разбирал пакет. - Подойди сюда, разговор есть. Ласт Ордер, у тебя скоро твои зверятки начнутся.
  - Урааааа, завопила Мисака-Мисака! - девочка, рванувшая было за ним, мигом сменила направление в сторону гостиной с телевизором. Его же приманили в спальню, где на кровати сидела ещё одна женщина, тоже черноволосая, только коротко остриженная и в белом халате поверх блузки с джинсами.
  Йомикава и Йошикава. Ещё один тест - помнить, кто есть кто. Для Акселератора наверняка лёгкий орешек с первого дня, а вот Унубаре пришлось напомнить себе, что заговорившая с ним коротковолосая - Йошикава.
  - Слушай, Акселератор, я понимаю, что ты занят и всё такое. - взволнованно сказала она. - Но ты можешь мне помочь в одном деле?
  - Слушаю. - хоть голос имитировать не надо, с этим справлялась магия, так что Унубара спокойно сел на кровать напротив неё. Йомикава вышла - похоже, отправилась в гостиную к девочке.
  - Для начала извини, но мы вновь говорим о Кихаре. - фамилия ничего ему не говорила, но должна была сказать Акселератору, и потому Унубара решил скривиться.
  - Да, сама такое лицо делаю. - женщина вопреки своим словам улыбнулась. - В общем, у него был... ну, не ученик, пожалуй. Скорее фанат, увлекающийся. Тоже занимался наукой, тоже провозглашал, что для той не существует моральных устоев, тоже занимался исключительно тем, что эти устои нарушает... как и говорю, фанат Кихары. - на этот раз женщина действительно сморщилась, а Унубара предпочёл каменное лицо. - Разумеется, был пойман на горячем, сумел сбежать и говорил, что ещё всем покажет. И занимался он... - женщина помолчала очень грустно, словно слова должны были стать для неё чем-то личным. - Искусственное оплодотворение, Акселератор. В мире, где для политиков гомосексуальные браки страшнее бесплодия из-за загрязнения окружающей среды - вещь критически важная. Академия-Сити и здесь впереди всех, можно даже выбрать пол ребёнка... однако этот фанат пошёл дальше. Связь НД-поля с генами ещё полностью не изучена, у эсперов может родиться нормальный ребёнок и наоборот, но тут он не просто гарантировал результат, но и разработал комплекс процедур, по которым ребёнок должен обладать совместными силами родителей.
  - Это как? - Унубаре и самому было интересно.
  - Это, ну... например, если Ласт Ордер вырастет в красивую девушку, овладеет силами оригинала и вы заимеете ребёнка, то он получит щит, который не просто отбивает атаки, но и стреляет вслед молнией. - Йошикава заметно оживилась с этой фразой. - Возможно. Не буду гадать, в вашем случае вариантов тьма. Но суть ты понял, да? В принципе, нельзя назвать бесполезным и многих заинтересует, вот только комплекс... весьма пыточный, скажем так. И у меня такое впечатление, что нарочно. Фанат Кихары не может иначе.
  - И что из этого? - Унубара примерно догадывался, о чём его попросят, и Акселератор тоже должен был догадаться, но лучше не сиять энтузиазмом.
  - Он вернулся к работе. И похитил девушку-эспера по прозвищу Одеялко. Она может распространять способности других в определённом радиусе, и похоже, что ему нужна сперма эспера-парня с силой, которую он хочет как раз распространить. Скорее всего - в масштабах всего города ради "мести".
  - Насколько это опасно?
  - Для города? Не думаю, что есть опасность. Даже его гений не может уменьшить срок беременности, а за это время всё раз десять обнаружат, Правосудие уже ведёт расследование. Однако... девушка будет мучаться, а он не один, с командой приспешников, и кто знает, чем они будут заниматься в ожидании... - Йошикава вновь погрустнела и покачала головой. - Помоги ей, Акселератор, прошу тебя. Я знаю Одеялко, это очень жизнерадостная девушка, её нельзя оставлять в лапах фаната Кихары.
  - У него имя хоть есть? - спросить бы, откуда Йошикава всё это раздобыла, да Акселератор должен и так знать.
  - Тадано Коэми. Фотографии, увы, нет, и внешность обычная - короткие чёрные волосы, худой и высокий, очки. - Йошикава вздохнула. - Где его лаборатория, тоже не знаю. Прости, этим-то поделились по секрету.
  - Занимательно. - только и ответил Унубара. - Хорошо, поищу.
  
  Звонок раздался прямо в разгар обеда и вынудил выйти на балкон. Унубара едва не начал извиняться, но вовремя прикусил язык - вряд ли Акселератор утруждает себя подобным.
  - Слушаю. - сказал он в трубку.
  - Ага, значит, говорить можешь. - раздался ворчащий голос Мусуджиме. - Эти дурачки опять занимаются чем угодно вместо того, что нужно. Парень попросил меня разузнать о пропавшей Одеялко.
  - И что попросил? - насторожился Унубара.
  - Найти, собственно. И вообще повыяснять. Я согласилась, иначе ты же знаешь этого Тому, пойдёт сам, пока его телохранитель меня копьём тычет. Да и... если Одеялко действительно пропала, то это плохо.
  - Похоже, она довольно известна.
  - Даже отбросы ценят человека, пытающегося им помочь и утешить. - выдохнула Мусуджиме. - Особенно когда человек свой и таких крайне мало. Так что, Унубара, если у тебя там выйдет попутно, то узнай что-нибудь. Её наверняка будут искать всем городом, но мало ли.
  - Узнаю. - кратко ответил Унубара. - Значит, у них там всё в порядке?
  - Угу. И зачем я покупала скрытые камеры, спрашивается? Цучимикадо раззадорил, тоже. Выставлю ему счёт, будет знать.
  - Выставь. До встречи. - Унубара выключил телефон и уставился в дневное небо с проплывающим по нему дирижаблем, над которым рядами крутились огромные ветряки.
  Храм науки не может не заботиться об окружающей среде. Как и о людях. Наука, магия, церковь - все они рано или поздно приходят к мнению, что главной целью должна быть забота о людях.
  Разница лишь в подходе.
  Этцали прибыл сюда по особому заданию: убить Камидзе Тому. Человека, собирающего вокруг себя настолько мощную и разношёрстную группу, что само её существование могло лишить сна ключевые мировые фигуры. Прибыл - и не смог выполнить.
  Потому что группа не была организованной. Её даже нельзя было назвать постоянной, равно как и точно подсчитать всех участников.
  Потому что одной из тех, кого всё-таки стоило занести в активных последователей, стала Мисака Микото.
  Потому что Тома победил его - а затем спокойно, ровно, естественно поклялся всегда защищать Мисаку Микото.
  Этцали остался в городе, под чужим именем и чужой личиной, и окончательно убедился - то не был исключительный случай. Тома словно бы поклялся защищать весь мир, и у него получалось. С каждым успехом число его союзников становилось всё больше. Маги, эсперы, священнослужители, святые... и все они не перетягивали одеяло, не сбивались в группы по заданиям, не враждовали за место первого приближённого, а наоборот, жили своей жизнью, заключали союзы, заботились друг о друге, и зачастую начинали это после того, как встретились с таким обычным на первый взгляд парнем.
  Унубара положил телефон в карман брюк и сладко потянулся. Акселератор может позволить себе посмотреть то же самое, что и девочка, даже если он морщится от этого. Тем более что спешить некуда.
  Если бы Ицува вчера приняла предложение Томы, или если бы парень продолжил настаивать, то сегодня он был бы мёртв, а Унубара в бегах. А так можно мирно посмотреть телевизор и подумать, что делать дальше.
  
  - Сестрица. - тихо позвала Куроко. - Ты всё же намерена сама найти эту девушку?
  Лежавшая на кровати Мисака слегка повернула голову в её сторону. Куроко сидела за ноутбуком - как всегда перед сном либо делала что-то для Правосудия, либо просто шарилась по интернету.
  - Анти-Навык взял дело под свой контроль, так смысл. - отозвалась она, и Куроко задумчиво кивнула.
  - Плюс Второй. - она пощёлкала мышкой, и на экране выскочила фотография улыбающегося блондина. - Ну вот почему здесь именно он, а? Нет бы Седьмой.
  - У Седьмого натура не та. - мрачно отозвалась Мисака. - Не беспокойся, Куроко. Как-нибудь разберусь.
  - Просто ты опять весь день молчишь, сестрица. - Куроко закрыла ноутбук и полностью развернулась к Мисаке. - И мне неспокойно.
  - Всё в порядке, Куроко. - улыбнулась та. - Я просто...
  Но Мисака не успела додумать, что "просто" - в дверь постучали, и её охватило дурное предчувствие.
  - Войдите! - крикнула Куроко, и предчувствие не обмануло: за открывшейся дверью стояла Шокухо Мисаки.
  Удивительно, но одна. Даже без пульта в руках, хотя сумочка с большой яркой звездой при ней. Да и улыбка всё такая же радостная, словно Пятая пришла в место, где ей рады.
  - Здравствуйте, Рейлган, Куроко-сан. Я хотела бы поговорить с Рейлган, наедине, беседы пятых уровней. Можно?
  Куроко не сдвинулась с места, уставившись на Мисаку, а та ответила не сразу. Эспер не сомневалась, что Шокухо так или иначе продолжит их последний разговор.
  Значит, она опять сорвётся и опять будет кричать всякую чушь.
  Нет, лучше не позориться перед Куроко, не позволять ей слышать такое.
  - Выйди, Куроко. Я позову тебя, если что.
  - Тогда я в душ выйду, хорошо? - Куроко и так сидела в багровой пижаме, ей оставалось только подхватить шампунь с мылом. - Если что, то зови, сестрица. Услышу. - и она прошла в ванную комнату, демонстративно не глядя на Шокухо.
  - У неё нету тут никакого подслушивающего устройства, а? - улыбнулась та, когда дверь ванной захлопнулась.
  - Я всё равно с ней поделюсь. - бросила Мисака, наконец садясь на кровати. Шокухо же спокойно уселась на кровать Куроко, с таким видом, будто присутствовала на высшем приёме.
  - Предпочитаешь немного поболтать или сразу к делу, Рейлган? - глаза-звёздочки раздражающе блеснули.
  - К делу. Королевы не должны вести пустые разговоры, ведь так?
  Кажется, на этот раз ей удалось зацепить соперницу - глаза на долю секунды сверкнули особенно ярко. Однако продолжила Шокухо как ни в чём не бывало:
  - Твоя правда, Рейлган. В таком случае, я предлагаю союз для совместных поисков Камидзе Томы.
  Мисака осознала, что стоит и окружена злобными молниями лишь когда лицо блондинки стало невероятно сосредоточенным. И ей как никогда хотелось влепить в это лицо парочку разрядов.
  Шокухо Мисаки, подчиняющая людей большегрудая красавица, знает про Тому. И ищет его.
  - Зачем? - куча вопросов оформилась в один, и Шокухо не стала уточнять, но и не стала отвечать прямо.
  - Я знаю, где Тома, но не могу до него добраться. Ты можешь до него добраться, но не знаешь, где он. Сложить два и два.
  - Откуда ты его знаешь?
  - Брось, Рейлган. - Шокухо разговаривала слишком спокойно для девушки, которую в любую секунду могли поджарить. - Всерьёз думаешь, что я и не знаю о Камидзе Томе?
  Девушки смотрели друг на друга, и в треске электричества понимали невысказанное.
  Раз Шокухо знает про Тому, то знает, что именно с Томой Мисака ходила к костру и именно Тома не может уйти из её мыслей. И именно с Томой она пыталась помочь Мисаке.
  - Да, Рейлган. Чувствую, я должна извиниться за нашу прошлую встречу. Я говорила на эмоциях, чего Королева не должна делать, сама понимаешь. Так что приношу свои искренние извинения.
  - Зачем ты его ищешь? - Мисака опустилась обратно на кровать и молнии потрескивали уже тише.
  - Я? - удивлённо подняла брови Шокухо. - Я его не ищу. Тома мне не нужен. Но я знаю, что он пропал, и мне говорили, как ты сегодня ходила в его общежитие, значит, явно ищешь. Просто желаю помочь.
  - Тогда какую шахматную партию ты разыгрываешь, Королева?
  На этот раз Шокухо не спешила с ответом, улыбаясь и словно обдумывая, что именно можно сказать.
  - Скажем так, Рейлган. - наконец ответила она. - Партию, в которой ни ты, ни Тома не являетесь фигурами.
  Мисака скривилась, но взрыв эмоций улёгся, уступив место рассуждениям.
  Без Томы ей со Вторым не справиться. Каждый день его поисков - день пребывания Одеялка в плену негодяя. И ей сейчас протягивают руку помощи. Недобрую, замышляющую, но руку.
  - При одном условии - Куроко идёт с нами.
  - Несомненно. - Шокухо и глазом не моргнула. - Тогда завтра утром я приду сюда, хорошо?
  - Хорошо. - Мисака подумала, что они сразу и пойдут, но не стала говорить. Поздно уже, в самом деле. А ёрничать про королеву, у которой после бессонной ночи собьётся весь макияж, не хотелось.
  Они максимально вежливо распрощались, и Шокухо наконец ушла, оставив после себя непередаваемый цветочный аромат женщины. Мисака аж расчихалась и поспешила пройти в ванную.
  - Сестрица, ты наконец-то захотела подсмотреть за Куроко! - заорали там.
  - Не напрягайся. - вчерашний душ прошёл относительно мирно, так что Мисака и сейчас начала раздеваться, готовясь смыть с себя запах Шокухо. - Лучше готовься к тому, что завтра мы с утра идём... скорее всего, в трущобы с Пятой.
  Искать Тому. Увидеть его впервые за несколько дней. Поговорить.
  И Мисака совершенно не представляла, что дальше.
  
  
  У экрана ноутбука сгрудились все: Индекс влезла между Канзаки и Акселератором, а Химегами прижала к святой Цучимикадо. Тот в кои-то веки не обращал на это внимания, старательно открывая новые фотографии.
  - Святилище Инари, заброшенное. - показал он полуразрушенное главное здание, от крыш которого осталось одно название и лишь потемневшая фигура лисы у ворот отмечала, что это не просто развалины. - Вампиры именно там живут, в дальней пристройке, где раньше был зал подношений. Штук десять вроде бы.
  - Ты подсчитал? - удивлённо посмотрела на него Канзаки.
  - А фотографии-то откуда? Дроны слетали на разведку и всё засняли. Вот, например. - Цучимикадо открыл ещё одну фотографию, изобразившую прохаживающихся по храму людей. Самых обычных людей, парочка девушек даже была в красно-белых одеяниях храмовых жриц.
  - Это вампиры, что ли? - спросил Акселератор, с трудом убирая от своей скулы локоть Индекс.
  - Ну да. Они выглядят как самые обычные люди, да и живут неотличимо, однако пьют кровь, бессмертны и теряют голову при виде нашей дорогой жрицы, убиваясь об неё. - Цучимикадо весело взглянул на Химегами, не получил ответа, кашлянул и продолжил:
  - В чём заключается наш план. Мы останавливаемся незадолго до храма, машина запрограммирована сама ехать туда. В горах неподалёку есть пещера, там сидим и смотрим на храм. Как только начнётся фейерверк - летим вниз, Канзаки-тян и Акселератор обездвиживают бандитов, Химегами-тян приканчивает вампиров. Затем я допрашиваю выживших, там по обстановке. Вопросы?
  - И как мы поднимемся в эту пещеру? - спросил Акселератор.
  - Полетим твоими векторами. Ты же можешь так? - парень вопросительно взглянул на него, эспер скривился, но кивнул.
  - Незамеченными вряд ли получится. - добавил он.
  - За нами ещё никто не выехал, так что нормально. Да и смотреть некому, из-за вампиров тут давно всё безлюдно.
  Акселератор мгновенно взял на заметку тщательно обратить на это внимание. С уверенностью говоришь, что свидетелей нет - значит, будут обязательно.
  - А мне что делать? - спросила Индекс.
  - Сидеть тихо. - Цучимикадо открыл фотографии пещеры - тёмного лаза в скале, заметного только если знать, что перед тобой пещера. - Прости, Индекс-тян, но мы со всем справимся куда лучше тебя.
  Девочка обиженно надулась, и Канзаки мигом приобняла её.
  
  Как ни странно, но всё прошло как по маслу. Из машины они выскочили на ходу, на крутом повороте, вцепившись в Акселератора, который изо всех сил старался и сделать вихрь такой силы, чтобы поднять пятерых, и оставить всё незамеченным. За красоту итогового результата он не ручался, но Цучимикадо остался доволен.
  - Все сюда. - указал он на пещеру, когда они наконец приземлились на обширную скалистую площадку, и девушки, удерживая подозрительно довольного кота, ринулись в еле заметное пятно лаза поправлять растрепавшуюся одежду. У Химегами юбку вообще задрало так, что она попутно всадила кулак в живот парню.
  - Похоже, спутала меня с Томой. - Цучимикадо потёр больное место, но ничуть не обиделся, вынул мел и начал что-то рисовать на площадке.
  - Подготовлю сейчас кое-что, чтобы нас случайно не засекли. - начал объяснять он, хоть Акселератор и не требовал ничего. - Начну кашлять кровью - не впадай в панику, это нормально.
  - Ага. - эспер отошёл к самой горе и слегка прикоснулся к острым камням. При необходимости всю эту глыбу можно было и разрушить целиком, даже обвалить на храм внизу. Вычисления привычно замелькали в его мозгу, рисуя картину огромных разрушений, и Акселератор ухмыльнулся.
  Позади закашляли с кровью - Цучимикадо плевал багровым в стороне от странного рисунка слияния геометрических фигур. Плевал недолго - Канзаки выскочила из пещеры, склонилась над парнем, и тот слабо засветился.
  - Ага, спасибо. - он ещё раз кашлянул и тяжело задышал. - Вот угораздило же родиться с регенерацией.
  - Не говори так, Цучимикадо. - мягко отозвалась Канзаки. - Многие отдали бы правую руку за это.
  - Если это была такая шутка, то я впечатлён. - Цучимикадо ещё раз кашлянул. - Акселератор, будь другом - проверь, что там в храме делается, на всякий случай.
  Эспер молча отошёл к краю площадки, посмотрел ровно несколько секунд, после чего крикнул:
  - Нам надо спускаться.
  - Чего? - встрепенулся Цучимикадо. - Уже? Они так быстро... - он осёкся, когда в небо ударил мощный зелёный луч, разогнавший ночные облака и мигом растаявший, а затем тихо добавил:
  - Да вы смеётесь.
  
  На этот раз они спускались без всякой тишины, и устроенный Акселератором смерч выл как бешеный волк, нарочно привлекая внимание. Так что команда и бегущая по развалинам храма группа девушек заметили друг друга практически одновременно.
  Девушек было четверо - и трое сразу замахали руками, пока четвёртая поворачивалась и стреляла зелёными лучами в несущихся за ними вампиров. Похоже, здесь собралась вся десятка: одежда на них была выжжена, в телах зияли дыры, под ногами то и дело взрывались невесть откуда взявшие мины - однако тварей в человеческом облике это ничуть не смущало, и они быстро сокращали отставание.
  - Химегами-тян, готовься. - приказал Цучимикадо, когда они приземлились; девушка кивнула, сморщилась, быстро поправила юбку - и зашагала навстречу вампирам. Те сами устремились к ней, а их явственная жажда крови превратилась в безумие. Один - крупный и сильный мужчина - налетел секундой раньше остальных и вонзил клыки в горло девушки.
  - Химегами! - Цучимикадо поднял пистолет, который вытащил ещё у пещеры, но вампир в следующий миг начал рассыпаться горстью пыли. Его товарищей это нисколько не смутило, и они общей массой опрокинули девушку на землю, начали вонзать в неё клыки - и также превращаться в пыль. Парень выругался, сделал шаг - Акселератор резко оттолкнул его и принял на себя зелёный луч, отразившийся в пространство между отправившей его длинноволосой женщиной и миниатюрной блондинкой, что-то кинувшей в сторону эспера. Это что-то взорвалось, но Акселератор лишь расхохотался, и словно волна прошла от его смеха, отшвырнув всех четырёх девушек в полуразваленную стену ближайшего домика.
  Наступила относительная тишина, только Канзаки склонилась над Химегами и залечивала её раны, пока Индекс заботливо стряхивала пласт пыли с подруги. Цучимикадо смотрел на девушек, и лицо его было как выжатый лимон.
  - Мугино. - он словно выплюнул этот лимон. - Что ты здесь забыла?
  - Эй-эй, ты кто такой, чтобы так грубо говорить с девушкой? - женщина в сиреневом платье встала и поправила длинные каштановые волосы. - Думаешь, если рядом с тобой Акселератор, то уже и храбрый?
  - Тебя ведь послали убить меня, не так ли? - Цучимикадо всё ещё гримировался под Тому. Мугино зыркнула на молча стоявшего Акселератора, скривилась и сказала:
  - За этого парня деньги отваливают, между прочим.
  - Вот как? - эспер широко улыбнулся. - Не сомневаюсь, что и за тебя, Четвёртая, кое-кто неплохо так заплатит. Интересно, кого мне выбрать?
  Тон голоса сказал сам за себя. Успевшие подняться спутницы Мугино - изящно одетая блондинка, сонная брюнетка в розовой пижамной форме и шатенка в белом свитере - опасливо замерли, однако сама Четвёртая нашла силы презрительно фыркнуть.
  - Ну и что дальше? - мрачно сказала она. - Допрашивать будете?
  - Обязательно. - кивнул Цучимикадо. - Как вы тут так рано оказались?
  - Мы бы оказались гораздо раньше, если бы кое-кто не запутался в GPS! - Мугино яростно взглянула на съёжившуюся блондинку. - Френда, серьёзно, когда-нибудь я тебя точно пришибу. Как можно с закрытыми глазами ковырять механизм бомб, а потом тупо печатать не те иероглифы?
  - Прости, Мугино. - опасливо пролепетала Френда.
  - Не отвлекайтесь. - холодно сказал Цучимикадо. - Кто и когда тебя сюда отправил?
  - Два дня назад, анонимно через электронную почту. - нехотя сказала Мугино. - Особую почту, спам туда не посыплется и взламывать некому. Попросили явиться в этот храм и ждать, сюда должен приехать парень как ты, даже фотографию показали. Его и всех, кто приедет с ним, убить. Не впервой. - она хищно усмехнулась, но наткнулась взглядом на оскал Акселератора и присмирела.
  - Два дня назад? - недоумённо переспросил Цучимикадо. - Вы так долго мотались по Японии?
  - Френда...
  - Она тебе жизнь спасла, дура. - хрипло сказал Акселератор. - Иначе бы вас тут вампиры сожрали, не дождавшись нас.
  - Эти-то? - Мугино качнула головой в сторону медленно встающей с помощью подруг Химегами. - У них фактор внезапности был. Так бы мы их спокойно распотрошили.
  - Ну да, конечно. - Акселератор вновь ухмыльнулся, и Мугино не стала настаивать.
  - Вам заплатили? - продолжил Цучимикадо.
  - Аванс. Четыреста тысяч йен.
  - Всего-то? - присвистнул парень.
  - Ага! - яростно подтвердила девушка. - В следующий раз сразу миллион возьму! И то мало.
  - Следующего раза не будет, Мугино. Вы откажетесь от контракта.
  - Вот как? - женщина сузила глаза. - И что мне за это будет?
  - Я тебя не убью. - захохотал Акселератор, и девушки напряглись.
  - Мугино. - Цучимикадо вздохнул особенно тяжело. - Ты хоть понимаешь, что вас сюда отправили с расчётом на то, что здесь и поляжете? Всей командой. Либо мы, либо вампиры. Не хочешь в качестве платы сотрудничество по выявлению и наказанию этих мразей?
  Женщина какое-то время помолчала, а затем устало сказала:
  - Так и быть. Всё равно у вас Акселератор. А если ещё и правы... - она мрачно сжала кулак. - Никому не позволю так меня обманывать.
  - Вот и славно. - не менее устало выдохнул Цучимикадо. - Ваша машина должна быть неподалёку, да? Поедем каждый своей дорогой.
  
  - Химегами-тян, разрешу избить меня как следует, пока мы едем домой. - сказал он, когда все погрузились в стоявшую неподалёку от входа в храм машину. Мугино со своей командой отправилась в другую сторону и вроде бы ничего не замышляла. - Но я действительно не знал, что вампирам тебя ещё и кусать нужно.
  - Самой надо было сказать. - слабо отреагировала девушка. Она лежала головой на коленях Канзаки и не стремилась даже поднимать кулак; кот с мурлыканьем дрых у неё на груди.
  - Получается, мы прокатились бесцельно? - Акселератор с трудом сдерживал гнев. Мысль о тех, кого он покинул на этот потраченный впустую день, жгла разум.
  - Нет. - мрачно ответил Цучимикадо. - Мы узнали, что мой план был заранее просчитан и контратакован. И что против нас работает кто-то действительно умный. И... почему Мугино? Почему не отряд снайперов, не опытные боевики с автоматами, не, действительно, ракетный залп с вертолёта... почему Мугино?
  - Если бы меня не было, то Четвёртая вас размазала бы. - заметил Акселератор.
  - Ты недооцениваешь Канзаки-тян. Но согласен, жертвы были бы с обеих сторон. Неужели в этом и цель? - Цучимикадо тяжело вздохнул. - Надеюсь, с Томой там всё в порядке.
  
  Стыдно признать, но Тома сейчас чувствовал себя как никогда хорошо. Ицува приняла ванну первой, сменила воду и сейчас готовилась ко сну в большом и уютном футоне. Тот вообще-то был рассчитан на двоих, но по понятным причинам они уговорили Мусуджиме притащить ещё один, и сейчас он дожидался нежившегося в горячей воде парня.
  Они весь день ничего не делали. Ничего полезного. Играли - Ицува делала его в гонках, но уступала в файтингах - смотрели телевизор, читали мангу, обменивались впечатлением обо всём этом, смеялись, ели, просто разговаривали...
  Как влюблённые. Только без любви.
  Без любви с его стороны. С Ицувой было очень хорошо, но пока ничего не кололо его сердце. И Тома сейчас уже жалел, что вообще вчера поднял эту тему. Девушка почти наверняка плакала в ванной перед сном - он не слышал, но был уверен - и неизвестно как себя чувствовала сейчас. А заводить разговор второй раз, дабы выяснить и утешить... у него не хватит сил для этого.
  Интересно, они тут вообще надолго? Всё очень хорошо, Тома чувствовал себя отдохнувшим и перезаряжённым, даже его неудача словно бы тоже взяла выходной. Но надо бы что-то делать, например, помочь этой Одеялко, пусть даже Мусуджиме и пообещала всё провернуть.
  Это даже как-то нехорошо, он тут сидит и развлекается, а девушка неизвестно где и как... Тома вздохнул и начал выбираться из ванной.
  Завтра спросить у Мусуджиме, как всё продвигается. И если что - обдумывать вариант ухода.
  Дверь Тома открывал аккуратно и с предварительным стуком, дабы не наткнуться на переодевающуюся Ицуву. Однако девушка уже лежала в футоне, и парень спокойно залез в свой.
  - Слушай, Ицува. - позвал он. - Как ты думаешь, не стоит ли нам уйти отсюда?
  - Зачем, Камидзе-сан? - удивлённо спросила она. - Здесь мы в относительной безопасности. А там даже не знаем, кто именно наш враг и откуда он нанесёт удар.
  - Да, но... вдруг кому-то потребуется наша помощь...
  - Камидзе-сан, отдохните. Я понимаю ваше стремление помогать и полностью поддерживаю, но сейчас там, снаружи, более чем достаточно людей для этого. Отдохните от подвигов. Когда вы последний раз отдыхали?
  - Дело не в подвигах, та девушка...
  - Её ищут. Силами правопорядка и не только. Ищут в том числе по вашему запросу. Всё, Камидзе-сан, успокойтесь.
  - Хорошо, успокаиваюсь. - в голосе Ицувы была твёрдая интонация жены. - Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, Камидзе-сан.
  А ведь не произойди вчера этого разговора - и тишина ночного времени была бы разрушена охами и стонами. Возможно, и стоило бы... или нет. Тома уже честно не понимал, как разбираться с этой ситуацией.
  Видимо, пока что подождать новых факторов. И надеяться, что неудача всё же даст ему шанс.
  
  
  Для Мисаки никогда не было проблемой отправиться в форме Токивадай по закоулкам Академия-Сити. Особенно в компании с Куроко. Правила академии смотрели косо, но пятому уровню прощалось.
  А вот с Шокухо это становилось проблемой - слишком уж они привлекают внимание, все встречные парни не могут оторвать взгляд. Та ещё и шла впереди словно главная в группе, абсолютно довольная и невозмутимая.
  - Ты точно знаешь. куда идёшь? - Мисака рванула вперёд и зашагала рядом, оставив Куроко обижаться за их спинами.
  - Разумеется, Рейлган. - с достоинством ответила Шокухо. - Королева обязана знать всё, что происходит с её подданными. И их укромные места тоже.
  - Ты так говоришь, будто владеешь городом.
  - Ещё нет. - Шокухо прям распирало от самодовольства. - И это, увы, сказывается. Вот. - она остановилась и протянула вперёд руку. - За этим я и обратилась к тебе, Рейлган.
  Эспер показывала в сторону забора, преграждающего вход на заброшенную стройку, и бродившего рядом с ним парня.
  Вопреки обстановке он был одет во всё белое: штаны, повязка на лбу, куртка, наброшенная на футболку с ярко-красным символом Восходящего Солнца. Парень был не вооружён, однако держался невероятно уверенно, с дерзкой улыбкой взглянув на подошедших.
  - Токивадай, ха? - вгляделся он в их форму. - А у вас определённо кишка не тонка гулять тут!
  - Седьмой. - обречённо сказала Мисака.
  - Согиита Гунха к вашим услугам! - отсалютовал парень. - Серьёзно, валите. Здесь может быть опасно.
  - Гунха-сан, вы что, не помните меня? - обворожительно улыбнулась Шокухо. Тот ненадолго прищурился, а затем улыбнулся.
  - А, точно, эти сиськи я помню! - он взглянул на Мисаку. - И эти тоже.
  Молния едва не расщепила асфальт под ногами мигом пришедшей в ярость Мисаки, да и Шокухо улыбалась уже более натянуто, однако же продолжила:
  - В таком случае, Гунха-сан, нам как раз следует пройти к месту, что вы охраняете. Пропустите нас?
  - Так-то нельзя. - парень почесал в затылке. - Но тут, выходит, трое пятых собралось, да? Кому-то точно вырвут кишки.
  Трое? Мисака взглянула за спину - Куроко и след простыл. Насколько она знала подругу, та уже наверняка в исследовании всей стройки.
  - Вот поэтому я и прошу пройти мирным путём. - Шокухо была сама ангел.
  - Чего маешься-то, щёлкай пультом и всё. - буркнула Мисака. Шокухо кисло покачала головой - как и Гунха.
  - Я сбросить могу, если кишки напрягу. - серьёзно сказал он.
  - И поэтому меня пригласили сюда драться. - Мисаке всё стало ясно, и она оценивающе посмотрела на парня. Сражаться с ним не было никакого желания - и это выглядело взаимным - однако если только Седьмой стоит между ней и Томой...
  - Слушайте, а чего вам там вообще надо? - неожиданно спросил Гунха. Он лениво потянулся, и это не укрылось от взгляда Шокухо.
  - Гунха-сан, вам ведь скучно тут стоять, не так ли? - ласково спросила она.
  - Не. - мотнул тот головой. - Ко мне приятели подходят пообщаться, с сиськами вон второй раз за два дня, да и дело важное поручили. Чего скучать-то.
  - Ну всё равно. Небось не отойти никуда, не сходить куда угодно, столько неудобств...
  - Какие неудобства? Туалет прямо за углом, там вон лавка с пирожками, всё удобно.
  - Хорошо тогда. Рейлган, отойдём.
  Девушки отошли подальше от парня, и Шокухо прошептала:
  - Слушай, я вполне могу приказать хозяину этой лавки дать ему что-нибудь испорченное. Пока он в туалете мается животом, то мы успеем и пройти, и выйти.
  Мисака вздохнула. При всём неприятии плана лучшего варианта не оставалось. В теории она могла подраться с Гунхой и победить, но на практике... слишком непредсказуема, слишком неприятна его сила. И бой привлечёт внимание кого угодно, в том числе тех, кого вообще нельзя привлекать.
  - Мы поступим несколько иначе. - Куроко появилась рядом так неожиданно, что даже Шокухо нервно рванула пульт из сумочки. - За мной. - и она уверенно зашагала к Гунхе. Тот посмотрел на Куроко и улыбнулся.
  - Ещё одна Токивадай. У вас тут собрание рядом?
  - Гунха-сан. - ответила Куроко, приблизившись. - Как вы относитесь к тем, кто обижает беззащитных девушек?
  - Бью по зубам. - мгновенно ответил парень.
  - Тогда как насчёт того, чтобы помочь нам побить по зубам одного такого типа?
  - Слушаю.
  - Понимаете, в городе пропала эспер...
  - Вы про Одеялко? - Гунха мгновенно посерьёзнел. - Я пытался её найти, но ничего не вышло.
  - Да, про неё. Мы знаем, кто её похитил, но для освобождения нужна помощь человека, которого вы охраняете.
  - Зачем? - Гунха сжал кулак. - Приведите меня к этому говноеду, я ему не только зубы, я ему все кишки отобью!
  - Это Второй.
  - Ах, чёрт. - парень скривился. - Да, здесь могут быть проблемы. Поэтому вам нужен кого я охраняю, да?
  - Без него никак.
  - Ах, чёрт. - Гунха почесал в затылке. - Меня попросили серьёзно, но если ради Одеялко... а, ладно. Идёмте. Но только это... сейчас спустимся под землю, а в узком пространстве взрывы мало того что обладают большим поражающим эффектом и дальностью, но ещё и создают нехилую звуковую волну, которая резонирует с барабанными перепонками вплоть до кровотечения и потери слуха. Так что это... не давайте мне повода взрывать, хорошо?
  
  Туннель оказался в основании строящегося дома и был скрыт под листом металла, который Гунха без проблем откинул, пропустил всех - и задвинул, спускаясь последним. Затем он вновь вышел в лидеры колонны, и девушкам ничего не оставалось как идти следом.
  Было светло, но тускло, некоторые лампочки в коридоре вовсе не работали. Благо тот шёл по прямой, не загибаясь развилками, и вскоре вывел к полуоткрытой металлической двери.
  - Осторожнее пробирайтесь. - сказал Гунха, постукивая по двери. - Я однажды тут протискивался, так поцарапался, что чуть кишки все не вылезли.
  Мисака в ответ лишь заискрила - и дверь с диким лязгом распахнулась, ударилась об противоположную стену и негодующе застыла.
  - Ну или так. - ухмыльнулся Гунха. - Только теперь вас все катакомбы услышали. Если встретят с оружием, то оплачивайте веселье сами. Я притворюсь, что под пультом Пятой, могу даже вытянуть руки вперёд и мычать.
  - Я людей контролирую, а не в зомби превращаю. - слегка раздражённо сказала Шокухо. Ей, похоже, тёмное подземелье надоело больше всех, даже глаза-звёздочки словно бы погасли от окружающего мрака. Куроко была непривычно тиха, а Мисака и вовсе старалась ни на что не отвлекаться.
  Ещё немного - и она увидит Тому. Эта мысль заслоняла всё и требовала идти вперёд, вслед за этим странноватым парнем. Куда бы он не привёл её - там будет Тома.
  Они шли и шли, а потом коридор повернул, и перед ними встала девушка в одной видимости одежды и с двумя косичками на голове. Она начала было говорить, но осеклась и уставилась на вылезшую вперёд Куроко.
  - Ты! - выпалили обе; Куроко мигом телепортировала к себе иглы, привязанные к бёдрам под юбкой, девушка тоже взмахнула рукой... и упала, когда разряд тока прошил её.
  - Куда дальше? - только и спросила Мисака. Гунха присвистнул и обеспокоенно взглянул на потерявшую сознание девушку.
  - Жива вроде. Давайте хоть... - он сбросил куртку и накрыл ею лежащую, после чего осторожно перенёс к стене. - Хоть так. Сюда.
  Парень подошёл к металлической двери, указал на неё - и Мисака вновь заискрила. Дверь уже куда мелодичнее распахнулась, и глазам компании предстала обширная комната, в центре которой Тома лежал на Ицуве.
  Молния вылетела мгновенно, и парень выставил правую руку ещё до того, как успел вскочить.
  - Это недоразумение! - выпалил он, вскакивая быстрее очередного разряда.
  - НЕДОРАЗУМЕНИЕ?! - взревела Мисака. - ДА Я ТЕБЯ!!!
  Ещё одна молния сверкнула, и Тома вновь её отбил.
  - Да, недоразумение! - крикнул он. - Здесь лампочка перегорела, я её менял, а потом вместе со стремянкой рухнул на Ицуву! Просто неудача!
  - ТЫ ВСЁ ОБЪЯСНЯЕШЬ НЕУДАЧЕЙ! - орала Мисака, хотя уже видела лежащую на полу стремянку. И что оба полностью одеты. И что два футона на полу лежат далеко друг от друга. И что это же Тома, блин.
  - Ого, тут что, Вега четыреста? - Гунху тем временем заинтересовали куда более мирские заботы. - Это... Рейлган, да? Если ты тут молниями своими угробишь приставку, то я расстроюсь и взорву что-нибудь.
  - Не будет молний. - Мисака начала успокаиваться. - Выйдите все, пожалуйста. Я хочу поговорить с Томой наедине.
  - Ну смотри. - Гунха потянулся к выходу, как и Куроко. Ицува, получившая кивок от Томы, тоже пошла беспрекословно.
  А вот Шокухо осталась стоять, и даже скрестила руки на груди. Подошедшая к двери Ицува уставилась на неё, и девушки несколько секунд измеряли друг друга настороженными взглядами, словно оценивая угрозу.
  Затем блондинка пожала плечами и тоже вышла. Мисака вновь заискрила, захлопывая дверь обратно, и впервые за слишком долгое время оказалась наедине с Томой.
  Тот смотрел на неё спокойно, даже слегка улыбаясь, словно и не было яростных молний. Парень, принимающий её какая есть, со всей дуростью маленькой девочки, и Мисака даже не могла смотреть в ответ - щёки пылали, мысли плавились, хотелось одновременно и оказаться в его объятьях, и рвануть куда-нибудь на край света.
  О чём... о чём она вообще думала? Зачем сюда пришла? Попросить его отправиться на бой против Второго, бой, с которого невероятно легко не вернуться? Она что, сбрендила? Он ведь не откажет, даже не подумает отказать, сразу согласно кивнёт и отправится, и хоть по голове лупи - не отступится. Да, Тома победил Первого, вбил в пыль Акселератора, но... нельзя же всё время так испытывать судьбу!
  - Так и о чём ты хотела поговорить, Электра?
  Электра. Что за тупая кличка... которую хочется слышать вновь и вновь. Нет, его нельзя пускать. Ни за что.
  - Просто ты пропал. - она даже рискнула улыбнуться, но не посмотреть прямо. - А я встретилась с... сестрёнкой, та сказала, что не может тебя найти, я переполошилась и... вот.
  - Ох, да, я ей даже записки не оставил. Встречу - извинюсь.
  - Да нормально, просто... ты ведь не по своей воле, да?
  - Ну да... просто меня убедили.
  - А, ну... эм... да. - внятные слова устроили забастовку и выпустили из клеток пустые междометия. - А, это... чего вообще тут?
  - Да так... меня тут ищут из церкви, и потому сюда спрятали. Чтоб не добрались.
  - А. - похоже, это шанс. - Тогда и останься тут, хорошо? Чтоб не добрались.
  - Да, но... ты ведь зачем-то сюда пришла, Электра?
  - Нет, я просто... хотела тебя увидеть.
  Дура!
  Дура, дура, дура, дура, дура!
  Он же теперь всё подумает не так! Или, точнее, совсем так!
  - Ну... - парень смущённо почесал в затылке. - Спасибо.
  - Да... - нечего говорить, только бить себя по языку. - Тогда... я пошла?
  - Хорошо. Удачи.
  - Удачи. - Мисака отправилась к двери, распахнула её и вышла в коридор. Собравшаяся кучка посмотрела на неё - и Гунха громко спросил до того, как она состряпала убедительную ложь:
  - Ну и где этот, с которым надо бить Второго?
  - Вы о чём? - удивился выглянувший в коридор Тома, и Мисаке захотелось крови.
  
  - Разумеется, я с вами пойду.
  Ну всё, он сказал эти слова. Не мог не сказать. Мисака не знала, что он вообще мог сказать в ответ на такое, она просто сидела в углу и дулась на весь свет. Краткое объяснение взял на себя Гунха: Куроко сидела рядом с сестрицей и беспокоилась, а Шокухо словно бы ушла в себя и непрерывно тыкала взглядом пол.
  - Только где он прячется, этот Второй? - сразу же добавил Тома.
  - Фиг его знает. - Гунха вытянул ноги. Они все сидели на вытащенных Ицувой разноцветных подушках. - Сегодня тут, завтра там. Тут же весь город приезжих, читай, все по общежитиям, съёмным квартирам, подвалам. Даже пятые.
  Что есть, то есть. Дом Мисаки формально в Японии, у остальных почти наверняка тоже. Однако родным для всех стал Академия-Сити.
  - Он вряд ли прячет девушку в общежитии. - задумчиво сказал Тома. - Скорее уж подвал.
  - Вряд ли. - подала наконец голос Шокухо. - Второй ухаживает за собой, не до фанатизма, но старается выглядеть обворожительно. В подвалах он пойдёт прятаться в самом плохом случае, а сейчас вряд ли он.
  Тома смотрел на неё так странно и долго, что Мисака всерьёз перепугалась. Однако затем отвёл взгляд и равнодушно сказал:
  - Значит, получается, наоборот? Какое-то чистое, ухоженное место?
  - Фиг его знает. - повторил Гунха. - Слушайте, давайте выберемся отсюда, а то мобильник не ловит и вдруг кто явится, да и жрать охота, кишки наворачивает, а у вас тут на двоих заготовлено. - он кивнул в сторону уже изученного холодильника. - Завалимся ко мне, там и разберёмся.
  - Хорошо. - Тома встал, и словно по приказу встали все остальные. Ицува молча прошла первой, в проёме двери встала, развернулась - и её копьё уткнулось Томе в грудь.
  - Ты... - Мисака, поспешившая встать рядом с ним, заискрила, но парень коснулся её правой рукой.
  - Я сам разберусь. - пообещал он. - Ицува, что такое?
  - Вы никуда не пойдёте, Камидзе-сан. - спокойно сказала Ицува, и её копьё совершенно не дрожало. - Вы останетесь здесь. Или я вынуждена буду драться с вами.
  
  
  До чего же... больно...
  Мусуджиме с большим трудом накинула на себя белую куртку. Гунха, чтоб тебя... попросила же охранять... а итог...
  Тело попросту не слушалось, то и дело вспыхивала адская боль. Мусуджиме была наслышана о жёстком отходняке тех, кто попал под горячую руку Мисаки Микото, но... ж... как-то совсем уже...
  И Унубары нет... он наверху. Она потому и связалась с Гунхой, что... никогда нельзя полагаться на пятых... твою ж налево...
  Мусуджиме рискнула встать и пойти, опираясь об стену. Справишься, справишься... ты справилась и встала после того, как разозлённый Акселератор кинул тебя в здание... и осколки стёкол впивались в спину... Справишься, сможешь...
  Кто там... пришёл вообще? Мусуджиме задумалась, хотя боль дёргала и в голове.
  Гунха, чтоб его... Третья... Телепортёрша... Блондинка... Пятая, что ли?
  Три пятых уровня пришли за Камидзе Томой. Даже удивляться нечему... ай-яй, хоть матерись от боли, да нельзя. Лучше вот... сюда, в нишу... хорошо.
  Они ещё там, что-то обсуждают... уверенно и нагло, как и положено пятым... послушать, обдумать...
  Отдохнуть.
  
  - Ицува. - Тома смотрел девушке в глаза, и та не отворачивалась. - Я должен идти. Без меня не справятся.
  - Не должны, Камидзе-сан. Вы не единственный в этом городе, кто способен сражаться. Они и такой компанией любого одолеют.
  - Дело не в компании, Ицува. Человек в беде, и я должен его выручить.
  - Не должны. Все рано или поздно попадают в беду, и что, вы всех пойдёте выручать?
  - Почему нет. - Тома попробовал улыбнуться, но Ицува осталась предельно серьёзной.
  - Камидзе-сан, я понимаю, что движет вами, и понимаю, что не имею права вас останавливать. Но вас поместили сюда не просто так, не для отдыха и развлечений. Вы здесь, потому что на вас идёт охота, и ваша смерть будет смертью миллионов. Вы хоть понимаете, что такое крестовый поход в современности, Камидзе-сан? - впервые её голос дрогнул. - Это кошмар, который я даже вообразить не могу. И вы хотите рискнуть устроить этот кошмар ради спасения одной девушки, которую спасут и без вас. - Ицува перехватила копьё, но не опустила его. - Вам придётся переступить через меня, если вы хотите идти дальше.
  Рядом с Томой безнадёжно вздохнули - похоже что Электра. Остальные хранили гордое молчание, и парень некоторое время обдумывал, как сказать так, чтобы никого не всполошить.
  - Ицува. - наконец определился он. - Ты ведь уже отказалась меня спасать.
  Девушка поняла - и вздрогнула, однако решимость никуда не ушла.
  - То другое. Это вас не спасло бы, просто отвело удар. А сейчас вы целенаправленно подставляетесь. - похоже, она тоже сообразила не вываливать подробности перед такой толпой.
  - Я не подставляюсь. Спасём девушку, и сразу назад.
  - К этому времени ещё кого-то придётся спасать.
  - Ицува... - она была полностью права, и Тома не знал, как ещё объяснить. - Ицува, раз все пришли ко мне, значит, только я могу помочь. И я не имею права отказать. Человек в беде, и потому нельзя отказать. А поскольку это Второй, то вполне возможно, что без меня с ним не справиться. Как я тогда могу сидеть и отдыхать, сложа руки? Я... просто должен. Прости, но... я не хочу проходить через тебя, но и не могу просто отступить.
  - Камидзе-сан... - копье задрожало. - Почему... почему вы такой, Камидзе-сан? Почему я... - Ицува не договорила, и на её глазах выступили слёзы. Тома рискнул коснуться наконечника копья левой рукой, отвести в сторону, пройти мимо - и девушка не остановила его, лишь продолжила рыдать. Мисака и Шокухо безмолвно прошли следом, как и отводящий взгляд Гунха, а вот Куроко задержалась и осторожно коснулась щеки Ицувы.
  - Эти идиоты. - с непередаваемым отчаянием сказала она. - Вечно идут вперёд и совершенно не оглядываются назад, да? Наши хоть ещё иногда поворачивают голову, но если что в эту голову пришло - пиши пропало.
  Ицува выпустила копьё, дабы утереть слёзы, и грустно кивнула. Куроко посмотрела в сторону уже скрывшихся в подземелье, а затем склонилась к девушке.
  - Слушай, прости, что говорю такое и в такой момент, но... - она замялась. - Они держат близко к себе либо равных, либо тех, кто будет идти рядом до конца. Как я с сестрицей. И если ты не будешь одной из них, то потеряешь все шансы. Максимум там, второстепенный член команды.
  Ицува тяжело вздохнула, затирая последние слёзы, и Куроко похлопала её по плечу.
  - Давай. Он идёт бить морду второму по силе эсперу, и единственное, что ты можешь сделать - надёжно прикрыть ему спину. Раз уж свела судьба с такими.
  
  - Согиито Гунха.
  Парень догнал шагавшего по коридору Тому и сразу же взял его за правую руку поздороваться. Однако мигом отпустил, прищурился, потряс рукой - и расплылся в улыбке.
  - Хо, значит, городская легенда не врёт! Действительно существует человек, лишающий эспера его способностей!
  - Временно. - сказала идущая позади Шокухо, и Тома нервно обернулся на неё. - И Гунха-сан, это секрет немногим меньше личности Шестого.
  - Ну, секрет личности Шестого я и сам не знаю. А это сберегу, почему нет. - парень вновь поздоровался с Томой, на этот раз держал руку немного дольше. - Согиито Гунха... а, блин, сказал же.
  - Седьмой и последний из пятиуровневых. - добавила Шокухо.
  - Мне вообще хотели четвёртый дать, потому что я из Самородков, обучение тутошное не проходил. - Гунха вновь вышел вперёд группы и начал осматривать стены. - Но я хотел пятый, поэтому зашёл в пустой дом, взорвал его и затем вышел. Вот и получил.
  - То есть ты взрываешь вещи? - спросил Тома, шедший за ним; следом очередь заняла Шокухо, оттёршая мрачно шагающую Мисаку.
  - Неа. - парень по пути заглянул в пару ниш и нахмурился. - У меня телекинез, и я манипулирую атомами для создания взрывов.
  - Ври больше. - Тома снова вздрогнул, когда Шокухо начала говорить. - Силы Гунхи-сана не поддаются логическому объяснению, Тома... Тома-сан. Даже он сам не знает точно, в чём природа его способностей, и вечно выдумывает объяснения.
  - Так одно из них наверняка правильным будет... блин, нету куртки. - Гунха оглядел коридор и вздохнул. - Придётся потом возвращаться.
  - Кстати, а мы там Куроко не забыли? - Тома посмотрел назад, наткнулся на едва не дышащую ему в затылок Шокухо и вновь замялся. Мисака, шагавшая позади всех, молча отправила молнию назад в коридор.
  - Сестрица! - крикнули там, и Куроко появилась рядом с ними, держа за руку смутившуюся Ицуву. Копья при ней уже не было, хотя Тома мигом подметил выступы на её топе, где прятались сборные части оружия.
  - Тут ведь ещё охранники были... - заоглядывался он.
  - Они пропустили нас и ушли. - мигом перебила Мисака; все посмотрели на неё, переглянулись и ничего не сказали. - Идёмте уже. Гунха-сан, вы хотели привести нас к себе домой?
  - Ага, только нам придётся идти чуть дольше. И извилисто. И там вроде бы всё закрыто было, если отсюда... момент... - парень зачесал в затылке. - Так... да, идём прямо, на следующей развилке направо, затем лево, лево, лево и право. Да. Точно. Не боитесь, никуда Второй от нас не убежит.
  - Мы выберемся только ночью. - прокомментировала Шокухо.
  
  Замолкли. Их голоса наконец-то замолкли.
  Молнии Мисаки повредили не только её тело. Когда Мусуджиме наконец смогла более-менее нормально двигаться, то приложила руку к шее и обнаружила, что от устройства остались лишь обломки.
  Гунха почти дошёл до ниши, она слышала, как он говорил про куртку. Та по-прежнему дрожала на её плечах, и девушка не собиралась возвращать ставшую такой дорогой вещь.
  Единственная защита от мира, от Мисаки, от её подруги, от всего.
  Она еле сдерживала себя, пытаясь не издать ни звука, и сама слушала разговоры. Затем шум шагов - и всё.
  Их голоса наконец-то замолкли.
  Мусуджиме свернулась калачиком, пытаясь унять дрожь, пытаясь забыться. Телепортёр, ха. Саму себя телепортировать не может после того, как девочкой оказалась ногой в стене и вытащила лишь кровавое месиво. Всё равно ввязалась во взрослые игры, и закончилось сражением с куда более сильным телепортёром, бешеным Акселератором и серьёзным психологическим сломом. А теперь и успокаивающего её прибора нет.
  Ничего нет.
  Она не помнила, сколько так лежала, просто в какой-то момент поняла, что уже не в нише, а в самом коридоре, а над ней склонились перепуганные Унубара и Цучимикадо.
  А как поняла - зарыдала.
  
  Акселератор больше ни минуты не хотел оставаться в этом фургоне. Он вылез при первой же возможности, заодно вытребовав у Цучимикадо денег. Тот был странно задумчив и выдал беспрекословно, а сам с девушками покатил далее.
  Эспера же интересовало только одно. Точнее, одна. И она вновь выносила пакет с мусором, когда он доковылял со спешащими звуками костыля.
  - Ох, опять. - девушка снова была в рабочем и снова улыбалась. - Нам эта мусорка скоро точкой встречи станет.
  - Простите. - хрипло ответил Акселератор. - Хотел ещё раз убедиться, что с вами всё в порядке.
  - Да вполне. - Мизуру действительно уже была без повязки и ступала уверенно. - Завтра на работу выйду, эх.
  - Не нравится работа?
  - Просто я секретарша, и сами понимаете... документы, бумаги, принтер. Весь день. Надоедает немного. - Мизуру всё равно улыбалась. - А для чего-то большего увы, слишком тупая. Плюс способность делать бумагу несминаемой, ну смех же один.
  - Вы не тупая. - вырвалось у Акселератора.
  - Вы же меня не знаете. - мягко ответила девушка, и эспер смутился. Да, не знал. Всё так.
  - Если вам нужно чем-то ещё помочь...
  - Даже не знаю... а хотя, теперь, когда я ходить могу, не хотите в воскресенье выбраться в кафе? Угощу вас за помощь, а то никак не поблагодарила, самой неудобно.
  Акселератор замёрз. Выбраться. В кафе. Угостить. Эта милая девушка. Добровольно.
  - Не стоит. - выдавил он.
  - Ещё как стоит. - качнула головой девушка. - В воскресенье, в десять утра встретимся, хорошо? - и он не смог возразить этой улыбке.
  
  Акселератор редко когда чувствовал себя хорошо. Но сейчас он шёл к магазину и переживал именно такой момент.
  Совершенно не обращая внимания на мобильный в беззвучном режиме, вновь и вновь демонстрирующий вызовы от Цучимикадо.
  
  
  - Так. - распахнул холодильник Гунха. - У меня тут куча рамена и... три Токивадай. - посмотрел он на голодно сверкающих глазами девушек. - Вы вообще совместимы?
  - Да, и ещё как! - Куроко не выдержала и сама начала выхватывать упаковки с лапшой. - Давай уже готовить быстро, если сестрица помрёт с голоду, то я тебя ей скормлю!
  - Не преувеличивай, Куроко. - Мисака уселась за большой для такой крохотной кухни стол и тяжело вздохнула. Тома тоже занял стул неподалёку, как и Шокухо, пока Ицува пыталась как-то помочь Куроко и Гунхе, заспорившим о качестве очередной вынутой лапши.
  Её раздражало всё. Этот спор. Шокухо, явно пытавшаяся обратить на себя внимание Томы, пусть и безуспешно. Сам Тома, разодравший себе по пути руку, уже залеченную Ицувой. Да и Ицува, которая...
  Мисака давно не испытывала такого противоречия, как тогда, когда смотрела на выставившую копьё девушку. С одной стороны, что эта себе позволяла. С другой, она целиком и полностью была с ней согласна.
  Нельзя было брать Тому с собой. Нельзя было вообще идти к нему. Дурочка на крыльях любви совершенно не соображала, что делала. По уму стоило обсудить с Конори-сан и получить поддержку Правосудия, а то и вовсе Анти-Навыка. Надавить на Второго дипломатией. Заручиться участием Седьмого самостоятельно. Да одной попробовать - Второй слабее Первого, это даёт ей шанс, там осталось бы лишь воспользоваться.
  А теперь что поделаешь? Она смолчала при их разговоре. Она смолчала при жалкой попытке Ицувы всё предотвратить. Она молчит и сейчас, пока эта золотоволосая дрянь... тааааак...
  - Всё хорошо, Рейлган. - Шокухо двинула было стул к Томе, но мгновенно прекратила после крохотного разряда около её головы. - Успокойся. Мы все волнуемся.
  - Ещё бы не волноваться. - Гунху всё-таки оттолкнули от еды, и он присоединился к сидящим за столом. - Третья, Пятая, Седьмой и их сторонники идут бить морду Второму! Город точно запишет это в свои анналы.
  - Нам его сначала найти надо. - буркнула Мисака. - И с прихвостнями что-то сделать.
  - Плюс я-то не пойду. - сказала Шокухо. - Толку там от меня? Мой пульт на Тёмную Материю не подействует.
  - Тёмную Материю? - не понял Тома.
  - Кличка такая. Под стать хозяину.
  - Слушайте, что вообще этот Второй умеет? - парень оглядел сидящих.
  - А кто его знает. - Гунха, словно бы потеряв интерес к разговору, вынул телефон и начал в нём копаться.
  - Второй умеет создавать новую для нашей реальности материю. - объяснила вместо него Шокухо. - И наделять её какими угодно свойствами. Например...
  - Например, чтобы при контакте с воздухом она превращалась в крайне радиоактивный материал, мгновенно убивающий человека просто при нахождении в одном помещении. - мрачно пояснила Мисака. Именно так, скорее всего, Тейтоку и убил того парня, Жар-Птицу. Эспер, умеющий лишь нагревать, не имел ни малейшего шанса.
  Все немного помолчали, обдумывая информацию - а затем Куроко с Ицувой раздали лапшу, и маленькая кухня погрузилась во всасывающие звуки.
  - Получается, если материя новая для нашей реальности, то она как бы сверхъестественная? - спросил Тома, немного утолив голод.
  - Получается. - кивнула Шокухо.
  - Необязательно! - с полным ртом возразила Мисака, всосала лапшу и продолжила:
  - Материя, которую создаёт Второй, чужда нашему миру именно до того, как он её создал. После уже точно так же его часть, как железо, кобальт или цинк.
  Почему Тома и не должен с ним сражаться, хотела добавить она. Его рассеивание сверхъестественного тут не поможет, созданное Тейтоку формально абсолютно естественно.
  - Да, но оно же создается силами эспера? - похоже, Тома понял и сам. - Значит, я всё равно справлюсь. Помнишь, ты в меня свой бензопильный песок кидала? Он ведь тоже обычная материя, но развеялся.
  - Бензопильный песок? - подняла брови Шокухо.
  - Да было дело. - Мисака аж побагровела от воспоминаний момента своего позора. - Ну тогда как хочешь.
  Это её нисколько не убедило, но Тому сейчас не остановишь.
  - Тогда какая у нас тактика получается? - тихо спросила Ицува. - Камидзе-сан вцепляется в этого Второго, а мы все бьём?
  - Похоже, что да. - Тома слегка улыбнулся и вернулся к лапше. - Я отвлекаю на себя всё его внимание, хватаю - и вы атакуете чем есть.
  Мисака издала столь громкий кашляющий звук, что все на мгновение утихли.
  - На всякий случай: я здесь самая сильная. - она даже позволила капельку самодовольства. - Соответственно, именно меня будут рассматривать как главную угрозу и именно меня Тейтоку будет атаковать в первую очередь. Так что и внимание тогда буду отвлекать на себя я.
  - Нет, Мисака. - нахмурился Тома. - Если он Второй, то сильнее тебя и быстро размажет.
  - Ты вообще нулевик, знаешь ли! - мгновенно разъярилась девушка. - А сам лезешь в пекло!
  - Я переживал и не такое, так что выдержу.
  - Мало ли что ты переживал! Я тоже переживала! Второй в любом случае выберет меня своей целью, так чего изгаляться!
  - Если он хоть сколько-то наслышан обо мне, то как раз меня выберет! Значит, я и должен быть на переднем плане!
  - Господи, два суицидальных идиота. - произнесла Шокухо в полный голос, вынуждая обоих умолкнуть. А Гунха, наконец отвлёкшийся от телефона, спросил:
  - Слушайте, кто-нибудь из вас протыкался насквозь стальным прутом так, что кишки вылазили, а потом продолжал бегать и драться?
  Напряжённое молчание не выявило желающих поделиться опытом. Седьмой ухмыльнулся, положил телефон на стол и сказал:
  - Тогда танкую я. Ты хилишь. - он показал на Ицуву. - Ты, стало быть, цепляешься и держишь. - палец переместился в сторону Томы. - Ты тупо бьёшь молниями, отвлекая и дамажа. Ты... слушай, а кто ты вообще?
  - Ширай Куроко. - обиженно ответила девушка. - Четвёртый уровень, телепортёр и единственная любовь сестрицы!
  - Кого? - не понял Гунха.
  - Никого. - Мисака послала ещё один разряд, теперь уже к Куроко, и та заткнулась.
  - Пфф, ладно. Короче, тактика. - Гунха вновь взял на себя внимание. - Я танкую, то есть раз за разом взрываю этого чувака, заодно матерю, дабы агрился, и стараюсь держать спиной к рейду. Третья рядом со мной дамажит молниями, подхватывает агро, если урон по танку слишком велик. Дебаффер ныкается по углам с телепортёром, ждут удобного момента, выбегают из луж и не агрят, затем инвизят со спины. Хилер также ныкается, но активно, если кого задело всерьёз - подбегает и хилит. Если босс свалился на землю, то пробует достать копьём, однако если ранж недостаточный, то лучше отступать. Пятая контролит аддов, если будут, кайтит их подальше, если получится - переагривает их на босса. Когда дебафф сработает, то врубаем геру и вливаемся в босса. Вопросы есть?
  - Прости, что? - хором спросили все.
  
  - Здесь только одна Мисака, потому что Мисака не ожидала появления Акселератора, удивлённо отметила Мисака.
  - Знаю, я невовремя. - проворчал эспер и протянул стоявшей в холле больницы девушке пакет. - Прости, но в прошлый раз я вам не отдал, да и вообще... некрасиво получилось.
  - Вполне нормально для Акселератора, отметила Мисака без лишней иронии. Ого, оценила Мисака содержимое пакета, когда заглянула туда. Некоторые из этих марок незнакомы Мисаке, а некоторые знакомы, пояснила Мисака своё восклицание.
  - Честно говоря, я не знаю, что именно вам покупать. - Акселератор мрачно потыкал костылём кафельный пол. - У меня вообще впечатление, что у вас и денег больше, и времени по магазинам ходить, а уж в косметике тем более разбираетесь.
  - Мисака согласна с доводами Акселератора, не стала отрицать Мисака. Однако Мисаки откладывают большинство полученных денег на банковский счёт, дабы потом стать миллиардерами и знатно потусить, поделилась мечтой Мисака. Поэтому Мисака рада любому подарку и всегда найдёт ему лучшее применение, сказала очень хозяйственная Мисака. Особенно если это подарок от братика Акселератора, хихикнула Мисака.
  - А эти двое вам ничего не дарят? - Акселератор решил пропустить "братика" мимо ушей.
  - Если Акселератор про братика Тому и сестру Мисаку, то нет, огорчённо сказала Мисака. Впрочем, братик Тома и сестра Мисака не располагают огромными средствами и имеют много других людей для вручения подарков, понимающе добавила Мисака. Мисака желала бы, чтобы они скорее вручили подарки друг другу, открыла Мисака недавно значение слова "шиппинг".
  - У них отношения, что ли?
  - Мисаки не знают точно, совсем неуверенно сказала Мисака. Но Мисаки сделают всё в их силах, дабы это стало отношениями, твёрдо решила Мисака.
  - Удачи вам. - только и ответил Акселератор. Делиться своими мыслями не было никакого желания.
  - Может, братику Акселератору тоже нужна помощь с отношениями, предложила Мисака. Если братик Акселератор испытывает типичное для его возраста сексуальное томление, то некоторые из Мисак...
  - Нет и больше никогда об этом не говори. - эспер сказал столь чётко, что клон даже не стала подтверждать услышанное, просто кивнула. - Буду ещё к вам заглядывать, если нужно что-то конкретное, то передай через Мисаку-Мисаку.
  - Хорошо, Мисака передаст через Мисаку-Мисаку всё, что будет необходимо.
  
  - Всё, я поняла. - выдохнула Куроко. Гунха наконец сумел нормально перевести им свои слова.
  - Я просто частенько с друзьями в игру выбираюсь по ночам, так это, привык к тамошним терминам. - пояснил парень. - С ними легче. В общем, ещё вопросы?
  - Я же сказала, я участия не принимаю. - слегка раздражённо заявила Шокухо. - Меня попросту любым шальным разрядом убьёт, вы этого хотите?
  - Уже да. - проворчала Мисака.
  - Так, а что ты тогда делать будешь? - поспешил вмешаться Тома. - Ты ведь что-то умеешь?
  - Что-то. - мрачно ответила Шокухо. - Уважаемые, вы вообще понимаете, что у Тёмной Материи есть своя группа почитателей? Которая вполне может доставить нам проблем. Согласитесь, нужен кто-то, кто внесёт в их ряды междусобойчик. - теперь уже она ярко улыбалась Томе, который смотрел на неё задумчиво и бесил Мисаку.
  - Всё это хорошо, но бесполезно, пока мы не найдём его. - резко заявила она. - Второй может сидеть в какой-нибудь комнатушке, где все наши ужимки лишь повеселят его. Или заставить бегать за ним через полгорода. Или...
  - Да не. - перебил её Гунха, несколько секунд назад вновь углубившийся в телефон. - Я уже знаю, где он, там место вполне всем подходит.
  - Уже? - поразились все.
  - Ага. Кстати, там выход из подземелья тоже недалеко, можем даже пройти скрытно.
  - И как ты его так быстро нашёл? - непонимающе заморгала Шокухо. - Я до сих пор ничего не нарыла.
  - Да я просто отправил ему в соцсети, что хочу набить морду, пусть назначит место. Ну он и назначил.
  - В смысле, отправил в соцсети?
  - В прямом, у него профили в каждой. Я хотел было и остальных пригласить, но у Первого и Шестого страниц нету, а Четвёртая меня везде заблокировала. Кстати, добавился в друзья всем, кого нашёл, проверьте потом.
  - Вот уж всех пятых эсперов в одном месте нам точно не надо. - содрогнулась Куроко.
  - Да ладно, всё равно эпик выйдет и завтра весь инет в слухах будет. - отмахнулся Гунха, вглядываясь в телефон. - Слушайте, я действительно знаю это здание, там один мой приятель работал, совсем недавно всё закрылось и переехало. Даже сейчас фотографии поищу. Просто если всё как помню, то мы можем нашу тактику и изменить.
  
  - Акселератор пришёл, завопила Мисака-Мисака, обхватывая братика за ногу!
  - Ты что, тоже ударилась в этот идиотизм о братиках? - эспер поднял ногу с висящей на ней девочкой, а затем ухмыльнулся и пролетел из прихожей прямо в гостиную, где и вовсе закружился, устраивая визжащей малышке карусель.
  - Боже, Акселератор, ты ли это? - Йомикава пришла на визг с довольной улыбкой. Эспер взглянул на неё, нахмурился и аккуратно опустил ногу.
  - Ох, Мисака-Мисака кружится. - девочка отцепилась было от ноги, но через секунду схватилась обратно. - Мисака-Мисака понятия не имеет, что это было... но Мисака-Мисака хочет ещё!
  - Потом. - буркнул Акселератор, сам не понимая, что на него нашло. - Как вы тут?
  - Да как всегда. Привет, Акселератор. - Йошикава тоже явилась на шум. - Что-нибудь узнал?
  - О чём? - не понял эспер.
  - Об Одеялко.
  - А... нет. Узнаю. Пока пойду душ приму. Мисака-Мисака, если не отцепишься, то пойдёшь следом.
  - Акселератор уже видел Мисаку-Мисаку голой, а она его нет, возмущённо крикнула Мисака-Мисака, напоминая о гендерном равенстве.
  - Бойся исполнения своих желаний. И серьёзно, уйди, а то опять закручу. - эспер с по-прежнему держащейся за ногу девочкой запрыгал в сторону ванной, а женщины обменялись многозначительными взглядами.
  - Он назвал Ласт Ордер Мисакой-Мисакой. - сказала Йомикава, когда парочка скрылась из виду.
  - И ведёт себя словно душка по своим меркам. - поддакнула Йошикава.
  - И вне дома как-то совсем долго.
  - А вчера был неимоверно вежлив.
  - Мальчик влюбился. - одновременно выдохнули обе, вслушиваясь в обиженное верещание выставляемой из ванной девочки.
  
  
  Их группа сократилась до пятерых - Шокухо ушла прямо из дома Гунхи, на прощание мягко стукнув Тому волосами по шее. Тот не отреагировал как-то особо, просто поглядел вслед.
  Мисака уже устала злиться. А сейчас, когда она шла по подземелью рядом с Томой и вжималась в него - вовсе не хотела. Они ведь... впервые идут вместе сражаться. Не на разных концах города или космического лифта - вместе, бок о бок, полноценной боевой парочкой. И от этого становилось спокойнее, а все страхи улетучивались.
  Группу вновь возглавлял Гунха, а Куроко с Ицувой замыкали - и о чём-то очень тихо шептались. Мисака не слышала, о чём, и не вслушивалась. Тома был рядом, остальное не имело значение.
  Хотя нет, грядущий бой со Вторым имел значение. Тем более что тактика слегка изменилась - Гунха должен был начать в одиночку.
  - Если мы все сразу навалимся, то он включит берсерка, начнёт бить по площади и вайпнет рейд. А так одного меня будет слабыми атаками, и вдруг удастся его взорвать, мало ли. - хмыкал он при объяснении. - Притворюсь, что пришёл один, какое-то время продержусь, вряд ли он сразу мне кишки вытащит, скорее начнёт расспрашивать, чего это я так сагрился. А там потом Третья нападает со спины и мочим вдвоём. Шансы неплохие, но если не выходит - вступаете вы. Ты его телепортируешь рядом, ты хватаешь, а там уже легкотня. Ты всё бегаешь и хилишь. А там парни подбегут, я им уже написал. Хоть как-то да отметелим.
  Со стороны казалось крайне просто, но Мисака понимала - проблемы будут. Это Второй. В определённом смысле он опаснее и смертоноснее Первого, а ведь Акселератор не убил их и полгорода лишь благодаря клонам.
  Но деваться некуда. Отступать уже давно поздно. Да и не желает никто, у парней кулаки чешутся, Куроко с Ицувой не настолько боевитые, но тоже шагают без проблем, а она...
  Сражаться бок о бок с Томой. Когда ещё такое выпадет.
  
  Только в своей комнате перед сном Акселератор соизволил заглянуть в телефон - и тяжело вздохнул. Столько пропущенных звонков и сообщений он ещё никогда не видел и несколько секунд обдумывал махнуть рукой, выключить и лечь спать, однако затем всё же позвонил по номеру Унубары.
  - А мы уже думали к тебе идти. - взволнованно ответил тот.
  - Что стряслось? - мрачно спросил эспер, и через несколько секунд зазвучал голос Цучимикадо:
  - Акселератор, друг, я оплачу тебе все сверхурочные, больничные и зубные, но у нас тут проблема: Камидзе Тома в компании с Третьей, Пятой и Седьмым идут драться со Вторым. Я понятия не имею, где всё произойдёт, но прошу тебя найти их и остановить любыми нефатальными способами. Долго объяснять подробно, но если эта битва случится, то нам всем хана. Прямо сейчас и пожалуйста. Конец связи.
  Эспер уставился на замолкший телефон, а затем заглянул в сгущающуюся за окном ночную тьму. Ха. И где может собраться такая весёлая компания, о привычках которой он не имеет ни малейшего понятия?
  Придётся идти, что поделаешь. Сон для слабаков, а удовольствие ткнуть половину пятых лицом в землю, как нашкодивших котят, многого стоит.
  Половину пятых и Камидзе Тому.
  
  - Короче, вот тут я вылезу и дальше пойду открыто. - Гунха показал на люк над их головами. - Вы топайте далее, сворачивайте направо и направо, пока не увидите такой же люк. В него залезаете, и Третья идёт поверху, остальные понизу. Далее всё как договаривались. Ну, удачи. - он махнул на прощание и полез наверх. Остальные тоже помахали и поспешили далее, звук отодвигаемой крышки люка настиг их только через несколько метров.
  Теперь уже все молчали. Мисака не знала, что на уме у других, но у неё любовные переживания наконец-то сменились обдумыванием боя.
  Поле, как его описал Гунха, было идеальным для обеих сторон. Полно свободного места, чтобы летать, и полно металла, которым можно летунов сбивать. А если вдруг что - кошель с монетками при Мисаке.
  Чует сердце - без рейлгана не обойдётся. Хотя очень не хотелось бы, это оружие против металла, человека убьёт запросто. Может, и не придётся, у неё есть пара секретов в рукаве, которых Второй не ждёт. Приёмы, что ещё не использовались и сейчас самое время.
  Она вновь посмотрела на шагавшего рядом Тому. Невесел, но скорее всего из-за грядущей битвы, а не из-за её присутствия. Да, вот - уловил взгляд, посмотрел в ответ, улыбнулся, вынудил покраснеть и отвернуться.
  Спокойно, Мисака, спокойно. Ты взрослая, ответственная, и сейчас докажешь это, победив эспера выше рангом. Тома после несомненно тебя оценит, восхитится - а дальше по восходящей.
  И всё будет хорошо.
  
  Один из законов общества гласил: если куча людей куда-то бежит, то лучше всего бежать следом и лишь потом разбираться.
  Акселератор никогда не выполнял этот и многие другие законы общества - в том числе потому, что частенько эти люди бегали от него. Однако сейчас десяток спешащих в ночь крепких парней вполне могли иметь отношение ко всей этой кутерьме с пятиуровневыми, и потому эспер зашагал следом, простукивая костылём асфальт.
  
  Дверь Гунха попросту выбил - она всё равно никому не нужна, а скрытное нападение не его конёк. Второй и так уже должен знать, что противник прибыл, так пусть уверится, что имеет дело с пустоголовым болваном.
  - Гунха крушить. - даже пробормотал парень для пущего эффекта и остановился.
  Дверь вела прямо в машинный зал - точнее, то, что от него осталось. Осталось не так уж и мало, но всё оно было разбросано по огромной площади в виде запчастей, обрезков металла, приборов и даже непонятно зачем оставленного контейнера с электродвигателями. Свет не горел - но он был и не нужен.
  Весь зал прекрасно освещался многочисленными белоснежными нитями, исходящими из спины сидящего на стуле у дальней стены парня. Высокий, светло-каштановые волосы до плеч, одет в фиолетовый костюм, и очень внимательно наблюдает за ввалившимся противником.
  - Привет, Второй. - Гунха поднял ладонь в приветственном жесте, однако тот даже не пошевелился, продолжая рассматривать соперника. - У меня к тебе дело есть, к слизняку эдакому. Освободи Одеялко, девушку, что ты захватил, и в награду останешься с целыми зубами.
  Второй лишь слегка наклонил голову, словно предложение его заинтересовало, а затем медленно сказал:
  - Предлагаю сделку, Седьмой. Я говорю, где спрятана девушка, и нисколько не мешаю её освобождать. Взамен ты приведёшь мне Камидзе Тому.
  - Кого? - дурачок так дурачок. Второй ещё раз пошевелился.
  - Не делай вид, что впервые слышишь это имя, Седьмой. Все вы, пятиуровневые, должны были слышать его. Имя единственного, способного победить Акселератора.
  - Значит, он и тебе морду начистит, да? - Гунха хохотнул. - Неудивительно. Тебе даже я сейчас кишки порву.
  - Смелое заявление. Было бы внушительным, но разница между нами слишком велика.
  - Скажи это своим отбитым почкам.
  Кайкине холодно посмотрел на выставившего вперёд руку Гунху, а затем крохотный наушник в ухе сказал слышимым лишь ему взволнованным женским голосом:
  - Вы были правы, босс! Тепловизоры показывают, что в здании ещё четверо - один наверху, трое внизу!
  Кайкине слегка улыбнулся, и нити зашевелились, когда он встал со стула и взмыл под потолок машинного цеха.
  - Что ж, Седьмой. - нити изогнулись и превратились в пару светящихся крыльев. - Драться так драться.
  
  С Мисакой они распрощались сразу, как только выбрались из люка к подножию огромной, уходящей ввысь заводской трубы. Девушка пожелала всем удачи, зачем-то ткнула Тому в плечо, покраснела и запрыгнула на стену трубы, по которой и зашагала, сопровождаемая электрическими разрядами.
  - Ицува, а у тебя копьё получится метать? - спросил Тома, когда они двинулись по тёмному коридору, освещаемому лишь оказавшимся у Куроко фонариком, в сторону машинного зала, путь к которому Гунха обрисовал заранее.
  - Да, Камидзе-сан. - ответила девушка, шедшая в хвосте ополовиненной группы. - Но нам ведь его живым взять надо, нет?
  - Ну да... - по идее, им достаточно просто вытащить из Второго место, где он держит Одеялко. Даже драться не обязательно. Но Гунха и Мисака настроились сражаться, а Тома знал: настроенную на драку Мисаку не отговоришь.
  Забавная девочка. Со стороны сплошной клубок агрессии, а как вглядишься - можно даже немало милого обнаружить. Брелок лягушонка Гекоты, прикреплённый к телефону, она даже не прячет уже. В сравнении с Акселератором и вовсе чудесное создание. А что агрессивная... Индекс порою едва ли не хуже себя ведёт, так что всё нормально.
  - Слушай, питекантроп. - Куроко прямо на ходу повернулась и посветила фонариком ему в глаза. - Нам придётся держаться друг за друга, но именно держаться. Если ты своими грязными мужскими фантазиями додумаешься, что женское тело рядом с собой обязательно лапать, то я засуну твои ноги тебе в горло. Понял?
  - И в мыслях не было. - на фоне своей подруги Мисака и вовсе сдержанной кажется. Куроко фыркнула, тряхнула завитыми в косички волосами и продолжила идти дальше.
  Так они вскоре добрались до ведущей наверх лестницы, уже полностью покрытой штукатуркой от доносящихся сверху взрывов. Похоже, бой был в самом разгаре.
  
  - Суперудар!
  Жёлтое пламя полыхнуло в воздухе, разрывая вальяжно плывущие нити и пытаясь добраться до тела Кайкине. Тот слегка отлетел, и новый свет вылился из его крыльев, бурной рекой устремляясь к бегущему Гунхе.
  - Мегаудар! - тот выбросил правую руку, и теперь всё взорвалось синим, отворачивая реку в сторону. Для этого Гунхе пришлось ненадолго встать в каратистскую стойку, и сотни нитей мгновенно потянулись пронзить его - но впились в пустое место, когда парень рванулся с места так, что и молния бы не угналась за ним.
  Кайкине нахмурился. Он был уверен, что Седьмой не окажет достойного сопротивления, но пока выходило наоборот. Конечно, даже сейчас битву можно завершить одним движением руки, но надо преподать урок сразу всем собравшимся его побить, наивно полагающим, что атаки со спины будет достаточно.
  Убить разом четверых, оставив пятого жить в вечном страхе и разносить слух о том, что только Акселератор имеет право сразиться с Тёмной Материей. Акселератор... и победивший его.
  Впрочем, Кайкине не сомневался: Камидзе Тома будет здесь. Он похитил девушку-эспера для нужд учёных, и потому сюда должна заявиться Мисака Микото. А она непременно притащит с собой Камидзе Тому, ведь с Акселератором, как ему сообщили, случилось то же самое.
  Надо дождаться, пока они появятся здесь.
  Допросить.
  И убить обоих.
  
  Мисака сразу подготовила монетки, ибо на поле боя можно и не успеть их вынуть. Она уже слышала взрывы - те сотрясали стонущее от боли здание, странно как ещё не обрушили весь зал. Надо поспешить.
  Технические коридоры, по которым она пробиралась, были темны и заставлены, но это нисколько не мешало. Всё более-менее тяжелое и металлическое она окружала разрядами и тащила следом. Гунха говорил, что зал целиком набит всяким подобным, но лучше будет принести снаряды с собой.
  Тем более что почему Второй выбрал именно это здание? Единственный вариант - оно подготовлено для боя. И вряд ли как вышло у Четвёртой, вынужденной сражаться в начиненной взрывчаткой лаборатории с предсказуемым результатом.
  Но даже так Мисака победила с большим трудом. А сейчас всё будет гораздо тяжелее. Поэтому она остановилась, закрыла глаза, вздохнула и сконцентрировалась.
  А затем со всей силы ударила ногой по стальному полу.
  
  Взрыв Гунхи окрасил помещение в синий, вновь заставляя Второго отлететь - прямо в точку, куда вывалилась окружённая рассерженным электрическим клубком Третья. Вспышка от их столкновения вышла столь яркой, что парень даже отвернулся и зажмурил глаза. А когда рискнул вновь посмотреть в ту сторону, то эсперы уже сражались.
  Воздух был начинен металлическими обломками, и Мисака прыгала от одного к другому, уворачиваясь от сотен нитей и отправляя в сторону Второго целые гроздья молний. Сияло, сверкало и грохотало как от демонстрации безумных сварщиков, так что Гунха приставил ладонь к глазам, прищурился - и вновь выбросил правый кулак вперёд, сминая взрывом защиту Второго.
  
  Томе по лестнице пришлось бежать вместе со всеми - мысли о том, что он может споткнуться и упасть, мгновенно отбрасывались.
  - Главное, не касайся моей правой руки! - крикнул он прыгающей с площадки на площадку Куроко.
  - Сто раз сказал, умнее тебя, поняла! - выпалила та на ходу. Ицува неслась впереди всех, вынув части копья, но пока не собирая его - места мало. Наконец они выскочили на площадку с нужной дверью, готовой вылететь от тряски, девушка мощным прыжком выбила её, Куроко схватила Тому за левую руку, влетела в зал - и они мгновенно телепортировались.
  Второй оказался спиной к ним, совсем близко, и Тома выбросил вперёд руку. Вот так, сейчас задеть его и...
  Его отбросило, врезало в Куроко и обоих закружило, а затем швырнуло во что-то мягкое, липкое и насмерть приклеившее к себе. Тома повис как в переплетении проводов, с выставленной в сторону правой рукой, обездвиженный и способный только смотреть вверх, прямо на Второго.
  Тот подобно пауку висел в переплетении нитей заполонившей зал белесой паутины и внимательно рассматривал всех присутствующих. Где-то недалеко злобно выругалась Мисака, жалуясь на липкую мерзость - похоже, она тоже застряла. Гунхи и Ицувы слышно не было.
  - Всё пятеро тут. - произнес Кайкине; паутина нисколько не помешала ему приблизиться к Томе, пропуская сквозь себя. - И Камидзе Тома среди них, как я и предполагал. Тоже освобождать ту эспера?
  - Разумеется. - бесстрашно ответил парень. Кайкине улыбнулся.
  - Я могу сделать эти нити какими угодно. - едва ли не ласково сказал он. - Острыми. Горячими. Холодными. Радиоактивными. Переваривающими плоть. А могу убрать их и позволить всем вам уйти, если ты ответишь мне на один вопрос, Камидзе Тома. Как ты победил Акселератора?
  Тома промолчал - обдумывая, что ответить, и одновременно оценивая положение. Похоже, все они попались в паутину. Второй знал, что Гунха пришёл не один, ждал, пока тут не соберётся вся компания, и активировал свою ловушку. И им повезло, что ему интересен Тома, иначе группу положило бы мгновенно.
  Но и так ясно однозначно - живыми их вопреки словам не выпустят. А раз так, то необходимо тянуть время, надеяться на других и думать самому.
  Кстати о самому... рукой-то он может двигать. И она пока что не касается ни одной из нити паутины. А раз так...
  - Камидзе Тома, если ты не ответишь, то я начну убивать твоих друзей.
  - О, прости, я думал, как бы точнее описать. - ответил парень, стараясь держаться хладнокровно. - Пожалуй, скажу так. - Тома взглянул на внимательно слушающего Второго и улыбнулся. - Я просто всегда побеждаю.
  И он коснулся ближайшей нити.
  
  Как она и предполагала. Только не предполагала, что всё окажется настолько масштабным.
  Очевидно, что Кайкине плёл паутину весь бой, потому и огрызался так слабо, фактически лишь лупя своими крыльями. Он с самого начала хотел поймать их в ловушку, стать хозяином положения и разобраться спокойно.
  Мисака попробовала разодрать паутину молниями, но ничего не сработало. Её охватило тревожное понимание - Кайкине знал, что она будет тут. Либо вычислил, либо...
  Пятая ведь та ещё тварь. Кто сказал, что она неспособна играть на обе стороны и предать? Мисака аж заругалась, пытаясь выпутаться, но лишь ещё больше застряла.
  Хорошо, что Второй теперь заострил внимание на Томе. Точнее, плохо! Она слышала их разговор, и ей он очень не нравился. Если Тома сейчас проболтается о своей силе, то ситуация станет хуже некуда.
  Однако он не проболтался, а вместо этого попросту испарил всю паутину - Мисака осознала это уже когда летела вниз головой. Она мгновенно заискрила, перевернулась и подхватила всё падающее металлическое, также рванувшее к полу.
  Томы не было видно, как и Куроко - ага, понятно. Гунха стоял и вертел головой, а неподалёку с копьём наизготовку застыла Ицува. Мисака тоже завертелась в поисках Кайкине и обнаружила его под самым потолком. Такое впечатление, будто он испугался исчезновения паутины и непроизвольно попытался сбежать.
  Забавно - и не очень. Если он понял, что произошло, то сила Томы больше не эффект неожиданности. А если понял, что они видели его страх...
  - Значит, так. - Кайкине расправил крылья во весь периметр зала. - Значит, вы решили умереть. Да исполнится же ваше желание.
  
  
  Чёртов костыль.
  Не то чтобы он так уж нужен Акселератору, но и без него никак. Однако о том, чтобы догнать группу парней, не шло и речи. Благо хоть за время сражений с клонами он успел основательно зазубрить карту города и прикинуть варианты пункта назначения.
  И чего Цучимикадо так беспокоится, интересно? Ну да, битва с участием сразу нескольких пятиуровневых явление чрезвычайно редкое, если вообще не впервые происходит, но...
  У них там Третья, Пятая, Седьмой и Камидзе Тома. Акселератора победили более скромным составом, так что если и переживать, то за Второго, уж тому достанется знатно. И даже если там убьёт одного, ну двоих - на "всем хана" как-то не походит. А уж сам факт битвы...
  Ладно. В любом случае он ворвётся и всех разгонит. Возможные точки схватки уже просчитал, а там в крайнем случае сориентируется по спецэффектам.
  
  Мисака и Кайкине ударили одновременно. Но если молния не нанесла особого урона, запутавшись в белоснежных нитях, то атака Второго потянулась к Ицуве столь мощным потоком, что девушка не сумела её избежать даже рванувшись в сторону. Короткий вскрик - и пол мгновенно начала заливать кровь.
  Второй раз Кайкине ударить не успел - Мисака, взревев, швырнула окружённые разрядами электродвигатели в воздух и помчалась следом за ними, притягиваясь к каждому и выстреливая вперёд себя молнии. Гунха же склонился над потерявшей сознание девушкой и выругался.
  - Блин, и хилить себя не сможешь. Давай хоть унесу. - он протянул к ней руку, но в следующее мгновение Куроко появилась рядом, обхватила Ицуву за плечи и исчезла.
  - Ну или так. - Гунха вновь посмотрел вверх. - Как бы мне подловить этого мудака, а?
  
  Во время битвы с Акселератором Мисака десять тысяч тридцать два воспользовалась безветренной погодой и наэлектризовала окружающий воздух. Акселератор не сразу понял, что уже дышит озоном, не сразу принял меры - и вполне возможно, что кислородное опьянение сказалось на его мозгах и итоге боя. А если клон что-то умеет, то его в разы сильнейший оригинал тем более.
  Это был первый козырь Мисаки, и она успешно реализовывала его весь бой, сейчас уже чуя запах свежести после грозы. Кайкине вряд ли тренировался в подобных условиях, а вот Мисака да, так что ей и повредит меньше.
  Плюс второй козырь.
  Когда-то ей вкололи сильный яд, парализующий всю нервную систему. Вот только нервная система, грубо говоря - сеть электромагнитных импульсов, на которую Мисака сумела воздействовать, встать и какое-то время походить катушкой под напряжением. А раз она сумела подобное на себе - значит, сумеет подобное и на другом.
  Потому молнии, всё же находившие щели в обороне Кайкине, не только били током. Снижение интеллекта Второго было единственным шансом на успех. Он не создавал материю, просто подумав об этом или вытянув руку с пожеланием - нет, Кайкине должен был описать характеристики материала, все до единой.
  Плотность. Теплоёмкость. Пластичность. Атомное число. С десяток других, Мисака даже не могла назвать весь список. Кайкине не просто так звался Вторым. Однако сейчас, со всеми козырями, работа его мозга должна снизиться до такой степени, что не выйдет создавать даже привычные материалы.
  Так, глядишь, и сила Томы не понадобится.
  Оставалось всего-то - выжить до этого момента.
  
  Куроко вынесла его на лестничную клетку, оставила, исчезла, появилась с окровавленным телом Ицувы и вновь исчезла безо всяких пояснений. Тома растерянно заморгал, чувствуя нарастающие беспокойство и страх.
  Ицува как минимум тяжело ранена. Если Куроко улетела в больницу, то и на неё не стоит рассчитывать. Сражение внутри идёт такое, что соваться туда просто опасно.
  Впервые за долгое время он почувствовал себя по-настоящему бесполезным. Почувствовал - и сразу же напомнил, кто именно растворил ту паутину.
  Значит, его сила на созданные Вторым материалы действует. А если так... то всего-то надо выйти и вызвать огонь на себя. Тогда противник лишится своих крыльев, это будет отличный шанс подобраться, схватить его и всё закончить.
  Главное чтоб не пришибло обломками.
  
  Если Кайкине и становился глупее, то незаметно. Всё новые и новые нити вылетали и отклоняли разряды, отбивали куски металла, пытались впиться в тело Мисаки, но та вертелась на все триста шестьдесят градусов и в свою очередь отправляла молнии, закрученную в острейшие хоботы металлическую стружку, призывы к нервным импульсам замедляться...
  Может, оно уже работает? Второму сейчас ничто не мешало сделать себе что-то околосвинцовое для защиты и вновь вытащить радиоактивный материал. Однако же он не спешил с этим, словно чего-то выжидал или словно уже не хватало вычислительных мощностей. Атаки же по-прежнему блокировал...
  Гунха появился рядом словно из ниоткуда. Это был не полёт - прыжок, невероятно ускоренный и мощный. Мисаку прям отнесло в сторону потоком ветра, а Кайкине не просто отнесло - мощнейшим ударом Седьмой прописал ему прямо в зубы и отбросил к стене. Второй ударился об неё и безжизненным кулем свалился вниз, Гунха же забарабанил кулаками по воздуху, замедляя падение.
  Когда они оба добрались до пола, в зал вбежал Тома - и удивлённо остановился.
  - Вы справились? - он посмотрел на лежащего неподвижно Кайкине.
  - Да. - выдохнула Мисака. И даже рейлгана не понадобилось. Гунха же не спешил праздновать, а сразу зашагал к поверженному врагу.
  - Ты там живой? - крикнул он, остановившись неподалёку. Второй открыл глаза, двинул рукой и что-то прошептал.
  - Что? - вслушался Гунха.
  - Третья... - теперь уже отчётливее произнёс Кайкине. Мисака мгновенно поманила за собой Тому и подошла поближе.
  - Всё кончено, Второй. Говори, где Одеялко. - жёстко сказала она.
  - Третья... - Кайкине пошевелился, сумел сесть, опёрся об стену и улыбнулся разбитыми в кровь губами. - Я знал... что однажды нам придётся сразиться... все пятые враги друг другу, но смежные особенно...
  - Только для тебя, Второй. Даже Четвёртая не так одержима рангами, как ты. Отдай Одеялко, и я больше тебя не потревожу.
  - Я для того и похитил её... знал, что ты либо Камидзе Тома явитесь на выручку... огромная удача что сразу оба... - Кайкине улыбнулся так, словно был хозяином положения. - И я приготовил тебе подарок, Третья...
  - ЖИВО ГОВОРИ, ГДЕ ОНА! - Мисака от злости вновь окружила себя молниями и даже полезла в карман за монеткой. А в следующий миг Кайкине выбросил перед собой сотни нитей.
  Все отшатнулись, однако удар пришёлся в пустоту - нити никого не задели.
  Только прошлись по молниевому каркасу вокруг Мисаки.
  Вцепились в него и прикрепились.
  Мощным рывком подняли девушку в воздух, потащили к противоположной стене.
  И превратили электрические разряды в языки всёсжигающего пламени.
  
  - Мисака! - Тома попытался рубануть по исходящим от Второго нитям, но эспер мгновенно взлетел, уходя от его атаки.
  Гунха же мощным рывком, отбросившим Тому и растрескавшим пол, рванул к горящей заживо и непрерывно кричащей девушке. За секунду он настиг её и крепко схватил, не обращая внимания на то, что огонь начал пожирать его. И пожирал всё больше и больше, фактически всё пламя попросту оставило потерявшую сознание Мисаку и обвилось вокруг Гунхи. Тот быстро положил тело девушки на пол, обернулся и занёс кулак. Пламя вновь начало перетекать, на этот раз оно собралось на руке, и весь зал завонял горелым мясом. На лице парня не дрогнул и мускул, он побежал в сторону взлетевшего Второго, через несколько метров вновь прыгнул и уже в воздухе заорал:
  - СУПЕР-МЕГА-УЛЬТРА-ЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ-ОГНЕННЫЙ УДАР!
  Кайкине выбросил навстречу ему нити, но Гунха выставил вперёд горящую руку и на полной скорости пробился сквозь них, врезавшись во врага. Эсперов вновь бросило в стену - и на этот раз они её пробили, оставив огромную дыру.
  Зал зашатался, затрещал, застонал. Кажется, это было последней каплей: с потолка стали отваливаться балки и смертельными снарядами падать вниз.
  - МИСАКА! - Тома помчался к девушке, но балка упала прямо перед ним, вновь сбив с ног и заблокировав проход. Ещё несколько свалились позади неё, туда, где лежала девушка, и парень окаменел.
  Мисака... Мисака... Он бросился поднимать балки, но не смог даже сдвинуть одну. Стучал по ним правой рукой, кричал, уклонялся от рушащегося металла и пытался пробиться к девушке, оказавшейся в самом эпицентре смерти...
  Позади раздался шум, и перед обернувшимся Томой предстал Гунха. Он шатался, но одновременно улыбался и поднимал обгоревшую до черноты руку, целясь в груду обломков.
  - Ещё никогда... - срывающимся голосом промычал он. - Никогда так не напрягал кишки...
  Десятки белоснежных игл пронзили всё его тело от шеи до ног. Гунха плюнул кровью, попытался вздохнуть, зашатался - и рухнул. Иглы исчезли, и под недвижимым телом начал образовываться багровый островок отчаяния.
  - Остались только я да ты, победитель Акселератора. - Кайкине пролетел сквозь дыру обратно в разрушающийся зал. На лице Второго не осталось живого места, волосы и костюм были подпалены, но он торжествующе улыбался. - Все остальные мертвы или сбежали. Которым из них станешь ты?
  - Тем, кто побьёт тебя. - Тома с усилием отвёл взгляд от тела Гунхи и сжал кулак. Мертвы... нет. Этого не может быть. Мисака, Гунха, Ицува... они не могут быть мертвы. Он сейчас побьёт Второго точно так же, как побил Первого, и все будут живы и счастливы.
  Тома посмотрел на Кайкине, совсем не собиравшегося спускаться, и заскрипел зубами, обдумывая, как бы до него добраться. Второй же только усмехнулся.
  - Всегда выигрываешь, значит. - прошептал он. - Очень интересная способность. Посмотрим, как насчёт ситуации, когда ты не сможешь выиграть.
  То же самое, что с тем ерепенящемся парнем, который абсолютно голым бросился на него, защищая съежившуюся на матрасе девушку. Окружить барьером материала, зашищающего от радиации, а уже внутри него барьером высокорадиоактивного элемента. Девушка и он сам целы, помещение не затронуто, шансов выжить у парня не было.
  Сейчас можно даже обойтись без защиты. Будет здесь вечно грязно фонить, не будет - какая разница. Третья и Седьмой точно умрут, если умудрились каким-то чудом выжить. А сам Кайкине просто сделает себе материал, выводящий радиацию, полежит немного в больнице, приобретёт новый опыт. Щит Акселератора, по идее, должен пропускать естественный радиоактивный фон, необходимый для жизнедеятельности, если очень незаметно этим воспользоваться...
  Ещё бы сообразить, как сделать. Мысли путались, очень, прямо неестественно хотелось спать, он сейчас даже не мог вспомнить удельный вес материала... какой же он там...
  А ещё парень побежал. Не просто побежал, а залез на одну из рухнувших балок, проскочил по ней, залез на вторую и... что это он делает?
  Теперь и голова заболела, дышать стало труднее, веки потяжелели. Неужто Третья или Седьмой ударили чем-то особым? Они слабее... но потому наверняка и выкладывались полностью...
  Хотя какая разница... даже сонный он по-прежнему Второй. И не упустит этот титул.
  Вот только куда подевался парень?
  
  Нужно подобраться как можно ближе. Так, чтобы прыгнуть, вцепиться в Кайкине, лишить его возможности применять силы. И потому Тома побежал по рухнувшим балкам, образовавшим искалеченную пирамиду.
  На самый верх.
  Кайкине не мешал ему, он вообще отчего-то застыл в воздухе, даже крылья-нити словно бы слегка опустились. Пятиуровневые крепкие ребята, Тома это ещё с Акселератора знал, но всё же Второго дважды швырнули в стену и бог весть чем лупили во время боя, не могло не отразиться. Быстрее, не дать ему восстановиться.
  Тома подтянулся, залез на следующую балку и замер. Дальше некуда, балка направлена почти ровно к неподвижно застывшему Второму и слегка покачивается.
  Для удара придётся по ней бежать. И сейчас для его неудачи совсем не время.
  
  Кайкине вновь заморгал. Нет, они точно что-то с ним сделали, такое не объяснить обычной усталостью. Он даже не может сообразить бодрящий материал, крылья держатся лишь потому, что их характеристики намертво выжглись в памяти.
  Быстрее поворачивайся, иначе этот парень сделает кучу ходов, пока ты клюёшь носом. Кайкине вздрогнул, оглянулся - и тут в ещё уцелевшем наушнике раздался женский вопль:
  - Тейтоку-сан, спасите!
  И тишина. Второй растерянно прикоснулся к наушнику. Подстава? Нет, он знает её голос, и... на его людей тоже напали? Причём силами, с которыми им не справиться?
  К чёрту парня. Точнее, сейчас он ударит его как следует, один раз - и полетит разбираться. Если и выживет - погорюет о своих мёртвых друзьях и затаится, дабы не повторить их судьбу, а Кайкине пока разорвёт на части тех, кто осмелился бросить ему вызов и напасть на его людей.
  Мозги не заработали, так что он просто распростёр крылья, превращая их в сметающие всё трубы белого света.
  
  Вот оно.
  Второй всё же заметил его, повернулся, и с полностью отсутствующим выражением на лице изготовился атаковать. Шесть светлых цилиндрических полос вынырнули из его спины и устремились к Томе.
  Просто и без изысков. Парень сжал зубы, напрягся - и выбросил правую руку вперёд, когда свет почти настиг его.
  Резкий звук - и он погас, мгновенно рассыпаясь в пыль вместе с крыльями Кайкине. Зал тут же погрузился во тьму, и только лунный свет, до сих пор даже не пытавшийся конкурировать, робко выхватил невероятное изумление на лице начавшего падать эспера. Тома двинулся вперёд...
  Этот же лунный свет выхватил появившуюся в воздухе фигурку в светло-серой форме Токивадай...
  Взметнулись пара косичек... и Куроко Ширай со всей скоростью заехала ногами в голову Кайкине Тейтоку.
  Послышался резкий хруст, и эспера отбросило в сторону Томы.
  Мыслей не было. Остались одни инстинкты. Инстинкты, с которыми Тома поднял сжатый кулак, рванул вперёд и как следует заехал по лицу падающего Второго, отшвырнув того вниз, в тьму разрушенного зала.
  Балка заскрежетала, закачалась - и не удержавшийся парень полетел следом. Он ничего не видел, но знал, что тамошнюю мешанину разорванного металла ему не пережить.
  Пускай.
  Мисака, Ицува и Гунха мертвы. А раз так, то и ему незачем жить.
  
  Вот чёрт, он опоздал.
  Акселератор молча стоял в тени и смотрел на мельтешение людей рядом с полуразрушенным цехом и соседним нежилым зданием. Выли сирены, мелькали огни, стояли машины... так хорошо известные эсперу машины.
  Для перевозки трупов.
  На соседней улице с диким воплем пронеслась машина скорой помощи - и укатила куда-то вдаль. Ну да, что ей тут делать, и так три товарки стоят. Хотя кого-то в них всё же уложили, отсюда не видно, кого.
  Если Цучимикадо не зря опасался, то им не просто хана - им полный и невероятный пиздец. Акселератор вновь задумался, осматривая столпившихся людей в поисках знакомых лиц - и резко задрал голову, когда услышал тихий механический шум.
  Камера, фиксирующая дорогу в поисках возможных нарушителей, была направлена в сторону творящегося хаоса, и теперь повернулась обратно. Акселератор ещё несколько минут наблюдал за ней, но та больше не двигалась.
  
  
  На лице Цучимикадо не было и следа привычной ухмылки. В больницу он пришёл мрачным, уставшим, с мешками под глазами, однако на дежурное приветствие медсестры сумел выдавить более-менее дружелюбный ответ и помахал небольшим пакетом.
  При подходе к палате он умудрился помрачнеть ещё больше, у двери и вовсе стоял какое-то время, словно раздумывая, имеет ли смысл заходить. Затем тяжело вздохнул и постучался.
  Никто не ответил, так что Цучимикадо осторожно заглянул внутрь.
  Тома сидел на кровати и смотрел в окно, даже не повернувшись в сторону открывшейся двери. Когда Цучимикадо прошёл в палату и сел на стул напротив кровати, то парень лишь слегка двинул голову - проверяя, кто именно пришёл - и вновь уставился в окно.
  Вид там и впрямь был красивый - ряды длиннейших белоснежных игл небоскрёбов, подчёркивающих всё величие города. Но оба ничуть этим величием не интересовались.
  Рука Томы дрогнула, поползла вниз по одеялу и погладила серебряные волосы Индекс. Девочка тоже сидела на маленьком стульчике, лежала на его ногах и попросту дремала. Тома погладил её ещё немного и убрал руку.
  - Я наконец могу тебя нормально посетить, дружище. - нарушил тишину Цучимикадо. Тома никак не отреагировал, и парень, прокашлявшись, тихо начал:
  - Знаешь, я заподозрил неладное сразу, как только увидел, что в храм прибыла Четвёртая. В плане - зачем её нанимать? Да, она и её команда опытные убийцы, но у церковников есть свои кадры, сюда от них прибыла куча народу, на кой тратиться, впутывать в дело лишние лица, подставлять себя? Плюс очень странные условия. Четвёртой велели явиться в храм задолго до того, как мы поехали туда, и ничего не рассказали про вампиров. Не думаю, что она бы их одной левой, собственно, они спасались бегством, когда мы прибыли. А не будь вампиров - я бы не поставил на её победу. Канзаки нарежет Четвёртую на ленточки, уверен. Из всего этого выходило только одно. - Цучимикадо слегка изменил позу и взглянул на безмолвно сидящего Тому. - Это было ловушкой не для нас, а для Четвёртой. Её хотели убрать, причём двумя подстраховывающими друг друга способами одновременно. Но ведь странно, что людям нужно устроить крестовый поход, нужен ты, нужно разобраться с твоими сторонниками - и вдруг они забивают на всё это ради одного пятиуровнегово эспера. Которая ни при делах, совсем не имеет отношения, и не является какой-то совсем уж важной и сильной шишкой. А потом мы приехали обратно, и я узнал, что ты в компании других пятиуровневых ушёл бить морду Второму. Вот тогда всё и понял.
  Тома сжал зубы, но ничего не ответил, даже не повернулся. Цучимикадо подождал несколько секунд и продолжил:
  - Представь, Тома, что им удалось. Ты мёртв, крестовый поход в самом разгаре, первые христиане прибывают в Академия-сити. Что они видят? Разумеется, противостоящие им войска. Хитрые устройства. Вставшие на защиту жители... включая элитную семёрку эсперов. С... ну, что-нибудь вроде купола над городом из неизвестного материала, отправляющего назад все крупные ракетные удары, вырубающего технику, растворяющего живую плоть и непрерывно бьющего по мозгам "забудьте о походе и возвращайтесь домой". - он развёл руками. - Даже если не настолько масштабное, то всё в таком духе. Как ни крути, а пятиуровневые будут одной из самых весомых преград на пути покорения и разрушения Академия-сити. Не говоря уже про всякие мелочи боевого духа в плане "нас защищает Акселератор, можно расслабиться и хлопнуть по стаканчику". Любой злодей с более-менее работающими мозгами поймёт это. Соответственно, задача этого злодея - устранить пятиуровневых, избавиться от них полностью, вывести из игры. А поскольку ни у кого не хватит сил на прямое столкновение, то будем действовать по старинке. Интригами посеем в их стане бучу, заставим выступить друг против друга и потом просто снимем сливки.
  Тома вновь сжал зубы - но и только. Цучимикадо устало зевнул и недолго посмотрел на Индекс.
  - Знаешь, Тома, существует одна теория, которую мало кто любит и признаёт - сам поймёшь, почему. Нам ведь ещё на уроках все уши прожужжали об этих НД, что эспер сам себе создаёт реальность, в пределах которой и получает свои силы, что развитие сил не более чем развитие этой реальности... я правильно говорю, нет? Спал часто во время объяснений. В общем, что каждый эспер должен развиваться, обсасывая гранит наук, и по итогу с помощью своей реальности превращаться в ходячий компьютер, на ходу делающий такие расчёты, что нобелевские лауреаты по математике плачут и просят сохранить мозг для пересадки себе. Но понимаешь ли, разум человека для такой жизни не очень-то и приспособлен. Потому каждый эспер платит за свою силу той или иной странностью, помешательством, выбивающейся из общего ряда привычкой. Чем-то таким, что покажи в толпе - и все поморщатся, ткнут пальцем, начнут шептаться, а особо бдительные пойдут звонить кому надо. И если у нулевых и первоуровневых это выражено слабо, незаметно или вовсе милая черта, то пятиуровневые... психопаты и социопаты, в других обществах давно были бы казнены или заточены пожизненно. Ну или работали на армию с правительством, под приказом расстреливать при любом неверном движении. А теперь представь, как легко всю эту двинутую команду настроить друг против друга, когда они и так найдут десятки способов посраться. Хотя чего представлять...
  - Всё это очень познавательно, но зачем ты мне это рассказываешь, Цучимикадо. - наконец хоть как-то отреагировал Тома.
  - Чтобы ты понимал, с каким врагом мы встретились, Тома. Врагом настолько умным и наглым, что он может позволить себе манипулировать пятиуровневыми, первой партией вырубая сразу половину из них. И нам ещё невероятно, чудовищно повезло, что Ширай-тян так хорошо знает город и сумела доставить всех в местную больницу, а там смогли сразиться за жизнь каждого до прибытия врачей с лучшим оборудованием.
  - Куроко надо наградить за всё это. Она сразила Второго, она выхватывала тела из-под падающих балок, она спасла всех возомнивших себя крутыми бойцами. - в голосе Томы не было сарказма, там вообще ничего не было. Цучимикадо нахмурился.
  - Тома, мы в полной заднице. Второй, Третья и Седьмой в больнице надолго. Четвёртая так и не вернулась из храма, все надежды на то, что она опять запуталась в путеводителе. Люди Второго перестреляли друг друга, и по вашим с Ширай-тян показаниям к этому причастна Пятая, но она пропала. Этот ублюдок не проявил себя, не запачкал руки, а из семёрки уже в порядке лишь Первый и Шестой. И мы стопроцентно уверены, что под них активно копают...
  - В больнице надолго, да? Это для тебя "в больнице надолго". - Тома вновь говорил абсолютно спокойно. - Ты ведь видел ожоги Мисаки, не так ли, Цучимикадо. Ты в курсе, какой ад ей теперь придётся пройти. И ты знаешь, что я в этом полностью виноват. Ведь именно это ты орал мне тем вечером? Что напавшая на меня была от этого учёного, бредящего вырастить ребёнка, могущего отключить эсперские умения всему Академия-сити. Что вы всё от неё узнали и спасли девушку, хотя и нашли учёного уже мёртвым. Что у вас есть рычаги влияния на Кайкине. Что весь наш героический поход с самого начала был бессмысленен, вреден и неправилен.
  - Честно, я должен перед тобой извиниться, Тома. - Цучимикадо смущённо почесал в затылке. - Просто от зрелища всего этого...
  - Зачем извиняться? Всё абсолютно правильно. Толпа идиотов решила поиграть в героев и пошла драться. Не проверив, не разведав, не подумав. Выжили исключительно потому, что дуракам везёт. И то... - он не договорил и лишь вновь погладил волосы Индекс. - А расхлёбывать последствия теперь всему городу.
  - Ну не надо так строго...
  - А ведь Ицува пыталась остановить меня. И всё сказала абсолютно правильно. Но я гордый и героический, решил, что негоже оставаться сидеть в уюте и спокойствии, а спасать надо незамедлительно. И в итоге едва не убил её и всех остальных.
  - Все выжили, Тома. Не казни себя.
  - В следующий раз не выживут.
  - Но... - Цучимикадо развёл руками и вздохнул. - Ладно, Тома. Просто не зацикливайся на этом. Произошло ужасное, но не непоправимое.
  - Скажи это Мисаке.
  - Тома...
  - Цучимикадо, я все эти дни думал, как быть дальше. И придумал. - Тома наконец повернулся к другу. - Я уезжаю из Академия-сити вместе с Индекс.
  - Что? - тот побледнел и швырнул в угол пакет. - Но... как...
  - Очень просто. Ситуация нехорошая, согласен, но я тут чем помогу? Враг неизвестен, не могу прийти к нему и набить морду. Охранять пятиуровневых, как минимум половина из которых меня ненавидит? Сидеть и работать мозгами? Я попрошу Ицуву помочь тебе, Цучимикадо, она сделает всё то же самое и даже больше.
  - Но Тома... - Цучимикадо словно пытался поймать ртом нужные слова. - Без тебя же...
  - Всем будет только здорово. Никого не потребуется охранять и одёргивать, когда побежит совершать очередное тупое геройство. А раз я вне городских стен, то и церковникам не будет смысла меня убивать.
  - И куда ты планируешь?
  - К родителям. - парень вновь посмотрел в окно. - К семье. Я... очень давно с ними не общался и, пожалуй, сейчас как раз стоит. Двоюродную сестру формально и вовсе лишь на фотографии видел, вдруг вновь удастся пересечься. А вам тут спокойнее будет без меня. Мисаке тем более. Не хочу даже попадаться ей на глаза.
  - Семья это да. - Цучимикадо глубоко вздохнул, встал и подобрал пакет. - Но я не думаю, что ты поступаешь правильно, Тома.
  - Я не думаю, что вообще сейчас смогу поступить правильно. - спокойно ответил парень. - Поэтому просто отдохну.
  - Не имею права тебя удерживать. Тут мандарины. - Цучимикадо осторожно положил пакет на кровать, подальше от что-то пробурчавшей во сне Индекс. - Сейчас им не сезон, но когда это мешало еде. И... прости, Тома, что накричал. Серьёзно прости. Ты поступил как должен был, никто не виноват, что всё повернулось вот так.
  - Да. - кивнул Тома. - Поступил как всегда.
  
  На ночь девочку забрала Канзаки, хоть та и пыталась сопротивляться нытьём. Однако Тома также настоял, и потому остался совершенно один.
  Ненадолго. Вскоре он проснулся от того, что на кровати сидят, а его руку прижимают к кофте на еле прощупываемой груди.
  - Привет, сестрёнка Мисака. - обречённо сказал он.
  - Привет, братик Тома, довольно сказала наконец-то нашедшая его Мисака.
  - Да, я и с тобой нехорошо обошёлся. Прости.
  - Всё нормально, искренне ответила Мисака. Мисака понимает всю занятость братика Томы, восхитилась братиком Мисака.
  - Не восхищайся. Сейчас уж точно не стоит.
  - Братик Тома намерен уехать, спросила Мисака о подслушанном Мисаками разговоре.
  - Намерен. - Тома взглянул на девушку, чье лицо не выражало совсем никаких эмоций. - Ты ведь скажешь, что это бегство? Что я должен остаться тут и сражаться с этим неизвестным злодеем?
  - Мисака не может сказать точно, призналась Мисака в своей неопытности. Однако Мисака считает, что братику Томе необходимо отдохнуть, ласково сказала Мисака. Братик Тома должен отдохнуть, твёрдо заявила Мисака. Всем людям надо отдыхать, а братику Томе особенно, поделилась мудростью Мисака.
  - Я уже отдыхал целый день до и сейчас два лежал. - слегка улыбнулся Тома.
  - Нужно неделю или месяц, не стала мелочиться Мисака. Мисака обещает помочь с наведением порядка в городе и сражениями со всякими плохими парнями, с предвкушением пообещала Мисака.
  - Меня завтра выпишут, и на завтра же Канзаки уже купила билеты. А там посмотрим насчёт недели и месяца.
  - Очень хорошо, одобрила Мисака. И кстати, насчёт отдыха с развлечениями, посмотрела на руку братика Мисака.
  - Ах да. Прости, но я вынужден тебе отказать. Просто не хочу, если позволишь.
  - Мисака позволит, сказала понимающая Мисака. Но Мисака хочет отметить, что братик Тома говорит это, по-прежнему держа свою руку на груди Мисаки, задорно отметила Мисака.
  - Да, прости. - парень уронил руку на кровать, и девушка обиженно насупилась, хоть и понял он это лишь по движением глаз. - Не уверен, что в ближайшее время вообще буду о таком думать.
  - А жаль, сокрушилась Мисака. Мисака вообще удивлена, как братик Тома ещё никого не соблазнил, удивилась Мисака. А ещё Мисака удивлена, как братика Тому никто не соблазнил, построила каламбур Мисака.
  - С моей неудачей-то? - Тома отвернулся, показывая, что не хочет больше об этом говорить. - Сестрёнка Мисака... не зацикливайся на этом и лучше помоги Мисаке. Я знаю, что должен быть рядом с ней теперь, но... я просто не смогу.
  - Возможно, Мисака понимает, неуверенно сказала Мисака. Но Мисаки в любом случае помогут сестре Мисаке, пообещала Мисака. Мисаки уже дали согласие на возможную пересадку кожи и органов, будут охранять сестру Мисаку и оказывать психологическую поддержку, настроилась помогать Мисака.
  - Вы лучшие. - только и ответил Тома.
  - Как и ты, братик Тома, уверенно заявила Мисака. Мисака будет ждать возвращения братика Томы, продемонстрировала Мисака сердечко, подаренное ей братиком Томой, в знак верности. Каждая Мисака, пространно сказала Мисака, наклоняясь и целуя братика Тому в щёку.
  - Э... - Тома сумел отреагировать лишь так: девушка после поцелуя мигом скатилась с кровати и выскользнула в коридор. Парень даже не попытался её преследовать, только ещё примерно полчаса лежал и смотрел в потолок.
  Затем заснул, и больше никто его не беспокоил.
  
  Выписали его сразу утром. Доктор с лицом лягушки и добрыми глазами пожелал ему хоть какой-то удачи, заодно пообещав окончательно закрепить за ним палату. По поводу остальных он был не столь весел, однако сказал, что Ицува выпишется очень скоро, да и Гунха вряд ли задержится надолго.
  В отличие от Мисаки и Кайкине.
  Домой Томе также предстояло идти одному - Индекс он ещё вчера попросил вместе с Канзаки собрать вещи для поездки. Предстояло, но не вышло - в холле больницы его настиг возглас:
  - Камидзе-сан! Здравствуйте, Камидзе-сан!
  Уихару поспешно неслась от лифтов и остановилась перед ним.
  - Я хотела вас навестить, Куроко-сан сказала, что вы тут, но вы уже ушли... ух! - она аж согнулась, пытаясь отдышаться. Тома слабо улыбнулся.
  - Да, уже выписали. - он вышел из больницы, и Уихару направилась следом.
  - Просто что это... - она сконфуженно почесала в затылке. - Если вдруг вы это...
  - Если ты хочешь уверить, что в произошедшем нет моей вины и всё будет хорошо, то спасибо, мне уже сказали. - вежливо отозвался Тома.
  - А, это... - Уихару ещё больше оконфузилась и какое-то время просто шагала рядом. А затем тихо сказала:
  - Мы все знали, что так будет.
  - Знали? - взглянул на неё Тома.
  - Да. Мисака-сан... часто сражалась с плохими людьми. Многих победила. Но и Куроко-сан, и Сатен-сан, и я... мы понимали, что так не будет всегда. Мне кажется, что и Мисака-сан это понимала. Я хочу сказать, что... то, что с ней сейчас, это ужасно... но это было неизбежно. И не думаю, что следует винить... ну хотя бы кого-то из нас. Только Второго.
  - Никто никого не винит. - ровно ответил Тома. - Поиском виновного здесь ничем не поможешь.
  - Да, Камидзе-сан... - парень непроизвольно ускорил шаг, и девушка приметила это. - Ладно, до скорого! Меня Куроко-сан попросила принести ей ноутбук с общежития, наверняка опять будет ночевать в палате, так что я побежала!
  - До скорого. - помахал Тома вслед девушке и какое-то время смотрел на неизменный венок в её волосах, а затем всё же отправился домой.
  
  
  Удивительно, но Индекс собрала всё. И судя по желейному состоянию, в котором лежала на чемодане - реально старалась. Тома благодарно поставил перед ней тарелку с фрикадельками, посадил мигом нацелившегося поесть кота в ванную и вышел на балкон.
  Канзаки в желе, к счастью, не растекалась, однако всё равно потягивалась. При виде парня она мигом опустила руки и сразу же поклонилась.
  - Прости, Тома, что не смогла прийти на выручку. - покаянно сказала она. - Укладывала Индекс и Химегами спать.
  - Всё хорошо, Канзаки, сказал же. - она уже извинялась так ещё в больнице, как только примчалась туда.
  - Не хорошо. - тихо отозвалась она, но хоть выпрямилась. - Ты серьёзно намерен уехать, Тома?
  - Ненадолго и к родителям.
  - Родители... - выдохнула святая. - Да уж, прекрасно понимаю. Но Тома... ты даже не представляешь, как много на тебе держится. Не в том плане, что без тебя никто не справится, просто... как-то легче побеждать, пока ты рядом. Боевой дух крепче.
  - Я не отказываюсь от сражений, Канзаки. - ответил Тома, смотря на тёмную улицу внизу. Когда-то он ещё её увидит... - Я просто хочу отдохнуть в момент, когда от меня совершенно никакой пользы.
  - Это тебе только кажется, что никакой, Тома.
  - Канзаки, не надо изворачиваться.
  - Я не изворачиваюсь, Тома, я... ах, ладно. - она встала рядом и тоже посмотрела на улицу. Ветра почти не было, и длинные чёрные волосы девушки лежали спокойным покрывалом. - Ты такой упрямый, знаешь ведь?
  - Иначе бы мы и не встретились, наверное.
  - Согласна. - Канзаки искоса взглянула на парня. - Как насчёт того, чтобы Стейл тебя оберегал? Жил неподалёку и присматривал за тобой?
  - Он ведь от ужаса сам себя сожжёт.
  - Верно. - оба тихо засмеялись. - Но ты ведь понимаешь, Тома, что за тобой в любом случае кто-то будет приглядывать?
  - Разумеется.
  - Плюс Ицува считает, что провалилась как твой телохранитель. И намерена после выписки последовать за тобой куда угодно, дабы отыграться. Так что готовься объяснять родителям, кто она.
  - С моей неудачей все всё поймут неправильно. - выдохнул Тома. Канзаки с улыбкой похлопала его по плечу.
  - Тома, если что, ты всегда можешь рассчитывать на меня. То есть... - она покраснела. - Удача или неудача, но я всегда буду на твоей стороне.
  - Спасибо, Канзаки.
  - И завтра провожу на поезд тебя и Индекс. Надеюсь, ей понравится у твоих родителей.
  - Я буду рядом, а еды там полно, так что вряд ли начнёт возражать.
  - Билеты не забудь, главное.
  - Ох да, где они там? - Тома мигом сорвался в гостиную. Канзаки улыбнулась, посмотрела на тяжёлые облака вечернего неба, а затем зашла в комнату помогать в поисках.
  
  Ноутбук доктор дозволил, но предупредил не держать его рядом с кроватью. Так что Куроко устроилась на стуле в самом углу палаты и начала печатать объяснительную, что Конори-сан требовала с полным пониманием, но уже который день.
  Она и завтра не собиралась выходить на работу. И вообще подумывала взять хотя бы отпуск, до тех пор, как сестрица не придёт в себя и не вернётся к нормальной жизни. Уихару обещала помочь и взять на себя часть нагрузки, хотя Куроко посоветовала ей особо не напрягаться.
  Ибо неизвестно, когда именно сестрица очнётся. Куроко вытребовала у доктора результатов осмотра и после беседы с ним едва не поседела.
  Ожоги третьей и четвёртой степени. Почти девяносто процентов тела. Обычный человек скончался бы, сестрица же впала в кому. И то ей очень повезло, что Куроко вытащила тело почти сразу после того, как Гунха снял с неё пламя и бросился атаковать Второго. Да и Гунхе повезло, что догадалась вернуться за ним. Как и этому питекантропу.
  Хотя его волосатые лапы - мелочь в сравнении с тем, что сделал Второй. Куроко никому не рассказала - она вообще описала людям Анти-Навыка приближённую картину - но эту сволочь атаковала с целью убить.
  Оказался крепким, гадёныш. А сейчас около его палаты охрана. И нельзя отходить от сестрицы, она может очнуться в любую секунду.
  Куроко очень надеялась на это. Организм сестрицы лечил сам себя силами эспера, но из-за них же вопрос об операции пока что откладывался. Как прикажете оперировать человека, который непроизвольно может вырубить в операционной оборудование, свет и врачей? Доктор, правда, говорил, что они справятся, но всё же.
  Куроко напечатала объяснительную, отправила файл по почте и вновь взглянула на сестрицу. В любую секунду... но когда настанет эта секунда? Через день, неделю, месяц? Куроко проведёт рядом всё это время, но с каждым днём будет только крепнуть страх, что всё совсем не в порядке, что сестрица никогда не очнётся, что...
  Девушка замерла. Этот звук она узнала бы из тысячи - треск неисправной розетки. Затем ещё раз, и фигура на кровати зашевелилась.
  - Сестрица! - Куроко телепортировалась к ней и склонилась. Мисака тяжело задышала и тут же застонала.
  - Куроко... - прошептала она. - Что... где... - она замычала от боли, и Куроко обеспокоенно схватила её за руку.
  - Всё в порядке, сестрица. Ты всего лишь в больнице, полежишь совсем немного и скоро выйдешь.
  - Но мне... так больно... и бинты... почему на мне бинты... почему я ничего не вижу...
  ПОЧЕМУ Я НИЧЕГО НЕ ВИЖУ, КУРОКО!
  - Сестрица, успокойся! - та схватила Мисаку уже за обе руки, но девушка завизжала и забрыкалась на кровати.
  - МНЕ БОЛЬНО! - заорала она. - Я НИЧЕГО НЕ ВИЖУ! МНЕ БОЛЬНО! ГОРЯЧО! ГОРЯЧО! ГОРЯЧООООООООООО...
  Куроко попыталась успокоить бьющуюся в истерике подругу, но разряд молнии отшвырнул её в стену и пронзил тело острой болью. Она привыкла к спонтанным атакам сестрицы, но та всегда знала меру, сейчас же просто била молниями вокруг себя, и к её вою примешался вопль приборов...
  Дверь распахнулась, и сразу с десяток сестриц влетел в палату. Они мгновенно рассредоточились полукругом у кровати и тоже заработали молниями - но не стреляя беспорядочно, а ловя заряды оригинала, отводя, успокаивая... начали маленькими шажками приближаться, пока наконец не встали вплотную, и одна из них положила руку на лоб сестрице.
  Ту словно выключили - она мгновенно прекратила визжать и откинулась на подушку. Мисаки же не сдвинулись, только коснувшаяся лба аккуратно погладила бинты, закрывавшие всё лицо уже погрузившейся в сон сестрицы.
  - Вы... - начала Куроко и закашлялась. Боль была такая, что как бы ей самой не понадобилась помощь врачей. - Вы... кто?
  Мисаки одновременно повернулись к ней и уставились ничего не выражавшими лицами. Затем та, что гладила оригинал, сказала:
  - Мисака думает, что Куроко заслуживает права знать правду, решила не усложнять дело Мисака.
  - Мисака согласна, кивнула Мисака.
  - Мисака не возражает, пожала плечами Мисака.
  - Хорошо, не встретила возражений Мисака. В таком случае, сейчас Мисака попытается объяснить Куроко как можно больше, приготовилась к долгому разговору Мисака.
  
  Провожали Тому с Индекс только Канзаки и Цучимикадо. Парень не сомневался, что за ними вполне могут следить ещё с десяток глаз, но не придавал этому значения.
  - Ещё раз прости, Тома. - мрачный друг пожал ему руку. - Не всё это - свалил бы вместе с тобой отдыхать.
  - Когда-нибудь мы возьмём всю компанию и свалим отдыхать на один большой остров. - улыбнулся ему Тома.
  - Чтобы все решили, что мы там хотим запилить своё государство, и потому надо бы покидаться ядерными бомбами? - слегка усмехнулся Цучимикадо. - Офигенный отдых получится, обязательно устроим как-нибудь. Удачи, дружище.
  - И тебе. - они похлопали друг друга по плечам и подошли к ожидавшим Канзаки с Индекс.
  - Билеты взял, Тома? - первым делом спросила святая.
  - Да, я... - он полез в карман. Затем в другой. Затем открыл чемодан и начал перебирать вещи.
  - Ясно. - выдохнула Канзаки. - Сейчас вернусь. - и она помчалась в наименее загруженную людьми сторону, где вскоре взлетела и пропала из виду.
  - Никогда не меняйся, Ками-ян. - усмехнулся Цучимикадо.
  - Я же положил их на тумбочку. - проворчал парень, уныло уставившись в чемодан. - А потом пошёл и не взял.
  - Глупый Тома. - хихикнула Индекс под аккомпанемент мяукающего в её захвате кота; Тома лишь махнул на неё рукой. - Купишь мне мороженое?
  - Да уж придётся. - они отправились к ближайшему ларьку, а Цучимикадо остался рядом с чемоданом, вынул телефон и тихо сказал в него:
  - Как всё?
  - Никого подозрительного. - ответил усталый голос Мусуджиме.
  - Тоже ничего не отмечаю. - спокойно ответил Унубара.
  - Поезд чист. - прорычал Акселератор. - Никаких бомб, никаких маньяков.
  - Хорошо. Следите дальше. - кратко ответил Цучимикадо, отключился и сам огляделся. Народу в поезд садилось не так уж и много, скорее стоило ждать толпы от прибывающих на станцию. Однако сейчас всё должно было быть эпицентром повышенного внимания.
  Если Тому действительно хотят схватить и убить для крестового похода, то произойдёт этого сегодня - или тогда не пойми что.
  И пока именно не пойми что. Они уже были на станции, поезд буквально через полчаса - но ничего. Всем плевать на то, что Камидзе Тома уезжает.
  Минут через пять Тома и Индекс вернулись с мороженым - всем плевать. Ещё через пять Канзаки прилетела с билетами - всем плевать. Минут пятнадцать они провели в прощальных бессмысленных разговорах - никто не чешется. Поезд подошёл к платформе, двери открылись, Тома с Индекс зашли внутрь, разложили вещи в своём купе - ничего. Поезд тронулся, набрал ход, серебряной змеёй проскользнул мимо и вскоре исчез из виду - и ни одна тварь не прибежала, не жахнула магией, не начала стрелять, не устроила тайную спецоперацию.
  - Унубара, проследи за ним до самого дома. - сказал он в телефон, опустил его и тяжело вздохнул.
  - Так хорошо же, что никто им не помешал. - тихо сказала всё ещё стоявшая рядом Канзаки.
  - Хорошо-то хорошо, но лучше уж так, чем трястись теперь от мысли о всяких скрытых планах. Ладно, будем думать, как дальше. Я ведь могу рассчитывать на тебя, Канзаки-тян?
  - Да. Но только пока называешь не Канзаки-тян.
  
  Человек стоял за сидевшей на стуле фигурой и всматривался в экран компьютера, демонстрирующий вид на перрон станции.
  - На этот раз он действительно уехал? - спросила женщина позади него.
  - Да. - мужчина ярко улыбнулся. - Да, уехал. До чего же всё хорошо складывается, не находишь? Гораздо лучше, чем могли позволить себе надеяться.
  - Значит, однажды пойдёт хуже.
  - Нет, если мы сохраним полный контроль над ситуацией.
  Женщина недоверчиво хмыкнула.
  - И что тогда планируешь сейчас делать?
  - Основное движение начнётся после того, как Четвёртая вернётся в Академия-сити. А пока же наша цель...
  Фигура на стуле шевельнулась, и на экране появилась нечёткая, смазанная фотография девушки с короткими чёрными волосами, поедающей мороженое в компании длинноволосой блондинки.
  - Теперь это твоя последняя надежда, Алистер. - очень тихо произнёс мужчина, не отрывая взгляда от фотографии. - Камидзе Тома, Кайкине Тейтоку, Мисака Микото и Согиити Гунха выведены из игры. Акселератору и Мугино Шизури недолго осталось. И что же ты сделаешь, Алистер, когда падут Шокухо Мисаки и Айхана Етцу? Очень надеюсь, что ты призовёшь Фьюз Казакири.
  Мужчина улыбнулся так, словно надеялся, что собеседник услышит его.
  - Потому что когда научный ангел распахнет свои крылья в небе Академия-сити, то наступят последние часы твоего города, Алистер.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Везунчик Вако"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"