Airwind: другие произведения.

Вторая попытка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тень невидимого врага нависает над всем Академия-сити. Каждое событие словно бы рассчитано им, каждая случайность играет на руку, а слабости выступивших против него не получится скрыть. Камидзе Тома, Мисака Микото и Акселератор вновь пойдут сражаться в первых рядах, и вновь их друзья окажутся рядом. Но будет ли этого достаточно для победы?

  Девушка в сиреневом платье молча стояла на обочине дороги и смотрела на одиночную гору, возвышающуюся на горизонте. Гора была огромной, пусть даже вершине было далеко до облаков, твёрдой и уверенной в себе. Уж точно не совершающей никаких идиотских поступков, и потому девушка уставилась на гору с мрачным неудовольствием, а ветер превращал её длинные тёмно-каштановые волосы в клубок разбуженных змей.
  На самой дороге, чуть вдали от неё застыл чёрный тонированный джип, у кузова которого собрались ещё три девушки.
  Первая - блондинка с голубыми глазами и длинными волосами, на которых бережно держался изящный фиолетовый берет. Огромный белый бант прицепившимся жуком украшал столь же фиолетовую блузку и едва не перетекал в белую юбку с колготками понизу и блестящими чёрными туфлями.
  Остальные две были одеты не столь вычурно. Одна практически пряталась за оранжевой курткой с капюшоном, лишь слегка приоткрывающей короткие светло-каштановые волосы, белую футболку и короткие джинсовые шорты. На ногах у неё красовались столь массивные красные ботинки, что казалось невероятным, как она не выскальзывает из них. Другая же, брюнетка с сонным взглядом под очерченным каре волосами, и вовсе щеголяла почти пижамным нарядом - белая безрукавка, длинные розовые брюки, аккуратные белые кроссовки.
  Общим у всех троих было только одно - выражение неудобства и даже страха, с которым они смотрели на длинноволосую. Та какое-то время постояла в молчании, а затем вздохнула так, что вышло похожим на рычание - и троица вздрогнула.
  - Объясните мне. - она даже не стала к ним поворачиваться. - Мы - ITEM. Команда профессиональных убийц и наёмников. Много где летали, охраняли, проникали, взрывали. Справлялись как с обычными людьми, так и с эсперами. Я - Четвёртая, одна из сильнейших эсперов Академия-сити, вы трое тоже на что-то годитесь. Так какого... - она затрясла рукой. - какого фига мы заказали машину с автопилотом, где пункт назначения надо вводить, если все не знаем японского? И какого фига мы не знаем японского? Ладно я, у меня от всех языков уже путается в голове. Ладно Френда, она иностранка и дура. - блондинка пискнула, но на этом протесты закончились. - Но Кинухата, Такицубо, вы-то обе японки!
  - Моё образование было суперпустым. - отозвалась та, что с капюшоном. - И проходило на улице. Самым супериероглифом было "Еда".
  - Приютская. Никто не учил грамоте. - кратко ответила носившая пижаму.
  - Так сейчас-то вы при деньгах, чего не научиться. - Четвёртая прижала руку ко лбу. - Мне что, кормить Такицубо кристаллами и настраивать её да хоть на ту погань, дабы обратно вернуться? Или вслух жалеть, что мы не взяли с собой Хамазуру?
  Девушка в пижаме попыталась спрятаться за спины товарок, однако Четвёртая даже не дёрнулась в её сторону. Ветер немного потрепал длинные волосы, девушка прижала их к затылку, вздохнула и произнесла:
  - А хотя знаете что? Пускай. Давайте устроим каникулы. Нас чуть не сожрали вампиры и чуть не убил Акселератор, так восстановим же нервы. Рядом с Фудзиямой должен быть горячий источник или я вырою его сама. Гуляем! Академия-сити проживёт без нас! А потом просто найдём его название, скопируем, и если эта рухлядь вновь отвезёт нас к рисовым полям, то я её переплавлю и пойдём пешком. Ну, чего стоим? - крикнула она вздрогнувшим девушкам. - Залезайте, уж Фудзияму я точно правильно напечатаю!
  
  - Канзаки-тян, время сеанса связи!
  Девушка вздрогнула. Её длинные чёрные волосы качнулись, а прикреплённая к лишённой джинсового покрытия ноге катана звякнула об перила балкона, с которого она наблюдала за оживлённым трафиком внизу. Сейчас же всё её внимание приковала большая кровать, едва ли не главное украшение комнаты общежития.
  На кровати сидел блондин с торчащими возмущённым ёжиком волосами, чьи глаза ехидно поблескивали из-под солнцезащитных очков. Его белая рубашка была распахнута, обнажая мускулистое тело, а на скрещённых ногах сидела черноволосая девочка в форме горничной и держала большой чёрный ноутбук.
  - Садись, Канзаки-тян, пока ещё не отвечают! - похлопал по кровати рядом с собой парень, и девушка послушно села, положив катану себе за спину так, чтобы даже случайно никого не задеть. Через несколько секунд на экране ноутбука полоска вызова наконец прервалась лицом коротковолосой брюнетки в розовом топе с измазанным в цвет навсегда потерянной горчицы фартуком.
  - Ками-ян! - поднял брови парень. - А этот отдых действительно тебя изменил! Скоро будет совсем не узнать!
  - Простите, Цучимикадо-сан, это всего лишь я. - засмеялась девушка. - Камидзе-сан гуляет снаружи, сейчас подойдёт. Попросил меня отвечать на звонки, потому что в прошлый раз он сразу после уронил ноутбук.
  - Да уж, Ками-яна нельзя подпускать ко всему! - Цучимикадо расхохотался, а Канзаки и девочка понимающе закивали. - Как он вообще там, Ицува-тян?
  - Всё время улыбается.
  - Это очень хорошо... а, вот и настоящий Ками-ян! - на экране появился парень с точно таким же ёжиком волос, только чёрным. На его футболке красовался лазурный подмигивающий дельфинчик.
  - Спасибо, Ицува. - поблагодарил он уступившую место девушку и взглянул на экран. - Привет, Канзаки. Цучимикадо, ты понимаешь, что если я сейчас сделаю снимок, то им много кто заинтересуется?
  - Почему, Ками-ян? - поднял тот брови. - Всего лишь полураздетый парень сидит и держит на коленях младшую сестру, которая к тому же горничная-лоли... аргх!
  Девочка мгновенно выбросила кулачок вверх и попала прямо по подбородку, вынуждая брата умолкнуть.
  - Привет, Тома! - восхищённо крикнула она в ноутбук. - Давно не виделись!
  - Да уж, Майка, ты тут кучу кутерьмы пропустила. - мягко засмеялся Тома.
  - Просто я, в отличии от вас, делом занята! - назидательно подняла палец Майка. - Как и любая достойная горничная!
  - Успехи уже есть?
  - Пока лишь практика, но у меня до сих пор ни одного замечания! Индекс не там?
  - Увы, её родители в ресторан повели. Точнее, она их. Позвони вечером, тогда точно будет. - успокоил Тома погрустневшую было девочку.
  - Так и сделаю! - Майка повеселела, а затем искоса взглянула на брата. - Будете сейчас взрослые разговоры вести, да?
  - Обязательно. - потёр тот подбородок.
  - Хорошо, тогда оставлю. Но если Индекс придёт, то позвать меня! - Майка передала брату ноутбук, соскочила с колен и убежала на балкон. Там её уже ждали три белых цилиндра роботов-уборщиков: девочка залезла на один, нашарила кнопку на корпусе, включила - и заулыбалась, когда все трое медленно завращались вместе с ней.
  - Ну, Ками-ян, взрослые так взрослые. - Цучимикадо вновь вступил в разговор. - Как ты там?
  - Ещё неделю побуду точно. - спокойно ответил тот. - Даже не рассчитывайте.
  - А то у нас тут столпотворение. - вздохнул Цучимикадо. - Все сразу узнали, что Второму набили морду и что половина пятиуровневых лежит в больнице. Узнали, зашевелились, завылезали, завоняли. Первый многих затолкал обратно в болото, да и все мы носимся, но сам понимаешь, трон свободен и нужно полапать.
  - Пятую так и не нашли?
  - Пятую так и не нашли. Да и Четвёртая болтается невесть где, я уже дроны отправил на поиски.
  - Ясно, а... - Тома замолчал, словно не решаясь сказать следующие слова.
  - Операции ещё не было. - угадал вопрос Цучимикадо. - Ицува-тян с Канзаки-тян её навещали, но там простым наложением рук ничего не исцелишь, пересадка кожи точно понадобится.
  - Если вдруг её увидите, передайте... - Тома запнулся и какое-то время молчал. - Хотя нет, я приеду и сам передам.
  - Мы можем попросить позвонить тебе.
  - Нет... нет. Не стоит. Пусть пока что без меня разберётся. Остальные нормально?
  - Седьмой выпишется со дня на день. Второму ещё долго лежать.
  - И это хорошо. А... Одеялко, она там как?
  - Да нормально, как. Тоже ещё лежит, лечится... хотя у Канзаки-тян возникло впечатление, что она просто торчит в больнице.
  - Именно. - подтвердила девушка, склонившись к экрану. - Её родители хотели забрать домой, но отказалась. Я бы предложила пойти в монахини, там таких добрых людей с распростёртыми руками берут, но эспер в монахинях... такой шум бедной девочке точно не нужен.
  - Всё равно помогите ей как-нибудь. - попросил Тома. - И... давайте, удачи вам всем.
  - Удачи, Ками-ян.
  - До скорого, Тома.
  Экран погас, и парень со вздохом потянулся.
  - Такое впечатление, будто ему неприятно слушать всё это. - тихо сказала Канзаки.
  - Ну ещё бы. Отдыхаешь на полную катушку в компании с прислуживающей красоткой, а тебе долбятся "всё плохо, всем плохо, иди спасай". Кому будет приятно? - Цучимикадо посмотрел в сторону балкона, где Майка по-прежнему крутилась на уборщиках и, похоже, медитировала. - Да и действительно, мы Томе долг вообще никогда не выплатим, но хоть постараемся дать ему отдохнуть и почистить вилкой всё, пока отсутствует.
  - Слушай, мне вот мысль пришла в голову. - Канзаки растянулась на кровати. - Если у вас так всё плохо с эсперами пятого уровня, то почему бы не принять туда кого-нибудь? В принципе, список четвёртых достаточно велик, можно кого-то подвинуть...
  - Канзаки-тян, мы не на соревнованиях, где взамен выбывшего бойца берут кого-нибудь похуже из сотен претендентов. - Цучимикадо начал печатать на ноутбуке. - Пятый уровень не в сверхчеловеческих способностях, пятый уровень в полном отказе от нормального восприятия мира. Причём добровольном. Ты должен не просто понимать, что станешь психованным компьютером с огромной силой - ты должен стремиться к этому. Вот возьмём, скажем, выделяющуюся троицу - Ширай Куроко, Такицубо Рико, Хоказе Джунко. Все эсперы четвёртого уровня, все обладают потенциалом пятого, все уже достаточно сильны, все так или иначе ку-ку. Однако все же прислуживают пятым уровням - и довольны своим местом, не желая продвигаться выше. У многих остальных тоже свои причины не выступать. Потому среди миллионов эсперов только семеро прокачали себя до пятого уровня. Даже шестеро, Гунха Самородок, изначально имел такие силы и далее уже не зайдёт.
  - Понимаю. - выдохнула Канзаки. - У святых точно так же. Ты должен посвятить себя служению Богу и ставить это на первое место среди всего, только тогда получишь шанс нести божественную силу в мир. И то ещё с этим должен справиться.
  - Вот честно, Канзаки-тян, ты не очень похожа на ту, что ставит служение Богу на первое место среди всего. - взглянул Цучимикадо на её обнажённый живот.
  - Разумеется. - подтвердила святая. - Служение Богу всегда незаметно. Тот, кто делает это под одобрительные выкрики толпы, вскоре начинает служить только этим выкрикам.
  - Как сложно быть на вершине. - Цучимикадо вновь зашёл в программу для звонков. - Ну что ж, с Ками-яном поговорили, пойдём теперь соберём инфу от наших тамошних шпионов. Не-не, Канзаки-тян, останься, вдруг Стейл чего-то заартачится, так уговоришь.
  
  Пить...
  Хотелось пить...
  Голова раскалывалась...
  Перед глазами... кромешная тьма...
  Тусклый свет разогнал эту тьму. Лампочка над головой, слабая, даже не вызвавшая новый приступ боли.
  Он почти раздет, до трусов. Лежит на чём-то длинном и мягком, такое же мягкое поверху.
  Голова... болит, нестерпимо болит... и ничего не видно, даже тусклый свет ничего не проясняет...
  - Пить...
  Одна холодная тряпка ложится на лоб, другая проходит по губам. Мягкая рука скользит по щеке. Боль стихает, сжимается в крохотный шарик, губы жадно вцепляются в ткань.
  - Прости, пока что только так. - голос откуда-то сбоку. - Королевский банкет не положен, увы. А если поить из бутылки, то ты так ещё весь раскашляешься, затрясёшь головой и швы разойдутся.
  - Кто... ты? - прохрипел он, и говорящий склонился над ним.
  Девушка, молодая, фактически подросток. Чёрные волосы, короткие и спутанные. Одета... одета ли? Словно бы стоит голая, но зрение вновь затуманилось, глаза закрылись и стало не до этого.
  - Айхана Етцу, помнишь это имя? - сказала она и тут же добавила:
  - Твой друг.
  Друг.
  Человек, который помогает тебе.
  Тебе...
  Он приоткрыл глаза, попытался выцепить мутное пятно склонившейся девушки и прохрипел:
  - Кто я?
  
  Кухня Гунхи была небогатой и маленькой, однако эта умудрилась быть ещё мельче и беднее. Здесь даже стойки для готовки не было, только обшарпанный стол в пятнах всех оттенков, два не менее корявых стула да массивный белый, неожиданно чистый холодильник.
  Именно его Шокухо Мисаки увидела, когда открыла глаза. Некоторое время она тупо пялилась на гордую белизну, а затем зевнула, поморщилась от боли в руках и огляделась.
  Она сидела связанной на одной из стульев - руки позади спинки, верёвки крепкие, даже ноги примотаны к ножкам.
  И тело уже затекло. Шокухо попробовала пошевелиться, но лишь стукнулась ножками стула об деревянный пол и застыла, вслушиваясь. Подходить никто не спешил.
  Как она вообще тут очутилась? Так... Покинула дом Гунхи, ибо во всей заварушке совершенно бесполезна. Всё равно явилась на место, высчитала, где могут собраться прислужники Второго, зашла в здание. Те действительно были там, совершенно не ожидали её появления, и по итогу перестреляли друг друга. Нацеленные на здание цеха тепловизоры продемонстрировали, что пятен сражающихся людей меньше положенных шести, и не на шутку перепуганная Шокухо приказала единственной выжившей связаться со Вторым и выманить его, дабы прекратить бой. Девушка успела сказать лишь несколько слов, после чего свалилась с дрожащим в шее дротиком.
  А через долю секунды свет поблек и для самой Шокухо.
  Дротики со снотворным, однозначно. Получается, кто-то её выслеживал? И теперь похитил... выкуп? Не может же быть настолько тупых похитителей, решивших ради выкупа украсть именно Королеву. Или кто-то решил, что раз связаны руки и не получится взять пульт, то Пятая сразу бессильна?
  Наивные. Ну где они там? Где высокомерные, уверенные в себе мужланы, для которых издеваться над связанной девушкой предел власти? Покажитесь, руки уже всерьёз затекли.
  И словно бы услышали - дверь в самом углу кухни отворилась, и зашла...
  Тёмная школьная форма. Чёрные волосы ниже плеча, собранные багровым обручем. Мрак в грозящих уколоть глазах. Та, кого Шокухо меньше всего ожидала увидеть - и, пожалуй, больше всего страшилась.
  - Кумокава-сан. - однако она всё равно попыталась ярко улыбнуться. - Какими...
  Пощёчина отбросила стул с девушкой на пол, плечо больно врезалось в доски, а в следующую секунду её подняли за длинные светлые волосы и заглянули прямо в глаза.
  - Ты, идиотка. - Кумокава говорила холодно и спокойно, но чернота в её глазах горела пламенем ограбленного дракона. - Из-за тебя Тома чуть не умер. Из-за тебя город лишился половины пятиуровневых. Из-за тебя мы все сейчас в огромной заднице. И я очень хочу просто тебя придушить.
  Вопреки сказанному она отошла от Шокухо и направилась к холодильнику. Пятая кашлянула и с ненавистью уставилась на спину Кумокавы. Ну сейчас...
  - Попробуешь взять меня под контроль - умрёшь.
  Та произнесла угрозу даже без отрыва от холодильника, и Шокухо присмирела. Ничего, терпения ей не занимать. Отыграется потом. Кумокава же вынула из холодильника пудинг, уселась на второй стул и обнажила ложку.
  - Совсем с вами о фигуре забудешь. Ам. - она погрузила ложку в пудинг, вынула сразу большой ком сладкой массы и с удовольствием заглотила.
  - Это что, ты меня так пытать собираешься? - попробовала улыбнуться Шокухо.
  - Пытать? Поеданием пудинга? Мы что, в комедии для вонючих детишек? - Кумокава взяла ещё кусок. - Нет, долбоёбка, я тупо есть хочу. Дел, что ты мне подкинула, теперь не разгрести.
  - Слушай, Кумокава-сан, может, развяжешь меня? - Шокухо решила сменить тон на более дружелюбный. - Всё тело уже затекло.
  - Видишь размер моей груди? - та стукнула себя ладонью по упругим пузырям, скрывающимся под формой. - Вот именно настолько мне срать на твои затекания.
  - Ты как-то уже вне своего стиля очаровательного тролля, Кумокава-сан.
  - А, заткнись. - пудинг грозил скоро закончиться. - Какой ещё стиль.
  - Может, хотя бы скажешь, что именно произошло?
  - Сама подумай. - Кумокава вздохнула и похлопала себя по животу. - Точно потолстею со всеми вами. В общем, так.
  Она вместе со стулом повернулась к Шокухо и положила ногу на ногу.
  - Ты, Пятая, решила думать исключительно своей пиздой и таки пойти доебаться до Томы. Не придумала ничего лучше чем взять с собой Третью, думающую тем же местом о том же парне. Затем вы вот вообще не ебу как зацепили Седьмого и в итоге не просто доебались, но и дружной компанией суперхероев пошли бить морду Второму, ибо он козёл и возникает. Набили - вот только и он набил в ответ. По итогу Второй пускает пузыри, Третья едва не сгорела заживо, Седьмой выжил вообще не пойми как, а Тома вместе с этой Куроко умудрились относительно уцелеть. И оба явно лгут о том, что конкретно произошло. Плюс в соседнем здании обнаружили кучу трупов членов SCHOOL, группировки Второго. От всего этого всякие другие группировки радостно завизжали и бросились делить опустевшие территории. Угадай с трёх раз, сучка, кто именно должен разгребать получившееся дерьмо.
  Именно непривычные маты в речи Кумокавы убедили Шокухо, что всё действительно плохо. Тома в порядке, но... Мисака едва не сгорела заживо? Гунха выжил чудом? От этого на душе становилось пакостно и мерзко.
  По сути ведь Кумокава права. Именно Шокухо через своих наблюдателей узнала, что Тому из общежития увели в подземелья, и именно она подняла бурю по его возвращению, когда сказали, что вместе с ним ушла и одна из крутившихся рядом девушек. А по пути вылез прекрасный шанс сразить Второго - и Шокухо не смогла устоять перед соблазном убить двух зайцев.
  Ну и как по пословице.
  - Придушить. - подытожила Кумокава, уставившаяся в потолок. - Точно придушить дуру. Из-за неё совсем забыла, что такое сон. Кто сказал, что на вершинах власти ты лишь наслаждаешься и развлекаешься? Придушу мудилу. Всех придушу. Как же крови хочется... пудинг, иди сюда.
  - Ладно, я поняла. - теперь Шокухо притворилась от и до виноватой. - Развяжи меня, помогу тебе с наведением порядка.
  - Хотелось бы, но увы. Ты, милая, сидишь тут и спасаешь себе жизнь. - Кумокава ткнула в неё ложкой с остатками пудинга, усмехнувшись, когда несколько крошек сорвались и упали на Шокухо.
  - Спасаю себе жизнь?
  - Всё-таки думаешь пиздой. Соблазнить тебя, может, для прочищения мозгов? Ты связана, помощь не придёт, а я и так намеревалась помастурбировать перед сном, хоть веселее выйдет. - Кумокава оттолкнула от себя тарелку с доеденным пудингом и вновь повернулась к Шокухо. - Дорогая моя, ты уничтожила SCHOOL, но не её лидера. Второй рано или поздно выйдет из больницы, и первым делом станет выяснять, кто именно положил его людей. Так или иначе он узнает, что они сами начали стрелять друг в друга, и даже капитан Гастингс смекнёт, к кому тянется ниточка. Что ему помешает найти тебя и убивать столько дней, сколько людей было в группировке? Правильно - ничего. А так мы надёжно зафиксируем, всё подправим, потанцуем, может даже спихнём на какого-нибудь мимо проходившего гада. Посему отсюда - ни ногой. Ты пленница, играй эту роль и не брыкайся, многие королевы в куда худших условиях сидели и с крысами болтали, так что вдохновляйся опытом. А если вздумаешь дурить и попробуешь сбежать... - Кумокава сунула два пальца в рот и оглушительно свистнула.
  Дверь тут же распахнулась, и в комнату влетела девочка с винтовкой в руках. Она была одета во всё чёрное и обтягивающее, не скрывающее только лицо с невыразительными карими глазами и короткими светло-каштановыми волосами.
  - Мисака готова стрелять, сказала Мисака, прицелившись в пленницу.
  - Отбой, я просто ей демонстрирую последствия. - отмахнулась Кумокава и повернулась к остолбеневшей Шокухо. - Ну как? Второй уровень электромагнетизма, отличные боевые навыки, обращение с оружием просто чмок, даже рукопашный бой знают. Подчинить не сможешь, дать по зубам не сможешь, имеют приказ в случае побега стрелять по красивым длинным ногам. Кстати, если я начну помогать тебе сбегать, то и мне по красивым длинным ногам постреляют. А если одну положишь - все остальные мигом узнают и кто сообщит куда надо, а кто пойдёт мстить и охотиться. И их тут в здании несколько, на случай, если ещё не сообразила.
  - Мисака почувствовала себя невероятно крутой, растроганно сказала Мисака.
  - Чего чувствовать-то, ты и есть крутая. - Кумокава спокойно встала. - Ладно, ситуацию объяснила, ответы на вопросы додумай сама. Пойду спать... и всё такое. Развяжи её минут через десять после того, как я уйду, и ухаживай, сама знаешь как.
  - Хорошо, сказала Мисака, вытянувшись в струнку и по-солдатски отдав честь.
  - Чудо, а не девочка. В отличие от некоторых. Чао, Пятая.
  
  Девушка в одной кожаной куртке на комбинацию чёрного нижнего белья вжалась в угол здания. У неё уже не хватало воздуха кричать от страха, она только и могла что смотреть на раскиданную по переулку груду тел да приближающегося к ней выходца из ада - высокого, худого, белокожего, красноглазого, чей костыль выбивал из мостовой вводящий в паралич скрежет.
  То, что чёрно-белый свитер на демоне требовал стирки и штопки, не превращало его в человека. Как и полинявшие джинсы. Так что девушка закрыла глаза и попыталась вспомнить хоть какую-то молитву перед смертью.
  - Хэй! - недовольно крикнул нависший над ней демон. - Ты что там бормочешь, не спятила случаем?
  - Изыди! - только и вырвалось у неё.
  - Как с ножами нападать, так храбрости не занимать. - вздохнул демон. - А как по морде получили, то сразу "Изыди". Эй, ты. - он ткнул девушку костылём, и та испуганно съёжилась. - Встань хоть, в таком наряде простудишь всё что можно.
  Девушка неуверенно встала, цепляясь за и в самом деле холодный металл здания. Демон никуда не уходил, но и смотрел на неё безо всякого вожделения.
  - Слушай, один из них твой парень, я так понял? - он указал костылём на неподвижные тела. - Можешь сказать, что тебя в нём привлекает?
  - А? - не сообразила девушка.
  - Что тебя в нём привлекает, говорю! - повысил голос демон. - Чего ради ты именно его из остальных мордоворотов выбрала!
  Девушка растерянно поглядела на тела, сглотнула и рискнула сказать:
  - Ну, Кабан сильный...
  - Кабан?
  - Да. Он свирепый, неукротимый, бешеный... Кабан. - девушка даже сумела улыбнуться. - Но это он для всех, для меня же он такой ласковый, такой нежный...
  - Ха.
  - И пахнет от него всегда приятно. Никакого курева и алкоголя, за здоровьем следит, спортом занимается, мышцы такие твёрдые, аж щупать приятно.
  - Ха.
  - А член-то какой твёрдый! - похоже, девушка умудрилась забыть, кто перед ней стоит. - И горячий! И вообще весь такой неукротимый, начнёт и не остановится, пока до самых пят не начну дрожать! Кабанчик, любимый! - она бросилась к зашевелившемуся парню, а Акселератор развернулся и медленно отправился дальше.
  Сильный, свирепый, неукротимый, бешеный, ласковый, нежный, приятно пахнет, спорт, твёрдые мышцы, горячий и твёрдый член. Это, что ли, девушкам нравится в парнях? Акселератор на ходу посмотрел на свои руки, а затем ткнул пальцем в одну.
  Чёрт его знает, но на твёрдые мышцы совсем не похоже. Он как-то не видел нужды заниматься спортом, особенно когда это отнимало время от изучения высшей математики для управления векторным щитом. Всё равно заблокированный в детстве от множества воздействий организм теперь не восстановить, не сделать нормальным.
  Что там ещё? Приятный запах. Не возвращаться же уточнять, какой именно запах приятен. Сам Акселератор парней не нюхал, он вообще частенько отсекал щитом всякую вонь.
  Секс можно полностью выкидывать из списка. Он не испытывает тяги к сексу, не умеет им заниматься, не понимает, как приносить удовольствие партнёру. То есть о процессе в курсе, о нём все в курсе, но явный миллион всяких тонкостей...
  Не самая красивая картина к завтрашнему свиданию вырисовывается. Нет минимум половины того, чем положено привлекать девушек. Альбиноса в целом гримировать бесполезно и поздно, да и костыль нужно взять.
  Такое впечатление, что вопреки всему желанию придётся воспользоваться помощью Йомикавы и Йошикавы. А значит, Мисака-Мисака точно будет путаться под ногами.
  Акселератор скривился - а затем подумал о той, для кого всё и затевалось.
  Мизуру Авасаки. Рыжеволосая секретарша, однажды подвернувшая ногу прямо на ночном пути Акселератора. Он помог ей вернуться домой - и с тех пор слишком часто вспоминал, особенно когда она в благодарность пригласила его в кафе.
  Завтра это кафе и состоится. Свидание. Первое в жизни, совершенно неожиданное.
  И Акселератору столь же неожиданно хотелось, чтобы оно не стало последним.
  
  Он не помнил ничего.
  Точнее, самые обычные вещи не представляли труда. Он знал, что такое лампа, кровать, девушка, но всё прошлое попросту ускользало.
  Айхана Етцу - имя ничего ему не говорило. Шестая - это уточнение не имело смысла. Она называла и другие имена, включая то, что якобы носил он, но ничего не шевелилось в памяти.
  Етцу объяснила, что его ударили по голове и оставили умирать, но она нашла, утащила в своё логово, заштопала. Этого тем более не помнил.
  И возможности выяснять не было. Он ещё слишком слаб, а рана не позволяла двигаться. Девушка заявила, что будет ухаживать беспрекословно, даже помогала с туалетом, ведя себя столь естественно, что на третий раз он перестал стесняться.
  Как и перестал стесняться того, что одежда её нисколько не смущала. Она покидала его днём, одетая в школьную форму, приходила вечером - и тут же разоблачалась, оставаясь в белье. Иногда она сидела с ним и рассказывала истории, которые должны были восстановить его память. Иногда уходила в другую комнату - он не знал, что там, но слышал звуки музыки и нежного девичьего голоса, певшего о любви и счастье.
  Любовь и счастье... словно бы это было чем-то бередящим его сознание. Важной частью жизни. Или наоборот, зияющей дырой, требующей немедленного заполнения.
  По рассказам девушки скорее первое. Он был на вершине, был любим и любил, был... а сейчас никто и ничто. Неспособный выжить без посторонней помощи. И однажды Етцу принесла ему еды, проверила рану, глубоко задумалась - и со вздохом сказала:
  - Знаешь... не думаю, что твою амнезию удастся излечить моими средствами. Да и в больнице не факт, что справятся. Похоже...
  Она задержалась, словно не желая говорить далее, но всё же улыбнулась:
  - Похоже, нам придётся обратиться к ещё одному другу.
  
  - ...и вообще неизвестно, кто он! Ни имени, ни сил, ни чем занимается - ничего! Ни в одной базе его нет! Даже неизвестно, парень это или девушка!
  - Прости, Сатен, но я действительно не могу тебе помочь. - отозвалась Мисака. - Я, как и все, ничего не знаю о Шестом.
  - Но вы ведь оба пятиуровневые! - подняла руки к потолку сидевшая у кровати девушка с длинными чёрными волосами. - Должны были видеться, совместные совещания, секретные встречи и так далее!
  - У нас нет секретных встреч. У нас вообще нет встреч. Когда пятиуровневые встречаются, то... - Мисака не продолжила, и Сатен испуганно прижала руки ко рту.
  - Прости. - зашептала она. - Прости, прости, Мисака! Я не в ту сторону ушла...
  - Всё нормально, Сатен, это я не туда завернула. - возможно, Мисака улыбнулась, но из-за покрывающих всё её лицо и тело бинтов не отмечалось и тени улыбки. - Но я действительно ничегошеньки не знаю о Шестом. И даже не берусь гадать. Может, он выполняет важную работу в секретной лаборатории, а может шляться по помойкам.
  - Ну, Мисака, чтобы шестой по силе эспер шлялся по помойкам?
  - Седьмой же шляется.
  - А кстати, он ведь тут? - навострила уши Сатен. - В больнице лежит?
  - Да не лежит, ходит уже, даже заходил ко мне. - равнодушно сказала Мисака. - Но ещё не выписали вроде.
  - А, можно тогда это... - Сатен покраснела. - В какой он палате? Это... поблагодарить надо.
  - Да без понятия. - ещё равнодушнее ответила Мисака. - Спроси у Гекоты-сенсея или у Куроко.
  - Гекоты-сенсея?
  - Он так на лягушонка похож! - Мисака хихикнула, и тут же простонала от боли.
  - Что там? - словно по звонку будильника в палате материализовалась Куроко. - Сестрица, ты в порядке?
  - В полном. - прошептала та.
  - Хорошо, потому что время перевязки. Сатен...
  - Да-да, меня выталкивают взашей. - заторопилась девушка. - Пока, Мисака! Уихару завтра придёт, сегодня у неё какое-то важное дело дома. Темнит, даже мне не говорит. Ох, если это действительно парень...
  - Да-да, понятно, теперь двигай. - Куроко буквально стала подталкивать её к двери.
  - Аккуратно! - Сатен замахала руками. - О, Куроко, ты не знаешь, где Седьмой лежит?
  - Не знаю. Пока, Сатен, всего тебе хорошего. Спасибо за визит, приходи ещё.
  - Эх, ладно. Пока! - и девушка наконец отправилась в сторону лестницы. Куроко подождала немного и сказала пустому коридору:
  - Можешь выходить.
  Дверь ближайшей палаты открылась, и в коридор выскользнула девушка в белом медицинском халате. На голове у неё красовался чёрно-зелёный прибор ночного видения, глаза прикрывали огромные чёрные очки, а рот был закрыт салатового цвета маской.
  - Вам что, так трудно заучить концепт "не привлекать внимания"? - вздохнула Куроко, пуская девушку в палату.
  - В этом наряде никто не узнает Мисаку, с полной уверенностью заявила Мисака.
  - Да-да. - Куроко открыла шкаф с медикаментами. - Мазь хоть сейчас принесла?
  - Мисака только один раз забыла, когда отвлеклась на переговоры других Мисак, обиженно сказала Мисака.
  - Тогда давай её сюда. - Куроко выхватила протянутый ей тюбик, взяла стопку бинтов и подошла к кровати.
  - Сестрица. - её голос задрожал. - Прости, но нам придётся вновь сменить бинты. Пожалуйста, потерпи.
  - Начинай. - твёрдо сказала Мисака.
  
  - Камидзе-сан, три минуты уже прошли?
  - А? Ой! - парень быстро потянулся и выключил газ. - Прости, я что-то совсем рассеянный.
  - Всё нормально, Камидзе-сан. - улыбнулась Ицува. - Может, вы опять сходите погулять? Я тут всё приготовлю.
  - А давай. - Тома положил нож на порезанные овощи. - Прогуляюсь, подышу свежим воздухом. - он резко шагнул в сторону выхода с кухни, запнулся, схватился за кастрюлю с супом и опрокинул на себя.
  Ицува рывком бросила себя под горячий суп - и сжала зубы, когда тот обрушился ей на спину, больно обжигая и пачкая одежду.
  - Ицува, ты как? - спросил Тома, на которого не попало ничего. Он схватил её за руки, не позволяя упасть на себя, и встревоженно смотрел прямо в глаза, так что девушка постаралась улыбнуться.
  - Всё хорошо, Камидзе-сан. Я схожу переоденусь, ладно?
  - А я пойду подальше от кухни. Нельзя мне тут с моей неудачей. - Тома отпустил её и направился к выходу из кухни, а Ицува поспешила в выделенную ей комнату на втором этаже дома родителей Камидзе-сана.
  Там она мигом сорвала с себя фартук и розовый топ, подлетела к зеркалу и коснулась руками спины. Боль начала утихать, но надо будет заодно мазь добыть, иначе следы останутся.
  А потом одежду постирать, иначе её любимый топик превратится в тряпку. Лифчик тоже стоит, за компанию. Ицува переместила руки повыше, расстегнула застёжку, сняла - и тут Тома открыл дверь.
  - Ицува, я... ах блин!
  - Камидзе-сан! - девушка закрыла руками обнажённую грудь, но парень уже захлопнул дверь, прокричав извинения и о своей неудаче. Можно подумать, это ему сейчас не повезло!
  Ицува понимала, что всё это ей наказание. Она не сумела удержать Камидзе-сана от похода ко Второму, не сумела защитить его в бою. Попросту пала первой - и без помощи Куроко-сан наверняка бы погибла.
  Именно Куроко-сан ещё до боя рассказала ей о своих отношениях с Мисакой-сан, обозначив себя как преданную слугу и телохранителя, что однажды проберётся в постель хозяина. Ицува была несколько смущена её рассказами на эту тему, однако чувствовала тот же настрой.
  Камидзе-сан уже предложил ей переспать - но чисто по делу, для того, чтобы избавить его от преследования священниками, требующими девственника для ритуала объявления крестового похода. Тогда она отказалась, ибо хотела по любви, но общение с Куроко-сан дало обширную трещину в уверенности.
  И когда Ицува выписалась из больницы, то сразу же отправилась к Камидзе-сану. Помогать ему отдыхать, обустраивать быт, охранять от возможных напастей.
  И разобраться в своих чувствах.
  Могла ли она тогда совершить самую чудовищную ошибку в своей жизни? Провалить единственный шанс? Стать не более чем бледной тенью Камидзе-сана, вынужденную однажды смотреть на то, как он берёт за руку другую девушку?
  Он несколько раз спас Церковь Амакусы. Её церковь. И Ицува поклялась в верности Камидзе-сану, а затем полюбила его. Однако не настолько, чтобы позволять ему глазеть на её обнажённую грудь.
  Или настолько...
  Ицува замотала головой, лихорадочно краснея, нанесла на спину мазь, взяла запасной лифчик, застыла - и через минуту раздумий аккуратно надела фартук, оставив намазанную спину полностью открытой.
  Камидзе-сан чего-то хотел, но сейчас почти наверняка ушёл гулять. А там к его приходу она оденется нормально.
  Раздумывать всё равно некогда. Закинуть бельё в стиральную машину, начать стирку, убрать разлитый суп, поставить готовиться новый, проследить за всей остальной едой. Родители Камидзе-сана приняли её радушно, ни в коем случае нельзя испортить впечатление.
  Точно надо будет одеться при первой же возможности.
  
  - Прости, Куроко. - прошептала Мисака, когда девушка вернулась из туалета.
  - Всё в порядке, сестрица. - отмахнулась та. - За тобой сейчас всё равно нужен уход. А если думаешь, что Куроко позволит кому-то лапать тело сестрицы...
  - У меня и тела-то сейчас нет.
  - Враки. Немного полежишь и выйдешь ещё более здоровой и крепкой, чем раньше. - Куроко не допускала даже нотки сомнения. - А сейчас давай поспи с мыслью о том, что Куроко проследит за тобой всё время.
  - Я от такого кошмара точно не засну. - сестрица даже попыталась шутить, так что Куроко вежливо хохотнула, села на стул в углу и положила на колени ноутбук. Клавиш она касалась невероятно тихо, дабы не потревожить сестрицу, и та вскоре спокойно задышала.
  Бедная сестрица. Вместо нежного розового тела, что Куроко ещё совсем недавно намыливала в душе, под бинтами скрывалась вонючее чёрно-красное ущелье боли.
  Сестрице очень-очень повезло со способностями. Многие эсперы и тем более обычные люди после таких ожогов в лучшем случае оказались бы полностью парализованы. Мисака же выжила, большую часть времени находилась в сознании, внятно общалась, могла двигать руками и ногами. Нервные импульсы регенерировали как комиксовый супергерой, не исключено что и психологическим проблем удастся избежать. Психолог с ней уже работал, но пока по результатам тестов ничего не выявлялось. Страх перед огнём, неуверенность в себе, боязнь сражений, панические атаки, чувство вины - всё это обещало обойти сестрицу стороной.
  Однако в больнице ей придётся задержаться ещё надолго, а операция по пересадке кожи состоится в ближайшие дни. Все, кому надо, её уже посетили. Друзья, знакомые, родители, ученицы академии Токивадай, даже комендантша общежития - все приходили и передавали пожелания выздоровления.
  Кроме той гориллы. Куроко и так бы не пустила его на порог, однако Камидзе Тома сам не появлялся, и это беспокоило. Даже такая поддержка сестрице нужна как целебная мазь, а если она подумает, что тупой неандерталец её бросил, потому что якобы после пожравшего тело огня теперь некрасивая...
  - Куроко, прости.
  - О чём ты, сестрица? Спи давай.
  - Прости, что не рассказала тебе о клонах.
  - Боже, сестрица, чего тут извиняться? Будь у меня более девяти тысяч клонов, живущих своей жизнью - я бы тоже о них молчала. Хотя честно, не понимаю, как этот секрет ещё секрет. Столько одинаковых девушек работают в разных местах и никто ни единым словом...
  - Они прекрасно заметают следы.
  - Если только. Спи, сестрица.
  - Просто что, Куроко... если ты настолько по мне воздыхаешь, то можешь попросить кого-нибудь из них... уверена, вы договоритесь.
  На несколько секунд Куроко просто застыла в параличе. А затем очень ласково сказала:
  - Сестрица дура. Спи, не то усыплю.
  - Хорошо. - и Мисака вновь засопела. Куроко лишь покачала головой и вернулась к делам. Ну и предложение. Будто бы она какая-то сумасшедшая лесбиянка...
  В дверь постучали - и Мисака откликнулась до того, как Куроко телепортировалась в коридор и вырубила непрошеных гостей.
  - Войдите. - дверь приоткрылась, и в щель неуверенно заглянула девушка в больничной пижаме. Её длинные тёмно-каштановые волосы чуть ли не подметали пол и казались странно знакомыми вставшей между дверью и кроватью Куроко.
  - Вы кто? - спросила она, девушка робко взялась за ручку двери и спросила:
  - Мисака Микото здесь лежит?
  - А вам по какому вопросу?
  - Куроко, ну что ты как цепной пёс. - донеслось от кровати. - Здесь я.
  - Э... здравствуйте, Микото-сан. - слегка повысила голос девушка. - Я пришла поблагодарить вас.
  - Так кто вы? - Куроко всё равно не планировала подпускать её к кровати сестрицы.
  - Я... вы меня не видели, наверное, но... - девушка смутилась, а затем наконец открыла дверь, встала на пороге и поклонилась. - Меня зовут Минато Гасай. Но вы, скорее всего, знаете меня как Одеялко.
  
  Тадано Коэми. Учёный, предложивший метод создания эсперов с необходимыми способностями путём искусственного оплодотворения. Метод требовал держать рожавшую женщину на медицинских препаратах, вызывающих привыкание, и ограничивать её свободу, в связи с чем не получил никакой поддержки. Тадано обиделся, заявил об ущемлении науки, едва не попал в тюрьму и бежал вместе с влюблённой в него лаборанткой.
  А потом объявился, каким-то образом заручился поддержкой Второго и похитил эспера Одеялко, увеличивающую радиус действия чужих сил. Тадано планировал оплодотворить её спермой Камидзе Томы, отключающего сверхъестественные способности, и натаскать ребёнка на полное уничтожение эсперов и, соответственно, Академия-сити.
  Уихару потёрла глаза и открыла ещё одну баночку с кофе. Краткая выжимка - но для неё пришлось прочитать кучу материала. Допрос этой самой лаборантки, пойманной на попытке забрать сперму, допрос Камидзе Томы, допрос Одеялко, допросы бывших сотрудников и коллег Тадано...
  Не самого его, увы. Тадано нашли мёртвым, а жёсткий диск компьютера с данными безвозвратно уничтоженным, и это добавляло путаницы в дело.
  Уихару не должна была и даже немного не имела права им заниматься. Расследование вели в Анти-Навыке, это был совсем не уровень Правосудия. Но Камидзе Тому она теперь считала своим приятелем, Мисака в процессе поисков Одеялко едва не погибла, Куроко взяла отпуск и Уихару отошла немалая часть её возни с отчётами... в общем, она чувствовала себя крайне причастной и прибегнула к помощи знакомых из Анти-Навыка для получения материалов.
  Только толку от этого. Уихару ещё раз перечитала распечатанную выжимку и уставилась на рабочий стол, где висели открытыми три папки с документами.
  Кто убил Тадано - неизвестно. Учёного застрелили, от того не факт что эспер. Лаборантка лишь говорила, что они "обратились к очень уважаемым людям", но к кому именно - не знала. Второй пока неспособен давать хоть какие-то показания. Тупик по всем параметрам. Если только...
  Когда Уихару постигала работу с компьютером, то старалась не лезть ни во что помимо документов. Однако всё равно умудрилась обрушить систему, получила нагоняй и штраф, начала разбираться, что именно сделала не так - и с удивлением обнаружила, что дело всего-то в её невнимательности. Поверила всплывшему на экране сообщению и отключила антивирус.
  После этого Уихару начала постигать компьютерную грамотность и постепенно поняла, насколько интересный мир перед ней открывался. Особенно когда сошлась с Мисакой, ушедшей ещё дальше и изучавшей принципы взлома компьютеров, баз данных, электронной почты, аккаунтов соцсетей. С её силами теперь было достаточно прикоснуться к компьютеру для полного сбора всей информации. Уихару настолько далеко не продвинулась, однако кое-что могла.
  Тадано пользовался программой для мгновенного обмена сообщениями, и пользовался активно. А ещё не знал про компьютерную грамотность, потому в профиле гордо красовался адрес электронной почты.
  И чего его так долго ловили, интересно? Уихару зашла в электронную почту, напечатала адрес - и запустила маленький генератор паролей, которым Мисака с ней поделилась и который ещё ни разу не подводил. Вот и сейчас проработал всего несколько секунд, после чего высветил пароль "Аид" и почта открылась. Уихару посмотрела на пароль, открыла стенограмму допроса, где лаборантка называла себя членом "Стикс", подумала, зашла в систему мгновенных сообщений и набрала имя пользователя с паролем "Цербер".
  Открылось сразу же. Девушка приложила ладонь ко лбу, напомнила, что сама была такой же, и приступила к изучению. Самым последним контактом было общение с неким "П.П.", и Уихару щёлкнула по нему.
  Экран погас.
  На мгновение она подумала, что опять вырубило свет, но нет - лампочка за спиной, освещающая компьютерный стол, по-прежнему горела. А затем по абсолютно тёмному экрану побежали огромные белые буквы:
  "Умная девочка Кадзари Уихару".
  А следом текст. Много текста.
  Её адрес. Адрес и имена родителей. Рабочий адрес. Возраст. Рост. Вес. Успеваемость. Поощрения и штрафы. Любимые рестораны с перечислением того, где она была на прошлой неделе и в какое время. Уровень эспера. Способность эспера. Имена друзей. Имена одноклассников. Имена коллег.
  А затем пошли фотографии. Уихару, идущая по улице. Уихару в ресторане, раскрывающая рот для огромного чизбургера. Уихару на рабочем месте, уткнувшаяся в экран компьютера. Уихару... в публичной бане!
  Уихару, сидящая за домашним компьютером и всматривающаяся в экран с невероятным ужасом на лице.
  Девушка резко бросилась к открытому окну, захлопнула его, закрыла занавеской - и осторожно выглянула из-за неё, пытаясь рассмотреть возможную камеру. Окно выходило на оживлённую улицу со множеством проходящих людей, но никаких камер не было видно. Она полностью задёрнула занавеску и вернулась к компьютеру, на котором белели буквы:
  "Мы знаем всё о тебе. И поэтому ты никому не расскажешь о том, что сейчас сделала".
  А затем экран погас, и компьютер зашуршал. Даже кнопка выключения не помогла. Когда он наконец начал откликаться на команды, то вывел лишь системное предупреждение об отсутствии жёсткого диска.
  Все данные оказались безвозвратно удалены.
  
  - Как насчёт запаха хвои? - с сомнением спросила Йошикава, перебирая выстроившийся на столике ряд склянок.
  - Пойдёт. - Йомикава вновь защёлкала ножницами. - Лучше вытаскивай тот костюм, что мы купили.
  - Вы что, заранее готовились? - проворчал Акселератор, изо всех сил стараясь не реагировать на то, что часть его волос навсегда прощается с макушкой.
  - Разумеется. - Йомикава отстригла ещё одну прядь. - Ещё когда поняли, что ты влюбился. Так что терпи.
  - Ну да, своего ребёнка нет, так будем на чужом отыгрываться. - буркнул эспер. Йомикава стукнула ему ножницами по голове.
  - Акселератор, я понимаю, что твоё непрерывное ворчание есть часть шарма, но незнакомая девушка вблизи устанет уже через час. Поэтому постарайся... эх, даже не посоветуешь улыбаться, ибо улыбаешься ты как гиена под веществами.
  - Спасибо за оскорбление, а теперь хотелось бы совет.
  - Ты часто ходишь напряжённый. - вступила в перепалку Йошикава. - Может, попробуешь расслабиться? Вот, например, упражнения по дыханию и медитации. - она протянула смартфон, эспер взял его и быстро прочитал текст, откладывая в памяти.
  - Расслабиться. Быть добрее. Вежливее. Спокойнее. Главное - она должна чувствовать себя уверенно рядом с тобой. Не в том плане, что от всех защитишь, это и так понятно. Но чтобы и от себя мог защитить. - Йомикава отложила ножницы. - Чтобы она не думала над каждым своим словом, гадая, обидишься ты на него или нет. Ты неплохой партнёр, Акселератор, и я сейчас абсолютно честно, но подача у тебя страдает.
  - И мы не про внешность. - добавила Йошикава. - С внешностью у тебя всё в порядке, она даже привлекает внимание. Но если ты по привычке начнёшь ворчать, придираться, сидеть угрюмым и незаинтересованным, то только влюблённая по уши захочет возиться.
  - Почему всё так сложно. - ответил эспер, окидывая взглядом чёрный кожаный костюм, что притащила Йошикава.
  - Да ничего сложного. Миллионы людей с этим справляются, чего тут сложного.
  - Сказала одинокая женщина.
  - Без этой одинокой женщины ты бы завтра припёрся с лохмотьями вместо волос, в вонючем свитере и с улыбкой вампира после диеты, так что нечего тут.
  
  Когда Акселератор после вечернего душа, к которому получил не самую приличную инструкцию, вышел в коридор, то сразу наткнулся на Мисаку-Мисаку. Девочка на время сборов была выставлена из комнаты, теперь сидела и дулась, а её хохолок недовольно дёргался.
  - Чего тут сидишь? - эспер закутался в халат. Обе женщины посоветовали ему сразу идти спать, но оставлять девочку одной как-то не хотелось. Да и потренироваться на ней, что ли...
  - Мисака-Мисака не хочет, чтобы Акселератор шёл на свидание, топнула ногой Мисака-Мисака! Зачем Акселератору другая девушка, когда у него есть Мисака-Мисака, завопила Мисака-Мисака! Акселератор сам говорил, что ему не нужен секс, значит, он вполне может состоять в исключительно платонических отношениях с Мисакой-Мисакой, передала Мисака-Мисака слова сестёр!
  - Слушай, мелкая... - начал Акселератор и остановился.
  Добрее, вежливее, спокойнее.
  Он вспомнил одно из упражнений, вдохнул, выдохнул - и уселся на стул неподалёку.
  - Мисака-Мисака, мне интересна эта девушка. - начал он. - Я долгое время был вне общества, и общались со мной только в попытках убить, провести эксперимент, всякое прочее дерьмо. И потому мне интересен каждый человек, пытающийся просто... нормально разговаривать. А Мизуру ещё и привлекательна.
  - Она могла на тебе что-нибудь сколдовать и охмурить, продолжила дуться Мисака-Мисака.
  - Я думал об этом, неоднократно, но мой щит не позволит. Вы же все его изучили не хуже меня. Всё, что имеет хоть какое-то направление, отскакивает обратно. Ядерный взрыв может испарить весь этот город - но я останусь жив даже в эпицентре. Облако феромонов, любовные чары, соблазняющий эспер против меня бесполезны. Я ничего не ел и не пил из её рук, она ничего мне не вкалывала. Значит, приглянулась мне сама по себе.
  - Буу, проворчала Мисака-Мисака, совсем недовольная этими словами.
  - Слушай... - эспер встал и положил руку ей на голову. - Ты мне дорога, Мисака-Мисака. Но я не собираюсь откидывать человека, которому интересен сам по себе и который интересен мне, ради твоих капризов. Поняла?
  - Хорошо, Мисака-Мисака поняла, грустно кивнула Мисака-Мисака. Мисака-Мисака постарается не быть яндэрэ, пообещала Мисака-Мисака.
  - Вот и славно.
  - Но Мисака-Мисака всё равно завтра будет подсматривать за Акселератором на его свидании!.. ай, больно, обиженно крикнула Мисака-Мисака!
  
  - Джунко!
  Группа девушек в бежево-серой форме академии Токивадай, отправившаяся на прогулку воскресным утром, вздрогнула, повернулась на бас - и отпрянула. Звал невероятно высокий, метра под два ростом громила, чьи бицепсы грозили разорвать крохотную ткань футболки, а лицо подтверждало происхождение от обезьян. Девушки отступили ещё на несколько шагов, готовые бежать, но одна осталась стоять.
  Платиновая блондинка с длинными, закрученными спиралью волосами не только не отступила следом за всеми, но и радостно улыбнулась, словно встретила старого друга.
  - Аяна-сан! - вскрикнула она. - Я уж боялась, что с вами что-то случилось!
  - Со мной всё в порядке. - громила тоже улыбнулся, и девушки бросились бежать. - Но мне опять нужна Шокухо.
  - Ой, простите. - девушка мигом погрустнела. - Королевы давно уже нет. Мы обращались в Правосудие, но думаем, что она занята какими-то важными делами, и не хотелось бы беспокоить...
  - Хм, хм. - прогудела гора мышц. - А когда она исчезла?
  - Эм... во вторник её уже не было, а потом пошёл слух, что куча пятиуровневых билась со злодеем и все оказались в больнице... но Королевы среди них нет, так что... уже шестой день, получается... - девушка захлопала глазами. - Мне в самом деле тревожно...
  - Хм, хм. Бились со злодеем, выходит? Можешь помочь мне её отыскать?
  - Конечно! Только я договорилась прогуляться с девочками, и... ой. - Джунко только сейчас повернулась и увидела, что за её спиной никого нет.
  - Так поможешь? - усмехнулся громила.
  - Хорошо... но я не знаю, куда идти.
  - Давай для начала в кафе, там поедим и подумаем. Не надумаем - снимем комнату в отеле, поболтаем вдали от любопытных глаз. Если потребуется для поисков Шокухо, то и на ночь там останемся, идёт?
  - Идёт. - кивнула девушка. - Но у меня нет денег на всё это.
  - О, деньги это меньшее, о чём тебе придётся беспокоиться, дорогая Джунко.
  
  Дрон лежал на полу унылым металлическим шариком, единственным вернувшимся с задания. На его боку неизвестная сила выжгла отпечаток небольшой ладони с красноречиво оттопыренным средним пальцем.
  - Наглядно. - хмуро сказал Цучимикадо, оглядывая отпечаток так, словно надеялся с ним поговорить.
  - По крайней мере она жива. - успокаивающе сказала вставшая рядом Канзаки.
  - Жива-то ладно, но я думал, что Мугино сюда примчится. Её подставили и хотели убить, такое не спускается на тормозах, а нам её знание всякой швали, опыт, да и мощь в целом ой как пригодились бы. А то получается, что Акселератор отдувается за всех пятиуровневых, и он сегодня взял выходной.
  - Можно подумать, что без пятых уровней город ничего не может.
  - Может. - признал Цучимикадо. - Но лично мне с ними спокойнее. Ладно, это... - он поднял дрон и покрутил в руках. - Это отдам на склад, электронная начинка ещё жива и ещё послужит.
  - Может, тоже возьмём выходной? - предложила Канзаки. - Ситуация более-менее успокоилась.
  - Поисками Пятой стоит заняться всерьёз, её уже почти неделю нет, и как бы не вышло худшего.
  - Выходной. Ты уже себя изматываешь.
  - Так, может, расслабишь меня, Канзаки-тян? - сверкнул очками Цучимикадо. - Нежно, ласково и аккуратно?
  Святая в ответ только фыркнула, но парень нисколько не обиделся, вместо этого выглянув на балкон, где девочка в форме горничной копалась во внутренностях уборщика.
  - Ладно, часа три побуду любящим старшим братом. - хмыкнул он. - А там опять сеанс связи устроим, вдруг что с него любопытное выяснится.
  - Тогда я не буду мешать. - Канзаки вышла на балкон, попрощалась с Майкой - и взлетела. Цучимикадо помахал ей и сел на корточки рядом с сестрой.
  - Не знал, что горничные ещё и роботов чинят. - улыбнулся он.
  - Горничная должна уметь всё. - строго сказала Майка. - Братик, можешь тут болт отвернуть? У меня силы не хватает.
  - Всё кроме того, что не умеет. - Цучимикадо послушно взялся за отвёртку. - Давай, руководи, я-то роботов не взламываю.
  
  - Слушай, тебе не кажется, что ты воспринимаешь охрану слишком серьёзно?
  - Мисака получила приказ и Мисака его выполнит, чётко сказала Мисака.
  - Я не сбегу.
  - У Мисаки запрограммировано недоверие ко всем, у кого большая грудь, выдумала Мисака причину проявить недоверие.
  - Ох, да чтоб вас... - Шокухо откинулась на стуле.
  Она сидела в этой крохотной комнатке уже пятый день и выла от скуки. Дверь закрыта, окна закрыты, из собеседников только клон, из занятий только карты с этим самым клоном.
  Которая постоянно выигрывает. И не даёт остаться одной ни на секунду. В туалет Шокухо ходит с ней, моется с ней, еле засыпает с безмолвным стражем у изголовья.
  Бежать, вопреки всей логике, рассудку и прагматизму. Бежать. Но как? Пультов при ней нет, хоть это и не проблема. Подчинить клона не получится. Драться? Она не боец, особенно в сравнении с клоном. Позвать на помощь? Но кого и, опять-таки, как?
  Есть один маленький шанс, и Шокухо уже пару дней работала в нужном направлении, но риск велик. Впрочем, без риска тут никак не обойдётся, заранее ясно.
  - Ещё раз в карты? - спросила она.
  - Мисаке немного скучно играть в карты, постоянно выигрывая, зевнула Мисака. Мисака теперь понимает концепции неудовлетворённости постоянными победами и желания вызова, призадумалась Мисака.
  - Вызова, говоришь? Тогда как насчёт карт на интерес?
  - Зачем Шокухо раздевать Мисаку, если она и так видела Мисаку голой, вежливо удивилась Мисака.
  - Да... почему обязательно на раздевание? Можно на желания.
  - Чтобы Шокухо в итоге пожелала свободы, догадалась умная Мисака.
  - Для этого мне надо тебя обыграть. - Шокухо нацепила самый невинный облик. - А пока что не получилось.
  - Хорошо. - не стала упрямиться клон. - Но Мисака предупреждает, что если и проиграет, то выполнит желания лишь одной Мисакой, предупредила Мисака. Остальные Мисаки свободны от выполнения желания и могут воспрепятствовать его реализации, пояснила Мисака.
  - Да хоть и так! Мне просто надоело сидеть без дела. И вызова хочется. - Шокухо постаралась изобразить улыбку предвкушения.
  Клоны умны - но не хитры. И у них нет опыта коварства, обмана и интриг.
  А если она просидит тут ещё неделю, то сойдёт с ума.
  
  - Ицува, я хочу сегодня сходить на пляж с Индекс. Пойдёшь с нами?
  - Конечно, Камидзе-сан! - даже странно, что он спрашивает. Уже ведь должен понять, что Ицува пойдёт за ним куда угодно. Даже на пляж, при всей степени раздетости.
  - Эх, пляж. - отец Камидзе-сана, невероятно похожий на повзрослевшего сына, улыбнулся в потолок. Вся семья завтракала яичницей, которую Ицува приготовила утром в одиночку. - Море, полно красивых девушек, романтика...
  - Тойя-сан. - мать Камидзе-сана, хрупкая женщина, которую Ицува сначала приняла за подростка, улыбнулась, и мужчина мигом смутился.
  - Я сыну говорю, что у него пусть романтика! - заторопился сказать он. - Сам-то я даже не пойду на пляж, зачем, когда у меня такая красивая жена!
  - Не наставляй нашего мальчика на вредный путь. - женщина слегка поправила длинные светло-каштановые волосы. - А то он действительно начнёт любоваться девушками в присутствии Ицувы-сан.
  - Нет, я ничего... - проговорила Ицува, вся покраснев. А вот Индекс насупилась и ткнула Тому вилкой.
  - Ай, ну чего тебе? - сердито проговорил он.
  - Это чтобы ты не смотрел на других девушек!
  - Да не буду я ни на кого смотреть. Ицувы в купальнике хватит с лихвой.
  Девушка от этих слов едва не поперхнулась, Индекс заколотила вилкой ещё яростнее, а мать Камидзе-сана улыбнулась и сказала:
  - Тойя-сан, нашему мальчику уже нужно выбирать свадебный смокинг.
  
  Она же одолжила Ицуве красный открытый купальник, но хоть без комментариев. Девушка и без того не была уверена, что сможет показаться в таком облике перед Камидзе-саном. Конечно, на пляже все так ходят, это немного успокаивает, но...
  Ну вот почему она такая? Сражаться может, а разобраться в своих чувствах к парню нет. И показаться перед ним в купальнике боится, хотя все Амакуса чуть ли не хором уверяют, что её фигура великолепна и этим надо пользоваться.
  Надо всё-таки быть похрабрее. И сейчас для этого выпадет отличная возможность.
  
  Хоть переоделись не дома, а только придя на пляж. Ицува зашла в кабинку вместе с Индекс, где и сама переоделась, и девочке помогла натянуть закрытый лазурный купальник - тоже подарок родителей Камидзе-сана.
  К парню она подошла чуть ли не на дрожащих ногах, но тот носил обширные чёрные штаны, отчего-то успокаивающие. А вокруг ходило ничуть не меньше парней в такой же раздетости, и это отчего-то придавало сил.
  - Поплаваем, Ицува? - даже его восхищённый взгляд она выдержала и утвердительно кивнула. Индекс, разумеется, отправилась с ними, вцепившись в руку Камидзе-сана.
  - Да, Ицува, если вдруг по моей неудаче шорты уплывут, то сможешь их поймать? - он смутил и вопросом, и вылезшими в воображении картинками, однако она ответила утвердительно.
  По счастью, штаны не унесло. Как и всё остальное. Они знатно искупались, поплавали и даже побрызгали друг на друга водой. Индекс моталась в надувном круге в форме уточки и нисколько не возражала, но скоро попросилась загорать. Камидзе-сан притащил три шезлонга и лёг на средний из них, так что девушки оказались у него по бокам. Индекс под тенью зонтика вскоре засопела, а вот Ицува старалась оставаться настороже.
  Всё мирно и спокойно, вокруг полно людей - но Камидзе-сану опасность угрожает постоянно. А она должна охранять его от всего.
  Будь Ицува наглее, развязнее, извращённее - она бы и в одной комнате с ним спала. И в одной постели. Но пока что до этого далеко. Канзаки-сан, провожая её, сказала, что с их стороны присматривают ещё двое, и Ицува лишь надеялась, что они берут на себя ночной покой Камидзе-сана.
  Сейчас, по крайней мере, она ничьей слежки не чуяла.
  
  Где-то через час неподалёку начали играть в волейбол, и Камидзе-сан предложил Ицуве поиграть вместе. Она не стала отказываться, как и игравшие ребята. Команды в итоге вышли смешанными, парни и девушки разбились почти поровну - и игра началась.
  Камидзе-сан ни слова не сказал о том, чтобы сдерживаться, так что Ицува и не сдерживалась. Она не мешала другим веселиться, не гналась за мячом как преданная собачка, спокойно пасовала и принимала подачи, но когда мяч надо было кидать через сетку - о, нисколько не сдерживалась и буквально взлетала, не давая соперникам и шанса. Остановить её не мог даже ушедший в противоположную команду Камидзе-сан, хоть и следил непрерывно, весьма смущая этим. Однако он очень старался, пытался контратаковать, заблокировать если и не её, то летящий мяч.
  Из-за этого всё и произошло - очередной её прыжок, попытка Камидзе-сана прыгнуть выше, неудача. Руку он всё же вытянул в тщетной попытке, но та скользнула вниз, прошла по груди Ицувы, зацепила верх купальника...
  И не просто стащила его, но и порвала.
  
  Даже из кабинки для переодевания девушка вышла красной. Камидзе-сан торчал рядом и вновь бросился извиняться.
  - Это всё неудача, Ицува. Ты же знаешь, я вечно что-то подобное делаю, и...
  - Камидзе-сан.
  - Да?
  - Не могли бы вы перестать объяснять абсолютно всё неудачей?
  Ицува еле сдерживалась, и Камидзе-сан понял это. Он смущённо почесал затылок и тихо ответил:
  - Просто... я привык, Индекс привыкла, отец мне всё время амулеты удачи суёт... но остальным, кто со мной свяжется, не привыкнуть просто так. И Ицува, если... если ты хочешь со мной связаться, то ты должна понимать, что такое будет повторяться вновь и вновь, в самые неожиданные моменты. И не по моей воле.
  - Я понимаю, Камидзе-сан. - его слова успокоили её. В самом деле, Камидзе-сан не виноват же, что проклят неудачей. Не виноват, что такое происходит. И если... то ей в самом деле придётся привыкнуть, иначе никак.
  - Прости ещё раз. Давай пойдём, заберём Индекс, и домой. Всё равно скоро обедать.
  - Камидзе-сан, вы... оставили Индекс на пляже?
  - Да ничего с ней там не случится. Пойдём, Ицува. - он направился обратно, и она послушно побрела следом.
  Обед. Который ещё предстоит готовить. Как и ужин. Плюс ванна для Камидзе-сана вечером, и купальник ей же придётся зашивать, иначе его родители подумают худшее, и всё это с попыткой изгнать мысли о том, сколько людей сегодня пусть и несколько секунд полёта, но видело её обнажённую грудь...
  На душе стало неожиданно погано.
  
  - Ну, как дела, Ками-ян? - сегодня Цучимикадо был один. Майка утопала в свою школу, Канзаки ещё не вернулась.
  - Да нормально всё. - парень тоже сидел один в комнате. - Только... как там Мисака?
  - Пока никаких изменений. Я сообщу, как только что изменится.
  - Нет, не сообщай. Я... - Тома нахмурился, а затем медленно начал:
  - Я не чувствую, что отдыхаю. То есть нет, я отдыхаю, но... это не то, что мне нужно.
  - Старый конь заскучал без скачек? - усмехнулся Цучимикадо.
  - Можно сказать и так. - кивнул Тома. - Еда, прогулки, пляж... мне как-то всё равно. Нету такого, понимаешь, драйва, азарта, приключения... так что я думаю вернуться.
  - Ну мы тут сразу драйв и приключение не обещаем.
  - Будет всё равно. Что-то да возникнет в любом случае. Передай всем, что завтра я сяду на поезд и завтра же, наверное, приеду. Вместе с Индекс и Ицувой.
  - Время сообщи, встретим.
  - Хорошо. Тогда пойду собираться. - и Тома отключил связь. Какое-то время Цучимикадо просто смотрел на экран, а затем пожевал губами.
  - Если бы я не знал тебя, Тома, то подумал бы, что ты решил отсидеться в тиши от устроенной бури и вернуться, когда всё относительно стихло. Хм. Что там скажут наши шпионы?
  
  Вот с чем-чем, а с нарядом дамы точно промахнулись. Ибо Акселератор в чёрной кожанке попросту жарился.
  Якобы парни такое носят, это модно и привлекает девушек. Акселератор понятия не имел, что привлекает девушек, но сомневался, что резкий запах со струями пота. И когда он по пути увидел магазинчик с одеждой, то сразу же завернул туда.
  Тонкие тёмные джинсы и белоснежная, лишённая тупых надписей футболка. Идеально. Кожанку оставил в магазине, попросив продавцов присмотреть за дополнительную плату. Своруют - отлично развлечётся, вычисляя и очень аккуратно допрашивая. Заодно умылся и освежился в общественном туалете - в соседней кабинке занимались тем же самым, так что не похоже на нарушение каких-то норм.
  А если и похоже, то кто расскажет.
  Они договорились встретиться в полдень у небольшого кафе. А эти переодевания сильно его задержали, и теперь Акселератор спешил, отстукивая костылём в такт речитатива. Благо люди на улице предпочитали расступаться перед альбиносом.
  Замаскировать его внешность ничем не удалось, так что эспер в порыве наглости решил оставить всё как есть. Она уже несколько раз видела его таким, нормально общалась, значит, должна и сейчас. И вообще стоит поменьше волноваться. Как сказала Йомикава на прощание:
  - Запомни, Акселератор, раз она тебя сама пригласила, значит, будет какое-то время оценивать и прощать. Так что не впадай в панику из-за ошибок, старайся вести себя естественно, но по-доброму.
  Гениальный совет, ещё бы понять, как совместить доброту с естественностью Акселератора. Он, как-никак, злодей.
  
  Похоже, даже сильно поспешил: прибыл на место раньше. Убедился, что девушки нет в кафе, и встал столбом недалеко от входа, дабы не пугать посетителей и оставаться заметным. Опять-таки Йомикава советовала ему не обращать внимания на опаздывания. Мол, девушка на свидание собирается с учётом всех мелочей и потому зачастую вылетает из дома за десять минут до начала. Так что Акселератор вспомнил очередное упражнение по дыханию и начал расслабляться.
  Вдох - выдох. Вдох - выдох.
  Добрее. Вежливее. Спокойнее.
  Она уже идёт.
  Акселератор мигом углядел в толпе знакомый оттенок рыжих волос и узнал Мизуру, даже когда она предстала в длинном белом платье. Девушка не торопилась, но как только заметила его - улыбнулась и прибавила шагу.
  - Здравствуйте! - жизнерадостно сказала она. - Я хотела прийти раньше, но не получилось!
  - Здравствуйте. А зачем раньше? - Акселератор попробовал улыбнуться одними губами. Вроде вышло - по крайней мере, Мизуру в ужасе не убежала.
  - Просто что девушки якобы специально опаздывают на встречи с парнями, но по мне это жуткое неудобство, вот и решила прийти раньше. - засмеялась она. - Будете кофе? Я ведь угощаю сегодня, помните?
  - Я заплачу. - попробовал выступить Акселератор, но девушка замахала руками.
  - Нет-нет-нет, я же сказала! Вы меня спасли, потому и кофе пьёте бесплатно. Ну и что ещё к кофе захотите. - она вновь улыбнулась, совсем не расстроенная будущими тратами, и эспер понял, что придётся уступить.
  - Я просто не хочу вас разорять. - всё же постарался сказать он, когда они уселись за столик в кафе. - Вы же наверняка из-за этой ноги столько денег потеряли и так...
  - Ой, да мне мигом накидали по компьютеру документов, словно и не отдыхала. - отмахнулась Мизуру. - Так что считай что всего пару дней неоплаченных просидела. Если бы вы не помогли, то, может, потеряла бы куда больше. Я слышала, что ночные улицы города опасны, унесли бы сумочку и беда.
  "Слышала". "Опасны". "Сумочку".
  Ну да. Это Акселератор на тёмной стороне живёт и работает, а такие вот Мизуру могут всю жизнь порхать и ни разу не задеть. Как и большинство жителей города.
  Гнева не было, была лишь какая-то... тоска? И странная зависть к девушке, живущей без грязи в жизни.
  - А знаете, давайте перейдём на "ты". - тем временем продолжала она. - А то уже вроде как хорошо знакомы, а всё выкаем. Только... я вашего имени не знаю...
  - У меня его нет. - мигом выдумал Акселератор. - Только кличка эспера.
  - А что за кличка?
  - Акселератор.
  В глазах девушки не промелькнуло ничего. Похоже, она совсем не осознавала, что сидит за одним столиком с первым по мощи эспером.
  - Внушительная кличка. - восхищённо сказала она. - Хорошо, Акселератор. А меня тогда зови Мизуру. Если хочешь, то даже Мизуру-тян. Меня после папы никто не называл Мизуру-тян.
  - А что папа?
  - А папа умер. - вздохнула девушка, взяв меню. - Мама у меня тоже умерла, ещё я маленькой была, а как школу начала заканчивать, то и папа заболел. Я вместо колледжа бегала по работам, удалённо занималась, дабы ему всё оплатить, но вот... а потом и поздно стало, колледж-то. Хорошо знакомая помогла секретаршей устроиться, а то бы так и скакала с работы на работу. А на них на всех то знания нужны дипломные, то кучу мелочей узнаю на ошибках, то люди гадкие. А мне потом смотрят в документы и спрашивают: а чего это вы на работах более трёх месяцев не держитесь? А мне что ответить, что я только через три месяца ко всему привыкаю, а до этого кучу всякого проваливаю, и потому сразу плохое впечатление произвожу?
  Акселератор не мешал ей высказываться, тем более что в процессе они заказали кофе и теперь ждали официантку. Получается, девушка жила одна, а раз с больной ногой выносила мусор, то с подругами у неё не очень. И поболтать не с кем.
  - Ой, я тебя не утомила? - сама спохватилась Мизуру. - Прости, пожалуйста, как-то вырвалось. Ты-то работаешь?
  - Да тоже случайные подработки. - уклончиво ответил эспер.
  - Понимаю. Это из-за ноги, да?
  - Да.
  - Сломали?
  - Ну... - можно сказать и полуправду, почему нет. - Я точно так же помогал девушке, и на меня напали. Не сумел нормально отбиться, и вот.
  - То есть ты рисковал жизнью, когда помогал мне, но всё равно помог? - девушка аж засияла. - Какой же ты герой!
  - Я не герой! - слишком резко, наверное, но ведь Акселератор и в самом деле не герой.
  Той девушкой была Мисака-Мисака. Безумец хотел через неё встроить в сеть Мисак вирус, при активации которого клоны стали бы враждебны к окружающим. При их количестве и навыках это означало неизбежный хаос, и Акселератор оказался единственным способным сделать хоть что-то. Для избавления от вируса ему пришлось прямо подключиться к мозгам девочки, задействовать все вычислительные мощности и даже убрать щит - чем безумец воспользовался.
  У Акселератора немного мутнела память при воспоминаниях о произошедшем, и он сам не знал, откуда нашёл ещё мощности - но сумел отклонить пулю, пусть и после того, как она пробила череп.
  Прощай, часть лобных долей мозга.
  Привет, костыль с ошейником, подключение к сети Мисак и ограничение силы на полчаса в день. Благо хоть не полчаса подряд, включением и выключением даже на несколько секунд можно растянуть надолго.
  - Ну как не герой. - растерялась Мизуру. - Спасать девушек по ночам это вполне себе геройский поступок.
  - Особенно когда они потом платят за кофе.
  - Что? Я не первая такая?
  - Нет, я просто... - Акселератор вообще-то хотел так пошутить. Похоже, не вышло. Но от необходимости объясняться его спас принесённый кофе. Эспрессо у обоих.
  - А какая у тебя сила эспера? - продолжила интересоваться Мизуру.
  - Отбиваю атаки. - просто ответил Акселератор.
  - Ооооо. А как тогда ногу поломали?
  - Барьер не выдерживает долго.
  - А, то есть ты где-то второй уровень?
  Акселератор лишь кивнул. Отчего-то ему не хотелось объявлять о себе как о пятиуровневом и тем более сильнейшем. Мало ли, ещё замкнётся. Или того хуже - испугается.
  - Чего-то как ни встречу эспера, так всё круче, чем у меня. - выдохнула Мизуру. - Не сминать бумажные листы, это вообще не сила, а издевательство. Как её прикажешь повышать?
  - Мне интересно, как именно она "не сминает". - откликнулся Акселератор. - Потому что если делает несгибаемой, то тем самым повышает... то есть, просто делает материал твёрдым. - вряд ли научный язык повеселит девушку. - И если подкачаться, то будешь листом бумаги рубить как сталью. А если и на другие материалы действует, то сможешь обычной шапкой защититься от снайперской пули.
  - Теперь мне кажется, что если начну тренироваться, то и в самом деле придётся от пуль бегать. - рассмеялась Мизуру.
  
  Они ещё немного поболтали об её способности, об его способности, о просмотренных фильмах, а также аккуратно выяснили, что не имеют спутника жизни. Мизуру смущённо сказала, что в своё время не озаботилась, а сейчас любой парень сбежит после первого взгляда на свинарник квартиры ("Я ненавижу пылесосы, и это взаимно"). Акселератор спокойствия ради сказал то же самое, чем почему-то восхитил девушку.
  Заплатила она, и они отправились просто гулять. Мизуру ещё немного пожаловалась на работу в целом, даже заявила, что лучше бы вышла замуж за человека и сидела дома, где не нужно постоянно убираться ("Я дура, знаю"). Акселератора всё это скорее веселило, и он даже рискнул немного подтрунить над девушкой, на что она с удовольствием отвечала.
  Потом они присели на скамейку, откуда открывался прекрасный вид на ряд белых шпилей небоскрёбов и огромные ветряки по всей площади города, медленно вращающиеся для экологической выработки энергии, питающей всё и вся.
  - Говорят, его всё равно откроют. - тихо сказала Мизуру.
  - Кого? - не понял Акселератор.
  - Космический лифт. - девушка вытянула руку, показывая на далёкую, вытянутую в иглу белую постройку, чья вершина терялась в облаках. - Не знаю, что там произошло, чего только не слышала, но верю, что его всё равно запустят. Это ведь ещё один большой шаг для человечества.
  - Шаги можно делать и не только так. - ответил Акселератор, вспомнив своё путешествие туда.
  - Да, но... Просто словно бы Академия-сити единственная, кто может делать эти шаги. Я как ни читаю новости, так всё... социальные проблемы в Японии, независимые анклавы у России, культурный кризис стран Римско-Католической церкви, всё сразу у Китая и США... все, кто хоть как-то может двигать человечество вперёд, тонут в пучине собственных проблем, взваливают их друг на друга, грозятся уничтожить мир ради сохранения жалкой иллюзии силы и власти. И только Академия-сити, цитадель науки, рядом с которой Кремниевая долина не более чем горстка самоучек, гарантирует будущее для научной мысли и развития. - девушка улыбалась совсем особенно, словно слова подпитывали её энергию. - Так что я не жалею, что живу тут, даже когда очень трудно и страшно.
  Акселератор ничего не ответил и даже не думал над ответом. Думал он над тем, что Мизуру совершенно неожиданно открылась немного с другой стороны.
  И это ему нравилось.
  
  Простились они уже вечером, у её дома. Акселератор немного поволновался, не зная, что ответить, если ему предложат зайти - но Мизуру и не предложила.
  - Спасибо большое, Акселератор. - она даже поклонилась. - Я чудесно провела день.
  - Можем в следующее воскресенье повторить. - прохрипел он.
  - Договорились. - Мизуру улыбнулась в тысячный раз. - А пока можешь звонить мне хоть каждый день. Только, пожалуйста, после семи. На работе за звонки нагоняй будет, а там я либо дома уже, либо сижу и работаю одна, так что можно.
  - Хорошо, буду звонить.
  - Спасибо! И... до свиданья тогда? - она слегка качнулась на каблуках, словно требовала разрешения.
  - До свидания. - ответил Акселератор; Мизуру отправила ему финальную улыбку, развернулась и отправилась в дом. Эспер подождал, пока внутри загорится свет, и только тогда отправился домой.
  Всё прошло чертовски хорошо. Даже поводов для волнения не возникало. Мизуру общалась с ним так, словно уже давно была знакома, да и ему не составляло труда понимать эту прекрасную девушку.
  Всё-таки влюбился. Без постороннего влияния, вопреки своей асексуальности и свихнувшемуся организму, вопреки всему.
  Остаётся понять, что делать с этой влюблённостью.
  
  - Там машина Анти-навыка стоит. - обеспокоенно сказала Джунко, застряв на перекрёстке и всматриваясь в частично обрушенное здание цеха метрах в ста от них. У одной из обвалившихся стен действительно торчал чёрный джип без единого признака движения.
  - Угу. - промычал возвышавшийся над ней громила. - Но ты сможешь унюхать Шокухо отсюда, Джунко?
  - Попробую. - девушка закрыла глаза, сосредоточилась и на какое-то время замерла. А затем прямо устремилась к разрушенному зданию.
  - Э, стоп-стоп. - громила аккуратно ухватил её за плечо. - Засекут ведь.
  - Королева там. - Джунко вытянула руку, указывая на шестиэтажное общежитие через дорогу от цеха.
  - Вот как? Тогда постой на месте пару минут, попринюхайся лучше, а я сообщу нашему другу, дабы помог. - громила отпустил Джунко и скользнул в подъезд ближайшего дома. Вышел он оттуда минут через пять.
  - Всё, сейчас прибудет и поможет. А мы пока пойдём дворами. - он вновь взял девушку за плечо и аккуратно потащил в сторону.
  
  В машине действительно сидели двое мужчин в серой форме и внимательно наблюдали за дорогой. Так что им не довелось пропустить зрелище абсолютно обнажённой красноволосой девушки, бежавшей и вопящей:
  - За Академия-сити! За Квай-гона! За нудизм! За сиськи всем и каждому!
  Мужчины недоумённо переглянулись, а девушка тем временем устремилась к ним. Оба мгновенно выбрались из машины - но та бежала слишком быстро и к этому времени уже скрылась в здании.
  - Чёрт! - один из мужчин помчался следом, второй вынул пистолет, прижался к стене и огляделся. Через секунды из проёма неподалёку высунулась неестественно длинная и изогнутая рука, схватила мужчину и потащила внутрь развалин.
  
  - Теперь куда? - спросил громила, когда они вошли в здание. Пока что оба стояли в сером, запущенном холле, убедительно доказывающем, что тут не только королевы - простые смертные давно не жили.
  - Я... сейчас... - Джунко неуверенно втянула воздух. - Просто, Аяна-сан... запах Королевы словно идёт и сверху, и снизу...
  - Узнаю Шокухо! - хохотнул громила. - И сверху запах идёт, и снизу, когда Тому видит!
  - Тому?
  - Не, ничего, Джунко. Давай тогда пойдём понизу, чего-то мне кажется, что этот путь верный.
  - Хорошо. - Джунко направилась по никем не охраняемому тёмному коридору вглубь здания, а громила последовал за ней.
  - Какое хорошее место для нечаянного разврата. - как бы вскользь заметил он.
  - В смысле, Аяна-сан?
  - О, я просто мечтаю вслух. Запах не пропал?
  - Нет, но рядом с ним кто-то незнакомый. Будто они... шли вместе?
  - Весело болтая. Я правильно понимаю, что ты ведёшь меня к подвалу?
  - Да, Аяна-сан.
  - Тогда разреши. - громила протиснулся вперёд, стараясь не вдавить Джунко в стену, подошёл к металлической двери, вздохнул и ударил по ней кулаком.
  Дверь рухнула, но пола достичь не успела - здоровяк с неожиданной скоростью нагнулся и схватил её, после чего без проблем поднял и поставил у стены.
  - Круто, Аяна-сан! - Джунко смотрела на всё это расширенными глазами.
  - Нравится, да? - громила протянул ей руку. - Можешь даже пощупать бицепсы.
  - Ох. - девушка с благоговением прикоснулась к напряжённой руке. - Обязательно... но давайте сначала найдём Королеву, Аяна-сан.
  - Королеву так Королеву. Пусть тоже пощупает.
  
  Потайной вход в подвале они открыли просто - когда Джунко уверенно заявила, что запах идёт именно от этого участка стены, то громила голыми руками сломал кирпичи и вновь выбил металлическую дверь. Далее по еле освещённым подземным туннелям они двигались ведомые носом девушки, пока та не застыла.
  - Впереди люди. - прошептала она. - Их несколько, но... все пахнут одинаково?
  - Одинаково? Ну-ка, а чем?
  - Оружием. Металлом. Электричеством. И... всё? - спросила саму себя Джунко. - Словно роботы какие-то, но роботы совсем иначе пахнут...
  - Ой-ля-ля, так я и думал. Пройдём назад, пока не засекли. - они аккуратно, без лишнего шума двинулись в обратную сторону, однако свернули немного не туда. Вёл теперь громила, куда увереннее, и вывел девушку за забор оживлённой стройки. Никто их, однако, не заметил, оба сумели прокрасться и наконец выйти на оживлённую улицу.
  - Давно я так не гуляла, Аяна-сан. - девушка как следует отряхнула пыль с формы.
  - Как-нибудь повторим. А пока спасибо за беспокойство. - мускулы благодарно напряглись. - Дальше с Шокухо я сам разберусь.
  - Может, вам помочь? - обеспокоенно спросила Джунко. - Я ведь любую свою рану мгновенно исцеляю...
  - Ага, видел. Как и видел тот бесполезный куль, в который ты превращаешься потом. Нет, я вполне могу тебя понести, прижимая к себе трепетное девичье тело, но давай-ка лучше не будешь мучать свой организм лишний раз.
  - Спасибо за заботу, Аяна-сан. - Джунко поклонилась. - Удачи вам.
  - И тебе удачи, Джунко. Жди меня с Королевой очень скоро.
  
  - Ты сегодня какая-то совсем не своя, Уихару. - с подозрением сказала Куроко, рассматривая сидящую у кровати Мисаки девушку в полностью синей школьной форме.
  - Нет-нет, я... я нормально... просто... - та замахала руками. - На мне теперь много вашей работы, Куроко-сан.
  - Я куплю тебе шоколадный торт! - та мигом выбросила вперёд руку.
  - Окей! - Уихару показала большой палец и сразу оживилась.
  - А я подумала, что вы меня как-то стесняетесь... - смущённо проговорила Одеялко. Она сидела на табурете по другую сторону кровати и обвязывала палец прядью волос, после чего разматывала и начинала заново.
  - Нет-нет, что вы! - вновь замахала руками Уихару. - Наоборот, я рада, что вы тут и с вами всё в порядке, Гасай-сан!
  - Одеялко. - жалобно протянула девушка.
  - Простите... Одеялко.
  - Одеялко, а чего ты так за кличку цепляешься? - поинтересовалась Мисака, чьи бинты так пока и не снимали.
  - Я... - девушка резко погрустнела. - Это он меня так назвал.
  - Он? - не поняла Уихару, а Куроко же тихо спросила:
  - Жар-птица?
  - Да. Я назвала его так, в честь одной сказки... русской. А он назвал меня. Потому я... хотела бы, чтобы меня называли Одеялко.
  Несколько секунд в палате стояла полная тишина, а затем Мисака твёрдо произнесла:
  - Мерзавец, убивший его, теперь сам страдает. А когда придёт в себя - получит заслуженное наказание.
  - Да что мне с его мучений... - тихо проговорила Одеялко. Какое-то время тишина продолжала нагнетаться, а затем Уихару осторожно спросила:
  - Что вы намерены теперь делать, Одеялко?
  - Я не знаю... возможно, вернусь к родителям. Возможно, Гунха-сан что-нибудь подскажет, он уже обещал помочь чем угодно. Не знаю.
  - Вы можете вступить в Правосудие. - предложила Куроко. - Думаю, как раз вы будете очень...
  - Нет. - Одеялко аж мотнула волосами. - Простите, но... если я буду в Правосудии, то начну работать против многих тех, кто мне помогал и кому помогала я. Простите, но нет.
  - Вы можете не вступать прямо, только консультировать нас. - заметила Уихару. - Наверняка ведь есть и те, кто... ну... без кого улицам стало бы лучше, помогли бы нам найти таких.
  - Может. - Одеялко ответила столь устало, что всем сразу стало ясно: больше подобными вопросами лучше не беспокоить. - Простите, что я вам надоедаю... просто я сейчас действительно не знаю, чем мне заняться...
  - Это ты прости, когда мы будем тебе надоедать. - отрезала Куроко. - Потому что если так оставим всё, то просто уедешь в депрессию. Не хочешь в Правосудие - найдём другое место, но что-то найдём.
  - Ох... спасибо. - сказала Одеялко с абсолютно нескрываемым удивлением. - Спасибо, что так... заботитесь обо мне.
  - Всегда пожалуйста. - отмахнулась Куроко так, словно в этом не было ничего особенного.
  
  - Гунха-сан!
  Крепкий черноволосый парень, выхаживающий по коридору больницы прямо в пижаме, обернулся и внимательно посмотрел на окликнувшую его Уихару.
  - Здравствуй. Я тебя знаю? - поинтересовался он.
  - Нет. Я подруга Мисаки-сан, Кадзари Уихару. - поклонилась девушка.
  - А, вот как? Приятно познакомиться! - и парень протянул ей руку, которую Уихару слегка неуверенно пожала.
  - Гунха-сан, только если честно... я хотела бы сразу вас о кое-чём попросить. - вновь, теперь извиняющее, поклонилась она.
  - Валяй. - махнул тот. - От скуки уже кишки воротит и взрывать хочется, а выпишут только завтра, и то обещают.
  - Я... - Уихару оглянулась. Никого. - Я... как бы это сказать...
  - А, ну так бы и сказала, что фанатка. - Гунха вынул из кармана пижамы маркер. - Давай распишусь на ладони. Или не на ладони? Мне разные места суют.
  - Гунха-сан! - Уихару даже покраснела. - Я...
  Но парень уже не слушал её, схватил руку и насильно притянул к себе, после чего начал царапать маркером. Уихару только и оставалось, что негодующе попискивать. Когда Гунха наконец отпустил её, то она даже негодующе вырвала ладонь и чуть не сжала её в кулак, но бросила взгляд на надпись, затем прочитала ещё раз.
  - А у вас красивый автограф, Гунха-сан. - наконец сказала она.
  - А то. - Гунха спрятал маркер обратно в карман. - Зарабатывал бы красивым почерком, да кому он нужен, когда даже парни вроде меня со смартфоном бегают. Не забудь сфоткать, кстати, а то оно через час сойдёт и потеряешь.
  - Обязательно. Спасибо вам, Гунха-сан.
  - Бывай. - парень махнул ей и как ни в чём ни бывало зашагал дальше. Уихару же отправилась в палату к Мисаке, срочно обдумывая повод остаться тут до ночи, дабы выполнить два накарябанных Гунхой слова.
  "Полночь. Главврач".
  
  - Похоже, Шокухо нам пока что недоступна.
  Девушка сидела у его кровати, и вновь в одном белье. Вырвиглазного радужного оттенка, теперь он мог видеть это точно. Впрочем, это не мешало ей держаться так спокойно, будто бы между этим и футболкой с брюками, в которых пришла сюда, нет никакой разницы.
  - Может, нам и не нужна эта Шокухо... - слабо сказал он, и Етцу покачала головой.
  - Я бы тоже без неё обошлась. - хмыкнула она. - Но увы. Шокухо единственная, кто сможет излечить твою амнезию быстро и качественно, не стерев половину разума в процессе. Плюс, у неё... хммммм... очень специфичная и потому очень интересная охрана. Я аж как вызов воспринимаю. - Етцу оживлённо заходила по комнате. - Продумать тактику по вызволению нашей милой блондинки. С учётом того, что наша милая блондинка сейчас задницу рвёт, дабы освободиться сама. Не будь здесь ты - не вмешалась бы, дабы увидеть это. Но сейчас, увы, нужно поспешить.
  - А зачем спешить? - тихо спросил он, и Етцу вновь присела рядом.
  - А затем, что в кои-то веки опасность угрожает лично мне. - спокойно ответила она. - Обычно ведь воспринимают как угрозу по умолчанию. Шестой эспер неизвестен никому, как и его дела. А раз он Шестой, то способен победить Гунху. Получается, опасен и неизвестен, соответственно двойная угроза. А ещё о его силе можно только гадать и рисовать графики. Что слабее контроля Шокухо, но сильнее взрывов и сверхтела Гунхи?
  - И что же?
  - Не скажу. - ласково улыбнулась Етцу. - Вернёшь память - вспомнишь сам. Но главное то, что сейчас до меня в кои-то веки почти дотянулись. И хоть я уже озаботилась союзниками, но этого мало. Мне нужен ты. - она игриво ущипнула его за щёку. - Ты, мой самый лучший союзник.
  
  Посидела Уихару не так уж и бесполезно - выяснилось, что операция по пересадке кожи назначена уже на вторник. Куроко какое-то время не обращала на неё внимания и выстукивала в ноутбуке сообщения всем причастным, но потом всё же взяла на себя часть отчётов, от которых у девушки уже шла кругом голова.
  Ближе к полночи она была практически вытолкана. Куроко заявила, что сестрице нужен здоровый сон, притом что Мисака ещё не спала и даже не возражала насчёт компании. Так что Уихару одна и очень быстро пробежала по тёмным коридорам, пока не добралась до кабинета главврача. Там отдышалась, вытерла пот со лба - и постучала.
  - Войдите. - раздался спокойный голос, и Уихару заглянула в комнату.
  Даже ей, считавшей подобное крайне невежливым, нельзя было не признать: доктор похож на очень важного лягушонка. Низенький, полноватый, с лысиной, охраняемой лишь двумя параллельными рядами седых волос, он сидел в свете лампы на одном из поставленных треугольником стульев так, словно действительно готовился поймать муху. И только взгляд - добрый, усталый, мудрый, не принадлежащий ни одному лягушонку в мире.
  Второй стул, очевидно, был для Гунхи - но парень предпочитал оставаться в темноте, всё равно выделяясь белыми одеждами и опираясь об длиннющий книжный шкаф с томами по медицине. При виде робко заглянувшей Уихару он улыбнулся и поднял руку.
  - Заходите, юная леди. - мягко сказал доктор, и Уихару наконец зашла, опустившись на один из стульев. Доктор слегка поправил лампу так, чтобы не било по глазам, а затем вынул странный шарик и нажал на нём кнопку. В следующую секунду Гунха вытащил из кармана брюк телефон, посмотрел на экран и улыбнулся.
  - Проверь свой. - сказал он Уихару; та послушно вынула мобильный и уставилась на абсолютно тёмный, не поддающийся никаким командам прибор.
  - После первого визита мисс Мисаки к пострадавшему Камидзе Томе пришлось задуматься о возможном ограждении достаточно хрупкого оборудования от... неприятностей. - добрым голосом сказал доктор. - А прочие события, включая совсем недавние, привели к превращению моего кабинета в зону, куда невозможен любой электронный доступ, включая эсперов. Опять-таки после одного визита мисс Мисаки.
  - Простите её, пожалуйста. - покраснела за подругу Уихару.
  - Да ладно, она не нанесла особого вреда и даже помогала. А подобную защиту пришлось бы ставить рано или поздно, так уж лучше после вспышки ярости эспера, а не целенаправленной атаки. Так о чём вы хотели поговорить, мисс Кадзари?
  - То есть, ни с какого компьютера сюда вообще не добраться? - спросила Уихару, всматриваясь в экран мобильного.
  - Да. - девушка ещё раз нажала кнопку включения, вздохнула и убрала телефон в карман длинной синей юбки.
  А затем рассказала всё о произошедшем вчера. Как пыталась разобраться в деле, как на экране выскочили буквы, как жесткий диск полностью отформатировали и как она теперь боится всего, даже не принимала ванну, содрогаясь от мысли о том, что её кто-то будет снимать. И что об этом необходимо кому-то рассказать, однако так, чтобы следящие за ней не узнали, и потому она хотела как-то окольным путём сообщить Гунхе, единственному, кто никак с ней не связан и может помочь.
  Доктор и Гунха выслушали её спокойно, только протянули платки, когда Уихару от избытка чувств заплакала.
  - Спасибо. - она взяла сразу оба и утерла одним слёзы. - Простите, я...
  - Вы очень храбрая девушка, мисс Кадзари. - ответил доктор, глубоко задумавшись. - Многие на вашем месте молчали бы до самого конца.
  - Я тоже не сразу... - она вновь вытерла лицо. - Так страшно думать, что каждый шаг отслеживают, и если я не так... даже тут не уверена, что в безопасности...
  - Я присмотрю за тобой. - сразу объявил Гунха. - Можешь даже пожить у меня. Или я у тебя. Если кто явится - отобью ему все кишки, можешь быть уверена.
  - Э... - он предложил это так внезапно, что Уихару даже не знала, что ответить.
  - Сейчас мы разберёмся. - доктор задумчиво окинул взглядом шкаф, словно медицина могла тут помочь. - Проблема не только в том, что мисс Кадзари угрожает опасность... по такому описанию это не похоже на работу обычного хакера.
  - Я тоже подумала, что это эспер. - пробормотала Уихару. - Я сама... немножко... но я бы никогда такого не смогла.
  - Ваше "немножко" входит в десятку лучших защитных систем города. - улыбнулся доктор. - Так что можно не сомневаться - эспер, специализирующийся на компьютерах. Или с побочным эффектом основной силы, как у мисс Мисаки.
  - Третий уровень точно. - задумчиво сказал Гунха.
  - Я тоже думаю на третий. Четвёртый ещё вмешался бы в работу вентиляторов и устроил материнской плате перегрев, для примера. Хотя, возможно, он не догадался или не посчитал нужным. - доктор пожал плечами. - В любом случае получается, что это кто-то причастный ко всему мраку, что растекается вокруг похищения Одеялко.
  - "П.П.". - повторила инициалы Уихару.
  - Это нам сейчас ничего не даёт, увы. Я не знаю человека, что пользовался бы такими инициалами как подписью. Мистер Тейтоку вполне может что-то знать, но сейчас его не расспросить.
  - Проверить по базе данных эсперов? - предложила девушка. - Это даже я могу...
  - Не стоит, проверю я сам. - качнул головой доктор. - Вам сейчас рекомендовал бы делать вид, будто напуганы и жмётесь в уголке. Живите обычной жизнью и поддержите свою подругу, ей послезавтра предстоит тяжелейшая операция.
  - Хорошо. - Уихару посмотрела на приборчик в руках доктора. - Вы ведь уже подозревали что-то, да?
  - Не совсем. Просто вы не первая, кого мистер Согиита приводит сюда для оказания помощи. Кому-то нужна медицинская, кому-то моральная, кто-то ищет работу, а один даже хотел стать врачом, но понятия не имел, как. И со многими из них лучше говорить только настолько приватно. Я так понимаю, что вам больше нечего сказать, мисс Кадзари?
  - Да-да, извините.
  - О, я вас не прогоняю, просто если есть какие проблемы, то вы всегда можете ко мне обратиться. Или к мистеру Согиите. А сейчас подыщу вам место для ночлега.
  - Спасибо, извините, но я пойду домой. - начала раскланиваться Уихару. Ей было неудобно ещё стеснять такого доброго человека.
  - Я провожу. - Гунха выступил вперёд и не стал слушать возражения.
  
  На тёмной улице эти самые возражения быстро пропали, а шагать рядом с белым пятном парня виделось единственной здравой мыслью.
  - Я надеюсь, что ваша девушка не возмутится. - смущённо сказала Уихару, когда при попытке не отстать от Гунхи случайно ткнулась в его плечо.
  - У меня её нет. - парень замедлил шаг, исправляя оплошность. - Претендовали, но всегда уходили.
  - Почему?
  - Да мой стиль жизни. Я всё время на улице пропадаю, морды бью, людям помогаю вон, как тебе, просто шляюсь. И даже если поначалу "я всё понимаю и принимаю", то потом начинается, что как мол никуда её не вожу, грязным прихожу, поздно прихожу, с синяками прихожу... а я и рад, в смысле, классно же с девчонкой весь день по ресторанам и кино, но сегодня надо парня от банды спасать, завтра матери девочки втык давать, да и самой девочке не помешает, а по пути нападают с разборками от драки три месяца назад... ну и в итоге все собирают вещи.
  - Ох. - только и ответила Уихару. - Сочувствую.
  - А, я как-то уже сам всё. Если уж находить, то такую, что сможет выдержать, а то и поможет. Найду когда-нибудь. - Гунха и не выглядел особо расстроенным. - Всё равно им тут помогать больше некому. Мало кто вообще интересуется, а кто интересуется, так сразу начинает про быдло, макак, отбросы общества и прочая. Не, я согласен, всяких мразей тут реально навалом, например... - он резко выбросил руку в сторону переулка, мимо которого они проходили, и там что-то взорвалось. Уихару вздрогнула, но Гунха схватил её за плечи и потащил дальше.
  - ... но и нормальных ребят более чем. - продолжил он, не обращая внимания на многоэтажный мат из переулка. - И им зачастую помощь нужна, а какой помощи ждать от тех, кто начинает обращение с "Дорогой биомусор"? Хотя сам в таких условиях тем ещё биомусором станет, если не уже. Вот и приходится мне с ребятами отдуваться.
  - Просто трудно отличить одних от других... - боязливо пролепетала Уихару.
  - Ага. Я читал как-то по теме, так везде одна и та же фигня повторяется: берут персонажа, который с грязью вообще незнаком, не собирается разведать, не живёт в ней, не приобретает навыков по уборке - и отправляют эту грязь убирать. А когда он не справляется, то поднимают вой о том, что ничего не изменить, что жестокий мир скушал и скушает, что всё плохо и все плохие... тьфу! - Гунха даже сплюнул на мостовую, и тут же притоптал плевок ботинком. - Извини, погорячился. Просто если посылают кого-то воевать с грязью, то обязательно либо ничего не знающего идиота, либо давно свыкшегося мудака, которые всех гребут под одну гребёнку и то, что в одинаковых условиях вполне могут получиться два разных человека, воспринимают с отвисшей челюстью. Никогда человека, который в грязи готов повариться какое-то время, осмотреться, приглядеться, наметить, отказаться от шаблонов - и уже потом вычищать.
  - Думаю, Мисака-сан как раз старается. - вежливо ответила Уихару, не зная как ещё реагировать на этот неожиданный поток слов.
  - Ну, я наслышан о ней, да и вместе били морду Второму, так что фактически кореша. Но она всё же Токивадай, а они благородные лучшие ученицы. Будь не Третьей - наверняка давно бы щемили по всему...
  - Мы пришли.
  - О. - Гунха и Уихару остановились у двери в общежитие. - Слушай, я понимаю, как звучит, но давай всё равно зайду с тобой. Вдруг кто поджидает, так отобью ему кишки.
  - Гунха-сан... - Уихару зарделась.
  - Хотя на всякий случай лучше действительно переночую. Мало ли.
  - Гунха-сан!
  - А? А. - парень оглядел её и улыбнулся. - Не бойся, не трону. То есть если боишься, то...
  - Хорошо, давайте зайдёте, а там увидим. - Уихару не сомневалась, что завтра пойдут слухи. Не сомневалась, что от Сатен отбиваться предстоит неделями. Не сомневалась, что ночь с парнем в одной квартире будет волнительной в любом варианте.
  Но уже второй час ночи, она хочет спать, и лучше Гунха, чем минимальный шанс нарваться на пришедшего расправиться с ней.
  Переночует у неё - ну и пускай.
  
  - Что за день. - простонала Йомикава, вваливаясь в дом с шумом обожравшегося гремлина. - Боже, Акселератор, даже ты уже тут.
  - Чего там такое? - спросил эспер, выбираясь в коридор с мрачнейшей Мисакой-Мисакой, шагающей следом.
  - Да двое наших дежурили у развалин, где пятиуровневые сцепились, и там их избила какая-то голая девушка с шестью руками. В этом городе поди разбери, привиделось или нет, но синяки у обоих по всему телу. В итоге облазила там все завалы... мыться хочу. Случайно ничего не слышал про такое?
  - Случайно нет.
  - Эх. А у тебя чего лицо такое смурное?
  - Мисака-Мисака никак не может добиться от Акселератора подробностей свидания, пробурчала Мисака-Мисака. Он молчит как пень, пожаловалась Мисака-Мисака. Мисака-Мисака уже думала пытать его салатом Йошикавы, дошла до отчаяния Мисака-Мисака.
  - Не, ну салат Йошикавы это уже перебор. - учёная что-то крикнула из кухни в ответ, но выходить разбираться не стала. - Давай, сейчас я нормально переоденусь, вымою хотя бы голову и вместе приступим.
  - А сохранить в тайне нельзя? - буркнул эспер в спину женщине.
  - Нельзя. - та закрылась в ванной, и Акселератор недовольно потопал на балкон. Девочка вновь сунулась следом, но дорогу ей преградили сначала костыль, а затем закрытая дверь. После этого Акселератор отвернулся, проигнорировал удары маленьких кулачков по косяку и вынул телефон.
  - Ой! Я и не думала, что ты мне позвонишь. - засмеялся голос Мизуру.
  - Да, я... просто захотел узнать, всё ли прошло хорошо.
  - Всё замечательно. Я уже лежу в постели, читаю и не думаю о кошмаре понедельника.
  - Извини, перебил, значит. Завтра раньше позвоню.
  - Раньше я в ванной была, нам обоим неудобно будет. - хихикнула девушка. - Давай, скажем, чуть позже семи, хорошо? Я обычно в это время с работы прихожу, вся уставшая, так твой звонок взбодрит. Хорошо?
  - Хорошо. А сейчас... - кулачки продолжали стукать, и Акселератор поморщился. - Ладно, читай там дальше.
  - Спасибо, что позволил. - ещё одно хихиканье. - До завтра тогда, Акселератор.
  - До завтра. - её имя он назвать не смог, и отключился первым.
  Акселератор прекрасно понимал, насколько странно он себя ведёт. Но ещё никогда в жизни он так не жаждал общения с человеком. Даже этого крохотного разговора хватило для того, чтобы ему стало теплее.
  Значит, это и есть любовь. И она действительно так хороша, как описывали - и это он только начал.
  Эспер взглянул на дверь балкона, за которой Мисака-Мисака села дуться посреди комнаты, и улыбнулся.
  Абсолютно нормально, естественно улыбнулся.
  Пускай допросят. Так он только ещё раз переживёт все эти воспоминания.
  
  - Хэй, Тома. - Цучимикадо сонно моргал и безуспешно боролся с желанием зевать. - Знааааешь, когда ты говорил "завтра", то я думал о более удобном времени.
  - Честно говоря, я не хотел пропускать ещё один день занятий. - ответил Тома, беря спящую на ходу Индекс под мышку. - А то совсем припрут.
  - Вот точно. Но пять утра...
  - Мог и не встречать.
  - Ага, как же.
  Они маленькой группкой - Канзаки и Ицува держались слегка в стороне - шагали к выходу из почти безлюдного вокзала.
  Тома время приезда отправил лишь в полночь - после чего Цучимикадо, нещадно матерясь, вызванивал Канзаки, Стейла и Унубару. Теперь же он взялся за чемодан Томы, дабы другу осталось тащить одну спящую девочку, и старался не уснуть и ни во что не врезаться.
  - К себе хоть зайдёшь или сразу в шкоооолу? - сражение с зевотой было безнадёжно проиграно.
  - Зайду, конечно, Индекс закину и переоденусь. - Тома всё ещё красовался в шортах с футболкой. - А потом сразу в школу. Ты пойдёшь?
  - Придётся уж. Заааааснём оба на парте, если что.
  - Да не, я выдержу. - усмехнулся Тома.
  - Ицува, ты как? - Канзаки, так и державшаяся позади, с беспокойством смотрела на девушку. Та не зевала и шла налегке, однако выглядела невероятно усталой и измученной, даже розовый топик казался посеревшим.
  - Я нормально. - она всё же слегка улыбнулась, а затем посмотрела на парней. - Цучимикадо-сан, я могу как-то поступить в школу Камидзе-сана, дабы охранять его и там?
  - Ты не эспер. - зевнул парень. - И прочие "нооооооо"... мне лень их упоминать. Расспроси потом Индекс, поделится опытом.
  - Хорошо. - Ицува погасила улыбку, и Канзаки посмотрела на неё совсем уж беспокойно. - Тогда буду ждать вас в общежитии, Камидзе-сан. Разберу вещи, прослежу за Индекс, приготовлю вам ужин.
  - Ага, спасибо, Ицува. - сказал Тома, слегка повернувшись и улыбнувшись. Канзаки посмотрела на него и нахмурилась.
  
  - Мисака-сан? - удивлённо спросила Куроко, когда распахнула дверь палаты в ответ на стук снаружи.
  - Приветик! - помахала ей молодая девушка, очень похожая на старшую сестру Мисаки с длинными волосами и большой грудью. - Да, раз дочке завтра операция, то решила быть рядом с ней. Пропустишь, Куроко-тян? Или уже окончательно Микото-тян заграбастала себе?
  - Ещё нет. - улыбнулась Куроко и отступила. - Проходите, Мисака-сан. Мне выйти?
  - Как хочешь, Куроко-тян. - женщина впорхнула в палату, уцепила стул и села рядом с кроватью. - Микото-тян, ты спишь? Не делай вид, что ты спишь.
  - Мам, ну хватит. - недовольно сказали бинты.
  - Ой, прости. Знаю, все тебя зовут исключительно по фамилии, как важную особу, но для меня ты моя маленькая сладенькая плоская Микото-тян.
  - Мама! Куроко же смотрит!
  - Да ладно, это же Куроко-тян. - женщина и не подумала отдёргивать руку, гладящую бинты там, где они скрывали волосы. - Она и так одной ногой стоит в нашей семье, я неправа? А второй ногой стоит Тома-тян. Кстати, где он, так и не приходил?
  - Нет. - бинты сказали с такой грустью, что её невозможно было не уловить. Мама внимательно посмотрела на дочку, а затем нагнулась и прошептала так, чтобы Куроко не услышала:
  - Не расстраивайся, Микото-тян. У него могут быть десятки причин не появляться. Я наведаюсь к нему, попробую разобраться, что да как. Всё равно сегодня и завтра точно тут и заняться нечем.
  - А папа не приедет? - тихо спросила Мисака.
  - Папа сейчас ведёт тяжелейшую войну за то, чтобы появиться завтра. Так что не знаю. - женщина глубоко вздохнула. - С нынешней обстановкой в мире не факт, что получится. Буду опять одна куковать.
  - Мам, только не напивайся.
  - Ну, Микото-тян. Молодая девушка будет волноваться и скучать одновременно, но при этом не напиваться?
  - Именно так.
  - Моя дочь садистка, почему. - выдохнула женщина. - Даже бокальчик?
  - Даже бокальчик.
  - Даже посмотреть на графинчик нельзя?
  - Мама, ты потом опять будешь вешаться на Тому.
  - Когда это я вешалась на Тому-тяна? Нет, я помню, что это было, но когда...
  - Вот видишь. Так что не пей.
  - Ладно-ладно, моя ревнующая Микото-тян. - мама вновь ласково коснулась бинтов на голове дочери. - Попробую развлечься иначе. А ты пока не волнуйся и не переживай. И... - она на какое-то время замялась. - Не позволяй этому испугать тебя, Микото-тян. Что бы там ни было, но ты поступила абсолютно правильно.
  - Я знаю, мам. Спасибо.
  
  - А я не могу пересесть на заднюю парту у окна? - поинтересовался Тома, вглядываясь в постепенно наполняющийся людьми класс. - Для статуса, так сказать.
  - Прости, но главный герой нашего аниме я, Аогами Пирс! - ткнул в себя пальцем носящий чёрную школьную форму брюнет. Он вальяжно развалился на вышеуказанном месте, сбоку от Томы, и не собирался оттуда слезать. - А ты, Тома, всего лишь жалкий второстепенный персонаж. Как и все остальные.
  - Ммм? - Химегами, сидящая чуть впереди и справа, недружелюбно повернулась к нему.
  - Извиняюсь. - Аогами успокаивающе поднял руку. - Химегами играет важную роль влюблённой в меня цундэрэ... ай, ну вот только цундэрэ будет кидать резинкой в старосту класса!
  - Аогами, хотя бы на уроке помолчи. - зевнул сидевший едва ли не между ними Цучимикадо. - Я выспаться хочу, да и Тома носом поклюёт.
  - Я вам высплюсь! - парта Цучимикадо едва не треснула от удара мощного вида девушки с длинными чёрными волосами. - Что вы, идиотское трио, опять задумали?
  - Выспаться, Фукиосе. - опять зевнул ничуть не напуганный парень. - Просто выспаться.
  - Выспаться? - с подозрением спросила она, обводя взглядом всех троих. - А чего это вы ночью не спали, а?
  - Помогали Томе. - усмехнулся Цучимикадо.
  - Занимали освобождённые им места! - поднял кулак вверх Аогами.
  - Помогали? - щёки Фукиосе вспыхнули. - Занимали места?
  - Фукиосе, ручкой можно убить? - спросила Химегами.
  - Ай-яй, Тома, девушки разозлились. - повернулся к приятелю Цучимикадо. - Что будем делать?
  - Извинимся? - опасливо предложил тот.
  - Извиниться? - Цучимикадо аж воздел руки к потолку класса. - Нет! Идиотское трио не извиняется, идиотское трио идиотничает! Извиниться мы извинимся, но в качестве оправдательной жертвы выкинем Аогами из окна. Заодно ты, Тома, сядешь на его место.
  - Эй! Я буду сопротивляться! У меня есть... бенто! - Аогами мгновенно вынул из сумки контейнер с едой. - И я в случае опасности применю его к Химегами!
  - Думаешь, я встану на твою сторону ради еды? - презрительно сказала Химегами.
  - Там мясо! - Аогами протянул ей контейнер. - Много-много мяса! И ты получишь его сегодня, за совместным обедом на крыше, если не будешь меня обижать.
  Химегами молчала дольше положенного на ответ времени, сама это поняла - но её спас голос учительницы:
  - Ребята, рассаживаемся по местам! Аогами-сан, вы же староста!
  - Виноват, Комое-сенсей! - парень вскочил, с улыбкой вглядываясь в стоящую у классной доски девочку с короткими розовыми волосами и в изящном бело-розовом платье. Никто и не подумал сюсюкаться и выяснять, где ходит мама. Для Комое-сенсей такой вопрос был бы неприятен.
  - Камидзе-сан. - позвала она, когда очередь переклички добралась до Томы. - Будьте добры после уроков подойти ко мне.
  - Сочувствую. - выдохнул Аогами; Цучимикадо уже спал и ни о чём не беспокоился.
  
  После уроков Тома зашёл в учительскую - даже выспавшийся и получивший за это гору наказаний Цучимикадо заявил, что лучше бы сходить отмучаться сразу. Он и Аогами обещались подождать, дабы затем устроить слёт идиотского трио - грозящего перейти в квинтет, ибо Химегами и Фукиосе уж очень вслушивались в их болтовню.
  Но Комое-сенсей ждала его одного. И вид у неё был невероятно серьёзный.
  - Камидзе-сан. - в учительской была только темноволосая женщина в зелёном спортивном костюме, что-то выписывавшая на дальнем углу стола, и Комое-сенсей полностью развернула свой стул к парню. То, что он даже так смотрел на неё очень сверху вниз, нисколько учительницу не расстраивало. - Вы осознаёте, что ваши пропуски стали уже слишком частыми?
  - Простите, Комое-сенсей. - выдохнул Тома.
  - Я понимаю, что вы не всегда вольны решать. - тон девочки смягчился. - Но с такими оценками вас даже в самый захудалый колледж не примут. Особенно после... прокатившихся слухов. Честно говоря, я беспокоюсь за ваше будущее, Камидзе-сан.
  - Простите, Комое-сенсей. - вежливо поклонился Тома. - Под слухами вы имеете в виду ту надпись?
  - Да, её ведь видели очень многие...
  - В таком случае я с этим уже разобрался.
  - Разобрались?
  - Разобрался.
  - Как?
  - Ну... - парень пожал плечами. - Как и нужно было разобраться, Комое-сенсей.
  В наступившей тишине было слышно лишь щёлканье настенных часов учительской. Комое-сенсей наливалась розовым под цвет волос, а затем схватила листы бумаги со стола и закрылась ими.
  - Можете идти, Камидзе-сан. - сказала она, держа их вверх ногами и не выпуская, пока парень не вышел. А когда дверь за ним закрылась - брюнетка неприлично заржала.
  - Йомикава-сан, это не смешно! - отчаянно крикнула Комое, откидывая бумагу.
  - Ой да ладно, подумаешь, парень осчастливил девочку и она его. - отмахнулась Йомикава. - У меня вон тоже скоро осчастливит, давно пора.
  - Ну просто это ведь неприлично...
  - Смотря для кого. Сравнивала длину юбок у нас и у Токивадай? А ведь они пафоснее и престижнее, чисто девичье место, всё строго и чинно. Однако шальной ветер показывает трусы у них, а не у нас. И для прогулок по улицам нельзя переодеваться. Так чего возмущаться, что у парней в штанах свербит, Тома тем более с одной оттуда знаком.
  - Йомикава-сан, вы так любите всё портить. - вздохнула Комое.
  - Ага. Будешь пиво сегодня? Угощаю в честь возвращения Томы в школу.
  - Давай!
  
  Тома закрыл дверь учительской, повернулся - и едва не сбил идущую по коридору девушку. Та аж ойкнула от удара, покачнулась, парень рефлекторно протянул руки схватить её - но девушку это испугало ещё больше, она словно бросила себя назад и шлёпнулась на пол.
  Тома удивлённо разглядывал её. Длинные чёрные волосы с небольшими торчащими косичками, большие круглые очки, абсолютно синяя форма и какое-то неожиданно взрослое тело для школьницы. Но и на учительницу не похоже, хотя с учётом Комое-сенсей...
  - Простите. - он протянул ей руку, но девушка испуганно отодвинулась.
  - Тома-сан, вы чего. - тихо и с какой-то обидой произнесла она, и парень смущённо опустил руку.
  - Прости, я это... забыл. - выдавил он.
  - Всё хорошо. - девушка тут же улыбнулась. - Вы вернулись с Индекс?
  - Да, она тоже тут.
  - Можно я тогда сегодня с вами схожу? Мне надо её повидать.
  - Конечно, только меня ребята после школы хотели куда-то утащить.
  - Тогда одна схожу. - девушке, казалось, от такого варианта стало легче, и она наконец поднялась. - Спасибо, Тома-сан.
  - Не за что. - парень посмотрел вслед девушке, почесал в затылке - а затем отправился к выходу из школы, где его должны были ждать Цучимикадо и Аогами.
  
  После мамы к Мисаке вновь пришла Уихару - неожиданно в сопровождении Гунхи. Заявившаяся чуть позже Сатен смотрела на них как на чудо света, но основное внимание все трое уделили Мисаке, пожелав ей успешной операции, выздоровления и всего такого. Долго они не засиделись, особенно когда Куроко начала спрашивать, что там с их занятиями, и убежали втроём.
  - Вот только любовного треугольника под боком нам не хватало. - вздохнула Куроко, закрывая дверь.
  - Смотря кто на вершине. - отозвалась Мисака. Куроко хмыкнула и не стала развивать тему. Она вновь уселась за ноутбук, однако вскоре была прервана:
  - Куроко, слушай...
  - Да-да, сестрица?
  - Как ты думаешь, мама права?
  - В чём именно?
  - В том, что я поступила правильно, когда пошла сражаться со Вторым.
  - Сестрица. - покачала головой Куроко. - Ты зачем у меня это спрашиваешь? Я ж тебе не моральный компас.
  - Куроко. - вздохнули бинты. - Не ты ли говорила, что если я однажды перейду черту, то станешь первой, кто меня остановит? Вот и спрашиваю, не перешла ли черту сейчас. И... насколько это вообще было глупо.
  - Вопросы, конечно... - Куроко телепортировала ноутбук на пол и скрестила руки на груди. - Сестрица, мы многого не знали, когда шли сражаться. Это потом нам сообщили, что не было нужды, а тогда казалось, что иначе преступник избежит наказания и продолжит мучать невинную девушку. И лично я в день мыслей о том, умно или нет задерживать негодяев, уйду из Правосудия. Как и ты, полагаю. Так что... наверное, нам пришлось выбирать между глупым и мерзким. Выбрали глупое.
  - И чуть не погибли. - тихо сказала Мисака.
  - Мы знали, на что идём, сестрица. Желай мы тихой и спокойной жизни со смертью от старости - никогда бы не уехали из своих особняков. Ну или остановились на втором-третьем уровне, это уже даёт немало преимуществ перед обычным человеком.
  - Получается, я всё-таки поступила правильно?
  - Почему это так тебя беспокоит, сестрица?
  - Да так. Делать нечего, думаю всякое.
  - Лучше поспи. Этот треугольник наверняка вечером притащится, да и Одеялко обещала зайти. Опять до полуночи засидятся и режим нарушат.
  - Хорошо, Куроко, попробую уснуть. - Мисака полежала немного, вслушиваясь в щёлканье клавиш, с которым её подруга вернулась к работе, а затем невероятно тихо прошептала:
  - Значит, я всё сделала правильно.
  
  - Да! Да! Ура! Наконец-то! Свершилось!
  - Мисака даже немного рада за пленницу, пусть и проиграла, с достоинством сказала Мисака.
  - Да уж я-то как рада. - Шокухо говорила абсолютно искренне. Выиграть в покер у, читай, искусственного интеллекта... пожалуй, сама оригинал сидевшей перед ней девушки не справилась бы быстрее.
  - Что ж, Мисака будет честной и исполнит желание победителя, поклонилась Мисака. Хотя ещё раз предупреждает о том, что другие Мисаки исполнять его не будут, продолжила быть честной Мисака.
  - Да-да, я помню. Не бойся, моё желание не сбежать. - Шокухо потянулась. Сейчас они с клоном сидели на кровати, ибо больше негде, и очень близко друг к другу. - Моё желание...
  Она погасила улыбку и внимательно посмотрела на клона, немигающе уставившуюся на неё.
  - Моё желание - скажи честно, хоть кто-нибудь из девушек может всерьёз забрать себе Тому? Или они просто крутятся рядом, не делая никаких шагов?
  Какое-то время клон молчала - то ли справлялась с удивлением, то ли обдумывала. А затем безо всякого волнения произнесла:
  - Сестра Мисака, утвердительно ответила Мисака.
  - И больше никто? - нахмурилась Шокухо.
  - Братик Тома по неизвестным Мисаке причинам не спешит выбирать девушку, начала пояснять Мисака. А раз так, то на его выбор можно повлиять, логически вывела Мисака. Все Мисаки желают, чтобы победила сестра Мисака, и постараются сделать всё для её победы, возможно даже поставив это главным приоритетом, не стала исключать Мисака. А с такой поддержкой у братика Томы нет других вариантов, кроме сестры Мисаки, уверенно заявила Мисака.
  - Вы других кандидаток даже убьёте? - мрачно спросила Шокухо.
  - Мисаки имели задачу только по убийству Акселератора, завертела головой Мисака. После отмены задачи Мисаки не получили никакой задачи по убийству и не имеют желания убивать, содрогнулась от одной мысли Мисака. Мисаки даже заблокируют задачу, если для её выполнения им потребуется убить, твёрдо сказала Мисака.
  - И это нормально, что за парня намереваетесь сделать выбор.
  - Анализ характера сестры Мисаки и реакции окружающих показал, что без откровенной симпатии никто не стал бы так привечать сестру Мисаку, как привечает братик Тома, вынуждена признать Мисака. Влюблённость же сестры Мисаки в братика Тому видна невооружённым взглядом, утвердительно сказала Мисака. Так что Мисаки не видят ничего плохого в том, чтобы свести двух глуповатых влюблённых, облизнулась Мисака в предвкушении. А все остальные варианты девушек Томы не замечены хоть в каких-то серьёзных попытках занять место, дополнительно уточнила Мисака, и потому не представляют угрозы.
  - Чёрт с вами. Принеси мне еды.
  - Хорошо, сказала Мисака, сама проголодавшись.
  Клон выскользнула из комнаты и направилась к холодильнику, а Шокухо сжала кулаки и попыталась расслабиться.
  Чего ещё от них ожидать. Оригинал в приоритете. Шокухо хотела было рассказать о своей любви к Томе, попробовать заинтересовать этим клонов и заставить их отпустить её... да уж, без свежего воздуха и идеи приходят несвежие.
  Бежать, и как можно скорее.
  
  Одно хорошо - Индекс не требовала какого-то особого ухода. Буквально можно поставить перед ней тарелку с сосисками и пару часов не беспокоиться, монашка сама находила, чем себя развлечь. А тут ещё и стук по балконной двери - когда Ицува открыла, то увидела девочку в форме горничной, сидевшей на белом вращающемся цилиндре робота-уборщика.
  - Здравствуйте! - девочка тоже вращалась, но это ей нисколько не мешало. - А Индекс тут?
  - Майка! - та ворвалась на балкон. - Я так скучала!
  - Как и я! Садись! - девочка кивнула на другого вращающегося уборщика, и Индекс мигом полезла занимать место. Ицува оставила дверь открытой и вернулась в комнату - было не до развлечений.
  Комната общежития успела покрыться пылью. Холодильник пустел. Кот просился поиграть. Шторку ванны неплохо бы починить.
  За дело.
  
  Когда Ицува пришла из магазина, то начала раскладывать продукты - и тут в дверь постучали. Девушка на всякий случай насторожилась и прислушалась, но в коридоре вроде как дышал один человек.
  - Кто там? - спросила она.
  - Э... а Индекс дома? - раздался робкий девичий голос, и Ицува открыла. Черноволосая девушка в очках и синей школьной форме застенчиво улыбнулась ей.
  - Здравствуйте. - они обменялись поклонами. - Меня зовут Казакири Хёка, мне хочется повидать Индекс.
  - Меня зовут Ицува. А зачем она вам нужна?
  - Ну... мы как бы подруги... - засмущалась девушка, и Ицува крикнула в сторону щебетанья на балконе:
  - Индекс, к тебе тут Хёка-сан пришла, твоя подруга!
  Спустя пару секунд молчания девочка с радостным визгом метнулась через комнату - словно живое ртутное пятно серебряных одежд и волос. Она обхватила пришедшую за пояс, и та тоже обняла её.
  - Хёка! - вопила Индекс. - Ицува, это Хёка, она моя первая подруга!
  - Хэй! - негодующе крикнула заехавшая прямо на уборщике в комнату Майка.
  - Как и ты! - мгновенно сориентировалась Индекс. - Идёмте, мне так много надо вам рассказать!
  Ицува внимательно посмотрела на беспрекословно подчинившуюся девочке Хёку. По всему её виду как минимум старшеклассницы стоило ожидать, что девушка будет ещё одной из списка Томы, но нет - похоже, она действительно пришла к Индекс.
  Хорошо, одной заботой меньше. Ицува продолжила расстановку продуктов, когда за её спиной закашлялись.
  - Я хотела бы вам помочь. - смущённо проговорила Хёка. - Дабы не быть обузой.
  - Не утруждайтесь, вы же гостья. - вежливо ответила Ицува.
  - Да, но... если Тома позволит, то попросилась бы тут переночевать...
  - Вы знаете Тому?
  - Он меня спас. - улыбнулась девушка, и Ицува вынуждена была притвориться, что вздыхает из-за мороза от холодильника. - Но я тут ради Индекс, если что.
  - Камидзе-сан скоро вернётся из школы, там и скажет. А пока лучше повозитесь с Индекс, я тут сама справлюсь.
  - Хорошо... только Тома ещё с друзьями обещал погулять. - и девушка безропотно вернулась к веселой болтовне, а Ицува к загрузке холодильника. Погулять с друзьями, значит, может прийти вечером и тогда надо будет заранее приготовить ванну. Или бежать искать...
  Телефон затрещал в кармане брюк.
  - Хэй, Ицува-тян? - донёсся голос Цучимикадо. - Мы тут с Ками-яном и Аогами прогуляемся немного, повеселимся и покуражим. За нами будут присматривать, так что не беспокойся. Заявимся где-то вечером только.
  - Хорошо. Можно Тому?
  - Ага, минутку. Ками-ян, Ицува-тян хочет с тобой поворковать! Не, так вещай, ещё я буду вкладывать свой новый телефон в твою руку!
  - Да ну тебя. Да, Ицува? - голос Камидзе-сана стал чётче, и у Ицувы на секунду забилось сердце.
  - Камидзе-сан, у нас тут сидит девушка Казакири Хёка. Подруга Индекс, просит у вас разрешения сегодня тут переночевать.
  - Казакири Хёка? - Камидзе-сан говорил так удивлённо, словно впервые слышал имя. - А... всё. Помню. Да, пускай ночует, я неизвестно когда приду, может уже заснёт...
  - Эй, ребята, мне кажется, или там на нас бешеным снарядом несётся Фукиосе? - раздался в отдалении чей-то третий голос.
  - Точно! Бежим, Ками-ян! Пока, Ицува, если Майка придёт к тебе, то покорми, хорошо? - проорал Цучимикадо в трубку и сбросил звонок. Ицува опустила руку с телефоном и задумчиво посмотрела на болтающих девушек.
  - Казакири-сан, Камидзе-сан разрешил вам переночевать! - сказала она, и девушка благодарно кивнула.
  Камидзе-сан не сразу её вспомнил. Похоже, он уже начинает забывать, кого спас, переставать замечать каждую крутящуюся рядом девушку. И тогда она, Ицува, должна стараться ещё больше, дабы не оказаться в списке достойных лишь упоминания.
  Шторка в ванной. Камидзе-сан как-то упоминал, что та сломалась после того, как он поскользнулся и схватился за неё, теперь ничего не закрывается. Канзаки-сан уже попала из-за этого в пикантную ситуацию.
  Возможно, придётся опять сбегать в магазин...
  Ещё один стук в дверь. Ицува теперь распахнула увереннее, однако там вновь стояла незнакомая девушка.
  - Здравствуйте. А вы к кому?
  - Здравствуйте. Я Мисузу Мисака. Тома-тян дома?
  Начинается.
  
  Для общения с доктором из палаты выгнали всех посторонних - кроме Куроко, выгонять которую не имело смысла. Впрочем, ничего особо секретного она и не услышала и не увидела: доктор с помощью аж трёх клонов снял бинты, обследовал состояние ран и остался доволен.
  - Все ваши анализы в норме, мисс Мисака. - сказал он, усевшись на стул рядом с кроватью. - Лечение также проходит стабильно. Думаю, противопоказаний для операции нет никаких.
  - Вы сразу всё пересадите, Гекота-сенсей? - за время лечения Мисака привыкла называть врача в честь лягушонка, и он нисколько не обижался.
  - Думаю, да, мисс Мисака. Ваши сёстры уже предоставили всё необходимое.
  - Каждая из нас поделилась частью кожи, уточнила масштаб Мисака.
  - Так что теперь сестра Мисака будет иметь при себе частичку каждой из нас, пафосно возвестила Мисака.
  - Можно в туалет, совсем невпопад спросила Мисака.
  - Правда, операция займёт какое-то время. - доктор разрешающе кивнул клону и повернулся к Куроко. - С учётом подготовки стоит рассчитывать на весь день. Так что можете завтра взять себе выходной, мисс Ширай.
  - У меня и так формально уже который день выходной, Гекота-сенсей. - усмехнулась Куроко. - Так что я подожду в больнице.
  - В операционную я вас пустить не могу, сами понимаете.
  - Разумеется. Но я хочу сразу узнать о здоровье сестрицы, а не на следующий день.
  - Можете тогда посидеть в моём кабинете, если что. - кивнул доктор и вновь обратился к Мисаке. - Ваши сёстры явятся за вами в семь утра, так что мы сейчас вас перевяжем и рекомендую поспать. Снотворного дать не смогу, увы, это может на операции отразиться.
  - Не беспокойтесь, Гекота-сенсей. - прошептала Мисака. - Я могу усыпить саму себя. Всего-то поработать с нервной системой пару секунд.
  - Мисс Мисака, я понимаю, что вы пятый уровень и разбираетесь в этом едва ли не лучше меня, но всё равно не рекомендовал бы подобные штуки. - доктор грузно встал со стула. - Нервная система достаточно хрупка и не изучена для того, чтобы так просто с ней развлекаться.
  - Всё в порядке, Гекота-сенсей. - отозвалась Мисака уже чуть более твёрдым тоном. - Я знаю, что делаю.
  
  Когда он открыл глаза, то вновь увидел Етцу. Та стояла спиной к нему, в одной лишь маечке и чёрных шортах, и загибалась назад так, словно хотела превратиться в обруч. Она посмотрела на него, улыбнулась и разогнулась обратно.
  - Тебе ведь уже легче, да? - Етцу осторожно присела в ногах. - Наверное, скоро и встать сможешь.
  - По крайней мере, я уже думаю, что надёжнее было бы лечиться в больнице. - прохрипел он.
  - Не обижай меня. - улыбнулась девушка. - Хотя согласна, там одна только санитария в плюс, но тебе сейчас не то что в больницу - на улице появляться нельзя. Слишком опасно.
  - Я настолько важная персона?
  - Даже не представляешь, насколько. И даже не представляешь, сколько людей хотели бы видеть тебя мёртвым. Хорошо, что у большинства из них руки слишком коротки.
  - И ты уверена, что эта...
  - Что Шокухо на нашей стороне? Ничего, вспомнишь - сам в этом уверишься. Думаю, уже завтра я её освобожу и притащу сюда.
  - Продумала тактику?
  - Да давно уже, там тактика-то - тьфу. Плюс завтра они потратят немного мощностей на сдерживание оригинала, ослабеют, мне только на руку. А пока знаешь что? - девушка похлопала по скрытым одеялом ногам. - Давай-ка ты попробуешь встать и походить, да хотя бы просто подвигать ногами. А то потом будем вытаскивать тебя из кровати часами.
  
  Всё как и обещалось - в семь утра врач явился в палату, сопровождаемый пятью одетыми в белые халаты Мисаками, и выставил Куроко. Сидеть в его кабинете она отказалась, спустилась в фойе, взяла себе банку кофе и плюхнулась на ближайший диванчик.
  Весь день как на иголках. Куроко понимала, что всё будет хорошо, но переживания есть переживания. Да и сама операция ещё не конец, сестрице сколько придётся лежать в больнице и восстанавливаться, месяц? Неделю? Много, короче, даже для неё. Ну ничего, Куроко как все эти годы - преданная рядом.
  Подремать бы...
  
  Подремать никто не дал. Буквально минут через десять примчались Уихару, Сатен и Гунха. Девушки выпалили, что пропустят занятия; парень даже не стал уточнять. Чуть позже сверху спустилась и Одеялко, застенчиво поздоровавшаяся со всеми и усевшаяся чуть поодаль. Впрочем, Гунха скоро подсел к ней и они тихо заговорили. Куроко понаблюдала за ними, но если какие-то любовные трения и возникли, то сегодня побоялись высовываться. Никаких ревнивых взглядов, холода в отношениях, перетягиваний каната. Сатен вновь не удержалась и приподняла юбку Уихару, после чего на весь зал заявила, что сегодня зелёный в горошек. Гунха на эту информацию и последующие визги не обратил никакого внимания, о чём-то договариваясь с Одеялко.
  А затем в фойе внеслась девушка в форме Токивадай с такой скоростью, что мгновенно добежала до середины зала, запнулась, едва не упала, но удержала равновесие. Убедившись, что всё в порядке, она довольно улыбнулась и вынула из сумочки белоснежный веер, тут же его раскрыла, прислонила ко рту - и едва не выпустила, заметив уже несколько секунд стоявшую рядом Куроко.
  - Конго Мицуко. - чётко проговорила та. - Что ты тут забыла?
  - Что значит "что тут забыла"? - жеманно возмутилась та, вновь прикладывая веер ко рту. - Я что, уже не могу навестить заболевшую подругу?
  - Спустя неделю?
  - Я была в научной поездке, между прочим! - девушка возмутилась и одновременно повернулась к Куроко боком, выпятив грудь и взмахнув длинными чёрными волосами.
  - И что ты делала в поездке? - от той все эти движения не укрылись. - Изучала кур?
  - Ну да. - удивлённо ответила та. - Надо же знать, можно их мясо Екатерине или нет. И вообще, они такие забавные животные! И такие полезные!
  - Да-да, полезнее тебя. - вздохнула Куроко. - А где Кинухо и Майя? Куда задевала свою гвардию?
  - Они мне не гвардия! - Мицуко вновь тряхнула волосами, но уже возмущённо. - Они мои подруги! И потому отправила их учиться, а сама схожу за всех сразу! Так где Мисака-сан лежит, я к ней пришла.
  - У сестрицы сегодня и уже началась операция. - с достоинством проговорила Куроко. - Так что если хочешь её поприветствовать, то должна будешь высидеть с нами целый день. Сможешь, Конго Мицуко?
  - Чего не смочь-то. Тем более там кто у вас? - Мицуко наклонилась, дабы выглянуть из-за Куроко. - Уихару-сан, Сатен-сан и... э...
  - Гунха-сан. - с непередаваемым удовольствием сказала Куроко. - Пятый уровень. Рискнёшь высидеть весь день с пятым уровнем, а, Конго Мицуко?
  - Что пятый уровень ладно. - прошептала та. - Но это ведь парень, да ещё такой симпатичный. Вы предлагаете мне весь день сидеть рядом с симпатичным парнем?
  - А что? - Куроко и не думала скрывать ухмылку. - Богатая и важная Конго Мицуко не сумеет утерпеть и покажет все свои пошлые мысли?
  - У меня нет пошлых мыслей! - девушка возмущённо выпрямилась. - И хоть день, хоть два! - она закрыла веером почти всё лицо, оставив только глаза, и зашагала к компании. Куроко покачала головой, и повернулась к вновь открывающейся входной двери.
  Там ввалилась целая толпа. Тома шагал впереди, с Индекс под боком и матерью Мисаки чуть поодаль, за ним следовала помахавшая Куроко Ицува, а в самом конце не очень уверенные в своей уместности Казакири и Майка.
  - Всем приветики! - единственная взрослая по возрасту мать Мисаки выступила вперёд и помахала Куроко. - Уже началось, да?
  - Да. - подтвердила та.
  - Хорошо, тогда мы подождём тут. А то иначе действительно напьюсь, компания меня хоть удержит, надеюсь! - женщина отправилась занимать свободные места на диванах. Тома последовал за ней, но Куроко преградила ему дорогу.
  - Сестрица всё это время ждала, что ты придёшь. - тихо сказала она. - Она даже слова не проронила, но я и так знаю, чего она хочет. Хочет, чтобы безумно обожаемый ею человек пришёл и сказал хотя бы что-то, дал знать, что она для него существует. А ты даже не подумал заявляться. - Куроко исподлобья взглянула на молча слушавшего Тому. - Словно влюбленная в тебя по уши девушка ничего не значит. Я... я пыталась сотни раз говорить себе, что должна смириться с выбором сестрицы, пыталась сдерживаться... но ты вновь и вновь доказываешь, что недостоин её. Можешь уходить отсюда, я не подпущу тебя к сестрице ни на шаг.
  - Извини, но я не мог прийти к ней раньше. - столь же тихо ответил Тома. - Мне нужно было побыть вдали от всех, что бы с ними не произошло. Но сейчас я вернулся, я готов помогать, и я останусь тут. Мне в любом случае нужно поговорить с ней. Но я не хочу, чтобы моё желание переросло в драку с тобой.
  - Драку? Драки не будет. Я втопчу тебя точно так же, как втоптала Второго. Быстро и никакой пощады.
  - Ты так и убить меня можешь. Не боишься последствий?
  - Лучше уничтожить тварь, мучающую сестрицу, и пострадать самой, чем продолжать стоять и смотреть, как она унижается до конца жизни.
  Тома и Куроко недобро посмотрели друг на друга, пока остальные глядели испуганно, не слыша ни слова. Раздувать скандал оба не стали, прошли к диванам и расселись в рядах всей компании так, чтобы не видеть своего противника.
  Мучительное ожидание началось.
  
  - Вижу на экране зелёную точку, доложила Мисака, всматриваясь в экран.
  - Приближается чужак, сказала Мисака, скрываясь в незримой нише вместе с Мисакой.
  - Мисаки выдвигаются на позиции, замерла Мисака рядом с дверью и вслед за сёстрами включила ночное видение.
  Шестеро клонов двигались без всяких видимых команд, занимая позиции в узком металлическом коридоре. Позади них мрачнела ржавчиной дверь в виде огромной шестерёнки, отрезая все видимые пути к отступлению.
  Шагавший к ним не скрывался настолько, словно хотел их отступления. Его шаги разносились далеко вперёд, фигурка и не думала пропадать с экрана на приборе одной из девушек, а вскоре донёсся ещё и уверенный в себе свист. Клоны нацелили винтовки на небольшую площадку, в одном из щупалец расходящихся тоннелей которой они прятались, и приготовились.
  На площадку вышел парень - огромный, носящий совершенно неуместные солнцезащитные очки, короткие джинсовые шорты и майку, неиллюзорно старающуюся не развалиться под напором невероятных мускулов. Он остановился, посмотрел на стоявшую впереди всех клона, и улыбнулся.
  - Меня возбуждает одна мысль о вас. - громко заявил он. - Сразу несколько одинаковых девушек в лесбийской оргии, это же прям все деньги отдать, дабы увидеть.
  - Мисаки рассматривали такой вариант, но обнаружили слишком много факторов "против", сказала Мисака, напряжённо следя за незнакомцем.
  - Ага, следи. - кивнул тот. - Но я хотел бы решить дело миром. Мне нужна Шокухо Мисаки, которую вы охраняете, и могу рассмотреть любую взятку для её высвобождения. В противном случае придётся применить силу.
  - Мисака ощущает исходящую от незнакомца угрозу и допускает, что тот может одолеть всех собравшихся здесь Мисак, кивнула Мисака. Однако Мисаки получили приказ и намерены выполнить его, потому что невыполнение приказа создаст Мисакам плохую репутацию, понизит прибыль и не позволит купить остров для проживания нескольких тысяч человек, высказала мечту Мисака.
  - Мне аж совестно стало. А что если взяткой как раз остров будет, а?
  - Мисака сомневается, что человек, способный давать взятки островами, будет один расхаживать здесь в такой одежде.
  - Я абсолютно искренне вас обожаю. И потому буду нежен.
  Клоны мгновенно открыли огонь, на глаз прицеливаясь так, чтобы не задеть друг друга. Однако парень выбросил вперёд руки.
  Невероятно удлинившиеся, расщепившиеся подобно головам гидры руки.
  Пули впились в них, брызнули фонтаны крови, но лес рук ничуть не замедлился и врезался в клонов. Он хватал их, выбрасывал шарфы плоти и обволакивал рты бьющихся в ужасе девушек - а затем отпускал, и те сползали на землю, лишённые сознания.
  До тех, что прятались в нишах, руки не добрались - и выпущенные оттуда пули прошли над плотью и рванули к голове парня. Тот дёрнулся, рёбра пробили ему бок и устремились вверх бело-багровым частоколом, вращающимся во всех направлениях, отбивающим пули, ломаясь, треща и выпуская в мир ещё больше боли. Однако же в лице парня ничего не дрогнуло, и руки полезли в ниши, а выполнившие свою задачу кости остановили вращение, с хрустом ужаса сложились и втянулись обратно в тело.
  Скоро шесть недвижимых тел лежали на полу, а седьмое стояло всё окровавленное - но целое, живое и довольное. Парень огляделся, проверяя, нет ли свидетелей, и зашагал к двери.
  Сразу несколько секций пола ушло в сторону, и он полетел вниз. Однако руки и ноги мгновенно удлинились, хватаясь за края и заодно подхватывая полетевшую вместе с ним клона.
  Что-то маленькое упало ему на спину, а потом ещё одно маленькое пролетело перед глазами.
  Граната с выдернутой чекой.
  - Опа. - сказал он за секунду до взрыва.
  
  Клон нацелила винтовку на дверь после первых же звуков стрельбы. Шокухо осторожно села на кровати, где до сих пор бессмысленно лежала, и вслушалась.
  Свои? Чужие? Пришли освободить или убить? Шокухо не знала, а после взрыва даже забоялась узнавать. Клон ничего не говорила, не реагировала, не двигалась - просто стояла с винтовкой в направлении двери. Там что-то прошуршало, заскреблось, завизжало - и гигантская шестерёнка провалилась в комнату, поднимая кучу пыли от пробитой стены.
  Клон начала стрелять мгновенно - но столь же мгновенно фигура, напоминающая морскую звезду из человеческой плоти, пробежала по потолку, нависла над девушкой - и выплюнула длинное розоватое щупальце. Клон не успела отбежать, щупальце на секунду обернулось вокруг её головы, и сразу же убралось, позволяя бессознательному телу падать на ковёр. Фигура свалилась рядом с ней, затрещала - и вот перед Шокухо предстал парень, теперь уже без очков и майки, но хотя бы в шортах.
  Девушка, однако же, всё равно поморщилась и раскашлялась - пыль активно полетела к ней, словно прячась от ворвавшегося монстра.
  - Слушай, Многолик, прими уже нормальный вид. - буркнула она.
  - А чем тебя этот не устраивает? - громила усмехнулся и напряг мышцы, но послушно стал меняться. Тело уменьшилось, добавилось изящества, появилась ничем не прикрытая и раза три поменявшая размеры грудь, лысая голова обзавелась чёрными волосами... и вот перед ещё кашляющей девушкой встала другая, все ещё в одних шортах.
  - Так-то лучше, Етцу. - отдышалась Шокухо.
  - Кому как. - усмехнулась Етцу. - Ну что, пойдёшь на свободу? Или временное заточение показало тебе все свои прелести?
  - Нет тут никаких прелестей. Она жива?
  - Естественно. - Етцу склонилась над клоном. - Как и те снаружи. Я что, дура, их убивать? Да прикончишь одну - и для начала тысячи остальных за тобой выедут, а для финала Тома с Мисакой и Акселератором. А если я узнаю, что за мной идут Тома, Мисака и Акселератор, то сразу обосрусь и утоплю себя в этом дерьме. Куда лучше и приятнее смерть выйдет.
  - Ты так всё и не изменилась. - вздохнула Шокухо.
  - Ага. Всё та же душа компании, милый и кавайный маскот, сыплющий шутками про члены. Может, пойдём уже?
  - Да, надо. - Шокухо направилась к двери. - Кумокава того и гляди нагрянет, а нам ещё из здания выбраться надо незамеченными.
  - Из здания? - подняла бровь Етцу. - Шокухо, родная, мы в подземелье.
  - Что? - блондинка аж остановилась, тем более что чуть не наступила на лежавшего за выбитой дверью клона. - Так... вот почему здесь нет окон! Кумокава, сволочь...
  - Вновь попалась в пранк Серьи? - захохотала Етцу. - Шокухо, когда ты уже научишься?
  - Никогда, видимо. С этими что делать?
  - Сюда сейчас отнесу. - Етцу вновь выставила ряд рук, схватила недвижимые тела и понесла их внутрь комнаты. Там подумала, хихикнула - и аккуратно разместила на кровати, друг на друге.
  - Через пару часов придёте в себя, может, поразвлекаетесь. - фыркнула она, возвращаясь в коридор, где Шокухо обозревала опалённую взрывом яму.
  - Гениально. - Етцу встала рядом с ней. - Замкнули то ли на электромагнитный щит, то ли на генетический код. Они проходят - всё спокойно. Чужой прошёл - яма с гранатами, уиииии. Простейшее, но половина пятых так бы в этой яме и остались, а уж про остальных и говорить не надо. А кто выберется - тут ещё ловушки были. Смотри! - она показала небольшой дротик. - Кураре. Классика жанра, мне рыдать от восхищения хочется.
  - Давай не сейчас. - хорошо, что не сбежала. С такими сюрпризами Шокухо бы и десяти метров не прошла. - Лучше скажи, мы переберёмся через яму? И сможешь доставить меня в общежитие?
  - Переберёмся. Но прости, Шокухо, мы идём ко мне. Для тебя есть одна задача.
  - Какая?
  - О, это сюрприз. Большой и хороший сюрприз.
  
  Группа людей в чёрной форме с автоматами появилась через полчаса после их ухода - и уставилась на яму. Никто не спешил двигаться, пока вперёд не протолкалась девушка с длинными лазурными волосами. Она оглядела яму, облизнула губы и замахала столпившимся людям. Те поняли и отошли назад, предоставляя место для разбега. Девушка отошла, ещё раз облизнула губы, ухмыльнулась - и рванула к яме.
  Она перескочила её куда легче, чем готовилась, даже посмеялась, когда приземлилась далеко от края ямы. Однако выставила руку, дабы никто не вздумал прыгать за ней, и заглянула в комнату.
  Клоны всё ещё спали на кровати. Девушка прислушалась к их дыханию и удовлетворённо, даже хищно улыбнулась.
  А затем вынула пистолет.
  
  - Вот. - довольно сказала Етцу, заходя вместе с Шокухо в своё жилище. До этого они где-то с час ходили по подземным ходам, звёздочки в глазах блондинки давно погасли, сменившись невероятной задолбанностью. - Моё скромное жилище.
  - Ага, помню. Давай, что там у тебя.
  - О, ничего такого сложного, просто ты сейчас возьмёшь и восстановишь память вот ему. - Етцу прошла в комнату и указала на спавшего в кровати человека. Шокухо уставилась на него, и едва не впала в паралич.
  - Ты что, Многолик. - зашептала она. - Я не могу.
  - Можешь. - беспощадно ответила Етцу. - Можешь и сделаешь. Хватит дурить, Шокухо. Ты Королева, в конце концов.
  - Но я...
  - Ты сможешь. Ты сумеешь. Ты захочешь. Ты всё остальное. Приступай - Етцу ударила по спине блондинки так, что та невольно сделала пару шагов к кровати. - Я сейчас выйду, посмотрю, нет ли там погони и всё такое. Развлекайся, но главное - верни ему всю память. Иначе городу крышка.
  И по-прежнему носящая одни шорты девушка развернулась и вышла из комнаты. Шокухо слабо пискнула вслед.
  Не дождалась ответа.
  Повернулась к кровати и зажмурила глаза.
  Вновь распахнула их.
  И уставилась на лежащее недвижимо тело Камидзе Томы.
  
  Похоже, не только она была недовольна Томой: при общей рассадке Ицува заняла место рядом с ней, а не с ним, и Куроко не могла не отметить её усталость.
  - У тебя мешки под глазами. - тихо склонилась она к девушке; сидевшая рядом Уихару всё болтала с Сатен и невольно прикрывала от остальных ушей.
  - Да? - Ицува потерла глаза. - Да, наверное... я последние две ночи почти не спала, сначала поезд, затем тут уборка и ремонт, когда Камидзе-сан едва на этаж вниз не провалился...
  - А что, самому ему не сделать?
  - Камидзе-сана преследует неудача. - вымученно улыбнулась Ицува. - Его подпускать к домашним делам даже опасно. И к готовке тоже. Но я могу... взять всё на себя... - она зевнула и даже слегка покачнулась. - И бывало, что несколько ночей не спала... привыкла...
  - Или решила, что привыкла. - прошептала Куроко. - Слушай, сейчас несколько часов всё равно делать нечего, так поспи. Послежу и разбужу, если что.
  - А... спасибо, Куроко-сан... - Ицува вдавилась в мягкую спинку диванчика и легко задышала. Куроко похлопала её по голове и уставилась на Тому. Никто с ним не спешил разговаривать, даже Индекс обсуждала виды гамбургеров со своими подругами, и парень сидел весь недовольный.
  Куроко могла понять интерес к нему от нескольких девушек. Куроко могла понять факт его неудачи. Куроко могла понять его лузерство в быту. С насмешками и раздражением, но могла понять и принять.
  Но такого поведения она принять не могла. Старый жизненный закон "ты мне, я тебе". Краеугольный столб общества, семьи, всего. Даже преступники и бандиты вынуждены его соблюдать, иначе их жизнь станет на порядок сложнее и печальнее. Тут же... девушка не спит, занимается всеми делами, исправляет последствия неудачи, и что получает в ответ? Собственные мысли о том, как она служит великому человеку?
  Куроко чувствовала её как никто. Она тоже хотела служить сестрице от и до, вышагивать рядом с ней, невзирая ни на что. Но сестрица действительно великая - пятый уровень, третья по силе среди эсперов Академия-сити и первая среди девушек. И силу эту не разбазаривала, наоборот, помогала попавшим в беду людям даже когда для этого нужно было победить мощного эспера, разрушить боевых роботов или всё сразу. Сестрица по умолчанию нуждается в верном оруженосце, прикрывающим спину от всего возможного.
  Здесь же... тупо парень. Возможно, чем-то там помогающий, но просто парень. Ни в одном досье не было и писка о его достижениях, победах, способностях. Некоторые обмолвки со стороны сестрицы заставляли Куроко подозревать, что досье о многом умалчивает, но даже так... не похож он на героя.
  Сейчас так вообще скорее на мерзавца похож. Неделю не навещать влюблённую в него девушку, с которой сражались бок о бок, которая лежит в больнице с тяжелейшим диагнозом... ни один герой так не поступит.
  Да что герой - ни один нормальный человек так не поступит.
  Поэтому Куроко сделает всё для того, чтобы лапы этой скотины и не думали касаться сестрицы. Иначе он превратит её во вторую Ицуву, это возможный вариант, даже если кажется невероятным - и лучше действительно пойти на преступление, лишиться места в Правосудии, может даже свободы, но не допустить такого.
  
  Пятый уровень - это не просто сидеть и учить, а потом в один прекрасный день проснуться всесильной.
  Пятый уровень - это позволять самым разным учёным работать с тобой, самой работать до изнеможения, вновь и вновь подчиняя подопытных, внушая им что угодно, наблюдать за тем, как послушно они носятся, и испытывать ни с чем не сравнимое удовлетворение.
  Скоро вы прекратите меня бояться.
  Скоро вы меня полюбите.
  Скоро вы возведёте меня на престол.
  Скоро я стану вашей Королевой.
  
  Ничего не получилось так, как она хотела. Пережитый кошмар не повалил в пучину отчаяния лишь благодаря пятому уровню, собственной воле, и, самое главное - парню, что однажды врезался в неё, а после всех извинений забыл взять свой телефон.
  И ещё не раз врезался в неё впоследствии, казалось даже, что это судьба. И Шокухо Мисаки хотела верить, что это судьба. Хотела быть с этим парнем, потому что только он сумел прервать отчаяние её сердца. Она терпела его друзей, терпела даже нахальную брюнетку, обожающую заигрывать с ним, и дала себе клятву, что однажды вырастет из обычной замызганной школьницы в Королеву, превосходящую красотой всех.
  Но к тому времени всё закончилось. Он поверг её врага, но сам лежал умирающий, и Шокухо использовала все свои силы для того, чтобы вылечить, продержаться до прибытия помощи. Она паниковала, она боялась его потерять, она не учла его кровяное давление, она ничего не учла.
  Тома выжил. Однако не просто забыл её - оказался неспособен запомнить. Она могла весь день шататься рядом с ним, и уже через минуту он вновь её не знает.
  Она вынуждена была отпустить. Вынуждена была отойти и наблюдать, как её спаситель живёт без неё. Как точно так же сталкивается с Мисакой Микото. Как теряет память вновь, теперь уже полностью. Как обрастает кругом незнакомых людей, как список интересующихся им девушек растёт геометрически. Она уже почти смирилась, почти отпустила - а затем сорвалась вновь.
  И теперь стоит перед кроватью, на которой он лежит без сознания, и пытается разобраться в самой себе.
  "Верни ему память. Иначе городу крышка".
  Подчинение людей - лишь вершина, известная многим. У каждого пятого есть штучки, о которых знает только он и которые он держит до самого последнего момента.
  Шокухо Мисаки не управляла чужими разумами простым щелчком пальцев. Она контролировала жидкости тела - все до единой. И на пятом уровне всё это смешивалось в полный захват личности. Заставить применить силу - или наоборот, запретить. Изменить эмоции. Считать информацию. Отправить сообщение чужому разуму.
  Переписать воспоминания.
  Шокухо осторожно села у кровати и посмотрела на Тому. Етцу хоть бы постаралась одеть его, а то парень лежит в одних шортах и мешает сосредотачиваться. Она это специально, само собой, но ведь...
  Хорошо. Спокойствие. Концентрация. Уверенность. Она стала гораздо сильнее, опытнее, умнее. И сейчас всё получится.
  Шокухо осторожно протянула руку и коснулась волос Томы. Колючие, но это сейчас, когда он давно не мылся. Почему он тут? В битве со Вторым что-то пошло совсем не так?
  Ладно, сейчас узнает. Шокухо переместила руку на его лицо, мягко прошла по глазам, погладила нос, провела пальцем по губам.
  После того случая она запретила себе даже думать о том, чтобы применять к нему силу. Но сейчас...
  "Верни ему память. Иначе городу крышка".
  Таким Етцу не шутит. И Шокухо осторожно прижала палец ко лбу Томы.
  Квантовая теория утверждает, что может произойти всё что угодно. Ты зажжёшь огонь щелчком пальцев. Выживешь с пробитым сердцем. Пройдёшь сквозь стену. Подчинишь человека прикосновением. Всё это возможно, с невероятно низким шансом, столь низким, что количество нулей невозможно подсчитать - но возможно.
  Эсперы - всего лишь люди, что силой своего разума создают реальность, где этот шанс равен ста процентам. И чем сильнее эспер и его разум, тем больше его персональная реальность состыковывается с реальностью мира и других людей. Ты можешь делать всё что угодно - если осилишь.
  Подчинишь себе все жидкости тела, всю их циркуляцию. Скорость, проходимость тканей, влияние на электромагнитные импульсы, множество других мелочей, о которых Шокухо не расскажет никому. И всё это для одной-единственной цели - попытаться вернуть то, что было утрачено.
  Томе не просто удалило память - фактически, часть его мозга была уничтожена. Однако мозг не жёсткий диск, он гораздо сложнее и хитрее, и Шокухо знала это как никто. Она погрузилась в транс, не шевельнулась бы даже от стрельбы под ухом, и приступила.
  Восстановить, сбросить блоки, выровнять связи, вернуть утерянное.
  Бедный Тома. Как же нелегко тебе пришлось. И все либо нападают на тебя, либо даже не пытаются так вот помочь... Одна из них оделась в открытый костюм - достаточно безвкусный, надо сказать - и на этом всё. Рейлган... боже, до чего же омерзительна эта Рейлган. Разве так обращаются с любимым парнем?
  Она читала его воспоминания, сшивала и восстанавливала их, и не переставала удивляться тому, что видит. Скольких же он спас... сколько сделал... скольких привлёк... пожалуй, да, с таким опасно ходить под ручку, ибо оторвут ручку моментально, только и остаётся что облизываться издали... хотя эта Ицува... у неё слишком много шансов...
  Она продолжала идти, ныряя всё глубже. Так вот как он потерял память... как встретил ту Индекс... как жил без неё... какой видел Шокухо...
  До чего же жалкой она тогда была... самая обычная девочка, совершенно никакая по сравнению с Кумокавой... и...
  И...
  Вот оно... то, что произошло, то, что оборвало её счастье...
  И теперь она может... нет, должна сделать всё правильно.
  Пятый уровень не может ошибиться и провалиться. Статус обязывает.
  И Шокухо сконцентрировалась как никогда.
  
  Первое ощущение после возвращения сознания - рука на её волосах. Большая, тёплая, вселяющая надежду. Шокухо ещё раз моргнула, сводя в кучку расползающиеся мысли, и подняла голову.
  Тома всё ещё лежал на кровати, но теперь уже пришёл в себя. И улыбался. Смотрел на неё, и улыбался.
  - Тома. - прошептала она, не смея поверить, что чудо произошло.
  - Мисаки. - он тепло назвал её по имени.
  И тогда Шокухо Мисаки, Королева, Пятая, гордость академии Токивадай зарыдала как маленькая девочка, встретившая справедливость и доброту посреди грязной клоаки мира.
  
  - Ну и о чём твоё последнее воспоминание? - спросила Етцу, усевшись прямо на пол. Она наконец-то притащила Томе футболку, да и сама соизволила нацепить розовые жакет с юбкой.
  Парень, сидевший на кровати, задумался. Шокухо лежала на его плече и попросту дремала, измотанная днями скуки и восстановлением памяти.
  - Сижу в поезде с Индекс и решил сходить в туалет. - наконец начал он. - Там посмотрел в окно и подумал... уже в миллионный раз подумал, правильно ли я поступаю и не стоит ли вернуться на первой же станции. Слышу сзади скрип двери и... всё. Дальше уже тут просыпаюсь, и ты меня лечишь.
  - Ха. Получается, тебя выкинули прямо из поезда в реку. - Етцу слегка покачнулась. - Мол, даже если выжил, то утонешь. А не утонешь - вода занесёт в рану всё подряд или хищник какой доберётся. Какое счастье, что я решила там поплавать и тебя проводить на всякий случай.
  - Да уж. И как объясняют моё исчезновение?
  - О, ты не исчез. Камидзе Тома гуляет как ни в чём ни бывало, на днях вернулся в Академия-сити и даже успел сходить в школу. Ничего порочащее твоё доброе имя не делал.
  - Индекс?
  - Рядом с ним и вся довольная. Как и Ицува.
  - Индекс и Ицува ничего не заметили... - пробормотал Тома. - Могли их заколдовать, как думаешь?
  - Чувак, я разведываю обстановку, а не ищу ответы. Может, заколдовали. А может, тварь в твоём облике хорошо играет роль. Уж прости меня, но ты не уникальный характер, в который надо вживаться.
  - Да уж, теперь вспоминаю того себя, и какой же идиот... - Тома приложил руку ко лбу. - Нет, представляешь, вокруг меня крутятся девушки вроде Канзаки и Ицувы, а я их всё не раскладываю... ай!
  Шокухо, не открывая глаза, ткнула его в бок.
  - Мисаки, родная, я же про того меня, что про тебя не знает. - улыбнулся Тома, слегка поворачиваясь к блондинке.
  - Ну её ты, допустим, тоже не разложил. - фыркнула Етцу. - Хотя понимаю, такого гадкого утёнка никто бы не разложил... эй, не устраивай беспорядок. - она отклонилась, уворачиваясь от брошенной подушки.
  - Ладно, раз он пока что ничего не творит, то пусть погуляет. - решил Тома, аккуратно выводя левую руку вокруг талии Шокухо. - Всё равно мне не стоит светиться, да?
  - Угу.
  - И что дальше?
  - Не знаю. - Етцу пожала плечами. - Я тебя спасла, надеюсь на плату. Можно натурой. - она облизнулась. - Да нет там второй подушки, не ищи.
  - Плата-то будет, но давай сначала скажи - что произошло, пока я тут валялся? - Тома наконец закончил выводить руку и мягко прижал ничуть не протестующую девушку к себе.
  - Да ничего особо. Кайкине с Мисакой лежат в больнице и лечатся, Гунха уже выписался. Мугино где-то гуляет со своими прихвостнями. Низ города слегка побурлил, но Акселератор прописал парочку смертельных и всё прекратил. Самое главное, в общем-то, в том, что кто-то хочет побить всех пятиуровневых.
  - Каждый эспер города этого хочет.
  - Не, это понятно. Но просто вся ваша катавасия со Вторым была разыграна со стороны, нацелена на то, чтобы пятиуровневые и их приспешники поубивали друг друга.
  - Цучимикадо мне уже объяснял.
  - Да? Чего меня спрашиваешь тогда.
  - Ну так ведь тот, кто это сделал, должен был совершить ещё шаг?
  - Нет, или я его не уловила. Зато уловила, что к моему жилищу кто-то подбирается. Чуяла в ближайших коридорах запахи людей, которых раньше тут никогда не было. Да и инстинкты пованивают. Кто-то очень пытается отыскать Шестого, и мне со всем происходящим не кажется, что ради предложения съёмок в порнофильме. - Етцу заметно посерьёзнела и даже перестала смотреть на парочку с ухмылкой.
  - Ясно. Значит, опять какой-то мудак угрожает моим друзьям. - Тома поднял правую руку и сжал её. - И придётся бить морды.
  - Ага. - радостно показала большой палец Етцу. - Так что, какой план?
  - План. - Тома вновь посмотрел на дремлющую Шокухо. - План. Давай для начала соберём заново всю старую команду. Всё равно без неё не обойтись.
  
  - Как именно её освободили? - спросила Кумокава, прижимая к уху телефон и продолжая печатать левой рукой.
  - Эспер, изменяющий своё тело, отчиталась Мисака. Меняющий так, что Мисакам сегодня будут сниться страшные сны, содрогнулась Мисака.
  - Один?
  - Да, ответила Мисака, чувствуя глубокое расстройство.
  - Не расстраивайся. С ним вы и сотней не справитесь. Все целы хоть?
  - Он просто усыпил Мисак, преклонилась Мисака перед состраданием противника. Мисаки проспали несколько часов и нисколько не пострадали, поняла Мисака, насколько им повезло.
  - Да уж. Хорошо, возвращайтесь к своим делам, комнату оставьте как есть, только заприте.
  - Он вышиб дверь, оглянулась Мисака на дыру в стене.
  - Сволочь. Попробуйте её поднять и приставить, всё же металл, всемером справитесь.
  - Хорошо. Конец связи, уточнила Мисака?
  - Ага, конец связи. - Кумокава отключила мобильный, посмотрела на экран ноутбука и тяжело вздохнула.
  Всё как всегда. Продумываешь план чуть ли не на бегу, рискуешь карьерой и жизнью ради спасения пустоголовых идиотов, а их потом берут и спасают другие пустоголовые идиоты. Ну вот зачем Шестому так поступать? Понятно, что Пятая единственная с ним нормально общается, но не поэтому же. Должен понимать, что её сейчас лучше прятать подальше от всех. Или... Шестой знает то, что не знает она, знает, что к укрытию подбирались, и решил спрятать так, чтобы вообще никто не нашёл?
  Хоть бы сообщил, зараза. Кумокаве сейчас любые сведения о враге нужны как воздух, а то пока что малые крохи. Он ничего не предпринимает, и это хуже всего.
  Когда враг ничего не предпринимает - значит, он чего-то ждёт. И это что-то может произойти в любой момент. Возможно даже если врага отыщут и посадят. А она вместо того, чтобы разбираться, сидит тут с...
  По всей небольшой квартире разнеслось бульканье унитаза. Кумокава прекратила печатать, вслушалась, а затем запустила руку в вырез чёрной школьной формы и вытащила пистолет. Унитаз снова булькнул, и Кумокава осторожно вышла в коридор, держа дверь ванной комнаты на прицеле, готовая в любую секунду и стрелять и бежать.
  Унитаз уже не булькнул - это был всплеск морской волны, надеющейся потопить нахальных пловцов. Затем внутри ванной раздались голоса, а потом в её дверь постучали.
  - Открыто. - откликнулась Кумокава, ни на секунду не опуская пистолет - и ни капли не удивляясь, когда в дверь осторожно высунулась Шокухо. Что примечательно - абсолютно сухая, как и пол под её ногами.
  - Хэй, Кумокава, это я. - опасливо посмотрела она на пистолет. - Не стреляй.
  - Да вот и выстрелить бы, кой это ты. - отозвалась та. - Шестой с тобой?
  - Да, и не только.
  - И кто там ещё у вас? Выходите уже. - Кумокава слегка опустила оружие, и Шокухо вышла вместе с усмехающейся Етцу, переодевшейся в чёрную школьную форму с брюками.
  А следом из ванной показался Тома, и Кумокава едва не выронила пистолет.
  - Привет, Серья. - помахал он.
  - Привет, Тома. - слабо сказала она и засунула оружие обратно в вырез. - А откуда ты здесь?
  - Похоже, меня подменили двойником. - парень проследил за её движениями, но не шелохнулся. - С того момента, как я покинул Академия-сити.
  - Двойником? - они все вернулись в комнату, где Кумокава плюхнулась на стул и мгновенно закрыла ноутбук, Етцу легла на кровать лицом вниз, а Тома и Шокухо уселись на пол. - Кто и зачем? И почему я ничего не поняла?
  - Ответ на всё "не знаю". - усмехнулся Тома. - Но он ведь и ведёт себя нормально, так пускай. Вызовет весь огонь на себя.
  - Всё равно не понимаю. - Кумокава, похоже, немного пришла в себя. - Как он копирует твою неудачу? И Раз... правую руку?
  - Серья, не надо иносказаний. - махнул этой самой рукой парень. - Разрушитель Барьеров, так и говори.
  - Что? - Кумокава захлопала глазами. - Откуда... вы что...
  - Да, я восстановила ему память. - кивнула Шокухо. - Что должна была сделать уже давно. Не благодари.
  Кумокава уставилась на неё, посмотрела на Тому, перевела взгляд на потягивающуюся Етцу - и закрыла глаза, словно сохраняя снимки в памяти. А затем пустила на лицо широкую улыбку и открыла глаза.
  - Получается, мы восстанавливаем старую гвардию? - задорно спросила она.
  - Ага. - кивнул Тома. - И там уже надерём зад этому невидимому врагу.
  - Что ж, я не против! Но учтите. - она вновь улыбнулась. - Он может не согласиться так легко.
  
  - Ицува-тян, ну ты бы хоть сообщение отправила.
  Цучимикадо вновь стоял на балконе, смотрел на ряд светящихся окон зданий и болтал по телефону.
  - Извинять-то извиняю, но ведь прихожу домой усталый после работы, а сестрёнки нет, роботов её нет, у Томы тоже никого нет. Я уж чуть было город на уши не начал поднимать. Проводишь её потом до дома? Спасибо, Ицува-тян, расцеловал бы, да зубы выбьешь. Удачи. - он выключил телефон, посмотрел в небо и вздохнул.
  - Серьёзно, хоть бы записку. Я понимаю, что операция Мисаки-тян это важно и надо поприсутствовать... эх, тоже сходить, что ли? Всё равно делать нечего... было до этой секунды. - даже на балконе он услышал стук в дверь. Парень медленно зашёл в комнату и направился к двери, за метр до неё остановился, прислушался - и осторожно вытащил из заднего кармана джинсов пистолет.
  Стук повторился, и Цучимикадо открыл дверь.
  Кумокава с заведёнными за спину руками выдала самую очаровательную улыбку, на которую была способна.
  - Привет, старый друг. - ласково сказала она.
  В следующую секунду оба уже нацелили друг на друга пистолеты. А ещё через секунду Аогами Пирс прыгнул между ними и замахал руками.
  - Эй-эй, миритесь давай! - крикнул он. - Не время драться!
  - Аогами, уйди. - холодно приказал Цучимикадо. - Мы ведь и сквозь тебя выстрелим.
  - Предложение заманчивое, но увы, я сюда не за этим. - фыркнула Кумокава. - Заблокируй комнату, у нас особые гости.
  - Кто... от ведь жопа. - Цучимикадо потрясённо опустил пистолет, во все глаза глядя на зашедших Тому с Шокухо. - Тома, а кто тогда там в больнице?
  - Мой двойник, который хотел меня убить.
  - Двой... - Цучимикадо развернулся, прошёл к кровати и раскрыл ноутбук. Парой клавиш он задёрнул шторы и погрузил комнату в темноту, освещаемую лишь вынутыми неработающими смартфонами, а затем заорудовал мышкой. Вскоре раздались звуки вызова, и из ноутбука донёсся голос.
  - Унубара, мне тут только что донесли, что охота за Томой вновь активна. - ровно спросил Цучимикадо. - И заодно свет отрубили, зарядка долго не продержится, так что посмотри там побыстрее, Тома на месте?
  Он подождал с минуту, пока наконец не раздался отчёт что да, Тома сидит в компании друзей и никуда не двигается.
  - Хорошо, я отправлю к тебе Мусуджиме и Акселератора. Смотрите там в оба, я сам уточню информацию. До скорого. - Цучимикадо закрыл ноутбук и схватился за голову.
  - Унубара может принимать любой облик. - мрачно сообщил он. - Если есть кусок кожи человека. Значит, это он в облике Томы разгуливает.
  - А, так вот что это была за рана. - протянул Аогами. - Я-то думал, что стеклом порезалось, пока из поезда выбрасывали.
  - Из поезда? - нахмурился Цучимикадо. - То есть он там тебя подменил?
  - Ага. - кивнул Тома, вновь усевшийся на пол с Шокухо рядом. - Хорошо, что Етцу спасла.
  - Я такой. - довольно сообщил Аогами, севший на кровать рядом с Цучимикадо и положивший голову ему на плечо.
  - Эй, давай хоть нормальный облик для этого прими. - тот ладонью отодвинул его голову.
  - Пфф, привереда. Когда толкались у дырки в раздельной купальне, то и не так вжимались. - Аогами всё же заскрипел костями, перевоплощаясь обратно в Етцу.
  - Кстати. - Цучимикадо взглянул на Тому. - Похоже, мне надо тебе рассказать про Аогами...
  - Он на самом деле Айхана Етцу, Шестая. - спокойно ответил Тома. - Мисаки вернула мне всю память.
  - Так, это вы серьёзно сейчас?
  - И намереваемся вместе отлупить того мерзавца, что устроил свалку пятиуровневых. - кивнула Кумокава. - Кстати, надо бы ей дать название, если ещё не придумали.
  - Свалка, так и назвать. - Цучимикадо помассажировал виски. - Получается, как в старые времена?
  - Ага. - подтвердил Тома.
  - И я должен буду мириться с ней? - блондин указал на замершую рядом с балконной дверью Кумокаву.
  - Кто с кем мириться должен, а? Кто на кого проклятие накладывал? - девушка говорила язвительно, но вновь потянулась к пистолету.
  - Да, должен будешь. - твёрдо ответил Тома, взглядом предупреждая обоих. - Как и Серья с тобой. Я не знаю, что у вас были за проклятия, но давайте забудем о них временно, хорошо? Не будем уподобляться идиотам из манги, что ради мести за отдавленный палец приносят врагу победу на блюдечке.
  - Конечно, Тома, кто же спорит. - Цучимикадо равнодушно отвернулся от Кумокавы, переставшей нашаривать пистолет. - И с чего тогда начнём?
  - Для начала расскажи, что я пропустил. Например, с каких это пор ты приказываешь Акселератору?
  
  Операция обещалась затянуться и она затянулась. Компания поразбредалась по разным углам больницы, утягивалась в больничный ресторан, выходила на улицу подышать свежим воздухом - но, к чести всех, уходить никто не думал. Куроко так и вовсе почти не двигалась с места, только прося Уихару принести ей поесть или очень быстро телепортируясь до туалета.
  Как и Тома. Он сидел весь мрачный, заговаривал с неохотой, даже мать Мисаки и Уихару не добились от него внятной беседы, хотя и пытались. После очередного похода в туалет и вовсе вернулся столь неприятно выглядящим, что вернувшаяся было к нему под бок Ицува вновь пересела к Куроко.
  Примерно через полчаса Мусуджиме открыла входную дверь и придержала её, позволяя зайти передвигающемуся на костыле Акселератору. Тот что-то проворчал, и оба двинулись к лестнице. Куроко отвернулась, дабы не привлекать внимания и не разжигать конфликт, а вот кое-кто повёл себя как и ожидалось от бабуина.
  - Акселератор! - Тома зашагал к эсперу так самоуверенно, словно ожидал его послушания. Тот и в самом деле замер, а затем повернул голову к подходящему парню и оскалился.
  - Да? - шипяще спросил он. Тома подошёл почти вплотную и уставился с негодованием.
  - Что ты здесь забыл? Опять ищешь, кого бы убить?
  - Ищу? Мне не надо искать, сами приходят. - презрительно бросил Акселератор. - Лечение у меня, понятно? - и он стукнул костылём об пол.
  Тому это ничуть не убедило.
  - Если я узнаю, что ты хоть кого-то здесь пальцем тронул, то я вновь тебя побью. - угрожающе сказал он.
  - Здесь? - улыбка Акселератора стала только шире. - То есть за пределами можно разгуляться?
  - Нельзя! - прорычал Тома. - Ты будешь вести нормальную жизнь и жить как нормальный человек. Или...
  Рука мелькнула и сжала горло так быстро, что Тома не успел среагировать. Акселератор слегка наклонился к нему, и в его красных глазах блестела ненависть.
  - Не смей мне приказывать, герой. - очень тихо прошипел он. - Зазнался от того, что победил меня? Давай я сейчас искривлю твоё горло так, что до конца жизни сможешь дышать только через трубочку. Посмотрим, как тогда завопишь.
  Тома захрипел, когда пальцы сжались сильнее - а затем копьё в руках Ицувы коснулось руки Акселератора. Эспер перевёл взгляд на девушку и скривился.
  - Чего тебе? - проворчал он.
  - Отпусти его. - решительно сказала Ицува.
  - Или что? - Акселератор расхохотался, без страха смотря на острый трезубчатый наконечник. - Ты ткнёшь в меня этой палочкой?
  - Отпусти его. - повторила Ицува. Акселератор пристальнее вгляделся в неё, нахмурился и разжал руку.
  - Поблагодари её. - бросил он раскашлявшемуся Томе, развернулся и вместе с молча смотревшей на всё это Мусуджиме заковылял дальше. Ицува опустила копье и осторожно прикоснулась к парню, но тот вырвал руку и ушёл на диван продолжать ожидание.
  Куроко даже для самой себя не знала, как комментировать. Будто бы специально лишал себя всех возможных очков. Тут даже можно не запрещать встречаться с сестрицей - запорет всё и без вмешательства Куроко.
  Надёжнее будет всё-таки вмешаться. Но потом, а сейчас переместиться прямо к вышедшему в фойе и ничуть не испугавшемуся доктору.
  - Операция прошла успешно. - сообщил он Куроко. - Ваша подруга сейчас спит, и я не рекомендую её навещать, дабы не разбудить. Лучше идите домой, сами выспитесь и приходите завтра утром.
  - Хорошо. - спорить смысла не было. - Сестрица там ничего не разнесла?
  - Пыталась. - усмехнулся доктор, и Куроко решила узнать подробности потом. Она поклонилась и помчалась к только вернувшейся с кафе Уихару выкладывать новости.
  Тома тоже отправился к доктору, но Куроко решила ему не мешать.
  В любом случае с сестрицей он встретится только под её присмотром.
  А там, если что, всегда успеет окоротить.
  
  Объяснение началось не сразу. Сначала все согласились с тем, что лучше бы перейти в светлое и удобное убежище - кроме Томы, побледневшего от перспективы второго похода по тёмным крутым лестницам. В итоге Цучимикадо вёл группу, Шокухо и Кумокава вели Тому, а Етцу вышагивала позади всех и вываливала запас анекдотов про секс втроём.
  До убежища - того же самого, что неделю назад приняло парня с Ицувой - они добрались без происшествий, а там общим решением погнали Тому в душ, а Шокухо переодеваться. За девушкой в гардероб утянулась и Етцу, так что Цучимикадо с Кумокавой остались наедине и нервно посмотрели друг на друга.
  Затем парень вздохнул и поклонился.
  - Извини. - пробормотал он. - Предлагаю мир и больше такого не повторится.
  - Тоже извини. - Кумокава не стала задерживать ответный поклон. - Всё же дали дури. Попробуем помириться.
  Они разогнулись и постарались улыбнуться. Вышло криво, но оба, похоже, остались довольны.
  
  После того, как со всем косметическим было покончено, пришло время ужина - в холодильнике еды было ещё навалом - и только потом перешли к разбирательствам.
  - Итак, начну сначала? - Цучимикадо откинулся на спинку кресла. - По хронологии пройдёмся.
  - Рекап-эпизод, понятненько. - зевнула Етцу. - Большую часть знаю, так что промотаю. - и она растеклась по креслу, прикрыв глаза.
  - Да, что-то в этом духе. - усмехнулся парень. - Итак... Где-то с месяц назад кардинал Римско-католической церкви Лоренцо Биготта начал приготовления к крестовому походу на Академия-сити. Набирал людей, обеспечивал себе алиби, просил помощи от высших чинов. Те отказали, ибо выглядело как сомнительная авантюра, а высшие чины одобряют и примазываются исключительно к успешным авантюрам. Мешать, впрочем, тоже не стали. Всё же, пусть и ценой мирового кризиса, но избавиться от Академия-сити звучит классно. Так что кардинал отправился к нам, но лишь с горсткой наёмников, даже без святого - хотя Канзаки-тян подтвердила, что как минимум пятеро охотно присоединились бы. Забрались в Академия-сити малыми группами и постепенно, а затем начали искать местных для помощи, разведки и всего такого. Ну и... натолкнулись на этого невидимого врага.
  - Придумаем ему обозначение? - предложила Кумокава.
  - Интри, раз такой интриган. - махнул рукой Цучимикадо. - В общем, кардинал начинает договариваться с этим Интри, и тут в небе появляется та самая надпись.
  - Они были нацелены на Тому? - спросила Шокухо. Переоделась она в белое платье и теперь сидела напротив парня, стараясь поворачиваться так, чтобы предстать в максимально выгодном свете.
  - Ага. Благородный сарацин, всё как положено. Надпись будоражит сразу всех, к Ками-яну мигом прилетают Канзаки-тян, Ицува-тян, Химегами-тян, а потом ещё и Мисака-тян навостряется. Кардиналу, естественно, это не нужно, ибо такой удобный случай прикончить Ками-яна упускается, а нового кандидата ещё поди найди.
  - Надпись-то кто сделал? - Тома внимательно наблюдал за вертящейся Шокухо, та вопреки цели краснела и пыталась прикрыться длинными светлыми волосами.
  - Неизвестно. Скорее всего Алистер.
  - Тоже думаю, что Алистер. - кивнула Кумокава, с неудовольствием наблюдая за их перемигиваниями. - Кинул кость в кучу собак и наблюдает за дракой. Его плану это всё нисколько не вредит.
  - Мне нравится идея Алистера, желающего лишить Тому девственности, потому я за. - Етцу ещё больше оживила обстановку за столом.
  - В общем, Алистер. - отсмеялся Цучимикадо. - Кардинал беспокоится и призывает к активным действиям. Интри почти наверняка ведёт свою игру по перекупке наёмников и поползновениям в тени, кардинал ему мешает, поэтому отправляет его и троих самых ненадёжных наёмников на поимку Акселератора. Перед этим льёт кардиналу воду о том, что это бродящий по улицам демон, что в этом научно-бесовском городе такое постоянно, что только истинно верующий развоплотит, а всякий занимающийся мерзкими улучшением жизни и технологическим прорывом не сможет... ну и так далее. Кардинал охотно верит, пытается приманить Акселератора с помощью моего информатора, на которого ему указывает Интри, попадается и, собственно, поёт нам всё, что я выше сказал.
  - Странно. - удивился Тома, продолжая смотреть на Шокухо. - Так вот сливать всю информацию?
  - Ага. Я думал было, что он и так рассчитывал на смерть кардинала с наёмниками, всё же они атаковали Акселератора - но это слишком ненадёжно. Да и должен был понять, что кардинал выжил, попробовать вновь - но нет.
  - Значит, информацию слили специально. - пожала плечами Кумокава.
  - Вот именно. - кивнул Цучимикадо. - Интри нужны люди, не нужен крестовый поход, но нужно отправить нас по ложному пути, делая вид, что поход всё ещё в силе. И к тому же где-то примерно в это время с ним связывается учёный Тадано Коэми, жаждущий соединить силы Ками-яна и эспера Одеялко в лице их ребёнка, способного распространить отключение умений на весь город и тем самым похоронить его. Интри если и помогает, то слабо, а скорее всего не помогает совсем, даже когда Тадано неизвестно как привлекает к своему плану Второго. В итоге лаборантка Тадано проваливается по всем статьям, Второй участвует в Свалке и отключается надолго, а Интри убивает учёного и стирает всю информацию с его компьютера.
  - А это тебе кто рассказал? - поинтересовался Тома.
  - Логика. - слегка хвастливо ответил Цучимикадо. Кумокава хмыкнула, однако поправлять не стала. - С Тадано на этом всё, а вот Интри в момент, когда лаборантка пытается забрать сперму Томы, отправляет наёмников похитить Индекс-тян, Химегами-тян и Ицуву-тян. Благодаря Стейлу и самой Ицуве-тян ничего не получается, но и похитители сбегают. И если мы до этого притворялись, что ничего не видим и не понимаем, то теперь должны были отреагировать. Я решаю сыграть обманку - вывезти себя под обликом Томы из города и прикатить в один заброшенный храм с вампирами, якобы пугаясь и прячась, а на деле поговорить по душам с теми, кто выживет после вампиров. Ну... - Цучимикадо удручённо вздохнул. - Интри перехитрил мою хитрость. Тоже, видимо, присмотрел тот храм и заранее отправил туда Мугино вместе со всем ITEM. Надеялся на то, что вампиры их порежут и покусают, а мы там просидим как дураки пару дней в ожидании группы наёмников, пока он тут устраивает Свалку.
  - Получается, и похищение было разыграно? - Тома наконец отвёл взгляд от Шокухо.
  - Скорее всего. Ну, а далее... нам повезло, что ITEM умудрились заблудиться и прибыли в храм чуть раньше нас, отчего выжили. Я после болтовни с ними подумал о том, что это странно обращаться к чужим наёмникам, когда есть свои. Рванул обратно, здесь Мусуджиме поведала мне, что Ками-ян в компании пятиуровневых ушёл сражаться со Вторым. Понял, что Интри может целиться на полное уничтожение пятиуровневых, но ничего предотвратить не успел. В Свалке заодно перестреляли себя члены SCHOOL, спасибо Шокухо-тян.
  Все посмотрели на Шокухо, но та мрачно уставилась в стол, и Тома поспешил переключить внимание вопросом:
  - А что за SCHOOL?
  - Кумокава, расскажи, у меня в горле пересохло. - махнул Цучимикадо, выбираясь к холодильнику.
  - Хорошо. - хмыкнула та и повернулась к Томе. - ITEM не просто команда Четвёртой, это подобранные ею эсперы, попавшие в жуткую ситуацию. Одной грозила тюрьма, одна сбежала от научного эксперимента, а одну наоборот - хотели в эксперимент затянуть. Четвёртая предложила им защиту в обмен на преданность, стали командой брать сомнительные заказы, набивать деньги, ну остальные и решили - а чем мы хуже? В итоге Второй собрал SCHOOL, Первого затянули в GROUP, MEMBER и BLOCK образовались без пятиуровневых. Все группы обязались курировать тёмную сторону Академия-сити, все обязались подчиняться приказам Совета Директоров, во всех эсперы третьих и четвёртых уровней, выбравшие это, ибо альтернатива смерть и тюрьма. Сам понимаешь, надёжности от них никакой. - Кумокава развела руками. - Так что когда SCHOOL был уничтожен, а ITEM смылся из города, то MEMBER и BLOCK решили поднять головы и заполучить свободу. Под которой они понимали право разбойничать. В итоге GROUP и лично Акселератор их всех обезвредили.
  - Я думаю, что это тоже входило в планы Интри. - пояснил всё ещё возившийся у холодильника Цучимикадо. - Пять группировок весьма неплохо контролировали тёмную сторону, а теперь осталась всего одна, грубо говоря. Контроль спал, дерьмо уже шевелилось.
  - Получается, он бьёт изнутри Академия-сити по тем точкам, что наносят большой урон. - почесал в затылке Тома. - Избавиться от сильнейших эсперов, от связей с тёмной стороной... что ещё?
  - Пока ничего. Акселератор сказал, что видел камеру, наблюдавшую за Свалкой - и после этого никаких признаков жизни. - Цучимикадо вернулся на место с бутылкой сока. - Вопросы?
  - А разве этот кардинал ничего не рассказал об Интри, если встречался с ним? - Тома совсем перестал смотреть на Шокухо, и та грустно опустилась подбородком на стол.
  - Ничего. - мотнул головой Цучимикадо. - Не может внятно описать внешность и признаки, только что "это сильный человек". Списывает на своё плохое зрение, хотя носит линзы. Лаборантка и вовсе не знает, с кем связывался Тадано. Второму может быть что-то известно, но он сейчас не реагирует на внешние раздражители, так что не допросить.
  - Получается, замешан эспер с иллюзиями?
  - Необязательно иллюзии, но да, мы так и думаем.
  - Так, что в итоге? - Тома начал загибать пальцы. - Интри эспер-иллюзионист или заручается помощью такого. Имеет что-то против Академия-сити. Очень умён. Скрывается в тенях. Может подключаться к городским камерам. Держит при себе кучу наёмников и совершенно не стесняется убивать. Более-менее разбирается в компьютерах. Почему-то остаётся неизвестным.
  - Именно. - Цучимикадо отпил холодного соку и скривился. - Всё это требует базы. Денег, людей, оборудования, электричества, связей. Куча косвенных следов, по которым можно пройти. Однако всего этого нет, попросту нет. Словно он сидит в иной реальности и лишь иногда выныривает оттуда.
  - А если и в самом деле?
  - Если и в самом деле, Ками-ян, то это означает, что наш враг незарегистрированный пятиуровневый.
  Все какое-то время помолчали, а затем Тома спросил:
  - А что Алистер?
  - Ничего Алистер. - буркнула Кумокава. - Наверняка уже знает, кто этот Интри и чего ему надо, но молчит. Сами, мол, разберётесь.
  - Как же иначе. - Тома задумался, и все уставились на него, ожидая итога. Наконец парень выдохнул и сказал:
  - Нам нужны Гунха и Мугино.
  - Зачем? - удивился Цучимикадо.
  - Они часто шастают по тёмной стороне, могли узнать что-то. Плюс Гунха и так выступит против Интри, а Мугино не откажется отомстить, я ведь прав?
  - Прав, но так мы всех пятиуровневых в одну банду соберём. - хмыкнула Кумокава.
  - Всех не соберём. - замотал головой Тома. - Мисаку я не возьму, даже когда она выпишется. Я теперь с Мисаки. - блондинка вспыхнула так, что едва не превратилась в рыжую. - И от этой электронутой получу лишь истерики, молнии и обиды, будто я ей что-то обещал. Нет уж. Первый и Второй же сами откажутся со мной работать.
  - С Акселератором я разберусь. - махнул Цучимикадо. - Он согласился слушаться меня и быть частью GROUP, так пока что и будет. Извини, не расскажу, как - наши личные заморочки.
  - Хорошо. Тогда ещё, Мисаки. - девушка улыбнулась ему. - Думаю, нам потребуется Джунко. Не сражаться, мне нужен её нюх.
  - Я даже так не уверена. - задумчиво ответила Шокухо. - Не хочу её пускать во всё это...
  - Плюс, Тома, чем больше народу, тем больше шанс, что нас заметят. - указала Кумокава. - Вдруг Интри уже знает о том, что мы тут.
  - Даже если и знает. - Тома на всякий случай показал средний палец потолку. - Он скакал вокруг того Томы, что без памяти и тюфяк. Со мной такое не пройдёт.
  Цучимикадо усмехнулся в ответ, Шокухо тепло улыбнулась, Кумокава тоже слегка двинула губами, изображая улыбку.
  Етцу уже давно храпела.
  
  - То есть что получается? - Конго возмущённо распахнула веер. - Я проскучала здесь целый день, а теперь мне говорят, что не могу навестить больную подругу?
  - Больная подруга нуждается в покое, Конго Мицуко. - холодно произнесла Куроко. - А не в твоём треске. Если ты такая исполнительная, то приходи завтра.
  - Я приду. - нахмурилась та. - Но знала бы, что не увижу сегодня, то и не пришла бы.
  - О как, Конго Мицуко. - прищурилась Куроко. - То есть ты придёшь оказывать моральную поддержку только на определённых условиях и в определённое время? Примазываясь сестрице в друзья?
  - Нет, я нет! - Конго от волнения даже веер уронила. - Я просто это... навестить хочу, а не просто так!
  - Завтра навестишь. А то и послезавтра, если доктор велит. Сегодня к сестрице пройдём только я и этот тупайя.
  - Это не обезьяна. - заметил стоявший рядом Тома.
  - Зато по имени подходит. - проворчала Куроко, пропуская его в палату и заходя следом. Дверь закрылась, оставив толпу сочувствующих переминаться в коридоре.
  - Лады. - Гунха сориентировался первым. - И так кишками чуял, что не пустят сегодня. Уихару, Одеялко, пойдём вместе?
  - Хорошо. - не стали протестовать обе девушки.
  - А можно мне с вами? - тут же сориентировалась Сатен, да и Конго, подобравшая веер, с любопытством качнулась.
  - Да как хотите, только подождите в фойе, мне тут надо сбегать кое-куда. - Гунха устремился в сторону лестницы и потопал наверх, девушки же отправились вниз. Индекс с Майкой, Казакири и Ицувой прислонились к стене, ожидая Тому, как и мама Мисаки, бормочущая про то, что стаканчик она сегодня опрокинет точно и никто не указ.
  
  - Как и следовало ожидать, Унубары нет. - устало сказала Мусуджиме, выглядывая из окна на лестничной площадке.
  - Тогда как приказали. - не менее устало ответил Акселератор.
  - Я первой начну слежку, хорошо? Только найду кое-кого, видела тут в фойе. - Мусуджиме вновь натянула белую куртку, словно пыталась полностью укрыться в ней. Она носила её с того самого дня, как пятиуровневые устроили сражение, пока Цучимикадо не притащил прибор заместо уничтоженного Третьей. Тот прикреплялся на шею и маленькими разрядами держал в норме её нервную систему.
  Ну, относительно в норме. Дабы девушка не закутывалась в кокон куртки и не сидела на одном месте, не реагируя на мир. Частично это у неё из-за Акселератора, но тему оба никогда не поднимали и не стремились, так что эспер просто пожелал ей удачи и двинулся вверх по лестнице.
  Ему тоже нужно было кое с кем поговорить.
  
  Сестрица после операции ничуть не изменилась - всё то же тело в ряду бинтов. Только теперь они съехали с глаз, мигом уставившихся на вошедших.
  - Мисака. - Тома быстро прошёл к её кровати и аккуратно опустился на стул. - Привет, Мисака.
  - Привет, Тома. - прошептала девушка. - Я думала, что ты уже не придёшь.
  - Прости, было много причин. Но сейчас мне надо с тобой серьёзно поговорить. О нас.
  - Да-да? - Мисака ответила с таким волнением, что дёрнувшаяся было Куроко замерла. Кажется, ей сейчас нельзя вмешиваться. С сестрицы станется оглушить молнией всех мешающих разговору.
  - Видишь ли, я... - Тома почесал в затылке. - Я подумал, и я решил, что стоит сразу объясниться, дабы у нас потом не возникало проблем. Видишь ли, я... понимаю, что ты меня любишь. Это как бы всем очевидно.
  Сестрица пискнула, а Куроко тяжело вздохнула. Добавить нечего.
  - А раз так, то я хочу ответить на твои чувства...
  Что? Что?
  - ...и сказать, что я не люблю тебя, Мисака. Никогда не любил. И не думаю, что когда-нибудь полюблю.
  Только невероятный шок не позволил Куроко моментально выкинуть негодяя из окна. У сестрицы же, казалось, парализовало даже глаза. А тварюга ещё и продолжила:
  - Мне ведь не надо объяснять, почему? Все эти забеги от твоих молний и постоянное их ожидание выматывает, знаешь ли. Особенно с учётом всей моей и без того трудной жизни. Мне уж если нужна девушка, то спокойная, добрая, присматривающая. Как Ицува, скажем. Та, что по возвращении исцелит мои раны, подаст ужин и окружит заботой, а не начнёт бить, вопя о том, что я с кем-то...
  Его отшвырнуло в стену вместе со стулом. Куроко встала рядом с кроватью - её руки дрожали от гнева, глаза яростно сверкали, а нижняя челюсть изо всех сил пыталась не выпустить крик.
  - Пошёл вон. - наконец выдавила она. - Сейчас же.
  Тома не стал продолжать, молча встал, поклонился и вышел. Куроко повернулась к сестрице и с болью увидела её слёзы.
  - Куроко. - всхлипнула та. - Почему он так, Куроко? Я ведь... бью несильно, это даже на пользу, а он и так обнуляет... я же просто привлекаю внимание, чтобы он меня замечал и помнил... почему он так...
  - Идиот, сестрица. - Куроко пустила в голос максимум ласки. - Недостойный тебя идиот, не понимающий, от какого сокровища отказывается.
  - Я ведь всё делаю правильно. - бинты от слёз начали мокнуть, и Куроко выхватила платок. - Я всё делаю правильно, Куроко?
  - Да-да, сестрица. Не плачь, а то придётся перевязывать.
  - Я всё делаю правильно. А он... за что он так со мной?
  - Подонок, сестрица. Мерзкий орангутанг. Макака, откидывающая алмаз ради кома дерьма. Тупой мужлан, не ценящий твою красоту. Забей на него и лучше поспи, тебе сейчас куда полезнее будет.
  Утешения пока что не срабатывали, и Куроко оставалось надеяться, что слёзы не повредят сестрице. Пусть, поплачет, но зато наконец разбежится с этим гиббоном.
  А ещё поймёт, кто именно ей верный, надёжный, любящий спутник на всю жизнь.
  Кажется, надо вызвать одну из клонов со снотворным.
  
  Гунха наткнулся на Мусуджиме прямо на лестнице, даже вытянул руки вперёд, дабы не свалить девушку.
  - О, наконец-то! - воодушевлённо крикнул он. - Я уже отчаялся тебя найти. Как ты?
  - Да нормально. - язвительность в голосе Мусуджиме едва не капала на пол. - Всего-то ударили молнией, едва не убили и почти свели с ума. Всё потому, что один особо умный перепутал "охранять" и "вести нарушителей к нужному месту".
  - Извини, они хотели побить Второго за то, что он мудак, и им понадобился парень у тебя под охраной. - Гунха от стыда даже уставился в пол. - Я и не подумал, что они так с тобой, хотел сразу найти и помочь, но ты уползла...
  - Я поняла, что хотел помочь, раз курткой накрыл. - Мусуджиме вновь её дёрнула. - Но это потом поняла. А тогда думала, что вернутся и добьют, и еле ушла. Не, ну чем ты думал, когда вёл ко мне эту Третью?
  - А что не так? - захлопал глазами Гунха. - То есть я понимаю, что она молниями кидается, но ведь не до смерти...
  - Не для меня. - буркнула Мусуджиме. - Ладно, проехали и забыли. Держи куртку.
  - Забери себе. - отмахнулся парень. - Пусть как компенсация. Да и ты неплохо в ней выглядишь.
  - Спасибо. - Мусуджиме довольно улыбнулась, явно радуясь тому, что добычу можно не отдавать. - Так уж и быть, прощаю. Сама тоже виновата, сторож должен быть незаметным, а я Седьмого позвала. Дура дурой.
  - Все прошляпились. - улыбнулся Гунха. - Слушай, я сейчас эту Одеялко, что Второй удерживал, поведу домой к подруге. Не хочешь с нами? Всё же ты в этой куртке теперь так заметна, мало ли кто заоблизывается.
  - Заоблизывается - вырву язык. - мотнула головой Мусуджиме. - А так у меня тут дело, извини.
  - Отнимаю время?
  - Да, немного, но мне всё равно надо было до тебя добраться. Ладно, я побежала... о, кстати, ты не видел тут такого черноволосого парня в чёрной школьной форме, две пуговицы отодраны?
  - Камидзе, что ли? Он к Третьей пошёл, сейчас не знаю где. И пуговицы у него целы, кстати.
  - А, да? Спасибо большое. - и Мусуджиме помчалась вверх по лестнице. Гунха прокричал ей на прощание, а сам отправился вниз, где в фойе его уже нетерпеливо ждали Одеялко, Уихару и Сатен с Конго, делающие вид, что они просто так тут прохлаждаются.
  
  - Акселератор, а ты не хочешь завтра проводить меня от работы до дома? - ему показалось, что голос Мизуру звучал игриво, словно мысль делала её веселее.
  - Завтра? - он должен быть свободен, хотя этот приказ Цучимикадо "если не обнаружите Унубару в больнице, то следите за Томой во все глаза" с последующим отключением связи напрягал.
  - Ну сегодня-то уже не получится. - хихикнула она. - А завтра подойдёшь к семи, место ведь знаешь, да?
  - Знаю. - она уже давно и несколько раз сказала, где работает.
  - Ты сегодня какой-то холодный. Всё в порядке?
  - Да, извини, на работе устал.
  - Я тоже! Но вот как-то стараюсь же. Постарайся и ты, хорошо?
  - Да, извини, Мизуру. - Акселератор собрал все крошки хорошего настроения. - Я просто спать собираюсь, так одной ногой во сне уже.
  - Поняла, самой до чёртиков знакомо. Тогда отключаюсь! Завтра хорошо поболтаем. Приятных снов тебе, Акселератор.
  - И тебе приятных, Мизуру.
  Девушка немного похихикала и отключилась, а Акселератор уже в который раз почувствовал на лице довольную улыбку. Мизуру порой виделась такой вариацией Мисаки-Мисаки - вроде и постоянно трещит, и раздражать способна, и внимания требует, но при этом хотелось быть с ней, не хотелось отпускать и тем более прогонять.
  Неужто вот это его фетиш? Или как оно правильно зовётся. Вот не ожидал...
  Так.
  - Знаешь, со мной бессмысленно играть в прятки. - сказал он ближайшему углу коридора. Там недовольно стукнули, и одна из клонов вышла к нему, пряча взгляд.
  - Подслушивала. - не было нужды спрашивать.
  - Мисаке было очень интересно узнать, с кем это воркует братик Акселератор, мрачно сказала Мисака.
  Акселератор присмотрелся к девушке. Конечно, отличать клонов друг от друга даже для него самое неблагодарное занятие, однако же...
  - Ты ведь Мисака десять тысяч сорок шесть, нет?
  - Мисака вздрагивает от удивления и краснеет от осознания, что братик Акселератор запомнил её.
  - Да ту мерзость я на всю жизнь запомню. - поморщился эспер. - Где была-то до этого?
  - Мисака занималась абсолютно секретным делом, гордо заявила Мисака, надеясь, что братик Акселератор не начнёт расспрашивать.
  - Тогда и не буду расспрашивать. Бывай.
  - Мисака всё же хотела бы знать, с кем братик Акселератор ворковал по телефону, поспешила Мисака следом за братиком Акселератором.
  - Слушай, это совершенно не твоё дело, ясно?
  - Просто тогда Мисаки вынуждены будут организовать сеть слежки за братиком Акселератором, ибо ничто не сможет утолить их любопытства, честно сообщила Мисака.
  Эспер прорычал в ответ, хотя понимал - эти не отступятся. А спрятаться от глаз клонов при всём желании не удастся. Но и выбалтывать им отчего-то не хотелось.
  - Я просто прогуливаюсь с девушкой. - наконец ответил он. - Ничего такого.
  - Мисака немного злится, но вместе с тем довольна тем, что братик Акселератор популярен у девушек, высказалась Мисака. Мисаки соберут на неё полное досье, дабы братику Акселератору было куда легче завоевать её сердце, пообещала Мисака, убегая к себе позлиться ещё.
  - Да какое там завоевать. - буркнул ей вслед эспер. На мысль о полном досье о Мизуру он даже не знал как реагировать.
  Лучше вообще не думать об этом и отправиться домой. Мисака-Мисака в последнее время капризничает и дуется только так, не нужно ей ещё и повод вручать.
  
  Спать разложились в футонах прямо на полу, не раздеваясь - возражать никто не стал. Етцу вообще так в сонном состоянии и заползла в уютную ткань, Цучимикадо и Кумокава на всякий случай разошлись по разным углам, а Тома связующим звеном лёг посередине комнаты.
  Шокухо устроилась напротив него, так, что их руки могли соприкасаться. Она неотрывно смотрела на парня, и тот даже загнался в краску.
  - Мисаки, всё нормально, я теперь тебя не забуду. - прошептал он.
  - Мало ли. Я словно всю жизнь прожила, думая, что ты никогда обо мне не узнаешь. И ведь сама в этом виновата...
  - Всё нормально, Мисаки. Сейчас всё хорошо. - Тома слегка сжал её пальцы. - Я с тобой.
  - Надеюсь. Столько девушек рядом крутилось...
  - Ага, есть такое. Но я их всех отвергну, Мисаки. Ни у кого из них нет сочетания твоего ума, обаяния и больших сисек.
  Девушка выпустила руку парня, ткнула его в грудь - и схватилась обратно.
  - И прости, что говорю это только сейчас. - Тома слегка улыбнулся и посмотрел на их скрещенные пальцы. - Я сам интересовался тобой, но как-то не решился. А потом стало поздно.
  - Как и я не решилась.
  - Да уж. Дадим друг другу вторую попытку?
  - Обязательно. - они заулыбались друг другу, а затем Тома с виноватым лицом добавил:
  - Только прости, оставлю большую часть романтики до времени как с Интри разберусь. И с другим собой. Честно говоря, столько вопросов появляется, даже немного путаюсь... о, например, ребят! А почему никто из вас не попробовал мне всё рассказать, когда я память потерял? Алистер запретил?
  - Ага. - отозвался Цучимикадо. - Мне не сразу позволил раскрыться, Етцу вообще запретил, похоже. А Шокухо и Кумокава уже тогда отвалились.
  - Понятно тогда. - Тома вздохнул. - Алистер всё согласно своему плану. Небось Индекс тоже он подкинул.
  - Ты с ней неплохо уживался, Тома. - ласково заметила Шокухо.
  - Уживался тот я, что без памяти. А я нормальный ни за что не сумел бы. У неё всё отличие от Мисаки - молниями не бьёт, зато зубы острые просто жуть. Ремнём явно никто не воспитывал.
  - Ками-ян, я осознаю всю боль острых зубов девушки, но просто к сведению - за ремень Канзаки-тян тебя сама на этот ремень порезала бы. - вновь отозвался Цучимикадо.
  - Да уж, совсем весёлая жизнь. - буркнул Тома. - Терпи вреднющую девочку, иначе будешь зарезан святой. Серьёзно, как тот я в этом ещё плюсы обнаруживал?
  - Считай, что это проклюнулась твоя мазохистская сторона. - хихикнула Шокухо.
  - Так мазохистская же, а не глупая. - улыбнулся ей Тома. - А сейчас мне придётся решать, что с этим делать. Девочка-то, походу, серьёзно ко мне привязалась, если даже не влюбилась, тебя воспримет в штыки. Что мне, выбирать между вами? Да и выбора никакого нет.
  - Я могу попробовать с ней поговорить. А то и не поговорить. - Кумокава успела вернуть Шокухо пульт и та держала его даже под одеялом, не планируя расставаться. - Как и со святой. Пара кликов - и обе ходят вежливыми послушными девочками.
  - Выполняющими любую мою просьбу? - усмехнулся Тома, и Шокухо вновь его тыкнула. - Спасибо, но лучше оставим на крайний случай. Нет особого желания жить в толпе зомбированных. Да и сейчас главное с Интри разобраться.
  - У тебя уже словно личные счёты с ним, Тома. - удивлённо сказала Шокухо.
  - Ну я же спасаю город, так? Значит, личные счёты с любым, кто ему угрожает. Ладно, давай уже спать, а то скоро разбудим Етцу и она никому спать не даст. - Тома усмехнулся сам себе и прикрыл глаза. Шокухо тоже улыбнулась и легла так, чтобы постоянно смотреть на парня.
  
  Утром за завтраком (холодильник изначально был рассчитан на двоих, поэтому выгребли всё и Цучимикадо записал в телефон напоминалку о покупках) был разработан план действий.
  - Если Интри действительно шпионит через камеры, то мне имеет смысл остаться здесь. - задумчиво сказал Тома, истребляя салат. - Вдруг он ещё думает, что Унубара - это я, и получится засчёт этого обхитрить.
  - Получается, Пятой тоже надо остаться здесь. - нахмурилась Кумокава, выцарапавшая себе яичницу. - Она ведь официально пропала без вести.
  - Я знаю, у кого сегодня будет секс. - расхохоталась Етцу, пожирая бекон.
  - Ты тоже останься. - буркнула Кумокава. - Мало ли что можешь внешность менять, вдруг Интри это учтёт.
  - То есть я останусь тут с Томой и Шокухо, несколько часов нам никто не будет мешать, а делать нечего. - улыбка Етцу буквально расползлась до ушей, все остальные даже нервно отвернулись. - Что ж, я не против.
  - Я против. - кашлянул Тома. - Лучше ещё немного в памяти пороюсь, интересует тут момент с Амакуса. Потому что это блеск идиотизма того меня, если всё правильно понимаю.
  - Вместо секса альбом с фотографиями. - вздохнула Етцу. - А ведь со мной такие перспективы открываются. Могла бы, например, взять внешность Кумокавы, пока оригинал корёжит, и вместе с Шокухо опуститься перед тобой на колени... ай, меня сейчас убьют.
  - Ками-ян, ты бы не начинал оценивать всё с позиции тупости. - посоветовал Цучимикадо. - Выглядит оно, может, и выглядит, но зато всегда выходило к лучшему.
  - В Свалке не вышло. - Тома слегка наклонился, избегая пролетевшей чашки. - Да и всё равно тупо, блин. Ладно там все эти вычисления на ходу не уметь и в логарифмах считать ворон, но когда я в ходе битвы меняю сторону, потому что не удосужился проверить, кто кому враг...
  - Ты как раз про первую встречу с Амакуса? Ну бывает. - Цучимикадо тоже отклонился. - Зато они успели познать на себе тяжесть твоего кулака и восхитились сразу, а не как-то потом. В итоге образовалась Ицува-тян. Любая тупость становится гениальной, если в результате получаешь Ицуву-тян.
  - Она ведь серьёзно со всей этой выдумкой о телохранителе?
  - Ага. Не буду говорить, что спокойно постоит на страже первой брачной ночи, но умереть за тебя уже готова.
  - И что я сделал-то? Всего лишь спас.
  - Ицува христианка, Ками-ян. Из Амакуса, в составе Англиканской церкви, враждебна Римско-католической церкви - но христианка. И небось росла на историях о всяких благородных героях... хотя понятия не имею, как она там росла. И ты... то есть тот Ками-ян стал для неё таким вот благородным героем.
  - Благородным глупым героем. Кумокава, ну пистолет-то не надо.
  Девушка фыркнула, но опустила оружие. Шокухо оглянулась на них, продолжая прижимать к стене нисколько не сопротивляющуюся и монотонно бормочущую извинения Етцу.
  - А что можно? - поинтересовалась она.
  - Ничего. - махнул рукой Тома. - Давайте уже расходиться.
  
  Телефон Цучимикадо запищал через несколько метров после выхода из комнаты, и парень мгновенно взглянул на экран, а затем открыл сообщение.
  - Унубара не успел подготовиться, как я и думал. - сказал он вышагивающей чуть поодаль Кумокаве. - В больнице оказался только Тома. Мусуджиме за ним какое-то время последит.
  - Слушай, хоть я и очень рада твоему провалу по выявлению крысы в наших рядах, но что этому твоему Унубаре нужно?
  - Не знаю. - буркнул мигом осунувшийся парень. - Мне его фактически вручили, пока создавали GROUP. Сказали, что надёжен и проблем не сделает. Я особо не выбирал, а там вскоре подкинулся Акселератор и стало не до того.
  - Ты прям великолепный лидер, на которого можно положиться.
  - По крайней мере моя команда жива. И не факт, что Унубара предал именно нас. У него могли возникнуть личные тёрки с Томой.
  - Тёмная сторона плохо на тебя повлияла, раз попытку убийства уже называешь "тёрками". Кстати, с каких это пор Етцу так хорошо лечит? У Томы ни шрама, ни болей, ничего, а ведь ему пробитую голову штопали.
  - Она же метаморф, человеческую анатомию изучила так, что могла бы перевернуть медицину своими записями. Хвасталась, что сам Божественный Хирург с ней занимался.
  - Да хоть весь Токийский университет обучал, у неё же операционной нет.
  - Не знаю. Спроси сама, мне сейчас не до этого. - Цучимикадо прямо на ходу вновь уткнулся в телефон, на экране которого блестела и светилась карта подземелья. - Точно приведёшь Джунко сама?
  - Точно. А ты Гунху?
  - Да без проблем.
  И оба усмехнулись друг другу.
  
  Тома попросил его не беспокоить, устроился на подушке в углу комнаты и закрыл глаза. Не спал, просто прокручивал воскресшие воспоминания, и Шокухо скучающе уселась посреди комнаты.
  - Тут приставка есть, если что. - кивнула Етцу на огромной диагонали экран.
  - Я в играх не разбираюсь и не увлекаюсь. - отмахнулась Шокухо. - Книг тут нет?
  - Манга. - девушка изогнула руку на сто восемьдесят градусов, указав на шкаф. - Более утончённого не завезли. Но там и романтика есть, я уже глянула, так что можешь поискать, что потом от Томы требовать.
  - А, ну... - Шокухо посмотрела на не отреагировавшего парня и покраснела. Етцу захохотала, оставила её поглядывать на книжный шкаф и отошла к приставке.
  - Гоночки устроить, что ли. - пробормотала она, прикасаясь к кнопке включения и протягивая руку за джойстиком. - Поврезаться там во всех подряд, где ещё позволят. Кто захочет - присоединяйтесь, но я безжалостна.
  - Етцу, можно вопрос? - позвал Тома, не выбираясь из своего угла. - Чем ты вообще занята, если не секрет?
  - Для всех секрет. - усмехнулась Етцу. - А так... в общем-то, тунеядствую. Хожу по городу под разными личинами, троллю Правосудие их резкими сменами, отчего меня всё время останавливают для проверки документов. Зато обогатились легендой и работать научились.
  - И что, только это?
  - Окстись, и без того труд тяжёлый. - лицемерно хмыкнула Етцу. - Ну... учусь в облике Аогами, присматриваю за тобой. Вообще присматриваю, Алистер запретил вмешиваться, но не наблюдать.
  - О, тогда можно тебя кое о чём расспросить?
  - Алистер запретил и докладывать. - Етцу огорчённо цокнула языком. - Он вообще меня в резерве держит. Да и общается нормально только Шокухо, остальные нос воротят.
  - Это потому, что ты всё время пошло шутишь. - отозвалась Шокухо, всё же вытащившая небольшой томик с парнем и девушкой на обложке.
  - Ой, ну извините. - фыркнула Етцу, ни капельки не смутившись. - Когда в любой момент можешь отрастить себе член, то начинаешь спокойнее к этому относиться. Все к тому же так забавно кривляются... а вас двоих дразнить и вовсе необходимо. Я хорошо помню, стоят рядом друг с другом, и он непонимающий болван, а она сейчас в обморок упадёт. Таких прям не получится не шиппить и не рисовать порнушку.
  - Рисовать? - тихо поинтересовалась Шокухо.
  - Воображать. - быстро ответила Етцу. - Я ни за что не нарисую двоих своих лучших друзей в неприличных позах. И уж тем более не отправлю в соцсети обоим ссылку на архив, дабы они оценили и взяли на вооружение.
  Шокухо мигом вытащила телефон и попыталась зайти в свой аккаунт, но вспомнила, что здесь связи нет, и мрачно уставилась на Етцу.
  - Не благодари. - улыбнулась та, на лету хватая брошенный томик манги. - И не буйствуй. Я же не заставляю вас просматривать и заранее предупредила, можете удалить, как сеть заработает. Но учтите - оно с сюжетом!
  Теперь Шокухо ничего не ответила и заслонила покрасневшее лицо мангой. Тома вновь отрубился от разговора, Етцу пару минут посмотрела на них, ожидая продолжения, вздохнула и вернулась к гонкам, до минимума убавив звук.
  Комната погрузилась в блаженное ничегонеделание.
  
  На этот раз Джунко была одна - и смотрела на Кумокаву с явным подозрением.
  - Хоказе, мы посреди оживлённой улицы. - сказала та, отойдя к ближайшей скамейке. - Не бойся меня. Это же я, подруга твоей Королевы.
  - Королева говорила именно вам не доверять. - боязливо ответила Джунко. Она была в форме Токивадай и мялась так, словно куда-то спешила. - И не принимать ничего из ваших рук.
  - Даже телефон? - показала Кумокава устройство. - С голосовым посланием от неё?
  - Королева отправила мне послание? - Джунко радостным рывком выхватила телефон у Кумокавы. Та даже отшатнуться не успела.
  - Вот кому надо было родиться при королевском дворе. - покачала головой она, наблюдая, как Джунко открывает расположенное прямо на главной странице сообщение, подписанное ей, и прижимает телефон к уху.
  Через пару секунд она отняла телефон, завертела головой, провела рукой по платиновым волосам - и улыбнулась.
  - Ну что, Пятая, веселиться будешь? - мрачно сказала Кумокава.
  - Не веселиться. - вопреки словам ответила Джунко всё-таки весело. - Просто если уж подвергать мою подругу опасности, то только под моим же контролем.
  - Благородная девушка. - закивала Кумокава. - Добрая и милая. Неделю назад приказавшая двум десяткам людей убить друг друга.
  Джунко мгновенно погасила улыбку и неприязненно взглянула на неё, затем отвернулась и зашагала далее по улице. Кумокава пошла следом, даже не пытаясь сдержать торжествующей ухмылки.
  
  - Слушай, я точно тут не пригожусь? - в очередной раз спросил Гунха, наблюдая за склонившейся над системным блоком Уихару.
  - Простите, Гунха-сан. Но я просто знаю, как тут делать и что, а вы сами сказали, что нет. Так что позвольте мне. - Уихару наконец установила жёсткий диск внутри корпуса, подцепила магнитной отвёрткой один из болтов и начала его прикручивать.
  Комната, в которой они работали, состояла из стола с раскуроченным сейчас компьютером да двойной кровати, на нижней постели лежал закрытый пакет с чипсами, а верхнюю уже занял плюшевый котик. Пол украшался циновкой с изображением всевозможных цветов, прямо как в венке Уихару, стоявшей так, чтобы и в кровать не вжиматься, и размах для возни с компьютером оставался. Для этого девушка даже вся нагнулась, и Гунха скользнул по соблазнительному зрелищу синих шортиков взглядом - сначала мимолётно, затем уже более оценивающе и задумчиво.
  Рядом мило кашлянули, и парень мигом отвёл взгляд. Одеялко улыбнулась, кивнула Гунхе и приложила палец к губам, после чего показала на Уихару и аккуратно вышла в коридор. Парень смущённо почесал в затылке и решил за лучшее уставиться на циновку.
  - Ну вот. - девушка закончила прикручивать и начала копаться в разноцветных проводах. - Теперь тебя сюда, тебя сюда, тебя... сюда. Всё, похоже!
  - И что теперь? - Гунха рискнул повернуться, благо Уихару уже разогнулась и прикручивала к корпусу крышку.
  - Теперь надо посмотреть, подключился ли он вообще, а то у меня бывало. - Уихару прикоснулась к кнопке включения, мгновенно загоревшейся зелёным. - Потом отформатировать, это полчаса займёт точно. И я хотела бы затем на сектора разбить, для удобства, затем установить систему и комплекс программ...
  - Получается, это надолго? - Гунха ничего из этого не понял.
  - Как пойдёт. - Уихару всмотрелась в письмена на экране. - А вам куда-то надо, Гунха-сан?
  - Да не. Просто что делать будет нечего, раз я ничего в этом не понимаю.
  - Простите, Гунха-сан. - Уихару подкатила к себе офисное кресло. - Но я лучше сразу и сейчас всё сделаю, дабы если что не так, то сегодня разобраться, а не растягивать.
  - Хорошо, тогда я не буду мешать. - решил парень. - Посижу тут ещё, там если пойду, то предупрежу.
  - Вы не мешаете, Гунха-сан. - сказала ему вслед Уихару, но вцепляться и уговаривать остаться не стала.
  
  Одеялко уже отправилась в ванную, где, похоже, решила всё-таки устроить благодарственную стирку, от которой её вчера Уихару отговаривала. Однако при виде Гунхи она мгновенно высунулась в коридор.
  - Всё нормально, Гунха-сан? - спросила она.
  - Ага. - парень слегка задумчиво взглянул на неё. Шептались, что Одеялко и Жар-птица уже перешли все заготовленные для парочек барьеры. Видимо, поэтому она так спокойно отнеслась к его взгляду на Уихару и сейчас даже не вспоминала о нём. Длинные волосы они вчера всей группой девочек закрутили в один конский хвост, с пучком на затылке, после чего Сатен и Конго попрощались, а Гунху упросили переночевать в футоне "на всякий случай".
  - Только я пойду, наверное, делать нечего. - стоило пройтись по закоулкам, повидать приятелей и разобраться, что происходит. Всё равно тут он пока что не нужен, вечером заглянет.
  - Хорошо. - Одеялко и не стала его задерживать. - Удачи вам, Гунха-сан!
  - И тебе.
  
  - Разумеется, тайная лаборатория должна обосноваться в грязном месте. - проворчала Кумокава, тщательно осматривая юбку в поисках прорех.
  - Это оно сейчас грязное. - Джунко прошлась по рухнувшей двери. - Сама говорила, что сначала Анти-Навык всё конфисковал, затем мародёры подобрали, и никто из них не церемонился и не открывал двери аккуратно. А так-то тут должно было в чистоте содержаться, даже злые учёные понимают, что беспорядок в науке опасен.
  - Да уж. - Кумокава взглянула на выбитую дверь, лежащую на полу и успевшую покрыться тёмным слоем пыли и грязи. - Уверена, что сможешь уловить нужный запах? Тут столько незнакомых людей прошло.
  - Джунко вынюхивает лучше собаки. - девушка прикоснулась к своему носу. - И мы не людей вынюхиваем, а пистолет, тем более раз знаем модель... мы же её знаем?
  - М.20. Он же Type 54, он же китайская копия советского ТТ. - отчиталась Кумокава, осматривая пустую комнату с парой длинных столов, на которых стоял лишь один плоский монитор с разбитым экраном.
  - Получается, владелец китаец? - Джунко с неприязнью осмотрела обрезанный металлический штырь, удерживавший, по описанию, теперь уже унесённую капсулу, в которой должна была переживать беременность Одеялко.
  - Китай поставлял их официально и неофициально во все горячие точки Азии. Так что владелец может быть и филиппинец, и камбоджиец, и вьетнамец, и японца исключать не стоит, да даже какой-нибудь американский коллекционер. - Кумокава на всякий случай осмотрела все углы. - Популярное оружие.
  - Ясно. Так, запах-запах, проявись. - Джунко встала посредине зала, закрыла глаза и глубоко вдохнула.
  А затем мгновенно рухнула на четвереньки, и её стошнило. Кумокава сразу рванула к девушке, которую тут же стошнило вновь.
  - Ты в порядке? - испуганно склонилась она. Джунко ударила себя по щекам, зажала ноздри и неуверенно начала подниматься, вцепившись в протянутую руку.
  - Здесь такой... такой смрад. - простонала она. - Боже, меня сейчас опять...
  - Смрад? - Кумокава, придерживая вновь нагнувшуюся девушку, осторожно принюхалась. Запашок покинутого места, конечно, не из приятных, но до тройной блевотины далеко.
  - Сейчас... вот. - неприятные звуки наконец закончились. - Прости.
  - Надеюсь, тебя там не стошнило в присутствии Томы. - усмехнулась Кумокава.
  - Нет, сознания-то разделены. А вот так смрада никакого нет. - Джунко выпрямилась и осторожно вдохнула, выключив острый нюх. - Просто неприятно.
  - Похоже на работу эспера. - хм, они ожидали, что Джунко с её носом может пойти по их следам, и установили держащийся днями запах, что лишь она и уловит? Не против собак же смрад, тем надо по определённым запахам идти, а тут поди разбери, который нужен.
  Нехорошо. И страшно. Противник учитывает даже тех эсперов, что, можно сказать, сидят на скамейке запасных. И легко предположить, что сам собирает команду разносторонних умельцев.
  Может, действительно какие-то трюки с карманным измерением? Ну не могут так много людей так хорошо скрываться.
  - Слушай, давай пойдём отсюда. - сказала она, на всякий случай вынув пистолет. - Похоже, запаха не уловить никакого.
  - Согласна. В этом смраде без вариантов. - чихнула Джунко. - Идём, только давай сначала...
  - Да?
  Пощёчина обожгла её и едва не отшвырнула на пол. Джунко опустила руку и тихо сказала:
  - Некоторые вещи королевы не могут оставить безнаказанными. И лучше ответить сейчас, чем потом, в пылу битвы.
  Кумокава взглянула на неё с пламенем, горящим в её тёмных глазах - а затем усмехнулась.
  - Могла бы принять как плату за спасение жизни. Да и я в бешенстве была, если честно, всё же ты ответственна за всю Свалку. Ладно, будем считать, что мир.
  - Мир. - кивнула Джунко, заметно расслабившись.
  - Поведёшь её к нам? - Кумокава отняла руку от щеки и обрисовала взглядом фигуру девушки.
  - Лучше да. Даже если не возьму с собой, то хотя бы обговорю, как меня прикроет. - Джунко повернулась и начала выбираться из здания, а Кумокава зашагала следом.
  В любое другое время она показала бы этому блондинистому псионику, в какое место та должна засунуть свою королевскую гордость.
  Но сейчас надо держаться вместе.
  И пусть уж лучше Королева задерёт нос, чем эта скрывающаяся в тенях сволочь захохочет, любуясь грызнёй.
  
  Гунха был в движении весь день. Краткий пересказ ситуации от приятелей ("Акселератор ходит по городу, мы прячемся и молимся"), обход улиц, ещё несколько бесед. Четыре раза он зашёл в лапшичные, один раз заглянул к себе домой - чисто проверить, как и что - дважды подрался и дважды же спускался в подземелье.
  Типичный день.
  К вечеру Гунха уже направился обратно к Уихару. Прямого приглашения ночевать и далее не было, однако и запрета тоже, так что стоит даже ради присмотра за Одеялко. Он видел немало случаев, когда...
  - Эм, Седьмой? Гунха-сан?
  Светловолосый парень буквально выскочил из-за угла переулка и остановился, преграждая Гунхе путь. Руки он держал в карманах и сам держался расслабленно, улыбаясь и скрывая глаза за солнцезащитными очками. Однако Гунха видел напрягшиеся мышцы, оценил телосложение парня и потому решил держаться настороже.
  - Да? - спросил он, также принимая расслабленный вид. Блондин почесал в затылке:
  - Честно говоря, весь день вас искал и потому забыл точную и прекрасную формулировку. Так что скажу просто: пойдём со мной, если хочешь жить!
  - Тогда мне нужны твоя одежда, ботинки и мотоцикл. - ответил Гунха, парни усмехнулись друг другу и слегка расслабились. - Кто ты?
  - Цучимикадо Мотохару, к вашим услугам. Мы не знакомы напрямую, но я большой друг Камидзе Томы, Ицувы и Мусуджиме.
  - Как там Мусуджиме-то, в порядке?
  - В полном, только занята очень.
  - Хм. - Гунха измерил парня взглядом. Он никогда раньше его не встречал, хотя фамилия казалась смутно знакомой. - А чем докажешь?
  - Чем докажу... могу рассказать пару скарбезных историй.
  - Нет, давай не так. - Гунха привычным движением скинул куртку и бросил её прямо на мостовую. - Давай просто подерёмся.
  - Оригинальное заявление. - у Цучимикадо куртки не было, только зелёная рубашка. - Пятый уровень против нулевого? Хорошая драка получится.
  - Да, если просто на кулаках, без способностей. - ответил Гунха; Цучимикадо пожал плечами и встал в стойку, даже не подумав снять очки.
  Гунха был полностью и абсолютно согласен с тем, что драки - это плохо. Он во многих побывал и знал, что в них нет ничего благородного и возвышенного, как иногда слышал от считающих себя тёртыми калачами.
  Вот только хорошая, честная драка - один из лучших способов узнать человека, прочувствовать его. Стремится победить или прекратить бой? Дерётся честно или применит что угодно для победы? Атакует первым или ждёт нападения? Опасается за свою жизнь и имущество или чуть ли не подставляется? Какие именно удары наносит и приёмы использует?
  Всё это и многое другое имело невероятное значение. А раз драка, то не каждый подумает, что его изучают, и мало кто озаботится притвориться.
  Начинать Цучимикадо не спешил, лишь наблюдал за соперником, и потому Гунха ударил первым. Удар был заблокирован, и сразу же последовала контратака кулаком в челюсть. Блондин нисколько не огорчился промаху, лишь вновь встал в стойку, демонстрируя приверженность защитному стилю.
  Он явно понимал, что драка ненастоящая, и позволял себе расслабиться, но этого Гунхе хватило для понимания, что перед ним опытный боец. И жёсткий - удары наносились быстро, с целью свалить противника и закончить бой, а от ответных выпадов не отшатывались. Кишками чуялось - вопреки защитному стилю противник может внезапно перейти в атаку и обрушить серию ударов.
  Челюсть уже точно болела, и после минут пяти маханья Гунха поднял руки вверх, сдаваясь. Цучимикадо не бросился добивать, лишь коснулся щеки, по которой прошёл один из ударов.
  - Спасибо за очки. - те остались абсолютно целыми. Гунха и не целился в них - смысл портить чужие вещи, перед тобой не враг.
  - Не за что. - отозвался он, обдумывая впечатление. Боец, и боец серьёзный, однако спокойный. Знает свою силу и не спешит её показывать. Похоже, с этим стоит иметь дело. - Ну, так зачем я должен с тобой пойти?
  - Думаю, куда лучше объяснят на месте. - поклонился Цучимикадо.
  
  - Даже знаешь, я рядом с тобой спокойнее себя чувствую. - весело сказала Мизуру. - Так что как смотришь на то, чтобы встречать меня каждый вечер, а, Акс?
  - Почему нет. - выдуманная ею кличка коробила Акселератора, но он не подавал виду. - Но если не смогу, то не смогу.
  - Работа, да. - закивала девушка. - Но тогда хотя бы напиши мне, хорошо? Чтобы я не стояла и не ждала тебя.
  - Напишу. Но ты и так не стой, лучше иди сразу. Я тебя нагоню.
  - Да ну, а вдруг со мной что случится, а ты время потеряешь, пока нагонять будешь? Нет уж, Акс. Пройдёшь со мной всю дорогу.
  Акселератор промолчал. Он так и не открыл ей, что находится на пятом уровне и потому спокойно мог бы отследить её движения от работы до дома. Без этого, пожалуй, она права.
  - Расскажи что-нибудь интересное. - тем временем протянула Мизуру.
  - Например?
  - Я не знаю. Что-нибудь. Вот твой щит, например, почему он меня не отбивает? - она аккуратно прикоснулась к его руке.
  - Он много чего не отбивает. Воздух, солнечный свет, радиацию, всё, что необходимо организму. Иначе бы я просто умер.
  - А, ну да, это логично. - протянула Мизуру и вновь замолкла. Акселератор искоса взглянул на неё и нахмурился. Ему было нормально, болтуны вообще самые омерзительные спутники, но у Мизуру явно чесался язык.
  - Может, в воскресенье сходим в парк аттракционов? - предложил он.
  - Можно, но я как-то не по аттракционам... - отозвалась Мизуру. - Может, ты у меня посидишь лучше? Кино посмотрим. Я хоть как-то приберусь к этому времени.
  - Не утруждайся.
  - Да ну, приглашать человека в дом и не убираться? Или тогда пригласи к себе.
  - Нет, у меня там ещё хуже.
  - Вот видишь! - она хоть чуточку оживилась. - Но когда-нибудь обязательно пригласи. Мне хочется увидеть, как ты живёшь.
  - Ага. - вот проблема образовалась. Как ей объяснить трёх живущих с ним женщин, одна из которых маленькая девочка со странной речью? Правду рассказывать нельзя.
  - Не "ага", а пригласи. О, мы пришли. - они остановились перед домом. - Ну что, завтра придёшь встречать?
  - Если позволят.
  - А вот скажи, чтобы позволили. - засмеялась Мизуру. - Ладно, до завтра.
  Акселератор даже не понял, почему она качнулась к нему - а затем тонкие ручки обвили его тело, голова прижалась к груди, и стало неожиданно тепло.
  Объятья разомкнулись столь быстро, что он даже не успел ответить. Мизуру отступила, пожелала ему спокойной ночи и спокойно направилась к двери, словно бы ничего не произошло.
  Когда его последний раз обнимали? Ну, за вычетом Мисаки-Мисаки? И было такое хоть когда-нибудь?
  Акселератор направился домой, и даже стук костыля звучал мягче обычного. Цучимикадо сегодня прислал сразу несколько сообщений о том, что он иногда будет недоступен и очень занят, так что пусть Акселератор присматривает за порядком в городе насколько сможет, и если что подозрительное о неизвестном враге, то чтобы сразу докладывал. И эта мысль беспокоила Акселератора сильнее нужного.
  Неизвестный враг. Кто-то стоящий за крестовым походом, за убийством учёного, за сражением пятиуровневых. Кто-то, угрожающий всему городу.
  Мисаке-Мисаке. Мизуру. Клонам. Йомикаве. Йошикаве.
  Акселератор исказил губы в ухмылке. Вся таинственность ублюдка лишь в неизвестности, за которой наверняка скрывается очередной подонок с амбициями, считающий себя злодеем - или, того паче, героем.
  Очередной таракан, нарывающийся на тапок. Только более юркий.
  Ну ничего, уже есть идея, как попортить ему планы. Не особо умная, честно говоря, Акселератор с большой охотой обошёлся бы без этого, но...
  Пускай.
  Не только он поработает на город.
  
  Гунха быстро узнал дорогу - та самая, где шёл перед сражением, хотя должен был её охранять. Цучимикадо подтвердил маршрут, заодно попросив держать в секрете. Он немного отвлекался на то и дело пищащий телефон, однако отвечал лишь сообщениями.
  Внутри оказалось много людей, аж пятеро, но внимание Гунхи первым делом привлекли две блондинки, обычная и платиновая, сидящие на полу лицом друг к другу.
  Он узнал их, как и они его.
  - Э. - Джунко чуть ли не перекатилась, пытаясь закрыть собой Шокухо. - Королева, будьте осторожны, этот человек опасен.
  - Джунко, здесь все опасны, в том числе и ты. - хмыкнула Шокухо. - Не бойся его.
  - Да, мы же разошлись миром. - Гунха слегка поклонился Джунко. - Так что вопросов больше нет, так?
  - Ну... - Джунко выпрямилась, но продолжала смотреть на Гунху с недоверием. Шокухо взглянула на неё и полезла за пультом, но тут Тома откашлялся.
  - Гунха, Джунко, приветствую вас. - он вышел посередине комнаты, выступая оратором перед мгновенно замолчавшей группой. - Я понимаю, что многие тут вам незнакомы, и... я правильно понимаю, что вы оба только Мисаки тут знаете? Пятую.
  - Ага. - подтвердил Гунха; двух севших по бокам от него черноволосых девушек, в тёмной форме и в розовом платье, он не знал и никогда не видел. Джунко лишь кивнула.
  - Отлично. - Тома протянул руку к устроившемуся дальше всех Цучимикадо. - Это Цучимикадо Мотохару, глава одной из групп эсперов, незримо служащих городу. Это Кумокава Серья, занимает высокий государственный пост. Настолько высокий и государственный, что только она и знает, что это за пост. Это Айхана Етцу... Шестая.
  - Вся характеристика? - удивилась Етцу. - Я думала, что мой персонаж куда более выпуклый.
  - Не в плане функционала. - усмехнулся парень. - Ну, а я Камидзе Тома. В общем-то, обычный японский школьник.
  - В самом страшном варианте определения. - добавил Цучимикадо, и девушки мигом усмехнулись.
  - Да, есть такое. - Тома тоже хмыкнул. - У нашей команды нет ни названия, ни штаб-квартиры, ничего такого. Фактически мы просто группа одарённой молодёжи, собравшейся вместе. - он неожиданно помрачнел. - Одарённая молодёжь и один уебан. Однажды получивший предложение, от которого не отказываются.
  Даже у Етцу сползла улыбка при виде Томы, с отсутствующим лицом смотрящим на свою правую руку. Однако через пару секунд он встряхнулся и вновь улыбнулся.
  - Как бы то ни было, мы ставим своей задачей помощь Академия-сити. Главным образом через нейтрализацию его врагов. - продолжил он как ни в чём ни бывало. - И тот враг, что устроил Свалку... сражение между пятиуровневыми... мы зовём его Интри. - он слегка прикусил губу, словно сбившись с мысли. - Хотим нейтрализовать ещё и потому, что он действует нестандартно и, судя по всему, гораздо умнее тех, с кем мы привыкли сталкиваться. Отчего просим вашей помощи. По большей части вашей, Гунха, Джунко фактически дала согласие.
  - Как бы надо помочь Королеве... - промямлила девушка.
  - Можешь на "ты". - махнул рукой Гунха. - Бок о бок сражались.
  - И я удивлён, что ты выжил. - мигом сориентировался Тома. - Из тебя откуда только не торчало.
  - Кишки не задело, значит, выживу. - ухмыльнулся парень. - То есть вы считаете, что за дракой кто-то стоит?
  - Да. Учёный, что похитил Одеялко, получал помощь не только от Второго, но и ещё от кого-то. И этот же кто-то ответственен за крестовый поход.
  - За что?
  Тома сам сел, удостоверился, что на него все смотрят, и объявил:
  - Ну что, ещё раз время экспозиции.
  
  - Сестрица, три дня это слишком. - рискнула вставить слово Куроко.
  - Не слишком. - отрезала Мисака. - Гекота-сенсей, я смогу.
  - Я не сомневаюсь в вас, мисс Мисака. - дружелюбно ответил сидящий у кровати доктор. - Но обычному человеку потребовался бы восстановительный период в несколько месяцев. Может даже лет. А вы на три дня рассчитываете.
  - Мои нервы в порядке, Гекота-сенсей. - Мисака даже шевельнула рукой. - Кожа пересажена и быстро приживётся. Я уже практически... Куроко!
  - Да? - вздрогнула та.
  - Помнишь, Ицува заходила к нам с какой-то девушкой и пытались меня лечить? Найди их, пусть ещё раз зайдут и полечат. Тогда, может, и двух дней хватит. - она уставилась на доктора. - Что скажете, Гекота-сенсей?
  - Вы сейчас просите меня оценить последствия применения магии. - вздохнул он. - Мисс Мисака, вы куда-то спешите?
  - Я должна вернуться в Академия-сити. - глухо отозвалась она. - Там без меня сейчас никто не справится.
  - Вы уверены?
  - Уверена.
  - Что ж, а я уверен, что вам и городу будет лучше, если останетесь в больнице как минимум на неделю. - твёрдо сказал доктор. - Со здоровьем не шутят, мисс Мисака. Я не хочу выпускать вас сейчас, чтобы через несколько дней встретить в реанимации.
  На этот раз Мисака промолчала - видимо, ей нечего было ответить. Доктор воспринял это как конец разговора, поклонился и вышел, однако Куроко скользнула вслед за ним.
  - Гекота-сенсей. - она тщательно прикрыла дверь палаты. - Вы действительно продержите сестрицу неделю?
  - Я хотел бы продержать её столько, сколько понадобится. Но чувствую, что моё мнение уже не имеет значения. - доктор вздохнул. - Мисс Ширай, прошу вас, проследите за тем, чтобы мисс Мисака не вздумала удрать. Ей всё ещё опасно снимать бинты, а тут и более смирные пациенты решали, что с переломанным всем можно прогуляться.
  - Я прослежу, Гекота-сенсей. Но сестрица не врёт про Ицуву, та действительно приходила её лечить вместе со своей подругой.
  - А мне не сказали. - покачал головой доктор. - Сейчас планируете вновь их пригласить?
  - Вдруг помогут.
  - Согласен, помешать не помешали. Пригласите, но скажите мне, пожалуйста.
  - Хорошо. - они раскланялись, и Куроко вернулась в палату.
  - Ну, что он сказал? - с порога потребовала Мисака.
  - Что пусть Ицува приходит. - Куроко устроилась на своём месте в углу. - И что лучше бы тебе полежать ещё.
  - Вы все не понимаете. - Мисака недовольно шевельнулась. - Там никто не следит за порядком, пока я тут.
  - Вообще-то сейчас всё относительно спокойно...
  - Куроко, ты на моей стороне?
  - Да, сестрица, и всегда буду.
  - Тогда будь на моей стороне. И если я говорю, что пролежу не больше трёх дней, то помогай. - Мисака вновь зашевелила рукой. - В воскресенье я уже буду вне этих стен, так или иначе.
  - Сестрица...
  - Если понадобится, то вопреки тебе.
  Куроко грустно замолчала. И ведь это из-за той сволочи сестрица сначала прорыдала чуть ли не час, прервавшись лишь снотворным, а потом закусила удила выбраться из больницы, непонятно что непонятно кому доказывая. И лучше бы в самом деле связаться с Ицувой и попросить её о лечении.
  Иначе сестрица сбежит однозначно.
  
  - Простите, Ширай-сан, сейчас я не могу. - тихо сказала Ицува в телефон. - Завтра с утра? Заодно Канзаки-сан позову. Хорошо, до свидания.
  Она отложила телефон и кинула в стиральную машину остатки белья, после чего приступила к заданию стирки. Несколько нажатий - и барабан с тихим гулом завертелся, предоставляя немного времени для отдыха.
  Ицува была здесь одна - казалось, всё общежитие вымерло. Вечер на дворе, все сидят и учатся, а не занимаются незапланированной стиркой после того, как краски для рисования почему-то оказались в бельевом шкафу - выпадая и разливаясь, стоило только Камидзе-сану открыть дверь.
  И он сейчас даже пройти не может, ибо сидит в халате. Запнётся об его полу на лестнице, однозначно. И так всё время что-то ломает, роняет, уничтожает...
  Точнее, не он. Его неудача. Надо помнить, что Камидзе-сан ни за что не устраивал бы это специально, просто реальность постоянно делает ему подножки. И если она планирует разделить с ним судьбу, то должна разделить и неудачу. Вытерпеть и сдюжить.
  Просто... раньше он ей помогал. Как тот недавний раз, когда они вместе готовили еду на всех, и это действительно было вместе. Стремились помочь друг другу, разделить труд, работать сообща... а сейчас всё делает только она, Камидзе-сан из-за неудачи не хочет вмешиваться и всё портить.
  Вот только это она его и испортила, потворствуя подобному. Настаивая на том, что всё будет делать сама. Едва ли не отгоняя от дел. Вот он и отогнался, а весь быт свалился на её плечи.
  - Ицува-сан, вам не помочь?
  - Всё нормально, Казакири-сан. - Ицува улыбнулась спустившейся девушке. Казакири теперь жила с ними, но не претендовала на Тому вообще никак. Он ею, такое впечатление, тоже не интересовался, оба разговаривали чисто по-приятельски. Казакири пыталась помогать Ицуве, но у неё не было никакого опыта в бытовых делах, и помощь мягко отвергалась. Девушка, впрочем, не обижалась.
  - Индекс там уже спать скоро соберётся. - она посмотрела на дрожащую машину. - Тома-сан тоже, так что я пришла вас предупредить.
  - Спасибо, я скоро буду. - кивнула Ицува. - И помогать не надо, извините.
  - Вы извините. - Казакири поклонилась и вежливо ушла.
  Она не была обычной девушкой, потому как всё время следила за правой рукой Камидзе-сана, дабы та не коснулась её. Однако не раскрывала, кто именно, Камидзе-сан тоже ничего не говорил, а Индекс её обожала - так что Ицува и не настаивала узнавать.
  Вряд ли её будут во всё посвящать.
  Она ещё успела отправить сообщение Канзаки-сан, пока машина заканчивала стирку. Завтра утром вполне подойдёт, ей всё равно идти в магазин, так сделает крюк. Или всё-таки попросит Камидзе-сана сходить самому.
  Ведь если подумать... он справлялся с походами в магазин, пока без неё жил, так?
  
  - Вы думаете, что этот Интри управляет камерами. - только и сказал Гунха, пытаясь разобраться во всей полученной куче информации.
  - Не думаем, он управляет. - поправил Тома. - По крайней мере несколькими. Хотим проверить через Правосудие, ибо если он вмешивается в работу камер, то это должно быть отражено.
  - Просто это... у меня на днях подруга столкнулась с чем-то странным, может оно тоже сюда?
  - Рассказывай. - потребовал Тома, и следующие несколько минут они слушали пересказ Гунхи о взломе компьютера Уихару.
  - Кадзари Уихару? - задумчиво сказала Кумокава, когда тот закончил. - На которой во многом держится электронная защита Правосудия, а один из закрытых форумов обменивается сроками, полученными за неудачную попытку её взломать?
  - Значит, у него ещё и эспер-хакер. - вздохнул Тома. - Начинаем составлять список? Хакер, манипулятор запахами, возможно иллюзионист.
  - Тут не просто хакер. - Кумокава становилась всё мрачнее. - Если Седьмой говорит, что там подробности её жизни были, то получается, что за Кадзари следили, очень долго и пристально. Но зачем?
  - Кто-то с этого закрытого форума решил отомстить.
  - Ммм... - Кумокава с сомнением покрутила головой. - Я знаю тамошний контингент, Тома. Полно хикикомори. Им не то чтобы следить - выйти на улицу достижение.
  - Дроны?
  - Миниатюрные даже для преуспевающего хакера дороговаты, а обычные Кадзари давно бы заметила. Плюс, имеется секретная директива по отслеживанию дронов. Летают по одному маршруту или преследуют одного человека - мигом берём на заметку.
  - Значит, это Интри. Как он там подписался, Гунха?
  - П.П.
  - П.П. Что это может значить?
  - Что угодно, Тома. - Кумокава всё тянула одеяло на себя и даже улыбалась. - В зависимости от того, какой язык имеется в виду. На русском это может быть аббревиатурой "Полный Пиздец". На английском - per pro, обозначение посредника. Оба варианта подходят, согласись.
  - А ещё просто имя и фамилию. - кивнул Тома. - Тогда, если это Интри - почему он Уихару только напугал? Убивать же не стесняется.
  - И не только напугал. - улыбка с лица Кумокавы мигом исчезла. - Мы ведь должны ориентироваться на худший вариант, так?
  - И какой худший вариант?
  - У него есть подобное досье на всех нас. - Кумокава обвела рукой притихшую комнату. - И на всех людей, связанных с нами. В том числе на несколько шагов. Скажем, ты, Тома, связан с Третьей, а Третья связана с Уихару, потому у него есть досье на Уихару. Если кто-то уже связан с Уихару, но не с нами, то и на него может быть досье. И отсюда он черпает знания обо всём нашем потенциале и продумывает планы атаки.
  - Выглядит грандиозно. - скептически заметил Цучимикадо.
  - Интри заранее знал, что Джунко попытается идти по его запаху из единственного места, где он точно бывал. А я извиняюсь, но никто не будет учитывать Джунко, она на очень дальней периферии содержится.
  - Это уже больше походит на предвидение, чем на продумывание. - неуверенно сказал Тома. - Эспер-ясновидец?
  - Ну, с сильным ясновидцем нам хана. - махнула рукой Кумокава.
  - Обожаю твой оптимизм, Серья. - наконец подала голос Шокухо. - Так уж никто не будет учитывать Джунко? Она, между прочим, фактически глава моего фан-клуба. Записи о её силе лежат в базе данных эсперов. Не нужно никакого большого ума и тем более предвиденья, дабы предположить, что её привлекут союзником. - она ткнула погрустневшую было Джунко. - Но вот с тем, что на всех нас составлено досье, я согласна. Враг уровня Интри всегда проведёт максимальную разведку и выяснит, против кого ему предстоит выступить.
  - Я всё равно в пролёте должна быть. - потянулась Етцу. - Моего досье нигде нет. Обо мне только вы да Алистер знаете.
  - Может быть. А может быть, что Интри покопался и в прошлом. Сама говоришь, что около твоего жилища искали.
  - Так! - Тома напугал всех резким хлопком в ладоши. - Значит, ориентируемся на худший вариант. Интри знает о нас всех и знает всё, Етцу не исключение. Он рассматривает всех наших возможных союзников, как и союзников пятиуровневых. Заходя дальше - будем считать, что он знает про всех членов Совета директоров и про Алистера. Вопрос - что делать нам?
  - Я бы поговорила с Уихару. - подняла руку Кумокава. - Вдруг Седьмой, без обид, что-то не уловил или забыл.
  - Хорошо, что ещё? - Тома обвел взглядом задумчивую группу. - Вы злодей, замышляющий против Академия-сити и знающий всё об его ключевых фигурах. Каковы ваши действия? Столкнуть пятиуровневых - раз. Ослабить связь с тёмной стороной - два. Три?
  - Добить пятиуровневых. - мигом ответил Цучимикадо. - Свалка, конечно, была грандиозной, но по итогу из строя вышло полтора человека, остальные целы и здоровы. Значит, он устроит что-то подобное. Далее, необходимо устранить кого-то из Совета. Необязательно всех, достаточно одного для того, чтобы остальные перепугались, начали суетиться, вмешиваться и только облегчать ему работу.
  - Сеять панику и хаос. - кивнула Кумокава. - Плюс устроить масштабную хакерскую атаку. Возможно даже попробовать взять под контроль мехи. Массовый побег из тюрьмы. Нападения на офисы Правосудия и Анти-Навыка. Чёрт, да даже освобождение зверей из зоопарка шуму наделает!
  - Усилить охрану всего и вся точно не помешает. - Цучимикадо повернулся к молча слушавшему всё это Гунхе. - Слушай, как насчёт того, чтобы организовать ребят на охрану и проверку? Вдруг Интри их не учтёт.
  - Я не король улиц, чтобы всех собрать в банду. Но нескольких смогу и попрошу быть внимательнее. Но учтите, если решите использовать их как пушечное мясо, то я лично кишки повзрываю.
  - Не будет пушечного мяса. - вздохнул Тома. - Пушечное мясо для Интри окажется бесценным подарком... да, Серья? - взглянул он на вновь задравшую руку девушку. Та не сразу ответила, какое-то время словно жуя невидимую жвачку.
  - В общем... я считаю, что есть ещё одна уязвимая точка, сказала Кумокава, мило тряхнув волосами.
  Теперь молчание было недоумевающим. Джунко и Гунха явно не понимали, о чём речь - однако и Цучимикадо смотрел с изумлением.
  - Цучимикадо. - Тома тоже пожевал губами, а затем обратился к нему. - У тебя есть возможность хоть как-то связаться с Мугино?
  - Найду. - ответил тот. - Как можно скорее?
  - Как можно скорее. Она нужна мне, и... - Тома нахмурился. - Что умеют люди в её команде?
  
  Восстановление в итоге затянулось на весь день - и это ещё всё прошло нормально. Новый жёсткий диск работал прекрасно, информация со флешек и облачного хранилища скачивалась без проблем, ничего совсем уж важного потеряно не было.
  Кроме времени и денег, разумеется.
  Плюс желание продолжать копаться в этом. Первый раз её пощадили, но второй закончится куда хуже. И Уихару теперь знала, что за ней следят, всё не могла с этим свыкнуться.
  Гунха зря ушёл. Она обратила внимание, что его нет, только где-то через час, а звонить постеснялась. Оставалось надеяться, что он вернётся и вновь останется на ночь, как и в два предыдущих дня. Всё равно от этого никаких неудобств, парень не совершал даже намёка каких-то поползновений.
  Да и, если уж ставить вопрос ребром... Уихару совершенно не стремилась ни к чему подобному, но поползновения в обмен на охрану и защиту казались вполне нормальным делом.
  Если небольшие. Ничего серьёзного.
  Хотя сейчас Уихару согласилась бы и на серьёзные, ибо Гунха не приходил и становилось страшно. Позвонить ему? Но как-то... приглашать его к себе ночевать...
  - Ох ладно, Уихару. - сердито сказала она сама себе. - Сатен-сан не раздумывала бы и секунды.
  - Простите? - Одеялко отвлеклась от телевизора, в который уже час как уставилась, и вопросительно взглянула на неё.
  - Извини, сама с собой болтаю! - замахала руками Уихару, тоже смотревшая в экран, где вальяжно ползали гигантские змеи - шла передача о природе. - Выйду в коридор, хорошо? Позвонить надо.
  - Да, конечно. - Одеялко отозвалась удивлённо, ибо серьёзно, Уихару же тут хозяйка дома. Но это сейчас её не волновало - девушка выскользнула в коридор, сделала вздох решимости и только открыла список контактов, как в дверь постучали.
  - Да? - спросила она, на всякий случай холодея от страха.
  - Это я. - послышался голос Гунхи. - Кишками клянусь.
  Уихару не требовалась подтверждения - она мигом открыла дверь, однако радость чуть поутихла, когда она увидела рядом с Гунхой девушку, выбравшей чёрное своим единственным цветом.
  - Привет. - улыбнулась та. - Я хотела бы поговорить о твоей беде с компьютером, если не против.
  
  Гостья представилась Анонимусом - однако Гунха сказал, что ей можно доверять, и Уихару старалась доверять. Поэтому аккуратно пересказала всю историю взлома, опустив его причины.
  - Даже интимные фото? - в голосе гостьи, опустившейся на постель, явно вылезало сочувствие. - Тебе должно быть очень страшно сейчас.
  Уихару неуверенно кивнула.
  - Не бойся. Я здесь как раз для того, чтобы остановить твоего хакера. Лучше скажи... ты ведь заведуешь в том числе и камерами? Не было в последнее время каких-нибудь взломов?
  - Нет. - тут Уихару ответила твёрдо. - Такое уже было, и я написала следящую за всем программку. У взломанных камер больше время отклика, она это замеряет и сообщает, если что.
  - Ага. - закивала девушка. - Даже если просто подключаются посмотреть?
  - Даже если.
  - И даже если хакер такого же уровня, что у тебя?
  Уихару неуверенно взглянула на экран своего компьютера, рядом с которым они разговаривали. Тот уже ушёл в режим ожидания, демонстрируя плавающую корзинку с фруктами.
  - Не знаю. - честно призналась она. - Не исключаю. Я никогда не встречалась с таким, даже Мисака-сан, наверное, не встречалась. И... трудно сказать.
  - Значит, будем считать, что мог. - выдохнула девушка. - Сволочь. Ладно, я пошла, буду держать связь через Седьмого, если что. И, главное, не бойся. Тебя есть кому защитить.
  - Спасибо. - поблагодарила Уихару, и девушка мигом вскочила с кровати и убежала в коридор, где тоже не задержалась.
  К тому времени, как Уихару обнаружила пропажу пачки чипсов, её и след простыл.
  
  - Ну что, мы остались втроём? - весело спросила потягивающаяся Етцу. - Чем займёмся?
  - Сном. - погрозил пальцем Тома.
  - Так никто не спорит, что сном. Вопрос лишь - кто сверху?
  - Етцу, серьёзно. - вздохнул парень. - Мы с Мисаки разберёмся в своих отношениях сами. - он взглянул на дверь ванной, куда блондинка ушла мыться и переодеваться.
  - В прошлый раз вы не разобрались. - усмехнулась Етцу, уже нацепившая белую с серебряными звёздочками пижаму. - Так что в этот я обязана присмотреть и всё устроить.
  - Ты прям как клоны. Кстати, о них...
  - Я поняла экспромт Кумокавы. - оба посерьёзнели. - Честно говоря, вариант.
  - Что за вариант? Я только и понял, что она про клонов.
  - Эх, Тома, Тома. - Етцу повернулась вокруг своей оси. Вертикальной. - Спас таких милых девушек, а сам не додумался пощупать, как работают.
  - Все претензии моему тупому "я". - парень уселся на свой футон, опять в центре комнаты, и Етцу уселась рядом.
  - Ласт Ордер. - потянулась она. - Последний созданный клон, включающий в себя управление их сетью связи и наверняка ещё какие плюшки. Получилась в итоге девочкой лет... десяти вроде? Главное, что в ней потенциальный ключ к управлению клонами. Они ведь частично компьютеры, их можно взломать и перепрограммировать на любое действие. Лесбийская оргия посреди города, личный гарем Мисак в форме горничных, пробраться к российской ядерной шахте и пустить все ракеты.
  - Получается, эту Ласт Ордер должны охранять как невесть что.
  - О, у неё самая лучшая охрана, какую только можно придумать. - хихикнула Етцу.
  - Кто?
  - Акселератор.
  - Кто? - Тома аж вскочил. - Вы что, доверили защиту клонов Акселератору? Он же хотел их всех убить!
  - А вот смотри как судьба повернулась. Честно, никакого "мы доверили" не было. Ласт Ордер сама выбрала Акселератора своим защитником, а он согласился. И всё выглядит так, что если кто-то вздумает девочку похитить и взломать, то Акселератор спустится в ад, поймает дьявола и выебет его во все дырки, лишь бы её вернуть в целости и сохранности. Подробности мне очень интересны, но неизвестны, увы.
  - Чем я вообще занимался. - Тома сокрушённо почесал в затылке. - Почему не знал о таком?
  - Ты не спрашивал, клоны не отвечали. Да и общался ты с ними, если честно... чуть ли не только когда попадал в больницу. Пусть даже это каждую неделю случалось.
  - Какой же тот я идиот.
  - Не надо, Тома. - Мисаки вышла из ванной, переодетая в длинную белую ночную рубашку. - Ты жил обычной жизнью обычного парня. Честно говоря, не особо и отличаясь от того Томы, что врезался в меня тогда.
  - В том и смысл, что тот я непригоден. Да тут угрозы городу убирал только те, на которые меня вызывали! Мисака с Правосудием кучу роботов били и на мехе в космос летали, а я что? С Индекс сидел, как нянька, узнал лишь когда всё закончилось! Зачем мне тогда Разрушитель Барьеров, если я использую его от случая к случаю, а?
  Парень как-то разбушевался, и Шокухо подошла к нему, наклонилась, обняла, уткнулась лбом в его лоб.
  - Тома. - ласково сказала она. - Ну чего ты буянишь? Ты же не один спасаешь этот город. Таких спасателей полно, не делай вид, будто взваливаешь на себя огромный груз в одиночку. И не кори прошлого себя. Чисто фактами, ты без памяти привлёк союзников куда больше и внушительнее, чем ты обычный. Откажись от Индекс - и не видать поддержки святой, этих Амакуса с Ицувой, этого священника, как его там... мне же не надо объяснять глобальную пользу от своих людей среди верующих?
  - Не надо. - прошептал Тома. - Но прости, Мисаки, я таким вновь не стану. Мне даже немного противно.
  - Я приму тебя любого.
  Они улыбнулись друг другу, и эти улыбки были так близко, дыхание столь жарким, и...
  Он поцеловал её. Впервые, заодно крепко обняв. Как и она, так крепко, словно разжатие объятий вновь заставило бы его исчезнуть.
  Когда через несколько секунд они наконец оторвались друг от друга, то заметили стоящую с телефоном Етцу. Та улыбнулась и звонко сказала:
  - Тоже сейчас в соцсеть отправлю.
  Из комнаты она выскочила жидкой лужицей, спасаясь от гнева Шокухо, и проскользила до ближайшей ниши, где вновь воплотилась в человека.
  - И чего так бушевать, сама же будешь потом втайне просматривать. - заворчала она, прикрепляя фотографии к сообщению. Затем удовлетворённо хмыкнула и выключила экран, но тот вновь зажёгся, демонстрируя оповещение о пришедшем сообщении.
  Етцу удивлённо открыла сообщение, вчиталась в него и покачала головой.
  - Однако, градус пафоса повышается. - выразилась она.
  
  - Там что, мой телефон опять, Куроко? - зашевелилась Мисака. Девушка быстро взяла его и открыла пришедшее сообщение - сестрица всё равно позволяла на время, пока сама не может.
  - Что там? - Мисака зашуршала бинтами. - Не томи!
  - Эээ... - протянула Куроко. - Сестрица, знаешь... посмотри лучше сама.
  
  Уихару в очередной раз извинилась, что не может пустить его на занятую Одеялко верхнюю кровать, как в первую ночь тут, и выключила свет. Гунха пожелал ей спокойной ночи и растянулся в спальном мешке посреди гостиной.
  Что, в сравнении со многим это шикарный комфорт. Он закрыл глаза, предвкушая скорый сон, но тут где-то рядом затрезвонил телефон. Пришлось открывать глаза, очень тихо материться и дотягиваться до оного, благо лежал на столике неподалёку.
  Но когда Гунха прочёл пришедшее сообщение, то сна как не бывало.
  - Чтоб мне кишки из задницы вытащили. - потрясённо прошептал он.
  
  - Чей телефон? - проорала Мугино, сдвигая полотенце с лица на лоб. Лежащие рядом с ней на лавке девушки вздрогнули и начали оглядываться, припоминая, чей именно телефон сейчас руладами поганил атмосферу отдыха после бани и перед сном.
  - Эм, Мугино? - рискнула пискнуть Френда. - Мне кажется, что это твой телефон.
  Какое-то время стояло опасное молчание, а затем Мугино встала и добралась до лежавшего на столе среди груды мелочи телефона, придерживая нательное полотенце. Она схватила несчастный прибор так, словно хотела его уничтожить, посмотрела на оповещение и нахмурилась. Затем прочла само сообщение - и ощутимо разозлилась, даже парочка зелёных сфер покружились около её головы, а мат прозвучал отчего-то на французском.
  - Мугино? - боязливо спросила Френда.
  - Собирайтесь. - мрачно сказала девушка, выключая телефон. - Мы едем в Академия-сити. Да, прямо сейчас, будем надеяться, что этот автопилот прочистил себе мозги.
  - Спать суперкруто. - зевнула Кинухата.
  - В машине все поспим. Давайте, одевайтесь, собирайтесь. - Мугино откинула полотенце и прошла к шкафу. - Похоже, ITEM пора вступить в дело.
  
  - Ками-ян! - удар по спине едва не вбил Тому в парту.
  - Цучимикадо. - простонал он. - Ну хватит уже, у меня так скоро позвоночник сместится.
  - Нет бы воспользоваться и попросить у Ицувы-тян массаж. - сверкнул улыбкой блондин. - Или у кого ещё. Эй, Химегами-тян, как насчёт массажа Ками-яну? Не, только средним пальцем не получится.
  - Можно даже не руками. - зевнул развалившийся на своём стуле Аогами. - У тела девушки есть столько замечательных мест! Например...
  - Например? - Фукиосе склонилась над его партой.
  - Например, кулаки. - мигом вывернулся Аогами. - Бьёшь парня изо всех сил, а он потом благодарен за обработанную спину и хочет ещё, только от тебя. Двойная выгода! Химегами, тебе как раз подойдёт!
  Девушка показала средний палец и ему, после чего отвернулась. Но тут Тома, внимательно наблюдавший за ней, громко спросил:
  - Химегами, могу я получить от тебя массаж?
  Замерла не только остальная троица, но и весь класс. Девушка какое-то время таращилась в пространство, словно разглядывая слова сквозь невидимую лупу, а затем резко повернулась обратно и уставилась на него.
  Тома улыбнулся ей, а затем резко встал и подошёл. Ни Химегами, ни кто-то ещё не успел и двинуться, как он склонился над ухом девушки и что-то быстро прошептал.
  Та мигом вспыхнула красным и неуверенно встала. Затем медленно, словно чего-то опасаясь, повернулась к Томе.
  Тот вновь улыбнулся - и кулак Химегами впечатался ему в переносицу, опрокидывая на пол, после чего девушка пулей вылетела из класса.
  - Айза! Эй, Айза, звонок же скоро! - Фукиосе помчалась за ней, пока Аогами помогал Томе встать.
  - Чего это ты ей такое сказал? - удивлённо спросил он.
  - Ничего. - равнодушно ответил Тома. - Просто потребовал не маяться дурью.
  - В смысле?
  - Наши заморочки. - парень вновь уселся на стул, взял протянутую Аогами салфетку и приложил её к носу.
  - Сходи лучше к врачу. - сказал тот, наблюдая за тем, как кровавые пятна проступают сквозь ткань. - Или хотя бы в туалете промой.
  - Ага. - промычал Тома и направился к выходу, сопровождаемый шепотками класса. Аогами взглянул на молчавшего всё это время Цучимикадо.
  - Что думаешь? - тихо спросил он.
  - Ничего. - мрачно ответил тот.
  
  - Мне тоже кажется, что Тома-сан преувеличивает. - ласково сказала Казакири, пытаясь утешить рыдающую Индекс.
  - Вот-вот, старшие братья всегда такие вредные. - гневно сказала Майка, ради этого же слезшая с робота. - Где Индекс толстая? В каком месте?
  - Я не толстааааааяяяяяяяя!!!
  - И я о чём!
  - Ицува-сан, может, всё-таки позволите... - тихо сказала Казакири, обращаясь к готовящей ужин девушке. Та даже не подняла головы, впиваясь взглядом в нарезаемые овощи.
  - Камидзе-сан запретил. - её слов из-за рыданий Индекс трудно было услышать. - Я не смею ему перечить.
  - Ну, Ицува-сан... - Казакири приблизилась к кухонной стойке. - Это ведь не строгий запрет. Не заклятие, которое нельзя нарушить. Индекс действительно голодна, дайте ей поесть, а потом вечером мы поговорим с Томой-саном и найдём устраивающий всех вариант.
  - Я... - Ицува положила нож, и тяжелым взглядом уставилась на овощи. - Я... не могу. Не могу подвести Камидзе-сана. Если я буду нарушать каждую его просьбу, то... не могу.
  - Ицува-сан, это не просьба. - мягко сказала Казакири. - Это прихоть. Сами посмотрите на Индекс. Неужели вам кажется, что она где-то толстая?
  - Я не могу. - Ицува неожиданно для самой себя заплакала. - Не могу, понимаете?
  - Простите, простите. - Казакири испуганно отступила, а Ицува утерла слёзы фартуком, а потом и вовсе ушла в ванную.
  Разумеется, это была прихоть. Нет другой причины, отчего Камидзе-сан внезапно за завтраком объявил Индекс толстой обжорой и запретил выдавать ей еду. И теперь Ицува вынуждена была подчиняться, потому как сейчас она укажет Камидзе-сану, а завтра он приведёт другую девушку и прикажет ей выметаться.
  Зря она тогда отказалась провести с ним ночь, абсолютно зря. Сейчас, может, такого бы не было. И раз Ицува сама виновата, то сама должна и нести этот крест. Но не так, чтобы утирать слёзы в ванной, разрываясь между двух огней и не зная, что делать.
  А то ведь из-за этого даже не сходила к Мисаке-сан - Камидзе-сан запретил. Хорошо хоть Канзаки-сан передала просьбу. Так-то и не нужна будет - что там её лечение в сравнении с силой святой - но было неудобно нарушать обещание.
  Вечером позвонит Куроко-сан, извинится. И вечером же попробует поговорить с Камидзе-саном, убедить его не наседать так на Индекс. Что бы там не требовал Камидзе-сан, но он добрый.
  Он выслушает и поймёт.
  Это же говорила Казакири-сан, когда Ицува вымыла лицо и вернулась из ванной.
  - Ты же знаешь Тому-сана, Индекс. - ласково говорила она также успокоившейся девочке. - Он просто заботится о тебе, но не сумел выразить своё желание как следует. Мы поговорим с ним, он выслушает, поймёт и не станет подвергать тебя пыткам голода.
  - Хорошо. - всхлипнула Индекс. - Тогда я поголодаю до его прихода. Покажу, что я могу быть послушной! Мяско... - она вновь всхлипнула, а затем Ицува поставила перед ней тарелку с огурцами.
  - Никто не потолстел от овощей. - добавила она, возвращаясь за кухонную стойку.
  - Ицува, спасибо! - Индекс налетела на огурцы с радостью маленькой голодной девочки.
  
  Когда Камидзе-сан вернулся, то Ицува встретила его как положено - в фартуке, кланяясь и улыбаясь.
  - Добрый вечер, Камидзе-сан. Как ваше... что произошло?
  - Упал с лестницы. - на носу Камидзе-сана красовалась повязка, и говорил он слегка гундося. - На нос.
  - Я сделаю холодный компресс.
  - Всё уже сделали, ничего не надо. - Камидзе-сан был настолько мрачен, что Ицува даже задумалась: стоит ли заводить разговор о диете Индекс сейчас?
  - Ну что, кормили сегодня эту обжорку? - к сожалению, он начал сам.
  - Я дала ей огурцов. Камидзе-сан, мы хотим поговорить с вами об этом...
  - Мы? - парень зашёл в комнату и посмотрел на Индекс, рядом с которой для поддержки уселись вытаравщиеся на него Майка и Казакири. - Ясно, привлекла толпу.
  - Тома. - Индекс даже встала, тщетно пытаясь смотреть грозно. - Мне нужно есть. Моя сила зависит от этого, Тома.
  - Давайте попробуем составить план диеты. - поддакнула Казакири. - Вы же не будете морить девочку голодом, Тома-сан? Она не толстая и ей действительно нужна еда...
  - ...которую она будет просить ещё и ещё, прикрываясь этим. - голос Камидзе-сана звучал холодно. - Не хватает уже никаких денег. Может, вы и заплатите ей за еду? Потому что я не собираюсь.
  - Тома... - Индекс в растерянности даже не знала, что сказать.
  - Я ведь забочусь о тебе, Индекс. Ты обязательно потолстеешь с такой жизнью. Будешь как бочонок освящённого вина, такой же толстой. А лишние деньги потрачу на ремонт, сама знаешь, моя неудача вечно что-то ломает, без бюджета никак.
  - Тома! - Индекс всё ещё не могла поверить в услышанное, и топнула ногой. - Я не буду умирать от голода, Тома!
  - Что тут происходит?
  Дверь балкона открылась, и Канзаки вступила в комнату. Она недоумённо оглядела напряжённую группу и нахмурилась.
  - Что происходит, Тома? - повторила она, не получив ответа. - Почему Индекс должна умирать от голода?
  - Я всего лишь хочу, чтобы она перестала толстеть. - спокойно ответил парень.
  - Толстеть? - Канзаки повернулась к Индекс и придирчиво её рассмотрела. - Я не вижу ничего толстого. И мы ведь говорили, Тома, что Индекс много ест для поддержания работы мозга с архивом книг, а не по детскому капризу. И ты полностью согласился, что так и надо. Неужели ты забыл?
  - Я всё время что-то забываю, Канзаки. - усмехнулся Тома. - Наверное, это тоже. В таком случае плати за еду Индекс, у меня денег нет.
  - Я и так плачу. - удивлённо сказала святая, вынимая пачку купюр. - Что такое, Тома? Ты ведь... - она прищурилась и коснулась ножен.
  - О, да это же немало денег. - Тома тоже прищурился. - А откуда, интересно? Святые, кричащие о величии духовного, не могут в итоге прожить без материального?
  - Тома, что...
  - Хотя чего удивительного. Записано "не убий", но все верующие, которых я встречал, так или иначе хотели убить меня или других. Даже ты, Канзаки. Сборище лицемеров, не так ли?
  Тома говорил это спокойно, даже с ухмылочкой, а Канзаки слушала абсолютно молча. Затем отняла руку от ножен, вновь повернулась к Индекс и аккуратно подняла её.
  - Мы уходим. - только и сказала святая. - Вам всем тоже советую.
  Затем вышла на балкон и взлетела. Молчание продолжалось ещё несколько секунд, после чего Майка пожала плечами и заявила:
  - Ну, мне всё равно скоро встречать брата. - после чего также вышла на балкон и вернулась к себе. Тома взглянул на Ицуву - та стояла, опустив глаза в пол.
  - Тоже хочешь уйти? - спросил он.
  - Нет. - тихо ответила девушка.
  - Молодец. Тогда давай ужин и ванну, как обычно.
  - Хорошо. - она медленно направилась к кухонному столу, а Тома перевёл взгляд на Казакири. Та печально посмотрела в ответ, но с места не сдвинулась.
  - Надеюсь, ты тоже тут надолго не задержишься. - буркнул парень. Казакири отвела взгляд, но ничего не сказала и никуда не ушла.
  
  - Цучимикадо, что с Томой? - спросила Канзаки в телефон, наблюдая за тем, как группа монашек с тарелками суетится вокруг подавленной Индекс.
  - А что с Томой? - спокойно поинтересовались на том конце.
  - Он сегодня очень странный. Зачем-то решил изморить Индекс голодом, утверждая, что она толстая, а когда я вмешалась - начал оскорблять мою веру. - Канзаки отошла подальше от монашек. - Не то чтобы совсем неправильно говорил, но как-то агрессивно и не к месту. И вообще впервые от него такое слышу, раньше Тома всегда уважительно относился к христианству, несмотря ни на что.
  - Так, и что ты, не убила его?
  - Нет, конечно, просто ушла вместе с Индекс.
  - Ицува-тян осталась?
  - Да, как и твоя сестра с Казакири. Но я попросила их уйти.
  - Майка и без просьбы свалит, а вот Ицува-тян... - в телефоне тяжело вздохнули. - Так, ладно. Не вижу смысла ждать... Канзаки-тян, этот Тома ненастоящий.
  - Что?
  - Под его личиной скрывается маг из моей группы, но вне моего приказа, можешь даже называть его предателем. Он пытался убить Тому, занял его место и до сегодняшнего дня я не знал, почему.
  - А теперь знаешь?
  - Он сегодня нарочито оскорбил Химегами-тян, так, что получил по носу. Не знаю, что именно сказал, но на девочку было больно смотреть потом. Думаю, он решил подгадить Томе со всем его гаремом, до кого может дотянуться.
  - Ицува.
  - Да. Канзаки-тян, я сейчас приду к нему с одним приятелем и мы быстро решим этот вопрос. Не боись, мы знаем, что делать, и твоё присутствие необязательно.
  - Давно ты об этом знаешь?
  - Пару дней. Закончится кутерьма - точно возьму отпуск, если так не выгонят. Бывай, Канзаки-тян. Ицуву-тян, если что, отправлю к тебе.
  Канзаки попрощалась, отняла телефон от уха и посмотрела на Индекс, более-менее пришедшую в себя и уплетающую рагу.
  Пожалуй, нужно обрадовать девочку.
  
  - Цучимикадо-сан. - вяло сказала Ицува, открывая дверь.
  - Хэй, Ицува-тян, ты какая-то совсем смурная. - вгляделся в неё парень.
  - Да, извините. - девушка поклонилась и постаралась нацепить улыбку. - Проходите. Он ведь с вами?
  - Аогами Пирс, гроза всех девушек! - ткнул в себя парень. Однако улыбка Ицувы вышла столь дежурной, что он как-то стушевался.
  В комнату оба прошли плечом к плечу, и так же встали, глядя на ужинающего Тому. Тот глянул на них и удивлённо заморгал.
  - Да? - спросил он.
  - Очередная беда, Тома. - вздохнул Цучимикадо. - Тебе сейчас придётся идти биться с церковником. Прости, даже нет времени доедать.
  - Что, сами не справитесь? - проворчал Тома.
  - Увы, нет. Объясню по дороге.
  Парень какое-то время продолжал сидеть, а затем резко встал, отодвинул стул и направился к выходу. Цучимикадо и Аогами пропустили его, после чего отправились следом; Ицува пошла вслед за ними, но блондин повернулся и мягко выставил вперёд руку.
  - Прости, Ицува-тян, без тебя. - качнул он головой.
  - Что? - обернулся Тома. - Она тоже пойдёт.
  - Прости, Ками-ян, но нет. Ицуве туда нельзя.
  - Почему?
  - Объясню по дороге.
  Тома посмотрел на обоих ребят и всё понял. Его глаза расширилась, а пальцы сплелись в жест - но Аогами был быстрее. Резко удлинившаяся ладонь мигом обвилась вокруг лица друга, и руки того бессильно упали, а следом подкосились ноги, и поддерживаемое тело медленно сползло на пол.
  Ицува ударила на рефлексах, и Цучимикадо заблокировал её удар, сморщившись.
  - Ицува-тян, это не Тома! - крикнул он, и девушка застыла, переводя взгляд с одного на другого. Аогами размотал руку и посмотрел на уснувшего парня.
  - Ей доказать надо, Цучимикадо. - весело заметил он. Тот кивнул, вынул из кармана телефон и показал его Ицуве, затем выбрал контакт Томы, вновь показал экран Ицуве и нажал на кнопку звонка.
  - Его телефон сломан. - сказала девушка, сжимая кулаки. Цучимикадо кивнул, затем выбрал Унубару, вновь показал ей экран и вновь нажал на вызов.
  Телефон зазвонил в комнате, со стороны кровати. Все трое взглянули туда, а затем на лежащего неподвижно Тому.
  - Если хочешь, Ицува-тян, мы можем проехаться до тюрьмы, там ему и без настоящего Томы снимут маскировку, так что увидишь своими глазами. - предложил Цучимикадо, убирая телефон.
  - Не надо. - тяжело вздохнула девушка, прислонилась к стене коридора, а затем медленно сползла по ней. - Я словно бы знала, что это не он... - она уткнулась лбом в колени.
  - Можешь идти. - бросил Цучимикадо Аогами; тот кивнул и почему-то отправился в ванную. - Ицува-тян, слушай... Канзаки-тян и Индекс-тян сейчас у монашек тусуются, могу подкинуть к ним.
  - А Камидзе-сан? - подняла голову девушка. Парень почесал в затылке:
  - Тома сейчас очень труднодоступен. А тебе не помешает отдохнуть в том числе и от него.
  - С каких пор его подменяют?
  - С поезда к родителям.
  Ицува вновь уткнулась в колени, а когда Цучимикадо, взявший спящего лже-Тому на руки, повторил предложение - кивнула и встала.
  - Казакири-сан! - крикнула она в сторону гостиной; Казакири, незаметно сидевшая на полу безмолвной куклой, оглянулась на них. - Казакири-сан, мы уходим. Вы как?
  - Я хотела бы остаться здесь, если разрешите. - прошелестела девушка.
  - Разрешаю. - кивнула Ицува. - Идёмте, Цучимикадо-сан.
  - Только ещё к сестре загляну... - они закрыли дверь, и комната окуталась в молчание. Казакири перевела взгляд на темнеющее небо за окном и словно погрузилась в транс.
  Теперь ей оставалось только ждать.
  
  - Как же я не люблю это. - вздохнула Шокухо, всматриваясь в пока ещё белейший унитаз.
  - Ой, да брось. - потянулась Етцу. - Всю дорогу едешь без сознания, это мне надо путь выбирать и какашки сплёвывать. Или что, предлагаешь пешочком? Под прицелом всех камер?
  - Не предлагаю. - буркнула блондинка и обернулась на стоявшего в дверях ванной Тому. - Тома, слушай... выйди, когда она начнёт. А то противно будет.
  - Мы же к Серье так прибыли. - хмыкнул парень. - Чего противного-то?
  - То, что мне унитаз чуть не раздолбали. - окрикнули его сзади. - Ценная вещь, между прочим!
  - Не раздолбали, так что не жалуйся. - Етцу взяла Шокухо за руку. - Ладно, бывайте тут, а мы потопали.
  - Помните задачу?
  - Да-да, не тупые. Всё, давайте, тут сейчас боди-хоррор начнётся.
  Тома на всякий случай обменялся улыбками с Шокухо и закрыл дверь.
  - А ведь историческое событие. - сказал он, слушая потусторонние звуки из ванной.
  - Надеюсь, не станет исторической трагедией. - фыркнула Кумокава, устраиваясь на подушке с вышитым бегемотиком и также потягиваясь.
  - А тебе там случайно на работу не надо? - парень сел прямо на голый пол.
  - М? Мало того что ты меня отшил, так ещё и выгнать хочешь?
  - Хочу. Выгнать спать и заниматься важными делами.
  - Ох, надежда всей жизни, что научно-эсперскими методами это совместят. - усмехнулась Кумокава. - Не, можешь считать, что пока что у меня нет никаких дел. Кроме вот разобраться с этим Интри.
  - Да уж... Слушай, нужен твой опыт.
  - Слушаю.
  - Почему он не убил Уихару?
  - Эту хакершу? А должен был?
  - Смотри. - Тома слегка взволнованно начал жестикулировать. - Ты злодей, скрывающийся в тенях. Меньше всего хочешь, чтобы тебя раскрыли. Не стесняешься заметать следы, отправлять людей на смерть и убивать. Какая-то девочка, пусть даже хакер-полицейский, подбирается к тебе так близко, что едва не читает переписку и узнаёт никнейм. И ты всего лишь пугаешь её в надежде, что никому не расскажет! Разве так делают?
  - Он боялся мести? За убитую Уихару всё Правосудие и Третья в частности перевернут город, дабы вытащить мерзавца из логова.
  - Он играючи сталкивает лбом пятиуровневых, но боится Правосудия?
  - Ха. - выдохнула Кумокава. - Понимаю. Я бы тоже такую важную свидетельницу пристрелила без всяких предупреждений. Хотя нет... не предупреди - мигом доложит куда надо, а лишняя стрельба равна лишним проблемам. А так есть шанс, что зассыт или по крайней мере помедлит, даст до себя добраться спокойно и тихо. Может, в этом дело. А может, это с моим вопросом пересекается.
  - Каким?
  - Почему никто из наших о нём не знает? - Кумокава начала загибать пальцы. - Я, Пятая, Седьмой, Цучимикадо, Четвёртая наверняка тоже. Все те, кто разнюхивает тёмную сторону, живёт на ней и регулярно навещает - не в курсе даже приблизительно. А пышущий местью учёный с одной лаборанткой знает, только прибывший кардинал знает. Откуда?
  - Какой-нибудь даркнет?
  - В даркнет Академия-сити я регулярно шастаю. А японскому руки отрубили уже давно и обрубки мониторятся. - Кумокава тяжело вздохнула. - Можно всё валить на эсперские силы, но у нас уже много этих сил накапливается. Если кто-нибудь собирал группу эсперов с разными способностями, то мы тоже знали бы. Хоть какие-то круги на воде чуяли. А тут словно всё появилось из ниоткуда.
  - Вопросы, вопросы... - Тома угрюмо уставился на пока что не работавший телевизор. - И никаких ответов. Хочу времена, когда всего-то надо было стукнуть дамочку с пирсингованным всем и победить.
  - Что, уже не так возражаешь против прошлого себя? - усмехнулась Кумокава. Тома не ответил сразу, пару секунд почесал в затылке.
  - Я вот просто вспоминаю всё заново и порою думаю, что, ну... вот с Амакуса - ну откуда я знал, что они хорошие? Мне сказали драться против них. Монашки встретили Индекс хорошо. Амакуса сами бросились драться без особых раздумий. Откуда мне в тех условиях было знать, на чьей стороне правильнее?
  - Слушай, Тома, что ты привязался к этим Амакуса? - поморщилась Кумокава. - Ну вышло глупо, да, так чего теперь. У тебя немало моментов куда более отстойных было, хватит на этом зацикливаться. Или... - она помедлила, внимательно разглядывая никак не комментирующего парня. - ...тебя коробит сам факт того, что однажды ошибся с правильной стороной?
  - Я обязан защищать город. - тихо ответил Тома. - Разрушитель Барьеров у меня с рождения и потому не оставлял выбора, а я потом ещё согласился на предложение Алистера, окончательно всё закрепив. И потому не могу допускать ошибок. Но... Мисаки права, тот я, глупый, не делающий выбор, плывущий по течению, почему-то начал собирать куда больше народу и куда разнообразнее, чем до этого. Могу ли я как-то... соединить нас в одно, взять лучшее от каждого Томы?
  - Сообщи, когда начнёшь клонировать себя, заберу парочку.
  
  - Ну как, я нормально пахну? - посмотрелась Шокухо в зеркало, висящее над раковиной. Етцу, натягивающая майку поверх синих шортиков, в ответ лишь чихнула.
  - Как ты вообще косметику добыла? - поинтересовалась она. - Тебе же не абы какую подавай. Джунко притащила?
  - Кто ж ещё. - Шокухо разгладила длинные светлые волосы и улыбнулась сама себе. - Я обворожительна?
  - Эрекция у Томы будет, если ты про это. Он и так на твои чулки уже кучу взглядов кинул.
  - Сейчас-то не только Тома важен...
  - Даже я хочу тебя, так что пойдём уже. И так небось от твоего облика зубы начнут скрежетать.
  - Пускай. - Шокухо улыбнулась себе ещё раз, вместе с Етцу вышла из туалета и пошла по больничному коридору.
  Идти было совсем недалеко, даже на лестницу не заворачивать, и скоро они замедлились перед дверью в палату. Напротив двери, посредине ряда белых стульев, сидела мрачная Куроко - она кивнула в ответ на кивок Шокухо, но далее никак себя не проявила. Да и ту куда больше заинтересовала группа из трёх девушек, уместившихся через два стула от Куроко и кидавших на новоприбывших взгляды смертельной скуки.
  - Которая из них? - очень тихо прошептала Етцу.
  - В середине. - столь же тихо ответила Шокухо. - Идём.
  Она постучалась в дверь, и за ней мгновенно откликнулись:
  - Заходите.
  Етцу не спешила рваться вперёд, и потому Шокухо сама толкнула дверь.
  Гунха приветственно кивнул им. Он стоял сразу у двери со скрещенными на груди руками, как сдуревший нацепить всё белое охранник. Парень старался держаться уверенно, однако напряжённая поза выдавала его волнение с головой.
  Мисака неподалёку сидела в инвалидной коляске, перебинтованная с ног до шеи - а вот выше шеи красовалась недовольная физиономия, не несущая и следа каких-то ожогов. Молний вокруг неё удивительно не было, хотя бросаемый на противоположный край палаты взгляд словно старался призвать их.
  Мугино, стоявшая как раз в зоне поражения этого взгляда, отвечала ничуть не менее грозным. Она умудрялась казаться ещё более недовольной, а после появления Шокухо, чьё элегантное белое платье било фиолетовое Четвёртой по всем статьям, и вовсе стала выглядеть сожравшей просроченный лимон.
  Акселератора все эти перестрелки взглядами не волновали. Он опирался на костыль у единственной в палате кровати и скучающе смотрел в пол. Свои свитер с джинсами эспер не сменил, выглядя белой вороной даже на фоне Гунхи.
  У сидящего в кровати парня переодеваться, впрочем, и не было возможности. Кайкине носил обычную больничную пижаму, серую с белым, и даже светлые волосы словно бы проржавели за время лечения. Он слегка прищурился, когда Шокухо зашла в палату, но более никак не отреагировал.
  Доктор поднялся с табуретки у его кровати и кашлянул, а затем оглядел собравшуюся семёрку с уверенностью и полным отсутствием страха.
  - Мисс Шокухо, мисс Айхана, прошу вас, располагайтесь где вам будет удобно. - спокойно сказал он. Те кивнули и встали рядом с Гунхой, причём Шокухо оказалась рядом с инвалидной коляской Мисаки. Обе проигнорировали это. - Теперь мы все наконец в сборе.
  Никто не отреагировал. Атмосфера накалялась даже без применения сил, и доктор слегка кашлянул.
  - Собрали вас здесь по одному важному делу - думаю, большинство или даже все понимают, какому. Палата полностью защищена от прослушивания. Я присутствую здесь исключительно как посредник и гаситель конфликтов. Однако надеюсь, что их не будет, иначе пострадает больница и я сам. - он улыбнулся. - А поскольку я единственный, кто штопал вас всех, и вряд ли кто ещё сможет и захочет это делать, то давайте будем благоразумны. Можете приступать. - он кивнул Акселератору и вновь сел. Эспер поднял взгляд и хрипло сказал:
  - Буду краток. Я задолбался следить за порядком в городе и хочу, чтобы вы все тоже этим занялись.
  Несколько секунд царила полная тишина, а затем Мугино шевельнулась.
  - И всё? - она словно цедила слова. - Я прервала отпуск и не выспалась ради этого?
  - Да. - прорычал Акселератор, и Четвёртую перекосило. - Или ты уже махнула рукой на то, что какой-то мерзавец отправил тебя на смерть? Решила отпустить и забыть?
  - Не махнула. Он у меня ещё ответит. Но отпуск есть отпуск. - Мугино стушевалась совсем немного. - И вообще, ты думаешь, я его поймаю, если буду просто ходить по городу и ловить хулиганов?
  - Не просто. - Акселератор обвёл взглядом всю толпу. - Этот говнюк явно задумал что-то массовое. И если все пятые окажутся готовыми, то разрушат его праздник. А ещё он пытался столкнуть нас лбами, и потому прекращайте свои дрязги.
  - Хм? - Мугино прищурилась. - Вы что это так возбудились? Очередной засранец решил бросить нам вызов. Скорее всего, он провалится ещё до того, как мы узнаем. Чего так волноваться-то?
  - Ты видишь этих инвалидов? - Акселератор иронично указал костылем на Мисаку и Кайкине. - Они тут потому, что этот "очередной засранец" бросил им косточку, в которую оба жадно вцепились. Да и ты жива только из-за балбесности своего миньона. Он вообще должен был умереть. - костыль указал на Гунху. - И это лишь разминка "очередного засранца".
  Мугино нахмурилась - похоже, слова Акселератора нисколько не убеждали, однако возразить она не смела.
  Зато посмел Кайкине.
  - То, что тебя всё время бьют какие-то слабаки, Акселератор, не означает, что у всех так. - самодовольно высказался он.
  - Ха? - эспер даже не удостоил его взглядом. - Тогда отчего валяешься здесь и для всего мира притворяешься коматозником, а? Если такой храбрый, то найди этого засранца, все только спасибо скажут.
  - Если бы я ещё помнил то, как очутился тут. - хмыкнул Кайкине. - Несколько дней из памяти вырезалось только так.
  - Вот и молчи.
  - Кхем. - неожиданно подала голос Етцу. - Я полностью согласна с уровнем угрозы, но так мы что, тупо будем сидеть и ждать, откуда он появится, потом прыгая туда гордой командой супергероев?
  - А ты вообще кто? - посмотрел на неё Акселератор.
  - Айхана Етцу. - девушка поклонилась. - Шестая. Прошу, любите и жалуйте меня!
  Эспер в ответ лишь цыкнул.
  - У нас мало сведений о нём. - всё же решил ответить он. - Зараза очень хорошо скрывается и зачищает следы. Потому да - трясти шпану на улицах, дабы в хаосе он не смог действовать, и быть готовым к мгновенному ответному удару, если что-то вылезет. Или мы позволим выродку думать, что он может манипулировать пятыми уровнями и сидеть попивать чаёк?
  Пятые недовольно зашевелились - мысль не понравилась никому. Однако шевеление быстро прервалось мрачным голосом Мисаки:
  - Получается, мы должны ловить всех преступников?
  - Типа того. - буркнул Акселератор.
  - Отлично. - девушка протянула руку к Мугино. - Тогда я сейчас же арестую всех её прислужников.
  - На драку нарываешься? - та наклонила голову.
  - Никаких драк. - спокойно сказал доктор, и Мисака опустила руку, однако её голос стал только твёрже:
  - А что ещё прикажете с ними делать? Если мы собираемся трясти всех, то мы должны трясти всех. И наводить порядок надо повсеместно. Никто не назовёт комнату чистой после уборки, если на весь потолок раскинулась паутина. И потому я должна...
  - Девочка. - глаза Мугино нехорошо блеснули. - Я не знаю, как ты попала в больницу, но уверена, что приземлилась на голову. ITEM - моя команда под моей защитой. Если откроешь на неё пасть, то откроешь пасть на меня. А со своей коляской теперь уже не попрыгаешь.
  - Я что, что-то неправильно сказала? - Мисака сжала подлокотники коляски. - Или мы теперь будем организовывать выборку преступников, а потом...
  Она заморгала сначала удивлённо, а затем испуганно. Все остальные тоже заморгали, не понимая, когда Акселератор успел вынуть пистолет, переместиться к девушке и приставить холодную сталь к её лбу.
  - Когда я сказал "прекращайте дрязги", то имел в виду прекращение дрязг. - холодно и тихо сказал он. - Тебе что, нужно повторять дважды, Рейлган? Во-первых, мозоли мы друг другу всегда отдавим, но сначала прихлопнем того, кто пытается. А во-вторых... - эспер неприятно улыбнулся. - Давно ты, герой, платила штрафы за обесточенные кварталы и порушенную энергосистему, а?
  Ответом ему было лишь гневное молчание.
  - Мы все здесь преступники. - Акселератор поднял пистолет. - Любая страна найдёт за что выписывать нам пожизненное, а то и вести на плаху - и ты не исключение. Но сейчас наша задача не допустить торжества подонка, желающего уничтожить нас и город, и потому всем насрать. А если ты в этот момент больше жаждешь торжества закона, - он резко нагнулся так, что его глаза оказались прямо напротив глаз Мисаки. - то я лично посчитаю тебя угрозой и выпотрошу, Рейлган.
  Молчание стало натянутым, даже доктор не нарушал тишину. Акселератор медленно распрямился и оглядел палату.
  - Ещё кто-то что-то имеет против? - спросил он, ища взглядом недовольных и не находя. Мугино фыркнула, но протестов не издавала, Кайкине сидел спокойно, Шокухо, успевшая отойти от коляски Мисаки поближе к Гунхе и Етцу, пыталась совместить шикарность и незаметность.
  - В таком случае с сегодняшнего дня приступаем. - эспер вернулся к кровати. - Разведывайте, вынюхивайте, опрашивайте, делайте что угодно, но найдите и прикончите этого слизняка.
  - Даже я? - усмехнулся Кайкине.
  - Лечись, больной. - бросил ему Акселератор.
  - Если это всё и я согласна, то можно идти? - поинтересовалась Мугино. - Отлично. Удачи вам. - она направилась к выходу, и Шокухо поспешила следом.
  - Мугино-сан, можете сходить с нами кое-куда? - выпалила она уже в коридоре.
  - С вами? - Мугино повернулась и взглянула на Етцу, освобождавшую выход Мисаке. Вокруг той яростно сверкали молнии, приводящие коляску в движение таким рывком, что завопившая про лестницы Куроко только телепортом её и нагнала.
  - Да. - Шокухо лишь кратко посмотрела в их сторону. - Скажем так: я хочу нанять вас как раз по поводу этого же дела, что нам сейчас поручили. Но для этого нужно поговорить с остальными членами моей команды.
  
  Когда в комнате остались только доктор и Кайкине, то Акселератор направился прямо к окну, не удостаивая эспера даже взглядом.
  - Акселератор. - позвал тот. - Не думай, что я тут долго пробуду.
  - Ага, удачи с выздоравливанием. - буркнул тот, пока доктор скептически хмыкал.
  - Это тебе удачи. - Кайкине неотрывно следил за костылём. - Она тебе понадобится, когда я вернусь сильнее, чем раньше.
  Акселератор распахнул окно, сел на подоконник и только сейчас повернулся ко Второму лицом.
  - Выздоравливай. - его ухмылка вновь растянулась. - Ты ведь так долго лежишь в больнице, Тёмная Материя. Наверняка уже всё тут тебе надоело. И наверняка ты не захочешь попадать сюда снова.
  Он захохотал, расставил руки и наклонился, выпадая наружу. Кайкине свирепо поморщился, наблюдая за тем, как доктор равнодушно закрывает окно.
  - Недолго тебе осталось, позер. - пробормотал он.
  
  - Я ухожу сегодня.
  Мисака заявила это сразу по возвращению в палату. И пока Куроко открывала рот для возражений - встала с инвалидной коляски и молниями содрала с себя бинты, оставшись абсолютно голой.
  - Эк. - от этого зрелища у Куроко ещё и мысли спутались. - Сестрица... нельзя!
  - Почему нельзя? - Мисака оглядела себя. - Я же говорила, что восстановлюсь быстро. Смотри, даже шрамов нет. И пересаженная кожа хорошо сидит. Я здорова, Куроко, от и до!
  - Но...
  - Ты ведь видела этих девушек в коридоре, Куроко? Они преступницы, все трое. У всех руки по локоть в крови. Но Четвёртая их прикрывает, и потому оставляет безнаказанными.
  - О, сестрица, так о чём вы там...
  - Где моя форма? Притащи!
  - Сейчас! - Куроко мигом исчезла, а Мисака посмотрела в окно. Поздно уже, темень наступает, в общежитии скоро объявили бы комендантский час. Ну да и ладно, когда это она его соблюдала.
  - Сестрица. - Куроко вернулась со стопкой одежды и более ясными мыслями. - Так зачем собирали всех пятых? Или это секрет...
  - Какой секрет. Тот, кто подстроил мою битву со Вторым, готовится атаковать вновь. Нам надо быть постоянно бдительными и, главное, очищать улицы от преступности, иначе он будет использовать бандитов. - Мисака нахмурилась. Нет, вроде бы говорилось немного не так... а, без разницы. - А вместе с Четвёртой ходят три полноценных бандитки, и я хочу их поймать. Иначе как со Вторым - не останови мы его, и Одеялко была бы мертва, как и куча других людей.
  - Эм... - Куроко слегка облизнула губы. Она не говорила сестрице, что члены группы Второго были убиты в ту же ночь, дабы не рушить её уверенность в себе, однако сейчас почувствовала от этого некий дискомфорт. К счастью, сестрица поняла превратно.
  - Просто поймать, не бить. Они все четвёртый уровень... хотя нет, та с бомбами обычный человек вроде. Ну, тем лучше. Там пока доказательная база соберётся и всё такое... хотя бы просто в тюрьме посидят, может, раскаются. - Мисака начала надевать форму Токивадай. - Я их в одиночку победила вместе с атаманшей, а раз ты, Куроко, со мной пойдёшь, то вообще размажем.
  - Ээээ, сестрица... если они под контролем Четвёртой, то, может, пускай? Она их собственно и проконтролирует. Для нас преступников ещё гора найдётся.
  - Куроко. - Мисака аж прекратила застёгивать блузку. - "И лично я в день мыслей о том, умно или нет задерживать негодяев, уйду из Правосудия". Это твои слова?
  - Мои...
  - Значит, что ты как член Правосудия должна сделать при виде негодяев?
  - Задержать их.
  - А если ты не желаешь их задерживать и думаешь, стоит ли, то что ты должна сделать?
  - Уйти из Правосудия. - последние слова Куроко произносила монотонно, словно отрекаясь от них. Мисака всё равно улыбнулась и положила руку ей на плечо.
  - А раз так, то пойдём задерживать негодяев. Не бойся, Куроко. Я знаю, что надо делать и как правильно поступить. Давай сразу идём, вещи оставим тут, завтра вернусь за ними.
  
  Три фигуры стояли в туалете и внимательно рассматривали ещё бурлящий унитаз. Наконец одна из них пошевелилась.
  - Мисака точно слышала имя братика Томы, не могла ошибиться Мисака.
  - Мисака чувствует тревогу за братика Тому, если рядом с ним действительно крутится Шокухо Мисаки, вынужденно сравнила её с сестрой Мисакой Мисака.
  - Мисаки согласны, что отношения братика Томы и сестры Мисаки находятся под угрозой, взволнованно спросила Мисака.
  - Мисаки согласны с угрозой разрушения отношений братика Томы и сестры Мисаки, подтвердила Мисака. Мисаки должны устроить совещание и определить дальнейшую тактику поведения для предотвращения этой угрозы, предварительно обозначила Мисака. Возможно, необходимо сделать отношения братика Томы и сестры Мисаки приоритетной целью всех Мисак, сказала Мисака, встав в пафосную позу.
  
  Мугино стояла, прислонившись к стене, и раздумывала о том, можно ли казнить человека по одному подозрению.
  То есть можно, разумеется. Скорее, уместно ли.
  Она была почти уверена, что Пятая очень незаметно проехалась им по мозгам. Иначе объяснить ситуацию, при которой весь ITEM согласился прибыть на место таким способом, невозможно. Мугино немало перевидала на своём веку, но смотреть в сторону скрипящих костей и булькающих звуков не решалась.
  Она ещё надеется сохранить спокойный сон.
  - Ну вот и всё. - весело объявила Етцу, завершив трансформацию. - Впервые прокатилась сразу с пятью, но вышло ведь! Правда, воды сегодня наплескали, увы. - она поглядела на пол ванной. - Ну да ничего, не с первого раза. Прошу.
  Мугино сглотнула и выпрямилась. Что ж, посмотрим, что это за Камидзе Тома, её предыдущая цель, о котором Пятая говорит с раболепным восхищением. Это её подчинённые могут после путешествия по канализации сидеть с лицами отрешённости и обдумывания своего бессмысленного существования, а ей нельзя. Тем более что Пятая держится уверенно, наверняка не впервой так ездила. Мугино пообещала себе прибить блондинку, если та действительно ездила им по мозгам, и прошла следом за хозяевами, на всякий случай готовясь атаковать.
  Случай пока что не представлялся. Напротив, комната с раскиданными подушками, мягкими игрушками, коврами и уютным бассейном в углу вызывала желание лечь и расслабиться. Девушки за её спиной мигом зашептались, деля стоящего рядом с бортиком большого и гордого розового слона.
  Мугино не могла их винить. Никакая из плюшевых игрушек не переплюнет мистера Теддибронна, но слон хорош.
  - Здравствуйте, Мугино-сан. - с одной из подушек поднялся парень, в которого Мугино тут же впилась взглядом. Одет просто - футболка без надписи и джинсы, на лице спокойная улыбка, чёрные волосы встали сердитым ёжиком, всё по фотографии. И парень очень крепкий, эти руки не спортсмена и тем более не простого школяра.
  Эти руки прошли испытание улицей.
  Одну из этих рук он протянул Мугино, и та на секунду задержалась перед рукопожатием. Была вероятность, что парень что-то прячет в ладони, но пока что она ничего не наблюдала. А логика подсказывала, что тварь в облике успевшей лечь на одну из подушек девушки выплюнула бы их в канализации, получи приказ на устранение. Так что Мугино всё же пожала руку.
  Вздрогнула.
  Отшатнулась.
  Без стеснения задрала платье, вынимая пистолет из повязки на бедре - и застыла, ощущая, как пропасть внезапно утерянной силы заполняется вновь.
  - Простите. - парень склонился. - Я лишь хотел, чтобы вы ощутили важность будущего разговора.
  Производит впечатление, ясно. Что ж... не так уж и плохо. Не вынимает алкоголь, не пытается быть своим в доску, не флиртует. А в комнате с розовым слоном, которого Френда уже оседлала гордым кавалеристом, напоминание о серьёзности и впрямь не помешает.
  Только как он это сделал, интересно? И кто он вообще?
  - Меня зовут Камидзе Тома. - если окажется таким же телепатом, как Пятая, то надо бы свалить сразу. - Я... ну, обычный японский школьник.
  Да-да, а она милая романтическая героиня. Мугино наконец отпустила платье.
  - Для простого рядом с тобой слишком много интересных лиц. - она знала и блондина, и брюнетку, сидящих чуть поодаль. Не особо сильно и напрямую, но знала.
  Глава GROUP - читай, конкурент. И одна из тех людей, что формально не занимают никакого поста, но на деле без них посыплется всё. Плюс приведшие их сюда двое эсперов пятого уровня.
  Немного страшно даже.
  - Я сам не знаю, чего они ко мне привязались. - парень пошутил кривовато, сам это понял и поспешил свернуть юморную часть. - Мугино-сан... присядем? Чаю не предложу, хотя если хотите...
  - Позже. - нельзя вести переговоры на сытой желудок, становишься слишком добрым.
  - Хорошо. Мугино-сан, я хотел бы поработать вместе с вами для поимки того человека, что отправил вас в храм. Мы зовём его Интри. И, главное, воспользоваться силой одного из ваших людей.
  Ну, можно и не продолжать. Мугино успела сама подумать об этом, и не окажись здесь - сама бы и реализовала.
  - Вам нужна Такицубо. - сказала она с полной уверенностью, просто для прояснения.
  - Да. - парень нравился Мугино всё больше. Никаких уловок, никакого философствования, никаких "мы сражаемся за правое дело, потому перережьте горло всей семье, включая маленьких детей"... Есть цель. Её надо добиться. Для этого мы используем вас, потому что ваша цель та же и у вас есть инструмент для её достижения.
  Однако симпатия симпатией, а дело делом.
  - Что насчёт платы? - она слегка наклонила голову. Пришло время торгов.
  - А сколько вы желаете? - хм, любопытно. Если, например...
  - Пять миллионов йен.
  - Охуеть, я себе тогда порностудию куплю! - подскочила с подушки Етцу. Затем поглядела на остальных, захлопала глазами, зевнула и проворчала:
  - Тьфу ты, сон. Сплю дальше. - и свалилась вновь. Пока Мугино смотрела на неё, парень успел обменяться взглядами с парочкой сидящих поодаль. Пятая же уселась неподалёку от него, однако пока просто слушала.
  - Думаю, пять миллионов мы осилим. - ответил он. Мугино призадумалась, но решила больше вопрос не поднимать. Цена и так задрана по самое не балуй, ещё ссоры из-за циферок не хватает.
  - Пять миллионов, и Такицубо вы используете только под моим контролем. - добавила она.
  - Мммм. - а вот теперь парень замялся. - Как бы сказать... возможно, это будет не лучшее решение.
  - Почему?
  - Потому что Мисаки сказала, что пятиуровневым поручено охранять город несколько следующих дней. А поскольку двое из них и так отправятся по следам Интри, то лучше бы не распылять силы.
  - Не поняла. - когда это она успела сказать... ах да, телепат. - Смысл патрулировать город, если пойдём этого вашего Интри ловить?
  - Мы обсуждали это, и согласились, что Интри почти наверняка устроит какую-нибудь неприятность. Скорее всего массовую, возможно направленную против пятиуровневых и почти наверняка запускаемую без его присутствия. Схватим мы его или нет - оно произойдёт. Потому будет лучше бойцам присутствовать наверху.
  - Что за неприятность?
  - Не имеем ни малейшего понятия. Только отметили точки, куда могут прийтись основные удары.
  Мугино откинула волосы назад и погрузилась в раздумья. Выглядело правильно, даже Френда так поступает со своими бомбами - устанавливает и программирует на взрыв при приближении источника тепла или прошествии определённого времени, а затем смывается. И судя по тому, что в том числе Акселератор беспокоится по поводу этого Интри - угроза нешуточная, хотя Мугино и казалось, что все воспринимают его слишком серьёзно.
  Ну что он может сделать пятиуровневым? Даже Седьмой, слабейший из них, способен уложить десятки врагов, а Первый со Вторым и целый город спокойно осилят. Те вампиры в храме брали исключительно внезапностью нападения, а так она бы их без проблем растворила. Каким бы опасным не выглядел говнюк, но... двое пятиуровневых, Такицубо, этот странный парень, парочка из властных эшелонов...
  Справятся. Ей лучше и в самом деле не лезть с ними, не бросаться в бой впереди всех и рисковать жизнью. Такицубо с тактикой отступления в случае чего знакома от и до, правило "смыться при первых признаках опасности" выполнит без приказа. Если тут возникнет какая заварушка - она будет не одна, а в случае чего и вовсе похалтурит. Отправивший её к вампирам, конечно, блядская сука, но благодаря ему выпал хоть какой-то отпуск, а сейчас ещё и денежный куш грозит.
  - Хорошо. - вновь посмотрела она на парня. - Шесть миллионов и распоряжайтесь Такицубо как хотите. Только не для проституции, здесь Френда подойдёт лучше.
  Девушки всё равно её не слышали, уже поделив слона: Френда так и сидела наверху в горделивой позе, Кинухата лежала на хоботе, обнимала его и определённо специально не обращала внимания на задравшуюся юбку, открывающую белые трусики, а Такицубо привалилась к розовому заду и, видимо, пользовалась возможностью поспать.
  - Нет, спасибо, проституция нам не нужна. - отказался парень, а затем посмотрел на блондинку. - Мисаки, родная, заплатишь ей?
  - В смысле? - та недоумённо поглядела в ответ. - Я шесть миллионов йен?
  - Ага. У меня-то нет таких денег, я бедный школьник и живу в общежитии.
  - А я честный госслужащий, все малюсенькие выплаты трачу на содержание команды и младшей сестры. Ничего себе не оставляю. - мигом отреагировал блондин, вынимая из зелёной рубашки последнего всплеска моды изящные солнцезащитные очки.
  - А я вообще живу исключительно ради блага города и соблюдения его законов, так что чипсы приходится воровать. - подхватила брюнетка, чьи духи Мугино отвергла из-за ценника. - Таких денег в глаза не видела.
  - Хули я сплю, пока деньги раздают?! - Етцу вновь рывком села и захлопала глазами. - Или стоп, это всё ещё сон?
  Вот этой Мугино поверила бы - если бы не знала, сколько пятые уровни получают за сам факт того, что они пятые уровни. Хотя не исключено, что девочка и тратит столько же на всякую чушь. Мугино сама первую такую выплату промотала за два дня.
  Блондинка тем временем сидела с открытым ртом и явно пыталась найти повод отмотаться, но уже было ясно, что не удастся. И действительно, через пару секунд она со вздохом поражения встала и сказала:
  - Тогда мне надо выйти позвонить.
  - Мы тогда тоже пойдём. - приподнялась Мугино, однако парень удивлённо остановил её.
  - Куда пойдёте?
  - Ждать вашего приказа выступать. - фыркнула она, и тот почесал в затылке.
  - А, мне казалось, это очевидно... я хотел бы отправиться на поиски Интри сейчас. Ну или как можно скорее.
  Мугино плюхнулась обратно, несколько секунд подумала - и встала вновь.
  - В таком случае мне тем более надо кое-куда сбегать. Мои подчинённые пусть останутся тут. - слон был оккупирован прочно и надёжно. - Согласны?
  - Согласен. - на этот раз возражений не последовало.
  
  Гунха стоял на выходе из переулка, скрестив руки. Он успел где-то добыть новую белую куртку, и теперь та гордо развевалась на его плечах под напором вечернего ветерка, даже не пытаясь улететь. Черты лица парня посуровели, он смотрел на собравшуюся толпу как вождь стаи баранов.
  - Короче! - крикнул он, и весь шум обсуждающих голосов мгновенно утих. - Ёбаный мудила хочет загадить весь наш Академия-сити! И ладно бы, но он хочет начать с нас, ибо видите ли, быдло мы! - тишина сменилась негодующим свистом. - Хочет нападать поодиночке, ибо считает, что мы тут как макаки драные бродим и мигом свинтим от него! Так покажем же этому мудаку! - он вскинул руку вверх. - В одну из следующих ночей, может даже сегодня, он планирует напасть. Так что если видите, что кто-то начал мочить наших парней или вообще кого - мочите его в ответ! Не бойтесь ошибиться, доверьтесь своим кишкам, они подскажут, кого мочить! И не бойтесь последствий, с нами девчонки Токивадай! - Гунха указал на Конго, отчаянно пытавшуюся не упасть в обморок. - Они ходят за мной хвостиком, и мы этим воспользуемся! Пока они тут, никто не обвинит нас!
  - Подтверждаю! - заорала стоявшая рядом с ними Сатен. - Я не из Токивадай, но у меня бита! И я прибью любого мудака, что покусится спалить хоть одну лапшичную!
  Толпа вновь завыла, а затем Гунха вновь перехватил инициативу.
  - Мы отправим людей в каждый район и будем дежурить каждую ночь! Чтобы этот мудак не вздумал проскользнуть! Отпиздим его, где бы не вылез!
  Он вновь вскинул руку вверх, но на этот раз выпустив мощный взрыв, собравшийся в жёлтую фигуру гигантского кулака.
  
  Уихару заметила всплывшую в воздухе фигуру кулака и поёжилась. Началось, что ли?
  Гунха побывал у неё совсем недавно и сказал, что он с парнями будет проверять улицы, и вполне возможны куча драк, так что ей с Одеялко не стоит выходить наружу.
  Девушки и так не собирались - а чуть позже Сатен-сан позвонила с тем же. Будет патрулировать улицы, возможны какие-то драки, и потому Уихару лучше сидеть дома, даже если она нацепит для храбрости трусики с языками пламени.
  Такое отношение самое чуточку обижало. Что, разве не она вместе с Мисакой-сан, Куроко-сан и Сатен-сан порою носилась во всякие жуткие места? Ну... да, пользы от неё никакой там не было, но всё же, могла бы и выйти на патрулирование вместе со всеми.
  Не неженка. Уихару сердито закрыла окно, повернулась к телевизору и посмотрела на застывшую перед ним Одеялко. Хотя... пожалуй, да. Имеет смысл хоть кому-то остаться с ней.
  Гунха вчера рассказал, что натыкался на ситуации, когда человек становился таким вот равнодушным ко всему, переставал себя проявлять, ходил с пустым взглядом, а потом попросту пропадал. И зачастую его находили в петле или выбросившимся из здания.
  У Одеялко сейчас было то же самое. Помощь в быту от неё сошла на нет, улыбка с лица пропала, и девушка лишь сидела приклеенной к телевизору. Уихару не знала, как с ней поговорить; Гунха немного поболтал, но этого, видимо, было недостаточно. А начинать про возвращение в больницу не имело смысла - Одеялко отказывалась.
  Скорее всего, она всё ещё не может забыть погибшего возлюбленного, а Уихару не могла в полной мере ей посочувствовать. У неё и возлюбленного-то нет. Сатен-сан в последнее время всё намекает запасть на Гунху, но тот держится так, словно Уихару лишь друг. И она сама как-то...
  - Что будешь есть? - спросила она Одеялко, надеясь хоть как-то разговорить.
  - Лапшу. - ответила та то же самое, что отвечала последние дни. Уихару хотела было вытащить её в одно из своих любимых кафе, но Одеялко и тут отказалась. Ну, лапша так лапша.
  Лапша, телевизор, спать, завтра опять работа.
  Хорошо бы никаких драк не случилось.
  
  
  - Вы простите, что я, мол, ходите за мной хвостиком. - наедине с ними Гунха был уже не столь суровым. - Но если я скажу, что вы лишь мои друзья, то меня посчитают импотентом. Или пидором. И проще так выставиться, чем объясняться.
  - Прощаю. - слабым голосом сказала Конго. Сопровождающая её девушка с длинными тёмными волосами согласно кивнула, в то время как другая, с короткими светло-каштановыми, смущённо посмотрела в асфальт.
  - Ха-ха, ну я-то, типа, хожу! - Сатен воодушевлённо взмахнула битой. - Хоть и готова уступить подруге, если что. Без проблем.
  - Аха. - Гунха взглянул в небо, где кулак уже почти рассеялся. - Идём тогда? Нам до района Уихару ещё какое-то время топать.
  
  Народу в комнате поубавилось достаточно резко. Вслед за ушедшими Шокухо и Мугино утянулись и Цучимикадо с Кумокавой, по каким-то срочным делам. Так что с Томой остались только заснувшие на слоне ITEM и проснувшаяся Етцу.
  - Ну что, есть шанс, что уже сегодня сразим этого Интри? - села она напротив Томы.
  - Наверное. Слушай, Етцу... какой я лучше?
  - Голый с розой в зубах.
  - Да блин... я про то, что нынешний я или который с Индекс возился?
  - Пфф. - Етцу бросила в него подушкой. - Сначала ответь на встречный вопрос. Какой Многолик лучше: парень или девушка? Аогами Пирс или Айхана Етцу?
  - В смысле, лучше? - Тома спокойно поймал подушку. - Вы ведь один и тот же человек.
  - Но пол-то разный. А если личность постоянно меняет пол, то какая это личность? Правильно, ущербная. Церковь подобных вовсе преследует. То есть, кого она только не преследует, но ты понял. И какой я менее ущербен: парень или девушка?
  - Етцу, ты городишь хуйню. - Тома швырнул подушку обратно. - Какая ещё ущёрбность? Ты спасла мне жизнь, ты превосходный друг, мне даже нравятся некоторые твои шутки. Так какая разница, что ты решила вырастить между ног?
  - Вот и ответ, Тома. - Етцу подняла сразу две подушки. - Какая разница, умный ты или глупый? Нам всем, твоим друзьям, плевать. Ты помогаешь нам, вдохновляешь нас, и иногда смеёшься над моими шутками. И ты спокойно общаешься с человеком, который не определён в своём поле и ориентации. А то я, понимаешь, люблю и сиськи и члены, этого хватает для занесения в список нелюдей.
  - Ага, пукающую молниями дуру я прощаю, а за любовь к членам сразу же ненавижу.
  - Человечество так и работает, лол. Да не уворачивайся ты!
  - У меня рефлекс. - Тома швырнул обратно подушки. - Успокойся, Етцу. У нас же был этот разговор ещё до всей потери памяти.
  - Ага. Но вдруг ты изменился? Всё меняется. Кто мог подумать, что наша глупая пятёрка фактически распадётся.
  - Не глупая пятёрка, а идиотское трио с двумя сдерживающими его девушками.
  - Только глупые девушки пойдут сдерживать идиотское трио, да ещё влюбляться в одного и того же парня из троицы. Химегами и Фукиосе, например, не глупые, но потому и не справляются.
  - Да уж, Мисаки и Серью им в жизнь не заменить.
  Они теперь просто перебрасывали подушку, а затем Тома сказал:
  - Ладно, я тебя понял. Тебе всё равно, какой из двух Том будет преобладать.
  - Ты выставляешь меня равнодушной сволочью, но вообще да. Ладно бы я выбирала между светлой и тёмной стороной, но вы двое в своём ядре не отличаетесь ничем. Всё так же на стороне добра, всё так же сделаете всё ради друзей, всё так же терпеть не можете мерзавцев, всё так же соблюдаете гендерное равенство в плане битья морд. Просто один Тома активный деятель, а второй пассивный мазохист. Лично для меня разница невелика.
  - Зато объективно огромна.
  - Шокухо течёт от любого тебя, так что хватит ныть, уже задалбываешь. Лягь с ней в постель и выеби раком, все мысли о сравнении себя всякого мигом уйдут.
  - Ага. Королеву - и раком? Она не возмутится?
  - Ну тогда пусть она сверху, если по статусу. - Етцу поймала подушку и завалилась с ней на бок. - И между сиськами всади, зря она их для тебя отращивала, что ли. Завали, короче, побыстрее.
  - Когда закончим с Интри.
  - Лучше бы до. У меня специально купленная камера простаивает.
  
  - Тебя так можно всю ночь не ждать? - встревоженно спросила Йошикава, держа в ласковом захвате недовольную Мисаку-Мисаку.
  - Без понятия. - Йомикава поправила тёмно-синюю форму офицера Анти-Навыка. - Ладно Акселератор гуляет сам по себе, но чего меня вызвали... Запритесь как следует, на всякий случай. Я не эспер, но предчувствие поганое.
  - Хорошо. Может, даже спрятаться?
  - Подвал знаешь где, захочешь прятаться - давай. - Йомикава повязала кобуру. - Всё, побежала. - И она мигом выскочила в дверь. Йошикава помахала вслед и посмотрела на мрачную девочку.
  - Может, действительно в подвал? - предложила она.
  - Мисака-Мисака хочет к Акселератору, пробурчала Мисака-Мисака, недовольная его постоянными отлучками.
  - Ну что поделаешь. Пойдём, я туда планшет возьму, включу тебе какие-нибудь мультики.
  
  Одна группа парней уже пробежала мимо Акселератора, но никакого интереса не вызвала. Эспер продолжал молча смотреть на небо, где за тёмными струнами ветряков и гигантскими ножищами небоскрёбов начинала прятаться полная луна.
  Он сказал Мизуру, чтобы она эту и несколько следующие ночей была аккуратнее, но отказался говорить, в чём дело. И, похоже, обидел - придётся завтра объясняться.
  И как-то разбираться. Девушка не надоела Акселератору, ничуть, но он словно чувствовал, что надо бы заходить куда-то дальше вечерних звонков и редких прогулок. Не секс - Акселератор так и не испытывал к нему никакой тяги - но что-то ещё.
  Понять бы, что. Обращаться к Йомикаве не хотелось, а к самой Мизуру... такая болтливая давно бы сказала.
  Ладно, мимо пробежала ещё одна группа, и что-то слишком многие бегают сегодня ночью, надо быть настороже. И постоянно в движении.
  На этот раз он не должен опоздать.
  
  Сборы заняли почти ничего, только Томе с Шокухо дали пару минут уединиться в ванной. Девушка ещё по заранее подготовленному плану должна была остаться тут, дабы обеспечивать связь, следить за возможными проблемами и при необходимости моментально реагировать. Заместо неё шла послушно вставшая под контроль (и заодно притащившая чемодан с шестью миллионами йен) Джунко.
  - Всё пройдёт хорошо. - прошептал Тома, когда они закончили поцелуй. Шокухо грустно закивала.
  - Я уверена, что он узнает заранее. - она коснулась пальцем его щеки. - И вы пойдёте прямо в ловушку.
  - Мы это знаем. - Тома аккуратно погладил её по волосам. - Но мы также знаем, что он боится Такицубо. Именно поэтому он отправил ITEM к вампирам - она единственная, кто не смог бы ничего им противопоставить. А после их везения и вовсе оставил её в покое. - Тома притянул Шокухо к себе. - Он бессилен вне Академия-сити и вынужден орудовать руками других людей, не может атаковать напрямую. А раз так, то одна только Етцу сумеет сразить его в прямом бою, а с нашей поддержкой тем более. - они вновь поцеловались.
  - Но если что, Тома. - прошептала Шокухо после поцелуя. - Если что - Джунко хватает тебя и несётся обратно. Я готова пожертвовать всеми остальными, но спасти тебя, даже против твоей воли.
  - Мы не дойдём до этого. - мягко ответил парень. - Верь в меня, Мисаки. Я Камидзе Тома, обладатель Разрушителя Барьеров, я сразил Первого, Второго и Третью в прямом бою, не говоря уже про кучу злодеев рангом ниже. Я справлюсь. Мы все справимся.
  Шокухо не могла не улыбнуться восхищённо - и они вновь поцеловались, хотя Етцу уже стучала по двери и требовала отсасывать побыстрее, а то тут троим сразу в туалет на дорожку надо.
  
  Цучимикадо с Кумокавой продолжали стоять поодаль от разыгрывающей на пальцах очередь в туалет группы и внимательно наблюдать за вышедшим из ванной Томой. Наконец Кумокава быстрым движением приподнялась на носках и зашептала в ухо парню:
  - Ну, заметил?
  - Заметил. - только и ответил тот.
  - Что будем делать?
  - Ничего. Да и что мы сделаем. Просто продолжаем наблюдать.
  Кумокава кивнула, они вернулись к наблюдению, и взгляды обоих были задумчиво мрачны.
  
  К нужному месту они двигались по подземному коридору плотной группой, которую возглавляла то и дело принюхивающаяся Джунко, а замыкала довольная Етцу. Мугино не отпускала себя Такицубо, а Тома предусмотрительно шагал по правую руку от них, дабы не коснуться даже случайно.
  Разговоров не было. Напротив - все, включая Етцу, словно бы ушли внутрь себя и готовились к следующим нескольким часам, обещавшим всё что угодно.
  Минут через пятнадцать они добрались до того самого места, где когда-то была лаборатория убитого учёного. С момента ухода Джунко и Кумокавы ничего не изменилось, даже запах остался - девушка очень осторожно шмыгнула носом, мигом зажала себе рот и не стала комментировать.
  - Значит, как. - Кумокава подошла к Такицубо с листом бумаги. - Вот это список тех эсперов Анти-Навыка, что побывали здесь, их не искать. Равно как и эту девушку вместе с контролирующей её. - показала она на уже дышавшую нормально Джунко. - Плюс здесь была эспер первого уровня, способная увеличивать радиус действия чужих сил, её тоже не надо. И, возможно, Второй, его тоже.
  - Хорошо. - равнодушно кивнула Такицубо. Все по велению Мугино отошли от неё, рассредоточившись по тёмному опустевшему помещению, а Четвёртая вынула из кармана пару таблеток, протянула их Такицубо - и сама отошла.
  Девушка посмотрела на таблетки, и только сейчас на её меланхоличном лице появилось хоть какое-то выражение. У Томы сложилось отчётливое ощущение, что она не хочет их глотать - но Такицубо всё же смела таблетки, ничем не запивая.
  Несколько секунд она просто стояла, опустив голову. Затем пару раз покачнулась. Затем подняла взгляд - и даже стоявшая дальше всех Френда увидела расширенные зрачки и абсолютно пустое выражение. Такицубо огляделась и медленно шагнула к железному штырю, все ещё торчавшему из пола, а затем посмотрела на стол, где нашли учёного с простреленной головой.
  - Пирокинетик. - гулко сказала она. - Четвёртый уровень.
  Затем пошла к лестнице, ведущей к подземному выходу, прямо сквозь расступившуюся перед ней толпу. На верхней ступеньке застыла, посмотрела вниз и через несколько секунд так же гулко сказала:
  - Там. - рука двинулась как стрелка часов, неуверенно и медленно, пока наконец не оказалась в нужной позиции. - Полкилометра. Немного передвигается, но стоит на месте.
  - В засаде, понятно. - Кумокава, вынувшая телефон, рискнула нарушить тишину. - Такс, ну-ка... - она открыла карту подземных путей, подошла к Такицубо и несколько минут смотрела то на карту, то на руку девушки.
  - Всё, кажется, нашла. - она приблизила карту и нахмурилась. - Заброшенная ветка бесконечного поезда, хм. Неужто это их цель?
  - Бесконечный поезд? - Мугино и Такицубо никак не отреагировали на Кумокаву, так что Тома тоже решился на разговор.
  - Потом расскажу. Сейчас лучше поспешим. Стопроцентно уверена, что там ловушка, так не будем заставлять хозяев ждать. - ухмыльнулась Кумокава.
  - Разумеется. Мугино-сан, Такицубо больше этих таблеток не потребуется?
  - Неа. Учтите, если она там умрёт - я подниму ставку до десяти миллионов и создам вам плохую репутацию.
  - Мне бы кто хорошую создал... - вздохнул Тома. - Идёмте.
  Мугино в начавшемся сборе передала всё ещё стоявшей с расширенными зрачками Такицубо фонарик, а затем нагнулась к её уху и прошептала:
  - Потребуется предать - без раздумий.
  Та очень медленно кивнула, и удовлетворённая Мугино отошла к Кинухате и Френде, наблюдая за тем, как Етцу аккуратно берёт Такицубо за плечи, машет им на прощание и спускается в подземелье вслед за остальными. Группу вновь возглавляла Джунко, получившая от Кумокавы телефон с картой.
  - Что теперь, Мугино? - осторожно спросила Френда через пару минут, не дождавшись никакого приказа.
  - Идём к себе, что теперь. - грубо ответила та. - Лично я уже хочу в душ. А тебе, Кинухата, тоже не помешает.
  - Можно я сначала суперкруто утащу суперслона? - отозвалась та. - Он такой суперрозовый, аж мило.
  - Точно, Мугино, пойдём украдём слона! - загорелась идеей Френда.
  - Никаких краж! - рявкнула та. - Сегодня. Вымоемся, отдохнём, потом утащим. Сейчас я не хочу в это подземелье даже ногой соваться. Пойдём по земле, где-то тут была лестница наверх. - она прошла по выбитой двери, выходя в захламленный коридор. - Плюс обозначим себя на улицах якобы проверяющими, а то Акселератор ещё потребует объяснений.
  - Хорошо, Мугино! - Френда кинулась следом за ней, Кинухата зашагала чуть медленнее. - Но потом мы украдём слона?
  - Да украдём, не боись. Всё равно мне надо с той блондой поговорить. - хмыкнула та, добираясь до лестницы. Шагнула на первую ступеньку - и тут сверху донёсся пронизывающе знакомый голос.
  - Что это ты собралась воровать, интересно?
  Мисака стояла на лестничкой площадке, и бегающие по ней молнии разгоняли всю тьму покинутого жилища. Куроко держалась рядом с ней, насколько позволяло электричество, и тоже смотрела вниз, на застывших ITEM.
  - Как мило. - продолжила Мисака, скрещивая руки на груди. - Ловим тут мелкого карманника, а он и заявляет, мол, пока вы тут со мной возитесь, там четверо девушек собрались разбойный налёт обсуждать. Решила ему поверить, и кого же я вижу? Кстати, где четвёртая? - она оглядела молчавшую компанию и нахмурилась. - Уже отправилась на дело?
  Драка будет. Мугино это поняла при первом взгляде на соперницу, а её слова только закрепили неизбежность. Не стоило отвлекаться на мольбы, лучше сразу просчитать ситуацию.
  Плюсы? Рядом с ней Кинухата, которая может врезать и Третьей, и её подружке. Френда, при всех своих провалах, не лыком шита. Сражаться придётся почти наверняка в замкнутом помещении, может даже тут на лестнице - от телепортёра толку меньше обычного. Третья ещё несколько часов назад сидела в инвалидной коляске, и даже со всей выносливостью что-нибудь с её здоровьем точно не так.
  Минусы? Третья потенциально сильнее. Они без Такицубо, и не смогут отслеживать её перемещения. Она не изучила план здания, чёрт его знает что вообще тут находится, прямо под полом может быть пустота-подарок для телепортёра. Даже на лестнице полно металла, так что у Третьей не будет недостатка в боеприпасах.
  Вывод?
  Мугино ухмыльнулась и слегка выгнулась, выпячивая грудь и отмечая, как у Третьей начинают багроветь щёки.
  - А что? - тигрино промурлыкала она. - У полицейской сучки свербит в кои-то веки оказаться полезной?
  Молния и зелёный луч вылетели практически одновременно и столкнулись, мгновенно разрывая металл лестницы. Ещё не стихли разряды столкновения, а Мугино уже рванула наверх, перепрыгивая дыру, и маленькие шарики, кружащиеся около её головы, выстреливали всё новые лучи.
  Она целила в Куроко - и Мисака мгновенно создала электрическую помеху, поглощающую выстрелы. Она вынуждена была её удерживать какие-то несколько секунд - и этих секунд хватило Мугино для сближения. Рука пробилась прямо сквозь молнии и врезала Мисаке, отшвыривая её на площадку, а зелёные лучи выстрелили в Куроко, но той уже не оказалось на месте. Эспер появилась прямо над противницей, привычно целясь ногами в голову...
  Кинухата врезалась в неё и впечатала в потолок. Обе тут же рухнули на покорёженную лестницу, и та страдальчески застонала, так что мчавшаяся позади всех Френда опасливо застыла.
  Мисака пришла в себя моментально - и рывком ушла от расплавивших стену за ней лучей. Она запустила молнию в Мугино, и та заблокировала пучком зелёных выстрелов, сошедшихся в одной точке. Позади неё Куроко вновь телепортировалась с занесённой ногой, но Кинухата схватилась за ту и потянула за собой в падение. Вышло не так удачно - Куроко размахнулась ногой с висящей на ней девушкой и телепортировала её так, что Кинухата увесисто впечаталась в стену.
  На той мигом образовалась приличная вмятина, но девушка лишь моргнула и вновь кинулась на соперницу, стиснув ей ногу так, что Куроко даже вскрикнула. А затем Френда вырвала из своей сумочки небольшие ракеты, полетевшие к переместившимся в воздух бойцам.
  Взрыв окончательно обвалил лестницу, Мугино не удержалась и с проклятиями в адрес метнувшейся на пролёт ниже блондинки рухнула вниз, в мигом поглотившую тьму.
  - Куроко! - бросила Мисака появившейся рядом подруге. - Скрути их, я разберусь с Четвёртой! - и сама кинулась в тьму под ногами.
  - Ага. - Куроко и не думала маскировать негодующий сарказм. - Мне самое лёгкое, да?
  - Чего жалуешься? - Кинухата, побывавшая в эпицентре взрыва и не пострадавшая даже одеждой, приземлилась неподалёку. Верхний пролёт ещё скрипел и держался, хотя от лестницы осталась лишь зияющая дыра. - Ты суперкрута.
  Куроко вместо ответа телепортировала из кармашков на бедрах острые стержни и метнула их в противницу. Те ударились словно в невидимый щит и бессильно звякнули об пол.
  - Ты суперкрута, а я суперохуенна. - заключила Кинухата, рывком впечатывая кулак в грудь Куроко.
  
  Темнота дороги разгонялась лишь фонариками да экранами телефонов. Только Джунко шла так - в темноте она видела без всякого света. Етцу он тоже не нужен был, и она с Такицубо вышла вперёд. Внимание они привлекли бы однозначно, но все и так понимали, что направляются в ловушку.
  Очередной спуск неожиданно вывел их прямо к рельсам. Кумокава по дороге успела прояснить про бесконечный поезд - так называли состав с одним вагоном, безостановочно ездящий по самым отдалённым веткам и наверху считающийся городской легендой.
  - В нём один из членов Совета Директоров работает. - поясняла она, внимательно следя за зарядом телефона с картой, которую Джунко сунула ей недавно. - Из тех суровых дяденек, которых стоило бы пристрелить, да без них будут расстреливать. Сейчас туда, Такицубо?
  - Да. - кивнула та; действие странных таблеток всё ещё не проходило. Далее они вновь шли молча, по рельсам с полностью отсутствующим напряжением, пока не добрались до станции.
  Такое впечатление, что она была заброшена сразу после строительства. От скамеек не осталось даже призраков, выхода наверх и вообще хоть куда не прощупывалось, колонны были покрыты многолетней пылью, но чудом не потрескались. Тишина, пустота, идеально для убежища.
  - Теперь? - Кумокава вновь взглянула на Такицубо, а та без промедления протянула руку.
  - Там, пятьдесят метров от нас, стоит на месте.
  Все посмотрели туда, но никого не увидели.
  - Такс, невидимки, что ли? Сейчас... - Кумокава сунула руку в карман юбки, и тут помещение зажглось ярким ослепляющим светом, а откуда-то сверху обрушился громкий, визгливый, пробирающий звук неизвестного голоса:
  - Приветствую, защитники Академия-сити! Вот мы наконец и встретились!
  
  Казакири Хёка не знала точно, как описать своё явление. Теми словами, что она владела - при столкновении персональных реальностей эсперов с реальностью мира высекались мельчайшие искры.
  Подавляющее большинство из них пропадало бесследно. Но некоторые выживали, цеплялись друг за друга, становились чем-то большим - а в Академия-сити, городе эсперов, превращались в фейерверки, раскрашивающие тёмное полотно ночного неба.
  Полотно, выткавшее из себя девушку Казакири Хёку.
  Тогда ей помогли. Сначала Индекс и Камидзе Тома, а затем и город. Уже бессмертная Казакири Хёка получила источник сил, позволяющий ей воссиять в полную мощь, и возможность существовать в обличье, которое современная наука пока ещё не в состоянии описать.
  В обмен на согласие быть призванной, когда потребуется.
  И сейчас Казакири Хёка ждала этого момента. Она чуяла, что он скоро наступит. чуяла сердцем - или тем, что билось в её груди вместо сердца. В комнате общежития она была одна, никто даже не пытался ей помешать - да и не смог бы - и биение внутри беспрепятственно отсчитывало секунды.
  Скоро.
  Скоро.
  Скоро.
  
  Мисака отразила лучи сразу при приземлении - комнатка, в которую они рухнули, оказалась каким-то забытым складом, и Мугино уже стояла между стеллажами. В такой уютной позиции, что девушка просто обрушила их на неё вместе со всем оставшимся мусором и добавила вдогонку молнией.
  Лучи вырвались вновь, но теперь загнулись дугами, окружая Мугино практически силовым полем. Один из них поглотил молнию, а остальные расплавили обрушившийся на девушку металл - а затем все вместе словно кнуты распрямились и ударили Мисаку. Той пришлось даже отпрыгнуть - блокировать все разом было нереально.
  Однако и так один из лучей едва не задел носок ботинка.
  Тяжко признавать, но многодневное лежание всё-таки отразилось. Мисака отлично понимала, что не сможет порхать после стольких дней неподвижности, специально в кровати била током саму себя, заставляя мышцы подёргиваться и не расслабляться, даже вроде бы получилось, ибо ходила и бегала без проблем - но прежняя скорость пока что не вернулась. А ведь во многом засчёт её она выиграла в прошлый раз, Четвёртая тупо не сумела попасть всеми десятками атак.
  Сейчас, видимо, шансы уравниваются. Тем более что противник освоила новые приёмы, в прошлый раз таких лучей-дуг она не видела.
  - Что, не такая прыткая после больнички? - Мугино тоже подметила её нерасторопность. - Не хочешь вернуться туда? Кормление с ложечки, при перевязке постоянно лапают, делать ничего не надо. Красота, а не жизнь.
  - Так а чего ты сама туда не хочешь? - отозвалась Мисака, думая, что же делать. Помещение маленькое, они стоят метрах в двух друг от друга, любое запоздание с ответным ударом окажется смертельным. - Могу отправить, просто постой на месте.
  - Какие мы добрые. - пропела Мугино. - Сначала про тюрьму говорила, сейчас про больницу, а дальше что? Сразу на кладбище?
  - Не неси ерунды. Никто не собирается тебя убивать.
  - А жаль. Что толку от Третьей, если она не умеет убивать? Не имеет эдакого стержня, без которого в нужный момент просто начнёт колебаться и позволит убийце сбежать?
  - Зато я могу сосредоточиться на том, чтобы находить своей силе множество применений. А что ты умеешь, Четвёртая, помимо убийств? И, кстати... - Мисака помрачнела, неотрывно следя за скривившейся противницей. - Сколько ты их совершила?
  - Много. - та вновь улыбнулась, хищно и издевательски. - Достаточно для того, чтобы домашняя девочка вроде тебя назвала меня чудовищем.
  - Я не домашняя девочка. - вокруг Мисаки гневно заплясали разряды. - Я видала ничуть не меньше тебя, Четвёртая.
  - Да ты что? Ты видела, Третья, как сражённый твоей рукой человек умирает в мучениях, растворяясь в кислоте от ног до головы? Ты видела, как взрыв, устроенный твоим подчинённым, отрывает конечности и оставляет вопящий кусок мяса биться в предсмертной истерике? И ты могла получать деньги за такое, спокойно их тратить и видеть приятные сны? Причём получать деньги от посредника весьма уважаемого, говорящего о своей вере и вообще морали человека? - Мугино улыбнулась ещё шире. - Деточка, ты прошлась по бедным кварталам, увидела парочку пьяных тел и одно мёртвое, почитала пару мрачных книжек, после чего возомнила себя знатоком человеческой тьмы? Даже я лишь окунулась в неё.
  - Ты тварь... - прошептала Мисака, и Мугино расхохоталась.
  - Ещё какая! Но зато я не притворяюсь героем, несущим исключительно добро и справедливость. Как там сказал Акселератор? Когда ты последний раз платила за обесточенные районы?
  - Ты сравниваешь выключение света с жестокими убийствами?
  - Нет, Третья. Я сравниваю полное принятие себя с враньём и маскировкой истинного "я". И у вас, хороших девочек, первое превозносится над вторым, не так ли?
  Молния ударила, но Мугино мгновенно отшатнулась и выстрелила лучами в пол под Мисакой. Тот мигом начал растворяться, и девушка прыгнула на потолок, где прикрепилась вверх ногами и махнула рукой, собирая оставшееся от стеллажей в ряд металлических копий. Мугино выстрелила в потолок и вновь закрылась дугами, плавящими копья, а Мисака перепрыгнула уже на стену. Разъеденный пол начал рушиться, и Четвёртая мелкими шажками отступила к противоположной стене. Сейчас она чисто защищалась от летевших в неё молний и металла, просчитывая обстановку и раздумывая, как быть.
  Вариантов становилось всё меньше.
  - Хочешь поймать меня, девочка? - насмешливо крикнула она Мисаке. - Так лови!
  Один луч протянулся мимо летевшего мусора и едва не ударил отшатнувшуюся Мисаку, а Мугино воспользовалась моментом и сиганула прямо в дыру, скрываясь из виду.
  Мисака без промедления рванула следом.
  
  
  Куроко очень быстро разгадала тактику бойцов. Кинухата металась по площадке обрушенной лестницы и атаковала быстрыми, сокрушительными ударами, а Френда, отделённая от них огромной дырой, вытряхивала из сумки бомбочки, на реактивной тяге устремлявшиеся к бойцам. Кинухату спасал невидимый щит, а вот Куроко выживала исключительно на инстинктивной телепортации.
  Она прыгнула было к Френде - но и там вынуждена была мгновенно скрыться, когда начали взрываться установленные прямо в бою мины. Сама блондинка припустила куда подальше, а Кинухата перемахнула через дыру одним длинным прыжком и вновь атаковала.
  Будь это в большом зале - у обеих не было бы и шансов. Но тут, на узкой лестнице и в узком коридоре, куда постепенно перемещалась битва, никакого пространства для манёвра.
  Рецепт победы она просчитала быстро. Кинухата четвёртый уровень, значит, её щит должен иметь предел. Подставлять его под взрывы - и рано или поздно спадёт, а все проблемы исчезнут. Вот только девушки не просто были в курсе, но и сами реализовывали такую тактику: Кинухата стремилась схватить и держать Куроко, а Френда кидала в обеих бомбы. Обе явно не впервой это делали, действуя синхронно и напористо.
  Вопрос победы был в том, что устоит дольше: щит Кинухаты или изворотливость Куроко. И как только Куроко подумала об этом, то сразу же поняла - щит. Потому, улучив удобный момент, помчалась вдаль по тёмному коридору.
  - Эй, убегать не суперкруто! - Кинухата помчалась следом, но Куроко особо не беспокоилась. Враг оказалась быстрее, но ей приходилось огибать и сбивать щитом весь мусор, сквозь который Куроко просто телепортировалась. А с такой скоростью Френда быстро и безнадёжно отстала.
  Кинухата осознала это раньше, чем хотелось бы.
  - Френда! - крикнула она, прямо на ходу разворачиваясь и устремляясь прочь от Куроко. - Идём побьём Третью, потом с этой прыгуньей разделаемся!
  Куроко затормозила и с проклятиями кинулась следом. Даже если сестрица может побить троих этих противников разом - а она может, несомненно - Куроко не позволит себе остаться в стороне.
  Она мгновенно догнала телепортом Кинухату и толкнула ту в спину. Девушка упала, перекатилась - и из темноты вырвалась очередная бомба, от которой Куроко пришлось исчезнуть. Места не было, она появилась между подбегающей Френдой и вскакивающей с пола Кинухатой.
  Осталось вытащить себя за волосы из болота.
  Куроко метнулась к Френде, успев заметить растерянность на лице блондинки. Похоже, теперь мины установить она не сумела и попыталась увернуться, однако пинок ботинком всё равно пришёлся девушке по ключице. Кинухата налетела через доли секунды, однако Куроко вновь исчезла, появилась - и стукнула Френду уже в подбородок.
  Она вошла в раж, но третьим ударом всё закончилось - блондинка, получившая по рёбрам, ударилась об стену, потеряла сознание и сползла на пол. Куроко и Кинухата застыли друг напротив друга, оценивая шансы.
  - Суперотстой. - наконец трезво оценила Кинухата. - С Такицубо мы бы тебя побили.
  - Если бы да кабы... - махнула Куроко. - Можешь ещё добровольно сдаться.
  - Не. - мотнула головой Кинухата и тяжело задышала. - Я потому и жива, что супербегала от полиции. Иначе бы давно в тюрьме суперсгноили.
  - А просто не нарушать закон никак?
  - Когда ты с улицы, то супертрудно не нарушить. Схватят за то, что спишь не дома. Что дома нет - супернасрать.
  - Надеешься меня разжалобить? - Куроко тоже задышала. Не каждый парень бил так, как эта хрупкая на вид девушка.
  - Не, просто. - Кинухата поплевала на руки. - Просто Мугино супердала мне всё. Поэтому сейчас я суперсверну тебе башку, разбужу Френду... или не разбужу. - кинула она взгляд на лежащую без сознания блондинку. - И пойдём суперпомогать Мугино, мочить Третью.
  - Прости, я против. - Куроко быстро хрустнула пальцами.
  - Ага. - Кинухата спокойно кивнула. - Давай, второй раунд.
  И она бросилась на Куроко столь молниеносно, что та и среагировать не успела. Каток врезался в неё и протащил далее по коридору, вжимая в стену и работая кулаком. Куроко телепортировалась после двух ударов и сама вбила Кинухату в пол, но та теперь цепко схватилась за пиджак формы и била куда придётся, надеясь вымотать каждым ударом или просто удачно попасть.
  Куроко вновь впечатывала её в стены и потолок, вертясь в вихре телепортов, но противница мгновенно сокращала расстояние и начинала бить вновь, отчего она уже чувствовала серьёзную боль. Так продолжится - и проиграет. Девушка ещё раз приложила Кинухату об стену, и теперь заметила какие-то странные серебристые вспышки, на мгновение охватившие противника плотным коконом.
  - Ох, суперхрень. - та тоже не обошла вниманием. - Пока заканчивать.
  И с этими словами крайне мощно двинула Куроко в солнечное сплетение, так, что та рухнула на пол. Второй удар уже ногой - но девушка из последних сил телепортировалась подальше.
  До чего же больно... а у Кинухаты даже щит только заканчивается, и она приближается неукротимым бараном...
  Что ж... придётся так. Пан или пропал. Куроко вытянула руку по направлению к приближающейся Кинухате, сосредоточилась - и переместилась так, что сразу же ухватилась за сумочку Френды.
  А её содержимое вылетело в воздух.
  Кинухата успела развернуться, броситься в атаку - и не успела затормозить. Сил Куроко хватило на последний телепорт, унесший подальше от взрыва. Она свалилась подбородком на металлический пол, негоже задрав зад, и медленно задышала, пытаясь восстановить силы на случай, если не вышло. Однако дым быстро рассеялся и проявил дыру в стене, из которой торчали неподвижные голые ноги.
  Куроко понаблюдала за ними несколько секунд, однако никакой крови и её запаха не появилось. Взорвалось-то несильно, но этого хватило, чтобы полностью обрушить щит и вывести Кинухату из строя.
  Фух. В топе десять её тяжелейших битв. Тело словно заправский доносчик рассылало жалобы во все инстанции. Не хотелось даже думать - но надо помочь сестрице.
  Сейчас, ещё несколько секунд полежит и пойдёт.
  Ещё несколько.
  Ещё чуть больше, чем несколько.
  
  Говорившего не было видно. Джунко сосредоточенно внюхивалась, Етцу вертела головой на все возможные градусы, но обе никого не находили. Такицубо часто моргала - похоже, таблетки заканчивались, и она начала приходить в себя.
  - О, можете не напрягаться. - невидимый собеседник обратил на это внимание. - Я не тут и весьма далеко от вас. Увы, слишком трус для встречи в прямом бою.
  - Да и голос наверняка изменил. - поморщилась Кумокава. Для ушей раздававшийся визг был неслабым испытанием.
  - Всё правильно. С талантливой молодёжью так тяжело сражаться, в каждый твой провал вцепляются и ход разгадывают. - голос немного утратил в визгливости. - А у меня два провала было точно: сначала не удалось вампирами прикончить ITEM, потом в битве со Вторым никто не погиб. А, даже три - Камидзе Тома быстро вернулся в город, да ещё оказался выступающим под чужой личиной магом. Если б не это - всё уже давно закончилось.
  - Что закончилось? - спросил Тома, выступив вперёд. - Чего ты добиваешься?
  - Уничтожения Академия-сити, разумеется. Чего ещё я могу добиваться? Причин, извини, не скажу. Вы их всё равно не поймёте.
  - Ну да, ты такой весь из себя непонятый. - хмыкнула Кумокава.
  - Увы. Талантливая молодёжь хороша всем, кроме одного - думает, что уже всё знает, и совсем не умеет видеть дальше собственного "я". Потому и говорю, что всё равно не поймёте.
  - Но мы можем попытаться. - Тома жестом остановил надувшуюся Кумокаву. - Если есть возможность решить всё миром, то нужно её использовать.
  - Увы, Камидзе Тома, увы. Я думал об этом, долго думал, и если бы была возможность решить всё миром, то давно использовал бы её. Но её нет. А после того, что случится этой ночью, вы сами не захотите мира.
  - И что случится этой ночью?
  - У меня ещё и четвёртый провал есть... но это не неудача, это моя ошибка, полностью и безоговорочно. Кадзари Уихару оказалась в опасной близости, однако мой, гм, подчинённый всего лишь напугал её и более ничего не сделал. К тому времени, как я узнал об этом, милая девочка успела проболтаться и предпринимать что-либо против неё не имело смысла. - Голос тяжело вздохнул.
  - Значит, "П.П." всё же что-то значит? - Кумокава уже вынула пистолет, как и Цучимикадо.
  - Значит, значит, но вы не разгадаете. А разгадаете - не поймёте. Эти буквы имеют значение для меня, не для вас.
  - Так что случится этой ночью? - вновь потребовал Тома.
  - Случится, да... да много чего. Но в контексте сказанного мной... - голос задумчиво хмыкнул. - Не могу оставить дело незакрытым. Потому Кадзари Уихару не переживёт эту ночь.
  
  Через пять метров полёта Мисака поняла, что на этот раз помещение огромно. Что тут вообще было, какой-то секретный завод? Из-за темени не разобрать, электромагнитные волны засекали лишь также падающую Мугино.
  Падающую и умудряющую отбиваться в полёте. Зелёное то и дело вспыхивало, отражая молнии. Мисака запускала их несколько лениво, больше пытаясь всё-таки оценить обстановку.
  Мугино не умеет летать или планировать. Для неё падение с такой высоты смертельно, а там внизу ещё и куча металла чуется. При удаче даже не потребуется...
  Внезапно фигурка врага вновь осветилась зелёным, но на этот раз понизу, словно та выстрелила под себя. Выстрелила - и укатилась вниз по дуге.
  Только по приближении Мисака осознала, что произошло. Мугино то ли видела в темноте лучше ожидаемого, то ли задействовала что-то в своей силе - но приметила, что падает на ведущую вниз балку, и своими лучами превратила её в горку, прокатившись на ногах до самого низа зала.
  И там сразу погасла. Мисака всё равно её чувствовала, и потому приземлилась метрах в десяти, едва не ступив в груду острых железок. Похоже, ими был устлан почти весь пол - превосходно.
  - Даю тебе последний шанс, девочка. - Мугино же говорила столь уверенно, будто преимущество было за ней. - Вернись в свою тёплую постельку, возьми в губы соску и засни, не думая обо всяких ужасах бытия. Иначе я с тобой разделаюсь.
  - Мечтай. - фыркнула Мисака, однако всё равно насторожилась. Мугино вполне могла приготовить сюрприз помимо дуг, не стоит её недооценивать.
  Пожалуй, надо вырубить прямо сейчас.
  
  Что ж, девочка сама напросилась.
  Вот и хорошо. Так она продвинется по лестнице вверх, сама станет Третьей - а учитывая, что Второй прикован к постели и частично беззащитен... открываются неплохие перспективы.
  Особенно с её супероружием. Суперсупероружием, как сказала бы Кинухата. Кстати, куда она делась, неужто нужно так долго сражаться? Тактика "дружеского огня" всегда прекрасно работала, а сейчас ой бы как пригодилась. Ладно, разберётся и так.
  Конечно, не стоило бы использовать. Минут десять, а потом отходняк по организму хуже любого похмелья. Такицубо это как-то лучше переживает, а остальных скрючивает в рог. Ничего, если позволит прожечь насквозь эту уже задолбавшую нахалку - вытерпит.
  Да и не впервой.
  Потому Мугино вынула из кармана пару таблеток, мгновенно их проглотила и уставилась во тьму. Тьму для всех, кроме неё - опыт давно приучил глаза приспосабливаться даже к абсолютному мраку. А уж сейчас... о даааа... прямо как на ладони...
  Прекрасная цель.
  
  Этот луч оказался толще предыдущих - Мисака едва успела уйти перекатом. И тут же ударил второй, а затем и третий.
  Мугино словно подменили. Лучи стали сильнее, ложились ближе, и даже молниями поглощались дольше. На десятые секунд, но дольше. А проблемы со скоростью никуда не ушли, и скоро Мисака вынуждена была просто отступать под защитой молний, вместо сокращения дистанции только увеличивая.
  И тактика боя со Вторым не сработает. Разрежать воздух надо было с самого начала и в одном помещении, а не скача по этажам, замедлять работу мозга Четвёртой не получалось, как и осыпать её градом металла - всё это растворялось в зелёных лучах. А скорости Мисаке по-прежнему не хватало.
  Значит, остаётся последнее средство.
  Мисака, удерживая отражающие очередной луч молнии, быстро вынула из кармана юбки монетку в пять йен и сжала в кулаке.
  - Мугино! - крикнула она во тьму, освещаемую лишь вспышками. - Даю тебе последний шанс сдаться!
  Там лишь визгливо засмеялись - а в следующую секунду лучи ударили со всех сторон. Мисака бросила себя к ближайшей стене и приклеилась к ней, однако лучи потянулись следом и едва не изрешетили девушку. Всё-таки Мугино так или иначе видела в темноте, без вариантов.
  Очередной луч ударил совсем рядом, и Мисака бросилась в сторону, но недостаточно быстро.
  Зелёное скользнуло по её ноге и заставило упасть. Всплеском боли Мисака отшвырнула все острое с того пятачка, куда рухнула, однако двигаться далее не смогла. Было жутко, нестерпимо больно, кровь вытекала на пол, но хоть не била фонтаном. Каким-то невероятным чудом артерию не задело, Мисака это чувствовала, но стало лишь капельку легче.
  Сейчас она невероятно удобная цель.
  - Третья, ты где, Третья! Цып-цып-цып! - Мугино поиграться с ней решила, что ли? Хотя для садиста обездвиженная жертва что подарок на Рождество.
  
  Чёрт, она слишком затянула. И, похоже, слишком расслабилась на горячих источниках. Десяти минут не прошло точно, от силы пять, а зрение уже туманилось. Что толку от мощи, если попасть не можешь? Соперница поубавила в прыти, но этого было недостаточно. В прошлый раз она вообще измождённой была, и что?
  А нет, сейчас стоит на месте. Неужто попала? Да не, тогда бы уже на весь зал разносилось верещание агонии. Или слишком хорошо попала, прямо в грудь или голову? Тогда бы упала, а она стоит. Зрение вновь подпустило туману, и Мугино поморщилась.
  Ударить ещё раз, и все дела. Нет тела - нет дела. Мугино подняла руку, и целый пучок зелёных лучей помчался к Мисаке.
  
  - Зачем тебе убивать Уихару? - Тома старался говорить спокойно, хотя кулаки его сжимались. - Ты же говоришь, что уже поздно. Мелочная месть?
  - Нет. Скажем... мне нужно показать подчинённому, что бывает, когда он не слушает мои команды и начинает щадить кого ни попадя. Сегодня ночью и так многие умрут, но для надёжности.
  - Что именно ты планируешь?
  - Так вам всё сразу скажи и доложи. Хотя... уже не сможете остановить, так чего уж там. Видите ли... когда я смотрел детские мультики, я часто задавался вопросом - а почему злодей в них не повторяет свои планы? Многие из них были крайне успешными, всего лишь разобраться в ошибках и попробовать вновь. Это и для сценаристов полезно - не надо придумывать новую штуковину - и аниматорам чуть меньше работы, бюджет ниже хоть капельку... а заодно мораль детям, что не сдавайся, если не получилось сразу. Подумай над ошибками, попробуй вновь, и всё обязательно получится. Увы... - голос из ниоткуда словно бы искренне вздохнул. - Даже не видел, чтобы где-то такое было. Хотя я давно их уже не смотрю...
  - Заговаривает нам зубы. - прошептала Кумокава, тщетно пытаясь набирать что-то на телефоне.
  - Между прочим, Кумокава Серья, без вас бы ничего не вышло. Точнее, вышло бы, но хуже и не факт. Слишком много рисков было, но вы преподнесли мне поистине щедрый подарок.
  - О чём вы? - нахмурилась девушка.
  - Вы решили пленить Шокухо Мисаки.
  - И... стоп. - Кумокава зашевелила губами. - Неужто вы...
  - Кажется, вы поняли. Талантливая молодёжь действительно опасный противник... хотя в нашем контексте это звучит как сарказм. Извиняюсь.
  - Что такое, Серья? - спросил Тома, но побледневшая девушка не отвечала. - Что вы сделали?
  - Я дал злобному плану вторую попытку. Попытку, которая на этот раз должна сработать, ибо все те факторы, из-за которых не сработало в прошлый раз, учтены. И сейчас до начала осталось... хм, весело. Осталось три...
  
  Даже случайное, прошедшее по касательной попадание невероятно болит. А что же пришлось испытать тем, кого этот монстр пытал и убивал как можно медленнее?
  Ещё и похваляется. Мол, домашние девочки зовут её чудовищем. А что, все остальные не назовут? Все остальные посчитают Четвёртую кем-то кроме чудовища?
  И самое главное - она пятый уровень. Это значит, что она ускользнёт от ответственности. Уже сейчас особо не скрывается, даже в Правосудии есть досье на всех ITEM - пусть даже секретное, Мисаке для прочтения пришлось тогда компьютер взламывать - и хоть бы что. Мугино знает о своей безнаказанности, и пользуется ею, остановить её судами и задержаниями не получится.
  Мисака подняла руку, и электрические разряды запрыгали по ней испуганными лягушатами.
  
  - Две...
  
  Бесполезно звать на помощь Тому, Гунху, Королеву. Им попросту не объяснишь - а если и поймут, то откажутся. Вынырнувшая из ниоткуда Шестая... ещё неизвестно, на чьей она стороне. А обращаться к Кайкине или Акселератору...
  Только она, Мисака Микото, Третья, Рейлган, может остановить чудовище.
  Монетка взлетела в воздух, подброшенная щелчком пальцев, и завертелась, неизбежно влекомая вниз законами природы.
  Закон есть закон. Чем больше закрывать глаза на его нарушение - тем больше его будут нарушать. Так пройдёт время - и Мугино станет популярной. Примером для подражания. Моделью поведения.
  Она убивает и нарушает закон, и ничего ей за это не делают. Значит, если я буду таким же, то и мне ничего не будет.
  Зелёные лучи помчались к ней, не оставляя никакого выбора.
  Хотя, пожалуй, Мисака изначально не имела выбора. Изначально только она могла это сделать, рано или поздно.
  Она подумала обо всех возможных жертвах чудовища. О тех, кто может умереть. О тех, чьи лица были в досье.
  А затем вспомнила вагон, падающий на искалеченную, окровавленную, еле ползущую копию её самой.
  Монетка опустилась - и Мисака коснулась её окруженным молнией пальцем.
  
  - Одна...
  
  Луч света приветливого солнца, окружённый божественными молниями, взрезал тьму. Он нёсся так быстро, что никто не смог бы за ним уследить - и пучок зелёных лучей попросту разбросало в стороны, словно они были сделаны из резины.
  Мугино успела осознать. Но не успела что-то сделать.
  Поток света пронзил её - и понёсся дальше. Он пробил стену и только тогда исчез, на прощание высветив ровную, длинную, расплавленную полосу металла.
  И лежащее неподвижно тело Мугино Шизури.
  
  Йошикава в первую секунду подумала, что это сама Ласт Ордер отшвырнула планшет. Но девочка упала следом, прямо на каменный пол подвала, и не откликалась на всю возрастающую панику учёной.
  А затем зашептала. Очень тихо, очень быстро зашептала, и вслушивающаяся в ручеек слов Йошикава не могла ничего разобрать.
  Словно бы... похоже на код?
  Она протянула руку, осторожно коснулась плеча девочки - и наверху что-то затрещало.
  Подвальная дверь.
  
  Время пришло.
  Казакири не теряла ни секунды. Она вырвалась из транса, почти выбежала на балкон, одним скачком забралась на перила, а затем прыгнула - взлетела в небеса.
  Белоснежные крылья распахнулись за её спиной, а алые символы зажглись опускающейся на весь засыпающий город гигантской сеткой. Секунда - и лишь небоскрёбы окружают Казакири. Секунда - и вот она уже выше их, выше всего, только далёкая струна космического лифта уходит далее в небо.
  Но Казакири не обратила на него никакого внимания, уставившись вниз, на освещаемые неведомым прежде алым светом улицы, запрашивая задачу, ради которой явилась сюда.
  Научный ангел распахнул свои крылья в небе Академия-сити.
  
  - Серья, что происходит? - голос после отчёта замолчал, и Тома уже едва ли не панически обратился к девушке.
  - Клоны... - прошептала та, а затем стряхнулась и быстро огляделась. - Нам нужно на поверхность, срочно. Етцу, Джунко, придумайте что-нибудь!
  - Можете не спешить. - невидимый собеседник никуда не уходил. - Ласт Ордер в надёжном месте, вам её не найти. А если найдёте - только Акселератор сможет ей помочь. Акселератор же сейчас будет очень сильно и, надеюсь, смертельно занят.
  - Быстрее! - прорычала Кумокава. - Сейчас каждая секунда важна!
  - Ну, раз уж так... - голос вздохнул. - Так и быть. Прощайте, ребята, мне действительно жаль, но выхода нет. Убейте их.
  Пространство неожиданно - словно кто-то сбросил маскирующую скатерть - наполнилось людьми в чёрных костюмах. Многие из них держали в руках оружие, целились, пули вылетали прямо в группу ничего не успевающих предпринять ребят...
  Но Етцу двигалась быстрее любой пули.
  Карманы плоти обхватили сразу всех - Тому, Кумокаву, Цучимикадо, Джунко и собравшуюся бежать Такицубо. Рот открылся, и челюсть вырвалась из него, вращаясь и увеличиваясь в размерах, вцепилась в потолок тоннеля, рывком втащила вверх плотную массу - и первая очередь прошла мимо. Нападавшие подняли оружие, но к тому времени зубы вновь завертелись, спрессовались в острый белый бур и вонзились в камень.
  Каменная крошка посыпалась на рельсы, мгновенно образуя горы и даже засыпав двоих храбрецов, решивших стрельнуть в саму дыру. Та же всё ширилась, позволяя меняющемуся телу Етцу втиснуться туда.
  Ещё несколько человек подбежали стрелять в дыру, двоим даже удалось - но пули завязли в теле твари, нисколько её не остановив. Та и не обратила внимания, продолжая дико вращать зубами и бурить себе дорогу наверх.
  Это заняло не больше минуты, и выскочила она прямо посреди проезжей части - видимо, не самого населённого района, ибо ни одной машины не было. Неописуемое чудовище наклонилось и буквально выблевало пять тел, окружённых защитной плёнкой. Тома мгновенно разорвал свою, хотя и замешкался, вытаскивая правую руку из чего-то желеобразного, и бросился помогать Такицубо, остальные разорвали свои плёнки сами - и тут Етцу, всё ещё возвышающаяся над ними монстром из кошмаров, взвизгнула и мгновенно скрылась в дыре, словно её кто-то сильный потянул снизу.
  - Етцу! - Тома запоздало кинулся туда; дыра уже пустовала, и оттуда не доносилось ни звука. - Ребята, надо ей помо... - он оглянулся и осёкся.
  Кумокава была уже метрах в пятидесяти - быстро бежала и на ходу что-то говорила в телефон. Тем же самым, только в другую сторону, занимался Цучимикадо.
  - Мне кажется, Етцу справится. - Джунко наконец отбросила ногой плёнку, начавшую усыхать на свежем воздухе. - Каков план?
  - План? - растерянно сказал Тома. - Я даже не понимаю, что происходит. Таки... - он опять осёкся, увидев, что Такицубо вообще нигде нет. Тихая девочка и свинтила тише всех.
  - Я тоже не очень, но если прикинуть... - Джунко приставила палец ко лбу. - Клоны и зависимость от Ласт Ордер. Интри как-то на них воздействовал, ну или взломал. Да, раз он говорил про пленение меня, а я какое-то время сидела на одном месте под охраной клонов, и Интри до них добрался.
  - И что он тогда? Может... - Тома вспомнил разговор с Етцу, и ему стало дурно. - Он может их всех контролировать? Отдать любой приказ?
  - Думаю, да. Их... чёрт, какое точное число, девять тысяч девятьсот шестьдесят девять вроде сейчас, и... - Джунко помрачнела. - Девять тысяч девятьсот шестьдесят девять достаточно опытных и умелых солдат, взламывающих электронику, обладающих общей памятью, с радио в голове... чёрт.
  Тома сглотнул. Человек, контролирующий такую армию... он может даже небольшую страну захватить.
  А Академия-сити именно что небольшая страна, по сути.
  Так, не время паниковать. Думать. Всё завязано на Ласт Ордер, но Интри однозначно её похитил. Единственный, кто может помочь - Акселератор. Но Акселератора сейчас будут отвлекать, попытаются убить. Значит...
  - Слушай, а это что такое? - Джунко тем временем посмотрела в небеса, и Тома взглянул следом.
  Город словно бы накрыла красная сеть фигур и нечитаемых символов. Она простиралась на огромной высоте, всюду, куда не кинь взгляд, и казалась крышкой захлопывающейся ловушки.
  - Неужели Казакири? - прошептал он.
  - Кто?
  - Эта сетка... это знак появления ангела.
  - Ангела?
  Тома заозирался, но здания тут загораживали весь обзор.
  - Джунко ведь не умеет летать? - на всякий случай спросил он.
  - Не умеет. - подтвердила девушка. - Так что нам с этого ангела?
  - Не знаю. - устало вздохнул парень. - Так... - он вновь сосредоточился на важном. - Нам нужно найти Ласт Ордер, Акселератора... и защитить Уихару. И мы не знаем, где сейчас все трое.
  - Уихару почти наверняка у себя дома. А вот эти двое, да... - Джунко задумалась. - Слушай, Тома, это как в ужастиках, но - давай разделимся? Всё равно мы уже и так. - Кумокавы и Цучимикадо давно не было видно. - Я пойду спасать Уихару. Джунко побежит вынюхивать Ласт Ордер. А ты смотаешься по городу искать Акселератора.
  - Мисаки, а ты справишься?
  - Мне теперь неуютно сидеть тут. Если Интри знает, где я, то заявится в гости с полной защитой от промывки мозгов. Наверху хотя бы убежать есть куда, да и что, пятый уровень сейчас начнёт отсиживаться? Нет уж.
  - Хорошо. Ты знаешь, где Уихару живёт?
  - Знаю. Давай, побежали. Если найду Ласт Ордер или Акселератора - позвоню. Только аккуратнее, пожалуйста, и берегись клонов.
  - Ты тоже аккуратнее.
  Они кивнули друг другу и мгновенно разбежались в разные стороны.
  
  Этцали ни о чём не жалел.
  Даже сейчас, когда он сидел в камере с силовым полем.
  Реформаторий. Специальная тюрьма для эсперов. Пятый уровень не остановит - но пятый уровень и окажется в тюрьме только в экстраординарных случаях. А вот четвёртый и ниже спокойно.
  Впрочем, Этцали и не собирался бежать. Месть пусть не полностью, но свершилась.
  Камидзе Тома нарушил клятву. Предал Мисаку Микото. Сбежал в момент, когда ей нужна была поддержка, забота, любовь и помощь. Так что Этцали не колебался и секунды, когда зашёл вслед за Томой в туалет поезда, ударил того ножом по голове, открыл окно туалета и выбросил тело в реку, над которой они как раз проезжали.
  Однако убить Тому мало. Нужно было ещё и разрушить весь его образ, показать всем мерзавца, нарушившего клятву. Поэтому Этцали взял его облик, занял его место и тихо, аккуратно, пытаясь не вспугнуть, начал третировать окружавших его девушек.
  Ицуву и Индекс, в основном.
  Но и остальных тоже, до кого удавалось добраться. Однако всё шло медленнее, чем он думал. Похоже, девушки выдали Томе куда больше гаранта доверия, чем должны были, и Этцали уже попросту попёр напрямую.
  На этом и поймали, очевидно. Очнулся уже тут, в изначальном облике смуглого брюнета, даже личина Унубары слезла. И теперь сидел в ожидании своей участи, которую пока никто не спешил прояснять.
  Хотя странно. Всё же он убил Камидзе Тому. Камера должна дрожать от посетителей, мстящих, допрашивающих... однако никого, и это наводило Этцали на мрачные мысли.
  Камидзе Тома получил удар по голове и упал в реку - однако выжил.
  Звучит правдоподобно.
  Потому его и не идут допрашивать. Парень уже занял своё место, помирился со всеми девушками, объяснив, что это был не он, с кем-нибудь небось продвинулся.
  С той же Мисакой Микото, например. У Этцали сердце разрывалось говорить ей, что не любит и никогда не полюбит, но так было надо. Мисаке Микото нужно было разбить сердце и заставить ненавидеть Камидзе Тому. А там, глядишь, попробовать помочь склеить обратно.
  Этцали тяжело вздохнул и посмотрел на силовое поле. Ну вот, думает о Мисаке Микото и теперь уже видит её.
  Когда поле пропало, то он понял, что это не галлюцинация. Однако девушка отступила, развернулась, направилась дальше - и Этцали рванул следом.
  - Мисака! - крикнул он, и девушка повернулась к нему. Правда, немного не похожая на привычную Мисаку - форма Токивадай всё та же, но в руках она держала чёрную винтовку, а на глаза были натянуты массивные очки ночного зрения.
  - Прошу не затруднять проход Мисаке, вежливо сказала Мисака. Мисака согласно приказу должна освободить всех узников и вывести их на свободу, продолжила свою работу Мисака.
  Этцали тупо смотрел на то, как невероятно похожая на Мисаку девушка отходит к следующему силовому полю. Он неуверенно оглянулся и увидел, что многие другие силовые поля тоже вскрыты и из тюрем выходят люди - кто-то так же неуверенно, а кто-то словно ожидая.
  А ещё он услышал какой-то шум. Очень слабый, ещё далёкий, однако Этцали после работы на улицах Академия-сити всё равно его узнал.
  Шум перестрелки.
  
  - В смысле, побег? - рявкнула Йомикава в трубку. - Так куда нам выдвигаться?
  Она стояла у стола с кучей телефонов, непрерывно звонивших уже минут десять и приносящих новость одна ужаснее другой. Рядом стояла её группа одетых в синее людей, ожидающих лишь приказа. Однако приказ всё не поступал, все звонки лишь говорили о новых точках нападения и требовали оставаться на месте для уточнения.
  Йомикаве уже не требовалось никакого уточнения. Город подвёргся нападению - массовому, неизвестному, неожиданному. Сообщения приходили из метро, зоопарка, космического лифта, телестанции, а теперь и тюрьмы. Везде одно и то же - нападение, электронный взлом, стрельба.
  В том числе стрельба по гражданским. А подразделение Анти-Навыка сидит на месте и ждёт указаний руководства вместо того, чтобы спасать людей. Йомикава уже думала плюнуть на приказ - не впервой - и отдать команду выдвигаться, как зазвонил уже личный телефон.
  - Да? - рявкнула она.
  - Йомикава. - раздался в ответ тяжёлый голос Акселератора. - По улицам сейчас бегают и стреляют одинаковые девочки. И потому предупреди всех у себя там: любой, кто решится их убить, будет убит мною в ответ.
  - Акселератор. - Йомикава сжала телефон. - Они бьют по всем многолюдным и ключевым местам города. Люди будут отбиваться. Без жертв с их стороны не обойдётся.
  - Йомикава. - вздох Акселератора был похож на рык. - Ещё раз. Я убью всех, кто убьёт хоть одну из этих девочек. - и он сбросил звонок.
  Йомикава прикрыла глаза, изо всех сил пытаясь не сматериться. Беда не приходит одна, вот уж что есть то есть. Но хотя бы ясно, кто именно нападает.
  - Код шесть. - бросила она слушающим её спецназовцам. Не убивать так не убивать. Теперь бы ещё выжить.
  
  Шокухо спешила по тёмным коридорам, ориентируясь только на память да на заложенную в телефон карту. Чего, вообще-то, было достаточно, однако до дома Уихару надо было пробежать как можно больше под землёй.
  Судя по тому, что видела бегущая Джунко - ночные улицы постепенно наполнялись хаосом. Стрельба начала через минуту после того, как она рассталась с Томой, и с тех пор почти не утихала. Притом что на сами перестрелки девушка не прибывала, они всё проходили в стороне... о, чёрт.
  Джунко замедлилась перед лежащим на тротуаре трупом парня. Явно из какой-то банды, уж слишком в татуировках и кожаных одеждах. Под головой медленно всё ещё натекала лужа крови - убили недавно. Шокухо приказала Джунко обойти труп и бежать дальше, однако ей стало страшно.
  "Королева" не было простым прозвищем. Шокухо действительно рассматривала варианты так или иначе получить власть над Академия-сити. И потому творящееся на улицах сейчас было для неё чем-то большим, чем нападение на родной город.
  Личный вызов, можно сказать.
  Отчего она и мчалась спасать Уихару, хоть на саму девушку было плевать. Утереть нос Интри хотя бы по мелочи. А если Джунко вынюхает Ласт Ордер, то и крупно. Дальше вся надежда на то, что её Тома найдёт Акселератора и все сойдутся вместе.
  Её Тома.
  Шокухо улыбнулась, стараясь не пропустить поворот.
  Вот закончат с этим - и он полностью станет её.
  
  - Сестрица! - Куроко телепортировалась на склад и сразу увидела дыру в полу. - Сестрица! - она заглянула туда, но в темноте ничего не было видно.
  А через пару секунд глубоко внизу сверкнули разряды молнии.
  - Сестрица! - Куроко бросилась во тьму. Заряды продолжали вспыхивать, и скоро она различила лежащую на боку Мисаку, по которой то и дело пробегал ток.
  - Куроко... - слабо сказала она. - У тебя не найдётся бинта?
  - Сейчас, куда... оооо! - Мисака повернулась, и Куроко уставилась на всё ещё кровоточащую рану, покрывшую ногу бурой плёнкой. Бинты были при ней всегда, поэтому девушка мигом взялась за дело.
  Минут через пять нога была перемотана, и Мисака встала, опираясь на плечо Куроко и беспрестанно морщась.
  - Кажется, тебе снова надо в больницу, сестрица. - участливо сказала та. - А где Четвёртая? Сбежала?
  - Не, она там вот лежит. - мотнула головой Мисака.
  - Лежит? - непонимающе переспросила Куроко. - Ты её вырубила?
  - Нет. - Мисака попробовала ступить на больную ногу и скривилась. - Она так похвалялась той жутью, что делала и сделает, и так нападала, что... у меня не осталось выбора, Куроко.
  - Сестрица. - прошелестела та. - Ты её убила?
  - Да.
  Несколько секунд стояло полное молчание, а затем Мисака тихо сказала:
  - У меня действительно не было выбора. Одна из нас должна была пасть, и... э? - она почувствовала прикосновение к запястью холодной стали, посмотрела туда и увидела захлопнувшийся на ней массивный наручник. Второй Куроко защёлкнула на своём запястье.
  - Мисака Микото. - холодно сказала она. - Вы арестованы по подозрению в убийстве Мугино Шизури. Вам предоставят удобную камеру и адвоката.
  - Что? - непонимающе захлопала ресницами Мисака. - Куроко, ты что? Чего ты шутишь?
  - Вы сделали официальное признание в присутствии члена Правосудия, Мисака Микото. Поэтому даже статус пятого уровня не спасёт вас от разбирательства. И прошу не сопротивляться аресту, так вы только ухудшите своё положение.
  - Куроко. - очень тихо сказала Мисака. - Хватит шутить.
  - Никаких шуток, сестрица. Ты убила человека, даже если это Четвёртая. Ты впервые убила человека. Неужели ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук?
  - Сойдёт с рук? Куроко, я убила Четвёртую. Это не преступление, это предотвращение десятков будущих смертей. Тебе не за что меня арестовывать.
  - Закон есть закон, сестрица. Возвращаю тебе фразу. - Куроко бесстрашно взглянула на неё. - В день мыслей о том, умно или нет задерживать негодяев, я уйду из Правосудия. А ты, сестрица, убила человека. И я обязана тебя задержать.
  Несколько секунд девушки смотрели друг другу в глаза, а затем Мисака отвела взгляд.
  - Хорошо. - глухо сказала она. - Веди.
  
  Уихару сонно поморгала в подушку. Она успела заснуть и видела во сне вкусный тортик... или это был носок...
  Звук раздался вновь, и теперь девушка осознала, что это, но не смогла поверить. Стрельба? Ночью? Это же не какие-то задворки, а вполне себе приличный квартал, без всякого...
  Ещё стрельба, совсем близко. Уихару соскочила с кровати и коснулась спящей на верхней постели Одеялко - та тоже уже не спала и крепко сжала её руку.
  - Что происходит? - испуганно спросила она, спрыгивая вниз.
  - Я не знаю... - Уихару взяла смартфон и открыла страницу с новостями. Там всё пестрило сообщениями о нападениях, призывами оставаться дома и ни в коем случае не выходить на улицу, однако никакой конкретики.
  На Академия-сити напали? Но кто и как? Уихару ещё полистала, но стрельба раздалась совсем близко, и она предпочла выключить телефон. Общежитие уже шевелилось, по коридору заходили люди, начали задавать вопросы, так что Уихару с Одеялко быстро переоделись из пижам в блузки с юбками.
  - Наверное, надо будет спуститься в подвал? - спросила Одеялко, подворачивая распущенные на ночь волосы.
  - Наверное... - Уихару отправила сообщение Мисаке, Куроко, Сатен и Гунхе, но ответа не поступало. Хотя последние двое были в сети. Шевеление в коридоре продолжалось, кто-то даже постучал им в дверь.
  - Это... - стучавший на пару секунд замолчал. - Кишки.
  Уихару без лишних вопросов впустила Гунху. Парень сразу же подошёл к окну, выглянул в него и вслушался в почти непрекращающийся треск стрельбы.
  - Что там происходит? - спросила Уихару.
  - Стреляют.
  - Ну я поняла...
  - А я больше ничего не знаю. Мы и так в ваш район шли, а как услышали стрельбу, то сразу прибежали и ничего по пути не видели.
  - Мы?
  - Там Сатен, Конго и эти две... кто они там. - Гунха махнул рукой и отошёл от окна. - Думаю, вам надо спрятаться. Мало ли нагрянут или шальная пуля заденет...
  - Гунха, они уже близко! - Сатен в компании других девушек ворвалась в комнату. Все они пытались держаться молодцом, хотя Конго безостановочно махала веером, её подружки мелко дрожали, а сама Сатен сжимала рукоять биты так, что пальцы побелели. - Я слышала выстрелы прямо за углом!
  - Так, в подвал. - приказал Гунха. - Схоронитесь там в дальнем уголке и кого встретите - скажите, чтобы тоже туда шли. Я пойду хотя бы посмотрю, кто это. Если не вернусь минут через десять, то найдите место ещё дальше и прячьтесь.
  Последние слова он говорил уже из коридора. Останавливать и переспрашивать никто не стал - хлопки очередей буквально слышались под окном, и девушки бросились в сторону подвала. По пути им никто не встретился - все после близких выстрелов либо успели убежать на улицу, либо закрывались в комнатах.
  Когда группа девушек вошла в подвал, то мигом отошла к дальней стене и примостилась за старым каркасом автомобиля. Всех спрятать он не сумел, и Сатен добровольно вышла поближе к лестнице, продолжая сжимать биту и надеясь оглушить первого зашедшего.
  - Майя, ты ничего не знаешь точно? - тихо спросила Уихару оказавшуюся рядом с ней брюнетку.
  - Не больше тебя. - вздохнула та. - Кинухо и я пошли с Мицуко-сан, потому что её нельзя оставить одну. - Конго от этих слов едва не выронила веер, но промолчала. - Думали, будет просто прогулка по ночным улицам, но началась стрельба, сначала далеко, затем всё ближе и ближе... - она вздрогнула и решила не продолжать. Сатен стояла, вслушиваясь в происходящее наверху, однако больше никто не спешил спускаться...
  Часть стены отъехала в сторону, демонстрируя Шокухо с пультом наизготове. Увидев шестерых девушек, пытающихся спрятаться, она мгновенно нажала на кнопку - и уже рванувшая к ней на рефлексах Сатен опустила биту.
  - Так, если мне повезло... - Шокухо оглядела всех. - Уихару тут?
  - Я. - отозвалась та.
  - Ох, всё-таки повезло. Отлично. - Шокухо нажала ещё одну кнопку и отошла, освобождая проход потянувшимся в проём девушкам. Действительно повезло, она думала, что придётся целый час искать, а то и вовсе натыкаться на свежий труп, однако та практически пришла сама. Теперь надо подумать, что дальше. Надо как-то помочь Томе и городу, но как? Или лучше подождать Джунко, что там она по Ласт Ордер разнюхает?
  Да, лучше подождать. Пока отвести этих девушек куда подальше и спрятать. Шокухо подождала, пока шедшая последней Одеялко не зайдёт внутрь, обернулась проверить...
  И увидела спустившуюся в подвал клона.
  Та тоже увидела блондинку - и моментально, без приветствий и подготовки, начала поднимать оружие. Шокухо щёлкнула кнопкой пульта, но уже понимала, что это бесполезно.
  Клоны устойчивы к её контролю. Доли секунды - и жизнь Пятой оборвётся в этом грязном подвале, вопреки всем статусам.
  Она даже не успела с Томой...
  Клон нацелила на неё винтовку, однако с места не двигалась. Доли секунды перешли в одну целую, две, три... Шокухо слегка шевельнулась - и клон, повинуясь приказу, опустила оружие.
  Кумокава.
  Лживая, мерзкая сучка Кумокава.
  Опять обвела вокруг пальца. Сказала, что Шокухо не сможет подчинить клона - и Шокухо, отлично помня бессмысленность опытов с Мисакой, даже не попыталась. Хотя что стоило сообразить разницу между пятым и вторым уровнем.
  Шокухо вздохнула, отгоняя тень успевшей подобраться смерти, и посмотрела на клона. Интересно, а как их сеть это интерпретирует? Посылает сигналы о помощи? Или воспринимает нормально?
  Кстати... Шокухо нахмурилась, всматриваясь в неподвижную девушку. Рискованно, очень рискованно, но... если она сумеет подчинить себе сеть Мисак, перехватить управление, или попросту перегрузить... отключая клонов и останавливая уличный хаос...
  Шокухо поманила клона пальцем, и та послушно зашла в дыру вслед за остальными девушками. После этого внутрь зашла и сама Шокухо, а стена уехала обратно, надёжно блокируя вход от любых посторонних глаз.
  
  Если бы клонам было позволено удивляться, то они бы удивились приказу. Приказу, требующему при любых обстоятельствах не трогать ни больницу, ни врачей, ни лежащих там пациентов.
  За исключением одного. Именно к нему сейчас шли два клона, абсолютно молча, не перекидываясь даже словом. Замедлились они разве что у дверей палаты, и то лишь на секунду - а затем подняли винтовки и рванули внутрь.
  Кайкине сидел на кровати и улыбался. Он переоделся из пижамы в багровый костюм, причесался, даже слегка осветлил волосы, словно готовился к свиданию с двумя зашедшими девушками.
  - Ну вот и началось. - сказал он едва ли не ласково, а выскочившие из-за спины белые путы обвязали обеих и стиснули.
  Стискивали всё сильнее и сильнее, так что девочки скоро завопили от боли, но Кайкине и ухом не шевельнул.
  - Простите. - даже слегка вальяжно сказал он. - Но иначе Акселератор меня не услышит и не придёт.
  И он сдавил тела клонов ещё сильнее, так, что раздался треск костей.
  
  Странно, что сеть Мисак ещё позволяла ему передвигаться. И Акселератор на полную использовал это, отражая летевшие в бегущих людей пули и одним прикосновением вырубая выпустившую их клона. Он так сражался уже минут десять, обезвредил примерно полсотни сестёр - но до общего числа было далеко.
  Такой наглости эспер совсем не предполагал. Поганец осмелился покуситься на Мисаку-Мисаку, заразить её вирусом, как тогда. И сейчас Акселератор с боями рвался к своему дому, понимая, что почти наверняка никого там не обнаружит и придётся идти по следам.
  Скрутило прямо посреди улицы - болью и страданиями, передавшимися даже ему. А судя по тому, как ближайший клон выронила винтовку и заплакала - вообще всем в сети. Акселератор сжал зубы и огляделся, пытаясь понять, что с кем произошло.
  И увидел вдали, у высокого здания больницы, вылетающего из окна человека. За его спиной распустились шесть белоснежных нитей, гигантскими крыльями хватаясь за небосвод, поднимая тёмную фигуру всё выше и освещая ночной город словно слабым искусственным солнцем. Акселератор скривился от ненависти, прозревая худшее, и донёсшийся с небес голос подтвердил это.
  - Акселератор! - Кайкине явно говорил через что-то, усиливающее звук. - Я убил двух твоих девочек! И буду убивать ещё, пока ты не придёшь и не сразишься со мной! Начну прямо сейчас! - крылья изогнулись и рванули к земле, по пути делясь на сотни мелких отростков.
  Решение пришло моментально. Прости, Мисака-Мисака. Тебя всё равно какое-то время подержат в безопасности. А если не остановить этого мудака сейчас, то он убьёт сотни твоих сестёр.
  Акселератор изо всех сил топнул по асфальту, прыгнул, опёрся об векторы воздушных потоков - и бросил себя навстречу опускающимся нитям.
  
  Тома не добежал до оставляющего за собой парализованных клонов Акселератора каких-то пару кварталов, и только увидел его взмывающего в небо навстречу опускающейся паутине Кайкине.
  Хотя и трудно назвать неудачей. Если Кайкине действительно нацелился убивать клонов, то никто лучше Акселератора его сейчас не остановит. Вот только что теперь самому Томе делать? Ждать окончания битвы? Или бежать к Казакири?
  Он наконец сумел увидеть её знак - огромные белые линии, поднимающиеся с земли к небесам. Где-то там, как тогда, Казакири стоит недвижимой и показательно уязвимой.
  Её тоже надо спасти. Слишком многих надо спасти. Тома отвлекался на спасение испуганно бегущих людей все последние минут двадцать, вырубая клонов ударом кулака и лишь чудом не попадая под пули. Вот и сейчас одна из них наставила автомат, но парень подлетел быстрее, чем палец девушки нажал на крючок, и едва не отправил её в полёт.
  Сколько их там ещё? Тома повернулся к ближайшему переулку, откуда доносились особо сильные крики, и остолбенел, когда увидел четырёх крепких парней, выбегающих оттуда с диким ужасом на лице. Подобные парни сражались на улицах вместе с ним, многие задействовали даже слабейшие эсперские способности, все прислушивались к его крикам не убивать, только вырубать и лишать сознания... и все были настроены боевито, гневно, кто-то даже пребывал в радости от постепенного превращения города в поле боя...
  А через секунду Тома понял, что так напугало парней, когда из переулка вышла массивная тень и злобно зарычала, демонстрируя жуткие клыки и окровавленную, почти сверкающую в свете крыльев Кайкине гриву.
  Лев. Лев, который месяц назад равнодушно смотрел на него с Индекс, пришедших в зоопарк на выходных. Лев, которого, по слухам, кормили особыми добавками для научных целей. Лев, который сейчас стоял перед Томой и смотрел столь же равнодушно, как на очередную порцию своего обеда.
  Тома осторожно и медленно шагнул назад. Он не библейский герой, сражаться со львом не намерен, да и не победит.
  Однако выхода не осталось, когда лев решил полакомиться более удобной жертвой и направился к лежащей без сознания клону.
  
  Шокухо поняла, что дела плохи, как только глазами Джунко увидела распахнутую дверь дома, где по всем данным проживала Ласт Ордер с Акселератором. А за ней увидела и также распахнутую дверь в полу, ведущую в подвал.
  Там внизу, прямо на холодном металлическом полу лежало окровавленное тело женщины. Джунко уже подумала было, что перед ней очередной труп - но женщина дёрнулась и застонала.
  - Где аптечка? - спросила Джунко, наклонившись с лестницы. Она обострила слух и только так услышала шёпот женщины.
  - В ванной... справа...
  Поход за аптечкой занял полминуты, но женщина к тому времени успела вновь потерять сознание. Джунко осторожно откинула с неё белый халат, задрала чёрную кофту и уставилась на рану.
  Лучше, чем кажется. Пуля застряла в боку, однако калибр, похоже, мелковат. Но женщина лежит уже давно, и кровь шла всё это время, так что за работу.
  Зафиксировать или дать обезболивающее не было возможности, а перенести её на лавку Джунко не решилась - мало ли, неудачный поворот, и застрявшая пуля что-то повредит. Поэтому она вынула из аптечки щипцы, ватку, спирт и ножницы.
  - Потерпите. - тихо сказала она, когда женщина приоткрыла глаза. - Сейчас будет больно.
  
   Френду и Кинухату Куроко, как оказалось, тоже заковала в наручники, хоть те до сих пор не очнулись. Мисака не спрашивала, откуда у подруги их столько, а лишь опиралась на неё по пути наружу.
  Да и вообще обе не говорили. Всё было сказано внизу, и наручник по-прежнему сковывал их руки.
  А потом стало не до разговоров, когда ещё на выходе из здания они услышали странные звуки. Звуки, обрекшие очертания снаружи.
  Стрельба. Крики. Сирены. И, вдалеке - стрекотания вертолётов.
  - Что происходит? - спросила Мисака в пустоту; Куроко сама ошарашенно оглядывалась, не понимая, из-за чего такая паника. Обе стояли в конце тупика, и улица была только за поворотом.
  - Сестрица! - они уставились в небо. Красная сеть символов зацепила внимание - но куда сильнее их привлекли текущее ниже её уровня множество белых нитей, рвущихся в сторону города.
  Однако не достигающих его. Где-то на уровне десятого этажа нити словно бились о невидимую преграду и рассыпались на части, дабы собраться вновь.
  - Второй? - недоумённо спросила Куроко. - И это он...
  - Сражается с Первым. - Мисака даже не сомневалась в этом. Акселератор единственный, кто смог бы так отражать атаки Кайкине.
  Получается, пока внизу сражались Третья и Четвёртая, вверху бились Первый и Второй. И всё это на фоне недавней встречи с требованием прекратить дрязги и начать искать сталкивающего их лбами противника.
  Мисака закусила губу. Боль в ноге мешала думать, мешала понимать, что происходит. Да и без этого она чувствовала себя странно возбуждённой, словно... словно хотелось подвигов. Да, подвигов. Она убила мерзкую тварь, лишь носящую маску человека, и теперь, когда в городе происходит черти что, нужно продолжить.
  А раз так...
  - Прости, Куроко.
  Та не успела среагировать, как Мисака разрядами расстегнула на себе браслет и бросила его в сторону ближайшего металлического столба с камерой наверху. Намагниченный наручник прилип к столбу, и за те несколько секунд, что Куроко пыталась отцепить его, спохватываться и телепортироваться, Мисака успела взлететь на ближайшую крышу и молниеносными рывками, без использования раненой ноги броситься в сторону, где вспышек крыльев Кайкине было особенно много.
  Присоединиться к битве пятых? Или спуститься вниз, в объятый войной город, куда в отдалении только что пролетели три шара боевых роботов? Мисака ещё не знала, что выберет, но молния бежала по её венам, раскаляя сердце, и остаться в стороне девушка просто не могла.
  
  - Сестрица! - Куроко проорала вверх, уже понимая, что бесполезно. Сестрица закусила удила и теперь несомненно вмешается в самый эпицентр схватки.
  Куроко оставалось лишь надеяться на лучшее и начать уже выполнять долг члена Правосудия по установлению порядка, пусть даже она с ног валится. Девушка наконец отлепила наручник, завернула за угол - и едва не упала уже от удивления, когда увидела трёх бегущих ей навстречу клонов, с оружием наизготове.
  Куроко телепортировалась чисто на интуиции - и пространство, где она только что была, прошили очереди. Далее пошли рефлексы - в подбородок одной, в солнечное сплетение другой, на ходу бросить тяжёлый наручник в лоб третьей. Всё так, чтобы никого не убить. Простейшая серия - однако Куроко по завершении едва не рухнула на асфальт следом за потерявшими сознание клонами.
  Она слишком вымоталась. И хочет спать. Даже трудно думать над вопросом, почему клоны ходят вооружённые до зубов и стреляют в людей. Но забиваться в укромный уголок нельзя. Стрельба не смолкает ни на секунду, и каждый вырубленный клон - чья-то спасённая жизнь. Даже не одна.
  Поэтому Куроко с усилием встала и побрела к выходу из переулка, держась за стену. Так хоть немного восстановить силы.
  
  Йомикава за всю долгую службу офицером Анти-Навыка повидала всякое. Однако даже выросшая посреди города гора плоти, убивающая людей, поднимающая их в виде зомби и высасывающая цвета из реальности, казалась лучше происходящего сейчас кошмара.
  Клоны появлялись в ключевых точках города, числом от одной до десятка, убивали охрану с обслуживающим персоналом и вообще всех, кого видели, после чего приводили в негодность всё вокруг. Из тюрьмы сбегали арестанты, из зоопарка животные, несколько участков Анти-Навыка и Правосудия подверглись нападению, в парке развлечений рухнуло колесо обозрения, аэропорт уже перенаправлял самолёты за пределы города, а ученицы академии Токивадай сейчас буквально сидели в осаде, отбиваясь силами эсперов от нападающих на их общежитие.
  И не только они. Большая часть клонов попросту устраивала резню на улицах города, появляясь в каждом из двадцати трёх округов, и горожане сражались своими силами. Перестрелки, драки, применения способностей возникали на каждом углу.
  Академия-сити фактически превратилось в одно большое поле боя.
  Разве что станция мобильной связи держалась, не позволяя окончательно превратить защиту города в неуправляемую толпу. Но и так подразделение Йомикавы засело в наспех сооружённой каким-то эспером баррикаде из скамеек и отстреливалось от особо большой группы клонов. Те били попросту неприлично метко, и троим её людям уже требовалась медицинская помощь.
  А пятерым уже никакая помощь не требовалась.
  Отстреливались они из транквилизаторных ружий, и это же передали на все остальные посты, объяснив вышестоящим приказом. Те, впрочем, тоже вооружились нелетальным - то ли Акселератор и туда дозвонился, то ли кто-то сверху сориентировался и озаботился. К счастью, снотворное работало, с десяток клонов уже похрапывало на мостовой, однако куда больше продолжало стрельбу.
  Впрочем, и их дни были сочтены - Йомикава уже слышала шум беспилотных вертолётов, поднявшихся в воздух. Значит, скоро будут и боевые роботы. А там неизвестно что ещё пустят в ход, даже бестолковые цилиндрические помощники оказались полезными: хоть и вырубались с первой молнии, но до этого заслоняли клонам путь и шумом выдавали их местоположение.
  Йомикава аккуратно высунулась из-за скамейки, выстрелила - и мгновенно спряталась. Через секунду та задрожала - сразу три пули впились в неё и одна просвистела там, где была голова Йомикавы. Спасибо неизвестному эсперу, что баррикаду он ещё и укрепил, дабы так просто её не пробили.
  На голой математике можно было бы справиться и силами эсперов. В городе живут почти два с половиной миллиона человек, примерно сорок процентов из них первый уровень и выше. Клоны и близко не стояли рядом с такой толпой. Однако остальные шестьдесят процентов могли рассчитывать только на ноги и удачу, и им требовалась защита.
  Плюс двое сильнейших эсперов вместо дела заняты чёрт-те чем. Йомикава осторожно взглянула наверх, где последние минуты повторялась одна и та же картина: белые полосы тянулись к земле, разбивались о невидимый щит, повторялись. И в их свете, а также красном отблеске странной красной сетки можно было различить две парящие в воздухе фигуры.
  А вдали от них - приближающуюся точку беспилотного вертолёта.
  - Маски, готовьсь! - приказала Йомикава по коммуникатору бойцам и нажала кнопку на шлеме, активирующую защитные фильтры. Вертолёт сейчас будет распылять слезоточивый газ, клоны от него не защищены, так что они смогут наконец продвинуться.
  Вертолёт летел быстро, вот уже он из точки стал тёмной вытянутой фигурой с массивными лопастями, а потянувшаяся к нему белая полоса вновь не сумела пробить невидимую преграду...
  Вспышка на крыше ближайшего дома - и жёлтая искра пролетела по небольшой параболе, впиваясь в борт вертолёта. Полыхнуло пламя, машину завозило и накренило. Компьютер сначала пытался скорректировать курс, затем увести вертолёт подальше от домов, и в итоге тот рухнул где-то за пределами баррикады, обозначившись лишь душераздирающим скрежетом умирающего металла.
  - Распидорась меня цунами. - выдохнула Йомикава любимое ругательство отца. Выговора ей не сделали - бойцы рядом тоже делились мудрыми фразами из семейного фонда.
  У девочек есть гранатомёты. Замечательно. Просто замечательно. Дела ведь могут пойти ещё хуже?
  О, ну стоило только подумать - и один из гигантских ветряков, установленных по всему городу, заискрил и начал замедляться. А за ним заискрили и начали замедляться остальные, кого Йомикава видела с обзорного угла баррикады.
  Ну да. Логичный ход. Без электроэнергии и сопротивляться не будет смысла. Йомикава сжала оружие и вновь взглянула вверх, на беззвучное на фоне общего гомона сражение.
  Скорее бы оно закончилось.
  
  Кайкине прекрасно понимал, что его используют и попытаются обхитрить. В таких делах и таких планах всегда будут использовать и пытаться обхитрить. Однако пока что всё шло более-менее согласно его желаниям.
  Даже то унизительное поражение ничего, по сути, не изменило. Да, оно заключило Кайкине в больницу, но одновременно дало время для подготовки и обдумывания. Для всего мира он лежал в коме, без памяти, не представляющий угрозы - а на деле ничего из этого.
  Кайкине всё прекрасно помнил и соображал. В том числе помнил тех троих, кого он должен поймать и пытать так, чтобы они умоляли убить их.
  Куроко Ширай, нанесшая ему отправивший в больницу удар.
  Шокухо Мисаки, убившая его людей.
  Камидзе Тома, способный отнять его силу.
  Но их смерть стояла для Кайкине лишь на втором месте. На первом - то, что вручил ему тот странный человек, то, ради чего Кайкине держал слово и никому о нём не рассказывал.
  Знание о том, как убить Акселератора.
  Всё оказалось очень просто. Ошейник с прикреплёнными проводами, который тот начал носить с какого-то времени, был не модным аксессуаром, а его инструментом для связи с особым источником энергии, дарующим силу. И человек обещал, что как только он сможет контролировать этот источник энергии, то на улицах начнётся хаос, а Акселератор будет отключен от сети и превратится в простого смертного. С которым не то что Кайкине - любой нулевик сделает что угодно.
  Ну и вот, хаос на улицах стоит, а Акселератор не отключён. Более того, врубает на полную - умудрился отбить все атаки, которыми Кайкине пытался дотянуться до клонов, дабы отвлечь и рассеять внимание.
  Ожидаемо. Даже предсказуемо. Отключить Акселератора - но только после того, как тот прикончит Кайкине. Могло бы быть хитрым планом, но не когда выступаешь против пятого уровня.
  Потому что Кайкине охранялся клонами, и общался с ними всё это время. Не так уж сложно было их разговорить, особенно называющую себя десять тысяч сорок шесть. И уж совсем легко оказалось вывести её на песнь о величии Акселератора, из которой Кайкине в итоге по кусочкам собрал важную информацию.
  В силе Акселератор только полчаса в день. Далее опять-таки обычный человек, даже щит снимается.
  Вот и весь план.
  Спровоцировать Акселератора на битву.
  Продержаться полчаса.
  И убить.
  
  Если все остальные спешили как можно скорее покинуть тюрьму, то Этцали наоборот - следовал за клоном едва ли не прогулочным шагом, благо та никак не реагировала.
  Он уже понял, что это клон настоящей Мисаки Микото, ибо ещё несколько таких девушек появлялось в коридорах.
  Сколько их, таких клонов? Откуда они взялись? И почему делают то, что делают? Эти вопросы невероятно заинтересовали Этцали. Возможно, ответы на них дадут ответ и к сердцу Мисаки Микото. Но пока же он держал вопросы при себе и просто следовал за клоном, пока она не остановилось резко в одном из коридоров.
  Сначала Этцали решил, что его всё-таки приметили, но затем перед ними пробежала толпа вооружённых мужчин в чёрном. На клона и Этцали они не обратили никакого внимания, вместо этого подбежав к одной из уже открытых камер. Внутрь они не зашли, более того - благоговейно опустились на колени.
  Через несколько секунд из тюремного отсека вышел человек в жёлтой арестантской форме - на Этцали сейчас красовалась такая же - и тоже опустился на колени.
  - Дети мои. - лысина старика компенсировалась длинной, но уже посеревшей от заключения бородой. - Вы всё-таки не свернули с истинного пути.
  - Простите нас, святой отец. - одновременно сказали все и склонились. Говорили они на итальянском, однако Этцали хорошо его знал. - Мы согрешили, прельстившись презренным металлом. Но сейчас город атаковали бездушные машины, созданные богохульными сатанистами. Одни слуги Сатаны обернулись против других, и это открыло глаза на ошибочность нашего пути. Потому мы вернулись к вам и просим о снисхождении. - ближайший из них даже потянулся поцеловать старику руку.
  - Я прощаю вас, дети мои. - улыбнулся старик, подставляя руку для поцелуя. - И если правда то, что вы говорите, то мы должны вновь попробовать сотворить крестовый поход и одолеть всех нечестивых, осмелившихся бросить вызов Господу нашему. Благородный сарацин по-прежнему не связал себя узами грехопадения?
  - Мы не знаем, о святейший.
  - Тогда узнаем. А если так и есть, то проведём ритуал. Встаньте, дети мои! И выступим же за святую Римско-католическую церковь, единственную истинную церковь перед ликом Господа нашего!
  Мужчины восхищённо закричали, аккуратно подняли старика с колен и повели его в сторону выхода. На клона и Этцали они всё так же не обращали никакого внимания, как и на прочих арестованных, ещё не покинувших тюрьму.
  Ха. Крестовый поход до сих пор в силе? Надо будет предупредить Мисаку Микото, эти святоши легко примут девушку за демона. Только где её найти в городе, который, похоже, охвачен битвой?
  Наверное, надо следовать за клонами. Благо она вновь отправилась в путь, и Этцали последовал за ней.
  
  Шокухо решила далеко и не уходить. Клоны сквозь стену сюда не пробьются, а мало ли на что наткнёшься в подземелье. Девушкам она напротив, отдала приказ выдвигаться к убежищу. Не тому, где они сидели последние дни, а другому, менее удобному, более тайному и совсем близкому.
  Пусть пересидят там уличный кошмар. Ей всё равно некогда с ними возиться. Шокухо даже сняла с них контроль, оставив только установку двигаться в нужном направлении - и то же самое сделала с Джунко, уже закончившей операцию над раненой учёной. Сами по себе они справятся, а Шокухо сейчас требовались все её силы.
  Это будет труднее восстановления памяти Томы, можно даже не гадать. Там она хотя бы понимала, что делать, а сейчас впереди царила полная, даже немного пугающая неизвестность.
  Клоны не люди. Неизвестно, что у них вместо разумов. Шокухо может и не вернуться из путешествия туда.
  Но надо. Ради города, ради его жителей.
  Ради Томы.
  Шокухо встала прямо напротив клона и посмотрела ей в пустые, абсолютно безэмоциональные глаза. Клоны не люди - но и не машины. Нечто среднее, зависшее в промежутке между живым и неживым. Кого-то привлекало, кого-то пугало... и лишь Тома относился к ним просто как к странным девочкам.
  Слишком уж он привык ко всяким странным девочкам. Включая её саму.
  Шокухо последний раз улыбнулась сама себе, а затем приставила палец ко лбу клона и врубила на полную свою силу.
  Проникла в то, что во всех документах называлось сетью Мисак.
  
  Молния отдельного клона сама по себе была не так уж и опасна, потому сейчас они били в одну из своих, как-то соединяя общую мощь. А затем эта одна подняла руку - и десятикратно усиленная молния рванула вдоль по улице.
  Гунха практически буквально встретил её голой грудью. За время боёв куртка вновь куда-то улетела, а футболка превратилась во рваную тряпку, однако же парень твёрдо стоял на ногах и сейчас, когда разряды заплясали по всему его телу.
  А затем поднял кулак и изо всех сил ударил по асфальту, выпуская в него молнии. Тот с грохочущим треском вздыбился гребнем пластин, побежавшим в сторону не успевших среагировать клонов, и мгновенно расшвырял их в разные стороны. Гунха лишь тяжело вздохнул.
  Сегодня он уже перевыполнил норму приличия по избиению девушек на годы вперёд. Но и вариантов не было. Он знал несколько лежащих на улицах трупов и всё время пытался брать огонь на себя. Эта молния стала далеко не первой, а в теле уже сидели две... стоп, там что, третья? Три пули.
  Хорошо если Уихару сумела спрятаться. Уихару и остальные. Им тут просто не выжить. А пока что защищать всех остальных.
  
  У неё нет сил. Совсем нет сил.
  Куроко рухнула во дворе одного из домов, наплевав на частную собственность - всё равно свет внутри не горел, хозяева либо сражаются на улице, либо спрятались, либо мертвы. И девушка чувствовала, что в таком темпе и ей недолго осталось.
  Усталость не давала подняться, перед глазами плыло, голова раскалывалась. Если бы не тренировки по выносливости для Правосудия и по мгновенной ориентации в пространстве для телепортов... хотя и с ними сил уже не оставалось.
  Но надо встать... за небольшим забором, отгораживающим двор от улицы, ей не скрыться. Клоны не разбирали, кого убивать, и проверяли каждый уголок. Кто-нибудь обязательно заглянет сюда, и если она к тому времени не встанет...
  Куроко подняла голову и прищурилась. Ну вот, уже галлюцинации. Видится, что за забором бредёт какая-то человекоподобная каменюка... или нет...
  Бредёт. И не просто бредёт - молния клона скользнула по ней вместе с автоматной очередью, однако каменюка подняла огромный кулак и ударила им впереди себя. От удара даже тело Куроко подскочило, а выстрелы смолкли.
  - Все тут в порядке? - донёсся в отдалении знакомый голос. - Света нет, значит... Куроко-сан!
  - Ицува, привет. - прохрипела Куроко. Ицува подбежала к ней и наклонилась. Её прикосновение было холодным, но бодрящим. Настолько бодрящим, что девушка вскочила сама, без помощи протягиваемого ей трезубца.
  - Всё хорошо, Куроко-сан? - Ицува лишилась и намёка на розовый, сейчас на ней был почему-то строгий офисный костюм коричневого цвета.
  - Относительно. - силы и впрямь вернулись добавочной порцией. - Ты тоже решила поучаствовать?
  - Да. Канзаки-сан сразу улетела, а Кромвель-сан и я сначала спрятали Индекс с монахинями, а затем решили тоже помочь. Тут многим нужна помощь...
  - Это оно Кромвель-сан, что ли? - показала Куроко на каменюку.
  - Нет, это её голем. - улыбнулась Ицува, но Куроко сама уже видела заглядывающую во двор смуглую женщину в строгом чёрном платье и с контрастно-пшеничного цвета волосами.
  - Ицува, на востоке от нас особенно интенсивно стреляют! - выкрикнула она.
  - Бегу! Куроко-сан, вы с нами или с Мисакой-сан?
  - Сестрица в свободном плавании, так что я с вами. - бодрость бодростью, но Куроко не помешало бы ещё самую чуточку отдохнуть. Скажем, прокатившись на этом... големе? Заодно разведать обстановку сверху.
  
  Тома не знал, как сражаться со львами. Его и кот Индекс-то порою царапал. Так что он попросту положился на обрывки знаний, подскочил к уже раскрывшему пасть на клона льву и изо всех сил заехал ему в живот.
  Того аж подбросило, а затем животное зарычало и рывком попыталось снести обидчика лапой. Не вышло - Тома не только ушёл от удара, но и ударил того по морде, после чего тут же отскочил.
  Как с Акселератором. Смертельно опасен в ближнем бою, и потому наносить удар за ударом, не позволяя реагировать, сбивая с толку, не давая очухиваться.
  Только лев бьёт сильнее Акселератора.
  И быстрее.
  И способностей для отключения не имеет.
  И поди свали эту тушу одними кулаками.
  Поэтому Тома хоть и наносил удары, но пятился назад, отвлекая льва от клона и выжидая возможность сбежать. Он теперь уже даже не столько бил, сколько пугал и бесцельно махал руками. Лев тоже что-то обдумывал и потому шёл следом, пристально наблюдая за его дёрганиями.
  Чем, интересно, его кормили, для каких научных целей? Вроде бы в зоопарке рассказывалось, но тот Тома слушал лишь голодную Индекс. А достать телефон и посмотреть не получится, даже если связь ещё каким-то чудом работает.
  Лев тем временем остановился, посмотрел куда-то за спину Томы и забил хвостом. Тот не рисковал оглядываться, но обострившимся шестым чувством услышал наставленное ему в спину оружие.
  Вот же... даже не невезуха.
  Мозг принял первое решение, и Тома рухнул на мостовую, а лев в то же самое время прыгнул на него, перелетел - но нисколько не огорчился, приземляясь перед тремя явившимися на шум клонами, слегка замешкавшимися от смены противника.
  А в следующую секунду всех четверых ударила прилетевшая с небес молния.
  Клоны отрубились сразу. Лев же ещё какое-то время постоял, пошатался, но затем смирился и лёг. Тома аккуратно встал, сразу понимая, что его ждёт - и Мисака поистине супергеройским приземлением рухнула неподалёку, ломая асфальт. Молнии бежали по всему её телу, с бешеным треском постреливая в окружающий мир, и Тома сглотнул.
  Он немного побаивался встречи с Мисакой - ибо успел подумать, что одну только Мисаки она воспримет в штыки, а уж от полного объяснения и вовсе выйдет из себя. А сейчас, глядя на то, как сверкающая от разрядов девушка медленно поднимается с колен, и вовсе захотел ещё немного потанцевать со львом.
  - Тома. - всё, бежать поздно. Мисака говорит тихо, но это всегда затишье перед бурей. - Мне надо с тобой поговорить.
  
  Второй интересовал Акселератора лишь самую капельку больше остальных. И исключительно потому, что мог отбить его атаки.
  Отбивал и сейчас, лавируя на своих белоснежных крыльях и всячески уклоняясь от прямого боя. Что при его недавнем хвастовстве выглядело странновато.
  Понятно. Какая-то птичка напела, что Акселератор уже не тот. Возможно и даже скорее всего та птичка, из-за которой внизу творится полный бардак. Так что прохлаждаться некогда.
  Пробить как можно быстрее, схватить за горло, вытряхнуть всё, что знает.
  Одна проблема - мерзавец бьёт не столько по нему, сколько по городу и людям. И плевать на это, но он особенно выцеливает клонов, так что приходится отбивать и перенаправлять все атаки. Пока выходило, но засчёт этого не получалось контратаковать. Второй вертелся как юла, выписывал пируэты и уходил от тех тёмных вихрей, что Акселератор всё-таки отправлял в его сторону.
  Амнезия почти наверняка подстроена точно так же, как была и кома. Для таких маневров требуются серьёзные и мгновенные расчёты, больная головушка не осилит. Жук, мерзкий и скользкий жук.
  И что с ним делать? Надеяться на ошибку не стоит. Приблизиться не получится - знает, что Акселератор в ближнем бою совсем непобедим, держится на расстоянии. Тянет время.
  Что ж... прямые атаки не выходят, а если поизящнее? Акселератор выпустил ещё один вихрь, вновь закрыл город от атак противника - и еле уловимо зашевелил пальцами.
  Не только ты умеешь хитрить.
  Второй вновь отлетел в сторону, но теперь воздух начал сгущаться около него, замедляя движения. Акселератор продолжил двигать пальцами, словно дёргая невидимую марионетку, и Кайкине бросило в сторону прямо под очередной вихрь, от которого он едва успел закрыться крыльями. Акселератор воспользовался этим моментом, дабы подлететь чуть поближе.
  Теперь преимущество у него. Второго мотает всё сильнее, всё меньше ударов надо отбивать, и всё ближе подбирается Акселератор. По сантиметрам, осторожно, дабы враг не заподозрил. Как хищник - улучить момент для рывка и атаковать, наброситься так, чтобы жертва уже не встала.
  Ещё... ещё... вот!
  Акселератор метнулся вперёд, броском, от которого нельзя увернуться. Он уже видел перекошенное от злости лицо Второго, всё понявшего, но не сумевшего найти достойный ответ...
  Связь с сетью вырубилась.
  Акселератор рухнул вниз.
  Вот и всё. В мгновении до победы. Векторов не ощущается, щит ушёл, сознание вот-вот отключится.
  И последними его проблесками Акселератор успел увидеть сотни тянущихся к нему нитей.
  Белых как сама смерть.
  
  Джунко не чувствовала, что теряет время.
  Во-первых, любое время, потраченное на спасение жизни, стоит того. Королева потратила своё время на то, чтобы спасти жизнь Джунко, и Джунко никогда не заставила её жалеть.
  Во-вторых, нужно как следует принюхаться. Запах девочки она уловила сразу, но он был тем же самым, что запах группы людей в подземельях, куда она ходила с Аяна-саном.
  Тем же самым, но мелкие отличия есть. Очень-очень мелкие, и потому Джунко, штопая рану не сдерживающей стоны женщины, заодно внюхивалась по максимуму, пытаясь уловить, вычленить и закрепить эти отличия.
  - Всё хорошо. - сказала она, когда новый крик боли оказался совсем громким. - Я часто зашивала саму себя, и знаю, что делаю.
  Женщина не ответила - сил отвечать не было. Извлечённая из её тела пуля уже лежала трофеем неподалёку, кровь мелкими каплями стекала с неё.
  - Девочка, что была тут... куда её увезли? - спросила Джунко, делая последнее движение иглой. Ну вот, не больничный уровень, но по крайней мере от потери крови женщина не умрёт.
  - Я не могу вам доверять. - прохрипела та, и Джунко удивлённо посмотрела на неё.
  - Я вам друг.
  - Неизвестный друг... А неизвестный друг может оказаться врагом, втирающимся в доверие...
  Джунко подумала над этим. Выходило сложно. Друг он и есть друг. Королева дружит с ней после того, как точно так же пришла на помощь Джунко.
  - Но я в любом случае пойду по её следу. - наконец сказала она, протирая ваткой окровавленный бок женщины. - А так бы вы мне помогли.
  Та не ответила, и Джунко посоветовала ей как можно быстрее обратиться в больницу. Даже выделила нос на поиск её мобильного и положила его рядом на пол.
  В запахе девочки уже разобралась. Та куда больше той группы пропиталась домашними ароматами, едой, уютом... и одним очень сильным эспером, чей запах Джунко уже знала.
  Теперь её путь лежал наверх. Обратно на улицу.
  
  Ветряки стояли.
  Конечно, это не означало мгновенное отключение энергии. Есть хранилища, запасы, да просто какое-то время - однако связь уже пошла с перебоями.
  Благо хоть роботы были заряжены. Они скрученными шариками скакали ко всем крупным группам клонов, распыляя слезоточивый газ, орудуя водомётами и набрасывая сети. Одна из таких машин освободила группу Йомикавы, и те помчались по улице, вылавливая поисковиками электромагнитных полей одиночных клонов и мгновенно усыпляя каждого.
  Маятник качнулся в их сторону, но Йомикава не спешила радоваться. Рано или поздно девочки добудут противогазы, переработают свои силы для роботов, придумают что-нибудь ещё. Это не хаотичная атака, это тщательно проработанный план нападения, учитывающий как можно больше факторов.
  Хм. Так даже странно, чего они до сих пор против роботов ничего не сообразили. Йомикава выстрелила дротиком в очередную клона и устало выдохнула. Снарядов ещё хватает, но такими темпами...
  Что-то взорвалось - и женщина, запрокинув голову, увидела примерно в километре от них поднимающийся в небо сноп молний, такой силы, что и сотня клонов не сдюжила бы.
  Ну неужто хоть кто-то из пятых почесался. Крайне вовремя.
  Девушка с обрезанными на одной ноге джинсами и катаной наизготовку пролетела над их головами прямо в сторону молний, продолжающих бить со всё большей силой. Йомикава невесело подумала, что уже давно не видит в таких ситуациях ничего удивительного, и вновь поглядела на экран прибора, пытаясь уловить следующую тонкую фигурку противника.
  
  Шокухо видела сеть Мисак не глазами - сознанием, перерабатывающим получаемые сигналы в наиболее приемлемую форму. В данном случае - форму лежащей посреди бесконечной тьмы обнажённой Мисаки Микото, дёргающейся и беззвучно стонущей от боли.
  Сразу несколько существ, похожих на громадных фиолетовых волосатых червей, вцепились в её тело. Они не просто висели - терзали жертву, открывали противные окровавленные пасти и вгрызались вновь, заставляя тело вздрагивать в мучительной агонии.
  Шокухо опустилась на колени и попробовала оторвать одного из червей, но рука прошла сквозь монстра. Тот не обратил на неё никакого внимания, а вот Мисака соперницу увидела - и потянулась к ней с немой мольбой избавления от боли.
  - Я постараюсь. - шепнула Шокухо, думая, как же быть. Она вновь попыталась схватить червя, бить его, как-то воздействовать - бесполезно. Мерзкие твари продолжали пожирать тело Мисаки, не обращая никакого внимания на ещё одного эспера.
  Пойти от обратного? Шокухо оставила червей и потянулась к самой Мисаке, взяла её за руку. Ладошка девочки вцепилась в её... девочки?
  Мисака стала ребёнком. Десятилетней девочкой, продолжающей безмолвно просить о помощи. Шокухо сжала её руку, а второй ладонью коснулась лба и сосредоточилась.
  Это уже не было знанием - наитием первопроходца, собравшего весь свой опыт и умения против неизвестности. Вряд ли бы кто-то кроме самой Шокухо понял, что именно она сделала - но девочка улыбнулась, ей стало заметно легче.
  Хотя черви так и не отпали. Шокухо вновь попробовала схватить одного, и это ей удалось, но в следующую секунду тварь изогнулась и вцепилась уже ей в руку. Девушка вскрикнула от боли и вырвала чудовище, но только вместе с куском мяса, мгновенно проглоченным. И это словно послужило знаком - все остальные черви, кроме самого большого, отпустили тело девочки и с жадно раскрытыми пастями бросились на Шокухо.
  
  Клону Ицува попросту врезала ногами в прыжке, сбивая на асфальт, и в который раз поблагодарила монастырь за резиновую обувь. Скользящие по телам противников молнии она не поглощала полностью, но помогала бить без риска ответного разряда.
  - Всё в порядке, вы можете идти в безо... - начала она уже не раз прозвучавшую скороговорку и только сейчас увидела, кому помогла.
  - Ицува-тян! - блондин широко развёл руками и улыбнулся. - Какими судьбами!
  - Мы тут людям помогаем. - пояснила Ицува, вслушиваясь в обстановку. Вроде врагов рядом слышно не было, даже темп стрельбы поутих.
  - То же самое. Собрали уже немалую кучу оружия, в пользу голодающих.
  - Собрали?
  - Цучимикадо, ты там жив хоть? - Мусуджиме выскочила из здания, около которого они находились, таща в руках сразу три винтовки. - А, жив и уже подцепил.
  - Увы, я друг героя гаремника, мне такая девушка не перепадёт. Ицува-тян, Мусуджиме-тян, знакомьтесь и как насчёт объединения наших "мы", кто бы у вас там ни был?
  - Ицува? - Куроко появилась прямо между ними. - Ты... хаааааа!
  Она и Мусуджиме уставились друг на друга, злобно сощурившись. Цучимикадо посмотрел на это пару секунд, а затем поднял винтовку.
  - Слушайте, я тут на днях объединился с тем, кого уже записал во враги. - глубокомысленно заметил он. - И знаете, не пожалел.
  - Как и я. - Кромвель заглянула к ним, спокойно встав под защиту склонившегося голема.
  - Ага, помню тебя. Тома как-то врезал по милому личику, да? Так что, девушки, идёмте совместной командой второстепенных героев наводить порядок. - Цучимикадо зашагал к голему. - И к слову о, там в паре кварталов небо окрашивали жёлтые взрывы. Подберём товарища?
  Куроко и Мусуджиме вновь посмотрели друг на друга, скривились - но послушно зашагали следом, также подхватив по винтовке.
  
  Уихару не очень понимала, что с ней происходит. Сначала она просто наблюдала изнутри за тем, как её тело вместе с остальными послушно входит в дыру в стене, затем вроде бы сознание вернулось, но осталась бившая по ногам мысль идти в строго определённое место.
  Место, которое Уихару почему-то знала, хотя впервые спускалась в эти еле освещённые, вонючие, давящие своей мрачностью подземные коридоры. И сейчас они все вытянувшейся цепью безмолвно шагали в нужную сторону.
  Сатен возглавляла группу - и первой же резко остановилась, когда тёмный коридор впереди них внезапно разродился тягучим, словно строчка из песни, шёпотом:
  - Кадзари Уихарууууу...
  Уихару осторожно выглянула из-за спин подруг, не понимая, кто это её зовёт. А шёпот тем временем раздался вновь, куда мелодичнее и даже радостнее:
  - Кадзари Уихарууууууууууу...
  Фигура выступила под свет небольшой лампочки. Бледная девушка, с длинными лазурными волосами, в полностью чёрном комбинезоне и с кукри в каждой руке.
  - Кадзари Уихару. - ласково сказала она. - Дважды избежала смерти. Один раз по ошибке, второй по удаче. Это уже начинает пахнуть вызовом, и я не могу не принять его. - Девушка указала одним из мечей на группу. - Вытолкните её вперёд, и уйдёте живыми.
  Никто не пошевелился.
  - Как и ожидала. Что ж, шестеро? Жаль, не семеро, счастливое число было бы. - и девушка бросилась вперёд.
  Все отшатнулись - кроме Сатен, поднявшей биту и изо всех сил заехавшей атакующей по голове так, что отбросила ту к стене. А через секунду она выронила биту и дико закричала так, что её подруги едва не упали в обморок от страха.
  - А-а. - лазурноволосая отошла от стены, улыбаясь так, словно ничего не произошло. - Со мной это не пройдёт. Я эспер четвёртого уровня и, думаю, мою силу объяснять не нужно. - Она переступила через упавшую завывающую Сатен и вновь нацелила клинок на трясущихся от ужаса девушек. - А теперь... Мабухай!
  
  На улицах стало поспокойнее.
  Стреляли чуть меньше, народу меньше, клонов вообще не попадалось. Ничто не мешало Джунко целеустремлённо бежать по следу.
  Очень странно, что похищенную маленькую девочку вели по улице. Не подземелья и не на машине, особенно в такой час. Надо будет потом сказать Королеве, чтобы та поискала свидетелей.
  Запах практически не прерывался - хотя следы других таких же девушек регулярно лезли в нос. Но похитители упорно никуда не сворачивали... свернули.
  В какой-то старый дом под аркой. Людей не виднелось, и Джунко беспрепятственно прошла внутрь.
  Дом, похоже, нежилой. По углам куча паутины, дверей в комнаты нет, татами прогнили. Вонь страшная, но всё затхлая - ни одной живой души. Однако запах девочки по-прежнему держался. Джунко вновь направилась к подвалу, когда из ближайшей комнаты в коридор вышел человек и преградил ей путь.
  Невероятно, нечеловечески толстый парень, ниже самой Джунко, с расплывшимся лицом и крохотными глазками, одетый словно в какой-то серый мешок. Будто для закрепления образа в руке он держал хот-дог и смачно поедал его, совершенно не смотря на то, как кетчуп с горчицей проливаются на пол.
  Однако Джунко взволновало не это. Парень потел и чавкал, однако от него не исходило ни единого запаха.
  Вообще никакого. Словно человека здесь не было. Джунко подумала о призраках, вздрогнула и осторожно сделала шаг назад.
  - Не убегай. - промычал он, продолжая жрать. - Я сейчас тебя это... того. - он проглотил последний кусок, рыгнул и шмыгнул носом.
  Запах не просто появился - ударил по носу Джунко той же вонью, что скрутила её несколько дней назад. Девушка мигом отключила обоняние, однако это не помогло - вонь ослабла, но осталась.
  - Ух. - парень занёс кулак, пытаясь свалить её, но Джунко ушла от удара и сама врезала ему так, что бочкообразное тело отлелето вдаль по коридору.
  - Куда вы спрятали девочку? - крикнула она, не сомневаясь, что парень знаком с похитителями.
  - Ты мне нос сломала, сучка! - завизжал парень в ответ. - Ну держись! - он харкнул, и новая волна вони прошла по зданию, едва ли не буквально разжижая Джунко мозг. Запах девочки потонул в нахлынувшей волне выворачивающих желудок оттенков, и даже кулак поднимался с трудом.
  В голове вспыхнули слова Королевы, сказанные когда-то давно:
  - Если всё идёт нехорошо, то не стесняйся отступить, Джунко. Не убегай при первой возможности, однако если отчётливо видишь, что тебе не справиться - отступай. Я никогда не осужу тебя за это.
  Парень, сжимая руками окровавленный нос, зашагал к ней, и смрад усилился, добавил в себя оттенков, окончательно размывающих всё кроме него. Потому Джунко развернулась и побежала, изо всех сил удерживая рвоту.
  Она выскочила из дома и помчалась по улице, стремясь убежать подальше от этого парня и его невероятной вони. Метров через сто она перестала их ощущать, влетела в ближайший подъезд и там обессиленно села на грязный каменный пол.
  Тело начало сдавать. Почти наверняка кровь скоро опять пойдёт носом, и тогда о принюхивании на время можно забыть. А когда восстановится, то будет ли такой сложный запах ещё стоять? Джунко не знала, но пообещала сделать всё от неё зависящее. Она кашлянула и ровно задышала, надеясь унять бушующий желудок.
  Провал. Временный, но провал.
  Что она теперь скажет Королеве?
  
  Тьма. Одна бесконечная тьма. Он и не ожидал райские врата - уж кто-то, а заслужил меньше кого бы то ни было. Однако адского пламени тоже не появлялось.
  Хотя бесконечность одиночества в полной тьме - чем не ад? Вполне подходит. Даже в некотором роде издёвка - мол, всегда к подобному стремился, теперь наслаждайся.
  А хотя нет, он тут не один. Вон два светлых, обнажённых пятна.
  Знакомая блондинка, которую рвут на части отвратительные черви.
  И Мисака-Мисака, сражающаяся с одним огромным, выросшим почти в змею. Всё это совершенно бесшумно, звук словно бы не допустили в эту вип-ложу.
  Он мог двигаться - и потому сразу схватил этого червозмея за кольца изогнутого тела, которыми тот пытался задушить девочку. Мгновенно пришло понимание - это не червь, это вообще не живое существо, всего лишь образ... ну да, раз Мисака-Мисака в определённом смысле часть компьютерной сети, то образ вредоносной программы.
  "Червя".
  Значит, это не ад и не рай? Оказаться после смерти в компьютерной сети - тоже не удовольствие, особенно если здесь такое мрачное место. Всё это он обдумывал, пытаясь стряхнуть монстра с тела девочки и злясь всё больше.
  Слушайте, даже "червь" не более чем программа. И если разобраться...
  Червя надо не отрывать, а прочесть. Перестать воспринимать как живое существо. Перед ним не более чем программа, её можно взломать в ответ.
  Он впился пальцами в зубы твари, сомкнувшиеся на шее девочки, и всеми силами начал разжимать их. Червь поддался - но лишь чтобы попытаться вцепиться уже в него. Однако не успел, и рука скользнула ему в глотку, хватаясь за всё, что ей попадалось, преодолевая отвращение ради возможности добраться до самого конца монстра, вывернуть его наизнанку. И вот пальцы ухватили что-то круглое, скользкое, мерзкое - и рванули, вытаскивая эту дрянь наружу.
  Червь затрясся и сомкнул зубы на руке, но он упорно вытаскивал её и наконец вытащил, выбив пару зубов твари, большой шар, покрытый чем-то похожим на чернила. Те закапали вниз, он посмотрел туда и увидел, как они образуют под его ногами письмена в форме странных закорючек, совсем не похожих на иероглифы.
  Прочитать их сейчас он не мог - да и не видел нужды. Попросту коснулся строк и смешал их, после чего схватился за первую попавшуюся закорючку и втащил её обратно во всё ещё раскрытую пасть червя. Остальные слова цепочкой потянулись следом, и монстр вновь затрясся. Его кольца разжались, выпуская Мисаку-Мисаку, из пасти вырвался негодующий хрип, маленькие глазки закатились - и программа с перемешанным кодом перестала существовать, растворившись в луже тёмной слизи.
  С остальными, мелкими червяками, всё вышло ещё проще и быстрее. Вскоре блондинка оказалась свободна - и попыталась прикрыться, будто это сейчас имело значение. Он всё же отвернулся, весь из себя такой вежливый, и увидел, что заместо Мисаки-Мисаки появилась совсем другая девушка.
  Возможно, такой она станет, когда вырастет. Каштановые волосы слегка потемнели и отросли до плеч, тело развилось - до блондинки далековато, но насладиться есть чем - и во всём уверенном виде угадывалась взрослая, сформировавшаяся личность.
  Улыбалась она, правда, всё ещё как маленькая Мисака-Мисака. Звука по-прежнему не было, не было и слов, но он понял и так - ему благодарны за избавление от боли. Извиняются за причинённые неудобства. Просят найти того, кто это сделал, и освободить её милую маленькую девочку.
  Как же он сделает это, спросил он. Он же мёртв.
  Нет, он не мёртв. Его мозг подключён к ней, но и обратное верно. И в момент смерти его сознание было перенесено в отдельный контейнер для восстановления. Правда, в нынешней ситуации это оказался не контейнер.
  Оба посмотрели на блондинку, сообразившую больше не прикрываться, но смотрящую неуверенно, не понимающую, что происходит.
  Поблагодари её, она спасла нас. Если бы не появилась, не помогла, не отвлекла на себя червей, то пришлось бы отключить все службы для высвобождения ресурсов, без переноса сознания и её спасения. Цель была не только подчинить, но и уничтожить. Она не хочет этого показывать, но сейчас очень сильно ранена, и лечение будет тяжёлым.
  Помочь, спросил он.
  Помочь есть кому. Пусть он найдёт девочку. Пока девочка в их руках, опасность сохраняется. Она предпримет все меры защиты, вплоть до беспрецедентных, но пусть он найдёт девочку.
  А сейчас пару минут.
  Он наблюдал за тем, как взрослая Мисака подходит к блондинке и нежно обнимает её. Обе голые. Зрелище, которое наверняка даже тому герою обломается.
  Белые крылья выскочили из спины Мисаки и блистающим коконом скрутили обеих. Затем испарились мириадами искр - как испарилась и блондинка.
  У неё будет своя задача. А теперь и ему пора.
  Даже если его сознание цело, то тело почти наверняка рулет всмятку.
  Да. Так что придётся очень быстро выпрямлять себе кости, сшивать плоть и направлять кровь. Она поможет, на это мощностей и времени хватит. Только пусть потом не пугается, если мозги какое-то время посверлит. Это нормально.
  Ну ещё бы.
  И у сестёр посверлит. Она сейчас произведёт масштабную проверку, и их поведение может поменяться. Неизвестно как. На всякий случай приготовиться ко всему.
  Он и так уже начинает готовиться ко всему.
  Молодец. И спасибо тебе. Огромное, буквально нечеловеческое спасибо.
  Я люблю тебя, Акселератор.
  И белоснежные крылья обняли обоих.
  
  - Ну куда ты бежишь. - девушка с лазурными волосами даже не спешила, поигрывая лезвием. - Не убежишь. Я тебя догоню в любую секунду.
  Уихару и так это знала. Она уже заблудилась в этом подземном лабиринте, и осталась совсем одна, только с преследующим её кошмаром.
  Конго пыталась оказать отпор, нагнулась, дабы применить свою силу - и только потому брошенное кукри вместо сердца угодило ей в плечо. Вторым клинком враг взрезала Кинухо и Майю, метнувшись между ними - девушки упали, не успев ничего сделать. Одеялко ещё до этого рванула назад и скрылась из виду.
  Уихару осталась одна - и теперь могла лишь молиться о спасении. Но и эти мольбы рассеялись за следующим поворотом.
  Тупик. Проход перегорожен металлическим барьером, ржавым и потускневшим, но всё равно непреодолимым. Уихару в отчаянии ударила по нему, но услышала лишь равнодушный металлический звон.
  - Так-так-так, что это? - девушка тоже показалась из-за поворота и широко улыбнулась. - Неужели повернувшаяся другим местом удача? Как неожиданно.
  Уихару вжалась в стену, сердце забилось, а ноги подкосились. Умереть так вот, в грязном подземелье, одной, от ножа... нет!
  - Ты не кричишь. - отметила девушка, подходя всё ближе. - Некоторые так истерично орут, прям одним ударом убивать приходится вместо того, чтобы повеселиться. Улавливаешь намёк? Какая, в сущности, разница, как уходить, достойно или нет. Здесь никого, никто не поможет и потом не расскажет. А у тебя вариант пары секунд, а не нескольких минут.
  Если честно, Уихару с удовольствием завизжала бы. Однако бешеная гонка вытянула воздух из лёгких, а страх тугой удавкой обхватывал горло.
  Пожалуйста, нет! Пожалуйста! Хоть кто-нибудь, помогите!
  - Не хочешь визжать? - девушка подошла совсем близко. - Ну смотри. Только предупреждаю, завизжишь после начала - не остановлюсь. Не имею привычки. Ну, ещё раз... Мабу...
  Странный боевой клич заглушил телефонный звонок. Девушка задержала уже занесённую руку с ножом и посмотрела на дрожащую Уихару.
  - Ещё один шанс от судьбы? Ну посмотрим. - она свободной рукой вынула телефон и поднесла к уху. - Да? Уихару убиваю, где пропадаю. Да не, только начала. Что значит "не надо"? То вы все уши нам прожужжали, Отец, а теперь "не надо"? А что надо, извиниться и отпустить? А... - она какое-то время слушала молча. - А наш что? Так избавьтесь от него. Аргх! Ладно. Да сделаю в точности, так и быть. Всё, пока.
  Она выключила телефон и с тяжёлым вздохом посмотрела на Уихару. А затем перехватила нож за лезвие и ударила её рукояткой в висок, сразу подхватив потерявшее сознание тело.
  - Всё же тебе повезло. - девушка запрокинула Уихару на плечо. - А может, и нет. Если уготовят ту же судьбу, что твоему предшественнику, то будешь молить о смерти.
  И она направилась со своим грузом обратно в нёдра подземного лабиринта.
  
  Клоны на секунду остановились по всему городу. Некоторые даже выронили оружие. А затем заговорили.
  - Сбой программы.
  - Определение приоритетной цели.
  - Предыдущая приоритетная цель: уничтожить Академия-сити.
  - Предыдущая приоритетная цель: отмена.
  - Предыдущая приоритетная цель: подтверждение.
  - Предыдущая приоритетная цель: свести братика Тому и сестру Мисаку.
  Клоны все разом повернулись к одной понятной только им точке.
  - Приоритетная цель: уничтожить братика Тому и сестру Мисаку.
  
  - Сейчас не лучшее время для разговоров, Мисака.
  Тома старался держаться хладнокровно. Он увидел окровавленные бинты на ноге девушки, отметил её измождённый вид и понял, что та только из битвы. Наверняка на адреналине больше обычного. И злить ни в коем случае нельзя.
  - Наоборот. - хотя разговаривала она вполне спокойно. - Стрельба всё тише. Обстановка лучше. А после... после меня заберут. И мы вряд ли сможем так поговорить.
  - Куда заберут?
  - А. - Мисака поморщилась. - Неважно. Важно другое...
  Она завела руки за спину и слегка качнулась на носочках. Томе даже показалось, что девушка покраснела.
  - Тома, со мной... действительно всё настолько плохо? В плане, что... когда я в вас молниями, то вам неприятно?
  - Мисака, ты серьёзно? - первой же репликой удержать хладнокровность не получилось. - Стреляешь током в людей и спрашиваешь, нормально ли им?
  - Но я ведь измеряю силу! Так, чтобы даже случайно не убить и больно не было! Вам это вообще щекотка!
  - Да какая разница, что это нам! То, что ты швыряешься молниями, вот что обидно! Ведёшь себя как маленькая девочка.
  - Я маленькая девочка?! - упс, он всё-таки её разозлил. - Я не маленькая девочка! Я уже в стольких полицейских операциях и сражениях участие принимала!
  - Индекс тоже. Предлагаешь считать её взрослой?
  По Мисаке пробежали разряды злости. Тем не менее, голосом она старалась сохранять ровный тон.
  - Мне плевать на Индекс. Главное, что я сама себя взрослой ощущаю. И вы надоели уже со всеми этими придирками! Да, я ношу шорты вместо трусов, обожаю Гекоту, храню старые пижамки со зверятами, обожаю плескаться в воде - и что? И я никогда не стреляю молнией просто так, лишь когда Куроко лезет со своими непристойностями или когда ты... ты... совсем ничего не понимаешь, дурак...
  Вот теперь она точно покраснела. Тома открыл было рот, но Мисака перебила:
  - И ты ведь всегда блокируешь мои молнии. И вопреки всему выступаешь на моей стороне. И я... я совсем не ожидала, что ты... что ты скажешь такое, что никогда меня не полюбишь.
  Это когда он такое говорил? А. Унубара. Пытавшийся поссорить его с девушками, зачем-то.
  - Это не я сказал. - лучше не скрывать правду. Мисака со своими связями в Правосудии рано или поздно докопается сама, и обман усложнит без того непростую ситуацию. - Под моей личиной какое-то время ходил враг. Что бы я не говорил тебе после нашего сражения со Вторым - это был не я.
  Мисака стояла парализованной, явно пытаясь что-то сказать, но не находя слов. Тома воспользовался моментом для изучения обстановки. Изучать нечего - лев недвижим, клоны тоже, новых не подступает. Здесь они вообще одни - насколько можно быть одним на улицах охвачённого сражением города.
  - То есть... то есть-то есть... - наконец забормотала Мисака. - То есть мы... ты и я... на деле оно всё возмож...
  - Нет. - теперь Тома перебил её. Сказать правду нужно и тут. - Прости, Мисака, но я выбрал себе девушку. Я хочу, чтобы мы остались друзьями, потому что не хочу лишаться твоей дружбы. - и поддержки ещё одного пятиуровневого эспера. - Но встречаюсь с другой.
  - А... - она вновь обмерла, но сумела выдавить:
  - С кем?
  - С Шокухо Мисаки.
  Это была ошибка. Угасшие было молнии засверкали с новой силой, лицо Мисаки исказила гримаса сначала недоумения, а затем ярости.
  - С ней? - она даже топнула ногой. - Почему она? Почему эта дрянь?
  - Не говори о ней так.
  - А как мне прикажешь называть того, кто в любой момент может сломить твою волю, превратить в послушную куклу, и всё ради забавы... она ведь и тебя так околдовала, да? Своим пультом?
  - Думаешь, на меня подействует её пульт? - Тома показал правую руку.
  - Тогда чем? Телом? Но ты же... ты же выше этого, Тома! Ты же не выберешь девушку из-за размера груди!
  - Вообще-то мне нравятся большие. - и вновь чистая правда. Мисака охнула, зачем-то прикрыла грудь и опять сердито оскалилась.
  - Но ведь она бесполезна, Тома. Абсолютно бесполезна. Что она вообще сделала? Ходила и сверкала улыбкой? Хоть раз помогла тебе и городу, как помогала я? Я, не она, остановила падение космического лифта, отклонила падающий на тебя столб и убила Четвёртую, так почему же ты выбр...
  - ЧТО ТЫ СДЕЛАЛА?
  Тома ошеломлённо посмотрел на девушку. Четвёртую? Мугино? Но... когда?
  - Ну... она ведь чудовище. Полное чудовище. - Мисака лишь смутилась. - И у меня не было выбора... если бы я оставила её в живых, то многие погибли бы!
  - Дура...
  Он словно увидел свет. Так вот в чём был план Интри, вот почему он не бросал все силы на поиски Мугино в Японии.
  Скорее всего, существует какая-то секретная директива, по которой гибель пятиуровневого в пределах Академия-сити включает все сигналы тревоги и призывает Казакири Хёку, искусственного ангела. Для работы ангелу нужна энергия... сеть Мисак, почти десять тысяч сверхчеловеческих разумов. Для выдачи этой энергии сеть максимально понизила свою активность.
  Ослабла.
  Стала уязвима.
  И далее Интри попросту... воспользовался чем-то произошедшим между Серьей, Мисаки и клонами для того, чтобы ослабить защиту. Похитил Ласт Ордер. Возможно, что-то ещё, но по итогу он полностью перехватил власть над клонами.
  И отправил их убивать жителей Академия-сити. Дал вторую попытку уже имевшемуся плану. Полностью и абсолютно удавшуюся.
  Трудно говорить, что это напрямую вина Мисаки. Убить друг друга могли Акселератор и Кайкине - кстати, они прекратили битву, почему. Или Етцу, которая слишком долго не возвращается, и от этого в душу заползает ужас... или кто угодно... но чёрт побери, случилось всё равно из-за неё.
  - Я дура? - голос Мисаки звучал оскорблённо, и это разозлило Тому. В такой ситуации, в её положении... ещё и права качать?
  - Ты. - он даже взглянул на неё злобно. - Вы же пятые заключили мирный договор, нет? Так почему из всех нарушить его вздумала именно ты?
  - Я? Думаешь, Четвёртая не нарушила бы его при первой возможности?
  - ДА МНЕ ПЛЕВАТЬ НА МУГИНО! ПУСТЬ ОНА ХОТЬ МЛАДЕНЦЕВ ЕСТ СОТНЯМИ! Я СПРАШИВАЮ, ПОЧЕМУ ТЫ НАРУШИЛА ПЕРЕМИРИЕ!
  Мисака аж отшатнулась в испуге, но Томе было плевать. Нервотрёпка последних часов, стрельба, отсутствие новостей о друзьях, ощущение поражения, беспокойство за Етцу, трупы на улицах, драка со львом... и всё из-за этой электрической дряни, которая ещё и ни капельки не раскаивается. Он был готов орать ещё и ещё - и заорал:
  - ТЫ ХОТЬ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ВСЁ ЭТО ИЗ-ЗА ТЕБЯ? - даже сделал руками круг, словно пытался очертить город. - ВСЕ ЭТИ СЕГОДНЯШНИЕ СМЕРТИ - ЭТО ТВОЯ ВИНА! ПОБЕДА ЭТОГО УБЛЮДКА ИНТРИ ТОЖЕ ТВОЯ ВИНА! ВСЁ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ТЫ РЕШИЛА ПОВАЖНИЧАТЬ СВОЕЙ ПЛОСКОЙ ЗАДНИЦЕЙ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ДЕЛАТЬ КАК ПОЛОЖЕНО!
  - НЕ СМЕЙ ТАК ГОВОРИТЬ СО МНОЙ!
  Молнии ударили прямо с чистого неба, окружая также заоравшую Мисаку ореолом разбушевавшейся грозы. Они били так часто и сильно, что наверняка виднелись со всех точек города и неизбежно привлекут свидетелей - но Томе уже было на всё плевать. Он сжал кулак и с рёвом прыгнул вперёд.
  Мисака рванула ему навстречу - нагнулась, спасаясь от просвистевшего кулака, и ударила током. Тома сжал зубы от боли, но не отступил, размахнулся ещё раз - и Мисака вновь уклонилась. Следующую молнию он уже отбил, однако махание кулаками ничего не давало. Девушка издевательски уходила от каждого его удара, словно танцуя. Тома увидел на её лице улыбку, и ярость кровью залила ему глаза.
  Следующий выпад подсечкой - не ожидавшая такого коварства Мисака упала на колени. Удар правой - ореол молний гаснет, девушка морщит пострадавший лоб, валится на землю, охает и пытается ухватить задравшуюся юбку. Ещё удар - на этот раз прямо в переносицу, вбивая в асфальт так, что её глаза закатываются, руки слабеют, а молнии окончательно исчезают.
  Тома выпрямился и взглянул на лежащую недвижимо Мисаку. Пелена начала уходить, на её место пришли вопросы о том, что дальше. Вряд ли девушка будет любить его после такого, хорошо если не станет врагом. Но сделанного не воротишь, и она полностью это заслужила, пусть даже Тома теперь лишился одного из союзников.
  Хлопки раздались совсем рядом, и повернувшийся парень с удивлением посмотрел на Кайкине, стоявшего метрах в десяти от него. Шесть белоснежных крыльев по-прежнему переливались за его спиной, а довольная улыбка дополнялась медленными аплодисментами.
  - Очередной пятиуровневый пал перед тобой, не так ли, победитель Акселератора? - он даже слегка поклонился. - Понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Наверное, рассчитываешь сразить и всех остальных?
  - Чего тебе надо? - устало сказал Тома. Кайкине нахмурился, однако продолжил довольным тоном:
  - О, да ничего такого. Просто показать, что ты теперь не один такой.
  Крыло шевельнулось, и Тома не сразу понял, что именно шмякнулось между ними. Костыль. Костыль... Акселератора?
  - Что это значит? - прошептал он.
  - Что победителей Акселератора теперь двое. - широко улыбнулся Кайкине. - Правда, мы стоим на разных ступенях. Ты всего лишь побил его, я же... уничтожил.
  Тома тупо пялился на костыль, и голова уже раскалывалась. Мугино... а теперь Акселератор. Двое из пятиуровневых мертвы. Плюс пропавшая Етцу. И неизвестно, что там с Гунхой и Мисаки.
  То, что Интри не удалось тогда, в Свалку, сейчас навёрстывалось с лихвой.
  - Кайкине, ты же понимаешь, что тебя используют? - губы еле шевелились.
  - О, разумеется. - Второй был полностью безмятежен. - Уже использовали. Но и я извлёк из этого выгоду, а потом попросту найду того, кто пытался, и убью. Сейчас, когда я Первый, многих предстоит убить.
  - Включая меня.
  - Рад, что не нужно пояснять. - крылья слегка зашевелились. - Тебя. Третью у твоих ног. Её мерзкую подругу. Пятую. Возможно, кого-то ещё. Список всегда можно продолжить.
  - Зачем тебе убивать Мисаки?
  - Мисаки? Так её зовут? Да очень просто - пока мы с тобой дрались, победитель Акселератора, она убивала моих людей. Натравила их друг на друга своей силой. И её смерть будет особо медленной.
  Тома вздрогнул. Судорожно вздохнул. А затем поднял кулак и шагнул к Кайкине.
  - Я искренне восхищён тобой, победитель Акселератора. Насколько вообще могу быть восхищён тем, кто посмел бросить мне вызов. Поэтому твоя смерть будет быстрой. - Кайкине тоже поднял правую руку и шагнул к нему, улыбаясь.
  Синяя полоса мелькнула между ними, и оба застыли.
  Затем Кайкине медленно, непонимающе посмотрел на вытянутую вперёд руку.
  И заорал, когда увидел вместо неё окровавленный обрубок. Крылья дёрнулись в агонизирующей растерянности, а полоса мелькнула вновь - и голова Второго взлетела, окрасив пространство в рыжевато-бронзовый цвет волос и крови. Тело зашаталось, белые крылья истерически забились, постепенно тая, и скоро исчезли совсем, а безголовый труп рухнул и застыл, выливая оставшуюся кровь на грязный асфальт, потрескавшийся от молний.
  - Чуть не опоздала. - Канзаки вынула из кармана джинсов тряпочку и начала протирать окровавленное лезвие, то и дело поглядывая на спавшего льва. - Чего ты идёшь-то к нему напрямую, словно на турнире, Тома? Тома?
  Парень смотрел на застывшее тело, и чувствовал себя лишённым головы с мозгами. Всё, что крутилось - минус трое. Мугино, Акселератор и Кайкине.
  Трое из семи.
  - Я всё правильно сделала, Тома? - Канзаки спрашивала с искренней тревогой. - Это ведь враг, я ещё с того случая его лицо запомнила, Цучимикадо мне показал... и он грозился тебя убить... я ведь не ошиблась?
  - Нет. - шепнул он. - Нет, Канзаки, ты просто молодчина. Спасла мне жизнь, огромное тебе спасибо.
  - Да не за что. - она успокоилась и вновь начала протирать лезвие. - Удивительно, что только я прибыла. Молния от земли до неба, думала, полгорода сбежится, а вот... дьявол!
  Три робота рухнули рядом с ними - и на них болтались клоны, словно присосавшийся к акуле косяк прилипал. Вдали раздался визг покрышек, и показалась машина, также облепленная клонами.
  - Бежим! - Тома рванулся, но роботы перекрыли все выходы, а клоны за секунду развернулись и образовали цепь, ощетинившуюся дулами винтовок.
  - Летим. - Канзаки схватила его за плечи, но наверху застрекотали беспилотники, также несущие на себе присосавшихся клонов. Кто-то прилетел на дронах, затыкая дыры в воздушной защите, кто-то залез на близлежащие крыши, но все целились в Тому и Канзаки.
  При их меткости не промахнутся.
  - Прости, Канзаки. - прошептал он. - Ты попала под мою неудачу.
  - Мы ещё живы. - сказала святая, замахиваясь катаной. На Тому это не подействовало.
  Живы они лишь следующие несколько секунд.
  А затем винтовки клонов по безмолвной команде начали выплёвывать пули, и всё, что оставалось - не закрывать глаза и смотреть на то, как Канзаки высвобождает свои нити, которых не хватит отбить всё...
  Пули застыли.
  Просто взяли и застыли в радиусе метров пяти от них. Новые попадали в старые, тащили их вперёд - но некая граница словно была запретной, не пускала дальше, так что вскоре Тома и Канзаки оказались заключены в половинчатую сферу из смертоносного металла.
  А затем он услышал треск.
  Мисака поднималась медленно, аккуратно, словно неосторожное движение могло уронить её обратно. Нос девушки был полностью разбит и кровь крупными шариками падала на блузку, глаза помутнели, однако молнии вновь бегали по ней.
  А затем ударили разом во все стороны.
  Беспилотники и дроны рванули к земле. Роботы рухнули мнущимися на части грудами металла. Клоны падали десятками, бессильные избежать попадания гуляющей цепной молнии, и не могли спастись даже в воздухе и на крышах. Тех, что падали с высоты, словно обволакивало электрическими путами и обеспечивало мягкую посадку с жёстким электрошоком.
  Всего за несколько секунд из налетевшей толпы врагов не осталось никого, и пули пришли в движение, завертевшись и вплавляясь друг с друга, образуя общую металлическую массу. Та начала сплющиваться, словно от ударов гигантских невидимых молотов, и скоро превратилась в неровный металлический диск, опустившийся на асфальт. Мисака шагнула на него, и полоска металла защёлкнулась на обеих её ногах, приковывая к диску.
  Тот взлетел, и маленьким НЛО помчался куда-то в небо, унося на себе ни разу за всё время не взглянувшую на Тому с Канзаки Мисаку.
  - Вы крепко поссорились, похоже? - только и сказала святая, убирая катану в ножны.
  - Ага. - сказал Тома, собираясь подумать обо всём произошедшем потом. - Канзаки... можешь мне помочь?
  - Слушаю.
  - Мне надо срочно попасть в одно место, но пешком я до утра прохожу.
  - Хорошо, отвезу. - Канзаки зашла ему за спину и вновь схватила за плечи. - Только не тяни руки... то есть, коснёшься правой рукой, и оба свалимся. Ну, куда тебе лететь?
  
  Одеялко уже просто села на грязный пол и зарыдала, никого не стесняясь.
  Никого рядом и не было. Она заблудилась. Заслуженно. Когда та страшная женщина шагнула к ним, то ноги сами понесли девушку подальше от друзей и от всего. Вот и... заблудилась.
  Звать на помощь бессмысленно. Она уже охрипла от криков, но боялась, что когда её найдут, то спросят за всю трусость. Люди помогли ей, дали ей кров, еду, уют, а она сразу же оставила их в беде.
  И никаких оправданий в её бесполезности не послушают.
  Пустое, ненужное создание. Всю жизнь занималась невесть чем, а в итоге не спасла ни любимого, ни подруг. Обречена вечно блуждать в лабиринте, до жуткой смерти от жажды.
  От рыданий она даже не услышала звук шагов, и заметила подошедшую лишь когда та взяла её за плечо.
  Пятая стояла над ней - даже тут в своём великолепии очерняя её ничтожество. В глазах блондинки теперь сияла не одна - сотни звёздочек, хаотично мельтешащих и гипнотизирующих своим танцем.
  - Где все остальные? - спросила Пятая, и Одеялко лишь ткнула рукой в сторону коридоров. - Почему вы разделились?
  Одеялко вновь заплакала, готовясь раскаиваться, и Шокухо с ласковой улыбкой заглянула ей в глаза.
  - Понятно. - сказала она через пару секунд, выпрямилась и уставилась во тьму. - Так... ага, вижу. Ох, ну не рыдай так, все живы. Сейчас я... - Пятая щёлкнула пальцами. - ну всё, а теперь и здоровы будут. И сами в больничку уйдут. А мы пойдём наверх. - она потянула Одеялко за собой. - Вставай, самурай. Есть город, что нам нужно спасти.
  
  Джунко успела потерять сознание - или задремать, она не поняла. Так или иначе, из мрака её вытащил звонок, и девушка поспешно выхватила телефон, едва не уронив его.
  - Да? - она лежала на полу подъезда, и сочла за лучшее пока что не вставать. Рука плохо слушалась, ещё выронит и разобьёт.
  - Джунко, это я, Камидзе Тома! - услышала она взволнованный голос парня, которому Королева велела повиноваться как ей самой. - Как там с Ласт Ордер? С девочкой, что ты ищешь?
  - Я прошла по её следам до одного дома, Камидзе-сан. Но там на меня напали, и я... - она откашлялась. - Отступила. Извините, я не справилась.
  - Ничего, мы все тут не справились. Всё в порядке? - он спрашивал с таким же беспокойством, с которым спрашивала Королева, и Джунко улыбнулась.
  - В полном. Я запомнила, где этот дом. Сейчас отдохну и вернусь.
  - Нет, Джунко, если тебе плохо, то не стоит. Ещё и тебя потерять... Вбей в телефон описание дома и уходи оттуда. Только осторожнее, на улицах опасно.
  - Хорошо.
  - До скорого. - и парень отключился. Джунко тут же открыла текстовый документ и медленно, плохо слушающимися пальцами начала вбивать всё, что узнала о том доме.
  Джунко никогда не осудила бы выбор Королевы, в том числе в плане парня. А сейчас и осуждать пока что не было причин. Хороший парень. Тот, что нужен Королеве.
  
  Тома печально смотрел на то, как выпущенный из рук мобильный маленькой точкой падает на разрушенную улицу.
  - Купим тебе новый. - прокомментировала тащившая его Канзаки.
  - Да без связи остался...
  - У меня с собой есть, поделюсь, если что. - они взлетели повыше, нацелившись ровно на поднимавшиеся в небо белоснежные линии.
  Точка ангела.
  - Кто именно из них прибыл сюда, не знаешь? - тихо спросила Канзаки.
  - Никто. Это искусственный ангел.
  - Искусственный ангел?
  - Да. Прости, всех подробностей я сам не знаю и не понимаю.
  - Искусственный ангел... - Канзаки сжала его чуть крепче. - Тома, я в курсе, что богохульность Академия-сити крайне преувеличена, но искусственный ангел...
  Тома промолчал. Он спиной чувствовал прижавшуюся к нему большую и мягкую грудь Канзаки, напоминал себе о Мисаки и вообще пытался отдохнуть телом и мозгами.
  Хотя один вопрос назрел - всё равно лететь минут десять.
  - Получается, искусственный ангел это всё равно что падший?
  - Нет. - вздохнула Канзаки. - Ангел - это служитель Бога, исполняющий его волю и не имеющий своей. Падший ангел захотел свободу воли и получил её. Искусственный же... не имеет свободы воли, однако подчиняется не Богу. И поэтому лично у меня вызывает омерзение. Тома, если что, имей в виду - на то, что там находится, я могу и накинуться.
  - Святые же бессильны перед ангелами.
  - Ты рвёшься в бой, когда нужно кого-то спасти, при любых раскладках? То же самое.
  Тома промолчал. Слова Канзаки вновь навели его на изо всех сил отгоняемые мысли о том, что дальше.
  В таком полном молчании они и прилетели на безлюдную площадь, посредине которой стояла Казакири Хёка. Её голова была запрокинута, а глаза невидяще уставились в небо. Белое сияние дрожало вокруг девушки, и уходило в небо огромными трубами, видимыми издалека.
  - Действительно ангел... - прошептала Канзаки, однако катану пока не обнажила. Тома жестом попросил её оставаться на месте и зашагал к девушке.
  Джунко не смогла найти Ласт Ордер. Акселератор, её главный защитник, мёртв. Рассчитывать остаётся только на чудо и удачу - то есть уже не на что рассчитывать. Почти наверняка девочка глубоко в логове врага и сеть Мисак полностью в его руках. Что толку от вырубания клонов? Когда они очнутся, то всё ещё будут враждебны ко всем.
  Пока сеть Мисак питает ангела, она не сможет хоть как-то защититься, если вообще способна защищаться. А если дать Интри ещё немного времени, то он взломает и ангела. Тогда никакие клоны не понадобятся для уничтожения Академия-сити.
  Тома шагал к Казакири, и воспоминания прошлого его лезли в голову. Как они встретились, как радостно Индекс общалась с ней, как девушка смущалась оба раза, когда он заставал её полураздетой, как они втроём хорошо проводили время, и как потом он сразился с каменным големом и его хозяйкой, после чего узнал, что Казакири Хёка не человек... однако его это не смутило, а для Индекс Хёка и вовсе стала первой настоящей подругой...
  Тома молил о чуде, но знал, что оно не произойдёт. Отрицающему Бога не стоит уповать на его милость, рассчитывать можно лишь на союзников и на самого себя - и среди союзников никогда не будет удачи.
  Одно сплошное невезение.
  Тома встал прямо перед Хёкой, и та лёгким движением повернулась к нему. Когда-то они уже стояли так, и точно так же в её глазах застыла боль.
  В тот раз он сумел её защитить. Но сейчас...
  - Прости, Хёка. - он понял, что плачет, когда ощутил солёное на губах. - Прости. У меня нет никакого выбора.
  То же самое, что сказала ему Мисака. У неё не было выбора - и она убила Четвёртую, дав отмашку массовому разрушению.
  Хёка улыбнулась ему - очень слабо, но понимая, что он имел в виду. Тома всхлипнул, теперь уже точно плача, и поклялся себе добраться до этого Интри.
  Бросить все силы на его поимку.
  Заставить заплатить за всё содеянное и за всё, что он заставил других сделать.
  А сейчас... возможно, каждая секунда промедления стоит кому-то жизни.
  Поэтому Тома заставил себя поднять правую руку.
  Разрушитель барьеров. Уничтожает всё сверхъестественное, всё созданное магами или эсперами. Правая рука, в теории способная разрушить Бога.
  А сейчас ложащаяся на плечо девушки, которая по своей природе не имела свободы воли и не могла этого избежать.
  Не было никаких спецэффектов. Лишь слабый звук, похожий на сигнал горна - и Казакири Хёка растаяла вместе со своим белым светом и прощающей улыбкой. Растаяла навсегда, и Тома рухнул на колени, чувствуя, что даже стоявшая позади Канзаки не помешает ему разрыдаться от всего пережитого за эту ночь.
  Так и произошло.
  
  Шокухо уверенно шла к ближайшему выходу, даже не оглядываясь на Одеялко. Она и так знала, что та следует за ней.
  Шокухо даже очень много знала сейчас, после того, как вынырнула из глубин сети Мисак. Например, что именно она должна сделать. Или что даже Тома не должен знать о произошедшем там.
  Ну вот и лестница наверх. Шокухо остановилась, повернулась к также застывшей Одеялко и посмотрела ей в глаза.
  - Первый уровень, да? - ласково сказала она. - Не подойдёт. Ты способна на большее и достигнешь большего. Как насчёт... третьего?
  Одеялко моргнула - и десятки звёздочек Шокухо зажглись в её глазах, запрыгали такими же хаотичными скачками. Блондинка ласково засмеялась и потянула девушку за собой наверх.
  Они выбрались на пустую улицу, и улыбка Шокухо стала только шире. Она застыла прямо посреди проезжей части, и привлекла к себе Одеялко, обнимая её.
  - Всё? - прошептала она ей на ухо. - Осилила? Давай, приступаем.
  Шокухо закрыла глаза - и метнулась к разумам жителей города.
  Их было много. Невероятно много. Десятки, сотни, тысячи, сотни тысяч. Множество было окутано болью, страхом, непониманием, страданиями - но это не мешало Шокухо проникать в них.
  Мужчины и женщины. От стариков до детей. Вне зданий и внутри. Для Шокухо теперь не существовало преград. В обычном состоянии она могла подчинить несколько десятков, но только отдавая простые команды. Сейчас же её хватит на всех, а с Одеялко о радиусе действия можно забыть.
  Сила Пятой шла по городу сплошным потоком, захватывая в том числе клонов. Лишь немногих она пропустила - Тому, само собой. Цучимикадо и Кумокаву. Акселератор с Мисакой даже сейчас отразили её. Гунха стряхнул без проблем. А к Алистеру и Божественному Хирургу Шокухо не рискнула лезть. Как и к ещё нескольким сущностям, пугавшим её одним фактом существования.
  Остальные же все оказались в её власти. Миллионы разумов ждали команды той единственной, что сейчас повелевала ими.
  Команды своей Королевы.
  И Королева отдала им команду.
  
  Гунха молча смотрел на то, как только недавно догнавшая его группа людей замолкает на полуслове и начинает смотреть в небо. Кромвель, сжавшаяся в комочек после молнии клона Мусуджиме и массажирующая ей шею Ицува, равно как и наблюдающая с неудовольствием за этим Куроко.
  Он тоже почувствовал идущую по городу волну, принесшую такую знакомую мелодию с просьбой расслабиться и позволить другим решить проблемы. Точно так же он напряг кишки и заглушил её, только теперь это было куда сложнее.
  Остальные даже не пытались. Люди вокруг, включая парочку настигнутых ими и уже обезоруженных клонов, просто смотрели в небо и ожидали приказа.
  - Что это? - Цучимикадо, однако же, остался незадетым и недоумённо огляделся. - Эй, Ицува-тян, прости, что настаиваю, но если ты не продолжишь массажировать, то мы получим истерику телепортёра. Или тебя сменить?
  - Оставь, они сейчас не в своей власти. - сказал Гунха, на всякий случай не отрывая взгляда от клонов.
  - А в чьей?
  - Пятой, скорее всего.
  - Шокухо-тян? - Цучимикадо изумлённо заморгал. - Так много? И... - он посмотрел вдоль улицы. Везде, докуда доходил его взгляд, люди таращились в небо десятками.
  - И это же шестой уровень... - прошептал Цучимикадо себе под нос.
  А затем все пришли в движение. Клоны встали на колени и заложили руки на голову. Люди бросились помогать раненым и проверять убитых, всё добытое оружие полетело на землю. Голем потопал в ту сторону, откуда пришёл, его хозяйка зашагала рядом с ним. Ицува отошла от Мусуджиме и бросилась к раненым; та же не устроила никакой истерики, наоборот, сама встала и как-то довольно улыбнулась. Куроко растерянно оглядывалась, словно не понимая, где она очутилась и что делать.
  - Неужели всё закончилось? - прошептал Цучимикадо. Гунха вместо ответа указал вверх.
  Сетка алых символов исчезла. Белые полосы тоже. Лишь глубоко ночное небо сияло мириадами ярких звёзд, в некоторых местах заглушаемых дымом разгорающихся пожаров.
  - Ещё нет. - Гунха бросился в сторону ближайшего дыма; Куроко сообразила телепортами пуститься следом. Цучимикадо тяжело вздохнул и побежал за ними.
  Дел впереди ещё целая куча, и жизни ещё предстоит спасти, но битва, судя по сдающимся клонам, наконец-то закончилась.
  Эту ночь им удалось пережить.
  
  - Знаешь, Мисаки. - пробормотал Тома, уставившись наверх. - Мне кажется, или одна эта люстра стоит больше, чем всё моё общежитие?
  Девушка посмотрела туда же. Люстра на потолке, похожая на перевёрнутый свадебный торт, и впрямь потрясала размерами с общей пышностью. Такая упадёт - не только придавит весом, но и пронзит сотней подвесок. Комната была ей под стать - красно-розовая отделка, усыпанная сердечками, огонь в уютном камине, пушистый белый плед на полу перед ним, ажурный обеденный столик у входа, огромная двуспальная кровать у дальней стены. Правда, сейчас всё это несло на себе отпечаток грустной тени.
  Единственным источником света был яркий солнечный день за окном.
  - Да нет, особенно сейчас. - наконец мотнула головой Шокухо. - Пока энергию нормально не восстановили, то толку от неё.
  - Ага, ещё упадёт.
  - Расслабься, Тома. - Шокухо потянулась с противоположного конца столика и ласково коснулась его руки. - Мы наконец-то одни, наконец-то часы допросов закончились. Можем спокойно поговорить. Ещё чаю?
  - Нет, спасибо. - парень и свою чашку поставил недопитой. - Мисаки... вот как раз поговорить с тобой мне нужно. И всерьёз.
  - Ну ещё бы. - девушка напротив, свой чай аккуратно отпила. - Ты уже второй день мнёшься от желания поговорить, это даже без псионики видно. Начинай.
  Тома кивнул. Девушка сидела прямо напротив него, благоухающая и разодетая как на свидании, в шоколадного цвета платье, оканчивающегося выше обутых в белые чулки коленей.
  Чулки здорово отвлекали.
  - Мисаки. - Тома вновь вздохнул, однако девушка терпеливо ждала. - Мисаки, я... хочу, чтобы ты вернула прежнего меня.
  Девушка сделала ещё один глоток, поставила чашку и тихо спросила:
  - Зачем?
  Тома посмотрел в окно. С его позиции только и был виден что ветряк, гигантский и абсолютно неподвижный.
  - Потому что тот я не допустил бы всего этого. Тот я обязательно навестил бы Мисаку и не позволил Унубаре сказать ей такое. А если бы позволил, то потом нашёл бы правильные слова.
  - Рейлган сама виновата в том, что натворила. - жёстко сказала Шокухо. - Не надо винить себя за каждый её срыв, так и комплекс вины на пустом месте заработать можно.
  - Всё так, но... - Тома уставился в пол. - Мисаки, ты знаешь, почему я тогда решил уехать? Видишь ли, пока мы сражались со Вторым, был момент, когда тот я думал, будто мои друзья мертвы... Мисака, Гунха, Ицува... вот и... тот я настолько корил себя за это, что когда падал вниз... там всякое острое внизу было... в общем, я не хотел жить в тот момент.
  Шокухо встревоженно уставилась на него, даже отложила чашку, но Тома продолжил:
  - И это при том, что у того меня была Индекс. И вообще... даже если бы все трое действительно погибли, то смог бы это пережить. Но просто... тот я устал сражаться. Он не был уверен, что сделал правильный выбор, вступая во все эти бои, потому что в итоге они привели к, как он думал, гибели друзей. Это я знаю, что выбор сделан давным-давно, и не только мною, знаю и принял. А тот я, лишённый памяти, не знал. И потому хотел сделать перерыв от всего, подумать и разобраться в том, должен ли продолжать.
  Тома прервался, и Шокухо, выждав секунду, спросила:
  - Но если тот Тома не знает о сделанном выборе и может выкинуть такое, то почему ты хочешь вернуться в него? Особенно когда столько дней ругал его?
  - Тот Тома... его достоинство именно в этом. Он не сделал выбор. Он бросается в бой не потому, что подписался на это, а потому, что желает помочь.
  - Но ты ведь тоже...
  - И он не сделал выбор девушки. А значит, может привлекать новых и новых кандидаток. Заручаться их поддержкой. Устанавливать связи и союзы. Святые, эсперы, маги, монахини... не знаю кто ещё, может какие-нибудь околобожественные сущности... тот Тома может и должен привлечь их всех на свою сторону. Потому что без союзников нам не расправиться с Интри и тем, что может последовать за ним.
  - Ты ведь сейчас говоришь это на полном серьёзе, Тома?
  - Абсолютно. - кивнул парень. - Потому что я выбрал тебя - и потерял поддержку Мисаки Микото. И ещё не знаю насчёт остальных. Как там Ицува отреагирует, скажем. Потому что если она уйдёт, то связь с Амакуса и Несессариусом станет куда менее прочной. А если и Канзаки то же самое...
  - И я должна буду вернуться в положение всего лишь одной из гарема. Не факт что с самыми высокими шансами.
  - Да.
  Они сидели в молчании примерно с минуту. Затем Шокухо откинулась на стуле и тяжко простонала.
  - Тома, ты так неудобен в качестве парня. - она запрокинула голову и вновь уставилась на люстру. - Разбираться с твоей неудачей, разбираться с твоим героизмом, разбираться с твоим упрямством... нужно быть не меньшей мазохисткой, пожалуй. И вряд ли другая девушка сумела бы тебя понять, скорее скандал закатит, но я... но я Королева. А королевы знают, что иногда надо сжать зубы и дружить со всеми. Даже с теми, кого лучше и правильнее было бы казнить на месте. Каждому улыбаться, каждому кланяться, и иногда задвигать лучших людей ради нужных. Ох, как же я это знаю... - она вновь простонала. - И так тебя понимаю.
  - Спасибо, Мисаки. - глухо ответил Тома. - Прости. Я сам серьёзно хотел бы быть с тобой, но...
  - Но ты герой, и тебе надо жертвовать. - Шокухо разогнулась и вновь взяла чашку. - Хорошо, Тома. Как именно я должна это сделать?
  - Просто отретушируй мои воспоминания после того, как Унубара сбросил меня в реку. Так, чтобы ничего не напоминало о нашем романе. Чтобы я перестал критиковать самого себя. И... - Тома замедлился. - Чтобы я не помнил, как развоплотил Казакири Хёку. Хотя знаешь...
  Они помолчали ещё немного.
  - Знаешь, лучше оставь последнее. Пусть я буду это помнить. Всегда буду.
  - Тома... - выдохнула Шокухо. - Хорошо. Но перед этим я хотела бы попросить тебя кое о чём.
  - Да, я тоже.
  - М? Тогда говори первым.
  - Ну... - парень нервно улыбнулся. - Просто чтобы ты помнила и знала, что даже для меня без памяти на первом месте и, ну... это... вообще... можно мне переспать с тобой?
  Шокухо обмерла, а затем расхохоталась так, что едва не пролила чай себе на платье.
  - Тома! - она отставила чашку подальше. - Разумеется! И всегда можно было!
  
  - Входите. - бросила Кумокава, отрывая взгляд от ноутбука.
  - Чего так официально, Серья-тян. - Цучимикадо вошёл в кабинет, состоявший из стола с сидящей за ним девушкой.
  - Это не официально, это устало. А за следующее "Серья-тян" яйца отстрелю.
  - Виноват. - парень уселся на стул и положил рядом с ноутбуком флэшку. Кумокава бросила на неё взгляд и нахмурилась.
  - Сколько? - тихо спросила она.
  - Примерно пять тысяч. И восемь тысяч ранеными.
  Девушка сгорбилась, щёлкнула парой клавиш на ноутбуке и тихо сказала:
  - Знаешь... а я ведь этому обрадовалась. В плане, что... один человек на двоих клонов. Могло выйти гораздо хуже. Больница и школы не подверглись нападению, собранные Гунхой отряды патрулировали город, ночное время, многие забаррикадировались, а отряды Правосудия и Анти-Навыка выступили максимально быстро. Убери одно из этого - и жертв стало бы куда больше.
  - Последнее благодаря тебе.
  - Да... блин, Совет директоров, а мало того что не сумели скоординироваться, так и чуть ли в панику не впали. Как не пристрелила их там - понятия не имею.
  - А жаль. Глядишь, сидела бы сейчас в Совете.
  - Ни за что. - Кумокава резко качнула головой. - Хотя, возможно, и придётся. Опять спасать эту тупую блондиночку, решившую, что никто не отметит кратковременный всплеск шестого уровня.
  - Зато благодаря блондиночке теперь все считают, что налетел жуткий ураган. - слабо усмехнулся Цучимикадо. - Не надо объясняться.
  - Держи. - Кумокава вынула из ящика стола бумагу и протянула её парню. - Ознакомься с копией.
  Тот взял её, пробежал глазами, затем вчитался и нахмурился.
  - Не понял. Почему именно русские прислали ноту протеста?
  - Потому что мы живём в эру Интернета. К тому времени, как Пятая обработала город, и ещё до остановки ветряков в сеть утекла куча фото и видео происходящего. И ладно бы утекла, но одна паршивая ручонка перепостила их с наших хостингов на общемировые. Ну, а далее ты понимаешь. Почему это атакуют одинаковые девочки, что вы скрываете, неужели это незаконное клонирование людей, нарушает все международные договорённости, дайте нам материалы исключительно для научных целей. А когда наши искренне уверяют, что был лишь ураган, а всё видео не более чем смонтированные троллями спецэффекты, то никто не верит. Дипломатические скандалы, истерики, громкие заявления, призывы церкви уничтожить клонов, ибо клонирование противно Богу, смотри брошюру "Хуле Господь вообще создал этот мир, если всё в нём ему противно"... - Кумокава вновь попечатала на ноутбуке.
  - Так, а почему именно Россия? Православная церковь, что ли?
  - Она же так всё и сидит в ярме Римско-Католической. Плюс вся беда с анклавами, границы которых подбираются к ракетным шахтам. Убеди русских, что за этим стоит Академия-сити - и можно закуривать трубку ядерного пепла. Особенно сейчас, когда мы потеряли искусственного ангела и половину пятиуровневых. И что прикажешь, нестись к России и возвращать ей все отколовшиеся анклавы? Во-первых, обойдутся. Во-вторых, мы не будем бегать и утирать слёзки каждой ядерной державе. В-третьих, анклавы появляются исключительно из-за долбоёбства собственного правительства, даже Китай там ни при делах. Ну или очень скрытно гадит. Возвращай, не возвращай - итог не изменится. Плюс США мигом запишет нас во враги, а это осложнит отношения с Японией. Чёртов балет...
  - Как всегда, весь мир наш враг. - усмехнулся Цучимикадо.
  - И всегда будет. Ещё бы - выползли из ниоткуда молодые да наглые, посмели по техническому развитию обогнать большие страны с их великими традициями, культурой, историей и национальной едой. Да ещё и делиться не хотят. И пятиуровневых эсперов создают. А сказать, что одно из важных условий пятого уровня в естественном ритме жизни, так глаза выпучат "то есть как это, готовить оружие не на войну? Не понимать!".
  - Уже личное пошло, да? - вздохнул Цучимикадо.
  - Просто надоели. Ну их, давай лучше скажи, то видео с Первым действительно не фейк?
  - Шло в прямом эфире и времени на монтаж не было.
  - Блядь. - Кумокава даже от ноутбука оторвалась. - Первый превращён в решето. Второму отрубили голову. Четвёртая убита Третьей. И... Етцу так и не вернулась...
  - Однако тел всех четверых не нашли.
  - На это вся надежда. Пятый уровень. Хоть один из четверых мог и должен выжить. Но пока что... пропавшие без вести. Как и Кадзари Уихару.
  - Шокухо-тян сказала же...
  - Да-да, хотели убить. Но знаешь... вдруг убежала и слоняется по коридорам, или передумали и взяли с собой... отправил Гунху на поиски?
  - Он сам отправился.
  - Будем надеяться, что найдет. И не заплутает сам. Блин, а мы думали, что Свалка по пятиуровневым ударила... зато теперь лишь двоими можем дирижировать, остальные невесть где и что. Честно... я начинаю бояться этого Интри. Он слишком много знает, слишком хорошо подготовлен... даже начинаю думать, что Алистер молчит не из-за своего плана, а потому, что Интри и против него что-то состряпал... но отступать я не намерена, учти. - Кумокава погрозила парню пальцем. - У меня есть кое-какие мыслишки, так что ещё посмотрим, кто кого.
  - Кстати, в тему мыслишек. Посмотри файл о погибших, там в самом конце особо выделено.
  - Что? - Кумокава встревоженно потянулась к флэшке. - Хочешь сказать, что кто-то важный умер?
  
  Лежащий на боку Тома отвлёкся от своего занятия, посмотрел вниз и улыбнулся открывшемуся зрелищу.
  - Мисаки. - позвал он. Девушка тоже оторвалась и посмотрела на него. - Ещё немного, и я спущу тебе в рот.
  - А разве не в этом цель? - усмехнулась Шокухо.
  - Не сейчас. Давай уже начнём сам секс?
  - Что-то ты, Тома, так всё прямо и открыто. - они зашевелились, сбивая простынь на кровати. Тома навис над Шокухо, встав на четвереньки так, чтобы не придавлять её.
  - Просто я всё ещё опасаюсь неудачи. - смущённо признался он. - И не хочу совсем уж затягивать.
  - Мы ведь всё проверили. - Шокухо отставленной рукой начала загибать пальцы. - Я управляю телесными жидкостями, потому презервативы и дырки в них нам не страшны. Персонал и жители отеля стройным шагом вышли, так что никто нас не застукает. Окна затонированы, камеры не заснимут. Если ты в чём-то провалишься, то всё нормально. И даже если люстра рухнет, здание сложится и нас вышвырнет наружу под фотоаппараты - я всё равно пересплю с тобой.
  Тома сглотнул. Лежавшая под ним обнажённая Мисаки была слишком шикарна. Изящная, нежная кожа требовала прикосновений, упругая полная грудь приковывала к себе навечно, широкие бёдра могли основать религию, а разгорячённое красное лицо отправить на войну с отрицающими её еретиками. Тома даже не чувствовал себя заслуживающим подобного, но если он брякнет подобное прямо сейчас...
  - Тома, ты сейчас сам затягиваешь... ещё упадёт с твоей неудачей...
  Жестоко, но верно. Поэтому Тома перестал думать, прижался к Шокухо и наконец скользнул внутрь неё.
  Неудача словно бы впала в ступор от такой наглости. Поэтому не отозвалась, когда он окончательно прорвал девственность любимой без рек крови и болезненной агонии. Не напомнила о себе, когда кровать заскрипела от их скорости. А далее Тома и не думал о ней, полностью сосредоточившись на горячей стонущей Шокухо. Их тела переплелись в клубок с торчащими конечностями и скоро вжались друг в друга, когда её ноги обвились вокруг его бёдер.
  А затем всё неожиданно закончилось. Тома даже как-то не уловил момент финиша бешеной гонки, не успел предупредить, когда стало особенно хорошо и он просто вжался в мягкое тело девушки, не желая отпускать её.
  Но потом всё же скатился на кровать, чувствуя себя выжатым словно после хорошей драки. Шокухо тоже лежала рядом, тяжело дыша. Она ничего не сказала, но Тома и так был уверен - у них получилось.
  А окончательно уверился, когда через минуту молчания она нашарила его руку и прошептала:
  - Ещё раз? Я подсоблю.
  Тома улыбнулся - а затем внезапно вспомнил один из разговоров с Етцу.
  Та все ещё считалась пропавшей без вести, и лично он понимал - случилось что-то плохое. Иначе бы Етцу давно дала о себе знать. Скорее всего... как бы страшно ни было об этом думать...
  Сейчас, наверное, есть смысл сделать именно так. В память об Етцу. Правда, только она это и воспримет правильно... поэтому не стоит упоминать.
  - Мисаки?
  - Да?
  - Есть кое-что, что я хотел бы попробовать.
  - Проверить порно?
  - Ну... да.
  - Тогда вперёд.
  Тома довольно улыбнулся и потянулся к девушке. Между сисек, раком, сверху - всё как ты говорила, Етцу. Жаль... наверное, жаль, что ты этого не увидишь.
  Их тела вновь сплелись в позы, хихикая и изгибаясь. А затем, ближе к концу, теперь уже Шокухо нависла над Томой и прижалась к нему, после чего коснулась пальцем его лба.
  И не только их тела, но и души стали едины. А её клятва вновь была нарушена.
  
  Питание аэропорта было восстановлено одним из первых, и тем не менее очередь двигалась возмутительно медленно. Священник с ниспадающими на плечи рыжими волосами уже попросту устал держать над головой табличку с надписью, однако руки всё равно не опускал.
  Голубоглазая длинноволосая блондинка в ярких одеждах наконец прошла паспортный контроль, вышла в зал и уставилась на табличку с оскорблённым видом, после чего развернулась и отправилась к выходу. Священник вздохнул, опустил руки и быстро нагнал её.
  - Приветствую вас в Академия-сити, епископ. - тихо сказал он.
  - Магнус, я же говорила. - надула губки девушка. - Никакого "епископ". Иначе я и тебя обзову... какой там у тебя сан?
  - Простите, мисс Стюарт. - ещё тяжелее вздохнул Стейл Магнус.
  - Ну хотя бы так. Лучше всего было бы Лаура, но что с тобой поделаешь. - Лаура Стюарт вышла наружу, открыла зонтик для спасения от палящего солнца и уставилась на ряд белоснежных небоскрёбов, словно приветствующих гостей города.
  - Пережил ещё одно потрясение, не так ли? - сказала она себе под нос. - Что ж, не первое. И, - улыбка тронула её губы. - не последнее.
  
  - Устала? - спросила Канзаки, заглядывая в столовую, где Ицува в полном одиночестве сидела за столом и хлебала суп.
  - Да, простите, Канзаки-сан. - измученно улыбнулась девушка. - Просто чувствую себя как на конвейере. Вылечить одного, попрощаться - другой на замену.
  - Ну, после такого урагана и объявления о том, что мы тоже лечим, очереди неудивительны. Нет-нет, ты сиди, восстанови силы, всё равно я сейчас тоже займусь. Да и это, Ицува... - Канзаки взялась за ручку двери. - Если тебе надо вернуться к Томе, то возвращайся. Мы справимся.
  - Спасибо, Канзаки-сан, но... - девушка даже ложку замедлила. - ...я ещё не знаю. Камидзе-сан обещал прийти сегодня за Индекс, мы там поговорим, но... я думаю, будет лучше отдохнуть друг от друга. Потому что мне надо понять, чего именно я хочу.
  - Там ведь был не он, а под его личиной.
  - Я знаю, Канзаки-сан. И всё равно мне надо подумать.
  - Думать никогда не помешает. - улыбнулась Канзаки. - Отдыхай, Ицува, не спеши возвращаться в строй. - и она закрыла за собой дверь. Ицува улыбнулась в ответ - но улыбка пропала, когда девушка вернулась к супу.
  А затем очень тихо прошептала:
  - Надо было тогда согласиться.
  
  Такицубо и Кинухата без проблем сидели на грязных ступеньках полуразрушенного здания. Френда же смотрела на них как на психопатов и предпочитала стоять, хоть уже и покачивалась на носках.
  - Да сядь ты уже, суперчистюля. - зевнула Кинухата, после чего рывком схватила Френду и с полным игнорированием протестующих визгов усадила себе на колени. - Ну вот, разве не супермягко?
  - Пошлить начнёшь. - смурно ответила Френда, с колен однако же не слезая даже когда Кинухата перестала её держать.
  - Плата за супераренду. - Кинухата посмотрела на молча обозревающую их Такицубо. - Так что делать-то будем? Без Мугино мы в супердерьме. Может, для начала лидера выберем? Ну, если вдруг кто-то суперсомневается, что это не я.
  Такицубо молча кивнула, а затем достала мобильный телефон и набрала номер.
  - Алло? - тихо сказала она в трубку. - Хамазура, забери меня и девочек, пожалуйста. Мы в опасности.
  
  - Иду!
  Мизуру нацепила халат и только после этого открыла дверь, осторожно вооружившись скалкой. Когда она увидела гостя, то заморгала и сильнее запахнула халат.
  - Акселератор? Почему ты так поздно?
  - Да-да, извини, если разбудил. - проворчал эспер. - Можешь подержать кое-что у себя несколько дней?
  - Что это? - Мизуру перевела взгляд на огромный чёрный мешок, который гость прижимал к себе, и побледнела. - Это что... труп?
  - Ага. Мне тут нужно его подержать в укромном месте, а у себя нельзя. Позволишь?
  - У меня тоже нельзя! - девушка преградила ему дорогу и сердито зашептала. - Ты вообще чем думаешь, когда таскаешь ко мне трупы! Чей он?
  - Прости. - Акселератор сделал шаг назад. - Я подумал, что раз уж мы встречаемся...
  - Что? - ярость сменилась негодованием. - Мы не встречаемся!
  - А? - захлопал глазами эспер. - Но как...
  - Мы просто выбираемся на выходных вместе погулять! Это ещё не означает, что мы встречаемся! Дружба, Акселератор, дружба между мужчиной и женщиной, вот что у нас! Или ты из тех надутых мужланов, для которых она невозможна?
  - Да вообще-то...
  - И честно, я не стала бы встречаться с человеком, который таскает к девушкам трупы! И даже по дружбе его не приму! Чей он, кстати?
  - Ничей. - эспер вновь шагнул назад. - Я пошутил. Разыграл тебя. Пранк, кажется, да?
  - Терпеть не могу пранки. - холодно сообщила Мизуру. - Скажи спасибо, что в Анти-Навык не позвонила. Спокойной ночи. - и она захлопнула дверь.
  Акселератор постоял ещё несколько секунд, словно в надежде на то, что гнев сменится на милость. Затем со вздохом взялся за пакет, взвалил на плечо, поморщился и отправился куда-то в ночь.
  
  Тома очень аккуратно поставил оба пакета на мостовую. Иначе подъём по лестнице к себе домой обернётся тем, чем и должен.
  Очередной неудачей.
  Он аккуратно потёр руки, в которые врезались туго натянутые ручки, и поморщился. Ицува как-то говорила про то, что якобы существуют особые пластиковые держатели, которые можно подкладывать и нести без забот о полосах на ладонях. Сегодня пойдёт за Индекс и узнает точнее, если удастся. Поговорить-то с Ицувой надо, даже хотя бы узнать, что она там думает про возвращение к нему... очень, очень аккуратно узнать.
  Потому что если да, то привет, очередные проблемы. И без них хлопот полон рот. Например, с...
  Он узнал её по стуку каблуков, однако всё равно распрямился и взглянул в ту сторону, удостоверяясь, что не ошибся.
  Шокухо Мисаки шла к нему. Она вновь переоделась в форму академии Токивадай и нацепила сумочку, ручка которой золотой цепочкой проходящей по её роскошному телу между грудей. Само изящество с довольным, ничуть не обеспокоенным видом. Девушка остановилась в нескольких метрах от него и смотрела с радостной улыбкой, а он на неё с изо всех сил пытающимся быть недовольным лицом.
  Молчание пары секунд прервал его вздох.
  - Мисаки, я же попросил. - Тома нагнулся и взялся за пакеты. - Измени память так, чтобы я не помнил о нас.
  - Прости, Тома. - ласково пропела Шокухо. - Усталость, стресс, любовная горячка, твоя правая рука. Что вышло - то вышло. - она завела руки за спину и слегка наклонилась, после чего задорным, ничуть не сожалеющим тоном произнесла:
  - Вот ведь невезуха.
  
  - Честно говоря, я бы взял вину на себя. - сказал врач, протягивая женщине ещё один платок. - Не стоило разрешать мисс Мисаке заниматься самолечением своей нервной системы. И то, что не было ни одной возможности её остановить - не оправдание.
  - Я ни в чём вас не обвиняю. - Мисака Мисузу взяла платок и высморкалась в него. - Когда Микото-тян пошла на пятый уровень, то нас предупреждали, что она может измениться. И она действительно стала более строгой, серьёзной, начала пытаться нами командовать и никого не слушаться... но росла хорошей девочкой, и я... я не верю, что моя Микото-тян могла убить... - повторила она в который раз и вновь заплакала.
  - Ещё не факт. - терпеливо повторил доктор. - Её ищут и найдут. Невообразимо, чтобы мисс Мисака могла погибнуть в урагане. Так что найдём и окажем всю необходимую психологическую поддержку. В нынешнем состоянии и с учётом того, что тело Мугино Шизури не нашли - ещё не факт, что мисс Мисака действительно сделала это, а не вообразила сама себе.
  - Моя дочь сумасшедшая убийца. - прошептала Мисузу. - Что я сделала не так?
  Она вновь заплакала, и доктор протянул ей ещё один платок.
  
  Мисака застыла перед экраном компьютера. Она не касалась клавиатуры или мыши - но рабочий стол сам открывал нужные документы, один за другим, и девушка пробегала их глазами, мгновенно запоминая самое важное.
  В один из документов она всмотрелась особенно пристально, словно хотела изучить каждый символ.
  "Настоящее имя неизвестно, скрывался под именем Унубары Мицуки. Индеец, предположительно член ацтекского культа. Обвиняется в покушении на убийство и выдаче себя за другого человека путём магического изменения внешности. Статус: разыскивается".
  Мисака осмотрела файл со всеми данными и впилась взглядом в фотографию смуглого парня с волнистыми волосами. Значит... это он был Томой. Это он сказал ей те слова.
  Девушка коснулась края наложенной на нос перевязки. Придётся ходить с открытым ртом, пока не заживёт, и выглядеть глупо.
  Хотя кому какая разница, теперь, когда любимый парень втоптал в грязь. Поймать этого Унубару, вернуть Томе долг за Акселератора - и всё. Прощай. Держись за эту свою Королеву и её промывку мозгов.
  Живи как хочешь.
  Будто бы её волнует этот урод.
  Будто бы она всё ещё на что-то надеется.
  Мисака сжала зубы, взмахом пальца вырубила компьютер и захромала к выходу из комнаты.
  Она уже знала, с чего начать.
  
  - А он красавчик. - отметила девушка, кинув фотографию на еле освещённый стол.
  - Возможно, это тоже ненастоящая внешность. - сказал ей сидящий напротив человек. - Он может менять их, если получит кусок кожи другого.
  - Срезая его? Парень нравится мне всё больше и больше. - усмехнулась девушка. - Может, даже поболтаю перед тем, как убить.
  - Ещё раз - его нельзя убивать. Вы должны схватить его целым и невредимым, после чего привести к нам. Считайте это вашей тренировкой, разминкой перед основным заданием.
  - Чувааааак. - протянула девушка. - Нахрена вы учили меня убивать, а потом первым заданием "только не убивай"? Вот нахрена?
  - Это научит вас выдержке и спокойствию, с которыми до сих пор испытываете проблемы. Потому не убивать. Даже если цель будет сопротивляться. Никаких оправданий самообороны не будет, в отличие от неотвратимости наказания.
  - Пфф. - девушка совсем надулась. - Злые вы. - она вновь посмотрела на фотографию. - Хотя ладно. Поразвлекаюсь с красавчиком, так и быть. Опробую свои женские чары.
  Она визгливо, оглушающе расхохоталась.
  И молния скользнула по её коротким светло-каштановым волосам.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"