Кот Света: другие произведения.

Флай или Fly. Том первый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она одна, ее много. Она потеряна, во временах и странах. Память штука странная, не помнит пару веков, но помнит тысячелетия мрака Автор молодой, не оперившийся, ошибается, в силу торопливости и глупости. Буду рада вычитке и комментариям!!! Особенно отзывам по произведениям! Стоит ли продолжать ? автор мигрировал на продаман, увы, комментарии интересны музе. Я тут https://prodaman.ru/SvetaKot/

  Fly 1
  
  Глава 1
  
  Переходный период наступил внезапно. Вот я ребенок, меня любят, все время охота сыра. Вот говорят это мясо вареное тебе. А вот я лежу в своей кровати и осмысливаю происходящее за день. Осуждаю, корю себя. Пытаюсь продумать как поступить лучше. Как нужно было ответить.
  Мне накануне достались кроссовки, размер был меньше, следуя совету налила водку и пошла в школу в них. О да, амбре было то ещё, три урока, ни один учитель не сказал ни слова. Принюхивались, молчали, смотрели на поведение. Что думали это так потом пахнет. Ну да, девочка-косичка, отличница не может пить. Зато слухи о беременности в таком возрасте охотно поведают.
  Глаза на дикий запах открыл пацан, в шутку ли спросил, знаю ли я чем так сильно пахнет? От меня что-ли? Красное лицо, жарко в ушах, пот на лбу, как мне стыдно. Зачем он так, ведь в коридоре были ещё ученики. Оглянулась, одноклассников не было, радует. Печально, что физика с трудом ещё будет. Переступаю через стыд и иду в направлении этого пацана. Фух, физики не будет, а на труде только девочки, да училка, она чаще сидит и молчит. День в школе окончен. Уже дома, уже спать пора. Затем одергиваю мысли, переключаюсь на более спокойную тему. Начинаю строить планы на единственный выходной. Так хочется сходить в горы за грибами. Взросление, подарок, который натёр в трёх местах до крови и который носить больше не буду. Ненавижу свой день рождения. Кроссовки это пол беды. Главное, это традиционный скандал, что зачем нужно устраивать праздник, резать салаты. Звать гостей, которых я не жду так, как приходится готовить. Скандал устраивает родительница.
  Таз салата, настроение ниже плинтуса, скучный вечер, обязаловка перед старшими сидеть за столом. Это праздник. Ненавижу свои дни рождения, которые повторяются так каждый год, с разницей в эпитетах ко мне. Обещаю, что вырасту, не буду их отмечать. Этот праздник будет моим и моего избранника. Ну или только мой, найти адекватного парня становится сложнее, даже поговорить и то, нереально. Начнёшь обсуждать проблему, не по школе, сливается, юлит. Ой стыдно нам, ой не знаю, а давай погугли. Да ладно, и это одноклассники, зато списать чего-то, урвать кусок, сходить за компанию. Да нормально, пошли прогуляем.
  Обычный сумбур, обычный день в школе.
  Все равно я выделилась, фенька, принято модные, необычные, яркие. Я связала сама косичку, из красной пряжи, с перекручеными косами. Смотрелось необычно. Спрашивали, где взяла, я только улыбалась. А что сказать, что на погоду запястье ноет? Или что шерстянка призрачные боли снимает, но дико чешется от покалывания. Ха-ха-ха. Умора, улыбка по настоящему выразила мои мысли, сдержанно.
  Все равно день испорчен. Только мечты о ночных полетах остались мне. Только мои, только я. Я так часто думала о профессии пилота, прыжки с парашютом, только не возьмут с проблемой шеи, искривлением позвоночника. Головные боли лет 7 не мучают, но мне нельзя, а такие нагрузки опасны. Только спокойный спорт, тогда я выбрала плавание, непрофессионально, для себя. О, да, тоже чувство полета. Я умею плавать на спине, а вода обволакивает меня, отталкивает. Но по-разному, вспоминаю, лето, пресное озеро, грязное. Вода тянет вниз, плыть сложно, устаешь через десяток метров. Но так приятно толкать, резать воду. Или другое воспоминание, вода прозрачная, глубоко, я за буйком. Глупая, ногу свело, кричу, вода в рот. Собралась замолчала, замерла, только руки, как мантра, как спасение, тихо, руки, раз-два, цикл. Паника отпустила, расслабилась. Устала плыть, нельзя так, но вода поддержала, не утянула, спасибо ей. Расслабилась, приятно. Вернулась в настоящее, в кровать, соседи опять на постели прыгают, ой, не прыгают, покраснела, снова гости развлекаются у соседей. Скрип характерный. Ритмичный, мм, подумала о парне, а какой он. Насколько ласковый будет? Что вообще почувствовать получится? Бррр, хватит думать, а то захочу узнать, а мне рано, школу надо окончить, университет,, найти квартиру и сбежать наконец от родителей. Правда что раньше вопрос - сбежать или работу найти, потом искать.... Прям кошка мартовская. Приключение или приключения, тут уж как проверять буду. Все, спать.
  Закрываю глаза и представляю падение с высотки, они со мной, я чувствую упругость ветра. Каждое пёрышко, каждый изгиб, но они не из перьев, из меня, души. Хрупкие, но как стальные клинки разрезают воздух, открываю и парю над городом. Вижу закат, в моем городе темно уже. Задумываюсь, где я? Кто я, вспоминаю, как зовут, где живу. В это раз мечты реальнее, мне немного страшнее. Вот спускаюсь в зелёный парк, ох, задела статую внизу, отвлеклась на парочку, пришлось садиться тише и в кусты. Оцарапала руку до локтя. Кровь не капала, но как щипало! Во сне? Какой яркий сон.
  Недоумение прошло, сейчас главное понять, зачем меня сюда позвало. Надеюсь это с моими мыслями не связано, надеюсь причина не в сексуальных проблемах.
  Паника. Боль. Слышу шум, топот. Ужас, постанывая, отбиваясь от веток бежит девушка. Платье, ой не могу, короче моих треников, будто завернули, сама накрашена, красавица. Только бежит и волны паники от нее. Жду, может приняла что и галлюцинации ловит. Эх, нет, за ней парни. Двое, как раз по очереди будут. Мрази. Не ходите девки вы к компаниям с парнями одни. Знамо зачем вы нужны, не музами быть, бытовухой в подворотне. Вот подумала о высоком и на тебе, противность.
  Что мне теперь делать, раньше подтверждения не могу силы применить. Жду. Загнали ее в дальнюю часть к прудику. Какие мысли у них, да за одно такое уже можно кастрировать, да на остров необитаемый, вдвоем, без воды.
  Девица дура, к людям надо было, а она отсидеться, спрятаться. Инстинкт побуждает, глупая. Догнали, один рот зажал, другой штаны спускает, фу, оба без штанов. Загнули, подол задрали. Девица глупая, красиво одета, да и белье подобрала, тонкое, кружевное. Не оценил ее избранник, для кого надела, порвал и силой брать хочет. Вот тут и силы появились, оттолкнула зверей. Не успели.
  Ненавижу такие случаи, глупо так себя вести. Стар как мир инстинкт, азарт, жадность. Каждый раз одинаковые случаи.
  Чикнула силой, завязала узелок, ткнула об ствол дерева обоих, раздела сзади. Получилась картина два козла полюбили друг друга. Последствия любви на них извлекла из обоих, и поцарапала чуток, для правдоподобности страсти. Противно, но достоверно.
  Узелки не позволят вставать их дружкам пока не осознают своей пакости. Вот подставу с играми геев сделала, чтобы запомнили. Девицу макнула в пруд, чтобы смыть грязь аур и мыслей, да пусть думает, что сама упала и привиделось. Запомнит надеюсь. Она раньше очнётся, осмотрится, может дойдет о паскудстве избранника. Все, мое дело сделано. Выхожу из мыслей, как выплывают. Очередная загадка мозга решена. Теперь спать по-настоящему. Только мешает что-то, да ладно, завтра посмотрю что такое на локте.
  Это обычная тренировка, решение загадок, спать не могу пока не "помечтаю", странно. Сама странная, каждый раз думаю о случаях, то спасти из реки, то помочь словами. И не могу отказаться. Будто не хватает ужастиков мозгу, думала из-за книг, люблю их читать. Проблема не в них, здесь как спонтанно, каждый раз новая история, город, люди. Я даже не уверена в языке, он кажется каждый раз разный.
  
  Проснулась. Локоть саднил, полоса до него тоже. Что это? Я сама? Ну да, коготки короткие, острые могла не заметить.
  
  
  
  Глава 2
  
  
  Ничем не передаваемое ощущение полета. Парение над засыпающим городом. Упругие струи воздуха, теплого, ароматного, с нотками сырости после дождя, запахом озона, булочками. Засыпающий город и заходящее алое солнце. Как красиво отражается оно от стального цвета. Окрашивается радостным оранжевым, красным, затем темнеет в синеватый.
  Наверное я начинаю понимать задумку природы, если это не идея, чтобы быть менее заметной. Непросто быть одной, одинокой, так долго и не привлекать внимание. Специально или нет, но предназначение требует жертв. Хотя ничего конкретного обо мне, моем существовании нет.
  Итак, начнем с главного- я человек. Телом. Наверное та часть астрала, что зовётся бессмертной, просто помнит и передает знания, с придатком. Знания разнообразны, пугающие и удивительные. Все, что познали прошлые тела, услышала или прочла душа, хранится и знает настоящее воплощение. Ещё есть дом, зову чертогами. Чего уж, если есть крылья, серые, то уж скрытый карман пространства пусть будет по библейски.
  Тело зовут Анной. Осознание сущности пришло в пятнадцать. Было пугающе. Нелюбимый праздник дня рождения. Очередной скандал от родителей, которые вечно делят обязанности и не приходят к одному. Сон. Думала что сон. Это незаменимое чувство полета, первого планирования с ближайшего холма. Солнце уже село, сумерки зажгли тогда ещё редкие лени уличных фонарей. Редкие машины. Ветерок с цветущей душицей и зверобоем. Лай собак.
  Просто полет продолжался не так долго. Затем были прогулки по ночному городу. Знакомые места, темнота переулков. Видимо изучался очередной город.
   Однажды этому пришел конец - на меня напал мужик с ножом. Что он хотел было не понятно. Хотя... Тут-то и стало не до веселья. Ножом по руке было больно. Испугаться не успела, сработал наверное рефлекс, как потом поняла. К ногам упали руки, одна с ножом. Тип заголосил, упал в обморок, к рукам. Мне тоже чуть не поплохело. Одно дело понимать что сон, но другое, что такой реальный. Когда кровь начала заливать от типа к ближайшему камню, будто очнулась. Схватила его, его части. Бррр. До сих пор запах металла и пыли стоит в носу. Отнесла в общем к ближайшему травмпункту. Жить-то будет, только руки восстанавливать прийдётся, чересчур ровно пришили. Как кукла он теперь, не особо гнутся. Тем вечером выяснилось несколько вещей: рана от ножа реальная, придаток на спине вовсе не просто серо-стального цвета, а ещё у меня нюх на козлов. Увы, это оказалось не просто сном. Последующие ночи доказали мою странность. Если днём я вела обычную жизнь подростка из небогатой семьи, то ночь становилась моим отдохновением и привычкой. Не кошмаром, нет, отушиной, кто-то блог ведет, кто-то рожи бъет. Наверное я стала маньяком на маньяков. Медленно, во мне возникали странные картины, то как использовать маскировку, как лучше треснуть очередного отморозка. Иногда ночи были менее беспокойными. Например, когда была беседа с несостоявшимся прыгуном, или с девчонкой, которая отчаялась и хотела наесться дряни из аптеки.
  День за днём проходила школа. Меня называли замороженной, холодной. Наверное так и казалось, ведь что такое контрольная по физике, в сравнении с дракой в подворотне. Или сломать что-нибудь педофилу. Почему только их не прибивают сами люди. Это же извращение, на уровне психики, дефектный геном. И более того, он наследственный.
   Но не будем о работе. Да, со временем собственная психика стала моей стеной, от зверств, от картин и эмоций с ночных круизов.
  Возникли вопросы, кто или что я? Орудие мести, божество? Тут конечно я лишка хватила, но некоторые племена древних цивилизаций так думали. Память подкидывает иногда странные картины коленопреклонных туземцев. Видимо очередной всплеск памяти. Так вот, менее яркими дела правосудия стали к выпуску из школы. Влюбленность прошла мимо, осталось послевкусие порошка от платья на выпускной, холод встречи восхода, вопли о свободе. Мнимой, ведь рабство физической оболочки лишает многих мечтаний.
   В общем провалилась я в какое-то подземное строение, при этом по рисункам над ним - меня тут ждали. Только не в этом веке, а эдак лет пятьсот назад. Да и художник рисовал не с натуры, а видимо мою другую часть, о которой я ещё не в курсе. Там был демон, со стальными крыльями. Банально, но дорисованные рога другой рукой это старанно. Так вот, сижу уже час, крылья не могу раскрыть, ползти пробовала, пару когтей ободрала. Да и такое есть, корепкие, монетку отшкребсти от ржавчины можно, или погнуть там. Картинку уже разглядела, оказывается за спиной клинок, характерный такой типа шашки казацкой, только гарда с висюлькой - толи лентой, толи змеёй. Слышу шум, открываться будто люк, засов скрепит, падает тяжело, потом пара камушков упала вниз. Жду, что ещё делать. Подходит к яме старичек, бодренький лет эдак с три четверти века сверх века. Светит факелом по сторонам. Кинула к нему на встречу камушек, длинненький. Дык кол оказался при факеле, не специально конечно. Он встал светит, по дыханию еле сопит. Испуг есть, но странный, такой с хитринкой. О, заговорил. Балакает, шепелявит. Вроде знакомое что-то. Прислушалась - спрашивает как привратник:
  - Доброе или злое?
  Ну говорю:
  - Как получится.
  Постоял ещё, подождал. Воды попил. А у меня со вчера горло сухое, пить попросила, вежливо, как и полагается.
  Слышу шуршать стал чем-то. Веревка упала. Ждёт. Потом подёргал ее, поторопил дескать. Сложила прибор полетов, бесполезный сейчас, плащем, подтянулась. Залезла, поблагодарила, жду. Свой ход сделала, заблудилась в карте, рисковано криво, упала, без гипса обошлось, но синяк будет, там и вся спина с крыльями, думала сломала, ан нет, не раскрываются от крови, когда сознание потеряла натекло с них и слиплось по перышкам, а теперь болит. Шишка тоже, на лбу. Так стою ожидаю. Даст воды или нет думаю.
  В итоге поманил за собой, вылезли в пещерку. О благодать, там целое озерцо и ключ из-под земли бьёт. Принюхиваясь подошла, осмотрела. Вроде без вредных примесей, обычная вода. Напилась, поблагодарила. Старый стоит, смотрит. Молчит, не пугается, будто таких видел. Во мне надежда затеплилась. Может такие как я под землёй обитают, а меня забыли?
  - Э, нет, - говорит - Ты одна такая, сама пришла в мир, сама мир и ставишь. Передать тебе велено писаниями из библиотеки месной, мол какую сторону сейчас-то выбрала, так себя и веди.
  - Не поняла, - говорю, - поясни старый, что я такое?
  - Сама ты не знаешь? Так нам и подавно не ведомо это, написано: пришла, наследила, ушла. Каждая ты одна, да только глаза с разной мыслью у тебя каждый раз, то злая, то добрая. Зависит от дела твоего здесь.
  - Ну, тогда понятно, нет информации. Снова.
  Ну уж спасибо, хоть что-то рассказал. Снова вариться буду в своих мыслях, догадки строить, обдумывать ответы.
  - Может что-то еще обо мне известно или мне принадлежит? - ага, а то шишка и синяки не очень приятный клад.
  - Как же, есть одна вещь, как на фресках, меч твой, чтобы не зубами рвала души.
  Жуть какая, я еще и души рву. Наверное не вкусно сущностями энергитическими питаться, хотя есть за мной такое, потпитка эмоциями, есть. Может и правда.
  - Веди или здесь ждать?
  - Да никуда не надо идти, сказано на дне озера ты сама зашвырнула, чтобы от гнили очистился.
  О как, нырять нужно. С больным придатком на копчике, с саднящим и дергающим лбом. Да ладно, и хуже ныряла.
  Глубоко, холодно, но приятно, не зря советуют на ушиб ледку приложить, тут не лед, но близко к этому, наверное потому озере светлое, без водорослей, только мальки шнырнули мимо, блестящие, такие с крапинками, без глаз. Так, а крупнее нет тут, там ладожский монстр? Шучу. Доплыла, чуть не протаранила дно, под мысли-то хорошо плыть, как лететь, когда тело перестало ныть. Воот, он кажется, палка, нет, ножны. Точно, черные, в воде расплывчато, на чешую похожи.
  Пока доплыла, боль совсем стихла.
  Выплыла, на берег встала, смотрю- старичек факел нашел. Глубину знает значит, не ждал быстро, отлучался. Ну, блин, одна я не в курсе, надо эхолот настраивать, и датчик сканирования местности. А то так подпущу охотников за мной. Были тут группка, ярых фанатиков. Изловить пробуют. Так, позже о них, уж больно повадки мои хорошо знают, встречались.
  Дед стоит, ждет, эх, буду ли я такой терпеливой. Поблагодарила, пошли, скорее пошкандыбали. Меедленно, с поскрипом костей, он, с шумом от откарябывания - я. Не открывался, клинок из ножен не вытаскивался.
  Дед пару раз посмотрел, оглянулся на отстающую меня, пошамкал зубом. И говорит:
  - Не ко времени, не достанешь, дождись, когда понадобится. Совсем ты зеленая.
  Так и добрели до выхода, вот мне урок - не переть напролом, как паровоз, а местность изучить, осмотреться. Карту найти, легенды почитать, там про нитку волшебную, про вход под замком.
  К слову - вышли из обиталища монахов, что-то погреба навроде. Там и народец аскетичный, на меня посмотрел и животинки мимо прошли мыча. А я что, я плаш серый по полу тащу, лицо итак неприметное, серенькое, в обычной толстовке капюшон.
  Проводил, перекрестил на манер старообрядца и ушел, калитку прикрыв. Ну что ж, теперь моя очередь по пыли полазить, найду истории, почитаю, местному наместнику в сон приду, послушаю что бают бабушки на ночь детям перед сном.
  Но снова не надеюсь узнать откуда я, только "подвиги", то монстра кровавого, косившего косой, то ангела, что благодать дарил страждущим. Эх, опять вымысел.
  
  Случай из памяти. Прошлое воплощение. Героика, тогда еще собирала легенды, да и сейчас, нет-нет, да выискиваю крупицы реальных происшествий. Морское путешествие началось в обычном ключе. Сутолока в порту. Восхищение парусником, вонь рыбы с рыбацких базаров, требухи и пряного бриза. Солоновато-застоялый оттенок прибрежных вод и йода от водорослей на песке. Толкотня у причала, одна торговка, особо шумная дама, даже пыталась всучить мне скользкую длинную рыбу. Сырую, наверное это был угорь. Судя по липкому покрытию и бледному цвету глаз гада - не совсем свежему. Она толкала локтями всех вокруг себя, но цена была соответственной, низкой.
  У меня с собой не было ведёрка, да и брать в руки, ни есть я не собиралась. Однако ее энтузиазм и напористость поражали. Ожидая погрузки тюка, смотрела на торговку. Эмоциональный вампир. Может быть, на началах, когда я не умела управлять своими силами, было такое, что человек падал в обморок. Но без зла или ущерба. В итоге взяла рыбу, скормлю по пути дельфинам.
  Отплытие не запоминается, обычно это посещение каюты и раскладывание вещей. Распорядок дня не пестрит развлечениями, а этот раз так вообще, тишь.
  До вечера. Флибустьеры поджидали за линией горизонта. От порта не видно, зато пути движения отслеживать, и время отплытия. Они то посылают судёнышки с рыбаками из местных, то в портовом кабаке собирают, какой корабль что везёт.
  Повезло на этот раз путешественникам со "Святой Инны".
  Мне повезло в плане насыщения, эмоции зашкаливали, метнулась на кораблик разбойного люда, потолковала малех, только потом этот кораблик долго ловили, со словами - чума поела, сожгли в итоге, так что только рожи перекошенные на палубе и были свидетелями моего "пиршества".
  Помню, что плыла байки собирать, но толку мало, море - удел морских гадов, а у страха - глаза велики и напридумывали моряки много поверх правды.
  
  Еще сон текущей меня, о прошлом воплощении. Толпа на причале, стоит поп и обирает деньги за проезд. У меня мелкие монеты, которых не хватает, тогда я достаю монету квадратную. Размером с печенье, на ней надпись 1689 годь и рисунок стилизованного парусного военного корабля с вензелями. Тяжелая монета, и это хочу отдать, остаться без монет совсем крупных. Во сне же мне не захотелось отдавать монету, показалось, будто лежит в сумке 10 000, это видимо перевод, сколько стоит моя монета с кораблем. В итоге поиски в сумке показывают одного вора, который туда лез, без толку, все сбережения у меня в руке. И, как это не печально, монета падает, меня оттесняют и сон прекращается.
  Видимо это воплощение при временах вступления Петра 1 на престол после Софии. А переправа, не что иное как беглые аристократы, которых царь погнал из России.
  
  Глава 3
  
  
  Как вы чувствуете свои пальцы? Мозг знает что вы шевелите мизинцем? Нет, это рефлекс, вам нужна вода, рука берет смыкается на стакане и несёт к губам. Мысль в мозгу движет мышцы, без осмысливания. Так и мои конечности. Летательные конечности были с рождения, но в эфире. Их можно стало материализовать после совершеннолетия. Чуть позже появился хвост или скорее вспомогательная возможность хватать. Он не был материален, скорее как дополнение, рука.
  Важной частью в кровавых драках были крылья. Удар был смертельный ими. Лезвия, меня можно сравнить с гарпией. Из путешествия Одиссея, их ужасные перья, клинки, обоюдоострые. Но только в моменты напряжения, по желанию или при опасности.
  Ментальная магия или телепатия, жестокие внушения или убеждение. Некоторые видели во мне монстра, демона. Некоторые радовались спасению мною. Странные происшествия, необычные случаи - это всего лишь мои недочёты, ошибки маскировки или обязанность вмешаться.
  Как мне было поступать, если меня тянуло к определенному месту, человеку, времени. Природа, случай или судьба. Я должна быть, помочь или наоборот быть карателем.
  Оно приходит во сне. Наваждение. Я просыпаюсь или даже знаю, что спать нет смысла. Мои движения становятся настолько быстрыми, что человек не успевает за ними. Обмен веществ становится ускоренным, и я начинаю обожать мясо. Самое поразительное, организм не изнашивается, наоборот, регенерация на высоком уровне. Животные мне подчиняются, как более сильному. Люди обходят темные места, где я прячусь. Мои крылья затемняются, если я скрываюсь. Серого цвета, они не меняются. Чую здесь какой-то смысл, ангелы-то с белыми, демоны, как мышки, с перепонками.
  Есть легенда, которую я услышала у одного из горных селений, у старца. Он вещал, зная, что рассказ слушают. История гласила, что рождённое на стыке миров дитя, бессмертно душой. Предназначение в равновесии сил добра и зла. Карать или спасать его удел. Что пола оно неизвестного, а вооружено опасно. Что одних оно научит и исправит, а других скинет с края бездны.
  Помнить и хранить оно будет все знания поколений, уметь будет что изучит.
  Почитать дитя не нужно, нужно учить и слушать. Засыпает дитя и воцаряется хаос между племенами людей. Разрушение Атлантиды, падение Латинского государства, Средние века пример сна долгого. Ещё есть дом, да за горными вершинами, куда не добраться без огромного пузыря с воздухом.
  Много ещё небылиц и мифов рассказал старик. Но остальное было нанесено поколениями рассказчиков.
  
  Что я узнала о себе? Пополнение сил. Пополнение сил физического и астрального тела. Не секрет, что существует каста, обладающих вампиризмом. О нет, я не про необходимость пить подобие крови, из-за плохой выработки гемоглобина. Я про самых настоящих, которые упиваются от чужих эмоций. Чем они ярче, тем быстрее восполняется жаждущий упырь.
  Бабушки создающие неудобства в автобусе и на дороге, распаляющие скандал, возмущение в очереди, вклинивание в разговор.
  Скандалы на тв или шоу. Игра на эмоциях, сцены ребенка на нервах родителей. Да, это оправдано взрослением и нехваткой собственных сил. Но! Но речь идёт о взрослых!
  Осознанное зло, издевательство, негатив, печаль - это все даёт подпитку таким существам.
  Этот случай был до ужаса простым, однако три поколения вампириц - это сила, с которой считаются. Мальчика начали заковывать ещё в животе матери. Сестра ненавидела само его существование. Зависть и ревность к материнской любви. Мать не хотела тратить свое тело, стареть и работать для пелёнок. Оставаться при сопливом малыше. Ее цель была жить полно, для себя. Бабушка, старушка отличалась жадностью. Куда уж делиться нажитым, и акт уже живёт две иждевенки. Одна не доросла до хорошей работы, да и стремления не было. Другая слишком стара для работы, зато полна желания транжирить и кутить нажитое отцом парня.
  Злыми люди становятся не сразу, это накапливается. Но жадность до чужого, поведение вампира, врождённое. Мальчик рос в голоде, постоянных гонениях. Собственные родные были как вороны, жирные, ласнящиеся. С блестящими черными перьями и глазами пуговкой. Каждый день они тянули и высасывали желания, мечты. Убивали саму жизнь и крохотные возможности вырваться из этого порочного круга.
  Меня потянуло в этот дом. Три дня наблюдения в этом смраде, атмосфере гнета. Материально все было чисто, полы, одежда. Грязными были слова, ауры. Пацан держался чтобы не убежать. Он уже пробовал задержаться в школе, сидел в кафетерии кинотеатра, хотел напроситься на еду от чужого человека. Но возвращался в семью, к гарпиям.
  Решение пришло неожиданно. Вера парня в добро была награждена. Его письмо для поступления в университет нашло адресата. А к гранту прилагалось место в общежитии и небольшая стипендия. Моя роль была в перевернутой стопке бумаг и усиленном вкусе печеньки, крошки которого попали на чужие бумаги. Выбрать было из кого на грант, но тут нужнее. Парень старательный, а кто подавал часть убегут в другую профессию или замуж с Академ отпуском.
Мои труды были окончены за месяц, а вампиризм искореняется только с человеком. Я же пополняю силы от чистых стихий. Пламя свечи в одиночестве, холодная проточная вода, свежий ветер, посадка растений или живые эмоции, позитивные, отданные добровольно.
  Как пример, моменты примирения супругов, немного убеждения, случайные билеты на двоих, или тычек под ребра, а потом примирение голубков и счастье для всех, в том числе и мне. Советы молодыми или конфликтующим парам. Проводите время ... отдельно.
  Выполнените задачу вместе, выполните игру вместе, поорите друг на друга, выговоритесь. Но скажите в конце, что это игра.
  Решайте проблемы сразу, не копите снежный ком.   
Узнайте вкусы друг друга, потакайте, но в меру.
  Каждое мнение важно.
  Подеритесь, подушками.
  Не ругайтесь при чужих и своих.
  
Но бывали и другие эмоции. Фанатик - он преследовал и создавал проблемы. Хотел сжечь и подстраивал ловушки в узких местах. Последней каплей было как он организовал самосожжение. Оказалось в печь он все же залез. А я так хотела убедить, что он стал призраком и тот кусок пенопласта это его тело. В общем, сам залез в печь для гриля. Глупо было давать смысл уроду. Он не оценил, продолжил тратить жизнь, за следованием за другим, обрекал себя на повторение чужого пути.
  
  
  Глава 4
  
  
  Очередной рейд привел в обиталище. До чего усталой я себя чувствовала. Снова грязь и эмоции, снова злые языки довели человека до крайности. Нет. Вина и на нем есть, однако убеждаюсь в очередной раз: если прогибаться под чужое мнение и самим не думать мало хорошего будет.
  Попробую просмотреть воспоминания, может и в моих словах, суждения общества, даже осуждение есть.
  Началось все с сегодняшнего рейда, всплеск, яркие мысли, повлекло меня на них, чего уж, люблю радоваться и улыбаться, если это искренне. Радость, бурные обсуждения, давно в этом спальном районе не было праздников. Это как умыться искренними эмоциями, хлебнуть чистой родниковой воды, среди пыльной бури. По крайне мере праздников, на которые приглашали с улыбкой, а не ради подарка подороже.
  Итак началось празднование, прикинуться курьером пиццы и напитков из магазина было просто. Поздравить и порадоваться за юбеляра с супругой, окунуться с головой в чужую радость, одарить парочкой полезных слов. Но когда мимо этого уголка счастья поплыла грозовая туча, стало не до веселья вокруг. Пришлось идти за зовом, как никак работа.
  В итоге девушка пошла к высотке, ну а куда ещё. Река далеко, да и не захочешь увидеть перед последним вздохом грязную набережную.
  Сели вместе на крыше, как только залезли. Оказалось она знает местную шпану, брат ее с ними шастал по щегляни. Вокруг кирпичи, толь, трубы от вентиляции - наверное мечта строителя, который готов это к себе утащить и сделать свой домик.
  Разговаривать особо и не о чем, но попробовала рассказать свою историю. Родилась в обычной семье, школа, универ, хотела семью, да нет ещё, не нашла с кем, трагедий нет. Могу только сказать, что людское равнодушие и злость всегда поражали, а вот радости все меньше люди показывают.
  Заодно спросила девчонку, что ее так расстроило, что дар жизни не хочет ценить и самое сложное испытание души готова провалить, тупо сдавшись.
  Молчание, ветер, смеркается начало, ворона мимо с карканьем, никак ее ночное место заняли. Минута прошла, шаг к бездне, ну да, будто мало что она на краю итак стоит. Да только никто из ее знакомых не оценит мокрое пятно на асфальте, а я-то чужая, но зритель, кому нервы потрепать. Не то время она выбрала, днём нужно было, как группы с родителями после школы идут, возраст-то самое оно, зелень. Глупая, чую что загнанная, картинки с обидами, да столько, что и зрелый муж откажется от радостей общения, хоть может и не замкнется.
  Сказала что свое мнение чаще защищать нужно было, да уши меньше развешивать, подруг слушать меньше. Гадюшник, из которого выбегать нужно, а не каждую заколку слушать.
  Вот кто бы воспитывал уникальность, да индивида в людях, хоть девушках, хоть парнях, а то смотри как она одевается, или подражать куклам из экранов. Конечно проще переложить чужой образ на себя, чем свое воспитать и отстаивать. Да вот только образ переложат, а мысли и действия нет. Чучело с чужого плеча и только.
  "Как же ее уговорить." - уже и тени тепла от праздника нет, хмурость проникает. Плащом легли перья, на этот раз они просто есть, не скрыты, но и не привлекают внимания, значит прыгнуть вполне может. Весы и душа. Попробую иным ходом.
  Взгляд в глаза, холод по спине, по позвоночнику, леденеют руки и выдох. Не зря о снежных дамах жуткие воспоминания. Заставлю ее выговориться, но эмоции подморожу. Единственный ребенок в семье, школа с отличием, подруги, зависть. Потом поступление в универ, она на третьем курсе. Тут-то и настигло воплощение рока - красавец, он просто обратил внимание на девченку. Она недолго думая приняла гормоны и влечение тела за единственность. Ну а там и он лепить из нее стал, юбченку с разрезом, туфельки повыше. Ладно бы сама думала, что удобно, дак нет же, все смотрела на голодный блеск глаз парня. Да ушки без серёжек подружкам подставляла. Тут и случилось, близость прошла, парню скучно стало, не роковая она женщина, не вамп, забитая романтикой, умная головка, однако не в любви. Да и опыта толком нет. Бросил, а змейки-подруженьки каждая кусьнуть норовит. То что одёжку одалживали, то обиды на зачётах припомнят. В общем не смогла зайка пушистая отстоять себя, заклевали вороны. Вот и смотришь на нее, думаешь: "Найдет ещё умного, прилежного. Вот только часто общество засоряет стереотипами, домыслами и стирает индивидуальность."
  Рассказала и вздохнула, видимо легче стало. Ох не зря гадания, да посиделки бабские в старое время у огня были. Неготив жгли, муку мололи пироги были, делом заняты и эмоции не копили, близким рассказывали и совет просили. Не по возрасту, статусу, по интересу и с уважением.
  Смотрю теплее стало, мыслить начала. Пробуждаться, потянулась ниточка ко мне, родную почуяла сущность. Вот тут-то я замешкалась, отвлеклась на шум со входа, чуток не успела поймать, пришлось хватать на лету и уносить. Жалко ее губить, и весы в равновесии, на меня ношу сложили - пусть мол я выберу судьбу. Теперь в ответе. Понесла, память стирать не стала, к морю вынесла, внушила, что прыгнула она, в море от наветов, усилила последние мысли о желаниях и мечте о семье. Наветы и глупость собственную грузом оставила, чтобы думала кого слушает, надо ли. Что помнит мало, но боль от расставания с парнем оставила, пусть сама сразится с этим демоном. На последок снова в память скользнула, крылом умыла и ввысь взвилась. Забудет меня, крышу, слезы невыплаканные, а испуг и жажда жить останется. Дальше будет она у семьи рыбаков в Испании невестой старшего сына, затем и женой законной. Пара они, половинки. Не мне их свести, так и по одиночку остались бы, вернее он. Кстати неплох, умный, изобретет что-то для снастей и богаче станет, дети опять же будут.
  Вот оно, вспомнила, что шум на крыше был не просто, пришел кто-то туда. Вот где ошибка моя, прийдётся вернуться и осмотреть все следы.
  Сейчас приведу себя в порядок... Вспомнилось начало этой жизни.
  
  
  Жизнь начало.
  
  Рождение помнится смутно, крики, вопли, голод. Память снова перешла в слабое тело, которому ещё нужно вырасти и вспомнить. Что перешло? Сущность, не так конечно, много наслоений одной сущности. Зато я существую. Для чего, пока не узнала.
  А вот до пяти лет буду пугать своими взрослыми взглядами и понятиями. Увы, потом, на период проявления гормонов, память засыпает, чтобы не породить слишком буйного монстра.
  Кто я? Не помню. Было время, когда собирала легенды, мифы, но потом наскучило, очередная переделка правды превращала ее в пшик, сдобренный изрядной долей выдумки рассказчика.
  Теперь просто вспоминаю и записываю, оставляю информацию в одном месте. Обитель, Гнездо. Наверное это проявление сил, которые позволили мне это место составить. Много пересеченных, скрученных, воспоминаний порождали желание жить в них, и в итоге, я создала скрытое завихрение, проницаемое, для физических объектов, которые пролетают сквозь него. Спальня, коридор, гостевые, сад, лабиринт в нем, столовая. Иногда , там появляюсь, бывает приношу очередного потерявшегося. Правда память потом приходится затирать, по ключевым моментам. Это обычный гипноз, вызов воспоминаний и команда забыть. Если такой человек попадет к профессиональному психологу, и он найдет этот отрезок времени, узнает ключи, то восстановит знания. Но такая вероятность почти не существует. Что радует. Много к себе в Гнездо гостей приглашаю. Часть могли бы не уезжать, но у каждого свой путь.
  
  Сегодня выход в мир. Закат. Ветер доносит запах сдобы из соседнего кафе, аромат какао и стриженного газона. Озон, свежесть. Недавно прошла гроза, лужи по всей дороге. Прохожие перебегают дорогу, но мимолётно замирают и любуются в зеркальное отражение умытого, лазурного неба, с отсветом закатного мягкого солнца и тучек. Такой теплый вечер редкость в современном мире. Пугает постоянство катаклизмов, что ни день, то эффект теплицы прорывается. Уже и радуг с грозами не часто увидишь. Зато аномальная жара, ливень, снегопад или наоборот отсутствие снега на новый год.
  
  Да ладно, дела, нужно решать, а не любоваться или философствовать. Ох уж эта школа. Сначала сходи сам, потом награди потомков. Как же достали учителя, уроки, вставать рано. Нет это прикольно, пообщаться, но мера должна быть во всем.
  Так что сегодня будет весело, в меру. Ну-с, школа.
  Нет уж, она не моя, мне рано, хотя если вспомнить все, что знаю, то смело можно присваивать себе пару дипломов из каждой специальности.
  
  
   Глава 5
  
  
  Происходящее становится все более сумбурным и нереальным. Желания увеличивают охват и сферы. Наверное это проявление роста личности, которая как любое живое существо, стремится охватить все больше территории. Основной закон, которым руководствуется каждое животное, при размножении. Охват сфер взаимодействия с окружающими людьми становится поразительным. Но иногда не хватает времени. Возникают вопросы, зачем мне это, может лучше было бы отказаться и жить обычным человеком, без особых проблем.
  Однако и такой вариант был. Я была человеком без крыльев, без этого опасного эфира. Но мне постоянно встречались разные люди, которые имели свои проблемы. Это было не правильно. Сложно терзаться чувством нехватки, как палец, который в гипсе чешется. Невыносимо, но неизбежно, готов разодрать футляр, лишь бы содрать это ощущение. Ну да ладно, с воспоминанием. Работа, призвание, рок. Шум на крыше был не просто, пришел кто-то туда, а я ошиблась и не заметила. Раскрылась, упала и унесла девченку. Меня видели, сила взгляда преследовала, чуствовалась любопытством и неверием. Ошибка моя, прийдётся самой исправлять, снова искать пути, вернуться и осмотреть все узелки.
  
  Много переменных приходится учитывать при вылетах и работе с людьми. Однако ещё больше работы приходится делать при собственных ошибках. Так и в этот раз, времени не хватило, контроль ослаб, отвлеклась на собственные мысли, ворона, и, на тебе, теперь искать источник проблемы.
  Надеюсь у него не было фотика, иначе придется устраивать тематическую вечеринку в местном клубе и снабжать крыльями всех девушек. Засветить в камеру, на ТВ. Эх, не было печали, да глаза подкачали.
  Лучшие бы это были местные жители техэтажа. Белочкой меня часто звали, серенькой. Да и забыть за бутыль и ланч бокс намного проще.
  Итак это самец, взрослый парень. Лет эдак до 35, размер бутс 43-44, славянский. Рост соответствует 180-185.
  Двигался тихо, но любопытный, наблюдать встал в полный рост, я не заметила, а вот это говорит о повадках охотника.
  Запаха, окурков нет, руками только ручку трогал, толку мне отпечатки и запах кожи в миллионнике. Тогда вариант с запиской.
  "Мне нужно, чтобы ты молчал. Встреча?"
  Мало толку, унесет ветром или тот же ворон, дождь, но другой вариант не лучше - сидеть на крыше и ждать. Ага, как ворона. Тфу ты, опять. Серая я, серая. Пойду шоколадку съем, черную, горькую, а то мозг совсем не варит.
  
  Ничего нет проще "девченки-подружки", которая бежит от гостеприимной подружки или друга. Спрятать серый плащ просто, он становится невидим, а неосязаем он почти всегда. Спустилась на поскрипывающем лифте, встретила только бабушку, которая пошамкала зубом, когда я с ней поздоровалась. Неприложное правило - со старичками и старушками здороваться обязательно, иначе наглататься негатива можно. Или еще проклятьице в спину получить. А так, хоть возможность запрет на гадости поставить.
  В ближайшем магазине засмотрелась на выбор шоколадок, ай, да и выбор, и с йогуртом, с орехами и солью, стандартные, с вафлями. Вот, пока разглядывала, которую купить, с меня выпал кошелек, дотеребилась карман, видимо выскользнул. Банально, но поднял парень, улыбчивый, задорный, темноглазый.
  - Вот, возьмите, вы уронили.
  "Ух и неплох!"- мысли как всегда, несколько разбегаются от подобных улыбок. Глупое выражение лица, улыбка:
  - Спасибо.
  Конечно, что я ещё могла сказать. И стою, жду чего-то, а он держит дальше мой кошелек, на вытянутой руке. Ой, глупая. Схватила, сунула в карман, шоколадку тоже и пошла.
  Опомнилась уже на улице, блин а, так глупо было стоять. Ну зачем, зачем было идти? Вообще, сама бы сварила какао с сахаром и маслом. Выбирала, зачем, надо было не заходить. Засовываю руку в карманы, а там - она, горькая шоколадка. Вот же, мать-перемать!
  Разворот на сто восемьдесят градусов, и утыкаюсь в грудь этого парня. Все выражения, которые сейчас думаю, красочно, с оборотами и запятыми, отображаются на лице. Тудыть твою, растудыть. Вот что за карма такая? Риторика одна. Только приглянулся парень, как начинаю чудить. Курица, серая.
  - Я заплатил, не переживайте.
  Е-е-е! Ещё и не заплатила! Совсем глупая стала, каратель, мать-перемать.
  - Спасибо, сколько вам должна?
  Ну, а что-то умнее не получается сказать?
  - Да не нужно, можете мне кусочек отломать. - улыбка, задорная - Шучу, шучу!
  Задорная улыбка изменила черты с задумчивости на яркую, светлую моську с ямочкой на щеке.
  Так, включаю мозг и выключаю когнитивные дефекты.
  - Давайте на скамейку, в тот сквер?
  - Хорошо.
  Очередная улыбка, только с удивлением. Ой, кажется теперь я его смутила - челку заправил, а нет, это волосы отросли, ему не привычно, там еще уши прическа прикрывает, он и их поправил. Жарко наверное, стричься хочет. Вот тут-то и накрыло чутьё. Ветер подул от волос. Запах, это он был на крыше. Как все просто, не пришлось долго искать.
  Теперь бы решить проблему миром.
  - Спасибо ещё раз, но зачем вы оплатили за меня, я бы вернулась.
  - Да не беспокойтесь, мне не сложно, тем более вы казались рассеянной. Может я могу помочь? Меня зовут Сергей.
  Воззрилась на первого человека, который бескорыстно предложил помощь, и даже помог.
  - Анна. Все нормально, просто день тяжёлый, устала. А чем вы занимаетесь?
  - Я системный администратор, работаю с оборудованием. А какие у вас увлечения?
  Мило, перейдем в область насущных дел. Раз в лицо не узнал, яркие эмоции почувствовала бы, значит только спину видел. Стану наконец разумной:
   - Окончила школу, планирую поступать в универ.
  Повисла неудобная пауза, видимо думал, что я старше. Собственно, по возрасту мозга старше, от двадцати пяти. Реальность в снах не просто так, а затрагивала развитие.
  Милая, глупая улыбка. Глаза в глаза. Начинаю считывать воспоминания о крыше. Нет ничего сложного, просто на короткий миг погружаюсь в память, пока идёт зрительный контакт. Достаточно. Он немного в растерянности, задумался, я продолжаю улыбаться. Даже есть от чего. Он не охотник, но скоро будет, вербовать нужно сегодня ночью.
  Видел мало, в основном спуск и хлопок перемещения в Гнездо. Воспринял глюком от пыли и солнца, хорошо, что не спросила в лоб. Девушку если и рассмотрел, то только край платья, подумал от окна зайчик.
  Ну что же, тогда мой ход.
  - Давай на ты и м-м-м. Может вечером прогуляемся здесь по аллее?
  Ух ты, лапочка, задумчивая дымка сменилась удивлением, в глазах задорный огонек загорелся. Да не все потеряно. Физическое тело живёт недалеко, вполне интересный вариант.
  - С удовольствием, ты сейчас уходишь?
  - Да, мне нужно к подруге забежать.
  - Давай в пять?
  - Хорошо, здесь в пять.
  Мой фантом легко поднялся, обернулся, по махал рукой и пошел в сторону ближайших домов и выхода на проспект. Завернув за угол развеялся. Ничего сложного, немного внушения и внимание по прямой линии. Манипуляции с созданием не сложные, когда рядом с объектом. Эх, даже с таким любопытным.
  Сама я осталась сидеть рядом и наблюдать.
  - Необычная.
  Вздохнул, потянулся. Красив, хорошо сложен, умён. Удивительно встретить вот так, интересную сущность, сложную.
  Так понимаю он сейчас в отпуске. Свободный стиль, прогулка по улице. Чутьё привело его в магазин за мной. Но что приводит обычного отпускника на крышу многоэтажки? Это мне нужно узнать.
  
  
  Глава 6
  
  
  - Спокойной ночи.
  Мы встретились, поговорили, прогулялись. Особенно ничего. Но самое удивительное, на начальном этапе найти общие темы для разговора. Ох уж эти свидания с противоположным полом! Не о цветочках же говорить. Это сначала было неловко, затем начали обсуждать шоколад, который ели в обед. Так удивительно, вроде и не знаешь человека, а общие темы нашли, когда были рядом. И нет, не целовались, пусть это совсем старомодно, но гормоны нужно держать в узде. В любых обстоятельствах нужно помнить о своих решениях. Принципах. Да и куда уж, понравился, а узнать. Поосторожнее с мыслями, чувств пока там и нет. Только каша из мыслей и симпатия, ну и гормоны от возраста и воздержания.
  По порядку, после того, как мы "расстались" он сходил домой пообедать, живёт в бабушкиной квартире, видимо несколько месяцев. Один, без животных. Бабушка умерла, а родители в разводе разъехались уже давно. В семье он один, работает в местной фирме, с компьютерами.
  Если исключить разговоры, мы подержались за руки, кода переходили орык к беседке, а то солнышко закат красиво наблюдать сидя. Удивительное ощущение. Ещё он хорошо воспитан, зарабатывает на началах не много. Может это кому-то важно, но человек должен самореалезоваться, сам. Иногда нужно время, как я поняла, сразу после университета сложно найти место самому. Опыт хотят все, только мало кто из работодателей согласен у себя новенького без опыта держать.
  О насущном: воспоминания я затерла, теперь на крыше он видел падающий целофан и взлетающего голубя. В принципе, общение можно прекратить. Так не охота, мне не хватает разговоров, тепла, что в обычной жизни, что вообще, в крылато-мифической.
  Оно не к чему не обязывает, решено - пока будем друзьями, а время покажет.
  Потом съели по мороженому, вот же, а. Умудрилась испачкаться и на него уронить.
  Вот нечего было покупать такое вкусное, на палочке. Его же есть нужно, как горячие пирожки, чтобы остыть, в смысле растаять и упасть на штанину не успело. С моей то везучестью, как же, мордаха в шоколаде, ох и вкусно, штаны в крошке и каплях, были бы, его штаны. Хорошая реакция, успел убрать, пока сидели на скамейки и наслаждались каждый своим.
  Но посмеялись знатно, вот как так, редкость, чтобы шутить мог под мой вкус, чтобы смешно и правда было обоим. Редкие прохожие оборачивались, думали наверное, что мы шумная компания.
  Вот так и прошел остаток вечера.
  
  Ночь. Темная, с ветром, звёзд не видно. Тучи пробегают, будто гроза их выслеживает. Опасная, когда фонари сами от страха гаснут, а деревья скребут своими ветками в окна, пугая и завораживая. Ночь, когда в зеркало лучше не смотреть, чтобы не увидеть своего двойника или живность в комнате, то чего нет...
  Жуткая, скрипучая, с моментами смерти в тишине и воплями среди завывания. Стуки...
  Очередная ночь, которая принесёт мне страдания от человеческих эмоций, понимание бренности и жути от природы людей, а не ветра и леса со зверями.
  Сегодня до утра все было тихо, удивительно для таких ночей, когда гроза отпускает на волю столько энергии, а люди ее не могут поглотить и становятся шумными, возбуждёнными. Утро ещё хмурое принесло тишину и мне работу.
  Неспокойная душа, которая ночью окончательно освободилась от привязки тела попыталась занять другое, помоложе.
  Мать впала в шок, в полуяви видно подобную мистику. Она и увидела. Ребенок в кровати, тень над ним тянет руку и нагибается. Шелест, вопрос:
  "Дашь? - настойчивее, - Отдай!"
  Мать в шоке молчит. Успела сплести сетку из нитей силы своей ауры и накинуть на малыша, не смогла залезть тень. Теперь и мать научила, представлять сетку на всех входах и выходах в жилище, ребенке, зато защита верой лучше пустых слов. Тень ушла, но, как оказалось, не далеко. На следующий день должны делать балкон, а там кадка из-под цветов, с землёй. Вот только молодая семья не убрала ее, не выкинула, как заехала. Бабка в квартире жила видимо сильная волей, но злая. А вот земля впитала ее часть. Живут то тут уже с пол года, но как сказал молодуха: "Горшка не видели, а то бы вынесли и закопали". Дух почуял движения, расправу и решил действовать, мало показалось ночами пить людей, а вечером зло в скандалы сеять между супругами. Вот и новую жизнь решила тень получить.
  Утром, прямо с восьми по договору приехали рабочие, стали старый балкон разбирать. Тут то и выяснили сами люди, что земля была. Мое участие нельзя афишировать, мать ребенка думала, что сон, а приходил к защите хранитель. Благодарила.
  Вот такая ночь и утро, чего только не увидишь. Нельзя носить землю, а если носить, то знать. Тоже самое кристаллы кварца, а то впитают энергетику и будет тень души ходить по граням, мучиться. Каждому свое место и время.
  
  
  Глава 7
  
  На нервной почве сны и бег ночами, стал реже, даже в какой-то момент прекратились. Думала это от бессонных ночей и зубрежки. Ан нет, это от нервов. Дико не хватало моих приключений, но разум говорил, что ну и хорошо, что зачем тебе это, сложно, легче жить без проблем и не решать чужие.
  Изводила себя, но заменой стала отдушина - он, знакомец с крыши. Так и не пришла его забирать и обучать в тех, кто делает тоже, что и я, но со стороны людей, откровенно, я им плачу за это, как аноним.
  Пареня же я не стала анализировать, а просто пошла по течению реки в этот раз. Мы стали встречаться. Однажды на очередном свидании произошел курьезный случай, который вызывал потом улыбку. Сидели в парке, целовались, на лавочке. Солнышко, птички, романтика. Только к шелесту листиков и нашим вздохами между поцелуями примешался шум шагов.
  - Эй, ну-ка перестаньте, молодые ещё такое делать!
  Это местный прохожий, дядька лет пятидесяти, аккуратный, немного растрёпанный.
  Пока мы в шоке воззрились на него и до того, как вдохнули, чтобы возмутиться, последовало продолжение:
  - Ой, извините! Вы вон какие, взрослые, не увидел сразу! Думал школота снова обнимается.
  И пошел бегом дальше, правда застеснялся. Неудобно ему стало, а мы переглянулись, похихикали и дальше пробовать губы друг друга.
  Размеренная жизнь, поступление в университет. Встречи с парнем. Обыденно, тихо. Только ехать ему за границу, чтобы учиться. Мне тут остаться, странно, но не верю в любовь на расстоянии. Сказки. Тепло близких ни с чем не спутать, ни что и не заменит. Увы, потери всюду...
  Поэтому мы поставили на паузу общение, с обещаниями о встречах.
  Эх. Печаль съедает. Успела привязаться моя глупая не забыващая жизней душа.
  Очередная жизнь приносит новый опыт. Новые оттенки чувств. Сегодня это грусть, в прошлом потери, страсть.
  Год в университете пролетел, сверстники, общение, контрольные, шпоргалки, чуть не отчислили на начале второго курса. Из-за оплаты, вовремя фирма, которая шефство взяла, не оплатили и меня выгнали из аудитории, с бумажкой к отчислению. Пришлось нашкребать, занимать и подрабатывать родителю. Неожиданно это. Хоть и копили, на всякий, но чтобы вот так сразу. В общем, набрали на семестр, привезли, восстановили, осадок остался. А фирма так и не оплатила, зато договор подписанный лежит, и там, если буду учиться плохо есть пунктик, про проценты. Кабала, рабство, хорошо хоть заметили сразу. Подали прощение руководству родителя, и с 3% изменили на 0,05%.
  Самое смешное, через месяц этой истории, меня выдернули из аудитории, физика кажется была, в деканат.
  Ох я и натерпелась! Ни одна ночь и работа с людьми так адреналином в голову не шибала.
  Подхожу, руки и лоб вспотели, водолазка - хоть окно мой, благо темная и руки опущены. Мне бумажку протягивают. В прошлый раз, когда отчисляли, сама эта замдекана прибегала и не пустила в аудиторию. Сейчас позвала в кабинет. Лыбится. Чур меня, сейчас как скажет, мало не покажется.
  - Вот, ознакомиться и нужно подписать, здесь и вот здесь, вы согласны?
  А в бумажке, е моё. Читаю раз, второй. Нет, думаю, не верю. Нет ни декана, ни ректора, ну хоть бы цветы вручили, глупые мысли вместо ума.
  " Вы переводитесь". Дальше вырезано цензурой, потому как не бывает такого везения. "На грант, согласно внутреннему распорядку, назначается стипендия в 11 тысяч тенге. "
  И дальше про указ ректора, подписи, дата, сегодня.
  Глупо, но:
  - Это правда?
  - Да. Поздравляю. Вы согласны, а то подписать нужно.
  - Конечно. Здесь, да?
  Вот этот хозяйственный тон, полное отсутствие торжественности и торопливость убедили меня и отрезвили.
  О да, чудо конечно. Однако этому чуду, с бордовой ковровой дорожкой есть объяснение. Мои бдения до полуночи, подъем рано утром и работа над собой. Иногда мытьё головы казалось тратой времени, а еда была только с книгами. Правду про студентов говорят, что часа в сутки не хватает, чтобы себе посвятить.
  Смешно. До слез смешно. Контракт разорвали, официально осталось только приглашение, чтобы после университета пойти работать три года в фирму, в качестве практики, на условиях инициативы. Но не пошла. Кабалу не хотела, нашла потом для практики место и защитила диплом без замудрени. Кстати, стипендия была все годы, без одного месяца, это когда парень приехал и уехал, не до учебы, а тройка стипендии и лишила, но я исправилась. Глупо переносить чувства, но когда воет внутри, не до заданий. Но об этом позже.
  Так прошло три года.
   Долгих, изматывающих года, которые тянулись и состояли из бессонных ночей и безумного бега в универитетской жизни. Вам будет весело, гулянки, посиделки. Видимо нужно было на библиотекаря идти, чтобы ощутить вкус альма-матер.
  -Сны не возвращались, от этого было еще горше. Хотела все вернуть назад, уже пройдена точка отчаяния.
  -
  -Все это время я жила у родителей, были срывы и попытки съехать в общагу, но на тот момент не было денег. Когда дали стипендию, мне не хватило бы на оплату общаги и еду. Пришлось быть рациональной, остаться в родительском доме. К слову, я научилась противостоять агрессии и негативному отношению, которое было про университет. Отстояла то, чтобы учиться. Мой путь, возможность вырваться. Понимаешь быстро, что нужно знания и корочку, чтобы заработать на еду и кров.
  -Человеческое существование было всегда отделено от эфирного. Мне нельзя было бездействовать и при этом пользоваться благами до самоосознания, собственного заработка и "вылета из гнезда родителей". Когда связи обрывались, только тогда я работаю в обоих гранях, но чтобы не было проблем.
  -Пока я в университете, я зависима. В том числе и от жизни, эмоционального состояния физического тела.
  -Пришли головные боли и кошмары. Чем вызвано это понятно. Вопрос в том, как вернуться в прежнее состояние стабильности.
  
  
  Три года назад, окончание школы. Тестирование и все, что с ним связано. Полет над горами без снега в этот сезон, обещал быть очень красивым, до падения.
  Мысли были далеко, тестирование по языкам обещало быть сложным.
  На этом моменте я начинаю чудить. Сначала тошнота, потом ёлки двоиться стали, и когда высоту скинула, обморок. Очнулась в смоле, сухой хвое, с вывихом плеча, который вправила сама. Тогда день я бродила и осознавала, что происходящее гараздо страшнее, чем несколько десятков тестов. Мне не пригодится язык в лесу, но понадобился в деревушке, где меня накормили англоговорящие жители.
  Физика помогла во многих мелочах, когда искала путь. Вроде направления роста и источника воды.
  Когда эти мысли утвердились в моей буйной гормонами и нервами голове, равновесие вернулось и моя работа продолжилась, я вернулась в строй.
  
  Ещё был случай, не в этом воплощении, эмоции от тысячи единовременных смертей, при катаклизме. Ужас, паника, жадность к жизни, ненависть к участи - захлестнули меня и превратили в безучастное, бездушное существо. Робота, выполнившего задание и равнодушно взиравшего на страдания. На рушившийся дом, на падеж животных, на мечущихся людей. Но тогда я не потерялась, не отказалась от этого, приняла как реальность и неизбежное сокращение популяции излишне продвинутой рассылки. Санарин. Вулкан Санарин. Средиземное море, затопление части и укрытие лавой.
  
  Сейчас иной случай, это внутренняя проблема. И как гражданская война, раздирает изнутри, натравливает мысли, как родичей друг на друга.
  
  Меня давно не обзывали, в семье это право я отстояла. Пусть жёстко и категорично. В добавок к постоянному напряжению нашла с кем поцапаться, видимо сбросить напряжение. В университете, парень из оргкомитета завел разговор, в итоге перешёл на личности. В общем, меня еле однокурсницы оттащили, чтобы дураку не рассказала какой он козел. Но в долгу не осталась, аж покраснел. Пар спустила, на красную рожу плюнула, образно. Легче стало. Но, какой же становлюсь человекоподобной.
  
  Та, которая будет собой, не смотря на условия и окружение. Но при этом мне нужно стать лучше, но не стать кем то другим. Вырасти. Действовать и жить самостоятельно. Уйти.
  
  Да, это не покупка шашлыка в забегаловке, когда решение через скандал или бунт чревато разборками не в пользу покупателя, если никого кроме официанта и клиента, да и вокруг кафешки.
  И где кусок хлеба больше, трёх кусочков мяса. Взрослеть, это не просто проанализировать ситуацию и поев уйти, спокойно. Это заранее знать, что подобные места не надёжны, забегаловка, этим все сказано, даже не думать зайти туда. А вот идти в соседнюю столовую по соседству, демонстративно около этой шашлычной, задрав нос, явно не разумно. Однако так греет глупую голову. Так старалась поработать, а на деле ездила в изнанку города, тратилась на автобус и обед. В итоге договора нет, оплату зажали. Обидно.
  Но особенно обидно, что потраченное время лета не вернуть.
  И особенно по детски было уходить, после диалога и со словами:
  - Договора не будет?
  - Подождите немного.
  - А когда оплата за проработанные 1,5 месяца?
  - Пол месяца вы были на испытательном сроке, оплаты нет, вас разве не предупредили? А оплата за месяц ещё не начислена, вам нужно проработать ещё 10 дней.
  - Понятно.
  Затем в середине рабочего дня я собралась, сказала всем, трем парням, работавшим на аналогичных условиях:
  - До свидания.
  - Ты уходишь? - спросил парень поболтливее, а других два удивлённо вытаращились.
  - Да, все.
  Я вышла из душного, строенного контейнера, которые были пристроены к старому дому.
  Облегчение. Солнышко. Шум машин, это ворвалось в меня. И радость, что я скинула эти оковы. Облегчение, что больше не буду ездить по полтора часа на двух автобусах, а потом идти через частный сектор к этому сырому, душному и бессмысленному дому.
  Мне в догонку вышел ещё один парень:
  - Останься ещё на десять дней, тогда оплатим зп.
  - Нет.
  Непроизвольно вырывается теплая улыбка, разворачиваюсь и решаю, что университет в приоритете, а адаптироваться можно к любым мешающим условиям. Вроде скандалов и вынужден я бросить учебу. Нужно жить и учиться. Потом посмотрим.
  Как раз начался новый курс, середина обучения, тесты.
  Все сложности, самокопание, парень...
  Сложно было с этим, но время идёт. Раны лечатся.
  Даже такие. Силы не вернулись. Но, но я стала читать людей, этого раньше не умела. Я училась новому, могла предугадать поступки по миске, движениям. Могла наоборот мимикрировать под собеседника, заставить успокоиться, согласиться. Полезное умение.
  Однако я не летала. Только в фантазиях. Точно знаю, что это испытание, очередное, которое научит меня быть чем-то или кем-то.
  
  Глава 8
  Прыжок в ветер, падение, свист ветра. Холод и скорость, захватывает дух, замирает сердце. Рядом проносится здание, десять этажей, двадцать. Солнце слепит глаза, вокруг все белое. Куда я падаю, теряюсь. Зачем этот прыжок? Забыла.
  Вдох, выдох. Выдох такой долгий. А вдох не получается. Ветер уносит воздух и не даёт сделать вдох. Задыхаюсь.
  Глаза слезятся, слезы летят вверх. Они рассыпаются, глаза снова режет.
  Открываю и вдыхаю ртом. Слишком много, кашель, он появился от воздуха. Душно, захлебываюсь глотком кислорода. Хочу вытереть лицо рукой. Но руки далеко, так мучительно тяжело их поднять.
  Падение занимает мгновение, но растянулось на несколько долгих вздохов.
  Дно или земля, вот оно. Но в последний момент раскрываются крылья, эфир рвет, это выражается в вырванных с болью перьях, они истаивают потом. Но боль на спине и уже слезы от боли текут.
  Зачем так сделала? Почему они открылись поздно и так не аккуратно, их почти вывернуло, искорежило.
  Это не сон. Переживания пробудили меня, так необычно. Место, где я. Очередной город. Снова страх. Но я не верю в себя до конца. Я сомневаюсь. Меня гнетет правильность действий и ошибки, которые я совершаю. Но ещё не мой страх.
  Мое призвание быть одинокой, быть. Не для себя. Это доказывает каждая прожитая жизнь, которую я помню. Но мое существование. Попытки понять зачем я живу.
  Потаённые страхи, сомнения, темные желания. Это роится во мне, часть чуждая мне, часть рвется родной. Обрывается, стучит сердце.
  Зачем мне нужно жить? Зачем биться за каждый вздох, действие. Трудно, но нужно, у меня есть цель, смысл, но я не помню их. Значит их нет? Кто я есть?
  Паника.
  Медитация.
  Чужое, не мое, очистить мысли. Тихо. Не думать.
  Вот источник боли и страха.
  - Ты кто?
  Вновь вспышка боли, сложно говорить, сложно собрать мысли.
  Не мое, экранировать. Отстраниться от боли. Терпеть, молчать.
  - Тихо.
  Шепот-шипение. Голос хриплый, я кричала при падении и горло сухое.
  "Помочь", - эта мысль верная, молча помочь. Нужно держаться за нее.
  Подхожу, как в тумане, он кисель, он глубокая вода, почти падаю. Спокойно, медленно, как плыть, если сводит мышцы. Замереть и убрать панику, держаться, пока пройдет очередной спазм. Дышать, вдыхать.
  Двигаться, подойти.
  Вот она, ее бросили в приюте, как слабого и ненужное. Здесь она лежит весь день. Она - Василина. Вася или Лён. Свои же оттаскивают подальше, чтобы не слышать стоны. Лишний рот, который кормят, поэтому жива. Еду делят, одежду берут себе. Никто не следит, но она тело, на которое выделяют паек и одёжку. Поэтому нужна. За нее платит государство. И скоро ее выгонят, она станет совершеннолетней. Удивительно, что жива, что не придушили свои же.
  Ее боятся, она странная. Глаза. Тяжёлый взгляд потом снится ночью, если кто-то хотел ей зла. Преследует, вопрошает, что она сделала, почему так? Зачем обижать?
  И обидчик уходит, забывает мысли о зле, отводит взгляд.
  
  Мне больше не нужно знать. Только действовать.
  Обхожу трубы, крыша, на которую я упала-спланировала, рядом с 40-этажным домом, на котором я пробудилась. Девушка лежит на скамейке, да о ней позаботились: одеяло, подушка, книга.
  Снова оцепенение, сложно открыть глаза, кто-то подошёл, шаги новые, не приютские.
  Хм, запах жасмина, мяты, что-то ещё, так приятно. Запахи из лавки духов, девчонки ходили в нее, нюхать, приносили на себе капли.
  Кто это?
  - Кто ты?
  - Тихо.
  Она. Человек? Шипит, откуда здесь? Забралась ночью? "Нет, ух, стой, нельзя!"
  Это похоже на ток, меня пробило и выгнуло в судороге. Тут одним курсом лечения не обойтись, придется приходить ещё. Она квазар. Сущность, которая является проводником энергии мира, эмонаций в существ. Только не во всех, а просящих ее. Таких же, которые используют внешнюю энергию. И одновременно ее передающие в ином виде.
  Девочка пошевелилась, распахнула глаза. В них возглас, она подняла с удивлением руку. Легко, свободно.
  - Молчи, сейчас нельзя говорить, иначе выброс будет больше. Мне нужно эту энергию выкинуть. Я приду ещё, тебе станет легче. Это врождённое. Ты источник энергии, которую нужно передавать или распылять. Молчи об этом, ты нормальная, помни.
  Чувствую себя как лампочка, в энергофоне свечусь как ёлка. Девочка скорее в шоке от возможности движения, чем от новостей.
  Но глядя на нее понимаю, что она стойко терпела эти испытания, которые начались в 7 лет, и с каждым днём становились невыносимее. Ребенок хотел познавать мир, жить даже так, но пытался и ценил этот дар.
  Мои испытания ничто, в сравнении с ее. Мне было доступно все, весь мир. Все сокровища и блага. Но это не было приоритетом. Я зациклилась на страданиях, игнорировала мир, который велик, совершенен, любопытен, неизмерим. Я эгоистично отвергла это ради страданий. Я, я, мои муки.
  Здесь же муки ада в одном теле. Она могла только быть, присутствовать. Ее тело функционировало в пол силы, была и дистрофия и пролежни, недоедания. Но главное ее возраст, когда подростков не удержать на месте. Она лежала.
  Снова мне урок, снова пример моей жизни. Не нужно жалеть прошлое, не нужно планировать и жить будущем, здесь все прекрасно, эмоции, краски, действия.
  
  "Есть о чем подумать"- это было мыслью утром, после пробуждения. День предстоял долгий. Меня ожидали экзамены.
  Накануне был снова скандал, с эффектом противоположным цели: учить в ночи после, я стала сильнее. Обострение ненависти к моему университету, моему желанию вырваться из порочного круга жизни в микрорайоне. Маленькой территории, где поколения рождаются, работают, живут, заводят семьи и умирают. Их место занимает следующее поколение и так дальше. Кем стану я здесь? Мои стремления амбициозны, но желания и побуждения обычно обрубались о неверие родственников, вопрос: "Ну и зачем это тебе нужно?" Руки опускались раньше, занятия, увлечения становились безразличны, не было целей, успехи не были значимы. Поддержка самых родных и близких, это важно. У тех, кого они есть...
  Но.
  Но, тысячу раз готова отстаивать учебу. Она - ВЫХОД! У меня есть выход, это я поняла, глядя на примеры выпускников моей альма-матер. Пусть я не вкушаю плоды вечеринок, но замысловатостей и веселья мне хватает с лихвой. Общение минимум с пятью людьми заполняют социальную изоляцию дома. Школьные подруги разбежались, кто улетел в другую страну, кто в другой университет. Соцсети, на них не хватает времени, поспать бы успеть, помыться. Иногда поесть приходится как гусь, быстро и проталкивая через свою шею. Мытьё рассчитано по минутам, ванна забыта.
  Я живу.
  Эта мысль помогает, окрыляет.
  
  Знать себя.Что для тебя важно? Что ты любишь делать? Какие люди значимы? Что мотивирует тебя? Что тебя зажигает? Сделай больше этого! Столько, сколько можешь сделать.
  Принять несовершенство. Стремитесь расти, но не ожидайте, что вы или кто-то еще будете идеальны. Ощути себя обычным и наслаждайся каждой минутой этого! Ты человек. Будь тем, кто ты есть сегодня, и иди.
  Открой для себя выбор. Чувствовать себя застрявшим иногда, но правда в том, что есть неограниченный выбор. Расширь свои перспективы. Рассмотри все возможные варианты, от безответственного и болезненного до вдохновляющего и честного выбора.
  Составьте список своих вариантов, даже тех, которые вы никогда не выбрали бы. Иногда знание того, что у вас есть выбор, освобождает вас, чтобы сделать наилучший возможный выбор.
  Разрушить свою жизнь. Избавьтесь от привычек, взглядов, ситуаций и людей, которых не полностью понимаешь. Избавь себя от тех вещей, которые мешают тебе жить целеустремленной жизнью.
  Если что-то не имеет смысла или ценности в жизни, если это не добавляет к жизни, а убирает, почему держаться за это?
  Прощать. Прости себя и прощай других за прошлые ошибки - все это в прошлом. Удержание обиды сдерживает настоящее.
  Живи моментом. Жизнь не жила, когда ... когда вы получаете повышение, которого заслужила, есть машина, которую всегда хотели, когда вы находите любовь. Жизнь прожита в этот момент, наслаждаясь тем, что у вас есть здесь и сейчас, а не тем, что будет в будущем, тем, что есть сегодня.
  Перестань беспокоиться обо всех остальных. Неважно, что кто-то еще делает. Важно то, что ты делаешь! Важно то, что ты думаешь о себе!
  Продолжай жить хорошей жизнью! Хорошая жизнь - это жизнь, которой ты живешь сегодня. Живи сегодня и делай это завтра. Продолжай практиковаться. Продолжай учиться. Продолжайте изучать. Продолжай думать. Продолжай выбирать. Продолжай жить. Будь преднамеренной во всем, что делаешь!
  Ночь, мысли, сон не идёт. Экзамены сданы, последний был сегодня. Третий курс. Официально я уже пишу диплом, практика подписана. Место есть. Главное не кабальное место практики, не по договору. Я все ещё на гранте. Ура. Личная жизнь только в ауте. Я разобралась. Меня никто не интересует. Вернее я не позволяю себе думать на эту тему. Цели превыше всего. Впереди лето. Подработка, но сперва практика.
  Поездки в компанию, сбор материалов, отчёт. Лето чтобы грустить.
  Я начала страницу в знакомствах. Учусь быстро печатать. Времени жрет прорву. А ещё я узнаю людей. Боже, как же по-разному люди пишут, интересы, поведение, цели.
  Даже встретилась с одним... индивидом. Напугана. Зареклась узнавать побольше собеседника, получше фото рассматривать. Шок, фото с эротическим знаком, намеком. Морда лица стремная, ох уж эти парни. Писал без ошибок, но мало. Я неразумная, общения с противоположным полом захотелось.
  Встреча была у памятника, хорошо, что адрес не назвала свой. Затем было два часа рассказов о геройски обьезженых в компании шефа и Ко. машин, охота. А также надвинутая все глубже на нос кепка.
  Теперь понятно, что насторожило с первого взгляда. Он был странный, жутковатый и грубый. Слишком напористый. Нет, личное пространство я оберегала. Явки и адреса не рассказала. Но зареклась больше так знакомиться.
  Итак ночь. Мое призвание и вторая жизнь. Снова кара и дар. Снова офисная многоэтажка. Как птенец падаю с ее края. Невидима. Снова воспринимаю полет с восторгом. Учусь радоваться, хоть и потребовалось время и новые способ знакомства. Общаюсь, живу.
  Радуюсь за других.
  Снова крыша и - она ходит. Уже нет того киселя в движении. Она справляется. Мне приносит это радость. Второй сеанс поглощения излишков и очистка каналов прошли легче. Как подпирающие молоко, если уж начат процесс откачки, то температура и жгучие боли спадают, а каждый новый раз становится легче.
  - Ты как? Не обижают?
  - Ты прямо волшебница! Мне так легко, я хожу!!! Разговариваю, меня не обижают вечером, даже поела на ночь. Раньше не могла...
  - Ты молодец, хорошо держалась, и сейчас правильно делаешь зарядку.
  Чувствую себя искрящейся. Как петарда перед взрывом.
  
  - Тише, меньше эмоций, а то вернёшь резерв. Ещё не вылечила. Тебе нужно научиться самостоятельно убирать излишки. А научить должна была мать. Цветы, работа по дому, животные, творчество. Любое начинание принесло бы тебе славу. А энергия лилась бы через увлечения в окружающих. Например фотографии, были примеры квазаров-фотографов, или живописцев, скульпторов, музыкантов, учёных. Выбирай, кем хочешь быть в жизни. Я помогу научиться основам. Ты поняла?
  - Да. У меня есть мечта. Я хотела быть гидом, историком. Музейным экскурсоводом. Переводчиком. Кем-то из них или всеми вместе.
  - Принесу для начала книги, словари. Начнем с них. Ты училась?
  - Когда зима, меня приносили в класс, лежала там, чтобы не замёрзнуть. Слушала все уроки для детей разных возрастов. Но историю мало давали и языки. Учителей нет к нам.
  - Тебе задание - вспомнить все, что учила.
  - Хорошо.
  Нам обеим легче.
  
  Лето. Бабочки, поздние одуванчики. Мягкие дожди мочат кончики волос и носа. Пыль, которая только взлетает на листики. Шмели и пчелы, ещё комары. Ну да ладно. Красота вокруг. Радостно.
  
  Наш курс лечения подошёл к окончанию. Отличная ученица, прекрасный историк, внимательная и дотошная. Она уже сама ходит. Общение ограничивает сознательно, чтобы никто не мешал.
  За эти несколько дней девочка научилась выплескивать энергию, я не питаюсь, как обожравшаяся пиявка, которая потом дохнет. Идиллия. Но у меня чувство, что я ей ещё нужна.
  
   Плетется нить судьбы, вот узелок, вот затяжка. Каждая, своего цвета, то темнеет, то светлеет. Однажды она перетекает в другую, раздваивается, соединяется с другой и уже узор толще, цвета совпадают. А потом одна или обе обрываются. Но узор на ковре мира идёт и ширится, нити не рвутся а только перетекают в другие, с другим цветом, но очень близким изначальным.однако есть нити, которые не получают продолжение, тогда их узор уводит к краю ковра судеб. Навсегда и только яркость в истории полотна, определяет значимость и память судьбе человека. Глава 9
  
  Предчувствия верны. Один день, один случай. Ее совершеннолетие, я расслабилась, забыла, что с приютскими не циремонятся. Пришла в очередной раз, но крыша была без нее, запах вчерашний. Бумага. Записка. "Мне пора уходить, спасибо большое за помощь."
  Иду по следу, маскировка позволяет, главное материальные предметы не толкать. Большего и не нужно. След привел в комнату, место пусто. Но из комнаты ещё один. На улицу и в город. След свежий, сегодняшний, как собака могу идти по нему. Эту бы возможность мне года так два назад, с парнем я бы не встречалась, кризиса без крыльев не было бы. Но об этом позже.
  
  Малышка была не далеко. Библиотека, она искала газеты, работу. Не уверена, что телефон дают использовать в таком месте, но она им пользовалась. Добрые люди все же есть. Не желчные старухи, жаждущие скандала, а уходящие рано, сочувствующие белые платочки. Говорят, плохое уходить само долго не хочет, или его звать и принимать не хотят. Кому что ближе.
  Девочка искала, упорно, хоть что-то. Опыт, без этой штуки никто не нужен, тем более без престижных корок. Знания даже не проверяют: "Нет! Спасибо. Перезвоним." Категорично, скучно, с ленцой. Каждый случай повторяется, руки пытаются опуститься. Зачем, но стержень не пускает. Нужно быть. Держаться, должно хоть где-то, даже самое низкое, не престижное.
  Это правильно, молодец!
  - Ты ела хоть?
  Она вздрагивает, поднимает глаза, затуманенные мелким шрифтом газеты.
  - Простите, что?
  Не узнала, редко меня узнают в обычном виде, всегда есть отличия, иначе охота на меня была бы успешной.
  - Не понимаю, как ты сидишь. Пойдем поедим, обед уже.
  - С-спасибо, но мне некогда, доделать нужно.
  А то не понятно, что ушла без завтрака, обедать нечем, а деньги если и есть то на съем жилья. Вот только она работу ищет, не жилье. Знает, что не сдадут комнату без работы или денег не хватит на нее.
  - Девочка, ты занятие пропустила, я пришла, тебя нет. Пошли пообедать и позаниматься.
  О, вижу узнавание. Человеческое лицо, тело самые обычные, но говорить о занятиях которые пропустили может только одно существо. С крыши. Сейчас сырой и пустой.
  Дернулась бежать. Но нет, ответственная, дело не доделано, чтобы уходить без результата, открытые газеты лежат недосмотрены. Стопка перебранные лежит сбоку стола, аккуратно и по датам. Похвально. Тогда придется действовать по-человечески, дольше и примитивнее, зато понятно и просто. Но не доверяет, кто я, в текущем виде, обычное, непонятное, не знакомое, а поверить при отсутствии доказательств - не бывает такого. Всем нужно чудо, необычность, примочку. Разве в современном мире поверит ребенок в чудо распустившегося цветка, без подвоха от фокусника?
  - Надеюсь не напугала тебя.
  Села на скрипнувший стул, библиотекарь высунулась из-за полок, глянула на нас и теперь держит в поле зрения, принципиальная. Хорошая, только нога болит и руки с поясницей в погоду. Так, прищурилась, ну немного ей жарко и болеть не будет, с этого момента.
  - Ой, батюшки!
  Грохот, небольшой, но займет на время нашего разговора, теперь человечка занята. Это не магия, просто ускорила регенерацию посылом силы и ей же подтолкнула банку со скрепками. Как кусочек от своей энергии отщипнуть и кинуть. В данном случае в конкретных местах. Так матери делятся силой, прижимая к груди дитя. Только не все готовы делиться.
  - Я знаю что ты ищешь. Это не вариант, нужно через компьютер, а то это устаревшие объявления и половину расхватали.
  Молчит, не знает что делать. Облик не привычен. Общение раньше она принимала за сон, чудо. Здесь все реально, так близко и не понятно. Библиотека и существо с крыши, она в шоке, думала это сны и я миф.
  - Мы ещё с тобой должны были увидеться, мое дело тебе помочь. Сейчас тоже.
  - Кто вас послал?
  Вижу осознание реальности, то-то так спокойно принимала меня на крыше. Ах, да, ответ.
  - Мир. Не знаю. Случай.
  А правда кто? Мне было плохо. Моя боль прорывалась кровавыми крыльями со спины. Мои сны направляли, но реально ли для меня сейчас происходящее? Той меня, что спит? Той, что поранила сердце о веретено любви, привязалась. Кажется я очерствела. Край знаний и тишина способствуют самокопанию, не уместно, исправляемся.
  - Не пугайся, это правда я. Занятия тоже были реальностью, ты не спала. Вопросы есть?
  Открытые глаза, выражают тьму. Это ж как она сдерживалась все это время. Знания - сила однако.
  - Зачем? Почему я? Почему вы помогаете? Это реально всё было или начало нет? Нет?
  Тут и в мысли входить не нужно, понятно, что про появления спрашивает. Голос надежды о бредовости и сне, не оправдан.
  - Ты не бредила, все правда. Давай пойдем, а то старушка сейчас сюда пойдет проверять мой читательский билет.
  - Хорошо, но мне работа нужна.
  - Поищем вместе. На крайний случай останешься в гнезде у меня.
  Подруги так общаются. У меня их почти нет.
  
  Там почти, здесь, какая я, нет вообще, да и откровенно сложно всё. Были воспоминания, что предавали, пытались травить. Обычное дело, когда общаешься, а за спиной тебе гадости советуют или распространяют. Жуть какая, но нормально для современной молодежи.
  - Все хорошо?
  О, вот и старушка собрала все скрепки со стола и по своим мыслям пришла проверить, все ли хорошо у сиротки. Заодно наверное думает, откуда взялась тут я.
  - Да, наверное.
  - Говори библиотекарше спасибо, а то я ее больше не отвлеку.
  Боевая бабуся. Послевоенное время было тяжёлым, она из него. Все под учётом, под надзором, слухи анализируются, сплетни не расходятся.
  Девчонка ещё колебалась, разумной сложно быть в этом возрасте. Медленно встала, закрыла газеты, сложила стопкой, будто собирается скорее вернуться и снова преступить к поискам.
  - Антонина Ивановна, на сегодня закончу, спасибо большое. Вот газеты, я их по датам оставила. До свидания!
  
  Неудобность положения, наверное так неуютно человеку в чужой одежде. Покалывания, почесывания, ощущения чужих взглядов. Кто-то скажет ты накручиваешься, но для кого-то чужое мнение очень значимо. Зачем так себя изводить? Это не значит стать толстокожей, просто быть собой. Ой, опять, необычность с рождения вызывает стойкую неприязнь стадного инстинкта.
  Ну конечно, если тебя с детства в чем-то то подозревают, то выделяют, то как поступать? То чересчур неподвижный взгляд, то "Ты смотришь мне в один глаз", то "Ты не двигаешь глазами при разговоре. Ты странная!" То просто изучение странного поведения человека, а что, сидеть и наблюдать за метаниями людей не нормально, а трогать вещи в нерешительности взять или сделать по 2-3 раза нормально?
  
  Ну или просто генетически быть светловолосой, со странными прядками пепла? Бывает нехвадка меди, поэтому пепел на блонде. Ну ктож виноват, что наследили скандинавы, и рост и цвет глаз и волосы от предка пробились сквозь темноволосых и темноглазых. Так такое совпадение аллелей редкое, раз на три поколения и все варианты окрасок.
  Поэтому излишнее внимание вызывает эффект сцены наооборот.
  Правильно, отростить иммунитет бегемота и повернуться хвостом к орущему гадости. Бывает часто, что орущий этими гадостями захлебывается, и вся грязь с него на подпевалах оседает, а твое платье чистое, без соринки. Да и бревна не вываливаются из чужих глаз, ведь как раз осуждать закидоны других нет желания, расположенности и привычки вообще.
  Все это лирика, но с девченокой что-то нужно делать.
  Наверное начнем с малого, мы в кафе, жуем бутерброды, запиваем сладким чаем. Тепло. Мне тепло от эмоций жующего человека. Чай, сладенький. Бутер хоть и твердоват, но так обалденно хрустит, колбаска свежая, огурчик освежает. Мням. Ну да, я ем. Эмоции тоже. Прям чувствую себя снова обжирающейся. Как мало нужно человеку. Да ладно, еще ребенку. Как только ее выгнали, хотя там темное, видимо хотели оставить, но что-то девченку прогнало, страх, опасение, что-то нехорошее почуствовала. Правильно, бывают места и ситуации, когда чуйка уводит от опасности. Иногда это правильный выбор, иногда решение. А иногда само место имеет плохую историю.
  Как раз проходили мимо Комиссариата бывшего, здание и боль остались, люди ушли и передали предпринимателям добротное, но больное здание. Не удивительно, тчо цветов рядом не видно, а в горшках дохнут. Столько людей перебили и прикопали, не здесь лежат, но ужас и отпечаток смерти всюду на стенах. Ну да ладно, не об этом сейчас. Вспомнила, разряд под кожу, место управляет иногда человеком, затягивает и зовет насладиться болью. Только потом с ума сводит и берет еще боли. Нельзя рядом жить, гулять или работать, пагубно для психики. Медленное угасание.
  
  К текущим барашкам. Тучки такие пушистые однако. Ветерок опять же тепленький, свежесть с реки. Куда ж без запаха тины, но не портит, откровенно приятно. Вместе с запахами земли и пробуждения. Меня радует, что ее жизнь не успела погаснуть, что есть надежда ее вытащить из дымки мрака, который почти сомкнулся над ней. Но ее крик тогда был слабый, мольба, шепеот о помощи. Если бы мое состояние не было на пределе, не услышала бы. Однако. Стоит задуматься, а сколько таких слабых котят мы не слышим? Сколько мрут в тишине мира и спазмах криков внутри себя? Ужас. Нужно учиться слышать мир, не только себя... Кажется мое обучение тоже в самом разгаре, когда же оно окончется и я узнаю предысторию и результаты? Риторически, жду.
   Девченка доела, я тоже. Смутилась, она не подумал об оплате, о последствиях. Вот глупышка, а вот книжки ей таскала и вещи, думала мои чтоли? Дело не в деньгах, а в последствиях. Что же мне делать сейчас с ней? Обычно маленькие подсказки мира помогали мне, а здесь будто она не тут, не нужна миру здесь. Подсказок нет, тенденция, чаще приходится самой думать. Может просто мои действия выходят за обычные. Как раз со мной много чего сейчас происходит, а это влияет. Обычно сущность редко вырывалась при гормональных разрывах. Помню, что спала, когда созревала сущность, потом действия были отрывочные. Странно, неужели я, как сущность сейчас в протуберанте наконец? А до этого была маленькой? Похоже так. Удивительно, осознавать только сейчас взросление, при поступках старухи и знаниях куртизанки. Вот только ой, стыыдно. Точно возраст соответствует. Значит все же изминения в душе есть, ну или просто в сущности, ага, которая растет.
  
  Итак, имеем подростка, которому жить не где, работать не возьмут без твердой уверенности в адекватности и дипломе. Значит будем решать по мере возникновения проблем, обычно было проще - эпизодические мои появления не оказывали таких масштабных и опасных моментов, я не была ответственна за кого-то, только влияние и все.
  
  Диплом, сертификат, нужно найти где получить по профилю.
  
  У каждого человека бывают полосы в жизни. У кого-то они едва заметные, проскальзывают на общем фоне жизни, запнулся, уронил в лужу, помыл целофан дома и съел. У кого-то эта лужа по щиколотки, а что упадет, обычно вылетает из пакета прямо в собачью неожиданность.
  Судить всех по себе не стоит, но понимаешь, что кто-то даже не задумывался над чем-то крупнее сломанного ногтя, или не сталкивался с глобальным невезением. Наверное человек сам притягивает подобное, но чтобы выбраться из порочного круга нужен толчек, сила, которая подтолкнет, вдохновит на движение против потока невезения. Родился в бедной семье, терпи, а не хочешь - умри или бейся и получи лучшее. Вот только методов тоже много, для одного это мрак, другой найдет светлую тропку или протопчет и осветит сам ее.
  
  Опускаться и складывать руки в молитвенном жесте, ждать, что придут и накормят, просить, а не делать. Как много примеров. Благотворительный фонд, распространение карты, с реквизитами, слезливые истории. Какой процент настоящий? Как понять, что это не обман? Каждый раз проверять, верить нельзя. Вы встретите попрошайку, которому легче жить так, прося и получая. Из чего состоит его жизнь, куда он идёт, а может стоит купить булку хлеба и колбасы? Одеть, обуть, найти работу? Хоть раз попробовать, уделить время на одну чужую жизнь, не отряхиваться, не возносить хвалу богам, а побыть богом самим. Слишком много?
  
  Мы сходили в ближайший университет, исторический факультет. Она посмотрела все это, теплое и величественное. Сейчас полупустой, светлый дом. Который им станет, если она сдаст тесты. Через несколько недель откроется прием документов. Условия стандартные, главное прийти и сдать тест и быть готовым с документами.
  До этого момента, нужно работу и жилье, а также одеть на зиму. Много, но главное поступить, а мне успеть до пробуждения в моем теле.
  Итак, комнату сняли, у бабушки- одуванчика, рядом с общагой ее будущего университета. Бабушка привычная к шумным студентам, обычно им и сдавала, в том году пацан закончил курс и вернулся домой с дипломом. Повезло, недорого, тепло, обжитой, тихий дворик. Рядом опять таки. Теперь оплата, заключила договор с девчонкой и дала задаток, уговорила, что она мне составляет генеологическое дерево на несколько фамилий, я оплачу эту работу. Ещё на доске для студентов взяли подработку мойка посуды, по часам и работа на заготовках, на местной кухне. Думаю с чисткой картофеля и овощей она справится.
  Чувствую расслабилась, сама тоже отвлеклась. Часть решена, теперь с даром.
  - Теперь, когда дамоклов меч не грозит упасть и поразить голодом и нищетой, давай заниматься уроками. .
  - Снова? Я же всему научилась, могу сама справиться с силой, слить ее, запереть.
  - А для чего тебе эта сила не думала?
  - Думала, чтобы быть источником в экстренных случаях. Для тебя.
  - Вот умора, как раз мне это не нужно, мир использует подобные силы для подпитки живых существ, которые сами другие. Более слабых, которым не хватает сил и не получается взять у окружающих, у родственников. Ты навроде донорской крови, при ране, вроде и помогаешь, но и предел есть, не забывай об этом.
  
  Глава 10
  Все сложилось очень любопытно. С этой мыслью проснулась. Мои переживания привели к необычным последствиям, кажется, что завела подругу. Время конечно покажет, да и им же будет проверено. Но кажется, мы понимаем друг друга, не имеем неприязни и нам есть о чем говорить.
  Да ладно, сейчас дел много, а ещё нужно заснуть пораньше, чтобы снова работать.
  Поэтому руки в ноги, и бег. По первое - это практика. Нужно ее пройти. Сложного ничего нет. Главное чтобы не попадаться на глаза лишним людям, кроме руководителя, а то доп работы накинут, ну и пройти ее.
  Как рассказали старшие курсы, чем больше делаешь, тем больше 6акинут сверху делать. Не высовываться сильно, не ходить куда не стоит, не ругаться про плохую практику. И ещё, написать часть диплома. Помнить, что ты выпускной курс.
  Меня должны забирать на развозке, но нужно быть в 7:40 на одной из улиц, до них ещё добраться 3 остановки. Развозка только по понедельникам и средам, три других дня самостоятельно. А ещё, начало в 9 утра. Вот что за подстава. Ехать в дальний район, за чертой цивилизации, начало рано, а ну да, потом окажется, что прихожу раньше куратора и жду. В общем, не понравилось добираться. Работать так далеко, идти пешком, на автобусе час трястись, с двумя пересадками. Да ну их, поищу кого лучше после диплома. Буду оптимистом, буду настраиваться на позитив и отметку минимум хорошо. Интересно, диплом пригодится после студенчества?
  Все риторика, главное прожить этот период. Первый день прошел хорошо, в месте практики не была. Оказалось нужно не в центре проходить преддипломную практику, а в офисе сначала отметиться, узнать, точный адрес филиала, посмотреть где он прячется и вникнуть в пути, ведущие туда (пипип). Ну да, получить предложение, о работе, на временного сотрудника, в отдел делопроизводства. Ну да, на зп, которая не покроет заемы на учебу, на съем жилья, с перспективой на вылет, после выхода осенью с декрета сотрудницы. Прелестно. Ах ну да, работа не по профессии, даже близко, штат полон, а вот место до осени следующего года вакантно. Кого? Правильно секретаря, но не нормального, а типа в архив, бумаги носить на подпись. С дипломом технаря. Это как холодный кофе зимой на моську вылить. Ну и плюнуть в платок и его протянуть для кучи.
  В общем отказаться было не сложно, однако имя компании, статус работника даже в такой низкой позиции. Ммм. Это как позолота на ручке Паркер. Итак дорогим является диплом, и силы такие в него вложены, нервами обошлась оплата первого года обучения. Да и смысл золотить итак дорогую вещь, но для иных целей.
  Иногда завидую, нет, плохое чувство. Дико желаю иметь возможности своей необычной формы. Знания, использовать их в найме на работу, получить пользу от них. Но. Но я не могу, пока не "вылечу из гнезда", смешно. Правильно, нельзя использовать в корыстных целях эти умения. Каждому свое и свой путь. Текущая оболочка имеет смысл, если живёт своей жизнью, получает уроки от жизни и учит форму с крыльями, общее сознание. Ещё недавно появилось ощущение, что это воплощение, эта жизнь не будет обычной, не буду уходить в сон дальше и на время, уже не засыпала в период скачка гормонов в подростковом периоде, все ярче и обе формы перекрещиваются в общении и знакомствах.
  Я живу сейчас. И снова практика. Автобус, пешком, ждала куратора, потом узнала, что будет ещё парень из университета. Развозки нет и не будет, машина сломалась, а вторая из-за меня не поедет туда. Так вся практика, отработка была не интересной, нужно быть активнее, учиться, но мне не интересно. Зря конечно, польза бы была в будущем, но увы, глупая я.
  
  Река вокруг, склон, грязный снег, под ним вода течет, не к реке, а по склону, снег серый, вода быстрая. Я иду вверх, сначала карабкалась по отвесной стороне. Снизу раздался крик, дерганые движения, подросток бежит, за ним стая собак. Или диких волков, но их много, она устает. Начинаю бежать в направлении, что и зачем, спрошу позже. Крылья раскрываются, отрывая меня от земли. Подхватываю ее, она тяжелее своих лет, проседаю, снизу стая добежала, мы пересеклись, но над их головами.
  Кто это? Подпрыгивают, кусают воздух в паре сантиметров от ног беглянки. Приходится свернуть над водой, которая справа. Бурный поток защитит. Пара преследователей упала с визгом в воду. Но почему вода такая темная и с пеной? Это же горный ручей, а намека на голубой цвет даже и нет. Дождь, он был недавно и снега тают, наверное это причина. Беглянка в руках не дергается, не пищит. Ой, да она сознание потеряла. Ноги промочили, никогда ещё не было таких тяжёлых пассажиров. Я носила и тяжелее, мужчину, целую лошадь, несколько людей. Это похоже на мистику, но кажется, что несу гиганта.
   Да нет, ничего удивительного, у нее на спине рюкзаком прицеплен ребенок и спереди тоже один, а я думала мне показалось, теперь понятно, что за вес такому хрупкому телу, как только бежала?
   Звери отстали, мы на другой стороне. Те что упали увело течением, уже и не видно их - опасна река бурная и темная.
   Дети зенки таращат, что делать с ними, опыта обращения с маленькими человечками нет, в семье младшая я, у родственников все старше, только лет через пять будут племяшки. Хоть бы девчонка проснулась. Все не пойму, как она такая хрупкая бежала с детьми, да и в руках мешок, тоже тяжелый. Потянула - веса на 3 кило, свинец толи тащит, а вроде пустой на вид.
   Отлетели -то мы прилично, рядом никого, переправа тоже далеко. Пытаюсь разбудить мамашу.
   Попутно нашли закуток среди камней, с берега не видно, с гор тоже, в закутке солнце прогрело камень. Почему не могу унести мамашу, почему тяжелые такие и мне не подняться высоко?
  
   - Его нет? - были ее первые слава и полный взгляд ужаса.
   - Нет.
   - Дети?
   - Это твои? Нормально они, греются
   - Что произошло, почему ты бежала?
   Она молчит, но хоть обсохли, костер-то развела из прибрежного бурелома, мусор, ветки, солнце подсушило хорошо, главное чтобы дождь не пошел, а то опасно.
   Еда с собой в переносном рюкзаке, там немного места есть и всегда сухая и вяленая еда, бутылка воды, аптечка. Не все раны заживают с моей помощью, никто не всесилен. Эта девица яркий пример.
   Обсохнуть-то обсохла, но как же от нее холодом, страхом и печалью веет. Будто не у костерца и без ветра, а на скале и над обрывом.
   - Куда дальше?
   Мне-то что, бежала, может собаки и испугали, туристов, вот и неслась. А от шока и автобус мамаши переворачивали. Дети заснули, поев и попив. Сухо, лето в разгаре и на ветках хоть и жестко, но не тянет холодком. Земля опять же прогрета, бывают опилки и ёлка рядом, вот уж где мяген ко, если не вертишься. Тогда уж и натыкается по самое не балуй колючек. Сама так не раз дрыхла, когда зова не было.
  
   Странные они, тихие, будто взрослые. Ещё заснули на неудобном. Одеты опрятно, но в застиранное, видно, что не обновляли одежду, и всю на обоих, майки тонкие, без пятен, но уже и рисунков нет и материал будто года два стирали и носили, мягкий, с проплешинами.
   - Не верю в случайности.
   - Они бывают.
   Мой ответ ее не убедил. Да и кто я ей, попутчик, в побеге? Неожиданная мысль, но просто такое не появляется.
   - Ты от кого бежишь?
   Зачем мучиться, откладывать и обдумывать, нужно прояснить, за вопросы по лбу и в лоб не дадут. В такой ситуации. Вздох, протяжный, выдох с сипом слез. Взгляд быстрый, будто ищет воришку, ждет, что украдут самое ценное, дерганый всплеск руки, будто защититься пробует. Истерика собирается, но лавина держится дамбой трудолюбивой бобрихи. Жду, мое появление здесь странно, но факт. Сама думаю, почему.
   - Он похитил нас троих. Один мужлан.
   Молчание, тишина, солнце сядет через четыре часа, как это бывает летом. Вокруг природа, лес справа, река слева, шум баюкает, ветерок задувает свежесть и с запахом иголок, оказывается ели тоже в лесу тут есть. Дети сопят, устали, откуда же они бегут.
   - Он схватил меня, когда дети были маленькие, на улице. Поймала такси, а там он, весёлый, адрес назвала, а он поехал сначала в объезд сказал, потом по короткой дороге. Глупая, поверила, на детей отвлеклась, закапризили, что гулять хотят, чувствовали, а я доверилась. Он увез нас на окраину, там достал нож и пригрозил, что должна молчать и идти с ним. Так прошло два года. Он требовал молчать, улыбаться, играть в семью. Иначе грозил обидеть детей. Бежать пробовала, бил, резал, но меня. Знал сволочь, что за детей пойду на нож, его с собой возьму. Меня не трогал, тела не хотел. Его дом на втором этаже, в закутке, да дела никому нет, окна заколочены, в доме все стены сделал изоляцией. Нас не было слышно. Камера в доме, иногда наказывал за попытки сбежать. Пока один раз. Я готовила его продукты, нож был в руке, а он впервые пьян, не сильно, но его разморило, в сон там, где мы спали. Но он не заснул, полез ко мне. Дети были в своей коморке. Он впервые не ушел в комнату свою, не закрылся.
   Она прикрыла глаза, будто смакуя момент. Так вспоминают о приятном, вкусном, в подробностях, без пропуска и перемотки времени.
   - Нож был с волнами, черный, крепкий, я сначала представила это, момент, когда переризаю горло психу, потом облизала губы, он начал лыбится. Подошла, нож был в юбке. Он притянул, чуть не завопила. Повернула нож, по руке, начала тянуться, будто гладить. Он прикрыл глаза, потянулся к двум рукам. В этот момент, перехватила двумя руками лезвие и рукоять, полоснула с силой по открытому горлу, и отскочила. Он только захрипел, кровь заливала все вокруг. Я ждала, стояла и ждала. Потом развернулась, положила на него нож, он не двигался, вытерла о тряпку нож. Испачкала вновь в крови, сунула в его руку. Затем взяла в кармане ключи. Он молчит, уже навсегда.
   Я взяла документы, мы приехали в этот город в гости, до гостей не доехали. Взяла его сбережения, слиток, монеты. Он видимо клад нашел, поэтому так себя вел. Обошла дом, его накрыла курткой. Нашла бензин, для машины видимо, недавно принес. Тогда-то и возникла идея. С кухни взяла клизму и миску. Набрызгала везде, где были мы, на вещи, где спали, трогали, взяла игрушки, которые приносил, но наши вещи сложила в чемодан, наш старый. Там осталось мало. Чемодан сейчас в кустах спрятан. Где собаки были. Оделись, нашли кепки, скорее козырьки мужские, но подошли, одели и вышли, а пламя уже полыхало во всю, ключи оставила на полу, дверь захлопнула, будто он сам дома был, все сам. А потом мы пошли не туда, завернули в рощицу у дома.
   Собаки нас от того места погнали, набирались все больше и больше, а побежали мы по хоженой дороге, но не туда, это была река. Дальше ты.
  
   Мне, повидавший многое, сложно представить, что местные жители не знали о происходящем. О них.
   Ясно, что это жутко, но чтобы длилось так долго. Она терпела, пыталась бежать, а потом. Потом видимо до черепушки дошло, что она не первая, что он и от нее избавиться хочет, почуяла. Переборола страх, получила случай, когда его сила ослабла. Хищник проснулся. Мне нужно отлучиться.
   - Я сейчас вернусь, поешь.
   - Ты свободна, я тоже, мы тоже. Хорошо, спасибо.
   Робкая улыбка отсветила морщинки у глаз и горькую линию у рта.
   Небо начало смывать боль, ужас и облегчение. Солнце сожгло жалость, но разогрело ярость. Я там, рядом, вижу, что ее действия были верными, улик и отпечатков нет, огонь очистил. А вот труп не догорел, мразь. Соседи догадывались, они видели лица, перед ними они мелькали, когда он их привозил, увозил, знали что держал, но не догадывались, что он их убивал потом. Им было всё равно. Бездушное стадо. Расследования не было. Посчитали, что он сам все сделал, а троих беглецов пропустили, не все время смотрели в окна на пустынный закуток, на жилье маньяка.
  
   Захватила еды, воды из ближайшего магазина, представилась журналисткой, поспрашивала. Обычная жизнь, обычные жалобы. Соседи знали, но не все, не всем это нужно - следить.
   Вернулась к ним, поняла, что вина ее тяготила, мне эмоциями передалась, поэтому тяжелее было. Все на месте, собаки ушли далеко ниже, чемодан в кустах по течению реки, но дождь собираться стал.
   Поели ещё раз, собрались, поехали по адресу, на который они так и не попали.
  
   Их встретили, слезы, но радости. Сказала, чтобы не рассказывала о происшедшем, о мужлане. А слиток и монеты в чемодане разложили, монеты с местными перемешали, а слиток фольгой обмотали и сказали, что техника сломанная, будто для починки.
   Все хорошо кончилось. День к концу, ночь к утру.
  
  
  ГЛАВА 11
  
  Жестокость, равнодушие, жалость, что ещё может предложить этот мир? Каждый день вижу оттенки человеческих пороков, оттенки от основных семи грехов. Зачем мне нужно что-то делать, зачем помогать всем этим людям, когда насилие порождает насилие, когда мне тоже приходится мстить, быть жестокой. Почему я помогу одним, но не успею к другим, равнодушие ли это. Жалость, себя, времени, страдающих от козней других. Чем они это заслужили, почему мир жесток. А нужно ли за него сражаться?
  Вопросы, которые не имеют ответов, люди, которые веками ведут себя одинаково. Мой труд, не исправляет их, их много разных, с пороками. Зачем?
  
  - Эй, ты идешь?
  - Нет, мне доделывать, догоню если что. Пока.
  - Сами развлечемся, пока.
  Трудовой вечер в университете. Какому студенту хватает часов в сутках? Парень, которого недавно устроила в университет, старается и есть успехи. Дом он давно не был, да его и не звали, гостинцы не передавали, будто вычеркнули. Но парень не расстраивается.
  
  Квазар, девушка, сейчас работает на подработке и готовится к поступлению. Отвлекаться она не собирается, бабулька ее откармливает, помогает стирать иногда в своей старенькой машинке. В библиотеке квазар читает до вечера, утром подрабатывает, пока работает вспоминает и выполняет уроки. Много не нужно, аккуратно вливать в мир потоки, сначала один, потом еще, так, чтобы ее канал был стабилен, а она больше не копила силу, а отправляла дальше, в круговорот. Все связано, как в законе физики: сила не исчезает, а переходит из одного состояния в другое. Она помогает.
  
  Девушка и дети вернулись домой, в свой город, там их ждал папа и муж. Им были очень рады.
  
  Щенок откормился, на заботе и ласке в семье. Его шкодливость переросла в игривость, ласку и дружелюбие. Благодарность бывает разной, он просто счастлив, а ему рады.
  
  Моя реальность не порадовала, личная жизнь не становится легче. Мир разрушен и покрывается тонкой коркой плюща. Зелёный ковер покрывает развалины, цветов на плетущемся растении нет, и не будет, зато уродства скроет и со временем разрушит, дождь и ветер помогут. Перспективы - работать и жить.
  Невозможно познать красоту и ее забыть, нельзя увидеть впервые восход и не вспоминать его в самые яркие моменты или в грусть.
  Разбитая чаша никогда не будет держать горячий чай, только в осколках со стеклом. Наверное поэтому мрачное будущее - выпить стекло, стараются отсрочить и искчить. Куски выкидывают и покупают новую чашку, по душе, похожую, но не как первую, потёртую, с удобной ручкой и привычным рисунком.
  Жалко любви, встреч, чувств. Моя тоска выливалась в одинокие вечера и выходные. Появилась рассеянность. Страдания, грусть и тоска закрались и не уходят. Запереть их было не лучшей идеей. Пуста, без чувств, без желаний, только оболочка. Я скрываю от себя, от мира, пережить и пройти дальше, но нет, тонкие ручейки просачиваются, отравляют. Сладкий яд, тихое безмолвие, жалость.
  
  Одинокая душа ждёт покоя. Ласки, любви, спокойствия и принятия меня, с причудами. Неужели это взросление, зрелость? Понимаю, что второстепенно, но так охота. Нужно перешагнуть и лететь дальше, в верх, чтобы упасть красиво снова.
  
  Кстати об охотниках, что-то они давно не проявляли себя очередной каверзой. То крыло подобъют, то перо выдерут. Перо не жалко, оно как и волосы, после отделения становятся не моими. А иной раз в сеть засунут и в железный ящик, эксперимент сделать. Вот спрашивается, кто их завлекает, кто спонсирует, учит моим повадкам. Поколения людей, века, в каждом облике, рождении, все равно есть такие сорвиголовы.
  
  
  И выслеживают же, что в таком городе работа. Мигрируют за мной что ли?
  
  
  Он торопился, сегодня день не задался, чашка лопнула, он ее часто ронял, другой нет, как-то обходился. Ручка отлетела, осколки брызнули, жижа расплескалась. Горячий кофе вылился на край штанины и обжёг кончики пальцев на ноге. Повезло хоть тут, реакция позволила отпрыгнуть и только краем задело. Сегодня его экзамен, нельзя попадать под прицел начальника, нужно найти что-то по заданию. Кажется это будет не просто.
  Костюм почти чистый. Бумаги с эссе и тестами готовы в папке, осталось доехать.
  Силовой тест завтра. Его заинтересовало предложение работы с ними, на организацию, которая ищет и находит ответы на странные происшествия, случаи, которые не случайны. Он стал пострадавшим, который хочет получить ответы. Вопросов накопилось много.
  Главный из них - кто это сделал. Случай, несчастный по рассказам, происшествие, не случайное по его мыслям.
  
  
  
  Он ее узнал, чутьё привело к ней снова, удивление было только в глазах, действия отточенные, только на секунду он замешкался, перед броском сетки. Она завертела головой, отвлеклась, зря. Это было ошибкой, почуять его, услышать, или что там она умеет.
  Сожаление, он-то думал, что ещё встретится с ней, с нормальной девушкой, а не с этой проблемой, монстром. Информация достаточно четко описала повадки, ее сложно отслеживать, но она глупо иногда себя ведёт, попадается на уловки. Обычно скачет по городам, но в этот год зачастила в его родной город. Туда, где жили его родители. Туда, где она наследила очень сильно, когда он уезжал. Туда, где из-за нее произошла трагедия.
  
  Три года назад, он уехал на стажировку и повышение квалификации. Когда вернулся, дом был пуст и тих. Подробности узнал от соседей: кто рассказывал мистику, кто говорил угорели, но все утверждали, что видели серые крылья. Говорили, что она вырвалась из горящей машины, будто там сидела или из-за нее машина врезалась в столб на всем ходу и взорвалась. Крупицы информации добавили уверенности, что глюк живой, даже активный. Куча перелопаченных соцсетей и постов, дали результат и очевидцев, которые своими глазами видели, существо, серое, а там уже варианты. Мой интерес чуть позже заметили, именно они научили видеть закономерности, именно они показали базу, много столетий это продолжается. Варианты разные, она одна, проблема, существо. Серые Крылья, сильная, хитрая, угадывает или слышит мысли, вампир, убийца.
   По всему миру бывают такие всплески, появления, сопровождаются смертью или тяжёлыми травмами. Совпадения? Не думаю. Мои поиски привели меня в родной город, однажды я ее встретил на крыше, не узнал, не поверил чутью. Обманула, вскружила голову. Нужно было ещё тогда ловить. Хоть мысли сокровенные не узнала, работа на работе осталась, да и маскировка хорошая была.
  
  Снова, вспомнила о бестиях, они уже тут. Выследили, но как мне бегать, если просыпается сознание в одном и том же городе?
  
  Узнавание, яркая эмоция, знакомый теплый запах, мужской. Тепло, радость, солнечный свет, мороженое, поцелуи. За что?
  
  Осознание и безнадежность, пустота стала заполнять меня, яд сочиться во все существо. Крылья опустились и покорность отверженной. Мирное расставание на пустом месте, оказывается он узнал обо мне, у него появилась цель, но не мое физическое я, астральное, эфирное. Он знал обо мне? Когда встречались, когда общались? Он знал?
   Улавливаю эмоции, нет, легче, тиски пропадают с груди, лапа холода отлипла от позвоночника, он догадывался. Его суть хищника, ведь понимала, увидела нутро. Увидела судьбу? Нужно было перехватить, раскрыться, объяснить.
  Обида, моя на него, его на меня и ненависть. Почему она? Старая, изъедающая изнутри, злая и жестокая. Как он ее скрывал, даже не подозревала, что в нем клокочет коктейль из эмоций. Что я такое ему сделала?
  - Третий вяжи ее, делай все, чтобы на этот раз она не вырвалась. Второй следи за перьями, если будет менять их, руби в плечи, не подохнет, зато остановит трансформации. Пятый!
  - Шшш
  Мое сознание начало обработку, выхода, только если они отвлекутся, шанс внушить, визуальный контакт.
  - Пятый! Ты что, завис?
  Главарь хохотнул и треснул по ногам, падать было больно, колени будут болеть, снова кровь, он рассек икру, в нее попала чужая кровь, откуда узнали, что именно такая. Мысли подлетели, все сжалось, у них было оружие, универсальное. Пятый, Сергей. Серь. Он другой, старше, только четыре года со дня встречи. Твердость, бугры мышц. Полные губы, скулы, глаза, все как мне нравилось ласкать. Воспоминания нежных, с щекочущим шепотом поцелуев, теплые руки, дрожь по позвоночнику. Взгляд, полный ненавести. Стоп, ненависть, как холодный ветер, отрезвил и пробрал до костей, я задрожала.
  Меня давно не ловили, расслабилась, забыла за волнениями. Глупо.
  - Хватай руки и вяжи, надо из нее куколку сделать, ишь, боится, затряслась. Четвертый, глаза и рот, на тебе повязки, вот на, кровь ещё капает с них, думаю хватит на поездку. Потом заменим.
  
  Обида на жалкое существо надо мной, злость берсерка, пока ещё держу эти эмоции, хочу узнать, что будет дальше. Как мне вести себя, они считают, что связали меня, так, да, но не совсем. Убийство спасённого мной, его кровь, содержит часть меня, чтобы знать о нем, помочь. Он жив, но измучен. Изверги.
  
  
  ГЛАВА 12
  
  
  Выслеживают меня, потом ловят. В зависимости от текущего главы или пытают или требуют показать, а там уже разнится что. Одни главы охотников хотят славы и пытаются показать меня, но увы и ах, многие видят грязную оборванку, им обеспечен позор и бесславие такиеми делами. Другие требуют золото за выкуп меня, чтобы показала свои тайники. Эти получают лабиринты и карту по ним, а далее смерть от ловушек, не мои карты и ловушки - не жалко, пусть бродят себе на потеху. Жаль их последователей. Но если человек хочет быть обманутым, он ищет пути для обмана.
  Еще был вид, наглый, мстительный. Эти ловили и измывались, хотели пытками получить признание, только о чем - разнилось.
  Сегодня у них новый глава - крикливый, шумный, бестолковый. Он упивается властью, но его сила - его команда наемников. Их воспитывали другие, терпеливее. Что хочет этот новый? Возвыситься, стать бессмертным, богатым? Все вместе, он жадный и глупый. Ему нужно все и сразу, охотники - орудие, которое помогает ему. У каждого присутствующего охотника здесь своя цели и мотивы. Но в одном они схожи - их научили ненавидить ,подтолкнули к краю обрыва убийствами, показали как и где можно поймат ьменя, а дальше предлагают включить идеи и добиться результатаов. Нужно понять, что за очередные цели у Ордена охотников - так они себя сами зовут. Их дом - замок. Их закон - убить меня и все, чего я касаюсь. Их правда - слепота, они паразитируют на землях и у людях в душах. Их мастерство передается поколениями, но так никому полезного не принесла, они учат юнцов убивать, выполняют заказы. Они - наемники, целый ордин, который имеет цель, высшую, как им поясняют. Каждый охотник проходит посвящение и пробует себя в поимке моей тушки. Каждые несколько лет, появляется новый глава и требует себе все новых и новых побед.
  Прошлый глава ордена почти поймал меня, почти. Он был расчетлив, зол, но потом изучил много манускриптов и ушел, отказался от охоты. Он понял, что смысла в моей поимке нет. Он меня практически понял, пусть через призму учения, но его отряды были хитрыми, оружие острым, а охотники умными. Но старого главу убили, его руководство возвысило орден среди наемников, но пришел новый амбициозный юнец, был более удачлив в поисках и метании кинжала. Он убил старого главу, который не предал знчения гостю, поплатился за доверие.
  Сейчас новый глава. Жадность так и выбивается из него, как пыль из мешка с мусором. Каждое его движение выбрасывает новое облако пыли. Каждое открытие мешка - выкидывает кусок твердой грязи, в которую обернуто оружие. яего торопливость - превращает стратегию ипланирование в звук бряцанья грязных железок.
  Атака сегодня не была исключением, он торопился и подгонял. Пожалел лишнюю пару ножей и защиты для команды.
  
  --
  Тик так, тик так. Время. Прикрываю глаза, так сложно сконцентрироваться под волнами ненависти. Бег, нужно уходить. Скрываться, скрывать свою сущность. Снова.
  - Что я сделала? Откуда столько ненависти?
  Тяжёлый взгляд, молчание, мои эмоции рвут платину сдержанности. Его - захлебывают невыплестнутыми злыми словами.
  - Скажи, что такого я тебе сделала?- кричу, голос хрипнет, били везде, попадали по телу и немного в шею. Регинерация идёт медленно, если постоянно бередить.
  - Почему ты с этими шакалами и поборниками нечестивой власти?
  Вспышка, сигнальную ракету наконец пустил глава, но руку не бросил, а прижал подвывая. Обожжённая трава и гарь, тела и пот. Хаос стал окрашен кровавой вспышкой сигналки. Жуткая картина, ещё более сурреалистичная, чем когда напали на хрупкую девушку. Жестокий мир, нравы, где нет месту полетам. Только двое стоят в интимной близости, смотрят в глаза друг друга и молчат. Следует ждать подкрепления.
  - Ты убила их, убила!
  Просмотр памяти долго не занял времени, моя вина, что я не успела вовремя прийти. Не объяснить такое, быстро, слишком много произошло тогда.
  Но иногда время играет с восприятием, делает людей за секунды старше на годы. Обмен репликами и чтение мыслей много времени не заняло.
  Есть выход, я скинула ему весь поток памяти того дня, пусть посмотрит все дела, мне не стоило скрываться тогда и при первой встрече тоже. Тем более сейчас не о чем жалеть кроме промаха, скрытности. Я ударила, добавила боли. Потоком информации, что примет, передала все воспоминания, как можно точнее, самое важное, а потом остальные. Чтобы знал, утешить. Показала что помню о его родных. Как поступила, как ошиблась. Жизнь после этого. И до этого момента. Нет времени сортировать, нужно уходить, зализать раны.
  
  Но выход найден.
  Начинаю тянуть резерв у квазара, объяснить придется позже, и извиниться за обожженую руку. Такой процесс вызывает нагрев левой конечности, отдача в землю потоков, каких она сможет. Ей не во вред, жаль обожжения не избежать, это даже расширит каналы. Это не питание мне, это вытягивание потоков, а самое простое петли земли, квазар преобразует их, делает вкуснее, проще, жарче, но опаснее в большом потоке или скоплении на земле. Именно так попробуем.
  Воздух начал гудеть, волосы потрескивать пока меня паковали, набрала достаточно нитей, петли были везде, они выныривали вокруг, проходили рядом с живыми, скапливались в шар у меня над головой и под ногами. Огибали живых. Вспышка, впускаю поток обратно в землю, как отпустить струну, хлопок, свет при столкновениях линий. Они хватаются за уши, кровь, боль. Маты. Меня проткнули в плечи, перья не станут опасными, это верно, но от вспышки, их слабость, дезориентация мне на руку. Рву потоками сил повязки, щенок жив, они не стали его убивать, кровь нужна свежая. Кто-то видел, как я его вытащила из парка.
  
  Перьями не побью, раны в плечах, не дают преобразовать и кровь в них, щипит, скоро перегорит. Да и не убивала их в нормальном состоянии, только когда убивали они, или я мстила злым сущностям, которые были завербованы.
  
  Бег и падение, буду убегать. Сначала ползу, опираясь на крыло, падаю, плечи болят. Крылья тоже. Кровавый след тянется за мной, цепь ещё держит, но слабее, дёргаю на себя. Вырываю, поднимаюсь на колени, потом на ноги, раны лечатся, но очень медленно.
  Оглядываюсь.
  Дезориентация, ор, запах крови. Меня ругают, проклинают, пять безликих, их глава. Кто-то из них держится за разбитый лоб, другой рукой шарит вокруг. Кто дергается на звуки, стоя на ногах и пытаясь услышать опасность, то есть меня. Ещё один, глава, баюкает руку и орет что-то, будто повредил уши. Один знакомый и родной, ненавидит, смотря прямо на меня.
  Он знает запах, шум поступи, ритм сердца и дыхания. Он - лучшее оружие против меня. Он знает повадки. Он не знает меня.
  Наши взгляды пересеклись, дыхание замерло у обоих, затем пошло в такт, неужели он поверил в лживые речи главы. Неужели согласился с доводами неверного понимания, чем с фактами. Рывок, захват. Вскрик боли, неожиданно схватил руку, дёрнул. Грубо вцепился в руку, чтобы не убежала.
  
  Он упал на колени, голова будет болеть, но я не могу рассказать словами, времени нет. Да и, если честно, не хочу, пусть разберётся сам со своими неверными выводами. Женский пол слаб, но меру сближения с мужским полом, даже если импонируют стоит знать, не забываться.
  Вырываюсь из ослабевших рук, бросаю взгляд на него. Сердце замирает, вдох. Снова стук, раз, отворачиваюсь, выдыхаю и моргаю, два, превознемогая боль - взмах не преобразовавшимися крыльями, три, рывок и небо, стон с земли и неба. Капля крови из протянутого плеча падает, тягуче и долго. Падает ему на руку, которую он ещё не опустил после захвата. Кровь. Ее я всегда убирала за собой, потому как... На его руке уже камень. Красный, чистый, бордовый рубин, размером с монету. Круглый, как яйцо соловья.
  Глава13
  Сон, как это было далеко.
  Сидели в парке, целовались, на лавочке. Солнышко, птички, романтика. Только к шелесту листиков и нашим вздохами между поцелуями примешался шум шагов.
  - Эй, ну-ка перестаньте, молодые ещё такое делать!
  Это местный прохожий, дядька лет пятидесяти, аккуратный, немного растрёпанный.
  Пока мы в шоке воззрились на него и до того, как вдохнули, чтобы возмутиться, последовало продолжение:
  - Ой, извините! Вы вон какие, взрослые, не увидел сразу! Думал школота снова обнимается.
  И пошел бегом дальше, правда застеснялся. Неудобно ему стало, а мы переглянулись, похихикали и дальше изучать друг друга.
  
   Она
  
  День. Ночь. Тихо. Преобразование завершилось, рана затянулась. Родители уехали с ночёвкой на дачу, время было, плащ по дому из перьев поносила, главное кровь не капает, не суть важно, как одета. Но в ночь я не вылетала. Щенок жив, тоскует и ослаб. Хоть и упыри много крови высосали, но не помогло, все равно нет полной силы в такой хитрости. Ничего, восстановлюсь и снова в драку, малыша нужно вытащить из лап идиотов.
  Спокойствие внушает связь, которая и работает обратно, от меня можно слать потоки сил и здоровья. Так я немного подпитала пушистика. ЭХ, а он только откормился за время житья у семейства. А эти изверги нашли его. Моя вина, что иногда забываю подчищать следы или бываю рассеяна, редко, но и меня видят.
  
  Тоска о прошедшем накатывает волнами, то хочется плакать, то молчать и выть от тоски. Хватит ждать.
  Нужно выбраться из ракушки и идти, сделать шаг. Есть те, кому хуже, а мне нужно сделать работу. Просто работу, и она станет меньше. Однажды, я смогу вздохнуть, без ощущения гнева, ненависти и злости. Я вдохну запахи города, но в них не будет яда.
  
  Он
  
  День. Вечер. Тьма отражает состояние. Сначала я лежал в беспамятстве. Все думали гипнозом ударила. Но это были годы, которые я переживал с нею. Я был в каждом случае сна, она скинула мне все, все моменты до меня, немного, все до текущего обмана. Я ее обидел. Все переживания, месть ублюдкам с улиц и помощь страдающим, этого хватило понять ее. Ее смысл жизни в помощи, а мы охотники. Азартные, жадные, злобные твари, которые мешают ей итак нести тяжёлую службу в этом мире. Ее спокойная жизнь состоит из радости за спасённых и взрослении физически рождённого носителя.
  Каждый эпизод, мысль, переживание.
  Я пережил с ней смерть моей семьи, ее тоску и боль. Я сожалел и горевал ее слезами, что не успела на несколько жалких минут. Увидел ее обиду на меня, чувства, которые она скрывала, боль, которую подавляла. Любовь, она была моей, вся. От запаха, который помню и до преданности в сердце, о доверии, которое хранила обо мне. Думала что поддержу даже такой, в ипостаси.
  О боги, какой же я дурной!
  Вместо открытости принял сторону зла, вместо веры, подумал, что обманывает, а она боялась. Боялась, что оттолкну, то, что и кто она. В итоге мы разбежались, чтобы строить каждый свой путь. Но она верила, что я ее истинная пара. Тосковала, но не надоедала, отпустила, но любила.
  Она как лебедь, полюбила и верна на всю жизнь. По крайней мере жизнь этого физического тела.
  Как все отрицательно сложилось.
  
  Она
  
  Небольшие перебежки, сложный путь на извилистой дороге парка, беговой трек по центру, рядом - для колёсного вида спорта. Редкие велосипедисты спешат отработать километры . Шум заблудившегося ветерка в кронах деревьев, шорох цветущих сосен. Непередаваемый аромат сосновой хвои, нектара ее цветов и нагретой травы. Далёкие звуки грозы, которая тоже торопится и сердится на медленные тучи. Они тягуче сбрасывают там, вдали, ведра воды на прохожих.
  Моя обувь для прогулок, но не для бега. Я забрела сюда в поисках тишины. Неприметная проплешина в кустарнике забора, приветливая прохлада темной зелени. Запах цветов. Этот заброшенный сад определенно был когда-то самым значимым для обитателей этого района, сейчас многие его основатели переехали и бросили детище расти самостоятельно.
  О, какая здесь беговая дорожка, идти по ней, пружинящей, с мелкозернистым покрытием - одно удовольствие. От дома совсем не далеко.
  Я хотела попасть под дождь, хотела настолько яростно. Будто он мог очистить всю ту шелуху и мусор, которые несут в себе мысли и действия людей этого города. Моего родного города.
  
  Примитивность, которая толкает торжествовать со стихией. Животная жажда жить и при этом неописуемый страх перед мощью и силой молнии. Первобытность проявляется в желании танцевать под дождем, тянуть руки к теплым лучам солнца, кричать со скалы, задержать дыхание перед погружением в воду, пропустить песок между пальцами, побежать и подпрыгнуть с ветром, лететь. Сколько энергии содержат эти действия? Если бы каждый хоть иногда наслаждался красотой живого мира, наверное он бы меньше гадил в нем...
  
  Моя сущность рвалась на свободу, туда, к озоновым тучам, туда к музыке грома, нарастающего, в тяжёлых тучах с синью и пушистых облаках над миром, в лучах солнца. Туда, где кому-то плохо...
  Столько боли и сожаления, столько жажды крушить и убивать, эти чувства усиливались с каждой прожитой минутой. Я уже забыла о прогулке, уже закрепчавший ветерок не тревожил, не звал. Я не обращала внимание на молнии и гром, переползшие и извивающиеся совсем рядом. Забыла про дождь и капли с неба, про танец под ними. Эти ощущения, такие родные, как отголоски моей боли раньше, как яд, который я храню и отведываю в воспоминаниях о прошедшем. Они настолько яркие, родные, что я заподозрила своих подопечных в эмпатии на моем канале приема.
  Сначала я послала сигнал- проверку, обычно это картинка, которая вызывает реакцию, отклик. Например не с того ни с сего вспоминается кислый лимон, жёлтый, с каплями сока, косточкой и ароматной цитрусовой кожурой, на тарелке. Да отклик есть от всех, кроме щенка - он спит, да и не ответит, отклик будет - что это за мяч.
  Но нет, не они. Кто-то другой.
  Что это, нужно проверить и может появился кто-то как я? Я не одна? Столько лет поисков и найден соотечественник, не верю, пока не увижу.
  
  Шаг второй, направление, от парка на юг. Странное совпадение, но туда я старалась не ездить эти пару лет. Ноги сами понесли, одна мысль горела, звала. - "Мне туда нужно, там меня ждут?"
  Я перешла на бег, даже чуть не сбила велосипедиста, который спрятался под мостом на треке.
  Шаг, ещё шаг, ощущение сильнее, парк позади, теперь я на улице, вот школа, в ней пусто, каникулы. Дождь полил без предупреждения, я мгновенно промокла. Но цель горела, как огонь напалма, вода не могла его потушить, а только вызвала дым и шипение. Раздражение на мешающий фактор, сырость под ногами и в теле. Тело начало уставать и задыхаться. Шаги, взамен бегу, мороська взамен ливню. Дом, знакомая многоэтажка, магазин и воспоминания об украденной шоколадке. Эта самая точка неверного выбора, который не вернуть во времени. Я пришла. Дом, квартира его. Трансляция чувств, эмоций почти завершилась.
  
  Нерешительности как не бывало, сейчас я уверена, что должна была зайти, увидеть, понять. Стук, эмоции уже мои сначала всколыхнулись, но с каждым ударом подмерзали, как и мокрое тело. Я спокойна, холодна, это странная реакция. Я его не простила, отложила мысли и факты на время, но зов не позволил взять отгул, слишком много я должна делать.
  Шорох, шаги. Сердце пропускает удар, но тоже леденеет и стучит медленнее, тише. Ой, от руки у двери потянулся морозный узор, красиво. Любуюсь. Наверное я ещё в шоке от произошедшего и травмы, слишком спокойно отношусь к нарушению конспирации, месту, где стою.
  Наконец дверь стала открываться, стоит он, всё ещё с раной от ожога на руке, взгляд расфокусированный, крыльев нет.
  - Ты один?
  Надежда всё ещё жива и дохнуть не хочет.
  - Да.
  Вздох полу-стон и выдох. Он не верит. А я зря шла, это были мои переживания, которые он смотрел, переживал и да, канал связи всё ещё у нас с ним есть, как оказалось.
  - Извини, что отвлекаю. Думала найду не тебя.
  Разворот, нет желания его видеть. Он молчит, так даже лучше. Могу спокойно уйти, потрясти мозг на наличие нейронов и связей между ними.
  Ноги привели в тот магазинчик, снова шоколадки, на этот раз я купила три, сама, начала грызть самую толстую, с орехами. Белка летяга. Осталось в дупло вернуться и в клубок из хвоста укутаться.
  Быстро он отошёл, выбежал и смотрит по сторонам. Ну уж нет, личина изменена, теперь я пышечка. Тогда было ошибкой сближаться. Аппетитная и с тремя шоколадками, иду мимо.
  Он непроизвольно сделал шаг ко мне, я добавила антуража - причмокнула и уркнула. На самом деле орехи в шоколадке удались, готова ещё на пачку потратиться.
  Не признал, к нему ходила в своем облике, а вот вышла из подъезда другой, в магазин вошла третьей. Смена места, облика, как память отшибает в проёмах, так и мне легче меняться.
  Ушел, даже чутье не привело ко мне, не время.
  Только сейчас осознание пришло, что я ему скинула всю память этой оболочки, все мысли и чувства.
  Это катастрофа, я не готова была раскрыть свои сокровенные мысли и желания. Глупая. Но это уже сделано, а такой фон не поменять, забыть не получится.
  Бреду домой, две другие шоколадки и половинка первой забыты на скамейке у дома. Их съест местный бомжик, хоть он порадуется.
  Стоп, развернулась, иду обратно. Бомжик не старенький, но усталый. Смотрю в глаза, синие, как небо на картине с закатом. Выдыхаю:
  - Жить?
  - Да.
  - Город?
  - Прага.
  Моих сил хватит его убедить приехать в аэропорт, билет ему куплю и передам позже. Видимо раскуклиться все же придется. Эта жизнь была нарушена войнами, которые скрыты за политическими интригами, буч, который был скрыт от всей общественности. Зато поломанные судьбы остались, кто-то так и не приспособился, кто-то уехал, успел. Этот человечек не смог, был забыт родственниками, а его просто обманули знакомые, которым он подписал по дружбе бумагу, вот и весь сказ. Он даже не подопечный, а затронутая судьба.
  Возвращаюсь, нужно вставать на рельсы нагрузки. Физическая оболочка тоже возвращается к работе.
  Раны затянулись, крылья смогла наконец убрать, теперь серый плащ не волочится за спиной, поэтому вышла на прогулку, поэтому зашла на запретную территорию.
  -
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) F.(Анна "( Не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"