Лисина Александра: другие произведения.

2. Некромант на учебе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Аннотация: " Опасно быть некромантом. Особенно если ты потерял старого друга, а сам оказался в теле подростка, обладающего светлым даром. Но кто сказал, что друга нельзя вернуть, а новое тело не может быть лучше трансформы? Кто угодно, только не я. В отличие от светлых, мэтры не впадают в уныние и не опускают руки, а ищут способы превратить в преимущество даже собственную слабость."
    РОМАН ВЫЛОЖЕН НЕ ПОЛНОСТЬЮ (авторская редакция, для печати текст был частично переписан и дополнен).
    Рис. на переплете В.Успенской, 282 с.:ил. 7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3 500 экз. ISBN 978-5-9922-2346-0.
    РОМАН ВЫШЕЛ В ДЕКАБРЕ 2016г В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ "АЛЬФА-КНИГА".
    Купить на RUFANBOOK
    Купить в "Лабиринте"
    Купить в Беларуси


Пролог.

  
   "При встрече с потенциальным врагом постарайтесь не испортить о себе впечатление. Особенно если оно было негативным".

Из лекции мэтра.

   Полуденное солнце, нежданно-негаданно пробившееся сквозь густую хмарь облаков, как по заказу осветило громадный, вымощенный ровными каменными плитами двор Академии Всеобщей Магии. И сразу после того, как ее ректор - магистр Фалькус Умдобр, - закончил длинную вступительную речь, злорадно обрушилось на головы выстроившихся вдоль стен адептов.
   Старшекурсникам, чьи шеренги по традиции разместились перпендикулярно административному корпусу, повезло - неприлично яркое солнце припекало им только одну щеку, поэтому позволяло сохранять невозмутимый вид и даже не морщиться. Ректор и молчаливые преподаватели стояли в глубокой тени здания, поэтому вообще не пострадали. А вот новички, разместившиеся вдоль длинной восточной стены, оказались как раз напротив нагло сияющего светила, отчего беспрестанно щурились, опускали головы и часто моргали, пытаясь стряхнуть с ресниц невольно выступившие слезы.
   Набор этого года оказался совсем небольшим - почти три десятка неловко переминающихся, обряженных в одинаковую форму "светлых", подавляющее большинство которых принадлежало к мужскому полу, и всего восемь человек "темных", при виде которых у любого мэтра слезы навернулись бы на глаза безо всякого солнца. Ощетинившиеся, сбившиеся в кучу, как осиротевшие звереныши, затравленно озирающиеся парни и одна худющая девица с бледным лицом и заплетенными на затылке двумя хилыми косичками... ох, неужели вот ЭТО - надежда на возрождение "темной" Гильдии?!
   Магистр Умдобр обреченно вздохнул.
   Увы. Ничего лучшего под рукой не было. А если и прятались где-то молодые таланты, то родители тщательно скрывали их от Совета, будучи не в состоянии забыть о той травле, которая продолжалась на протяжении полувека. И их, если постараться, можно понять. Да и этих волчат удалось отыскать лишь чудом. И то - только потому, что их никто не учил скрывать свою силу: выброшенные на улицу дети, малолетние воришки, бродяги, недавно выпрашивавшая еду у городских ворот нищенка... три года Подготовительного факультета не сделали их более общительными, доверчивыми или покладистыми. И отношение "светлых" коллег этому только способствовало.
   К несчастью, сознание масс меняется долго, тяжело, со скрипом, так что ненавидеть "темных" будут еще очень и очень долго, не понимая, насколько в действительности они нужны этому миру. Конечно, Совет прикладывал все усилия для изменения этой ситуации, тем самым молчаливо... не признавая свою ошибку, нет... но хотя бы соглашаясь, что в эпоху войны Гильдий обе стороны несколько... погорячились. Однако даже с учетом этого факта сдвиги были минимальными. Как раз настолько, чтобы юных мэтров не травили в открытую, ограничиваясь лишь мелкими каверзами и дружным бойкотом.
   Внимательно оглядев "светлую" половину курса, магистр подметил брошенные на "волчат" презрительные взгляды и, поправив длинную полу своей расшитой золотом парадной мантии, хмыкнул.
   Что ж, хотя бы "светлый" курс его сегодня порадовал: неплохие "стихийники", одна превосходная целительница, трое будущих мастеров порталов и целых два потенциально сильных дара, способных лет через двадцать-тридцать достичь уровня архимага. Если, конечно, их владельцы правильно разовьют свои способности, не сорвавшись и не утратив магическую Искру.
   Разумеется, есть и откровенно слабые адепты вроде мрачного дуболома с лицом, не обремененным интеллектом, широко улыбающейся девицы, гораздо больше озабоченной вниманием соседа, нежели речью ректора, воодушевленно оглядывающегося парня с простоватой физиономией и старательно прячущегося в последнем ряду худосочного парнишки. Но иначе не бывает. Да и случаются где-то раз в сто лет чудеса - слабый дар подчас дает такой неожиданный всплеск развития, что может заткнуть за пояс даже признанного "хорошиста". Так что о будущем этих детей говорить еще рано. Остается лишь наблюдать и присматриваться ко всем без исключения: вдруг кто-то из этих птенцов однажды "выстрелит" в полноценного архимага?
   Магистр Умдобр отвернулся от настороженно притихших адептов и, перехватив ритуальный посох поудобнее, хитро прищурился.
   Вот, кстати, и пришло время проверить свои впечатления. Да и традиции того требуют.
   Подняв посох над головой, ректор улыбнулся и резким движением опустил его вниз. Деревянное основание, ударившись о камни, громко бумкнуло и потемнело, будто его окунули в первородную Тьму; круглое навершие, украшенное древней эмблемой Академии, наоборот, ярко вспыхнуло, а изображение на нем внезапно ожило: два призрачных грифона, не превышающих размерами крупного яблока, разом встрепенулись, материализовались и с тихим писком вырвались из верхушки посоха, двумя свечками взмыв в ослепительно синие небеса.
   Магистр, спрятав улыбку, нацепил на лицо торжественное выражение и вместе с адептами проследил за своими питомцами. Иллюзии же, словно чувствуя возложенный на них груз ответственности, важно приосанились, горделиво задрали носы, после чего разлетелись в противоположных направлениях и одновременно сделали почетный круг над площадью.
   Затем второй круг, третий, постепенно уменьшая радиус...
   Студенты затаили дыхание: существовало поверье, что тот, кого отметит один из грифонов, в ближайшие годы станет архимагом, и не исключено, что даже займет кресло главы своей Гильдии. Непонятно, как магистр этого добился и что за заклинание использовал, но в примету верили даже преподаватели. Поэтому за грифонами действительно следили абсолютно все. Правда, старшекурсники смотрели с некоторым превосходством и даже с насмешкой, потому что процедура повторялась каждый год, и ничего нового с собой не несла. Но вот за новенькими наблюдать было интересно - за их смешно разинутыми ртами, широко распахнутыми глазами и плещущимся там неподдельным восторгом, который каждому из присутствующих был знаком не понаслышке.
   Наконец, белый грифон определился с кандидатом и, торжествующе заклекотав, метнулся к взволнованно зашевелившимся первокурсникам. В то же мгновение и черный, наконец, сделал свой выбор, с не менее торжествующим воплем ринувшись на присмотренного юного мага. В какой-то момент они летели параллельно земле, не отбрасывая тени, затем резко снизились, устремившись навстречу друг другу, почти одновременно выровнялись, едва не чиркнув полупрозрачными крыльями по головам присевших от неожиданности первогодок. Всмотрелись в свои "жертвы", победно закричали, а затем... на полном ходу столкнулись в воздухе и, вцепившись друг в друга, принялись ожесточенно выдирать у противника перья!
   По рядам адептов прошла волна встревоженных шепотков. Преподаватели дружно привстали со специально вынесенных на площадь кресел. Магистр Фалькус изумленно вскинул брови, следя за бьющимися не за жизнь, а на смерть грифонами, не порываясь, впрочем, остановить воздушный бой. А когда заметил, что время от времени кто-то из них пытается вернуться к своему избраннику, но второй тут же накидывается на соперника с удвоенной яростью, негромко хмыкнул.
   - Интересно... после десяти лет молчания и вдруг - такая активность...
   - Ваши грифоны сошли с ума, магистр? - вежливо предположил один из преподавателей, неслышно подойдя со спины.
   Мастер Фалькус покачал головой.
   - Не думаю. Кажется, они просто обратили внимание на одного и того же кандидата. Что, признаться, вызывает мое искреннее недоумение.
   - Простите, магистр, - кашлянул маг. - Но это ведь невозможно.
   Магистр развел руками.
   - Грифоны, видимо, считают иначе. Или же у кого-то из новичков имеется при себе могущественный, противоположный по знаку относительно дара артефакт.
   Преподаватель, кинув быстрый взгляд на истошно орущих, бешено полосующих друг друга когтями призраков, скептически искривил губы.
   - Если бы сюда смогли пронести хоть какой-нибудь мало-мальски серьезный артефакт, сработала бы система защиты. К тому же, я не чувствую присутствия сильных амулетов или нестандартных плетений, способных вызвать столь бурную реакцию вашего посоха. Да и вы бы уже обнаружили подобные отклонения, не так ли?
   - Возможно, - задумчиво отозвался мастер Фалькус, теребя седую бороду. Затем проводил глазами медленно кружащиеся, постепенно истаивающие в воздухе перья и покачал головой. - Хотя защита не идеальна, и вы прекрасно об этом знаете... Пожалуй, пора прекратить это безобразие и отпустить адептов в комнаты. В конце концов, они все равно будут у нас на виду.
   Преподаватель коротко кивнул.
   - Вы правы. Мне начать проверку?
   - Нет, - едва заметно качнул головой магистр. - Не будем заострять внимание на инциденте.
   После чего коротким свистом подозвал своих разошедшихся питомцев, одним щелчком пальцев вернул их на положенное место, дождался, когда на площади вновь установилась мертвая тишина, и, прежде чем дать последние напутствия юным магам, вполголоса обронил:
   - До чего интересно начинается этот год...
  
  

Глава 1

  
   "Трудно быть хорошим, когда все вокруг плохо. Но еще труднее поступать наоборот".

Нич.

  
   Я был недоволен. Вернее, не так: я был ОЧЕНЬ недоволен! Потому что еще по старой памяти терпеть не могу яркое солнце, потому что потратил целых три часа своей жизни на всякую ерунду и потому, что в самый последний момент меня едва не пометили... то есть, отметили своими призрачными соплями сразу две поганых иллюзии!
   И кто только придумал этот идиотский обычай?! В мое время подобной дури не было!
   Зайдя в холл первого этажа Белой башни и раздраженно покосившись на украсившее правый рукав подозрительное белое пятно, сильно смахивающее на обычную птичью какашку, я стряхнул эту гадость, и, не обращая внимания на семенящих за мной по пятам новичков, огляделся.
   В башне "светлых" мне до сих пор бывать не приходилось - некроманты могли сюда войти лишь после специального приглашения. Которого, разумеется, никто и никогда нам не давал. Тем не менее, больших отличий при беглом осмотре я не заметил: так же, как и у нас, Белая башня состояла из десяти этажей, каждый из которых отводился под целый курс, начиная с первого и далее по порядку; каждый этаж, в свою очередь, имел холл, откуда в противоположные стороны расходились два абсолютно идентичных коридора под мужскую и женскую половины; личные комнаты учеников, количество которых менялось в зависимости от числа адептов на курсе; а также целых две стандартных телепортационных арки, значительно облегчающих передвижение по Академии.
   Разумеется, перейти на другой этаж можно было и по спрятанной за неприметной дверкой лестнице, идущей в узком вертикальном тоннеле от подвала до самой крыши. Но какой же дурак пойдет пешком, когда есть арка?
   Однако дабы адепты не обленились, эти арки позволяли свободно перемещаться лишь в пределах ОДНОЙ башни... при условии знания рунного алфавита, конечно. Или же могли переправить адепта в холл учебного корпуса, где имелись свои собственные порталы, ведущие напрямую в лаборатории, учебные комнаты и лекционные залы, обозначенные теми же древними рунами, в которых даже старожилы иногда путались.
   Что касается административного корпуса и расположенных вдалеке от него, посреди живописной рощицы, домов преподавателей, то туда адепты могли попасть только ножками. Пешочком. Часа через полтора бесцельных блужданий по громадному, намеренно погруженному в природный хаос и напичканному всякими любопытными заклятиями лесочку. А если учесть, что на первом году обучения рунный алфавит только начинал преподаваться, и то, что некоторым, особо выделившимся студентам приходилось чуть ли не каждую неделю наведываться к начальству, чтобы получить очередную выволочку... то можно сказать, что о физической форме адептов тут не забывали.
   Единственное, что отличало Белую башню от Черной - это цвета: удручающе светлые оттенки всех мастей, неблагоприятно влияющие на чувствительные глаза некромантов; раздражающее обилие зелени на подоконниках и тумбочках, откуда постоянно несло сладкими цветочными ароматами, притупляющими нюх; множество канонически строгих портретов на стенах, с которых на молодое поколение осуждающе смотрели великие предки; а также дурацкая традиция вешать на двери таблички с именами... как будто на небольшом курсе все поголовно страдали потерей памяти и были не способны запомнить имена своих соседей!
   Покосившись за спину, где неловко мялись и робко озирались двадцать девять сокурсников, покорно притопавшие следом за мной через телепортационную арку, я чуть не фыркнул. Овцы... эти "светлые" до умиления похожи на стадо баранов, где каждый с надеждой смотрит на соседа и ждет, когда тот сделает первый шаг!
   На этот раз первый шаг сделал я, поскольку не стал дожидаться, пока нас возьмут за ручку и приведут в комнаты, и без всяких угрызений совести воспользовался аркой в учебном корпусе. Но что будет дальше?
   - Эй! Как вы сюда попали?! - внезапно раздалось со стороны арки, и из недовольно мигнувшего телепорта, размахивая руками, выскочил тщедушный, лысоватый, низкорослый мужичок с впечатляющей лысиной на макушке, бегающими глазками и жидкой бороденкой, из-за которой я тут же обозвал его про себя Козлодоем. - Кто провел адептов через телепорт?! Кто тут такой умный?!
   Я внимательно оглядел неприятного типа, который, видимо, должен был встретить нас сразу после общего сбора, и хмуро уронил:
   - Ну, я.
   - Кто позволил?! - почти завизжал мужичок, наливаясь дурной кровью. После чего схватил висящий на шее амулет и нервным движением костлявого пальца усилил и без того яркий свет в холле, отчего все присутствующие вынужденно зажмурились. - Кто разрешил самостоятельно покидать учебный корпус?! Почему не дождались сопровождающего?! Почему нарушили приказ ректора?!!
   Я недобро прищурился: смертный. Всего-навсего. И, кажется, тот самый, благодаря которому мы чуть не застряли в холле. И по чьей вине я... Я!.. мог потерять это самое время без всякой пользы! Если бы поддался общему настроению и послушно дожидался появления провожатого вместе с остальными "баранами".
   - Такого приказа нет в "Академических правилах", - нехорошо улыбнулся я, присматриваясь к будущей жертве. - И на собрании магистр не упоминал ни о каких запретах. Впрочем, может, ты объяснишь, почему ВЕСЬ первый курс Академии был вынужден топтаться, как какие-то безродные щенки, в холле учебного корпуса, дожидаясь твоего появления?
   - Чаво-о?! Да как ты ко мне обраща...?! - возмущенно вскинулся мужик, но когда я, будучи не в духе, одним стремительным движением оказался рядом и тяжелым немигающим взглядом уставился ему прямо в глаза, разом осекся, звучно икнул и моментально сник. - А-а-а... дык это... молодой мастер... я ж того... случайно, что ли...
   - Ч-ш-што "случайно"? - прошипел я, не разжимая губ. - Мне рассматривать твое пренебрежение своими обязанностями, как прямое оскорбление?
   Мужик вжал голову в плечи.
   - Не виноватый я... оно... это... само получилось!
   - Имя! - потребовал я, испытывая сильное желание начать собирать материал на курсовую прямо здесь и сейчас.
   - Снудер! - тут же вытянулся во фрунт мой будущий доброволец для нового алтаря. - Магдур Снудер, господин!
   - Должность?
   - Завхоз, молодой мастер!
   - Значит, это по твоей вине... - опасно подобрел мой голос. - А где ты был, позволь спросить, пока мы торчали в учебном корпусе?
   - "Темными" занимался, господин! - видимо, что-то такое уловив в интонациях и окончательно перепугавшись, на одном дыхании выпалил мужичок. - Ими было велено сразу... как только освободятся... не серчайте, господин! Это приказ ректора, вот!
   Я нахмурился.
   - С чего бы это вдруг "темных" пропустили вперед? Насколько я помню, раньше дела обстояли ровным счетом наоборот.
   - Дык новое положение теперь по Академии, - заискивающе улыбнулся Снудер. - "Темным" велено везде и во всем оказывать всяческое содействие. Без исключений. Все-таки вымирающий вид... я, как только их устроил и все объяснил, тут же кинулся к вам, но вас и след простыл! Можно узнать, как вы...?
   - Нет! - отрезал я, и он послушно закрыл рот, глядя на меня снизу вверх, как лягушка - на цаплю.
   Надо заметить, за последние два года я значительно вытянулся и стал здорово походить на оглоблю... рыжую такую, по-прежнему тощую, как глиста, хотя и не такую страшную, как поначалу. Поэтому над замершим завхозом возвышался аж на две головы, нежданно-негаданно оказавшись самым рослым парнем на курсе. Не самое, надо сказать, приятное открытие, но экспериментировать с новым телом я пока опасался. Да и не до того мне было все это время.
   Окинув замершего Снудера долгим взглядом и заметив в нем похвальное рвение и готовность к послушанию, я все-таки решил повременить с курсовой и благожелательно кивнул.
   - Ладно. Раз приказ ректора - прощаю. На первый раз. Что у тебя тут за хозяйство? Рассказывай.
   - Дык это... - облегченно перевел дух мужичок. - Все как обычно: левая половина башни - мужская, правая - женская. Купальни, кладовые, умывальни и все такое прочее на каждой половине свои. Комнаты для вас уже готовы...
   - Пространственная магия? - тоном знатока поинтересовался я.
   - Конечно, господин, иначе нам не удалось бы разместить столько помещений внутри одной башни, - почуяв, что расправа откладывается, заметно осмелел завхоз, после чего рьяно подбежал к первой попавшейся двери в левом коридоре и пинком ее распахнул. - Смотрите сами: комнаты стандартные, рассчитанные на двух человек. Кровати, тумбочки, один шкаф на двоих и письменные столы... ваши учебники уже доставлены. Личные вещи големы-рабочие принесут, как только вы определитесь, кто где поселится. О правилах распорядка я расскажу вам чуть позже.
   - Какая комната здесь лучшая? - тут же прищурился я.
   - Вторая с начала.
   - Тогда я забираю ее себе. Возражения есть? Возражений нет. Отлично. - бодро заявил я, целеустремленно двинувшись к указанной двери. Но потом вспомнил о важном и обернулся к завхозу. - Да, кстати... поскольку со мной совершенно невозможно находиться рядом дольше одних суток, а парней нечетное число, то комнату я забираю себе всю. Так что пусть мой несостоявшийся сосед заселяется в другое помещение и радуется, что избежал моего сомнительного общества.
   - Но это же не по правилам... - вякнул было Снудер.
   - Вот и договорились, - уверенно кивнул я и, царственным жестом отмахнувшись от любых возражений, гордо проследовал в свои апартаменты. Никем не остановленный, почти никем не понятый и весьма довольный тем, что все так легко решилось.
   С грохотом закрыв за собой дверь, отсекая стремительно нарастающий гул в коридоре и неумолимо вытягивающиеся лица сокурсников, я ухмыльнулся. После чего оглядел выбранное жилище, убедился, что не прогадал, и, тряхнув мантией, благожелательно уставился на выпавшего из-под нее громадного черного таракана.
   - Осваивайся, Нич. На ближайшее время эта каморка станет нашим новым домом...
  

***

  
   - Ну, что могу сказать, - задумчиво обронил мастер Твишоп, вальяжно развалившись на подушке и сложив тараканьи лапки на хитиновой груди. - Комната действительно стандартная, без подвохов. Защитная система не запрещает пользоваться магией, но при достижении магического фона выше десяти единиц обязательно просигнализирует об этом ректору или кому-то из преподавателей. В мое время за каждой башней был закреплен свой смотритель-маг из числа учителей, но теперь, видимо, это правило отменили.
   Я рассеянно кивнул, следя за тем, как громила голем - человекообразное нечто с двумя руками, толстыми ногами, массивным туловищем, напрочь отсутствующим лицом и одним-единственным глазом-амулетом посреди глиняной башки - аккуратно складывает в углу мои вещи. Дождался, когда он освободится от тяжелой поклажи, знаком отогнал его за шкаф, а затем подхватил с кровати Нича покрывало и накинул сверху, чтобы не мозолил глаза.
   - И то верно, - одобрительно хмыкнул Нич, когда послушно застывший голем превратился в задрапированную статую. - В амулете может быть следящее заклинание.
   - Да плевать мне на следящее заклинание, - буркнул я, приступая к разбору вещей. - Иметь при себе фамилиара не запрещено. Разговаривать с ним - тем более. А вот то, что до момента отъезда голем стал совершенно бесполезным - это факт.
   Таракан хихикнул.
   - И это тоже, конечно. Не знаю, правда, кто придумал ограничить функциональность големов и запретил им покидать комнату ученика без ВСЕХ его вещей на закорках, но мысль была здравой.
   - Еще бы, - усмехнулся я. - Если бы не это, их бы уже вовсю использовали не только для бытовых нужд, но и для травли соседей, порчи настроения старшекурсникам или еще чего, не предусмотренного конструкцией.
   - А вот "глаз" ему ты завесил абсолютно правильно, - словно не услышал магистр. - В мое время каких только функций этот амулет не выполнял... полагаю, будет нелишним накинуть на комнату пару-тройку простеньких заклинаний, исключающих подслушивание и подсматривание.
   Вытащив из сумки ворох сменной одежды, я фыркнул и приступил к сортировке.
   - Не думаю, что нынешнему ректору есть дело до моего нижнего белья. К тому же, если мы такие заклинания навесим, то это может вызвать подозрения.
   - А мы используем элементарные формулы, знакомые даже новичкам. В крайнем случае скажешь, что отыскал их в какой-нибудь умной книжке. И вообще - не переживай по пустякам. Я все равно уже испортил твоего голема, так что без моего ведома никто не сумеет использовать этот амулет для слежки.
   Я недоуменно покрутил в руках совершенно незнакомые светлые штаны, которые, видимо, Лиш запихнула в торбу машинально, затем вторые, третьи... и досадливо крякнул. Потом достал такую же светлую рубаху и выразительно поморщился, а когда обнаружил в мягкой тряпичной куче еще и вторую... абсолютно белую... то ощутимо встревожился.
   Так! Что это за безобразие? Я мэтр или кто?! Где мои черные брюки и жилет?! А любимая мантия с кармашками?! Если только Лиш забыла ее положить, я с ней такое сотворю... ах нет, вот же она, родимая. Спряталась на самом дне и выглядит в этой светлой куче совершенно чужеродным предметом. Пожалуй, в следующий раз никому не доверю собирать свои вещи. А то туда опять такого накидают...
   Подняв с пола свою старую мантию, я бережно убрал ее в шкаф.
   - Очень кстати. Так и поступим. Что еще посоветуешь?
   - Ну, - снова задумался Нич. - Открывать портал в замок отсюда не стоит - повысим магический фон сразу на тридцать-сорок единиц. Так что придется тебе побегать по корпусам в поисках подходящего места.
   - У меня уже есть одно на примете. Фон там никогда не опускается ниже пятидесяти, так что даже индивидуальный портал останется незамеченным. Если, конечно, это место еще не обнаружили и не взломали защиту.
   Нич встрепенулся.
   - Что за место?
   Я подчеркнуто неторопливо достал из сумки исподнее и, вдоволь на него налюбовавшись, аккуратно сложил в тумбочку.
   - Гира-аш...
   Следом за исподним в тумбочку отправилась ночная сорочка, потом в шкаф убрались сапоги, новенькие ботинки, которые в Академии мне не понадобятся.
   - Гираш! - возмущенно рявкнул мастер Твишоп, устав дожидаться ответа.
   Только тогда я медленно обернулся и, усевшись прямо на пол, испытующе посмотрел на учителя.
   - Что?
   - Не хочешь говорить? - насупился он, буравя меня глазами-бусинками.
   - Хочу сперва все проверить, - признался я. - Все же много лет прошло с тех пор. Вдруг там уже ничего не осталось?
   - Секретка у тебя тут, значит, - неожиданно успокоился таракан. - Тайничок еще со старых времен. Впрочем, иного ждать не приходится - у тебя на все готов запасной план и целая куча вероятных решений.
   - Не на все, - теперь пришла моя очередь насупливаться. - Сегодня я чуть не прокололся. С грифонами этими дурацкими...
   - Да. При мне такого тоже не было. Видимо, новый ректор чудит.
   - Как считаешь, который из них тебя признал?
   - Белый, конечно! - удивился магистр. - Я же "светлый" архимаг! Разве может быть иначе?!
   - А меня тогда какой? - невесело хмыкнул я.
   - Да ведь... - учитель неожиданно осекся и снова задумался. - Хм. А ты прав: странно все это. "Темного"-то дара в тебе не видно - сам давеча помогал его истощить и прикрыть от любопытных. Почуять его никак не могли. Даже ректору это не под силу. Но тогда получается... да нет, не может быть!
   Я криво усмехнулся.
   - Вот и я о том же. Если мой дар сейчас "светлый", и один грифон на него отреагировал... то что случилось со вторым? Получается, он на тебя клюнул?
   - Избави небо! - таракан аж содрогнулся всем телом и резким движением перевернулся на брюхо. - Только этого не хватало! Я же не нежить какая-нибудь, чтобы...
   Под моим насмешливым взглядом Нич замер, а потом встрепенулся, распахнул пасть, выпростал из-под панциря полупрозрачные крылья и жутковатым голосом прошипел:
   - Даже думать не смей! Я просто-напросто - воскрешенный дух, заточенный в твоей дурацкой книжке! У меня есть дар! Я молнии могу создавать! И вообще... я... я... - он чуть не задохнулся от возмущения. - Я живой, Гираш! И не смей считать меня нежитью, понял?!
   Я хмыкнул.
   - Не злись. Но даже ты не можешь не признать, что в таком состоянии ты больше подпадаешь под определение одушевленного артефакта...
   - Я тебе щас как дам...!
   - Причем "темного" артефакта, - с ехидной улыбочкой закончил я, на всякий случай передвинувшись подальше от облюбованной Ничем кровати. - Так что выводы делай сам.
   - Тьфу на тебя! - горестно сплюнул таракан, заметавшись по подушке, как ненормальный. - Это что же получается, а?! Ты у нас теперь "светлый" маг со всеми вытекающими последствиями... причем тебя видят и воспринимают именно так, потому что я сам, своими руками передал тебе этот дар! А я выгляжу, как какой-то поганый артефакт, способный лишь на то, чтобы... Гираш, я тебя убью!!!
   При виде грозно встопорщившего усы таракана я довольно оскалился.
   - Не убьешь - без меня ты уже не воскреснешь и не вернешь себе нормальное тело. А без тела ты так и будешь испускать эманации "темной" силы, как какой-нибудь лич.
   - Гаденыш! - простонал Нич, обессиленно рухнув на подушку. - Какой же ты все-таки гаденыш... я тебе это припомню! Когда-нибудь, когда обрету новое тело... и ты еще пожалеешь...
   - Кстати, ты заметил, что в Академии сменили форму? - самым невинным тоном поинтересовался я, сделав вид, что не слышу скрежетания чужих зубов и не вижу перекосившейся морды учителя. - И новые порядки ввели... к чему бы это, не знаешь?
   Нич мрачно зыркнул с подушки, нахохлился, но ответить все же соизволил:
   - Ничего странного: Совет пытается возродить "темную" Гильдию. Правда, не старую, а такую, какую хочется видеть ему. Потому и форма стала единой для "светлого" и "темного" отделений, и собрание сегодня было общим, хотя раньше нас разделяли, начиная с самого первого дня, и эмблемы стали одинаковыми... не удивлюсь, если они еще что-нибудь придумали, чтобы объединить факультеты.
   - Дураки, - пренебрежительно фыркнул я, поднявшись с пола и подойдя к большому зеркалу у дальней от входа стены. - Раньше форма была лучше: издалека можно было понять, кто "темный", а кто "светлый". А что теперь?
   В качестве демонстрации я развел руки в стороны и помахал ими, чтобы полы длинной мантии начали развеваться. Раньше у мастеров она была серебристой и блескучей, как сопля новорожденного зомби; у мэтров, напротив, насыщенно-черной - так что ни за что не перепутаешь. Теперь же у всех адептов, независимо от факультета, форма была одинакового темно-синего цвета: синие брюки, синие жилеты, надетые поверх белых рубашек, синие мантии... у девушек, соответственно, платья длиной чуть ниже колена, отороченные нежной бирюзовой полоской по краю подола. У каждого на груди в обязательном порядке была нашита эмблема Академии - та самая, с грифонами. Только у "светлых" оба грифона были белыми, а у "темных", как и следовало ожидать, черными. И, если не считать алой каймы на мантиях будущих мэтров и белой - на мантиях юных мастеров, других отличий в форме адептов не имелось. Что, на мой взгляд, совершенно необоснованно уравнивало студентов в глазах друг друга и преподавателей.
   - А перстни они оставили прежними, - вдруг заметил Нич, оглядев меня с ног до головы.
   Я кинул быстрый взгляд на левую руку, на безымянном пальце которой красовался еще один обязательный атрибут ученичества - массивный перстень все с теми же треклятыми грифонами - и поморщился.
   - Еще одна глупая затея. Только на этот раз - старого ректора.
   - Ну не скажи, - неожиданно не согласился таракан. - Ни один адепт не может снять эти колечки по собственной воле. Там стоит такое хитрое заклятие...
   - Я бы не назвал его хитрым, - отмахнулся я. - И перстень этот для меня бесполезен.
   - Ты - архимаг, хоть и бывший, - усмехнулся Нич. - Да и не нужны тебе встроенные в кольца указатели направления: ты и без них всю Академию облазил вдоль и поперек. А вот первогодкам это будет более чем полезно. Да и преподавателям проще за ними следить именно по этим перстенечкам.
   Я пожал плечами.
   - Мне все равно. Меня они отследить в любом случае не смогут.
   - Это уж точно. Когда собираешься искать место для телепорта? - резко поменял тему разговора Нич.
   Я на мгновение помедлил.
   - Сперва осмотрюсь. Проверю, кто чем дышит. Что за защита стоит в корпусах. Заодно взгляну поближе на "светлых"... надо же знать, с кем мне предстоит сидеть за одной партой?
   - Смотри, не запугай мелких, - хихикнул таракан. - Детишки совсем еще юные, неиспорченные...
   - Если захочу их испортить, покажу им тебя, - парировал я. - Пусть учатся держать удары судьбы с молодости.
   - Сволочь, - привычно фыркнул Нич.
   Я гордо кивнул и плюхнулся на кровать.
   - Да. И это прекрасно.
   - Только не забывай вот о чем, - внезапно посерьезнел учитель. - Ректор ведь не дурак - о случившемся на площади не забудет. И, скорее всего, через какое-то время устроит еще одну проверку. Только теперь сделает это незаметно. И если ты во второй раз привлечешь к себе внимание...
   - Я знаю, - кратко обозначил я свое отношение к проблеме. - Не беспокойся: приму меры.
   - Простых мер тут может оказаться недостаточно: магистр знает, где искать - кроме новичков, в том строю никого не было, так что кандидатов в гении у него не так уж много. В течение года он проверит всех до одного. И ты не должен вызвать у него ни малейшего подозрения.
   - Мы закрыли мою Печать, - кашлянул я. - И спрятали идущие от нее каналы. Надежно - ты сам подтвердил. Артефактов я с собой никаких не взял. С порталом разберусь и отыщу для него спокойное место. Мой дар сейчас - исключительно "светлый", и в этом нет никаких сомнений.
   - Да. Но ты слишком много знаешь...
   - Вот и обратим эти знания мне на пользу.
   Таракан заинтересованно повернул голову.
   - Что ты придумал?
   - Я собираюсь выделиться из толпы, Нич, - коварно улыбнулся я. - И сделаю это так, что ни у кого на мой счет не возникнет даже намека на сомнение.
   - Да? Каким, интересно, образом? - скептически хмыкнул учитель.
   - Очень просто: я стану лучшим.
   - Ха-ха! Не уверен, что ректор обрадуется, обнаружив в Академии опытного мэтра еще старой закалки!
   Я покачал головой.
   - Ты меня не понял - я собираюсь стать лучшим "СВЕТЛЫМ", Нич. Причем не только на своем курсе.
   - Что-о?!
   - Что слышал, - ухмыльнулся я, мечтательно уставившись на каменный потолок. - Что может достовернее опровергнуть мою приверженность "темным", нежели полученное законным путем звание "светлого" архимага?
   Нич поперхнулся.
   - Архи... мага?! Да еще и... Гираш, да ты... ты...
   - Гений, я знаю, - небрежно отмахнулся я и скрестил руки на груди. - Но не надо повторяться: слава подчас бывает столь утомительной...
   А потом повернул голову и внимательно уставился на шокированного таракана.
   - Ты ведь поможешь мне, правда? Закончишь мое обучение, Нич? Сейчас, когда для этого представился такой удобный случай?
   Мастер Твишоп растерянно крякнул. Но потом подумал, прикинул что-то про себя и вдруг хитро прищурился.
   - А что я с этого буду иметь?
   - Новое тело, - одобрительно хмыкнул я. Молодец старик - блюдет свои интересы, как живой. - Оно будет таким, каким ты сам захочешь.
   - По рукам! - махнул лапкой таракан, азартно сверкнув глазами.
   Я только улыбнулся.
   - Договорились. И пусть Академия вздрогнет...
  
  

Глава 2

  
   "Тяжело в учении... но и в гробу легче не станет".

Девиз "темного" отделения АВМ.

  
   Разбудили нас отвратительно рано - рассвет едва-едва позолотил верхушки жилых башен, как в комнатах адептов прозвучала звонкая, высокая до ломоты в зубах трель колокольчика.
   Выразительно скривившись, я открыл глаза и мрачно уставился на каменный потолок. Всегда ненавидел сигнал к побудке, несмотря на то, что для юных мэтров он звучал на целых полчаса позже - Академия с пониманием относилась к ночному образу жизни моих коллег, поэтому не слишком издевалась над будущими повелителями смерти. А вот про то, что "светлым" доставалось еще больше, я понятия не имел. До этого конкретного момента. Что, разумеется, не способствовало улучшению настроения и не вызвало у меня ни малейшего энтузиазма.
   - Вставай, Гира-аш! - до отвращения бодрым голосом пропел Нич, с размаху плюхнув мне на живот какую-то книжку. - Собирай учебники и тащи свои бренные останки в столовую! Юные адепты должны хорошо питаться, чтобы не выглядеть так, как выглядишь сейчас ты!
   Раздраженно отбросив одеяло и уронив его вместе с книгой на пол, я неохотно встал и, кинув быстрый взгляд в зеркало, поморщился: не так уж я страшен по утрам. Чего он напраслину возводит? Конечно, мослы еще торчали, вышибая жалостливую слезу у неподготовленных зрителей, но мяса на них стало заметно больше, чем два года назад - я не пренебрегал физическими упражнениями и в последнее время начал потихоньку восстанавливать форму. Да и питался не в пример лучше, чем когда находился в неприхотливой трансформе. Другое дело, что все питательные вещества ушли в рост, поэтому я как был тощей глистой, так и остался. А то, что мою кожу теперь от горла до пяток украшала сложная татуировка, похожая на проявление болезненной фантазии безумного художника, было просто жизненной необходимостью.
   Да, я прекрасно понимаю, что выглядело это жутко: чудовищное переплетение ломаных линий, дикие узоры, которые словно рисовали дрожащей с перепою рукой, рассеянные по телу кляксы, подозрительно напоминающие потеки крови, которых не было, пожалуй, только на лице... но, во-первых, они были видны далеко не всегда, а во-вторых, в точности повторяли рисунок "темных" каналов моего тела. К тому же, Нич сам предложил использовать для татуировки вытяжку из семян астериса, обладающую своим собственным (правда, очень слабым) магическим фоном. И он, разумеется, прекрасно знал, что впитавшийся в кожу состав будет не виден при дневном свете, но зато в отсутствии освещения начнет полыхать желтоватыми огнями, напоминающими свечение гнилушек. Так что нечего теперь морщиться при виде сего душераздирающего зрелища - он сам накалывал на меня эту гадость и заодно приговаривал, что, мол, другого способа спрятать Печать просто не существует.
   - Свет, - буркнул я, мельком оглядев свое жутковатое отражение, кажущееся из-за отсутствия пигмента на лице безголовым. Если кто-то встретит этот кошмар на темной улочке, то навсегда останется писающимся в штаны и вздрагивающим от каждого шороха ваулой. Впрочем, свои плюсы тут тоже имелись - если что случится, я всегда смогу использовать эффект неожиданности. То-то враги удивятся...
   Реагируя на команду, под потолком послушно зажглось несколько магических светильников, и безголовая жуть из зеркала тут же исчезла, превратившись в обычного рыжеволосого подростка.
   Нич, нашедшийся в изголовье моей кровати, гадко хихикнул, а потом шустро перебрался на комод и уже оттуда наставительно заметил:
   - Ничего. Главное - не раздеваться в общественных местах и не общаться с женщинами в темных помещениях.
   Я непроизвольно представил, какой поднимется визг при виде моего худого тела, которое в самый неподходящий момент начнет испускать неприятное свечение, и скривился. Да уж... теперь сто раз подумаешь, прежде чем пригласить какую-нибудь красотку в гости. При свете дня мне показывать ей абсолютно нечего - на эти кости позарится лишь заядлая некрофилка, да и то при удаче, а в темноте...
   Я мрачно покосился на довольного таракана.
   - Все бы тебе шутить...
   - Не все, - важно надулся тот. - Я, между прочим, тебе форму почистил!
   - Вот спасибо, - язвительно откликнулся я, пытаясь зачесать непослушные волосы назад. - Кто бы мог подумать, что за мной будет ухаживать САМ "светлый" магистр!
   - Болван, - сухо констатировал Нич, мигом растеряв веселый настрой. - Нагадивший на тебя грифон был не простой иллюзией - наш дражайший ректор снабдил его не только заклинанием поиска, но и умением ставить магические метки. Видимую-то ее часть ты вчера благополучно стряхнул, а вот самую важную как раз и не заметил...
   - Заметил, - проворчал я, натягивая форму. - Что я, глупее тебя? Просто решил заняться этим с утра.
   Нич фыркнул.
   - Да тебя поутру не поднять! Такого засони я еще в жизни не встречал! Чтобы не услышать знаменитый академический колокольчик...
   - У нас в башне всегда был колокол! Тяжелый, низкий и такой, что аж кости вибрировали, когда он звонит! Не чета этому недоразумению!
   - Посмотрим, как ты завтра запоешь, - буркнул задетый за живое Нич. - Кстати, ты уже опаздываешь. А если бы я не почистил мантию, тебя бы отыскали в два счета!
   - Почему это я опаздываю? - непонимающе обернулся я, натянув брюки до середины бедер.
   - Потому, что для "светлых" адептов занятия начинаются раньше, чем для некромантов!
   - Да я же только встал! Звонок прозвенел совсем недавно!
   - А это был уже второй, - гаденько хихикнул Нич, на всякий случай перепрыгнув обратно на постель. - Первый, побудочный, ты благополучно продрых. Так что до начала занятия у тебя осталось примерно... пять минут.
   - Что-о?!
   - Точнее, уже четыре.
   - И ты молчал?!
   Нич проворно переметнулся на свою постель, чтобы оказаться от меня как можно дальше, и уже оттуда резонно заметил:
   - Ты мне про свой тайник тоже не сказал. Надо же мне было вернуть должок?
   Глухо ругнувшись сквозь зубы, я резво натянул брюки до конца, торопливо их застегнул, накинул на себя рубашку, кое-как влез в узкий жилет, подхватил со спинки стула мантию и, цапнув со стола уже собранную сумку с книгами и тетрадками (хоть на это у него ума хватило!), вылетел за дверь.
   - Постарайся не убить преподавателя! - вместо напутствия крикнул мне в спину таракан, глумливо ухмыляясь. - И не забудь: обед ровно в полдень в общей столовой!
   - Тебя убью вместо преподавателя, - процедил я уже из коридора, который, как и следовало ожидать, был абсолютно пуст. - А потом воскрешу и переселю в тело жирной гусеницы, которую буду сперва жарить на медленном огне, а затем охлаждать в морозильной комнате до посинения. Говорят, резкие перепады температур закаляют тело, а ты у нас такой слабенький...
   Одно хорошо - телепортационная арка по-прежнему никуда не делась и в мгновение ока перенесла меня в учебный корпус, позволив не тратить время на пешую прогулку по улице, как пришлось сделать остальным адептам. Привлечь к себе внимание я не опасался: мастер Лиурой наверняка уже сообщил о моих талантах в ректорат. В том числе и о том, что я не понаслышке знаком с рунным алфавитом и частенько использую его в своем замке. А также о доставшейся мне в наследство коллекции редких книг, где наверняка могут сыскаться весьма и весьма полезные для молодого мага заклинания.
   Другой вопрос, что у "светлых" на факультетах очень ревностно относились к соблюдению правил. У них вообще на правилах был какой-то бзик, это точно. Нич в свое время такого понарассказывал, что я в какой-то момент твердо уверился: все "светлые" - ненормальные. И у меня не было ни малейшего желания испытывать их методы воспитания на себе. Поэтому на урок я несся со всех ног, теряя приличествующее мэтру достоинство. Но при этом не отказав себе в удовольствии посмаковать подробности своей страшной мести "фамилиару", посмевшему поставить меня в такое неловкое положение.
   Впрочем, за пять минут до учебной комнаты я должен успеть добежать, а вот за пропущенный завтрак Нич мне еще ответит!
  

***

  
   В класс я зашел подчеркнуто спокойным шагом, сохраняя на лице невозмутимое выражение. Надменный, ничуть не запыхавшийся и даже не красный, как вареный рак. И закрыл за собой дверь ровно в тот момент, как в коридоре в третий раз прозвенел колокольчик, возвещая о начале занятия.
   - Добро пожаловать, - хмыкнул при виде меня поднявшийся из-за стола преподаватель - высокий, худощавый, неприятный даже с виду тип в длинной черной мантии без каких-либо знаков отличия. - Вы очень вовремя, адепт - еще одна секунда, и мне пришлось бы начинать урок с наказания.
   Я коротко кивнул и наскоро огляделся.
   Комната оказалась довольно большой - в боевой трансформе мне пришлось бы потратить тридцать секунд, чтобы обежать ее по кругу. Но вот обстановка была совершенно незнакомой: раньше учебные классы в обязательном порядке имели столы и скамьи для учеников, пол был ровным, а не поднимающимся по направлению к противоположной от учебной доски стене; да и не случалось такого в мое время, чтобы студенты занимали положение выше преподавателя. А тут все обстояло ровным счетом наоборот: почти два десятка стоящих полукругом и узких до неприличия столов, где могла поместиться лишь тетрадка и локти ученика; высокие ступени, взбирающиеся чуть ли не под потолок; длиннющая доска на добрых две трети комнаты; стоящий перед ней такой же длиннющий стол, на котором без помех можно было препарировать сразу двух человек; и какое-то непонятное приспособление перед ним, смутно похожее на трибуну. К которой как раз и подошел совершенно незнакомый мне мастер, с вежливым недоумением уставившись на мое озадаченное лицо.
   Демон... и зачем они все это нагородили?
   За необычными партами, как и следовало ожидать, уже сидел первый курс - все двадцать девять человек, среди которых отыскалось аж двадцать три нагло ухмыляющихся рожи и шесть симпатичных девичьих мордашек, насмешливо изучающих мою растерянную физиономию. Правда, из-за одинаковой формы отличить их можно было лишь по длинным волосам и повадкам, но я успешно справился с этой задачей. И, равнодушно мазнув по ним взглядом, плавно обернулся к преподавателю.
   Гм. И правда, в первый раз его вижу - тощий, почти как я, длинный, нескладный, чем-то похожий на неошкуренную швабру. Невыразительная физиономия; узкий острый подбородок, надменно выдвинутый вперед; тонкий аристократичный нос, чуть загибающийся на кончике книзу; болезненно выпирающие скулы; желтоватая кожа; блекло-серые глаза, наполовину прикрытые ненормально светлыми ресницами; очень короткие, безупречно уложенные, такие же светлые волосы, один вид которых наводил на мысль об армейском порядке в голове у их хозяина... занятный тип. И он явно не станет одним из моих любимых преподов в Академии.
   - Проходите, молодой человек, - с издевательской улыбочкой предложил он, отвернувшись и демонстративно поправив бумаги на полке своей "трибуны". А потом небрежно добавил: - Мы так долго вас ждали, что от нетерпения чуть не сгрызли себе все ногти на руках.
   Ага. Язвим, значит... пытаемся умничать... авторитет себе набираем среди малолеток...
   Я вежливо улыбнулся.
   - Благодарю вас, мастер. Так приятно знать, что ты кому-то нужен в этой жизни. Поверьте, я бесконечно сочувствую вашим безвинно пострадавшим рукам, но не могу не напомнить, что ногти имеются и на нижних конечностях.
   - Как вы сказали? - замер маг, резко подняв голову от бумаг и вперив в меня недобрый взгляд. - Это что, у нас на курсе завелся шутник?
   Я удивленно моргнул.
   - Ну что вы, мастер. Я вообще шуток не понимаю.
   - Ах, вот оно что... - на тонких, кажущихся почти незаметными губах мастера заиграла недобрая улыбка. - Что ж, посмотрим. Как вас зовут, адепт?
   - А вас?
   Преподаватель удивленно дрогнул и, чуть сузив глаза, по слогам произнес:
   - Мое имя - мастер Нарди фон Берден, адепт. Я - ваш преподаватель по Основам магического моделирования, а также Основам рунной и заклинательной магии.
   - Очень приятно. А меня зовут Гираш, и я - ваш новый студент, - бодро отозвался я, в упор не замечая, как постепенно меняется характер улыбки "светлого".
   - Это ваше полное имя? - почти ласково осведомился он.
   - Нет, мастер. Полное звучит как: Вальтиэр-Сугнар-Гираш Невзун. Но я предпочитаю, чтобы меня называли только третьим именем. Оно, на мой неискушенный взгляд, более благозвучное.
   Улыбка мастера окончательно увяла, а брови, напротив, сдвинулись к переносице.
   - Вы - барон Невзун?
   - Совершенно верно, - все так же вежливо согласился я, терпеливо стоя у двери. - В АВМ меня представил наставник - мастер Лиурой. Возможно, вы о нем даже слышали.
   У преподавателя в глазах промелькнуло какое-то странное выражение.
   - Да, конечно. Кто же не слышал о мастере Лиурое... значит, вы ТОТ САМЫЙ барон Невзун?
   - А что, нас на самом деле много? - внезапно обеспокоился я. Оп-ля. Неужто кто-то претендует на мое наследство?! - Знаете, в последние два года мне только и говорят, что об отсутствии близких родственников...
   - Нет. Насчет этого вас не обманули, - задумчиво отозвался маг. - Насколько мне известно, вы - последний представитель своего рода. Однако сложившаяся вокруг вас ситуация выглядит довольно... забавно, не находите?
   Хм. Ну, в принципе, я и не сомневался, что все, кому надо, уже в курсе. И даже похихикали (а может, и повыдирали себе волосы с досады во всех мало-мальски пригодных для этого местах), узнав, что в исконно "темном" семействе вдруг появился первый за долгие годы "светлый" маг.
   Я сделал каменное лицо.
   - Не вижу в этом ничего забавного, мастер.
   - Думаю, вы поймете меня позже, - многозначительно улыбнулся мастер Нарди, а затем, видно, почувствовав себя отмщенным, благодушно кивнул. - Проходите, адепт. Не стоит задерживать целый класс, выясняя такие незначительные подробности.
   Ха-ха. Это он меня, типа, оскорбить хотел?
   Проигнорировав озадаченные взгляды сокурсников и сделав вид, что не понял намека, я красноречиво помялся и, разумеется, не сдвинулся с места.
   - В чем дело, адепт? - недовольно спросил фон Берден, нахмурив светлые брови еще больше.
   Я выждал небольшую паузу, во время которой по группе сидящих неподалеку студентов прошло легкое волнение, а потом преувеличенно громко вздохнул и, оглядев их совсем еще детские мордашки, негромко осведомился:
   - Скажите, мастер, а могу ли я сесть не в общем ряду?
   - Что? - удивленно моргнул "светлый", машинально окинув взглядом немаленькое помещение, где на первых рядах уже не было ни одной свободной скамьи - наивные первокурсники, видимо, решили, что чем ближе к учителю, тем лучше, и, не сговариваясь, скучились вблизи "трибуны". Тараща на нас одинаково растерянные глаза и силясь понять, что же такое происходит.
   Меня их подход, конечно, насмешил, но никак не устраивал.
   - Я хотел бы занять отдельное место, - терпеливо повторил я, упрямо топчась у входа. - Если это, конечно, возможно.
   Мастер Нарди выразительно обвел правой рукой учебную комнату.
   - Здесь полно свободных лавок, адепт.
   - Да, вы правы. Но, боюсь, они находятся слишком далеко от вас.
   - Да неужели? - насмешливо фыркнул "светлый", недвусмысленно покосившись на пустые задние парты. - Настолько далеко, что вам это кажется неприемлемым? Или у вас иная причина находиться к преподавателю как можно ближе?
   - У меня редкое заболевание, - я сделал несколько быстрых шагов к "трибуне", одновременно понизив голос до доверительного шепота. - Избирательная глухота, называется. По этой причине, сидя вдалеке, я вряд ли смогу уловить все детали вашей... несомненно познавательной и крайне интересной лекции. Нет, если вы запретите, то в последующие два с половиной часа мне придется многократно вас перебивать и переспрашивать, что может нарушить ход лекции и испортит от нее все впечатление. И если вас это устроит...
   Мастер нахмурился.
   - Таковы правила, и я не вправе их менять, адепт. Как не вправе сгонять со скамей студентов, которые пришли сюда раньше вас. Вы можете занять любое понравившееся из оставшихся в аудитории свободных мест, барон. И это все, что я могу вам предложить.
   - Благодарю, этого вполне достаточно, - чинно наклонил голову я и прошествовал к его собственному столу, где осталось одно-единственное на весь класс кресло, не так давно заботливо нагретое для меня "светлым". В него-то я и уселся под обалдевшими взглядами сокурсников и под звучное поперхивание такого же обалдевшего преподавателя. После чего демонстративно взвалил на стоящий рядом стол свою немаленькую сумку, привычным жестом сложил руки на груди и приготовился внимать.
   - Адепт Невзун! - наконец, опомнился мастер. - Что вы себе позволяете?!
   Я повернул к нему недоумевающее лицо.
   - А что не так?
   - Вы еще спрашиваете?!
   - Ну да. Вы ведь сами предложили занять любое понравившееся место... и я выбрал это.
   - Но оно уже ЗАНЯТО! - рявкнул, не сдержавшись, фон Берден, вперив в меня яростный взгляд.
   - Кем же это? - изумился я.
   - МНОЙ!
   - Так вы ведь стоите на трибуне, - с подкупающей простотой указал я на истинное положение дел и для верности еще хлопнул ресницами. Однако с кресла так и не поднялся. - И будете там находиться вплоть до окончания занятия. Разве нет? Или преподавателям уже разрешается начитывать материл сидя? Насколько я помню, в правилах Академии написано, что...
   - Я знаю правила, - процедил "светлый", наглядно доказывая, как же я ошибся, когда решил, что никогда не выберу его в качестве своего "любимого преподавателя". - И не хуже вас, поверьте.
   - Очень за вас рад, - вежливо улыбнулся я. - Тогда я думаю, вы согласитесь, что на время урока это место можно считать свободным? И что я ничем не нарушил вашего приказа, а всего лишь воспользовался вашим же любезнейшим предложением? К тому же, не сомневайтесь: когда лекция закончится, я с удовольствием уступлю это кресло снова вам.
   - Ус-ступите?! - почти прошипел взбешенный маг.
   - Конечно! - с воодушевлением подтвердил я и обезоруживающе улыбнулся. - Вы ведь не возьмете свои слова обратно?
   У "светлого" негромко клацнули зубы и нехорошо изменилось лицо, порадовав меня угрожающе быстро наливающимся румянцем и нездоровой краснотой белков глаз. Пальцы он тоже сжал на полке с бумагами так, что та оглушительно скрипнула. И все это - под моим кристально чистым, абсолютно открытым, полного искреннего участия взглядом, в котором прямо-таки горела уверенность в собственной правоте.
   - Х-хорошо... - свистящим шепотом выдавил, наконец, из себя маг, молча обещая мне скорую и страшную расправу. - Сидите, адепт Невзун. Но после окончания урока вы останетесь и ЛИЧНО мне перескажете содержание этой лекции, понятно?
   Все. Я его уже люблю!
   Я расплылся в новой улыбке и закивал, как дурной.
   - Конечно, мастер. Как скажете. Только давайте уже начнем поскорее, а то вы не успеете изложить материл.
   И выжидательно уставился на его лицо, с которого так же стремительно сбежала вся краска.
   Какое-то время "светлый" буравил меня бешеным взглядом, явно желая что-то сказать, но потом резко отвернулся, сжал челюсти так, что на скулах заиграли тугие желваки, и, подняв глаза на притихших адептов, сухо бросил:
   - Действительно, начнем...
   Закинув ногу на ногу, я блаженно откинулся на спинку честно отвоеванного кресла и прикрыл веки.
   Ну что поделаешь? Люблю комфорт. И там, где его можно сохранить, приложу все усилия, чтобы не лишать себя даже крохотного удовольствия. Конечно, отношения с данным конкретным "светлым" после этого обязательно ухудшатся до состояния "безудержная ненависть", но чем-то приходится жертвовать ради достижения целей. Тем более, что данный представитель "светлой" Гильдии лично мне почти ничем не интересен.
   К тому же, сегодня я закономерно не выспался, поскольку по давней привычке поздно лег и до сих пор не научился без понуканий просыпаться раньше обеда. Так что имею полное право отдохнуть еще немного и потратить последующие два с половиной часа на крайне важное, безусловно нужное и ОЧЕНЬ полезное для общества дело. Потому что общаться со злым некромантом - занятие, опасное для здоровья и жизни. А я, можно сказать, добровольно избавляю окружающих от необходимости терпеть многообразные проявления своего гнусного, но изобретательного характера. Делаю благое дело. Так что пусть рукоплескают и сердечно благодарят. Когда высплюсь, непременно потребую бурных оваций.
   - Адепт Невзун? - вдруг подозрительно ласково обратился ко мне мастер Нарди, некстати оторвав от размышлений. - Мне показалось или вы нагло СПИТЕ НА МОЕЙ ЛЕКЦИИ?!
   Неохотно приоткрыв один глаз и оценив выражение лица "светлого", я с укором покачал головой.
   - Как вы могли так плохо обо мне подумать, мастер? Просто из-за проблем со слухом я крайне плохо воспринимаю зрительную информацию и отвлекаюсь на внешние раздражители. А мне бы не хотелось упустить ни слова из столь безупречно подобранного материала. Пожалуйста, не обращайте на меня внимания. Продолжайте, мастер - хотелось бы узнать, как вы рассматриваете возможность применения второго закона дуолаттики в отношении развивающегося дара.
   - Это - весьма сложный и неоднозначный вопрос, - несколько обескураженно ответил маг, не ожидавший отпора. - И на него нет единого ответа. Хотя большинство исследователей сходятся на том, что в отношении к дара законы дуолаттики как раз неприменимы.
   - И это странно, не правда ли? Если верить теории одного весьма грамотного и довольно известного архимага и считать, что все существующее подчиняется этим законам, то почему именно магический дар стал тем исключением, которое только подтверждает правило?
   - Вы знакомы с учением мастера Твишопа, адепт? - задал вопрос в лоб мастер Нарди.
   Я улыбнулся.
   - У нас богатая семейная библиотека.
   - Неужели? И как в таком случае вы могли бы прокомментировать указанное вами противоречие?
   - На мой взгляд, оно вполне укладывается в первый закон дуолаттики, мастер, о котором вы только что говорили, - вежливо отказался я от обсуждения щекотливой темы. - Прошу вас, продолжайте.
   - Что ж, - я удостоился весьма любопытного взгляда от фон Бердена. - В таком случае, возвращаясь к теме дуолаттики, я должен еще заметить...
   Я успокоенно прикрыл веки и отключил слух.
   Все. До конца занятия меня теперь вряд ли побеспокоят. А если что, то содержание лекции я и без того знал наизусть - мастер Нарди банально передрал ее с записей одного моего знакомого архимага и нагло присвоил его мысли. Так что я не напрасно его изводил перед началом урока и непременно выясню, почему ректор допускает столь вольное трактование чужих лекций, да еще без ссылок на первоисточник.
   В мое время за такое убивали без разговоров. А сейчас...
   Я поморщился и тут же подумал о другом: интересно, как там мой драгоценный замок? Всего несколько дней прошло с момента отъезда, а на душе уже неспокойно, хотя я сделал все, чтобы дело спорилось и без моего присутствия. С Лиуроем разобрался, буквально утопив его в куче бесполезной литературы, сыпящейся на его голову, как из рога изобилия. Устроенный им небольшой экзамен благополучно выдержал, намеренно ошибившись в паре ответов и поймав благодушный взгляд от так называемого "учителя". Снискал расположение графа, позволив Бескрылому охотиться в тех местах, а соседу заявив по секрету, что опробую на его территории старый отцовский артефакт, изгоняющий нежить. Который еще раньше использовал на своих землях и достиг весьма впечатляющих результатов...
   Обустройство замка полностью закончил, украсив его и обставив, как полагается. Со слугами разобрался. Заместителя нашел и с облегчением передал ему все текущие дела. Вот только Глюк... это наш призрак такое себе имечко придумал... был личностью чрезмерно активной и несколько увлекающейся. Как бы он там не начал строить персонал сверх необходимого и пугать возможных гостей.
   Конечно, арку я держал всегда закрытой и воспользоваться ею мог только сам. Но долго ли сесть на телегу и доехать до баронства из того же герцогства Ангорского или графства Экхимос?
   Вот именно.
   Разумеется, я предпринял определенные меры, и теперь замок бдительно стерегли не только горгульи, но и целая свора прирученных лично мной домашних питомцев. К примеру, хитрая Мурлыка, к которой особенно прикипела душой Лиш, ее сестренки Мявка и Мурка, от которых были без ума все наши слуги; басовитый Гавкач, от грозного рыка которого иногда в панике подскакивал на своей постели даже я; его младшие братья - лохматые, неторопливые и важные до безобразия Рев и Гром, от которых даже лишнего "гав" было не дождаться; длинноухий любимец Глюка - Жрака, которого я уже раза два хотел уменьшить в размерах, чтобы не переводить понапрасну еду, но всякий раз отступался, слыша умоляющее бормотание призрака, которому и в самом деле до безумия нравился этот огромный, ленивый и очаровательно мягкий, как детская игрушка принцессы, комок кроличьего меха; наглый до удивления Пачкун, которому я пообещался собственноручно заштопать отверстие в туловище, если тот не прекратит гадить на новенькие ковры, но которого спасло заступничество Шмыга, рискнувшего взять на попечение этого ползучего засранца; а также куча всякой другой мелочи, которой я велел сидеть в подвале до особых распоряжений...
   Да, с некоторых пор мои земли стали гораздо более защищенными, чем иные крепости. Но все равно - этого могло оказаться недостаточно. Тем более что охранников-людей я не мог себе позволить нанять, да и проверять их верность было совершенно некогда. Не каждый ведь пойдет в услужение в замок бывшего некроманта, где спокойно разгуливает фамильное привидение? Ну вот. Поэтому оставлять свое сложное хозяйство без постоянного присмотра я, если бы не обстоятельства, и сейчас бы не рискнул.
   Хотя с деревнями у нас пока все было нормально. Поздние урожаи действительно сильно выручили и позволили неплохо заработать. Причем часть денег я благоразумно оставил на попечение Вигора и его помощника дядьки Рата, который и правда соображал в таких вопросах; а остальное пустил в дело и нанял новых людей, чтобы занялись резко увеличившимися полями и заметно пополнившимся поголовьем скота, которое уже не помещалось в пределах деревни, что и потребовало сооружения надежного загона за пределами тына.
   Господин Бодирэ, как и обещал Глюк, стал смирным, вежливым и послушным, как овечка. Более того, вцепился в работу настолько рьяно, что всего за два года мы отбили почти половину моего долга и заметно улучшили благосостояние баронства. Я даже свои неприкосновенные десять тысяч золотых ни разу не тронул, чтобы выплатить проценты. А уж как наш управляющий вел себя со слугами - вообще любо-дорого посмотреть.
   Лиш после этого в Глюка буквально влюбилась. Да и другие слуги, которым я под страхом смерти запретил пугаться нашего призрака, со временем прониклись и уже не вздрагивали, когда в самый неожиданный момент перед ними возникала морда гигантской гусеницы, требующая отчета о проделанной работе. Более того, все они незаметно присматривали друг за другом, а у Лиш, к тому же, был переговорный амулет, который я разрешил ей использовать в самых крайних случаях, чтобы спросить совета или помощи... но даже несмотря на это, мне все равно было неспокойно.
   Похоже, завяз я с этими смертными. И к замку, что удивительно, привязался. Столько трудов в него было вложено, столько сил и таланта... никому теперь не отдам. Никогда. Я жадный. Даже если покойный барон внезапно решит воскреснуть, чтобы восстановить справедливость - фигу: упокою во второй раз и закопаю под железную плиту. А на тех, кто при жизни вздумает позариться на мое имущество, наложу какое-нибудь особо мерзкое проклятие... мне все равно в течение ближайших лет нужно будет куда-то сбрасывать копящуюся "темную" энергию. Так почему бы и не на благородное дело?
   Краем уха прислушавшись к тому, что несет с "трибуны" мастер Нарди, я с трудом сдержал зевок.
   Эх, скукота... заняться, что ли, изучением аур сокурсников, пока есть возможность?
   Кстати, в самое ближайшее время все-таки следует разобраться с порталом. Надежная связь с замком и близость к артефактам нужна мне, как воздух. Без них я как без рук, и это не преувеличение. Нич даже позволил себе осторожно пошутить, когда увидел выражение моего лица при виде выложенных и неохотно убранных в шкаф накопителей, маскирующего амулета и кучи всякой всячины, к которой я привык, как ко второй коже. Но и он хорошо понимал, что находиться в средоточии Света без малейшей защиты - опасно для нас обоих, так что следовало как можно скорее отыскать вход в Черную башню...
   Неожиданно мои размышления прервал тихий скрип открываемой двери.
   - Адепты? - внезапно изменился голос лектора, став напряженным и вибрирующим, как натянутая струна.
   Я с удивлением приоткрыл глаза и озадаченно уставился на группу адептов, неловко переминающихся в дверях. Один, два, три... хм... да их восемь, оказывается. И все - с черными грифонами на нагрудных знаках. Мрачные, не выспавшиеся и очень-очень неуверенные в себе.
   - Можно, мастер? - робко спросил стоящий первым паренек с решительным лицом самоубийцы.
   Мастер Нарди натянуто улыбнулся.
   - Конечно. Проходите... коллеги. Мы давно вас ждем.
   - Благодарю, - коротко наклонил голову все тот же паренек и, настороженно покосившись на напрягшихся за партами "светлых", вошел в аудиторию. А следом за ним, старательно прикрываясь друг дружкой зашли остальные... все до единого "темные", которых зачем-то принесло на наш урок.
   - Устраивайтесь быстрее, мэтры, - поразительно мирно попросил вошедших преподаватель, старательно сдерживая раздражение. - Вы и так опоздали, поэтому вникать будете по ходу дела. Если что-то не поймете, подойдете потом - я разъясню.
   "Темные" бочком просочились на верхние ряды скамей, а я чуть с кресла не упал, наблюдая за этим чудом. Нет, я не понял: что делают "темные" на занятии "светлых"?! Кто им разрешил?! Кто, в конце концов, решился на такую глупость, когда всем давно известно, насколько адепты двух отделений терпеть друг друга не могут?!!
   - Спокойно, - привлек к себе внимание учеников мастер Нарди и в подтверждение своих слов достал из нагрудного кармана какую-то уставленную печатями бумагу. - Распоряжение ректора - в связи с нехваткой преподавателей объединить ваши курсы в один. Сейчас - на постоянной основе, а дальше - только на теоретических занятиях. Всем все понятно?
   - Да, мастер, - растерянно прошелестел класс, и я окончательно выпал в осадок. После чего опомнился, поспешил закрыть неприлично разинутый рот, окинул внимательным взглядом жмущихся друг к другу "темных" и... очень надолго задумался, полностью потеряв нить рассуждений лектора.
  
  



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Опасные игры или Ничего личного, это моя работа" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"