Juliya: другие произведения.

Взрослые игры. Общий файл.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.03*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПРОДОЛЖЕНИЕ ЛАРЫ. Только уже не с ней в качестве ГГ. Тяжело жить людям в мире, который заполонили вампиры? А каково девочке, в жилах которой течет гремучая смесь из крови оборотней и вампиров? А еще ее заставляют учиться в одной школе с отпрысками кровососов, которые на дух ее не переносят. А единственный, с кем могла завязаться дружба, отвечает ненавистью. Вот примерная аннотация позже переделаю, наверное))
    ОБНОВЛЕНО 16.05.2011.
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Взрослые игры.

   Я со злостью смотрела в синие глаза, полыхающие тем благородным чувством, от которого, говорят, всего один шаг до совершенно противоположного. Только, боюсь, не в нашем случае. Я уверенна, после моей смерти он будет с нежностью вспоминать лишь об одном: как разрывал меня на кусочки.
   - Ты это сделаешь! - угрожающе прорычал он низким, вибрирующим голосом. - Ты будешь с нами сотрудничать!
   - Облезешь! - прошипела я в ответ, проклиная ошейник, не дающий возможности одним взглядом просверлить дырку у него в голове с помощью железного прута из решетки на окне.
   Хотелось вцепиться острыми ногтями в это жестокое и от того еще более прекрасное лицо, застывшее, словно алебастровая маска, вышедшая из-под руки талантливого скульптора. Да о таком лице могли бы только мечтать самые красивые вампиры. Я уж не говорю о представителях рода человеческого. И именно это лицо, которым восхищалась и любовалась втихаря столько лет, о котором мечтала, лежа в своей девической кровати, именно его я в этот момент с таким удовольствием исполосовала бы!.. Если б не скованные руки. Да, я бы конечно проиграла, используя лишь силу своего тела. Ведь за время бесконечной муштры и тренировок, которым он подвергал себя в школе и, я так подозреваю, за ее пределами, его мускулы приобрели именно ту форму, которая говорит о большой силе, а не о пустой накаченности. Но у меня был другой способ победить его, хотя кто знает... Этот парень так и не раскрыл себя полностью за время обучения, оставшись для всех тайной за семью печатями.
   Я по-прежнему яростно прожигала его взглядом, читая в синих глаза невольное уважение пополам с ненавистью, и думала: когда же он успел повзрослеть, превратиться в сильного и опасного противника? Конечно, раньше, чем я. Уже два года назад он казался мне взрослым, ну, по крайней мере, юношей, но никак не мальчиком, которого я впервые увидела, когда только входила в подростковую пору.
   По иронии судьбы, именно к нему одному, такому непохожему на других, такому же отщепенцу, как я сама, мне можно было испытывать симпатию. Симпатию и гордость за те успехи, которых он достиг в школе для вампиров.
   Воспоминания хлынули на меня лавиной, увлекая туда, где это все начиналось, туда, куда не хотелось возвращаться. Бежать! Вот что надо было делать тогда! Только бежать!
   ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   - Что, боишься?! Теперь ты не такой бойкий, верениево отродье? Думаешь, если Верений по ошибке заделал тебя когда-то, ты сможешь занять среди нас достойное место? - затаившись за деревом, я смотрела, как Костя, сын одного из членов Совета Серебряных, размахивает самодельной булавой перед лицом незнакомого мальчишки.
   Выпендрежник! Наверняка недавно они на уроке истории проходили средневековое оружие, а также способы его изготовления. У нас было ознакомительное занятие на эту же тему, и мне было известно, что ребята на два года старше нас в качестве зачетной работы сами изготовляют что-нибудь на свой выбор.
   Да, булава Кости была хороша: набалдашник, ощетинившийся шипами, был прикреплен к рукоятке прочной цепью и выглядел достаточно угрожающе. Явно изготовлено с любовью и старанием. Только такой извращенец, как Константин Карельский мог использовать свою зачетную работу по назначению.
   Я не вмешивалась, пока компашка "крутышек" из нашей школы только припугивала неизвестного мальчика, не переходя к конкретным действиям. Подросток стоял на краю обрыва, надменно подняв голову и судорожно стискивая кулаки. Я невольно восхитилась его выдержкой. Он не проронил ни звука и как будто готовился к решающей схватке в своей жизни. Ага, с пятью вампирчиками, готовыми растерзать его только за то, что он на них не похож. Подключив свое чутье, я поняла, что он не человек, хотя глаза у него были яркого синего цвета. До этого случая, я свято верила, что одна такая особенная и, соответственно, ненавидимая всеми учениками нашей школы. Они давно уже загнали бы меня под парту и велели не высовываться, но существовала одна загвоздка...
   Наконец, поняв, что Костян не шутит и всерьез наступает на паренька, размахивая булавой и вооружившись поддержкой четырех прихлебателей, я решила действовать. Как бы то ни было, но я не позволю обижать слабого, тем более, что перевес явно на стороне шпаны. От Карельского исходили волны самых отвратительных чувств, которые может испытывать трусливое и подлое, по сути, существо, получая возможность поглумиться над кем-нибудь. Остальная четверка явно испытывала смешанные чувства. Я их ощущала, как соль на языке - смесь неуверенности и боязни возразить своему кумиру. Эти сбегут первыми. Вытащив из рюкзака за спиной два острых кинжала, я, словно чертик из табакерки, выскочила из-за дерева и встала как раз перед очередной жертвой шайки-лейки.
   - Может, хочешь на меня наехать? - спросила я злорадно, подкинув в воздух один из кинжалов. Вампирские отпрыски вздрогнули и попятились, зная, чем этот бросок может закончиться.
   Да, я слабая девочка (относительно слабая), и в рукопашной схватке мне, скорее всего, ни с одним из них не справиться. Ну, разве что покусаю и поцарапаю для получения морального удовлетворения. Но так уж получилось, что именно эта кучка-вонючка, держащая в подчинении всю школу, первой узнала о моих особенных способностях. Возможно, левитацией предметов в нашей школе никого не удивишь, только если это не виртуозная левитация, коей владею я. С ней-то и познакомились они полгода назад, когда Костян решил показать, кто в школе хозяин, и начал приставать ко мне. Может быть, он польстился на мою необычную, но смазливую внешность, может, на не по годам развитую фигуру. А может, просто хотел поиздеваться над единственной в школе девочкой, в жилах которой не кровь течет, а гремучая смесь, а папа вообще оборотень. Я долго терпела издевки и наглые прикосновения, пока приставать не начали всерьез.
   О, Костя наверняка запомнит до конца жизни тот день, когда зажал меня в коридоре у стеночки на виду у трех классов, у которых в этот момент была перемена. До той поры я держала в тайне свое умение перемещать предметы, но тут сорвалась. Из стоявшего на подоконнике рюкзака (неизменного моего спутника) взметнулись два кинжала и, сверкнув на льющемся из окна солнце, принялись за работу на глазах у хохочущих учеников. Я всего лишь, управляя усилием мысли смертоносными лезвиями, разрезала брюки Константина так, что они свалились к его ногам бесполезным кулем. Что он мог сделать после этого? Конечно, подобрать ставшие бесполезными останки одежды и ретироваться в туалет. Уверена, он бы с удовольствием переместился туда усилием мысли, но эта способность появлялась лишь у взрослых вампиров, как и способность к внушению. И то не у всех.
   По изрядно побледневшему лицу противника, я поняла, что все эти воспоминания воскресли не только в моей голове.
   Да, они боялись не того, что я внезапно нападу, а того, что, сложив на груди руки, буду спокойно наблюдать за тем, как кинжалы оставляют их без одежды. К счастью или к сожалению, на причинение серьезного вреда я была не способна. А вот так мило пошутить для меня было расплюнуть! И великолепная пятерка, понимая, чем может для них закончиться мое вмешательство, решила сбежать. И мудро, надо сказать поступили.
   Сияя улыбкой, я обернулась к мальчику и сникла под возмущенным взглядом. Спасенный презрительно пробежался глазами по моей гибкой фигурке и, отвернувшись, пошел прочь. Удивительно, но я не ощущала его эмоций. Впервые встречаю существо, умеющее закрывать свои чувства, как я или Димка. Я это делала почти машинально, не желая, чтобы окружающие читали меня, как открытую книгу. Кто он такой, этот мальчик с синими глазами?
   Опомнившись, я кинулась следом, предполагая, что он просто смущен.
   - Подожди! Меня Алина зовут, а тебя? - я крепко держала его за руку в надежде все-таки познакомиться.
   - Никогда так больше не делай! - прошипел он, отталкивая мою руку. - Запомни, малявка, я не терплю вмешательства в мои дела. Ты всего лишь сопливая девчонка! Держись от меня подальше, если хочешь остаться невредимой!
   И не огладываясь, он ушел. Ушел, походя наплевав в мою и без того ранимую душу.
   Что могла двенадцатилетняя девочка знать о пресловутой мужской гордости, о том, что подростка, считающего себя взрослым, оскорбило заступничество представительницы слабого пола? Оскорбило то, что его приняли за слабака.
   Но я всего этого не подозревала, считая, что, наконец, нашла друга. Такого же, как и я. Который не будет задирать нос только потому, что глаза у меня не серебристого цвета, и я не пью кровь, предпочитая нормальную пищу. Держа его за руку, я уже торжествовала в душе, представляя, что вместе мы сможем стать той силой, которой нипочем все насмешки и издевательства. Мы могли бы основать коалицию против всех, утереть нос многим.
   И я, наконец, могла бы не врать маме о том, что у меня есть друг.
   Я стояла все там же, где он оставил меня, сжав маленькие кулачки и не вытирая обильные слезы. Да, я любила плакать, а еще вымещать злость и отчаяние, разбив что-нибудь. Только никто этого не должен быть видеть. Это был мой способ не сойти с ума от одиночества.
   Вытерев слезы, пошла домой, вяло переступая ногами в кожаных кроссовках. "Вот и потренировалась! Ну, и дура, что влезла! Пусть бы они отлупили его, как следует, вот тогда можно было и появиться". В голове уже вырисовывались разные варианты произошедших событий. Возможно, он отнесся бы ко мне более благосклонно, если б я помогла залечивать его раны, а не лезла грудью на амбразуру.
   Ругая себя вслух, на чем свет стоит, я шагала, размахивая тонкой веточкой, представляя, что передо мной грозный враг, которого нужно победить. И этот враг - моя судьба, моя бестолковая, несчастная судьба.
   В двенадцать лет мне, действительно, казалась, что нет на свете никого несчастнее меня. Я была обижена на весь свет в целом и на каждого его представителя по отдельности. Отчаяние накатывала от осознания того, что придется вот так мучиться всю свою долгую жизнь. Ведь я унаследовала бессмертие от обоих родителей, в крови которых и так была неразбериха, а смешавшись, эта самая кровь создала вообще гремучую смесь, которую получили я, Димка и Дашка. К братику с сестричкой я испытывала сложные чувства, приправленные черной завистью, съедавшей меня заживо. Димке ведь не пришлось учиться в школе для вампирских отпрысков, а Даше никогда не придется.
   Это я одна такая "счастливая". Причем все в семье свято верили, что мне реально повезло. Ага, как утопленнику.
   Пнув камень возле крыльца, я подняла голову и поняла, что уже давно стою посреди резервации оборотней, возле отчего дома. Розовенький. Мрачно отметило подсознание, придя в еще большее уныние. Этот небольшой уютный домик папа отстроил специально для мамы, стараясь сделать его радостным и надежным. "Мой дом - моя крепость", - хмуро подумала я, переступая через порог.
   Дом встретил меня ароматом свежей выпечки... и приставленным к горлу мечом.
   - Сдавайся! - я поморщилась от оглушившего меня победного клича, и волны чистого торжества, и отодвинула клинок в сторону, чтоб не давил так сильно.
   - Мам! - крикнула я раздраженно. - Кто дал Дашке оружие?
   Хотя можно было не спрашивать: из комнаты высунулась сияющая моська тети Иры. Ну, все, приехали! Поминки по горькой судьбе, запершись в комнате, отменяются.
   - Ой, Алиночка! - закричала она, впархивая в прихожую. Я поморщилась, как всегда испытывая дискомфорт, когда произносили мое имя. Это все мама с ее человеческими замашками. Она решила, что если фамилия Барская звучит достаточно жестко, то обязательно надо уравновесить ее чем-то мягким и музыкальным. Только почему тогда сестру она назвала Дарьей? Воистину, жизнь не справедлива! - Я так рада тебя видеть! А ты выросла за последние полгода.
   Ага, а ты уменьшилась. Стопталась, наверное, пока гуляла по достопримечательностям, разбросанным по всему миру.
   - Я тоже рада вас видеть, тетя Ира, - вежливо улыбнулась я, вяло отвечая на ее энергичное объятие, и кивнула в сторону пытающейся проткнуть дверь Дашки. - Ваша работа.
   - Надо же готовить себе смену, - она с гордой улыбкой погладила сестру по смоляным кудряшкам. - Смотри, какая прелесть, - Ирина попала в свою стихию и принялась нахваливать меч. - Сделан на заказ. Видишь, какой легкий? Как раз для ребенка, но зато идеально сбалансирован и заточен лишь слегка.
   - Угу, как раз для того, чтобы что-нибудь разрубить, - добавила я, глядя, как облетают листья со стоящей в углу пальмы.
   - Алина, это ты? - крикнула мама откуда-то со стороны кухни и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Мой руки и иди есть. Всех остальных это тоже касается.
   Я вздохнула и поплелась вверх по лестнице, чтобы переодеться. Папа говорит, что рождение детей положительно повлияло на маму: она теперь стала очень домашней и хозяйственной. Но что-то мне подсказывало, что мне больше пришлась бы по душе мама прежняя. Нет, я не жалуюсь. Родители у меня нормальные, но это все равно не позволяет мне быть своей в этом доме. Здесь я также одинока, как и в школе. Опять поднялась волна зависти к Дашке: она унаследовала от отца способность перевоплощаться в волка, то есть в шкодливого волчонка, как и Димка. И оборотни, несомненно, примут ее в свою стаю, тем более, что папа - вожак. А я унаследовала лишь гнилой магический дар. И кстати, тете Ире надо быть особенно благодарной за то, что меня взяли в школу кровососов. Ага, и дяде Вацлаву. По гроб жизни. Будь он не ладен. "У девочки хорошие способности, - всплыл в памяти самодовольный голос князя. - Это замечательная возможность укрепить союз между нашими расами. Когда она выучится, я сделаю ее своей помощницей". Захотел помощницу? Получишь. Только как бы не раскаялся в своем благодеянии.
   Уже три года я кисну, не позволяя себе откровенничать с родителями, решительно скрываю и мысли и чувства, а они, замечая это, тактично помалкивают. Ну, скажите еще, что я интроверт, что закрылась, как ракушка, и никого к себе не подпускаю. Вот только психоанализа не надо! Вы просто не знаете моих родителей. Они живут в любви и согласии настолько, что иногда забывают о нас, своих детях. Да, конечно, нас кормят, одевают, о нас заботятся. Раз в месяц мы всей семьей ездим в Питер, где гуляем и посещаем человеческие музеи. Но ни разу никто не заметил, как мне тяжело учиться в этой дурацкой школе, никто не поставил под сомнение мои слова о том, что у меня полно друзей. А мне, в свою очередь, стыдно признаваться в том, что не могу наладить отношения со сверстниками. И жалко расстраивать маму. Ну, что она может сделать? С вампирами я не смогла ужиться, и с оборотнями не смогу. Мои это проблемы. И только мои.
   - Ненавижу Вацлава! - в сердцах я изо всех сил кинула рюкзак на кровать и тут же подпрыгнула от неожиданности: с нее вспорхнул растрепанный синий гаарг.
   - Скай! Ты ж меня так заикой оставишь.
   - А ты меня расплющишь, - невозмутимо произнесло существо, приглаживая перышки передними лапами. Вообще-то его зовут Скаиларий, но еще в раннем детстве я посчитала, что это имя не подходит для такого мелкого, пакостного, везде сующего свой нос, то есть, клюв, создания. И, с моей легкой руки, все стали называть его Скаем. Гаарг, конечно, ерепенился, но ничего поделать не мог. Тем более, что когда-то он помог моим родителям (пыталась узнать, чем именно, но те почему-то только молчат и смущенно отводят глаза, а Ирина ехидно посматривает на Вацлава, который краснеет и начинает заикаться), за что соплеменники с позором его изгнали, а жена выставила из дома, заявив, что нашла другого. Короче, с тех пор он присосался к нашей семье, как клещ, наглый и надоедливый. Но зато только ему я могу высказать все, что думаю об окружающих потому, что, по большей части, наши взгляды на них совпадают.
   - И чем же тебе не угодил князь? - в своем репертуаре, подслушивает и подсматривает, а потом пристает с расспросами.
   - Догадайся, - буркнула я, доставая из шкафа мягкий спортивный костюм - уступка пожеланиям мамы, которая терпеть не может одежду, что я ношу. Подозреваю, что вытянутые толстовки и свитера, действительно, не слишком привлекательны, как и драные джинсы, но зато скрадывают худощавую фигуру и чрезвычайно удобны. А мама сама в юности одевалась, как подросток. Видела я ее фотографии: маленькая, хорошенькая и задиристая. И неизменные джинсы, кстати. Ее низкому росту я завидовала аж до жути. Сама я в двенадцать лет была выше всех одноклассниц и многих одноклассников и стремительно продолжала расти. Оставалось надеяться, что не достигну папиного роста. И глаза мои ужасно меня раздражали - черные глаза оборотня, которым я не являюсь. Как у плюшевого мишки, жаловалась я родным. "Ага, - говорила "добрая" мама, - скорее, как у маленькой ведьмочки. Такие же большие и черные. И сердитые", - но потом всегда добавляла "мой любимый плюшевый мишка" и ерошила темные волосы. А я улыбалась и делала вид, что все нормально. Если бы хотя бы глаза у меня были цвета расплавленного серебра, как у мамы, вампирские отпрыски, возможно, были бы не столь категоричны в своей неприязни. А так я их раздражала одним своим присутствием, а еще тем, что никто не знал моих истинных чувств по отношению к ним. Ах, как было бы хорошо в этом мире без вампиров!
   Однако стоило признать, что выйдя из подполья, они стали гораздо лучше заботиться о Земле, чем люди. Вернее, они стали о ней ЗАБОТИТЬСЯ, а не убивать. Вампирские разработки, напичканные магией, были теперь везде и всюду, заменив собой примитивные людские технологии, которые прежде из года в год делали свое грязное дело: истощали природные ресурсы и загрязняли окружающую среду.
   Конечно, пройдет еще много времени до тех пор, пока воздух окончательно очистится и планета вздохнет облегченно от того, что не просто не умирает больше, но восстанавливается. Да, вампирские примочки оставили след даже в моем доме, в котором вместо электричества использовались маленькие кристаллы, ставшие основой любой бытовой техники. Свет в комнатах и теплые батареи - тоже их заслуга. Конечно, к этим разработкам приложил руку и мой папа, но он скромно умалчивает об этом. Вампиры, несомненно, примут в штыки известие о том, что оборотень вмешивается в работу экспериментальной группы, в которую входят почти все преподаватели нашей школы.
   Я едва не начала переодеваться, но вспомнила о том, что не одна и накинула на гаарга покрывало.
   - Ах, ты так! - пыхтел Скай, пытаясь выпутаться из-под тяжелой ткани. - Противная девчонка! А я тут слушаю ее излияния и жалобы! Да еще и не закладываю о милых особенностях ее родителям, которым, между прочим, многим обязан! Как ты смеешь так со мной поступать?! Никакого уважения к старшим!
   - А чего ты ожидал, залезая без спросу в комнату к девушке? - невозмутимо произнесла я, деловито переодеваясь и забирая в хвост пышную копну волос.
   - Да где ты девушку тут увидела? Наглая соплячка! Мелкая, двенадцатилетняя девчонка!
   Я замерла, глядя на свое маленькое овальное личико, которое отражалось в большом зеркале на стене. Большие глаза застыли и подозрительно заблестели.
   - Да, маленькая двенадцатилетняя девчонка... И ему я показалась такой же, он не принял меня всерьез...
   - Эй, о чем ты там бормочешь? - пропыхтел Скай, выползая на свободу.
   Внизу громко хлопнула дверь, заставив меня очнуться. Наверное, папа пришел. Пора идти изображать себя частью семейной идиллии.
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------
  
   Опять проспала. Быстро натягивая на себя привычную одежду, я в полголоса чертыхалась, стараясь не привлекать внимание тех, кто, скорее всего, находится сейчас на кухне. При всем желании, прибегу в школу к концу первого урока, а сегодня у нас История великих изобретений. А учитель Терентий - это... Хотя, с другой стороны, можно добраться до школы иным путем. Тогда я опоздаю всего минут на десять. Но это тоже чревато неприятностями. А ладно, легко отбросила я все доводы против, цепляясь за ветви яблони, растущей у моего окна. Сколько раз я сбегала таким вот образом, не сосчитать, а родители свято верили, что я просто, как прилежная ученица, пораньше ухожу в школу.
   Пригибаясь, я припустила вдоль забора и дальше вдоль реки. Река была довольно широкой и без моста, так что, была вероятность того, что я не сумею ее перелететь и плюхнусь в воду. Ну что ж, будет отговорка прогулять другие уроки.
   Да я умею летать. Ну, ни как птица, конечно, но небольшую речку перелететь мне под силу, особенно если спрыгну откуда-нибудь с возвышенности. За выполнением этого трюка я однажды застала своего великовозрастного братца. И дабы я держала язык за зубами, он взялся обучать меня этому фокусу. Откуда у нас взялись эти способности, неизвестно, а спросить у родителей язык не поворачивался. Так и представляю, как спрашиваю с невинным видом у мамы: "Мам, знаешь, я тут частенько спрыгиваю с высоченного моста, пытаясь перелететь самое широкое место на реке и чаще всего с высоты шлепаюсь в воду, но иногда почти получается достигнуть берега. Ты случайно не знаешь, откуда это у меня?". Боюсь, если маме после этого не станет плохо, то от полетов точно придется отказаться.
   Сосредоточившись, я подбежала к довольно высокому обрыву и прыгнула. Я представила, что воздушные потоки подхватывают меня, наполняют ветром и делают легкой, как перышко. Легко, еще легче. И глаза нельзя закрывать, иначе потеряю направление. В этот раз некогда было наслаждаться ощущением полной свободы - не хотелось потерять нужную концентрацию - я просто пыталась достигнуть поставленной цели. Ступив в мелкую воду возле берега, я зашипела от холода и прыгнула на песок. Вот черт! Все-таки сентябрь - не самое лучшее время для купания, а теперь весь день придется ходить в мокрой обуви. Вода противно зачавкала в кроссовках, когда я быстро пошла в сторону Стального города - города, созданного вампирами и для вампиров, по несчастью, выросшего недалеко от нашей резервации.
   Школьный двор встретил меня необычным для него оживлением. Только тут я вспомнила, что на спортивной площадке ведутся какие-то работы перед предстоящими соревнованиями. А значит, Полкан (подпольное прозвище учителя физкультуры) теперь будет гонять учеников по двору перед входом в школу.
   Мне определенно сегодня не везло. Мокрые кроссовки оставляли предательские следы на статине (серое покрытие, используемое вместо ставшего бесполезным асфальта, более прочное и ровное), которые тут же заметил Карельский - именно его класс бегал сейчас вокруг тех, кто отжимался. Отжиманиями Полкан любил наказывать провинившихся.
   - Царевна-лягушка приперлась, - хохотнул Карельский втягивая меня в круг и продолжая бег на месте. Его одноклассники заулыбались в предвкушении развлечения. Я делала попытки выбраться, но непрерывный поток вампирских отпрысков не выпускал меня. Перед глазами уже мельтешило от череды девчонок и мальчишек. Где носит Полкана, когда нужна его помощь? Как назло, принципиальный учитель куда-то испарился.
   - Отстань, Карельский, у меня урок, - он явно полагал, что я не решусь демонстрировать свои штучки, когда в любой момент может появиться учитель. И он был прав.
   - Ну, урок-то ваше мокрейшество прогуляло, наверное, пока закалялось в речке, - весь класс захохотал, а ученик, отжимавшийся в центре круга, поднял голову и оглядел меня презрительным взглядом синих глаз.
   Я замерла, не веря в происходящее. Значит он все-таки вампир? Или такой же гибрид, как и я. И учиться будет в этой же школе только на два класса старше меня. Почему-то стало обидно от осознания того, что я для него такая малявка, ведь в таком возрасте каждый год ощущается, как большая разница. Он равнодушно усмехнулся, увидев лужицу вокруг моих кроссовок, отжался еще два раза и легко вскочил, отряхивая руки. В этот раз я не уловила в его прекрасном лице ни толики беспомощности или неуверенности. Только масса самообладания и спокойствия. И вдруг пошатнулась от волны презрения и жалости, хлынувшей на меня ровным потоком: он целенаправленно открыл свои чувства. И, похоже, только мне. Отвернувшись, он встал в строй бегущих. От дозы полученных эмоций у меня кружилась голова. Отчаяние придало силы, и, растолкав локтями ненавистных вампиров, я побежала к вожделенному входу.
   Злость и стыд ударили мне в голову и пришлось немного отдышаться, прежде чем войти в класс. Как всегда без стука. Моя визитная карточка, если хотите. Так я демонстрировала, что не следую никаким условностям.
   - Это, если не самое потрясающее, то самое нужное изобретение века...
   - Можно? - я спокойно стояла, вцепившись в лямку рюкзака, под перекрестным огнем неприязненных взглядов и эмоций.
   Тиренций зеленел на глазах, а сверху стремительно покрывался красными пятнами.
   - Ученица Барская! Удивительное неуважение к учителям и своему классу! - его худощавое тело вибрировало от возмущения. Я со скучающим видом переминалась с ноги на ногу. Меня всегда забавляло это сочетание красивой внешности истинного серебряного вампира и стариковское брюзжание. - И такую нерадивую ученицу князь велел готовить себе в помощницы! Да вы будете не лицом его, а позором!
   Класс ошеломленно ахнул, и я с удивлением поняла, что вездесущие вампиры впервые слышат о том, что Вацлав уготовил мне такую участь. Чужие эмоции затопили меня, перемешивая любопытство, зависть и страх, ведь я имела возможность отомстить многим из них. Передернувшись, я закрылась от этого потока, не желаю ничего знать!
   - Как вы можете так равнодушно относиться к учебе и к своим будущим обязанностям? - меня всегда раздражала манера учителей обращаться к ученикам на "вы", как к врагам. - Особенно к такому предмету, как История великих изобретений. Я считаю его самым основным в вашей программе. Ведь не будь накопленных знаний, мы не дошли бы до сегодняшнего уровня развития, по-прежнему используя в качестве топлива бензин и находясь в зависимости от газа и электричества. А как изменился накопитель энергии - наша сегодняшняя тема, кстати, - за сорок лет? Если бы экспериментальная группа не пополнялась кадрами, кристаллы так и оставались бы огромными и неудобными в использовании. Только открытые блестящими учеными магические линзы, расположенные в определенном порядке, способны собирать внутри маленького кристалла огромное количество энергии и сразу же направлять ее в нужное русло, благодаря чему обеспечивается безопасность. А сколько недоучек взорвалось вместе с недоработанными кристаллами, прежде чем был достигнут нужный результат?
   Учителя явно понесло. Мне стало откровенно скучно, ведь все это я давно знала, так как не раз пробиралась тайком в лабораторию отца, с замиранием сердца наблюдая из укрытия за его работой. Только спустя некоторое время, он со смехом рассказал мне, что знает о моем неумелом шпионаже и разрешил открыто приходить в лабораторию. Но, увы, лишь запретный плод сладок. К сожалению, после этого интерес моментально пропал.
   - Учитель Тирентий, может, я сяду, а вы продолжите? - я поняла, что перегнула палку, когда вампир показал клыки. Проклятые хищники! - Спасибо, учитель.
   Наглость иногда оборотная сторона безрассудства. Хорошо что покусание учеников в нашей школе наказуемо. Наверное, только поэтому я благополучно добралась до своего места.
   Урок продолжился лишь после того, как учитель пришел в себя и смог спокойно излагать материал.
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------------
   - Аллочка, а каким средством для укладки ты пользуешься? Волосы у тебя выглядят такими естественно взъерошенными, - "Естественно лохматыми", - угрюмо подумала я.
   - Камилла, меня зовут Алина, - медленно повторила я для особо невнимательных и глухих.
   - Но ведь Алла гораздо симпатичней, - капризно надула она розовые губки, - и представительнее. Для твоего блестящего будущего очень актуально.
   - Для кого симпатичней? - я в очередной раз попыталась закрыться от этой прилипалы учебником, в котором мне нужно было охватить и систематизировать огромный параграф, не выученный дома.
   - Для всех, - она без всякого смущения опустила наманикюренными пальчиками край книги, чтобы та не закрывала мою жалкую рожицу от ее выразительного (подчеркнутого десятикилограммовым слоем черной туши) взгляда. - Да и над имиджем твоим поработать надо.
   Я со вздохом отложила учебник, уже предчувствуя появление двойки по математике. Спросите, какого я терплю эту приставучку? Да все просто. Она единственная транслирует мне настоящие эмоции, а не лицемерное восхищение, появившееся с тех пор, как учитель Тирентий (чтоб ему пусто было) раскрыл, так сказать, мое инкогнито. Теперь я стала не только самой завидной кандидаткой в подруги, но и, боюсь, в невесты тоже. А чего вы удивляетесь? Среди вампиров принято выбирать в супруги равных по общественному положению, и женихаться вампирята начинают еще с яслей. Брр! Видеть не могу эти скалящиеся в мою сторону смазливые рожицы. Только вот эмоции свои они маскировать не умеют, а Камилла либо обладает особым талантом, либо, действительно, испытывает ко мне симпатию, смешенную с критическим отношением к моей внешности. Впрочем, никакого подвоха в ее поведении я не видела. Она и раньше относилась к моей персоне довольно терпимо. Не дергала, как остальные, не пыталась унизить, хотя имела на это полное право, как дочь Вадима Брюлая - одного из членов Совета. Может, это проявление слабости, но я просто не в силах оттолкнуть ее от себя.
   - На выходных пойдем за покупками, - непререкаемым тоном заявила нахальная блондинка и, сама себе кивнув головой, уселась за соседнюю парту. Если она ко мне пересядет - повешусь!
   "Видно, пора снимать стресс, накопившийся за эту дурацкую во всех смыслах неделю. Завтра как раз выходной. То, что нужно", - приняв такое решение, я приготовилась получать заслуженную двойку.
  
   - Тебе бутерброд с сыром сделать? - я с минуту смотрела маме в глаза, не понимая, чего она от меня хочет.
   - Эй, где ты летаешь? - "Парю над рекой".
   - Просто задумалась, а что нельзя? - и мило улыбнулась. Мама сразу успокоилась. Мол, шучу, значит, все в порядке.
   - Вот, Алина, объясни мне дураку: почему ты улыбаешься, а у самой глаза - грустные? - я поперхнулась чаем и захлопала этими самыми глазами, старательно придумывая, что бы такое остроумное брякнуть папе, чтоб он засмеялся и сразу отстал. Ну, надо же! Я и не думала, что они все замечают. Может, тоже притворялись все это время? Эх, папа - мой идеал. Вон как обеспокоено смотрит. Если у меня когда и будет парень, то такой же, как он: сильный, красивый и надежный. И желательно оборотень. У оборотней нет ведь таких предрассудков, как у вампиров.
   - Пап, тоска зеленая. Никто не развлекает, - я криво улыбнулась, но в ответ получила еще один внимательный взгляд. Мда, не прокатило.
   - А я когда влюблюсь, тоже такая грустная ходить буду, - заявление Дашки немного разрядило ситуацию, вызвав смешки у взрослых и гневный возглас у меня.
   - Чего? - да что она о любви знает? Шмокодявка мелкая! - Да в кого мне влюбляться? Может, в этих придурков-вампиров.
   Мама снова посерьезнела и отложила вилку в сторону.
   - Алин, если тебе так плохо в этой школе, может, пойдешь в другую?
   - Угу, и будет она всю жизнь бегать от проблем, - я вздохнула. Как ни крути, а папа прав.
   - Мам, ну, куда я пойду? К людям? Да они ничего серьезного не изучают. Все, что нужно им дают вампиры, а для того, чтобы прислуживать, много знать не надо. Может, к оборотням? И что я буду делать, пока они тренируются управлять своей второй ипостасью? Ведь большинство занятий у них направленно именно на это и на физическую подготовку.
   - Ну, можно договориться, чтобы у тебя был индивидуальный курс, - неуверенно предложила мама. На краткий миг я испытала сильное искушение именно так и сделать. Но впервые всерьез задумавшись о своем будущем, поняла, что учусь именно там, где должна. Грустно осознавать это, но от правды не скроешься. Да и перспектива стать помощницей Вацлава не так уж плоха, если поразмыслить. В конце концов, власть - это сила. И огромные возможности для мести. При этой мысли я ухмыльнулась и даже повеселела.
   - Нет, мам, пусть остается все так, как есть. Не переживай, справлюсь.
   - Вот это моя дочь, - папа потрепал меня по голове.
   - Почему это твоя? Ты ее рожал? - возмутилась мама, но тут же закрыла рот ладошкой. - Ой!
   - А что такое "рожал"? - Дашка, как всегда выловила самое интересное слово из разговора. Но никто ответить ей был не в состоянии, так как всеми овладел дружный кашель.
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   Я вдохнула студеный ночной воздух полной грудью. Он прочистил забитые всякой дрянью мозги и взбодрил, как ничто другое. Лунная дорожка шла вдоль реки, разделяя ее на две половины. Красота и тишина. То, что надо для истрепанных подростковых нервов. Я закрыла глаза и, раскинув руки, шагнула в небытие. Не боясь упасть в ледяную воду. Ведь зимой вода замерзнет и больше не будет возможности полетать. Промокнуть до нитки не так страшно, как шлепнуться об лед. Правда, в любом случае это не особенно отразится на моем здоровье. Регенерация классная вещь, хоть и удручает отсутствие болезней, когда хочется прогулять школу.
   Этой ночью не ощущалось ни малейшего дуновения ветерка, а, значит, летать было труднее, так как надо было почувствовать воздушные потоки и направить туда, куда нужно. А нужно было на правый берег. Меня подхватывает воздух, подобно волне, обтекает и бережно несет в сторону темной полосы деревьев. Я открыла глаза и счастливо заулыбалась, когда поняла, что все получается. Ощущение легкости и свободы накатило на меня, заставив сердце взволнованно биться в груди. Я лечу! Лечу так, как всегда мечтала, прекрасно управляя своим телом. Лечу, плавно снижаясь, все быстрее и быстрее и...
   - Ой! - я едва успела ухватиться за колючую ветку ели, с которой соскользнула, приземлившись на пятую точку.
   - Немного не рассчитала, - но все-таки, выбирая из ладоней впившиеся иголки, я ликовала. Жаль Димка не видел, как я летела, но, к сожалению, ему тоже не нужно было знать о моих ночных вылазках.
   Решив, что стресс на сегодня снят и полетов явно хватит, я побрела в сторону дома по мелькающей в темноте тропинке, которую видела без труда. Да, есть-таки достоинства в моей наследственности.
   Тишина родного леса не нарушалась даже шорохом моих шагов, как вдруг я услыхала неясное бормотание.
   Как призрак, я скользнула по направлению к ближайшей полянке, ожидая там узреть кого угодно, только не его.
   То, что это парень с синими глазами я поняла не сразу. Слишком странно выглядел темный коленопреклоненный силуэт на ночной поляне.
   - Шабар. Неперет хай, - шепча незнакомые слова он проводил рукой по зеркалу, установленному перед ним прямо на земле. Он что, с собой его приволок?
   Когда по зеркалу пошла светящаяся рябь, я закрыла рот рукой, чтобы не закричать. Почему-то стало страшно. Теперь уже меня не влекло к этому парнишке. Я его боялась. Кто он такой? И что здесь происходит? Я приросла ногами к земле, стараясь не дышать, чтобы его чувствительный слух не уловил ни звука.
   Зеркальная поверхность заколебалась и стала похожей на воду, потом засветилась и явила моему взгляду чье-то лицо. Странные, заостренные черты принадлежали взрослому человеку. Ну, по крайней мере, на вампира незнакомец точно не был похож. Очень уж ярко выделялись на бледном лице зеленые глаза.
   Я ущипнула себя за руку, надеясь, что это глюк, вызванный бессонной ночью, но, едва не взвыв от боли, порадовалась, что умею скрывать эмоции, так как по ним парень уже обнаружил бы чужое присутствие. По-хорошему, уносить бы отсюда ноги, пока можно, но помимо страха было еще любопытство. И я боялась умереть от него, если не узнаю, в чем здесь дело.
   - Ахар. Аш нестеро, - произнесло отражение.
   - Говори на этом языке, - перебил его парень властным тоном, - Я должен упражняться, чтобы не проявился акцент.
   Странно, я вообще не слышала никакого акцента в его речи, в отличие от несколько шипящего произношения незнакомца в зеркале.
   - Что нового? - у меня мурашки побежали по телу от этого недружелюбного голоса.
   - Пока ничего. Никакой угрозы я не заметил. Со стороны вампиров, по крайней мере.
   - А разве для нас кто-то еще может представлять угрозу.
   - По идее, нет. К тому же вампиры утратили память предков, остались лишь мифы и предположения, откуда они пришли. То, что они теперь питаются кровью, привело к некоторой дегенерации их способностей, что, впрочем, нам на руку. Но есть тут странные полукровки, которые кровь не пьют. Этот вопрос еще полностью мною не изучен, но есть кое-какие мыслишки.
   - У тебя впереди вся бесконечная жизнь, так что изучай, - усмехнулось отражение.
   Что-то подсказало мне, что именно моя семья была упомянута в этом разговоре. Стало как-то жутко и неприятно. Огромное желание исчезнуть отсюда от греха подальше, заставило меня сделать неосторожный шаг назад. Под ногой хрустнула ветка, и парень вскочил, сосредоточенно вглядываясь в кусты.
   - Кто здесь? - испугавшись его грозного рыка, я, уже не скрываясь, ломанулась прочь со всей возможной скоростью, петляя по лесу, как заяц.
   Через некоторое время стало ясно, что никто не пытается преследовать мою скромную персону. Да кому я вообще нужна? Но внушение мало помогало, когда я, как сумасшедшая влетела в дом и аккуратно прикрыла дверь. Впервые в жизни я заперла входную дверь на замок и только потом с облегчением прислонилась к ней спиной. В резервации как-то не заморачивались по поводу запоров. А кто рискнет сунуться к нам? На самом деле мы тут живем, как в деревне. И порядки те же. Вот и сейчас было не по себе, когда запирала дверь на замок трясущимися руками. Сердце колотилось в груди, как сумасшедшее. Что же это было?
   - Алин, это ты тут? - мама вышла из комнаты, глядя на меня сонными глазами.
   - Да, мам, ты иди спать. У меня просто голова болела, и я посидела немного на лавочке.
   От удивления она даже проснулась.
   - Голова болела? С чего это?
   - Да просто думать много вредно, - усмехнулась я и стала подниматься по лестнице, надеясь, что мама не заметит, как меня колотит.
   - Алин, ты ж не человек. Это у них голова болеть может.
   Вот чего ей не спится, спрашивается? Еще папа явится.
   - Лариса, что здесь происходит? - ну, все. Приплыли. Устроим семейный совет по-Барски.
   - Да, вот Алина сказала, что у нее голова болит, - растерянно пояснила она.
   - Да, не парьтесь вы! - нервы откровенно сдавали. - Наверное, человеческие гены себя проявляют.
   - А...
   - Все, родители! Концерт окончен! Идите спать. А то у меня повторно головная боль начнется.
   От меня отстали, но, поднимаясь по лестнице, я слышала приглушенный шепот.
   - Что это с ней, а? Я всерьез беспокоюсь.
   - Не бойся, милая. Может, она и соврала про головную боль, а сама сидела, мечтала о своем, о девичьем.
   - Все равно надо сдать анализы. На всякий случай.
   Тяжкий вздох.
   - Хорошо. Ты только не волнуйся. Пошли спать.
   - Валентин, ну, как тут не волноваться....
   Уууу, лучше б правду сказала. И то меньше переживали бы.
   Я в сердцах с силой захлопнула дверь. И в ту же секунду оказалась прижатой к ней, а сильные пальцы вцепились мне в горло.
   - Что ты видела? - прошипел он мне в лицо. Да, то, что я видела, не было кошмаром. Кошмар был сейчас. Глядя в синие, фосфорицирующие в темноте глаза я проклинала собственную глупость, заставившую меня влезть тогда в разборки мальчишек.
   - Ничего не видела, - я тяжело сглотнула и вцепилась ногтями в его руку, стараясь сделать ему так же больно, как он делал мне. - Убирайся! Я сейчас закричу.
   Он сдавил мое горло еще сильнее, а когда отпустил, я тяжело съехала по двери вниз и закашлялась.
   - Неужели ты хочешь смерти своих родителей?
   - Что может мальчишка сделать взрослому оборотню, обладающему магией вампиров?
   - А ты проверь, - сказано было ленивым тоном, но проверять почему-то расхотелось.
   - Ладно. Если я отвечу на вопрос, ты уйдешь?
   - Зависит от того, что ты скажешь.
   Я незаметно сконцентрировалась на извлечении кинжалов из недр рюкзака, а потому не спешила подниматься с пола. Эта позиция была сейчас наиболее удобна.
   - Ну, я гуляла по лесу...
   Он удивленно вздернул бровь.
   - Могут быть у меня свои причуды? - я почти шептала боясь, что родители опять всполошатся. - Хорошо. Я ходила на свидание. Этот вариант тебя больше устраивает?
   Подумав, он кивнул, но лицо его как-то окаменело.
   - В общем, иду я и слышу голос, ну, и сунулась к этой поляне. Никогда туда больше не пойду! А там ты сидишь, смотришься в зеркало и разговариваешь с собой любимым.
   Если он поверит моим объяснениям и уйдет, я, так и быть, его не трону. А то, боюсь, простым разрезанием одежды тут не обойдется.
   - Честное слово! Я никому не расскажу, что у тебя раздвоение личности. Мне тебя даже жалко. Но сумасшествие ведь лечится, если вовремя обратиться за помощью.
   Он присел рядом со мной на корточки и внимательно всмотрелся в мои честные-причестные глаза.
   - Вот не пойму: либо ты дура, либо прикидываешься, - задумчиво пробормотал он. - И почему я твоих эмоций не чувствую?
   - Сам ты дурак! - зашипела я оскорблено. - А я твоих эмоций тоже, между прочим, не ощущаю, но не задаю тебе дурацких вопросов и не припираю ночью к стенке!
   - Ладно, живи! - он лениво потянулся и... исчез.
   Я осторожно потрогала воздух перед собой, но ничего подозрительного не заметила. Как он это сделал? Нет, я, конечно, знала, что так умеют взрослые вампиры. Дядя Вацлав даже показывал один раз, как перемещаются на пару метров, но чтобы подросток вытворял такое? И он ведь как-то выследил меня, хотя я была уверена, что хвоста за мной не было.
   Облегченно вздохнув, я отбросила ненужные теперь кинжалы и рухнула на кровать, уставившись на светящийся циферблат настенных часов. Четыре часа ночи. Хорошо, что завтра в школу не надо. Да и видеть эту смазливую рожу снова особого желания не возникает.
  
   ---------------------------------------------------------------------------
  
   Вамп - это круто!
   Вамп - это сила!
   Вамп - это море
   По-зи-ти-ва...
  
   Утро для меня началось внезапно и гораздо раньше, чем хотелось. Популярная среди вампирской молодежи бестолковая песенка (что с них взять? Тупые кровососы!) ворвалась в сознание вместе буханьем басов и хлопаньем дверей.
   В этот момент мне снилось, что внезапно мои мышцы приобрели супер-силу, в результате чего справедливого возмездия не избежали ни мальчик с синими глазами, ни Карельский. Естественно, мне не хотелось прерывать сон, в котором я в упоении лупила по мордасам. Лучшим вариантом было зарыться с головой под подушку и снова выключить реальность.
   Что я и сделала. Сработало!.. ненадолго.
   Реальность вновь жесточайшим образом заявила о себе надоедливыми переливчатыми гудками с улицы. Одновременно кто-то барабанил в дверь и дергал ручку.
   - Алинушка, вставай! - в голосе мамы слышалась улыбка.
   А у меня прям все тело зачесалось от этого "Алинушка". Ведь просила же не называть меня так! Ненавижу это уменьшительно-ласкательное! Тем более, что Карельский весьма часто им пользуется. Знает, зараза, как вывести из себя.
   Пришлось соскребаться с кровати, пока мама опять не помянула так же ласково. Не успела...
   - Алинушка! - вздрогнув, я поспешно отодвинула щеколду и рывком распахнула дверь. Из-за чего Дашка, пинавшая ее снизу буквально ввалилась в комнату. И тут же, прокатившись веселым колобком, взобралась на кровать.
   - Ну, что ты все спишь? Там тебя давно подруга дожидается, - "Скрип-скрип", - поддакнула кровать.
   Подруга? Теперь ясно, почему мама такая взволнованно-радостная. Вопрос: какая такая подруга?
   Прошлепав босиком по коридору, я прилипла к окну, из которого был виден двор перед домом. Там, переливаясь разноцветными боками под ярким солнцем, красовалась Бомбочка, а, точнее, Бомбета триста пятой модели. Игрушечный такой по виду витамобиль. Чисто женский вариант.
   Едва моя заспанная рожица с растрепанными волосами нарисовалась в окне, жуткие звуки молодежной вампирской музыки утихли вместе и воплями гудка. Дверца скользнула в сторону, из витамобиля появилась улыбающаяся Камилла Брюлай.
   Я, было, дернулась, чтобы спрятаться, но поздно. Размалеванная и разодетая (или, скорее, раздетая) блонди радостно замахала мне руками. Потом сложила ладошки рупором, едва не ткнув в глаз алым ногтем и заорала, надрывая вампирские легкие:
   - Аллочка, мобильный включи!
   - Блин! Черт! - я поспешила на поиски своего мобильника, который предусмотрительно выключила перед походом в лес. Лучше уж по телефону поговорить с наглой вампиршей, чем впустить в комнату.
   - Блин! Блин! - радостно вопила Дашка, подпрыгивая на кровати чуть не до потолка. Поймав сестричку на лету, я выставила ее на лестницу. Она, было, хотела разразиться потоком слез, но дело спасла успевшая спуститься вниз мама:
   - Даша! Ты почему кашу не доела?! - ойкнув, этот чертенок кубарем скатился вниз.
   - Алло, - бухнувшись на кровать, я угрюмо ответила на звонок Камиллы.
   - Ну, где ты там? - послышался ее командирский голос. - Папа выделил мне витамобиль, так что сейчас же едем за покупками! Собирайся. Я жду.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - я широко зевнула, с тоской уставившись в потолок.
   - Как это?! Мы же договаривались! - а затем обеспокоенное. - У тебя что-то случилось? Давай я зайду - и мы поговорим.
   Подавившись зевком, я подскочила на кровати.
   - Нет!!! Через пять минут буду!
   Пожалуй, я впервые матюгалась, натягивая на себя джинсы и видавшую виды клетчатую рубаху. Судя по одежде вампирши, наконец, наступило бабье лето, и на улице было жарко.
   Подруга! Это ж надо! Сбылась моя мечта о появлении друга вот так своеобразно. Радуйся, Алинка, ты теперь не одна!
   Радости, как ни странно, это не добавило. День обещал быть ооочень длинным. В такой-то компании.
   Только одно обстоятельство подняло мне настроение. В момент, когда я покидала комнату, в стекло со стороны улицы врезался гаарг и, некрасиво растопырив лапы, съехал вниз. Не сдержав смеха, я вспомнила, что папа вставил в раму триплекс - трехслойное стекло - надоело, что наглая "птица" регулярно проделывает брешь в моем окне.
   Так что в витамобиль я садилась почти счастливая. И тут же застонала от отчаяния: по тесному салону витал тяжелый аромат духов. Жуть! У вампов ведь очень чувствительное обоняние. Как она может?!
   - Ты быстро, - прокомментировала мое появление Камилла и окинула хищным взглядом мешковатые джинсы и рубашку. Будто прикидывала все экзекуции, которые можно со мной проделать. Уже боюсь! Правда, терпеть не могу магазины, а особенно скрытые в них примерочные. Там такое освещение, что видишь даже те недостатки, которых у тебя нет. Впрочем, у Камиллы таких проблем явно не имеется. Я окинула взглядом шикарную фигуру "подруги" и совсем скисла. Ярко-желтое платье красиво облегало изящные изгибы. Девчонка уже почти оформилась. Недаром вампиры всех возрастов оборачивались ей вслед. Причем, ею это воспринималось, как должное.
   - Таак, сколько денег тебе дали на расходы? - с ходу начала она.
   Я, молча, стараясь не дышать, показала ей банковскую карточку, которую у выхода сунула мне мама.
   - Ого! Ну что ж, гуляем! - тут же, повинуясь изящному пальчику, прозрачная крыша Бомбочки отъехала назад, предоставив доступ воздуху, и мы рванули с места.
   Хотя "рванули" это слишком громко сказано. Дело в том, что в наше время можно ездить детям, только в витомобиле при этом ставится ограничение скорости. А экзамен по правилам дорожного движения уже давно сдают все. Даже пешеходы.
   Короче, ехали мы со скоростью велосипеда, что меня вполне устраивало.
   Во-первых, ветром не сдувает. Во-вторых, кто знает, как водит это легкомысленное создание.
   Правда, сейчас по дорогам никто и не гоняет. Витамобили для этого не приспособлены. Чтобы оторваться можно пойти на гоночные трассы - вот там настоящая скорость!
   А на дальние расстояния ходят сверхскоростные экспрессы. Брр! Не люблю их! Будто прилипаешь спиной креслу и не двигаешься до конца пути.
   Ткнув ногтем куда-то на панели управления, Камилла врубила что-то громкое и невообразимо далекое от музыки. Пытка началась!
  
   ------------------------------------------------------------
  
  
   ...Сегодня я в тебя влюблен.
   Сегодня ты мой сладкий сон.
   И для меня поет
   В твоих венах кровь,
   В твоих венах кровь...
  
   А вот этот певец (впервые слышу) поет ниче себе так. Красивый завораживающий голос... Но слова! Я скосила глаза на Камиллу, которая весело подпрыгивала за рулем и фальшиво подпевала.
   Та заметила мой взгляд и ослепительно улыбнулась:
   - Карлос Деменго классный! У него такой голос!
   Ага! Как раз для того, чтобы завораживать глупых человеческих девчонок. Но Камилла!.. Еще раз убедилась в отсутствии вкуса у нее. Даже страшно представить, во что она меня нарядит.
   - Сначала поедем в салон, а потом уже в магазин.
   - Может, не надо в салон? - я обреченно вздохнула. Если меня накрасят так же, как и одноклассницу, я глаза открыть не смогу. Но, боюсь, от этой процедуры отмахаться не получится.
   Что удивительно, Камилла сейчас не казалась такой чопорной, как в школе. И в эмоциях чувствовалась некая раскрепощенность. Я прям кожей ощущала, что от нее волнами исходит нетерпение и удовольствие от происходящего.
   - Надо-надо, - лучезарно улыбнулась Камилла, все больше напоминая не капризную куклу, а просто красивую озорную девчонку.
   - Я понимаю, что раньше ты хотела быть незаметной, - тут я поймала волну сочувствия. Она что, меня жалела все это время? - Но теперь тебе просто необходимо быть на высоте. Запомни, вампиры уважают только за происхождение и безупречный внешний вид. Ты ДОЛЖНА соответствовать положению, которое тебя ждет в будущем.
   Конечно, она была права. Если я собираюсь и дальше учиться в этой школе, мне надо позаботиться о том, чтобы не быть изгоем.
   Я вздохнула и на минуту задумалась: спросить - не спросить? Но все же не выдержала.
   - Камилла, скажи честно: ты ведь тоже стала общаться со мной только из-за всей этой истории, - я невольно поморщилась при этих словах. Язык не поворачивался говорить с кем-либо о Вацлаве и его планах.
   К моему удивлению, вампирша ответила просто, особенно не заморачиваясь и не пытаясь выкрутиться.
   - Знаешь, ты мне всегда нравилась. Ты прикольная. Ни под кого никогда не прогибалась. Да еще тот эпизод с Карельским,.. - тут она хмыкнула, явно вспоминая, как с Костика красиво штаны опадали. - Тут есть за что уважать.
   Она пожала плечами и крутанула рулем, свернув с главной дороги в сторону города.
   - Но я вампир и воспитывалась, как вампир. Мой отец входит в Совет. А значит, я не могу себе позволить общаться не пойми с кем, - при этих словах я уловила нотку сожаления и тоски в ее эмоциях и взглянула на нее с удивлением. Камилла также глянула на меня и недовольно поджала губы. Жалеет, что не может скрыть эмоции? Ах да! Мы ж крутые! - И я, действительно, рада, что ситуация изменилась.
   Что я могла сказать на это? Чертова вампирова гордость - и с этим ничего не поделаешь. Пришлось проглотить некоторую обиду.
   Кивнув, я просто отвернулась к окну и стала наблюдать за пешеходами и проплывающими мимо витринами. А Камилла, как ни в чем не бывало, вновь стала подпевать развеселым вампирским песенкам.
  
   Теплой обстановку в Стальном городе можно было назвать с большой натяжкой. Меня знобило уже от одной цветовой гаммы стального цвета (так памятники на людских кладбищах красят), а уж от взглядов вампиров вообще бросало в дрожь. Да уж, здесь не школа, в которой я имею полное право находиться.
   Хотя почему нет? Возможно, все эти кровососы вскоре будут мне заискивающе улыбаться. Причем, у меня перед ними есть определенное преимущество: я чую их эмоции, а они мои - нет.
   Подбодрив себя такими мыслями, я равнодушно ответила на очередной презрительный и, в изрядной степени, подозрительный взгляд и, вздернув подбородок, пошла за виляющей бедрами Камиллой. Буду воспринимать свое перевоплощение как интересное приключение.
   В конце концов, Брюлай не так уж и плоха.
  
  
   Это кто? Я, что ли?
   За незнакомкой, отражающейся в зеркале, выглядывала довольная рожица Камиллы. Еще минуту назад я покусать ее готова была, а сейчас...
   Сначала, не веря себе, я провела пальцами по зеркальной глади, потом - очертила контур своего лица.
   Девушка с черными, миндалевидными глазами была старше меня, как минимум, года на два. Что удивительно, на пушистые, будто махровые ресницы, не было наложено ни грамма туши. Но глаза были подведены так умело, что поменяли форму и блестели. Вряд ли теперь мама сможет назвать меня "плюшевым мишкой".
   Да уж. Загримировали меня знатно! Да и подстригли тоже. Вроде ничего особенного не сделали, а волосы лежат красивыми волнами. Мне придется вставать на час раньше, чтобы успеть до школы оформить себя таким образом.
   Придется? Неужели мне это нравится?
   Я еще раз покрутилась возле зеркала, в глазах сверкнуло восхищение собой. Да! Пожалуй, впервые я себе нравлюсь.
   Этому способствовала и одежда. Камилла так и не сумела напялить на меня платье. На мне по-прежнему красовались джинсы. Только эти сидели, как влитые, красиво обрисовывая длинные ноги и упругую попку. А простая синяя кофточка смотрелась на мне, как мечта. Оказывается, мне идет синий цвет. Кроссовки сменились на мягкие симпатичные балетки. А что? Удобно!
   Возможно, это слишком, но я даже казалась себе красивой. И носик-то у меня, оказывается, аккуратный, маленький. И губки - бантиком. И ямочки на щеках имеются... И, вообще, я прелесть!
   И вот, покидая салон красоты в таком приподнятом настроении, я опять умудрилась встретить его...
   Он окинул меня удивленным взглядом пронзительных глаз, усмехнулся и, вслед за этим, буквально омыл волной чистого презрения.
   А ведь еще ночью он угрожал мне. Мне и моим близким. По телу прошла дрожь негодования. На миг скинула щиты, чтобы он почувствовал всю мою злость и ненависть. Чтобы понял, что страха он не вызывает.
   Синеглазый прищурился и, кинув короткое: "Зря", - ушел прочь.
   Тут же ко мне подлетела Камилла и стала дергать за рукав.
   - Что он тебе сказал? Ты с ним знакома? Ты знаешь Счастливчика Тима?
   - Кого?
   - Ты что, не в курсе? Об этом вся школа говорит. Это внебрачный сын Верения - правой руки князя. Верений случайно нашел его. Вот ведь повезло парню!
   Мда, мне тоже повезло. Я задумчиво смотрела вслед не по годам высокому Тиму, уверенно пробиравшемуся сквозь толпу, и вспоминала сцену на поляне. Что все это значит? И спросить-то не у кого.
  
   ------------------------------------------------------------------------
  
   - Да, вам кого?.. - спросила мама и осеклась, вытаращив глаза.
   Снова и снова ее взгляд ощупывал меня сверху до низу и обратно, будто не веря, что я реальная.
   - Алииинка, - неуверенно протянула она, даже и не думая посторониться.
   - Ну, что? Теперь ты меня домой не пустишь? И отправишь бомжевать?
   - Ой! - мама отскочила от двери и растянула губы в какой-то глупой улыбке.
   - Какая ты... красивая. То есть, красивой ты была всегда, но теперь особенно...
   Я уже, было, засмущалась от этого комплемента и приготовилась растечься лужицей на пороге, когда она внезапно нахмурилась.
   - Только вот не стоило позволять так сильно красить лицо. Это не к чему.
   - Почему это?
   - Алина, тебе всего двенадцать. И такое количество грима выглядит, по меньшей мере, нелепо.
   Ну, вот! Настроение испорчено. А я ведь так восхищалась моим умело нарисованным лицом.
   Буркнув что-то неразборчивое, я протопала в дом. В правой руке бултыхался куль со старой одеждой.
   - Солнышко, - спохватилась мама, - не расстраивайся. Ну, сама посмотри.
   Меня подвели к большому зеркалу в холе.
   - Видишь, какой диссонанс получается? - и где только слов таких нахваталась эта примерная домохозяйка? - подростковая фигурка и взрослое лицо. Ну, что это? Все должно соответствовать друг другу.
   Мдя, мама права. Теперь я новыми глазами смотрела на свое отражение. Такое чувство будто взяли фото обычного подростка и приклеили на него голову фотомодели.
   - Ужасно, - прокомментировала я и тут же почувствовала себя неуютно в новых тряпках.
   Это не мое. Все не мое! Хочу себя прежнюю! Уютную и родную... и незаметную.
   - Нет! - мама повернула меня лицом к себе. Клянусь, в ее глазах плескался ужас. - Только не вздумай переодеваться! Просто не надо так краситься. В следующий раз позови меня - я помогу.
   - Угу, - че-то я сомневаюсь, что решусь на это.
   В любом случае, приподнятого настроения, как не бывало. Тем более, после того, как папа, оторвавшись от экрана компьютера, сказал примерно то же, что и мама, только в более грубой форме.
   Мол, наконец, я стала выглядеть не как охламон из трущоб, только зачем так пачкать лицо? Действительно, зачем?
   Неужели с точки зрения мужчин косметика - это грязь на лице, об которую можно испачкаться? Или это папа у меня такой неправильный? Тогда ему серьезно повезло с мамой - она терпеть не может краситься. Хотя и так выглядит прекрасно.
   В довершение картины я застала в комнате подыхающего Ская. Как всегда, подыхал он на моей кровати.
   - Ох, ах! Убили! Вы меня убили!
   Приглядевшись ко мне, гаарг внезапно прекратил спектакль и подскочил, взъерошив перья.
   - Пррилестненько! Только зачем ты так сильно намазала морду лица?
   - Ну, все!
   - Эй, полегче! Тише ты, тише! Я пошутил, а-а-а-а!
   Убегая от тапка, которым я всерьез намеревалась размазать гаарга по стене, он забыл, как опростоволосился утром и попытался смыться через окно.
   - А-а-а, за что? - Скай трупиком сполз на пол.
   Неужели все же убился? Наконец-то!
  
   -------------------------------------------------------------
  
   Естественно, мне не повезло. Гаарг оклемался и, громко матерясь, упорхнул на поиски сочувствующих ушей.
   Не выдержав такого всестороннего давления и вновь включив все свои комплексы, я умылась и переоделась в более привычную домашнюю одежду.
   А на ужин пришел Димка и втихаря предложил мне полетать. То, что надо!
   Ночью, налетавшись вдоволь и переодевшись в захваченную с собой сухую одежду, мы сидели на краю обрыва. В руках - пластмассовые стаканчики с дымящимся чаем, налитым из термоса. Перед глазами - картина, полная романтики. Луна, звезды, серебристая дорожка на спокойной глади реки... Что еще для счастья надо?
   - Дим, скажи, а почему у тебя до сих пор нет девушки?
   Брат покосился на меня со смешком.
   - О чем ты? У меня полно девушек.
   Еще бы! Конечно, у него их, как собак не резанных. Внешне он почти, как папа. Только характер более легкий.
   - Ну, ты понимаешь, о чем я. Почему у тебя нет постоянной девушки.
   Он пожал плечами и задумчиво уставился на луну. А она полная, кстати. Наверное, зовет его сейчас перевоплотиться и побегать по лесу. А он вместо этого нянчится со своей малолетней сестрой.
   - Понимаешь, они все... одинаковые, что ли.
   - Не встретил свою единственную?
   Димка оглушительно захохотал, а мне стало обидно. Ну, что я такого сказала?
   - Ну, ты выразилась, конечно! Какую такую единственную? Просто мне пока нравится, что их много. И ни одна не имеет на меня прав. Делаю, что хочу. Иду, куда хочу...
   - Сплю, с кем хочу,..- пробубнила я задумчиво.
   - Это не я сказал, - он попытался взъерошить мне волосы, но я уклонилась от "ласки". - И вообще, рано тебе еще об этом рассуждать.
   - То же мне, поборник нравственности!
   Но все же на минуту задумалась. Действительно, для него я мелочь пузатая.
   - Дим, - решила - спрошу. Все равно, больше не у кого, - а ты любишь, когда девушка красится?
   Он хмыкнул. Могу поклясться, он состроил очень пошленькое выражение лица. По крайней мере, слова были именно такими.
   - Я воспринимаю косметику на лице женщины, как боевую раскраску. Правда, к утру это оружие оборачивается против нее же.
   Тут же вспомнились многочисленные фильмы, где проскальзывает эта тема. Кажется, я покраснела. Не думала, что меня можно смутить, но это, наверное, и правда ужасно: проснуться с фингалами под глазами рядом с любимым мужчиной.
   Это все ерунда, конечно. Не собираюсь я ни с кем рядом просыпаться, но краситься точно больше не буду! Все! Решено!
   - Спасибо тебе, Димка.
   Наверное, он прифигел от моей благодарности неизвестно за что, но ничего не сказал.
   Все же у меня классный брат!

Оценка: 7.03*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"