Кречет Саша: другие произведения.

В наваждении танцующих лун (версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Да, простите, что разочаровала, если кто-то зашел, надеясь увидеть продолжение. Это просто еще одна вычитка старого романа, немного дополненная. Так себе подарочек... Реально немного, однако, если вы, уважаемые читатели все же прочтете, то прошу зайти и сюда -
    В наваждении танцующих лун (сравнить версии) - АНКЕТА
    Буду благодарна!
    Или скопируйте в адресную строку браузера):
    http://simpoll.ru/run/survey/9b192762
    Если же уважаемый читатель ты впервые зашел ко мне и прочел только эту версию романа, то в связи с тем, что оценки на СИ потеряли всякий смысл по причине их массового удаления, автор очень просит вас помочь с обратной связью пройдя по этой ссылке:
    В наваждении танцующих лун (к новой версии) - АНКЕТА
    Или скопируйте в адресную строку браузера):
    http://simpoll.ru/run/survey/11ad4bdb

    Благодарю всех откликнувшихся!

    Если не сложно, отпишитесь в комментариях если есть проблемы.


В наваждении танцующих лун

   Пролог
  
   Часть 1. Ренегат
  
   1. Враг
   2. Примирение
   3. Чужая земля
   4. И нет пути назад
   5. Аллиол
   6. Логово
   7. Свои
   8. Дом родной.
   9. День дождя
  
   Часть 2. Просто жить...
   10. Бешеный
   11. Древние тайны.
   12. На старт!
   13. Внимание!
   14. Дубль второй.
  
   Часть 3. Фортуна
   15. О жизни, дружбе и любви
   16. Силы знак
   17. Non stop.
   18. Игры
  
   Часть 4. Время холодов
   19. Глоток осени
   20. Начало темных дней.
   21. Древние страсти.
   22. Не сорваться.
   23. Длинный день
   24. Фатальность.
   25. Улет
   26. Хорошо, что хорошо...
   27. Так бывает.
  
   Часть 5. Обречен.
   28. Есть выход!
   29. Еще весной
   30. Знак беды.
   31. Авантюра.
   32. Оборот
   33. Происки Богов.
   ПРИЛОЖЕНИЕ

В наваждении танцующих лун

  
   Пролог
  
   Данная история не имеет никакого отношения к сегодняшним легендам о вампирах земли. Здесь вампиры - это скорее просто биологический вид вполне человеческой природы. Вид охотящийся на куда еще более похожих на нас людей. Эх, дикари... Где это произошло каждый вправе придумать самостоятельно. Наличие гнезда нелюдей за долиной Ашенген, а также за водопадом Ухту научно не подтверждено. Как, впрочем, и наличие самих этих мест в каких либо известных науке мирах. Все события являются вымышленными, любые совпадения с реальными персонажами случайны и обжалованию не подлежат. Все сведения взяты из открытых источников и не носят характер государственных тайн. И да пребудет с вами сила! И да будет на то воля Богов!
  
   Часть 1. Ренегат*
  
   * Ренегат (ср.век.лат. Renegatus, от renego - отрекаюсь), человек, изменивший своим убеждениям, перешедший в лагерь противников; изменник, отступник. БЭС под редакцией А.М.Прохорова, т.2, 1991 г.
  
   1. Враг.

---накануне 1 дня месяца Тэнь

   Уловив краем глаза движение, я резко развернулся и успел заметить серую тень, летящую на меня откуда-то сверху, самым поразительным образом ухитрившуюся сорваться с дерева не произведя ни малейшего звука. Не дожидаясь, когда эта тень собьет меня с ног и, заломив руки, вопьется клыками в горло, я резко вскинул массивную, заранее припасенную дубину, что так ненавязчиво болталась в хлипкой котомке за спиной и... и как-то очень резко и четко, как это бывает в стрессовых ситуациях откуда-то изнутри появилось ясное понимание, что я не успеваю сбить несущуюся смерть. Я уже почти физически ощущал прикосновение жадного рта, но вдруг также ясно осознал, что тень несется не на меня. Точнее не совсем на меня. Ошибка составляла всего-то около ладони, двух, но этого было вполне достаточно, чтобы все-таки успеть огреть мерзкое существо. От удара плетеная ткань котомки разорвалась вдребезги, обнажив мое оружие. То ли пережитый ужас, то ли извечная ненависть к кровососам взяла свое: я, плохо понимая, что делаю, бил снова и снова. Даже не обращая внимания, шевелится ли еще гадкое существо. Когда я остановился, оно лежало лицом к земле и не двигалось. Крови не было, однако по очертаниям угадывалось, что кости, вроде, должны быть переломаны. Новый ужас охватил меня: я понял, что перестарался. Жрецы всегда говорили, что безнравственно убивать, если только ты не воин и не выполняешь свой долг... и если речь не идет о рыбе. А я, сейчас... неужели убил...
   В этот миг раздался стон, лоснящаяся шкура пришла в движение, обозначая появившееся дыхание ... обошлось. Не так-то просто убить вампира. Эти твари способны регенерировать и восстанавливаться с бешеной скоростью. Зато проучил я его как следует, теперь долго не сунется на охоту. Уползет в свою нору зализывать раны. Хоть одной тварью на время станет меньше. Значит не зря оно все... Преисполненный гордости и предвкушая свой невероятный рассказ соплеменникам о том, как мне удалось избить вампира, приманив собственным телом, я уже почти ушел из-под сени липового дерева, где лежал поверженный мной (!) нелюдь. И вдруг до моего слуха донесся хрипловатый и почему-то не вызвавший отвращения голос: "добей!". Мог ли я не вернуться?
   Нечасто можно услышать даже простой вскрик вампира, а уж то, что они могут разговаривать вполне по-человечески даже не приходило мне в голову. Хотя почему нет? Вампир лежал, повернувшись ко мне лицом, было видно, что каждое движение дается ему с огромным трудом. Он снова повторил: "добей!". Затем, словно желая подсказать мне, как именно это проще сделать, отвернулся, подставив обнаженный затылок... Там, поближе к линии длинных волос, которые вампиры почему-то оставляли только на макушке и чуть по бокам, вроде уже красовалась далеко не естественная вмятина.
   Грязная тварь... должно быть прекрасно понимал, что люди не способны вот так взять и убить. Когда нет особой необходимости, когда существо не представляет опасности, в конце концов, даже просто ударить поверженного и беззащитного! Пусть даже и тварь... Это противоречит всем нравственным принципам! Он что, мразь, еще и издевается? Первым моим порывом было просто резко развернуться и исчезнуть с бывшего поля боя. Даже не строя версий, что задумал этот негодяй. Но все-таки я задержался, рассматривая его блестящую серую шкуру, отливающую на солнце серебром. Вряд ли он смог бы на меня сейчас напасть... Может, свято веря в свое бессмертие, хочет заставить меня нарушить нравственный запрет и уподобиться представителям их мерзкой расы? Но это даже смешно - у меня не поднялась бы на него рука, даже если бы я сам этого захотел. Я же - человек!!!
   Стоп! Неужели он не чувствует боль? Однако вновь раздавшийся стон мигом дал понять, что это не так... Я всем нутром понял, что ТАК притворяться не может даже вампир. К тому же я вдруг именно сейчас осознал, что только что перед этим я не видел дыхательных колебаний, а сейчас они снова прокатились по дернувшемуся телу. Вероятно, он был без сознания...
   Вампир снова повернулся ко мне лицом, в его огромных бездонных глазах была такая обреченность, что я содрогнулся. "Нравится?" - прошептал он. На языке уже вертелось язвительное: "А тебе нравилось пить живую кровь?". Но я, неожиданно для себя, выпалил: "нет, не очень". Но тут же спохватившись, добавил: "так что давай, ползи отсюда к себе в логово - и надеюсь больше не свидимся". "У меня, кажется, поврежден хребет, и я даже не чувствую конечностей. Я не могу проползти даже на расстояние трех шагов..." - ответил он на чистейшем смиати (моем родном наречье).
   Я не дал ему договорить, произнеся - "ничего сейчас все срастется, у вас это быстро". В его глазах мелькнуло что-то похожее на усмешку: "Я уже не восстановлюсь, с удовольствием бы поговорил с тобой, но даже для этого мне прямо сейчас нужна кровь. Добей... не обрекай подыхать здесь сутками". Он замер ненадолго, прикрыв огромные глаза, и продолжил: "Вы ж чванитесь своей добротой - так не заставляй ждать смерти несколько дней, кормя мух, червей и испытывая жуткую боль..."
   Я был несколько смущен и, отведя глаза, только сейчас заметил, что небольшая струйка крови течет по моей руке - должно быть накололся на что-то, не заметив в экстазе борьбы. Уж не знаю, что на меня вдруг нашло, может быть, это было просто любопытство, но я прислонил раненую ладонь к его губам, и он послушно зашевелил ими, слизывая темно-красную тягучую жидкость... Потом ненадолго замер, вздохнул и спросил просто и ясно:
   - Что тебе нужно?
   - Никогда не разговаривал с вампиром, - честно признался я, - и только сейчас понял, что, по сути, не знаю о вас почти ничего. Так вы что - лечитесь кровью?
   - В том числе, - ответил он уклончиво, - Если уж у тебя хватило сил изуродовать меня, но не хватает сил уничтожить... (тут он перехватил мой презрительный взгляд)... я могу с тобой поговорить, но после разговора ты поможешь добраться мне до долины Ашенген. Ну, так что, согласен? - закончил он, разворачиваясь на спину и занимая более удобную полусидящую позу, прислонившись к корням липолы. Он даже сделал несколько движений рукой, расправляя чуть задравшуюся набедренную повязку - обычную, такую, какие носят на плетеных поясах и люди и вампиры. По всей видимости, демонстрируя тем самым, что даже несколько капель крови значительно улучшили его самочувствие.
   Гад, знал, на что давить... В моих глазах лечебные свойства крови не то что оправдывали вампиров, но все же несколько ммм обеляли, что ли их ммм деятельность... В общем, любопытство и незнамо откуда появившийся авантюрный запал взяли верх, и я ответил: "Согласен, я обещаю". В его глазах мелькнуло сомнение... Тогда я произнес одну из суровых родовых клятв и он еле заметно кивнул...
   - Ну, тогда мне еще нужна кровь и... тут не слишком удобно беседовать - могут появиться либо твои, либо мои и одному из нас не поздоровиться. Причем, поскольку я знаю о ваших обычаях несколько больше, чем вы о наших, догадываюсь, что мне уже хуже не будет, а вот тебе нагорит в любом случае. Жалко будет прерывать хороший разговор...
   Черт, он был прав - мои соплеменники навряд ли одобрили бы вот такой прикорм, да и не совсем здоровое любопытство, пожалуй, тоже. Сначала следовало бы, в любом случае, посоветоваться со жрецом... Но... Случай был уникальный... Кто б узнал о нашем договоре? Или все-таки нас кто-нибудь заметит?
   - Ну что - боишься? Ты смотришь на меня с презрением, но презирать ведь следовало бы тебя. Ведь только страх мешает тебе подойти? - донесся все тот же хрипловатый голос.
   Вампир опять откинулся, он уже не сидел, а лежал навзничь. Действительно ли он совершенно беспомощен? Впрочем, его слова о трусости задели меня...
   Подумав недолго, я подошел, присел рядом, дотронулся до его лица... Его глаза открылись и начали закатываться. Верно, он опять терял сознание... Я решился... Его губы отреагировали не так быстро, как в первый раз... Зато, проглотив всего несколько капель, он поднял руку (я видел, как расширились зрачки его огромных, с лиловым отливом глаз) и прижал плотнее мою ладонь. Я невольно дернулся, но подавил рефлекс не почувствовав ни малейшего противодействия. По всей видимости, осмелев или просто немного набравшись сил, он уже не слизывал вытекающую жидкость, а, жадно прильнув к ране, действовал как настоящий кровосос... Но мне почему-то стало все равно... Было даже как-то забавно кормить вампира с руки. В конце концов, жрец-лекарь иногда лечил кровопусканием лихорадку, да и воины, после пограничных столкновений никогда не погибали от кровотечений из небольших ран. Я был практически уверен, что успею вырваться, если почувствую малейшее недомогание... Он отпустил меня раньше. Замер, видно думая о чем-то своем, потом заговорил:
   - Этого хватит, чтобы я смог доползти до того дупла в эвкалине, поговорить ну и дальше... Посмотри вон там... дупло закрыто листьями хлои. Поговорим внутри о...
   Я демонстративно встал, не дослушав, и пошел в указанном направлении... Действительно, широченный, раскидистый эвкалин имел между корней глубокое дупло, надо было только отвести в сторону мохнатую изумрудную ветвь. Я легко протиснулся в него. Там хватило бы места на пятерых... Эти гады, должно быть, знают все потаенные места в этом лесу. Поэтому их невозможно найти... Теперь я тоже знаю чудненькое местечко. Я собирался дождаться его здесь... Но, все же, решился посмотреть, как он ползет и действительно ли он ползет сюда один.
   Это было действительно жалкое зрелище... Я даже не в силах его описать... Короче говоря, подавив природное отвращение, я буквально дотащил его в укрытие. Мда, втиснуться туда же вдвоем оказалось не так просто. Я уже начал размышлять, что если он сейчас окажется не в силах говорить, я просто брошу его в этом чертовом дупле... Не было никакого желания вновь его "кормить", тем более что рана совершенно затянулась. А если он только бы попытался меня укусить... Может я зря оставил дубинку у липолы?
   - А ты чертовски смел... Беру свои слова назад, - заговорил он, чуть отдышавшись, - Казалось в полутьме дупла ему было комфортней... - Залезть сюда со мной... Почему ты поверил, что я не смогу снова напасть?
   - Трудно сказать, но я почему-то уверен, что это так... К тому же я смог справиться с тобой, когда ты был куда в лучшем состоянии!
   - Значит эйфория от побед... На всякий случай хочу тебя предупредить, что этот случай - исключение. Я был далеко не в лучшей форме и до прыжка. Поэтому нарушил траекторию. А ты был наготове... я тебя недооценил и попал под удар. Так что не злоупотребляй...
   - А то что? Встречи с вами гибельны...
   - Скажи, только честно, сколько ты знаешь случаев нашего нападения - тысячи? А сколько действительно умерло?
   - Треть... Хорошо, каждый седьмой, восьмой... может даже двадцатый, да хватило бы и одного случая!
   Я готов был броситься на него с кулаками. Действительно, моя победа вселила в меня нечто вроде бесстрашия перед этими тварями....
   - Я вижу, ты готов меня добить? - в его голосе был горький сарказм...
   - В конце концов, мы договорились, что вопросы буду задавать я, - резко заметил я, - Тем более, что я втащил тебя сюда, можно сказать, авансом. Заметь, мы двигались в сторону Ашенген.
   Наверно, он хотел рассмеяться, но несколько ребер явно были сломаны, да и легкие ушиблены, поэтому он поперхнулся и замолк на миг. Я уже почти сформулировал свой вопрос, когда он продолжил.
   - Твоей крови должно хватить на сутки. Нет, это не срастит кости и не исцелит, но это позволит мне превратить эту силу в наркоз да и ... в общем, мои мышцы могут компенсировать... впрочем я не знаю как это по-вашему, да и ты не жрец - не поймешь. Короче мне нужно некоторое время для того, чтобы сделать так. Ты пока шел бы наружу. Там неподалеку есть трава издырь. Красненькая такая, с запахом венили. У нее сладкий вкус и она восстановит то, что ты мне дал.
   - У нас ее называют сверика. Да, она, правда, вкусная, но я никогда бы не подумал...
   - Поэтому вы и мрете почем зря, создавая горести себе и проблемы нам. Иди. А то еще голова закружится.
   Сверика считалась у нас магической травой новых лун и большим лакомством. Ее следовало есть в определенные дни года читая мантру Ка и, конечно, она украшала столы во время общих годовых пиршеств. Попробовать бы вспомнить: действительно случаев гибели от укусов вампиров было меньше в такие дни? Если бы я за этим следил... Кстати, а как насчет сегодняшнего дня? Ладно, по сравнению со всем остальным это не столь уж большой грех, наконец, пришел я к выводу, жуя вкусный, ароматный лист.
   Вернувшись, я застал "серую смерть" в довольно приличном состоянии Он полусидел, даже будто бы улыбался и всем своим видом показывал, что готов говорить. Подобранную дубинку я положил рядом с собой. Он сделал вид, что не заметил этого. Легкий, терпкий аромат эвкалины, хрипловатый голос, сгущающаяся тьма...
   Я даже не сразу понял, что мы проговорили остаток дня и почти всю ночь. Я узнавал многое из того, о чем раньше даже не думал. И то, что находясь длительно без крови они начинают дряхлеть и что, в свою очередь, они подкармливают своей кровью своих детей, иначе те не могут расти. Также кровь необходима и их женщинам... которые, впрочем, гораздо реже охотятся. Их подкармливают своею, берегут... Правда тем обычно и надо меньше. Кровь у вампира не восстанавливается травами, только чужой кровью. Что они редко стремятся убивать своих жертв, но и, как я понял, не особенно боятся такого исхода. И еще... в их понимании люди - это как раз они... А мы... он разумно промолчал, а у меня хватило воображения представить аналогию со своим отношением к вампирам. Не, я все-таки не бросился на него с палкой....
   Еще он рассказал мне, что буря, которая приключилась месяц назад, застала его в горах. И словно пушинку швырнула о скалу. Он успел оттолкнуться ногой, но, увы, сила удара была такой, что нога оказалась сломанной сразу в нескольких местах, почти сплющена. Его подобрали свои (он был недалеко от логова). Ему давали кровь как ребенку... Но сейчас проблемы с охотой (я случал это почти равнодушно). Не сезон... Вот когда созреют малир, сведух (егод по-нашему - по Смиалоэтски, как понял я) и т.п. и все потянутся к небольшим полянкам через лес... А сейчас даже детям еле хватает прикормки. Ему надо б было очень долго сидеть дома, получая крохи на восстановление, и терпеливо ждать. Но он, кретин, понадеялся на свою удачу и как только более-менее срослось потихоньку выбрался из логова (впрочем, так они не называют свое жилье, у них видишь ли скорее замок, дворец, как у наших жрецов-вождей) и пошел добывать линну (так они называю нашу кровь) самостоятельно. Совестно, видите ли было обделять женщин и детей. Сам ведь виноват - не мог найти место, где бурю переждать...
   Я помнил эту бурю, она сопровождалась спиральками смерча, которые разнесли несколько летних домов. Я сам видел тела соплеменников, которые эти смерчики, поиграв, бросили обратно вниз. Да уж там не обошлось несколькими переломами, даже сложными. А эти живучи гады... В общем, получалось, что когда он уже почти сорвался с дерева, что-то там хрустнуло, он не правильно рассчитал траекторию планирования, отвлекся. А я уже ждал его во всеоружии. И случилось, что случилось... Судьбу не обмануть: кому суждено разбиться, тот не утонет....
   Не сказать, что я поверил каждому его слову, но это было занимательно. Я уже хотел уточнить, откуда он так хорошо знает наш язык, но тут он заметил, что пора...
   - Понимаешь, я скоро начну терять силы почти на глазах. Дикая боль будет мешать мне двигаться, мышцы потеряют тонус. И ты не сможешь выполнить свою клятву (какая забота!). Ты же не понесешь меня на руках, я ведь понимаю, что ты сможешь меня лишь поддержать, а это значит, что мне нужно иметь какое-то количество сил. Я это точно знаю, так что идем!
   - Может быть, дождаться утра?
   - Чтобы встретить кого-то из твоих?
   - Ах, ну да, твои чаще гуляют ночью!
   - Да, но заметь, ночью не принято охотиться - мы лишь собираем травы. И еще, лучше поверь, увидев, что ты мне помогаешь - наши тебя не тронут. Но я думаю, никого мы не встретим. Тут место глухое. Специально до такого шел вчера, чтобы свои не остановили.
   - Знаешь, а я сегодня тоже специально хотел проверить, возможно ли отбиться от вампира. Кто-то из твоих три двулунья назад покусал моего друга. Он до сих пор не совсем здоров... Бледен, его то и дело бьет дрожь... Я хотел отомстить! Я, правда, кажется, успел удивиться, что так скоро удалось испытать судьбу. Буквально в трехстах шагах от своего родного дома! Правда я живу на самом краю деревни, у реки, можно сказать на отшибе... Но все равно, обычно вампиры нападают подальше от человеческого жилья...
   - А умереть ты не боялся?
   - Я хотел быть смелым, хотел заслужить назначение в жреческую гвардию, а не просто попасть в рядовые пограничники. Я ведь скоро должен исполнить свой долг по охране границ... Боялся убивать.
   - Кстати, там вы, по-моему, крошите друг друга покруче, чем мы вас... Даже если вы, правда, неспособны помочь друг другу и имеете часто печальный исход - потери как минимум сопоставимы.
   - Мы - не вы. Мы не восстанавливаемся!
   - Я не буду больше ничего объяснять, но я знаю, что это не так и безграмотность ваших лекарей вас не оправдывает. Каждая ско... существо должно уметь заботиться о себе подобных и тех, кто ему дорог, а не рассчитывать, что это сделает кто-то еще, тем более враг. Так ты собираешься исполнять клятву?
   Я проглотил оскорбление и выбрался наружу. Обещал - так обещал. В небе светила Луна Асстара, ниже ее - Лисабель, которая появляется ближе к утру. Почти рядом, полные, красивые. Высшее двулуние! Начало месяца Тэнь. Довольно светло, поэтому было видно мало звезд. Я протянул руку и помог выбраться наружу ему.
   - Идем кро...
   - Меня, кстати, зовут Нияст - заметил он.
   Я не нашел нужным представиться и мы пошли, точнее поковыляли в сторону гор. Туда, где с одного из самых высоких обрывов у тропы, открывается изумительный, волшебный вид на утренний восход.
  
   2. Примирение

---1 день месяца Тэнь

  
   - Знаешь, ты хороший парень, - сказал мне Нияст, когда мы оказались на Ашенген. - Вот что я тебе скажу на прощание. Мы чертовски редко калечимся и еще реже находятся такие самоуверенные дураки, как я, которые в таком состоянии охотятся. Так что лучше не пытайся ударить, чем потяжелей... В большинстве случаев только разозлишь. Лучше постарайся увернуться и если у тебя есть оружие, не кутай его ни во что - пусть останется заметно. Будет шанс, что с тобой не станут связываться. Но если уж попадешься - ешь траву, которую я показал. И еще ... на берегах рек растет такой голубоватый мох... Он не ядовит, вы ошибаетесь. Ну, может, конечно, немного тошнить... Лучше не есть его живьем, но вот если его прокипятить, слить воду, а гущу снова заварить и выдержать хотя бы пару дней то... Если уж ты попал в свою хижину после челове... укуса вампира, где припас эту настойку, то очень скоро будешь совершенно здоров. Если, кончено, параллельно не подхватил какую-нибудь ходлеру. Настойка хранится в темноте не меньше года. Запасись! И в случае боевых пограничных будней может пригодиться.
   - Это все?
   - Тебе хватит. Все равно больше не запомнишь. Ну, разве что еще болтай поменьше о том, что произошло, если жить хочешь. Прощай.
   - Может, еще свидимся?
   Он промолчал, только... будто блеснула слеза в уголке глаза. Может, показалось?
   Отойдя шагов на сто, я затаился и решил посмотреть, как его заберут свои. Откуда они появятся и т.п. Верно, они и впрямь меня не тронут, если что - он же скажет им. Почему-то я начал ему верить. К тому же в этом случае у меня появятся шансы дойти домой без приключений. Хватило по горло. И тут вдруг он, качаясь и, говоря образно, хромая на обе ноги поплелся к пропасти. Зачем... Он же не устоит на краю! И вдруг я понял и забыл, забыл, что он враг, тварь, нечисть. Я бежал ему наперерез, я встал перед ним шагах в двух от бездны. Он посмотрел мне в глаза.
   - Ты еще не ушел? - спросил он и со вздохом опустился вниз.
   Я не мог поверить...
   - Ты что, зачем?
   - Тебе это ни к чему...
   - Почему ты не сказал, что задумал?
   - Я же сказал - тебе ни к чему. Зачем остался? Жил бы спокойно и вспоминал: как победил серую тварь и затем спас ей жизнь. Был бы умным - жил бы долго. А теперь придется терзаться тебе твоею моралью. Шел бы ты все же, не мешал.
   - Но ты хотя бы объясни - почему?
   - Слушай два последних шага я и сам пройду, если только ты не будешь мешать... Так что мне незачем отвечать на твои вопросы...
   - Но я же буду мешать, - с этими словами я крепко прижал его запястье к земле, под пальцами хрустнуло, - ой, извини.
   - Да ничего, ничего, заморозка почти еще действует, - он слегка поморщился.
   - Объясни и я уйду, обещаю....
   - Посмотри, видишь - зарница, скоро начнется восход. Раньше, чем взойдет солнце, я превращусь в мешок, наполненный грудой обломков. Просто для того, чтобы этот мешок продолжал свое существование, а не бился в судорогах, периодически теряя сознание и со стоном оживая вновь, ожидая неминуемой кончины через считанные дни, ему нужно ежедневно пить кровь... хотя бы понемногу. А чтобы начать превращаться в человека периодически нужно получать гораздо большие порции... Я не лгу. Я тебе уже говорил - сейчас плохое время для охоты. Да и вы, поднаторев с этим вашим установлением границ, надо заметить, стали осторожнее и агрессивней... Там вы убиваете легко...
   - Но они ж первые начали убивать наших! На территории племени Эттов нет гнезда нелюдей... У них редко случаются нападения... И наше требование поделится с нами безопасной землей справедливо, и если эти бессовестные сволочи этого не понимают....
   - Уволь меня от подробностей ваших конфликтов. Поверь, мы знаем о вас многое... Я-то достаточно доходчиво объяснил? Мое племя не сможет помочь мне исцелиться от таких травм. Они, кончено, не прогонят, но я не могу требовать таких жертв, вернувшись...
   - А если тебя заметит здесь кто-то из своих - неужели не подберут?
   - Если увидят на краю пропасти - нет. Я вправе сам это решать. Но если я пойду в сторону дома то, конечно, доведут. Да впрочем, если здесь окажется кто-то из моих близких друзей - они тоже попытаются уговорить... Только они имеют право вмешаться.
   - А если бы нашли там, в лесу?
   - Притащили б домой. Мне надо было бы снова уходить потихоньку, чтобы попасть в подобное место...
   - Ты меня обманул. То, на что ты меня уговорил равнозначно тому же "добей"!
   - Почти... но я не обманывал. Ты же не спросил - зачем мне надо сюда. А развенчивать твои предположения - вот еще! Мне, впрочем, все равно не пришло в голову, что ты тут же не уйдешь. Извини, не до того...
   - Ваш ... человек дотащил бы тебя до пропасти, если бы ты попросил?
   - Никогда... но в отличие от тебя он знает наши обычаи. Мы имеем право покончить с собой, но окружающие не обязаны в этом содействовать. И сейчас у меня редкая возможность воспользоваться этим правом... Отойди - ты обещал.
   Тут по его лицу прошла судорога, тело изогнулось дугой... Он закрыл глаза и начал глубоко и ровно дышать...
   - Видишь, скоро уже все... Пропусти...
   - Подожди, я не клялся, я только обещал... Ну, я дам тебе кровь, понимаешь, дам. Сколько надо. Это, оказывается, может быть не так ужасно... Я не знаю, может ты один такой, но я не могу, не могу дать тебе умереть. Я хочу, чтобы ты жил! Пусть я не друг тебе и не могу им стать, но я понял одно - вы нападаете не из злобы, не из забавы. Вам это действительно нужно. Может я зря... Нет, я даже сейчас не могу думать кто и насколько прав. Просто я понял, что твоя смерть не излечит моего приятеля, но, возможно, вернувшись, поговорив с тобой, я смогу ему помочь... Но я не хочу дать сгинуть тебе ... Нияст.
   - Друзья зовут меня Ней... Слушай, если ты сейчас пошутил, я соберу последние силы и просто тебя задушу. Но если нет... подумай, ты не сможешь забрать меня к себе, следовательно, тебе придется провести со мной в лесу несколько недель на нашей территории. Не стану тебя обманывать... Если ты передумаешь потом - тебе не дадут сразу уйти. Правда, они же будут о тебе заботиться.
   - Кто они?
   - Мои соплеменники... Подумай. Мы знаем много трав, которые восстанавливают, но я не могу пообещать тебе хорошего самочувствия в период нахождения со мной. И, может, все-таки уходи.
   - Я остаюсь. Сегодня явно не твой день. Но тебе повезло... Меня даже не хватятся. Сейчас не нужно делать припасы и мы редко выходим в опасные леса. Но я сказал, что иду к родственникам в отдаленное поселение. Путь не близкий и никого не удивит, что я там задержусь. Ты, может быть, расскажешь мне еще какие-нибудь рецепты трав, и когда я вернусь...
   - Ты не сможешь объяснить, откуда это узнал...
   - Я что-нибудь придумаю...
   - Я боялся обмануться, но ты меня убедил... У тебя больше нет ран, значит, я должен прокусить... Так вот слушай внимательно: я не смогу сделать этого, если ты будешь, как струна, напряжен. Поэтому мы и кусаем с лету, не давая опомниться, заламываем руки... Сейчас я ничего этого не смогу. Постарайся расслабиться.
   Я лег около него, когда он приблизился вплотную, я едва справился с желанием отскочить в сторону. Жуткая неприязнь овладела мной... Инстинкт самосохранения, в конце концов, никто не отменял. Он не потянулся к горлу, а стал рассматривать вены на руке.
   - Ну, давай же... не тяни
   - Ты меня не понял - я не смогу.
   Он мягко и, как мне показалось, даже немного заискивающе смотрел мне в глаза. Я отвернулся и задумался: как ни странно прошел вчерашний день, сегодняшний начинается еще круче... Как такое могло произойти? И самое ужасное было в том, что я стал видеть в них людей... Ней говорил со мной на моем языке, мы пробыли, плечо к плечу, целую ночь, и вот я готов на все, чтобы не дать ему умереть. Может он продумал все заранее, предугадал мою реакцию и все его действия не более, чем игра? В этот момент я почувствовал легкий укол, почти как укус мухи богини Аш. Затем - плотную хватку мягких, но настойчивых губ... В этот момент я ненавидел себя, свою податливость, свое согласие... Если бы он сейчас решил выпить меня до дна и я бы понял, что это - смерть, я бы даже тогда, возможно, не дернулся.
   Когда он отпустил, я еще долго не смел повернуться к нему. Но лежать навзничь под лучами уже взошедшего солнца было просто глупо. Я поднялся, на сгибе руки красовалось фиолетовое пятно. Ней тоже сидел отвернувшись, правда, отошел в тень. Наверно уже применил линну по назначению... Интересно, что они для этого делают? Может, медитируют как жрецы?
   Я подошел к нему и неожиданно увидел, что слезы текут по его серому, с резкими чертами лицу... Да, он хотел жить, он очень хотел жить. Он посмотрел на меня:
   - Я ведь не верил, до последнего момента не верил, что ты не отшвырнешь меня и не исчезнешь. Спасибо тебе... Я почти не ждал такого от вашего брата.
   - Куда мы теперь должны идти?
   - Нам надо идти в Сатри - это лес за горой Ти, куда вы обычно не суетесь. Там и есть наша, охраняемая земля.
   - Ну, так идем, скоро солнце начнет нещадно палить.
  
   3. Чужая земля
  
   К полудню мы оказались на запретной территории. Обычный лес, такой же как у поселения... Только с одной разницей, около деревни нет вампиров, а здесь, наверно, никогда не бывает людей. Я, например, никогда не заходил ранее дальше долины Ашенген...
   - Давай отдохнем, - сказал Нияст, опускаясь у ствола верта увлекая меня за собой.
   - Ты говорил, что здесь охраняемая земля, но мы прошли по ней не меньше 200 шагов, но никто нас не заметил.
   - Нас уже давно заметили и скорей всего уже многое поняли. Но боятся показаться, чтобы не спугнуть тебя. Не возражаешь, если я их позову?
   - Что уж теперь - зови.
   Мрачный, протяжный свист разорвал до того мирное пространство. Через несколько мгновений, как будто материализовавшись из густых хвойных ветвей три серые тени спланировали около нас.
   И тут раздались шепот, свист, прищелкивания, непонятные вопли - ребята общались по-своему. Я невольно сжался.
   - Говорят, я родился в рубашке - перевел мне Ней..., - Говорят, уже не чаяли встретить меня живым, не дождавшись ни вчера, ни ночью. Уже начали прочесывать ближний лес и ущелье...
   И снова обратился к своим. И без перевода было ясно, что у них у всех прекрасное настроение. То же самое сложно было сказать обо мне... Спускающаяся сверху тень вампира - неприятное зрелище, вызывающее подсознательную оторопь. Три тени одновременно... ощущения не лучшие.
   И тут в момент три существа ринулись по деревьям вверх. Издалека могло показаться, что они взлетели, но это не так. Они лишь невероятно быстро и ловко взобрались по стволам. Сейчас знают уже все - вампиры не умеют летать. У них есть разворачивающиеся перепонки на спине, конечностях, но они лишь позволяют им мягко и быстро планировать вниз и немного прямо. Не больше. Поэтому самым безопасным местом считается равнинное, несколько удаленное как от деревьев, так и от гор. Они крайне редко нападают из земного укрытия. Впрочем, появилось ощущение, что все эти знания - из прошлой жизни.
   Вместо трех теней около нас появилась одна. Новый вампир не прыгнул с дерева, просто подошел. Может из-за меня?
   Он резко бросился к Нею, прижал его к себе и, мрачнея на глазах, стал ощупывать его тело.
   - Как!!?
   - Потом расскажу...
   - Этот с тобой останется?
   - На время
   - Угу...
   - Эрн&cn hd hd&?
   - Да не, я специально, пусть поймет. Поверь, так лучше. Ему надо нам доверять. Да? Как твое имя? - последнее он произнес, обращаясь уже ко мне.
   - Риарин, коротко. Вообще-то у нас очень длинные имена.
   - Приятно познакомиться, - руку первым, с легкой ухмылкой протянул мне Ней.
   Другой глянул немного удивленно.
   - Я - Свест, - представился он, - Вам придется все-таки что-то мне объяснить. Ах, да, чуть не забыл - он протянул мне бутылочку с какой-то сиреневатой жидкостью.
   Наверно, мох, подумал я и послушно отхлебнул. Вкус так себе, но не такая уж и дрянь. Я только сейчас начал понимать насколько голоден.
   - Сейчас принесут обед, а пока, может, все же расскажите?
   - Говорите уж по-своему - заметил я и отошел. В стороне я приглядел гроздья ягод белицы на кусте. Надо зажевать. Что-то еще будет. И не сбежишь. Твари рукокрылые. Неужели я просто забрел в западню?
   Как и следовало ожидать взгляды Свеста в мою сторону вскоре стали менее дружественными, на лице проявилась крайняя озабоченность... Потом он махнул рукой, поцеловал Нея в щеку и подошел ко мне...
   - Знаешь, если бы мы узнали как погиб Нияст, если бы вдруг каким-то способом смогли узнать, кто в этом виноват... Мы бы искали тебя всеми доступными нам способами... Но ты пришел сюда вместе с ним... Это отчасти прощает тебя (здесь, по всей видимости, он пропустил эпитет)... Так что можешь не опасаться. Допускаю, ты переоценил нашу неуязвимость. Теперь ты знаешь правду. Как минимум дней десять-пятнадцать тебе не дадут отсюда уйти, а там видно будет. Так что смирись.
   Все закипело внутри меня. Я, как последний придурок притащил к ним дорогого их сердцу сородича, а они угрожать! Правда Ней меня предупредил... Черт с ним... Посмотрим, а пока сделаю вид, что пропустил сей выпад мимо ушей.
   - Вот и хорошо, - сказал Свест, подталкивая меня обратно к верту, под которым расположился Ней.
   Перед Ниястом была щедро разложены свежие и сушеные плоды, листья зелени, вяленая и, кажется, печеная рыба. Рядом стояли пару бутылей с какой-то жидкостью. Ней жадно все это поглощал.
   - Присоединяйся, что уставился. Может, думал, что мы не едим? Или накрыть тебе отдельно?
   - Просто у меня были основания считать, что мое место на столе, а не за ним.
   - Брось, до вечера в этом качестве ты не понадобишься. Так что, если не брезгуешь, бери что нравится. А нет - так нет. Ты, кажется, не все там еще обобрал.
   Какая теперь брезгливость, если меня разве что не вылизали с ног до головы эти зубастые милашки. Я приступил к трапезе.
   Когда столик из листа водной татимы был практически пуст и я блаженно откинулся, готовясь отдаться набежавшей сонливости, откуда-то снова нарисовался так деликатно испарившийся Свест.
   - Дом готов. Перебирайся, там лучше отдыхать.
   "Перебирайся" - относилось ко мне. Поскольку сразу несколько вампиров бережно, точно куклу подхватили Нея на руки и понесли.
   С трудом заставив себя встать, я поплелся за ними.
   Дом был действительно хорош. Плетеные стены были щедро смазаны еще свежей глиной. Кровля была покрыта огромными листьями какого-то неизвестного мне растения. Внутри был плетеный столик, два кресла и два лежака по бокам. Довольно уютно. Было очевидно, что его возвели только что. Лихо управились, надо сказать. Войдя, я рухнул на один из лежаков и провалился в сон. Все-таки больше суток не спал.
   Проснулся я оттого, что почувствовал легкую боль на шее. Мигом открыв глаза, я понял, что это, конечно, вампир. Еще два стояли рядом, едва касаясь меня руками, но, по всей видимости, готовые меня схватить всерьез, если я вздумаю сопротивляться. Не доверяют, сволочи. Досадно. Могли бы хоть на какое-то время после пробуждения дать мне возможность насладиться мыслью, что все это было лишь сном. Уходя, они снова угостили меня каким-то тягучим напитком, похожим на молоко древовидной секои, но с более нежным вкусом и я опять заснул.
  
   ***
  

---2 день месяца Тэнь

  
   После той вечерней трапезы, они, по всей видимости, поверили в то, что я не сорвусь и не наделаю глупостей. Во всяком случае, целые сутки ни один из них не заходил в нашу хатку. Я проснулся, едва первый солнечный луч заглянул в оконную щель. В ящике под столом и незнамо откуда появившейся полке над ним лежала еда на любой вкус и бутыли с водой, соками и даже легким вином. Рядом с моим лежаком в кувшине стояли листья сверики (я разглядел, что они не сорваны, а прямо из нее и растут), бутыль с моховой настойкой и что-то еще вяленое, нарезанное маленькими кубиками. Я попробовал. Ничего, похоже на орешки. Съев несколько штук, я почувствовал небывалую легкость во всем теле.
   Выйдя наружу, я практически дошел до того места, где, как я теперь уже знал, лежала невидимая "пограничная черта". Решив не искушать судьбу, немного потоптавшись "на грани" я вернулся обратно в дом. По дороге назад я нарвал охапку тилон-травы и от нечего делать стал плести легкий гамак, развалившись на своем лежаке.
   Нияст дрых практически сутки напролет. Изредка он открывал глаза, приподнимался и молча отхлебывал что-то из маленькой бутылочки. Затем прятал ее за полог и снова засыпал. День прошел довольно скучно, но я предполагал, что самое "веселье" еще впереди.
  
   ***
  

---3 день месяца Тэнь

  
   И еще один вечер и еще одна ночь. В этот раз разбудил меня протяжный стон. Ней! Он говорил, что "подпитки" хватает на сутки, но я об этом даже и не вспоминал. Поднявшись, я подошел к нему. Он знаком попросил меня лечь рядом с ним. Ломаться я не стал. Самое удивительное, что в этот раз я даже не почувствовал укус. Только присосавшийся рот. Затем он обнял меня и прижался щекой к моему лицу. Еще чуть-чуть и я бы представил бы себя в постели с женщиной, правда, которую я не хочу. Может у этих извращенцев и приняты подобные нежности, они могут, я видел, даже целоваться у всех на глазах, но для меня это будет уже слишком. Я выскользнул и сел в кресло.
   - Пойдем, - предложил я ему, - подышим свежим воздухом. Я собираюсь повесить гамак...
   - Мне сейчас надо как можно меньше двигаться. Только есть и спать, особенно спать, - с этими словами он зацепил со стола горсть красных ягод и лениво начал их жевать.
   - Может, ты мне хотя бы скажешь, что будет дальше?
   - Дальше... наверно скоро меня придут проведать. Жратвы еще принесут. Как тебе рацион?
   - Подходяще... Только я не о том, ты говорил там что-то наподобие того, что для того, чтобы ты восстанавливался - тебе нужны большие порции крови, а это лишь поддержка... Не волнуйся, расскажи. Я не собираюсь смываться, мне и не дадут.
   - Тебе дают возможность немного пообвыкнуть. День-два, сюда притащатся жрецы со своими коптильнями. Тогда придется по-настоящему забрать у тебя кровь. После мы будем отдыхать с тобой пару суток вместе параллельными курсами, потягивая сон-траву с соками и настойками. Может дольше. А потом - гуляй на все четыре стороны.
   - А что, без жрецов не подействует?
   - Подействует, но крови надо будет больше и не один раз. Но если сделать, как я сказал, то вести ты себя будешь должен также хорошо как сегодня. Иначе заклинания окажутся слишком малодейственны. Такой обряд - это редчайшая вещь. Поэтому тебя и не беспокоят лишний раз. Видишь, даже не интересуются, даешь ли ты мне возможность поддержать себя или нет.
   - А если бы я, увидев, что тебе плохо, просто ушел?
   - Они б заметили и постарались с тобой поговорить. Если б ты был дик и непримирим... Ты просто пробыл бы тут не минимум в 10-15 дней, а значительно дольше. Но ты, кажется, молодец.
   Весь этот день и начало следующего я провел в основном качаясь в гамаке и размышляя в каком случае, я более глуп: если полностью им подчиняюсь, как сейчас, рассчитывая на скорое освобождение или если буду делать все только "из-под палки" сохраняя статус-кво. Впрочем, при этом я регулярно его кормил. Посетители заходили в избушку, только когда я был снаружи, и почти не обращали на меня внимание. Да и я за ними не следил.
  
   4. И нет пути назад
  

--4 день месяца Тэнь

  
   Мои надежды узнать что-нибудь полезное не оправдались. Нияст говорил крайне мало, больше спал. Другие не заговаривали со мной.
   Это утро я снова валялся в гамаке, почти заканчивая тонкую ювелирную работу по изготовлению плетеного пояса со сложным узором. Я обнаружил недалеко от моего временного жилья прекрасный для этого материал и решил занять себя хоть чем-нибудь.
   Вдруг отовсюду послышался свист, гам. Вскоре я увидел десятки вампиров, подходящих к нашей хатке со всех сторон. Среди них, приплясывая и крича громче остальных, шли двое, закутанных с ног до головы в пурпур. "Жрецы" - лихорадочно пронеслось в голове. Кто еще, кроме жрецов мог закутаться в неудобные длинные одежды, кто еще мог быть одет так ярко. Я встал. Кто-то сзади прижал меня к себе и зашептал на ухо: "Ты только не пугайся. Все хорошо, не будешь паниковать - скоро пойдешь домой. Мы не останемся в долгу. Стой здесь, стой, никуда не беги!" Я оглянулся - это был Свест. Можно было и не говорить мне "не беги" - ноги и так стали как ватные. Небольшую полянку перед домом тем временем окутал ароматный синеватый пар. Жрецы трясли кадилами. А вокруг тем временем разводили новые и новые костры и ставили на них большие горшки, из которых вскоре и начинала выходить эта полупрозрачная мгла.
   Двое подхватили меня под руки и мигом поставили на колени перед жрецами. "Если бы такое увидел наш жрец - меня бы посадили в яму на пару лет и кормили только травой", - успел подумать я. Отовсюду шел говор на странном вампирском наречии. Я смог заметить, что вокруг меня встали жрецы в лиловых одеяниях привычной глазу длины. Они держались за руки и что-то шептали в унисон главным жрецам. Неожиданно меня окатили какой-то теплой с терпким ароматом водой, и все тело затряслось мелкой лихорадочной дрожью. У меня появилось ощущение, что мне ничего не стоит раскидать весь этот сброд. Стоит только захотеть. В этот момент, кто-то подошел сзади - и мои руки крепко связали за спиной. Затем меня положили навзничь и очередь дошла до ног. Дрожь била меня все сильней. Затем надо мной склонилась зубастая пасть жреца, и он впился мне в горло - я ощутил резкую пронзительную боль. Жрец почти сразу же отпустил, зажав рану рукой. Я уже почти потерял сознание, когда надо мной склонился Ней.

--6 день месяца Тэнь

  
   А потом... Это потом появилось, когда я проснулся, точнее, пришел в себя, выходя из состояния тяжелого небытия. Незнакомый вампир протер мягкой салфеткой мне лицо, приподнял и поднес какую-то жидкость прямо к губам. Отхлебнув, я вспомнил вчерашний, а может поза или поза позавчерашний день и рука невольно потянулась к шее. Там я нащупал такой шрам, что не дайте Боги посмотреть на свое отражение в озере. Вампир тут же приложил туда салфетку, начало сильно щипать, я хотел ее скинуть, но вампир отвел мою руку, покачав головой - "терпи", и снова предложил чего-то отхлебнуть. Я послушался и опять провалился в сон. Я не знаю, был это день или ночь, не знаю, сколько это длилось, но похожие сценки проплыли перед глазами несколько раз, только лица вампиров были разные. А ведь еще совсем недавно я считал, что кровососов почти невозможно отличить одного от другого.
  
   ***

-- 9 день месяца Тэнь

  
   Однажды, открыв глаза, я не увидел рядом с собой никого. Приподнялся - комната была совершенно пуста. Конечно, жратва на столе не в счет. Неужели бросили? Миг и я понял, что вполне могу встать. Я дошел до двери, открыл ее и увидел Нея, покачивающегося в моем гамаке.
   - Ты как? - поинтересовался он.
   - Честно говоря, поганое ощущение, как будто меня на днях пытались принести в жертву Богу Гор. А самочувствие такое, как будто бы ваши жрецы плясали непосредственно на мне. Все тело ноет, и голова все еще кружится.
   - Так зачем встал? - удивился Ней, - ложись, я сейчас приду.
   Я лежа смотрел, как он входит, ничего вроде. Если не считать что нес он себя точно хрупкую вазу, боясь за что-нибудь задеть, да и от обычной вампирской плавности и гармоничности движений не было и следа.
   - Ты уже ел?
   - Нет, как-то не подумал.
   - Ну, так можешь не удивляться, что голова кружится. Сиделки ушли. Теперь мы должны сами о себе заботиться, пока не разбежимся.
   Он протянул мне спелый трой.
   - Я чуть было не подумал, что тебя забрали в твое логово, - сообщил я, жуя, - Ты же жил не в таком доме? У вас всегда строят специальные дома-лазареты?
   - Нет, конечно, просто в целях безопасности тебя не хотят вести во дворец. Там у нас личные отсеки-пещеры у каждого.
   - Жаль, посмотрел бы как вы обустраиваетесь.
   - Поэтому и не повели. Мало ли что...
   - Например?
   - Ну, допустим, летописи хранят историю о том, как однажды бесчисленные полчища аллиолов ворвались на нашу территорию. Тогда она еще не охранялась как сейчас. Они знали, где находятся ходы во дворец, и прорвались внутрь. Народ тогда еще забавлялся тем, что брали одного-двух ваших на время к себе, а потом отпускали на все четыре стороны. Наши не были готовы к вторжению. Ваши ммм... предки не жалели ни женщин, ни детей. Конечно, в итоге мы дали отпор так, что мало не показалось и маленько пошалили и на вашей территории. Да и, надо заметить, охота начала вестись крайне жестко. Наш брат был очень зол. Я думаю, мы и сейчас охотимся уже не так, как это было принято до вторжения. И с тех пор мы приняли меры повышенной безопасности, а ваши доныне крайне редко даже подходят к зоне отчуждения.
   - Еще бы - это же практически верное попадание в лапы... Вообще-то я привык немного к другой версии...
   - Да ладно, давай не будем об этом.
   - Хорошо... Так что тебе больше не нужна кровь?
   - В смысле твоя? Да нет, она сейчас не годится ни на что. Извини...
   - Да нет, что ты - я этим не так уж огорчен, - усмехнулся я, - а почему тогда я еще здесь?
   - Ты же должен поправиться...
   - А почему ты здесь?
   - Ну, если ты хочешь побыть один...
   - Значит, я могу возвращаться немедленно?
   - Конечно, как только сочтешь, что можешь нормально ходить. Так что - сказать ребятам, что я собираюсь вернуться в нору? Ты, кажется, называешь так наше жилье?
   - Я называю его логовом... Даже не знаю...
   - Ну, тогда я остаюсь здесь...
  
  
  
   ***

-- 11 день месяца Тэнь

  
   Прошло еще пару дней. Нияст упорно переводил все мои попытки выудить что-нибудь полезное на разговор ни о чем. Все о каких-то обычаях, привычках... И однажды на рассвете, не дожидаясь, когда он проснется, и, соответственно, не попрощавшись, я ушел. Не взяв с собой практически ничего.
   Пересечение "пограничной черты" произошло совершенно беспрепятственно. Меня и, правда, никто не собирался задерживать. Идти было легко, и я просто обязан был признать, что быстро восстановиться от укуса вампира для человека вполне реально. Я запомнил весь набор трав, которые видел на столе. Правда, некоторые из них я видел первый раз. Жалко рецепты их питьевых смесей остались тайной для меня. Я уже представлял себе, как вернусь в свою хижину и, всего через несколько дней, мне будет казаться, что все это происходило не со мной. Я не мог обращаться с вампиром, как с равным... Может я поступил несколько опрометчиво. Потом были труднопреодолимые обстоятельства, но лучше будет постараться все это забыть. Разве что кроме чудесного действия травы сверики и рецепта изо мха.
   Как же красивы горы, озаренные первыми лучами солнца! Жалко, что я не застал на Ашенген рассвет. Я стоял почти на краю обрыва и вовсю наслаждался открывшимся видом. И мне теперь уже казалось, что это не я бросался наперерез серой твари, мешая ей умереть... Впрочем, слово "тварь" почему-то с трудом вязалось у меня с образом Нея. Но я специально повторил про себя "серая тварь". Иначе как бы я смог вновь начать жить среди своих? Я представил себе, как он просыпается, потягивается и смотрит в сторону моего лежака. Увидев, что он пуст - выходит в лес. Потом подзывает своих, и те наверняка сообщат ему, что я пересек черту и двинулся домой. Интересно, будет ли он об этом жалеть? И вдруг я с ужасом понял, что я - буду. Зачем ушел, зачем был, зачем... зачем вообще, черт подери, живем? Так можно голову сломать. Забыть, забыть, еще раз забыть. И - жить, просто жить. С этими мыслями я продолжил свой путь.
  
   ***
  
   Я заметил их издалека: Гай, Элс и Ник стояли и о чем-то беседовали между собой. Как же давно я не видел нормального человеческого лица! Может именно поэтому серые с резкими чертами лица вампиров перестали казаться мне уродливыми? Пора с этим кончать. Я ускорил шаг и вот мои соплеменники, почти друзья, с которыми мы, бывало, еще играли в детстве большой толпой сверстников - очумело смотрят на меня.
   - Привет! Что вы так смотрите? Я был в Аруесте у родственников и загостился слегка... - выражения их лиц заставило меня замолчать.
   - Я знаю, где ты был, - шепотом произнес Элс.
   В следующий миг мощный удар в челюсть сбил меня с ног. Надо мной стоял "великан" Гай.
   - Элс видел, как ты наклонился над вампиром, который притворялся мертвым, - сообщил мне он.
   - И что он видел еще? - похолодел я.
   - Да ничего он больше не видел. Он ринулся прочь...
   - Тогда он что-то не так понял... - попытался переиначить случившееся я, - вампир не притворялся - я, правда, его сбил. Потом испугался, что он мертв и наклонился проверить (я лихорадочно соображал, что еще врать), - но он дышал. После этого я пошел в...
   - Тебя там не было, тварь! - перебил меня Гайчен, - Мы проверяли. Ты не вернулся в тот же день и в деревню. Мы, после рассказа Эльсинора, собрали команду в несколько человек и стали тебя искать, но ты исчез (прав был Ней, предложив поговорить в укрытии, но я вот, кажется, совершил роковую ошибку). И сейчас совершенно очевидно, что ты ушел именно с кровососом. Его ж тела мы тоже не обнаружили. Значит ты такая же нечисть, как и он. И не надо врать - вампира невозможно сбить и тем более этого не мог сделать ты - слабак.
   Здесь я получил довольно чувствительный удар ногой в бок.
   - Да что там говорить, вяжите его, - пресек всякую мою попытку объясниться Ник.
   Меньше чем через время, что занимает раскат грома во время грозы, я стоял вдоль ствола, руки были крепко привязанны за сук сверху. Мысль что-нибудь соврать была уже не актуальна. Мой рот был крепко набит травой. Я мог только гадать, что они захотят сделать со мной. Приключение с вампирами, даже их жуткий обряд показались мне в тот момент сущей ерундой. Я слышал звуки ломаемых веток.
   Вдруг как всегда резко и неожиданно вплотную к моему появилось серое лицо, большие глаза смотрели с сочувствием. Спасен?
   - Как нехорошо получилось, - молвил Свест (это был он). - Ней был очень плох и не заметил, что за вами следят. Иначе он бы обязательно предупредил. Наши какое-то время не будут охотиться на тебя (логично - после жреческого суда меня вообще будет сложно встретить где-нибудь довольно долго), и даже в некоторых случаях будут готовы помочь (да, да, да!). Но сейчас единственно, что могу сделать - это немного полечить, если они не утащат тебя с собой. Вряд ли они тебя сейчас убьют, но поколотят порядочно, думаю прутьями....
   Я отчаянно замотал головой, и он, приложив палец к губам, вытащил кляп.
   - Идиот, - прошипел я, - не проще ли меня отвязать?
   - Они заметят - и к тебе не будет никакого снисхождения. Ты еще можешь сказать, что Ней утащил тебя насильно, а сейчас ты сбежал...
   - Когда - после?!! Жреческого суда мне все равно не избежать. У нас и за меньшее шкуру снимали лентами. Умоляю, отвяжи!
   - Но тогда ты никогда не сможешь вернуться домой. Понимаешь - НИКОГДА!
   - Я готов, буду жить среди вас, скармливать вам избыток собственной крови, оказывается у меня много лишней. Умоляю - отвяжи быстрей.
   - Ты уверен?
   - Ну да же, да, да, да!
  
   Свест усмехнулся и отошел. Я уже хотел дико закричать, чтобы он не бросал меня. Тут он засвистел и как переспевшие плоды с ветвей посыпались вампиры. Я услышал испуганное "караул" на три голоса и звуки ломаемых кустов. Видно они припустили так, что почти не замечали препятствий. Конечно, я тут же получил свободу от пут.
   - Даааа, ну и нравы у вас. Как вы только живете, сердечные? - начал распинаться Свест, - ну что - теперь к нам? Или рискнешь и попытаешься объясниться со жрецом?
   - Не хотел бы я с ним говорить. Помню кого-то из наших застукали говорящим с вампиром. Так у него, правда, вырезали ленту кожи со спины, и он весь теплый сезон сидел в яме у реки. Правда я этого парня плохо знал и был тогда еще совсем молодой и подзабыл эту историю, но сейчас как-то очень кстати припомнил. У меня нет другого пути - теперь я ваш, насовсем. Или, может, вы не хотите меня принимать?
   - Ты знаешь, как огорчился Ней, когда понял, что ты ушел, даже не сказав последнее "прощай"... Он рассчитывал, что ты пробудешь еще хотя бы пару дней... Он никак не мог начать разговор, чтобы попробовать убедить тебя остаться.
   - Как хорошо, что вы догнали меня. Вы хотели об этом поговорить? Скорей всего чуть раньше я бы категорически отказался... Но это обстоятельство в итоге меня спасло!
   - Тебя начали провожать сразу же, как только ты ушел с охраняемой территории. У нас так принято. Я присоединился потом. Меня подняли, можно сказать, по тревоге. Хорошо, что ты не особо спешил. Мы не были уверены, что тебя примут нормально. Ней, по его словам, был периодически без сознания. Так что была огромная вероятность того, что вас все-таки заметили вдвоем. Когда я услышал, что они видели сущие пустяки, а не то как ты дал Нею свою кровь, я уже было решил, что все обошлось. Но нравы у вас признаться... Думал, они просто забьют тебя ногами и уволокут. И я никак не мог решить - вмешиваться мне или нет?
   - Стало быть, мне крупно повезло! - вздохнул я, - Иначе бы в поисках способов узнать мое мнение ты бы дождался момента, когда спрашивать стало бы не у кого.
   - Уж решай это сам: повезло, не повезло. Но давай возвращаться, раз решил. Я уже послал гонцов с новостями и, думаю, не стоит никого томить. Да и держать здесь развернутый гарнизон ни к чему. Нужное впечатление мы уже произвели, - тут он внимательно посмотрел на меня, - хорош!
   Последнее, по всей видимости, относилось к моей распухшей щеке, которая горела огнем. Я ожидал, что он даст мне какую-нибудь настойку или еще что, но он равнодушно отвернулся, и дальше мы шли молча. Довольно быстро, но я догадывался, что растворившийся в листве "гарнизон" может двигаться гораздо быстрее. Как и сам Свест...
  
  
   5. Аллиол
  
   Кем, кем же я стал? Пленником или гостем? Другом или недобитым врагом? Добычей, кормушкой, игрушкой? Человек ли вообще теперь я?
   Знакомая избушка была уже частично разобрана. С крыши сняли покров, мебели внутри также не наблюдалось.
   - Мы не думали, что она еще понадобится. Это обычное переносное жилье. Должен сделать тебе еще одно предложение, - наконец-то расщедрился на слова Свест, - ты не можешь вернуться в свое племя, но на материке существует еще довольно много племен аллиолов. Языки, конечно, отличаются, но не так кардинально как ваш и наш. Мы можем даже связаться с другими племенами ... вампиров, по-вашему. Так что можно подкинуть тебя в другой народ: ближний или дальний. Некоторые неплохо принимают чужаков. Главное - правильную легенду заучить.
   Может быть потому, что в нашем племени чужаков недолюбливали и даже если и принимали, то на "правах без прав" я помотал головой.
   - Нет, не хочу... Все забывал спросить - откуда вы так хорошо знаете наш язык?
   - Так ты не один такой... Вас по-нашему учить, то ж что мертвого лечить. А вот нам учиться по-вашему просто. Традиционно балаболить на языке ближайших ск... аллиольских племен мы учим еще детей.
   - То есть ты хочешь сказать, что есть люди-алл... аллиолы, которые живут среди вас?
   - Да, есть. Их не так много, но есть.
   - Почему мне раньше об этом никто не сказал?
   - Может ты не спрашивал?
   - А вы бы их привели, познакомили со мной, ведь если вы, Ней, хотели, чтобы я остался - так бы было бы проще меня убедить?
   - Знаешь, их немного, они помогают поддержать наших детей, больных, женщин... когда охота идет не достаточно хорошо, чтобы полностью возложить эту обязанность на мужчин. И мы их очень ценим. И поэтому не можем подставлять, чтобы им в лицо бросали ругательства и оскорбления. Пару аллиолов приводили несколько раз для Нея сюда, но знакомить вас не стали. Странноватый вообще-то вы народ, - неожиданно заметил он, - Между собой почти и не общаетесь. Во всяком случае, я говорю о тех, кто живет у нас. Мы-то предполагали, что будет нечто вроде внутреннего племени, но в лучшем случае вы ассимилируетесь среди нас.
   - Чтобы было племя, нужен верховный, управляющий жрец.
   - Сейчас я тебе вашего верховного жреца притащу! - засмеялся Свест. - Ну раз ты решил жить среди нас, то потопали во дворец. Правда, я притомился пешком ползти. Так что ты иди пока один прямо, затем обойдешь озеро, повернешь налево. Там уже до горного хребта рукой подать. Там я тебя и подожду.
   С этими словами он взмыл наверх. Мне ничего не оставалось, как последовать его наставлениям.
   Сколько же этих тварей развелось, если они в силах контролировать такую огромную территорию? Если дворец находится в центре, то они занимают места раза в три больше, чем моя родная Смиалоэтская земля вместе с примыкающей вплотную к ней землей враждебных Эттов. Скорей всего эта вампирская община охотится на жителей сразу нескольких окрестных человеческих поселений. Надо будет узнать, что это за племена...
   Я дошел до озера. Оно тихо колыхалось у ног и манило прохладой. Зачем идти вокруг, изнывая от полуденной жары, когда можно плыть? Идеально прозрачная вода не скрывала ни красочного великолепия подводных скал, ни прелести садов. Доплыв до середины, я не мог удержаться, чтобы не понырять. Мои старания были вознаграждены: на дне я заметил огромную раковину, внутри которой оказалась самая настоящая жемчужина, величиной с крупный орех. Жрец с удовольствием бы принял такую в дар. Ее можно было презентовать самой красивой девушке, предлагая той создать семью. Нужна ли она мне теперь? Я не знал, но тем не менее крепко зажал ее в кулаке. Потом перевернулся на спину и лег на воде: почти белое солнце было в зените. Вздохнув и вспомнив, что меня где-то там впереди ждут, я поплыл дальше.
   Уже на берегу, как оказалось, меня ожидал Нияст. Он сидел под раскидистым клерном и смотрел неодобрительно.
   - Думал, ты заблудился, а ты, оказывается, вздумал понырять?
   - Смотри - я разжал кулак.
   - Ничего себе, какая крупная! Плавать, в принципе, и я могу, но вот нырять... Нас вода выталкивает. Разве что с камнем на шее попробовать... Хороша!
   - Хочешь - забирай. Все равно не знаю на что она мне теперь.
   - Нет, пусть будет у тебя - отдать всегда успеешь.
   - Я еще, может, как-нибудь поищу. Так вы что - не можете утонуть?
   - Нет. Плавать-то мы еще любим, но вот нырять... Но зато я мог проскользнуть по поверхности этого озера насквозь, если хорошо разогнаться.
   - У нас тоже многие настороженно относятся к глубокой воде, а я люблю.
   - С находкой тебе повезло. Эту оставь себе, пригодится, но следующую, если ты ее правда найдешь, с удовольствием приму. Ты, как я вижу, не очень-то хочешь побыстрее придти во дворец?
   - Тут у вас такие красивые, не вытоптанные места! Я всегда любил зайти куда-нибудь подальше и не возвращаться несколько дней.
   - Вот только какие-то сволочи постоянно мешали гулять спокойно, обрушиваясь прямо на голову? Да, леса здесь мало топтаны, только кроны порядочно обтрепаны, но отсюда это не заметно.
   - Я предпочитал забредать на территорию Эттов, которая примыкает вплотную к нашей. По всей видимости они от вас слишком далеко и вы их избавляли от своего присутствия... Те такие нарушения территории обычно игнорировали - конечно, за исключением времени сбора урожая, да рыбу ловить не давали. Потом началась пограничная война - и туда невозможно стало пройти. Верховный жрец огласил к тому же распоряжение предупреждать кого-нибудь о длительных отлучках из племени. Может, чтобы случаи дезертирства отследить. Мне еще призываться было рано, да и к тому же сестер моих обменяли на женщин племени Моаи, так что, у меня всегда был предлог пойти их навестить. Вот только рискованно оно очень...
   - Тебя когда-нибудь кто-нибудь кроме меня, конечно, кусал?
   - Да, было, но довольно быстро отходил. А вот приятель мой совсем занемог. Мы часто шатались втроем. Третий мой друг после того случая до сбора урожая больше в дальний лес ни ногой поклялся не лезть. Хотя его и в ближнем потом ловили.
   - Раз на раз не приходится. Если долго не удается никого поймать, в итоге попавшемуся достается за троих. А если еще нездоровиться... В тот раз, если бы все прошло нормально, тебе бы тоже досталось хорошо.
   - Да мне и так хватило вполне... - неожиданно для себя я начал хохотать. Слышал, что дикий смех - разновидность истерики.
   Он сначала смотрел непонимающе, потом заулыбался и прижал меня к себе. Я успокоился.
   - Ладно, идем. Я тебе еще кое-что покажу.
   - Тебе, наверно, тоже утомительно идти пешком?
   - А это тебе Свест сказал? Не обижайся на него - он не может тебе простить того, что случилось со мной. Мы с ним всегда были очень близки... Но ты все равно можешь на него рассчитывать - я его попросил. Впрочем, мне-то сейчас по любому наверх нельзя - кости все еще очень хрупкие.
   - Свест не простил, - мрачно повторил я, ощупывая лицо, - ладно, хоть цел...
   - Маленькая месть, - сказал он, разглядывая ушиб. Затем он внимательно огляделся вокруг, сорвал какую-то невзрачную травку, тщательно помял в руках и дал мне, - положи за щеку и пройдет.
   - Вы все травы знаете?
   - Конечно не все... Только те, которые могут понадобиться или которые лучше не трогать совсем. Впрочем, это и есть почти все. Неужели вы не знаете вообще ничего?
   - Ну как же... хотя по сравнению с тобой, наверно, и правда - самую малость. Поэтому все те травы, которые не знаешь наверняка, считается лучше не трогать никогда.
   - Странная философия. Мы почти уже пришли.
   Он немного раздвинул сплошную стену эластичных веток исты, и мне открылась интересная картинка. Два некрупных вампира, какого-то странного зеленоватого цвета и с ними самый обычный человек кормили с рук каких-то забавных ушастых зверьков. Я не сразу поверил своим глазам! Мне было трудно поверить не столько в то, что собрата по несчастью я встретил так скоро, сколько в то, что существуют эти самые зверьки. Я, конечно, видел нечто подобное в наскальных картинах древних лет, но они считались ископаемыми животными, сохранившимися лишь в легендах и живописи.
   Тем временем вампиры и аллиол, о чем-то непрерывно болтая (слов я не разобрал), двинулись в другую сторону.
   - Это наши девочки Кайа и Стик, а с ними - ваш, только из другого, не твоего племени. Своих девушек у вас здесь нет, так вы наших развлекаете. Благо есть что предложить...
   - И вы не возражаете?
   - А как? Это уж как девушки захотят. Тут-то и приходится вспомнить, что аллиола, все-таки не совсем правильно считать за человека. Только не заводись - вы тоже с трудом воспринимаете нас как людей.
   - Приятная новость, - заметил я (хотя перспектива что-либо предлагать вампиршам не особенно прельщала), - ты мне это и хотел показать?
   - Нет, я хотел показать тебе кроков.
   - Да, я удивлен - неужели они правда существуют?
   - Ты что - ослеп? Территория одного из наших племен вплотную примыкает к океану. Они-то и разыскали небольшую колонию на Эгидовых островах. Вот недавно принесли семейство в дар - пусть разводятся.
   - Когда-то на них в древности наши предки охотились по преданию. У нас одна пещера расписана сценами охоты снизу до верха.
   - На них все охотились, но сейчас просто невозможно представить, как можно убить такое забавное милое существо. Может, только если их станет по-настоящему много... Подойдем?
   Мы какое-то время забавлялись зверюшками. Они были совсем ручными... Интересно, чтобы решил наш верховный жрец, если бы каким-то образом этот дар мог достаться ему? Наверно разместил бы их под охраной недалеко от своего дворца.
   - Вот бы здорово хоть раз в жизни увидеть океан.
   - Когда-нибудь обязательно пошлем туда делегацию погостить, может и тебя в нее включат.
   - В качестве дара?
   - А это как захочешь.
   По дороге назад я наконец-то решился задать давно мучающий меня вопрос:
   - Свест не смог меня простить, а как же ты сам?
   - Я по-другому к этому отношусь. Если брать в чистом виде, то ни ты простить меня не сможешь, ни я тебя. Но я ведь не задумывался ни на мгновение - прощать мне или нет смерч, который первым изуродовал меня и, по сути, является первопричиной этой истории. По отношению друг к другу мы оказались в роли стихий. Так задумала природа.
   - А теперь?
   - А теперь есть, что есть. И с тех пор как я вижу в тебе разумное существо, я с каждым днем все больше привязываюсь к тебе. К тому же поделюсь с тобой секретом: вампиры обычно очень хорошо относятся к своим добровольным донорам: будь это мама, папа или прирученный аллиол.
   - То есть ты меня приручаешь?
   - Конечно, добиваюсь, чтобы ты не вздрагивал при каждом прикосновении. Чтобы не смотрел на меня убийственным взглядом, когда мне нужна кровь. Вот сейчас, например, мне она как раз нужна, а я не знаю, как завести разговор и не нарушить возникшее между нами доверие.
   - Намек понят...
   - Извини, но это уже практически прямой текст. В конце концов, все мое племя предполагает, что раз ты решил оставаться у нас, то ты и будешь меня поддерживать до тех пор, пока я не смогу охотиться. Во всяком случае, большей частью или какой-то период. Ну, или будешь подкармливать кого-то еще, освободив другого аллиола.
   - А если я совсем откажусь?
   - Такого еще не было. Но, боюсь, тогда постараются обходиться без твоего согласия. Правда я не стану принимать в этом участие и даже встречаться с тобой. Возможно, ты перейдешь в разряд "диких".
   - Я просто спросил - примиряюще ответил я, опускаясь на траву.
   Он незамедлительно сел рядом, аккуратно, точно боясь спугнуть, дотронулся до моей спины, провел рукой.
   - Проверяешь, вздрогну я или нет от прикосновения? - не выдержал я.
   - Можно сказать и так, - ответил он, глядя мне прямо в глаза.
   И тут, повинуясь порыву, я сам притянул его голову к себе. Укуса я и в этот раз не почувствовал.
  
   6. Логово
  
   Солнце уже клонилось к закату, когда мы подходили к вампирьему жилищу. Я даже и не понял, что мы стоим вплотную к нему. Ведь остановились у подножия довольно высокой горы.
   - Добро пожаловать во дворец, - молвил Нияст.
   - Где он? - спросил я, оглядываясь.
   - За этой горой есть еще несколько, собственно это и будет он.
   - Нам необходимо лезть наверх?
   - Можно и так. Но этот способ сейчас не для меня, да и тебе он тоже вряд ли подойдет, - с этими словами Ней потянул меня в сторону густой растительности. Разумеется, за ней был ход.
   Сначала это была просто узкая щель и, ободрав плечо об выступ, я уже хотел было сказать, что и этот способ проникнуть внутрь также не кажется мне слишком удобным. Но уже где-то через тридцать шагов мы протиснулись в широкий коридор, который дальше превращался в настоящую галерею. Ее стены были разрисованы и украшены вырезанными из камня фигурами. Кое-где из камня вырисовывались лица, листья, даже каменные потоки воды. Впереди маячил дневной свет.
   - Ночью здесь идти не так здорово, - заметил я.
   - Ночью можно идти с факелом. Сложно объяснять, но они зажигаются, стоит сорвать с них колпак.
   Он заметил кровь на моем плече, на краткий миг прижался губами, и края царапины сошлись.
   - Интересный метод, - я не смог умолчать
   - А ты никогда не замечал, что после нападения вампира кровь никогда не продолжает вытекать?
   - Я думал это потому, что ее там уже почти нет.
   - Сомнительный вывод.
   То, что открылось предо мной при выходе из галереи и, правда, поражало воображение. Те, другие горы были выше и утопали в зелени со всех сторон. Их вершины были обтесаны в тонкие шпили. Широкие входы пещер были обрамлены причудливым орнаментом. Выше красовались каменные переходы, ниши, которые, по всей видимости, являлись также выходами из внутренних помещений. К некоторым из "окон" тянулись плетеные подвесные мостики от соседних гор. Приглядевшись, я заметил огромное количество отверстий поменьше, края которых поблескивали в лучах заходящего солнца. Должно быть горный хрусталь. Как же здесь можно зимовать? Холодный Но-рей наверняка гуляет по внутренним переходам так, как будто зашел к себе домой. Нет, конечно, скорей всего на зиму это все замуровывается. Неэкономно. Картина была бы не полной, если бы я не упомянул о серых и серо-зеленых силуэтах, маячивших то там, то тут, проходящих мимо нас, планирующих с высоких переходов, а также с первой горы-ограды. Для многих местных жителей вход через верх был вполне приемлем.
   Дав мне немного полюбоваться, Ней потянул меня внутрь ближайшей горы. Мы шли извилистыми переходами, некоторые из которых вели наверх. Стены здесь также были довольно щедро, но не очень последовательно украшены живописью и скульптурами. Периодически мой спутник приветствовал других вампиров жестами. Наконец, мы попали в какой-то коридор, в котором было множество ниш, заканчивающихся проемами, некоторые из которых были закрыты с внутренней стороны. В один из таких проемов Нияст потянул меня. Внутри было темно и довольно душно. Вспыхнувший факел мигом осветил довольно просторную комнату. Воткнув факел во что-то на стене, Ней легко забрался на противоположную стену и нечто сдвинул в сторону. Сразу же потянуло свежим воздухом и стало светлей. Оглядываясь, я с удивлением обнаружил, что верх комнаты украшен горным хрусталем, который, отражая свет узкого окна (именно оно и было открыто Неем) и факела значительно усиливал это, довольно скудное, освещение. Приглядевшись, я обратил внимание, что поверхность хрусталя была отполирована, а сами осколки закреплены на черной древесине остока.
   - Вот здесь я и живу. Сейчас проветрится - станет лучше. Пока поживешь со мной, а там, может, займешь какое-нибудь не занятое помещение поблизости. Вон там, в левой нише, прикрытой хворостяной завесой, всякие припасы, в том числе зимние. Не трогай ничего! Еще отравишься. Еда есть вон там - в ящике под окном. Я проверял - о нас и здесь заботятся. Спать можешь, где понравится. Циновки, накидки - это все свалено вон там в углу. Надо будет как-нибудь распихать все это получше. Я пойду, проведаю Свеста, надеюсь, он нас не особо ждал. Ты со мной или здесь?
   - Вы спите хоть когда-нибудь?
   - Когда захотим. Мы можем прогулять и день и ночь и еще, а потом спать двое суток подряд. Да-да вы так не можете... Так что готовься к тому, что тебе здесь придется частично осваиваться одному. Но пока отсюда - ни ногой. Нельзя, просто нельзя. Запирать тебя не стану, но не подводи. Скоро сможешь гулять свободно, но на это нужно получить разрешение. Если застанешь меня спящим - можешь разбудить, а сейчас я ненадолго уйду.
   Может он говорил что-то еще, но я, оттащив поближе к окну циновку и закутавшись с головой в покрывало, уже проваливался в дремоту.
  
  
  
   ***

--12 день месяца Тэнь

  
   Когда я проснулся, Нияст действительно еще спал. Будить его не хотелось. Я принялся рассматривать его жилье. У нас такими просторными не бывают даже летние хижины. Короткими, но лютыми зимами мы, как я думаю и другие племена, собираемся в общей пещере. К зиме она наполняется припасами, в ней строятся или обновляются каскады многоуровневых полатей. Собственно каждый может претендовать на одно спальное место и ящик с пожитками где-нибудь в стороне. Все остальное - общее. Где-нибудь под вытяжкой раскладывается костер. В полутьме пещеры постоянно тянет в сон. Иногда младший жрец подкидывает в костер какую-то траву и действительно все спят. Мы стараемся как можно меньше задевать друг друга, но, все же, столь тесный контакт в течение двух двулуний приводит к тому, что выйдя под первые лучи весеннего солнышка, мы разбредаемся по всей территории поселка и не особо жаждем общения. Жизнь вампиров зимой должно быть менялась не столь кардинально.
   Первым делом я принялся рассматривать стоящий недалеко от окна закрытый очаг, сложенный наподобие домика из довольно ровных камней. Он был плотно прислонен к стене. Точнее сказать его задняя стенка являлась стеной горы. Было очевидно, что внутри этого домика достаточно давно не разжигали костра. К верхней его части была прикреплен полый ствол (я постучал, чтобы это понять), по всей видимости, негорючего ярсыня. Его выдолбили изнутри и даже каким-то образом ухитрились слегка изогнуть. Заканчивалась эта трубка сразу под окном, уходя в камень. По всей видимости, чтобы дым от костра выходил наружу, догадался я.
   Еще меня очень занимали полоски хрусталя. Чтобы получше разглядеть одну из них, я подставил стол, забрался на него. Отражающий свет хрусталь был действительно очень гладким, кажется, там можно было разглядеть даже собственное отражение. Заглядевшись, я не удержал равновесие и рухнул вниз, захватив попутно стоящий в нише кувшин, к счастью пустой, а также обрушил кипу какой-то посуды.
   Конечно, когда я поднял голову, Нияст уже вовсю любовался разбросанными по полу осколками и, собственно, мною.
   - Как приземление? Удачное? - зевнув, осведомился он.
   - Я не хотел тебя будить... - пролепетал я.
   - Угу, это был один из лучших способов. Хотя довольно проблематично спать, когда кто-то взялся приводить в разруху твое жилье. Чего смотришь - собирай мусор, и пойдем я тебе территорию покажу. Ты вроде цел?
  
   ***
  
   Снова коридоры и снова вверх, вверх, вверх.
   - Долго еще?
   - Нам почти на самый пик.
   Ниясту такой подъем - хоть бы что, а я, признаться, порядочно запыхался, когда мы наконец-то, нырнув в одну из ниш, оказались на свежем воздухе. Никогда не осматривал окрестности с такой высоты!
   - К краю не подходи - голова закружится, можешь упасть, - предупредил Ней, спокойно встав на самый край и раскинув руки в стороны.
   - На край?! Ни за что. Мне и здесь не по себе. А ты бы мог отсюда слететь вниз?
   - Сейчас - нет. Лопасти не развернутся... Во что ты меня превратил, о Боги! - вздохнул он и перевел разговор, - вон там - вон, посмотри, долина Ашенген, за ней твое поселение, ну и в разных сторонах другие известные тебе племена. Кстати, запомни, где границы нашей территории - ты не сможешь выходить за их пределы один, никогда. Тебя, конечно, остановят, но лучше знать. Вон там по кромочке лес, нет не этот ближний, а второй, за которым просека заканчивается горной грядой - вот за ним уже граница. Озеро узнаешь?
   Мы пошли по кругу по высеченному переходу. Я, как мог, жался к стене.
   - А вон это направление ты видишь первый раз. Тут наша территория заканчивается уже в горах. Ориентир - водопад Ухту. Его отсюда не видно. В принципе его территория почти не охраняется, там все равно бывают только наши. Пойдем обратно. Вон, кстати, виден южный дворцовый сад. Мы там многие травы выращиваем. Некоторых даже нет в ближайших лесах. А некоторые вырастают гораздо крупнее обычных. Там микроклимат очень благоприятный. Вон та расщелина в обводной горной гряде дворца находится точно в соответствии с направлением южного ветра Нэсс, а от остальных ветров долина полностью защищена. Ну а за обводной горой сплошной горный массив. Ничьих поселений поблизости нет. Любое движение в расщелине, конечно, отслеживается. Идем дальше, идем. Да что ты вцепился в этот уступ. Тут же пять шагов до края. Достать можно только прыжком. Так, а здесь открывается вид на центральную гору дворца. Там находятся кельи жрецов, библиотеки, мастерские, храм семи Богов вечности, обители Богинь. По бокам от жреческой еще две башни поменьше. Видишь: левая соединена перешейком с центральной и, по сути, она - выступающая часть обводной. Они обе жилые как эта. Между горами видишь: сад, лес, озера. Посмотри на то, что левей. Оно мелкое совсем, но вода прохладная - бьют ключи. Вон то правое озеро больше и глубже, но вода в нем теплее, хотя озера сообщаются вон тем узким проливом. В самой правой его части вода в жаркий день почти горячая. Из большого озера вытекает река, которая огибает жреческий храм. Конечно, оттуда обзор лучше - она самая высокая. Не хочешь туда перейти?
   С этими словами Ней кивнул на подвесной мостик, соединяющий между собой две горы.
   - А по-другому туда никак нельзя попасть?
   - Почему, можно. Но это долго. Надо спуститься, дойти до жреческой горы, подняться наверх...
   - Ты очень спешишь?
   - Ну, хорошо, хорошо - в другой раз. Там, с той стороны на территории дворца расположена детская площадка и просто внутренний лес. И там еще две жилые башни, пониже этой. Со жреческой горы видно единственное место, где дворец не имеет внешней горной гряды, не считая южной расщелины. Зато снаружи - болото. Легенды говорят, что там когда-то стоял древний храм, что остался от легендарного поселения наших предков. Собственно, храм относится скорей к преданиям. Некоторые наши старики уверяют, что видели в детстве торчащий из болота шпиль. Но сейчас там лишь обманчивая гладь, да редкие кусты.
   На прощание я еще раз глянул на подвесной мост, и все сжалось внутри - по нему, легкой походкой, словно по земле шел человек. Явно не вампир. Неужели и я когда-нибудь так смогу?
   Во время спуска Нияст встретил, по всей видимости, своего знакомого. Они о чем-то оживленно говорили на своем щелкающем и свистящем языке. Я не стал его ждать. Этот день я провел в саду на территории дворца. Да-да, странные листья, которыми была покрыта крыша "лазарета" росли именно здесь. В саду работали несколько вампиров, как мужчин, так и женщин - срезали листья, выдергивали траву. Но они не обращали на меня не малейшего внимания. А я все никак не мог налюбоваться диковинными растениями.
   Вернувшись домой (точнее в дом Нея), я завалился на лежак, прихватив кое-что из еды и пожевывая, стал ожидать его появления.
   Пришел он довольно скоро. Судя по гриве влажных волос, он проводил время на озерах. Я сразу понял, что из всех возможных яств, сейчас его интересовал только я. Никогда б не подумал, что можно стать "жертвой" вампира вот так преспокойно дожевывая карелью.
   - Почему ты не спрашиваешь, где я был? - осведомился я, когда он тоже присоединился к моей трапезе.
   - Я это хорошо знал, тебя же видели в саду. Я же говорил, что пока тебе не стоит ходить одному. Но здесь сложно скрыться, поэтому я и не стал досаждать себе своим присутствием... Вы не слышите всех звуков, которые мы издаем. А о передвижении чужаков у нас принято кричать...
   - Жуть... Может ты и пришел так быстро потому ...
   - Конечно... Ты здесь первый день и я сомневался, действительно ли ты вернешься именно сюда.
   - У твоего входа изображена ветка орсы.
   - Надо ж - внимательный.
   - Нет хорошо, что ты так заботишься, чтобы мне не потеряться, но такая тотальная слежка портит мне все впечатление от первого дня у вас. Когда-нибудь я смогу сойти за своего?
   - Когда примелькаешься... и....
   Ритмичное постукивание у входа привлекло его внимание.
   - Войди! - произнес он, кажется, слегка побледнев.
   Я поднял глаза на дверь и тоже должно быть изменился в лице. Плавными шагами к нам двигался жрец. И тут же двое его спутников встали по обе стороны дверей
  
   7. Свои
  
   По нашим понятиям при таком визите следовало бы упасть лицом вниз. Ней ограничился поклоном, лишь слегка прикрыв ладонью одной руки лицо. Я не знал, как мне поступить, и просто отошел в сторону и, можно сказать, забился в угол.
   Жрец сделал знак (может он еще и говорил на своем неслышимом языке?) и двое от дверей вытащили на средину комнаты стол и, отойдя назад, в непринужденных позах развалились у дверей. Подумав, я также решился присесть.
   - Как здравствуешь, Нияст? - начал разговор жрец на понятном мне языке. По всей видимости, происходящее касалось и меня...
   - Относительно... должно быть, учитывая все обстоятельства, следует сказать - хорошо, - далее он бросил несколько фраз еще и по-своему.
   - Ложись, я посмотрю, - и опять непонятная речь.
   Ней повиновался. Сначала гибкими длинными пальцами жрец прощупывал ему позвоночник, лопатки, и так далее. Будто пытался прослушать пальцами каждую точку его тела. Затем Нияст перевернулся на спину. Руки жреца особенно долго задержались в районе правого плеча.
   - Срослось неправильно - вынес свой вердикт жрец, - Это не удивительно - здесь было все раздроблено. Придется ломать и собирать заново.
   - О, нет...
   - Есть желание быть инвалидом до конца своих дней?
   Потом жрец обернулся ко мне:
   - Придется тебе помогать.
   Внутренне трепеща, я подошел...
   Двое помощников жреца встали около стола с разных сторон. Мне велели держать Нея за правую руку.
   Жрец снова заговорил на непонятном мне языке, он периодически срывался с места, кружился и вскидывал руки вверх, все больше заводясь. И вдруг быстро, словно молния, опустил их Нею на плечо. Я почувствовал, как резко напряглась его рука, услышал тихий вскрик. Я видел, как работали пальцы жреца, казалось, что они чуть ли не проникают внутрь сустава. На мгновение у меня потемнело в глазах. И еще, я постоянно ловил на себе испытывающий и пронзительный взгляд жреческих глаз.
   - Вот так, теперь все будет хорошо, - отряхивая руки, констатировал жрец, - продолжим осмотр.
   Пока он продолжал ощупывать лежащее на столе тело, один из его помощника мудрил с травами и глиной над больным суставом.
   Когда жрец дошел до левого колена, он снова произнес:
   - И тут тоже нехорошо - будем сразу делать или потом?
   Что-то, опять-таки по-своему прошептал Ней, жрец кивнул, и все повторилось сначала, с той только разницей, что по колену жрец сначала ударил ребром ладони и только потом пустил в ход пальцы. Проведя дальнейший осмотр, к счастью, жрец не обнаружил больше ничего неправильного. Затем он что-то положил Ниясту в рот и у того сразу же закрылись глаза. Спутники жреца, немного повозившись над телом, аккуратно переложили его со стола на циновку.
   - Теперь займемся тобой, - обратился ко мне жрец, - На колени!
   Заметив мое замешательство, он бросил немного угрожающе:
   - Помочь?
   Не положено спорить со жрецом, даже если это жрец чужого народа, и я сделал, что он приказал.
   Он взмахнул руками над моей головой и резко их опустил. Мне почудилось, что по всему телу прошла вибрирующая волна.
   - Ты пришел сюда из другого народа, который для нас не союзники, не враги, которые для нас - источник линны, словно корм. Ты всегда, ты знал это всегда, но так уж распорядилась божественная воля - ты среди нас. Мы могли бы запереть тебя в клетку, мы могли бы держать тебя как пленника, но мы - сильны. Мы можем позволить быть тебе одним из нас. Да, ты никогда не станешь таким же, как мы, да, ты никогда не сможешь летать, да, но ты будешь помогать племени, тратя свою кровь. Ты можешь здесь жить, иметь свое жилье и свободно перемещаться в пределах нашей земли, у тебя будут не только обязанности, но и права. Мы все - одной крови и кровь одного переходит в кровь другого и снова возвращается ему в виде милости богов. Смотри же, смотри: кровь жреца также может перейти в твою кровь. Тогда ты - с нами, ты - наш... общая сила, общая кровь, общая сила, общая кровь...
   Продолжая приговаривать, он поднес руку к своему лицу и клыками впился в собственное запястье, а затем сунул его мне под нос.
   - Пей!!! - повелительно произнес он.
   В эти мгновения вся моя прошлая жизнь пронеслась у меня в голове. Мог ли я Риарин-эрин-зей ихан Аруд, потомок рода Арудов племени Смиалоэтов уподобиться грязным тварям, кровососам, серому проклятию богов и пить чужую кровь!? ... Оказалось - мог.
   Едва я несколько раз, преодолевая тошноту, глотнул, жрец отдернул руку и снова поднес к своему рту. Только сейчас я заметил, что у меня и колени и грудь покрыты красными подтеками...
   - Пусть завтра кто-нибудь приведет тебя ко мне, после этого ты сможешь находиться где угодно на территории дворца и на охранной земле. Мы еще поговорим, - на прощание произнес жрец, величественно удаляясь. Его спутники остались на своих местах.
   Когда жрец ушел, я подошел к Нею. Похоже было, что он крепко спит. Плечо и колено было замотано.
   - Я - Эрик, а это Маэр - неожиданно представились вампиры, - он проснется не раньше утра. Ты бы тоже ложился спать - скоро начнет темнеть.
   - Я не смогу заснуть. Вы останетесь здесь?
   - Да, надо за вами немного присмотреть. Впрочем, Маэр сегодня целый день был во внешнем карауле, теперь его перевели, и пришлось сразу же сопровождать жреца. Он собирается идти на озеро. Хочешь пойти с ним?
   - Я бы не возражал, вот только...
   - Если с тобой до сих пор ничего не случилось, то и общества караульного вряд ли стоит опасаться. Ты теперь в каком-то смысле нам брат. Да и я бы на твоем месте непременно захотел бы отмыть, как следует, кровь.
   Последний аргумент окончательно убедил меня.
   Я всегда любил воду. Еще маленьким пацаном, я заплывал на середину деревенской неспешной реки к зависти ровесников. Я первым научился нырять и никто, пожалуй, не мог продержаться под водой дольше меня.
   Вампиры плавали своеобразно - просто скользили по воде, разбегаясь с берега, или без малейших усилий ложились на нее. Я решил ненадолго оторваться от сопровождающего и нырнул. Проплыв немного у самого дна я минул мелководье, затем всплыл почти к самой поверхности и, дыша через заранее припасенную соломинку, незаметно проплыл к обрывистому берегу и там аккуратно выбрался из воды в прибрежный стиг. Не то, чтобы Маэр мне сильно докучал, просто хотелось проверить, через сколько он заметит мое отсутствие и как скоро сумеет меня отыскать. Вдруг на мое плечо опустилась чья-то рука.
   - У тебя в крови действовать нам на нервы, - услышал я голос Свеста, - Мэир уже бросил клич, что только что тебя потерял. Он даже подумал, что ты в этой луже утонул. Хорошо, что я был недалеко и смог его успокоить, что ты плаваешь не хуже рыб. Вылезай.
   - Ты быстро меня нашел, - я лишь покачал удивленно головой.
   - От Нея я хорошо знаю единственный способ, которым ты можешь скрыться достаточно незаметно. Я предположил, что, не являясь рыбой, ты все же должен вскоре всплыть или выбраться на берег. Это самые близкие к мелководью заросли. Тебя посвятил жрец - поздравляю.
   - Пока не с чем. Меня все равно должен везде сопровождать конвой. Правда завтра жрец велел привести меня к нему и обещал, что ситуация изменится.
   - Я сам тебя, пожалуй, отведу.
   Подошедший Маэр смотрел на меня с осуждением. Я даже нашел нужным извиниться перед ним. Он на миг прижался ко мне щекой в знак примирения. Затем Свест и Маэр говорили уже по-своему. После этого Маэр, сияя, махнул мне рукой и бросился в воду. Мы остались сидеть на берегу.
   - Я решил, что сам посмотрю за тобой, Маэра я отпустил.
   - Он тебя послушался? - для меня это было странным. - Ведь ему велел жрец!
   - Я вождь сменного караула и всегда сам решаю, кто будет дежурить по территории, кто будет в резерве у жрецов и так далее. Вот если бы жрец решил посетить вас дня, например, через три, то смена была бы не моя и мне пришлось бы для того же результата договариваться уже с другим вождем. Если бы я знал, что жрец идет именно к вам с Ниястом, я подошел бы сразу.
   - Ты не доверяешь мне?
   - Не доверял бы - не жил бы ты рядом с ним, - отрезал Свест. - Я просто болею за Нея. Но когда он мне рассказал, что с ним произошло - я был просто взбешен. Нияст, он вроде бы почти не жалуется, даже смеется порой, но я-то знаю каково ему. Это первый такой случай. Хотелось бы верить - останется единственным.
   - И вы не боялись, что я поделюсь опытом и отпускали меня к своим?
   - Тут важна была не столько твоя наглость, сколько стечение обстоятельств. И чтобы больше не возвращаться к этому вопросу: я действительно хотел, чтобы свои маленько посекли тебя. А уж потом я бы тебя обязательно спас. Предполагаю, ты бы этому не сопротивлялся. Может у вас есть аналогичное понятие: принцип зеркальной справедливости?
   Я поежился.
   - И почему же ты все-таки появился раньше?
   - Да караульные увидели, какие прутья ломают твои соплеменники. Они со всеми мерами предосторожности отламывали ветки ядовитой ирты с колючками на концах. Связывали их пучками и основание, за что держаться, тщательно обматывали широколиственной травой. И поэтому, хотя мне и казалось, что потрепали тебя еще не достаточно, я решил продемонстрировать тебе свое участие, не дожидаясь, когда они вернуться. А там - посмотреть, что скажешь.
   Хотя этот кустарник на нашем языке назывался по-другому, мне стало ясно, о чем идет речь. Возможно после, учитывая это обстоятельство, наш жрец ограничил бы санкции тем, что предоставил бы мне возможность побороться за свою жизнь доступными средствами в овраге.
   - Сыграло роль, должно быть и то, что пользы от меня, промедли ты еще, не было бы Нею никакой?
   - В какой-то степени. А еще я тогда подумал: что с тебя брать, когда ты вырос среди этих скотов? Да и такое зрелище смотреть не хотелось. У нас просто невозможны наказания, пока наличие вины не будет подтверждено жрецом, да и зачастую не только им. А сейчас жрец подтвердил, что ты свой, поэтому можешь не ожидать, что я буду что-либо замышлять против тебя. Давай возвращаться - скоро станет совсем темно. Ты станешь как слепой. Или нет - давай я тебя лучше отнесу.
   - То есть как?
   - Залезай на спину и крепче держись. Нет, давай я тебя все-таки подстрахую веревкой.
   Путешествие было одновременно и захватывающим и пугающим. Я первый раз по-настоящему понял, как передвигается вампир. Цепкие, словно когти, пальцы рук прочно обхватывали ветки и стволы. Расправляющиеся при прыжках кожистые широкие наросты легко приподнимали еще и меня. Чувство полета вообще сложно было бы описать тому, кто не испытал этого раньше. И пытаться не стоит. При этом скорость была такая, что я и без ноши по земле вряд ли бы его обогнал, несясь во все лопатки.
   Когда он, наконец, спустился, я не мог стоять на ногах. Меня шатало. Он подхватил меня за плечи:
   - Держись, стоит к этому привыкнуть. Мы довольно часто так поступаем с медлительными аллиолами, если те не возражают. Если привыкнешь на небольших расстояниях, научишься держаться, как следует, то сможешь составлять нам компанию где угодно.
   - Даже за пределами территории?
   - Да, если кто-нибудь захочет взять тебя с собой. Ты, конечно, слышал, что тебе туда ход заказан. Но это во многом потому, что там ты подвергаешься слишком большому риску. Туда не выпускают детей и больных, а аллиолов - только в сопровождении. Ней, правда, сбежал... Знал чья смена, двигался уже не плохо и не признали его.
   Второго караульного Эрика, Свест также освободил от обязанностей. Причем совершенно молча, но я уже знал, что если я не слышу, это не значит, что они не говорят. В жилище Нияста было совсем темно. Свест предложил не зажигать свет, и я сшиб кресло, добираясь до своего лежака. Свест же, напротив, ничего не задел, разыскал себе циновку и устроился рядом со мной.
   - Когда находишься в темноте, не пытайся щурить глаза, наоборот, держи их открытыми как можно сильней. Возможно, научишься различать предметы.
   - А у вас еще живут аллиолы нашего племени?
   - Я знаю троих. Один здесь уже очень давно, другой - больше двух лет и оба вполне гармонично вписались. Третий решил остаться диким. Жрецов не признает, одного его никуда не выпускают. Но кровь дает пить спокойно, поэтому честно заслужил свой корм.
   - А если бы отбивался, не давал?
   - Такие здесь не нужны. Я тебе рассказывал, что есть много других ваших племен, которые принимают чужаков. Выбрали бы какое-нибудь место за несколько лесов, чтобы ориентацию потерял, и оставили бы там.
   - Странно: и не признает и хочет оставаться здесь...
   - В жизни много странного... Давай спать.
   - Давай, только чтобы я не проснулся с клыками на шее. Хорошо?
   - Кому еще кого опасаться во сне... Знаешь, какое у тебя прозвище, если перевести его на ваш язык? Бешеный. Но учти, я всю ночь начеку...
   В этот раз я долго не мог заснуть.
  
  
   ***

--13 день месяца Тэнь

  
   Утро... который день я здесь? Кажется третий, нет здесь - второй... Мне казалось, что событий и впечатлений хватило бы на пару недель. А сегодня предстоял еще какой-то поход к жрецу. Честно говоря, именно такие встречи нравились мне меньше всего.
   - Рин, ты здесь? - услышал я голос очнувшегося Нея.
   - Он здесь и я тоже здесь, - ответил вместо меня Свест.
   - Хорошо, я рад, что ты зашел. Кто еще?
   - Всех остальных я отпустил - моя ж смена работала. Давай я тебя накормлю, дам сон-травы и помчусь к караульным - мне надо их еще на сегодня по территории распределить.
   - Я обойдусь без сон-травы, ты ж меня знаешь - я буду очень спокойно лежать. Ты лучше иди и возвращайся поскорей.
   - Не положено, ну ладно, под мою ответственность. Рин - могу тебе доверять? Не смоешься?
   - А куда? У вас все же схвачено.
   - Ну, вот и хорошо.
   В этот момент раздался стук и на приглашение войти пожаловал Эрик:
   - Проснулся? Свест ты можешь не спешить. Мы сговорились, и смена собирается не там, где обычно, а здесь рядом, в нижнем зале.
   - Благодарю.
   - Но я не за этим. Я вчера забыл сказать, что Нея жрец велел держать лежа, давая только милиоку и сон-траву.
   - Да я бы догадался, не первый день живу. Лучше скажи - надолго так?
   - Дня два или три.
   - Ладно, иди, я сейчас спускаюсь.
   Свест действительно дал Нею только бутылочку с чем-то полупрозрачно-белым и, кажется, тягучим и, бросив нам обоим "не подводите", выскочил за дверь.
   - Как ты? - обратился я к Нею
   - Сам не видишь, что хорошо? Просто великолепно. В этот раз мне, кажется, не хочется клясть тебя за то, что ты не дал мне совершить последний полет.
   - А там, в избушке, клял?
   - Да, даже не вдаваясь в подробности, что тебя вообще не сразу смогли привести в сознание, - поделился Ней и тут же перевел разговор на другую тему, - Жрец вчера тебе ничего не говорил?
   - Говорил и он поил меня своею кровью.
   - Значит - ты инициирован. Хорошо.
   - Тебе сейчас не нужна кровь?
   - Узнаешь у жреца. Ты же теперь наверняка должен прийти к нему?
   - Да, а ты знаешь зачем?
   - Никогда не обращал внимания - у меня, да и у других есть чуть заметный рисунок на спине, плечах.
   - Не обращал внимание. А что это?
   - Это знак кем ты являешься в племени. Например, тебя немногие знают в лицо, но по знаку будут знать, что ты можешь ходить свободно по территории, и не станут за тобой следить. На твоей коже это, кстати, будет заметней. Ты никого из таких, как ты, не видел ведь вблизи? Не волнуйся, это просто краска. Она через какое-то время стирается. Обрати сейчас внимание: у Свеста на плече и спине знак вождя караула - три луча, исходящие из четырехконечной звезды.
   - А у тебя какой знак?
   - Сейчас не видно почти, но у меня был знак доступа к древним рукописям. Я переводил их на современный язык. И еще я, конечно, входил в сменный караул как любой здоровый парень племени. Жрец, к тому же расскажет тебе о некоторых обычаях и правилах. Извини, но мне тяжело говорить, будучи связанным. Узнаешь бутылочку сон-травы на столе?
   Я даже еще помнил сон-траву на запах и вкус, поэтому легко нашел.
   Когда вернулся я Свест, Ней уже спал.
   - Пойдем, и прихвати свою жемчужину, - произнес он, - покажешь жрецу.
   Что ж жрец он везде жрец. Я с трудом нашел закатившийся в угол перламутровый шарик.
  
   ***
  
   - Мы пришли, - остановился Свест в коридоре около одной из ниш центральной горы, - дальше иди один. Я так и быть тебя подожду. Иди.
   - Знаешь, я боюсь. Хотя Ней успел мне рассказать...
   - Ну, тем более, иди, - с этими словами он решительно постучал и сразу же буквально втолкнул меня внутрь.
   Жрец сидел на широком кресле у стола и жестом предложил занять мне соседнее.
   - Присаживайся, ты теперь полноценный член общины, но это пока не всем очевидно.
   Он щелкнул пальцами. Появился еще один жрец с тонкой палочкой и чашей в руках. Он их взял и знаком отпустил его.
   - Положи голову и руки на стол впереди себя и постарайся не двигаться.
   Действовал он довольно быстро, краска слегка пощипывала, но особых неудобств это вроде и не доставляло. Довольно скоро процесс был завершен. Выпрямившись, я успел заметить, что рисунок на плече тихонько шипит.
   - Запомни, ты принадлежишь общине, а не кому бы то ни было персонально. При этом община вправе рассчитывать, что ты будешь ей полезен. Ты сейчас в достаточно хорошей форме. Поэтому общине больше всего нужна от тебя твоя кровь. До сих пор объектом своей работы был наэрл Нияст. Совет общины допускает, что, учитывая все обстоятельства, ты можешь продолжать поддерживать его до полного выздоровления. Но можешь и отказаться - община найдет тебе другое применение. Его же будет поддерживать кто-нибудь еще. Возможно, тебе тяжело находиться рядом...
   - Нет, я хочу оставаться с ним... Когда он поправиться?
   - Думаю, не скоро, не раньше следующей осени, не этой ближайшей. Тебе следует каждые семь дней приходить ко мне. Я должен знать, в каком ты состоянии. Ты не должен слабеть. Нияст тоже всегда приходит ко мне.
   - Неужели нельзя ему помочь побыстрей?
   - Мы бы провели еще один обряд, о котором ты знаешь, если бы было с кем. Но сейчас мы не можем никого довести до полумертвого состояния. Даже готовить некого. Сразу говорю - ты не подойдешь. Даже если сейчас дать тебе отдых восстанавливаться тебе придется слишком долго. Два раза подряд - это слишком опасно.
   - А сейчас, когда ему можно будет встать?
   - Завтра утром, если, вернувшись, ты дашь ему напиться кровью. Если нет - проваляется три дня. Когда встанет - он сам будет знать, сколько ему нужно и когда. Можешь не навязываться.
   - А могу ли я кому-либо еще давать свою кровь? - мне все-таки было интересно, а моя ли она еще в принципе.
   - В крайне ограниченных количествах, - серьезно ответил жрец, - Впрочем, это знает здесь любой. О каждом таком случае ты должен непременно сообщить мне. Я, рано или поздно, узнаю все равно. Если кто-то возьмет больше, чем допустимо - разбираться с ним я буду сам. Если я сочту, что ты слишком расточителен и это мешает твоей основной работе - я нарисую на тебе знак запрета. И вот еще, такое случается крайне редко, но все-таки, если кто-то воспользовавшись тем, что ты слабее наэрла и насильно присосется - немедленно сообщи либо мне, либо Нею, либо Свесту... больше ты все равно никого толком не знаешь.
   - А защищаться я могу?
   - Хотел бы я знать как... Лучше на это не рассчитывай, доверь разобраться нам.
   Затем он встал, взял со стойки плошку, в ней была какая-то жидкость, в ней плавал плетеный шарф. Он намотал его мне на шею:
   - Следы укусов тоже надо заживлять. Снимешь, когда он станет сухим.
   Он снова щелкнул рукой. В этот раз младший жрец принес поднос с какой-то едой, напитками и поставил его на стол.
   - Ешь! - повелительно распорядился жрец, - я должен быть уверен, что ты предпринимаешь достаточно усилий, чтобы восстанавливать линну.
   Он смотрел столь властно, что я не посмел возражать. Наломанные и промасленные листья каких-то трав, бодрящие ореховые кубики, моховая настойка, рыба со странным кисло-сладким вкусом - не просто было поглотить все это в один присест. Кубики я оставил напоследок и просто не в силах был их доесть.
   - Забирай с собой, - смилостивился жрец, - тебе также стоит знать, что пока ты смело можешь не заботиться ни о том, чем тебе питаться, ни о том, как ты будешь зимовать. Первый год у нас принято опекать аллиолов, чтобы они освоились. У тебя будет довольно много свободного времени - выучись чему-нибудь полезному. Например, умеешь ли ты лазить по деревьям?
   - Никогда не пробовал, - "и не мог попробовать" добавил я про себя: в нашей среде подобное предложение считалось оскорблением. Даже детей за такие попытки наказывали.
   - Научись, здесь это - полезное умение. Учится лучше на детской площадке, когда ты ее посетишь - поймешь почему.
   Тут я вспомнил о жемчужине, которая все это время была зажата в руке.
   - Вот, я нашел на дне озера, когда еще первый раз шел во дворец.
   Жрец взял ее в руки, повертел:
   - Хороша, и большая редкость, если ты оставляешь ее здесь, я распоряжусь, чтобы выделили зеркальное стекло для твоего жилья.
   - Оставляю, но у меня и жилья-то никакого нет - я живу вместе со Ниястом. Зеркальное стекло - это пластины хрусталя на черном дереве? - вдруг догадался я.
   - Да, это искусственный хрусталь, изготавливается в наших мастерских. И жилье у тебя уже есть. Тебя ждет сюрприз. С кем ты пришел?
   - Со Свестом
   - Позови его сюда.
   Я выглянул наружу. Свест скучал, глядя в потолок. Я поймал его взгляд и сделал знак войти. Жрец о чем-то беседовал с ним на вампирьем языке.
   Когда мы вышли, Свест повел меня сразу наверх. Коридоры здесь были гораздо светлей и орнаменты более строгие и последовательные. В какой-то момент он потянул меня в одну из ниш.
   За ней была обычная комната и обстановка обычная. Но что-то поразительно знакомое буквально бросалось в глаза. Я не сразу понял, что все вокруг: деревянный стол, плетеная из истняка полукруглая глубокая кровать, засыпанная сушеной травой, стулья, одежда в углу, гамак и тому подобное это все - мое. Из той, далекой жизни, когда я жил на краю поселения у реки. Не веря своим глазам, я подошел к столу - и, конечно, узнал вырезанный на нем собственноручно узор. А вот это чернота возникла после того как он перезимовал первую зиму, закопанный в землю. Мало того, в одной из ниш я заметил веревки с сушеными ягодами, вяленой рыбой, которые, несомненно, вязал я. В глиняном кувшине в таком случае было верковое вино. Я открыл, понюхал - оно. Все еще не понимая, что происходит я запустил руку в сено и она вскоре натолкнулась на деревянную шкатулку, открыв ее, я обнаружил несколько самоцветных камней и пять мелких жемчужин. Сомнений не осталось - это действительно мои вещи. Пораженный, я тупо уставился на Свеста, который, глядя на меня, с трудом сдерживал смех.
   - К...к как? - еле смог вымолвить я. Пришла смутная догадка, что давнишний намек на то, что в случае гибели Нея, меня бы разыскивали всеми доступными способами, не является просто "красным словцом".
   - Сразу же, как ты решился остаться у нас, часть гарнизона ринулись назад, часть отправилась искать твое жилье. Ты как-то упомянул в разговоре с Ниястом, где оно находится. Он рассказал это однажды нам. Ребята решили, что его удобное расположение как раз способствует тому, чтобы отдать вещи хозяину. Я не возражал.
   - И ты молчал все это время?! А вы действительно были уверены, что это мое?
   - Да, уверены. Такие, как ты, не знают, но каждое существо имеет свой уникальных запах. Потом, когда ребята притащили все это сюда - вещи дополнительно проверил жрец. Это все твое?
   - Все, разве что несколько камней принадлежали моему знакомому, который очень болел после укуса одного из вас. Он хотел, чтобы я держал их у себя.
   - Не думаю, что мы станем его разыскивать, чтобы ты смог их вернуть. Твой дом все равно бы разграбили соплеменники. Теперь, когда ты имеешь право на жилье, ты можешь сам решить, куда именно следует все это перенести. Придется показать тебе, какие комнаты пустуют. А теперь захлопни рот, и давай-ка поспешим к Ниясту. Он может вскоре очнуться, а никого рядом нет.
   Мне безумно хотелось остаться здесь, почувствовать знакомый запах, зарыться в сухую траву, предаться ностальгии о навсегда потерянном. Но я не мог не признать, что Свест прав и вышел за ним в коридор. Он неожиданно повел меня не вниз, а вверх и там вывел на открытый воздух:
   - Слабо спуститься вниз прямо отсюда?
   - Вообще-то я, кажется, боюсь высоты.
   - Ну, так крепче будешь держаться. Залезай.
   После некоторых сомнений, я все-таки оказался у него за спиной, и он сиганул вниз с этой бешеной высоты. Ощущения от полета в этот момент не шли ни в какое сравнение с передвижением в кронах деревьев. Правда, я все-таки предпочел закрыть глаза. Конечно, спустившись, Свест также не пожелал идти пешком. Буквально свалившись с него недалеко от входа в нашу пещеру, я не удивился, не обнаружив на шее подаренного жрецом шарфа. Надеюсь, он успел просохнуть.
   Зря мы так неслись, к нашему появлению Нияст спал. Свест сел около него и начал аккуратно тормошить.
   - Надо же, как надолго отключился, - обратился он ко мне, - Сон траву ты ему давал... Должно быть, он большой сделал глоток? Ах да, бутылочка-то рядом и рука одна распуталась. Похоже, он хотел забыться, как следует. О чем вы говорили с ним?
   - Он рассказывал, чем занимался в общине.
   - Тогда понятно. Ничего страшного, бывает. И это пройдет. Только вот что. Иди сюда, придется подкормить его так, во сне. Руку дай.
   Он прокусил совсем чуть-чуть и аккуратно направил капли крови на закрытый рот. Когда Ней его чуть приоткрыл, Свест вонзил клыки в запястье уже посильней. Я невольно вскрикнул - руку пронзила боль.
   - Извини, - примеряющим тоном произнес Свест,- совсем забыл, и прижал мою руку ко рту приятеля.
   - Я уже начал забывать, что от укусов может быть боль, - скривился я, - что именно ты забыл?
   - Посмотри, - произнес он, оскалившись, - видишь клыки?
   Я кивнул.
   - Так вот во время укуса они вырастают раза в два, - будто нехотя принялся он объяснять, - Точнее выдвигаются подобно нашим крыльям. На концах они становятся очень тонкими и входят в расслабленное тело без малейшего усилия. Но напряженные мышцы могут их поломать, не говоря уж о резком движении аллиола. Это не слишком приятно и надо потом ждать пока отрастут. Поэтому мы никогда, во время охоты на диких, не даем им выйти полностью. Загоняем почти тупыми резким ударом. К тому же, пока они выдвигаются, выделяется особая слюна, которая делает укус практически незаметным. Но я привык иметь дело с дикими, это Ней напрактиковался с тобой. Так что еще раз извини.
   Я прижался к его лицу запомнившимся мне жестом примирения. Кажется, он был этому рад.
   - Пора идти разбираться с караульными, - разговорился Свест, - они и так сегодня без меня крутятся. Отпустили... Но злоупотреблять этим нельзя. Все, завтра смена кончается. Пойду охотиться, тянет уже... Неприятно слушать? Постарайся привыкнуть. Здесь свои нормы существования и бесполезно закрывать на это глаза.
   - Это нелегко. Трудно полностью освоиться с тем, что "свои" для меня вы, хищники, а не люди-аллиолы.
   - Мне тоже сложно. Я сейчас пробовал на язык твою кровь. Мне давно пора охотиться - надо было перед сменой успеть. Но исчез Ней, потом вернулся... А там смена моя началась. Теперь жажда только сильней. Хочется хотя бы глоток.
   - Это же можно решить?
   - Боюсь, мне будет сложно остановиться вовремя. Так что живи. Вот если бы Ней был в сознании..., - не договорил он, ныряя в дверь.
  
   8. Дом родной.

--14 день месяца Тэнь

  
   Еще одно утро, еще один день. Я уже не хотел считать эти дни. Вчера я так и не удосужился подыскать себе какое-либо занятие, даже не выходил. Бессмысленно бродил по пещере Нияста, рассматривая ниши, кувшины, перебирал предметы. Когда мне все это надоело, я просто лег спать. Засыпая, я и в этот раз долго вспоминал в деталях последние дни.
   Много позже, уже совершенно проснувшись, я тоже не спешил вставать. Не знамо откуда нахлынувшая лень расслабляла, делала тело тяжелым, а каждое движение нежелательным. Собрав всю свою волю, я все-таки встал. Нияст смотрел на меня и молчал.
   - Почему ты не позвал? - поинтересовался я.
   - Я только что проснулся, голову ломит.
   - Свест сказал, что ты вчера выпил слишком много сон-травы.
   - Возможно. Так, порыв. Не знаешь, сколько мне здесь лежать?
   - Да вставай уже, - я начал освобождать его конечности от пут, которые должны были предохранять от лишних движений.
   - Аааа, спасибо, - Нияст разминал мышцы ног и рук, - я, наверное, многое пропустил, но ты, по всей видимости, остался со мной? Или просто заглянул на прощание?
   - Я собираюсь поддерживать тебя, но отдельное жилье я и правда хочу себе подыскать. Но даже не представляю, как это сделать.
   - Я точно знаю, что пещера справа от моей - свободна. Может, будет удобней, если ты займешь ее? Хотя есть еще напротив, через три, и несколько в другом крыле. А еще есть на других этажах...
   - Я, пожалуй, пойду, посмотрю соседнюю
   - Ты потом сможешь передумать и отселиться подальше, если захочешь. А сейчас побыстрей выбирай, чтобы Свест уже сегодня мог бы распорядиться, кто притащит твой скарб...
   - Ты тоже знал и молчал, - заметил я укоризненно
   - Как-то все было не до этого.
   Соседняя комната была практически такой же, какую занимал Ней. Только поменьше было стенных ниш (всего две, но глубокие), крошечный оконный проем пропускал минимум света. Но закрытый очаг, на котором можно было готовить еду и, вероятно, который давал тепло в зимние холода был точно такой же. Зачем было что-то еще искать... Наоборот, это казалось просто проведением, что можно было остаться так близко. Не то, что мне был безумно нужен Ней. Нет, скорей он был для меня единственным связующим звеном между этой жизнью и той. Возможно, когда-нибудь это связь станет мне мешать, и я выберу самое дальнее жилье и постараюсь даже случайно не видеться с ним... или мне станет все равно. Но пока, пока я буду здесь.
   Вскоре Нияст тоже зашел в это жилье:
   - Что решил?
   - Остаюсь здесь, даже и смотреть ничего не буду.
   - Это хорошо. Обрати внимание - тут тоже изнутри закрывается окно. Обычно мы закрываем его, если сильный ветер, косой дождь или если из дома надолго. Также можно прикрыть дверь плотно - тогда никто не вправе войти, не постучав. Свою я часто держал открытой, чтобы рассыльным было удобней закидывать еду. Жрецы, кстати, стучат всегда. Ты чем собираешься заняться теперь?
   - Предполагал пойти на детскую площадку - я же в той стороне еще не был...
   - Может, отложишь до завтра, а сегодня побудешь со мной? Мне еще сутки, как обычно, нежелательно много передвигаться, но не хочется что-то быть одному. Боюсь, никто не заглянет - беспокоить меня не захотят. Разве только Свест.
   Я вернулся с ним вместе в наше пока еще общее жилье. Правда, он какое-то время задержался в коридоре слегка прищелкивая языком. Я предположил, что, по всей видимости, мне недолго придется ждать отделки жилища. Конечно, я не мог не то чтобы понять, но даже полноценно слышать их затейливую речь, однако общий принцип взаимодействий начал осознавать.
   - Ты всегда жил здесь один? - спросил я первое, что пришло в голову.
   - Чаще да. Почему ты спросил?
   - Ваши жилища слишком просторны.
   - Ты просто не видел наших семейных пещер.
   - Вы переселяетесь вдвоем в другое жилье?
   - Просто занимаем еще одну комнату, которая отделана как семейная, чтобы удобно было растить малыша.
   - Только одного?
   - Двойня - это редкость.
   - Я не то имел в виду...
   - У нас не принято заводить детишек подряд. Когда чаду минует третий год, семейную пещеру следует освобождать. Каждый уходит к себе. Ребенка дальше воспитывают не только родители, но и община. Родители даже скорей только если есть такое желание. У вас ведь тоже так?
   - Да, подростки у нас тоже живут все вместе под руководством вождей. Но не с такого мелкого возраста. А у семьи обычно дети родятся еще. Чтобы разойтись, надо получать благословение жреца...
   - У нас, наоборот, благословение нужно получить, чтобы сойтись. И будет ли оно получено, зависит от многого... в том числе от наличия свободных семейных пещер. Я собирался попросить разрешение в следующем году. Но при нынешних обстоятельствах, если я смогу охотиться для себя - уже будет хорошо...
   - Тяжело, наверно, расставаться?
   - У меня уже была семья... Мы еще долго встречались потом, а затем поняли, что успели друг другу надоесть. Ты видел Стик тогда, около нор кроков. Она потом, когда я ей рассказал, что видел ее, обиделась, что я ее тогда не окликнул. Говорила, что переживала за меня.
   - Ты хотел опять сойтись с ней?
   - Зачем? Нельзя повторить ушедшее. Мы просто друзья.
   - Извини за такой вопрос, но если вы встречались, почему не было еще детей?
   - Потому что не семейные женщины регулярно принимают участие в танце жриц и пьют там особое вино. У нас не бывает таких случайностей.
   - У нас считается, что чем больше детей - тем лучше. Правда, родиться они должны в семье.
   - У нас предполагается, что детей должно быть не больше, чем племя стабильно может обеспечивать едой, линной, вниманием, наконец. Аллиолы обычно считают все, что я рассказал, безнравственным.
   - Да, у нас свободные отношения для женщин не приветствуются. Правда, это не относится к девушкам-геттам. Они живут общиной внутри общины. Как правило, такими становятся те, кто приступил нравственные нормы ли еще что. Со жрицей они встречаются один раз - и больше никогда не могут забеременеть. Вообще, мужчину, нарушившего закон или предписанья жреца могут высечь, продержать в яме долгое время. Женщину делают геттам.
   - Я знал это, но интересно услышать это самому от тебя. Ты ведь наверняка встречался с геттам. Неужели не возникало привязанности?
   - Даже не знаю. У них всегда весело ну и ... сам понимаешь. Но никогда не думал, что есть разница с кем.
   - А вот это у нас считается безнравственным. Так что учти.
   - Думаю, не понадобится...
   - Не зарекайся. Ты здесь всего ничего и никого по большому счету не знаешь. Но, обычно, такие, как ты, втягиваются.
   - Боюсь представить.
   - Оцениваешь свое появление у нас как этап бесконечного падения, которое началось, когда ты заговорил со мной?
   - Пожалуй, да... Можно сказать и так. Но для вас это естественно, я понимаю...
   - Возможно, ты предполагаешь, что меня твои слова должны задеть, но это не так. Может, постепенно узнав больше, ты и больше поймешь... Сейчас ты еще слишком чужой... Если хочешь, можешь пойти посмотреть, как отделывают твое жилье.
   Немного возмущенный сказанным, я все же пошел. В соседней комнате кипела работа. Мебель уже стояла. Вампиры развешивали зеркала. При этом они даже будто не лазили по стенам, казалось, что они по ним передвигаются как по земле. Абсолютно молча, но быстро и споро. Скоро здесь будет до боли привычно. Если не считать игры света жреческих зеркал. Я буду спать в охапке сушеной травы, перебирать мои камешки, дотрагиваться до привычной утвари. Никогда раньше не предполагал, что это может быть сколь-нибудь ценно для меня... Однако я уже никогда не буду собой. У меня не будет тех же друзей, я не буду снисходителен к тем же соседям, я не буду ненавидеть серые тени, неслышно падающие вниз... Наоборот, это с ними я буду дружить, к ним буду снисходителен. Нет, я не стану мучить себя, признавая, что я предатель - я не предал никого. Разве что только себя. Чужим, врагам, чуждому племени... Но они оказались снисходительны, и я живу. Я просто живу, я не думаю о том, отчего становится трудней... Я никогда не стану вампиром, я никогда не смогу летать, но мне никогда и не понадобится чужая кровь.
   Подумав немного, я решил выйти на воздух. Обычная для этого сезона жара была приятна после относительно прохладных пещер. Конечно, мне никогда не стать здесь своим, но может прислушаться к словам жреца и приобрести хотя бы какие-то отдельные атрибуты "своего". Я тронулся к детской площадке. Путь предстоял не слишком близкий. Это для вампира с их стремительностью рукой подать, а обычным шагом почти поход. Но я не жалел. Сад у жреческой горы представлял собой в основном различного вида, различной высоты кустарники. Некоторые из них цвели. В сущности ничего необычного - такие можно встретить повсеместно. Но увидеть все самые живописные растения одновременно, должно быть, можно только здесь. Деревья вокруг тоже росли, но были в значительном меньшинстве. Я не стал задерживаться в саду, а дойдя до озера я, разумеется, преодолел его вплавь. Зашел сначала в прохладу левого, чтобы не сталкиваться с купальщиками. Затем через пролив попал в правое и по нему уже достиг излучины реки, больше напоминающей ручей, а там вышел к жреческой горе. Казалось, она не охранялась, но уверенности в этом не было. Я походил возле нее, так и не решившись проникнуть внутрь, чтобы подняться и оглядеть окрестности. С оборотной стороны жреческая гора переходила в небольшую горную гряду, которая становилась на своем протяжении все ниже и ниже и постепенно терялась в растущем здесь лесу. Я продолжал идти вдоль хребта, когда рядом оказался вампир. Не сразу, но я узнал Эрика.
   - Привет! - поздоровался он, - решил полюбоваться на наших мелких?
   - Ну, почти... Далеко еще?
   - Собственно уже здесь. Вот эта спадающая гряда - детский замок, через пятьдесят шагов будет первый вход и оттуда начинается сама площадка... Детишки здесь днюют и ночуют, когда не напрашиваются в гости к взрослым.
   - Что-то я нигде не видел детей.
   - А они не так уж часто покидают этот участок. В пределах его границ они могут вытворять все, что заблагорассудится. А если выйти со взрослым - то он глаз не сводит и от себя почти не отпускает. Обычно это не нравится. Вот в одиночку они порой пытаются выбраться. Поэтому тут самая плотная стена караула, - улыбнулся он.
   Издалека я заметил вход в пещеры. Шагов за пять до него лес сменился просекой, поросшей низкой травой. Затем опять шел лес. На моих глазах невысокое существо резко спрыгнуло с дерева на той стороне. Сначала я подумал, что это низкорослый аллиол. Однако, когда он, распустив подкрылки, совершил небольшой прыжок через овраг, я понял, что это юный вампир. Конечно, было и много других признаков: пластика, черты лица. Смутил меня цвет его кожи - почти такой же, как мой. Затем сей отпрыск стремительно понесся по просеке, но добежать до внешнего леса малыш не успел. Его перехватил взрослый вампир и бесцеремонно водворил назад, должно быть, сделав соответствующее внушение.
   - У них это как соревнование, - пояснил также наблюдавшей эту картину Эр, - кто дальше забежит по разделительной полосе или даже выскочит на внешнюю сторону. И это несмотря на то, что время от времени победителей, как и особо активных участников запирают внутри башни.
   Пройдя "разделительную полосу" я сделал шаг в лес и... провалился по пояс в мягкий упругий мох.
   - Тут пешком под деревьями почти не ходят, - пояснил Эрик, помогая мне выбраться, - фаррис здесь специально приживляли еще сотни лет назад, чтобы дети, которые двигаются по верху еще не очень ловко, не разбивались о землю. Дальше я провожать тебя не могу, но левее есть тропинка, на которой фаррис выдергивают. А вообще можешь попробовать по верху. У нас все этому учатся.
   Проводив растворяющегося в ветвях Эрика взглядом, я потопал в сторону тропы. Она действительно была рядом. Мох фаррис на ней был совсем низенький, измученный прополкой, но идти по его пружинистым стеблям было приятно. Делать попытки оказаться на дереве я был морально не готов. Шагов через сто меня чуть не сбил с ног мелкий подросток-вампир. Невнятно что-то пробормотав, он побежал дальше. Догоняющий его пацан успел спрыгнуть с тропинки на дерево и обогнуть меня по верхам. Интересно кто-нибудь за ними здесь присматривает?
   Пройдя еще какое-то расстояние, я услышал нечто похожее на плач, оглянулся и увидел, как в отдалении совсем маленький детеныш барахтается во мху и никак не может зацепиться за что-нибудь и выбраться наверх. И тоже - ну прям обычный человеческий малыш со светлой, загорелой кожей. Значит, темнеют и обретают свой мрачный серебристо-серый цвет они когда-то потом. А девочки еще и зеленеют, бедняжки. Я задумчиво начал прикидывать, есть ли у меня шансы добраться до мелкого, но, разумеется, свои помогли ему раньше: вампир-женщина легко выдернула его сверху вниз и, закинув за спину, унесла. Конечно, за детьми присматривали, но не так строго и непосредственно как чаще у нас.
   Еще шагов через пятьсот лес закончился. Первое, что я увидел - это взрослый вампир, к рукам, шее и даже ногам которого присосались сразу пятеро детенышей. И только заставив себя отвернуться, я увидел, что конец горной гряды погружается в прозрачную гладь озера. Подойдя ближе, я понял, что это озеро - искусственного происхождения. В конце его виднелась рукотворная запруда. Само собой все вокруг оглашалось писком, криком, щелчками - несколько вампирят плескались в воде, несколько носились по берегу. Я заметил еще одного взрослого вампира, "подкармливающего" одного малыша, потом еще... Потом к озеру подошла целая компания из пяти взрослых вампиров и трех малышей. Все они тут же начали носиться по поляне и, в конце концов, оказались в озере. Несмотря на жару, мне совершенно не хотелось присоединиться к компании и я обошел водоем вокруг.
   Вскоре опять начинался лес. Огромные джибы, которым должно быть не одна сотня лет, раскинули здесь свои ветви. Они всегда растут не очень близко друг к другу, но чрезвычайно широкие кроны все равно переплетаются. Зато листья мелкие и неплохо пропускают свет. В отличие от большинства других деревьев, их корни находятся не только под землей, но и образуют сеть над поверхностью. Тут тоже все было затянуто фаррисом, но благодаря выступающим корням передвижение по земле было все-таки возможно. Конечно, если можно назвать землей искривленные и не всегда расположенные строго параллельно земле корни. Именно здесь я решил, наконец, попробовать залезть наверх. "За" говорили и наличие низко расположенных ветвей и далеко не гладкая поверхность стволов и оплетающие их лианы. Кое-как цепляясь за лианы и подтягиваясь на ветвях, я смог преодолеть три-четыре своих роста вверх.
   Решив отдохнуть, я сел на сук, свесив ноги. Посмотрев вниз, я понял, что "против" дальнейшего подъема говорит то, что кроме усталости рук я еще начал понимать, что спускаться будет сложней. Я чувствовал себя настолько не уверенно на такой высоте, что не мог заставить себя отцепить руку от ствола. Это с детства надо начинать привыкать... Но спускаться надо все равно. Вот только еще чуть-чуть оглядеться стоит. Неожиданно, ловко прыгая по корням, в зону обзора выскочил аллиол. Сверху на него спикировал маленький, почти бескрылый вампир. Промахнулся и провалился в мох. Второй оказался чуть удачливей и оказался у аллиола на спине. Он был слишком мал, чтобы свалить "жертву", и последняя ловко перекинула его со спины на руки и начала что-то одобрительно говорить. Я прислушался, похоже, это был язык Эттов. Я знал лишь несколько слов и смог лишь уловить слово "заслужил". После чего аллиол протянул ему запястье. Всего на несколько мгновений. Вскоре их окружили еще шесть детей разного возраста, в том числе вставший на ноги неудачник. Они что-то говорили между собой. Один из вампирчиков заметил меня и показал рукой, привлекая внимание остальных. Аллиол подошел к дереву и вскоре оказался рядом со мной. Конечно, ему было далеко до ловкости вампира, но по сравнению со мной он забрался в один момент.
   - Этт, джадж, смиалэтт, моаи, имаинн, вешер, баеэтт, гачшерт, джагаст? - спросил он.
   Я не сразу понял, что это названия племен. Но когда он повторил еще раз я, наконец, ответил:
   - Смиалоэт
   - Карашо, - произнес он с акцентом, - мошем гаварить. Я - Этт. Зовут Мирчель, Мирч.
   Он дал отмашку и что-то крикнул малышам, и они скрылись. По всей видимости, отправились играть одни.
   - Здорово лазаешь, - не мог не отвесить комплимент я
   - Я здесь тры гэода. Повер - это ни слошно. Потринруся и сам не заметыш как рукы станут сильнэй, а ногы устойчывэй. Конешно, мишает страх висоты - ты попробуй спрыгнуть свэрху в мхи рас, друкой, иной. И страх уйтед. Толко ни павторы это там гди мха нету патом. Ты сдись нидавно?
   - Пока считаю на дни.
   - Первый рас зашел высако? Давай поможу внис.
  
   Он слегка подстраховал меня, помогая спуститься пониже, но ближе к земле настойчиво предложил прыгать. Действительно - прыгать в мох оказалось даже приятно. Главное не влететь в корень. Под его чутким руководством я научился довольно спокойно сигать с той высоты, на которую забрался первый раз. Постепенно я привык к особенностям его речи и она перестала так уж сильно резать мне слух.
   - Как ты здесь очутился, - очередной раз выбираясь из фарриса поинтересовался я
   - Если ты здесь недавно, возможно ты меня не поймешь (далее не вижу необходимости эмитировать его акцент) - я ушел за женщиной.
   - Вампиром!!!?
   - Между собой они называют себя наэрлами, конечно так это слово звучит в понятной нам транскрипции. Для женщин это слово звучит как наирия.
   - Я правильно тебя понял, ты ушел за ... наирией. Как ты вообще смог встретиться с ней в своем племени?
   - Долго рассказывать, но члены нашего племени видят наирий время от времени.
   - Никогда бы не подумал, у нас-то считали, что на вашу территорию даже обычные вампиры не добираются - только нам достается. Потому затеяли передел границ...
   - Это следствие... Да, ужасно... эта война, когда я уходил даже подумать не мог, что все обернется так ужасно. Ты не думай, для меня сейчас не важно, что ты по рождению относишься к племени агрессоров, но все же ответь - ты воевал?
   - Нет, меня должны были призвать весной, но, видишь, не дождался.
   - Надеюсь, когда-нибудь это закончится.
   - Ты хотел бы вернуться?
   - Нет, да это и невозможно. То, что мы иногда видим наирий еще не означает, что наше племя относится к вампирам совсем уж иначе, чем ваше. Но не только по этому - теперь здесь мой дом. А там... как будто все стало чужим.
   - Кстати, я вот, по-вашему, по эттски почти не говорю, а ты был переводчиком?
   - Разумеется. Меня потрясает способность наэрлов и наирий осваивать по несколько чужих языков.
   - Меня тоже. Может, расскажешь - почему наирии бывают на вашей территории?
   - Мы даем им свою кровь раз в год, весной. Им проще, чем наэрлам: досыта напились после зимы и потом могут обходиться сущей малостью от случая к случаю. Если, конечно, не ждут и не выкармливают малыша... Это наэрлы хоть что угодно, а раз в две недели должны напиться. Но охотятся, конечно, чаще.
   - Я вижу, ты любишь детей.
   - Может это потому, что у меня не будет своих. Никогда не родятся полукровки.
   - Ты живешь с той самой наирией, которая увела тебя вместе и сейчас?
   - Нет, она создала семью с наэрлом в этом году. Я сам настоял - если не я, то она должна иметь продолжение. Мы договорились не видеться, но я жду. Пройдет положенный срок и, может, быть мы опять будем вместе.
   - И пока занимаешься чужими детишками?
   - Я все равно должен приносить пользу своему новому племени - вот и выбрал подкармливать мелких. Правда, жрец говорит, что еще один танец лун - и довольно. Но может, останусь их тренировать, если их устроит делать это без "вознаграждения". Хочется, чтобы они никогда, когда вырастут, не попали в переделки.
   - Тебе не странно так думать? Ведь наверняка года четыре назад не преминул бы врезать вампиру, если бы представилась возможность и при этом не возобладало желание просто сбежать.
   - Может быть и так, но с тех пор столько воды утекло. Может, конечно, если бы вампир поймал кого из наших в свое время, а я был бы рядом, я бы его и попробовал бы сбить. Другие-то возможности вряд ли бывают.
   - А если бы он на тебя сверху и промахнулся как тот малыш?
   - Не знаю, правда, не знаю... Сейчас я учу их не промахиваться с малолетства. Да и ты выбросил бы все это из головы. Есть только то, что есть сейчас. А прошлое и возможное как таковые не существуют.
   Я снова полез наверх, хотя руки порядочно ныли от непривычной нагрузки. Грохнувшись назад, я еще и неловко зацепился ногой за ветвь и порядочно поцарапался. Но, тем не менее, решил продолжить разговор.
   - Расскажи, как ты решился уйти?
   - Сам не знаю. Вроде и человека в ней не видел, тем более женщину и говорили ни о чем. Да и говорить-то было сложно - это как бы неприлично. Но потом все никак не мог ее забыть. В следующем году я старался заметить ее и именно ее подкормить. Она тоже, кажется, искала меня. Я поинтересовался, можем ли мы поговорить как-нибудь, допустим, в лесу. Она лишь улыбнулась. На третий год мне не удалось оказаться рядом с ней. Но когда они уже уходили, я увидел ее и подошел. Сказал, что уже третий год хочу видеть ее, что она кажется мне необыкновенно красивой. Она поинтересовалась: готов бы я был покинуть племя и уйти к ее народу за ней. Я сказал, что да. Она ответила, чтобы я хорошенько подумал - возврата нет. И если не передумаю должен явиться в один из названных ей дней в установленное место. И назвала мне место и дни. Потом за этот разговор жрец повелел не выпускать меня две недели из холодных пещер. Я уже был в отчаянии, боялся, что не смогу оказаться в нужном месте ни в один отмеренный срок. Сам не знаю, как сбежал. И вот я здесь.
   - Чего только не бывает...
   Мы еще немного поболтали обо всем понемногу, уютно устроившись на корнях. Наконец он произнес:
   - Ты больше сегодня себя не мучай. Да и темнеть скоро начнет. Я-то соорудил себе летний домик тут рядышком - не хочу сидеть в пещере, когда тепло. А тебе еще идти и идти.
   - Да, конечно, - попрощавшись, я тронулся в обратный путь.
   Не знаю, успел бы я засветло вернуться домой, если бы на границе детской площадки меня не ждал Свест. По всей видимости, он решил исполнять роль моего личного перевозчика.
   - Ты-то опять как здесь нарисовался? - в лоб поинтересовался я.
   - Моя же смена. Постоянно всю территорию и внутри и снаружи обхожу. Сегодня она, кстати, заканчивается. Отпустил ребят. Караул взяла другая смена. Эриксав сообщил, что ты здесь. Думаю, возвращаться будешь там же где вошел. Сижу, жду.
   - А если бы я решил там заночевать?
   - Я все равно отдыхаю - набегался за последние пять дней. Еще б чуток посидел и ушел бы. Ну, так что - доставить тебя? Я сегодня собираюсь заночевать у Нияста в гостях. Слышал - жрецы объявили, что завтра будет гроза и возможно непогода затянется не на один день. Это тебе не обычный дождик, что покапает и пройдет. Буря!
   - Да нет, я ваших же воплей слышать по природе своей не могу. Вот бы я попал, если бы действительно заночевал в лесу. Впрочем, такое со мной уже случалось. Честно, я тебе даже благодарен - не хотелось идти одному.
   - Ну, тогда запрыгивай на плечи, и полетели. Чувствуешь - ветер поднимается. Гроза нагрянет еще ночью.
   Когда мы оказались перед входом нашей башни, ветер уже гудел во всю, мне на лицо капнули первые капли. Я с ужасом подумал, что был бы сейчас еще только где-то у озера.
   - Еще чуть ветер посильней - и мне тоже пришлось бы добираться пешком, - заметил Свест, - если такая погода застанет тебя где на территории - по возможности добирайся до входа в пещеру. Любого в любую. И еще лучше - при этом зови на помощь. Не стесняйся. Умеешь - свисти. Обязательно кто-нибудь из караульных услышит.
   - Как они в такую непогоду охраняют?
   - Внешнюю территорию - в специальных укрытиях-землянках внизу. Так же как и ночью. Да на нашу территорию даже в ясную дневную погоду аллиолы почти не забредают, а кто ж ходит в грозу? Все ее где-нибудь пережидают. Внутренняя же территория прослушивается - есть специальные помещения, от непогоды закрытые, но с усилением слышимости.
   За разговорами мы поднялись к нашим пещерам. Я сразу нырнул в свою - она была полностью готова. Свест тоже заглянул и быстро подскочил и задвинул заслонку на окне - капли уже попадали внутрь. Стало совсем темно, но Свест довольно споро разжег несколько факелов и вставил их в специальные отверстия. Мне осталось его только поблагодарить.
   - Ладно, - махнул он рукой, - когда-нибудь сочтемся. Ты потренируйся на досуге как здесь что делается.
   Свест вышел, а я оглянулся и понял, что в свете факелов поставленные здесь привычные предметы уже не кажутся совсем родными. Я подошел и нырнул в свою травяную кровать. Вдохнул приятный сенной аромат. На какое-то время я задремал, но вскоре проснулся. Снаружи выло и грохотало. Все мое тело ныло от сегодняшних упражнений. Но вот сна уже не было, ни в одном глазу. Я нерешительно подошел ко входу в дом Нияста. Дверь была не закрыта, внутри светло. Подумав, я вернулся назад, погасил все факелы, надев на них колпаки, как это делали вампиры. Затем я положил их так, чтобы легко отыскать на ощупь хотя бы один. Потом вернулся к пещере Нея. Сначала я хотел постучать, но вспомнив, что при открытой двери здесь так поступают только жрецы просто вошел.
   После темного коридора свет резко ударил в глаза, я невольно зажмурился. Свест и Нияст, расположившиеся на нескольких разбросанных по полу циновках, разом повернули ко мне головы.
   - Заходи, заходи, - приободрил меня Ней, - мы давно ждем, что ты появишься.
   - Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался я, подходя к ним и опускаясь рядом.
   - Нормально, но в силу обстоятельств и завтра не придется выходить... А ты весь какой-то ободранный и измученный. Где пропадал?
   - Учился лазить по деревьям, как советовал жрец. Теперь мышцы ноют, царапины зудят. Но это пустяки - пройдет.
   - Давай поможем. Ты обращайся смелей, пока сам чему-нибудь не научишься, - сказал Ней, поднимаясь.
   Из запасников он достал пару бутылочек:
   - Этим замажь царапины, а этим просто натри тело - станет легче. И забери себе. Тебе пригодится, а у меня еще есть. Кстати завтра мы с тобой пойдем за едой. Хотя община и обязалась нас кормить, но доставки на дом больше не предвидеться.
   - Так значит, донесли до дома, пустили в гости, полечили, - начал перечислять я, втирая в кожу пахучую смесь, - может еще и покормите?
   - Вот так, вместо благодарности, - засмеялся Свест.
   - Будь любезен сделай два шага до стола и возьми, что хочешь, - заявил Ней.
   - Вам-то то от меня ничего не нужно? - жуя, поинтересовался я.
   - Подожди, вот сейчас немного откормим, приправки еще какой дадим, сверху натереть..., - отшутился Свест и тут же обратился к Нею, - хозяин чарочку не поднесешь?
   - Конечно, конечно, - Ней достал в одной из ниш бутыль, - только чарочек не держим - пожалуйте из горла.
   Первым отхлебнул Свест, потом передал бутыль мне. Вино оказалось терпким и каким-то словно густым. Последним бутыль пригубил Ней. Едва закусив, мы повторили ритуал еще и еще. Все сразу стали веселей и откровенней, как это обычно бывает.
   - Опять завтра охота сорвалась, - вздохнул Свест, - погода нелетная. Забредайте ко мне. А то все у вас да у вас.
   - Ты когда последний раз охотился? - осведомился Нияст.
   - Дней десять назад или одиннадцать...
   - Многовато.
   - Да ладно, я справлюсь.
   - Говорят Истан недавно по башке получил?
   - Так смотреть лучше надо было. Хотя, впрочем, они слишком часто стали ходить компаниями. Трудно улучшить момент.
   - Должно быть, жрецы скоро снова призовут к групповой охоте.
   - Не люблю я ее: шум, гам.
   Мне тоже было, что вспомнить о групповой охоте. Несколько лет назад в нашем племени уже преодолевали обычную бытовую разобщенность и договаривались ходить везде по несколько человек. Это очень неудобно: плоды, ягоды в лесу десятками штук не растут, рыба и одного рыболова вычисляет, приходится несколько раз место менять и т.п. В общем ноги бить приходится больше для достижения того же результата. Но предполагали, что так не нападут нелюди. Однако однажды, будучи впятером, мы нарвались на засаду. Сначала был сбит пикирующим вампиром Таэрд. Стэн не выдержал и ринулся прочь, его вскоре тоже накрыл вампир - я потом узнал. Мы втроем (я, Верт и Гай) как и договаривались, ринулись на помощь Тэду. Но, оказалось, вампир его только удерживал и как только мы с криками подбежали, он с размаху ударил его так, что тот отлетел в сторону. Затем вампир взмыл наверх. Мы бросились к Таэрду, и склонились над ним. В этот миг я практически одновременно почувствовал захват цепких лап и увидел как Верт и Гай летят к земле, прижатые серыми телами. В ужасе я пытался стряхнуть с себя вампира, но он несколько раз ударил меня и только потом присосался. Примерно то же самое рассказывали и мои приятели. В общем легче всех отделался сбежавший Стэн. Только раной на шее, все остальные в придачу получили великолепные лиловые синяки. Было несколько подобных случаев с моими соплеменниками, и желание координировать свои походы постепенно отпало само собой. Но теперь видно народ решил вернуться к этому на новом уровне бойцовой подготовки, достигнутом в месиве пограничных боев. Мне стало интересно, а может ли вообще аллиол (или все-таки человек?) справиться с вампиром, если тот здоров?
   - Ууу, совсем задумался, - прервал ход моих размышлений голос Свеста, - да отбрось ты грустные мысли, на - лучше еще отпей.
   С этими словами он протянул мне бутыль, которая, я не заметил как, пошла на следующий круг.
   - Есть что вспомнить? - с немного виноватой ухмылкой поинтересовался Ней.
   - Да есть, - коротко обрезал я, отхлебывая.
   - И здорово вас тогда отметелили? - заинтересовался Свест.
   - Да, - мне не очень хотелось рассказывать подробности.
   - Да, не люблю я групповую охоту, - повторил Свест, - нападать, так неожиданно для каждого. А так и шуму много и линна так себе. Вот и приходится нарабатывать у ск... диких рефлекс, как им дешевле попадаться. Неприятно, но возможно придется этим заниматься опять.
   Мне захотелось встать, но вино было довольно крепкое, глотки хорошие и я понял, что могу не справиться с задачей. Я перехватил взгляд Нея, который пытался предугадать мою реакцию.
   - У меня с рефлексами уже все в порядке, похоже, - ответил я на его немой вопрос.
   Мне все-таки удалось подняться. Я, пошатываясь, дошел до стоящего не далеко от входа бака с водой и плеснул пару горстей себе в лицо. Потом какое-то время смотрел на свое приобретающее четкость отражение. Немного поколебавшись, я все же вернулся в компанию наэрлов. Они уже сидели обнявшись. Я пристроился рядом и не возражал, когда Ней положил на меня руку.
   - Вот и хорошо, - заметил он, - либо ты принимаешь все, либо ничего.
   - Эх, я ж еще и не спал, кажется, давно, - вздохнул Свест, - надо мне отползать к себе.
   - Да ладно оставайся, - предложил Ней, - места хватит.
   Свест не заставил себя упрашивать. Просто переполз на свободную циновку, подтащил валяющийся неподалеку плед, укутался в него и затих. Ней встряхнул бутыль:
   - Жалко пустая уже, если б не гроза - пошел бы сейчас гулять.
   - Хочешь, пойдем ко мне, - позвал я.
   - Это мысль, - согласился Ней.
   Поддерживая друг друга, мы перебрались в соседнюю, обставленную моим скарбом, пещеру. И я даже смог сам включить освещение. Правда, один из факелов вскоре после установки упал и погас, но это было несущественно.
   - Интересный у вас обычай, спать на сухой не плетеной траве, - заметил Ней.
   - Мне нравится, но и циновки у меня тоже есть, - ответил я, поправляя факел.
   Ней тем временем забрался на мой лежак.
   - Да, что-то в этом есть, - согласился он.
   У меня была не только бутыль с вином, но и глиняные чаши. Я наполнил их и одну протянул Нею.
   - А ты когда сможешь охотиться? - поинтересовался я.
   - Даже не представляю себе когда, - отвернулся Ней, - подкрылки-то у меня просто рассосались. Организм перераспределили энергию, где она больше нужна. В лучшем случае после зимовки, выход из пещер даст толчок, и начнут завязываться новые отростки. А нет - ближе к осени тогда полечу... Как повезет.
   - А в библиотеке ты книги сейчас тоже перестал изучать?
   - Я не могу сейчас разбирать письменные знаки - глаза сразу болят и в голове стучит. Слушай, не доканывай меня. У тебя неплохое вино - лучше налей еще.
   Так уж получилось, что первую ночь во вновь обретенном доме я провел хоть и в собственной постели, но, во-первых, мертвецки пьяным, а во-вторых, валяясь в обнимку с таким же пьяным вампиром. Прошлого не вернешь.
  
   9. День дождя

--15 день месяца Тэнь

  
   Проснулся я по всей видимости оттого, что почувствовал чей-то взгляд. Во всяком случае первое, что я увидел открыв глаза - было лицо вампира. "Маэр" пронеслось в голове. Рядом Ней тоже протирал глаза и, по всей видимости, пытался понять, где он, и, может быть, вспомнить, что было вчера.
   - Ух, ты! - не то с восхищением, не то пораженный вскрикнул Маэр, - все открыто, захожу - хозяина нет. Тормошу его друга, который мирно дрыхнет в углу, он недовольно посылает меня. Хорошо хоть адрес называет правильно. Иду в заданном направлении, тут тоже все открыто и вижу такую картину! С новосельем тебя, Рин!
   - Мэй, зачем пожаловал чуть свет? - начал приходить в себя Нияст.
   - Какой свет сплошная тьма - на улице стена дождя. А так вообще-то полдень прошел давно.
   - Это хорошо, мы, кажется, неплохо коротаем непогоду. И все же?
   - Жрец пожаловал в нашу башню. Объявил, что сегодня состоится Молебен дождя в центральном зале. Всем явиться.
   - Угу, хорошо, - согласился Ней.
   - Риарин, тебя тоже касается.
   Я молча хлопал глазами.
   - Он тоже, конечно, придет - за меня ответил Нияст, - и Свесту, если он чего не понял, я тоже все повторю слово в слово попозже.
   - Ну и чудненько, - сказал Маэр, - я так понимаю, никто из вас не способен передавать известие дальше, так что я побежал. Давайте, приходите в себя.
   - Что за Молебен дождя? - поинтересовался я у Нея, когда Мей ушел.
   - Культовый праздник. Начнется одновременно во всех башнях с заходом солнца. Сначала жрец вызовет пятого Бога Эра - покровителя вышних вод. Затем благодарности ему за живительную влагу, потом просьбы не переусердствовать и не устраивать потоп. Ты все равно не поймешь - он будет говорить по-нашему. Затем обряд племенной общности. И, наконец, праздник до утра. Можно сказать, что мы его начали еще вчера.
   - Мне тоже надо участвовать?
   - Ты же член племени.
   - Я как-то не оценил, что сей факт означает смену Богов, - задумался я о вечном.
   - Обрядов ты наших не знаешь и не представляешь степени своего участия. Не хочу тебе сразу все говорить, но давай так - во-первых, если что будет исходить от жреца - выполнять беспрекословно. Если что - я подскажу.
   - Это как тогда, когда он меня кровью угощал?
   - Вот-вот я как раз об этом: брать или угощать - неважно. Но, отказавшись, ты ставишь под вопрос свою причастность к племени. И еще хочу спросить - кем ты меня считаешь по отношению к себе?
   - Это важно?
   - Иначе бы я не спрашивал.
   - Что бы ни было, но все же вы со Свестом мне как друзья, даже близкие друзья, - попытался разобраться я в свои чувствах, - почти.
   - На обряде общности мы обмениваемся линной. Сначала те, кто считает себя самыми близкими людьми, затем между знакомыми в произвольном порядке. Потом присоединяется жрец, объединяя своей кровью самые разбросанные группки. В конце обряда жрец напивается от кого-то досыта. Он может выбрать кого угодно, но вряд ли тебя или меня.
   - Я, так понимаю, должен буду наглотаться крови?
   - И уподобиться кровососам-вампирам, если уж ты перешел в их лагерь. Хотя физиологически тебе это и не нужно. Кстати не перестарайся - только пробуй, а то еще плохо станет.
   - Может еще и поплохеть...
   - А когда инициировали - нормально было?
   - Да вроде да, если взять за норму вкус.
   - Но тогда может и сейчас обойдется, если что - отойди в сторонку, водички попей. Но вот что я тебе хотел сказать. Если ты согласен с тем, что мы втроем больше чем просто знакомые или приятели - то ты исполняешь обряд со Свестом и мной. Если нет - то присоединяешься на втором этапе. Учти - жрец или его свита видит все.
   Я ошарашено молчал. Вчерашний хмель как бы уже и прошел.
   Нияст подошел к кадке с водой и отпил несколько горстей. Я был даже не в курсе, что она полная.
   - Пойду к себе. Ты со мной? - спросил он.
   - Нет, может попозже.
   - Ну как знаешь.
   Когда он ушел я принялся наводить порядок: поставил на место бутыль, содержимое которой уменьшилось почти на треть, немного попереставлял различные предметы. Размел пол, перекусил, перебрал свои камешки и на этом возможный набор занятий, как мне показалось, закончился. И это был неплохой стимул все-таки перейти в соседнее помещение.
   Нияст занимался плетением. Свест, похоже, еще не просыпался.
   - За чем еще можно скоротать такой пасмурный день, - заговорил Ней, увидев меня, кивнув на последнего, - Если лить будет еще хотя бы день все племя займется общественными работами: веревки, лестницы. А если неделю, то в замке будет потоп.
   - Жаль у меня нет запаса ни тилона, ни райгозы ни чего другого пригодного для одежды или еще чего полезного в хозяйстве.
   - Ничего, как-нибудь выберешься за пределы дворца и запасешься.
   - Я, кажется, начинаю забывать, что там, за этой горой еще что-то есть.
   - Вот и вспомнишь заодно. Я тоже думаю, выберусь в ближайшее время. Надо заняться лепкой чаш. А то их как-то недостает после твоего первого утра в этом жилище.
   - Я б тебе помог.
   - Значит - надо вместе выбраться...
   - А я вам не буду мешать в компании? - подал голос Свест, - только сразу предупреждаю - я вас вдвоем не донесу.
   - Добро проснуться, Свест, - откликнулся Ней
   - Что там Мэир от меня хотел? Так было в лом просыпаться. Я кое-как дал ему понять, где искать тебя.
   - Так сегодня же после захода солнца молебен дождя.
   - Точно, точно, вспоминаю, именно что-то такое мне и пытался втемяшить Мей, - тут он задумался, память Свеста определено хранила какие-то плохо осознанные в полусне фразы, вдруг он заявил с какой-то безнадежной мрачностью, - я не выдержу этой ночи, я кого-нибудь загрызу.
   Глаза Свеста хищно блеснули, он каким-то очень быстрым и гибким движением подошел вплотную ко мне.
   - Рин, я б не стал особо просить, но ты, помнится, мне как-то предлагал решить подобную проблему. Мне, правда, было бы сейчас очень здорово немного приглушить этот голод.
   - Да я и не отказываюсь, только не смотри на меня так
   - А ты не возражаешь, Ней?
   - У меня нет повода возражать, - однако голос Нея выдавал легкое напряжение, - только Свест, аккуратно, чтоб он потом не шарахался.
   - Да ты маленько опоздал со своими предупреждениями... Может уже и шарахнется.
   Свест приподнял меня за подбородок и сказал почти шепотом:
   - Я, правда, тебя прошу.
   - Я ж сказал. Все нормально.
   Он действительно старался быть предельно аккуратным, но я чувствовал, насколько он себя сдерживает. Как ему хочется впиться резко, жадно. Мне также стоило большого труда сохранять расслабленное состояние. Отчасти помог Ней, который неотрывно смотрел мне в глаза. В какой-то момент он положил руку на затылок Свеста. После этого тот сделал только один глоток.
   - Ладно, ребята, с меня причитается, - полу прикрыв глаза произнес Свест. - оставьте меня ненадолго одного. Надо немного помедитировать.
   Мы, не возражая, перешли ко мне.
   - Ну, вот кретин, тянет до последнего, как будто не знает, что в последний момент может что-нибудь случится, - вздохнул Ней, - Вот хотя бы гроза.
   - Часто такое случается?
   - Периодически. Иногда ходит охотиться чуть ли не подряд, а иногда вот, как сейчас. Судя по глазам аккурат две недели прошло - я вижу, он из скромности про десять дней говорил. Может даже немного больше. Он сильный. Но ведь сначала начинаешь не слабеть. Сначала внутри просыпается зверь. Становится труднее себя контролировать. А если еще что-то провоцирует... Лучше подстраховаться. Я сам его, бывало, выручал, да, признаться он меня тоже, хоть и реже. Сейчас вот не могу.
   - Ты как будто весь напрягся, когда мы стали договариваться?
   - Да. Для меня было неожиданностью, что он в таком состоянии. А ведь хорошо держался, черт. И вдруг почти на срыве. А ты действительно быстро адаптируешься. Если бы в тебе начала ощущаться жертва... Я б конечно попытался встать между вами, но что я сейчас могу? Знаешь, я привык доверять и тебе и ему, но все же вдруг... Слава Богам ни один не потерял голову. Я видел, что это стоило каждому.
   - Получается, что даже здесь на территории на меня может напасть озверевший вампир?
   - И не озверевший тоже. Но такое не часто случается.
   - А если, допустим, кто-то сорвется во время ваших провоцирующих ритуалов?
   - Это оскорбление Богов. Виновного мигом скрутят. Потом жрецы накачивают его успокоительным и вскоре изгоняют в лес за территорию. Неважно, через сколько он придет в себя - обратно нельзя возвращаться минимум до полного прохода танца лун. Если, конечно, не зимовка. Я однажды так гулял. Вообще, крайне не рекомендуется доводить себя до такого состояния. Семь дней - и пора в путь. Хотя зверем охотиться приятней. Голова по-другому работает. Вот и затягиваешь, ищешь оптимальный баланс. А иногда просто кажется, что все нормально. "Потом, потом" и опаздываешь. Жрецы, возможно, специально объявляют праздники неожиданно, чтобы выявить, если кто на пределе. Особенно когда погода подвела, как сейчас. В замке следует сохранять благоприятную атмосферу. Это радует Богов.
   В помещении появился Свест. Выглядел он как обычно и спросил, как ни в чем не бывало:
   - Какие дальше планы?
   - Я уже забыл, что у меня были планы, - проворчал Ней, - впрочем, нет, вспомнил, я собирался пройтись за едой. У меня сейчас почти шаром покати, а здесь еще скромней. Мы ж с Рином на общественном содержании. И ему тоже неплохо бы знать место склада.
   - Давайте в компенсацию за причиненное беспокойство я вам принесу. Ни у кого не возникнет сомнений, для кого беру. Впрочем, Рин, тебе лучше пойти со мной - дорогу узнаешь.
   - С тобой дорогу ему не узнать - ты же внутренним переходом пойдешь? Так что хочешь посодействовать - валяй один. И не забудь для него спецпаек. Ему ж теперь восстанавливаться надо.
   - Хорошо, уже иду - согласился Свест.
   - Пусть проветрится, - бросил мне Ней, - в башне есть внутренние колодцы, он наверняка предпочтет пролететь по ним. На Молебен все равно мимо склада пойдем - тогда и покажу.
   - А откуда на складе еда?
   - Не из воздуха же. Принято половину из того, что набрал, оставлять там. Остальное - можно себе. Когда жрецы находят, что этого недостаточно - объявляют общественные работы.
   - Ясно. А ведь мне, правда, надо восстанавливаться, но только сейчас сообразил - у меня никаких ваших трав-настоек в запасах нет. У меня сейчас появилось ощущение, что я только что бревна таскал.
   - Нормальная реакция. Выкачал-то он тебя существенно. Мне-то нужно сейчас хоть чаще, но, в итоге, и меньше. Я сейчас от себя тебе принесу. Наглотаешься - и спать. К ночи восстановишься, не переживай.
   Он мигом вернулся с сосудами и сушеной травой. Кроме моховки и сушеной сверики-издыри (свежей, конечно, не нашлось), он заставил меня отхлебнуть еще и сон травы. В общем, возвращения Свеста я уже не застал.
  
   ***
  
   Я на дне глубокого колодца, стены уходят вверх, в бесконечность. И тут раздается свист, гам, стены расступаются. И откуда-то сверху появляется жрец. Жрец племени Смиалоэтов, его руки складываются в знак проклятия, и вдруг он уже держит в руках огромный огненный шар. Раздается хлопок, и тут мои плечи словно начинают раздвигаться в ширину, я чувствую будто крылья растут за спиной. Непривычное ощущение сильных мышц, которых никогда ранее я в этом месте не ощущал, рывок и вот я в воздухе. Откуда-то издалека доносится гром, неожиданно целый поток воды устремляется мне в лицо. Я резко открываю глаза - передо мной стоит Нияст с пустой чашей:
   - Извини, но просто не знал, как тебя разбудить. Просыпайся. Нам надо быть на празднике дождя. Соберешься - заходи. Накинь плащ.
   Окончательно проснувшись, я встал, вытер лицо и даже выбрал набедренную повязку поновей. Плащ, выделанный словно из цельного листа какого-то растения, лежал рядом со мной. Такие большие листья я видел на крыше хижины в лесу, которая стала первым общим домом Нею и мне, и потом в тепличном саду замка. Но там листья казались жесткими и плотными, а плащ мягко струился по плечам. И здесь у них какие-то свои особенности обработки.
   Когда я зашел, Свест и Ней сидели на стульях у стола, общаясь на своем языке. Они оба были в таких же плащах. Конечно, они меня сразу заметили и встали.
   - Ты только ничего не пугайся, - нашел нужным предупредить Свест, - хотя вряд ли ты будешь паниковать.
   Чем-то очень знакомым повеяло от его слов.
   Сначала мы шли как обычно, спускаясь вниз, и только где-то на втором ярусе пошли не к выходу, а в другую сторону.
   - Следующий поворот направо ведет на склад, - заметил Ней.
   Мы прошли прямо еще около трехсот шагов, и коридор стал резко расширяться. Наконец мы попали в огромный зал, освещенный десятками факелов, свет которых и здесь усиливали зеркала. Посередине зала высилась статуя, изображающее человеческое существо с множеством рук. Я насчитал десять: две ладони лежали на коленях, запястьями вверх, две раздвинуты в стороны, остальные подняты вверх и с них, должно быть, эмитируя стекающий поток, спускались грозди оплетенных сеткой самоцветных камней. Мы пришли сюда явно не первые. Жители башни располагались на полу небольшими группами. Мы также примостились около стены.
   Вдруг откуда-то раздалась барабанная дробь. Неожиданно стало светлей - вспыхнули, словно сами собой, еще десятки факелов. Все, кто был в поле моего зрения, встали на колени и уставились вверх. Я последовал общему примеру и увидел, как из верхней ниши спикировала прямо к статуе божества фигура жреца. Тут же к нему подошли младшие жрецы и помогли ему обрядиться в пурпурное одеяние. Затем жрец взмахнул руками, и помощники встали полукругом, сложив руки на груди. Он же уселся как на троне у ног статуи. Затем жрец развел руки в стороны и начал что-то говорить, сначала чуть слышно, в конце он почти кричал. В тот момент, когда он резко подскочил вверх, по статуе словно прошел огонь. Жрец резко развернулся и упал в ноги изображению божества, продолжая что-то настойчиво говорить и выкрикивать. На некоторых фразах пламя факелов вторило ему всполохами. В какой-то момент на колени статуи положили сооружение, состоящие из спелых фруктов, украшенных драгоценными камнями. Немедленно огонь прошел и по ним, обратив в пепел. Помощник жреца тут же унес оставшееся блюдо. Предварительно жрец вытащил из него один из потемневших камней. Взял на ладонь, провел над ним другой рукой. Я заметил, что камень снова засиял. Жрец какое-то время внимательно вглядывался в него и только потом передал помощнику. Он еще несколько раз обходил вокруг статуи, кружась в своеобразном танце, опускался перед ней на колени, вскидывал руки, непрерывно что-то лопоча и прищелкивая. Разумеется, я ничего не мог разобрать, и даже не старался, и вдруг мне показалось, что в общем сопровождающем соло жреца аккомпанементе помощников все настойчивее звучит знакомое слово: ... линна, ... линна, ... линна. И вдруг мой слух уловил уже совсем понятные слова: "общая сила, общая кровь". Здесь я заметил, что народ в зале начал вставать, сбрасывая на пол плащи. А жрец со своей свитой направился вглубь зала, занимая каменное возвышение. Стоявший рядом со мною наэрл, наклонился к плечу своего товарища и присосался выше ключиц. Я оглянулся - Свест также поступал с Неем. Ней смотрел на меня. Я подошел. Свест оторвался, но кровь тонкой струйкой стекала вниз по груди Нияста. Тот чуть заметно кивнул. Я аккуратно дотронулся до места прокуса языком и только затем решился прижаться губами. Капли попавшие в рот имели уже знакомый солоноватый вкус. Свест мягко отстранил меня и приложился на миг сам - ранка закрылась. Тут же Ней наклонился ко мне и вот уже он тянет мою кровь, его сменил Свест. Потом настала очередь Свеста делиться линной. Ней также уступил мне прокушенное им плечо и так же отстранил меня и остановил кровь. На губах сохранялся не очень мне приятный привкус.
   - Можешь дальше не участвовать, только если к тебе не подойдет жрец, - напомнил Нияст.
   В стороне один из наэрлов поднял вверх руку, и сразу несколько других направились к нему, они по очереди сменяли друг друга у его шеи. Затем я заметил, что над головами взметнулось еще несколько рук. Растворились в этой кровавой вакханалии Нияст и Свест. Не могу сказать, что мне было приятно происходящее, но дурноты я не почувствовал. Однако нашел не лишним выпить воды. Благо несколько открытых баков стояли около стен. В этот момент рядом со мной на миг оказался Свест, ничего не сказал, только недолго и внимательно всматривался мне в глаза. И снова исчез среди толпы. Наконец, вниз, в толпу спустился жрец. Мягко передвигаясь по залу, он протягивал руку то одному, то другому участнику обряда. Облагодетельствованный тут же опускался на колени и присасывался к ней. Следя за жрецом, я заметил, что однажды он протянул руку аллиолу. Тот выделялся в толпе в первую очередь, конечно, цветом кожи, но еще и более узкой линией плеч. Кроме того у него в отличие от остальных была абсолютно гладкая спина и плечи. Впрочем, такие же гладкие спину и плечи, без намеков на где-то прячущиеся подкрылки имел и Нияст. Жрец, разумеется, подносил руку к своим губам и до и после этого угощения. Идя дальше по залу, не обошел он вниманием и меня. И я честно отыграл под его пристальным взглядом навязанную мне часть обряда. Я успел заметить, что это был другой, не знакомый мне жрец. Ну, конечно, в племени никогда не бывает только один служитель Богов.
   - Ты - с нами, ты - наш, общая сила, общая кровь, общая сила, общая кровь..., - прошептал жрец.
   Когда он отошел, я оглянулся в поисках своих, и тут же поймал взгляд Нияста, стоявшего в нескольких шагах. Конечно, он хотел убедиться, что я принял всерьез его слова. Со спины ко мне подошел повеселевший Свест и положил руку на плечо. Вскоре мы снова расположились на полу, около сброшенных нами плащей.
   Закончив свой обход, жрец выбрал одного наэрла и повел к статуе Божества. Они вместе опустились пред ней, и жрец присосался к горлу избранника. Он довольно долго пил и когда оторвался, наэрл остался лежать на полу. Его подхватили товарищи и, окружив, по всей видимости, стали подкармливать.
   Вдруг раздались громкие возгласы, издаваемые свитой жреца. Послышалось хлопанье в ладоши. Несколько наэрлов, в том числе Свест, встали и ринулись прочь. Вскоре они вернулись со всякой снедью, кроме того, они катили бочонки, в которых оказалось вино. По всей видимости, они посещали склад. Откуда-то раздалась мелодия, но пелась она не голосом. Оглядевшись, я заметил у некоторых наэрлов деревянные трубочки с дырочками, из которых и раздавался мелодичный звук. Вскоре все стали растаскивать угощение по углам. Вино разносили в глубоких черпаках. С таким же черпаком около нас появился Свест. К этому моменту мы с Неем уже разложили на плаще еду.
   Честно, вначале мне хотелось уйти - кровавый обряд не особенно улучшает аппетит. В какой-то момент я с трудом подавил в себе это желание, но после того как мы пустили по кругу черпак, я стал проще смотреть на произошедшее. Что уж говорить о втором! Пожалуй, было даже очень весело, если бы не чуждость происходящего мне. Музыка практически не прекращалась. Как только одни мелодисты обращались к трапезе, другие наэрлы начинали играть на флейтах, как они называли эти трубочки. Как оказалось, владеют этим искусством и мои приятели. Вскоре многие из пирующих стали выходить танцевать. Я заметил даже нескольких наирий. Вообще-то женские особи здесь имели отдельные от мужчин жилища, но данная жилищная изоляция не касалась семейных. Да и девушки иногда по несколько дней гостили у своих парней, и кого-то непогода застала здесь. Все это поясняли мне Нияст и Свест. Они жалели, что праздник состоялся в связи с грозой, и пригласить кого-либо было нельзя. Свест тоже довольно много танцевал, Ней предпочитал отсиживаться, а я этого делать, так как они вообще не умел - у нас все танцы были только частью обрядов. Хотя здесь я замечал танцующих аллиолов. К нашему столу иногда подсаживались другие наэрлы, мы вскоре тоже начали бродить между компаниями. Свеста и Нея постоянно приглашали знакомые, а они тащили меня с собой. Угомонились все только к утру, заснув прямо на полу, закутавшись в те же плащи. И хотя я еще слишком хорошо помнил время, когда ночь была для сна, а утро - для подъема, я ничем не отличался от всех остальных в этом зале. Не буду описывать ни наш подъем, ни то, как общими усилиями все возвращали зал к первоначальному состоянию, отмечу только одно - следующее утро огромные лужи вокруг дворца освещали жгучие лучи солнца, и ни единое облачко не преграждало им путь.
  
   Часть 2. Просто жить...
  
   10. Бешеный

-- 16-17 день месяца Тэнь

  
   День после дождя пролетел незаметно. На следующее утро я вышел из башни в одиночестве. Свест где-то пропадал, а Нияст распределил бодрствование между временем суток не так как я. Потому спал. Еще спускаясь вниз я заметил разительные перемены: после общих возлияний, меня многие стали узнавать в лицо и приветствовали встречая. Я тоже стал выделять для себя многих, правда, не всех помнил по именам.
   В это раз я добрел только до озера и, оставив мысль снова идти учиться покорять высоту, предпочел исследовать его дно. Рыба здесь водилась, но не обычные серебристые лини и карпицы, а какие-то оранжево-зеленые барруны и желто-красные тэнии. Их не вылавливали для еды, насколько я успел понять. На дне я обнаружил большой деревянный сундук, совершенно не изъеденный. Значит, он был изготовлен из самых плотных и износостойких пород. В таких обычно хранят самое ценное. Конечно, мне было не под силу его поднять. Я лишь сумел заметить на каком отдалении от берега следует за ним нырять. Жемчужных раковин в ландшафте этого озера я не обнаружил. Наплававшись вволю, я какое-то время исследовал окружающий сад. Левее озер он резко обрывался - там была обширная поляна, на которой росло всего несколько деревьев. Вероятно, на ней тоже могли проводиться празднества и моления. Я прошел ее насквозь - она была заметно вытоптана, как будто находилась в центре деревни Смиалоэтов. Потом я вернулся к озеру, окунулся еще несколько раз и понял, что проголодался. Пришлось вернуться домой.
   В моей пещере обнаружился солидный припас еды. Правда лишь то, что может храниться долго. Сушеные травы и ягоды, вяленая рыба, напитки в бутылках. Свест знал, что ближайшие два дня еда здесь мне не понадобится. Надо было, конечно, прихватить внизу чего-нибудь свежего. Но и это вполне сошло. На отдельной полке я обнаружил и "спец паек": настойки мха, листья сверики, еще что-то непонятное, но, видимо, близкое по сути и, конечно, ореховые кубики, от которых становится легко. Именно несколько таких я и проглотил.
   Потом я решил навестить Нияста. Зайдя к нему, я понял, что сделал это не вовремя. В гостях у него был Свест и он не просто гостил, а дал ему присосаться к себе. Я сразу же ретировался. Вскоре Свест ворвался и ко мне. Именно ворвался, преодолев расстояние от двери до меня, лежащего в гамаке, одним прыжком, распахнув подкрылки. Исходя из логики, следовало понять, что он вернулся с охоты. Удачной охоты - где-то в лесу остался беспомощный ослабевший аллиол, которому никто не даст целительного зелья. Но, если бы я не был в этом уверен, я бы предположил, что он опять голоден. Уж больно сверкали его глаза и движения казались уж слишком резкими.
   - Чего сбежал? - с ходу начал он, - я ведь тебя тоже хотел угостить.
   - Спасибо, не надо, - ответил я, подумав, что ко всему прочему, возможно, он еще и пьян.
   Свест рывком подхватил меня на руки и перебросил на валяющуюся циновку, опустившись рядом:
   - Может попробовать тебя уговорить? Или навязаться?
   - Отстань! - я чувствовал себя детской соломенной куклой, - тебе-то это зачем?
   - Какая разница? - вопросом на вопрос ответил он, - я хочу посмотреть на твою реакцию.
   - Ты ее увидел - еще раз прошу, отстань!
   - Меня интересует реакция после.
   К счастью в этот момент в дверях появился Нияст:
   - Что ты задумал, Свест? Поверь, если то, что подумал я - то бесполезно. Жрец на это не пойдет, я не соглашусь.
   - Я пока только хочу проверить и убедиться, что есть о чем вести разговор. И, ты же знаешь, жрец-лекарь-наблюдатель мне как брат. Мы вместе росли.
   - Это ничего не значит. Давай не будем продолжать.
   - А этого я еще в ближайшее время на охоту с собой возьму.
   - Ты же сам знаешь - еще рано, даже если тебе удастся его уговорить. Оставим этот разговор.
   Свест отскочил от меня и резко схватил за плечи Нияста и, как следует, тряхнул его:
   - Я больше не могу смотреть, как ты мучаешься, а с ним ничего не будет. Я сделаю все, чтобы это было так!
   - Давай придерживаться естественного хода событий. Ему нельзя идти на это. И вообще - иди и подожди пока дикая линна в тебе немного уляжется. Детишек, кстати, сходи, покорми.
   - Пойдем со мной, - бросил мне Свест, - тебе тоже на детскую поляну не помешает сходить.
   - Никуда я ни с кем не пойду! - я не мог скрыть возмущения, - выметайтесь отсюда оба! Договоритесь обо всем где-нибудь еще, а не здесь! И если найдете нужным посвятить меня в какие-либо планы, то, пожалуйста, подробнее и ясней! И ничего говорить обо мне в третьем лице в моем присутствии!
   Под руку мне попалась метелка, которой я обычно подметал пол. Ее-то я и запустил в сторону дверей.
   - Вон! - еще раз, что было мочи, заорал я.
   Они переглянулись, Свест словно что-то еще хотел сказать, но Нияст потянул его за дверь.
   Я ринулся прочь практически сразу за ними, лишь дав им время успеть зайти к себе. Не думая, куда и зачем я иду я дошел до обводной горы, проник в выходной туннель, протиснулся в узкий выход наружу. Я шел быстрыми шагами от дворца в незнакомую сторону, и, только дойдя до какой-то реки, я наконец-то опустился на траву. Вот оно как складывается. Если вампир голоден, то при всех хороших отношениях только усилием воли он может удержаться от того, чтобы не выкачать из тебя всю кровь. Если, наоборот, сыт по завязку - начинает воспринимать тебя как неодушевленный предмет. И куда только девается их, казавшаяся до того мне странной привычка, долго и нудно выяснять мои пожелания? Уроды! И Свест и... Или может я просто избалован тем, что со мной пытаются вести себя довольно корректно? И чего я, действительно, сорвался? Должно меня просто напугала его порывистость. Я никогда не замечал, чтобы Нияст вел себя как-то не так, когда насыщался от меня. Может дело в количестве? Или в качестве? "Дикая линна" - бросил тогда Ней. А что есть разница? Надо будет это узнать. И надо возвращаться. Я сразу вышел на обводную гору, но щель-вход я долго не мог отыскать, по очереди перебирая все кусты. Когда я ее нашел, начинало смеркаться.
   Туннель, казалось, был совершенно пуст: аллиолов и прочих бескрылых относительно не много и вероятность встречи не слишком велика, а вампиры предпочитали резво карабкаться вверх и слетать оттуда - оградная гора для них не очень серьезное препятствие. Мне пришлось идти с факелом, который удалось нащупать у стены. Неожиданно кто-то выхватил его у меня из рук, и тут же стало темно. Сильные руки вампира повалили меня, прижали к полу, одна из них зажала рот. Я понял, что сейчас последует укус, попытался вырваться, но это было практически безнадежно.
   - Не дергайся дорогой, - услышал я мрачный шепот над ухом, - не поможет. Давай договоримся так - либо ты делаешь вид, что я твой лучший друг и расслабляешься, либо не обессудь - рвану как следует.
   Я продолжал отчаянно выкручиваться.
   - Конечно, конечно, прямо сейчас, как отпущу, ты побежишь к жрецу. Ты это хочешь сказать? Надо же: кто-то напал на тебя в темноте. Но, думаю, что даже он не сможет определить кто именно, - нагло заявил голос, - так что повторяю еще раз для тупых: либо расслабляешься, либо рву.
   Я послушно постарался снять напряжение. Сейчас я даже был огорчен тем, что выдвинутые клыки впиваются практически неощутимо. Сколько мгновений ему понадобиться, чтобы выдвинуть их полностью и проколоть? Только бы не опоздать! Я весь сосредоточился на ощущениях и, вложив в это все свои силы, резко двинул плечом в сторону и вверх. Он тут же отклонился в сторону и взвыл.
   По всей видимости, Свест поскромничал, говоря, что это лишь не очень приятно. Или просто не знал наверняка. По вою этого красавца такого не скажешь. Но, все же решив подстраховаться, я как можно сильней ударил напавшего в лицо. И, кстати, сумел оценить, что после недавних древесных упражнений руки немного окрепли. Судя по звуку, он ударился головой о стену и затих. Я невольно отшатнулся и, споткнувшись, упал. В этот момент вампир очнулся, и весь коридор огласился диким свистом, который был во много раз усилен эхом. Тут же с обеих сторон туннеля в нашу сторону стали двигаться огни. Стало светло, почти как днем. Караульные окружили нас. Напавший на меня нелюдь что-то тараторил.
   В один момент двое из пришедших скрутили меня по рукам и ногам веревками... А потом - знакомое ощущение полета и скорости...
   Только небрежно скинув меня с плеча и распутав в какой-то довольно темной и маленькой комнатушке, караульный нашел необходимым ввести меня в суть происходящего:
   - Ты арестован! Гарид сказал, что ты застал его врасплох, ударил в лицо, и он разбил себе голову о камни. Мне можешь ничего не говорить. Попробуешь объяснить все завтра жрецу. А пока - отдыхай.
   День явно не задался. Мне не то что не верили - меня просто не нашли нужным спросить. Вот так разом поставили на место. И иллюзия равенства кровососов и жертвы рассеялась как дым. Я был унижен, потрясен. И еще, к своему стыду, я должен признать, что липкий, затмевающий разум страх начал наползать со всех сторон. Что теперь будет со мной? Убьют, искалечат, загрызут? Я снова видел в них зверей. Легендарных, несущих смерть. И только... Может проще не ждать, а прям сейчас - об стенку головой? Не дождутся кровососы. Пусть покажут себя во всей красе. Или... или они все же должны меня выслушать и опустить. Я же, правда, не виноват. Что? Я не мог защищать себя? Ах, черт! И как же болит плечо повыше ключиц.
   Свест должно быть появился бы совершенно не слышно, если бы не шумная, скрипучая дверь.
   - Что на тебя нашло? Зачем? - начал он с места чрез овраг, - Что молчишь?
   - Разве сейчас твоя смена? - уверившись в том, что навряд ли он склонен поверить мне, а не своему сородичу, отстраненно спросил я.
   - Я поменялся, - устало усмехнулся Свест, - может быть, попытаешься все же пояснить?
   - Ты еще не в курсе?
   - Хочу услышать от тебя ... ты просто скажи - зачем?
   - Ты, правда, считаешь, что я мог напасть на вампира?
   - Такое иногда случается. Иногда ведь кого угодно можно застать врасплох. Может быть, для аллиола это попытка взять реванш? Все же вы оказываетесь здесь часто не совсем добровольно, практически всегда ломая свою жизнь. И хотя у нас принято предлагать альтернативу, у многих как будто остается сомнение, что это их собственный выбор - жить среди нас. Обидел я тебя ж опять-таки. Или что-то еще. Скажи...
   - Что же я скажу, когда ты все знаешь лучше меня?
   - Ну, хватит, рассказывай как есть.
   - А тебе не кажется естественней, что жертвой нападения все же был я?
   - Рин, ты как знаешь, но голыми руками справиться с нападающим вампиром, да еще в темноте, не возможно даже тебе. Хоть ты и бешеный.
   - Такое уже случалось со мной? Не так ли...
   - Тот случай - уникален. И все же не с голыми руками. А так, на ровном месте... Не было у тебя шансов, пойми! Со своей скоростью, способностью неслышно подойти, силой, наконец - нападающий вампир для аллиола неуязвим. Или ты станешь утверждать, что он споткнулся, на него напала слепота или еще что? Так вот - он был совершенно здоров до встречи с тобой...
   - Есть момент, когда здоровый вампир чуть больше уязвим.
   - И когда?
   - Когда вонзает свои сверхтонкие клыки в расслабленную жертву...
   Несколько мгновений Свест тупо смотрел перед собой, потом резко подскочил, откинул с моих плеч пряди волос и уставился на основание шеи.
   - Ты оставил его без зубов... И это же я сам тебя этому научил. Какой же я идиот!
   - Имеешь в виду тогда?
   - Теперь неважно. Ладно, сиди, жди. Постараюсь вернуться поскорей.
   Вернулся он и, правда, довольно быстро, и не один: первым в это убогую комнатку протиснулся жрец. Тот самый, к которому мне следовало регулярно заходить. Я встал и поклонился ему.
   - Рассказывай все с начала и до конца, но не ври, - я почувствую, - велел жрец.
   Я пересказал все от моего входа в туннель и до появления огней.
   - Все правильно, - промолвил жрец, - и слышу я подобное уже не в первый раз. Только концовка новая.
   Он хлопнул в ладоши - и вот уже на пороге стоит караульный.
   - Пусть Гарид пожалует сюда, - и он повелительно поднял левую ладонь вверх, - неважно, разбуди.
   Ждали мы молча. Вошедший Гарид злобно поглядывая на меня, что-то лопотал на своем языке. Жрец жестом остановил его:
   - Говори на всем понятном здесь языке.
   - Я же говорю: он напал, он бешеный, сам что-то спросил и ударил.
   - Ах, какая неловкость с твоей стороны, - с чуть заметной улыбкой посочувствовал жрец, - неужели не мог руку аллиола перехватить?
   - Да я не ждал, что он ударит! Думал, хочет что-то показать. Обнаглели сволочи. С ними по-людски, а они от безделья целыми днями тренируются, а потом жаждут показать, кто во что горазд. Скоро проходу от них не станет!
   - Ну, допустим, тренироваться им советую я. Им слабыми быть нельзя, а то какая от них польза племени? И не должны они себя чувствовать уж совсем не такими. Не мне тебе объяснять.
   - Вот они и не чувствуют...
   - Ты не согласен с тем, что считаю нужным делать я? - удивленно приподнял брови жрец, - почему ж ты раньше молчал? У нас есть общий совещательный совет.
   - Я не то хотел сказать, - пошел на попятную Гарид
   - Ну, вот и хорошо, - сразу успокоился жрец и протянул ему руку, - я знаю ты сильно пострадал, так вот. Возьми - и пей. Только аккуратно, а то я рассержусь.
   - Жрец, я не достоин, - начал Гард, но перехватив взгляд жреца, запнулся, - я, я раньше клыки сломал.
   - Интересно, где? Впрочем, не существенно. Сейчас я извлеку инородное тело у него из шеи и сравню с тем, что осталось во рту у тебя. Поверь - я сумею. Но ты-то знаешь, каков будет ответ. И если, предположим, ты знаешь, что они совпадут, то лучше тебе было бы об этом уже сказать
   Гард упал на колени и, запинаясь, произнес:
   - Они совпадут... Он сам предложил, а потом...
   - А вот это ты напрасно. Маловероятно - раньше вас не видели рядом, а обычно кровь не тратят просто так. Скажу больше - для многих новеньких нужно немалого усилия, чтобы уступать, соблюдая условия их нахождения здесь. Но даже в этом случае, на будущее учти - не стоит доверять малознакомым аллиолам в столь каверзном вопросе. Впрочем, у меня есть еще несколько подопечных аллиолов, которые делятся со мною мелкими неприятностями и вот похожие неприятности у них тоже происходили при сходных обстоятельствах. Слово в слово. Завтра им предложат послушать несколько фраз в твоем исполнении шепотом и, допустим, его, - он кивнул на Свеста, - посмотрим, каковы у них будут впечатления. Уведите его.
   Последняя фраза относилась к караульным.
   - С тобой разбирательство завершено, - обратился жрец ко мне и неожиданно перешел на доверительный тон, - Да, дорогой, заварил ты кашу. В среде наэрлов появились возмущения. Ты всегда у нас был не однозначный герой. Многие наслышаны о твоей истории. И сейчас подняли голоса те, кто считает, что ты опасен для общины и надо что-то предпринимать. Однако ты лишь защищался доступными, как оказалось, тебе способами. И в результате мы выяснили то, в чем долгое время разобраться не могли. Так что предпринимать что-то надо, но не в том направлении... Свест проводи его домой, и пусть он побудет там какое-то время не выходя. Или, может, лучше его здесь запереть...
   - Да нет, я за ним присмотрю, думаю, и ребята из моей смены не откажут...
   - Ну, тогда - вы свободны. Ах, нет. Я кое-что забыл - он дотронулся о места укуса, - уже заражение пошло. Никому в голову не пришло, что он тебя укусил. Ведь на тебе даже не было крови... После укуса она бы тоже, конечно, не шла, но и ударить его ты бы уже не смог. У наэрла реакция обостряется, у аллиола - падает. Но тут другой вариант. Он не успел ни достать крупный сосуд, ни начать выдергивать клыки, чтобы начать сосать. Разжижающее кровь вещество даже еще не успело выделиться, а сами обломки закупорили мелкие сосуды. Получился потрясающий эффект, который мог бы стать роковым. Завтра у тебя бы отекло все плечо. Возможно, когда бы за тобой зашли - ты бы начал задыхаться от отека горла или хуже. Почему ты никого не позвал и не рассказал, что произошло?
   - Я почти убедился, что меня не слушают...
   - Но если бы ты сказал, что что-то сильно у тебя болит, внимание обратили бы обязательно.
   - Я был так потрясен, даже напуган, что боль как бы ушла на второй план. Да и не ждал ни от кого помощи.
   - А доверять соплеменникам все-таки бы стоило. Даже при таких обстоятельствах.
   Жрец щелкнул пальцами - появился младший. Они о чем-то поговорили на своем, и он ушел, а потом вернулся с какими-то инструментами на подносе.
   - Ложись сюда. Придется потерпеть. Милиока сейчас тебя не возьмет - сказал он, заглядывая мне в глаза, - слишком возбужден, да и воспаление довольно сильное. Если только совсем усыпить?
   - А давай так, - Свест наклонился надо мной. Я этого не мог видеть, но догадался, что именно сейчас выдвигаются и тихонько входят в меня его клыки.
   Жрец лишь покачал головой, но все-таки ввел вместо запущенных лишь для обезболивания клыков свой инструмент. Этот наркоз, правда, действовал, хотя было немного не приятно ощущать как жрец возится.
   Закончив, жрец произнес, обращаясь к Свесту:
   - Ты мог бы сейчас тоже без клыков остаться. Он мог автоматически жест повторить. Я же сказал, он перевозбужден. Его сейчас, может, вообще лучше было бы какое-то время не трогать. Дать успокоиться.
   - Тогда Рин собрал бы целую коллекцию. Чувствуешь, как я доверяю тебе, Риарин? А ты мне?
   - Я постараюсь, - сказал я, вставая.
   Казалось, Свест был готов нести меня на руках - так крепко он обнимал меня за плечи... От потрясения я и, правда, должно быть выглядел довольно бледно. Возможно, ему казалось, что я готов упасть. Мы вышли в кромешную тьму. Они окружили нас сразу, едва мы зашли в высокие кустарники местного сада.
   - Свест, при всем уважении к тебе, - начал один из них, - ты не прав. Ты не должен был его (он кивнул на меня) оправдывать за счет обвинений Гарида. Какой бы тот ни был - но он свой. Понимаешь хотя бы разницу между пришлым и своим?
   - Миертс, Гарид сам был виноват, - безапелляционно заявил Свест, - и я тебя уверяю - он все равно рано или поздно бы попал. Это был вопрос времени.
   - Ты не прав Свест, очень не прав. Было бы правильней, если бы ты убедил аллиола помолчать. Мы его красиво взяли - его легко можно было бы убедить. Согласись, поздно ведь лучше чем сейчас - почему бы не сделать доброе дело для своего? Вместо этого ты выгораживаешь аллиола. Что бы ему сделалось? Ну, стерли бы роспись с плеч, ну посидел бы взаперти, ну ты или еще кто сопровождали бы его повсюду какое-то время. Потом бы все утряслось, и его бы разрисовали опять. И в итоге никто бы не пострадал. Даже если Гар был не прав...
   - А он был не прав, и убедился бы окончательно, что это нормально. И он бы продолжал кормиться на халяву. Разве плохо не охотиться, часами дожидаясь возможности броситься, и нет риска получить по башке, когда приходится нападать, не дожидаясь чтобы жертва осталась в одиночестве? А вот просто так на территории!
   - Тут тоже есть определенный риск, как выяснилось. Но Гарида можно понять. Они ходят, дразнят своим видом. Ну, не выдержал...
   - А потом еще раз и еще. А все они, кто здесь ходит, кому-то помогают восстановиться. И нет, их сила уходит на хулиганство какого-то бездельника. А потом, тот, для кого это действительно необходимо, вынужден ждать своей очереди не имея возможности полностью исцелиться.
   - Это твои последние слова, Свест?
   - Да, и обрати внимание, что это именно мои слова. Слова вождя сменного караула! В случае объявления положения войны у меня есть шанс стать верховным вождем племени! Ты знаешь: я - потенциальный кандидат. И уверяю тебя, на сборище вождей недавно никто не поддержал вашу инициативу как-либо сократить объем доступных аллиолам прав. А жрецы изначально были против самого обсуждения. А вот если я выставлю на сборище вопрос о самой этой стычке между вами и мной - то вместо участия в карауле вы избавите более достойную часть племени от любого вида носильных работ! Разойтись!
   - Мы погорячились, Свест, - ответил тот, кого мой спутник назвал Миертсом, - может, ты не станешь пока поднимать этот вопрос?
   - Я об этом подумаю, но с вождем вашей смены, Даршитом, я просто обязан поговорить. Не хватало еще, чтобы сохранять порядок ставили тех, кто поддерживает его нарушение и даже активно в этом участвует.
   - Мы просто хотели поговорить...
   - Ну, конечно, я так и понял. Иначе уже позвал бы подмогу. Вы же знаете, большую часть своих караульных я могу собрать особым сигналом в любой момент. Надеюсь, мы уже все выяснили?
   Силуэты вампиров один за другим исчезли с нашего пути.
   - Не люблю напоминать о своем статусе, - сказал мне Свест, - но иногда приходится, особенно, когда об этом начинают всерьез забывать.
   - А почему мы идем пешком? - оценив мысленно качество своей охраны, полюбопытствовал я.
   - Да у тебя же руки дрожат, боюсь - не удержишься. Лучше уж так.
  
   ***
  
   Нияст ждал внизу у нашей жилой башни.
   - Я уж не знал, как дождаться вашего появления, - начал он, - Как хорошо что вы вдвоем! Я уже не знал, что и думать. Что все-таки произошло?
   - Ты представить себе не можешь - какой-то шалопай решил напасть на Рина, - весело заговорил Свест, - нет бы, сначала поговорить с тобой и узнать: стоит это делать или нет. Ну и закономерный итог в том, что он остался без зубов и с пробитой башкой. Но, думаю, он когда-нибудь поправится. Правда у него возникнут проблемы со свободным передвижением, да и, может, еще что.
   - Ты шутишь?
   - И да, и нет. Но хорошо то, что хорошо кончается. Ладно, пошли наверх. Видишь, Рин сам не свой.
   - Кто хоть напал? - поинтересовался Ней, пока мы шли наверх.
   - Гарид. Он давно был какой-то странный. Думаю, все вопросы с ним решит жрец. Мне, честно говоря, все равно. Думаю скоро объявят Сборище, чтобы промыть кому надо мозги по поводу отношения к аллиолам, - высказал предположение Свест, и обратился ко мне, - А ты пока, Рин, будь добр - не уходи никуда один. Мало ли что.
   - А в своей комнате я могу в одиночестве поспать? - (мы уже практически пришли).
   - Нет, давай сейчас ты останешься на виду. Обещаю вести себя тихо.
   - Ну, хорошо, куда идем?
   - А давайте пройдем еще несколько десятков шагов и побудем у меня? - предложил Свест.
   Причин не соглашаться не было. По идее я должен был зверски хотеть спать, но меня будто что-то колотило изнутри, и я понимал, что не засну. А про "поспать в одиночестве" я сказал просто так. Постоянная опека меня все больше начинала раздражать.
   Комната Свеста не так уж сильно отличалась от комнаты Нея. Разве чуть пошире и не так глубока внутрь. И обстановка схожая: те же стол, кресла, циновки, очаг, окно и т.п. И устроились мы так же не за столом, а на полу. Свест также достал бутыль и протянул нам полные чаши.
   - Такими темпами мы скоро сопьемся, - заметил Ней.
   - Ладно, потом объявим перерыв, но сейчас я не вижу лучшего способа всем успокоиться.
   Мы сидели, не торопясь потягивая вино и заедали его крупными ягодами винницы, отрывая их от плотных гроздей. Свест все еще придерживал меня за плечи. Нияст сидел напротив и слушал произошедшую со мной историю. Говорил в основном Свест, а я лишь иногда что-то добавлял.
   - Неприятная история, - в конце повествования заметил Ней, - как ты думаешь, Свест, компания Миертса образумится?
   - Думаю да, они не попрут против жрецов. А жрецы в ближайшее время, предполагаю, четко выскажут свою позицию еще раз. Да, Рин, не все готовы держать здесь аллиолов, как своих и равных. Но таких пока совсем мало. Чтобы они не баламутили народ время от времени проводятся открытые сборища.
   - Я много наслышан, что вы не считаете нас за людей, - проворчал я.
   - За людей по большому счету не считают диких, но тех, кто инициирован в племя таковыми считают. Даже при наличии психологических сложностей. Но насчет последнего - скажи честно, ты сам-то действительно всегда лоялен к особенностям нашей жизни? Или лишь заставляешь себя?
   Я вынужден был признаться, что он, в общем-то, прав...
   - Кстати, об этом - заметил Ней, - возможно, если будет Сборище, то кто-то захочет потребовать от тебя доказательств, что ты не презираешь нас. А основной элемент презрения аллиолов состоит в том, что они презирают нас за то, что мы пьем кровь. Единственный способ показать, что ты к этому не склонен - это тоже ее пить. Ты сильно упростишь ситуацию, если в случае поступления такого предложения на собрании не станешь категорически отказываться.
   - Но мне это нравится гораздо меньше, чем отдавать свою!
   - Однако переносишь ты это хорошо. На празднике дождя это многие видели. Так что подумай хорошенько, - вмешался и Свест.
   - Можете считать, что я уже согласился, - ответил я, не собираясь оспаривать очевидное.
   - Кстати, именно из-за этого мне хотелось еще днем кое-что проверить.
   - Свест, заткнись - отрезал Ней, - не начинай все сначала.
   Свест не стал продолжать, а я твердо решил расспросить их об этом поодиночке, когда они не станут друг друга перебивать. В этот раз я сам не заметил, как заснул.
  
   ***

-- 18 день месяца Тэнь

  
   Когда я проснулся, в комнате был только Нияст.
   - Свест недавно отправился сведух собирать, - нашел нужным пояснить мне он, - уже первые урожаи пошли. К полудню вернется. Это у нас с тобой основное занятие опекать себя любимых. Ты, кстати, как?
   - Как ты любишь отвечать - прекрасно, учитывая все обстоятельства.
   В дверь постучались.
   - Заходите. Кто там? - осведомился Ней.
   На пороге стояла наирия.
   - Ой, а Свеста нет?
   - Нет, он сведух с ребятами собирает. А ты, Гридда чего не пошла?
   - Если бы я знала, что он там... Но вообще-то я вчера этим занималась. Сколько можно? Надо и отдыхать. Жалко, хотела пригласить его к озеру. Тебе привет от Стик и Арисы. Тебя тоже, конечно, собиралась позвать. Ты, пойдешь?
   - Сегодня нет. Может завтра... Ладно, передавай привет моим бывшим: жене и невесте. У вас там что сегодня, что вы делаете обход?
   - Да вот, хотели искупаться и потом устроить танцы на поляне.
   - Ну, может, с кем-нибудь другим повезет. А потом, если есть настроение, обычно не обходится одним днем. Так что, возможно, еще сложится. Да, впрочем, я сейчас все равно не танцую.
   - Ну, просто бы посидел, а мы бы поучили танцевать твоего белого приятеля, - она кивнула на меня, - он же без тебя тоже не пойдет?
   - Еще успеет научиться.
   - Ну, ладно, тогда я пошла.
   Наирия вышла.
   - Это тоже какой-то обряд? - поинтересовался я
   - Нет, просто иногда мы устраиваем веселье на берегу. Там такая поляна есть недалеко от озера.
   - А, я вчера ее нашел.
   - Ну, значит, знаешь дорогу. Давай посмотрим, чего вкусного припас себе Свест. Я привык после пробуждения чего-нибудь поесть.
  
   ***
  
   Мы сумели дождаться возвращения Свеста у него.
   Он притащил на себе огромную корзину оранжевых, крупных с кулак ягод егода. Я б такую ношу разделил минимум на пять.
   - Вот теперь все это надо сушить, - начал он с порога, - Я к вам заходил и уже оставил вам часть поесть. Но берите и сейчас. Свежие, первый урожай. В общественное хранилище я сегодня оттащил не меньше десяти, и теперь мой долг по заготовлению на ближайшие несколько дней выполнен.
   - Посильную помощь в поедании и в сушке мы тебе окажем. Ты главное скажи, - перебил его Ней, - Сборище будет?
   - А да, ты ж еще не знаешь... Конечно, будет. Когда начнет темнеть на приозерной поляне. Там сейчас, кстати, так весело.
   - Да я знаю, тебя позвать заходила Гри.
   - Лучше бы Ирлиинн.
   - Да какая разница кто приглашает. Они же просто распределились, как обычно делают все информаторы: по башням и этажам по жребию. И наша башня и этаж выпал на Гри. А уж кто там тебя особо ждет...
   - Нет, Лиинн вряд ли ждет меня. Я ж знаю, что на меня она не смотрит.
   - Тебе она нравится?
   - Не то, чтобы очень, но ее трудно не замечать...
  
   ***
  
   Вот так, болтая о всяких пустяках и параллельно насаживая на жгут очищенный от косточек егод, мы и просидели почти до ночи. Развесив получившиеся гирлянды под потолком, мы долго отмывались от сока, полностью опустошив стоявший у Свеста бочонок с водой. Правда, возможно, он остался бы наполовину цел если бы это не было так весело - окатывать друг друга с ног до головы.
   - С вас что возьмешь, а мне теперь, чтобы наполнить его обратно три раза нужно спускаться к подземному источнику за водой.
   - Слышал, третий жрец собирается соорудить водовод?
   - Интересная затея, но все равно он сначала появится не у нас, а жреческой башне. А пока... - он подхватил деревянные ведра, - придется таскать по старинке.
   - Уже пора бы перебираться на приозерную поляну.
   - Да, я сейчас хотя бы треть принесу, остальное, так и быть, потом.
  
   ***
  
   К озеру мы прибыли даже немного раньше, чем большинство. Но постепенно поляна наполнилась - трою негде упасть. Хотя, если представить себе, что это все население дворца, то, пожалуй, Смиалоэтов, если собрать по всем тянущимся параллельно лесам поселениям, было больше раз в десять. Разумеется, все вокруг освещали факелами.
   Появившиеся помощники жреца и несколько караульных быстро возводили деревянную возвышенность посередине поляны. Вскоре после того как она была готова, на нее взошло, по моим подсчетам, не менее 25 одетых в красное жрецов. Разряженные в желтое помощники остались стоять внизу. В центре, как я понял, сидел главный жрец - его одежда отличалась особым великолепием. Но говорить начал не он. Вышедший жрец что-то произнес по-вампирски, и над поляной встала мертвая тишина.
   - Он попросил внимания, - пояснил Ней, - и еще просил переводить его речь аллиолам.
   Согласно переводу Нея, жрец говорил о том, насколько древнее это племя, которое, оказывается, носило наименование Агори. Напоминал насколько древняя эта земля Сатри. Оказалось, что данное племя, в отличие от всех остальных, живет на исторической родине самых древних из древнейших племен, легенды о которых тянутся из самых глубин веков. Все остальные племена изошли именно с этой земли. Вероятно, только я этого до сих пор не знал.
   Потом речь пошла о том, что посему нигде нет более сильной связи с Богами, чем здесь. И Боги велели им стать сильными. И они сильны и эта сила позволяет им многое. Одним из признаков этой силы является то, что племя Агори принимает аллиолов на равных, зная, что пришлые не смогут ослабить их. И так: что же отказаться от признания своей силы только потому, что кто-то настолько слаб, что не может спокойно выносить их свободное присутствие? И прогневить тем Богов? И запустить цепную реакцию ослабления племени? И отказаться от мирной линны для своих больных, ослабших и детей? И тем самым ослабить племя еще? И добиться того, чтобы соседние племена перестали отдавать дань своего уважения силе и знаниям Агори, щедро неся дары? И вот уже мы сами ждем помощи соседних племен, а не они рассчитывают на нашу поддержку? И мы станем еще слабей?
   На каждый вопрос следовало все более громкое хоровое "Кайриэт" - "никогда" по ... сатриильски. Я бы, конечно, скорей сказал "агорийски", но Ней перевел именно так. Резюме жреца не трудно было предугадать - кому-то предлагалось взять себя в руки и отказаться от воззрений, ослабляющих племя. Или, по крайней мере, не демонстрировать свою слабость действием, чтобы не заразить этим других. Остальным предписывалось всячески содействовать этому.
   Вся речь прошла "на ура". Однако, когда жрец закончил, на помост вышел наэрл и заявил, что тем не менее часто аллиолы - не совсем мирный народ, а некоторые проявили себя в откровенной агрессии. Он не хочет сказать, что не доверяет выводам жрецов, кто был прав, а кто нет во вчерашнем инциденте. Даже можно сказать больше - все поведение Гарида, проведенное следствие указывает на их правоту. Но, тем не менее, хотелось бы убедиться, что замешанный в этом аллиол - действительно член племени. И участвует в общем обмене линной, не презирая ни себя, ни окружающих за то. Кто-то из толпы поддержал выступающего одобрительными возгласами, но не меньше голосов выкрикнули, что этого в данном случае не требуется. Нияст продолжал мне переводить, а я начал понимать, к чему все клонится.
   Надежда теплилась во мне до тех пор, пока жрец не вынес свой вердикт. Он состоял в том, что, несмотря на то, что большинство не видит необходимости проверки аллиола Риарина, не смотря на то, что Риарин пробыл в замке лишь неделю, а пришел в племя меньше одного лунного танца назад, и посему не мог по-настоящему освоиться, ради всеобщего спокойствия он просит вывести его на помост. Непонятно откуда рядом со мной появился Миертс и, глянув на Свеста, попытался схватить меня за руку. Я отдернул ее, сказав, что сам пойду. Миертс и Свест шли за мной. Будучи на помосте я еще раз убедился, что в племени Агори гораздо меньше членов, чем в племени Смиалоэтов. Причем здесь были и мужские и женские лица, а я мог себе представить только толпу Смиалоэтов-мужчин, ну, разве что, несколько геттам могли затесаться среди них. Одновременно со мной на помост поднялся наэрл. Миертс кивнул на него и сказал уже на смиати:
   - Наэрл Амиритт только что вернулся с удачной охоты. Думаю, он идеально подойдет.
   Какое-то время Амиритт просто стоял напротив меня, потом к нему подошел Миертс и прокусил шею. Кровь струей побежала по его телу. Я понял, что медлить бесполезно, сделал шаг и заставил себя прижаться губами и пить. Миертс подошел и прижал мою голову не давая оторваться. Столько крови я еще никогда подряд не пил. Изо всех сил я пытался вообразить, что это сок, вода, вино, что угодно - иначе бы нахлынула непобедимая тошнота. Я уже начал сомневаться в своей способности доиграть до конца, когда жрец воскликнул:
   - Довольно! Миертс отойди. Ты полностью оправдан Риарин (здесь я специально, напоказ облизал испачканные губы), но даже если бы ты оторвался раньше - этого все равно было бы достаточно. Я надеялся, что одумается Миертс. Этого не произошло, жаль. Придется задуматься о его пригодности исполнять обязанности караульного. Или не так? - жрец обращался к толпе.
   Возгласы дали понять, что возражающих нет. Или они не нашли нужным демонстрировать действием свои воззрения в данной ситуации.
   - На сегодня сборище закончено. И упаси кого Боги воспользоваться аллиольской слабостью Риарина. Поскольку, возможно, он ими же и храним! Такие случаи будут рассмотрены с особым пристрастием. Можно разойтись. Если, конечно, нет желающих выйти, и что-то сказать.
   Желающих не нашлось. Я спустился в объятия Нияста и Свеста. Кроме того меня подошли поздравить еще несколько человек, в том числе Эриксав и Мэй. Последний догадался принести мне чашу воды.
   - Вот уж поразил до глубины души, - шепнул мне на ухо Свест.
   Тем временем я чувствовал в желудке легкую боль. Впрочем, она быстро прошла после того как появившийся около меня знакомый жрец что-то положил мне в рот.
   Нияст поспешил уйти вместе со мной прочь. Уже в нашей башне, Свест заметил:
   - А вышло-то по-моему: то, что хотел - я увидел.
   - Я говорю, прекрати об этом, - сквозь зубы процедил Ней.
   Они оставили меня в моей комнате, и уже вскоре я крепко спал.
  
   11. Древние тайны.
  

-- 19 день месяца Тэнь

  
   На утро, зашедший Нияст, посоветовал мне вне графика направиться к жрецу. Легкий дискомфорт в желудке я ощущал, поэтому согласился. Пошел я один.
   Жрец охотно меня пустил
   - Правильно, что зашел. Конечно, вчера для тебя был перебор. Как ощущения?
   - Не то, чтобы плохо, но не очень приятно.
   - Это нормально, у твоего организма не было времени, чтобы как следует приспособиться, а тут сразу линна в таком объеме. Именно поэтому я вчера дал тебе специальный эль. Конечно, для тебя это больше спектакль, чем искреннее ощущение сопричастности, но на публику играешь хорошо, - он очень внимательно на меня смотрел, - однако я не вижу в тебе и особой неискренности. А ты от природы неплохо приспособлен, чтобы подчиняться нашим правилам. Многих других на твоем месте на таких же условиях, если бы не вывернуло на помосте, то уж точно потом. Этого не было?
   - Нет.
   - Кстати, это не отнесли бы к фактам твоей чуждости племени. Проверяли твой сознательный настрой, а не физические реакции. Ну что ж определенное сочетание воли и особенностей твоего организма дают тебе возможность существовать здесь более органично. Не забудь прийти ко мне завтра. Опять буду подкармливать деликатесами.
   - Да у меня дома все есть...
   - Не все и не принято перечить жрецам. Разве ты к этому еще у Смиалоэтов не привык?
   - Извините, вырвалось. Там у нас другие отношения, другая субординация. Вот я на миг и забыл...
   - Ничего, иди. На, возьми с собой еще эль - глотай по одной в день сегодня и завтра.
   Возвращаясь, я шел мимо озера, оттуда доносился довольно сильный шум. Видимо, и, правда, с танцами в один день уложиться не смогли. Подойдя поближе, я увидел на берегу Нияста. Какая-то наирия, не обращая внимание на окружающих, целовала его лицо, и он отвечал ей тем же. На выходящем из воды Свесте, повисли сразу две зеленоватые девицы. Несомненно, на этом празднике жизни я бы оставался чужим. Я решил не выходить к ним и пошел прочь. Рядом со мной приземлилась еще одна наирия, которую я раньше, кажется, не видел. На ее шее красовалось ожерелье из трав, в которое было вплетено несколько самоцветов и две жемчужины. На голове был венок. Глаза ее смотрели с явным интересом.
   - Рин? Куда ты идешь? Сейчас гораздо лучше на берегу. Пойдем со мной! Мне кое-что нужно у тебя спросить, - она попыталась за руку увлечь меня за собой.
   Я вырвал у нее руку. Пусть ищет другого донора.
   - Нет, я не хочу, - постарался отвязаться я.
   - Не будь таким мрачным. Может, расскажешь, как ты справился с Гаридом?
   - Давай в другой раз, когда это чуть быльем порастет?
   - Ну, как хочешь. Прощай. На всякий случай меня зовут Ирлиинн, кратко обычно Лиинн, но иногда Ирли. Запомнишь? Мое краткое имя чем-то напоминает твое.
   - Очень приятно, - сказал я подумав при этом "этого еще не хватало" - но, извини, я, правда сейчас не хочу. Может, попозже приду сразу на поляну.
   - Буду ждать! - она приветливо улыбнулась уходя.
   Дойдя до горы, ставшей мне домом, я задумался, а надо ли мне идти? Общества наирий я не жаждал. К таким свободным манерам не привык. Танцевать - не обучен. Так зачем?
   Не лучше ли просто немного побродить по территории дворца? Например, выяснить, что находится за детской площадкой. К тому же если сейчас, после нападения, я не пойду гулять без провожатых, возможно, потом мне будет решиться гораздо сложней.
   Я пошел быстро, как мог, назад. Прошел мимо жреческой башни, детскую площадку я обошел по правой стороне, чтобы не тонуть в фаррисе, не искать тропы и не прыгать по ветвям. Затем мой путь лежал мимо еще какой-то жилой башни, вид которой, почему-то, показался мне несколько мрачноват. И, наконец, я вышел к западной стене дворца, дошел до разрыва во внешней обводной горе. Передо мной, докуда хватало взгляда, простиралось бесконечное царство болот. И вокруг - никого. Ни наэрлов, ни наирий. Только солнце, небо и вода. Вот и хорошо. Пусть себе веселятся по-своему, но без меня. Я смело тронулся вперед, таким образом, выйдя за пределы дворца через самый широкий, можно сказать, парадный выход.
   Я осмотрелся, и мне захотелось потрогать стоящий в нескольких шагах от меня невысокий изумрудно-зеленый куст. Казалось, его листья обладали какой-то странной толщиной и плотностью. Но едва я сделал третий шаг, как начал проваливаться. Сначала по пояс. Мне даже в голову не пришло, что здесь так глубоко! Показалось - просто залитая по щиколотку трава. Ну, ничего, в крайнем случае, я же могу плыть. Но тут я понял, что меня что-то всасывает в глубину. И вот я уже по грудь в дурно запахшей воде. Я попытался рвануться в сторону и вверх, но это только усилило затягивающий эффект. Вокруг пошли пузырьки. Несмотря на мои отчаянные попытки выбраться, вскоре вода накрыла меня с головой. Я все еще трепыхался, пытаясь не втягивать в легкие жидкую вонь. Неужели я - и просто утону в этом треклятом болоте!?? Ладно бы в стремнине реки или безбрежности озера. Отчаяние овладело мной, но оно не помешало мне, задыхающемуся, рефлекторно открыть рот. Чувствуя удушье и то, как вода заполняет мои легкие, я все же пытался задержать этот процесс, но все больше понимал, что никто меня не спасет. Даже, если наэрлы заметят меня, они же не смогут нырнуть, чтобы меня вытащить. Уже где-то на границе сознания я почувствовал, как что-то сильно ткнуло меня в плечо. Мои руки сами ухватились за задевший меня шест мертвой хваткой. И через несколько мгновений я был на берегу, жадно хватая ртом воздух. Затем и из носа и изо рта наружу вырвалась мутная вода, которую я так глупо ухитрился испить.
   - Ну, все - живой, - констатировал находящийся рядом наэрл.
   - Эй, - другой потряс меня за плечо, - ты ведь Риарин? Смиалоэт? Ты понимаешь, что я говорю?
   - Да, вполне. Риарин - это я, - ответил я все еще не в силах совладать с дыханием.
   - Какого черта тебя в трясину понесло? Хорошо мы хоть шест успели достать. А то бы все, поминай, чем знали.
   - Я не знал, что такое трясина. Не слышал никогда.
   - Как ты мог этого не знать!
   - Оставь его Стенилид, он у нас недавно, помнишь, что жрец о нем говорил? А на территории Смиалоэтов нет зыбучих болот. Парень, ты не представляешь, как тебе повезло. Тут даже люди, то есть такие как мы, иногда вязнут - приходится вытаскивать. А ты, конечно, тонешь куда быстрей.
   - Я вообще везучий, - чуть грустно заметил я.
   - Надо б его домой отнести, - заговорил тот, кого назвали Стенилид, - ты, случайно не знаешь, где живет Свест? А, Крис?
   - Да я-то знаю. Только Свеста наверняка дома нет. Все нормальные люди на озере сейчас. Это мы с тобой службу несем, да всякие экспериментаторы от нечего делать в болоте топятся. Я б, если встретились мне сейчас Свест или Нияст, посоветовал бы им его привязать. Пока еще чего-нибудь не натворил.
   - А может не стоит Свесту вообще ни о чем знать? А то начнут допытываться как, что. Кто заметил, как тащили, почему вдвоем и всплывет, что Майкирсен и Охорант с поста средь бела дня ушли. Рин, ты как, не будешь возражать, если мы не станем ни с кем делиться информацией, как ты тут болотную жижу глотал?
   - Я бы, как раз, совершенно не возражал. И так уже со мной слишком много всего последнее время произошло, - согласился я, - и, правда, перестанут одного пускать...
   - Вот и хорошо. Крисинтен, притащи-ка чистой воды. Надо же его от этой грязи отмыть. Обсушим, и будет как новенький. Притащи, кстати, еще и воды для питья. Вереики туда чуть подмешай. К жрецу его тоже не гоже вести лечить, раз решили ничего не раскрывать. Он парень крепкий и так оклемается, вот только вода-то в болоте все-таки гнилая. Все, иди. Я покараулю.
   Стен и, вскоре вернувшийся с ведром и бутылью, Крис очень тщательно привели меня в божеский вид: помогли отмыться, дали обсохнуть, напоили какой-то горьковатой жидкостью. Затем Крис предложил мне забраться к нему на плечи, как это ранее делал Свест и притащил до нашей жилой башни. Даже до моей комнаты проводил. Там, предложив на будущее быть все же несколько осмотрительней и напомнив их не выдавать, поспешил вернуться на свой пост. Рассыпаясь в благодарностях я клятвенно ему это пообещал. И как только он вышел, измученный новыми переживаниями этого дня, сразу заснул.
  
   ***
  

-- 20 день месяца Тэнь

  
   Утром я обнаружил, что дверь Нияста закрыта и, предположив что он спит, не стал его беспокоить. Очередное посещение жреца много времени не заняло. Удостоверившись в том, что со мной все в порядке, к счастью, ни о чем не расспросив и как следует накормив, он предоставил меня самому себе. В этот раз я решил двинуться снова на детскую площадку. Мне не встретился в этот раз Мирч, но и без него у меня получалось не так из рук вон плохо как первый раз. Страх высоты почти прошел. Я даже ухитрился по веткам переместить с одного дерева на другое. Правда, при повторной попытке я соскользнул. Но ничего страшного - фаррис прекрасно ловил. Это только добавило мне сил. Падение с верхушки липолы обошлось мне дороже - мох мхом, но по пути еще немало ветвей. Любуясь на свои ушибы и царапины, я подумал, что мне пора бы действительно научиться хоть чему-нибудь. Например, брать бутылочки с целительным зельем, подаренных Неем, с собой. А так придется терпеть до дома.
   Слегка прихрамывая, я отправился в обратный путь. В общем-то, я не удивился, когда обнаружил, что на выходе с детской площадке меня снова поджидает Свест. В конце концов, давно не виделись. А найти меня на этой подконтрольной территории не составляет никакого труда. Впрочем, радость от встречи я изобразил довольно искренне. По-хорошему стоило бы его попросить меня вечером отсюда забирать. А уж чем ответить на эту любезность я, наверно, найду.
   - Очень приятно, что ты мне рад, - отреагировал на мою улыбку Свест, - Как раз девочек провожали и мне сказали, что ты где-то здесь.
   - Давно ждешь?
   - Не очень. Судя по твоей походке, твоя радость не совсем бескорыстна. Дай осмотрю, что с тобой - ощупав колено и ниже, он произнес - вывихов, переломов нет, просто ушиб. Высоко летел?
   - С верхушки липолы.
   - Ты бы пока не лез так высоко. Тренировался пониже. Что тебе спокойно не живется? Через день что-нибудь да случается.
   - Понадеялся на мох, а про ветки забыл, - попытался оправдаться я, радуясь, что он хоть о вчерашнем приключении не знал.
   - Ну, что ж, залезай - доставлю в лучшем виде.
   По прибытии Свест даже помог мне втереть в ногу спасительную смесь и замазать царапины на спине.
   - А Нияст где? - поинтересовался я.
   - А он тоже девочек провожал, да у них и остался. Завтра его домой притащу, если не надумает погостить еще.
   - Ты с нами намаялся совсем.
   - Да, ничего. Мне не тяжело.
   - О чем вы с Неем последнее время спорили?
   - Думал, ты уже не спросишь... Это довольно серьезный разговор. Ты очень устал?
   - Да нет, не очень.
   - Тогда я сейчас заскочу к себе, а если когда вернусь, ты еще не заснешь, поговорим.
   Спать я не собирался и для пущей верности я даже сжевал пару бодрящих живительных кубиков.
   Зашедший Свест начал разговор издалека:
   - Нияст сейчас далеко не полноценный человек, то есть вампир. То есть я хочу сказать, что он очень не скоро сможет обрести способность к полету, даже читать. Поверь - ему очень от этого тяжело. Ведь он был одним из лучших. Конечно, по сравнения с тобой он не так уж слаб. Поэтому может тебе сложно понять как ему плохо. Но все-таки может, поймешь... - произнес он, смотря мне точно в глаза.
   Он разве что не раскрыл мне степень моего деятельного участие в этом преображении. Да уж, сколько бы ни старались наэрлы, а аллиола в вампира им не превратить, сколько кровью не пои. А вот обратный процесс может быть гораздо успешней, как показывает опыт. Конечно, этого я не сказал, а произнес я следующее:
   - Да нет, я понимаю. Я же сравниваю его не со мной, а с тобой. Я сам в ужасе - сколько времени может занять его восстановление. Даже помнится, спрашивал жреца, нельзя ли помочь быстрей.
   - И жрец наверняка упоминал про повторный обряд?
   - Конечно, и заметил при этом, что не с кем. Я не успел предложить себя, как он сказал, что я не подойду. Два раза подряд нельзя.
   - Рин... и все-таки можно попробовать провести обряд с тобой. Пройдет срок, и ты все равно восстановишься. Я сделаю, что угодно, чтобы это произошло.
   - То есть ты предлагаешь обменять здоровье Нияста на мое? Ну да, конечно, конечно. Что я тебе?
   - Ты только подожди обижаться... И если сейчас тебе опять под руки попадется швабра, не спеши ее запускать в меня. Сначала выслушай до конца. Ты тоже мне друг, как и Нияст. Но я почти уверен, что с тобой тоже все будет хорошо. А Ней... Понимаешь, он сейчас почти совершенно не восстанавливается. Просто живет в таком урезанном состоянии и поддерживается в нем. И это надолго и еще не факт, что подкрылки начнут спонтанно развиваться весной. А головные боли, глаза... Знаешь, я иногда боюсь, что он что-нибудь сделает с собой. Помнишь, как он наглотался сон травы под завязку?
   Я помнил, еще я вспомнил его же ковыляющего к пропасти...
   - Про Нея я понял все, - ответил я, - но, все же, давай поговорим еще и обо мне. Так что же будет со мной, если меня еще раз так использовать (на этом слове я сделал акцент). Жрец говорил, что восстановление затянется слишком надолго. И как я буду себя ощущать?
   - Скорей всего ты просто не сможешь подняться. Голова будет кружиться наверняка, слабость... Но это по любому не продлиться почти год. Я буду тебя опекать, и, если захочешь, носить куда угодно ... всегда.
   - То есть предлагаешь вместо моих рук и ног твои? Думаешь равноценная замена?
   - Да нет, конечно... Если бы я сам мог предложить себя на обряд, но нужен непременно аллиол и аллиол как можно более лояльно настроенный к тому ради кого это делается. Вот и все. И ничем это нельзя заменить. Аллиолов, которые могут так себя растратить за раз в племени сейчас нет. Вот если бы можно было от каждого взять по чуть-чуть. Но должен быть один. Магические обряды такая капризная вещь... Твоя близость к Нею усилит воздействие.
   - И, стало быть, я могу так себя растратить, а потом лежать в лежку несколько месяцев и, как я понимаю, потом заново учиться ходить, если повезет и я этого момента дождусь в трезвом уме?
   - Я бы не уговаривал, если бы не было шанса, что восстановление пройдет на порядок быстрей.
   - А это уже интересней. И за счет чего?
   - Организм некоторых аллиолов может усваивать линну, кровь, особенно в состоянии крайней слабости и восстанавливаться за счет нее. Тогда восстановление займет лишь считанные дни.
   - И ты уверен, что со мной именно этот случай?
   - Уверенности нет. Есть только косвенные признаки. Обычно такие аллиолы гораздо спокойней пьют кровь и практически без последствий.
   - Вот почему ты хотел меня накормить своей?
   - Да, ты тогда отбился, но судьба сложилась так, что я все-таки проверил.
   - А ты не думаешь, что это случайность? Кстати, жрец давал мне эль...
   - Я знаю. Если ты согласишься, мы будем проверять еще множество раз...
   - Радужная перспектива. А как вы вообще узнали, что это возможно?
   - У нас десятки аллиолов живут. Иногда они что-то себе ломают, иногда подхватывают инфекцию. Им не нужно кровь, чтобы восстановиться, только травы и уход. Но, о Боги, как же долго вы излечиваетесь! Например, из-за сегодняшнего ушиба ты еще и завтра будешь прихрамывать, даже с использованием настойки. А я бы уже сейчас без всякой помощи о таком синяке забыл. Ну, да вернемся. Изредка кто-то восстанавливался гораздо быстрей. Стали искать - почему и обнаружили, что всем им приятели-наэрлы давали свою кровь. Считая - не повредит. Когда начали практиковать это на всех заболевших - обнаружили, что помогает это далеко не во всех случаях. Но это не совпадение. Хотя механизм включается только при большой слабости. Однажды для того, чтобы добиться такого эффекта, поломавшего ребра и ноги аллиола с его согласия перестали кормить. И сработало! Вот сейчас потихоньку собираются факты... Нет, я понимаю. Риск, конечно, большой. Но, может, рискнем? Я что угодно брошу, буду только с тобой, мы найдем способ запустить этот механизм. Не может быть, чтобы ты совершенно не поддался!
   - Я тебя понял, и понял хорошо... А насколько быстро это поможет Нею?
   - Это гарантированно запустит процесс формирования подкрылков и оздоровит весь организм. Думаю, полностью закроет проблему с пробитой головой. Уже этой осенью он сможет попробовать летать... и зимой во внутреннем помещении будет уже с подкрылками. И практически в норме будет весной. Ему же почти заново учиться летать даже теперь. Но если пройдет еще почти год...
   - Ясно... знаешь, ничего не обещаю, но я подумаю, могу ли я решиться.
   - Конечно, конечно. Подумай и сейчас и потом, когда жрец начнет тебя запугивать последствиями гораздо настойчивей, чем я. Я даже больше не стану тебе на это намекать. Решишься - сам заговоришь.
   - Да, кстати, тебе еще надо будет уговорить жреца, да и Ней не соглашается. Ведь так?
   - Жрец согласиться, если категорически будешь согласен ты. А с Неем я поговорю, только если выгорит с вами. Он, конечно, не мог совсем не догадаться, к чему я клоню... И еще: ты не мог бы, не передавать ему сегодняшний разговор? Чтобы зря не нервировать. Тем более, что еще ничего не решено.
   - Да, конечно, вот последнее я могу тебе твердо обещать.
   - Ладно, тогда я к себе пойду, ты наверно, уже хочешь заснуть?
   - Даже не знаю, что я сейчас больше хочу. Ну ладно, до завтра.
   Когда он ушел я и, правда, сразу же заснул.

-- 21 день месяца Тэнь

  
   Проснулся я ближе к полудню. Одновременно с пробуждением вспомнил вчерашний разговор, и дальше он уже не шел у меня из головы. Неужели я это сделаю? Честно говоря, очень и очень сомневался в вероятности этого. Моя роль в обряде и в прошлый раз оставила, в конечном счете, тяжелое впечатление. А сейчас, похоже, все будет гораздо хуже. Это будет уже напоминать самопожертвование. Возможно, мне еще когда-то давно и хотелось стать героем в пограничной войне. Но нет: не так и не здесь. С другой стороны Ней... А, может, все-таки. Может, правда, все закончится не настолько печально для меня, чтобы не порадоваться за выздоровления Нея?
   Тем временем объект моих раздумий появился на пороге. За ним ко мне нырнул и Свест.
   - За пределы дворца с нами пойдешь? Или и дальше нашу компанию игнорируешь? - поинтересовался он.
   - Я бы пошел, но ты, Свест, был прав - и сегодня нога еще болит, хотя я ее и натираю всем подряд.
   - А о чем-то вы вчера говорили в мое отсутствие? - спросил Нияст.
   - Чаще надо дома бывать, - подмигнул мне Свест.
   - О том, как я провел день, и откуда именно меня угораздило свалиться. Впрочем, я вчера так утомился, что быстро уснул, - сказал я в соблюдение договоренности и постарался перевести тему, - кстати, вот что вчера я не успел рассказать. Кто-нибудь знает, что за сундук может лежать на дне вашего внутреннего озера?
   - Какой сундук? - не понял Нияст.
   - Обычный, вероятно из древесины эвкалина, может - джиба, очень тяжелый, - пытался я пояснить, - нырял там недавно и наткнулся.
   - Ты его вытащил? - спросил Свест.
   - Я же сказал - очень тяжелый.
   - Слушай, а ведь это может быть лар с древними письменами, которые относятся еще к эпохе пред-первоплемен, - предположил Ней, - Эти тексты когда-то не могли разобрать или еще что-то и сложили в два лара. Один из них до сих пор в библиотеке, и я сам кое-что оттуда расшифровал. Другой - исчез бесследно, когда на территорию замка прорвались дикие аллиолы.
   - Да, да - вполне вероятно, - поддержал его Свест, - Кто-то из дикарей мог прорваться в библиотеку и вытащить оттуда сундук, а потом просто выкинуть его в озеро или нечаянно его утопить переплывая. Или кто-нибудь из жрецов пытался, таким образом, его спасти. Ты помнится, рассказывал, что во время той войны в библиотеке был пожар.
   - Его быстро потушили, записи практически не пострадали, только некоторые, вроде, обгорели по краям. Но, возможно, некоторые из них пытались спасать, кидая в озеро.
   - Получается этот сундук пролежал на дне около 500 лет?
   - А почему бы и нет? Кто его там искал. А жрецы не все тогда выжили. Так что вполне вероятно никто и не знал, что он там.
   - Надо бы его достать, чтобы все прояснить. Рин, ты сможешь показать, где именно он лежит?
   - Думаю, что смогу, даже могу поднырнуть и попытаться его привязать, а вы уж постараетесь вытянуть. Там не очень глубоко.
   - Я пошел искать добровольцев по отлову древностей, - сказал Свест, исчезая за дверью.
   После ухода Нияст еще какое-то время пытался выведать намеками, знаю ли я что-либо о том, что задумал Свест, но я старательно делал вид, что не понимаю, о чем идет речь и уводил разговор в сторону. Впрочем, Свест вернулся довольно быстро.
   - Ребята, - обратился он к нам, - добровольцы есть. Даже жрецы заинтересованы. Рин - тебя велено срочно доставить в жреческие кельи. Нияст, не обессудь, сам дойдешь.
   Я и Свест довольно стремительно покинули нашу башню и затем методами мелких перелетов достигли жреческой. Около нее уже стояли несколько наэрлов, готовые делать, что понадобится. Внутри башни мы быстро нашли нужную комнату.
   Увидев меня, жрец кивнул и повел нас куда-то вниз.
   - Ведет в библиотеку, - шепнул Свест.
   Моим глазам предстала очень чистая и сухая пещера. Посередине нее стоял огромный стол, вокруг него - удобные стулья-кресла. Только стол был освещен факелами, которые стояли прямо посередине на нем. В окружающей его полутьме угадывались полки с исписанными листами, соединенными щеколдами, и свитки. На краю стола стоял сундук.
   - Посмотри Риарин, этот сундук похож на тот? - спросил жрец
   - Пожалуй, да. Такой же размер, такие же резные ручки. Вот только узор я разглядеть не успел.
   - Вероятно, это действительно лар с письменами. В древности, когда аллиолы ворвались через потайные ходы во дворец, они несли с собой какие-то сосуды - когда их разбивали, вспыхивало пламя. Потом мы разгадали их тайну и теперь именно так изготавливаем факелы. Но тогда разливающийся огонь принес нам много горя. Один из нападавших, опалив жрецов, ворвался в библиотеку. К счастью свитки с письменами успели спрятать во внутренние тайники. Снаружи стояли только прочные сундуки - именно они-то и вспыхнули, - здесь жрец провел рукой по почерневшей древесине, - Жрецы бросились их спасать, вытащили наружу и кинули в озеро. Тогда кромка воды была ближе к жреческой башне, чем теперь, даже в засуху. Атаку нам тогда удалось отбить. Многие были убиты с обеих сторон. Немало аллиолов было взято в плен и израненные закончили свои дни в подвалах башен. Многие, правда, выжили. Долго не могли решить, как с ними поступать. Их линна являлась проклятой по воле Богов. Регулярно пьющие ее Агори, становились агрессивней даже по отношению к своим. Землю замка нельзя было осквернять новым потоком убийств. В конечном итоге, аллиолам завязали руки, ноги, глаза и погрузив на спины наэрлам отнесли на расстояние двадцати пяти дней от дворца их ходом. И больше о них никогда не слышали. После этого совершили налет на аллиольские поселение, откуда пришли они воевать. Мы разорили их дома и жреческие дворцы, уничтожив малейшие намеки на огненное оружие. Когда все немного успокоились, было выяснено, что потерян один сундук. В общей суматохе на них совершенно не обращали внимание. Предполагали, что его спрятал где-то в башне кто-то из погибших жрецов, даже то, что его украли прибывшие, чтобы помочь нам восстановить замок, представители других племен. Но, возможно, он действительно просто лежит на дне озера. Каким образом он соскользнул так далеко от берега нам все равно уже не понять.
   - Все это очень занимательно жрец, - заметил Свест, - но, думаю, самое время придумать, как его достать.
   - С тех пор как у нас оказался в племени ныряющий аллиол, я предполагаю, это будет не сложно. Говоришь, ручки уцелели? - обратился он ко мне, увлекая нас за собой из зала, - тогда к ним просто надо покрепче привязать жгут, а ребята на поверхности и на берегу уже его как-нибудь выдернут.
   Выйдя на берег озера, я первым делом вошел в него и нырнул налегке, просто чтобы убедиться, что смогу этот чертов сундук отыскать. Место я заметил точно - лар спокойно дожидался меня на дне. Второй раз я нырнул уже с концом прочного жгута. Мне пришлось нырять три раза, пока я сумел завязать под водой прочные узлы. Один край сундука был слегка приподнят и для прочности я дополнительно обмотал его вокруг, завязав сверху узел. Стараясь отдышаться на берегу я смотрел, как два десятка наэрлов запросто вытягивают на берег разысканную мною реликвию. Встречать ее вышли три одевшихся в красное жреца и здесь же они изобразили нечто вроде благодарственной молитвы. Я подошел поближе и внимательно смотрел, как жрецы разбирают щеколды запора и открывают лар. К счастью, крышка была подогнана очень точно, и внутрь воде не удалось попасть. Там лежали древние, потемневшие, но целые и с видимыми письменами листы.
   Трое наэрлов, среди которых был Нияст, а также две наирии, на плечах которых мне удалось заметить сходный орнамент, стали по одному вынимать листы, вглядываясь в текст. Стоявший рядом жрец что-то записывал, глядя на них на отдельном листе. Затем листы принялись складывать обратно. Этот процесс шел гораздо медленнее, потому что периодически кто-нибудь из перебирающих начинал особенно внимательно разглядывать закорючки, шевеля губами. В какой-то момент углубился в чтение и Нияст. И вдруг он схватился за голову и навзничь упал с закрытыми глазами. Я подбежал к нему, одновременно со мной рядом на колени опустился один из жрецов.
   - Что с ним? - спросил его я.
   - Так он же был почти убит, еще когда сошлась с луной луна последний раз, - пояснил как ни в чем не бывало жрец.
   Затем он быстро прокусил свою руку и начал капать кровью на сжатые губы, приводя Нияста в сознание, а потом уже прислонил свое запястье вплотную к его рту. В это момент я оглянулся. На нас с невыразимой болью на лице смотрел Свест.
  
   12. На старт!
  
   Домой я, приняв поздравления знакомых наэрлов и даже некоторых наирий, добирался один. Свест ушел, точнее - улетел раньше, прихватив на плечи пришедшего в себя Нея. Несмотря на удачу, и на обещания жрецов не остаться в долгу за лар, на душе у меня было мерзко. Не сразу я решился заглянуть в комнату Нияста. А когда заглянул, убедился, что он спит. А чуть поодаль, развалившись в кресле, сидел Свест. Он-то и сделал мне знак зайти и занять соседнее.
   - Слушай, Свест, - начал я разговор, - я согласен, слышишь, давай попробуем... Я согласен, можешь начать уговаривать жреца.
   - Ты мог бы подумать, что я настаиваю, потому что обвиняю тебя, - отвечал Свест, - но это не так. В конце концов, Нияст тоже мог тебя тогда убить или почти убить. Что для тебя было бы почти одно и то же. Но дело в том, что так уж странно все сложилось, что и помочь ему сможешь только ты. И я не вижу никакого другого выхода. Любой другой аллиол и не даст себя уговорить и особо не проникнется так, чтобы получилось. Все, конечно, взаимосвязано. Да и работы для аллиолов расписаны слишком плотным графиком. Если кого-то вырвать - будут пробои. А ты у нас практически неучтенный. Вот если бы ты предпочел, попав сюда, переместиться под непосредственное покровительство жреца... Но ты остался с Неем. Поэтому я честно говоря очень рассчитывал на твой положительный ответ. Я прямо сейчас поговорю со жрецом-лекарем, который опекает тебя и Нея и постараюсь его убедить. Потом он, разумеется, захочет поговорить с тобой. Если ты тогда передумаешь, - на этих словах он приподнял меня за подбородок, - можешь не переживать, я тебя пойму и постараюсь больше не начинать этот разговор.
   С этими словами он встал и вышел. Я не мог оставаться в этом помещении. Убедившись, что Нияст спит спокойно и ровно дыша - ушел к себе.
   Я мерил шагами свою комнату, когда в дверь постучали. Я не закрывался, следовательно, вывод был один. Действительно, на мое приглашение войти появился жрец, а за ним Свест. Жрец без особых церемоний сел за мой стол и пригласил жестами нас.
   - Что же вы затеяли, дорогие мои? Про Свеста я не говорю - ему что: взбаламутил всех и после этого ему останется лишь проверить, что из этого получится. А ты, Рин, действительно поддался на его уговоры? Или он пошутил?
   - Да, правда, - честно признался я.
   - Пожалел, стало быть. Он со временем, ну даже если ни через год, а через два, все равно восстановится. И если будет соблюдать определенную осторожность даже без особых эксцессов, как сегодня, это время проведет. Нет, я не буду говорить, что все это очень здорово. Есть вероятность, что он навсегда останется слабее остальных при таком раскладе. Но ты, Рин, действительно готов оказаться тяжело больным на долгое время? В то время пока Ней будет фактически уже здоров?
   - Я хочу попробовать...
   - Пробы не получится, все сразу будет по-настоящему. Ты хорошо помнишь прошлый обряд? Свое разорванное горло, беспамятство? А ты в курсе, что мы целые сутки не могли привести тебя в сознание? А тебе кто-нибудь сказал, что при таком маленьком промежутке между обрядами в следующий раз все будет гораздо тяжелей? В тот раз тебя несколько дней прикармливали сон-травой, чтобы ты не делал лишних движений, а в этот раз это скорей всего не понадобится - ты и так не сможешь приподняться. А от сон-травы, дай мы ее снова, возможно не проснешься совсем? И я не поручусь, сколько это продлится: неделю, месяц, год. Через сколько твой организм внутренние цепочки заново выстроит. Мне и дальше продолжать?
   - Нет, не надо. Я все равно уже все решил... Пусть будет так, но никто не запретит верить мне в лучшее.
   - Я знаю, что сказал тебе Свест. Но никаких гарантий, что твой организм прореагирует на это воздействие. Мы применяем это по отношению к больным аллиолам, но исходя их того, что хуже не будет. Но вот планировать такой исход, готовя обряд! Такого не было.
   - Жрец, - вмешался Свест, - но, в конце концов, очень похоже, что получится... Все же видели.
   - Да, но это не гарантия. Нет, конечно, если бы он прожил здесь хотя бы год, при прочих равных условиях, я бы был близок к согласию. Но он не мог полностью адаптироваться. Понимаешь, физически не мог. Вероятность осложнений огромна. Поэтому все-таки нет.
   - Аркетт, ну ты же знаешь меня с незапамятных времен, - неожиданно Свест обратился к жрецу по имени, - я бы не стал так просить, если бы не был уверен, что что-нибудь да получится. У вас ведь много всяких знаний накоплено. Что-нибудь подберем...
   - Эст, конечно, ты можешь называть по имени в неформальной обстановке. Но ты сам подумай - они и так живут меньше чем мы раза в три, а ты еще хочешь его дожать... Ты реально можешь сократить его годы.
   - Но это только если ничего не подействует и он восстановится медленно в течение долгих месяцев.
   - То-то и оно.
   - Такого не может быть... А если подействует, то скорее наоборот.
   - Рин, - жрец снова обращался ко мне, - ну так чьим доводам ты доверяешь больше Свеста или моим?
   - Я хочу верить Свесту, - не дал себе пойти на попятный я. Просто гордость не позволила дать себя запугать.
   - Мда... Самое паршивое то, что если настаивать будешь именно ты, то жрецы просто обязаны поддержать тебя. Найдя и достав этот драгоценный сундук, ты заслужил поощрение. Ты можешь просить чего-то для себя, а можешь и для других. Ты готов именно так потратить благосклонность жрецов? Именно на то, чтобы уговорить их себя заморить?
   К такому обороту я не был готов... Но мне будто бы и не было ничего надо, особенно от жрецов. Крылья они мне все равно не пришьют. Так пусть полетает хоть Ней.
   - Я готов, - выдал я резюме своих рассуждений.
   - Ну что ж, тогда последний вопрос к тебе Свест. Ты, правда, тоже готов на все? Если это "все" понадобится? Действительно есть спорные малоиспользуемые непроверенные и достаточно неприятные методы. А на себе ты будешь готов их испытать?
   - Если полностью будет беспомощен Рин и я смогу поменяться с ним местами, даже на это я пойду. Если будет такая возможность. Я отдаю себе отчет, что затеваю. Ты это хотел от меня слышать, жрец?
   - Ты угадал. И последний вопрос к тебе Риарин. Если начинаем тебя готовить, то с этого дня ты ходишь со Свестом на охоту каждый раз. А Свест охотиться будет чаще. И не просто ходишь, а каждый раз пытаешься пить, - тут жрец заметил мое смятение, - так что, ты готов пить живую кровь своих соплеменников, которых поймает, скрутит и раздерет Свест?
   Он долго и выжидательно молчал пока я не мог решиться на ответ. Свест отвернулся. Жрецу, кажется, удалось меня сломать.
   - Зачем это надо? - сдавленно произнес я. Свест опустил голову на руки.
   - Затем, чтобы пройти ускоренный курс адаптации. А еще проверить реакцию на самую трудно усваиваемую дикую кровь. И это можете считать составной часть обряда.
   - Ваши обряд ужасен и в конечном итоге может быть это не самая ужасная его часть, - задумчиво начал я и продолжил, - Свест, я с тобой пойду, но если окажется, что это выше моих сил, на этом обряд - ведь еще можно остановить?
   Свест поднял на меня немного удивленные глаза.
   - Можно, можно, - за него ответил жрец, - ну, раз вы оба настроены так упорно и всерьез, то не вижу смысла дальше отговаривать. К тому же вы в праве, да, и я помню, когда-то мы с тобой были просто друзья Свест. Так что слышишь Свест - только от тебя зависит, чтобы вас вместе или поодиночке не забили на охоте. Если хоть что-то пойдет не так - забудьте о моем согласии проводить обряд. С завтрашнего дня начинай Рина натаскивать. Чтобы он мог нормально держаться наверху, чтобы мог быстро спуститься, чтобы мог легко и почти на ходу оказаться у тебя на плечах. От любых общественных работ ты освобожден. Найди себе временную замену в карауле на роль вождя, лучше команду из двоих-троих. А то не справятся. Ты Рин, также ото всего освобожден - береги себя. Нияста будут поддерживать на общих основаниях - сейчас это не так уж сложно. Считай, ты от такой поддержки его отказался. И тебе дали возможность быть полезным иначе. Как только будете возвращаться с охоты - сразу ко мне. Я должен буду удостовериться, что это не просто прогулка. И еще... Времени зря не теряйте, Нияста я сам убедить смогу. Он сам все поймет, когда вы начнете пропадать вдвоем. Но я его подготовлю. В общем, чтобы завтра с утра вас двоих здесь не было. Точное время обряда я сам вам потом назову. В конечном итоге на мне вся ответственность. Решите отказаться - дайте только знать. Проблем не будет. Все понятно?
   - Все! - выдохнули мы почти синхронно.
   - Ну, тогда я иду ночевать к Ниясту. Прямо, как только он проснется, начну рассказывать ему новости. Свест проведи меня, чтобы я мог не стучать. А вам лучше теперь жить вместе. Хотите здесь, хотите, Свест у тебя, хотите - чередуйте. В общем, координируйте действия.
   Проводив жреца и вернувшись, Свест подсел ко мне. Я по недавно образовавшейся привычке ждал его на циновке на полу.
   - Я почти уже начинаю жалеть о том, что начал все это, - выдохнул Свест, - знаешь, Аркетт и меня почти убедил. И как это ты не передумал?
   - Сам не знаю. Может быть потому, что когда-то в детстве древний воспитатель-жрец сказал мне, что лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, что не сделал. Да и потом я и так чувствую себя почти инвалидом среди вас: сильных, кажется, знающих практически все. Может, опустившись на самое дно физических возможностей и вынырнув оттуда, я все-таки буду острее чувствовать разницу не между, допустим, тобой и мной, а между собой бывшим и настоящим. И потом, я почему-то верю тебе Свест, как и когда-то поверил Ниясту, приведя его на вашу территорию. Знаешь, по большому счету, о втором я еще ни разу по-настоящему не жалел. Может просто такой вот я легковерный и не дорожащий ничем, что у меня есть.
   Свест не нашел, что ответить мне. Действительно, мне тоже казалось, что я уже все сказал. И поэтому я задал отстраненный вопрос:
   - Вы, правда, живете в три раза дольше нас?
   - Где-то так, даже поболее. Ты удивлен?
   - Нет, у нас бытует поверье, что вы практически бессмертны.
   - Я даже догадываюсь, откуда это взялось. Вы же меняетесь с возрастом, а мы практически нет. А если нашелся кто-нибудь по какой-то причине запомнивший вампира в лицо в молодости, то и через много лет, даже под закат собственной жизни он увидел бы его совершенно таким же. Вот, например, ты, если бы остался среди своих и нравы у вас были бы лояльней, вполне мог эту легенду своим опытом поддержать. Возможно, мы бы еще появлялись на твоем пути порой. Причем именно те, кого ты мог успеть запомнить.
   - Хочешь сказать рано или поздно вы меня все равно бы увели?
   - Трудно сказать. Но ты не мог нас не заинтересовать. Но и сомнений нужен ли ты здесь настолько, чтобы значительно повышать вероятность этого, вызывал немало. Это важно для тебя?
   - Да нет, того, что могло быть - фактически не существует... И все же я даже представить себе не могу как это: не стареть, но умирать.
   - Нет, умираем мы, если это не трагический случай и не болезнь, будучи дряхлыми стариками. Да, впрочем, и в первых случаях, это тоже может быть именно так не зависимо от возраста. Многократный или просто существенный недостаток линны для компенсации повреждений - и запускается старость.
   - То есть как?
   - В какой-то момент организм любого наэрла или наирии исчерпывает свой ресурс. Выражается это в том, что перестает усваиваться линна. Сколько ее не пей и какой бы она не была. После этого начинается резкое старение. Но такие не покидают уже дворца. Даже точнее сказать своей башни. Никогда. Впрочем, это "никогда" длится максимум три танца луны. И все. Башня стариков стоит справа за центральной, у самых болот. Тела обреченных рассыпаются в прах не оставляя от себя почти ничего в ее подвалах.
   - Как же это ужасно. Жить над кладбищем, зная, что совсем скоро окажешься там...
   - За все надо платить. В том числе и за долгую молодость. Впрочем, там у них все сделано так, чтобы им было удобно. И жрецы постоянно бывают там, помогают им правильно найти дорогу в чистые долины Богов.
   - А простые, здоровые люди не бывают там?
   - Практически нет. Это очень тяжело: вроде бы человек еще движется, живой, но уже практически мертв. И совсем, совсем не такой, каким ты его знал. Только где-то в глубине... Часто под старость, зная, что им осталось немного, некоторые старательно отучают от своего присутствия друзей и даже переселяются заранее в башню стариков. Хотя от этого настоятельно отговаривают жрецы. А некоторые вообще уходят в сень болот или бросаются в пропасти. Только мне кажется это неправильно. Ведь остаются считанные дни, чтобы настроиться на переход в долину Богов.
   Мы какое-то время помолчали.
   - Вечно молодое племя, - пробормотал я, - то есть даже невозможно исходя из внешности понять: кто старше, кто моложе. И все общаются на равных, если не считать различий в статусе. Но и они у вас не настолько помеха как принято у нас, то есть я хотел сказать Смиалоэтов.
   - Да, у нас с этим проще, хотя, некоторые градации все равно возникают спонтанно. Например, в моем караульной смене все в основном помоложе - старшему где-то около 85, а вот в карауле Итаска почти всем больше ста, хотя есть и мои ровесники. Но, конечно, у нас другие понятия возраста и все равно все это проще. Тот же Нияст моложе меня лет на одиннадцать, а я тебя, предполагаю, старше раза в два.
   - В два!!! - я не мог этого осознать. В моем понимании те, кто старше меня настолько это еще, конечно, не старики, но уже безумно далекие от всяких там мальчишеских забав солидные члены общества, с которыми почти невозможно найти общий язык.
   - На самом деле разницу следовало бы признать чуть меньшей - у нас гораздо дольше остаются детьми. Например, в шестнадцать весен наэрл еще и на взрослого не похож - и ростом заметно ниже и разворот подкрылок не тот.
   - У нас в этом возрасте, даже раньше на год или два начинают жить самостоятельно
   - А тебе сколько? Можно полюбопытствовать?
   - Скоро будет 21.
   - Как я точно угадал - я встретил уже 43 весны. У нас как раз только к твоим годам юные наэрлы и наирии получают право на собственное жилье и возможность не отчитываться в своих делах жрецам-воспитателям. До этого живут в продолжение жреческой башни вместе с детьми и помогают их растить.
   - Вовремя же я сюда попал... Хотя, понимаю, мой возраст ни на что бы не повлиял. В своем племени я после 21 должен был бы стать воином. И только через год после этого имел бы право на семью.
   - У нас начинают служить в карауле не ранее 25. Конечно, у вас совершенно другой счет к веснам. Вы намного раньше становитесь взрослей.
   Неожиданно я представил себе, что через какие-то 50, 60, 70, максимум - 80 лет я, возможно, буду сидеть здесь же глубоким, готовящимся к смерти стариком, а напротив меня вот так же будет сидеть совершенно такой же как и сейчас Свест, который старше меня больше чем на 20 лет и у которого впереди еще очень долгая жизнь.
   Я думал об этом, казалось бы, без особой горечи. Ведь я еще очень молод и у меня в запасе есть еще какое-то количество "молодых" лет. Или этого мне будет недостаточно?
   - Ладно, Рин, давай спать. Завтра у нас много дел.
   - Да, надо что-то начинать. Возможно, мы дойдем и до конца.
   - Рассчитываю на то. Хотя, возможно, жрец надеется, что ты сломаешься раньше.
   Я не нашел нужным ему отвечать.
  
   ***

-- 22 день месяца Тэнь

  
   Утром я встал с постели раньше, чем Свест. Он еще спал на циновке в углу, когда я уже завтракал.
   Однако вскоре он тоже проснулся.
   - Куда мы пойдем? - спросил я.
   - Пойдем во внешний лес. Нечего малышню удивлять.
   Вскоре мы оба уже спускались. Само собой у меня первый раз появилась возможность оказаться за пределами башни другим путем - путем преодоления внешней стены сначала вверх, а потом полетом вниз. Я отметил, что к таким путешествиям за спиной я уже почти привык. Только дух захватывает в момент начала спуска. Мы немного углубились в лес. Справа от нас было то ли маленькое озеро, то ли болотце. Свест присмотрелся и сорвал широкий полый стебель акрои и протянул его мне:
   - Попробуй, сожми!
   Я попробовал. Стебель был упруг и когда я его сжимал, он стремился распрямиться назад. И требовалось значительное усилие, чтобы не дать это ему сделать. Свест сорвал еще один и дал мне в другую руку.
   - Сжимай оба.
   - Зачем?
   - Чтобы охота с тобой не оказалась уж слишком рискованным предприятием, тебе как минимум надо обладать цепкостью. А для этого должны быть сильные пальцы и ладони.
   - Хорошо. Ты мне расскажи, как это - охота со мной?
   - Конечно, расскажу и повторю не один раз, я не самоубийца. Только пока я говорю - ты сжимай. Значит так: пока мы, то есть я ищу на кого напасть - ты находишься у меня на плечах. И я тебя очень прошу - не разговаривай со мной. Мы оба молчим. Наконец я выбрал, нашел. Конечно, здесь ты мне будешь мешать. И я должен буду оставить тебя где-нибудь наверху. И опять - ни одного слова. Я покажу - ты переходишь на ветви и там уже держишься. Потом я бросаюсь. Буду признателен, если ты сможешь не закричать. Как только я оказался внизу - начинай спускаться. Конечно, если ты будешь медленно ползти, я могу уже не дождаться. Так что тебе надо будет научиться побыстрее спрыгивать. И желательно на ноги и без травм. Иначе - все. Затеянное нами предприятие на этом завершается. Ты сжимай, сжимай. Если что, то ты должен быть способен на одной руке за меня схватившись висеть. Итак, подходишь как можно быстрей, я уступаю тебе жертву, потом закрываю прокус, и мы смываемся.
   - Я больше не могу!
   - Что? Слушать?
   - Нет, сжимать - руки больше не работают.
   - Ладно, оставь, чуть отдохни и потом начнешь опять. Итак, на чем я остановился? А вот. Возможно, жертва была одна, и мы можем совершенно спокойно удалиться. Но, возможно, я замечу, что движется кто-то еще. Кстати, когда спустишься, да и сверху, только не в ущерб аккуратности, ты тоже все-таки посматривай. И вот тут, если что - кричи. Но, возможно, к нам ринутся несколько человек. Если один-два - я их легко раскидаю, хотя мы обычно предпочитаем не связываться. Но если больше - тут самый лучший способ выйти без каких-либо потерь - взвиться вверх. Я всегда успею, а ты всегда нет. Поэтому я обязательно постараюсь тебя подхватить. Так вот если ты промедлишь, или не сможешь зацепиться, или сорвешься во время рывка - можешь подставить и себя и меня. Поэтому ты должен быть способен очень крепко и быстро вцепиться. Иногда на ходу. Поэтому начинай опять сжимать. Ну, а когда мы будем наверху, можно сказать, что все в порядке. Ах, вот еще... вряд ли, но, возможно, ты окажешься внизу далеко от меня, и на тебя кто-то набросится или отгородит от меня. Так вот, постарайся не пугаться - я никогда тебя не брошу. Но последнее маловероятно - я не буду рисковать и охотиться, когда вокруг толпа народа.
   - Это все? - мои руки невольно захотели сжаться в кулаки, и невольно я продолжил упражнение.
   - Нет, конечно, но случаи, что ты будешь предупреждать криком тех, на кого мы охотимся или подбежав набросишься на меня или огреешь чем - я даже не хочу рассматривать. Придется опять тебе доверять.
   - Слушай, а аллиолов вообще кто-нибудь когда-нибудь брал на охоту?
   - Да, это довольно обычная ситуация. Особенно когда хотят усилить у тех ощущение общности или проверить наличие ее. Только обычно берут аллиола, прожившего с нами хотя бы год. И первый раз кто-нибудь страхует в стороне. Но нам один на один велел оставаться жрец. Возможно, чтобы мы могли трезво оценить тебя. Или чтобы я больше привязался к тебе, и мне стало бы трудней подвергнуть тебя неоправданному риску. Я-то уверен, что риск оправдан и тобою и так дорожу, но не всем это очевидно. Ладно, бросай сжимать, клади ко мне в сумку - потом еще повторишь. А теперь - бегом.
   Мы понеслись вперед, огибая бесконечные стволы и перепрыгивая через овраги. Я изо всех сил старался не отставать от него. Хотя, конечно, он соизмерял свою скорость с моей. Он порядочно меня загонял: все остановки всего лишь на миг и снова вперед, наконец, он бросился на траву. Я со вздохом облегчения сел рядом.
   - Ну, бегаешь ты еще ничего. Сойдет. Давай перекусим и пойдем наверх. Ты вроде уже нормально с высотой?
   - Более-менее, - сказал я, принимая из его рук вяленую рыбу и егод.
   - А надо хорошо, - ответил он жуя.
   Трапезу мы завершили, выпив из бутыли какой-то сок. Немного передохнули, глядя в безоблачное небо. Потом еще немного пробежались по прямой.
   - Вот здесь земля не такая жесткая. Итак, перебираемся наверх. Залезай на спину и крепче держись.
   Едва я запрыгнул на него, Свест рванул почти вертикально и так резко, что у меня появилась возможность убедиться, что земля здесь если и мягкая, то с большим "почти". Свест тут же вернулся:
   - Я же сказал тебе - крепче держись, а ты что делаешь?
   - Пожалей меня Свест, - взмолился я, - у меня и так руки ноют.
   - Я тебя лучше пожалею на случай, если нас будут с дубинкой догонять, а ты вот так им под ноги свалишься. Давай, цепляйся опять! Ну, хорошо, хорошо, я буду двигаться медленней и плавней.
   Со второго раза, мы все-таки оказались вдвоем наверху. Он выбрал относительно толстый сук и предложил мне на него перейти. Не совсем уверенно я смог это проделать. Я хорошо помнил, что внизу не фаррис и даже не вода.
   - Ну, вот, ты отдыхай, а я скоро приду.
   - Не издевайся, Свест!
   - А что не так? Я же не предлагаю тебе спускаться. Просто посиди, привыкни, отдохни, наконец. Заодно потренируйся молчать.
   Его возвращения я ждал как никогда, и заметил его еще издали. Он это понял:
   - Вот так внимательно всегда и смотри. Теперь давай спускаться. Не бойся, я рядом, смогу поймать. Так аккуратно соскальзывай с ветки вниз, но при этом фиксируй себя этой рукой. Будь готов повиснуть на ней. Не бойся - сорваться тебе я не дам. Теперь, как только ноги коснутся нижней ветки, руку отпускай, но вторая всегда наготове. В идеале касание не обязательно. Внимание, когда отпустишь - сжимайся вниз и хватайся руками на нижнюю ветвь. И лови равновесие!
   Каким-то парадоксальным образом мне удался диктуемый трюк. Правда, на третьем повторе ноги проскользнули мимо. Руки лишь махнули по воздуху. Но, спускающийся параллельно Свест, успел меня обхватить и притянуть к себе. Надо сказать, я тоже довольно споро схватил его за предплечье как только он оказался рядом.
   - Вот видишь: и цепляться неплохо получается уже, даже на лету, - констатировал он, - а вот здесь уже не высоко, можно просто спрыгнуть вниз. Ты же это пробовал?
   - Но только не на землю.
   - Ничего - я буду ждать тебя внизу, подстрахую, но постарайся встать на ноги, а чтобы их не сломать и не отлететь в сторону надо, подчиняясь инерции полета едва коснувшись земли присесть, сохраняя равновесие, - миг и сам он внизу.
   Я представил, что внизу фаррис, только невысокий. На ноги я попал, даже не забыл их слегка согнуть, но равновесие я бы ни за что не удержал, если бы внизу меня просто-напросто не поймал руками мой учитель. Причем, мне показалось, он был готов удержать меня в воздухе в ногте от земли.
   Потом, слегка отдохнув, мы опять все повторили сначала. Даже рванул вверх он снова так, что я не удержался. В следующий раз он двинулся плавней, зато не стал ждать когда я, как следует, устроюсь. Я повис на руках, но подтянуться не смог и снова упал. Еще попытка... Затем опять спуск. Так мы продолжали до тех пор, пока я не свалился без сил после очередного прыжка вниз.
   После этого мы, наконец, двинулись в обратный путь напоследок ополоснувшись в реке.
   Когда мы вернулись, в моей комнате нас уже поджидал Нияст.
  -- Свест, прошу, оставь его в покое, Свест, - словно взмолился он.
  -- Это в любом случае не смертельно, ты же знаешь, - парировал Свест, - и вообще я бы не хотел эту тему продолжать. Ты лучше скажи, что по этому поводу сказал тебе жрец? Конечно, я могу спросить и у него...
   - Он сказал, что при благоприятствующей тому воле Богов обряд будет проведен по личной просьбе аллиола Риарина к жрецам. Так как он имеет право на такую просьбу, заслужив это своим участием в обретении реликвии. Вопрос решен на уровне полномочных представителей светской и духовной власти. То есть, как я понял, между твоим бывшим приятелем и тобой. Учитывая мою ценность для племени, все вышеназванные обстоятельства, а также при условии, что будет проявлена в виде благоприятных обстоятельств положительная воля Богов, моего согласия как бы уже и не требуется. Знаешь, а я может еще возьму и не подчинюсь!
   - Все точно. Но обряд-то все равно будет проведен. И твое присутствие будет обеспечено. Линна утечет в землю, вот и все. Получится - зря мы его замучаем. Нияст, успокойся, от тебя больше ничего не зависит. Смирись и давай не будем ссориться. Я тебя уверяю - все будет хорошо.
   - Свест, но вдруг ты ошибаешься, Свест?
   - Ты подожди, может быть жрецы сочтут, что на это нет воли Богов. В конце концов, решать это им предстало куда более, чем нам. А сама подготовка, я тебя уверяю, лишь поможет Рину стать сильней. И, извини, но мы, честно говоря, немного устали и собираемся спать. Завтра увидимся.
   - Ну, до завтра, - вздохнул уходящий Ней.
   - На самом деле, я еще не собираюсь спать, - заявил мне Свест, - мне еще надо разобраться с караульными. Конечно, оставшись один, ты можешь пойти и узнать, что хочет сказать Ней.
   - Да нет. Я это знаю и так. Потом, в отличие от тебя, я просто ног не чувствую. Так что я - действительно спать.
   - Ну, вот и хорошо. Завтра меня разбуди. И перед сном замажься вот этим - мышцы будут меньше болеть.
  
   ***

-- 23 день месяца Тэнь

  
   На следующий день все повторилось опять. Правда, Свест меньше меня нагружал. Мы даже спали вместе с ним под тенью исты в середине дня, а еще довольно долго я плавал в реке. Но лекция повторилась полностью и почти в тех же словах. Нияст опять зашел вечером, но больше не пытался никого отговорить. Просто по-дружески зашел.

-- 24-27 день месяца Тэнь

  
   Также вместе со Свестом я провел и следующие четыре дня. С каждым разом мне было легче делать то, что от меня хотел Свест. Он даже доверил мне самостоятельный спуск. Правда, показал еще один более медленный, но и более спокойный метод переползания по стволу. А прыгать вниз я начал довольно хорошо и уже можно было меня не ловить. Под конец дня я вслух пожалел, что вся эта тренированность будет фактически уничтожена обрядом. Но Свест уверил меня, что у тела есть своя память и как только я отойду от последствий всего этого я все это очень быстро восстановлю. Если выражу такое желание - он снова будет меня учить.

-- 28 день месяца Тэнь

  
   На следующее утро Свест куда-то исчез, и мы остались с Ниястом вдвоем.
   - Сильно он замучил тебя? - поинтересовался Ней, когда я к нему зашел проснувшись.
   - Да нет, я вроде уже привык.
   - Не знаю, что из этого получится, и не буду даже пытаться тебя отговорить... Но - спасибо тебе. Даже если в конечном итоге ты передумаешь или жрецы откажутся проводить обряд.
   - Спасибо тогда за что?
   - За то, что ты столько времени содействуешь тому, чтобы я выбрался из пропасти, в которой оказался, когда так неосмотрительно, толком не долечившись после травмы, на тебя напал.
   - Думаю, сейчас уже не важно, кто на кого. Сейчас есть ты, есть я и содействовать я хочу только тому, чтобы это так и осталось. И еще я хочу, чтобы ты вновь смог летать и жить, как привык.
   - Если бы ты знал, как я этого хочу. Поэтому бесполезно себя обманывать - как бы я не пытался отговаривать, внутри все равно зреет надежда, что меня не послушают. То есть я лишь снимаю с себя ответственность, чтоб потом с чистой совестью говорить: "Я этого не хотел". Нет, я хочу и признаю это. И даже надеюсь, что оно произойдет. И очень стараюсь верить, что все нормально будет и с тобой. Если бы не было самого искушения... Но я не смог устоять.
   - Ты-то ведь по любому начнешь быстро восстанавливаться?
   - Да и...
   - Только не надо мне никакие компенсации обещать, - я его перебил, - Если все будет хорошо - они не понадобятся, даже, возможно, наоборот - в итоге я стану сильней. А если нет - не расплатитесь. Так что давай я буду тоже считать это своим собственным решением. Я, правда, хочу знать - возможно для меня, о чем говорил Свест или нет. Действительно ли я ломаю спектакль, изображая члена почти неуязвимого племени или все-таки приобщаюсь хоть чем-то, приобретая хоть что-то из характерных свойств... А то я иногда чувствую себя ручным кроком. Может, я говорю сумбурно и немного не так, но ты, думаю, поймешь.
   - Ты хочешь стать таким как я или Свест или....
   - Я не идиот, чтобы не понимать невозможность этого, - вновь я не дал ему договорить, - я лишь хочу перестать быть таким же, каким был до того, как поселился здесь. Хоть в чем-нибудь. Я хочу оправдаться пред собой за этот переход и найти дополнительные преимущества. Или... даже не знаю, мне, правда, трудно подобрать слова. Я просто это чувствую.
   - Ты - не вампир. И все твои свойства были при тебе всегда. Здесь они может лишь проявиться немного иначе.
   - Вот я и хочу проявить все, что возможно. Нормальной жизни у меня все равно уже не будет никогда, так почему не поэкспериментировать над собой?
   - Ты еще можешь жить нормально. Пусть не Смиалоэты, но другое племя может принять тебя. Способ можно найти. Может лучше так?
   - Я не смогу жить с аллиолами теперь... И не захочу. Я уже другой и тогда зачем? Лучше я уж здесь буду чужой, чем среди подобных себе. В первом случае это хоть естественней.
   - Может ты и прав. Мне трудно судить. Думаю, может на озеро сходить? Ты пойдешь?
   Я вспомнил целовавшую Нея на берегу зеленоватую наирию и заинтересованный взгляд другой и ответил:
   - Только если на внешнее.
   - Мне, собственно, все равно.
   Особо не торопясь, пешком мы достигли внешнего озера. Его чудная прозрачная вода и потрясающей красоты подводный ландшафт никогда не могли оставить меня равнодушным. Конечно, мы сразу бросились в воду. И если Нияст мог плавать только по поверхности, то я, разумеется, исследовал глубину. Нырнув очередной раз, я снова рассматривал песчаное дно. И - вот она. Крупная раковина с не менее крупной жемчужиной внутри. Пожалуй, эта была даже поболее той, что я когда-то передал жрецу. Я не сразу поверил своим глазам, когда разглядел ее на дне. Когда я вынырнул, Нияст сидел на берегу и оглядывал поверхность озера, должно быть, прикидывая откуда я появлюсь. С победным криком я кинулся к нему. Он даже вздрогнул.
   - На, - не давая ему ничего сказать, произнес я, - ты говорил что примешь вторую крупную жемчужину, которую я найду!
   - Да ладно, я так просто сказал. Ты тогда не знал, зачем она здесь нужна, но любую ценность всегда можно применить для чего-нибудь. Так что оставь себе.
   - А я опять не уверен, что я смогу и успею найти ей применение. Мало ли что еще будет со мной. Возьми - я хочу, чтобы она была у тебя. И если ты не возьмешь или когда-нибудь попытаешься вернуть - я просто зашвырну ее обратно в озеро. Все - она твоя.
   - Ладно, уговорил. Я последнее время вообще потрясающе сговорчивый, - сказал Ней пряча жемчужину в поясную сумку, - итак, я твой должник. И при этом мне все равно еще от тебя что-то надо...
   - Знаю, крови ты моей хочешь!
   Я сказал это просто, без умысла, но потому, как опустив глаза отвернулся Ней я понял, что это так и есть. Да, все то же самое, что когда-то выдал Свест: мне сложно... я пробовал твою кровь... жажда только сильней... хотя бы глоток. И так будет всегда. Как же я могу иметь дружеские чувства к тому, кто периодически хочет впиться мне в горло? Я себя просто не понимал. Но если бы Ней, вместо того, чтобы откинуться на спину, жуя соломинку, потянулся ко мне - я бы слова ему не сказал, чтобы даже не спугнуть. В конце концов, знак запрета жрец на мне не нарисовал. А мне, мне не жалко было для него ничего. Или, может, мне было совершенно не жалко себя? Вот такого, получающего удовольствие от общества серого вампира... или беспомощного слабого аллиола... или...
   Поток моего самоедства прервал Свест, опустившийся с дерева непосредственно в точку соседнюю со мной, повалив при этом меня, сидящего, легким движением руки.
   - Всем привет! Еле вас отыскал. Караульные Итаска отказались мне помогать, мотивируя это тем, что если два взрослых человека ушли и не дали мне знать куда именно, то, возможно, они просто не жаждут моего общества. Если это так - я немедленно растворяюсь.
   - Да нет, что ты, оставайся Свест, - отозвался Нияст, - Ты наконец-то выяснил, кто будет временными вождями караула?
   - Да, это будут Эриксав, Каттель и Лиран. Эрик наверняка разделит груз труда с Маэром. Еле удалось убедить, что все они справятся. Я даже начал удивляться, как это я поспевал все один? И как это годами делают все остальные вожди?
   - Не суди строго - при смене вождя предыдущий всегда натаскивает нового. А ты сорвался в момент.
   - Так времени же в обрез. Рин, возможно это тебя не обрадует, но мы завтра идем на охоту. Или ты остаешься?
   - А не рано, Свест? - вмешался Ней, - может, лучше еще его потренировать? Пусть пропустит.
   - Да нет, в самый раз. Для аллиола Рин достаточно крепкий и обучаемый.
   - Завтра, так завтра, - согласился я, - а куда именно пойдем?
   - Так и быть, сразу же терзать Смиалоэтов и их ближайших соседей не будем. Пойдем за водопад Ухту. Там, где проживают неведомые тебе Джаджи и Джагасты, а если левее, то Гайчшерты и Вешеры. С утра не пойдем. Ближе к полудню.
   Сердце у меня стучало так, будто хотело вырваться из тесной грудной клетки. Наверняка мое волнение выдавало лицо. Но ни Свест, ни Нияст не нашли нужным успокаивать меня.
  
   ***

-- 29 день месяца Тэнь

  
   Утро, солнечный луч вяло пополз по полу, по моему лицу, по фигуре Свеста на полу. Мне почему-то совершенно не хочется вставать. Тело как ватное. Снова прикрываю глаза. Тело словно цепенеет. Нет, я не сплю. Я слышу, как поднявшийся Свест передвигается по комнате. Как он подходит ко мне. И открываю глаза.
   - Вставай, - в голосе одновременно и усмешка и грусть.
   Нехотя я шевелю рукой, ногой, оцепенение исчезает. Сажусь на лежаке. Свест садится рядом, обнимает за плечи прижимая к себе и мы будто чего-то ждем почти синхронно дыша. Потом он резко встает, плескает себе воды в лицо. Я поступаю так же, что-то ем, пью. И мы идем.
   Из башни выходим в сторону дворцового сада с экзотикой. Проходим его насквозь и только здесь он забрасывает меня за спину и мы пересекаем перевал и несемся дальше через горный лес, небольшую равнину, и снова вверх и опять немного вниз. Вскоре все громче становится слышен сплошной гул падающей воды. Множество небольших ручейков сошлись недалеко отсюда только для того, чтобы вот так вместе ухнуть с огромной высоты издавая страшный грохот и разбрасывая вокруг бесконечное число водных искр. И дальше они уже будут течь вместе широкой рекой, войдут в долину и там почти успокоятся слабым движением центра и чуть видимой рябью бесконечных болот по краям. И это великолепие огромной панорамой отрывалось отсюда: с верхней точки водопада Ухту. Я никогда не видел ничего подобного! Свест, поставив меня на землю, какое-то время не мешал мне обозревать окрестности. Потом он прокричал, перекрывая голосом шум:
   - Налево - Гайчшерты и Вешеры, направо - Джаджи и Джагасты. Последние ближе, туда и пойдем. И с этого момента - ни одного слова пока я не заговорю. Все вопросы - потом. Все помнишь?
   Я кивнул.
   - Надеюсь что так. Ну, давай, запрыгивай и держись. Сорвешься - сам видишь, полет будет отменный.
   Несколькими огромными планирующими прыжкам мы преодолели спуск вдоль параллельно несущейся воды. Если бы кто-нибудь вцепился в меня так, как я в Свеста - синяки от его рук и ног еще долго бы украшали мой торс.
   Наконец равнина - спокойное и не такое стремительное передвижение по кронам дало мне возможность расслабиться.
   Через некоторое время Свест показал мне перебраться на ветвь, напомнив знаком молчать. Посмотрев на меня изучающе какое-то время, он нырнул влево и вверх, исчезнув из поля зрения. Вскоре он вернулся, снова подхватил меня, и мы с ним перекочевали немного дальше. Там он опять оставил меня в кроне. И это была самая малая высота, из тех, которые он выбирал для моего нахождения. Потом он легко прошелся по длинной ветке от ствола и мягко и легко, одним движением лег на нее. Я стал смотреть вниз, как и он.
   Вскоре там, на едва различимой, тропе появилась фигура. Я невольно вздрогнул - женщина! Даже отсюда ошибиться было невозможно: тонкая талия, грудь. В руках она несла корзину, за плечами - бутыль. Дикари! Как они могут дозволять своим женам и дочерям бродить в лесу, кишащем вампирами! Место женщин - в чистом поле, среди своих хижин или в пещерах в горах. Я невольно зажмурился, но Свест ее словно не заметил. Вскоре после того как я открыл глаза на тропе появился еще один силуэт. Я даже не успел его толком разглядеть, как Свест спиной начал падать вниз, потом он резко развернулся в воздухе, превратился в объемный серый полог и немного вильнув из стороны в сторону опустился точно на идущего. Тот дико закричал, но даже не успел сделать прочь хотя бы шаг. На мгновение я представил на его месте себя. Словно забытая боль полоснула по горлу. И тут я как-то спонтанно осознал, что надо спускаться и спускаться быстрей. Несмотря на то, что здесь это сделать было гораздо проще, чем там, где меня тренировал Свест, я ухитрился натолкнуться на обломанный сук, который проткнул кожу у меня на груди и вошел по косой на палец внутрь. Я не обратил на это внимание и спрыгнул с нижних ветвей относительно легко. Я подбежал к лежащей на земле паре жертва-вампир и замер в двух шагах. Просто не мог заставить себя подойти ближе. Свест каким-то образом понял, что я здесь, либо решил просто оглядеться. Он приподнялся и отклонился чуть в сторону, не отпуская смертельного захвата своих рук. Так, чтобы мне было хорошо видно лежащее вниз лицом тело. Свест не кивал, не делал знаков - просто смотрел на меня.
   И тут я заметил, что из прокушенной вены, которую палец Свеста частично пережал, тонкой струйкой бежит кровь. До меня дошло: чем дольше он ждет, тем меньше шансов у этого человека остаться здоровым и даже живым. Я подошел, встал на колени, наклонился над поверженным и обхватил губами исток кровавого ручья. Свест чуть изменил позу, перестал пережимать сосуд, и кровь резко брызнула мне в небо. В результате я хлебнул и носом и ртом. Свест тут же откинул меня, захлебнувшегося, движением плеча и наклонился на краткий миг сам. Когда он оторвался, кровь уже не текла. Он резко поднялся, успев выдернуть за руку наверх и меня, затем бросился бежать, увлекая меня за собой. В какой-то момент я понял, что он заталкивает меня в прикорневое дупло. Когда мы вместе оказались внутри, он пихнул меня в дальний угол, а сам откинулся и лег, вперив почти остановившийся взгляд в потолок. Не знаю, сколько это длилось, но все это время я рыдал, взахлеб рыдал, разве что - не позволяя себе кричать и громко всхлипывать.
   Когда Свест поднялся, он первым делом что-то плотно прижал к моему лицу и душившие меня спазмы стали отступать. Вскоре я почти успокоился. Лишь слезы еще бежали по лицу.
   - Все, все, прекрати, не накручивай себя. Ничего не надо говорить. Ничего! Потом, все потом. Напряжение сними, постарайся. Вижу, ты поцарапался, - он стал наклоняться ко мне.
   Я отшатнулся.
   - Гоняться я за тобой не стану, не рассчитывай. Хорошо, хорошо. Пусть кровоточит, дождешься заражения. Все это лечится. Так что ничего страшного. И на этом все прекратим. Ты хоть еще помнишь что-нибудь?
   - Свест! - я потянулся к нему, вновь начиная рыдать.
   Он обхватил меня рукой, прижал к себе, еще раз прислонил пахучую салфетку к моему лицу и, наконец-то смог найти губами след от острого сучка на моей груди. Я почувствовал, что он сделал не один полноценный глоток. Оторвавшись, он произнес:
   - Так надо. Пока молчи. Слова придумаешь потом. Если тебе плохо - мы можем пробыть здесь долго. Но возвращаться нужно все равно.
   - Свест, какая ж ты сволочь, Свест! - вырвалось у меня, хотя я все еще продолжал прижиматься к его плечу.
   - Да знаю я, знаю. Не трудись рассказывать. Говорю же - помолчи.
   - Ты же специально сделал все так, чтобы я не мог отказаться в последний момент, не мог хотя бы лишь коснуться не глотая, - продолжал я, нервно дыша.
   - А если что-то делать, то делать, как следует. Впрочем, я не был уверен, что ты достаточно близко подойдешь. Была вероятность того, что ты вообще останешься наверху. Думать о том, что ты будешь потрясен настолько, что просто рухнешь вниз, я даже боялся. Но не воспользоваться тем, что ты оказался-таки рядом - я просто не мог. Второй раз ты уже мог не решиться никогда после этого шока.
   - Думаешь, теперь решусь?
   - Понятия не имею. Выясним потом. Но, по крайней мере, в этот раз ты все прошел до конца и в следующий раз будешь ясно представлять, на что идешь. А уж успехи и потери ты можешь соизмерить только сам. Но поверь - лучше это сделать немного потом.
   - Извини, что закатил такую истерику, - я начинал приходить в себя.
   - Да ничего. Иногда молодые вампиры на первой охоте ведут себя неадекватно, что уж говорить о тебе. Ты ведь сам регулярно оказывался в роли жертвы? Не у нас, по-настоящему. Ведь так?
   - Так...
   - Ты просто не мог этого избежать. Ведь в тебе ни грамма осторожности. Хотя поэтому-то ты и среди нас сейчас и влипаешь постоянно во что-то. Даже сейчас это можно назвать именно так. На будущее запомни - никогда не подставляй на роль поверженного себя! Воображай себя кем хочешь в этот момент. Только не им. Запомни. По любому понадобится.
   - Свест, а как он... ну тот...
   - Думаю уже ушел.
   - Ты уверен?
   - Ну, у меня достаточно опыта, чтобы знать насколько он стал истощен. Я еще успел заметить его изумление, когда он, глядя нам вслед, разглядел тебя.
   - А почему мы бежали пешком, то есть внизу?
   - Ты был не в себе, почти невменяем. Сподвигнуть тебя на что-то, тем более держаться за меня было почти безнадежно. Единственный вариант был уходить как можно быстрей, не давая тебе опомниться, любым способом. Собственно можно было не спешить. Женщины всегда убегают, а больше по близости никого не было. Я все вокруг досконально оглядел. Если бы мы остались на месте, то тот бедолага сам бы поторопился скрыться прочь едва я его отпустил. Но в любой следующий момент ты мог выкинуть все, что угодно. Если что, то лучше уж тут, в дупле. Рыдай, бейся о землю, рвись на помощь, можешь на меня попробовать налететь, но учти: я - сильней и все время, чтобы не делал к этому готов. С тобой расслабляться не следует. Так что валяй.
   - Знаешь, уже вроде не хочется.
   - Ну, значит, скоро можно будет возвращаться домой.
   Я действительно довольно скоро нашел в себе силы решиться на обратный путь на чужой спине. Остановились мы, только преодолев вверх водопад. Недалеко от него Свест предложил устроиться около стелющегося куста егода, на котором было не менее пяти спелых плодов.
   - Давай перекусим.
   - По-моему я уже надолго сыт.
   - Ну, как знаешь.
   По пути назад мы не останавливались и молчали до самой кельи жреца.
   - Свест - уходи, - произнес жрец, которого когда-то Свест называл Аркетт, едва мы вошли, - домой уходи. Риарин сам, на ногах, куда нужно дойдет. Не надо его ждать - иди.
   Свест молча повиновался, опустив холодно блеснувшие глаза.
   Жрец, как обычно, предложил мне место напротив себя за столом. Накрыл своими руками мои и, пристально глядя мне в глаза, спросил:
   - Ну и как?
   - Нормально...
   - Нормально!? - удивленно приподнял брови жрец, - думаешь, я ничего не замети и не понял?
   - Нормально, учитывая все обстоятельства, - пробормотал я, опуская глаза.
   - Жалобы есть? - резко отрывисто спросил жрец, сжимая сильней мои ладони.
   - Какие? - не сразу понял я.
   - Может что болит, может, давит на тебя Свест.
   - Да нет... нет, - мотнул я головой.
   - Учти, ты можешь быть очень полезен здесь, при храме Богов. И даже может быть более..., - неожиданно он прервал свою речь, - чувствуешь себя подонком?
   От неожиданности я выдохнул:
   - Да!
   - А как насчет Свеста?
   - Нет, для него все не так, ему это действительно нужно, потом он нападает не на своих...
   - А тебе-то кто свои, дорогой?
   - А? Что?
   - Кто тебе свои, спрашиваю. Быть человеком здесь и у Смиалоэтов - две большие разницы. Понятие "аллиол" у самих аллиолов нет. Ты не вампир, но и не объект охоты. В округе существует множество различных племен, которые иногда воюют промеж собой. А последний раз инициирован ты как Агори. Осознал? Или иначе зачем?
   "Зачем ушел, зачем был, зачем... зачем вообще, черт подери, живем?" - пронеслось в голове.
   - Ладно, иди, - смилостивился жрец, убрав ладони, - тебя, поди, заждались.
   Я плохо запомнил, как я дошел до своего жилья. Но, оказавшись внутри, я ощутил, что сейчас мне совершенно не под силу оставаться одному. Куда мне было идти? Скорей всего меня и, правда, ждут Свест, Нияст. В нише последнего снова был виден свет. Я скользнул в нее, но не вошел, а крепко прижался к стене пытаясь собраться с мыслями и решить, что я скажу войдя. И тут я услышал разговор.
   - Думаешь, он оставит его у себя? - не без горечи произнес Нияст.
   Ответа я не расслышал.
   - Но может это и к лучшему? Он знает как..., - продолжал тот же голос, - Мне порой кажется, что мы с ним как-то не так, неправильно... Он же все-таки аллиол.
   - Да, - наконец отозвался Свест, - я ведь никогда с такими вблизи дело не имел. Просто не сталкивался. Никогда ничем не болел.
   - Да то же самое и я. Вот даже с ногой когда покалечился - не оказалось свободных аллиолов... Вот и не сложилось пообщаться с такими потесней. Ну, разве что в детстве было, но тогда я не осознавал особой разницы между прирученными аллиолами, воспитателями и даже кормившем меня родным отцом.
   - Думаешь, мы сейчас ее до конца осознаем? Мы как дети изнутри тянемся к нему - дай: крови, силы, растекающегося по венам тепла, почти любви. А ведь он сам по отношению к нам скорей дите.
   - Да, я тоже ловил себя на том... но так не должно быть, нельзя. Ты, кстати как сегодня? Под завязку?
   - Какое там. Думаешь, было только и дел? Но ты не стесняйся, на тебя хватит, - дальнейшую сцену я себе представил так хорошо, как будто и впрямь уже вошел.
   - Ней, ты ничего не заметил? - через некоторое время снова заговорил Свест, я невольно задержал дыхание и буквально размазал себя по стене.
   - То есть?
   - Мы сидим с тобой вдвоем и разговариваем именно вот этим языком...
   - Это потому, что я последнее время практически привык даже думать на нем.
   - То-то и оно. Еще кто кого приручил.
   - Свест, может заглянуть к нему? Вполне возможно, что он вернется сразу туда и не покажется здесь.
   - Сейчас, еще немного и пойду...
   Я совершенно не хотел, чтобы они узнали, что я подслушивал их разговор. Тихо, как только мог, я прокрался в свою комнату. Когда туда заглянул Свест, я отчаянно делал вид, что крепко сплю. Но когда он подошел вплотную, я не выдержал и открыл глаза.
   - Подвинься, - скомандовал Свест.
   Когда он оказался рядом, сердце предательски заколотилось в груди.
   - Ооо, - констатировал Свест, - вижу тебе не по себе от моего присутствия. Ладно, давай я лучше к себе уйду.
   - Да нет, останься. Мне надо привыкать. Иначе как опять мы с тобой вместе пойдем?
   - А мы пойдем?
   - Сомневаешься? Мне кажется, что ты все рассчитываешь заранее, Свест.
   - Кем бы ты меня не считал, но ты немного преувеличиваешь.
   Какое-то время я промолчал, а потом задал вопрос:
   - А на женщину, которая шла тогда, почему ты не напал?
   - Написанный обычай запрещает наэрлам нападать на баб. Во всяком случае - у Агори. Это могут себе позволить только наирии. Так положено из глубины веков: наэрлы на мужчин, наирии на женщин и никто на детей и стариков. Правда, некоторые наирии иногда позволяют себе охотиться и на мужчин, но только на этой, а не на вашей эттской стороне. Там бывают только наши парни. У вас очень агрессивный народ.
   - Зачем тогда вообще туда ходите? Кормились бы на этих?
   - И погубить такие золотые племена? К тому же всевозможных Эттов, неважно просто, смиало или байев гораздо больше, чем всех вместе взятых на водопадной стороне. Там, видишь ли болезнь майлори свирепствует - слишком много болот. А количество ваших постоянно растет. Они чуть что воюют, колотят своих. Явный перегрев. Я хочу сказать у них явный избыток силы, тратящейся впустую. Нам она нужней.
   - Свест, давай мы с тобой сейчас куда-нибудь пойдем? Вы же привыкли ночью не спать, и я сейчас что-то не хочу.
   - Почему бы и нет, вот только пойду и Нею скажу, что ты здесь. Жалко нельзя его с собой позвать. Долго пешком, а нести я могу только одного. А ты чего-нибудь все же пожуй пока... Скоро вернусь.
  
   ***
  
   Из башни мы вышли вдвоем. Было довольно темно, но Свест как обычно двигался легко и уверенно. Путешествуя на его плечах, я плохо представлял куда он меня несет и, только спустившись, понял, что мы прибыли на Ашенген. Где-то там, ниже, должен быть обрыв. Мы лежали на спине, глядя в звездное небо. Асстара давно уже взошла. Глядя на ее круглые, ровные бока я вдруг понял, что ближе к утру рядом с ней должна появиться такая же круглая Лисабель. Еще один лунный цикл, или как говорят здесь "танец лун" практически завершен. Завтра обе луны чуть-чуть сократят свой объем, зато под утро они почти сойдутся в небесах и мирно прокатятся одна над другой. Значит, завтра заканчивается самый невероятный в моей жизни, одновременно самый жуткий и захватывающий для меня месяц Тэнь.
   - Завтра тридцатый день луны, - заметил также и Свест, приподнявшись, - в последующую ночь у нас принято устраивать праздник и отмечать встречу двух лун. Не знаю, заметил ли ты, но именно такой день так своеобразно отметил Нияст, встретившись с тобой.
   - Я заметил... То же самое, кстати, можно сказать и про меня. Вот я сейчас думаю и не могу понять - что меня тогда понесло? Я даже вроде не готовился накануне.
   - Луны, предвкушая встречу после долгой разлуки толкают на самые неразумные поступки людей. Они источают особую силу, и впитавшим ее людям кажется, что в этот день ничего невозможного нет. Но это лишь иллюзия. Мир и на следующий день продолжает стоять в том же обличии, а омраченные коварными лунами черпают последствия своих поступков полной чашей. Правда, не все могут ощутить лунный зов. Но на всякий случай у нас в канун этой ночи, все, у кого есть такая возможность - спят, готовясь гулять всю следующую ночь. Хотя многие считают это лишь суеверием, но сей ритуал частенько блюдут.
   - Вот почему Нияст именно в этот день смог покинуть дворец?
   - Да... это было не трудно понять...
   - Но если это такой странный день, то почему он все-таки пошел?
   - Я же тебе сказал - это считается скорее суеверием. Да и вообще не все у нас считают эти самые дни и следят за танцем лун. На это есть жрецы, которые всегда оповестят, что когда пора отмечать или праздновать. Вот напомнят - этой ночью встреча лун и как минимум пол дворца среди бела дня впадает в спячку, а вечером все в полном составе у озер. Но если у кого какие планы свои... Кстати, жрецы, начиная с середины сегодняшней ночи до первого лунного дня, практически не выходят из молельного зала жреческой башни дворца и не принимают никого. Разве что жрецы-лекари дежурят по очереди в своих кельях.
   Неожиданно Свест отклонился в сторону и сорвал какую-то траву, растер в руках и передал мне,
   - Это аффика. На, нюхни. Узнаешь?
   Это был тот самый запах, которым была пропитана салфетка, которой недавно успокаивал меня Свест.
   - В следующий раз ты меня потащишь охотиться за Ашенген?
   - Да нет, думаю еще раз сходить за водопад. Да ты не торопись так. Проживи спокойно эти дни. Когда надо - я позову. И уже тогда скажешь: тащить тебя или нет. Впрочем, тренироваться мы будем продолжать. Так мне самому будет спокойнее.
   Легкий северный ветерок, налетевший невпопад заставил меня поежиться и привстать, обхватив себя руками. Свест с чуть заметной улыбкой притянул меня к себе. Сопротивляться я не стал. Вот так, обнявшись, мы и встретили утро нового дня на Ашенген.
  
  
   13. Внимание!

-- 30 день месяца Тэнь

  
   Надо ли говорить, что когда Свест вернул меня в мою комнату я еле добрел до лежака и тут же заснул? Проснулся я ближе к вечеру: довольно блеклый свет из окна уже говорил о том, что вскоре стемнеет по-настоящему. Рядом не было никого. Может они ушли праздновать без меня? В комнате Нияста был полумрак. Тем не менее, я зашел. На разбросанных циновках, рядышком спали оба: и Нияст, и Свест. Я устроился в кресле, дожидаясь их пробуждения.
   Свест первым открыл глаза. Разглядев меня, кивнул, встал и начал распахивать факелы. По всей видимости, от их света проснулся и Нияст.
   - Ну что гулять - так гулять? - заметил Свест, - трогаем?
   - Давно я не праздновал этого дня - отозвался Ней и только сейчас заметил меня, - привет, Рин.
   Спустя некоторое время мы были у озер. Народ готовился загодя, стаскивая в облюбованные местечки выпивку и еду. Я заметил, что многие, как и мои спутники, что-то принесли с собой, но, по всей вероятности, и сейчас лихие гонцы немало опустошали общественный склад.
   - Сегодня сюда придут жрецы? - поинтересовался я.
   - Нет, это светский праздник, - ответил мне Нияст.
   Когда мы тоже прилично обустроились под раскидистым цветущим кубуком, к нам приблизились четыре женские фигурки.
   - Можно, разделить вашу компанию? - поинтересовалась одна из них, которую я словно бы узнал.
   - Конечно Ариса, я всегда тебе рад! - ответил ей Ней.
   - Конечно, конечно, девочки присаживайтесь, - засуетился и Свест.
   Мне оставалось только молчать.
   - Знакомься, Рин, - начал Ней, - это как ты слышал Ариса, это - Кайа, это - Эшель и Карис. Ну, а вы, девочки, думаю, знаете - это Риарин.
   - Как же, как же, наслышаны, - засмеялась Карис.
   Вокруг становилось все шумней. Нияст и Свест смеялись, шутили с наириями, разливали вино, болтали, периодически переходя на свой, непонятный мне язык. Ненавязчиво прижимали девчонок к себе и кормили их с рук. Я, конечно, отставал, но все равно не чувствовал себя уж совсем не в своей миске. Такие отношения в принципе были невозможны у Смиалоэтов, но с недавнего времени я, по большому счету, не Смиалоэт. В какой-то миг мы все вместе бегом сорвались в воду, серебрящуюся от отражения огромного количества огней. Возвращались обратно мы гораздо дольше. И не потому, что медленно шли. Просто нас периодически хватали за руки то из одной, то из другой компании и уговаривали присесть, угощая ягодами, рыбой и вином. Даже меня на сладкую чашу выдернул Маэр, затащив тем самым и всех остальных. Мирч, заметив меня, ограничился тем, что издалека помахал мне рукой. Наконец, мы все-таки собрались за своим столом (если можно так назвать заваленную едой траву). Правда где-то по пути потерялась Эшель. Но мы продолжали в том же духе. Попозже и она, шатаясь и смеясь больше обычного, присела к нам.
   В какой-то момент Ариса и Ней слились в жарком поцелуе, упав куда-то в сторону.
   - Ну вот, не все уже и на ногах стоят, - подмигнул оставшимся Свест.
   - Свест, ты же только намекни, - задорно вставила Эшель, - и здесь сейчас все попадают.
   - Не знаю как вы, а я сегодня стоек как никогда, - отшутился Свест, тем не менее перецеловав девчонок по ходу, кого в щечку, кого в краешек губ.
   Кайа щелкнула что-то по своему, и Свест запросто протянул ей руку, а она впилась в подлоктевой сгиб. То же самое он сделал на капризный вопль Эшель.
   Похоже, я их решительно не стеснял, но меня отдельные составляющие этого праздника начали напрягать. Бросив на ходу "пойду, освежусь", я решительно встал.
   Лежа на спине, на водной глади, я вдруг почему-то подумал, что возможно где-то здесь, точно также как Ариса, у всех на глазах с кем-то валяется Ирли. И надо же такому случится, выбираясь на берег, я буквально натолкнулся на нее, сидящую на берегу.
   - Привет, а ты почему одна? - задал я самый банальный из всех возможных вопрос.
   - Привет, я не одна, меня вон там (она махнула рукой куда-то в сторону) должно быть уже ждут. Но я сейчас, кажется, немного перебрала. Вроде бы сначала незаметно, но выбралась из воды и будто паутина на ногах. Жду когда кто-нибудь из мальчиков меня найдет и линной поделится и вдруг, откуда не возьмись - ты. А я тебя тогда, между прочим, ждала. Но так и не заметила.
   - Я тогда и не приходил. Извини, не подумал, что ты всерьез...
   - Ты не думай, мне, правда, очень хотелось с тобой поболтать. Здесь ты не единственный аллиол, но я не помню случая, чтобы когда-нибудь при встрече с аллиолом на помощь звал вампир.
   Ее слова развеселили меня и даже наполнили какой-то гордостью. Я присел рядом с ней. Она подняла свои большие глаза:
   - А ты случайно меня не выручишь?
   Эх, конечно, всем здесь нужно от меня одного. С другой стороны, с такой же просьбой она обратилась бы и в том случае, если бы рядом с ней оказался наэрл.
   - Конечно, - сказал я, - в компенсацию за то, что ты меня тогда ждала.
   Я промедлил протянуть ей руку, но она наклонилась ко мне сама.
   - Ты не обидишься, если я сейчас уйду? - оторвавшись от моей руки и посидев немного молча, спросила она, - меня правда ждут и будут искать.
   - Да нет, конечно, иди
   - Давай договоримся завтра где-нибудь встретиться вечерком? Например, где-нибудь здесь.
   - Извини, но я скорее не смогу. У меня сейчас такой период, что когда и чем я занимаюсь, решаю не я.
   - Учишься? Это хорошо. Ну ладно, будет воля Богов - встретимся еще раз.
   И она ушла.
   - Будешь столько плавать, - превратишься в рыбу, - такими словами встретил меня Свест, когда я подошел.
   Заметно протрезвевшие девочки сидели чинно вокруг стола. Ариса и Нияст также нашли силы оторваться друг от друга и сидели каждый сам по себе. Все немного раздвинулись, давая место и мне.
   - Эржк'эттт о''р'ыыы - прокричал кто-то на все побережье.
   Этот же возглас вмиг повторился и разнесся на сотни голосов. Среди прочих, то же самое прокричал и Свест. И тут повсюду стали гаснуть огни. Потушили все наши факелы и мы.
   Стало почти темно. То есть темно ровно настолько насколько это возможно в ясную двулунную ночь. Я, как и все, задрал голову вверх и как завороженный смотрел на висящих высоко в небе одна над другой Лисабель и Асстару. Начался месяц Иссок, отметил я для себя. Вскоре побережье вновь огласил протяжный вопль, повторенный на разные голоса, и все ринулись к воде. Но никто даже мыском не прикоснулся к темным переливам озера. Все, кто с кем стоял рядом, стали браться за руки. И вот уже озеро окружал огромный круг празднующих. Я заметил, что все глядят на водную гладь. Посмотрел и я: там отражались все те же две луны: Асстара и Лисабель. И снова громкий крик послужил сигналом для дальнейших действий толпы. В этот раз все дружно кинулись в воду. Мне не хотелось плыть в сплошном окружении рук, ног, тел и я промедлил на берегу. Озеро, кишащее вампирами... Какой-то месяц назад я не мог бы представить такого даже в страшном сне. А теперь я смело вхожу в эту воду. Может это лишь иллюзия или самообман, но я тоже часть этой веселящейся общины. Я - верю, я - с ними, я - смогу!
  
   ***

-- 1-4 день месяца Иссок

  
   Я предполагал, что после гуляний, все опять заснут вповалку на берегу. Но народ стал расходиться, едва забрезжил рассвет. Нияст ушел даже раньше, захватив с собой Арису. Свест тоже отправился провожать девочек, но догнал меня на полпути. По какому-то молчаливому согласию мы в этот раз пошли ночевать, нет, не так, дневать к нему. А начиная с середины следующего и все три последующие дня он тренировал меня за территорией замка в лесу. Вверх-вниз, сжать-расжать, зацепиться, запрыгнуть, подтянуться, спуститься, залезть. Ох, черт, как же я, в конце концов, устал! Если бы вместо курса молодого воина наших, то есть смиалоэтских солдат тренировал бы Свест, то чертовы Этты не только отдали бы им желаемую территорию, но еще и засыпали бы на ней лесную поляну жратвой!

-- 5 день месяца Иссок

   Наконец, Свест дал мне отдохнуть, исчезнув куда-то на целый день и даже последующую ночь. Нияста поутру я тоже в его комнате не нашел.
   Меня снова, может быть, уже по сложившейся привычке потянуло на внешнюю территорию. Давно я не был на том глубоком, не чета внутреннему, и необыкновенно красивом озере. Я захватил немного еды с собой и ушел.
   Так уж получилось, что этот день я провел на внешнем озере совершенно один. Я просто упоенно отдыхал! Мне удалось еще немного поохотиться на жемчуг. Правда, таких же крупных жемчужин, как в первый и второй раз я не нашел. Но и те, что удалось достать, были неплохи. У меня получилось насадить на заточенную ветку две рыбины. Я разжег от солнца костер с помощью всегда носимого с собой осколка хрусталя и, зажарив рыб, с удовольствием их съел. А еще я научился прыгать в воду. Со свисающих над ней ветвей, представив, что это мох. Конечно, ударившись разок о поверхность животом, я понял разницу. Но в итоге научился входить в воду с высоты мягко и почти без брызг. На обратном пути я набрал охапку райгозы и без приключений добрался домой. Ни Свест, ни Нияст в этот вечер меня не беспокоили. Наверно, мне оставалось лишь блаженно проспать до утра, не думая ни о чем плохом. Однако с трепетом внутри я понимал - вероятно, завтра вновь на охоту. И я, долго не смыкая глаз, пытался найти в себе силы принять все, что может произойти.
  
   ***

-- 6 день месяца Иссок

  
   Когда я проснулся, Свест, конечно, был уже у меня.
   - Доброе утро, Рин. Не скучал?
   - Привет Свест...
   - Охотиться мы сегодня идем, - не то вопросительно не то утвердительно произнес он.
   - Да, Свест, я готов.
   - Только постарайся без истерик, хотя бы попробуй. Уясни, там уже поздно будет что-либо менять. Я, во всяком случае, сделаю все от меня зависящее, чтобы все было так, как задумано. Независимо от того как можешь на это прореагировать ты. Думаю, ты это понял еще в прошлый раз.
   - Я все понял Свест.
   - И все равно идем?
   Мне стоило некоторого усилия заставить себя кивнуть.
   И снова теми же перевалами и долинами и та же остановка там, где обрушивается грозный Ухту. Свест долго и задумчиво смотрел вдаль, прежде чем сделал мне знак, возвращаться к нему за спину. Снова тот же головокружительный спуск и петляние по равнине. И вот мой спутник снова оставляет меня в кроне, а сам отходит в сторону и замирает на гибком суку. Мы ждали довольно долго. Он, видимо, в предвкушении, я - с надеждой, что не дождемся, но нет... Разумеется, и в этот раз какой-то несчастный имел неосторожность идти именно там, где затаился Свест. Стоп, не так.
  
   "Я - маленький ушастый крок, безобидное травоядное существо".
   Свест срывается и планирует, накрывая жертву собой.
  
   "И мне совершенно безразлично кто на кого напал".
   Спускаюсь осторожно и легко.
  
   "Главное чтобы не было опасности для меня, а главный мой враг сейчас - это скользкие или острые ветки и высокие стволы, которые нужно покинуть как можно осторожнее и быстрей".
   Прыжок вниз - привет земля.
  
   "Да, я очень маленький, меня может обидеть любой".
   Бегу.
  
   "Но вот если подойти туда меня просто почешут за ушками, погладят по спинке и угостят..." (в этот момент к горлу подкатила тошнота) "вкусно угостят..." (напрягаю волю) "и мне это нравится, ... почти нравится черт, черт, черт!!!!"
   Я уже у цели.
  
   У меня появилась возможность оценить осторожность Свеста в отношении себя в тот момент, когда подбежал к нему вплотную со спины - он тут же поднял голову, и, мне показалось, даже вздрогнул слегка. Я прильнул к ране вместо него, честно, понимая, что он за мной следит, делая глоток. Он мягко отстраняет меня, а я чувствую как руки, ноги, плечи пронзает предательская дрожь, идущая из самой глубины моего естества. Может ее и не видно со стороны, но я-то знаю, что она есть. Оторвавшийся Свест, все еще не отпуская жертву, ухитряется освободить одну из рук, переместив колено. И этой рукой обнимает меня.
   - Залезай и умоляю, крепко, крепко держись, - слышу я его шепот.
   Он не стал далеко убегать. Скинул меня в расщелину ближайшего клерна, а сам, словно на циновке вытянулся на относительно тонком, не толще моей ноги, суку.
   Я сидел, обхватив двумя руками голову, и просто ждал, когда он подойдет. На моих глазах встал на ноги раненый аллиол. Погрозил кулаком бесконечному лесному массиву и, подобрав свою ношу, резво прибавив шаг и скрылся за стволами. Вскоре ко мне подошел Свест. Сел почти вплотную ко мне. Собственно места больше и не было. Протянул салфетку.
   - На, прислони к лицу. По себе знаю - помогает.
   - По себе? - переспросил я.
   - Конечно, не по такому поводу. Был у меня по молодости товарищ, близкий друг почти как Нияст. Мы развлекались, бегали за девчонками... Я и не знал, что ему больше 300 лет. И вдруг это произошло... Только тогда он мне и сказал. Ты представить себе не можешь, что со мной было... Я метался как раненый зверь, я пытался найти способ хоть чем-то помочь. Все тщетно. Он угасал. Из башни стариков гнал меня не только он сам, а даже жрецы. И, знаешь, в какой-то момент я понял, что только мешаю ему. В отличие от меня он ждал спокойно свою смерть. Но я успокоиться не мог. Тогда-то один из жрецов и напомнил мне свойства аффики и научил готовить ее сок и пропитывать им опавшие пористые листья ильты. Я полгода всегда носил их с собой.
   - А теперь приготовил их мне? - немного ошарашенный я все же спросил.
   - Разумеется, а как еще первое время заставить тебя принять?
   - Может, конечно, я смогу привыкнуть когда-нибудь...
   - Да никогда ты не привыкнешь. Даже и не мечтай. Чтобы привыкнуть надо знать, что такое эта жажда, надо не просто пить, а чувствовать силу, которая вскоре после этого разливается в тебе. Линна - это не еда, совсем не еда. Надеюсь, когда это все закончится, ты сможешь все это просто забыть как страшный сон.
   "Если выживу", - молча подумал я.
   - Знаешь, - снова заговорил Свест, - я тут услышал кое-что. Надо сбегать посмотреть пока есть настроение. Тебя, наверное, лучше оставить где-нибудь внизу. Давай в том же дупле, где в прошлый раз были, меня подождешь. Согласен?
   Возражений у меня не нашлось. И он доставил меня, куда сказал. Все мои попытки удовлетворить свое любопытство Свест пресекал на корню, отмахиваясь как от назойливой мухи аш. Предупредив, что лучше мне не вылезать, он скрылся в кронах.
   Я успел трижды заново нарисовать в воображении сегодняшний день, прежде чем он появился вновь. На руках у него... я не сразу поверил своим глазам... был малыш! Настоящий человеческий детеныш. Маленький аллиол пяти-шести лет.
   - Ты, ты чего это С-Свест, - чуть не начал заикаться я.
   - Я же тебе говорил - детей никто не трогает. Его оставили на алтаре местного божества, надеясь, что тот поможет его исцелить. Он очень, очень больной.
   - Что с ним?
   - Я же сказал в этих местах майлори свирепствует. В том числе и среди детей. Сейчас эпидемии нет - возможно, это одна из первых ласточек. Видно родители надеются, что великие Боги помогут его исцелить.
   - А ты-то здесь при чем? Ты что - Бог?
   - Глупости не говори. Я его пока оставлю рядом с тобой и быстро вернусь. Особо его не тискай - лишняя зараза не нужна.
   Лежащий на полу малыш был очень бледен, дышал он слабо и как-то прерывисто. На коже живота и на щеках даже в полутьме дупла явственно проглядывала желтоватая сыпь. Я не жрец и никогда даже "рядом не был", но насколько я помнил, с такими признаками обычно долго не живут. Хотя и видел я такие признаки лишь третий раз в жизни.
   Свест вернулся не слишком быстро, зато в руках он нес глиняную чашу с отбитым краем, в которой слегка дымилась какая-то еще теплая смесь. Ею он тщательно натер ребенку тело, голову, особо старательно намазал лицо. Затем нажатием пальцев распахнул малышу рот и выжал туда сок какого-то болотного растения. Закончил он процедуру нанесением на пораженные сыпью места сока какой-то травы, который он с некоторой предосторожностью отжал между двумя чурочками. От этих капель на коже вместо сыпи оставались следы как от ожогов.
   - Ничего, - произнес Свест, - это-то потом само заживет.
   Я, не веря своим глазам, смотрел как розовеет кожа ребенка, дыхание становится ровней.
   - Ты его с собой заберешь? - спросил я у Свеста.
   - Вот еще. На фига он мне нужен. Сейчас обратно отнесу. У детей это хорошо проходит. Конечно, хорошо бы они ему еще в горло сок осирии заливали, но уж как получится. Оставлю рядом и стебель в рот заложу. Авось догадаются. Да, думаю, в крайнем случае, и так отойдет только попозжей.
   - А как же они, ну те люди, аллиолы. Они же видели, что ты унес малыша.
   - Ты с ума сошел. На виду я бы его никогда не взял. Я же сказал - они его оставили на волю Богов. Я неплохо понимаю их язык, не хуже чем твой. Увидят, что его нет - что-нибудь там себе решат. Увидят, что он снова на алтаре порозовевший и живой - утащат к себе. Поблагодарят там своих Богов. Честно говоря, не впервой. В эпидемию, оно конечно бесполезно. А так... Почему не попрактиковаться, если мне это совершенно не сложно сейчас?
   - Вот это воля Богов... Так, может, никаких Богов и нет? - мне самому стало страшно от своих слов.
   - Не святотатствуй. Нам еще возвращаться и много еще чего надо пережить. Откуда нам знать, как может проявиться воля Богов?
   - Думаешь, они все вместе, ну Боги?
   - Откуда мне знать. Но возможно Боги этого племени договорились с Богами моего в этот раз. И поэтому когда больной ребенок остался на алтаре я оказался достаточно близко, чтобы все понять. К тому же в достаточно хорошем расположении духа. Ты, кстати, иллюзий не строй. Если мне надо будет убить, допустим, его взрослого брата, отца и те попадутся мне под руку - я любого их них убью, не задумываясь - высосу полностью. Ради своей жизни и здоровья, ради Нияста, да, пожалуй, и ради тебя. Можно список продолжить...
   - А если ребенок вдруг проснется, увидит тебя и все расскажет?
   - Исключено. Первое, что я сделал, сдернув его с алтаря - это засунул ему в рот размятую сон-траву и приложил аффику. Он теперь сутки будет спать, набираясь сил. Ладно, уже пора. А то придется пропустить одно посещение алтаря его родичами. Мы с тобой так до ночи отсюда не уйдем. Кстати, пока меня не будет, постарайся вот это сжевать - он вынул из своей сумы и бросил мне горсть соцветий каких-то розовых цветов - чтобы тебя эта зараза не взяла. Это нам было бы совсем ни к чему.
   Прижав ребенка одной рукой к груди, Свест ушел. Цветы обладали какой-то ужасной горечью. К тому же язык от них просто горел огнем. Но я заставлял себя их разжевывать и глотать. Конечно, о скорости речь не шла. Когда Свест появился в дупле вновь, их было еще достаточно.
   - О, прекрасно - засмеялся Свест, - ты успел съесть в два раза больше, чем я предполагал. Этого более, чем достаточно.
   - "Какая же ты сволочь, Свест!" - я еле удержался, чтобы не сказать этого вслух.
  
   ***
  
   Возвращались мы как обычно через водопад. В этот раз во время устроенного Свестом привала я нашел в себе силы поесть. Жрец, к которому мы в этот раз зашли по прибытии лишь какое-то время пристально вблизи что-то рассматривал в моих глазах. А потом, махнув рукой, велел нам уходить.
   Нияст ждал нашего прибытия у меня. А когда мы вошли, бросился нас обнимать. Фактически в слышимом диапазоне вампиры ничего не рассказывали друг другу. Но это им ведь не обязательно, чтобы понимать. Оставив меня спать, они удалились вдвоем. Я специально пошел проверить, что их нет ни в одной из их комнат. Зачем? Не знаю, просто, может, рассчитывал их там застать, а может просто маялся, не в силах сразу заснуть. Однако, когда я вернулся к себе провалиться в сон получилось само собой едва я коснулся головой лежака.

-- 7 день месяца Иссок

  
   Утром они опять не пришли. Стало быть, либо шатаются где-то в лесу либо кого пошли навестить. Совершенно отвыкший в последнее время быть предоставленным самому себе, я никуда не уходил. Однако, когда вернувшись к полудню, они оба завалились спать, я понял, что развлекаться сегодня придется самому. Стояла страшная жара и само собой я пошел к воде. Подавив в себе желание уйти на внешнее озеро, я все-таки предпочел более близкий внутренний водоем. Наплававшись вволю, я блаженно лежал на берегу, раскинув руки в сторону. Конечно, я не услышал легких вампирских шагов, но, судя по всему, я почувствовал взгляд. Это была она. Ирлиинн, Лиинка.
   - Думала, ты не заметишь, как я подошла, и я напугаю тебя неожиданно чем-нибудь. Только я еще не придумала чем.
   Да, деточка, могла бы и не напрягать свою головку. Напугать меня после того, как меня столько времени опекает Свест... Деточка... гм... этой деточке, вполне возможно, где-нибудь около трехсот лет... Надо же нашла. Слава Богам... способ действий которых так неплохо продемонстрировал мне накануне тот же Свест.
   - Тебе показалось, что я слишком навязчива? - немного огорченно отреагировала она на мое молчание.
   - Нет, конечно, нет, - вежливо отозвался я.
   - Ты, если так, извини. Но только девочки рассказали, что если к аллиолу, особенно новенькому, сама не подойдешь он никогда не найдет способа тебя разыскать. И вот я иду мимо, а ты лежишь, я и подошла. Мы ведь так и не успели поговорить. Я так быстро ушла...
   - Ну что ты я очень рад встретиться с тобой. Видишь, я сегодня один, не знаю чем себя занять и вдруг ты, очень кстати, - в общем-то, я, ничуть не покривил душой.
   Сначала мы просто сидели на берегу, и она рассказывала о каких-то пустяках. О том, чем занималась сегодня, вчера, о погоде, о своих друзьях... Потом мы перебрались в беседку, завитую серебристым квертом. Я как-то не замечал, что их достаточно в глубине сада. И вот там... я снова и снова рассказывал ей, как в темноте пещер на меня налетел Гарид, как пытался укусить, как я вывернулся, поломав ему клыки и как, в конечном итоге, меня выручил Свест. Она хохотала, хлопала в ладоши и просила еще раз пересказать ей какой-нибудь эпизод. Потом мы лакомились душистыми фриорами, которые откуда-то принесла она и пили кисловатый терерский сок, бутыли с которым нашлись здесь же, в беседке на полу. А потом, ближе к вечеру, вежливо попрощавшись со мной и поблагодарив за чудесный день, она ушла, точнее умчалась, почти взлетев на ближайший эдр. Я тоже успел ее поблагодарить и опять-таки ни чуть не покривил душой. Милая девушка, а ее зеленовато-серой кожи и не совсем правильного, с точки зрения привычных мне канонов красоты, лица, оказалось можно запросто не замечать. Может эта милашка просто приручает меня, как однажды очень удачно выразился Нияст. Чтобы я не вздрагивал при каждом прикосновении и не смотрел убийственно, когда от меня нужна кровь. Ну и пусть. Надо сказать, получается это у нее очень даже хорошо. Я еще какое-то время бродил по саду, только сейчас открыв многие его потаенные уголки. И, только когда начало темнеть, пошел домой.
   В моей комнате меня терпеливо дожидался Свест.
   - Где был? - как бы, между прочим, после обычного приветствия, поинтересовался он.
   - Да так, шатался по дворцу. Озеро, лес, сады... - ответил я, лихорадочно прикидывая, успел ли это узнать и без моей помощи Свест.
   - Надеюсь, не скучал? - похоже он ничего не знал.
   - Да, было слегка, - я решил для общего спокойствия немного приврать.
   - Ну, завтра продолжим тренировки. Давай спать.
  
   ***

-- 8-13 день месяца Иссок

  
   Следующие три дня снова слились в единую цепь: встать, в лес, тренировки для рук, скачки по пересеченной местности от земли до макушки дерева и назад в различных вариантах. Как ни странно, но я действительно наконец-то смог повиснуть на одной руке хоть на дереве, хоть держась за свестово плечо и даже вернуться из этого положений в более удобное. И даже удержаться за Свеста при его резком и стремительном прыжке вверх мне тоже удавалось. Хотя и с напряжением всех имеющихся у меня сил. Следующей охоты я ждал с обреченностью приговоренного к казни, даже и позабыв, что можно было бы еще и возражать. Поэтому, когда потом он исчез на целых два дня я уже начал опасаться что что-то не так. Нет, конечно, я не могу сказать, что не видел его эти дни совсем. Но дальше привет-привет, пока-пока дело не шло или же я знал, что он спит у себя. Он меня никуда не звал и существенного ничего не говорил. Скоротать это время мне помог Нияст, с которым мы даже снова выбрались за территорию дворца и наконец-то налепили заново разбитые мною когда-то глиняные чаши. Ну и, конечно, я выбрал момент, чтобы разыскать Лиинн.
   Нет, я не решился явиться в одну из наириинских башен и поискать ее там. Я просто бродил по берегу озер, пока снова не столкнулся с ней. Мы опять купались, вспоминали свою прошлую жизнь, сидя в уютной беседке. Она даже пыталась научить меня танцевать. Что, на мой взгляд, было почти безнадежно... Но, впрочем, некоторые успехи налицо. В конце дня я даже подарил ей одну из своих жемчужин, которую специально захватил, и она с удовольствием стала искать ей место в своем ожерелье. Я ей помог, сплетя затейливую цепочку. И расстались мы с твердым намерением встретиться вновь. Нет, конечно, я не скучал. И, честно говоря, совершенно не возражал бы, если бы и, правда, что-то было немного не так и я бы мог прожить как сейчас, еще хотя бы несколько дней.
   Но, к вечеру второго дня, как мы прекратили тренироваться, пожаловавший ко мне Свест снова сообщил о том, что завтра - охота. Причем, глядя мне в глаза, словно пытаясь предугадать мою реакцию, заявил, что в этот раз мы пойдем к моим. То есть на территорию Смиалоэтов. Меня разрывали противоречивые чувства: с одной стороны это новое испытание относительно того, кто для меня теперь свои, с другой - мне хотелось хотя бы мельком глянуть на когда-то такие родные места. И я не нашел в себе силы отбиваться от данной идеи.
   Конечно, мы не застали рассвета на Ашенген. Мы тронулись в путь, когда солнце уже почти взошло в зенит. С высоты древесных крон родные места не казались такими уж знакомыми. Что было достаточно привычным так это нарезание кругов, передислокация на ветки и замерший в ожидании жертвы Свест.
   Вот и человек пока еще не знающий чем для него обернется этот день. Я старался его особо не разглядывать, чтобы (О, не дайте Боги!) не узнать. И снова пикирующий Свест, крик... Надо спускаться вниз. Главное - правильный настрой. Основная масса веток позади, прыжок... И тут что-то, точнее кто-то хватает сзади за плечи меня, стремясь повалить. Вампир? Нет, начинаю понимать - аллиол. Да что я им, в конце концов, беспомощный крок, чтобы вот так бесцеремонно нападать? Ну, уж нет, увольте, лучше тогда я - Свест, сильный, ловкий, часто безжалостный Свест. С этой мыслью я резко повел в сторону плечом и лишь успел удивиться тому, с какой легкостью и как далеко отлетел в сторону нападающий. Я развернулся к нему - моему взору предстал еще не успевший подняться после падения Гай.
   - Это ты?! - не то удивлено, не то возмущенно завопил он, - это ты гнида, мразь, древесный урод, вампирий хвост!
   Вскочив, он бросился на меня. Я даже не успел понять, что произошло дальше. Просто я инстинктивно выставил вперед сжатый кулак и Гай тут же отлетел на исходные позиции с выпученными глазами и заметно распухающей на глазах щекой. Вдруг его глаза окончательно вылезли из орбит, тело затрясло и он сначала почти на четырех, потом все-таки выпрямившись, бросился наутек. Я оглянулся назад - точно! За моим плечом стоял настоящий Свест.
   - Я вот тут стою и думаю, - невозмутимо заговорил он, - хорошо это или плохо, что твоя стычка с Гаридом произошла до того как я начал тебя тренировать? Нет, нет, это все, конечно, здорово, но где были твои глаза? Он же совершенно нас не видел и не ждал, так нет - ты спускаешься почти ему на голову.
   - Так ты его видел и ничего мне не сказал?
   - Конечно, думаешь, я просто так тут бегаю и смотрю? Я замечаю практически все. И тебе тоже было бы не плохо быть иногда повнимательней. Нет, конечно, в этот раз все закончилось неплохо, но предусмотрительность не мешала еще никому. Ладно, пойдем назад. Пойманного мне пришлось вырубить. Не обессудь. Лежит в легком забытьи. Пойдем - надо заканчивать.
   Мы подошли к телу, неуклюже лежавшему на земле вниз лицом. Прокуса не было. Свест ловко и споро восстановил захват и словно приготовился его тряхнуть.
   - Может быть осторожно? - решился вставить я, садясь рядом с ним.
   - Он все равно вот-вот очухается, а клыки мне еще пригодятся. На миг отвернись.
   Я отвернулся, но краем глаза все-таки посмотрел, как Свест привел в сознание аллиола резким движением рук и с размаху запустил в него, как я это хорошо знал, практически тупые клыки. Послышался тихий стон. Когда-то также доставалось и мне. Нет, нельзя, думать об этом, нельзя. Свест начал пить. Потом уступил это мне и я, снова, борясь с подступающей дурнотой, делаю глоток и еще. Свест отстраняет меня, заканчивает процесс и ... прыгает наверх в одиночестве. Правда вальяжно растягивается на ветвях он только тогда, когда убеждается, что я лезу на тот же эвкалин. Он даже протягивает мне руку, помогая залезть на один уровень с ним. Потом следует его отдых после сытной трапезы и вот он снова со мной.
   Пока он лежал, я все-таки доставал салфетку, снимающую душевную боль. Итак, я участвовал в нападении на бывших соплеменников, а одному бывшему приятелю даже расквасил лицо, в ответ на, в общем-то, справедливые оскорбления. Правда, он раньше хотел избить меня так, что я, не исключено, навсегда бы был изувечен. И это когда я, в сущности, еще не был ни в чем виноват. Или все-таки был? Да это же он меня и толкнул к тому, что произошло сейчас... Был бы я иначе сейчас нормальным правильным аллиолом. Ой, Смиалоэтом. Или... Хорошо, что так вовремя возвратился и подхватил меня для дальнейшего пути Свест и, тем самым, прервал этот бессмысленный поток горьких дум.
   Следующая наша остановка пришлась на раскидистый плодовый сыть. Его крупные яблоки в основном были еще совсем зелеными. И только на самом верху несколько из них оказались вполне годными для еды. Ловко и легко их-то и оборвал Свест и устроился рядом со мной, сидящим в очень надо сказать удобной расщелине. Конечно, я не мог чувствовать себя на дереве, словно я присел на длинный удобный лежак, но здесь, все же, можно было занять более менее не принужденную позу. Я не без аппетита ел и смотрел вниз. По направлению к сыти какой-то не совсем твердой походкой шел аллиол. Он подобрал оброненный Свестом спелый сытинт, хорошенько его потер, и, присев на упавший сук, принялся есть. Вдруг его буквально начал бить сильный кашель. Что-то знакомое почудилось мне в этой сгорбленной фигуре, хорошо просматривающейся в проеме листвы. И тут наконец-то я его узнал, несмотря на разделявшее нас расстояние. Это был Каэрс. Мой друг из той далекой жизни, когда один вид Свеста мог бы заставить меня бежать прочь, выпучив глаза. "Он все еще также болен" - с горечью подумал я. Даже, надо признать, он стал еще худей. По всей видимости он уже не переживет ближайшую зиму. Тем паче, что в общее более теплое помещение его просто-напросто не пустят жрецы. Будет где-нибудь на пороге умирать.
   - Ты знал его? - заметив мое внимание, вполголоса поинтересовался Свест.
   - Да, когда-то считалось, что мы друзья, - ответил я также негромко, хотя, что там можно внизу расслышать среди шума цикад и жужжания прочей притравной живности, - Когда-то вместе бродили по лесам. Пока на нас не напал вампир. Нас-то с еще одним моим другом просто прогнал выскочивший перед нами не... Мы сбежали довольно далеко и только потом поняли, что Каэрса с нами нет. Мы отыскали его совершенно ослабевшего. Его пришлось нести домой на руках. Видишь - он так и не отошел.
   - Да, собственно, вампир тут не причем. Разве что косвенно, ослабив его организм... Это - чахотка эдори. Строго говоря, ее довольно трудно подхватить взрослому. Зато они трудней от нее отходят в отличие от детей. И вот твой ее друг где-то и зацепил. Ты поговорить с ним пойдешь?
   - То есть, как поговорить?
   - Языком. Конечно, сначала спуститься придется. Крик отсюда он, конечно, расслышит, но...
   - Свест, а ты бы смог ему помочь?
   - Тут одним махом не отделаешься. В общем надо его к себе забирать, да еще и держать в изоляции. Знаешь, я бы ради тебя повозился с ним, если бы он отнесся адекватно. Что, в общем, маловероятно. Я даже обратно бы его просто так вернул, если бы он мог объяснить свое исчезновение и выздоровление и его бы не измочалили затем свои. Что тоже вызовет определенные сложности. Все понял? Поступай, как знаешь.
   - Нет, подожди, я же его подведу, то есть могу подвести, если кто-нибудь окажется поблизости.
   - Как тебя в свое время подвел Нияст? Ладно, я тут вокруг пробегусь, и буду посматривать. Помнишь наш свист? Услышишь - обрывай разговор и беги в его направлении. Так вас никто не сможет застать вдвоем.
   - А ты не обманешь, Свест?
   - Слушай, от него еще долго не будет пользы, если его приручить. Да и не факт что он приручится. Я действительно мог бы повозиться с ним ради тебя. Но можешь просто спуститься, с ним поговорить, раз он был твоим другом. И просто вернуться назад. Надеюсь, у тебя хватит ума не уйти с ним вместе к своим?
   - Вот это точно нет. Ты мне сейчас куда более свой. Ладно, я пошел.
   Аккуратно и спокойно вниз, вниз. Прыгать с веток я вообще не стал. Спустился до самой земли по стволу и подошел к Каэрсу. Он вздрогнул, увидев меня.
   - Привет, - поздоровался я.
   - Привет. Ты откуда? Свалился с небес?
   - Я спустился с дерева и подошел.
   - Значит, это правда, - горько сказал Каэрс, - ты действительно ушел с кровососами. Как ты мог? Лучше бы оказалось, что ты погиб, как это думал я.
   - Ну, знаешь, не предполагал, что ты хочешь моей смерти.
   - Нет, твоей смерти я не хочу. Но как ты мог уйти с нелюдями?
   - Долго объяснять.
   - Ты ведь предал всех. Понимаешь - предал!
   - И, интересно, чем?
   - Ну, ну ты же ушел...
   Разговор явно заходил в тупик.
   - Тебе ведь сейчас очень плохо, Каэрс.
   - Мне будет еще хуже, если сейчас откуда-нибудь выскочит вампир. Ты вышел специально, чтобы ему было проще напасть?
   - Глупости не говори. Напасть на тебя ему просто и так, но от тебя ему пользы мало. А вот тебе от него...
   - Я не знаю, чем они приманили тебя, но мне ничего не нужно такой ценой.
   - Ты подумай... В худшем случае тебе придется переселиться куда-нибудь еще. На континенте много различных алл... человеческих племен. И при этом ты будешь совершенно здоров.
   - Я не могу сказать, что очень уж дорожу тем, что есть у меня. Сейчас в племени очень трудно и тяжело. Всех скоро доконает эта пограничная война. А мне, собственно, еще чуть-чуть и больше будет нечего терять.
   - Ну, так может быть ты будешь не против, если мы заберем тебя с собой? Хотя бы на время. А там... Посмотри, я же живу.
   - Никогда бы не подумал, что ты это мог... Предатель... А он, эта нечисть, сейчас слышит нас?
   - Думаю, что да. У них очень развит слух, и они понимают нашу речь.
   - Ну, так пусть покажется! Пусть заберет у меня остатки того, что случайно оставил его предшественник!
   Свест не заставил себя ждать. Хорошо, что он догадался не делать планирующий прыжок, просто подошел как и я. Каэрс, увидев его, просто онемел.
   - Друг Риарина может и не обязательно мне друг, - заметил Свест, - но ради Рина я бы мог помочь тебе. Можешь не отвечать. Сразу я тебя по любому не заберу. Придется без Рина прибыть.
   - Он говорит?! - Каэрс был удивлен, - ннннет...
   Если бы он был поздоровей, возможно, он бы просто попытался от нас сбежать.
   - А ты пока не перебивай. Можешь подумать. И если надумаешь, то каждые три дня приходи сюда, когда начнет темнеть. В один из таких дней я обязательно тоже подойду, даже, возможно, несколько раз. Твое присутствие будет означать, что ты согласен со мной уйти, и я тебя вылечу. Нет, так нет. Предложение действительно пока не произойдет в небе встреча двух лун, - высказав это все, Свест обратился уже ко мне, - Рин, там вдалеке двое человек движутся в этом направлении. Если ты не хочешь, чтобы у Каэрса были неприятности, то нам лучше уходить. И ты, Каэрс, не будь дураком - не посвящай никого в произошедшее сегодня, чтобы ты там не решил.
   - Прощай Каэрс. Или, может, до свидания?
   - Я подумаю, Рин, - почти шепотом произнес Каэрс.
   Прямо у него на глазах я взгромоздился на спину Свеста и мы умчались прочь.
   - Это стандартная форма приглашения? - поинтересовался я у Свеста, когда мы сделали привал на Ашенген...
   - Фактически да, она включает в себя все необходимые условия. Дает возможность подумать и выбрать что-нибудь. Поверь, большего я ни предложить, ни сделать не смогу.
   - Да я и не стал бы в этом плане спорить с тобой.
   - Ладно, трогаемся. Пора, Рин. пора.
  
   ***
  
   Как и всегда после охоты первым делом мы зашли к жрецу. Жрец смерил меня пронизывающим взглядом с ног до головы и произнес:
   - Все, завтра днем проводим обряд. Боги дали согласие. Сегодня же ночью начнем к ним взывать, чтобы они смилостивились и оказали содействие в поведении таинства. Риарин - ты ночуешь здесь. Свест, ты сделал все, что мог и можешь уходить.
   Не знаю, как выглядел в этот момент я, но на лице Свеста одновременно отразились тревога, отчаяние и горечь. Он замер в такой позе будто бы хотел сделать шаг, закрыв меня собой.
   - Ты же этого добивался Свест? - продолжил жрец, - Так вот, радуйся - получено согласие Богов. В ближайшее время сюда же будет доставлен и Нияст. Он проведет ночь и утро в соседней комнате, пока мы будем призывать Богов. В нужное время и его и Рина доставят в центральный зал жреческой башни. Там и будет проведен обряд. Ты, если хочешь, можешь придти посмотреть. А сейчас - ступай прочь.
  
   14. Дубль второй.
  
   Когда вышел Свест, я в бессилии опустился на стоящий рядом стул.
   - Последний раз тебя спрашиваю Рин - готов ли ты продолжать? - голос жреца был непроницаем, - если ты сейчас не скажешь "нет", то позже никто и не будет слушать твоих слов. Ничего, слышишь, совсем ничего не будет зависеть от тебя. Ты пройдешь знакомый тебе обряд от и до. Но сейчас ты еще можешь сказать "нет". Я даже мог бы сказать, что изменилась воля Богов, а не ты передумал. Итак...
   - Да, я давно сказал да, - упрямо уставившись в пол остановившимся взглядом, произнес я.
   - Да будет так, - хлопнул в ладоши жрец, и мне показалось, что одновременно в келье дрогнуло пламя всех факелов.
   Щелчок пальцами - и один из его помощников заходит в комнату.
   - Завтра днем мы будем проводить обряд Эльдалисинеагори, - обратился к нему жрец, - отдай распоряжения доставить наэрла Нияста в отдельную келью.
   Поклонившись, помощник ушел.
   - Ты, Риарин, остаешься здесь, когда будет пора - за тобою придут.
   - Жрец, можно хотя бы не связывать меня? Я обещаю вести себя спокойно.
   - Ничего ты не можешь обещать. Это неизбежно: тебя свяжут опять, чтобы ты не колотился об пол и не мог выплеснуть бушующую в тебе силу, набросившись на ближайшего наэрла.
   Я опустил голову и молчал.
   - Ну что, Свеста обратно позвать? - неожиданно снисходительно-добродушным тоном предложил жрец.
   - Нет, я сам, один.
   - А мне кажется лучше б позвать. Он хорошо действует на тебя, а ведь от твоего настроя во многом зависит успех.
   - Тогда позови, жрец... позови!
   Жрец ушел, заперев входную дверь, словно опасаясь, что я могу сбежать. Через некоторое время в эту же дверь был запущен Свест, и нас заперли с ним вдвоем.
   - Знаешь, я ничего не могу тебе сейчас сказать Рин, просто ничего, - начал Свест, - но я рад, что меня хотя бы пустили сюда.
   Мы со Свестом, не сговариваясь, переместились на циновку в углу.
   - Знаешь Свест, я столько времени этого ждал, а в итоге объявление жреца об обряде стало для меня полной неожиданностью.
   - Честно говоря, и я сегодня этого не ждал. Но на все воля Богов. Давай мы просто помолчим. Ты же знаешь, больше ничего не зависит от нас. И постарайся заснуть.
   Я долго не мог выполнить пожелание Свеста поспать, а он просто сидел рядом и молча обнимал меня. И только под утро сон сморил меня.

-- 14 день месяца Иссок

  
   Первым услышал появление помощников жреца Свест. Он мягко меня разбудил. Какое-то время смотрел на меня глаза в глаза и на миг прижался щекой.
   Тут же в комнату вошли двое, закутанные в короткие лиловые одеяния. Помощники жреца подхватили меня под руки и куда-то быстро повели, почти неся по воздуху. Пробежав по каким-то коридорам, мы попали в огромный зал, который был даже поболее, чем видел я в башне жилой. Все вокруг уже было наполнено сиреневым ароматным паром от расставленных по краям котлов.
   Шум, гам, два жреца в пурпуре с кадилами, непонятная вампирская, отовсюду тараторящая речь - все повторялось опять. Где-то здесь должны были быть Свест и, конечно, Нияст, но я не видел ни одного - все было покрыто съедающей очертания предметов мглой. И вот я уже на коленях перед жрецами. Один из них был Аркетт, но я не сразу узнал даже его. Вокруг нас - сплошная лиловая стена из помощников или, может быть в данном случае - младших жрецов. Все держатся за руки и шепчут, шепчут что-то в унисон главным.
   Вот подошла очередь терпкой ароматной воды, от которой меня в этот раз не просто бьет мелкая дрожь - меня натуральным образом колотит: руки и ноги буквально ходят ходуном. Быстро и споро меня начинают вязать и кладут на спину. У меня появляется ощущение, что что-то словно терзает меня изнутри, пробегая давящей волной по телу, и безумно хочется встать, встать. Неожиданно свело судорогой руки, ноги, лицо. Какими-то брызгами в этот момент в меня бросил жрец. Судороги немного ослабли. И вот уже вплотную к себе я вижу жреческое лицо и через мгновение чувствую на шее ужасную боль. Но в этот раз мое сознание осталось при мне, даже обострилось восприятие. "Эт' орогон", прошептал появившийся рядом Нияст и, неожиданно для себя, я это перевел: "не могу". "Октчшар" - прошипел жрец и я понял, что это означает "поздно". "Давай же, давай Ней, соберись" - закричал бы я, если бы мог сейчас кричать, но губы не слушались и голос пропал. Неужели все это совершенно напрасно? К счастью, Нияст понял это и сам и прижался губами к моей горящей ране. Каждый его глоток отдавался волной боли по груди и лицу. Сознание я так и не терял. Наконец, все закончилось, и жрец накрыл чем-то мокрым мое лицо. И только тут разорвалась моя связь с реальностью.
  
   ***
  
   Да, я пришел в себя. "Надо же, только успели перенести" - прошептал кто-то рядом. Я пришел в себя, но я не то что не могу встать... даже приподнятая рука мгновенно падает назад, а голову я могу только повернуть. Голоса как не было, так и нет. Я выгибаюсь, верчу головой, немного подергиваю рукою, ногой, но это все, что я сейчас могу. Мне что-то кладут и наливают прямо в рот, прижимают ладонью, чтобы оно не выпадало, но я совершенно не чувствую вкус и даже не могу понять что это. Все эти попытки вызывают только досаду - сколько же надо усилий, чтобы глотать. Я не мог считать ночи и дни, но однажды дар речи, все же, вернулся ко мне.

-- 19 день месяца Иссок

  
   - Свест, - тихонько позвал я, - Свест!
   Рядом послышалась какая-то суета и шепот "на пятый день", "скорей зови".
   Вскоре появляется Свест, он опускается возле меня и смотрит, просто смотрит.
   - Привет, Свест, - я слышу свой голос и немного запрокидываю голову.
   - Рин..., - он обнимает меня, и я чувствую влагу на его лице
   - Как Ней? - нахожу в себе силы поинтересоваться я.
   - С ним все хорошо, но он пока не знает, что с тобой, поэтому не придет. А твой друг Каэрс тогда пришел, сказал, что ему нечего больше терять и он здесь у нас, то есть на территории во времянке. За ним сейчас ухаживает Маэр и кое-кто из девчонок решил помочь. Ему уже лучше, он поправится.
   - А я?
   - С тобой пока все не так как хотелось бы, но подожди - еще мало времени прошло. Что-нибудь обязательно должно помочь.
   - С тобой все пока очень даже плохо, - откуда-то подал голос жрец, - организм отвергает практически все. Но надежды терять нельзя. Помнишь, я спрашивал тебя Свест, правда ли ты готов на все? Ты готов испытать и на себе спорные малоиспользуемые непроверенные методы?
   - Жрец я готов на все. Лишь бы поднялся и восстановился Рин.
   - Организм Рина не восстанавливается по крови. Ее он отвергает полностью, как и на две трети отвергает любую еду. Он почти не спит, но и бодрствованием это сложно назвать. Однако можно попробовать ему помочь. Не скрою это возможно потому, что между вами сложилась достаточно сильная связь. Именно этого я хотел достичь, прежде чем начинать обряд. Вы полностью готовы друг друга принять значит и можно передать нечто от одного к другому. Вот как это можно сделать, Свест.
   Дальше он перешел на свой язык, и я перестал их понимать. Повернув голову, я видел, что Свест только кивал.
   - Как именно? - наконец поинтересовался он.
   - Не здесь, - ответил жрец, выводя его прочь.
   Когда они вернулись я еще успел разглядеть, как побледнело серое лицо Свеста, и как что-то очень нехорошее выражали его глаза. Жрец сначала дал ему пить свою кровь, а затем сразу принялся гасить все факелы. Тем временем Свест лег рядом со мной. Жрец немедленно стал капать чем-то мне в рот. Я по-прежнему не чувствовал вкус. Свест крепко прижал меня, повернув к себе лицом. Я обхватил его руками и нащупал на спине глубокий шрам, рядом еще один и еще... Пальцы начало сильно щипать. Их словно разъедал ядовитый сок блены-ирты.
   - Убери руки Рин, - шепнул Свест, - На мне все быстро заживет. Ты знаешь. Просто расслабься и представь, что мы с тобой вдвоем одно целое: ты и я. Ведь ты это умеешь: представлять. А об остальном просто не думай пока.
   Я старался изо всех сил. Но сначала не мог отвлечься от мысли, что жрец сделал со Свестом что-то жуткое. И все-таки я собрался. Я - Свест, сильный, ловкий, способный почти на все Свест. Нет, я - не он. Сейчас я лишь малая его часть. Но мы с ним одно и я его продолжение, а он - мое.
   Где-то в этот момент я почувствовал в районе солнечного сплетения какое-то странное пульсирующее тепло. И вдруг оно стало разливаться по телу, превращаясь в искорки радости, которые я вскоре чувствовал везде. Именно так - маленькие радостные кусочки в каждой клеточке тела.
   Через какое-то время появился свет. Я смог понять, что это вновь разжигает факелы жрец. Он подошел к нам и миг спустя дотронулся до Свеста рукой
   - Вставай!
   Свест повиновался. А я лежал на спине даже без подобия малейшего движения и не потому, что не чувствовал на это сил. Просто даже минимальное напряжение мышц ослабляло действие радостинок во мне, а я не мог отказаться от этого удовольствия сейчас.
   - Что? - предельно кратко сформулировал свой вопрос поднявшийся Свест.
   - У тебя все получилось. Зря ты в свое время передумал становиться жрецом. Может, еще раз передумаешь? Для начал станешь помощником, младшим жрецом, но думаю вскоре после этого...
   - Ты же знаешь, Аркетт, это не по мне, - перебил его Свест, - Не хочу становиться человеком без имени. Мне вполне достаточно того, что мое имя нельзя сокращать. Да и это мною порою воспринимается с трудом. Ладно, я, наверное, пойду.
   - Куда тебя понесло. Быстро ложись. Эту гадость надо смывать. И сейчас еще храмового аллиола приведут.
   - Да ладно, Ар, я как-нибудь сам.
   - Ты только, Эст, так меня при них не назови. Ладно уж, пусть знает твой. И учти - пока полностью не излечишься - я тебя никуда отсюда не выпущу. И знать всем обо всем не обязательно и перспективы лечить всю вашу компанию по кругу без конца меня не устраивает.
   Возможно, они говорили о чем-то еще, но вскоре я, сам не заметив как, заснул.
  
  
   ***

-- 20 день месяца Иссок

  
   Первое, что я почувствовал, когда проснулся - это то, что я очень хочу есть. Я постарался сесть и это мне удалось. Только сейчас я смог понять, что лежал на подстилке из сорванного, но, тем не менее, мягкого и упругого фарриса.
   Ко мне тут же подошел Свест, и я вспомнил то, что было до моего сна.
   - Что он с тобой сделал Свест, - с ходу выпалил я, - он что - тебя бил?
   - Допускаю, что-то ты заметил, многое услышал, но, уверяю тебя, как раз это у меня нет никакого желания обсуждать. Ты лучше, если можешь, поешь.
   Что-что, а на аппетит я совершенно не жаловался в данный момент. Повеселевший Свест даже нашел нужным сообщить мне, что лучше все-таки сделать перерыв и не поглощать все имеющееся в комнате за один присест.
   - Так ты собирался становиться жрецом? Поэтому и знаешь столько всего?
   - У нас многие знают немало. Хотя иногда мне кажется, я знаю даже лишнее. А в помощники жреца нас с Аркеттом уговорили пойти, едва мы поселились в собственных комнатах. Наставники говорили, что у нас обоих есть прекрасная перспектива не задерживаться долго в младших. Насчет Аркетта это сбылось, а мне все это надоело, и я ушел. Так я чувствую себя свободней. Потом подошел возраст назначения в караул...
   - А с Ниястом ты дружишь давно?
   - Он уже служил в карауле года два-три, когда мы с ним сошлись и уж больше не расставались. Вскоре я дослужился до вождя, но это не изменило ничего в наших отношениях. Слушай, тебе вредно много разговаривать - помолчи.
   Зашедший жрец привел с собой аллиола. И пока последний подкармливал Свеста, жрец осматривал меня. По всей видимости, он остался доволен, и, тем не менее, сказал:
   - Пока не вставай.
   Он о чем-то еще поговорил со Свестом на сатриильском языке и вышел. Вместо него появился Ней.
   - Привет ребята! - радостно воскликнул он, - что же вы с собой сделали из-за меня... Рин, я наверно единственный кто не знал, в каком ты был состоянии...
   - Рады тебе Ней, - успел вставить слово Свест, - ты и есть единственный, кому этого не следовало знать. Чтобы хорошо усвоить все, что с таким сложностями удалось создать. Жрец сказал, что все превосходно. Это так?
   - Похоже на то. Во всяком случае, голова совсем не болит, я даже уже пробовал читать. Все хорошо. И подкрылки вроде начали нарастать. Теперь можно спокойно ждать.
   - Как же спокойно. Вот, подожди, как только меня отсюда выпустят... Ты когда последний раз по деревьям ходил?
   - Давно, Свест, давно. Скоро, по всей видимости, ты, Рин, будешь предоставлен сам себе. Поскольку мне придется занять твое место в опеке у этого муштровщика. И все-таки Свест, я хотел бы, чтобы ты объяснил, как ты его, - он указал на меня, - выдернул из этого состояния. Мне жрец что-то объяснял, но я не совсем понял...
   - Да, я в тоже с таким сталкиваюсь первый раз. Вот когда ты пьешь линну, что ты затем делаешь в следующий момент?
   - Как что: я сосредотачиваюсь и вбираю ее силу в себя. Если, конечно, обстановка позволяет. В любом случае, как только появляется возможность. Иногда это происходит очень быстро, если ее мне дал, допустим, ты, иногда нужно время, если это дикий.
   - А если у тебя что-то болит?
   - Тогда я немного по-другому ощущаю ее и могу целенаправленно направить именно туда, где чувствую дискомфорт. Так, как считаю нужным.
   - Вот жрец и сказал, что мне надо ее почувствовать именно управляемой. Но только, когда я напьюсь, ее следует направить не на себя. Для этого рядом со мной в тот момент как можно ближе должен был оказаться Рин. Ему жрец тоже дал свою кровь, чтобы увеличить соответствие. И я действительно смог послать силу на него и пошло восстановление. Как оно пошло бы у меня самого, если бы я был ранен, истощен или что угодно иное. Сразу предупреждаю Рин - я не готов это когда-нибудь повторить.
   - Ты хочешь сказать, что силу можно передавать вот так? В чистом виде? - удивился Ней, - не передавая линну совсем?
   - Получается так. Причем даже тому, кто практически не способен ее усвоить даже через кровь. Эх, если бы он здесь был бы уже давно...
   - Нет, Свест, при прочих равных условиях я бы лично не спешил.
   И тут они начали громко, заливисто хохотать. Я в это время думал о своем, о чем и спросил, когда они успокоились.
   - Свест, Нияст, у меня только один вопрос. Когда Свест был тогда рядом со мной - меня словно залило радостью... Вы, напиваетесь кровью и тоже ощущаете что-то подобное?
   - Конечно, мне трудно судить, чем это показалось тебе, - ответил мне Свест, - но на самом деле ощущения разные. В зависимости от того, кто дал тебе кровь, в каком он был настроении. Иногда это почти боль. Чаще боль, поскольку это чаще дикие... А когда мы сами между собой - почти ничего такого и нет. Так, легкий фон. И если ты не хочешь, чтобы я покусал тебя - лучше дальше не расспрашивай.
   Я не подал и вида, лишь улыбнувшись в ответ, но именно в этот момент мне жутко захотелось, чтобы они оба ушли. Сразу и навсегда. Чтобы это все действительно забылось как страшный сон. Но они переглянулись, может даже беззвучно обменялись информацией и словно поняли все.
   - Ладно, мне пора наконец-то вернуться домой, - заторопился на выход Нияст, - поправляйтесь скорей. Мне будет очень вас не хватать.
   - Да я думаю, задержусь здесь не более чем на сутки еще, - заметил Свест.
   - До свидания Ней, - попрощался я.
   - До скорого, - подмигнул мне тот уходя.
   - Свест, а ты не знаешь, когда я смогу отсюда уйти? - спросил я после.
   - Когда захочешь и даже никогда.
   - То есть? А прямо сейчас?
   - Ну, сейчас не стоит. Завтра встанешь и можешь перебираться к себе. А можешь оставаться здесь... Аркетт искренне хочет, чтобы ты присоединился к храмовым аллиолам. Ты - перспективный, хоть уж, прости, и выжали мы тебя до дна. Я уж молчу о том, что кроме тебя больше некому вылавливать жемчуг и обыскивать дно.
   - Я это могу делать и так...
   - Да не в этом дело. Я же вижу - тебя постоянно ломает рядом со мной. То тебе кажется, что я твой лучший друг, то я для тебя - вечно голодный вампир, который всегда хочет присосаться к тебе или нападает на кого-то, кого ты невольно ассоциируешь с собой. Когда это кажется тебе очень важным - ты можешь волей это в себе подавить. Но постоянно жить так нельзя. Я понимаю. Так что хочешь - оставайся здесь. Будешь выполнять задания жрецов. Они будут внимательно следить за твоим самочувствием. На тебе будет знак запрета, чтобы без разрешения жрецов тебя не тронул ни один вампир. Правда и контакты с посторонними для храма людьми будут ограниченны. Все наши обряды и празднества будут проводиться в кругу жрецов. А с противоположной стороны от детской площадки есть даже специально помеченный лес, где не бывает ни одного вампира. Только невидимый караул и то минимально. Правда будут проблемы с выходом за территорию дворца, но и тоже не абсолютные. Да и надо оно тебе?
   - Надо Свест, и за вашей охраняемой территорией я тоже был бы не прочь хотя бы иногда бывать. И с чего ты решил, что меня не будет ломать среди жрецов? Я не останусь здесь ни за что. Хочу домой. Но я еще полностью не отошел от потрясения. Мне еще не совсем хорошо. Ну, что-то не то подумалось, а читать чужие мысли это вообще не порядочно.
   - Да я и не читаю, - улыбнулся Свест, - просто чувствую твое настроение, я же еще настроен на тебя. Хочешь, я еще раз попробую на тебя силу передать? Я еще не выздоровел, а линну сегодняшнюю я еще чувствую немного так, чтобы перенаправить. Давай, ради эксперимента?
   Отказаться я не сумел. Даже учитывая то, что для этого мне нужно было пить его кровь. И - получилось! Опять. Конечно, ощущение искорок радости было гораздо слабей, но тем тщательнее я расслаблялся, пытаясь их поймать.
   - Все, мое выздоровление откладывается еще минимум на полдня, - засмеялся угадавший мое состояние Свест, - зато ты лучше поймешь, что такое для вампира кровь и, может, будешь меньше внутри себя нас осуждать. Ты ведь мига не сомневался забрать ли у меня силу ради этой радости. А укус у меня, могу показать - по всей спине.
   Черт, он всегда знает, что делает, Свест - всегда Свест.
   - Что же будем делать дальше-то? - сказал я поднимаясь на ноги, после того как последние искорки затухли, растворившись во мне окончательно
   - Как что мы будем делать? - ответил уже сидевший в стороне Свест, - мы будем жить, просто жить.
  
   Часть 3. Фортуна**
  
   ** Фортуна - в римской религии богиня счастья, случая, удачи. Изображалась с рогом изобилия, иногда на шаре или колесе, также с повязкой на глазах. БЭС под редакцией А.М.Прохорова, т.2, 1991 г.
  
   15. О жизни, дружбе и любви

-- 21 день месяца Иссок

  
   Утро следующего дня... Сбылось, все сбылось. Мне уже гораздо лучше, почти хорошо. Так, слегка кружится голова от резких движений, но их, пожалуй, можно и не делать пока. Но в остальном все хорошо, вполне хорошо. Рядом на кушетке, лежа на животе, дремлет Свест. Нет, Свест, мне никогда не забыть ни наших с тобой походов, ни мук, на которые ты меня подбил, ни той странной радости, которую ты дважды подарил мне такой ценой и которой, возможно, мне уже никогда не удастся испытать. Зато вся моя предыдущая жизнь как сон - бессмысленный, невыразительный сон. У меня уж давно сложилось ощущения, что только сейчас я и живу. Только сейчас, оказавшись среди вас. Ты, должно быть, извинишь меня, Свест, что я порой с трудом воспринимаю твою резкость, твою прямоту, самого тебя, серая тварь... Такой уж я слабый и медлительный аллиол. И еще, Свест, я даже не знаю от чего меня ломает больше: от того, что ты нисколько не чувствуя раскаяния охотишься и пьешь живую кровь или оттого, что я сам не вампир. И мне никогда таким не стать. Так что уж прости меня, Свест.
   Бесцеремонно вошел жрец. Впрочем, это ведь не наше, а его жилье. Свест тут же проснулся. Неужели от его неслышных шагов? Жрец опять стал осматривать нас. Потом на некоторое время задумался, покачал головой:
   - Ты как всегда в своем репертуаре Свест. Ладно, еще кого-нибудь приведу. Только вот что Риарин - ты бы пока домой шел. Все с тобой в порядке, но сегодня еще дома отдохни. Надумаешь пообщаться или случится что - заходи. От любой работы, само собой, до самой поздней осени ты освобожден, а там посмотрим. Даже знак запрета особой необходимости не вижу на тебе рисовать - сам справишься. Ладно, иди. Свест придет потом.
   Я вышел. Яркое солнце, легкий ветерок и тихий шепот мелких волн. Что еще нужно для счастья? Разве что... Возможно сейчас здесь, вокруг озера снова где-то бродит загадочная Ирлиинн. Нет, все-таки я не стал ее искать, а сразу пошел домой. Вернувшись, я первым делом открыл окно, чтобы свежий ветер немного разогнал накопившуюся духоту. Затем обрызгал всю комнату водой, переворошил сухую траву и тщательно все подмел. Помещение снова начало приобретать атрибутику жилого. Потом я пошел смотреть дома ли Ней. Он был дома.
   - О, привет! А где Свест?
   - Пока остался у жреца...
   - Он остался, а ты пришел? Я думал - скорее будет наоборот...
   - Так и должно быть наоборот, - произнес я, потупившись.
   - Да? Опять? Ладно, для тебя это тоже хорошо. Так ты заходи, заходи. Я так тебе рад.
   Он повернулся ко мне спиной и, проходя вглубь комнаты, я заметил чуть появившиеся на ней рельефные узлы.
   - Слушай, я до сих пор никак не могу до конца осознать, что все обошлось.
   - Да, замкнулся круг, - пробормотал я чуть слышно, "с начала б только не начать" - подумал сразу же невольно про себя.
   - Ты сегодня будешь куда-нибудь уходить?
   - Нет, я пока еще предпочитаю дома отдохнуть.
   - А я собираюсь сына навестить. Я ж тебе рассказывал, что у меня уже была семья. Так вот растет сын. Конечно, мне пока нельзя его линной покормить, но надо пойти с ним поиграть.
   - Сколько ему?
   - Около семи. Ты точно со мной не пойдешь?
   - Нет. Потом должен кто-то Свеста подождать?
   - Я к вечеру вернусь. Возможно, даже вместе с ним. Ладно, отдыхай.
   Вот так... Сын. А у Свеста? Наверно тоже и может быть не один. Все-таки не настолько они позже взрослеют, насколько дольше живут. Я поплелся к себе и едва успел завалиться на лежак, как послышался легкий стук. Я вскочил. Дверь не закрывал... Что могло здесь в этот раз понадобиться жрецу?
   - Войди! - почти прокричал я и тут же онемел. На пороге, смущенно опустив глаза, стояла Лиинн.
   - Привет! Хоть и открыто - не могла не постучать. Ничего, что я зашла? Ты не ждал?
   - Да, то есть - нет... То есть - проходи, - невнятно бормотал я, предлагая ей стул, - ты, ты как меня нашла?
   - Рассказали друзья. Ты пропал, а потом я узнала, что с тобой ... Я, я ... места себе найти не могла, - слезы навернулись на ее слегка лиловые глаза, - Мы столько говорили с тобой. Почему, ну почему ты мне ничего не сказал?
   - Я не подумал, что это касается тебя. Мне не хотелось тебя волновать. Ну, сама подумай, зачем тебе было это знать? Ну, ну, перестань..., - я взял ее руку в свою, - Все же уже хорошо.
   - Я должна, должна была знать! - она вырвала руку и яростно посмотрела мне в глаза.
   - Но зачем, почему?
   - Да потому, что я тебя люблю! - выпалила она и отвела глаза, - я поняла это тогда, когда не смогла дождаться тебя у озера день, другой... Решила узнать, может ты сейчас не в замке... И мне рассказали... Все! Это должен был сделать ты! Или я ничего не значу для тебя?
   Она начала рыдать. Мда... "если к аллиолу, особенно новенькому сама не подойдешь - он никогда не найдет способа... " Но сейчас этот способ я, кажется, нашел. Я обхватил ее руками, прижал, начал целовать ее губы, мокрые глаза. Она легко поддалась, словно тая в моих руках. Ее слишком мускулистое для девушки тело стало трепетным и нежным, а в глазах появились отголоски той небывало-многозначной пустоты, которая говорит о том, что сейчас она только со мной... вся, каждой точечкой своего тела, каждым движением своей души, без мыслей, без сомнений, будто в мире иллюзий или снов, где нет разницы кто ты и откуда... Здесь и сейчас... плечи, упругая грудь, бархатистая кожа, словно сами излучающие моим скользящим по ним ладоням и губам наслажденье... Взять ее всю, впитать душу ее тела и сущность ее души, проникнуть и потеряться в ней... Я плохо запомнил, как закрывал дверь, как мы перебрались на лежак... Боги, какое же гибкое тело, а эти, то затуманенные, то сияющие прекрасней всех звезд небес, глаза. Волшебная лазурь ее глаз... Ладони, ее ладони... как они умеют проскользнуть по коже дурманящей волной и, остановившись, найти те струны, от легкого нажатия на которые трепещу уже я сам, не в силах сдержать безумную, всепоглощающую страсть... Мы сливаемся воедино... потерять себя и найти... Безудержный взлет на вершину неги, наслажденья... любви? Любви ли... Но где-то потерялись различия между вампирами и людьми, аллиолами и дикими, наэрами и Богами. Вот она - истинная правда Богов... И какое имеет значение цвет кожи и глаз, когда черты лица стали невероятно прекрасны, когда каждый вздох и стон вновь туманят голову, а этот запах.... чарующий аромат ее тела... он манит и пьянит и хочется быть ближе и еще ближе, ближе... а когда ближе уже некуда... слиться с ней... и снова каждый жест, каждый вдох, каждое движение уносит под свод небес и не нужны крылья, чтобы лететь...
  
   ***
  
   Как же сложно расцепить объятья и снова не поддаться этому чудному наважденью обладания ею! Почти также как привыкнуть к мысли, что она - моя. А вечер уже начал вступать в свои права и Лиинн заметила, что ей лучше идти. Собственно, она была права, и я не посмел ее удержать. Однако, когда мы с ней уже вышли за дверь, нас словно притянуло друг к другу и губы слились в дурманящем поцелуе... Где-то на грани сознания проскользнуло, что что-то не так. Найдя силы оторваться на миг от ее губ, я поднял глаза и увидел, что в двух шагах от меня стоит Свест, а рядом с ним привалился к стене едва сдерживающий усмешку Нияст. Ирли сразу же произнесла нечто вроде "привет ребята и пока, Рин завтра утром у пруда" и упорхнула в длинный коридор. Повисло неловкое молчание. Его нарушил Свест:
   - Вы как знаете ребята, а я думаю - нам всем стоит выпить за то, что все так хорошо в конечном итоге обошлось, - он хлопнул меня с размаху по плечу так, что я пошатнулся, - ты Рин сейчас можешь ничего не говорить, но потом как-нибудь просто чисто по-дружески расскажи, когда ты успел? Вроде ж почти все время был на виду и вот, поди...
   - Ладно, всех зову ко мне, - заговорил Нияст, сияя как горная медь и увлекая нас за собой, мой дом по середочке, вот там и посидим. А ты Свест мне втирал, что Рин больше ничем не сможет тебя удивить, что ты как никто другой стал его понимать и предугадывать его действия... А получается ты ничего о нем толком и не знал.
   Я думал, он лопнет, сдерживая смех.
   Мы расселись на циновках. Нияст на правах хозяина выкладывал еду и наливал вино. Свест сидел, крепко сжав мое плечо, и продолжал его терзать до тех пор, пока Нияст не протянул ему чашу с вином. Потом он протянул такую же, наполненную до самых что ни на есть краев, мне.
   - Ну, до дна, - сказал Ней, поднимая повыше свою посудину.
   Залив в себя все до капли, Свест произнес:
   - Я так рад, что мы снова все вместе и практически в полном порядке, что вряд ли найдется что-либо, что может эту радость серьезно омрачить, - он покосился на меня, - но ты Рин, в плане ознакомления с нашими обычаями, учти, что бы у вас там с этой наирией не было - ты никогда не должен ее ревновать и мешать ей встречаться с кем-либо еще. Это только ей решать. Так что учти. А то ребята по морде настучат и даже не обратят внимания, что ты - аллиол.
   - Ты только не вздумай обижаться, Риарин, - вставил Нияст, - как бы там ни было - Свест дело говорит. А то у вас, то есть там, где ты когда-то мог иметь отношения с девушками принято немного не так.
   - Я бы даже больше сказал, - вздохнул я, - хорошо, я понял.
   - Ну, тогда по второй. Для еще лучшего понимания, - занялся хозяйскими хлопотами Нияст.
   Кисло-сладкое вино приятной теплотой разлилось по телу, легонько ударило в голову.
   - Свест, - заговорил Нияст, - ты как - поможешь мне заново освоиться в лесу? Или мне одному ходить...
   - Да, конечно, почему нет? - отвечал Свест, - вот завтра, как проспимся - так и пойдем. Мне еще семь дней можно отдыхать, а потом сразу в караул. Мои ребята заждались. Тут они дежурили без меня, так проверяющий их Итаск обнаружил в постах огромную брешь. Эти охламоны просто забыли выставить кого-нибудь перед Ухту.
   - Зато тройной пост был выставлен в районе южной расщелины, - заметил посвященный в эти события Нияст, - причем в число постовых вошли три бочонка с вином. Так что там, по сути, вскоре была тоже довольно заметная дыра. Разве что прикрытая слегка ковром из почти бесчувственных тел.
   - Хорошо хоть это не отследил Итаск. Повезло разгильдяям.
   - Ну да не нам и не сейчас их судить... Так что прямо завтра пойдем?
   - И завтра, и послезавтра, и через день... Рин, я думаю, ты без нас найдешь, чем заняться...
   Тем временем Ней снова протягивал нам полные до краев чаши.
  
  
   ***

-- 22 день месяца Иссок

  
   Лично я, проспавшись на следующий день, не сразу смог встать. Голова Свеста мирно покоилась на моей груди, а мою руку пристроил себе под голову Ней. Аккуратно высвободившись, я быстренько забежал к себе, вылил на себя несколько ковшей воды, чтобы оклематься, переоделся и бегом бросился к озерам.
   Там меня и вправду ждала Лиинн. Ответив на мой поцелуй, она потянула меня к озеру. Мы зашли в воду, я обнял свою Ирли, приподняв, притянул к себе, уткнулся в ее волосы... Странное ощущение невесомости, какой-то неустойчивости ее тела создавало иллюзию чего-то нереального, не в смысле волшебного, а ненастоящего, словно нечто изнутри меня спохватилось, что это не человек, а с нелюдем... Нелюдь женского рода - это как? Самка серого вампира? О, нет... Я предпочел подхватить ее на руки над водой и вынести на берег.
   - Извини, - произнес я, ставя ее на землю (здесь обнимать и ласкать ее оказалось гораздо приятней), - я немного задержался сегодня. Ты долго меня ждала? Понимаешь мы с ребятами...
   - Я так и поняла. И, собственно, тоже только что пришла. Была не уверена, что ты вообще подойдешь.
   - Как я мог?
   - Ну, у тебя могли быть проблемы. Я же видела, как Свест порой смотрит на меня. Но я хотела верить, что он все-таки тебе друг.
   - Мда, я хоть и был в этом почти убежден... Неужели его внимание не заинтересовало тебя?
   - Ой, да на нем все девчонки виснут! Я что винолина, чтобы в гроздьях болтаться? - она лишь пожала плечами, - может, он потому-то так и смотрел... Да и дело не только в том. Как бы тебе сказать... Если бы я стала встречаться со Свестом или с Ниястом или еще с кем... я бы просто для себя не видела причины: почему именно с этим, а не с другим и почему не со всеми по очереди, хоть каждый день... Но только я так не хочу. А ты... когда я услышала об истории с Гаридом, а потом увидела тебя на площади, такого гордого, несмотря, что тебя чуть не осудили и хотели испытать... и на то, что ты всего лишь, извини, аллиол... А потом когда еще жрец сказал, что ты - избранник Богов... У меня внутри словно что-то оборвалось. Мне так захотелось почувствовать твои руки на своих плечах. И мое желание сбылось. Мне даже не верится, что вот так: только что мы были каждый сам по себе, и в миг... Ты - лучший!
   - Я польщен, - произнес я, хотя и не мог припомнить, чтобы жрец назвал меня "избранником Богов", - мне кажется, что я тоже тебя люблю.
   - Так кажется или любишь? - она сорвала у меня с пояса сумку со всякой ерундой и отскочила в сторону.
   Я бросился за ней:
   - Отдай!
   - Так любишь или нет?
   - Я же сказал - люблю, - воскликнул я, пытаясь отнять свой предмет, - хотя это уже похоже на шантаж.
   - Не отдам, не отдам! - она весело запрыгнула на ближайший сук, потом выше и, заложив сумку в расщелину эдра, спрыгнула назад.
   Я подбежал к дереву, подпрыгнул, подтянулся на руках, легко закинул себя на ветку, также поступил и на следующем уровне и, победно привязав сумку на ее законное место, прямо оттуда спрыгнул вниз.
   Но главной моей наградой был ее восхищенный взгляд.
   - Ты двигаешься почти как наэрл, как бескрылый наэрл.
   Бескрылый... вот то-то и оно. Она хотела сказать что-то еще, но я ей не дал, прижав свои губы к ее губам. Целовать твое тело, целовать тебя всю...
   Ее шепот возле моего уха:
   - Пойдем ко мне? Ты ведь еще не знаешь, где я живу. Тебе понравится. Идем?
  
   ***
  
   Ее комната не отличалась по размерам от моей. Но вот обстановка... По стенам были развешаны гроздья затейливо плетеных гирлянд из сушеных фруктов и цветов. Постель, как я разглядел, была заполнена смесью фарриса и трав. Поверх нее лежала какая-то очень тонкая циновка, углы которой были привязаны к каким-то колышкам, непонятно как вбитым в каменный пол. Я подошел ближе и удивился, насколько интересен плетеный узор. В стороне валялась еще такая же. А там, где обычно находится голова, лежал плоский тоже, конечно, плетеный мешок. Я потрогал и понял, что в нем лежит хлотовая вата. Зачем?
   Тут она одним прыжком запрыгнула на все это великолепие и, обхватив руками мою голову, потянула на себя. Оказать сопротивление я не смог...
  
   ***
  
   Проснувшись, я обнаружил, что Ирлиинн спит у меня на плече, а под моей головой лежит тот самый набитый ватой мешок. Сверху мы были накрыты той самой тонкой циновкой, которую я ранее заметил на полу. Надо сказать обе идеи мне понравились. Как и сама постель: мягкая и гладкая сразу.
   Я аккуратно выбрался выпить воды. Там, в бочке, было воды на самом дне. Подхватив два ведра, я пошел искать пещерный родник. И как ни странно сразу нашел. Когда я вернулся, она уже не спала.
   - А я испугалась, что ты уже ушел.
   - Нет, конечно, доброе утро, Лиинн
   - Мне было с тобой так хорошо!
   - А ты - вообще самое лучшее, что когда-либо было у меня. Как у тебя красиво! Сколько же времени ты все это плела? - спросил я, указывая на гирлянды.
   - Основу - в первый же год. Мне так хотелось, чтобы мое первое отдельное жилье не было похоже больше ни на чье. Конечно, это было не самое оригинальное желание... А последующие три года я только обновляла и иногда заменяла ту или иную деталь.
   Мое сердце радостно затрепетало - ей явно не было не то что трехсот, но даже и каких-нибудь пятидесяти лет. Да какое там. Она почти моя ровесница! А с учетом того, что они дольше остаются детьми так и вообще ровня. Я невольно ее поцеловал, что обернулось тем, что встали мы, только когда солнце было в зените. Она, потянувшись легким, казалось чуть не приподнявшим ее вверх движением, резво что-то накрыла на стол, порхая словно бесплотная бабочка Энн, исполняющая желания и мечты. На мгновение я вдруг представил, что она выкинет подкрылки и... о, нет... внутри вновь что-то похолодело - "это не человек". Но тут она невзначай коснулась меня коленом, чуть присев погладила внутренней стороной бедра... И - все, уже начавшая наползать скованность исчезла без следа.
   Я не столько ел, сколько любовался ее обнаженным телом: она не нашла необходимым чем-нибудь прикрыть длинные стройные ноги, упругие манящие бедра, грудь же наирии вообще часто пренебрегали прятать от посторонних глаз... И тут ее невероятного цвета заострившиеся соски оказались на уровне моих глаз, и, взвившись вверх вершинами гор, закатились назад, подчиняясь изгибу гибкой, как лоза, спины. В тот же миг ее бедра плавно опустились на мои, качнувшись в ритме моего же, казалось готового вырваться из груди, сердца, ее ступни с разных сторон как ладони погладили икры моих ног... и вдруг взметнувшись соединились за моей спиной, подарив мне сладость объятий сильных мышц ее ног... Мои руки сами притянули ее бедра ближе, еще ближе... бесконечно близко... В общем ритме бежит время потерянное для сомнений и печали, для бед и боли прошлого, для всего, что хотелось забыть... но раньше подводила упрямая память... Теперь этого всего больше нет со мной... Только я и она, она и я... и оооо.... блаженство... Крик вырывающийся из самой глубины существа... ее или моего? О, нет, это наш единый, общий... потерянный во времени... миг счастья!
   Блаженное расслабление, когда внутри еще трепещет, а снаружи уже не хочется ничего, только продолжать наслаждаться собственным ставшим таким полным и совершенным "Я", лежа на гладкой циновке на полу... Ее тело в таком же блаженном бессилие лежит на моей груди... Зеленоватое серебро - какой же это восхитительный цвет... как мои глаза счастливы видеть переливы оттенков ее изумительной нежной кожи... Я аккуратно провел по ней рукой... Кажется Лиин спала... надо же... помнится раньше первым всегда засыпал я...
   Конечно, сейчас я невольно сравнивал ее с другими женщинами, которые ранее были со мной. То есть с доступными для несемейного Смиалоэта девушками-геттам. Они явно ни в какое сравнение не шли. Радостно встречали, могли потанцевать, но дальше... Было ощущение, что они словно извиняются, или, наоборот, ждут какого-то осуждения от меня, или скорее терпят, чем хотят моего присутствия. И при этом подчеркнутый откровенный, но одновременно и навязчивый призыв обнажающегося и делающего соблазняющие движения тела. Здесь же - полнейшая раскованность и простота. Словно происходящее - самая естественная вещь. Нет, я не хочу сказать, что раньше считал, что это не так. Но... одно дело "иметь такое понимание" и совершенно иное - ощущать всем своим существом разницу. Это стоило того, чтобы не только выломать зубы Гариду и нахлебаться крови Амиритта до коликов. Ради этого стоило "почти умереть". Но только так, чтобы воскреснуть потом. Иначе, какое может быть наслаждение? Наверное, если сейчас я бы оказался в постели с кем-нибудь из геттам, я бы, просто не понял, что рядом со мной - женщина. Хотя накануне, стоя по грудь в воде и обнимая Ирлиинн... Я тряхнул головой.
   Лиин тем временем очнулась от объятий сна, соскользнула с меня и, еще восхитительно растрепанная и немного сонная, взяла мои руки в свои.
   - Ты, может, хочешь крови? Так не стесняйся - пей, - предложил ей я.
   - Нет, не хочу. Я не хочу, чтобы ты думал, что я с тобой ради этого и сомневался в том, как я к тебе отношусь и почему. Только знаешь, что я хочу тебе сказать... Иногда, когда люди начинают встречаться они стараются видеться каждый день. Стараются не расставаться и ночуют вместе почти всегда. А потом... потом сами не замечают, что надоели друг другу до смерти. И теряют вот этот восторг, который сейчас чувствую я, находясь рядом с тобой. Может не стоит так? Давай договоримся, что встречаться будем лишь иногда. Вот сейчас, например, вместе, а завтра каждый сам по себе. Чтобы немного поскучать. И - снова встречаемся. А?
   Вот так... сама простота и раскованность потоком холодного осеннего дождя мне на голову убийственной безжалостностью казалось бы таких простых слов... "Ты никогда не должен ее ревновать и мешать ей встречаться с кем-либо еще. Это только ей решать". Да я все понял, Свест, и я это учту. Даже если сердце рвется пополам, а к голове приливает кровь...
   - Конечно, радость жизни моей, моя невероятная идеальная девочка, все будет так, как хочешь ты, - покорно вторю ей я, боясь только одного - совсем ее потерять, - Это только тебе, милая, решать, когда мы увидимся в следующий раз...
   - Я, я люблю тебя!
   И снова бесконечный трепет объятий, разнузданность поцелуев и...
  
   ***

-- 23 день месяца Иссок

  
   Вернулся я домой только утром следующего дня. Причем и Свест и Нияст куда-то уже ушли. Я достал свою сокровищницу и, выковыряв оттуда весь имеющийся запас жемчуга, нашел, что это слишком мало для Ирлиинн. Быстро перекусив, я тронулся в путь и к полудню был уже на внешнем озере. Никогда я так интенсивно не нырял просматривая каждую пядь бугристого, поросшего водорослями дна. Вскоре я набрал почти пригоршню жемчуга. Правда, достаточно крупной жемчужины я так и не нашел. Выбравшись на берег и проверив, нет ли отверстий в немного потолстевшей сумке на бедре, я, закрыв глаза, вытянулся под лучами еще ярко светившего солнца. Вскоре на меня упала тень. Нет, это не облако прикрыло солнечные лучи. Надо мной стоял Свест.
   - Не помешал? - поинтересовался он, садясь рядом.
   - Нет, конечно, и, заметь, я даже не спрашиваю, как ты меня нашел.
   - А чего спрашивать - ты здесь как на помосте. Виден с любой точки. Кто еще может столько времени проторчать в воде? Вот я и дождался, пока ты наконец-то захочешь ощутить под ногами твердь, и решил подойти.
   - Ты сердишься на меня, Свест?
   - Да, собственно, нет. Хоть ты поначалу немного и выбил меня из колеи. Девушек хватит на всех - это, во-первых, а во-вторых то, что девушки всегда вправе сами решать и никто не может чинить этому препятствия относится и ко мне. Так что мир.
   - А где Нияст?
   - Висит на дереве, пытаясь ускорить свое передвижение вверх и вниз по ветвям в трехстах шагах отсюда по земле.
   - Пойду, пожалуй, к нему подойду...
   - Да ладно, садись - донесу. Я ж тебе сказал - мир.
   Мы добрались до места в один момент. И, конечно, Свест остановился не на земле, а в кроне липолы. Как только мы оказались в ее расщелине, к нам немного неловко перепрыгнул Нияст.
   - О! Привет Рин! Думал, не увижу тебя еще несколько дней. Ну и как она?
   - Тебя не касается, - отмахнулся я.
   - Да ладно, я так сказал.
   - Все, спускаемся, - скомандовал Свест, - тут не танцплощадка толпой стоять.
   И первым сиганул вниз.
   Я спрыгнул следующим и, несмотря на высоту - точно на ноги, разве что слегка коснувшись земли ладонями. Я успел заметить, что спрыгнувшего Нияста, в отличие от меня, все же немного подстраховал Свест.
   - Ого, - оглядывая меня с головы до ног, произнес Нияст, - ничего себе спускаешься. И как только цел.
   - Мда, утверждения о том, что аллиолы несравненно менее способны передвигаться по деревьям, чем л... вампиры сильно преувеличены, - заметил Свест, - дело только в тренированности да в страхе высоты.
   - Собственно трусостью Рин никогда особо не страдал...
   - И осторожностью тоже... Проблема в том, что если неловко сорвешься ты или я - скорее всего это будет лишь вопрос времени: кости срастить. Если вообще будет перелом. А вот собрать аллиола... вопрос будет: есть ли вообще что собирать. Может, будешь поосторожнее, Рин?
   - Я не сорвусь. А по поводу моей осторожности, да если бы она у меня была...
   - Ладно, не заводись. Только не забывай - мы с Ниястом носимся по верхам с трех лет. Сначала, конечно, скорее ползали. Но все равно. Ты - без года недели. Учти!
   - Я все учту, Свест.
   - Ну, тогда постараюсь сильно за тебя не переживать и за себя, кстати, тоже...
   В целом я понял намек, но развивать эту тему не стал.
   - Ладно, ребята, главное не ссориться, - резюмировал Нияст, - поскольку мне не хочется демонстрировать Рину насколько я стал неловок наверху, предлагаю куда-нибудь пойти прогуляться пешком.
   - Я даже знаю куда, - вставил Свест, - тут недалеко некто Каэрс заметно похорошел и уже, должно быть, совершенно не понимает, почему столько времени мы прячем от него тебя, Рин. Ты же понимаешь Риарин, мы не могли ему сказать, что ты валяешься полностью выпитый в келье жреца. Он просто бы не смог понять. Пришлось сказать, что он сам очень заразен для тебя. Но это становится все меньше похоже на правду.
   О Боги! Как я мог забыть!
   - Каэрс? - переспросил Нияст, - а это кто?
   - Я тебе подробно расскажу, пока Рин пойдет с ним поговорить. Наше с тобой двойное присутствие он вряд ли перенесет. Или мы туда не пойдем? А, Рин?
   - Идем, конечно.
   - Ну и хорошо. Обратите внимание, дорогие - ради вас я тоже иду пешком.
   - Да ты только цену-то себе не набивай, - насмешливо произнес Ней, подмигнув мне, - ты для нас и так великий вождь. Показывай дорогу.
   Неужели именно этого веселого парня я чуть не забил дубиной до смерти меньше чем две луны назад? Видя в нем лишь жаждущую крови и, возможно, бессмертную тварь? О, Боги! Неужели это был я?
   Мы обошли озеро вокруг. Затем резко пошли направо и практически вышли на одиноко стоящую хижину. Где-то в ста шагах от нее Свест остановился.
   - Тебе, Рин, именно туда, а мы подождем пока здесь.
   Я дошел до хижины, обошел ее вокруг. На пороге, уставившись в одну точку перед собой, сидел Каэрс, Кай.
   - Привет! - первым порывом для меня было его обнять.
   - Не приближайся ко мне Рин, не надо. Я не хочу.
   - Зачем ты так?
   - Ты должен считать, что я должен быть благодарен тебе и я, действительно, хочу тебя поблагодарить. Я, кажется, почти совсем здоров. Эти твои кровососы творят чудеса. Но если бы ты знал, Рин, каким дерьмом я ощущаю себя теперь.
   - Кай, эти кровососы спасли тебе жизнь, неужели ты нисколько не благодарен им?
   - Я слышал, они это сделали ради тебя. Чем ты им так услужил? Сколько людей ты подставил под их клыки?
   - Как ты мог подумать такое обо мне Кай? Ты, который знает меня столько лет?
   - Я знал другого Риарина. Сильного, смелого, принципиального... А теперь оказалось, что он совершенно другой. Получилось, что я совершенно не знал тебя, Рин.
   - Ну, подожди Кай, может, у меня не было просто другого выхода?
   - Другой выход есть всегда. Впрочем, и я тоже оказался слишком слаб и мне придется терзаться тем. Я настолько слаб, что даже не посмею пойти раскаяться Великому жрецу и тем, возможно, прервать свою никчемную жизнь. Радуйся - я принял предложение этих серых и зеленых тварей выдать себя за странника в племени каких-то Гайчшерт. И начать другую жизнь. Но извини, в ней уже не будет места для тебя.
   - Зря ты так и ты не прав, называя их тварями. Ты ничего не знаешь о них!
   - И знать не хочу, в том-то и вопрос. А чем ты заболел, чтобы попасть сюда?
   - Бредом сошедшихся лун...
   - Ты как-то странно начал говорить.
   - Подожди, я тебе все расскажу...
   И я кратенько, выдавая только самую суть, рассказал Каэрсу историю своего знакомства с племенем Агори.
   - Ну, ты и кретин! - воскликнул Кай, когда я закончил рассказ, - если конечно сейчас не наврал! Действительно, я тебя совершенно не знал. Оказаться среди вампиров только для того, чтобы не дать сдохнуть одному из них! Действительно бред. Конечно, убийство любой теплокровной твари - это грех. Но не такой тяжкий, как изменить себе и предать свой народ. Жрец бы вымолил тебе прощение у Богов. Тем более, что, по сути, ты не убил, а лишь обрек... А теперь ты обрек себя одиноко стоять пред судом беспощадных Богов.
   - А еще, между прочим, я обрек себя на выслушивание всего, что ты только что мне наговорил! И только за то, что я не дал сдохнуть тебе! - вспыхнул я, - Нет, не так. За то, что не обрек тебя подыхать в страшных муках от холода у выхода из пещер в пору жестоких зимних холодов! И где бы тебе ни один жрец не помог и ни один бы жрец не стал даже молить всех этих Богов о том, чтобы ты хотя бы умер без мук. А уж про то, чтобы дать тебе какое-нибудь зелье, чтобы облегчить твои страдания я уж вообще молчу. И пусть уж Боги рассудят заодно, какую большую глупость я тем самым совершил!
   - Извини меня, Рин. Возможно, я немного к тебе не справедлив. Может излишняя доброта заставила тебя оступиться?
   - Я спишу, все, что ты говорил, на твою тяжелую болезнь. Желаю поправиться поскорей.
   Только сейчас я понял, что все это время стоял на ногах и присел. Возможно, Каэрс еще сохранял какие-то дружеские чувства по отношению ко мне. И именно поэтому пересел ко мне ближе и, глядя мне в глаза, сказал:
   - А может нам уйти вместе с тобой, Риарин? В то, чужое племя? Нелюди, может, отпустят тебя? Тогда мы могли бы начать все сначала и все это забыть, просто забыть...
   - Как сон? Нет, Кай, здесь теперь мой дом, мои друзья и даже больше того. И не строй иллюзий на мой счет: они не держат меня, и я тоже всегда могу уйти. Но я этого никогда, слышишь, никогда не хотел. С самого начал мой выбор был - жить среди них. А тебе, тебе желаю удачи там, где ты поселишься. Возможно, когда-нибудь ты что-нибудь поймешь. Так что прощай и благодари Богов за то, что ты мой друг.
   - Может, ты и кровь теперь пьешь?
   - Может быть...
   - Ладно, Рин, прощай. Больше не рассказывай мне ничего. Я еще то, что ты обращаешься к вампирам по именам пережить не могу. Я бы так не сумел. Но я не возьму назад своих слов - я благодарен тебе.
   Он все-таки снизошел до того, чтобы на прощание меня обнять. Я тоже слегка прижал его. А затем, махнув рукой, легко переместился вверх на стоящий рядом эдр и эффектно исчез среди его ветвей. Далее я, раскачавшись на руках и сделав перехват, перемахнул на следующее дерево. Потом перепрыгнул на ветвь стоящей рядом липолы и лишь с нее, решив не искушать судьбу, спрыгнул вниз. И далее уже пешком дошел до места, где оставил своих теперешних соплеменников.
   - Как же ты долго! - воскликнул Нияст.
   - Так я же тебе уже сказал: его приятель категорически отказывался говорить с любым из нас, только интересовался где же Риарин, - заговорил Свест, - вероятно, он накопил очень много добрых и хороших слов. Так, Рин?
   - Ты же обо всем догадался, Свест. Так зачем спрашивать?
   - Да просто чтоб узнать - он тебя там не совсем оскорблениями замучил? Может уже пора тебя утешать?
   - Справлюсь сам... Ты, Свест, хорошо меня обучил, кто мне свои. А вы действительно доставите его в племя Гайчшерт?
   - Разумеется, кроме шуток, Рин, я же обещал. Ты что не доверяешь мне?
   - Да нет, доверяю, ты же знаешь.
   - Ну, тогда поверь, что там ему будет хорошо. Там очень неплохо принимают чужаков. Меньше чем через год он будет там иметь не только свой дом, но практически наверняка и семью. Если, конечно, не подхватит болотную майори. Но мы подстраховались и на этот случай. Помнишь розовые цветы? Теперь, когда он пил, в том числе, и настойку на них, майори для него - что легкая простуда. Думаю, когда он немного обоснуется, и я поточнее буду знать, где именно он будет находиться, можно будет нам с тобой сделать туда вылазку. Возможно, ты сможешь убедиться собственными глазами, что я тебя не обманул.
   - Это даже излишне, Свест. Не знаю даже как тебя отблагодарить. Но, все же, если бы ты меня куда-нибудь с собой возьмешь - я буду рад...
   - Ой, не расплатишься... Разве что... Да ладно, ладно. Шучу.
   - Ну что, все выяснили? - поинтересовался Нияст, - как насчет того, чтобы тронуться в обратный путь? Нам еще столько топать по земле пешком.
   - Все, для меня наземный поход закончен, - возразил Свест, - есть три варианта: первый: я - по верхам и жду вас дома, второй - подхватываю Рина и оттаскиваю сначала его, а потом прихожу за тобой и третий - сначала отношу тебя.
   Посовещавшись с Ниястом, мы выбрали второй, и я первым оказался за обводной горой дворца. Едва я успел подойти к своей комнате, они уже нагнали меня.
   - Наша компания еще не успела тебе надоесть? - осведомился Ней, - с нами вечер проведешь или предпочитаешь свалить?
   Свидание с Ирли было назначено только ко второй половине следующего дня, и я ответил:
   - Да, пожалуй, к вам.
   - Точнее ко мне - уточнил Свест, - опустошать бутыли надо равномерно по всем домам, чтобы никому не было обидно...
   - Сопьемся, Свест, - заметил Нияст.
   - Да ладно, мы по чуть-чуть.
   Как ни странно мы действительно не особо напились. Так, чисто формально. Хватило, должно быть, вчерашнего. Сидели, трепались обо всем. Было как-то очень уютно и хорошо. И перед сном разошлись каждый к себе.
  
   ***

-- 24 день месяца Иссок

  
   На следующий день я проводил своих приятелей на очередной марш-бросок по лесам. Потом немного позанимался хозяйством, обновил запасы продуктов, воды и бросился к Лиинн. Я обещал придти к ней прямо домой.
   И вот я врываюсь к ней. Совершенно не находя нужным стучать в открытую дверь. Она меня ждет, бросается на шею. Я, насладившись поцелуем, мягко отстраняю ее и высыпаю передней ней все свое жемчужное богатство. Она восторженно кричит. Собирает в свои ладони переливающиеся камушки, подносит к глазам, какое-то время любуется, пересыпая драгоценности из руки в руку. Затем, высыпав все это в одну из чаш, бросается на меня, совершив головокружительно-очаровательный поворот в воздухе. Думаю, можно не описывать подробно, как я провел остаток дня и следующую ночь.

-- 25 день месяца Иссок

   ***
   Наутро моя девочка проснулась раньше меня: когда я открыл глаза, она внимательно рассматривала мое лицо.
   - Знаешь, у тебя такие странные синие глаза... Я сейчас смотрела на твое лицо и думала, что мне раньше всегда казалось, что у аллиолов совершенно некрасивые, невыразительные черты. Но сейчас я бы не смогла сказать того же о тебе. Ты нравишься мне безумно! Понимаешь, мне нравится в тебе все!
   - Лицо, как лицо. Ты совсем меня захвалила, солнышко. Это лучше тебя никого нет! Я тебя так люблю, так люблю, - снова заключил я ее в объятья.
   Она ловко вывернулась:
   - Пойдем гулять?
   - Как захочешь, малыш, - сказал я, немного неохотно вставая, - куда пойдем?
   - Я давно у кроков не была, они такие хорошенькие!
   - Да, я бы с тобой пошел, но ты уверена, что захочешь топать до них медленно и по земле?
   - Ты что думаешь, я не умею ходить пешком?
   - Ну, тогда пошли.
   Уже в лесу выяснилось, что медленно ходить пешком не могла сейчас не только она, но и я. Мы носились как угорелые, гоняясь друг за другом и просто так периодически запрыгивая на ветви и стволы. Я не хотел признаваться, но к тому моменту, когда мы оказались у нор я уже начал уставать. Ей, конечно, хоть бы что. Она-то еще бы не так неслась и совсем на другой высоте.
   Пока она ласкала забавных зверьков и угощала их каким-то принесенным лакомством, я просто наблюдал за их забавной возней. Одного из малышей она взяла на руки и прижала к себе:
   - Правда, хорошенький?
   - Еще бы, - я почесал зверька за ушками.
   - Вот бы забрать его к себе и видеть каждый день. Говорят там, откуда их привезли, их держат и в домах, только осенью выпускают, чтобы они успели накопать нор, в которых проспят до самого наступления тепла.
   - Станет их больше, тогда жрецы тоже, возможно, решат, что их можно разбирать по рукам, - улыбнулся я.
   Возвращались мы, конечно, с заходом на озеро. Где-то я даже ждал, что рядом опять появится Свест, но его, видимо, поблизости не было.
   Я встретил его позже, когда, проводив домой Лиинн, возвращался к себе. Он шел в обратном направлении в обнимку с Эшель. Просто махнул мне рукой.
   Дойдя до своего жилья, я в бессилии рухнул на постель.
  
   ***

-- 26-29 день месяца Иссок

  
   Примерно так же я жил и последующие дней четыре-пять. Той же жизнью отпетого бездельника: гулял, купался, загорал, встречался с Ирлиинн, пару раз сидел с приятелями. При этом совершенно не интересовался где они проводят остальное время и не откровенничал особо сам. Изредка приводил в порядок дом и таскал из кладовой дармовую еду. Впрочем, нет, когда Лиинн отправилась на сбор мелких малир и позвала меня с собой, я, разумеется, хоть и не был привлечен к общественным работам, пошел ей помогать. К моему удивлению там же крутились и Свест и Нияст и много еще кто. Бригаду наэрлов, которые в этот раз должны были перетаскать урожай в хранилище, я даже не беру в расчет. А ведь наверняка и в хранилище кто-то все это принимает, связывает, сушит, раскладывает... В конце дня мы собрались одной большой компанией, к которой, кроме наших девушек, присоединились еще несколько наэрлов и наирий. Разожгли огонь в лесу и нажарили рыбы, которую дружно наловили в ближайшей реке. Надо сказать таких медлительных и лишенных чувства опасности рыб я не встречал больше нигде. Мы не только насытились, но и запаслись. Половину этого запаса, впрочем, по принятому обычаю отнесли в те же общественные кладовые.
   Начало дежурства Свеста мало что изменило в течение этих обычных, не особо разнообразных, но отчасти тем и хороших, предсказуемых дней.
  
   16. Силы знак

-- 30 день месяца Иссок

  
   В это утро я еще полусидел на лежаке и думал о том, что предоставленная возможность не быть озабоченным пропитанием, подготовкой к зиме и другими насущными проблемами, а также не быть задействованным в выполнении каких-либо общественных обязательств, привела к тому, что я натуральным образом не знаю, чем себя занять. Моя Лиинн не выразила пожеланий видеть меня раньше, чем через три дня. И как минимум в один из этих дней, я точно знал, она занята в подготовке к зиме, но наирии договорились обойтись там собственными силами. Я же чувствовал себя совершенно не у дел. Заняться любимым собой? Потренироваться в беге, лазанью, прыжках? Вот если бы рядом был Свест... Но он дежурит... да и сейчас в этом плане его больше интересует Нияст. Мне это как бы и не зачем. Ну, в самом деле, не будет же он меня тренировать ради того, чтобы я вызывал восторг у своей подружки, к которой он сам раньше испытывал интерес? Все же я уже почти собрался встать и двинуться куда-нибудь вне дворца, но в этот момент в моем жилище появился Ней.
   - Проходи, - махнул ему я, едва завидев, и показал место рядом с собой.
   - Привет, что делаешь? - сказал он, садясь напротив меня на том же лежаке.
   - Пока валяюсь, но, наверное, сейчас пойду куда-нибудь побродить...
   - Может, останешься здесь? Помнишь, какой сегодня день? Луны встречались 30 дней назад и сегодня увидятся вновь. Я с некоторых пор стал несколько суеверен. Свест рассказывал тебе о лунном влиянии?
   - Да, говорил. Надо же, а я счет дням потерял...
   - Ну, так что?
   - Решено, остаюсь. Ты, надеюсь, тоже побудешь со мной?
   - Мда, не буду искушать судьбу. Никаких планов у меня особо нет.
   - Так что - сегодня залегаем в спячку?
   - Свест и это рассказал... Пока не хочу. Знаешь, у меня такое ощущение, что ты стал нас избегать.
   - Да я и сам этим тягощусь. Как-то так получается. И вы со Свестом вместе заняты, и я занят Лиинн... Но тут я сам себе удивился - меня словно задело, что Свест на охоту с собой на днях не позвал.
   - Неужто крови захотел? - улыбнулся Нияст.
   - Конечно, нет, - бросил я, почувствовав в горле легкий спазм, - я не то сказать хотел. Кстати, а ты ведь нынче не охотишься и как обходишься?
   - К жрецу хожу. Инвалидам, вроде меня обычная поддержка - храмовый аллиол. Ну и, конечно, меня прикармливает после удачной охоты Свест. И только потом бежит к детям.
   - У него есть сын?
   - Нет - дочь. Пятнадцать ей уже. Еще пара весен - и она сама охотиться начнет. Прикормит ее, моего парня, а потом, может, и остальных. Хорошо детям надо по чуть-чуть.
   - Что-то вспомнилось - ты меня давно не просил.
   - Нравятся мои заискивающие глаза?
   - Просто чувствую себя не у дел....
   - Почти уверен - тебя в этом плане не трогает и твоя Ирлиинн...
   - Ты прав, значит, знаешь почему?
   - Тебе просто трудно оценить, какой у окружающих был шок, когда оказалось, что ты загибаешься всерьез. Конечно, это было предсказуемо, все-таки второй обряд. Но на чудо-то надеялись все. Не то, что встанешь и пойдешь, но что хоть будешь в нормальном состоянии пить, есть и хоть потихоньку, но восстановишься. Но что так... Я-то узнал, когда все уже было хорошо, но все равно... шок. И было тяжело, что ты сознание не терял...
   - Да, если бы не Свест...
   - Свест... как у нас говорят: сам сломал - сам починил. Хорошо хоть жрец правильно рассчитал, что, в крайнем случае, у него хоть это получится. Потому и не прикрыл затею. Но и огрел он Свеста, надо сказать, с запасом, от души. И, с тех пор, жрецы вывели и зафиксировали в книгах окончательное резюме, что такой риск возможен, как минимум, с аллиолом живущим у нас хотя бы год.
   - А раньше об этом никто не знал?
   - Я же не кривил душой, когда говорил, что это редкий обряд. Обычно свои аллиолы на такое не идут, а дикие не годятся. Так можно было поступить первый раз с тобой, не посвящая особо в подробности. Ребята и так готовы были тебя, уж прости, разорвать. Впрочем, первый раз проходит обычно хорошо. А для тебя, тогда еще дикого, по сути, разница между обычным нападением на охоте и обрядом была не так уж велика. Разве что аспект относительной добровольности... Начни ты выкручиваться и рваться тогда и об обряде пришлось бы забыть. Держали б тебя при мне месяца два на пределе твоих сил, и я бы все это время лежал. Жрецы бы ворожили, конечно, но по чуть-чуть. А потом все по тому же графику. Ясно?
   - Понятно, аллиолы, которые привыкли безболезненно давать кровь так не хотят.
   - Только, бывало, ради близких им вампиров-друзей или девочек в случаях катастроф. Изредка даже соглашались, точнее, напрашивались вскоре на второй обряд. Поэтому и есть небольшая статистика. Третий, конечно, попал под полный запрет. Но настолько сочувствующими, таким как я, они становились минимум через год. До сих пор удивляюсь, как тебя-то Свест уговорил?
   - Что теперь об этом - дело прошлое. Знаешь, я сейчас чувствую в себе как никогда много сил.
   - Это, судя по прошлым записям, нормально. Потом еще если учесть, как тебя восстановил Свест... Все может быть.
   - Нияст, я хочу поделиться своей силой с тобой...
   - Думаешь, меня сложно уговорить?
   С этими словами он гибко переместился ко мне и присосался к основанию шеи. Потом откинулся на спину рядом со мной.
   - Твою линну усвоить проще всего, - сказал он чуть спустя, - словно сама силой оборачивается. Никакого противодействия. Впрочем, что это я... ты не поймешь. Только восстанавливаться не забывай, хорошо? Чтоб за тобой как за ребенком не следить. Просто запомни, свое состояние, когда тебе хорошо и всегда нужные травы настойки при себе держи. Если что не так...
   - Да знаю я к кому обращаться... Сколько можно меня учить...
   - Ну да, да.
   Как бы между делом заглянул Свест.
   - Всем привет! Какое счастье, что вы оба дома. Значит, есть шанс, что все будет хорошо.
   - Ты это зашел сказать? - полюбопытствовал Ней.
   - И это тоже. Если бы кого не застал - сейчас своим ребятам бы велел смотреть во все глаза, чтобы нашли. Ну и заодно лично решил передать весть - ночью черные прилетят.
   - Этой? Специально, может, чтобы нам не готовиться встречать?
   - Кто их разберет. Может, чтоб разгонка была сильней.
   - Откуда хоть?
   - Из Латтарии. Может, я даже знаю кого, дважды там бывал.
   - У меня оба раза не сошлось...
   - Ребята, а вы хоть о чем? - наконец, решил поинтересоваться я.
   - Не будем портить тебе впечатление. Ночью на празднике увидишь все. А там уж Ней тебе все объяснит, - ответил Свест, - Впрочем, предполагаю я тоже к вам на время встречи присоединюсь. Мои разгильдяи вроде уже настроены на рабочий лад. Ладно, несусь к ним проверять. Все-таки разболтались без меня. Ты, Ней, чем хочешь его умори, но заставь спать. А то ночью заснет и все пропустит. Ну, давайте! - и Свест покинул наш тесный круг.
   - Сколько же народа контролирует сейчас Свест? - спросил я
   - Человек около ста, точнее где-то примерно сто десять человек плюс-минус пять.
   - И этого хватает, чтобы охранять все?!
   - Все, что нужно охранять. Конечно, если что-то реально случится встрепенуться все жители дворца. Мы же можем на очень большие расстояния кричать. Правда этого не слышно тебе, но любой ч... вампир понимает любой слуховой знак.
   - Ты ведь вместо слова вампир то и дело хочешь использовать слово человек?
   - Ну, да... - легко согласился Ней, - оговориться, правда, легко. Есть же некоторое несоответствие языков. Извини.
   - Ладно, проехали. Интересно как же располагается караул?
   - Хочешь знать?
   - Нет, если это секрет - не говори.
   - Да нет, секрета нет. Ты же свой. Внутри дворца вокруг башен всегда находится ровно 20 человек. И я, конечно, не беру девичий патруль.
   - Есть и такой?
   - Да есть. Вокруг детской площадки защищают нас от нападения белокожих мелких варваров не менее 10 человек. 10 наэрлов постоянно дежурят при башне жреца: отнести, принести, проводить и т.п. Не было еще случая, чтобы кто-нибудь подошел со стороны южной расщелины и со стороны болот. Последние не проходимы вообще. Поэтому и там, и там не ставится никогда больше, чем по пять человек. Так, вдруг какой аллиол забредет и что-нибудь не то натворит. Вся территория с горной стороны и так защищена. Там даже нам передвигаться бывает сложно. И, конечно особого внимания требует вся прилегающая лесная территория и верховье Ухту. Ну, на скалах в направлении Ухту крутятся около 15-20 наэрлов. И в направлении Ашенген уже выставляется практически весь остальной гарнизон. Леса северного направления, помнишь, так еще рыба сама в руки шла - они совершенно дикие. Там на десять дней пробега никаких аллиолов нет. Кстати там мы и собираем в основном весь необходимый нам зимний запас.
   - А в стороне Ашенген и Ухту вы собираете кровь.
   - Надо же угадал! Ничего я не забыл? Ну, ночью треть караула чутко дремлет на некоторых ключевых точках, которые постоянно меняются... Ах, вот еще - вокруг внешней обводной горы тоже с десяток наэрлов караулят. Так что если когда не сможешь отыскать вход - свисти. Кто-нибудь подойдет. Кстати, на самом деле довольно много выходных щелей. Та, которой мы привыкли больше ходить - просто самая близкая в сторону озера и Ашенген.
   - Да, я же помню, на север-то мы выбирались из другой. Я, кстати, так и не научился свистеть.
   - Научись, пригодится. Это проще, чем прыгать с высоты. Впрочем, придется учиться, когда тебя куда-нибудь подальше вытащит Свест, а то, тренируясь, весь гарнизон переполошишь.
   - Думаешь, он меня, когда еще возьмет?
   - Почему нет... Вот я еще окрепну и восстановлюсь...
   - Ты-то когда сможешь летать? - с этими словами я встал и поплелся к бочонку с водой.
   - Обычно рассосавшиеся подкрылки, начав расти, отрастают заново синхронно с танцем лун. Следовательно, в середине следующего танца можно попробовать развернуть. Это нелегко. Ощущение как будто тебя на части рвет. Причем детишки даже не замечают, но как ты посерел, и осталось развернуть всего одну треть... Я тогда, помнится, в какой-то момент стал сомневаться - так уж она мне нужна. А теперь надо развернуть будет все полностью с нуля... Конечно, переживу... Видишь, танец лун назад я боялся об этом мечтать, а теперь жалуюсь...
   - Бывает..., - сказал я присаживаясь на стул, - Правда, у меня, кажется, наоборот... я начинаю мечтать о том, что раньше возмущало меня.
   Последнюю фразу я сказал очень тихо, и он словно не услышал меня.
   Какое-то время мы просто молча посидели, думая каждый о своем, затем занялись едой, обсуждая прошлый праздник лун, нашу веселую компанию тогда, посетовали о том, что только на время к нам присоединится Свест.
   В какой-то момент нашу беседу прервал заскочивший в комнату Асант. Я знал его очень плохо, познакомились тогда во время проливного дождя. Он поприветствовал нас, мы пригласили его зайти.
   - Нияст, Рин, вы сегодня, как я понимаю, на празднике остаетесь вдвоем?
   - Ну, почти, - улыбнулся Нияст, - а в чем вопрос?
   - Предлагаю засесть более широкой компанией. В прошлый раз в нашей компании была Лиинн. Она подружка моей Эркетт. Давайте сделаем девчонкам приятное - чтоб им не метаться.
   - Боитесь остаться без девичьего общества?
   - Нет, заботимся о вас.
   - Мы того не стоим, но идея неплоха. Правда, Рин? - обратился он ко мне. Я, пожав плечами, кивнул.
   - Ну, тогда давайте встретимся где-то между двух озер, - предложил Асант.
   - Договорились - сказал Ней.
   Асант вышел прочь.
   - Ну что - неплохо бы поспать? - заметил Нияст, - я уже, собственно, сутки почти не сплю, а ты выпей сон-травы. А к вечеру пойдем на озеро. Глядишь - и Свест подгребет.
   Были все резоны именно так и поступить.
  
   ***
  
   Вечером этого же дня мы собрались на берегу. Выбрав местечко поуютней мы готовились гулять всю ночь, а заодно посмотреть, как две луны пройдут одна над другой и искупаться в сверкающей их светом воде. И еще... еще встретить каких-то загадочных "черных".
   За нашим импровизированным столом нас поначалу оказалось пятеро: Ней, Асант, Ликарт, Гиттон и я. Вскоре к нам присоединились, вроде и впрямь обрадованные нашим совместным нахождением, Лиинн и Эркетт. К моему удивлению, Ирли присела к Асанту, а Эркетт уселась между Неем и мной. Поскольку все отнеслись к этому совершенно естественно, я решил сделать вид, что тоже ничуть не удивлен. Кайя и Эшель предпочли устроиться с другой компанией, недалеко от нас. Они лишь помахали нам руками. Какие-то наирии, которых я не знал, перекинулись несколькими словами с Ликартом и тоже отошли. А вот Ариса и Карис все-таки остались с нами, и обе устроились рядышком напротив Нея и меня. По сторонам от них оказались Карт и Гит.
   Улучшив момент, когда Эркетт зачем-то отошла, я поинтересовался у Нея о причинах такой диспозиции. Он пожал плечами:
   - Так принято, когда в компании, в том числе, встречаются несколько сложившихся, но не образующих семьи пар. Все перемешиваются и тем самым добиваются определенной общности внутри компании. И девушки лишний раз могут подумать: правильно ли они распределили свои предпочтения. Не забывай - у нас запрещается ревновать. В принципе и Ариса и Лиинн могут сейчас подняться и перейти в другой круг, и никто не вправе им мешать.
   Пока я переваривал информацию, вернулась Эркетт и, как ни в чем не бывало, обхватила меня рукой. Наэрлы разливали вино... все пошло, как и в прошлый раз: шутки, смех, порой совершенно непонятный мне вампирский язык и фривольное поведение как наэрлов, так и девиц. Перестав, наконец, смущаться я тоже взял винолинную гроздь и щедро стал раскладывать ягоды в охотно тянущиеся за ними девчоночьи рты. Между делом чмокнул потянувшуюся ко мне Лиин, но тутже также поступил с капризно глянувшей на меня Кетт. В общем, праздник задался.
   В какой-то момент я уловил краем глаза, что в нашу сторону движется Свест. Он не сразу подошел к нам - сначала присоединился к кругу, где в этот раз веселилась Эшель. Мы успели всей компанией добраться до озер, окунуться в них (я наконец-то смог обнять Лиин, забыв начисто охватившее меня некогда ощущение неестественности, неправильности, нечеловечности...) и даже протиснуться через бесконечные приглашения назад. И только после этого Свест присоединился к нам. Подойдя и устроившись рядом с Ирлиинн он, кажется, не без удовольствия перехватил мой напряженный взгляд.
   - Скоро прилетят, - загадочно произнес он, - их уже услышали.
   Через некоторое время откуда-то сверху раздались крики и свист. Я задрал голову и мои глаза чуть не вылезли на лоб. Там, наверху двигался клин, состоящий из семи огромных черных тел. И поддерживали каждое из этих тел в воздухе по два широченных длинных крыла. Именно не подкрылка, а раскидистых крыла. Их разворот раза в четыре превышал обычный человеческий рост. Я просто онемел. Клин двигался в сторону поляны в лесу. Весь берег огласил торжествующий общий крик. Кричали практически все. Вывел меня из стопора Свест, подошедший сзади и крикнувший прямо в ухо:
   - Я в делегации встречающих - можешь пойти со мной, если хочешь. Ну как - идешь?
   Я, немного поколебавшись, встал и он за руку повел меня прочь, кинув на прощание остальным:
   - Сейчас, может, кого приведу.
   Мы очень быстро пронеслись вдоль самой каемки воды до поляны, как ни странно, продолжая двигаться пешком. Когда мы оказались там, черные уже были внизу и успели сложить свои необъятные крылья. Только тут я понял, что по размерам они не так уж сильно отличаются от обычных наэрлов, а огромными их делали темные мешки, которыми они были обвешаны. Кроме мешков при них оказались: еще один обычного вида наэрл, два аллиола и три наирии. Наирии также отличались более темным цветом, но путешествовали они все-таки на спине наэрлов.
   - Это кто, как? - спросил у Свеста я.
   - Будет время - расскажу, - отмахнулся он, - пока можешь посмотреть.
   На поляну вышла толпа жрецов и пять наэрлов, среди которых был и оставивший меня в одиночестве Свест. По краям поляны стояли еще несколько разного рода человек, просто смотрящих на происходящее. Пять ранее вышедших вперед наэрлов и семь отделившихся от общей группы жрецов подошли вплотную к группе черных. Последовал какой-то странный ритуал из определенных образом сложенных рук, непонятных слов и взаимных поклонов. Черные что-то доставали из мешков и, кланяясь, передавали жрецам. Потом, наконец, все закончилось взаимными объятиями. Здесь все присутствующие на поляне за исключением стоящих в стороне жрецов также подошли к прибывшим. Решил оказаться поближе к Свесту и я. Он о чем-то довольно радостно беседовал с одним из черных. Когда я подошел он нашел нужным представить нас. Точнее я уловил в его речи свое имя, а потом он уже назвал и мне имя черного - Сантилик.
   Вернулись за наш столик мы уже вчетвером. Четвертой стала одна смуглая наирия. Девчонки, которые на вид казались гораздо трезвей, чем были до нашего ухода, тем не менее, подняли дикий восторженный крик. Эшель уже сидела за нашим столом. Кайа не спускала с нас глаз пока еще не решаясь переместиться в наш и без того потеснившийся круг. Но Свест подал ей ободряющий знак, и она все же перешла. Конечно, среди окружающих меня людей полностью исчезла смиалоэтская речь. Но подсевший ко мне вплотную Ней периодически мне что-то в общих чертах переводил.
   Прилетевшие гости были очень голодны, тем не менее, успевали отвечать на вопросы.
   - Их спрашивают о погоде, о внутренних делах, - объяснял Ней, - так вот там сейчас солнечно, но до этого просто замучили дожди. Изменений особых нет... Прилетели сегодня потому, что хотели с дороги попасть за наши столы. У них тоже бывает весело, но немного не так. А еще я так, для справки говорю - у них аллиолы принадлежат не племени, а кому-то из наэрлов. Вот одного, что в это раз с ними прибыл, хотят оставить здесь. Говорят: сам напросился, хозяина уговорил. Они, несмотря на такие порядки тоже неплохо к ним относятся. Просто не могут себе позволить свободно пускать. Они ж там практически на равнине живут. Так, не горы, легкая каменистость, поросшая лесом. Естественных границ, как у нас, практически нет. Впрочем, везде свои порядки. Видно кто-то из наших приманил. Не представляю как он тут. Никто ж не знает его языка. Ладно, это дело жрецов.
   - Неужели у всех вампиров один язык?
   - Да, все люди нашего вида говорят на одном общем языке. С крайне незначительной разницей диалектов. Но знаешь, для нас сатриил почти интуитивно понятный язык...
   Тем временем черный наэрл, о чем-то переговариваясь с наириями, встал и чуть отошел в сторону. К нему подошла Эркетт, запрыгнула на спину. Он расправил огромные крылья и взвился вверх. Прибывшая вместе с ним смуглая наирия тоже отошла и, также расправив крылья, взлетела.
   Я задрал голову вверх и разглядел, что там уже и так парило четыре фигуры. А вскоре все десять гостей оказались в воздухе. Сантилик несколько раз спускался и заново взлетал, каждый раз беря другую наирию на плечи. Кажется, он перекатал всех девчонок из-за нашего стола, и даже кто-то подходил со стороны. По всей видимости, утомившись после нескольких полетов, он снова свернул свои крылья и вернулся за стол. Чуть позже прилетела и его наирия. Я не заметил как, не дожидаясь их окончательного возвращения, покинул наш круг Свест.
   Вскоре по побережью прозвучал сигнал гасить факелы. И вот уже все сидят задрав головы и любуются как две встретившиеся луны знаменуют наступление нового, самого плодородного во всем году месяца асторил. А сейчас впереди была блестящая вода. Это, скорей всего последний лунный праздник воды, когда можно искупаться в лучах сходящихся вместе лун. Поскольку в конце месяца асторил ночи уже холодны и ледяная вода теряет свою притягательность даже для меня. Но в эту ночь я испытал истинную радость, когда вдоволь налюбовавшись лунным отражением, будучи членом огромного хоровода, я окунулся с головой в это кишащее вампирами озеро.
  
  
  
   ***

-- 1 день месяца Асторил

  
   Нияст и Свест заглянули ко мне на пару на следующий день. Они не стали меня будить, просто по-хозяйски достали еду и устроились на циновках. Когда я открыл глаза, мне не оставалось ничего иного как присоединиться к ним.
   - Кто это был? - задал я им вопрос, которого они наверняка ожидали.
   - Вампиры, - пожал плечами Свест.
   - Неужели есть такой крылатый вид? - поежился я, представив их охотящимися на меня, презрев все наставления Свеста.
   - Таким может быть практически любой вампир...
   - То есть как любой?
   - Любой, кто пройдет отбор жреца и выдержит испытание, - наконец-то начал вразумительно что-то объяснять Ней, - раз в два года каждое поселение готовит гонцов и рассылает в дружественные племена. Таким образом поддерживается связь между отдаленными поселениями, производят обмен информацией.
   - Это так называемый "большой визит", есть еще малый, например, через северные леса, по верхам, обычным ходом. Дней десять занимает, - заговорил и Свест, - Там тоже дворец вроде нашего. В малый у нас что ни месяц кто-нибудь идет или они к нам. Потом чуть подальше за смиалоэтскими поселениями тоже есть племя ближней досягаемости. Но там равнинные места, поэтому все-таки мы там тоже только дальним способом бываем.
   Информация о том, что насквозь через мою родную смиалоэтскую землю чуть ли не каждый год туда-сюда пролетают черные вампирские делегации была для меня новостью. Вот оно значит откуда взялись легенды о летающих нелюдях... Но сейчас меня интересовало не это.
   - А как готовят? Что это за обряд?
   - Сначала жрецы выбирают претендентов из желающих. Они какое-то время усиленно охотятся - три дня подряд досыта ни с кем не делясь. Почти до дурноты. А потом проводится обряд, в ходе которого их обливают эрдигионской водой, полный рецепт которой знает только верховный жрец. Она будит силу внутри. У тех, кому удается ее усвоить, начинают расти крылья и дней через пять они готовы летать. Остальные начинают колотиться на полу. Их быстро лишают лишней линны и успокаивают жрецы. Ну а для тех, кто отращивает крылья для полета усиленно охотятся те, кто в претенденты не попал.
   - Хорошо, что хоть черные не охотятся...
   - А как ты это представляешь себе? Большие крылья хороши для открытых пространств. Преодоления бурь и ветров. А вот маневренности они не дают, и за ветки цепляются.
   - Ты, Свест, тоже летал... - догадался я.
   - И я и Нияст и не раз. В следующем году опять буду претендовать. Ну что? Все, что хотел, узнал?
   - Можно последний вопрос? Во время обряда меня...
   - Поливали эрдигионской водой, - закончил за меня Ней, - ты совершенно прав. Справиться с ней ты, конечно, не мог. Это может не каждый чел..., извини вампир.
   - Так, ну на этом я считаю данный этап просвещения оконченным, - резюмировал Свест, - мне пора. А вам жрец велел забрести сегодня к нему. Я, конечно, объяснил, что все хорошо, но ему, видимо, надо убедиться в этом лично. Ладно, вечером, может, загляну.
   К жрецу мы отправились немедленно. Постучавшись мы протиснулись в его келью и, приглашенные, сели за стол. Жрец подошел по очереди к каждому из нас, заставил встать и медленно проведя руками вдоль тела, словно просматривал ими насквозь.
   - Все даже лучше, чем я ожидал. А ты, Рин освоился настолько, что наш гость на какой-то момент решил, что перед ним обесцветившийся вампир. Но потом, приглядевшись, все же понял. Это хорошо. Могу сказать, что восстановился ты полностью и в итоге оказался в лучшей форме, чем когда тебя только начинали готовить, чтобы провести обряд...
   - Может меня тогда к каким-то работам привлечь? Надоело без дела сидеть. Сейчас же самый напряженный месяц сбора урожая...
   - Без вас с Ниястом справимся. Обычай менять не гоже - принято год опекать, значит там тому и быть. Найди способ потратить это время с пользой для тебя, больше ничего от тебя не требуется. Ну а если хочешь - можешь Нияста прикармливать. Ему не повредит - быстрей подкрылки отрастут и лучше успеет восстановить способность перелета до зимовки. Осталось-то чуть больше одного танца лун...
   - То есть как? Так мало?
   - Мы уходим в пещеры на три холодных лунных танца. Да, твое бывшее племя только на два. Но мы предпочитаем спрятаться уже тогда, когда холодный Но-рей только выходит из своего северного жилья, не дожидаясь пока окоченеет земля. Нам в одежде, да при сильном ветре ни летать, ни тем более охотиться нельзя, - дал мне все необходимые разъяснения жрец и добавил, - особо опекать вас незачем, обращайтесь ко мне только если что-то совсем не так.
   Потом он встал, что-то достал из ниши в углу и отдал Нею.
   - На, возьми, когда будешь подкрылки разворачивать, это выпей сразу, а это в промежутках глотай. Думаю линной в тот момент тебя обеспечит Свест и Риарин, но если что не так - дай знать, кого-нибудь пришлю. За обычной прикормкой по любому приходи. Чем собираешься занять сейчас?
   - В библиотеку опять пойду...
   - Рина с собой возьми, учебники покажешь. Несколько десятков аллиолов, а языковый барьер между ними едва преодолим. Может хоть этот справится с парой языков, - сказал он показывая на меня, - и вот что: еще ложитесь грудью на стол - рисунок вам обновлю, а то уже, после всех перипетий, разобрать сложно кто есть кто.
   Жрец щелкнул пальцами - тут же помощник вошел и передал ему инструмент. Разрисовав наши спины и плечи заново, жрец нас отпустил.
  
  
   ***
  
   В библиотеке было темно, на пороге одиноко дремал караульный, я пригляделся - в этот раз в резерве у жрецов снова был Эрик.
   - О, Нияст, Риарин рад вас видеть! - очнулся он при нашем приближении, - свет сами зажжете?
   - Запросто.
   - Ней, тебе из дальней комнаты книги давать?
   - Давай потом. Пока общедоступным обойдусь...
   - Ну-ну, - караульный опять задремал.
   - Спит крепко, но чутко. Лучше времени для этого, конечно, не найти, - проходя внутрь шепотом заметил Ней.
   Факелы он, конечно, нашел немедленно. В углубления на столе он установил сразу три. Потом что-то поискал на полках подхватил сразу две кипы сколотых листов и один их тех, что лежали отдельно и двинулся ко мне.
   - Я только вот что хочу у тебя спросить. Ты хоть немного умеешь читать и считать?
   - Да, именно, что немного. Конечно, никогда особо книг не читал, но слово из букв и сложу и разберу. Ну и считать, конечно, могу.
   - Это уже хорошо. Иначе это было бы нечто из рода сверхзадач. Смотри - на этом отдельном листочке по порядку расположены числительные. Знаки наши, но идут по порядку. Они проставлены и на книжных листах. На каждом листе в нижнем левом углу есть знак книги, откуда этот лист и цифра, означающая его порядок в ней. Так что постарайся складывать все как было пользуясь этим листом.
   - Постараюсь...
   - Теперь смотри - это учебник, - Нияст расколол сцепленные листы и отложил в сторону обложку. Затем протянул мне следующий лист.
   На этом листе я увидел трехстрочные абзацы, разделенные между собой пустой строкой: первая и последняя - какие-то непонятные каракули, письмена, вторая - слово на смиати.
   - Зачем это мне? Ничего не пойму. По-своему я и так могу читать. А ваши иероглифы все равно не разберу.
   - Все очень просто. Это одна из копий детского учебника смиати. Первая строка - какое-либо слово по сатриильски, вторая, как ты должно быть понял - то же самое на смиати, а третья - звуковая транскрипция этого слова, записанная нашими знаками.
   - Откуда вы знаете наше письмо?
   - За сотни лет ты не первый попавший сюда более-менее грамотный смиалоэтский аллиол. Кстати, если заметишь что какое-то слово написано неверно, или каких слов не хватает - дай знать. Будут внесены исправления. Впрочем, у нас в библиотеке есть и несколько по-вашему целиком написанных книг. Правда большинство - пятисотлетней давности.
   - А кроме просмотра, что еще мне делать с этим?
   - Обрати внимание пока только на среднюю и последнюю строку - каким символов отображается тот или иной звук. Постарайся найти закономерность. Может, сможешь запомнить. Конечно, может оно и безнадежно для тебя...
   - А зачем это нужно? Ладно, выучить тот или иной аллиольский язык, но зачем мне эти символы?
   - Неужели еще не понял? Если сложится - потом возьмешь учебник любого другого из аллиольских языков. Взяв там любое слово, ты сможешь сразу понять более-менее - как оно звучит. В крайнем случае, вернешься к учебнику по смиати, даже если не запомнишь символы.
   - А чтобы перевести слово с любого аллиольского языка достаточно обратить внимание на надпись на сатриильски, затем найти такую же надпись в учебники по смиати - и в верхней из трех строк как раз и будет перевод?
   - Все правильно понял. В общем, повозись, пока есть терпение. Надоест - уходи. Кстати, на всякий случай, имей в виду, что есть три варианта каждого учебника, где слова отсортированы либо как здесь по смиати, либо по сатриильскому языку, либо по звуковому, - он тут же поднялся и положил передо мной еще несколько книг и еще три каких-то отдельных лежащих листа, - Вот эти листы все три алфавита по порядку. Так что давай, дерзай. Закончишь, можешь всю кипу положить вон в тот лар - я помечу, что он пока твой. Ее не разложат по местам, если будешь сюда заходить. К сожалению, прямых учебников между аллиольскими языками не существует. Мы же это пишем для своих.
   - Сколько же усилий вы потратили? А зачем? Зачем вам знать все эти языки? Ради горстки аллиолов во дворце?
   - Конечно нет, хотя это и очень удобно. Но основная цель иная. Понимаешь, мы можем в любой момент прослушать все, что говорят в том или ином аллиольском поселение. Наш слух развит куда лучше вашего. И это бывает очень кстати в случае войны или иных эксцессов. Время от времени кто-нибудь дежурит по несколько дней в максимальном приближении тех или иных поселений. Конечно, мы не можем слышать о чем говорят, например, в вашем жреческом дворце. И расположены они далеко на равнине, куда нам хода нет, да и звук внутри гасится. Но часто бывает достаточно того, что говорят вокруг. Обязательно кто-нибудь повторит высказывания вождя. Правда что-то в последнее время как-то об этом начинают забывать. Боюсь не к добру. Ладно, давай трудись. Посмотрим, что из этого получится.
   Вот оно как могло произойти... Смиалоэт Риарин хвастается перед друзьями, что избил вампира. Те ему, может, даже и не верят, но где-то в лесу неподалеку сидит себе какой-нибудь Свест и знает, что это правда и жаждет отомстить. Ээхх: разорвали б на части, выкололи бы глаза иль траванули бы чем из своих бесконечных запасов? А может и проще: вытянули б всю кровь или бы даже оставили чуток, чтоб маленько помучился. Мда, кара Богов обрушилась бы непременно на того, кто нарушил моральный запрет убивать теплокровную тварь. Вот только моленья жрецов тут нипричем. Зря б они кадилами в храме трясли. А может и не стали бы они трепыхаться. Уж кому как не им знать как оно взаправду-то случается! Они б скорей поучили потом подвластное племя: вот она плата за грех - слушайтесь речи жрецов! Мол был запрет - и вот урок. А то они не в курсе, радетели Богов, что запрещать! А я-то еще, кретин, понять не мог: почему же нелюдей, проклятье и т.п. нельзя при случае убить, а на границе Эттов - запросто! Спасибо тебе Нияст, за твое "добей!" Оказывается ты тем не только себя спас... Эххх, хорошо, что не существует того, что лишь могло бы быть. Так лучше вернуться к реальности. Ну и галиматья эти чертовы письмена!
   В начале мне показалось, что я не выдержу продолжать это занятие настолько долго, чтобы что-нибудь заучить. Мне даже не хватит терпения дочитать написанные на смиати слова! Но постепенно я не заметил, как втянулся. Вскоре это даже начало напоминать мне какую-то игру. Словно какие-то кирпичики складывались в голове. Вот эта загогулина всегда стоит там, где в речи обычно звучит звук "и", а вон та кривая кочерга с точкой наверху - звук "с".
   Нияст не вмешивался в мою "игру", дорвавшись наконец-то до своих древних книг. Понятия не имею, что он там читал и записывал. На мои вопросы он отвечал, что понимает еще не все слова надо сравнить с другими книгами. Возможно, в найденном сундуке найдется еще и словарь.
   В какой-то момент нашего пребывания в библиотеки, в комнату в сопровождении двух жрецов вошел один из черных. Жрец Аркетт в ответ на наше поклон-приветствие дал нам знак, что мы можем оставаться на местах. Черный также сел за стол. Другие жрецы откуда-то принесли и положили перед ним пару, как мне показалось, совсем новых книг. Тот принялся читать, севшие от него по обе руки жрецы давали какие-то пояснения. Начитавшись черный, с довольно удивленными интонациями, что-то спрашивал. В какой-то момент один из жрецов указал рукой на меня, затем на Нияста. Второй жрец столкнулся со мной глазами и сделал знак подойти. Ней не обратил на это ни малейшего внимания.
   - Риарин, наш дорогой гость из Латтарии, один из поддерживающих там связь с Богами жрецов, заинтересовался тобой, - заговорил со мной Аркетт, - он как раз изучал историю наших последних обрядов, а ты в эту историю внес существенный вклад. Он изъявил желание познакомиться с тобой.
   Черный на миг опустил голову. Жрец продолжал:
   - И в ознаменование этого знакомства тебе необходимо подняться в келью и там дать нашему дорогому гостю тебя хорошенько рассмотреть.
   Не принято отказываться от предложений жреца. Поэтому, несмотря на то, что охотнее бы я посидел среди листов, свитков и книг, я присоединился к жрецам. Нияст лишь мне кивнул.
   В келье черный жрец водил по мне рукой, ощупывал конечности, заглядывал глаза. Потом что-то сказал.
   - Он удивлен насколько ты в хорошей форме после второго обряда. Они крайне редко проводят даже один. Но очень интересуются действием эрдигионской воды на любое существо. Кстати, некоторые ингредиенты этой воды они могут взять только у нас! - гордо добавил жрец.
   - Пожалуйте к столу, - заговорил второй жрец, то есть Аркетт, - Обрати внимание Рин я сказал это в том числе и на смиати, значит, оно касается и тебя.
   За столом расположенном неподалеку относительно небольшом зале за столом сидело больше 20 жрецов и все черные, включая смуглых девиц. Было как-то странно, что за этот же стол посадили и меня. Помощники жрецов споро и быстро ставили на стол различные блюда и убирали мусор. Никогда я не ел такой необыкновенно вкусной еды. Готовить как-то было не принято ни у Смиалоэтов, ни здесь среди обычных жителей. Ну, разве что какую-нибудь карелью - блюдо из печеной с ягодами рыбы в углях. Но здесь... это было почти искусство наподобие каменных скульптур. Конечно, я, понимая, что мне здесь не место, особо не налегал, но и того, что я пробовал по чуть-чуть, мне вполне хватило, чтобы насытиться. А еще этот волшебный, совершенно прозрачный ароматный с какими-то пузырьками сок! Никогда еще обед не приносил мне столько впечатлений.
   Когда все насытились, младшие жрецы убрали со стола и поставили взамен лишь кувшины с водой. После этого все начали что-то оживленно обсуждать и записывать. Конечно, я ни слова не понимал и думал как бы потихоньку свалить. Благо на меня никто не обращал внимания. Но тут один из жрецов снова обратился ко мне:
   - Один из наших латтаринских братьев предлагает показать тебе землю с высоты небес. Советую воспользоваться моментом - наши только следующей осенью полетят.
   Я, подавив в себе природные опасения, кивнул. Один из черных, которого жрец представил мне как Агирана, встал из-за стола и мы поднялись с ним на самый верх жреческой башни. И там, едва я оказался у него на спине, Агиран прыгнул в бездну. Но полетел не вниз, а вверх. Где-то далеко-далеко осталась земля... Наши огромные жилые горы казались детскими городками. А люди... сначала это были муравьи, а потом вообще их стало трудно различать с высоты. А затем все вокруг покрылось белой пеленой, и я не сразу понял, что вот этот белый туман ни что иное как облака. Стало довольно холодно и трудно дышать. Но едва приподнявшись выше облаков черный сложил крылья и стрелой полетел вниз, слегка виляя в воздухе. Я держался, как мог. На какой-то момент мне даже подумалось, что он хочет меня стряхнуть. Но этого не произошло. Потом Агиран, широко раскинув огромные крылья, просто завис в воздухе. Покачиваясь, мы парили на абсолютно немыслимой, дикой высоте и только тут я начал понимать, что же такое настоящий полет. Затем черный плавно стал спускаться кругами вниз, и вскоре мы оказались на земле, аккурат у подножия жреческого дворца. Я с трудом заставил себя твердо стоять на ногах. Казалось черный готов меня поддерживать, но увидев, что это излишне просто пожал мне руку и, сняв с шеи какой-то прикрепленный к веревке камешек с вырезанным на нем непонятным узором, одел его через голову мне, что-то шепнув. Затем улыбнулся, махнул мне рукой и исчез в коридорах дворца, по всей видимости, собираясь вернуться на сборище. Только когда он ушел я опустился на траву. Вот оно каково - летать!
   Какое-то время спустя из башни вышел Нияст.
   - Ну как тебе у жрецов?
   - Сногсшибательно, - честно признался я.
   - Ну и как - покормили за жреческим столом? Это огромная честь. Завтра будет не религиозный, а военный совет. Вот тогда там уже будет кормиться Свест. Вспоминаю такие мероприятия и порой думать начинаю, а не поучиться ли готовить как-нибудь?
   - Так рецепты надо же знать...
   - Так это можно взять из книг. Открытая всем информация. Это еще не всем доверяют рецепты лекарств и то элементарные настойки типа милиоки, сон-травы, аффики доступны всем.
   - Значит, если я научусь читать по-вашему...
   - По-нашему? Да не научишься ты никогда.
   - Но почему? Чтобы читать - не обязательно разбирать слова на слух!
   - Ты, дорогой, хотя бы эттский язык, этарик, который почти как ваш сколь-нибудь прилично изучи. Тогда может я тебе еще и немного со сатриильским письменным помогу. Хотя не хотел бы твердо обещать.
   - А я обещаю изучить к весне не только этарик, но и моан, - язык племени Моаи! В этом племени, в Аруесте живут двое из моих сестер.
   - Ну, валяй. Чую, скоро вы со Свестом пойдете навещать их...
   - Не сложится. Женщинам запрещается выходить за пределы равнинного поселения, а я не смогу туда попасть, не рискуя быть захваченным.
   - Может и к лучшему, а то хватило бы ума...
   - Слушай, а почему женщин-аллиолов во дворце совершенно нет?
   - Так ты чего меня спрашиваешь? Ты у Лиинн спроси, почему наши девушки аллиольских никогда сюда не притаскивают. Не знаю, конкуренции боятся или что... Мы-то на девушек никогда не охотимся и близко к аллиолкам не приближаемся. Вот есть че... вампирское племя, в котором охотятся все на всех, с кем справятся, разве что не на детей. Вот там уже даже династии внутри племен потомственные аллиольские есть... Но это далеко от нас и как бы они нарушают древний обычай, волю Богов и их не особенно принято уважать в приличных племенах. У нас, я думаю, еще и вероятность не велика, чтобы сложилось. И так редкость кого приручить. И это еще учесть, что наэрл охотится самое редкое недели через две. Или срывается. А девушки спокойно месяцами обходятся. Так, смоются за теплый период раза два, ну три и все хорошо. А если болеют или еще, какие причины есть, то это уже опять-таки лишний раз на охоту наэрлы пойдут. Зато наирии мельче и слабей...
   - Ну, это им, как я заметил, нисколько не мешает здесь.
   - Да мы своих девочек любим и бережем. Они у нас - почти на автономии. А голоса их жриц, которым они подчиняются, на любом совете или сборище значат не меньше, чем голос наэрла-жреца. Тут одно далекое от нас вампирское племя стало своих женщин зажимать. Диктовать как им с кем встречаться, где в какое время находиться. Так их жрицы, после предварительной дружной охоты, облили почти всех девушек эрдигионской водой и они почти все разом с места снялись. Жрицы нашли какой-то секрет, благодаря которому все с ней нормально справились. А уж где они раздобыли полный рецепт, который должен быть только у одного верховного жреца... Может и наши жрицы в курсе, не знаю... Ну, в общем, оставшимся в их племени женщинам, местные наэрлы готовы были вскоре ноги целовать. А уж сколько времени они уговаривали вернуться остальных! Вернулись, конечно, хотя немало осело в иных приютивших их племенах. Но вернулись только после того как от своих должностей отказались большинство верховных жрецов. Для них пришлось создать специальный совещательный совет, который не имел никакой власти, могли они с этого времени лишь поделиться опытом. А новых жрецов срочно собрали из помощников. А какими они вернулись! От былой хрупкости не осталось и следа. Охотились должно быть еженедельно. Несчастные местные аллиольские племена, куда тех темненьких тогда занесло! Да, и встретившим их дома наэрлам не слишком повезло. Получилось просто царство мощных баб и мудрейших жриц. Еле-еле все утряслось. Чего только в жизни не случается...
   - Мда, аллиольским-то не улететь... - отреагировал я, - Да им и в голову что-то менять бы никогда не пришло... Да и я воспринимал это всегда естественно. Может и правда они как-то не так живут? Вот у Джаджей или Джагастов за Ухту вроде не так принято.
   - И у Вешеров и Гайчшертов не так. Все, находящиеся за Ухту племена по-другому понимают волю Богов. Зато на их женщин охотятся наши. Так что везде есть свои плюсы и минусы.
   За разговорами мы незаметно добрались по домам. Уже темнело. Мы еще поболтали обо всем понемногу у меня за чашечкой винца и разбрелись спать.
  
   17. Non stop.

-- 2 день месяца Асторил

  
   Проснувшись поутру и перекусив, я решил вернуться в жреческую башню, точнее в библиотеку внутри нее. Теперь мною руководило не только желание поиграть в причудливые загогулины. Я обещал! И для меня это стал вопрос чести - научиться говорить, как минимум, на этарике.
   - Нияст, ты в библиотеку пойдешь? - поинтересовался я, заходя к соседу.
   - Да можно. А ты неужели тоже собрался?
   - Я же сказал, что выучу языки!
   - Уж больно ты скор. Хотя от тебя всего можно ждать. Ладно, идем. Но ты можешь, кстати, и один пройти, когда захочешь.
   - С тобой как-то веселей.
   - Я ж сказал - идем.
   В библиотеке все было точно также как и вчера, только на дверях дежурил не сонный Эрик, а сонный Пристэн. Все повторилось почти в тех же словах, и даже Нияст прошептал:
   - Свест всегда ставит сюда тех, у кого не сложилось в другое время поспать.
   А потом мы с перерывом на обед сидели в библиотеке практически до вечера. Периодически еще кто-то заходил, выходил. Нияст косился на меня и, по всей видимости, отмечая мое усердие, не собирался уходить. Может он ждал, что я первым засобираюсь на выход? Вот еще. Ушли мы из библиотеки уже, когда солнце клонилось к закату, вдвоем. И то возможно потому, что отоспавшийся Прист зашел и поинтересовался не сломали ли мы еще глаза. Мы переглянулись, быстро разложили все листы по местам и двинулись домой.
   Нет ничего удивительного в том, что вскоре по прибытии мы опять оказались вместе в одной из комнат. В этот раз в моей. И тем более не было ничего странного в том, что вскоре к нам присоединился и Свест. Едва войдя, он прошел напрямую мимо нас и грохнулся на мой лежак.
   - О, черт, до чего же устал! Никогда столько не бегал в дежурство. Все хотел убедиться, что все в порядке...
   - Ну и как? - полюбопытствовал Ней.
   - В целом - хорошо. Слава Богам, закончилось. Можно отдыхать. Завтра, правда охотиться пойду. Не столько самому нужно, сколько надо черных накормить. Я вот думаю - почему б им самим не охотиться? Не с деревьев, конечно, а, допустим на открытом пространстве где-нибудь на равнине Смиалоэтов, - здесь он хитро покосился на меня, - Вот так рухнуть с небес и кого-нибудь поймать. Остальные почти наверняка разбегутся.
   - Да, наверняка никто не посмеет даже близко подойти, - я его охотно поддержал, - а на следующий день все Смиалоэты снимутся со своих поселений и двинутся осваивать дикие дремучие леса за дальней горной грядой. Вот тогда вы набегаетесь на охоту. Мало не покажется.
   - Мда, тогда придется сниматься и нам, - задумчиво произнес Свест.
   - Вот по этому черным лучше не охотиться никогда, - резюмировал Нияст, - Свест, не знаешь, когда эти улетят?
   - Да, послезавтра должны. Письма для связи с другими племенами они уже передали жрецам. Но потом другие прилетят, потом еще и еще... Лунный танец экьюри самый сумасшедший во всем году. Тьма гостей, запасы надо усиленными темпами создавать, дрова опять-таки заготавливать. Дня свободного не останется. Одно хорошо - у аллиолов тоже напряженка и они становятся менее острожными. Идут на место, где созрело хоть что-нибудь муравьиной тропой. Правда тут Смиалоэты опять чуть что ходят толпой - один собирает трое на карауле стоят. Ну, мы с ребятами почти договорились - пойдем этот вопрос решать.
   - А нам с Рином жрец велел себя беречь. Говорит, вы неплохо справляетесь.
   - А то... Ты Рин, говорят, в поднебесье летал? И как? Понравилось?
   - Скорее да... Но вот только, когда Агиран, крылья сложив, вниз пошел мне показалось, что он меня сбросить собирается.
   - Вполне возможно, что и хотел... Так ты удержался?
   - А что есть сомнения, что да? - недопонял я.
   - Конечно, он же все равно бы тебя в воздухе потом поймал. Черным и взлетать проще и падать, если нужно, можно и быстрей. Так что все равно бы догнал и подхватил.
   - Как можно в воздухе человека поймать?
   - Хочешь, завтра донесу тебя по пути до озера и кое-что там покажу?
   - Да я днем договорился встретиться с Лиинн.
   - Могу с утра пойти...
   - Тогда давай.
   - А крови на дорожку дашь?
   - Хочешь сейчас бери.
   - Нет, потом. Договорились, считай. Завтра зайду.
   - Тогда вам, ребята, лучше б лечь спать, - вступил в разговор Нияст, - А я, пожалуй, пойду, погуляю еще.
   - Понял, - ответил Свест, - разбегаемся. До завтра Рин.
  
   ***

-- 3 день месяца Асторил

  
   Едва я проснулся, как Свест был уже у меня.
   - Ну что - идем?
   Вскоре мы были возле озера. Я только начал думать, что именно он там хотел показать, как Свест стал перемахивать над водой наискосок с липолы на эдр. Меня это не особо напрягло - я даже почти не обратил внимания на этот попутный трюк. Не впервой. Но будучи над водой Свест быстро вильнул, как будто прицеливается на кого-то внизу и затем резко повернулся боком. Я не сумел удержаться и полетел в воду. Но не успел даже подготовиться к встрече с ней, как Свест чуть вильнул вниз, схватил меня за руку, качнул и обнял второй рукой, притянув к себе. Я тут же тоже обхватил его. Одновременно с тем, когда он рывком подтягивал меня к себе, он на полную величину выкинул подкрылки, направив их сверху вниз и почти выровнял полет. Все произошло так быстро, что как это все именно произошло, я понял только тогда, когда Свест переместился на эдр и поставил меня на его ветвь у ствола.
   - Вот так и можно поймать, - сказал он, дожидаясь, пока я сяду рядом с ним, - и это еще проще на большой высоте, когда ты на полноценном крыле. И времени больше и выровняться не надо особых сил.
   - Почему ты не говорил мне об этом раньше?
   - Ты тогда рассчитывал бы на меня, а сам бы держаться толком не научился. У меня, конечно, реакция хорошая, но зачем рисковать? Это только на крайний случай. Потом я же сейчас заранее рассчитал этот трюк. А, если не готовясь, то можно зацепиться за ветвь не совсем удачно. Мало ли что.
   - Спасибо за демонстрацию.
   - Да что спасибо. Ты ж обещал.
   - Давай только спустимся. Тут все-таки мне не так спокойно как внизу.
   - Ну, хоть к чему-то ты еще не совсем привык, - здесь Свест спрыгнул и присел у ствола.
   Я последовал за ним.
   Едва я коснулся земли он, не особо церемонясь, за руку потянул меня к себе и, проведя по моему плечу рукой, немедленно впился. Конечно, я не почувствовал его клыки. Затем немного отдохнув, Свест пожелал мне удачного дня и взвился назад, в крону эдра.
   Возвращаться обратно мне пришлось пешком. Не заходя к себе я сразу направился к башне, где жила Лиинн и провел у нее остаток дня и ночь. Наутро мы вволю нагулялись у внутреннего озера, посидели в беседке, рассказывая друг другу последние новости и объясняясь в любви. Уже ближе к вечеру я ее проводил на полпути домой. Мы договорились о следующей встрече и я, поцеловав ее на прощание, пошел к себе. Интересно все-таки, думал я, идя домой: встречается ли она с кем-то еще или нет. Конечно, правильнее здесь считать, что это неважно. Должно быть довольно того, что она находит время и желание разделять мою компанию и все же как бывший Смиалоэт... Неожиданно я получил исчерпывающий ответ на мучивший меня вопрос.
   Едва я вошел в ближайшие заросли, обычным для вампиров образом "словно ниоткуда" передо мной появился Миертс.
   - Оставь девушку в покое аллиол, - угрожающе начал он, - прекрати ее сопровождать.
   - А почему это говоришь мне ты? - парировал я, - насколько я понял, сказать мне это может только она.
   - А потому, что ты всего лишь жалкий аллиол. Конечно, это нормально, что она ищет лишней линны и встречается с тобой, но ненормально, что в остальные дни она не обращает свой благосклонный взгляд на кого-то еще. Это уже знают здесь все!
   - Например, на тебя? - произнес я, не скрывая подкатившей радости.
   - А почему бы и нет? Но даже если кто-то другой, но пусть бы обычный, нормальный человек, а не скотина аллиольская, кормушка подножная. И если эта дура сумасбродная не понимает разницы, не понимает, что ты есть лишь...
   В этот миг у меня потемнело в глазах от возмущения. Ладно бы он оскорблял только меня. Я невольно замахнулся, но он ловко перехватил мою руку и завернул мне за спину. После этого я не мог уже сделать ничего, а он зашипел мне в лицо:
   - Что ты о себе вообразил? По сравнению с человеком ты, скотина, лишь мелкая слабая букашка. И сейчас я тебе это еще лучше объясню. В этот миг рядом раздался резкий пронзительный свист. И спустя миг рядом оказался караульный, потом еще.
   - Что здесь произошло? - спросил один из них
   - Вот этот наэрл, - заговорила Ирлиинн (свистела, оказывается, она), - хочет запугать моего любимого и сделать так, чтобы лишить меня возможности видеться с ним. Неужели он потом также может попытаться заставить встречаться с ним меня?
   На этих словах она заплакала.
   - Все понятно, - заговорил караульный, - Миерс, и зачем, скажи на милость, ты опять его достаешь? Думаешь поквитаться за Гарида? Впрочем, ничего пока не говори. Думаю для объяснения со жрецом будет довольно доставить к нему только тебя. Так что идем. А вы, надеюсь, сможете прийти в себя самостоятельно.
   - Само собой, - согласился я.
   Троица исчезла в зарослях в направлении жреческой башни.
   - Как ты оказалась здесь? - спросил я у Лиинн.
   - Даже не знаю почему, но когда ты ушел мне стало так неспокойно на душе и я решила посмотреть, как ты пойдешь.
   - Может тебе и правда найти кого-нибудь другого? Что за парень, которого девушке надо до дома провожать?
   - Да брось, я же тебя, а не другого люблю. Я почти сначала слышала ваш разговор. Наверно, сегодня придется его жрице пересказать. Ты так лихо бросился меня защищать! И не так уж существенно, что справиться с ним ты не смог. Ну, подумаешь... Но ты бы лучше все-таки на помощь позвал. Драки на территории дворца вне объявленных жрецами поединков не приветствуются и караульные всегда разведут.
   - Да, надо учиться свистеть...
   - Да можно и так позвать. Просто мне свистом привычней.
   - Честно говоря, мне даже и в голову это не пришло. По старой смиалоэтской привычке я хотел вести такие разборки один на один.
   - Так он же опытный вампир, а ты еще не полностью адаптировавшийся аллиол. Хорошо он хоть еще приятелей не позвал. Ну, что, давай я тебя все-таки провожу.
   - Да нет, позволь добраться самому. Ну, хорошо, хорошо, - сказал я, заглянув в ее тревожные глаза, - если что сразу караульных позову. Ладненько?
   - Ладно, хорошо, я тебе верю. До встречи, дорогой.
   Поцеловав меня на прощание, она ушла, а я, кляня себя за свою слабость, поплелся-таки домой.
   Когда я вернулся, то обнаружил, что у Нея закрыта дверь. В этом случае он скорей всего либо спит, либо ушел куда. Стучаться я не стал, прошел к себе. Поставил на стол бутыль, налил себе полную чашу и залпом выпил до дна. Вторая тоже довольно легко пошла, а над третьей я задумался... Кем же я все-таки здесь стал? О, черт.
   Вскоре в моей комнате появился Свест.
   - Пьешь в одиночестве? А другу налить?
   - Бери сам...
   - Спасибо и на том, - сказал Свест, наполняя свою чашу, - ну что, опять у тебя неприятности?
   - А ты опять все, должно быть, знаешь сам. Ты же сегодня из жреческой башни шел?
   - Ну да, прощальный светский совет с черными, - сказал он, пригубив сосуд, - Крутые разборки слегка застал. Могу обрадовать в том смысле, что тебя вызывать не станут. Миертс все честно рассказал. Трудно говорить неправду трем не самым второстепенным жрецам. А тут еще и жрица подошла, которой раскрылась Ирлиинн. Так что нормально разобрались. Что ж мне делать-то с тобой? Давай я тебя, горе мое, хоть драться научу. Тут дело не только в силе, но и в умении. Обычно аллиолам эту науку не преподают, чтобы не зарывались и не злили нападающего зазря, должно быть. Все равно слабей. Но ты за счет эффекта неожиданности возьмешь. Ты же сначала бьешь, а потом только думаешь, а, собственно, зачем. А еще, может, кто и подумает заранее лишний раз, стоит ли с тобой связываться. Уж больно разозлился верховный жрец, когда ему доложили результат расследования. Аркетт мне все без утайки рассказал. Ну, так что - завтра пойдем?
   - Так завтра же черных провожать...
   - Ну, так они уже утром улетят. Потом можно сразу направиться в лес. Решай!
   - Конечно с тобой.
   - Ну, вот и ладненько. Давай мы эту бутыль на сегодня закроем и спи. Ты, кстати, черных пойдешь провожать?
   - Да можно, раз познакомились.
   - Ну, тогда я с утра за тобой и зайду. Надеюсь, ты сам не собираешься потом нападать?
   - Думаю, нет...
   - Смотри, только для самообороны, иначе я сам тебя жрецам с потрохами сдам. Учти. Ладно, давай перебирайся на кровать. Сам дойдешь?
   Я встал, хорошенько качнулся, но все-таки поймал равновесие:
   - Шага три уж как-нибудь пройду.
   - Ну, тогда до завтра.
  
   Нет, я честно эти два шага прошел, и только потом потерял связь с реальностью...
  
  
   ***

-- 4 день месяца Асторил

  
   Проснулся я в этот раз оттого, что кто-то довольно сильно меня тормошил.
   - Да, давай же ты, вставай - заговорил Свест, едва я открыл глаза, - ты же вчера разрешил мне прихватить тебя с собой на проводы черных. Так что ты предполагал, что я в мешок тебя засуну и отнесу?
   - Счас, Свест, счас, встаю, - я предпринимал отчаянные попытки удержать глаза в открытом состоянии, - я ужу иду.
   Свест снисходительно ждал, пока я, наконец, открою глаза, ополосну лицо и, проглотив пару ягод сведуха, буду готов к новым свершениям.
   Черные уже стояли на приозерной поляне, когда мы подошли. Пятеро жрецов что-то передавали им с собой, а они это с особой предосторожностью перекладывали в мешки. Среди подарков было, в том числе, и пару книг. Затем подошел Свест и еще несколько наэрлов. Из аллиолов был только я. Все присутствующие с обеих сторон по очереди заключили друг друга в объятья и вот уже десять черных силуэтов несутся в небесную голубую гладь. Оставшиеся помахали им рукой.
  
   ***
  
   В этот раз Свесту пришла в голову прихоть оттащить меня в северные леса, причем относительно далеко. Там он оставил меня на какое-то время в одиночестве в кроне черного остока. Вернувшись, он, разумеется, застал меня уже внизу. На поляне с низкорослой тонколистной травой. Не меньше чем полдня затем он всячески демонстрировал мне, как надо бить, как надо уметь поставить защиту другой рукой, показывал подножки, удары ногами, обманные маневры, способы увернутся от удара и много еще чего. Одновременно он заставлял меня все это повторять. Мне казалось, что ничего у меня особо не получается, но Свест никакого недовольства не выражал. Наоборот, он терпеливо показывал заново и я снова повторял.
   В какой-то момент, готовясь залезть за Свестом на эдр, я скользнул взглядом по своей лодыжке и увидел, что через кожу внутрь практически полностью протиснулся желто-зеленый червь. Пиявиар - успел испугаться я. Гадина - влезает в ткани тела совершенно безболезненно, но вот потом... Да уж, чувствуется приближение осени - скоро еще и мухи Аш полетят. Напрасно, я пытался схватить червя за хвост. Он последним сокращением своего кольчатого тела оказался где-то в мышечных волокнах целиком.
   - Что случилось? - поинтересовался спустившийся Свест.
   - Просочился желтый червь, - сказал я, показывая на круглое отверстие, - теперь нога обязательно где-нибудь распухнет и воспалится, несколько дней не смогу ходить.
   - Так его ж можно достать, - вынимая из сумки осколок как следует заточенного кремнита, произнес Свест.
   - Ты что, хочешь мне всю ногу располосовать? Он же может внутри проползти по любой траектории. Может, он уже почти в бедре.
   - Конечно нет, не бойся. Я его точно зацеплю. Ногу выпрями.
   Затем Свест стал медленно вести двумя руками по моей расправленной ноге. Раз, другой. Затем наклонился где-то ближе к колену, последовал его безболезненный короткий укус и он произнес:
   - Нашел. Теперь ты опять почти ничего не почувствуешь. Заодно и грияар будет на какое-то время успокоен и не станет убегать.
   Говоря это, Свест легко рассек кожу заточкой и... в открывшейся ранке я действительно увидел кусок желто-зеленого червя. Свест элементарно вытащил его целиком и раздавил. Только потом традиционным вампирским способом он остановил кровь и даже края разреза соединились. Для верности Свест еще какое-то время прижимал рану рукой.
   - Как ты его отыскал, Свест?
   - Ну, ты же видел, я водил рукой...
   - И что - любой наэрл вот так может это почувствовать?
   - Конечно, не любой, но ты не забывай, что я был практически без малого жрец. Ладно, мы еще вернемся к тренировкам потом, - перевел он разговор, - пойдем, пообедаем?
   - Куда?
   - Да тут мой караул практикуется на сборе орехов инкым.
   - А ты почему не с ними?
   - Я с ними, но вообще-то как вождь я имею полное право только руководить. Это я уж так частенько, из чувства товарищества, полноценно участвую. Но после дежурства мои подчиненные решили меня получше задобрить и убедили в том, что мне достаточно будет лишь проведать их пару раз. Один раз я уже посмотрел - молодцы, справляются. Сейчас, думаю, самое время пойти второй раз. Рыбы я предполагаю, они уже не только наловили, но и напекли. Так что, чтобы успеть помочь им ее съесть, надо бы провести текущий контроль.
   Встретили нас радостно, сразу же предложили место за столом. Пообедав, все дружно взялись за работу. Мы со Свестом также приняли в ней деятельное участие. До самого вечера мы наклоняли упругие ветви кустов, обрывали в специальные сумки некрупные орешки и затем ссыпали добычу в огромные мешки. И уже другие караульные подхватывали их и относили во дворец. Раньше я никогда не видел таких зарослей ореховых кустов. В знакомом мне с ранней молодости лесу инкым росли максимум по два-три куста и орехи обычно с них собирали по мере созревания и даже немного раньше полной спелости. А чтобы вот так весь урожай провисел до момента сбора... Вот что значит дикие леса! Наверное, здесь водятся в несметном количестве мелкие мышеобразные грызуны, которые эти орешки, опавшие от северных ветров, осенью прячут, а зимой под снегом едят. Понятное дело, в ближних к нашим племенам лесах им пропитания зимой взять было бы неоткуда. Но я знал об их существовании из рассказов стариков. А вот здесь им приволье. Падающие на землю орехи никто не собирал. К тому же, когда мы работу окончили, полностью неубранными остались целых два куста и на остальных кое-где сохранились небольшие гроздья.
   - Ладно, заканчиваем. Те необработанные кусты и все прочее пойдет на корм иркицам, - отдал распоряжение Свест. - чтобы заросль плотнее в следующем году была.
   Последнюю собранную партию наэрлы стали укладывать в принесенные с собою мешки. Как я понял это их доля урожая. Свест, с моей помощью тоже наполнил свой мешок, но не забрал его, а подвесил на высокой перистолистной орсе.
   - Завтра за ним вернусь, - пояснил он, - ничего с ним не произойдет.
   В этот момент к нам подошел Лиран:
   - Свест, тебе помочь? Я могу вернуться и за твоим мешком.
   - Я тоже могу вернуться, не переживай. Конечно, спасибо за предложение, но не стоит.
   - Да ладно, я по дружбе. Мне ничего не надо взамен.
   - Я б ничего и не дал. Ну, ладно, как знаешь. Хочешь - вернись, но тогда четверть мешка отсыпь себе. Иначе не соглашусь.
   - Договорились, Свест. Хотя это было и не обязательно.
  
   ***
  
   Только когда мы уже практически зашли внутрь нашей башни Свест обратил внимание на висящий у меня на шее камешек.
   - Ой, а это что у тебя? - он взялся за него рукой, - только сейчас рассмотрел. Откуда?
   - Да я тоже про него забыл... Черный подарил, - пояснил я, - после полета с себя снял, на меня одел.
   - Это же знак силы его племени Илера. Он означает, что на тебе теперь знак благосклонности Бога войны Эрума, помогающий выйти победителем из любой борьбы!
   - Да все это ерунда. Видишь, несмотря на него - свою битву-то я проиграл.
   - Ты даже не успел ее еще начать. Можешь думать, что хочешь, но камешек лучше не снимай.
   - А я хотел его Ирли подарить...
   - Даже не вздумай! Впрочем, она и не возьмет. Тут на нем все ясно написано. Благосклонен к хозяину-наэрлу. У женщин другие талисманы. А если его присвоить незаконно или, допустим, украсть, то он, как любой талисман, превращается в знак проклятия. Так, что береги, раз законно получил...
  
  
   ***

-- 5-14 день месяца Асторил

  
   Асторил или, как говорили здесь, лунный танец Экьюри действительно выдался сумасшедшим. Хотя на меня и не возложили никаких общественных работ. Зато Свест серьезно увлекся тем, чтобы сделать из меня в моем понимании не меньше чем аллиольского сверх-воина. В любое свободное время или когда его трудяги-карульные вкалывали где-нибудь поблизости, он брал меня с собой. Встать, отжаться, левой, правой, бей, защита, снова бей, так, так, еще раз так, верх, вниз, вперед, за мной и все сначала еще раз! Однажды этот набор слов приснился мне во сне, сказанный устами моей матушки...
   Нияст тоже часто не избегал этой участи. Пару раз Свест доставлял нас на место по очереди, но, буквально через два-три дня, Нияст достаточно хорошо рассекал по близко стоящим деревьям, даром, что без крыл. На нем, кстати, Свест мне показывал, как нужно правильно заламывать руки, выкручивать их так, чтобы соперник становился безвольной игрушкой в твоих руках. Надо заметить, что запоминал я эти телодвижения с трудом. Как-то так получалось, что мне оказалось проще запомнить в какую позу необходимо закрутиться самому, когда прием показывают на мне, чем вынудить это сделать противника. Стоит сказать, что Нияст сначала был категорически против, чтобы Свест меня так тренировал. Убеждал, что это мне ни к чему. При том условии, что все эти приемы знает любой вампир, я в любом случае проиграю в силе и скорости. Наврядли на меня нападет девушка или аллиол. Да и как-то это не принято. Но Свест был как всегда непреклонен. И утверждал, что кого и чему учить, к счастью, он может решить своей властью - властью потенциального верховного вождя. И мы продолжали в том же духе. Мне казалось, что Свест просто так развлекается и, в общем-то, ему удалось увлечь и нас. Да, имеется у него такой дар - заставлять окружающих будто и без особого нажима делать то, что он пожелает. Причем при всем этом с полным ощущением того, что они этого сами и хотят. Если во время наших тренировок караульные действительно работали где-то поблизости, то все опять-таки заканчивалось тем, что мы втроем или вдвоем принимали посильное участие в завершении этих работ. Будь это сбор урожая или заготовка хвороста и дров.
   Уж не знаю как, всеми правдами и неправдами, но мне удавалось иногда оторваться от удалой компании и встретиться с Лиинн и, как ни странно, я пару раз по полдня провел в библиотеке. И, кажется, в общих чертах запомнил-таки этот их звуковой алфавит, открыв себе путь на основной этап обучения языкам. Ней принял участие в моем образовании, расшифровав некоторые звуки, которые не имели полноценных аналогов в смиати. Так я узнал, например, что если над кочергой нет точки, то это скорее свистящее "ш", а не "с", но вот если вместо точки наверху загогулина, то этот звук можно воспроизвести только подведя язык к передним зубам.
   Конечно, спасало то, что Свест как-то уходил охотиться, встречать черных, которые прилетали за это время раза два и, наконец, тоже порой у него находились собственные дела. Бывало, разумеется, что оставлял меня на пару со Свестом и Нияст. Последнего, я конечно, еще и поддерживал линной. Ему же скоро подкрылки расправлять! Потом старался еще и не забыть, какой рацион необходимо заглотать, чтобы Свест в последующей день на тренировке меня окончательно не уморил. Жизнь била и бодрила не хуже чем холодные ключи на озерном дне.
   Жаль, что черных вблизи я так больше и не видел. Один раз предпочел этой встрече лишнюю прогулку с Лиин. Второй - так крепко был окутан сном, что пробиться через это броню к моему сознанию не сумел даже Свест.
  
   ***
   В один прекрасный поздний вечер, когда мне казалось, что единственно, что мне сейчас необходимо, так это выпроводить что-то бурно обсуждающих на сатриильском в моей комнате Свеста и Нияста за дверь и предаться сну, в незапертую дверь кто-то постучал. Как и ожидалось, после этого, в ответ на приглашение, вошел жрец. Руку на лицо, чуть заметный поклон и вот уже Аркетт любезно приглашает всю нашу компанию к моему столу.
   - Зачем пожаловал, жрец? - поинтересовался Нияст.
   - Как зачем? Проведать. Тебе ж, дорогой на днях можно бы, по времени судя, и крылья расправлять.
   - Да мы помним, жрец - заговорил Свест, - ты бы только дал знать. Сами б прибежали.
   - Что ж сделаешь - люблю посетить своих подопечных в естественной среде их обитания. Слышал, ты, Свест, совсем своих приятелей загонял. Твои караульные смеются, что ни за что бы не сменили свой тяжкий труд, на ваш регулярный отдых. Вот и надо б мне убедиться, что вы сами без помощи справитесь. Нияст расправит подкрылки, и остальных потом не придется восстанавливать. Или же категорически эту помощь предложить.
   - Ну, за кого ты меня принимаешь, жрец? - возмутился Свест, - Думаешь я не чувствую что и как?
   - Ну, так я уже предлагал - шел бы ты в жрецы, а пока чувствовать по должности положено мне. И убедиться, что все нормально, я обязан. Ну, с тобой самим все просто, - сказал он глядя Свесту в глаза, - только про охоту не забудь.
   Затем он принялся ощупывать Нияста.
   - Тоже все прекрасно, не вижу препятствий, чтобы раскрыть. Лучше, чтобы это сделать занять местный зал. А то днем слишком много света, а ночью сейчас уже немного прохладно становится. Вторым на подкормке будет Рин или кого-нибудь привлечь хотите?
   - Да я со Свестом сейчас как раз это обсуждал, - признался Ней и кивнул на меня, - я думаю, хватит с него.
   - Да ты собственно о чем? - поинтересовался жрец попутно осмотрев меня руками, - конечно, сейчас Рин, можно сказать, почти спит (он подмигнул), но, в общем-то, абсолютно в норме. С ним-то что случится? Все как обычно.
   - Я немного не о том, - возразил Нияст и сказал несколько непонятные мне фраз
   Жрец задумался:
   - Нет, думаю, все одно выйдет, без разницы, уверяю тебя. Да, Рин, совсем забыл: тебя-то спросили ли как?
   - Именно последнее, - обреченно вздохнул я.
   - Мы хотели сначала все между собой обсудить.
   - А, ну-ну... Если что - дайте знать. И про то, что я тебе в прошлый раз дал не забудь.
   - Чтоб тише орал?
   - И это тоже существенно... Да будет с вами помощь Богов!
   - Сейчас самое важное, - заметил Свест, едва жрец исчез в проеме, - это быстро определить где именно стоит швабра...
   - Я могу и бутылью запустить... - проворчал я.
   - Ну, бутыль, может, еще пожалеешь...
   - Вряд ли, Свест, - подключился и Ней, - она уже пуста...
   - Да ладно, хватит вам, - прервал я его, - по-любому, я слишком устал. Вот, не могу, как вы, по несколько суток не спать и потом наверстывать. Так что можете обсуждать что угодно.
   С этими словами я взгромоздился на лежак и накрылся циновкой. Они еще не успели что-либо предпринять, как я уже крепко спал.
  
   ***

-- 15 день месяца Асторил

  
   Утром меня растолкал Свест.
   - Свест, - недовольно пробурчал я, - я привык к тому, что в качестве перевозчика ты способен найти меня в любой точке, как учитель ты тоже очень даже добросовестен, ты неплохой целитель, но, может, ты не будешь хотя бы моим личным побудчиком?
   - Да ладно, можешь дальше спать, - пожал плечами Свест, - только ответь - ты с нами сегодня вечером будешь помогать Ниясту развернуться или нет?
   - А что от меня нужно-то будет?
   - Да ничего особенного - просто немного крови. Ты его десятки раз так кормил, да и меня, помнится, не обделял.
   - Почему же он не хотел?
   - Да он сам тебе лучше расскажет. Ну, давай пойдем его расспросим, чтобы ты решил или может я сейчас сразу к жрецу? Попрошу кого-нибудь прислать.
   - Да, ладно. Ты считаешь, что все нормально, жрец тоже, а Нияст, я думаю, в конечном итоге тоже примет ваше мнение. Я с вами.
   - Я рад. Ладно, я охотиться. А ты можешь дальше спать.
   - Уже не могу, - сказал я, поднимаясь, - а ты куда?
   - Куда-нибудь за Ашенген. По пути решу.
   - Возьми меня с собой?
   - Думал, тебе уже хватило... Хочешь выбраться за территорию - могу подкинуть тебя до Ашенген. А на обратном пути забрать. Соберешься - заходи ко мне. Чуть подожду.
   Долго ждать меня не пришлось. По дороге Свест развлекался во всю - раскачивался, пикировал, изменял траекторию, наклонялся на бок. Но я был к этому готов и совершенно легко балансировал. Мне это даже нравилось. Не знаю, хотел ли он меня скинуть и поймать, но этого не случилось.
   Так мы веселились до Ашенген. Там Свест, по обыкновению устроил привал.
   - Надо же, ты совершенно мне не мешал... - произнес он, присаживаясь у большого камня.
   - А раньше?
   - И раньше не мешал, но раньше я и держался предельно ровно.
   - Неужели тебе не тяжело? Я ж ростом с тебя.
   - Вампиры не чувствуют вес, который несут, если он не превышает их собственный. Так уж мы устроены.
   - Слушай, а, может, тогда ты меня и дальше с собой возьмешь?
   - Хочешь - возьму.
   - Охота меня вряд ли в этот раз шокирует...
   - Да, можешь ничего не объяснять. Хватайся. На Моаи пойдем. Только не забывай чтобы не случилось громче молчать. Во всяком случае, пока я сам не заговорю.
   Мы добрались до нужных мест и стали крутить по кронам. Наконец, Свест устроился как в засаду. Я, правда, так сразу не подумал, поскольку он не пересадил меня с плеч. Привыкший к его штучкам, я, не расслабляясь, ждал его следующих действий. И вдруг он резко сорвался вниз. Правда, не спиной, а лишь немного боком. Но вилял и планировал он как всегда при броске. Но я удержался. Только когда Свест со мной на спине обрушился на аллиола, которого я не углядел, размышляя, что задумал Свест, я от него отцепился. И то не столько сам, сколько сброшенный резким толчком мощных плеч. Лежа на земле, я видел, как Свест делает захват, который он мне уже не раз показывал, как жертва оказывается на земле, как он пробивает кожу и впивается. Нет! Больше он меня до истерики не доведет! Я, оттолкнувшись ногой, перебросил себя вплотную к нему, почти не отрываясь от земли. Я вплотную смотрел, как он пьет. Он скосил на меня глаза, а когда он оторвался кровь еще шла. Он уже наклонялся обратно, когда я, не отдавая себе отчета в своих действиях, прильнул. Он терпеливо ждал... Я довольно быстро пришел в себя и поднял голову, а он, как ни в чем не бывало, закрыл рану и показал мне рукой на свои плечи.
   Уже сидя наверху клерна я тупо смотрел перед собой и не мог понять - зачем я это сделал...
   - Все нормально - сказал мне вернувшийся из медитации Свест, - через то или иное время все аллиолы, которые инициированы в племя, подчиняются энергиям племени. Часто среди тех из них, которые не живут при храме, это выражается именно так - им нисколько не претит пить кровь и они легко могут повторить соответствующие действия находящегося рядом вампира. Возможно из инстинкта общности. Про храмовых я просто не знаю. Вот тогда-то жрецы и считают, что они полноценно участвуют в обмене линной и абсолютно свои. До этого момента - все участие в обрядах лишь переходная стадия. Сначала воля, потом исчезновение непроизвольных реакций и, наконец, толерантность. С тобой это произошло намного раньше, чем обычно, но с тобой столько всего происходило... Да и настроен ты на меня. Жаль тебе это не может дать того же, что и мне.
   - Мне показалось, что я даже не просто повторил, я, словно, хотел...
   - Да брось... Помнишь, я передавал тебе силу напрямую, без крови?
   - Как забыть...
   - Тебе же понравилось? И организм твой запомнил эффект. Вот где-то что-то с чем-то и отложилось в голове. Внутреннее "я" экспериментирует. Сейчас убедится, что эффекта нет, и больше не даст сигнала похожего на желание.
   - Слушай, так если сейчас я окажусь на грани, то мой организм может восстанавливаться по крови?
   - Никто тебе такой гарантии не даст. Капризная это вещь. Я тебя просто умоляю - не доводи себя до состояния близкого к переходу "за грань". Глупо это делать просто, чтобы проверить себя. Да и вдруг не успею подхватить?
   - Да я так спросил.
   - Ну и хорошо...
   Домой мы вернулись без приключений. Свест настоял, чтобы я заставил себя спать и я, уже порядочно начавший отвыкать оттого, что день для дела, ночь для сна, задремал.
   Проснулся я сам и сразу заглянул к Нею. Свест был уже там, и мы вместе пошли длинными переходами в нижний зал. Свест и Нияст накидали неизвестно откуда взявшихся циновок на пол.
   Был зажжен только один факел и его слабые блики, отражаясь в развешанных вокруг зеркалах, давали слабый, рассеянный свет. Свест сначала дал Нею досыта напиться крови, затем протянул бутыль:
   - Пей и...
   - Да я еще помню, Свест, мне нет еще 300.
   Залив в себя содержимое бутыли, Нияст, стоя на коленях, напряг мышцы спины, одновременно опускаясь вниз. Я увидел, как под его тихий стон буквально из ничего развернулись на спине сначала тонкие, потом принимающие обычный вид отростки. Разве что они были еще слишком малы. Ней лежал на животе, тяжело дыша. Свест что-то положил ему в рот, потом обратился ко мне:
   - Дай ему руку к губам и смотри, что делаю я.
   С этими словами, он начал мягко массажировать появившиеся крылья, помогая выпрямить закрученные углы.
   Затем какое-то время мы сидели рядом все втроем.
   - Ладно, дальше, - наконец заявил Нияст.
   Все повторилось опять. Отростки стали длинней. И я снова смотрел как медленно они приобретают нормальную плотность.
   - Обычно, когда не первый раз, этот процесс занимает не фиксирующийся взглядом миг.
   Затем уже Свест давал Нею кровь, а я расправлял крученые края. Только тут вблизи, я обратил внимание, что заново появившиеся отростки имеют гораздо более светлый цвет - как у моих рук.
   Понадобилось еще два раза, пока подкрылки оказались расправленными полностью. И вскоре Ней даже перестал выглядеть измученным.
   - Ну вот и все... - произнес он, - Завтра на детской площадке немного покручусь и думаю мало чем буду отличаться от тебя, Свест.
   - Дай себе хоть пару дней. Помнишь, что сразу сворачивать нельзя?
   - Конечно...
  -- Ну, тогда вы меня ждите, пойду, поесть что-нибудь принесу.
   Мне не хотелось ни о чем говорить. Пусть вот так, не легко, но Нияст стал таким же как Свест, таким же как был. Все возвращается на исходную. И я остаюсь тем же, чем был. И это не изменить никаким зельем, и бесполезно плечи напрягать - мой удел кататься на чужой спине всю оставшуюся жизнь. Я запросто делаю то, за что всегда раньше презирал вампиров - лазаю по деревьям, могу пить кровь, но мне никогда не получить того, что их по-настоящему отличает от таких, как я: способность быстро восстановиться, сила, полет... Ней перехватил мой опустошенный взгляд.
   - Этого-то я и не хотел. Мне казалось, будет лучше, если ты увидишь только конечный результат и не задумываясь примешь его как данность не пытаясь прикинуть на себя, - я молчал, - Свест слишком заигрался с тобой. Ты и так иногда словно не принимаешь внутри, что ты не вампир и тебе таким никогда не стать. Так нельзя!
   - Ну, конечно. Не вампир. На ваш переводится как "не человек". Мол, не забывайся. И ты туда же...
   - Да я не о том. Возможно, ты сейчас даже не всегда давая себе отчет где-то ждешь, что еще чуть-чуть и ты станешь таким же... Для тебя все настолько изменилось за последние месяцы. Такими темпами тебе может показаться может в конечно итоге произойти все. И ты начинаешь этим жить. Но это не так. Пойми не так. Такого не было. НИКОГДА. А попытки были, были, поверь. Кто тебя знает, может и впрямь научишься когда-нибудь читать и сам о них прочтешь. По любому рано или поздно ты все это осознаешь до конца. Как после этого ты будешь жить?
   - Да что там всей моей жизни-то? А если еще вычесть годы дряхлой старости? Немного потерплю, если ты окажешься прав.
   - Шутки у тебя...
   - Я не шучу. Я прекрасно понимаю, что я не вампир и вариантов нет. А сейчас Свест просто помогает мне, и я сам вправе решать, что для меня лучше и нужней в каждый момент.
   - Меня иногда пугает еще и то, что порой ты чем-то неуловимо напоминаешь Свеста. Будто ты - это в чем-то еще и Свест. Словно он передает тебе частицу себя. Это как-то нехорошо.
   - Боишься его самого скоро совсем не останется?
   - Да, смешно...
   - А ведь могло быть и хуже... - улыбнулся я, вспоминая пушистых ушастых зверьков, - но вообще-то зря ты себя накручиваешь. Просто в процессе тренировок мне многое что приходится за ним повторять, автоматически я повторяю и его случайные жесты и отдельные слова и это нормально!
   - Возможно, ты и прав. Но чем-то мне это не нравится. Не могу объяснить, но что-то не так.
   В этот момент появился Свест, разложил еду, поставил перед нами какой-то сок и как-то сам собой забылся наш странный разговор.
  
   18. Игры

-- 16-26 день месяца Асторил

  
  
   Дальше дни потекли обычным чередом. Единственно, все остальные визиты черных опять-таки прошли мимо меня. Конечно, видел иногда их фигуры во дворце или их же парящими в небе над ним. А в остальном... Свест по-прежнему частенько учил меня борьбе, я встречался с Лиинн, в библиотеки я делал новые успехи и меня порой хвалил Ней.
   Сам Нияст, если не через два, то через три дня начал передвигаться по кронам как любой другой серый вампир. Я, кстати, тоже стал относиться к деревьям как к разновидностям обычного ландшафта, который можно запросто преодолеть пешком. Конечно, я значительно уступал в скорости своим приятелям и, не имея подкрылок, не мог совершать затяжные прыжки, преодолевать расстояния по воздуху, а спуск с большой высоты всегда приходилось делать на чье-то спине. Зато я смог убедиться в том, что и вампир беспомощен как аллиол, если только правильно его закрутить. А это можно сделать в момент, когда он этого не ждет! Правда, ненадолго. Потом представитель серого племени просто подавляет чувство боли и сбрасывает тебя в сторону. Я несколько раз проверил это на своих друзьях. Вот только не проверил одного - смогут ли они подавить боль, если не дать им сосредоточиться. Но это было бы уже зверство.
   Вообще в последнее время мы часто в шутку дрались, забираясь куда-нибудь подальше в лес в промежутке между другими занятиями. И любой из нас постоянно пытался застать других врасплох. Меня радовало то, что это не всегда проходило даже со мной.
   Однажды Свест спикировал на меня сверху. Я, едва услышав шуршание подкрылок, не стал к нему поворачиваться или бежать. Я резко упал на землю и откатился в сторону. Затем, не промедлив ни мгновенья, подскочил и сколько было сил ринулся обратно. Мне удалось сбить с ног едва оказавшегося на земле Свеста, у которого я только что выскользнул из рук!
   Нияст умирал со смеху:
   - Ну, что - научил?
   - Да уж, охота не удалась, но на Рина всегда было чревато охотиться. Придется с ним поорошему.
   Он встал и наклонился к моему плечу. Я остался безразличен.
   - А если серьезно, - вскоре заговорил Свест, - то тебя, Риарин, теперь уже ни при каких условиях нельзя из племени к диким отпускать.
   - Да я и не хотел...
   - Да его и не примут нигде, - заметил Нияст, - ни под одну легенду он не подойдет, а притворяться, я думаю, не сможет.
   - Этты возьмут. И без легенд, - сообщил Свест, - у них там такие проблемы со Смиалоэтами, что они скорей будут рады, если их попросить приютить такого как Рин. Только придется умолчать, что он бывший Смиалоэт и предложить ему онеметь. Только, в интересах племени отпускать его таким нельзя... Но все же это ж надо... Вроде б дело к зиме, а там на границах все еще горячо - регулярные вылазки обеих сторон и пляска туда-сюда общих границ. Даже не знаю, сохранит ли наш договор с Эттами силу следующей весной или, наоборот, они решатся на его расширение.
   - Я же об этом забыл... - вспомнил я, - мне же Мирчель что-то об этом рассказывал... А что это за договор?
   - Давнишняя история, - ответил Свест, - Ней, давай лучше ты...
   - Не знаю, что тогда нашло на верховного эттского жреца, - охотно заговорил Нияст, - и как он вообще с такими предложениями удержался на этом посту. Но однажды целая делегация Эттов во главе с ним притащились в Сатри. Само собой им навстречу вышел тройной гарнизон. Они начали бродить по нашему лесу и обращаясь к "нелюдям" требовали нас на переговоры, если только мы говорим человеческим языком. Ну, ты-то знаешь, проблем с этим нет. Поэтому, как только они оказались на более менее свободной полянке, то переговорщики окружили их со всех сторон. Тогда в карауле был вождь Итаск, он и заговорил. Конечно, они на какое-то время забыли зачем, собственно, пришли. Потом все же вспомнили, когда им принесли угощение и пообещали, что никто их не тронет. Их жрец предложил отдать нам в качестве выкупа нескольких воинов, в обмен на то, что хотя бы до конца сезона мы перестанем терроризировать их территорию.
   - Нас это не устраивало, - вмешался Свест, - и было сделано другое встречное предложение...
   - Да, и для этого прибыли еще и наши жрецы.
   - Да, в мирное время ведь у нас правит жреческая власть. Это у вас, аллиолов, все виды власти в одном лице...
   - Не, отвлекайся от темы, Свест, - остановил его Ней, - так вот в конечном итоге сошлись на том, что мы приходим на их территорию ночью один раз в год весной и они предоставляют нам всех своих воинов. Но зато потом они могут о нас забыть до следующей весны.
   - И они согласились? - удивился я, - насколько я помню, согласно общим представлениям они должны были решить, что вы собираетесь их оставить без сильных мужчин!
   - Пришлось показать как это будет происходить. Они все равно привели с собой несколько человек, из которых собирались сделать нечто вроде откупной жертвы. Наши забрали их на время с собой, накормились сами, заставили восстановиться особой пищей их. И вернули назад.
   - После этого, вся честна компания тронулась в обратный путь, - продолжил Свест, - подумать...
   - И через десять дней в полном полномочном составе были здесь с согласием на наши условия, - снова заговорил Ней, - а там уже договоры, клятвы, формальности. Вот с тех пор мы там не охотимся, а по весне наши девушки полностью восстанавливаются после зимы без изнурительной охоты. Ну и, разумеется, соседним аллиольским племенам знать о нашем договоре не обязательно... Правда Смиалоэтам и не понадобилось этих знаний - хватило зависти, что соседей обходит напасть.
   - У меня просто в голове не укладывается, что такое могло случиться... - заметил я.
   - Чего только не бывает, - подмигнул Свест, - иногда и серая тварь может найти общий язык с бледнолицым скотом.
   Я уже давно знал как местные обзывают аллиолов, но все-таки мне было неприятно это слышать.
  -- Ладно, довольно сказки сказывать, - произнес Ней, - по домам пора.
  
  
   ***
  
   Стоило нам прибыть во дворец, как моим приятели, по всей видимости из неслышной мне переклички, узнали новость...
   - Значит так, - сообщил мне Свест, - оставшиеся три дня перед встречей лун объявляются днем поединков...
   - С чего-то вдруг, - удивился я.
   - Так решили жрецы, - пояснил Нияст, - они всегда перед уходом на зиму выбирают для этого несколько дней... Теперь кто угодно, кого угодно может вызвать помериться силами.
   - Даже девчонки, правда они чаще между собой... - дополнил Свест, - ты только Рин не лезь на рожон.
   - Так что: мне из дома носа не высовывать!? - возмутился я.
   - Не горячись... Просто не вступай, - пояснил Ней, - если кто вызовет тебя достаточно просто скрестить руки над головой. Я, кстати, может тоже когда и так поступлю, если устану...
   Разговаривая мы дошли до дома. Нияст, сославшись на полный развал всего и вся в его отсеке, юркнул к себе наводить порядок, а Свест зашел ко мне.
   - Риарин, я еще раз предупреждаю - на рожон не лезь, - нашел он нужным повторить, - Конечно, это не смертельные поединки. Чаще это скорей игра... Скажу даже больше: если тебя вызовет тот, кого ты знаешь хорошо, тот же Эрик или, допустим Мей, или местный аллиол - то делай, что хочешь. Но в остальных случаях - откажись. Обещаешь?
   - Я поступлю так, как сочту нужным, не дави на меня! - возразил я.
   - Да я на тебя не давлю. Просто объясняю. На тебя могут напасть по-настоящему и если ты сам не отказался никто не вмешается, пока поединок не закончится. Я, конечно, чему-то тебя научил. Но ты же прекрасно понимаешь, что любой вампир сильней тебя. Когда это просто игра - твой соперник это учтет, но если вдруг всерьез...
   - То меня придется потом лечить. Только и всего. И, поверь мне, Свест, я ничего не боюсь. Хочешь избежать лишних хлопот?
   - Иногда с тобой трудно говорить. Ну вот скажи, что ты задираешься? Чего хочешь показать?
   - Свест, возможно, я и буду осторожней, - примирительно согласился я, - но только обещать ничего не стану. Хорошо?
   - Плохо это или хорошо будем знать к встрече лун. А может и немного раньше. Ладно, давай, отдыхай. Хочешь - заходи. Я не сплю.
   Как же мне надоело, что все меня желают поучать! Нашли себе игрушку... Ну что я правда похож на идиота, который ринется в бой, если меня вызовет мой неприятель Миертс? Я почувствовал как заныли, пожелавшие сжаться кулаки. Нет, нет, нет... руки за голову и никаких проблем. Может Миертс еще и не нападет... Хотя... в этот раз он не рискует нарваться на разборки со жрецами. Да ну его. Будь что будет. Завтра похожу, посмотрю и выберу для себя линию поведения.
   Когда я заглянул к Свесту, Ней был уже у него. Они о чем-то весело говорили все еще непонятным мне языком. Я сразу прошел и сел с ними рядом. Они тут же перешли на смиати.
   - Вот мы тут обсуждаем наши прошлые поединки..., - заметил Свест.
   - Я в этот раз обязательно постараюсь увидеть как это происходит между девчонками, - ухмыльнулся Ней.
   - А помнишь как три года назад сцепились аллиол Листаг и Аренили?
   - Особенно как они грохнулись в озеро... Самое интересное, что выплыв вместе на другой берег, они куда-то ушли...
   - А храмовые тоже участвуют? - поинтересовался я.
   - Даже могут выйти жрецы. Только ты их не узнаешь, если не помнишь в лицо. Это общий день поединка.
   - Да, я давно хотел спросить, а что храмовые кормят жрецов?
   - Бывает... - ответил Свест, - как и ты нас. А так жрецы ведь тоже охотятся.
   - Мне почему-то казалось что это не так... Все-таки правящая власть...
   - В данном случае это к делу не относится. Запитываться линной исключительно внутри дворца имеют право только дети, беременные и кормящие женщины, а также те, кто физически не способен охотиться. Это у вас власть ставит себя на недоступный пьедестал. А у нас, конечно, непосредственно правящие имеют право на определенное обслуживание, но не абсолютное.
   - Свест, Рин давно уже с нами, - вставил Ней, - и правильней считать, что у него все так же как у нас, а не у диких.
   - Да ладно, все же поняли... Мне вот тоже кажется странным, что может быть абсолютной власть жреца и во время мира и во время войны.
   - А что тут странного? - удивился я, - если какой военачальник приходит к власти - он и становится жрецом. Как бы служит Богам от имени племени. Потом уже выстраивает цепь из подчиненных младших жрецов. Получается единство власти, освещенной милостью Богов. Это сплачивает народ, исключает любую путаницу...
   - И позволяет жрецу делать все что ему заблагорассудится без риска, что за это придется когда-нибудь отвечать, - закончил за меня Ней. - Ты только молитвы нам не читай.
   - А у нас тоже никакой путаницы нет, - опять вступил в разговор Свест, - есть жрецы, которые поддерживают связь с долиною Богов и пытаются выяснить их волю и пожелания. Любой жрец выступает от имени Богов, поэтому они и не носят личных имен - они все лишь представители вышних покровителей племени. Слово любого жреца непререкаемо. Но можно на сборище потребовать объяснений тем или иным действиям. Если тебя поддержит достаточное количество человек - что-то может быть пересмотрено. Жрецы донесут пожелания племени Богам. Верховного жреца, на котором в итоге замыкается культ, они выбирают между собой. И верховные жрецы регулярно меняются. Даже я, например, затрудняюсь ответить, кто выступает в этой роли сейчас.
   - Кроме жрецов есть вожди, - подхватил повествование Ней, - В настоящее время их пять и они занимаются организацией охраны территории. В случае объявления военных действий из них будет выбираться верховный вождь племени, который, если видит в этом необходимость, может решать что угодно, не учитывая мнений жрецов. Они зачастую даже и не высказывают их. Из пятерых вождей на эту должность могут претендовать трое, прошедшие несколько ступеней жреческой школы. Свест прошел эту школу в молодости поэтому он - кандидат. А вот Итаск и Ваирлин специально обращались к жрецам. Конечно, на период войны дополнительно избираются младшие вожди... Обычно это те же самые наэрлы, которые руководят группами, которые караулят в разных местах.
   - И вы хотите сказать, что всемогущий вождь, за которым стоит все племя вот так запросто вернет власть жрецам? - усомнился я, - неужели никто никогда не пытался сохранить свое особое положение, хотя бы просто затягивая войну? Ведь можно планировать действия таким образом...
   - Этого не может быть никогда, - перебил меня Свест, - мы давно не воевали, но в праве племени четко записано: если военные действия застали более чем три танца лун - вся власть автоматически переходит обратно жрецам, которые за это время должны полностью освоить данное ремесло и быть в курсе всех проблем.
   - А немногие жрецы, оставшиеся при храме обучают присланных туда вождей, включая бывшего верховного, искусству понимания воли Богов, - закончил Ней.
   - И что, это все работает? - поинтересовался я.
   - Пока в летописях не значится конфликтов проходивших по другим правилам, - ответил Нияст, - даже в историях других племен, которые регулярно доставляются в нашу центральную библиотеку черными посланниками.
   - Странно, когда я еще жил у своих, меня вообще не интересовало, что и как..., - задумался я, - Есть вождь, ему все подчиняются и все просто и хорошо. Те кто этого не делает - не достойные и заслуживают наказания. А здесь...
   - Ты лучше вот что скажи - почему же ты с Неем тогда заговорил? - заметил Свест, - если так все хорошо и правильно - зачем нарушил запрет?
   - А я про него просто забыл, - честно признался я, - такое редко случается, а я же все это наставления наизусть-то не учил. Нет, конечно, где-то проскакивало ощущение, что не совсем правильно так поступать, надо бы сначала уточнить можно ли это у жреца, но любопытство победило.
   - Зачастую те, кто всецело принадлежит племени интуитивно чувствуют когда что можно, а если сомневаются, предпочитают осторожное "нельзя" - заговорил Ней, - те, же кто выходит за эти рамки через то или иное время либо погибает, либо уходит...
   - Либо сам становится вождем! - закончил Свест.
   - Ну, это не в любом племени, Свест. Это еще у Джагастов, к примеру, может еще раз и в наше время пройти. То есть опять, если что, несогласные с мнением правящих соберутся вокруг нового вождя и устроят переворот. А, допустим, у тех же Смиалоэтов, элитарность власти слишком высока и слишком большую роль играет наследование должности. Рин, например, потомственный воин, но ему никогда не стать старшим вождем, потому что у потомственных вождей тоже есть сыновья....
   - Вот посмотришь, - возразил Свест, - сейчас Смиалоэты повоюют, временные вожди, которых они вынуждены избирать из воинов, заслужат определенный авторитет. И малейшая ошибка верховного жреца может обернуться для него свержением. Особенно, если, после военных действий, временных вождей возвратят в народ... Они уже вкусили власти и не смогут просто жить. Да и остальные привыкли к борьбе. В итоге может оказаться, что это дело десятое - за что.
   - Да временных же могут использовать в качестве гвардии, поддерживающий порядок, может припугнуть. А с простыми еще проще... Довольно им трудоемкое дело дать. И все останется по старому, - высказался Ней.
   - Да, тут уж какой стороной лист упадет... - согласился Свест, - возможно вообще часть племени отправится кочевать. На юго-западе от них, примерно, в десяти днях их похода есть неплохая земля с возможностью занятия для зимовок расположенных далее очень интересных подземных пещер. И они об этом должны знать. Помнишь бывший Смиалоэт Кайсилет, который оказался у нас лет 15 назад рассказывал о том, что они посылали разведчиков?
   - Я-то не помню, зато я сам там был... - вспомнил Ней, - Ты в тот год черным как раз танец лун летал, а у меня еще мой мелким слишком был. Тогда же наш караул отправили на разведку. Там, правда, неплохие места. Кстати, там подальше есть прекрасный горный массив, который можно занять и выходцам из Сатри.
   - Да, если отделяться те, возможно, захочет говорить об отделении и кто-то из наших... Но не исключено, что места останутся не востребованными. Если Смиалоэты будут продолжать теми же темпами, то им скоро и этой территории будет много. Жаль, что и Эттов тоже будет меньше. И больше всего жаль, что нельзя вмешаться пока сами не позовут... Иначе будет временное перемирие в борьбе против нас.
   - Это уж точно... Пока сюда не придут переговорщики или бойцы - рано в войну вступать, - вздохнул Нияст.- Кстати, наша прослушка подала сведения о том, что Смиалоэты практически заключили договор с Моаи о совместных действиях против Эттов по весне. Взамен обещали не препятствовать свободному доступу для ловли рыбы на своей северной реке. Мне сказал это Акоранд, который в ней был. Этты, я думаю, еще не знают.
   - Надо же, я тоже еще не в курсе. Жаль нельзя Эттам об этом сообщить. Клятвенные пункты договора предусматривают, что летом и осенью мы к ним ни ногой. Придется ждать весны.
   Они так увлеклись обсуждением, словно и не замечали меня. А я с трудом вникал в раскладываемые ими варианты событий. Когда я поднялся, решив отправиться спать, Свест лишь помахал мне рукой, а Ней кивнул, пожелав доброго сна.
  
   ***

-- 27 день месяца Асторил

   Когда я на следующий день я вышел из башни вместе с приятелями, невольно обратил внимание, что народу вокруг много как никогда в это время. По всей видимости отсутствовал только один единственный дежурный караул. Постепенно я выяснил, что это действительно так. Отсиживаться внутри башен в такие дни не принято, а закрома уже полны доверху и никто не отвлечен на хозяйственные дела. Надо заметить, что Свест с Ниястом активно обо мне позаботились - пусть не большая, но вполне достаточная для меня часть общественного склада перекочевала в мою комнату. У камина (именно так вампиры называли закрытый очаг) со всех сторон были сложены хворост и дрова. И только малую часть этих припасов я доставил сюда самостоятельно. Так же теперь выглядели комнаты Свеста и Нияста. А как был забит общий склад! Если все, кто имел право не выгребли бы свои доли, например, решив брать еду как всегда по мере необходимости, то там невозможно было бы ходить между бесконечными полками. Свест заметил, что припасов башен иногда хватает и на всю весну и начало лета.
   Еще не очень разошедшийся народ вел себя задорно. Но пока еще было трудно понять: танцуют или дерутся стихийно возникающие пары. Свест и Нияст быстро растворились среди кипящих энергией жителей дворца. Я потерял их из виду и пошел один в сторону озера. И там прилег на поваленном стволе любуясь на складные движения борющихся неподалеку вампиров. Иногда они делали настолько быстрые движения, бросаясь один на другого после небольшого отступления, что те сливались в одно. Именно в этот момент передо мной в боевой стойке оказался Крис, тот самый который участвовал в моей выемке из трясины. Я азартно подскочил и мы сделали несколько па вокруг друг друга. Я почти всегда успевал подставлять блоки от его шуточных ударов и даже сам один раз успел его зацепить. Правда сильнее, чем хотел, но он не обратил внимания. Зато через миг сделал пару шагов назад и резко бросился - и я в момент оказался на земле.
   - Неплохо обучился, - похвалил он меня, - на будущее не давай наэрлу увеличить дистанцию - это хороший предлог для броска, на который тебе никогда не успеть среагировать. Всегда близко держись.
   - Спасибо за науку, - поблагодарил я.
   - А тебе спасибо, что тогда промолчал. Правда Стен не удержался и Ниясту разболтал, но там тоже все заглохло. Не то, что это было сверхважно, но приятно. Ладно, удачи тебе! - пожелал он, запрыгивая куда-то наверх.
   Вскоре мне предложил поединок Мирч, но с ним-то я разделался легко. Он был мягко говоря удивлен моей хватке. Зато стычку с незнакомым наэрлом, спрыгнувшим сверху прямо передо мной, я безнадежно проиграл. Хотя он тоже не дрался всерьез. Да, расслабляться нельзя, особенно если соперник - не аллиол.
   После поражения моим вниманием снова завладел Мирчель, но уже хотел просто поговорить. Признался, что я очень сильно изменился с тех пор, пока он видел меня в первый раз, когда я не знал как спуститься с дерева. Спрашивал как мне это удалось. Я окончательно его добил вставляя в свою речь некоторые эттские слова. Оказалось их не так уж трудно было запоминать - эттский язык оказался довольно похож на наш. Главное что сбивало - его особая ритмика. А так некоторые слова были понятны и без перевода, особенно на слух. Он заинтересовался моим рассказом о существующих в библиотеке учебниках и сказал, что подумает о том, чтобы тоже их посмотреть. Поговорив, мы разбежались. Если мне где-нибудь попадался аллиол - можно было не сомневаться, что вызов ему обеспечен. Правда некоторые отказывались бороться даже со мной. Но зато знакомые наэрлы, особенно из караула Свеста, налетали со всех сторон. Да, я понимал, что они ведут себя со мной, я бы сказал, бережно. Едва касаются, если я не успеваю отбить, сбивая - стараются поймать. Впрочем, не всегда... Хорошо наэрлам - на их серых шкурах не видно следов от падений и ударов. Да и остаются они ненадолго, эти следы. Я уже подумывал, что пора с этим заканчивать, как опустившаяся с небес стая жалящих мух Аш загнала внутрь башни не только меня. Конечно, что там один укус такой мелюзги, то когда они стали садиться минимум вдесятером... "Надо было сразу костры с лоильей разжигать" - проворчал кто-то рядом со мной, я оглянулся узнать кто, но тот уже исчез. Я также поспешил спрятаться в нутро родной горы.
   Свест и Нияст ждали меня в моем отсеке. Видно не хотели пропустить.
   - Ну и хорош! - отметил Свест, не давая мне вставить слова, - ты посмотри на кого ты похож. Нет, фиолетовый цвет тебе не идет, а уж эти красные точки... Раздевайся, давай. Нияст, притащи от себя чего-нибудь. Сейчас мы этого замазывать будем, чтоб глаза мои не видели.
   Нияст исчез. А Свест тем временем ощупывал меня, точно искал нет ли переломов.
   - Да в порядке все со мной, - отмахивался я, - я аккуратно.
   - Оно и видно.
   - Да на мне просто слишком заметно.
   - Дело в том, что на мне не просто "не заметно", а уже почти зажило. Завтра никуда не пойдешь. Боюсь, я тоже - буду тебя караулить.
   - Ну, Свест, прекрати - все со мной нормально.
   - Ладно, вроде ничего не сломал. Ты же сгоряча ничего не чувствуешь.
   Нияст притащил какую-то еще теплую смесь, с сильным запахом пряных трав и они на пару, несмотря на мои возражения, начали обмазывать меня ею с ног до головы. Потом обернули плащом и в этом только виде наконец-то оставили меня в покое.
   - Нашли игрушку, - обреченно вздохнул я, - специально дожидались?
   - А ты как предполагал? - невозмутимо произнес Свест, - Я все думал, когда же ты устанешь, но ты сегодня был как заводной. Прям дорвался, надо сказать. Эттам бы в следующем году не поздоровилось, не попади ты к нам.
   - Да я б таким без тебя не был, Свест... Я просто сам на взводе именно потому, что могу ... ну то что получается.
  -- Спасибо на добром слове. Ты сможешь, думаю и больше, если не будешь сопротивляться. Хотя бы и сейчас. Все завтра мы с тобой дома сидим, а ты, Нияст, иди. Тебе оно нужней чем мне. И ты, Рин, даже не спорь. Я тебя таким сделал, я и буду стараться все это не поломать.
  --

-- 28 день месяца Асторил

  
   Спорить действительно было бесполезно. А на следующее утро я понял насколько Свест был прав - все тело ныло. Поднявшись я понял, что ловкости у меня явно поубавилось. Сам Свест действительно меня караулил. Сидел и подкидывал какой-то мелкий сосуд, снова и снова его ловя.
   - Свест, ты мог бы и идти, - нашел нужным предложить ему я, - хорошо, договорились. Останусь здесь и никуда не сбегу.
   - Ты сначала выпей, то, что там в чаше на столе, потом поговорим.
   Я поднял чашу, попробовал... На вкус какое-то вино. Да какая разница, я опрокинул ее в себя целиком. По телу сразу же разлилось тепло и все неприятные ощущения исчезли.
   - Но только сейчас все равно оставайся здесь, - заговорил Свест продолжая жонглировать, - оно неплохо действует, но реакция все же притупляется.
   В это время в двери раздался стук.
   - Войдите - произнес я.
   На пороге стояла Ирлиинн.
   - Ну, так бы и сказал, что кого-то ждешь... - заметил Свест.
   - Нет, думаю он не ждал... Я просто соскучилась. Захотелось увидеться поскорей.
   - Как ты могла так подумать! - вставил свое слово и я, - я всегда тебя жду.
   - Ну ладно, думаю вам будет лучше вдвоем, - решил Свест, вставая.
   - Хочешь - останься, - предложила Лиинн, - просто посидим.
   - Да, нет - пойду, разомнусь.
   После этой фразы Свест перешел на сатриил и они перекинулись парой фраз. После этого мой караульщик вышел прочь.
   - О чем он тебе говорил? - полюбопытствовал я.
   - Я его спросила, участвовал ли ты в поединках,
   - Ты спросила???
   - Я, я понимаю, ты не слышал...
   - А то, что слышал не понял. Так что можешь переводить как заблагорассудится.
   - Да я правильно перевожу, разве что акцент не делаю. Я немного беспокоилась. А он сказал, что тебе сейчас лучше не выходить. Так усердно размахивать кулаками и кататься по земле можно не чаще чем через день. Я вот сегодня тоже не захотела...
   - Ты - дралась?
   - А то... Ты за кого меня принимаешь?
   - Мне ко многому здесь трудно привыкнуть. Например, я не могу даже себе вообразить, что ты охотишься.
   - Конечно, охочусь! И еще как. Даже незадолго до знакомства с тобой поймала сам... аллиола-юношу.
   - И еще одного при знакомстве.
   - Ты обиделся?
   - Просто намекаю, что я твоя законная добыча. Так что пей!
   - Спасибо, что сам опять догадался, а то даже не знаю что со мной - не хочу тебя просить!
   Она прильнула к моей руке. В отличие от любого наэрла она делает не более двух-трех глотков. Я это заметил какое-то время назад, когда первый раз убедил ее, что и в коем случае не буду считать, что она встречается со мной ради этого... А не ради...
   Когда ко мне, уже ближе к вечеру заглянули Нияст и Свест - она уже ушла. Возможно, они об этом узнали потому и зашли. Хотя, конечно, красноречивей всего о ее отсутствии говорила моя незакрытая дверь.
  
  
   ***

-- 29 день месяца Асторил

  
   На следующий день никто не чинил мне препятствий к выходу на волю. Первое на что я обратил внимание - это костры, которые все дружно поддерживали и время от времени кидали в них какую-то сложенную неподалеку сухую траву. Кроме того, все происходило не в пример спокойней, чем в первый день. Разумеется поединки продолжались, но начинались они не так бурно, хотя постепенно пары и входили в азарт. Я тоже вскоре вступил в эту шуточную драку... Раз, другой... ничто не предвещало неожиданностей. Какой-то аллиол, возможно храмовый, будучи в миг поверженным, заинтересовался моим кулоном на груди, но сказать ничего не смог - мы не понимали друг друга. Где-то в это время обычным жестом предложил мне поединок один из наэрлов. Я не сразу вспомнил его, а когда вспомнил поздно было что-либо менять.
   Драться он стал сразу жестко и, выставляя блоки, я чувствовал силу его ударов всерьез. Я начал лихорадочно, в каком-то ускоренном темпе прикидывать как можно свести потери к минимуму да и... несмотря на явные преимущества серого племени, мне хотелось продержаться дольше именно сейчас.
   Итак, во-первых ни в коем случае нельзя давать ему увеличивать расстояние... Но сколько я так продержусь? В этот момент он с размаху попал мне в челюсть. На полмига потемнело в глазах, но я не только не упал, а даже успел подскочить к нему вплотную раньше, чем он собрался на прыжок. Мы продолжили нарезая друг вокруг друга круги. Мне удалось ударить его в живот, он почти не обратил внимание, но я был уверен, что все же почувствовал. Краем глаза я замечал, что собираются зрители и это только распаляло меня. "Если он сможет отойти хотя бы на пару шагов - он успеет сгруппироваться на прыжок. На его действия в прыжке, отреагировать я не смогу..." - размышлял я. Но да какие там действия? Просто бросится резко вперед стараясь сбить меня на землю. Этот к тому же может с разлету нанести удар, от которого скорей всего я потеряю сознание... Не дождется!
   Итак, он наступает шаг, полшага назад... он старается зайти сбоку... пусть... замахивается, стараясь угодить в висок... и в этот миг я просто бросаюсь на землю. Пусть это выглядит так будто я хотел просто уйти в сторону и вниз, отклоняясь еще и назад, но не удержал равновесие. И вот я падаю на руки куда-то в сторону, в траву... Но я не просто падаю, я еще немного отталкиваюсь ногами. Он у меня побегает... То ли мысли слишком скоро бегут, то ли время замедлилось... А земля-то ближе чем казалось! Ну кто бы мог бы подумать, что этот плотный зеленый лист прикрывает огромный булыжник? Да еще с выступающим в эту сторону углом? Определенно я рассадил себе грудь! Ладно не до этого, потом... Уже посчитано до одного и теперь надо сразу в сторону: оттолкнувшись руками почти без паузы, после того как я пропахал грудью по камню, я перебросил себя на пару шагов вперед. Просто перепрыгнул через голову на ноги с рук! Этому не учил меня Свест. Я сам не понял как это вышло. Оказавшись на ногах я успел заметить как серый вихрь влетает в булыжник кулаком. Не там, где я стукнулся грудью, а где, скорей всего, была бы моя голова. Конечно, реакция у вампиров хорошая, но зачем напрягаться, когда соперник - медлительный аллиол? Разумеется, он бросился сразу, как только понял, где я приземлюсь. Или, может, промедлил? Не исчезни я сейчас с этого места - меня не так просто было бы от этого камня отскрести. Но вернемся к моему сопернику - в этот момент раздался его дикий вскрик, но видно размозженной руки ему показалось мало и он еще успел припечатать камень головой. Окровавленный, он сел рядом с камнем и очумело рассматривал свою руку. Правда кровь перестала течь практически на глазах.
   К раненому тут же подошел Миертс. Именно с ним я видел своего беспощадного соперника раньше не один раз. Ко мне же, как обычно в любой сложной ситуации, подошел Свест и, ничего не говоря, увел меня, обняв за плечи. Мы оказались в одной из беседок, в этот раз там был припасен не терерский сок для отдыхающих, а склянки с зельем для дерущихся. Так же молча он что-то с чем-то смешал, вылил на салфетку и остановил кровь из раны на груди, а также на подбородке, которым я, оказывается, тоже успел задеть глыбу. После этого я решил прервать молчание.
   - Ты недоволен, Свест?
   - Да, не особо. Я чего-то такого ждал. Поэтому и попросил, если кто чего с тобой заметит - дать знать. В целом, то, что я увидел, мне скорей понравилось. Хотя, надо сказать, тебе повезло, - тем временем он плотно прижал к моей груди другую салфетку и показал мне придерживать ее рукой, - на подбородке у тебя скорей всего тоже останется шрам, правда небольшой...
   - Да, ладно, пустяк... - я почувствовал как волны хорошего настроения захлестывают меня, - почему ты опять не учишь меня осторожности?
   - Я Нияста долго пытался научить... Но в итоге это относительно удалось только тебе и то, думаю, ненадолго.
   - А сам-то ты как по поводу осторожности?
   - Что я... А я еще тоже как следует не нарывался. Может оно и к лучшему. Но в себе-то я уверен, но не хотелось бы терять... Ладно, идем, посмотрим, чем там все закончилось.
   Перед поверженным мною или точнее булыжником Сиингалом суетился жрец. Он был одет как обычный наэрл, и я не знал его в лицо, но почему-то сразу понял, что это именно жрец. Он как раз заканчивал приматывать руку приятеля Миертса к деревяшке. Храмовый аллиол прислонил свою руку к его рту. Закончив жрец обернулся: где второй? Ему показали на меня. Он заставил меня убрать руку от груди, посмотрел, о чем-то перекинулся со Свестом парой непонятных фраз. Затем достал какую-то липкую смесь из крошечного горшка и нанес на мой подбородок. Я почувствовал как, высыхая, она сжимает кожу. Остальное он, видимо, доверил моему основному лекарю Свесту. Последний снова заставил меня прижать к груди салфетку. Когда жрец ушел, и большинство глазеющих Агори стали расходиться, к нам подошел-таки Миертс.
   - Ты, Свест, совсем обалдел! Во что ты его превратил? - он показал на меня. - Я уж не спрашиваю как! Это же просто сумасшествие! И как только это мерзавец так все точно с камнем рассчитал... Это переходит все границы! Он и так давно опасен...
   Его речь прервал смех некоторых из окружавших нас наэрлов, которые поняли, что представление еще не окончено.
   - Ты не прав, Свест! - продолжил Миертс, - аллиолов нельзя ТАК обучать...
   - Да я, собственно, здесь и не причем, - дослушав его тираду, заметил Свест, - даже обидно.
   - Как! Ты! И не причем! - Миертс встал в боевую стойку.
   Свест принял предложение, а я благоразумно присел в сторонке.
   Поединок длился не очень долго, и мы с победившим Свестом отправились домой. По дороге я вспомнил про знак силы, но не смог его сразу найти. Только обнаружив веревку у основания шеи я облегченно вздохнул - он просто перекинулся назад. Странное дело, может он и правда действует? Или все же это все Свест, который так скромно отказался от своего участия?
   Нияст появился лишь какое-то время спустя после того, как мы зашли в ближнюю ко входу мою комнату. Он был уже в курсе и тоже не мог удержаться, чтобы не рассмотреть, что со мной. Убедившись, что все в порядке или почти в порядке он предложил в честь этого выпить. Мы переместились к нему и там сидели почти до утра.
  

-- 30 день месяца Асторил

  
   Следующей ночью пошел крупными каплями холодный дождь. Он продолжался целый день и только к вечеру прекратился. Выйдя на улицу, первое на что я обратил внимание - это на пожелтевшие листья некоторых растений и только потом понял, что мне еще и холодно.
   - Этот праздник лунных встреч придется встречать не у озера, а на поляне вокруг костров, - заметил Свест, - возвращаемся, надо что-нибудь одеть...
   У себя дома я отыскал пончо в ткань которого был в том числе вплетен и пух дерева Анили, который обычно собирают по весне, и легкий плащ, подаренный мне когда-то в день дождя. Мои приятели ограничились лишь плащами, но другими, гораздо плотнее этого и мы все вместе отправились на приозерную поляну. Там уже горели костры. Мы разожгли еще один прямо от факела, принесли выпивку и еду, разрешили девушкам занять места рядом с нами. В этот раз их было только трое: Ирлиинн, Ариса и Эшель. Рядом со мной оказалась Ариса, Эшель ближе всего оказалась к Ниясту, а Лиинн достался Свест. Ох уж эти местные обычаи - мне стоило некоторого труда не придать этому значения. В остальном праздник прошел как обычно, своим чередом. И даже ближе к утру все кинулись к озеру смотреть отражаются ли там танцующие луны, словно в этот раз это зрелище могло не состояться. В какой-то момент все сбросили верхние накидки и плащи. Последовав общему примеру я уже испугался, что сейчас придется окунуться в холод озерных вод, но все ограничилось лишь веселым брызганьем. Конечно, и от этого было тоже не жарко и не только мне. Поэтому все очень быстро закончили это занятие, снова закутались и вернулись к кострам, некоторые из которых пришлось разжигать заново. Затем были танцы, игра на флейточках и возвращение под утро домой.
  
   ***

-- 1 день месяца Арив

  
   Утра первого дня месяца арива я, разумеется, не застал. Был уже разгар дня, когда я выбрался наружу. Солнце светило вовсю. Оно не давало, конечно, настоящей жары, но зато очень заметно подсветило масштабы ущерба зелени, нанесенного холодным вчерашним дождем. Да, Арив - первый и единственный месяц осени, то есть время перехода от лета к зиме. Но в этом году он просто поразительно совпал с реальными изменениями в природе... Правда северный Но-рей еще не посетил наши края и не сказать, что было так уж холодно. Хотя плащ, тем не менее, собираясь к Лиинн, я надел.
   Я застал ее дома еще полусонную. Она лежала на своей кровати и, видимо, о чем-то думала, глядя в потолок. Однако, миг - и я едва успеваю среагировать на ее стремительный прыжок, и вот она уже висит, обхватив мой торс руками и ногами, ее язычок ищет моих губ, а волосы, эти пушистые темно-каштановые волосы... Я запутался в них руками, ткнулся носом в их чарующий аромат. Затем переместил Ирли так, что теперь она как ребенок на моих руках, ее лиловые глаза, нежные, чуть розоватые губы вплотную к моему лицу... губы наирии, сильные, подвижные, чуткие... Кажется, сейчас закружится голова... как же ее тело умеет отзываться на любое мое движение... я опьянен тобою, Лиин... Не в силах сразу прервать чарующее волшебство этого мгновения, я еще какое-то время кружусь по комнате с ней на руках... лаская и целуя, целуя и лаская... И, наконец, падаем на кровать, и я теряю себя в безумии страсти и вожделения, нежности и силы, удовлетворении и вновь нарастающей жажды ее тела, нарастающего желания, секса, любви...
   Не знаю, сколько прошло времени, когда я снова нашел себя... умиротворенного, отчасти обессиленного и бесконечно счастливого... Блаженное состояние... Что сейчас: день, вечер, а, может, уже и ночь? Уже ночь?
   Нет же, нет... мы не зажигали факелов, а не так уж темно... в Ариве темнеет рано... Ирлиин такая красивая в нежных закатных лучах, она в моих руках... Хочу навечно, чтобы было так... Но нет, не дано..
   Осень, уже осень... скоро все это чудо обладания ею прервется на долгие зимние дни... Как я проживу так долго без нее, без этого чарующего тепла, что разливается в моем теле даже когда я просто думаю о ней и просто взрывается пожаром, когда она рядом... Как жить без этого пламени?
   . Тем временем Лиинка огорченно рассматривала мои раны, полученные в неравном бою. Затянувшийся, но более внушительный по размерам шрам на груди явно заинтересовал ее меньше, чем царапина на лице. Она аккуратно касалась пальчиками и той и другой неровности и будто пыталась стереть с моего лица отметину.
   - Думаю, что скоро ничего не будет заметно, - наконец резюмировала она, - иногда я начинаю забывать, что ты аллиол и только такие случаи и заставляют меня вспомнить.
   Может она думала, что мне будет приятно это услышать, но ее фраза резанула слух... Как бы она меня приняла, ухитрись я вмазаться в камень более основательно?
   Нет! Я не буду портить этот день, мучая себя грустными мыслями. Здесь и сейчас все хорошо, а то, что могло бы быть - все равно не существует. Ну, обратила внимание и что? Ее глаза лучатся счастьем, может и потому, что я остался цел и мы вместе, здесь и сейчас.

-- 2 день месяца Арив

   На следующий день мы ринулись прочь из дворца, к большому озеру. "Возможно последний раз перед зимой" - вздохнула она. Мне тоже было грустно - расставание на долгие три луны... долго, безумно долго. Увы, только семейные пары зимуют в общих комнатах... Мы же безвыходно разойдемся по разным башням дворца. И даже связи, наверно, не будет... Я ее об этом не спросил. И так что-то грустновата стала.
   А вообще, мне скорей показалось, что вампиры относятся к зимней разлуке легко... Они не боятся куда-либо опоздать. Эка беда - три лунных танца без встреч. Весной все можно начать сначала. Может их долгая жизнь привела к тому, что они не дорожат каждым мгновением счастья? Главное, чтобы всегда вовремя была линна, кровь. Интересно, как же они обходятся зимой? Это мне тоже не хотелось спрашивать у Ирли. Ирли, Ирли, Лиин, линна.
   - Слушай, - вопрос сам сорвался у меня с губ, - я вдруг понял, что твое имя в своей части очень похоже на слово линна... Это случайно?
   - Все человеческие имена имеют какой-либо перевод на разговорный язык. Ты прав, мое имя является производным от нашего слова аллинавия, означающего сила, дающая жизнь. От этого же слова происходит и линна - живительная кровь. Я родилась слабенькой, поэтому родители дали мне имя, имеющее внутри себя это сочетание звуков, надеясь, что оно сделает меня сильней, и оказались правы!
   - Или же они, вместе с другими слишком усердно подкармливали тебя этой линной, исходя из того, что сильный может потерпеть в пользу того, кто слабей. В результате, бывает, они даже могут поменяться местами...
   - Ты удивляешь меня Рин. Казалось бы, никого как тебя не поддерживают Боги Вечности, но ты будто не веришь, ни во что...
   - Даже не знаю... попадание к вам словно вывернуло меня наизнанку. Все что раньше я принимал на веру естественно и легко оказалось, как минимум, немного не так... Теперь я действительно склонен сомневаться во всем.
   - А что значит твое имя? - перевела она разговор.
   - Да, точно не знаю, кажется, какой-то древний договор. Вот только не помню кого с кем...
   - Рин, рин, риарин... - задумалась она, - не могу вспомнить ни одного аналога, ни с одним смиалоэтским словом. Может из забытых древних?
   - Понятия не имею, - признался я, - думаю, мои родители тоже не задумывались: им просто понравилось сочетание звуков. Они что-то говорили про договор, но, может, из его названия взят лишь слог... Все же имя - лишь благозвучное сочетание звуков и больше ничего. Конечно, от нечего делать, можно поискать похожие аналоги в тех или иных языках. Жаль, что в зимние дни я не смогу продолжить изучение языков...
   - Почему?
   - Но ведь в библиотеку не пойдешь...
   - А ты книги, какие нужно к себе забери. Любой жрец разрешит, просто запишет, что ты взял. Тебе же не просто так. На зиму у нас многие что-нибудь берут. Что письменам делать в библиотеке, когда там никого нет? Конечно, кроме раритетов и то, я думаю, Ниясту, если он попросит, дадут и их.
   - Надо же, а я не знал.
   - Теперь знаешь. А я начала замерзать... - неожиданно призналась она, - Пойдем домой?
   С этими словами она прильнула ко мне всем телом, и я тоже захотел по быстрей перебраться туда, где уютно и тепло. Мы, как чаще и бывало, предпочли пойти чуть дальше и заночевать у нее.
  
   ***

-- 3 день месяца Арив

  
   Вернувшись в свою башню лишь вечером следующего дня, я, заскочив к себе в отсек перекусить, вскоре заглянул к Нею, но дома не застал, тогда я заглянул к Свесту и не ошибся - они оба сидели там. Кроме них там же находилась Ариса.
   - Привет, Рин! Проходи, садись - предложил Ней, едва я встал на пороге.
   - Мы тут морально готовим Нияста к завтрашней охоте, или точнее он нас, - заговорил Свест, - Мы с ним вместе завтра пойдем...
   - Вместе? Я думал до весны... - опешил я.
   - Да чего ждать? Сколько можно его как маленького выкармливать? - шутливо продолжил Свест, - да, ладно, все будет хорошо. И он в форме, и я наготове.
   - Ладно, мальчики, - вмешалась Ариса, - думаю и, правда, все будет хорошо, раз ты его поддержал, Свест. Больше не стану отговаривать. Ней - ты проводишь меня?
   - Конечно...
   - Только возвращайся быстрей, если завтра, правда, со мной. Надеюсь, один не смоешься?
   - Ну, сколько можно! - почти возмутился Ней, - нет, только с тобой, договорились...
   Ариса и Нияст вышли за дверь.
   - Вот такие дела, - произнес Свест, - рвется в бой. Оно и правильно: надо как следует напиться перед зимой. Ты с нами пойдешь?
  -- Ты хотел сказать поеду? Нет, наверно нет, дома подожду.
   - Да не бойся, не буду я больше с тобой вместе пикировать ни на кого. Может Ней и прав - тебе как-то передается что-то от меня...
   - Мне, кстати, даже понравилось.
   - Тем более... И так надо выследить двоих...
   - А меня берешь, чтобы подстраховаться на случай, если не попадется второй?
   - Не думал об этом, но если ты будешь не против...
   - Я все же останусь...
   - Как знаешь... Мы пойдем к Гайчшертам.
   - Не знаешь, как там Каэрс?
   - Ничего, его нормально приняли, но пока трудно объясняться. Хотя, кажется, ему там нравится.
   - А ты откуда все знаешь?
   - Да как-то с ним говорил... Он, видно, соскучился по родной речи.
   - А мне сказать?
   - Сейчас и говорю. Я ему еще пообещал, что если получится, то приведу в низовья Ухту тебя. Как раз на завтра назначил один из возможных дней... Я как-то не подумал, что Ней захочет приобщиться к охоте еще до зимы. Хотя мог бы и догадаться.
   - С этого надо было начинать... Конечно, я пойду с тобой, если он ждет. Неужели он с тобой разговаривал? Может, ты хочешь его сюда заманить?
   - Хватит с меня одного Смиалоэта. А вообще там не тот случай... Я в прошлый раз охотиться пошел именно туда, любопытство заело как там, что и повезло - он среди прочих таскал дрова. В какой-то момент присел в стороне отдохнуть, ну я и подошел. Он чуть на помощь не позвал! Я уже хотел нырять обратно наверх. Но тот не успел в легкие воздуха набрать - и, все же, понял, сразу в лоб спросил про тебя... Ну, я ему как обычно и предложил... А остальное я узнал, когда еще только ждал момента подойти. Ладно, тогда завтра зайду... или, хочешь, здесь ночуй.
   - Почему и нет... Пожалуй и правда останусь, - сказал я, подтаскивая одну из циновок и пару покрывал поближе к камину, - ты вот растопил, а мне еще полночи ждать, пока нагреется. Зайдя к тебе, я понял, что у меня прохладно.
   - Ну, вот и хорошо... Это еще, конечно, не круглосуточный Но-рей, но и от легкого Ви-сина ночи уже холодны. Можно конечно, замуроваться, но не хочется раньше времени. Дров хватит, лучше дом согреть.
   - Я завтра к вечеру тоже этим займусь... Не всегда же повезет удачно присоседиться...
   - Ну, кто бы еще жаловался на везение... - закончил наш разговор Свест.
  
  
   Часть 4. Время холодов
  
   19. Глоток осени

-- 4 день месяца Арив

  
   После холодного дождя и нежаркого Ви-сина осень подарила-таки еще один теплый денек. Сколько еще таких впереди? Я летел на спине Свеста, рассекающего уже не зеленые, а зелено-желто-красные кроны. Я не видел Нияста, но догадывался, что он где-то рядом. Перед спуском вдоль Ухту мы сделали привал.
   - Ну что, Риарина внизу оставляем и сами дальше? - поинтересовался Нияст
   - Ну, встречу-то я назначил позже, - ответил Свест, - так, что Рин, как знаешь, можешь просто в пещере подождать, а можешь махнуть с нами, и тебя подождут.
   - Пусть подождет, - решил я, вспомнив не слишком радостный прошлый прием.
   - Ну, тогда вперед! - закончил Свест
   В этот раз он опять-таки не упустил возможности дать мне как следует насладиться витиеватым спуском с небольшими маневрами. Прошло то время, когда, как я знал уж теперь, он старался двигаться как можно плавнее и ровней, но ведь прошло и то время, когда я запросто мог упасть от малейшего трюка.
   В этот раз, в качестве места засады был выбран огромный джиб. Ней залег где-то ближе к краю его ветвей, а мы остались посередке, наблюдать. Однако, человек, который вскоре прошел внизу, остался в неприкосновенности. Ней вернулся к нам с досадой на лице:
   - Понимаете, не смог, просто не смог... как заклинило.
   - Ну, нормально, нормально, - успокоил его Свест, обнимая одной рукой - все прошло, но вызрел засевший внутри страх. Он, конечно, будет предупреждать - опасность. Но ты его убеди, что это не так...
   - А убедить можно, только снова напав! Ладно, давай еще раз.
   - Давай на подмену. Я ловлю и даю каплю и тебе только на пробу. Потом снова ты идешь в засаду - так будет проще.
   - Нет, я соберусь, я сам.
   - Ладно, пойду, разведаю место.
   Вскоре мы перебрались на липолу. И в этот раз Ней спикировал как положено и у человека не было не малейших шансов увернуться. Однако рассматривая эту сценку, я вдруг осознал, что у меня сейчас этот шанс бы был... как тогда, со Свестом в игре. Правда, потом... Нет, все равно безнадежно - дикому он просто бы врезал в этом случае. Ней уже забрался на соседнее дерево, я оглянулся на Свеста. У него дико горели глаза, губы сжимались. Тело было в тонусе. Вот почему они предпочитают охотиться по одному!
   - Ну, ты, зверюга, - обратился к нему я, - иди я с тобой поделюсь, а то еще раз так посмотришь и мне самому захочется сбежать.
   - Ты уж сбежишь, - Свест, видимо спохватившись, "погасил" глаза, но, тем не менее, приблизился ко мне, - тебе ж это и, правда, не сложно.
   Он аккуратно приник ко мне на пару глотков и еще немного посидел в молчании. Затем глянул в небо и сообщил, что пора. Он не понес меня к Нею, напротив, он стремительно возвращался к Ухту.
   - Вон там, в той пещере, которая почти у самой воды. Он там, я вижу следы. Услышишь свист - значит мы с Неем уже здесь, если два подряд - срочно вызываю. Но это так, на крайний случай, иди.
   Подойдя к пещере, я, правда, увидел свежий след на мокрой глине при входе в нее. Войдя, я не сразу смог привыкнуть к полумгле, но вскоре глаза освоились и я разглядел силуэт, сидящий почти в самой глубине.
   - Рин, это ты? - послышалась негромкая речь.
   - Кто ж еще, - сказал я, подходя к нему.
   - Я так тебе рад, - в этот раз он сам пожелал меня обнять.
   - Как ты? - поинтересовался я.
   - Знаешь хорошо, даже очень. Здесь такие милые люди и так хорошо ко мне относятся. Кто бы мог подумать... Живу помаленьку. Они как узнали, что меня снесло течением реки, и я больше десяти дней шел пешком, так просто готовы были как дите оберегать. Только показывают знаками: отдохни, отдохни. Ты представить себе не можешь чего, мне стоило рассказать им эту легенду на пальцах без слов. А уж запомнить... Твои нелюди показали мне направление, эта река с противоположной стороны от дальних гор течет.
   Он еще долго делился со мной подробностями, а я лишь кивал. Впрочем, большего от меня и не требовалось.
   - Ну, я рад, что все в порядке, - произнес я, когда его речь иссякла
   - Даже больше... Вот только так неприятно постоянно врать. Хорошо хоть рассказывать о прошлой жизни не приходится - слов местных не понимаю и не знаю.
   - Слова-то ты заучишь, ты не забудь, откуда родом, к тому времени, когда сможешь с ними говорить. Я имею в виду легенду.
   - Да я ее каждый день повторяю перед сном, не забуду. Мне тут нравится, и нелепо было бы все испортить.
   - Ну, что ж. Могу только повторить: я рад.
   - Ты-то не хочешь сам перебраться сюда? Неужели тебе хорошо среди этих нелюдей?
   - Понимаешь, они уже давно люди для меня.
   - Верится с трудом, они же пьют кровь... Вот сейчас они ведь вряд ли просто тебя привезли?
   - Конечно, не просто. Как минимум двое ваших вернутся покусанными.
   - И ты так спокойно об этом говоришь? - удивился Кай, - Как ты с этим живешь?
   - Как видишь. Просто принял, а если ты не можешь принять, для меня не страшно - мы все равно не будем часто видеться. К тому же скоро зимовка.
   - А это что у тебя, - он рассматривал рану на груди, - это они тебя?
   - Нет, сам упал, - в этом была доля правды, - неловкий прыжок.
   - Да, видел я, как ты носишься... Неужели это и, правда, ты?
   - Сам не знаю, вроде бы все же я. Во всяком случае - очень похож.
   - Только в плечах стал пошире и вообще как-то покрепче.
   - Вот это точно они меня...
   - Ну что ж, видно остается и мне за тебя порадоваться. Ты видно нашел, что искал, шастая по лесам и ныряя на глубокое дно. А если меня когда-нибудь раздерет вампир, мне останется только радоваться, что это возможно друг моего бывшего приятеля.
   - Ну, хоть бы и так. Кстати, если и, правда, то ты знаешь траву сверику?
   - Знаю, мне еще зелененькие рассказали и про сверику-издырь и про мох, пока еще я у вас болел. Я делал вид, что не слушаю, но все запомнил.
   - Ну, вот и хорошо. Кстати зелененькие - это их женщины.
   - Была такая мысль, но я старался об этом не думать и...
   В этот миг я услышал свист и поднялся.
   - Это тебя подзывают?
   - Просто сообщают, что уже пришли, да и, правда, ведь пора. И тебе надо бы назад.
   - Скажу - плутал. Если вообще понадобится. Рин, неужели ты не понимаешь, что ты просто игрушка для них? Наиграются, а что потом? Думаешь, они так и будут всю жизнь тебя таскать?
   - Что там жизни-то моей? - улыбнулся я, - Я все понимаю Кай. Но мне, правда, пора. Может весной или летом как-нибудь весточку передам. Давай так, со следующей весны приходи, проверяй - нет ли вот под этим камнем письма. А пока удачи тебе, живи! - с этими словами я пошел к выходу.
   - Как же это могло случиться, мы с тобой с детства играли вместе, - сказал он мне вслед, - а теперь оба вдалеке от родных мест среди чужаков и совершенно по-разному ко всему относимся? Я даже не могу понять, что ты за существо...
   - Ты бы еще больше удивился, если бы узнал, что бил я вампира, желая за тебя отомстить. Чего только в жизни не случается, - это было последнее, что сказал я выходя.
   Мои "нелюди" спикировали возле меня сразу же, как я отошел от пещеры шагов на сто. Радостные, сытые и довольные. Как-то само собой вспомнилось, что я свистеть так и не умею. Они какое-то время показывали мне основные сигналы под грохот воды. И только когда я смог сносно изобразить их лихой свист, было принято решение возвращаться. Нияст сам пожелал меня нести, в остальном обратный путь был таким же, как обычно.
   Вечером в моей комнате оказалось прохладно, даже закрытое полностью окно этого не исправило, пришлось растапливать камин. Конечно, можно было забрести к соседу, но надо же когда-нибудь начинать самому о себе заботиться?
  
  
   ***

-- 5 день месяца Арив

  
   На следующий день я разгуливал по обветшалому южному экзотическому саду. Я не мог не обратить внимания на то, что необыкновенно крупных листьев так запомнившегося мне растения нигде нет. Вероятно, их оборвали, чтобы делать из них крыши и плащи. Я рассматривал огромный красный с желтыми прожилками цветок, когда ко мне подошел наэрл, которого я если и видел, то не знал по имени.
   - Эй, аллиол, ты, конечно, не слышишь объявления, но думаю тебе интересно. Завтра жрецы объявляют праздник прощания. Все должны быть во дворце.
   - Спасибо, наэрл!
   - Да, бери не жалко, - пошел он прочь.
   Вернувшись домой перекусить, я не застал своих друзей. Вероятно, они тоже где-то разгуливают. Одни или скорей в компании с девчонками. Я ведь тоже завтра собирался провести время с Лиинн. Впрочем, теперь это явно отменяется. Я предполагал, что до завтра ни Свеста, ни Нияста можно смело не ждать, но когда я уже фактически собирался спать, с сообщением об особенностях завтрашнего дня заявился сначала один, потом другой. Сон пришлось сбрасывать с помощью холодной воды.
   - Ну, раз уж вы появились меня будить с уже известной мне новостью, давайте выкладывайте, чего мне завтра ждать, - заявил я.
   - Да обычно: это культовый праздник, будет проводиться на улице, - охотно начал Ней, - Изображение Бога Аккея, управителя прощаний и встреч будет сложено из пожелтевших листьев и травы на приозерной площади. Жрец призовет его самого в рукотворный образ. Это второй Бог Вечности. К нему жрец обратится за содействием, чтобы племя рассталось легко на время холодной зимы, разойдясь по разным башням дворца, и чтобы ничто не отдалило ни одну из встреч. Потом последует просьба о содействии в прощание с теплым сезоном и последующей встрече весны. Отдельно будут принесены дары, чтобы не отдалять долгожданных встреч весной.
   - А дальше все как было после молебна дождя, - продолжил Свест, - обряд племенной общности и общее празднование.
   Можно сказать, я почувствовал облегчение - ничего особенного. После этого я совершенно спокойно объявил, что предпочел бы лечь спать и рассказчики удалились.
  
   ***

-- 6 день месяца Арив

  
   Прямо на утро следующего дня я отправился на поляну у озера. Там суетились младшие жрецы. Они плели длинные жгуты из пожелтевших листьев, по всей видимости, именно из этих жгутов и будет вложена фигура Божества... Эра был пятым. Аккея - второй. Всего их семь... Интересно, как зовут верховное божество? Есть ли у этих богов жены как у Богов пантеона Смиалоэтов, а также Эттов и Моаи? Этого я пока не знал.
   Несколько девушек в глубине танцевали причудливый танец, извиваясь и взмахивая кистями рук под звуки флейты, на которой играла одна из них. Среди танцующих я узнал и Ирлиинн. Она тоже меня заметила и подбежала:
   - Завтра мы попрощаемся с тобой до весны - приходи после обрядов в нашу башню!
   - Почему завтра? Есть же еще несколько дней?
   - У меня будет много хлопот... Я не хочу, чтобы призывы жрецов замуровать башни застали нас врасплох. Мы приурочим наше расставание к празднику покровителя прощаний и встреч, чтобы он помог нам легче пережить зиму по одному. Если ты заметишь меня позже, прошу, не подходи. Иначе Великий Бог может решить, что его содействие излишне.
   Ох уж мне эти суеверия! Но ее было напрасно переубеждать. Пришлось пообещать ей, что я поступлю так, как захочется ей.
   - Идем ко мне, - позвала она, - я хочу тебе что-то показать.
   Разумеется, я пошел.
   Первое, что мне бросилось в глаза в ее комнате - это семь маленьких глиняных статуэток, выставленных полукругом посередине комнаты вокруг блюда с фруктами. В первый момент я подумал, что это статуи Богов, но потом разглядел, что фигурки-то женские. Значит изображения их жен? В руках некоторых из них были жемчужины. Ну, значит, место моему подарку нашлось...
   - Я хочу представить им тебя.
   - Кому им? - не сразу понял я.
   - Богиням Бескрайности.
   - Подожди, подожди, а где же жрец, нет, то есть скорее, наверно, жрица, которая может призвать к общению божество? Ты ее ждешь?
   - Совсем нет. Жрецы для общения с Божественным нужны только мужчинам. Я могу призвать внимание Богинь сама. Жрица может только помочь расшифровать мне какой-то знак. Проходи, присаживайся - она указала мне на циновку, на которой замыкался круг Богинь.
   Заинтригованный этим признанием я устроился, где она показала. Она же встала на колени левее от меня. Вскинула руки, поклонилась и сразу поднялась. Она прошла по комнате, погасила факелы и прикрыла окно. Затем вернулась на то же место. Теперь комнату освещал только разожженный камин. Она начала что-то начала шептать, затем протянула к камину небольшую лучинку и после того как та занялась чуть заметным огоньком, воткнула ее во фриор, находящийся посередине блюда. Вероятно, лучинка была чем-то пропитана, поэтому пламя на ней не разгоралось сильней. Затем моя девочка подскочила и начала кружиться в танце вокруг меня, точнее вокруг выставленных статуэток, что-то при этом шепча. Я с восхищением смотрел как она ухитрилась ни чуть не сбиваясь с танца скинуть с себя одежду и одеть другую, более нарядную, расшитую жемчугом. Возможно, в других обстоятельствах я бы и помешал ей сделать второй маневр, но сейчас мне не хотелось прерывать ее танец во славу Богинь. Наконец, она упала на колени около меня, взмахнула руками и изогнулась так, что коснулась руками пола за спиной. Затем одним движением она быстро наклонилась вперед. И вот когда ее руки взмахнули над блюдом, лучинка неожиданно вспыхнула ярким пламенем. Огонь прошел по фруктам, слегка их опалив. От неожиданности я невольно отшатнулся назад. Мне показалось, что на миг изменилось выражение лиц Богинь, но вероятно, это просто пламя, резко осветив их черты, создало иллюзию движения.
   Лиинн запустила руку в середину блюда и достала оттуда красный самоцвет. Долго и внимательно смотрела на него.
   - Я вижу там тебя, - сказала она через время, - но не могу ничего понять... Тебя словно перечеркивает какой-то чертой наискось, и ты растворяешься. Но перед этим на твоих плечах появляется Свест...
   - На моих плечах Свест? Ты ничего не перепутала? Обычно бывает наоборот...
   - Нет, я вижу именно так...
   - Это хороший знак?
   - Не думаю... Свест словно бы и не причем, скорее всему виной это черта...
   - Давай оставим далекое будущее богам, - решил прервать ее я, - настоящее интересует меня гораздо сильней.
   - Зря ты это сказал, - подняла она на меня глаза, - теперь Богини больше не будут говорить со мной, и я не узнаю, в чем ты растворяешься и вернешься ли ты назад...
   - Конечно, вернусь, если только буду жив, - улыбнулся я.
   Она испуганно вздрогнула и продолжила:
   - Я даже не узнаю, что будет со мной. Мой силуэт только чуть мелькнул на заднем плане и, кажется, с крошечным ребенком на руках.
   Мда, если она сейчас угадала, то тут уж я буду точно не причем, и даже не рядом... Надо было это прекращать. Что бы там не затеяли Боги, но смертным не стоит искушать судьбу...
   - Я так понимаю, ты уже представила меня богиням, может, теперь ты представишь их мне? - проявил я даже довольно искренний интерес.
   - Вот эта, с открытыми четырьмя ладонями - Лауки, богиня, дарящая любовь, - неохотно начала она, - ее вызывают, когда не хочется никого любить или когда не любят тебя. Не смотри на меня так, я не вызывала ее перед встречей с тобой. Я только поблагодарила ее потом. А вот эта держащая руки на груди Айшер - богиня, дарящая свет радости. Если что-то идет не так или навевает грусть, обращаются к ней, но никогда не знаешь наверняка, какую радость она пошлет. Это - Маритчер. Она богиня красоты земной. Ее вызывают все девушки и ей дарят самые щедрые дары.
   Точно, обратил внимание я, на статуэтке была закреплена ни одна, а две жемчужины, а кроме этого на шее у нее висел фиолетовый самоцвет.
   - Эта, в руках которой круги - Билиока, - продолжала Лиинн, - это богиня сходящихся лун. Если я сомневаюсь в своей правоте или в том, как лучше поступить, я обращаюсь к ней. А вот к этой Богине, у которой десять рук и раскрытые крылья за спиной, мне пока обращаться не зачем. Она - покровительница детей. Следующая Отипана - богиня изгибов судьбы. Наверно, если бы со мной случалось столько всего, сколько с тобой, я бы уже обратилась к ней с просьбой "спрямить" судьбу. Хотя нет, думаю, будь я тобой, я бы наоборот молилась бы ей внести в мою жизнь разнообразие, едва выдастся спокойными пару танцев лун... Ведь говорят: твои привычки - и есть ты.
   Она улыбнулась, видно начиная забывать о видении в камне.
   - И последняя седьмая богиня Идрика. Богиня силы, дающая линну. Она покровительница охоты. Кроме того существует легенда, что женщинам меньше нужна кровь именно потому, что им покровительствует Идрика.
   С этими словами Ирлиинн поднялась и принялась открывать окно и зажигать факелы.
   Я потянулся к Идрике, чтобы получше ее разглядеть.
   - Не тронь! - предупредила Ирли, - они только мои! Никто не смеет к ним прикасаться, кроме меня. Эти изваяния служат вместилищем внимания Богинь, но сами они имеют связь только со мной.
   - А к самой тебе прикоснуться можно? - поинтересовался я, опуская руку.
   - Только осторожно, но, собственно, нам пора идти. Жрецы не станут ждать холодной ночи, чтобы начать молебен. Мы встретимся здесь после праздника. Только... призыв отнял у меня много сил. Ты не против поделиться силой со мной?
   Конечно, чего не сделаешь ради любви, не говоря уж о такой малости.
   Когда мы пришли на поляну, она чмокнула меня в щеку и потянулась к своим подружкам. Я только успел ее спросить:
   - А если бы ты сегодня не встретила меня, то, как же ты бы совершила свой обряд?
   - Если бы мы не столкнулись с тобой где-нибудь, это бы означало, что Богини не желают быть тебе представленными, - засмеялась она, убегая.
   Мне захотелось побыстрее найти Свеста и Нияста. Последние заметили меня раньше, чем я их. Нияст подошел ко мне, поприветствовал и накинул мне на плечи плащ, который я забыл прихватить. Затем мы вместе присели там, где уже расположился Свест. Я огляделся и невольно задержал взгляд на изваянии. Огромная в три человеческих роста фигура высилась над опустившейся на землю толпой. Бог Аккей двумя руками обнимал свой торс, две руки сжались в рукопожатии и две руки, по всей видимости, демонстрировали взмахи над головой. Искусно сплетенное лицо будто бы даже выражало грусть.
   Сейчас должна раздаться привлекающая внимание барабанная дробь и все зажгут факелы - начал вспоминать я. Все точно, едва заслышав знакомый звук, я сорвал колпак с ближайшего факела и встал на колени. Я смотрел вверх, но жрец, который собирался вести обряд просто подошел к статуе Божества и стал скидывать одежду. На него тут же накинули пурпур помощники. Затем они по его знаку встали полукругом вокруг статуи. А жрец сразу же при поддержке племени начал свои пламенные молитвы. Затем пламя поглотило принесенное фруктовое подношение, жрец попытался, видимо, разглядеть будущее в сверкающем самоцвете, вынутом из образовавшегося пепла. Уж не знаю, удалось ли ему порадоваться, но танец свой он продолжил. Затем он упал на колени перед статуей и раздался его какой-то слишком громкий и отчаянный вскрик. Все члены племени переглянулись между собой...
   - Такое бывает, если Бог пророчит встречу с войной, - пояснил мне Свест, - ну видно точно придется Эттов выручать...
   Жрец затем еще какое-то время танцевал и, наконец, слово "линна" все чаще начал вылавливать мой натренированных слух. Все стали вставать, сбрасывая плащи. Свест первым притянул меня, прокусывая плечо у основания шеи, его сменил Нияст, затем мы продолжили нашу внутреннюю часть обряда. Конечно, я невольно вспоминал, с каким трудом я принял этот обряд в первый мой праздник дождя. Затем мои приятели отошли, и я видел как сначала Свест, затем Нияст поднимали руки в толпе и к ним тут же устремлялись другие вампиры. Я даже заметил аллиола поступившего так же. Я бродил среди толпы обменивающихся силой вампиров и, наконец, решился предложить свою кровь. На мою поднятую руку "слетелось" не менее пятнадцати человек. Я видел, что мой знакомый Стен тоже будто хотел подойти, но видно передумал, решив, что с меня хватит. Конечно, пили они скорее символически, чем желая насытится, но ведь количество может обернуться и качеством, а впереди зима... Затем Стен поднял руку, подойдя ко мне близко. Он посмотрел на меня, и я понял, и подошел к нему вторым. После этого я участвовал в обряде еще пару раз. Зато жрец уже не нашел нужным облагодетельствовать меня своим вниманием, проходя через толпу. Нашлись другие кандидаты на роль принимающих его линну. В качестве подкормки для себя самого выбор жреца упал на Даршита - одного из вождей. Именно он остался лежать у ног Божества, потеряв слишком много силы, и именно его восстанавливали его друзья. Черт, а ведь это мог быть и Свест... Все-таки у них жуткие обычаи.
   В общей суете я не заметил, как помощники жрецов соорудили сбоку от статуи Божества помост. Но когда все устремились туда, я увидел, как девушки танцуют на нем свой прекрасный танец. Одни заканчивали, тут же выходили следующие. Моя Лиинн в ее блестящем одеянии казалась мне самой изящной и грациозной. Спрыгнув с помоста, она подошла ко мне и потянулась к губам. Уже многие вокруг целовались вовсю, и я ответил на ее призыв. Затем мы в обнимку направились к девичьей башне. Честно, я даже и забыл о своих друзьях.
   В этой башне также был зал, где мы пировали и танцевали под мелодичные звуки среди прочих подобным нам парочек, хотя многие сидели и компаниями. Где-то в середине ночи все стали потихоньку расходиться, направились в ее комнату и мы. Вероятно, к утру зал остался пустым, наедине со всем разбросанным по нему мусором...
  

-- 7 день месяца Арив

  
   Только к вечеру, когда мы успели и насладиться друг другом и немного поспать, она, поднявшись и присев около статуй семи Богинь, велела мне уходить, даже не глядя в мою сторону.
   - Прощай, - произнес я, направляясь к двери.
   - Надо говорить "до свидания", - возразила она, легко поднимаясь, - до весны.
   - До весны, - поправился я.
   На прощание она подарила мне последний в этом году поцелуй. Долгий, нежный, трепетный, но при этом и какой-то холодный, словно призванный не разбудить внутри жажду обладать, а нацеленный на то, чтобы дать понять... уходи...
  
   ***
  
   На улице моросил противный холодный дождь и, хотя еще не было слишком поздно, уже опустилась темнота. Башня наирий, где жила Ирли, находилась слева за жреческой горой. Хорошо, что идти было не так далеко. Мне оставалось только порадоваться, что она не жила в той башне, что располагалась ближе к болотам. Но, тем не менее, когда порывы холодного ветра начали срывать с меня плащ, я начал жалеть, что Свесту или Ниясту не пришло в голову меня где-нибудь нечаянно подождать. Я, тем временем, шел уже у Южного сада. Под ноги мне откуда-то упал, по всей видимости, последний, запоздалый осенний цветок, и я спрятал его на груди. Словно это колдунья Лиинн передала мне последний привет. Интересно, неужели все женщины этого племени владеют колдовством? И еще, а чему, собственно, успел обучиться Свест? Эти мысли немного отвлекли меня от бьющего в лицо ветра и холодного дождя и помогли преодолеть путь домой.
   В моей комнате было темно, но кем-то растопленный камин давал ровное тепло. Обо мне продолжали заботиться. Я нагрел на очаге воды и согрелся напитком из заваренных трав. На всякий случай выпил и заготовленный в избытке настоянный синий мох. Найденный цветок я повесил сушить, чтобы оставить на память о последней встрече с Ирли. Ну что же это за штука жизнь? Ну почему все должно быть именно так?
   Ладно, надо пойти проведать друзей. Я застал их у Свеста. Они выпивали. Разумеется, предложили чашу и мне.
   - Все, в этом году холодает быстро, - высказался Свест, - жрецы дали распоряжение готовиться к зиме. Это значит дано три дня, чтобы решить последние проблемы и окна замуровать. Рин, я тебе помогу.
   - Да, вообще, проще все делать вместе, - заметил Нияст, - а ведь кому-то надо еще и успеть сходить поохотиться.
   - Да, хорошо, что мы можем уже обойтись... И хорошо, что жрец повелел опять выходить на последнюю охоту толпами. Конечно, это создает некоторые неудобства, зато никто не пропадет. А то помнишь, пять лет назад не вернулся Карцерт? Пришлось всем выбираться его искать.
   - Хорошо нашли, рядом был. Поломался бедный, решив при Но-рее полетать. Не сильно, но потом никак не мог решиться выйти из прикорневой пещеры. А ведь беда остаться не восстановленным зимой.
   - Да уж, - согласился Свест.
   - Хорошо, что хорошо кончается. Значит, завтра замуровываем окна и ждем. Хорошо замуровку верхних ходов назначили не на твой караул, Свест, а вход в эту башню общими усилиями замуруем в два счета. Кстати, Рин, - обратился ко мне Ней, - камин поддерживай, чтобы не гас. Нечего помещение студить. Сейчас это будет просто, раз никуда не надо выходить.
   - Да, Рин, я знаю, что обычно вы чуть ли не до конца осени гуляете, - заметил Свест, - но, может, найдешь в себе силы расстаться с улицей раньше на пару дней? Так как-то спокойней, когда все на глазах.
   - Думаю смогу, - согласился я.
   - Люблю, когда ты такой сговорчивый, - не смог смолчать Свест, наливая нам еще.
   - Как вы обходитесь без охоты зимой? - спросил я, отхлебывая.
   - Долго объяснять, потом поймешь, - сообщил Ней.
   Я не стал настаивать. Все равно потом расскажут. Как я сам-то обойдусь среди этих стен? Впрочем, по сравнению с прошлыми зимовками условиями-то у меня по высшему разряду, должно быть как у смиалоэтского жреца.
   - Может, тогда хотя бы скажешь, Ней, где зимуют жрецы? - задал я другой вопрос.
   - Жрецы вместе с младшими и храмовыми аллиолами равномерно распределяются между всеми башнями. Две наирских, две наэрловских, башня стариков, детская часть жреческой... То есть здесь их будет четыре.
   - И пару жриц, - добавил Свест, - кстати, у Гастана и Эвилик малыш появится весной...
   - А я родился в конце этого месяца на 27 лунный день, - вспомнилось мне.
   - У нас дети родятся только летом, ранней осенью и поздней весной... - просветил меня Ней, - Женщине достаточно шести месяцев, чтобы выносить ребенка, но время зимовки не в счет. Кстати, про башни... Надо забежать в жреческую. Мне разрешили мою подборку из сундуков сюда забрать. А тебе Рин, захватить твои учебники?
   - Угу, спасибо... - кивнул я.
   - Ну, так и решим - подытожил Свест, - мы с Рином займемся окнами, а ты пойдешь за книгами.
   - Ладно, пойду, камины посмотрю, - заметил Ней, выходя не совсем твердой походкой, - вот разгорятся получше и будут спокойней тлеть, а пока посматривать надо.
   - Ну что, Рин, - морально готов к зиме? - поинтересовался Свест.
   - Почти...
   - Ладно, у нас здесь в целом скорее весело, не грусти...
   - Я постараюсь. Не первая зима...
   - Но каждый раз хочется чего-то другого...
   - Пожалуй, ты прав.
   Нияст вернулся и мы опять разлили вино. Я заснул первым, всего вроде на миг откинувшись прилечь.
  
  
   ***

-- 8 день месяца Арив

  
   Когда я проснулся, накрытый покрывалом, было темно, но Нияст и Свест пожелали доброго утра. Наверно так оно и есть, решил я. А мои приятели видно и не ложились. Так всегда бывает во время зимовки - день и ночь сливаются вместе не отличимые при свете костров в замурованных пещерах. Даже какое-то, время, выйдя на волю, трудно вновь войти в суточный ритм. Хорошо детям - они спят всю зиму, практически во сне жуют заботливо подкладываемую рядом еду, и только те, что постарше хотя бы иногда выходит к взрослым, разыскивая отца и мать.
   Когда я переполз к сидящим на циновках друзьям, я заметил, что они перешли на травяной завар, и присоединился к ним.
   - Знаешь, Ней, - заговорил Свест, - ты лучше возьми Рина с собой. Пусть последний раз увидит свет. Я справлюсь один.
   - Пойдешь, Рин? - спросил Нияст.
   - Да, я бы хотел.
   - Ладно, только обратно пойдем пешком...
   - Туда тоже! - стал настаивать Свест, - порывы ветра непредсказуемы. Полетишь - может снести и ударить обо что-нибудь.
   - Ну, хорошо, хорошо, Свест, идем Риарин. Оденемся и в путь.
   На выходе из башни стояли двое наэрлов. По всей видимости, это был караул на одном из немногих оставшихся постов.
   - Нияст, Рин, - заговорил один из караульных, - до вечера не задерживайтесь, куда бы вы не шли, чтобы нам по такой погоде вас по всему замку не разыскивать.
   - Да мы быстро, Эхтам, - произнес Ней.
   Дождя не было, но Но-рей, еще относительно слабенький, уже давал о себе знать. Его порывы, постоянно пытались содрать с меня плащ и пронизывали холодом.
   - Ну как? Не рад, что пошел? - спросил Ней.
   - Нет, рад. К холоду можно привыкнуть. Правда, не так быстро, - все же вынужден был признать я.
   Вот и башня жрецов. Мы скользнули в библиотеку. Там уже сидел Аркетт. Мы поприветствовали его, как полагается, он заговорил:
   - Так и знал, что ты рано или поздно подойдешь, Нияст. Про Рина уверен не был. Вместе вернемся. Я как раз к вам назначен. Буду по комнатам проверять. Остальные трое и жрицы подойдут перед самым замуровыванием входа. Так что давайте собирайте, что нужно быстрей. Вместе пойдем к вам.
   - Это здорово, жрец. Забредай в гости, как освободишься.
   - Там видно будет.
   Нияст и жрец Аркетт споро складывали в небольшой новенький сундук пожухлые листы. Потом в еще один сложили отложенные мною учебники и алфавитно-счетные листы.
   Ней хотел все связать, но Аркетт остановил его:
   - Давай я тоже понесу. Мои помощники завтра принесут мои вещи.
   - Я бы не смел на это рассчитывать жрец, - то ли в шутку, то ли всерьез произнес Нияст.
   - Ладно, пока можешь об этом забыть, - возразил Аркетт.
   Разумеется, я возвращался налегке.
   В какой-то момент ветер словно немного ослаб и между плотных облаков выглянуло солнце. Мы остановились и втроем смотрели на бело-желтый круг, пока его опять не закрыли облака.
   На подходе к башне, жрец все же передал сундук, который нес, Ниясту и прошел вперед. На входе караульные выразили ему почтение и порадовались, что мы быстро справились. И Нияст и жрец уже прошли вглубь, а я все еще стоял, разглядывая мокрую, пожухлую траву и серые, готовые разразиться унылым дождем небеса.
  
   20. Начало темных дней.

-- 9-11 день месяца Арив

  
   Я сидел у камина. Окно было почти полностью замуровано толстым слоем смеси глины и чего-то еще. Осталось только небольшое отверстие и то для каминной трубы. Аркетт лично обошел все комнаты и убедился, что везде именно так.
   Все, сегодня ребята внизу закладывают еще и вход камнями, соединенными тем же раствором с глиной. Я остался здесь. Пользы от меня все равно никакой. От нечего делать продолжил изучение этарика. Как же удобно, когда все под рукой!
   Свест с Неем зашли немного усталые и какие-то притихшие.
   - Все, закончили? - спросил я.
   - Да, все - от входа осталась узкая щель и та забита циновками и ватой. Можно зимовать - ответил Свест
   - Рин, пойдем-ка с нами, чтобы ты знал, где нас искать.
   - Вы куда-то уходите?
   - Да, на пару-тройку дней. Идем.
   Мы спустились куда-то ниже входа, в пещеры, находящиеся под уровнем земли. Параллельно нам двигались и другие наэрлы. Я сначала подумал, что это будет какое-то общее сборище. На праздник похоже было мало. Здесь, практически в подземелье, может, и было теплей, чем на улице, но все равно прохладно. Оказавшись в нижнем зале, Свест и Ней отошли чуть в сторону и легли на холодный пол. Так же поступали и другие наэрлы. Я тоже лег рядом с Неем. Появилось ощущение, что холод, идущий от камня, начинает буквально вползать в меня.
   - Что вы делаете? - спросил я Нияста.
   - Надо остыть, - ответил мне тот, - видишь ли, ты же спрашивал, почему нам зимой не нужна кровь. Так вот именно поэтому. Через некоторое время организм перейдет на зимний режим, и мы сможем жить и так. Ты, кстати, не мерзни, уходи. Мы вернемся.
   - И сколько вы здесь будете лежать?
   - Два-три дня, как получится.
   - И вам не холодно?
   - Холодно, еще как... Но это лучше, чем к весне истлеть.
   Свест передвинулся поближе:
   - Рин, лучше иди, поддерживай огонь, чем-нибудь займись, а там и мы вернемся. Сейчас попозже зайдут последними жрецы и прежде чем лечь потушат факелы. Будет кромешная тьма и тебе будет сложно найти выход, еще заморозишься.
   Я поднялся, холод и, правда, жуткая вещь, а если еще вот так почти голым лежать неподвижно на полу... Но сразу не ушел, просто присел на корточки.
   - Сейчас, увижу, что жрецы вошли и сразу на выход, - сказал я.
   Ней перевернулся на спину. Его лицо слегка исказилось.
   - Как знаешь. Можешь там, в углу циновку взять и присесть на нее, другую накинь на себя. Так теплей.
   Я свернул циновку втрое и сел, завернувшись в другую. Так действительно еще ничего.
   - А потом можно к вам заглянуть?
   - Ну, если пройдешь в темноте... ладно, вон входит жрец. Уходи! - настоял Свест.
  

-- 12 день месяца Арив

  
   Пройдясь по комнатам приятелей и зайдя в свою, я едва смог заставить себя сначала немного поразбирать слова в учебниках, затем заняться плетением новой циновки. После заснул. Проснулся. Понял, что не знаю, сколько прошло времени, какое время суток. Обратил внимание, что камин горел... Значит не так много. Я прошелся по комнатам и везде подложил дрова в огонь, посидел, долго рассматривая красные всполохи. Снова оказавшись в своей пещере, я достал еду, начал жевать... А ведь они там и есть, кажется, не собираются. Аппетит окончательно пропал. Не помню, когда мне еще было так одиноко. Может, я все же пройду в темноте? Факел я прихватил с собой. И оделся потеплей.
   Дойдя до подземелья, я шел с факелом пока не добрался до зала. Там я позволил себе только быстро осветить все вокруг и тут же погасил огонь. К счастью мои друзья остались не далеко от входа, и я смог пройти вдоль стены, никого не задев.
   Когда я подошел, Нияст сидел на циновке, обхватив себя руками, а Свест будто спал все так же, на ледяном полу.
   - Дал себе передышку, - увидев меня, прошептал Ней, - я все же не каменный.
   Я сел рядом, дотронулся до него. Каменный, не каменный, но на ощупь его, должно быть, можно было принять при других обстоятельствах за труп.
   - Не утерпел, пришел, - сообщил я, - даже не знаю, сколько времени прошло.
   - Чуть меньше суток, жрецы всегда объявляют начало нового дня, а сейчас вообще сообщают, сколько прошло и любое время суток. Они еще и за часами ухитряются следить... День был давно. Мы легли ближе к вечеру, значит сутки почти.
   В этот момент раздалось какой-то звук.
   - Все, - сутки, - прокомментировал Ней - слушай, дай тебя за руку подержать.
   Я протянул, он прижал ее к своей щеке...
   - Теплая!
   - Ты потом-то отогреешься?
   - Конечно, у камина. Знаешь, даже говорить об этом пока тяжело. Сейчас встану и уйду отсюда. А ведь главное механизм зимовки запустить и можно быть в тепле. Месяц, бывает больше. Да, только не думай, что мы так же можем студить себя летом. Это надо еще и на солнце не бывать... даже теплой лунной ночи будет достаточно.
   - Да я бы никогда и не предложил...
   - Ладно, все, отдохнул.
   Ней перебрался обратно на пол. Свест, который действительно спал, словно попытался прижаться к нему, но Нияст отодвинулся.
   Даже одетому и на циновке мне было не слишком тепло, но и уходить не хотелось.
   - Вот бы заснуть..., - заметил Ней.
   - Хоть помечтай - откликнулся Свест, - чуть забудешься и снова от холода приходишь в себя. Рин, ты опять здесь?
   - Да...
   Теперь Свест перебрался на циновку. Обхватил меня холодным кольцом и тут же вернулся назад.
   - Гнать не стану, раз в темноте прошел, значит, и выйти сможешь как замерзнешь.
   - Я вам не мешаю?
   - Да нет, вносишь некоторое разнообразие. Конечно, нельзя проявлять особой активности, но если еще и молчать, то вообще невыносимо.
   - Мы еще что, - произнес Ней, - а вот молодь, которые первый-второй раз в зимовку по-взрослому входят... Там и слезы и боль.
   - А дети как?
   - А наши дети, как и ваши - засыпают, как только солнышка меньше становится и просыпаются к весне. Только еду в рот иногда клади.
   - Молчать! - прошипел Свест, - это я о еде...
   - Ладно, пойду я лучше, - понял я, - не буду искушать.
   - Ладно, давай, - попрощался Ней, - буду надеяться, что мы скоро.
  
   ***

-- 13 день месяца Арив

  
   Я успел несколько раз коснуться всех доступных мне занятий, в том числе пройтись по комнатам Нияста и Свеста, поесть, поспать и т.п. Убийственно не хватало суточного ритма. Я уже начал подумывать, не пойти ли опять в подвал. И ту они появились на пороге. Мне показалось, что сюда они бежали бегом. Ворвавшись ко мне, щурясь от света, они бросились к камину. Их колотила дрожь. Я быстро поставил на очаг ковш с водой. И только тут заметил, что что-то не так. Я еще раз глянул на приятелей и увидел, что они светлокожие! Серый окрас полностью исчез. Свест первым понял, что я разглядел:
   - Так мы больше похожи на людей? - спросил он.
   - Из твоих уст естественней бы звучало "меньше похожи", - отметил я.
   - Теперь будем такими до весны..., - вставил и Ней.
   Свест распустил подкрылки, на них отчасти сохранился серый цвет:
   - Конечно, не все изменилось, - пояснил он.
   Я уже протягивал им чаши с отваром, они начали маленькими глоточками отхлебывать.
   В этот момент ко мне без стука зашел еще один гость. Им оказался Аркетт. Жрец и без стука. Впрочем, и особо приветствовать его никто не стал.
   - В гости звали? - с порога начал он.
   - Да, заходи, погрейся, - позвал Нияст.
   Жрец зашел, его тоже начала бить дрожь, и он тоже сел поближе к камину, отпевая завар.
   - Рин, будь другом - закрой дверь, - попросил Свест, - рад, что ты зашел вот так, Аркетт. Приятно, когда ты все же разделяешь мою компанию.
   - Это ж ты тогда дезертировал, а не я.
   - Каждый вправе выбирать. Хорошо, что я быстро понял, что это не для меня.
   - А я втянулся, как видишь. Давно освоился. А ты так до конца и не узнал, что потерял.
   - И, знаешь, я этому рад. Оно же уже никогда обратно не отпускает. Кстати и у меня ведь все еще есть шанс...
   - Зря не используешь. Жаль не удалось вашего Риарина переманить. Ты ж искал бы способа вернуть все на свои места и, глядишь, сам остался.
   - Даже не мечтай! Если бы он решил остаться у вас, то я бы про него забыл.
   - А я б не дал. Угадай, кто бы в основном Нея еще год держал?
   - Ну, так и вернулся бы тот, кто держал. Но, согласись, так лучше вышло.
   - Ну, если не считать, что кто-то кого-то чуть не уморил...
   - Не могу этого объяснить, но я знал, что не уморим.
   - Я бы мог объяснить, но только такому же, как я, а не тебе
   Тем временем я, налив горячий напиток и себе, переместился поближе к ним. Ней тут же обхватил меня рукой. От него все еще веяло холодом.
   - Видишь, все еще никак не смиряться, что их судьбы разошлись, - шепнул мне он, - а мы так, повод посоперничать, как в стародавние времена.
   - И, тем не менее, главный выигрыш - наш, а они остались при своем, - так же тихо заметил и я.
   - О чем шепчетесь? - обратил на нас внимание Свест.
   - Да так, о своем, просто не хотим мешать вам обсуждать поставленные эксперименты, - нашелся Ней.
   - Да, ладно, - вступил в разговор Аркетт, - это все же в конечном итоге делалось ради вас. Конечно, был вопрос, в чью сторону чашу наклонить, раз уж все оказалось так взаимосвязано. А это все так уж, заодно.
   - Ты только Свеста не переманивай! - стал настаивать Ней, - он мне еще здесь нужен.
   - Я не помню случая, чтобы кому-нибудь удалось его переубедить в чем-либо. Он всегда все сам решал.
   - Но повлиять на мое решение, признайся, хочешь! - констатировал Свест.
   - Да, впрочем, если бы я мог на время уйти из жречества, я бы так и сделал. Вспомнили бы прошлое... А то только так, урывками, пока все еще только приходят в себя.
   - Что, Боги не хотят?
   - Не хотят. Давно не было знака, что кто-то может уйти в мир. Да и не факт, что этим кем-то окажусь я. Видно Боги считают, что надо больше жрецов. А вот помощники не проходят и все. Не те. Какое-то такое поколение, что Боги не хотят принимать.
   - Да, что-то у вас там есть...
   - Знаю, кто-то мутит воду, что младших затирают. Но Боги не раскрывают, молчат.
   - Значит, решают что-то свое. Выпьешь?
   - Давай.
   Свест встал и сам, по-хозяйски разыскал бутыль и закуску. Хотя почему нет? Большей частью именно он все это сюда и доставил, и порой знал, что где лежит даже лучше меня. Конечно, он разлил вино всем.
   - Так даже греться лучше, - заметил Ней.
   - Ну, кто б спорил - поддержал его Аркетт.
   Я был, к счастью, далек от их проблем перехода к зиме, но такое продолжение, уж не знаю какого времени суток, нравилось и мне. Разговор продолжился. Оказалось у них принято зимой устраивать праздники, разыгрывать спектакли так, как это делают у Смиалоэтов актеры жреческих дворцов. Я видел, иногда они показывали разыгранные моменты истории для всех.
   Когда, время спустя, всех начало понемногу тянуть в сон, никто не стал никуда уходить, а устраивался рядом. Я заснул последним.
  
  

-- 14 день месяца Арив

  
   Зато проснулся раньше всех. Мои гости, замученные в холодном подвале, спали, раскинувшись у жарко растопленного камина. Я тихонько выскользнул, посмотреть, что в других комнатах. Когда я вернулся, Аркетт не спал.
   - Надо уходить... Хорошо у вас, но надо и честь знать. Ты, только Рин, не забудь - меня по имени обычно не зовут.
   - Почему? Ведь это неудобно. Как выделить одного от другого?
   - А не надо нас выделять. Мы - лишь представители тех, кто несоизмеримо выше нас. Все с одним наименованием, одной судьбой, одним делом. Нас, как отдельных личностей почти и нет. Поэтому один всегда знает, что делает другой. Тебе этого не понять. Но вот только в подобные этому моменту связь ослабевает и многие, как и я, этим пользуются и проводят время не так, как должно жрецу. Это все знают, но никто никого не пытается разоблачить.
   - А ваши Боги?
   - А Боги молчат...
   - Может, они именно этого хотят?
   - Они дали бы знать. Не забивай себе голову. До встреч, Риарин.
   - До встречи, Аркетт.
   Свест и Нияст проснулись почти синхронно. Встали, сели за стол.
   - Ну, все, пусть еще и осень, а для нас уже зима, - сказал Свест.
   - Аркетт уже ушел... - отметил Ней
   - Да, ему пора. Он же давно не Аркетт, а жрец.
   - Себя на его месте представить можешь?
   - Нет, не могу. Я бы все равно находился в том месте, где бы хотел.
   Я пересел к ним. Не справившись с любопытством, взял их за руки. Они были не такие, как обычно, но все же стали теплей. Глядеть на их непривычно светлые лица мне было как-то не по себе.
   - Привыкай, - видя, как я всматриваюсь в его лицо, произнес Свест, - я ж привык.
   - А когда вы белыми становитесь, у вас и жажда крови исчезает? - довольно бестактно поинтересовался я.
   - Нет, - ответил Нияст, - не совсем, хотя никаких кризисов быть не может. Но изнутри все равно иногда начинает тянуть "дай".
   - Иногда и "дают", если есть возможность, - прокомментировал и Свест, - потом еще пару-тройку дней в подвале и вроде не так оно и тянет.
   - Есть еще вариант, - напомнил Нияст, - поработать почтальоном...
   - Это как? - заинтересовался я.
   - Запитываешься линной и вперед к жреческой башне, - разъяснил Свест, - Выход отсюда не полностью замурован - остался маленький проход, который можно разобрать. В нем так же протянута веревка, которой можно дать сигнал снаружи и пустят внутрь. На каждой башне такой есть. Жреческая сейчас пуста, но там все оставляют почту. Значит туда и назад. И сразу в подвал. Но тогда быстро выходишь.
   - То есть между башнями зимой есть связь?
   - А то? Можешь, например, заготовить письмо для своей Ирлиинн, когда объявят, что готовится почта.
   - Стойте, зимой же сумасшедший ветер... Ведь снесет...
   - Конечно, если потеряешь короткий путь - считай, пропал. Но между башнями натянуты веревки и сам ты движешься обтянутый петлей, - объяснил Ней, - так что нормально.
   - Все здесь интересней, чем я думал...
   - Я же говорил, у нас зимой тоже весело, - улыбнулся Свест, - Вот сейчас все аклимаются и будем праздновать.
   - Что?
   - Удачную зимнюю перестройку. В большом зале выдвинут изваяния всех семи Богов, жрецы перед ними исполнят службу, а потом будем расслабляться.
   - Откуда выдвинут?
   - А ты не заметил? Эра стоял, помнишь, посередине зала, а больше его там нет. Все статуи находятся в нишах. Выкатывают ту, которая нужна на специальных катышах. В этот раз выдвинут всех, чтобы все Боги уделили нам внимание перед зимой.
   - Я, кажется, знаю всех женских божеств, мне их Ирлиинн представила. Может, хотя бы назовете остальные пять мужских?
   - Лиинн будущее-то предсказывала? - поинтересовался Ней.
   - Да.
   - Значит, какая из жриц благословение дала, - пояснил Свест, - хоть что она там увидела-то?
   - Да так, всякую ерунду, - не захотел поделиться я, вспомнив про упоминание малыша на руках Лиинн. Вдруг поверят и помогут моей девочке передумать: стоит ли уделять внимание мне, когда можно создать семью, которую Богини ей напророчили.
   - Смотри, - предупредил Свест, - это сейчас думаешь - ерунда, а потом как огреет так и поймешь, что когда оно в реале, то уже таким не кажется.
   - Все равно не скажу.
   - Да и не говори, - согласился Нияст, - свое и держи при себе. Меня больше беспокоит, что что-то нехорошее увидел и жрец в итоге молебна Аккею.
   - Думаю, этого следовало ждать, - заметил Свест, - помнишь, мы с тобой говорили, что у аллиолов не спокойно. Почти наверняка что-то там.
   - Ладно, давай лучше Рина по поводу культа просветим, - решил Ней, - ему же тоже обращаться не к кому, кроме этих божеств.
   - Да он же у нас стал почти неверующий, я заметил, - словно бы возразил Свест.
   - Все равно пусть знает. Итак, первый Бог это Луиран - покровитель небесных светил. Второго ты видел. Это Аккей - управитель прощаний и встреч. Третий Аскрент - покровитель подобных богам. В сущности людей. Только тут считается, что покровительствует он как бы не всем, а только тем, кто угоден Богам и подобен им по своим устремлениям. Четвертый Сиидин - покровитель земли и вод ее. Затем Эра пятый, Мэрун - управитель стихий и ветров, шестой. А седьмой это Кодмий - покровитель зелени и трав. Запомнил?
   - Почти... Без имен.
   - Я тебе напишу. Ну, кого когда вызывают - сейчас не скажу, может потом, по мере необходимости. Видишь как: женщины сами служат своим Богиням, жрицы им только дают напутствия, а у нас жрецы все выполняют сами, а мы остаемся зрителями. Нет, у наирий, конечно, бывают общие обряды и полновесных статуй в залах их башен полный пантеон. Это у нас половина.
   - Наирии стоят ближе к Божествам, чем мы, - дополнил Свест, - и могут обходиться без посредников.
   - Хорошо, что они редко обращаются к мужским Божествам, но, я знаю, у них и эти изваяния у каждой есть.
   - Ты только можешь предполагать, что у каждой..., - уточнил Свест.
   - Я, честно говоря, иногда путаюсь все-таки девушками или женщинами правильней называть наирий, - вслух задумался я, - вот у нас все просто, если еще вне семьи - девушка, создана семья - женщина до конца дней... Или еще вариант - геттам.
   - Правильней называть наирией, - пояснил Ней, - в нашем языке нет аналогов вашему делению. Отдельным словом выделяют только наирией, в периоды, когда они семейные. Но и тут дело скорей в произношении. Слово то же, но концовку принято произносить нечетко, ну нечто вреде наиэ не склоняя. То же самое с наэрлом, в этом варианте звучит примерно наил. Но это не точно. Ты же знаешь, у нас шире звуковой спектр.
   - Да, ты, кстати, забыл про еще одно божество..., - дополнил Свест и перешел почти на шепот, - Оуиаэ.
   - Ну, это Бог непричастности, если ему и молится кто, то разве что сами Божества. Его не принято изображать...
   - Но жрецы иногда пытаются вызвать и его...
   - Как, как? - переспросил я, - Оу...
   - Тихо, - одернул меня Свест, - его имя запрещено произносить вслух, только тихо и только тем, кто его не помнит.
   - Оуиаэ, - чуть слышно повторил Ней.
   - Будто что-то знакомое... - заметил я, - хотя должен вам признаться, что я не помню всех смиалоэтских Богов. Только тех, которых вызывают чаще.
   - Если будет интересно, можешь летом взять в библиотеке смиалоэтский молитвенник - типа памятки жрецу, - сообщил Нияст, - память освежишь.
   - Откуда у вас? - удивился я, - это же не дают простым смертным...
   - Кто ж аллиолов на охоте сортирует, простой, не простой, - засмеялся Свест, - главное, чтобы место и время подошло. Ну, выпала книжечка и, разумеется, хищник ее подобрал для коллекции.
   - Вот так живешь и даже не думаешь, что лесное зверье знает не меньше проводника Богов..., - отплатил я за любезность, - мало того, что кормятся, еще и вещи прикарманивают.
   Свест блеснул в мою сторону глазами, но смолчал.
   - Если вы сцепитесь - разнимать не стану, - предупредил Нияст.
   - Да из-за чего? - снова развеселился Свест, - При недостатке иных зверей, которые остались лишь в наскальной живописи, люди другого вида на эту роль вполне годятся. Тем более при таких природных взаимоотношениях.
   Я придвинулся к Свесту, он прижал меня к себе рукой. Заглянув ему в глаза, я произнес:
   - Тебе осталось только сказать, что я совсем ручной и не опасен для общества вампиров, то есть, извините, людей.
   - Да, тебя здесь самого за зверя порой почитают. Целая группа наэрлов только и ждет, кого ты в следующий раз отправишь восстанавливаться.
   - Ну, они, допустим, не просто ждут, а предпринимают некоторые действия, - заметил Нияст, - и пока жрецы в итоге считают их виновными.
   - Скорей всего в итоге спровадят отдыхать именно меня, - высказался я, - причем не исключено, что в вечность.
   - На территории никто не посмеет всерьез напасть, - успокоил меня Свест, - тем более, что жрецы становятся уже пристрастными. Даже если случится, что ты сам что-то сделаешь против Миертса и тех, кто с ним, вполне вероятно, они примут твою сторону. А тех предупредят, что не надо было дразнить... Только не прими за руководство к действию. Это не наверняка.
   - Да и группа-то противников свободных аллиолов не так уж велика, - включился Нияст, - Конечно, есть еще сочувствующие... Гарида выпустили перед зимовкой... Но все равно - большинство из тех, кого я знаю, принимают тебя за своего, Рин. Даже в большей степени, чем многих аллиолов из тех, которые здесь давно.
   - Да я не боюсь, - нашел нужным оправдаться я.
   - Угу, - кивнул Свест, прижимая меня крепче, - именно поэтому мне порой хочется тебя везде незаметно сопровождать, хотя и знаю, что тебя раздражает опека.
   - Ладно, то, что поединком вы меня не развлечете, я уже понял, - заметил Ней, - так что давайте чем-нибудь займемся. Лично я - читать.
   - Что, собственно, читаешь?
   - Да пока больше пытаюсь разобрать... Листы в двух древних ларах перемешаны произвольно. Нумерации страниц нет. Слова трудно понимать без контекста. Древний же язык. Поэтому и не хватало одного сундука, чтобы все прочесть. Хотя, в принципе, письменность давно расшифрована. Теперь я выбрал некоторые листы, которые, как показалось мне, должны быть интересны и соберутся в последовательность. Теперь пытаюсь их правильно сложить, разбирая начала и концовки листов, чтобы получился общий текст. Потом уже буду вникать, о чем он.
   - А, ну дерзай, - согласился Свест, - я пойду Аркетта разыщу. Если не занят - есть что с ним обсудить.
   - Ну, раз вы расходитесь, я тоже возьмусь за учебники, - решил я.
   - Хочешь - перебирайся ко мне, - предложил Ней, - рядом уютней, но тот сундук запрещено по комнатам носить. Жрецы будут регулярно проверять его сохранность по переписи листов.
   Я кивнул.
   - Мы, кстати, зимой часто живем практически вместе, - сообщил мне Свест, - необходимости в личной жизни как-то меньше. Так что если никто не возражает, то у Нея - читальня, а у Рина и меня спальня и столовая поочередно. Кому хочется побыть отдельно - в любую свободную комнату.
   - Я точно непротив, - заметил я, - я тут по любому в хоромах по сравнению с прежними зимовками.
   - Я тем более, - согласился Ней.
   - Рин, проводи меня, что-то покажу - выходя, позвал меня Свест.
   Мы прошли несколько ниш и дошли до развилки. Там висела дощечка с какими-то письменами.
   - Ней говорил, что ты понимаешь наши числительные, - кивнул на дощечку Свест, - так что вверху?
   - Четырнадцать... - разобрал я.
   - Это значит сегодня 14 день текущего танца лун. Ниже его название, но ты не разберешь. Потом видишь кружок с лучами?
   - Да
   - Это значит, что сейчас день. Вечером солнышко перечеркнут двумя чертами, ночью под ним появится просто кружок с нарисованным внутри полумесяцем, ближе к рассвету еще один такой же. Утром все сотрут и появится другое числительное. Кружок без лучиков означает, что полудня еще не было, потом дорисуют лучи и так далее. Так можно не теряться во времени. Ясно?
   - Да, вроде как да... А кто это рисует?
   - Помощники жрецов шустрят. Потом будут из прочих дежурных выбирать. А за временем следят жрецы, у них мерники есть. Когда нас поставят оповещать о времени суток - увидишь, что это. Вот, собственно, и все. Пойду.
   - Ну, тогда удачи тебе...
   Уже сидя за столом у Нея, стараясь выучить новые слова и их произношение, я несколько раз бегал к дощечке и проверял, есть там изменения или нет. Ней снисходительно поглядывал на меня. Потом вдруг устроил экзамен. Спрашивал, как звучит то или слово на этарике. В половине случаев я угадал. Правда, он немного поправлял произношение.
   - Еще немного и все - будем по эттски говорить, - резюмировал он, - нам все равно, а ты действительно освоишь. Есть аллиолы, которые выучили два-три близких языка. Раз ты смог засесть, то тоже справишься, а там будет видно для чего.
   - А ты ведь говорил, что не выучу?
   - Не было похоже, что засядешь. Свест, например, все, что знает - еще в жреческой школе изучил. Остальное - практика. Но ты, оказывается, разносторонний. Ладно, учи или еще чем займись, мне хочется еще поскладывать - мысль пришла.
   Я не ушел, уткнувшись в учебники. Значит в одном нахожу слово на смиати и смотрю какими значками оно изображено на сатриильском, потом беру учебник сатриильсткий-этарик, отсортированный по первому языку и нахожу эти загогулины там, и вот он посередке - перевод на этарик. Можно наоборот, смотреть учебник и лишь проверять угадан ли перевод. Даже не знаю, что меня увлекло в этом идиотском занятии, но я не вспоминал о времени, пока не появился Свест.
   - Все, вижу вас отсюда уже не вытащить! Вы хоть ели?
   - Да, без отрыва жуем, - сказал Нияст, не поднимая глаз, - счас, еще чуть-чуть.
   - Праздник завтра вечером, - сообщил Свест, - Рин, ты тоже без отрыва или можешь закончить?
   - Угу, уже складываюсь.
   - Так, значит, теперь ко мне идем, - распорядился Свест, - у тебя Рин, я уже был. Камин горит.
   Мы вдвоем направились к нему. Вскоре присоединился и Ней. Пока его не было, Свест ухитрился что-то приготовить из сушеной рыбы и каких-то трав и соков таким образом, что невозможно было угадать, что рыба была не только что пойманной.
   - Ты и это умеешь, - удивился я, - глядя на его действия.
   - А ты думаешь, кто накрывает праздничные столы у жрецов, когда у них прием? Ты же был на таком? Вот именно, что младшие. Просто обычно мне лень.
   Сидя втроем за столом, и поглощая аппетитную еду, запивая ее соком, мы какое-то время просто молчали. Наконец заговорил, Нияст:
   - Ну что, видел Аркетта?
   - Да прошел в его комнату, вроде как надо что-то обсудить...
   - Ну и что?
   - Думаю, еще как-нибудь зайдет. Свои не сдадут. Да и я посмотрел - все жрецы расположились по краям, а всех аллиолов и помощником поселили посередке потесней, а сами с промежутком на отшибе.
   - Рин, жреческие кельи вблизи большого зала расположены, - пояснил мне Ней, - стало быть, все собираются отдохнуть. Может оно и всегда так. Представляю их в девичьих башнях...
   - Как-то я раньше об этом не думал. Вот никогда не выпадал жребий Аркетту сюда. Почему-то он чаще в центральной с детьми оставался. А в девичьей, помнится, был... Да, именно тогда у него подружек стало сразу несколько. Ты прав.
   - Да, они ж аскетами не живут и на семьи разрешения иногда получают, только в более старшем возрасте. Вот скажи, почему наирию к себе позвать можно, а просто посидеть с друзьями не рекомендуется?
   - Чтобы сохранять дистанцию. Чтобы при обращении к Божествам никто дружески не хлопнул по плечу, чтобы никто не посмел ввязаться в спор, когда жрец что-то велит, чтобы, наконец, никто не думал, что жрец говорит не от имени Богов, а от имени той или иной когорты приятелей. Да и эта их общая связь, которая помогает принимать идентичные решения в разных местах наверняка ослабнет, если еще с кем-то тесно общаться, кроме себе подобных.
   - Тогда ведь верно, нельзя. Может, ты его зря подбиваешь?
   - Да ладно, мы здесь и так все компактно, а с другими башнями они связываются специальным обрядом через день, при этом обращаясь к Богам. Это много - думаю, не перебьет. Впрочем, если будет мешать, или так Боги знак подадут - можно ведь и остановиться. Да, я думаю, он сам решит, запросит Богов, в конце концов. И если те хотя бы промолчат...
   - Значит, будем надеяться и ждать, - подытожил Ней, - ты просто не можешь что-нибудь не затеять.
   - Еще б, надо же все знать наверняка. Согласен, Рин? - подмигнул мне Свест.
   - Вполне, - поддержал я его.
   - Ясное дело... - пробормотал Ней.
  

-- 15 день месяца Арив

  
   Вечером следующего дня мы были, разумеется, в большом зале. Там тоже было тепло. Значит, где-то были камины, но видно их не было. Посередине, действительно, стояли статуи семи Богов. От этого весь зал стал казаться меньше. Нияст, как всегда, удовлетворял мое любопытство, рассказывая, где кто.
   Немного побродив, мы уселись в углу, где уже занял место Свест. Недалеко от нас устроились знакомые мне наэрлы из свестова караула: Эриксав, Маэр, Лиаст, Боссавир. Чуть в стороне расположились Каттель, Лиран и Вогаст.
   Барабанной дробью начался очередной молебен. В этот раз единственной разницей с двумя прошлыми молебнами, которые я застал, было лишь то, что исполняли воззвания одновременно все четыре жреца, и младших было соответственно больше. Правда, эпизод с рассматриванием камней был пропущен, как и, само собой, кровавый обряд. Вместо этого все поднялись и направились к статуям Богов. Многие вставали перед ними на колени и иногда шевелили губами. Мне нечего было просить у этих, теперь, конечно, и моих Богов. Довольно мне предсказания Богинь. После пира, танцев и прочего общего веселья по местному обычаю все заснули прямо здесь, на полу кое-как завернувшись в плащи. Помощники жрецов зачем-то что-то орали, когда все только начинали засыпать.

-- 16 день месяца Арив

  
   - Это они сообщают, что сейчас утро - сонно пояснил Нияст.
   Затем они приходили, вроде, еще раз и совершенно непонятно зачем что-то кричали еще. Я был одним из немногих, кто поднял голову. Но недолго я размышлял, что именно произошло: наступил полдень или уже вечереет. Сон снова увлек меня. Этот вопрос разрешился только при следующем вопле, на котором те, кто еще не сделал этого раньше, начали просыпаться.
   - Вот и вечер, - произнес Свест, который в углу ждал нашего пробуждения.
  
   21. Древние страсти.

-- 17 день месяца Арив

  
   Приводили мы зал в порядок почти до самого утра, во всяком случае, когда мы поднялись на свой уровень, на деревяшке был нарисован именно одинокий кружок. Камины еле тлели...
   - Они б погасли совсем, если бы я разок сюда не сбегал в период повального сна, - сообщил Ней.
   - Считай, что я оценил, - произнес Свест, - молодец, а то бы сейчас тут было бы заметно прохладней.
   Мы остались именно в его, самой дальней комнате.
   Нияст быстро улизнул, сразу после того как мы что-то перекусили на скорую руку. Мы остались вдвоем.
   - Кажется, у него там заладилось, с его книжками, - заговорил Свест, - скоро, видно будем слушать древние сказания.
   - А насколько они древние?
   - Предполагается, исходя из всех данных, что это копии тех письмен, когда еще люди помнили те времена, когда по лесу зверье разное бегало и люди стада скота по полям перегоняли.
   - Да разве может сохраниться такой текст?
   - Наверно может... А так это или нет кто теперь скажет. Может, в самих текстах что сказано. И видно кто-то уже и пытался их разобрать, да вот только листы зазря перепутали и как попало в сундуки напихали да и попрятали до лучших времен. Это Нея его наставник пристрастил. Сам-то он про это потом позабыл - надоело, а Нияст вот продолжил.
   - А я, кажется, вчера слишком долго просидел за книгами - сейчас не хочется хотя, вроде, и заняться нечем.
   - Чем ты обычно зимой занимался?
   - Да так и маялся. То на полке лежишь, то у костра сидишь и считаешь дни, когда закончится, у вас еще ничего.
   Свест достал откуда-то флейту и начал на ней что-то наигрывать.
   - Меня научи, - попросил я.
   - У тебя так не получится - любой из наших сразу отличит твою игру. Поэтому тебе лучше просто слушать.
   Мне, правда, нравилась незатейливая мелодия. В углу я заметил сноп тилона, выдернул пару тонких хворостинок, спросил взглядом Свеста. Тот кивнул. Я начал плести тонкое, но тесное по плетению полотно.
   Свест отложил флейту.
   - А ты говорил заняться нечем...
   - Свест, ты лучше еще поиграй...
   - Хорошо.
   Через время я услышал стук в дверь, вспомнил, что она закрыта.
   - Войди! - оторвавшись от игры велел Свест.
   В этот раз к нам заглянул Лиран.
   - Привет! - произнес Свест, - какую весть разносите?
   - Во-первых жрецы объявили сборище находящихся в башне вождей и их помощников.
   - Когда?
   - Завтра днем. Они конечно еще раз кого-нибудь пришлют, когда настанет время, но чтоб ждали по домам.
   - Ясно, что еще?
   - Кого ты с собой возьмешь?
   - Тебя и Эриксава, ведь для совета нужны двое. Что еще?
   - Да мы с ребятами в зале разминаемся. Не пойдете?
   - Прямо сейчас?
   - Ну или позже.
   - Думаю, я-то появлюсь.
   - Ну, тогда я дальше побежал.
   Свест кивнул и продолжил играть. Но вскоре отложил флейту.
   - Я к Нею, попробую его оторвать от книг, - произнес он, - ты со мной или как?
   - К Ниясту?
   - Нет, разминаться в зал. Надо иногда крылья расправить.
   - Только не мне.
   - В поединках потренируешься, в то к весне будет сложней.
   - Уговорил...
   - Да я и не старался, только запомни правила: никого всерьез не бить и по возможности о камни не ронять. У тебя, кстати, сейчас преимущества. Теперь ты восстанавливаешься, если что, быстрей. Так что учти. Идем, только узнаем как Нияст.
   Ней отказался идти категорически:
   - Рин, Свест, я нашел! - радостно объяснял он нам, - пять подряд идущих листов! И на первом знак начала повествования, а на последнем - конца! Теперь можно переводить!!! Я не могу сейчас все бросить!
   Пришлось идти вдвоем.
   - Давай нырнем в зал через колодец?
   - Это что?
   - Внутренние скоростные ходы. Один прыжок - и мы почти в зале.
   - Мне без разницы.
   Колодец находился как раз ближе к комнате Свеста. Мы вернулись, Свест нырнул в одну из ниш, за ней была крохотная комната с дырой на потолке и полу. Я заглянул - может еще и не пропасть, но земля далеко. Свест свистнул.
   - Чтобы не столкнуться ни с кем, - пояснил он.
   На его плечах я совершил этот вертикальный, больше похожий на падение полет. Он выдвинул подкрылки минимально - ширина колодца не позволяла раскрыть их больше. Но приземлились мы мягко. В этом отсеке башни я еще не был.
   - Вон там - кельи жрецов, - показал Свест,- а в эту сторону - зал.
   Снова раздался чей-то свист и мгновением позже недалеко от нас оказался еще один спустившийся наэрл. Они со Свестом радостно поприветствовали друг друга и что-то начали обсуждать. Они так и болтали пока мы шли к залу. Но, когда мы туда вошли, Свеста и его знакомого окружили другие наэрлы.
   - Это был Ваирлин - еще один племенной вождь. Остальные трое вождей живут в другой башне, - успел шепнуть мне Свест.
   То, что Свеста окружили караульные его смены, я понял и так. Похоже, большинство из них жило в этой горе. Они что-то кричали ему. Он им отвечал и, наконец, они равномерно распределились по залу. И Свест стал им показывать какие-то движения, которые они повторяли совершенно синхронно. В промежутках он показывал им стоять на одной ноге, отжиматься руками от пола и т.п. Я сначала смотрел, но потом присоединился, отойдя подальше к стене. Конечно, я и раньше догадывался, что Свест тренировал не только меня. Правда, я в свое время удостоился его персонального внимания. Нечто подобное телодвижениям Свеста делал и Ваирлин. Некоторые наэрлы бегали и двигались самостоятельно, но потом практически все присоединились к той или иной группе. Вот почему, когда мы, то есть, когда дикие аллиолы, которым я когда-то был, еле волоча ноги выходят из пещер весной, то их по-прежнему ловят все такие же неуловимые и сильные вампиры, которые появляются в лесах позже.
   Продолжались синхронные упражнения не долго. Вскоре все действительно начали поединки, кто-то стал залезать на высокие выступы на стене и оттуда слетать. Но, на что я сразу обратил внимание - из пластики наэрлов совершенно исчезли те быстрые, почти неуловимые взглядом движения. Даже скорей наоборот, жесты стали словно слегка замедлены, изображая удар, наэрлы лишь касались друг друга пальцами. Когда я включился в общую игру, я почувствовал себя практически на равных. Может я бы мог быть даже и резче, но тогда я бы скорей всего невольно нарушил правила и заехал кому-нибудь всерьез. Единственный более-менее реальный поединок ждал меня со Свестом. С ним я меньше боялся нарушить предписание, да и он был заметно активней, и мне пришлось напрячь все свои силы. И все равно-таки он, в итоге, заехал хоть и не сильно мне по лицу. Это меня разозлило и каким-то невероятным волевым усилием я смог собраться и, обойдя его защиту, с размаху дал ему в челюсть и тут же получил ответный удар в живот, так, что перехватило дыхание.
   - Все! - Свест скрестил над головой руки, - заканчиваем. Хочешь в подвал меня спровадить? Я ведь не стану неделями ждать пока заживет.
   - Свест, извини, увлекся.
   - Да ничего, бывает. Пошли домой, а в другой раз будь аккуратней. Этому тоже учиться надо. Ребята не спят, они просто привыкают к осторожности. Хотя, реально, реакция в зимовку падает и скорость тоже. Но не настолько.
   Когда мы подходили, я с удивлением заметил, что на ныне светлой коже Свеста проявился заметный синяк. Возможно, он потому так быстро и ушел, чтобы не портить мою и так слишком скандальную репутацию.
   Ней понимающе глянул на Свеста, когда мы вошли. Мол чего еще было ждать. Неловкая ситуация... Свест молча нашел какую-то емкость на полке и жидкостью из нее протер кожу и прополоскал рот.
   - Ну, как движется перевод? - спросил он.
   - Прекрасно, - ответил Ней, - готовы три страницы, вот только смысла нескольких фраз никак не пойму, придется искать аналоги в другом контексте.
   - Все, завтра с тебя пересказ. Днем я у жрецов, так что вечером.
   - А мне посыльный сказал только о разминке.
   - Ну так сборище не касается тебя. Да там и не будет ничего особенного: просто распределят дежурства. В башнях же никогда не складывается цельных караулов. Так что распределят группы между вождями и их помощниками.
  
   ***

-- 18 день месяца Арив

  
   Следующий день я провел достаточно разнообразно для зимы. Повозился с учебниками, продолжил плести полотно, выслушал отчет Свеста о том, как именно распределились группы, снова занялся плетением... Самое интересное началось вечером. Нияст успел разобрать те самые пять страниц, и мы собрались в его комнате, наполнили чаши и удобно расположившись на полу, приготовились слушать.
   - Сразу скажу, большинство призывов к Богам, а также тексты молитв, я пропустил. Кроме того, оказалось много повторов одних и тех же фраз. Начинается повествование так, - начал Нияст читать свой перевод, по всей видимости, на ходу обращая его в смиати. - "И так сложилось от века, что жили среди людей те, кто не имел милости Богов, и кому не хватало силы пищи, солнца и воды, чтобы жить. И отличили Боги их от прочих: только согревало солнышко землю от зимнего холода, сера становилась кожа их. От века люди милость свою проявляли к ним, давая им пить кровь свою. Ибо только она и давала им возможность не превращаться в прах. Но от этого и заживали любые раны на проклятых. А зубы их были крепче и руки сильней, чем у людей светлых. И пережили они не только своих отцов и матерей, но также и своих ровесников из обычных семей и детей их и правнуков. И дети их наследовали проклятие. И никто из светлых никогда не вступал в браки с темными, дабы не рождать детей под проклятием. И воистину казались бессмертными серые. И возроптали многие люди обычные, и повелел вождь великий...", - Нияст сделал паузу, - тут имя, ничего мне не говорит... Так дальше... "повелел вождь уничтожать их малых отпрысков ради не возрастания рода их". Вот тут подробнее кого это коснулось и как именно... тоже пропущу. "Однажды один из них... опять имя ... не отдал сына своего и десятеро не смогли сладить с ним и одного он убил".
   - Что так мало? - удивился Свест, - я бы больше положил. Записи-то, видать, остались аллиольские.
   - Может он не хотел их убивать. Они же были ручные? - выдвинул версию Ней.
   - Ты еще скажи домашние... Кажись речь-то идет о древнем аналоге нашего договора с Эттами. К чему это может привести. Сначала - наирий прикормить, потом сами, потом все смешались и вот результат. Хорошая повесть, надо будет иметь в виду и не переходить некоторые грани отношений.
   - Это пока только начало. Слушайте дальше. "И набросилась на него дюжина..."
   В этот момент раздался стук.
   - Войди! - вскрикнул Нияст.
   Оказывается, к нам заглянул Аркетт. Мы все встали, изобразив скромный поклон.
   - Я в гости, так что можно без церемоний, - произнес жрец, проходя внутрь, и присаживаетесь на циновку.
   - Повинуюсь, жрец, - наклонил голову Свест и поднялся за еще одной пиалой, которую наполнил вином.
   Аркетт словно не заметил его ироничного подобострастия.
   - Что обсуждаем? - поинтересовался он.
   - Да вот Ней читает нам свою расшифровку древних писаний - ответил Свест, протягивая ему чашу.
   - Как уже? - удивился жрец.
   - Пока только пять страниц... остальные пока еще не по порядку.
   - Так о чем там?
   Мы почти наперебой рассказали ему не только пересказанное Неем, но и некоторые соображения по этому поводу. Потом Ней продолжил:
   - "И набросилась на него дюжина воинов с копьями и воткнули их в него. Но потом сжалились над ним две женщины и дали ему пить кровь, но та не исцелила его, и умер он, не дожив до встречи лун".
  -- Видно мало дали, не хватило даже для поддержки - заметил жрец.
  -- Дюжина таких ран сразу? Для поддержки много линны нужно, - согласился Свест.
   - "И увидели люди, что и они смертны", - продолжал тем временем Ней, - "и угрозили, что с каждым будет так, кто нарушит вождя повеление. И был советник у правителя. И спросил он у него: "ежели совсем не будет серого племени, то кто будет корзины носить, мешки таскать, связь с отселенцами у падающей воды держать и с прочими вдали, и по лесам рыскать в поисках древесины крепкой и травы полезной? И кто будет выполнять другие дела, которые слишком тяжелы для человека обычного?" И прислушался вождь к голосу его и разрешили серым оставлять детенышей, но не более двух детей на женщину. Прочих же забрали и бросили в пропасть".
   - Вранье все это... не могли серые люди дать скотам так издеваться над собой, - не сдержался Свест.
   - Они были в явном меньшинстве - ответил ему я, - и зависели от, как ты выразился, скотов. Исчезни последние, где вы все будете?
   - Вами, пришельцами, точно не прокормимся.
   - Скажи еще - предателями!
   - Так, не хватало вас еще разнимать... - заметил Аркетт.
   - Я еще вчера отказался это делать, если что, - вспомнил Нияст.
   - Чтобы больше не было по этому поводу разногласий, - поднялся со своего места жрец, - пока просто предлагаю иметь в виду, все вампиры называют между собой диких аллиолов скотами, а себя людьми, притом, что для самих аллиолов они-то - твари, но сами аллиолы - люди. И так было из века в век. И всем присутствующим это известно. Проблема в том, что с нами Рин. Мы настолько привыкли считать его за своего, что хоть и говорим при нем все на его языке, иногда забываем себя контролировать и говорим так как привыкли по-своему. А он еще слишком молод и заводится с пол-оборота. А такие скользкие моменты будут всегда.
   - Я понял - ты предлагаешь мне уйти, - отвернулся я.
   - Думаю, это никому здесь не понравится. Надо научиться относиться более отстраненно к таким моментам. И если собеседник говорит что-то, что кажется неприятным представить себя на его месте. Я уверен, что в реальной ситуации, ты, Свест будешь категорически настаивать, что важно не то, что пришлый, а то, что инициирован в племени и не нарушает его законы. И ты Рин, если бы вдруг пришлось выбирать, чью бы жизнь ты выбрал - Свеста или незнакомых тебе аллиолов? А предателями тебя могли бы назвать Смиалоэты - для них ты еще подходишь под это определение. Если хочешь, чтобы тебе это кто-то сказал - иди к ним.
   - Я как сглазил их, - заметил Нияст, - говорил о том, что они становятся будто похожи и теперь жалею о том.
   - Да ты собственно был тогда прав, - произнес жрец, - только сходство не всегда ведет к миру.
   Меньше всего мне хотелось ссориться со Свестом, да и жрец был совершенно прав, но слова извинений никак не могли сорваться с моего языка. Лишь с извиняющимся видом я поднял на Свеста глаза. И поймал почти такой же взгляд. Мы придвинулись ближе и прижались щеками другу к другу. Потом обнялись.
   - Вот так и сидите! - заявил Нияст, - если, конечно, хотите дослушать. Аркетт не знаю как тебя благодарить. Не знал бы что с этим делать.
   - Ладно, продолжай, мы согласны, - произнес Свест, не снимая с меня руку, - так, Рин?
   Вместо ответа я прислонил голову к его плечу. Хорошо, хоть Ней не нашел нужным напоминать вслух про синяк на щеке Свеста. Хоть бы он пропал поскорей!
   - Так, на чем я остановился? А вот, - он нашел пальцем нужную строку, - "Но никогда с тех пор не приходилось больше уничтожать их младенцев. Никогда у серых женщин с тех пор не бывало больше двух детей. И вели за тем строгие записи. Люди же прочие жили мало, но становилось их все больше и больше и не стали нужны им кровопийцы для работ. Ибо стало много пленников и рабов. А эти непокорностью чаще славились. И тогда повелел вождь изгнать их прочь ибо боялся прогневить Богов, сразу уничтожив их".
   Здесь я понял, что Свест хотел что-то сказать, но все же промолчал.
   - "И ушли они прочь. И все в племени понимали, что это смерть их. И ждали многие, что вернуться они и признают себя последними из рабов и присягнут страшными клятвами перед Богами в том. Но они не пришли. Но все едино: прогневили люди Богов своей жестокостью, и те сделали изгнанных напастью для оставшихся, лишив изгнанных человеческого зерна в груди и обратив их в безумие. Ибо те стали нападать на людей и насильно брать их кровь. И мерли люди от того. И молились жрецы Богам и послали Боги милость - вскоре перестали нападения нелюдей быть для людей смертельными. Но все же немало было и тех, кто болел после того. И подкараулили люди, засаду устроив, одного нападающего и забили его кольями. И нашли их прикопы в лесу и хотели напасть на них, но там пусто было. Видно успели нелюди покинуть их. Вынесли воины лишь пожитки да запасы их. Но снова видно не было людям Милости Богов". Да, это последняя фраза и та, что за ней словно впопыхах нацарапана. Так значит, дальше... "Вот они звери серые ограду посбивали и воинов на ней поубивали их же кольями и рвутся..." Эта страница испачкана.
   - Это все? - спросил Аркетт
   - Не совсем. Дальше продолжено словно другой рукой. Вот там что: "О, прочитавший это, видишь ли ты, как я был прав, ратуя за то, что чем больше мы потакали бледным, тем скорее они уничтожали нас? И слава Богам, что дали нам слух непомерный, и он дал нам возможность уйти загодя, едва заслышав копий звон и тем спасти детей своих, да и не только оных. Ибо нашли мы мертвого..." тут имя... Кстати, многие имена - просто обычные слова, только переводить мешают. Например, здесь - "сын волка, рожденного ночью" и еще что-то добавлено.
   - Ладно, не отвлекайся, только суть давай, - прервал его Свест.
   - "И нет конца горю нашему и горю жены и детей его. Мы работали больше всех в племени - они убивали детей наших, мы пожалели детей своих - они стали грозить нам кольями, мы согласились с их волею - они людьми перестали считать нас, мы возмутились - они прогнали нас на гибель. Стало быть мы - не ихнего, мы иного племени. И в дальнем лесу от них мы устроились, но кровь наша взбунтовалась и глаза застила и стала сильнее воли нашей и те из нас, кто вскоре после изгнания встретил в лесу бледного соплеменника бывшего высасывал всю силу его. Но это ж нас и образумило и мы заключили клятву промеж собой не брать крови ни от кого больше, чем тот отдать может без погибели. Дабы отличаться делами от прогнавших нас. И так вот к чему привело это. Нет нам покоя в своих домах, и убит безжалостно ближний наш, ибо сорок ран на нем сквозных. И опустошены мы и разграблены. И было нам явление Божественное и поняли мы, что должно нам забрать свое у того, ныне чужого нам племени. И прочую долю забрать. Ибо разве не мы блага им веками создали? И ночью сплотились крепкие и пошли войною на бледнолицых. Ибо ночью те слепы все. И зашли мы за ограду их, поубивав многих их воинов. Вернули мы взятое у нас со сторицей, и забрали с собой и все книги жреческие их, которые они от прочих прятали, ибо рецепты травные многие нами были туда и вписаны, да и знать хотели мы как иные мы средь них оказались. И вот открыл один из нас первую страницу и прочел, что вышли мы все из ...", вполне возможно, здесь название "Сатри", что "за плоскостью над пропастью". И, кстати, здесь тоже название и очень похоже, что эти буквы в озвучке близки к "Атсченген". Хотя, возможно, и неправильно считать, что озвучка этих знаков такая же, как у более поздних только на основании их близкой схожести. И далее здесь вывод - "туда видно и надо вернуться нам..." Вот это - все.
   - Занимательная история... - задумался жрец, - интересно откуда вырван этот эпизод?
   - Возможно, в зависимость от ... - Свест усмехнулся, - диких попала какая-то выделившаяся группа?
   - Вполне возможно, только немного странно, что не упоминается, охота других групп, - обратил внимание Аркетт, - да те серые будто как-то словно и не поняли, что их перешкалило от недостатка линны, это я о том, когда они начали убивать. Потом восстановили баланс и стали поступать разумней. Все так естественно... Или они так давно с добровольно их прикармливающими аллиолами были, что забыли все на свете?
   - Да сложно это забыть... - удивился Свест, - ты-то Ней, сам об этом, что думаешь?
   - Думаю надо дальше заняться переводом. Что зря гадать, когда все краскою по листу выведено?
   - Тоже верно... - согласился с ним жрец, - я вот что думаю. Пожалуй я у вас здесь официально обоснуюсь. Дай как сюда свои записи Ней... Нет, лучше вместе пойдем - если что покажешь как расшифровывал. Чтоб сомнений не было. Сегодня у нас внутренний молебен - значит все жрецы на месте. Будешь работать в тесном взаимодействии с нами. Думаю, Боги поддержат.
   - А ты уверен, что ты останешься наблюдателем? - поинтересовался Свест.
   - Уверен. Жребий бросать не станут. Если только очередность сделают... Ладно, мне пора. Ней, собирай что нужно и идем. И имя мое позабыть не забудь!
   Они ушли, продолжая что-то выяснять на ходу. Только в этот момент я отодвинулся от Свеста. Глянул на его припухшее лицо.
   - Что смотришь... есть такое понятие - зеркальная справедливость - чуть слышно пробормотал он что-то не совсем понятное и добавил громче, - зря ты во мне ищешь соперника. Как минимум рановато.
   - Да не в этой жизни... - я тоже сказал это себе под нос, и громче, - даже не знаю, что на меня нашло...
   - Хочешь меня победить? Так, ради принципа. Согласно полученному от рождения рефлексу. Так знай - давно это ни у кого не складывалось.
   - Просто не знаю. Ближе тебя и Нея у меня никого нет. Даже Ирлин - это другое.
   - И с ней ты меня, по сути, обошел, - почти засмеялся Свест.
   - Это получилось само собой, она и заговаривала со мной... Свест, как ты меня терпишь?
   - Как диковинного зверька, - то ли в шутку то ли всерьез выдал Свест, - Ты ведь сам так и думаешь?
   - Не знаю...
   - И все же ты можешь на меня рассчитывать. И еще - сними-ка лучше с шеи знак. - Он указал на знак силы, - для зимовки это слишком сильный талисман. Спрячь куда-нибудь. Целей будешь.
   - Думаешь?
   - Подозреваю.
   Я стащил кулон через голову и пошел искать для него место в своей комнате. Свест не последовал за мной, а ушел к себе. Я спрятал презент черного не в вещах, а в обнаруженную в стене пещеры щель, которая располагалась почти у пола. Снаружи не было ничего заметно, но если знать где - достать можно мгновенно.
   Судя по всему, сейчас была глубокая ночь, но спать я не мог. Будь бы я до сих пор Смиалоэтом, то сидел бы сейчас на тесной полке, или, если бы удалось занять место, около костра, дым бы выедал глаза, еда сухая, вода, соки по выдаче, не отойти, не выйти некуда. Только разве что за льдом, намерзающим вокруг выхода в наружный коридор и в самом этом коридоре. Нет, сейчас бы еще за водой, бочки с которой тоже были бы припасены здесь же. Ближе к весне, коченея, их снова придется набивать льдом, поскольку вскоре будет уже слишком тепло, чтобы намерзал лед, но слишком холодно и ветрено, чтобы выйти наружу. Но все это мне казалось бы абсолютно естественным и нормальным и я всячески бы избегал любых конфликтов, понимая, что у всех есть поводы для дурного настроения и что... дерущихся, без всяческих лишних разборок, просто разгонят палками. А здесь-то что мне не так? Слишком свободно? В этот момент я понял, что не в силах оставаться один. Дошел до комнаты Свеста. Дверь была закрыта, я постучал и вошел после приглашения.
   Комната освещалась только камином. Свест уже устроился на ночлег.
   - Извини, если разбудил, - виновато проговорил я, - что-то не хочется оставаться одному.
   - Да, не стесняйся. Устраивайся, где хочешь.
   Я постелил циновку недалеко от камина, как и он, и ночью поймал себя на том, что лежу головой на его откинутой руке.
  
  
   22. Не сорваться.

-- 19 день месяца Арив

  
   Когда я проснулся, в комнате нас было уже трое и только я один не спал. Непривычно бледные, они лежали по разные стороны от камина. Наверно, даже будь я нынче диким, сейчас я все равно принял бы их за людей, точнее за таких же людей как и я сам. Есть только маленькая разница...
   Меня одолели фантазии. Интересно могло бы все случиться наоборот? Ни Ней меня, а я бы его увлек в свое логово? Опустим неприветливость моего бывшего племени... Как бы, интересно, он смог прижиться среди таких, как я? И смог бы? Чувствовал бы он свою неполноценность, вынужденный зависеть от того дадут ему крови или нет, как чувствую ее порой я? Из-за того, что меньше знаю, из-за того, что слабей. Попытался бы сбежать туда, где его сила была бы естественной, а его неполноценность незаметна поскольку все вокруг такие же? Или бы дал себя приручить к корму, прикормке, обязательствам? А посмел бы он напасть, понимая, что численное преимущество решит исход не в его пользу? А, допустим, смог бы я при себе такого держать и не опасаться? Вот, они сейчас спят... Нет, я бы скорей накинул на них покрывало, если бы было прохладно. Но откуда им-то это знать? Или они и правда всегда начеку? Или чувствуют мое настроение?
   Первым проснулся Свест.
   - О, черт... - услышал я его голос, - снилась какая-то ерунда, словно кто-то сбивает меня сверху, и я не могу шевельнуться. Наверное, не удобно лежал. Какое сейчас время суток?
   - Сейчас узнаю, - я поспешил к выходу.
   Так, солнышко с лучиками. Интересно, через сколько времени его перечеркнут?
   - Свест, день, но как давно понять невозможно, - отчитался я вернувшись.
   - Ну хорошо и так. Ней только под утро притащился. Пойдем отсюда. Пусть спит.
   Мы почти не разговаривали, занимаясь каждый своим делом в моей комнате. Как таковые перекусы у нас шли параллельно с другими занятиями - кто хотел есть брал то, что попадалось под руку и жевал или пил. Я разбирался в бесконечных припасах, чтобы хоть чуть-чуть иметь представление где что лежит, а Свест, что-то изготавливал из райгозы. Солнышко зачеркнули довольно скоро. Я убедился в этом сразу, как только наконец-то закончил складские работы. Делать больше ничего не хотелось. Я завалился в сухую траву и принялся пялиться в потолок. Традиционное зимнее занятие дикого.
   - Многие из ваших, первую зимовку, а иногда две-три следующие проводят в оцепенении: то спят, то дремлют с перерывом на еду, - заметил Свест.
   - Логично, - согласился я, - я так не хочу. Надеюсь к весне силы останутся?
   - Опыт показывает, что меньше их не становится. Наоборот, те кто продремал всю зиму выходят весной словно полудохлые.
   - Угу, знакомая картина. Это еще хорошо, что вы начинаете свои налеты поздней.
   - Да, хорошо, иначе бы загнулись, пока в потенциальных жертвах проснется хоть какая-то сила.
   - Это такой абсурд обсуждать с тобой такие вещи. У меня словно что-то не сходится в голове.
   - Понятное дело - перегрузка, - ответил Свест совершенно равнодушно.
   - Как вы возвращаетесь к обычной вашей жизни весной? - спросил я, представив себе полчище оголодавших за зиму вампиров.
   - Сразу все не выходим, - пояснил Свест, - Жрецы выпускают партиями. Первые отогреваются на солнце и идут охотиться. Потом делятся линной с кем-то кто был внутри. Те тоже начинают отходить. Иногда, чтобы сохранять спокойствие, жрецы часть тех, кому по жребию выходить вышло позже, загоняют в подвал. Вот так пока все не освобождаются от оков зимы.
   - Я могу сразу выйти?
   - Ну, если хочешь быть первым объектом охоты... В любом случае жрецы будут предлагать тебе все же перейти на время к ним и выйти только когда все успокоиться.
   - Даже так...
   - А ты что, еще не понял где живешь? - Свест слегка усмехнулся, - здесь есть тонкая черта, которая поддерживает порядок, но если ее что-то затмит... Да что там, даже детей выпускают только когда жизнь возвращается в обычное русло теплого сезона. Ты, конечно, можешь понадеяться на Нея или меня, если согласен доверять. Но я б, допустим, не стал ничего обещать. Убить не убью, конечно, но спросить забуду.
   - Думаю смог бы это пережить.
   - До весны еще далеко. Давай отложим этот разговор?
   Теперь уже я только пожал плечами.
   - Завтра десять дней как мы замуровались, - сообщил Свест очевидное, - завтра почту налаживать.
   - А кто пойдет? - оживился я.
   - Да, какая разница. Моему дежурству не выпало. А вот после завтра нам за временем следить. Ты мог бы озадачиться написанием письма.
   - Да... - я не ждал этого так скоро, - по-вашему?
   - Если пишешь для наэрла или наирии, - подмигнул Свест, - то не важно. Иди, ты же писать не привык - провозишься долго. У Нея в комнате бумага и краска есть.
   - Я видел.
   - Ну и хорошо.
   Действительно, это оказалось не так просто - рука словно не слушалась, когда я пытался выводить закорючки. Вот что значит отсутствие практики. Поначалу это выглядело так: нацарапал, не понравилось, растворил стиральной краской, подождал, опять нацарапал... Но скоро все же удалось изобразить более-менее приличную записку-сообщение, что все, мол, хорошо, скучаю и т.п. Я даже смог перерисовать из учебника сатриильское "люблю". Едва я успел закончить и начал перечитывать, как в комнату пожаловали на пару и Свест и Нияст. Я автоматически перевернул лист.
   Свест что-то подкинул мне:
   - Лови!
   Я поймал. Это была полая внутри трубка болотной акрои. Только высушенная она уже перестала быть упругой.
   - Лист сверни и заложи в трубку, а снаружи привяжи записку кому, - пояснил Нияст.
   Они тоже засели писать. Да, они это делали это споро. Нияст написал и упаковал две записки, Свест, запаковав вторую, приступил к третьей. В этот момент в дверь постучали. Аркетт даже не стал ждать приглашения - сразу вошел.
   - Если ты как жрец, то почему так вошел, если просто заглянул в открытую дверь - мог бы и не стучать, - не отрываясь от своего занятия сообщил ему Свест.
   - И кто еще ратует за то, чтобы отбросить формальности? - заметил ему жрец.
   - Ну что там Боги? - спросил Ней.
   Жрец вместо ответа раскрыл две ладони перед собой на уровне груди вверх, не торопясь приподнял их до уровня лица, развернул к себе и ведя пальцами по лицу, одновременно опустил голову. В конце движения руки на момент застыли сложенными у подбородка. Должно быть они друг друга поняли.
   - Чтоб каждые пять дней был на месте как день закроется, - вслух сказал он.
   - Может статься, что за это время я ничего толкового не успею сделать.
   - Ничего, буду помогать, я в древней письменности кое-что понимаю.
   - Ты только сообщить новость или останешься? - полюбопытствовал Свест, одновременно перечитывая свою записку.
   - Могу остаться, но начать работать над текстом, если Ней ты сегодня готов.
   - Я? - пожал плечами Ней, - без проблем. После того, как вы всю ночь сначала готовили меня к важной встрече, а потом представляли Богам Аккею и Аскренту, я продрых до вечера не первой свежести. Так что могу хоть всю ночь снова сидеть.
   - Свест, Риарин, ничего если я вам предложу пока не мешать? - скорее из вежливости, чем реально предлагая выбор, поинтересовался Аркетт.
   - Я закончил писать, занятие себе найду, - удачи вам, - Свест направился к дверям.
   Я тоже поднялся и пожелав удачи, вышел. Свест направлялся в сторону своей пещеры, но оглянулся и, увидев, что я его догоняю, остановился.
   - Можно поинтересоваться, ты что делать собираешься? - осведомился я.
   - В зал размяться пойду, - ответил он.
   - А что опять собираются?
   - Лично мне компания не нужна. Даже будет лучше, если там не будет даже одиночек, вроде меня.
   - А, ну ладно...
   - Ты спать?
   - Не хочу.
   - Тогда пошли со мной. Я не тебя имел ввиду.
   - Через колодец?
   - Ты против?
   - Нет.
   Зал не был совершенно пустым - там уже устроили перелеты трое наэрлов, да еще семейная парочка играла в салочки и в шутку дрались. Но зал - большой и разойтись по его углам ничего не стоило. Только несколько факелов зажечь для света. Едва войдя, Свест с разбегу элементарно забрался по почти отвесной стене и спикировал вниз.
   - Как вы это делаете?
   - Летаем или забираемся?
   - Забираетесь, конечно.
   - Стена же не гладкая, есть выступы - вот за них и держишься, а там просто подтягиваешься и - наверху.
   - Совсем просто как ты говоришь... - я подошел к стене, поставил ногу на еле заметный уступ, захватил пальцами другой, держась за него переставил ногу повыше и... оказался на полу. Свест бесцеремонно меня стащил:
   - Свалишься - мне останется только пол помыть. Помогать будет поздно. Я даже если не удержусь - успею оттолкнуться, спрыгнуть, спланировать. Да и опасная высота для меня дальше. Даже сейчас.
   - Я же тоже с верху могу спрыгнуть, - возразил я, - вон та площадка не выше веток с которых я сигал...
   - Но не на каменный пол. И сейчас огромная вероятность, что со стены ты будешь падать затылком и спиной, а не как с дерева. Стой и смотри!
   Свест чуть прыгнув вверх начал карабкаться по скале. Потом у него словно соскользнула рука и тело оторвалось от вертикали. Он падал спиной, но, разумеется, развернулся к земле лицом, предварительно отпихнув себя от стены ногами и падение в целом куда больше смахивало на прыжок вниз.
   - Ты так не сможешь!
   - Я не сорвусь!
   - Не хочу об этом даже гадать!
   - Тогда я приду сюда, когда ты будешь спать! Обойдусь без колодца Я это смогу!
   - Мда, привязать-то тебя не привяжешь. А, делай что хочешь. Я буду вон там, - он махнул куда-то в сторону, - в конце концов твоя жизнь. Но если что - я не видел, чем ты занимаешься.
   Он повернулся спиной и пошел.
   - Свест! - тут же позвал я, - ну останься! Подстрахуй!
   - С какой стати? - он обернулся ко мне.
   - Ну я тебя прошу. Если я разобьюсь, тебе же это не понравится!
   - А почему ты в этом уверен? - он сказал так, что я даже не понял: шутит он или всерьез.
   Я не нашелся, что сказать. Но все же упрямо двинулся к стене.
   - Ладно, черт с тобой, я пошутил, давай попробую тебя и этому научить, - смилостивился Свест, - только обещай слушаться меня беспрекословно и никаких, слышишь, никаких действий без меня. Согласен?
   - Да!!! - сразу согласился я, обрадовавшись.
   - Тогда так. Вон видишь в зале закуток? Там у стены циновки навалены. Все их перетаскиваешь вон туда, - он указал на место у стены недалеко от места, где он показал склад циновок, - Справишься - скажу что дальше.
   Ну, да, понял я его, так мягче падать. А в последнем он, вроде, и не сомневается. Ладно, я же обещал. И времени это много не займет.
   Когда циновки были сложены в указанном месте, Свест, который до этого выполнял какие-то трюки-кувырки по вертикали, подлетел ко мне.
   - Ты случайно спать не хочешь? Ты же утром встал, а сейчас - ночь. Может в следующий раз?
   - Не хочу я спать, Свест.
   - Сожми руку мою... крепче. Ладно сойдет. - Согласился Свест и начал объяснять. - Посмотри вверх - видишь площадку? Не большая, но стоять можно. Тут до нее всего пару перехватов. Где-то полтора твоих роста. Значит так - лезешь как умеешь до нее. Будешь падать - хоть тут теперь и мягко постарайся все же развернуться и упасть хорошо. В любом случае затылок береги. Если влезешь - постой там. Потом спускайся. По разному - чередуй. Раз спрыгни, другой попробуй спуститься, как и забрался, третий - зависни внизу этой площадки на руках и даже на одной руке по очереди на каждой и только когда совсем руки онемеют - прыгай вниз. Ну и четвертый - нависевшись вернись на площадку не спускаясь и все с начала. Все ясно?
   - Да...
   - Ну тогда начинай, а я пока буду сам по себе. Но что ты делаешь, буду смотреть. Когда мне это понравится - подойду. Ну или подойду, когда мне здесь надоест.
   Не могу сказать, что это было совсем легко, но после нескольких попыток на площадке я все же оказался. Прыгнуть с такой высоты для меня не проблема. Но вот когда, забравшись во второй раз я попытался спуститься так же как и забрался вдоль стены, то оказался внизу быстрей, чем хотелось. Циновки оказались более чем кстати. То, что я не проехался животом по всем выступам уже было хорошо. Я продолжал строго в предложенном Свестом порядке. И в общем-то и сам понимал, что подходить ему не зачем. Довольно быстро я начал уставать. Ведь же давно ночь. Упав очередной раз, я решил не надолго расслабиться.
   Если бы Свест не встряхнул меня не знаю сколько бы я еще проспал, раскинувшись на циновках.
   - Не хотелось будить, но давай спать пойдем домой? - предложил он.
   - Даже не заметил, как заснул...
   - Ладно упрямец. Захочешь - еще придем. Давай пока все это на место оттащим.
   - Можно я еще немного проснусь? - спросил я, прикрывая глаза.
   - Только постарайся именно проснуться... О! Привет! - Неожиданно вскрикнул Свест.
   Я поднял глаза - к нам напрямик шел Ней.
   - Значит, наработавшись, разошлись со жрецом. Захожу в одну комнату - никого, в другую - пусто. А вы вот где! Чем-то вы занимаетесь? Вроде по всем расчетам скорей бы должны спать.
   - Так мы здесь и спим... Лень было подниматься.
   - Где ж вы так нагонялись?
   - Здесь и нагонялись... Утро скоро?
   - Скоро. Приятно видеть вас целыми.
   - Ладно, ползем наверх. Рин вставай! Тебя что - на руках нести?
   Я нехотя поднялся. Мы втроем перетаскали мою "постель" на место. Но проснуться до конца мне так и не удалось. Когда я перешагнул порог моей комнаты для меня не было ничего вожделеннее лежака.
  
   ***

-- 20 день месяца Арив

  
   Проснулся я, когда сквозь сон вдруг вспомнил про почту. Ах, черт, наверно уже ушли. Я подскочил, бросился я Нею. Там никого не было. Своей трубочки-письма я тоже не нашел. Отправили? И где их искать, чтобы спросить? К счастью, они были у Свеста.
   - Добрый вечер! - поприветствовал меня Ней.
   - А разве уже вечер?
   - Почти. Кстати, твое письмо ушло, не переживай.
   - Ты, конечно, можешь снова всю ночь гулять и заснуть под утро, - милостиво разрешил Свест, - только учти, что завтра в это время никого здесь не застанешь.
   - Почему?
   - Я же говорил - с утра за временем следить пойдем. А потом еще надо печи топить. Помощники жрецов давно утомились.
   - Кто мы?
   - Моя бригада дежурит. Сейчас это 18 человек. Если с тобой - то 19. Но ты - как хочешь.
   - Хочу...
   - Тогда как знаешь, но к утру тебе надо будет более-менее выспаться.
   - Тебе еще повезло, что ты нас сейчас застал, - сказал Нияст, - Свест решил меня вытащить в зал.
   - Возьмете с собой?
   - Свест рассказал, чем ты там занимаешься. Не тривиальная мысль... Не знаю, выдержат ли у меня нервы на это смотреть.
   - Есть хороший способ, - подсказал ему Свест, - я тебе покажу в какую сторону смотреть не следует.
   - Если только так... - вздохнул Ней который видимо и правда за меня боялся и произнес с укоризной в голосе, - тебе что скучно, Свест?
   - Да, я почти и не причем... - отмахнулся тот. - Впрочем, оправдываться не стану. Ну так что все идем?
   Мы с Неем выдохнули почти синхронно:
   - Все.
   В колодец сначала нырнул Нияст (конечно, сначала подав сигнал), а потом ту же процедуру повторил Свест. Я, разумеется, был у него за спиной. Как ни странно, но зал был пуст и темен. Нияст занялся освещением, а Свест заново повторил мне, что я должен делать, начиная с циновок. Потом каждый занялся своим. Да, ничего не изменилось... впрочем, что делать одно и то же, мне придется долго, я догадывался.
   Свест подошел только затем, чтобы сообщить, что отправляемся домой - спать.
   В этот раз для сна мы выбрали мою комнату. Нияст заснул почти сразу. А мне даже не хотелось ложиться и я сел на лежанке, подумывая не пойти ли почитать... Свест, который, как оказалось, тоже не спал, перебрался ко мне.
   - Не устал?
   - Да так... бывало и хуже. Ты чего не спишь?
   - Да Ней молодец - продержался без сна, а я, когда почту отправили, залегал.
   - И что делать будем?
   - Спать. Ложись. Угощайся, - он что-то положил мне в рот, - так проще. Сам он тоже жевал.
   - Долго мне надо на одном месте кувыркаться? - спросил я.
   - Ты имеешь в виду зал? - догадался о чем я Свест. - В следующий раз другое покажу.
   - Плохо получается?
   - Нормально. Правда. Я бы мог тебя подстраховать на другой высоте еще вчера, но при Нее не хотел. Вот выберемся вдвоем...
   - Спасибо, Свест, - глаза слипались.
  
      -- Длинный день

-- 21 день месяца Арив

  
   Сначала мне показалось, что проснулся я опять раньше остальных. Но, когда я огляделся, Нияста, собственно, в комнате уже не было. Только Свест спал неподалеку. И вдруг ни с того ни с сего, через столько времени, мне подумалось, что это странно... с точки зрения смиалоэтских обычаев. Собственно я не знал откуда это пошло, но как-то не так было двум парням спать рядом, а иногда и в обнимку. Правда и вино мы также не пили в живую, вдруг вспомнилось мне. Только разбавленное раза в два-три водой. И чтобы после этого заснуть там же где пили, как бывало здесь... Как-то я очень легко поддался местным тенденциям - а ведь раньше ни разу и не подумалось. Да уж здесь все просто - кровь, вино: хочешь досыта, хочешь допьяна. А если до тошноты - то будь добр расписаться в собственном ничтожестве под снисходительные взгляды остальных.
   Вошел Ней:
   - Подъем! - непривычно громко гаркнул он, - я посмотрел - уже утренний знак. Специально ждал, когда поменяют. Меня видели и ждут.
   Свеста словно подбросило, но он быстро понял что к чему:
   - Только поменяли, говоришь? Так что орать? - шел бы лучше команду будить, раз не спится.
   - Так я тебя первым...
   - Спасибо, дорогой. - Впрочем особой благодарности в его голосе не было. - Да, ладно, так и быть - спасибо. Пусть все собираются в зале...
   Свест встал, Нияст вышел. Я тоже поднялся, окончательно проснувшись. С едой все опять было просто.
   - Не терпится ему, - проворчал Свест, отправляя в рот сморщенные винолины и запивая это каким-то напитком, - а не ровен час наши сменщики припоздают до полудня.
   Я жевал молча.
   Вскоре явился Нияст.
   - Аспрана не нашел, остальные собираются.
   - Черт с ним. Нас пока и так больше чем нужно. Идем.
   Мы через колодец спустились в зал. По всей видимости по коридорам они ходили раньше из-за меня? Или им просто не хватает сейчас полетов?
   Разумеется из 17 наэрлов собравшихся в зале все 17 были из караула Свеста. Я всех узнал. Но не было постоянно крутившихся рядом со Свестом Эрика, Мэя, Каттеля и Лирана. Вероятно у них свои бригады, - догадался я.
   Свест начал распоряжаться кому куда идти. Конечно, ради одного меня он не стал использовать смиати. И я просто наблюдал как он что-то обсуждает, машет руками и просто молчит, едва шевеля губами или даже раскрывая рот. Вскоре все начали расходиться.
   - Мы - на часы, - пояснил мне Свест.
   Кроме меня и Нея с нам на часы пошли Инеиль и Арбист.
   Мы прошли по нижнему уровню в сторону выхода из пещеры, но до него самого, ныне замурованного не дошли. Вместо этого мы свернули в комнату, которая оказалась несколько больше обычной жилой.
   Там сидели семь человек, которые встретили нас радостно. Буквально заключили в объятия. И здесь я уже увидел Лирана.
   Прошлая бригада ушла - мы остались. На полу этой комнаты стояло два сосуда из дерева. Я заглянул внутрь одного из них - снаружи он казался ровным, но изнутри стенки сужались, в нем был мелкий желтоватый песок, уровень которого, вроде, понижался.
   По всей видимости, Свест продолжал отдавать распоряжения. Поскольку Ней и Арбист устроились на креслах около сосудов так, чтобы видеть их содержимое. Кресла были такие объемные, что на них можно было не только сесть, но и почти лечь. А Инеиль разлегся на циновках, положив поближе к себе дощечку, на которой был закреплен лист. Рядом с ним оказался также набор для письма. Меня, конечно, взяли скорей для ознакомления.
   Свест потянул меня за собой и мы устроились в стороне.
   - Так: вот эти сосуды с пересыпающимся песком - это часы. Зимой без них не уловить времени суток в замурованной пещере, - начал он не дожидаясь расспросов, - песок пересыпается в течение единицы времени, часа. Всего в сутках считается 15 часов. Когда мы замуровались, наблюдающий жрец дождался рассвета снаружи и только потом протиснулся внутрь и щель заложили. И через столько времени, сколько понадобилось, чтобы дойти сюда запустили часы. То есть первый раз перевернули сосуды... Ты таких не видел, но я точно знаю - ваши жрецы, точнее их обслуга то же самое делает зимой.
   - Нам никогда не сообщали времени суток...
   - Значит не считали нужным, но кому-то это всегда интересно.
   - Я не понял, ну просыпался до конца песок и что дальше?
   - Как что - сосуд опять переворачивают и делают отметку в записях текущего дня, что единица времени прошла. От рассвета - кружочка на информационной дощечке до момента, когда к нему дорисуют лучики сосуды надо перевернуть 3 раза, до зачеркивания солнышка - еще 3, еще 3 раза перевернули - пора рисовать кружок с полумесяцем, еще через 3 - второй, и через последние 3 - все стирается и рисуется простой кружок и все начинается с начала. Конечно, реально снаружи это не так... и промежутки условны да и рассвет каждый день наступает немного не в то время, что раньше, но этого достаточно.
   - И значит кто-то отсюда регулярно обегает информационные дощечки и рисует, что должно быть?
   - Да, начиная с этой, - Свест кивнул на стену, где была дощечка с простым кружочком вверху.
   - Одного я не понял. А зачем два сосуда?
   - Это если кто прозевает - хоть один, но перевернет вовремя. Кроме того, такие же часы есть у жрецов. Время от времени они проверяют дощечки и наши записи, сравнивая их со своими.
   - Значит ты пойдешь рисовать значки?
   - Это мое любимое занятие всех обегать. Заодно проверю как там дела у печей. Хотя, в принципе я мог бы заниматься только последним. Ты - со мной.
   - За компанию?
   - Нет! Запоминать, где таблички расположены. Сегодня будешь при мне, а в следующее дежурство сам начнешь делом заниматься. Если, конечно, не откажешься участвовать. Хочешь - можешь отдыхать.
   - Да нет. Мне нравится, что ты меня взял, - честно признался я.
   - Я так и подумал. Мы, кстати, регулярно меняемся. А пока, до тех пор пока Ниль не сообщит, что пора изображать полдень мы можем расслабиться.
   С этими словами Свест сложил циновки так, чтобы было удобно отдыхать на них полулежа и расположился в соответствии с этим. Я продолжал скромно сидеть на краю и осматриваться.
   - Свест, - чрез время осенило меня, - а ведь наверно прошлой зимой Нияст дежурил в качестве главного зимой отдельно от тебя?
   - Разумеется, - подтвердил тот мои слова, - но он не был в карауле последние месяцы, значит теперь может включаться только рядовым членом.
   Я продолжил наблюдение. На моих глазах, почти синхронно Арби и Ней зажали верх часов крышками и перевернули их. Затем сняли крышки с уже теперь другой верхней части. При это они что-то выкрикнули и Ниль тут же сделал запись на листе.
   Свест встал:
   - Пойду, проведаю печников - времени до смены знака много. Ты - оставайся.
   Пока его не было я подошел к Ниясту. Тот забрался на кресло с ногами и лишь время от времени поглядывал на сосуд. Арбист вообще принялся гулять по комнате.
   - Начальство ушло, можно отдыхать... - откомментировал Ней общее настроение давая мне место рядом.
   - Не пропустите переворот? - засомневался я.
   - Время течет не так быстро, только ведь установили. Конечно, если увлечься и когда песка останется мало тоже почти не смотреть... - Нияст пожал плечами, - Но сейчас Свест придет. Всем устроит разгон, если сочтет, что есть риск потеряться в сутках.
   - Занятие нудное, но полезное, - отметил я.
   - Ответственное - не согласился Ней.
   Арбист посмотрел на нас, убедился, что Нияст все же посматривает в сосуд и переместился к Нилю. Они начали о чем-то болтать.
   - О чем думаешь? - просто так поинтересовался я.
   - Думаю, что Свест порой практически не отпускает тебя от себя.
   - Может это я около него держусь?
   - Да, нечто среднее. За вами иногда интересно наблюдать. Вот сейчас Свест лежал с закрытыми глазами за твоей спиной. Ты вроде смотрел на нас. Вижу Свест открывает глаза и кладет руку за голову - ты тут же оборачиваешь к нему с вопросом. Отвернулся - Свест опять закрыл глаза. Мы стали переворачивать сосуды, ты чуть подался вперед, как видно сосредоточив внимание, на том, что мы делаем. Свест тут же тоже зашевелился и сменил позу, а потом и вовсе встал и ушел. Я не первый раз уже примечаю такую синхронность.
   - Ну, я наверно услышал, что Свест шевельнулся...
   - Ты хоть раз слышал как он подошел к тебе со спины?
   - Ну значит как-то еще почувствовал.
   - Ну вот об этом я и думаю.
   В этот момент вернулся Свест. Если бы я не следил краем глаза за дверью, вероятно я бы заметил его, когда он уже стоял на середине комнаты, как это произошло с Инеилем и Арбистом. Последний подскочил как ужаленный возвращаясь к сосуду.
   - Сколько раз можно напоминать, - проворчал Свест, - двое следят. Не заметите же как поздно будет.
   - У нас есть более заметная примета, чем песок, что время есть, - пошутил Ниль, - ты еще не вернулся.
   - Ну если только так. Все же не забывайте как обычно получалось при сбоях - то все следили, то все одновременно занялись кто чем. Поэтому давайте все же ориентироваться на первое. Все следят. Поговорить, пройтись можно. Но всегда имея в виду, чем занимаешься.
   Закончив воспитание, Свест снова устроился на циновках. Я уставился на песок. В ямку посередке убегало время. Наглядное пособие... Нияст, кажется, доверил мне следить и сам задумчиво разглядывал потолок. Через время я обратил внимание, что открывшаяся стенка сосуда окрашена в красный цвет. Я дотронулся до Нея. Он сел рядом и кивнул. Теперь он уже тоже не отрывал взгляда от бегущего песка. Когда вскоре на стенке открылся желтый цвет, он взял в руки крышку. Только сейчас я заметил, что у нее в середине - почти прозрачное стекло. Нияст прижал крышку запором и когда через стекло стало видно, что последняя песчинка провалилась, быстро перевернул сосуд и открыл крышку - чтобы было заметней как бежит время. Арбист сделал все так же в точности.
   - Инеиль - третий раз, - первым произнес он, - Свест! Просыпайся - полдень!
   Свест лениво встал, подобрал известняк, куски которого в обилии валялись на полу. Махнул мне рукой подойти. Когда я оказался рядом - вывел на дощечке, висящей в нашей комнате, лучики вокруг кружочка.
   - Ладно, отдыхайте, - миролюбиво бросил он, увлекая меня за дверь.
   - Теперь - бегом, - скомандовал он в коридоре.
   Первым делом мы исправили время суток вблизи расположения келий жрецов, потом пробежали мимо часовой комнаты в другой конец коридора. Там тоже была дощечка. Затем рванули наверх. Оказывается на всех уровнях, кроме последнего было по две таблички в разных концах. Всего уровней в башне пять. На пятом было меньше всего жилых помещений. А выше, я это знал, были только выходы наружу, теперь замурованные еще на уровне прохода выше пятого уровня.
   - Все, со временем разобрались - идем к печникам - сообщил мне Свест.
   Печи располагались на первом уровне. Оказалось одна из стен зала не являлась внешней стеной горы. За ней был еще зал - поменьше. И вот там стояли камины раза в три побольше, чем в комнатах. Они сообщались не с внешней стеной, а с внутренней. Только их длинные трубы уходили во внешнюю стену. "Печники" занимались тем, что поддерживали в семи печах огонь. Конечно, ожновременно с этим они успевали гоняться друг за другом, устраивать поединки. Они прекратили эти занятия, только завидев нас.
   Большая часть этого зала была завалена кусками древесных стволов, которые раскалывались каменными топорам, прежде чем направлялись в печь. Прогорали они медленно. Кроме того в печи подкидывали какую-то коричневатую землю.
   - Не устали? - Спросил Свест у дежурных.
   - Да нет, дерево хорошо и горит и колется - дождей было мало, стволы просохли, - ответил один из них.
   - Ну, вижу не скучаете... Ладно, не забывайте отдыхать. Смены устраивайте.
   - Да мы и так продержимся, не волнуйся, Свест.
   - Мне ж потом вас бегать будить, когда под утро начнете засыпать вповалку на дровах. А если смена задержится?
   - Мда, первый раз мы в эту зиму... Хорошо, сейчас поделю, кто будет на отдыхе.
   - На - дай им, чтобы поспали, - Свест передал какой-то мешочек.
   - Будет сделано! - громко согласился главный по печам, кажется его звали Маррэст.
   - Ладно, Мар, не подводи, - похлопал его по плечу Свест.
   - Слушай, Свест, - спросил я, когда мы отошли, - почему вы говорите на понятном мне языке?
   - Так принято, когда мы подходим - я сообщаю какой язык ты понимаешь. Впрочем, эти-то все и так знают. Так уж было когда-то еще не нами решено. Больше того, - я могу подойти один и подать знак говорить со мной на эттском или на шереви Вешеров, например. Это практика, чтобы не было потом мучительно трудно выбрать кого-то на прослушку. Конечно, когда, допустим, команду распределяю - это на родном.
   - У меня иногда создается иллюзия, что все говорят на смиати и лишь иногда переходят на сатриил.
   - Ней предполагает, что ты скоро более менее освоишь этарик. Вот тогда у тебя появится полная иллюзия, что все вокруг говорят именно на эттском и сатриильском.
   - Зачем это?
   - Чтоб ты действительно на нем заговорил. Иначе зачем время тратить? - пояснил Свест, - так, пойдем я тебе кое-что покажу и быстро назад. Вдруг забудут?
   Сначала мы заглянули с ним в большой зал. Свест подошел к стене, которая, как я понял, была общей с печным залом. На ней выделялся более темный кусок породы. Когда мы подошли к нему ближе, я почувствовал, что от него идет жар. Дотронулся - горячо.
   - Это идет от печей, - пояснил Свест, - поэтому в зале тепло. Иногда они еще горячей.
   - Как это сделано?
   - Понятие не имею, - проявил редкую для него не осведомленность Свест, - наши предки постарались. Мы лишь поддерживаем. Теплый воздух из зала поднимается по колодцу и наверху тоже тепло. К середине зимы будут еще топиться и печи на этажах. Тогда, конечно, будет еще одна команда дежурить.
   - Когда вы только успеваете заготовить столько дров?
   - В середине лета. Примерно, когда ты к нам прибился. Чем еще заниматься? Еды полно, основные запасы делать еще рано. А ближе к осени остается только запастись для комнат. Там камины мелкие - приходится чурки рубить. Правда мы-то с Неем чаще отлыниваем от этого самого интересного. Я как вождь имею право только руководить, он как один из семи занимающихся древними языками может засесть в библиотеку.
   - Повезло мне с опекунами...
   - И не говори. Круче было бы только жреца завалить.
   - Но оказаться среди храмовых здесь проще всего...
   - И то верно. И куда только Боги тебя тащат? Все, бегом возвращаемся, - не дав мне возразить произнес Свест.
   Трое оставшихся в часовой комнате подскочили с пола сразу же как только мы вошли.
   - Мы следим, следим, - примирительным тоном сообщил Арби.
   Свест ничего не сказав занял свое место.
   - Дурачатся, - тихо и доверительно сообщил мне он, - знают, что я долго не прохожу и вернусь раньше чем будет пора перевернуть.
   - А если ты задержишься? Мало ли, допустим, жрец позовет.
   - Не позовет. Любой жрец не хуже меня знает, если не присматривать - конец этому всему делу. Либо часовщики передерутся, либо печники напьются, либо грядет повальный сон. Вот поставь Нея во главе, как раньше ведь и было - ведь все нормально. Сам крутится как положено. Но когда он в общих рядах - то наравне со всеми. Наверно это здорово ни за что не отвечать и играть "все будет хорошо - ты ж за всем следишь".
   - А ты бы на их месте как бы поступал?
   - Да так же, наверно, только я забыл, когда это было в последний раз.
   Конечно, и при Свесте все не сидели как изваяния. Кто-то постоянно перемещался по комнате, разминался. Ниль дремал с пером в руках. Никто его не беспокоил пока не пора было делать запись. Сам Свест тоже к кому-то подходил, с кем-то заговаривал. После второго дневного переворота он опять ушел. Расхаживающий в это время по комнате Арбист зачем-то поднял крошечных кусочек известняка и запустил им в Инеиля, попав ему в лоб. Тот подскочил, оглянулся. Известняк валялся только около выхода. Тогда он просто кинулся в вдогонку за Арби. Тот - от него. Пробегая мимо часов, они едва не зацепили их.
   - Ребята, здесь не носятся! - не выдержал Ней, - песок просыпется, придется объясняться со жрецом, мерку надо будет идти брать. А если стекло разобьете?
   Оценив, по всей видимости, перспективы, ребята расселись по местам.
   В этот раз Свест вернувшись, застал все в лучшем виде.
   - Давайте меняться - заявил он, - кто желает идти на пробежку по этажам?
   - Давай я - предложил Ней, - никто не претендует больше?
   Все промолчали.
   - А вы просто меняйтесь местами, - обратился Свест к остальным, - Арбист бери блокнот - отдыхай, когда надо - тебя разбудят.
   Сам он устроился около часов.
   Теперь в сторонке ближе к выходу сидели я и Ней. Неожиданно Ней обратился ко мне на незнакомом языке. Не сразу, но я понял, что это этарик. Только на слух даже знакомые слова воспринимались с трудом. Однако вскоре удалось, тщательно подбирая слова и напрягая память начать нехитрую беседу о том о сем. Видно и правда не за горами тот день, когда со мной будут говорить именно так.
   Третий дневной переворот означал, что, собственно, день закончился.
   - Рин, иди с Ниястом, - произнес Свест, - Ней, дай ему возможность отыскать самому где что находится.
   Дощечку у жреческих помещений я нашел легко, а вот о такой же в другом крыле - забыл. Нею пришлось напоминать:
   - Сначала на первом. Порядок всегда один и тот же, чтобы потом не думать, где изменили, а где нет и по два раза не ходить.
   Благополучно закончив черкать по намалеванному раньше солнышку, мы вернулись. Немного попялившись в потолок, Ней задремал. Я перекочевал к Свесту.
   - Занятие однообразное в течение суток, - заметил Свест, - чтобы не заснуть незаметно для себя, принято засыпать осознанно. Но тебе, конечно, проще заснуть ночью. Давай-ка пока ты последи. Увидишь красное - позовешь.
   Свест пересел к Инеилю и они что-то начали обсуждать.
   Медленно сыпется песок, а вот уже вечер начался. Когда же оно будет - это красное. Я откинулся в кресле, закрыл глаза... Раз, два, три, четыре, пять... надо открыть, а то и правда засну. Встать, потоптаться по комнате, посмотреть на часы. Идут... Упал, отжался - тоже занятие. Только не забывать смотреть. Стоп! Вот оно!
   - Свест, красное! - радостно сообщаю я.
   Он подходит, берет в руки крышку и показывает мне как именно работает запор. Дает подержать. Желтое! Он забирает крышку и не спеша с явной демонстрацией показывает как закрыть. Пусто! Переворачивает... Можно начать все сначала! Арби никто не собирается будить - пометку в записях подходит делать Ниль, аккуратно извлекая лист из-под его руки.
   Свест тянет меня за собой подальше от часов. Мы с его подачи словно начинаем изображать поединок, но только крайне замедленно. Иногда Свест заставляет меня замирать в неудобных и неустойчивых позах. Потом повторяем захваты... Потом опять полустатичный "поединок". Потом возвращаемся к часам. Бежит, бежит песок. Если так просидеть хотя бы дней пять кряду, то наверняка покажется, что триста лет уже давно прошло... Неужели красное... Есть
   - Сам закрывай, - говорит мне Свест.
   Беру крышку. Желтое. Запоры не слушаются. Хотя нет, Есть. Свест слегка помогает мне. Перевернули!
   - Один последи, - говорит мне Свест - иду к печникам.
   Что сидеть-то - только перевернули. Пытаюсь пройтись на руках. Оказывается не сложно. Как это у меня тогда получилось? Упасть вперед на руки и практически на миг встав на них через голову оказаться снова на ногах. Нет, что ни говори, но тогда это получилось легче. Одним движением, словно без усилия. Еще раз, еще... Возвращаюсь назад.
   - Свест тебя приобщает по полной программе, - сообщил мне Ниль через какое-то время.
   - А не должен... Так?
   - А он никогда никому ничего не должен. Делает то, что считает нужным. И обычно оказывается прав. За то его и ценят. И в том числе жрецы. Мне, честно говоря, все равно, кто ты. Будешь, кем сможешь
   - Не все с этим согласятся.
   - Ну и что? Аллиолов здесь не так много и при желании с ними можно не сталкиваться. А, допустим, Мирчеля обожает мой сын... И чем он хуже других воспитателей?
   - В том, чему меня учит Свест, я всегда буду хуже других...
   - Не нарывайся на похвалу, но в тебе что-то есть, что ты оказываешься в итоге в чем-то именно лучше. И именно в этой области.
   - Мне просто везет.
   - Это тоже не каждому дано. Я хочу, чтобы ты знал - в команде Свеста к тебе хорошо относятся несмотря ни на что. И не только в ней.
   - Я заметил.
   Мы продолжали болтать, а Свест все не появлялся. Столько же времени прошло?
   - Ждешь? - понял Ниль,- а он может и не появится. Это в его духе.
   - И что делать?
   - Он же тебе показал. Думаешь просто так?
   - Вдруг не получится?
   - Тогда бы он тебя не оставил одного. Обычно он не ошибается.
   А черт! Красное. Где же крышка?
   - Ты, главное, спокойней. Вот увидишь, перевернешь - и он вскоре появится. И не забывай - часов все равно двое, а если что - Свест сам сейчас на часах, а не ты. В этом можешь не сомневаться.
   Желтое... Как это делал Свест? Так, так и так... Жду... перевернуть... Готово.
   - Элементарно, правда? - поинтересовался Инеиль, - и завопил громче, на всю комнату: Подъем!
   - Какой подъем, ночь на дворе - оказался способным шутить спросонья Арбист.
   - А почему мы в сокращенном составе? - не понял протирающий глаза Ней.
   Вопрос не нуждался в ответе, довольно было знать Свеста и оглядеть комнату.
   - Я - за Свеста, - вытеснил меня Арби, - А ты иди опять с Неем - запоминай.
   Нияст уже изобразил под перечеркнутым солнышком символ луны и мы вышли прочь.
   - Кинул на часах? - спросил Ней.
   - Угадал. Куда он мог пойти?
   - Даже к себе.
   Когда мы подбежали к кельям жрецов, Свест вышел к нам навстречу.
   - Все нормально? - невозмутимо поинтересовался он.
   - Да, - ответил вместо меня Ней.
   - Хвалю. Что встали? За работу!
   - Раскомандовался! - проворчал Ней на ходу.
   Когда мы вернулись, Свест как ни в чем не бывало, следил за часами. Остальные тоже были как и положено по местам.
   - Ней - иди писать, Ниль - на пробежку, Арби - обратно к часам, Рин - спать, - этими словами Свест произвел очередную дислокацию.
   Возражения были бы неуместны, тем более, что я правда чувствовал желание куда-нибудь привалиться. Выбор был не велик и я прикорнул рядом с Ниястом.
   Проснулся я просто, ни от чего. Поднял голову, вспоминая, где нахожусь. Вспомнил. Нияст и Свест сидели рядом и о чем-то шептались. Ниль у дверей скорее тоже спал, только Арби был весь во внимании, не отрывая взгляда от песка.
   - Уже утро? - поинтересовался я.
   - Рано еще - ответил Свест.
   Я присмотрелся - на дощечке было два лунных символа. То ли подъем не кричали, то ли я крепко спал.
   - Свест, ты сам-то следить собираешься? - спохватился Нияст.
   Свест лишь лениво потянулся:
   - Рин, раз уж ты проснулся, иди, глянь как там.
   Я направился к сосуду. Все как обычно - бежит. Терпение... Красное, желтое, раз два, закрыть, перевернуть, открыть. Есть. Можно отдыхать. Нияст что-то помечает, затем Свест кивает ему на часы. Ней занимает место рядом со мной.
   - Арби, - замечает Свест, - устал?
   - Да, - отвечает тот, - но не хочу Инеиля будить.
   - Не буди - перемещайся к нему. Мы разберемся.
   Разумеется, тот послушался.
   - Последний цикл, - вздохнул Ней, - и по домам...
   - Устал спать? - усмехнулся Свест.
   - И не говори, - отмахнулся Ней.
   - А когда в следующий раз? - поинтересовался я.
   - Тут бы этот закончить, - проговорил Свест и добавил, - как жрецы решат. Строгой очередности ни с караулами, ни с хозработами, ни с зимними дежурствами не бывает. Они там пораскинут и выберут. Единственно, что точно - подряд два раза никого не ставят.
   - Ты тогда, когда оставил Рина вместо себя, у жреца был? - спросил Ней.
   - Ага, у Аркетта. Сначала, конечно, у печников, а потом Аркетт перехватил. Конечно, поинтересовался: обойдутся без меня или нет.
   - И что?
   - Да ничего. Просто предупредил, что если Рин чего натворит или с ним самим что-нибудь случится, то отвечать буду вместе с ним и за него соответственно. И предложил еще подумать по поводу сына.
   - Даже так?
   - Ну...
   - И что ты?
   - Сказал, что к этому еще не готов. Не хочу с мелким возиться. Вот может когда вырастет Агилара еще и начну об этом думать. Куда спешить?
   Я не находил повода вмешаться в их разговор. Может и правда Свест в чем-то относится ко мне так, как относился бы к сыну? Мне было трудно это представить. Возраст вампира не определить на вид. И с того момента, как я перестал видеть в них чудовищ, они, скорее, казались мне все ровесниками между собой. Молодыми и сильными. И если и старше меня то далеко не настолько. Я перебрался с циновок на кресло, освобожденное Арбистом. Хоть какая польза от меня будет. Ней со Свестом тихонько разговаривали, я думал о своем, время шло. Вот оно уже у красной отметки, желтой... Свест подошел ко мне сам и перевернул. Ней переместился с кресла, чтобы сделать запись, Свест сел ко мне. Положил руку на плечи и какое-то время мы сидели молча...
   - Я рад, что ты оказался у нас хотя это и внесло разнообразие в жизнь не в лучшем смысле этого слова, - чуть слышно признался он.
   - А я Свест, с одной стороны вроде бы никогда бы не променял то, как жил раньше, на то, что у меня здесь. Но, с другой стороны, чувствую себя словно загнанным сюда какой-то неведомой силой, - также полушепотом ответил я, - хотя понимаю, что глупость думать так.
   - Ну если судьба загнала туда, где нравится то, может, и не стоит по этому поводу переживать?
   - Судьба... Я с детства привык, что сам по себе. Сам иду, куда взбредется, - потянуло меня на откровенность, - У матери я пятый, брат родился буквально на следующий год после меня. Хотя между всеми остальными разница года три, не меньше.
   - Да уж и куда вас столько плодят...
   - Видно для вас стараются, - пошутил я, но продолжил, - ну, в общем, маме было не до меня и она передала меня фактически старшей сестре. Ей еще только выбирали жениха. Видно наигравшись со мной за пару лет она передумала осчастливливать своего суженого и добровольно ушла к геттам. Мне это рассказали, когда я уже вырос и пришел к тем совершенно по другому поводу. Правда, я ее никогда у них не видел. Может, пряталась. Оказывается она заявилась туда вместе со мной буквально перед свадьбой - этого было достаточно, чтобы обратно она уже не ушла.
   - Может она нарочно?
   - Не знаю. Меня-то матери вернули, но она словно отвыкла оттого, что за мной нужно присматривать. Я иногда сутками пропадал - по деревне бродил. С голоду в общине семейных не умрешь. Всегда что-нибудь вялится, сушится, да и так угостят. А так чей ты откуда - никому дела нет. Только если непогода меня обычно родные хватались, видно боялись все ж что если со мной что случится - племя спросит с них. Иногда влетало, что меня днем с огнем не сыскать. Ну, я и привык, если что сам приходить.
   - А если все хорошо, то вроде и не зачем? - догадался Свест.
   - Да, друзья мне завидовали. Их-то мамашки при себе больше держали. Если выпустят на ручеек, что по пояс едва, или в лесок из десяти эдров, да двух липол, что посреди поля выросли, так десять раз напомнят, что как только солнце чуть за гору - чтоб домой, а нет - так дальше со двора долго не ходить, да и нагорит. А я порой в том леске и ночевать оставался. Однажды ночью гроза разразилась, так я бегом через поле в темноте домой вернулся. Чтобы искать не стали. И вовремя - мать как раз кричала меня. Ну, а я в сарай проскочил и будто там и спал. И вышел оттуда - будто только услышал. Еще при выходе нарочно сделал вид, что поскользнулся и в лужу упал, чтобы не заметила, что я и так весь в грязи. Конечно, это когда постарше стал. Совсем маленьких взрослые всегда обратно, поближе к домам, загоняли. Вот так и жил пока мое воспитание в семь лет не перешло к наставнику. Но и тут - ближе к вечеру, после занятий все равно домой отправляли. А там никто не обращал внимания: пришел - не пришел. Все равно здесь где-то. Куда денешься? К лесу настоящему мы все боялись и близко подойти. Видели с какими ранами на шее взрослые возвращаются. А уж что рассказывали... Да и есть захочешь - все равно к взрослым прибьешься. А так еще парни молодые одинокие в сторонке жили - так им было лучше не попадаться. Сначала по шее и только потом обратно в основное поселение возвратят. Да что говорить - сам таким потом стал. Другим-то мелким, кроме, пожалуй, одного меня, родители за отлучки также могли и наподдать по полной. А на меня словно рукой махнули. Отец, как и большинство мужчин всегда где-то занят был. Может они с матерью к тому же к тому времени уже привыкли, что со мной обычно и так ничего не случается. Мать сильно переживала из-за поступка сестры, наверно. А заодно с ней вычеркнула и меня.
   - Так ведь ваши поселения вдоль леса тянутся, а с другой стороны от них река протекает. Не то чтобы очень быстрая и глубокая, но ребенку утонуть хватит. Разве уследишь если кто искупаться захочет?
   - К речке даже приближаться запрещалось без наставника. Ну да у реки взрослые часто бывают. И просматривается она далеко. Если кого без наставника там видели - всех детишек собирали посмотреть как его, бедного, прутьями дерут.
   - Попадался?
   - Нет. Когда меня туда занесло - как раз никто ни за водой не пошел, ни купаться не полез. Вечерело...
   - Стало быть обошлось?
   - Как сказать. Я тогда в воду, с мостка поскользнувшись, упал. Хлебнул водички глоточек-другой с ходу, конечно. Уже испугался, что утону, хотел биться начать, но вдруг как осенило, что кто-нибудь услышит. Лучше утонуть - тогда подумал. Я не то, что кричать, дышать перестал. И почувствовал - держит меня вода. Я руками ко дну гребу, чтобы, значит, утонуть - а она словно выталкивает. Когда воздуха стало очень не хватать - просто развернулся и вдохнул. А там вообще понял, что меня течением к поросшему акроей берегу прибивает - я за стебли-то ухватился и вылез из воды. Долго сидел на берегу, в себя приходил. Все еще боялся, что заметят, а потом из носа вдруг вода потекла. Страху натерпелся. Хорошо уже темнело - удалось незаметно от реки проскользнуть. Больше туда ни ногой. Только с наставником гораздо позже. И то не хотел. Разве что перед ровесниками неудобно было струсить. А как в воде оказался, так и вспомнил, что держит она и до дна достать специально не просто. Вот так получилось, что нырять я стал раньше, чем толком плавать научился.
   - Да тебе все на пользу идет, - заметил Свест и глянул на сосуд, - О, уже красная.
  

-- 22 день месяца Арив

  
   После того как часы начали новый отсчет, Нияст снова сделал запись и подошел к нам:
   - Свест, я должно быть не понял, а кто записывать должен?
   - Да все ты понял и сделал правильно.
   - Спасибо на добром слове... Так, а бежит кто?
   - А это там кого-нибудь разбуди - махнул Свест рукой на Инеиля и Арбиста.
   - Ладно, сам схожу, - третий раз, - вздохнул Нияст, - а все ведь по одному!
   - Тебе зачтется. Бери пример с меня. Да, заодно разбуди Геллара - его смена следующая. Знаешь где?
   - А то нет. Ладно, секретничайте дальше.
   - А я детство помню плохо, - продолжил разговор Свест, когда Ней вышел, - Так, бегали, лазили, играли во что-то. Помню, еще отец никак не мог меня уговорить с ним уйти. Мы с моими сверстками как обычно договорились в прятки играть, я уже место присмотрел, а тут идти куда-то. Мне вполне хватало общения с взрослыми, пока линну дают. Ну, там еще искупаться вместе, в охоту поиграть... Но бродить за руку или на руках по территории и сидеть в комнате!
   - А твой отец жив?
   - Конечно, и отец и мать... Правда они очень давно для меня просто Эркаст и Стиэлла, что в разных башнях живут. Ну, разве что в общую компанию праздновать ни я их ни они меня никогда не позовем.
   - Кошмар... - Это я представил, если бы позвали, - Слушай, а ты уверен, что через лет двести узнаешь собственную дочь и не спутаешь просто с девушкой!?
   - Жрец напомнит. У них это строго фиксируется, - засмеялся Свест, - Впрочем, у нас есть семейные праздники, когда у родственников есть возможность вспомнить как кто выглядит. Обычно в чей-нибудь день рождения все собираются. Без чужих. А у тебя родители где?
   - Отец давно умер - он уже не молод был. Мама - его вторая жена. Первая умерла, оставив только одного сына. А мама в том же поселении, думаю, и сейчас живет.
   - Да ни ее, ни сестер ты скорей всего больше не увидишь, а братьев у тебя сколько?
   - Сводный, младший и старший. Но как-то я с ними не то что не ладил, просто мало общался.
  
   В этот момент вернулся Нияст:
   - Готово! Скоро нас сменят - с порога начал он, - быстро все по местам!
   - Уже пора бежать? - поднял голову Арбист.
   - Да, скоро, домой - подтвердил ему Свест.
   - Я что проспал рассвет?
   - Ничего, справились, - сообщил ему Ней - но сейчас давайте сделаем вид, что мы здесь все во внимании.
   Все согласились с ним и устроились по одному на выбранные места. Но, увы, до того как пришла смена мы успели еще раз перевернуть часы.
  
   24. Фатальность
  
   Закончился безумно долгий день дежурства. Кажется, нам наконец-то удалось как следует надоесть друг другу - и мы все разбрелись по своим пещерам. И что это я так разоткровенничался? Я же сам об этом годы не вспоминал, а тут на тебе - всплыло.
   Кажется уже скоро должен быть вечер, а я все еще шатаюсь бесцельно по комнате, что-то перекладываю, что-то ем... подремал и опять с начала... Если так будет продолжаться - зима покажется вечностью... как и всегда до сей поры. Надо найти занятие. И что это опять к ночи посещают хорошие идеи? Я пошел к приятелям.
   Сделав несколько шагов по коридору я столкнулся со Свестом, который выходил от Нея.
   - Ней весь в работе, - пояснил Свест, - ты тоже заниматься книгами собирался?
   - Да нет... просто хотел зайти или вас к себе позвать...
   - Ну так идем к тебе.
   Мы зашли.
   - Рин, - поинтересовался Свест, - ты делаешь секрет из того, что ты мне накануне рассказывал?
   - Не думал об этом. С одной стороны как-то не приходилось это пересказывать, с другой... - я задумался, - нет, если сможешь не пересказывай никому. Я лучше сам, если захочу, и если разговор зайдет...
   - Понятно. Как хочешь. Спасибо, что доверился. Во всяком случае хоть стало ясно почему ты на других аллиолов во многом не похож. Привык видно, что у тебя судьба своя отдельная... вот она и стала такой.
   - Только не думай, что я всегда такой везучий, как когда в реку упал. Иногда все с точностью наоборот...
   - Да, у тебя старые рубцы на спине видны, - признался Свест, - У вас же много чего до конца жизни след оставляет. Значит хоть раз да не повезло. Но Смиалоэты в большинстве не без этого.
   - Хочешь узнать откуда?
   - Только, если хочешь рассказать - Свест достал бутыль и наполнил чашу, - тебе налить?
   - Давай, - согласился я, - правда, рассказывать особо нечего. Это можно сказать ни за что. Просто это оно самое везение наоборот.
   Свест молча отхлебнул, одновременно словно находясь во внимании, но при этом и не настаивая на продолжении. Тем не менее, я заговорил:
   - Когда мы, группа пацанов лет четырнадцати-пятнадцати одного выпуска получили право уйти из семейного поселения в построенные специально для нас хижины, нам рассказали, что отныне община не будет нас кормить, и мы должны сами приносить из леса еду, да еще и регулярно наполнять ею зимние закрома. Но при этом забыли рассказать некоторые правила жизни в общине. Нам казалось, что теперь, когда мы не дети можно практически все. Мы же и не девушки, которые могут покинуть семейную общину только для посещения центральной жреческой или зимней части селения и должны вести себя всегда незаметно. Нам можно все! Мы носились, шумели, задирали окружающих. И старшие ребята, видно, захотели над нами пошутить. Сказали, что один из их приятелей переоделся жрецом и скоро проследует вдоль наших поселений. Не помню, что они пообещали взамен, но подговорили нас всех одновременно выскочить на дорогу с криками.
   - А жрец оказался настоящий? - догадался Свест.
   - Да, и при его появлении в селении следовало пасть на землю лицом вниз. А переодеваться жрецом никто бы никогда не посмел. Но мы этого не знали - в семейной части не бывает жрецов. Взрослые мужчины и женщины сами выходят на дорогу, чтобы лицезреть его величие. Ну а мы были молодые, глупые и даже не подумали посмотреть, как поступают остальные, и когда на дороге в белых жреческих одеяниях появился человек, мы сделали так, как было задумано, выскочив из засады. Засаду нам помогли устроить те же старшие, и у нас там практически не было обзора.
   - Могу себе представить!
   - Да, конечно, жрец отшатнулся, закричал проклятия, - я рассказывал это первый раз, тем не менее, подробности словно всплыли откуда-то из глубины памяти и я озвучивал их, тупо глядя перед собой. Тут же подбежала следовавшая в двадцати шагах за ним гвардия, и разбежаться мы не успели. Потом подтянулись еще гвардейцы. Нас собирались отвести сечь на центральную площадь поселения. Но один из охранных гвардейцев, бросился в ноги жрецу и стал молить нам прощения, ссылаясь на то, что мы всего несколько дней как признаны взрослыми. Кажется, это был отец одного из наших. Жрец смилостивился. Велел нам всем встать на колени, опустив вниз голову, как полагается делать, завидев жреца, пока он не даст разрешения подняться. Когда мы послушались, сам зашел сзади и ударил каждого три раза по спине длинной гибкой розгой. Помню, как замирало сердце от вскриков друзей... Мы уже все вздохнули с облегчением, когда жрец произнес, что, тем не менее, мы должны знать, что нам полагалось бы за такое деяние на самом деле, и он продемонстрирует это на одном из нас. Уж не знаю почему, но показал он на меня. Меня раздели полностью, и я узнал, зачем в деревне, недалеко от дороги вкопаны крепкие столбы с развилкой наверху. Один из охранных жреца, связывая впереди мои руки, сообщил, что мне крупно не повезло, другой перекидывая эту веревку через сук и, натягивая, сказал, что придется мне покричать в назидание остальным. Не знаю, сколько раз они меня ударили, но очнулся я уже на земле оттого, что меня окатили холодной водой. Вокруг стояли перепуганные сверстники. А кто-то из старших парней предупредил, что если не будем вести себя прилично, то они и в дальнейшем обещают нам нечто подобное. Правда те же старшие парни и отвели меня в мою лачугу и уложили на постель.
   - Страшно слушать Рин, - признался Свест, когда я замолк, - и это притом, что мы способны восстановиться от такого в течение нескольких дней без следа, у нас крайне редко кого когда так бьют. Чаще ограничиваются каким-то количеством дней в прохладных и летом подвалах башен. Может только в каких-то крайних случаях и то при согласии сборища вождей. Да и не... Военное время, когда все решает верховный вождь - я даже не беру в расчет.
   - За мной пришла ухаживать тогда моя мать, - одержимый приступом откровения опять продолжил я, - из всего, что она тогда мне наговорила, я запомнил, что она почему-то считала меня проклятым и говорила, что ей стыдно и за меня и за мою старшую сестру и что никого нет несчастней ее. Впрочем, я довольно быстро поправился и она ушла.
   - Ты именно после того стал строить хижину на отшибе, где нет ни столбов ни дороги?
   - Пожалуй, да, первый раз я занял там место тем же летом, как только смог делать хоть чего-нибудь. Кстати, потом у меня все было хорошо. Вскоре приятели перестали меня шарахаться и в общем-то я жил нормально, не хуже других. И был далеко не последним.
   - Делал, что хотел и бродил где вздумается, - дополнил Свест.
   - А центр поселения посещал только по необходимости, - закончил я.
   - Жалеть тебя я не стану, - сообщил Свест, - все это в прошлом. Но думаю, что ничего ты не потерял, уйдя от своих. И все у тебя в итоге сложится.
   - А мне, Свест, иногда почти все равно, что там еще будет... Надо жить тем, что есть.
   - Ну что же, - вздохнул Свест, - вероятней всего, что если что я буду на твоей стороне если, конечно, ты не будешь прилагать слишком большие усилия, чтобы я передумал.
   - Может быть, я когда-нибудь и смогу тебя отблагодарить...
   - Ой, не расплатишься! - обратил все в шутку Свест.
   Дальше разговор как-то незаметно перетек на наши обыденные дела и мы, договорившись, что завтра пойдем вместе в зал, устроились для сна.
  

-- 23 день месяца Арив

  
   На следующий день мы так и поступили. Поначалу Свест как и раньше озадачил меня застилкой пола и повторением одних и тех же упражнений, но в этот раз он вскоре подошел и рассматривал как я тренируюсь, что-то видимо прикидывая. Потом поманил меня.
   - Иди сюда
   Я подошел.
   - Надо забраться вон на ту площадку, - он показал мне выступ шагов в пять в длину и шага в три в ширину на довольно солидной высоте.
   Я огляделся: стена почти отвесная, под ногами, как и везде - булыжник. Впрочем, для такой высоты последнее уже не существенно. Тем не менее я начал подъем. Едва мои ноги оказались на том уровне, где раньше была моя голова, я почувствовал, что Свест стоит за мной. Его левая рука легла на мое плечо.
   - Не отвлекайся, - произнес он, - пойдем выше.
   Он поднимался синхронно со мной. При этом хотя бы одна его рука оставалась всегда свободной. В какой-то момент я оценил преимущества такого способа передвижения для меня. А именно тогда, когда я случайно бросил взгляд вниз и тут же моя нога соскользнула с выступа. Но я не успел проверить смогу ли я удержаться на руках - Свест прижал меня всем телом к скале. Той рукой, что до этого момента была свободна, теперь он тоже держался за стену, по ту сторону от меня.
   - Фиксируйся опять, - подсказал Свест, - испугаться не успел?
   - Нет.
   - Жаль. Ладно, потихоньку отпускаю.
   Вот я и снова держусь практически самостоятельно. Остальной путь до площадки я проделал без особых сложностей.
   - Устал? - поинтересовался Свест.
   - Да, не очень.
   - Теперь смотри вниз сколько хочешь и отдыхай, скоро вернусь, - с этими словами Свест рукой охватил мой затылок и заглянул в глаза, - не спускаться одному ума-то хватит?
   - Я дождусь.
   Отсутствовал он не очень долго. Но я успел вспомнить, как, когда Ней показывал мне окрестности дворца, я боялся отойти на шаг от стены. Сейчас же я стоял совершенно спокойно на узкой площадке. Единственно, когда я подходил ближе к краю пятки начинали слегка ныть. Спускался я так же как и забрался вместе с готовым меня подхватить Свестом. Впрочем его поддержка и не понадобилась. "Я это могу!" - отметил я для себя.
   - Доволен? - Свест смотрел на меня с легкой грустью.
   - Да! - ответил я.
   Внезапно Свест развернулся, глядя в дальний темный угол зала:
   - Меня позвали, сейчас вернусь, - пояснил он и последовал в том направлении, куда только что смотрел.
   Вскоре там, куда он пошел, стало светло. Какие-то два наэрла составили ему компанию и по всей видимости они что-то обсуждали.
   Я стал осматриваться. Вон там - еще одна небольшая площадка. Мне захотелось ее достигнуть. И я начал карабкаться по стене. Но вот незадача, вблизи нее поверхность оказалась более гладкая, чем где-либо еще. Я поднялся рядом, застыл на уровне этой площадки и все-таки решился. Одна нога встала на чуть заметную ребристость, я крепко держась руками за уступ сверху, начал переставлять вторую ногу. Но вот тут-то первая и сорвалась. Хорошо, что я хоть смог повиснуть на руках. Я попытался подтянуться, но не смог найти новую опору для ног. Руки начали уставать. Я старался не смотреть вниз и не думать на какой я высоте, а также о том, что внизу твердый камень. Еще раз... Нет, опоры нет. Сердце было готово выскочить из груди. И тут я почувствовал, как непреодолимая сила тянет меня, заставляя оторваться от стены. Затем я ощутил, что меня разворачивает в воздухе. Миг - и я стою на земле в объятиях Свеста. Он успел!
   Свест молча поставил меня на землю и отойдя сел возле стены, закрыв руками лицо. Потом медленно поднял на меня глаза:
   - Я сделаю все возможное, чтобы больше не оказываться рядом с тобой здесь. Поступай как знаешь.
   - Свест, ну извини, не удержался. Но я же не сорвался!
   - Не успел. Но я подскочил на пределе сил. Я предполагал, что мы договорились, что ты не станешь карабкаться без меня. Я ошибся.
   - Мне показалось, что я смогу... - начал я оправдываться, - спасибо, что ты успел...
   Однако потому как Свест нервно дышал и мрачно смотрел на меня, я понял, что он еле сдерживается.
   - Я ухожу отсюда, - произнес он, - жди меня в моей комнате, не будет тебя там - стану тебя избегать. Выбирай!
   Ушел он быстро и стремительно - я не успел найти слов, чтобы его остановить. Поднимаясь по переходам, я думал, а не переждать ли мне время где-нибудь еще? Пока он не успокоиться. Досадное, конечно, происшествие, но обошлось-то все хорошо. Все же я прошел мимо своей комнаты и к Нею, который как всегда корпел над листами, не зашел. У входа к Свесту я помедлил. Да что он, в сущности, сделает? Ну не прибьет же, как мальчишку, чтоб не лазил, куда не разрешают - у них это не принято. Так... поговорит. Может и надо прислушаться. Я зашел к нему и сел на циновку в углу.
   Он не заставил себя долго ждать. Сел в кресло поодаль у меня, сжал кулаки.
   - Считай, что для тебя в этот раз все обошлось, - он смотрел на меня не моргая, - но в следующий раз в я не ручаюсь, что с тобой сделаю, если еще хоть что-нибудь. И не думай, что меня испугает, что с меня за это потом спросят. Лучше подумай о том, что тебе от этого легче не будет.
   Не то, что я совершенно не принял эту угрозу всерьез, но и особо не испугался. Я подошел к Свесту и сел рядом.
  -- Свест - ты больше не станешь меня учить? - это единственное, что меня обеспокоило.
   - Может и стану! - отвернулся он, - все равно ведь скучать не дашь. Так хоть будет больше шансов, что выпутаешься. Сегодня хоть провисел, пока я до тебя добрался.
   - Ты сразу бросился, как я соскользнул?
   - Раньше. Когда случайно бросил взгляд на стену. Иначе может и не успел бы. Можешь особо не благодарить. Я сам привязался к тебе.
   - Любимая игрушка?
   - Вот именно! Да, но если тебе жизнь не дорога и ты ищешь способ прекратить свое позорное существование среди нелюдей - давай я тебе лучше яда дам, - неожиданно предложил он, - одним разом покончить.
   - А подействует-то быстро? - я принял его слова за шутку.
   - Медленно, конечно, чтобы было время передумать. - Свест казался серьезным, - потом дать на выбор либо еще порцию, либо противоядие. Эх, плохо я тебя подхватил - надо было изловчиться, чтобы ты хоть чуть почувствовал, что такое встреча с камнем. Хоть сломал бы себе что - может быть запомнил бы. Жаль, некогда было подумать.
   - Исправлять прямо сейчас не собираешься? - поинтересовался я, все еще силясь понять шутит он или нет.
   - Сейчас нет, а сгоряча бы мог, - признался Свест, - так что еще раз предупреждаю - в следующий раз ни от чего не зарекаюсь.
   Интересно, - вдруг подумал я, - а мог бы он подсыпать мне яду потихоньку и затем уйти - чтоб помучился и подумал о своем поведении? Вариант. Потом противоядие и никаких видимых последствий. Жрец, конечно, скорей всего до правды докопается, если рассказать... Но собственно, стану ли я это делать, когда все уже будет в порядке? Я ведь как-то привык, что меня во всем поддерживает и защищает Свест, а вот искать защиту от защиты... Нет, а Свест может так поступить со мной? Думать об этом было невыносимо.
   - Свест - я пойду книжками позанимаюсь, - сообщил ему я.
   - Конечно, иди, - Свест встал с кресла и лег на полу, задерживать меня он очевидно даже и не думал.
   Я с облегчением ушел. Работа над учебниками не очень шла, но я старался, как мог. Только вечером, когда мы собрались втроем и Ней, как обычно, наполнил чаши, я окончательно успокоился.
  
  
   ***

-- 24-25 день месяца Арив

  
   Следующие два дня прошли в размеренном чередовании занятий. Разбор этарика шел своим чередом. Свест, словно все позабыв, заново страховал меня на отвесной скале и даже похвалил за явные успехи. Даже Нияст, который в этот раз был с нами, сообщил, что возможно для меня это не так уж и рискованно, как он думал изначально. Вечер третьего дня обозначился посиделками в комнате Нияста с Аркеттом.
   Этим двоим удалось разобрать полностью еще какой-то кусок древней рукописи, и они предложили мне и Свесту присоединиться к ним, специально разыскав нас опять-таки в зале. Что может быть лучше, чем разнообразить долгое время зимовки древними сказаниями?
   - Во-первых, - начал Нияст, когда вино уже было разлито, а мы удобно расположились на циновках, - мне несколько раз попалось повторение одного и того же куска текста. И я его перевел в первую очередь. Звучит он так:
   "И сказали Великие Боги, что прогневаны и нет больше милости племенам. И пообещали они великие беды и гонения. И обещали они извести род людской. И давали знание, что произойдет это, когда переполнится жизнь людей неразумностью и жестокостью через край. И обещали спасти только род один, проведя в землю обещанную древним, коя не подвергнется напастям. Но и из спасенных останутся лишь избранные. И лишь затем достигнет напасть и обетованных земель. Но оставшийся род людской выживет, хотя многие изменятся и изменятся и потомки их. И да есть на то воля Богов!"
   - Вижу, любили древние беду кликать, - заметил Свест, - раз столько раз повторили это. Нет бы что хорошее у Богов вымолить да повторять.
   - Так это может это они считали за хорошее? - предположил жрец, - мы же не знаем, как жили они.
   - Летописи, с историей и именами вождей традиционно помечались особым знаком, как выяснил еще книгочей Николон - сообщил Ней, - и я их оставил в библиотеке. Я взял только листы, где, согласно расшифрованным кодам, содержатся подробные пересказы наиболее значимых исторических эпизодов.
   - Или сказки для развлечений того времени, - допустил такую вероятность Свест.
   - Возможно со временем, будут расшифрованы и исторические хроники, из которых, например, будет ясно, что действительно при вожде таком-то по его распоряжению стали убивать потомство серых людей, пьющих кровь, которые очень долго жили. И будет описано, что они покинули поселение аллиолов, - произнес жрец, - или ничего такого не найдется. Тогда и будем судить. А сейчас, давайте послушаем то, что есть.
   - А разве еще что-то есть?
   - Да я, кажется, нашел описание той самой катастрофы, которая была предсказана.
   "Или предсказание, о которой было дописано после произошедшего" - подумал я, но помолчал.
   - Ну, так не тяни, - предложил Свест.
   - Значит, как бы получается, что жили люди, не сказано какие, в лесах. Охотились на древнее зверье, имели стада каких-то животных, других в загонах пасли. Может последнее, что-то типа кроков, - предложил Ней, - судя по описанию. Рыбу ловили, всякие там плоды собирали. Чего-то там специально выращивали. Видно росло само оно плохо. Потом еще перечисление тут есть, всякие байки о том кто на кого за что когда нападал. Кого за что свергали в каком порядке. В общем, я этот текст с многочисленными именами с большой буквы пропустил. А вот что начинается с места после слов "и прокатился великий гнев Богов повсюду от края и до края земель" уже интересней. Значит далее... "И было то лето жаркое и изнемогали от жары и тварь лесная и трава полевая и племя человеческое. И вдруг сполохи огня спустились прямо с небес. И грохот страшный пронзил все вокруг, и загорелись леса и заполыхали повсюду. И метались и люди и зверь и скот и многие вышли на дорогу, идущую в долину смерти. Удушье и пламя настигло многих. И получили Божественную милость лишь Благословенные Богами жители пригорного что-то там похожее на Авода, возглавляемые Великим Цатриилом". Имя, конечно, может и не так звучало, но по буквам вроде так. Что-то знакомое, правда? - отвлекся на момент от повествования Ней, и тут же продолжил - Итак, далее... "Лишь оные смогли подняться до высокой равнины и через нее дойти до обетованной земли, которую пощадили небесные огни, до земли обещанной избранным. Ибо вот где угодно было ее обосновать Богам! И пошли ливни проливенные, и напоили землю, и родила она множество плодов и приютила множество зверей спасшихся. Многие люди хотели обосноваться здесь на веки вечные, но было видение Цатрилу и повелел он идти дальше и преодолеть горный перевал и обосноваться там. Ибо там лишь есть земля обетованная. Но возмутились многие неразумные: не ищут от хорошего лучшего, да и как идти через перевал с малыми детьми? И остались здесь.
   Лишь треть спасшихся поднялась в горы и нашли там пещеры для жилья и пищу для еды: плоды и живность мелкую. И вернулись они еще раз за перевал и забрали часть скотов домашних, что удалось перегнать от пламени, рожденного небесным огнем. Мелких на себе унесли живыми, мясо ж крупных схоронили в холодных пещерах гор. И некоторые из неразумных образумились и пошли за перевал вместе с ними. И выходили не раз еще и охотились и собирали плоды. Но часть людей, все ж, так и не ушла за перевал. И много было дождей и ветров в год сей.
   Жутко же лютая выдалась и зима! И прятались люди в пещерах и согревались у костров и поедали мясо и припасенные плоды и многие выжили, и дождались весны. Но потеряли все поголовье зверья придомного. Когда они вернулись за перевал, то обнаружили, что из тех, кто остался в лесу не выжил никто: ни муж, ни жена, ни дите, ни скот. И восхвалили Великого Цатриила, что вывел их к обещанной земле и воздали ему невиданные почести...
   И ходили люди в благословенной долине меж гор и обнаружили, что одни горы словно круг разомкнутый окружают горы внутри и подивились тому. И доколе не было густой растительности по весне, люди выходы в лес внутри гор окружных обнаружили, и больше не было необходимости преодолевать перевал. И возблагодарили Богов за эти милости".
   - Да, все же вроде здесь везде об аллиолах речь... - высказался жрец, - Но Цатриил, Сатри... действительно очень похоже.
   - Только мы тут будто и не причем, - дополнил Свест.
   - "А там, где горы были разомкнуты", - не обращая внимания на обсуждения, продолжил Нияст, - "было дивное озеро, и в озеро выходила коса. И повелел вождь поставить на этой косе храм и избрать жреца, чтобы служить солнцу в нем. И были посланы разведчики обратно на равнину, откуда изошли племена Великого Цатриила. И узрели те, что за высокой долиной все насколько глаза хватало черным-черно, лишь редкая травинка трепещется. Но ни дерево не растет, ни зверь не бежит. И остался только лес вокруг земли обетованной. И то, с той стороны, откуда ледяные ветродуи приходят, лишь пятьсот шагов огонь по лесу до круг-горы не дошел". - Здесь Нияст сделал паузу, - вот и все пока. Дальше есть продолжение, но его еще надо разбирать.
   - Интересно, - заметил Свест, - даже если была эта катастрофа, то почему спасение коснулось только аллиолов?
   - Да, судя по описанию, вампиров здесь не было, - согласился Ней.
   - Что-то не сходится, - добавил Аркетт, - единственно, что я думаю, раз это рукопись аллиольская, то, по всей вероятности это все произошло ранее, чем, то, что мы прочли в прошлый раз.
   - Да ладно, - заметил Свест, - аллиольские рукописи попадали к нам и в современной истории. Не обязательно вспоминать тот мифический эпизод. Мало ли какие могли быть налеты.
   - Свест, - возразил жрец, - я почти наверняка я уверен, что у аллиолов нет легенд, подобных прочтенной. Значит, их книги исчезли давным-давно. Именно в те мифические времена.
   - Может, отложим обсуждение, пока не дочитаем хотя бы этот эпизод до конца? - предложил Свест, - Аркетт ты лучше напомни, когда почта следующая пойдет?
   - Через день после лунного праздника. Примерно - от погоды зависит. Но жребий бросим накануне... Хочешь попасть?
   - Да многие хотят.
   - Отказников пока даже больше, рваться будет основная масса ближе к весне.
   - Ну да кому что нравится. А я по любому бы хотел линны напиться.
   - А потом остывать?
   - Так недолго же - сила еще пока ползти туда-сюда будешь выветриться.
   - А ты Ней?
   - Да с удовольствием бы прогулялся.
   - Ну и хорошо. Тогда в вашей команде видимо максимум желающих. Пока только один предупредил об отказе. Скорей всего жребий будет из вас выбирать.
   - Шансы растут! - оживился Ней.
   Хоть и зима, а крови они жаждут. Именно так понял я их стремление выйти наружу и оказаться в объятиях Но-рея. Придется их подкормить, если, конечно, кто-то именно из них пойдет.
   - Аркетт - забредай к нам через пару дней, - предложил Свест, - так, не по делу.
   - Именно через пару?
   - Угу, - будем Риарина поздравлять. Родиться его угораздило перед самой зимой, - охотно дал все необходимые пояснения Свест, - семьи у него поблизости все равно нет.
   - Пожалуй, загляну...
   Я немного удивился, что они запомнили. Да и что тут отмечать? Ладно еще бы жаркий сезон. Мы обычно так и поступали - все, кто родился во время зимовки или прямо пред ней одновременно праздновали, что стали на год старше как только восстанавливали свои летние хижины. Правда здесь, где никто не родится зимой, напротив, зимой можно праздновать все, что угодно. Я полностью решил довериться Свесту в организации моего, собственно, праздника.
  
   25. Улет

-- 25-26 день месяца Арив

  
   Вот это день и настал. 27 день месяца арив.
   Свест и Нияст что-то колдовали над дверью моего жилища и предложили мне не вмешиваться. Я, чтобы не создавать им своим присутствием помех, отправился в комнату Нея и засел за учебники. В этот раз этарик давался мне легко, и я с удовольствием изучал новые слова. Конечно, если бы не Нияст я бы никогда не смог полностью освоить произношение. Но и слова надо учить. Вместе с озвучкой.
   Приятели позвали меня уже ближе к вечеру. Аркетт был уже там. Конечно, напиться по поводу это лучше чем просто так. И я с радостью прошествовал в свою комнату. Да, невозможно было не заметить, что там стало больше зеркал. Свет был такой, что казалось, сюда заглянуло яркое тэньское солнце. Хотя как бы оно прорвалось через замурованное окно?
   Стол буквально ломился от еды. Никак Свест и Аркетт постарались общими усилиями. Меня усадили на почетное место во главе стола и доверху наполнили мою чашу.
   - Риарин! - начал свою поздравительную речь жрец, - сегодня, в день, когда тебе исполнился 21 год, по обычаям нашего племени ты только сейчас бы получил право обживать собственное жилье. Но ты от рождения не принадлежал нам и потому получил это право ранее. И мы лишь сохранили его за тобой. А теперь мы нашли необходимым улучшить твой дом. Обычно зеркала, что усиливают любой свет даются в подарок, только когда новый наэрл получает жилье и дополнительно только за какие-либо заслуги. Ты - не наэрл, но заслужил право быть приравненным к ним. И посему мы добавили новые зеркала к тем, что ты заслужил, передав в дар храму огромную жемчужину. Ты достоин этого! И ты имеешь полное право быть здесь, хотя и останешься иным. Ну так выпьем за то, чтобы твои возможность достигли твоих желаний!
   Чаша пошла легко. Но что они налили? Сразу же ударило в голову! Я - не наэрл. Горестно ли мне это осознавать? ... Зато я никогда не захочу пить живую кровь - всплыла фраза из прошлого. Нет, было, было... Хотел... Да, черт возьми! Я здесь и ИМ я свой! Пусть именно им! И пусть среди них я инвалид! Но не во всем и они признают это!
   Следующим решил высказаться Свест:
   - Я сейчас смотрю и мне трудно поверить в то, что этого парня я хотел убить, изничтожить и превратить в пыль. Видно, прихотливая судьба слишком хотела, чтобы мы оказались рядом, и поэтому прошла напролом. Рин, признаюсь тебе, я иногда жалею, что ты не наэрл. Желаю быть всегда достойным признания Агори!
   Вторая. Надо же Свест жалеет, что я не наэрл. А я? Да я давно смирился с тем, что другой. А вам ребята спасибо за все и отдельно за то что... вы сейчас... белые!
   Под следующую разлитую чашу высказался Ней.
   - Ну, конечно, мне сложней всего сказать. Поскольку именно по мне эта самая прихотливая судьба прошлась. Рин, если хочешь узнать, что я думал обо всем этом - можешь почитать эти записи. Их, еще давно, записала Ариса с моих слов. Держи - я перевел эти записи на смиати,- он кинул в мою сторону какие-то листы, - Но это - потом. Может даже и не завтра и не в ближайшие дни. А сейчас я просто поздравляю тебя, что ты пережил это год и сейчас в полном здравии. Желаю долгих лет!
   Третья. Да что это за вино? Какого черта мы танцуем в этом сумасшедшем танце. О, Боги, жрец! Он бросает что-то в очаг. Тело становится как ватное. Его словно гладят неведомые волны. Я люблю, я тебя люблю! Это Ирлиинн. Откуда она здесь? Меня словно захватывает неведомая волна. Откуда такая бездна наслаждения? Аааххх. Черт. Качает, качает. Каждая клеточка моего тела счастлива! Аээаххх! О, Боги! За что, за что это? Я не заслужил, я предал своих я среди... Эаааххх!!! Перед лицом образ Ирлиинн. И она - белая. Белая как я! Ирлиинн... Если бы ты была аллиолкой или если бы я был вампир! Ааааххх... Ирлиинн. Любую, я люблю, люблю тебя!!!! ЛЮБЛЮ!!!!!!
  
  
   ***

-- 28 день месяца Арив

  
   Что это снилось мне накануне? Конечно снилось. Этого не могло быть наяву. Такого счастья наяву не бывает! Я это точно знал. Встряхнулись. Вон там спит Нияст, а вон там - Свест. Да уж, напились. Наверно это - рекорд. Правда Аркетт все же ушел. Оклемался видно быстро. Здорово было, хотя и сейчас голова плывет. Что это он подкинул в очаг? Вот эту бы траву, да в зимовье Смиалоэтов. Не зима была бы, а праздник жизни.
   - Доброе утро, - не скрывая блаженной улыбки открыл глаза Нияст, - не плохо Аркетт вчера пошутил. Свест, Свееэст, что это было? Сколько раз можно спрашивать?
   Свест открывает глаза:
  -- Понравилось?
  -- Как всегда, - подтвердил Ней.
   - Что это было? - заинтересовался и я.
   - Вам такого все равно не достать. Но видно у жрецов много и Аркетт поделился.
   - Это ведь трава? - более конкретно задал вопрос Ней, вставая.
   - Трава...
   - Свест, ну хватит. Скажи что это! - настаивал Ней.
   - Трава! Собраная в определенный момент и правильно обработанная.
   - Ты-то знаешь, что это за трава? - спросил и я.
   - Знаю
   - Из жреческой школы?
   - Да... Слушайте, не доставайте. Все равно ничего конкретного не скажу. Чтоб не было соблазна для самодеятельности. Нельзя это часто использовать.
   - Ладно, который раз допытываюсь, - махнул рукой Ней, - храни свою тайну. И так пользуемся твоими нестандартными познаниями. Благодарю!
   Он немного церемонно наклонил голову и пошел обыскивать запасы пропитания. Вскоре к нему присоединились и я со Свестом.
   Затем они оба засобирались пойти размяться. Но я захотел остаться. Они не стали настаивать. Когда они ушли я подобрал с пола переданные вчера мне Неем листы. Если там и правда все от начала нашей встречи, то, значит, доверяет мне и демонстрирует тем самым, что все это уже в прошлом. Чтиво... Нет, сейчас я не в силах это изучать - вспоминать не хочется. То, что он пережил из-за меня, и я из-за него, и Свест, пожалуй, за компанию из-за нас... Главное - пережили общими усилиями и сейчас живем. Прошлого уже нет... А для настоящего лучше еще позаниматься этариком - скорей пользу принесет.
  
   ***

-- 29 день месяца Арив

  
   Следующий день начался с того, что проснувшийся Нияст сообщил мне, едва продравшему глаза, что сегодня жеребьевка на право быть почтальоном. Я какое-то время соображал в какой мы комнате, наконец понял, что у Свеста. Сам Свест тоже нашелся. Спал чуть в стороне.
   - Когда пойдете? - задал я вопрос.
   - Жрецы ждут весь день. Вот если до вечера не появимся... А так как только будем - так и начнем. Пойдешь за компанию?
   - Да, пойду...
   Пробуждение Свеста тоже не заставило себя ждать.
   Мы еще вовсю трапезничали, когда к нам заглянули Инеиль и Арбист.
   - Вы что - не торопитесь? - едва воспользовавшись приглашением войти, спросил Арби.
   - А куда спешить? - полюбопытствовал Нияст, - до вечера еще далеко.
   - Просто не терпится.
   - Поешьте, успокойтесь, - посоветовал Свест, - все равно все будет зависеть от жребия.
   Вскоре в нашу комнату ворвались еще Маграун, Истовер, Моррест, Балиул.
   Свест тоже пригласил их располагаться, но тем не менее заметил:
   - Вроде сбор здесь не назначали...
   - Считай инициатива низов, - пояснил Моррест, - в благодарность, что ты нам эту возможность пробил.
   - Жрец просто оценил наше общее рвение, - отрезал Свест, - Конечно, ни для кого не секрет, что я очень неплохо знаю одного из жрецов, но это не касается общеплеменных дел. А будете, что попало трепать - может выйти не совсем хорошо. Вам оно надо?
   - Да нет, конечно, Свест, - согласился Морр, - но тут же все свои.
   - Забываться не стоит, - все же напомнил Свест, и обратился уже ко мне и Нею, - чтоб вас еще не угораздило жреца по имени назвать! Кстати, всех касается, кто в курсе!
   - Придется нам с тобой Рин больше молчать, - прошептал мне Ней, - не нервировать начальство.
   Никого не удивило, что вскоре в комнате оказался Аспран, Экилест и... еще много кто из бригады Свеста. Общее число визитеров составило 16 человек. Видно они все хотели участвовать в жеребьевке.
   - Ну, видно осталось только жрецов сюда позвать, - пошутил Свест, - или осилим сами дойти?
   - Дойдем! - дружно захохотали все.
   Нет, что-то в этом было - передвигаться по всем переплетениям коридоров шумной, взвинченной толпой.
   А как вытянулись лица жрецов, когда в ответ на приглашение войти ввалились сразу все. Один из жрецов решительно взял инициативу в свои руки и заставил всех тесно сесть вокруг вещицы, похожей на обычный детский волчок. Мне было показано место в стороне. Я пригляделся. Действительно, посередине небольшой залы, куда мы пришли, стоял обычный деревянный волчок, только в отличие от детского он был украшен жемчугами и самоцветами.
   В какой-то момент ко мне подошел Аркетт:
   - Рин, ты настроен быть одним из доноров?
   - Да!
   - Независимо от того, кто пойдет?
   - Угу.
   - Хорошо.
   Жрецы расселись на равном расстоянии друг от друга и стали что-то громко проговаривать. Мне удалось выловить в их речи слово Мэрун. Как я помнил, это был Бог - управитель стихий и ветров. Конечно, у кого, как не у него выяснять, кому нанесут меньше вреда ледяные вихри. Затем один из жрецов подошел и раскрутил волчок. По всей комнате забегали переливы разноцветных огней. Когда волчок остановился, красный луч одного из камней упал на лицо Истовера. Все без малейшей зависти начали его поздравлять. Он вышел из круга и сел недалеко от меня. Волчок запустили снова. Вторым избранником оказался ... Нияст. Его поздравили не менее доброжелательно. После этого поднялись все, кого обошел красный луч и поклонившись жрецам, вышли. Я подошел к Нею.
   - Так, Истор - ты приходишь сюда во второй день луны прямо с утра - начал инструктировать один из жрецов, - ты, Ней, видимо справишься сам, Риарин поможет. Только сначала узнай наверняка, что не отменили из-за бури. И смотри - никого не подначь. Потом спустишься.
   Поклонившись жрецам, мы так же покинули комнату. Истор и Ней довольно оживленно болтали. В коридоре в к ним присоединились, томящиеся в ожидании, Балиул и Свест. Я, не понимавший их речи, оказался не у дел. Нияст это заметил и оказался возле меня:
   - Обсуждаем детали перехода. Есть своя специфика.
   - Вы не заблудитесь?
   - Я же уже говорил - от каждой башни по направлению к жреческой прочные веревки натянуты, - напомнил Ней, - и сами мы обвязываемся. Так что все схвачено. Подожди сейчас вместе пойдем.
   Я терпеливо стоял, пока они продолжали говорить. Длилось это и, правда, не долго. Вскоре мы снова перекочевали в комнату Свеста.
   - Надо же, - произнес Нияст, чуть ли не начиная танцевать, - я даже не ждал!
   - Да, в этот раз Боги рассудили, что это больше нужно тебе, - ответил Свест, - сейчас даже писать никому не хочется. Надо сначала узнать ответы...
   - А вот девушки не любят первыми писать, - ляпнул Ней.
   - Первое письмо ты получишь только сейчас, - напомнил Свест, - мы же первые в рассылке в этом году. Забыл?
   - Ах, точно... - спохватился Нияст, - ведь, когда в прошлый раз почта была в жреческой башне, еще ничего было забирать. А сейчас принесут первые письма... А прошлые ответы еще не скоро придут.
   - Вероятно, теперь нас поставили последними, - предположил Свест, - поэтому сейчас принесут и первые письма и ответы одновременно. А вот кто сейчас напишет, ответ получит поздней. Не терпится - можешь уточнить график у жрецов.
   - Да, скоро и так все станет ясно. Главное я - иду! Как я этого хотел!
   Ней принялся кружиться по комнате. В какой-то момент мне показалось, что он почти готов на меня броситься.
   - Ней - успокойся, - повелительно произнес Свест, - во-первых, завтра еще надо пережить без эксцессов день встречи лун, во-вторых, я остаюсь здесь и не надо меня заводить!
   - Пошел я от вас, - сообщил им я, - пока вы в азарте не растерзали меня.
   Они, видно найдя, что я отчасти прав не стали меня задерживать. Правда ушел я не к себе, а к Нею и который раз засел за учебники. Но и там ни один из них не появился. Ночевать я пошел к себе.
  
   ***

-- 30 день месяца Арив

  
   Утром, перекусив, и немного поболтавшись по комнате я, убедившись, что комната Нея пуста, автоматически пошел в сторону комнаты Свеста. Но подойдя к ней вдруг вспомнил как они вчера не стали меня задерживать и прошел мимо. Зачем, правда, мне в ту сторону? Там же только колодец. Но, тем не менее, я до него дошел и заглянул вниз. Так, просто чтобы чем-то оправдать свой поход. Высоко! На такую высоту по стене я не забирался. Потом посмотрел вверх. Затем я сел у края и задумался, глядя вниз: что такое полет в одиночестве? Когда нет опоры хотя бы из чьей-то спины или сильных рук? Как это - свободное падение? Успею я что-нибудь подумать или нет? А если бы плавно....
   - Ты хоть когда-нибудь думаешь, что делаешь? - услышал я одновременно с тем как почувствовал, что меня сгребают в охапку, - ты меня замотал!
   - Да ты что Свест? Я просто сижу, - начал оправдываться я.
   - И потихоньку наклоняешься вниз. Не заметил?
   - Нет...
   Свест буквально отшвырнул меня в сторону. И, не оглядываясь, пошел прочь. Когда я подошел к его двери, она была закрыта. Я, подчиняясь общему порядку, постучал. Ответа нет... Но, я же видел - он зашел... Слишком зол на меня? Ах, черт! - вдруг осенило меня. Сегодня же канун ночи встречи лун! То есть сегодня "луны, предвкушая встречу после долгой разлуки толкают на самые неразумные поступки людей". "Они источают особую силу, и впитавшим ее людям кажется, что в этот день ничего невозможного нет". Вот он и психанул. Да и я хорош! Как теперь к нему подойти? Я сел в нише у входа. Выйдет же он когда-нибудь.
   Ожидание не заняло много времени. Он открыл дверь почти сразу же. Чтобы уйти, ему надо было через меня перешагнуть.
   - Пропусти, - сказал он, - в зале меня ждет Ней.
   - Свест, извини, что напугал тебя, - подняв на него глаза, попросил я.
   Он рывком выдернул меня наверх.
   - Сейчас я махну на все рукой и высосу из тебя все, что смогу, чтобы ты сегодня провалялся без сил! И чтобы мне не терзаться строя предположения, куда тебя понесет!
   - Ты же и себе сделаешь хуже, Свест!
   Лучше бы я этого не говорил - Свест втащил меня в комнату, захлопнул дверь и больно впился мне в шею. Правда он сделал всего три глотка и, оттолкнув меня, бросился на пол сжав кулаки. Лучше бы он ударил меня! Какое-то время он глубоко дышал, потом достал кремниевую заточку и полостнул себя по руке. Из глубокой царапины потекла кровь. Он даже не закрыл рану, позволяя темно-красной жидкости капать на пол. Постепенно порез закрылся сам. Шрам на глазах стал бледнеть, и вскоре кожа стала практически ровной, почти такой же, как была до пореза. Осталась бледно-розовая полоса.
   - Сейчас я скажу Нею, что у меня появилось дело, и чтобы он занимался один. И сразу, слышишь - сразу вернусь. Пока вымой пол.
   У меня даже не возникало сомнений в том, что сейчас его нужно послушаться. Я предпринял немалые усилия, чтобы отмыть красные подтеки. Едва успел сделать это к появлению Свеста.
   - Кажется, он ничего не заметил, - произнес Свест, входя, - и даже поверил, что у меня важный разговор с Ваирлином... Надеюсь, Ваир спит сном праведника... Обычно он строго придерживается этого обычая.
   Свест присел на циновку:
   - Иди сюда! - я медлил, он стал настаивать, - не бойся, подойди!
   Преодолев замешательство, я приблизился и сел рядом. Свест повалил меня одной рукой и затем положил эту же руку мне на шею.
   - Не шевелись! - приказал Свест, также ложась рядом - и попробуй угадать, что от тебя требуется.
   "Что он хочет?" - лихорадочно крутилось в голове. Так, он, конечно, не хочет выставлять на обозрение этот инцидент. Впрочем, я почему-то чувствовал себя виноватым даже более чем он. Так... стоп. Как можно это скрыть? Допустим, он проскользнет в холод и его шкура не успеет потемнеть со всеми вытекающими последствиями. Так, шрам на его руке практически исчез. Ах да, у меня на шее тоже шрам, который не может испариться. Вот оно! У него лишняя сила и он хочет направить ее на меня! Так бы и сказал. Я попробовал представить себя продолжением его руки. Не сразу, но я почувствовал, как от его руки пошло тепло. Словно иголочки впились в кожу под ней. Захотелось вырваться. Шею будто простреливало насквозь. И еще... в горле появился ком, словно возникла горечь от какой-то потери или обиды.
   - Потерпи, сейчас отпущу, - произнес Свест, тем не менее, прижимая мое плечо второй рукой.
   Когда он отпустил, я дотронулся до шеи - шрама не было, да и так не чувствовалось ничего. И неприятного осадка от "иголочек" не осталось...
   После этого Свест снова уставился на свою руку. Розовая полоса тоже исчезла.
   - Пойду остывать. Иначе сейчас организм потребует подпитки, - Свест изо всех сил, казалось, старался погасить взгляд, - ладно, не переживай. Я ненадолго. Иди к Нею или к себе и давай-ка об этом пока молчать. Потом разберемся. Хорошо?
   - Да, Свест. Обещаю, - монотонно произнес я.
   - Верю. Если что - ты все утро у себя был. Понял?
   - Да...
   - И извини за бесцеремонность...
   Я вышел одновременно с ним. Но он сразу же, почти бегом, бросился впереди меня. Войдя к себе, я подбросил в камин дров и уставился на огонь. Мыслей не было. Жадные языки пламени лизали вновь подброшенное топливо. Сколько не кидай... Я дотронулся длинной палкой до черного уголька - он вспыхнул красным. Я играю с огнем... Долго, давно... Я потерял ощущение времени.
   - Рин, ты не спишь? - спросил вошедший Нияст.
   - Почти, - встрепенулся я и ту же соврал, - уже сон травы выпил.
   Хоть бы он ушел!
   - Не знаешь где Свест?
   - Да нет, - снова вру, - я готовлюсь к сегодняшней ночи. Никуда не выходил.
   - А мы сегодня с утра решили пойти в зал... Я раньше пошел, Свест еще хотел некоторое время поваляться, - пояснил Ней, - а потом вообще передумал. Пришел, сказал, что у него какой-то разговор и ушел. Немного странным каким-то был. Может ему сейчас не хочется быть рядом со мной?
   - Может... Я мало что понимаю в ваших сложностях.
   - Ну ладно. Немного почитаю и тоже постараюсь отоспаться перед ночью.
   - Ага, до ночи!
   Я был готов никуда не идти. Мысли потекли неспешной рекой. Может наглотаться сон травы перед самым выходом? Пусть идут без меня. Может, и вообще не зайдут... Хотя должны. Нияст же не в курсе. Я поймал себя на том, что больше всего мне хотелось бы помириться со Свестом. Кажется, его извинения за бесцеремонность мне вполне хватило. Как ни странно сейчас я не держал на него зла. Сам сломал - сам починил... И никаких претензий, опять что-то знакомое. Может быть, пробраться в подвал? Наверно, почти все спят... Или я только привлеку лишнее внимание? И еще больше разозлю Свеста?
   Я поднялся и разыскал бутылочку с сон-травой. И сел на полу, прикидывая, сколько надо отхлебнуть.
   В это время вошел он и сразу прошел к камину.
   - Водички не согреешь?
   Я, забыв обо всем, поставил большую чашу на огонь. Он все-таки ко мне зашел. Это радовало. Когда он поднес к губам чашу с согревшейся водой, я сел рядом с ним.
   - Свест, ты можешь меня простить? - спросил я, стараясь заглянуть ему в глаза.
   - Да брось, - он положил на меня ледяную руку, - не люблю чувствовать себя обиженным и даю в этом случае повод обидеться на меня. Может, хоть так ты запомнишь, что надо контролировать, что делаешь. Еще бы чуть - и ты соскользнул вниз. И не заметил как. Кстати, ты случайно ту бутылочку не всю собирался заглотать?
   - Нет, только глоток.
   - Ну, хорошо. Не надо было вчера тебя отпускать... Кстати Нияста не видел?
   - Видел, он заходил...
   - Сейчас отогреюсь и пойду проверять, что он на месте. Я с вами рехнусь.
   - Ты же сам говорил, что это суеверие
   - Но жрецы, судя по всему, до конца в этом не уверены.
   - Надеюсь, ты не собираешься меня связать пока будешь ходить?
   - Это идея...
   - Ты шутишь?
   - Да! А ты чего угодно от меня ждешь?
   - В общем-то да... Если что ты способен разобраться со мной как ребенок с игрушкой.
   - Если тебя это успокоит, то не только с тобой. Не замерз?
   - Да нет, не убирай руку. Здесь тепло.
   - Ждал, что я сейчас сюда приду?
   - Нет. Думал идти за тобой, но потом решил, что привлеку чье-нибудь внимание, и ты разозлишься.
   - Правильно, что не пошел. Хотя, если хочешь, можешь сейчас жрецу все пойти рассказать.
   - И Аркетт очередной раз предложит защиту от твоего давления? Уж лучше я бы в этом случае просто попросился в храмовые. Только свободней мне там не будет.
   - Да, наврядли. Везде есть какие-то правила. И вот здесь одно из них, что от меня дополнительных извинений сейчас можешь не ждать.
   - Я рад, что ты сюда пришел.
   - Ладно, надо поспать, а то еще и ночь не задастся.
   Свест встал.
   - Не уходи, - попросил я.
   - Да я только к Нею загляну.
  
   26. Хорошо, что хорошо...
  
   Свест правда вернулся сразу же и лег на мою лежанку, закутавшись в покрывало. Я остался на полу. Через некоторое время я понял, что он спит. Я разыскал на полу бутылочку сон-травы, повертел ее в руках, но даже не открыв поставил на место. Не хочу. Засну ночью, так засну. Я пересел к камину.
   Вот зверь, все равно зверь - подумал я, глядя на огонь. Правда, с другой стороны, себя-то он тоже не пожалел. И вполне вероятно, что я и, правда, был на грани того, чтобы упасть. И как это угораздило так задуматься? Неужели где-то в глубине вызрела мысль, что невозможного нет, и тело было готово это проверить? По сравнению с падением на камни, то, что случилось - в общем, пустяк. Когда-нибудь Свест может не успеть меня подхватить. А должен? Если тебе я дорог, то будь добр быть всегда начеку... Подстрахуй... И все-таки не должен он так со мной поступать! С собой - как заблагорассудится.
   Я подошел к нему - он сразу открыл глаза. Мда... "Всегда начеку".
   - Не мучайся, - произнес он, поднимаясь, - хочешь - иди и сообщи жрецам, что я сорвался и напал на тебя. Там наверняка кто-нибудь будет готов тебя выслушать. И уж пусть жрец принимает какое-либо решение.
   - Да ладно, Свест, замяли... - пробормотал я, - я этого совсем не хочу.
   - Они и так, возможно, узнают. Раскрутят по малейшей зацепке.
   - Перестань! - произнес я, садясь на циновку. - Раскрутят и раскрутят. Тогда и будет повод им все пересказать. Сейчас-то зачем?
   - Хочешь, сам пойду, расскажу? - Свест пожал плечами, прошел и сел на стул, положив локти на стол, - думаешь, я просто следы заметал? Да я ничего не боюсь. Мне силу надо было сбросить. Она же сейчас мне как таковая не нужна - любая капля линны идет на перестройку организма на тепло. А в подвале не слишком хорошо, чтобы на сутки уходить. Да и тебя, впрочем, не хотелось в таком виде оставлять, раз есть шанс все как было вернуть.
   - Но продемонстрировать, кто есть кто, ты на тот момент хотел! - сквозь зубы процедил я.
   - Не хотел бы - не разодрал, - Свест равнодушно покачал головой, - я тебе и раньше говорил, что ты должен понимать, где находишься. Не строй иллюзий. Белые мы или серые - не суть важно. А, уж, какой ты сможешь найти способ принимать или не принимать... Может тебе и лучше посоветоваться со жрецом. Честно, не знаю, что он решит или предложит.
   - А ты бы что предложил?
   - Я - не жрец и, поверь, мне довольно того, что я всегда готов ответить за то, что сам делаю. Будь это работа караула, бригады или та или иная потасовка. И еще я готов платить за то, что хочу и делаю. А вот решениям жреца я абсолютно доверяю или бы давно поднял бы этому поводу шум. А вот чего ты действительно сейчас хочешь - разбирайся сам. Я, по любому, поддержу и даже, возможно, окажу содействие.
   - Свест, сейчас я больше всего хочу помириться с тобой, - искренне признался я, отбросив прочие размышления и садясь напротив него.
   - Я так и подумал, иначе бы не пришел сюда. Хотя мне на какой-то момент захотелось, что пусть жрецы берут тебя под свою опеку и сами попробуют найти способ сохранить тебя в целости. И чтоб ты не влипал в истории.
   - Я б конечно, не стал бы сравнивать, но сегодня история сложилась та еще, хоть в колодец я и не свалился, - неожиданно я представил себе всю картинку со стороны и усмехнулся, - Свест, а ты с самого начала предполагал, что будешь еще и меня восстанавливать?
   - Нет, все произошло спонтанно, - я заметил, что говоря, Свест сдерживает усмешку, - угрозу-то я бросил так, в сердцах, а потом меня действительно натуральным образом переклинило.
   - Ты бы хоть поаккуратнее, - я опустил голову на согнутую руку, прикрывая лицо и чуть заметно улыбаясь.
   - Рин, я был страшно на тебя зол, а потом... - он дотронулся пальцем до виска, - тут-то работает еще и автономно. Ты бы мог отшатнуться даже только потому, что мне для себя этого нельзя... Я уж не говорю, что специально, чтоб отбиться, мог... Да еще, впрочем, хотелось сбить с тебя эту уверенность, что в конечном итоге я, как ты и хочешь, приму все, во что тебя бы не занесло.
   - А сейчас, в конечном итоге?
   Свест лишь посмотрел на меня слегка затуманенным взглядом, склонив голову, сжимая и чуть расслабляя лежащие на столе кулаки. Его тело слегка подалось вперед. Но в глазах все больше становилась заметна снисходительная усмешка.
   - Не надо, Свест, - отводя взгляд, но сохраняя полуулыбку, произнес я.
   Свест, опустив голову, медленно провел рукой ото лба к подбородку и подпер ею голову.
   - Думаешь, легко было оторваться? Единственно, что дошло, что еще чуть-чуть, и ты автоматически попадаешь под опеку жрецов и что бы они там не решили, но я с тобой, как минимум, до весны не встречусь.
   - Даже так?
   - А ты думаешь это просто, шутки? Да и Аркетт в курсе наших стычек... - вспомнил Свест, - а уже потом, когда поцарапался, глянул на тебя, и показалось мне, что ты в большей степени в шоке именно оттого, что со мной есть, будет...
   - Точно, - кивнул я головой, - предположил, что этого ты мне наверняка не простишь.
   - И здесь я подумал, что тебе и самому сейчас больно и плохо. И вот только тогда и решил попробовать на тебя обратно силу передать. И сброшу, и выбор останется: раскрывать кому все это безобразие или нет. До конца не залечился и подумал, если когда вернусь, ты еще будешь здесь и не станешь меня шарахаться - обязательно попытаюсь.
   - Ты бы мне хоть об этом сказал...
   - Да так ты на меня даже лучше настроился, чем если бы я сказал. А то начал бы время на выяснения тратить. Это сейчас времени много, ничего не меняется. Правда скоро Ней может заглянуть. Ну что заканчиваем разбор полетов?
   - Да! - в этом возгласе я был особо искренен.
   И я, и он почти синхронно потянулись друг к другу головами и в результате ударились лоб об лоб. Это нас окончательно развеселило и затем мы все-таки изобразили местный жест примирения. Потом и вовсе сели рядом и обнялись. Какое-то время назад, я бы даже не смогбы предположить, что все закончится именно так.
   В общем Нияст застал нас в хорошем настроении. Войдя он какое-то время посмотрел на нас испытывающе, но ничего не сказал по поводу того заподозрил он что-либо или нет. Через некоторое время мы все вместе перебрались в зал, где уже потихоньку собирались все жители башни. Все как обычно притаскивали еду но... выпивки практически не было. Разве что крошечные бутылочки со слабой настойкой фриоров.
   Увидев проходящих рядом Инеиля и Арбиста, Свест зазвал их к нам. Мы сидели впятером, непринужденно шутили, смеялись. Через некоторое время все бросились танцевать под стихийно складывающийся аккомпанимент флейт. Хотя, как я смог понять, никто не пил, но дурачились больше обычного, изображая в танце зверей, сцены охоты, которыми были разрисованы стены. Время спустя, кто-то дал началу всеобщим воплям "Эржк'эттт о''р'ыыы". И все устремились обратно по своим углам. Даже факелы погасили, но кромешная тьма продолжалась не долго. Вскоре яркий свет осветил непонятно откуда взявшийся посередине зала помост. На него выскочили две закутанные в белое от плеч до ступней наирии. Их лица светились, словно отражали свет факелов. Они кружили в танце неприближаясь друг к другу. Затем на помост также вышли восемь наэрлов, которые поддерживали и поднимали их во время танца. Затем наирии встали одна напротив другой и протянули друг к другу руки. Все восемь наэрлов стали изображать кто во что горазд. Двое начали изображать жестокую драку, потом к ним присоединились еще два, трое встали на голову, один изобразил падение с помоста вниз головой. Дав им время как следует разыграть все сценки наирии бросились друг другу, как только они взялись за руки и закружились в танце по залу понеслось "Ат'ччч'' чч'ет". Все радостно закричали, поднялись со своих мест и только сейчас разлили настойку по чашам. Затем все пришли в движение, изображая элементы только что показанного танца. Наэрлы то изображали "танец лун", который исполнили девушки, то сценки "безумия". Я благоразумно встал у стены - куда мне до них! Потом раздался следующий сигнал "Аэ''аээ'ррр'рт!" - и все принялись поливать друг друга водой. Тут уже и я не устоял и принял участие в общем веселье в полной мере. Наконец, мокрые и довольные все уселись по местам. Правда перед этим практически все не постеснялись раздеться наголо и стерли влагу салфетками, которые побросали на пол, видимо для того, чтобы там тоже стало суше. Тут-то и пригодились захваченные с собой пледы, которые большинство повязали вокруг бедер.
   - Театральный сезон открыт! - радостно провозгласил Нияст, зажигая ближайший факел.
   - Интересно, кто сегодня еще будет выступать? - поинтересовался Ниль.
   - Бригада Ассуолта взяла все на себя, так что они развлекают нас сегодня до конца, - разъяснил Свест, - сами вызвались.
   - Свест, а мы когда-нибудь что-нибудь изобразим? - поинтересовался Арби.
   - Неохота. Так, подурачиться в толпе с удовольствием, а специально готовить что-либо не хочу. Так что если найдете организатора - дерзайте.
   - Надо подумать, - произнес Нияст, - в лунном танце Априар, да и в общем до конца зимы спектакли идут не реже каждых 10-12 дней. Хоть раз надо для всех потанцевать.
   - Девчонки вообще рвутся каждый раз, - произнес Ниль, - они вообще это любят.
   - Девушек у нас здесь жаль мало и то все семейные, - загрустил Ней, - как их не хватает.
   - Ты давай, чтоб письма без потерь донес! - с деланной строгостью заговорил Арби, - на вас с Истовером все надежда.
   - Да уж, не подведи, - поддержал его Свест.
   - Понимаю ваше беспокойство, - отметил Ней, - но не понимаю суть наезда. Когда я кого подводил? Так что не стану принимать ваше недоверие всерьез.
   Все засмеялись и подтвердили, что это так.
   Вот вечно так получается, что во время любых встреч я все больше помалкиваю. А тут еще неумолимо потянуло в сон. Я бы наверно задремал у всех на глазах, но, вскоре, все переглянувшись потянулись танцевать. Остался только Свест, и он придвинулся вплотную ко мне.
   - Устал?
   - Да.
   - Хочешь уйти?
   - Нет
   - Тогда на - глотай! - он что-то протянул мне в руке.
   - Не отрава?
   - А зачем? Это жреческие эли "прогони сон". Главному перед дежурством всегда дают. Чтоб если понадобится всех привести в сознание. А я в тот раз сэкономил. Впрочем, так чаще и получается.
   - Вечно ты обо мне заботишься Свест, - произнес я проглатывая эль.
   - Да принято у нас пришлых аллиолов первый год опекать. Пока не освоятся. Как, впрочем, и повзрослевших детей. Обычно заботиться либо тот, кто привел, либо жрец, ну а с тобой, видишь, получилось больше я.
   - Я постараюсь быть осторожнее, Свест.
   - Пойдем, потанцуем - тут каждому самому до себя. Пробуй, как сумеешь, главное, чтобы самому нравилось.
   Сначала мне было немного не по себе, хотя Лиинн и пыталась меня научить, но потом я понял, что и правда это здорово. Практически до самого утра, о наступлении которого проорали очередные дежурные, я так и не вспомнил про сон.
  
   ***

-- 1 день месяца Веркон

   Зато следующий день превратился в сплошную ночь. Как же сладко я спал! Проснувшись, я убедился, что мои приятели встали раньше. Они о чем-то неслышно разговаривали в углу моей комнаты.
   - Ты сегодня основательно залег в спячку! - заметив, что я проснулся, прокомментировал Ней, - скоро уже покажут ночь.
   - А у вас зимой весело, - попытался избежать дальнейших вопросов я.
   - Нет, - вдруг стал настаивать Нияст, - может, быть вы все же расскажете. Что у вас вчера произошло? Рин! Свест! Вы вчера оба были какие-то нервные и явно пытались избежать разговоров.
   - Я и сегодня пытаюсь, неужели не заметил, - подсказал Свест. - ты-то ни с кем не обсуждал эти странности?
   - Конечно, нет, - сказал Ней, - оцените, даже вас оставил в покое, но может сейчас, когда все вроде улеглось, объясните! Или не доверяете мне?
   - Да, пусть Рин, мне не хочется.
   - Я тоже не хочу, - отказался и я.
   - Так все ясно... Мне остается только предполагать... Сцепились что ли из-за чего?
   - Можно сказать и так, - подтвердил Свест.
   - Видимых повреждений ни у кого нет, значит...
   - Ней, перестань, - попросил Свест.
   - Но хоть из-за чего-то можно узнать?
   - Свесту не понравилось, что я чуть не сорвался в каменный колодец, и он еле успел меня подхватить.
   - А незадолго до этого у меня уже был забег по аналогичному поводу... - продолжил Свес, - и....
   - Немного проясняется, - перебил его Ней, - даже не буду уточнять, как именно получилось, что видимых повреждений ни на ком нет.
   - Спасибо, - произнес Свест
   - Рин, по поводу завтра - ты не передумал? - поинтересовался Ней
   - Нет, - вспомнил я, о чем он, - завтра напьешься моей крови и буду с нетерпением ждать твоего возвращения.
   - Это хорошо, - согласился Свест, - завтра поутру я сам узнаю, нет ли бури и потом оставлю вас наедине.
   - Свест, ты же знаешь, что теперь не сорвешься! - заметил Ней.
   - Все равно.
   Раздался стук в дверь. Вошел Аркетт:
   - Надо было вчера, но праздник есть праздник. Так что я сегодня, - пояснил он, - что у тебя новенького Ней?
   - Новенького много, и еще какого! - сообщил Ней, - перебираемся ко мне?
   - О, хорошо, - оживился Свест, - Аркетт, кстати, ответь, когда нас опять будут в подвал отправлять?
   - Свест, пользуешься ты моей благосклонностью, - покачал головой жрец, - не позже чем через пять дней после получения писем собирались устроить сюрприз.
   - Всех? - поинтересовался Ней.
   - Нет, по выбору. Ты-то по-другому в этот раз.
   - Ну да, - согласился Ней, - Так что, идем?
   Вскоре мы расселись на полу в пещере Нияста, и он разложил свои листы.
   - Так, в прошлый раз остановились мы на там, что все за пределами Сатри оказалось выжжено и на корню загублено. А зиму пережили только те, кто были на территории нашего замка. Значит дальше: "И жило безбедно благословенное племя. Но прошел год, другой и еще один и стало мало-меньше зверья в благословенных лесах, да и тех добивали кровожадные хищники. И принялись люди истреблять последних везде, где находили и взрослых и детенышей. Но и это не спасло, видать, прочих. Ибо людям все труднее стало находить дичь по округу. А еще и поразила странная болезнь многих зверей лесных и трупы их находили в обилии. О, да восхвалим Богов, что они избавили от этой напасти людей. Вскоре, только где-то по краю, лишь сохранились некогда вездесущие эрки".
   - Должно быть иркицы. - вслух подумал Свест, - других представителей животного мира я от рода не видел, если не считать недавно появившихся кроков.
   - А вот ведь иркицу не приручишь, - дополнил Ней, - да и пользы от них никакой. В древних рукописях сохранились упоминание, что мясо их "дурновкусное".
   - Представить сложно, что можно мясо есть, - высказался Ар.
   - Нет, польза от иркиц есть, - не согласился Свест, - там, где они бегают плодовые кусты гуще растут.
   - Ладно, продолжу, - произнес Ней, - И так... "На пятый год не осталось никакой живности в лесах, даже эрки почти не встречались. Но зато много трав породила горелая земля и стали зарастать страшные черные раны на ней новой зеленью. И была она, по мнению многих, даже крупнолистней, чем ранее и ягоды ее стали мощнее и слаще. И не голодали люди, и хватало им пищи травной и плодовой". Ну, тут подробнее какие плоды, как они менялись. В какое время их собирали... В общем, не интересно... Дальше что еще... Шли годы... Тут по сезонам, когда что... Если интересно можно подсчитать, сколько времени прошло пять лет или более... Какие-то ссоры, кто кого, в каком порядке убивал... Цатриила, вроде, свергли... Вместо него поставили...
   - Да ладно, сейчас не надо, - вставил Аркетт, - это мы потом вдвоем разберем. Дальше давай самое главное.
   - Угу, хорошо, - Нияст продолжал, - и, вот, "Боги вскоре оставили своей милостью людей. И если не их самих, то многих детей ихних одолела неведомая болезнь. И умирали они во младенчестве, ибо не давала им сил ни пища, ни вода, ни молоко материнской груди. И жалели люди детей своих, и стоял повсюду плач матерей и грустили старейшины, ибо боялись, что вымрет род людской. Ибо и без того мало осталось людей на земле. И, уж, какая из матерей первой дала крови дитю своему никому не ведомо, только когда дети стали выздоравливать один за другим допытались до причин этого старейшины. И узнали. И не поднялась ни у кого рука осудить матерей и отцы стали тем же поддерживать детей своих. И выросли они и стали сильны и крепки, но до конца жизни пили они кровь, и только тем удерживали себя от последства проклятия, кое опустилось чрез них на племя людское. И смилостивились Боги и народились здоровые дети в племени, еще когда кровопийцы были еще малы, но люди не оставили их во имя милости Богов и продолжали поддерживать кровью своей. Ибо жрецы прорекли, что это жертва наложенная Богами на людей".
   - Подожди, - перебил его Свест. - дай осмыслить сказанное... То есть мы - потомки обычных людей. Аллиолов!
   - Да, трудно представить, - поддержал его жрец, - завтра же проведем молебен Богам и попробуем уговорить их дать знак так оно или нет. Это слишком серьезно...
   - Но тогда почему никогда не бывает полукровок?
   - Тысячи лет прошли, - пояснил жрец, - возможно, расхождения крови накапливались.
   - Там, кстати, по тексту сказано, что смешанные браки были категорически запрещены жрецами изначально, - заговорил Ней, - Да, а вы поняли, что первая история, если это правда, была позже?
   - То есть, ты хочешь сказать - там описано самое первое отделение людей от ск... - жрец покосился на меня, - вампиров от людей?
   - А что ты не согласен Аркетт?
   - Да, вероятно именно такой порядок, - согласился жрец, - дальше что?
   - "И плодилось племя людское, и кровососы имели потомство и жили они порой дольше прочих людей, но никто не роптал", - снова уткнулся в листы Нияст, - "ибо верили люди в милость Богов. И разрослись ветвистые леса по всей земле, и травы заполнили каждую ее пядь, и было множество пригодных для пищи плодов. И не только в пределах благословенной земли, но и насколько сил хватало дойти вокруг. И стали отделяться новые племена от первого выжившего племени и занимали они леса в округе за долиной над пропастью и за водою падучею... Освободили их от дани кровавой, ибо сложно было им поначалу без племени выжить. Но сохранило ореол святости сердце Цатриилии. И порешили вожди изгнать всех меченых гневом Богов прочь с этой земли. И перешла дань крови к выделившимся племенам. То есть, я так понял, это о вампирах".
   - Ну и что? - поинтересовался Свест, - Боги им за это вдарили?
   - Как ты угадал Свест?
   - Так это ж мы здесь обитаем, значит Богам именно того и надо было, стало быть обратное не пришлось бы к душе, - объяснился Свест.
   - Ну да, спустя время, - подтвердил его догадку Ней, - так и написано, после всякой там бытовухи, которую можно и пропустить, что обрушилось проклятие Богов на племя людское и отобрали они благословенную землю у людей.
   - Каким образом? - поинтересовался жрец.
   - Ну сейчас я об этом и собирался рассказать, - улыбнулся Нияст, дальше было так: "И упал огромный камень с небес в священное озеро и омыли воды после того всю долину замка". Тут оно еще не замок, но так короче и ясней сказать. Храм же солнца сполз в бездну ибо не стало косы. И страшное зловоние распространилось вокруг, и бежали и стар и млад прочь, а кто не успел - там и нашел конец свой. И с того времени проклятой объявили Цатриилию и не было желающих приблизиться к ней. Все ж кто доселе жил в ней выселились в благодатные края за высокой долиною. Однако всех тех, кто кровавыми жертвами жил, заставили посетить место проклятое вскоре после беды. И хоронили они мертвых в зловонном озере. Ибо жрецы так хотели задобрить Богов, вернув в место обетованное ранее изгнанных. Но и они там не смогли пробыть долго. Ибо душно и дурно было там. И вернулись в леса к своим. И те приняли их и покорно кормили кровью своей. Многие женщины, что застали гнев Богов в Цатрилии - родили мертвых детей, но вот дети проклятьем отмеченных, хотя все их женщины и мужчины побыли на проклятой земле, родились крепче и сильней родителей. И крепче смертных прочих выросли они. А крови им было надо не больше, чем родителям. И серым покрылась кожа их, когда они возмужали и были зубы их так тонки, что не ощущали люди прокусов их. И возблагодарили за то люди Богов. Так вернулись люди в землю, откуда некогда пришли за царем Цатриилом". Ну и тут дальше моральные выводы о том, как не перечить воли Богов. Ну, в общем, Боги были довольны смирением людским и больше бедствий не слали.
   - Если не считать нас, - нахмурился Свест, поднимаясь и откупоривая бутыль, - надеюсь никто не возражает?
   Все были согласны.
   - Ну как вам идея о том, что мы потомки врожденных инвалидов прошлого? - поинтересовался Ней.
   - Возможно некоторые идеи по поводу, что когда-то все люди произошли от одних предков у кого-то и возникали, - ответил Аркетт, - но всерьез никогда не обсуждались. Теперь появился явный стимул.
   - Главное - результат, - заметил Свест, - я предполагаю, что природа нашла неплохой вариант.
   - Сегодня у нас Рин тише воды, - обратил на меня внимание Аркетт, - но, думаю, с его стороны было бы логично заметить, что не все согласятся с этим.
   - Для этого мне надо хорошенько вспомнить, как я жил до середины прошлого лета... - отозвался я.
   - А сейчас и его тоже в нас все устраивает или почти устраивает, - опять-таки высказался за меня теперь уже Ней.
   - Там еще что есть? - спросил Свест.
   - Да, но я понял так, несколько десятков листов - это кулинарная книга, потом возможно есть еще заклинания.
   - Это на публику читать не стоит, даже на эту, - кивнул на Свеста и меня Аркетт, - возможно там рецепты зелий, но с тобой вдвоем разберем. А историческое что-нибудь?
   - Я не уверен, но из того, что я захватил, есть еще один кусок именно исторический. Кажется последний из того, что я сюда взял.
   - Значит, последний раз в сезоне будем слушать тебя Ней, - отметил Свест, - а сейчас вроде как разбегаться надо. Нияст завтра почтальоном.
   - Все в порядке относительно последнего? - жрец посмотрел на Нея, меня.
   Мы кивнули.
   - Что тебе хочу сказать, Рин, - продолжил жрец, - завтра не восстанавливайся после. Во всяком случае, сразу. Только если правда будет плохо.
   - Почему? - удивился я.
   - Сила от тебя идет. Я чувствую, - ответил жрец, - хотя мы сейчас все на это и заторможенные, но кто-то может уловить и не удержаться. Особенно завтра. Можешь считать это просьбой. Да и бури завтра точно не будет. Так что с утра чтоб ты, Нияст, приводил себя в форму и к выходу.
   - Ладно, Аркетт, оставим их, - заговорил Свест, - пойдем ко мне?
   Аркетт высказав еще пару напутствий удалился вместе со Свестом. Ней обнял меня.
   - Хочешь еще чего-нибудь знать о вчерашнем? - поинтересовался я.
   - Меня волнует, что происходит с самыми близкими мне людьми, - ответил Ней, - он тебя опять за счет себя восстанавливал?
   - Да
   - А поломал сильно?
   - Нет, не особо, не волнуйся.
   - Как же он это делает...
   - Предлагает мне ощутить себя его продолжением...- правильно понял его я.
   - Да, он говорил. Но это же, насколько я знаю, это едва начинаемая разрабатываться жрецами практика.
   - Зачем она вам-то нужна?
   - Предполагается, что может быть удастся со временем передавать такую бескровную линну на расстояние. Но пока даже в полный контакт удается только при идеальном сочетании пары и не всегда.
   - Ты хочешь сказать, что мы со Свестом идеально сочетаемся?
   - Возможно дело в тебе - ты пластичен в этом плане. А Свест... Жрецы ведь специально тренируются между собой, а у него вышло с первого раза.
   - Откуда ты все это знаешь?
   - Я же встречаюсь с Аркеттом. Ну и зашел разговор. Аркетт признался, что когда поднимали тебя, он предполагал, что если в течение недели удастся, то хорошо. А Свест сразу выдал. И сейчас смотри, что делает. Хотя Боги вроде подтвердили, что он может, еще когда планировали второй обряд с тобой и мной.
   - Снова мы к этому возвращаемся... - вздохнул я, - думаешь, Великий Бог спустился и все это рассказал? Сомневаюсь...
   - Слушай, я не знаю, как это происходит, но еще ни разу ошибок не было.
   - А ты хоть раз слышал, что сказали Боги до момента, когда все реально произошло?
   - Это не всегда говорят, но фиксируют в записях. Ты еще скажи, что жрецы пишут это потом.
   Я промолчал. Верить можно, конечно.
   - Вот дождемся весны. Практически все поняли, что предсказание перед уходом на зимовку было не очень...
   - Вы вероятность этого "не очень" еще раньше со Свестом обсуждали, - напомнил я, - так что уже не надо быть Богом...
   - Давай-ка лучше спать. Тебя опоить?
   - Да, надо бы...
   Хорошая вещь сон-трава!
  
   ***

-- 2 день месяца Веркон

  
   Проснулся я раньше Нияста. Его рука лежала на моей. Я невольно сравнил - кожа практически одного цвета. Но сегодня это изменится. Что он при этом будет чувствовать? Я аккуратно высвободился и пошел убедиться, что действительно утро. Информационная дощечка и правда была практически чистая с одним кружочком. Вернувшись, я лег опять около Нея и легонько потряс его за плечо. Он проснулся.
   - Утро уже? - спросил спросонья.
   - Да, я проверил.
   Ней аккуратно переместился ко мне поближе. Но медлил. Я притянул его и только тогда он приник к моему плечу. Когда он откинулся, я увидел выражение бесконечного счастья на его лице. Он закрыл глаза и ловил каждую каплю силы всем своим существом. Вот почему нас оставил Свест. Я и то вдруг захотел оказаться на его месте. В этот раз Свест восстановил меня, не дав этой радости. Стало быть, линна линне - рознь. Даже я получил в этом плане некоторый опыт. Хотя с удовольствием бы отказался от второй его части.
   Тем временем Ней поднялся. Прижал меня к себе. Я понял, что он преисполнен благодарности, но не знает как лучше сказать. Впрочем, я и раньше замечал, что они довольно активно используют жесты для выражения эмоций. Затем Ней встал, набрал еды и вернулся обратно на циновки. Мы поели. Через некоторое время я стал замечать, как его кожа темнеет. Даже взгляд немного меняется. Нияст внимательно оглядел свою руку.
   - Сейчас... скоро пойдем. У выхода холодно. Сходи к себе возьми, что одеть. А потом мне еще надо будет крови. Уже там, внизу.
   В этот момент в дверь постучали. В ответ на приглашение вошел один из жрецов, увидев Нея, кивнул и тут же вышел.
   - Проверяет, что мы еще не спим, - пояснил Ней, - значит Истовер только подошел. Время есть.
   - Мне можно будет высунуть нос на улицу? - спросил я, - глянуть на свет одним глазком?
   - Только из прохода не выходи. Провожающие ребята сразу рванут за тобой, боясь, что тебя порывом ветра снесет, а они обморозятся быстрей, чем ты. Понял?
   - Да.
   Наконец я и совершенно серый Ней, спускаемся вниз. Я хорошо помню, где выход. Сейчас там светло и толпится народ. Ист подходит чуть позже нас. Наэрлы начинают высвобождать забитый проход. Сразу резко холодает, я начинаю одеваться. Ней и Истовер тем временем кутаются всерьез. Они одевают плотные, на вате, раздвоенные снизу мешки. Сверху натягивают... нет, не более привычные здесь плащи, а несколько самых настоящих одеяний, у которых есть рукава. Я такие раньше носил поздней осенью, да зимой. Вскоре появляются жрецы.
   - Молились Богу Аскренту, чтобы мы дошли. Там, в зале, народ в молебне участвует.
   - Свест там? - спросил я.
   - Наверняка, - ответил Ней, - обычно на такие молебны всех не собирают, но бригаду, как правило, всю. Так что когда мы уйдем - иди в зал. А сейчас посмотри - тебя жрец зовет.
   Жрец действительно делал мне знак. Я подошел. Он проник руками мне под одежду на уровне груди, потом выше и затем кивнул. Затем рядом оказался второй аллиол.
   - Привет - поздоровался он на смиати, - я как и ты бывший Смиалоэт.
   Я его не узнал, видимо либо он давно ушел, либо жил далеко от меня. Это не удивительно - поселение Смиалоэтов тянется далеко вдоль лесов. И все же надо же - собрат.
   К каждому из нас подошли жрецы и совершили какие-то пассы над нашими головами.
   - Благословили, - проговорил мой сосед.
   Затем к нам подошли Нияст и Ист и присосались всерьез. Усвоив линну, они принялись обнимать всех провожающих. Те им желали удачи. Последним Ней подошел ко мне.
   - Все, иду, если хочешь высунуться - иди со мной до выхода, но помни, что я сказал.
   Затем его обвязали веревкой, и он юркнул в щель за Истом. Я смотрел, как его спина движется вдоль прохода, который сделан практически по ширине плеч, и исчезает. Я тоже зашел в проход. Никто мне не помешал. Когда я дошел до края, меня уже насквозь пробрал мороз. Тем не менее, я глянул наружу. Белое солнце стояло высоко в небе. Его лучи ложились на белый-белый снег. От этого слепило глаза. Ней оглянулся и помахал мне рукой. Я ответил тем же. Как же холодно! И это еще погода ведь безветренная. Я вернулся. Проход сразу же начали закладывать.
   - Спасибо! - произнес я вслух в сторону жреца за то, что не помешали мне.
   - Да, ты же зимы еще не видел, что ж тебе мешать, - промолвил жрец, - не принято, высунуться можно всем. Это тебе спасибо, что дальше не пошел. А то в том году молодого наэрла впятером из сугроба вытаскивали. А потом дружно лечиться пришлось. Весь режим нарушили. Но зато были обеспечены нестандартные занятия для зимы.
   Я, удивленно пожав плечами, отошел. В углу все еще сидел Смиалоэт. Я решил к нему еще раз подойти.
   - Присаживайся, Рин, - предложил он.
   - Ты меня знаешь? - больше для порядка спросил я.
   - А ты не помнишь нашу встречу во время поединков? - засмеялся он, - впрочем, не удивительно. Мы не успели познакомиться и уж очень резво ты со мной разобрался.
   - Извини, правда, не запомнил.
   - Да, у меня было больше стимулов запомнить и поинтересоваться кто ты. Так что я знаю о тебе все.
   - Ясно, правда я сам, может, не все про себя знаю. Ты, может, представишься?
   - Ах да, совсем забыл я - Виреск. Теперь, я так понимаю, должен последовать традиционный вопрос как я сюда попал?
   - Верно... Про меня, думаю, ты знаешь...
   - Ну, не все знают или помнят тебя в лицо, но вот как сюда попал Бешеный знают, предполагаю, все.
   - Мда... не могу сказать, что я дико этому рад.
   - Можешь гордиться. Судить-то тебя не судят. Тем более - сейчас. Хотя я, например, знал Нияста - часто видел в жреческой башне, когда он в библиотеке торчал. И был просто в шоке, когда узнал, что его чуть не добили. Но ты-то его представлял не так тогда...
   - Тем не менее, я иногда думаю: останься я у своих, чтобы со мной сделали после этого вампиры, если бы нашли, - поделился я старой загадкой.
   - Это не предсказуемо, - качнул головой Вир.
   - Ладно, лучше о себе расскажи, - проявил интерес я.
   - Тут прохладно. Может, переберемся ко мне? - спросил Вир, - а вещи теплые здесь оставь.
   - Может тогда в другой раз, - решился я ему возразить.
   - Да не волнуйся, с молебном в зале без тебя справятся. Да и погода сегодня до самого вечера прозрачна должна быть, как стекло. Ну, может к вечеру ветер немного разойдется и по возвращении почтальоны его застанут. Ну, тогда и пойдешь в зал.
   - Они там что - целый день?
   - Скорее да. Успеешь. Слушай, за столько времени, ты ни разу не заинтересовался, как здесь живут другие аллиолы. Тем более, такиеже Смиалоэты, как ты. Ну, раз уж случайно встретились! Идем. Расскажешь мне, может, что интересное, может общие знакомые есть. Пошли. Мне в другой раз, может, не разрешат тебя позвать.
   Он был так настойчив, что я не решился отказать.
   Чтобы попасть к нему пришлось пройти через зал. Но молебен проводился в дальней стороне от того места, где нам надо было идти. Проходя, я разглядел наэрлов, которые скучковались на коленях возле статуи божества и стоящего перед ней жреца. Думаю, они меня не заметили.
   Мы прошли дальше комнаты, где я уже был, и где-то в глубине Виреск потянул меня в нишу. Его пещера также имела камин. Но в целом ее убранство немного отличалось. На стенах красовались барельефы, изображающие травы и вымерших животных. Пол был застелен циновками всплошную. При этом травяная постель была сделана, как это принято у Смиалоэтов. Практически не было запасов еды. Зато, как выяснилось изнутри эта пещера соединялась с еще одной, вход в которую был прикрыт занавесью. Вир ненадолго там исчез, предложив мне пока присесть где удобней. Удобней мне показалось на полу.
   - Восстанавливаться будешь? - поинтересовался он, вернувшись с заставленным подносом.
   - Жрец просил этого не делать - вспомнил я.
   - Может тебе оно и не надо, - пожал плечами Вир, - тогда я один.
   Он поставил воду на очаг и сразу же бросил в нее горсть каких-то трав. Поднос он поставил на пол и сел рядом со мной. Выбрал нужную бутылочку, отпил, закусил уже знакомой мне травой.
   - За столом по-человечески ты тоже уже отвык сидеть? - поинтересовался он.
   Я вздрогнул. Наверно, слово "человек" я предпочел бы не слышать никогда. Он не обратил внимания и продолжил:
   - Ты, спросить тебя хочу, где, в поселке какого номера жил?
   - В самом начале.
   - Первый, стало быть, я в седьмом. Ты Эркаста-эрин-стей и так далее случайно не знал?
   - А это тот, который переехал за рожденной в нашем поселке Арикой-ист-аш, когда женился на ней?
   - О, точно!
   - Не особо знал. Он же, как семейный, в соответствующей части жил, а я-то не там. Но, конечно, видел его не раз.
   - Это мой старший брат. Когда я ушел, у него как раз девочка только-только родилась. Не знаешь как там он?
   - Так ты тут около трех лет?
   - Чуть меньше. В самом начале лета попал. Так что, не слышал?
   - К середине этого лета вроде ни с кем несчастий не было... - я как мог, напряг память, - Ой, вспомнил! Это же именно у них двойня родилась! Мальчики.
   - Правда! - он обрадовался, - оказывается у меня куча племянников.
   - Да и его старший сын от первой жены стал жить независимо где-то года полтора назад, и тоже приходил в деревню к отцу. Я ему даже дорогу показывал.
   - Вот уж правда мир тесен. А не знаешь: Малис выздоровела?
   - Это кто?
   - Ну, его первая жена.
   - Понятия не имею. Я ж не с ним, ни с его сыном почти не говорил. А что с ней было?
   - Подхватила что-то. Да она всегда слабой была. У них всего двое детей и есть. Жаль, что ты не знаешь. Когда брат женился и ушел в другую деревню, я ей иногда помогал. А теперь даже не знаю, как и что.
   - Да, и не навестишь, - вздохнул я.
   - Знаешь, я обратно не хочу, но вот было бы здорово знать, что все там в порядке, - вздохнул также и Виреск.
   Вода с заваром закипела. Вир налил нам чаши.
   - Возьми это - он показал на какие-то цветные кусочки, - это не считается восстанавливающим.
   Я попробовал. Слаще любого фрукта. Но если запить - нормально.
   - Это жрецы из плодов особо выпаривают.
   - Ты мне еще не рассказал, как ты сюда попал, - вспомнил я начало нашего разговора.
   - Ах, ну да. Избили меня до полусмерти и выкинули в лес, - как-то очень просто сказал он
   - За что? - разумеется, решил выяснить я.
   - У жреца талисман своровал - думал, не заметит.
   - Зачем? - его поступок действительно показался мне странным.
   - Хотел попросить Богов помочь Малис, - грустно улыбнулся он. - Глупо, конечно. Если уж жрец ничего для нее не выпросил, то куда было мне. Но талисман у жреца с руки слетел, когда он говорил с народом на площади у нашего поселения. И я не удержался. Сначала наступил, а потом тихонько спрятал за поясом. Жрец, конечно, потребовал немедленно всем искать и вернуть. Я тоже делал вид, что ищу. Гвардейцы окружили площадь. Вроде как уже все успокоилось. Всем велели разойтись и, ты представляешь, эта штуковина у меня выпала, именно тогда, когда я шел мимо гвардейца. Ну а там наверно знаешь, как что происходит.
   - Даже очень хорошо.
   - Потом отнесли в лес, и жрец на дорожку сказал, что если Боги меня простят, то я вернусь, а если нет - то нет.
   - И вскоре около тебя оказался вампир?
   - Если бы... Он меня только под утро нашел. Черви уже искусали. Предложил помощь и только тут-то я сознание и потерял от ужаса.
   - Но он не ушел?
   - Нет. Привел в сознание. Сказал, что скорей всего для меня все скоро закончится. Но есть вариант продолжить это самое "все" у них.
   - Согласился сразу? - я почему-то был в этом почти уверен.
   - Нет, - чуть заметно качнул он головой, - У меня же жена осталась дома, сын. Был шанс, что выходят. А тут... Но он вытащил иглу из моей спины. Оказывается, пытаясь как-то двигаться, я в итоге где-то привалился к арабистке. Знаешь - такие иглы прямо из земли растут. Если наступишь - надо быстро вытаскивать и все равно потом, полдня спустя, тошнить будет сутки. А я ее даже и не заметил, представляешь?
   - Не удивительно, - смог представить я, - это в нормальном состоянии ее невозможно не вытащить.
   - Ну, вот вампир мне и объяснил, что меня ждет. Игл было несколько. Ну, я и согласился. Что терять. Хоть, честно, внутри просто рыдало все. Тогда он только и начал меня лечить. То, что ушел я безвозвратно, я жалел, наверно, почти год. Я уж тебя о жене не спрашиваю. Ты этого знать не можешь. Как же я тогда этих нелюдей ненавидел, что они дали мне такой выбор: умереть или стать частью их общества.
   - Да... - пробормотал я, поняв, что меня еще не очень "ломает", - не могу ничего знать о других твоих родственниках. А как ты сейчас?
   - Сейчас я считаю, что мне повезло, что меня все-таки выкинули в лес, - твердо произнес он, - а не бросили в ближайший к деревне овраг или даже не стали выхаживать.
   - А как среди храмовых оказался?
   - Тот вампир был одним из жрецов. Травы собирал, хотя они тоже охотятся.
   - Я знаю. Здесь-то, правда, редко кого бьют? - задал я вопрос "в тему".
   - Правда. Но бывает. За воровство могут такое решение принять или если кого кто покалечит не случайно. Не обязательно, впрочем.
   - Свест говорил, что это редкий случай... - вспомнил я, - я вроде не слышал о таком.
   - Ну, тут же на площади сечь не принято, - посветил меня Вир, - и восстановиться дают вампирам сразу же. Они через сутки-другие - опять как новые. Так что кому оно не надо не в курсе. Но вот ты еще в истории с Гаридом прославился. Я, кстати, тоже ему попадался. В аллиольском саду вечером заловил. Правда я ему не поддался и он здорово разодрал. А найти его не смогли. Так вот, думаю, ты не знаешь, как его наказали. Поскольку это тебя уже не касается.
   - Я слышал, что его держали взаперти, но уже выпустили.
   - Я вот точно знаю, что перед этим он плетей получил, - немного ошарашил меня Виреск, - Один из наших, храмовых, его потом прикармливал. Вспоминал, что тот так на него смотрел, что он подумал, что он и его сейчас раздерет. Но тот не посмел.
   - А вы тоже не скучно живете, - оценил я.
   - А то... И, представь себе, в курсе многих новостей, которых не знают большинство наэрлов. Кстати, аллиолов, как правило, не бьют. Просто лишают прав. Ну, разве что ты можешь быть исключением.
   - То есть? - не понял я.
   - Тебе Свест не сказал? - в голосе Вира проскользнуло удивление. - Тут же есть наши противники, и они подняли вопрос, что Свест слишком уж опасным тебя делает, а ты и так бешеный. К тому же и силой он с тобой делился как-то и влияние на тебя имеет. Вдруг захочет поквитаться через тебя, думая, что тебе ничего не будет? Или ты сам на то ж пойдешь. Иногда бывают случаи, когда срываются не вампиры, а и люди. Жрец же беседовал об этом со Свестом, когда его бригада дежурила, и объяснил, что принято решение, что он несет ответственность наравне с тобой, если что случится, чтоб всем было спокойней. А заодно и за тебя так же... Я присутствовал, когда жрецы это обсуждали. Они от нас ничего не скрывают. Даже младших жрецов иногда просят выйти, а нам - можно.
   - Я как-то не особо внимание обратил... - знакомая история, рассказанная в таком ракурсе, показалась мне более неприятной, - А поподробнее что это значит, можно?
   - Ну, в каком-то крайнем случае могут бить и тебя, но тогда и Свеста одновременно с тобой. Чтоб он потом тебя восстановил. И то ж, если ты просто покалечишься по причине того, что не смог овладеть всеми навыками в достаточной мере, чтобы их применять, а пробуешь. Конечно, тогда только его.
   - А если у него не получится?
   - Тогда это положение будет пересмотрено. Но они все равно лечат хорошо. Меня вон тогда никто не восстанавливал "по крови".
   - Меня в свое время и лечили не они, и все равно оклемался, но есть разница, - не мог не отметить я, - черт, значит, вот как он со мной связан еще...
   - Я не понял, ты кого собрался обворовать или покалечить? - заглянул Виреск мне в глаза, - Что ты волнуешься? Просто будь осторожней. Да, впрочем, подозреваю, что и без приговора жреца Свест восстановил бы тебя собой, если поранишься. Он к тебе очень привязан, жрецы говорят.
   - Я к нему тоже, - признался я.
   - И все же, не хочешь немного здесь пожить? - произнес Вир самым обыденным тоном. - Сравнишь. Не понравится - всегда можно уйти.
   - А что ты не сравнивал? - спросил я, заподозрив неладное.
   - Привык... - замялся Виреск.
   - Тоже и я. Жрецы специально привели именно тебя? - прямым вопросом попытался вывести его на откровенность.
   - То есть? - он сделал вид, что не понял.
   - Чтобы со мной поговорить, с соплеменником, - объяснил я, поняв, что "расколоть" не удастся, - меня ж и раньше в храмовые зазывали.
   - Возможно... - Виреск словно задумался, - но может они это и для меня. Знают же где кто в поселении жил. Во всяком случае, меня не предупредили, что тебя надо сюда позвать. Если они разрешат, будешь заходить?
   - Если узнаю об этом, - произнес я, подумав, что я зря так прямо, - ты тоже можешь придти...
   - Храмовые не могут ходить по жилым комнатам - за это могут запереть на время, - сообщил мне Вир, - Впрочем, ты тоже без приглашения не имеешь права шататься по кельям.
   - Но ты не можешь зайти, даже если я приглашу, и сам не можешь без разрешения пригласить, - ответил на это я.
   - Да, но как-то это раньше мне не мешало, - уверенно ответил Вир.
   - Свест помог мне встретиться со старым другом вне территории, - решил я расставить все по своим местам. - Ты хоть раз за то время, что мы здесь, там был?
   - Ближе к концу лета храмовым строят временные дома в северном лесу. Еды там полно. Мы там посменно живем практически на воле, - дал он мне новую информацию для размышления и неожиданно спросил. - Кстати, хочешь искупаться?
   - Где? - удивился я.
   - Тут есть озеро в одной из нижних пещер. В глубокой древности вампиры сделали так, что вода в нем прогревается печью. Там обычно омываются жрецы. Можем и мы туда пойти.
   - Виреск, если не возражаешь, можно я пойду к своим? - не поддался я на соблазн. - Конечно, я благодарен за гостеприимство и очень хотел бы с тобой еще поговорить, но, понимаешь, они мне, правда, очень дороги. Я сейчас не хочу быть в стороне.
   - Без проблем, понимаю, - согласился Виреск очень легко, - зайдем только к жрецу. Я все-таки узнаю, могу ли я тебя еще пригласить.
   По дороге я размышлял о том, что нет, так бы жить я не хотел. Но вот не имел ничего против того, чтобы узнать Вира получше. К жрецу Вир зашел один и, выйдя, сказал, что сам придет как-нибудь к нам со жрецом. Я сразу догадался, с каким именно жрецом он говорил, но согласился. Поболтаем. Вероятно, в следующее посещение Аркетта, Нияст еще не будет готов порадовать нас новой легендой. Хотя я б и "старую" не прочь еще раз послушать. Тем временем, вопрос как он там, в этом холоде, начинал меня мучить все больше.
   - Жрецы говорят, ветер поднимается, - произнес Вир, когда мы подошли к залу, - но, надеюсь, дойдут посыльные нормально. Они уже должны идти обратно.
   - А заночевать там, где они почту оставляют, нельзя?
   - Так они же не в жилую часть ходят, а в одну из открытых комнат - она проморожена. Ладно, вон твои сидят. До встречи, - махнул он мне рукой.
   Когда я подходил, Свест встал и пошел ко мне, обнял, увлекая в сторону. Мы присели у стены.
   - С храмовыми знакомился?
   - Только с одним. Думаешь подстроено?
   - Конечно. Но храмовый, может, об этом и не знал. Он, конечно, Смиалоэт?
   - Да.
   - Быстро ты вернулся. У них там не плохо. Я знаю.
   - Думать ни о чем не мог, - словно начал оправдываться я, - только как там Ней. Вир сказал, что, по словам жрецов - ветер поднимается?
   - Да, вон тот жрец тоже об этом знает, - Свест махнул на место сбора, - но такое случается часто. Отойдет. Пойдем, присоединимся к молящимся.
   Когда мы подошли ближе я услышал тихий монотонный шепот, иногда перекрываемый голосом жреца. На колени я встал, как и все, хотя, конечно ни черта в этих звуках не понимал. Я даже сам мысленно начал просить Богов и отдельно именно этого - Аскрента помочь им вернуться. Не помешает.
   В какой-то момент все одновременно подняли головы.
   - Жрец говорит, что они уже близко подходят. Сейчас выберет, кто будет встречать.
   Жрец указал на пятерых, в том числе на Свеста и меня. Мы тут же встали и направились к выходу. Там уже сидели двое помощников жреца.
   - Они всегда дежурят по очереди, - сообщил Свест.
   Мы как завороженные уставились на сигнальное устройство. Наконец оно дернулось, произведя немалый шум. Все тут же бегом начали разбирать проход. У вошедших были абсолютно обветренные, покрасневшие лица, я даже не сразу понял, где кто. Они тут же бросили мешки и им начали помогать стаскивать промерзшую одежду. Затем повели подальше от выхода. Место встречающих заняли другие наэрлы, которые начали заделывать ход. Мы быстро дошли до установленной в зале статуи Божества. Там уже поджидало посыльных пара свежих аллиолов. Правда и Нияста и Иста заставили оторваться от них очень быстро. Зато тут же принесли чаши, от которых шел пар. Они выпили и легли. Свест прижался вплотную к Нею, согревая его собой. Я последовал его примеру. Постепенно лицо Нияста стало приобретать обычный вид. Как только он поднялся к нам подошел жрец и посоветовал быстрей идти в подвал.
   - Я с ним, - сказал мне Свест. - там, у выхода теплая одежда валяется, если не трудно принеси.
   Когда я спустился в подвал, Ней лежал на ледяном полу, а Свест сидел на трех циновках рядом. Единственный факел горел в отдалении. Я передал ему одежду, натянул кое-что на себя и тоже присел. Свест обнял меня рукой.
   - Все, не могу больше. - С этими словами Ней поднялся и сел поближе к нам, - и так пока шел, казалось ветер кожу с лица сдерет.
   - Ней, ты знал куда идешь, - сказал ему Свест, - ляг. Истор вон не двигается.
   - Сейчас соберусь с духом...
   - Хорошо. - Свест начал раздеваться, - давай я тоже присоединюсь.
   - Не надо, прошу тебя, - Ней соскользнул обратно на пол, - только, если можете, не уходите совсем.
   - Нет, не уйдем, конечно, - Свест обратно закутался в плащ, - хотя не знаю как Рин.
   Я смотрел на все это с ужасом. Все-таки и в их жизни немало сложностей.
   - Я останусь, конечно, - лишь сказал я в ответ.
   - Ней, ты устал, замерз, если не будешь дергаться, мы очень быстро отсюда вместе уйдем, - произнес Свест, - а там уж отогреешься. Сейчас постарайся заснуть.
   Через какое-то время, кажется Нияст и правда сумел задремать. Свест аккуратно к нему приблизился, заглянул в лицо.
   - Отключился, - сообщил он мне, вернувшись, - сейчас это проще чем в прошлый раз. Устал-то не на шутку. Ты не замерз?
   - Не очень.
   - Давай вместе закутаемся в плащ - так теплей. Так что звал тебя к себе храмовый?
   - Да. Но я не хочу.
   - Ты все-таки познакомься с ними получше, - Свест словно настаивал и это мне показалось странным.
   - Ты хочешь от меня избавиться? - высказал я догадку.
   - Нет. Но рассчитываю на весну тебя сбагрить к ним, - честно признался Свест.
   - Буду мешать?
   - Это сумасшедшее время. Жрецы будут настаивать. Да и тебе там будет спокойней.
   - А тебе?
   - Я постараюсь верить, что ты не сбежишь оттуда но, впрочем, и не останешься там. Ты что хочешь, чтобы я при себе тебя держал?
   - Да.
   - До весны еще дожить надо - может, передумаешь. Конечно, возле меня никто тебя не тронет, но от меня самого никто и не защитит.
   - Я не боюсь тебя, Свест.
   - До сих пор? - Свест крепко сжал пальцами мой локоть, - ну ладно, время покажет. Только знай, что я категорически за, чтобы ты знакомился с храмовыми. Может и не затем, чтобы тебя буквально "сбагрить". Ты должен уже понимать, что выйти с тобой мне приятней. Но не хочу, чтобы на меня вешали обвинения, что я тебя специально на это подбиваю. Потом -тебе и самому должно быть интересно пообщаться с этими аллиолами. Посмотреть, как они живут.
   - Да это правда, - отметил я очередной раз его способность угадывать.
   - Ну, вот и хорошо, - пробормотал Свест.
   - Я так понял Аркетт приведет храмового с собой, - решил я поделиться с ним информацией, - он сказал просто жрец, но я думаю - это будет скорей всего именно Аркетт.
   - Более чем вероятно, - согласился Свест, и предупредил, - ты будь внимателен, не назови по имени Аркетта. По идее он не должен этого позволять.
   - Ладно, буду внимателен.
   - Иди наверх, - хорошенько отогрейся и возвращайся, - распорядился Свест, - будешь меня греть.
   Я согласился. Это было разумно. Я быстро выбежал в зал и нашел место, где черная порода передавала тепло от печей. Там я быстро согрелся и вернулся назад.
   - Вот так другое дело, - сказал Свест, накрывая меня своим плащом, - скоро Нея отсюда заберем.
   - Он спит?
   - Да, но ради этого можно разбудить. Можешь посмотреть - он уже почти белый.
   Я переполз на пол и сравнил кожу Нея со своей. Действительно - почти похоже. Значит еще чуть-чуть. Счет времени я, конечно, потерял. Хорошо, что Свест развлекал меня разговорами. К счастью, Ней не просыпался. В какой-то момент Свест очередной раз глянул и приблизившись к нему аккуратно начал трясти:
   - Ней, вставай, уходим.
   Когда Нияст проснулся его начало буквально трясти от холода. Мы быстро покинули подземелье и побежали наверх. Моя комната была ближайшая, туда мы и свернули.
   Я бросился ставить воду. Ней подсел к камину. Свест вышел.
   Когда Свест вернулся, вода только начинала кипеть.
   - Мне тоже налей, - произнес он и раздал нам письменные трубочки, - нам уже разложили почту у дверей.
   Казалось, я безумно ждал этих писем, но пока я их отложил. Разлил на три чашки завар и положил руку на ледяные плечи Нияста.
   - Счас отогреешься, - приободрил его Свест.
   - Я знаю, уффф. Все отлично, - почти жизнерадостно произнес Нияст.
  
  
   27. Так бывает.
  

-- 3 день месяца Веркон

  
   Вчера до чтения писем дело так и не дошло. Пока отогрелись, пока закончился разговор о перипетиях похода... А там и заснули. Но сегодня все похватали свои трубочки и разбежались по комнатам. Я открыл одну из своих.
  
   "Привет, Рин!
   Здесь все хорошо. Мы начали зимовать. Жаль ты не увидишь, как я побелела и стала похожа на тебя. Я знаю, что это письмо ты получишь вместе со следующим и все же не удержалась, чтобы не написать, когда объявили почту. У нас самое удобное расположение - из нашей башни можно дойти до жреческой внутренними переходами. Девочкам из другой башни приходится сложней, но им все равно идти куда ближе, чем из любой башни наэрлов. Надеюсь, что и от вас письма принесут в этот раз. Я стараюсь не скучать, и мне в этом помогает Айшер. Целую, любимый".
  
   И она тоже морозилась в этих чертовых подвалах, и рядом не было меня. Хорошо, что им не надо идти под жгучим ледяным ветром в башню жрецов. Иначе я бы просто сошел с ума от беспокойства, представляя, что посыльной может стать Ирли. Я достал второе письмо:
  
   "Привет, Рин!
   Получила твое письмо. Вижу, ты продолжаешь учиться. Молодец! Я так рада за тебя. Спасибо за самое лучшее слово на моем родном языке. У нас здесь очень весело. Надеюс,ь вы тоже не скучаете. Передавай привет Нею и Свесту. Тебе больше они нравятся после подвалов или нет? Я тут размечталась, что было бы здорово когда-нибудь зимовать вместе. Жаль это невозможно. Но тут как-то ночью мне показалось, что ты рядом со мной. Ты кричал, что любишь меня любую. И мне было так хорошо! Может это был какой-то обряд с вашей стороны? Впрочем, я чуть-чуть осведомлена, что Свест знает одного из жрецов. Так что если это не совсем легально просто не пиши. Я пойму. Люблю. Целую. Твоя".
  
   У меня кругом пошла голова... Значит, она почувствовала, как я, опьяненный жреческой травой, мысленно звал ее! И ей тоже было хорошо. Значит, что-то передалось вот так на расстояние, бесконтактно... Нет, я ни кому не собирался об этом говорить. И тебе, малыш, я все расскажу только весной. Я достал засушенный цветок. Вспомнил нашу последнюю встречу и, убирая его назад, твердо решил, что в следующий раз, я перешлю его ей. И все же, как долго ждать...
   Мои мысли прервали мои приятели, которые ввалились в крайне веселом расположении духа. Они бурно передавали мне приветы от своих девушек. Я ответил тем же. Свест, оказывается, получил письмо еще и от своей дочери. Потом они заявили, что собираются преобразить мою комнату. И принялись долбить копьем с насадкой из самого прочного из всех осколка ирра-камня стену в углу. Мда, подумалось мне, они успеют сделать более-менее приличную нишу аккурат к весне. Я не стал им мешать. Через некоторое время они все же продолбили отверстие размером с ладонь. Затем Ней куда-то унесся. Вернулся он с каким-то котелком. И из него, не касаясь этого руками, что-то осторожно переложил в отверстие. Пошел дым. Ох, уж мне это колдовство. Тут приятели подхватили меня под руки, выводя из комнаты.
   Мы чуть посидели у Нея и вскоре мы вернулись обратно. Свест взял в руки свое орудие и легонько стукнул чуть повыше отверстия. К моему удивлению отвалился значительный кусок стены. Они продолжили бережно и аккуратно. И вскоре у меня в комнате появилась большая ровная ниша.
   - Принимай работу, - заговорил Свест, - нравится?
   - Спасибо, но это как? - я был удивлен.
   - Такая смесь, - объяснил Ней, - Если ее замороженную положить на камень, то камень становится мягким и податливым.
   - Конечно, кроме этого, - Свест указал на наконечник копья.
   - Откуда она у вас?
   - Плошки с ней ставятся перед зимовкой около входа, - вновь стал давать разъяснений Ней. - Они, конечно, лопнули, когда смесь вызрела, но к этому моменту уже было так холодно, что она обледенела и не растеклась. Пока мы ходили эти ледяные кирпичики собрали и сложили в чаши с подготовленной жрецами водой. Они там не тают. Теперь такие плошки стоят в коридоре и их можно использовать.
   - Именно так в древности надолбили все эти отсеки, - добавил Свест. - теперь готовят этой смеси из расчета по ледышке на каждого.
   - Свою, я так понимаю, я уже использовал.
   - Мне уже не нужно, - заметил Ней, - у меня и так ниш хватает.
   - Да и я тоже не собираюсь ничего добавлять, - повторил и Свест, - так что мы тут у тебя потом еще поработаем. Только сам не пытайся их брать. Обжечься можно при малейшей неосторожности. Что мы будем делать в этом случае - ты знаешь. А вот у тебя будет шанс остаться без пальцев.
   - Спасибо, что предупредил - не прикоснусь, - сразу согласился я.
   Свест только поднял глаза к потолку.
  

-- 4-5 день месяца Веркон

  
   В остальном этот день мало чем отличался от прочих, и два следующих также не принесли новостей. Не происходило ничего такого, чтобы стоило выделить особо. Ней намертво засел за книгами, а я, в основном, сидел рядом и корпел над учебниками. Самым существенным событием оказался визит Аркетта.
   Он пришел по обычному графику ближе к вечеру и действительно привел с собой Виреска. Новостью это было только для Нея. Мы со Свестом просто забыли ему это рассказать. Тем не менее, все устроились как обычно. Вир также присел около жреца.
   - Начало он знает, - махнул на него рукой Аркетт, - так что можно продолжать.
   - Он понимает смиати, - скорей не спросил, а с интонацией понимания произнес Ней и тут же продолжил, - Ну так сегодняшний кусок это явно продолжение самого первого. "Агэр де... ну это неважно вывел нас в Цатри, и не было там больше проклятия, ибо всем дышалось легко. Только озеро умерло и поросло травой и жадно глотало то, что попадало в рот его, затягивая внутрь, и никто не знал где его рот сейчас. И оказался заглотанным и древний храм, и даже шпиль его не поднимался над гладью озера. Но в левой части болота сохранилась черная вода, и окунались в нее люди с головой и омывались ею, чтобы принять на себя остаток святости этой земли, олицетворяемой древним храмом, поглощенным трясиной болот".
   - В левой части, говоришь? - заинтересовался Аркетт.
   - Да там такая же трясина, как и везде, - припомнил Свест, - все заросло. Это правее добывается горючая земля для печей.
   - Гораздо более новые тексты содержат записи как некоторые, как там сказано неразумные, пытались войти с разлету в болотную воду. Теперь хоть ясно зачем. Я уж не говорю, что та вода начинала источать вонь, она еще и пыталась поглотить смельчаков в себя, вместо того, чтобы вытолкнуть - прокомментировал Ней, чуть покосившись на меня - Да, нам святость уже не ощутить.
   - Или святость будет последнее, что удастся ощутить, - вставил и Вир.
   Мне тоже было что сказать, но уместней было промолчать. Если я что и ощутил, когда меня чудом извлекли из трясины, то это явно была не святость. А уж что я ощутил, находясь в ней....
   - Так дальше. Тра-та-та, - продолжил Ней, - "и скоро благословение пало на людей - ибо родилось у них крылатое племя. Дети рожденные вдруг с годами начинали обретать нечто вроде раскрывающихся неоткуда крылышек. И у многих эти лопасти становились с каждым годом больше и сильней, открывшись однажды - они всегда могли открыться и вновь. И много было горя и боли повзрослевшим, когда их лопасти начинали еще раз расти..." Как все знакомо, - Ней поежился.
   - Да, это уже явно вампирские хроники, - констатировал жрец, - Ты удачно подобрал фрагменты для изучения Ней.
   - Знаешь, сколько я их выбирал, А ... не так просто, жрец, - чуть не оговорился Нияст, - слушайте дальше. "Зато те, чьи лопасти открылись полностью - больше не менялись в лице, сколько бы не прошло весен. Если только добывали довольно они крови вечно бледных, лишенных божественной силы, людей. Иначе старели в скорости. Только в этом не дождались мы Божеской милости". Далее тут события всякие, как кто освоил полет, еще есть ссылки на открытые жрецам откровения о свойствах трав и не могу понять...
   - Тебе ни к чему понимать, - заметил жрец, - я догадываюсь, о чем речь. Предполагаю, что то, на что здесь ссылаются, для служителей Богов не тайна.
   - Пропускаю... - согласился Ней. - Я, честно, не все даже подробно перевожу. Так, по ключевым словам. Вот, разве что, тут история про человека, куча хвалебных эпитетов, кстати, в его адрес, которого окатили чем-то завещанном еще величайшем Агэром и состав чего наконец-то смогли восстановить по его наброскам. Далее, что вот он не успел, а некий жрец Эрдаг смог понять сущность данного ему откровения.
   - Тот отчаянный почернел и его крылья стали огромны? - догадался Свест.
   - Угу, - подтвердил Ней, - даже можно дальше не рассказывать. Были у него последователи. Тут кому удалось, кому нет. Кто-то даже от эрдигионской воды погиб и не один такой... Вот тут инструкции... Да, они не изменились. Не интересно. А вот тут, видимо, писал еще бескрылый человек. Он сетует, что молодые крылатые утверждают, что видят не видимое и слышат не слышимое. Его рассуждения о самомнение молодежи, о неуважении, об их фантазиях и т.п. Потом его же подозрения, что это, правда, и молодь общается на каком-то только им понятном и в полной мере только ими слышимом языке. И вообще признает, что те лучше и сильней предшественников. И благословляет их, видимо перед смертью. И напоследок благодарит Богов.
   - Все? - спросил Свест
   - Здесь все, но меня заинтересовала еще одна вкладка. Она написана очень крупно. Так вот там сказано, что новые приемники старых жрецов убедили тех уйти на покой и доказали, что они смогут справиться лучше и оставили им роль советчиков. И вот теперь новое жречество повелевает считать основным языком племени Агэра молодежный неслышимый в полной мере вечнобледнолицыми и старшими язык, рожденный в священном Цатри. Но не забывать языка предков, дабы воздать им дань уважения. Но отныне именно на цатриильском следует заполнять все письмена. И было повеление все тайные жреческие книги, которые еще не переведены на молодой язык, перевести. Кроме тех, что историю раскрывали недостойную племени Агори. А все старые письмена велено заложить в два специально заготовленных лара и повелевает жрец запечатать те сундуки и не вскрывать пять тысяч лет.
   - За что ж они так на предков обиделись? - не понял Свест.
   - Может, жрецам какое видение было? - предположил Вир.
   - Или просто не хотели помнить, что объекты их охоты имеют общего предка с ними, - не удержался от комментария и я.
   - Копия вот этого последнего листа сохранилась в тайных жреческих записях в переводе, - сообщил Аркетт, - там только было указано не "через пять тысяч лет", а дата в используемом жрецами по сей день годоисчислении. Вот она и настала примерно шестьсот лет назад. Открыли - а понять ничего нельзя. Язык вроде похож на аллиольские, но относительно похож. Не читается. Кто-то тогда основательно порылся, но только зазря листы перепутал. Потом один сундук потеряли.
   - Это специально так не сделаешь, - заметил Ней, - будто через один или через два на третий разложили. Ни одного куска целого не было. А у древних была такая странная привычка - они в начале текста писали слова полностью. А ближе к концу сокращали и слова и даже целые ранее встречавшиеся фразы. Заменяли их значками, которые помечали над первым упоминанием. И сколько же над этим бились...
   - Ней ты, кстати, - продолжил жрец, - напиши числительные по порядку листов, где последний определился. Разрешаю эту запись. Да, только немногим меньше ста лет назад Николон подобрал ключ и перевел основные слова. Затем продолжил работу. По сути всех, кто сейчас владеет мертвым языком, обучил именно он. И только сейчас удалось это начать читать. Дальше, Ней, будем читать и переводить только вместе. Я все заберу в жреческую часть. Тебе на какое-то время дадут право доступа. Но думаю, ты понимаешь, что если обнаружится, что какие-то тайные листы или древние заклинания сюда всеже попали - тебе больше нельзя будет их видеть. А вообще отдохнул бы от этого - ты хорошо поработал. Интенсивно как никогда. Видно дорвался. Поэтому, видя твой интерес, не зря тебе дозволили часть листов взять в зимовку.
   - Да, я даже и непротив, что ты забираешь это обратно, жрец, - не возражал Нияст, - глаза уже, чувствую, перенапряглись, ноют иногда, а сейчас восстанавливаться сложно. Да и то, что мне казалось интересней - я уже раскрыл. Конечно, можно еще что-то уточнить, но я, может, и до лета дотерплю. Благодарю за оказанное доверие, жрец.
   - Как хочешь, но, возможно, мы еще привлечем тебя и зимой. Если понадобятся консультации. Ты чувствуешь этот язык лучше меня, а я не худший его знаток.
   - Буду польщен, - поклонился Ней.
   Свест, пока они выясняли животрепещущий вопрос, кто и как дальше будет работать над письменами, стрелял глазами на Виреска и меня. Потом подошел ко мне и шепнул на ухо:
   - Уведи своего нового приятеля отсюда побыстрей. А то меня напрягает эта официальность. Да и я не хочу, чтобы Аркетт сразу ушел.
   - Ладно, Свест, я понял.
   Он отошел. Я покорно придвинулся к Виру и невинно спросил:
   - Уже уходите?
   - Да вроде как закончено. Интересная история, не находишь?
   - Более чем. Я, кстати, предлагал тебе ко мне зайти. Может сейчас тебя отпустят?
   - Сейчас выясню.
   Виреск дождался момента, когда ему удалось поймать взгляд Аркетта, и сделал ему какой-то знак. Жрец дотронулся пальцами до лба и кивнул, а потом еще и мизинцем указал в пол и кивнул еще раз.
   - Идем, - сказал мне Вир, - далеко?
   - Да нет, - соседняя.
   Попрощавшись, мы перебрались в мою пещеру.
   - У тебя тоже довольно просторно, - заметил Вир, присаживаясь за стол.
   - Да, не пожалуешься. А ты помнишь, как мы раньше зимовали?
   - Еще б. Как фрукты на сушку, разложенные по полочкам. Лишний раз пройтись некуда. Дым глаза ест. И при этом еще и прохладненько - в летней повязке, как здесь, ходить не будешь.
   - А, помнишь, как для спокойствия что-то в костер жрец подбрасывал?
   - Да, не забылось... Хотя смиалоэтских жрецов мне сейчас как-то и называть так неловко. Надо другое слово подбирать.
   - Начинаем сочинять собственный язык?
   - Нам бы остальные выучить. Ты не пробовал?
   - Ты ж про меня все знаешь... Сейчас этарик учу.
   - Я байтак чуть освоил. По необходимости. Из этого племени среди храмовых аж трое человек. Надо хоть с кем-то, кроме нелюдей, порой поговорить. На смиати говорят только четверо аллиолов, один из них ты. Другие - один дикий, другой много меня старше и из храмовых ушел. А вот шереви - он для меня сложный. Хотя его носители тут тоже есть. А ты чего удумал именно этарик?
   - Да я в свое время много болтался на территории Эттов и так, несколько слов понимал, потом из всех аллиолов я говорил только с Мирчем, он Этт. А, впрочем, мне было почти все равно.
   - Да, твои приятели тебя по любому поймут, - согласился Вир и заговорил на другую тему, - представь, если был бы ты еще там, у Смиалоэтов - тебя наверняка призвали бы в войска весной.
   - Не наверняка, а точно, - подтвердил я, - а ты же вроде тоже, судя по имени, из потомков гвардейцев?
   - Ну да. Конечно, я регулярно выходил в охранные на границу, но сейчас-то, насколько я знаю, пограничные гвардейцы домой не регулярно попадают.
   - В это лето вообще события развиваются стремительно там, у нас.
   - Да, предполагают, что и холод не остудит - со следующего года все по новой.
   - Помнится, Свест с Неем это обсуждали. Что-то такое они говорили... А, вроде Смиалоэты объединяются с Моаи против Эттов.
   - Да, я тоже слышал. Вспоминаю своих бывших сослуживцев, и невольно хочется им помочь, - вздохнул Виреск, - А вампиры скорей будут на стороне Эттов. Если вообще будут определяться.
   - Знаешь, как только я сюда попал, мне в первую очередь предлагали определиться кто мне свои... и я согласился с тем, что я все-таки Агори и могу быть только на их стороне, что бы они ни решили, - произнес я то, что стало для меня в свое время истиной.
   - Так-то оно так, но все равно свербит, - немного с сожалением посмотрел на меня Вир, но потом улыбнулся, - одно радует - нам с тобой по любому не воевать и своих не бить.
   - Я тут как-то врезал одному... - вспомнилось мне.
   - То есть? Уже после местной инициации? - в глазах Виреска заблестели искорки.
   - Да, когда Свест меня на охоту брал. Знаешь, было такое?
   - Да, конечно.
   - Так бывший приятель накинулся на меня со спины... Я даже не понял как, отбиваясь, сбил его кулаком.
   - Мои познания о тебе расширены, - закачал головой Вир, - от тебя, оказывается, не только вампирам житья нет.
   - Кому от меня житья нет? - не совсем дружелюбно спросил я.
   - Неужели ни разу ни Свест, ни Нияст не вздрогнули при твоем резвом приближении?
   - Да ладно тебе. Они несоизмеримо сильней. Хотя ты прав, - вспомнил я, - что-то такое припоминаю.
   - Ты почти местная легенда.
   - Как-то само собой получилось.
   - И в поединках тебе не было равных среди аллиолов. Не знаю, может ты не в курсе, но мы обычно состязаемся только между собой.
   - Просто меня многие наэрлы очень хорошо знают, вот и задирали. Но они же со мной не всерьез.
   - Не нарывайся на комплимент. Стоило одному это правило нарушить...
   Он сказал это так, что я невольно рассмеялся.
   - Ты, кстати водичкой тепленькой меня напоить не хочешь? - напомнил о правилах гостеприимства Виреск.
   - Забыл совсем. А может не водички?
   - Они тебя еще и спаивают... Ладно, давай понемногу. Но ты в курсе, что можешь от излишних возлияний заболеть?
   - С местными-то лекарями? Не боюсь.
   Я разлил в чаши вино и поставил их на стол. Он, взяв свою, едва пригубил. Я тоже из солидарности не стал опрокидывать чашу целиком.
   - А впрочем, - отметил Вир, - если бы они заметили, что ты не можешь пить наравне - они бы притормозили тебя. Тебе тут столько персонального внимания. В конце концов, гвардейцы тоже зашибают порой немало, а спиваются единицы.
   - Чуть не успел я в гвардию попасть, - заметил я.
   - Не жалей. Там отношения очень жесткие для молодых. Это потом, когда обучение пройдешь все неплохо, а первые годы вешаться бывает, хочется.
   - Да, наслышан был немного. Но вот чтобы таким способом увильнуть даже и предположить не мог.
   - Тогда много чего сложно было представить. Я, например, в принципе знал, что вампиры говорящие, но когда серый жрец заговорил со мной в лесу на смиати - был в шоке.
   - А меня разобрало любопытство. Именно поэтому я не ушел от искалеченого Нея.
   - А я еще, помнится, испугался, что меня за саму эту беседу еще взгреют. Потом только дошло, что даже для этого мне надо ухитриться вернуться к своим.
   - А ты представляешь, я вообще почти забыл, что с нелюдями не следует говорить. Будто выпало из памяти. Мне еще Ней тогда напомнил и предложил спрятаться.
   - Бывает. Когда-то я слышал, за это так карали, что сейчас эти случаи абсолютно редки. Вот и нечего вспомнить. А эти все нравоучения жреца воспринимаются слишком абстрактно. Это тут жрец душу вынет если надо.
   - Да может и не только жрец.
   - Ну что? Давай наливай еще и приглашаю к себе. Сегодня можно.
   В этот раз Виреск сам выпил чашу залпом. Я последовал его примеру.
   - От только бы никто из жрецов не столкнулся со мной в этом состоянии, - прошептал Вир, - храмовый должен быть всегда в форме.
   - Тогда, может, пока не пойдем? - предложил я.
   - А потом может не сложиться. У тебя сок есть?
   - Вон там бери любой.
   - Спасибо.
   Так или иначе, но вниз, в сторону жреческих келий мы пошли. По пути я обратил внимание на информационную дощечку - был еще вечер. Когда мы уже проникли на территорию жрецов, Вир произнес:
   - Пойдем в воде освежимся? Это недалеко.
   Я лишь пожал плечами - почему нет?
   Не дойдя до своей комнаты, Виреск свернул правее, там он зажег факел, и мы добирались по узкому идущему вниз коридору, до относительно небольшой пещерки. В глубине ее действительно сверкало озеро. Маленькое, примерно шагов десять на пять. Вир тут же скинул с себя одежду и погрузился в него. Я же сначала дотронулся до воды. Пожалуй, она была даже теплее, чем дворцовое уличное озеро в погожий летний день. Причем именно большое. Я поступил также как и мой спутник. Какое это блаженство оказаться в объятиях воды именно сейчас, зимой! И пусть нет над головой солнышка, а свет дают разожженные факелы.
   - Хорррошо! - протянул Вир.
   - Да, здорово! - поддержал его я, - а если жрецы придут?
   - Присоединятся или велят уйти, но сейчас вряд ли. Они обычно приходят утром или днем.
   Наплававшись вволю, насколько это позволяли размеры водоема, мы выбрались наружу.
   - Оно глубокое? - поинтересовался я.
   - Да вроде говорят посередине два человеческих роста, не больше, - ответил Вир, - и протянул мне накидку, которую откуда-то сверху сдернул, другую такую же накинул на себя.
   Немного обсохнув, мы направились к нему.
   - Есть хочешь? - поинтересовался он.
   - Да нет, - отказался я.
   - А я хочу.
   Он исчез в примыкающем помещении и принес оттуда небольшой горшок. Но не стал есть, а поставил его на очаг. Немного подождав, он подхватил его и выложил из него в плошку рыбу и земляные тареры. До этого я не знал, что последние съедобны. Я привык, что они жесткие и безвкусные. Я так и сказал. Он предложил попробовать. Оказалось вкусно - хоть внешне тареры выглядели как обычно, но прогретые они стали мягкими и нежными. Еду мы запивали принесенным им же терерским соком.
   - Ты что - готовить научился? - спросил я.
   - Нет, это помощники жрецов стараются. Они все по рецепту смешивают, прогревают, потом студят. Остается только разогреть.
   - Я думал, они готовят только для жрецов.
   - Нет, а ты сам, что раньше не ел? - произнес Вир и напомнил, - тебя что, первое время жрец не подкармливал?
   - Точно, было.
   - Ну, вот и меня подкармливают. Тут специальное помещение есть, где готовят. Так вот всегда кто-нибудь из младших жрецов колдует над тем, чтобы там было, что взять. Правда, я каждый день не беру. Иногда хочется чего-нибудь попроще пожевать.
   - Да, каждый день не интересно, - согласился я, - привычного хочется. А так, бывает, нас всякой сложноприготовленной едой Свест развлекает.
   - Я слышал Свест парень довольно жесткий, не зря в вожди выбился, и про тебя многое знаю, - произнес Вир, - и как вы с ним только ладите?
   - Как когда... - честно признался я.
   - Не боишься, что как-нибудь он поступит с тобой не лучшим образом?
   - Я его не боюсь и за себя тоже.
   - Ты будто себя и не ценишь.
   - Тебе осталось сказать только, что я игрушка для вампиров, и ты мне напомнишь другого моего соплеменника.
   - Ну, эту общность взглядов можно понять.
   Он лениво встал и пересел на циновки. Я последовал его примеру.
   - Нет, здесь хорошо, - вновь заговорил Вир, - думаю, живем сравнимо со смиалоэтскими жрецами.
   - Чем вы здесь живете-то - спросил я, - я имею в виду, занимаетесь?
   - Сейчас? Больше отдыхаем. Иногда жрецы собираются с нами в здешнем зале, кидают чего-то в камин и мне иногда кажется, что я рядом со своей женой.
   - Интересно она в этот момент тебя не вспоминает?
   - Да ладно, с чего? Это же просто глюк. Но здорово. Жаль я никогда не вижу Малис.
   - А ты ведь не просто ее поддерживал? - решив не рассказывать про письмо Ирлиинн, без обиняков спросил я.
   - Ну, да... Брат оставил ее и ушел в другое поселение. Жрец дал ему на это разрешение. А она осталась жить рядом. Моя ни о чем не догадывалась. Да если бы и догадалась - вида бы не подала, думаю. Хотя я обеих любил, но по-разному. Впрочем, рановато б тебе все это рассказывать.
   - Да, брось. У геттам еще не то услышишь. Забыл? Без имен, правда. Они это блюдут.
   - Дааа, - потянул Виреск и продолжил, - Иногда бывали моменты, когда я хотел оставить Малис ради Амики. Набегали сомнения, может и не любит она меня вовсе? Просто нужна моя помощь? А она опять заболевала и помаявшись я снова спешил под любым предлогом или украдкой к ней. Однажды шел со службы, под хмельком и встретил в соседнем поселке совсем молодую девчонку и зачем-то начал ей втирать про свои проблемы. Все допытывался, как она считает, любит меня моя незаконная подруга так, как говорит, или лишь использует и что мне делать заодно пытался выяснить, хотел узнать, с кем лучше остаться, да еще и сетовал, что любовница так больна, что сердце разрывается. А с Амикой мы ведь прожили столько времени и неплохо, да и именно с ней я заключил союз. Малыш опять-таки... На пьяную голову я даже не понимал, что не нужны мои откровения этой девочке, да и что она могла бы сказать? Хорошо хоть не приняла это за домогательства. На помощь не позвала.
   - Да уж, - я прикрыл лицо, чтобы скрыть невольную улыбку.
   - Лиса просила меня не оставлять ее детей, если она окажется среди геттам или умрет, - добавил Вир. - Думать об этом тогда не хотел, а теперь даже и не знаю ничего ни о ком.
   - Слушай, оставь. Теперь этого не изменить, - произнес я с сочувствием, - мне наверно было в этом плане проще.
   - Я обычно и не думаю. Это сейчас нахлынуло. Извини. - Он лег, слегка прикрыв глаза
   - А с кем-либо из наирий не встречаешься?
   - Они в храм приходят... И вниманием нас не обделяют. Одна мне сейчас письма пишет и я ей. Наверно я к ней неравнодушен, но кусочек меня вроде как все еще там остался, в родном поселении. Видно, была на то воля Богов.
   - Знаешь, я иногда почти не верю, что есть они, эти Боги, и что даже если и есть то какое им дело до нас?
   - Не говори, чего не знаешь. Мы тут в молебнах жреческих участвуем, это не то что обычные для всех. Но это не объяснишь это надо почувствовать, даже увидеть.
   Вир встал, подкинул топлива в камин и вернулся назад.
   Я задумался над его словами, он молчал. Я сам не заметил, как меня сморил сон.
  
   ***
  
   Проснулся я точно от толчка. "О, Боги, где я?", - пронеслось в голове. Огляделся и понял. Недалеко от меня спал Виреск. Я же совершенно не собирался здесь ночевать. А, интересно, как с разрешением здесь находиться в это время? Сон сняло как рукой. Я прошелся, аккуратно выглянул за дверь. Темно, но дорогу найду. Я решил все-таки уйти. Вблизи у стены мне удалось нащупать факел, и я пошел в сторону выхода из жреческой части. И вдруг у самого прохода в большой зал натолкнулся на стену. Я раньше ни разу не обратил внимание на открытые ворота. Теперь они были заперты. Этого я никак не ожидал, и какой-то момент почувствовал панику. Мне захотелось наброситься на эти ворота и бить по ним, бить. Я сдержался и начал их осматривать. В одной из ставен я разглядел небольшую дверку. Но, увы, и она была заперта на хитрый засов. Сколько я не двигал щеколды, дверь не открывалась. "Черт!" - невольно выругался я и задумался. "О, Боги, если вы действительно есть, помогите мне отсюда уйти!" - с этой мыслью я поднял глаза к потолку. Там, над ставнями в свете факела была отчетливо видна небольшая щель.
  
  
   ***
  
   Вверх-протиснулся-вниз-бегом-пришел. Я открыл дверь в свою комнату. И только начал нащупывать факел, как навстречу мне из-за стола подняла силуэт.
   - Рин? - удивленно спросил Свест.
   - А кто еще может бесцеремонно открыть эту дверь без стука?
   - Ты где был?
   - На жреческой части. Ты не догадался?
   - Рин, там закрывают во втором ночном часу, - с недоумением произнес Свест, - а сейчас уже предрассветное время суток.
   - Ты это знал? - мрачно поинтересовался я.
   - Как я это мог не знать?
   - А почему не предупредил?
   - Когда? И зачем? - парировал Свест, - ты что, маленький, не знаешь, что если есть ворота, то их когда-нибудь запирают?
   - Да не заметил я ворот.
   - Дак, говорил же - будь внимательней. И все же, как ты сюда просочился?
   - Именно просочился, - опустил я глаза, - ворота до верха не доходят. Так что, каюсь, лазил без твоего присутствия.
   - А вот этого я как-то не замечал, - произнес Свест, не делая мне внушений по поводу данного самовольства, - не зацепился?
   - Чуть поцарапался, пустяк.
   Свест подошел ко мне. Провел рукой по спине. Миг спустя я понял, что он нашел царапину губами.
   - Свест! Что ты делаешь! - все же не делая резких движений, произнес я.
   - Да не бойся, не сорвусь, - Свест выпрямился и увлек меня за плечи к циновкам.
   - Да я не боюсь, но зачем ты?
   - Аркетт обрадовал, что завтра устроят сортировку и на время заполнят подвал.
   - И ты рвешься попасть? - удивился я, - ты же скорей всего бы пропустил.
   - Именно поэтому - чтобы попасть. Не хочу никого удивлять: почему нет.
   - И ради этого?
   - Я считаю так лучше! - решительно поставил точку Свест, - удачно сложилось. Хотя не приди ты - было бы неважно...
   - Думаешь, ради этого мне стоило вернуться?
   - А что тебя вообще сюда понесло?
   - Я там нечаянно заснул, но потом словно подбросило. А когда увидел запертые ворота... даже не знаю. Захотелось вырваться ну и вот... - попытался я объяснить, - а ты что, меня ждал?
   - Скорей уже нет. Так, задумался.
   - О чем?
   - Когда в следующий раз увидимся.
   - Ну, утром бы ворота открыли...
   - Только не для тебя. На жреческой части нельзя находиться сколько хочешь. Вряд ли Виру разрешили оставить тебя до утра у себя. Во всяком случае, при мне такого знака ему Аркетт не делал. А перед открытием ворот проверяют кто внутри.
   - А я тут причем?
   - Аркетт, вероятно, до наступления утра убедился бы, что ты не ушел, - начал объяснять Свест, - вряд ли бы он этот момент упустил. Ты же не стал бы вешать все на одного Виреска?
   - А почему нет! - возмутился я, - он же по сути меня подставил! Впрочем, ты тоже.
   - Только не надо придумывать великий заговор, - четко и ясно произнес Свест, - обо мне потом, но Вир мог ничего не подозревать. Просто так вышло. Ты ведь мне обычно доверяешь? Так вот он доверяет жрецам еще больше. Случилось, что случилось.
   - Ну, допустим. И что предложил бы жрец?
   - Предложил бы сказать, что накануне ты выразил желание побыть в компании храмовых и он тебя принял. Тутже бы поставил временный знак. Этот статус минимум на десять дней. Если ты в течение это срока уходишь без разрешения, то тебя можно просто запереть.
   - Свест! Почему ты меня отпустил! - я схватил Свеста за плечи, - почему не нашел способа это рассказать! Да или пусть бы они уходили вдвоем!
   - Рин, во-первых, ничего страшного в том, что ты остался бы на время там, нет. Если бы понравилось - значит, здесь тебе делать нечего, если нет - жрецам было бы спокойней по тому поводу, что это не я тебя здесь держу, - Свест говорил спокойно и размеренно, словно читал по буквам. - Во-вторых, эффект был бы прямо противоположный если бы я в срочном порядке стал бы тебя просвещать. Это заметил бы любой из жрецов. Они чувствую такие вещи, а это уже расценили бы как давление. А все заранее не расскажешь. Даже засядь мы ради этой цели на сутки, я бы все равно что-нибудь да забыл. А в-третьих, уходя, тебя все равно настойчиво бы позвали с собой. И ты бы пошел. А так мы хоть поговорили. Да и ты, думаю, время провел неплохо. Ведь так?
   - Так, - признался я. - А в итоге еще и вернулся. Так что все нормально. А Нияст спит?
   - Спит, - подтвердил Свест, - он немного повозмущался, потом сказал, что раз мы все уже решили, то он предпочитает об этом не думать, а единственный способ - это заснуть.
   - А ты почему все-таки дожидался? Только не говори, что ты любишь дремать за столом.
   - Она подсказала мне, что ты все же придешь, если тебя ждать.
   - Кто она? - не понял я.
   - Моя интуиция, - немного странно ответил Свест.
   - Да, а что вы, кстати, решили? - спросил я решив не акцентировать на этом внимание.
   - Что если ты попадаешь в жреческую часть и не уходишь, то через десять дней они по любому отпускают тебя на пару дней сюда. Даже если ты захочешь остаться храмовым.
   - Я бы не захотел.
   - Не зарекайся. Может быть, было бы лучше, если бы ты знал точно как там. Хотя как есть, мне все же нравится больше, - Свест обхватил меня рукой, - давай спать.
   - Мне так тоже нравится больше, - я тоже положил на него руку, - Я готов принять Свест, что ты хочешь, чтобы я смог узнать как можно больше вариантов того как мне жить, но, поверь, я за эти несколько месяцев для меня и так слишком много чего изменилось. И мне сейчас хочется просто спокойно дождаться весны, ничего не меняя, занимаясь тем, к чему уже успел привыкнуть. Поверь, так бывает даже со мной.
  
  
  
   Часть 5. Обречен.
  
   28. Есть выход!
  
   Закончился зимний месяц веркон. За ним, можно сказать почти незаметно, пролетел и второй зимний месяц - дижан. Наверно это были большей частью самые спокойные месяцы с того момента как я попал к агорийцам. Хотя и скучать я просто не успевал. Закончивший работу над рукописями, Нияст переключил большую часть освободившегося внимания на меня. В зале мы теперь разминались втроем и теперь меня страховали уже двое верхолазов. Не знаю, как это меня не угораздило начать проверять: всегда ли они успеют меня подхватить или все-таки у меня есть шанс грохнуться об пол. Наверно, сыграл свою роль взятый мною курс на спокойное ожидание теплого сезона. Да нет, я, конечно, сейчас шучу. Жизнь прекрасна! Было много чего. И улучшение жилья, и дежурства, и нежные письма, в одном из которых я отправил засушенный осенью цветок, и зимние праздники, и спектакли, и встречи двулуния, и молебны, и посиделки за компанию в холодном подвале башни пару раз. К тому же Нияст усиленно занимался со мной произношением, а где-то еще к концу веркона оба моих приятеля, видимо сговорившись, начали общаться при мне исключительно на этарике. И так же поступили все прочие наэрлы башни. Я пытался возражать, потом смирился и почти привык. Затем я, как и собирался, принялся изучать моан. Дело пошло и вскоре я сам не знал, на каком из трех языков начнут говорить в моем присутствии. Надо сказать, что и с Виреском отношения я не прекратил. Уже на следующий день после не совсем приятного случая, когда я оказался запертым на жреческой половине, мы серьезно переговорили. Он вышел в зал, когда наша компания развлекалась там замедленными поединками. Я подошел к нему. Так и выяснилось, что он предполагал будто я ушел, когда жреческая часть еще не была закрыта. Значит, счет времени он потерял, увлекшись воспоминаниями. Не стал я его разубеждать, но прежде чем заглянуть к нему внимательно смотрел на ворота - не удумал ли кто сделать их как-нибудь повыше или закрыть иначе верх. Правда, сложилось так, что через время он все же знал как я от него ухожу. Проще было Аркетту - он ведал секрет запора на воротной двери. Но и так неплохо. Наверно, только благодаря Виру я не забыл смиати. В общем, как я уже и сказал, оба зимние месяца прошли незаметно быстро и весьма увлекательно.
   Наступление весны, то есть ее единственного месяца аркит, по сути, не принесло ничего нового. Только в воздухе словно повисла атмосфера томительного ожидания. Взгляды стали жестче, при этом манеры подчеркнуто сдержаннее. И это было уже заметно на предвесеннем празднике встречи лун.
  

-- 1 день месяца Аркит

  
   Отоспавшись после ночного бдения последнего дня лунного танца, Свест, Нияст и я сидели в комнате первого и поглощали еду, запасы которой хоть и порядочно истощились, но далеко не иссякли.
   - Скоро выход, - почему-то вздохнул Свест.
   - Смиалоэты начали выходить еще два дня назад, - вспомнил я, - а еще через день пещеры будут практически пусты. Все направятся рвать молодые побеги на еду. Совсем скоро появятся первые ягоды - подснежная слея созреет.
   - Кому-то их удастся застать, - произнес Нияст, - самые-самые первые выйдут на пятый день танца лун. Ты как, уже настроился, Свест?
   - Вы же говорили, что бросают жребий? - припомнил я.
   - Вожди всегда выходят первыми. Впятером, - пояснил Свест, - а только через три дня первые по жребию.
   - Аллиолы при этом отсиживаются на территории жрецов, - прозрачно намекнул Нияст, - пока все не придут в летнюю норму.
   - Но Риарин, в лучшем случае, начнет сомневаться, нужен ли ему этот ранний выход, в следующем году, получив определенный опыт, - не дал мне вставить и слова Свест, - так, что Рин, жаждешь увидеть меня зверем и быть первой жертвой, то прекрасно! Я окажу содействие. Вот если все же надумаешь перейти к Виреску хотя бы дней на десять - дай знать.
   - Да ладно, не пугай его Свест, - голос Нияста был снисходителен, - наверно будет лучше, если ты возьмешь его с собой. А то сам уйдет - будет только хуже.
   - Рин, если остаешься со мной, - заговорил вновь Свест, - то будешь ко мне как привязанный.
   - И еще учти, Свесту все же придется иногда тебя оставлять и в этом случае ему придется оставлять тебя сильно выкаченным, чтобы никто не тронул. Это единственно действенная защита.
   - Только и всего? - я нисколько не изменил своего решения при малейшей возможности оказаться на улице как можно быстрей.
   - Ну, стало быть, решено, - заключил Свест, - выходим вшестером. Завтра дам об этом знать жрецу. Или еще есть что обсудить?
   - Ну, разве что посвятить Рина в отдельные подробности, чтобы не возникало недоразумений, - заключил Нияст, - я, пожалуй, пойду к себе, а вы поболтайте еще.
   - Что ты такое можешь сказать, что Ней решил не слушать? - спросил я, когда Нияст вышел.
   - Думаю, он предположил, что будет лучше, если у тебя не будет ощущения, что мы наседаем вдвоем и тебе надо отбиться.
   - Слушай ну что такого, что ты прихватишь меня с собой? Не хочешь - так и скажи. Или может у вас так не принято?
   - Нет, у нас как раз принято прихватывать желающих выбраться аллиолов, - пожал плечами Свест, - если кому-то, прежде чем ловить диких, поддастся свой - это неплохо. Дел-то на воле полно. Надо осмотреть границы, выйти в прослушку.
   - Так в чем проблема?
   - Во мне. Не хочу с тобой отношения портить, объясняться, стало быть. Весенний выход - это всегда срыв. На первого в ком есть сила. И можешь не рассчитывать на особые нежности, а уж если я почувствую сопротивление! И это от меня почти не зависит. Это сильней. И даже залечивать как тогда, осенью, я не стану - у меня не будет лишней силы.
   - Свест, ну не испугаюсь я тебя и в любом случае обижаться не стану.
   - Тебя-то хоть раз по весне среди первых вампир ловил? - по тону было ясно, что Свест скорее знает ответ и удивился бы, если бы он не совпал.
   - Да, но ведь...
   - Разницу помнишь? Думаю да. Так вот она опять будет такой же.
   Да я помнил, что не зря вампиров, что нападали в самом начале весны, называли "озверевшими от холода". Самый мучительный укус... Но... со мной это было столько раз! А в этот раз все равно это будет не так плохо - я же не испугаюсь и сопротивляться не стану. И еще, сам не знаю почему, я гораздо больше боялся оказаться взаперти.
   - Но ведь, если не выйду с тобой, то мне придется прятаться в жреческой части несколько дней! - подумав, произнес я.
   - Да, даже при Нее тебя оставлять не стоит. Либо сразу вывести, либо - к жрецам, - Свест перехватил мой взгляд, - Ну хорошо, хорошо, только не говори потом, что я тебя не предупредил. Ты хоть раз весеннему вампиру в глаза смотрел? То-то и оно.
   - Хорошо, я обещаю справиться и не держать на тебя обид, чтобы не произошло, - я еще раз попытался его в этом убедить.
   - Наверно, ты уже понял: как выйдем, так обратно не зайдем, пока все не образуется. Чтобы никого внутри не провоцировать и не мешать поддерживать порядок. Будем ночевать в лесу или в жреческой башне. Ночи еще холодные.
   - Ну ладно, Свест, я знаю. Я же так и поступал бы - был бы все еще у своих. Возвращаться после выхода в зимовые пещеры можно только с детьми.
   - Думаешь, за эту зиму от холода не отвык? - усмехнулся Свест, - ладно, действительно все решили. Жрец даже доставать не станет. Просто ему скажу.
   - А из женских помещений, когда выходят?
   - Сразу после всех нас. Но они, насколько я знаю, вообще предвыходные дни спят. Мы открываем их снаружи и отдаемся им полностью, пока не насытятся. Потом они идут к Эттам. Конечно, сопровождаем и предварительно подтверждаем договор. Так что не думай, что кого-то увидишь пораньше.
   - Я и не думаю, так спросил.
   - Ладно, идем к Нею. Мы и так его скоро бросаем на несколько дней. Еще неизвестно в какую он попадет очередь. Хорошо хоть жребий кинут уже при нас.
  
   ***
  

-- 2-4 день месяца Аркит

  
   Мы, да и все в замке вели себя эти первые весенние дни тише воды, ниже травы. Я и сам не заметил, как исподволь атмосфера стала гнетущей. Свест и Нияст часто сидели совершенно молча, словно ничего не замечая вокруг. Однако стоило мне направиться к выходу, как кто-нибудь из них тут же намеривался идти со мной. В конце концов, я решил их не дергать и подобно им замирал где-нибудь в углу. Время от времени кто-нибудь из них уходил. Второй всегда оставался со мной. Говорили они мало, но, опять-таки я никогда не забывал, что вот так сидя отвернувшись, они вполне могут переговариваться на иногда абсолютно беззвучном сатриильском.
   - Идем, - однажды совершенно неожиданно произнес Нияст, - пора.
   Они встали, я также последовал их примеру. Мы спустились в нижний зал. По дороге я успел заметить, что по местному отсчету сейчас вечер. Туда же, куда и мы подтягивался подчеркнуто сдержанный и непривычно молчаливый и угрюмый местный народ. В этот раз посередине зала высилась статуя Божества, одетого в длинный покров, в складках которого угадывались реки и холмы, горы и леса. Две руки Бога были скрещены на груди, две - на коленях. "Сиидин", вспомнил я имя Бога, которому, согласно составленной для меня памятки молятся весной. Огненный танец облаченного в красное жреца завершился обычным гаданием на камне. Заглянув в сверкающий самоцвет, жрец тут же удалился. Его сменил другой. Он что-то лопотал, говоря то громче, то тише. Ней не стал мне ничего переводить, но я предположил, что это "промывание мозгов" относительно поведения в эти непростые дни. В какой-то момент я поймал на себе тяжелый взгляд одного из наэрлов, и мне стало немного не по себе. Затем младшие жрецы пошли по залу с какими-то мешочками. Я заметил, что наэрлы по очереди что-то вытаскивают из них и сразу уходят. Свест полностью проигнорировал подошедшего помощника, Ней вытащил из мешочка камешек с каким-то значком.
   - Третья очередь, - вздохнул он.
   Потом он молча обнял Свеста, меня и пошел к выходу. Свест же потянул меня к стене и заставил сесть. Зал стремительно пустел. Вскоре к нам подошел Ваирлин.
   - Вы как всегда вместе? - он кивнул на меня.
   - Да, - Свест словно не был расположен к разговорам.
   - Оно и правильно, - произнес Ваирлин, - тогда, Свест, ты сразу же идешь на прослушку Смиалоэтов. А днем возвращаешься. Согласен?
   - Справедливо, - не возражал Свест.
   Тем временем зал опустел. Мы тоже поднялись и пошли ближе к выходу. Там нас уже ждал жрец. С ним было трое младших. Рядом стояли какие-то мешки.
   Ваирлин и Свест встали на колени перед жрецом. Тот положил им руки на голову и что-то произнес, задрав подбородок. Они встали, Свест подошел ко мне:
   - Ты еще можешь уйти вместе со жрецом, - сообщил он.
   Я лишь молча отвернулся.
   Вскоре нас оставили втроем. Оказалось, что здесь тоже были еще одни ворота, отделяющие небольшой участок у выхода. Их закрыли. Свест и Ваирлин принялись разбирать проход. Я начал им понемногу помогать. И вот оно, наконец-то - прохладный весенний ветерок коснулся моего лица. Я вышел наружу. "Привет Асстара! Давно я не видел твоего бело-желтого сияния" - подумалось мне. И только потом я заметил в стороне от нее голубоватую Лисабель. Она была на две трети прикрыта облаком. Я оглянулся - мои спутники вытаскивали наружу мешки. Затем они принялись заделывать проход. Сейчас я бы им только мешал.
   - Только бы дождя не было, - произнес подошедший ко мне Свест.
   За его спину был закинут небольшой мешок.
   - Идем, - он, положив руку мне на плечо, увлек меня прочь.
   Сначала мы шли просто быстрым шагом, но, уже подойдя к обводной горе, Свест велел мне забираться к нему на спину. Мы понеслись в сторону Ашенген. Проскочив долину, Свест какое-то время петлял. Потом, оставив свою поклажу высоко на дереве, вместе со мной спустился вниз. Там мы устроились на каменистой поверхности, на которой кое-где виднелись остатки прошлогодней травы.
   - Прохладно, - поежился я.
   - Ничего, скоро согреешься, - лишь отвернулся Свест.
   Потом он все же приблизился и обхватил меня рукой. Так мы и дождались рассвета.

-- 5 день месяца Аркит

  
   Как только солнечные лучи добрались до нас, Свест лег, раскинув руки, словно не хотел упустить ни грамма их тепла. Я же немного потоптался неподалеку, правда, не отдаляясь от него более чем на двадцать шагов. Затем посидел рядом, потом снова встал. В какой-то момент я заметил, что кожа Свеста начинает заметно темнеть. Разглядывая его, я встретился с ним взглядом и невольно вздрогнул: его обычно слегка лиловые, как и у всех вампиров глаза, сейчас были ярко фиолетовые с красными искорками внутри. Взгляд был жесткий и одновременно какой-то отрешенный. Мне захотелось убежать, словно сейчас это был не он.
   - Со мной рядом, ляг, - произнес Свест так, словно ему было сложно говорить, - не заставляй ... ловить. Просто... мне. Лучше... рядом.
   Я нашел в себе силы его послушаться. Конечно, все равно догонит. Сам, что называется, напросился. Но, тем не менее, я поймал себя на том, что жутко напряжен. Свест положил на меня руку и отвернулся. Я чувствовал приятное тепло от еще не слишком жарких солнечных лучей. Как только я сумел взять себя в руки, Свест подскочил, резким неуловимым движением вампира, и рывком развернув меня, прижался к основанию моей шеи. Мне чудом удалось удержаться в состоянии податливой куклы. Надо отдать должное ему - сначала я ничего не почувствовал. Потом последовал легкий удар и только после этого он начал пить линну. Весной вампиры делают это так, словно пытаются вытянуть наружу все нутро. Хотя поначалу я и не чувствовал боли, но все равно это было жутко неприятно. Тянущее ощущение отдавалось сначала до груди, потом до середины живота. Потом затронутые места начали ныть и, вскоре ощущения превратились в тянущую боль. Я невольно попытался пошевелиться, но Свест довольно грубо прижал меня к земле. В этот момент я почувствовал, что мои глаза стали влажными. Правда вскоре после этого мой мучитель отпустил меня и растянулся в стороне. Я попытался подняться, но охватившая меня слабость вынудила с этим повременить. Заболела голова, рука онемела и не слушалась. О, черт! За каким меня понесло выйти с ним, несмотря на все предупреждения? Наверно, я не верил...
   Когда Свест поднялся, он посмотрел на меня. Глаза его не изменились, но мне было уже все равно. Не сказав мне ни слова, мой спутник мигом исчез из моего поля зрения. Я чувствовал себя выброшенной ненужной вещью. Я смог найти в себе силы сделать несколько шагов и устроиться под сенью большого валуна. Около него пробивались белые отростки висты. Стараясь отвлечься, я принялся их жевать. Сладковато-горькие они слегка уменьшили головную боль. Я этого не ожидал. Привалившись к камню, я скосил взгляд на плечо. Распухло и посинело. Кошмар! Сволочь серая, хоть бы чего мне оставил подлечиться. Подумав это, я вдруг заметил, что неподалеку от того места, где он лежал, стоит небольшой сосуд. Я подполз поближе и увидел, что под ним лежат листья ильты. Я потянулся к сосуду слегка дрожащими руками и случайно опрокинул его. Он был плохо закрыт. Однако поры ильты впитали в себя пролившуюся влагу. Надо же, позаботился. Почему ж не сказал? Сволочь, хоть сейчас мог бы не пытаться меня чему-либо научить. Я собрал салфетки и вернулся к валуну. Что мне с этим делать? Вряд ли пить. Я, подумав, приложил их к плечу. И только теперь понял, что оно порядочно ныло. Теперь я перестал это чувствовать, хотя зелье пощипывало. Должно быть угадал. Спустя время я заснул.
   Проснулся я от того, что кто-то заставлял меня принять сидячее положение. "Какой же ты добрый, когда... " - мысли текли вяло. Первым моим порывом было стряхнуть с себя руки, которые только что так безжалостно жали меня к земле. Но сил на это не было.
   - На, пей, - Свест держал перед моим носом небольшую бутыль.
   Спустя миг я добровольно давился моховой настойкой и осознавал, что выполнить свое обещание не держать обид не так уж просто. Между тем Свест выложил передо мной весь обычный "восстановительный набор" и отодвинулся в сторону. Постепенно у меня появился аппетит. Я заметил, что рука двигалась нормально, хотя опухоль и синяк не сошли. Я снова прикрыл глаза. Проглоченные "ореховые" кубики тем временем дали мне обычный заряд бодрости. Сила потихоньку восстанавливалась. Я поднялся. Свест лежал по ту сторону валуна с закрытыми глазами. Может уйти? Дождаться пока обиду немного заглушит время? Правда на меня может напасть другой вампир. Еще раньше я слышал, что все пять вождей, да и вообще все после выхода идут именно за Ашенген - "водопадные" приходят в норму позже. Так что вероятность есть. Тем более что я скоро опять буду в неплохой форме. А у них, как они опять-таки говорили, после выхода обостренное восприятие. И Свест будет меня искать. Я оторву его от его дел. Так что же, месть? Ему? Нет, не стану. Я решительно приблизился к нему и лег рядом, слегка коснувштсь его руки. Он тут же сел и притянул меня к себе. Глаза его еще были целиком фиолетовые, но без красноты.
   - Ну что - справился? - поинтересовался Свест, - или нам будет жутко трудно оставаться рядом ближайшие несколько дней?
   - Будем считать - справился, - сглотнул я.
   - Так, солнце уже клонится к закату, - осмотрелся Свест, - Пойдем - тут недалеко небольшая пещера есть.
   - Жалко выпить ничего... - вздохнул я.
   - Почему нет? Есть! - Свест порылся в лежащем рядом мешке, затем протянул мне бутыль, - пей!
   Я отхлебнул, - действительно вино.
   - А ты? - спросил я у своего спутника.
   - Мне сейчас надо послушать, о чем Смиалоэты перед сном говорят. Может, что услышу. Вот вернусь ближе к ночи, тогда присоединюсь.
   - Ты меня с собой не возьмешь?
   - Оклемайся сначала, как следует, - отказался Свест, - не бойся - вряд ли тебя кто тронет. Наши должны быть уже в замке. Кто-то один правда бродит, как и я. Но он должен быть уже в норме.
   Выбранная им пещера была довольно тесна - буквально шагов три на три. В ней было трудно встать в полный рост, а войти можно было только ползком. Зато она уже была заполнена сухой травой. Свест бросил рядом со мной сумку.
   - Бери что хочешь, - произнес и вышел.
   Устроившись поудобнее, я задумался о том, что мое существование среди вампиров сродни какому-то абсурду. Как же я мирюсь с тем, что они способны терять всякое подобие человеческого облика и превращаются в безжалостных хищников? Хотя иногда они мне кажутся даже больше людьми, чем... Нет, надо забыть, просто забыть. Сейчас вернется Свест, и все будет нормально, как я привык. А сегодня... за все надо платить. И за его покровительство тоже. Становилось прохладней. Я зарылся в сено почти с головой, но особого тепла не чувствовал. Я потянулся к сумке, рассчитывая согреться вином, и в этот миг в пещерку скользнул силуэт.
   - Св..., - заговорил я и осекся. Это был другой вампир. Причем незнакомый
   - Мир тесен, - со второй попытки произнес тот фразу на понятном мне языке и, увидев, что я понял, продолжил: - я Остег. Судя по твоему отношению и виду, ты - наш. С кем вышел?
   - Со Свестом...
   - Ага... значит Риарин, - вспомнил он, - раньше не довелось встретиться. Ладно, со Свестом связываться не стану. Хотя зол я на Смиалоэтов. Только что с прослушки. Только и разговоров о новой управе и на Эттов и даже, вроде, на нас.
   - А, если бы не Свест, что, на мне бы отыгрался? - осмелился высказаться я.
   - Да я и сейчас могу, - пожал тот плечами, - что он мне, в конце концов, сделает? Взял тебя с собой - должен охранять. Сейчас выход, иные правила.
   - Не зарывайся, Ост! - Свест скользнул к нам.
   - Да ладно, Эст. Я хотел лишь попугать. Эти гады все настроение испортили. Прям сразу вспомнил "палящую воду". Моему отцу дед рассказывал. А тот много про это мне говорил.
   - И пугать тоже не надо, - настоятельно порекомендовал Свест, - он тут непричем.
   - Я понял, откуда среди Смиалоэтов взялся такой бешеный, - не унимался Остег, - они скоро все такие станут.
   - Ты планируешь здесь переночевать? - спросил Свест.
   - Собственно заранее не позаботился, а стал искать и почуял сильного Аллиола... - пояснил Остег, и добавил, - думаю вместе будет теплей.
   - Так вот учти мы и так уже вместе. А ты пойдешь один, если кто-то из нас будет возражать, чтобы ты оставался.
   - Риарин - я тебя не трону, живи, - пошел на попятную Ост, - объявим перемирие? Там, кажется, гроза заходит.
   - Уже капать начало, - подтвердил Свест, - ладно, надо получше забить выход. Рин, что молчишь? Пусть остается?
   - Пусть, - ответил я, хотя сомневался, что меня действительно спрашивают, а не ставят перед фактом.
   Когда выход был забит травой, стало совсем темно. Свест приблизился ко мне и прошептал:
   - Держись ко мне вплотную и все будет в порядке. Остег нормально в целом к аллиолам относится. Не тронет, тем более при мне. Но привыкай держаться рядом. Выйдут разные. Тут тебе не жреческая часть.
   - Ребят, может, выпьем? У меня есть, - донесся голос Остега.
   - Да, мы тоже планировали, - отозвался Свест, - я тоже запасся.
   Через некоторое время отношения в нашей маленькой компании стали более теплыми и Ост даже извинился передо мной, но изобразить жест перемирия я не смог. Было слышно, как снаружи воет ветер и стучит дождь. Раскаты грома сотрясали все вокруг. Несмотря ни на что было прохладно и спать мы легли рядом, зарывшись в подстилку. Свест лег посередине и я заснул, прижавшись к нему, пытаясь сохранить тепло. Впрочем, скоро температура стала вполне комфортной для сна.
  
   ***
  

-- 6 день месяца Аркит

  
   Проснулся я раньше остальных. На улице все так же выло и грохотало. В пещерке было тепло, но я догадывался, что на улице значительно хуже. Что будет, если гроза не прекратится? Ясно было одно - вампиры такую погоду тоже пережидают в укрытии. А если она их застает неожиданно - это им тоже может быть чревато. "Через сколько времени им потребуется кровь?" - с опаской подумал я. Как обычно, недели через две или они еще в режиме перехода? Сомнений в том, что Свест уходил именно охотиться, полностью измучив меня, у меня не было. И все же... Может и сейчас им все еще надо больше, чем обычно. Тем более на двоих. Я переполз в дальний угол. Темно - глаз выколи. Нет, прятаться я не собирался. Просто хотел немного сосредоточиться и вспомнить: не было ли каких разговоров, что обычно бывает в таких случаях. Не вспомнив ничего толкового, я перебрался назад.
   - Не по себе? - как всегда в точку задал вопрос Свест.
   - Да, - я решил признаться, - думаю, что будет дальше.
   - А что будет - еды на пределе, а так продержимся, - Свест принялся ощупывать мою руку, плечо, - надо же, быстро заживает. Даже не ждал.
   - Ты можешь мне хотя бы объяснить, почему раньше может даже было и больней, но не настолько плохо потом! - я, все же, не смог удержаться и не затрагивать эту тему.
   - Ну, сильней, да, сильней я тебя выкачал чем обычно дикого, - Свест, казалось, говорил совершенно спокойно, словно о пустяках, - от дикого чувство опасности начинает нарастать, отрезвляет немного. А ловлю я при первой охоте минимум троих. Еще подробности нужны?
   - Довольно... - замялся я.
   - Мы попали! - громко произнес проснувшийся Остег, - сколько же нам здесь теперь сидеть?
   - Давай разберем вход, - предложил Свест, - сбегаю на разведку, попробую угадать.
   - Думаешь, возражать стану? - Остег принялся выдергивать пучки травы из щели.
   Вскоре в пещерку вместе с тусклым светом ворвался поток холодного ветра. Свест тут же устремился прочь. Я тоже хотел высунуться, но Остег меня удержал:
   - Еще тебя потом в этой стихии разыскивать. Сидеть!
   Вскоре Свест проскользнул назад:
   - До конца дня - гарантирую. А там как повезет.
   - Жрецы за нас молятся, - вздохнул Остег, - давай обратно замуровываться - все тепло выдуло.
   Вскоре опять стало совсем темно. Я почувствовал, как сильная рука тянет меня за собой вглубь. Вскоре я понял, что они роются в своих мешках. Потом что-то дали и мне.
   - Ты случайно сон-травы с собой не прихватил? - поинтересовался Остег и я вдруг увидел две красные точки.
   - Как-то не подумал, - ответил Свест.
   - Мало я аллиолов поймал, - неожиданно вздохнул Остег, - предполагал, что утром, перед возвращением успею. Трава, солнышко, увлекся... Поэтому и твоего учуял.
   - Зря ты так, - заметил Свест.
   - Сам знаю.
   - Ладно, бывает. Я с запасом. Перед возвращением охотиться оба пойдем.
   - Я даже просить не смел.
   - Ну не выгонять же тебя. Лучше уступить, чем ждать пока кинешься.
   - Да ты со мной скорей справишься.
   - Нам здесь только драки не хватает.
   Дальше они затараторили на своем и отошли от меня подальше. Вернулся один Свест.
   - Теперь Остег будет спать - с силой можно добиться отключки, - проговорил Свест, - считай мы опять вдвоем.
   - А тебе самому восстанавливаться надо?
   - Могу обойтись. Но если это предложение...
   - Ты же сам сказал - лучше поддаться.
   - И то верно. Тебе еще хватит, чтобы восстановиться и еды тут скорей на одного. Только терзать я тебя больше не стану. - Свест дотронулся до меня, - так что давай, расслабляйся.
   - Ты что хочешь сделать? - не понял я.
   - Напиться и заснуть, - пояснил Свест, - как кончится гроза - разбудишь.
   - А если не разбужу?
   - И вместо этого к Смиалоэтам сбежишь? Ну, тогда, предполагаю, проснусь суток через пару, если, конечно, ты не предпримешь мер, чтоб вообще никогда.
   - Спасибо, что доверяешь.
   - Успокоился?
  

-- 7 день месяца Аркит

  
   Спустя время я был единственным находящимся в полном сознании обитателем пещеры. На улице грохотал дождь. Везет же вампирам - вот так запросто отключились, а мне тут маяться. Жевать, дремать, скучать. Но делать нечего. Безумно скучный день... Таблички со временем, жаль, нет... Может уже ночь? В какой-то момент я поймал себя на том, что не слышу характерного шума. В тот же миг я начал яростно разбирать проход. Ура! - все вокруг было залито первыми лучами утреннего солнца, которое еще только всходило над пропитанной влагой землей. Я выскочил наружу. После ставшей уже душной пещерки внешняя прохлада казалась даже приятной. Вот она - свобода! Прикинув, в каком направлении Ашенген, я тронулся туда. А наэрлы пусть себе поспят. Когда еще сложится вот так пройтись, когда решительно никто не в курсе, где ты и куда идешь.
   Вот она "равнина над пропастью". Если верить древним письменам мои предки пересекли ее в обоих направлениях, а их серые сородичи даже и еще раз. Получилось я разделил судьбу последних. Теперь я один из немногих, кто не понаслышке знает жизнь и на той и на этой стороне - поразила меня неожиданная мысль. Откуда-то издалека послышались голоса. Смиати! Я, практически не задумываясь, нырнул в щель под ближайшей скалой. Только уже находясь вне зоны видимости, я невольно усмехнулся: как же я одичал! Но к встрече с кем-либо из бывших соплеменников я был не готов.
   Вскоре я заметил двоих, которые, судя по одежде, были младшими жрецами вроде третьего уровня. Они принялись откапывать на равнине и выдергивать из каменистой земли какие-то крупные корешки.
   - Да, серые злобные твари вынырнули из своего логова, - донеслись до меня слова.
   - Человек семь, я знаю, порвано, - согласился второй, - но, думаю, они не только у нас лютуют.
   - Да черт с теми, главное чтобы нам отсюда без сложностей уйти, - заметил первый, - надо поживей копать.
   - Обычно после первого налета нелюди делают паузу и только потом уже бесятся по-страшному. Так что сейчас относительно безопасно.
   - Не скажи - всякое случалось.
   - Да, надо поживей накопать индики и возвращаться. Жалко это зелье не растет внизу на равнине, а только здесь.
   - Может, она и дальше в горах есть - но лично я туда не ходок.
   - Страшно и здесь - зато, когда жрец объявит свои великие замыслы, вот это будет распространять свое волшебство и все воспримут каждое слово с восторгом. Воины от зимы разом отойдут. Да и замученые нелюдями быстрее встанут в строй. Ни у кого не будет сомнений в милости Богов. Конечно, заключенный договор с Моаи тоже дополнительно поднимет дух.
   - Может и нам это пожевать - тоже станет легко и хорошо?
   - Верховный жрец распознает - размажет. Хватит болтать.
   Когда они ушли, закинув за плечи наполненные до верху сумы, я подошел к месту, где они копались. В земле я заметил оборванный кусок корня. Кое-как мне удалось подкопаться и отмучить его фрагмент. Отряхнув от земли, я положил его в рот. Знакомый вкус... словно орех. Знакомая легкость ударила в голову. Так вот что это были за кубики! И смиалоэтские жрецы знают их чудодейственные свойства. Все отлично. Разумеется лучше способа их использовать, как только симулировать милость Богов, не придумаешь. И только тут я заметил, что солнце почти вошло в зенит. Опрометью я бросился назад. Хорошо место не забыл. Ворвался, растолкал Свеста, тот разбудил Остега.
   - Мда, а дождь ведь давно закончился, - констатировал Свест, выходя наружу, - где болтался-то?
   - Я спал, - попытался я соврать.
   - Если только на бегу, - разоблачил меня Остег, - весь исцарапанный, будто за ним по кустам гнались и туда же - врать. Мы хоть и не жрецы...
   - Я хотел только до Ашенген и обратно пройтись, но там застрял, - я начал оправдываться хоть и возмутился внутренне их допросу, - туда пришли смиалоэтские жрецы... младшие. Пришлось сидеть и ждать пока уйдут.
   - Это ты правильно сделал - незачем им тебя видеть, - одобрил Остег, - так что они делали, о чем говорили?
   - Корни они выкапывали, с ореховым вкусом которые, - начал сдавать я бывших своих, - говорили что это для создания нужного настроения во время оглашения великих замыслов жреца.
   - Стало быть, дело серьезно, - констатировал Свест, - так просто Смиалоэты своих восстановителем эрсой не балуют. Слушай, заодно ничего не слышал о договоре с Моаи?
   - Говорили, что он дополнительно поднимет дух.
   - Ну, стало быть, можно считать прослушали, - заметил Остег, - так, судя по твоему виду несся сюда ты быстро, говорили мы сейчас не долго, а жрецы ушли недавно и с ношей. Попробую их догнать. Послушаю еще. Заодно поохочусь. Думаю, эрсу надо забрать: пока они накопают новой - будет время нашим оклематься. Да и Эттам бы не мешало успеть наших девочек покормить.
   - Да ты прав, - согласился Свест, - надо чтобы речь верховного жреца состоялась попозже. Удачи тебе!
   - Вот теперь я точно предал... - вздохнул я, но не подобрал подходящего слова.
   - А слабо представить, что ты просто помог своим? - намекнул Свест.
   - Кому? - на миг потерялся я. Потом вспомнил кто для меня свои... и перевел разговор, - ты охотиться сейчас пойдешь?
   - Да, надо бы. Ты со мной или останешься? - спросил Свест, и пояснил, - вампиров голодных здесь точно нет, а аллиолы тебе не опасны.
   - С тобой.
   - Ну, полетели, - кажется, Свесту мой ответ понравился.
   Сама охота не вызвала у меня особых чувств. Я поймал себя на том, что почти не рассматриваю идущего внизу аллиола как человека. Я даже где-то в душе пожалел, что Свест предпочел оставить меня в самый ответственный момент наверху.
   Вернулись в башню мы ближе к вечеру. Трое вождей ждали нас с наружной стороны обводной стены.
   - Уж думали идти искать, - произнес Даршит, - может вас смыло куда.
   - Отключились в тесной пещерке и немного задержались, - оправдался Свест, - Остег был с нами, мы потом уже на прослушку разошлись. Думаю, тоже скоро будет.
   - Риарин не мешал? - поинтересовался Итаск.
   - Даже помогал, - ответил Свест, - думаешь, кто нас будил? Да и Остег, возможно, что расскажет.
   Дождавшись появления Остега, который явился, неся за плечами две связанные между собой сумы, мы все вернулись в замок.
   Всей компанией мы потянулись в промороженную жреческую башню. Эти помещения не были предназначены для зимовки, но в занятой нами комнате был камин. И даже дрова были припасены. Растапливали его долго, но в конечном итоге он заполыхал ровным огнем. В занятую нами комнату наэрлы притащили, выставленные ранее наружу, мешки в них оказались запасы пищи, вино, сок. Здесь холодные ночи были не так уж страшны, хотя и окно не замуровано. Зря Свест меня еще и этим пугал.
   - Растопился как здорово, - воскликнул Ваирлин, - не то, что в том году, когда эта штуковина треснула, и пришлось пещеру дыханием согревать.
   - Починка была сделана на совесть, - заметил Итаск, - мои караульные постарались.
   - Это да, а вот завтра выход первых явно не состоится, - предположил Остег, - этот дождь немного сбил сроки.
   - Не существенно, - пожал плечами Итаск, - если погода будет в норме - завтра всем на охоту и дадим знак на выход. А сами здесь на пару дней спрячемся.
   - Спрячетесь? - не понял я.
   - Нас - шесть, их будет больше сотни, - пояснил Даршит, - лучше дать им переключиться и только потом здороваться.
   Далее разговор коснулся последних нескольких дней. Меня слегка коробило от некоторых подробностей, но в какой-то момент они сменили язык. Но... прислушавшись, я понял, что это моан. Я укоризненно взглянул на Свеста, догадавшись, что это его идея, а он лишь усмехнулся. Настроившись, я стал неплохо понимать разговор и даже участвовать в нем. Отдельно обсудили новости от прослушки. Было много шуток по поводу того, что тратить время на сбор трав сейчас не стоило, но взять на халяву, заодно решив стратегическую задачу - неплохое решение. И еще полушутя трепались о том, что меня на прослушку надо и дальше отправлять...
  
  
   ***
  

-- 8 день месяца Аркит

   На следующий день меня бросили совсем одного. Правда, Свест просил остаться в пределах дворца, но с собой не позвал. Но, в принципе, этого было вполне достаточно, чтобы насладиться весной. Южный сад был потрясающе красив: высоченные конусы будущих гигантских листов напоминали шпили башен, мелкая остролистная травка стелилась сплошным изумрудным ковром, кое-где вырвались оранжево-синие первоцветы, из почек начали показываться светлые листочки, а один куст уже цвел своеобразными, свисающими вниз желтыми языками, которые были просто облеплены пестрыми насекомыми. Подснежная слея здесь была в два раза крупнее, чем обычно. Правда, она уже начинала сбрасывать ягоды. Зато как красивы были летающие исключительно весной огромные, с разворотом крыльев в три стопы, бабочки киттали! Одну из них мне удалось поймать. Жесткие, упругие крылья бились так отчаянно, что, возможно, будь бабочка хотя бы раза в три покрупней, ей бы удалось приподнять меня в воздух. В сеткообразных глазах невозможно было разглядеть подобие того, что называют взглядом. Ее лапки оставили на моей коже небольшие царапинки. Налюбовавшись, я ее отпустил. Чего не сделал бы ни один Смиалоэт - жрецы охотно принимали таких в дар. Поговаривали, что такими крыльями отделаны некоторые жреческие покои. Здесь я такого не замечал и, хотя и был не везде, мне почему-то казалось, что этого здесь нет. Жаль, что к моменту своей гибели в конце весны бабочки успевают полностью истрепать эту красоту. Разумеется, я побродил и вокруг озера. Купаться, конечно, было еще холодно, но наблюдать на его гладью и копошащейся в ней жизни, одновременно размышляя о том, о сем мне нравилось. Где-то к середине дня стали возвращаться вожди. Первым пришел Ваирлин, затем появились встретившиеся друг с другом по пути Итаск и Остег, затем появился Свест и, последним, Даршит. Итаск помчался давать какой-то "знак на завтрашний выход", все остальные, включая меня, направился в жреческую башню. Меня похвалили за то, что я нашел в себе силы несколько раз подняться, чтобы поддержать камин. Болтая, мы перекусили, затем принялись проверять, насколько легко закрываются ворота на входе в эту гору. Когда пришел Итаск их закрыли на плотные ставни изнутри. В нашей комнате все расселись в максимальном удалении друг от друга, только Свест устроился около меня.
   - Насладился одиночеством? - задал он риторический вопрос, - Считай больше ближайшие дни не предвидеться. Что бы я ни делал - твое место рядом, как только выберемся. Ясно? На каждого рядового наэрла я бы не рассчитывал.
   - Ну, раз вы сами прячетесь... - понял я обоснованность его слов.
   - Завтрашним вечером уже будем всех строить. Выявлять тех, у кого что-то не сложилось. Будь на расстоянии вытянутой руки! Максимум!
   - Считай, уговорил, - примирительно согласился я.
   Спустя время все снова сбились вместе, и этот день закончился выпивкой в честь начала весны.
  
   ***

-- 9 день месяца Аркит

   Следующий день практически начался с того, что вожди принялись меряться силой. Размер пещеры это вполне позволял. Их движения снова стали резки, а броски настолько быстры, что порой трудно было рассмотреть их в деталях. Пока они кружились по комнате в этом сумасшедшем танце, я благоразумно устроился в стороне. Уж я-то им не соперник. Даже на поступающие порой приглашения я неизменно отвечал скрещенными над головой руками.
   - Что-то Рин прямо на себя не похож, - заявил во время передышки Даршит.
   - Здорово же ты, Свест, его напугал, - выдал Ваирлин.
   - Попробовали бы кто-нибудь из вас не напугать, - огрызнулся Свест.
   - Вообще, по его виду не особо похоже, - начал Итаск, но не договорил.
   - Нет, было, - подтвердил Остег, - я ж его именно так и распознал - плечо посиневшее, но в полной силе. Только потом узор рассмотрел.
   - Мда, адаптация, - заметил Итаск, - но всеже след-то есть, просто в глаза не бросается.
   - А других тем для обсуждений больше нет? - не выдержал я.
   - Ну, хорошо, - согласился Итаск, - но боишься сейчас ты зря.
   - Я просто не хочу, - отвернулся я. Объяснить, что сейчас мне не хочется осознавать, что мне поддаются, я не собирался. Впрочем, как и быть в один момент сбитым.
   - Оставь его, Итаск, - проговорил Ваирлин, - он просто от зимы еще не отошел. Он же не так как мы - рывком.
   Да, он прав, я не такой как они и рвануть за чужой счет не могу. Должно быть Свест, как всегда, действительно сказал верно - получив определенный опыт я и правда в следующем году останусь с более близкими мне аллиолами под покровительством жрецов. И вообще... надо учить гайшерви. Может понадобиться.
   Тем временем лихие поединки продолжились. В следующую передышку, стали явственно слышны крики с улицы.
   - Слышите? - произнес Свест, - нам сообщают, что все собрались. Не хватает только нас.
   - Ну, так идем, - выразил общую мысль Итаск.
   Свест вышел, крепко обхватив меня за плечи.
   - Рядом будь или, правда, привяжу! - снова предупредил он.
   Мне уже начало это надоедать и у меня мелькнула мысль, что еще одно предупреждение и я начну думать, куда ото всех спрятаться.
   Какой же принялся гвалт, когда мы распахнули ворота и сделали несколько шагов! Крики были радостные и даже торжествующие. Мои спутники тоже принялись орать во всю глотку и втиснулись в толпу. Время спустя толпа разделилась на равные группы собравшиеся вокруг вождей. За все это время Свест ни разу не отпустил меня, жестикулируя только одной рукой.
   Время спустя все поднялись в жреческую башню и принялись осваиваться в пещерах, растапливать камины. Мы тоже вернулись к себе. Засыпая, Свест крепко сжал мое запястье и ухитрился не расслабить кисть до утра.
  
   ***
  

-- 10 день месяца Аркит

   Проснувшись, он посмотрел мне в глаза: