Кречет Саша: другие произведения.

Вне ритма танца лун

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это переработанный вариант "Откровение танцующих лун" (кто помнит). Закончено. Нахождение багов и смысловых ляпов (в том числе смысловых относительно "В наваждении танцующих лун") - приветствуется.
    Уважаемые читатели, в связи с тем, что оценки на СИ потеряли всякий смысл по причине их массового удаления, автор очень просит вас помочь с обратной связью пройдя по этой ссылке:
    Вне ритма танца лун - АНКЕТА
    Или скопируйте в адресную строку браузера):
    http://simpoll.ru/run/survey/e29e12c2

    Благодарю всех откликнувшихся!

    Если не сложно, отпишитесь в комментариях если есть проблемы.



Вне ритма танца лун

   Пролог.
   Часть 1. Взмах* судьбы.
   1. Расплата
   2. Все не так
   3. Не сейчас
   5. Потоп
   6. Соплеменники
   7. На крыле
   Часть 2. Старые долги
   8. Встреча
   9. И снова Тэнь
   10. Дело в силе...
   11. Не можешь - научим...
   12. Лихо
   13. Вот попал...
   14. Как все
   Часть 3. Право жить
   15. Прогулки
   16. Зверь
   17. Вот и все
   18. Я не хотел
   19. Виновник торжества
   20. Ларка, Ларка, Ларка...
   21. Лик Бога
   Часть 4. Невпопад...
   22. О, Боги!
   23. Разбежаться... прыгнуть со скалы...
   24. Зимовка
   25. Проклятая весна.
   26. Добился...
   27. Упасть - не встать...
   Часть 5. Останусь...
   28. Не прощаясь
   29. Казалось ничто...
   30. Западня
   31. Рывок
   32. Прочь
   33. Выбирай
   Вместо заключения
   Эпилог

Вне ритма танца лун

  
  
   Пролог.
  
   Ну что ж эта история опять про них: нелюдей-кровососов. Практически дикарских племенах охотников за живой кровью (фу, как можно подержанную пить!). Нечисть, одним словом. Ну да кто нынче не без греха... То есть, простите, мы-то не имеем к этому никакого отношения. Для тех, кто еще не в курсе: все описанные здесь события являются вымышленными, любые совпадения с реальными персонажами случайны и т.п. Повествование практически не имеет никакого отношения даже к печально известным вампирам Земли. И уж тем паче не о нас оно все, не о нас. Ашенген, Сатри, Ухту... Это не наше прошлое и, надеюсь, вряд ли наше будущее. Бесполезно искать аналогии! Иной мир, иные порядки, и странны судьбы тех, кто живет милостью неведомых нам Богов, подчиняясь бесконечному танцу коварных лун. Ну, так что: все же идем? Так вперед! И да прибудет с нами сила, и да попадут наши желания в такт с дыханием миров!
  
   Часть 1. Взмах* судьбы.
   ВЗМАХ* - движение вверх или в сторону (обычно о крыльях птицы или руке). Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный.
Автор Т. Ф. Ефремова
  
   1. Расплата

---28 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   День сегодня не задался. Не успело солнце толком проснуться, как кудлатые облака заволокли его в одночасье и вот вместо радостных лучей угрюмое нечто.... Ни жарко, ни холодно... Мрак. Хорошо хоть ветер предпочитает ютиться в своем ветровом логове и не вышел на прогулку. Хотя... почему-то мне кажется, что сейчас грянет буря. Почему-то кажется... Почему? Я перевел взгляд на почти гладкую поверхность озера - лишь легкая игривая рябь поблескивает. Поодаль серые складные тела резво скользят по поверхности чуть серебрящейся воды. Доносятся вопли, заливистый смех... И тут словно кольнула нежданная мысль: мне, как и тем, в озере, уже не рассечь взмахом рук давящей водной толщи и не достичь таинственного и притягательного, иногда мрачного и илистого, иногда светлого и прекрасного - водного дна. Не достигнуть дна... Что-то тянет, тянет изнутри, словно чего-то не хватает, словно там пусто... Пусто, точно - пусто внутри.... Вот потому и не нырнуть - пустое вода всегда выталкивает прочь! Я невольно усмехнулся своему каламбуру.
   Дунул легкий ветерок, неприятно охладив бритый затылок - после первой же ночи в своей комнате Свест и Нияст привели мою шевелюру в порядок, в соответствии с местными обычаями: теперь, как и все наэрлы я имел волосы только на макушке и по бокам. Неприятно, черт... Или мне теперь все неприятно? Как же я упустил тот момент, когда после всех веселых шуточек и радости встречи я оказался в таком удрученном состоянии?
   А ведь, так подумать - все вроде бы вышло-то волшебно хорошо, а на душе... Что-то не так, словно что-то не так... Вечно мы остаемся, недовольны, когда исполняются наши мечты. Вот так раз - и понял, что вовсе не всерьез хотел именно этого, будто это лишь служило олицетворением чего-то такого, чего как не было, так и нет... и, наверно, уже не будет. Потому что этого вообще нигде нет? Вечно мы не рады, когда исполняются мечты, словно хотелось чего-то... не того. Или я один такой?
   Лиловая амерта проскользнула у самого носа... Даже коготочком по щеке царапнула. Помнится... помнится, в беззаботном, наивном детстве я мечтал, что однажды на день рождения мне подарят чудный, скрученный из упругих, хитро заплетенных побегов арвианы мяч. И, кто бы мог подумать - я его действительно получил и именно на день рождения.
   В тот уже далеко не теплый осенний день гостил у нас один дальний отцовский родственник. А тут мать возьми с утра, да и ляпни, чтобы не спешил я гулять идти - мой именинный пирог вот-вот уже будет пора из золы доставать. Гость как услышал - так сразу же распахнул свой заплечный мешок, засунул туда руку по плечо и вынул изумительно круглый, болотно-оранжевый новенький мяч. И с улыбкой протянул его мне. Почему мяч был у него в мешке? Почему он мне улыбнулся? Этот уже седеющий воин улыбнулся впервые за те три дня, что гостил у нас. Наверно, он приготовил мяч кому-то из своих детей... а отдал мне. Наверно, я ему понравился. Так решил тогда я.
   Как же я был рад этому подарку в первый миг, когда вдруг он перешел в мои руки! Но чуть позже, я вдруг поймал себя на том, что не сам мяч был основным объектом моих вожделений. В своих фантазиях мне представлялось, что этот подарок протягивает мне отец. Да, да именно он потратил столько времени и терпения на изготовление этого чуда. А потом мы играем с ним вместе этим мячом во дворе, на нас смотрит соседская ребятня... завидует, как некогда сам я завидовал пухлому Нику. И мать... мать смотрит на нашу игру мило и приветливо. Так, как всегда смотрела на то, что делает отец... Мечты, мечты... А, на самом деле, гость ушел почти сразу, распрощавшись с моими родителями. Отец пошел проводить его, а мать мне велела одеться потеплей, забирать свой презент и выметаться гонять его на улицу, а то, неровен час, что в хатке поколочу или "дите спугаю". И вообще, "если эта штуковина, когда попадется ей под ноги"... Ага... дите... всего на год меня моложе...
   Я, ушел быстро, не дослушав. Даже пирог свой забыл... Воспоминание вызвало невольную улыбку: к моему возвращению лакомство смолотил младший брат, а я, проголодавшийся, убеждал себя в том, что "ну и пусть", "я, что такого раньше не ел", "но миска новая осталась", а потом тихо расплакался, забившись под лежак...
   В тот день тоже что-то было не так. Вроде бы все "волшебно хорошо": приятели, будучи в полном восторге, гоняли мой подарок на полянке между хижин, даже сразу и не заметив, что, кинув им мяч, я остался стоять в сторонке, терзаясь сам не в силах понять чем и почему... Впрочем, тогда это быстро прошло, и вот я уже ловко отбиваю подкатившийся к ноге не такой уж правильной формы шар и мчусь со всеми... не обращая внимание на холодящие порывы Но-рея... Ведь впереди, уже практически на днях долгая зимовка и скучные, созданные будто специально опостылеть своды пещер. И все же, так и не дав себе отчета, я тогда запомнил это ощущение "не того". Сейчас, со мной, кажется, опять это самое "не то".
   Обман, жестокий самообман: если появится это, то мир расцветет волшебными красками, и вот "это" со мной, а вместо "красок"... пустота, косые взгляды и... проклятие! Именно оно, мрачное, древнее легло довеском к вожделенному. Невыносимой тяжестью легло на плечи. Что это я? Неужели с молоком матери впитанное неприятие снова дает о себе знать? И вот. Я. Сейчас. Возвращаюсь. К тому. С чего. Когда-то. Начинал. Да разве, задумывался ли я, что довеском к невероятному, если оно вдруг все же случится, я еще и получу...
   Серое с резкими чертами лицо, кривящиеся подвижные губы. Я невольно склонился над озером и снова увидел вместо себя-родного вот это. Может, как еще не давно на территории Эттов, мне и ныне стоило бы прикрывать глаза, приближаясь к воде и держаться подальше от зеркал. Да уж, безжалостно откровенная вода, не способна скрыть то, каким я стал: нелюдь, кровосос, серая тварь. Конечно, еще чем-то похож, но чем-то, лишь чем-то. Щеки стали какие-то более впалые, нос будто заострился по сравнению с... пока еще помню. Да уж черты стали резче... Может быть более темная, непривычно переливающаяся на солнце серебром кожа создает такое впечатление? И если так, то зимой... Но почему тогда крупнее кажутся глаза? Они-то как раз лиловыми так и не стали. Да, все же это мои, синие глаза... Родные, как же я рад вас видеть! Ведь вы - это единственное, что осталось от меня "того": исключительного по силе и ловкости аллиола, ренегата Смиалоэта выволокшего из его же собственного логова Светлейшего Верховного Смиалоэтского жреца... Эх, каким я был...
   Дикий восторг нежданно изнутри ударил в грудь и все вспомнилось так, будто произошло вчера. Обломок стрелы в руке, обмякшее тело, подчиняющаяся мне гвардия. Затем толпа... лица, белые лица знакомых и не очень... бывших своих. Сначала они кипят ненавистью, потом ужасом, а предпринять-то ничего и не могут. Невольно сжались кулаки... Как я их тогда! Как они были бессильны и бессмысленны в своей враждебности. Представляю свой тогдашний вид! Да уж и лучший гвардеец и последняя геттам стали равны в своей неспособности помешать мне! А я ведь почти не верил, что они сделают все... все как надо: исполнят мои приказы, отойдут, бросят луки. Да, я кричал и не верил, и был готов, что в любой миг все сорвется. От воспоминаний внутри пробежал холодок. Больше всего в тот, уже ушедший в прошлое момент, я боялся увидеть арвиану... натянутою в тетиве лука. Нет, тогда я не знал, что это именно эта забавная травка... Додумались же...
   Мысль прервали долетевшие с ветром брызги, и я невольно вздрогнул. Неужели все это было со мной? Недавно... или уже давно?
   Какая разница, главное - было, именно было, а не есть. Теперь же я всего лишь бескрылый вампир, по местным меркам - инвалид не способный себя прокормить, к тому же от природы, по рождению - неловкий и немой. Последнее, само собой, верно, если не считать способности изъясняться на трех аллиольских наречиях, которое здесь все конечно знают... но не видят оснований заменять ими куда более удобную им речь теперь и при мне. Ох уж этот визгливо-шипящий язык, я теперь слышу его во всем многообразии, а понимаю из него не больше, чем из треска цикад. Только те потише...
   Как же достал этот вампирий гвалт! Нет, все же этого всего я никогда не хотел! Вот уж воистину: "Аккуратней с желаниями - они могут исполниться". Да, мудр, признаться, был наш древний наставник Овичег, многие умные вещи говорил, только мы безалаберные подростки не понимали, как нам с ним повезло, и порой смеялись над вечно бормочущим стариком. Глупые были... Я снова посмотрел на свое отражение в озере, но оно рассыпалось от усилившийся ряби. О, Боги, что вы сделали со мной?

Риарин []

   Я откинулся на спину и уставился в голубой треугольник, что образовался в просвете облаков.
  
   Раз-два-три-четыре-пять,
   Начинаем мы играть,
   Начинаем мы играть:
   Бегать, прыгать и нырять.
  
   Хочет выиграть любой
   И до дна достать рукой
   И до дна достать рукой,
   Чтоб завидовал иной
  
   Только помни наперед
   Тот, кто глубже всех нырнет,
   Тот, кто глубже всех нырнет
   Путь на сушу не найдет.
  
   Если слишком заиграться,
   Можно и на дне остаться
   Можно и на дне остаться
   Грязной тины нахлебаться.
  
   Вдруг вспомнился дурацкий детский стишок, который мы, маленькие юные Смиалоэты, время от времени повторяли, подходя к реке с наставником. Кажется у меня день воспоминаний... Далее, если память не подводит, перечислялись основные правила безопасности игры в воде, шли там всякие предостережения от чрезмерного увлечения соревнованиями и баловством... Нет, не помню. Сейчас в голове крутятся именно эти строки... и почему-то странно как-то нравятся... как никогда ранее. Верно, потому как отвлекают от свистящего шума, писков, свистов, шипения, прочего гвалта, которому даже и название-то придумать трудно, всей это "радости", пронизывающей территорию дворца. А главное - мыслей...
   Нет, мог ли я раньше подумать, что серые нелюди издают столько звуков в этом, ранее не воспринимаемом мной виде речи? Может, понимай я этот тоново-шипящий язык, я бы относился иначе к этим переливам и стрекоту. А сейчас... Неужели я теперь лишился даже такого невинного удовольствия как относительная тишина? Если сравнивать, то в ушах раньше было скорей "пусто" и нормально внутри... А теперь как раз пусто внутри, а в ушах - гвалт. Голубой треугольник в небе тем временем, не торопясь, превратился в кривой ромб. Четверостишия же в голове поскакали, произвольно меняя порядок.
  
   Хочет выиграть любой
   И до дна достать рукой
   И до дна достать рукой,
   Чтоб завидовал иной
  
   Раз-два-три-четыре-пять,
   Начинаем мы играть,
   Начинаем мы играть:
   Бегать, прыгать и нырять.
  
   Если слишком заиграться,
   Можно и на дне остаться
   Можно и на дне остаться
   Грязной тины нахлебаться.
  
   Только помни наперед
   Тот, кто глубже всех нырнет,
   Тот, кто глубже всех нырнет
   Путь на сушу не найдет...
  
   Дети-дети... Я всегда нырял глубже всех и обходилось... А в этот раз... Да уж, в этот раз я нырнул просто на немыслимую глубину... Заигрался... Это ж как надо было разбежаться... Я нырнул на самое дно, если вспомнить мои собственные представления хотя бы годичной давности. То есть того времени, когда я еще не был вампиром, не был кровососом, да что там, даже не был никому из них приятелем. Нет, стоит сказать еще больше: не говорил ни разу ни с одним из них... Это сейчас даже трудно осознать, что тогда я только ненавидел, только презирал, только хотел изничтожить... Ух, как бы я сам себя, должно быть, презирал, если бы тогда, в этом кажущимся таким далеким, но все же по большому счету недавнем прошлом, я увидел себя нынешнего. Дно... дно... дно!
  
   Взмах-судьбы- рукой-любой-... был один - теперь иной...
   Пять-играть-нырять-опять-... если б наперед узнать.
   Заиграться-и-остаться -... и чего-то нахлебаться.
   Наперед-узнать-нырнет-... путь обратно не найдет!
  
   Вот и вода как-то больше не тянет... Разве что оценить побочный эффект оборота - и, разбежавшись, проскользнуть животом по ее поверхности от берега до берега? Так ни разу и не попробовал... и сейчас не пойду. Не хочу ничего...
   Я поднялся и пошел в сторону жреческой башни. Услышав очередной особо звонкий вопль, я невольно вздрогнул и оглянулся - серые вампиры так же развлекались, озеро так же спокойно колыхалось. Что им до моих терзаний. Нет, ну почему меня не тянет, как раньше составить им компанию? Хотя казалось как раз сейчас... Надломилось что-то изнутри - так как было, не будет уже никогда. И когда успело? Всего пять дней, как понял, что здоров и цел, да стал сер. Жить бы да радоваться. И вдруг - это ощущение дна... Каламбур: нырнуть на дно, а дна озера теперь не достать... А, может, образуется, а? О, Боги, опять этот визг...
   Войдя в жреческую башню, я наконец-то смог облегченно вздохнуть: здесь заметно тише. Его светлость безымянный Аркетт накануне подослал караульного - велел быть. Не спорят с вождями, жрецами, Богами... Знакомая келья, привычное приглашение, как всегда приветствую жреца легким поклоном головы, прикрыв рукой лицо. Аркетт указал мне на стул, сам занял место напротив. Какое-то время он просто внимательно смотрит мне в глаза, затем чуть заметно вздыхает. Или почудилось?
   - Ирли дома? - голос звучит будто отстраненно, но с другой стороны возникает ощущение, что жрец уже знает ответ.
   - Ушла к себе... в ту башню, - отворачиваюсь, уставившись на блик света на стене, - хочет порядок навести там, и к жрице ей, там, надо.
   - Тебе это мешает? - сверлящий взгляд ощущается даже ухом.
   - Нет, то есть да, то есть, нет..., - запутался... дурацкий вопрос.
   - Ну, хорошо, хорошо, - не стал докапываться Аркетт, встал, прошелся по комнате, вернулся назад, - я не это хотел с тобой обсудить... Понимаешь ли... ты и Ирли - все сложилось заметно не так как бывает обычно.
   - Да уж... да, но...
   - Не перебивай! К тебе, собственно, один вопрос. Так уж сложилось испокон веков и установлено не нами: с парой влюбленных, решивших быть рядом относительно долгое время и согласных принять на себя обязательства по выращиванию ребенка, если уж ему будет судьба появиться на свет, проводится специальный обряд создания семьи. Дабы перед лицами Богов принесли они свои клятвы. Ваших же клятв не услышали великие Боги, но ребенок должен появиться на свет в установленный природой срок. И были мы в замешательстве, ибо не могли понять, считать ли благословением Богов сие чудо, или же тебя и Ирли только еще предстоит представить как вновь возникшую семью Богам. Взывали к Богам, но те не дали понятный нам ответ... То ли решили испытать нашу мудрость, то ли мы, замутненные миром, неправильно задали вопрос...
   - Ваши проблемы... что вы хотите от меня?
   Жрец недовольно качнул головой, сделал мне рукой знак молчать и продолжил:
   - Расписав тебя, вернувшегося из мест чужих, заново, я указал имя Ирлиин как пары твоей и на ее коже нарисована надпись с именем твоим. Чтобы проще было окружающим правильно относиться к вам. Но это не настоящая краска для кожи - это лишь слабое ее подобие, что сотрется через пару танцев лун без остатка. Тебе не сказали о том...
   - Я все равно не разбираюсь в этой писанине...
   - Вот-вот, но теперь ты знаешь. Потому как вопрошали и вопрошали мы Богов: да иль нет? Но молчали Боги, и было решено провести обряд. Ибо никому еще не мешало их благословение. Даже если и не нужно представлять вашу пару им, то заменить временную надпись истинной все же правильнее будет перед взорами Богов.
   - Иначе бы ты обвел эти значки на моих плечах здесь и сейчас? - предположил я уже утомленный его красноречием.
   - Возможно..., - кивнул Аркетт и наконец-то перешел к сути вопроса, - так что ты скажешь по поводу обряда?
   - Надо - проводите, - пожал я плечами, - неужели ты предполагаешь, что я сейчас и по такому поводу вступлю в спор со жрецом?
   - Но это именно тот случай, когда ты сам можешь решать! - возразил Ар.
   - Если ты имеешь в виду то, хочу ли я иметь семью с Ирлиинн - я уже давно ответил, что да. Если для этого требуется проводить какой-либо обряд, то я приму это как должное.
   - Хорошо, исчерпывающий ответ, разве что, может тебе стоит подумать над этим "давно"... - жрец осекся, видимо не заметив ни толики интереса в моих глазах и вдруг добавил, - до момента проведения обряда жрицы выразили пожелание взять Ирлиинн под свое покровительство. Такова воля Богинь!
   - Не понял...?
   - Жрицы взяли Ирли под свое покровительство по воле Богинь! - жесткий взгляд жреца говорил, что он не шутит,
   - Я хоть видеть ее смогу? - отрешенно и еще не поняв до конца смысл сказанного, произнес я, однако почти сразу почувствовал, что внутри начинает закипать: что они лезут, их разве касается?
   - Да, разумеется, ибо разве можно запретить лицезреть друг друга тем, кто решил, поселится вдвоем, не ища в том перемены. Но одна из жриц станет сопровождать Ирлиин везде. Тем более что ты сейчас испытываешь определенные сложности, вызванные изменениями в тебе, с тобой... тебе сложно быть ей и поддержкой и опорой. И не только в линне проблема. Согласись, ты настроен ныне не лучшим образом. А если учесть, что...
   - Все-то ты знаешь, жрец, - почти огрызнулся я.
   - Мне положено все знать..., - по лицу Аркетта скользнула тень улыбки.
   - Это ведь не продлится долго, - подняв подбородок и перестав прятать глаза от его прямого взгляда, произнес я, - когда назначен обряд?
   - Его решено провести немедля после того момента, как ты сделаешь попытку развернуть подкрылки...
   - Но это же почти месяц ждать! - чуть повысил я тон.
   - Да, - спокойно согласился жрец.
   - Аркетт, что за ерунда, - меня словно подбросило.
   - Сидеть! - скорей прошипел, чем сказал, сверкнув глазами, жрец, - и не смей звать меня по имени, наэрл! Лиинн принадлежит в первую очередь племени, и оно ей защита и помощь. Будь это болезнь или приступ хандры ее суженого, который потерял себя, а ищет беды. Слушай меня Риарин! Вскоре после попытки раскрывания подкрылок, тогда, когда я сам сочту нужным, я спрошу тебя заново готов ли ты проводить обряд создания семьи с Ирлиинн, и только после этого будет определен конкретный срок. А до этого времени рядом с Ирли будет проводница воли Богов и да будет так! Ты еще способен понимать человеческую речь?
   - Я все понял жрец, - ответил я, опускаясь обратно на стул. Кулаки разжиматься не хотели, но я с ними справился.
   - Вот и хорошо, - в голосе Аркетта почудилось облегчение, - надеюсь, ты поймешь, что все это делается, в том числе и ради тебя. В конце концов, у тебя не будет повода смотреть мрачно на твоих друзей, когда ты видишь, как они поддерживают линной Ирли или же подозревать их в чем, если тебя в это момент не будет рядом.
   - Я доверяю жрецам, - монотонно произнес я, - верно, так будет лучше.
   Я предполагал, что оттого, что мне поведал Аркетт, кровь окончательно ударит мне в голову, и я не сдержусь и..., но вдруг неожиданно для себя ощутил, что словно непомерный груз соскользнул с моих плеч. Неужели я не так уж дорожу своим единением с Ирлиин или мне проще, когда кто-то другой принимает решения? Я качнул головой. Нет, на этот вопрос я пока не могу ответить даже себе. Ясно только одно - она моя и должна остаться моей.
   - Теперь мне надо поговорить с тобой о самой попытке развернуть подкрылки, - перевел тему жрец, выдержав небольшую паузу.
   - Я видел, как это делает Ней, - напомнил я, все еще думая о своем.
   - Значит, понял, что это не слишком приятно, - заметил Ар, - с тобой, верно, будет сложней. И я уже говорил тебе о том и это подтвердили Боги. Возможно, ты и не сможешь их развернуть с первой попытки.
   - Я - помню, - подтвердил я, заставляя себя сконцентрироваться на его словах. В голове навязчиво решался куда более серьезный вопрос: неужели Ирли все еще вправе сама выбирать, кто будет с ней рядом в каждый момент времени или, может, теперь это решает за нее кто-то другой. И, тогда, по-любому, от меня это не зависит и теперь, как не зависело ранее? Абсурд...
   - И одна из причин, - жрец продолжил, словно и, не заметив как моего ответа, так и моей задумчивости, - ты не умеешь, даже скорей не пробовал еще что-либо заживлять на себе, будучи уже вампиром. Хотя сказать правильнее - человеком как все мы. И трудно предположить, что ты справишься с тремя-четырьмя волнами боли, что словно на части будут рвать твою плоть. А значит - напрасны будут наши попытки, которые равно будут предприняты, научить тебя как это выполнить. Конечно, мы имеем средства погасить чувства, притупить боль, но опыт показал, к огромному сожалению, что в этом случае подкрылки не разворачиваются - их разрывает на части. Увы, сон-трава действует не только на боль. Но, знай, мы прибегнем к ней, едва поймем, что ты не способен...
   - Я постараюсь...
   - Скорей всего тобой завладеет пронизывающая боль и, ты, может даже и позабудешь в этот миг, что от тебя требуется, - жрец поднял руку, не давая мне снова перебить, - не отрицай ничего, ведь ты не знаешь что это. Скажу больше - я готов сделать тебе предложение применить сон-траву сразу же с попыткой разворота. И не мучиться. Будет другой раз. Может к тому времени ты будешь больше готов. Но если ты хочешь моего совета - я бы советовал тебе развернуть хотя бы первую ступень. Сосредоточься на этом - это для тебя сейчас важней всего!
   - Я....
   - Не отвечай, - опять не дал мне договорить жрец, - ты дашь ответ в день, когда придет время.
   - Хорошо, Аркетт, - кивнул я и тут же словно молнией обожгло, я еле успел заметить, как жрец сделал легкий взмах и чем-то полоснул меня по ноге.
   - Нельзя звать меня по имени, - спокойно заговорил он, - но я ударил тебя не потому. Ты должен учиться снимать боль.
   Он поднес руку к моему рту:
   - Пей!
   Я был потрясен этой неожиданной грубостью. Первым моим порывом было дать сдачи. Но я лишь послушно присосался, отчаянно сжимая кулаки. Опять эти горловые глотательные спазмы! Все еще кажущиеся такими странными своей независимостью от моей воли.
   Оторвавшись, я стал ждать эффекта. Но полученная сила не стала растекаться изнутри, она словно сконцентрировалась где-то над животом легкой тяжестью и теплом, там теперь будто легонько пульсировало второе сердце. Я беспомощно глянул на Аркетта.
   - Направляй! - повторил жрец с долей сочувствия в голосе, - я не скажу тебе как это сделать. Мы учимся этому в слишком нежном возрасте, чтобы осознать, как это происходит до конца.
   Я закусил губы... Хоть бы предупредил! Ногу жгло огнем, кровь сочилась из-под пальцев ладони, которой я невольно зажал рану.
   - Давай, давай, - подбадривал жрец, - обычно кровь, если это не прокол от выдвинутых клыков, люди останавливают сразу, скорей приходится делать усилие, чтобы она текла вот так как сейчас у тебя, если это вдруг кому-то зачем-то нужно...
   "Люди" - тревожно отозвалось во мне. А я человек? А в каком смысле этого теперь такого странного слова? Да человек я, человек - что-то возмутилось во мне. Зажмурив глаза, я сосредоточился на пульсации и представил, как с каждым ударом она распространяется дальше, точнее словно выдвигается пульсирующий луч в сторону рассеченной кожи. И этот самый пульс яростно сжимает края раны. Ощущение будто пошло по кругу, по кругу слева направо по кругу, пошло...
   - Молодец, молодец, - услышал я голос Аркетта.
   Значит есть! Я открыл глаза - вместо раны осталась лишь розовая полоса. Но если ее еле видно, то почему она так болит!
   - Теперь снимай боль, - сказал жрец, заглянув мне в глаза.
   Я собрался. Теперь этот воображаемый луч тянется для того, чтобы сжать мертвой хваткой боль. Закрутило справа налево... И вот... она... ее... ее нет! А полоса? Сосредотачиваюсь на ней.
   - Представь: не как сейчас есть, а как должно быть, - посоветовал Ар.
   Я напряг воображение, глядя на полосу, и прямо на глазах она стала исчезать, словно растворенная краска.
   - Ну, видишь - можешь, только очень медленно. Если хочешь хотя бы иметь шанс распахнуть подкрылки - найди способ потренироваться.
   - Спасибо жрец, - не совсем искренне поблагодарил я, поглаживая ногу, - я могу идти?
   - Нет, тебе нужно восстановиться полностью, время подошло, - с этими словами жрец щелкнул пальцами.
   На пороге смежной комнаты тут же появился помощник, они что-то просвистели друг другу и тот ушел. Вскоре на пороге появился аллиол. Я сразу узнал Виреска.
   - Я оставлю вас вдвоем, - произнес Аркетт, выходя, - думаю, вам будет, о чем поговорить.
   Виреск прошел и присел на пол возле холодного камина, я присоединился к нему.
   - Привет, - просто произнес он, - я рад тебя видеть.
   - Я тоже рад, - все еще немного ошарашенный, поддержал я беседу, - как твои дела?
   - Да со мной все нормально, - улыбнулся Вир, - основной поставщик новостей - это ты.
   - Да ты и сам все видишь...
   Только здесь Виреск уставился на меня в упор:
   - Да, сразу тебя и не узнать, но я не об этом. Как настроение?
   - Да, так себе, - признался я.
   - Что так?
   - Не знаю...
   - Собственно, ты здесь не для того, чтобы разговаривать, хотя жрец и предоставил нам такую возможность, - заметил Вир, - так что давай сначала исполним то, ради чего мы встретились, а потом уже...
   - Что ты имеешь в виду?
   - То, что ты теперь - Самый. Настоящий. Вампир. И. Тебе. Нужна. Кровь, - размеренно произнес Виреск, делая ударение на каждом слове, - а мое основное занятие подкармливать таких, как ты, не способных самостоятельно охотиться...
   Я опустил голову:
   - Вир, знаешь, я не хочу... - замялся я, - понимаешь?
   - Нет...
   - Ну, я могу пока обойтись, - забормотал я, - никто не видит, что мы делаем или не делаем, ну пойми - я не хочу...
   - Трогать меня? - догадался Виреск, - ты согласен терзать только вампиров? В отместку что ли?
   - Почему терзать!?
   - Потому, что если ты не напьешься - тебя переклинит, и ты рванешь первого, в ком почувствуешь силу. Вероятность, что это будет аллиол - невелика. Нас мало. А чтобы себя контролировать - надо иметь опыт... Потом жрец обязательно поймет, напитался ты или нет. Так что давай, двигайся ближе.
   Я отвернулся.
   - Знаешь, а ты изменился немного в неожиданную сторону, - продолжил свой монолог Вир, - именно когда кровь нужна тебе реально, в тебе вдруг появилось какое-то неприятие...
   - Вот именно поэтому! - выпалил я.
   - Вот уж даже предположить не мог, что когда-нибудь придется уговаривать вампира, который к тому же скорее голоден, чем сыт, - в голосе Вира я не расслышал удивления, скорей насмешку, - ничего, что я навязываюсь?
   Я снова промолчал. Он что - правда, не может меня понять? Он же такой же прирученный аллиол, каким я сам был только-только... Тем временем Вир придвинулся и, обхватив меня рукой, заставил лечь, затем моя голова оказалась рядом с его шеей. Я... почувствовал, как по телу пробежала волна, словно нечто само собой возникло и завибрировало в голове, легонько зазудели клыки.
   - Надеюсь, ты не станешь всерьез отбиваться? - полюбопытствовал Виреск, - смотри, не рассчитаешь, покалечишь меня еще - ты теперь стал гораздо сильней.
   Как же глупо я, должно быть, выглядел в его глазах! Хорошо, что мы здесь только вдвоем - мелькнуло в голове. Да, да, да! Я вампир, серый вампир и я должен пить. Я ткнулся лицом в его кожу, но все же медлил, несмотря на закипающее возбуждение и выдвигающиеся зубы.
   - Не копи голод! Раздерешь ведь. Заточки поломаешь. Прокуси, аккуратно, аккуратно!
   Я невольно поддался диктовке. И вот кровь..., нет, не правильно... линна, линна снова заполняет внутреннюю пустоту. И пустоты - нет. Вместо нее - сладкое тепло. Зажав, как положено языком место прокуса, я сразу же поднялся на ноги.
   - Да ты ляг! - продолжал Виреск, - тебе надо усвоить... Вот уж не думал, что когда-нибудь придется инструктировать такого, как ты.
   - А таких, как я - больше нет, - отмахнулся я, все же послушно заваливаясь на спину.
   Побежало, побежало, потекло внутри. Не столько радость, сколько удовлетворение, даже словно легкая боль кольнула... Только не боль такая, что тревожит при ране, а та, что в душе блудит. Но тепло, тепло наполняет это такое порой мощное, но при этом не способное самостоятельно получать силу тело. Мое тело! Так что же это за боль? Уж не завидует ли мне Виреск?
   - Ты хотел бы стать таким как я? - поинтересовался я, вставая.
   - Таким как ты в смысле теперь? - усмехнулся Вир, - нет, вряд ли. Вот таким как Свест - возможно. Неумеющим жалеть о том, что делает, знающим, что хочет и чаще всего именно это и получающем. При этом даже если допускает он какую оплошность, то эта оплошность чаще бывает исправлена кем бы то ни было. Иногда самым невероятным образом.
   - Взять хотя бы как я его привел обратно от Смиалоэтов, - подсказал я.
   - И это тоже... - Вир смотрел на меня испытывающе, - ты, конечно, не мог не заметить, что именно он предварительно и обучил тебя всему, что было для того необходимо, и выпустил на волю вовремя.
   - Да я сам ведь на всем этом настаивал!
   - Да ладно, ладно, - никто твоего подвига не отменял, - миролюбиво заметил Вир, - но все равно и с этой точки зрения в этом что-то есть.
   - Ну да, конечно, - я сообразил, что это если и спор, то вовсе не о моих достоинствах, - что-то и в этом есть, ты прав.
   - Боги, Боги наверняка ведут и тебя и Свеста, - окончательно ушел в философию Вир, - верно, им было просто удобно максимально сблизить вас.
   - Я сам себе Бог! - не сдержался я, начисто забыв, что еще вот только недавно почти уверовал в непреодолимую силу провидения.
   - Бог не может быть Богом сам себе, - улыбнулся Вир, - Богом должен признать тебя кто-то иной, а само-признание - дело пятнадцатое. Это не пустое слово - это ... ммм
   - Да я так сказал...
   - Да ты все "так" делаешь, а потом только начинаешь мучаться зачем... Теперь ты "так" хочешь стать Богом?
   - Ты хочешь сказать как Миертс и его компания?
   - С тебя станется и по-настоящему, без взаимного договора на этот счет с вождями диких, - засмеялся Виреск, - слушай, давай прекратим этот разговор. Совсем уже заболтались не пойми о чем...
   - Это ты начал! - пробормотал я, - а все же Вир, ответь, ты хотел бы стать вампиром, как это случилось со мной?
   - Твоих приключений - врагу не пожелаешь! - закачал головой все еще улыбающийся Виреск, - думаешь, к примеру, я готов окунуться в трясину и наглотаться этой "благословенной" жижи, даже не зная, смогут ли меня вытащить?
   - Ты и это знаешь, - вздохнул я.
   - Храмовые почти все знают, а то, что я говорю уже, должно быть, мало, для кого секрет, - парировал Вир, - ну а потом... посмотрим, что с тобой еще дальше будет...
   - А дальше я пойду к себе... - вздохнул я. - Ирли перевели под опеку жриц, и боюсь, она даже не скоро в нашей башне появится...
   - Да не расстраивайся, - положил мне руку на плечо Вир, - я вот со своей некогда любимой женщиной в принципе увидеться не могу. А ты можешь пойти к Лиинн хоть сейчас.
   - Пожалуй, ты прав, - согласился я, - так я сейчас и поступлю.
   - Ну, вот и иди, - легонько толкнул меня Виреск, - мы с тобой еще увидимся.
   - Да, - вздохнул я, легко угадав причину этого, - а жрецу показаться не надо?
   - Да иди уже, - лишь отмахнулся Вир, - все, что захочет жрец, сумеет узнать от меня, независимо от того захочу я раскрыть это или нет. Удачи тебе!
   - Спасибо, - кивнул я и направился к дверям, - за все спасибо, Вир.
  
   ***
  
   Башня Ирли - ближайшая к жреческой. Одна небольшая "перебежка" и вот снова внутри... можно порадоваться: снова ни каскадов свистящих воплей, ни жгучих лучей. В полумраке переходов я уже шел не спеша, наслаждаясь тишиной. Нет, тут тоже нет-нет и свиснет, но по сравнению с улицей... Отсек Ирли оказался открыт и я заглянул внутрь. Хозяйки на месте не оказалось. Она может быть где угодно, но раз оставила не закрытой дверь значит она где-то тут... впрочем, она могла предположить, что сюда приду я. Вот уж странные обычаи - даже к ней я не могу войти, если на мой стук не скажут "войдите" или, конечно, "айэбигет". Впрочем, для меня это уже довольно давно одно и то же - даже не обращаю внимание что звучит, как правило, второе. С десяток-другой сатриильских слов я знаю практически на уровне "родных", но это так мало.... А ведь было время, когда Свест с Неем произносили приглашение войти по смиалоэтски... будто всегда ждали только меня. И мне когда-то уже начинало казаться, что это и есть их основной разговорный язык...
   Я сделал несколько шагов вглубь пещеры, присел за стол и автоматически развернул к себе настольное зеркало Ирли. Несмотря на едва заметную полупрозрачную полосу поперек, похожую на застывший ручей, оно все же достаточно хорошо отображало серое жилистое лицо. "Это я, я, я" - повторил я, словно пытаясь себя в чем-то убедить.
   - А он последнее время так любит пялиться в зеркала! - донесшийся голос Ирли показался беззаботно-веселым, - за ним иногда смешно наблюдать...
   Ответа я не понял, но довольно резво переместился от столика к камину. Ну, конечно, бабы вечно терпятся между собой обо всем. И навряд ли имеет значение, что одна из них - жрица, а другая могла бы быть и поснисходительней. Едва я опустился на пол, дверь распахнулась и на пороге появилась Лиинн и... Свест. У меня сложилось полное впечатление, что они даже не сразу меня заметили, а, заметив, будто немного смутились. Никакой жрицы рядом не наблюдалось.
   - Привет Рин! - бросилась ко мне Ирли, чмокнула в краешек рта, - давно здесь? Устал ждать? Знаешь, мы будем немного реже видеться. Потом расскажу...
   - Да я уже знаю, - сообщил ей я, - был у Аркетта. Правда, он, верно, что-то спутал...
   - Жрица задержалась внизу, если ты имел в виду это, - нашелся Свест, - а мы поднялись вдвоем. Ирли нужна линна.
   Все просто - вдвоем. Конечно, если речь идет о Свесте, то ему доверяет все племя. Ему - бывшему верховному вождю. Мало того, даже, скорей, и не бывшему. Дня, эдак, два-три назад, Ней что-то там такое завел об особенностях организации власти в племени и между прочего поведал мне, что в случае любой заварушки в ближайшие пять лет, Свест автоматически становится Верховным вождем. Никаких выборов... Только если заварушка продлится дольше танца лун... Ну, раз победили так легко... Победили бы они... если бы...
   - А мы как раз говорили о тебе, - теплая ладошка Ирли коснулась моей щеки.
   - Я слышал, - признался я.
   Лиинка живо повернула голову к своему столику и, верно, все поняла по развернутому зеркалу. Во всяком случае, именно так я понял ее усмешку. Ну да, да, твоя фраза, солнышко, попала в точку... Какого черта... Только тут я вдруг сообразил, что фраза была на смиати... Почему?
   Свест тем временем прошел вперед и устроился на циновке ближе к окну.
   - Иди сюда, Лиин, - позвал он, смерив меня взглядом.
   Я ждал, что Ирли хотя бы посмотрит на меня вопросительно, но она просто переместилась к Свесту и удобно расположилась в его руках.
   Черт, черт, черт! Все не так, все не правильно, все, все! Почему, почему все это случилось именно со мной! Во мне поднялась волна возмущения. Словно что-то изнутри подталкивало меня к... Однако, я не позволил себе что-либо произнести или выйти вон. И смотреть тоже не стал. Просто уткнулся лицом в ладони, очередной раз, отметив себе их непривычный цвет. Все катится в преисподнюю. Жизнь превращается в ад! Вот оно что значит - стать вампиром! Нет, ну действительно - разве я этого хотел? Конечно, время назад, мне казалось привлекательным стать таким вот сильным, ловким, хотя я и знал, что это не возможно. А вот несколько дней назад... да придется себе признаться - я испугался произошедшего... чуда. Сейчас... я чувствую себя... беспомощным. Даже более беспомощным, чем Рин-аллиол ... Почему?
   Я поднял голову и увидел, как Свест относит Ирлиин в ее кровать на руках. Вот он наклонился к ее уху... поцеловал? Ведь шептать заради того, чтобы не быть услышанным мною не обязательно. Впрочем, он тут же отошел от нее и переместился ко мне, сев напротив, за стол. "А если бы меня здесь не было?" - забился в моей голове крамольный вопрос.
   - Ты от шума не устаешь? - как бы, между прочим, поинтересовался Свест.
   - От какого шума? - не сразу понял я.
   - Да от того, который ты обрел возможность слышать только сейчас, насколько я уж понимаю полноту твоего преображения. Который, к тому же наложился на то, что ты и так слышал ранее. И если уж ты услышал тихий разговор в коридоре отсюда, значит, настроен слушать все...
   - А разве есть выбор?
   - Выбор? Конечно! - своим тоном Свест явно хотел выказать удивление моей неосведомленностью, - люди могут настраивать свой слух... как бы на определенных точках звучания. Ну, чтобы как бы большинство того, что тебя не касается, потонуло в фоне. Ну, разве что кроме некоторых сигналов, которые всегда привлекают внимание... С помощью них важные сообщения передают.
   - Ты что хочешь сказать, что я слушаю на улице весь этот пронизывающий гам потому, что сам того хочу?
   - Слушай, Рин, неужели ты не обращал внимание, что иногда мы говорили с тобой вполголоса и никто в стороне не слышал нас?
   - Не думал об этом... - попытался припомнить я подобный разговор, - а они, правда, не слышали?
   - Нет... Я это даже проверял - можно подать такой сигнал, что если кто-то фокусирует слух именно на твоей беседе - ему придется себя выдать. Хоть чуть да дернется, - в голосе Свеста послышалось снисхождение, - кстати, слушать тихие разговоры, которые ведутся явно не с тобой, и тем более беседу полушепотом не принято. Это так, тебе к сведению.
   - Учту... Но со мной это проще... - отметил я, - вам достаточно не говорить на известных мне языках...
   - Это-то да, но, видишь, как мы с тобой освоились, - улыбка чуть тронула лицо Свеста, - иногда даже без тебя говорим так, как будто ты рядом, по крайней мере, вперемешку с..., а рано или поздно и ты освоишься. Для ускорения этого процесса, тебе было бы неплохо заняться учебой, а не...
   - Непременно, - отмахнулся я и стремительно покинул помещение.
   Только двигаясь вниз по путаным коридорам, я столкнулся с невысокой жрицей. Возможно, той самой. Учить он меня хочет. Черт!
   2. Все не так

---15 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Идут дни, один за другим. По идее мне было бы пора начать привыкать. И к холодку по затылку, и к немыслимому гвалту вокруг, и к прикормкам Виреском, и к нудным нотациям жреца, что пора бы уже вести себя... как-то не так? А вот как я себя веду? Если Аркетт меня еще раз чем ударит, то ей-ей - дам ему сдачи. И пусть меня еще один комплект Богов проклянет в дополнение к Смиалоэтским. Ну, вот такой я какой есть. Ирлиин меня будто избегает - мотается везде со своей жрицей, что-то щебечет, но... Однажды потащила она меня к своим ровесникам - недоросткам вампирам, которые еще молоды в караул вступать... Детский сад ё-моё... Нет, вроде как поносились, поиграли, всякую чушь несли, подростки-переростки черт их забери. Хм... может она и права, что без меня больше гуляет. А ведь в первые дни все вроде бы было так хорошо у нас с ней - она рада и я, пожалуй, был рад. Но буквально какие-то три первых дня нахождения рядом и... ну не боится же она меня, в самом деле, что ей понадобился этот эскорт? И дальше - только хуже. Свест и Ней, пожалуй, с ней даже чаще чем я. Ну да, они же ее подкармливают, вот и... Все просто, такой уж это народец - чья кровь того и любим. Любим? Я сам ошалел от этой мысли... Ведь все так просто. Получается, что она... просто не может испытывать ко мне тех чувств?
   Причина проста, как бы то ни было, но она, да и не только она всегда чувствовала, что от меня исходит сила. Вот потому-то ее и тянуло ко мне. Она могла пить мою линну, могла отказываться, но она всегда ощущала, что оно есть. Это странное чувство... которое я теперь так явственно ощущаю, оказываясь рядом с Виреском, да и просто рядом с любым недавно охотившимся наэрлом. Однажды откровением "вампиры обычно очень хорошо относятся к своим добровольным донорам, будь это мама, папа или прирученный аллиол" поделился со мной Нияст. А я теперь вовсе не донор - сам того гляди, вцеплюсь. Ведь то, что себя еще надо учиться контролировать и с этой точки зрения, кажется, здесь знают очень хорошо. А я... дикарь: ничего не умею, не знаю, по-человечески не говорю... Эх ты, черт...
   Но, если так все, то, по идее, я должен был бы уже просто обожать Виреска. Ан нет... Да еще теперь даже он мною командует. Иди сюда, пей, ложись и так... О Нее вообще молчу. Задолбал своими шуточками. Тут уговорил пойти с ним из луков пойти пострелять - благо теперь этого оружия в замке не меряно и на северной территории за оградой замком устроили стрельбище... Да, у него хорошо получается, а я, черт, даже в ствол дерева в два обхвата с пятидесяти шагов если попаду - то уже хорошо. Ему нет бы промолчать, так он меня потом, когда обратно в башню вдвоем вернулись, на смех поднял, что ничего-то я теперь не могу, ничего у меня не получается. Потом, правда, вроде как извинился, сказал - хотел меня хоть чуть расшевелить... Ну, расшевелил бы, ну врезал бы я ему, а он, наверное, мне - кому от этого легче? Вообще, если разобраться, врезать мне хочется вовсе не ему и, в общем, и не Аркетту.
   Сижу тут один - злобное чучело. Сам себе противен, не удивительно, что ко мне и заходить меньше стали. Наверно помнят, как я с размозженной мордой у жреца в келье прятался, никого видеть не хотел и сейчас тоже решили не беспокоить... Может Аркетт их попросил - боится, что опять его жилье займу и будет он вокруг меня круги нарезать, уговаривать голодом себя не морить. Но тогда у него была мысль была меня храмовым аллиолом сделать, а теперь - на кой я ему нужен? Прихожу на беседы - прикормки и лады.
   Конечно, надо что-то делать. С Ирли пару дней уже не виделся. Вот сейчас пойду к ней и все обсудим. В конце концов, пару танцев лун на нас роспись пары. А надо ее делать более основательным не знаем, похоже, ни она, ни я. Вот спросит Аркетт после того как распахну подкрылки, что ему скажу? Иди ты к своим Богам и еще дальше? Нет, соглашусь, не отдавать же просто так... "чтоб что-то отдать, надо это еще иметь" - проскользнула нелепая мысль в голове... Да, проблема подкрылок меня, как ни странно, не волнует, хотя я ведь когда-то так мечтал летать, а вот эти неурядицы с Ирлиинн... Был бы у Смиалоэтов - было бы проще. Ребенок - да, виноват, может, нагорело бы от ее родных, но сошлись бы и сидела бы она дома, облагодетельствованная. Радовалась бы что захожу и внимание уделяю, а не капризничала бы, что я не так сказал или не так посмотрел. И никто, никто бы и близко не подошел... А тут, дело - дрянь.
   Все, иду к ней и разберемся. Больше так не могу. Сделав несколько глубоких вздохов, я стремглав выскочил из своего отсека и для начала убедился, что наша якобы с ней семейная комната пуста. Ну что ж - значит она опять у себя в девичьей башне. Выскочив из своей жилой горы, я во весь опор, по верхам понесся в нужном направлении. Так быстро я не перемещался еще ни разу. Ветви-ветви-ветви... Еще раз подпрыгнул, раскачался на суку, перепрыгнул на соседний ствол... да это почти как по земле идти, еще прыжок, ствол, сук, а теперь с этой расчудесной липолы на вон тот слегка облезлый верт...
   Ствол последнего предательски затрещал, едва мои ноги ударили в него в конце прыжка. Видно одна из бурь надломила его, или мелкие древоточильщики разместились в сплетении его корней. Как-то очень быстро проскользнула мысль, я сейчас рухну со всего размаху на землю. Да и не просто упаду: не исключено, что сверху на меня еще и навалится верт. И тут... мои ноги сами согнулись, при этом одна переступила и оперлась на накренившийся ствол. Затем они обе упруго толкнули меня куда-то прочь. Я ничего не успел в первый момент осознать... Я видел как медленно мимо меня движутся листья, ветви, не без удовольствия чувствовал как, не спеша, мое тело делает полный оборот, правда, по ходу ударяясь и сдирая кожу об толстенные шершавый сук. Но, понимая это, я не чувствовал боль. И, наконец, я ощутил, как мои ноги коснулись земли, опять-таки непроизвольно сгибаясь... Я не стал ловить равновесие и позволил себе все так же плавно упасть в траву. Что-то сильно кольнуло в бок, но в целом падение оказалось даже слишком мягким, учитывая высоту.
   Я огляделся, а что же верт? Может, мне лишь показалось, что он собирается упасть, а он всего лишь покачнулся и я совершенно напрасно выполнил столь головокружительный трюк? Я нашел дерево глазами и увидел как оно, не спеша, словно задумавшись, а нужно ли ему это теперь, качнулось и будто нехотя поплыло вниз. Раздался оглушительный треск и снова листья затрепетали быстрей, бабочки начали резвее махать крылышками, а задетый вертом сук липолы качнулся пару раз уже в нормальном ритме и понесся вниз, набрав привычный глазу темп. Закололо в боку, засаднило ободранный живот и... Не важно.
   В этот миг мне пришла в голову мысль, что только что я видел, как замедлилось время. Значит ли это, что для стороннего взгляда я двигался с непостижимой скоростью? Так вот как это происходит с вампирами! Куда людям до них. То есть нас, то есть куда там аллиолам до нас, людей... Вот оно как, быть человеком! Я же теперь, черт возьми, человек. О, Боги! Я - человек?! То есть именно только теперь я - человек? Ну да, ну да, люди пьют живую кровь и могут двигаться так, чтобы со стороны их движения кажутся подобными молнии. И теперь я - человек. Но, черт возьми, если я теперь настоящий человек-вампир питающейся кровью, то почему я все еще так неловок? Аркетт мог не беспокоиться - пока я научусь правильно оценивать прочность деревьев, при резком по ним перемещении, точно прыгать, я по любому научусь себя залечивать. Даже вот так, когда никто не поддерживает линной. Не впервой. Шрамы на ноге и на животе вполне сносно затягиваются на глазах. Можно было, конечно, свистнуть - местный караул наверняка бы отреагировал и оказал мне помощь. Но зачем? Все и так ничего, сойдет. Ну, немного заметно. Ушиб на руке я решил вовсе проигнорировать - пустяк, да и синяк все равно почти не будет виден на моей-то нынешней серой коже. К Ирли, быстрей!
   Вот уже я у ее двери. Врываюсь, с языка уже готова сорваться фраза "извини, очень захотелось тебя увидеть", но ... язык успевает притормозить, зато нижняя челюсть ползет вниз: рядом с Ирли, обнимая ее, на циновке сидит Свест и его губы касаются ее щеки! А что бы я увидел, если бы дал себе труд долечить свою ушибленную руку и до конца "затереть" ссадину на ноге? С моих губ срывается невольный крик. Как, как она могла так меня предать? Как Свест, Свест мог вот так, так отыграться за то, что некогда она предпочла меня ему? Но я ничего, ничего им не говорю - я бросаюсь прочь.
   - Рин, Рин стой! Это не то, что ты подумал, - доносится истеричный вскрик Ирли.
   Да пошла она! Тварь рукокрылая!
   Где-то уже в южном саду меня догоняет Свест. Встает на пути, хватает за руку... Верно, мои глаза мечут молнии...
   - Вернемся, - произносит бывший друг, - я тебе все объясню.
   - Я и слушать ничего не собираюсь!
   - Да не ори ты здесь, поговорим спокойно.
   - А я и не ору, - говорю я вправду потише, и даже перехожу на шепот, - но говорить нам больше не о чем.
   - Да ничего не было, что ты шумишь! Дай сказать!
   - Ты еще скажи, что в комнате и жрица была! - я снова перешел на крик.
   - Да она вышла всего на чуть...
   - Да что бы вы за "чуть" успели. Тебе все еще по привычке подчиняются жрецы? Да?
   - Рин прекрати!
   - С удовольствием, - я резко рывком высвобождаюсь и запрыгиваю на ближайший верт.
   Наверно, так это и должно было произойти... Какая девка устоит перед верховных вождем... пусть и вне полномочий! Верно, Свест понял, что бесполезно мне что-либо втирать. Во всяком случае, до своей комнаты я добрался в одиночестве.
  
   ***
  

---16 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Только на следующее утро ко мне пожаловал Ней. Дверь я не запер, а опустошенную бутыль, перед тем как заснуть - разбил вдребезги. Когда ж проснулся, глиняные осколки как-то не привлекли моего внимания, и остались себе лежать неподалеку от выхода. Нияст, впрочем, ничуть этим обстоятельством не был удивлен. Он лишь окинул взглядом развешанные под потолком зеркала, облегченно вздохнул и с ходу сообщил:
   - Свест в подвале, с Ирлиинн теперь другая жрица.
   - Так ему и надо, - злорадно выпалил я, - оказывается и ему не всегда удается прикрыть свои безобразия. А ведь как рванул за мной. Верно, опять думал - замнем! Ха! Черт... Теперь пусть расплачивается. А Лиин теперь за мной еще побегает!
   - Да не будет она бегать за тобой - она на тебя тоже обиделась и клянется, что ничего не станет объяснять, даже если ты на коленях умолять ее станешь
   - Я! Умолять?!
   - Все, успокойся, - Ней подошел и положил на меня руку и похоже обрадовался, когда я не сделал попытки ее стряхнуть.
   Мы немного посидели молча. Я понял, что мне очень хочется, чтобы Ней был на моей стороне, со мной.
   - Да пойми ты, дурачок, - заговорил Нияст, видимо удостоверившись, что больше буйства с мой стороны не предвидится, - они просто друзья, очень хорошие друзья... Я, конечно, сам ничего не видел, судить не могу, но...
   - Когда это они успели так передружиться?
   - Ну, как тебе объяснить... Когда ты еще был скорей аллиолом и ввиду определенных обстоятельств покинул нашу обитель, не попрощавшись с Ирли и не поговорив со Свестом... Видишь ли... у них было общее горе и общие темы для разговора. Даже я как бы остался в стороне - я-то с тобой, вроде, тогда нашел общий язык. Думал, что все это вопрос времени, а вот и Свест и Ирли...
   - Не могли мне простить...?
   - Были расстроены, что ты пренебрег ими...
   - Ну да, конечно, сволочь я, всем не угодил. Пока не перестал мешать... Думаешь, я не должен был так реагировать?
   - Думаю - нет. Но, думаю, иначе ты не мог: для тебя естественней так, да и Свест тебя издавна дразнил, да и последнее время ты дерганный весь, - он на миг задумался, видимо вспоминая, что еще "и", но ничего больше не придумал.
   - Я, что, совсем шалым тебе кажусь?
   - Иногда, кажется, что уже даже не кажешься.
   - И что ты от меня теперь хочешь?
   - Порой ты довольно быстро возвращаешься во вменяемое состояние, если найти способ тебя разговорить. Я это навек запомнил. Только что-то как ты посерел все хуже получается.
   - Ты мне хочешь тут уши мурой завесить, а она же любит его!
   - С чего ты решил? Слушай, им ничего не стоило быть вместе - вы не были парой с Лиин, а уникальный случай с ее беременностью не давал тебе права...
   - Тогда я вообще ничего не могу понять. А, правда, зачем? Сразу бы поставили перед фактом. Я бы тогда с перепугу еще бы и не то проглотил.
   - Ирли говорила только о тебе, иногда плакала. Хотя старалась держаться. Впрочем, кто их поймет... Ну, ты пойми к кому она еще могла обратиться, чтобы выяснить, что с тобой на самом деле стряслось как не к Свесту? Кто мог знать больше его? И с кем она могла найти большее взаимопонимание? Впрочем, буквально дней за пять, как выяснилось с малышом она уже не пыталась остаться со Свестом наедине - мы болтали втроем. Не хватало только тебя.
   - Ай, что я натворил... - произнес я не забыв про сарказм.
   - Ты вернулся, - Ней не отреагировал на мою реплику и продолжил, - сначала вроде еще ничего, все в порядке, казалось так..., а потом стало нарастать какое-то напряжение... Лиинка решила заручиться поддержкой жриц. Свест решил тебя лишний раз не раздражать - словом лишним с Ирли переброситься опасался, но, видно, поговорить им хотелось...
   - Да, я видел, что...
   - В щеку и я тебя целовал и что? Да и, если даже... ввиду всех обстоятельств...
   - Думаешь, она его...
   - Думаю, она и сама не знает... Как и с тобой... И еще, думаю, Свест бы не стал... втихую. Я его знаю больше чем ты.
   - Я просить прощения у него не пойду... Чтобы ни было, но он...
   - Да и не сможешь - он же в подвале жреческой башни, - напомнил Ней.
   - Кстати, за что? Вроде как караульные с постов не поснимались нас разнимать...
   - Как за что? Жрицы взяли Лиин под свое покровительство и Свест был не в праве, пользуясь своим положением, кого бы то ни было отсылать, да еще и создавать такие двусмысленные ситуации. Откровенно говоря, он и вправду слишком часто стал отступать от общих правил... действовать в обход жрецов. Все равно бы когда-нибудь попал. Жрица тоже не должна была, но с нее меньше спрос. Впрочем - не знаю. Не забывай - у вас с Ирли, хоть и временная, но роспись пары. Вот если бы она сначала отказалась от нее. Она запросто могла. Но не стала.
   - Свест... он тоже ко мне мириться не пойдет...
   - Не сомневайся...
   - Что мне делать. Ней? Подскажи.
   - Не знаю, может, с Ирли поговорить. Она у себя. Попробуй объясниться. Может получиться. Хотя... в твой предыдущий визит на это шансов было больше. Если бы ты именно поговорить попытался.
   - Спасибо за совет...
   - Да уж, что есть, - вздохнул Ней, - что у тебя с рукой? Синевой отливает. Ты что пытался деревья поубивать или со стенам воевал?
   - Да нет, это раньше, совсем забыл, - стал оправдываться я, рассказав про непреднамеренный спуск кувырком.
   - Понесла тебя нелегкая! - отреагировал Нияст, - а с синяками и ссадинами зря ты так. Тело привыкает. Если не лечишь - словно норма меняется. Потом сложней и новые повреждения медленней восстанавливаются.
   - Я не знал...
   - Да ты ничего почти не знаешь... Давай-ка дальше держаться вместе. Зря мы дали тебе быть предоставленным самому себе. Думали, хоть так успокоишься... Но с тобой никогда не знаешь чего ждать. Попробую побыть тебе нянькой, - с этими словами он протянул мне руку - вгрызайся. Пока не восстановишься, никуда не выйдешь. Я, хоть и не Свест, но тебя сумею удержать. Клянусь!
  
   ***
  
   Залечившись, как велел Ней, я действительно снова пошел к Ирли. Ее дверь была немного приоткрыта. Она лежала в постели и, казалось, спала. Я прокрался к ней и стоя рядом на коленях, долго всматривался в ее лицо, боясь глубже вдохнуть. Наконец, ее глаза открылись. Я ждал чего угодно - истерики, пощечины, но она неожиданно протянула ко мне руки и ткнулась в плечо. Я аккуратно передислоцировал свое тело так, чтобы лечь рядом с ней, не сильно потревожив ее объятий. Ее глаза были влажны, она слегка вздрагивала... И молчала.
   - Ирли, девочка моя, прости, умоляю, прости, - наконец заговорил я, - я постараюсь, правда, постараюсь... нет, я обещаю, обещаю, клянусь, что больше никогда, никогда не обижу тебя... Ты, ты еще любишь меня?
   - Я не знаю, я, правда, не знаю, - отозвалась она, - просто сейчас мне хорошо, что ты здесь, что ты рядом и я, я не хочу это менять. Я думала, что прогоню тебя, если ты только посмеешь ко мне подойти, что не позволю тебе ни за что... Но вот я проснулась, а ты здесь и... ничего не могла поделать. Мне плохо...
   Я неловко поцеловал ее, чуть шевельнул рукой пряди волос.
   - Ты простишь меня?
   - Не знаю..., - она отстранилась от меня и села.
   Я тоже сменил позу, поднял глаза - на нас не скрывая легкого осуждения, смотрели глаза новой жрицы.
   Затем она отвернулась, перетащила циновку в дальний угол и улеглась на нее, отвернувшись к стене.
   - Она не слушает, - сообщила Лиин.
   - Лиин, я больше никогда не буду тебе мешать, правда... - я замялся, - говори с кем хочешь, сколько хочешь. Я, я верю тебе... Потом. Потом ты же вправе еще передумать и не проводить семейный обряд. Я, я признаю...
   - Правда?
   - Да! Я все понял. Но ты любишь меня или... Свеста?
   Глаза Ирли сверкнули жестко.
   - Я, я люблю, - немного с трудом выговорив последнее слово, она вдруг ткнула себя в живот, - его, понимаешь? Ничего ты не понимаешь. Чужой ты, совсем стал чужой.
   - А Свест?
   - Он меня хотя бы понимал.
   - Когда его выпустят?
   - Я не знаю, никто не знает. Как решат жрецы, но они не скажут. Просто он однажды придет.
   - Я не думал, что так...
   - Да, - она перебила, - Ней... и я тоже говорила ему, что ты остынешь и не станешь, а он... пошел к жрецам и все им пересказал.
   - Он не пытался замять?
   - Нет... сказал, что и так ему порой не хватало с ними откровенности. Что от этого слишком много проблем. Жрица та, другая, согласилась с ним... Ведь она тоже получилась виноватой...
   - Он ведь мог и ей не говорить...
   - Мог. Я бы не стала.
   - Меня не пропустят к нему?
   - Нет. Это он мог порой пройти. Ну, и другие вожди. А так... никто не может. Когда он придет, тебе будет неприятно, что он будет поддерживать меня линной?
   - Тебя правда это волнует?
   - Не знаю...
   Надо ли говорит, что, в целом, разговор у нас не получился.
  

***

---17-20 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Пять дней, всего пять дней Свеста не было в своей башне. Я считал. Ирлииин стала как-то задумчивей и грустней, хотя при этом время от времени жалась ко мне. Словно искала сочувствия. Я, как мог, содействовал ей в том. Объяснения закончились. Нияст то и дело был рядом. Разве что раз ушел на охоту.
  

***

---21 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   То, что меня занимало всерьез, случилось в жаркий полдень Сваста. Мы вчетвером - Ирли, Ней, Риса и я сидели в тени кубука у озера. Свест подошел и просто сел рядом с Неем, они обнялись, ему на шею бросилась Ирлиин. Я тоже потянулся к нему, но Свест лишь помахал ладонью из стороны в сторону:
   - Раз нам больше не о чем говорить - значит не о чем, - непреклонно заявил он, - сиди, где сидишь.
   Но я встал и пошел в сторону глади озера. Ну, не разорваться же Нею и Ирлиинн... Пусть встречают спокойно. Вода, мягкая и упругая опора, держи меня... Когда я вернулся, меня ждала только Лиинн.
   - Свест, Ариса и Ней ушли отмечать возвращение Свеста, - сообщила она.
   - А ты что не пошла?
   - Не хотела оставлять тебя одного. Так бы было здорово, если бы вы помирились!
   - Думаю, не выйдет... А ты иди - я найду, чем заняться. Хочешь - провожу.
   - Риарин, но как все у нас глупо вышло...
   - Нет, правда, иди.
   - Я, правда, хочу, но Свест сказал, что если только...
   - Ты сможешь придти без меня. Да? - по беспомощному выражению на ее лице я понял, что прав, - я же говорю - иди.
   - Тогда, правда, пойду. Я хочу поговорить со Свестом. Он должен простить.
   - Его я еще, может, не прощу. Как хочешь, относись, но именно из-за него я так боюсь тебя потерять. Просто понимаю, что я потеряю тебя еще скорей, если... - я не подобрал слов, - наверно, так будет лучше.
   Я попытался ее поцеловать, но она отстранилась и ушла. Сначала медленным шагом, потом оглянулась на меня, вздохнула и стремительно взвилась наверх.
  
   ***
  
   Идти мне было совершенно некуда, пройдя вокруг озер я оказался у подножия жреческой башни и придумал к кому мне зайти.
   Но Виреска в его келье не было. Когда я шел назад в коридорах меня перехватил жрец. Другой, не Аркетт.
   - Рин зайди, - он увлек меня в одну из комнат, - ты о чем-то хотел поговорить?
   - Да нет, просто хотел поболтать с Виром, - я надеялся, что удастся обойтись без допроса.
   - А... могу его позвать. Он в аллиольском саду. Но сначала тебя осмотреть надо.
   Жрец, долго водил руками по моей спине. До меня начало доходить, что дело-то в подкрылках... я забыл про все сроки. Как-то нехорошо похолодело внутри.
   - Через пару дней пора раскрывать, - констатировал жрец, - готов?
   - А от меня зависит?
   - Относительно. Твой жрец-наблюдатель хотел уже к вечеру сам к тебе заглянуть, но пока ты здесь... Жди, сейчас будет.
   Вскоре появился Аркетт.
   - Вчера еще хотел к тебе зайти, но потом понял, что лучше сегодня, а ты, молодец, сам к нам - пояснил он с ходу, - Отвечай - будешь делать попытку раскрыть или усыплять?
   - Ты же говорил. Что спросишь уже в тот день...
   - Отвечай!
   - Я попробую раскрыть...
   - Хорошо, а переспросить я могу сколько угодно раз.
   - Ты мне должен что-то дать, - вспомнил я.
   - Нет, я сам пойду и еще один жрец.
   - На поддержке два жреца?
   - И Виреск и Ней... С тобой может быть сложно. Хочу Свеста позвать. Но знаю что вы в ссоре. Слышал - перемирие у вас не намечается. Ты будешь возражать?
   - Нет... но разве Свест пойдет?
   - А то нет. Ты ж от смерти его, помнишь, спас и чтобы не было, он не откажется тебе помогать.
   - Он сам это сказал?
   - Да, ты же знаешь, он здесь был.
   - Знаю...
   - Ладно, не объясняйся, иди. Завтра отдыхай. Послезавтра из своей комнаты ни ногой и веди себя эти дни без особой активности. Не ровен час спонтанно рванут. Не волнуйся, обычно это позже, но осторожность не помешает.
   - Мы в зал пойдем?
   - Лучше выберемся в северный лес. Сейчас тепло. Итак, через день сиди у себя в комнате и жди. К вечеру все соберемся и пойдем. А сейчас к Виру загляни. Его позвали.
   - Спасибо, жрец.
   - Да, сейчас не за что, - жрец вдруг доверительно сжал мою руку, - надеюсь, все будет хорошо, и ты соберись и верь в хорошее.
   - Постараюсь, - вздохнул я, выходя.
   Вир поджидал меня у дверей своей кельи. Смотрел на меня, увлекая в свой отсек, не скрывая чуть испуганного любопытства. Он что-то говорил мне, пытался ободрить, но я почти не слушал его слов, лишь вежливо кивая в ответ - что он мог знать о том дне, который бывает в жизни каждого вампира, но никогда не случается в жизни людей, в смысле обычных белых людей? Как-то все навалилось...
  
   3. Не сейчас

---23 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

   Вот он этот день и настал. Я сидел в своей комнате и не мог оторвать взгляд от черной точки на деревянной поверхности стола. Что-то у меня завтра будет за спиной? Крылья или лишь память о жуткой боли вкупе с перспективами все повторить сначала танец лун спустя? Ирли вчера весь день была со мной, даже по спине погладила, она и сегодня, судя по всему, была готова сидеть рядом и оказывать моральную поддержку, но я сделал вид, что что-что, а в последнем нет никакой нужды. Я, кажется, даже сказал это вслух, так как устал "делать вид"... И она ушла в жреческую башню. И я теперь сижу в своей комнате на полу совершенно один и смотрю на черную точку на деревянной поверхности стола...
   Ней пожаловал ближе к полудню.
   - О, а я думал ты спишь, - начал он вместо приветствия, - дверь закрыта, тихо...
   - Я решил, что кому надо, постучат как ты сейчас...
   - Ну да, без проблем, - Нияст устроился неподалеку от меня, - как самочувствие? - глянул на меня с нескрываемым пристрастием, - паникуешь?
   - Да..., - он был практически прав.
   Я столько времени почти не озадачивался этим вопросом, но теперь...
   - Но ведь если ты хочешь...
   - Да ничего я не хочу, что вы все ко мне привязались: хочу - не хочу, - начал я щедро делиться дурным настроением, - нет, нет никакого выбора, это все обман! По любому никогда не получается все именно так как хотелось бы на самом деле!
   - Да чем-то всегда приходится поступаться, - пожал плечами Ней, словно не заметив моего слегка повышенного тона, - но ты ведь сегодня идешь? Да, ладно, брось. Помнишь - я тоже боялся!
   - И?
   - Я не знаю, как объяснить... Ты может, представляешь, что будет так, будто тебя зверски избили... Но не будет таких последствий, вскоре ты просто проснешься, и может даже...
   - Ну да, не продолжай, - не дал я ему договорить, - у тебя аффики нет?
   - Есть, но только травой - ее заваривать и пить надо, - Ней еще раз внимательно на меня посмотрел и устремился к выходу, - сейчас принесу.
   Только после этого буквально бьющего в нос пряным ароматом чая мне стало не так тяжело представлять сегодняшнюю ночь.
   - Когда жрецы появится?
   - Попозже зайдут - рано еще. Вроде Вира еще возьмут...
   - Мне говорил... Зачем? И так народа много.
   - Думаю, для подстраховки. Мало ли что.
   - Ага. Вдруг вообще на части разорвет...
   - Не нагнетай. Все гораздо проще. Еще, кажется, будет Свест...
   - И это знаю. Слушай, давай о чем-то другом поговорим, - взмолился я.
   Ней не стал возражать, и мы действительно немного поговорили о "чем-то другом". О чем именно - я забыл, едва только раздался стук. Так же надежно как иногда забываешь только что снившийся сон уже проснувшись....
   Солнце катилось к закату, когда оба жреца, пришедшие с Виреском постучались в мою дверь. Жрецы, как обычно, уделили время моему осмотру и только потом мы тронулись в путь. Оказавшись на небольшой полукруглой полянке, заранее выбранной жрецами я увидел, что Свест уже здесь. Сбросив меня со спины, Ней немедленно подошел к нему и они о чем-то шептались обнявшись. Свест периодически покачивал головой.
   Ночь выдалась очень и очень теплая, что, в общем, не редкость в Свасте, да и в последующие летние месяцы, только начиная со второй половине Иссока такая теплынь уже случается все реже. Я огляделся. Ближе к левому краю поляны была возведена избушка-времянка. Подумав, я подошел к ней и зашел внутрь. За мной сразу же вошел Аркетт.
   - Открываешь или отключить сразу? - начал он, делая приглашающий жест к столу.
   - Первое, - произнес я, садясь напротив него.
   - Объясняю, что делать, запоминай! - два пальца правой руки жреца устремились вверх.
   Я склонил голову.
   - Итак, сначала ты просто запитываешься линной и выпиваешь бутыль, что я дам тебе. У тебя создастся впечатление, что тело обрело тонус. Потом глубоко вдыхаешь и напрягаешь мышцы спины и одновременно, словно пытаешься выдохнуть воздух уже ими. Подкрылки вырвутся на волю. Потом просто постарайся делать то, что тебе говорят. Все ясно?
   - Я понял, - произнес я вставая.
   - Да сядь ты, я еще раз повторю! - настоял жрец.
   Когда мы вышли из хижины все взгляды были обращены на нас. Ней подошел и аккуратно коснулся рукой моей щеки. Я опустился на траву. Аркетт немедленно протянул мне руку, я покорно сделал прокус, линна потекла внутрь. Мне не дали времени усвоить ее силу, подсунув небольшую бутыль. Я сделал глоток, отметив про себя, что кровь на вкус была лучше даже при первых попытках ее попробовать. Но, делать нечего, зажмурившись, я выпил все до дна. Горло щипало, зато и, правда, появилось ощущение силы во всем теле. Итак, что там говорил жрец? Я вдыхаю, сильно, глубоко, напрягаю мышцы спины... Выдохнуть ими? Бред!!! Однако пытаюсь представить и тут... словно сильный удар огромной розги обрушился сразу по всей спине и плечам. С воплем я упал на живот. Будто некий ужас охватил мой разум, паника пронзила нутро. Я не понимал, чего-то не понимал. Все мое внимание было приковано к этой боли, и я перестал соображать, что происходит вокруг. Только одна фраза вдруг дошла до моего сознания:
   - Видно, придется усыплять, - говорил жрец.
   - Подожди, - рядом со мной оказался Свест, - глотай, Рин глотай.
   Подчинившись ему, я заглотал нечто, что он поднес к моим губам, только сейчас сообразив, что уже пару раз это самое выплевывал прочь. Появилось ощущение, что кровь приливает к голове.
   - Теперь пей! - Свест подсунул руку к моим губам, на ней уже выступила линна.
   Все нормально... Второе сердце бьется над животом... Эту силу надо направить, сжать боль, как будто взяв ее в кулак... Да, закрутилось... слева направо... нет... наоборот. Я сел, пытаясь отдышаться. Но за что именно так, за что? Странное ощущение: меня касаются там где... меня раньше никогда не было. Пытаясь глянуть за спину - подкрылки так малы, что я могу разглядеть лишь самый край.
   И в этот момент я снова ощущаю напряжение в спине.
   - Рин сосредоточься, постарайся сдержать следующую волну! Соберись! Дай телу отдых, - пытается командовать Свест.
   - Риарин, Риарин, спокойно, нельзя, сразу нельзя - вторит ему и Аркетт.
   Но я не могу, просто не могу. Желание моих подкрылок вырваться сильней, чем моя воля хоть чуть их сдержать. Снова сокрушительный удар по спине. Единственная разница - я не выпадаю из действительности. Смутно доходит осознание, что Аркетт просто не успел меня усыпить, но он это почти наверняка сделает вскоре. Мне не летать! Не летать! Я еще на месяц как минимум - местный инвалид. Стараясь изобразить подобие нормы, я глотаю эль, пью кровь. Пытаюсь направить силу... Чуть полегче... Вот и хорошо. Можно ли мечтать о большем? Мутная апатия овладевает мной. Ну, слегка болит, даже не слегка... можно терпеть. Я просто устал, нет сил на чем бы то ни было концентрироваться. Сейчас, видно, настигнет еще одна волна. Все практически безнадежно, так зачем? Я могу и так...
   - Он не лечится! - не много удивленно констатирует Свест, - но ведь линны в избытке.
   - Как он может так? - не понимающе вставляет и Ней.
   - Он же аллиол, бывший аллиол, - поясняет жрец, - для него нормально терпеть, а вот воли распоряжаться силой не довольно. Рано ему еще, видно - не в этот раз. Нам не понять, но я предвидел. Брат, дай силангу.
   - Нет, - умоляюще шепчу я, - нет, подождите.
   - Может и правда подождать? - говорит второй жрец.
   - Да мы ж его просто замучаем, - сообщает Аркетт. - представляете, что будет, если наложится еще волна? И, может, уже скоро. Все! Довольно!
   - Нет, подожди! - это уже Свест. Они переходят на сатриильский.
   - Говорю ж, не получится, - снова на смиати говорит Аркетт, видно находя необходимым, чтобы я понимал, - и он сейчас другой и между вами сейчас уже совершенно не то, бесполезно. Будет зря...
   - Не получится и ладно, - снова Свест, - какие к кому претензии? Но давай попробуем. Или я сейчас сам.
   Я скашиваю на него глаза. У него в руке заточка.
   - Ладно, хорошо, - относительно легко соглашается Аркетт, - я посмотрю, если будет где-то близко - сделаем. Иди.
   Свест оказывается возле меня. Аккуратно прижимает к себе.
   - Риарин, я знаю, все знаю, я хочу тебе помочь, - скорей шепчет, чем говорит он. - Давай так. Что бы то там не было - отложим на потом. Еще будет время для любых разборок. А сейчас - забудь лишнее. Просто забудь. Просто этого будто и нет. Сейчас нет. Есть только ты и я. Ты и я. Мы - рядом. Мы - вместе. Я могу помочь. Представь, что мы вместе единое целое. Ты умеешь, этого ты не мог забыть. Остальное пока забудь, просто забудь.
   Я, Свест, Ирлиинн, комната, он... Нет не так! Еще раз не так... Рука Свеста лежат на моих плечах. Лицо к лицу. Я приоткрываю щелочки глаз. Глаза в глаза. Закрываю опять. Свест, Ирлиинн... Ничего этого не было. Ничего этого нет. Сейчас нет! Уговорить... Себя. Это - лишнее. Этого нет! Рядом Свест. Я и Свест. Одно целое. Я его продолжение, он - мое. Где-то рядом Ирлиинн... Это - лишнее. Ее здесь нет. Ее нет. Я здесь и сейчас! Мы вместе: я и Свест. Я - его продолжение. Он дорог мне! Мы единое целое здесь и сейчас. Тепло начало разливаться в груди. Он - больше, сильнее, умнее. Я - с ним, я - лишь его часть. В этот миг словно резкой болью обожгло ногу. Хотя я был уверен - ничто не коснулось меня.
   - Присасывайся ко мне, и пей, пей, - сквозь зубы цедит Свест.
   Я подчиняюсь. Возникшие тепло и пульсация не долго продержалась в центре силы. Словно мощная буря погнала эти радостные искорки прочь, к мышцам спины. Боль почти сразу же улеглась. Стало легко. Захотелось заплакать от стыда, что я не могу сделать со своим телом того, что вот так запросто делает с ним, не имеющий к нему никакого отношения, Свест. Но как же мне стало хорошо! Словно не было не только ни только всех этих неприятностей последних дней, но даже и сегодняшней боли. Я будто парил в волнах радости. Свест продолжал обнимать меня рукой. На миг мне показалось, что подкрылки вновь готовы рвануть, но только на миг. К спине снова подкатили теплые кусочки радости, и напряжения улетучилось.
   - Ничего себе, - прошептал голос второго жреца.
   Свест начал подниматься, заставляя сесть и меня. Я виновато посмотрел на него, хотел потянуться к нему щекой, но в этот момент он резко повернулся к Аркетту.
   - Я пока останусь с ним, - голосом, не терпящим возражений, сообщил он, - у меня получается лучше!
   - Как скажешь, вождь, - склонил голову жрец.
   Ему подчиняются даже имеющие высшую власть жрецы, и как это я смею спорить с ним - мелькнула горестная мысль. Он всегда может... Свест снова притянул меня к себе.
   - Мы все еще вместе, "сейчас" еще продолжается, - напомнил мне он, - остальное потом, все потом.
   Свест прижал ладонью мое лицо к своей груди. Мы немного посидели так.
   - Продолжим? - наконец спросил он, - не бойся, сейчас я с тобой!
   - Да, хорошо, - согласился я, силясь не потерять эту странную связь между нами.
   Снова вдох, напрягаю мышцы спины. Рывок! Свест тянет меня на себя, велит присосаться к нему и снова резко и неожиданно утихает боль. Вместо нее - капельки счастья изнутри. Правда, в них словно что-то немного не так. Будто вспыхивают они немного с трудом, а гаснут со стоном.
   - Свест уходи, - произносит жрец, - нельзя больше, Свест. С ним по любому все уже будет хорошо. После следующей волны мы его уже усыпим, но подкрылки будут уже полностью. Они останутся как есть. Слышишь Рин - все по любому уже в порядке. Отпусти его!
   Сообразив, я разжимаю кисти рук, которыми сжимал предплечья Свеста. Тот немедленно поднимается. Встает, его так качает, что он не может удержаться на ногах. Почти падает у ствола липолы. Я тоже приподнимаюсь.
   - Виреск, восстанови Свеста, - командует жрец, - быстро, немедленно!
   В этот миг я снова падаю от четвертой волны боли. Я даже и не заметил ее позывы - она просто сломила меня. Но едва я оказываюсь лежащим на земле, мой стон заглушают, поднеся что-то мокрое к лицу. Больше нет... Ничего нет!
  
   ***

---24 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Темный, почти черный ствол уходит ввысь. Где-то там бродит печальная луна Асстара. Не скоро ей удастся свидеться со своей подругой Лисабель, даже издалека на нее посмотреть получится только ближе к утру. А сейчас еще ночь. Темная, пронизанная слабым голубовато-белым светом ночь. Хотя, может, уже и не так далеко до утра. Я сразу вспоминаю все, что было до того, как я заснул. Оглядываюсь назад - подкрылок нет. Аркетт обманул? Ощупываю плечи, спину руками - судя по ломаным рельефам, больше похоже, что они сложены. Правда, я не помню, как я их сложил. Видно помогли. Точно, припомнилось, как через туман доносится голос Аркетта: "Складывай, на выдохе затягивай внутрь". Может проверить? Попробовать опять развернуть? Нет, не сейчас, мало ли что.
   Ничего не умею, ничего не понимаю, мало что могу. Лучше уж так, без самодеятельности. А вот спать я больше не в силах. Оглядываюсь. Мои синие глаза, все же ныне глаза вампира. Поэтому видно очень даже неплохо. Все вокруг словно подсвечено красноватым светом. Судя по разбросанным вокруг знакомым предметам, мое преображение уже отметили. И мое сознательное присутствие на этом празднике было явно необязательно. И сейчас они все спят. В сторонке Виреск и жрецы. Ближе ко мне - Нияст и Свест. Почему-то в нескольких шагах друг от друга. Поколебавшись, я пошел в сторону Свеста. Следует ли считать, что мы помирились? Помнится, соответствующий жест с моей стороны он не поддержал.
   Видимо ощутив мой взгляд, Свест открывает глаза, но не произносит ни звука.
   - Свест, знаешь Свест, - заговариваю я, - мне это понравилось: лишнее забыть...
   - Ну, еще бы, - Свест лишь усмехается и переворачивается на другой бок, снова закрывая глаза.
   Я обескуражено продолжаю на него смотреть.
   Странно, но, наверно, это ему мешает. Он поднимается и садится, прислоняясь к широченному стволу эвкалина.
   - Ладно, иди сюда, пожалею, - все же жестковато говорит он, - ты ж мне, по уверению многих, почти родня.
   Я не пренебрег воспользоваться приглашением. Присел рядом, он обнял меня одной рукой.
   - Свест, прости меня Свест, - залепетал я.
   - Да, можешь не извиняться. Ты где-то прав. Но если у нас все еще "сейчас", то это - лишнее... Я ведь предупреждал.
   - Ну, хорошо... А ты, правда, очень огорчился, когда я ушел из племени на территорию Эттов пожить в одиночестве?
   - Представь себе - да. Хотя, может, это было и к лучшему, а то было бы, похоже, что это я тебя просто вмиг обратил. И так балаболят, что это сделал я.
   - Свест, но ты же можешь меня понять - я не хотел в таком виде жить среди вас. Ведь я стал уродом, мое лицо...
   - В этом я могу тебя понять, я не мог придти в себя, что ты отказался поговорить со мной, хотя бы выслушать. Конечно, надо было тебя еще по возвращении из плена, пока до замка не добрались, разговорить. Но все это было так неожиданно. Я не собрался с мыслями, даже не подумалось, что это был единственный шанс - а больше ты мне не позволишь даже рядом с тобой побыть.
   - Но ведь это не изменило бы ничего.
   - Откуда тебе знать?
   - Жрец сказал, что такие травмы у аллиолов ни зарастают никогда...
   - На тот момент жрец, как и все прочие, также был уверен, что аллиолы никогда не превращаются в людей. Потом ни один жрец не знал, как я тебя разодрал, помнишь, зимой и залечил, приложив ладонь. Причем, даже не в тот же миг. Чуть позже... Надо было тогда все раскрыть и сдаться на милость Богам. Я был не прав.
   - Поэтому все раскрыл сейчас и ушел в подвал?
   - Я предупредил!
   - Извини... А что бы ты мог тогда предложить мне? Ты же тоже не верил и даже не предполагал, что из меня может получиться вампир, который восстанавливается всегда.
   - Думаю, это была правильная мысль - на время уйти. Только бы я ушел вместе с тобой. Я искал бы способы увеличить соответствие. Может, пришлось бы обновить твой шрам, "нарисовать" такой бы себе... Я бы на многое пошел, и пока бы не исчезли все варианты, было бы рано говорить... Впрочем, сейчас уже поздно. Действительно, все сложилось даже к лучшему. Мы даже успели вовремя к тебе придти и поддержать, когда ты уже был зверски голодный, но не понимающий, что тебе надо, кровосос.
   - Ты бы заметил это раньше, будь я с тобой?
   - Думаю, да. Но все и так обошлось.
   - Только...
   - Что только?!
   - Молчу, молчу...
   Мы действительно замолчали. Свест аккуратно водил рукой по моей спине.
   - Здесь лучше не пытайся развернуть, - вскоре предупредил он, - возможно по первой, будет немного неприятно, но не в этом суть - можешь ветки зацепить. Подкрылки зарастают хорошо, но все же это излишне. Ну и, конечно, ничего с ними и потом не делай без наставника. Сначала надо на открытой местности немного поучиться ими управлять. Где-нибудь в горах.
   - Ты опять будешь меня учить? - в моем голосе явно сквозила надежда.
   - Я? Нет. Не хочу. Пусть Аркетт занимается. Может, кто из моих ребят караульных, Ней поспособствуют. С меня, поверь, довольно.
   - Свеест, - чуть капризно потянул я, но спохватился, перехватив его холодный взгляд, - меня что - жрец будет всему учить?
   - Кстати, Аркетт уходит из жрецов. На время. Уйти, чтобы потом запросто вернуться, можно не более чем на пять лет. Боги дали согласие. Так что после следующего праздника лун он переселяется в нашу башню. Будешь у него на виду.
   - Летать, охотиться - все с ним? - вздохнул, не смея перечить, я.
   - Вот насчет второго... думаю не стоит спешить. Еще год племя тебя поддержит. Этот год вообще благодаря договору с Эттами в этом плане легкий. А потом... как получится. Да, как бы между нами что дальше не сложилось - знай, линной я тебя всегда поддержу. Только...
   - Ты и так меня от такого спас, - перебил его я.
   - Ну, давай еще вспомним от чего меня спас ты. Мне тогда пришлось бы куда хуже, чем тебе ныне: сама жизнь висела на волоске, а не какие-то там подкрылки. Сейчас мы еще даже не в расчете. Поэтому, всегда, когда я с охоты, в силе, можешь смело подходить - подкормлю. Только учти - линна невольно располагает к тому человеку, который тебе ее добровольно и легко дает. Посмотри на себя какой ты сейчас ко мне расположенный.
   - Думаешь поэтому!?
   - Знаю!
   - Да я раньше хотел...
   - Да не важно, что ты там хотел - я не сказочная бабочка Энн, что исполняет желания. Смотри - Ней просыпается. Пойду к нему. Мы тоже немного разошлись во мнениях. Может, помиримся.
   Свест отстранился от меня и пошел к просыпающемуся Ниясту. Было не похоже, что они ссорились - говорили-то вполне дружески. Памятуя наш со Свестом разговор, я решил к ним не подходить.
   Уже светало. Следующим проснулся, как ни странно, Виреск. Он легко высвободился из-под руки жреца и, увидев, что я тоже не сплю, подошел.
   - Поздравляю! - с ходу начал он, - первый раз видел. Не слишком весело, но теперь ты на крыле?
   - Вскоре, должно быть. Как научусь.
   - Ну, я ж тебе говорил, что все будет хорошо.
   - Да, ты оказался прав - согласился я, припоминая последний разговор, - пожалуй, именно в твоих словах сквозила наибольшая в том уверенность.
   - А это потому, что я себе слишком плохо все представлял, - рассмеялся Виреск, - теперь ни за что бы такого не заподозрил.
   - Свесту было плохо? - полюбопытствовал я.
   - Да, насколько я понял, то, что он управлял силой в тебе, выкачивало его гораздо сильней, чем что угодно другое. Но он справился! Но его не только я, но еще и Ней восстанавливали. Да у них, то есть у вас - это просто!
   - У нас...
   - Да, у вас. Ты никак не привыкнешь, кем стал?
   - Никак.
   - Обратно бы все вернул при возможности?
   - А что, есть такая возможность?
   - Я просто так спросил. Интересно.
   - Пожалуй, нет. Во всяком случае, не сейчас.
   Тем временем к нам подошли жрецы. Они оба вновь занялись мной. Поздравили, что-то вырисовывая в воздухе кистями рук. Велели через денек у них быть, одному ничего не предпринимать и, прихватив Виреска, исчезли в ветвях.
   Оглянувшись, я с огорчением убедился, что Нияст поджидает меня в одиночестве. Мне было жаль, по-настоящему жаль.
   - Возвращаемся? - спросил я, перебираясь к нему.
   - Хочешь - погуляем. День только начинается. Ты ведь не торопишься?
   - Наверно, нет. Куда пойдем?
   - Пока наверх, а там просто иди за мной.
   Мы поднялись высоко в кроны, и, по здешним меркам не торопясь, тронулись в путь.
   - Вот здесь наши плантации эгранта, ярсыня, по-вашему, - сообщил мне Нияст, когда, спустившись вниз, мы пересекали пешком небольшую просеку.
   - Я огляделся - впереди росли молодые деревья. Ярсыни нередко разрастаются большими группами. Вот только... У них очень странно изогнуты стволы!
   Ней положил руку на одно из деревьев.
   - Их специально изгибают маленькими, подвязывают - видел трубы каминов? Эти уже постарше, а там, дальше - палочки. Совсем тонкие и гибкие. Вот с них и начинаем.
   - Здорово! Как вы их потом делаете полыми?
   - Относим на гнезда бархисов - они мигом начинают их обскабливать изнутри. Главное вовремя унести, чтобы совсем в труху не превратили.
   - Это ты об листоровоках, что бумажные гнезда лепят? - догадался я.
   - Да, о них. Из стволов получаются трубы, да еще и материала для изготовления книг больше становится.
   - Ну, да у Смиалоэтов тоже их гнезда для того же берут. Только они так кусаются...
   - Только если сначала не натереться лоильей. Правда аллиолы не могут - она их кожу жжет. Ты, кстати, не голоден? Совсем забыли... Сами-то отпировали.
   - Ну да, не до того было, но, правда, надо чего-нибудь поискать.
   - Пойдем на взрослые ярсыни - у них уже поспели ядрицы. Может, еще чего найдем.
   Взрослые ярсыни экзотических форм мне понравился даже больше, чем маленькие. Эти деревья относительно тонкие, всегда меньше охвата рук, но довольно прочные. От корня, как правило, идет сразу несколько стволов. Получается такой своеобразный древесный куст. Здесь большинство стволов были изогнуты дугами и кольцами. Любой формы можно подобрать. Передвигаться по ним было забавно. Действительно, спелых водянистых плодов со сладкой косточкой внутри на ветвях было в избытке. Правда косточки жестковаты, чтобы съесть их приходится прогревать в костре.
   - Можно сразу и напиться и наесться, - заявил Ней, сорвав пару крупных плодов.
   - И помыться, - вздохнул я, отряхивая с себя скользкую мякоть сорвавшегося от сотрясения ветвей плода.
   - Мы сюда детишек любим водить. И группами и я сюда иногда один на один с сыном прихожу. Мелким здесь нравится. Носятся по этим кольцам как угорелые, и вот такое купание - им в радость. Только у нас уговор - все косточки собирать и складывать. Уж заодно и этим запастись. Пойдем на поляну - под эгрантом спокойно не посидишь.
   - Странно, почему они не горят?
   - Может в них слишком много воды?
   - По виду стволов не скажешь...
   - А вид часто обманчив.
   На поляне мы развели костер, наломав веток в изобилии растущих возле ярсыней кустарников. Затем аккуратно разделили на две части, чтобы не расползлась, мякоть целых плодов и достали косточки.
   Пока они пеклись, мы лакомились их водянистой оболочкой.
   - Ней, а можно мне попробовать подкрылки распустить? - поинтересовался я.
   - Здесь, на поляне - можно. А вот в лесу - аккуратней надо.
   Я встал, вдохнул, и словно выдохнул спиной. Подкрылки выбросились в момент, действительно, будто слегка на миг обожгло, но затем появилось потрясающее ощущение легкости за спиной.

Риарин ПК []

   - Сразу не получится ими управлять, выдвигать ассиметрично, на разную длину, - пояснил Ней, - но со временем, думаю, почувствуешь, как это делается.
   Тем временем ядрицы уже растрескались, выпустив наружу теперь уже мягкое, чуть пенящееся нутро. Ней немедленно их выкатил из костра и закатил остыть в недоеденную мякоть плода. Я свернул подкрылки и принялся за еду.
   Вскоре мы не торопясь тронулись в обратный путь. На одной из полян мы заметили секою. Это трава похожа на очень маленькое, не выше чем в два человеческих роста дерево. Применительно к его размерам у него толстый, обхвата в два ствол. Но это, правда, скорей трава - ствол не имеет древка, внутри по зеленым протокам бурлит сок. Над этим созданием в жаркую погоду словно стоит облачко. А стоит надрезать сук - потечет белая приятная на вкус жидкость. Мы не преминули задержаться, чтобы его испить. Все это великолепие дней через двадцать-тридцать превратится в мокрое место. Правда, если усиленно ее потреблять - гораздо быстрей. Иногда даже не успев выбросить в воздух легкие парашютики. У Смиалоэтов вокруг выросших секой довольно быстро выставляли караул, чтобы сберечь их сок для жреческого стола. Где она вырастет в следующий раз - неизвестно. Секою не так часто удается найти в лесу. Так что нам повезло.
   - Жаль, не во что сок набрать, - посетовал Ней, - надо хоть место запомнить. Хорошая вещь.
   - Жаль сок быстро становится прогорклым, - заметил я.
   - Его можно так приготовить, что и год простоит, - просветил меня Нияст, - правда вкус немного меняется, зато в нем обычно растворяют плоды силанги - получается настойка сон-травы. Не правильно, конечно, говорим, но это название как-то прижилось. А вот если смешать немного силанги с настойкой аффики и...
   - Я уже понял, - нашелся я. Единственно, что я не представлял себе что такое "силанга", но и особо задаваться этим вопросом не хотел.
   Моя, все же еще не совсем вампирская скорость передвижения, частые остановки в интересных и живописных местах северного леса привели к тому, что дома мы оказались уже ближе к вечеру. Бурей даже не пахло. Я зашел в свою комнату и с грустью убедился, что меня никто не ждал. И радость, что я обрел подкрылки и вот-вот начну учиться летать - отошла куда-то на второй план. Я один в ставшем вновь новом мире. Даже Ней ушел к себе.
  
  
   4. Другой

---25 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Тем утром Нияст зашел только чтобы сказать, что уходит на охоту и настоятельно попросил оставаться до его возвращения в башне. Я кивнул - кажется, желание спорить во мне умерло.
   Вчерашний разговор со Свестом все еще стоял у меня в ушах. Некоторое время я пытался придумать повод, чтобы зайти к нему - вдруг не прогонит. И я не нашел ничего лучшего, чем попытаться задать вопрос, когда начнется мое обучение Аркеттом: прямо сейчас или через несколько дней, когда он переедет сюда. Надо ли мне найти его в жреческой башне или подождать пока он сам ко мне придет? Может, слово за слово... Если он вообще у себя.
   Мое сердце радостно замерло, когда я увидел, что дверь в комнату Свеста приоткрыта. Протиснувшись внутрь, я увидел наирию, сидевшую на циновке посередине комнаты. Я ее не знал. Неужели у Свеста новая девушка? А я-то, дурак... Я невольно стал ее разглядывать, она выглядела какой-то уж очень тоненькой и хрупкой. Ее и без того прелестную шейку украшал орнамент сплетенных из бавики бус. Кисти ее рук казались нереально изящными. Гибкие длинные пальцы очень гармонировали с нитями паутинки хохтабы, которую она пыталась подчинить своему воображению, заплетая в причудливый узор. Волосы были подобраны наверх и пепельно отсвечивали в лучах проникающего в окно света. Даже серо-зеленый цвет ее кожи казался каким-то полупрозрачным. Увидев меня, она издала непонятный звук.
   - Привет! - выдавил я из себя обычную дань вежливости.
   Она словно немного удивилась, на миг замялась, и ответила "привет" на смиати и по-хозяйски сделал приглашающий жест располагаться рядом. В этот момент ее черно-пепельные волосы рассыпались, рискуя спутаться с ее рукоделием. Мне почудилось что-то очень знакомое. Но нет, нет - я бы никогда не забыл этих светлых, слегка наивных глаз.
   - Я - Лара, - сообщила она мне, помолчав.
   - Меня зовут Риарин, - с запозданием представился ей я.
   - Я рада познакомиться, - отвечала она, коснувшись меня ладошкой, но при этом, не высказав никаких особых чувств.
   Неужели в этом замке еще есть человек, которому мое имя ничего не говорит?
   - А где Свест? - немного неуклюже поинтересовался я.
   - Он скоро придет, - ответила она, - я его жду. Вчера мы отмечали мой день рождения. Он обещал отметить его еще раз со мной вдвоем. Смотри, что он мне подарил, - она подняла повыше ворох паутинки с начатым пояском.
   Такие плотные нити плел иссиня-черный паук хохтаб высоко на деревьях. Эти паутинки можно было иногда собрать с обломанных ветвей. Но чтобы добыть такой ком Свест, по всей видимости, немало повисел на огромной высоте среди не слишком надежных верховых веток. Ценный подарок, надо сказать. Но ведь какая красивая наирия! Нет, я, конечно, не собирался за ней ухаживать, это было бы уже даже трудно подобрать слова, но и уходить сразу мне не хотелось.
   - У меня хорошо получается? - поинтересовалась она, показывая плетение.
   - Да, мне нравится, только... вот тут в узелке осталась петля.
   - Ой, правда, придется распускать, - вздохнула она, - знаешь, эти нити так путаются!
   - Да тут всего-то на ширину пальца сплетено - запросто переделаешь! - ободрил ее я.
   - И то верно, - согласилась она, - помоги мне, пожалуйста.
   Отказать ей я не видел причин. И вот мы в четыре руки пытаемся поладить с капризной паутинкой. По моему совету мы начинаем накручивать нити в небольшие клубки, так, чтобы потом легко вытягивать нить из середки. Я ей показываю, как лучше завязать узел так, чтобы клубки не разматывались, когда не надо. Все это часто делала моя мать с кручеными нитями из пуха анили... я много раз видел, как она учила сестер...
   Конечно, мы болтали. В основном о погоде. Ах, черт, где же пропадает Свест? Разве можно такую красавицу заставлять ждать? Мне уже было немного неловко, но теперь я не мог найти повода уйти.
   - Мне надоел смиати! - вдруг капризно произнесла она.
   - Тогда давай моан, - не давая ей возможности перейти на непонятный мне сатриильский, предложил я.
   Она послушалась. Нет, мне нравилось, что она не знала ничего обо мне!
   - Сколько тебе исполнилось? - в поиске темы для разговора поинтересовался я.
   - Шестнадцать, - огорошила меня она, - а темнеть я начала уже этой весной! Теперь уже почти совсем, как мама. А теперь мне еще можно ходить одной по дворцу, где захочется до темноты! Ты ведь когда только зашел сначала принял меня за взрослую?
   Глядя в ее большие глаза, я лишь кивнул.
   - Но потом все же разглядел и решил проверить на знание аллиольских языков?
   Я опять кивнул.
   - И как?
   - Смиати прекккрасно, - пробормотал я.
   - А вот с моаном чуть хуже, - сделала она чуть виноватое лицо, - вот наставница говорит, что я не совсем правильно произношу некоторые звуки...
   Почти на автомате я стал пересказывать ей то, что прошлой зимой небезуспешно прививал мне Ней. Она слушала, чуть приоткрыв рот и шевеля губами.
   - Все, сегодня говорим с тобой только на моане! - в какой-то момент произнесла она, - если что - ты меня поправляй. Ладно?
   - Кхорошо... - меня самого в самый раз было править.
   - И еще... Я твоей крови хочу!
   Она неожиданно прильнула к моей руке и впилась. От этой бесцеремонности тоже повеяло чем-то очень знакомым. И вдруг меня осенило.
   - Твое же полное имя Агилара? - выпалил я.
   - Ну да, я ведь так и сказала, - кивнула она, - я Лара, дочь Свеста.
   - Ну да, да я только твое полное имя забыл, - слегка покривил душой я.
   - А теперь вспомнил? Папа рассказывал обо мне?
   - Да, немного.
   - Ты ведь его друг?
   - Да...
   - Хорошо! Ты мне понравился. Правда. Если я тебя приглашу - ты сейчас с нами пойдешь?
   - Нет, малышка. Вы же договорились с папой вдвоем, - пошел я на попятную, - он, может и не откажет тебе, но ведь ему будет обидно, что в этот день...
   - Наверно, ты прав, - перебила меня она, легко соглашаясь, - тогда в другой раз?
   - Может быть, сложится, - дал я ей ничего не значащее обещание, - ты знаешь, а мне уже, наверно, пора...
   - Тебя супруга ждет? - невинно поинтересовалась она, разумеется, прекрасно рассмотрев мой рисунок, - а у тебя дите есть?
   - Нет, только будет, ближе к осени.
   - Дашь подержать? Я аккуратная!
   - Посмотрим...
   - Ну, пообещай, ну, пожалуйста, пообещай!
   - Это нехорошо обещать раньше времени! - одернул ее я.
   - Боги запрещают?
   - Да!
   - Какая я глупая, извини...
   - Да что ты, ты - умница. Извиняю, конечно. Ладно, я, правда, пойду!
   - Ладно, иди, спасибо, что уделил мне время!
   - Да, пожалуйста! Пока.
   Я уже был почти у выхода, когда дверь распахнулась, и в комнату вошел Свест. "Ты всегда вовремя", - еле слышно пробормотал он. Тем временем Агилара подскочила и, радостно вереща, запрыгнула на него, он ее легко подхватил, поцеловал. Они начали вместе болтать, прищелкивая и смеясь. Пользуясь моментом, я хотел выскользнуть наружу, но Свест неожиданно схватил меня за плечо.
   - Подожди, мне надо было тебе кое-что отдать. Все как-то забываю.
   Отстранив Лару, он пошел вглубь комнаты и там подхватил с пола какие-то маленькие бумажки. Затем, бросив ей приветливым голосом пару фраз, увлек меня наружу.
   - Это, по всей видимости, оставили тебе.
   - Где? - не понял я.
   - В низине Ухту! - напомнил Свест, - был я там на днях. Увидел твоего приятеля Кая, который двигался в ту пещеру, помнишь, где вы встречались. Решил за ним проследить и увидел, куда он это положил и решил забрать. Кому, кроме тебя он мог это оставлять? Видишь, сколько накопилось.
   - Спасибо, Свест, - поблагодарил я и неожиданно даже для себя поинтересовался, - ты на него не нападал?
   - Думаешь, кроме меня, некому? Он уже был не в форме. И не смотри так, - Свест почти засмеялся, - сам такой.
   Я вздрогнул.
   - А как иначе, если твой приятель так близко к Ухту шляется? - продолжил Свест, - это не тот год, когда от него еще веяло чахоткой.
   Я промолчал.
   - Ладно, иди, - чуть толкнул меня в сторону Свест, - видишь, мне некогда. Девочка совсем заждалась. Говорил ей - ближе к вечеру заходи. Нет ведь. "Я тебя у тебя подожду, найду, чем заняться". Вижу, ты не дал ей скучать,- ну да, его глаза снова метали молнии, и о перемирии вряд ли стоило заводить речь, - Ты зачем хоть заходил?
   - Забыл, - честно признался я, разворачиваясь идти прочь. Вспомнить повод мне удалось лишь сделав пару шагов.
  
   ***
   Как я доплелся обратно одним Богам известно. Войдя к себе я смог только одно - плюхнуться на лежак. Да, у Свеста совсем не новая подружка... Дочь, офигенно красивая наирия, которой я понравился... Впрочем, это, видимо, еще такой ребенок, где слово понравился значит несколько другое... Вчера у нее день рождение, вот почему Свест так быстро ушел... И он по-любому не остался бы со мной... Да...
   Решив отвлечься, я подхватил пачку писем, переданных мне Свестом... Каэрс, как же так получилось, что я все это время даже ни разу не вспомнил о своем предложении оставлять мне письма под большим камнем, сделанном накануне зимы. Интересно, о чем думал ты, Кай, когда очередной раз обнаруживал, что снова и снова твои записки никто не забирает? Верно, ты решил, что мы с тобой больше никогда не увидимся... И ты бы был в этом совершенно прав - ты больше никогда не увидишь перед собой белокожего Рина... В твоем понимании такого человека больше нет, а нелюдь Риарин наврядли найдет возможным показаться тебе, зачем пугать... Тебе все равно не узнать его. Но новый Рин напишет тебе ответ и очень скоро оставит его в условленном месте. Новый Риарин скоро сможет бывать, где вздумается, но, наверно, ему незачем показываться тебе... или все же... Надо будет подумать об этом потом.
  
   Вот она - первая записка, совсем коротенькая:
  
   "Привет Рин! Как у тебя дела? Мы договорились - и я оставлю эту записку здесь. Ты появишься? Ответь".
  
   О, еще короче,
  
   "Мои письма нетронуты... Увы".
  
   Сколько времени прошло между этими двумя? А эта, какая по счету?
  
   "Рин привет! Очень хочу с тобой увидеться! Есть что сказать! Ты не представляешь как кстати оказалось то, что мне рассказали в вампирьем урочье. Даже была мысль порвать предыдущую записку... нет, пусть остается. Надеюсь, твои нелюди все же принесут тебе мои письма".
  
   Эх... если ты, Кай, правда, хочешь увидеться... а если бы все обо мне знал, то захотел бы?
  
   "Риарин, почти не верю, что ты когда-нибудь здесь появишься или хотя бы прочтешь мои письма, но знай - я регулярно буду здесь бывать. Придумал повод здесь тебя ждать. Каждый десятый и двадцатый день с начала каждого месяца. Жду!"
  
   Догадался назначить даты... Что там дальше...
  
   "Риарин, вижу свою предыдущую записку, видно никого здесь не было. Ты жив? Один из твоих, простите Боги, приятелей на меня напал! Как ты там выживаешь? Ты еще можешь представить как мне сейчас плохо? Твари! Если ты там сдох, то, может, и к лучшему".
  
   Спасибо за пожелание, приятель...
  
   "Рин... наверно это последнее письмо... Сюда дойти нетронутым практически невозможно. Опять порвали. Я моховку целебную с собой ношу и все равно... уроды... Хотел тебе давно рассказать, как я раскрыл соплеменникам тайну сверики. Ее тут не знают, редко встречается в лесу, но мне удалось-таки, удалось найти еще в том году куст - пересадил возле своей хижины, с весны ухаживал. Как первый раз тогда порвали - нажрался и все поразились... Теперь ее здесь называют кайя-трава. А я сам стал кем-то вроде жреца. Лечу, как умею. Пришлось напрягаться, вспоминать. Моховку вот настоял... Как-то в том году меня вампиры не трогали, а в этом - почти первым поймали. И видишь, как обернулось. Думал, может, ты еще что подскажешь... Нелюди тебе, верно, успели больше рассказать. Мы б с тобой вдвоем... Вот бы знать, ты жив или нет. Нет, все же десятого появлюсь... Соплеменники не поймут, почему их новоявленный лекарь передумал молить своих Богов открыть тайны целительства. Ну, действительно, для Великих свежий шрам на горле не должен служить препятствием... Может правда молиться начать и что откроется? Или погорю... Уже пятеро болеют местной боданкой всерьез. Бледные, какая-то желтизна по коже, еле дышат. Меня эта гадость не берет, хотя их всех стащили ко мне в хижину. Сверика и моховка, вроде, не помогают. Хотя старейшины уверяют, что если бы не я - как минимум двое из них были бы уже мертвы. Боюсь, только, это дело времени. Рин, если прочтешь это - спасай!"
   Всего шесть записок... немало. Последняя уже полноценное письмо, видно столько раз представлял, как расскажет это мне при встрече, что просто не мог не выложить на бумагу уже готовые слова. А мне было, мягко говоря, не до того. Даже забыл кого-нибудь попросить проверить, нет ли писем от тебя, старый друг. Хорошо Свест случайно их нашел. Знакомые симптомы... Пожалуй, даже я сам бы мог помочь. Вроде, именно эта записка самая свежая. Видно, что почти не лежала под камнем. Надо будет кого-нибудь попросить отнести мое письмо... Сейчас и напишу. Надо только напрячься и вспомнить, что там когда-то показывал мне Свест. Хотя, откуда мне знать, что он там, в чаше наварил, когда вылечил при мне ребенка от этой самой боданки, по Свестову майлори? И что это были за розовые цветы... Где их искать? Вот бы со Свестом поговорить... А как теперь завести разговор? Я начал монотонно перекладывать записки, пытаясь сообразить, в каком порядке они писались.
   Немного поразмышляв, я положил их друг на друга так, что верхняя часть текста каждой из записок были видны одновременно. Вроде должно быть именно в этом порядке:
  
   "Привет Рин! Как у тебя дела?"
   "Риарин, вижу свою предыдущую записку, видно никого"
   "Рин привет! Очень хочу с тобой увидеться! Есть"
   "Мои письма нетронуты..."
   "Риарин, почти не верю, что ты"
   "Рин... наверно это последнее письмо..."
  
   Да, на спасителя я был мало похож, но кто еще если...
   А вот и Ней с охоты. Увидел, что я у себя и аж засиял...
   - Что это? - спросил кивнув на записки. Пришлось объяснять...
   - Все это очень здорово, - почесал он затылок дослушав, - но лучше б показать жрецам... Да, это их дело, - подтвердил он свою мысль, увидев мое замешательство, - И, поверь, она лучше сообразят как помочь твоему приятелю...
   - Им зачем?
   - Наверняка Свест тебе хоть раз рассказал, что за Ухту проживает очень хороший, мирный, но, увы, много болеющий народ. Наверняка жрецам покажется небезынтересен этот способ его немного подлечить.
   - Ну, раз так...
   - Угу, так. Я сейчас на детскую ненадолго, заодно и закину это жрецам. Ты - со мной?
   - Оставь меня здесь, а? Я никуда не уйду.
   - Ну, хорошо, сиди, займи себя чем-нибудь. Я побыстрей постараюсь вернуться...
   Легко сказать займи. Вот только, казалось, я нашел себе занятие и то отобрали, причем так бесцеремонно. Даже вернувшись Нияст не стал мне ничего рассказывать, что-то там присвистывал, бурчал на свой лад, зайдя как к себе домой и развалившись в кресле.
   - Заткнись, а? - наконец не выдержал я, - ты же знаешь - я ничего не понимаю...
   - Да, это проблема, - перешел Ней на понятный мне смиати, - Тебе надо как-то научиться воспринимать наш язык. А не только посылать на нем...
   - Что? - я плохо понял, что он сказал.
   - Тебя раздражает производимый нами шум, а себя, судя по всему, ты даже не слышишь...
   - В смысле, ты хочешь сказать...
   - Да, ты отвечаешь, не то, чтобы четко и осмысленно, но достаточно, чтобы понять, как тебя все достали и как ты раздражен. Наверно, тебе говорили, что сатриильский интуитивно понятен для любого вампира. Это становится заметно когда прилетают далекие гости, которые его немного видоизменили. Да и сейчас с тобой. Сочувствую Ирлинн...
   - Опять шутишь, да?
   - Нет, следи за собой. Хотя... думаю, пока ты слушать нормально не научишься, то и выучиться по-нашему не сможешь... хотя кто его знает - может и наоборот.
   - Иными словами, меня раздражают ваши свисты писки и прищелкивания, а я их даже не все слышу, да еще и сам чего-то такое воспроизвожу?
   - Ага...
   - Черт... Ты, Конечно прав, надо учиться как-то понимать сатриильский...
   - Да, у нас каждый знает языки всех окружающих аллиольских племен, а ты...
   - Как вы вообще ухитряетесь изучить столько языков?
   - Примерно так же как учимся летать... линна, линна, линна - все дело в ней. Ты бы мог меня понять, если бы научился управлять этой силой. По-настоящему. Этого не может ни один аллиол. Но ты, казалось, уже начинал ей управлять даже тогда... когда еще был самосильным. А теперь тем более должен, ведь должен. Как любой вампир!
   - Ты хотел сказать человек...
   - И все же я не оговорился. Я же понимаю, для себя самого ты как раз теперь не человек... Мы с детства привыкаем к определенным понятиям, и чтобы не случилось потом где-то в глубине все равно где-то внутри...
   - Ты сказал "самосильный", - перебил его я, - почему ты использовал именно это слово?
   - А это один из переводов слова аллиол, - усмехнулся Ней, - линна - живительный поток, аллинавия - сила создающая живительный поток, аллиол - создающий живительный поток в себе. По-иному можно сказать, что линна - это жизненная сила, аллинавия - источник силы, аллиол - имеющий самостоятельный источник сил, то есть самосильный. Ясно?
   - Ясно... интересно у тебя получается переводить... Так что же выходит, что я лишился источника собственной силы?
   - А ты еще не понял этого сам? И такое ощущение, что без этого ты - никто.
   - Я почему-то думал только о том, что я приобрел... силу, крылья, внешность...
   - Она тебя все еще шокирует?
   - Да, - признался я, - странно, я абсолютно привык к вам ко всем, очень быстро как начал здесь жить, а вот к себе в зеркале...
   - Меньше смотрись, - посоветовал Ней, - ладно, хватит валять дурака, пойдем что ль позанимаемся.
   Мы пошли в большой нижний зал башни, Ней стал разжигать факелы, мне ж это казалось совершенно излишним - я вполне хорошо различал контуры стен...
   - Ты хочешь здесь научить меня летать? - поинтересовался я
   - Ты возражаешь? - ответствовал Ней, - впрочем, ты знаешь, это не совсем полет. Это просто способность делать рывок и управлять планированием при спуске. Так что, не хочешь попробовать?
   - Хочу, - ответил я, выкинув подкрылки.
   Опять жжет... Даже спину свело... Ней не говорил ничего просто глядя на меня, я же лишь обхватил себя руками и ждал, когда немного отпустит. И все же я сообразил - терпеть - удел аллиолов, я же могу просто снять любой дискомфорт в своем теле усилием воли. Линна, ее поток... Загнать, представить. Все нормально... уже. Выдвинуть подкрылки не так уж сложно - куда сложней привыкнуть думать... как думает вампир.
   - А теперь - попробуй убрать левый подкрылок наполовину..., - предложил Нияст, все еще наблюдавший за мной с явный интересом, - оставь в покое другой... Пробуй, пробуй!
   Это оказалось куда сложней, чем просто их выкинуть. Я их и чувствовал и не чувствовал одновременно. Они упорно хотели двигаться либо синхронно, либо вообще никак. А уж когда Ней стал предлагать совершать этими отростками мелкие, точные, и при этом еще и ассиметричные движения я вообще потерялся. Это все равно, что научить двигаться каждый по одному пальцы ног! В детстве пытался, стараясь подражать безрукому инвалиду Миолу. Ни фига тогда не вышло... но тогда это была всего лишь шалость, а сейчас...
   Итак, я ощущаю легкость серого полога за спиной, но как единое целое. Между прочим, мне казалось, что это должна быть тяжесть, при его объеме и силе.
   Ней прикосновениями рук старался дать мне понять, какой точкой этой новой части моего тела надо попытаться управлять. Я старался сосредоточиться, как мог. Вот бы сейчас сюда пожаловал Свест! Может, под его руководством мне было бы проще? Но его нет... для меня нет... Был ли смысл ссориться с ним? Неужели я не мог сразу понять, что теряю больше, отдаляясь от него, чем, если даже... потеряю Ирлиин? Я помотал головой - эта спонтанная мысль показалась абсурдной...
   - Да ты не отчаивайся, - по-своему понял меня Ней, - надо просто повторять и ничего больше. Я знаю, о чем говорю. Оно получится.
   - Я сейчас подумал о Свесте, - признался ему я, - не могу забыть, что раньше мы все время были втроем...
   Ней охватил меня за плечи, заставив сесть на пол:
   - Ладно, отдыхаем. Свест... Пойми, он не может постоянно вытаскивать тебя за счет себя. Он для этого тоже слишком слаб. Ему тоже свойственны обычные человеческие слабости.
   - Свесту? Свест...
   - Такой же, как все. Чуть удачливей, сильней, в чем-то умнее и способней, но в остальном - он как все. Я знаю - поверь. Ему бы тоже кто помог привыкнуть, что прирученный им аллиол теперь обратился в равного ему... Легко потакать заведомо слабому, это как забавляться настойчивостью ребенка. Но вот как терпеть нападки сильного, не зная, что от него ждать в следующий момент? Все мы так и иначе защищаем себя, свой статус, а ты...
   - Что я?
   - Ты - не такой... Слуш, давай пока бросим этот разговор. Давай-ка соберись и работай подкрылками. Перестанешь зависеть от других хотя бы в передвижении - легче будет во всем. Действуй! - произнес Нияст и вдруг добавил словно спохватившись, - или скажешь тобой не командовать?
   - Да чего там, валяй, - миролюбиво произнес я.
  
  
   5. Потоп

---26-28 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Дождь, вот и дождались - снова дождь. Третьи сутки льет как из ведра! Стучит за стеной крупными каплями, раскаты грома все повторяются, сотрясая нутро башни, и гудит, гудит жестокий ураган. Представить страшно, что происходит с шаткими смиалоэтскими домиками в поселении. Верно, все летает и ломается... Иногда сильных бурь не выдерживали даже более надежные семейные жилища. Скорей всего все мои бывшие соплеменники, да и прочие дикие аллиолы, попрятались в сырых землянках и ждут окончания непогоды. Я тоже этого жду, расположившись поверх сухой травы своего лежака в протопленной камином пещере и глядя в потолок. Никакие способы занять себя не прельщают, хотя неподалеку валяется тилон... Спина, руки, плечи ноют от занятий в зале. Нияст уже который раз пытается мне вдолбить, что нельзя терпеть, что надо-надо проявлять волю и приводить себя в порядок. Нет, наверно он все же переусердствовал ежедневно подолгу пытаясь меня научить летать...
   Снять неприятные ощущения не удавалось: из-за их расплывчатости я не мог сконцентрироваться. И это притом, что позавчера, когда дождь только начался, зачем-то притащившийся ко мне жрец привел мне еще одного аллиола, хотя Виреск кормил меня всего пару дней назад. Вообще голова плывет от всего этого. А Нияст еще пытался заодно поучить меня агорийским, тьфу ты, сатриильским словам... Неужели я во всем стал так безнадежно бездарен?
   Вот, сейчас опять он придет... больше ждать некого. Если опять потащит в зал - придется ему напомнить, что надо и отдыхать порой. Закрываю глаза и все равно перед моим, теперь уже мысленным взором, каменный потолок. А вот и легкий шорох приоткрывающейся двери. Так, если я правильно понял Нея, то если не погашу негативные мысли, то опять скажу ему что-то неприятное, что он услышит, а я сам - нет. Итак, собраться на улыбку изнутри... Но едва я приподнял голову, то понял, что такой улыбки мне все равно не удержать - на пороге стоял Свест.
   - Привет! Не скучал? - как ни в чем небывало поинтересовался он.
   Я так и не видел его со дня непреднамеренного знакомства с его дочерью. Видимо, он тщательно избегал встреч и вдруг...
   Свест тем временем, скорей всего поняв, что я просто забыл об элементарной вежливости, не дожидаясь приглашения, устроился на циновках. Я переместился к нему.
   - Хочешь спросить, почему я зашел? - поинтересовался он.
   - Нет, хочу спросить, почему ты раньше не появлялся.
   - Отдыхал от тебя, неужели не ясно?
   - Раньше мы отдыхали вместе, - вспомнил я.
   - Так с того времени, сколько дождей прошло!
   - Ну, тогда я, правда, хочу спросить: зачем зашел?
   - Сегодня объявили - будет молебен дождя, как стемнеет. Ты знаешь?
   - Да, еще вчера Ней сказал. Велел отдохнуть и быть готовым, что он зайдет, когда пора...
   - Командует тобой? - усмехнулся Свест, - интересно.
   - Я почти и не замечаю этого, - вздохнул я, - давно привык. Так что...
   - Это хорошо, что ты еще кого-то слушаешь.
   - Я бы стал слушать и тебя...
   - Прекрасно! Тогда слушай: сегодня на празднике дождя давай будем себя вести по-приятельски. Доставим удовольствие окружающим! Мне надоели эти недвусмысленные взгляды: ах, как вы могли, после всего...
   - Хорошо, Свест, мне это тоже бы доставило удовольствие, - тихо пробормотал я, словно боясь спугнуть его идею.
   - Сомневаюсь... - почему-то не поверил мне Свест, - Ирлиин тоже будет... Не подеремся?
   Ирлиин будет... с момента появления подкрылок ее для меня будто и нет. Притом, что она в нашей башне в большой так называемой семейной комнате - мы почти не говорили. Конечно, заходил, но, если и заставал, увижу жрицу, вспомню слова Нея о своей способности говорить, когда вроде как молчу и хочу только уйти. Даже когда она попыталась меня задержать...
   - Свест, я же просил прощения.
   - Но я же отвечал, что ты отчасти прав - все не так просто. Когда ты находился на территории Эттов не думаешь, что между нами...
   - Что бы там между вами не было - я не хочу ничего знать!
   Так криво не усмехался раньше даже Свест.
   - Ты только не начинай себе воображать, что это будет полное перемирие. Я понимаю, что тебе это очень удобно, но...
   - Ну, а если бы я пообещал...
   - Ладно, не торопись, - Свест наклонился ко мне и шепнул почти в ухо, - никогда не давай обещаний, если не владеешь толком ни ситуацией, ни собой.
   И тут же неожиданно притянул меня к себе и впился. Резко и почти неощутимо. Так, словно не допускал и мысли, что я отшатнусь или попытаюсь его оттолкнуть, выломав его тонкие, практически полностью выдвинутые клыки.
   - Не знаю как тебе, а мне так проще, - произнес он, отпихнув меня не менее бесцеремонно, чем притянул, - ну и, как обычно, если что - обращайся.
   На этом он поднялся и отправился на выход, даже не замерев на время, чтобы впитать забранную у меня линну.
  
   ***

---29, 30 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Дождь лил еще три дня после молебна. За окном бушевал ветер, и стучало, стучало, стучало... не давая себе отдыха ни на миг, словно Боги решили превратить наш мир в одно большое болото. Обстановка в замке накалялась, да что там - еще на том же молебне дождя, с которым жрецы порядком, на мой взгляд припозднились, чуть ли не десяток наэрлов были увлечены служителями богов прочь. Как я сумел заметить. Ней, смотря на это вместе со мной, прошептал мне коротко - "на срыве". И я понял, о чем он. Мне тоже хотелось сорваться, хотя сидевшие рядом Ирли и Свест общались вполне ровно... Обряд обмена линной меня немного успокоил, как ни странно. Нет, я ничего, по сути, не обещал, но... мне стоило некоторого труда доиграть это "вести себя по-приятельски". А еще этот дождь...
   Вчерашний же праздник встречи лун отмечали внутри башни скорей уже формально. Мы опять сидели всей своей компанией во внутреннем зале, и Свест делал вид, что между нами абсолютно нормальные отношения, улыбался, шутил, хлопал меня по плечу. У меня это получалось заметно хуже, потому как я уж очень отчетливо понимал, что он именно "доставляет удовольствие окружающим". В промежутке между молебном дождя и праздником лун, в тот единственный раз, когда я застал его в комнате Нея, он довольно быстро покинул нас, сославшись, что у него назначена встреча с кем-то из вождей. В его комнату было бесполезно пытаться попасть - всегда заперто и молчание в ответ на стук. И только вечером накануне встречи лун он снова завалился ко мне и поинтересовался, не помешает ли. В ответ на мой кивок, он, как ни в чем не бывало, завалился на мой лежак... Подошедший вскоре Ней аж просветлел лицом, увидев эту картину... Откуда ему было знать, что Свест перестал отвечать на мои фразы односложно только с момента его появления.
   Итак, на самом празднике я разрывался между двумя желаниями: порадоваться от посиделок "по-старинке" в полном согласии и устроить "разбор полетов" относительно наших с ним странных отношений, пользуясь его приветливой разговорчивостью. Благо на праздник лун относительно "доставления удовольствия" кому бы то ни было, я никаких согласий не давал. В результате мне не удалось ни первое, ни второе и я скорей просто делал то, что было естественно в подобной обстановке: ел, пил, пытался танцевать, даже ухаживал за Ирлиинн, но получалось уж очень натянуто...

---1 день лунного танца Ириант

(смиалоэтского месяца Накит)

  
   Да уж, ничего удивительного, что сегодня, когда ветер начал понемногу стихать, почти все наэрлы, вот так, после праздника, не обращая внимания на непогоду, бросились прочь - охотиться.
   Мне ж не осталось ничего как шататься по башне - сидеть у себя в комнате уже не было сил. Ирлиинн... она просто заснула, как ребенок, едва дождавшись встречи лун. И Свест... да, не я, а он понес ее в комнату... Еще чуть-чуть и... Но он очень быстро вернулся. Все, не думать ни о чем... Попытаться ни о чем не думать...
   Я спустился на склад. Да уж, здесь не ощущалось недостатка в еде - предполагаю, можно было бы уже и с этими запасами зимовать. Они сейчас даже разнообразней зимних. Ничего не хочется - потом еды себе принесу. Продолжив бесцельно шататься, я ненароком оказался вблизи зимних истопных пещер. Заглянув внутрь, я был в первый момент несколько озадачен открывшейся картинкой. Напротив остывших печей росли в отраженном многократно зеркалами свете узкого окна красноватые душистые листья издыри. Тут же по стенам, норовя вылезти в окно и закрыть собой источник света рос эхатовый плющ. Его молодые росты - эхаты вполне годились в пищу даже такие - беловатые и почти лишенные лиловых точек, это понял я, начав жевать один из них... В соседнем отсеке весь пол был сплошняком покрыт варемкой - желтоватой плотнолистной травой, которая в таких условиях была несколько желтей обычной, но так же исправно плодила вытянутые полосатые вары. Я не сразу разглядел под буйной зеленью широкие сосуды, в которые находились корни растений.
   Да все это было бы очень здорово, если бы не осознание, что ничто из этого изобилия не может удовлетворить голод иного рода. Теперь напрасно я ел некогда столь благодатную издырь. Линна на деревьях не растет и из прокушенных плодов и стеблей не течет. Большинству местных обитателей ничего не стоит принести еды гораздо больше, чем можно съесть и тем самым запросто обеспечить всей общине пропитание на многие дни в запас. Но все мы будем вечно вынуждены зависеть от жестокой охоты и изредка от покладистости аллиолов, которых каким-то образом кому-то удалось приручить. Таких же аллиолов, каким был и я совсем недавно. Но теперь я сам знаю этот совершенно особый голод! Линна, линна, эта жажда может быть еще не сильна, она может еще не брать над тобой власть и не заставлять бросаться на источник живительной силы, почти вырубая способность соображать, она даже еще может и не давить изнутри беспредельной пустотой... Но она есть. Чуть, но свербит. Она есть и будет со мной отныне часто, очень часто. Она будет требовать от меня искать источник силы снова и снова. Всегда. Всю мою жизнь. Долгую, по всей видимости, очень долгую жизнь.
   Вернувшись с охоты, Ней просто спас меня дав напиться досыта. Хотя и удивился, что я не пошел к жрецам... Что я даже не выглянул наружу посмотреть на буреломы, которых было полно на территории дворца. Когда я вдруг сказал, что он же сам просил без него никуда не ходить, его удивлению не было предела... И тогда я, правда, решил выйти наружу.
  
   6. Соплеменники
  
   Дождь все еще противно моросил. Вода стояла по щиколотку у самой башни, покрывая собой всю траву сколько видел взгляд. Настоящий потоп. Поломанные деревья, плывущие сучья, оборванные межбашенные мостики представляли печальное зрелище и явно требовали к себе внимания в ближайшие дни. Даже страшно было представить, что могло сейчас твориться в лесах. Приозерная поляна как бы стала частью озера, однако растущий рядом с ней лес затоплен не был. От сырости меня начало знобить. Но, слово из духа противоречия я с разбегу бросился в озеро. Слишком холодная для лета вода неприятно обожгла, но в голове будто стало светлее и я смог сосредоточиться, чтобы этого не замечать. Барруны и тэнии, словно удивленные моим визитом, подплывали вплотную и, мало того, щипали своими жесткими губами. А еще рыбы...
   Однако мне не хотелось вылезать из воды. Может мне было бы лучше превратиться не в вампира, а в рыбу?
   - Эй, Рин, - услышал я окрик с берега.
   Посмотрев в соответствующую сторону я увидел Виреска. И медленно поплыл к нему.
   - Ну, как водичка? - поинтересовался он, поежившись от одного моего вида.
   - Угадай... - запас моей силы воли, видимо, источился и мне пришлось обнять себя руками, чтобы унять дрожь.
   - Мечтаешь хоть на время побелеть? - вопрос Вира был скорей саркастический, но, возможно он был и не далек от истины... Еще немного и начну стучать зубами.
   - Пошли ко мне в гости - отогрею, - предложил он настойчиво.
   Я пошел.
   - Хорошо смотрю, развлекаешься... - сообщил мне Виреск, накинув по-хозяйски на меня плед и поставив на огонь чашу с заваром, - не припомню, чтобы кто-то из нормальных вампиров захотел поплескаться в такую погоду. Хм... понять не могу, ты сыт или нет?
   - Только что Ней кормил, если ты о линне...
   - Кто бы мог подумать пару танцев лун назад, что тебя придется регулярно кормить, кстати, с меня эту обязанность снимают, будет тебе другой аллиол.
   - Да, ты что-то говорил, что вам, храмовым дают отдых, но это ведь вроде позже припомнил я.
   - А этот тут не причем. Просто жрецы решили поменять. Слышал, к диким пойдешь. Один их них - Смиалоэт. Вероятно - к нему, чтобы вы могли общаться.
   - Почему к диким?
   - Ну, тут даже я догадался... Тебе же рано или поздно надо будет охотиться. Видно, хотят тебя приручить, что не всегда линна такая мирная.
   - В чем разница?
   - Ты сам-то понял, кого спросил?
   - Ах да, не можешь ты знать.
   - Угу..., - Виреск огляделся и присел на стул, - ну и буря была..., - вздохнул он, - мне тут рассказывали, что южный сад сильно пострадал. Выворотило с корнем несколько деревьев, а от красивых мясистых стеблей гигантских миисты и оверилии остались одни зеленые пеньки, залитые липким соответственно прозрачным и желтушным соком. По правому краю сада и вовсе прошелся смерч, уничтожив все подчистую. О цветах, некогда украшавших этот уголок замка, лучше не вспоминать...
   - Да, ладно, брось, - отмахнулся я, - несколько дней и все более-менее придет в норму. Сейчас как зарядят солнечные деньки и озеро вернется в свои берега и трава проплешины зарастит. Лучше расскажи подробнее как у вас тут дикие живут.
   - У них самые интересные комнаты, - пожав плечами согласился перевести темы Виреск, - с персональным выходом на улицу, зато там уже огороженная территория и им нет хода больше никуда. И комнаты в коридоры башни изнутри не открываются. Правда, один как-то сбежал...
   - И что?
   - Как что - его тут же опознали и вернули назад. У него же нет росписи.
   - Так он должен был это понимать? Зачем пытался уйти?
   - Да, думаю, и не пытался, так, со скуки... Как дети.
   - Их много?
   - Четверо. Странная компания. Я понимаю только Сэта, двое прочих из племени Вешеров, один - Сирт. Не представляю как они между собой... но вроде общаются как-то - переводчиков не зовут.
   - Сирты... не помню такого племени...
   - А они чуть дальше Моаи расположены. Там даже вампиры не охотятся - тех 20 лет назад какая-то болезнь выкосила до сих пор мало совсем. Связь разорвали даже с ближайшими Моаи. Мне кажется и те не в курсе, что севернее них кто-то живет. Этого, говорят, лет семь назад после бури подобрали. Ствол на него упал. Тоже один жрец что-то на той территории искал. Самое удивительное, что у Сиртов обратно примут запросто, и не спросят где был, а он даже домой не хочет.
   - Верно, есть причина.
   - Думаю есть. Но он ничего о себе не говорит. Иначе я б знал.
   - А что трое иных?
   - Два Вешера попали одновременно. Двадцать лет назад сами вползли в верховье Ухту. Они на своей территории - преступники. Убили там кого-то. Но вот улизнули от возмездия. Чуть помятые. Кстати, недавно отсюда бежал именно один из них. Даже не знаю предыстории, как они здесь прижились.
   - Удивлен, что ты не в курсе. А что о... как ты его назвал?
   - Сэтэль... Сам у него спросишь, будет желание. Может что скажет. Почти наверняка кормить тебя будет он, - вдруг по лицу Вира пробежала какая-то тень, будто он что-то такое вспомнил, - Впрочем - подожди, - добавил он, - схожу, уточню. Раз уж ты здесь.
  
  
   ***
  
   - Ага, Сэт, - почти торжествующе объявил Виреск, вернувшись, - жрецы предложили прямо сейчас пойти и вас познакомить!
   - А как к ним пройдешь, если их запирают?
   - Жрец запустит. Идем к нему. Но, учти, рассчитываю, что если что - ты среди нас будешь самый сильный.
   - То есть как "если что"?
   - Да, бывает, могут в драку полезть. Там на стене - сигнальник. На всякий случай. Да и чтоб выйти надо звонить.
   - Ничего себе порядочки. И что у них за жизнь...
   - Им, похоже, в целом нравится. Раз они все еще там... Не все ж такие как ты - в любую щель вылезут, стоит их запереть...
   Жрец уже явно поджидал нас келье. Внимательно меня оглядев и бросив несколько ничего не значащих фраз, он повел нас к диким, предварительно проинструктировав относительно правил поведения на той территории. Главное, что я понял - там по каким-то причинам не так уж редко бывает Виреск. Но одного его туда не пускают. Так что мы, получалось, решали сразу две проблемы: Вира, который мог находиться там только в сопровождении вампира и мои, поскольку мне действительно не мешало бы заранее познакомиться с новым кормильцем Сэтэлем.
   Мы шли довольно долго по путаным коридорам жреческой башни. Наконец, была открыта запертая дверь и мы вошли в средних размеров пещеру. Дверь захлопнулась за спиной, издав неприятный скрежет. Пещера казалась пустой и безжизненной, в ее задней стене были видны несколько глубоких, явно входных ниш. Три из них были открыты. Высунувшийся из одной из них аллиол глянул исподлобья и тут же исчез в другом отсеке. На миг. Вскоре из последнего высунулся заспанный плотный парень. На вид ему было чуть больше сорока. Кроме набедренной повязки его тело прикрывала рубаха на поясе.
   - А, ты пожаловал... - обратился он к Виру, словно не замечая меня, - ладно, раз зашел - пойдем, покажу.
   И нырнул обратно. Вир взял меня за руку и потянул за ним. Окинув взглядом помещение, я замер на пороге, удивленный тем, что увидел. На абсолютно пустых, даже без ниш, стенах комнаты были прикреплены картинки на древесных кругляшах. Это были портреты людей. Они были нарисованы настолько искусно, что напоминали отражения в гладкой воде... Мало кто владел таким даром в Смиалоэтской земле. И они, как правило, оказывались в обслуге жрецов.
   - Познакомься, - обратился Вир ко мне, - это легендарный Сэтэль-ниен-тан ихан Ауран. Прихрамовый художник. Его картинки украшали жилища самых знатных членов нашего бывшего племени... я уж молчу о жрецах.
   - Так он же давно умер! - вырвалось у меня. На моей памяти о скоропостижной смерти этого достойного члена нашего племени трубили в пору моей ранней юности. Лет эдак восемь назад.
   - Нет, он выжил тогда... Теперь его картинки украшают аллиольский сад. Жалко его краска с дерева облезает через несколько лет. Сколько раз ему предлагали научиться рисовать на бумаге, которая хранит веками следы или разукрасить где-нибудь каменную стену. Да и предлагали взять не изестовую оршу, а краску понадежней. Нет, не хочет.
   - Я привык готовить краски сам по рецептам пращуров! - возразил Сэт, - и мне не нужно ничего чуждого моей природе! А облезают - это хорошо. Освобождается место для новых. Вир, хоть ты и не друг мне, но посмотри вон в той стопке - я пытался нарисовать, похоже, по твоему описанию. Выбери и можешь что-нибудь забрать. А этот, вроде, не жрец, мне его что - кормить? - он презрительно кивнул в мою сторону.
   - Не, привел познакомиться с тобой, - пробормотал Виреск, сразу начав раскладывать и всматриваться в разрисованные кругляши, - он к тебе позже для этого придет.
   - А че мне с ним знакомиться, - произнес Сэт, меряя меня взглядом, - они мне все едины. Нужно - пусть вгрызается, нет - так нет.
   - Ты хотел посмотреть на Смиалоэта, который превратился в вампира, - сообщил Вир, не отрываясь от своего занятия. - Так вот это он. Жрецы дают тебе такую возможность, теперь ты его будешь поддерживать. Собственно по срокам можно и сейчас, но он, так сложилось, ныне не голоден.
   - Ни за что бы не подумал, - Сэт рассматривал меня как неодушевленный предмет, - он такой же, как все.
   - Ты ж художник - должен заметить, - пробормотал уставившийся на один из кругляшей Вир.
   - Ах, да, - вдруг понял Сэтэль, - у вампиров не бывает ни голубых, ни синих, ни черных глаз. Только тусклый серый с мерзким ультрамарином. Вот он каков...
   - Да - я такой, - наконец смог подобрать слова, преодолев неловкость, - не смотря ни на что польщен встречей с тобой, Сэт.
   - Не скажу, чтоб я очень рад. Хотя хотел, правда, хотел. Дааа... черты лица все же вампирские. Хотя... да что-то есть от Смиалоэта, что-то есть... Вот уж игры Богов!
   - Думаешь, меня смогут узнать? - на миг забыв о его недружественности, спросил я.
   - Кто? Бывшие родственники, друзья? Да кто тебя, мразь серая, из нормальных людей теперь разглядывать будет? Разве что, такой как я. Но я всегда не от мира сего был, потому видно так и наказали меня Боги. Всем бросятся в глаза твой цвет и заострившиеся черты. Так что пугать никого не советую. Вир - ты еще долго здесь? Признаться, не высыпался последнее время. Боюсь гроз..., а потом тут в нашем саду такой галдеж был. Я, конечно, понимаю, случай особый, чтобы нелюди в нашем саду толклись и все же... мерзко. Так что если вам ничего здесь больше не надо, то, думаю, знакомство состоялось.
   - Это - она, - прошептал Вир, вглядываясь в портрет, - она, Малис!
   - Похож именно этот? - оживился Сэтэль.
   - Да, те - тоже что-то общее, но этот вообще... словно ее отражение.
   - Ну, так что по поводу северного леса?
   - Жрец обещал. Я ему скажу, что у тебя получилось. Будешь целый день гулять...
   - Договаривались - три.
   - Конечно, раз договаривались - три. Оговорился. Будут тебя пасти на воле... Не проще было бы приручиться?
   - Это не достойно потомка Ауранов. В нашем роду был даже верховный жрец.
   - Лет семьсот назад... Ладно, идем Рин, надеюсь, ты не рассержен на него. Он вообще-то человек неплохой только...
   - Только более достойный чем вы, - перебил его Сэт, - через дней пять Рина этого, как понимаю, следует ожидать. Надеюсь, до этого момента обещание уже будет исполнено? А так, ты, Вир, как-нибудь поболтать тоже заходи, сюда или к решетке сада. А то боюсь онеметь. Но вот сейчас, - Сэтэль зевнул.
   - Ладно, уходим - желаю хорошо поспать.
   - Тебе тоже не кашлять, - Сэт не дожидаясь нашего ухода, устроился на лежак спиной к нам.
  
   ***
  
   Пока мы ждали открытия двери в ответ на наш звонок, трое аллиолов бесцеремонно уставившись, смотрели на нас, развалившись на набросанных как попало циновках. Это относительно небольшое помещение было словно их собственным миром. Они готовы были терпеть пришельцев вроде нас, но готовы именно терпеть.
   - Зачем тебе этот портрет? - кивнул я на древесный кругляш.
   - Это - Малис. Женщины Смиалоэтов теперь бродят по лесам. Хочу показать его жрецам - вдруг кто узнает ее? Я хоть буду знать, что она жива.
   - Ты встретиться с ней бы хотел?
   - Как? Я же не могу сам ее искать. А если ее приведут сюда... Почему то не водят сюда женщин. Нет, я не хочу ей такой судьбы. Да и напугается ведь.
   - Ты все же думаешь, что она выжила?
   - Стараюсь верить. Кстати, ты скоро тоже ведь начнешь прочь свободно выходить. А там и вовсе охотиться. Посмотри, а? Может, запомнишь.
   - Давай только зайдем к тебе - там светлее.
   Вскоре я уже держал в руках искусный портрет. Лицо изображенной на нем женщины смотрело чуть застенчиво и как-то очень спокойно. Тонкий прямой нос... почти такой же как у Виреска. Высокие скулы. Вот бы еще запомнить разрез глаз... Чуть вытянутый, суженный к подбородку, овал ...
   - Она черноглазая, - нашел необходимым сообщить мне Вир, хотя Сет не пожалел добавить в краску угля, - у нее довольно бледная кожа. Волосы темные. Я не помню румянца на ее щеках. Пальцы рук не очень длинные, чуть узловаты, особенно на левой руке.
   - Я постараюсь запомнить, - сказал я, возвращая портрет, - и, потом, пока я начну выходить, может еще не раз зайду, покажешь еще.
   - Конечно, конечно... вот еще обрати внимание...
  
   ***
  
   Вернулся к себе я уже только к ночи. Кажется, нет такой родинки на лице или руках Малис, которую не описал мне Виреск. Ну и память у него! Я бы никогда не смог так подробно описать Лиинн. Я зачастую не мог вспомнить даже во что она была только что одета. Спать не хотелось и раздавшийся стук в дверь был даже кстати.
   Аркетт... Что-то давно не виделись.
   - Жрец? - немного удивился я отвесив церемониальный кивок, - так я ж только что у вас был.
   - Рин, я больше пока не жрец, можешь звать меня по имени. И сегодня я переехал в вашу башню. Буду тебя учить. Наверно тянуть не будем, слышал, Ней с тобой занимался. Думаю завтра отправимся за Ухту - посмотрим что у тебя там получается... Подкрылки вроде немного уже чувствуешь?
   - Вроде да, - кивнул, на последнем занятии с Неем вроде и, правда, стало получаться.
   - Раскинь!- скомандовал Ар...
   Мне оставалось только послушаться. Кажется моей способностью ими шевелить как он распоряжался, он остался доволен.
   - Все - точно завтра идем за Ухту.
   - Вдвоем?
   - Я еще у Нея не спросил. Может тоже пойдет... Ну да ладно, до завтра еще дожить надо. С этими словами Аркетт достал из набедренной сумки те самые листы, которые не так давно у меня забрал Ней.
   Вот они снова на моем столе сложены именно так, как их сам последний раз сложил я:
   "Привет Рин! Как у тебя дела?"
   "Риарин, вижу свою предыдущую записку, видно никого"
   "Рин привет! Очень хочу с тобой увидеться! Есть"
   "Мои письма нетронуты..."
   "Риарин, почти не верю, что ты"
   "Рин... наверно это последнее письмо..."
  
   - Да, опоздали уже наверно с помощью, - вздохнул я.
   - Наши там были - судя по всему не совсем.
   Я успел только поднять на него голову, как он тут же поставил передо мной прибор для письма и чистый листочек.
   - Пиши!
   - Что?
   - Я продиктую...
   Обреченно вздохнув, я взял в руки палочку и, обмакнув ее в любезно подсунутую краску, принялся за дело. Оно не то чтобы особо шло... сколько раз можно написать одно и то же пока научишься толком выводить эти чертовы значки в нужном порядке? Написал - стер, еще раз - стер... Кажется, к концу последней зимы и то получалось лучше! Но Аркетту хватало терпения повторять все заново который раз.
   Тем не менее, постепенно на довольно большом листе коричневатой бумаги после "здравствуй" потихоньку стал вырисовываться полноценный рецепт приготовления смеси оэрмайо, которой надо натирать больных и совет отжимать и заливать им в рот сок осирии. Чтобы объяснить, что такое осирия мне пришлось написать целых десять строк. На смиати это слово не переводилось, поскольку Смиалоэты не знали такого растения, а на гайшерви звучало так, что трудно было изобразить значками смиати... Пришлось расписывать как выглядит, где найти. Рука быстро начала уставать. Заметивший это Ар, быстро сунул мне к лицу запястье - мол, напитайся и дальше... Что ж... линна, сила, дает ранее не ведомые возможности. Я продолжил писать, кажется, делая даже меньше ошибок. Расписал, как аккуратно выдавить сок ядовитой карры, который уничтожает сыпь... как лечить дальше... Признаться, выводя слово за словом, я уже перестал вникать в смысл написанного. Но запомнилось, что успел написать, что "желательно найти и добыть розовые цветы..." как в комнату зашел Нияст. Кивнув Аркетту, он расположился рядом со мной за столом. Тем временем с моей палочки уже была почти готова сорваться огромная капля, погубив тем самым немалую часть моего труда. Хорошо, что Ар успел среагировать и выдернуть лист.
   - Ну, хорошо, остальное я как-нибудь сам, - примирительно проговорил он, - и взяв палочку стал дописывать письмо искусно имитирую мои каракули.
   Вскоре он снова подсунул лист мне:
   - Теперь аккуратненько ставишь свое имя. Ага... сойдет.
   С Неем они говорили по своему, очередной раз не собираясь обращать внимание на присутствие меня, посему немого и огорченного.
   - Завтра утром вместе придем к тебе и пойдем в горы, - наконец-то разродился человеческой речью Ар, - а сейчас спи...
   Ответа он от меня явно не ждал.
  
   7. На крыле

---2 день лунного танца Ириант

(смиалоэтского месяца Накит)

  
   Горы, такие разные горы... Это и высокие зеленые холмы и остроконечные серо-бурые утесы. Одни снизу доверху покрыты лесом, на других даже не везде увидишь пучок травы. Просто скала. Огромная, мощная скала. Не раз вдали я видел горы совсем белые сверху. Неужели близость солнца настолько выжгла их каменное тело, что оно побелело? А еще, говорят, иногда из гор может вырываться пламя... Летят камни, текут огненные реки. И легендарные черти разбегаются по округе... И чем-то кому-то вредят, пока светлые Боги вновь не загонят их в земное чрево...
   Для тренировок Аркетт выбрал скалу, точнее обрыв над уходящей вниз в широченную расщелину пропастью. Именно оттуда он и предложил мне спрыгнуть вниз, распустив подкрылки. Было нужно планировать так, чтобы случайные порывы ветра не перевернули тебя в воздухе.
   Мда, ветра, почти не было, так, слабые вздохи, но мне и их хватило, чтобы покувыркаться в воздухе, полностью теряя управление. Видимо, надо было еще немного усовершенствовать владение этим серым живым пологом, ставшим частью меня, стоя на твердой земле. Впрочем, Аркетт с Неем каждый раз виртуозно ловили меня и кто-нибудь из них забрасывали мое потерявшее ориентацию тело себе за спину. И мы снова лезли наверх. И почти сразу команда - прыгай... И каждый раз стоя над пропастью, я за миг до прыжка сомневался - зачем мне это? Снова - ветер в лицо, внутри что-то обрывается и замирает, кажется, что трудно дышать. И еще... гложет сомнение: а вдруг не получится? В смысле совсем не получится. Не выкинутся подкрылки... И тогда сумеют ли меня вообще поймать.... Но не прыгнуть нельзя.... И уже в падении невозможно снова не усомниться: а вдруг те, за спиной, не послушаются? И только после заветного, успокаивающего рывка, после которого полет замедляется, становится легче. Это самый приятный момент! Внутри разливается радость. Но стоило легкому порыву ветра пройтись по ущелью, и я начинаю заваливаться на бок... Равновесие можно ловить на ногах, на ветвях, на воде, а вот на ветре... Где земля, где небо, где вертикальная скала?
   Ну, хоть Аркетт на месте - шипит на ухо "подкрылки сложи" и вот мы уже красиво и плавно приземлились. Все хорошо... И снова наверх... Бесконечно... Я устал... Сопровождающим меня - без разницы. Или ждут пока я все же шибанусь?
   - Ну, ладно, хватит на сегодня - наконец смилостивился Аркетт, - но завтра вернемся... Будешь мне тут кувыркаться пока не получится. Времени на это не жалко.
  
   ***
  
   ... Разбегись - прыгай. Опора - прочь из-под ног. Вот-вот сейчас будет оно - легкое скольжение по воздуху. Все очень просто - вдохнул и... Но никакие подкрылки не выкидываются. Я вздрагиваю... Одно хорошо - я чувствую твердь под ногами, я еще не прыгнул с высоты. Но почему подкрылок нет? А разве должны быть? У меня - и подкрылки, почти крылья... Это же невозможно. Привидится же такое. Проснись дорогой, проснись...
   - Что тебе снилось Рин? - почему-то насмешливо интересуется, заглядывая мне в глаза, Свест. Наконец-то он рядом!
   - Мне снилось, что я прыгаю с горы, выкидываю подкрылки...
   - Выкидываешь чего? - удивился Нияст, так же находящийся здесь.
   - Подкрылки... - пробормотал я и для верности даже коснулся рукою спины: спина как спина - гладкая.
   - Нет Рин, ты конечно, очень способный и обучаемый для аллиола, но это уже чересчур, - замечает, как бы походя, Свест, разумеется, не упустив мое спонтанное движение.
   - Эххх, я же тебя предупреждал, - произносит Ней, обнимая левой рукой, - Я говорил. И действительно тебе показалось, что может произойти все. Но, видишь сам, это не так. И не было никогда так, никогда, ни с кем. Из всех попыток - ни одной удачной. Ну, вот смотри - теперь ты уже не способен отличить явь от сна и как ты будешь теперь с этим жить?
   - Что там жизни-то моей... А если еще выкинуть годы беспомощной старости...
   - Да брось свои дурацкие шутки, пойдем лучше в библиотеку, - предлагает Нияст, - заодно проведаешь Виреска, его, кажется, готовят к тому, чтобы все же сделать попытку превратить его в вампира. Спрашивается зачем? Неймется жрецам.
   - Вот и идите, раз собрались, - восклицает Свест, - да, еще один момент, Рин. Вы уходите, мы тут с Ирли остаемся... Слушай, а давай ты ничего не заметишь? Понимаешь, люблю я ее, и она меня, похоже на то. Но вот ты как-то некстати тогда вернулся... Меня тянет к ней... давай ты не заметишь...
   - Да, конечно, Свест, - автоматически произношу я, еще не осознав до конца его слов, - то есть что ты сказал!? Я, конечно, понимаю, что мы помирились, но это... это!!!!
   - Да, Рин, я, конечно, помню, что ты меня спас, но я же после вернул тебе лицо, которое тебе размозжил Миертс. Так что мы в расчете. Думаю, я бы мог тебя попросить. Просто уйти, не заметить.
   - Когда это ты мне вернул лицо? - удивился я, невольно проводя рукой по носу, щекам. Все было в порядке.
   - Только сейчас ощутил? - засиял Свест, - видишь, теперь оно у тебя нормальное. Как у всех аллиолов.
   - А я - аллиол? - удивляюсь я.
   - А ты думал кто? - удивляется и Ней, - да, видно наснилось тебе всякого. Но это можно понять - ты так долго спал, да еще и это зелье...
   - Когда я спал, что за зелье? - я понимал только одно: что-то с чем-то у меня не сходится.
   - Объясни лучше ты, Ней, - произносит Свест, - у тебя лучше получится.
   - Вспоминай, Рин! - голос Нея повелительно строг, - еще шла последняя война, а ты валялся в жреческой башне, твое лицо было разбито прутом. Видеть ты никого не хотел. И вообще был в жутком состоянии. Тогда жрец подмешал тебе в воду специальные снадобья. И ты очень крепко заснул.
   - А я искал способы увеличить соответствие, - заговорил и Свест, - Не хочу пересказывать, на что я пошел ради того, чтобы с тобой все стало в порядке. И, действительно, все сложилось даже к лучшему.
   - То есть все это было только сном? То, что я стал вампиром, то, что я летал?
   - Конечно, разве могло быть иначе? - по-доброму улыбнулся Свест, - а ты, небось, здорово в своем сне напугался, что потерял человеческий облик?
   - Что придется охотиться, искать жертву, - добавил и Ней, - но, вот видишь все нормально. Ты хоть рад?
   - Все нормально? - словно что-то оборвалось у меня внутри. Неужели, правда, ничего нет...
   - Да, можешь сам убедиться, - констатирует Свест, - Ней дай-ка ему зеркало.
   - Все с тобой в порядке. На - посмотрись.
   В руке Нея - обычное настольное зеркало. Я действительно в него заглядываю. Мое лицо НОРМАЛЬНОЕ! Белое, гармоничные черты. На месте нос, никаких даже намеков на шрам. Так, может, не было и шрама? Мне вдруг резко и неожиданно захотелось заснуть. Я не мог принять жестокую реальность. Крепко зажмурил глаза и снова открыл.
   Рука Нея все еще держала зеркало передо мной. Я случайно скользнул взглядом по его запястью. Сквозь серую кожу просвечивали русла вен. И в этот миг у меня словно помутилось в голове. Я, плохо понимая, что делаю, схватил его за руку и вцепился в нее зубами. В голове все поплыло, я окончательно перестал что-либо понимать.
  
   ***
  
   - Рин, Риин, что ты делаешь? Проснись! - звонкий голос Ирлиин звучал несколько встревожено.
   Я открыл глаза и только в этот миг понял, что вцепился зубами в накидку. Еще не прейдя до конца в себя, я обескуражено разжал челюсти и сел.
   - Ну, Рин, ты даешь! - одними глазами засияла Ирлиин, - зубы не поломал? Что тебе снилось, дорогой?
   - Зеркало... дай, - сдавленно произнес я.
   - Зеркало? - удивленно переспросила она, - Слушай, а не слишком ли ты часто стал пялиться в зеркало?
   Ирлиин искренне рассмеялась, однако вожделенный предмет дала. Осколок хрусталя на деревяшке отразил серое с резкими чертами лицо, большие глаза, кривящиеся подвижные губы. Лицо вампира... Я - вампир? Серый вампир... Так все что только что я видел, говорил - сон? Только сон? СОН!!? Слава Богам! Боги, Боги... Как же стучит сердце, я ведь почти поверил... И Ирлиин рядом со мной... У нас все хорошо... Наснится же такого, что мы разошлись... Ерунда какая. Я потянулся обнять мою девочку и вдруг она начала таять и растворилась в воздухе... Я встряхнул головой не понимая, что происходит и вдруг понял, что не сижу, а лежу... Опять сон?
   Я поднялся, прошелся по комнате, наконец-то осознав, что я здесь совершенно один, выпил воды и снова лег... Картинка поплыла перед глазами даже раньше, чем я полностью заснул....
   Я сморю вниз с очень высокой горы - она гораздо выше, чем любая из башен дворца. "Ты один из тех, кто рожден летать!" - тихо-тихо звучит чей-то голос, перекрываемый треском цикад. Может, я что-то расслышал не так? Тем не менее, я двумя шагами разбегаюсь на узкой площадке и бросаюсь вниз. Подкрылки мигом выбрасываются наружу, и я легко планирую. Но я не хочу вниз - я хочу вверх, выше облаков, к солнцу, к Богам! Стараясь подняться в воздух, я напрягаю свои крылья и делаю взмах. Мое тело слегка подбрасывает вверх, но облака все еще так далеко... Ну, так что же - рано говорить, что достигнуть Богов невозможно, я делаю новый взмах и еще... и еще... взмах, взмах... взмах...
  
  
  
   Часть 2. Старые долги
  
   8. Встреча.
  

---3-27 день лунного танца Ириант

(смиалоэтского месяца Накит)

  
   Аркетт весь месяц напрягал меня так, что мне уже в какой-то момент захотелось, чтобы подкрылки уже сами отвалились... Он мне просто не давал свободного времени. Нияст когда шел с нами, когда - нет. А вот мы... каждый день. Вверх-вниз, вверх-вниз... Свест так надо мной в свое время не издевался. Времени на выяснение отношений, конечно, не хватало. Да я почти никого и не видел, кроме Нея и Аркетта. Разве что мельком. Целыми днями вдвоем ли, втроем мы проводили за территорией замка.

---28 день лунного танца Ириант

(смиалоэтского месяца Накит)

  
  
   Усилия дали свои плоды - к окончанию очередного танца лун я владел подкрылками вполне сносно. И это было проверено делегацией жрецов там же в горах неподалеку от Ухту. А это значило скорую свободу. Пусть я так и не овладел сатриильской речью, но это не повод как-либо ограничивать мои передвижения за пределами дворца. Да, мои наставники пытались научиться меня сатриильскому, устраивая перерывы в лазаньи и прыжках... но запомнить эти сочетания нормальных звуков со щелчками, воем и свистом я все равно не сумел. Ну и пусть! Свобода и полет - это и только это сливается здесь в одно целое. Дождался.
   После проверки меня привели в жреческую башню и смыли шипящей жидкостью рисунок на спине. После чего почти сразу стали наносить новый. Я уже хорошо понимал, даже знал, что там не будет имени Ирлинн. Из разговоров с Аркеттом я так и не смог понять как же будет обойден тот факт, что она ждет моего ребенка. Будто бы они и сами не знали, давая событиям течь своим чередом. Ничего другого не оставалось и мне.
  

---29, 30 день лунного танца Ириант

(смиалоэтского месяца Накит)

  
   Первый день, когда Аркетт не заглянул ко мне и не потащил в лес, я провалялся не вставая. На следующий день я тоже не собирался рваться прочь из дворца. Когда я сообщил об этом Ниясту он, кажется, обрадовался. Но это было вчера. Сегодня же я почувствовал, что мне это просто необходимо.
   В сторону Ухту я двинулся чисто по выработавшейся за последнее время привычке. Уже по дороге я прикидывал и понимал, что если вспомнить письмена Каэрса - то сейчас, к концу лунного танца его не должно быть в той пещере. А может он и вообще туда не ходит. Ну что ж - пойду я. Хотя бы и просто посмотреть. Мало ли - возможно там новое письмо.
  
   ***
  
   Какое же это удовольствие пронестись доступной лишь вампирам летящей походкой по древесным кронам, запросто перемахивая с ветки на ветвь. Это почти счастье преодолеть расстояние на подкрылке-крыле. Сколько же радости доставляет слаженная работа сильных послушных мышц! А эта легкость, что пронзает насквозь, когда выбрасываешь подкрылки... А как упоительно качаться на ветру, балансируя на них. Спасибо Аркетту, кажется, я порядочно тормозил, но он все же смог заставить меня одолеть эту науку.
   Вот и Ухту - водные брызги потерявшей опору воды. Бешеный гул, блестящие потоки и скопище сияющих капель вкупе с потрясающим видом на долину не перестали вызывать во мне восторг. Несмотря на то, что я столько дней видел это ежедневно. С недавнего времени к этому восторгу добавилось удовольствие от полета вниз. Настоящего, самостоятельного полета. А сердце все еще замирает от этих виражей рядом с ревущим водопадом. От передвижения практически внутри него. Порой, даже где-то проскальзывает мысль если что, да на скользких камнях, то как... наааалечу на что-нибудь твердое да как покачусь вниз по порогам подобно камню. Но эта мысль не вызывает не малейшего желания притормозить или сбавить скорость. Даже, наоборот, кажется, удовольствие от огромных планирующих прыжков еще больше возрастает. Нельзя пренебрегать такой радостью - я по-прежнему буду часто приходить к тебе, великий Ухту!
   Знакомая пещера и раньше была возле самой воды, теперь какой-то из водных потоков чуть изменил свой путь, и подход к ее входу перегораживала сверкающая водная струя. Но, тем не менее, это был именно тот вход. Я прошел сквозь поток, отметив, что под смытой начисто глиной оказался очень красивый, черный с яркими синими пятнышками камень и зашел внутрь.
   Первое, что бросилось в глаза - это два ярко горящих факела и только потом я разглядел сгорбленную в поклоне фигурку перед... по всей видимости, это должна была быть скульптура, но пока еще ее очертания выглядели грубо и топорно. Но, тем не менее, уже вполне угадывался силуэт, выходящий из монолитного выступа. Жрец... перед ней, похоже, был жрец местного племени. Вообще все стало как-то по-другому. Я огляделся пытаясь вспомнить что... И вдруг нечто громко хрустнуло под ногой - видимо я раздавил брошенную кем-то посудину. Стоящий на коленях человек немедленно обернулся. На меня смотрел Каэрс.
   - Ты? - раздался какой-то бесцветный голос
   - Да, - в моем ответе наверняка сквозило удивление, я меньше всего мог предполагать, что буду узнан.
   - Что ж, здравствуй, серый нелюдь. Ты пришел сюда один? Что Рин?
   - Рин не придет..., - ну конечно, он принял меня за Свеста или кто там еще мог приходить. Я подошел ближе
   - Я так и думал, и ведь последняя записка не от него? - Кай не выказал испуга
   - Он писал ее сам, целиком, клянусь сонмом Богов! - совсем немного приврал я и решился сесть рядом, напротив него.
   - По любому спасибо... Все это очень помогает и меня короновали верховным жрецом.
   - Так я не опоздал!
   - Трое во время урагана, что бушевал месяц назад, умерли у меня на руках и как закончился дождь, я пришел сюда в отчаянии и вдруг нашел записку... И травы, в ней описанные, рядом в суме. И остальным, что дожили, стало заметно лучше уже через несколько дней.
   - Хорошо...
   - И ликовало племя и вскоре было принято решение вождями и жрецами, что я встречаю схождение лун здесь. Видимо не зря - ты принес новое письмо?
   - Я думал, ты захочешь узнать как там Рин...
   - Если с ним все хорошо, то что мне о нем беспокоиться, если его уже нет - что помешает тебе сказать иное. Я не верю тебе...
   - Но ты поверил рецептам...
   - Я думал, что их писал сам Риарин, похоже на его косые буквы, я с детства помню его чудной верхний завиток над "б". Но раз он не появляется, то, может быть...
   - Он жив.
   - У тебя есть письмо?
   - Нет... будет позже. Риарин не знает что еще добавить к сказанному в том...
   - А ты?
   - Я же сказан - Риарин..., - тьфу ты, черт, - я тоже не знаю где.
   - Я не могу настаивать. Но людям стало лучше, а здесь будет храм, где я - верховный жрец. За меня собираются выдать дочку вождя. Пусть об этом узнает Рин.
   - Он зна... узнает... Почему здесь храм?
   - Перед непогодой, бывший главный жрец заявил, что я вовсе не служитель Богов, и просто где-то узнал пару рецептов. Может я и вовсе - шарлатан. Даже пригрозил, что наложит запрет на питье моховки - еще ведь не известно, почему она помогает и не самообман ли это. Иначе, почему мои Боги, которые мудрей их Богов больше не дают советов мне. Почему-то именно когда он произносил это на вечернем сходе перед племенем, раздался раскат грома, а потом пришла страшная гроза со смерчем. И все уверились, что он прогневил Богов. Я боялся, что часть гнева общины ляжет на меня, и заявил, что в пещере, где я молюсь, нужен храм. Как-то даже не подумав, сказал первое, что пришло в голову. Сказал еще, что нашел подходящее место, но и оно отличается от того, которое было на моей родной земле. Но если сделать здесь подставки для факелов, принести чаши с благовониями и сделать изображение Богов - то последние станут посещать меня зримо, я начну хорошо слышать их. Когда сюда пришли люди они, кажется, очень вдохновились, что в эту пещеру нельзя войти не очистившись.
   - Вода давно так?
   - Ты разве не знаешь? С ранней весны. И вот именно когда я зашел сюда первым, ведя за собой прочих и в руках их были факелы - я вдруг заметил, что под камнем записка. Я закричал велев всем выйти и делал вид, что говорю с Богами, а сам читал записку и нашел суму. Теперь работа кипит здесь целыми днями, только в течение двух суток в месяце и в дни до и после схождения лун, я запретил кому-либо бывать поблизости отсюда. И вот я здесь и мой покой в молитве никто не смеет нарушать. Слава Богам! - Каэрс картинно воздел руки и тяжко вздохнул, - не представляю, что будет, если они узнают, что "советы Богов" мне передает обычный серый вампир. Кстати, сейчас мне было бы неплохо вымолить как исцелить переломанные ураганом конечности сына одного из вождей. Нет, если вы мне по какой-то причине еще будете помогать, все же было бы неплохо, если бы сюда входил не такой, как ты, а хотя бы белокожий Риарин, если он, правда, жив...
   - Таким он не придет! - сорвалось у меня и чтобы не ляпнуть что-либо еще, я встал и добавил, - поможем, письмо будет скоро. Не уверен когда. Если сможешь - до следующей встречи лун ночуй здесь один. Пусть все твои работники как начинает темнеть ползут отдыхать куда подальше. Скажи что-нибудь вроде того, что здесь должно быть больше покоя и молитв, ну и сам чего там присочинишь... Пусть не боятся - никто их ночью не тронет. А мы, думаю, свидимся, чтобы там еще не произошло.
   Я решительно пошел в сторону выхода - мне не хотелось потерять его доверие пусть теперь в этом виде, а, продолжив разговор, я боялся еще сильней запутаться, говоря о себе в третьем лице. Может так будет проще - познакомиться поближе заново.
   - Рин!!!! - вдруг услышал я отчетливый возглас за спиной.
   Я обернулся: Каэрс, который было пошел за мной, сделал шаг в сторону-назад и, прижавшись спиной к выступу в стене, буквально сполз по ней на пол, не отводя от меня широко открытых глаз.
   - Риарин..., - произнес он тихо, одновременно мотая головой, словно сам не веря тому, что собирался сказать, - это ведь ты?
   - Ты, ты, правда, узнал?
   - Я весь разговор не мог отделаться от мысли, что с серого лица вампира на меня смотрят твои глаза. А когда ты сказал последнюю фразу и встал...- он замолчал...
   - Что?
   - Все лицо словно стало твоим... Может здесь просто факелы неровно горят... Риарин... - Кай на миг зажмурился, с напряжением протер руками лицо, - это правда, ты?
   - Это, правда, я...
   - Нет, - Кай все еще мотал головой, - докажи...
   - Чем? Шрамов и прочих отметин можно не искать...
   Кай еще раз потер руками виски и затем начал меня выспрашивать различные подробности нашей жизни среди Смиалоэтов, в частности те, которые мог знать только он и я или, по крайней мере, немногие, кроме нас. Не знаю, понимал ли он, что, в принципе Риарин мог пересказать все это знакомому вампиру, а у того, верно, могло хватить памяти все это запомнить. Хотя, признаться, я и сам некоторые вещи припоминал с трудом и уж точно не стал бы пересказывать такую уйму ничего не значащих фрагментов своей жизни кому бы то ни было...
   - Это все-таки ты, Рин, - удовлетворился через некоторое время Кай, - кто еще может знать столько ерунды о тебе, да еще и говорить о ней твоими излюбленными фразами... Потом, ты не разу не сказал больше о Риарине, то есть себе - "он"... И если не... то так похож... Веришь, я так часто тебя вспоминал, что вспомнил каждый твой жест...
   - Ну, жесты-то малешко изменились, - усмехнулся я.
   - Вот только кривишься в улыбке ты несколько иначе, - вдруг его лицо брезгливо сморщилось, - ты ведь теперь тоже пьешь кровь?
   - Ну да, пью и буду пить! Я не виноват, что таким стал! Понимаешь, не виноват! - спохватившись, я обратил внимание, как сжимается, стремясь при этом отодвинуться от меня Кай, - да не бойся - тебя не трону! Я вообще никого без согласия пока не трогаю...
   - Пока?
   - Да, пока...
   - Рин, - Кай, казалось, чуть успокоился, - это же просто невероятно, я и верю и не верю... как же ты стал таким...
   - Это, правда, невероятно, но я, пожалуй, не стану тебе пересказывать эту длинную историю. Лучше скажи - от меня такого ты все еще хочешь помощи?
   - Все еще хочу, Рин... ты и вправду не виноват, а если и виноват, то ты же хочешь хоть как-то искупить вину...
   - Искупить что?
   - Ну, вину за то, что делают те на кого ты теперь стал так похож... Если нелюди умеют не только калечить и убивать, но и лечить, то почему бы тебе не передать мне эти знания?
   - Почему бы и нет... Если только на пути не станет тамошний жрец...
   - Разве твари могут молиться Богам?
   - Еще как!
   - Не верю!!!
   - Да, задолбал: верю-не верю...
   - Да я это так говорю... Мы с тобой таких еще дел можем наделать, Риарин!
   - И тебя уже не смущает мой вид?
   - Могу даже не звать тебя больше нелюдем, - лицо Кая осветила улыбка.
   - Так теперь я и такой вполне человек?
   - Нууу... скажем, я бы лучше сказал... вампир.
   - Зови наэрл всех, таких как я - не ошибешься.
   - Най-эрл... постараюсь... Знаешь, мне вдруг вспомнилась одна легенда, которую здесь иногда вспоминали длинными зимними сутками...
   - Легенда? О чем?
   - Здесь искренне верят, что когда человек умирает, из него выходит невидимое облачко и иногда, очень-очень редко это облачко может осесть на другого человека, чаще ребенка...
   - И что?
   - Тот, на кого оно осело становится чем-то неуловимо похож на умершего, и если кому-то удалось узнать черты мертвого в лице живого, воспринявшим в себя облачко, то последний может вспомнить себя так, как будто он - не он сам, а тот самый, то есть умерший...
   - Ты это к чему сказал? Думаешь что я...
   - Нет, я не хочу сказать, что ты, Риарин, умер. Я вообще не верю в эту легенду. Я просто не мог понять, как же это можно узнать черты одного человека на лице другого.
   - И что?
   -А вот теперь я это понял!
   Неожиданно Каэрс бросился мне на шею:
   - Рииин!
   Я неловко обхватил его и вдруг почувствовал, как заныли почти готовые выдвинуться клыки... Хорошо хоть, что, пусть и не любезный Сэтэль меня линной нормально кормит. Хотя... О боги - более четырех дней назад... Стоп - до меня вдруг стало доходить что говорил Каэрс и ... я запоздало поняло, то что он здесь во внеурочный час может значить только одно - сегодня ночью встреча двух лун в небесах. С этой мыслью я решительно отстранился:
   - Давай без лишних нежностей, Кай!
   - Ну, хорошо, хорошо, - не знаю насколько он был искренен в своем порыве, но теперь было заметно, что ему хочется отряхнуться, - Рин, думаю, мы еще увидимся...
   - Да увидимся, жди и оставайся лучше здесь ночевать, а твои работнички, повторюсь, пусть на ночь убираются прочь - мы, Боги, терпеливы, когда достроите, тогда и ладно, нам главное - молитву подавай, - сам улыбнувшись своей шутке и последний раз оглядев пещеру, я резво покинул ее, снова попав под водопад журчащих брызг.
  
   ***
  
   Узнал! Каэрс меня узнал. Прав был Сэтэль - во мне осталось что-то от Смиалоэта. Но зря он решил, что некому будет всматриваться. Я рассмеялся. Все складывалось довольно интересно. А что вот если мне вдруг встретится моя мать... узнает она своего проклятого сына? Именно так она называла меня почему-то даже в детстве, иногда... Кто его знает, что за этим стояло. А, впрочем, может, у нее тогда просто было дурное настроение. Бывает ли такое у людей почти постоянно?
   Рассказать или не рассказать Аркетту о том, что узнал от Кая? Впрочем, он сам сочинил наполовину написанное мною письмо, видимо, сам его отнес, так и остальное найдет способ узнать сам. Хотя... отнести его он вряд ли мог - был ведь со мной, скорей всего все же Свест - только он знал место. Да какая разница! Если кто что спросит, скажу, а так - навязываться не стану. Было бы здорово, если бы меня еще не начали искать во дворце... Опять кто-нибудь даст психа по поводу окончания лунного танца. Правда, теперь-то кому какое дело. И все же надо вернуться быстрей. Это не сложно, если нестись во весь опор.
  
  
   ***
  
   На территории дворца тишь да гладь. Меня уже практически перестал раздражать обычный местный шум... Но все же приятно, что сегодня его меньше.
   Караульный на входе в обводную гору меня окликнул, значит ли это, что мое отсутствие в такой день успели заметить? Да - без разницы. Вернулся-то я вполне своевременно. А вот если бы меня каким-то образом притормозили на выходе - я мог бы пропустить такую потрясающую встречу с Каэрсом.
   Не торопясь, скорей как аллиол, я почесал домой через южный сад.
   Агилара появилась передо мной неожиданно, видимо спланировав с дерева за моей спиной. Я развернул голову на едва слышный шорох, и ее хрупкая фигурка предстала перед моим взором.
   - Алсчет тэй! Кара' 'экт орй нори, Рин, а тэ, - пропела она весело. Я смог только выдохнуть набранный в легкие воздух.
   - Доир эт 'на' ирст?
   Я опять молчал...
   - Доку слив нимако? - наконец-то спросила она на моаи и я, наконец, смог ее понять... хотя, что там понимать... "почему ты ничего не говоришь" спросило это черноволосое очарование, видимо серьезно озадаченное... Значит... она все еще не знает, но...
   - Я не понимаю по сатриильски, - выдохнул я.
   - То есть как это? - на последнем слове ее рот слегка приоткрылся, да так и остался.
   - Так, спроси у отца...
   - Ты умеешь говорить только на смиати и моаи?
   - Ты почти угадала.
   - И все?!
   - Все... ну, еще на Этарике, но это ведь не то, что ты ждала...
   - А мне говорили, что нет в мире людей, которые не умеют разговаривать, ну, не считая аллиолов.
   - Я таким и был. Аллилом.
   - Я конечно, еще, наверно, очень глупая, но нехорошо так меня разыгрывать! Ну, ладно: не хочешь - ничего мне не говори. Только не ври больше?
   - Ты здесь одна? - решил я перевести тему
   - Я папу жду. Он сегодня пригласил меня в гости и обещал взять меня на встречу лун на поляну с собой. Представляешь, я сегодня первый раз буду отмечать праздник как взрослая, - она задрала подбородок явно гордясь с собой, - а если тебе нужен папа, то они сидят там, левее, - она махнула рукой в соответствующем направлении, - У него важный разговор. Пойдешь туда?
   - Да, а ты?
   Она захлопала глазами:
   - Мне он велел здесь подождать. Ты - его друг, значит, мы будем на празднике лун все вместе?
   - Ничего это не значит, - вздохнул я, - что-то меня брали сильные сомнения, что Свест будет сидеть со своею дочкой в обычной компании, учитывая то, как там принято себя вести. Смутно стало припоминаться, что это вообще вроде как такого быть не должно. Или нет?
   - Нуууу, тогда давай скажем, что ты - мой друг и это я тебя пригласила в нашу компашку, - она поправила резким движением упавшие ей на лицо пряди волос, - все, ты согласен...
   - Осталось только Свеста уговорить.
   - А за этим дело не станет, - ее лицо просияло улыбкой и она, коснувшись длинными пальцами моей щеки, развернулась и исчезла в зарослях кубука.
   Очаровательное создание, только и, правда, - скорей ребенок, чем девушка. О Боги, к ее летам в Смиалоэтском племени, да и у тех же Моаи она могла бы уже быть даже матерью. Нет, все же здесь и, правда, как-то очень долго растут.
  
   9. И снова Тэнь
   Я едва успел выпить воды, зайдя в свою комнату, и немного поразмыслить над событиями последних дней, как ко мне зашел Свест. Все так естественно и просто - что он сейчас прервет свой обряд меня избегать, можно было бы догадаться сразу по нескольким причинам.
   - Ну, дорогой ты мой, объясни как ты ее выследил?
   - Кого ее? - решил не понять я.
   - Агилару, дочь мою.
   - С чего ты решил, что выследил? Узнай у караульных - меня до встречи с ней во дворце не было, а вот когда возвращался...
   - Сама подошла...
   - Ну, да... видимо это такой местный обычай, - ухмыльнулся я.
   - Ну, насчет караульных я проверю.
   - Это проблема, что мы поговорили?
   - Не особо... А ты, значит, дорвался до свободы? И, конечно, 30 и пошел... В общем, на тебя похоже. И где был?
   - Отчитаться?
   - Не хочешь? - Свест поднялся со стула, который занимал, явно собираясь уходить.
   - Ну, если хочешь..., - я пригласил его жестом обратно присесть и... пересказал ему все обстоятельства своей встречи с Каем.
   - Да, я уже знаю, что не зря твое письмо относил... Говоришь, он тебя узнал? Занятно...
   - Не веришь?
   - Ну, это можно будет поточнее узнать... Надо бы переговорить с Аркеттом...
   - Успеется... Я сначала вообще никому не хотел говорить... Но...
   - Ладно, бросим это. Я теперь не знаю как мне быть с Агиларой...
   - Я ошибаюсь... ну мне почему-то казалось, что родителям с детьми быть в одной компании на празднике лун не принято.
   - Первый раз решили привести. Ведь раньше она даже не видела. Да не корчь гримасы, - они прекрасно знают как развлекаются взрослые на полянах и берегах озер. Но праздник лун - ритуал особый. Посидели бы с ней немного вдвоем, да я бы и подкинул ее в компанию молоди. А теперь она ноет, что хочет быть в компании с тобой... После своего дня рождения тоже клянчила... Нет, я понимаю, что я к тебе в свое время привязался, но что ей до тебя...
   - А чью она кровь пьет? - озвучил я свою догадку.
   - Ну, если только так... Хорошо, что ты ее не кормил, не увеличивал соответствие...
   - А где будет отмечать этот день лун Ирлиин? - поинтересовался я, решив благоразумно не разубеждать его в последнем.
   - В жреческую башню пригласила ее жрица... Они, вроде как подружились, а ей, беременной - вполне приемлемо. А мы... пожалуй, будем опять все вместе... и Лара.
   - И что ты собираешься делать сейчас - вцепишься мне в горло, чтобы я тебя не раздражал?
   - Думаю - так справлюсь. Тем более как в прошлый раз никого уже не обмануть...
   - А твоя дочь?
   - Ну, в общем, я решил так - без девушек на этом празднике лун посидим. Ты, Нияст, Аркетт. Немного - пока Агилару не сбагрю. А там - как выйдет.
   - Твое решение уже одобрено Неем и Аром?
   - Тебя решил первым спросить...
   - Польщен.
   - Потому что проще разом полплемени уговорить... Ну, что?
   - Считай с этой сложной задачей ты справился. А о том, что я бывший аллиол ты ей сказал? Она думала, что я обманывал...
   - Ага, обещал ей даже копию жреческих записей принести. И вот после этого убедить ее, что тебя нам в компанию не надо... Я уж боюсь думать, что будет, когда она все прочтет, легенда ты нашего болота... чшет...
   Улыбку с моего лица не смог стереть даже его мрачноватый, жесткий взгляд.
  
   ***
   Уж не знаю, как отшил Свест всех девчонок от нашего, если так можно выразиться, стола, но когда мы с Неем подошли, на полянке вокруг еды сидели трое: Свест, Аркетт и Лара. Последняя не преминула блеснуть в мою сторону глазами и улыбнуться.
   Повисла непривычная пауза, которую прервал Свест:
   - А что - неплохо поработали вы с Аркеттом. Результат налицо, - он слегка толкнул меня рукой в грудь.
   - Жаль, ты ни разу с нами не выбрался...
   - Ну и что, - Свест пожал плечами, - как видишь, на мне свет клином не сошелся. Тебя уже не отличить от любого другого наэрла в движении. Почти... Послезавтра можно будет убедиться в этом окончательно.
   - А что послезавтра какой-то особый день? - полюбопытствовал я, отправляя в рот винолину.
   - Угу, послезавтрашний день объявлен днем поединков. Что, никто не предупредил?
   - Нет, - я недоуменно глянул на остальных присутствующих в нашем кругу, - А с чего-то вдруг? До осени же еще далеко?
   - Пааа, - потянула Агилара, - а может ты все же послезавтра возьмешь меня опять?
   - Ларочка, - в голосе Свеста было само воплощенное всетерпение, - мы же договорились, что я беру тебя сегодня, а день поединков ты, как обычно, проводишь в детской...
   - Но я же уже выросла!
   Ух, ты, отметил я для себя я, а она уже неплохо уметь сжимать кулачки.
   Свест ответил ей только взглядом, из которого она, видимо, все поняла, и обернулся ко мне:
   - Причем тут осень. Дни поединков объявляют обычно по 3-4 раза за лето на срок до 3 дней. Ныне сделали коротенький - на день. Послезавтра.
   - Когда же еще успеется 2-3 раза повести? - удивился я.
   - В этом году и не получится, - Свест нахмурился, - нам поединков конца весны-начала лета и так, может, хватило бы на весь сезон... Если бы вскоре не прибывали Миссинги...
   - Кто?
   - Так назвали себя отделившиеся в лунном танце Ависан последователи Миертса, Гарида и иже с ними, - в разговор вмешался Аркетт, - На днях прибыл их гонец, сообщивший что делегация намерена посетить нас и обсудить необходимые детали своего обустройства в горно-пещерном массиве на Юго-западе. Также видимо договорятся о встречном визите с нашей стороны.
   - Так они черными прилетят?
   - Зачем? Тут близко. Поэтому и просили не сваливаться булыжником с горы толпой. Вот они и прислали заранее гонца, чтоб предупредил за несколько дней... Впрочем, тебя-то это не особо касается. И вообще, лучше не попадался бы ты им на глаза...
   - Что так? - почти безразлично поинтересовался я.
   - На всякий случай, - Свест посмотрел на меня чуть задумчиво, - а, впрочем, как пожелаешь. Завтра всех еще во время поединков оповестят о визите, кто еще не в курсе.
   - Вы, словно сами отделившихся опасаетесь, - заметил я.
   - Есть маленько, - усмехнулся Свест, - лучше немножко опасаться, чем потом множко ...
   - Да никого мы не боимся, - заметил Аркетт, - но уж больно там интересная компания подобралась с необычным дополнением, а, по сути, никто из Агорийцев даже представления не имеет, что там происходит.
   - Зато они о нас знают практически все... - отметил Ней.
   - Ничего, думаю, до войны дело не дойдет, а остальное - не страшно.
   Если не считать того, что из наирий в нашей компании была только Лара, все остальное застолье шло как обычно. Темнело и мы разожгли факелы. Я успел отметить, что Эшель и Ариса хотели подойти к нам, но видимо что-то поняв, улыбнувшись, куда-то ушли.
   После первого купания в озере, Свест взял Лару за руку и сказал, что хочет ее еще с кем-то познакомить. Не проявив особого энтузиазма она пошла. Мы наконец-то разлили вино и празднование пошло обычным порядком, а Свест вскоре вернулся уже один. "Сбагрил", - подумал я.
   И снова появилось предложение окунуться. Сам не знаю почему, я решил остаться. Хотя и понимал, что дожидаться придется довольно долго - пока наплескаются, пока примут все приглашения выпить за компанию...
   Но не так уж долго длилось мое уединение. Правда, пришли и не те, кого ждал: вернулась Агилара. Во мне все затрепетало при виде ее, хотя я старался не думать о том, что мне жаль, что Свест ее уже увел. Ведь это было так естественно и правильно. Но сейчас, при виде девушки, у меня в груди, в животе вдруг словно расцвели невиданные цветы, озарившие светом и теплом всего меня изнутри.
   Она тоже была навеселе, рассмеялась, увидев, что я сижу один, и подсев рядышком, спросила более чем бесцеремонно:
   - А ты с кем здесь сегодня целуешься?
   - А это обязательно? - другого ответа я не придумал. Мне вообще стало сложновато думать.
   - Похоже, да, пока разыскала дорогу сюда назад - увидела, что многие...
   - Но ведь не все?
   - Нет, не все... А у тебя на спине больше нет значка семейного, значит, ты все же меня обманул, что скоро у тебя будет ребенок?
   - Тебе очень важно поймать меня на вранье?
   - Ну, это было бы..., - она задумалась, - нет, не важно. К тому же папа сказал, что о тебе чуть ли не книга написана жрецами. Я ее обязательно прочту и буду знать о тебе все - ее пальчик коснулся моего носа.
   - О, папа твой будет рад, что ты такая веселая, - отметил я, стараясь ни в коем случае не выдать трепета, охватившего меня изнутри.
   - Ну, ведь это праздник, все пьют, только вы тут что-то..., впрочем..., - оглядев стол, она заметила и чаши и початые бутыли.
   Когда я не отреагировал на ее недвусмысленно направленный взгляд, она справилась с наполнением чаши самостоятельно, как и с ее опрокидыванием. Затем она обняла меня, не по-женски, а так, как обычно наэрлы кладут руки на плечи друг другу и шепнула мне на ухо:
   - Но я знаю, что саму встречу лун надо застать трезвой и я даже знаю, что с этим делать.
   Ее голова скользнула по моей руке раньше, чем я успел хоть что-то сообразить, ошарашенный и ее прямотой и внутренним жаром, охватившим меня. Мало того - поняв, что я не совсем готов ее кормить, паршивка меня ударила почти не выдвинув клыки и впилась.
   Ну и, разумеется, именно пока она насыщалась, и вернулись с купанья Свест сотоварищи...
   Впрочем, им всем без исключения как-то удалось сохранить самообладание и данный инцидент не прервал застолья и не помешал обычным порядком совершить обряд встречи лун.
Рин []
  
   ***

--- 1 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   На следующий день я вполне резонно предполагал, что поводов Свесту продолжить разговор со мной более чем достаточно. Но его не было ни до полудня, пока я спал, ни позже. Тогда я сам пошел в комнату Нея и застал там Аркетта.
   -Привет Рин, - сделал приглашающий жест расположиться на циновках Ней, выспался? Ты помнишь какой сегодня день? А вчера?
   Я не мог сообразить о чем он...
   - Ровно год назад мы с тобой встретились... Плюс полсуток...
   Е-мое... месяц Тэнь... целый год. Сколько раз ранее в разговорах поминалось, что я и года здесь не живу. И вот...
   - Ему Ней, сейчас не до того, - заметил Аркетт, - он весь в напряжении, что ему пообещает Свест в награду за замечательно проведенный праздник.
   - А что случилось-то? - Ней пожал плечами, - девушка уже действительно взрослая. Он же ее не насильно заставил его линну пить или еще чего... В жизни разные ситуации бывают.
   - Только в чьей-то жизни их немного больше.
   - И где сейчас Свест? - спросил я.
   - У жрецов..., - ответил мне Ар, - в принципе с потемневшей наирией вполне можно даже встречаться. Другое дело, что она потом все перескажет своему наставнику. Видимо Свест тоже интересуется...
   - Ему тоже передадут все?
   - Не факт. Девушка выросла, может свободно гулять по всей территории замка, а наружу не выпускают только потому, что еще не выкинулась последняя ступень подкрылок. Но со своими парнями - многие наружу выходят. Да, она еще учится и жрец-наставник обычно интересуется как прошел день, особенно подробно, если день прошел не совсем обычно, но без какой-то особой нужды дальше это не идет.
   - Жаль, - вздохнул я, потом спохватившись, что на миг понял не то, что пытался донести Аркетт.
   - Ну, вот и замечательно, - улыбнулся Ней, - хм...
   - Нет, думаю, вашу Рин с Неем встречу все же стоит отметить - договорил за него Ар.
   И даже более того - встал, сунул нам в руки чаши и собственноручно их наполнил, как и себе.
   - Что не говори - не каждый год такое случается. За вас!
   Мы с Неем обнялись, чмокнулись в щеки, что нисколько не противоречило местным нормам и послушно выпили.
   Вчера, казалось, вино не давало такой легкости. Вдруг стихийно образовался день воспоминаний. "А ты помнишь?" - начиналась каждая вторая фраза... Да, обстоятельства тех дней были далеко не светлые, но это не отменяло того, что теперь... это было просто милое прошлое. Которое было приятно вспомнить.
   В самый пик разговора на пороге появилась Ирли. Вместо того, чтобы зайти она поманила меня пальчиком. Я вышел.
   - Рин, - почти прошептала она мне на ухо, фактически повиснув на мне, - чтобы у нас тобой сейчас не было, я хочу, чтобы ты знал, что я не жалею ни о чем, что было. Я бы не променяла ни на что то, как мы с тобой проводили время, как я порой волновалась за тебя и... - она чмокнула меня в краешек губ.
   Я попытался перехватить ее губы своими и поцеловать по настоящему, но она отстранилась.
   - Нет, не надо... Все изменилось, но ты все равно дорог мне... по-другому... Я рада, что год назад тебя сюда привели. Я рада, что мы нашли тогда друг друга. И я рада, что ты стал человеком. Но нам было хорошо рядом, как наирии и аллиолу. У наирии Ирлиин и наэрла Риарина что-то не вышло. Но, все равно как-то все наладится, хоть мы и не стали парой. Рин, если можешь не сердись на меня ни за что, а я тебя - простила.
   С этими словами она развернулась и пошла прочь... Но через пару шагов остановилась:
   - Риарин, извини, что так вышло, но что-то сломалось во мне, ты для меня растворился в толпе прочих. Но, возможно, причина вовсе не в том, что ты ныне почти точно такой же, как любой урожденный человеком. Дело скорей во мне, - сказав и это она снова развернулась и пошла по коридору вдаль...
   Я еще какое-то время стоял в недоумении: стоит ли воспринимать ее слова так, что возможно мы вскоре еще сойдемся. Может попытаться ее догнать? Но ноги не слушались и вздохнув я вернулся к друзьям... День воспоминаний плавно перешел в вечер надежд на лучшее.
  
   ***

--- 2 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   Следующий день ознаменовался вполне предсказуемой заполненностью уличного пространства дворца то ли примеряющимися к началу более серьезных боев, то ли просто причудливо танцующими наэрлами и наириями. Всеми теми, кто не желал, казалось, ни отсиживаться, ни драться всерьез. Я вышел относительно поздно, когда солнце было почти в зените. Свеста и Нея уже не было в их комнатах. Как и Аркетта.
   Кружащиеся в пока еще вполне безобидных поединках пары невольно поднимали тонус и вызывали желание найти соперника. Но он нашел меня раньше. Это был Вег. Я, собственно даже не понял, кто из нас победил. Позадевали друг друга ногами и руками... его бросок, я увернулся, миг спустя бросился сам, он тоже увернулся, а потом, еще покружившись, мы вместе оказались на земле. И поднялись, пожав друг другу руки. Примерно так же мы поиграли и с Амри, который все это время наблюдал за нами. Но это были всего лишь представители местной молоди, с которыми меня познакомила в свое время Ирлинн. Они еще даже не в карауле. Не интересно.
   Зато после небольшой передышки Лиран меня основательно и погонял и повалял. Но это меня лишь распалило - от одного из его бросков я все же успешно увернулся, да еще и успел сам сделать ответный рывок, попав по ходу ему кулаком в глаз, он не успел защититься. На этом он бросил мне неподражаемым воем нечто вроде - "виави", тут же переведя - "ты победил" и почему-то радостно сияя, пошел прочь. Впрочем, вскоре досталось и мне от одного не знакомого мне наэрла. Что ж, игра есть игра, игра в поединки - это игра в поединки. И отличия от танцев, как говорится, бывают на лицо.
   Наконец-то встреченный и немедленной вызванный мною на поединок Ней также легко справился со мной, но ему повезло - я чуть поскользнулся и он успешно направил меня резким толчком в ствол. Потом помог мне залечить содранную на руке и ноге кожу, да и пошел искать других соперников. Только благодаря ему я, наконец, вспомнил, что "бойцы" восстанавливаются не только с помощью линны, но и активно применяют подручные средства: в беседках, а кое-где и просто в уютных местах у стволов стояли сосуды и склянки с травяными настойками, рядом валялись салфетки. В прошлые, осенние поединки, я сам пользовался этим. Но тогда даже не подумалось, что все эти лечебные средства в нужный момент всегда были под рукой, разумеется, не ради горстки аллиолов.
   Нет, конечно, экономить линну при таких безбашенных общих свалках - это вполне разумно. И вдруг мне пришла в голову небезынтересная мысль: за это наше развлечение сполна заплатят Аллиольские племена. Ведь именно к ним пойдут серые люди компенсировать так легко потраченную зазря силу. Ну, так что поделаешь... не мы такие - мир такой. Эти размышления несколько не умерили мой пыл.
   Тем временем солнце неумолимо ползло к горизонту. И все чаще я замечал, что победитель кормит побежденного линной. Да и скрещенных над головой рук в ответ на вызов становилось все больше. Немного побродив и понаблюдав, я вызвал на бой случайно попавшегося на пути аллиола. Так... просто, чтобы немного покрутившись в бойцовских приемах, мягко положить его на землю. Бросаться на такого с вампирской скоростью - себя не уважать. Он поднялся сам, что-то произнес, кивнул и пошел себе дальше. А ведь тоже, видно, парень без башки - мы же не знакомы: как он решился принять мой вызов? В этот миг я заметил, что на меня смотрит Свест. Я захотел подойти к нему и уточнить, когда именно должны появиться в наших стенах Миссинги, но он немедля предложил мне привычным жестом поединок. Я не отступил.
   Начал он играючи, но меня это не устроило - я слишком уже разошелся, чтобы просто "танцевать" с наэрлом. Поэтому я попытался с размаху врезать ему кулаком, но он с потрясающей точностью увернулся - моя сжатая рука прошла едва задев его лицо. Сам он сделал замах правой, я выставил блок, в этот миг меня настиг удар снизу левой. Но совсем слегка - словно он просто мне хотел показать, как это делается. Я попытался еще раз его достать - но опять неудача, словно дразня меня он защитился левой рукой когда мне уже казалось, что мой удар прошел. Сделав несколько попыток увеличить дистанцию, чтобы собраться на сверхбыстрый бросок, я понял, что это бесполезно: мой приятель даже сам, оттолкнув меня в сторону, успевал "сопроводить" меня, держась рядом. Мне даже почудилось, что он готов не дать мне упасть, как когда-то это делала наэрлы в шутку борясь со мной-еще-аллилом. Зато, когда ему самому удалось отскочить на эти самые заветные два шага за мою спину, он просто дождался, когда я приближусь. Это меня задело. Зачем он поддается? Ну, уж нет. Я не настолько слаб, чтобы бояться быть поверженным. Я стал наступать с закипающим остервенением - заставлю его защищаться и биться всерьез! Я ему не игрушка, не аллиол, чтобы пренебрегать драться со мной на равных! Нет, уж - я наступаю. Темп наших движений увеличился. Словно что-то разгоралось во мне. Серия взаимных бросков... Бой начал приобретать черты настоящего. Уступать, ему, видите ли, хочется, а мне не нужно, чтобы мне уступали. Да может, мне еще улыбнется удача, и я... В этот миг моя голова подскочила вверх от удара в подбородок. Ах, он так!!! Ногой под колено, левой будто бы... а теперь правой... Есть! Но он тоже смог ответить ударом в висок. Я сделал вид, что не могу собраться, он этим не воспользовался. А я, притворно качнувшись, сделал резких замах и пихнул его кулаком в грудь, затем бросок - и по лицу, и... Только на третьем ударе я сообразил, что Свест больше не защищается. Я тоже опустил руки.
   - Тебе нравится, когда я тебе поддаюсь? - совсем тихо заметил Свест, протерев тыльной стороной руки лицо, - по крайней мере, все ведь удается, так?
   Я молча смотрел на него, пылая негодованием. Это было так несправедливо - его слова.
   - Ну что ж - ты победил. Давно ведь хотел? Так вот радуйся, но учти: здесь и сейчас победил. Ничего не могу с собой поделать. Наверно все еще где-то глубоко внутри боюсь поломать любимую игрушку. Насладись! Но не думай, что ты можешь победить меня везде и во всем. Пусть это тебе будет загодя компенсация.
   Он пошел прочь. Я хотел броситься за ним, предложить ему крови, извиниться перед ним, за то, что так разошелся, но вдруг мне нестерпимо захотелось оглянуться. Прямо за мной стояла Ирлиин, видимо, я ощутил ее сверлящий мой затылок взгляд...
   Однако подойти к ней я не успел. Откуда-то сверху спикировала еще одна наирия и они быстро ушли прочь, взмыв в кроны.
   Что она видела? Что я колочу Свеста, который даже не дерется? Просто подстава... И, кажется, я опять поссорился со Свестом, хотя чего там - мы толком и не мирились.
  
   10. Дело в силе...

--- 3 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
  
   Не знаю, сколько я просидел в следующий после поединков день в своем отсеке. Я ушел сюда сразу после стычки со Свестом. Меня потом настойчиво звали - наигравшись в побоище народ спонтанно решил еще и прогулять у озер всю ночь. Я только отмахнулся. Сейчас же видимо, все спят, а я как раз наоборот. Ну что ж занятие найти нетрудно. Последний раз я прибирался здесь явно не вчера.
   Покончив с хозяйственными заботами, я устроился поудобней и принялся заново перечитывать письма Каэрса. Затем какое-то время довольно бесцельно бродил по комнате, немного удрученный тем фактом, что солнце уже прошло зенит, а я так никому и не понадобился. Поэтому, когда раздался долгожданный стук в дверь, я не сумел придать своему голосу довольно равнодушия.
   Вид того, кто появился на пороге моего дома, заставил меня замереть на месте - я отказывался верить своим глазам. "Ущипните меня - я сплю", - первое, что пришло в голову. Это что-то, точнее этот кто-то был определенно из другой жизни. Вот те и попробуй не попадаться на глаза... Короче говоря, передо мной стоял Гайчен, а я отказывался верить, что это он и не во сне.
   - Риарин, - из-за спины Гайчена появилась серая фигура, - может, все же пригласишь нас расположиться в твоем жилье? Я - Острош. Если не ошибаюсь, ты не можешь иметь ничего против меня лично. Твой старый знакомый Гай хочет с тобой поговорить. И поскольку аллиолу не всегда безопасно находится рядом с человеком - я его сопроводил. Впрочем, я предпочту уйти, видишь ли, не прочь отдохнуть с дороги, если ты пообещаешь вернуть великого жреца Гаеттов в целости и сохранности. Мы, твои отделившиеся соплеменники, в этом кровно, - он сделал насмешливый акцент на последнем слове, - заинтересованы. Ну, так можем войти или ты чего боишься?
   В течение его речи я потихоньку вышел из ступора и по ее окончанию сделал-таки приглашающий жест. Они немедленно вошли: Острош уверенно, как к себе домой, Гай за ним, озираясь и будто бы чуть съеживаясь. Однако едва он уселся на циновку, как ему велел жестом Ост, плечи его все-таки расправились, а лицо приобрело горделиво-достойное выражение. Представляю себе, чего ему это стоило. Теперь его довольно массивная фигура чем-то напомнила мне изваяние Бога Аккея, но я отогнал эту мысль. Зачем он приперся? Ну, так сейчас узнаю. Видимо, последних наших встреч ему почему-то не хватило. Нет, все же самообладания ему ныне не занимать...
   - Острош, - произнес я, - ты можешь уйти. Клянусь, что не сделаю ничего плохого этому аллиолу и верну его в целости и сохранности либо в жреческую башню, либо тебе, если найдешь необходимым попозже сюда зайти. И эта клятва столь же верна, как и та, которую я произнес, когда вернул Смиалоэтам их верховного вождя, - я чуть скосил глаза на Гая, - тот ткнул взглядом в пол, - я не думаю, что кто-то или что-то попытается мне в том помешать.
   - Ну, конечно, навряд ли, - Ост широко улыбнулся, - я верю тебе, Риарин, и ухожу со спокойной душой. Но наврядли я стал бы утруждать тебя излишне. Я вернусь за Гайченом где-то на закате. Если ваш разговор завершится раньше - просто выведи его к подножью башни и свистни. Местный караул будет немедленно предупрежден, куда необходимо доставить прибывшего с нами аллиола.
   - Ты действительно Риарин? - немедленно задал закономерный вопрос Гай, когда наэрл вышел.
   - Устроим час воспоминаний? - вздохнул я, начиная невольно припоминать, что из памяти прошлого могло бы послужить мне в данном случае доказательством.
   - Нет, раз Бог сказал ты - Риарин, значит, так оно и есть. Тем более, действительно, чем-то похож. И я бы сказал в чем-то даже более, чем когда я видел тебя в прошлый раз. Опять-таки голос...
   - Что ж прекрасно. Спасибо тебе, кстати, за прошлый раз. Ты подарил мне несколько незабываемых мгновений напоследок. Правда, замечу, это было несколько излишне.
   - Я и сам это уже понял, - улыбка Гая, казалось, была просто символом добродушия, - все люди могут совершать ошибки. Я, признаю, был не прав. Мне не следовало тебе мешать. Но кто же тогда знал, что на тебе была печать не проклятия, а благословения Богов? И сегодняшний твой вид это подтверждает.
   - Я тебе так нравлюсь? - усмехнулся я.
   - Да, - без малейшего смущения подтвердил мой детский приятель, - Сейчас мне такие нравятся, хотя, конечно, в ту нашу роковую встречу то, что ты делал это все ради вампира... усугубляло мою неприязнь. Да ты ведь и сам, как я помню, ненавидел, презирал... как все, пока не понял... Со мной это случилось намного позже. Думаю, ты сможешь меня понять, ведь мы росли вместе..., - он глянул на меня исподлобья и продолжил, - сначала меня одолевала дикая злость, после того как ты неожиданно напал на меня в лесу с...
   - Своей ручной тварью, - любезно подсказал я.
   - Ну да..., - Гай чуть замялся и помолчал, видимо потеряв мысль, но вскоре продолжил, - потом я не сразу, но осознал, что голос, исходивший от исчадия преисподней, пришедшего к нам в образе воина-калеки - это твой голос. Да и фигура, родовая клятва... а потом еще вдруг понял, что и наш нагло вызволенный тобой пленник это..., - Гайчен посмотрел на меня почти просяще, - тот же...
   - Я понял.
   - Ну, в общем, не сразу, но я вас узнал. Так вот, мною завладела злость. Я, я не мог принять, что ты посмел... я бы такое даже в мыслях сам себе пересказать испугался... а уж задумать и сделать... Меня раздирало показать тебе твое место... Глупо было, конечно... Я сам не понимал, что тогда говорил.
   - Но при этом оказался невольно прав - проклятие Богов не ограничилось превращением меня в урода,
   Сказав это, я улыбнулся, показав выдвинутые клыки. Пришлось для того образно представить, как я впиваюсь в шею этого болвана. Если это и произвело впечатление на Гая - он не подал вида.
   - Я же уже сказал, что был неправ.
   - Так ты извиняешься?
   - Да, - Гайчен произнес это почти сквозь зубы, но тут же улыбка снова завладела его физиономией, - и заметь, я понял, что был неправ много ранее, чем узнал о том, как отблагодарили тебя Боги...
   - И что ж тебя убедило?
   - Сила. И не только физическая сила, хотя и здесь... ты оказался еще при нашей встрече в лесу... весьма, - я успел заметить, как Гайчен слегка прикусил губу, - Но еще больше меня поразила та сила, что словно висела над твоей головой, когда ты держал жреца Смиалоэтов и командовал с ним на пару. Она бесила меня поначалу даже в воспоминаниях, а потом... я понял - это дар Богов. Ведь сила - это единственное, что имеет ценность в мире, что дает возможность быть выше других и брать себе то, что тебе нужно, не зависимо от того, кто еще на это претендует или даже считает своим. Сила бить, сила дающая бесстрашие, сила подчинять себе... людей, а может и вампиров? Вот это - высший дар! И раз Боги наделили тебя им - значит, ты поступаешь правильно и над тобой правильные Боги. А жрец был жалок и неуклюж и верно такими же были Боги, которые поставили его над нами...
   - Правильные Боги, наверно бы, сделали жрецом тебя? - произнес я с издевкой.
   - Они так и поступили. Им просто надо было сказать, что я признаю их. И я сделал это и убедил часть своих соплеменников, что это хорошо. И Боги снизошли до нас.
   - Какие Боги? - мне показалось, что я потерял нить разговора.
   - Как какие? Серые, которые согласились стать нашими. Верховные из которых в нашем племени - Миертс, Гарид, Сиингал!
   Наверно стены пещеры просто содрогнулись от моего хохота. Еще чуть-чуть и я повалился бы на пол, держась за живот. Но я взял себя в руки.
   - Двум последним из них, я, помнится, начистил физиономии, еще, будучи аллиолом, - не удержался я, чтобы не похвастаться, - вот правда первый... благословил, мда, но я знаю, что он далеко не самый сильный из моих знакомцев.
   - Но именно они приняли наше предложение, - заметил Гайчен, - и их сила вовсе не кажется недостаточной, учитывая, то, что есть у нас... простых смертных.
   - Зато у нас, вас, аллиолов, сила - своя собственная, и ... такие, каким я сейчас стал, берут ее у вас же!
   - Но зато как используют! Рин, а ведь это точно ты... Теперь у меня нет ни малейших сомнений. Так вот разве ты хотел бы отказаться от дара Богов и снова стать тем, кем ты был? По сути лишь хранилищем того, чем ты теперь пользуешься? Вот, скажи мне сейчас в глаза, что ты на это готов...
   - Не скажу!
   - Вот и не мели ерунды! Силу ты обрел только сейчас, а чем ее питать - дело пятнадцатое.
   - Пятнадцатое?
   - Да!!! Сила - это власть, а, имея власть уже нет необходимости ставить во главу угла такие мелочи как средства ее поддержания! Главное - оно есть, цель - этого не терять. Все остальное - проходяще.
   - Признайся, Гай, ты ведь пришел сюда не для того, чтобы рассказать о своих взглядах на силу, власть и подобных мне нелюдей. Так, может, пора перейти к сути...
   - Ну вот, как бы, знаешь ли... Может ты сам не в курсе, но все же скорей, правильней было бы предположить, что все же ты что-то понимаешшшшь, а то бы я бы мы бы... Я пока не знаю, чтобы взамен предложить, но если ты бы как бы...
   - А точнее? - мне надоел его бессвязный поток слов.
   - Поделись секретом - как сделать так, чтобы Боги наградили меня так, как тебя?
   - Этого не знают даже местные жрецы. Так что ты, пожалуй, напрасно проделал этот путь и пересказывал историю нашей прошлой встречи. Хотя, признаться, мне было небезынтересно услышать это от тебя.
   - Ну, дык зря не бывает долгий путь. Я ж тебя хотел увидеть. Мне рассказывали. Но ты понимаешь, Боги Богами, но...
   - А, может, ты и сейчас ошибаешься? Риарин мне просто пересказал многое о своей жизни. Я его очень хорошо знаю и сейчас мы все организовали для тебя маленький спектакль...
   - Ты держишь меня за дурака, Рин. Это серое, заострившееся, все же похоже на твое лицо, и это твои интонации, голос. И, потом, я давно успел понять - ушедшие с оставшимися не особо тепло некогда общались. С чего бы местные вампиры так быстро все подготовили? Да и к тебе мы нагрянули без предупреждения, с дороги. Нашу делегацию даже не остановили нигде на границе здешней территории. А как мы только-только перемахнули через вашу эту верхотуру, Острош направился прямо сюда. Да и тебя выдала твоя реакция, когда ты увидел меня на пороге. И..., - Гайчен широко улыбнулся, - я немного успел пообщаться с Богами-Мисингами, так вот они никогда не предлагают войти на смиати. Во всяком случае, когда рядом с ними не находится аллиол-Смиалоэт.
   - Я этого не замечал, - смутился я.
   - Конечно, Риарин, помнится, в молодости ты как-то в азарте игры пробежал между двумя кустами колючего аргистла. Тебе кричали "стой"! Но остановился ты уже по ту сторону и в ответ на вопрос "неужели ты не боялся получить долго не заживающие царапины", ты удивленно сообщил, что не обратил внимания, что это за кусты.
   - А царапины были, и я пытался их спрятать, отворачиваясь как мог, затем постарался невзначай замазать грязью, пока обходил заросли, возвращаясь к вам. Чтобы вы не надсмехались над моей неловкостью...
   - Ну, или похвастать своей неуязвимостью... и никто не смог тебя подловить...
   - Нет, ну как же, Гай, ведь ты, нет точнее Брайшет, сразу заметил на моей руке длинный шрам... И вы все ухохотались над моим способом лечения...
   - Конечно, Риарин. Я помню.
   Неожиданно он засмеялся, я не смог его не поддержать.
   - Ладно, Рин, не хочешь мне ничего не говорить - храни свой секрет, я может и сам узнаю, как стать неуязвимым наэрлом. А не знаешь - на нет и спроса нет. Но, надеюсь, прошлые распри не заставят тебя отказаться от моего предложения посетить меня в моем новом доме в центре поселения Гаеттов. Ведь ваше племя, насколько я понимаю, рано или поздно совершит ответный визит.
   - Не знаю, смогу ли я... - Захочешь - сможешь. А не захочешь..., - Гайчен оглядел мое жилье, - да, может и мы еще раз сами придем - тут всего два дня дороги по кронам верхом... то сеть ходом вампира... пожалуй, не буду тебя больше задерживать. Ты, вроде, обещал передать меня местному караулу?
   - Да, Гай, я отведу, и мне есть над чем подумать...
   Я вывел его прочь, прощаясь, мы даже обнялись, и только потом я свистнул караул и передал Гайчена с рук на руки. Удивительное дело, мы расстались с задирой Гаем, после всех доставленных им мне неприятностей, почти друзьями. Хотя теперь-то мне ничего не стоило отыграться над ним и за все... Трудно поверить... Может, все дело в том, что точнее было бы сказать "после доставленных им мне неприятных всего лишь минут"? Ведь, все его попытки причинить мне зло окончились слишком хорошо... Так просто прощать своего врага, когда у тебя с ним общее детство и когда ты его - победил. Увалень Гай больше ничем не опасен мне, так почему не поиграть с ним в предлагаемую им дружбу?
   Какая же странная штука жизнь: снова Гайчен, да, вроде, как и Каэрс - мои приятели, а Свест... Думать об этом не хотелось. Я побрел в сумраке наступившего вечера туда куда ноги понесут. А они привычно вели меня самым коротким путем к озерам. Я вдыхал нежный аромат расцветшей красными цветами элики и уже представлял как нырну в гладь озера... И вдруг мой ныне такой чуткий слух уловил знакомые интонации, нет, это не был один из знакомых мне языков, но голоса я узнал. Чтобы в этот раз не наломать дров я подкрался со всеми предосторожностями к источнику звука... Наверно я слишком промедлил... На очередную непонятную реплику мужского глосса, послышалось до боли знакомым женским: "о''р'ыыы о''р'ыыы о''р'ыыы, ажел алоис". Даже я понял, что это было трижды повторенное "да" и в конце "люблю". И мучительно отозвался внутри звук долгого поцелуя. Я уже был совсем рядом... Сейчас... Чертовы верты... под моей ногой хрустнул сломавшийся сук. Я удержался на руках и не собирался падать. Но этого было достаточно, чтобы меня заметили. Ирлиинн исчезла в зарослях, а Свест двинулся в мою сторону. Но, немного не дойдя, резко опустился у ствола липолы.
   - Ты, это ты все устроил и тогда на поединке, и вообще..., - бросил я ему в лицо, подойдя вплотную, - ты добился своего, ты отнял ее у меня, я не знаю, какими своими умениями, ты меня обвел, но..., - подобрать слова я не смог и добавил, - или ты и сейчас будешь говорить, что я понял что-то не так?
   - Нет, в отличие от прошлого, ты, похоже, понял все правильно, в этот раз все действительно близко к твоему видению - ответил Свест, даже не пытаясь встать, - но...
   Да, еще миг и я бы его ударил и все мое тело было готово броситься, руки почти сжались в кулаки. Свест казался таким презрительно-спокойно-равнодушным... Однако следующий его маневр оказался для меня полной неожиданностью, и я ничего не успел предпринять. Выдвинув подкрылки он взвился в бросок прямо с земли, и теперь в лежачем положении оказался уже я. Свест пресек мою попытку сразу же вскочить, упав на меня коленом, а потом, захватив запястье левой руки, сам выдернул меня наверх, попутно отклонившись от кулака, который я успел-таки занести. При этом он каким-то образом смог меня крутануть вокруг оси так, что мой весь мой замах пришелся на древесный ствол. А когда я невольно вскрикнул и зажал разбитую руку второй, он одним движением подскочил и прижал оба моих плеча к дереву. Его лицо оказалось вплотную к моему.
   - Еще пару таких телодвижений Рин, - произнес он, - и дежурный гарнизон сорвется нас разнимать. День поединков закончился вчера, а драки на территории дворца вне дней поединков запрещены. Тебе этого хочется?
   Мне этого не хотелось. Я оставил попытки стряхнуть его захват, и он меня тут же отпустил. Я попытался пошевелить разбитой рукой - кажется, палец я все же сломал.
   - Но это не проблема, - заметил Свест, поняв, что я не делаю попыток снова ударить, - давай встретимся сегодня же. Допустим на охранной территории в стороне Ашенген и продолжим.
   - Тебе мало, что ты увел Ирлиин, тебе еще нужно меня как следует поколотить? - чуть слышно пробормотал я, тщетно пытаясь собраться, чтобы обезболить руку, - ты ж и так уверен, что сильней меня, а тут еще...
   - Ну что ты, я перед тобой, верно, виноват и не могу тебе отказать вправе вызвать меня на поединок, хотя ты мог бы это сделать и в более достойном виде. Помнишь наполовину заросшее акроей озерцо, неподалеку от обводной горы, куда мы приходили, когда я тебя таскал учить перед нашей общей охотой первый раз? Ну, где я тебе первый раз акрою в руки дал сжимать? - я кивнул, - ну так вот там вполне подходящее место. Караульные все стоят ближе к Ашенген. Не понравится - куда угодно оттуда уйдем. Я вот сейчас решу один вопрос со жрецом и двинусь куда сказал и ты приходи. К Аркетту только загляни, он у себя и расскажет как быть с рукой, тут ты сам виноват, - он еще раз внимательно посмотрел на меня и неожиданно криво улыбнулся, - да не бойся ты - я тебе поддамся и в этот раз. Я действительно люблю Ирлиин, а тебе - тебе дам возможность отыграться за обиды. Для тебя не жалко.
   От последних фраз неприятный холодок прошел у меня по спине и я вдруг понял, что мне вовсе не хочется его бить... и уж точно не хочется делать это так как на последнем дне поединков.
   - Постой, Свест, - начал я говорить, собираясь ему возразить, - я не хо...
   - Я ж сказал - не бойся, буду ждать, - перебил он меня.
Свест вр []
   На последнем слове он уже прыгал с выдвигающими подкрылками вверх, а еще через миг исчез из виду. Пытаться его догнать с припухшими разбитыми и все еще горящими болью пальцами было бесполезно. И отказаться от будто бы и, правда, мной же предложенного поединка было нереально. Не зря он бросил "не бойся": если меня не будет в названном им месте, он с полным правом будет думать, что отныне я еще и трус. И про то, что надо зайти к Аркетту он тоже прав. Ни разу еще ничего себе не ломал...
  
   ***
   Аркетт действительно был у себя. На мой стук последовало приглашение войти. Увидев меня, бывший жрец вздохнул, видимо сразу что-то поняв и сделал приглашающий жест.
   - Ну, что случилось, Рин? - произнес он.
   Я молча положил на стол перед собою поврежденную руку. Он взял ее и слегка надавил, я невольно поморщился. Аркетт покачал головой, встал, обошел стол и, сев рядом со мной, произнес:
   - Впивайся!
   Отказываться я не стал.
   - Сколько можно повторять Риарин,- заговорил он не дожидаясь пока я напьюсь, - залечиваться нужно как можно быстрей и уж со всем ни к чему таскать с собой боль.
   - Я пытался, - попытался оправдаться я, - но сосредоточиться не вышло.
   - Ну, хоть сейчас-то не болтай...
   - Оно же сразу не заживет? - поинтересовался я, когда исчезли неприятные ощущения, сдулась опухоль и стала снова ровной размозженная кожа.
   - Да, - согласился Ар, - и лучше бы сейчас к чему-нибудь примотать, чтобы сломанная кость оставалась в правильном положении и своими обломанными краями не царапала изнутри. И дать команду на восстановление. Этим можно обойтись, если ты согласен пару дней походить пешком и беречь кисть.
   - А если нет?
   - Точно нет? - Аркетт чуть нахмурился, - если считаешь нужным идти куда-либо так, как будто ничего не произошло - откладываешь лечение на потом. Вместо этого тогда просто еще раз соберись и представь, что мышцы вокруг больного пальца сжались кольцом и обхватили кость так, чтобы она не могла сдвинуться ни на волос, даже если палец шевелится. В принципе только четвертый палец треснул - можно будет нормально попользоваться рукой даже наверху. Только следует не забывать и обновлять время от времени установку - тебе ее пока надолго не задать. Я б, конечно, не советовал так сразу же поступить, если б не пустячность травмы и не то, что тебе будет даже полезно этому научиться. Но все же, во имя Богов, Риарин ответь - что случилось?
   - Да ничего не случилось, - как можно правдоподобнее пожал я плечами, - по дури стукнул кулаком по стволу и силу не рассчитал.
   Аркетт положил руку мне на голову и посмотрел в глаза.
   - Ничего по твоим глазам не понять, врешь-нет, - вздохнул он чуть спустя, - видимо дар видеть по глазам ослабевает, когда уходишь от служения... Ладно, не важно. Ну, так что Риарин, руку-то будешь лечить или настроишь ее для прогулки?
   - У меня были планы и я попытаюсь дать команду на мышцы.
   - А, ну давай, а я посмотрю, что получится. Представляя зафиксируйся на том, что положение кости должно быть такое как до перелома. Линны еще дать?
   - Нет, я сначала так попробую.
   Я пытался несколько раз, но каждый раз, когда Аркетт предлагал мне сжать и разжать кисть - возникала боль. Значит круг мышц не плотен или не эластичен или же кость зажата не так. Он терпеливо снова мне объяснял, впрочем, ненавязчиво пытаясь выяснить последовательность событий, в результате которой я врезал дереву. Но я следил за своими словами, пытался еще и еще, попутно удивляясь как же некогда в самом начале нашего знакомства смог проделать нечто подобное и пройти со мной порядочное расстояние Ней, у которого целых костей было меньше чем переломанных. У меня же получилось, примерно на третью попытку после того, как я все-таки напился еще раз крови Аркетта.
   - Ну, все - иди на все четыре стороны, - сказал мне последний, когда убедился, что моя кисть работает, - Если бы травма была серьезней - то пришлось бы тебя еще научить команде "наркоз". Хотя ее не используют, если можно просто лечить... Все иди - развлекайся, только постарайся не забыть на чем у тебя все держится, - он выразительно коснулся пальцем виска, - вернешься, прежде чем сращивать зайди ко мне, чтобы не пришлось потом заново ломать.
   - Спасибо Ар, - произнес я продолжая качать, казалось уже здоровую кисть, - извини за причиненные хлопоты.
   Аркетт лишь махнул рукой, видимо выражая этим свое отношение к тому, можно ли называть это хлопотами по отношению ко мне.
  
   ***
   Летние дни такие длинные - еще только начинало темнеть, когда я добрался в установленное Свестом место. Мне потребовалось некоторое время, чтобы припомнить в каком направлении это находится. Однако рассудив логически, где Ашенген, где должен быть караул, а где поляна кроков, я залез на самый высокий шпиль обводной горы и как на ладони увидел нужное место. Тоже мне - озерцо Болото болотом. Воды почти не видно: акроя наседает от берегов, татима разрослась посередке... А вон и ручеек. Очень быстро я оказался на месте. Тем временем становилось ясно, что неумолимо наползает ночная тьма.
   Свест сидел на земле, прижавшись спиной к одной из липол, он едва заметно кивнул, когда я приблизился. Неподалеку от него валялся факел.
   - Ну, рад, что ты быстро место нашел, - были его первые слова.
   - Давно ждешь? - поинтересовался я.
   - Да нет, я ж понимал, что ты задержишься. Да и мне, признаться... Впрочем, мы не за этим здесь. Ну что ж рано или поздно это должно было случиться. Я не хочу больше скрывать, что люблю Ирлиин, но до тех пор пока она сомневалась нужно ли это ей, я пытался поддерживать лишь дружбу.
   - И делал это так хорошо, что ей это стало нужно, - произнес я как можно жестче, одновременно пытаясь убедиться, что компенсация на правой руке все еще действует как надо.
   - Да, я не сомневался, что ты так и поймешь и не стану отрицать, что ты где-то прав. И уж точно оправдания - не моя стихия. Бывают случаи, когда каждый за себя, а она все равно не была бы счастлива с тобой.
   - Ты все же оправдываешься?
   - Думай как угодно.
   - Ну, а что думаешь ты, Свест, по поводу того, что после всего, что нас связывало с тобой, ты...
   - Я поступил, так как считал нужным и как захотел, история моих отношений с тобой не могла напрямую изменить ни мое отношение к ней, ни ее ко мне... Что тебе сказать... в свое время ты опоздал, отчасти я был тому виной. Я в твоем распоряжении, если тебе от этого будет легче - бей. Конечно, я не дам тебе покалечить меня всерьез, но и сопротивляться по настоящему не стану и то, что ты уже врезал верту - учту. Долой слова - они бывают так бесполезны. Вне замка всегда дозволены поединки - тебе осталось лишь меня пригласить.
   - И попытаться справиться с тобой одной левой, - пробормотал я и не смог удержаться от признания, - Свест, я вовсе не хочу тебя бить...
   - Да я уже понял, - произнес он, отведя взгляд
   - Ага, а вот Аркетт только что наоборот говорил, что не понимает по моим глазам...
   - Нужны мне твои глаза, я просто уже достаточно хорошо себе представляю как ты заводишься и вижу, что сейчас это не так. Вот когда ты нас с Ирли выследил было ясно - пойдешь в бросок и если тебя не упредить...
   - Все-то ты знаешь, - пробормотал я, и тоже подогнув колени сел.
   - Да нет, не все конечно, - голос Свеста казался спокойно-бесстрастным, - как однако порой все складывается - вот интересно, на каких бы мы с тобой тонах и жестах сейчас общались, если бы ты сейчас не пришел от Аркетта... Его отношение ко мне, видимо...
   - Ты хочешь сказать, что теперь я такой к тебе расположенный, потому что его линну впитал?
   - Сказал уже, - произнес Свест, - но не самому же было тебя пораненного кормить... тогда было бы вообще нелепо предлагать тебе меня вызвать.
   - Свест, он не знал, что...
   - Слышал Миссинги прибыли непосредственно к тебе и аллиола своего закидывали? - перебил он меня.
   - Да, не было у меня шанса тебя послушать и не попадаться на глаза, - я усмехнулся, - ну, а что такого. Мы с ним хорошо знакомы, росли вместе, Можно сказать мило, почти по-дружески поговорили.
   - Поговорили... мммда, - Свест вздохнул, - я, кажется, тоже с ним почти знаком...
   - Ну да, ты его дважды, нет, даже трижды видел, - припомнил я, - правда, дважды-то скорей мельком...
   - Четырежды...
   - Трижды...
   - Четырежды говорю... третий раз был в Смиалоэтской башне. И, до его посещения, у меня, по крайней мере, слева все ребра были целы... Ладно до того-то сгоряча понятно врезали - я ж тогда троим, если не ошибаюсь, сходу шеи свернул... Черти... я ж когда понял, что не вырваться, что наваливаются, хватают со всех сторон, думал одного порешу - и дело с концом, отступят хоть на миг... а там уж... Какое там...
   Я видел, как ожесточилось его лицо, сжались кулаки... Что сказать я просто не знал, и он продолжил.
   - Я ж первого не добил, да они по нему ногами - у него кровь горлом. Следующих двух уже наверняка... хрупкие ведь как сухой хворост, но лезут за руки хватают, не стряхнуть. Я ведь думал, что остальные хоть чуть поостерегутся... Какое там, так в итоге и спеленали меня, сначала своими телами, а потом и веревками. Но тогда хоть было естественно, что в ход пошли ноги... Могли и больше навалять, если бы не понимали, что им надо быстрей меня прочь волочь. А там уж решение приняли меня целым оставить до... Ты вовремя пришел. Но этот твой, с которым ты рос, пришел до того один, когда я уже в башне связанный валялся, только восстановился чуть за счет оставшейся силы. И...
   Свест скорчил гримасу. Ночь уже полностью вошла в свою власть и красная подсветка, которая в немалой степени обеспечивала мое ночное зрение сделала ее особо выразительной. Черт, ведь с того момента как я в то незабвенное утро увидел, что он может стоять на ногах, я даже как-то и не думал, что ему тоже здорово досталось...
   - А я и не догадывался, что ты поломан был, ну, когда мы возвращались.
   - Ты ж понимаешь, это влияло мало и пока ты со мной еще говорил, это не было темой первостепенной важности... Я, если не восстановился... то более чем компенсировался за счет тебя.
   - Ну, вот видишь Свест, ну, в конечном итоге...
   - Эх, дорого бы я дал, чтобы довести тебя еще раз до такого состояния, как тогда, - Свест словно не услышал моих слов, - с одной стороны было безумно жалко было бить клыками тебя и так незнамо на что похожего. Но ты был прав - это был единственный шанс уйти... Но какая это была линна, - Свест закатил глаза, - если бы Боги пили линну, они искали б именно такой. Она словно...
   Вдруг он осекся, скосил на меня глаза и вздохнул.
   - Да, Свест, я вот теперь такой, а такого уже и доводить бесполезно, но вот по поводу Гая... наверно он не так уж виноват... перед нами. Надо, наверно, уметь прощать, думаю, теперь, когда уже все позади и все совсем не так...
   - Думай, что хочешь, но я бы не рискнул строить дружественные отношения с таким как он.
   - А с таким как я?
   Свест молча уставился куда-то вдаль. Я следил за выражением его лица, за губами, которые начинали шевелиться. Мне казалось, что он что-то собирается сказать, что-то такое...
   - Я, пожалуй, пойду, - неожиданно произнес он, - но ты имей в виду - я все еще готов тебе посодействовать за все хорошее, даже если ты если надумаешь отомстить мне за Ирлиинн. Но, уверяю тебя - это максимально, что ты можешь добавить в то, что уже произошло. А ее не беспокой своими выяснениями. Вообще никого кроме меня не беспокой. Если она захочет сама что добавить - ей будет нетрудно тебя найти. Она по-прежнему будем жить не далеко, в нашей башне, но если я узнаю, что ты ей хоть слово грубо сказал или выследил...
   - Ну, хватит, Свест, тебе не удастся меня разозлить. Мы можем просто поговорить...
   - Мне не особо есть о чем с тобой говорить. Я знаю, что обязан тебе и все.
   - Неужели это все? Ты же раньше по-другому относился ко мне...
   - Раньше... - Свест встал и теперь смотрел на меня сверху вниз, - Раньше ты был просто уникальный аллиол, милейшее существо с забавным поведением и притягательной, что уж говорить, линной, а сейчас ты мне не интересен. Но ты не бери в голову - у тебя все впереди. Все еще сложится, может, сможешь быть счастливым. И все как-то наладится.
   - Ты можешь просто сейчас напиться моей линны Свест.
   - Что?
   - Ты уверяешь, что я бываю к тебе расположен только потому, что беру ее у тебя или... у Аркетта, к тебе расположенного. Если так, то мне даже как-то проще простить Ирлиинн - ее ж ты больше кормил.... Да еще на фоне единства ваших интересов в прошлом при моем побеге, так вас огорчившем. Но тогда тебе ничего не стоит привязаться заново ко мне - напейся моей линны, Свест.
   - Понимаешь, мне нет особой необходимости так создавать себе друзей, - произнес Свест после того как некоторое время переваривал мою речь, - и сама по себе она мне не нужна, поскольку я вполне успешно добываю ее охотой. Да и... поразборчивей и почувствительней я тебя маленько... и не так все однозначно выйдет. Поэтому могу сделать тебе встречное предложение - несмотря на то, что я считаю невозможным отказать тебе в поддержке, больше не пользуйся этим. И тогда на твое отношение ко мне не будет влиять мной же создаваемый фон. Возможно, ты сам сможешь придумать, что попросить у меня взамен.
   - Я уже знаю, - произнес я поднимаясь, - если ты не отказываешься от своих слов, то ты окажешь мне поддержку, обучив меня охотиться, когда я буду к этому готов. То есть на первую охоту пойдешь именно ты со мной. Вдвоем. И так, пока я не смогу пойти один... Я уверен, что мне это нужно. Так ты отказываешься от своих слов, что готов мне содействовать и меня поддержать, потому как я тебя некогда спас?
   - Молодец, хорошо закрутил..., - Свест задумался и усмехнулся, - видимо тебе тогда и, правда, сильно понравилось, кто б подумал...
   - Ну, так что Свест, готов ли ты мне это просто пообещать и с этого момента считать, что мы в расчете, а то признаться твои напоминания о твоих ко мне обязательствах начинают меня тяготить.
   - А что, если я поставлю дополнительные условия?
   - Какие?
   - Во-первых, я пойду с тобой, либо когда сам сочту, что ты готов, либо, когда тебе об этом прозрачно намекнут жрецы. Во-вторых, ты не станешь в течение всего этого промежутка времени канючить, что уже пора или донимать меня какими бы то ни было еще просьбами.
   - Хорошо, я согласен.
   - Ну, если так - и я обещаю. Буду тебя охоте спустя время учить. Если не передумаешь. А теперь, я все же должен идти. Мне надо хорошенько собраться перед завтрашним сходом.
   - Каким сходом?
   - Тебе все равно кто-нибудь это расскажет..., - произнес Свест помолчав, - завтра в полдень будет сход на котором объявят, что я больше не являюсь племенным вождем и повелят подумать над кандидатурой нового.
   - Что? Как? Почему?
   - Я не совсем корректно вел себя с тобой и Ирли и больше не могу представлять силовую власть племени. Так решили жрецы.
   - Как они так могут поступить с тобой?
   - Все нормально, Рин. Я знал, на что шел. Но иногда приходится выбирать.
   - Семья с Ирлиинн или статус вождя? - это не укладывалось у меня в голове, - это что нельзя совместить?
   - Можно, хотя и приходится искать, кто смог бы периодически тебя заменять в этом статусе, то есть фактически натаскивать потенциального преемника. Но у меня не будет с ней семьи. Я взялся ее опекать весь период пока она будет в этом нуждаться. И это даст ей возможность жить нормальной жизнью как все, а не приближаться по количеству ограничений к жрице, не получая соответствующего статуса. Я буду тем, кто живет с чужой наирией, по той причине, что она потеряла желание жить со своим суженным, и я признаю отчасти свою вину в том, что они расстались. Но, чтобы не случилось, из-за этого не возникает никаких встречных обязательств с ее стороны. Нам не дадут разрешения на обряд семьи несколько лет хотя бы и только потому, что еще не рожден, а потом будет еще слишком мал ребенок, который не мой.
   - То есть ты хочешь сказать, что взамен власти ты приобрел обязательства, которые останутся в силе даже, если Ирли снова пожелает жить со мной?
   - Она не вернется к тебе - забудь, - с этими словами Свест легонько толкнул меня в грудь и прыжком взвился вверх, покидая поле моего зрения.
   Да, он определенно не желал со мной говорить... Зачем тебе было нужно, чтобы я ввязался с тобой в одностороннюю драку без свидетелей, Свест?
  
  
   11. Не можешь - научим...

--- 4 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
  
   Только тот, кто когда-либо потратил не один солнечный погожий день, чтобы полазить по свободным от каскадов спальных палатей, всякого скарба, и, наконец, просто дыма, сводам зимних Смиалоэтских пещер... Только тот видел во всей красе рисунки пращуров, на которых древние звери и охотники, хищники и их жертвы предстают во всей красе, только тот поймет мой испуг...
   Когда-либо это делал любой Смиалоэтский мальчишка. И уж точно любой без исключения житель поселений видел копии этих древних рисунков, нарисованных опытными и не очень руками тех или иных рисовальщиков на отшлифованных древесных кругляшах или каменных обломках. В летних домах мало у кого нет таких украшений. Но последнее - совсем не то.
   Только там, в пещерах, нарисованные в незапамятные времена рисунки того, что давно уже не существует, не кажутся плодами чьего-то воображения. Говорят, эти картинки обводились для большей четкости в те времена, о которых даже прадеды не помнят. Особенно мне засел в память портрет одного зверя, напротив которого, на соседней стене пещерного коридора был изображен стоящий с небольшой палкой человек. Желтые глаза этого хищника смотрели из стены в упор, ряды острых конических зубов, каждый из которых похож на выдвинутый клык вампира были оскалены из-под приподнятых черных губ, треугольные уши прижаты к голове, острая морда над носом сморщена... Но, казалось, хватило бы и одних глаз, чтобы появилось желание не задерживаться долго у этой стены.
   Я вспомнил эти глаза во время общего сборища, когда жрецы объявили, что Свест отстраняется от должности вождя и о том, что его бывшие караульные должны собраться и подумать о кандидатуре взамен. Я знал, что он должен сказать, поэтому правильно смог соотнести непонятную мне речь с последующей реакцией собравшихся. Хорошо еще, что у меня хватило ума не подходить близко к сделанному на поляне помосту, на котором вещали вожди, и с которого обводил взглядом то гремящую и визжащую, то резко притихающую толпу Свест.
   Когда многие оглянулись на меня, мне стало настолько не по себе, что я забыв о том, что меня могут посчитать трусом, стал потихонечку отступать назад под сень стволов и, не дождавшись момента, когда сборище будет объявлено распущенным, я бросился в свою комнату и крепко закрыл дверь.
   Нет, я не думал, что в чем-либо виноват, я даже не строил предположений, что с меня кто-либо спросит за происшедшее, но я хотел побыть один. Поэтому не отреагировал на раздавшийся вскоре стук. Кто б это не был - Аркетт или Ней, я сейчас не готов с ними говорить. Надо собраться, хоть чуть-чуть. Надо привыкнуть, хоть как-то. Надо постараться понять, хоть что-то. А уж потом пусть хоть Аркетт, хоть Ней что-то мне подробней объяснят, подскажут, как в таких случаях принято поступать, и что кому говорить и как реагировать, если буду чувствовать враждебность. Нет, вру, придется признаться себе, что заперся я и не реагирую на стук потому, что боюсь, по-настоящему боюсь увидеть на лицах тот же волтарий взгляд.
   Ну, пусть, пусть все хоть чуть-чуть успокоится. Запоздало подумалось, что любой родившийся здесь пошел бы советоваться в первую очередь со жрецом и, возможно, это и было бы наиболее правильное решение. Но я уже здесь, у себя, и мне еще надо набраться внутренних сил, чтобы решиться дойти до жреческой башни.
  
  
   ***
  
   Уже смеркалось, когда стук в дверь повторился. Я еще лихорадочно соображал, разрешить войти или нет, когда стук превратился в грохот и в комнату вошла слетевшая дверь. За ней стояла толпа. Никто из них даже не попытался войти, но стоящий впереди Лиран произнес:
   - Риарин вставай, пойдем с нами, или нам придется нарушить правила вежливости и войти, чтобы отнести тебя на руках.
   - Я никуда идти не хочу, - произнес я поднимаясь во весь рост, - По какому праву...
   - Идем, - Лиран вошел и подхватил меня под руку, - сейчас все поймешь.
   Итак, выбора идти или нет у меня не было. Либо под ручку - либо на руках, но все равно будешь там, куда зовут. Итак, меня вытащили из комнаты и всей толпой ведут по коридору до комнаты Свеста. Там тоже было закрыто и не последовало реакции на стук.
   - Я точно знаю, что он туда заходил, - произнес кто-то за моей спиной, - Ну что здесь тоже будем ло...
   Однако заветное "аэбигет" все же прозвучало. Сидящий в кресле Свест невольно скривил губы, когда увидел, что к нему вваливается целая толпа, но, тем не менее, сделал жест располагаться. Конечно, сюда не прибыл весь его караул, это все же больше сотни человек, но и так его пещера оказалась несколько тесновата для пришедших. Ведший меня Лиран толкнул меня в сторону:
   - Сядь там, - пробормотал он и я послушно разместился поближе к двери, но, увы, не настолько близко, чтобы, если что, можно было бы ненавязчиво в нее нырнуть.
   От Свеста не ускользнул этот его жест, но он сразу же отвел от меня глаза.
   - Тихо, - гаркнул на всю комнату вышедший на середину Лир и повисла абсолютная тишина.
   - Действительно, шуметь совершенно ни к чему, - перехватил его инициативу Свест, - со мной все уже решено и поэтому вам лучше собраться где-нибудь в лесу или зале без меня. Если вас интересует мое мнение, то я бы советовал, пусть вашим вождем хотя бы на время станет Даршит. Я знаю о его нежелании, но он мог бы пока кого-нибудь поднатаскать. Он уже был вождем другого сменного караула и сможет справиться. Конечно, вы знаете его хуже, чем меня, однако...
   - Свест, мы пришли поговорить не о том, - перебил его Лиран.
   - Так о чем же Лир? - Свест изобразил на своем лице явно деланное недоумение.
   - Мы не хотим, Свест, чтобы нашим вождем стал кто-либо другой, кроме тебя, - произнес поднявшийся с места Даршит, - ты в курсе, что у меня были другие планы и мне не хотелось их менять.
   В этом месте он перешел на сатриильский, а я стал внимательно оглядываться здесь ли Аркетт и Ней и не увидел их.
   - Да, Свест, - снова заговорил Лиран, - как бы то ни было, но я не думаю, что какие-либо личные отношения влияют на твою способность справляться со своим статусом. Тебе понадобится помощник, поскольку много вниманий нужно уделять Ирлиин? Не страшно - их у тебя может быть несколько, и, обещаю, больше мы тебя не подведем.
   - Решение принято жрецом, верховным жрецом, - возразил Свест.
   - Мы вправе оспаривать решения жрецов в случае категоричного несогласия, - ответил ему Даршит, - поговорив с ребятами, мы приняли решение, что завтра же идем подавать петицию, а составим ее прямо сейчас в этой башне. Ты не должен возражать нам Свест. И так же, думаю, не вправе что-либо возразить Риарин. Хотя, конечно, он вправе как пострадавшая сторона...
   Ко мне подскочил Лиран и заставил меня подняться.
   - Это он-то пострадавшая сторона? Посмотрите каким он был и каким стал. Кто помнит, каким первое время здесь был Бешеный?
   Народ засмеялся.
   - Ну, Бешеный, всегда был бешеным, - раздались голоса.
   - Я не о том. И вообще, в виду того, что последний год вокруг Риарина и со всеми, кто был с ним рядом творилось невесть что, я думаю, Боги должны простить, если в итоге и возникли какие-то нарушения относительно принятых нетленных обычаев. Я не говорю, что это должен быть навечно так и в будущем, но в данном случае не должно страдать все племя из-за этих нестыковок. Ты согласен со мной Рин?
   С последними словами он тряхнул мое плечо.
   - Отвяжитесь, - пробормотал я, - ни с чем я не согласен, потому что ничего не понимаю ни в ваших обычаях, ни в вашей жизни, ни в том языке, которым вы все говорите, когда не снисходите до меня. Я вам все равно никому не смог бы помешать делать то, что считаете нужным. Оставьте меня в покое, я не умею ни во что вмешиваться и пытаться не стану.
   - Его-то зачем притащили сюда? - досадливо произнес Свест, - действительно, чтобы узнать мое мнение относительно вашего вопроса можно было и без него обойтись. А с ним уже поговорил бы кто-нибудь потом.
   - И сколько времени он еще будет претендовать на персональное освещение событий? - Лиран пихнул меня обратно на место, - ну, к этому вернемся потом. Ты еще не ответил на вопрос Свест - ты не будешь возражать против нашей петиции, принимаешь ли ты нашу волю оставить тебя по-прежнему вождем?
   - Чтобы состоялась петиция подобного рода необходимо, чтобы было "за" не менее двух третей караула, - заметил Свест, - но вас здесь явно меньше.
   - Мы примерно рассчитали размер твоей комнаты и поэтому пришли в этом составе, - отрезал Лиран, - остальные ждут в нижнем зале этой башни. Предлагаю тебе последовать туда Свест, и ты убедишься, что скажут "да" более трех четвертей твоего караула.
   - Если я пойду, это будет означать согласие с вашими действиями по несогласию с решением жрецов...
   - Конечно, Свест, - инициативу вновь перехватил Даршит, - но разве ты когда-нибудь сам хотел оставить место вождя?
   - Нет.
   - Разве не тебя Боги выбрали верховным вождем для ведения последней войны?
   - Меня.
   - Разве мы не выиграли эту войну без существенных потерь, но с выгодой?
   - Да.
   - Разве это не говорит о благосклонности к тебе Богов?
   - Этого я не могу знать.
   - Ну, да пусть это узнают жрецы. И сейчас мы должны вынудить их повнимательней Богов повоспрошать.
   - Я думаю, - снова заговорил Лиран, - что даже если жрецы найдут их волю не совсем благоприятной - часть ответственности мы могли бы взять на себя и потратить несколько времени и сил на просьбу их о помощи уменьшить возможные негативные последствия. Мы хотим, чтобы ты оставался нашим вождем Свест.
   - Я останусь им, - произнес Свест после небольшой паузы, - если петиция будет услышана Богами и жрецы изменят свое решение.
   На этих словах комната загудела десятками радостных голосов, но Лиран поднял руку и все снова затихли.
   - Да будет так, - произнес он, - иди же в зал Свест, возьми с собой Даршита и объявите собравшимся в зале башне о результатах наших переговоров. Мы скоро тоже подойдем. Нам надо решить еще один вопрос - он касается тебя Рин.
   - Да, почините мою дверь, а то будет сильно дуть.
   - Это-то не проблема, но мы тут накануне кое-что обсудили и когда мы тебе об этом расскажем, ты, возможно, поймешь, что если станешь ее запирать - она тебе вскоре вообще не понадобится.
   - Может, мне тоже стоит послушать, что вы там относительно него решили, раз уж вы желаете оставить меня своим вождем, - заметил уже было направившейся к двери Свест.
   - Мы не смеем отказать тебе в том, о, вождь, - с поклоном головы ответил Лиран, - но, там внизу с таким нетерпением, верно, ждут...
   - Я справлюсь один, - произнес Даршит и вышел прочь.
   Свест вернулся на свое место, а Лиран снова поднял меня за руку и повел на середину комнаты, к окну. Там кто-то пододвинул мне свободное кресло.
   - Тебя бы самого можно было бы выбрать вождем, - тихо заметил Свест Лиру, когда мы оказался возле него.
   - Не стоит спешить пока есть более достойный, - заметил тот, - но я, как и прежде готов быть тебе помощью.
   - А, может, все уже наоборот?
   - Если я пойму что это так я первый тебе об этом скажу, Свест. Как, думаю, и любой другой из присутствующих здесь.
   - Ладно, давай начинай - все в ожидании, - произнес Свест, переключив внимание Лира на меня.
   - Агорийцы! - громко произнес Лиран, - вы, конечно, уже все хорошо знаете, что среди нас некоторое время назад появился человек, который позорит это имя скудностью своих познаний, часто - не умением себя вести, и уж что вообще никуда не годится - не умением понимать сатриильскую речь! Язык, который знают все люди!
   Ответом ему был ропот, по тону которого я все же смог понять, что далеко не все готовы признать, что он совершенно прав. Лиран улыбнулся:
   - Конечно, конечно, так нельзя говорить о нашей легенде Риарине. Да и вообще я несколько перегнул... Но, согласитесь, нет ничего хорошего в том, что герой прошлой войны мало-помалу становится тем, что я сейчас описал.
   - Лир, ну по поводу себя вести я бы опустил совсем, - проговорил Мей, - все не без того, и я не помню, чтобы когда-нибудь кто-нибудь предложил в этом достигнуть идеала.
   - Я же сказал, что перегнул. Мало того, я понимаю, что Риарину не так просто приобрести необходимые познания и тем более в языках. Но он же, если не влезает в истории, то болтается не зная, чем себя занять, и перспективы, что он приобретет способности и познания доступные даже ребенку становятся весьма туманными. Предлагаю взять его с согласия жрецов под свою опеку и всерьез заняться его образованием. Тут ни он сам, ни даже Нияст с Аркеттом, при всем к ним уважении, не справятся.
   - А если он не захочет? - полюбопытствовал Экилест.
   - Вот на этот случай и предлагаю поговорить со жрецами о жесткой опеке. Они явно поспешили объявить его полностью свободным в решениях. Конечно, будь это покалечившийся и потому какое-то время не имевший возможности летать наэрл или только обретший полнокрылость подросток эта практика адекватна: восстановил подкрылки или обучился заново полету - и живи как сам разумеешь. Но ведь Рин отличался от нас далеко не только наличием подкрылок и поэтому с их появлением рано говорить о его полном соответствии духу племени.
   - А что - ты прав, Лир, да-да, верно замечено, вот-вот, - послышалось с разных сторон.
   - Итак, составляем еще одну петицию о том, что мы готовы..., - Лиран огляделся, ожидая, видимо, возражений, но их не последовало, - взять Риарина под жесткую опеку и жрецы должны будут поддержать наше право вынудить его ей подчиниться. Кто "за"? Кто готов принимать личное участие в обучении Риарина?
   Оба последних вопроса были сопровождены всеобщим поднятием кулаков. То, что я попал, я уже успел понять раньше, но только сейчас начинал понимать во что именно. Поскольку моего участия в разговоре не требовалось и выдвинули меня на середину заради картинки, я никак не показывал свою реакцию на слова Лирана, смотря то на пол, то на потолок. Насколько я слышал, никак не выражал свое отношение к происходящему и Свест.
   - Ну, раз здесь уже все решено, идем составлять петиции, думаю, ночь мы проведем в зале, чтобы еще раз не собираться, впрочем, кто как хочет - можно уйти и вернуться. Утром тронемся все вместе к жрецам. Они должны прислушаться к нам.
   - Да, куда они денутся, прислушаются, - послышался голос Инеиля.
   Я надеялся, что про меня забудут, но, увы, нет. К Лирану подошел Арбист.
   - Ну что - этого пока отпустить? - кивнул он на меня. - Напряжно будет обсуждать детали на смиати, а так он все равно ничего не поймет.
   - Ничего, там Ней: надо будет - переведет. Лучше пусть побудет пока на виду, а то еще что учудит, - он обернулся к Свесту. - Ты хочешь сам за ним присмотреть, Свест, или он пойдет со мной?
   - Не то, чтобы очень, - ответил вопрошаемый, - но на руки Аркетту и Ниясту я его, пожалуй, сам передам.
   - Если что не так - свистни, - направляясь к выходу бросил Лир, - устроим смены за ним смотреть.
   Тем временем комната быстро пустела. Свест, вышел последним, прозрачно следя за тем, чтобы я держался рядом.
   - Ну, все, теперь я, кажется, могу быть за тебя спокоен, Рин, - произнес он пока мы шли по коридору, - не советую тебе начинать бузить. Подчинись решению племени, какое бы оно ни было.
   - Разберусь сам, - попытался я огрызнуться, - мы с тобой уже договорились, чтобы я ни о чем пока тебя не просил. Разберусь!
   - Главное, чтобы с тобой поаккуратней разобрались.
   - Представляю, чтобы было, если бы я воспользовался твоим обещанием поддаться и действительно решил отыграться на тебе вчера...
   - Ничего бы большего, чем сегодня не случилось. Покалечить, как я тебе и говорил, я бы себя все же не дал, а в замок не вернулся пока не поохотился и не привел себя в порядок. Разве что жрецы бы что паче чаяния успели из меня вытянуть... Но сильно сомневаюсь, что, при тех условиях, они бы подставили тебя, выдав ребятам, что произошло.
   - Почему мы не пошли колодцем? - спросил я, когда мы проходили мимо моей сорванной двери.
   - Там и так все прыгают. Не хочу в очереди стоять. И, потом, без меня не начнут. Ничего так ребята тебя вытащили, весело...
   - Я тоже потом, наверно, посмеюсь, - мрачно заметил я.
   На этом разговор как-то сам собою затух.
   В зале Свест довольно быстро заметил Аркетта и Нияста и переговорив с ними на сатриильском пошел в центр нашей собравшейся группы. Само собой я остался возле них. Ней все еще качал головой, видимо осмысливая то, что ему нашел нужным поведать Свест, Аркетт же деловито спросил:
   - Как рука, Риарин?
   - Рука? - я поймал себя на том, что уже о ней забыл,- ах рука... Я подвигал кистью... наверное, зажило.
   Ар тут же овладел ею.
   - Как же, зажило, она у тебя все еще в заморозке. Ты что позабыл? А то, что с утра зайти ко мне все же стоило?
   - Позабыл. Но ты ж говорил, что я надолго ее компенсировать не смогу - обновлять установку нужно, а теперь...
   - Бывает: то, что специально сделать не выйдет, стоит забыть - получится само. Видимо дела у тебя были завлекающие.
   - Сейчас у него дела, видимо еще интересней, если учесть, что сейчас рассказал Свест, - отметил Ней.
   - Но кисть надо все же починить, - Ар вдруг резко нажал сверху вниз у указательного пальца - я взвыл,
   - Это я твой зажим снял, - пояснил мне он.
   - Не знаю как тебя и благодарить, - пробормотал я без тени благодарности в голосе.
   Кисть заныла, малейшее движение снова стало болезненным. Только что было гораздо лучше.
   - Боль снимай, - заведя глаза, прошептал Ар.
   - Запитайся с меня, - предложил мне Ней.
   Я приник к его плечу. Тем временем Лиран, которому, видимо, мое поведение сильно не давало покоя, подошел узнать, что у нас происходит.
   - Так это ты сегодня распоряжаешься? - поинтересовался на его вопросительный звук Аркетт.
   - Временно.
   - Риарин себе палец сломал и смог поставить его в компенсацию сразу на сутки, да позабыл.
   Лиран потянулся к моей руке. Пригляделся.
   - Хм, не знал. А то бы поаккуратней тебя выдергивал, - сообщил он мне
   - Так, может, я его уведу? - поинтересовался Ар, - спокойно помогу подлечиться. Мне-то тут присутствовать не обязательно - я все еще не караульный.
   - Чуть позже речь пойдет о нем... Хотя... он сам не особо нужен. Присмотреть-то справишься?
   - Ты с кем говоришь, понимаешь? Будет при мне, раз уж так решено.
   - Ну, ладно, тогда идите. Нияст ты подходи поближе, сейчас начнем.
   На этом сход для меня закончился. Заведя к себе, Аркетт замотал мне руку, убедившись в том, что я уделил довольно вниманию залечиванию да и подсунул мне бутылочку сон-травы.
   - Выпей и спи. Так всем будет спокойнее. Завтра нам о результатах нынешнего мероприятия сообщат, а послезавтра и кисть восстановится.
  
   ***

--- 5 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   Когда я проснулся мы все еще были вдвоем. Бывший жрец не спал и что-то плел из тилон-травы.
   - Караулишь? - с трудом продрав глаза поинтересовался я.
   - Сейчас уже да. А что с тобой еще делать? Мы тебя хотели вчера с Неем предупредить, но ты не открыл. Неужели крепко спал? Или куда-то ходил?
   - И не спал, и не ходил, и я не единственный, кто находясь в комнате к себе не приглашает.
   - Ну что ж... Думаю скоро сюда придут и скажут что тебе делать.
   - А если не послушаюсь?
   - Не торопи события - сейчас кто-нибудь придет уже зная решение жреца и все тебе разъяснит. Поработай пока над заживлением...
   Только к полудню в мою пещеру пожаловали Свест, Лиран и Нияст. Сияние последних могло бы затмить солнечное.
   - Тебя оставили вождем? - едва они показались на пороге, обратился Аркетт к Свесту.
   - Да... Вторым вождем нашего караула ввиду моего близкого к семейственности положения станет Лир. Лиран. Если Боги дадут понять, что это решение было неправильным - мы поменяемся местами. Кроме того, в помощь ему, когда я буду отлынивать, будет Даршит.
   - Ну, значит, все хорошо...
   - А бурное получилось обсуждение, - заметил Нияст, - но как ни странно не столько в связи с петицией о Свесте, сколько относительно Риарина. Риарин - тебе надо немедленно навестить жреца.
   - А я пойду с тобой, - произнес молчавший до того Лиран.
   - Нет уж, Риарина провожу я, - покачал головой Аркетт, - я так понял окончательного решения о нем не принято?
   - Жрец хочет сначала увидеться с ним, но дело не столько в самом решении, сколько в деталях, - ответил Ней.
   - Мы пойдем все вместе, - поставил точку Лиран, - в конце концов, мне организовывать действия относительно итогового решения. И пойдем быстрей - там многие наши до сих пор еще ждут. Караул уже сутки почти не расстается.
   - Я - останусь, - заметил Свест, - дело есть.
  
   ***
  
   Уж не знаю, стоило мне благодарить своих сопровождающих, что до жреческой башни мы шли пешком. Идти по деревьям с замотанными пальцами быстро и легко я бы не смог, а перемещаться у кого-либо на плечах мне сейчас до одури не хотелось.
   Неподалеку от подножия храмовой горы действительно сидела большая группа наэрлов, лица многих из которых я видел вчера вечером в отсеке Свеста. Мы вошли внутрь и пройдя по путаным коридорам вскоре оказались у нужной кельи.
   - Все, кроме Риарина подождите снаружи, - произнес жрец, увидев нас на пороге.
   Бросив вскользь взгляд на мою замотанную руку, он знаком велел опуститься мне на колени и подсунул запястье:
   - Пей, досыта пей.
   Когда я насытился и впитал линну, он опять-таки знаком предложил мне место за столом и привычно устроился напротив.
   - Тебя берут под опеку караульные Свеста. Лиран будет нести прямую ответственность за тебя. Тебе мало что грозит, но не раздражай наэрлов - могут и побить.
   - А что, это разрешено?
   - Да, хотя бы и вызовут на поединок. Если ты не станешь принимать вызовы отношение к тебе станет хуже.
   - Значит, все уже решено...
   - Нет другого выхода Риарин. Группа была достаточно представительной, чтобы предлагать свои решения и жрецы не увидели в этом решение ничего противоречащего воле Богов. Если бы ты столкнулся с таким давлением, будучи аллиолом, любой жрец бы мог предложить тебе стать храмовым, но сейчас тебя никак нельзя защитить, даже если бы такое решение казалось лучшим.
   - Аллиол мог столкнуться с таким давлением?
   - Да, ты, в частности - мог. Если бы так быстро твоим лучшим другом не стал тяжело от тебя пострадавший наэрл Нияст и если бы тебя не начал так активно опекать Свест. Далеко не все сразу смирились с тобой, Бешеный. Можешь мной названных поблагодарить, что столько времени жил мало представляя себе, что была немалая группа людей в замке со спонтанно возникающим желанием тебя растерзать.
   - Об этом, помнится, намекал Ней...
   - Об этом можно не говорить - с тех пор тебя многие успели и принять и зауважать. Но в жизни иногда приходится многое доказывать каждый день. Так что я сейчас передам тебя на руки представительской группе и ты подчинишься им. Если что-то тебе будет сложно или тяжело - обращайся за советом ко мне. Но сколько смотрел, я не видел особой готовности тебя притеснять в глазах наэрлов. Да, мы не исключали, что ты начнешь снова активно обучаться сам и сам же привлечешь необходимую помощь. Но тебе было не до того. Поэтому примешь помощь, что пришла сама. Это повеление - его нарушение может повлечь наказание. Не в детской же башне с пацанами белесыми тебя элементарным вещам учить.
   На последней фразе жрец неожиданно улыбнулся, накрыл на миг мои руки своими и сделал знак на выход. Затем мы уже все, вместе с меня ожидающей троицей, спустились к подножию башни, подошли к группе наэрлов у ее подножия и жрец что-то довольно долго и весьма внушительно говорил прежде чем вернуться к себе.
   - Итак, Рин, - произнес Лиран, едва тот пошел прочь, - отныне твоя жизнь изменится. С утра и до полудня ты должен находиться у себя в комнате - дверь не запирай. Как только кто-либо из караула Свеста к тебе зайдет - ты должен будешь идти, куда он скажет и делать, что он захочет. Если тебя не будет на месте - обещаю тотальный розыск. Любой караул будет предупреждаться, что мы имеем права знать твое местонахождение и передвижения. Если хоть в чем-то попытаешься это обойти - жрец изобразит на тебе знак, по которому каждый наэрл или наирия будут иметь в виду, что ему желательно запомнить, где они тебя видели. Начинаем завтра с утра.
   - А как же, мне и свободный день не будет положен? - задал я невинный вопрос.
   - Подумаю, но зачем? Разве что первого числа каждого месяца.
   - У меня, что - не может быть собственных дел?
   - Выскажешь пожелание пришедшему наэрлу - может, поможет и с делами, - с этим Лиран решив, что более я не достоин его внимания обратился ко всем, - спасибо за поддержку. Чтобы не вышло, что день мы приходим к Рину толпой, а день никто - решаем заранее, кто идет и когда. Буду вести записи. Где живу - знаете. Приходите с пожеланиями о дне своего участия.
   После этих слов народ начал расходиться, хотя несколько человек подошли к Лиру и ушли вместе с ним. Я же опустился на траву. Рядом присели Аркетт и Нияст. Они что-то там говорили мне о том, что все даже очень удачно сложилось... Я буду занят, некогда будет вспоминать Ирлиин, я многому научусь. Я не хотел ничего говорить.
   12. Лихо

--- 6 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   Проснувшись, я сразу понял, что в комнате не один. Дверь мне починили, но запирать я ее и, правда, не стал. Даже щелочку оставил - чтобы было сразу ясно, что открыто. И вот за моим столом, опустив голову на руки сидит наэрл. Он поднял голову, едва я спрыгнул на пол.
   - Лиран? - удивился я.
   - А что, не подхожу? Ну, что ж поделаешь. Я затеял - мне и начинать.
   - Что не разбудил?
   - Да ладно, тебя обязали находиться в комнате с утра, но не обязали ночами спать. Вот и жду. Идем!
   - Куда?
   - Тебе без разницы.
   - Ошибаешься, мне сегодня надо бы к диким...
   - К кому?
   - Диким аллиолам, Сэтэлю, - к счастью накануне я вспомнил, что иду к нему впервые за линной, - Я ж не охочусь...
   - Ну, это не долго...
   - Как выйдет - надо ж еще пообщаться, понимаешь... Кстати, - я подошел и достал из ниши несколько подвяленных плодов, - ты не голоден?
   Лир с потрясающей реакцией успел поймать брошеный ему сыть.
  
   ***
  
   В жилище Сэта меня запустили одного. Он не сопротивлялся, он спокойно меня подпустил... Но его линна, словно выворачивала меня изнутри, жгла вены, вставала комом и не хотела становиться моей... Не радость, не удовлетворения чувствовал я, пытаясь ее усвоить - я мучительно старался хотя бы подавить эту презрительную волну, которой разошлась она по моему телу. Я делал вдох, еще вдох... но сначала не мог, совсем не мог... И только вдоволь накуражившись над моим телом эта чуждая, не примиренная до конца с необходимостью стать моей сила, все же улеглась внутри теплым потоком и лишь так стала частью меня. Неужели я к этому смогу привыкнуть когда-нибудь?
   Немного удрученный я поднялся с циновки - на меня внимательно смотрел Сэтэль...
   - Ну, что? Нажрался? - грубовато, но с совершенно бесстрастным лицом неожиданно поинтересовался он, - можно тебя выгонять?
   - Да я и сам уйду...
   - Мне нравится твоя реакция, - заметил Сэт, - просто не могу налюбоваться, Что, совесть свербит заглатывать чужую кровь? Видно еще не все человеческое в тебе потеряно.
   - Не бери в голову, - бросил ему я, - это пройдет...
   - Ну, пока не прошло, лови момент своей человеческой природы. Радуйся тому презрению, которое ты еще способен к себе испытать.
   - Но оно же твое...
   - Что мое?
   - Презрение, я впитал его вместе с твоей линной, - что-что, а это я уже начал понимать.
   - Было бы оно мое - вы бы все так мучились...
   - Может другие, боле опытные, умели тебе этого не показать - я встал. Задерживаться в этом помещении казалось совершенно излишним.
   - Боги тебе не простят...
   - Чего?
   - Предательства... Я еще где-то понимаю остальных - они рождены в проклятии, ты же дело особое - ты его сам заслужил...
   - Спасибо тебе, Сэт, что просветил. Но, поверь - мог бы и не тратить слов. Твоя линна сказала мне больше.
   - Это хорошо..., - Сэт встал, подошел к узкому, расположенному очень низко окну и задумчиво уставился куда-то во вне.
   - Зачем ты здесь, на территории вампиров? - поинтересовался я, решив все же воспользоваться его разговорчивостью, все равно ведь надо как-то налаживать контакт. Мне сюда еще ходить и ходить...
   - Ты хотел спросить почему? Я не смог пережить предательства...
   - Тебя за что-то выгнали жрецы? - перебил я его речь своим предположением.
   - Верховный жрец принял решения меня убить... - ответил он, отвернувшись от окна и уставившись в одну точку.
   - За что? - пожелал узнать я.
   - Тебе этого не понять, - отрезал Сэт.
   - А ты попробуй поподробнее, может, пойму?
   - Выметайся отсюда! - Сэт смотрел жестко, но без особой ненависти на лице, - У меня нет желания с тобой говорить.
   Выходя я пожалел, что не проявил достаточных выдержки и терпения в этом разговоре. Возможно, без моих реплик он рассказал бы больше, увлекшись воспоминаниями. Ужасно интересно, за что могли пожелать убить лучшего рисовальщика племени. Но увы... моя серая рожа, видно, не вызвала в нем особой расположенности к откровениям.
   Выпустивший меня жрец попытался поймать мой взгляд, но я отвернулся, а он не стал давать распоряжений смотреть ему в глаза. Хорошо: и без того тошно до жути и так, видимо, будет каждый раз. Что-то там, помнится, Виреск говорил о том, что есть еще один Смиалоэт среди Агорийцев или даже два... А меня прикрепили к этому дикому, уж не говоря о том, что я вовсе не являюсь ненавистником прочих племен.
  
   ***
  
   Отойдя чуть по коридору я прислонился к стене и сделал несколько глубоких вдохов - это была явно не самая удачная запитка в моей жизни. Потом поплелся туда, где меня ждал Лиран.
   - Иди за мной, не отставай, - бросил мне Лир, едва завидев, по пути его взгляд опустился на мою, все еще забинтованную, руку, - надо ж, Свест все же тебя приложил.
   - Ты знаешь?
   - На настоящий момент все кому надо знают, вас один наэрл заметил - свистнул дежурному караулу. Но, как я понял, ты скорей сам ударился.
   - Конечно, сам...
   - Лечиться периодически не забывай, а то так и будешь пешком ходить да на плечах кататься из-за такой ерунды.
   Вел он меня в библиотеку. На входе в нее дежурил на редкость не сонный для этого поста караульный. После приветствия мы прошли с Лираном внутрь, но не остались в привычном общем зале, где уже сидело несколько человек. Лир потянул один из стеллажей на себя будто это была дверь. Это действительно оказалась дверь и мы оказались в полутемном коридоре. Мой спутник повел меня в ближайшую нишу, непривычно глубокую. В конце ее была тоже дверь. Лиран разжег находящийся возле нее факел и что-то, что находилось у него в руке затолкал в какой-то хитрый засов, потряс ручку, после чего дверь легко открылась и мы оказались в довольно тесной комнате с простым столом, на котором уже были выложены какие-то пачки, и парой стульев.
   - Мы от кого-то прячемся? - поинтересовался я, пока он разжигал факелы.
   - Нет, все, кому важно, знают, что мы здесь. Тебе надо учиться понимать речь и говорить, но мы можем сильно мешать всем остальным. Жрец дал отпор для одной их внутренних дверей.
   - Свест мне говорил, что можно и не слушать чужую тихую речь
   - Речь - вполне вероятно, но бессмысленные повторы внимание привлекают невольно, потом, ты уверен, что у тебя сразу получится именно речь, да еще негромко?
   - Ну, хорошо, давай, чего ты там задумал, - произнес я, садясь за стол.
   Лиран тут же положил передо мной небольшой листок. Я пригляделся - точно не смиати ... Ну конечно сатриильский!
   - Переведи смысл этого куска текста, знаешь как?
   Нехотя я потянулся к лежащим книгам. Я и не сомневался, что это словари на смиати с сортировкой по сатриильскому и лениво принялся разыскивать в них слова из листочка для перевода. Тем временем Лиран откуда-то вытащил чистый лист и краску с письменной палочкой.
   - Перепиши каждое слово одно под другим и рядом записывай найденное на смиати. С ходу, наверно, не поймешь смысл.
   В принципе процесс поиска нужных слов занял относительно не так уж много времени. С записью было сложнее... Глядя на то, как я пытаюсь похоже вывести знаки, особенно сатриильского, стирая и пытаясь вновь, Лир покусывал от нетерпения губы.
   Он был прав: слова сатриильского, как выяснилось, выстраиваются немного не в привычном порядке, действительно пришлось немного подумать над смыслом и даже что-то уточнить. Но в итоге все стало прозрачно: в тексте говорилось о том, что 3 числа лунного танца Экьюри неким Ариисом был обнаружен в северном лесу ручей с красной водой. Растущая рядом трава была нормальной. Жрецы прибыли, поднялись вверх по ручью и убедились, что начинается он от родника, который бьет из-под небольшого холма. Они взяли немного воды и отпили и поняли, что под холмом залежи древнего ... Чего понять невозможно поскольку соответствующего слова не было в листах на смиати и Лиран знал только по-своему. Потом там по тексту жрецы воззвали к Богам, но те не дали благословенья холм разрывать....
   К тому времени, когда я смог все это связно пересказать, Лиран, казалось, успел впасть в транс, правда, с открытыми глазами. Однако с моими последними словами он встрепенулся.
   - Хорошо, - произнес Лир, подсаживаясь ближе, - посмотрел в мои записи и ткнул пальцем в слово, справа от которого было написано "ручей" и одновременно произнес... ну что-то близкое к "миэльм" и потребовал, - повтори!
   Я честно пытался, но мой стон, видимо, отличался от того, что он хотел услышать. После нескольких попыток он выбрал другое слово. И все повторилось. Потом еще и еще...
   - Не могу понять - ты все еще глухой или у тебя рот по-другому устроен? - через какое-то время проворчал он, - представить невозможно...
   - Что могу...
   - Ты, наверно, себя не очень слышишь... Ладно, продолжим.
   Мы перебрали с ним по многу раз все слова, из записанных мною. Произносить сносно я так, кажется, и не научился. Зато когда он начал произносить слова вслух по-своему и спрашивать меня как это на смиати я угадывал... почти каждый третий раз. Однако когда он решил произнести небольшую фразу составленную, наверно из тех же слов, она слилась для меня воедино. И у меня не возникло не малейшей идеи на что это похоже... кроме воя со щелчками. Единственно, я вдруг сделал для себя открытие - звук идет из его рта не только, когда он выдыхает, но порой и на вдохе... Хорошо хоть не из носа и ушей.
   Разумеется, со временем ему надоело меня мучить, и, когда он забрал у меня изначально выданный лист, внутри меня затеплилась надежда, что на этом сегодняшнее обучение закончилось. Но напрасно - он достал еще один листок.
   - Теперь попробуй с этим. Тут немного больше текста, но перевести ты, вижу в целом справишься и без меня. Я вернусь. Предупреждаю - в другие комнаты этой части библиотеки нельзя ходить. Впрочем, там все равно заперто. Караульный на выходе предупрежден тебя не выпускать. Конечно, можешь отвалять дурака, но смысл?
   Отвечать ему я не стал. Вот что не имело смысла - это высказывать мнение, когда им не интересуются. Лир не стал меня пытать и вышел.
   Сначала я послушно уткнулся в листок, начал рыскать в поиске первого слова... А на улице наверно солнце, теплый ветерок... А здесь даже окна нет. Кстати и поесть бы... Засадил в подвал, а сам-то ушел... В порыве досады я смахнул со стола груду листов. "Ну вот", - тоскливо пропело внутри, - "теперь это все придется собирать и сортировать по книгам". И в этот миг я заметил, что на столе остался какой-то предмет. Приглядевшись, я понял, что это дверной отпор! Я с интересом рассматривал виртуозно выточенный из камня угловатый предмет. Тайна запоров интересовала меня со времени зимовки. И не попытаться самому открыть засов, было выше моих сил. Я вышел из кельи, с силой хлопнув дверью. Тут уже щелкнул упавший сбоку на опору в двери засов... Я попытался его поднять обратно - какое там. Затем рассмотрев на запоре ямку попытался засунуть туда отпор, одной, другой стороной, но больше чем наполовину он не шел.
   Не хватало еще дожидаться Лирана в этом коридоре... Или вернуться в основной зал библиотеки? Караульный меня наружу не выпустит, но, может, хотя бы обратно в эту комнатушку пустит? Но я бы предпочел, чтобы у Лира было полное впечатление, что я все время просидел уткнувшись в листы и даже не заметил, что он что-то оставил на столе. Тут мне припомнилось, что, открывая, Лир слегка потряс дверь. Я сделал также, раз другой, постучал по засову. На какую-то попытку мне удалось сделать это правильно - запор провалился внутрь засова. Я попытался поднять засов обратно к стене - он легко поддался, раздался звук упавшего на пол запора, подобрав его я вернулся обратно в келью. Жаль таких закрывалок нет на обычных дверях в жилые отсеки... Ну что ж, получил удовольствие - теперь надо наводить порядок, вспоминать числительные и укладывать все листы обратно на стол. В том же порядке, как было, учитывая знак книги на каждом из них. Впрочем, справился я с этой задачей довольно легко. Переводить сатриильский рассказ, скорей всего опять о какой-то ерунде, не хотелось совершенно. Когда придет Лир - скажу, нечаянно задремал от скуки. Взялся меня учить - так пусть занимается... Интересно, а вот этот отпор может открыть только эту дверь? Или они все одинаковы? Поскольку надежды на то, что отпор будут оставлять мне каждый раз было не так уж много, я решил, что нужно ловить момент и выяснить все, что мне интересно прямо сейчас. Чтобы потом не мучиться. Итак, я опять вышел в коридор, с разожженным факелом. Правда в этот раз я подпер дверь замеченным в углу камнем, чтобы было проще быстро вернуться назад при малейшем признаке того, что кто-то сюда идет.
   Я пытался приладить запор ко многим дверям, находящимся в этом коридоре, но либо отпор вообще не пропихивался в нишу засова, либо проваливался не больше чем на половину и сколько я не тряс и не стучал - ничего не менялось. Я уже хотел возвращаться обратно, как заметил еще одну дверь почти в самом конце коридора за небольшим выступом в стене. Точнее их было две... В нише предваряющих и ту и другую валялись какие-то красные тряпки. Подойдя к ближайшей двери, я эту тканину перешагнул. Попытался приладить засов. Ура! Одна из сторон подошла и он упал наполовину внутрь. Но, как и в предыдущие попытки, ни тряска, ни удары ничего не меняли. В отчаянии я ударил дверь ногой... мне показалось, что я услышал щелчок. Я стал обстукивать дверь сильнее и с разных сторон и туту вдруг... запор провалился, трепеща я открыл дверь. Но запор остался в замке. Пришлось приложить немало усилий, чтобы вытряхнуть его из засова. Да, Гайчен был прав - сила определенно имеет ценность в этом мире.
   Я осторожно заглянул внутрь отпертой комнаты. Она была больше той, в которой я занимался. На ее полу стояли сундуки, кажется достаточно новенькие, а на стеллажах были сложены книги. Да, я уже знал, что некоторые книги хранятся не в общем зале. Значит, часть их лежит здесь! Я попал в святая святых - жреческое хранилище! Ай да я! Само собой я зашел внутрь. Вот бы чего перевести! Тут наверняка уникальные рецепты смесей, исцеляющих и вводящих в транс, описание колдовских обрядов, может, секрет изготовления зеркал, да мало ли что! Ну, что будет если я на будущее что-нибудь отсюда возьму... перевести. На время, верну потом. Ну, как-нибудь еще раз завладею отпором, оставшись один. Мне ж не обязательно нужно что-то слишком ценное. Я внимательно присмотрелся к стелажам. На одном из них, в самом углу лежали невзрачные маленькие книжечки, в две ладошки, три штучки. Я взял их в руки. Листы в каждой из них были сшиты вместе. Да что там листы - всего-то шесть листочков. Вроде все три одинаковые и письмена на первой страничке одни и те же. Значит, если я одну возьму, останутся еще две точно такие же. Или... я задумавшись стал класть книжечки на место по одной, из третьей неожиданно на пол выпал листок. Письмена на нем был даже четче, чем на первой страничке. Ну и совсем хорошо. Особо раздумывать было некогда, я поставил книжечку на место и стремительно покинул комнату, захлопнув дверь.
   Вернувшись обратно в келью для занятий, и положив отпор на то же место, где его оставил Лиран, я вдруг испугался - не слишком ли необдуманно я поступил? Может вернуть листок из книжечки обратно? Наверно это было бы разумней.... Ну хоть каракули переписать, чтоб не зря. Я положил лист перед собой и взял чистую бумагу. Надо же - если вначале занятия я с трудом вырисовывал непонятные значки, то теперь дело пошло на лад. Вот что значит "по желанию, не по принуде"! Я справился в рекордно короткий срок и уже снова выбрался в коридор как услышал шаги. Лихорадочно запрятав украденный листок вместе с его копией в поясной сумке, я нырнул обратно за стол и... положил голову на руки - пусть сплю...
   В комнату вошел не Лиран, а караульный.
   - Лиран велел тебя выпустить через пару часов, - произнес он, - и листы, что сам исписал, с собой забери.
   - Может, еще немножко позанимаюсь, а то я не успел...
   - Ладно, иди, - махнул рукой наэрл, - Лир особо и не рассчитывал, что ты прозанимаешься все это время. Иди.
   - Отпор Лир на столе забыл.
   - Ничего, заберу.
  
   ***
  
   "Ну что, ж все даже лучше, чем ожидалось", - думал я, возвращаясь домой. Пока хватятся я, наверно, уже успею улучшить момент, чтобы все вернуть на место. Придется самому проявить пыл и напрашиваться позаниматься в ту спокойную комнатку, в том числе одному. А там как-нибудь по случаю решится с отпором. В своей пещере я поставил греть чашу с водой, взял вяленую рыбу, горсть винолин, орех лирницы... начал есть и только тут заметил, что на руке нет повязки. Видимо уронил где-то по дороге... но она уже, вроде, и не нужна. Все зажило.
   Я уже закончил трапезу и собирался было куда-нибудь пойти, как моя дверь распахнулась и в мою комнату ворвались сразу пять караульных. Быстро и молча они принялись меня вязать заткнув чем-то рот. Один из них закинул меня за спину, привязав к себе, и именно в таком виде я проделал путь обратно до жреческой башни. Там уже, ничего мне не объясняя, меня забросили в тесную каморку, развязали и захлопнули дверь. Да ведь и объяснять было ничего не нужно - не обошлось... попал.
   Что-то подобное со мной когда-то было и удивляться не пришлось, что вскоре ко мне зашел Свест. Но таким мрачным я его еще, кажется, не видел.
   - Ну, и зачем ты своровал это у жреца? - в голосе послышались нотки усталости.
   - А зачем ты сюда пришел?
   - Послали поговорить... Кому-то надо. Думаешь, лучше бы пришел Лиран?
   - Наверно, скорей должен был появиться жрец.
   - Ну, что-что, а жрецы с тобой еще поговорят. Знаешь, что у нас бывает за воровство?
   - Заточение или плеть? Как же, как же - слыхал... Им жалко такой ерунды?
   - Ты преступил строгий запрет - нельзя входить в особые комнаты жреца, никогда. Это те комнаты, в нишах возле которых лежит пурпурная ткань. Ты разве этого не знал?
   - Ну, слышал... вроде, - я напряг память, вроде об этом упоминал Виреск, но кто он такой, чтобы я помнил каждое его слово, - но забыл. Да что я такого сделал, Свест?
   - Ты своровал, понимаешь - взял то, что тебе не принадлежит без дозволения. Да кто тебе вообще дозволял взламывать замки?
   - Отпор подошел, а раз там было что-то уж очень ценное - надо было тщательней беречь! А тут наоборот - только здесь я и смог открыть замок.
   - Да это потому, что никому и в голову не могло придти попытаться открывать замок в закрытом отсеке библиотеки, где и шататься особо нельзя, да еще и просто перешагнув через пурпур! Да ты хоть понимаешь, что у нас, где практически каждый может влезть на любой высоте, в любое окно, вышибить с теми или иными усилиями почти любую дверь, как бы пришлось все охранять, если бы не было законом исполнять простые правила: не лазить, где закрыто и куда не зовут, и не брать чужого.
   - Как ты замечательно все говоришь Свест! Как будто не ко мне на днях ворвались, хотя я никого не звал, вышибив дверь и вытащив меня из моего же дома, хотя я никуда не хотел идти!
   - Только не говори, что обыскав комнату верховного жреца, ты собирался идти прямиком к нему с петицией насчет того, что нехорошо запирать двери от таких дураков как ты!
   - Сам ты... А кто из этой же моей комнаты знак силы спер в начале лета? И что?
   - Так сложилось, что их вряд ли удастся найти. Ты знаешь - часть наэрлов ушла, отделившись. Скорей всего это был кто-то из них, но к ним ныне нет доступа. Остается только уповать на справедливость Богов.
   - Ну, если в нее так верить, то почему бы и относительно меня все не положить на волю Богов? Если я оскорбил их служителя - так пусть они и спросят с меня. Может тебе стоит со жрецом об этом поговорить?
   - Ты не должен меня ни о чем просить, - напомнил Свест, - слушай, неужели ты не сколько не чувствуешь вины за свой поступок?
   - Не особо... нет. Я ничего ценного не взял, а этих письменок у вас завались. Надо - еще нарисуете. А вообще как так быстро догадались, что это - я?
   - Под дверью была зажата повязка с руки, форма, понимаешь ли, сохранилась, что она на ладони была.
   - И?
   - Ты что - думаешь тут у половины жителей пальцы были только что переломаны и все они в библиотеке сидят?
   - Вы бы так быстро того, кто взял мой талисман нашли...
   - Не каждый вор оставляет на месте преступления что-нибудь из своих вещей... Ну, и что прикажешь делать с тобой? Подскажу - в подвал запирать тебя нельзя.
   - Почему?
   - Да потому, что когда попадаешь в холодный подвал положено сначала остыть, как мы остывали перед зимовкой и несколько раз во время нее. Нет никакого резона, давать виновному сжигать в себе линну на обогрев в холодном подвале и усиленно его кормить, чтоб не болел, как и лечить, если этого не сделать. Поэтому отсчет дней заточения начинается, только когда ты уже белый. А ты еще ни разу в этом виде не зимовал - ты не сможешь, оставшись один, остыть! Поэтому нельзя тебя оставлять! Да и вообще Рин, что тебя вечно тянет вытворять черт знает что, тебе что - заняться нечем?
   - Да нет, нашли мне занятие, но, понимаешь ли - поднадоело.
   - Да что с тобой говорить, ты же понимать ничего и на своем родном языке не хочешь! С тобой надо так как ты привык в родном племени где родился: взять прут - да вдоль спины. И ты сразу поймешь, что и почему нельзя. Самый понятный тебе будет язык. Из одной вежливости, той, по которой мы все говорим в присутствии аллиолов на родном им языке...
   - Ну что ж, Свест - тебя ж затем и прислали на понятном мне языке со мной поговорить? Валяй!
   - Ах, так?
   Свест метнулся к плетеному лежаку, что стоял вдоль стены, резко, с невероятной силой выдернул из него длиннющий прут. Резко занес его вверх - послышался мерзкий свист. Я такого не ожидал и, в силу какого-то рефлекса, воспрянувшего изнутри, развернулся вокруг оси, запоздало сообразив, что подставляю спину.
   Что случилось дальше я бы, скорей всего, просто не успел осознать, будь я все еще аллиолом. Но сейчас... Свист опускающейся розги тянулся с одной стороны бесконечно долго, с другой стороны, я всем естеством понимал, что, исходя из скорости, сила удара будет такова, что... Два чувства рвали меня пополам: желание куда угодно увернуться и одновременно понимание, что прут не только сможет нагнать меня где угодно в этой каморке, но и промахнуться при моих резких движениях не в мою пользу. Ненароком срезать ухо, нос, снести лицо... чего Свест точно бы не сделал специально. Мучительно ждать в замедлившемся времени с нарастающей паникой от мысли, что сейчас...
   Над головой будто сверкнуло, раздался глухой щелчок, меня осыпало каменной щебенкой...
   - Поверил? - зло поинтересовался Свест
   Наверно все можно было понять по моему лицу. Я в бессилии опустился на пол. Свест тут же подошел и сел рядом.
   - Даже жаль, - добавил он, - я бы никогда не смог так ударить тебя... Даже жаль, что ты этого не угадал.
   Я еще не мог найти в себе сил что-либо отвечать - перекрывающая горло паника все еще никак не улеглась.
   - На, пей, - протянул руку Свест.
   - Ты ж не ударил меня, - удалось губы наконец-то разомкнуть.
   - Все равно...
   - Ты советовал мне отказываться от твоей щедрости.
   - Ну, как знаешь...
   Свест собирался убрать руку, но я, передумав, перехватил ее и аккуратно впился в подлоктевой сгиб. Никогда не думал, что панический испуг чем-то похож на боль: линна встала над животом и охотно погналась вдоль спины к голове. Наконец-то удалось сделать полноценный вздох.
   - Ну, скажи - зачем тебе нужно, Рин, узнать, насколько больно здесь бьет плеть? Тебе надо, чтобы несколько человек собрались, чтобы положить тебя на пол и взгреть? Или ты думаешь, что все равно сразу залечат? Кстати, плети не рассекают кожу - ни к чему охотникам сбивать подкрылки, да и вообще серьезно травмировать тех, кого потом самим же придется восстанавливать. Но они жгут огнем и кажется, что это вовсе не так. Между ударами невозможно сосредоточиться, но зато успеваешь осознать перспективы нанесения каждого заранее...
   - Тебя-то за что били плетью, Свест, что ты знаешь так хорошо?
   Свест глянул недобро, отвернулся, но добавил совершенно спокойно:
   - Тебе надо самому опыт приобрести или поверишь мне на слово?
   - А это зависит от жрецов уже, так?
   - Да, решение примут они... Но даже если не сейчас, но при таком понимании ситуации, все равно рано или поздно попадешь...
   - Ну, хорошо, я понял, Свест.
   - Куда ты дел то, что взял? Если с собой - отдай, я жрецу отнесу. Если спрятал, где, скажи - пойду искать, если выбросил - то же самое. Надо хотя бы вернуть...
   Я достал из сумки чуть помятый листочек и протянул ему.
   - Это все? - поинтересовался Свест
   - А то ты не знаешь, что именно я взял.
   - Мне не доложили, но тебе лучше все вернуть.
   - Это все.
   Свест встал и пошел к выходу.
   - Меня, правда, могу высечь? - бросил я ему вслед
   Свест оглянулся:
   - Если честно, будет диковато, если из-за избытка любопытства и плохого воспитания тебя положат под плеть.
  
   ***
  
   Жрецы вошли ко мне молча и торжественно. Сразу впятером. Один из них держал в руке злосчастный листок. За их спинами в коридоре я заметил еще и младших жрецов - помощников. Я молча сидел и ждал, что мне скажут они.
   - Наэрл Риарин в этот раз решено тебя простить, - произнес вышедший на середину жрец, - но в будущем ты можешь и не дождаться той же снисходительности. Так решили мы и вожди. Но мы не знаем как решат Боги, возможно, их гнев и падет на тебя. Сейчас ты будешь освобожден. Но прежде чем ты отсюда уйдешь, я останусь с тобой и расскажу тебе, что нельзя делать наэрлу, живущему в священном Сатри.
   После этих слов все остальные жрецы вышли, мы остались с ним вдвоем, и он мне полночи впаривал, чего нельзя наэрлу в Сатри...
   Когда я вернулся домой, там меня поджидал Лиран. Молча подойдя, он влепил мне пощечину.
   - Завтра все как договаривались, - мрачно произнес он, - только попробуй уйти.
   Так закончился первый мой день обучения под жесткой опекой.
  
   13. Вот попал...

--- 7-22 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
  
   Уйти бы, уйти, а уйти совершенно некуда... Даже, если найти способ вырваться из под контроля, то куда потом идти? Я целиком зависим от племени и племя сказало: сидеть. И будешь сидеть днями в пещере без окон и слушать то, что называют здесь речь... Одно и то же слово при разных вариантах произношения можно не узнать, зато разные слова порой так похожи... Даже такое знакомее "наэрл" произноситься быстрее и короче, глухое "н", дальше нечто похожее на короткий стон и языком быстро вибрацией по всему небу к "л". Да у меня язык так не умеет. Эх... Как же хочется вырваться на волю, за территорию замка... только сколько я протяну там один? Без линны...
  
  
   ***
  
   Да, мои мысли постоянно возвращались к тому, как избавиться от надоедливой опеки, но, несмотря на это так ничего и не предпринял. День шел за днем, а я все так же покорно каждое утро ждал еще неизвестного визитера в своей комнате.
   Я даже не гадал, кто это будет, впрочем, с момента моего позорного похода по жреческим тайникам, визитеры являлись всегда вдвоем. На следующий раз Лиран пришел с Ниястом, потом Даршит с Лиастом, затем Инеиль с Арби... Да разве всех упомнишь. Теперь меня не на секунду не оставляли одного, правда и голодом больше не морили, не забывая принести перекусить. Свест так ни разу ни с кем и не пришел.
   Почему он так? Что еще не так, что он отдалился от меня? И так ведь все вышло по его. Разве я могу еще что-либо ему уступить? Или напротив, надо что-то замутить так, чтобы его снова прислали меня вразумлять? Конечно, его присылают именно потому, что только он умеет со мной... Только с ним порой устанавливается какая-то невероятная связь... Может именно она его и тяготит, заставляя меня избегать. Но ведь она не мешала ему, когда я был аллиолом? Хотя мне сейчас иногда кажется что та моя аллиольская жизнь просто сон... Впрочем, казаться так перестает каждое утро, когда я пытаюсь сносно произнести звуковые извращения, называемые словами сатриильского языка.
   Все занятия проходили убийственно скучно. Даже шутки Нияста не могли их скрасить. Не думаю, что занятия со мной радовали моих добровольных учителей, кто-то кусал губы, видимо стараясь не выдать раздражения, кто-то на время будто погружался в сон с открытыми глазами, даже Ней где-то на середине занятия впадал в задумчивость. Мне уже самому начинало казаться, что я отупел. Раньше все как-то получалось легко и свободно. А сейчас мучаюсь сам и это не в радость другим. Иногда засевшая со мной парочка так увлекалась беседой, а то и игрой друг с другом, что даже забывали на время обо мне. Это мне нравилось больше всего, поскольку позволяло просто посидеть и помечтать, что со временем... Это обычно продолжалось недолго и начиналось с прежней настойчивостью: переведи, произнеси, перепиши...
   Заметных успехов я не делал: что получалось до этого, выходило и теперь, а что не удавалось ранее, то и сейчас оставалось на том же месте. Бывало, что я ловил себя на том, что думаю совершенно о чем-то своем, даже если одновременно при этом вроде бы и рисуя каракули или произнося озвучиваемые мне слова... точнее нечто весьма отдаленно их напоминающее. Тем не менее, время понемногу брало свое: я стал гораздо приличнее писать - больше не приходилось постоянно стирать перекошенные значки, я запомнил ряд сатриильских слов и все чаще узнавал их на слух. Но, увы, когда кто-либо из наэрлов произносил сколь-нибудь длинную заковыристую речь, я ее безнадежно не понимал, не в силах выловить даже хорошо знакомые звукосочетания. Само собой у меня так и не получалось сносно говорить.
   Радовало только одно - ближе к вечеру меня предоставляли самому себе. Что может быть приятней, чем отсидев целый день при свете факелов почти в подземелье, насладиться упругой прохладой воды и нежными лучами уже катящегося к закату солнца... Компанию мне чаще всего составлял Ней и вечно чуть мрачноватый Аркетт. Именно благодаря им я и не забыл о Каэрсе с его жреческими проблемами. Мы порядком посуетились подкидывая ему время от времени новые рецепты магических зелий и даже сами пучки целебных цветов и трав. Вскоре я узнал, что оказывается можно сделать так, чтобы на аллиола не напал человек - надо дать ему выпить стакан какой-то таинственной оранжевой смеси. Я сам видел как после этого загорелась нежным синеватым светом голова Каэрса. Приятели уверяли меня, что ни один аллиол этого не видит, а наэрлу придется долго оправдываться выпив линну такого аллиола - свет передастся ему. Это простительно только в случае серьезной травмы и то потом придется просидеть в башне не менее пяти дней - пока свет сойдет. У аллиолов он держится куда дольше. Хотя... это можно изменить другой настойкой... Подозреваю, что в свое время я их выпил обе, хотя кто его знает...
   Кай, когда окончательно поверил, что нападения ему не грозят, стал меняться на глазах. Важность из него так и перла. Ну, еще бы - верховный жрец, без пары лун муж дочки вождя! Оба моих детских приятеля стали верховными жрецами племен... вот это карьера, почести... не то что я - невезучее ходячее недоразумение... которым помыкают все кому не лень. Серая тварь...
   Ней и Ар не сразу поверили, что Кай реально меня узнал, но понаблюдав - все же согласились с тем, что я для него не безвестный вампир, а старый знакомый Риарин.
   Конечно, они не могли мне не заметить, что его теплые чувства ко мне предопределяются немалой практической пользой... Ну что ж он использовал меня, мое племя использовало его. Как-то уж очень удачно сложилось оздоровить хотя бы одно из заухтинских племен... Все складывалось невероятно гладко и легко.
   Чего стоил только пещерный храм...
  
   ***
  
   Однажды я попал в него совершенно один. Это была глубокая летняя ночь. В тот день, очередной раз измученный навязчивым обучением, я все же не смог спать и, наворочавшись вволю, смылся из дворца за Ухту. Надо сказать это обернулось небольшой неприятностью - ночь была облачная, безлунная и мое зрение неожиданно подвело меня - я понял, что заалевшие во тьме потоки и брызги воды исказили видимость. И все же я стал спускаться вниз по Ухту небольшими перелетами, напрасно понадеявшись на удачу. Хорошо, что я уже был почти внизу, когда, приняв покатую площадку за прямую, соскользнул, и был унесен потоком. Выбрался я уже где-то в долине, будучи слегка побит о водопадные камни. К счастью - не поломан. А ушибы лечатся легко...
   Но, пока я дошел до той самой пещеры, я понял, что порядком устал и даже проголодался... И все же я в нее зашел. Я легко нашел и разжег один из факелов подаренных великому жрецу Богами и огляделся. Да, пещера уже по-настоящему походила на храм: появились и скульптуры и отделка, разве что не нарисовали еще ничего. То самое первое изваяние, которое я видел еще недоделанным - находилось посередине. Перед ним был алтарь. Выступ за ним, продолжением которого оно изначально являлось, был почти полностью стесан и теперь изображал длинный волочащийся волнами плащ. Мне вдруг подумалось, что на алтаре может быть съестное. И я пошел прямиком к нему. Подходя ближе я понял, что это скульптурное изваяние так и осталось неоконченным - лицо было определенно не доделано: только намек на место нахождения носа и бровей. Видимо местные умельцы никак не могли придумать с кого лепить лицо главного божества храма. Что это именно божество я не сомневался: и его место расположения и алтарь перед ним... Моему разочарованию не было предела, когда я понял, что ничего съестного богу не выделили...
   Я уже хотел выходить, когда услышал шум голосов... в пещеру заходили люди, много... Неужели уже рассвет и это рабочие... Значит, ночуют по-близости? А, черт... Я споро погасил факел и заметался по пещере - надо было срочно куда-то спрятаться. За изваянием, чуть левей "плаща" просматривалась выдолбленная в полу ниша... видимо, собирались сделать сосуд для ритуального жреческого омовения. Выхода не было и я нырнул туда... Вода там реально была... точнее непонятно пахнущая скользкая грязь и действительно нырнул с головой. Поняв это я немедленно выскочил и вжался в пол за изваянием... На зубах немного хрустело, непонятный привкус во рту, знакомый запах... А голоса приближались, стучали шаги, все заливало светом многочисленных факелов.
   Мое убежище казалось совсем уж ненадежным... Что сделают местные, если обнаружат прикорнувшего к святая-святых вампира? Надо уходить на стену... Им там меня не достать. А может и вовсе повезет и они предпочтут сбежать... Да, надо надеяться на лучшее: сначала дать себя разглядеть, а там - по обстоятельствам. Возможно, я спокойно и гордо выйду последним. Или же придется лезть по сводам вверх в надежде найти где-нибудь повыше площадку, на которой можно будет пересидеть... До ночи? Я все же я медлил и понял, что многочисленные шаги будто по команде направились в сторону изваяния...
   Я был готов ко всему резко выскочив перед ними: и к всеобщей панике и к резкому нападению... Но... вместо этого вся толпа... точнее пару десятков человек, на миг замерли уставившись на меня, а затем, с каким-то странным стоном, рухнули на колени и обратили лица долу. И только один из них вдруг поднял верхнюю часть туловища, протянул ко мне руки и завыл нечто протяжно-просящее... остальные повторили эту, видимо, фразу, но так и не решились поднять на меня лица... Хотя украдкой, то один, то другой... посматривали... Я замер в недоумении, разглядывая людей... возле них были широкогорлые сосуды и метелки, которыми обычно красят стены... я еще раз принюхался и вдруг меня осенило и я посмотрел на свои руки: да, он были белые... Точнее в меловой побелке, которую, видимо, оставили накануне разведенной в каменной нише, чтобы с утра начать красить стены под рисунки... У Смиалоэтов так не было принято, но здесь, по рассказам Каэрса было принято выбеливать святилища... на высоту человеческого роста...
   Я мучительно вспоминал действительно ли Кай говорил, что по местным верованиям их Бог бел, как облако в погожий день... У них вообще вроде особое отношение к облакам... Была не была... набравшись смелости, я не торопясь пошел прямо на людей. И, едва я сделал шаг, те, что были непосредственно на пути стали отползать, а остальные подняли голову и продолжая стоять на коленях начали раскачиваясь туда сюда воя на одной ноте какой-то слог... Когда дорога к выходу стала полностью свободна, я не выдержал и понесся к выходу во всю мощь свои теперь таких крепких ног. Однако подкрылки я распахнул только тогда, когда, омытый закрывающим вход в пещеру водопадом, оказался в одиночестве среди гор. Затаившись на высоченном клерне, я видел, как выскочившие за мной из пещеры люди всматривались вдаль... Да, это утро выдалось туманным... А все же я везучий, думал я уже после, смывая с тела остатки меловых разводов... Если при этом еще успею вернуться домой раньше, чем в ком-либо вызреет желание наподдать мне за очередное неповиновение и отсутствие в своей комнате наутро, то будет совсем хорошо. О, Боги, что я вынужден терпеть...
   Мда, если верить выражению лиц аллиолов то... неужели они приняли меня за божество, отделившееся от собственного изваяния? Интересно, через сколько они просекут, что сами ж оставили белящий настой? Наплевать - надо спешить домой...
  
   ***
  
   Очередное занятие в компании Эрика и Маэрса, которые, к счастью отнеслись вполне лояльно, что я вошел в свою комнату немного позже, чем они туда зашли, проходило несколько веселей. В отличие от прошлого нашего совместного времяпровождения, сейчас они были в каком-то приподнято-активном настроении и носились как угорелые. Постоянно что-то для меня повторяя или у меня спрашивая, они в шутку дрались, играли в догонялки, насколько это было возможно в тесной пещерке, чем-то кидались друг в друга. При этом они ухитрились ни разу не сбиться и не забыть зачем они здесь, не давая мне присоединиться к их забавам. Но хоть скуку разогнали. Одно то, что по их лицам не проскальзывали кислые выражения от моих очередных неуспехов, было приятным новшеством.
   Да еще и занятие закончилось раньше, чем предыдущие. Покидавший нас ненадолго Эриксав, вернулся с вяленой рыбой и фруктами. Во время перекуса он, хитро прищурившись, сообщил, что, похоже, что в общем зале библиотеки меня ждут, во всяком случае, обо мне расспрашивали. Он не особо заинтриговал меня - не так уж мне было интересно, кто из жителей башни решил узнать новые подробности о моем житье-бытье, но это был повод покинуть надоевшую пещеру. Благо на мой немой вопрос жующий Маэрс лишь махнул рукой - "иди", а Эрик сказал, что на сегодня, пожалуй, хватит занятий. Видимо, им тоже порядком поднадоела эта каморка.
   Едва я появился в общем зале читальни, навстречу мне поднялась наирия. Я сразу узнал Агилару. Наверно, можно было поприветствовав ее пройти мимо, но я задержал взгляд на ее лоснящихся черных волосах. Глаза у нее красивые.
   - Привет, Риарин! - первой смело заговорила она, - я прочла о тебе все, - ее глаза будто округлились, - Если бы это не были жреческие записи... С ума сойти - ты был аллиолом!
   - Да, был, - опустив глаза дал я ей еще одно подтверждение.
   - Это потрясающе..., - прошептала она, - И ты, ты спас папу... И еще, мне Аркин сказал, что его папа думает, что...
   Неожиданно она чуть ли не в полете бросилась мне на шею:
   - Братииишка! - нет, к ее сумасбродству врядли можно привыкнуть... хотя...
   Проявившаяся на ее лице миг спустя застенчивая улыбка была очаровательна. Пожалуй, можно привыкнуть ко всему, смотря в эти светлые лиловые глаза, вот так - глаза в глаза и чтобы ее грудь так же... нет, не сестренка... к сестрам такого не чувствуют.
   - Лара, рад был увидеться, ну, пожалуй, пойду..., - в моем понимании ситуации нужно было срочно ретироваться.
   - Ааааа, - она на миг замялась, но тут же выпалила, - а пойдем ко мне. Ты ведь у нас в детском отсеке, наверно, никогда не был. У тебя же нет детей, а у меня там своя комната...
   Я запнулся и невольно огляделся - кроме нас здесь еще было двое и я не ошибся - не слушать нас они не смогли.
   Набрав в легкие воздух, я так и не смог придумать с какими словами его выдохнуть. Что конкретно означало ее предложение? Я попытался сосредоточиться и, собрав свои обрывочные знания о местных обычаях, понять, какое мое действие наиболее соответствовало местному "принято", поскольку последняя ее фраза больше всего напомнила стандартную реплику геттам... Признаться, и реагировал мой... эээ организм соответствующе, не смотря на то, что тут же воображение подсказало, что сделает Свест, или, точнее, что я бы сделал на месте Свеста, если бы...
   Мое затянувшееся молчание Лара явно приняла за согласие, поскольку, ухватив меня за запястье потащила к выходу. Мое сопротивление выглядело бы уж больно нелепо... Минув охранника, она резко затормозила, развернулась ко мне и вдруг неумело, по-детски прижалась губами к моим губам.
   - А по Смиалоэтским обычаям, я была бы уже взрослая? - в ее блестящих глазах заплясали чертики, - я и здесь уже не совсем ребенок. Давай дружить?
   Интересно, что для нее означало дружить? По моим самоощущениям... Во всяком случае, мне оказалось трудно представить, допустим, игру в салочки... Зато опять-таки очень хорошо представился Свест и... кое-что из нашего последнего общения...
   - А я бы тоже могла тебя учить! Я бы пересказала все, чему учили и учат меня. Ведь я еще не начинаю терять к этому интерес, как многие взрослые! А ты бы говорил со мной на смиати и, может, тоже что-нибудь пересказал? И книги у меня есть - я бы поучила тебя читать! Идем?
   - Как-нибудь в другой раз, - и все же я аккуратно освободился я из ее рук, - а сейчас я устал, очень-очень. Пойду домой подремлю.
   - Смотришь ты вовсе не устало, - насупилась она, - ну ладно, иди. Еще увидимся.
   Она стремительно упорхнула в проем выхода. Кажется, здесь решительно все воспринимают меня как некоего типа, который просто создан для того, чтобы им управлять, куда-то тащить и чему-то учить как несмышленыша. Просто деваться некуда. Даже эта мелкая... Ну, как надо было поступить? Нет, жрец, все же, кажется, мне не говорил, что нельзя ходить в гости к малолеткам... Что-то там еще Аркетт, помнится, вещал... Самое противное, что и просто прогнать ее, вроде, тоже не совсем соответствует местным обычаям... Уж не говоря о том, что я сам сейчас еле удержался, чтобы не попытаться ее догнать.
   Может, дело вовсе не в лукавых глазах, волнующих волосах, и изящной фигурке Лары? Может, быть все очень просто. И если бы ждала встреч со мной хоть где-то, хоть одна женщина, то не колотилось бы так внутри почти до дрожи, когда какая-то малолетняя дрянь... И пусть это была бы наирия хоть под триста лет... Ой, Риарин, ты сам-то веришь в то, что сейчас себе говоришь?
   Я прислонился спиной к каменной стене и сосредоточился. Да, линна, линна, линна дает силу, лечит, ей же можно задавить боль в душе, хотя не совсем и не всегда, но сейчас мой организм должен подчиниться мне... Лара, ты еще маленькая, я тебя не хочу...
   14. Как все.
  
   - ...Думаешь легко так вдруг перестать быть собой? Обратиться в неизвестно что, сменить привычки, друзей, а в итоге еще и перестать говорить родимым языком? Думаешь легко вот так запросто научиться понимать чужую речь, в кратчайшие сроки освоить новые, совершенно по-иному говоримые слова?
   - Да, ты у нас молодец, - согласно кивнул Виреск, - и, правда, года не прошло, а уже почти полностью освоился.
   - Я старался! Зато теперь я абсолютно свободен.
   - Ну, это ты не загибай! У тебя куча обязательств и прочь дороги нет.
   Обнаружив в пещере Вира постороннего, я не сразу решился пройти вглубь комнаты, хотя Виреск и сделал приглашающий жест, едва я появился на пороге.
   - Ну, если и загнул, то чуть, - незнакомый мне аллиол продолжил разговор, совершенно не обращая на меня внимания, - обязательства прирученного - малая плата за то, что теперь я расхаживаю совершенно один, не опасаясь нападений! Сколько нервов когда-то на этом было порвано! А здешняя охранная территория так велика, что мне, откровенно говоря, ее даже много.
   - Разве бывает много свободы? - усомнился я, все же проходя и присаживаясь рядом на циновке, - вот что касается меня, то если я знаю, что где-то есть граница, которую мне нельзя переходить, то я постоянно об этом как минимум помню!
   - Ну, это ты..., - Виреск шутливо ткнул в меня пальцем, - тебя вечно заносит. Кстати, познакомься - это Нирсель. А это, Нирс, Риарин...
   - Как же, как же - прослышан! - мой новый знакомый и не пытался скрыть своего любопытного взгляда. Только теперь я обратил внимание, что на смиати он говорит все же с довольно заметным акцентом.
   - Нирс здесь тоже особенный, - Виреск решил немного уровнять нас в информированности друг о друге, - его привезли в том году те черные, что прилетали из Латтарии. Не знаю, слышал ли ты об этом Рин?
   - Да, вспоминаю какие-то разговоры об этом... Так вижу, он вполне освоился.
   - Что он! - Вир заговорщически кивнул Нирселю, - посмотри как, ты сам, наэрл Риарин полноценно внедрился в местное общество.
   - Будто ты не внедрился..., - буркнул я.
   - Внедрился, - Виреск улыбнулся, - но, понимаешь ли, разница есть...
   - Да, разницы всегда есть наличие..., при любых переменах - вмешался в наш диалог только что представленный мне Нирс, - Не знаю насколько это можно равнить, но вот когда я жил в Латтарии моим хозяином был Анистан. Ну, то, что там прирученные аллиолы при хозяине, а не при племени, думаю, знаете? - мы с Виром согласно кивнули, - он хорошо ко мне относился. Но практически неразлучно держал при себе. Однажды прилетели черными Агори и с ними аллиол. Уж не знаю, зачем агорийцы решили создать нам условия для бесед, выступив переводчиками. Но гость через два перевода пересказал мне здешние порядки, обычаи, и я с тех пор думал только о том, чтобы селиться здесь. Пусть никто здесь не понимал моего родного языка, но я почему-то сразу удумал, что научусь какому-нибудь местному.
   - Рад за тебя, что сложилось, - заметил Виреск, - вот только почему ты решил изучать смиати?
   - Сам не знаю, - пожал плечами Нирсель, - мне, еще когда Латтаринцы были у вас до улета называли группу повторяющихся слов сразу на пяти говорах. И почему-то больше глянулся язык Смиалоэтов.
   - А мы и не знали, что наших прибыло! - улыбнулся Вир.
   - Да, ладно, я не о том, - вспомнив, что не закончил мысль, продолжил Нирсель, - я еще не ошибся и в другом. Действительно есть огромный разниц, когда ты словно придаток, пусть и благодушно настроенного к тебе человека-вампира, везде находишь только при нем, и когда на какой-то территории ты полностью предоставлен сам себе!
   - А ты жалел о свободе, которую потерял, оказавшись среди вампиров? - поинтересовался я, поймав на себе задумчивый взгляд Виреска.
   - О какой свободе ты сказал? - удивился привезенный в дар в конце прошлого лета аллиол, - до того, как меня, выброшенного перед зимовкой из пещер, взял в свою нору Анистан, я принадлежал обслуге третьего верховного правителя. Того, что узнавал волю Богов через центрального пресветлого жреца.
   - Ой, историю не путай, - заметил я, не особо желая вникать в хитросплетения верховных властей, - Ты лучше скажи, за что тебя наружу-то выставили?
   - Воля Богов, - пожал плечами Нирс
   - А Боги Гибаров не благоволят тем, кто сомневается в честности вождей, так? - произнес, видимо хорошо знавший его историю Виреск.
   - Я сам мог быть бы вождем, - сверкнул глазами на него Нирсель, - я принадлежу древнему роду повелителей Аролов. Было время - мои предки правили народом Гибаров честно и справедливо. Они не брали себе лучший кусок, когда в племени не хватало еды, они не занимали целой пещеры на каждого зимой, когда все остальные едва могли найти место лечь... Да и... Я бы вывел на чистую воду вождя, ко мне уже начинали прислушиваться!
   - Прислушались, да не те, - усмехнулся Виреск, - посему вождем ты не стал. Зато тебе было предоставлено почетное право освободить одно лежачее место в зимних пещерах...
   - Ты что пытался организовать в племени бунт против вождей? - у меня глаза полезли на лоб об одной мысли о том, что можно решиться на такое.
   - Да, а что? Сидеть и ждать пока эти жадные твари подомнут под себя всю общину, и уже никто даже не усомнится в том, что так и должно быть? Уже превратилось в театр Великое Вече, свернуты права на ежегодный глас...
   - Ой, и не говори..., - перебил его Виреск, - веришь, мы с Риарином, в нашем родимом племени о таких вещах даже и слыхом не слыхивали и как-то жили... А вожди на то и вожди, чтобы сверху стоять и нижних мять, дабы никто лишний головы без соизволение не приподнял. Впрочем, у нас, то есть у Смиалоэтов жреческая власть. То бишь созданная и освященная волей Богов. И, наверно, против Богов-то переть вообще немыслимо. Это тебе никакой-нибудь Великий вождь! Свято... кхм...
   - У вампиров тоже власть жрецов, - отметил Нирсель, - но такого беспредела я что-то не вижу... Может дело в Богах?
   - Не наше это дело - о Богах судить, - постановил Вир, - давайте, как лучше вам завара налью - как раз вскипел да угощу, чем могу. Рин, ты на меня так не смотри. Я о сластях.
   - Да, я и не о том смотрю, - отвернулся я, - знаешь ли, я уже накормлен вчера по горло.
   - Ну и как? Вкусно?
   - Тебе не понять, - огрызнулся я, невольно продемонстрировав почему-то выдвинувшиеся клыки.
   - Страшно, аж жуть, - беззлобно оскалился Вир, - здорово у тебя получается. Словно урожденный вампир.
   Я замер от его слов. Именно - словно... порой мне кажется, что я и не наэрл и не аллиол и не человек...
   - Вир аккуратней, сейчас бросится! - то ли в шутку то ли всерьез поостерег Вира Нирсель, - знаю я их, чуть что - и переклинило.
   - Вот и зови его после этого в гости, - Виреск и бровью не повел, - Хотя вон Рин с вампирами бок о бок, будучи аллиолом жил и ничего. Хотя характер у него, признаться...
   - И зубы тоже ничего отросли...
   - Хватит вам, - спохватился я, взяв себя в руки, - чего добиваетесь?
   - На, пей, - Вир протягивал мне дымящуюся чашу, - полегчает. Сэт здорово тебя при очередной встрече разозлил?
   - Да, нет...
   - Странно, обычно он старается... То молчанием изводит, то выдаст такое, что уж лучше бы помолчал. Хотя человек-то не плохой. Такой портрет моей Малиски нарисовал - словно сама глядит...
   - Ты мне покажи ее еще разок..., - попросил я, отхлебывая, - а то боюсь, не запомню, обещание не сдержу. У меня все же надеюсь скоро будет уйма свободного времени.
   - Конечно, не сказал бы - я бы сам навязался... Ты ведь уже вовсю на воле можешь гулять... Ну, хотел сказать не круглосуточно же наэрлы тебя...
   - Имеют, - спошлил я, одновременно принимая в руки чашу и отхлебывая из нее.
   Мы мирно пили свежий завар, закусывая белицей, винолинами и какими-то сладкими пластинами.
   - Тебе сатриильский, слышал, не дается пока? - поинтересовался Вир, отставляя чашу.
   - Да, не особо...
   - И, правда, зачем, если все и так неплохо понимают и сами подстраиваются... Да, нет, ты прав - освоить управление подкрылкам было куда важней...
   - И я о том.
   - Меня, видимо, из храмовых скоро просто выставят..., - довольно равнодушно перевел тему Виреск, - который раз уже намекает жрец. Тут ваш Аркетт к нему приходил, о чем-то долго говорили в соседней комнате. Свистели, скрипели... ни черта не понять...
   - Может тебе и ни надо? - Нирс встал, собрал и поставил на камин все три опустошенные чаши, само собой сначала наполнив их водой и бросив по щепоти трав в каждую.
   - Да, ведь обо мне - свое-то имя я выловить даже в их речи могу.
   - А я вообще как эти вопли слышу - порой не могу ни одного слова отдельного разобрать, - заметил я.
   - Рин, а правда, что вампиры произносят больше звуков, чем может слышать аллиол? - поинтересовался Нирс.
   - Правда, - вздохнул я, - так галдят, что я порой вообще теряюсь.
   - Привыкнешь..., - заметил Вир, - все ко всему привыкают. Я ж к тебе такому привык...
   - Рад, - вздохнул я - правда, рад... Хоть кто-то привык...
   - Да, брось..., - заметил Виреск, - ну, не привыкла к тебе такому твоя Ирлиинн...
   - Не моя... Теперь не моя.
   - А, может, и не была она твоей? Знаешь, иногда видят только то, что наиболее бросается в глаза, а когда это меняется, выясняется, что все остальное...
   - Может и не была.
   - Может, еще все образуется?
   - Может... Виреск... Но... - я запнулся вспомнив Агилару... после встречи с ней я пошел именно сюда, чтобы отвлечься... и уж точно о чем мне не стоит сейчас говорить...
   - Ты не настроен говорить об этом? - Вир меня понял, - А зря. Может, что интересное тебе б сказал...
   - Не хочу ничего больше знать. Я к тебе так зашел - посидеть. Не подумал, что будешь доставать...
   - Ну, как скажешь, - Виреск пожал плечами, - порядочно времени назад было ясно - жрецы ждали именно такой развязки, только, если бы они хоть чем подтолкнули, вместо того, чтобы обратное гнуть, то из одного упрямства...
   - Заткнись! - его не понимание начинало меня раздражать, - Мне что уйти? Или, может, все же о чем-то другом поговорим?
   - Ну, говори о чем хочешь, мы, так и быть, послушаем, - Виреск оставался не возмутим.
   - Что говорить? - не сразу понял я.
   - А ты мне свою историю расскажи - попросил вдруг Нирсель, - как попал сюда, как стал таким... хотя мне с трудом верится, что ты не от рождения вампир.
   - Да тебе, небось, все уже Виреск пересказал..., - проворчал я. Но, поймав взгляд, понял, что он хочет услышать все непосредственно из моих уст.
   Сколько же раз я прокручивал эту историю в голове, пересказывал порой кому-то что-то вслух... И снова, словно заново переживал каждый жест, каждый вздох, каждый оборот событий... Зря доставал меня как-то раз Ней, предлагая записать все под мою диктовку, пока я не начал забывать. Такое разве забудешь? Я бросил взгляд на почти немигающие глаза Нирса, который терпеливо ждал, что я начну рассказ. И вдруг на какой-то миг мне показалось, что все это было не со мной. Действительно, это просто ирреально, совершено невероятно, что когда-то было так, что я - не человек, не вампир. Пожалуй, не будь многочисленных свидетелей, я бы, пожалуй, начал подумывать, что мое пошлое мне просто приснилось... Зачем Нирселю слышать от меня самого - как я стал таким? Таким надо родиться или же это не поддающиеся разумному осмыслению прихоти Богов. И, тем не менее, еще раз поймав его просящий взгляд, я, слегка запинаясь, начал рассказывать... Две пары глаз уставились мне чуть ли не в рот. Вир смотрел задумчиво и сосредоточенно, хотя вроде бы и так уже все знал, Нирс чуть улыбался и порой покачивал головой, не скрывая местами своего удивления. Но мне не мешал ни тот ни другой. Воспоминания захватили меня целиком, я уже почти воочию представлял...
   Светлое солнечное утро... Начинался новый день. Кружили яркие бабочки, благоухали цветы... но это лишь подчеркивало ту тяжесть и ненависть, что скопились у меня на душе. Каэрс... накануне я заходил к нему. Он так и не отошел от последнего нападения нелюдя. Гады, твари, совсем жить не дают! Нельзя спокойно ходить по лесам: чуть что - на горле страшный шрам, внутри - дикая слабость, гнетет пронизывающая боль, а еще - всегда боишься потерять друзей... Как же я негодовал! В то утро, словно что-то взорвалось во мне. Я отчаянно кромсал заточкой молоденький верт, вырывал его из земли, очищал от лишних сучьев ствол, обрабатывал узловатое корневище, превращая бывшее деревце в оружие. "Ну, хоть чуть, хоть чуть этого гада зацепить" - это главное, что вертелось в моей голове и еще - "Неужели они настолько неуязвимы?" Нет, я почему-то верил, что отомщу! В тот момент я словно знал, что смогу: я огрею его, может не один раз... "Он надолго запомнит встречу со мной!" - повторял я как заклинание. Запоздало, помнится, сообразил, что дубине не надо быть на виду, а то тварь разглядит заранее - и все, не получится... Нелюди всегда сначала вырывают оружие, если оно в руках. Куда положить, чем прикрыть? Заметив на суку выброшенную мной пару недель назад котомку, я отказался от мысли возвращаться в хижину. "Ничего, и это сойдет", - решил я тогда, - "надо всего-то лишь прикрыть. И если уж вампир нападет...". И вот я уже шел по узкой чуть заметной тропинке в лес, весь обратившись в зрение и слух. Я почти не смотрел по сторонам, я не искал плоды, я лишь напряженно ждал... Наконец, уловив краем глаза движение, я резко развернулся и успел заметить серую тень, летящую на меня откуда-то сверху, самым поразительным образом ухитрившуюся сорваться с дерева не произведя ни малейшего звука. Не дожидаясь, когда эта тень собьет меня с ног и, заломив руки, вопьется клыками в горло, я резко вскинул руку с массивной, заранее припасенной дубиной...
   Как все изменилось с той поры, ведь прошел уже год... даже больше. О, Боги! Целый год... Или всего лишь год? И все это время я что-то теряю, что-то получаю... взамен? И если отказаться от чего-либо вновь приобретенного у меня, пожалуй, не хватило бы духу, то вернуть что-то потерянное я бы не отказался... Но можно ли вернуть потери и не отдать приобретения? Или... или пора оставить бывшее - прошлому и жить, просто жить? Как будто не было ничего этого, как будто все - как в первый раз, делать то, что хочешь, не выходя за рамки того, что должен и не должен и может этот новый "я" сможет стать лучше, чище, умней, чем...
   - И что? Тебе удалось его сбить!? - голос Нирса вывел меня из нежданной задумчивости и я продолжил рассказ*...
  
   * Полностью все события, прямо или косвенно связанные с превращением Риарина в вампира можно узнать, ознакомившись с романом "В наваждении танцующих лун". Кто еще не в курсе.
  
   Часть 3. Право жить
   15. Прогулки

--- 23-27 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   Я к такому не привык. Мои языковые возможности применительно к изучению сатриильского так и оставались никакими. Писать, читать еще что-то, но говорить... Видимо, это со временем стало настолько очевидно, что меня вдруг... отпустили. Жрецы, вожди, Лиран, будь он неладен... предполагаю, они совместно приняли решение, что мне пора отдохнуть от их совместной навязчивости. Наконец-то, я вновь свободен. Где-то внутри мучила совесть: и потому, что не научился не смотря на все старания, и потому, что я так и не выполнил данное Виреску обещание попытаться высмотреть его бывшую подружку, если, конечно, она действительно ходит по лесам. Где ее высматривать? На пути от Смиалоэтов к Моаи? В целом занятие казалось абсолютно безнадежным. И, очередной раз решив сделать это как-нибудь на днях, я снова, не желая отягощать себя какими-либо обязательствами, отправился гулять в сторону Ухту.
   Я всегда любил шататься по лесам, с ранней молодости. Даже в детстве бывало, ночевал в смиалоэтской роще. Теперь же мое новое серое тело предоставляло куда больше возможностей преодолевать без особых усилий большие расстояния, практически не уставая, и, я готов поклясться - я стал не только слышать, но и видеть иначе, все стало будто детальней и объемней... Глаза вампира... А если ими смотреть сверху на открывающийся вид... Когда все залито солнцем... Надо ходить и наслаждаться, пока опять не заперли в тесной каморке.
   Единственное приятное воспоминание о днях обучения - ненароком встретившаяся в библиотеке Агилара... Но я не уверен, что...
  
  
  
   ***
  
   Солнце еще высоко, и я действительно совершенно не устал. И находясь уже у подножия Ухту передумал возвращаться в замок.
   Я еще несся в кронах пытаясь вспомнить, что за племя находится в спонтанно избранном мной направлении, когда заметил, что погода стремительно портится. Дунул порывистый ветер, стало темнеть от резко сгустившихся сизых туч. Все говорило о том, что вот-вот настанет время дождя. Будет ли это короткий ливень или нудный, зарядивший на несколько дней дождь бесполезно было гадать, как трудно было предположить будет ли он сопровождаться бурей. Да, моя невосприимчивость к сатриильской речи, видимо, еще не раз выйдет мне боком и я не узнаю, предупреждали или нет жрецы. Хотя, с другой стороны, не всегда ведь они угадывают дождь.
   По-любому следовало поискать укрытие: если ветер усилится, ходить безопасно будет только пешком, а если начнется буря... об этом лучше не думать. Я устремился поближе к горному массиву - там я надеялся отыскать какую-нибудь пещерку. Немного побродив, я наконец-то разглядел слегка замаскированный вход. Это означало, что одно из подготовленных общественными работами убежищ готово меня принять. Таких под корнями деревьев и в горных массивах не так уж мало. Опытные жители дворца знали хорошо их местоположение в отличие от меня, но мне повезло. Я пригнулся увертываясь от ветки Эдра, которую швырнул в мою сторону расходящийся ветер. Да, мне не оставалось ничего другого как нырнуть в проем. Мои глаза еще не успели привыкнуть к темноте, как я почувствовал на своих плечах прикосновения чьих-то рук.
   - О мои шеееин, о еееет, шееееее, - пробормотал некто полушепотом, нежно обнимая меня.
   Мало того, что это, несомненно, была женщина. Это была женщина - аллиол! Ее-то как занесло сюда?
   - О ми ини я шеен джен чи, ми аза, - ее руки обвили меня, губы явно искали моих губ.
   Признаться, я был смущен - она что, меня ждала? Сразу я не успел сообразить, что если и ждала, то, конечно, не меня, а кого-то очень похожего... В нос ударил аромат ее кожи, на щеке я почувствовал пряди ее волос, и невольно мои ладони оказались на ее лопатках. Ее грудь прижималась ко мне, я ощущал жесткость сосков... О, Боги, как близко... Раздался ее журчащий смех и она отстранилась словно пытаясь меня разглядеть, от нее шло ощущение силы, линны, какой-то особой, ни с чем не сравнимой из того, что я ранее ощущал.
   И вдруг я почувствовал, что выдвигаются мои клыки, появилось возбуждение, но возбуждение совсем не то, которое следовало бы ждать в ее объятиях. Точнее не только то... Мне захотелось ее укусить, впиться в этот аромат шелковой кожи, ощутив на клыках ее упругую вязкость, втянуть в себя линну с ароматом пушистых волос и забыться делая ее силу своей. Именно так и никак иначе - для меня это был аллиол, преисполненный какой-то дивной силы, аллиол... и меня не спасало то, что еще накануне я оказался вполне сыт, побывав у Сэтэля. Какая дрянь эта его кровь, а тут... И я понял, понял, что еще миг и я потеряю над собой власть, я вопьюсь в шею этой очарованной кем-то дурочки и возможно не сумею оторваться вовремя. И тогда... предсмертная линна? Ее смерть? Я вздрогнул и рывком высвободился из ее рук.
   - Амии? Ваи эн ииии? - донеслось уже снизу.
   Темнота уже перестала быть для меня кромешной, под потолком я разглядел навес и за ним проем, и мигом оказался там. За ним был длинный коридор, пройдя по нему я понял, что это еще один вход. Однако холодный ветер и тяжелые капли дождя заставили меня вернуться назад. Но я предпочел остаться здесь, наверху. Какое-то время я пытался разглядеть внизу хрупкую фигурку, но не смог - видимо девушка спряталась или просто присела на пол.
   Время шло, и вдруг через нахлынувшую полудрему я снова услышал нежный шепот внизу. Приглядевшись, я увидел две обнявшиеся фигуры. Так значит все же кто-то из наэрлов все же завел отношения с аллиолкой. Меня разбирало любопытство кто это мог быть: молод он или стар, скрывает ли свои отношения от других или просто до меня не дошел соответствующих слух. Я уже думал, что обязательно его расспрошу, но вдруг понял, что внизу происходит что-то не то: сначала послышался затихающий стон и вскоре силуэт девушки обвис на руках наэрла и сполз на землю. Тот какое-то время простоял как столб потом, выкинув подкрылки, бросился в сторону, к счастью, не в мою. Я не успел больше ни о чем подумать - в пещеру ворвался еще один наэрл... Что-то многовато... Тот крик, который пронизал стены пещеры невозможно забыть. Он орал в голос, обнимая и прижимая к себе тряпичное тело. Затем вдруг подскочил все еще держа девушку на руках и закричал в пустоту перед собой:
   - А"""эн ошрам"' шин 'ома эт""т навилиииии! - и упал рыдая
   Эхо разнесло этот стон по пещере, повторив его несколько раз, и я вдруг понял, как это уже как-то было со мной, абсолютно точно понял, что именно он прокричал: мы вправе быть только вне жизни. То есть, нет, не так, по Смиалоэтски это скорей означало бы: "Мы не имеем права жить"! Я вдруг представил себе, что на месте убийцы его возлюбленной мог бы быть я, и мне вдруг показалось что, по сути, он прав! Может именно поэтому, в этот раз я понял этот странный язык...
   Оставаться здесь больше не было сил: пусть лучше ветер ударит меня о скалу, а дождь изобьет холодными водяными прутьями - это лучше чем купаться в горе, затопившем эту пещеру. Меня охватило волнение: одновременно с ощущением непоправимой беды я вдруг вспомнил ту притягательную силу, которая чуть не заставила меня... Изнутри волной вспыхнула жажда: дай, дай втянуть в себя эту силу, эту любовь, эту... Даже сейчас мое тело потребовало насытить его кровью... Я еще раз бросил взгляд вниз и столкнулся со взглядом наэрла... Учитывая расстояние, он вряд ли мог меня узнать. Я ведь и сам не разобрал черт его лица. Признаться и то и другое меня устраивало, больше не медля, я бросился прочь.
   Выйдя наружу, я понял, что дождь закончился, а ночь уже вовсю вступила в свои права. Я несся среди мокрой листвы не останавливаясь до подножия Ухту. И только там решил передохнуть. В небе почти сошлись желтый и голубой шары двух лун. Теперь я был уверен, что это именно шары, а не плошки, как казалось ранее. Они рядом, но до их полной встречи, высшего двулуния, как минимум два-три дня. Мне это показалось странным. Ну и, действительно, когда еще такой кошмар мог произойти как не... И все же в этот раз не совпало.
   Собравшись с духом я уже не останавливаясь домчался до своего жилья.
  
  
   ***

--- 28 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   На следующее утро я смог взглянуть на вчерашнее происшествие спокойней. Ну да, и такое, наверно, бывает. Тем более, что сам-то я ни чем не виноват. А аллиолы гибнут иногда от зубов людей, и я всегда это знал. И смирился, собственно. Ну да, у меня на глазах впервые, но все когда-нибудь бывает первый раз. Как же вопил тот наэрл, но какое отношение это имеет ко мне? Я просто хотел переждать дождь и я его переждал. Не я поддался искушению запитаться линной аллиольской девушки, не я впился ей в горло. Да, в какой-то момент хотел, но справился ведь - можно собой гордиться. Жаль, конечно, что все именно так, но жизнь есть жизнь.
   Я присел на лежаке, стряхнув с себя клок сухой травы, достал еду, выпил воды. Все обычно как всегда. Возможно, вскоре заглянет или Аркетт или Ней. Или я сам могу к ним зайти. Рассказать им обо всем? Зачем? Им не обязательно знать каждое мое приключение.
   Нияст действительно вскоре заглянул и мне, признаться, стоило некоторого труда не разболтать ему как меня чуть не переклинило и как на моих глазах была убита девушка. Впрочем, то, что я успел почувствовать, находясь рядом с последней, накрывало меня волной, едва я касался этого мыслью... Да, я стыдился, и именно это, а не усилие воли удержало меня от рассказа.
   Поболтав с Неем из башни я вышел один. Он, видимо, понимая, как они достали меня всем караулом в процессе попыток обучения, снова с пониманием стал относиться к тому, что мне нужно ощутить свободу. Да, наверно, и своим смиренным подчинением я заслужил того, чтобы ни у кого не возникало ощущения, что с меня нельзя спускать глаз.
  
   ***
  
   В этот раз я наконец-то пошел в сторону Ашенген. Легок разыскав в лесу дорогу соединяющую племена Моаи и Смиалоэтов, я устроился на суку верта и стал посматривать, размышляя о своем. Действительно, на дорожке не так уж редко появлялись женщины. Поглядывая я все же не мог отделаться от мысли, что сколько Виреск не показывал мне портрет - Малис мне не узнать. Это для него она самая-самая незабываемая, а я видел одни и те же фигурки, потоньше, покрупнее, с немного разными прическами, но как узнать ту? Тем более что лицо на кругляше, даже если Сэтэль нарисовал его очень похоже не выглядит точно так, как я вижу эти лица сейчас, сверху. Совершенно другой ракурс. Не спасет даже зрение вампира, куда боле детальное и четкое, чем раньше. И все же я продолжал сидеть и на суку и рассматривать каждого бредущего внизу человечка. А может я увижу кого-то из моих сестер? Или брата? Растившая меня с младенчества Амирока, более чем вероятно, начала прогуливаться из поселения в поселение одной из первых: ведь геттам всегда пользовались большей свободой. Две другие сестры, которые были замужем за мужчинами Моаи также вполне могли пойти навестить мать. Но, увы, нет, нет и нет - как ни удивительно из тех двух десятков людей, что в этот день прошли подо мной не было ни одного по-настоящему хорошо известного мне аллиола.
   Я уже собирался уходить, когда очередная фигурка вдруг заставило мое сердце биться быстрей. Немного полноватая с не совсем твердой походкой... Да, да, да - я не мог ошибиться. Внизу шла моя мать. Явно усталая она возвращалась от Моаи. Гостила у сестер? Я решил проследовать за нею. Она шла не торопясь, я же нарезал несколько кругов, убеждаясь, что в непосредственной близости других аллиолов нет. Подойти, попробовать поговорить? А если заметят? Таких бед я ей не хотел. Да и будет ли она со мной разговаривать? Я ведь больше не ее сын и не похож... Собственно не было никакого смысла... Но она все шла, а я все еще держал ее в поле зрения. Мы были совсем неподалеку от деревни, когда она вдруг сделал что-то абсолютно для меня неожиданное. Сошла с тропинки, пошла куда-то в сторону. И... раздвинув ветви эрсы смело залезла в пещеру ствола эвкалина! Сама нашла или ей кто-то показал? Кто?!? Я терялся в догадках. А вдруг моя мать, как та аллиолка... Нет, этого не могла быть - мама не в том возрасте, чтобы теперь вдруг начать общаться с нелюдем. С возрастом консерватизм в людях растет. А еще пару танцев лун назад как любая женщина не выходила в лес за пределы поселения. В конце концов, оглядевшись еще раз, я решился зайти в дупло за ней. Ну... если закричит - просто выйду. А если упадет в обморок? Я решил об этом не думать.
   - А, это ты, - это были первые слова моей матери, когда я оказался внутри.
   Она сидела в глубине, вытянув ноги и явно собиралась перекусить. В пещере эвкалина днем никогда не бывает кромешной тьмы: немного света всегда проникает внутрь через небольшие щели в древке... Однако представить себя, что она вот так сразу меня узнала здесь и в таком виде... Мысли заскакали как сумасшедшие... наверно это Гай разнес по всей деревне каким я стал и теперь... Неужели меня все будут узнавать?
   - Да, это точно ты, - тем временем продолжила моя мать, отложив сыть, - нелюди, до которых хоть раз снизошел человек поговорить, уже никогда не оставляют его в покое. Они снова и снова появляются на его пути вводя в грех общения. Я слышала о таком. Долго же тебе пришлось ждать пока я окажусь в лесу, где, серая тварь, можешь ходить ты... Ведь больше 20 лет прошло...
   20 лет назад? Нет, это был не я, я еще, разве что, не так давно тогда родился... Выходит...
   - Я хотела, чтоб ты, сволочь, меня нашел и я всегда, когда бываю рядом захожу сюда, где ты... - тем временем продолжила женщина, - я хотела еще раз заглянуть в твои лживые глаза... на склоне своих лет... ты не убил меня тогда, но ты испортил мне всю жизнь. Мой сын из-за тебя родился проклятым, я видеть его не могла... его проклятье перешло и на мою дочь... Что ж ты молчишь? Тогда-то ты много чего говорил!
   - Это был не я - наконец-то я выдавил из себя очевидное, - так вот почему ты считала, что твой сын проклят?
   - А каким он еще мог быть, если такой, как ты, затащил меня сюда? Если такой как ты... - она закрыла лицо руками...
   Ничего себе дела... еще несколько слов с ее стороны и получится, что я - сын вампира... Но ведь полукровок не бывает? А вдруг бывает? Ну, допустим, когда не аллиолы с вампирками, а наоборот... а дети-то вампиров выглядят как все аллиолы, пока... вот тебе и все загадки моего преображения... Но как моя мать... ведь женщины не выходили из деревни! Неужели нелюдь рискнул зайти на край поселения, выхватил женщину и... Представить такое мне было сложно... Вот об этом, может, и стоило бы поговорить со жрецом...
   - Уходи, - вдруг попросила она, - раз ты все равно не тот... зачем тебе старуха...
   - Ты еще не так стара ма... женщина... Ты еще даже можешь создать семью...
   - Моя семья - это мои две дочери, что живут у Моаи, двое моих сыновей убиты во время войны, а мой проклятый сын ушел к нелюдям и вернулся в племя только для того, чтобы...
   Она заплакала.
   - Не рассказывай, - попросил я, не желая выслушивать из ее уст историю моего предательства, - лучше скажи как Амирока...
   - А что ей будет шлюха и есть. Уж дело к закату все пляшет... Но откуда? Имена моих детей не знал даже тот! - вдруг спохватилась она.
   - Я - Ри... я хорошо знаю Риарина... Ты не хочешь узнать как он?
   - Не хочу знать как он, серая тварь. Пусть живет тем уродом каким стал и кормит собой нелюдей раз уж ему это так нравится, что он пришел за одним из них... А если он умер...
   - Если б ты узнала, что он умер, ты жалела бы? - мне так хотелось услышать "да"...
   - Нет, - покачала она головой, - он давно умер для меня...
   - Когда пришел за вампиром?
   - Когда ты взял его на руки! Теперь я поняла! Я - женщина, ты не мог достать меня и ты нашел моего сына!
   - Так он же был не нужен тебе?
   - Так получается... Мне было тяжело держать его на руках, после того... Я отдала его дочери, но проклятие перекинулось на нее... А с сыном все равно все стало не так.
   - Так после чего тебе не хотелось держать его на руках?
   - А то ты не знаешь, ты же сам...
   - Я же сказал - это был не я, я лишь знаю Риарина. Да как ты вообще могла оказаться рядом с...
   - Нелюдем? Тебе незачем этого знать, этого не знает никто...
   - Ты не выйдешь отсюда пока не скажешь мне всего - я преградил собой путь. Подумай о дочерях внуки, небось, там - не зря ж таскаешься, ноги бьешь?
   - Да, мужья девочек не отпускают... строгие попались... Да что там ходят-то вдовы да геттам... Хоть так, вообще думала не увижу как обменяли их туда... Выпусти - домой мне пора.
   - Нет!
   - А тот, другой, был добрее...
   - Который сюда затащил - добрее?
   - Я была в роще у деревни... И вдруг грохнуло так, что заложило уши, вспышка, гарь... Молния попала в дерево. Я это поняла уже потом, когда пришла туда через несколько дней. Раскололо липолу пополам... Там еще потом детишки перемазались...
   - Это было уже позже - напомнил я...
   - А тогда... Я себя забыла, я бежала не понимая куда. И оказалась не в деревне, а в лесу, и все сверкало, гремело, падало... Будто я не наверху, а в жерле земли... Кажется, я кричала... И тогда он затащил меня сюда... Крепкие сильные руки затащили меня сюда... Мужчина, я думала это просто мужчина...
   - А ребенок, ребенок был у тебя на руках?
   - Он был вот тут, внутри - она показала на живот и запросился наружу как раз тогда...
   - И когда ты поняла, что тебя затащил наэрл?
   - Что?
   - Как ты поняла, что это не мужчина, а вампир?
   - Сверкнула очередной раз молния и я поняла, что это серое лицо... Он что-то говорил мне, успокаивал и гладил по голове... Я была в таком шоке, что даже не пыталась его отпихнуть, мне даже не было страшно...
   - А потом?
   - А потом родился проклятый... Первый, кто держал его на руках была серая тварь... Потом я сама спала в его руках... Когда я проснулась, то рядом хныкал младенец, лежали плоды... был даже сосуд с водой... Больше я ни разу не видела вампира так близко.
   - И ты...
   - Я не смогла этого забыть... Я корила себя, я испугалась покаяться жрецу, когда я укачивала младенца, то мне представлялся он на руках вампира... Я не могла его качать...и
   - Дальше я знаю, - перебил ее я, - я тоже могу тебе принести плодов...
   - Не надо.
   - Только ты, пожалуйста, и сейчас не кайся? Хорошо? Пожалей моих сест... Твоих дочерей и внуков...
   - Тот тоже говорил, что надо молчать и я послушалась... Боги не простят...
   - Простят, я знаю...
   - Что ты знаешь, серое проклятье леса...
   - Все, теперь практически все... Ты залезай сюда иногда... Я наверно все же принесу тебе сюда плодов...
   Обратно я шел медленно и неохотно... Вот оказывается как... я родился на руки наэрла... Кто это мог быть... Да, даже и Свест: он ведь был примерно моим ровесником тогда... А впрочем, много кто...
   А это рассказать жрецам? Я задумался... Нет, это я наверно мог бы пересказать только Свесту. Но он по-прежнему сторонился меня...
   Вернулся я домой уже затемно. И так никому и ничего не сказал... А через пару дней закончился месяц Тэнь.
  
   16. Зверь

--- 30 день лунного танца Ресонди

(смиалоэтского месяца Тэнь)

  
   Лунный танец Ресонди, он же Смиалэтский Тэнь закончился как обычно. Привычный праздник встречи лун... Свест ухитрился повесить на меня Лару, и я отмечал встречу не с теми, к кому привык, а с другими наэрлами. Ну да, здесь не принято детям сидеть рядом с родителями в такой день. За редким исключением. Надо сказать, Агилара вела себя немного скромней. А компания так увлеченно пересказывала сюжеты древних книг, что меня стало даже задевать, что я не знаю многого из того, чему здесь обучен каждый подросток.
   Впрочем, умность беседы не помешала Ларке в какой-то момент броситься мне на шею обниматься... И мне вдруг представилось, что еще миг и... выдвинутся мои клыки и я захочу не... а впиться, резко, сильно, причинить ей боль, лишить ее силы. И это словно отрезвило меня от пьянящего чувства, которое давно уже кружило мою голову не только в ее присутствии, но и при воспоминании о ней. Вот почему я отстранялся или настолько формально целовал ее в щечку, что она сама возвращалась к древней истории... Возможно, ей было даже обидно... Но не помешало в какой-то момент впиться мне в шею...
  
   ***

--- 1 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   А наутро в первый лунный день меня уже привычно поджидал Сэтэль.
   - А, тварь, приперся? - его способ общаться по-прежнему оставлял желать лучшего.
   - Не приперся, а пришел, а ты не боишься, что доведешь и порву ненароком, - оскалился я.
   - Смелости не хватит, - парировал Сэт, - зачем тебе лишние неприятности...
   Он оказался прав, неприятностей мне уже хватило... видимо я больше не Бешеный... Грусть...
   - А ты, видимо, запредельно смел, - все же не мог я не попытаться задеть его хотя бы словами, - как тебя, великого художника, верховный жрец порешил прибить - мигом прибежал сюда, к нелюдям...
   - Позли меня, позли - самому ж приятней будет...
   - Уговорил...
   Я рванул с места и швырнул его как соломенную куклу на лежак, сам завис сверху, давая вдоволь налюбоваться оскалом... Он попытался вырваться - я сделал движение как будто собираюсь порвать... и отскочил обратно на пол...
   - Я пошутил, - выдохнул из себя...
   - Да, молодец, веселый... Ладно уж, подходи, кормись...
   Да, уговорил, тем более что я за этим и пришел...
   - Я хочу нарисовать твой портрет, - произнес он, когда с запиткой линной было покончено.
   - Зачем?
   - Может, пока буду писать, пойму как нормальный смиалоэтский парень мог превратиться в такую тварь. А может в детстве тебя уронили как-нибудь не так?
   - Меня мамка на руки наэрлу родила, - неожиданно признался я...
   - Врешь, небось, или шутишь...
   - Сам только недавно узнал... Мамка рассказала...
   - Тебе? Неужто узнала...
   - Не мне. А просто наэрлу-вампиру сильно похожему на того... Ну да, мы ведь все суть на одно лицо?
   - Не совсем, но женщинам уж точно незаметно... Ну, так что: дашь нарисовать свой портрет - побудешь пока морду твою срисую?
   - А Малис ты со слов рисовал...
   - Ты б знал сколько тут сидел Виреск и мне каждую черточку пересказывал, а я то так, то эдак... а потом и выгнал его, собрался, соединил все в одно и сделал несколько вариантов... Один, вишь, подошел... Ты действительно мамку свою углядел?
   - Ну, сказал же...
   - Совести нет у вас серых, мог бедную женщину в могилу загнать, ах е мая...
   И не ее первую... еще чуть-чуть и это сорвалось бы у меня с языка.
   - Если приду чтобы дать себя срисовывать - то только если расскажешь за что Смиалоэты тебя, - бросил я выходя...
   - Заметано, - неожиданно услышалось в ответ.
  
   ***
  
   Что-что а уж линну Сэта точно стоило выгулять. И, не раздумывая, я направился к Ашенген. Еще возле обвод-горы мне почудился на себе какой-то уж очень пристальный взгляд. Но я только отмахнулся от непонятного чувства тревоги, на миг пронзившем меня. Это все Сэтэль... Привыкну когда-нибудь.
   В следующий раз такое же ощущение возникло когда я любовался видом стоя над пропастью долины Ашенген, это вызвало во мне лишь отстраненные размышления почему именно этот прекрасный вид... А уже вскоре я лежал прижатый к земле пытаясь не вдыхать аромат прижимаемого ко рту полотнища. Куда там...
  
   ***
  
   Очнулся я привязанным к какому-то бревну, надо мной были освещенные факелом своды пещеры. В голове плыл туман, подташнивало и, даже не шевелясь, я понял, что чувствую слабость и ломоту во всем теле. Вскоре я понял, что только что меня окатили ледяной водой и именно это и дало мне возможность вновь обозревать мир. Провала в темноту перед этим я просто не заметил.
   - Ну что - хорошо тебе? - раздался голос неоткуда.
   - Не очень... - голова категорически отказывалась соображать, сознание отказывалось верить.
   - Теперь ты поймешь, каково было ей в последние мгновения в твои последние часы!
   - Какие мгновения? Кому ей? Мне что-то плохо - развяжи! И вообще, что...
   - Ты уже забыл ее? Ну, что ж - я напомню... Это та, которую ты безжалостно выпил в пещере неподалеку от проживания племени Джадж. Мне-то ее не забыть до самой смерти и то же самое придется сделать и тебе.
   - Я не трогал ее, - несмотря на тяжелую голову, я все же понял о чем он, - и я и так буду помнить ее, сколько бы не прожил...
   - Проживешь ты недолго, - вновь не дал мне договорить он, - я спустил твою кровь в землю, прокусив вены на ногах и линна в тебе скоро закончится. Ты узнаешь что значит умирать от того, что сила покидает тебя.
   - За что? Это не, не я ее..., - дыхание перехватило.
   - Зря ты портишь обманом свои последние часы. Я видел... да ты успел отойти достаточно далеко, и было достаточно темно, чтобы ты мог надеяться, что я не смогу тебя узнать. Но я поймал твои сверкнувшие глаза. Это было странно, только потом я узнал, что есть один человек в мире, у которого могут загореться не красным, а желтым глаза. И этот человек ты - переделанный аллиол. И это символично. Ты в первую очередь не имеешь права жить!
   В этот раз я успел понять, что мое сознание ускользает в никуда...
   - Нет, так быстро ты не умрешь!
   К моему лицу что-то поднесли и что-то залили в рот. Когда удалось снова нормально вдохнуть, в голове немного прояснилось, я даже попытался вырвать руку, но связан я был достаточно крепко.
   - Ты сошел с ума, - пробормотал я.
   - Да, может я и сошел с ума, когда увидел ее на полу четыре дня назад.
   - Ты не в себе, ты ничего не понял, сегодня уже не 30-е, чтобы творить такое безумие!
   - Ты угадал, на меня не нашло затмение лун, я подготовился к этой встрече с тобой вполне осознанно, чтобы потом никто не говорил, что луны смутили меня, это не луны смутили меня. Это высшая справедливость торжествует! Я бежал к ней в любой день, а она меня ждала... Это место... Я узнавал, чтоб отомстить, ее памяти... я искал место и случай, я... Она ждала меня, а ты...
   - Я был не причем! - прервал я его все более бессвязную речь,- Но даже если это было бы не так, то разве ты имеешь права меня судить - предоставь это жрецам.
   - Они не поймут и не осудят... Это же наши жрецы, такие же как мы... Мы не имеем права жить...
   - Так я почти и не жил, как все вы, - парень был явно не в себе и сейчас мне уже не казалось, что в последнем своем утверждении он прав, хотя бы потому, что начал с меня.
   - Ты убил ее, - он почти провыл последнее, - мне теперь незачем жить... но и ты, ты жить не будешь. У тебя будет время понять, как она умирала... Это единственное, что я могу сделать для нее.
   - Я был не один в той пещере и это был не я!
   - Поздно, я видел, я все видел, и слышал, и понял...
   Он зарыдал, а я сделал еще несколько отчаянных попыток высвободиться. Бесполезно.
   - Да, ты был не один, - он снова обрел способность связно говорить, - была она и на твою беду пришел я. И это не случайно, это было, чтобы я мог отомстить. Я сейчас уйду, а ты останешься здесь навсегда. Для тебя - навсегда. Не думай, что тебя скоро найдут. Вовремя не найдут. Вход в эту пещеру залит водой, от него сюда длинный путь - наружу не пройдет ни один звук. Есть еще щель наверх, в нее идет воздух, но она тоже извилиста... врядли тебя услышат, да и сил кричать у тебя будет недолго. Твой крик разве что поможет тебе быстрей потратить остаток линны, но не настолько, чтобы ты не смог прочувствовать то, что сделал с ней, так, как это прочувствовал я!
   Только в этот момент я понял, что все это он говорит всерьез, что это не попытка меня попугать, добиться признания или чего-то еще. Он действительно хочет обречь меня на гибель. Губы онемели. Но, даже если бы я смог говорить, навряд ли он слушал...
   - Факел будет гореть - любуйся его бликами. Ты будешь терять сознание и приходить в себя, ты будешь видеть блики и падать в темноту. Не знаю, что случится раньше - погаснет факел или сломается регуляция твоего тела. Мне, признаться, все равно. Прощай!
   - Стой! - ко мне вернулся голос, - стой!
   Я кричал, кричал во всю мочь, так, чтобы он слышал мой голос и на изгибах коридоров и щелей, и даже в воде... надеясь, что он одумается... Кричал пока не охрип.
  
   ***
  
   Верится, хочется, так хочется верить, что все это неудавшаяся шутка. Что сейчас вернется мой мучитель и скажет, что у меня было время понять. И развяжет меня и мы пойдем домой. И я попытаюсь ему еще раз объяснить... Я убью его, гада! Я убью его! Тварь, паскуда, мразь...
   А еще время спустя я был готов его расцеловать уже только за то, чтобы он пришел и освободил от веревок затекшие запястья, только за то, чтобы встать с врезающейся в кожу коры, только за то, чтобы почесать зудящий нос. Не выдержав я стал концентрироваться, чтобы погасить неприятные ощущения от неудобств и мне почти это удалось, но в тот же миг я провалился в тяжелый сон...
   Ныл тупой болью затылок, горела спина, в суставах пульсировала боль. Изнутри тянуло: пей, пей... Это было какое-то безумие, ведь нечего было есть или пить... Но раз ноет, тянет, болит, значит, я не умер, значит, я не сплю... Синие русла вен на уровне глаз, я делаю рывок, губы впиваются в кожу, сейчас потечет она... Пустота... Перед глазами свет на камнях... Ноет каждая мышца, каждая кость, их оказывается больше, чем я подозревал. О! Человек - он затаился на потолке, едва проскользнула эта мысль - тело делает непроизвольный рывок, но веревки не позволяют этот маневр. Да и человека никакого нет - это игра пламени наверху. Кретин ты, горе-любовник - она не могла чувствовать то же, что и я. Если бы ты вернулся... Клыки пробивают собственную губу, кровь, линна есть... Темнота.
   Как же надоел этот сумрачный свет... Жив я или мертв? Я не чувствую ничего, тела будто нет, но если я умер - душа должна бы лететь в обитель Богов, а передо мной все тот же потолок и кончик носа вижу, скосив глаза, он все на том же месте... зудит... Что ждет меня там - куда я приду без тела, а может и нет там ничего? Снова начинает мутить, привычно уже улавливаю начало провала в никуда, но собираюсь и опять вижу кончик носа и потолок. Значит, у меня есть еще немного времени, значит еще не сейчас не сей миг получу я ответ на этот вопрос. Как же надоел этот сумрачный свет! И тут он погас...
   ***

--- 2 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   ...А он больше не проживет! Каждому свое время, свой срок. Да, иногда такое случается... Да, его собственная вина. Нельзя становиться таким! Мир не настолько хорош, чтобы вот так, по глупости превращаться не знамо во что. Наверно самая страшная болезнь, когда люди перестают быть людьми, когда они опускаются до уровня самого страшного зверя, который делает нечто только потому, что ему затуманило порывом мозги. И еще можно понять спонтанный рывок, но когда речь идет о цепочке последовательных действий, когда человек практически сознательно шаг за шагом приближает себя к тому... И вот - пропасть...
  
   ***
  
   Где-то так себе я это и представлял - залитое светом пространство и чуть расплывчатые фигуры Богов... О! Какие чудные голоса... Жаль не могу сконцентрироваться, чтобы понять слова... О, какими веет от них добротой и теплом, веет линной... Линной?! Этого состояния невозможно описать: трясет, бесит, рвется тело, рвется каждой мышцей! Оно все еще связано? В долине Богов нет веревок и пут. Значит я живой?! Дайте же мне, дайте... Рот пересох, говорить невозможно и рваться сил нет - вдруг опадает весь мышечный спазм, но изнутри тянет и бьет... взять! Любой ценой взять!
   - Еёёёё как глаза горят желтым, жуть.
   - Это, того, хорошо ж, ээээ, так я подойду... или... я, да?
   - Аэм... ммм загрызет... Только не развязывай!
   То, что я впился и тяну линну в себя я не сразу смог понять, и не сразу осознал к чему это раздался чей-то вскрик... И еще жадно глотая боялся, что это сон и так хотелось напиться до того как придется вернуться в жуткую реальность. Но я пил, над животом бешено пульсировало, хотя я еще только пил. Ослепительный свет превратился в обычный факельный, а фигура обрела вполне четкие человеческие очертания. Лиаст, о Боги, он, он все же меня нашел! Меня же не могли не искать, и он нашел... Я думал, а линна втягивалась внутрь непроизвольными движениям горла. Второй наэрл подошел и прижал пальцами точки за моими ушами - сам собой раскрылся рот и Лиаст поспешно убрал руку, но я уже, сделав чудовищное усилие, дотянулся до руки второго и снова пил! И ничего не мог сделать с собой, хотя уже понял откуда стон...
   - Аккуратней, аккуратней его снимай, придерживай, а то мы тут с ним жить останемся! Хоть и недолго. У нас самих сил выбраться не хватит. Бедняга...
   Да, я совсем чуть-чуть не успел вцепиться в одну из рук, которые в этот раз заставили меня отпустить.
   - Развязывать его явно нельзя, - заметил Лиаст, - он нас тут до костей раздерет, а если выберется...
   - Не выберется... Почти впустую пьет...
   - Думаешь?
   - Надо за жрецами бежать. О, Боги, может, еще не поздно.
   - Иди Ирэнт, я здесь подожду.
   - Только больше к нему не подходи...
   - Не волнуйся - я еще пожить хочу... Только быстрей!
   Тем не менее, Ли подошел, коснулся моих ног и отдернул руку... Посмотрел мне в глаза:
   - По крайней мере, ты еще живой!
   - Лиаст, мне надо линны, Лиаст, - взмолился я, - я не буду раздирать...
   - Будешь! Потерпи! Еще немного потерпи, я все равно не смогу тебе помочь! Ну, очень прошу - протерпи....
   На его счастье я потерял сознание.
   А вернулся в него уже снова кого-то разодрав... Именно в этом порядке: сначала разодрал, а потом вернулось сознание. Это был жрец... Другой служитель Богов вместо того, чтобы заставить меня раскрыть рот, накрыл мне нос салфеткой.
  
   ***

--- 3 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Когда я проснулся, мне уже не казалось, что я достиг обители Богов. Голова не кружилось, глаза нормально видели и лежал я на мягчайшем фаррисе. Я приподнял руку и... устал от этого невинного движения. Не поверив попытался еще раз, не обращая внимание на нарастающую слабость потянулся к лицу и разглядел, что запястье все же стянуто веревочной петлей. Да, я все еще был привязан и все еще в той же пещере. Хотя меня перенесли вглубь, сделали постель. Но не освободили полностью от пут.
   Рядом со мной оказался Ней. Я успел заметить как мрачноватая озабоченность сменилась на его лице улыбкой.
   - Привет! - произнес он.
   - Как, как вы меня нашли? - произнес я с трудом.
   - Потом, потом тебе все расскажу, пока молчи, ты слишком слаб...
   - Почему я все еще здесь? Я хочу домой!
   - Ты, - Ней нервно закусил губу, - ты не в порядке, твоя кожа как высохший лист. Если вынести тебя на улицу, то ее легко повредить, а там еще ветер, жара...
   - А на выходе отсюда должна быть вода...
   - Маленькое дождевое озеро на входе спустили, выкопав ров... Ты видел его?
   - Нет...
   Ней наклонился ко мне слишком близко, во всяком случае, достаточно близко, чтобы я смог захватить его шею и притянув вцепиться что было сил в плечо. Я был в шоке от своего непроизвольного порыва, но ничего не мог поделать - мой организм пил...
   И снова чуть позже чьи-то руки отжали мой рот... Нияст отпрянул зажав кровавую рану, к нему прижался Аркетт.
   - Ней, извини, я не...
   - Молчи, все нормально, молчи, - я успел заметить как Аркетт, так же как и ранее Ней, поправил лицо на более благодушное, - мы тебя все равно собирались покормить как проснешься.
   - Странно, я все еще не сыт и...
   Я не знал как это объяснить, но когда мое тело само не делало рывок кого-либо разодрать - мне было трудно пошевелить даже пальцем. И мне не удавалось, совершенно не удавалось уловить поток линны внутри, чтобы себя восстановить.
   Появившуюся рядом руку Аркетта я так же безжалостно порвал, но и новая порция линны не дала мне сил. Мурашки под кожей. Неужели отказ системы саморегуляции это оно и есть? Вот почему у Нея такое мрачное лицо, вот почему и Аркетт не сияет от радости, что меня нашли...
   - Ней, мне грозит башня стариков?
   - Рин, пока не надо об этом говорить, успокойся...
   Его рука снова оказалась ближе чем длина веревок привязанных к моим запястьям, я снова успел ее перехватить...
   Когда меня, очередной раз не ощутившего насыщения, Аркетт вынудил отпустить его, я не мог сдержать слез. Этот жадный зверь внутри меня действительно не имел права жить...
   - Риарин, это хорошо, что ты бросаешься, - попытался успокоить меня Аркетт, - это значит, что твой организм еще ищет силы. Просто он слишком опустошен и у него не хватает сил...
   - Усвоить силу... - я все прекрасно понимал.
  
   17. Вот и все
   Не проходящий туман. В тумане меня вертят, чем-то обтирают, поят из бутылочек, что-то балагурят в уши, в тумане я раздираю любую оказавшуюся в досягаемости плоть. И как только у наэрлов хватает самообладания мне подставляться?
   Мы, голодные серые твари не имеем права жить. Мы лишь притворяемся, по настоящему внутри мы жадные до крови дикие звери, которым ничего не стоит мучить, раздирать, убивать. Это понимаю по себе... Язык не шевелится, все это сказать. Туман чередуется со сном.
  
  
  
  
   ***

--- 21 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Я опять проснулся, и, еще не успев открыть глаза, почуял рядом тело. И следующий миг ощутил себя в него впившимся... Неужели это никогда не пройдет? Нет, все же линна хороша! Сила, "сила - это единственная ценность в жизни" - вспомнились чьи-то слова. Кажется, ко мне вернулась способность получать удовольствие от питья крови.
   - Ээээ, э не увлекайся! - голос был до боли знаком, но с таким же успехом он мог обратиться к Ухту с предложением течь вверх. К счастью Свест смог вывернуться и обеими руками найти за моими ушами точки, которые позволили ему меня снять. К счастью, потому что, кроме нас двоих, в пещере никого не было. Он отошел, а я в первый раз нашел силы сесть. Нет, сила не запульсировала внутри, но, видимо, в последние дни меня удалось немного восстановить. Впрочем, Свест еще прижимал к себе чем-то политый им же лист ильты, а я уже снова лег. Это конец!
   - Я опять не смог не разодрать, - произнес я, отвернувшись, еще я не мог смотреть как он пытается остановить кровь.
   - Да, не, ничего, могло быть и хуже. Я ж знал, что ты должен вскоре полностью придти в себя и, тем не менее, все равно заснул.
   - Да уж в себя..., - я провел рукой по коже и ощутил скользкое масло - похожее давят из мелких плодов арымы, - это еще что?
   - Масло, - пожал плечами Свест, - обычное масло, чуть замешанное с... в общем, с травой. Твоя кожа высохла, а так она хоть как-то сохраняется пока тебе не удастся ее восстановить.
   - А я ведь давно не ел и не хочу, - отметил я.
   - А тебе пока и нельзя... Хочешь пить?
   - Ты знаешь чего я хочу. Почему ты здесь один, Свест?
   - Пришел на смену. Немного тебя подбодрить...
   - А если бы тебе не удалось меня остановить?
   - Справился бы как-нибудь. На!
   Его руку постигла обычная участь...
   - Может все же сам отцепишься? - голос Свеста был спокоен, - а то тебе скоро уши в черепушку вомнут.
   Я невольно усмехнулся и вдруг сам снял клыки.
   - Ну, вот и хорошо.
   - Не подходи ко мне!
   Он Свест не просто подошел, а стал перерезать веревки, которыми были опутаны мои запястья и щиколотки ног. Я пытался удержаться, пытаясь не потерять только что вновь обретенную над своим телом власть, но ничего поделать не смог - вцепился ему в шею. Он не сразу меня отцепил.
   - Я ж просил не подходить... Зачем ты меня отвязал - я ж брошусь.
   - Как хочешь, когда-нибудь тебе это надоест...
   Неа... не надоедает... Он опять меня отцепил не собираясь отходить.
   - Ты вот что, - сосредоточься не на том, чтобы не бросаться, а чтобы не раздирать. Я же здесь, рядом. Ну, соберись!
   - Я не могу, - кровь сочилась из последнего прокуса.
   Я старался удержаться, в глазах стало темнеть, Свест сам перехватил мою голову не дав.... выдвигались клыки и... видимо испугавшись их сломать или потому, что что-то внутри все же осознало, что прокусывать рану незачем, мне удалось относительно аккуратно их возить.
   - Сам отцепись и рану закрой..., - не хочу лекарскими штучками пользоваться... и силу свою на себя тратить...
   Я закрыл и тут же заново прокусил и снова закрыл...
   - Свяжи меня Свест!
   - Зачем, ты уже почти начал себя держать...
   - Ну, почти, я не могу, голод не проходит!
   - Дааа, и ощущение силы от тебя так и не идет... Даже обратно забрать не смогу. Выпьешь ты меня всего...
   Перед моими глазами встал силуэт обвисшей на руках девушки...
   - Расскажи, как меня нашли Свест?
   Он обнял меня, прижав к себе. Я почувствовал, что он намотал на руку прядь моих волос.
   - Не волнуйся - я тебе больше кусать себя не дам, хотя ты и в масле скользкий весь и помять тебя страшно даже чуть-чуть, но как-нибудь удержу. Тебя вряд ли смогли бы найти... Нашли Осалога.
   - Кого?
   - Осалога, который тебя сюда заточил.
   - Он тоже пропал?
   - Он покончил с собой.
   - Что?
   - Замотал себе спину жгутами, чтобы подкрылки не прорвались и прыгнул в пропасть слева от Ашенген. Если бы он не рассказал...
   - Кто чего не рассказал? Убитые... самоубившиеся разве могут говорить?
   - Недосамоубившиеся - могут. Не так уж легко самого себя накрепко связать. Это не человека без сознания в пещере спеленать и бросить. Подкрылки вырвались. Возле самой земли.
   - Так с ним все в порядке.
   - Нет, я же сказал - у самой земли. Он ударился головой, череп расколол, понимаешь... Аллиолу бы хватило в миг, но... Его вопль услышал Лиаст, который неподалеку тебя искал. Хотя, пропасть осмотрели еще до него и народ искал в основном в других местах. Ну, у Осала, как не удивительно, почти выпавшие мозги оказались в нужном положении, и когда Ли его линной подкормил, он рассказал, что именно сделал с тобой. Там вскоре еще пару наэрлов на его призыв подошли, один помчался за поддержкой, а двое помчались за тобой. Так и нашли. А то бы...
   На лицо Свеста словно упала тень и он крепче прижал меня, спровоцировав тем самым новый приступ моего броска. Но, правда, успел, удержал, убедил - я впился почти аккуратно, отцепился, рану закрыл...
   - А Осал ничего больше не рассказал? - произнес я потом.
   - Рассказал. Потом. Жрецам. И то им пришлось кучу линны и стимуляторов применить, чтобы он мог говорить. Он, вроде бы уже разбившись, вдруг осознал, что это мог быть и не ты, ты просто приметный оказался, а кто-то мог и затаиться... Он не в себе был, заметил только то, что бросилось в глаза... Но с чего бы так горели твои глаза, если бы ты, которого всегда вовремя подпитывает племя, только что выпил столько линны? Он правильно угадал?
   - Поздновато он мне поверил...
   - Почему ты никому ту историю не рассказал? Ниясту, Аркетту, мне, любому жрецу...
   - А что бы это могло изменить... Не хотелось мне это обсуждать тогда. Да и, в конце концов, есть еще два человека, куда более привычных докладывать свои приключения жрецам, и ни один из них ведь тоже ничего не поведал...
   - Ну да, да, тот третий, который аллиолку выпил, видимо, тоже, будет если и найден, то совершенное случайно или расколется сам... Вот как бывает - тот, кто самый виноватый, тот и остался не причем... Или не было третьего?
   - Был, Свест, поверь - был, потом расскажу. А тот, Осал... он теперь будет долго восстанавливаться?
   - Долго восстанавливаться будешь ты. А он не восстановится никогда. Его больше нет.
   Мы помолчали некоторое время, впрочем, я даже и не видел лица...
   - А я восстановлюсь? - наконец, выдавил из себя я.
   - Ну, теперь очевидно, что в башню стариков ты не попадешь, как и он не попал... Но под зиму слабым уйдешь... Хоть отсюда бы тебя поскорей забрать.
   - Свест, я не могу, я линны хочу, тянет...
   - Ну, видишь, уже не бросаешься - аккуратно пей...
   Да, зверь внутри немного успокоился и перестал надо мной довлеть, но голод возвращается, увы.
   - Подкрылки! - вдруг осенило меня, - они же, наверно, рассосались, мне их придется заново отращивать и открывать...
   - Подожди, дай посмотрю, - Свест стал руками ощупывать мою спину, - ну, что-то осталось, возможно, еще восстановятся, если повезет. Тогда останется только открыть как обычно. Но ты раньше времени не пытайся - наверняка порвешь и тогда им точно конец. Хорошо, что он тебя не бил, не сбил их, ран не нанес... А то бы точно рассосались начисто. А сейчас, может, обойдется еще.
   - Обойдется, я на ноги сил встать найти не могу!
   - Давай-ка ты лучше спать.
   - Я и так слишком долго спал...
   Но Свест уже протягивал мне какой-то эль...
  
   ***

--- 22 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Следующий раз проснувшись на месте Свеста я обнаружил Нияста и Аркетта.
   - А где Свест? - поинтересовался я, напившись по очереди их линны не проявив особой кровожадности.
   - Охотиться пошел, ты ж его вконец измотал... - усмехнулся Ней.
   - Не, даже я бы не рискнул остаться с тобой один на один, - поежился Аркетт, - это ж надо так оголодать. 20 дней как откормить не можем...
   - Зато как он его в чувство привел? Мы могли бы только помешать.
   Говорить мне не хотелось. Все как обычно - Свест рядом, когда я попадаю в очередную передрягу и ненавязчиво исчезает затем. Разумеется, он мне больше ничего не должен.
   Через некоторое время наша компания неожиданно расширилась: перед нами предстали два жреца и... Виреск. Ну, вот сейчас еще и его раздеру... Ну зачем было приводить...
   - Аллиол Виреск хочет поговорить с наэрлом Риарном, - громогласно произнес жрец, - мы оставим их наедине.
   - Вира стоило бы пожалеть, - заметил Аркетт, - не уверен, что Рин в силах полностью располагать собой.
   - Ничего, - один жрец повелительно показал моим друзьям дорогу к выходу, сам же вместе со вторым жрецом направился ко мне, - так надо, - произнес он связывая меня по рукам и ногам, - Виреску есть что тебе сказать. Но иначе вас не оставишь вдвоем.
   Ах, ну зачем он так долго своими руками рядом со мной махал... Еще чуть и он бы не увернулся. Это я еще боролся со зверем в себе. Но связанного он все же линной меня напоил, даже руку себе прокусив сам.
  
   ***
  
   - Ты пришел полюбоваться мной, Виреск, - произнес я, когда жрецы удалились.
   - Я пришел сделать тебе предложение...
   - Ты о чем?
   - Я бы мог тебе помочь. Если я соглашусь, то можно провести специальный обряд... Ты хорошо знаешь о чем я говорю.
   - Ты ради меня на это бы пошел? - моему удивлению не было предела.
   - Конечно, этот обряд даже больше чем нужно, у тебя и так есть шансы восстановиться полностью как только будет новая весна. Ты истощен, но настоящих травм у тебя нет. Но под этот же обряд жрецы могли бы научить тебя говорить...
   - Что?
   - Говорить, по-вашему, по-вампирски - свободно говорить и понимать. Жрецы уверены, что это у них получится...
   - Ты не ответил на мой вопрос!
   - Ради тебя, при всем хорошем отношении, я бы ни за что не пошел..., но есть одно но... Я тебя, помнишь, просил, попытаться высмотреть Малис или хотя бы попытаться прослушать разговор, чтобы мне хоть примерно узнать что с ней. Я ее так и не забыл...
   - Ну, знаешь, может ее и в живых уже нет.
   - Жрецы гадали и вышло - жива... Я просил запомнить ее лицо на портрете.
   - Я помню...
   - Но ведь вероятность случайно столкнуться невелика. Вот если бы ты специально стал ее высматривать гуляя между поселений Смиалоэтов и Моаи... Она скорей всего если и ходит, то именно там: ее подругу детства выдали за парня из Моаи. Я часто передавал им вести друг от друга... Может они сами теперь.
   - А может обе не высовываются... Я один раз высматривал... Не хочу врать тебе Вир - в основном из женщин лесом ходят вдовы и геттам, - разговаривать связанным не доставляло особого удовольствия, да и предложение, несмотря на перспективы, не казалось уж таким заманчивым.
   - Она могла уже стать и тем и другим. И я понимаю, что, может, и не встретишь никогда, но ты должен пообещать хотя бы смотреть...
   - Днями и ночами бродить на пути между Смиалоэтами и Моаи?
   - Ну, хотя бы пару раз в неделю там бывать, смотреть вовсю, а иногда и дремать на деревьях, пока ветер не донесет подходящий разговор. Вы же это все можете.
   - Мы? Я б за себя...
   - Тебе надо обещать, что ты попытаешься. Я поверю, я понимаю, что ничто не гарантирует результат.
   Надежду светящуюся в его глазах мне было не понять. Какая, к черту, Малис... Больше трех лет прошло. У него тут и подруга то ведь есть, а тут и что на него нашло...
   - Ну, хорошо, - Виреск хотел похлопать меня по плечу, но вовремя одумался, - я тебе все сказал, если надумаешь - кому угодно можешь сказать. Жрецам передадут.
   - Да, хорошо, я подумаю, Вир, но ты уже иди, а? А то мне за последнее время жутко как надоело быть связанным.
  
   ***
  
   С охоты Свест вернулся прямо ко мне, сменив Нияста и Аркетта. Из их разговора мне не дано было что-либо понять.
   - Ну, что ты решил относительно предложения Виреска? - в лоб спросил Свест, когда снова меня накормил.
   Из этого я смог понять, что все были в курсе... И зачем Виреск со мной наедине говорил, спросить?
   - Нет Свест, это слишком, мне вполне хватило посмотреть этот обряд пару раз с другой стороны.
   - Эээээ. И что?
   - Мне не понравилось. И ни с кем другим я делать не хочу того, что делали со мной. Я уж как-нибудь сам...
   - Сам? Сам ты будешь еще долго тихо лежать, разве что переползая иногда с лежака на циновку. Сам... все же скорей всего потеряешь подкрылки и только весной они начнут заново расти. Сам ты на нашем языке заговоришь, судя по всему, примерно тогда же, когда в бурю жемчуг вместо песка посыпется с небес. И даже если не сам, если все вывернутся наизнанку, чтобы тебе помочь, даже в этом случае результат кардинально не изменится.
   - А надо кардинально... Да, Свест, я помню. И ведь что Виреск - просто какой-то там аллиол. Источник силы и какая разница как ее там забрать...
   - Ему вместо этого дадут что-то более ценное, то, что он не может создать себе сам. Да и я готов от своего имени обещать, что буду искать вместе с тобой эту самую Малик или как там ее, буду прослушивать разговоры, надеясь узнать о ней. И, вообще Виреск сам напросился. Я уверен - его жрец не уговаривал...
   - Просто рассказал что и как... Эдакий тонкий намек...
   - Ну, может и напомнил, не знаю, но Вир и сам достаточно знал. Рин, ну не валяй дурака - восстановишься, тогда его и отблагодаришь... Главное - сможешь сам...
   Я задумался... Но ведь правда это будет сродни чуду: я выздоровею в момент, я перестану быть глухонемым, когда они говорят между собой не снисходя до моей дремучести, а цена этого всего - растерзанный и измученный Вир... Обычный аллиол из того же племени, что и я. И он сам этого как бы и хотел. Да я бы и сейчас в него вцепился, если бы он дотянулся до меня рукой. Ну, если глядеть вглубь, разве я не хочу перестать так сильно отличаться от других людей, причем в худшую сторону? Разве я хочу провести недели без сил? Нет, не хочу, значит... что я хочу... Да, да, да - здесь же все лишь притворяются, а внутри у каждого сидит зверь, готовый мучить и терзать... и...
   - Свест, как ты думаешь, Свест, такие как мы, имеем право жить? - вслух произнес я.
   - А причем тут права? Было бы еще, о чем думать, если бы речь шла о праве приходить таким в этот мир. Не мы решили сюда придти, не нам и отвечать на вопросы вправе мы тут теперь находиться...
   - Ты уверен, Свест?
   - А то... И, знаешь, Рин, в некоторые моменты, когда становится трудновато верить, что жизнь это еще и просто удовольствие, приходится признавать, что жить - это скорей обязанность, если не ради себя, то ради других... Другим-то зачем страдать от того, что ты по какой-то причине разлюбил жизнь?
   - Типа как говорят "надо жить".
   - Ну, да. А потом все глядишь и наладится. И будешь ты помнить на будущее: бывает и хуже и это пройдет...
   - Не все может пройти.
   - Даже если случилось непоправимое, кто-то умер, то обязанность жить остается хотя бы затем, чтобы не умножать самое страшное, что, пожалуй, есть в мире...
   - Даже не знаю...
   - Ну, вот хотя бы опять-таки посмотри - у тебя ведь довольно скоро родится малыш, он точно человек, вампир. Так что, такой как он, имеет право жить или будь твоя воля ты бы его этого права сейчас лишил?
   Я не знал, что сказать.
  
   18. Я не хотел

--- 23 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Я бы не согласился, я бы не согласился никогда, если бы вместо этого всего мог просто прогуляться в лесу, я бы не согласился никогда, если бы этого не хотел снова ставший близким Свест, я бы не согласился никогда, если было бы время подумать. Но мне сказали: сегодня или никогда. Никогда - это страшное слово! Никогда не быть, никогда не стать, никогда не воспользоваться щедрым предложением, наверно, все же сбрендившего Виреска. Но, с другой стороны, чем он хуже или лучше меня? Меня-то когда-то и не спросили.
   Дурак ты, Виреск. Чем таким я тебя осчастливил или могу осчастливить, что ты готов из-за меня пережить этот кошмар? Неужели ты не понимаешь, что ничего потом хорошего для тебя не произойдет: ну побегаю я по лесам, ну покараулю тропу, но с чего ты решил, что я замечу твою "ту самую" рассматривая чьи-то макушки? Что любопытство тебя разобрало? Это еще могу понять. Ну, хорошо-хорошо, будет тебе мое "да".
   Уже к вечеру все началось. Я сидел прижавшись спиной к стене и отстраненно наблюдал как среди синеватой мглы жрецы в лиловом шептали заклинания среди кипящих котлов. Они и сами находились словно в котле - именно на этом месте у входа в мою недавнюю тюрьму некогда плескалось маленькое и, как оказалось, довольно правильной круглой формы озеро. Вот и Виреска вытащили на середину и поставили на колени перед жрецом и, хотя подтянувшиеся туда же младшие жрецы закрыли мне обзор, я хорошо себе представлял как бьется он, связанный по рукам и ногам. Но пришлось осознать бедность своего воображения, когда меня к нему подвели. Его кожа была неестественного светло-фиолетового цвета или так казалось в синих парах. Через нее хорошо просматривались и узлы вспухших вен, и жгуты жил, в напряженные мышцы рук и ног впивались стягивающие их веревки. Все это находилось в непрерывном движении. Я перехватил взгляд его расширившихся, но все же сохранивших разум зрачков. Мне казалось, что я не найду в себе сил даже приблизиться вплотную к этому бьющемуся в припадке существу, чем-то похожего на... Но когда жрец прокусил Виру горло, я неожиданно для себя бросился и прильнул к нему раньше, чем успела достигнуть земли его кровь. Это было как удар по голове: только что я стоял и рассматривал и через миг уже рухнул, непроизвольно начав пить. Зверь во мне все еще жил. И он все еще был сильней меня. У нас с ним разные вкусы: то, что вызвало у меня смешанную с жалостью брезгливость, для него оказалось притягательнейшим лакомством. И он жадно пил. Я словно наблюдал сам за собой изнутри себя ж.
   Не долго. Меня сняли, заставив разжать челюсти, и для Виреска основная часть закончилась, для меня же, как оказалось, только началась. Сила выпитой линны встала не внутри меня, мне казалось что явственно вижу ее перед собой и, несмотря на это, всем телом чувствую ее биение. Жрец сел передо мной, второй, кажется, прошел за спину и именно его руки легли на плечи мне. Первый жрец будто руками подхватил эту силу и бросил мне в лицо. Моя голова запрокинулась, я чувствовал как мягко кладет меня на землю второй жрец. Они двое стояли надо мной и говорили, говорили, говорили, делали странные пассы и проводили руками. Спиной я чувствовал землю, но одновременно мне казалось, что я нахожусь несколько выше - там где водили руками жрецы и они касались меня. Могу поклясться, что говорили жрецы на понятном мне смиати, но от меня ускользал смысл слов. Я попытался пошевелиться, но тяжелые руки и ноги остались на тех же местах. Я попытался пошевелить тем, верхним собой, на котором чувствовал касания жрецов и мне показалось, что я лечу вверх. Но цепкие руки жреца вернули меня назад. Еще немного побормотав жрецы вдруг толкнули мое воздушное тело к земле, точнее, ко мне самому. Жаром обожгло лицо, от горячего ветра дернулись руки и я... заснул.
  
   ***
  
   Дикий смех, пляска света и живая тень.
   - Ха, он наш, он наш!
   - Будет! Наш он наш, он наш...
   - Все с ним, все хорошо.
   - Не бойся! - это уже мне?
   - Ну, - дунуло мне в лицо, - как тебе новый облик?
   - А как тебе новое содержание?
   - Он наш, он наш, он наш...
   - Еще чуть и забрали бы...
   - Да, не там, не там...
   - Но все хорошо...
   - А там... когда?
   - Не к спеху...
   - Останься, останься, останься...
   - Рано!
   - ... не срок...
   - Да наш он наш,- ветром в лицо.
  
   ***

--- 24 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Открываю глаза и снова передо мной тот же каменный потолок, так же освещенный факелом. Из этой пещеры, кажется, я уже никогда не уйду. А если сложится - постараюсь больше и рядом с ней никогда не проходить.
   - Хватит валяться - вставай, - рядом ухмыляясь стоит Ней, - что ты уставился в этот потолок.
   - Не насмотрелся видать, - это уже жрец, - вставай!
   Едва я поднимаюсь он перехватывает мою голову смотрит в глаза:
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо! Сколько времени прошло?
   - Обряд проходил вчера. Не удивляйся - долго срастается только перелом.
   - Если верить Виреску, то я еще должен был научиться на Сатриильском болтать...
   - А на каком языке мы сейчас, по-твоему, говорим? - Ней улыбался во все лицо.
   - Ты, правда, не замечаешь на каком языке говоришь? - жрец снова ловит взгляд моих глаз.
   - Хватит шутить, нашли время! И хватит смотреть мне в глаза! Человек имеет права хранить свои тайны внутри.
   - Нет, это действительно интересно, я предполагал, что ты будешь понимать и сможешь произнести, но что вот так сразу... - жрец задумался.
   - Виреск говорил, что так обучали не только меня.
   - А он говорил, что обучали так младших жрецов, чтобы они сразу освоили все заклинания и то если только кто-то из них на охоте или прогулке что себе разбивал, заодно, если был подходящий аллиол? И такое случалось в последние лет сто всего несколько раз?
   - Я предполагал, что все заклинания не могут знать младшие жрецы, - удивился Нияст.
   - Лишние их тут же заставляли в том же обряде забыть. До момента кодовой фразы, если состоится соответствующее посвящение. Удобно, жаль всегда применять нельзя.
   - Век живи - всегда учись.
   - Где, кстати, Виреск?
   - Вон там - махнул рукой Ней куда-то в дальний угол.
   - В сознание его уже привели, - сообщил жрец, - теперь спит. Он еще долго будет в себя приходить.
   - Жаль его...
   - Тебя б было жаль если бы..., - жрец махнул рукой, - все, ухожу - Виреск еще не скоро заговорит, вернусь в башню. Вы со мной?
   - Можно выйти? - удивился я
   - Ты здесь, правда, хотел остаться жить?
   На Виреска я посмотрел сначала издалека - рядом с ним сидел один из младших жрецов. Потом все же подошел, вгляделся в запавшие глаза, бледное лицо, сухие, ставшие такими тонкими губы и угадываемый под салфеткой шрам. Даааа, неужели и я таким был? Вот так посмотришь со стороны... Ладно, ничего, оклемается.
   Видимо куда-то спешивший жрец ждать не стал, и из пещеры мы вышли с Неем вдвоем. Все было как прежде - та же трава, те же горы, то же небо... будто и не было в моей жизни почти полностью выпавшего танца лун, страшной безнадежности умирания, обряда с Виреском. Нет... было. Я так давно не был дома! Надо возвращаться быстрей!
   - Рин, ты знаешь, тебе лучше пока не пользоваться подкрылками - вдруг предупредил Нияст, - боюсь, тебе их сейчас слишком легко порвать. Лучше, если в замок я тебя сам отнесу.
   Ну что ж меня не трудно уговорить...
  
   ***
  
   Свест, как ни странно, поджидал меня возле моей пещеры. Обнял и чуть отстранив задержал взгляд на моем лице... Затем заговорил что-то быстро и внятно... Я только хлопал глазами - опять... неужели жреческий обряд в части обучения меня языку оказался столь кратковременным?
   - Он теперь что, не говорит на смиати? - наконец, понятно для меня произнес Свест.
   - Мда, жрецы же убеждали его, что сатриильский ему родной вот он и... но, тем не менее, все же до этого было хуже, чем теперь.
   - Вы хотите сказать, что все это говорите на своем родном? - удивился я.
   - Риарин, ты что правда не осознаешь, что совершенно по-другому губами, языком шевелишь? - покачал головой Нияст, - тебе, правда, кажется, что ты всю жизнь так говорил?
   - Ну да, всю жизнь...
   - Ладно, не будем к нему с этим приставать Ней, - подал голос Свест, - пройдет несколько дней и он все различит.
   - Главное, чтобы совсем не онемел.
   - Да, уж... Ладно, ребят, думаю, у Риарина не прибрано, - пригласи его, Ней, в гости, а я сейчас приду.
   - Да, не стоит, Свест...- начал о чем-то Ней, но тот только отмахнулся.
   О чем он, я понял чуть позже, когда в комнату Нея протиснулся Свест в обнимку и Ирли. Следом шел Аркетт.
   Зря беспокоился Нияст. Я бросил взгляд на ее пополневшую фигуру, на чуть смущенную полуулыбку... и не уловил в себе ни капли интереса или возмущения. Вошедшие прошли, сели. Ней стал раздавать чаши с вином... Все живы и это главное.
  
   ***

--- 25 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   На следующий день я проснулся от того, что кто-то настойчиво тряс меня за плечо.
   - Охотиться пойдем? - спросил Свест полушепотом, когда я открыл глаза.
   - Охотиться? Сейчас? - спросонья я не мог ничего понять.
   - Да, - Свест сделал мне знак говорить тише, - погода хорошая и навряд ли ты устал... По идее, напротив, должен чувствовать прилив сил.
   - Ты что всерьез, Свест, собрался вот так сразу меня вести охотиться учить?
   - Да, на мой взгляд, сейчас как раз самый подходящий момент, а я тебе обещал... в зачет моих долгов, - он широко улыбнулся.
   - Отделаться побыстрее хочешь? Да успокойся - ничего ты мне не должен...
   - Так ты пойдешь?
   - Погоди, дай собраться с мыслями. Ты ж вроде некогда говорил, что мне с этим особо не надо спешить и я, честно говоря, думал, что возможно придется ждать весну...
   - Когда я это говорил, я и дольше готов был ждать, но как я мог угадать, что ты так своеобразно обретешь нужную форму?
   - Да уж...
   Вздохнув я встал, облил лицо водой...
   - А мы пойдем вдвоем?
   - Конечно, не помешало бы еще кого-нибудь взять, - он глянул на еще спящих Нияста и Аркетта, - но это опять разговоры, разговоры... Идешь или нет?
   - Иду, иду.
   - Хорошо, по дороге перекусим...
   Вышли мы достаточно тихо, никого не побеспокоив.
   - Только, Свест, я, это, еще подкрылки ни разу после обряда не раскрывал.
   - Ничего, выйдешь и откроешь. Да, в норме они. Не волнуйся, я еще сначала посмотрю, не разучился ли ты ходить.
  
   ***
  
   Свет был прав - подкрылки легко распахнулись, хотя я и поморщился невольно от жжения по спине. Однако слушались вполне - нет, ходить с их помощью я не разучился.
   Однако Свест так пристально меня разглядывал на ходу, что в итоге при очередном прыжке я не смог ухватить сук и пролетел вниз, едва успев вцепиться в его нижнего собрата. Впрочем, такое со мной случалось неоднократно, и я привык не придавать этому большого значения. Однако Свест сделал знак остановиться.
   - Ты так и до земли пролетишь, - заметил он, - что ты делаешь с руками, как ты хватаешься? У аллиолов словно омертвелая кисть, когда хватают. Ты так и будешь чуть что кубарем летать, кем бы ты ни стал. Пойми одну очень простую вещь - выброс руки вперед и захват чего бы то ни было это одно движение, а не два. Понимаешь? Одним движением: выбросил руку - захватил. И большой палец не напрягай - он хорош для плетения ветвей да травы. Ну, еще разве что чтобы что-нибудь выскальзывающее подхватить. При ходьбе по деревьям на скорости он только мешает. Оставь его в покое почти параллельно остальным. Не ладонью, а пальцами, пальцами, четырьмя пальцами ветку хватай, скорей будь готов локоть задействовать, чем большой палец. И еще повторяю, делать это надо одним движением, одним.
   - Раньше ты мне этого не говорил.
   - Для аллиола нормально двигаться как аллиол, у тебя все равно получалось лучше, чем у остальных. Да и скорость была не та. Признаться, я и не замечал, только сейчас понял, как именно движется твоя рука. Ну-ка лови...
   Он бросил мне заточку, которую извлек из поясной сумки. Это было неожиданно и я только ударил по ней рукой, не сумев схватить. Зато Свест успел, кувыркнувшись вокруг ветки.
   - Четырьмя пальцами лови! И помни, что я тебе об одном движении сказал.
   Какое-то время мне пришлось ловить всякую кидаемую мне ерунду, и я определенно стал понимать, что означают слова "одним движением". Во всяком случае, Свест тему перевел:
   - Ты еще помнишь, как аллиола нужно хватать? Сможешь скрутить?
   - Наверно, да. Ты показывал и Аркетт с Неем со мной в это играли.
   - Сейчас пойдем всерьез. Поэтому я вниз, а ты бросаешься и попытайся меня скрутить. Только зубами не бей...
   - Думаешь, стану?
   - Кто тебя знает. Не в укор, но как вспомню, что на мне живого места не было от твоих бросков. Ладно, это я так, к слову.
   Он спрыгнул, пошел по земле. Сначала вперед, потом обратно. Немного промедлив я бросился. Может, руками я хватаю все еще как аллиол, но мне удалось прижать его к земле, завернув руку. Осталось, действительно, только горло клыками пронзить.
   - Хорошо, - Свест меня стряхнул, - помнишь, умеешь. Теперь о клыках. Не вздумай выдвигать - сразу бей. Они успеют. Захочешь пожалеть - останешься без них. Помнишь, как бросался-то на днях?
   - Помню...
   - Вот так и бей. Это и есть охота.
   - А если не смогу?
   - Отпускай и вали на дерево. Попробуем еще. Все понял? Ну, пошли.
   Он пошел впереди, и мне оставалось только следовать. За Ухту, насколько я понял, он выбрал направление к племени Вешеров. Оставив меня ждать на одном из клернов, которые на редкость плотно произрастали в этих местах, он отправился на разведку. Потом мы преодолели еще некоторое расстояние, пока он выбрал тропу, на которой, по его мнению, было наиболее перспективно и безопасно охотиться.
   - Так, устраиваешься на той ветке, я буду ждать чуть в стороне и как завидишь человека - пикируешь вниз. Он сюда уже идет. Свернуть ему некуда. На том отрезке вокруг тропы в лесу густо только ирта растет.
   - А если он обратно идти решит?
   - Значит, не удалось - найдем другого.
   Я лежал на суку и смотрел вниз. Первый раз мне предстояло броситься на беззащитного аллиола. Первый раз стать по-настоящему серым проклятием лесов. Вот и человек, идет налегке, наверное, хочет верить, что в этот раз для него все обойдется и вернется он с плотно набитым какой-нибудь снедью мешком. Нет, другое тебе предстоит. Надо-надо его ловить - нехорошо обмануть ожидания Свеста.
   Я уговаривал себя, как только заметил, что человек появился из-за поворота, я продолжал уговариваться, пока он шел те самые сто шагов, что теперь отдаляли его от нашей засады, но когда он уже почти подошел - меня вдруг захватило ощущение силы, идущей от него. Линна - он был полон ей! С этим, точнее даже под этим ощущением я и прыгнул вниз. Нет, не прыгнул, а сначала упал, затем развернулся в воздухе и выдвинув подкрылки, выгнул их, уточняя полет. Некуда не делся аллиол, разве что вскрикнуть успел и то уже когда летел на землю. И еще крик - когда я впился ему в горло. Лежи спокойно - целее будешь. Мои руки безжалостно сдавили его суставы, когда он попытался вырваться. В этот раз я был даже благодарен зверю, который проснулся так вовремя внутри меня. Он сделал все сам. Но, я должен признаться - его порыв и меня захватил. Я не мучился, не сожалел, не сочувствовал, я просто пил. Вероятно, он бы умер, тот аллиол, но сжало за ушами, распахнулся непроизвольно рот, тело вырвало вверх.
   - Уходим, я сказал, уходим наверх, - передо мной, с горящими глазами, стоял Свест.
   Когда мы поднялись, я хотел здесь же лечь на сук, но Свест покачал головой и жестом велел следовать за собой. Мы забрались с ним в небольшую пещеру под плоской скалой.
   Там нельзя было встать в полный рост, но если присесть, то казалось даже просторно.
   - Я сам от себя такого не ждал, - констатировал я, поскольку приступ кровожадности почти прошел.
   - Я предполагал, что что-то подобное возможно, - ответил Свест, - поэтому и решил, что это самый лучший момент, пока твой организм ту голодную истерику еще не совсем забыл. Что сидишь-то? Ложись и попробуй усвой...
   Легко ему говорить. Вы можете себе вообразить, что у вас внутри поселился рой шетел? А то, что вы его чем-то растревожили? Вот примерно это и впилось в меня изнутри, когда я поступил как велел приятель. При этом я не смог закричать - в горле будто застрял комок хлотовой ваты, который я зачем-то решил проглотить. Усвоить? Хватило б уговорить, чтобы это перестало так больно бить. Если бы я пошел на охоту на линну совсем голодным, то сейчас бы, наверно, сам сдох. Как же он успел испугаться тот аллиол - его страх чуть не перекрыл дыхание. Но когда я принялся концентрироваться, чтобы собраться и направить линну на боль - это неожиданно легко удалось. Зато когда расслабился, не в силах удержать свой же напор - навалилось опять.
   - Не нравится, да? Не съедобно? - издевательски поинтересовался всего лишь наблюдавший и не пытающийся помочь Свест, - а ты как только ощущения неприятные уберешь - сразу в себя эту дрянь дави. Не жди - она сама не захочет стать твоею.
   Дави, как же - дави. Она сама, глядишь, задавит. Да и переключиться с концентрации на то, чтобы ее давить... А Сэтэль-то оказывается далеко не диким был.
   - Ладно, не мучайся, сразу ни у кого не получается. Мне надо у тебя силу забрать. Расслабься.
   Но от избытка усилий мои мышцы охватил спазм.
   - Да пробивай, не в первый раз..., - выдавил я из себя.
   - Не буду. Не расслабишься - сломаешь мне клыки.
   Я заставил себя снять напряжение с трудом, он прокусил и впился. И пока он пил с ужасом думал как можно так жить. Через некоторое время внутри будто лопнул водный пузырь, остатки боли стекли куда-то вниз и дискомфорта не стало. Свест прекратил пить. Я ошарашенно уставился перед собой. Такого я не ждал вдвойне. Свест завалившись смотрел в потолок.
   - Как вы можете с этим постоянно жить? - спросил я, когда он подсел ко мне.
   - Постоянно жить с этим было бы невозможно. Но ты же не аллиол, ты вампир, ты можешь научить свое тело многому. Более того - оно учится само. Первые несколько раз придется более или менее пострадать. А потом останется лишь легкий фон - ты будешь понимать, что да, неприятно, будешь даже говорить, что усвоить кровь дикого - это боль, но постепенно это слово станет в данном контексте скорее обозначением определенного ощущения, потеряв первичный смысл, - он подставил мне руку, - пей.
   - Думаешь, еще стоит?
   - Да я ж тебя почти пустым оставил - поэтому она и стала твоей. То, что осталось.
   - Мог бы и быстрей помочь, - сообщил я впиваясь в локтевой сгиб.
   - Мог бы, но ты хочешь свой организм научить или всю оставшуюся жизнь запитываться через меня? Не могу сказать наверняка, но тебе, кажется, опять не особо повезло. Некоторые отдают линну поспокойней. Даже, бывает, не злятся почти.
   Откинувшись я лежал ловя в себе радостные искорки. После линны дикого это ощущалось особенно приятно. К хорошему быстро привыкаешь. Я ужу почти перестал обращать внимание на то как легко и радостно усваивается кровь друзей.
   - Ну, все? Обратно домой? - поинтересовался Свест, - или будешь еще в себя приходить?
   - Может, на обратном пути мне чего-нибудь из запасов набрать? А то, я словно не собираюсь зимовать.
   - Да, брось, племя в чьем-нибудь лице тебе и так все принесет. Вот в следующем году, наверно... после всего, что было в этом...
   - Если со мной не случится что-нибудь такого, что мне накинут поддержки племени еще на год...
   - Нельзя быть до такой степени ленивым..., - обратил все в шутку Свест.
  
   ***
  
   - Нельзя, так уходить нельзя! - Аркетт ходил из угла в угол моей комнаты, - еще бы немного и можно было бы опять племя на поиски поднимать!
   - Свихнулся Ар? - Свест был невозмутим, - с каких-то пор в конце танца Аршена нельзя на охоту уходить? Средь лета? Тем более вдвоем. И тем более, когда стоит такая чудная погода?
   - Нет, Аркетт, - произнес Ней, - я тебе говорил, что не стоит психовать. Риарин один бы не ушел.
   - Риарин..., - Ар грохнулся на стул.
   - Ней, надеюсь, ты Аркетта особо гулять не выпускал, - поинтересовался Свест, - больше никто из племени на ушах не стоит? Говорят, эта штука заразна...
   - Нет, мы здесь сидим, вас с утра ждем. Хотели еще у тебя посидеть, но ты закрыл.
   - Вообще можно было предположить, что ты у себя и не отзываешься, Свест, - вздохнул Аркетт, - а вообще я, конечно, зря. Видимо у меня еще уши не остыли после прошлых поисков...
   - Чем сидеть здесь просто так полдня, - лучше бы пожрать сюда что-нибудь принесли, - высказал свои пожелания Свест.
   Пока они препирались я сидел тихонько в уголке. Чем это все закончится, я себе примерно представлял. Не в первый раз на моей памяти кто-либо пытался убедить Свеста, что он должен делать, а что нет.
   - Будем считать, радостная встреча Риарина с первой охоты состоялась, - вздохнул Ней, - теперь самое время поговорить ближе к теме.
   - Да... вообще-то новичка на охоту принято сопровождать хотя бы вдвоем, - Аркетт, оказывается, еще не успел высказать всего.
   - Брось, Ар, - Свест наклонился над ним, обняв за плечи, - ты еще когдааа меня с ним вдвоем на охоту посылал. Если ты думаешь, что было существенное отличие... По большому счету я учил Риарина охоте уже не в первый раз. И он не совсем новичок.
   - Ладно, - вздохнул Ар, - води сам, пока не научишь. Что с вас брать... Но, Рин... я, конечно, понимаю, что тебя особо ни в чем ограничивать повода нет, но, может, все же поменьше будешь шляться в одиночку? Ну, вот невозможно, человек решил убить человека и второй - ты...
   - А что, такого не случалось?
   - Разное бывает за долгие годы, но... опять ты... Твою судьбу никак не унять.
   - Ну... привяжите..., - попытался я пошутить...
   - Вот ничто его не берет..., - проворчал Аркетт, - другой, после того как его так славно привязали, слова бы этого боялся...
   - Ну, ладно, - заговорил Ней, - к нам тут заходили, Виреск в сознании. По-хорошему надо к нему пойти...
   - Он в жреческой? - поинтересовался я.
   - Нет, он все в той же пещере. Не было никакой необходимости его перетаскивать.
   - Я туда больше не хочу, - потупил я взгляд.
   - Может тебя туда донести..., - задумчиво потянул Аркетт, - Риарин, мы не можем ради тебя сюда принести Виреска, пока он не сможет нормально держаться, конечно, будь ситуация экстренная, но сейчас нет никакой необходимости тащить его в мешке или как кокон спеленутым. И все же надо его навестить. Там, конечно, жрец... но вспомни себя.
   - А давайте мы его проведем с закрытыми глазами..., - усмехнулся Ней.
   - Издеваешься? Тебе бы там полежать...
   - Спасибо на добром слове...
   - Ну, хорошо, хорошо, сейчас пообедаем и пойдем к Виреску, раз так надо.
  
   ***
  
   Он полусидел на лежанке из свежего фарриса и смотрел на меня.
   - Привет, Вир - как ты? - мне было неприятно на него смотреть, словно это я его... только что - на охоте.
   Сказал - и сам удивился: при виде Виреска ко мне вернулась способность говорить на смиати.
   - Сейчас уже лучше, спасибо, что зашли меня навестить.
   - Да это, собственно, ребята меня, - спохватываюсь, наверно, не стоило этого говорить.
   - Ты не забудешь про обещание, Риарин?
   - Конечно, нет, не знаю, что еще тебе предложить...
   - Ну, разве что, что я тоже попытаюсь ее поискать, - из-за моей спины произнес Свест.
   Взгляд Виреска стал слегка удивленным, но он лишь кивнул.
   - Неужели это настолько важно для тебя, что ты..., - это все еще не укладывалось у меня в голове, ну, я бы еще понял, если бы он с ней только что жил, но прошло столько лет и вдруг...
   - Ну, как хочешь понимай, ну, вот понимаешь, меня заклинило на этом. Долгое время жил тем, что это невозможно и один разговор с Сэтэлем, это ваша война, изменившая обычаи... Если я и теперь не попытаюсь ничего узнать, я себе не прощу.
   - Да, все нормально, бывает и хуже, - заметил Свест, - мог бы, правда, кого-нибудь без эксцессов попросить... Твой жрец...
   - Просил, но, может, ошибаюсь, кажется, никто не воспринимал особо всерьез, да и мне не удобно было настаивать, просить твердых обещаний, что будут искать регулярно, с усилием. Я вообще только Риарина и посмел до этого по настоящему просить... Все же по племени родной.
   - Ну, да и опять, надо же какое совпадение, ни с того ни с сего у него расширились возможности.
   - Ты понимаешь меня, Ней.
   - Но искать не обещаю, извини, что не означает, что не буду...
   Неожиданно Виреск рассмеялся:
   - У меня уже полсуток ощущение, что все племя разом попросил...
   - Почти так оно и есть... Осталось только попросить Сэта растиражировать портрет, чтобы он у каждого был на руках...
   - Вот его вряд ли удастся уговорить - у него творческая опустошенность, - заметил Вир.
   - А он, кстати, меня хотел нарисовать, - вспомнил я.
   - Тебя? Не удивлен. Так не отказывайся.
   - Да, только это будет уже твой второй портрет, - заговорил Свест, - первый - в камне, я уже видел...
   - Мда, - Ней не дал мне вставить слово, - Каэрс выдал так выдал - теперь племя Гайчшертов поклоняются божеству с лицом Риарина... только в белый цвет все же покрасили...
   Я начал понимать о чем они.
   - Вот скажи мне как можно быть Богом одного из племен и одновременно подыхать от потери линны...
   - Слушайте, так нельзя ж..., - Виреск словно поперхнулся, - иногда Боги берут себе в равные кого-то из людей, но только после их смерти!
   - Можно-можно, - Аркетт тихонечко похлопал Виреска по плечу, - у нас такого поверья нет. И у Гайчшеров их облачные Боги скорей уж сами иногда становяться людьми, чем наоборот. Хотя странно, что Каэрс, в пику смиалоэтскому поверью, такое сотворил - заставил художника по камню сделать именно твое лицо.
   - Это не он, - выдавил из себя я.
   - Ну, а кто еще тебя видел из Гайчшеров, да и... увидеть они тебя могли только серым, а это...
   - Нет..., - вздохнул я и поведал им еще одно свое приключение.
   К моменту, когда я закончил, за голову не держался только Виреск и то потому, что был слишком слаб, зато до того сидевший в сторонке жрец уже давно был рядом.
   - Нормально Рин, - вздохнул он, - для тебя нормально, возможно, этим можно будет воспользоваться... А насчет смиалоэтских преданий... если собрать все предания всех народов - трудно будет шаг ступить, чтобы что-то с чем-то не совпало. Надо будет прослушку, видимо, кинуть... узнать, как там расписывают твой торжественный проход по храму...
   - Думаешь, доведем дело до того, что выйдет нечто вроде договора с Эттами? - поинтересовался Свест.
   - Пока рано об этом... Ладно, пошли все по домам. Виреску отдыхать надо.
  
   19. Виновник торжества

--- 26 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Ней завел меня к себе, А Свест сразу куда-то ушел, впрочем, было нетрудно догадаться, где он ночует... Ирли, Ирли... меня вдруг захлестнули воспоминания...
   Спал я, кажется, долго... Проснулся я от стука в дверь и голоса Нияста, предложившего войти. Появившийся на пороге Лиран не вызвал у меня особо приятных чувств. Но он вполне доброжелательно сообщил, что предполагается отметить на озере мое выздоровление и, в общем, дело за малым - пригласить главного виновника торжества. То есть меня... Мне оставалось только кивнуть. Ней тут же вызвался сбегать сообщить Свесту, ненавязчиво оставив Лира со мной.
   - Все еще дуешься на меня? - поинтересовался он как бы между прочим.
   Я выразил свое отношение коротким резким звуком, который, в общем-то, не имел аналогов в известных мне аллиольских языках.
   - Ну и зря, - произнес он, - боюсь, тебе еще не раз нагорит... Чумовой ты... неосторожный, недоверчивый.
   - Какой есть...
   - Ладно, главное что есть, - он похлопал меня по плечу.
   - Ты что - тоже переживал за меня?
   - А то нет... Многие успели подумать, что закончилось одно из самых интересные приключений нашего замка - Риарин... Ан нет... Надо отметить...
   - Ловите момент пока жив?
   - Боги тебя хранят... хоть и не берегут. Ладно - приходи...
  
   ***
  
   На поляне у озера собрался весь караул Свеста и еще я увидел Крисинтена, Охоранта, Стенилида... Да много кого... Вот и Мирчель сидит неподалеку...
   Народ не кучковался, как обычно, небольшими компаниями, наоборот, разложили еду по всей поляне, а сами уселись вокруг чуть ли не в четыре ряда, но вокруг этого огромного стола. Когда мы с Неем подошли нас бесцеремонно пропихнули в середину. Хм... что-то мне не очень хотелось оказаться на столе. Впрочем, ближе ко мне сразу же прошли Аркетт, Свест и почти висящая на нем Ирли. Как только мы все оказались в центре круга, остальную часть накрытой поляны также стали занимать... И тут же в круг ворвались девушки... И все пошло как обычно, с пиром, купанием и обниманиями. Если не считать толкучки и того, что чуть ли не каждый из присутствующих посчитал своим долгом подойти ко мне и перекинуться хотя бы парой фраз... Будто все хотели лично убедиться, что я действительно теперь говорю по-человечески... Даже Ирлиин подойдя прижалась ко мне щекой... Неужели им всем было так страшно меня потерять? Что-то не помню, что так отмечали выздоровление Нея... Впрочем... Виреск тоже скорей не знает, осенило меня... Он там, в пещере, за ним ухаживают, его лечат, но это не его праздник... Как, возможно, некогда праздник Нея тоже был, но не мой...
   А бутыли все разливали, и давно уже играли флейты, и в танце одна из наирий повисла на мне, смеясь и подпевая мелодии... и я уже начал думать как правильней ее к себе пригласить... Но ей что-то шепнул на ухо Ар и она отошла... Потом ко мне прижималась другая... Впрочем, не было тут ничего такого необычного: нормально, здесь так себя и ведут... Но все же я понял, что одной вещи не понимаю... как выбрать девушку, чтобы с ней... иметь приятное времяпровождение... что-то как-то... Вот куда было проще с этим мне, когда жил я себе белым среди Смиалоэтов: набрал снеди - подарков и к геттам... А здесь как?
   Вот, без лишних обиняков попросив разрешения, впилась Гридда... Означает ли это симпатию с ее стороны или просто первым попался под клыки? Или это у нее такой повод пообщаться со мной-восстановленным? Наэрлы своими похлопываниями по плечам уже тоже конкретно залапали...
   Свест, Ней, Аркетт, ничего не объяснят не пояснят: смотрят и ухмыляются. Кстати, Ней без Арисы... Поссорились чтоль? Зато Аркетт явно отдает предпочтение некой Миллике...
   От вина кружится голова... Но снова искупаться... восстановиться... Уже начинало темнеть, когда все потихоньку стали покидать поляну. Свест с Ирли ушли одними из первых.
   - Ты как? - полюбопытствовал Ар, когда втроем мы тоже решили уходить, - в норме? Или подкормить?
   - Вчера ж охотился... если так это можно назвать...
   - Ну, так восстанавливайся же..., - он бесцеремонно захватил мои волосы на затылке, заставив посмотреть в глаза, - трезвей!
   Как будто я так не смогу поспать... Черт с ним, я сосредоточился и остатков хмеля как ни бывало...
   - Молодец, - похвалил меня Ней, который сам предпочитал находиться в состоянии легкой неустойчивости..., - поймешь...
  
   ***
  
   Я даже немного растерялся, когда и Ней и Аркетт, пробормотав "до завтра", пошли по своим пещерам... Почему-то мне казалось, что либо зайдут, либо позовут... Ну, ладно, пойду в свою неубранную каморку. Там темно и, наверно, душно.
   Однако я ошибся - мало того, что при открывании двери в лицо устремился поток свежего воздуха, но еще и факелы ярко горели в своих нишах. Но было нечто гораздо более непостижимое и невозможное: на циновке почти посередине комнаты сидела Агилара. Она улыбаясь смотрела на меня, поправляя точеной кистью пряди смоляных волос. Создали же Боги такую красоту! Я стоял совершенно онемевший и повисшую тишину прервала именно она:
   - Привет! Я пришла к тебе в гости без приглашения. Меня пустил Ар. Ты не сердишься?
   - Я... нет...
   Все же я нашел в себе силы сделать шаг в собственную комнату. Немного потоптавшись, я выбрал место за столом. Ларка оставалась на полу... Ну и длиннющие же у нее ноги...
   - А твой папа, он тоже знает что здесь, ты...
   - Нет, знают Аркетт и Ней, Свест не в курсе, - ее глаза шаловливо сверкнули, - боишься его?
   Я предпочел промолчать. Мне катастрофически не хватало познания о местных обычаях и при этом... даже на расстоянии дурманил ее запах... Да, именно он, непередаваемый, неповторимый... Еще миг... Я с усилием воли сжал кулаки.
   Она поднялась и подойдя коснулась моей руки ладошкой:
   - Ты не ухаживаешь за мной, но я же уже взрослая. Это видно всем. Ну, у Смиалоэтов бы мой папа решал, но здесь...
   Ее рука поползла по моей спине. Я поднялся, положил вытянутые руки на ее плечи, не давая ей стать ближе.
   - Я пила твою линну, я знаю, что нравлюсь тебе, - она перешла на шепот, - ты боишься ухаживать за мной, потому, что не принято там, где ты рос, но я уже взрослая, не может быть, чтобы ты не хотел узнать, нравишься ли ты мне...
   - Ты этого не скрывала, - выдохнул я...
   - Ты тоже не мог скрыть..., - она тряхнула плечами, словно пытаясь скинуть мои ладони, - хорошо, уйду...
   И тут мои руки непроизвольно согнулись, притягивая ее затрепетавшее тело... Все, с этим было невозможно бороться, возможно, она говорит не совсем правду и Свест меня все же потом прибьет, да даже если что-то нарушаю и потом всыпят плетей... Все потом...
   - Ну, раз ты уже взрослая, - с этими словами я зарылся лицом в копне ее волос, а мои руки непроизвольно освобождали ее от совершенно неуместных сейчас полосок одежды...
   Все потом...
  
  
   ***
  

--- 27 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Утром все казалось невероятным и невозможным. Эйфория... Рядом со мной, едва очнувшись от недавней дремоты, находилась, пожалуй, самая красивая девушка из тех, что я видел когда-нибудь... нежная и наивная по сравнению... Нет, сейчас в башке нет места для сравнений. Я, кажется, забыл, только что забыл, что с кем и как было раньше. Только здесь и сейчас, только она... Лара. Моя безумно вожделенная девушка, еще почти ребенок... даже целуется еще так неумело, зато с таким сумасшедшим энтузиазмом... Я буквально дышу тобою, крошка, тону в собственных ласках, что дарю твоему трепещущему телу. Мне некуда спешить, я не хочу спешить, я не буду спешить и нарушать... каждый миг, каждый вдох, каждое касание губами - пусть это длится вечно, наполняя меня бесконечностью счастья. Мог я когда подумать, что можно ощутить такое блаженство просто касаясь рукой зеленовато-серебристой трепещущей кожи, ловя губами ее неповторимый вкус, вдыхая нектар иссиня-черных волос. И будто ничего больше не надо, не хочется даже думать, что бывает нечто большее. Застрять в этом сладком миге навечно...
   Да, какая-то часть моего естества все же вновь и вновь требовала окончания прелюдии и более активных телодвижений: взять, впиться, снова вознестись на вершину блаженства. Другая же хотела остаться в этой чарующей неге. И та, вторая - сильней, именно она взяла верх. Мой организм, послушный воле организм вампира, подчинился именно ей. Или... Это было нечто неуловимое, но мне казалось, что моей девушке эти ласки, нежность, трепетность нужны даже больше, чем мне. Я будто угадывал это по едва обозначаемым жестам, интонациям, звукам. Все - только для нее, получая именно от этого неземное блаженство. Пусть все будет так как ты захочешь... Именно от этого меня одолевает сладостная истома.
   Даже если бы она вдруг захотела уйти... Наверно, я бы просто отпустил ее и потом выл в тоске... Нет, я бы не смог ее отпустить, я бы еще раз попытался затянуть ее в омут близости ласками и нежностью, шепотом и поцелуями. И только если бы она не поддалась... То... Зачем думать о том, чего нет? Она поддалась каждому моему вздоху, отдалась целиком и полностью, вся, без остатка. А я... теперь ловлю каждый ее жест, интонацию, каждое дыхание. Заглядываю преданно в ее глаза и при этом чувствую себя одним целым с ней. Может это и есть любовь? Любил ли я раньше? Любил... Сладкая истома вновь овладела мной, путая мысли, и я снова и снова покрывал ее тело поцелуями, наслаждался движениями своих ладоней по ее животу, груди, лицу, упругих ягодицах, между...
   Наверно, я бы не отпустил ее никогда... Даже когда мне показалось, что она начинает отстраняться, пытаясь что-то сказать... Неееет! Мои губы вновь слились с ее губами, тела переплелись... Затянуть в объятия, вновь увлечь, заставить забыться и потеряться самому... Ее гибкое тело снова чуть отстраняется, нежная улыбка так много обещает и вдруг... неожиданные слова:
   - Мне пора. Надо на занятия. Днем я обещала вернуться!
   - Кому? - "разве сейчас это может быть важно", последнее - все же всего лишь подумал я...
   - Наставнику. Мне пора. Ты проводишь?
   - Останься..., - я провел рукой от ее талии вниз...
   - Не могу. Я еще не открыла полностью подкрылки, не охочусь, у меня еще не скоро будет собственная комната. Я должна вернуться в детскую башню...
   - Но ты же уже взрослая, - напомнил я, и еще раз попытался притянуть ее к себе.
   - Чтобы полюбить кого-то - да, а жить сама не смогу - еще слишком мало знаю... Учиться мне еще надо, понимаешь? И обещала я... не могу...
   - И вот как тебя тогда так запросто отпустили?
   - А что? Что-то не так?
   - Ты ведь не пришла на озеро, где поздравляли остальные...
   - А я пока не могу, - в ее голосе зазвучала досада, - пока не открою последнюю ступень подкрылок считается, то находиться на общих праздниках мне не прилично. Только если родители или взрослый наэрл с собой возьмет... Кому наставник доверит. Возьмешь?
   - Если доверит твой наставник... но, подожди... а сейчас?
   - Я думала, кому доверит... а потом поняла, что Аркетту - точно! Рин, и я не хотела идти на общий праздник. Тебе, наверно, не понять. Но я боялась, что что-то будет не так... что я не справлюсь с собой, если ты... Ты свел меня с ума... Оставаясь здесь я еще сама не была уверена, что дождусь тебя. Но всем сказала, что люблю тебя, что думаю только о тебе. Что твоя линна говорит мне что... Хотя ты будто в противовес все же... Мне сказали, что я достаточно взрослая, что разберусь сама. Все равно наирии надо уметь понимать речь линны самой. И разрешили остаться в твоей комнате. Чтобы я попыталась объясниться с тобой, когда никто не будет мешать.
   - Сводники... - невольно прошипел я...
   - Что?
   - Ничего... Просто у меня голова едет от того, что у вас так принято...
   - Тебе не нравится? Но они же точно знали, что я влюблена, что на общем празднике я могу растеряться... Ты хочешь сказать, что они не знали, что ты... ты не полюбил меня? Я ошиблась и не поняла твоего отношения?
   - Ты с ума сошла! - мне все же удалось притянуть ее к себе и целовать, целовать... всю...
   - Ну, мне, правда, пора, - снова вывернулась она, - ну...
   Как она так может? Таять от страсти и любви и ни на миг не забыть, что там, где-то в жреческой башне, какой-то там наставник... учеба... глупость какая...
   Я нехотя начал одеваться вслед за ней. Вскоре мы вышли из башни. Конечно, я был готов ее провожать... Мы начали путь пешком... еще немного побыть рядом с ней, еще немого потешить себя надеждой, что, может, передумает... Около озер есть беседки...
   - Ты даже не предложишь меня отнести? - вдруг спросила Лара.
   - Как?
   - Как все носят - на плечах...
   - Знаешь, - моему смущению не было предела, - я никого еще на плечах не носил... И пока еще вообще ходил на подкрылках мало. Вдруг я промахнусь...
   - Ну, так буду первая, - она бесцеремонно запрыгнула мне на спину, - а падать вместе даже интересней. Но я в тебя верю.
   Мне ничего не оставалась как взмывать вверх с грузом, да, веса ее тела я не ощущал, разве что подкрылки стали чуть менее послушны в управлении. Но, хотелось бы верить, что она умеет держаться. А я... а я усиленно вспоминал наставленья Свеста относительно одного движения "выброс руки и захват", внимательности и осторожности...
   В общем, до детской башни я доставил мою пассию вполне успешно. Я не хотел заходить, но она сама потянула меня внутрь по коридорам. Вскоре она постучалась в одну из комнат. Я услышал "войдите", и Ларка потащила меня дальше.
   - Вот, познакомься, наставник - это Риарин.
   - Ну, кто ж его не знает, - наставником, конечно, оказался жрец, - о нем тут все наслышаны. Ты хочешь спросить можешь ли ты уходить с ним?
   - Да, наставник.
   - Хорошо, пусть сам за тобой заходит. А сейчас иди - старшие занимаются в зале на третьем уровне.
   Она послушалась, я хотел последовать за ней, но жрец жестом велел остаться.
   - Я, конечно, немного поспешил, отпустив ее сейчас, иди сюда, - поманил он меня.
   Когда я оказался рядом, то он прокусил мне шею, стал пить... Потом завалился в кресло и какое-то время смотрел на потолок.
   - Да, заходи за ней... И не мучайся - ничем тебе ее отношение не грозит. Их бесполезно держать, когда они обретают цвет и мы не мешаем тем, кого угораздило влюбиться, но упаси тебя Боги ее обижать. Она имеет права уйти в любой момент как любая наирия. Она может влюбиться еще раз... Она...
   - Я все понял, жрец...
   - Да, я слышал, что ты любишь перебивать жреца. Если между вами возникнет хоть какая проблема, то поговори хотя бы с Аркеттом. И помни - она не может все время жить с тобой. Ей надо учиться. И когда видеться вам и видеться ли вообще - буду решать я. Хотя, возможно, скоро у нее будет другой наставник. А ты...
   - Да я и не хотел!
   - Я почувствовал, как и чего ты не хотел. Сегодня не приходи. Завтра, ближе к закату.
   - Хорошо.
   - Да, хорошо. Сейчас пойдем, с тобой есть еще о чем поговорить.
   Он отвел меня в одну из келий и велел ждать, Вскоре он вернулся прихватив еще двух жрецов. Один из них заговорил:
   - Недавно выяснилось, что ты ненароком стал одним из Богов племени Гайшерви. И этот вопрос не может не заинтересовать.
   - Они молятся на твой лик.
   - И что, - пожал я плечами, - предлагаете еще раз снизойти?
   - Да, ты угадал.
   - Но не думаю, что получится. И, неужели, эти остолопы не поняли фокус с побелкой?
   - Они и не могли этого понять. На них вышел белый облачный Бог и облагодетельствовав присутствующих своим явлением понесся едва касаясь земли к своим облачным братьям и растворился в поземной дымке...
   - И дальше что?
   - Думаем, тебе стоит еще раз явиться, уже в присутствии жреца Каэрса и кое-что им рассказать.
   - Вот таким?
   - Ну, побелки и у нас на тебя хватит.
   - А я уж думал, что отбелите меня в подвале...
   - Такая мысль была, но будут различия... Лучше - выкрасить.
   - И что я смогу сказать, я же не говорю на гайшерви?
   - Да, это проблема, но вполне решаема. Будешь говорить по смиалоэтски с Каэрсом, а он переведет. Пусть смиати станет для них языком Богов.
   - Я могу отказаться?
   - Да. Но разве тебе это не интересно?
   - Если что не получится...
   - Уйдешь наверх - мы сделали дополнительный выход под потолком, чтобы необходимость прорываться к единственному проходу через толпу не повторилась.
   - А Кай? Каэрс может попасть в сложное положение.
   - Если ты не распустишь подкрылки и все сделаешь как сказано - все пройдет хорошо. Боги дали добро.
   - Значит сначала спросили их...
   - Обдумай предложение. Возможно, тебе еще самому не раз понадобится милость Богов.
   Показав мне, что разговор окончен, двое вышли.
   - Тебе неплохо бы было сходить к Виреску, - напомнил оставшийся жрец и также велел знаком уйти.
   Но я не послушался его, а пошел обратно к себе в башню. Вроде бы ничего сверхъестественного не было сделано в моей комнате, но как же она похорошела просто от того, что тут везде побывала она... Агилара, Ларка, Ларочка... Мое тело охватила сладкая истома. "Завтра не приходи"... тьфу... Если бы ее просто отдали мне... Мне не нужна свободная семейная пещера - нам и здесь хватило бы места... Просто, чтобы была только моя, со мной, и я решал, куда ей идти или не идти... Стоп! Здесь так думать нельзя, не принято... Она в любой миг может вообще уйти...
   Вот так: захотела - пришла, расхотела - исчезла... Жуть... И снова я представил себе ее трепетную фигурку... Завтра, ты увидишь ее только завтра... О, черт... что ей подарить... Вспомнив, я отыскал свою шкатулку с самоцветными камешками. Часть из них принадлежит Каю. Кстати, тоже надо б отдать... Из моих осталось три - розовый прозрачный, найденный мною некогда в горах и две небольшие жемчужины. Остальное я успел отдать Ирлиин. Я не смогу сейчас даже найти еще жемчуга... меня выкидывает вода... С камнем? Еще не пробовал... Может, побродить в горах и поискать самоцветы? Но, по идее, я должен почаще сидеть где-то на пути от Моаи к Смиалоэтам... Ведь я обещал Виреску... Нет, по-хорошему, надо идти к нему...
   Одному идти не хотелось и я пошел к Нею. Закрыто, не открывает, видно нет дома... То же самое и у Аркетта. Конечно, хороший, погожий день... Может они где на озерах? Конечно, еще можно пойти к Свесту, но что-то мне подсказывало, что и там пусто... Сообразив, что именно мне это подсказало, я пошел в семейную пещеру, которая по идее могла быть и моей. И там застал всех четверых.
   - Привет, - махнула мне Ирлиин, предлагая войти.
   - Проходи, проходи, присаживайся, - поддержал ее и Свест.
   - Ну, я, я, собственно, хотел предложить кому-нибудь пойти со мной повидать Виреска.
   - А что - дело хорошее, - согласился Ней, - сейчас вместе и пойдем.
   - Ну, кроме меня, конечно, - заметила Ирли, - лучше к маме схожу...
   - Да и меня не втягивайте, - заметил Аркетт, - лучше потом расскажите.
   Лишь Свест кивнул.
   Знает ли уже Свест о моем свидании? Впрочем, кажется, это не должно меня волновать.
  
   ***
  
   Виреск все еще был слаб, но уже полусидел, а не лежал навзничь, как в прошлый раз.
   - Привет! Как ты? - меня пропустили к нему первого.
   - Да, ничего так, завтра обещали вернуть домой. Ты искал ее?
   - Пока нет...
   - Ну, ты ж обещал...
   - Мы все обещали, - заметил Свест, - сегодня и начнем.
   К нам подошел жрец, который, видимо, находился с Виром практически постоянно и протянул кругляш с портретом. Мы долго всматривались...
   - Найдите ее или хотя бы узнайте что-нибудь о ней... Она четыре года назад в седьмом поселке жила. Сын у нее по нашим меркам уже взрослый, а дочка... замуж выдавать еще, наверно, рано... Муж ее, который разошелся с ней Эрикаста-эрин-стей - брат мой...
   - Ладно... попробуем что-то узнать..., - снова произнес Свест, - ты поправляйся.
   - Куда я денусь... Вы, правда - идите, вдруг как раз сейчас...
   - Виреск, это у тебя уже навязчивой идеей стало, - заметил жрец, - Риарин, между прочим, не смотря на твою бесценную помощь, тоже едва-едва оклемался.
   - Понимаю... Но...
   - Хорошо, хорошо - мы пойдем, - у Свеста получалось лучше поддержать разговор...
  
   ***
  
   Как и было обещано, мы пошли на хорошо известный мне отрезок леса между племенами Моаи и Смиалоэтов. Мои приятели знали эту местность на уровне крон получше меня. Выбранный ими для остановки эдр был более чем удобен. Мало того, что с него прекрасно просматривалась дорога, к тому же у него была замечательная развилка на три ствола в ее середине одному можно было спать как на постели, а втроем более чем удобно сидеть.
   - Так когда ты говорил наш караул? - поинтересовался Ней, будто продолжив со Свестом какой-то разговор.
   - На второй день после праздника лун.
   - Опять на 7-8 дней
   - Да ладно... ну раньше выходили на 5... А что было бы лучше чаще?
   - Ну, может, лучше и дольше.
   - Вот и я думаю - не перегрузимся...
   Я поймал себя на том, что уже давно не в курсе когда они выходят на охрану территории.
   - Рину хорошо - ему это даже не интересно, - будто прочел мои мысли Ней.
   - Тебе тоже вряд ли было интересно до 24...
   - Меня папаня за компанию частенько брал...
   Я смотрел на дорогу, нет-нет и кто-нибудь проходил, чаще мужчина... А нужна женщина... Лара... вдруг перед глазами встало ее лицо, и мое тело отозвалось словно вспомнив прикосновения ее рук и... Сижу тут деревом на дереве... хотя сегодня не встретимся все равно...
   - Так... а наш красавец улетел в мечту, - заметил Свест, - узнать бы в какую...
   - Рассказать? - предложил Ней.
   Я невольно вздрогнул... Неужели Ларка права и я действительно боюсь Свеста? Даже после того как меня успокоил на этот счет жрец?
   Моя реакция от вождя не ускользнула, но он мотнул головой:
   - В другой раз...
   - Дааааа.... Проще дать обещание, чем выполнить, - произнес Ней, - вы понимаете, что нам тут сутками можно сидеть?
   У меня перед глазами снова стояли черные пряди волос, едва прикрывающие небольшую серо-изумрудную...
   - Хорошо дорога одна и не нужно разбегаться по точкам, - отметил Свест, - в общем, можно по очереди дремать... или найти какое занятие...
   - Веревки вить...
   - Тоже дело... Можно подумать, что в карауле намного веселей...
   - Ну, там внимание не только на дорогу... Рин, что ты все молчишь?
   - Ну, а что говорить-то втянул я вас... я уже как-то раз один сидел, высматривал...
   - Еще до того как тебя захватил Осалог?
   - Конечно, до...
   - Ну и хоть что-то знакомое высмотрел?
   - Да, свою мать...
   - И, конечно, ты спустился, обнял и всколыхнулись сыновья чувства...
   - Ты смеешься, Свест, а я с ней, правда, говорил...
   - Ну, вот и нашлось занятие..., - усмехнулся Ней, - Рин, ты мог бы и почаще баловать нас новостями о твоей насыщенной жизни...
   - Как ты разговариваешь с великим Богом Гайчшертов, - нарочито серьезным тоном одернул его Свест, - Боги не обязаны посвящать смертных в свою жизнь!
   - О, Великий, прости, - Ней шутливо преклонил в мою строну голову, сложив ладони.
   - Ну вот, ничего и не скажу...
   - Прости, провинились, - Свест равнодушно отвернулся...
   - Да, ладно, Рин, неужели с тобой не испугалась говорить твоя мать?
   - Она не боится, она уже говорила с вампиром раньше...
   - Все, - Свест придвинулся ко мне поближе, - больше не притворяюсь равнодушным, заинтриговал окончательно...
   - Раскаааажиии, - протянул Нияст
   Перестав ломаться я все же рассказал им и подробности встречи и моего рождения.
   - А кто об этом знает в замке? - все что придумал спросить Свест, дослушав.
   - Да, видимо, никто, - предположил Нею
   - Сэтэлю проболтался..., - признался я.
   - Ну, да... вот ты что такой ручной-то оказался...
   - И вот, скажите на милость, зачем нам высматривать какую-то Малис, когда проще высмотреть твою мать и в той же пещере попросить ее что-то узнать, - заметил Свест, - ты выяснил у нее как часто она ходит к твоим сестрам?
   - Нет...
   - Это плохо... надо было с этим решить в первую очередь... И, конечно, никаких плодов ты в ту пещерку не приносил и вообще там больше не был...
   - А когда он мог это успеть сделать? - оправдал меня Ней.
   - В общем, сейчас идем искать, что попадется, оставим в месте вашей встречи и напишем на чем-нибудь записку...
   - Она не умеет читать...
   - Мда... Ну, в общем, оставим ей там еды и думаю на сегодня наша миссия закончена. Потом из замка возьмем из запасов, что лежит хорошо... тоже туда принесем... Приручим, а там...
   - Свест, ты хоть представляешь как я ей это предложу? Искать какую-то там женщину, которая года 4 назад жила за шесть поселков от нашего?
   - Думаю, это все равно будет быстрее и проще, чем болтаться здесь сутками. Тем более что не факт, что Малис ходит этой дорогой, что кто-нибудь вспомнит ее вслух проходя под нами...
   - Да и вообще, что она жива - добавил Ней.
   - Если нет..., - задумался я, - представляю, что будет с Виреском...
   - Об этом пока рано... Все, действуем по плану... Кстати, Риарин, послезавтра, думаю, опять стоит тебя охотиться вести...
   - Подожди... пять дней с прошлого раза еще не пройдет... - выдал я результат своего подсчета на пальцах.
   - А 5 дней будет на 30 день танца лун... И тут я точно не хотел бы с тобой...
   - Ну, а если не накопишь достаточно голода, - заметил Ней, - то это просто поправить.
   И он явно сделал движения, будто хочет в меня впиться.
   - Да, подожди ты, - чуть толкнул его Свест, - Рин, если не хочешь, то пропустим - пойдешь к Сэтэлю, может и нарисует заодно твой божественный лик...
   - Хватит издеваться! - я немного вскипел, но тут же остыл, - лучше пойдем послезавтра.
   - Ну, тогда Нияст прав, есть смысл лучше понять, что с тобой происходит.
   И оба моих приятеля не сговариваясь наклонились к моим плечам... Впрочем, я успел уловить от каждого из них звук "разрешишь?"... Надо сказать, что манера вытягивания моей подноготной этим способом вместо разглядывания глаз... нравился мне меньше... Тем более, что... Да, я понял по взгляду усвоившего линну Свеста, что он понял... не совсем то, что ожидал... хотя врядли так можно понять полностью... А все равно Ней ему расскажет...
  
   20. Ларка, Ларка, Ларка...

--- 28 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Как же я ждал, когда солнце пойдет на закат... Она не выходила у меня из головы... Все, все бы отдал... что вот прямо сейчас? А, может, не ждать? Вот прямо сорваться - и идти, не пустят в дверь - есть окна, я найду где она, я обниму ее прижму к себе и мы уйдем. К черту наставников... К черту порядки... Зачем девушке учиться? Разве ей плохо просто жить в семье, рожать детей, помогать мужу... Девушки... Лара не девушка, она наирия и они не живут как у нас... Жаль, если бы, если бы, если бы... Я впервые начал жаждать смиалоэтских порядков. Да, случись такое у нас с незамужней молодой девушкой и узнали б об этом... ну, наверно, меня бы отдубасили ее ближайшие родственники, но, потом, наверно, и отдали бы ее мне... А я бы никогда не отдал ее в поселок геттам... И никто бы нас не разлучил ни на миг без моего согласия... даже она сама...
   Нет... Агилара никогда не была бы довольна, окажись в положении смиалоэтской женщины... А смогу ли быть доволен я сейчас? Я представил снова ее образ... объемно, детально... Мое тело отозвалось такой волной, что то, что нечто во мне бесконечно довольно, сомневаться не приходилось...
   Я хочу ее каждой клеточкой тела, каждой мыслью, каждым уголком сознания... О, Боги! Разве это преступление хотеть, чтобы она была со мною каждый день, каждый час... каждый миг!!!
   От рассвета до заката я метался по комнате, сжимал кулаки и чуть ли не выл от иссушающего желание видеть ее, чувствовать ее, обладать ею...
   Однако когда изменившийся свет из оконной ниши показал, что солнце уже почти готово покинуть наш мир, на меня вдруг напал ступор. Я понял, что не могу себе представить, что сейчас встану и пойду... Пройду через половину территории замка, мимо озер в детскую башню, что я кому-то доложу, что хочу забрать Лару, внутренне трепеща от возможности отказа...
   И все же я это сделал! Подошел, зашел, позвал, забрал, донес... и мы утонули в объятьях... наконец-то забыв обо всем...
  
  
   ***

--- 29 день лунного танца Аршен

(смиалоэтского месяца Иссок)

  
   Стук в дверь... И что из-за этого надо вставать, напрягать голосовые связки? Не хочу. Моя рука нащупала шелковистую гладкую кожу подруги и замерла. Стук повторился, уже настойчивей.
   - Войдите! - раздался немного заспанный, но все же звонкий голосок... Ларка, ну зачем!
   Оммм... вот так это и должно было случиться. На пороге моей комнаты стоял Свест... Хорошо, что я успел натянуть на себя и на нее покрывало...
   Я думал, что он замнется и выйдет, но нет...
   - Лара, собирайся - тебя наставник ждет, - тон его был безаппеляционный, - одевайтесь, дети. Мы с тобой Рин, кажется, о чем-то договаривались.
   С этими словами он все же вышел... Договаривались ах да... охота, но совсем не охота... Я обнял Агилару и уткнулся лицом в ее шею...
   - Рин, правда, пора, дай я оденусь. Почему ты не предупредил, что он зайдет?
   - Ты его боишься?
   - Нет, но когда что-то обещаешь...
   Наирии как никто умеют выскальзывать из рук. Расчесав волосы, она замоталась в повязки.
   Мне ничего не оставалось как последовать ее примеру.
   - Па, заходи - пропела она...
   Да, угадала, Свест видимо ждал в нише за дверью.
   - Не провожай меня - я сама дойду, - чмокнула она сначала меня, потом как ни в чем не бывало, по ходу к двери, обняла и облобызала отца... Не похоже, чтобы он сердился... что с нелюдей возьмешь...
   Я предполагал, что со мной-то он объяснится, но...
   - Ну что, идем? Или будешь просить пощады? - сказал он, едва Лара вышла.
   - Хочется попросить, - согласился я, - будет, так же как и в тот раз?
   - Скорей, да, но если не захочешь идти после первого раза, то скорей всего с тобой захотят по этому поводу встретиться и поговорить жрецы. Да и я тебе точно говорю - надо еще раз потерпеть.
   - Ладно, надо пойти, - оставалось только вздохнуть. Может, погода еще успеет испортиться?
   - Ну, вот так и хорошо, - Свест прошел внутрь и улегся на моем лежаке, - вот только линны в тебе все еще чересчур. Подходи - сделаю голодным...
   Я покорно пересел к нему... покормил. Действительно наирия не может так опустошить. Или не хочет.
   - Свест, неужели тебя ни сколько не коробит, что она вот так... рядом со мной...и я..., - решился я пробормотать.
   - Про Аглилару что ль? - он, конечно, понял, что именно я спросил, - Ну как, конечно, посмотреть, может где-то что-то и есть, но видишь ли, не ты - так кто-нибудь другой все равно вскоре окажется с ней. Она многим нравится, характер тот еще... Было бы странно если бы я был именно против тебя... Конечно, это где-то странно и не сразу хочется принять, что из твоей маленькой любимой ребенка-девочки получается обаятельная наирия, которой больше всего хочется нравиться и любить... Но, это нормально и ничего страшного в этом нет, главное - чтобы это не стало ее единственным увлечением на всю оставшуюся жизнь. Вот поэтому ей надо продолжать учиться, помогать воспитывать младших...
   - Тебе Нияст или Аркетт про нас рассказали?
   - Нет, я бы не ворвался, услышав, кто пригласил войти... если бы был готов...
   - Но, если мог бы ты решать, ты бы все же ведь не хотел...
   - Я бы очень хотел, чтобы она отвязалась от тебя, если ты к ней недостаточно хорошо относишься.
   - И что - думаешь, теперь отвяжется?
   - Нет, не думаю...
   На время повисла пауза.
   - О, Боги, - вдруг ухмыльнулся Свест, - я дождался момента, чтобы почувствовать, что ты стал меня хоть немного бояться!
   - Ну, я тебя уже боялся... Когда весной ты кинулся на меня с красными глазами, когда был весенний выход....
   - Ну, тогда-то ничего не чувствуешь... Ладно, хватит валяться. Идем!
  
   ***
  
   Он хотел меня учить - это было видно по его сияющим глазам. Даже подумалось, что удивительно, что некогда он столько времени отказывал себе в этом удовольствии. Он предлагал направиться в сторону Моаи, но потом передумал и мы все же тронулись за Ухту. Теперь, видимо для разнообразия нашей жертвой должен был стать Джагаст. Все как обычно, осмотр территории, залегли...
   Я не хочу его бить! Это понял я, когда человек уже подходил. Но, наученный прошлым опытом, все же надеялся, что подойдет он ближе - и станет проще. Зверь, где ты - зверь? Неужели заснул? Да где же ты, чертово отродье!
   Человек уже пошел мимо верта, на котором я в этот раз ждал, и я понял - прозевал. В этот миг на него бросился Свест! Ему поздно было совершать бросок и неудобно это делать от ствола. Но он все же зашел на особый маневр и, по сути, сделав два броска, вперед - на нижнюю ветвь соседнего дерева и вперед - вниз все же нагнал жертву. Аллиол был сам виноват - он услышал, конечно, соответствующий шум, но вместо того, чтобы бежать вперед со всех ног, мало того что оглянулся, но и еще и остолбенел, глядя на несущегося на него вампира. Тем самым дал себя поймать. Свест издал свист, который однозначно велел мне подойти. Он пробил жертву сам и уступил мне, будто я все еще аллиол, которого зачем-то нужно дрессировать. Но пререкаться если и стоило, то не здесь и не сейчас.
   Убежище у своих корней и в этот раз нам предоставил высокий эвкалин. Я залез внутрь и с тоской стал осматриваться, где лучше прилечь. Как под розгу, только отстегают изнутри.
   - Ну, а теперь успокоился, - скомандовал Свест, - то, что с тобой будет дальше зависит от тебя, этому каждый должен научиться сам. Ты уже знаешь, что это, так давай борись... борись за то, чтобы не тебя съела чужая неприязнь, чужая боль, чужая ненависть, а чтобы ты сам переварил ее. Она же уже ненастоящая - она оторвана от своего источника, она по любому умрет, ты все равно ее уже забрал. А ты настоящий, живой, поэтому ты должен ее победить, задавить своей волей эту чуждую силу, не дать ей ни малейшего шанса не стать твоей, а подчинить тебя. Если ты справишься - она оставит лишь легкий след...
   После такого напутствия Свест приблизился вплотную ко мне, подмигнул и взяв за руку произнес:
   - Когда поймешь, что слишком тяжело - просто сожми мою ладонь. С дикой линной ты уже достаточно знаком, чтобы самому понять сколько времени тебе хватит продолжать с ней борьбу.
   Увы, значительно легче от его слов мне не стало. Она ударила раньше, чем я поймал состояние "давить". Это был повтор, практически полный повтор. Поняв это я хотел сразу же сжать предложенную ладонь. Но все заставил себя притормозить и продержаться хоть чуть-чуть и еще немного и еще... И в какой-то момент мне показалось, что боль существует сама по себе и я - отдельно от нее. Если за ней внимательно следить, как она переливает свой яд внутри, то можно... Свест сам сжал руку и потянулся ко мне.
   - Хватит, - произнес он, впиваясь в меня.
   - Ты это сделал, ты не дал мне бороться до конца, потому, что я его пропустил?
   - Да, подумаешь - пожалел, - мотнул головой из стороны в сторону Свест, еще даже не закончив усваивать линну, - меня больше удивило, как ты бросился в тот раз.
   - Это как внутри, словно внутри зверь... с рисунков пещер, - стал оправдываться я, - а в этот раз, я тоже думал, а он...
   Свест молча смотрел в потолок.
   - Да трусливая тварь этот зверь, - усмехнулся он, наконец, - бывает, бузит, но если что - будет искать возможность броситься безопасно или исподтишка даже если голоден. Глупый он, ни в чем его не убедишь. И рассчитывать на него всерьез... Им больше приходится управлять, знать его проявления, реакции, и заставлять уж скорей тормозить, чем давать действовать. Впрочем, и я иногда не могу избежать соблазна использовать на охоте его тупую мощь...
   - Хочешь сказать надо самому...
   - Увы, - Свест тяжело вздохнул, - как представлю, что в следующем году мне еще и Агилару учить...
   - У нее же есть еще и мать?
   - Да, конечно, будем вместе, все равно... Да Эвилли и Ларка очень привязаны друг к другу. Они вместе бывают куда чаще, чем Лара со мной. Но Эви тут как-то мне признавалась, что не хочет ее этому учить, не хочет видеть как в ней просыпается это страсть. Наши дети думают это игра. Понимаешь, ты хотя бы сам жертвой был, знал этот мир с обратной стороны, а они... конечно, их учат, но невозможно заставить осознать. Для них все в розовом свете: мама, папа, приятели, добрые учителя, сытная кровь. Когда появляется на коже серый цвет, это еще ничего. Они даже еще разок зачастую могут по-детски перезимовать, просто заснув, неосознанно просыпаясь только для еды. А потом наваливается все сразу: раскрытие очередной ступени подкрылок, которая в этот раз терзает и рвет, жестокость охоты, свирепость дикой линны, а до кучи еще и зима, когда приходится в подвале остывать. Нередко человек через год становится совершенно другой: более мрачный, жестокий к своим, нередко пропадают теплые отношения к родителям...
   - Ну, это можно объяснить тем, что они больше линной не хотят кормить...
   - Не всегда, но дети бывает и сами отказываются. В общем, меняются не в лучшую сторону, некоторые остаются такими на всю жизнь.
   - Так может не надо чтоб сразу все? Хотя бы охоте сразу не учить?
   - Да, пятнадцать бед - один ответ. Зачем растягивать? У племени часто и линны лишней нет, чтобы практически взрослого и здорового лба на подкормке держать.
   - А я?
   -Ты уникальный и не на что не похожий экземпляр, со своим особым опытом, и при этом только-только подкрылки открыл. Ну что, надо тебя теперь накормить и домой пойдем...
   - Нет, не надо... Давай еще раз нападу...
   - Не многовато будет?
   - Нет... я хочу сам...
   - Странное желание, но хорошо, пошли...
   И снова выбрали место, я затаился... Прошли двое... Двое много... Тем более одна - женщина... Вот один, Свест делает знак - не стоит, те еще не ушли... Ждем... Вот. Один... Приближается... 15 бед... я срываюсь в падение и опускаюсь точно на него... сжать и ударить одним движением... Парень выворачивается с таким отчаянием, но я сильней, намного сильней... Сила имеет значение... Пить, надо бить...
  
  
  
   21. Лик Бога

--- 30 день лунного танца Аршен -

1 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтских месяцев Иссок, Асторил)

  
   И еще один праздник встречи лун позади... Агилару я взял с собой, разумеется, и, поскольку вроде как в компании Свеста нам вдвоем было находиться не совсем удобно, пришлось принять предложение Маэра и Эрика... Но моя девочка была вполне довольна. Она еще раз смогла почувствовать себя взрослой, принимая их ухаживания. Хотя было заметно, что ей несколько неловко. С трудом скинув напряжение я тоже заставил себя заигрывать с сидящими по разную сторону от меня Лайной и Мейри. И только когда мы плескались в воде, я смог поверить, что все это ничего не значит... Мне даже захотелось сбежать с Ларой, не дожидаясь встречи лун. Но в итоге мы ушли только перед самым рассветом. Зато вышли мы из моей комнаты только когда еще один рассвет сменился солнечным погожим днем.

--- 2 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Когда я донес Агилару в детскую башню, она не потянула меня за собой, а попрощалась. Ко мне же плохо скрывая усмешку подошел Арбист:
   - Обзавелся ребенком?
   - Завидуешь? - нашелся я.
   - Ну, может, и так. Я тут не просто так - жду тебя.
   - Зачем?
   - Велено доставить к жрецам. Обсудить с тобой что-то хотят.
   - Что ж - идем.
   В просторной келье, куда он меня привел было аж 10 жрецов.
   - Ну что решил Риарин? - заговорил один из них
   - Что я должен решить?
   - Ты уже забыл о нашей просьбе еще раз сыграть в облачного Бога для Гайшерви?
   - А почему обязательно я? Любой из вас может...
   - Не любой. Каменное изваяние имеет потрясающее сходство с тобой. Несмотря, что черты твоего лица немного изменились, но лицо все равно запоминающееся. Конечно, сыграло роль, что прошелся ты как раз перед местными камневаятелями, но, тем не менее, будет лучше, если будешь ты. Одни твои голубые глаза... этого не видно на статуе, но наверняка их запомнили. Кстати, такой цвет глаз не часто встречается у Гайшерви, даже у твоего приятеля Кая они серые... Так что...
   - А что мне за это будет?
   - Ну что ж... можешь взять еще зеркала для отделки жилища, может, тебя заинтересуют какие-нибудь камешки. Ведь тебе есть кому их дарить? Тебя пустят в хранилище и сможешь что-то выбрать в разумных пределах.
   - И мне будет нужно...
   - Снова выйти из-за своего каменного изображения в подходящем виде и поговорить с Каэрсом от имени Бога. Не нужно его разубеждать, что это всего лишь ты. Мы будем слушать.
   Я задумался... Агилара, конечно, стоило того, чтобы подарить ей самое лучшее... из запасов местных жрецов. А я... собственно ничего не теряю... Действительно пойдет, что не так - смоюсь... А Каэрса... я невольно про себя усмехнулся, если что, мы опять просто спасем... В мире еще немало племен дальних и ближних, которые его, теперь такого умного, примут.
   - Хорошо, я согласен.
   - Мы надеялись, что ты согласишься. Вот тебе текст - выучи наизусть...
   Текст был на смиати, читая его я невольно усмехался - понятно ради чего они это придумали... Неужели прокатит?
   - Надеемся, что ты сумеешь это запомнить, если будешь нести Боги не пойми что - то забудь о награде.
   - Ну, это понятно... Могу идти?
   - Нет! Сейчас тебя проводят к Сэтэлю. Его тоже нужно уговорить, хотя, можно обойтись, если что, и без него...
   Двое жрецов повели меня уже в знакомом направлении.
   Все "дикие" были в их общей комнате, похоже, играли в мяч... Глянули неприветливо.
   - Сэт, мы к тебе - произнес жрец.
   - Да, понял, - пробормотал тот и пошел в свой отсек.
   Мы - за ним.
   - Сэтэль, у нас к тебе просьба - сможешь ли ты выкрасить Риарина в белый цвет так, чтобы краска не облетела и, чтобы он чем-то напоминал опустившееся на землю облако, но без крайнего натурализма...
   - Краску предоставьте сами. Вон у вас всех плечи, спины разрисованы - не слезает же. Белую и оттенки серого.
   - Так ты согласен?
   - Когда?
   - Скоро. Не сейчас.
   - А зачем вам?
   - Вряд ли это нужно знать тебе. Ты согласен?
   - А обещаете уже до зимы кровососов не приводить?
   - Учитывая, что вполне можем обойтись - да.
   - Ну... разрисую... Я его белым не видел - хоть полюбуюсь. Но...
   - Что но?
   - Пусть он мне попозирует, хочу его нарисовать.
   - Рин?
   - Да, хорошо, я и сам, вроде как с ним договаривался о том...
   - Без нашего с тобой Рин, договора - я не уверен, что захочу рассказать.
   Я оглянулся на жрецов... Да, ладно...
   - Хорошо...
   - Останешься сейчас?
   - Да...
   - Хорошо, оставляем вас вдвоем. Рин - захочешь уйти...
   - Я знаю...
   Покачав головами жрецы удалились. Впрочем, один из них все же вернулся с порога подошел ко мне и забрал листы с текстом.
   - Снаружи будет тебя ждать. Не забудь! Впрочем, лучше отдам караульному...
  
   ***
  
   - Садись, нелюдь, располагайся удобнее, - кивнул мне на кресло в углу Сэт, как всегда, сама любезность.
   Я послушно забрался в плетеное кресло с ногами и стал рассматривать развешанные везде кругляши с портретами.
   А он тем временем достал из стоящих у стены сундуков кисти, какие-то сосуды, средних размеров кругляш и принялся увлеченно мешать краски.
   - Сиди, не двигайся!
   Закрепив кругляш вертикально в каком-то зажиме на столе, он принялся за свое ремесло.
   - Сейчас, сейчас, намалюю, - бормотал он, окуная кисти и водя ими по дереву.
   Периодически он всматривался в мое лицо почище жреца, порой немного задумывался и снова наносил штрихи.
   - Так ты, гад, говорят, уже и охотишься?
   - Ну... охочусь, хотя вернее сказать пока этому учусь...
   - Только не говори, что тебе надо учиться нападать на беззащитных - ты мне показал, что это-то прекрасно освоил, - произнес он продолжая рисовать.
   - Не в этом дело.
   - А в чем?
   - Ты видел как меня крутило и у тебя... На охоте - хуже.
   - Ой, как же я рад...
   Наверно, не стоило с ним делиться...
   - Нелюди страдают поедая людей..., - добавил он...
   - Сам ты нелюдь... Сидишь здесь сиднем, а мог бы свободно ходить по территории, тут так красиво, рисовать цветы, кустарники. Таких, как здесь, ты нигде не увидишь. Вот скажи, ради чего ты не выходишь из этой клетки? Все равно ведь и кормишь и терпишь таких, как я...
   - А ты меня жить-то не учи, поживи еще с мое... сопляк. Тебе ж вроде как всего чуть за 20?
   - 21...
   - Совсем дураком сюда попал. Тебе проще... Хотя, посмотреть на тебя... мда... кто бы мог подуматься, что вот так отделают Боги смертного, рожденного нормальным человеком...
   - Зато я таким теперь надолго... ты трижды откинуться успеешь...
   - Ты-то надолго? Кто только недавно едва не откинулся? Тебе ж просто повезло, что нашли...
   - Мне часто везет в обе стороны...
   - Да, бывает... Ты ведь для жрецов что-то делаешь? Ну, то, что тебя разукрасить-то нужно? И что, тебе тоже за это что-то сделают?
   - Да, так пустяк... горсточку самоцветов подарят... буду подружке дарить.
   Глаза Сэтэля неожиданно оживились и снова потухли. И все же... мне показалось, что он хочет что-то сказать...
   - Ну, а с тобой-то что было? Почему сказать не хочешь?
   - Хотел бы - у жрецов узнал... Да, в общем...
   Сэт отложил кисти и повернул кругляш ко мне - да, несомненно, похож... и все же есть какая-то разница между отражением в воде и рисунком, но черт... лицо казалось даже объемным...
   - Высохнет - повешу у себя... Потом нарисую еще один попробую представить каким ты был...
   - Хотелось бы зайти посмотреть...
   - У нас сад огороженный веревочной решеткой - можешь подходить, спросить, сделал я или нет.
   - Спасибо... Ну, пойду...
   - Подожди.
   Неожиданно Сэтэль пошел и достал из сундука бутыль, две чаши и что-то съестное.
   - Разделишь? Что-то я, правда, засиделся здесь в одиночестве. Виреск болен... Те трое - один придурок, двое та еще...
   - Давай..., - я переместился за стол, все это было неожиданно.
   Он разлил чаши и протянул одну мне
   - Хорошо, расскажу, ведь действительно захочешь - и сам узнаешь...
   Я кивнул.
   - Я был прихрамовым художником, я рисовал портреты чистейших, я расписывал их дворцы... Однажды меня пустили в хранилище блеска... чтобы стены его соответствовали содержанию... Горсти самоцветов, жемчуга были разложены по цветам в корзинах, их сияние слепило глаза... И я вдруг понял, что это - лучшие краски мира...
   Он опрокинул в себя чашу целиком...
   - И это было началом моего конца...
   Я терпеливо ждал.
   - Я уговорил его высочайство разрешить мне использовать хотя бы самые мелкие камни, как краски... - продолжил Сэт, - и он милостливо разрешил мне попытаться так нарисовать портрет божества бога весны - Марионга, но чтоб черты его лика напоминали черты верховного... и чтоб до окончания работ я не выходил к людям... видимо боялся что я стащу камни...
   Я помнил этот портрет...
   - Так это ты, - выдохнул я, - но говорили...
   Сэт сделал мне знак рукой замолчать...
   - Не сразу получилось, я не сразу нашел как прикрепить камни... Но в итоге... оно вышло... Ты видел? В солнечных лучах это было бесподобно!
   - Да...
   Поскольку свою чашу я тоже уже выпил Сэтэль разлил опять.
   - Так вот по окончанию... Мне хотелось петь, мне хотелось раструбить всему миру, что это удалось, хотелось самому выйти с ним и показать всем, всем, всем...
   - Понимаю...
   - Но жрец велел мне никому не говорить и запомнить, что это сделал не я, а что это явилось жрецу в ответ на его молитвы... из солнечного света... Я был не так уж молод, но, видимо, слишком наивен - я вздрогнул от этого вранья! И я стал спорить со жрецом, что нельзя так гневить Богов... что это сделал я и об этом должны знать!
   - А он?
   - А он не стал спорить со мной. Вызвал охранного и велел вывести меня за дверь. Меня заперли в отдельной комнате, а ближе к ночи...
   По щеке Сэтэля скользнула слеза...
   - А ближе к ночи за мной зашел другой гвардеец и сказа, что жрец велел отвести меня в лес и там мы встретим рассвет, чтобы я мог убедиться в богоданности солнечного света, а то я слишком засиделся взаперти и несу ерунду...
   И мы ушли из поселения... Когда мы отошли на некоторое расстояние, гвардеец достал заточку...
   - Ты, Сэтэль-ниен-тан ихан Ауран, - сказал он мне, - виноват в том, что дерзновенно пытался присвоить себе, то что создано молитвенным подвигом святейшего! Светлый лик Бога возник сам собой в хранилище блеска при молитве Святейшего. Ты же воспользовавшись тем, что расписывал там стены, дерзновенно хотел сказать, что это твоя работа, хотя такое не по силу даже такому мастеру, как ты... И ты можешь смутить умы, распространяя эту ересь среди людей, - да он сказал примерно так, - поэтому ты останешься в этом лесу и никто никогда не узнает, почему ты забрался сюда и кто тебя убил... Он бросился на меня с заточкой...
   - А ты?
   - А я никогда не был воином... Острие уже втыкалось в спину... Но некто свалил моего несостоявшегося убийцу... И даже, кажется, порвал... Я бросился бежать, но и меня нагнал нелюдь... Он пытался мне говорить, что мне нельзя возвращаться, он звал меня с собой... Я отчаянно сопротивлялся, стараясь его не слушать... Откуда только силы взялись...
   Повисла пауза.
   - И? - не выдержал я...
   - Нелюдь ударил меня так, что в голове все поплыло... Очнулся я уже в вампирьем логове...
   - Ты хочешь сказать, что тебя не спросили, хочешь ли ты жить здесь?
   - Да, я уже знаю, что это не принято, но меня не спросили. Меня оглушили и притащили как мешок, и потом уже стали уговаривать... Мне хотелось лезть на стену... Я совершил великий грех ослушавшись святого жреца и это была расплата...
   - Странно, что так поступили с тобой...
   - Ничего странного, ваш тварь-жрец, который услышал разговор с охранным в лесу, знал кто такой Сэтэль-ниен-тан ихан Ауран и он мне потом сказал, что не мог поступить иначе, что я не понимал, что происходит, что я бы погиб, а таких - мало... Он меня, типа, сберег... Я был бы не первый убитый творец...
   - И в итоге тебя поселили сюда...
   - Сначала они соблазнили меня едой... Я хотел уморить себя голодом, но столько яств... я слаб, я не смог отказаться... Потом они принесли кругляши, кисти и все, что нужно, чтобы рисовать и я... Я не выдержал... Это всегда была моя жизнь... И в итоге мы договорились... Они объяснили как здесь можно жить, а я выбрал единственный более-менее приемлемый для меня вариант...
   - И ты заточил себя...
   - Что тебе сказать, тут на самом деле лучше, чем когда я был заперт, создавая свое самоцветное чудо...
   - Ты и здесь мог бы создать... Конечно, моей горсти камней все равно не хватит но... жрецы и здесь разрешат... И, вообще, тебе бы стоило разрешить тебя выпустить... Тебе распишут плечи - это не больно... Ты будешь свободно ходить по территории набираться впечатлений... Здесь можно нормально жить! Даже аллиолу!
   - Тебе так только кажется... Но главное не это... Я боюсь... безнадежно боюсь... Жрецов, вас, серых мразей,... и даже собственных умений... И я устал бороться с этим в себе...
   У меня закончились слова...
   - Ладно, Рин, спасибо, что выслушал... В этом что-то есть вампир с сердцем аллиола... Мне впервые захотелось жить... именно сейчас, рядом с тобой... И, может я даже подумаю...
   - Ну да, конечно, и, знаешь..., - начал было я.
   - Уходи, все уходи, мне надо побыть одному,- вдруг он перебил меня... - прочь!
   Осталось только ретироваться...
   Я еще успел услышать его причитания: я не должен был оставаться так жить, я не должен был оставаться так жить, я не имел права так жить...
  
   ***
  
   Вечером я пересказал его историю Свесту, Ниясту и Аркетту... так как он рассказал, так как рассказал это мне...
   Они слушали не перебивая... Когда я поведал до его последнего бормотанья, меня перебил Свест:
   - Глупость какая... имеет права, не имеет права жить! Живет же... Как это можно годами решать, когда уже все решено и не им и не нами, по сути...
   - Свест, - поинтересовался, - я ты в этом уверен? Ты, правда, считаешь, что пусть не он среди нас, но мы, что мы имеем право жить. Вот так как мы живем? Через чужую боль и кровь, через свою собственную боль? Мы же проклятье этого мира!
   - Мы проклятье? А аллиолы, которым ничто не мешает жить не причиняя боли ни себе, ни окружающим - не проклятье сами для себя? Вам же всем плевать на ближнего, вы же зачастую даже не пытаетесь помочь друг другу!
   - Мы? Ты это говоришь мне?
   - Тебе...Ладно, все-все, не заводись! Подумай головой, у нас, и у тебя теперь нет варианта жить по-другому и что? Совершим коллективное самоубийство попрыгав связанными в пропасти? Или просто перестанем охотиться и дождемся просыпания зверя внутри, которому вообще на все плевать? А ты готов признать, что не имеет права жить Агилара... А твой ребенок, который скоро будет рожден - он по-твоему будет иметь право на жизнь? Или и его? Не дожидаясь пока попробует крови - просто не дать. Так что... подумай. Имеем мы право жить!?
  
   Часть 4. Невпопад...
   22. О, Боги!

--- 3-7 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Последний месяц лета... Как все быстро пронеслось! Сумасшедший был сезон. В его начале я еще был аллилом, сейчас, ближе к концу... Черт побери, я - Бог... Если так пойдет дальше, то, боюсь, в итоге это будет уже даже не спектакль, к которому я так усиленно готовился целых пять дней... Да, усиленно... ну, день, когда Свест опять водил учить меня охоте, да - все же повел, опустим... Сопутствующее ей гадство, мне явно придется терпеть до зимовки.
   Остальное время я усиленно учил текст... когда не любился с Ларой и не гулял с ней по территории. Мы успели много где побывать - и у кроков, и на Ашенген и на Ухту. Дальше, правда, я не рискнул ее нести. Но и там было полно мест, где можно было уединиться, куда более заманчивых, чем моя пещера. Черт... как же хорошо! Что там мне до того, что снова прилетали какие-то черные с дальним визитом... Мы в те дни, когда можно было на них посмотреть, с Ларкой ушли на Ухту с ночевкой. Конечно, всех кого надо предупредив и разрешение получив. Никто мне кроме нее не нужен!
   Жаль только, что не каждый день ее отпускают со мной. Но, с другой стороны, и Виреску ведь обещал. Жаль Свест и Нияст были в карауле, Аркетт не хотел, и мне пришлось одному ждать... Да, как и предложил Свест, я больше не высматривал Малис у дороги, я ждал свою мать у пещерки, где ранее с ней говорил. Там уже был запас и напитков и еды. Причем однажды он был опустошен. Хотелось надеяться, что это была именно мама. Жаль, что не совпали... Запас я обновил. Ждать было одному скучно, но у меня было дело - я учил текст, представлял как его буду пересказывать... И, в общем, мне это не казалось таким уж сложным - я прекрасно обошелся без заранее написанных бумажек, когда вызволял Свеста от Смиалоэтов.
   Итак, текст я выучил. А когда я вернулся домой, зашел Ней и сообщил, что жрецы прислали его за мной, но он еще раз зайдет чуть-чуть позже - пока просто предупредил, чтобы меня потом не искать. Скорей всего они насчет этой новой околобожественной авантюры. Я взял зеркало и стал кривляться - сойду я за Бога? Впрочем, разок уже сошел...
   И будет у меня сколько-то там красивейших самоцветных камней... и пусть Ларка радуется... О, кстати, надо заодно вернуть Каэрсу его драгоценности - они остались у меня с тех времен, когда я еще не зная своего уникального будущего, был обычным смиалоэтским парнем, которому приятель передал на хранение свое сокровище. Я быстренько достал шкатулку, выбрал нужное, завернул в кусок тканины и убрал в поясную сумку. Вскоре появился караульный Ней.
  
   ***
  
   В жреческой келье меня сначала порасспросили на знание текста, затем долго рассматривали глаза... И в итоге решили, что я вполне готов... Завтра Каэрс устраивал какое-то моление в храме. Надо сказать, что по ходу того как жрецы вводили меня в подробности предприятия, выяснилось, что Каэрс регулярно получал от меня рецепты и инструкции... Меня не стали напрягать - мой подчерк вполне виртуозно подделывал Аркетт. Ну да, я понимаю, это ему было куда проще, чем дождаться пока я изображу его на листе сам...
   И вот меня ведут к Сэтэлю. Он уже готов: у него рядом лежат краски, мало того, опять же выясняется, что пару вампиров уже были размалеваны в порядке эксперимента... И, вроде все неплохо вышло...
   Ну, моя очередь, пришлось раздеться... Аллиола процедура росписи, наверно, порядком бы измучила... Все же эта краска порядочно щипала, а тут ее наносили в таком количестве... и на лицо, и волосы выкрасили... У Сэта руки по локоть были чем-то вымазаны, вероятно, чтобы он сам не пострадал. Мне, конечно, проще - я могу снять любые неприятные ощущения, а это, в общем - мелочь. Вот только стоять столбом надоело...
   Тем более еще пришлось стоя сохнуть, когда процедура закончилась. Сэтэль не выдержал и выбрав самый крупный кругляш из тех, что у него был, запечатлел меня в полный рост... Ах, мог ли я когда предположить, что удостоюсь кисти одного из самых известных живописцев Смиалоэтов, да еще в разных ракурсах.
   Как бы там не было, но я был просто счастлив, когда, наконец, мне дали новую, заранее выбеленную набедренную повязку, и разрешили прилечь...
   - Рин, ты сейчас напоминаешь мне статую, - заметил Сэт.
   - Ну, примерно это и требовалось, - отметил жрец, - да, кстати, Сэтэль, я помню наш с тобой разговор и как только ты решишь - тебе принесут столько камней, сколько потребуется, но вот только не в эту общую комнату диких.
   - Я еще не готов...
   - Хорошо, никто не спешит.
   Долго мы у него не задержались и меня увели в жреческую келью. А там опять пытали насколько я хорошо все помню... Вскоре туда же подошел и Свест и Аркетт...
   - На колени сейчас уже можно падать или потом? - вырвалось у вождя, когда он увидел меня в моей вновь обретенной красе.
   - А что, - заметил Ар, - бывает привлечение подобия ведет к тому...
   - Не нервируйте Рина, - заметил один из жрецов, - это нормально, что вам разрешили помочь, но не расхолаживайте...
   Свест тем временем подошел к креслу, в котором я сидел и стал нарезать вокруг меня круги, аккуратно притрагиваясь... и чуть ли не принюхиваясь...
   - Первый раз вижу живого Бога, - наконец ухмыльнулся он.
   - Ты видишь всего лишь как мог бы выглядеть живой Бог. А Риарин потом отмоется.
   - Свест, сейчас же все еще твой караул, - вспомнил я, - почему ты здесь?
   - У меня два помощника, - пожал плечами тот, - Даршит с Лираном вполне справятся. Я не мог это пропустить...
   - Ладно, надо придти в пещеру загодя, - заговорил жрец, - там никого не будет до утра, очень бы хотелось верить, что не ослушаются... А к утру участники молений и Каэрс переберутся из пещеры ночлегов в ту, храмовую. Все должно быть готово... Думаю, нужный эффект будет...
   - Хм... думаю, эффект, пусть и не очень нужный, будет даже раньше - пока мы с таким небывалым Риарином еще только будем идти за территорию дворца, - заметил Аркетт
   - Это исключено, - произнес жрец, - Риарин покинет территорию дворца в мешке.
   - Не полезу я в мешок!
   - Вот из-за такого пустяка сорвалось небывалое хорошо подготовленное дело..., - то ли шутя, то ли констатируя факт произнес Свест.
   Ну, что говорить, в итоге в мешок я полез и, именно в таком виде, на чьих-то плечах прибыл к Ухту... Мы быстро добрались туда впятером... Я был не единственным объемным мешком, но другие открывать не стали, понесли дальше.
  
  
   ***

--- 8 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   В храмовую пещеру Каэрса мы зашли через новый вход: он был проделан за уступом под потолком и снизу был совершенно не виден. И вокруг было еще достаточно каменных площадок, на которых можно было сидеть и ждать...
   Внизу все было сделано в лучшем виде. По выбеленным стенам прошлись руки художников. Рисунки бесконечных облаков, среди которых вырисованы "дары Богов" в виде плодов, съедобных растений и прочего. На стене за алтарем было изображено солнце. Один из жрецов сразу отправился дежурить у основного входа, все остальные, включая меня, с факелами обходили все это великолепие, изучая детали. Наконец, я решился подойти к каменному "себе"... И вздрогнул - мало того, что лицо было похоже, но, в отличие от того, что мне поведали жрецы, были дорисованы голубые глаза... Не слишком ли меня много становится в мире? Конечно, я не преминул найти нишу в полу, благодаря которой я сейчас в таком виде... Она была отделана по краям камнем и наполнена водой... Да, чаша для омовений... Видимо, хорошая чаша - я вот омылся и...
   Я снова вернулся к статуе...
   - Похож-похож, - произнес подошедший Свест, - у меня просто мурашки по коже, когда вижу тебя с ней рядом...
   - С ним...
   - Не задавайся только... Но впечатление ты производишь... Надеюсь, это удастся с тебя без последствий отмыть...
   - Рин, - позвал меня жрец, - вот, смотри, у стены камень, ты прильнешь к нему и будешь ждать...
   - Я в тот раз был за самой статуей...
   - Там тебя могут заметить раньше времени. Поэтому сначала будешь ждать там. Пока жрец будет омываться и бродить... Потом он обернется к аллиолам... вот тут ты и постарайся проскользнуть незаметно из-за нее... Мы дадим знак, когда выйти, - он изобразил определенный звук, - аллиолы не услышат... Постарайся отделиться от своего изображения поэффектней...
   - Это не в том смысле, что надо будет споткнуться, грохнуться и что-нибудь пролить, - подсказал Ар...
   - Затем начинай говорить, обращаясь к Каэрсу. Не забудь ему приказать, чтобы он передавал твои слова пришедшим с ним...
   - Думаете, он с перепугу сможет говорить?
   - По обстоятельствам будем смотреть...
   Меня окружили... Они еще какое-то время меня инструктировали, напоили линной, еще раз спросили текст...
   - Боишься? - наконец спросил жрец.
   - Нет...
   - Я бы еще раз испробовал твою линну, чтобы лучше понять, что ты чувствуешь, но не хотелось бы попортить эту белую шкуру... Будем надеяться, что все будет нормально...Все! Все - по местам...
   Мои спутники устремились вверх, а я нырнул в укрытие у стены... Эх, заметь я его ранее - ничего бы не было...
  
   ***
  
   Надо сказать, что в итоге все прошло как по маслу. Каэрс вошел первым и сразу протопал к алтарю. Несколько человек встали неподалеку и голосами создали звуковое оформление. Остальные проходили не спеша и располагались на полу. Многие также глазели на роспись стен. Кай начал свои действия с обхода алтаря, что-то говорил на непонятном языке каменной статуе, потом и, правда, прямо в одежде омылся в чаше и, несмотря, что с него стекала вода - обратился к аллиолам. Это были не те слова, которые я мог понять. Но я знал другие, согласно которым мне нужно быть ближе к ваянию, имеющему со мной так много сходства. Так... никто не смотрит, проскользнул... И, наконец, я дождался сигнала... Медленно и очень аккуратно я вытянулся в полный рост вдоль статуи и сделал шаг в сторону. Раздался общий возглас, Каэрс оглянулся и рухнул на колени. Я же просто стоял высоко задрав подбородок и надеясь, что других версий, кроме той, что я есть Божественная эманация не возникнет. Затем я дождался, когда Каэрс решится поднять на меня глаза и сделал приглашающий жест, чтобы он подошел ближе... Кажется, ему хотелось сбежать но... на него во все глаза смотрела его паства и на заплетающихся слегка ногах он подошел...
   Я начал говорить, я не перепутал ничего, и он даже нашел в себе силы периодически разворачиваться к людям и передавать мои слова...
   Когда они закончились, я чуть нарушил сценарий и сунул ему в руку тряпицу с завернутыми туда камушками, что раньше были его. Я, откровенно говоря, собирался позже ему признаться... Затем, как и велели жрецы, я сделал повелительный жест и велел всем выйти из храма и тут... это было для меня неожиданностью: сверху упало несколько свертков из которых попер сладковатый на запах голубоватый дым...
   Каэрс, кажется, даже рад был меня покинуть, он пошел прочь, показывая руками всем на выход.
   - Не выходите быстро - не задавитесь на выходе, - не выдержав прокричал я...
   А все вокруг окутывала дымка и я, сделав несколько шагов назад и убедившись, что вышел последний человек, полез по стене к другому ходу. Вышел первым...
   Молчанье было мне наградой...
   - Мда, а неплохо получилось, - прервал паузу Свест..., - но я когда увидел толпу - пожалел, что здесь не полгарнизона поблизости.
   - Да, ушел бы наверх, если что, а ничего быть и не могло..., - заметил Ар, - Рин, откуда в тебе берется эта самоуверенность?
   - А иначе б смысла не было, - проговорил один из жрецов, - Риарин - не обращай внимания, если бы не поверил сам - никто бы не поверил... Ладно, пора назад.
   - Вы меня как, опять в мешке обратно доставите?
   - Нет, здесь отмоем...
   Развязав мешки они достали три сосуда, выдолбленных из ствола дерева. Затем раздели, усадили и вылили один из них прямо на голову... Да щипало, особенно глаза, а четыре пары рук усиленно оттирали меня от остатков божественности. В итоге я вновь обрел серую кожу, после чего ее немедленно чем-то натерли
   - Нельзя было подобрать не такую въедливую краску, произнес я, пытаясь отплеваться от всей это смеси...
   - А лучше было бы, если бы ты ненароком облез там, в пещере? Все в порядке...
   Рядом был проток воды и там мое отмывание закончилось. Затем мне, наконец-то, вернули мою обычную одежду. В общем, чувствовал я себя порядком потрепанным и вернувшись домой, хотел только заснуть...
  
   ***
  
   Проснулся я соответственно, когда совсем стемнело...
   Ней сидел неподалеку на циновках и что-то плел.
   - Привет! Проснулся?
   - Как видишь... Ты не в карауле?
   - Пойду скоро на другой пост. Видишь, меня пока к тебе поставили.
   - А что материализовавшиеся Боги нуждаются в особой опеке?
   - Ну, вот заодно и посмотреть: нуждаются - нет. А вообще бросил бы ты это все из головы. Неплохо поиграли... возможно, организовали очередную дармовую прикормку. Но тебе-то оно надо - все еще строить из себя.
   - Я не строю, - поднявшись я пошел выпить воды...
   - Ты уверен, что хочешь остаться один?
   - А если нет?
   - Пойдем со мной. Погуляем на охранной территории со стороны Ашенген. Мне туда.
   - Да, что-то не охота...
   - Да, конечно, великий Бог...
   - Ты же сам хотел, чтобы я об этом забыл...
   - Ну, так забудь и пойдем - прогуляемся.
   - Раз так уговариваешь...
   - Мне уже начинает казаться, что я по тебе скучаю - ты вечно в своем...
   - Хорошо, хорошо, идем.
   Мы добрались до границы охранной территории. Ней издал вскрик и к нам приблизился Эриксав, Маэр и Арбист.
   - Ага, пришли, молодцы...
   - Свест еще не проверял?
   - Неа... наверно, скоро будет и можно будет дремать, кто, конечно, хочет... Вы уходите левей в Кэрт. Аспран и Пристэн пока ушли - и там ваше место до утра.
   - Угу, хорошо.
   На этом разговор окончился, и мы пошли левей. Дошли до растущих чуть в стороне от остальных деревьев небольшой группы джибов. Один из них имел посередине приличных размеров дупло, в котором можно было вполне удобно расположиться. К тому же внутри оно оказалось выстелено сухой травой и там даже стояла наполовину чем-то наполненная бутыль.
   - Ключевая точка? - поинтересовался я.
   - Она самая. Всего их пять... В них ночью по двое-трое дежурим.
   - А если бы я не пошел?
   - Ну, Арбист пошел бы сюда со мной... А мне захотелось тебя позвать...
   - Так толку от меня, я ж не караульный и ничего не умею...
   - Да ничего и не случится... Ну, надо, конечно, прислушиваться...
   - А как?
   - Настраиваешь свой слух на новые, не свойственные лесу звуки, специальные сигналы других караульных. Например, если сейчас мы с тобой решим пройтись, то надо будет сказать нечто, чтобы на нас не обратили внимания...
   - И что? Помогают ваши дежурства. Никто не проскочит?
   - Все возможно, но тем не менее...
   - А что сказать-то надо и как?
   - Не морочься. За год, как будет срок идти в караул - жрецы всему обучат.
   - А что такое Кэрт?
   - Ну, понимаешь, на своей территории у нас есть название для очень многих кусочков леса и гор. Кэрт, Шант, Брек, Пойт и Ошэт - названия местных сторожевых точек, например. Свест придет сюда - будет проверять каждую, что занята.
   Сколько же всего я еще не знаю... Действительно можно пересказывать бесконечно что здесь и как...
   Мы еще болтали какое-то время и, наконец, к нам присоединился Свест.
   - Привел? - кивнул он на меня, - хорошо, отсюда мне его удобней будет забирать на охоту...
   - Как опять?
   - Нет, снова... Уже договорился с Лираном, что в первой половине дня он вместо меня побегает, посмотрит кто тут как караулит. Так что, Риарин, не капризничай...
   - Я и не собирался...
   - А что Свест, действительно скоро опять прибудут Миссинги?
   - Да, их посыльный прочесал здесь сегодня с утра... пока мы с Риарином развлекались... Ну, а что... двое суток ходу... Наши жрецы пока не хотят идти на ответный визит, но, видимо нужны какие советы перед зимовкой в новом месте.
   - Предлагали же им на зиму вернуться...
   - Не хотят... Печи-камины, вроде как, за лето собрали, пещеры там хорошие. Думают, обойдутся. И у них там какие-то закрученные отношения с аллиолами - не хотят оставлять их...
   - Они еще пусть вместе зимовать устроятся...
   - Это вряд ли...
   - Так что Рин, - обратился ко мне Свест, - у тебя будет еще одна возможность пообщаться с твоим другом детства...
   Помня, что в прошлый раз рассказал мне Свест на тему этого общения, я решил не вдаваться в детали.
   - Если он придет опять непосредственно ко мне в гости - не думаешь же ты, что я от него сбегу.
   - Не думаю...
   - Ну, может он не такой он и плохой, просто...
   - В этой жизни все просто, что не сложно, - отмахнулся от меня Свест.
   - Жаль мы в этом году черными не полетим, - вздохнул Ней.
   - Претендовал? Ну что сделать - война была... жрецы решили не стоит. Нашим черным визитерам это сообщали, значит - точно нет даже осенью. В следующем году полетим... надеюсь.
   - Ну, если еще сезон пропустим - то кого-то напряжется, почему нас нет, мало кого наши визитеры смогут успеть предупредить.
   - Да, мы сейчас, при всех условиях, можем даже летом рвануть, если все в порядке будет - Этты а Гайшерви в помощь. Ладно, отдохнул, пойду дальше смотреть...
  
   ***

--- 9 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Охота следующего дня уже привычно не доставила никакого удовольствия. Уже невольно начинал думать под каким бы предлогом уговорить в следующий раз запустить меня к Сэтэлю. Не сравнить... А я мог ведь до весны не знать этой разницы. Приходится ловить себя на том, что я постоянно думаю, чтобы было если бы не... Хотя мне еще некогда бывший Этт Мирчель говорил, что прошлое и возможное как таковые не существуют. Есть только то, что сейчас. А сейчас есть Лара, она меня, наверно, ждет... именно это и скрасило очередной эпизод боли и борьбы...
   Однако у Свеста на мой счет были другие планы. После передышки он велел мне следовать за ним и... привел меня к тому самому эвкалину, где, по идее, время от времени должна бывать моя мать...
   - Думаю, тебе стоит еще здесь подождать - вдруг совпадете, - произнес он, - Виреск имеет право на исполнение своих пожеланий. Так что... Жди.
   - Придется..., - вздохнул я, поняв, что свидание откладывается.
   - Если бы узнать, кто же это был... тот первый, что ее приручил..., - заметил Свест, - я попытаюсь поспрашивать...
   - Не надо!
   - Почему?
   - Я не хочу, мне страшно представить себе эту сцену, что роды у моей матери...
   Смиалоэтские женщины никогда не приглашали на роды мужчин, даже жрецов. Справлялись сами. Мне казалось, я сдохну от отвращения, если увижу этого наэрла...
   - Попытаюсь понять, - пожал плечами Свест, - но это бы упростило задачу - возможно, тому парню тоже стало бы интересно посмотреть, и он тоже бы здесь покараулил когда...
   - Давай пока сами...
   - Ну, хорошо, хорошо...
   Он ушел. Посидев немного на ветвях я, наконец, забрался в ту самую пещерку, разумно рассудив, что там-то я точно замечу и заснул. Не знаю сколько спал.
   Шорох отодвигаемых вервей заставил меня проснуться, я сразу понял где я и зачем... неужели сейчас... что я скажу.... А вдруг она в этот раз испугается? Все мои сомнения оказались излишне - вернулся Свест.
   - За тобой..., - произнес он, - ты не вернулся, решил убедиться, что все в порядке.
   - А что может быть не в порядке?
   - С тобой - что угодно...
  
   23. Разбежаться... прыгнуть со скалы...

--- 10-12 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Миссинги, скоро прибудут Миссинги... уже несколько дней эта мысль будоражит меня. Будет ли с ними Гай? Я понял, что этого хочу... Все же есть нечто такое в том, чтобы пообщаться с тем, с кем рос... Будто даже говоришь с ним немного на другом языке... как-то ближе и ясней... Да, я хочу его увидеть. Может даже куда-нибудь вместе пойти, пообщаться, вспомнить прошлое... не брат, не друг, но все же...
   Нет, конечно, эти мысли не могли совсем отвлечь меня от грез об Агиларе, а уж когда я с ней... Да, конечно, полагающиеся мне камешки я у жрецов забрал и сначала думал потихоньку передарить их ей, но не выдержал и просто высыпал перед ней все сразу. Надо было слышать ее потрясенный вопль. Она стала забавляться ими как игрушками: смотрела на свет, подкидывала, терла в руках. Будто даже и позабыв обо мне. Я не рассердился - они так переливались всеми цветами радуги, что даже я залюбовался. Конечно, она меня потом отблагодарила... Хотя это, конечно, было не благодарностью... Это переливающиеся через край эмоции, сила, страсть... До чего же мне легко и сладко рядом с ней.
   Но я с ней не всегда и... почему бы и не поболтать со знакомцем... Одноплеменником. Виреск - не в счет. Какая радость, что он поправился, но даже если он на эту тему не говорит, все равно в его глазах: найди ее, найди... Сбрендил парень...
   Сегодня второй день как я жду, что вот раздастся стук и... стук раздался. Я сказал "войдите" на человеческом сатриильском языке и ко мне, как и в прошлый раз вошли Острош и Гайчен... следом за ними - еще один вампир... Его мне представили как Лорстана.
   - Ничего, если мы здесь вместе с Гайченом посидим? - поинтересовался Острош, - или оставить вас вдвоем?
   - Да, присаживайтесь, - пригласил я, мне не хотелось выдавать насколько я хотел пообщаться именно с Гаем, - но разве вы прибыли не для того, чтобы пообщаться на тему вашей зимовки на новом месте с кем-то более разбирающимся в этом, чем я?
   - Для этого прибыли наши жрецы, а мы - сопровождаем. Поэтому - весь день свободны. Хозяин, угости чем Боги послали, проделавших долгий путь.
   Что ж, я достал из ниши сытинги, винолины, эрмики и фриоры, несколько вяленых рыб и бутыль с соком. Все в это время расположились на циновках. Один Ост еще был на ногах, он подошел к другой нише и откинув занавесь достал оттуда бутыль с вином:
   - А этого можно?
   Меня напрягло, что он вот так и сразу нашел, с другой стороны в этих краях уже можно было привыкнуть к бесцеремонности. Я кивнул. И уже сам достал чаши. Гайчену Ост налил совсем чуть-чуть, а нам по-полной...
   - Ну, за удачный визит, - произнес Лорст и мы выпили...
   Надо сказать, что разговор и после этого особо не клеился. Я просто не представлял о чем говорить с этими парнями, а при них удариться в детские воспоминания... Но худо-бедно что-то говорили о природе и погоде... Мы выпили еще по одной.
   - А знаете что, - вдруг предложил Острош, - пойдемте на свежий воздух! Куда-нибудь за территорию дворца!
   - На Ашенген, - предложил Гай.
   - Ты на Ухту не был, - произнес я, - знаешь как там красиво!
   - Не... хочу поближе к родным местам, - повертел головой Гай, - в поселок не пойду, но вот по Ашенген соскучился и вот сейчас, когда мы там проносились...
   - Ну, не так ты там и любил бывать Гай, - заметил я.
   - Конечно, мне было далеко до тебя, бродяги, но рассветы и я там, было, встречал. А помнишь, как мы там дрались впятером?
   - Из-за того, кого выберет в следующий раз геттам Инсаль? - улыбнулся я.
   - Из-за нее...
   - А в итоге ее вообще увели прислуживать жрецам...
   - Красива чертовка была... и есть, наверно, но не про нас...
   - Ну, сейчас меня это уже не волнует...
   - Что, нашел красавицу лучше?
   - Намного! Ну что - может правда рванем на Ашенген, - закончил я, решив сменить тему.
   Поскольку никто не возражал - мы вскоре туда и направились...
  
   ***
  
   Ах, этот чудесный вид... Настолько прекрасный, что им можно любоваться до бесконечности...
   Острош протянул мне бутыль, которую прихватил с собой, и я снова сделал глоток.
   Мы расселись на траве, обстановка стала более непринужденной, и мы продолжили обмениваться с Гаем впечатлениями детства, не обращая особого внимания на слушающих нас не без интереса людей...
   Неожиданно Лорстан сделал резкий бросок в мою сторону, но я успел его жест уловить и увернулся. Он стал подниматься на ноги, я сделал то же самое, но с выбросом подкрылок, поэтому оказался на миг выше и сам его слегка толкнул. Между нами завязался шуточный поединок, вскоре в который ввязался и Ост, но против Лорста. Так мы какое-то время и переключались друг на друга пока не надоело...
   - Просто захотелось размяться, - произнес Лорстан, усаживаясь обратно на траву.
   - Черт, - в голосе Гая явно сквозила досада, - как вы это делаете... Рин, а ты... ты так сразу смог или тебя кто-то этому учил...
   - Учили его, учили, еще как учили... всем бы таких учителей... сделали человека... из...
   - Я всегда был человек! - сорвалось у меня
   - Слушай, Бешеный, ты только не придирайся к словам...
   - Бешеный? - несколько удивился Гай.
   - А то...
   - Ой, что-то подустааал, - зевнул Ост
   - Ну да, дорога длинная... а ведь заплутать, наверно, можно, - полюбопытствовал я.
   - Да где там теряться, - сразу подхватил Острош, - идешь по руслу реки, затем...
   Он увлеченно стал пересказывать мне весь проделанный путь с такими подробностями, что мне уже казалось, что я вижу его воочию. Как же я любил бродить по новым местам... Может напроситься в следующий визит к ним? В разговоре я понял, что такой уже был... Ну мне, конечно, не доложили, да и с какой стати...
   - А у вас там как? - спросил я, когда дорога была описана во всех подробностях.
   - У нас там... горы леса, вон этих поселили в подземные пещеры...
   - Там так удобно разводить костры для обогрева, - вставил слово Гай, - дым вытягивает, а греет хорошо.
   - Зимой будет видней, - заметил я.
   - Будет раньше видно, - произнес Ост, - сейчас как раз жрецы вычитывают записи из тех мест, где похожий ландшафт. Мы о нашей пастве заботимся...
   Он похлопал Гая по плечу.
   - А еще у нас несколько площадок, похожих на эту неподалеку, - произнес Лорстан, - мы часто развлекаемся тем, что берем друг друга за руки, разбегаемся и прыгаем вниз и уже в полете обхватываем крепко друг друга, а потом отталкиваемся и распускаем подкрылки...
   - А разбиться так не случится? - спросил я.
   - Разбиться? - презрительно скорчился Ост, - мы, что - инвалиды что ли разбиться на подкрылках при прыжке в пропасть? Главное разбежаться и прыгнуть подальше, чтобы стену не зацепить.
   - Риарин, хочешь попробовать? - предложил Лорст, - только сам на первый раз не толкай... а вот обниматься - обязательно!
   Затея мне казалась сомнительной но...
   Мы встали за 20 шагов до пропасти, взялись за руки, разбежались и прыгнули. И тут же чужие руки спеленали меня не давая выкинуть толком подкрылки, и я кого-то обхватил, но только на мгновение. Затем последовал резкий толчок и я отлетел в сторону путая, где земля, где небо, где гора. Сердце замерло в груди на миг. Но мне удалось сориентироваться и вот уже я нормально планирую вниз. Как и мои спутники. И внизу мы уже хохочем как сумасшедшие... Да, веселые ребята...
   Выбирались мы наверх также весело толкаясь, словно пытаясь друг друга спихнуть...
   - Понравилось? - поинтересовался Острош.
   - Да, - признался я, - что-то в этом есть.
   - А еще, бывает кто-то спеленает себя веревками и тоже прыгает, а потом другой бросается за ним и ловит в воздухе, спуская аккуратно на землю. И аллиолы уж есть, которые также прыгают и ловятся... Вот Гай - трусит...
   При словах о веревках я невольно вздрогнул, именно поэтому, наверно, последовал вопрос:
   - Страшно, представить, да?
   - Просто один у нас так недавно самоубился здесь..., - сообщил я.
   - Прямо здесь... и недавно... жаль, ты раньше не сказал - я бы, может, сейчас так и не прыгнул, - поморщился Лорстан.
   - Да, ерунда все это, - вмешался Острош, - а что случилось-то с тем, чего он так?
   - Да я толком не знаю, - предпочел я соврать, - но его искали, а нашли... в общем, поздно было.
   - Мда... бывает, неразделенная любовь, непонимание... хотя глупо.
   - Лучше быстрый конец, чем бесконечный ной, - выдал Лорст.
   - А вообще как вы там живете? - спросил я, чтобы больше не об этом.
   - Нормально вроде как живем, аллиолы кормят добровольно... охота как бы и не нужна.
   - Вот только молят, чтоб женщин их не трогали... Ну хорошо потерпим, у нас и свои есть, а уж и их аллиолы чтоб не трогали..., - Ост сверкнул на меня глазами.
   - Ой, а я и представить себе не могу как можно тронуть вашу женщину, - вмешался Гайчен, - а ты, Рин, мог, ну, когда еще был таким, как я.
   - Он - мог. Он много чего мог...
   - Неужели... А, может, это и нужно, чтобы стать таким же как...
   - Все мы? Ну, тут пока неясность маленько... - заговорил Лорстан, - но рано или поздно с этим разберутся и тогда ты у нас первый будешь, если конечно вести себя хорошо станешь.
   На этих словах он довольно грубо ухватил Гая за шею, притягивая к себе, но впился аккуратно, безболезненно...
   - В общем, мир у нас, - как ни в чем не бывало, продолжил Острош, - обстраиваемся, делаем запасы и придумываем новые развлечения... В общем, я за то, чтобы сигануть опять...
   И мы повторили тот трюк... и снова успешно, хотя мне и показалось на миг, что стена пронеслась в ладони от виска...
   Расстались мы почти друзьями. Они пробыли в Сатри несколько дней, но больше я с ними не виделся. Но, как я понял, до зимовки будет как минимум еще один визит.
  
   ***
  
   Вечером того же дня меня дома ждала потрясающая новость - Нияст, выходивший на охоту, наконец-то совпал с моей матерью. Да, он специально прошел, ждал и увидел как немолодая женщина забралась в пещерку. Он залез за нею. Моя мама не научилась различать вампиров в лицо, ей было все равно с кем говорить, она была благодарна за оставляемое угощение, она обещала разузнать, что-то о Малис... Вряд ли я бы справился с этими переговорами лучше. Ней все это охотно пересказал, когда я, Свест и Аркетт собрались у него в комнате.
   - Все - дело решенное, - сказал на это Свест, - не может быть, чтобы она не узнала подробностей, а дальше - будет проще.
   - Думаешь, что удастся вызвать на свидание эту Малис? - спросил Аркетт.
   - Почему бы и нет...
   - Она может перепугаться, если даже мама ее приведет, увидев...
   - Ну, увидеть она может и Виреска... Впрочем, надо пока еще ждать. Ничего не известно. Обещалась, что будет ждать через пять дней в пещере меня...
   - Теперь я хочу пойти! - встрял Свест.
  
   ***

--- 13-17 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Через пять дней все действительно было решено. Однако рассказ моей матери был не самым утешительным. Малис страшно убивалась, когда избитый и выброшенный в лес Виреск не вернулся в поселок. Она ждала его, ждала... и в итоге каким-то образом их незаконные отношения стали известны. Ее дочь отдали ее бывшему мужу. Ее же отправили к геттам. Однако особого успеха она там не имеет. И даже, было дело, голодала. Сейчас она совсем больна и другие геттам из сострадания не дают ей умереть с голоду...
   - И вот теперь вопрос, - закончил свой рассказ Свест, - как об этом всем рассказать Виреску...
   - Как есть, - произнес Ней, - может ее можно вылечить?
   - Невозможно сказать не посмотрев, - произнес Аркетт, - жаль Вира, но если утаить, то это будет как-то... Если бы она пришла в лес...
   - Она придет, в ту самую пещеру, - добавил Свест, - Алора обещала ее привести через пару дней. Так уж вышло, что хоть ей было и стремно идти к геттам, и ей еще пришлось искать предлог, чтобы расспрашивать о Малис... Она сказала, что что-то там ей велел передать ее погибший сын и она, наконец, решилась. Поэтому их просто свели. Скорей всего она ее уговорит. Но вот вопрос как поступить дальше?
   - Тряпку с аффикой на лицо обоим и больную унести в Сатри... А тут уже разбираться...
   - В своем уме Ней? Она будет первой аллиолкой на этой территории, а еще и не спросить....
   - Ну, не совсем первой, хоть то было и давно.
   - И иногда вы вопросов не задаете, - добавил я.
   - Как вариант, - предложил Аркетт, - все же привести на свидание с ней Виреска, объяснив ему все заранее. И пусть там уже как уговорятся...
  
   ***

--- 18-20 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Зря мы боялись расстроить Виреска. Его радости не было предела он смеялся и обнимал всех подряд, как его не пытались осадить, что Малис может еще и не придти. Он верил, он надеялся, он ждал. Через два дня мы все, прихватив и его, дежурили, чуть не с ночи у той пещеры... Они появились ближе к полудню, моя мать и тоненькая как веточка женщина. Она, пожалуй, была вполне миловидна, если бы не бледность и тяжелая одышка. Мать кое-как заставила ее забраться в пещеру, а сама встала снаружи, оглядываясь. Свест сделал знак Аркетту и Нею поглядывать за территорией, а сам спустился к ней.
   - Ну, так..., - услышал я слова своей матери, - я вам ее привела - делайте что хотите, она все равно в этом мире никому не сдалась. Сдохнет - плакать некому. А мне недосуг, и так еле довела - больше отдыхает, чем идет. Обещали помочь с запасами - оставляйте там, я заберу. Соврете - так Боги вас покарай. А так я на вас довольно насмотрелась. Боги, может и не простят, но я так за жизнь настрадалась, что, может, окупила авансом, но больше лучше б мне вас серых не видеть и не слышать.
   Свест молча передал ей какой-то мешок и показал рукой, что иди, мол... Она пошагала прочь... И после этого я спустился, неся на себе Вира. Он хотел ворваться, но Свест посоветовал ему войти аккуратно, не спугнуть... здоровье-то... и даже более того - протянул салфетку с пропиткой и велел обязательно поднести к лицу Малис при сближении, а еще дал какой-то эль, сказав, что будет лучше, если она это проглотит...
   Они пробыли внутри какое-то время вдвоем... Находясь рядом я слышал слова женщины о скорой смерти, она решила, что Виреск пришел с другого света за ней, а он ей что-то объяснял про вампиров и где он был раньше... и почему не мог дать о себе знать. В итоге она сказала, что пойдет за ним куда угодно... Вир вылез наружу, Свест потянул ему другую салфетку, сказав приложить к ее рту, чтобы она спала... пока ее донесут в Сатри.
  
   ***
  
   - Плохо дело, - произнес Свест, когда уже и Виреск и Малис были доставлены в жреческую башню, - ее сердце безнадежно испорчено, его не залечишь, оно по любому скоро перестанет биться.
   - Даже странно, что она дошла, - продолжил Ар, - она могла упасть и не встать в любой миг. Даже неясно, что ее еще держало на этом свете.
   - Неужели ничего нельзя сделать? - спросил я.
   - Можно... продержать ее какое-то время, подкармливая успокаивающими и стимуляторами. Но только Богам известно, сколько времени это может помогать. Ее сердце больше шумит, чем бьется. Даже год и даже раньше назад могло быть уже безнадежно поздно... Непонятно почему она все еще была жива...
   - Да... нелепо Виреск распорядился своей наградой, - заметил Ней.
   - Думаю, он поступил бы также, даже зная все, что знаем сейчас мы, заранее, - возразил Свест.
   - Может, какое чудо?
  
   ***

--- 21-29 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   Чуда не произошло. Она умерла ровно через 7 дней. Просто заснула... Кажется, я понял, что держало ее на Земле - она хотела увидеться с Виреском, каким-то непонятным способом ощутив, что он все еще жив. Это следовало из ее слов... тех, которые мне были переданы... Вир не устроил истерики, он замкнулся и какое-то время почти ни с кем не говорил. Хотя Свест уверял, что ему далеко до моей игры в молчанку и жрец, который его некогда привел в Сатри, нормально с ним общается...
   А еще через два дня родился мой сын...
  
  
   ***

--- 30 день лунного танца Экьюри

(смиалоэтского месяца Асторил)

  
   - Держи - твое, - Свест бесцеремонно сунул мне в руки пищащее существо, едва я зашел в их с Ирли семейную пещеру посмотреть.
   Ирлинн на тот моментом рядом не было. Куда-то вышла... Младенец был ну очень мал и казался ненастоящим. Хотя был теплым и вполне подвижным. По-моему, в смиалоэтских землях, по сравнению с этим, рождались богатыри. Его не завернули в тряпицу и он нескладно болтал ручками и ножками. Детей тут не принято заворачивать... это я уже знал. Они должны много двигаться уже с младенчества учиться лазить, хвататься и... пить кровь. Природа наделила малыша пушистыми темными волосиками и моими голубыми глазами. Однако у меня не возникло ощущение, что это - мое... Наверно, что-то было для меня в том, что теперь в мире есть мой ребенок, но на руках у меня было что-то даже не совсем похожее на человека. Я не мог ни поймать взгляд, ни привлечь его словом... Наверно, он достаточно хорош для вампиреныша, но у меня бы не повернулся язык назвать его красавцем, как это часто делали женщины по отношению к своим младенцам в Смиалоэтском поселении. Су-щест-во... Когда его писк перешел в неприятный ор, я аккуратно вернул его Свесту... У него, кажется, должно было получиться лучше.
   - Да, но ты не думай, что все повесил на меня, - произнес Свест укачивая малыша, - чуть окрепнет - будем оставлять тебе его нянчить. Чай, не чужой...
   Да, наверно, придется этим заниматься и мне... Возможно, это не доставит мне особого удовольствия. Разве что, когда это бесформенное тело немного исправится, и мы сможем вместе... Да, мы еще поиграем с тобой в мяч... какое бы имя дать тебе и что там думает по этому поводу Ирлиин...
   Еще немного посмотрев на то, как Свест укладывает младенца в люльку я предпочел уйти.
   Тем более, что сегодня снова последний день лунного танца и мне хотелось побыть с Виреском. Кажется, ему сейчас было лучше не быть одному...
   Ну, в общем, он не был один в своей пещере. Но находящийся с ним жрец оставил нас вдвоем. Сначала Виреск молчал.
   - Извини... Извини, - сказал я, - если что произошло не так.
   - Ты извиняешься, что дал мне возможность попрощаться с нею? Право не стоит.
   - Ты считаешь, что мы виноваты, что ее не вылечили?
   - Нет, никто не виноват. Она не наирия, ее не восстановить, если организм совсем изношен.
   - Ты очень огорчен?
   - Огорчен... я не могу придумать каким словом... Рин, отнеси меня на Ашенген...
   - Зачем?
   - Я хочу спрыгнуть в пропасть... я не вижу смысла продолжать эту бессмысленную игру...
   - Игру?
   - Да, я живу здесь не по-настоящему, где-то живут мои родные, люди, как я. А я здесь лишь играю в жизнь. И если раньше я что-то тянул, то теперь не понимаю - зачем? Ты вот можешь мне сказать...
   - Пожалуй, не смогу... просто не знаю какими словами... Ты же знаешь - я не отнесу тебя на Ашенген, а если и отнесу - то сделаю все, чтобы не дать разбиться. Ты понимаешь?
   - Да.
   - Может, поговорим о чем-то другом?
   - Я любил ее... и сейчас...
   Он замолчал, но я не прерывал тишины.
   - Слушай Рин, - вдруг он сам перевел тему, - ты, говорят, общался тесно с Миссингами, ну теми, что отделились.
   - Да, я провел с ними полдня.
   - Расскажи, как они там живут с нашими бывшими соплеменниками?
   - Но я знаю только с их слов.
   - С их слов и расскажи...
   Раз он хотел... я поведал ему все, что мне успели сказать Острош, Гайчен и Лорстан. Судя по его комментариям и уточняющим вопросам, он слышал об этом житье-бытье уже не в первый раз.
   Тогда я еще не догадывался какое он вскоре примет решение.
   А дальше - была осень.
   24. Зимовка

--- 17 день лунного танца Эрима

(смиалоэтского месяца Арив)

  
   Позади еще один теплый сезон... Сегодня замуровывают входы и окна. Как же рано здесь уходят в зиму, как же рано. Как бы хотелось еще погулять, подышать остывающим воздухом, полюбоваться увяданием природы и даже промокнуть под мерзким холодным дождем. Но все, уже все, все это позади. Впереди - зима, по сути начинающаяся здесь с середины осени. Долгая, нудная зима.
   Позади - осенний праздник прощания, я так и не в силах припомнить, что там нагадал жрец, хотя, вроде что-то было... Позади - прощание с Агиларой... тяжелое, трудное, тоскливое. Ирлиин в этот раз зимует с нами, в их со Свестом общей пещере, но зачем мне ее присутствие...
   Позади - терзающая меня охота, которая так и не научила меня принимать чужую враждебную силу без помощи Свеста. Позади - последний визит Миссингов, звали меня в гости весной... может быть. Позади - прощание с Виреском и это, это невозможно... Он идиот, просто идиот... Как он мог так поступить с собой, с нами... Ушел... Навсегда? Его же не звали... А он... он решил уйти. Собрался и ушел. С Миссингами во время их последнего визита... Ему не смогли отказать в просьбе и он погрузился на плечи Остроша и умчался в неведомую даль... Ну, с чего он решил, что там ему будет лучше. Ведь, по сути, никто до конца не знает, что там происходит в том странном сообществе аллиолов и людей... А как огорчился опекавший его все время жрец... Я это понял, он тоже его провожал. Вот так взять - и все бросить. Ну, как он мог... Ведь там все равно нет ее... Или ему без разницы, лишь бы - белая. О, черт, если бы можно было его отговорить. Что-то мне не понравилось с самого начала, точнее не даже не мне, а моим приятелям, но я проникся их разговором насквозь...
   Камин дарит ровное тепло и светит играющим на стенах огнем. Факелы никто и не подумал разжигать. Мы сидим вчетвером в пещере Свеста. Висит молчание. Не знаю, что с другими, но мне точно говорить не хочется. Зима, началась зима. Заглянул гонец, бросил "пора" и исчез. Трое моих приятелей не сговариваясь поднялись. Ней махнул мне рукой, мол, поднимайся, с нами идешь... "оставьте меня..., я не хочу" - это все, что меня тянет сказать. Но встаю и иду.
   Тихо, как и прочие жители башни, мы спустились на нижний, подземный уровень. Холодно, но даже плащ взять нельзя. Больше того надо лечь на холодный пол и лежать пока холод не заберет тебя целиком, надо пустить его в себя и тогда что-то внутри сообразит: кормиться наэрлу в такую погоду нечем и отключит странный механизм быть невероятно сильным, ловким, самоизлечивающимся... за чужой счет. Заодно и отключит и перспективу истлеть, если чужой линны нет. Такой механизм... Куда более хитрый, чем колеса с лопастями, которые позволяли с помощью ходьбы внутри них загнать воду из реки в сильную засуху в деревенский пруд.
   - Ложись, ложись, устраивайся, - диктовал мне Свест и повторил, то, что кажется, мне объяснили раза по три каждый из троих, - постарайся не сопротивляться холоду, дай ему тебя остудить.
   Сильный, пронизывающий холод - это тоже боль. Хочется вскочить и попытаться согреться движением, хочется хотя бы потереть рука об руку, сжаться в комок, закрыв хоть что-то от иголок его объятий. Но нельзя, ничего этого нельзя. Я стараюсь держаться, держусь... Но холод, холод, холод, все сильней и сильней, все пронзительней и пронзительней. Но они, те, кто вокруг меня как-то терпят и ждут... Впрочем, я вижу, что не выдерживает Ней, встает, обхватив себя руками, но тут же ложится опять, подмигнув мне... Вскоре чувствую легкую дрожь, потом сильней, потом почти колотит. Ничего не могу поделать!
   - Все, хватит, уходи отсюда, - вдруг заявляет мне Свест.
   - Куда уходить? - не понял я, отметив как стучат зубы.
   - Греться! Все равно греешься... Иди лучше в зал, туда где выход обогревателей от печи. И там оставайся, я сам к тебе приду.
   - Как же так, Свест?
   - Да иди уже, поспорим потом по какому-нибудь другому поводу.
  
   ***

--- 18 день лунного танца Эрима

(смиалоэтского месяца Арив)

  
   Ооооооооо, тепло... О, слава Богам, что надоумили кого-то когда-то к созданию этих печей. К моему удивлению, даже здесь меня все еще продолжает трясти. Колотит и колотит, хотя согрелся. Остановить дрожь удалось, только впав в дремоту.
   Может где-то есть место, где всегда тепло, хорошо... Как мне сейчас...
   - Просыпайся! Вечно я тебя бужу, - Свест пришел за мной, - обратно спускаемся.
   Продирая глаза, я посмотрел на него - он почти побелел, но не совсем. Не то что я - сер как пепел костра. Надо идти.
   - Ты это, дрожи не допускай, - заявил мне друг, ведя меня обратно в подвал, - расслабься, а то еще долго будешь мучиться...
   В мое отсутствие теплее внизу не стало, но я понял, как не допустить дрожь. Смириться и быть на холоде, спокойно его пропустить, не обращать внимание на его жгучее вползание внутрь... Время, бесконечное время. Чувствую по щеке пробежала противная мокрая слеза. Еще заметит кто! Переворачиваюсь, чтобы лицом в пол и думаю, думаю... А ведь было некогда - вампиры казались мне неженками. Телесных наказаний почти не используют, детей не бьют, могут снимать практически любой дискомфорт... восстанавливаются. Но тренироваться им приходится много, перешагивать через... да, да, боль. Еще раз это слово повторю и свихнусь от жалости к себе. Я ж теперь тоже он самый... серый вампир. Долой красивое слово наэрл - это вампиров мучает природа за все наше жуткое для людей существование... Им жить не даем и... все справедливо. Правда, одна загадка - зачем обычные белые люди причиняют друг другу боль, ведь, казалось, могли бы создать идеальный мир. Ведь их природа не заставляет как нас здесь... Жаль, что я там, у черной породы, идущей от печей заснул, может сейчас бы задремал. Хотя сколько раз замечал как легко засыпается, если из холода - в тепло. Впрочем, помнится, когда-то старики рассказывали байки, что в зимнем холоде дико тянет в сон и от засыпания - тепло, но если кто засыпал, то уже не просыпался никогда. Но либо тут холод не зимний, либо это только для аллиолов действует. Еще немного и я буду согласен не просыпаться лишь бы - тепло...
   - Рин, ты живой? - Нияст придвинулся ко мне поближе.
   - К сожалению, - выдавил я, - сколько мы еще тут?
   - Могу достоверно только сказать, что сутки уже прошли. Не слышал что ль?
   - Я задумался...
   - О чем?
   - Да так, обо всем и ни о чем. Жаль себя.
   - Больше никого?
   - Нет.
   - По крайней мере, честно...
   - Решили поболтать? - придвинулся и Аркетт, - может, не стоит... Вот скоро выберемся...
   - Скоро... еще столько, да пол-столько, да..., - Ней махнул рукой и отвернулся...

--- 19 день лунного танца Эрима

(смиалоэтского месяца Арив)

  
   И снова бесконечность времени. Кажется, периодически я дремал, но сводило холодом ноги, леденели руки и меня встряхивало... Постепенно состояние "полупровала" в сон сменилось нормальным бодрствованием. Свест, тоже вроде то ли дремлет, то ли спит. Ней куда-то отполз. Аркетт сидит и смотрит в одну точку. На своих руках... Ждет. Я посмотрел на свою руку... вроде белей, но не совсем, а насколько... сказать наверняка в темноте... Поскорей бы уйти... к камину, в тепло, горячий завар. От одной мысли чуть не началась дрожь. Сдержал, но еще чуть-чуть... Попробовать отвлечься? Я приподнялся, чтобы лучше видеть зал. Кто сидит, кто встает, большинство - лежит. Время-время-время... Картинка почти не меняется. Закрываю глаза. Сосчитаю медленно до тысячи... Сбился на 675... 6... 7 или ... Попробую еще раз. В этот раз едва удалось до 300, хотя, может это все же 400... Еще несколько попыток. Не могу понять наяву это или во сне...

--- 20 день лунного танца Эрима

(смиалоэтского месяца Арив)

  
   Все, хватит! Открываю глаза: вокруг все также. Хотя... Народа, вроде, в зале меньше. Вот один наэрл поднимается и уходит, за ним тянется другой, потом еще... Неужели?
   Осматриваю непосредственное окружение. Ней, кажется, спит. Аркетт и Свест о чем-то болтают, поглядывая на меня. Я постарался прислушаться... Успел выловить фразу о том, что я не готов, и в ухе визгнуло так, что я вздрогнул...
   - Тебя не учили, что подслушивать чужие разговоры не хорошо? - оказавшись рядом со мной, Свест изобразил что-то вроде улыбки.
   Я присмотрелся, а вот он, кажется, готов, да и... Неужели мне оставаться одному? Нияст поднялся, нет, не спал. Аркетт тоже приблизился к нам.
   - Я останусь, - произнес подошедший поближе к нам Ней, и уже было видно, что его начинает пробивать на дрожь, - точнее вернусь...
   - Нет, уходи и не приходи - хватит нас с Аркеттом, - покачал головой Свест.
   - Камины разожжешь и держи наготове горячий завар, - произнес Аркетт садясь с другой стороны от меня.
   Едва Нияст ушел, Аркетт и Свест подвинулись вплотную ко мне, они что-то шептали, тихо, тихо, почти не слышно. И... не понятно. При этом если кто-то мог бы подумать, что стало теплей... Их тела были холоднее камня... Так казалось. И все же что-то живое ощущалось в этом холоде... Дыхание?
   - Вы ж уже могли уйти, - прошептал я, - вы ж об меня согреетесь...
   - Ну, это уже не так просто, - усмехнулся Свест, - и не оставлять же тебя одного...
   - Помолчали бы..., - Аркетт вздохнул, - нам и так еще тут не меньше чем до вечера отдыхать.
   - Да уж... Я б лучше поработал.
   - Вот и работаем... молча.
   Вскоре мне показалось, что холод - это не так уж важно... Можно не обращать...
  
   ***
  
   Неужели я только что нормально спал? Боюсь пошевелиться... Может, приснилось, что зимовка... холод. Нееет - вернулась способность чувствовать. Я на каменном ледяном полу. Вдруг что-то слегка кольнуло в позвоночнике или точнее что-то вроде ледяной иглы прошло вдоль... От неожиданности я сел и заметил на руке слегка светящееся белое пятно, от которого расползлись извилистые линии, будто ручейки.
   - Ну, вставай, вставай - выходим, - он оказался рядом со мной, правда закутанный в теплый плащ и сидящий на циновке. Нет, их двое Свест и Ней...
   Едва я резким движением поднялся, холод будто заново пронзил все мое существо и дрожь пробила насквозь. Парни подхватили меня под руки и повели.
   Когда мы поднялись на уровень входа я, несмотря на острое желании погреться, их остановил...
   - Что это? - показал я на светящееся на руке пятно.
   - Да ты весь такой, это значит - можно выходить, да и почувствовать мог... Хотя не всегда.
   - Я не видел такого на вас!
   - Идем, неужели ты не хочешь согреться? Дома поговорим!
   Аркетт сунул мне теплую чашу, едва мы появились на пороге его комнаты. Тепло, наконец-то тепло... Кажется, прошла вечность с тех пор, как я спустился в подвал... Я уселся в кресло и с наслажденьем отпивал по глоточку завар... Дрожь быстро прошла.
   - Ну, так о чем мы, - заговорил внимательно смотревший на меня Свест, - ты показывал какое-то пятно...
   Я посмотрел на тыльную сторону ладони... ничего нет.
   - Оно сошло раньше, чем ты устроился в кресло, - сообщил Нияст, - это держится в тепле совсем ничего.
   - Я не видел этого на вас, - повторил я, - даже если этого мог не видеть аллиол...
   - Не видят, - согласился Аркетт.
   - Но я видел вас сейчас, когда вы прижимались ко мне, когда уходил Ней.
   - Я не подошел ближе трех шагов, а видно только в полушаге.
   - А Аркетт и Свест, что, были не готовы выходить одновременно с тобой? Почему?
   - Потому что мы выходили раньше на легкий обогрев..., - подал голос Аркетт, - мы не смогли бы остаться с тобой остывшими. Никакой воли не хватит...
   - Да ее именно в это время почти и нет... Мы все же бросали тебя одного...на время. Но ты все равно спал...
   - Почему я так хорошо спал? - мое любопытство еще не улеглось.
   - Эээээ, мы взяли тебя в круг, переслав между собой...
   - Замолчи, Свест, - прервал его Аркетт, - ему это ни к чему...
   - Перестань Ар, - Свест улыбнулся, - я ж помню, что так почти всегда успокаивают в первую зимовку молодежь, а Рин, хоть и старше - он исключение, и если бы не предполагалось поучить меня, прислали бы вторым жреца. А вот если бы не вышло? Этому не прошедшему ряда ступеней, говорят, не всегда можно научить.
   - Я бы позвал второго жреца, - Аркетт тоже улыбнулся, - но стал пробовать с тобой я под свою ответственность.
   - Что вовремя позовешь и не более...
   - Ничего не скрыть... И как могло не получиться? Ты недооцениваешь своих способностей, Свест, и, может, все же правильно было тебе это показать. Ну и что плохого, что ты сам поможешь остыть Риарину...
   - Заодно войдешь во вкус, - продолжил до того, кажется так же ловивший как и я каждое слово Ней.
   - И когда Аркетт потеряет для обычных смертных имя, - вывел итог Свест, - вернувшись в посланники Богов, с ним, возможно, захочет уйти и поствоенный верховный вождь.
   - Может, мне кажется, но будто в такой же обстановке, после таких же событий, был примерно такой же разговор, - отметил Ней.
   - Ладно, тему переведем, - кивнул Свест, - Ар, где у тебя чаши и какую лучше взять бутыль?
   Хм, а действительно, все почти как перед прошлой зимой... Повторов не избежать как на молебне Богам... Греться терпким вином мне, правда, понравилось...
  
  
   ***

--- 21-29 день лунного танца Эрима

(смиалоэтского месяца Арив)

  
   Что скажешь о зиме... да ничего нового. История повторяется... Очередной молебен в зале, затем обычная зимняя жизнь. Самое яркое событие было пару дней назад - мой очередной день рождения... Вспомнили, я б - забыл. Зато теперь долго буду помнить как без подкрылок парил в небесах... Опять Аркетт со Свестом что-то наворожили. Опять именно в этот день. Странные у них ассоциации с моим днем рождения. А в качестве подарка от всей компании преподнесли мне какую-то книжку... Там была подборка простейших рецептов в основном из трав. Правильно, из нас четверых я один их практически не знал.
   Нияст и в эту зиму снова увлекся древними письменами... Только в комнату ему уже никто рукописей не давал. Он уходил заниматься к жрецам, чаще - вместе с Аркеттом. Оказывается он и летом, порой, этим занимался... Два сундука с трудом разбираемых письмен, сложенных в произвольном порядке требовали внимания. На зиму их разместили здесь. Вместе с теми, кто способен это хоть как-то читать. Ради этого, как рассказал Ней, один из наэрлов даже переселился из второй башни, а одной наирии дали разрешение на семью... конечно, наверно, все же не только поэтому, но она как раз тоже знала основы древнего языка. И все же, нет сомнений - жрецы, нашли, что быстрей получается изучать рукописи зимой...
   Ней позаботился и обо мне и, кроме подаренной в мое личное пользование рукописи, в моей пещере еще ранее разместились библиотечные языковые учебники... В прошлую зиму я выучил этарик и моан, но это не единственные аллиольские языки, которые здесь знают все. Неужели не могли жрецы заодно и их забить в мою башку при проведении обряда Эльдалисинеагори? "Чтоб ты не скучал" - заявил мне Ней, показывая на книжный склад, оказавшийся в моей комнате после его похода в жреческую часть, а моего - на разминку в зал. Да я и не скучаю. Тут по-прежнему весело... Вот взять хотя бы последнее дежурство по печам и часам. Возглавлял его, правда, не Свест, а Аркетт, но это не помешало мне поучаствовать в беготне по этажам... Зашел - предложили, потом еще раз... А вот сидеть перед песочными часами я не стал. Интересней было поучаствовать в веселой, немного пьяной кутерьме у печей.
   Ирлиинн зимовала в нашей башне с малышом... В общем, мне уже начинало казаться, что он хорошенький. Я порой заходил к ним. Но только не один. Ирлиинн не стала остывать, она осталось серо-зеленой. Но жила как сомнамбула. В каком-то полусне что-то ела, почти не разговаривая, кормила ребенка молоком, кровью... Наверно, приятели считали, что я могу на нее броситься как на источник линны. Мне рассказали, что ей стоило оставаться такой... Но у наирии, когда у нее малыш, просыпается невиданная сила воли и силу линны она может хранить в себе так, что хватит до весны и ей и маленькому... Вот только при этом еще и нормально жить уже невозможно. Она гасит себя, чтобы жил он наш с ней Версент. Так назвала его она в честь какого-то своего предка. Я порой вглядывался в маленькое еще слишком пухлое лицо, чтобы разглядеть что у него еще от меня, кроме глаз. И потом на себя в зеркало, чтобы сверить еще раз...
   Пялиться на свое отражение вновь стало для меня привычным. Теперь я старался это делать потихоньку, когда рядом никого нет. Это было не так просто, учитывая, что снова стали фактически общими все комнаты, но иногда все же удавалось, благо я теперь научился куда лучше различать на слух шаги и гораздо оперативней менять положение. Вот, допустим, момент как сейчас, когда приятели уединились писать письма, а мне вот некому писать и более чем вероятно, что некоторое время никто ко мне не войдет.
   Кажется побелев, я почти вернул себе прежний аллиольский облик. Так и показалось в первый момент, но вглядываясь снова и снова я понимал, что все же нет. Нет... у меня стало несколько другое лицо и вовсе не серый цвет искажал черты. Да, ведь и цвет я себе не вернул... побелевший вампир белее аллиола. Впрочем, о чем я - аллиолы тоже бледнеют зимой. Аллиолы, аллиолы, аллиолы - я успел заметить как в левом глазу мелькнула желтая искорка. А вообще я так ничего себе выгляжу... Тьфу, мысли у меня прям как у наирии... Подумав последнее я отложил зеркальное стекло. Надо с этим заканчивать: какой есть - такой и есть и что вспоминать похож не похож на себя, на него...
   Отложил я зеркало вовремя - приятели, видимо закончив с письмами, завалились ко мне. Скользнувший по мне взгляд Аркетта чем-то меня напряг... Ар не ограничился многозначительным взглядом - сев прямо передо мной он коснулся рукой моего подбородка и заглянул в глаза:
   - Надо его в подвал вести, - констатировал он.
   - С чего? Со мной все в порядке!
   - Жрец, пусть и ушедший, в таком не ошибается, - сообщил Свест.
   - Мы же поздно в зиму ушли да и... почему я?
   - Это так и должно быть, - кивнул Ней, - поначалу промежутки между остываниями меньше. Да не бойся - это не надолго. Осенний праздник лун завтра вечером будем вместе встречать.
   - В том году всех рассматривал, когда считал нужным жрец...
   - Тебя бы он индивидуально смотрел чаще. Но тебя каждый день видит Аркетт. Не будь занудой. Пора.
   - Конечно, можно не спешить, - отреагировал Аркетт на мое молчание, - но зачем тебе сидеть в подвале на празднике лун?
   - Рин, постарайся поверить, что будь где-то близко от тебя аллиол, ты бы и сам мог почувствовать, что тянет..., - произнес Свест, - ты хочешь подождать, когда появится жажда его разыскивать? Аркетт, а может не стоит его вести? - вдруг перевел он тему, - Пусть на празднике лун сам поймет...
   - Свест, через пару дней он может не понять, а броситься. Его начинает разогревать и он может перейти рывком... Это остывать долго. И, думаю, какую-то жажду при виде аллиола он почувствует в эту зиму всегда и если бы кто-то такой был рядом, мы б его остужали уже как минимум раз. Ну, сам посмотри на его глаза, я еще перед днем его рождения заметил, что процесс пошел... Портить праздник не хотелось.
   - Ну, хорошо, иду, - пока они говорили я успел смириться с мыслью, что раз уж все равно там буду, то чем раньше уйдешь, тем скорей холод останется позади.
   - Может, и мне с тобой охладиться за компанию? - задумчиво проговорил Свест, - Все равно через пару недель...
   - Ну, и идите вдвоем, - постановил Аркетт, - а то Риарин не выдержит смотреть как мы вокруг него кутаемся.
   - Может, не стоит тебе спешить, Свест? - робко протянул Ней, - все равно он дольше...
   - Да, брось... Думаешь, способа не найду. Если что - тебя вместо себя пошлю. Но сначала составлю компанию.
  
   ***
  
   - Зачем ты делаешь это ради меня, Свест, - произнес я, когда мы расположились на ледяном полу.
   - Ты один из тех, кто мне достаточно не безразличен, - немного помолчав произнес он, - ты такой не единственный, успокойся... Да и не так тяжело белым остывать... Вот если запитаться успеть...
   Надо сказать, что холод не так уж сильно жег как в первый раз... Неприятно, конечно, но не смертельно.
   - Слушай, Свест, я даже нашел в себе силы на расспросы, - а если вообще не становиться серым, а поддерживать теперешнее состояние...
   - Был некогда один умник такой. Когда все весной в порядке очереди на выход - он добровольно в подвал. Думал, что если подольше переждать, то его природа изменится.
   - И?
   - Лето просидел. Даже к середине сезона стал иногда ночами выходить гулять. Конечно, это давало толчок - но он вернется в подвал и остался беленьким. Правда, однажды едва не впился в одного... Но сдержался сам, к удивлению свидетелей.
   - И?
   - А где лето - там проскочила осень и наступила зима. Закончилось время выбора выходить - не выходить. Зимой его порядочно мучило. Он-то надеялся, что весь холодный сезон не вернется в подвал.
   - Да ты скажи, природу свою он изменил?
   - А ты остывать собираешься или предполагаешь это лучшее место поболтать?
   - Я ж почти молчу, а ты... ты ведь все равно хотел способ остаться со мной подольше поискать..., - в общем, это была наглость с моей стороны.
   - Твоими б только заботами... Ладно, слушай. Так вот природу он свою изменил, да только не в ту сторону. Весной решил выходить как все, но только чуть на солнце побыл - его кожу покрыли волдыри. Он вынужден был спрятаться. Но голод больше не покидал его никогда, сколько бы он не стыл. Выходил из подвала - и минимум раз в пять-десять дней должен был пить линну как все мы... Потому всю зиму - там.
   - Безвылазно?
   - Да, там ел и спал - ему относили еду. Так - до весны. Но и тогда мучения не закончились. Поскольку больше не было ему никуда пути белым днем. Только ночью охотился...
   - На кого?
   - Как-то приспособился, видать... Но только он через лето, записано, пропал. Ушел в весеннюю ночь и не вернулся. Конечно, искали его... поселения аллиольские прослушивали. Нет ничего...
   - Интересно, сестра говорила, что у Моаи есть предание, что в одной из зимних пещер, где-то в недоступной людям глубине живет чудовище. И оно иногда хватает и уносит к себе людей...и летом и зимой.
   - Все может быть... Только это давняя история, не думаю, что он по возрасту может быть еще живой. Хватит болтать. Тебе ж сейчас не очень плохо? Попробуй, усни.
   Спать, это хорошая мысль, если б еще можно было просто так заснуть, погасить сознание как факел простым движением руки. Остается только жалеть, что я не устал. Нет! К такому холоду невозможно привыкнуть! Рывком я встал.
   - Ну, теперь еще спляши..., - скривился Свест, - и мы точно пробудем здесь всю ночь, а до и до полудня
   - А я тебя сюда не звал, - отмахнулся я.
   - Хорошо, договорились: как сам остыну - уйду. Что мне тебя ждать.
   Обхватив себя руками, я пошел гулять по залу. Отвечать я не стал, опасаясь снова поссориться. Но и пролежать на полу хотя бы миг, я уже не мог. Жаль, конечно, но воли на это у меня не было. Более того, я едва не побежал к печам. То, что вместо этого я брожу по ледяному залу, ни капли не дрожа - уже не мало. Сделав круг я вернулся.
   - Свест, ты сердишься? - пробормотал я, коснувшись его рукой, - к моему удивлению он спал.
   На полу было все так же холодно, но теперь еще и одиноко. А он еще даже и не ушел. Как ему удается так спокойно спать? Я еще раз легонько его толкнул.
   - Хочешь узнать, почему мне тоже не спится? - вздохнул он, развернувшись ко мне.
   - Извини.
   Он изменил положение тела, уставившись глазами в потолок. Я последовал его примеру. Казалось, прошла вечность, но ничего не менялось. Бывало осенью, опять-таки аллиолом я куда-нибудь шел: закапывать или перетаскивать в зимние пещеры нехитрый летний скарб или пополнять продуктовый запас, а погода вдруг менялась и резко холодало. Тогда тоже бывало очень холодно. От пронизывающего ветра и противного дождя не спасло никакое тряпье, но тогда я шел, шел туда, где можно согреться. Я знал, что еще столько стволов вдоль тропы, еще один косогор, столько-то поворотов, еще столько-то шагов и буду под защитой стен у приветливого огня. И это помогало мне идти, прибавляя шаг. Но тут совсем не понятно сколько еще ждать и не надо никуда идти, преодолевая порывы ветра. Тепло - совсем рядом, но туда нельзя... Надо ждать, ждать, ждать... Хоть бы меня здесь заперли! Не знаю, сколько времени прошло, когда я глянул на вновь исхитрившегося задремать Свеста. Он был совсем рядом и на его теле явственно проступил светящийся ручейковый узор. На мне такого в помине не было. Надо ли его будить? Вроде - бы надо, но перспективы мерзнуть одному... И все же я его толкнул. Он, конечно, сразу понял, что в этот раз не зря.
   - Я действительно сейчас уйду, - произнес он, поднимаясь, - но сейчас кто-нибудь придет посочувствовать.
   - Я сам тебя почти прогнал...
   - Лучше скажи - отпустил, - Свест улыбался, - если бы не выделывался - погулять, причем наверху, пошел бы я. И тогда бы вышли вместе попозже. Но навязываться не стану. Пусть будет как хочешь ты. Действительно излишняя опека тебе не нужна.
   Исчез он достаточно поспешно и его можно понять, вот скажи сейчас мне, что...
  
  
   ***
  
   С нами уйдешь? Всегда тепло!
   С нами, с нами, с нами...
   Потом, потом, потом...
   Оставьте, пусть он...
   Нужен еще здесь...
   Так хочешь, уйдешь?
   Где тепло, тепло...
   Потом, потом, потом...
   Надо ждать. Не сейчас!
  
   ***
  
   - Рииин! Можно уходить, Рин!
   - Еще рано, надо ждать, не сейчас, - пробормотал я и очнулся.
   Холодная игла явственно прошила позвоночник. Я подскочил.
   - Кто б мог подумать, что ты так крепко заснешь, что придется еще расталкивать? - Ней взял меня за руку и повел прочь.
   И снова - огонь в камине, растекающийся внутри теплый завар, еще более теплая компания и ароматное вино... И опять стала не такой уж мрачной зимняя жизнь. И все это повторится еще не раз, а потом...
  
   25. Проклятая весна
  
  
  

--- 4 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Мне выходить последним, мне последним выходить... Эта мысль гложет меня с самого утра. Сейчас идет жеребьевка, а меня даже не допустили в ней участвовать. Я по-любому выйду из башни последним, когда все уже успокоятся. В жеребьевке участвуют только охотники... За исключением жрецов и вождей. Вожди при этом идут на волю первыми вне очереди, а жрецы - последними с последней партией. Вот и мне с ними выходить! Как я хотел избежать этой участи в прошлом году! Как рвался на солнышко... И сейчас хочу!
   Наверно, останься все так же, как тогда, я бы вышел со Свестом завтра, хотя и хорошо помню как он тогда меня разодрал и выкачал... Но я годами выходил из зимовых пещер еще в последние дни зимы. У Смиалоэтов так принято: отслеживающие дни жрецы велят расчистить проходы заранее. Каждый имеет право лично встретить весну. Говорили, шло это от древнего поверья, что тот кто увидит как в первый весенний день всходит солнышко, тот получит поцелуй жены Бога Ардали, которая дарит смелость и удачу воину. Наверно поэтому первой выскакивала молодежь: и уже находящиеся в статусе воина и те, кому еще только это предстоит. Не все, конечно: никто никого не заставлял, но желающих было немало... Среди них всегда, с той поры как стал отдельно жить от родителей, был я.
   Не знаю как насчет поцелуя Богини, говорят грубой кожей смертного не ощутить его, но зато чуть ли не каждый год мне доставался долгий и мучительный укус первого вампира. Уж очень я торопился насытиться первыми проростками зелени, вышедшими из под снега ягодами, солнцем, весной, нагуляться вволю. И, хоть и понимал, что надо, но так не хотел думать о предосторожности! Пусть придется мерзнуть ночью, даже собравшись с другими первопроходцами вокруг костра, пусть еще немного подташнивает от потерянной привычки есть столько свежей зелени, да и пусть, в конце концов, раздерет вампир...
   Когда начинается выход происходят чудеса Смиалоэтской взаимопомощи: все подкармливают, опекают укушенного. Не надо просить, обещать поправившись отработать, искать родственников... Конечно, рана на горле, слабость выпитого дает о себе знать и заставляет поумерить свой пыл в прогулках по лесу. Но мне несколько раз, разодранному, более успешные товарищи восстанавливали мой летний дом: поправляли стены, расставляли предварительно откопанную мебель... Просто так. Я точно так же, впрочем, помогал... Почему-то только весной, когда выходя на волю еще быстро устаешь, порой еле переставляешь ноги, именно тогда наибольшая готовность помогать ближнему. Может из-за какой-то исподволь благодарности, что раз досталось другому, то уменьшается вероятность, что также раздерут тебя? Или еще не втянулся в обычную жизнь теплого периода, в которой у всех возникают свои интересы и дела... Какая разница, главное, что никакие неприятности и угрозы не могли меня некогда остановить и я оказывался вне зимовых пещер одним из первых...
   А теперь я выйду только во второй половине весны. И этого нельзя изменить. Еще чуть-чуть и ворота откроются, но не для меня. Мой удел - сидеть у камина, который уже можно каждый день не топить, принимать визиты жрецов и, скорей всего, покорно хотя бы раз отправиться в подвал... если в моих глазах им почудятся признаки разогрева. А как им не появиться? Ведь весна же, весна.
   Даже пойти посмотреть как Аркетт и Ней тянут жребий я не смог. Раз мне нельзя хотя бы попытать удачу... Прятать от них свою зависть, досаду, почти злость. Они пытались убедить меня, что надо, идем, но... в итоге оставили меня в покое.
   А стоило пойти, ведь Свеста я теперь увижу не скоро: после жеребьевки он уже не станет подниматься сюда, а сразу засобирается на выход... А вот у меня положение безвыходное. Буквально. Аллиолом я мог выбирать, а теперь... Черт бы побрал жрецов с их тупыми законами!
   Аркетт и Нияст, конечно, заглянули ко мне, вытащив свои жребии.
   - Я с первой партией выхожу, - пробормотал Ней после обычного приветствия, - придется охотиться зверем.
   - Везет, - подал я реплику, - еще несколько дней и увидишь небо.
   - Если бы мне предложили выбирать, я бы вышел со вторыми, - возразил Нияст, - и не так поздно и из зимнего голода выведут свои. Не нужно в таком угаре охотиться.
   - Риарин тебя не поймет, - вставил свое слово, разлегшийся на циновках Ар, - его только выпусти. А там...
   - А там что получится, - кивнул я, - а тебе когда выходить Ар?
   - Не поверишь, но я как раз во второй... Так что придется тебе какое-то время пожить без всех нас. А Нияст, в целом, прав - очередность выхода мне досталась самая удачная.
   - Зато мне не повезло, - вздохнул я.
   - Знаю, как ты к этому относишься, - замерил Ар, - но мне уже хочется отправить тебя под прямое покровительство жрецов.
   - Может, и правда было бы лучше, если бы Риарин был постоянно у них на глазах, - произнес Нияст.
   - А привязать меня желание не возникало?
   Я встал и прижался спиной к стене, у того места, где угадывалось заделанное на зиму окно. Жаль даже, что слишком хорошо заделано - ни щелочки, даже вокруг каминной трубы.
   - Ладно, обойдемся без крайностей, но, Рин, ты должен пообещать, что после выхода каждой партии ты вечером будешь приходить в зал. Так принято для всех. Я предупрежу жреца, чтобы кто-нибудь это отслеживал.
   - Я обязан пообещать?
   - Как угодно, но если тебя хоть раз там не будет, то со следующего утра тебя запрут на территории зимовок жрецов. Надеюсь, такое предложение тебя устраивает.
   Что мне оставалось? Кивнуть "хорошо"? А какая разница кивну я или нет?
   - Риарин и так время сложное, - вмешался Ней, - а тут еще ты демонстрируешь свое неудовольствие... Думаешь остальным нечего показать?
   - Покажите...
   - Рин, я все же хочу тебе еще раз напомнить, что очередность следует строго соблюдать! - опять завел свое Ней, - это строгий закон, за его не исполнение следует наказание, потому что весенний выход - особое время. Что-то даже больше прощается, а что-то наоборот. Очередность относится к последнему. Не вздумай как-либо выскочить с нами.
   - А что это можно как-то осуществить?
   - У тебя ума хватит...
   - А может и, правда бы, зимой лучше всем спать, - вздохнул Ар, - помнишь, расшифрованную нами древнюю историю?
   - Не думаю, - покачал головой Нияст в ответ на реплику Аркетта, - это еще, может быть, облегчило зимнюю жизнь аллиолам, но какая разница нам, после сна или после нормальное зимнего времяпровождения выходить снова охотиться? А если выбирать между остыванием с последующей нормальной жизнью и тотальным сном на весь холодный период, то я все же выбираю первое. Ну а постепенные выходы придуманы в незапамятные времена и думаю это правильно.
   - Да, иначе серая с горящими глазами толпа не только истерзает едва начавших отходить от зимовки аллиолов, но еще и начнет кромсать друг друга, - выдвинул предположение Аркетт.
   - Предполагаю, что как ни медленно поддается нам рукописи из сундуков, со временем мы разберем все и на многие вопросы получим ответ...
   - Или просто узнаете какие ответы сочинили когда-то древние на те же самые вопросы, - произнес я.
   Историю, которую они обсуждали я тоже помнил хорошо. Работа по расшифровке древних рукописей давала некоторый результат, некоторой частью этого результата, помимо заклинаний, рецептов да некому ныне неинтересных взаиморасчетов, были сказки, легенды, истории. Что-то из последнего иногда пересказывал длинными вечерами Нияст. Но то, что обсуждали сейчас приятели - не история, так скорей легенда, которая, видимо была уже сказкой и в те, трудно представляемые ныне за древности лет времена.
   Конечно, сказка интересная. О том что единое людское племя, ну то, что жило в те времена, когда никаких еще вампиров в помине не было зародилось от пра-людей... И эти пра-люди могли прятаться в подземные норы и сутками спать: и в летнюю засуху, и когда были жуткие холода. Дважды в год тогда наступали малопригодные для жизни времена. Люди умели их предугадывать и за несколько дней до них устраивали многодневный пир, потом начинали меньше есть и далеко не все, что было съедобного, а потом спускались в свои норы и засыпали. Просыпались когда становилось теплей, или холодней, или от голода, страшно худыми, но ведь просыпались и продолжали жить. Почти все. Матери еще ухитрялись во время сна кормить своим молоком совсем маленьких детей. Детям постарше у головок клали запас... Но, что интересно, со временем пра-люди переселились в земли, где не было таких долгих, смывающих все дождей, летом засухи если и были, то не такие, чтобы их нельзя было, имея запасы, переждать, но многие продолжали трижды в год спать. А другие перестали это делать, они и стали настоящими людьми. Конечно, это история объясняет почему дети так легко засыпают зимой. И именно поэтому ее некогда и могли сочинить.
   Бесполезные споры, ненужные разговоры, все более напряженные лица... Несколько дней практически не расставаясь и будто по одному. Как же они мне надоели со своим молчанием, когда не учат жить! Еще два дня прошло в этом бреду...
   Наверно, мое нервное состояние сыграло со мной злую шутку - мои глаза снова заметали желтые молнии и меня снова сопроводили в подвал... В подвал, в этот холод. Когда снаружи - весна, порывы теплого ветра и пробивающаяся зелень травы!
   Мне настолько не хотелось оставаться в подвале, что я... сразу заснул, будто спрятался от всей этой нудятины. Проснулся я от знакомого ощущения по позвоночнику совсем один, на руке была нужная отметина. Можно уходить!
  

--- 7 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Эх, если бы даже в щелочку вздохнуть ночным или, может, уже предутренним воздухом. Как я устал находиться внутри, тем более, когда снаружи все начинает цвести! Там уже хорошо и тепло. К камину можно даже и не бежать - уже возле выхода достаточно тепло... Возле выхода? Я замер и внимательно присмотрелся: а ведь выход заложен не так уж прочно... Два камня в проходной щели. Нижний - мне по грудь, а верхний - вообще можно не брать в расчет, его запросто можно снять. Да, конечно, щели между ними забиты, но хлотовая вата вообще не препятствие. Соблазн был велик.
   Я внимательно огляделся и прислушался, кажется действительно - выход никто не охранял! На дощечке с часами был изображен кружок с нарисованным внутри полумесяцем, значит - на улице еще темно, как и здесь. Искушение было непреодолимо, я тихонечко подошел к выходному проходу вплотную... Ноги запутались в каком-то тряпье - не глядя я швырнул его в сторону.
   В общем-то, уходить я не собирался, но вот хотя бы подышать, увидеть луну и деревья... Разбирал я щель аккуратно и быстро. Наконец я смог снять верхний камень и... посыпались те камни, которыми дверь была заложена снаружи вышедшими вождями. Призрачная надежда оставить свою выходку незамеченной рассыпалась камнепадом. Зато в лицо дунул свежий ветер с ароматом цветения и ночной влаги. Черт с этим всем - подскочив я легко перемахнул нижний камень и оказался на свободе. Я вдыхал во всю глубину легких сладостный ночной воздух... и все же... надо вернуться. Запрут за проступок? Так я и так живу взаперти.
   Однако обернувшись к проходу я столкнулся нос к носу со стоящим по ту сторону жрецом. Конечно, предполагать, что никто ни разу здесь не пройдет и не заметит моих усилий было бы смешно.
   - Я... я сейчас пойду опять в подвал, - попытался я смягчить ситуацию.
   - В подвал из-за тебя сейчас полбашни могут пойти. Ты же по всем коридорам нагнал уличной свежести. А всем и так непросто. Ты хотя бы ворота предвходные закрыл. Неужели не помнишь как это было в прошлом году? А если сейчас кто-нибудь за тобой рванет? В общем, ты нарушил все правила выхода. А еще..., - лицо исчезло, но вскоре появилось вновь вместе с рукой в котором была какая-то тряпица, - вот это какой цвет?
   - Красный, - по коже пробежал неприятный холодок - не та или это хламида, которую я отшвырнул с пола не став рассматривать и которую, по идее, перешагивать нельзя?
   - Надеюсь, тебе это о чем-то говорит. О своем наказании за проступок ты узнаешь немногим позже. А сейчас - уходи.
   - То есть как уходи? Куда уходи? - я опешил.
   - Ты знаешь, где сейчас ночуют вожди. Осчастливь их своим появлением. Не ври им. И не трудись закладывать с той стороны проход. Скоро вышлем гонца.
   На моих глазах, на месте вновь исчезнувшего лица жреца, появился камень.
   Поступок жреца меня смутил даже больше чем собственный. Я попал... Идти к вождям... Ага... Уже сразу побежал...
   Буквально по стеночке я дошел до ближайших зарослей и нырнул в них. Конечно, полуголые кусты не слишком надежная защита и все же вроде как спрятался. Во всяком случае, так мне было гораздо комфортней размышлять что делать дальше.
   То, что совершенное мной расценено как проступок, причем, вероятно, достаточно серьезный - не вызывало сомнения. Я не могу представить как сейчас, совсем белый, просто возьму и приду к вождям... Может, проще уйти прочь, а там...
   Сама мысль, что уйти проще всего не могла не заинтересовать. Караул, вроде бы выставляют только после выхода третьей партии. Значит - путь открыт. Гуляй на все четыре... И я, пусть ненадолго, но оттяну неприятный момент раскрытия мне всей глубины недопустимости моего деяния.
   Я уже хотел подняться и идти куда-нибудь за территорию, как до меня стало доходить, что едва появятся первые солнечные лучи - я отогреюсь, стану серым. И? Пойду охотиться, охваченный невиданным еще мне постзимним голодом? Ощутить в себе готовность на такой подвиг я не смог. Тем более, что охотиться-то я толком так и не научился. Сразу представилось как я с красными, нет, желтыми глазами кидаюсь на аллиола впиваюсь со всей ненасытностью, а потом корчусь от невозможности впитать вместе с линной в себя все то, что он успел почувствовать пока я его терзал... А если я его убью. Тут иногда говорят о предсмертной линне не лучшим образом. Так что же это будет, если... И никого... Еще немного и можно начинать рыдать от жалости к себе, черт меня забери... Дался мне этот воздух... Я уже понял, что ничего мне одному не светит, однако все еще медлил идти в жреческую башню. Ну, может, хотя бы с рассветом, а то - спят, может...
   - Рииин, Рин, чшетъ, выходи, хуже будет! Выходи тебе говорят! Риарин!
   Чей это голос неподалеку? Вроде как Остег... Вскоре почти те же слова я услышал чуть подальше и это, несомненно, орал Свест... Все ж я решил выйти к последнему и пошел на второй крик, по пути услышав, что есть и третий, и четвертый...
   - Слов нет, - выдавил из себя Свест, когда я появился перед ним.
   Когда слов нет, логичнее всего молчать, тем не менее, Свест продолжил:
   - Ну, и что ты опять учудил? Ты думаешь нам сейчас здесь скучно и тоскливо и ты как раз кстати...
   - Меня жрец выставил, я только подышать хотел.
   - Ну и как? Надышался? - он ухватил меня за локоть и провопив в пространство "нашел" потащил к жреческой башне.
   - Почему вы меня ищете?
   - Из-за тебя выставили еще и Лирана. Он-то надеялся, что ты уже с нами, но максимально разнообразить жизнь окружающим - это твоя особенность.
   Сзади мне на плечо легла еще одна рука... Я обернулся - Итаск. Мы остановились. Вскоре подтянулись и остальные и вот передо мной все пятеро: Свест, Итаск, Ваирьлин, Остег и совершенно белый Лиран.
   - Ну, что делаем? - поинтересовался последний.
   - А что делать? - дернул плечом Итаск, - вы вышли - сначала греться.
   - И его выводите на обогрев? - Лиран кивнул на меня.
   - И его, - ответил Остег, его тон не предвещал ничего хорошего.
   Мы разбились на две группы. Со мной рядом, положим мне руки на плечи пошли Свест и Остег, с Лираном - остальные.
   Мы дошли до приозерной поляны и сели. Трава пробивалась изумрудными пучками... Молчание угнетало, но начать говорить у меня не выходило. Постепенно светлело. Вскоре над горой появилось кроваво-красное солнце...
   - Ложись, - кивнул мне Свест, - грейся.
   - Свест...
   - Потом как-нибудь поговорим, - он отвернулся.
   Остег тоже предпочитал смотреть в сторону.
   А для меня все же происходило что-то приятное. Солнце прогревает каждую клеточку бесконечно благодарного после долгой зимы тела. Внутри растекалась приятная истома, шевелиться не хотелось. Потом там же будто заплясали язычки игривого пламени и... меня будто подбросило. Дай!!!!!! Я резко сел... Свест тут же схватил меня и притянул к себе. Я... точнее проснувшийся во мне зверь, предполагал ударить со всей дури. Я еле смог его обуздать и прокусить относительно осторожно горло заваливающегося на спину Свеста.
   - Ну, желтоглазина... - тихо шепчет Остег. Это не важно
   Я пил жадно, зло, невозможно не уступить тому, что внутри, тому что с таким напором пьет, пьет, пьет... Это было и сходно, и непохоже на то, как я терзал любого после своего заточения. Это было и высочайшим наслаждением и одновременно мучительно било в голову: еще, еще, еще... И не было ничего превыше этого, даже если бы небо начало падать на землю и я каким-то чудом смог бы это заметить и осознать, даже бы в этом случае, казалось, я бы не нашел в себе силы прекратить. Это могли сделать только чужие руки, которые нажали на нужное место на голове. Я невольно раскрыв рот, и отпал...
   - Отдыхай, - велел мне Остег, потянувшись губами к ране Свеста.
   Полученная сила на время прижала меня к земле, ее было много, очень много. Ее не надо было специально усваивать. Она сама жаждала стать частью меня, не даря мне никаких особых эмоций. Она насыщала все мое существо. А потом долбанула со всей дури в голову: еще, еще, еще... И снова подбросило с невероятной готовностью добыть себе продолжение этого пира, и снова руки, в этот раз Остега, упростили мне задачу, вынудив прильнуть. И снова, несмотря на то, что на какой-то миг я пытался удержать мысль дать полностью выдвинуться клыкам, они вцепились раньше... Пить, пить, пить...

Риарин ЖГ []

   В этот раз я отцепился сам: мучительное "еще" стало слабеть, ощущение сытости заполняло, и я удержал далеко не всегда послушную гортань от новых глотков. А полученная сила тем временем снова тянула к земле: лежать! Я видел как рану Остега закрыл Свест. После чего тот сразу ушел туда, где так же, как я, отходил от зимы Лиран.
   - Как ты ухитрился меня той весной не убить? - поинтересовался я, садясь.
   Давление силы прекратилось, а все тело охватила блаженная истома...
   - Думаешь, стоило?
   - Как ты смог оторваться от меня, не выпить полностью после зимы? - уточнил я свой вопрос.
   - Пока загорал, намечал себе программу действий: как попытаюсь уговорить подчиниться, как постараюсь аккуратно прокусить перед тем как впиться, как дам время расслабиться, как во что бы то ни стало вовремя остановлюсь. Если старательно представлять, то действует. Хотя последнее не совсем получилось. Хорошо, что именно весной не убивают. Восприятие обострено, это ты этого сейчас не замечаешь, потому что нет и намека на опасность. Хорошо, что здесь, - он коснулся головы, - втягивание смертной линны оценивается именно как опасность. Поэтому не убьешь, возникнет отвращение. Правда, со своими, наэрлами, это хуже работает, поэтому принято снимать. Не дожидаться же обморока...
   - А если наоборот, аллиол, чужой, дикий?
   - Я тебе, кажется, уже говорил: страх, неприязнь дикого, даже его фантазии, что вот сейчас кто-то его спасет, вызывает чувство опасности и его отпускаешь гораздо быстрей...
   - Хорошо...
   - Куда уж лучше. Ну что, красавец, пойдем в башню. Обеспечил ты нам возможность лишний раз поохотиться... Завтра выходит первая партия. Сигнал на выход-то уже по башням дали...
   - Извини...
   Свест молча велел мне подняться и снова настойчиво повел в башню. Другие были, видимо, уже там.
   Когда мы вошли - все резко замолчали. И почти сразу пошли на выход, прихватив с собой и Свеста. Только Итаск еще стоял посередине комнаты с какой-то котомкой в руке. Я хотел пойти за всеми.
   - Стой Риарин, - позвал меня Итаск, - подойди.
   Я подошел.
   - Ты понимаешь, что должен быть наказан. Поэтому...
   Он открыл котомку и достал оттуда... Неужели это плеть?
   - Как? - вырвалось у меня.
   - Ты уже понял как. Подставляй спину, ложись.
   Я чувствовал, что мое лицо исказилось злобой.
   - Я не...
   - Мы можем дождаться остальных, они тебя подержат, но, может, лучше поддашься, пока мы здесь вдвоем? - он выразительно кивнул на пол.
   Какое же это поганое чувство... Что я такого сделал, в конце концов! Вот чем объяснялось общее молчание... Сволочи... Не ложиться... Но они уже решили. Вот почему прислали Лирана жрецы. Странно, что не он... И все же я лег.
   - Ты понимаешь, надеюсь, за что, Риарин. Уже не в первый раз ты нарушаешь запрет. В этот раз, я думаю, тебе достаточно хорошо объясняли что и почему нельзя. Тот же Свест пытался ранее тебя припугнуть, не тронув. Но ты не считаешь нужным прислушаться, что ж...
   Отвратительный свист... сознание опять ускорено, поэтому мееееедленно... Да, Свест описал мне это некогда достаточно хорошо. Пытку третьим свистом, когда в растянутом мгновении понимаешь, что сейчас... я не выдержал и рывком отскочил, встав на ноги.
   - Думал, сбежишь уже из-под второго, - недобро усмехнулся Итаск, - еще один раз. Будем из-за этого ждать общего сбора?
   Мне стоило большого труда снова ему подчиниться. Пойти бы и кого-нибудь убить!
   Снова россыпью горящих углей по коже... и снова свист... Но в этот раз замах не достиг цели, а Итаск, отшвырнув плеть в сторону, присел рядом со мной и протянул руку:
   - Пей, залечивайся!
   - Обойдусь! Со мной бывало и хуже, - зло прошипел я.
   - Да, все помнят старые рубцы на твоей еще белой коже, но наэрлу неприлично ходить в таком виде. Поэтому если не исправишь - я тебя сейчас где-нибудь запру. Ночи еще холодные. Тебе это надо?
   И я опять подчинился, тщательно представляя как следы, которые наверняка есть, выравниваются... Да и жечь, в общем, почти перестало.
   - Иди - отдыхай, - указал мне Итаск дальний угол, - и запомни, у тебя нет никакого права находиться здесь и я, как племенной вождь сменного караула, запрещаю тебе выходить куда-либо отсюда в одиночестве. Ты понял?
   Я кивнул.
   - Ты понял Риарин, что это запрет, который нельзя нарушать?
   - Да понял, понял я вас с вашими запретами...
   - Ну, смотри..., - он сверлил меня взглядом, - если ты еще когда-нибудь нарвешься, - он кивнул в сторону брошенной плети, - то постарайся сразу успокоиться и принять. Потом это сложней.
   - Думаешь, совет еще не раз понадобится?
   - Надеюсь - нет. И еще раз тебе повторяю - сиди тут, никуда один не ходи. Пока специально тебе не разрешу. А то добьешься - совет понадобится.
   Итаск вышел.
  
   ***
  
   Вернулись все относительно скоро и одновременно, видимо дожидались друг друга снаружи. Зайдя, они устроились в центре, разложили еду... Я по-прежнему сидел в углу, уставившись в стену напротив.
   Свест подошел и подсел рядом:
   - Пойдем, перекусим.
   - Не хочу.
   Он протянул руку и сжал на моей спине бугры подкрылок. Прострелило, я вздрогнул.
   - Плохо залечил...
   - Сойдет. Только не надо про нельзя недолеченным ходить.
   - Подкрылки будет больно выбрасывать.
   Я промолчал.
   - Да, ты, конечно, думал, что если что - отправят в подвал или запрут, но ты ведь и так...
   - Угадал.
   - А ты - нет. И нечего обижаться. Или уж обидься на Нияста и Аркетта, когда они выйдут, что не досмотрели за тобой, дите. Пойдем есть.
   Ему удалось меня уговорить. Я неохотно поглощал вяленые плоды, запивая терерским соком. Мне казалось, что все исподтишка наблюдают за мной: "ну, что - получил?". Во всяком случае, разговоров было мало.
   Когда трапеза была закончена, Итаск посмотрел на Свеста и произнес:
   - Веди его гулять. Что смотришь - твой. Без тебя справимся. А остальным сейчас расскажу кому куда на прослушку.
  
   ***
  
   Мы вышли. Видно было, что скоро начнет темнеть.
   Он вел меня приобняв за плечи, будто собирался пересечь всю территорию пешком. Наконец, за поляной, возле пробуждающейся зелени кубука, он снял с меня руку.
   - Подожди, не распускай подкрылки - как еще один удар будет.
   Из одного упрямства я хотел... Но он это понял и подсечкой повалил меня на землю. Заломил руку, прижал крепко ладонью к спине. Да, там, где была его ладонь - горело. Я попытался вывернуться, но для этого надо было гасить боль.
   - Вот заодно пока вырываешься и залечишься. Думаешь, мне все это очень нравится.
   - Не нравится, жрецы велели? - шипел я, продолжая выкручиваться.
   - Жрецы послали Лирана, ему передали плеть...
   - Конечно, Лиран..., - я сделал отчаянную попытку его сбросить. Он только еще сильней вывернул мне руку.
   - Лиран даже не знал, что несет в котомке и, между прочим - он мой главный помощник. Чшет! - он снова жестко отреагировал на мою попытку освободиться, - если раньше я был тем, кто в основном занимался аллиолом Риарином, то сейчас мне порой кажется, что наэрл Риарин - это основное, чем я вообще занят в интересах племени. А Лиран... Лиран даже не участвовал в обсуждении.
   - Да, вы все обсудили.
   - Жрецы послали записку, чтобы мы наказали тебя на свое усмотрение...
   - И вы усмотрели...
   - Да прекрати же ты... Слушай, ну, давай по-хорошему... Из-за такой ерунды терпеть - глупость. Уступи...
   На последнюю его просьбу я отреагировал и перестал рваться. Он продолжал надавливать рукой... а я залечивал... как и полагается наэрлу...
   - Остался бы ты среди своих Смиалоэтов, - заметил Свест, - стал бы ты, как тебе полагается воином, гвардейцем - тебе за меньшее не раз гораздо сильней нагорело. И как бы ты...
   - А я не остался и не стал - понимаешь?
   - Да и так ведь доставалось, а? Не так, чтоб шкуру полностью спустить и на недели отдыхать отправить, а слегонца? И что тоже права качал?
   - Нет, - я отвернулся, он был прав, - там был единый для всех закон порядок...
   - А здесь?
   - А здесь вы все делаете, что хотите, все ведут себя просто, жрецы сами охотятся...
   - И значит все можно?
   - У Смиалоэтов мне никто бы не запретил идти на волю хоть зимой.
   - Но ты не остался там, Рин. А остался бы - тебя там вышедшего никто бы не пошел искать, бросив все, если бы ты в разумный срок не вернулся. И, выходя, ты не заставил бы человек 20, а то и больше, уйти от костров в холодный подвал. И из-за того, что ты при выходе напустил весенних ароматов не возникло бы вероятности, что кто-нибудь сорвется и порвет другого не соображая в тот момент.
   - Кого порвет - аллиола? Так их почти всех попрятали у себя жрецы.
   - А вот тебя, помнится, спрятать не удалось и, если память тебе не изменяет, то Ирлиинн - зелено-серая и в ней есть сила... Ее уже даже прикармливают аллиолы. Да, опять скажешь, что все ото всех попрячутся?
   Я сжал зубы и молчал.
   - И даже если все попрячутся... люди могут вцепиться друг в друга.
   - Но это уж вряд ли, - отметил я, - если не чувствуется, что от человека идет сила... а силы у белых нет.
   - Ошибаешься. Тебя вот только что переводили на тепло, ты, вспомни хорошенько, именно силу от меня чувствовал, перед тем как пить?
   - Нет... "дай" и "еще".
   - Обрати внимание - сам никто даже не вцепляется, все внимание - внутрь. Да, при этом можно размышлять, на что-то настраиваться... Знаешь, почему которые выводят, притягивают сами к себе разогретых? Потому что в какой-то момент в башке проходит клин, и бросишься на все, что движется, зверски раздирая и вытягивая до жил. Уже напившись поймешь, что нет линны. Поэтому притягивают при первых признаках закипания, чтобы переклинило, когда уже пьют.
   - В башне нет солнца.
   - А разогрев идет, только очень медленно. Он идет даже зимой - поэтому периодически отправляют в подвал. Но независимо медленно идет или быстро - заканчивается это именно так, как я сказал - резко и сразу. Да, солнце, напоминание о весне, уж само собой линна ускоряют этот процесс. Да и не только все это... Ты никогда не обращал внимание, как тихо все ведут себя перед выходом?
   - Обращал...
   - Любой конфликт может вылиться в порыв напиться... И вот ты вышел, кто-то надышался-вспомнил, кто-то рассердится, что пока все ждут своей очереди ты просто вылез - и вот полбашни грызут друг друга.
   -Что, правда?
   - Надеюсь - нет. Жрецы примут меры. Но могли чуть опоздать заметить.
   - Охрану надо выставлять тогда...
   - Да, охрану... чтобы кто-то часами сидел у выхода, за которым весна... эффект предсказуем.
   - Запоры поставить...
   - Я тебе уже говорил, что у нас, где любой может влезть куда угодно и найти способ многое что поломать - это не имеет большого смысла. Нет запоров от сильного дурака! Ты сам знаешь, что то, что твоя закрытая дверь остается закрытой от постороннего - это всего лишь дань общепринятой вежливости и не более. Поэтому бросается под ноги пурпурная ткань и все с малолетства обучены - туда нельзя. И это не говоря о том, что такие "нельзя", а их на самом деле не так много, принято чтить и соблюдать. Это элементарно...
   - Хорошо разъясняешь, только если ты так все хорошо понимаешь, то тебя за что били?
   - За драку на территории дворца.
   - Всего лишь за драку?
   - А я вообще неплохо дерусь. И нашел один прием, которым можно наэрла сразу хорошо так на длительное лечение направить. Ну, на первый раз простили... случайно ведь. И об этом, тут, кстати, многие знают и со мной всерьез связываться не будут. Хотя, знаешь, мне немного за 40 и, по здешним меркам, я, отчасти, юнец, хотя у нас с определенного момента не принято разбирать по возрасту...
   - Все ты складно говоришь, но все же что-то не так... не знаю что, но не так. Даже не могу понять.
   - Хорошо, я тебе объясню, что не так, - его раздражение становилось заметней, - не так то, что Смиалоэты, а ты, несмотря на все, где-то внутри все равно Смиалоэт, не могут быть свободными. Вам надо постоянно, чтобы над вами висело наказание, чтобы под страхом ходить. Чтобы были великие жрецы, по кивку которых любого могли убить или искалечить. Тогда - да, вы будете вести себя прилично, соблюдать требование племени, не лезть куда не просят. По крайней мере - большую часть времени. А для этого надо, чтобы кого-нибудь периодически драли у всех на виду до полусмерти, чтобы каждого в мозгу отпечаталось - это мог бы быть я. Чтобы своя шкура постоянно помнила, как по ней можно пройтись. Тогда - да, есть серьезные основания что-либо соблюдать. Демонстрировать дружелюбие. Страх - единственный ваш непреложный закон, без него вы не можете... Вы и любить-то толком не умеете, зато ненавидите хорошо... Для аллиолов других племен тоже бывает характерно, но не так...
   - Что ты несешь, не раз слышал, что другие аллиолы себя так как я вел - не ведут...
   - А потому что боятся, по старой привычке боятся нас, таких как мы есть. Пусть даже привыкают и относятся к ним хорошо, а внутри все равно у аллиола сидит затаенный страх. А вот если страх уходит... Ты ведь ни черта нас не боялся... Видимо как Нияста измолотил, так и стал изживать в себе этот безотчетный страх. Или... может, правда записано в старых книгах: человек помнит все, с момента своего рождения. И даже если эта память никогда не придет в сознание, но живет внутри... там же, где страх... Ты был на руках наэрла сразу после рождения... И уже тогда...
   - Ладно, оставь легенды грамотеям...
   - Первое время еще и ты побаивался... и более-менее слушался. Если бы тот идиот не напал на тебя, когда ты сюда уже переселился или уж хотя бы исход был другой, как это не печально - но с тобой было бы проще.
   - А так со мной сложно...
   - Да мы все сейчас в растерянности, что с тобой и делать. И вот, знаешь, считай у меня предчувствие, что если ты еще что-нибудь эдакое выкинешь, то тебе уже не так достанется. И даже не потому что жрецы, вожди решат, что стоит тебя наказать соразмерно твоему богатому в этом опыту. У нас на это вряд ли решатся. А просто судьба тебя выведет, не знаю как, но...
   - Хорошо, Свест, считай ты меня достаточно со всех сторон запугал...
   - Ничего-то ты толком не понял. Ладно, спасибо тебе на том, что поддался Итаску. Дал возможность остальным не присутствовать. Пойдем уже к своим, вернулись, поди... Надо запираться, чтобы первая вышедшая партия нас не накрыла...
   Только сейчас я заметил, что уже наступила темнота. Причем, может, и давно...
   - Мне просто сложно привыкнуть, что такие разные обычаи и запреты, - произнес я.
   - Обычаи на ровном месте не возникают, - вздохнул Свест, - Знаешь, почему женщины племен за Ухту ходят по лесам куда и когда хотят, а женщины племен, что за Ашенген - в лес ни ногой.
   - Ну, скажи...
   - Потому что сыро за Ухту и там люди по весне выходят из пещер позже - когда лучше земля прогреется. И там никогда не охотится первая партия выходящих наэрлов, те, кому все равно на кого нападать, те которые забывают не трогать аллиолок, те, которые насыщаются так, что... аллиольские женщины иногда не выживали...
   - Подожди, Свест, но ведь сейчас женщины Моаи и Смиалоэтов тоже выходят в леса. Значит...?
   - Да... если они уже ходят, то кого-то из них завтра убьют, хоть, скорей, и не сразу. А может - и сразу... И с этим ничего нельзя поделать. В лучшем случае через год, два...
   Неприятный холодок пробежал по моей спине... Ничего нельзя сделать. Никому нельзя помочь... Мама, останься дома...
  
   ***
  
   Когда мы вернулись, все сидели с чашами, наполненными вином. Пропустив меня вперед, Свест закрыл тяжелые ставни на входе. Мне не хотелось присоединяться. Я пошел вглубь.
   - Риарин, - обратился ко мне Итаск, - я запретил тебе уходить одному, но вовсе не велел сидеть в том углу.
   - Тогда я, пожалуй, устроюсь в другом.
   Взяв циновку и покрывало, я закрылся с головой.
   Тем временем остальные болтали куда оживленней, чем раньше, даже смеялись. Я из всех сил сосредоточился, чтобы их не слушать и не понимать...
   То получалось, то нет. Услышать то, что Смиалоэтские аллиолки и женщины Моаи весной в лес не вышли - я уловить успел. И ответ Свеста на не разобранную мною реплику, что он уже не в силах идти ко мне - тоже. Остальные обрывки, что мой нетренированный отключаться слух продолжал ловить были не столь существенны.
   Свест действительно ко мне не подошел. Это сделал Ваирлин.
   - Риарин, хватит беситься. Я вижу, что ты не спишь.
   Я сел.
   - Ну, какое вам всем дело? Я тут вообще не имею права находиться - вот и представьте, что меня тут нет. Постараюсь быть незаметным.
   - Смысл? Тебе никто ничего не скажет, все сделают вид, что все забыли. Да и - весна, кроме твоего выхода есть еще много чего интересного, чем люди живут.
   Я промолчал.
   - Да, кстати, завтра вернется в замок первая партия, потом еще и еще... Никто не станет тебя ни о чем расспрашивать. А то еще ото всех прятаться начнешь. Никому нет дела.
   - Я рад.
   - Понимаю, почему Свест уже не хочет тебя тормошить... На всякий случай, Рин - ты уже не аллиол и не сбежишь к жрецам прятаться от людского глаза и не сможешь где-нибудь в их келье изобразить полутруп, который если и ест между лежками, то скорей напоказ, чтобы не доставали. Значит - будешь среди всех и сам всем будешь напоминать, что что-то не так своим поведением. Возможно, возникнут вопросы у тех, кто совсем не в курсе... Так что заранее придумай, чем оправдаешься...
   - Спасибо за совет.
   - Это не совет. Совет - пойти ко всем и не выпендриваться. Пока нас мало - скорей соберешься вести себя как ничего не было. В общем - набирайся смелости и подходи.
   Он отошел, а я стал смотреть на наэрлов. Да, они определенно веселились, радуясь наступлению теплого сезона. Как я его ждал, а вышло...
   Я видел как подсев Ваирлин обнялся с Остегом, как Итаск стал что-то подкидывать и ловить, да и запустил в Свеста... Тот поймал...
   Да, я все же встал и пошел, не спуская с них взгляда исподлобья. Но ко мне даже не обернулись... Итаск рассказывал, что видел на закате несколько мальчишек Моаи лет по 14-17, они сидели на нижних ветках деревьев... Еще недавно это было неслыханно. Только Свест, когда я подошел вплотную, обернулся ко мне и показал место рядом с собой. Я подсел и он положил на меня руку. Остег протянул мне наполненную чашу...
   Да, наверно так проще - будто ничего не было.
  
  
  
   26. Добился...

--- 8 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Когда я только еще начинал просыпаться, мне казалось, что все, что было вчера - мне просто приснилось. Ну, бывает такой реалистичный сон, что не сразу поймешь, сон это или явь. Однако стоило пошевелиться, эту иллюзию как рукой сняло. Да, все было... Как же теперь с этим жить. Если верить всем советчикам вместе взятым - нормально. Только стараться ничего больше не нарушать. В принципе это не так сложно... может быть, если очень захотеть. Очень ли я хочу? Свест был где-то прав, если бы вдобавок к воспоминаниям, я бы сейчас еще думал как мне лечь и встать поаккуратней, то, возможно, мне бы этого хотелось больше и искренней.
   Тем временем наэрлы вокруг стали лениво просыпаться. Вожди... Лиран тоже почти вождь... Я тут явно лишний. Ну, что бы стоило жрецу просто пустить меня обратно? И - все было бы нормально.
   Еще немного и спонтанно начались поединки. Я вспомнил как это было в прошлый раз... Тогда я тоже не хотел в этом участвовать. История странно повторилась. Оба раза я по собственной прихоти решил выйти пораньше и оба раза меня покусали... пусть второй раз и в переносном смысле.
   Вожди носились угорело, но никто не вызывал на поединок меня. Видимо, достали мои отказы. Конечно, можно встать, самому кого-нибудь вызвать... Но не могу, не выходит как ни в чем не бывало.
   Так все и продолжалось пока с улицы не начали орать, что вернулись с охоты. Но первые одиночные крики еще не побудили вождей открывать дверь. Все пятеро встали в кружок, положив руки друг другу на плечи и стали что-то обсуждать. Когда они расцепились, Свест поманил меня к себе, а остальные переместились поближе к дверям.
   - Вот что, - сказал он мне, - мне предложили увести тебя на охоту.
   - Зачем?
   - А зачем ходят? Ну и, заодно, как-то не станем сразу же привлекать внимание, что ты уже здесь, еще до первого выхода.
   - Зато привлечете внимание, что тебя нет.
   - Ничего страшного - вместо меня выйдет Лиран. Все знают, что я его натаскиваю. Вот и выпустил вместо себя, а сам - погулять пошел.
   - Все равно сейчас будем выходить и...
   - Нет, не заметят, идем.
   Он потащил меня в противоположную сторону от выхода. Довел до куска невысокой выпирающей скалы. Подойдя к нему, Свест уперся в его край двумя руками.
   - Помоги!
   Я стал толкать вместе с ним и кусок отодвинулся - это был плотно прислоненный камень. За ним был ход, чтобы только можно было пролезть. Он пошел туда первым, потом протиснулся я. Ползти в этом узком извилистом лазе, где и на четвереньки не везде можно было встать, пришлось довольно долго. Зато оказались мы уже у обводной горы. Перемахнув через нее, Свест уселся у подножия. Надо же вот так можно незаметно сбежать из жреческой башни.
   - Тут же направление на Ухту, - заметил я, - там же никого еще нет.
   - Немного тут посидим и вдоль горы пойдем на Ашенген... пока дойдем - думаю, точно все будут уже в замке.
   - А может не пойдем... Свест, я не готов сегодня охотиться... Сейчас еще и дикой линной изнутри...
   - Да ладно тебе... потом зима прошла - у организма было время адаптироваться. Мы перед ней успели достаточно походить.
   - Точно?
   - Нет, заодно и посмотрим. Да, единственно, на что ты легко согласился - это ото всех сбежать...
   - Вы еще не проверяли, соглашусь ли я на поединки.
   - Вероятность отказа была огромна. Вообще если наэрл, в отличие от аллиола, отказывается в шутку подраться - это его не красит...
   - Спасибо за заботу о моей репутации.
   - Передам...
   Мы еще немного посидели и направились в сторону Ашенген.
  
   ***
  
   Не сразу, но я узнал силуэт парня, который шел внизу, и сразу вернулся к Свесту.
   - Я его знаю - это...
   Свест прикрыл мне рот ладонью:
   - У диких не бывает имен... Ты еще успеешь вернуться на место для броска.
   - Но...
   - Ему без разницы, кто нападет. Броситься мне?
   Да, сегодня я как никогда не склонен идти на конфликт. Я - успел и вернуться и напасть и напиться.
   В выбранном убежище я обреченно ждал, что вот опять... Но бурлящая дикая линна в этот раз не грызла изнутри, то есть я с одной стороны понимал, что она мечется и бьет, с другой стороны - все это было как-то... неважно... за гранью сознания. Мало того, когда я начала давить это в себя - я получил удовольствие от самого процесса, а уж когда она задавленная подчинилась... Возникла легкая эйфория...
   - Словил удовольствие?
   - Да, в отличие от того парня...
   - Не подставляй на место жертвы себя, а то вернешься к тому, что было. Теперь ты можешь сам, без чужой помощи охотиться... Помнишь - на охоту ходят раз в пять дней, но это скорей для подстраховки, а две недели - предельный срок...
   - Помню... Значит все... больше тебе не нужно мне помогать...
   - Но ты все же хотя бы поначалу не тяни... В замке вдруг деранешь кого...
   - И?
   - По обстоятельствам... ты вообще привыкай за собой следить, за своим настроением - пригодится... Ну и... если найду в себе силы за тобой смотреть безотрывно, то, может, и на пределе стоит тебя попробовать выпустить... для опыта... но не обещаю.
   Когда мы возвращались, я вдруг понял для себя, что мне хочется не просто идти, а кувыркаться, переворачиваться, подкидывать себя в полете. Внутри то пело, то смеялось, то, наоборот, скалило зубы...
   Вернулись мы обычным путем и, кажется, никто действительно не обратил внимание, что я вышел вроде как раньше, чем полагается "молодому-необученному".

--- 13 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Первая моя самостоятельная охота прошла вполне удачно. И - даже более того, я еще только пил, а внутри заиграло счастливое предчувствие, что хорошо мне будет - хорошо... Я сам испугался своей безжалостности. Да, то что дикая линна сильно встряхивает, я тоже смог понять уже по себе... Хотелось драться, носиться... Не знаю то ли Нияст с Аркеттом это очень хорошо понимали, то ли в них самих проснулась жажда движения после долгой зимы, но по моему возвращению, мы резвились как дети. Неподалеку от того места, где Ней выполнял роль караульного. Жаль, озадаченный выставлением первого караула, Свест не присоединился.
  

--- 14-17 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   А потом зарядил дождь с ураганом и грозой и очередной выход наэрлов был отложен на целых три дня. Все это время, где бы я не находился и чтобы я не делал, я думал только об одном... ну поскорей бы, поскорей, вышли они, за ними - наирии и, наконец, дети... И с ними - уже взрослая Лара.
  
   ***

--- 18 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Как бы кого я не ждал, но поход на следующую охоту я не пропустил. Мне было даже стыдно, но я хотел... Нет, не от нарастающего голода. Пять дней еще не тот срок, но... втянуть в себя силу, подчинить ее себе и снова упасть в эйфорию... Это было особенно нужно, хотя бы и потому... Мне уже снились серо-зеленые тела наирий, зимой было гораздо спокойней... действительно остывание в подвале студит все... Но весна... и ни одной девушки в округе... Хоть иди, лови аллиолок... Ведь им тоже может понравиться вампир, я видел, я знаю... но лучше бы не знать... Перед глазами встало обвисшее на чужих руках тело. И все же какая страсть одержала бы верх если бы...
   На охоту я пошел за Ухту. Пока осматривал территорию, увидел группу девушек... Они смеялись и собирали первоцветы. По неписанным правилам наэрлу нельзя нападать на женщин... Нельзя... Решив не искушать судьбу, я пошел в другом направлении... Но девушки еще стояли перед глазами и... внутри заиграла жажда, я почувствовал, что напрягаются именно клыки. Да, я бы, наверно, тоже выпил аллиолку... и может даже бы убил. Никогда к ним не подойду! Они для меня источник линны и больше ничего, и только издалека - девушки. Эти две жажды: жажда крови и жажда быть с женщиной чем-то похожи, но их невозможно перепутать и первая - сильней, намного сильней. Все - правила есть правила, не приближусь. А вот парню, что шел там, где я находился, повезло меньше, чем смеющимся девушкам. Его-то я... я забежал вперед, чтобы приготовиться к броску. Да, я - зверь, зверь, который охотится и настигает жертву.
   Что чувствует зверь, когда он уже настиг, завалил и впился? В тот момент, когда мои клыки вонзились в поверженное тело, я вдруг ответил себе на этот вопрос. Он чувствует к нему - любовь! Не ту, что к женщине, но это все равно любовь, за то, что тот оказался вовремя в нужном месте, за то, что слаб совладать со мной, за то, что сейчас... В этот момент оглушающий удар сбил мою голову с жертвы. В глазах поплыло, воздух зазвенел, кажется, даже что-то хрустнуло. Но я все равно развернулся в сторону напавшего и увидел, что сучковатая дубина снова летит ко мне. Но тут я уже успел отбросить себя в сторону... Аллиол с дубиной! История повторяется? Однако тот не сделал попытку меня догнать - он бросился к жертве... Линна утекала в землю... А моя башка, кажется, готова взорваться от пульсирующей боли, но я все же нашел в себе силы залезть на ближайший верт.
   Напрасно я пытался залечиться. Да, кровь остановилась сама - это не прокус, но перед глазами плыли черные круги, пространство искажалось и в голове стучало... И этот стук не давал мне сосредоточиться. Противно подташнивало, в голове поселился рубщик леса, глаза слезились... Помощи ждать неоткуда... Я потянулся ощупать голову... сколько-то крови вытекло, она запеклась... нет, не вмятина, но пальцы чувствуют легкий хруст... Пробил, гад...
   Я видел как уходили аллиолы, один поддерживал другого, только периодически вместо двух я видел четырех. Идти в кронах не получится. Мне не оставалось ничего как спуститься на землю и попытаться дойти пешком... Меня даже пешком шатало, но надо было идти... Если бы добраться до храмовой пещеры Гайшерви... там, неподалеку в отдельной пещере, я, облачный бог, велел аллиолам кормить вампиров, демонстрируя тем самым свое смирение... И тогда Боги не оставят их милостью. Да, там им это предписывалось за какие-то грехи, с раскалывающейся башкой не вспомнить... Но хуже то, что не могу вспомнить и другое... Кто-то из тамошних воинов должен был быть там лишь раз в три дня...
   Я хорошо им рассказал состояние отрешенного покорного духа, в котором они должны прибывать, как должны притвориться мягким хлотом, если вампир действительно придет... что им съесть потом... О, Боги о какой ерунде я думаю... Главное - не это. Главное - я даже примерно не могу вспомнить откуда весной считать эти три дня... и какой сегодня день... Если бы встретить там этого покорного расслабленного воина, то я бы смог, наверно смог, дать команду мозгу, даже такому съехавшему, не воспринимать боль. Совсем. Ней же смог... Мне объясняли как это делать зимой... Я бы смог... Но надо еще дойти. Ноги и руки на месте - дойду, я обязательно дойду... Мало того, я еще и пытался слушать не идет ли кто. Хм... одиноко бредущий по тропе побитый вампир... Если увидит кто из местных... Лучше не стоит. Когда мой слух выловил шаги, я ушел с тропы и залег в высокой траве... Увы, нападение исключалось...
   Все когда-нибудь кончается. Закончится и этот поход. Хорошо, что журчание реки вдалеке помогало мне сориентироваться. Периодически я отдыхал, сжимая голову, а вот сжать и задушить боль я не мог... Для этого нужна линна, много линны, причем позже, а не до... а я и до почти не пил. Оставшийся запас я сосредоточено гнал на то, чтобы держать равновесие. И снова шел...
   Да, я уже почти добрался до подножия Ухту... Но мною овладела такая усталость, что я уже был не уверен, что найду ту самую пещеру, в которой... Я снова устроился отдыхать... И вдруг я увидел, что по тропинке идет себе... Каэрс... Да, так здесь одевается только он. Идет навстречу мне! К счастью Гайшерви не приставляют к жрецам охрану... Я спасен!
   Прижавшись спиной к стволу растущей у тропы липолы, я встал с обратной от Кая стороны. Издалека, если издалека... то может не узнать, закричать... нам не нужны свидетели. Я вышел прямо перед ним, чтобы глаза в глаза. Он остолбенел:
   - Риарин?!!!!
   - Да, я...
   - Ты, что, могут пойти, увидеть...
   - Отойдем, нас не будет видно в высокой траве или...
   Не знаю, что он подумал об этом "или", но закивал и чуть не побежал в сторону от тропы... Я - за ним... Но медленней... Когда я подошел, он уже сидел в зарослях кубука, листья которого уже развернулись полностью... Да, тут точно с тропы нас не видно.
   - Зачем ты здесь Рин? Я бываю в храме один, в те дни, когда обещал. Спасибо за твои записки, но... мои соплеменники при всем их добродушии не поймут...
   - Мне дали по голове... у меня нет сил дойти до своих.
   - Рин, ээээ, Рин, но я вряд ли смогу тебя вылечить... эээээ, ты, наверно мог бы пойти в пещеру, где ждет воин, но он там будет послезавтра. Это ведь вам помогает? А я, я не могу...
   - Сможешь! Запросто - дай мне напиться твоей крови...
   - Рин, ты, ты не можешь так со мной поступить, мы же друзья...
   - Думаю - да. И поэтому... дай... Это не страшно... если сам. Ты же знаешь, про воинов, которые кормят вампиров поскольку облачный Бог...
   - Да, да, ты не можешь не знать про Облачного Бога... Рин, я ведь не воин, я - великий жрец, дочь вождя - моя женщина. И я... нет Рин, нет - отпусти...
   Да, он прав, возможно, у меня еще есть вариант все же попытаться на него броситься. Даже жаль, что зверь внутри спит... неужели на него тоже влияют дроворубцы в моей башке?
   - И.. потом Рин, ваши сами дали мне знак запрета... На меня давно никто не нападает и ты, ты тоже не можешь...
   - Я не хочу нападать, я прошу поделиться. Знак запрета... мне простят... Мне очень плохо, Кай.
   - Тебе-то, серый, плохо? Да вам, твари, плохо не бывает никогда. Скажи спасибо, что я вообще по старой дружбе с тобой говорю... Все, запрошу охрану... В племени, где мы с тобой родились все же что-то делали правильно. А я не просто жрец - я жрец, по просьбе которого явился сам Бог, ты понимаешь? Сам облачный Бог. Ты такого даже представить себе не можешь.
   - Это был я...
   - Да, я заметил, что он чем-то на тебя похож. И это был знак, что он - вместо тебя. Теперь он меня будет охранять и помогать мне! Великому жрецу!
   - Вместо меня, - мне оставалось только скривиться в усмешке, - говорю тебе - это разыграл я... меня перекрасили и...
   - Не говори ерунды. Не знаю, зачем тебе это нужно, зачем ты притворяешься больным и несешь ерунду... а может и не притворяешься. А Бог был настоящий! И это осквернение веры, говорить как ты! Я этого не потерплю.
   - Почему ты так уверен?
   - У меня есть доказательства!
   Он полез в свою поясную сумку и достал оттуда... кулечек с камешками-самоцветами.
   - Вот, что он мне дал! Узнаешь? Ты хранил их у себя, но когда ты исчез, твою хижину разграбили - не осталось ничего. Так вот только Боги могли найти и вернуть мне именно мои камни. На некоторых из них я сделал специальные насечки, передавая тебе...
   - Так ты мне и тогда не верил?
   - Ну, не верил бы - не отдал на хранение, но все же...
   - Еще раз повторяю - Богом был я и камни отдал тебе я. Мою хижину не разграбили соплеменники - вампиры забрали мои вещи и передали мне. Я и сейчас среди них живу.
   - Не смеши! Вампиры притащили твой скарб и вернули даже ценности, вместо того, чтобы присвоить? О, если бы ты хоть мельком видел Облачного Бога ты бы не нес такую ерунду! Мне хочется падать ниц и благодарить небеса при одном воспоминании. Его тело состояло из нежнейшей ткани облаков и это невозможно перепутать ни с какой краской, нанесенной на кожу смертного!
   Да уж - кажется, мастерство Сэтэля выходило мне боком. Я сосредоточился и стал готовиться к броску - раздеру этого болвана и дело с концом! Эх, надо было быстрей... уже много позже я понял, что мои глаза загорелись желтизной...
   Кай подскочил, и истерично завопив "помогите великому жрецу" бросился прочь... А мой, кажется даже обострившийся слух, уловил, что где-то, пусть и не очень близко, звучат шаги бегущих... Я могу не успеть ни напиться, ни уйти наверх, если что...
   А сейчас... сейчас мне лучше идти наверх сразу, не догоняя... Я долез только до нижней ветки и прижался к ней спиной... Я даже слышал как Каэрс громогласно вещает, что к нему медленно бежали, хотя ему было видение от Облачного Бога, что они рядом и он проверял насколько быстро они... Какая мразь...
   Уже вечерело... Дальше я нашел в себе силы идти только когда уже совсем стемнело. Не могло быть и речи, чтобы пытаться подниматься по Ухту. Я устроился в одном из убежищ гор. Но спать не мог от пульсирующей боли в голове... Жаль ее мало, чтобы потерять сознание.
  
   ***

--- 19 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Светает... Идти дальше? Подниматься по Ухту? Интересно, кому-нибудь удавалось это пешком? Вроде голова болит меньше, я приподнялся и понял, что это пока не движешься. А, в конце концов, меня найдут... уже должны искать. Ведь ясно же, что я не вернулся. И, действительно, через некоторое время я услышал присвистывание, означающее "мы здесь" - стандартный призыв к тому, кто может где-либо ждать. Я вылез из пещеры и отозвался встречным "жду помощи". Вскоре рядом оказались Мэррот из караула Итаска, я немного знал его... второго не вспомнил.
   Мэрр подошел ко мне, обнял и дотронулся до затылка.
   - Ясно, по голове получил. Ничего страшного, лечиться так, конечно, сложно...
   - Не время болтать, - перебил его второй и подсел ко мне два впиться.
   Наконец-то! Какое же это счастье...
   - Ты лечись, - подсказал Мэррот, - просто отключать боль не надо.
   Лечить голову оказалось все равно не так просто, но постепенно все стало приходить в норму.
   - Можем возвращаться, - через какое-то время произнес я и встал. Голова закружилась...
   - Отнесем тебя, - безапелляционно произнес второй, - тебе еще отлеживаться надо будет. Трещина в черепушке сразу не пройдет.
   - Сначала к ручью, Витран, его отведем - отмоем кровь.
   - Идите, я сейчас...
   Пока мы шли к водному потоку, Мэрр меня поддерживал, хотя это было совершенно излишне - раз уж я сюда почти с территории Вешеров вчера пришел... Но не отказываться же... Вскоре появился Витр и дал мне пару фриоров - накормил. Я и не вспоминал, что ничего не ел.
   27. Упасть - не встать...
  
   - Рин, ну и как тебя угораздило? - Свест, казалось не столько за меня переживал, сколько поражался моей бестолковости, - чтоб дать себе так заехать, ты хоть увернуться пытался?
   - Свест, ну что ты, в самом деле, - осадил его Нияст, - многие попадаются. Хотя бы раз. Научится еще не увлекаться моментом. А вот, что дошел аж до Ухту совершенно один...
   - Так смог бы только аллиол, - вставил слово и Аркетт, - наши с пробитой головой просто ждут... Лучше на дереве. Там скорей услышишь поисковиков.
   - Ну, извините, кажется, я опять нарушил ваши обычаи, - я лежал навзничь на сделанном для меня лежаке в жреческой башне. Ничего так сезон начался....
   Вставать мне пока Аркетт не рекомендовал - дней семь, как минимум, ждать когда встанут на место потрясенные мозги и более-менее срастется черепушка. Нет, конечно, походить немного не возбраняется - по комнате... А на улицу - только если с сопровождающим ненадолго. И все время возле меня будет кто-нибудь дежурить... Так сказал Ар. Все вожди дружно мне это подтвердили, а пока не вышли жрецы - они высшая власть. Хорошо, что лечить умеют сами... Доверить мне самому соблюдать правила поведения во время излечения нельзя... Видимо меня держат за безнадежного идиота.
   - Вообще-то я тебя похвалить хотел, - вздохнул вдруг Ар.
   - Рин, а ты вообще, о чем думал-то, что весь замах пропустил на свою голову? - вновь стал гнуть свое Свест, - если б еще раз тот попал хотя бы вскользь, то вмяло бы кости внутрь точно...
   - От второго я как раз ушел, а думал..., - я попытался вспомнить, - о любви...
   - Конечно, о чем еще думать весной во время охоты, - усмехнулся Ней.
   - Вообще, то если в голову лезут наирии в неподходящий момент, - заметил Ар, - то это тоже линной гасится...
   Я не стал уточнять этим пошлякам, что именно я имел в виду...
   Все же как-то все не задалось...
  
   ***

--- 20-26 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Я пропустил все. Волшебство оживающей природы, выход наирий и, главное, выход детей... а, значит, выход Агилары. Да, конечно, вскоре мы все вернулись домой в нашу башню, но и там охраняли меня непристанно. Если даже так случилось, что одновременно отлучились и Свест, и Нияст, и Аркетт - подсели Эрик и Мэй... а еще меня пичкали время от времени сон-травой и милиокой. Чтоб меньше дергался.
   В день выхода детей меня выводили погулять... Я так надеялся... мы даже гулять пошли по кронам, но потом меня бесцеремонно под руки увели в башню. Ничего и никак. Пока до конца не поправлюсь. Линны, которую добывали на охоте приятели, мне вполне хватало. Увы, я плохо умею залечиваться, я плохо лечусь... Мало того: после встречи молодого поколения, их отправляют встречать весну в северный лес. Дней на 10. Так что и поправившись - я не увижу Ларку...
   В общем, только в день молебна весны меня, наконец, предоставили самому себе. И я сам по себе гулял по территории дворца, наблюдая как из истняка и веревок собирают статуи богов Аккея и Кодмия. Под звуки флейт... Шестирукий Аккей и танцующий длинноволосый Кодмий скоро дадут свое благословение на теплый сезон.
   Конечно, громко сказано "сам по себе", народ уже давно начал собираться на приозерной поляне. И людей становилось все больше и больше. В какой-то момент меня заметил Аркетт и вместе с ним мы пошли туда, где расположившись на траве, о чем-то болтали Свест и Ней.
   И вот уже звуки флейт всюду. Весенняя мелодия... Вместе с флейтистами - младшими жрецами она приближается к статуям. Свест подкидывает мне черный плащ, конечно, сам я забыл его прихватить. Действие продолжается и под барабанную дробь мы все встаем на колени. Вот и танец жреца в пурпуре. Кричит, наговаривает что-то... я не слушал... Я с нетерпением ждал - будут ли бабочки. Да, жреца-танцора окатывают его собраться, и киттали, анарки, шлеи, махноты и многие, многие другие облепляют его со всех сторон. И опять самым необъяснимым образом по взмаху жреца перемещаются на статуи Богов. Красиво! А жрецы еще и ходят вплотную, любуясь ими... поют... И снова жест жреца и бабочки летят во все стороны. В это момент я почувствовал как рука Свеста прижала мою ладонь.
   - Сидеть! - то ли в шутку, то ли всерьез шепчет он.
   Слышны сдержанные смешки.
   Дальше все идет как обычно... обмен линной, танцы девушек, безудержное веселье до утра... Все как обычно, все так как здесь, наверно, было всегда...
  
  
   ***

--- 27 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   На следующий день я уже несся в сторону северного леса, где, среди необычных извилистых ярсыней, или, если называть по сатриильски - эгрантов, встречают весну дети, подростки и сопровождающие их жрецы. Где это - было выяснить несложно... Ведь многие наэрлы-родители посещали там своих детей. Возможно, и Ней и Свест могли бы составить мне компанию, но я не стал им ничего говорить. Там, где сейчас Лара, и так может быть слишком много народа, чтобы еще и брать кого-то с собой.
   Я ожидал там немыслимого шума и беготни. Но, наоборот белесые детишки были на редкость спокойные и даже немного заторможенные. Да, они, конечно, лазали по дугам и петлям эгрантов, но как-то непривычно тихо и медленно. Видимо, местная малышня еще никак не проснется от зимнего сна. Кое-где были сделаны веревочные качели и практически все они были заняты. У наирий, наэрлов, которые сейчас присматривали за мелкими, пока было немного работы. Вон там жрец явно что-то рассказывает шестерым малышам, а там - наирия подсаживает на дерево уже почти подростка... Но где же те, кто постарше, кто посерел, но еще... Впрочем, их уже сложно отличить от воспитателей... Наверно, и они тоже где-то помогают. Я неустанно нарезал круги пытаясь найти ее... Задать кому-то вопрос, скорей всего, было бессмысленно, будь это жрец или поставленный сюда караульный... я ей не родственник... Найду сам. Агилара точно здесь. Но среди эгрантов она все мне не попадалась. Тогда я решил осмотреть растущие неподалеку заросли райгозы. Я прошел мимо них обратившись в слух. По ту сторону было небольшое озеро и вот на его берегу... Сидела она... а рядом с ней - наэрл, на моих глазах они потянулись друг к другу и слились в поцелуе...
   Это было больше, чем могло вынести мое видимо все еще смиалоэтское нутро... Я еле сдерживал себя... нет, я не ушел... нет, я действительно, хотел всего лишь поговорить, нет, я действительно не планировал того что... Парочка поднялась и тронулась прямо в мою сторону, я не прятался. Увидев меня, Лара улыбнулась... я пошел к ней, к ним... Я хотел сказать "привет", я хотел в шутку толкнуть наэрла...
   И я сначала действительно слегка толкнул его левой рукой, а потом... потом, когда в ушах зазвучал крик и свист я понял, что бью его, бью со всем отчаянием, на которое способен. Я уже раскроил ему нос, он уже согнулся от удара под дых, мое колено уже въехало ему в подбородок, когда непреодолимая сила оттащила меня, когда я понял что меня вяжут, жестко, без снисхождения... Хотя я, наконец, осознав, что натворил, не сопротивлялся. На лицо мне накинули мокрую салфетку, заставив мое сознание отключиться.
  
  
   ***
  
   Очнулся я, само-собой, в тесной каморке... Что это жреческая башня сомнений не было. Относительно того, что будет дальше - так же ничего хорошего не просматривалось. Конечно, я заперт, конечно, сейчас кто-нибудь придет, конечно, лучше не думать, что дальше. Треклятая весна продолжалась.
   Вскоре подошли два наэрла караульных, подхватили под руки и куда-то повели не сказав ни слова. Довели до одной из жреческих келий и впихнули туда.
   Жрец указал мне на место за столом. Видимо сначала хочет побеседовать. Чтобы не было дальше - я заслужил. Нельзя было так колотить парня, который мог не знать о моем отношении к Ларе, который даже не успел понять, что происходит, который, вообще мог быть ровесником Лары и еще заторможен... И тем более даже не пригласив на поединок, там, где поединки запрещены.
   - Голову и руки на стол, - скомандовал жрец.
   Еще не поняв, что он будет делать, я подчинился. И тут на меня полилась слегка шипящая и пощипывающая кожу жидкость. Потом - еще один поток... Я понял, что с меня смывают роспись. А дальше жрец стал рисовать что-то заново, грубыми, жесткими штрихами.
   - Все..., - произнес жрец, закончив.
   - Что это значит, жрец? - осмелился я спросить.
   - Это значит то, что ты сейчас отсюда уйдешь. Не в смысле из башни и даже не с территории дворца - а с охранной территории. Твоя новая роспись - это команда всем наэрлам выкидывать тебя отовсюду, где ты окажешься на ней. Если тебе даже удастся где-то проскользнуть мимо караула - очень скоро кто-нибудь увидит, где тебе место, и ты вмиг окажешься вновь за территорией. Я очень рад, что ты уже можешь охотиться самостоятельно.
   - Ты хочешь сказать, что меня выкинут прямо сейчас?
   - Нет, после праздника сходящихся лун. До этого момента ты просидишь в пещере, откуда тебя только что привели. Перед этим - дадим тебе остыть в подвале, чтобы не кормить тебя, олуха. Хотя, - жрец вдруг замер, будто что-то услышав, - нет, сразу в каморку... накормим. Твоя недавно пробитая голова стоит того, чтобы о ней позаботиться.
   - Я могу с кем-нибудь поговорить?
   - Если захочет кто-нибудь из вождей. Все. Вернуться ты можешь накануне следующего праздника сходящихся лун. Как тебе лучше прожить этот танец лун тебе еще объяснят.
  
   ***

--- 28, 29 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Вожди захотели... Первым приходил Ваирлин. Ну, хоть сообщил мне, что наэрл был из караульных, но столь неожиданного остервенелого нападения он не ждал... Сломанный нос и челюсть, конечно, восстановяться... Но вообще так бить в лицо - нехорошо.
   Итаск зашел вторым. Объяснял как мне жить за территорией. Говорил, что лучше не уходить далеко от ее границы. Вполне можно при необходимости свистнуть и подозвать караульных. Возможно, договориться через них о встрече с друзьями. Настоятельно советовал быть осторожней. Ведь искать... будут теперь не сразу. И то, если я с кем-либо договорюсь о периодичности встреч. Племя снимает с наэрлов часть поддержки при изгнании.
   Остег пришел мрачным как никто другой. Долго сокрушался о моих способностях соображать, а под конец сообщил, что лучше б мне еще раз всыпать, но держать под присмотром...
   Да, в общем-то, конечно, это далеко не все, что сказали мне эти трое... Но поворять даже себе самому эти отчасти повторяющиеся нотации и предупреждения... Я и сам все понял.

--- 30 день лунного танца Асель

(смиалоэтского месяца Аркит)

  
   Как же тоскливо целыми днями сидеть там, куда даже не проникает солнечный свет. Мне оставили один факел. Но без зеркал его свет казался таким тусклым... На третий день я даже не стал его разжигать. Счет дням я не потерял, поскольку поутру приходил жрец, рассматривал мои глаза, оставлял еду и воду и опять уходил. Еще раз появлялся вечером... Между этими двумя заходами я мерял шагами пещеру, пытался карабкаться по почти гладким стенам и откровенно скучал. Да, в первый день подряд друг за другом заходили вожди... ненадолго, но это было хоть что-то... Возможно, в смиалоэтской яме было бы даже лучше - там наверху через древесную решетку светит солнце. На второй день не пришел никто и на третий тоже... Я уже начал думать, что, может, и, правда, лучше бы выдрали и дальше как будто бы ничего не случилось. Хотя мне вдруг вспомнилось, что одно другому не мешает - все равно могли запереть... И уж совсем меня перестало пугать изгнание. Подумаешь... будто я один никогда не жил. А тут еще может и приятели будут выходить ко мне за территорию... Жаль среди них не будет Лары. Странно - я нисколько не был сердит на нее. Она ничем не была мне обязана. Если бы все вернуть назад и просто с ней поговорить... А теперь... наверно ее со мной вообще никогда не отпустят. Наверняка я ее напугал. Я всем создаю проблемы.
   Да уж, этот день моего заключения шел особенно тоскливо и пусто. Конечно, чувство времени могло меня подвести, но, кажется, только ближе к вечеру снова я услышал скрип открываемого запора. И уже был готов встретить соответствующим приветствием жреца. Однако это все же был Свест.
   - Ждал?
   - Даже не знаю. Я уже не знаю, чего мне ждать.
   - Плохо взаперти? Но ничего, скоро на волю выпустят. По большому счету, ты к этому и стремился. Сегодня - праздник встречи лун...
   - Как я отсюда до границы территории дойду?
   - С новой росписью-то, - Свест усмехнулся, - кто-нибудь проводит в ночь. Я вот думаю, охотиться-то нормально сможешь после пробоя башки? Или боязно будет...
   - Не будет, справлюсь как-нибудь. Просто буду внимательней. А кто проводит?
   - Да хоть и я... Любой из вождей. А там, если что не так - приграничный караул всегда выйдет... Ты ж у нас куда хочешь в любом состоянии дойдешь...
   - Ладно, Свест... не напоминай...
   - А, знаешь, я тебя хотел даже на поединок вызвать...
   - И что, передумал?
   - Да, неинтересно. Потом Ларку ты даже словом не задел.
   - Она сильно испугалась?
   - Да, только я так и не понял, самого твоего нападения или за тебя. А вот Эрсилинг, скорей всего, тебя вызовет. Он уже поправится, когда ты вернешься.
   - Ну, и хорошо...
   - Лучше некуда. Смотреть на тебя без досады нельзя... Да, знаешь, когда-то это было даже забавно, что ты бьешь раньше, чем поймешь что делаешь и зачем, а теперь уже жалеть начинаю, что еще тебя и натаскал.
   - Все равно обратно не отнимешь. Говорили тебе, что так нельзя...
   - Дурак ты, не ценишь хорошего к себе отношения. Счастливо оставаться и удачно насладиться свободой.
   - И наслажусь! И, наконец, никто не сможет мне указывать, что делать, куда идти, с кем, когда... с больной головой, со здоровой! Да я всегда так жил! А вы меня задушили своей заботой!
   - А, ну-ну, счастливо оставаться.
  
   ***

--- 1 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   После праздника лун, в ближайшую же ночь, меня вывел за территорию Ваирлин.
   Черт подери, видимо опять обиделся на меня порой такой непримиримый и упрямый Свест. Зараза... Что б ему... просто меня простить...
   Вот так закончилась весна.
   Часть 5. Останусь...
   28. Не прощаясь

--- 2-14 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   И вот я опять один с позорной росписью, без опеки и без каких-либо обязательств. Я чуть не одурел от захватившего меня чувства свободы, еще только передвигаясь в кронах в сторону границы охранной территории. После тесноты и полумрака пещерки вновь открывшаяся даль казалась чудом.
   Ваирлин не стал меня долго напутствовать. Довел до нужного места, еще раз напомнил про караул, на прощание покормил линной и отпустил восвояси. Как же хорошо быть порой предоставленным самому себе. Йохоо! Я сам себе хозяин! Я носился... Нет, меня носило по лесу и горам несколько часов. И только к вечеру я все же пошел готовить себе ночлег. Я выбрал одну из пещер неподалеку от так мною любимой долины Ашенген. Туда уже была натаскана сухая трава - правда прошлогодняя, что не удивительно - эти убежища знают, наверно, все жители Сатри. В глубине я даже нашел запас вяленых плодов и только тут вспомнил, что за плечами у меня болтается мешок, в который мне положили запас всякой лечебной ерунды.... Даже советовали носить его всегда с собой. Вот еще! Я сразу же заложил мешок в дальний угол: надо будет - возьму.
   Ни с кем я о периодичности встреч не договорился. А... успеется. Дни шли своим чередом. Я прыгал в пропасть, наслаждаясь парением, я посещал все места, куда только несли меня... ноги, руки и подкрылки. Я трижды не возвращался в пещеру, ставшую мне домом, устраиваясь на ночлег, где придется. Через пять дней я, честно, как полагается, пошел на охоту. Но, Свест был прав: в момент, когда я уже был почти готов сорваться в бросок, забытой травмой заныл затылок. Ну, и лады, ну, и не надо. Кого мне тут раздирать, нарушая спокойствие? Подожду! Еще через пять дней внутри всерьез заиграло знакомое "дай". А звереныш, просыпаешься? Да-да, еще немного... Через пару дней я еще раз сделал попытку выследить жертву и устроиться в засаде... А! Вот он - линна ходячая. Зверь, ты ведь его почуял? Ты ведь сам ведешь мое тело в точный бросок...
  
   ***
  
   За время моего отшельничества я пару раз замечал, что кто-то бывает в моей пещере-убежище. Видимо, все же выследили... Но я слишком часто отсутствовал - застать меня "дома" не так просто... А, может, мне следует быть вампиром-отшельником? По крайней мере, в теплый сезон.
  

--- 15-17 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

   Однако через некоторое меня стало разбирать любопытство, кто именно хочет знать жив ли я еще. И вот уже третий день я болтаюсь возле Ашенген - тут частенько и днем и ночью ходят наэрлы. Но я не даю о себе знать и не показываюсь. Я жду, кто же, наконец, свернет ко мне домой. А еще... да, я надеюсь, что Свест, Аркетт или Нияст здесь вот-вот пройдут и, может, я успею их заметить. Тут бы я, конечно, подошел. Но нет... может они вообще предпочитают охотиться за Ухту?
   Только сейчас я понял, что действительно жду... Мне уже не хочется ни развлекаться, ни... вообще ничего. Я жду...
   И все же я дождался визитеров, но... с другой стороны.
  
  
  
  
   ***

--- 18 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   В это солнечное утро я сидел на самом заметном месте - прямо над пропастью Ашенген. Я уже не собирался ни от кого прятаться - поговорю с тем, кто пройдет. Они появились со стороны аллиольских земель толпой в двенадцать человек. И их невозможно было не заметить. Они не пересекали стремглав горную равнину, они шли гуляя, любуясь, видимо, видом.
   - О, кого я вижу! Риарин!? - Лорстан опять был в делегации Миссингов, - гуляешь?
   Я поднялся ему навстречу.
   - Гуляет, гуляет, - внимательно рассмотрев меня произнес Острош, - долго гуляет и безвозвратно.
   Послышались смешки, но раздалось чье-то "цыц!".
   Как я смог понять, в делегации было четверо жрецов, шестеро сопровождающих наэрлов и два аллиола. Один из них снова был Гайчен. Один из наэрлов неожиданно пихнул его в спину, и Гай... вдруг бросился ко мне и сжал в объятьях, а потом оглянулся на толкнувшего. Я заметил еле заметный кивок.
   - И за что ж легенда последней войны проводит свои дни в одиночестве и уединении? - слегка насмешливо протянул Острош.
   - Не твое дело, - буркнул я.
   - Не ценят? - произнес другой наэрл...
   - Да, скорей, какая-нибудь ерунда? - поинтересовался Лорст.
   - Все равно ничего не скажу, - отрезал я,- что было, то и было.
   - Зато ты теперь первый из встречающих нашу делегацию, - подмигнул Лорстан.
   - Жалко гонца вашего не углядел..., - это было с моей стороны искренне. Я б, все же, предпочел в таком виде не светиться... Теперь все Миссинги, а особенно те, с кем я имел ранее стычки, смогут порадоваться.
   - А не было его, - сообщил один из жрецов, - Агорийцы набрались смелости и разрешили нам визиты этого сезона без лишних церемоний.
   Я вздохнул. Ну, почему я все делаю так невпопад? Прошли б они тут раньше - никакого шанса не было бы на встречу, нет, принесли их Боги именно когда я...
   - Рин, что ты призадумался, не рад что ль старому приятелю? - вдруг заулыбался Гайчен, - я там думаю как ты что, а ты... что-то мрачноват стал...
   - Весна не задалась...
   - А знаете, что, - вставил свое слово Острош, - мы вас здесь, пожалуй, вдвоем оставим. Пообщайтесь. А вечером Гайчен, я за тобой вернусь. Надеюсь, Риарин, с ним ничего не случится?
   - Риарин, похоже, не совсем соблюдает режим охоты, - не дал мне ответить жрец, - я чувствую, что прошло более пяти дней...
   - Это не срок, - отмахнулся я, - всего-то на день.
   - Но это-то мы запросто решим, - Острош сам прокусил свое запястье и протянул мне.
   Да, мне надо было отказаться, но мне не хватило чего-то внутри, чтобы... и я прильнул и пил, вторым то же самое со мной проделал Лорстан... Да, с линной Остроша я уловил что-то, что отозвалось внутри... нет, я не успел понять - второе угощение последовало сразу и усваивая все вместе в первую очередь я уловил волну дружелюбия. Возможно ради этого они и...
   После этого своеобразного ритуала, делегация действительно покинула Ашенген, оставив Гайчена.
   - Ну, что, Рин, как поживаешь, как идет охота и прочие радости вампирьей жизни?
   - Откуда знаешь, что это все радости?
   - А что - нет? Боги не жалуются...
   - Боги...
   - Эх, Риарин... чтоб так не было мне бы твои проблемы... Как ты живешь... я могу только желать!
   - Ты так уверен?
   - Как можно быть не уверенным в своих желаниях?
   Я промолчал...
   - Слушай, Рин, а может ну их, эти все твои проблемы, - продолжил Гай после несколько затянувшейся паузы, - давай к нам!
   - То есть?
   - Ну, в гости зову... Я у тебя уже несколько раз был, а ты не был даже среди тех, кто в том году был во встречном визите.
   Мне не хотелось признаваться, что о времени встречного визита Агорийцев к Миссингам я даже не знал...
   - Не получилось у меня, - буркнул я.
   - Ну, давай теперь получится. Чем быть тебе здесь, как я понял, совершенно одному - разве не лучше посетить доселе незнакомые тебе земли? Там у нас тоже красиво... Ну, не молчи, Рин, ты же всегда любил шататься...
   - И сейчас люблю...
   - Ну, раз уж так совпало, что мы вот так встретились - разве не судьба? Всего пару дней вашего хода!
   - Знаешь, Гай, - сообщил я, совершив нехитрый подсчет в уме, - пока ваши погостят у нас, пока дойдем и время на обратную дорогу... гостить-то у вас будет особо и некогда. Должен вернуться накануне праздника... высшего двулуния.
   - А... должен... То есть изгнания предусматривает, что прям-таки должен, а не можешь...
   - Да, все ж вернее "могу"...
   - Ну, так в чем вопрос? Думаю, что даже если ты на несколько дней задержишься... Ты не представляешь какие там есть места... Ты такого не в жизнь не видел... Правда это не совсем по пути, но, думаю, тебе стоит там побывать... Ты там не окажешься, даже если возьмут в делегацию к нам. Это надо знать где... Наши Боги блуждали и случайно нашли и такое откопали!
   - Откопали?
   - Ну, сначала просто увидели в лесу... Ты можешь представить огромную каменную хижину?
   - Огромную?
   - Ну да, где-то в 20 моих роста высотой, не меньше...
   - Ну, это уже не хижина - это небольшая гора.
   - Да, но только собрана она из булыжников, а все эти булыжники - ровные квадраты, а каждый такой квадрат по длине - примерно в пол твоих роста, а по высоте и ширине - где-то половина от того...
   - Ты хочешь сказать, что кто-то натаскал огромных камней, выточил из них ровные каменные скамеечки и затем уложил так, чтобы получилось гора?
   - В том-то и дело, что не гора, а хижина, с входом, окнами, резьбой... только поросла вся зеленью, деревья вплотную к ней растут, стены подминают, корнями кое-где оплели - будто давно там никого не было... очень давно...
   - Вот так одна себе и стоит?
   - Нет, неподалеку еще есть, поменьше... Ну, в общем, занятно все... Наверно в незапамятные времена люди или Боги построили, а потом почему-то передумали там жить...
   - Так глупо строить каменные жилища-горы, когда полно уже готовых пещер, которые осталось только обустроить...
   - Ну, так ведь все равно они есть...
   Как он рассказывал, мне действительно захотелось увидеть это собственными глазами... А Гайчен продолжал и продолжал выкладывать подробности...
   Потом я его позвал в свою пещеру, накормил запасами... мы еще немного повспоминали детские годы... Ну, и наступил вечер, за Гаем должны были придти - мы вернулись в долину над пропастью.
   Нас там уже ждали Лорстан и жрец.
   - Ну что - обо всем переговорили?
   - Да, вродь как, - чем-то смутился Гай, - вот рассказал Риарину и об Эрэрге - месте каменных хижин...
   - О, да, так классно, - заметил Лорстан, - признаться, я на обратном пути обязательно туда зайду.
   - Ну, а что на обратном? - вдруг улыбнулся жрец, - по сути, тебе не обязательно ждать окончания визита. Я тебя могу отпустить...
   - Одному пойти...
   - Риарин, а ведь ты тоже хотел бы? - вставил слово Гайчен.
   - Ну, да...
   - А что, правда, пойдем вдвоем, а, Рин? Туда идти меньше суток отсюда!
   - Но, - вдруг возразил жрец, я разрешу показать представителю племени Агори Эрэрг, если он проявит уважение и согласится затем посетить и наши земли - Миссингартс.
   - Мы говорили с Гаем об этом, но... время моего изгнания может закончиться раньше, чем я успею посетить ваши земли и вернуться.
   - Это не беда Рин, - молвил жрец, - насколько я помню законы Агори, ты не можешь вернуться в Сатри раньше, но, позже - никто не запретит.
   Он практически повторил мысль Гайчена... А, может, правда, махнуть на все и...
   - Ну, хорошо..., - ответил я не очень уверенно, - но, наверно, я все же предупрежу караульных, что хочу провести остаток изгнания у вас... Мне не хотелось бы волновать...
   - Свеста? - улыбнулся жрец, - думаешь, он очень из-за тебя волнуется, ну, посмотри мне в глаза - ты хоть раз его видел с момента изгнания?
   Он попал в точку... Да, конечно, если бы я все еще волновал Свеста или... они могли бы найти способ увидеться со мной, даже при всех моих походах...
   - Тем не менее, я думаю, жрец - мне следует предупредить, - все же возразил я, - если я задержусь и после танца лун...
   - Хорошо, я тебя понял, Риарин, - произнес жрец, доставая из заплечной сумы корявый кусок бумаги с рваными краями и... набор для письма, - пиши записку - я передам непосредственно жрецам Агори. Вопросов не будет...
   Он увлек меня к пологому камню, на который положил листок и поставил емкость с краской и кисть:
   - Пиши! Несколько строк - и ты увидишь Эрэрг раньше всех агорийцев!
   - Что писать? - я взял в руки кисть, поскольку мысль увидеть этот их Эрэрг вдруг отозвалась внутри таким энтузиазмом....
   - Я, наэрл Риарин, покидаю племя Агори временно..., - охотно начал диктовать жрец, - Я ухожу к Миссингам остаться там не дольше 10 дней со встречи лун. Я так решил по своей воле... и ниже пиши свое имя...
   Я нацарапал эти три строки, даже особо не думая... и поставил свое имя еще раз внизу. Передав письмо жрецу я увидел, что Гайчен просто сияет от радости.
   - Ну, так переночуем - и в путь! - заулыбался и Лорст, - я там участвовал в раскопках, - такое тебе покажу! Гай, ты с нами?
   - Нет, - вдруг возразил мой приятель, - Бог Острош велел не покидать себя надолго.
   И никто не пытался его переубедить...
   Зато жрец отводил в сторону Лорстана и что-то ему еще говорил и только после этого ушел, прихватив с собой Гая.
  
   ***

--- 19 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   Мы ночевали с Лорстом в моей пещере, но уже на рассвете он меня разбудил и предложил тронуться в путь... По дороге он оставил меня ждать его в смиалоэтских местах, а сам ушел охотиться. Но это не надолго. Затем мы уже вдвоем неслись в зеленых кронах в сторону новых для меня земель. Даже когда стало темнеть, он продолжал идти впереди, показывая путь. И только где-то в середине ночи мы устроили привал.
   - Вот, - произнес он, доставая из сумы сушеные винолины и рыбу, - если отсюда пойти в сторону вон того одиноко стоящего на поляне верта и дальше будем идти на журчание реки и так далее - мы попадем в Миссингартс, а если свернуть налево, то завтра еще до рассвета уже будем в Эрэрг. Но оказаться там в ночь - я не хочу.
   Спали мы прямо на земле. Здесь можно, здесь никто не ходит. Конечно, везде есть противные жучки и червячки, но эти твари никогда не кусают сильных и здоровых. Вот если оказаться на уровне земли раненому или больному - да, будут щипать и кусать, а труп вообще растащат за несколько ночей... до белых костей... Но это даже хорошо... Маленьких серо-рыженьких с черными пятнышками даже специально откапывают и приносят в пещеры в больших ведрах с землей. Чтобы было чисто... в некоторых специальных местах... И так, думаю, делают все племена... Иначе жителей пещер убил бы смрад...
  
   ***

--- 20 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   Проснулись мы, когда солнце уже сияло вовсю и тронулись в дальнейший путь. Не знаю, сколько мы шли... Когда послышалось журчание реки - Лорст опять свернул... И мы оказались возле не очень большого, не шире 12 локтей потока.
   - Я немного промахнулся, - заметил мой спутник, надо было свернуть чуть раньше, но... он огляделся, - мы можем вернуться чуть назад по реке.
   День был жаркий и немного охладиться я был даже рад. Проплыв немного вниз по течению, Лорстан выбрался на другой берег. Конечно, я и дальше следовал за ним.
  
   ***
  
   Эрэрг... хижина-гора, поросшая кустарниками, травой и мхом, слева к ней пристроился огромный верт, который порядком подминал ее... Подойдя ближе я убедился, что все правда: и про громадные обтесанные булыги, почему-то не упавшие друг с друга даже на самом верху, и про то, что эту хижину хижиной не назовешь, скорей замок, но почему-то не вытесанный из горы, а собранный среди леса из камней. Огромный полукруглый вход, такие же окна... Кому и зачем это понадобилось собирать?
   - Вот, посмотри, - обратил мое внимание Лорст, на выкопанный неподалеку от сооружения ров, - это постройка была еще выше - были еще ступени ведущие к ней, но их засыпало землей. Мы с ребятами хотели посмотреть как далеко они шли, но устали выбирать землю освобождая яму еще и от корней.
   - Зайдем внутрь?
   - Потом. Пойдем, еще что-то покажу...
   Да, дальше были подобные сооружение, но поменьше, и каменные бруски, из которых они были собраны были раза в три меньше, чем в первой хижине-горе. Впрочем, большинство из них были разрушены, через некоторые насквозь проросли деревья их кладки не выдержали напора природы.
   Лорстан, тем временем, тащил меня дальше. Мы оказались на поляне посередине которой был небольшой, поросшей травой пригорок, мы обошли его вокруг. Там тоже была выкопана яма где-то в человеческий рост и сама обратная часть пригорка была очищена от зелени. И это тоже была собранная из камней хижина, странной полукруглой формы. Внизу будто бы даже был вход, закрытый каменной плитой с обратной стороны. Но... его высота была не более локтя... туда что - вползали? Но кто и как? Лорстан спрыгнул вниз и позвал меня. Под нашими ногами был обтесанный булыжник. Лорст лег на него прижавшись ухом около места, где мне почудился мини-вход.
   - Иди сюда - послушай...
   - Я сделал то же самое, что и он. Сначала мне показалось, что под каменной плитой журчит ручей, но вскоре я явственно разобрал слова: "сюда может войти только первый..."... неразборчиво - "и только один...". Я сел и затряс головой - кто может говорить из-под плиты...
   - А, слышал? - засмеялся Лорст, - вот тоже не поймем, что за ерунда... Мы и по нескольку человек слушали и по одному, все слышат одно и то же, что может войти только кто-то один и он будет первый...
   - А яма, яма так и была? - спросил я первое, что пришло в голову.
   - Нет, конечно, был только пригорок. Но наши жрецы ходили тут везде и что-то вынюхивали. В итоге оттащили нас от раскопок главной хижины и попросили вырыть здесь... Вот, что нашли - то нашли. Плита не поднимаема... Хотели топориками из ирра-камня поработать, разломать кусок этой постройки... но только тронули - началась гроза, потом еще раз - и то же самое... такой ураган начался... Да, к этому всему, - он осекся, - Ну, и бросили... ясно же: Боги не велят. А вот в остальные хижины можно запросто зайти... Пойдем - погуляем. Тут одна и та же песня - не меняется.
   Я выбрался первым... Пока не начало темнеть, мы лазали по заброшенным каменным хижинам, я рассматривал чудную кладку, непонятные узоры, не напоминающие ни травы, ни цветы, ни людей, ни даже древнее зверье. Какие-то черточки, завитушки... Может это слова? Но предложения и слова не могут состоять из нескольких десятков повторяющихся значков... Мне так захотелось заночевать прямо здесь... в любой из хижин, а еще лучше... да, меня буквально тянуло на ту плиту в раскопанной у круглого пригорка ямы. Однако Лорстан безоговорочно потянул меня прочь из поселка каменных хижин - Эрэрга.
  

--- 21 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   На ночлег мы устроились опять же просто на земле. Правда, он хотел идти дальше - в Миссингартс. Но я уговорил его заночевать неподалеку... в тайне надеясь вернуться назад в загадочный поселок. Однако едва забрезжил рассвет он безоговорочно сообщил, что мне надо сделать обещанный визит в его новое племя.
   Через некоторое время лес закончился и мы прыжками шли по горным ущельям: с камня на камень, со скалы на скалу. В сиянии лунной ночи все казалось абсолютно чужим.
   - Скоро придем, - сообщил мне Лорст, оглянувшись.
  

--- 22 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
  
   Наконец, когда вновь забрезжил рассвет, мы оказались в небольшой долине, поросшей травой. Гора справа уже не подпирала облака, а была даже пониже, чем обводная замка в Сатри. Слева и подальше впереди был лес.
   - Если перемахнуть через эту гору - мы вскоре окажемся в Миссигардсе, а если пойти вниз через лес - то придем в аллиольскую деревню, - пояснил Лорст.
   - Так мы наверх?
   - Нет, пройдем еще немного прямо.
   Прямо предусматривало двигаться вверх по пологому склону, хорошо, что вскоре можно было вновь оказаться в кронах деревьев. Признаться, там мне было гораздо комфортней. Спустившись с верта вслед за Лорстом, я разглядел, что он привел к краю пропасти. Резкий обрыв... Да, открывающийся вид был не хуже, чем с Ашенген, а, может, даже и получше. Взгляду открылись бесконечные хребты упирающиеся в облака, огромный водопад вдалеке, порожденная им широкая река протекала внизу, за ней - переливающиеся всеми оттенками зелени шапки леса.
   - Спрыгнуть слабо? - полюбопытствовал Лорстан.
   - С чего бы это? - удивился я, - вот если бы еще река поближе была, а так - обычный спуск.
   - Нет, не так, - Лорст усмехнулся, - со связанными подкрылками. Я тебе рассказывал, как мы тут развлекаемся. Я поймаю. Слабо?
   - Ну, для этого нужна хорошая веревка...
   - Все есть, - то, что необходимо, мой сопровождающий тут же достал из зелени растущего поблизости иманта.
   Признаться, нехорошее чувство зашевелилось в глубине, когда он подошел ко мне всем своим видом предлагая... Мое молчание он предпочел трактовать как согласие. Вязал хорошо, со знанием дела, просто спеленал...
   - Ну что - прыгаешь? - вновь спросил он
   Я кивнул.
   - Только разбегись сначала, - он немного отвел меня от края, - я сразу за тобой.
   Ну, что ж. Разбежаться и прыгнуть... Когда я оттолкнулся от опоры в голове вдруг пронеслась мысль, что если что-то пойдет не так, то, возможно, я просто исчезну для всех, кто меня знал. Если, конечно, Лорстан не захочет рассказать, где именно лежит мой изломанный труп... но если вдруг он не собирался ловить... На выдохе подкрылки отчаянно попытались вырваться на свободу, однако лишь врезались в безжалостно крепкие путы. Мое тело закувыркалось в воздухе... и будто нечто внутри меня сделало безнадежную попытку выскользнуть из веревочного одеяния. Тут последовал резкий рывок. Я даже не почувствовал момент, когда меня обхватили крепкие руки. И дальше мы вместе на подкрылках Лорстана спланировали вниз. Оказавшись внизу, Лорст, посмеиваясь, повалил меня на землю и сразу же принялся развязывать.
   - Да, ты достаточно смел..., - заметил он, - а знаешь первым подобный прыжок совершил аллиол. Не помню как его зовут. Его принесли сюда и вдруг он ни с того ни с сего разбежался - и в пропасть. Арекс - за ним. Поймал. Потом уже мы придумали себе такое развлечение. Но, признаться, я сам несколько раз наблюдал как это делают другие, прежде чем дал себя связать.
   - Ничего вы так себе развлекаетесь, - произнес я, невольно немного развернув подкрылки, чтобы убедиться, что путы их не повредили, - а вот я сам не уверен, что смог бы поймать.
   - Да, с тобой бы я так прыгать не стал, - кивнул Лорст, - здесь ты не очень опытный. Все же... да... бывает.
   Что бывает, я спросить не решился.
   Затем мы спустились к реке и, только в ее журчащем потоке, я осознал, какую глупость совершил уйдя в чужую землю, с малознакомым парнем, никого толком не предупредив и даже не посоветовавшись ни с кем, кто был более опытен... Все же не случайно в делегациях всегда по нескольку человек. И тут я невольно вздрогнул вспомнив вождей Миссингов по именам... И мне вдруг расхотелось идти в этот Миссингартс... Но отступать было поздно. Вскоре Лорст повел меня обратно на развилку дорог.
   29. Казалось ничто...
  
   Развилка... прямо - обратно в Сатри, направо вниз - в поселение аллиолов, налево вверх - в землю Миссингов... Выбора нет.
   На гору мы взобрались легко, обратная ее сторона наполовину поросла лесом и была более полога и не так высока. Когда деревья закончились, взгляду открылась цветущая и поросшая кустарниками поляна. Лорст назвал это место "долина Ашентан". За ней взгляду предстал треугольный просвет между двумя горами, которые, казалось, простирались в бесконечность и налево и направо и в небеса... Впрочем, увидеть их вершины всего лишь мешали облака. Лорст стремительно направился в проем. Уже там я увидел вверху на скалах вампиров. Они не обратили на нас особого внимания. Хотя не могли не заметить. Видимо местный караул.
   - Удобно очень, - подтвердил мою догадку Лорстан, - охранять нужно только этот вход. Через это горы только черным можно перемахнуть. А по другую сторону - охранять не от кого. Там ниже - озера, болота... А плато, которое по которому мы шли сюда, обрывается пропастью по обе стороны, есть водопады, но поменьше Ухту.
   Увидев несколько относительно невысоких гор, утопающих в зелени леса, я понял, что мы на месте. Слева угадывался обрыв, от туда тоже доносилось журчание.
   - Мы привели в порядок пещеры одной из этих башен, сделали камины для зимовки, забили щели, сделали нормальные входы, - Лорст указал направление, - хотя их здесь хватило бы на всех жителей Сатри. Правда, комнат, как таковых, здесь нет. Это там у нас за века надолбили клети. Здесь все естественно.
   - И как же вы живете? Все вместе?
   - Зимой - да. Тепло только в одном зале, но он большой и в нем сделали нечто вроде деревянных хижин, чтобы не торчать друг у друга на глазах. Зато и жрецы и девушки рядом. Правда, уже замуровавшись все это внутри сооружали. Да, работы было полно... Еще ведь и аллиолы... Даже были мысли самим все же возвращаться на зиму в Сатри. Да наши вожди не хотели ни за что. Загоняли всех... Зато сейчас - все неплохо. В теплый сезон - пещер много, как вышли весной, вскоре все разбрелись по разным. Обустроились кто как мог. Места хватило всем. Да еще и осталось.
   Далее Лорст почему-то предпочел идти не в кронах, а по тропе. Навстречу нам шла группа аллиолов. Они отошли в сторону, уступая дорогу. Проходя мимо Лорст неожиданно выкинул руку и, притянув одного из них к себе, вцепился ему в горло. Как тот только успел расслабиться... Все это выглядело так странно, что у меня не проснулось даже тени желания тоже напиться. Потом соответственно, Лорстан пройдя еще пару шагов присел возле ствола верта - усвоить...
   - Вот такая у нас тут охота, - пояснил он, отдохнув, - они всегда готовы, что раз уж проходит рядом человек - может захотеть линны. И, в общем, уже умеют, чтоб их не раздирали.
   - А почему они вообще здесь? Ведь их поселение в другом месте?
   - Приносим их. Посменно. По договору определенное их количество должно постоянно присутствовать в нашей обители Богов. Некоторые, правда, живут постоянно. Тот же Гайчен. У него своя отдельная жреческая пещера с аллиольскими красотками-геттам... Вот тут он их выбирает посменно, - подмигнул Лорстан, - а на зиму всех их от греха подальше в их зимние пещеры без исключения.
   - Так что - в тех краях вы сами вообще не бываете?
   - Почему не бываем? Кто б за один сезон не полный мог бы сделать так, чтобы те подземные пещеры вообще годились для зимовки? Аллиолы что ль? Ну, и сейчас порой что-то подделываем. С зимними запасами им помогаем... чтоб к весне не передохли... Но и там не охотимся и, в общем, так резко, как я сейчас, не поступаем... Там они не обязаны быть готовы...
   - А весной как на выход?
   - Этой - жуть была... Надо было тоже посменно выходить, как в Сатри. И чтоб самим друг друга по большей части выводить... Хорошо еще жрецы сообразили выйти первыми ночью и предупредили аллиолов женщин и детей обратно в зимние пещеры загнать и чтобы носа не казали пока Боги не разрешат... А парням, мужикам досталось... чуть ли не всем поголовно...
   - Даааа...
   - Все сразу не учтешь... Ну и восстановилок-лечилок для них потом не жалели...
   - Дальше мы - куда?
   - Ну, пока жрецы и вожди не пожелают тебя видеть - будешь моим гостем. Честно - я с дороги устал. Линной можно погасить, но не нужно. Так что - идем в мое летнее жилище. Отоспимся...
   Его пещера располагалась в горном массиве, через треугольный проход в котором мы оказались в Миссингардсе. От обычных пещер, которые обычно используются как временные пристанища, ее отличал слишком большой вход. Впрочем, это я понял, уже присмотревшись - сначала мое внимание привлекла собранная из бревен вплотную к горе стена с дверью. Внутри было темно.
   - У нас принято экономить факелы, - объяснил инее Лорстан, - жрецы еще не наладили изготовление самозажигающихся, а с обычными - лень возиться. Днем можно просто открыть дверь, а ночью... да ведь все равно все видно.
   Мне это все же казалось неудобным, но даже при закрытой двери я нашел где взять циновку и смог найти подходящее место, чтобы предаться сну...
  
   ***

--- 23 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   Наутро Лорстан снова повел меня на экскурсию по окрестностям. Надо сказать там было что посмотреть. Пропасть на краю долины Ашентан была чуть менее глубока, чем та, с которой мы сигали вчера. По краям ее обрамляли два небольших водопада от двух стекающих с гор ручьев. Едва мы приблизились к ней я стал размышлять стоит ли соглашаться, если мне снова предложат одно из местных "развлечений". Однако Лорст предложил мне самому научиться ловить падающего. Нет, он не предложил себя связать. Он даже прыгать не стал. Просто взял некогда отломившийся и уже подгнивший сук примерно в пол-обхвата шириной и, велев мне приготовиться, швырнул вниз. Я махнул в пропасть, едва предмет оказался в воздухе. Разумеется, не выпуская сразу же подкрылки. Однако какое-то время мне казалось, что я его даже не догоню. И все же до меня дошло как надо выпустить подкрылки и какие усилия предпринимать, чтобы собственный полет ускорился. Я схватил его, когда уже был достаточно близко к земле... и только тут уже сделал полноценный купол для плавного спуска...
   - Да, - заметил Лорст, догнав меня. - я уже думал, что тебя самого пора ловить... Еле удержался... Но, молодец, поймал... Хотя я бы на месте этой гнилухи уже успел бы мысленно попрощаться с приятелями... Но, тем не менее, ты не забывай, что это все же еще только мусор - не переусердствуй, главное - уцелеть самому. Пошли еще раз?
   Уж не знаю, почему у тех, кто общается со мной, такая мания чему-нибудь меня научить, но, с другой стороны, мне и самому нравилось учиться... Наверх мы поднимались возле журчащего водопадика. И где-то на его верхней трети с удовольствие стояли на относительно небольшой площадке под потоком стекающей воды.
   Кажется, в пропасть улетело все, что подходило по размеру и что можно было не предпринимая особых усилий поднять и швырнуть. Надо сказать, что когда дело дошло до камней, то первые же два опыта закончился неудачей - сначала я не догнал вовремя, а потом - не смог ухватить. Однако к вечеру, после небольшого отдыха и перекуса, дело пошло совсем хорошо - мы уже прыгали вдвоем за камешками величиной с ладонь и все неплохо получалось. В общем-то, мы очень даже хорошо провели день...
  
  

--- 24 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   А на следующее утро мы были снова возле пропасти за развилкой путей - Армшенг. Лорстан уже не стал швырять в пропасть всякую ерунду, а предложим мне ловить в полете его. Правда, связать себя он не предлагал, и мне осталось только удивиться как у него хватает воли прыгать и лететь не выкидывая подкрылок, в ожидании пока мне удастся его догнать и схватить...
   - Хм, а может тебе остаться у нас? - предложил Лорстан, когда мы возвращались в этот день обратно, - ты ж из тех, кому надо, чтобы все вокруг постоянно менялось... Да и, судя по всему, у тебя в Сатри неприятности?
   Я задумался... Вот так - бросить все и начать сначала... И больше ничего никогда не напомнит... Я стал вспоминать, что в Сатри стоит того, чтобы...
   - Подожди, - осенило меня, - но ведь там остался мой сын... Да, конечно... но...
   - Да, слышал всю эту историю, - кивнул Лорст, - пожалуй, ты прав. Побудешь у нас как в обычный визит 5-7 дней и обратно... Да и ждут тебя там... точно ждут, чтобы там не случилось между вами всеми... Да и вообще, везде хорошо по своему, но...
   Я поймал в его глазах тень тоски.
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что и сам не прочь вернуться?
   - Да... немного есть. Есть вещи..., - вдруг он резко замолчал и до конца пути не проронил ни слова.
   И когда мы снова вернулись в его пещеру был непривычно молчалив...
  

--- 25 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   Даже наутро будто повисла какая-то неловкость...
   - Ты, кстати, охотиться-то тут у нас собираешься? - произнес он, когда мы с ним сидели на циновках и поглощали винолины с вяленой рыбой.
   - Так вы же не охотитесь...
   - Мы это так в шутку называем. Вроде, как по времени ты уже достаточно давно...
   - Представить не могу, что я как ты тогда...
   - Так тебя никто не заставляет. Просто спускаешься с крон на тропу и обязательно кого-нибудь встретишь. Только не раздирай, по крайней мере, сильно... а то у нас уже бывало такое... Это выходит мы как-бы нарушаем... Так что лучше лишнее время не ждать. Не бойся, все, что здесь бродят - обучены. Жрут с нашего склада, с собой берут, что хотят... В общем - катись, гуляй и приходи сытым... Один хочу побыть...
   Я немного опешил, только сейчас пришло в голову, что я ему, пожалуй, уже надоел. Что ж, когда тебе фактически впрямую предлагает выметаться хозяин жилища, стоит так и поступить. Дожевав, я поднялся и направился к выходу.
   - Эй, Рин, - вдруг догнал меня Лорст, - ты того, не обижайся. Возвращайся сюда же. Не думай, что я тебя гоню.
   - Ну, а куда мне еще...
   - Да, конечно, ты найдешь и где заночевать и вообще можешь ночь прогулять... но возвращайся. Просто - дела у меня.
   - Да понял я, понял... Вернусь...
   Я действительно стал бродить пешком по тропам Миссингартса. Встреченные мною аллиолы были полны линны, но что-то меня тормозило... Я ходил и ждал, когда нечто внутри скажет "пора". Наконец, я почувствовал, как при встрече с очередной группой аллиолов слегка заныли клыки. Нет, я их не тронул. Я хотел найти кого-нибудь в одиночестве. Я его нашел. Немного в стороне от тропы. Парень сидел возле ствола липолы, уставившись в небо. Когда я подошел к нему, он вздохнул. Впиться - не составляло никакого труда. Стоило мне отойти, он сразу достал из своей сумы свежие листья издыри. Я же взмыл вверх, устроившись на усвоение в развилки верта. Мне даже было любопытно, как будет вести себя во мне линна этого прирученного по сути аллиола... Обреченность, вот чем она вдруг запела во мне и... каким-то закамуфлированным презрением и еще - иголочки страха... не понятные такие, я еле их уловил... вряд ли так относятся к Богам, как называл наэрлов Гайчен... Что-то определенно было не так в этом Миссингартсе. Кода изъятая сила стала моей, я вдруг поймал себе на том, что мне не хочется не носиться как от дикой линны, но нет и того удовлетворенного спокойствия как от мирной... Что-то не так, что-то не так...
   И вдруг я вспомнил, кто лучше всего сможет мне рассказать, каковы тут реальные отношения аллиолов с вампирами... Виреск! Он же здесь, он же где-то здесь. Он пришел сюда раньше меня и, вероятно, не так уж сложно его найти. Где искать? Самым верным решением было пойти в аллиольское поселение. Даже если непосредственно сейчас он бродит где-то здесь - там скорей удастся кого-то расспросить. Наверняка все аллиолы в курсе о прибывшем к ним перед холодным сезоном "новеньком", а уж как-нибудь разговорить... наверно смогу. Я решительно направился к треугольному выходу с местной охранной территории. Однако там-то и ждал меня сюрприз.
   - Хей, наэрл, - раздалось сверху, едва я вошел в проход между горами, - ты не имеешь право здесь проходить. Возвращайся назад.
   - Почему?
   Ко мне спустился один из караульных.
   - Потому что это охранная территория, а как ты, наверно, знаешь, росписью определяется кто может проходить туда и обратно. В твоей росписи, - он не скрыл усмешку, изгнанник Сатри, право самостоятельно покидать Миссингартс нет.
   - Да я только в аллиольское поселение и вернусь, - попытался уговорить я.
   - Я сказал, что никуда ты через этот проход не пойдешь, - категорично заявил наэрл, - твое место - внутри замка, если только кто тебя сам не выведет. И то - Лорстан имеет на это право, а большинство других - нет. Если ты даже был бы голоден - внутри замка достаточно аллиолов. А если ты хочешь просто искупаться, то дальше вглубь на территории Миссингартса есть озера. А еще дальше за ними - топь непроходимых болот. Возвращайся. В трясину идти тоже запрещено.
   Мне туда и не было нужно... Я вдруг понял, что, по сути, нахожусь в ловушке, из которой нет свободного выхода...
   Эта мысль так поразила меня, что я чуть ли не бегом бросился обратно к жилью Лорстана, чтобы потребовать у него объяснений относительно моего положения на этой охранной земле. Правда, по дороге, я пытался себя успокоить, что все нормально... ну просто так везде принято... просто я чужак, но скажи я Лорстану - и он немедленно меня выведет и я смогу вернуться даже домой. Однако все мои чувства обострились, я настроился прислушиваться к каждому слову, которое так или иначе пронесется в воздухе... Мне надо понять где я оказался, о чем здесь говорят, как здесь... Я уже почти дошел до своего временного жилья, слушая всякую муть, и тут нужное слово я все же уловил...
   - Ну что, Лорст, говоришь уже достаточно его приручил?
   - Да кто его знает... с Бешеным, помнится, всем было сложно, а я его, по сути, почти не знаю... Но вроде как пока с ним легко
   - Ну, ладно, не бузит - уже хорошо...
   Я сразу узнал голос второго... Определенно именно Лорстан отчитывался перед неким наэрлом, что меня приручил и вдруг... в голове шкваркнуло так, что я невольно схватился за нее... Сволочи - запустили звук на проверку от подслушивания. Черт... внутри зашевелилось нехорошее предчувствие... И этот как раз тогда, когда до меня дошло, что отсюда практически невозможно сбежать... Я снова попытался настроить слух...
   - ... да вроде от кого-то, что слушают...
   - Да, мало ли кто мог ненароком... И что - завтра прибудут обратно и тогда...?
   - Да... может и сегодня под ночь уже здесь... но все равно - завтра.
   Разговор прекратился сам собой. Я прикинул на пальцах и вполне себе выходило, что "прибудут" сказано про ту самую делегацию Миссингов в Сатри... и тогда...
   Пошатавшись до конца дня по охранной территории Миссингов и убедившись, что покинуть ее действительно не так уж просто, ночевать к Лорстану я не пошел. Мне удалось найти в стороне, что ближе к озерам, эвкалин с расчищенным прикорневым дуплом. Там и остался в одиночестве. Правда, ненадолго.
   Лорстан вошел раньше, чем я собрался уже засыпать.
   - Я же тебе сказал: погуляешь - возвращайся ко мне!
   - Ну, не вернулся - и что? Спасибо за гостеприимство, но..., - тут я решил все же не говорить ему об услышанном обрывке разговора, - разве я обязан?
   - Ну, не обязан, но я же попросил. Успел разобраться, что без меня тут тебе никуда за территорию хода нет?
   - Да...
   - Ну... разве в Сатри для чужаков иначе? Подожди, может, все нормально, и тебя отпустят...
   - Может?
   - Да, неловко сказал... Пошли домой, а?
   - Хорошо меня приручил, да?
   Через миг я пожалел о сорвавшемся с языка. Лицо Лорстана исказила ярость:
   - Черт тебя подери... ты, ты подслушал, признавайся!
   - Нечего было трепаться обо мне возле собственного жилья. Я же сказал, что вернусь...
   - Чшет... как не вовремя..., - Лорст вдруг резко успокоился, - не думаю, что ты слушал весь разговор, а обрывки - понял не так... Ну, сам посуди, репутация у тебя - сложная, а когда по территории бродит...
   - Бешеный...
   - Да мы сами все такие... Ладно, не хочешь домой - пойдем, погуляем...
   - За охранную территорию?
   - Можно и туда... Давай, тронулись...
   Тут, конечно, я немедленно согласился с его предложением. Но едва мы дошли до выхода с охранной территории и Лорстан подал звуковой сигнал, что "выхожу" - путь нам немедленно преградили сразу несколько человек.
   - Лорст? - вопросил караульный, - Лорст ты можешь сейчас отсюда выйти только один. Риарин должен пока оставаться на территории.
   - Мартсэн, ну что такое? Я имею право на его вывод - тебе даже роспись смотреть незачем. Знак на вывод визитеров мне дали давно. Мы просто хотели прогуляться...
   - Не сейчас... Хотя..., - караульный задумался, - стойте здесь.
   Затем он куда-то ушел. Остальные продолжили стоять, преграждая нам путь.
   Да, через некоторое время мы все же вышли за территорию, но... нас сопровождало пятеро караульных. Все вместе мы оказались на Ашентан. Там ребята развели костер, стали печь в нем прошлогодние тареры и каэлью... Велись какие-то пустые разговоры. Казалось, окружающие делают все, чтобы сделать обстановку непринужденной. Через какое-то время даже начались шутливые поединки. В какой-то момент Лорстан выразительно глянул на меня и, разбежавшись, прыгнул в пропасть. Подчиняясь скорей инстинкту, я тоже разбежался, собираясь нырнуть за ним, но... меня немедленно поймали еще на земле и под руки повели обратно к костру... Лорст вернулся и тоже подсел. Через некоторое время все начали засыпать. В этот момент я попытался подняться - и вот на меня снова смотрят несколько пар глаз. Не оставалось ничего, как самому заснуть.
   30. Западня

--- 26 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   Наутро, даже скорей уже в начале дня, той же компанией мы все пошли обратно, и я уже не мог понять возвращаемся ли мы с прогулки или меня конвоируют. Впрочем, когда мы зашли на территорию Миссигартса, второе стало больше похоже на правду, меня с разных сторон подхватили двое караульных и повели куда-то по земле.
   Вышли мы на небольшую поляну среди высоких липол. Там уже собрались люди... По центру стояли с чуть заметными улыбками на губах Миертс, Сиингал, Гарид, Амиритт, Острош... Хватило бы и первых трех, чтобы я понял как некстати тут оказался еще и я...
   - Доброго тебя дня, Риарин, - заговорил Миертс, - рады тебя приветствовать на нашей земле. Раньше - не сложилось. Сам понимаешь, у вождей обычно слишком много дел... Ну, ты же и сам все время общался с вождем...
   - Только сейчас его тут нет, - усмехнулся Гарид, но Миертс сделал ему знак замолчать.
   - Так вот, Риарин, мы действительно рады тебя приветствовать и ждали удобного случая сюда пригласить. Как ты понимаешь, не просто так. А ты рад, Риарин?
   - Сейчас уже не очень, - признался я.
   - Понимаю, понимаю, - согласился Миертс, - ты, конечно, при всей твоей аллиольской заторможенности начинаешь понимать, что у нас есть к тебе вполне обоснованные претензии... Но, если ты окажешь одну услугу и хорошо попросишь прощения, то возможно...
   - Мне не за что просить прощения у вас!
   - Ты зря так думаешь. К тому же у тебя было время ознакомиться с ситуацией, и ты не мог не понять, что ты полностью в нашей власти. Ты здесь всего лишь изгнанник Сатри.
   - Я был изгнан временно и ушел от своих всего лишь на 10 дней. Они знают куда я ушел и, несомненно, будут меня искать, не появись я вовремя. А их намного больше чем вас!
   - Ты так уверен в том, что именно они знают?
   У меня внутри все похолодело, я вдруг сообразил, что никто мог и не предать мою записку... Но ведь тогда меня уже должны были искать... Значит... Но холодок внутри не унимался.
   - Ну-ка, - Миертс махнул в руках в сторону наэрла одетому по-жречески, - быстренько нацарапай этому чудаку копию той записки, что он передал своим...
   Тот послушно вынул из сумы лист бумаги и письменный набор и принялся рисовать письмена. Вскоре у меня в руках появилось письмо, содержание которого вполне соответствовало...
  
   Я, наэрл Риарин покидаю племя Агори временно...
   Я ухожу к Миссингам остаться там не дольше 10 дней со встречи лун.
   Я так решил по своей воле...
   Риарин
  
   Как только я прочел, Миертс немедленно забрал у меня письмо и легким жестом оторвав от него кусок протянул мне обратно... И что же я прочел теперь!!!!
  
   Я, наэрл Риарин покидаю племя Агори
   Я ухожу к Миссингам остаться там
   Я так решил по своей воле...
   Риарин
  
   У меня едва не начали подкашиваться ноги...
   - И что же мы имеем? - с легкой насмешкой в голосе заговорил Миертс, - наэрл Риарин, наказанный племенем Агори изгнанием на танец лун, по собственной воле уходит к Миссингам, чтобы остаться там навсегда. Наэрл Риарин взрослый и имеет право решать сам и никто не имеет право ему в том мешать. И зачем и на каком основании кто-либо будет искать наэрла Риарина?
   - Конечно, наэрл Риарин имеет право вернуться и запроситься обратно к Агори, - вставил свое слово Сиингал, - но для этого ему еще надо как-то уйти от Миссингов, которые не обещали его принять на общих основаниях.
   - А у некоторых из Миссингов есть некоторые счеты к наэрлу Риарину, - заметил и Гарид, - поэтому...
   - Но наэрл Риарин может несколько снизить степень предъявляемых к нему обвинений, - слово снова взял Миертс, - если для начала выполнить пустяковую просьбу, а затем - как следует попросит на коленях прощения у вождей Миссингов, они же верховные Боги Гаеттов.
   Я понял, что совершенно не важно, что я сейчас скажу, внутри стало закипать... Я попытался аккуратно оглядеться... Наэрлов вокруг было не так уж много, но не так уж мало, чтобы вырваться и попытаться сбежать...
   - Ты ныне поразительно не любопытен, Риарин, - продолжил Миертс, - даже не хочешь спросить, что за просьба... Ну, хорошо, я сам расскажу... Острош!
   Острош подошел ко мне и разжал сжатый кулак и на его ладони я увидел... знак силы племени Илера, означающий знак благосклонности Бога войны Эрума, помогающий выйти победителем из любой борьбы... Именно тот камушек на веревочки с характерным узором, который мне некогда подарил черный гость. И который некто стащил из моей пещеры во время последней войны...
   Тем временем Ост как ни в чем не бывало надел мне через голову мой талисман. Впрочем, я понимал, что это вовсе не знак благосклонности.
   - Так что же вы от меня хотите? - произнес я.
   Миертс, Гарид и Сиингал также подошли ко мне вплотную.
   - Подари эту безделушку мне, - произнес Миертс, - это просто - нужно всего лишь снять с себя, надеть на меня и сказать "дарю".
   - Зачем он тебе?
   - Симпатичная фиговина, а там, может, и, правда, помогает в чем - не помешает, но главное даже не в этом. Я хочу принять ее от тебя в знак твоего раскаяния и это будет первая ступень твоих извинений перед Богами Миссингов.
   - И именно для этого ты украл ее у меня?
   - На тот момент еще никто не знал как все обернется, но, да, где-то рассчитывал, что сойдемся еще на узкой горной дорожке и пригодится. Впрочем, украл-то не я - он кивнул на Остроша...
   - Так вот почему ты так хорошо ориентировался в моем жилье!
   - Врубился, наконец, тормозной кретин! - отреагировал Ост, - таких дураков, как ты, одно удовольствие вести и дрессировать.
   Моя рука поднялась сама, я целился отработанным ударом ему в нос, но стоящий рядом Сиингал легко сбил мой кулак вниз, а Гарид сильно ударил под дых.
   - Зря капризничаешь..., - усмехнулся Миертс, - даю тебе последний шанс раскаяться и подарить эту игрушку мне.
   - Нет!
   - Хорошо, тогда пропустим стадию принятия извинений и перейдем ко второй...
   Я заметил как круг, в центре которого был я, сжался.
   - Так вот, как ты думаешь, что общего между Гаридом, Сиингалом и мной?
   Я затруднился ответить, думая, что имеет в виду он.
   - А что все мы были биты из-за историй с тобой. И если еще Гарид в какой-то степени был сам виноват, то Сиингал не успел тебя даже тронуть, а я... Да я рассек тебе лицо и очень сильно. Но меня ударили столько раз, сколько редко кого именно потому, что я тебя искалечил на всю жизнь. Однако Итаск ошибся, хоть в том и нет его вины - искалеченным ты проходил совсем не долго. Поэтому... Ты, надо сказать, остался в долгу передо мной и Сиингалом. Мы пострадали незаслуженно.
   - Что ты хочешь этим сказать? Все эти решения принимал не я!
   - А ответишь ты. Я собираюсь вернуть тебе то, что мы получили незаслуженно. Если бы у тебя еще хватило ума выполнить мои просьбы и должным образом попросить прощения, то, возможно, я бы несколько уменьшил твое наказание пропорционально степени твоего унижения. Однако... Ляг на землю и, да, одежду сними, а то на тебе места не хватит...
   Он еще не успел договорить как я с места пошел в бросок, мои кулаки раздавали удары налево и направо, кажется, чей-то нос все ж оказался сломанным... но... Их было намного больше и они все вместе были гораздо сильней. Сила имеет значение и вскоре я оказался именно в том положении и виде, которого жаждал от меня Миертс. Последний издевательски потряс перед моим лицом кем-то принесенной плетью...
   - Не пробовал еще? Тебе не понравится...
   Пробовал. Но в том-то и дело, что именно всего лишь пробовал...
  
   ***
  
   Туман, туман в голове, тело все еще конвульсивно дергается, и все от обратной стороны коленей до шеи горит... Кажется какое-то время я даже не соображал уже где нахожусь... сознание и присутствовало и отсутствовало немалой своей частью одновременно. Перед моим лицом появилось что-то запястье, и я уже собирался с благодарностью вцепиться, но оно тут же было отдернуто и я понял, что этого человека отшвырнули от меня.
   - Пусть эта бывшая аллиольская скотина терпит как и положено урожденной аллиольской скотине, - голос Миертса был непреклонен, - Я сказал!
   Какие-то голоса проговорили, что это зверство, что нельзя, но Миертс орал и грозился... Никто не посмел...
   - Повелеваю, - это все еще Миертс, - этого - в башню света и там запереть. Пусть и тот...
   - Да, да, куда ж его еще, - голос Лорстана совсем рядом, - сейчас мигом доставлю своего гостя...
   Я почувствовал как на меня что-то накинули и крепкие руки перекинули меня через плечо. Лорстан шел довольно быстро, но пешком... Кажется, в пути на какое-то время я отключился.
   - Стоять здесь! - от этого громогласного возгласа Лорста я снова вернулся в реальность...
   Почти сразу за этим, он, надо сказать, довольно бережно снял меня с плеча и положил на сухую траву. Тут же его рука что-то сунула мне в рот и прикрыла его...
   - Глотай это! Говорю тебе: глотай - хуже не будет..., - его шепот был так тих, но я понял... и смог послушаться.
   Тут же у моего рта появилось уже прокушенное запястье.
   - Пей, быстрее пей, не слушай, что я говорю! - снова едва различимый шепот, и затем громко на всю пещеру, с повтором эха, - ты Риарин некогда оскорбил наших вождей и Богов Гаеттов, за что и понес наказание. И ты останешься здесь слабый и больной пока вождь Миертс не смилостивится и не войдет сюда! И только если ты заслужишь долю его прощения - он сам поможет тебе. Сюда попадает свет и дождь, но отсюда нет выхода! Проем в потолке отшлифован и там не за что зацепиться... Подумай же, какими словами ты можешь вымолить прощение у Миертса! Сиди же здесь и не мечтай, что ты сможешь уйти отсюда по своей воле даже если тебе станет лучше!
   Раздался звук удара по телу и я понял, что он ударил по себе...
   - Последнее - правда, даже не пытайся, - снова шепнул он, - не представлял, что такое возможно, пока ничего не могу больше сделать для тебя! Отпусти и постарайся залечиться так, чтобы остались отметины на спине, просто залечиваясь представляй как они все больше проявляются, иначе...
   И снова громкий звук удара по телу... Я разжал рот, он быстро убрал руку и вскоре я услышал его удаляющиеся шаги. Что он редкостный подонок у меня не было не малейших сомнений, но в моем положении я все равно почувствовал искреннюю благодарность по отношению к нему и дальше сделал все именно так, как он просил... и провалился в тяжелый сон.
   Разбудил меня пинок по ребрам... Я еле успел сообразить, что надо как можно более правдоподобно вскрикнуть...
   - Терпеливая сволочь, - произнес Миертс, - ну, так что, готов просить прощение?
   Переворачиваться на спину было излишне, а вставать - слишком самонадеянно. Как мог я помотал головой...
   - Ну, что ж... я расскажу тебе, что будет дальше. Чуть позже в тебе начнется просыпаться голод на линну. Он сильнее любого из людей. Ты еще слишком слаб, чтобы начала восстанавливаться внутренняя суть. Но это все равно произойдет, тебе даже станет лучше... И мы тогда тебя выпустим - в деревне аллиолов. Поверь, мы сможем заткнуть тебе рот, чтобы ты никого из нас не успел покусать. А вот в деревне... Надо сказать, что кое-кто из нас там уже сорвался и некоторые аллиолы жаждут возмездия взбесившимся Богам. Правда, они понимают, что не все Боги такие и осознают как зависят от нас. Я сам им разрешил сделать все, что хотят, с тем, кто попадется с поличным. И я даже знаю, кто это будет. Возможно, мне даже удастся доказать, что это был пришлый... И тогда посмотришь - стоит ли чего твой талисман, что ты не пожелал мне передать...
   Он снова пнул меня. Я напоказ изобразил мучительный стон...
   - А Лорстан еще свое получит... я не идиот. Я понял, что он дал тебе эль, который успел выпросить у Эрагса. Иначе бы ты все здесь заблевал. Плеть - это яд... Аллиола он убьет с трех ударов... А ты поборись... получи полное удовольствие.
   Он вышел, и захлопнулась тяжелая дверь. После этого я сел и стал рассматривать место своего заключения. Надо сказать, что тело все еще ныло, но не так чтоб очень... Впрочем, при любом раскладе подкрылки выбрасывать не стоило.
   Пещера как пещера - с высоченным потолком... Да, светло... Я встал и пошел в сторону источника света - он шел из дыры наверху... Эдакий узкий колодец, чуть шире, чем полный разброс рук. Лорстан уверял, что выбраться невозможно, но... Я аккуратно полез наверх, стараясь контролировать движения, чтобы не пронзила боль... Впрочем, ее сутки теперь, наверно, не будет по-настоящему...
   Да, до конца этой дыры подняться было невозможно... Она наверху немного заужалась и не было ни малейшей зацепки для пальцев рук или ступней... Видимо, некогда стекающая сюда вода сделала стены идеально гладкими... Высоты оставалось еще столько, что даже с земли с рывком подкрылок вряд ли бы удалось взмыть так, чтобы зацепиться за край. Точно нет. И это не говоря о том, что в такой тесноте не так просто полноценно использовать для рывка подкрылки. Мне осталось только вернуться обратно и снова лечь на живот... Свет потихоньку уходил - наступала ночь. Линны Лорстана не хватило даже, чтобы полностью залечиться... Но я и не хотел... надо попытаться протянуть дольше до срыва... Хотя, видимо, без разницы... Ничто меня не спасет... Меня забьют аллиолы... О, черт... Я заметил, что у дверей валяется моя набедренная повязка и поясная сумка. Оделся... Что-то вспомнив, дотронулся до шеи. Да, знак силы на мне все еще висел. На что... действительно, игрушка и не более. В такую переделку я еще не попадал. Причем, причиной всему - мой нескончаемый идиотизм, мое неумение делить главное и не очень, моя неспособность вовремя понимать... Отчаяние, отчаяние и еще раз отчаяние... впрочем, и на него не было сил. Будь, что будет. Боги оставили меня.
  
   ***
  
   Откуда-то с высоты небес разносится долгий отчаянный крик. Я жду, жду вас, о, мои Боги, я страдаю и верю, что вы все же вернетесь и выведете меня из этой западни. Я так хочу просить прощения и не знаю у кого. Тут никого нет, я - один. Если вы захотите забрать меня с собой в свои великие долины - я непротив. Только сделайте это прямо сейчас. Помогите избежать всего того ужаса, что неотвратимо зияет впереди черной дырой. О Боги, мои Боги призовите меня к себе, раз уж мне все равно не дано умения жить на этой долбаной земле. Я ошибаюсь, срываюсь, не понимаю... Мне не прощается ничего. Я - вечный изгнанник, меня бьет со всех сторон, стоит хоть чуть оступиться... О Боги, помогите же мне!
  
   ***
  
   Наверху раздалось шуршание чьих-то подкрылок. Он спускался ко мне большой серой тенью... Свест!?!?! Откуда он здесь? Или я все еще полусплю, призывая на свою дурную голову неведомых Богов?
   Он бросился ко мне почти рывком, обнял аккуратно и бережно... Его глаза напротив моих. В этот момент пещеру залило лунным светом.
   - Риарин, Риарин, - прошептал он...
   - Как ты здесь оказался?
   - Потом, я знаю, что они сделали с тобой... Тебе надо напиться и восстанавливаться. Ты совсем...
   - Лорстан потихоньку напоил меня.
   - Кто б мог подумать... Лорстан... Тогда понятно, использовал, чтобы уйти в отключку.
   После этих слов Свест стал ощупывать меня гораздо смелей. Если он так активно будет проверять, что у меня осталось от подкрылок, мне останется только стонать...
   - Все - давай присасывайся. Я все понял.
   - Свест, бесполезно все Свест. Зачем ты сюда, отсюда невозможно выбраться.
   - Присасывайся давай и приходи в полноценное сознание. Подумаем. Ну, давай же! Они знают, что я здесь!
   Без всяких обиняков он притянул мою голову к своей шее... Аккуратно прокусить и пить... После первых глотков мною начала овладевать жадность... Не знаю что бы было, если бы он меня не снял...
   - Хватит, мне тут самому восстановиться негде и теперь просто еще раз прильни и закрой - пусть у нас будет поровну.
   Я выполнил, что он просил, и отвалился на траву сделать подаренную силу своей. Он же полез наверх проверять верхний коридор, пригодный лишь давать свет...
   - Да, дело дрянь, - вздохнул он, - даже забравшись друг другу на плечи не выпрыгнуть. Все равно немного не хватит...
   - Немного?
   - Вполне достаточно, чтобы об этом не думать...
   - Ну, вот зачем ты сюда влез? Ведь только еще и сам зазря попал! Может, останься ты на свободе...
   - О, слава Богам, кажется, все же немного оклемался...
  
  

--- 27 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

  
   Он обхватил меня и прижал к себе. Объятия были настолько плотные, словно он хотел закрыть меня всего собой. Я попытался что-то сказать, но он лишь помотал головой. Так мы и сидели обнявшись, пока, вскоре за солнечные светом, не вошли они...
   Миертс, Сиингал, Гарид... и за ними еще несколько человек застряли в дверях. Как можно стать такими подонками?
   - Ну, да, ну да... комплект собран, - озвучил свои впечатления Миертс, - а мы, Свест, надеялись тебя еще наверху перехватить...
   - Куда вам...
   - Ну, что ж, раз тебе тут лучше... ну, время немного протянул...
   - Угу... и имейте в виду, где я и насколько ушел - знают все, кому необходимо. Если я не вернусь вовремя тут может быть довольно большая делегация. Вряд ли кто поверит, что я просто не дошел...
   - Пожалуй, вместе вам тут тесновато, да и временные рамки можно снова сократить.
   На этих словах Миертс пошел в нашу сторону, за ним - все остальные.
   Свест встал. Я тоже хотел, но он пихнул меня назад.
   - Ну, что ж... попытайтесь, - Свест оскалился в своеобразной улыбке, - только предупреждаю, кто раньше окажется рядом - останется со свернутой шеей. А затем будет несколько месяцев лежать с нормальной думающей, зачем ему это было надо головой, но с невозможностью шевельнуть хотя бы пальцем. А, может, и не он один. И ему я тоже сейчас кое-что показал как делается, - кивнул он на меня, - а он, в общем-то, порой очень понятливый... Вы сами ведь видели.
   Пару Миссингов все же продолжали приближаться, но их удержали. "Может" - прозвучало над толпой.
   - А что..., - произнес Миертс, - пожалуй, и оставайтесь. По сути, после захвата вождя, нам терять особо нечего. Ты, конечно, не скажешь каков временной срок, через который... Но я буду надеяться на лучшее. Не перегрызитесь, дорогие гости.
   С этими словами он сделал знак и все вышли.
   - Ты же ничего такого не показал мне, Свест, - заметил я.
   - И не покажу никогда. Но откуда им-то это знать. В любом случае, если они решатся проверить - исход предрешен как раз для нас...
   Мы опять какое-то время сидели молча...
   - Мда, если что - убивать нас будут долго и мучительно, - наконец произнес Свест.
   - А быстро и легко нельзя?
   - Можно... относительно быстро и легко. Но надо знать как... Но у этих даже смелости не хватит... Ладно, не будем об этом...
   - И все же ты зачем сюда попал... племенной вождь?
   - Я больше не вождь - это место занял Лиран. Я ушел...
   - Черт... Свест... все так... из-за меня. А ведь там еще Ирли с малышом...
   - Судьба у нее такая. Там еще и Аркетт и Нияст и все остальное племя. Ей будет кому помочь... в отличие от тебя.
   - Ты был уверен, что помощь будет нужна?
   - Подозревал, но и рядом не было, что настолько...
   - И все же, Свест, почему ты здесь? Я же знаю, с каким текстом передали мою записку...
   - А в ней был другой текст?
   - Да, они оборвали концы строк... в первоначальном ее виде я уходил временно и через 10 дней после встречи лун обещал вернуться...
   - Понятно... Жрецы по-своему изучала записку и выходило, что точно писал ты... Трое жрецов даже какое-то время шли по дороге за вами...
   - Да!?! И что?
   - Через день они потеряли ваш след... Еще пытались найти в стороне, нашли, но вскоре он пропал совсем...
   - Мы плыли по течению реки, - вспомнил я.
   - Куда вас еще понесло?
   - Потом расскажу... Договори сначала как ты оказался здесь, Свест.
   - Можешь называть меня Эст... Вернулись жрецы, к этому времени окончательно разобрались, что записка от тебя, никем не переписана, да и на пути следов, что тебя тащили насильно не нашли... Ты имел право уйти. Даже так.
   - Ты поверил?
   - И да и нет... Но я вспомнил как однажды ты ушел и ничем бы хорошим не закончилось если бы... Чшет... эти негодяи, по всей видимости, не собираются нас даже просто едой кормить и воды вряд ли предвидится. Хоть бы пошел дождь!
   Я понимал, что извиняться это настолько не существенно...
   - Какое-то время я еще сомневался... А потом поговорил со жрецами, снял с себя полномочия вождя и объявил, что ухожу... Я тут всего дня три... не считая сегодня. Вышел сразу почти как жрецы сообщили, что ты ушел и перехватить тебя в дороге не удалось... Спешил, будто что изнутри толкало... И вот...
   - Вовремя... но ведь вход сюда один и хорошо охраняется...
   - Ну, я имею некоторые представления как охраняют караульные, особенно ночью, и где и как их обходить...
   - И, хочешь сказать, что и на территории тебя никто не узнал...
   - Я не очень светился... Аллиолы, с которыми пришлось общаться тесней всего, в лицо узнать не могли, а от людей тихарился. Выдал себя уже при разборках с тобой... Дальше опять смылся и отследил, что и куда. Они охранять стали верхний проход... И, в какой-то момент я решил, что верней будет сюда нырнуть и будь, что будет.
   - Спасибо, Свест... Как бы не было дальше - спасибо...
   - Ага...
   - А наши через сколько спохватятся?
   - Можно считать, что никогда... Я обманул Миертса. Наши не знают, что я здесь... Я ушел якобы в расстроенных чувствах побыть одному. На танец лун. А не выяснять у спятившего дурака как ему живется на чужбине...
   - О, ё...
   - Ё - это когда ты поперся не зная с кем, толком не подумав куда и к кому... Чшет... без еды и воды дней через восемь мы можем действительно начать грызть друг друга... Да и ты, к тому же, не сказать, что совсем здоров...
  
   31. Рывок
  

--- 28-30 день лунного танца Ависан

(смиалоэтского месяца Нейпа)

--- 1-4 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Спина тихо ноет... Стараюсь не показывать вида. Свест и так понемногу подкармливал меня каждый день, требуя лечиться. Мы сидим практически не шевелясь он все также норовит меня приобнять. Что силы в нем почти нет - я прекрасно чувствую и все ж... Нет, было со мной и хуже, и, казалось, также безнадежно. Успокаиваю себя как могу... Нет, ну сейчас, конечно, лучше... сознание на месте. И я не один и не связан... день-ночь, день-ночь... день - семь дней никто к нам не заходил и не было дождей.
   Раздался скрежет открывающейся двери.
   - Соскучились небось, - некто аккуратно заглядывает к нам, - ну, это вам в компанию, чтоб не скучали...
   На пороге появляется связанная фигура аллиола. Я вижу что кто-то за ним делает взмах заточкой и дверь захлопывается. Аллиол оглядывается и стряхивает с себя ослабленные путы. Виреск.
   Я хотел подняться, но Свест грубо заставляет меня вернуться на исходную. Я вижу красные искорки в его глазах... Начинаю понимать...
   - Вир не подходи, останься там, подальше, - произносит Свест, - и сиди тихонько... Рин, двинешься - прибью первым...
   Я сижу, но не могу себя заставить не поглядывать на Виреска. Даже отсюда чувствую его линну... Свест протягивает руку и заставляет меня уткнуться лицом в траву...
   - Эст, а, может, его линны хватит? - шепчу умоляюще...
   - Может и хватит, но кто бы из нас не подошел - второго переклинит и вместе мы его точно порешим...
   Начинало темнеть...
   Снова открылась дверь...
   - О, какие мы - по углам разбежались, - противный голос Миертса, - все так и не поздоровались? Виреск, ты ж голоден, я тебе тут принес поесть...
   Он оставил поднос на полу и вышел...
   - Что там, Вир, - спросил Свест даже не повернув голову.
   - Здесь... кубики, бутылка с моховкой, листья издыри...
   - Понятно... не трогай ничего...
   - Свест, - шепнул я, - но он же сможет восстановиться!
   - Покойники не восстанавливаются... Нас тупо пытаются спровоцировать... Тем более он так же голоден как и мы... А если поест и именно этого...
   - Ребят, - вдруг раздался голос Виреска, - я ж все понимаю... Лучше уж... вы свои. Я скучал так и вот так встретились... Ну, все равно ж...
   - Вир, подожди..., - голос Свеста отдает хрипотцой, - неужели не боишься?
   - Я уже, кажется, ничего не боюсь... Лучше уж все это закончить, чем...
   - Это хорошо... Виреск, там, вроде около тебя веревочка была. Подкинь-ка сюда аккуратненько. Только чтоб долетела хорошо...
   Вир не задал вопросов и кинул как полагается.
   - Рин, дай мне тебя связать... только не сопротивляйся... и потом сильно не рвись...
   Он тщательно замотал мне руки и ноги, а сам... пошел к Виреску. И это вдруг взбесило меня - он хочет напиться один, без меня... Я тут буду мучиться связанным, а он... Может он думает, что его самого выпустят... если... И вдруг я понял, что это говорит во мне проснувшийся зверь и именно его Свест решил связать... И заставил себя задавить это внутри...
   - Вир, только спокойно... - не смотри на меня...
   Я обернулся и понял, что и сам Свест стоит отвернувшись...
   - Виреск, ты давно среди нас, все сам поймешь, если я не оторвусь вовремя...
   - Да, Свест, - голос Виреска был неправдоподобно спокоен...
   - Ты видел как снимают...
   - Да, но ты же знаешь, мне не хватит сил... тем более с себя...
   - Держи заточку, если что - знаешь куда. Бей... Хорошо?
   - Постараюсь..., - мне показалось или он правда усмехнулся?
   - Но только думай об этом всерьез...
   - Я понял, Свест, правда, понял...
   Да, когда я услышал, что Свест впился, зверь во мне опять разбушевался... Стали выдвигаться клыки... Тело жаждало напрячься и порвать веревку... В конце концов, такой слабой бечевкой вязать стоит лишь аллиолов... Но я держал... себя держал...
   То, что Свест оторвался сам, я понял, не услышав звука удара... Подойдя он прижал меня к себе, даже не развязав... Я был уверен, что сам его отпущу, но зверь внутри меня не слушал моего же "отпусти"... Однако, когда то же самое произнес Свест он послушался... О, Боги, все! Мучения закончились! Так тщательно я себя, наверно, еще никогда не лечил...
   - Ребят, можно к вам? - поинтересовался Виреск, когда мы разобрались.
   - Ага... и поднос сюда тащи... Только имей в виду держаться с моей стороны, а то этого сейчас развяжу, а в нем я никогда не уверен...
   "Этот"... так он меня теперь только и может называть...
   Виреск подошел и подсел к Свесту, поставив рядом поднос. Тот, распутав меня, положил ему руку на плечи.
   - Да, хоть с чем-то Миертс не пожадничал, - улыбнулся Свест, - так, все едим. Риарин, сейчас это для нас просто еда, которую могут отобрать... Виреску все равно все это не умять...
   Как же я давно не ел, какими же могу быть вкусными сладкие с венильным запахом листья издыри... А восстанавливающие кубики... умммм. Жаль только моховка при всей жажде осталась той же дрянью, что и была...
   Можно ли ощутить себя полностью счастливым, будучи запертым уже несколько дней в стане врагов просто от того, что удалось утолить голод и жажду всех видов? Да... именно в этом случае. Вот ты какое... счастье...
   Свест встал и подозвал меня...
   - Ну-ка, распахни подкрылки...
   Я послушался, а он успел зажать мне рот... вовремя. Иначе я не просто бы повалился ему на руки, но и еще привлек бы ненужное нам внимание своим криком...
   - Так бывает если вовремя как следует не лечить... Виреск - дай ему еще раз восстановиться. Все... по крайней мере на настоящий момент все у нас хорошо...
   Свест снова присел и задумался.
   - Хорошо, - вздохнул подкормивший уже меня Виреск, - вопрос насколько... Все равно же все...
   - Не нуди, - оборвал его Свест, - сейчас мы отсюда выберемся...
   - Как? - моему удивлению не было предела...
   - Я же говорил, что даже если встать друг другу на плечи, то все равно немного не хватит, чтобы выпрыгнуть, но теперь нас трое...
   - Свест, не путай Свест, - Виреск лишь покачал головой, - я не бывший Риарин, я не карабкаюсь по стенам...
   - А тебя никто об этом и не просит... На плечах путешествовать умеешь? А встать на плечи на высоте тебе поможем. Будешь опираться на гладкую стену ладонями для устойчивости...
   - А если я упаду?
   - А кто только сейчас вообще был готов умирать? Хотя понимаешь же... поймаем в конце концов. Видимо выпрыгивать придется тебе, Риарин. Кстати я успел добыть крепкую веревку и даже припрятал ее неподалеку... Надеюсь, она все еще там. Скажу, где найти... Выпрыгнешь, сходишь за ней и быстренько примчишься выдергивать нас...
   - А если наверху кто есть?
   - Не логично, Свест, - вдруг вмешался Виреск, - Риарин слабоват, я понял с подкрылками, не знает где веревка и еще будет искать и, если что - хуже тебя уложит караул...
   - Но ему будет сложней и поймать тебя, если сорвешься, когда я оттолкнусь. Да он вообще никогда никого не ловил!
   - Ловил Свест, - возразил я и рассказал про наши прыжки с Лорстаном в пропасть...
   - С ума эти Миссинги посходили, - вздохнул Свест..., - Все равно тебе будет тяжело... сложней, чем мне...
   - Но все будет бесполезно, если я, действительно, упущу время или вообще не дотянусь до края... Ты реально сильней... Да и если караул... Они ведь и просто все побаиваются тебя...
   - Правы вы оба, правы и все ж...
   Свест полез наверх осмотреться...
   - Хорошо... Держать будешь ты, а я выпрыгиваю... Только Рин, если опоздаешь ловить и будет ближе, чем необходимо, чтобы полет замедлили подкрылки - ловишь, когда успеешь и Виреска подкрылками закрываешь... ну и свою голову береги, но тут все ж не так высоко... Понял? Разбиваешься сам...
   - Хорошо, заслужил...
   - Да что вы в конце, концов... может я еще и не сорвусь...
   - Надо быть готовым к худшему, - вздохнул Свест, - все, пошли наверх. Я послушал - не похоже, что там сейчас кто-то поблизости есть... Да и зачем? Некому нам здесь помогать или уже попытались бы... Пошли...
   Мы забрались наверх... Я постарался закрепиться на стене так, чтобы мои руки держались за последние несглаженные выступы... Только после этого Свест помог Виреску ногами встать мне на плечи.
   - Как только оттолкнусь, - велел он мне, - сразу отпусти одну из рук и Вира прихвати за ногу... Сигнал дам - и мигом! И, если соскользнете, то сразу дергай его перед собой и толкайся от стены. А ты, Вир, вжимайся все время в стену. Эх, - вздохнул он, осматривая слишком слабые выступы, на который приходилось стоять, - точно вас вниз сшибу... Рин, постарайся с Виром на руках нормально спланировать... Быстренько прокрути в голове как все сделаешь правильно, когда у тебя ноги соскользнут или когда Виреска тебе за спину толкнет...
   - Не толкнет, Свест, - возразил Виреск, его голос слегка дрожал, - я буду вжиматься в стену... Пусть лучше об нее обдерет...
   - Ну, хорошо, пошел я...
   Он ловко вскарабкался по мне и Виреску наверх и... да, нас действительно толкнуло вниз... Чертовы выступы под мои ногами просто немного осыпались... Если бы Свест не предупредил, возможно я бы пытался инстинктивно повиснуть на руках, и неизвестно в какую бы сторону полетел Виреск. А так я все же дернул его перед собой и оттолкнулся от ускользающей опоры... Зря волновался Свест - с Виром в руках я благополучно спланировал вниз... Да, все ж спасибо и тебе, Лорстан...
   Не дожидаясь ничего, я тут же с Виреском на плечах полез обратно... Мучительные мгновения... И вот он - плотный веревочный жгут... По нему на руках я полез наверх... пытаясь опираться ногами на отполированную стену. Свест помог мне выдернуться, едва мои руки оказались на уровне земли. Перекинув Виреска уже на свои плечи, он устремился... в сторону болот... Мы неслись со всей скоростью, на которую были способны.
   Когда лес закончился Свест устремился в высоченные заросли акрои, растущие вокруг озера, дальше - в прибрежный стиг. И вот среди него, Свест рванул в какую-то нору. Я - за ним.
   - Здесь сыровато, конечно, - вздохнул Свест, - но сейчас наломаю подальше отсюда акрои, травы принесу - будет ничего. Зато не тесно...
   Да, не тесно - высота этой пещеры, которая находилась почти на самом берегу озера, была в полтора человеческих роста и ширина не менее 10 шагов... Под ногами, правда, хлюпало...
   - Свест, почему мы не пошли к выходу из Миссингартса? - поинтересовался я, - а вдруг бы прорвались?
   - А если нет? А если в нашу тюрьму зашли сразу, едва мы вылезли? Пару сигнальных вскриков - и пиши пропало... Тут искать вряд ли будут... Во всяком случае - сразу.
   - Заранее присмотрел?
   - Конечно. Первые-вторые сутки я же чем-то занимался... хотел еще и обустроить но..., - он грустно посмотрел на меня...
   - Темно, - вздохнул Виреск, - даже не знаю, где здесь можно присесть...
   - Факел вряд ли принесу. Тут какие-то с этим нелады, но что-нибудь придумаю, - произнес Свест, - так сидим здесь... Купаемся... Сейчас, пока не рассвело, притащу, что нужно, чтобы сидеть нормально...
   - Я с тобой!
   - Нет, Риарин - с Виреском всегда будет кто-нибудь из нас... Сиди и послушивай - нет ли наверху шагов... Но пока сюда не сунутся - ничем себя не выдавать... Но надеюсь... Риарин - не выходи отсюда никуда... Ты понял, Рин? Представь, что ты взаперти...
   - Подержу его, если что, - пошутил Виреск.
   - Угу, держи... напомни, если что, что он бессовестный тупой идиот...
   К сожалению, он был прав... Оставалось только сесть в подножную лужу и ждать...
  
   ***

--- 5 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   К рассвету в нашем убежище стало даже уютно. Полые стебли акрои в несколько слоев закрыли собой всю жижу на полу. По их упругой мягкости было приятно ступать. В дальнем углу была куча травы. Там же припрятана кое-какая еда. Где-то раздобытые Свестом гнилушки источали слабый изумрудный свет.
   Когда Свест вышел наружу в последний раз, в открытом им проеме показались солнечные лучи. Вернулся полный линны через край.
   - Завалил кого? - поинтересовался Виреск, поняв скорей по моей реакции.
   - Нет, уговорил в соответствии с местными обычаями... Там, подальше... Спозаранку один аллиол пришел на рыбу поохотиться... Но, вообще, в последний раз - надо будет дальше уходить... Чшет... аллиолы ходят только в светлое время суток, а нам бы ночью сподручней... Рин - иди, кормись... Все время должно быть поровну, не известно, что дальше. Так, а это сума того аллиола - Виреск, там кажется комплект для восстановления. Носи с собой...
   - Тут, наверно, днем купаться все будут?
   - Здесь - нет, - помотал головой Свест, - тут такая тина вонючая... А вот подальше за перешейком - чудо как хорошо... Все там... Надеюсь...
  
   ***

--- 6-10 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Все последующие ночи Свест шатался по окрестностям. Не особо делился со мной своими выводами и выходить запрещал, но заставлял устраивать поединки, стоять на руках и прочее... Когда он пришел однажды ночью явно с охоты на мой удивленный вопрос, где он нашел аллиола, ответил, что и человека, в общем, тоже можно завалить и напиться... Главное - подальше отсюда. Все равно все знают, что мы где-то здесь. А тут еще и будут предполагать, что совсем в другой стороне. Аллиолы-то, даже если разодрать, похоже, тут не особо жалуются.
   - Тут пожалуешься, - вздохнул на его последнюю реплику Виреск.
   - Да, понял уже, что отношение тут к "Богам" не однозначное...
   - "Боги"... да... напьются и косыми по кустам со своими бабами... Представляешь как воспринимается неподготовленным Смиалоэтом? Ходят, чванятся... морду друг другу бьют, если не хуже... Жалко что ль - полно линны восстанавливаться и без напрягов. Весной так всех в поселке отделали... еще и избили кой-кого. Да и еще до зимовки такое было! Один из аллиолов после этого напросился с ними погулять к пропасти и броситься хотел... Но все же поймали в воздухе, накостыляли - вернули домой... Кому-то плетью съездили - еле откачали потом. Один парень-аллиол организовал группу и, решив, что десять дней - не срок, хотел с ними обратно возвращаться, в наши старые поселения. Вернули на раз... Боятся их и тихо ненавидят...
   - А они сами от этого еще больше звереют..., - вздохнул Свест, - когда дикая линна внутри рвет и мечет, то ты волей не волей ее давишь, делаешь послушной. А когда ненависть и страх тихие, приглушенные... вроде как и не очень мешает и живет в тебе своей жизнью... А еще, наверно, не хватает кипучей ярости дикой линны - вот и ищут себе диких развлечений... Те ж прыжки в пропасть без подкрылок...
   - Ага, и это тоже, - вздохнул и Виреск, - тоже пару раз знаю бошки поразбивали... И лежит себе Бог и подыхает у всех на виду... Они, когда еще не очень умели, то частенько пришибались слегка, а то и не слегка. Ну и аллиолов брали по нескольку штук, чтобы рядом были... да, здесь я окончательно понял, совместное мирное существование в такой форме - утопия...
   - Наверно, да, - вздохнул и Свест, - лучше как было и есть...
   - Хочу домой, в Сатри, - вздохнул и Виреск.
   - Дадут Боги - выберемся как-нибудь. Пока выхода не нашел. Караул у треугольной расщелины - в несколько слоев и днем и ночью... Прочесывают территорию... Правда как-то лениво, наверно, рассчитывают, что сами себя обнаружим...
   - Или боятся найти, - усмехнулся Вир, - тебя...
   - Тоже может быть...
   Свест достал принесенный им недавно картовый болотный орех. Надо было срезать верхушку, чтобы выпить. Свест полез за заточкой...
   - Вир, ты мне ножичек-то не вернул?
   - Извини, там забыл...
   - Риарин, у тебя точно есть, - обратился Свест ко мне, простому слушателю их беседы, - подкинь.
   Я сидел в углу... Да, я опять устал от этих стен... Заточка, как назло, завалилась на самое дно, когда я ее доставал наружу ввалился помятый листок. Свест немедленно подошел и зачем-то взял его в руки. Стал рассматривать и вдруг его глаза округлились, он почти подбежал вплотную к гнилушке и стал читать.
   - Что это Рин и откуда... откуда это у тебя...
   - Дай посмотреть, - я взял листок в руки и старался вспомнить, откуда у меня эта бумажка с письменами... писал, вроде, я...
   И тут я вспомнил... конечно, неприятная история, но стоит рассказать...а с другой стороны, что здесь еще делать как не рассказывать... Тем, более, что ничего особо нового не скажу.
   - Это.... Помнишь, Свест, я когда в закрытом помещении библиотеки сидел... листок спер...
   - Как не помнить...
   - Так вот я его переписал...
   - Ты ж мне сказал, что все отдал!
   - Отдал все, что взял... А про это, - я кивнул на бумажку, - даже и не вспомнил...
   - А спер ты именно это, - Свест плюхнулся рядом со мной, рукой сжал собственное лицо.
   - Свест, ты сам жрецам относил, ты не мог не знать, что я спер...
   -Да, вот понимаешь ли, не знал... Жрецы не велели смотреть, только вернуть...
   - Ладно, не томи уже, скажи, что за фигня?
   - Фигня? Это полный рецепт эрдигионской воды, который наизусть знает только верховный жрец. Если верховный жрец меняется, то предыдущего специальным обрядом заставляют его забыть. А новый учит по тому листочку, что ты спер. Это, конечно, была одна из копий, видимо, была смена верховного жреца. И вот представить такое - одна, пусть и не самая искусная, но вполне читаемая копия болтается у какого-то болвана на дне поясной сумки...
   - Свест, откуда ты знаешь, что это именно она? - поинтересовался Виреск.
   - Сокращенный рецепт и я когда-то учил наизусть... как и признаки как выглядит полная копия. Предполагалось, что я сам когда-то стану жрецом... Нет, Рин, все же стоило тебя за это еще тогда взгреть...
   - Ну, так не все потеряно, - огрызнулся я, - иди розог наломай... все равно здесь сиднем сижу...
   - Дороже лечить потом...
   И все же с этими словами он переместился поближе ко мне, положил на меня руку, слегка прижав-встряхнув... таким жестом как бы показав - "не сержусь". Задумался.
   Какое-то время висело молчание...
   - А что, Свест, было бы здорово, сделать эту воду, облить тебя и - домой, - прервал паузу Виреск.
   - Сам об этом думаю, - сообщил тот.
   - Не выйдет, - вставил слово и я, - точно слышал, что какие-то ингредиенты можно найти только в Сатри.
   - Все можно найти и здесь, - возразил Свест, - ориока нигде не приживается, ее распространяют сухой, но ее регулярно пытаются сажать на болотах во всех племенах. Одну зиму обычно пересиживает и летом еще ничего, хоть и мельчает... Этим давали... точно знаю... И даже догадываюсь, где плантация...
   - Так что ты всерьез, что можно провести обряда Эльдалисинеагори? - удивился я.
   - Не нужен такой обряд, Рин, - заметил Виреск, - просто сделать воды и облить... Эльдалисинеагори - это когда жрецы пробужденную силу сами толкают... А тут, конечно тоже говорят обряд... но все проще... взывают к Богам, как во время любого значимого события.
   - Да, дело, Рин, действительно не в том, - сообщил и Свест, - но дня три надо охотиться по чумовому самому до и дней пять отращивать крылья после. И тогда уже кто-то другой должен постоянно охотиться и кормить... И без всяких сбоев... Боюсь восемь дней такой активности - и нас все же засекут...
   - Но другого же выхода нет? - заметил я.
   - Похоже на то... Да я вообще боюсь тебя одного на территорию отпускать... Ведь добьют без обиняков, если поймают еще раз...
   - А ты меня еще раз драться получше научи...
   - Ага, чтобы ты кого-нибудь прикончил в нашем замке и чтобы потом вместе с тобой за это отвечать... я давал клятву никого этому не учить.
   - В наш замок еще нужно попасть...
   - Чшет... завтра в ночь без всякого обучения на территорию пойдешь... Вижу талисман твой вновь у тебя на шее болтается - авось спасет... Если судьба - все вырвемся. Нет - так нет. Все равно нет ничего хуже, чем сидеть тут и ждать пока ж нас найдут... Если ни во что не вляпаешься и линны нормально принесешь - будем думать об эрдигионской воде. Все я - спать. Ты б Рин лучше тоже.
   Проснувшись к вечеру, я уже настраивался на выход... Свест проснулся позже меня и увидев, что я у дверей подозвал к себе.
   - Куда собрался? Я ж сказал - завтра. А сейчас...
   - Что сейчас?
   - Запоминай - завтра в ночь выйдешь просто погулять. От озер ползи хоть по-пластунски - никто не должен заметить. Там уже можешь и побыстрей. Сейчас рассажу точки, где, судя по перекличкам, ночует внутренний караул - оттуда держись подальше. Постарайся врубиться в ориентацию на местности... Впрочем, ты гулял много - вроде должен как. Если кто заприметит - уходи быстро несколько раз меняя направление. Сразу сюда не беги, когда поймешь, что успокоилось - тогда аккуратно уже возвращайся. Прежде чем войти к нам, подай издалека еще сигнал "кто здесь", если вдруг ответ - не заходишь, ждешь. Наверх от озер эти сигналы отсюда не проходят. Так еще раз, повторяю - идешь просто гулять. Заодно высмотри какие где есть убежища... Тоже еще подробней расскажу...
   - А охотиться как же?
   - Со следующего раза... или позже... Впрочем, скажу уже и сейчас - лучше запомнишь. Ну, если вдруг, чем черт не шутит, где встретится одинокий аллиол... или два - просто подходишь. Они поддаются. Вряд ли... а как завалить человека, сейчас покажу...
   - Ты мне показывал, когда я еще аллиолом был.
   - Это все игрушки. Мы с Неем поддавались, хотя... Нет, все равно, когда нападешь здесь - вырываться тот будет отчаянно и дольше..., - Свест вздохнул, - надо не просто завалить, но еще и рот хорошенько заткнуть... Я нашел пук хлотовой ваты - там за подстилкой лежит... я беру с собой большой кусок и веревку беру. Человека не стоит пить там же, где завалил. Вот тут и пригодится убежище...
   - Жаль настойки сон-травы нет...
   - А ты хочешь напиться после нее и тоже рядом поспать? Нет, реакция тебе будет нужна полная. Так что по чувствительным точкам выкрутить-прижать с постоянным повтором воздействия, уже заткнув ему рот, чтобы не успел ни вскрикнуть, ни боль подавить и там уже связать и оттащить туда, где можно будет спокойно его испить... Да, и после не развязывай... Пусть так и валяется - свои днем найдут...
   - А если нет?
   - Значит ему не повезло... Откровенно говоря мне уже давно хочется кого-нибудь здесь отправить в долину Богов... Ах да, еще - броски как на аллиола на человека не подойдут - наши легко расшифруют звук подкрылок. Иди или несись как будто мимо и бросайся ни с того ни с сего при сближении... из-за спины.
   - Интересно слушать как вампиры на вампиров охотятся, - произнес Виреск.
   - Войны и между нами иногда случаются, - произнес Свест... - Хотя давно не было в Сатри...
   - Как бы мне хотелось стать таким как вы, - вдруг озвучил Вир.
   - Как мы? В смысле по-твоему вампиром чтоль? - уточнил Свест.
   Вир кивнул.
   - И это не смотря на это чудо? - Свест кивнул на меня.
   - Несмотря, - Виреск усмехнулся, - да и смотря - тоже. Кажется, я дозрел... Жаль только...
   - Хорошо, будет подходящий момент - я тебя сделаю.
   Ответ Свеста меня удивил.
   - Подожди, - произнес я, - ведь даже жрецы еще не разобрались как я сам стал таким!
   - Разобрались, во всем разобрались. Я это сделал. Понял как... Очень захотелось... В нужный момент - этого довольно. Все остальное - муть и декорации. Кто ж знал, что серым ты станешь еще отвязней, а искать приключений научишься лучше, чем до того, с лихвой...
   - Ну, не все я искал... Меня они сами нашли. Разве что теперь...
   - Но зато теперь нашел так нашел... Вошел во вкус. Ладно, не сердись... Нам бы отсюда лишь бы выбраться... Хватит болтать - за дело...
   Он меня порядочно извалял показывая что и как... чуть не придушил, забив рот ватой, одновременно выламывая руку и выбивая ногой колено... почти по-настоящему. Потом, правда, наступила и моя очередь... Виреску, с его проснувшейся завистью к нашей силе, наверно, было не скучно на нас смотреть...
   32. Прочь

--- 11 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Снова прошел день и настала ночь... Свест снова и снова пересказал мне, как мне следует себя вести на территории, где что находится и далее, далее... Я понимал, что ему было бы проще всегда ходить самому, и покорно слушал и повторял, повторял и слушал...
   Наконец - он меня выпустил... Вышел со мной и еще раз тихо, с указанием направлений показал все опорные точки и отпустил...
   Как же хороши теплые ночи лунного танца Сваст! Луна... и еще одна подальше... Озеро... Вот бы нырнуть... Эх, не нырять мне больше, не нырять... Иначе я бы сейчас просто внутри воды проплыл... Нет, пришлось чуть ли не ползти по кустам, ловя каждый звук. В кронах стал вести себя свободней... Да я гулял, упоенно гулял, хотя при этом и старался не забывать о постоянном контроле за звуками и обстановкой... Да, кое-где ходили вампиры - но я к ним не приближался, а они не обращали особого внимания - мало ли кто резвится... Все необходимые точки я нашел... Стал присматривать убежища... Эх, все же на воле хорошо, куда лучше чем... Я ходил, нарезал круги, залезал в каждую более-менее похожую на убежище пещеру или щель, сначала, конечно, хорошенько посмотрев и послушав, нет ли кого. Сам не знаю, как я оказался в какой-то момент недалеко от жилья Лорстана, где так хорошо "гостил". Напротив него я и устроился отдыхать, раздумывая о том, что, наверно, пора уже и обратно... ждет Свест... еще идти... Ночи лунного танца Сваст короткие... Я вернулся. Без приключений.
   Казалось, Свест, увидев, что я захожу в нашу пещеру, еле сдерживает ликование. Тем не менее сразу же вышел на улицу сам...
   - Все хорошо, - сообщил он, вскоре вернувшись, - никого за собой не привел.
   - Извини, еды никакой не принес.
   - Все правильно - еды нам хватит, а я тебя отпускал просто гулять. Чтобы все осмотрел...
   - Вроде, вышло...
   - Ну, хорошо, давай спи, к вечеру решим, что дальше.
  

--- 12 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Через какое-то время он меня разбудил и снова показывал, рассказывал... заставлял валять себя... показал как быстро связать...
   - Ладно, хорошо, - произнес он, - иди, гуляй. Без лишнего. Просто гуляй, слушай, смотри, запоминай. Веревку с ватой прихвати, но все равно не нападай пока. Разве что каким-то чудом встретишь аллиола. И только прошу тебя - аккуратней! Нас тут все ищут... И особо аккуратней глаза... Желтыми не сверкни...
   - Да, понял я, Свест...
   - Иди.
   И я снова гулял, помнив обо всем. Все также, все тоже... Один раз немного испугался, когда меня окликнули чужим именем, но хорошо, что "не тот" можно передать свистом... В отличие от прошлого раза я оказался вблизи жилья Лорстана почти в начале прогулки. Вот бы было здорово зайти потихоньку и скрутить его спящего. Эх... но вдруг его дома нет или за ним кто зайдет - ловушка... Я уже хотел уходить как увидел, что Лорстан покидает свою пещеру. Пошел он вдоль горного хребта в сторону противоположную выходу из Миссингардса. Сегодня я уже успел присмотреть там довольно неплохую пустующую пещерку, вход в которую был прикрыт листьями лопанны. Удержаться было невозможно. Я пошел за ним. Сначала он несся скача по скалам, но вскоре притормозил. Он, определенно, рвал какую-то траву. Я приготовил веревку, сняв ее с пояса и одев на шею, кусок ваты привязал к запястью. Какое-то время продумывал бросок и прислушивался. Конечно, было бы лучше осмотреть окрестности, но... вдруг он уйдет. Я зашел вперед и затем понесся в открытую, прямо на него в сторону его дома. Он, конечно, в какой-то момент поднял на меня глаза, но уж точно не ждал подвоха... Больше того - повернулся ко мне боком...
   С разбегу в прыжке мне удалось его завалить и заломать, закричать он тоже не успел, хотя я сначала ткнул его лбом в камень и только потом забил ему рот. Я немного путался в веревке упаковывая его... и рвался он действительно отчаянно, но и ломал я его, не давая сосредоточиться, нещадно. Когда, наконец, мне все удалось - я закинул его на плечо и рванул к заранее найденному убежищу... Он пытался вывернуться, пришлось его ударить в нос... Затих. Правда, когда я его скинул уже внутри пещеры, он снова начал пытаться мычать и рваться... Я дал ему пинка и, развернув, впился в его шею сзади... Мне столько не хотелось, но я пил, пил и пил, пока он не обмяк. И только тут я его отпустил. Он остался недвижим... Убил что ль? Вот так легко? Я прислушался к себе - вроде никаких таких особых ощущений, а ведь о предсмертной линне не очень хорошо говорят. Все же я перевернул его на спину и вынул кляп. Прислушался - вроде, дышит... Засунул кляп назад и, как среди прочего советовал Свест, вышел на улицу посмотреть - не привлечен ли кто нашей возней... Все было тихо, я вернулся и завалился усваивать его линну. Видел, как он открыл глаза и изумленно смотрел на меня в темноте. Когда я поднялся - он глазами попросил вынуть кляп... Я вынул, держа наготове кулак.
   - Не бей, - попросил он шепотом, - ничего сделать не смогу, плохо мне, развяжи.
   - И так нормально. Скрученным полежишь...
   - Да уж, думал меня накрыл сам Свест... Ты меня, кажется, почти опустошил и руку связал вывернутой... Будь человеком - развяжи и... верни линны немного. Больно же.
   - Что ты говоришь... Больно ему... А вспомни каково было мне.
   - Ну, я ж тебе помог.
   - И я помогу - попозже... может быть.
   - А я еще хотел тебя вывести наружу и дать уйти...
   - Когда?
   - Накануне... того.
   - Ну, не вывел же...
   - Я не знал, я, правда, до того не знал... Только при последнем разговоре... а до того... думал попуга...
   Опа... кажется, теряет сознание. Ничего, сейчас обратно в себя придет... знаем. Ага, во опять открылись глаза...
   - Ну, дай же хотя бы глоток, ну, дай... Что будешь ждать пока сдохну здесь?
   - Не, пока не сдохнешь: больше суток можно так пролежать - на себе проверено.
   - Ну, ты и зверь...
   - Да, я ж Бешеный и хорошо, когда бузить не начинаю... Ладно, пойду я. Авось тебя завтра найдут...
   - Да, подожди ж...
   И снова закатились глаза... А вдруг и, правда, помрет? Ведь я его бил... Неужели мне жаль? Я вспомнил как мы с ним прыгали в пропасть, как он меня учил и как подсунул эль и руку... Нет, все же жаль... Я прокусил себе запястье и капнул кровью ему на губы... Угу... слизнул... почувствовал... Я не стал прижимать ладонь - просто сосредоточился на том, чтобы кровь лилась... Не вся она попадала ему в рот, как он не пытался, очередной раз придя в себя... Нос у него был, вроде, не сломан - так, немного помят, на лбу ссадина... И шею я ему деранул не слабо... через какое-то время я решил, что достаточно и свой прокус на руке закрыл... одним мысленным усилием.
   - Издеваешься, да? - произнес он.
   - Нет, просто боюсь, - попытался я выдать признание, - начнешь кричать, рваться, а мне надо уходить...
   - Да, понимаю, вам линну самим не легко добыть, раз на людей нападаете...
   - Ну, а сам подумай как?
   - С вами Виреск?
   - Много будешь знать - придется тебя убить...
   - Добрый ты...
   - Угу... Ну, ладно, думаю до того как тебя найдут - долежишь.
   - Да подожди же ты...
   Я вышел, не слушая его... вокруг, вроде, по-прежнему никого... Присвистнул "кто там"... без отзыва... Лорстан в пещере тоже не шумел... Ночь едва ли на середине. Я вернулся к нему.
   - Боишься, конечно, боишься...
   - Не надо меня на это брать...
   - Поумнел...
   - Хорошо учили.
   - Ладно, в конце концов, руку по-другому перевяжи...
   - Боюсь.
   - Ты ж меня башкой приложил... мне и так сложно восстанавливаться, а ты еще и выкачал и почти ничего не вернул.
   - Зато вернул другое...
   - Чшет... Ну, сказал же - не хотел... Меня, как и Гайчена, просили уговорить тебя придти к нам, но я и подумать не мог, что тебя так ненавидят, да, в общем, на тот момент и относился к тебе по-другому... а ты оказался очень даже ничего...
   - А сейчас я вообще идеал... а если еще двину пару раз - покажусь Богом.
   - Боги, будьте ко мне милостливы, - вдруг прошептал Лорстан и опять отрубился...
   Черт... а приятно, когда называют Богом... Уходить или...? Линны я ему еще раз дал...
   - Не уходишь... Правильно. Я хотел договорить...
   - Да, помню, вы при смерти болтливые.
   - Ней?
   - Ага...
   - Слушай, я мог бы вас со Свестом прикормить... не знаю, где прячетесь, но мне-то достать линны достаточно легко и...
   - Рассказать, как нас найти, еще проще...
   - Не стану я... поверь... Мне самому тут все надоело. А вернуться... не решусь никак. В делегации навязываюсь... Слушай, а пришли вместо себя Свеста. Я с ним скорей договорюсь.
   - Ага, я сейчас выйду, а ты закричишь - дозовешься своих, и Свест придет в засаду...
   - Боишься...
   - Да.
   - Я там сон-траву собирал - принеси и иди, поговори со Свестом. Пусть он сам решит.
   - Ничего я тебе не дам, - с этими словами я забил ему в рот кляп, - но со Свестом, так и быть, поговорю. Как только вернусь. Если дойду, конечно. У вас же тут везде - караул... что творится...
   Обратно в наш приют я шел напрямик. Какое-то время даже забыл об осторожности, но вовремя спохватился... И обошел стороной группу заночевавших прямо на поляне вампиров. Как же все получилось легко! Взял и завалил... Вдруг я поймал себя на том, что хочу вернуться и посмотреть - все ли с ним хорошо... Но нет - отмахнувшись от этой идеи, я продолжил путь. Пусть и, правда, разбирается Свест.
   - Так, а что так ра..., - приветствовал меня последний и осекся на полуслове, - так... охотился. Аллиол?
   - Вот еще...
   - Я ж тебе говорил - пока...
   - Я Лорстана завалил, не удержался...
   - И... как Лорстан?
   - Лежит и ждет. Очень надеется, что к нему придешь ты...
   - Просил придти меня?
   - Да! Даже предлагал, что мог бы нас линной подкормить, но...
   - Ну, что ж... пожалуй, успею...
   - Подожди, Свест, а вдруг...
   - Сам разберусь. Ты его не очень? Хотя да, судя по тебе...
   - Он там связанный лежит с кляпом во рту...
   - Ну можно было и без... Ладно, рассказывай, где и что!
   Я объяснил ему, где эта пещера...
   - Хорошо, забейся в угол и не бесись... Ах, да...
   Свест все же забрал у меня избыток линны... Потом покачал головой...
   - Он там точно еще живой?
   - Сам знаешь, от этого быстро не умирают...
   - Все... еще раз повторяю - сиди и жди, будто ничего не произошло...
   С этим он ушел... Мне так хотелось снова выйти, я даже...
   - Риарин, конечно, я тебя не удержу, - напомнил о себе Вир, - но, может, все же стоит сделать, именно то, что Свест просил?
   - Ну хорошо: да-да-да... Буду сидеть и ждать...
   - Тут не так плохо. А если что - могут перевести в другую тюрьму...
   - Виреск, хватит. Я послушаюсь сейчас...
   - А впредь?
   Я промолчал. Потом, вспомнив, что линной можно заставить себя просто спать - отключился. Когда вернулся Свест я пропустил.
   - Впечатление, как обычно, произвел, - были его первые слова на мое просыпание.
   - Что-то не так?
   - Да все так... Но, признаться, неплохо ты его забил и оставил в шикарном состоянии... Не говоря ни о чем другом, с распухшим носом и заткнутым ртом трудновато дышать... Еще немного - и пользы от него не было бы никакой.
   - А так?
   - А так - посмотрим. Одно могу сказать - ему будет нетрудно объяснить почему пьет линну чаще обычного... Руку ты ему выбил... пришлось обратно вправлять. С головой еще ничего... через пару дней пройдет... Ну, хоть хромать не будет... А если бы он тебе тогда не помог?
   - Ты же сам говорил, Свест, что не прочь кого-нибудь здесь отправить в долину Богов.
   - Согласен...
   - Свест, он нас сдаст.
   - Не обязательно... Конечно, я не буду с ним здесь встречаться...
   - Ты его развязал?
   - Да, и завязал поаккуратней... И оставил, где скорее найдут... Рин, он, похоже, правда, будет помогать... Но еще бы и его не подвести...
   - Когда встречаетесь?
   - Установил место, где он будет каждую ночь...
   - Черт, а если не один придет?
   - Мы тоже пойдем вдвоем. Ты пойдешь к нему, а я попытаюсь оценить обстановку. Потом присоединюсь... Виреск - посидишь один... Если верить Лорсту - пока ищут в других местах...
   - Ты ему веришь?
   - Скорей да, чем нет... разумеется, не настолько, чтобы сообщить, что мы обитаем возле болот...
  
   ***

--- 13 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Итак, в следующую ночь мы пошли вдвоем. Правда, Свест сразу сказал, что нужно разделиться, назвав место у горного хребта и каким путем идти туда, где мне нужно будет ждать... Оказавшись на месте, в кроне джиба, я, действительно, сидел и ждал... и видел как мимо прошел Лорстан... Вскоре рядом появился Свест.
   - Проверил - пещера пуста. Если что - в ней два выхода. И оба хорошо видны, вон с той скалы. Он зашел - иди к нему... вон там... Поболтайте... приятели... Я потом приду... Если все нормально.
   - А если нет?
   - Тогда тем более приду. Не брошу... Давай, иди.
   - Не бросишь меня или Виреска?
   - Говорю - иди.
  
   ***
  
   - А я все же надеялся, что придет Свест, - поприветствовал меня Лорстан.
   - Как ты?
   - Было бы хуже, если б Свест меня немного не восстановил... Уж не знаю как бы я, задыхаясь, до утра, помятый, разодранный и без линны...
   - Думаешь, мне стоит тебя пожалеть?
   - Не говори ерунды. Но настолько не обязательно было выпивать... Намного раньше соотношение сил изменилось кардинально не в мою пользу... Но, я понимаю, ты это не очень-то чувствуешь. Вот и с запасом... А ведь, наверно, даже и не понял, как я к тебе отношусь?
   Мое лицо ему все сказало...
   - Да, твое собственное отношение все перекрыло... Ну да, понимаю, я оказался крайним и получил за все, что было с тобой... Ну, а что - мне было тебя отбивать? Тебе бы было, правда, лучше, если бы тебя понес кто-нибудь другой, а я бы был на твоем недавнем месте? Даже Свест не дернулся... Опоздали мы оба тебя тогда выручать... Миертс помешался, не иначе...
   Говорить с Лорстаном мне совершено не хотелось, и я тоскливо стал поглядывать на входы-выходы... Когда ж, наконец, придет...
   - Да, а неплохо так мне домой разрешили накануне вернуться...
   - Гулять уходил?
   - Да... Поколотили слегка и выставили... Миертс немного угадал.
   - Да, он сказал.
   - Ну, ты и...
   Все, темы для разговора были исчерпаны. Мы молчали. Наконец, появился Свест. Лорстан ему явно обрадовался. Тот сделал знак, и мы все трое вышли. Он повел нас дальше вдоль хребта и затем уже завел в другую пещеру... Еще и камнем задвинул изнутри.
   - Путаешь следы, совсем мне не веришь? - спросил Лорст.
   - Потом разберусь. Как с вашими решилось?
   - Нормально. Сказал, что меня поймали, скрутили и выпили не знаю кто...
   - Но все догадались?
   - Разумеется, думают, что ты... Как и договаривались, сказал, что не оставлю этого так, ничего после такого не боюсь и буду все ночи вас искать... Изобразил бешенство...
   - Найдешь, - кивнул Свест, - с аллиолами как?
   - Нормально... Кажется все приняли нормально, что буду постоянно под завязку ходить... Другие вообще опасаются тебя найти... А где вы прячетесь?
   - Больше ничего не рассказать?
   - Ну, я это, хотел... на крайняк... ну, может - к вам.
   - Там ты нам не нужен. Только если сможешь среди своих...
   - Понятно. Вы, правда, думаете есть способ уйти?
   - Пока не знаю, но, сам понимаешь, если случится - искать еще кого-то и брать с собой - слишком рискованно.
   - Понимаю.
   - Если ничего не заподозрят - сам сможешь придти...
   - Если... Как думаешь, Агори прилетят разбирать все здешнее безобразие?
   - Жрецы решат...
   - Где мне вас искать?
   - Неподалеку от вашей пещеры света, где нас держали. Там чуть левее череда подземных пещер...
   - Знаю...
   - Вот по ним и полазай. Вошел-вышел. Однажды войду за тобой. Но если как раз там окажутся поисковики...
   - Понятно. Когда?
   - Через четыре дня начинай. Как раз поправишься. Как рука?
   - Не лечить - болит.
   - Ну, да ж... он тебе связки, на которых она держится, порвал...
   - Ничего, линны в избытке... Хорошо, шею не свернул... говорили - можете... А помнишь, Свест, как в середине прошлого лета мы экономили в Сатри и даже больные вынуждены были ждать?
   - Как не помнить... тогда еще лечился Ней... ну, до, - он глянул на меня, - Смиалоэты бесились, Моаи чаще ходили группами, Этты третий год неприкасаемы... у заводопадных - эпидемия весной сильнейшая была, прошлась по всем, только отошли и мало их стало... Байэтты разве что в порядке. И еще эти смерчи-ураганы... побили и ваших и наших...
   - Вот, казалось бы, сейчас, здесь - все просто и доступно, и что спокойно не живется...
   - Не знаю, что вам не живется... Ладно, Рин, что притих - пошли. Виреск заждался...
   - Эй, Свест, - вдруг притормозил его Лорстан.
   - Что еще?
   - Кажется, я знаю, почему у нас практически нет самовозгорающихся факелов...
   - Ну?
   - Жрецы готовят зажигательную смесь, я знаю, но... один из наших видел, что ее разливают в бутылки...
   - Думаешь, зажигалки делают воевать где?
   - Тогда думать не стал и теперь не буду... Может, вообще - пустые слухи... Просто сказал.
   - Хорошо, я тебя понял... Надеешься, что так Агорийцы быстрей сюда прилетят?
   - Не знаю, может, наоборот, вообще не сунутся... Но если что - аккуратней.
   - Ты тоже поаккуратней. Не попадись. Ну, и не подставь - первым убью...
   - Если угораздит опять ближе всех оказаться... ладно, идите уже...
  
   ***
  

--- 14-17 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Я - жестокая скотина, мало чего понимаю, плохо что чувствую, со мной лучше не иметь дел... Да, себе-то я могу признаться, что Лорстана я хотел именно убить. Пусть все равно где-то еще свербит остаток былой жалости... ведь когда-то я боялся, что придется убивать, а теперь... Больше того - мне хотелось убить медленно замучив... Вот если бы не Свест, и я пошел туда сам... стал бы я ему помогать или бы и дальше смотрел как он мучается? Возможно бы и смотрел, издевательски капая кровь на губы только для того, чтобы он не проваливался, лишая меня возможности видеть его просящие глаза... дай!
   Его спас Свест... А еще Свест примчался спасать и меня, но ощущение, что уже почти готов об этом жалеть. Да ему уже Виреск ближе! Он готов его тоже обратить. Будет ему новая игрушка, а я уже давно не нужен. Да и кто я ему, чтобы быть нужным? Был еще аллиолом, самосильным, его тянуло ко мне то же самое "дай", а теперь... Я вечный одиночка. И зачем это все?
   О, Боги, как я таким стал? Может виной мое чудесное преображение, в результате которого по мере того как впитываю в себя чужую силу, гашу в себе чужую боль, капля за каплей из меня вытесняется аллиольско-человеческое... при этом вапирско-человеческое не появляется. Может, этого во мне вообще нет и не появится никогда. Может это передается только с молоком матери-наирии или прививается совсем еще несмышленому детенышу. Я выбрал себе дурацкую судьбу, когда пожалел Нияста и не дал ему умереть... Умереть-то всего делов. Только за этот сезон у меня был на это шанс по крайней мере дважды... И что? Мир так и стоит и будет стоять... А я? Нужен этому миру я со своими заморочками?
   Нет, не сам я себе выбрал эту судьбу. Это сделал Свест... Может и я хотел, но разве я его просил? А если даже как-то невольно когда и получилось - разве понимал о чем прошу? Впрочем и он не понимал воплощая это свое желание. Ведь, по всем законам, оно не могло воплотиться... Так кому задать вопрос, кто мне выбрал эту судьбу? Неужели Богам?
   - Риарин, не спишь? - Вир проснулся.
   Четвертый день снова сижу тут сиднем. Меня выпускать Свест не хочет совсем. А сам собирает необходимые травы в желто-голубом свете лун. Вроде, все нашел. Наполовину уже готова эта их эрдигионская вода. Еще последнее добавить... самое главное - уже там. Как раз настоится через три дня и ею обольет себя Свест... Немного побьется в судорогах, возможно, и, конечно, ее усвоит и начнет чернеть. Лорстан обеспечит питание. У нас появятся одни огромные крылья на троих, с которым можно преодолевать бури и ветра, парить над вершинами самых высоких гор. И мы вернемся домой. Я - избитый и опозоренный. Свест - герой... Так, в общем, оно и есть. И вот почему я этого всего не хочу? Может потому, что мне уже кажется что меня везде будут бить, хотя бы только потому, что у всех сложилось впечатление, что я совсем не понимаю слов? Но почему я должен понимать? Почему нельзя просто жить так, как хочется? Или не жить... Если бы вернуться обратно в ситуацию выбора, когда знаешь уже все, что теперь происходит заранее - что бы я выбрал? И выбирал бы я...
  
   ***
  

--- 18-20 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Сколько же времени для пустых размышлений... Надоело давно. Но чем еще себя занять? Поговорить с Виреском? Порой кажется, что даже он знает больше меня. Я надеялся, что хоть на встречи с Лорстаном Свест будет брать меня с собой. Нет, как же... накануне опять сам кого-то заловил, пришел сытым, накормил меня, сказав, что рассчитывает, на то, что до возвращения в Сатри, если все будет в порядке, мне подпитка будет не нужна... И ушел один. Вероятно, воспользовавшись помощью Лорстана, еще будет и кого-то ловить... ему много нужно... а мне - тут сидеть, ждать... со мной лучше не иметь дел - по-другому я не могу этого понять. Еще три дня заточения.
  
   ***

--- 21 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

   И снова он вернулся под утро... Пресыщенный настолько, что, кажется, воздух при его появлении сгустился. Но... неужели мрачноват? Свест чего-то боится?
   - Есть две новости. Плохая и хорошая... с какой начать?
   - Начни с хорошей, - попросил Виреск.
   - У меня сегодня день рождения.
   - Ты же мне этого никогда не говорил! - воскликнул я.
   - По нашим обычаям, это знают только ближайшие родственники. Остальным - незачем года считать. А мы с тобой, Рин, все же не породнились.
   - А сейчас зачем сказал?
   - Так никого родных рядом нет... И, в общем, если доберемся, хочу отметить с вами...
   - Свест, ты говорил еще и про плохую, - напомнил Виреск.
   - Плохая, что завтра-послезавтра будут прочесывать кромку озер. Лорстан знает точно... Будет со всеми нас искать. Я его тут еще раз изобразил прибитым... И вдруг он своей готовностью все равно лазить и искать наше пристанище вдохновил остальных. И искать стали активней...
   - Говорил же - нельзя ему доверять, - проворчал я.
   - Он не специально, просто так вышло. Ему тоже непросто. Но это уже есть. Главное - даже если я сию секунду обольюсь, отрастить крылья я не успеваю. Лучшего убежища в других местах пока нет... И поэтому... сомневаюсь, что сложится, пусть и с запозданием отмечать.
   - Свест... Мне кажется, что все равно стоит пробовать..., - заговорил Вир, - даже если придется бегать и прятаться - все равно какой-никакой шанс. Ведь нам не неделями летать... Особенно тщательно отращивать не обязательно. Да и воды, как я понимаю, сделали с запасом - довольно одной бутыли, а у нас - три.
   - Ага... если не выйдет - буду каждые семь дней себя поливать. Виреск, ты не понимаешь, о чем говоришь... Лишние бутыли - потому что иногда она может неправильно забродить...
   - Но ведь все три в порядке!
   - Да...
   До меня вдруг снова стало доходить, что выхода нет... Столько дней я страдал ерундой, уже считая возвращение само собой разумеющимся. И вдруг... Нет, я не готов умирать здесь под пытками усмехающегося Миертса... Тем более в компании друзей...
   - Надо уходить... Возможно, удастся в другом месте...
   - Свест, ведь если эту воду сутки-другие после готовности не использовать она пропадет?
   - Да. Виреск, да...
   - А если облить ею еще и меня?
   - Что?
   - Ты возьмешь разбуженную во мне силу, она намного мощней, чем все, что можно достать и... может, удастся отрастить крылья сразу же?
   - Думай, о чем говоришь... Ты уже в ней купался в этом году...
   - В том году дважды, как ты выразился, купался и Рин. А я лучше у нас в замке больным полежу, чем здесь... неизвестно что. Ты меня спокойно донесешь. Лекарств-восстановилок - вон уже кучу запас... Не зря ж ты завалил и грабанул местного жреца... Вопрос только - получится?
   - Может...чшет...подкрылки будут неустойчивы, могут рваться на лету, но нам же, действительно, не неделю летать...
   - Ты точно знаешь это, Свест?
   - Мне ль не знать...
   - Так давай и начинать...
   - Что скажешь, Риарин, - вдруг обратился ко мне Свест.
   - А я то что? Мне откуда знать можно так или нельзя?
   - Ну, все же твою выправляем судьбу, хотя Виреска ты так или иначе тоже к нам возвратил... Ну, так что? Помогать будешь?
   - А как?
   Свест как обычно подробно и точно мне все рассказал. Я только кивал...
   И... неоткуда было взяться голубоватому пару, не было читающих молитвы жрецов... Но Свест вдруг сам грохнулся на колени и стал взывать к неведомым мне Богам... Кажется, я даже не очень помнил их имена... Потом вдруг обернулся ко мне и стал.. взывать к облачным Богам Гайчшертов... Немного смутившись, я, вдруг что-то сообразив, снял с шеи талисман Бога Эрума, и со словами "дарю" одел ему на шею. Он чуть заметно улыбнулся и протянул мне руку:
   - Впивайся и пей, пей досыта. Неизвестно, что будет дальше, а мне столько не нужно, если сейчас Вир...
   Я послушался. Свест отошел в сторону и, открыв одну из бутылей, вылил ее себе на макушку... По его телу волнами пошла дрожь... Он даже опустился на пол... Да, была, была некоторая вероятность, что придется бросаться на него, бросаться и пить... И... Но нет... вскоре он вдруг странно успокоился, встал, вытянулся во весь рост и прямо на глазах его кожа начала чернеть... Казалось, при этом меняется и лицо, немного глубже западают глаза... Наконец он глубоко вздохнул и улыбнулся:
   - Все... Виреск...
   Вир подошел ко мне и сел рядом у моих ног... Я стал его связывать. Обычно связывают позже, но я тут один и когда он уже начнет биться... Уже связанного я его облил... Как же его колотит... он чуть ли не прыгает лежа на полу... Чуть не забыл... я подхватил бутылочку с настойкой аффики и брызнул ему в лицо. Немного успокоилось. Самое сложное... Я наклонился и вцепился в сведенное судорогой горло... Да, я не жрец, я не могу себя достаточно настроить... Своими мышцами он мне выломал клык, хоть тот и был загнан совершенно тупым... к счастью, он вылетел наружу, не застрял... Свест об этом предупреждал, но я все равно еле удержался, чтобы громко не закричать... Пытаясь сделать себе кляп из собственного кулака, я смотрел, как Свест терзает Виреска... К счастью, тот потерял сознание сам, и не пришлось его успокаивать сон-травой... Об этом я бы точно уже забыл.
   - Все, Рин, все, - вдруг решил успокоить меня Свест, - развяжи его, отнеси на лежак и немного оботри...
   - Я все помню...
   - Зуба оба выломал?
   - Один...
   - Тогда еще ничего. Если что - мне твоя помощь не нужна...
   Мда... меня самого, кажется, трясло... Какой я к черту человек, типа вампир... Чуть что и... Но я старался...
   Свест тем временем отошел в сторону... Я понял насколько сильно он сосредоточился по остановившемуся немигающему взгляду... Получится или не получится... от этого зависела наша жизнь... Виреск теперь без сознания и неизвестно когда еще в себя придет. С ним таким... Дышит, вроде, ровно.
   Свест подозвал меня к себе... Черный, такой теперь незнакомый Свест...
   - Побудь со мной... Виреск все равно будет спать...
   Я послушно дал заключить себя в объятия... А он все сидел и смотрел не мигая перед собой... Долго, очень долго... так казалось мне.
   Вдруг сдвинулось бревно, которым мы прикрывали вход. Свест тут же подскочил и... к нам ввалился Лорстан.
   - Ребята уходите... сейчас тут будут все. Жрецы засекли здесь у вас какое-то... Ой! - только сказав почти все, он понял, что Свест черный...
   - Да, мы уже готовы, - ответил последний, - Рин, хватай Виреска и нашу суму. Выходим. Сам он подхватил обалдевшего от увиденного Лорста и ринулся на выход первым. Впрочем, и я не особо отставал. Едва я высунулся из норы, он выдернул меня одной рукой чуть ли не за шиворот. Конечно кстати - вылезать с обездвиженным телом было не очень удобно. Свест держал Лорстана вжимая в землю, но когда я выбрался, он встал сам и помог подняться ему.
   - Спасибо тебе, Лорст, - произнес Свест, - и, извини, но так тебе потом будет проще...
   Он замахнулся и ударил Лорстана в челюсть так, что тот отлетел шагов на семь... Да я, даже я прекрасно слышал, что приближаются многочисленные шаги... Свест подхватил с моих рук Виреска, я запрыгнул ему на спину и... раскинулись большие черные крылья. Один взмах и никому уже нас не достать. Мы летим вверх, к облакам, и пусть нам не добраться туда где обитают Великие Боги, но мы уходим от тех, кто вполне мог бы нас спровадить в долины Богов... И это - хорошо!
  
   33. Выбирай
  
   Да, все не просто, все очень не просто... Мы пролетели среди холодного тумана облаков... там даже дышать тяжело... Только перелетев горные хребты Свест снизился. Это страшное слово "смерть" заставляет порой идти на отчаянные поступки... Трудно было представить, что вот так, без жрецов... И мы летим, действительно летим... Наверно, внизу было очень красиво, но мне не хотелось смотреть вниз. Мне вообще никуда не хотелось смотреть. Я не стоил таких жертв... Опять ни за что ни про что получил Лорстан... А ведь он, действительно, всех нас спас. Возможно что без него... мы бы просто не успели покинуть нашу пещеру... Свест еще бы и успел взлететь, но подхватить нас... жаль, мне безумно жаль, что так все произошло... Значит Лорст все знал? Всегда знал? А я...
   Конечно, мы вытащили из всего этого безумия еще и Виреска. Но в каком состоянии... Без сознания его тащили среди облаков... Как он дышал? Он же не может как мы...
   И тут я увидел как слева от меня, щелкнув, порвалось одно крыло и почти в один миг с этим щелкнуло справа... Свест нырнул в воздухе, но опять выровнялся и я видел как на лету зарастает черная блестящая на солнце кожа... Так произошло несколько раз...
   Пролетев какое-то расстояние, Свест стал снижаться. Когда мы приземлились, я узнал это место. Да, именно тот самый верт посередине небольшой поляны. Именно до него немного не дошел Лорстан, когда повел меня показать Эрэрг.
   - Надо отдохнуть, - Свест, правда, выглядел немного измученным, что само по себе странно для черного, - крылья, действительно, нестабильны до ужаса... Всю дорогу лечить... Мы ближе к ночи дальше полетим. И отдохнуть и... негоже над аллиольскими поселениями черным пролетать при свете дня.
   Несмотря ни на что, он очень аккуратно положил на землю Виреска. Тот все еще спал. Свест прощупал вены у него на шее, наклонившись послушал дыхание.
   - Нормально, вроде, - констатировал он, - Рин, достань из сумки поесть.
   Я протянул ему фриор. Самому мне есть не хотелось. Но притом... да, это какое-то безумие, но я вдруг понял, что хочу идти в Эрэрг опять... Именно туда...
   - Риарин, - снова заговорил Свест, - там река была. Сходи, водички принеси.
   - В чем?
   - Сообразишь.
   Конечно, отказать в такой просьбе невозможно. И ноги сами понесли меня в сторону Эрэрга. Но, вспомнив, что река в сторону Миссингардса гораздо ближе, я все же заставил идти себя туда. Попав на ее берег я какое-то время носился и смотрел, в чем принести, ну в чем... Наконец я заметил прибитые к берегу и уже свернувшиеся листья прошлогодней татимы. Молодые они вполне могут заменять переносные столики. А сейчас, со стянутыми к середине краями... чем не кувшин. Взяв один из них и зачерпнув воды я пошел обратно. Да, это была не та ноша, с которой можно идти по верхам. Только пешком, неся в двух руках. Ну что ж... погулял.
   Когда я приблизился, Свест лежал рядом с Виреском. Он сел сразу же как только я приблизился. Виреск не просто был в сознании - в его руке была гроздь винолин и он их ел. Я не стал спрашивать ни о чем.
   Свест взял из моих рук "посудину" и сделал несколько глотков, затем помог занять полусидячее положение и Виру. Тот тоже пил... Остаток воды Свест вылил себе на голову.
   - Я так понимаю, ты все еще надолго сыт? - поинтересовался он у меня.
   - Да, а тебе, может, линны дать?
   - Нет, - помотал головой Свест. - Первые сутки черные ее не пьют. Еще та, что раньше выпита, не улеглась...
   - Тебе тяжело нести нас вдвоем, Свест.
   - Да, крылья не стабильны... Хочешь сказать, что пешком отсюда дойдешь?
   - Конечно, - обрадовался я, - только я бы еще хотел сначала зайти в Эрэрг.
   - Куда?
   - Ну, в поселение каменных хижин... Заброшенное...
   - Ты бредишь?
   - Нет, мне Лорстан его показывал, когда шли... к Миссингам. Ты как раз остановился там... ну, в общем мы где-то здесь свернули на обратном... Я бы опять зашел и потом уже...
   - Возможно, ты не бредишь и там действительно что-то есть, но тебе еще развлечений не хватило?
   - Свест, это не развлечение, я сам не знаю почему меня так тянет туда... Там, понимаешь, такой голос из-под плиты...
   - Кого-то придавило плитой?
   - Нет, никого там нет, плита на земле и от туда...
   - Все это очень интересно, но, может, не вовремя...
   - Я хочу именно туда...
   - Боишься возвращаться что ль? Да ничего тебе не будет, успокойся. Ты свое уже получил. Причем и за то, что еще только можешь натворить...
   - Нет, я хочу туда...
   - Это нечто на грани безумия... ты понимаешь о чем говоришь?
   - Не совсем, но что-то внутри меня понимает...
   Свест отвернулся... И вдруг стал присматриваться. Я проследил направление его взгляда и... или мне показалось... Возле куста элени стоял золотистый туман... чем-то напоминающий фигурку женщины, закутанную в покров.
   - А знаешь что..., - произнес Свест, - иди, куда хочешь, иди. Хоть к черту в подземный чертог... У меня нет сил, да и бесполезно тебя держать. Все равно уйдешь. Не отсюда, так из Сатри. Не в подвале же тебя всю жизнь держать, превращая в чудовище пещер. Только учти - я больше никогда не стану тебя искать. Сдохнешь - вот и хорошо. Хлопот меньше.
   - Ну, зачем ты так, Свест... Понимаю, я тебя достал...
   - Нет, это я тебя достал... Но тебе мало - тебе надо еще куда-нибудь залезть. Хорошо. Вольному - воля. Но я тут больше не причем. Не стану тебя ни разыскивать, ни спасать. Как бы долго ты не пропадал...
   - Свест, я обязательно вернусь и мы...
   - Вернешься - тогда и посмотрим. Если вернешься, конечно. Дурака учить - что мертвого лечить.
   - Ну, что не так? Тут всего сутки идти до нас. Миссинги, конечно, могут через сутки быть на этом месте. Но я не попадусь им в лесу. Тут можно идти в любую сторону... Да и зачем им нас догонять? Ясно ж, что бесполезно... Лииной ты меня запитал как следует. Тебе она сейчас не нужна.
   - Я ж уже сказал. Все прекрасно - иди. Прямо сейчас пойдешь или нас в полет проводишь?
   - Провожу...
   - Вот и хорошо, я немного посплю, а ты тут послушай, поохраняй. Вероятности мало, но все равно осторожность не помешает. Ах, да, вот еще Рин, я не буду терзать Агорийцев и говорить, что тебя нашел.
   - А что ты скажешь?
   - Что нашел только Виреска. Эрдигионскую воду - готовой спер. А о тебе там ни слуху, ни духу. Пусть все думают, что тебя еще по пути туда прибили.
   - Зачем ты так?
   - Затем, чтобы дважды не хоронить. И чтобы там, куда ты пойдешь, потом народ каменные плиты не поднимал не слушал - не слышится ли из-под какой твой голос. С Виреском, да и с Лорстом, если он все же придет - я договорюсь...
   - Ты можешь не первым встретить Лорстана при его возвращении... А я, я же вернусь.
   - Вот все обрадуются. Тогда я правду и расскажу. А про Лорстана не волнуйся - я с ним договорился, чтобы он не шел сразу в Сатри. Назначил встречу в стороне. Ведь все остальное-то, что там твориться, я собираюсь рассказать...
   - Но, Свест...
   - Все, я спать хочу!
   Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, он лег и отвернулся. Виреск, похоже, уже давно спал и не слышал наш разговор.
   К наступлению сумерек все уже проснулись.
   - Не передумал? - бросил мне Свест.
   - Нет.
   - Вот и хорошо. Полетели, Вир.
   - А Риарин разве не полетит?
   - Нет. Тяжело мне - крылья рвутся на лету. Пешком дойдет. Смог уйти - сможет и вернуться. Потом сделаем еще один привал - остальное расскажу. Удачи тебе, Риарин...
   Взмах черных крыльев, еще один и еще взмах, взмах, взмах - и вот они гораздо выше верхушек джибов, вертов, липол...
   Наверно, глупо, и я, действительно, дурак. А может, бросить и, правда, весь этот бред и идти прямиком в Сатри? Вот все обрадуются... Мне? Или тому, что столько усилий потрачено не зря и я, наконец, образумился? Опять эти жрецы с их заглядыванием в глаза и идиотскими вопросами... Нет, по-любому это будет, но... может все же не завтра-послезавтра, а потом... Когда-нибудь потом... Еще думая на ходу я поймал себя на том, что иду в Эрэрг. Лорстан не хотел оказаться там в ночь, мне же самому было все равно...
  
   ***
  
   В тени вертов каменная хижина-гора казалась немного зловещей, и я решил оставить ее обследование на утро. Я прошел сквозь весь Эрэрг к поляне, где полукругом высилась другая - там, где была та самая плита. Я смело ее обошел... Подождать утра? Какая разница. После посещения Миссингов все остальное казалось такой ерундой... В свете лун яма казалась даже не такой глубокой, я спрыгнул. И тут понял, что я хочу... неужели мне надо было притащиться сюда и обидеть Свеста только ради того...
   Я лег и прижался ухом ближе к "входу". Да, сначала будто вода по руслу, а потом...
   "Сюда может войти только первый ... и только один" - черт, опять слово не расслышал... от возникшего раздражения я со всей силы ударил обоими кулаками по каменной плите... Опять прижался ухом...
   "Сюда может войти только первый обращенный и только один. Это - ты". Впрочем, последние слова я расслышал очень плохо, потому что в этот момент раздался грохот, подо мной все заходило ходуном, сверху посыпалась земля и я полетел кувырком куда-то вниз... Я не успел что-либо разглядеть, когда сверху еще раз грохнуло, и стало совершенно темно. Так темно, что даже мои вампирьи глаза ничего не видели. Неужели был прав Свест, когда сказал, что я не вернусь? Он что - никогда не ошибается? По идее, мне следовало очень испугаться, но мною вдруг овладело абсолютное спокойствие. Не вернусь - и не вернусь. Остальным хлопот меньше... Неожиданно стали слипаться глаза и...
   Голубоватый свет. Он был всюду, он был везде. Видно было даже лучше чем днем. Сколько же я спал и спал ли вообще, и не является ли все это всего лишь сном? Вокруг были какие-то полки, на них - глиняные посудины рядами. Я подошел и взял в руки одну из них. В голубом свете заплясали пылинки. Посудина еще и сверху залеплена глиной. Кто-то приготовил запас вина? Проверить? Нет - не хочется. Я положил посудину на место и решил разведать, что наверху с дверью. Как ты ни было - отсюда надо вылезать... Но нигде под потолком не было ни малейшей щели... Я попал. Сумку со снедью я оставил Свесту. Я влез сюда совсем без всего... Какой я молодец!
   - О Боги, объясните мне, зачем я свалился в эту дыру, - прокричал я, ожидая в ответ звенящую пустоту, но что это?
   - Ты хотел сюда придти..., - пронеслось эхом.
   Эхо повторяет не мои слова? Вообще откуда тут эхо...
   - Почему так вышло? - решил я проверить еще раз.
   - Ты первый из обращенных вампиром в вампира и ты пришел сюда один!
   На короткую фразу такое эхо? Я все не мог понять, почему испугаться мне не удается.
   - Зачем мне это?
   - Ты хотел выбирать...
   Да, пожалуй, эхо право - надо выбирать, точнее выбираться. Я снова забрался под потолок и стал отчаянно пытаться сдвинуть каменную плиту. Нет, никак, я стал прикладывать еще больше усилий... и вдруг она дернулась, сбросив меня на пол.
   - О, черт, черт, черт!
   - Не того зовешь, - охотно ответило эхо.
   - А кого надо?
   - Себя, тебя, нас...
   - Вы кто?
   - А кто ты?
   - Я... человек, вампир... вам лучше знать.
   - Ты должен сам это решить.
   - У меня выбора нет, если не выберусь отсюда - рассыплюсь в прах!
   - Да, - на этот раз лаконично.
   - Я могу отсюда уйти?
   - Да!
   - Как?
   - Задать правильный вопрос...
   - Может еще в домики поиграем?
   - Ты можешь узнать, как строить каменные поселения вдали от гор.
   - Спасибо, но мне вполне довольно узнать, как сдвинуть каменную плиту.
   - Задай правильный вопрос.
   До чего я дошел... разговариваю сам с собой и мне кажется... неужели кажется? Так, хорошо, куда бы меня не переклинило, но если задать правильный вопрос, то, может наваждение исчезнет. Я стал думать, о чем еще спросить...
   - Так у меня есть выбор? - спросил я, наконец.
   - Да
   - Какой?
   - Кем выйти отсюда или - не выходить.
   - Но закрыто.
   - Откроется после выбора.
   - Бесполезно выбирать, если я все равно не знаю, что выбираю в итоге! Это все обман! Не знаю в обители ли я Богов, или, как и предупреждал Свест, провалился в чертово логово, но выбирать не зная к чему это приведет - это все равно что...
   Ответа не последовало... Ну вот... Что мне стоило просто сказать... наэрлом... или все же аллиолом? О, черт, об этом и спросили...
   - Эй, вы, еще поговорим?
   Опять молчание. И здесь, что ль решили, что я не понимаю слов? Я ходил кругами по этой небольшой комнате, лазил наверх, пытаясь сдвинуть плиту, в отчаянии скинул с одной из полок все посудины... Они побились. Внутри оказалась не жидкость, а свернутые в трубочку какие-то листы. Я потрогал один из них... Не бумага, а что? Не деревянные же? Я немного развернул один из них... Неужели это письмена? Вот бы Нияст обрадовался! А мне до этого нет никакого дела... Надо выбираться. Я снова заметался по кругу.
   Устав, я присел на пол и заснул... или почти заснул?
   Перед глазами плыла картинка как я вылезаю из этого помещения и направляюсь в сторону Сатри. Потом какие-то куски-сценки... Там я - не самый умный, не самый сильный, один из... Меня многие не очень-то воспринимают всерьез. Ссоры, совместные праздники встречи лун... Мелькают лица... Ирлиин, Агилара, Свест... и далее, далее, далее. Смотрят в глаза жрецы, что-то требуют, что-то хотят от меня и остальные... Зимовки с остыванием и невыносимым ожиданием выхода. Охота. Поединки и... далее-далее-далее. Снова и опять... и, вдруг, все заволокло туманом... Картинка поменялась.
   Я лежу в этой комнате, никуда не выхожу... лежу на полу. Нет ни голода, ни жажды. Чего-то жду. И, наконец, все равно поднимаюсь и выбираюсь наружу. Хочу выкинуть подкрылки - а их нет. И тут замечаю, что я совершенно побелел. Иду в Сатри, начинается ураган. Я пытаюсь куда-то спрятаться и тут меня подхватывает смерч и куда-то несет. Потом меня бросает в озеро... На помощь кидаются несколько аллиолов... помогают... что-то говорят, но не на сатриильском, не на смиати, на... не могу сказать... но все понимаю. Для них - я спустился с небес. Да, нет подкрылок, я - бел как и они, но я помню все, чему меня учили и даже больше... Я - самый сильный, умный... я знаю... по сравнению с окружающими - все... я даже понимаю сигналы вампиров... Хоть и не могу повторить... Но нигде поблизости нет Сатри... Вообще ничего знакомого рядом нет. Ничего нет...
  
   ***
  
   О, Боги... как жестко спать. Что только не наснится. Я открыл глаза. Нет! Я снова на каменном полу в круглой комнате... О, нет! Я хочу выйти!
   - Да, сейчас откроется дверь.
   Опять это эхо. Оно уже отвечает на мысль? И снова...
   - Ты сейчас сможешь выйти, но, если ты выйдешь сейчас - ты останешься серым вампиром, аллиольским проклятием лесов. Проклятием для людей. Ты видел как дальше будешь жить. Ты хочешь этого?
   - Нет, то есть - да... нет...
   - Решай! У тебя есть десять дней, чтобы выйти. Ты не будешь нуждаться ни в еде, ни в воде, ни в линне. У тебя будет время понять... Но учти - все это время ты будешь превращаться в аллиола... Хочешь снова человеком стать? Великим гуру, полубогом. Тебе не будет равных среди людских племен! Ты будешь знать все, что написано во всех свитках, не разбирая непонятных письмен. Ты научишь людей строить каменные города вдали от гор, сможешь лечить болезни и понимать языки всех племен. И это далеко не все... Если хочешь этого всего - тогда пережди здесь эти десять дней. Да, уже не летать, да, проживешь обычную долгую человеческо-аллиольскую жизнь, да - больше не встретишь никого, из тех кого раньше знал.
   - Нет!
   - Тогда выходи быстрей.
   - А если я не выйду через десять дней?
   - Будет еще один день. Но позже - ты не выйдешь отсюда никогда!
   Послышался странный гортанный смех и... с грохотом наверху образовался просвет. Я рванул к нему, но... Нет... Не слишком ли часто я необдуманно покидаю одно место за другим? Я вернулся назад... Голубоватый свет, смешанный со светом летнего дня был прекрасен... Меня словно закачало на волнах... Я сел на полу... и, кажется, потерял счет времени...
  
   ***

--- 22-28 день лунного танца Клион

(смиалоэтского месяца Сваст)

  
   Солнечный свет сменился лунным... так чего же я хочу, чего же я хочу... Первый раз мне не было мучительно тяжело взаперти. Впрочем, ведь прямо передо мной окно и стоит лишь... Даже двигаться не хотелось... Раскачивало, раскачивало, раскачивало... Кажется в проеме серебрится легкий дымок... А я все чего-то жду... день-ночь, день-ночь... Я загибаю пальцы на левой руке... По телу истома... Держать пальцы согнутыми... Я протягиваю руку к разбросанным свиткам и кладу три с другой стороны... Их еще мало... еще можно подумать... Чего я хочу, о чем потом не буду жалеть? День-ночь, день-ночь... Разве может время лететь так быстро? Протягиваю руку за очередным свитком и вижу, что рука совершенно белая... Преображение пошло или я остыл? Но ведь так тепло, так прекрасно, так хорошо здесь! Какой-то еле уловимый нежный аромат... Совсем не выходить? Ничего не решать, ничего не нужно. Боги - есть. Так разве страшно оказаться в их прекрасной долине? День-ночь, день-ночь. Какое-то неприятное ощущение пробежало по спине я даже встал и... понял, что мои подкрылки выкинулись и обвисли как плащ. Я попытался втянуть их обратно, но... они так и стались безвольно висеть. Они не слушались меня. Мне вдруг стало не все равно.
   - Что это?
   - Через три дня они совсем осыпятся, все еще наэрл Риарин. Не бойся - ты выйдешь отсюда белым человеком и будешь жить среди белых людей. Ты будешь великим жрецом! Самым главным в своем племени, уважаемым и среди других племен, к тебе будут приходить, встреч с тобой будут искать даже те, кто слышал о тебе лишь издалека через третьи руки! Разве ты не хочешь стать Верховным жрецом Великого племени?
   Вдруг перед моими глазами предстал Каэрс... Как он жалко удирал от меня, перед этим рассказав, что видел Великого Облачного Бога, которым, собственно, тоже был я, расписанный искусником Сэтэлем... С пробитой головой я уже мало напоминал ему божество... и был абсолютно безразличен. Сейчас меня тоже, по сути, лишь распишут новым красками... если представить, что все это не игра моего воображения. Но внутри-то я останусь прежним... Смешно...
   - Ну, так хочешь ли ты? - снова воззвало эхо.
   - Нет, - я рванул к выходу. И... понял, что меня шатает... Я еле-еле смог подтянуться к источнику света.
   Но... на месте прохода была стена... да, от нее шел лунный свет, но это был камень.
   - Вы обманули меня, - прокричал я и понял, что не знаю, кому это говорю.
   - Нет, но еще раз подумай - ты опоздал. Если бы ты хотел остаться в Сатри - ты бы пошел на свет давно. Подумай - в каком виде ты выйдешь...
   Я оглядел себя - да, белый, а подкрылки... Они были уже не как плащ, а как длинные стебли травы... Я опоздал?
   - Сиди еще три дня - и выйдешь нормальным самосильным аллиолом, будешь питаться лишь плодами и травой, пить только соки, воду и вино. Дойдешь куда угодно. Подумай сам, где ты достанешь линны наверху? Как ты будешь без нее идти целых пять дней, ослабленный и с опавшими подкрылками. Думаешь тебя кто-нибудь ждет? Представь каким ты вернешься. Не стыдно заставлять тебя восстанавливать опять? Ты и так всем доставил столько хлопот! А может - ты просто не дойдешь до Сатри! Понял, что не хочешь снова быть аллиолом? Хорошо, оставайся еще пять дней. Ты попадешь в долины Богов. Обещаем - там ты будешь летать!
   - Вы обманули меня!
   - Мы помогаем тебе сделать выбор! Хочешь умереть по пути или стать всеобщим посмешищем? Хорошо - иди!
   И тут я понял, что ноги еле держат меня и в бессилии опустился на пол... Я не дойду или стану посмешищем... Но я хочу идти!
   - Я хочу идти, я - хочу! - отчаянно орал я в пространство...
   И даже на крик не хватило сил... я провалился в сон и снова перед глазами плыли сцены знакомой жизни в Сатри среди агорийцев одним из... и потом - незнакомой жизни среди чужих аллиолов полубогом.
   Я хочу вернуться, я - хочу... шептал я то ли в беспамятстве, то ли во сне, то ли наяву...
   А перед глазами все плыли и плыли призрачные тени неведомых Богов...
  
   Считано из книги судеб.
   Перевод на русский окончен в июле 2012 года.
  
  

Постскриптум

"Не всем волчатам стать волками,

Не всякий взмах сулит удар.

Есть странный дар - лететь на пламя,

Чтоб в нем остаться навсегда".

Ария, "Замкнутый круг",

альбом "Генератор зла", 1998г.

Музыка: В. Холстинин

Слова: М. Пушкина

  
  
  
   Вместо заключения.
  
   Мне казалось, что я проснулся среди ночи и, поднявшись, сел за стол, зажег факелы. Перед глазами была входная дверь... Мне почему-то почудилось, что сейчас кто-то должен войти. Но ни стука, ни шороха... И тут из-за спины появился он. Прошел и сел напротив меня. Его кожа отражала лунный свет, по нему плясали отражения всполохов пламени факелов, и какой он - белый или серый невозможно было понять.
   - Привет! - сказал он просто.
   - Ты откуда? - спросил я, пытаясь понять, как он здесь очутился.
   - Ниоткуда, я - нигде...
   - И как тебе там?
   - Никак, я слишком рано ушел...
   - И зачем?
   - Не знаю... надо было как-то гасить в себе этот зов...
   - Но сейчас-то ты здесь и, может...
   - Не может... Уйди я позже было бы проще возвращаться. Я так и не поймал соответствие.
   - Но пришел же?
   - Я могу приходить только к тебе и, может - к Виреску, но тут не уверен... Хотя и ты, если не хочешь - можешь меня прогнать. Насовсем.
   - Так что же с тобой произошло? - в тот момент то, что с ним что-то произошло, я уже не сомневался.
   - Я отравился земным газом в строении Эрэрга. Зря я туда пошел...
   - Отравился? Совсем? Ты же мог...
   - Я забыл, обо всем забыл... Да и не догадался, что голубоватый свет - это светящийся газ. Я тогда ничего о том не знал. Мне нельзя было идти одному.
   - А теперь знаешь?
   - Теперь я знаю гораздо больше, чем знал когда-либо и мог узнать. Но вот зачем это мне?
   - Ты ничего не можешь?
   - Я могу летать...
   - Ты отравился насмерть? - не знаю, зачем я спросил очевидную вещь, ведь весь его вид, способ появления, да и слова...
   - Пока еще нет, но скоро, очень скоро... Мне хотели показать, всего лишь показать... Чтобы я что-то решил и задал правильный вопрос...
   - Какой?
   - Как выйти... Я не спросил правильно, и мне не ответили полностью... Я мог бы и сам найти ответ, но...
   - Ты же сейчас знаешь ответ на этот вопрос...
   - Да, пока говорю с тобой, а там - я забуду, я все это забуду. Не уверен, что догадаюсь там заново... Два-три дня не имеют значения на пороге вечности... Поэтому все же, наверно, ушел... Но я буду к тебе приходить, если не будешь гнать... Прости...
  
   ***
  
   - Эст, не молчи, что дальше-то было? Ты жрецам говорил? Ведь прям как...
   - Нет, это был сон - всего лишь сон... Я проснулся наутро как обычно и помнил все это будто наяву, но что все это лишь сон - не сомневался...
   - И, тем не менее, я бы на твоем месте хотя бы что-то попытался узнать... Тебе что - часто снятся такие сны?
   - Вообще редко вижу хоть что-то. Но как вернулся из Миссингардса, то каждую ночь одно и то же, а потом еще и это: то ли странный сон, то ли потусторонняя явь. Я не хотел всего этого знать. Мы живем наяву и смотрим на реальную жизнь. И вот здесь, я не мог не признать очевидного - наэрл Риарин не приспособлен к жизни... Он мечется, принимает нелепые решения, идет сам не зная куда, ввязывается незнамо во что, бузит, скандалит, машет кулаками, даже не пытаясь ни в чем разобраться. Вся его жизнь, что довелось мне лицезреть - это порыв, порыв спасающий или убивающий, порой его же самого. Рин, забавляющий окружающих или вводящий их в стопор своими непредсказуемыми реакциями... Как ты мне тогда надоел... Ты не считаешься ни с чем, просто захотел - и пошел, просто захотел - и ударил, не важно как, не важно кого, главное - со всей дури не вдаваясь в подробности к каким последствиям все это может привести...
   - Эст, ну все смиалоэтские мальчишки дерутся так, будто собираются поубивать друг друга. И даже если перестать сопротивляться будут добивать. Другое дело, что они слишком слабы, чтобы ударами ног и кулаков всерьез калечить и отправлять смертных в Долины Богов.
   - Может и нормально для аллиола, но он же уже...
   - Он не успел привыкнуть, Эст...
   - А кто, кто, собственно, должен был привыкать? Я, Ней, Аркетт, может все племя должны были привыкнуть, что завелся такой отчаянный идиот, который и слушать не хочет, чего ему говорят, лезет, где его не ждут... нарушает все, что только можно нарушить...
   - Ну, все нарушить он не успел...
   - Именно, что не успел... Да, когда все начиналось, казалось...
   - Что казалось?
   - Не важно... Мне редко когда удавалось почувствовать себя наивным идиотом... Ему удалось...
   - Ты ведь привязался к нему, Свест...
   - И что? Можно было меня во все стороны использовать? Я и так сделал со своей стороны более, чем возможно, чтобы он... Идиот... отчаянный идиот... Он вытрепал меня всего, я уже больше не мог ждать, когда он, наконец, успокоится, займется чем-нибудь, применит весь свой небывалый потенциал в мирных целях... Предполагалось, что хоть зимой сам что-нибудь полезное выучит. Счас!
   - Говорят, бывают люди мира и люди войны... С последними - сложней... Зато как он вывел тебя во время заварушки со Смиалоэтами...
   - Да, словами не передать. Я такого не ожидал. После был готов на что угодно, чтобы угомонить его судьбу, а он... Ты ведь и сам его не любил...
   - И что? Меня не было рядом, я вообще общался в другой компании наэрлов. Да, там не приветствовали выскочку Риарина, который посмел отмолотить человека, влез в доверие к вождю и немного покалечил еще пару ребят, оставив их же виноватыми... Ну, я не вникал особо в подробности... А потом Рин еще и стал... и казалось, что вот такая... и равным. Я ж его вообще не знал!
   - А я успел пожалеть, что знал... И не уйти, и не оставить, и не сберечь, и не защитить... А ведь я надеялся, нет, правда, надеялся, что раз уж стал таким как мы, то за его жизнь можно уже не так и беспокоиться... Я ж в этом чертовом Миссингардсе чуть с ума не сошел, когда...
   - Веришь, я тебя понимаю как никто...
   - Угу... И потом берег его берег: только бы не выскочил, только бы не нарвался, когда уж пришлось отпустить, думать ни о чем не мог, как только вернется - не вернется, и в каком виде...
   - Да уж, являться в виде он мастак... наслышан...
   - Был...
   - Думаешь?
   - Да... Гайчшерский Облачный Бог... думаю, обломался... чшет...
   - Талисман-то он тебе сам отдал?
   - Нет, ё-моё, вырвал с кровью, пообещав оторвать голову. Думай, что говоришь!
   - Ну, мало ли, может, намекнул... Тебе-то он в тот момент был нужней...
   - Ничего не говорил - сам взял и отдал... Да, я, конечно, в тот момент перестарался...
   - В чем?
   - Потом... Хотя знаешь ведь...
   - Ну, да проще было представить, что рядом сам Бог, когда было нужно собрать волю в кулак и...
   - Да... все на волоске как и год назад висело: уйдем - не уйдем... Ты представляешь заставить отрастать крылья с такой скоростью? И вот когда уже... Все понеслось сначала! Видите ли его там куда-то потянуло... Глаза горят, видно мысленно на полпути уже туда... Хоть хватай и вяжи! Жаль веревку не прихватил... А толку? Все равно ведь уйдет и что тянуть... Да мне уже и Аркетт говорил, что бесполезно... Дадут Боги - сам перебесится... Пожелают Боги - сам откуда угодно куда угодно дойдет... а если вытаскивать с пол-оборота - так всю жизнь и будешь жить наготове... А ему что - ему хорошо, что не случись - оклемался и как нигде не был. С этой точки можно все сначала начинать... Надо кому будет - прибегут, вытащат... А ему вроде как и без разницы... Чшет...
   - И ты его вот так запросто отпустил?
   - Нет, до последнего надеялся, что передумает... Чего я ему только не говорил!
   - Да, свои наговоры ты уже успел рассказать... И что, все ж так легко?
   - А мне вообще и так не легко было... Ты можешь себе представить, что это такое, когда у тебя в воздухе крылья рвутся и ты пытаешься их, не отрываясь от действительности восстановить, чтобы совсем не осыпались? Когда у тебя в руках - чуть живой человек, которого еще приходилось поддерживать над облаками своим дыханием... потому что он сам компенсировать недостаток воздуха не может?
   - Ну, Риарин-то этого не понимал...
   - А что он вообще понял? Что можно теперь выкручивать "кто я есть", плевать на все правила и обычаи и уверовать, что все равно ничего особо за это не будет? А если и будет - то сущие пустяки по сравнению с тем, что уже было до того... Да мне никто так...
   - Ну, так это в племени знают, что такое Свест, а он на новенького...
   - И он знал... и все равно...
   - Обидно?
   - Да, но не смешно...
   - Только не дерись... Значит, вот так взял и отпустил? И куда...
   - Да, понятия я не имел, что это за Эрэрг и почему туда нормальные люди ночью не ходят. А вот разобраться с ходу - не получилось... И не хотел... Вот ты понимаешь, что такое достал?
   - Где-то да...
   - И еще раз повторяю - предполагал, что все же одумается и направление правильное возьмет... А там уж, в более соответствующей ситуации разберемся, что это и как и стоит ли идти...
   - Но ведь вскоре понял, что он за тобой не пошел...
   - Понял... Между прочим, мне еще надо было самому в нормальный серый вид восстанавливаться... А жрецы сразу даже и не поняли, то ли мне линну давать, чтобы помочь справиться с рвущимися крыльями и кожей, то ли, наоборот, отнимать, чтобы я поскорей посерел... Так мало черным и с такими крыльями, думаю, никто и не летал в конце концов... Разве что в незапамятные времена...
   - Да, интересный вышел эксперимент... Ну, ладно первый день, ладно - не пришел, но второй, третий...
   - А я не хотел ничего знать, где он и как, круглосуточно психовать: придет - не придет. Я ведь и не представлял, если что - куда идти. Сил думать обо всем этом не было... Я ему пообещал... И для всех он уже умер... почти наверняка умер. И только один я вроде как знаю, что еще совсем недавно он был жив... Мне еще сочувствуют, что...
   - А ты просто наврал...
   - Да, захотел поберечь окружающих...
   - И если бы...
   - А ты знаешь главный закон жизни? Он в том - что выживут не все. Одни 300 лет живут и ничего особо не случается, а других судьба где угодно найдет... если уж Боги решат, что пора - и в озере булыжник размером со скалу нагонит. А увернешься - в другой раз смерч унесет и об ту же скалу головой... И ладно еще - судьба, тут еще есть какая-то надежда, что рано или поздно ей надоест, уступит... Но когда человек сам, едва из одного вывернулся, сразу - в другое, а там и в третье и все абсолютно добровольно... То уж действительно уже хочется руки сложить, да и отпустить - иди... И не думать, не думать ни о чем. Потому, что если думать - то все равно, хоть что обещаешь - рванешь и опять хоть частично, да разделишь все эти небывалые ощущения, впечатлений наберешься. А мне уже, признаться, захотелось спокойно пожить. И чтоб на уши постоянно не ставили. Вот так - тихо ровно... как себе жил до того как это чудо на мою голову обрушилось...
   - Да ладно тебе, ты - и тихо-спокойно...
   - Знаешь ли - не сравнимо... Передышки уж больно коротки стали... Это ж надо было исхитриться за неполный год дважды подыхать... не считая пробитой башки и всего прочего... Предположить, что еще и в третий...
   - Мне кажется, ты просто оправдываешь себя, Эст... Потому что...
   - Да... все же это, наверно, было чересчур, никому не сказать даже примерно, хотя б жрецам, только потому, что в запале пообещал... Ней с Аркеттом сторонятся теперь, да и вообще... Только что был вождем, причем даже по бурному желанию многих, сорвался из-за этого кретина, а теперь висит напряжение... сторонятся. Да, этого так просто не объяснишь, что просто иногда хочется уже забыть и будь что будет...
   - Так что там снилось-то тебе, чуть не каждую ночь, пока ты так старался забыть его наяву?
   - Он... Бледный, впалые щеки, практически такой же как... Даже не узнаваем, просто знаю, что это он... И вроде даже как видеть его не хочу. А он просто смотрит, не говорит, ни о чем не просит, смотрит прямо перед собой или на меня отрешенно, а я почему-то не могу отвернуться. И вдруг пронзает мысль, что я все же должен был его остановить! И наползает такая тоска... Я подхожу, поднимаю его на руки, а он будто рассыпается в прах... Смотрю - а он опять полулежит на земле и смотрит... ну, что еще придумаешь, чтобы меня отсюда забрать? И вот так бесконечно крутится и крутится... И следующую ночь - то же самое... Если бы он хотя бы позвал, попросил, перестал выскальзывать из рук...
   - И неужели на утро ни разу не проняло пойти, посмотреть, попытать жрецов, рассказав им?
   - Скорей нет... я не придаю такого большого значения снам. Решил так решил... Да и сам видишь - не так все...
   - Да, пометался...
   - Еще тогда решил - надумываю я все себе... А парень просто гуляет, может даже неподалеку от Смиалоэтов, там и охотится. Он в этом тоже хищник тот еще стал. И что ему, что тут кто-то, может, беспокоится? Да просто назло... И где его искать. Ведь были основания думать о хорошем. Он тут, его племя за драку выгнало, вообще возле Ашенген жил. Даже отследили где - никому не показался.
   - Что ты говоришь, а вот...
   - Знаю. От этого тоже злость брала... Вы меня выгнали, ну, нате вам - вообще не покажусь. И думайте что хотите. А чужим...
   - Если б ты хотел - то нашел... Даже если прятался...
   - Ты прав - уже тогда не очень хотел. Потом вдруг захотелось - пошел, нашел... Лучше б не знать...
   - И не вспоминать и не видеть повторяющихся снов?
   - Особенно последнего...
   - И вот не приди я тогда, неужели ты так и не...?
   - Думаю, нет, Лорстан...
   - Ты каждый день приходил на наше условленное место и, ожидая там меня, даже не подумал - пойти навстречу? Может даже дойти до того места, где вы расстались с Риарином. Я же знаю, что ты предупредил народ в племени, что можешь уйти на несколько дней, значит все же...?
   - Не пытай меня, Лорст... Я думал, что все же этого не сделаю... Вспомни... ты уговаривал меня полночи... Сам-то не подумал заглянуть в этот ваш Эрэрг, когда шел к нам?
   - Нет, не задержался, не хватало, чтобы в пути меня кто-нибудь еще нагнал... Да и... кто мог подумать, что долетите вы не в полном составе... Все же так было нельзя...
   - Кому нельзя? Мне? Ему?
   - Двоим... вы друг друга стоили. Откровенно говоря, ты меня поразил, когда одной из причин, почему не хочешь идти, назвал, что на месте мы будем аккурат в ночь встречи лун...
   - Ну и что? Вообще я предполагал, что раз уж ты так настаиваешь надо идти рассказывать жрецам. И как ты сообразил, что надо сразу и скорей...
   - Ну, если тогда и стоило спешить, то именно потому, что он мог именно в это время остаться в этом странном месте. Там в сумерках видели такое...
   - Да, мне тоже было показалось, хотя был далеко... А уж потом он сам...
   - Да... а чтобы бы было дождись мы утра... И все же как ему только удалось сдвинуть эту плиту и попасть внутрь? Она казалась такой неприступной...
   - Сообразил... С него станется... Поскольку там сейчас жрецов больше, чем в Сатри - думаю, и они поймут.
   - Аркетт, Нияст - тоже там?
   - А то? Дорвались до древних записей... А он там, в жреческой, наверно, опять один...
   - Ну, и что сидим? Пойдем к нему!
   - Думаешь, ждет?
   Эпилог
  
   Все это случилось очень давно, в мире, в который у нас еще очень долго не будет доступа. Да и будет ли? И зачем? 300 лет - это очень долгий срок, но это далеко не вечность. Поэтому всех героев этой странной истории давно уже нет в живых.
   Возможно, они уже не раз рождались в разных мирах снова и снова. Хотя некоторые скажут, что это - суеверие. Но ничто, что хоть раз проявилось во Вселенной: люди, события, обстоятельства - не исчезают бесследно.
   Они навечно остаются в информационном банке бесконечного мира и они проявляются заново, когда о них кто-то читает и проживает их жизнь вновь, сочувствуя и сопереживая, смеясь и плача, понимая или нет.
   Вот так, с одной стороны - ничего вроде бы давно и нет, с другой - осталось навечно. Хотя... в Сатри до сих пор ходят легенды, что Боги сделали Свеста бессмертным и наделили даром бродить по разным мирам. Иногда он даже возвращается домой.
   Шучу я, шучу. Спасибо всем, кто читает, сопереживает и надеется, что в любой сказке нет-нет да и просквозит самая что ни на есть реальность. Адью*.
  
  
  
   *1. АДЬЮ. Заимств. из франц. яз. в XIX в. Франц. adieu "прощай, до свидания" -- сращение предлога Ю и dieu "бог". Ср. синонимическое рус. с богом. Этимологический словарь русского языка
   http://etymological.academic.ru/47
   2. Прощай, до свидания (от фр. adieu); употребляется чаще всего в шутливом тоне.
Словоборг ? это словарь современного русского языка, составляемый непосредственно носителями языка. 
   http://www.slovoborg.ru/slb.php?srch=%D0%B0%D0%B4%D1%8C%D1%8E&a=search
   3. адью межд. разг. До свидания, прощай.
   Толковый словарь Ефремовой 
   http://efremova.baiskan.com/1040/1805.html
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"