Кун Андрей Владимирович: другие произведения.

Средиземье. Путь Майара. Глава 9

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава девятая.
  
  Минас-Итиль.
  
  Если кто-то из читателей думает, что весь Мордор это сумеречный край, затемненный тучами и облаками, испытывающие последствия постоянных извержений Ородруина, засыпанный пеплом, с многочисленными солончаками и безжизненными землями, то такой человек очень глубоко ошибается.
  Мордор в конце 1999г. Третьей Эпохи это территория, фактически состоящая из трех климатических зон.
  Центральный регион, включающий в себя плато Горгорот, примыкающее к Пепельным горам плато Литлад на севере, и пространство вокруг Ородруина - это действительно сухая, засушливая местность. Здесь мало ручьев и совсем нет рек. Солончаки, каменистая земля и песок составляют основу этой земли. Эту местность никогда и никто не возделывал, и не пытался вырастить что либо - бесполезно и глупо. Казалось, край создан таким при рождении Арды, и останется неизмененным, вплоть до Второй Музыки.
  Вторая климатическая зона - горы, поросшие красивыми деревьями и кустарником. Здесь можно найти сосны, кедры, кипарисы и даже эвкалипты. Множество ручейков, водопадов. Свежий, бодрящий воздух. Зимой в горах лежат снега, а летом распускаются прекрасные цветы. Когда-то люди строили здесь рудники, и добывали железо, медь и серебро. И это не говоря про камни - плитчатый известняк, кварцит, малахит, мрамор, гранит и базальт.
  Самый приятный и теплый регион - местность вокруг озера Нурнен, на юго-востоке Мордора. Прекрасно орошаемая крупными реками - Нурном и Стрлитом, еще парочкой мелких, и многочисленными ручьями, эта земля плодородный и гостеприимный край. Тут, как и во всем остальном Мордоре, также хватало и песка, и камней. Но благодаря постоянному, неоскудевающему притоку воды, когда-то местные крестьяне могли снимать по два-три урожая за год.
  Здесь росли финики, рис, арбузы, дыни, тыквы, клубника и ежевика, персики, груши, сливы и орехи. И еще множество других плодов и культур. Одно время, местный хлопок расходился чуть ли не по всему Средиземью.
  Около рек, и выше, на горных склонах, трудолюбивые люди посадили виноград. Поверьте, когда-то вина Мордора не сильно уступали самым лучшим сортам южного Гондора. А упоминания о прекрасном сорте вина 'Лоза Нурнена', можно найти в летописях Гондора. По легенде, оно нравилось Исильдуру.
  Озеро, кроме всего прочего, обеспечивало неоскудевающий приток рыбы. Сазаны, гигантские сомы, толстолобики, судаки, щуки, нурнский усач, карась, чехонь...
  Жаркое солнце прогревало неглубокие песочные лагуны и лиманы, обеспечивая прекрасные условия для роста рыбы.
  Множество цапель, журавлей, гусей и уток. Вдоль низких берегов бродили стада кабанов, с гор спускались олени и лоси. С востока сюда забредали волчьи стаи.
  Саурон отсутствовал две тысячи лет. Его милитаристская экономика, и орки, которые, как вы сами понимаете, не строили заповедников, нанесли серьезный вред природе. Но за две тысячи лет спокойствия, мира и тишины Мордор сумел восстановить всю свою экосистему.
  Конечно, вся эта природная красота, сосредоточена, как я уже и упоминал, вокруг озера Нурнен, и на питающих его реках. Срединные области Мордора подвергались и продолжают подвергаться непрерывному процессу опустынивания. В большей степени это вызвано изменением климата на планете, а не конкретной деятельностью орков или людей. Особые климатические проблемы Мордору доставляет Ородруин. Когда вулкан просыпается, потоки лавы выжигают окрестности, а пепел засыпает огромные территории. В такое время Мордор напоминает унылое, серое место, безлюдное и безводное. А уж если начинается буря, и ветер, завывая, поднимает в воздух тонны песка, закрывая солнце, то конечно, каждый мечтает оказаться в душистом Итилиэне, или уютной Хоббитании.
  Через тысячу лет, во времена Хранителей Кольца, благодаря и климату, и влиянию Саурона, Мордор практически повсеместно превратится в неприятное, тягостное место. Но пока, повторюсь, этот регион выглядел иначе.
  Давным-давно, более двух тысяч лет назад, Последний Союз людей и эльфом сумел победить Саурона. На склонах Ородруина Исильдур отсек палец Темному Властелину и получил Кольцо Всевластия. Так закончилась Вторая Эпоха.
  Соединенное Королевство находилось в зените своей славы и могущества.
  Арнор владел всем северо-западом Средиземья, от Серебристой Гавани, вдоль Ангмара до самого Ривенделла, по Мглистым горам, до Изенгарда.
  Гондор не уступал, а, пожалуй, даже превосходил в размерах братское королевство. Его земли, начинающиеся от Изенгарда, охватывали всю бескрайнюю равнину Каленардона - Рохана, и поднимались еще выше, на север, чуть ли не до границ Каррока на Андуине. Всё морское побережье, от устья Изена, до Умбара включительно, принадлежало потомкам нуменорцев. Далеко на восток, до самого Рунного моря уходили их земли.
  И конечно, Гондор полностью контролировал огромный регион, называемый Мордор.
  С этой цель, люди построили множество крепостей, замком и укрепленных пунктов на внутренних склонах гор Тени и северной гряды, Пепельных гор.
  Самых крупных и основательных сооружений когда-то насчитывалось четыре.
  Первое - Врата Мордора на северо-западе с двумя огромными башнями Нархост и Кархост. Второе - неприступный замок Дуртанг миль на семьдесят южнее этих Ворот. Третье - башня Кирит-Унгол, охраняющая одноименный переход, где обосновалась Шелоб. И наконец, четвертое - это крепость Минас-Итиль, возведенная чуть ли не раньше всех.
  Кроме этих внушительных укреплений по всему Сумеречному краю также находились строения гондорцев. Самое восточное из них, располагалось за озером Нурнен, там, где Мордор фактически заканчивался, и начинались степи. Этот опорный пункт так и назывался - Восточная застава. С помощью него люди имели возможность обмениваться товарами и информацией с самым дальним Востоком, с такими странами и государствами, которые даже не упомянуты во 'Властелине Колец'.
  В те времена Мордор покрывали оазисы, дороги и колодцы. Пользуясь прекрасным расположением края, многочисленные купцы, не прекращая двигались с востока, через Восточную заставу, по Мордору на Минас-Итиль, и дальше к Осгилиату, или вообще на далекий запад, в Арнор.
  С дальнего и холодного севера, по Андуину, а затем по Харадскому тракту, многочисленные обозы и караваны достигали отдаленного юга, о котором даже памяти не сохранилось в нынешние времена.
  Гондор удерживал Мордор и имел замечательные возможности, связанные с востоком. Владея этим краем, можно оказывать политическое и военное давление на полмира, попутно извлекая неисчислимую пользу от торговли самыми редкими и экзотическими товарами.
  В те времена, даже эльфы и гномы частенько заходили в этот край по своим неведомым остальным людям, делам.
  По преданиям Гондор имел сношения с эльфами-Авари, тем родом, что не возжелали пойти в Валинор.
  Но время не стояло на месте. Шли годы, которые как-то незаметно превращались в века. Темный Властелин не возвращался в Мордор, о назгулах никто не слышал. Важная и ответственная служба сначала превратилась в рутину, а затем в откровенное наказание для провинившихся или попросту неугодных воинов, которое приходилось нести где-то на задворках Соединенного Королевства.
  В Мордоре периодически стали появляться орочьи орды. Но что до них гондорцам, которые хоть и высокомерно, но все же обоснованно не считали их за серьезных соперников? Без предводителей, без назгулов, и без Темного Властелина, орки являлись обычным полудиким народом, способными победить хоть кого-то, лишь с помощью огромного численного перевеса.
  И Гондор стал оставлять Мордор. Сначала покинули Восточную заставу, потом Серегост - укрепленный пункт, стоящий на границе огромного плато Литлада.
  Многочисленные горные замки и просто наблюдательные посты брошены без счета. И благо, если уходящий гарнизон уничтожал покидаемую крепость. По большей части все оставлено просто так. Любой желающий мог прийти, провести ремонт и продолжать использовать все эти постройки по своему прямому назначению - контролю и охране прилегающей земли.
  Историки могут возразить, что у всего есть вполне объяснимые и основательные причины. Главная из них заключается в том, что численность гондорцев хоть медленно, но падала. Война со всеми окружающими народами постепенно начинала оказывать своё действие. Границы государства испытывали постоянное давление. Особенно сильно это чувствовалось на востоке, где степные народы, истерлинги, вастаки и кхандцы, периодически объединяясь с орками, устраивали вылазки.
  Второй проблемный для Гондора регион - Умбар. Непокорный юг чуть ли не ежегодно осуществлял заговоры с целью приобрести потерянную независимость.
  А затем пришла Великая Чума, массовое заболевание, продолжающееся с 1635г. по 1637г. Третьей Эпохи. Чума охватила большую часть Соединенного Королевства, и унесла в могилу множество жизней.
  Да, приводя такие доводы, историки будут, несомненно, правы. Но доля правды также есть и в том, что Гондору следовало более серьезно отнестись к обороне Мордора. Все причины настоящего находятся в прошлом. А то, что мы пожнем в будущем, мы закладываем прямо сейчас. Людям стоит помнить эти очевидные истины.
  Впрочем, это я такой умный. Особенно легко рассуждать, зная будущее, и предполагая как избежать то или иное событие. У местных же свои резоны.
  Примерно за десять лет до описываемых мною событий, люди оставили замок Дуртанг, а затем башню Кирит-Унгол.
  Три года назад Гондор сам себе нанес серьезный удар - его войска покинули Ворота Мордора. Пока еще орки их не заселили, но это время вот-вот настанет. Как можно оставить Ворота - я, если честно, не понимал. Это же не просто крепость где-то на скалах. Нет, это важнейшее укрепление, контролирующее вход и выход из Мордора.
  В Сумеречный Край можно попасть с трех главных направлений. Основное - это восток, где нет ни застав, ни гор, ни холмов. Это открытая местность, простирающаяся на сотни километров. Назвать её проходом не совсем правильно. Это скорее особенность всего региона. Защищать ее возможно лишь с помощью огромной армии, и многочисленных укреплений. Данное направление никто и никогда толком и не защищал. Там у Гондора находилась лишь Восточная застава - пункт, который можно скорее назвать наблюдательным, чем хоть что-то защищающим. И то, что люди покинули эту и прилегающую местность, еще можно и понять, и оправдать.
  Второй, важнейший проход в Мордор находится на северо-западе. В этом месте смыкаются две гряды - Пепельные горы и горы Тени. И именно здесь, в теснине, построили Ворота. Прямо перед ними находится перекрёсток Мораннон, на котором пересекаются: тракт, ведущий к Лихолесью и вообще, всему северу, а также южный, Харадский тракт, и тракт Рун, ведущий на восток. Кто контролирует эти Ворота, тот контролирует весь Сумеречный Край - в военном и экономическом плане. Это место является одновременно и ключом и замком ко всему Мордору. Никакие резоны, никакие причины не могут оправдать того, что его просто бросили. При любом раскладе, при любой ситуации, даже в отсутствие людских резервов, при нехватки финансов, Ворота надо держать.
  Три года назад Ворота бросили. Не пройдет и пяти лет, как люди окончательно потеряют Мордор. Именно через Ворота в Мордор проникли назгулы. Потом из Темнолесья, Прирунья и даже Гундабада в Мглистых горах, сюда стали незаметно стягиваться вражеские отряды. Собрав достаточную силу, назгулы провели молниеносную операцию и захватили Минас-Итиль. Во всяком случае, они это сделали в той истории, которую я читал.
  Последний проход в Сумеречный Край проходил через Итильскую долину (которую потом назовут Моргульской) - этот вход охранял Минас-Итиль.
  Кроме всего прочего, в горах имелись перевалы и переходы. Но пройти по ним очень и очень затруднительно, а уж провести достаточно большой отряд, не говоря про войско, и вовсе невозможно.
  Вот такая географическая и военная ситуация сложилась в этом крае к концу 1999г.
  Назгулы должны захватить Минас-Итиль меньше чем через два года. И тогда весь Мордор неожиданно станет вражеским плацдармом. Назгулы, надо отдать им должное, проведут операцию по захвату Сумеречного Края качественно, быстро и эффективно. И гондорцы так и не смогут выбить их с занятых позиций, потому что назгулы укрепились не на пустом месте, а в тех крепостях, что оставили люди.
  По сути, люди сами создали условия для своего поражения, добровольно покинув весь регион. И так халатно относясь к обороне последнего рубежа - Минас-Итиля.
  Все это должно произойти. А возможно, у меня получится хоть на что-то здесь повлиять.
   * * *
  Мы прошли в маленькую дверцу и очутились во внутреннем, мощеном каменной плитке, дворе. Нас встречало более десяти воинов.
  - Моё имя Заргоб, я сотник, и я приветствую вас, - вперед вышел невысокого роста, смуглый, горбоносый воин, по внешнему виду которого сразу чувствовалось, что в его жилах течет немало восточной крови. - Какое дело привело вас в нашу крепость?
  - Здравствуй, - вперед вышел Грестлинг. - Мы воины из Изенгарда, и хотели бы поступить на службу.
  Удивленный гул прошелся по группе местных - да, видать давно сюда не приходило сразу пять добровольцев-новичков. Заргоб недовольно повернулся назад и шум утих.
  - Это отрадные для нас вести. Но позвольте спросить, почему именно сюда?
  - Мы любим путешествовать, и решили посмотреть на Мордор, - ответил Грестлинг.
  - И у вас есть рекомендательные письма? - осторожно спросил сотник.
  - Конечно. Кому их можно передать?
  - Я вас провожу, - ответил Заргоб, и недоуменно покачал головой. - Мужики, поймите меня правильно, мы вам рады... Но вы хоть понимаете, в какую дыру забрались?
  Позади него послышались откровенные смешки и отдельные реплики:
  - Ничего, скоро очухаются...
  - Да нормальное место, горы-то красивые...
  - Ага, и на козлов можно охотиться...
  - И на кухне картошку чистить. Тепло, и котел рядом.
  -Сми-ррр-но! - это уже окрик сотника. Воины позади него затихли. Сразу видно, дисциплина здесь хромает, совсем бойцы расслабились.
  Сотник выглядел недовольным. А что, сам виноват, распустил людей, с тебя и спрос.
  - Примите коня, и отведите в конюшню. - Заргоб кивнул на Яблоко. - А вы следуйте за мной.
  У меня забрали лошадь, и мы отправились за Заргобом. Да уж, видать здесь совсем скучно, если даже целый сотник (по званию никак не меньше лейтенанта), куда-то ведет новобранцев, и что-то им показывает. Следом за нами понаблюдать отправились практически все остальные воины.
   Улица шла вдоль крепостной стены и плавно забиралась в горку. С одного края находился водосток, а с другого жилые дома. Правда, мы миновали уже несколько дверей с крылечками, и все они выглядели, по меньшей мере, запущено. Неужели здесь живёт так мало людей?
  Впрочем, люди на улицах все же попадались. Немного, но они присутствовали. Прошла женщина с большим кувшином на плече. Опираясь на клюку, у одного из домов стоял сморщенный, согнутый годами дедок. А один раз мимо пробежала стайка из нескольких детей.
  Минас-Итиль 'оседлал' самую высокую точку итильской долины. Единственная дорога ведет через крепость. И двое ворот охраняли проходы. Восточные - через которые можно попасть в Мордор. И Западные - открывающие путь к Гондору.
  Ворота находятся в противоположных сторонах крепости. Между ними располагаются различные административные и служебные постройки. А также жилые дома.
  Наконец мы пришли в центральную башню, сложенную из светлого мрамора. Два стража охраняли дверь, а по центру двора находился выложенный плиткой фонтан. Правда, струи из него не били, да и вода в резервуаре отсутствовала. Вместо нее, на дне скопилось множество сухих листьев и прочего мусора. И все равно, по старой, еще земной привычке, я чуть не кинул в фонтан монетку.
  В прохладном холле мы подождали несколько минут, рассматривая висящие на стенах гобелены с охотничьей тематикой, и несколько бюстов - линию гондорских королей, начиная с Элендила.
  Внутренний холл выглядел красивым и строгим. Узкие каменные опоры, поддерживающие потолок. Окна, забранные вычурными решетками. Несколько каменных скамей, и большой дубовый стол.
  Наверх, закручиваясь против часовой стрелки, уходила широкая, очень внушительная лестница с широкими перилами.
  В стенах находилось несколько массивных дверей. Одна из них, наконец, открылась и нам приказали пройти внутрь.
  Либо в крепости действительно скучно служить, либо это входило в его обязанности, но с нами решил побеседовать сам Воевода Минас-Итиля.
  - Я капитан Карамир, и я приветствую Вас в Восточной крепости Гондора. Расскажите мне о себе, и о тех причинах, что привели Вас сюда.
  Так нас приветствовали в Минас-Итиле. Говорил Воевода спокойно, без лишнего пафоса, но, тем не менее, властно и с немалой уверенностью в себе, и своём праве управлять другими людьми.
  Капитан Карамир имел рост около метра девяноста, но при этом выглядел очень худым, даже изможденным. Кафтан до колен, рубаха, брюки, заправленные в сапоги, и плащ висели на нем, как на скелете. Бледная кожа, словно он не любил появляться на солнце, мешки под глазами и седой ежик волос.
  Но самое главное, что бросалось в глаза - это усталость капитана. Возможно, ему до чертиков надоело выполнять свои обязанности. Возможно, он просто устал жить на этом свете, но, тем не менее, Карамир выглядел отрешенным и меланхоличным. Казалось, ничто в целом мире не способно удивить или порадовать его.
  Мы по очереди, начиная с Грестлинга, представились, а затем предъявили рекомендации из Изенгарда, попутно объясним свои мотивы и планы.
  Капитан Карамир присел за стол и принялся неторопливо их изучать.
  В зале находились еще два человека - пришедший вместе с нами сотник Заргоб, и второй, судя по форме, также офицер.
  - А что, в Изенгарде, Тродинг всё ещё воеводит? - пауза, пока капитан изучал наши документы, затянулась, и второй офицер решил прервать его, покосившись на своего начальника.
  - Да, - Грестлинг ответил кратко, по-военному.
  - Спокойно там? - проявил интерес Заргоб.
  - За пять последних лет лишь один раз схлестнулись с орками с Мглистых гор. Вот и все новости.
  - Да у вас тишь и благодать, - второй офицер ухмыльнулся.
  - Бумаги я изучил, - прервал его Карамир. - Рекомендации солидные и надежные. Мы будем рады, если вы присоединитесь к нам. Итак, какие ваши пожелания?
  - Ну, мы бы хотели служить все вместе, в одном десятке.
  - Это понятно. Всё?
  - И если возможно, то в разведке, - это я добавил.
  - Ты служил вестником? - Карамир внимательно осмотрел меня с ног до головы, затем покопавшись в бумагах, нашел моё рекомендательное письмо, и еще раз бегло его просмотрел.
  - Так точно.
  - А снова вестником не хочешь?
  - Не, я как все.
  - Понятно, - капитан Карамир задумчиво постучал пальцами по столешнице. - Вот что я решаю. Мы создадим новый десяток в сотне капитана Брогера. Кто из Вас его готов возглавить?
  Мы с Грестлингом одновременно посмотрели друг на друга, и я глазами 'маякнул' ему чтобы он не тушевался, и не сомневался.
  - Я готов, сэр, - Грестлинг прокашлялся.
  - Хорошо, - от глаза капитана не ускользнула наша пантомима. - Сегодня вы отдохнете. А завтра мы проверим вас в учебном поединке. Если вы, парни и правда так хороши, как описано в этих бумажках, будет у вас свой десяток. И будете заниматься разведкой Мордора. Потом мы найдем еще пару человек и постараемся вас доукомплектовать. Но полный состав получишь, когда к нам придут новички. Если они придут. Я подтверждаю твоё звание лейтенанта, Грестлинг. Это устраивает?
  - Так точно, сэр!
  - На этом всё. Можете идти. Капитан Брогер покажет казарму.
  Аудиенция закончилась, и мы вместе с капитаном Брогером отправились в казарму, где нам выделили места и зачислили на довольствие.
  Остаток дня мы знакомились со своими новыми товарищами, прошлись по Минас - Итилю, и конечно, поужинали в крепостной столовой.
  Местные приняли нас достаточно тепло и радушно. У нас живо нашлись общие темы - парни рассказывали про Мордор, про здешние расклады. Ну, а мы сообщили последние новости из большого мира. Слушали нас внимательно - людям действительно интересно, что происходит в крупнейших городах Гондора.
  8 ноября 1999г. Эльфы на синдарине называют этот месяц хитуи, что переводится как туманный, мглистый.
  Мглистый, наверное в горах, а туманный далеко на севере. Здесь же, хоть и горы, но погода иная. И хотя ночью, конечно, становится прохладно, а утром вещи, одежду и строения покрывает роса, но днем солнце довольно порядочно поднимает температуру.
  Интересно, идет ли зимой в Мордоре снег? Понятное дело, в горах он есть, и чем выше, тем холоднее, и тем больше осадков. Но вот на равнине, около озера Нурнен?
  Ладно, буду жив, и всё узнаю про этот край.
  А покамест утренний горн сыграл побудку. Воины начают просыпаться, одеваться, умываться и собираться на завтрак. Настроение у всех хорошее. Еще бы, ведь с самого утра нас, новичков, будут испытывать на профпригодность. А это зрелище и развлечение, как не крути.
  После завтрака на плацу собралось множество воинов - чуть ли не весь гарнизон. Так же присутствовало пару десятков гражданских.
  Солнце неторопливо поднималось в безоблачное небо. День обещал быть ясным.
  Первое испытание проходило на луках. На расстоянии ста шагов на трех опорах укрепили большой деревянный круг. В центре нарисовали мишень в виде головы орка, и мы по очереди делали три выстрела.
  Грестлинг стрелял первым, и все три стрелы попали в деревянный круг, но лишь одна из них в голову орка.
  Его сын, как я знал, стрелял не хуже, но от волнения, а может еще по какой причине, отстрелялся плохо - две стрелы попали в круг, и одним выстрелом он вообще промахал.
  Следом шла моя очередь. Я, конечно, тренировался с луком, но уж всяко, тратил на это меньше времени, чем на меч. Поэтому я отстрелялся на уровне Грестлинга. Один выстрел в голову, и два просто в мишень.
  Тгор выступил хуже, на уровне Востлинга.
  Настал черед Осго, и он уверенно и спокойно положил все три стрелы в голову орка, причем практически в самый центр.
  Зрители отозвались гулом одобрения.
  Затем прошло испытание на копьях. Нам предложили выставить лучшего копейщика. Им стал Тгор - на его действия и движения действительно стоило посмотреть. Он победил всех своих партнеров, и снискал заслуженные аплодисменты.
  А потом наступило время заключительного испытания - поединка на мечах.
  Наша группа решила, что именно я должен буду ее представлять.
  Я подошел к столу, на котором лежало больше десятка затупленных мечей различного вида, веса и формы. Выбирай, что удобно и близко, и вперед.
  Покопавшись, я остановился на длинном, слегка изогнутом клинке, который в целом походил на мой меч Энсал.
  Я крутанул меч в воздухе. Сделал пару движений, привыкая к оружию. Ну, что же, неплохо.
  Я вышел на площадку, где меня уже ждал противник - среднего роста, коренастый воин около тридцати лет.
  Мы отсалютовали друг другу оружием. Я сделал два шага к противнику, вращая мечом, и запутывая его, потом наметил шаг вправо, и когда противник дернулся, перешагнул влево, и ударил. В последний момент мой противник понял, что его обманули и попытался перестроиться... Поздно. Мой меч поразил его в шею.
  Учебный поединок проходил до трех условных ранений. Кто первым их получал, тот проигрывал.
  Я в спокойном темпе провел еще две атаки, каждый раз доводя до успешного удара. Сам же я остался невредим - на первую схватку мне выставили откровенно слабого мечника.
  Второй боец выглядел опасней - поджарый, гибкий, с достаточно хорошей координацией и скоростью движений.
  Этот бой действительно напоминал бой, и мне пришлось повозиться. Впрочем, как и в первый раз, я обошелся без ранений, а сам же умудрился провести три успешных атаки. Единственная разница заключалась в том, что на эту схватку мне понадобилось больше времени.
  Мои друзья радостными криками приветствовали каждый успешный удар, а вот зрители слегка приуныли - видать, рассчитывали на другой результат.
  А после настало время финальной схватки. Против меня вышел сотник Заргоб. И тут я задумался, как себя вести? Выкладываться по полной или может поддаться? Одно дело, если противник сумеет меня победить честно, и совсем другое, если я вдруг окажусь сильнее. Но победив, я могу заполучить врага и кучу недовольных в гарнизоне, которым не понравится новичок-выскочка. Эх, опять дилемма.
  Ладно, посмотрим. Сотник вышел против меня не с мечом, а с саблей, которая легче и давала ему неплохие преимущества в скорости. Тем более он ниже меня, и меньше по массе - это также могло стать плюсом, если он грамотно разыграет свои козыри.
  Мы сошлись. Несколько выпадом, отходов, блоком. Оружие со звоном сталкивалось. Я провел атаку, вкладывая в неё немало ловкости и силы. Противник умело блокировал мои выпады, пятился назад, но в его глазах я уловил легкое недоумение.
  Я остановился, решив поменяться ролями. Хорошо, пусть атакует, а я попытаюсь этим воспользоваться.
  Заргоб хищно улыбнулся и пошел вперед. Несколько ударов я блокировал, но потом он все же достал меня. Несильно, по касательной, его сабля задела левое плечо. Кольчуга и спасла, и выдержала удар, но в учебном поединке правила иные, и мне засчитали первое ранение.
  Заргоб отсалютовал оружием и отступил назад. Что ж, готов признать, сейчас мне дали действительно стоящего соперника, лучшего из тех, что я видел после Глорфинделя.
  Ну, теперь держись сотник. Я тоже кое-чему научился.
  Я пошел в атаку, резко взвинтил темп, используя легкие, быстрые движения, стремясь запутать и дезориентировать противника. Некоторое время сотник держался вполне уверенно, но потом, не уследив за ложным выпадом, попался и пропустил удар в бедро. Один - один.
  Через некоторое время я снова получил ранение. На этот раз в руку. А затем я вновь отыгрался и нанес верный удар. Два - два.
  Я придумал себе план и строго его выполнял. Сотник оказался очень серьезным бойцом. Раньше я и мечтать не мог сражаться с таким на равных. Но после уроков Преображающего эльфа многое для меня изменилось. И поэтому, теоретически, я могу победить Заргоба. Но моя задумка состояла в ином...
  Мы снова сошлись, обменялись ударами и снова разошлись невредимыми. Сейчас ставки неожиданно поднялись - одна ошибка, и всё, ты проиграл. А проигрывать ни я, ни мой соперник не хотели.
  Мы медленно и настороженно кружили вокруг друг друга, изредка пытаясь прощупать и найти лазейку в защите противника. Наконец произошло то, что я ждал - Заргоб устремился в атаку, и нанес удар. Но и сам он открылся, и я сделал, то, что и планировал. Пропустил его выпад, но одновременно и сам нанес сильный удар. Ничья.
  Мы остановились друг напротив друга. Я был доволен, как все сложилось. Теперь всё зависит от Заргоба. Сочтет ли он себя уязвленным, или примет ситуацию как должное?
  Толпа улюлюкала, что-то кричала, и выглядела радостной. Видать, зрелище понравилось.
  Сотник посмотрел по сторонам. Вытер рукавом пот со лба и вдруг широко улыбнулся. На смуглом лице блеснули белые зубы. Он подошел ко мне и протянул руку.
  - Слушай, Мэлгорн, где ты так научился? Я лучший клинок Итиля последние несколько лет, а на родине меня вообще никто не мог победить. И здесь неизвестный никому новичок приходит, и показывает действительно высокий класс... Как так произошло, что мы о тебе не знаем? Ведь известные мечники на виду.
  - Ну, как-то само собой всё вышло, - я изобразил недоумение.
  - Молодец. Рад, что ты с нами,- Заргоб хлопнул меня по плечу. - Ну а все же, где учился?
  - Пять лет назад вообще ничего не умел, - честно ответил я. - Первым учителем стал мой друг, вот он, Грестлинг,- я кивнул на десятника. - Ну, а потом появились и другие.
  - Ладно, еще найдем время и поговорим.
  - Смирно! - прозвучала команда, и к нам подошел Воевода Карамир. Люди разошлись в стороны, пропуская командира.
  - Вы выступили достойно, - сказал он. - И свой десяток ты заслужил, Грестлинг. Парней привел достойных.
  - Благодарю. Слава Гондору!
  - Хорошо. После обеда я приму клятву, и для вас начнется служба. А пока всем разойтись.
  Мы вернулись в казарму и немного передохнули. За это время к нам несколько раз подходили и совершенно незнакомые люди, и те, с которыми мы успели вчера перекинуться парой слов. Они здоровались, знакомились, и оставались просто посидеть, поболтать ни о чем.
  А потом, когда один из них неожиданно спросил, кого капитан собирается перевести в наш новый десяток, мы с Грестлингом удивленно переглянулись. И поняли, в чем тут дело.
  Представьте скучную, однообразную службу. Всё надоело и не происходит ничего нового. Но в каждом таком гарнизоне всегда найдутся нормальные люди, которые мечтают не только о том, как ничего не делать, но и жаждут действия, приключения, чего-то нового и интересного. И они не прочь ввязаться в какую-нибудь авантюру, или просто рискнуть здоровьем или даже жизнью, но делать хоть что-то, а не смотреть, как пролетают года.
  Вот к таким солдатам, в такую крепость приходит пять новичков, и громко и внушительно заявляют о себе. И сразу формируется новый десяток.
  Эти люди восприняли нас как глоток свежего воздуха в одуряющей жаре. Как шанс на перемены - пускай неизвестные, пуская опасные, но все же перемены.
  После обеда мы принесли клятву служить Гондору и Минас-Итилю сроком на три года. И началась служба.
  За несколько недель до нашего появления, в Мордоре стали замечать отдельные отряды орков. Один раз разведка донесла, что видела отряд кхандцев. Активность врагов усиливалась. Произошло несколько мелких стычек. Капитан Карамир обеспокоился и выслал гонца в столицу. Пришел ответ - ему посоветовали продолжать нести свою службу и не паниковать из-за одной-другой разбойничьей шайки, а просто их уничтожить. Впрочем, столичное руководство трудно в чем-то винить. Откуда они могут знать, что это не просто разрозненные отряды, а первые попытки назгулов прощупать гондорцев.
  Капитан Карамир справный вояка, и поэтому решил принять меры. Для начала он решил организовать новый десяток для разведки, и тут, не иначе как по воле Валар, в крепость приходят новички, которые просят о том же.
  Мы, конечно, особо не витали в облаках. Случай, он и есть случай. И без нас местные усилят разведку, и наберут новых людей. Мы просто пришлись, что называется, ко двору.
  В первые дни нас не выпускали из крепости и объясняли основы теории. Изучали карты, запоминали расположение крепостей, дорог, ручьев, оврагов и всего остального. Нас просто вводили в курс дела.
  Через пару недель, в сопровождении других разведчиков, мы стали выходить в небольшие походы на день или два, изучая окрестности крепости.
  Эти выходы, конечно, не являлись полноценными рейдами. Скорее, к ним можно применить термин 'операции по отработке взаимодействия и ознакомления с природными условиями по месту прохождения службы'.
  Как оказалось, в Итиле до нашего прихода уже существовало два десятка, занимающегося разведкой. Один из них конный, другой пеший. Мы, таким образом, стали вторым пешим разведывательным десятком.
  Разведка уходила в длительные рейды раз в одну-две недели, проверяя окрестные земли.
  Обычно отряд имел конкретное задание - добраться до того или иного покинутого укрепления, осмотреться, собрать информацию. В случае обнаружения чужаков, отходить и не связываться с ними, либо вступать в бой с непременным взятием 'языка'.
  Вроде все просто - с военной точки зрения. Основная проблема заключалась в том, что мы не знали местность, и не умели эффективно действовать в таком крае, как Мордор. Мы плохо представляли как передвигаться и не оставлять следов в песках, как находить воду и еду, как переносить значительные перепады температуры днем и ночью, что делать, если в пути застала песчаная буря.
  Именно всем этим основам нас и обучали в первый месяц. Нас натаскивали быстро, и правильно, начиная с азов и постепенно продвигаясь все к более сложным вещам.
  Первым в наш новый десяток перевели Шорга, воина из местных, который родился и прожил всю жизнь именно здесь. Сейчас Шоргу под пятьдесят лет, но раньше он имел славу одного из лучших охотников Итильской долины. Главные достоинства этого человека заключались не в его воинских умениях, а именно в опыте, способностях разведчика и умении стрелять из лука. Этакий престарелый Робин Гуд.
  Выбор такого человека для нашего десятка являлся очевидным и логичным, и мы с Гресом порадовались дальновидности начальства. Именно Шорг мог дать те знания и навыки, в которых мы нуждались.
  Вторым новичком оказался Баргус по кличке Весельчак. Это очень крупный, и очень шумный мужчина двадцати пяти лет, любивший поговорить, посмеяться и попеть песни. Рубаха-парень, неплохо обращающийся с мечом, выносливый и способный на длительные переходы. К тому же он обладал большой физической силой. И хотя он немного неуклюж, мне с ним понравилось заниматься борьбой. В десятке мы его называли только по кличке - Весельчак. Любимое выражение Весельчака, на любой приказ или требующееся от него действие, звучало так: наше дело телячье, обоссимся и стоим.
  В общем, именно такого, неунывающего, бесшабашного человека нам в десятке и не хватало. Серьёзно, глядя на Весельчака ты и сам начинаешь воспринимать жизнь как-то легче.
  После этого капитан Брогер нас 'обрадовал', сказав, что покамест новых людей для нас не предвидится. Начальству не сильно хотелось ослаблять другие десятки, а нас все равно следовало, прежде всего, учиться и постигать ремесло разведчика.
  Капитан Брогер оказался вполне адекватным человеком. Главное, что он требовал - уважение к себе, и беспрекословное выполнение приказов. На остальное он смотрел сквозь пальцы.
  Первое время капитан ежедневно навещал нас десяток, спрашивал о трудностях и проблемах. Интересовался, как движутся дела.
  Ну, а уж когда он увидел, с каким рвением мы стараемся приобрести новые навыки, и как требовательны к себе и к людям, то капитан и вовсе решил, что его сотня пополнилась не самыми плохими солдатами.
  Нас прикрепили к первому разведдесятку, которым командовал Нерлинар - среднего роста, немногословный, с широким рубцом через нос, суровый мужик. В десятке его слушались беспрекословно. Да и во всей крепости он пользовался заслуженным авторитетом.
  Нерлинар отнесся к нам ровно, без лишних эмоций и переживаний. Приказали подтянуть и ввести новичков в курс дела - значит сделаем.
  Вначале мне доставляло огромный интерес наблюдать, как действуют его люди. Неспешно, экономя силы, незаметно и эффективно. Я смотрел во всю и стремился быстрее все это перенять.
  Один из первых наших совместных рейдов неплохо отложился у меня в памяти.
  Всё началось с того, что в крепости пропал один лесоруб - опытный мужик, который просто так не мог потеряться или попасть в неожиданную историю. Что-то с ним произошло, и несколько групп направили на его поиски.
  Мы, совместно с десятком Нерлинара, также отправились проверить окрестности. После выполнения или невыполнения задания, наш десяток должен возвратиться с отчетом в крепость, а люди Нерлинара уходили в многодневный рейд.
  В то утро мы проснулись рано, когда восточный горизонт лишь стал бледнеть. Холодные звезды медленно, и словно неохотно, гасли на небе, уступая место очередному дню. Промозглый ветер трепал плащи, залезал под одежду и неприятно холодил.
  Вышли через Восточные ворота.
  Разведчики выглядели колоритно. Большая часть из них либо вообще не носила доспехов, либо одевало лишь кольчугу. Из оружия что полегче, щитов практически нет. Луки, копья, дротики, кинжалы и мечи - вот такой набор.
  Одевались тепло, причем одежду окрашивали в различные цвета - она напоминала современный камуфляж. Летом выбирали для окраски более яркие цвета. А сейчас, ближе к зиме, в основном грязно желтые, бурые, серые и коричневые оттенки.
  У каждого на плечах рюкзак с припасами и вещами. Зимой в комплект добавлялся спальный мешок, сшитый из шкур горных баранов.
  Некоторые бойцы даже лица заматывали специальными повязками. И никто не носил сапогов и ботинок с каблуками - лишь легкая кожаная обувь, чем то напоминающая мокасины индейцев.
  В общем, со стороны, мы все походили на средневековую версию современного спецназа.
  Вперед ушел один из разведчиков Нерлинара, а остальные, пока еще не отошли далеко от крепости, двигались единым строем.
  Дорога, петляя, шла под уклон. Со всех сторон нависали серые, неуютные склоны. Временами, когда стены ущелья расходились в стороны, открывался весь Мордор, уходящий далеко-далеко за горизонт.
  Через два часа достигли развилки. Главная дорога продолжала спускаться вниз, а влево отходила порядком заросшая и заваленная сходящими обвалами, тропа. Она вела к башне Кирит-Унгол, и именно туда мы свернули.
  Кирит- Унгол уже в те времена пользовался недоброй славой. Здесь живет Шелоб, наводя страх на окружающие земли. Люди несколько раз пытались 'выкурить' ее из пещерного прохода, но пока не преуспели.
  Нерлинар вполне обоснованно считал, что потерянный лесоруб мог попасть в лапы к Шелоб. Паучиха, томимая голодом, в безлунные ночи периодически вылезает из пещеры, и охотится.
  Во времена 'Властелина Колец' орки постоянно осуществляли сообщение между Минас-Моргулом и Кирит-Унголом, бегая с различными приказами и известиями по переходу.
  Сейчас же Кирит - Унгол покинут, и дураков ходить по проходу, в который Горлум заманит Фрода и Сэма, не находилось. Шелоб голодала.
  Мы неспешно поднимались в гору. Широкая дорога одной стороной прилепилась к скалистому склону. Другая обочина висела над пропастью, и каждый наш шаг увеличивал ее глубину. Невысокий, массивный парапет отделял дорогу от пустоты.
  Ещё через час перед нами открылась башня Кирит-Унгола - квадратная в основании, обнесенная высокой стеной, сложенная из красного, с белыми прожилками, мрамора. Перевернутыми ступеньками, гребень стены нависал над дорогой.
  Сама башня состоит из трех мощных ярусов, стоящих наискосок, друг на друге, прислоненных к горе. На самом последнем широкая площадка, огороженная бортиком. Там находится еще одна, Наблюдательная башенка - высокая, узкая, позволяющая обозревать окружающее пространство на многие лиги.
  Мы осторожно вошли в крепость. Рассохшиеся створки ворот, распахнутые на всю ширину, тихо поскрипывали в абсолютной тишине.
  Мрамор неплохо противостоит бегу времени, и следов разрушения я не заметил. Но вот запустение и факт того, что место покинуто, видно сразу и очевидно.
  Брошенная, одиноко умирающая крепость... Мне казалось, Кирит -Унгол не заслуживает такого отношения, такого предательства.
  У меня в голове не укладывалось, как можно оставить такой мощный укрепленный пункт. Огромные материальные и людские ресурсы, затраченные на его постройку, оказались, в конце концов, никому не нужным, пустым местом... Удивительно и уму непостижимо.
  Разведчики бесшумно растворились по крепости, на всякий случай, решив её осмотреть. Наш десяток старался им подражать, но пока получалось плохо и неуклюже.
  В крепости не оказалось ничего интересного. Нерлинар приказал людям спуститься в подвальный ярус, осмотреть ворота на Нижнем проходе. Там все также было в порядке, и от туда Шелоб явно не могла выбраться.
  Мы вышли из крепости, и по дороге стали подниматься к Верхнему проходу, подходя всё ближе к логову Шелоб. И честно сказать, я начал чувствовать себя неуютно. И чем ближе мы подходили к черному зеву пещеры, тем отчетливей я ощущал, что впереди, где-то там, спрятанное в скалах, укутанное темнотой и мраком, дремлет Зло. Страшная в своём отрицании всего живого тварь, наполненная ненавистью и презрением ко всему, что ее окружает, и интересующаяся всем этим лишь в одном ракурсе - насколько оно годится в пищу и как сложно его поймать, заманить, обмануть...
  Пока что, складывалось ощущение, Шелоб дремала и никак не осознала наше впечатления.
  Разведчики - обычные люди. Тем не менее, пусть и неосознанно, они чувствовали себя не в своей тарелке. И откровенно побаивались.
  Вот и вершина перевала. Дальше, длинными, потрескавшимися от времени и непогоды ступенями, начинался спуск. Скалы смыкались вокруг него.
  Ветер трепал обрывки паутины. Небольшое деревце, растущее у входа, выглядело чахлым и искривленным. Из туннеля шел неприятный, мерзкий запах разложения и нечистот. Казалось, даже поднимающееся солнце, не особо горит желанием освещать эту местность. Тягостное и неприятное ощущение...
  Нерлинар около часа держал наш десяток перед входом в пещеру. Я долго рассматривал торчавший из-за скального плеча верхний рог Наблюдательной башенки. Его кладка смотрелась на диво искусно. Узкие бойницы, словно прищуренные очи, обозревали окрестности.
  Люди Нерлинара осмотрели окрестности и стали возвращаться обратно, к командиру, с докладом.
  По лоскутьям паутины, царапинам на камнях, засохших подтеках слизи, удалось установить, что Шелоб периодически покидает свою берлогу. Последний раз это происходило четыре или пять дней назад.
  Никаких следов пропавшего дровосека так и не нашли. Заходить в пещеру никто не стал, и десятник скомандовал отход.
  Возможно, следы лесоруба могли бы найтись с противоположной стороны горного прохода. Впрочем, из Итиля, туда на разведку отправились другие люди, и этот результат от нас уже не зависел.
  Мы вернулись в Кирит-Унгол, где Нерлинар объявил получасовой привал. Наш десяток так и так возвращался в крепость, где сможет нормально отдохнуть. Поэтому мы решили потратить время с пользой - осмотреть башню. Когда еще раз представиться возможность сюда попасть?
  За полчаса многого мы не увидели, и ничего интересного не нашли. Заброшенные комнаты, во многих местах медленно истлевающая мебель. Внутри материал постройки не такой крепкий, как снаружи. Здесь следов запустения куда больше.
  Отвалившаяся штукатурка, пустые глазницы окон, валяющиеся на полу двери. В одном месте, из потолка даже выпала стропильная балка.
  Паутина, тишина и одиночество. В верхней башне мы обнаружили несколько совиных гнезд, а еще в одной комнате поселились летучие мыши.
  Ветер гулял по переходам, и тоскливо завывал в коридорах.
  Окружающая природа уже начала захватывать брошенное людьми место.
  В целом унылая, и даже мрачноватая картина брошенной и умирающей крепости.
  Впрочем, отсюда открывался замечательный вид на все внутреннее пространство Мордора. Снизу, казалось, до них совсем близко, поднимались острые зубцы внутренней гряды Сумеречного края - Моргая. А за ним распахивалось плато Горгорот - невзрачная, по осеннему унылая, бесплодная и безлюдная равнина. С дальнего востока, неумолимо наползая, приближался грозовой фронт. Еле заметными вспышками сверкали молнии.
  И лишь на северо-востоке местность выглядит иначе. Там земля начинает подниматься, и, во всей своей красе вырастает гора Ородруин.
  Внизу негромко прозвучал рог, объявляя общий сбор. Задумчивые и немногословные, мы вернулись к основному отряду.
  Отдых закончился, Нерлинар быстро провел перекличку, и мы отправились назад.
  На развилке дорог Нерлинар приказал нашему десятку возвращаться обратно в Итиль, с докладом, что Шелоб периодически выползает наружу, последний раз это произошло примерно пять дней назад, но никаких следов пропавшего лесоруба или иных людей в окрестностях Кирит-Унгола обнаружено не было.
  Мы расстались, и без всяких происшествий, под шум первых дождевых капель, возвратились в Итиль.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"