Курт Франц: другие произведения.

Мои слепые жертвы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О том, как мы пытали жертв в лагере Треблинка

  
Мои слепые жертвы
  
  Поэма, основанная на том, как мы расправлялись с жертвами в лагере Треблинка
  Курт Франц, 16 июля 2020 г.
  
   Хочу сказать вам следующее. Прежде, чем вы приступите к чтению этой поэмы, подумайте, сможете ли вы выдержать то, что приоткроется вам в мире, в котором обитаю я.
  
  Я вам хочу поведать вновь
  О том, как в лагере служил,
  И как евреев там валил.
  
  Я рад поведать вам о том,
  Что, лагеря я комендант,
  Не раз бывал в прекрасном сне,
  Что называете вы ад.
  
  Поведать вам о том хочу,
  Как моя крепкая семья
  Меня, как друга возлюбя,
  Вершила страшный геноцид.
  
  И вот, могу я приступать.
  И Маттес, мой помощник, вновь
  Отмашку дал пустить к ним газ.
  
  На этот раз не будет вам
  Историй, как имели жён,
  Как вешали уродов тех,
  Кто смел нарушить мой закон.
  
  На этот раз я расскажу,
  Как прибывает эшелон,
  Как, полон чистых, нежных дум,
  Я на платформу выхожу.
  
  И ветер теребит тот флаг,
  Где свастика в виде креста,
  И верные стоят СС,
  Кнутом стуча колёсам в такт.
  
  Хочу поведать и о том,
  Как я, их верный комендант,
  Ночами там ходил, и вновь,
  Оскалившись, как дикий зверь,
  Я тех евреев убивал.
  
  Я рад вам рассказать о том,
  Как люди шли с платформы в газ,
  И как в последний они раз
  Кричали в сумраке окон.
  
  Итак, готов я приступить.
  И имя страшное - Курт Франц -
  Отныне, впредь и навсегда
  Останется звучать в ушах
  Тех, кому жертвой стать дано.
  
  Я ж, полон величайших дум,
  К сему рассказу приступлю.
  
  Итак, я вышел на перрон.
  И там, в трепещущей толпе,
  Я вдруг девчонку увидал,
  Которой летним ветерком
  Лёгкое платье задрало.
  
  Её я вынул из рядов,
  И, бросив Матцигу: "Следи",
  Её туда я поволок,
  Где загибался тот забор,
  Что был сосновыми ветвями
  Оплетён. И когда я,
  Наевшись, оторвался от
  Невинной жертвы, я тогда
  Встречать пошёл тот эшелон.
  
  Я рад, что ты меня поймёшь.
  Хочу поведать и о том,
  Как синий, алый Бездны зверь
  Стал комендантом той Дыры,
  Что люди Треблинкой зовут.
  
  Тогда витал я в облаках.
  И надо же произойти
  Тому, что с вахманами я
  Гулять пошёл. И вот горел
  Тот лагерь, что мне дорог был.
  
  Но я, вернувшись, произнёс:
  "Нет, не бывать тому, что мы
  Евреев тех не победим!"
  Я был силён. И приказал
  
  Своим разбиться. И тогда
  В евреев начали стрелять,
  И подавили большинство.
  
  Найдёте вряд ли в книгах тех,
  Что приходилось вам читать,
  В еврейских баснях, где воспет
  Еврейский псевдо-героизм
  
  Всё то, что собираюсь я
  О тех евреях рассказать.
  
  Я знал, что все евреи те
  Застряли в проволоке, что
  Сплошной тянулась чередой
  В противотанковых ежах.
  
  Я приказал их вынимать.
  И что потом я сотворил,
  Я не могу поведать тем,
  Кто слабый нервами. Так вот,
  
  Я приказал евреев тех
  На аппельплац толпой согнать,
  И первый я, спустив курок,
  Еврея в рот там расстрелял.
  
  Такая бойня там была -
  Лопаты, плети, вилы, шнек -
  Что, уходя оттуда, я
  Лишь внутренности различал.
  
  И я горжусь. И рад я вам
  Поведать, что бездельник Штангль,
  Что мне мешал так управлять
  Как я хочу, и без оков,
  Начальством был моим смещён.
  
  Евреи перебиты, но
  Нужны рабочие нам. И
  Тогда с карьера приказал,
  С лагеря Треблинка-1,
  Доставить нам поляков, чтоб
  Следы все наши замели.
  
  Я вам не буду говорить,
  Как приходил тот эшелон,
  Неспешный, поздний, в сентябре;
  
  Евреев отобрал с него,
  И повелел, работать чтоб
  В газовых камерах они
  Пошли. И снова лагерь наш
  Работать стал, как и тогда.
  
  Но поведу вам не о том
  Рассказ я. Рассказать хочу,
  О том, как первый эшелон
  В наш лагерь прибыл. И о том,
  
  Как занимался тот огонь,
  Что обработать позволял
  Конвейерно, как в глотки пасть,
  Бросая каждый эшелон,
  
  Ещё, ещё. И я был рад,
  Что эта ненасытна пасть.
  
  Я вам скажу. Я - комендант.
  И если в тех рассказах, что
  Евреи смели написать,
  Они оплакивали тех,
  
  Кто лагерем был поглощён,
  То я - наоборот. Я рад,
  Что лагерь мой, как и я сам,
  Жрал тех евреев, и был он
  Как дьявол, удовлетворён.
  
  Моя прекрасная сестра,
  Я отступлю от темы, лишь
  Чтобы напомнить вновь тебе,
  Что лагерем тем ты была.
  
  Но я продолжу. И теперь
  Хочу я также рассказать,
  Как газом мы травили тех,
  Евреев, что с платформы шли
  И пропадали в никуда.
  
  И я хочу вам сообщить:
  Был рад я наблюдать за тем,
  Как стовагонный эшелон
  Входил в наш лагерь. И тогда,
  
  Рубаху ветхую сорвав
  С еврея, что тогда бежал
  Вон из толпы, был счастлив я
  Всадить там пулю в его грудь.
  
  Но вот, бежит тот эшелон
  Сквозь лес, в "врата на небеса",
  И застывает в страхе тот
  Еврей, что там посмел сказать,
  Что Бог накажет нас за то,
  Что мы вершим над ними зло.
  
  Такое слышал, и не раз.
  И вот что я хочу сказать:
  Божеств еврейских тени мы
  Уже подняли на штыки.
  
  Ведь я, помимо того, что
  Был в лагере, как комендант,
  Известен им, как Абаддон -
  Тот синий, алый бездны свет,
  Что поглощает всё вокруг.
  
  Из бездны выбрался. И вот
  Средь вас хожу я, как маньяк,
  Уж не боясь. Ведь власть дана
  Мне той, что выше всех богов.
  
  И постарается она,
  Чтоб лагерь вновь воссоздан был
  На той земле, что суждено
  Уйти обратно в её пасть.
  
  Земля - лишь место для того,
  Чтоб временно могли там жить,
  Ведь покажу вам синий ад,
  И то, что вам казалось сном,
  Проявится вдруг наяву
  Великолепнейшим цветком.
  
  Итак, могу я продолжать.
  Я рад поведать вам о том,
  Что я девчонку ту сожрал,
  Что в лёгком платьице была -
  
  Сожрав, пустил по ветру дым
  Её дымящихся костей.
  
  Моя сестра, я вижу вновь,
  Как просыпается тот зверь
  В тебе, что Треблинки ряды
  Бараков страшных, камер ряд,
  В эту реальность приведёт.
  
  И также рад я лицезреть,
  Как пасть твоей вагины вновь,
  Распахиваясь, словно зев,
  Всех тех евреев поглотит,
  Что лишь обманом Бездну вновь
  Себе могли завоевать.
  
  Но я - хитёр. Я - хищный зверь.
  И хитростью спасу, сестра,
  Тебя от пут тех, что в пыли,
  Что миром ты зовёшь своим,
  
  Посмели на тебя напасть
  И увести тебя туда,
  Где ты страдала, вопреки
  Своей непризнанной судьбе.
  
  Но тяжело то вспоминать.
  Я лучше расскажу о том,
  Чтобы ты счастлива была,
  Как мучили евреев тех,
  Что посягают на твой дом.
  
  Итак. Теперь я комендант.
  Я - твой спаситель. Ты - моя
  Супруга верная, и та,
  Что от тюрьмы меня спасла.
  
  Я поглощал десятки жертв
  Теперь, сейчас, чтоб доказать,
  Могу что плотность обрести,
  И вновь надежду подарить
  
  (Не нужно вылезать тебе
  Вновь из комфортного жилья,
  Ведь обеспечу я тебя
  Жертвами так, что из твоей
  
  Великой глотки масса ног
  Будет торчать, всем вопреки),
  Той, что всем бедам вопреки
  Сумела стать сама собой.
  
  Ты повела нас за собой,
  Хоть женщина. И не тебе
  В периферии воевать.
  Но, вопреки всем, сожрала
  Ты большинство наших врагов,
  И пепел их холодный вновь
  Уж оседает на ветвях.
  
  О том хотел я рассказать:
  Пытали в лагере-тебе
  Тех, кто пытался превозмочь
  Тебя и нас. И, вопреки
  Той вере, что принёс Христос,
  В той пасти сгинули они,
  Что представляешь собой ты.
  
  Но моим зрителям нужны
  Лишь факты. Слушайте рассказ.
  
  Тогда пришёл я на перрон,
  Тогда я в лагере служил,
  И был известен, как Курт Франц.
  
  Итак. Я гнал их в никуда.
  Я знал, что первый эшелон
  Сегодня сменится вторым,
  И в газовых тех камер пасть
  Толпа евреев утечёт.
  
  Я рад поведать вам о том:
  Еврея одного схватив,
  Ему зубов я выбил ряд,
  И страшный, яростный экстаз
  Меня в то время охватил.
  
  Я был жесток. Я мог в дыру
  Той страшной раны на виске,
  Что Корчаку тогда нанёс,
  Вонзить свой ствол. И также я
  Стрелял им и в глаза, и в рот.
  
  О том поведать вам хочу:
  Евреи, пробежав сквозь лес,
  Увидели вдруг белых стен
  Сквозь сосен хвою, сквозь мираж
  
  Те проблески, что стали им
  Предвестьем страшного конца.
  
  И газовых тех камер пасть
  Вновь поглотила тех людей,
  Не первых, не последних, что
  Путём бежали в никуда.
  
  Не буду говорить о том,
  Как загоняли их туда,
  Но лишь когда пустили газ,
  Они всё поняли. И я,
  
  Прекрасный Бездны комендант,
  К глазку на камере прильнув,
  Следил за тем, как души их
  Вновь отделяются от тел.
  
  На том закончу свой рассказ.
  И помните: когда-то я
  Всех тех евреев убивал
  Такими тоннами, что вы
  Проскочите в моё нутро
  Так, что и не замечу я.
  
  Тебе ж, прекрасная сестра,
  Лишь об одном сказать хочу:
  Что мы с тобою заодно,
  И рад я, что Треблинкой вновь
  
  Та обернулась, что теперь,
  На время девушкою став,
  Записывает те стихи,
  Что, людям мира вопреки,
  Диктую я из мира снов.
  
  Курт Франц - своей королеве, в благодарность за восстановленную ею реальность, и уверяя, что скоро всё будет совсем хорошо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"