Ларионов Андрей Денисович: другие произведения.

Дыхание Зоны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На планете Земля люди потеряли чувство ответственности и по их вине постоянно появляются новые Зоны Отчуждения. В одну из них попадает человек, прошедший через множество испытаний Жизни. Он старается быть благородным и справедливым. Но коварная Зона подталкивает его на поступки, вызванные агонией мести, за которые он вынужден отвечать перед самим собой. Его Судьба - олицетворение Судьбы всего Человечества.

Дыхание Зоны

 []

Annotation

     На планете Земля люди потеряли чувство ответственности и по их вине постоянно появляются новые Зоны Отчуждения. В одну из них попадает человек, прошедший через множество испытаний Жизни. Он старается быть благородным и справедливым. Но коварная Зона подталкивает его на поступки, вызванные агонией мести, за которые он вынужден отвечать перед самим собой. Его Судьба - олицетворение Судьбы всего Человечества.


Дыхание Зоны

     «То, что он умер, еще не доказывает, что он жил»
     Станислав Ежи Лец

Пролог


     - Помоги-и-и! – Громко разнесся отчаянный крик сталкера над утренним лесом, он выстрелил один раз из Remington, но двуглавое чудовище прыгнуло на беднягу, прибивая его к дереву, разрывая комбинезон в клочья и оставляя смертельные раны… Кровь разлетелась по поляне.
     Второй сталкер, находившийся совсем рядом, приняв удобную стойку, выстрелил несколько раз, не промахнувшись - все три заряда легли, как положено. Но что-то пошло не так, оружие стрелять отказывалось. Заклинило! Уже зная, что ничем больше помочь напарнику не может, он кинулся бежать прочь, оставив напарника на верную гибель, хотя, наверняка он был уже мертв.

I


     …Шел обычный, если его можно так назвать, летний день Зоны Отчуждения. Гремела гроза. Небо, как всегда, затянуто тучами.
     Это место, пожалуй, одно из тех таинственных и опасных, разбросанных по всей Земле, полно аномальными, чуть ли не магическими явлениями природы. Рассказывать подробности о нем можно много: и о местах переменной гравитации, и о полтергейстах, и о чудо зверях, населяющих этот многокилометровый периметр.
     Это место, где отсутствуют нормальные законы существования бытия, где все похоже на волшебно-ирреальный мир. И виной всему считают именно аварию на атомной электростанции, хотя сказать точно не может никто, ведь возможно это было всего лишь прикрытие для чего-то более глобального…
     Это место для кого-то несет смерть, а для кого-то жизнь. Кто-то проклинает Зону и хочет, что бы она исчезла, а кто-то ищет здесь убежище от руки правосудия, которая, несмотря на свою мощь, никогда не проникает в Ее глубины. Есть и третьи лица, которые посещают Зону в других целях…
     Всех, кто приезжают сюда за острыми ощущениями, называют сталкерами[1]. Зачастую это опытные люди, проживающие на ее территории не один год, и они ушли в таинственный, закрытый и непонятный для обычных людей ареал, и оставшиеся там жить, любовно пристрастившись к Ней, к мнимому одиночеству, к диким ландшафтам, к риску, поджидающему путника ежедневно.
     Без удачи в этом месте не прожить и дня, ведь если Зона захочет тебя достать, то она это сделает. Она, как система, словно целый непонятный организм, который чем-то дышит, чем-то питается, чего-то хочет… Это известная байка среди старых сталкеров, которые, рассказывая ее другим, уверяют, что сами удостоверились в том, что правда то, что зона действительно живет, гневается, ест…
     На самом же деле никто не может этого доказать, так как во всех случаях, некоторые успевают погибнуть раньше, чем дойти до лагеря. То ли по пути назад попал в «карусель», которой там никогда не было, то ли загрызла псевдо-собака, или еще что-то. Ситуации бывали самые глупые даже с самыми опытными, давно проживающими здесь сталкерами, которые знали, чуть ли не каждый поворот в Заброшенном городе, каждый кустик на кордоне, легко ориентировались в Зоне, осознавали ее как самого себя.
     Шел обычный осенний день Зоны Отчуждения. Хорошая погода, и до того редкостная, не порадовала своим присутствием и на этот раз. Изредка над головой гремел гром. Ветер злил высокие тополя, которые отзывались на его порывы скрипучим шелестом.
     Сталкер ступал по потрескавшейся асфальтированной дороге разбитой давно большими грузовиками, танками, строительными машинами, а после аномалиями, глухо отстукивая ботинками. За спиной у него громоздился, плотно прилегая к зеленому комбинезону, здоровый армейский рюкзак защитного цвета, а на правом плече висел АК-74. Зона есть Зона…
     То и дело листья, коричневые и сухие с жестяным скрежетом, звонко падали на дорогу, рассыпаясь и перетираясь в мелкую пыль под тяжелыми шагами.
     Когда-то их принимали за артефакты, и хорошо ценили, но из-за большого количества они быстро потеряли свою ценность «на рынке» и перестали покупаться.
     Эти листья приносили много вреда из-за высокой радиации, и если кто-то рискнул заснуть на такой куче, то мог за одни сутки облысеть, навсегда испортить желудок, и умереть на следующий же день.
     Проходя мимо брошенной машины, он подошел к ней, который раз удивляясь, глядя туда через запотевшие стекла противогаза, куда пропал владелец.
     Отсутствие почти всех стекол, разбитые фары, рваные сиденья, поржавевший от времени металл, облезлая синяя краска и пробитое колесо делали из бывшего хорошего «Запорожца» полную рухлядь. «Гейгер» особо треском не отличался, что действительно удивляло. Но сталкер очень уж устал тащить на себе весь хабар[2] от самой котельной, где сумел поживиться сегодня утром. За три часа дошел  до мусороперерабатывающего завода.
     Решил больше никуда не заходить, так как Зона и наказать может за столь наглое отношение. Хватит, и так хорошо сходил в вылазку, надо и честь знать.
     Прошел он уже больше половины пути, болели плечи и спина от увесистой добычи и артефактов. Словом, хотелось завести эту рухлядь, что когда-то было вполне приличной машиной и облегчить последующие несколько километров.
     Хоть видал он машину не один раз, идея проехаться пришла впервые.
     Ему было все равно за последствия. Важен был лишь результат: доехать до чертового торгаша, скинуть ему все барахло и завалиться спать сладким сном.
     Сталкер дернул за ручку. Дверь тут же оторвалась и упала на ноги, и он еле успел отскочить, чуть не завалившись набок со своим грузом.
     Внутренности машины почти полностью заросли ядовитым мохом – одно из тех многочисленных вредных явлений, которые существуют в Зоне.
     Сквозь густую темно-буро-зеленую поросль были видны три большие отверстия, явно пулевые, проходящие чуть ли не на вылет… Или на вылет? Непонятно, снаружи вся затянулось ржавчиной, а изнутри «травой». Только жакан 12 калибра мог оставить такие дырки.
     Осмотрел салон. Мох тянулся по нему как по горам, вгрызаясь в сиденья, двери, потолок, и все это по давно «известным законам» лезло из двигателя. А почему? Никто не знает, но говорят, что оставшийся бензин превращается в мох. К сожалению, другого объяснения фольклор еще не придумал.
     Логично, что если весь бензин превратился в мох, то машина не поедет. Но в Зоне абсолютно нет логики, поэтому его ничто не останавливало попробовать.
     Маленький нюанс – мох очень вреден для здоровья. Контактируя с живой плотью, разъедает ее не хуже кислоты, а попадая парами в легкие, убивает за минуту.
     Сталкер подготовился к возможным аномальным опасностям, и комбинезон с противогазом должны были более или менее защитить его.
     Посмотрев на панель возле баранки, он заметил горбик в три сантиметра. Не то ли это, что сейчас так важно?
     Аккуратно опершись о крышу машины, герой наклонился и протянул руку, собираясь снять мох с того места. Но тут же отдернул назад, шипя про себя что-то матерное.
     - Черт! – Поднял он руку, рассматривая ее и захлебываясь от возмущения.
     Мох моментально «съел» пальцы недавно приобретенных резиновых перчаток, мол-де «защитные».
     Эх, старый козел, обманул Сидр!
     «Ладно, все же пальцы целые остались, а перчатки - мелочи. Жалко три тысячи выкинул на ветер. Поверил» - думал он.
     Достал нож, сняв его с левой ноги, и снова протянул руку, подковыривая и сдирая зеленую массу.
     Заскрежетало металлом об металл, посыпалась кусочки железа. Гордо торчал, приглашая завести, ржавый ключ зажигания. Аккумулятор вроде бы был, но есть ли в нем заряд? Все же попробую.
     Закончив тщательно обрезать мох, убрал нож обратно и повернул ключ.
     Тотчас послышался гул из задней части машины, двигатель заработал! Машина завелась! Это шокировало, он не верил своим глазам!!!
     Судьба снова улыбнулась ему, душа пела от счастья!
     В голове так и прозвучало: «Садись!». Но приступать к поездке было еще рано. Надо было что-нибудь сделать с…
     Внезапно весь мох, который рос на потолке около много лет, сам отпал! Вот это да! А потом начал чернеть и скручиваться. Подул ветер, и, будто рассыпаясь на пепел, мох стал разлетаться по салону, выбираясь за его пределы. То же самое происходило со всем, что было в автомобиле: сиденья, двери, руль на мгновение почернели, а потом весь мох, который он не успел очистить, вылетел из машины.
     «Хорошо идет! - подумал он. – Просто замечательно!».
     Через минуту порыв ветра прекратился, но в салоне не оказалось и следа от зловредного мха. Чудо!
     Двигатель работал, издавая равномерные гудящие и рычащие звуки, но из выхлопной трубы выхлопа не было. Странно. Все очень странно и непривычно. Несмотря на то, что он в Зоне уже не первый год, происходящее его сильно удивляло.
     Сталкер снял свой армейский рюкзак и, напрягшись, кряхтя и надрываясь, закинул его на второе сиденье возле водителя. Груженый ранец  с громким лязганьем металла ударился о сиденье. 
     Затем выпрямился и огляделся, рассматривая внимательным взором все вокруг. Но никакая опасность, даже предполагаемая, так и не была обнаружена. Только где-то далеко слышался собачий лай.
     Тогда он снял «Калашников» и зажав между сиденьями, сел на водительское место.
     Звук мотора внушал доверие, и даже надежность. Сталкер позволил себе расслабиться. Автомат рядом, кобура под левым локтем, нож тоже на месте, патроны есть, все хорошо. Так как машина на открытой местности незаметно подкрасться к ней будет сложно. Можно двигаться.
     Он надавил на педаль газа, и машина послушно тронулась с места. Скорость очень медленно нарастала. «Запорожец» чуть подпрыгивал на дорожных трещинах и неровностях.
     По серому небу раскатился гром, пошел дождь.
     Все, очередная вылазка практически завершена, еще немного до Деревни, совсем чуть-чуть.
     Он дернул за рычаг передач, пытаясь увеличить скорость - не терпелось уже отдохнуть. Не сводил глаз с дороги, передвигаться по Зоне никогда еще не приходилось так быстро, с ветерком, хоть и скорость небольшая – колеблется около тридцати километров в час.
     Мельком глянул на заляпанное грязью стекло заднего вида, и чуть не выпрыгнул из машины! Все это время, с задних сидений на него кто-то упорно смотрел, не отрывая глаз! Сердце моментально подскочило к горлу от неожиданности. Сталкер ударил по тормозам,  одной рукой пытаясь удержать руль, а другой, выхватывая из прикрепленного к ноге футляра нож.
     От резкой остановки все дернулось, и он жестко стукнулся переносицей об верхнюю часть руля, чуть не разбив стекла противогаза.
     Свистя покрышками машина понеслась в занос уже на меньшей скорости, но она чуть не перевернулась, встав на оба левых колеса в кювете. Правая часть приподнялась, замерла на время, и с грохотом рухнула на асфальт, сопровождаясь бряцаньем железа.
     Потеряв сознание, он уже не видел и не слышал этого.
     Очнулся в машине.
     Еще не успев до конца понять, что происходит, он развернулся, проверяя заднее сидение, где до аварии что-то было, но опасности не нашел. Тут же начал смотреть вокруг себя: нигде не было ничего, что могло бы вызвать такой ужас. Глянул на зеркало – там была только грязь, сквозь которую видны были пустые задние сиденья, а за ними вдалеке – обочина леса.
     «Переутомился? Галлюцинации? Что это вообще было? И реально ли? Ладно, скорее просто устал…» - подумал он, пытаясь откинуть в сторону неприятные мысли. Зона – есть неведомое, может, что угодно преподнести.
     Он поднял руку и потер голову, решив, что все же лучше оставаться бдительным. Шок еще не прошел, и продолжать поездку ему не хотелось. Страх, испытанный только что, мешал собраться и принять решение.
     Прошло порядочное количество времени, а он все сидел, не выпуская навахи[3] из рук, то и дело, поглядывая то на зеркало, то назад. Потом, посмотрел на часы – 10:25. «Да, надо двигаться дальше. Чего я тут сижу? Трус, что ли!? - подумал он, чувствуя, как злость на самого себя начинает вылезать наружу. – Придумал себе детскую проблему – зеркало какое-то!» – и снова покрыл матом происходящее вокруг. Он в очередной раз глянул через плечо на задние сиденья, и, удовлетворившись результатом, схватил АК-47, быстро вылезая из машины. Вернув нож на свое место, наклонился и вытянул одной рукой рюкзак.
     На небе снова ударил гром.
     «Машина – это хорошо, да тем более такая! Но в этот раз сам дойду. Бывай!». – подумал он, надевая обратно. Проснулась какая-то неприязнь к «Запорожцу». Не хотелось больше в него садиться, какие бы деньги за это не пообещали. Наоборот, хотелось уйти подальше. Что-то в нем сталкеру совсем не понравилось, он казался теперь каким-то страшным, особенно грязное зеркало. Ведь он так и не понял, что увидел в нем, а испугаться успел не на шутку!
     На стальном горизонте ярко-белою кривизною блеснула молния.
     Из лесу, сквозь шум дождя и ветра донесся вдруг звучный отчаянный крик! Сталкера передернуло, по коже «пробежали мурашки». Он тут же остановился и резко свел локоть назад, будто проверяя на месте ли «Калашников».
     Он был явно человеческий – короткий, отрывистый, до безумия испуганный, наполненный нотами безмерного страха и ужаса в голосе, в котором сталкер сумел разобрать слово «помоги». Много слышал их за свою жизнь в Зоне, но такого, до боли знакомого, никогда.
     Тут же после этого последовали три выстрела, и все затихло в шуме дождя.
     Нащупав холодный металл, передернул затвор, снял с предохранителя, крепко вцепившись в мокрую рукоятку, и вынеся АК перед собой наизготовку. Ему сильно захотелось оглянуться и проверить легковушку, но он твердо сказал себе: «Я не трус» - будто пытаясь внушить эти слова самому себе.
     Простояв так, прислушиваясь и вглядываясь в заросли густых деревьев, он медленно пошел вперед, уже забыв про тяжкий груз на спине и про свою усталость, а думая только о «Запорожце». Случай не давал ему покоя. Казалось, что за ним кто-то следит. Вспомнив тот взгляд, кашлянул, стало очень неприятно. Наконец, не выдержав острого морального тяготения, и, одновременно, пересиливая себя, он решительно развернулся, всматриваясь в уже оставленный автомобиль озабоченным взглядом. Но к своему облегчению и удивлению, ничего странного не увидел. Лишь дождь долбил по капоту дряхлой машины, стоящей криво поперек дороги.

II

     Застучали шаги. Хлопнула тяжелая железная дверь.
     - Кто там пожаловал? – прозвучал тишину бункера старческий голос. Сидорыч, пожилой мужичонка лет шестидесяти, одетый в жилетку, рубашку и драные джинсы, отвернулся от ноутбука, и, невольно демонстрируя свой вываливающийся пивной живот,  окинул взглядом вошедшего. – Ага, старый знакомый! Давненько ты не заходил! Куда пропал-то на пять дней?
     - На базу «Долга» мотался.
     - А, значит нашел у бармена дешевую колбасу? – усмехнулся дед.
     - Да причем здесь бармен!? – обозлившись, огрызнулся вошедший.
     - Да-да, конечно. Так, что ты там принес? Показывай, я уже заинтригован! – поспешил сменить тему Сидорыч, потому что хорошо знал характер этого парня. Он никогда не возвращался с пустыми руками, всегда приносил много интересного. Торговцу не терпелось увидеть, что на этот раз притащил сталкер. А еще больше заинтересовался, увидев содержимое рюкзака.
     - Ого! – у старика поднялись брови, он чуть поддался вперед. - Что это!?
     - Оружие.
     - А-а-а, – протянул с досадой, откинувшись в кресле, - значит, как обычно.
     Сталкер молча, открыл молнию и стал выгружать товар. Через минуту на столе уже лежали два АК, обрез двустволки, три ПМ, четыре гранаты, пачка патронов к дробовику, и иностранный Кольт.
     Сидорович посмотрел на него с явным недовольством.
     - Это все?
     Гость запустил руку вглубь рюкзака и выудил комок плотной ткани. Между стволами из него упал какой-то маленький предмет. Сидорович свел брови и наклонился к столу, чтобы получше рассмотреть артефакт. Вещь по форме чем-то отдаленно напоминала прозрачный, как-будто стеклянный болтик, в котором переливалась светло-желтая, похожая на электрическую, энергия. Предмет излучал слабый свет.
     - Где такое нашел? - Сидорович взял «болтик» в ладонь, поднес к лицу, любуясь маленькими разрядами внутри.
     - Бандиты в котельной из-за него побоище устроили. Ну, а я их, понятное дело, всех аккуратненько уложил, вещицу взял без потерь.
     - Интересно, интересно… Это что-то новое, я такого раньше никогда не видел. – пробормотал задумчиво Сидорович, - Но слышал, якобы есть в Зоне такой артефакт, который меняет судьбу, кидает человека то в прошлое, то в будущее…
     Вдруг две энергии, летающие в «болтике» соединились, и предмет на миг ярко вспыхнул. Сидорович удовлетворенно зажмурился и повертел в пальцах находку.
     - Слухи, слухи… Фигня это всё, наверное. Короче, не буду утверждать, точно не знаю, но разное говорят. Пожалуй, пару тысяч гривен я тебе за эту цацку дам.
     - А пушки?
     - На кой черт мне они сдались? Ты бы еще консервных банок насобирал.
     - Не зли меня, убью. – процедил сталкер сквозь зубы.
     - Да, тебе за это все остальные «спасибо» скажут!  Будете потом сами по тоннелям бегать, арты возить. – Прохрипел Сидорович, повысив тон. - И не угрожай мне! Сбавь пыл, Демон! – Крикнул он, выхватывая «берету» из черной кобуры и направляя на гостя. – Иди вон! А то первый ляжешь! И хабар свой забери, бесстыжая морда! Ноги что бы я твоей здесь не видел – Прокричал он, и швыранул артефакт на оружие. От удара тот вспыхнул ярким светом. Молнии внутри на мгновение увеличились, почти полностью заполнив болтик.
     Сидорович все стоял «над душой» не сводя пистолет, и ожидая, когда гость уйдет.
     Тот направился к выходу.
     - Возвращайся, когда мозги на место встанут! – крикнул торговец вдогонку.
     Сталкер вышел на поверхность. Дождь все еще шел, но уже меньше, стуча по разрушенным Зоной домикам. В нос ударил запах озона и свежести. Снова грянул гром.
     Деревня располагалась недалеко от бывшего кордона и КПП военных. Была она маленькой и действительно походила на глухую деревушку, в которой теперь околачивались сталкеры, скрываясь в погребах, а в дома никто особо не ходил – там были аномалии и радиация. Бандиты сюда не забредали, только иногда к Сидоровичу приходили какие-то люди в черных плащах с капюшонами. Никто не знал кто они, и откуда идут.
     «Да-а-а... Печальный сегодня день. Возбуждение внутри не дает успокоиться. Зачем я выбрал путь сталкера? Не помню. Или помню? Здесь ведь не бывает хороших дней. Заглядывая в Зону, в центр которой так и не влезли до сих пор, хотя и вглядывались в Ее туманные дали, первый раз хочется честно сказать самому себе о своей работе: она вредит людям? От нее страдают? Так говорят власти, пытаясь нам помешать, выставляя кордоны и оцепляя их колючей проволокой. Да, я зациклен, как и многие мои коллеги на поиске артефактов, но они дают возможность зарабатывать деньги, то есть жить. Зато я не мародер! Выносить уже нечего. Все вынесли до меня. Да и не брал бы я то, что лежит в домах. Но кое-что все же осталось.
     …Я и еще двое солдат передвигались по одному из коридоров. Внезапно граната легла на паркет прямо у моих ног. И не было времени ее отбросить! Я прыгнул в боковую дверь, падая на пол, не отводя глаз от смерти. Ничего не слышал, но видел, как она разрывается, как летят осколки, сражая моих товарищей! Чувствовал взрывную волну. Не знаю как, но я остался целый и невредимый, не единой царапины! Хотя контузило меня знатно. Год провалялся в госпитале, затем вернулся в свою бригаду спецназа. С того периода все и началось.
     Ребята дали мне кличку «Везунчик». Граната словно открыла мне шестое чувство, я ощущал опасность. Интуитивно знал, куда не стоит ступать, где надо упасть, где схорониться. Солдаты тянулись идти со мной в боевые походы. Так и прошли оставшиеся несколько лет – ни одна пуля не взяла. А сколько ребят я спас!
     Сам я не распространялся о своей удаче, но информация просочилась, и влилась не в те уши. Бандитские группы, выбившиеся на белый свет, узнали про меня. А парней с фортуной они любят! Несколько раз приходили по адресу в виде разных личностей, обещая «золотые горы». А когда я узнал истину, чем они хотят меня занять, то появилось желание убежать. Туда, где не достанут никогда. Ведь если я откажусь, то никакое везение на гражданке не поможет.
     Так я и оказался в таинственной Зоне Отчуждения, полной мистических опасностей, в которые я сначала категорически не верил.
     Но крупно просчитался, нарвавшись на «братков», не пройдя и 5-и километров вглубь. Узнал, что они в Зону оружие сносят, делают тайники. Да оно и понятно, кто ж сюда полезет-то? И тогда ко мне пришла идея. Я начну войну с бандитами здесь, буду разоружать, искать схроны, продавать торговцам, которые сотрудничают исключительно со сталкерами, или обменивать это железо на еду. Оружие за территорией несет смерть, а в Зоне жизнь. Защиту от монстров.
     Я прикидывался обычным сталкером, охотником на артефакты и прочие вещи, а свою настоящую миссию никому никогда не доверял.
     В Зоне дали мне новую кличку, как и другим, Ахерон[4]. За что? За мою выдержку и хладнокровие? За мое желание убивать за «наживу»? Я этим особо от других не отличался, здесь все такие, но вслух назвать меня неадекватным не захочет никто после того случая два года назад…
     Помню, как здесь, в Зоне, «Пахан» под угрозой смерти требовал с меня информацию о тайнике с важным для них складом. Уж и не помню, как тот назывался. Я с одним ножом вырвался из плена бандитов, приложив их всех. Всех до единого, даже не моргнув глазом. Все произошло будто само собой, словно так и должен был закончиться тот вечер. Я привык постоянно ощущать запах смерти. Выполнил свою миссию и в этот раз.
     Наверняка сейчас я поспешил делать выводы на дороге. Совсем все прошло не так как хотелось: чуть не погиб, да и барахло скинуть не вышло. Эх… Кто меня за язык дергал только что? Ну, кто-о-о? Чего же мне хочется? Мне нужны эти деньги, живу на последней копейке. Как же я устал от Зоны и от своей жизни! Но я люблю ее!
     Где я беру силы? Есть ли во мне совесть? Или нет? Я точно знаю, каких мерзавцев лишаю жизни, поэтому мне легче переживать эти убийства. Я делаю Добро.
     День этот не закончен. Наверное, Зона меня еще встретит сегодня…».
     - Эй, парень, иди к нам, пообщаемся! – развеял мысли один из сидящих у костра. А я как раз туда и шел, правда, не погреться, а в обжитой погреб, в теплую кроватку, словно черный крот.
     - О, это Ахерон! Браток, как дела? Откуда пришел?
     - Здорово, мужики! Я у «Долга» был, у Сидоровича. Ну и гад же он! Выпер, сволочь, не взял хабар.
     - А что не так-то?
     - Да сболтнул я лишнего, промолчать надо было. И вообще, день сегодня какой-то странный. Нельзя назвать неудачным, хотя и удачным тоже сложно.
     - Ха, а ты как думал? Это же Зона!
     - Вот именно, Зона. Кстати, знаешь, тут недалеко, есть старый «Запорожец»? На обочине?
     - Ну, знаю, а что?
     - Мне удалось его завести сегодня.
     Усатый сталкер вскинул брови и с трудом захлопнул рот:
     - К-как это? И чего, завел?!
     - Да, не то чтобы, но все-таки отмахал на нем с полкилометра.
     - Да ты чё! Врешь! Быть не может! – остальные смотрели, как завороженные. – А как он, рулит вообще?
     - Почти. – Ахерон с удовольствием протянул руки к огню. - Проехал полкилометра и тормознул резко.
     - На фига?! Чего ж сюда не прирулил?! Это ж «бомба»! – хором зашумела компания, но он махнул рукой, и все дружно заткнулись.
     - Темный он какой-то, и кое-что не понравилось.
     - Мох, что ли, не понравился?
     - Да нет, когда я только собирался садиться, он сам отпал и улетел. Причем, весь, полностью. –  бросил равнодушно Ахерон.
     У остальных и вовсе глаза на лоб полезли, все слушали с глубочайшим интересом.
     - Когда я ехал, - продолжил он, - в зеркале заднего вида что-то увидел непонятное, показалось, будто глаза какие-то черные, страшные, и сквозь грязь буравили меня всю поездку, вот я и не выдержал, затормозил, нож выхватил, чуть с дороги не слетел, развернулся, а там – ничего.
     - Хм… Интересно, что это могло быть, полтергейст может?
     - Астроном, ты же знаешь, что они только по домам живут. – ответил Ахерон с натяжкой.
     - Ну мало ли, машины еще никто кроме тебя не проверял. Поздравляю, ты - первопроходец!
     - Нет, не полтергейст это был, чувствую, прям, что-то здесь совсем все по-другому.
     - Устал ты просто. - вступил в разговор сидящий слева от меня. – Снова по Зоне шатался долго, раз от «Долга» шел. Что у тебя за хабар хоть?
     - Оружие… АК, пистолеты. - нарочно недоговорил Ахерон.
     - С бандитов снял?
     - В точку, на котельной драка была, «стрелка» у них что ли. Я не знаю, но денег я, ни у одних, ни у других не нашел.
     - Странно, не похоже на «братков».
     - Ладно, ребятки, я ужас, как спать хочу. Пойду уже, наверное.
     - Давай, сладких снов. – Усмехнулся Астроном.
     Ахерон подошел к темному входу, остановился на мгновение, всматриваясь вниз. Из глубины подвала исходил слабый тусклый оранжевый свет и звучал тихий храп. Он аккуратно спустился по скошенной временем лестнице, ступив на дощатый пол, увидел Бомжа – тот лежал на койке у стенки напротив и видимо, спал. Рядом с ним на полу стояла старая грязная самодельная лампадка. Внутри нее блестел маленький огонек, слегка озаряя здешнюю темень.
     Повернул налево и зашел в маленькую комнатку без дверей. В полумраке погреба было видно пружинную кровать, на которой лежал старый матрас. В углу стояла тумбочка. Вот, собственно, и все удобства здешней жизни. Если хочешь спать под одеялом – носи с собой. Нет – спи одетым.
     Душевых в Деревне, естественно, тоже нет, а вот на базе «Долга» пожалуйста – плати и мойся. Один литр использованной воды стоит три гривны. Все у них не для людей, все!
     Ахерон подошел к своей койке, сел на нее и снял рюкзак. Протянул его по полу и облокотил о тумбочку. И лег устало на спину. Это место такое, что воровать здесь не воруют, а у него так тем более не станут, побоятся. Можно спать спокойно. Он  и уснул, ни о чем не думая.
     Во сне поежился. Казалось, что все еще бредет в вязком тумане, которому нет конца и края. Вдруг совсем рядом заметил размытые, призрачные фигуры. Несколько секунд, и в одной из них он узнал… себя самого. А рядом стоял невысокий парнишка. Из его прошлого, тогда, три года назад.
     - Пошли, Сашка, – коротко бросил новичок, называя его настоящее имя. Саша. Александр. Не Ахерон.  Напарник двинулся вперед, и Ахерон – за ним. Всё это уже было. И он знал, что будет дальше. Знал, но упорно шел за ними в туман. За своим другом Сережкой.
     - Она должна быть где-то здесь… - пыхтя, пробормотал его двойник, продираясь сквозь кусты. – Тропу я видел точно. А, вот, нашел!
     Фигуры уверенно полезли в чащу. И Ахерон поспешно последовал за ними, не желая отставать, протиснулся между двумя большими кустами, выбрался на более свободную, почти незаметную тропку. Так, друг за другом, они миновали мутированные деревья, иногда склоняющие над тропой устрашающие крючья своих веток, и вышли на просторную, заросшую высокой травой поляну.
     - Ну, и где прикажешь искать эту долбанную химеру? – пробурчал Сергей,  поигрывая обрезом двустволки. – Ты уверен, что мы идем правильно?
     - Не знаю. – пожал плечами Сашка. – Чего ты пристал! Сама она нас найдет, стопудово! Вот чего-то только плохое у меня предчувствие, братан…
     - Наплюй! – хмыкнул друг, - Нас много, а она одна! Так что… -
     Договорить он не успел. Ахерон хотел зажмуриться, чтобы снова не видеть эту жуткую сцену, но не смог. Слева из чащи вырвалось хищным прыжком жуткое чудовище, и, оседлав Сережку, повалило на землю.
     Молодой и наивный, Сашка быстро отпрыгнул в сторону, вскинул АК-47 и выпустил в монстра весь магазин. Он медленно отступал назад, к тропе, где стоял Ахерон. Потом развернулся, и Ахерон, как в зеркальном отражении, увидел его искаженное ужасом лицо.  Протянул руку, чтобы остановить, но кисть прошла сквозь парня, словно он был частью этого тумана. Хотя, скорее, этой частью был именно он, Ахерон. Он бросился бежать, сломя голову, а его опытный двойник рванулся, силясь прийти на помощь Серому, но перед глазами сверкнула яркая вспышка, и он начал падать в темноту. Снова рванулся и… открыл глаза.
     Резко сел на кровати. Так это был сон! Но почему? Как? Почему - именно сейчас? И как - всё это произошло? Силясь успокоиться, лег, таращась в темноту. Где-то рядом похрапывал Бомж. Все хорошо, это просто нервы. И Зона. Заставил себя глубоко дышать, чтобы унять сердцебиение. Повернулся, и в бедро что-то больно впилось. Сунув руку в карман, нащупал какой-то предмет. Странная капсула засветилась в темноте, и он вспомнил таинственный артефакт, который так и не продал Сидору. Прикольная штука. Он дохнул на нее, потер рукавом, и ему показалось, что змейки энергии внутри завертелись быстрее, и даже сверкнула маленькая вспышка. Подобная той, которая выбросила его из сна. Да ну, ерунда какая! Он устроился поудобнее и закрыл глаза. Завтра тяжелый день, надо выспаться. И гнать прочь этих призраков из прошлого. Но почему на душе так муторно и тревожно? За эти годы он уже забыл, что такое тревога. И боль. Но теперь, кажется, все опять вернулось. Или нет? Так, в непривычных размышлениях, вновь забылся тяжелым сном.
     Он открыл глаза от того что в них бил какой-то свет. На потолке ярко светила белым светом люминесцентная лампа, освещая обтертые влажные стены комнаты и слепя глаза. Откуда она здесь? Что такое?
     Ахерон тяжело приподнял голову, всматриваясь в темный дверной проем. Там не было видно абсолютно ничего. Даже дневного света с улицы не было. Уже, что, ночь?
     Тишина, не было слышно ничего. Внезапно из другой комнаты послышались шаги. Они приближались медленно и равномерно. Кто это может быть? Бомж опять подаяния пришел просить?
     Из мрака показались черные глаза, смотревшие на Ахерона. Те самые, которые смотрели в заднее стекло «Запорожца». Это была обнаженная женщина! Но какая! Длинные грязные черные волосы на голове спускались до уровня ее небольшой груди. Бесцветные губы сомкнуты. Бледное тело было тонкое и худое. Казалось, ребра вот-вот прорвут кожный покров, и вылезут наружу. Длинные и синюшные ноги босою стопою медленно шли по гнилым доскам, которые даже не прогибались под ее весом. Она выглядела так, будто не ела две недели!
     Нет, это не может быть человек! Это мутант! В ней все похоже на девушку кроме взгляда.
     Есть даже такие коварные звери, которые предстают перед сталкерами в голом обличии прекрасного пола, заводят зачарованных молодых парней в лес, и больше оттуда никто не возвращается.
     Но, как?! Как она сюда вошла? И где остальные тогда?!
     Ахерон попытался встать, но мышцы не слушались его! Что происходит?! Она пересекла уже большую часть комнаты. Вспомнив рассказы об этих тварях, ему стало не по себе. Что они делают с людьми…
     Почему он не может даже пошевелить рукой?! Страх, неистовый ужас вгрызался в него острыми клыками, стало тяжело дышать. Где взять спасение?..
     Уже почти вплотную! Она взяла Ахерона за запястье. Только почувствовав крепкую хватку мягкой кожи, все в его глазах поплыло, завертелось, закрутилось, он закрыл их, на мгновение почувствовал невесомость, и упал, ударившись о размокшую землю. Зашумел дождь. Ахерон открыл глаза и поднял голову. Это был уже не погреб. Он лежал на небольшой поляне в лесу. Легко поднявшись, он огляделся.
     Сзади послышался нарастающий нечеловеческий рык. Он обернулся – на четвереньках по мокрой траве к нему приближался снорк – уродливое создание, порождение Зоны, гуманоид, прославившийся своей прыгучестью и силой. На его голове волос почти не было. Глаза – хищные и желтые. Тело местами покрыто ожогами.
     Ахерон выхватил нож – единственное, что у него было с собой на данный момент. Монстр был в десяти метрах от него. Внезапно подскочив, снорк сделал длинный прыжок, желая свалить и убить сталкера. Но Ахерон прыгнул ему на встречу и пронзил ножом по самую рукоять. Вместе они упали на землю: снорк оказался сверху. Он раскрыл пасть, обнажая кривые гнилые зубы, болезненно промычал, и схватил костлявой рукой со скрюченными пальцами Ахерона за лицо. Монстр елозил ногами, притягивая к себе, и пытаясь вгрызться зубами. Ахерон отчаянно противостоял, удерживая мутанта двумя руками на ноже. Из пробитой груди снорка капала густая темная кровь.
     Громыхнул оглушающий выстрел. Голова мутанта в момент разлетелась! В лицо сразу ударили брызги крови. Тело от толчка слетело с Ахерона в правую сторону. Окровавленный нож остался в руках. Что это?! Кто стрелял?
     Стараясь ничего не упустить, он быстро поднялся на ноги, одновременно стирая рукавом кровь с лица, и оглядываясь в сторону предполагаемого спасителя.
     Шумел дождь, рядом, на земле лежало мертвое тело в луже бурой крови перемешанной с грязью. Недалеко валялся обломок от разлетевшейся головы. Лишь густая еловая роща возвышалась вокруг Ахерона. Никакого человека нигде не было видно.
     Внезапно он почувствовал, как чья-то мягкая ладонь опустилась ему на плече. Ахерон мгновенно развернулся. Сзади, подняв свою тонкую руку, почти прислонившись вплотную голым холодным телом к сталкеру, стояла она, «Дева смерти».
     Страх снова резко обрушился на него, он отпрыгнул в сторону, но внезапно потеряв контроль над телом, ничком повалился на землю, выронив при этом свой нож. Шлепая по грязи босыми ногами, она медленно подошла к нему и остановилась у распростертого в грязи сталкера.
     Онемело все тело, невозможно двигать уже и головой. Он с опаской напряженно смотрел ей в лицо. Около пяти минут они непрерывно смотрели друг на друга. Ахерон все больше осознавал, что ему совсем скоро придет конец. Сердце стучало очень быстро, громко, на весь организм, его биение слышала каждая клетка тела.
     Внезапно она присела, пропавши из зоны видимости. Через какое-то время он почувствовал трение о свой комбинезон. Потом Ахерон снова увидел страшное бледное лицо, но уже совсем близко, что еще больше внушало ужас. Она, плавно передвигаясь, на четвереньках перелезла через его ноги, оперевшись коленями о мягкую землю и слегка касаясь своим худым животом его комбинезона.
     Ахерон заставил себя посмотреть ей в глаза, черный омут зрачков затягивал куда-то в страшную глубину. Но потом испуг прошел. Он поймал себя на том, что сердце перестало метаться, как испуганная птица, а забилось более равномерно и четко. Девушка неуловимо улыбнулась и присела на корточки, ее бледное лицо приблизилось к нему. Потерлась всем телом о его комбинезон, черные, как змеи, волосы заскользили, заслонив окружающую среду на второй план, казалось, что даже дождь заглушался.
     Ахерон морально готовил себя к самому худшему из того, что может с ним произойти. Он чувствовал и слышал ее дыхание. Незнакомка неотрывно смотрела ему глаза, но ее взгляд уже не был страшным. Скорее, переполненным печалью и с какой-то огромной тоской, от которой невольно сжалось сердце. Охотник удивился. Он уже забыл, когда ощущал какие-то эмоции, а тут просто-таки прорвало эту застаревшую плотину чувств. Сначала Серега, теперь – эта… непонятно кто. Чтобы разорвать это видение, он крепко зажмурился, и в тот же миг ощутил легкое прикосновение ее губ. Невольно передернуло всего от гадливости, он не представлял, что же будет дальше.
     Проснулся. Так это был всего лишь очередной сон! Впрочем, не похож он был ни на что, что снилось раньше. Ахерон резко сел на постели протирая глаза. Сквозь прищуренные веки он заметил движение в стороне выхода. На мгновение, на фоне тусклого света, падающего с улицы, блеснуло обнаженное тело. «Да сколько ж можно-то, а?! Задолбала!» - Яростно подумал он, снова чувствуя новый прилив страха.
     Ахерон медленно встал с койки, стараясь не скрипеть, схватил свой рюкзак, быстро накинул его на плечи, включил головной фонарь, аккуратно и тихо двинулся на выход, подняв свой автомат и еле дыша, чтобы его не услышали. С каждым шагом его сердце колотилось все быстрее. Дойдя до дверного проема, Ахерон и вовсе перестал дышать, остановился на мгновение перед входом в первую комнату. Резко высунулся из-за угла – никого. Он осветил весь коридор, но обнаружил только почти потухшую лампадку на полу возле койки. Он оглянулся, чтобы убедиться, что сзади тоже ничего нет. Тогда он снова посмотрел на злосчастный проход, ведущий вверх, куда минуту назад, как ему показалось, сиганула «Дева». Подошел к стенке, не выходя наружу, тут же выглянул за поворот, вскидывая АК – опять ничего. Лишь тучи в небе.
     Он поднялся по ступенькам и вышел на улицу. Задуха подвала сменилась прохладным вечерним воздухом. Солнце уже скрылось за горизонтом, так и не появившись ни разу за день, лишь по небу простирались его тени.
     Костер все еще горел ярким пламенем, а вокруг него сидели: Бомж, Астроном и еще один незнакомый сталкер.
     -  Добрый вечер! – Поздоровался Ахерон, пытаясь сделать это ровным и уверенным голосом. Но никто не ответил. Он подошел к костру.
     Прошло около минуты.
     - Чего хмурые такие? Случилось чего?
     - Толик погиб. – тихо пробормотал Астроном, не поднимая головы.
     - Толик?! – удивленно вскинул бровь. – Это тот парнишка? Когда?
     - Говорят, он в лес с каким-то сталкером ходил, – ответил незнакомец. – Там его два часа назад я мертвым и нашел, а того, второго парня, нет нигде. Наверное, без вести пропал.
     - И с какого перепугу они в лес полезли?! – Ахерон не  мог скрыть удивления. - Они же новички еще!
     - Да черт их знает! Судя по оружию, на охоту двинулись.
     - Дробовик?
     - Да, Remington, я его забрал с собой.
     - М-да… - протянул задумчиво Ахерон. Казалось бы, сколько уже было таких ситуаций. Да и еще будет. А вот поди ж ты! В груди что-то защемило, как будто ткнули в недавно зажившую рану, и эта боль нарастала с каждой секундой. В памяти вдруг всплыло лицо Сережки, и он внезапно понял, почему. Вот откуда эта боль!
     - Отчего он умер?
     - Огромные рваные раны, оторванная нога, изуродованное лицо… Я его еле узнал. Химера, наверное.
     - Ходил на охоту на химеру?! – Ахерону показалось, что на него выплеснули залпом ведро кипятка. Такого не могло быть, потому что быть не могло! И все-таки случилось… Боль в груди нарастала, закручиваясь спиралью, и вдруг он четко и ясно понял, что должен делать. Пойти туда. И отомстить. За Сережку. За Толика. Тогда отпустит эта боль, и всё, наконец, будет сделано правильно. Как только он об этом подумал, боль тут же отступила, как будто ее и не было. Интересно, с чего это его так клинит, а? Не все ли равно, что там произошло с этим Толиком! Да и с Серым, по сути, ведь прошло столько времени! Сколько лет он жил по принципу «каждый сам за себя»!
     Нет, собрать манатки и – подальше отсюда! И хабар скннуть надо, и бабки нужны, пора за новым идти, а он тут сантименты разводит! Да хотя бы вот эту штуковину продать, предлагал же за нее Сидор… Ахерон вытащил из кармана вещицу, поднес поближе к глазам, чтобы получше рассмотреть. И вдруг ему показалось, что одна из змеек-энергий резко хлестнула хвостом, ударив по корпусу, и его с головой накрыла мощная волна. Волна обиды, ненависти и… мести. Мести страшной, ослепляющей, призывающей порвать на клочки всех, кто виновен. Больше он уже не принадлежал себе. Он снова стал Сашкой, тем новичком-сталкером, который горько плакал, переживая смерть друга и свою беспомощность…
     Сталкеры возле костра заметили, как исказилось лицо Ахерона и невольно отодвинулись подальше.
     - Чего ты это, а? Чего уж теперь… - примиряющее пробормотал Астроном. -  Толик был хорошим парнем, добрым, веселым. Да только ты не хуже других знаешь, что Зона не выбирает между плохим и хорошим, веселым и занудным, ей все равно. Так же, как мы равны перед Богом.
     - Но ведь Бог делит людей на грешных и праведников! – невольно ввязался в спор Бомж. – А вот Зона…
     - Так, ребята, хорош дурью маяться! – резко хлопнул ладонью по прикладу Ахерон. - Предлагаю пойти и отомстить Зоне, убить ту тварь, которая лишила жизни Толика! Кто – за?
     - На охоту пойдешь? – хмыкнул Бомж. – Ну-ну.
     - На химеру. – уточнил Ахерон.
     - Старый демон берется за дело? – усмехнулся незнакомец.
     - А ты откуда меня знаешь? – вскинул бровь сталкер. – Мы ведь никогда не встречались.
     - Тоже мне, новость! Да тебя, братан, вся Зона знает.
     - Ладно, меня ты знаешь. А тебя как зовут?
     - Шар.
     - Вот и познакомились. – Невесело хмыкнул Ахерон. – Итак, кто пойдет со мной?
     - Я, пожалуй, с тобой схожу, - деланно лениво кивнул Бомж, пошевеливая палкой угли, - Засиделся уже, да и Толик был неплохим парнем. Ты прав, стоит дать понять Зоне, что не всех можно трогать. Или кому там еще… 
     - Ну, раз такое дело, - посерьезнел Астроном, - тогда и я прогуляюсь. Заодно и разомнусь, а то сноровку скоро потеряю. А здесь такого допускать никак нельзя. Сожрут, и не заметишь.
     Все согласно покивали и уставились на Шара, который почему-то не торопился присоединяться.
     - А ты  что же? – иронично поинтересовался сталкер. – Не участвуешь?
     - Да нет, парни. Мне, вообще-то, на базу «Долга» надо, - неторопливо поднялся тот. – Да и Толика вашего я почти не знал, так что головой рисковать как-то нет резона. Без обид.
     - Чего ж, дело добровольное, – кивнул Ахерон, - так что проехали. Втроем, значит, пойдем. Для такого опасного похода  –  маловато, конечно. Ну, да ладно.
     - Вот только оружие бы надо подходящее, – покачал головой Бомж. – А то у меня, считайте, ничего нет, так, пистолетик.
     - Сейчас исправим. – отрывисто бросил Ахерон, - Не вопрос, ребята.
     Он сам не мог объяснить, что же им движет, но уже перестал задумываться о причинах. Да, он эти годы жил по принципу «делай, что должен, и будь, что будет». Вот и сейчас он делает то, что должен. Кому, как, зачем? – было уже неважно. Просто должен.
     Резко встал, отряхнул колени и быстро, чтобы не передумать, двинулся к жилищу Сидорича…


III


     Ему удалось продать хабар, хотя всего лишь за пятнадцать тысяч. Правда, артефакт так и смог отдать, что-то удержало. На вопрос Сидоричу сказал, что потерял. Тот не поверил, но промолчал. На эти деньги купил патроны и два хороших дробовика: Mossberg Maverick 88 - для себя, и ТОЗ-34 -  для Бомжа. У Астронома оружие было. Когда вернулся к костру, Шар уже ушел, но согласившаяся на поход парочка честно ждала в условном месте.
     - Держи, это тебе, – протянул оружие Бомжу.
     - Спасибочки. – тот заворожено взял ценный подарок.
     - И еще патроны. – Ахерон перебросил ему коробку с дробью. Зарядить сумеешь?
     - Спрашиваешь! – небрежно фыркнул тот, занявшись ружьем. – Уж было время… - мужик запнулся на полуслове, потом тяжко вздохнул и поднял на охотника грустный, но решительный взгляд. – Не парься, не подведу, раз обещал. 
     - Угу. А ты, оказывается, щедрый! – насмешливо хмыкнул Астроном, не сводя с Ахерона пристального взгляда. – Всякое о тебе слышал, но, чтоб ты такие презенты раздавал – это точно впервые. С чего тебя так разобрало?
      - Не твое дело! – резко оборвал тот. – Считай, захотелось поход профинансировать. Такой расклад устроит?
     - Вполне.
     Астроном, молча, занялся своим оружием. Наконец, всё было готово, сталкеры проверили рюкзаки, подогнали барахло, чтобы ничего не бряцало, не висело и не мешало ходьбе. Благо, вещмешки были пустыми, от барыги все топали налегке.
     - Пожрать все прихватили? – небрежно буркнул Ахерон. – А то кормить не обещал. Еда-то хоть есть?
     - Да, есть-есть… – ответил за обоих Бомж. – Еще с тобой можем поделиться.
     - Хорошо. Фонари?
     - На месте.
     Астроном вместо ответа включил свой фонарик.
     - Тогда выдвигаемся.
     Пока шагали к месту, Ахерон невольно стал вспоминать Толика. Забавного, веселого, доброго парня, которого судьба привела в Зону. Именно он, Ахерон,  рассказывал Анатолию о Зоне, о правильном отношении к ней, которого должен придерживаться каждый, чтобы выжить. Все из личного опыта. Был у них разговор и про лес – одно из самых опасных мест в Зоне.
     Когда-то Ахерон был таким же новичком, который мало, что знал, и так же наивно в первый же год своих поисков рванул в лес «за головами». Вспоминать про тот поход и вовсе не хочется, одного только сна – за глаза. Странно другое. Так же, как сейчас Толик, он был тогда не один – со своим другом, другом, которого разорвала химера у него на глазах. История повторяется. Вот только погиб на этот раз Анатолий.  Остается только надеяться, что эта история не повторится и в третий раз.
     Вокруг шумел один лишь ветер, больше ничего не было слышно. Они пересекли дорогу, и пошли через поле, бросая перед собой камни, болты и железки. Эта процедура определяла наличие опасности в том месте, где падал твердый предмет. Холмистая местность была покрыта лужами, когда сталкеры проходили рядом с водой, радиационные счетчики отчаянно трещали. Посреди заросшего мокрой травой поля стоял, зарывшись колесами в землю, старый, ржавый трактор. Раньше здешние искатели обожали прятать свой хабар в его кабине под сиденьями, но потом прекратили, так как тайник стал слишком популярен среди молодых. А старые охотники вообще предпочитали таскать все на своем горбу.
     - Вот и первая аномалия в нашей ночной прогулке. – Сказал задумчиво Ахерон, глядя на трактор.
     - Как я их давно не видел! – Тихо, но с радостью в голосе сказал Бомж.
     - Ну, понятное дело, ты только тем и занимаешься, что деньги с проходящих «тянешь», – подколол Астроном.
     Бомж просипел что-то невнятное, и снова воцарилась тишина.
     Они обошли поляну с трактором по левому краю, стараясь не приближаться минимум на полметра, так же кидая болтики. Аномалии могли быть где угодно, ведь Зона – это как минное поле размером 30x30 километров.
     Пройдя еще какое-то время остановились на опушке.
     - Что ж, ребята, теперь проблема встала во весь рост, - негромко хмыкнул Ахерон. - В какой части этой чащобы ты Толика нашел? – обернулся к Астроному.
     - Пожалуй, километра на два дальше будет,  – внимательно осмотревшись, степенно выговорил тот. Мужик он был ответственный, слов на ветер не бросал, это все знали.
     - На два километра? – задумчиво протянул Ахерон. Похоже, сегодня утром, после аварии на дороге, крик из леса он слышал именно оттуда. Не Толик ли кричал?
     - Да, как-то так. А что? Только учти, в лес я зря лезть не буду, - покосился Астроном на темную рощу, - давай уж лучше еще несколько километров по краю пройдем, а там и тропинка, какая найдется. Здесь их много.
     - Думаю, верное решение, – кивнул Бомж, - нарваться всегда успеем. Не дай Бог, конечно.
     - Ладно, уж, пошли! – снисходительно согласился Ахерон.
     Шли  медленно, размеренно, проверяя дорогу железками. В таком деле спешка недопустима, это прекрасно знали все трое. Полагаться можно было только на фонари и интуицию. В своем Ахерон был уверен: мощный, с разными режимами: от дальнего, узкого до широкого, ближнего. А вот у напарников подсветка была послабее, и это напрягало. Впрочем, опыт многое компенсировал.
     Бомж был старым сталкером, который пребывал в Зоне почти с самого начала ее развития. Но, к удивлению многих, он вел активный образ именно в свои первые три года пребывания в ней. Говорят, перестал ходить из-за одного случая, приключившегося с ним в одной из вылазок. Никто не знает, какой именно, но видимо это задело старика сильно, и до сих пор он никуда свой нос не совал. Живет, лишь собирая подаяния с добрых людей в Деревне, за это его «Бомжом» и прозвали. Иногда к Сидоричу ходит, дружат они как бы, напивается у него, и спит в том же захудавшем подвале, а так все. Видно, потерялся он в жизни.
     Астроном же сталкер тертый. Много лет он по Зоне блуждает, все хочет чего-то, сам говорит, «клондайк» ищет, место, где, по рассказам других сталкеров, лежит так много артефактов, что денег, заработанных на них, хватило бы на всю жизнь не работая. Раньше было много таких «лохов», которые лезли буквально всюду, обнюхивали каждый уголок Зоны, а сейчас остался, практически, он один. Большинство из тех авантюристов попросту погибли, пытаясь добраться до центра Зоны. Прозвали его «Астрономом» за его любовь к звездам. Часто вечерами, если он был в Деревне, то сидел поодаль от костра и смотрел на небо, все время о чем-то размышляя.
     Прошло около получаса.
     - Тропа. – Неожиданно стал Астроном.
     - Где? – Не понял Бомж.
     - Да вот же! – ткнул рукой напарник, и, не дожидаясь ответа, полез в густые, темно-зеленые кусты. Раздвигая листья руками в перчатках, пролез вперед. Ахерон, молча, двинулся следом, Бомж тоже присоединился, бродить здесь в одиночку, было опасно. Хотя и в компании тоже.
     Моментально мир изменился. Как только они вступили в лес, в нос ударили разные неприятные запахи, сердце сдавило ощущение легкой опасности. Практически одновременно все схватились за оружие, взяв на изготовку для более быстрого использования, если появятся проблемы.
     - Надеваем противогазы. – Сказал Астроном.
     Не мешкая, все трое натянули ГП-5. Противогаз Астронома отличался тем, что у него были прорези для ушей – полезная вещь в Зоне, когда надо прислушиваться к каждому звуку, это может спасти жизнь. Теперь Астроном шел впереди и кидал камни по тропе. Он шел медленно, планомерно переставляя ноги и внимательно осматривая все вокруг. Лучи фонариков гуляли по кустам и большим веткам мутированных деревьев. Внезапно они высветили большую и длинную паутинную сетку прямо над головой. Нити были довольно толстые для маленьких насекомых. Страшно было подумать, каких размеров должно было быть существо, если оно смогло сделать такое… Пройдя под паутиной, луч света позади Ахерона обеспокоенно заметался по зарослям: Бомж явно запсиховал.
     - Да не дергайся ты! Они не особо опасны, если ходить группой. – Сказал Астроном, будто угадав мысли старика.
     - Я-то знаю, – буркнул, откашлявшись, Бомж, - но все равно не по себе как-то.
     Они прошли, пригибаясь под покореженными, поросшими ядовитым мхом, деревьями, с которых свисали лианы-убийцы. Наконец, охотники вышли на покрытую высокой травой поляну, по которой змеились толстые, древесные корни, немного не доходя до условного центра этой 20-метровой окружности. Фонарь Ахерона высветил на левом краю «лужайки» темную фигуру человека. Похоже, нашли…
     Они подошли к тому месту, где полулежал погибший. Еще на подходе Ахерон, увидев жуткую картину, поежился. Стало очень неуютно.
     - Матерь Божья! – Тихо произнес Бомж. Его слова еле слышались из-под противогаза.
     Прислонившись к дереву, политый большими бурыми пятнами, находился Толик. С него был содран скальп, не хватало правой ноги, которая лежала недалеко на траве в темно-красном пятне полузасохшей крови, и была частично объедена. Разгрузочный жилет и комбинезон его были разодраны в клочья. Из рваных ран на животе сочилась темная жидкость! О, ужас! Ахерон крепко сжал рукоятку оружия. Совсем рядом послышался грозный рык, раскатившийся над лесом.
     Астроном повернул голову и сказал:
     - Без команды не стреляйте, привлечете лишнее внимание, которое нам совершенно ни к чему!
     - Да поняли, не дураки! – Ответил Ахерон, а сам посмотрел на Бомжа: дрожащими руками он крепко сжимал ТОЗ, повернув ствол в сторону, откуда были слышны звуки.
     - Чего смотришь? – Спросил Бомжа.
     Тот промолчал, но свое оружие сжимал крепко, поводя стволом в сторону, откуда доносились звуки. Прошло несколько томительных минут, и вот в чаще резко закачались деревья, донесся хруст толстых веток, похоже, чудовище шло на свет. Или на запах. Но как только они приготовились стрелять, вдруг снова все стихло. И это пугало больше, чем производимый перед этим шум. Астроном снова окинул взглядом поляну. Луч света прыгнул влево и высветил из темноты огромное, покрытое черным мехом туловище. Сверкнули обнаженные клыки. Да это же медведь! Испугавшись яркого света, зверь злобно зарычал, попятился и бросился бежать вглубь леса. «И что же? Это все?! Да нет, тот рев издавал явно не мишка! - молниеносно пронеслось в голове Ахерона. – Но кто же тогда?» Ответ долго ждать не пришлось.
     Сзади, из темноты выпрыгнуло настоящее чудовище. Оно чуть не зацепило Ахерона, но зато повалило Астронома, который не успел среагировать. В потоке света стали отчетливо видны особенности внешнего вида. У него было две головы – одна большая, вторая – поменьше. На обеих головах торчали острые уши. Зверь имел громадные размеры, тело было полностью без шерсти. Монстр передвигался на четырех конечностях. Мускулистые лапы имели по четыре огромных когтя. Хвоста не было. Глазищи горели кровавым огнем. Среди сталкеров этот мутант именовался как «химера».
     Ахерон, отойдя на шаг назад, принялся палить из дробовика, не обращая внимания на отдачу в плечо. Он быстро передергивал дробовик, стреляя раз за разом. Но бедного Астронома спасти уже было невозможно. Чудище слегка пошатнулось, но оставлять добычу не желало, пока окончательно не разорвало его на части.
     Бомж выстрелил из своего ТОЗ-34 в момент ее прыжка, промахнулся, и сразу побежал прочь, пытаясь скрыться. Когда химера обратила свое внимание на Ахерона, он уже высадил в нее всю обойму, и стрелять было нечем. На поясе были патроны, но на перезарядку катастрофически не хватало времени. Чудовище шагнуло к нему навстречу, оскаливая острые зубы и показывая страшную кровавую морду, то есть морды. Ахерон, понимая что зверь на последнем издыхании, бросил на землю Mossberg, быстро выхватил пистолет, и, не дожидаясь атаки, выстрелил в большую голову с близкого расстояния, потом еще, и еще… Потом в маленькую еще пять раз. Пятнадцати патронного магазина как раз хватило. Мутант свалился замертво на бок. Внезапно с правой стороны поляны донесся отчаянный испуганный крик: «Я хочу жи…!» - Не закончил Бомж. Ахерон метнулся в ту сторону, но и здесь опоздал, увидев лишь разлетающиеся по воздуху куски плоти своего второго напарника.
     Бомж погиб, причем случайно! Он просто налетел на аномалию!
     Ахерон устало опустился на корточки. Жажда мести, которая вела его в этот вечер, тоже куда-то исчезла. Ахерон был в шоке. В шоке от Зоны. Да, за Толика отомстил, но заплатил за это еще двумя человеческими жизнями. Людьми, которые ему поверили и пошли за ним. А он их доверия, получается, не оправдал. В груди предательски заныло, но сталкер заставил себя забыть про эмоции. Потом, не сейчас. Сейчас главное – поскорее убраться отсюда, пока на запах крови не набежало новых тварей.
     В мозгу постепенно светлело, наступило осознание происходящего.
     Он кинул взгляд на мертвую химеру: она была полностью изрешечена дробью! Полностью обстреляна! Но какая живучая!
     Потом Ахерон посмотрел на Астронома. Точнее на его часть. Химера разорвала его туловище, грудь была сломана и продавлена, руки и голова оторваны. Под разорванным противогазом, повисшим на голове, было видно лицо, изуродованное когтями зверя. Не хватало левого глаза.
     Убрав бесполезный теперь пистолет, он хотел уже собрать оружие погибших напарников, как на противоположном краю поляны мелькнуло что-то белое. Быстро вскинул фонарик. Так и есть, к нему опять приближалась обнаженная девушка. Только наяву. Но злость на этот раз пересилила страх. Демонстративно повернувшись спиной, Ахерон быстро подошел к мертвой туше и выдернул свой нож, потом поднял Remington. В голове невольно мелькнула мысль, что эта игрушка часто меняет владельцев. Сначала Толик, потом - Астроном, а теперь – он, Ахерон. Уж не значит ли это… Нет, наплевать! Он никогда не верил в дурацкие приметы, а сейчас, тем более, и начинать не стоит. Присел возле своего Mossberg и  стал заряжать, выдергивая патроны из патронташа. Наконец он заправил последний патрон. Взглянул на «девушку». «Почему она ведет себя столь пассивно? Я не понимаю! Чего она хочет от меня?» - думал он. – «Никогда ведь еще с таким не сталкивался. Зона и так непонятна, а это вообще выходит за рамки… Может мне снова, мерещится? Может контролер за спиной стоит?». Он снова через силу заставил посмотреть назад. Этого очень не хотелось делать. Но Ахерон все, же перевел свой луч назад, удовлетворился отсутствием опасности, повернул голову обратно, и чуть сердце его не замерло! В один миг дева оказалась в шаге от него, уверенно и устрашающе смотря своими черными глазами. Ахерон не растерялся, поднял дробовик со словами:
     - Больше ты меня не будешь мучить! – Упер ствол прямо между ее грудей. Глаза «Девы» сузились наполовину от яркого света. Он выстрелил. Дробь жестко ударила по тонкому женскому телу, опрокидывая его назад, и оставляя сквозную дыру в груди.
     Только что в нем будто родился маньяк! За это! За это его рядовые сталкеры и прозвали именем демона! Всегда, входя в образ, Ахерон становился реально страшным. Он терял чувство опасности, получая радость от только лишь достигнутой цели, как и сейчас… Он убил эту тварь. Он смотрел с ровным спокойствием на поврежденного врага. Жестоко поверженного!
     - Все кончено! – Произнес он громко вслух. – Теперь ты не тронешь меня!
     - Зачем? – Еле дыша, спросила девушка.
     - Что? – Не поверил Ахерон.
     - Зачем ты стрелял? – Повторила она, лежа на земле, опершись на локоть, а вторую руку положив на дыру в груди.
     - Ты умеешь говорить?! – Это в очередной раз шокировало его.
     - Я же человек. – Посмотрела она ему в глаза, - и в то же время не совсем…
     - Да как?! Человек не может разговаривать с дырой на пол туловища! – Кричал он.
     - Бывший человек. – Протянула она, - а сейчас я дух Зоны. Мне просто было интересно, - усмехнулась жертва, - интересно посмотреть на парня без сердца. Ведь не зря же тебя Ахероном прозвали. А оказалось, что сердце очень даже есть. Раз пришел сюда из-за погибшего товарища. Ты ведь тоже не совсем человек. Все, кто прошел ужасы войны, на всю жизнь остаются с израненной душой. Как эти деревья – мутанты, животные, насекомые, птицы. Это роднило тебя с Зоной, ты был одним из нас, человек с душой мутанта.
     - Да тебе, откуда знать?! – махнув рукой на все предосторожности, сталкер опустился на корточки в нескольких шагах. Пока, похоже, убивать не собирается, а там видно будет. Тем более, бежать все равно бесполезно, догонит на раз. А вот поговорить действительно надо.  - Откуда тебе знать про сердце?! У тебя самой его нет! И про то, почему я сюда пришел?
     - Вот почему пришел, как раз знаю, – кивнула, уже уверенно садясь на траву. – Потому что у тебя моя игрушка. Да-да, та самая, с молниями. Я тебе ее подкинула, чтобы посмотреть, что с тобой дальше будет. Кстати, а почему, как ты думаешь, я пришла к тебе в машине?
     - Чтобы угробить! – мрачно буркнул Ахерон, продолжая держать ее в луче света. – Не новость, знаешь ли.
     - А вот и нет! Я спасла тебя от аварии.
     - Вот врать-то зачем?!
     - А потом, когда на  вас напала химера, - не слушая его, продолжила девушка, - я сделала тебя для нее невидимым. Чтобы она кинулась на Астронома, хотя ты стоял ближе.
     Сталкер невольно задумался. Это уже похоже на правду, ведь его самого удивило, что монстр проскочил,  как мимо пустого места. И все-таки… Все-таки, зачем?! Зачем все это?
     - А затем, - ответила на его мысли, - чтобы убедиться, умеешь ли ты мстить. Тварь – существо неразумное. А вот человек, бросивший Толика здесь ей на съедение, сейчас направился к базе «Долга». Если действительно хочешь отомстить, то…
     - Да ничего я уже не хочу! – устало отмахнулся сталкер. – Черт с ним, пусть живет! А у меня свои дела есть, поважнее. И нечего на меня так смотреть! И игрушку свою забирай! – в сердцах он выхватил из кармана артефакт, собираясь швырнуть незнакомке. – Я тебе не кролик подопытный!
     Капсула в руке мгновенно нагрелась, сверкнула желто-белым бликом, и Ахерон вдруг почувствовал, что его вновь охватывает то самое чувство. Месть.
     - Она пробуждает у человека эмоции, если они у него есть, - спокойно ответила незнакомка. – Я думала, у того, кого прозвали Демоном, их нет. Оказалось, что имеются. Просто интересно было. Хочешь, оставь себе.
     - Ладно, – пожал плечами Ахерон. По сути, ему стало все равно, отдавать или нет, но раз дарят, почему бы не взять? А потом загнать тому же барыге. Короче, там видно будет. А пока…
     - Ты вообще, кто? – осторожно поинтересовался. – И откуда у тебя такие игрушки?
     - Я – обычный мутант, - с грустью ответила та, - мой отец надругался надо мной в генной лаборатории, ставил опыты ради денег, говорил, что мне же во благо. В итоге, превратил меня в то, что ты видишь сейчас. Я была красавицей, а стала уродиной. Сейчас я нигде и везде, и больше всего на  свете хочу кричать на весь мир о том, что со мной сделали. Но меня опять не слышат. А жаль. Что ж, тем хуже для них.
     - Но ведь я тебя такой и вижу, - обескуражено пробормотал сталкер, - и красавицей, и… ну, некрасивой одновременно. Это почему? Это как?
     - Неважно. Потом. – сказала девушка. – Объясни лучше, зачем ты выстрелил? Я же пыталась помочь тебе, а ты бросил мне камень в душу. За что? За мою помощь?
     Ее слова были похожи на правду. Но все же… «Нет! Нет, она же не человек! Я не могу ей верить! Не могу!» - отчаянно подумал сталкер и медленно поднял Mossberg.
     - Убьешь меня? Меня уже убивали много раз. Последний  – совсем недавно – спокойно сказала девушка, посмотрев ему в глаза. – Что ж, значит, я в тебе ошиблась. Непонятно, почему вообще надеялась?
     Он прицелился ей в голову, пытаясь игнорировать взгляд засасывающих черных глаз. Минуты текли, словно песок сквозь пальцы, а охотник так и не мог заставить себя нажать на курок, мысли метались, как перепуганные птицы. Да, с такой искренностью невозможно врать, да еще и прямо в лицо. И все же… Руки задрожали, не выдержав, он отшвырнул в сторону лязгнувшее оружие. Молча, присел на корточки, сорвал противогаз, глубоко вдыхая ядовитые запахи леса.
     - Не могу. Не хочу. Не буду! – тихо пробормотал, глядя  перед собой. – Пусть будет по-твоему. Если ты убьешь меня, я готов умереть, хоть прямо сейчас. Если разобраться, есть, за что.
     В памяти вновь всплыла картина гибели Сергея. Затем - мертвый Толик. И Астроном, и Бомж. Боль в груди вновь стала нарастать и упорно требовала выхода. А он был только один. Месть.
     Вдруг на его руку легла мягкая кисть. Он резко повернул голову и чуть не вскрикнул от изумления. На девушке, которая держала его за запястье, не было раны, наоборот - на ее лице играла улыбка. В этот миг, казалось, в груди лопнула какая-то туго натянутая струна, боль исчезла. И, уже зная, что он будет делать, Ахерон негромко спросил:
     - Как тебя зовут?
     - Я не знаю, зови меня Зоной, – засмеялась в ответ незнакомка.
     - Зоной?!
     - Тебе не нравится?
     - Да нет, почему же,  - пожал плечами сталкер, - просто уже очень необычно.
     - Значит, ты мне поверил? Поверил, что я тоже умею любить? – с робкой надеждой спросила она.
     - Теперь верю. 
     Он не успел выговорить эти  слова, как понял, что именно в эту самую минуту ощутил абсолютное счастье. Ахерон уже не видел исхудавшее тело и запавшие глаза, перед ним была девушка, с которой он хотел бы жить вместе, может быть, даже родить детей. Иметь семью. Ну и что, что она – мутант? В конце концов, он сам уже тоже не совсем человек, жизнь здесь сильно меняет сущность. Чтобы сохранить то ощущение счастья, любви и покоя, которое подарила ему Зона, охотник был готов на все. Даже на месть, которую раньше считал глупым занятием, недостойным настоящего мужчины.
     - Знаешь, - тихо проговорил Ахерон, - меня в жизни никто не любил. Никогда. Я вырос сиротой. Отец погиб на охоте, а мать меня бросила, даже не знаю, за что… - неопределенно повел плечом. – Жил по «законам» улицы, дрался за кусок хлеба и свое достоинство почти каждый день. Потом, когда стукнуло 33 года,  решил, что  мне нечего делать среди людей и ушел сюда. Здесь страшно, но не так больно. Не так больно ощущать себя ненужным. И то, что тебе я стал нужен… - парень невольно закашлялся, пытаясь подобрать слова. - Скажи лучше, Зона, а вот за что ты меня полюбила?
     - Это трудно объяснить. – грустно ответила она и замолчала. – Ты не поймешь. Да и не надо.
     - А знаешь, что ты снилась мне вчера?
     - Представь себе, - она специально сделала паузу, - да. – И с этими словами Зона быстро наклонилась к его лицу и зашлась в долгом поцелуе, обнимая ладонями голову  Ахерона, и прижимая ее к себе. Он закрыл глаза. Никогда в жизни Ахерон не чувствовал большей радости, чем сейчас. Он взял ее за талию и так же сильно прижал к себе, наклонившись в ее сторону.
     Он потерял счет времени. Прошло пять минут, или десять, или больше… Наконец поняв, что он теряет, впустую, много времени, слегка отпустил ее от себя. Она тяжело дышала ему в ухо. В груди снова стала набухать знакомая боль.
     - Я должен закончить начатое, месть частичной не бывает.
     - Подожди. – Нежно пропела она. – Разве ты не можешь закончить это позже?
     - Извини, я обязан сейчас.
     - Ладно, но я тебе помогу! – Сказала она.
     - Как зовут этого сталкера?
     - Странник.

IV

     Ахерон сидел за рулем старого запорожца, включил фары(!), завел мотор. Девушка исчезла, но он знал, что она рядом. Теперь не мыслил своей жизни без нее. Красивой и уродливой одновременно, девушки, которая вновь научила его любить. А главное – подарила надежду, что он тоже может быть счастливым. И ради этого он был готов на любые подвиги. Единственным существом, к которому он когда-то привязался в своей жизни, была его собака, но после ее смерти ему стало некого любить. А теперь у него появилась не только любовь, но и смысл жизни. Ему надоела смерть, не хотелось больше проливать кровь, он устал от этого. Вот только отдаст последний долг, который, кроме него, некому уплатить. А потом начнется другая жизнь. И это перевешивало все остальное.
     Странник. Он знал этого сталкера, они общались когда-то. Его прозвали «Странником» после того, как поползли слухи, что он был в центре Зоны, где другие никогда не были! Причем побывал он там еще в свой второй год. Странник тот, кто практически всегда был одиночкой. Ахерон слабо верил в правдивость о его походе к центру Зоны, но это и не имело значения. Он все равно должен был умереть. Мелькнула мысль о Сергее, но постарался запихнуть ее поглубже.
     Двигатель затарахтел, кашлянул, и машина сдвинулась с места, поворачивая в обратном направлении. Сейчас, неизвестно почему, он ехал намного быстрее, чем раньше, спидометр показывал сорок километров в час. Прошло несколько минут, а Ахерон уже проезжал мимо мусороперерабатывающего завода.
     Лил дождь, попадая мелкими каплями в машину. Через полчаса мелькнула мимо него котельная. Через час он оказался в свете прожектора перед баррикадами «Долга». Выключил фары, двигатель, вылез из машины, достал рюкзак, и направился к патрульным. Ахерон безмолвно прошел мимо часовых, которые только странно посмотрели на него.
     Теперь он ступил на относительно безопасную территорию. Ахерон прошел дальше по дороге, завернул в проулок, и под одинокой лампочкой увидел надпись бара «100 рентген». Он открыл дверь и спустился в подвал, пройдя мимо сторожевого наемника в маске. Ахерон оказался на пороге знаменитого бара среди всех сталкеров. Здесь всегда крутились немалые деньги, и играла спокойная музыка. Оружие, провиант, медпомощь – все, что необходимо, так же было в достатке. Он прошел мимо стойки, не отреагировав на приветствие бармена, и сел за стол, стоявший возле стены. Чего зря время терять? Все уже решено. Ахерон нахально устроился на стуле напротив старого знакомого, тот медленно поднял на него ленивый взгляд, продолжая смолить сигарету. Молчание затянулось, но первым разговор начал Странник.
     - Зачем ты пришел? Только не говори, что соскучился, – губы искривились в издевательской усмешке.
     - Да так, разговор имеется, - небрежно откинулся на стуле Ахерон. – Не волнуйся, это ненадолго.
     - Ну, говори, коль есть, о чем.
     - Я знаю, что это ты ходил в лес с Толиком. Ты знал, что он - неопытный, первый год в Зоне, и все равно потащил черту в зубы. Зачем?
     - А, это тот парень, которого разорвала химера? – лениво зевнул Странник. – Ну, было дело. А ты что, именно меня хочешь в этом обвинить?
     - Конечно, хочу, потому сюда и пришел! – жестко бросил Ахерон, сжимая кулаки. – За предательство нужно отвечать! Разве нет?
     Краем глаза он заметил, что народ соседними столиками прекратил трепаться и прислушивается к их разговору, но ему уже было все равно. Главное – разобраться и уйти. Назад, к Зоне. К другой жизни.
     - Ой, да кто бы говорил! – брезгливо скривился Странник, затушив окурок. – Я-то, может, того парня и бросил, в конце концов, он сам навязался. А вот ты! – он уставился на Ахерона колючими, буравящими глазками. – Ты три года назад сам друга на смерть потащил! И тоже бросил. Предал. А теперь набрался наглости меня воспитывать?
     Издевательский  смех резанул по нервам, но удивило Ахерона не это. Откуда он знает про Сергея? Видимо, изумление было написано на лице, потому что Странник небрежно отмахнулся.
     - Да не парься ты. Мне сама Зона про тебя рассказала. Другие не в курсе.
     - Зона?! – не сдержавшись, вскрикнул Ахерон. – А ты откуда ее знаешь? – в груди снова защемило, но это была другая боль. Кажется, ее называют ревностью. Странно. До этого дня ему было глубоко наплевать на всех девчонок. Но не на Зону.
     - Ты же не поймешь, если я начну рассказывать о девчонке-мутанте, – отмахнулся собеседник. – Да и на фига оно тебе?
     - Надо, - сквозь зубы процедил охотник.
     - А, и тебя она достала! – понимающе хмыкнул Странник. – Тогда, похоже, поймешь. Ну что, прицепилась эта девчонка ко мне, как репей, просто преследовала. Клеить пыталась, целоваться лезла, рассказывала, как сильно меня любит, словом обычная муть, – увлеченный рассказом, он не видел, как побелел Ахерон, - в общем, на эти сказки я уже давно не ведусь, еще с 3 класса. Все игрушку какую-то свою совала, дура. Вижу, и тебе она эту хрень впарила, - охотник кивнул на капсулу в руке Ахерона, тот даже не заметил, когда вытащил ее из кармана. Мозг окутывала странная пелена, хотелось выть, рвать на куски этого наглого, лысого знакомца. За что? А за всё! А главное – за Зону! Капсула, казалось, просто выплевывает сгустки ненависти, он с трудом сдерживался, чтобы не вцепиться в горло собеседнику. Ну, не здесь же! Этот бар – зона перемирия, все знают.
     А  Странник тем временем продолжал:
     - Короче, грохнул я ее на фиг. Как не верти, а все же мутант. А они очень даже коварные и хитрые бывают. Эта девка – «Дама смерти», но только с каким-то необычным характером, да еще и с мозгами. Другие так себя не ведут, уж я их на своем веку повидал. Знаю. Мне только интересно, где ты игрушку взял, если я Зону расстрелял? Нашел, что ли?
     - Да нет, не расстрелял. – Ахерон с трудом разлепил губы.
     В голове все перемешалось: мутант, игрушка, девушка… Странник рассказывает историю, которая опять повторяется… Боль становилась невыносимой, он был готов на что угодно, лишь бы ее прекратить. А прекратить можно было только одним способом. Но – рано, пусть договорит. Надо выяснить, кто врет: он или Зона. Если Зона, то тогда… Тогда рухнет весь выстроенный им сегодня новый мир.
     - Вот живучая тварь! – хмыкнул собеседник, - Ну, да плевать! Думала, что если переспала со мной и в любви клялась, то я сразу поведусь и… Эй, ты чего? - быстро осекся, увидев направленный на него пистолет. – Сдурел совсем?! Убери пушку, придурок! Здесь стрелять нельзя!
     - А мне уже по хрену! Я сдохну, но и тебе не жить, сволочь!
     - За что? – шевельнулись губы. – Из-за этой шлюхи?!
     - Нет. Из-за меня.
     Прогремел выстрел. Странник тяжело завалился назад, опрокидывая стул, во лбу зияла дыра от пули. Ахерон молча опустил пистолет. Вот и всё. Вихрь дурманящей мести резко отпустил, в голове прояснилось. Но боль так и не прошла. Только была она другой. Он понял, что Странник говорил правду. Значит, Зона играла с ним, как играла до этого со Странником. Значит, не будет ничего из того, что он, дурак, себе намечтал: семьи, детей, спокойной жизни. Радужный мир, который дарил энергию радости в последние несколько часов, резко померк, со всех сторон навалились привычная серость, промозглость, вечный туман. Вот только возвращаться туда Ахерон больше не хотел. Тот, кто побывал в раю, больше не захочет возвратиться назад. Значит, так тому и быть. Вот только надо еще кое-что сделать.
     Краем глаза он заметил, как рванулись к нему другие сталкеры, намереваясь задержать за нарушение перемирия, и резко вскинул пистолет.
     - Стоять, парни! – хрипло проговорил Ахерон. – Я уже ухожу. Это были наши дела, и ничьи больше. Кто двинется, получит пулю в лоб. Только по-хорошему прошу, дайте уйти спокойно. У меня есть еще дело.
     Видно, что-то такое было в его голосе, что сталкеры, переглянувшись, расступились, убирая оружие. Черт с ним, с этим Демоном, если влепил пулю, значит, Странник сам нарвался.
* * *
     Они с Зоной неотрывно смотрели друг другу в глаза. Оба молчали, слова были здесь не нужны. Где-то глубоко в Ахероне царапалась блеклая надежда, что не поздно еще что-то изменить, вернуть назад тот прекрасный мир.
     - Он был прав, Ахерон. Вы, все вы – мои игрушки. Подопытные кролики.
     Она хрипло рассмеялась, запрокидывая голову. Ее образ снова заколебался в накатывающих волнах: то уродина, то красавица. Сталкер тупо помотал головой.
     - Почему? Зачем? – глухо выдавил. – Да кто ты вообще?!
     - Я – Зона. – гордо вскинула голову она. – Та самая зона, которую вы, люди, уничтожили. Я была красавицей, ты ведь помнишь, как чудно было здесь до этого взрыва и особенно во мне самой. Я сказала правду: вы ставили надо мной опыты и превратили в мутанта. В урода. В уничтоженную радиацией землю. Теперь моя цель – отомстить вам. За все, что вы сделали со мной. Испытайте сами, каково это… Когда мир радости рассыпается в прах, и впереди нет больше ничего, кроме бесконечной тоски, страха и одиночества. И это - навсегда.
     Я не одинокая на этой планете. Везде, где вы творили зло, превращая цветущий край в безжизненную пустыню, есть свои Зоны. Их люди видят как приведения, миражи, аномалии, но они есть. Скоро мы объединимся и дадим свой ответ глупому и недалекому человечеству. Сообща мы вызовем такие силы, что ваша беда будет всемирной. Не надо было стрелять в нас. Взявший в руки меч, от меча и погибнет.
     Ахерон тупо смотрел перед собой. Да, он догадывался, но не хотел верить. Что ж, все справедливо. Можно наплевать на справедливость, на всё и всех. Но невозможно жить дальше с этой болью. Он, молча, разжал пальцы, капсула выскользнула на траву. Девушка покачала головой.
     - Бесполезно. Не поможет. Эта боль теперь останется с тобой навсегда, потому что зародилась внутри тебя. Ты разбудил свои эмоции и теперь будешь с ними жить. И мучиться. Как я.
     Сталкер медленно, словно во сне, поднял оружие. Краем сознания уловил, что это Remington, который забрал у мертвого Астронома. Оружие, несколько раз сменившее хозяев.
     - Это тоже – твое? – кивнул он на ствол.
     - Ага, - по-детски ответила Зона. – Прикольно, правда? Оружие, несущее необычную смерть. Только ты не сразу попался. Хотя мне было интересно за тобой наблюдать, не то, что за другими. Так что, убьешь меня? – издевательски усмехнулась она. – Не старайся, сталкер. Меня нельзя убить, потому что вы уже меня уничтожили. Хотя попробуй еще раз, мне не жалко. Кстати, - обернулась, уходя, - трогать тебя больше не буду, мне уже неинтересно. Хочу посмотреть, как ты будешь теперь со всем этим жить.
     - Не посмотришь, – покачал головой Ахерон.
     Мир уже разлетелся на тысячи осколков, и не было смысла влачить то жалкое существование, которое тянул всю свою жизнь. Без счастья и без любви. Осталась только пустота, черная глухая пустота. И дело не в мести. Дело в нем. Он больше не вынесет одиночества. И предательства. Верно, Зона разбудила в нем эмоции и бросила мучительно умирать в этом огне. Нет смысла оттягивать неизбежное.
     «За все на свете надо платить!» - подумал он. Ахерон перевернул дробовик дулом вверх, подставил под подбородок и нажал на курок.
     Обернувшись на выстрел, Зона задумчиво усмехнулась. Потом медленно подошла к мертвецу и подняла Remington.

Эпилог


     Солнце, как обычно, крепко пряталось за облаками. Ветра практически не было. На горизонте, то и дело, блистала молния. Из леса доносились странные и непонятные, режущие слух звуки. Деревья звенели, опадая железными листьями, которые, казалось, никогда не закончатся. Со стороны мусороперерабатывающего завода слышна была стрельба. Зона дышала, дышала, до края набирая в легкие воздух, в котором витала горючая смесь прошлого, настоящего, и будущего. В Деревне возле костра мирно грелись двое сталкеров.
     - Кстати, ты не в курсе, что там с Ахероном случилось? – бросил один из «старичков», подвигаясь поближе к огню. - Нормальный же был вроде мужик. Говорят, он вчера в баре заваруху устроил, а потом и сам застрелился. Что ему в башку стукнуло? Опытный же был сталкер, и кличку не за просто так получил. А вот ничего непонятно!
     - Это Зона виновата, брат, Зона, – тяжело вздохнул усатый, не сводя глаз с рваных, темных облаков, - И, чует мое сердце, нам еще предстоит с ней познакомиться поближе…
     [1] Сталкер - тот, кто увлечён поиском и обследованием малоизвестных, нередко опасных для жизни мест и кто является проводником по таким местам.
     [2] Хабар – аномальные предметы, которые сталкер добывает в Зоне.
     [3] Наваха – нож.
     [4] Ахерон – адское чудовище с пылающими глазами (демонологический словарь).


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) М.Смогов "Не та прокачка 2"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Танго втроем (серия. Янка РамЛюбовь на острове Буон. Olie-Горящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаХолодные земли. Анна ВедышеваДемоны Анны 2: Сближение миров. Полина МельникКиан. Любовь слепа. Белая Лилия АльшерКошачья магия. Нелли ИгнатоваОт меня не сбежишь! Кристина ВороноваПомни меня...1. Альбина Новохатько I
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"