Lazyrat: другие произведения.

Новый Пигмалион

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На внеконкурс "Астрософии"...


   И всё же, он наконец решился. Волнуясь, задыхаясь и бессвязно шепча что-то в полубреду, решительно вытащил из своего раскладного саквояжа живописца чистую палитру.
   Щедро он плеснул туда толику послушно хихикающего словно от щекотки первозданного мрака. А затем молодой чернокнижник вновь повернулся к окну. Чувствуя, как от непонятного волнения колотится сердце, он потянулся дрогнувшими в волнении руками, зачерпнул обеими ладонями лунного света и осторожно вылил в пятно непроглядной черноты на палитре.
   Художник в нём едва сдержал крик восторга. Не бывает в природе такого цвета! Здесь было всё - рождение и смерть, альфа и омега бытия. Первый крик и последний вздох. И творящий таким на время как бы уподабливался творцу всего сущего.
   Но чернокнижник в нём, повинуясь внезапному, но всё сильнее крепнущему наитию, рассмотрел критически плещущееся озерцо непонятно чего. Затем достал засапожный кинжал и, легонько царапнув запястье, добавил в неведомое несколько алых капелек жизни.
   О боги, что за чудо! Словно живой огонь потёк по палитре, бросая бешеные сполохи невиданного света на всё вокруг. И даже сова на каминной полке что-то одобрительно проклекотала негромким голосом. Факелы и свечи слегка померкли в этом сиянии, представая теперь только тщедушными искорками. А на лице склонившегося над палитрой очарованного художника безумным светом играли разноцветные блики.
   Улыбнувшись радостной и удивлённой физиономии заглядывающей в окно луны, Валле выудил из пенала свою лучшую кисть - из меха водящегося только в далёкой стране орков колонка - и с лёгким поклоном вручил сам себе. И уже художник трепетно и бережно, словно драгоценную птицу, взял её в чуткие пальцы и немедля зачерпнул волшебной краски.
   Меняющая цвет и оттенок по малейшему движению души, мягкая, ластящаяся и без тех надоедливых нерастёртых комочков, что так досаждают живописцу, она огоньком загорелась на кончике кисточки. И вот он, первый мазок, лёгший на угольно-чёрный холст - с тем ощущением, словно юноша первый раз возлюбил женщину. Словно птенец впервые выпорхнул из гнезда, смело и безрассудно распахнув свои неокрепшие крылья. Словно первый луч светила после бесконечной ночи...
   И вот она смотрела с холста, прекрасная, желанная и недостижимая. Лукаво щурилась усмешка, в глазах забылся лунный блеск, а весь облик временами покрывался легчайшим туманом отстранённости.
   - Жаль, что такие лапочки существуют лишь в моём воображении, - усталый художник наконец уступил место волшебнику.
   А тот в свою очередь, со вздохом отложил в сторону кисть - у входа в дом уже заливался голосистым звоном колокольчик под чьей-то нетерпеливой рукой. Повелительного жеста оказалось достаточно, чтобы царивший в верхней комнате художественный беспорядок покрылся Завесой Мрака, и от того покинувшему свою лабораторию чародею на миг показалось, что прекрасное лицо на портрете нахмурилось.
   - Что изволит госпожа... ma'daeni? - мгновенно поправился Валле, безошибочно приметив у дамы под дымчатой вуалью несомненно утончённые пропорции перворождённых, а во всей осанке замершей на крыльце женщины несомненно благородное происхождение.
   Разумеется, волшебник мог парой-тройкой заклятий выведать не только имя-возраст и прочее, но и куда более деликатные подробности. И всё же, он того делать не стал - всё-таки, почти полночный визит весьма недвусмысленно смахивал на приватную аудиенцию инкогнито и имел свои особенности. Уж просто так к чернокнижнику не приходят, знаете ли... он задумчиво проследил, как дама почтила прикосновением своих каблучков сначала варварски пёстрый гоблинский ковёр в прихожей, затем прилежно пересчитала завивающиеся винтом ступенечки на второй этаж. Изящные туфельки чуть помедлили перед шкурой полярного медведя меж двух кресел у камина, и наконец оказались с чисто эльфийской легкомысленностью отброшены в сторону.
   Как и ожидалось, представляться таинственная гостья не стала. Сидела в мягком кресле ровно, словно прилежная ученица под взглядом строгого наставника, и на осторожные и деликатные расспросы поначалу отделывалась лишь односложными ответами. А вся её точёная фигура даже в такой позе излучала прямо-таки вселенское горе.
   - Я переспала со своим племянником, - наконец, решилась на откровение эта прелестная леди. При этом она замерла неподвижным кроликом, боясь оторвать взгляд от стоявшей на низком столике вазочки с лакомством и поднять его на могучего чародея. - И мне теперь нужен совет.
   Валле еле слышно вздохнул. Всякого он ожидал, уж к волшебнику с простыми проблемами не приходят. Но такого? Увольте, не хватало ещё патентованному чародею с дипломом Университета Магии влезать в дела постельные и чуть ли не стоять там, как говорится, со свечкой.
   - И что же вы хотите от меня, ma'daeni?
   Эльфийская дама упрямо сверлила взором вазочку (уж волшебника какой-то вуалькой не обманешь) и по-прежнему едва дышала.
   - Успокой меня, колдун, - еле слышно прошелестел почти безжизненный голос.
   Волшебник скептически приподнял бровь. Да чего ж ей надо-то? Залила бы в себя пинту лучшего в обетованном эльфийского вина, намурлыкалась вдоволь со своим любовником - до звона в ушах - а потом, как говорится, ляг поспи и всё пройдёт. Уж у перворождённых, весьма скептически относившихся к самой идее брачных уз, подобные проблемы не должны были попросту даже и возникнуть. Ну, разве что, в данном случае могло смутить близкое родство...
   Осторожно и деликатно, словно как если бы он прослеживал вдоль звёзд прихотливо извивавшуюся нить чьей-то судьбы или работал с опасными компонентами иных эликсиров, волшебник принялся выяснять подробности. Почти во всём приходилось довольствоваться полунамёками и с чисто эльфийским искусством вовремя вставленными паузами и недоговорками, но вскоре волшебник со вздохом покивал сам себе и устало откинулся на спинку мягкого кресла. Что ж, понятно. Причём - абсолютно всё теперь понятно.
   Некоторое время он следил за причудливой игрой пляшущих на углях язычков пламени, и лишь потом вернулся вниманием в полутёмную комнату, ввиду деликатности разговора мягко освещённую лишь мерцанием камина да бесстыже заглядывавшей в окно Луной.
   - Что ж... во-первых, инициатива исходила не от вашей стороны, - с этими словами волшебник серебряными щипчиками выудил из вазочки ломтик и протянул недоумённо отшатнувшейся гостье. - Это всего лишь символ. Съешьте его, если вы согласны с моими словами.
   Некоторое время знатная как чёрт знает кто гостья с сомнением и недоверием разглядывала предложенное ей лакомство, и лишь потом - впервые - отважилась посмотреть на хозяина дома. Наконец, изящные пальчики на её колене дрогнули, и поднявшаяся рука осторожно приняла угощение.
   А таки не соврала молва - руки у этих высокорождённых эльфок такие же холоднючие, как и у наших девчонок!..
   - Согласна, - не услышалось, не прозвенело, а словно выплелось из тишины одно-единственное слово, и в этом безжизненном голосе впервые прозвучала даже не надежда - один лишь намёк на неё.
   - Во вторых, - хриплым карканьем ворона показался бы по сравнению с чарующей речью перворождённых голос волшебника. - Насилия не было, вы сами оба решились на волнующее приключение. Так что, это дело добровольное и не касается никого.
   И второй раз блеснули в свете камина щипчики, и поднесли они перворождённой второй символ. И во второй раз не сумела возразить женщина, согласилась и в знак того съела ещё один ломтик лакомства.
   - И третье... ни в одном законе и ни одном параграфе эльфийских уложений нет ничего по этому поводу, а уж мне как чернокнижнику кодексы необходимо знать и соблюдать как никому. В общем, что не запрещено - то разрешено.
   Дама рассматривала угощение в руке волшебника так, словно ей предложили отравленное яблоко или ощетинившегося ежа. И всё же, символ согласия с правотой чародея и на этот раз оказался принят с благосклонностью. А летящий и чарующий голос её словно ожил и непостижимо ухитрился одолеть две октавы к радости всего лишь в одной прощальной фразе:
   - Молва не соврала о тебе, колдун...
   Некоторое время волшебник сидел в одиночестве за своим столом, не в силах избавиться от смущающего обоняние запаха парфюмов и собрать смешавшиеся мысли. Со стороны могло бы показаться, что пальцы его вдруг принялись в задумчивости барабанить по бронзовой подставке покоившегося на столешнице хрустального шара - однако на самом деле Валле отбивал там код связи.
   Наконец, с той стороны отозвались, изделие гномьих мастеров и магов из башни Высокого Волшебства озарилось изнутри белоснежной искоркой. Она росла и крепла, и постепенно в разгоревшемся свете появилось лицо собеседника. Это оказался гоблин с кругленьким и весьма живым лицом.
   - Привет, Мых! Думается мне, что последняя партия нашего лакомства это уже самое то, и новый рецепт признаю безукоризненным, - без велеречий начал волшебник.
   Далее он поведал, что дом его пережил уже две попытки ограбления, локальное наводнение и даже нашествие бешеных белок - новая сладость притягивает женщин куда сильнее, нежели пресловутый мёд мух.
   - А только что, представь, одна чертовски высокородная daeni эльфийского Двора рассказала мне такую душераздирающую историю... - Валле в восторге закатил глаза и добавил - всё было проделано с таким блеском и несомненным актёрским мастерством, что с его стороны было бы вопиющей гнусностью не наградить леди аж тремя ломтиками. - Поначалу я даже на свой лад испытал некоторый шок, настолько меня проняло.
   Гоблинский колдун с той стороны добродушно хохотнул, отчего его лицо стало совсем уж похоже на милого хомячка.
   - Шок на свой лад, говоришь? Тогда предлагаю наше новое кондитерское изделие так и назвать, шоко-лад.
   Вы думаете, грозный чернокнижник, чьё имя в иных местностях боялись произнести даже шёпотом и с оглядкой, возражал? Да ничуть. Некоторое время оба колдуна ещё посовещались, обговорили размеры и цены пробных партий, сроки поставок и прочие низменные, напрочь меркантильные и никак не приличествующие почтенным волшебникам соображения. И наконец, в самых дружеских выражениях распрощавшись, Валле оставил вниманием медленно угасший шар связи и в задумчивости вернулся в ту комнату, куда так и не смогли проникнуть ни бешеные белки, ни даже лучшие шпионы её величества Императриссы.
   Завеса мрака растаяла, едва хозяин вернулся и со странным волнением вновь всмотрелся в портрет прекрасной незнакомки, в чьих глазах, казалось, сейчас плясал сам дьявол. Сердце его гулко забилось вдруг, когда волшебник бегом, сам себя уговаривая не спешить, принёс сюда в руках серебряную вазочку и, упав перед холстом на колени, словно священное жертвоприношение поставил её перед своим хохочущим в лунном свете творением.
   - А вот посмотрим, красавица - устоишь ли ты...
  
  
   04.12.07
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"