Ледок Диана Дмитриевна: другие произведения.

Прошу на борт! (Глава 7)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Барселона, порт, пароход, Италия, продолжение.

  Глава 7
  Если моя сестра и была сведуща во всех тех делах, что касались географии и расположения стран в общем, то я, глядя на карту, чаше всего искала на ней силуэт сапога, чтобы узреть Италию, или проделывала нечто схожее с другими странами, которые мне нужно было найти. Это было плачевно, но не подталкивало меня, как ни странно, к тому, чтобы взяться за ум. Даже заманчивое желание обогнать и положить на обе лопатки Мелани меня никак не подстегивало.
  Но все же, даже мне было по силам узнать в тонкой, почти невидимой линии земли на горизонте Италию, хоть я и не была первой, кто узрел ее. Пальма первенства принадлежала Остину, который, облюбовав залитую солнцем палубу, провел там вместе с Бланкой все послеобеденные часы. Он-то и оповестил по интернету всю нашу частную кампанию, сопроводив свое сообщение двумя смайликами, что уже говорило само за себя. Мы с Кирой в это время сидели у себя в каюте и когда телефон Киры завибрировал, и она, едва успев прочитать сообщение, вскочила со своей кровати, мы весело бросились вниз.
  Воодушевление почти что совсем лишило нас каких-либо тревог и опасений, тем не менее, выходя из номера, я все же бросила короткий взгляд на дверь напротив. Та, как и следовало ожидать, была плотно закрыта. Справившись с безумным порывом забарабанить в дверь и потребовать свое утраченное сокровище в яркой обложке, я мысленно помахала платком своему дневнику и мы с Кирой, раскрасневшиеся и счастливые, вылетели прямо на палубу.
  Марина Хосе уже успела сменить свой шарфик на более яркий его вариант, и теперь стояла, сложив руки на бортах и глядя сквозь массивные солнечные очки на воду. Ее безмятежности ни в коей мере, казалось, не нарушал тот гам, что стало вокруг, и виной которому были ее подопечные. Шум волн мог быть хорошим оправданием Джинни, Марине и Васко, которые хохотали и перебрасывались шутками так громко, что звуковые волны едва не отталкивали стоящую рядом с ними у перил учительницу.
  Из-за опасности быть оглушенными, их обходили и другие немногочисленные пассажиры пароходика, в том числе и Остин с Бланкой. В том числе и мы с Кирой, поспешившие к носовой части палубы едва первая волна громового смеха Васко достигла наших ушей.
  Радуясь тому, что Кира тоже не захотела поделится впечатлениями от путешествия с нашими одноклассниками, я, вместе с ней, облокотилась о перила и сощурилась, пытаясь разглядеть что-либо еще, кроме моря и неба.
  - Вон там, - прокричала мне наконец Кира, чьи волосы на ветру вели себя пугающе своевольно, и едва не касались меня. Она указала мне куда-то на горизонт, и я сощурилась еще старательнее.
  - Это ведь... это очень похоже на туман, - пробормотала я, чуть перегинаясь через перила. - Это что - Италия?
  Кира фыркнула:
  - Уважительнее, Эвелина, - сказала она. - Ты так говоришь, словно разглядела насекомое в траве.
  Я продолжала всматриваться, щурясь и спрашивая себя, все ли носители контактных линз чувствуют себя в той же мере второсортными в подобных ситуациях. Если верить Остину, Италия была видна еще минут десять назад, я мне и теперь ничего кроме этого несчастного тумана не видно.
  Чувствуя себя побежденной и отчаявшейся, я вздохнула и посмотрела на Киру. На лице той читалось довольно интересное выражение.
  - Только не кидай меня за борт, хорошо? - вдруг спросила она, подвинувшись ближе.
  Я недоуменно посмотрела на нее, но она уже продолжила, не дожидавшись от меня ответа:
  - Не знаю, может это солнце как-то влияет на мысленный процесс, убивая логику, но... Ты мне сейчас страшно напомнила того актера из Хроник Нарнии, помнишь? Принц Каспиан?
  У нее стал такой вид, что первым делом я впрямь списала странность ее утверждения всего лишь на горячее солнце и легкий солнечный удар. Но потом Кира продолжила и мне не осталось ничего иного, как изображать из себя самою внимательность и учтивость.
  - Этот прищур... Боже, это ведь его визитная карточка, поражающее наповал оружие! Ах, как вспомню...
  Я не удержалась и иронично вздернула брови:
  - Кира, не пугай меня, - пробормотала я, - ты что, путаешь меня с...
  - Просто я вспомнила, только и всего, - Кира пожала плечами, и в ее глазах вспыхнула смешинка. - Между прочим мы обе находили этот прищур и манеру улыбаться Каспиана сражающими наповал. Даже ты, если я не ошибаюсь. Ты помнишь, особенно в третьем фильме, там, где они поплыли на край света за этим зеленым туманом?
  Я облокотилась о перила и, улыбаясь, кивнула.
  - Я до сих пор не простила Сьюзен, что она предпочла вернутся, - продолжала вошедшая в раж Кира, гневно сверкая на меня глазами. - Как она вообще могла? Что это вообще такое? Поцеловать и бросить? Я бы... Да она его недостойна!
  Наблюдая за ней, я лишь улыбалась, думая о том, как нам с Кирой повезло, что обе мы не утратили способности восхищаться актерами, не переходя черты, и не... ну, влюбляться-то мы влюблялись, но головы не теряли. И хотя было непонятно, почему Кира вдруг вновь почувствовала в себе желание возмутится тому эпизоду, что из-за давности своей уже ничего кроме легкого любопытство не мог вызвать, все же понять ее я могла. Как ни дико было думать, что я, щурясь, напомнила подруге знаменитого актера, все же воспоминания, возродившиеся после ее замечания, не были неприятны. И хотя слишком уж большой поклонницей Хроник Нарнии я не была, все же оставался во всей этой волшебной истории один момент, заставляющий меня любить всю эту историю. Но не так, как любили ее все настоящие поклонники.
  - Между прочим этот прищур, - гнула свое Кира, - не такая уж и фишка... Если подумать, так в каждом втором фильме главный герой пытается таким образом очаровать напарницу. Другое дело, что не всем это так идет, и не всегда бывает к месту, но иногда один удачный прищур может заменить полный эмоции монолог. Как, например, в том эпизоде с проделками банды восставших, в "Чаще", где Кастаньеро буквально повел за собою всех этих восставших одним взглядом, чего уж говорить о кострах, которые тогда вспыхнули с двойной силой.
  Моргнув, я медленно повернулась к подруге, почти что наблюдая, словно в замедленной съемке, как меня опутывает словесными путами хитрая Кира, которая незаметно подобралась к единственно интересовавшей ее теме. Это было немыслимо. Разглядев в моем прищуре сходство с принцем из Хроник Нарнии, она всего-то хотела вернутся к обсуждению фигуры Луиса Кастаньеро.
  Покраснев, я с опаской посмотрела на нее, скрестив руки на груди. Если бы я не знала Киру так хорошо, то приняла бы за само собой разумеющейся эту смену темы. Но, нет, Киру я знала, и знала прекрасно.
  - Я тут читала, - увидев мою реакцию, Кира позволила себе отбросить осторожность, и сразу взять быка за рога, - вот только что, что Луис Кастаньеро плывет в Рим на премьеру фильма. Он потому и спешил так, что ему надо было срочно быть там, и не важно, что и как доставит его из Испании в Италию. Представляешь? Как раз послезавтра, в семь часов вечера, близ Колизея, будет премьера его нового фильма! А ведь когда Мэри говорила это нам тогда, еще перед поездкой, я думала, она имеет в виду премьеру в конце ноября...
  Я подозрительно посмотрела на нее.
  - Когда ты успела это прочитать? Мы ведь были в каюте всего ничего, а после обеда почти сразу же вышли сюда.
  Кира слегка замялась.
  - Да, но... Ты понимаешь, такое дело, как присутствие в соседней каюте знаменитого актера, побуждает к любознательности. Мне стало интересно, какого рода событию нам надо быть благодарными за счастье быть соседками самого Луиса Кастаньеро... Это же естественно, нет? Да и потом, - тут Кира и впрямь замялась, что было само по себе редкостью, - он сам сказал, что летит на премьеру.
  Из меня вырвалось нечленораздельное восклицание, времени на разгадку которого Кира мне не дала, продолжив говорить:
  - Ты ведь сама послала меня за своим дневником, поставив, тем самым, в затруднительное положение. И пока я в молчании шарила под кроватью, Кастаньеро решил не дать мне погибнуть от чувства неловкости, заговорив о том, как бы ему хотелось, чтобы мы молчали о его присутствии на пароходике. Я обещала, хоть и было это нелегко, а потом он сказал про премьеру. Что он будет рад нас там видеть.
  Последнюю фразу Кира произнесла, как мне показалось, несколько нерешительно, но все же сама она была в полном восторге от сказанного. Единственное, чего я не могла понять, было ее молчание на протяжении всего этого времени после второй их с Кастаньеро встречи. Судя по ее восторженному виду, она все это время сгорала от нетерпения поделится услышанным и лишь теперь выдохнула спокойно.
  - Здорово, правда? - увидев мою реакцию, а точнее полное отсутствие таковой, Кира звучно повторила, взмахнув руками для пущего эффекта. - Премьера, Эвелина! Помнишь, как ты мечтала попасть на его премьеру?
  - Премьера? - откуда-то из вихря взметнувшихся на ветру волос Киры вынырнула Лора. - Вы о премьере "Странника"? Говорят, Луис Кастаньеро будет в Риме уже сегодня... здорово, - добавила она, кивая собственным словам, и переводя глаза с лица Киры на меня. - Было бы здорово попасть туда.
  Мы с Кирой вполне сносно изобразили на лицах отсутствие неудовольствия, вызванного внезапным Лориным вторжением. На лице Киры появился даже интерес к тому, что та говорила. Я же была больше занята тем, что, пользуясь моментом, пыталась найти самый безболезненный способ капитуляции из сложившегося положения.
  Меж тем Лора продолжала, переключившись с наших лиц на созерцание палубы.
  - Хотя вряд ли мы успеем попасть туда, - заявила она, - у нас как раз послезавтра экскурсия.
  Вернувшись к своей странноватой привычке растягивать слова, Лора не сразу вынырнула из своего монолога, и продолжала еще несколько секунд рассеянно смотреть в пустоту. Вернул ее в сознание голос Киры, чей взгляд стал настороженным.
  - Откуда ты знаешь? - спросила она, хмурясь.
  - Марина Хосе сказала, - Лора вяло передернула плечами и энтузиазма в ее глазах слегка поубавилось. - Едем смотреть собор Святого Петра, к пяти часам вечера должны быть уже там. А премьера в семь, выходит, мы вряд ли туда успеем. Это ведь у Колизея.
  Мы с Кирой переглянулись и я вяло, без большой надежды, сказала:
  - Выходит, не успеем. Как жаль.
  - Целых два часа! - тут же воскликнула Кира. - Мы что же, будем каждую статую в соборе под микроскопом рассматривать? За два часа уж как-нибудь успеем.
  Лора меланхолично согласилась с ней.
  - Да, но все-таки вдруг и этого времени не хватит? - поинтересовалась она у линии горизонта. - Марина Хосе... она такая непредсказуемая.
  Словом, лишь когда весь энтузиазм в Лоре иссяк, сменившись крайней апатичностью, она нашла возможным закончить вызванный ею же спор и сказала, махнув рукой и отходя:
  - Васко сказал, часа через два приплываем, так что...
  И ушла, оставив Киру недоуменно смотреть себе в след. Поймав мой взгляд, она запоздало улыбнулась.
  - Приятно, наверное, когда можно поспорить сама с собой, как думаешь? Лора ведь сама пришла сообщить нам об этой премьере... Да, наверное ей с самой собой интересно. Ладно, - она вновь переключилась на деловой тон и в упор посмотрела на меня. - Слушай, мы ведь пойдем? Если нас пригласили, мы не имеем права отказаться... Тем более что такой случай выпадает раз в жизни.
  Поколебавшись, и оценив свои шансы, я в конце концов решила пойти на риск и сказала:
  - А если я, к примеру, не хочу туда идти?
  Кира посмотрела на меня с подозрением.
  - Элли...
  - Кира, - я твердо посмотрела на нее. - Слушай, ты же сама мне твердила денно и иногда нощно, что в моем возрасте уже не то что не пристало быть такой ярой поклонницей какого бы то ни было актера, но и вообще глупо думать о такого рода вещах. Нет?
  - Да, но... - Кира слегка опешила. - Одно дело читать каждодневные новости и переживать о жизни человека, которого ты никогда вживую не видела, и совсем другое - когда он тебя лично пригласил прийти на собственную премьеру. Есть разница.
  - Ну, положим, лично он тебя пригласил.
  - Не надо, - Кира рассмеялась. - Он сказал, что рад будет видеть нас обеих. Если только он не имел в виду мою тень, то что-то мне подсказывает, что говорил он все-таки о тебе.
  Я не сдержалась, и скрестила руки на груди, уткнувшись хмурым взглядом в воду за бортом.
  - Он тебе не понравился? - голос Киры звучал саркастично. - Первое впечатление, оно такое... непредсказуемое.
  Я глубоко вздохнула и буркнула:
  - Неужели мне надо отчитываться, почему я не хочу идти на эту премьеру?
  - Если только ты действительно считаешь меня свой подругой... - Кира лукаво улыбнулась и я нехотя хмыкнула. - То да, лучше скажи.
  Какое-то время я молчала, потом пробормотала:
  - Я ведь сказала тебе уже, что, будучи его поклонницей, возможность встретится с ним на самом деле меня никогда особенно и не прельщала... Я даже и не думала об этом. Но теперь, после того, как мы с ним столкнулись, мне стало казаться, что все это время я представляла его себе другим.
  Мой лепет не вызвал у Киры смеха, зато она не замедлила с ответом:
  - Это называется идеализация, и она никогда еще ни к чему хорошему не приводит. Ну да ладно, - ее взгляд вновь стал лукавым, - даже если ты и разочаровалась, то неужели из-за его знаменитого взгляда, который раньше тебя всегда так восхищал, если не сказать больше, или из-за самих его глаз, цвета просвеченного лучами солнца айсберга? Или из-за того, как он нам улыбался?
  Не сдержавшись, я, к своему стыду, покраснела.
  Увидев это, моя лучшая подруга залилась победоносным смехом, что, как ни странно, меня не разозлило. Я лишь неловко улыбнулась.
  - Иногда мне кажется, цель твоей жизни - ставить меня в неудобные ситуации, - пробормотала я. - Лучшая подруга, называется.
  Кира все еще хихикала.
  Отлично понимая, что потерпела поражение, я приняла решение сдаться. Тем более что и сама было не до конца уверена в собственном отвращении к этой самой премьере. Какой бы проницательной не была Кира, даже ей было не по силам угадать, о чем я на самом деле думала, хотя бы потому что я сама себя до конца не понимала.
  Чем ближе наш пароходик подплывал к берегу, тем сильнее и громче веселились наши одноклассники, и тем непонятнее было спокойствие Марины Хосе, которая за все это время не сказала им почти ни слова по поводу их поведения, продолжая с независимым видом стоять у перил и глядеть на море. Она слегка приободрилась, когда к ней присоединился профессор Августин, но скорее, как мне показалось, из-за удовольствия видеть рядом с собой столь же стойкую к проявлениям веселья фигуру, чем из-за чего-либо еще. Но потом Августин вдруг присоединился к Васко и вся компания потекла в потоке веселья куда-то в сторону ресторанчика, при том так быстро, что Августин едва успел сказать своей коллеге, что держит ситуацию с приближением к Италии под контролем.
  Вскоре и Марина Хосе показала, что и ей не составляет труда контролировать ситуацию, и отправила нас с Кирой собираться в наши каюты:
  - Минут через сорок приплываем, - сказала она, легонько подталкивая нас в спины.
  Когда мы наконец приплыли, я не почувствовала особого разочарования от того, что нам не дали осмотреть Неттуно. Я не могла сравнивать его с Римом, но вполне могла сравнить с Ллоретом или с той же Барселоной, и особой разницы между этими тремя на заметила. Точнее, на мой взгляд, ее и вовсе не было. Что тут что там росли пальмы и белел пляж, словно огороженный от всего города плотненьким строем домов, не особенно длинных и вполне себе скромных.
  Море было спокойно и нас доставили на берег без единой жертвы морской болезни. Кира, хоть и приняла решение заранее побледнеть, все же вполне энергично выпрыгнула на берег, так же как и все остальные, засеменив прямиком к автобусу, что ждал нас сверкая окнами на солнце.
  Марина Хосе вновь произвела перекличку, мы сели и поехали, и уже спустя четверть часа большая половина путешественников вообще забыла о том, где находятся.
  Я, как не силилась разглядеть в деревьях, домах и людях хотя бы что-то чужеродное, вскоре оставила это дело и принялась обсуждать с сидящей впереди Мэри и Кармеллой подробности вышедшего недавно шедевра японского кинематографа, авторства Хаяо Миядзаки. Что до Киры, то она, после того как заняла место у окна, почти мгновенно уснула, и проснулась лишь когда мы въехали в Рим.
  Ничем не наученная опытом езды по Барселоне я, наивная, полагала, что бóльшую часть по пути до отеля мы потратим на то, чтобы добраться из Неттуно до Рима, а там уже будет рукой подать до места. На деле я лишь поняла, что большей оптимистки чем я свет еще не видывал. С того момента, как автобус остановился на первом городском светофоре, и до той минуты, когда мы, выпотрошенные солнцем, вытекли из автобуса на воздух, прошел без малого час. То ли кондуктор был ревностным патриотом, чувствовашим себя счастливым лишь после показа пассажирам сто и одной улицы его любимого города, то ли отель и впрямь находился в самой дальней точке Рима, но факт оставался фактом - когда мы наконец прибыли на место и остановились, в автобусе царила полнейшая тишина: Васко с Джинни смотрели куда-то в одну точку за окном, Марина Хосе спала, и лишь кондуктор был бодр и весел.
  - Доехали за рекордный срок! - радостно проинформировал он ее на ломанном английском, когда полуживая профессор последней покидала автобус, ступая нетвердыми ногами по лестнице. - Обычно на то, чтобы сюда добраться, у меня уходит часа полтора, а то и больше!
  Марина Хосе лишь слабо улыбнулась ему на это, указав нам на открывшийся внизу автобуса карман с чемоданами.
  Поддерживая друг-друга, держась слабыми пальцами за свою поклажу, мы потащились к ярко-красным воротам, перед которыми нас высадили, не тратя сил даже на то, чтобы как следует осмотреться. Достаточно было и того, что воздух был упоительно свеж, с неба ничего не падало, а вокруг стояла тишина. Скорее всего, наш отель и впрямь был за городом.
  Мы слегка пришли в себя, когда ворота открылись и мы зашли на территорию нашего нового обиталища. Само здание отеля было выкрашено в кирпичный цвет и фасадом своим выходило в сад, находящийся как раз в правой стороне от ворот. Выложенная плиткой дорожка образовывала перед воротами маленькую площадку - начало парковки, продолжавшейся в левой стороне от здания под землей.
  Оглушительно гомонили птицы. Пока мы катили чемоданы по плитам дорожки в сад, следуя за Мариной Хосе, вечерний воздух казался все более осязаемым от этих звуков, а так же и от ароматов, что шли от большого куста каллистемонa, растерявшего почти что все свои цветы, похожие на ярко-красные, пушистые ершики.
  Солнце садилось, и последние лучи его путались в листве многочисленных растений, разнообразие которых едва не повергло меня, отнюдь не дилетантку в мире ботаники, в благоговейный шок. Здесь было всего понемногу, начиная с кустов пуансеттии и кончая лавровым деревом. Вечерние солнечные лучи ложились на пышные кусты розовых и белых роз, амариллисов, с их нежными бутонами и лепестками, на цветы пеларгоний... свет отражался, словно от стекла, от глянцевых листьев аккуратно подстриженных лимонов, от махровой кроны красивой серебристой акации. И надо всем этим царствовали высокие пинии, метров десяти в высоту, а так же одна роскошная пихта. Сад несомненно был визитной карточкой отеля. Об этом говорило все, начиная с красных-ершиков цветов куста каллистемонa, и кончая ползущими вверх по стенам отеля завитушками глицинии и бугенвиллии, с их зелеными листьями и редкими цветами.
  Рассеянно подумав о той энциклопедии цветов и растений, которая занимала одно из коронных мест на полке моего шкафа, я, шагая словно на автомате вслед за Мэри, что шла как раз впереди, наконец переступила порог гостиницы и остановилась, оторопело глядя на висящую на стене деревянную штуковину. Это была африканская маска, явно изображавшая излишне заостренное и донельзя кислое лицо одного из туземцев. Тут же висела и пара картин, с похожими сюжетами, рассматривать которые у меня уже не было желания. Единственное, о чем я думала, была кровать, в будущем моем номере, а так же душ, с горячей водой. О похожем, если судить по лицам, думали и стоящие тут же Кира и Мэри с Кармеллой. Они угрюмо сверлили взглядами ничем не повинного работника гостиницы, что стоял за ресепшном и объяснялся с Августином. Марина Хосе же с завидной энергией призывала к себе жестами близ стоящих учеников.
  Указав на нее Кире и двум угрюмым одноклассницам, я, осторожно пробравшись мимо Джинни и Васко (что уже успели достать из каких-то собственных, секретных запасов сгусток веселья) подошла к учительнице.
  - Бланка, дорогая, подойди, - Марина Хосе притянула к себе вялую подопечную, и, когда та остановилась рядом, посмотрела на нас с Кирой. - Держите ключ... Вы уже решили, с кем будете делить номер?
  - С местными? - испуганно спросила Мэри.
  Марина Хосе улыбнулась, а Кира принялась медленно заплетать косу, угрюмо глядя на афpо-маску на стене. Настроение ее недалеко ушло от моего собственного, хоть и я лишь с большим усилием заставила себя сказать:
  - На один номер по четыре человека, Мэри.
  - Так давайте вместе, - предложила Кармелла, тоже обнаружив вдруг способность выуживать энергичность из невидимых глазу, внутренних запасов. Она дружелюбно улыбнулась нам, и ее щеки вздулись, как яблочки. Я просто не смогла ответить кислой улыбкой, и с готовностью согласилась, вопросительно глянув на Киру. Та в знак одобрения пожала плечами.
  - Прекрасно, - Марина Хосе взяла у Августина один из ключей от номеров и передала его мне. - Тогда идите и отдыхайте. Завтра надо будет встать пораньше, завтрак начинается в семь утра. Так что лучше не засиживайтесь допоздна.
  Спрашивая себе, исходя из каких признаков бурлящей через край энергии наша профессор решила заподозрить в нас коварное желание продлить вечер вечеринкой или еще чем-либо в том же роде, я лишь кивнула. Оставив позади одноклассников, мы вчетвером покатили чемоданы по направлению к лифту, и уже спустя пять минут переступили долгожданный порог нашего номера.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Дефо "Зять для папули" (Подростковая проза) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Чужой мир - мои правила" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамаева "Академия темных властелинов" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"