Картер Лекс : другие произведения.

Хозяин леса

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пожалуй, это первый написанный мною рассказ. Браконьеры-наемники отправляются в Сибирь, где была обнаружена большая группа снежных людей. Доказательства на лицо, браконьерам остается только найти логово и...


Хозяин леса.

  
   1
   Дверь старого каменного дома неожиданно распахнулась. Словно через дверь в иной мир в дом ворвался пронзительный холодный ветер со снегом. Оттуда же показалась и человекообразная фигура, укутанная в плотный меховой тулуп с капюшоном. Глаза защищали плотно прилегающие очки, но это не могло помешать инею образоваться на посиневшем лице.
   Три человека, находившихся в помещении обернулись на странно одетого человека. Сначала на их лицах выражался откровенный ужас, через несколько секунд сменившийся на удивление, а вскоре и на откровенную улыбку.
   -- Дверь закрой! -- сказал самый старший из сидящих.
   Небольшой каменный дом состоял всего из одной комнаты. Она служила здесь и прихожей, и гостиной, и спальней, и кухней и еще много чем, а по ее внешнему более-менее ухоженному виду можно было судить, что кто-то просто забыл повесить табличку: "Все удобства на улице". Но вошедшего человека это сейчас волновало меньше всего. Он проигнорировал слова старшего и прошел внутрь. На спине он тащил крупный мешок, но явно с чем-то легким. Бросив ношу на пол, он поднял дрожащую в руку в перчатке к лицу и сдернул шарф, закрывавший рот.
   --Помолчал бы и помог... -- обрывисто, но сохраняя твердость голоса пробубнил он отмороженными губами.
   Старший махнул рукой, и все вместе вышли на улицу. Его звали Станиславом, мужик лет пятидесяти, большую часть жизни отдал этому забытому Богом краю. Как о нем говорили местные: человек одинокий, пропадает по два-три года в лесах, потому прослыл знаменитым охотником и большим знатоком Сибири. Купить этого человека невозможно, говорили местные, но раз он сидит в этой сторожке, то и к нему ключ подобрали.
   Станислав с ребятами подошли к огромной машине, похожей на трактор, с задним кузовом, как у приличного грузовика. Передние колеса огромные, задние же вообще заменены на гусеницы. Такого монстра Станислав никогда прежде не видел, и лишь хмыкнул, осмотрев машину.
   -- Вы что, совсем ума рехнулись? -- укоризненно тявкнул он на людей в кузове, принимая рюкзаки. -- По радио ж ясно сказали: буран сильный будет.
   Один из закутанных людей пожал плечами, но его жест объяснялся скорей всего тем, что говорить на таком морозе, не местному человеку не по силам.
   -- Санек, отведи этих... -- крикнул Станислав невысокому пареньку. -- Налей им и спать уложи, а мы тут сами с Егором разберемся.
   Саньку шел тридцать седьмой год и за это, казалось бы, недолгое время он уже три раза сидел на зоне. Первые два раза за воровство, а третий -- за двойное убийство жены и ее сестры. Правда, этот срок он не отсидел, а сбежал при первой возможности. Сейчас в бегах, но кто догадается искать его в Сибири? Да и кому надо об этом догадываться?
   Егор. Егор простой местный парень семнадцати лет, родившийся в небольшой деревушке. В какой именно -- не помнит, да и с головой у него не в порядке, но главное: все слушает и исполняет. И понятное дело, что платить за работу ему никто не собирался.
   Пятерых прибывших гостей разместили у некоего подобия камина -- костра с примитивной вытяжкой. Станислав разлил им литровую бутылку спирта для согрева, после чего четверо сразу же уснули, закутавшись в одеяла. Не спал только один, тот самый, что первым вошел в дом.
   -- Вот скажи мне, -- не успокаивался Станислав, -- какого лешего вы погнали в надвигающийся буран, или не для вас сообщали?
   -- Надеялись прорваться к вам до вечера, -- сказал он. -- Только сначала заблудились, а потом застряли в овраге. Вроде и указаниям во всем следовали, а...
   -- Это здесь запросто... Вы ведь не местные? -- спросил Санек, доставая из маленькой крашенной тумбочки вторую бутылку.
   -- Нет.
   -- Зовут-то тебя как? -- поинтересовался Станислав.
   -- Константин, -- ответил гость, но подать руку не торопился.
   --Значит Костиком... -- весело предложил Санек.
   --Константин! -- повторил он.
   На несколько минут в доме повисла тишина. Константин, словно не замечая общей напряженности, закутался в старое одеяло и отошел к стене рядом с костром. Санек посмотрел на него исподлобья и пошел к своей кровати. Лишь Станислав остался на месте.
   -- Суровый ты человек, Константин, -- обратился он к гостю, заметив, что тот все еще не спит, -- и гордый. Сибирь таких не терпит.
   -- Я -- ваш лидер, -- спокойно, но не тая гордости произнес Константин из под одеяла. -- Главного должны уважать.
   -- Лидера... -- протянул Станислав, задумываясь над смыслом этого слова. -- Лидера -- должны! Но не за его красивое имя, а за его заслуги, хотя я уверен, что ты носишь этот титул по праву. Но все таки я считаю, что настоящий лидер должен быть ближе к своим людям, а не...
   -- Послушай, философ, ты сколько лет по лесам своим шлялся? -- нагло спросил Константин. -- Вот! А я всегда был главным, еще со школы, да и в армии дослужился до майора.
   -- Майор? Майор это, кажется, хорошо, -- Станислав снова задумался. -- А что ж ты ушел оттуда?
   -- Это личное, -- ответил Константин и выбрался на свет из тряпичного логова. -- А если честно, то браконьер больше зарабатывает.
   -- Ты, если что, можешь меня Лешим называть, -- сказал старик. -- Меня так все называют.
   -- И не обидно? -- поинтересовался Константин.
   -- Ничуть. Это ты придаешь именам такое большое значение, а я нет. Это человек должен красить свое имя, а не оно его.
   -- И вот откуда здесь такой умник завелся? Кстати, я не предаю большого значения именам, просто хочу, чтобы меня уважали.
   -- Если достоин уважения, то тебя будут уважать, -- закончил философствовать Станислав.--Спокойной ночи! Завтра большой день, завтра, если будет погода, то мы начнем...
   -- А ты их... видел? Хоть когда-нибудь.
   Константин даже приподнялся, чтобы посмотреть в лицо собеседника. У него еще до встречи появился вопрос: встречался ли этот человек с главными объектами их охоты?
   -- Видел, -- тихо ответил Леший, словно не желая продолжать тему. -- Ложись и спи.
  
   2
   На следующее утро буран исчез, словно и вовсе не было. Окон в доме было несколько, но все они были накрепко забиты и накрыты тряпками, что не помешало открыть небольшую щелочку и выглянуть на улицу.
   -- Полдень, -- сообщил Леший, который уже пил чай, вскипятив воду над костром в чугунном чайнике. -- Егор, ты где там застрял!?
   Из подвала показалась детская голова. Вместо ответа он показал большой кусок мяса.
   -- Прекрасно, мы еще и поедим перед охотой, -- съязвил Константин.
   -- Сегодня охоты не будет, -- сказал Леший. -- Сегодня вам надо дверь открыть, а то ее вчерашней ночью занесло сильно, да все снаряжение подготовить, а вот завтра уж...
   Спорить со Станиславом никто не стал, пока все подготовить, пока собраться, так уж и вечер наступит, а за ним еще одна холодная ночь.
   Завтрак, он же обед растянулся на целых два часа. В основном, из-за знакомства, отложенного вчера. Константин, успевший создать о себе не очень хорошее впечатление, не проронил ни слова, зато его ребята оказались более разговорчивыми. Самый веселый из них -- Женя, водитель, белокурый парнишка лет двадцати. Он рассказывал о жизни и приключениях так, что с первых же слов стал душой компании. Рассказывать он мог до бесконечности, как о себе, так и остальных членах команды.
   Алексей и Рома -- братья. Они раньше всех познакомились с Константином, когда занимались перевозом контрабанды через границу. За обедом молчали, но улыбались каждой шутке Жени и поправляли, если его начинало заносить.
   Четвертого звали Герхард, но, несмотря на заграничное прошлое, он свободно владел русским языком. Внешностью он походил на истинного фашиста-арийца: орлиный профиль и белые прямые волосы, зачесанные назад до такой степени, что даже после сна принимали нужное положение. Хорошего впечатления о себе он не произвел, как и Константин, но друзьями они не были, более того, смотрели друг на друга с отвращением.
   -- Ну, ребята, надо отметить встречу, -- произнес Санек. -- Леший, выпить-то можно?
   -- А это не ко мне, это нашему лидеру решать, -- сказал он, переводя все внимание на Константина.
   Тот не ожидал подобной чести, но с приятным удивлением поглядел на Лешего.
   -- Сначала работа, а потом веселье, -- произнес Константин и указал на дубовую дверь. -- Погода отличная, так что, вперед.
   -- Лопаты в подвале, -- поддержал Леший.
   Дверь за ночь завалило, но через несколько часов работы дорожка от дома к машине оказалась расчищенной. После обеда ребята остались в доме, а Константин, Леший и Санек пошли разгружать "оборудование", состоящее по большей части из оружия и средств для зимней охоты. За время совместной работы Санек и Константин нашли общий язык. Так Константин узнал, что Саньку обещали за дело двадцать тысяч долларов и домик в бразильской деревне, хоть он и до сих пор не знал, на кого будет идти охота. Константин отметил, что парень вовсе не интересовался подробностями и обещал делать все, что скажут.
   -- Константин, -- обратился Леший, когда они подходили к машине, -- а кто тот человек? Со всеми не работает, не разговаривает, не пьет, даже не здоровается.
   -- Ты про Герхарда? Да, знаю, ублюдок тот еще. Я бы в жизни его не взял с собой, но... работодатель хочет, чтобы обо всем докладывал его человек. Принцип такой. Кстати, у вас связь есть?
   -- Откуда, -- протянул Санек.
   -- Значит он единственный... У него в сумке рация. Вещь здоровая, но зато принимает в любых условиях, а пользоваться только он умеет, так что не лезьте к нему, да и, вообще, не обращайте на него внимание.
   Константин достал ключ и открыл дверцу кузова.
   -- Вы пока доставайте сети, а я заберу все из кабины и присоединюсь.
   Санек запрыгнул в огромный кузов, который внутри оказался еще больше, чем выглядел снаружи. Основную площадь занимали аж три новеньких снегоката. Напротив входа, вплотную к трем стенам крепилась клетка с толстыми прутьями и несколькими замками. Снаряжение, сети и причудливые ружья явно принадлежали руке мастера-самоучки. Помимо них и клетки в темном кузове валялось множество охотничьего хлама, состоящего из патронов, засохших останков каких-то животных (Санек пнул бугорок, подумав, что это неровность пола, но оказалась -- засохшая белка), множество ящиков разных размеров и другое барахло.
   Леший, оглядев кузов, взял сеть, и, взвалив на спину, потащил к выходу.
   -- Постой, -- тихо сказал Санек, -- я не спрашивал, но теперь... -- он окинул взглядом стену с оружием, -- на кого мы охотимся? Мне заплатили огромную сумму, но это только аванс... Я никогда столько денег не видел, но сейчас мне кажется, что...
   -- Что тебе кажется? -- спокойно спросил Леший, поглядев на Санька.
   -- Я... я должен знать, чем мы тут занимаемся. Мы тут одни, да я никогда стукачем-то и не был... Почему от меня все скрывают?
   -- Это их дело, -- равнодушно ответил Леший, потащив сеть дальше.
   -- Но я хочу знать: на кого мы охотимся!? -- чуть ли не крича спросил он.
   -- На кого? -- прервал его терзания голос Константина.
   Санек вздрогнул. Тот стоял, опершись на дверцу кузова и смотрел на него.
   -- Это не секрет, мог бы и раньше меня спросить, -- продолжал Константин. -- Ты... когда-нибудь слышал о... снежном человеке.
   -- Снежном... человеке. Это же миф. Мы охотимся за сказкой?
   -- Не скажи, наш работодатель получил очень достоверную информацию о их существовании, и именно в этом районе. Теперь понимаешь, почему всем так много заплатили, все эти деньги -- копейки, по сравнению с тем, что мы привезем ему.
   -- А информация... достоверная, -- не успокаивался Санек.
   --Да. Пленки, фотографии, образцы. Все четко подтверждает их существование, даже видео на редкость качественное получилось. Группа ученых случайно на них наткнулась, на целую стаю, в пятидесяти милях отсюда. Вон там, должно быть, -- Константин указал на лесной массив. -- К счастью работодатель смог заплатить им за молчание и все материалы, а потому никто еще не знает об этом.
   -- Но это могли быть костюмы...
   -- Исключено, образцы волос и других мерзостей дали точное понятие об их виде, кроме одного... Они -- хищники и очень большие, но неизвестно, насколько агрессивны, поэтому клетка, транквилизаторы и сети укреплены, на всякий случай. Так ты что, никогда о них не слышал?
   -- Да слышал... Много раз деревенские встречали их, только им никто не верит, мало ли что по пьяни увидеть можно. А один, то ли шаман, то ли колдун какой... рассказывал о каком-то... Хозяине Леса, вроде как вожаке их... самым сильном и умном, а еще о том, что якобы тот язык человечий знает...
   -- Ну вот это уже сказки, -- улыбнулся Константин. -- Но если встретишь: лови живым. За говорящую мартышку босс миллионы отвалит.
   -- Ну все-все, хватит вам, идите в дом, а я последнее дотаскаю в сарай и к вам.
  
   3
   Веселым или добрым человеком Герхард Винс никогда не был, да и вряд ли когда-нибудь бы стал. Он был одиноким по натуре и не очень любил людей, уважая только себя. Когда он выходил из дома никто даже не поинтересовался, куда он идет. Никто не хотел общаться с таким как он. С тяжелой сумкой он вышел на улицу: уже темнело, но нужно успеть до темноты. Говорить с боссом он хотел наедине, более того, чтобы его никто не видел.
   Под снегоступами скрипел недавно выпадший снег, но Герхарду было не до того, чтобы любоваться девственными пейзажами Сибири, или слушать живые звуки природы, поэтому слабое потрескивание рации, означавшие о наличие связи, привело его в восторг. От дома он отошел на километр, полтора, но тут он был уверен, что его не слышат и не видят.
   Рацию он разложил на холодном камне, выпиравшем из снега, и приготовился к сеансу связи. Он специально взял с собой холодостойкое оборудование, чтобы вести переговоры вдали от людей. Потрескивания продолжались, скоро станет доступной и личная линия босса.
   Он набрал шифр и прислушивался к малейшим звукам аппаратуры.
   Через минуту до него донесся совсем странный звук, глухой и неровный. Герхард поднес ухо к динамику. Звук не прекращался. Ему хватило двух секунд, чтобы понять: звук не из рации... Сзади!!!
   Осторожным движением, нащупав пушку на поясе, он выхватил ее и мгновенно обернулся. Тяжелый удар по руке и пистолет уже далеко. Последовавший сразу удар в ребра и Герхард перелетел через рацию, прямо в снег. Зачесанные волосы лежали как прежде. Боль была невероятная, воздух отказывался набираться в легкие, а если и проходил, то это давалось с такими мучениями, что Герхард молил о смерти. Он видел, как огромного роста человек... или не человек занес здоровые ручища над рацией, и разбил ее вдребезги одним ударом. После этого страшное человекоподобие нависло над ним. Он видел его нечеловеческое лицо, обросшее шерстью и, понимал, что это такое.
   Интересно, кто-нибудь вспомнит о нем через год-другой?
  
   4
   Вечером, после наступление темноты в домик вошел Константин. Вид у него был нервный.
   -- Чех пришел? -- раздраженно спросил он.
   -- Герхард что ли? -- уточнил Рома. -- Так он не чех, он этот...
   -- Мы думали, что он с тобой, -- сказал Леший.
   -- Да мне плевать кто он, -- крикнул Константин. -- Ушел с рацией, черт знает куда. Я уже всю округу обошел, но в темноте ничего не разобрать, орал я, кричал, а он как сквозь землю провалился. Ром, он точно давно ушел?
   -- Да часа четыре как... С ним и впрямь что-то случилось. Надо идти искать.
   Не долго думая ребята поднялись и начали собираться на поиски пропавшего.
   -- Сидите уж, -- встал и Леший. -- Все равно вы в темноте его не найдете, а если он заблудился, так еще и вы заблудитесь. Лучше я сам пойду, а вы спите. Вам завтра на охоту. Погода хорошая.
   -- Да не мог он далеко уйти, не такой уж он и дурак -- в лес не попрется, но следов в темноте я не нашел.
   -- Я поищу, -- успокоил Леший. -- Не вернусь до завтра, начинайте без меня, Санек вам все расскажет-покажет, а в остальном сами разберетесь. Удачи.
   Леший ушел, плотно закрыв за собой дверь. Послушав его совет, все легли спать, кроме Константина, сидевшего у костра.
   -- Да успокойся ты, -- сказал Санек. -- Если он близко, то Леший его сейчас же приведет, а ты отдохнул бы перед охотой.
  
   5
   Но с утра в доме не оказалось ни Лешего, ни Герхарда, ни рации. Константин не стал откладывать охоту и потому, сытно поев ребята выгнали из кузова снегокаты и распределили транспорт. Из восьми человек осталось только пятеро: Егора брать с собой бессмысленно, Леший и Герхард еще не вернулись. Константин с Саньком взяли первый снегокат, братья -- второй, а Женя, нагрузил на свой большую часть оборудования и должен был ехать позади.
   -- Поедем к месту, где их видели, -- проинструктировал Константин. -- Пятьдесят миль на северо-запад, а там разберемся. Еда и палатки в норме, так что можем остаться на ночевку. У каждого с собой автомат и ружье с разрывными пулями, но пользоваться ими только в крайних случаях. Для обезьян -- мощный транквилизатор. Сети и запасные обоймы найдете у Жени. Вода и еда тоже у него. Ехать вместе, никто не торопится, понятно? Тогда, вперед!
   Три снегоката отъехали от маленького дома в солнечный день, навстречу сибирским просторам, по белому ровному снежному настилу, сверкающему на солнечных лучах. Есть в этом что-то романтическое. Скорость снегоката не так велика, как хотелось бы, но в такую прекрасную погоду это казалось незначительной мелочью. Шутки, перекрикивания между снегокатами, небольшие гонки и веселые разговоры сопровождали охотников всю дорогу, не давая соскучиться. Так абсолютным лидером во всех гонках стали братья, а Женя успел пересказать друзьям, а в особенности Саньку, лучшие моменты их браконьерской деятельности.
   Часа за четыре с половиной, где-то к полудню они оказались на месте. Опушка леса с огромным оврагом, где высились несколько десятков голых сосен, внизу несколько повалившихся деревьев. Константин сразу узнал местность. Он рассказал, где на фотографиях были Снежные люди и как продвигались.
   -- Когда их видели? -- спросил Санек, спустившись в овраг.
   -- Около двух недель назад.
   -- Ну это не так плохо, -- с умным видом сказал Саня. -- Был бы здесь сейчас Леший, то он бы их сразу, по запаху нашел. Что ж, ладненько, начнем разбираться сами, тащи карту.
   Карту они развернули на стволе, упавшие сосны. Сделанная опытным картографом карта включала в себя несколько масштабов, начиная от карты Сибири и заканчивая совсем подробной фотографией со спутника того места, где они были. Санек принялся истолковывать карту Восточной Сибири и прикидывал возможные варианты движения загадочных существ. Алексей сидел отдельно и разглядывал подробный снимок со спутника.
   -- Эй, ребята, идите сюда, -- позвал он не отрываясь от снимка оврага. -- Сколько дней назад делались снимки.
   -- Ну, прямо перед выездом нашим... Четыре дня. -- ответил Константин, забираясь к нему.
   -- Смотрите, если я правильно понял, то вот эти две макушки принадлежат вот тем соснам, да?
   Надо отдать должное качеству снимков, оно вне всяких похвал, даже суки сосен при внимательном рассмотрении можно увидеть.
   -- Так вот, -- продолжил Алексей, -- кто-нибудь может сказать мне, что вот это за две хреновинки между ними, а. Что-то я ничего похожего на них тут не вижу. На сугробы они вроде не похожи, да и не на что еще.
   Внимание Константина приковалось к фотографии, к тому самому месту, которое указал Алексей. И вправду, вот те самые сосны, всего в двадцати шагах, а между ними две еле заметные точки, чуть темнее, чем снег, а если приглядеться, то...
   -- Вот, черт, -- выкрикнул он, выхватывая снимок из рук Алексея и сунув ему же под нос. -- Смотри, приглядись. Смотри на тени, тут еле заметно.
   -- Это они, -- ошеломленно прокричал Роман.
   -- Они были тут и после экспедиции.
   -- Это может значить только одно, -- не скрывая улыбки произнес Санек. -- Их логово ближе, чем мы можем себе представить.
   -- Ага, -- поддакнул Константин. -- А там и Хозяин Леса.
   Все пятеро переглянулись. Азарт охоты накатил на каждого. Они и только они одни на много миль вокруг, а где-то рядом, возможно в сотне метров от них находится логово существ, которых человечество не могло поймать на протяжении веков. И сейчас только их охотничьи качества и несколько удачных выстрелов решат их судьбу. А если шаман не наврал Саньку, то где-то тут и он -- Хозяин Леса. Сейчас Константин был готов поверить в эту нелепую сказку о говорящем Снежном человеке.
   -- Автоматы убрать, транквилизаторы приготовить! -- скомандовал Константин. -- Удача идет к нам в руки, не будем же упускать ее!
   "Да!" -- поддержали лидера ребята.
   В общей радости никто не заметил, что Санек отвлекся от общей радости, отступил на шаг и что совсем удивительно, некогда не веривший в бога преступник перекрестился, оглядываясь по сторонам и шепча что-то под нос. Нет, никто этого не заметил.
   Причина столь странного поведения была ясна только ему.
   Он помнил.
  
   6
   Он хорошо помнил тот день.
   -- Счастливо тебе на пути! -- весело попрощался водитель фуры. -- Ты в город точно не едешь, а то тут такая глухомань.
   -- Нет, спасибо, друг! -- попрощался и Санек.
   -- Ну смотри, они тут все еще в духов верят, -- чуть не хохоча предупредил водитель. -- Счастливо, братан!
   Дверь старого "Урала" захлопнулась и машина, набирая ход, скрылась за поворотом, унося с собой отличный шанс вернуться в цивилизованный мир. Саньку не хотелось расставаться с этим миром, но выхода не было. Там его, беглого преступника, ждет наказание, как за разбойное нападение с убийством, так и за побег. Да и здесь задерживаться долго нельзя, это хорошо, что радио у водителя не работало, а то мало ли, услышал бы милицейскую сводку о бежавшем три дня назад убийце.
   Тут холодно. И ночь скоро.
   Санек еще в школе знал, что в Сибири еще остались места, где о цивилизации никто и не слышал. В школе он смеялся над такими. Кто же знал, что через много лет он сам станет жителем здешних мест. Зато его не найдут. Здесь свобода, чистый воздух. Да и жить вроде можно.
   Телогрейка, украденная у какого-то деда, хорошо согревала тело, значит, не зря так называется. Санек смог разузнать об одной местной деревушке -- Темной. Так ее прозвали городские, а настоящего названия никто уже не помнил, да и нужно ли оно кому.
   Перейдя старую дорогу Санек побрел по натоптанной несколькими парами шагов на снегу тропинке. Она, вероятно, и вела в ту самую деревню. Он не ошибся. Но теперь перед ним стояла новая, более сложная задача, раньше казавшееся сущим пустяком: найти жилье, или человека, который приютит одинокого странника. Еще в машине он надеялся на древние законы гостеприимства, но, взглянув на покосившиеся деревянные постройки, он почему-то разочаровался в своей теории.
   -- Простите, не предоставите ли ночлег путнику, -- сказал он открывшему дверь человеку.
   Дверь захлопнулась. Саньку ничего не оставалось, кроме как сесть на корточки и уткнуться лицом в ладони. Курить очень хотелось, но последнее выкурил на пару с мужиком на "Урале". Что делать он не знал, просто не представлял, и ночевать на улице не хотелось.
   -- Чего грустишь, сынок, -- спросил веселый голос.
   -- А? Что вы говорите? -- поднял голову Санек.
   -- Что сидишь, говорю? -- переспросил низенький круглолицый мужичок.
   -- Да мне тут... остановится негде...
   -- Так что ж сидишь? А у меня там дома борщ остывает, а ты вот тут... Вставай, вставай.
   Он встал и пошел за торопливым мужичком. Только что он был в совершенно безвыходном положении, только что он ненавидел всех людей, а теперь появился человек, которого просто невозможно было ненавидеть, вызывавшем самые теплые и дружелюбные чувства. Появилась надежда.
   Дом мужичка был большой, но не богатый, без роскоши и излишеств, более того, вместе с ним жили еще несколько человек. Ужин проходил в главной комнате, где не было даже стола, потому все сидели на полу, держа в руках самодельную посуду с теплым варевом. Здесь было человек пятнадцать, среди которых были и женщины, и дети, и старики. "В тесноте, да не в обиде" -- любил повторять хозяин дома. Перед тем как преступить к еде, все расселись в круг, во главе которого усадили совсем седого старика. Наступила необычайная тишина. И старик запел на каком-то древнем языке. Понять хоть что-то в словах песни было невозможно, но от них веяло древностью, словно давным-давно, предки людей, рассевшись у костра пели эту же самую песню.
   -- Что это за старик? -- спросил Санек у мужичка, после того как все разошлись.
   -- Это местный шаман, -- ответил мужичок. -- Он тут давно живет, хороший старик. Он и будущее предсказать может, и от болезни всякой вылечить, и совет дельный дать. Если хочешь знать судьбу, то зайди.
   -- Я в это не верю.
   -- Да кто ж верил-то... Зато теперь вот его вся округа знает, приходят часто. Вон, однажды, мужик в соседней деревне в лес ходил, да и заблудился, а как вернулся, так нога у него онемела. Говорили, что отрезать надобно, а шаман наш его и вылечил, за три дня. Да и будущее сказать может, вот сказал однажды соседу нашему, чтобы тот из дома не выходил, так тот не поверил и... медведь прямо на крыльце задрал. Взялся неведомо откуда. Задрал и ушел в лес. Ты зайди к нему, плохого не посоветует.
   В предсказания будущего Санек не верил, считая все это шарлатанством, с целью заработать, но... шаман ведь не просил денег за свои услуги, да и что Санек терял. На самом же деле он очень хотел узнать, что будет дальше, сможет ли он скрыться от тюрьмы и старых "друзей", которым он должен очень много денег. В старом шамане было что-то мистическое, необыкновенное и манящее.
   Он долго думал и, наконец, решился пойти к шаману. Он жил на втором этаже в отдельной комнате, что было большой привилегией в доме, где спали по трое на одном матраце.
   -- Заходи, заходи, -- пригласил шаман из комнаты. -- Ты ведь пришел сюда?
   -- Ну... да.
   -- Не веришь мне, ведь так?
   -- Нет, я... мне просто сказали, что вы можете сказать мне мое будущее.
   Санек прошел в комнату. Внутри было темно, только мягкий лунный свет падал из окна. В комнатке оказалось холоднее, чем в самом доме, но шаман укутался в медвежью шкуру. Санек огляделся, но не нашел в комнате ни бубнов, ни длинных трубок, разве что несколько непрозрачных баночек на полке.
   -- Духи могут многое поведать мне о тебе, но они могут точно сказать, что будет, а что нет. Человек сам творец своей судьбы, а духи могут лишь подсказать тебе лучший путь.
   -- Его то я и хочу узнать, -- согласился Санек, стоя перед стариком.
   -- Тогда садись, а я буду говорить с ними.
   Он сел и стал наблюдать за стариком, закрывшим глаза. Прошло десять минут, но старик так и не открывал глаз. Санек еще раз оглядел комнату. А старик все сидел и сидел. Сколько времени прошло, Санек не знал, но понимал, что много и, решив, что старик спит, протянул руку, чтобы толкнуть его.
   -- Беги из Сибири! -- громким старческим басом прокричал старик, выходя из транса. -- Жадность приведет тебя к нему. Он убьет тебя!
   -- Кто убьет? -- опомнившись от неожиданного пробуждения шамана спросил Санек. -- Колян? Он найдет меня здесь!? Или Толян... Если он узнает... Хотя ему еще лет восемь зону топтать.
   -- Нет! Рагина убили вчера на рассвете такие же как он. Для тебя это хороший знак! Возвращайся домой. Тебя поймают и посадят, но через несколько лет выпустят и ты будешь жить, ты еще молод, у тебя еще есть время.
   Больше всего в словах шамана его поразило, что он знал имя Коли Рагина, знал и о его преступлениях, и...
   -- Но если не он, то кто? -- неожиданно для себя самого спросил Санек.
   -- Кто, не знаю, духи не говорят о нем ничего, кроме имени его, они покровительствуют ему. Он появился здесь много лет назад, не знаю человек ли, зверь ли, а может и то и другое, но только теперь он вожак зверолюдей, он -- Хозяин Леса.
  
   7
   Хозяин Леса, почему теперь ему не кажется это мифом. В шутку, сказав Константину о существовании Хозяина Леса, чтобы припугнуть того, он сам дрожит как последний трус. Саньку хотелось бросить все и бежать, но он боялся сделать хоть шаг.
   -- Надо бы вернуться, -- сказал Женя Константину, -- если тут их логово, то не стоит пока пугать их. Сейчас поедем назад, возьмем грузовик, а там, может, и Леший с Герхардом вернулись, и с утра сюда. Сам ведь понимаешь, на снегокатах много не утащим, а если тут их логово, то лучше истреблять всех, чтобы второй раз не тащится.
   -- Это ты правильно заметил, но нужно знать наверняка, где логово тварей, а тогда уже тащить сюда грузовик. Не застрять бы ему тут, а иначе...
   -- Не застрянем, -- обнадежил Алексей. -- Но если ехать на нем, то кто-то должен выехать ночью, а остальные догонят поутру на снегокатах, а то полдня с ним провозимся.
   -- Это точно.
   -- А теперь займемся делом -- логово ждет.
   -- Надо разделиться и осмотреть все вокруг, не думаю, что они агрессивные, все-таки люди, хоть и снежные.
   Женя с Алексеем наклонились над картой, чтобы составить маршрут, Рома направился к снегокатам, а Константин оглядывал местность, Санек, немного успокоившись, пошел к нему. Через минуту они вместе шли к Жене и Алексею.
   -- Оторвитесь от карты, -- шепотом произнес Константин, но ребята поняли, что он не хотел кого-то спугнуть. -- Тихо, без резких движений приготовьте транквилизаторы и посмотрите направо.
   Алексей посмотрел на Константина, его транквилизатор, в виде арбалета с пятью зарядами был наготове. Вместо стрел в эти арбалеты заряжались длинные шприцы, которые при столкновении с жертвой мгновенно выпускали содержимое в тело, причиняя при этом не малую боль, но зато заряд сильного снотворного почти сразу валил жертву с ног.
   Повернув голову, он увидел на вершине оврага, возле дерева крупную человеческую фигуру, как на фотографиях. Теперь они ждали только команды Константина. Перешептываясь, они уже решили: стреляет Санек, остальные после выстрела бегут на зверя и если надо, стреляют еще.
   Так и сделали.
   Но все пошло не так, как надо, начиная с того, что Саня промахнулся, а выстрел Константина угодил в живот существа, но вместо того, чтобы упасть зверь поднял лапы и издал мерзкий истошный вопль, разлетевшийся по округе, после чего бросился на обидчиков, но в него тут же вылетело аж четыре стрелы, и тут уже без промахов.
   -- А-а-а! -- раздался позади крик Ромы.
   Алексей, Санек, и Женя тут же бросились к нему. У снегокатов стоял Рома, а рядом на него бежал Снежный человек. В следующий миг тот набросился на Рому, повалив на снег, а в следующий раздался выстрел, за ним второй. Оба раза выстрелил Алексей из ружья с разрывными патронами, оба раза в голову. Тварь с двумя кровавыми дырами в голове опустилась на снег.
   -- Как ты? -- спросил Женя, хоть превосходно видел огромную кровоточащую рану между шеей и плечом.
   -- Держись! -- обнадежил он и бросился к снегокату, искать аптечку.
   Тем временем Константин, подошел к другому человекоподобию, свалившемуся от передозировки транквилизаторов. Он был уверен, что тварь сдохла, но был очень удивлен, обнаружив тело еще дышащим. Это были самые мощные транквилизаторы, которые были, с ними он охотился на медведей гризли в США. Пересиливая страх перед существом, он наклонился и потрогал его голову. Она, несомненно, крупнее человеческой, и крепче, а вот задние лапы не такие, как рассказывали о них ученые, чуть больше, чем у человека, но не намного. Тело покрывала свалявшаяся в клочья серая шерсть. Теперь его заинтересовали руки существа: длинные, уродливые лапы, но когтей, как обычно бывает у животных, не было. Руки, именно человеческие руки с твердыми ороговевшими ногтями. И все-таки это был больше человек, нежели зверь. Он окинул взглядом лицо человека и подумал о том, чего боялся больше всего... Его руки обхватили лицо и... Константин открыл слипшиеся веки. Да, это были глаза человека, не дикого зверя, а человека, слезящиеся от боли.
   -- Константин! -- донесся до него крик Санька. -- Ты где?
   -- Иди сюда, помоги с чучелом! -- в ответ крикнул он.
   Убираться нужно было немедленно, имея с собой две крупных добычи и раненного товарища оставаться было нельзя. Всего полтора часа охоты и такое... Никто и не сомневался, что логово находится в двух шагах от них. Снежных людей привязали веревками сзади двух снегокатов, и отправились в путь. Но, отъехав на несколько сотен метров и обернувшись назад они были в шоке: там, где они стояли десять минут назад собралась целая толпа серых людей, смотрящих им в след человеческими глазами и орущих противным голосом что-то свое. И только отъехав на несколько километров Константин с остальными успокоились. Теперь перспектива вернуться сюда не была столь заманчивой, да и к чему, два трупа у них есть, а если понадобится больше, то работодатели обязательно включат в свои экспедиции "бывалых" охотников.
   -- Вы ответите за это! -- вдруг раздался крик, словно вырвавшись из невидимой бездны и окутав все поле вокруг. Голос раскатистым эхом прокатился по равнине, подхватываемый ветром, который внезапно начал усиливаться.
   Ребята переглянулись, у каждого на глазах был необъяснимый ужас, страх чего-то мистического, но только Константин и Санек понимали, что это голос самого Хозяина Леса. А тяжелее всех было Саньку, ведь теперь он знал наверняка -- Хозяин Леса существует.
   Когда начало темнеть, они были уже у домика, и как назло начался буран, причем такой сильный, что они едва нашли дорогу. Никто не проронил ни слова. Сразу же как вернулись, завезли снегокаты и мертвых существ в грузовик и пошли в дом.
   На вопрос, не вернулся ли Леший, Егор покачал головой, и стало еще тяжелее на душе. За напряженным обедом Константин поведал остальным легенду о Хозяине Леса, но никто не рассмеялся и даже не улыбнулся. Они слышали этот крик, слышали слова из неоткуда и только больше задумывались. Никто не говорил, но каждый был уверен в том, что эта охота, крик, бураны, исчезновение Лешего и Герхарда и племя зверолюдей связаны между собой одной очень длинной нитью. Вдобавок к прошлым несчастьям -- Романа начало лихорадить.
   Ночь обещала быть не менее напряженной. Никто даже не замечал странности других, когда они ложились. Так, например, никто не обратил внимание, что Санек, закутываясь в одеяло, дрожащими руками прижимал к груди ружье, что Женя долго смотрел на горящий огонь, а потом и прилег у него же, что обычно храпящий Алексей не издал не звука за ночь, и что Константин так и остался сидеть, вглядываясь в только ему известную точку.
   Ночью буран стих, а к утру исчез и вовсе. Голубое небо, без единой тучки, развернулась над белой долиной. Вместе с ним вернулось и хорошее настроение, но оставаться здесь больше никто не хотел. Во-первых, все помнили вчерашний крик в лесу, а во-вторых, Роме стало значительно хуже. Все его одеяло и матрац промокли от пота, на повязке, наложенной Женей еще в лесу, не было сухого места.
   -- Может, тварь бешеная попалась, -- осторожно предположил Санек, разматывая мокрые бинты.
   Константин сидел рядом, погрузившись в свои мысли, Алексей в сотый раз измерял шагами домик, то и дело поглядывая на брата.
   -- Больница далеко? -- спросил Константин неуверенным голосом.
   -- Миль восемьдесят по дороге есть город, там хорошие больницы, а те которые ближе, боюсь, не помогут. У них едва ли таблетки найдутся... Хотя... постой... Был тут шаман один, пару лет назад, старик, недалеко. Точно -- не шарлатан и не сумасшедший. Говорили, что он болезни неизлечимые лечит, но жив ли...
   Он как раз заканчивал развязывать многослойную повязку Ромы, дойдя уже до кровавых пятен. Оставались последние слои.
   -- Вот, дрянь! -- вскрикнул Санек.
   Алексей и Женя тут же бросились к нему. На глазах у них развернулась самая страшная и противная картина: за ночь края раны почернели, а в некоторых местах даже загнивали. Тело совсем горячее и дрожащее, как при лихорадке.
   -- Что с ним? -- спросил Алексей, глядя в глаза то Константину, то Саньку.
   -- Я не знаю, -- тихо произнес Санек.
   -- Это бешенство, или гангрена? -- с ужасом и отвращением спросил Женя.
   -- Ни то, ни другое, -- сказал Константин, сохранивший самообладание. -- Гангрена -- страшное дело, но не до такой же степени, а на бешенство совсем не похоже. Эти твари, небось, разносчики какой-то заразы.
   Он подскочил, схватил свободное сухое одеяло и разложив на полу, положил на него дрожащее тело Ромы, затем взяв на руки, попросил накрыть его другим одеялом, и ногой откинув крючок на двери, приготовился идти на улицу.
   -- Где твой шаман живет? -- обернувшись перед выходом, спросил он у Санька.
   -- Я покажу, -- кивнул Санек.
   Дверь за ночь занесло несильно, потому она с трудом, но распахнулась. Выйдя на улицу, Константин побежал к грузовику.
   -- Какая свинья оставила дверь фургона открытой?! -- донеслось с улицы.
   -- Я закрыл! -- крикнул в ответ Женя и выбежал за Константином. -- Какого...
   Пока Константин возился с телом больного друга, Женя возмущенно зашагал к дверям фургона, которые были открыты на распашку. Он слишком ясно помнил вчерашний вечер, как, выходя последним, закрыл двери, после того как они затащили туда...
   "Снежные люди!" Теперь он сломя голову рванул к фургону, утопая носками в сугробах. Остальные, в отличие от него успели обуться и тоже выйти на улицу. Женя вскочил в фургон и не медля, бросился к клетке.
   -- Их нет!
   Все бросились к фургону. Первым прибежал Константин.
   -- Ты, почему дверь не закрыл? -- набросился он на Женю.
   -- Да закрывал я ее! -- отчаянно крикнул он, взглянув на открытые замки.
   Внимание Константина тоже переключилось на них, но вместо продолжительных ругательств он спрыгнул на снег и обошел дверь. Женя последовал за ним.
   -- Я ее закрыл, -- обиженно повторил он.
   -- Да я знаю! -- крикнул на него Константин, осматривая замок, а затем, повернувшись к нему, гневно произнес: -- Тут ковыряли чем-то!
   -- Отмычка? -- спросил подбежавший к ним Алексей. -- У Снежных людей есть отмычка?
   -- Да не у них, -- гнев Константина еще не сошел, но теперь он переключился на осматривание просторов Сибири. -- О нашей поездке кто-то знал и ехал за нами. Наверняка!
   -- Но...
   -- Все насмарку, мы страдаем, а нас еще и обокрали, как идиотов, -- продолжал Константин. -- И чертовы бураны, как назло в самое неподходящее время, все следы замело.
   -- Буран закончился еще ночью, значит, нас обокрали сразу по приезду, а из-за вьюги мы ничего не слышали.
   Они стояли задумавшись. Несчастье преследует их за несчастьем с самого начала. Они заблудились, хоть и добирались сюда по координатам, которые дал им Леший, да еще буран внезапно начался, потом пропал Герхард, а за ним и сам Леший, Рома присмерти, а вдобавок, их еще и обокрали, да чертов буран снова уничтожил следы. Что еще!?
   -- Собираемся! -- отдал команду Константин. -- Мы уезжаем. Егора кто видел? Пусть соберет еды в дорогу.
   -- Я его не видел, -- ответил Алексей.
   -- Он пошел за водой, -- сказал Женя. -- Давно, правда...
   -- За чем он пошел? -- не понял Константин.
   -- Ну... в смысле за снегом. Я знаю, тут его полно, но он всегда за дом ходит, будто там маслом намазано, пойду, скажу ему.
   Женя быстро направился за дом, хоть ноги в носках и окоченели, но он не обращал внимания.
   -- Надо забрать ружья и ехать, сначала к шаману, а потом уж попробуем найти наших ворюг, может недалеко ушли, заодно в той деревне и спросим.
   Только бы с Ромкой все нормально было, -- тихо произнес Алексей.
   -- Ну, пошли, собираемся...
   -- Только это, ребята, я после с вами еду, ладно? -- спросил Санек.
   -- Да, конечно! Егора тоже взять надо, не оставаться ему одному, а вот Лешего с Герхардом надо считать безвести пропавшими.
   --Безвести, не безвести, но ждать их точно безумие.
   Наконец, показался Женя.
   -- Бегите! -- вопил он во все горло. -- Они нас нашли!
   Хотелось, конечно, спросить: кто? Но ответ не заставил себя долго ждать, и сразу за Женей, из-за угла неслось несколько зверолюдов.
   -- К машине! -- заорал Константин, и ринулся назад.
   Следом за ним бежал Санек, а вот Алексей, немного подумав, зачем-то побежал в дом.
   Твари гнались с огромной скоростью, и первым догнали Женю, повалив его на снег. Еще двое бросились за Алексеем и один за Саньком.
   До двери Алексей так и не добежал...
   Санек мчался за Константином, видя в десяти метрах от себя лишь его спину -- все остальное потеряло смысл. Он бежал, не обращая внимания ни на свое дыхание, ни на бешено колотившееся сердце, ни на сугробы под ногами. Он хотел лишь быть ближе к Константину, единственной надежде на спасение. И когда перед его глазами возникла машина, и запрыгнувший в нее Константин, он понял, что спасен, как... Что-то тяжелое налетело на его спину и он без сил упал лицом в снег. Тяжелый зверь не сходил с его спины, придавив еще сильнее и в следующий миг...
   Выстрел!
   Теперь тварь навалилась всем телом.
   -- Вставай! -- крикнул Константин, схватив его за руку. -- Поднимайся!
   Сильная Рука подняла Санька со снега, и он увидел второе чудище, несущееся на них. Следующий выстрел двустволки успокоил и его. Теперь путь к машине был свободен, и только забравшись внутрь, он немного остыл.
   -- Заводи, заводи! -- поторопил он.
   -- Да успокойся ты, -- отрешенно сказал Константин, кладя на место оружие. -- Мы в танке. Этот грузовик носорога выдержит, стекла бронированные.
   Он сидел и осматривался вокруг, в этой машине он чувствовал себя в безопасности. Снежные люди тем временем окружали машину. Но у Константина уже не было страха перед этими созданиями. Одно из них уже стояло перед ними и пялилось в кабину. Константин же взглянул на него и показал ему настоящий американский фак. Снежный человек вряд ли понял значение этого действия, но, заметив движение внутри, и запрыгнул на капот, пробуя пуленепробиваемое стекло на прочность. Понимая, что ему не справится с этим, зверочеловек с силой и со всей звериной гордостью демонстративно вывернул дворник.
   -- Вот поганец, -- крикнул Константин, и полез рукой под приборную панель.
   Щелчок! И зверь уже в судорогах дергался на капоте со вставшей дыбом шерстью.
   Еще щелчок и он сполз по капоту на снег.
   Санек удивленно взглянул на соседа. Тот, заметив, объяснил:
   -- Больше пятисот вольт. Установили в шутку несколько лет назад. Первый раз серьезно воспользовался.
   -- Может пора уже ехать?
   -- Поехали, -- непринужденно ответил Константин. -- Жене с Лехой уже не поможем...
   Ключ зажигания повернулся, и через несколько напряженных осечек завелся. Снежные люди расступились и колеса сдвинулись с места, вынося грузовик из сугроба. По занесенной снегом местности ехать тяжело, грузовик не разгонялся больше чем на тридцать километров в час, но зато он уносил их все дальше и дальше от рокового места. Через несколько миль сугробы кончились, тут, словно и не было ни какого бурана, а что еще больше удивило Константина, так это оставшийся след его грузовика.
   -- Тут вас застиг буран? -- спросил Санек.
   -- Нет! -- Константин явно ничего не понимал. -- Буран начался после того, как мы съехали с дороги, но это далеко отсюда. Тут какая-то чертовщина происходит.
   -- Поехали побыстрей, -- согласился Санек. -- Чем раньше уедем, тем лучше.
   Собственные следы оказались очень полезными, во-первых, видно куда ехать, во-вторых, скорость по ним намного быстрее.
   Полчаса они ехали без разговоров, Константин напряженно следил за дорогой, развив скорость около семидесяти километров в час, из-за чего машину сильно трясло, Санек же рассматривал заснеженные просторы вокруг.
   -- Мы только что поворот проехали! -- крикнул Санек, указывая на небольшой лесочек слева. -- Перед ним поворот на дорогу.
   -- Но мы доехали сюда По-прямой.
   -- Какой черт вас понес туда, там одни овраги с обрывами.
   -- Леший дал нам... точнее нашему боссу, когда они договаривались. В общем, он дал план местности, сказал, чтобы повернули на втором повороте от Темного.
   -- Подожди, подожди, вы напутали... Тогда не на втором, а на третьем, и как раз выезжаете у того лесочка. На третьем черт ноги переломает! Поворачивай, давай!
   Спорить Константин не стал.
   -- Ладно, ладно, сей... какого... Держи руль!
   С этими словами Константин отпустил руль, схватил фонарик и полез вниз. Санек резко схватил руль за край, еле удерживав направление машины. Через несколько секунд вылез и сам Константин, схватил руль, и глядя на дорогу, дернул ручник, но никакого эффекта не произошло.
   -- Что-то не так? -- нервно спросил Санек, ожидая очередной плохой новости.
   -- Тормоза... Они испортили нам тормоза.
   Несколько секунд потребовалось Саньку на то, чтобы посмотреть вперед и окончательно понять их незавидное положение.
   -- Поворачивай! -- заорал он на Константина. -- Там обрыв! Сделай же что-нибудь!
   Константин резко повернул руль влево, чтобы избежать падения, но от резкого поворота, снега и неровной местности, машину перевернуло на бок и отнесло вперед.
   Санек упал плечом на боковое окно, защемив ногу. Сверху на него свалился Константин, и боль стала невыносимой.
   --А-а-а! Слезь с меня! -- вопил он.
   Провозившись около минуты, Константин все-таки смог подняться на ноги и помог высвободить сломанную ногу Санька.
   -- Мы еще живы, -- констатировал он.
   Несмотря на то, что машина перевернулась, в обрыв она все-таки не угодила, но двигатель продолжал работать.
   -- Надо срочно выбираться, -- сказал Константин, поднимая Санька, -- Надеюсь, дверь не заклинило.
   Только он хотел подняться, как нога соскользнула и машина накренилась. Санек с Константином переглянулись, но было уже поздно -- грузовик продолжал наклоняться, пока окончательно не сорвался.
  
   8
   Сибирь. Малозаселенная и все еще не полностью исследованная часть России, где и по сей день редко бывают люди, особенно, в лесных районах. Кто знает, сколько здесь может провалятся в обрыве грузовик, не подающий не малейших признаков жизни, заносимый снегами зимой и зарастающий кустарником летом. Может быть день или неделю, а может месяц, или даже год, а может и два, или все сто. Так или иначе: ничего хорошего. Но грузовик подал признак жизни. Лежащий на боку, разбитый, он вдруг двинулся. Дверь водителя, находящаяся теперь вверху щелкнула и чуть приподнялась, но затем снова опустилась. И через пять минут распахнулась вовсе. Подтянувшись на руках, наверх выбрался человек, оставшийся живым после падения с пятиметровой высоты внутри машины. Но за ним показалась голова другого человека, который не мог выбраться самостоятельно. Первый помог своему другу со сломанной ногой выбраться наверх, а затем и спуститься к подножью уничтоженной машины.
   Падение помяло лишь внешнюю часть машины, но броня помогла Константину и Саньку выжить. К сожалению, Роман, лежавший на койке за сиденьями не смог выдержать такой нагрузки и скончался.
   -- Все, -- пессимистично сказал Санек. -- Все кончено, нам не выбраться отсюда живыми.
   Константин не ответил ему и, поднявшись, поглядел по сторонам. Они находились на опушке, возле елового леса, покрытого снежными шапками.
   -- Это конец, -- продолжал Санек.
   -- Ш-ш! -- Константин прижал палец к губам. -- Слышишь?
   Санек прислушался к звукам вокруг, но ничего не услышал.
   -- Слушай!
   Он прислушался лучше и теперь услышал: где-то не далеко в лесу под чьими-то ногами скрипел снег. Он не хотел верить в то, что Снежные люди нашли их и здесь.
   На крайней сосне упала снежная шапка и из леса, прямо на них двинулся...
   -- Леший!!! -- радостно завопил Санек. -- Слава Богу!
   -- Они здесь! -- громко крикнул Леший, давая знать о своей находке.
   -- Ты привел подкрепление? -- радовался Санек, жалея, что не может обнять друга. -- Вовремя. Все наши погибли. На нас напали...
   Санек так радовался, что не заметил лица Константина, искаженного гримасой ярости.
   -- Ах ты, сука!!! -- набросился на него Константин. -- Ты гребаный урод!!!
   Леший не ожидал удара и получил сильный удар ногой в живот, затем по лицу и еще раз в живот. Но он сумел вывернуться и сбить Константина с ног.
   -- Кость, ты чего!? -- Санек вылупился во все глаза.
   Константин отполз назад, и встал, выплевывая кровь изо рта. Казалось, он готов снова броситься и разорвать Лешего в клочья.
   -- А ты не понял? Голос! Ты не помнишь тот голос? Я только понял... Эта сука нарисовала нам чертов план! План, из-за которого мы чуть не сдохли! Он специально пропал... Ведь ты убил чертова фашиста? Отправился в их логово, чтобы предупредить этих... Он вскрыл кузов и обрезал тормоза!
   -- Вы пришли сюда убивать, словно вы хозяева этой земли, будто вам позволено все. Но это не ваши земли, не ваш лес. Ты думаешь, что раз у твоих хозяев деньги, то им разрешено все в этом мире. Нет! Не им и не тебе. Не они, не ты и не я создали этот мир, и не нам его уничтожать. Вы убили тех несчастных существ из-за пищи? Вы были голодны? Нет! Вы сделали это из жадности, за нее и заплатите. Я вырос в этих лесах, и Я -- их хозяин по праву, это -- мой лес...
   Снежные шапки падали со всех елей вокруге и из этого серебряного дождя на опушку вышли десятки серых мохнатых людей, Снежных людей.
   --... это -- мой лес, это -- мой народ!
   Зверолюди окружили Лешего, стояли позади, не двигаясь, дожидаясь приказа.
   --Да, я специально дал вам ложный маршрут, чтобы вы заблудились, замерзли, передохли, или вернулись бы назад, мне все равно, но нет же, вы нашли дорогу, обрекая себя на гибель. Моя вина, что меня не было рядом, когда здесь была ваша экспедиция, ее я упустил, но вас -- никогда. Я приказал убить вашего радиста, уничтожить рацию, надеялся, что вы испугаетесь и уберетесь, но вы упорно шли к своей смерти, ее и получили.
   На опушке столпились уже около сотни серых зверолюдей.
   -- Я не хотел вашей смерти, но вы не оставляете мне выбора. Я давным-давно нашел этот народ, когда первый раз заблудился в лесу, он же был последним. Они спасли меня и отогрели, я же научился понимать их язык, а потом научил их своему. Да, их языковые способности не такие, как у людей, потому произнести они ничего не смогли, но зато они понимают меня. А вы хотели уничтожить дело моей жизни за какие-то жалкие деньги. Вы имели смелость прийти сюда, имейте -- принять заслуженную смерть...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"