Лисовин Алексий: другие произведения.

Сильная Русь. Глава 5(Начало)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава пятая.
  
  
  
  'Не пришла'. - Мрачно сосмаковав эту мысль, Жилята ковылял от телеги к причалу. Уже одолел с два десятка саженей, как спохватился сказать спасибо вознице.
  'Тьфу ты! И где моё вежество вместе с умом? А всё из-за какой-то бабы-ветрогонки! Не хорошо...' - Он было хотел окликнуть Миряту, но на раненой ноге, да помогая ей клюкой, покуда развернулся, тот уже был далеко. Погонял свою лошадку, видно торопясь куда-то.
  'И ладно! Нужна ему очень моя благодарность?! Не ради неё он со мной такой добрый, а по просьбе Дамиана. Мордвин то ему жизнью обязан, вот и помогает теперь чем только может. Понадобился провожатый, Мирята с монахом сына отправил. Теперь вот со мной нянчится, будто своих забот не хватает. Видать Дамиану я очень нужен. И нужен ему я именно здесь'. - Жилята оглядел место своей службы.
  Сегодня он сюда пришёл несколько позже, чем обычно. Туман уже почти растаял, открывая взгляду Волгу аж до другого берега и далеко вверх и вниз по течению. На всём этом пространстве сейчас было пустынно. Так же, как и на причале. Ладьи Верши ушли, какие-то другие ещё не приходили, и делать здесь пока было не чего.
  'И для чего я здесь Дамиану? Смотреть сколько добра привозят да вывозят? Так это мне надо вон туда!' - Жилята покосился на новый причал, от которого готовились отплыть ладьи ростовца. - 'Но туда меня не зовут'.
  
  Воины, что вместе с ним несли службу, как обычно нашлись в срубе, который раньше служил складом, а недавно стал сторожкой.
  Один из них спал на лежанке из старой овчины и укрывшись старым плащом. Другой сидел за столом и таращился в угол. Лениво покосил взглядом на вошедшего и тут же вернулся к своему занятию - наблюдать за тараканом, прогуливавшимся по стене, вдоль стыка между брёвен, заполненного паклей.
  'Прежде, говорят, дозоры выставляли только для охраны купеческих ладей. Этим занимались воины из местных. Жирка их убрал и заменил своими. И для чего он это сделал? Стражи отсюда ночью выходят только затем, чтобы нужду в реку справить. Вот и вся их служба! Киснут от безделия. Розгами бы их! Но я им не начальство!'....
  Отыскал на столе угол почище и, смахнув с него хлебные крошки, оставил там свою суму и так и не сказав ни единого слова, направился к выходу. Выйдя из сруба, обогнул его угол и уселся на скамью, у торцевой стены. Это сторона выходила к реке и отсюда отлично был виден причал. Смотреть там, правда пока было не на что, но сидеть здесь всё равно было лучше, чем маяться безделием в тесном помещении, пропахшем потом и скисшей кашей. Разместившись здесь, вернулся к своим мыслям.
  О том что Пребрана к нему не придёт, он понял, как только увидел Лукерью.
  Появившись в его келье, холопка с поклоном передала благодарность от хозяйки, выставила на столешню небольшой кувшин с вином и сообщила что пришла за его грязной одеждой.
  - Я спозаранку всё перестираю, да всё просушу, ну а как вечор, то сама тебе всё принесу. - Обещала, поигрывая русой косой пропустив её между своих длинных пальцев. И потом, собирая вещи в корзину, так улыбалась, так томно вздыхала, такие посылала взгляды, так двигала роскошным задом... Достаточно было протянуть руку, чтобы наконец-то получить то, чего Жилята лишён был с началом похода. Но тут он некстати вспомнил Пребрану и снова восхитился её красой и статью в сравнении с которыми меркла и терялась, даже красота Мирятиной супруги. Что уж говорить о собственной жене?!
  - Стройная как сосенка! - Сказал про неё старый Всеслав, сватая Жиляте дочь ладейного старшины.
  - Бледна и костлява! - Путислав, как всегда, был прямолинеен и Жилята с ним согласился. Он предпочитал пышнотелых девок, и эта невеста ему не понравилась. Но у Всеслава был интерес в делах этой артели ладейщиков и скоро их старшина стал Жиляте тестем.
  - Не грусти, обрастёт и мясом, и жиром! - С сомнением глядя на его невесту, пытался подбодрить на свадьбе Путислав. - Сразу как только родит тебе первенца.
  С того дня прошло почти двадцать лет. Выданы замуж две старшие дочки. Младшая подходит к возврату невесты. Единственный сын уже почти взрослый, а Лада, рожавшая восемь раз, до сих пор суха и костлява. К тому же и набожна сверх всякой меры. Жиляте с такой женой было скучно и он иногда находил утешение с девками гулящими, да ещё с холопками с такими как Лукерья. Он и сейчас бы поступил так же, если бы не ко времени не вспомнил о Пребране. А вспомнив, он не пожелал удовольствоваться Лушкой, и потому указал ей на дверь. Сам же, одевшись в самое лучшее, поспешил обратно в гостевую залу.
  
  - Здрав будь, дядька Жилята!
  Погрузившись в свои мысли, Жилята не заметил появление третьего из служивших с ним воинов.
  - И тебе не хворать. - Буркнул, даже не глянув на него - говорить не хотелось, шевелиться тем более.
  - Что-то ты ныне хмурей чем обычно! - Подошедший втянул носом воздух. - Да ты бражничал вечор, а ныне поди маешься! А испей-ка ты водицы! - Воин сгрузил с плеча коромысло, на котором нёс два больших ведра. Затем взял с крышки стоявшей возле сруба бочки старый, деревянный, покрытый резьбой ковш и зачерпнув им из ведра, протянул Жиляте. - На вот, испей и враз просвежишься!
  Жилята сегодня, вливал в себя воду, так словно был бочкой без дна. Проснувшись, точнее осознав, что проснулся, он самым первым делом бросился напиться. Не обнаружив кружку на обычном месте и страшась тратить время на её поиски, попробовал горстями черпать воду из ушата. А потом догадавшись его наклонить, принялся хлебать прямо через край, проливая мимо и не обращая внимание на поток влаги, хлынувший на грудь, рукава и за ворот рубахи. Жажду утолил и с большим запасом. Тем не менее и сейчас от воды не отказался. Не потому, что боялся обидеть отказом одного из людей Жирослава. На это ему было плевать. Но вернувшись вчера в гостевую залу, он там не обнаружил Пребрану. Зато опять встретил тех мужиков. Мирон, их старшИна, пригласил за их стол, а отказать ему, Жиляте было совестно. Поэтому сначала он пил их медовуху, а после пил их брагу, потом уже сам угощал всех вином, потом... потом он нашёл себя в своей 'келье', на лежаке в обнимку с клюкой и жаждой ощущаемой сразу всем телом.
  - Хороша водица! - Похвалил он осушив в три глотка поданный ковш.
  - А как же! - Явно довольный похвалой отозвался воин. - Она же не с нашего колодца, а с того, что на монастырском дворе. Все знают, что там она самая лучшая!
  - Погоди! - Удивился Жилята. - Ты что же это поводу через весь посад, да с вёдрами, да пёхом? - Он с сомнением оглядел невысокого, очень жилистого, но совсем не богатырского вида парня лет восемнадцати. Покопавшись в памяти, вспомнил его имя. - Ивка, и тебе не в тягость?!
  - Да разве это тягость? - Засмеялся воин. - Ногами ходить туда, да сюда, мне в радость такое и всё веселее чем в этой берлоге - он покосился на сторожку, - чем тут целыми днями сидеть. Вот это мне в тягость.
  - Экий ты непоседа. - Нахмурился Жилята. - На то она и служба, чтобы делать что велят. Сказано сидеть - сиди! Вот ты до этого что делал? Охотился? Ну так и гулял бы вволю по лесам! Стрелял бы своих белок! Зачем пошёл служить, коль тебе служба в тягость?
  Улыбка молодого, после этих слов, разом из весёлой сделалась грустной.
  - Правда твоя дядька Жилята. - Охотничать мне, конечно, привычней и я бы этим и впредь промышлял. Вот только зверя в наших лесах, мало и год от года всё меньше. За зверем надо за реку ходить. - Он хмуро и задумчиво кивнул головой на ту сторону Волги. - Там зверя богато!
  - Ну так зачем дело стало? - Ухмыльнулся Жилята. - Лёд встанет и иди!
  - А мы уже ходили! Спытали своё охотничье счастье. - Парень залихватски сдвинул шапку на затылок. - Белок набили и соболей. Хороший с того получили барыш. - Он помолчал и снова стал мрачным. - А пошли второй раз и наткнулись на эрзя. Хорошо - они нас живьём взять хотели. Потому и стрелять сразу не стали. Стали нас словно зверя обкладывать. А брат мой их заметил, да как заголосит - 'Бежим'. И мы побежали. Насилу ноги от них унесли. А брат и ещё двое наших ватажников, так и остались на век в тех лесах.
  Парень скорбно замолчал. Жилята же покивал с пониманием и ободряюще предположил:
  - А может их эрзя в плен захватили?
  - Нет их в плену! - Горестно вздохнул Ивка, вновь наполняя ковш водой. - Потом уже мы встречались с мордвой. Хотели узнать, что с нашими стало и если в плену, то дать за них выкуп. Вожак эрзян над нами смеялся, мол тех троих порешили на месте и так поступать будут с каждым из наших, кто только сунется на их землю. Ох и разозлились мы. Я только и думал, как отомстить. Потому и пошёл к Жирославу в дружину.
  - Кхе -хех - хм! - Чуть не захлебнувшись, хихикнул Жилята. - Ты что же к нему так и пришёл? Хочу, мол, стать воином, а то охотничать больше невмоготу, возьми меня боярин служить! И Жирка тебя, неумеху в воинском деле, так вот за здрасьте принял в дружину?! А батюшка твой, тебя, мужика, здорового и способного ко всякому труду, что же вот так просто из рода отпустил? Да ещё вместе с конём и оружием?! Ты хочешь сказать, что всё так и было и предлагаешь мне в это поверить?!
  - И всё то не так было! - Ивка глядя на Жиляту, который сейчас ехидной ухмылкой, как только мог выражал недоверие, обиженно насупился.
  - Неправда то, что ты придумал. - Буркнул, передвинул с затылка на лоб шапку и направился к двери в сторожку.
  - Да ты постой - постой! - Напившись воды, Жилята посвежел и ощутил прилив сил и желание двигаться, говорить, веселиться... - Экий ты обидчивый! Расскажи, как было! А то мне страсть, как охота послушать. - Говоря так, он на ответ не рассчитывал, думал парнишка молча уйдёт, но тот неожиданно обернулся.
  - Я не просился служить к Жирославу! Он сам кликнул охотников, когда гостил у нас. А батюшка мой меня благословил, а ещё дал добрую справуА меч и коня мне дал Жирослав, стрелы и щит тоже его, а ещё ... - он хотел что-то добавить, чтобы окончательно добить Жиляту пришедшего от его слов в изумление, как вдруг заговорил совсем о другом.
  - Плывут. - Молодой замер на месте, глядя куда-то мимо собеседника.
  - На двух ладьях плывут вниз по течению.
  - Кто? - Жилята резко, аж до боли в потревоженной ноге, обернувшись повёл по реке взглядом. - Взаправду плывут! Гляди какой глазастый! - Похвалил Ивку разглядевшего суда, с расстояния казавшиеся не крупнее двух блох, едва различимых на фоне зелени левого берега Волги.
  - Дядька Жилята, как думаешь кто это? - В голосе молодого любопытство и тревога, и уже никаких признаков обиды.
  - Далеко, не разглядеть. - Молвил, напрягая зрение Жилята. - Но думается, это наши тати возвращаются.
  - Да рази ж то они? - Усомнился воин. - Наши ушли вниз по течению, а эти глядит-ка, сверху идут.
  - И что? Что это значит?!
  Молодой не ответил, явно смутившись.
  
  Скоро ладьи приблизились, так что их стало возможно рассмотреть.
  - Всё равно не пойму кто это такие! - Потёр глаза Жилята и тут шедшее первым судёнышко, стало забирать к правому берегу. Второе последовало точно за ним.
  - Скоро узнаем! - Повеселел Ивка. - Они по всему, к нам загребают!
  Жилята хотел сказать, что-нибудь едкое, чтобы поумерить веселье молодого, но не успел.
  'Ту-у-ун' - вдруг прозвучало со стороны детинца.
  - Ну надо же, проснулся! - Проворчал Жилята, мрачно посмотрев на воротную башню.
  'Ту - ту-унн' - Опять тяжёлой битой, по куску кожи, туго натянутой на деревянную рамку. Это дозорный, на башне детинца, наконец рассмотрел на реке корабли и ударив в било, оповестил весь город. Скоро в воротах появился всадник и поскакал по дороге к реке.
  - Никак воевода-батюшка к нам поспешает! - Радостно предположил молодой.
  - Ну да, заняться ему больше нечем. - Жилята усомнился и оказался прав. Всадником оказался Перфилий. Доскакав до причала, он спешился и поздоровавшись с Жилятой, бросил поводья лошади в руки молодого.
  - Ивач, позаботься!
  Ивка молча повиновался. Не глянув на ближника Жирослава, повёл лошадь к коновязи.
  Перфилий между тем, гордо колыхая объёмистым пузом, прошёлся до края причала, оттуда едва взглянул на ладьи, после чего вернулся на берег. Остановился возле Жиляты.
  - Ну, что расскажешь?
  - А что рассказать?! - Пожал тот плечами. - Вот - служу, на реку гляжу, а на реке, гляди-ка ладьи.
  Перфилий оценив шутку, кивнул.
  - Я сейчас с тобой не про службу. - С напускной строгостью заявил он. - Скажи, чего это ты купцов задираешь, аж до кровавого мордобития?
  - Пожалились уже? - Напоказ равнодушно ухмыльнулся Жилята, не глядя на стоявшего рядом с ним Перфилия.
  Места на лавке хватало для двоих, но Жилята нарочито сел точно посредине, не оставив возможности сесть собеседнику. Впрочем, тот будто бы не замечал, такого пренебрежения собственной персоной.
  - Они прямо с утра приходили. Да не ко мне, а к воеводе. Требовали тебя покарать. Страшно казнить и выгнать со службы.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"