Лобачева Наталья Васильевна: другие произведения.

Кара небесная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гордый орёл и маленький зайчонок живут в разных местах, но однажды их дороги пересеклись. Орёл расправил свои могучие крылья, а маленький зайчонок остался таким же милым и добрым, пушистым и симпатичным. Его маленькое сердечко замирает, он перестаёт дышать, чтобы услышать удары сердца орла. Он слышит их и его душа ликует, а разум посылает кару небесную на его голову. Они такие разные и такие одинаковые, но об этом они узнают, когда чары разрушатся. А. любовь? Любовь живёт вечно...

  Моей старинной подруге Марии, которая всегда верна нашей многолетней дружбе. Нашей дружбе завидуют и её не понимают мужчины, наивно полагая, что женщины не могут так долго дружить. Время проверяет её, но трещины до сих пор нет, и не будет. Мы такие разные и одновременно такие одинаковые, мы просто настоящие подруги.
  Для тебя, моя лучшая подруга написаны эти строки, только для тебя.
  
  
  Туся Васильева.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Гордый орёл и маленький зайчонок живут в разных местах, но однажды их дороги пересеклись. Орёл расправил свои могучие крылья, а маленький зайчонок остался таким же милым и добрым, пушистым и симпатичным.
  Его маленькое сердечко замирает, он перестаёт дышать, чтобы услышать удары сердца орла. Он слышит их и его душа ликует, а разум посылает кару небесную на его голову.
  Они такие разные и такие одинаковые, но об этом они узнают, когда чары разрушатся. А. любовь? Любовь живёт вечно...
  
  
  
  
  Глава 1.
  
  Мелко моросящий дождь с утра, к обеду превратился в ливень, не прекращаясь ни на минуту. Такое ощущение, что Бог прогневался на нас грешников, а дождь смывал всё плохое и тёмное, легко очищая наши души. Вспоминая нехорошим словом эти грехи, всадник, промокший и озябший, с трудом управлял конем. Кони недовольно хрипели, сопротивляясь человеку и стихии, которая забирала последние силы у животных. Копыта от усталости неловко скользили в вязкой грязи, которой была полна колея от колёс карет и повозок.
  Холодный дождь стекал по всадникам и животным, которым было так тяжело и неуютно. Темнота окутывала плотным пологом, сужая пространство до минимума. Казалось, что горизонт находится на расстоянии вытянутой руки от морды коня, который наступает в ямки, оставленные ранее собратом по несчастью. Только две заблудшие души на многие лье пустыни и мрака.
  Где-то недалеко мелькнул огонек и всадники, не веря своей удаче, почувствовали удачу и неожиданный прилив сил. Это передалось и животным, которые прибавили скорости, чувствуя тёплое стойло и кормежку. Впереди, словно маяк, горела лампа на втором этаже небольшой гостиницы. Именно её случайно заметили уставшие путники.
  Из темноты неожиданно вырос постоялый двор, и всадник неловко спешившись, отыскал медное кольцо. На его стук почти сразу открыли одну створку ворот, пристально рассматривая незнакомцев. Фонарь в руке открывшего слуги, несколько раз осветил всадника и коней, потом жестом показал в направлении конюшни.
  - Отведите в сарай, мальчишка сейчас накормит другого коня и займется ими. Не переживайте, он исполнительный и коней любит. Проходите сюда господа, - он распахнул дверь перед гостем и жестом указал на середину комнаты.
  Помощник хозяина проводил путника к горевшему камину. Неловко распутал завязки на тяжёлом и мокром насквозь плаще, который подхватил слуга и унёс сушиться. Удобно устроившись в старом кресле, он сразу получил кружку горячего вина со специями, а сделав пару глотков, ощутил, как вместе с горячей волной наступает усталость. Напротив, сидел промокший мужчина, судя по сему, делал последние глотки. Его лицо раскраснелось, а волосы почти высохли, поэтому он первый начал разговор.
  - Мои небольшие владения недалеко отсюда. Вы можете у любого здесь спросить за графа Виктора де Маро, вам всё расскажут. Но, я хочу в этом году по осени, женить двух любимых сыновей. Это моя мечта. Старшему двадцать семь, а младшему двадцать три. От всех невест в округе отбою нет, но они упросили меня подождать, мол, не время, не нагулялись. Это было три года назад, но они каждый год устраивают такие сюрпризы! При слове жениться они исчезают из дома на несколько месяцев! Мне внуков не дождаться, - рассказав, о самом наболевшем и сокровенном желании или мечте, он замолчал.
  - Хорошая история, у меня такая же история! - воскликнул невольный собеседник, поддавшись соблазнительным мыслям в голове.
  Отдать замуж дочерей была самая настоящая проблема, но об этом чуть-чуть позже.
  - У вас тоже неженатые сыновья!? Как я вас понимаю! - воскликнул граф де Маро, найдя в лице нового знакомого собрата по несчастью.
  - Э, нет! У меня две дочери на выданье, но они тоже не думают выходить замуж, а им летом исполнится девятнадцать лет. Кстати, меня зовут граф Александр де Бюси.
  - Давайте их поженим! Сам Господь свел нас вместе! Это знак свыше! Это судьба! - он вскочил, махнул кружкой, и слуга тут же наполнил её горячим вином со специями, хотя это был просто всплеск эмоций.
  Винные пары не так затуманили голову графу де Бюси, поэтому он на мгновение задумался, а потом неожиданно для себя решил.
  - Хорошо, в конце мая ждем вас у нас, пусть наши дети познакомятся и поженятся. У меня терпение на исходе, поэтому если это знак свыше, так тому и быть. Сам Господь на нашей стороне. Помоги, Господи, дай мне сил сказать это нашим детям! Пусть они спокойно примут наше решение и создадут семьи!
   После этих слов они перекрестились, дабы сказанное вслух свершилось по воле Господа, отца нашего. Возможно, плохая погода помогла принять непростое решение, подтолкнув промокших и озябших путников к единственному камину. Камин приятно источал тепло, и весло швырял искры в дымоход, словно за стенами не было непогоды, заодно, слушая своих очередных посетителей.
  Они встали и крепко пожали руки друг другу, потом они обнялись и радостные пошли за стол, где хозяин и слуга, накрывали поздний ужин.
  Жареная дичь, горячий луковый суп, тёплый каравай хлеба и молодая зелень с кувшином вина, были оценены по достоинству. Вскоре на столе остались лишь кости, да пустые глиняные миски. Горячее вино согрело продрогшие тела и умиротворенные души, так что наши новые знакомые со спокойной совестью отправились спать.
  Раннее утро встретило их восходящим солнцем. Казалось, что погода на их стороне, приняв неожиданных союзников в свой круг. Это было хорошим знаком свыше. Предрассветные хмурые тучи постепенно исчезали, и вскоре солнце показалось во всей красе, словно и не было вчерашнего дождя и непогоды. К этому моменту, запоздалые путники плотно позавтракали, а жена хозяина принесла высохшие плащи и камзолы. Как ей удалось высушить за несколько часов промокшую насквозь одежду остаётся загадкой, но в жизни нет ничего невозможного. Две огромные печи на кухне помогли ей в этом, а кухарка продолжала готовить пищу. Вскоре, появятся первые посетители, которые заночевали в соседней деревеньке, но проехать мимо их двора у них всё равно не получится. Постоялый двор "Рыжий лис" с хорошей кухней находился почти на пересечении дорог и многие знали давным-давно. Эти места кишели лисами, поэтому охотники выстроили скромную лачугу, чтобы защититься от непогоды. Через несколько лет охотничья хижина сгорела, а на её месте выстроили добротный дом. Со временем он оброс пристройками и конюшней, превратившись в постоялый двор.
  Расторопный мальчишка, успевший накормить коней, приводил в порядок сапоги господ. За хорошую работу он получил от господ несколько су, поклонился и побежал управляться. Его мать была вдовой, она стирала и гладила белье для всех, кто может заплатить. Отца привалило в лесу деревом во время сильной грозы, и он стал главой семьи. Поэтому каждое заработанное своим трудом су с гордостью отдавал матери, о которой заботился только он. Маленькая сестра крепко спала, не зная, что старший брат давно работает. Забота о благе семьи была для него на первом месте.
  Чувство ответственности за мать и сестру, было велико, как и непосильная ноша для десятилетнего мальчишки. Роптать было некогда, и он побежал в конюшню, напевая веселенький мотив шуточной песни.
  Угостив коней коркой хлеба с солью, он еще раз прошелся щеткой по гриве, а старый слуга помог накинуть попоны и седла.
  Хмурое серое утро с первыми лучами солнца неожиданно преобразилось, и путники приняли это за хороший знак. От земли поднимались белые испарения, словно густой туман, который скрывал дорогу. Кони уверенно передвигались по жидкой грязи, которую представляла собой дорога. Промозглая сырость вскоре отступила под лучами солнца. Весеннее солнце старалось во всю силу, доказывая всем свои права, отвоёванные у долгой зимы.
  Через несколько часов, когда полуденное солнце стало припекать, неожиданная компания сделала привал. Раскисшая дорога утомила коней, а зеленая трава выглядела аппетитно, поэтому все остались довольны.
  Слуги довольно быстро разложили попоны и разобрали корзинки с едой. Запеченные голуби, охотничьи колбаски из оленины, большие караваи хлеба, пучок зелени и плетеная фляжка с вином пришлись кстати. Пикник на свежем воздухе удался, все моментально исчезло в желудках. Сытный обед задержал на час путников, которые, не сговариваясь, прилегли под деревом, с едва распустившимися молодыми зелёными листьями, которые лишь украшали ветви, поэтому тени почти не было.
  Кони с удовольствием лакомились молодой травкой, ведь весна взяла бразды правления в свои руки. Холодная зима с ледяными дождями и пронизывающими ветрами, была позади, и всё тянулось к тёплому солнцу, нежному и желанному. Слуги насыпали овса в сумки и повесили на шеи животным. Дорога предстояла дальняя, поэтому скудной весенней травой их силы не поддержишь. Кони не возражали от перемены корма, поэтому занялись своим обедом, весело хрустя, да иногда переговариваясь друг с другом.
  Новые друзья с радостью делились планами и подробно рассказывали о своих поместьях. Еще несколько часов тяжелой дороги пролетели незаметно. Наконец, наступил час, когда им пришлось расстаться на перекрестке.
  - До встречи мой новый друг! - воскликнул эмоциональный и жизнерадостный граф де Маро. Он прослезился, но вытерев слезы, поправив шикарные усы, его гордость и величие, продолжил свою пламенную речь:
  - Надеюсь, наш договор за наших детей в силе? Не думайте, что вчера вечером это был пьяный бред. Вчера сильно промок до костей, холод сковал мои суставы и душу. Сидел и думал перед горевшим камином о неизбежном приближении старости. Почтенный возраст дает мудрость, а она постоянно твердит мне о продолжении нашего рода. Не скажу, что очень богат, но жить в своём мирке могу позволить. Не стану утомлять вас разговорами, просто давайте поженим наших детей, клянусь Богом, вы не пожалеете!
  - Хорошо, мой друг! Вы позволите так вас называть? - увидев утверди-тельный кивок головой, он продолжил, - действительно, сам Господь свёл нас поздней, ненастной ночью а, вы тоже сказали мои слова вслух. Боялся просту-диться и умереть, не пристроив любимых дочерей. Поэтому обязательно сдержу слово, в конце мая, приезжайте всей семьей к нам, мы будем рады. Позвольте пожелать удачной дороги и до встречи, мой любезный друг!
  Они раскланялись и разъехались в разные стороны. Это было начало истории, которая едва не закончилась трагедией. Из-за чего весь сыр-бор вряд ли догадаетесь. Виной всему стала обида и, соответственно, месть. Месть женщины всегда ужасна и непредсказуемая, но, а если замешан в этой истории мужчина, то случай тяжелый, почти смертельный. Но давайте не будем забегать вперед, начнем по-порядку.
  
  Глава 2.
  
  Графу де Бюси до дома оставалось несколько часов, поэтому он спокойно и трезво, начал строить планы о том, как рассказать о договоре дочерям. Для них это будет ужасной трагедией, но если поступить с ними мягко, трагедия будет для всей семьи. Милые, добрые, красивые, нежные дочери, словно свет в окошке. Однако, при слове "замуж" мгновенно превращались в разгневанных, орущих, плачущих, топающих фурий. В этот момент глава семьи боялся, что у них случится припадок или истерика. Они отказывались кушать, продолжая рыдать и стонать, ругая свою судьбу, вызывая жалость и сострадание. В этом он не раз признавался себе, но спорить с женщинами у него не хватало духа. Твердая рука и холодный разум не раз помогали ему выйти победителем в битвах, но дочери вили из него веревки, на которых можно повеситься троим или пятерым.
  Прекрасная апрельская погода помогала разобраться в отношениях с дочерьми. Поразмыслив, сделал неутешительный вывод: пока не отдаст замуж младшую, старшая будет играть под дудку младшей.
  Старшая дочь Софи была копией своей мамы, такая же белокурая, пухленькая, немного капризная, но внешность позволяла ей это. Огромные синие и бездонные глаза всегда смотрели на мир с удивлением, словно ожидали появление королевского кортежа из-за поворота. Пышные формы с трудом помешались в платье, поэтому любой мужчина, однажды увидевший Софи, тут же оказывался у её ног. Она это прекрасно знала и пользовалась ими как половичками.
  Младшая дочь Мария больше походила на отца: каштановые волосы, голубые глаза, тонкие черты лица и изящная фигура от его матушки, особого трепета и восторга у мужчин не вызывали. Глава семьи знал, что скрывается под маской спокойствия и миловидности - это мужские мозги. Мозги стратега. Но, она лишь иногда ими пользовалась, а зря.
  Только сейчас он осознал, словно открылись глаза, и увидел мир в другом цвете! Сколько раз именно она обводила его вокруг пальца, а он не видел этого! А, может, просто не хотел замечать. Всё-таки, случайный попутчик и почти сосед, граф де Маро прав, время принятия решений настало. Этот неожиданный вывод снял груз с души и, оглядевшись по сторонам, по-новому увидел деревья с молодыми листочками, зелень травы, тянущуюся к заходящему солнцу. Это вызвало прилив сил и придало уверенности, правильности в своём решении.
  - Клод, ближе ко мне! - граф позвал своего верного слугу, обычно сопровождающего в поездках. Он был незаменим во всех делах хозяина и, фактически, заменял камердинера, секретаря, поверенного, повара, плотника и много-много других профессий.
  При всём при этом послужном списке он был предан хозяину, однажды спасшего его во время пожара конюшни на постоялом дворе. Когда начался пожар, тот спал мертвецким сном после тяжелой дороги. Хозяин после ужина ушел спать, а ему пришлось чистить коней, одежду. Через пару часов он уснул на охапке сена в конюшне, а вновь прибывшие постояльцы небрежно повесили лампу, которая от сильного хлопка двери упала и разбилась. Солома у дверей конюшни начала гореть, перекрывая все выходы наружу. В это время Клод спал как младенец после праведных трудов.
   Граф, почувствовав опасность, проснулся, так как открытое окно, впустило в комнату запах гари. Благодаря его чутью были спасены многие, а пожар быстро потушили. В то время Клоду было всего двадцать лет, но он умел быть благодарным. Двадцать пять лет службы плавно переросли в дружбу, но он не переходил запретной черты. Клод был сыном крестьянина, а это навсегда. Субординация сохранялась всегда, поэтому граф доверял и любил его, а иногда спрашивал совета. Вся жизнь до брака и после проходила на глазах преданного слуги, он знал всё и про всех в замке и округе.
  - О знакомстве с графом де Маро не говори никому, даже моей жене. Дай Бог, всё произойдет по его воле, и мы будем довольны. В конце мая приедут свататься, а в сентябре сыграем свадьбу. Господи! Дай мне сил и терпения, чтобы дожить и пережить это! - С этими словами граф перекрестился и оглянулся по сторонам. Его дочери мгновенно понимали только по его виду, что он начнёт песнь за новых, богатых женихов.
  - Прошу прощения, а вы уверены в этом? Сваты точно приедут? А девочки-цветочки согласятся?! - он с изумлением смотрел на довольного и уверенного в себе хозяина, который был вне пределов своего замка и земельной собственности. Что-то новое родилось внутри хозяина, но вот, сколько оно там проживёт?
  - Согласятся, ещё как согласятся! Моё терпение не железное, но вить из меня верёвки больше не позволю! - родитель цветочков был настроен воинственно, а слуга Клод скептически ухмыльнулся, но промолчал, прекрасно зная последствия разговора.
  Они не раз и не два проделывали с ним такое! Клод предпочитал даже не вспоминать о потоках слёз и упрёков девочек-цветочков. Лучше сказать, девочек-колючек, это будет самое точное описание. В последний раз хозяин сбежал на три дня на охоту, чтобы забыть весь кошмар и ужас. Дочери превзошли себя, напугав своих родителей дикой сценой и потоками слёз.
  Апрельский день медленно, но уверенно заканчивался. Вместе со светом уходило тепло, и всадники поторапливали коней, но это было лишним. Животные узнавали родные места, поэтому спешили домой без напоминаний. Всё-таки они успели до темноты, но сумерки стремительно надвигались, неся ночь на своих плечах.
  Ворота в замке были надёжно закрыты на засовы, но стражник заметил их раньше, поэтому созывал помощников.
  Стражники приоткрыли ворота, впуская своего господина, радостно приветствуя его. Крики услышала служанка госпожи, и сразу начался небольшой переполох. Кухарка гремела посудой, слуги носили воду в парную, управляющий звенел ключами, открывая шкафчики со специями. Кухарка подогрела кувшин вина, насыпала специй, поставила тарелочку с сыром. Все это тут же подхватила служанка и понесла в зал. Там вовсю полыхал камин, кресло ждало хозяина, а из кувшина пахло восточными специями и какой-то другой жизнью, которая бывает только дома. Тонкие сухие лучины мгновенно вспыхнули и загорелись, весело потрескивая и создавая невидимый уют и даря тепло. Толстое полено мгновенно охватили языки пламени, выпуская наружу тысячи крохотных искр. Аппетит у огня разыгрался хороший, поэтому камин мгновенно заполнился жадным пламенем и алыми отблесками, отдавая тепло.
  Супруга с дочерьми со свечами в руках, спускалась по лестнице, когда муж и отец, вошел в залу, освещённую свечами. Служанка мгновенно зажгла несколько канделябров по пути следования господина от двери и до горевшего камина.
  - Доброй ночи моя дорогая, - с этими словами он поцеловал супругу в лоб и несколько раз её руку, на что та неожиданно смутилась. Обычно, муж был сдержан на людях, проявляя свои чувства только за порогом их спальни.
  Неужели он за мной соскучился за эти четыре дня? - подумала дорогая, и тепло наполнило её сердце. Она любила своего мужа, а он отвечал взаимностью столько лет!
  - Доброй ночи Софи, - он поцеловал её в лоб и приложил её ладонь к своей щеке.
  - Спасибо, вам того же, - Софи присела в реверансе перед уставшим родителем, а её глаза светились любопытством.
  Ей всегда было интересно, что именно привёз им в качестве подарка. Она их обожала, радуясь новой ленте или кружевам для воротничков платья. О милых пустячках, как их называл внимательный и заботливый родитель, он никогда не забывал. Это приносило ему чувство удовлетворения и некой гордости, которые возникали от вспыхнувшей радости в глазах дочери. Мария радовалась меньше сестры, но потом несколько раз благодарила его, вспоминая и показывая подарок на себе.
  - Доброй ночи Мария, - он поцеловал её в лоб, а потом, обхватив ладонями лицо, приподнял его, чтобы заглянуть её в глаза.
  Что он там хотел найти, неизвестно, но радостные глаза дочери, заставили вспомнить о клятве и нахмуриться.
  - Я вас обидела отец? - спросила дочь, и слёзы мгновенно блеснули в голубых глазах.
  Она обожала и боготворила отца, который чувствовал это, да просто знал. Супруга не раз ревновала его к дочери, которая часто ездила с ним на охоту и проводила много времени в его кабинете, читая ту или иную мудрёную книгу.
   - О, нет дитя моё! Просто устал в дороге. Вчера весь день лил дождь, дорога тяжелая,- он старательно отвел глаза и наткнулся на синие глаза Анны, дражайшей супруги.
  Ясно, что та сразу поняла, где собака зарыта, но промолчала, пристально рассматривая тайну супруга. Она уже лелеяла её и оберегала, чтобы позже прочесть каракули и насладиться её полным познанием, впрочем, как всегда.
   Полученная передышка, позволила ему сесть в кресло, и не дрогнувшей рукой поднять и осушить пол кубка. Кусочек сыра подчеркнул вкусовую гамму вина, аромат специй. Все шло своим чередом. Отсрочка была получена на неопределённое время, а любимая супруга замерла в ожидании чуда. Но ей это не в первой, поэтому горячее вино и сыр, немного согрели тело продрогшего графа. Скорее всего, холод обязан нервам, которые через, чур, спокойно вели себя, когда глаза увидели фамильный замок. Где-то там, глубине души он боялся этого разговора, но дома жить-то надо, да так, чтобы никто не догадался раньше времени!? Возможно ли такой вариант событий, подскажет только время.
   Налаженный быт под чутким руководством супруги, доставлял радость и покой в душе. Горячая вода смыла всю усталость, и граф на какое-то время забыл о своём друге графе Викторе де Маро и обо всех обязательствах. Поздний ужин в купальне вновь напомнил о тайне и граф расстроился из-за этого. Просто так сказать своим домашним он это не мог, иначе больше месяца придётся слушать упрёки и видеть хмурые лица. Дочери месяц изо дня в день упрашивали его изменить решение, и он бы согласился, чтобы жить спокойно и наслаждаться жизнью, как раньше. В жизни всегда должны быть перемены, вот и наступило время.
  Горячая вода начала остывать, и слуга добавил горячей воды, не забыв побрызгать горячие камни травяным настоем. Белый пар окутал бочку с графом и наполнил ароматом лета. Мята запахла на всю комнату, придавая свежесть и заставляя вдыхать и вдыхать необычный аромат. Супруга обожает всякие новинки, чтобы тем самым создать комфорт и уют в замке.
  Нет, сегодня этот быт не доставлял обычной радости. У графа на душе стая кошек скребла и выла, но он молчал. Его жена явно догадалась о тайне, но изнывая от любопытства, всё-таки не спрашивала, ни о чём. Ясное дело, что это касалось дочерей, а тема всегда только одна - выгодно отдать их замуж.
  Утро не принесло ей облегчения или познания тайных замыслов супруга, но она не сдавалась. Поэтому она решила в конце апреля начать весеннюю генеральную уборку в замке и во дворе, пока дражайшая половина была снова в отъезде. Свою половину они выскребли, осталась только парадная зала, кухня и весь остальной первый этаж.
  Заботы на время немного притупили любопытство, но оно осталось. Всё это её злило и нервировало, безумно раздражало, но она знала, что муж сам останется на поле битвы. Она не при делах. Так в томлении и ожидании прошёл остаток апреля и постепенно заканчивался май. Муж нервничал, но упорно молчал. Супруга сделала вывод, что ошиблась, но на другой день брала свои слова обратно, И так день за днём протекала жизнь в смятении и сомнении.
  Дочери прилежно занимались вышиванием, как никогда. Постельное бельё для их приданного давно ожидало внимания и усердия. Столь усердно помогали на кухне, вникая в тайны, вкусной пищи, повторяя выученные наизусть рецепты. Учились вести хозяйство, время давно пришло.
  Однако майская гроза пришла и разразилась неожиданно, для всех, живущих в замке, среди голубого неба, белых, пушистых облаков и яркого солнца.
  
  Глава 3.
  
  Утром в замке появился всадник с пакетом, и шаровая молния влетела в дом, сквозь любезно распахнутые служанкой двери. Когда посыльный уехал, то глава семьи собрал всех в своём любимом кабинете и сообщил:
  - Сегодня у нас будут гости. Ко мне приезжает мой друг, граф де Маро с семьей. Они пробудут у нас несколько дней. Прошу вас оказать им королевский приём.
  В ответ раздалась оглушительная тишина, на что не рассчитывал граф.
  - И чего вы ждете? Могу я у вас спросить? - постепенно заговор среди членов семьи, довел-таки его до нервного срыва, причём мгновенно!
  - Хорошо! Я скажу вам цель его визита, но если вы сделаете не, по-моему, пеняйте на себя. Я дал слово, что мои дочери вступят в брак с его сыновьями. Слово сдержу, чего бы это мне не стоило. Ясно?!
  Тихий всхлип был подхвачен сразу, но рыдания застряли в горле, так как глава семьи неожиданно для всех стукнул по столу кулаком.
  Эффект был совсем не тот, который хотелось. Мария вскочила со слезами на глазах, Софи подвывала за компанию, а maman выглядела как сфинкс и думала, на чью сторону ей податься, но спокойствие и невозмутимость давались с трудом, потому что глаза метали молнии. Она негодовала, потому что разлюбезный муж не соизволил поделиться с ней такой новостью тогда, пять недель назад, даже не намекнул, ни разу! Это на него не похоже, совсем не похоже! Что-то здесь не так!
  - Сидеть! - рявкнул отец, впервые позволивший так поднять голос на любимую дочь. Маman сразу перешла в его лагерь, ведь рано или поздно замуж дочерей отдавать надо. Мария успела взглянуть на изваяние maman сквозь пелену слёз, поняв, что шансы выпутаться из сложной ситуации, равны нулю, решила не сдаваться в такой сложной ситуации. Нет безвыходных положений, надо просто подумать, а на это необходимо время и спокойная обстановка. Оптимизм всегда присутствовал в её сердце, помогая переносить все мелкие неприятности. Сейчас была самая большая неожиданность и неприятность за всё время.
  Оставшись в меньшинстве, дочери всхлипывали и тихонько подвывали, понимая, что их maman не с ними. От этого слезы делались горше и обильней. Обида перла со всех щелей, но напрасно. Обнявшись, сёстры рыдали друг у друга на плече, словно их сейчас поведут на казнь. Покрасневшие носы и глаза не красили товар, поэтому maman получила мягкий, но строгий выговор.
  - Вас, мадам де Бюси, прошу привести их в надлежащий, парадный вид, и если хоть одна слезинка появится, а я её увижу, вы все у меня пойдете в монастырь! Быть вежливыми, поддерживать беседу с молодыми людьми и помнить, что это ваш последний шанс! У меня было огромное терпение на все ваши выходки, но оно иссякло, поэтому не гневите своего любящего родителя. Можете идти, дети мои и вы мадам.
  Все трое встали и с каменными лицами вышли из кабинета. Maman отдавала приказы служанкам, которые метались по комнатам, ставили свежие цветы в вазы, смахивали невидимую пыль. Софи и Мария сидели в креслах с мокрыми полотенцами на лицах, а служанки расчесывали до бесконечности волосы, чтобы позже сделать им прически. Мaman прохаживалась по комнате, не оставляя их без присмотра ни на мгновение. На ней лежала такая ответственность, поэтому надо контролировать ситуацию лично.
  В глубине души она понимала, что старшая дочь Софи, давно горела желанием выйти замуж, но ждала приятного молодого человека, который осчастливит её. Замуж ей хотелось, но она любила и безумно обожала младшую сестру, которая была хрупкой и нежной. Однако, неожиданная преданная связь с сестрой, не раз доводила родителей до слез, так как Мария иногда была очень упряма и умна не по годам. Мария больше всего любила проводить время с отцом в кабинете, где много книг, масса вопросов и столько же ответов. Отец с радостью отвечал и рассказывал о странах, где бывал в молодости. С довольствием обучал, как руководить таким замком, крестьянами и ремесленниками, как надо защищать женщин и детей в замке во время осады.
  Время было смутное, и разбойники частенько воровали скот и подчищали амбары крестьян и господ. Да и временами грабили проезжающих купцов с местной знатью. Последним доставалось реже, благодаря тому, что пострадавшие быстро созвали на помощь остальных. Их отряды за несколько дней выловили шайку и довольно жестко расправились с разбойниками. Мало того, что их высекли на площади, так их отправили на свинцовые рудники. Там мало кто выживал, поэтому урок усвоили надолго. Чужаков быстро вылавливали, а местные грабители долго на одном месте не сидели.
  Мария всегда с интересом слушала папины рассказы, после которых задавала вопросы, ставившие родителя в тупик. Стоя в тупике, он не раз удивлялся, как же отличается мужской ум от женского ума. Взгляды на те, или иные вещи просто поражали. Мария не раз находила лазейки, которые он не замечал или не обращал пристального внимания на эту мелочь. Подобные открытия нервировали его, так как считал, что женский ум не мог сделать эти открытия. Если бы это говорил сын, было бы всё по-другому, а так странно всё.
  Женщина должна уметь шить да бельё вышивать, готовить вкусно и сытно, детей рожать и воспитывать, читать, писать да считать, чтобы вести книгу расходов и доходов в своём женском хозяйстве. Можно позволить при наличии толстого кошелька и доброго расположения духа, всякие науки. Только эти науки не особо нужны в сельской глуши. Муж не правильно поймёт, если жена более грамотная, а за соседей, которые писать не могут и говорить не стоит. Ну, стихи пусть учит, они хороши на слух, да и не так длинны, чтобы утомлять в ожидании последних строк.
  Вот и сейчас, пытаясь найти объяснения своим поступкам, терзаясь о правильности своих решений, он нервно сжимал кубок с вином. Расслабиться не получалось даже за бокалом отличного вина двадцатилетней выдержки. Несколько бочонков вина граф приберёг для торжественных случаев и к свадьбе дочерей. Свадьба в любом случае должна была состояться, одна из дочерей обязательно вышла замуж, но раз судьба более благосклонна к его девочкам-цветочкам, то запасов хватит всем.
  Софи, меняя мокрое полотенце на глазах, спросила сестру:
  - Мария! А если нам женихи не понравятся?! Тьфу! Не то хотела сказать. Если тебе не понравится твой жених, а мне мой, мы сможем поменяться местами?
  - Если тебе станет легче, то да! Можешь выбрать сама, ты же старшая сестра, - Мария со злостью кинула провинившееся полотенце в чашу с холодной родниковой водой. Но maman контролировала ситуацию, поэтому немедленно выжала полотенце и водрузила его на лицо дочери, та не сопротивлялась неизбежности.
  - Ещё несколько минут и наложите крем. Если увижу хоть одну слезинку, пеняйте на себя! Мы не должны ударить лицом в грязь, папа вас не простит, да и мне будет не сладко, - она страдальчески промокнула глаза, подняла их вверх, словно пыталась увидеть там довольное лицо супруга, - замуж вам выходить по-любому, но сделать выбор в свою пользу много значит для будущего. Вы должны показать всё, чему я вас научила, мои дочери должны быть лучшими! Запомните это раз и навсегда. Брак по расчёту бывает, скучен и невыносим при одной только мысли, но со временем он становится крепким и счастливым. Я вашего отца до свадьбы видела всего два раза, а третий на свадьбе. У меня была куча разочарований на его счёт, но он проявил ангельское терпение, и я влюбилась в него через месяц. Он так красиво за мной ухаживал! Ваш отец дарил мне самые красивые розы в расписных глиняных вазах! Таких красивых цветов не было ни у кого! Моя свекровь, упокой Господь её душу, завидовала мне и подаркам. Она очень любила цветы и драгоценности, но мой муж дарил цветы и прочие мелочи, только мне. Это я вам рассказываю не для поднятия духа, а для того, чтобы и вы нашли что-то хорошее для себя в ваших женихах. Когда вы найдёте в них что-то необычное, что-то для души, то они перестанут быть страшными чудовищами, волками, а вы овцами! Запомните мои слова Софи и Мария! Я желаю вам только счастья!
  Такая речь была полной неожиданностью для нас, поэтому мы просто сдались на какое-то время, чтобы не разочаровывать родителей. Последнее слово оставалось за нами, если что пойдёт не так, то мы сумеем избежать печальной участи, уговорив сердобольных родителей, продлить помолвку и, в конце концов, отложить свадьбу. От таких согревающих сердце мыслей стало немного теплее и спокойнее, но ярость клокотала внутри нас.
  Мы просто не были готовы вот так покинуть отчий кров, оставив все свои годы позади себя! Мы не желали расстаться друг с другом потому, что у нас никогда не было подруг! Мы всю жизнь дружили, верили, любили друг друга, не впуская в свой мир. У нас просто не было на горизонте подруг, с которыми можно было поболтать о чём угодно и когда хотелось. Может быть, в других семьях по-другому, мы не знаем, но наша сестринская любовь и верность была сильной и крепкой все эти годы. Наверно, мы были самыми образцовыми сёстрами в мире.
  Служанки медленно расчесывали волосы, холодный компресс успокоил кожу и душу, а мы немного заснули, погружаясь в приятные воспоминания детства и юности.
  
  Глава 4.
  
  Гости появились к обеду, фактически к столу. В гостиной служанки под чутким руководством maman, расставляли парадную серебряную посуду, а девочки поправляли букеты. Розы подарили всем свои первые долгожданные цветы. Все ждали перемен, ощущение нового и необычного пронизывало воздух, не хватало молнии, чтобы всё свершилось, а небеса разверзлись, а дивная музыка полилась оттуда.
  В гостиной зале встретили гостей. Граф Александр де Бюси с радостью устремился к полному пожилому мужчине с шикарными усами и крохотной бородкой.
  - Как рад вас видеть в добром здравии, мой сосед! - граф несколько раз похлопал по плечу и крепко обнял долгожданного гостя.
  Вряд ли кто-либо догадался, что он только что снял груз с души и фактически переложил на нового друга с сыновьями. Пусть сами решают и принимают окончательное решение!
  - О, разлюбезный друг мой! Я так рад исполнить своё обещание и видеть вашу семью! Прошу познакомиться с моей ненаглядной супругой Луизой и моими сыновьями - Филиппом и Анри. Они с нетерпением хотят увидеть прекрасных дочерей моего искреннего друга Александра. Моя дорогая супруга спит и видит наш союз. Так представьте нам вашу семью!
  - С огромным удовольствием, друг мой! Прошу, - он протянул руку и, взяв за руку супругу, подвел ближе,- это моя любимая супруга Анна. А это мои дочери Софи и Мария.
  Дочери, присели в реверансе, не смея поднять глаз на гостей. Судя по всему, недавно плакали и вид немного опухших глаз, бальзамом пролился на сердца переглянувшихся сыновей. Естественно, они не хотели, не желали, не собирались жениться, но отец был так зол, так кричал и, покраснев, рухнул на ковер в кабинете. Последнее заставило молодых людей согласиться на ВСЁ, поэтому встреча состоялась. Однако, видимое несогласие дочерей графа, давало им лазейку, а вдруг те откажутся. Возможно, что до свадьбы дело не дойдет, помолвка может так долго длится!
  Софи притягивала взгляды мужчин, ведь блондинка с синими глазами-блюдцами, казалось, смотрела в душу. Если к этому добавить пышные формы, то мечта мужчин стояла прямо перед вами. Ей не надо было даже открывать рот, а тем более разговаривать, чтобы ещё больше привлечь внимание. Мужчины были сражены наповал, в самое сердце с первого взгляда на красавицу. Достаточно пройтись под руку по улице к церкви, чтобы остальные смогли увидеть и позавидовать такому прекрасному бриллианту.
  Мария была маленькой, изящной, фактически "карманной женщиной", поэтому особого трепета её красота не вызывала, особенно на фоне сестры. Просто худенький подросток, и лишь пышная юбка может рассказать, что перед нами девушка. Они были не похожи друг на друга. Каштановые волосы и голубые глаза, тонкие черты белого лица, пухлые губы привлекали внимание, но не так как её сестра, которая старше всего на час.
  Филипп слегка усмехнулся потому, что уже понял, кого выбрал младший брат и почти смерился с той, которая уготована ему судьбой. Иногда, в такие моменты жизни он подозревал, что у Бога огромное чувство юмора, поэтому принялся смерено ждать. Ждать когда сам начнёт действовать на сцене. Этого долго ожидать не пришлось.
  Софи сразу оценила двух кандидатов на роль мужа и выбрала сразу. Старший сын Филипп красив, но угрюмо посмотрел в её синие омуты, скользнул взглядом по фигуре и перевел глаза в сторону. Поднятые к потолку глаза ясно давали понять, что Мария абсолютно его не устраивает, но долг зовёт. Софи взбесилась, как бык перед красной тряпкой. Ещё бы, так отнестись к внешности её любимой младшей сестры! Явный перебор, наглец!
  Мягкий характер всегда сопутствовал ей в любой ситуации, но сейчас сжав кулаки, мысленно искала выход. С её внешностью можно было протаранить не одно сердце, только укажи. Она мгновенно приняла верное решение и бросила все свои силы на его исполнение. Отомстить невеже и наглецу, чисто женским решением вопроса, это занимало больше её всего. Сестра достойна лучшей участи, а она должна позаботиться о себе, тем более что в неё влюбились с первого взгляда и надолго.
  Конечно, о последствиях она не думала, зачем так далеко смотреть и предполагать? Самое главное, немного дать толчок, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки, а с горы всегда что-то катится вниз. Красавчик Филипп мгновенно отправился в её запасники, куда он никогда не заглянет, а вот младший так романтичен! Он так искусно скрывает свои чувства!
  Старший сын неприветливый и пересыщенный жизнью, вмиг перестал её интересовать. Она отказалась от выгодного брака и направила свои флюиды на младшего Анри, пожиравшего её глазами. Точнее было сказать, старательно скрывающего этот плотоядный взгляд голодного светского льва. Соблазнительная блондинка была абсолютно съедобна с головы до ног, и подходила для любого блюда в одном лице.
  Она мягко улыбнулась Анри и мгновенно схватила его вылетевшее сердце. Схватила двумя руками, что бы ни упустить. Её сердце ликовало и пело, но при этом несколько раз взмахнула ресницами. Глупое моргание было её козырем, именно так она скрывала свои истинные чувства. Волнистые волосы цвета пшеницы красиво оттеняли круглое лицо Анри, а карие глаза весело смотрели на жизнь. Усы прятали довольную улыбку, а небольшая бородка делала его более зрелым, как ему казалось.
  Конечно, как младший сын он выбрал старшую дочь графа, но даже если это было не так, он выбрал бы её. Таким образом, у него появился бы шанс сделать заявку на замок, который когда-то, после смерти графа будет принадлежать ему, жене и детям. Жить в коттедже среди крестьян ему не хотелось, поэтому Софи стала для него прекрасным шансом стать владельцем замка в будущем, а это великолепно! Шанс нежно покраснел и скромно опустил длинные ресницы. Анри воспарял духом от подобной перспективы, иметь такую красавицу в своих законных объятиях. Он произвёл на неё впечатление и это успех! Брат угрюмо наблюдал за ситуацией, которая его не радовала и не впечатляла дальнейшими улучшениями в его сторону. Всё шло не по его плану, а по плану родителей, заботливых и внимательных.
  - Прошу вас, пройдемте к столу! - граф, слегка поклонился и жестом показал в какую сторону надо идти. За богато украшенным столом он сел во главе стола, граф Виктор де Маро справа с сыновьями, его супруга Луиза слева. Рядом с ней разместилась его любимая супруга с детьми. По знаку слуги стали вносить подносы с горячей едой. Ароматы восточных специй заставили сидящих за столом почувствовать голод. Все нервничали и фактически не завтракали. Жаркое из свинины, фазаны, запеченный гусь с яблоками, маленький кабанчик только что снятый с вертела - всё было очень вкусным и аппетитным.
  Слуги постоянно подливали в кубки вино, приготовленное из собственных виноградников. Граф, ранее привозил из путешествий чубуки винограда, поэтому выбор был не маленький. Именно об этом он рассказывал своему другу, а слуги принесли несколько чарок для дегустации. Его сыновьям вино понравилось, и разговор плавно потёк обо всём хозяйстве и о самом замке.
  - Виноград бродит в огромных бочках целый месяц, а потом его разливают бочки и пишут число, сорт и на каком берегу или склоне его собрали. Об этом более подробно пишут в книге, а на бочке всего несколько букв. Вино дегустируют и сливают осадок, чтобы оно было чистым и без запаха. Через полтора года вино снова дегустируют, очищают от осадка и добавляют сырые яичные белки. Через полтора месяца осторожно убирают весь осадок. Такое вино хранится десять лет и его не стыдно подать к столу! Прошу вас, гости дорогие, отведайте его! - с этими словами граф взмахнул рукой, а слуга принёс кувшин вина и налил в кубки. Рубинове вино искрилось от пламени свечей, завораживая своей чистотой цвета. Оно напоминало рубины, которые также прекрасны при свечах. Аромат солнца пронизывал этот нектар Богов его прекрасным, делая его прекрасным творением рук человека.
  - О, мой друг! Ваше вино прекрасно, как и наша встреча! - произнёс граф Виктор де Маро, отведав новый сорт вина.
  - Спасибо! Счастлив, что вам нравится напиток Богов! Эта амброзия в кубке!
  - Бесподобное вино! - вклинился в разговор хмурый Филипп, - никогда не пил ничего подобного! Вы счастливый человек, если можете творить такое!
  - Благодарю за тёплые слова! Ваши речи - это бальзам для моей души! Мои предки занимались виноделием, но не всегда получалось у них и у меня. Надо признаться честно, что многое зависит от погоды, особенно, от солнца.
  - Э, друг мой! Вы утаиваете свои достижения, как и секреты ваших предков! Но! - он поднял палец вверх, - мы прибыли не за этим, нас волнуют только ваши незамужние дочери. Давайте выпьем за самых прекрасных девушек за этим столом и за его пределами! Благослови Господь всех за этим столом и за его пределами! - граф Виктор де Маро поднял кубок и осушил его до дна.
  Граф де Бюси и будущие зятья с удовольствием присоединились к такому тосту, из уст своего родителя. Анри восхищённо смотрел поверх кубка на свою суженую, а Филипп просто покорился судьбе, от которой сегодня не скрыться и не убежать.
  Дражайшие супруги разговаривали о хозяйстве в замке, о цветах и лекарственных травах, о рецептах того или иного блюда. Дочери с аппетитом обедали, шепотом выясняя, кто кому понравился. Софи сразу дала понять, кого она выбрала, и Мария через стол начала присматриваться к хмурому Филиппу. Конечно, его карие глаза не один раз ненавязчиво впивались в её лицо, пытаясь найти что-нибудь интересное для себя. Но, увы, пока радость от находки так и не осветила его черты. Мария видела все эти уловки, но смерилась с уготованной судьбой, пусть повезёт хотя бы сестре.
  Теперь она подбирала те или иные качества к его характеру, как советовала maman, но быстро отметала все, что выдумала. Слишком серьёзный, лучше сказать угрюмый, с хорошими манерами, но что-то не в себе, очень недоволен уготовленной родителем судьбой. Слишком долго гулял на свободе, поэтому знает всё и про всех, особенно про женщин.
  За то его брат Анри был весел и доволен всем. Он постоянно улыбался, глядя на Софи. А она в ответ лукаво смотрела на него, моргала ресницами, бросая взгляды на болтавших родителей. Родители прекрасно проводили время, оживленно беседуя между сменой блюд. Маman была в своём репертуаре: рассказывая о приготовлении блюд, а между делом выпытывала сведения о сыновьях. Стратег был в ударе, поэтому все сведения о своих зятьях были получены сразу и в полном объёме. Из разговора поняла, что муж сделал верный ход, так как лучших женихов не найти. Уже сложилась отличная пара: Софи и Анри, последний не сводил влюбленного взгляда, а та принимала его чувства и отвечала на них взаимностью. Беспокойство доставила Мария, не пытающая даже визуально наладить контакт с женихом.
  Филипп вряд ли позволил это сделать, так как его харизма сводила с ума не одно сердце. Ему можно было просто стоять или сидеть, ничего не делая, а дама сделал бы всё сама. Внешне хмурый и неприветливый, он тщательно берег своё сердце для единственной. При дворе он пользовался благосклонностью дам, но ту, что хотел, не нашел. Покинув двор, он побывал в Италии, Германии, Англии. Даму сердца он так и не встретил, разбив при этом немало сердец.
  Сейчас он смотрел, как младший брат распускает свой хвост перед аппетитной блондинкой. Судя по всему, пара сложилась, а как быть ему? Сидевшая наискосок девушка была симпатичной, но такой маленькой и худенькой, словно ей десять лет. Она тихонько переговаривалась с сестрой, которой уже было не до неё.
  Интересно, целовалась ли она? - неожиданно подумал про себя Филипп, едва не произнеся это вслух, а одернув себя, усмехнулся, доставая и покручивая в руках золотой медальон.
  Эту гримасу и медальон в тонких пальцах увидела Мария, и ей доли секунды хватило для вывода. Она почувствовала облегчение на сердце и успокоение души. Скрыв то, что она обнаружила от всех и даже от него, решила подождать того самого момента, нужного момента, который обязательно наступит. Ждать осталось недолго, потому что помолвка и свадьба не за горами. Это просто вопрос времени и сбора урожая. Только после того, как последний колосок отдаст свои зёрна, а весь виноград срезан с лозы и переработан, появится свободное время для праздника, а, значит, наступит время свадеб.
  Гордый и беспощадный орёл раскроет свои могучие и сильные крылья для полёта и созерцания всего, что внизу. Весь мир лежит у его ног, крылья сильны и могучи, он хозяин всего, но так ли это на самом деле?
  Родитель весело разглагольствовал о винах, которые в большом количестве плескалось внутри, но сам бросал взгляды на дочерей и супругу, которая нашла общий язык с супругой друга, ставшего фактически родственником. Дочери немного расслабились, так как их не трогали и особо не принуждали. Сыновья друга прекрасно вписались в застолье, судя по всему, всё шло по воле Бога. Мысленно поблагодарив Господа нашего, за такой щедрый дар, он поднялся и, вытянув кубок произнес:
  - Хочу выпить за прекрасную семью моего друга! Господь случайно по-знакомил нас, среди ненастья и холода, а сегодня мы познакомились семьями. За вас! - с этими словами он осушил кубок. Его друг, вскочив из-за стола, обнял его и прослезился.
  Графиня Анна сама удивлялась, до чего все вписались в одну компанию. Графиня Луиза в порыве нахлынувших эмоций, сжала руку новой подруги.
  - Я так рада, так рада! - произнесла графиня Луиза сквозь слёзы счастья.
  В один миг изменилось всё вокруг, новая жизнь дала шикарные многочисленные побеги.
  После обеда мужчины удалились в кабинет, а женщины осмотрели замок. Больше всего их заинтересовала купальня - гордость хозяина. В комнате стояли огромные дубовые бочки, оббитые до половины медью. Каменный пол около них покрывали листы железа, а два небольших камина с висевшими котлами, завершали картину.
  - От каждой бочки идет желоб, по которому ненужная вода выливается за пределы замка. Стоит вытащить вот этот кусок дерева и вода выльется. Вот здесь всегда горячая вода, а слуги достают камни из камина и горкой налаживают около бочки. Так вода меньше остывает, а если полить водой, пар стоит до потолка! - Анна с воодушевлением рассказывала Луизе о водных процедурах.
  В другой комнате всегда тепло, можно отдохнуть после ванны и пере-одеться. Зимой здесь просто великолепно! Когда муж приезжает мокрый и продрогший, то слуги быстро протапливают здесь, греют воду. У нас всегда в соседней комнате сухие дрова и вода для купания. Пока разгорается камин, слуги наливают в котлы воду. Как только вода нагревается, слуга поднимает край котла, а другой направляет жёлоб в бочку. Потом достает щипцами вот эти камни, налаживает около бочки. Вода долго не остывает и пар до потолка! Можно поливать настоями трав или добавлять пару капель масел, но оно всегда такое дорогое! Поэтому помещение здесь небольшое. Оно быстро прогревается, а тепло несложно поддерживать. Мы каждый месяц белим известью, чтобы от пара стены не портить, и они не проросли мхом и слизью. От этого запах в купальне всегда свеж и приятен.
  - О, да, запах чист и свеж, словно вчера белили стены! - воскликнула гостья.
  - Мой муж обожает всякие новинки. Из путешествий он много привез записей и теперь старается сделать всё дома. Из Италии он привёз несколько саженцев винограда, а нам подарил цитрусовые деревца. Если хотите, то можем взглянуть на них. Они цветут и несколько лимонов уже поспели. Они так долго созревают! Сначала появляются белые цветы, запах которых сводит с ума, а потом появляются плоды. Больше полугода они созревают, но плоды небольшие и ароматные. Прекрасная добавка и разнообразие к столу, особенно зимой.
  - Прошу вас, Анна, покажите мне такое чудо! Обожаю цветы и зелень. Когда к нам приедете, то посмотрите на мои розы. Я надеюсь, в августе вы приедете на пару дней и сами всё увидите, - Луиза, с горевшими от возбуждения и радостью глазами, с ожиданием ответа смотрела на Анну.
  - Конечно, дорогая Луиза! Мы приедем в августе, тем более одного сына вы оставляете мне, а я отдаю вам мою дочь. Я должна знать, где и как будет жить моя дочь.
  - Вы не переживайте за дочь, она мне станет родной. Я всегда так хотела дочь! Платьица, бантики, кружева - это так замечательно! - она посмотрела на Марию, которая тоже думала о новом месте, которое вскоре станет её домом.
  Там её новая жизнь, её вторая семья. Перемены ждут её в большей степени, чем Софи, которая с мужем останется жить дома. От осознания этого, ей взгрустнулось, что не осталось незамеченным графиней Луизой.
  - Девочка моя! Ты не переживай, у нас тебе понравится, сама напишешь родителям. А теперь покажите мне лимоны, иначе я умру от любопытства!
  В самой светлой комнате, любезно предоставленной супругом своим любимым женщинам, стояли кадушки и большие глиняные горшки. В них росли деревца с темно-зелеными листьями, а некоторые были с плодами и белыми цветами. Запах действительно сводил с ума. Нежный и сладкий одновременно, он доводил обоняние до обморока.
  - О, Господи! - воскликнула графиня Луиза, всплеснув руками, прижала их к груди. - Я никогда не видела и не ощущала такого чуда! Таким чудесным запахом можно дышать всю жизнь и не надышаться! Надо обязательно показать это моему супругу.
  - Я с вами согласна, когда муж привез эти саженцы, они понравились темными листьями. Только через пару лет они начали цвести. Признаюсь, что каждую свободную минуту приходила сюда, чтобы насытится этим ароматом. Иногда, входя в комнату, не видела цветов из-за листьев, но аромат выдавал их. Иногда у нас бывают заморозки, и я не могу посадить такие чудесные деревья на свободе. Смотреть, как их ветви и листья отваливаются от холода, я просто не могу. Немного южнее, на равнине, они растут как обычные яблони и груши. Поэтому мне приходится вот так получать удовольствие и лимоны к столу круглый год.
  Графиня Луиза долго ходила между кадушек, рассматривая растения со всех сторон. В завершении экскурсии, Анна сорвала один листик и предложила Луизе.
  - Потрите его пальцами и понюхайте. Так по запаху определите лимон или апельсин.
  Графиня Луиза осторожно потерла лист и с изумленным видом посмотрела на окружающих.
  - Невероятно! Просто у меня нет слов! Я вам так благодарна! Обязательно посажу себе такой изумительный лимон! Нет, апельсин тоже! - она весело засмеялась, вдыхая аромат листика.
  Женщины вышли из комнаты, и пошли в залу, где их дожидались мужчины.
  Мужчины в кабинете договаривались о размере приданного, о дне свадьбы, дегустируя несколько сортов вин из виноградника графа. Из кабинета они вышли только тогда, когда услышали громкие голоса женщин, спускавшихся по лестнице.
  Луиза сразу рассказала о лимонах, поразивших её, потом о купальне. Она не заметила, что все хорошо выпили и снисходительно улыбались. Они были счастливы и веселы от вина.
  - Хорошо, дорогая, я все посмотрю, но позже. Мы договорились за наших детей. Свадьба в начале сентября. Вот.
  Только сейчас Луиза обратила внимание на излишнюю жестикуляцию мужа и улыбающихся сыночков. Филипп довольно мило улыбался маме, что было редкостью. Анри строил глазки своей будущей жене, не замечая остальных. Вино явно давало о себе знать.
   - Дорогая Анна! Будьте так любезны, показать нам комнаты. Чувствую нам всем, надо отдохнуть после дороги и изумительного обеда. Вечером решим все вопросы.
  - Хорошо, моя дорогая! Мальчики отдыхаем, а вечером продолжим, - он весело взглянул на взрослых сынов, явно согласных с родителем.
  Дегустация вин прошла успешно, но их количество сильно повлияло на физическое состояние. Проще говоря, все напились. Луиза подхватила супруга под руку, довольно быстро увела из комнаты. Сыновья, переглянувшись, пошли за служанкой в отведенные им покои.
  Хозяйка замка, оттеснив мужа от кабинета своими пышными формами, направила в нужное направление, глянула на него, как коршун на цыплёнка, и приказала:
  - Спать. Быстро.
  Супруг оценил взгляд, придавший его к стене, поэтому улыбнулся дочерям и прошмыгнул в дверной проем от греха подальше. Невозмутимая Анна выплыла следом, перехватив долгожданную инициативу в свои руки. Точнее сказать, бразды правления, а рука у неё тяжелая. Муж это знал и помнил, что в таком состоянии пререкаться, а тем более спорить с ней невозможно, опасно для здоровья.
  Как-то раз она затащила его в купальню, где обливала холодной и горячей водой, а потом долго хлестала горячим дубовым веником, выбивая лишние пары вина. Он просто не мог сопротивляться, да и весовая категория была на стороне супруги. Конечно, он не знал до сих пор, что на него ушло два дубовых веника, а точнее, на его обучение. Трёпка, полученная от рассерженной жены, сразу расставила все точки над "i", больше он не рисковал качать права в сильном подпитии.
  
  Глава 5.
  
   Сестры остались одни, предоставленные самим себе. Не сговариваясь, они взялись за руки, и пошли к себе в комнату. Извилистая лестница привела их в любимый уголок, где ни выросли. Раздевшись, они забрались в одну кровать. Обнялись и молча, плакали, провожая детство. Судя по всему, это их последнее лето. Осенью они разъедутся и будут видеться один-два раза в год, если повезет в лучшем случае.
  Семейные дела могут перечеркнуть все планы, поэтому надо пользоваться моментом. Они лежали и вспоминали свои проделки, которые устраивали в замке. Особых хлопот они не доставляли, но Мария вела себя как крестьянский мальчишка. Она обожала карабкаться на деревья, особенно ближе к осени. Тогда сочные спелые яблоки в начале сентября были великолепными. Сестрам доставались лучшие плоды и всё благодаря ловкости Марии. Софи молчала, поэтому никто не догадывался, куда исчезают самые красивые и вкусные плоды.
  Так они жили всегда дружно, фактически не ругаясь, доверяя друг другу девичьи тайны. Мария росла послушным ребенком, тихим и спокойным, во всем слушаясь маму. Софи, наоборот, делала так, как ей хотелось, или точнее сказать, как могла, как и получалось. Добиться правды у обоих было тяжким занятием, поэтому упрямство стало их визитной карточкой. Если они стояли на своём, то никакие уговоры, а тем более угрозы, не могли их переубедить.
  Решив, что хуже не будет, они принялись вспоминать, а точнее ворошить прошлое. А было что вспомнить. Они были дружны и любили друг друга, как хорошие подруги. У них никогда не было ссор из-за платьев или подарков родителей, они всё воспринимали, как должное. Каждая получала разные подарки, но никогда не завидовали и не ссорились у кого подарок лучше и красивей. Родители всегда знали, что подарить каждой дочери, не обидев другую дочь..
  Вечером все собрались в главной зале послушать музыку и пообщаться до ужина. Местный житель неплохо играл на скрипке, поэтому звучали самые разные песенные мелодии Франции и Италии. Каким образом он извлекал эти дивные звуки из инструмента, для всех оставалось тайной. Все слушали затаив дыхание. Рыдание и плач скрипки сменял вой ветра за окнами, смех возлюбленного и весёлую свадебную мелодию.
  Не каждый день семья собиралась на праздник, где скрипка играла в сердце и душе каждого, заставляя едва дышать. Великолепная акустика зала казалось, создана для таких выступлений. По окончании той или иной мелодии хлопали все, даже хмурый, скучающий Филипп улыбался и с удовольствием кричал "Браво!", а остальные поддерживали его. Незатейливая мелодия народной песни была прекрасна и легка.
  Софи не любила плаксивые переливы скрипки, поэтому слушала в пол уха. Её больше всего интересовало, как целуется Анри. Она дважды целовалась с соседскими юношами, поэтому считала себя довольно грамотной и опытной в этом смысле. Сестре она, конечно, рассказала, но, конечно, не всё, но Мария даже не подозревала о том, что творится в голове у сестры. Софи несколько раз обмахивалась веером, показывая, что ей душно. В зале горели ароматные свечи, согласно праздничным традициям, поэтому возможно, что было жарко и душно. Анри видел пылающие нежным румянцем щеки суженой, которая часто-часто взмахивала веером. Маman заметила действия Софи, и разрешила Анри проводить её дочь к небольшому балкону в выступе залы.
  Анри галантно подал руку Софи, а та, вцепившись в неё, неловко поднялась из-за стола, показывая, как ей плохо. Сцену она разыграла мастерски, фактически ни кто не заметил её ухищрений. Анри нежно подхватил девушку под локоток, минимально приблизив её к себе, и повел Софи к балкону, интересуясь только её самочувствием. Он не сводил с неё влюблённых глаз, считая своим долгом как можно скорее доставить своё сокровище на свежий воздух.
  Филипп прекрасно видел игру Софи, но также он видел, как её сестра Мария по-настоящему сильно переживает за самочувствие сестры. Еще мгновение и она бросится на балкон, а этого допустить нельзя. Брат должен сделать правильный выбор и помех на его пути не должно быть. Филипп, решительно произнес, не веря своим ушам:
  - Прошу прощения за мою настойчивость мадемуазель Мария! Не могли бы вы передать мне вот этот маленький кусочек пирога. Он выглядит так аппетитно! - он указал на блюдо с пирогом, а нужный ему кусочек лежал с противоположной стороны, ближе к Марии.
  - Прошу прощения, какой вам угодно? - не сразу произнесла опешившая от такого монолога, девушка. Она сразу забыла о сестре, о которой позаботится влюбленный по уши жених, поддавшись порыву вежливости и учтивости.
  Мария привстала и, выбрав нужный кусочек пирога, осторожно положила на протянутую Филиппом тарелку.
  Тот улыбнулся ей, она ему. Этот миг увидели родители, вздохнув с облегчением, что и вторая пара сложится непременно. На это нужно время, немного больше чем надо в таких случаях. Мария улыбнулась чисто автоматически, школа maman даром не прошла, о хороших манерах можно было и не вспоминать.
  А в это время на балконе разгорались страсти, но об этом догадывался только Филипп, изредка посматривая в сторону балкона. Софи часто махала веером, показывая всем видом, что ей ужасно плохо. Неожиданно она стала оседать, так что незадачливому жениху, пришлось обнять её за талию. Поддерживая двумя руками, что бы она не упала, он думал только о своей первой брачной ночи и как ему повезло! Он просто поглупел, ошалел, как мартовский кот, от флюидов Софи охвативших его, плотным непроницаемым облаком.
  Она висела на нем, надавливая бюстом на его решительность, которая давным-давно испарилась, как капля воды в пустыне, так и не упав в горячий песок. Будущий жених видел перед собой пышный бюст, от которого может отказаться только слепой и глухой, стоящий одной ногой на смертном одре. Но молодой человек таким не был и не страдал болезнями и увечьями, поэтому перехватив её выше, он впился в губы яростным поцелуем. Софи стало сразу лучше, намного лучше, физически и морально.
  Её раньше никто так не целовал, а ноги действительно стали ватными, словно она вот-вот потеряет сознание. Она действительно испугалась, поэтому постаралась оттолкнуть молодого человека от себя. Тот выпустил из сладкого плена только её губы, что бы сказать комплимент.
  - Вы прекрасны Софи! Я буду любить вас вечно! Надеюсь, вы позволите мне это делать?! - голодный мартовский кот сверкал глазищами, а павлиний хвост развернулся во всей красе.
  Именно таким на мгновение предстал перед глазами Софи жених и она испугалась подобного сказочного видения, как настоящего. Красочный монстр был таким нереальным, а его поцелуй таким настоящим и крепким! Горящие глаза прожигали, точнее, сжигали её сердце изнутри, наполняя душу неведомыми волнами счастья.
  - Ах, вы меня смутили своими действиями и вопросами! Со мной ни кто так не поступал! Поцелуйте меня еще, прошу вас! Ваши поцелуи имеют целебную силу, мне стало намного легче, - она закрыла глаза и подставила губы для нового поцелуя.
  Она сознательно промолчала про свой предыдущий "опыт", который даже сравнивать нельзя с настоящим поцелуем. Это были необыкновенные, волнующие чувства!
  У Анри был опыт в подобных делах, - подумала про себя Софи, вспыхнув от ревности. Умение промолчать и не встревать с вопросом, скрывать маленькие женские тайны - это удавалось ей очень хорошо. Она использовала свою ангельскую внешность на всю катушку. Она шла по стопам maman, в лице которой был потерян самый лучший в мире посол. Она с таким завидным упорством, тщательно завуалированным женскими слабостями, умело добивалась поставленной цели. Её муж просто не замечал, когда и как он давал подобные указания, слетевшие с его уст чуть-чуть раньше. Да и вообще, говорил ли он подобное?! Дай, Бог памяти!
  - Меня не надо просить поцеловать вас, я сделаю это с великой радостью! - воскликнул Анри и постарался нежно поцеловать подставленные губки, чтобы не наброситься на неё со всей страстью и желанием, которое жгло и распирало его изнутри.
  Этот поцелуй не вызвал страсти у девушки, которая поняла, что страсть впереди. Это древний, как мир чисто женский инстинкт ласково нашёптывал ей в ушко ласковые слова. Первый поцелуй был несдержан, яростен и страстен. Этот показывал всю нежность и ласку, в ожидании страсти. Софи поняла, что будет счастлива в браке, поэтому гордилась своим выбором. Именно его она ждала все эти годы, значит, всему своё время, отец, как всегда прав. Его случайный выбор был просто идеальным! Просто время пришло!
  Оторвавшись от нежных и желанных губ, Анри нежно прикоснулся к ним, словно лепестки розы, еще раз и произнес:
  - Нам надо идти, а то родители будут переживать за ваше самочувствие. Прошу вас, - он галантно подал руку будущей невесте и отвел на место.
  Софи светилась от счастья, это было видно невооруженным глазом. Анри был весел и что-то мурлыкал себе под нос, отчего Филипп сделал один вывод - целовались. Он хорошо знал своего младшего брата, поэтому снисходительно улыбнулся уголком рта, оставив на лице скучающее выражение.
  Мария видела, как братья пересматриваются друг с другом, а Софи постоянно проводит пальчиком по губкам.
  Судя по всему, она целовалась на балконе, а я не знаю, что и делать в подобной ситуации, думала про себя девушка, стараясь не показать слез. Это было сделать тяжело, но моргнув несколько раз, аккуратно приложила уголок платочка к глазу, вытаскивая невидимую соринку.
  По её мнению, она всех провела. Но это было мнение молодости и не-опытности. Филипп сразу заметил перемену в настроении своей суженой и даже немного пожалел её. Последнее поразило его самого, и он снова надел маску и принял позу угрюмого и нелюдимого вельможи. Его суженая была абсолютно невинна и не умела целоваться, но разве в этом счастье, когда нет чувств? Этот факт только льстил Филиппу, но настроения так и не понял.
  Вечер плавно завершился и все отправились по комнатам отдыхать. Утром мужчины поехали осматривать плантации виноградников, а женщины осматривали кухню, подвалы и комнаты для рукоделия, комнаты учениц, будущих экономок.
  Рано утром следующего дня, гости уехали, но хлопот стало не меньше. Каждой надо было вышить на постельном белье символ семьи, расшить салфетки, платочки. Дочери шили днями напролет, а вечерами слушали лекции maman. Она терпеливо учила готовить всевозможные блюда, рецепты записывались в специальную книгу. Учила командовать служанками, проверять качество молока, масла и творога, сыра. Через месяц дочери взбунтовались, они ужасно устали, поэтому просили сразу два выходных.
  - Маman! У служанок есть выходной, а у нас нет! Это несправедливо! Мы устали и хотим отдохнуть! Если так будем работать, то женихи откажутся от нас! - ныли в один голос дочери.
  - Почему откажутся? - не понимая скрытого подвоха, спросила maman, удивлённая словами и требованиями дочерей.
  - Потому что страшно устали и похудели, нам волосы некогда помыть, а руки исколоты иголкой и в чернильных пятнах! - наступали на maman дочери, чувствуя её колебания.
  Последний довод убедил строгую maman дать два выходных, чтобы дочери хорошенько отдохнули, выспались и набрались сил для новых открытий и достижений. Свадьба не за горами, а время в заботах и приятных хлопотах всегда пролетает незаметно.
  - Хорошо, даю вам два выходных сейчас. За это время вы приведете себя в порядок, а выходной будет для вас воскресенье. Возражения не принимаются. Можете идти к себе.
  Служанки нагрели им воды и те погрузились по самую шею в горячую душистую ванну. Кожа наслаждалась горячей водой, которая смывала всю пыль и пот, открывая поры для чистого дыхания.
  Но им было не суждено провести два законных выходных дня, так как они задумали.
  - Нас грабят! - служанка через полчаса ворвалась с диким криком, отчего те повыскакивали из воды и принялись быстро одеваться в старую одежду. Платья, в которых они работали в замке, с трудом одели на мокрые тела. Переполох начался!
  Дверь в замок была перекрыта с помощью двух мощных засовов, поэтому они побежали искать maman. Она руководила испуганными служанками, которые прятали ценные вещи в подвале в бочке с вином. Серебряная посуда, канделябры опускались в бочку, золотые монеты maman прятала сама в тайнике, известном только ей и мужу.
  Потом, все служанки с господами спрятались в небольшой комнате, откуда можно было выбраться через запасной выход. Входная дверь была заперта на засов и на два тяжелых, окованных железом, бруса.
  - А кто нас закроет в этой комнате? - испуганно спросила одна служанка и расплакалась.
  В полной тишине, прерываемой всхлипами, они услышали спокойный голос Марии.
  - Я вас закрою, потом закроюсь у себя в комнате и через лаз спущусь вниз. Потом доберусь до соседей и позову на помощь. За меня не переживайте, лес хорошо знаю. Наш охотничий домик станет мне убежищем. Я пошла, тихо сидите, если жить хочется, - с этими словами она вышла и закрыла комнату на засов.
  Mаman не верила своим ушам, в которым эхом отзывался командирский тон младшенькой дочери. Она стояла и молчала, не ожидая, такого исхода событий. Софи молчала, так как она никогда в жизни не рискнула собой, а Мария прекрасно карабкается по деревьям, хорошо прячется в лесу, умеет за себя постоять. Маman всего этого не знала, поэтому беспокоилась за младшую дочь, худенькую и слабенькую.
  
  Глава 6.
  
  Мария проворно выбежала в коридор, потом в своей комнате закрылась на засов и достала со дна сундука веревку. Открыв окно, она осмотрелась вокруг и, не найдя ничего подозрительного привязала веревку к ножке деревянной кровати. Так она делала не раз, поэтому с легкость бросила моток вниз. К ноге был привязан небольшой кинжал, папин подарок, а на руки одеты перчатки для верховой езды.
  Она перешагнула через окно и осторожно опустилась вниз. Почувствовав под ногами землю, она еще раз оглянулась вокруг и с силой дёрнула за веревку, которая мгновенно упала к её ногам. Спрятав её, побежала вниз, на ходу снимая белый чепец, который был заметен издалека. С этой крутой стороны замка, вела небольшая прерывистая тропинка к лесу. Мария быстро преодолела это расстояние, чувствуя как, сердце колотится в груди. Давно она так не бегала, но страх прогнал усталость. Лес скрыл её ото всех, но это могло показаться только на первый взгляд.
  Не расслабляться и вперед, так учил её отец, просто так. Он всегда говорил, что в лесу полно зверья, которое живёт там. А ты своим появлением нарушаешь их территорию, а значит ты их противник их злейший враг. В лесу бродят охотники, просто путники и скрываются разбойники. Если долго скрываются, то знают лес, как свои пять пальцев, поэтому тут нужна особая осторожность и хитрость.
  Девушка помнила о хитрости, поэтому неожиданно увидев пышный куст, прыгнула в него. Точнее сказать, спрыгнула в сторону, сразу забравшись в середину куста. Сердце бешено колотилось, в боку покалывало, хотелось пить, но надо сидеть тихо. Она сидела как мышь и считала про себя.
  На второй сотне раздался чей-то голос. Кто-то звал лесника. Девушка дышала через раз. Недалеко от неё остановились двое и, ругаясь между собой, определяли, куда им идти.
  - Она не пойдет к болоту, как и не пойдет к реке, она глубокая и течет вглубь леса. Надо искать в той стороне, - тот махнул в сторону деревеньки около замка.
  - Вожак нам голову открутит, если мы ее потеряем. Через пару часов замок падет и всё добро будет нашим. Пошли искать, нечего стоять без дела.
   Они ушли, а Мария лихорадочно вспоминала, куда течет река. За лесом находилась небольшая деревушка, а значит и помощь. Девушка осторожно выползла из кустарника и пошла к реке. Плавать он не умела, но можно найти корягу и держаться за неё. Не слишком хороший план, но выхода не было. Старое дерево нашла сразу, но до воды было далеко. Девушка металась по берегу в поисках подходящего для плавания средства. Неожиданно в зарослях что-то мелькнуло, и девушка поняла, что её заметили. Осторожно вошла в воду и спряталась за корягой. Коряга напоминала целый плавучий остров. Во время весеннего половодья дерево упало в реку, а в ветвях запуталось много сухого камыша и травы.
  Двое вышли на берег, не понимая, куда делась девчонка. Только что они видели её на берегу, а сейчас она исчезла, словно видение!
  - Второй раз потеряли девчонку! Она не ведьма случайно? Только сейчас была здесь, а теперь, как в воду провалилась! - говоривший со злостью оглядывался вокруг, но лес шумел листьями, а река едва слышно несла свои воды, не отвечая на их призыв.
  - Давай обойдём вокруг, может быть, она спряталась в пещерах, где глину добываю гончары? - предложил второй, пытаясь найти способ оправдаться перед вожаком.
  Отчитываться всё равно придётся, но тот не любит промахов и неудач. Да, если хорошо подумать, кто любит неудачников и не везунчиков?
  Разозлившись, один из них с силой толкнул ногой, лежащее в реке дерево и оно поплыло. Медленно течение реки уносило корягу с испуганной девушкой, вглубь леса. Мария изо всех сил вцепилась руками в корягу, чувствуя, как тело само плывёт под водой, не сопротивляясь течению. Это было необычно.
  Значит, тому и быть, подумала про себя новоявленная русалка, вцепившись двумя руками в ствол. По мере продвижения, она одной рукой пыталась ускорить скорость продвижения. Через несколько минут показалась знаменитая дубовая чаща, где у них был небольшой охотничий домик. Знакомые места проплывали, а она еще не нашла свою цель - маленькую деревушку. Через некоторое время, стали появляться большие прогалины в лесу, значит, он заканчивался.
  Коряга неожиданно замедлила ход. Мария не понимала в чем дело, пока не почувствовала дно под ногами. Не веря своей удаче, она встала на дно и пошла к противоположному берегу. Течение было не сильным, но, несмотря на июль, она замерзла. Кое-как вылезла на противоположный берег, сняла мокрое платье, отжала его и вновь одела. Пробираясь по берегу в мокрых кожаных башмаках, она несколько раз поскользнулась, но не упала.
  За небольшим перевалом был разбит лагерь. Стояло несколько парусиновых палаток. Должно быть, военные и ей улыбнулась удача, показалось девушке, решительно шагнувшей вперёд. Но когда цепкие пальцы схватили её за руку, удача взмыла от неё в воздух как ястреб.
  - Кто это к нам пожаловал, а? Мадемуазель любит купаться! Пошли в лагерь, быстро! - её потащили в лагерь, где она мечтала очутиться, чтобы найти помощь и защиту.
  Около самой большой палатки стоял стражник, с удивлением смотревший на мокрую перепуганную девушку, напоминающую приведение.
  - Скажи, что в лесу нашел, может она из деревни, - он крепко держал девушку за руку, хотя та не сопротивлялась.
  Вышедший стражник, открыл полог палатки, и они очутились перед столом. На столе лежала карта, а вокруг сидели несколько человек.
  - Господин! Вот в лесу нашел, - с этими словами он несильно толкнул девушку вперед.
  Спутанные мокрые волосы растрепались, чепец отсутствовал, а вода капала на землю. Мария подняла глаза и оторопела. На неё смотрел Филипп, одетый в белоснежную рубашку и жилет на каких-то блестящих пуговицах. В этой глуши они нелепо смотрелись среди разношерстной толпы, восседавшей вокруг стола. От радости она едва не подпрыгнула, но подъем брови пресек начинания на корню, уловив радость в горевших зеленью глазах.
  Он не узнал меня, не узнал, горестно вздохнув, подумала девушка, чувствуя, как ярость зарождается внутри. Маленький вулкан проснулся, а лава ждёт своего часа, чтобы гнев природы выплеснулся наружу. Он клокотал в её груди, заставляя крепко сжать челюсти, чтобы не сказать лишнего, о чём позже будешь сильно жалеть.
  - Прошу прощения, господин! Сегодня напали на замок нашего господина де Бюси. Господин уехал на несколько дней с охраной на ярмарку, а пару часов назад на нас напали.
  Если бы она вошла нагой, здесь бы так не удивились, но сейчас... Все вскочили и разом заговорили. Девушка из всех криков поняла одно - разбойники сидели в деревне в осаде, а они их выследили и окружили. Но как они могли напасть на замок? Только по воздуху на облаках!
  Один выскочил и стал что-то кричать, по-моему, собирая людей для оказания помощи.
  - Тебя как зовут? Ты в замке живешь? - неожиданно спросил Филипп у девушки.
  - Лотти, господин. Это от имени Шарлотта, но оно длинное. Я швея при молодых госпожах.
  - Ну, это просто великолепно! Сейчас я принесу свою рубашку и халат, а ты переоденешься и перестанешь дрожать. Не бойся, тебе ничто не грозит. За это время все соберутся, но ты пока объяснишь, что к чему, хорошо?
  Филипп смотрел на мокрое и дрожащее создание, которое совершило переполох, словно лиса в курятнике. Да, день явно не задался. Какой досадный промах!
  - Хорошо господин. Вы поспешите, а то два разбойника говорили, что скоро возьмут замок и будут всех грабить и убивать. Они преследовали меня до реки.
  - Ты переоденься, и будешь ждать меня здесь. Вот эти рубашки и камзол починишь за это время. Здесь немного сыра и хлеба, поешь. Сидеть здесь до моего появления! Если разбойников найдём, то они некоторые убегут спасть свою шкуру в лес. В лесу опасно, поняла Лотти? Шкатулка с нитками и иголками вот здесь, - он указал на стоящий сундук.
  - Да, господин. Не волнуйтесь, я всё сделаю, как вы велели. Удачи вам и вашим воинам!
  - Спасибо Лотти! А ты хорошенькая! - с этими словами он потрепал девушку за нежную щечку, которая мгновенно вспыхнула как маков цвет.
  Рассмеявшись, он вышел, поэтому не видел, как девушка швырнула его вещи. Ярость застилала ей глаза, а его глаза она выцарапает при его появлении в их замке. Каков наглец! Помолвлен, а сам заигрывает с чужими девушками!
  Мария, словно фурия, металась по палатке, не зная как ему отомстить. Послать на него кару небесную, что бы помнил об обещаниях! Но с другой стороны, он перед Богом клятву ещё не давал, только ей перед родителями, а это тоже много значит.
   От ярости немного тепла, поэтому мокрое платье на немного остудило пыл мстительницы. Найдя его рубашку и бархатный халат, она переоделась, оглядываясь через плечо. Но сюда, ни кто не вошел. Она осмелела и выглянула наружу. Стражник глянул на неё и промолчал. Она вынесла свои мокрые вещи, отжала их и развесила на растущем кусте, который купался в солнечном свете. Наступая на длинные полы халата, она неловко вошла в палатку.
  Лежащий на тарелке ароматный, свежий сыр, наполнил ей о голоде, который чувствовала с утра, но некогда было покушать. Собственным ножом отрезала толстый кусок сыра и хлеба и с жадностью накинулась на еду. Проглотив первый кусок, она опомнилась, вспомнив о хороших манерах, и принялась аккуратно поглощать пищу. Этикет с хорошим манерами, приобретённый с годами, давал о себе знать. Вспомнив о задании господина, она хмыкнула, но так как заняться нечем, то исполнила данное обещание.
  Пришивая оторванное кружево на воротнике рубашки, почувствовала себя женой, которая шьет для своего любимого мужа. Эта мысль отвлекла её, но ненадолго. Она принялась рассматривать лежащую карту, которую забыли. Похожая карта была у отца в кабинете, но на этой чего-то не хватало, а вот чего девушка понять не могла.
  Камзол был сильно порван на боку, поэтому пришлось повозиться. Работа увлекла её, когда внезапное озарение бросило её к карте.
  Конечно, здесь не показан старый сток из деревни! Раньше здесь был большой постоялый двор, который сгорел несколько десятков лет назад. На карте в библиотеке сгоревшие строения были нарисованы красными чернилами, а новые чёрными. Но тогда около него построили несколько домов, в которых жили родственники хозяина постоялого двора. Во время сильных дождей вся грязь неслась с холма к домам, затапливая дорогу, поэтому построили каменный сток. Там спокойно пройдет взрослый мужчина, конечно, не в полный рост, но пройдёт. Вот как выбрались разбойники из деревни! Мужчины любят воевать, но забывают про элементарные мелочи, без которых выиграть нельзя. Настроение немного повысилось, но беспокойство за родных осталось.
  Стемнело, но около палатки никого не было. Стражник, охранявший вход, был временно освобождён от своих обязанностей и отдыхал около куста жимолости. Девушка сидела около стола в полной темноте. Время остановилось, поэтому она положила на камзол голову и незаметно уснула.
  Буквально через полчаса появились всадники, и лагерь загудел, как рассерженный улей. Филипп вошел в темную палатку, а появившийся вслед за господином стражник, протянул ему тяжелую лампу. Подняв лампу повыше, он обнаружил спящую у стола девушку. Маленькая и хрупкая, словно подросток, в огромном и нелепом халате, она спала, не подозревая о страстях кипящих рядом. Он осторожно взял её на руки, поражаясь, какая она легкая, словно пёрышко, и отнес на свою постель. Она не проснулась, только свернулась в клубок, пряча маленькую босую ножку под его длинный халат. Филипп растёр ладонью холодную ступню, но нежная кожа ноги влекла его. Пальцы недовольно пошевелились, раскрываясь навстречу прикосновениям, но ножка так и осталась в его руке.
  Пальцы легко охватили тонкую лодыжку, но девушка не почувствовала огонь его пальцев, которые держали её ногу, как кандалы. Им обоим не хотелось отпускать на волю очаровательную спящую пленницу. Крохотная босая ножка звала и манила к себе, обещая что-то новенькое, неизведанное. Эта маленькая ножка наступила ему прямо на сердце, не ведая об этом. Она просто оставила там свой след, как на мокром песке у реки, только вода не смоет его, и он никогда не исчезнет.
  Ему ужасно хотелось лечь рядом и гладить и ласкать юное тело, целовать пухлые губы, но переборов себя вышел из палатки. Холодная река отмыла его тело, но не остудила сердце. Молоденькая девушка, почти ребёнок, но, всё-таки, она в душе женщина и он безумно её хотел, как никогда и никого! Это было безумие, самое настоящее безумие!
  Что мог увидеть в простой служанке, которая возможно является чьим-то внебрачным ребенком? Он не мог найти ответа. Как обычно ответ пришёл сам, подчиняясь обычным действиям инстинктам, древним, как мир и которые спали внутри каждого до поры до времени.
  Обернувшись полотенцем, он вошел в палатку, предварительно отпустив стражника. Она спала, словно ребенок, но спала в его кровати. Трудно назвать набитый травой матрас, лежащий на кое-как сколоченном топчане, но Филипп спал только на нем, его обычная походная кровать. Осторожно прилег рядом, а рука сразу по-хозяйски обняла девушку. Места в узкой кровати было мало. Незаметно усталость бурного дня дала о себе знать, и он просто уснул, едва голова коснулась подушки.
  Рассвет наступил по расписанию, поэтому Филипп проснулся на несколько минут раньше Лотти. В его руке лежала маленькая девичья грудь, которая его сильно возбуждала. Девушка начинала просыпаться, как и все деревенские жители - с рассветом. Потянувшись, она вытянула ноги и перевернулась на спину. Его рука тут же по-хозяйски подтянула добычу поближе к себе.
  Девушка непонимающе смотрела в темные омуты, а когда поняла, кто рядом, попыталась оттолкнуть. Сопротивление было сломлено тихими и нежными словами, а руки крепко обнимали её и выпускать не собирались.
  - Тише, Лотти! Тише! Мы разбудим весь лагерь. Я хочу тебя поцеловать, ты мне очень нравишься, как ни кто и никогда, - тихонько сказал он, нежно целуя пухлые губки, - по-моему, я влюбился в тебя с первого взгляда!
  Мария чувствовала, как горячие губы касаются ее, заставляя трепетать в ожидании чего-то большего, такого таинственного и непонятного. Теперь она поняла счастливый вид сестры во время знакомства, такое забыть невозможно! Казалось, трепетала каждая жилочка в теле, а губы горели и наливались соком страсти. Она застонала и неловко обняла за шею Филиппа. Тот усилил напор, в результате которого, быстро раздел девушку. Его рубашка на ней была слишком большой, чтобы с ней долго возиться, так как страсть подстёгивала его и торопила. Его умелые и сильные руки плавали по изгибам и впадинам, лаская каждую клеточку девичьего тела. Каждая царапина и мозоль на ладонях скользила по нежной коже девушки, заставляя её вздрагивать и выгибаться навстречу воле случая. Мария чувствовала, что сейчас свершиться её падение, но только ускорила его от прикосновений Филиппа. Она вцепилась в Филиппа и судорожно провела рукой по широкой мускулистой спине, которая тут же переместилась вверх. Его колено раздвинуло ноги, и начался вечный танец любви.
  Нежно, но настойчиво мужчина пробирался в райские кущи, не боясь быть застигнутым карой небесной. Его губы сводили с ума, а руки ваяли и подгоняли под себя. Не имея сил сдерживаться, Филипп довел до завершения любовной схватки. Брызнувшие слезы он собрал губами, нежно целуя лицо любимой.
  - Боль пройдет, и я помогу тебе избавиться от неё, ты слушай меня. Все будет хорошо. Немного расслабься, а боль со временем станет приятной. Я тебе обещаю.
  Он медленно начал движение внутри, прислушиваясь к дыханию девушки. Она лежала как мышка, боясь пошевелиться. Постепенно он увеличил темп, а когда она вцепилась в спину пальцами, понял - сделал как надо.
  Мария лежала, а слезы медленно текли из её прекрасных глаз, впитываясь в подушку.
  - Тебе больно, любовь моя? - спросил он, нежно вытирая слезы большим пальцем, придерживая лицо и пытаясь рассмотреть свою любимую.
  - Немного, но я такого раньше не испытывала. Это бывает только между мужчиной и женщиной? - осмелев, спросила девушка.
  - Да. Такое можно испытать только так, - Филипп вздохнул и улыбнулся, полностью изменившись.
  - Поэтому люди женятся? - не отставала от него с расспросами девушка, пораженная переменами - на неё смотрел нежный любящий мужчина, а не хмурый и переборчивый Филипп, как только в нём уживаются два человека!
  - Некоторые женятся, а некоторые занимаются этим просто так. Что бы испытать это, не надо жениться. Многие считают, что это грех, но поверь мне, грешат многие и часто.
  - А как же любовь? Ведь столько за неё говорят, как быть с ней? Оказывается, что бы получить удовольствие, можно не любить? - удивленно вырвалось у девушки.
  - Любовник должен нравиться женщине, без этого удовольствия не бывает. Мужчина должен быть опытным, что бы знать, куда и как целовать женщину. Это такая тонкая наука, которую не каждый постигнет, даже прожив всю жизнь и имея кучу детей! - Филипп странно посмотрел на Лотти, явно намекая на наличие этого опыта.
  - А вы имеете такой опыт? - задала коварный вопрос невинным голосом, Мария, чувствуя внутри дикую ревность и безумную ярость от ожидания его разъяснений.
  - Ты задаешь много вопросов, а надо заняться водными процедурами. Сейчас принесу воды для купания, - с этими словами голый Филипп поднялся с походной кровати и, не одеваясь, прошел по всей палатке за кувшином с водой и походной чашкой.
  Девушка смотрела во все глаза, не понимая абсолютно ничего. Мария впервые в жизни так близко видела обнажённого мужчина, который к тому же не стеснялся своей наготы. Мускулистое тело было прекрасным, но немного волосатым. На груди и на ногах буйно росли волосы, но возможно, что так и должно быть, размышляла Мария, переваривая бурные события. Рассвет постепенно окрашивал тёмные и непонятные предметы в более яркие цвета, придавая им чёткие очертания.
  Он осторожно поднял её с кровати и поставил в чашку, но девушка не знала куда деть свой взор. Стоит опустить глаза, как натыкаешься на то, что всегда было тайной, от которой краснеешь и бледнеешь одновременно. Мария покраснела и тактично отвела глаза в сторону.
  - Откуда у тебя этот медальон? - неожиданно спросил Филипп, держа в пальцах маленький кусочек золота,- кто тебе его подарил? И что он означает?
  - Это подарок моего отца. Это заяц отбивается от коршуна или орла, когда тот нападает на свою жертву. Он падает на спину и бьёт лапами противника. У тебя тоже висит красивый медальон, - Мария, не думая о последствиях, честно призналась во всём, рассматривая волосатую грудь Филиппа.
  Филипп засмеялся, но ничего не сказал вслух. Однако его будущий тесть ходит налево, да имеет внебрачных детей на стороне. Это немного развеселило молодого человека потому, что такая симпатичная и молоденькая девушка была абсолютно не похожа на его суженую. Внебрачные дети иногда бывают намного лучше, чем дети от благородных родителей. Новая, свежая кровь даёт превосходные результаты. Такой неутешительный вывод, итог терзаний в ночи, сделал Филипп для себя. Невеста подождёт и никуда не денется, а до свадьбы надо взять от жизни всё, что она дарит и предлагает. Это скромный и одновременно щедрый подарок судьбы. Фортуна смилостивилась над ним, поселив прекрасную девушку в его палатку и волшебную любовь в его сердце. Волшебной любовь становится спустя годы, когда ты не ждёшь обычной любви, когда надежда потеряна, а сердце стало ледяным и равнодушным.
  Только сейчас она с удивлением заметила кровь на ногах. Летняя вода холодила кожу, смывая с неё любовный пыл и нектар страсти.
  - Это бывает только в первый раз. Разве твоя мама тебе не говорила об этом? - Филипп пристально рассматривал девушку, пытаясь отыскать ложь, но её увы, не было и быть не могло.
  - Нет, она за это не рассказывала.
  - Ну, теперь поздно читать лекции и слушать, пошли в постель, - с этими словами он осторожно обернул её простыней и подхватил, закружил и положил на кровать.
  Игривое настроение первого мужчины давало о себе знать. Быть первым всегда так приятно, но и хлопотно одновременно. Надо быть нежным и сдержанным, терпеливым и умелым, чтобы цветок раскрылся, а плод созрел и упал в его руки. Филипп чувствовал, как часто бьётся его сердце, стоит коснуться кончиками пальцев её нежной кожи. Давно не было такого прилива сил и желания! Он радовался, как ребёнок новой игрушке - это зарождалась любовь.
  Нежные поцелуи постепенно переросли в жгучие, а руки только ускорили события. Девушка чувствовала, как горит вся кожа и как тело хочет этой ласки, чтобы познать великую тайну любви. Она сама раздвинула ноги, а он снова начал древний как мир танец любви. Легкий хрип подстегнул его, и вскоре его мощное тело вздрогнуло и навалилось на ложе любви. Через несколько мгновений он пошевелился и перенес вес тела полностью на кровать. Он выполнил своё обещание, подарить незабываемые ощущения. Новый и такой привычный мир открыл ещё одну дверь перед Марией. Новые познания принесли массу необычных ощущений, которые живут в женщине рядом с мужчиной.
  - Надеюсь, я тебя не раздавил малышка? Что-то ты молчишь! Может тебе больно? - расспрашивал заботливый Филипп, - кстати, в замке все живы и невредимы. Разбойники в замок не прошли, их крестьяне и мастеровые задержали. А потом мы их всех разогнали, некоторые убиты, а остаток отряда разбойников прячется где-то в этом лесу.
  - Спасибо, со мной все в порядке, - еле слышно проговорила девушка, прислушиваясь к его сердцебиению.
  Минуту назад, оно казалось, выскочит из его груди, а сейчас еле слышно бьется, словно хочет понежиться и поспать. Странно всё это, да и всё так изменилось, только за одну ночь. Она стала женщиной, интересно, но внешне ничего не изменилось, только внутри всё новое и необычное! Глаза стали смотреть на мир иначе, оказалось в ночном мире столько всего!
  Мария раздумывала, что скажет родителям и особенно Филиппу, который до сих пор не узнал свою будущую невесту. От этой мысли сердце сдавило холодными пальцами, а гнев снова проник в мозг, туманя его и прогоняя прочь весь здравый смысл. Рано или поздно она найдёт верное решение, что ж месть будет сладкой, подумала девушка, проваливаясь в сон.
  
  Глава 7.
  
  Когда она проснулась от гула голосов, то открыв глаза, увидела полог, завешивающий кровать. Мужчины спорили, яростно доказывая свою правоту. Она надела его рубашку, длинный халат, заплела косу и выглянула из-за полога.
  Хватило нескольких секунд, что бы заметить девушку. Все вопросительно взглянули на Филиппа, а тот, как ни в чем не бывало, продолжал свой монолог, словно она здесь жила целую вечность.
  - Господа, это Лотти, белошвейка из замка. В данный момент занимается шитьем моей одежды. Прошу вас, еще раз взглянуть на карту, возможно, мы что-то упустили. Вчерашних разбойников отогнали от замка, но некоторые хорошо спрятались, а где мы не можем найти вторую неделю!
  При этих словах Лотти вскочила и, путаясь в халате, подошла к столу и ткнула пальцем в карту, но длинный рукав мгновенно закрыл все пальцы.
  - Вот здесь есть сток из бывшего постоялого двора. У его светлости, графа де Бюси, в кабинете висит старая карта. На ней нарисована канава, по которой дождевая вода течёт к реке. Его дочь рассказывала, что жители деревни не раз спасались по ней от врагов, которые нападали из леса на их жилища и прятались в овраге у реки.
  В наступившей тишине повисли последние слова девушки, а Филипп неожиданно стукнул кулаком по столу, отчего Лотти подпрыгнула, да и не только она.
  - И так, господа, что еще не нанесено на карту и где вы это взяли? Мы две недели сторожим полупустую деревню, а разбойники смеются над нами. Всё из-за этой карты! Мы переживаем, что у них вода должна закончиться, а они свободно ходят по округе! Сегодня отберете десять человек и что бы они белым днем ушли в лес, осторожно обошли деревню и ждали рассвета. Костёр не разводить, не шуметь. На кухне вам выдадут хлеба и сыра, но после ужина не спать! От вас зависит половина дела. На рассвете будем их брать тепленькими, поэтому приготовьте свои кинжалы и сабли. Об этом сказать поздно вечером, что бы ни одна душа не знала наших планов! А вам, Лотти, огромное спасибо за подсказку, - с этими словами взбешённый Филипп вышел из-за стола, поцеловал руку девушки и поклонился.
  Покрасневшая, как маков цвет, девушка, приученная к хорошим манерам с детства, присела в реверансе, чисто автоматически.
  Конечно, это была пародия на реверанс, халат помешал ей это сделать правильно. Однако Филипп еще больше убедился в своём мнении, что Лотти наверняка внебрачная дочь графа. Тонкие черты чистого лица, а зеленоватые глаза горели, как у кошки, маня к себе. Домашнюю кошечку хотелось приласкать и усадить к себе на колени, но не сейчас, чуть-чуть позже. Срочные дела ждали своих судьбоносных решений, а любовные дела так, и быть, подождут до утра.
  Она ему нравилась больше и больше, что его раздражало и очень сильно бесило, причём одновременно. Он дал клятву другой девушке, которую надо исполнить любой ценой. А что если белошвейка Лотти станет его любовницей, этого ему запретить ни кто не может, а свадьба может и не состояться. Вдруг Лотти послана судьбой, которая жестко обошлась с ним в конце мая? Неожиданное озарение превратилось в решение, которое мгновенно разгладило складки на лбу, отчего лицо стало другим, более спокойным, уверенным в завтрашнем дне. И, так, решение принято, значит осталось только действовать.
  Филипп чувствовал прилив энергии, словно кровь побежала быстрее по жилам. Всё только из-за сердечных дел, которые были решены за одни сутки. Бог - дал, Бог - взял. Волки сыты и овцы целы, проще говоря. Возникает вопрос: кого съела стая волков? История об этом умалчивает, остаётся тайна покрытая мраком, то есть сокрытая от истории, нигде не записанная. Пословицы придумали не дураки, они так хорошо толкуют ту или иную ситуацию, её просто надо увидеть. Окрыленный своими идеями молодой человек, заразил своими планами всех, поэтому решили устроить маленький праздник с тайным подтекстом.
  На вертел попали сразу два небольших диких поросенка, отбившихся от матери, а лагерь гудел как улей. Тридцать человек усиленно готовились к празднику. Они не скрывали от деревенских жителей своей радости. Праздник, есть праздник в любом возрасте и при любой ситуации. Вино лилось рекой, воины размахивали зажатыми в руках кусками жаркого и кружками. Ничего не предвещало дождя, а тем более грозы. Прекрасный летний день и небольшой праздник в честь защиты замка. Они помогли его отстоять, разогнав разбойников у стен, так почему бы не погулять?
  Именно такую живописную картину видели деревенские, не понимая, что за праздник отмечают осадившие их. Особой тревоги это событие не вызвало, а зря.
  Песни и взрывы хохота разносились до самой ночи, поэтому в лагере горело всего два или три костра вместо пяти-шести. Около них лежали пьяные воины, а некоторые шатались рядом, горланя непристойные песни, заглушая кваканье местных лягушек.
  Этим воспользовались деревенские, что бы под покровом ночи пополнить запасы воды. Два десятка мужчин, растянулись цепочкой по всему стоку, а двое набирали в кувшины воду из родника у реки, передавая друг другу.
  Филипп со своими воинами видел собственными глазами, как происходит забор воды под их носом. Едва сдерживаясь от ярости, он терпеливо ждал, когда закончится процесс. Терпение надо было иметь адское, чтобы молча смотреть на этот беспредел у себя под носом! Ругаясь про себя последними словами, он мысленно представлял, как об этом утром рассказывают разбойники, красочно расписывая их очередной промах, попивая свежую родниковую воду. Напасть сейчас на водоносов не имело смысла, так как жертв будет много, а результат не сильно обрадует округу и семьи погибших охотников. Драться в узком и не высоком месте было невозможно, а разогнать разбойников по лесу можно было в миг. Где их потом искать в ночи неизвестно.
  Костеря их всех и особенно свою невнимательность, он был вынужден набраться терпения, что бы захватить разбойников тепленькими в постелях. Быть водоносами - занятие утомительное, а когда эту работу надо выполнить в короткий промежуток времени и согнувшись, то вдвойне. Поэтому крепкий сон после праведных трудов, обязан всех уложить в объятия Морфея.
  Конечно, Филипп прекрасно понимал, что его войско далеко от совершенства, но чтобы не заметить такое! Надо поистине быть слепым и глухим, как старый столетний пень! Он был зол, как сто чертей вместе взятых, если не больше. Весь его опыт нескольких стычек не пригодился здесь, так как их проблему решила простая белошвейка!
  Через час, он со своими воинами осторожно пробирался по старому стоку. Пригибаясь в некоторых местах, здесь свободно можно пройти. Теплая июльская ночь, украшенная яркими звёздами, всё-таки была темна и опасна. Млечный путь, разрезая небосвод извилистой тропой, искрился и сверкал, словно ему не было несколько миллиардов лет. Но сегодня им никто не любовался и не рассматривал, так как все были занятыми земными делами. Проще говоря, наступило время исправить ошибки. Двигаясь наугад по балке, они обнаружили след, если можно так назвать мокрые пятна от пролитой воды, ведущие в деревню.
  Воины расходились по деревне, собираясь по три-четыре человека около каждого дома. Другие проверяли сараи и амбары, в которых могли летом жить и спать люди.
  Через несколько минут в деревню вошли последние воины, и штурм на-чался. К ним присоединились и те, которые ушли днем. Они терпеливо лежали в засаде на пригорке, ожидая разбойников, которым удалось вырваться.
  Удача улыбнулась им, так как к ним в руки бежал сам вожак со свитой. Тот не ожидал засады, поэтому бежал, не скрываясь, таща с собой мешок с деньгами и украшениями. Двое его помощников беспечно бежали следом с награбленным добром. Золото имеет приличный вес, если тащить его на себе. С каждым шагом вес награбленного имущества увеличивался, а силы уменьшались, несмотря на выброс адреналина. Конечно, он не знал об адреналине, но страх быть пойманным, а именно так в старые времена назывался адреналин, придавал силы быстро бежать. Как всегда, вожак понадеялся на быстрые ноги и знание мест. Оставалось добежать до густого и тёмного леса и раствориться там. Но счастье сегодня отвернулось от них, а удача перешла в другие руки. Сегодня густо, а завтра пусто и так всегда.
  Через час все собрались в пустом лагере. Филипп с удовольствием расхаживал среди связанных разбойников, а его люди весело переговаривались, рассказывая, кто как брал голыми руками спящих разбойников. Им была поставлена задача, взять живыми разбойников и грабителей. Наконец-то, гнездо порока было найдено и фактически уничтожено.
  Из телег достали связку кандалов, которые наконец-то пригодились, и под шутки и прибаутки, разбойников начали одевать в железо. Молоты весело стучали в сильных руках, более привычных именно к этому орудию труда, а не к оружию. Сцепленные попарно, они сажались на цепь, которая была закольцована у самого крупного дуба. Выставленная около них стража, должна была караулить до утра. Остальные заслужили отдых и чарку настоящего вина. Под яркой россыпью звёзд, которые проглядывали через густую крону дуба, были последними свидетелями всего происходящего. Сколько всего случилось у них на виду, далёкие свидетели никогда нам не расскажут.
  Людской муравейник наконец-то успокоился и рассредоточился по поляне, где горели яркие костры. Поделиться воспоминаниями на свежую голову было просто не грех, а не приукрасить свои воинские доблести перед коллегами, было грешно вдвойне. Поэтому, шутки и взрывы хохота, то и дело взлетали к звёздам, наполняя воздух эйфорией радости и успеха.
  Днем Филипп распорядился выдать всего два бочонка вина, что бы создать иллюзию попойки и праздника. В остальных бочонках была родниковая вода, чистая и холодная. Затея окупила себя, а от родниковой воды никто не пострадал. Его войско прекрасно справилось с заданием под его чутким руководством. Те, кто днём пил родниковую воду, сейчас пили вино, а остальные были на страже, честно выполняя свой долг.
  Выкупавшись в реке, он вошел в свою палатку, где спала девушка. Лотти ему нравилась, но он не мог понять почему. Она притягивала к себе, а запах её чистой кожи сводил его с ума. Она была сама невинность и кротость, как и полагается молоденькой девушке. Он скользнул рядом с ней на кровать и с удовольствием разбудил её нежным, но вскоре требовательным поцелуем.
  - Тише Лотти, это я. Мы всех разбойников схватили и заковали в кандалы. Спасибо тебе за помощь, - с этими словами он принялся нежно-нежно целовать девушку сначала в знак благодарности, а потом нежность незаметно превратилась в страсть. Разговоры отпали сами собой, поэтому каждый был счастлив по-своему. Остаток ночи пролетел незаметно, подарив наслаждение двум молодым сердцам, стучавшим сегодня в унисон.
  Утром Филипп проснулся один, не понимая, куда делась девушка. Время шло, а Лотти не появлялась. Проснувшись окончательно, он вскочил, осознав, что что-то случилось с девушкой. Она никогда надолго не исчезала, хотя и появилась внезапно, как прекрасное и таинственное видение.
  - Ты не видел Лотти? Девушку, которая два дня жила со мной два дня в палатке? - Филипп терпеливо ждал ответа.
  - Она отправилась к реке вон в ту сторону господин. Но это было давно, больше часа назад. Что-то случилось?
  - Она исчезла и я переживаю, чтобы с девушкой ничего не случилось. Конечно, разбойники все здесь, но мало ли кто бродит по лесу, - Филипп чувствовал, что потерял прекрасную незнакомку, упустил свою любовь из рук.
  - Прошу прощения господин, но вы мне не давали указаний на счёт девушки, а я от палатки никуда не уходил, даже не спал, - пробормотал охранник в своё оправдание, опасаясь, что ему будет устроена взбучка. Покрасневшие глаза и усталость ясно были написаны на лице охранника, бывшего деревенского охотника. Филипп ясно видел, что тот говорит правду, поэтому не стал ругать охранника. Он просто в силу своей охотничьей привычки, боялся спать при пойманных разбойниках. Богатые охотно покупали живых волков и лис, а спать рядом со связанным хищником, который думает только о свободе, опасно. Были случаи, что волки отгрызали свою лапу, чтобы жить на свободе. Хищник есть хищник.
  - Ты не виноват, но я всё равно пойду, поищу девушку, я переживаю за неё, - Филипп пошел туда, куда указал доблестный страж. Но ее, нигде не было, словно не существовало в природе, словно это был прекрасный, но короткий сон. Она исчезла среди пелены утреннего тумана и растворилась вместе с ним с первыми солнечными лучами.
  С плохим настроением Филипп вернулся в палатку, присел на кровать. Он думал только о Лотти. Она запала ему в душу, только почему, он не знал.
  Может быть, пришло время влюбиться, подумал он про себя, яростно хлопнув ладонью по простыне. Что-то твердое врезалось в его ладонь, и он с удивлением обнаружил медальон девушки. Тонкий кожаный шнурок был порван, судя по всему в пылу страсти. Смелый заяц отбивался от налетевшего стервятника всеми четырьмя лапами. Храбрый маленький заяц с огромным желанием жить лежал у него на ладони, отбиваясь от его ярости во взгляде. Гладкий металл передавал все изгибы и впадинки, по которым пальцы скользили в надежде найти ответ: куда и почему исчезла хозяйка?
  Филипп с удовольствием рассматривал маленький медальон, удивляясь сюжету и мастерству. Недолго думая, он снял своего летящего орла и, с помощью шнурка, прицепил зайца. Получилось довольно таки неплохо, но от этого радостнее на душе не стало. Он решил для себя, что поедет в замок и найдет белошвейку Шарлотту. Обязательно попросит руку внебрачной дочери графа и объяснится с невестой. Это решение его немного успокоило душу, придало сил и энергии, а на сердце стало тепло и спокойно. Он нашёл для себя цель, оставалось идти к ней напролом. Поэтому, Филипп отправился заниматься насущными делами - посмотреть на пойманных разбойников.
  Дуб за ночь остался на месте, а понурые разбойники ждали решения своей участи. Вожак был вместе с ними, поэтому шансов было мало. Эта банда в течение года грабила всех, у кого можно было взять хотя бы пару монет. Страдали богатые и бедные. Неуловимая банда растворялась в лесу, и никто не мог отыскать их гнезда. Филипп совершенно случайно обнаружил кровавый след раненого разбойника, который заканчивался у реки. Поэтому их искали в этом лесу и около старого постоялого двора.
  На реке выстроили мост ниже по течению и все изменили привычный маршрут путешествия, используя более короткий и более густонаселённый. Постоялый двор и десяток домиков вокруг, теперь посещали только охотники да бродяги, поэтому хозяйство пришло в упадок. Две деревеньки удачно расположились вдоль дороги, которая пролегала недалеко от реки и полей теперь справлялись с новыми обязанностями. Крохотная гостиница и конюшня для почтовых лошадей стали неплохим подспорьем для крестьян. Свежие продукты для стола можно было легко найти в каждом доме, поэтому здоровая и дешёвая пища привлекала многих путешественников.
  Собрав воинов от каждого владельца замка, из деревень и зажиточных фермерских хозяйств, он месяц обучал их военному искусству. Деревенские охотники и пастухи с удовольствием учились биться на ножах, применять саблю, пику или просто палку в рукопашной борьбе. Многого Филипп от них не требовал, самое главное найти врага и схватить, что и было достигнуто. Его воины показали себя с лучшей стороны, поэтому он исполнил обещание, данное людям. Наконец-то, в округе наступят спокойные времена, а то и в гости к соседу ездить надо с большой охраной. Женщины боятся надевать свои украшения на праздник. Это не жизнь, а её подобие, когда живёшь в страхе и ждёшь нападения из-за кустов и деревьев даже белым днём.
  
  Глава 8.
  
  А в это время Мария подходила к охотничьему домику. Там постоянно жил один старый охотник Жан, время от времени доставлявший в замок дичь. Девушка прекрасно знала, как попасть вовнутрь огороженного высоким забором двухэтажного домика. Ловко взбираясь на дуб, она по веткам прошла над забором и таким же образом дотянулась до окна. Её окно в комнате было не закрыто на щеколду, поэтому Мария отворила его без труда.
  Переодевшись в костюм, она спустилась по лестнице в комнату. Огромный камин и украшенные чучелами стены, стол со стульями и шкаф с посудой - вот и все украшение охотничьего домика. Девушка уловила запах томящегося зайца со специями, и двинулась в сторону кухни. Желудок мгновенно отреагировал на запах еды, ведя хозяйку в правильном направлении.
  Старик не удивился появлению хозяйской дочери, так как она частенько проделывала этот фокус. Удержать её в замке было невозможным, когда наступал сезон охоты или скука одолевала. Родитель сам научил её охотиться, а теперь пожинал плоды. Мария частенько прибегала в этот охотничий домик, который выглядел как неприступная крепость. Молодой паж, а именно в таком костюме охотилась девушка, не вызывал ни у кого подозрений о маскараде.
  - Доброе утро госпожа Мария! Кушать будете? Вчера заяц попал в силок, вот теперь готовлю. Вы одна пожаловали или с батюшкой?
  - Одна. На наш замок напали разбойники. Но не переживай, я сделала всё, как учил меня батюшка. Двое рыскали по лесу, искали меня, но я от них спряталась. Как только смогла, сразу сюда прибежала. Позавтракаем вместе, а потом сходи и узнай что и к чему. А я здесь подожду, да и приберусь заодно.
  - Хорошо, госпожа, как скажете. Мне как раз за хлебом надо сходить, а то одни сухари остались. Доставайте тарелки и ложки. А я котелок с травками повешу над огоньком, может быть, пить захотите, такие как вы любите.
  - Спасибо за всё, - девушка принесла тарелки, а старый охотник принялся доставать дымящееся рагу. Его аппетитный аромат, давно заставил желудок требовательно урчать, что ни как не соответствовало этикету. Ну, какой здесь, в глуши, мог быть этикет?! Правильно, ни какого! Следовательно, налетай и кушай пока горячее.
  Они сидели за одним столом, наперегонки стуча ложками. Старик принес из чулана бутылку вина и, не спрашивая разрешения, налил по стаканчику.
  Девушка с удовольствием пригубила вино, которое было из родительского погреба. Отец любил хорошее вино и прекрасно его делал. Каждый глоток с радостью проскальзывал вовнутрь, доставляя незабываемые ощущения. Оно отлично подходило к тушеному зайцу, поэтому ранний завтрак выглядел как обед. Но здесь в лесу, мало кто прибегал к еде по часам, потому что пойманный зверь мгновенно разделывался и подавался к столу.
  - Жан! Спасибо за рагу. Ты готовишь лучше нашей кухарки. У нее заяц таким нежным и вкусным не получается.
  - Спасибо госпожа! У вас сегодня аппетит за двоих. Небось, набегались по лесу с голодным животом. Надо осторожной быть! Чай не маленькая!
  От мысли "за двоих", Мария побледнела, а настроение и аппетит просто улетучились. Как я не могла подумать, что могу забеременеть! Как я могла до такого докатиться! Поддалась чувствам и обаянию! Терзала, а точнее бичевала себя девушка. Но поздно об этом думать и строить планы, время покажет и рассудит. С трудом проглотив последние ложки вкусного рагу, которое вмиг потеряло свой вкус и аромат, став невкусным и пресным.
  Мария отправилась в свою комнату, где ей отец разрешил занять крохотную комнату с мансардой. Скат крыши девушка использовала с умом, повесив штору на потолок. Получилось красиво и уютно, ведь штора закрывала узкую кровать. Точнее сказать, это был деревянный топчан, на который положили перину, простынь, подушку и всё накрыли покрывалом из шкур. Огромная оленья шкура висела на стене, закрывая деревянные стены и, фактически заменяла ковер над кроватью. Деревянный сундук с замком хранил её вещи и некоторые тайны, о которых не знал ни кто, даже сестра. У каждой девушки есть свои сокровища, которые дороги и о чём-то напоминают. Естественно, они напоминают о прошлом, о его счастливых моментах, которых никогда не вернуть. Остались лишь крохотные воспоминания, поместившиеся вот в этой шкатулке.
  Девушка достала резную шкатулку, оббитую медью, с хитрым замком. Привычно повернув завиток, она вытащила шпильку, после чего открыла крышку.
  Вот засохшая роза. Сейчас она желтая и сморщенные лепестки едва источают цветочный запах. Раньше она благоухала так, что кружилась голова, а белоснежные лепестки соперничали по чистоте с итальянским кружевом. Отец привез из Италии куст белой розы ей в подарок на пятнадцатилетие. Глиняная ваза, в которой он подарил куст, долго стояла в комнате у её кровати, распространяя пьянящий аромат вокруг. Позже она высадила её в грунт, к остальным розам, а к зиме пересаживала в вазу. Первый цветок она сорвала и засушила, вот он лежит перед ней. Такое прекрасное воспоминание!
  Дальше она достала сложенный носовой платок, который случайно обронил первый претендент на её руку. Белый овальный и тонкий батист был искусно обшит кружевом. Молодой человек увидел её на ярмарке вместе с родителями и воспылал неземной любовью. Он писал ей стихи и читал их перед окном, это было так мило!
  Софи обычно долго смеялась над рифмой влюблённого сочинителя, но Мария и сама понимала, что они далеко не идеальны. С другой стороны, как могут быть идеальны стихи, идущие из влюблённого сердца? Конечно, молодой человек впервые сочиняет стихи и делает это так, как может, он не настоящий поэт!
  Родители не запрещали сидеть им в зале у открытого окна с решёткой, но наблюдали за ними, а особенно за ним. Молодой человек дважды в неделю читал свои пламенные стихи, не решаясь передать записку или нежную розу, которой махал в рифму. Он целовал розу, а потом уложил её за пазуху ближе к сердцу и, кланяясь до земли, уходил. Это вызывало у сестёр бурю эмоций, и они аплодировали влюблённому человеку. Актёрского мастерства у него было больше, чем писательского. Софи считала это прекрасным развлечением в их скучном замке, а Мария соглашалась с ней. Всё это было так романтично!
  Недолго думая, он решил просить руку возлюбленной у её отца. Просить то он просил, но отец посчитал, что рано отдавать дочь из дома в чужую семью. В то время её исполнилось пятнадцать лет. Молодой человек пылко доказывал, как он любит его дочь, но родитель был непреклонен в своём решении. Он дал жениху отсрочку в год, по истечении срока, примет окончательное решение. Тот в расстроенных чувствах, обронил платок на лестнице, когда выходил из кабинета графа. Мария подобрала кусочек белого батиста, с кружевом. Через год жених не появился, но приятный молодой человек оставил след в ее душе.
  Строгие правила воспитания maman не позволяли открыто появляться вне пределов замка, поэтому молодых людей можно было видеть только через окно. К этому можно добавить, что на окнах были кованные ажурные решетки, а двор замка был как на ладони. Девушки жили в замке, рассчитывая, что их из заточения спасет принц на белом коне, обычно, так воспевали любовь в балладах. девушка была спрятана в высокой и недоступной башне. Других способов выйти из родного гнезда у них просто не было. Мечтать они имели полное право, но только тогда, когда у них будет свободное время. Вот так они и мечтали, поздними вечерами, рассматривая звезды на темно-синем бархате неба. Крохотные, но яркие алмазы дарили покой и надежду, что впереди всё будет замечательно!
  На самом дне шкатулке лежала большая блестящая пуговица, которую подарил ей мальчик. Они ехали из Парижа всей семьей, когда гроза и страшный ливень, заставили их случайно повернуть в сторону. Они совсем немного не доехали до постоялого двора, что и к лучшему. Её тогда было пять лет, а помнится как сейчас.
  Их приютила семья в большом замке, темном и сумрачном. Родители рассаживались около горевшего камина, а няня возилась с детьми, которые устали и капризничали. Мария плакала, стоя на каменном полу, потому, что болели ноги, хотелось спать. Она подошла к сидевшему мальчику лет четырнадцати, на груди которого заметила блестящий медальон. Он её заворожил, переливаясь в мерцающем пламени свечей. Мария вздрогнула от воспоминаний и упустила пуговицу. Она жгла её пальцы, словно кипящая смола.
  Тогда, забыв обо всём на свете, она подошла к нему и протянула вверх руки, а тот взял её к себе на колени. Мария помнила, как сразу вцепилась в этот медальон двумя руками. Тот разрешил ей поиграть с ним, хотя она в него вцепилась, не дожидаясь разрешения.
  Родители смеялись, обсуждая поведение дочери, которая никогда к чужим людям не подходила. А здесь спокойно сидит, играясь золотым медальоном, не обращая ни на кого внимания. Она долго не отпускала его из рук, а когда пришло время спать, то началась истерика. Тогда подросток достал из висевшего кошелька на поясе блестящую большую пуговицу. Он подарил её пятилетней девочке. Она помнит, как долго рассматривала её, прежде чем расстаться с медальоном, который притягивал её взор. Согласившись на такой обмен, пухленькая маленькая девочка сама слезла с его колен и пошла к няне, зажав в пухлый кулачок подарок и, оглянувшись из-за юбки няни, подарила первую улыбку чужаку.
   Мария привычным жестом, провела по груди, пытаясь почувствовать крохотный золотой медальон, который помогал ей в минуты волнений, но золотой храбрый зайчонок исчез. От этой потери у неё навернулись на глазах слезы, она принялась лихорадочно вспоминать, когда видела его в последний раз. Вспомнить было не особо трудно, это было в постели с Филиппом, который неоднократно брал его в руки, любуясь изящной работой мастера.
  Слезы настоящим бурным речным потоком устремились из глаз. Просто пришло время поплакать и расстаться с детскими иллюзиями. Она сделала самостоятельно первый шаг во взрослый мир, а он так опасен и коварен! Мария оплакивала свои чувства, безжалостно растоптанные похотливым Филиппом, который посмел отнять самое дорогое у девушки. Мало того, что он её не узнал, так как распускал свой павлиний хвост перед молоденькой белошвейкой из замка! Наглец!
  Мария чувствовала, как ярость высушивает слёзы, а ей хотелось сделать ему больно, очень больно. Месть стала для неё той силой, которая горы свернет, да реки вспять потекут. Она принялась строить план мести красавчику-Филиппу, уверенному в себе и в свое безнаказанности. Пусть кара небесная постигнет его на моём пути, пусть помучается и поживет в неведении, пока сам не узнает меня, так рассуждала про себя девушка. А свою любовь пусть поищет по белому свету!
  Вечером охотничий домик принимал гостей. Сначала появились слуги с продуктами, а потом появился родитель. В это время Мария ужинала при свечах со стариком, поэтому граф с удовольствием присоединился к ним.
  Жаркое из зайца пригодилось к ужину, а бокал вина папа проглотил быстрее обычного. Сказывались нервы. Стоило ему покинуть на пару дней замок, как сразу посыпались неприятности. Разбойники пытались ограбить замок, что им не удалось. Младшая дочь одна побежала за помощью и фактически помогла схватить разбойников. Он всматривался в лицо дочери, пытаясь отыскать что-то постороннее, но, увы, сегодня ему не повезло. Она была мила и усиленно поглощала пищу. Это казалось ему странным до того момента, пока он сам, незаметно для себя, полностью проглотил жаркое из своей миски. Оно действительно было великолепным, таяло во рту, словно это был нежный молочный поросёнок, заколотый поутру. Старик всегда изумительно готовил дичь, кухарка в замке так не могла, сколько не пыталась. Наверно, секрет либо в руках, либо в голове, решил граф де Бюси, отправляя в рот последние кусочки из глиняной миски.
  - Дорогая, пора собираться домой, maman вся извелась, как и сестра. Она сильно переживает за тебя.
  - Хорошо отец, я готова. Сейчас соберу и помою посуду. Это несколько минут. Если хотите, я налью вам вина, - Мария быстро поднялась из-за стола, собрала посуду и налила две чарки вина.
  Старик пытался возразить на подобную вольность в присутствии хозяина, но девушка улыбнулась в ответ и решительно прикрыла рукой ладонь старика Жана.
  - Спасибо за вкусное жаркое, вкуснее ничего в жизни не ела! Бокал вина немного отвлечёт вас, а я наведу порядок. Спасибо за все Жан, - с этими словами она поцеловала его в морщинистую щеку.
  Она очень любила старика Жана, который рассказывал кучу охотничьих историй, знал много о зверье лесном. Иногда приносил в замок разные игрушки из шкурок и вырезанных кореньев. Олени, зайцы, лисы, крохотная корзинка с грибами - это были прелестные поделки из леса, и Мария обожала их, в отличии от сестры, и всегда ждала. Когда она подросла, то с удовольствием слушала рассказы старого охотника.
  Отец привел с собой ее любимую кобылку Ласточку, белую и смирную. Четверо слуг дожидались во дворе охотничьего домика, поэтому по лесу с таким эскортом было ехать не страшно, да и злодеи пойманы. Замок находился в паре лье от леса, поэтому через двадцать минут все были у ворот замка.
  Maman, нетерпеливо расхаживая во дворе замка, комкала в руках кружевной платок. Она ужасно беспокоилась за младшенькую дочь, потому, что она маленькая, худенькая, беззащитная, но с характером. Когда она увидела супруга с дочерью, то слезы брызнули из её красивых синих глаз. Она бросилась к ним, как наседка на коршуна, не видя вокруг никого и не обращая внимание.
  - О, моя девочка! Как я переживала за тебя! Один Господь знает, сколько молилась о твоем благополучии! С тобой все в порядке? - она обнимала дочь, обильно поливая слезами.
  - Maman! Со мной всё хорошо, зачем ты так переживала? Я ведь взрослая и могу постоять за себя! Здешние места мне хорошо знакомы, поэтому всё прошло замечательно.
  - Дамы! Заходите в комнаты, там подробно поговорим обо всём, - с этими словами
  отец семейства взял обеих за талии и подтолкнул к двери.
  Служанки приветствовали молодую госпожу низкими поклонами, ведь все знали, что именно она позвала на помощь. Помощь, которая разогнала разбойников, но и помогла потом схватить их, избавив их всех, да и округу, от постоянной опасности.
  Maman приказала служанкам ещё нагреть воды, что бы Мария привела себя в порядок. Переполох, вызванный нападением, был едва заметен. Серебряные вещи, спрятанные в бочке с вином, достали. А молоденькие служанки с помощью мела, удаляли черноту с серебра. Ну, что же это издержки, а не потеря ценного имущества.
  - Лучше натирать целый день серебряные подсвечники, чем искать их неизвестно где, - вот на такой философской ноте, дражайшая супруга, окончила препирательства между молоденьких служанок, недовольных такой кропотливой и утомительной работой. Выдраивать и начищать, всевозможные завитки и витые украшения было сложно, но возможно. Это дважды делали каждый год, поэтому чуть больше работы, не повредит ни кому. Старинное серебро для этого и создано, чтобы лелеять и чистить его время от времени, чтобы радовать глаз.
  Мария с удовольствием погрузилась в горячую воду, чувствуя, как уходит боль. Ноги болели сильно, словно весь день провела в седле. Наверное, так бывает первый раз, поэтому больно, подумала про себя девушка, стараясь не хмуриться. Maman всегда что-то вынюхивает, вечно подслушивает, что бы быть в курсе всех событий в замке. Она знала ВСЁ и про всех. Её трудно было удивить произошедшим. Глава семьи несколько раз пытался что-то сказать и тем самым удивить дражайшую половину, но не смог. Она знала действительно ВСЁ в округе, а тем более в замке.
  Теперь надо обвести maman вокруг пальца, насколько это будет возможно. Задача очень не простая, но если постараться, то все будет хорошо. Так строила планы Мария, погрузившись по шею в горячую душистую воду. Сегодня добавили в воду несколько капелек розового масла, поэтому все вокруг нежно благоухало. Душистый аромат отвлек девушку от посторонних мыслей, заставляя насладиться отдыхом.
  А в это время maman рассматривала вещи дочери. Запах тины, которым несло от одежды, был невыносим, но она скрупулезно рассматривала каждый шов. Не считая несколько порванных мест в юбке и оторванного кружева на нижней юбке, всё было целым. Шнуровка на корсете не повреждена, одни зелёные пятна от травы, странно. Она чувствовала, что здесь что-то не так, но придраться было не к чему.
  Мария наслаждалась горячей водой, расслабившись и растворившись в аромате. Дома хорошо - это точно! С большой неохотой она вылезла из воды, а служанка обмотала её простыней. Усевшись около догорающего камина, она стала сушить волосы. Чистое лицо и кожа сияли, поэтому глядя на неё, maman успокоилась.
   Дочь ведет себя спокойно и не нервничает, возможно, бурное воображение сыграло со мной материнскую шутку, подумала про себя maman. Она не знала, какая буря чувств, проносится в душе у дочери, тщательно скрытой спокойствием.
  Годы обучения не прошли даром - вот такая печальная истина, думала девушка, когда служанка принялась ей медленно распутывать и расчесывать влажные волосы.
  Она пошла в кабинет отца, где тот дожидался её. Он сидел в любимом кресле с бокалом вина и с тарелкой сыра перед ним на столе.
  - Вы хотели меня видеть? - спросила Мария, входя в кабинет.
  - Да, дочь моя. Я хотел с тобой поговорить о случившемся. Ты мне рас-скажешь? Присядь сюда, - он указал на кресло напротив стола.
  - Не знаю с чего начать. В замке все испугались, но сделали всё, как вы нам велели. Все серебро спрятали в бочке с вином, а потом спрятались в потайной комнате. Софи так дрожала и боялась, что я решила закрыть на засов, а сама спустилась по веревке из комнаты.
  - Откуда у вас в комнате веревка? Чего я еще не знаю? - вкрадчиво спросил родитель, подозревая худшее - заговор среди дочерей.
  - Отец! Она всегда лежала в моём сундуке, осенью я нарывала корзинку яблок и привязывала их к веревке, а Софи поднимала их к нам в комнату. Больше ничего такого не было! Честное слово!
  - Так вот куда девались самые красивые яблоки! И ни кто не видел, как вы проделывали это?
  - Нет, отец, ни кто не видел. Я спустилась по веревке и сняла чепец. Потом побежала к лесу. Там я просидела в большом кусте несколько минут, когда прошли двое. Они искали меня, но я их снова обхитрила. Они пошли искать в сторону замка, а я побежала к реке.
  - Но ты не умеешь плавать! Зачем ты туда пошла? - отец вскочил и при-нялся нервно расхаживать по кабинету, продолжая переживать за дочь, которая в добром здравии сидела на резном стуле около массивного и любимого стола.
  - Да, но у меня не было выбора куда идти. У меня был только один кин-жал, а их было двое! Я осторожно вошла в воду, но успела спрятаться за корягу. Те двое услышали, как я наступила на палку. Один со зла оттолкнул корягу, и она поплыла! Я так испугалась! Потом ветка застряла на мелководье, что находится дальше дубравы, и я вышла на правый берег. Там меня схватил воин, думая, что я из деревни, около старой разрушенной мельницы, которую они окружили. Я им сразу сказала, что напали на замок, они собрались и все ускакали туда. А я вышла к реке, там, где брод, перешла через неё и пошла к нашему охотничьему домику. Правда, по дороге мне пришлось остаток дня, всю ночь и полдня до самого вечера просидеть в кустах, так как по лесу бродили разбойники. Некоторые были слегка ранены и едва передвигались, прячась в кустах при малейшем шорохе. Один такой разбойник лежал около меня с раненой ногой, его под вечер нашёл друг, раненный в руку, и они куда-то ушли. Я уснула, ожидая, когда они уйдут подальше, а на рассвете пробралась по дереву к себе в комнату и уснула, а утром вышла. Вот и всё.
  - Точно всё? - переспросил её грозный отец, пытаясь найти нестыковку в словах дочери.
  - Мне больше нечего добавить, я всё рассказала, - обиженно произнесла Мария, а не прошеная слеза медленно покатилась по щеке, а ладонь прикрыла рот. После долгого купания у неё слипались глаза, а спать хотелось как никогда. Она зевала постоянно, почти до слёз, стараясь прилично себя вести.
  - Ладно, иди, отдыхай, - смилостивился отец, чувствуя, что дочь действительно устала, да и сегодня от неё не добьётся всей правды. Завтра может повториться такая же история.
  Он выпил остатки вина, раздумывая, как поговорить откровенно с дочерью. Супруга об этом знать не должна, иначе плешь проест из-за того, что он отсутствовал, когда их грабили, свалив всю вину на него. В конце концов, он не мог всё знать и предусмотреть всего!
  Разбойники наблюдали за замком, а значит, жили недалеко в лесу, поэтому прекрасно знали, что он в отъезде, и, следовательно, напали на замок и деревню. Они явно не ожидали отпора и быстрой помощи извне. Только чудо спасло замок и всех жителей. Если бы не его дочь, то он мог потерять всю семью и всё имущество. Жители деревни до сих пор благодарят его за смелую дочь. Долгие разговоры в этом кабинете не прошли даром!
  Приятные слова благодарности, гордость за его любимую дочь, бальзамом проливались на ноющее сердце графа. Это действительно чудо! Очень жаль, что Мария не сын, но она прекрасная смелая дочь, с которой приятно вести беседу на любую тему, да и немного поохотиться на зверя лесного. Она заменила ему сына, о котором он мечтал, поэтому и относился к ней, как к сыну.
  Мария пришла в их спальню, где её ждала Софи. С радостным криком та бросилась ей на шею, бурно показывая свою радость. Она всегда обожала и безумно любила свою младшую сестру, поэтому они никогда не ссорились, жили мирно и дружно.
  - Ты знаешь, как мы все переживали за тебя! Все плакали и боялись разбойников. А ты такая смелая, всех спасла! Я так рада, так рада! Как ты себя чувствуешь? - она с испугом рассматривала бледной лицо сестры.
  - Спасибо Софи за теплые слова, но я так устала и хочу спать. Поговорим об этом завтра, ладно? - Мария подняла ставшие неожиданно тяжелые веки. Усталость дала о себе знать. Дома всегда тепло и уютно, можно расслабиться и забыть всё, что было не хорошего.
  - Конечно, отдыхай, ты заслужила такие почести! Я тебе завидую белой завистью, у меня духу не хватило спуститься по веревке и плыть по реке! Отдыхай, я буду вести как мышка. Если что-то захочешь, то я принесу из кухни. Там много вкусненького! Кухарка постаралась приготовить твои любимые блюда к твоему появлению.
   Мария переоделась с помощью сестры, так как руки просто не поднимались и не держали ткань в пальцах. Софи заботливо помогала Марии раздеться и надеть ночную рубашку, расчесать длинные волосы, чтобы спрятать их под чепец. Мария легла в кровать, а сестра аккуратно укрыла её, но потом не удержалась и обняла сестру.
  - Я тебя люблю сестрица! Всю ночь буду охранять тебя и тихо вести себя. Спи, я люблю тебя! - Софи увидела в ответ на свои признания мягкую улыбку, которая растаяла через несколько мгновений, так как сестра мгновенно уснула.
  Сон пришёл к ней сразу, а поэтому она не видела, как сестра долго сидела около кровати и смотрела на неё. Все-таки Софи любила свою младшую сестру, что бы там не говорили остальные, считая, что она младшую сестру использует. Конечно, Софи любила себя больше всех и старалась делать так, как ей хочется, но Мария была её самой единственной подругой, тем боле, что через пару месяцев свадьба, и они разъедутся. Хотя Софи останется здесь с мужем, то Мария уедет жить в другое место. C"est la vie, как говорят французы.
  Мария спала всю ночь и проспала утро, так как родители запретили её будить. Перенесенные испытания сильно утомили девушку, поэтому сон самое лучшее лекарство от усталости и стресса.
  
  Глава 9.
  
  Проснувшись почти в полдень, девушка умылась из кувшина, чувствуя, как кожа наполняется влагой, а сон стремительно исчезает. На кухне её покормили вкусным сырным пирогом, поставили кружку с молоком и миску с липовым медом. Довольная и счастливая, девушка побежала искать сестру и maman. Они перебирали постельное белье, которое должно стать их приданным. Все обрадовались, что спасительница проснулась, и сможет им помочь. До обеда они пересчитывали количество простыней и наволочек, салфеток и скатертей, ажурных носовых платочков. Всё количество надо было разделить на два сундука, а сверху написать список с содержимым.
   Приданное дочерям было одинаковым, а разница составляла только в том, кто, где будет жить. А это сущие пустяки, поверьте. Старшая дочь выходит за младшего сына, а старший сын берет младшую дочь. Так что жильем обеспечены все. Родители давно покупали посуду и прочую домашнюю утварь, поэтому оставалось только пересчитать и разложить по сундукам. Часть сундуков останется в этой комнате, а другая переедет в другой замок.
   Maman, то и дело бросала взгляды на младшую дочь, но не заметила ничего странного в поведении дочери. Последнее ей не нравилось, она чувствовала, что здесь что-то не так, но что? Время покажет кто прав, а кто виноват, но не дай Бог, что действительно покажет. Maman перекрестилась, оглянувшись на всякий случай. Она не хотела, чтобы кто-то видел её терзания и переживания, поселившиеся в её сердце.
  В подобных хлопотах пролетело три недели, заканчивалась четвёртая, а maman терпеливо ждала. Мария прекрасно понимала, что чуда не свершилось. Она была в положении, а тут maman ходит кругами вокруг да около, как коршун над цыплятами, постепенно сужая круги. Она зорко наблюдала за всем вокруг и за всеми, кто так близко и так дорог ей. Дочери вели себя как обычно и не давали повода для беспокойства. Но именно это было странным, так как какой-то противный, маленький червячок день за днём грыз мозги, не давая избавиться от мысли, что что-то не так.
  Девушка просто порезала палец, который почему-то долго не заживал. Вроде бы план удался, но расслабляться не стоит. Через месяц свадьба, а чувство вины преследовало девушку. Если разобраться, то по идее не должно, но ...
  Буквально через пару недель приехал мрачный и похудевший Филипп и надолго исчез в отцовом кабинете. Служанка туда даже еду приносила. О чем был разговор, ни кто не знал и даже не догадывался. Это была тайна средь бела дня, покрытая мраком. Тайна, о которой даже толстые стены молчат, а, как известно, и у стен бывают уши, но только не сегодня.
   А разговор был о Лотти, конечно, только о ней. Филипп, измученный делами и поисками возлюбленной, чувствовал себя не в своей тарелке. Он прочесал всю округу и расспросил всех местных жителей, но некоторые рассказывали печальную историю об утонувшей девушке по имени Шарлотта.
  Как честный человек и человек слова, Филипп не мог обманывать свою невесту, зная, что любит простую служанку. С одной стороны, Лотти была внебрачной дочерью графа, он был в этом уверен. Из чувства долга Филипп пришел к графу и вызвал его на откровенный разговор. Конечно, у него появился маленький и единственный шанс избежать свадьбы, а, следовательно, остаться свободным и независимым. Этот разговор должен снять с него ответственность за срыв торжества, сделав его невиновным перед своей семьёй. Так планировал Филипп, но ты предполагаешь, а Бог располагает.
  - Прошу прощения за мой неожиданный визит, но я должен объясниться с вами по поводу вашей дочери и предстоящей свадьбы. Прошу прощения за столь грубые слова, но я не могу сделать вашу дочь счастливой в браке. Это я должен сказать вам лично, а потом если надо, то и вашей дочери. Прошу меня правильно понять, но я встретил одну девушку и влюбился. Я не могу жить без неё! Конечно, я дал слово своему отцу и если надо, то сдержу его. Вернее, обязательно сдержу его, как бы мне тяжело и трудно не было. Мне совсем не хочется упускать своё счастье, свою любовь. Я впервые в жизни ощутил это прекрасное чувство в своей груди, а моё сердце бьётся в унисон с любовью. У вас в замке работает белошвейка Шарлотта. Вот в нее я влюбился. Прошу меня простить за столь резкий тон, но мне кажется, вы знаете, где её найти, - он выжидающе взглянул на графа.
  На того пламенная речь произвела впечатление, но он мягко поинтересовался:
  - Почему вы уверены, что я знаю эту Шарлотту?
  - Судя по её воспитанию, в её жилах должна течь хотя бы часть благородной крови. Мне кажется, что вы должны её знать.
  - Если вы намекаете, что это моя внебрачная дочь, то это слишком, по-верьте мне! У меня только две дочери, а терпение не безгранично! А ваша белошвейка Шарлотта умерла год назад, утонув в реке. Это был несчастный случай, она не умела плавать, но попыталась нарвать кувшинок. Рано утром она вышла из замка и так и не вернулась. На берегу нашли её платье и обувь, а через несколько дней и её тело. Несколько женщин рассказывали, что видели девушку, идущую по воде во всём белом. Многие считают, что это душа девушки бродит около реки. Обычно её видят перед сильной грозой или дождём, но это всё, что могу вам поведать о бедной девушке. Прошу меня простить за такой рассказ, но поверьте, это чистая правда, можете спросить у любого в замке и вам расскажут печальную историю. Прошу прощения за подобное печальное известие, - с этими словами он поднялся из-за стола и дернул за шнурок.
  Вскоре появилась служанка, которой был дан наказ, быстро приготовить и принести в кабинет обед. Это было сделано в рекордные сроки.
  - Прошу вас простить за мою страстную речь, но поверьте, девушка запала мне в сердце. Я не знаю, что мне делать. Мне не хочется обманывать вашу дочь, она не заслуживает этого. Поэтому, прошу вас разрешить мне поговорить с Марией. Она должна знать всю правду. Слово данное мною, я, безусловно, выполню, но полюбить вашу дочь будет намного труднее. Она должна знать всё.
  - Справедливое решение, мальчик мой, но не слишком ты торопишься с этим? Может быть, позже поговоришь? Зачем ей знать всю правду? Ты не любил её до нашего соглашения, возможно, не полюбишь и после свадьбы. Брак - это договор между двумя семьями, ради выгоды, ради мощи, ради союза, ради дружбы. Породнившись, каждая сторона получает верного союзника и поддержку, как и помощь в войне. Любовь в браке бывает, но редко. Прости, что я тебе это говорю, но это именно так, поверь мне, я прожил достаточно долго, чтобы прийти к этому выводу. Моя супруга не любила меня, она почти не знала меня, так как наши родители договорились за нашей спиной, но я сделал всё, чтобы она влюбилась в меня. Именно эту любовь мы поддерживаем друг в друге, заставляя каждый божий день быть особенным. Мой отец дал мне простой совет перед свадьбой, который принёс счастье и любовь в наш брак: надо любить свою жену, словно она единственная женщина на свете! Представь себе, что ты Адам, а она твоя Ева! Когда в любви один целует, а другой подставляет щёку, то это просто брак, договор, но ни как союз любящих друг друга супругов. Анри и Софи приглянулись друг другу, дай Бог, они будут жить в любви и согласии, порадуют нас детьми. Мария и вы, даже не пытались достигнуть компромисса, сблизиться, поэтому у вас будет просто брак, а любовь придет позже с годами. Я надеюсь, что время лечит, а Бог поможет вам в семейной жизни. Поступай, как знаешь, но легкого пути после таких слов моей дочери, не ищи. Я хорошо её знаю, поэтому ей лучше не знать твоих колебаний и эту историю, она упряма и любит стоять на своём. Если что вобьёт в голову и знает, что она права, то я тебе не завидую мальчик мой. Это просто дружеский совет для будущего родственника. Но если хочешь, сделай по-своему, я буду не против твоего поступка. Ты честно поступил, поставив меня в известность и я, как глава семьи приму верное решение в сложившейся ситуации. Я сохраню твой секрет, а ты поступай так, как велит тебе сердце. Это только твоё решение. А вот и обед, - произнес граф, услышав легкий стук в дверь.
  После обеда он долго разговаривали на всевозможные темы, пытаясь выяснить, кто, чем дышит. Однако после этого Филипп вновь попросил у графа разрешения поговорить с Марией наедине. Тот не возражал, видя настойчивость Филиппа. Он честно поступил, заранее зная, какой неприятный разговор предстоит и чем он может закончиться. Но здесь, даже отец не предвидел нового поворота всей неожиданной истории. Настоящий мужчина должен нести ответственность за свои поступки и дела.
  Для приватного разговора, он оставил им свой кабинет. Девушка вошла, не зная, о чем пойдет речь, поэтому её сердечко колотилось как у зайца, спасающегося от коварной и хитрой лисы. Филипп снова не узнал её, мельком окинув неподвижную фигуру у стола. Это входило в его привычку, а суженный до сих пор так и не пытался толком её рассмотреть. Он смотрел на неё, как на неизбежность, уготованную ему судьбой, от которой никуда не деться и не отвертеться. Хотя, именно сегодня ему приоткрылась крохотная лазейка, чтобы самому решать свою судьбу. Филипп искренне надеялся, что Мария поможет ему в этом, а чистосердечное признание всегда смягчает приговор, делая его немного мягче, не таким болезненным. Девушка мгновенно ощетинилась иголками, как ёжик, распрямила плечи, настраиваясь воинственно, поэтому мысленно посылала на голову этого несчастного кару небесную. Похудевшее лицо и запавшие глаза от усталости или скрытого недуга, немного порадовали её и предали смелости и уверенности в своих силах.
  - Прошу у вас прощения за мои слова, но я должен их вам сказать, иначе буду чувствовать себя лжецом и негодяем. Ваш отец сказал, что договор останется в силе и свадьба состоится, но это не всё. Понимаете, так получилось, что я встретил прекрасную незнакомку и влюбился в неё. Но граф сказал, что она умерла год назад, а я видел видение. Это не так, поверьте мне! Я держал её в объятиях, наслаждаясь чистотой и кротостью, красотой и страстью! Если вы не захотите выйти за меня замуж, то я пойму ваш отказ. Я должен был вам это сказать до свадьбы, чтобы не чувствовать виноватым из-за того, что мы не любим друг друга. Если вы меня примите таким, то я исполню долг перед нашими родителями. Я не смогу вас полюбить сейчас, но и возможно, никогда. Простите меня, если вы поняли меня, - Филипп смотрел на гордое и холодное изваяние, которое едва дышало от подобной перспективы. Болезненный удар был получен, и оставалось только надеяться на желаемый результат.
  Он ошибся в одном, потому что не обида, а гнев душил её сильнее всего на свете. Бледность покрыла щёки девушки, а руки сжались на мгновение в кулак и медленно вернулись в прежнее состояние. Вероятно, будущий тесть был прав, не стоило рассказывать о своей любви своей невесте, это довольно глупо, но и поздно. Она была в гневе, это Филипп понял прежде, чем увидел и почувствовал его действие на себе. Любовный недуг бередил его сердце! Такой неутешительный вывод сделала Мария, он любил её, но искал только нимфу речную Лотти. Это была его непростительная ошибка, за которую он заплатит высокую цену!
  - Прошу меня простить, но я за это время тоже влюбилась в другого и жду от него ребенка. Поэтому, если вы бросите меня, я вас прекрасно пойму. Вы потеряли любимую, которая похожа на призрака, а я рожу ребенка, который будет для меня радостью и любовью! Я буду смотреть и вспоминать те короткие мгновения, когда любовь жила в моём сердце. Договор, данный родителям, я выполню в любом случае. Прошу меня простить за столь резкие слова, но хорошо, что мы всё сказали друг другу и теперь у нас нет тайн! Мои родители не знают об этом, поэтому прошу вас сохранить всё в тайне, если вы настоящий мужчина и, зная тайну, вы откажетесь от меня, - Мария была спокойна как никогда, слегка улыбаясь, когда Филипп просто побледнел от ярости. Лёгкий румянец покрыл бледные щеки девушки и мягкая, но печальная улыбка осветила лицо.
  - Мы квиты! Видит Бог, я выполню обещание, данное отцу, но наша ночная жизнь будет происходить в разных комнатах! Всего вам хорошего! Встретимся на свадьбе, - Филипп поклонился и вышел из кабинета, лучше сказать, вылетел как пуля из пистолета.
  Действительно встреча удалась, еще не жена, а рога начали расти! Если бы не пришел на встречу, то не знал что и как. Теперь знаю много и очень ценной информации, лучше бы это не знать! Филипп просто был взбешен, но теперь они квиты, но он сам хотел этого разговора. Если он откажется, от свадьбы, то отца разобьёт паралич или накроет припадок. Тогда ему кровь пускали несколько дней подряд, а он стал похож на немощного восьмидесятилетнего старика. Господи, как всё сложно и запутано! Да поможет нам Бог! Он перекрестился и стремительно пошел дальше по коридору к лестнице.
  Мария вышла из кабинета, но из-за угла показалась maman, которую не пустили в кабинет и не поставили в известность о таинственных и загадочных событиях.
  - Милая, что произошло? Свадьба отменяется? Не молчи, отвечай на вопросы, - она просто дрожала от переполнявших эмоций, которые внезапно охватили её с ног до головы.
  - Maman! Свадьба состоится, просто мы немного поговорили о семейной жизни. Прошу прощения, но от этих разговоров у меня разболелась голова. Все эти мелочи и уточнения, свадебные приготовления - это так утомительно! Разрешите, я пойду к себе в комнату? - она взглянула на очень недовольную таким коротким разговором maman.
  - Хорошо, иди, отдыхай, а я поговорю с мужем. Передай сестре, что бы пришла на кухню. Maman долго смотрела в след дочери, пытаясь понять, что она пропустила у себя под носом. Неведение раздражало её сильнее всего на свете. Разговор с дочерью ничего полезного ей не дал, а должен был. Такая непонятная и запущенная история между женихом и невестой!
   Дражайший супруг уклонился от её вопросов, ответив, что это был мужской разговор. Мария пришла просто поприветствовать своего жениха, с которым не очень ровные отношения, вот и всё. Естественно, ответ не доставил ей удовлетворения. Младшая дочь не сознается даже под пытками о разговоре с отцом. Она вся пошла в него, особенно характер. С плохим настроением и легким приступом гнева, дражайшая супруга покинула кабинет супруга, фактически, ни с чем. Словно, она туда и не входила. Это было слишком!
  Она металась по замку, пытаясь найти хотя бы одну вескую причину, по которой Филипп приезжал к ним. Можно было приехать только в одном случае - в случае отмены свадьбы. Но свадьба состоится, значит, дело в чём-то другом. Но в чём?! Мария вышла немного на взводе, но не плакала, но и не радовалось. В её глазах горели отблески триумфа, а значит, что она имеет власть над своим женихом. А как она может командовать им, если они встречали только здесь! Или их встреча произошла раньше, ведь разбойников схватил Филипп с охотниками? Если они пересекались в лесу, то возможно разговаривали. Что-то не то, да и не те мысли лезут в голову, больше просто не понять. Значит, время не пришло. Сегодня не мой день, подумала maman, и грустно вздохнув, отправилась по делам на тёплую кухню.
  Сердечные и душевные дела могут подождать, а голодный желудок этого не сделает. Тем более что контроль должен быть всегда и во всём. Подобная тактика ведения хозяйства давала весомые результаты. Экономия во всём давала неплохое подспорье, поэтому деньги всегда водились. Стоило дать немного послабления, так потом на голову взберутся, да ноги свесят. Благодаря экономии, у них было крепкое хозяйство, тем более, что хозяйка всегда знала как обстоят дела. А её экономки и поварихи славились далеко за пределами края, что приносило неплохой доход. Считалось большой удачей, когда госпожа заметит девочку и заберет её в замок учиться и работать. Родители девочки получали за это несколько мешков муки, да пару корзин яблок осенью. Все были довольны таким облегчением деревенской жизни и переменами.
  Мария не верила самой себе, когда слышала, как слова легко срываются с её губ. Она не могла о подобном поступке даже подумать, а сейчас она наговорила столько! Филипп ужасно разгневался, когда узнал о ребенке. Но поделом ему будет! Пусть знает, как ходить налево, расточая комплименты всем подряд. Фыркнув своему отражению в зеркале, девушка настроилась воинственно, зная заранее, какие трудности принесет её упрямство и гордость. Юность компенсирует все эти неурядицы и поможет пережить все трудности.
  Филипп попытался привести свое лицо в порядок, так как ярость терзала его. Она волнами прокатывалась сверху вниз, заставляя сверкать глазами и постоянно хвататься за эфес шпаги. С трудом он принял растерянный вид, но злость всё равно хорошо просматривалась и читалась на его хмуром лице. Вот таким его встретил на выходе граф Александр де Бюси.
  - Вы встревожены и рассержены, друг мой? Она вам отказала? Скажите мне всю правду, я требую! - он начал раздражаться и нервничать.
  - Прошу меня извинить, но ваша дочь, как я и обещал, станет моей женой! Она прекрасно поняла моё состояние, а я её! Конечно, вы правы сударь, она ужасно упряма, но это мелочь для меня, сущие пустяки! Поэтому у нас много общего, а это очень хорошо для брака! Прошу меня простить, но у меня еще много неотложных дел, в связи с предстоящей свадьбой. - Филипп поклонился и вышел за дверь.
  Родитель не все понял и осознал из монолога, но дочь опять выкинула какой-то фокус. Злость и ярость присутствовала на его лице, но такое может быть от того, что Мария не отказалась от свадьбы, как он этого хотел. Значит, она простила его любовные шалости и похождения, но почему? Дочь молода и не так искусна в интригах и семейной жизни, она не показывает радости и других чувств, да и Филипп тоже. Всё так сложно и не просто!
  Тут ещё на голову свалилась белошвейка Лотти, даже призрак против их союза, но судьбу не переписать. То, что написано на небесах, обязательно свершится на грешной Земле. Значит здесь какой-то секрет, который знают только они. Когда секрет объединяют двоих - мужчину и женщину, то ждать беды. Вопрос времени, можно так сказать. Дочь не скажет и не признается, надо подождать и посмотреть на ход событий, решил встревоженный родитель.
  Наверное, это свадебная лихорадка - такая мысль пришла ему совершенно неожиданно в голову, от нее стало намного легче на душе. Незримый груз упал с его плеч, а другие заботы и хлопоты заняли свободное место.
  На кухне maman носилась как ураган по кухне, а служанки превратились в маленьких сереньких мышек.
  - Дорогая! Вы в порядке? Ваши метания от стола к столу могут плачевно закончиться для вас, вы устанете и будете плохо спать, а утром неважно выглядеть. Успокойтесь, моя дорогая, - посочувствовав супруге, которая не знает и не узнает того, что знает он, супруг невольно улыбнулся, а зря.
  Он мгновенно попал в эпицентр урагана, который мелькал у него перед глазами, чем-то махал перед лицом, кричал, словно начался пожар. Maman долго кружила по кухне, но постепенно пыл её угас. Супруг, стоял, словно соляной столп, не реагируя на её гневные выкрики. Служанки, пользуясь моментом, потихоньку выскочили из ловушки, и быстро разбрелись по замку кто куда.
  - Дорогая! Вам нельзя так нервничать, вы заболеете! У нас через месяц две свадьбы, а вы будете плохо выглядеть. Мне это не нравится. Дорогая, вы должны держать себя в руках!
  Дорогая гневно сверкнула на своего супруга и, прикрываясь бурно вздымающимся бюстом, пошла в атаку, уверенная в своей победе на своём поле битвы. Кухня была её личной вотчиной, но и за её пределами она поступила также.
  - Твоё воспитание Марии, заставляет меня думать, Бог знает что! Прости меня Господи, за то, что всуе вспоминаю тебя! - она перекрестилась, но продолжила, - что она выкинула на этот раз? Свадьба состоится, не стоит беспокоиться! Как всё это понимать, скажите?! А приезд Филиппа? Он зол и рассержен на нашу дочь! Почему?
  - Дорогая, дочь сказала тебе правду, потому, что ее жених Филипп, сказал мне тоже самое. Он волнуется перед свадьбой, как и все мы, дорогая! У них сложились не такие хорошие и доверительные отношения как у Софи и Анри, поэтому он переживает, что бы свадьба не сорвалась по его вине. Он честный малый, поверьте мне. Я долго с ним разговаривал о свадьбе и о дальнейшей жизни. Я люблю нашу дочь, и отдавать, кому попало, первому встречному не намерен! Если я могу отдать дочь первому прохвосту, то вы мадам меня плохо знаете или не знаете совсем! - красноречие графа де Бюси впечатляло.
  Дорогая с подозрением смотрела на мужа, ощущая небольшое волнение от его слов. Где-то глубоко сидела заноза лжи во всех этих "приятных" хлопотах, но где? С трудом сделала вид, что поверила мужу, она соизволила улыбнуться и немного оттаять.
  
  Глава 10.
  
  Свадебные приготовления отнимали последние силы, но к счастью, не последние средства. Швея подгоняла платья по длине, чтобы её работа считалась завершённой. Софи и Мария устали примерять несколько раз в день платья, которые сшила за две недели каждое. Осталось расшить жемчугом выкаты и надеть в день свадьбы. Две помощницы отлично справлялись со своей работой, так что переживать не стоит за свадебные наряды.
  У Софи был нежно голубой наряд, а у Марии нежно зелёный. Эти цвета прекрасно подходили невестам, делая их поистине красавицами. Некрасивых невест не бывает. Они устали от примерок, но всё равно, крутились перед зеркалом, представляя себя королевами. У них впервые в жизни были настоящие взрослые платья. Шёлк приятно касался кожи, переливался на свету, показывая всем свои волшебные свойства.
  Казалось, что Софи с нетерпением ждала дня свадьбы, поэтому веселье и блеск в глазах, делали её самой прекрасной невестой. Она несколько раз в день доставала из кармана кольцо, подаренное ей Анри, и рассматривала его. Бездонный овал сапфира был окружён кольцом из мелких бриллиантов, а работа мастера заставляла восхищаться кольцом постоянно. Именно это и делала Софи, пытаясь найти и рассмотреть что-то новое и прекрасное в подарке. Она продела его в платок и завязала на узел, а потом прятала в небольшой карман на нижней юбке, который сама пришила. Она не могла расстаться с кольцом даже на день, в отличие от сестры. Ночью она надевала его на палец, с нежностью целовала его и с улыбкой засыпала. Она любила своего суженного, и считала каждую минутку до их встречи навсегда, на долгие годы счастья и любви.
  Мария, наоборот, вела себя слишком тихо и спокойно. Её кольцо с изумрудом в окружении мелких бриллиантов было прекрасным. В нём угадывалась рука того же мастера, что и у кольца сестры. Два кольца были чудесными произведениями ювелирного искусства. Она хранила его в шкатулке вместе со всеми своими дорогими вещицами. Нитка жемчуга и жемчужные заколки, несколько золотых колец и сережёк.
  Родители дарили им на день рождения золотые украшения, но их стои-мость не была такой огромной, как у обручальных колец. Им впервые подарили такие дорогие подарки, в знак любви и уважения, вступления во взрослую жизнь.
  Свадьба началась внезапно, хотя была заранее запланирована. Этот день так стремительно наступил, что всем не верилось. Невест служанки разбудили до рассвета, чтобы молодые госпожи тщательно вымыли свои длинные волосы и выкупались в душистой воде. Несколько капелек драгоценного розового масла, добавленные бдительной maman, должны сделать своё дело. Нежный аромат парил вместе с паром в купальне, голова кружилась от неожиданных ароматов и какой-то эйфории, которая всегда сопутствует свадьбам.
  Розовые, как поросята, девушки с трудом узнавали себя. Горячая вода довела их кожу до подобного состояния, а волосы были тщательно завёрнуты в длинное полотенце. Служанки проводили их в покои, где их снова обернули сухими простынями и оставили на пару часов отдыхать. Волнение не сказалось на невестах, так как они мгновенно уснули.
  Когда их разбудили и принесли поднос с едой, то вся суета только нача-лась. Небольшой завтрак прогнал их сон прочь. Кушали они без аппетита, что не укрылось от maman.
  - Вы должны всё съесть! За свадебный стол, если всё пройдёт гладко, сядем только через несколько часов. Стакан молока и мёд с хлебом это не так много, как вам кажется. Доедайте и служанки займутся вашими волосами. Приду через несколько минут, чтобы всё исчезло с подноса, - с этими словами она вышла из комнаты, чтобы раздать новую порцию бесконечных приказов.
  - Больше не могу! - первой взвыла Софи, отлаживая недоеденный ломоть хлеба, а Мари присоединилась к ней в знак солидарности с сестрой.
  Сестра переживала, что полный живот будет некрасиво смотреться в свадебном наряде. Она немного похудела, но в остальном всё осталось без изменения. Служанки мгновенно выросли за их спинами и принялись тщательно расчёсывать волосы.
  Появление всевидящего ока - maman, принесло новую череду приготовлений. На них надели тонкие рубашки и усадили на стулья. Теперь им предстояло сотворить невероятное чудо из волос, заколок, ниток жемчуга. Расчёсанные волосы блестели в первых лучах солнца, ещё пара часов и невесты будут готовы к свадебной церемонии.
  Замок давно не спал, а, может быть, что некоторые и не ложились спать, занимаясь приготовлением к торжеству. Аромат мяса и специй летал в округе, давая понять, что здесь явно будет грандиозный праздник. Ваниль благоухала чем-то сладким и вкусным, заставляя прикрывать глаза от восхищения.
  Мгновения радости и счастья поселились в воздухе, чтобы потом надолго остаться в памяти людей. Свадьба - это такие редкие события в семье, что их приходится ждать годами, ну а рождение детей, более частый праздник, следующий за свадьбой. Оба праздника собирают вместе всех родственников: дальних и близких, друзей, соседей. После таких торжеств, происходит много всего разного, что способствует дружеским или любовным отношениям.
  Софи и Мари почти не разговаривали, да и о чём можно было поговорить при посторонних? Свои девичьи тайны и секреты, они поведали друг другу давным-давно, а то, что у каждой на сердце, об этом история умалчивает.
  Граф Александр де Бюси с трепетом и волнением вошёл в маленькую церковь, где собрались гости. Дочери ожидали его появления на ступенях церкви. Отец взял за руку старшую дочь и повёл её к алтарю, где ожидали женихи и священник.
  - Вручаю тебе руку моей дочери. Люби и уважай её, мальчик мой, - с этими словами граф снял руку Софи со своей руки и оставил её с женихом. Наступила очередь младшенькой дочери, которую он так любил и, разговоров которой так не будет ему хватать.
  Мари терпеливо ждала отца, а местные жители прибывали во двор замка, чтобы увидеть невест и женихов. Отец осторожно взял руку дочери и повёл её к алтарю. Мари едва касалась длинной манжеты камзола, словно боялась, что не отпустит, не бросит, не оставит отца в гордом одиночестве.
  Вот скоро всё и закончится, а, может быть, только всё начинается? Мари ждала ребёнка, который через семь с половиной месяцев появится у неё с Филиппом. Интересно, как он поведёт себя? - спросила себя девушка, но слова отца отвлекли её от своих раздумий.
  - Вручаю тебе руку моей дочери. Люби и уважай её сынок, - после этих слов он отошёл в сторону, где стояла его дражайшая супруга, нарядная и прекрасная, как всегда.
  Проповедь священника была небольшой, но насыщенной по содержанию и касалась только семейным узам, кротости, забот и любви друг к другу.
  Всё проходило мирно и чинно, чёткие ответы женихов и невест разносились под сводами церкви, воспаряя к самим небесам.
  - Анна Мария Шарлотта Маргарита де Бюси, вы согласны? - старый священник поинтересовался у бледной невесты.
  - Да, - призрак выдохнул короткое слово, и венчание продолжилось дальше.
  Мари погрузилась в далёкие мечты всего на несколько секунд, слушая, как слова священника зависают в воздухе, наполненного запахом ладана. Наверно, мне стало плохо, подумала девушка и испугалась.
  - Этим кольцом, я венчаюсь с тобой, именем своим чту тебя,- обручальное кольцо легко скользнуло на тонкий палец, где красовался изумруд в окружении россыпи бриллиантов.
  Невеста была бледна и прекрасна одновременно, поэтому никто не заметил, что Мария еле-еле стоит у алтаря. Волнение во всём виновато!
  - Можете поцеловать свою невесту, - произнёс священник, но мрачный Филипп не шелохнулся, тогда священник несколько раз кашлянул и повторил свои слова.
  - Можете поцеловать свою невесту, - на этот раз его услышал жених и впился поцелуем в губы невесты.
  Поцелуй затягивался на неприлично долгое время, но священник с улыбкой на устах добавил самое главное во всей церемонии. Точнее, он сказал заключительные слова всей церемонии, которые закрывают одинокий период жизни и открывают новую страницу жизни двух влюблённых, соединённых на небесах.
  - Объявляю вас мужем и женой! - священник улыбался и радовался, как ребёнок - Господь благословил через его уста ещё одну пару, которая будет очень счастлива в браке, он это чувствовал, словно сам Господь накрыл его сердце ладонью.
  Что-то так сильно ударило по голени, что Филипп с яростью прервал такой сладкий поцелуй. Он целовал свою Лотти, а тут его прервали! Перед его глазами возникло лицо Мари, которая смотрела на него как-то странно. Желание залепить ему пощечину явно читалось в её глазах, и от этого радость в его глазах плавно сменилась удивлением. Он жутко растерялся, и казалось, не мог понять, где именно он находится. Реальность раздвоилась для Филиппа.
  Удивлённое лицо Филиппа не осталось незамеченным, Анри тихо рассмеялся, рассматривая бурю чувств, пронёсшихся по лицу женатого брата. Всё-таки, кое-какие чувства у него возникли за это время, что же, это к лучшему.
  У него должно быть также замечательно, как и у меня с Софи, подумал Анри, перед тем, как священник начал поздравлять молодых.
  Долгожданная свадьба дочерей подарила всем прекрасный и запоминающийся праздник. Все местные жители поздравляли молодых, желали им долгой и счастливой жизни. Их храбрый защитник виконт Филипп и его жена Мари спасли их от разбойников, которые постоянно грабили их, воруя всё подряд. Жители подарили им красивую деревянную колыбель для будущего ребёнка, отчего у Мари выступили слёзы умиления на глазах. Резная колыбель была просто произведением искусства и напоминала ладью под парусом.
  - От жителей нашей деревни примите наш скромный дар! Храни вас Господь! - два молодых парня поставили перед ними колыбель и низко поклонились.
  - Спасибо всем, это очень ценный подарок для молодой семьи, - Филипп улыбнулся и посмотрел на свою притихшую жену. Знает, что рыльце в пушку, а колыбель понадобится быстрее, чем все думают. Это настроило его на более весёлый лад, и свадебная процессия протекала немножко интереснее. Проще говоря, Филипп вошёл во вкус и принял все щедрые подарки судьбы, которые сыпались с небес. Судьбу не перепишешь и не переделаешь человеческими руками, поэтому надо просто плыть по течению реки жизни, что он и делал сейчас.
  Мари слегка улыбнулась, а представив эту колыбель с ребёнком, улыбнулась ещё нежнее и счастливее. Именно эту улыбку заметили родители новобрачной и вздохнули с облегчением. По-моему, у них всё будет замечательно, подумал отец. Maman вытирала слёзы радости, так как страх, невидимая тревога, терзавшая её сердце, наконец-то покинули её вместе со слезами. Дочь выглядела счастливой, как никогда! Ах, какое это счастье для родителей!
  К сожалению, застолье продолжалось недолго, так как Филипп настоял, чтобы они отправились в полдень, чтобы успеть до темноты. За несколько часов они должны появиться перед собственным домом, где их ждали домочадцы.
  - Благословляю вас, дети мои! Живите долго и счастливо! Пусть любовь навсегда поселится в ваших сердцах! Порадуйте нас внуками, да побыстрее, - граф обнял Филиппа, похлопал его по плечу и стал прощаться с дочерью.
  - Будь счастлива, дочь моя! Пусть любовь победит все невзгоды и неприятности. Люби своего мужа так, как моя жена любит меня! Я тебя очень люблю! - отец обнял свою любимую дочь и поцеловал, а потом тихо добавил, - я буду по тебе скучать!
  - Спасибо отец за всё, я вас очень люблю! - Мари обняла maman и пошла к карете, где сидели родители Филиппа. Он сам пожелал ехать верхом, но так ему удобнее.
  Софи и Анри весело махали вслед процессии, которая выезжала со двора замка. Приданное уместилось в три повози, а четвёртая была заставлена любимыми цветами Мари. Сестра никогда не будет заботиться о её цветах так, как она. Софи с ней согласилась и даже помогла избавить их комнату от всех горшочков с зеленью.
  К концу длинного пути Мари устала и немного задремала. Усталость давала о себе знать, как и положение. Сон прекрасное средство от недуга, который скоро пройдёт. Родители Филиппа разбудили невестку, которая казалось, не понимала, где она находится.
   - Проснись, дочка! - голос графини Луизы раздался рядом, - мы скоро подъедем. Из окна открывается чудесный вид!
  Действительно, грозный замок стоял на вершине холма, а деревенька раскинулась у его подножья. Прекрасная дубрава выглядела ухоженной. Не было старых упавших деревьев, а молодая поросль была вырублена вдоль дороги. Резные листья клёнов, которые небольшой группой вклинились в старый лес, приветливо шелестели осенним ветерком. Потом они расступились, и показалась небольшая деревенька на берегу реки.
  У дороги стояли жители и весело приветствовали свадебную процессию, которая медленно катила к замку. Все были рады, что в замке появится молодая хозяйка, а вместе с ней перемены и новости.
  Филипп остановился около кареты и спешился. Он открыл дверь и подал руку своей жене, помогая выйти из кареты. Тонкая ладонь исчезал в его ладони, полностью доверяя ему полностью. Обхватив ладонями её талию, мгновенно усадил на коня и запрыгнул сам. Жители деревеньки обрадовались и сильнее закричали приветствия и поздравления. Она была бледной и уставшей, но свежий воздух вернул румянец на её щеки, а глаза засияли. Мария видела радостные лица ребятишек, которые махали руками и зелёными веточками клёнов. Она достала из мешочка орехи и конфеты, которыми снабдила кухарка.
  - Это для маленьких детей, которые будут встречать в дороге. Бросите их в толпу, и маленькое и вкусное счастье свалится на них. Дети будут помнить этот день лучше, чем всю свою жизнь. У них мало радости и перемен, а свадьба редкое событие. Угостите их сладким, и они будут самыми счастливыми на свете!
  - Спасибо Матильда! Ты просто клад! Я не знала, что так надо делать! - Мария взяла из рук кухарки мешочек со сладким и обняла её. Орехи в сахаре были завёрнуты в яркие кусочки ткани вместе с конфетами и завязаны разно-цветными нитками. От себя, Мария добавила гость мелких монет, которые также осчастливят детвору.
  Мария бросила в толпу свои дары, а малышня мгновенно поняла, что у них сегодня праздник. Довольные мордашки светились беззубыми улыбками, махая вслед зажатыми в кулачках гостинцами.
  - Ты сделала их счастливыми, - проговорил Филипп, наблюдая за действиями жены.
  Она приятно удивила его своим поступком. Он действительно не знает свою жену, за исключением маленькой тайны, которая скоро станет большой и заметной. Жена упряма и с характером, граф де Бюси был абсолютно прав на счёт своей дочери, значит, им будет не скучно длинными зимними вечерами, но смириться с этим открытие он пока не мог.
  - Они заслужили праздника в своей жизни, тем более что свадьбы это довольно редкое событие, - философски изрекла Мария, рассматривая всё вокруг.
  - Завтра я познакомлю тебя с местными жителями, они должны знать свою госпожу в лицо, - холодный тон мужа разбил в пух и прах иллюзию праздника. От этого усталость навалилась на уставшую девушку с новой силой. Казалось, что болело всё тело, а тряска не прекратиться никогда.
  Во дворе замка их встречали все слуги, желая познакомиться с их буду-щей госпожой. Филипп, как ни в чём не бывало, лихо спрыгнул с коня и осторожно снял Марию. Она была немного бледной и уставшей, очевидно путешествие было утомительным для её состояния, немного позлорадствовал про себя Филипп.
  Ещё немного и я смогу сесть и не трястись на каждой кочке, как это радует, думала новобрачная, ощущая под ногами устойчивую опору. Ноги плохо слушались, а Мария с трудом переставляла их по плитам двора, не показывая, как ей трудно даётся каждый шаг.
  Родители выходили из кареты, чтобы поддержать новобрачных, но им это не нужно. Мария достала остатки гостинцев и кинула их в толпу детворы, которые просочились между родителей, чтобы самим всё увидеть. Монетки весело подскакивали по каменным плитам двора, а детвора с визгом ловила их. Праздник стал для них сюрпризом, тем более что сладкое и орехи, да нескольку су прекрасно дополнили его.
  - Прошу в наш скромный дом, - граф и графиня остановились у распахнутых дверей, пропуская молодожёнов вовнутрь. Филипп и Мария под руку подошли к дверям, потом обернулись, чтобы все увидели их вместе. Они вошли в замок, где начинали зажигать свечи, так как солнце начинало ложиться спать. Лёгкие сумерки опускались на замок, чтобы скрыть его от глаз людских, но сегодня там будет светло, как днём и радостно.
  - Филипп! Я распорядилась приготовить вам апартаменты в западном крыле. Сейчас нас ждёт ужин, а потом можете отдыхать. Дорога дальняя и утомительная, мы могли выехать завтра утром, не могу понять, куда ты так спешил? - графиня Луиза пристально посмотрела на сына, в надежде прочитать ответ в его глазах.
  - Мама! Ты знаешь, как все ждали такого события! Завтра должны приехать наши соседи, да и брачную ночь лучше проводить под крышей своего дома, - последние слова Филипп старался говорить тихо, но его все услышали.
  - Хорошо сын мой! Мы всё сделали, как ты хотел, осталось дело только за тобой. Луиза, пусть подают ужин, а то я умру от голода! - он хитро улыбнулся и направился в залу.
  Служанки сновали туда-сюда, расставляя праздничные блюда, над которыми корпели с ночи. Запечённые гусь, поросёнок, фазаны были только малым украшением стола. Несколько часов за праздничным ужином тянулись бесконечно долго, но постоянные перемены блюд сглаживали его.
  Мария вздохнула с облегчением, когда Филипп встал из-за стола и предложил ей руку. Она с удовольствием опёрлась на неё, так как от запаха ароматных свечей её начинало подташнивать. Усталость давала о себе знать. Граф де Маро мирно посапывал в своём кресле, иногда просыпаясь и делая вид, что он не спал, а просто о думал или мечтал чём-то своём. Графиня Луиза давно перестала толкать мужа в бок, считаясь с его чувствами. Пожилой человек обязан отдыхать после долгого путешествия. Она сама с радостью упала бы на кровать и спала до самого утра.
  Молоденькая служанка Виолетта была назначена ей в услужение поэтому, немного нервничала, когда помогала раздеться. Горячая вода в чашке смыла с лица всю пыль и усталость, но сил было мало. Несколько часов тряски в карете сделали своё неблагодарное дело: едва голова коснулась подушки, как молодая жена крепко уснула. Она не видела и не чувствовала, как муж пришёл в спальню и долго смотрел на спящую жену.
  - Дорогая! - а в ответ тишина.
  - Жена моя, проснись, пришёл твой муж, - а в ответ вновь тишина.
  - Мария! - несколько раз он окликал её, тормошил, но видно не судьба, Мария спала крепко. Филипп лёг рядом, но его мысли были далеко от этого места.
  С милой и рай в шалаше, как он был счастлив в своей походной палатке! Пусть недолго, но именно эта встреча подарила ему любовь, которую он искал сколько лет! Маленький зайчонок согрелся в его ладони, но так и не вытянул свои лапки вдоль туловища и не повернул довольную мордашку в его сторону, доверившись теплу, ласке и морю любви. Он яростно отбивался от хищника, налетевшего с небес на него, который вечно высматривает свою добычу и нападает, взявшись неоткуда.
  Где же ты, моя Лотти! Где ты бродишь сейчас или спишь одна в своей кровати, как мне тебя найти! Ты не могла умереть, и я буду тебя искать, пока не найду! Сердце Филиппа не останавливалось, а мысли о Лотти бередили сердце в ночи, в его первую брачную ночь, ему не спалось.
  Какая странная брачная ночь, думал Филипп. За то время после злополучного разговора, он несколько раз представлял, как всё случится. Судьба благосклонна к неверной, нет, к невесте в положении, хотя и первое и второе ей подходит. Что Бог даёт, всё к лучшему, подумал новоиспечённый муж и уснул под утро, продолжая сжимать маленького и храброго зайчонка.
  Гордый орёл и маленький храбрый зайчонок исчезли от всех, спрятавшись под рубашкой, у самого сердца. После той встречи Филипп принял решение, которое будет греть его и напоминать о той, которая любила его, а он будет любить её вечно...
  
  Глава 11.
  
  Молодая жена проснулась поздно, но никто её не ругал и не бранил за это. Мария потянулась и огляделась вокруг, но она в спальне была одна. Служанки ещё не было, а муж, скорее всего даже не заходил в их спальню. Девушка повернулась на бок, посмотрела на соседнюю подушку и замерла: на подушке была вмятина! Значит, муж спал рядом всю ночь, а она не слышала и не чувствовала это! Как странно, быть вот так замужем, за мужем, но только где он? Мария провела ладонью по белоснежной наволочке и заметила один чёрный волос. Филипп действительно спал рядом, но не пытался её разбудить и потребовать свои права. А, может, он меня будил, но я крепко спала? Мария с испугом взглянула на место, где лежал муж, и рассмеялась, прогоняя страхи прочь. Этот тихий смех услышала служанка и через несколько минут постучала в дверь спальни и вошла. Она поклонилась и произнесла:
  - Доброе утро мадам Мария! - она вновь поклонилась.
  - Доброе утро Виолетта! - Мария с удовольствием рассматривала молодую служанку, которой судя по всему, едва исполнилось пятнадцать лет. Она была пуглива и боялась произвести плохое впечатление, поэтому постоянно приседала в поклоне.
  Виолетта принесла горячей воды для водных процедур и помогла одеться, привести себя в порядок. Волнение не сказалось на её умении делать причёску, которая быстро появилась на свет в зеркале. Она с улыбкой смотрела на молодую госпожу, которой шла новая причёска. К сожалению, мадам Луиза всего месяц обучала её премудростям личной служаки. За такое короткое время тяжело всему научиться, но желание всегда поможет восполнить этот пробел в умении и мастерстве. Виолетта очень старалась, так как это очень почётная обязанность или должность в замке.
  - Спасибо Виолетта! - поблагодарила новобрачная служанку, - мне нравится эта причёска. Надеюсь, ты меня и дальше будешь радовать, и восхищать своим искусством.
  - Спасибо мадам! Мадам Луиза многому меня научила, но не всему, что знала. Она мне так сказала, - Виолетта покраснела и присела в поклоне.
  - Перестань постоянно кланяться мне, словно я королева! Будь со мной рядом, словно моя тень и я буду довольна. Можешь кланяться моему мужу и его родителям столько, сколько считаешь нужным, но мне постоянно это не нужно. Я и так знаю, что ты меня уважаешь и относишься как к хозяйке. Мы с тобой обязательно подружимся.
  - Добрый день мадам! - Мария поздоровалась с графиней Луизой, а та с улыбкой ответила ей.
  - Добрый день дочка! Как спалось? Устала и сильно волновалась? Когда меня отдали замуж, и мы два дня ехали сюда, я уснула в карете. Меня так и занесли спящую. Я так переживала и боялась остаться tet-a-tet с мужем, что перед свадьбой не спала целых два дня! Стоило лечь в постель и представить рядом чужого мужчину, мои глаза открывались от страха. Я боялась признаться в этом своим родителям, подвести их, но как оказалось, что мои страхи напрасны, - графиня замолчала, явно предаваясь воспоминаниям былых лет.
  - Я никогда не ездила так далеко в карете, у меня до сих пор все косточки болят и тело ломит. Устала как никогда, прошу прощения мадам, - Мария со слезами на глазах извинялась.
  - Не переживай из-за этого! Я сама недавно встала и теперь мы будем завтракать. Филипп уехал рано утром в деревню, поэтому устраивайся поудобнее, и выбирай всё, что захочешь, - графиня сама налаживала в тарелку порезанный сыр и колбасу.
  Первый завтрак на новом и постоянном месте жительства прошёл не так плохо. Мама Филиппа с удовольствием рассказывала о замке и его обитателях, вскользь вспоминая сына и его проделки в детстве. Мария знала, что в лице графине нашла старшую подругу, маму, которая будет всегда помогать ей.
  После завтрака графиня Луиза сама провела экскурсию по замку и познакомила со слугами. В обед приехал Филипп и похитил свою жену, чтобы отвести в деревню. Конечно, там их встретили с радостными улыбками и пожеланиями. Дети махали яркими лоскутками, в которые были завёрнуты гостинцы. Им было тяжело расстаться с кусочками праздника, поэтому у некоторых малышей появились яркие заплатки на рубашках и штанишках. За поворотом на реке стояла мельница, а водяное колесо медленно и уверенно черпало и выливало воду, забирая силу воды.
  - У нас получается отличная мука тонкого помола, - рассказывал Филипп своей жене, - к нам приезжают издалека, чтобы помолоть зерно и привести домой муку. Это даёт нам отличный и постоянный доход.
  - Красивая старая мельница, я никогда не видела такое чудо. Папа всегда возил молоть зерно в соседнюю деревню, но меня, ни разу не брал с собой, - грустно добавила Мария, с восторгом рассматривая это чудо, творение рук человеческих и природы. Конечно, просиживая часами в отцовской библиотеке, она читала про Египет, орошение полей, видела эскизы мельниц из далёкой Голландии, и другой чудо техники, но видеть на бумаге это одно, а в жизни намного интереснее.
  - Если хочешь, то мы можем заглянуть внутрь и всё посмотреть, - внезапно предложил Филипп, а Мария с радостью согласилась.
  Мельник с поклоном проводил их в тёмное и пыльное нутро, где жернова исправно перемалывали зерно, превращая его в белоснежную и невесомую муку.
  - Как здесь здорово! - воскликнула Мария и чихнула. Филипп присоединился к ней.
  - Когда зерно перетирается между жерновов, то вся шелуха и прочая пыль летают в воздухе! - Филипп почти кричал, рассказывая жене, что и как, - пошли на выход, а то мы станем серыми или белыми от мучной пыли!
  Он за руку вытащил оглохшую и ослепшую Мария, которая была в восторге от всего этого занимательного процесса.
  Они долго отряхивали свою одежду от муки, протирали лицо мокрым платком, а мельник почему-то постоянно им кланялся.
  - Спасибо Клод, что разрешил посмотреть на жернова, моя жена в восторге! - слова Филиппа озадачили бедного мельника.
  - Спасибо вам, молодой господин! У меня давно не было важных гостей. Если желаете отведать пирожков моей жены Розы, то я с радостью провожу вас ко мне в дом. У неё самые вкусные пирожки в округе!
  - Хорошо, мы зайдём к вам на несколько минут, пирожки этого стоят. Я ещё мальчишкой был, когда она меня сколько раз угощала пирожками с яблоками и печёнкой, - Филипп протянул руку Марии, и они отправились в дом мельника.
  Необъятных размеров Роза напоминала румяный пончик, который только что из печи. Белый чепец надёжно спрятал волосы, круглое лицо с красным румянцем во всю щеку, крохотные глазки и довольная улыбка - вот, что представляла собой великолепная повариха.
  - Добро пожаловать, гости дорогие! - она поклонилась и добавила, - прошу к столу! Мои пирожки ждут вас! В кувшине холодное молоко, угощайтесь!
  Филипп усадил жену на лавку и сам сел рядом, а хозяйка хлопотала, двигая огромные миски с испечёнными пирожками.
  - Моя жена Мария, а это Роза, жена мельника Клода!
  - Мне очень приятно с вами познакомиться Роза! У вашего мужа замечательная мельница, она мне очень понравилась! - Мария с радостным блеском в глазах, делилась своими впечатлениями, а их было не мало.
  - Спасибо за тёплые слова госпожа Мария! Нам очень приятно принимать вас в нашем доме. Когда вам захочется, всегда приходите, я пирожки пеку каждый день, - она вновь поклонилась.
  - Так часто? - вырвалось у Марии.
  - У нас большая семья, - заступился за жену муж, - у нас семеро сыновей, а восемь мужчин в доме всегда любят вкусно поесть!
  - Извините, - Мария начала просить прощения за свою несдержанность.
  - Это вы нас извините, Роза сразу не сказала, что у нас большая семья. Обычно хлеб пекут на неделю, но у нас так не получается. Работа тяжёлая, мешки с зерном и с мукой надо туда сюда таскать, да ещё по лестнице, вот парни и нагуливают аппетит.
  - Это замечательно, когда большая семья, - добавила Мария и взяла пирожок в руку. Он был тёплым и ароматным, смазанный маслом и блестевшим на свету. Пирожок оказался с печёнкой, которая таяла во рту вместе с тестом. Холодное молоко отлично подходило к пирожкам, и Мария не заметила, как проглотила два вкусных пирожка.
  Молодые вернулись в замок с корзинкой пирожков, тёплых и ароматных, чтобы встречать соседей и дальних родственников. Младший брат отца должен был ещё вчера приехать с семьёй, но почему-то опаздывал. Граф распорядился отослать слугу, чтобы тот проверил все гостиницы и постоялые дворы в округе. Младший брат не мог пропустить такое событие, а приглашения были разосланы месяц назад. Ответ был доставлен в срок, но явно что-то случилось в дороге.
  Действительно, слуга нашёл младшего брата с семьёй на постоялом дворе. Их карета, если можно было так назвать древний рыдван, развалилась на части. Сначала лопнуло колесо, а потом карета завалилась на бок. От этого все съехали на одну сторону, и бок кареты не выдержал такого напора. Жена брата была полной женщиной, на которую свалились остальные члены семьи; муж, два сына и две дочери. К счастью, багаж был привязан сзади, поэтому ему повезло больше всех. Сундук, окованный железом, покрылся пылью, но нигде не дал трещины и был готов к новым испытаниям.
   С синяками и ссадинами, они лежали на постоялом дворе в лучшей комнате, а служанка помогала ухаживать за пострадавшими. Слуга графа с поклоном вручил письмо брату графа, который вновь разразился рыданиями и стенаниями.
  - О, бедный я, бедный! Сколько свалилось на мою голову! Лежу, помираю, а никому нет дела! Мой брат только вспомнил обо мне! Как это печально! - казалось, что причитаниям нет конца, но тут в дверь постучали и хозяин постоялого двора, осторожно просунул голову в дверь.
  - Господин! Ваш обед готов, вам подавать здесь или внизу?
  - Остолоп ты этакий! Как я могу спуститься вниз, если моя нога распухла в колене и не сгибается? Неси обед сюда, пока он не остыл! - командовал больной, чувствуя ароматы с кухни.
  Пользуясь случаем, слуга графа исчез, чтобы позже расспросить хозяина. Тот с радостью ответил на все вопросы, с надеждой, что этих стонущих и постоянно командующих ими, заберут, как можно быстрее и избавят от этой дикой головной боли. Во время падения он оцарапал коленку и сделался ужасно больным. Местный костоправ, вызванный хозяином постоялого двора, только руками развёл от отчаяния.
  Стоило ему коснуться колена, как больной заорал на всю комнату, словно его резали.
  - Осторожней, болван! Я кровью истекаю, а ты хватаешься за мою рану! - громко стонал больной, хватаясь за голову руками, - я без ноги останусь! О, как больно!
  - Прошу прощения господин, но я должен снять ваши панталоны и осмотреть рану. Она не так огромна, как вы думаете. Немного тёплой воды и мазь вылечат вашу ногу. Потерпите немного господин! - костоправ выразительно посмотрел на трактирщика, а тот развёл руками в очередной раз.
  Через полчаса ужасных воплей на весь постоялый двор, костоправ замотал коленку полотном, оставив того громко стонать и жаловаться на всех и за всё. Супруга с многочисленными синяками стонала не так сильно, но крови попила из костоправа не меньше своего мужа, что и говорить: два сапога - пара. К счастью, дети были не такими капризными, да и пострадали меньше всех. Девочки близнецы были больше испуганы криками родителей, чем своими ушибами.
  Конечно, старший брат предоставил им свою карету и слуг, которые доставили неудачливых путешественников домой. Граф де Маро не рискнул своим здоровьем впустить в замок занудного младшего брата с его женой и детьми. Сколько ему не помогай деньгами и продуктами, он вечно плачет и жалуется, а от его голоса начинают ныть здоровые зубы. Возможно, это счастливый случай позволил так легко отделаться от брата и его нудного и недовольного семейства, не испортив праздник.
  За своё спокойствие граф щедро заплатил младшему брату, а графиня Луиза от радости приказала испечь бисквит с кремом. Муж обожал сладкое, особенно, бисквиты с жирным и сладким кремом, но жена в последнее время редко их делала. Она считала, что от этого он полнеет, а в его возрасте надо себя беречь.
  Вот так, где-то медленно, а где-то стремительно, летело время, наполняя жизнь разными событиями. А как можно прожить, если каждый день не похож на предыдущий день?
  
  Глава 12.
  
  Через полтора месяца во время обеда, когда подавали тушёную рыбу, копчёного угря и уху, Мария первый раз упала в обморок.
  - Филипп! Ты что стоишь столбом! Марии плохо, неси её в спальню, и позовите цирюльника! - графиня Луиза командовала всеми, словно генерал на поле боя.
  Филиппу пришлось нести свою хрупкую женушку в спальню. Это вызвало небольшой переполох и прервало обед.
  Невесомое тело жены вызвало жалость у Филиппа, прекрасно знавшего причину обморока, но он обязан хранить это в секрете, поэтому претворился, что это его не волнует.
  К сожалению, цирюльника на месте не оказалось, он уехал в город закупать необходимое для растирок и мазей. Графиня Луиза осторожно приложила мокрый платок к бледному лицу Марии и та, немного шевельнулась. Веки дрогнули и глаза открылись. Мария сразу попыталась встать, не понимая где, она находится.
  - Лежи дочка! Отдыхай, тебе нельзя сейчас вставать. Ты упала в обморок, поэтому Филипп принёс тебя в спальню. Филипп! - позвала она сына, а когда тот не ответил, повернулась в его сторону, но сына не было.
  - Спасибо вам за всё мадам! - поблагодарила Мария графиню, но та только улыбнулась в ответ.
  - Если хочешь, то спи. Сейчас пришлю Виолетту и она посидит с тобой. Спи, не бойся ничего! - графиня вышла, а Виолетта сразу вошла. Она стояла под дверью, не решаясь постучать.
  - Не отходи от неё ни на шаг! Если захочет кушать или пить, сразу на кухню и пусть служанки принесут, а ты сразу к ней, - графиня была серьёзна и строга, как никогда.
  - Хорошо госпожа, я от неё ни на шаг! - Виолетта присела в поклоне и устроилась на стуле около кровати. Она тоже переживала за свою госпожу, которая была так бледна и слаба.
  А в это время графиня Луиза разыскивала своего сына, который бросил свою больную жену одну. Она его нашла в компании своего мужа, за столом. Они, как ни в чём не бывало, продолжали обед, хотя не с таким аппетитом, как раньше. Мужчины! Это просто взбесило графиню, и она мгновенно пошла в атаку на противника в одиночку.
  - Филипп! Твоя жена больна, а ты сидишь за столом, словно все в порядке?! Как ты посмел уйти оттуда и оставить Марию одну? - грозный вид мамы говорил о том, что шутить с ней не стоит.
  - Мама! Вы как всегда преувеличиваете! Мария осталась с вами, а я там для чего? - он устало взглянул на рассерженную маму, которая только побледнела от его наглости.
  - Не думала, что вырастила бессердечного и невоспитанного сына! А вы, мой муж, что молчите? Разве я не права?! - она напала на мужа, который доедал кусок рыбы, тщательно выбирая кости.
  - Дорогая! Филипп выполнил свой долг - отнёс жену наверх, а дальше ваши женские дела, - он прервал свою речь и взглянул на супругу, отчётливо понимая, что попал между двух огней, поэтому добавил, - а ты сын, после обеда поднимись к жене и отнеси ей яблок и посиди немного с ней.
  - Отец! И вы туда же! - возмутился Филипп, вскочив со своего места, - один обморок, а вы делаете из мухи слона! Она не смертельно больна!
  - Ты думаешь, о чём говоришь? - графиня Луиза сверкала глазами от ярости и негодования, - как ты мог такое произнести вслух?!
  - Проси прощения у матери, - внёс свою лепту граф, - такими словами не бросаются!
  - Вы сговорились? - Филипп был зол и разгневан: пустяк превратился в скандал.
  - Не слышу слов, - напомнил отец и пристально посмотрел на сына, - ты сильно изменился за лето, не думал, что в худшую сторону.
  - Прошу прощения за свои слова, - Филипп, сделал поклон с иронией, отчего мама сверкнула глазами, но промолчала.
  - Если ты не хотел жениться, то надо было сразу сказать. Тебе поздно думать и вспоминать это. Ты женатый человек и веди себя соответственно. Ты мой старший сын и мы ждём от тебя наследников, а любишь или не любишь свою жену, это уже не важно, - граф прервал свою речь, так как супруга несильно толкнула его локтем, - конечно, любовь - это прекрасно, но ты женат, вот и полюби свою жену. Она милая девушка, воспитанная и приветливая, добрая и красивая. Ты не видишь всего этого потому, что зол на весь белый свет! Твоей Шарлотты нет в этом мире, но ты никогда не смиришься с этой потерей. Знаю, сынок, эти слова больно ранят твоё сердце, но прими свою судьбу такой, какую послал тебе Господь!
  - Вы мне будете на пару читать морали? Меня приглашал мой старый друг, я отправлюсь к нему на пару дней. Прошу прощения за мои слова, - он поклонился и вышел.
  - Ну вот! Женился, стал взрослым, а сказать против нельзя! - граф по-морщился и выпил белого вина.
  - Мне казалось, что эта Шарлотта в прошлом, оказывается, я ошибалась, - графиня была явно расстроена, - он весь пошёл в тебя, такой же однолюб!
  - Я тебя люблю тридцать лет и для меня нет на свете более прекрасной женщины, чем вы, дорогая! Это хорошо, это замечательно, но что делать с сыном? Он взрослый и семейный человек, у него есть права и обязанности, но сердцу не прикажешь. Дай Бог, время вылечит его рану! - он и супруга перекрестились, думая, что из молитвы будут услышаны.
  Цирюльник вернулся поздно вечером, но осмотрев Марию, ничего серьёзного не нашёл, поэтому только развёл руками.
  - Вероятно, это от рыбы. Копченые продукты иногда так крепко пахнут, что это вызывает головокружение. Заварите ромашку и мяту. Давайте дважды в день. Прошу прощения госпожа, но я не в силах рассмотреть болезнь. Обморок иногда встречается у молоденьких девушек. Они более подвержены чувствам и страхам, это пройдёт, - цирюльник поклонился и вышел.
  Через пару дней во время обеда, на который пожаловал Филипп, вернувшийся из города от друга, Мария вновь почувствовала себя плохо, и мужу пришлось вновь отнести её в спальню. На этот раз цирюльник был на месте и сразу определил причину обмороков.
  - Могу сообщить вам приятную новость. Ваша невестка не больна, она больна, но вскоре её болезнь пройдёт сама собой, - он явно нервничал.
  - Говори в чём дело? Больна или не больна? - графиня Луиза разозлилась на цирюльника, обычно он так долго не болтал.
  - Вероятно, что после свадьбы появляются дети. Я не совсем уверен в этом, - он не успел договорить, как графиня перебила его.
  - Внук! Я стану бабушкой! Какая приятная новость! - она огляделась вокруг и наткнулась на мрачного Филиппа, тот, казалось, был не рад новости.
  - Спасибо за хорошие вести Мишель! - графиня помолодела на несколько лет, а улыбка и невероятный блеск глаз сделали самой прекрасной женщиной.
  - Рад вам услужить госпожа! - цирюльник поклонился и вышел, Филипп за ним, явно не в духе.
  - Поздравляю дочка! Это самый счастливый момент, после рождения Анри! Я так ждала внуков, хотя бы одного! Ты наше счастье! - графиня обняла лежащую Марию.
  - Спасибо мадам! Вы так добры ко мне, но ещё рано говорить о детях. Может быть это от еды? - она была смущена и напугана эмоциями графини Луизы.
  - Сегодня и всегда ты будешь звать меня мамой, забудь про мадам! Я тебя люблю дочка! Ты моя дочь, о которой всегда мечтала! Отдыхай, поговорим позже, - с этими словами графиня ласково провела по щеке Марии и вышла. Надо сообщить мужу и своей подруге Анне такие приятные новости.
  - Дорогой! Мне надо поговорить с тобой! - графиня Луиза присела около мужа, - это касается нас с тобой. У нас будет внук!
  - Ты уверена дорогая? Внук? Я не ослышался? - граф растерялся.
  - Да, внук! Цирюльник сказал, что это не точно, но я уверена, что это начало новой жизни! Как я могла забыть такое! Я сама дважды мама и забыла! - графиня Луиза начала ругать себя.
  - Полно те, дорогая! Прошло больше двадцати пяти лет, всё не упомнишь! Я вчера положил кошелёк в ящик стола в кабинете, так сегодня искал полдня! По ошибке положил в нижний ящик, а ты говоришь, что ты забыла то, что было с тобой столько лет назад! - граф посмотрел на супругу, которая немного покраснела от его слов.
   - Спасибо вам! Вы, как всегда можете утешить меня!
   - Разве я вас утешаю?! Я говорю только правду! Я так счастлив! Кстати, где наш сын? - граф Виктор оглядел залу, но сына не было.
  - Он вышел вместе с цирюльником. Может быть, захотел с ним поговорить? Хотя, надо с женой разговаривать и дарить ей цветы, - Графиня Луиза была немного разочарована поведением сына.
  Филипп всегда был неуловимым для невест, с которыми пытались познакомить родители последние пять-шесть лет. Он вежливо говорил, кланялся и исчезал в неизвестном направлении. Но сейчас у него другой статус - он семейный человек и должен нести ответственность за жену и совместного ребёнка.
  Надо пойти в библиотеку и сообщить подруге приятные новости, отвлечься от поступков сына, решила графиня Луиза и написала письмо в замок графа де Бюси.
  Дорогая Анна! Написать это письмо меня подтолкнули особые события, с которыми спешу поделиться с вами. Это касается вашей дочери Марии. С ней всё было хорошо, но на этой неделе она дважды упала в обморок. Первый раз я подумала, что во всём виновата рыба. Копчёный угорь был великолепен, а его аромат сводил с ума всех. У меня заболела голова от его запаха! Свежая уха и тушеная рыба были также великолепны, но вашей дочери внезапно стало плохо. Она побледнела и, вставая из-за стола, упала в обморок. Филипп помог перенести её наверх. Через два дня эта история повторилась, но в это время мы обедали жаренными фазанами и тушёными овощами. По-моему, у наших детей скоро будут свои дети! Вы станете бабушкой, впрочем, как и я. Я так жду этого события! Мне так хочется иметь внуков, но особенно внучку, чтобы нарядно её одевать и заплетать косички!
  Эта новость ещё не проверена, но я редко ошибаюсь, поэтому сразу решила написать вам письмо и первой сообщить приятные новости. Господь действительно благословил встречу наших мужей, подарил мне прекрасную дочь и внука. У меня прекрасная жизнь, о которой я столько лет мечтала и надеялась понянчить маленькую жизнь. Как это замечательно!
  С уважением и низким поклоном, графиня Луиза де Маро.
  Это письмо выпало из рук графини Анны, а одинокая слеза проложила путь для новых капель, которые просто потоком извергались вниз. Это были слёзы счастья и радости за дочь, за не рождённого внука или внучку. Промокнув покрасневшие глаза, она отправилась сообщать прекрасную новость мужу.
  - Муж мой! Спешу сообщить вам приятную новость. Сегодня я получила письмо от графини Луизы. Она пишет, что наша дочь дважды упала в обморок, но вы не переживайте, - графиня Анна начала успокаивать мужа, который привстал из кресла и побледнел, - с ней всё в порядке, просто у них будет ребёнок, а вы станете дедушкой! - слёзы умиления вновь показались на прекрасных глазах графини Анны.
  Синие озёра наполнились влагой, которая незамедлительно перелилась через край. Бледные ланиты покрылись блестящими дорожками, а солёные капли медленно падали на белоснежный воротник платья и там расплывались от счастья.
  - Я стану дедушкой? Так быстро? Не могу поверить, что моя дочь такая взрослая и у неё будет свой ребёнок! Вы в этом уверены мадам? - начал допрос с пристрастием граф де Бюси, опомнившись от шока.
  - Вот письмо, можете сами его прочесть, а если желаете, то и съездить к ним в гости! Несколько дней в гостях пойдут вам на пользу, и сами лично проверите новость, - закинула удочку дражайшая супруга, прекрасно знавшая, как муж любит Марию и как ему не хватает разговоров в кабинете.
  Анри, муж Софи, был прекрасным собеседником, охотником, но с дочерью было всё не так, как-то по-другому и этого ему не хватало.
  - Хорошо дорогая! Если вы не против трёхдневного отсутствия мужа, то я с радостью проведаю нашу дочь. Два месяца быть вдали от неё, - начал граф и любящий отец, тщательно подбирая слова, чтобы не обидеть супругу, - мне просто не верится, что столько времени я не видел её. Если желаете увидеть нашу дочь с ребёнком, можешь поехать со мной в карете. Погода меняется, а ноябрь не предсказуем. Конечно, бочонок или два молодого вина в подарок обрадуют моего друга и его семью!
  - Я с удовольствием составлю вам компанию, если вы не против, - графиня Анна немного покраснела от радости и от внимания мужа.
  Ей очень хотелось увидеть место, где живёт её дочь и как к ней относятся живущие с ней домочадцы и слуги. Это будет самое увлекательное путешествие в её жизни! Как чудесно!
  Целый день они будут в карете одни, это так замечательно! Они будут разговаривать обо всём, что только взбредёт в голову, ей этого не хватало. Муж часто ездил по стране, а в молодости и за границу, отсутствуя по месяцу и более. За то сейчас у них растёт всё, о чём можно только мечтать! Свои лимоны к чаю, прекрасные вина и вкусный виноград к столу, изумительные розы, от которых глаз не оторвать, несколько грядок дорогих приправ. Вообще-то, жизнь прекрасна и вполне устроена и размерена. Дети имеют свои семьи и счастливы.
  - Мы с тобой чудесно проведём время, поговорим обо всех делах, а на обратном пути поделимся своими впечатлениями обо всём, - мудрый супруг встал с любимого кресла и обошёл стол, чтобы нежно поцеловать руку супруги.
  Этот поступок заставил графиню Анну покраснеть намного сильнее, чем первый раз, а довольный супруг только рассмеялся, не выпуская ладонь супруги из пальцев. Ему нравилось смущать свою супругу, которая наедине с ним почему-то всегда робела, словно в медовый месяц. В остальное время, он немного побаивался своей супруги, но тщательно это скрывал. Она обожала командовать всеми, но влюблённость в мужа так и осталась с самого первого момента брачной ночи. Она любила супруга и могла горы свернуть, реки вспять повернуть, отстаивая честь супруга и его взгляды. Она безгранично доверяла ему, а он платил ей тем же, вот так они и жили чуть больше двадцати лет вместе.
  - Мне кажется, что надо сообщить приятную новость Софи и Анри, - пролепетала смущённая супруга, а граф хитро улыбнулся и вновь облобызал белую пухлую руку.
  - Вы меня окончательно смутили, - запинаясь, выдавила графиня Анна, словно она впервые осталась наедине с мужчиной, которого видела второй раз в жизни.
  - Дорогая бабушка! Это во мне говорит счастливый дедушка! Мы не только благополучно отдали двух дочерей замуж, но и дождёмся в новом году внуков! Разве это не замечательно? - граф Александр де Бюси был безмерно счастлив и доволен.
  - Не говори, мой дорогой супруг! Мне казалось, что это не наступит никогда! Гроза действительно помогла вам в дороге и в жизни. Эту встречу планировал сам Господь! - с этими словами графиня Анна перекрестилась, а супруг повторил её действия.
  - В тот день я был так расстроен, так промок до костей, что мне стало казаться, что жизнь прошла и её не вернуть. Предложения графа Виктора де Маро застало меня врасплох, но он говорил моими словами, которые камнем лежали на сердце. Дай, Господи, ему здоровья и сил, за мудрое и простое решение, которое осчастливило наши семьи! - они вместе перекрестились и вышли из кабинета, каждый по своим делам.
  - У сестры будет ребёнок?! - Софи распахнула свои бездонные озёра от удивления, - так быстро?!
  - У меня появится племянник, а я стану дядей! - Анри рассмеялся и взъерошил волосы, - брат всегда был таким шустрым, так что не удивительно, что я стану дядей раньше, чем он. Дорогая, а как у нас с этим обстоят дела? Может быть, и ты порадуешь нас радостным известием? - Анри пристально смотрел на жену, а Софи медленно, но уверенно краснела.
  - Ничего страшного дочка, после свадьбы прошло два месяца, это маленький срок. А ребёнок появится тогда, когда время придёт, - философски извлекла графиня Анна, но вспомнив разговор с мужем, добавила, - вероятно, что мы поедем к Марии в гости на пару дней, а вы останетесь на хозяйстве.
  От таких слов Софи снова распахнула бездонные глаза, а Анри весело рассмеялся, мысленно предвкушая свободу, и как он ею воспользуется, конечно, вместе с женой.
  - Ваше предложение похозяйничать в замке звучит так заманчиво! Надеюсь, мы справимся с этой ответственность, верно дорогая? - Анри явно намекал на то, что у них будет намного больше личного времени, и они будут делать всё, что захочется, а бдительная и любопытная maman не будет подкатывать глаза, когда они в очередной раз скрываются в своей комнате и опаздывают к обеду или ужину. Софи медленно краснела, мысленно представляя, сколько свободного времени, будет у неё с мужем наедине. Она безумно любила своего мужа!
  А в это время в замке графа де Маро, графиня Луиза принесла Марии странные подарки, не новые и не дорогие, но хранимые с любовью и нежностью.
  - Это моё платье, я в нём ходила почти с первых дней своего положения. Стоило мне надеть другое платье, так я сразу падала в обморок! Мне всё давило и жало, невозможно было дышать и нормально ходить! Моя служанка сшила для меня вот этот наряд, как в древней Греции и мне сразу стало лучше. Примерь, вот эту рубашку и платье. Если оно длинное, то Виолетта быстро подошьёт подол, - с этими словами графиня Луиза положила свои дары на кровать, а служанка принялась развязывать шнуровку на спине у госпожи Марии.
  Мягкое полотно нательной рубашки пахло лавандой и чем-то родным и домашним. Она с удовольствием провела рукой по мягкой ткани, ощущая как приятно свободно дышать.
  - Спасибо мадам Луиза! Она такая мягкая и душистая!
  - Его выстирали и переложили лавандой, чтобы запах был свежим, да и моль не побила на дыры. Это платье больше двадцати пяти лет лежало в моём сундуке, мне было жаль расстаться с ним, но оно так пригодилось! Я рада, что тебе стало лучше, - графиня Луиза обняла невестку, которая прекрасно смотрелась в экзотическом наряде.
  Круглый выкат с многочисленными складками красиво подчёркивал шею и грудь, опускаясь до самого пола, а вместе пышными рукавами чудесно смотрелся на будущей маме.
  - Это платье идёт тебе, а вот этот пояс можешь не сильно затягивать или поднимать выше, как тебе удобно, - она приложила вышитый пояс к платью и завязала его на узел. Широкая вышивка спереди плавно заканчивалась на спине, переходя в тонкие полосы. Именно этими полосками можно регулировать ширину талии, которая скоро станет ещё больше, а потом и совсем скроется из вида, на время.
  - Спасибо вам мадам! Оно такое удобное и лёгкое! - Мария светилась от счастья и радости. Дышать стало намного легче, и можно было свободно поворачиваться и наклоняться.
  - Кстати, я написала письмо твоим родителям и сообщила приятную новость. Вероятно, что через пару дней получу ответ. Надеюсь, что скоро они приедут к нам в гости, - графиня Луиза загадочно улыбнулась, вспоминая маленькую записку, вложенную в письмо.
  "Обязательно приезжайте вдвоём на неделю, вы не пожалеете, а наши дети будут счастливы видеть вас. Мария скучает по дому, но ваш визит обрадует её в таком положении и наш внук родится сильным и здоровым. Мужья могут поохотиться, а мы поговорим обо всём.
  С уважением, ваша подруга Луиза".
  Конечно, графиня Анна не показала своему мужу эту записку, чтобы обязательно поехать в гости и навестить дочь в положении. Целую неделю провести в новом месте и наблюдать, как относятся к её дочери, это звучит так заманчиво! У неё появилась подруга, впервые за столько лет! Теперь есть с кем поболтать и спросить совета, раньше такого не было даже в мечтах!
  Приезд родителей вызвал восторги радость у дочери, которая внешне не изменилась, только странное платье подчёркивало небольшой живот, еле заметный в складках платья. Родители с удовольствием осмотрели замок и выслушали кучу историй, накопленных за несколько веков.
  - Но, в наших лесах водятся самые крупные олени! Это не историческая справка, но мой дед подстрелил лося, чучело которого до сих пор висит на стене в зале! Его ветвистые рога столь причудливой формы, можете сами увидеть, но, - граф Виктор де Маро поднял указательный палец вверх, - вы можете сами в этом убедиться. Предлагаю вам через пару дней отправиться на охоту. Мои егеря должны вот-вот сообщить, где прячется самый крупный олень!
  - Это было бы замечательно, но мы гостим у вас три дня и остаться еще на несколько дней, мне право неловко, - начал искать несущественные отговорки граф де Бюси, в тайне мечтая остаться ещё на несколько дней около любимой дочери.
  - Дорогой! Мне безумно хочется увидеть такого оленя! Ради этого я согласна остаться ещё на пару дней. Софи и Анри взрослые, так пусть учатся распоряжаться всем в замке! - разрешила супруга, которой тоже не хватало общения, командовать слугами это одно, а быть в гостях это другое дело.
  - Конечно, вы правы! - поддержала графиня Луиза графиню Анну, а та благодарно пожала её руку под столом.
  Мужчины сразу начали обсуждать предстоящую охоту, а женщины выбирать имя своему первому внуку или внучке. Графиня Луиза была уверена, что будет внук, а графиня Анна согласилась с ней. Будет просто замечательно, если первенец будет мужского пола. Поэтому список имён был внушительным, оставалось только выбрать самые лучшие. Законный наследник семьи де Маро унаследует всё, что они имеют сейчас.
  С появлением наследника можно спать спокойно, а не выглядывать появление более шустрых и удачливых родственников, ждущих своего заветного шанса. Прибрать готовенькое наследство к рукам, частенько перепадало родственникам, ведь титул передавали по мужской линии. Рождение дочерей - это куча проблем в будущем, а их дядья, если таковые имеются, считают минуты до их шанса. Просящему дают, но у каждого просящего своя очередь. Об этом надо помнить всегда.
  Охота прошла великолепно: граф де Бюси лично подстрелил оленя с роскошными рогами, а граф де Маро с сыном Филиппом, завалили второго оленя.
  - Вот это рога! - восхищался граф Виктор де Маро, - восхитительный трофей! Вам необходимо сделать чучело из его головы, а шикарные рога будут напоминать вам о наших лесах!
  - Благодарю вас за совет! Прекрасная охота! Давненько мне не попадались такие трофеи! Хорошо, что наши жёны согласились поболтать несколько дней, - он рассмеялся, довольный происходящим.
  - В ваших устах звучит истинная правда! - граф де Маро поддержал его шутку, отлично зная, что каждый из супругов преследовал свою цель: граф хотел пообщаться с дочерью и поохотиться, а графиня остаться с дочерью наедине и рассмотреть её новый дом.
  Мария казалась такой неземной и необычной, что только появление внутри маленькой жизни могло так её изменить. Он был счастлив общаться с любимой дочерью, которая стала взрослой за пару месяцев. Граф видел эти перемены, но не видел, как они происходили, поэтому был немного расстроен и озадачен. Милая дочь превратилась в женщину.
  Охотники прибыли в замок в хорошем расположении духа. Поэтому женщины предположили, что охота прошла успешно. Когда в замок доставили добычу, то все без исключения восхищались рогами оленя.
  - Как он мог бегать с такими рогами на голове среди ветвей? - удивлённо воскликнула Мария, поражённая размерами рогов.
  - Это мужская привилегия, - довольно усмехаясь, добавил родитель, - надо иметь недюжинную силу, чтобы такое носить на голове в лесу.
  - Вы повесите чучело в охотничьем домике? - неожиданно спросила Мария у отца.
  - Нет, дитя моё, это знатный трофей, его не стыдно показать и гостям! Он будет висеть в зале напротив стола, его будет видно со всех сторон. Отличные рога! Благодарю, друг мой, за прекрасную охоту, я ваш должник! Зимой приезжайте поохотиться на рыжих бестий. Лисы нас одолевают, но у вас есть шанс сделать шикарное покрывало для кровати. Ваша супруга будет рада такому подарку! В зимнюю стужу, оно прекрасно согреет, а мягкий мех так изумителен под рукой. Моя супруга несколько дней ласкала руками такое покрывало больше, чем меня! - граф Александр де Бюси весело рассмеялся, а граф Виктор де Маро присоединился к нему, будучи весьма задумчивым.
  Вероятно, представил шикарное покрывало и бесценную Луизу, ласкающую рыжую лисью ворсу. Супруга обожала меха, да и не только.
  - Ваше предложение звучит так заманчиво! Думаю, стоит порадовать свою супругу новым подарком, она их любит получать! Не начинайте сезон охоты без меня! - решительно добавил граф де Маро, принявший окончательное решение по поводу зимней охоты.
  - Конечно, друг мой! Мы обязательно откроем сезон охоты к середине декабря. Прошу вас приехать к нам на недельку и исполнить свою мечту! Лисы с каждым годом становятся всё наглее и наглее, а наши куры и гуси несут постоянные потери, как бы мы их не охраняли и какие курятники не строили. Эти хищницы делают подкопы или разоряют крыши сараев, и всегда уходят с добычей. Они нашли более лёгкий путь добывания пищи, особенно, после снегопада. Буду рад, если вы поможете избавиться от нескольких десятков рыжих бестий, - граф де Бюси с удовольствием потёр ладони, представляя, как будут избавляться от наглых хищников.
  Они разоряли их так, что это чувствовалось на столе, а лето и осень растить жирную птицу для лис, это слишком дорогое удовольствие!
  Две с половиной недели пролетел так быстро, что охота на лис дала ощутимые результаты: было подстрелено больше пятидесяти хищниц. Мелкий снег выпал за день до охоты и полностью покрыл всю землю. Это помогло охотникам рассмотреть свежие тропы хищников, которым пришлось кружить и путать свои следы. Но, охотничьи собаки сразу почувствовали рыжих бестий, которые пытались спрятаться в лесу. Тонкие тропинки следов из капель крови и перьев, несчастных гусей и курей, помогли им найти лисьи норы. Охотничьи собаки весело тявкали, быстро обнаруживая очередную нору, поэтому охотники оставались с добычей.
  - Вот видите друг мой! Ваше желание исполнилось, и вы преподнесете своей жене бесценный подарок. У меня есть несколько деревенских ремесленников, они за пару дней приведут шкурки в порядок, а потом вы сами высушите и вам пошьют покрывало.
  - Благодарю вас, друг мой! Я так благодарен судьбе, что встретил вас и узнал вашу семью, а наши дети соединились в браке! Каждый раз, рассматривая покрывало, буду вспоминать тот вечер и дождь, подарившим нам счастье! - граф Виктор де Маро, обнял своего друга.
  - Я каждый день благодарю Бога, за то, что помог мне и вам в трудную минуту, а наши дети спасли наш покой, наполнили сердце теплом и радостью! Прошу прощения граф, но нам надо иди согреваться, иначе моя супруга будет ругаться! Она приготовила нам купальню и ужин, но не любит, когда задерживаются. Прошу вас, - он жестом указал дорогу, и они отправились прогревать тела.
  В это время Филипп и Анри догоняли шустрого кабана, который готов бегать весь день по лесу, но сегодня был не его день. Ранив кабана стрелой в ногу, охотники решили ход охоты. Раненный кабан из последних сил яростно набросился на охотников, но стрела пронзила его сердце в последнем прыжке. Мужчины прекрасно провели время, охотясь, и не менее чудесно отдохнули после неё, рассказывая охотничьи байки.
  
  Глава 13.
  
  Мужчины продолжали охотиться, чтобы не сидеть дома с женщинами. Охота приносила в дом свежую дичь, а кухарки и повара готовили новые блюда. Графиня Луиза и Мария часами просиживали у камина, занимаясь домашними делами. Они вязали и шили детские вещи, готовясь к предстоящему событию. Мария немного поправилась, живот начал показываться в складках платья, что радовало родителей и злило Филиппа. С каждым днём он становился более вредным и злым, чем раньше. Это сильно огорчало его родителей, но они с любовью смотрели на невестку, которая скоро подарит им внука. Вот его, они точно воспитают не так как старшего сына!
  - Филипп опять встал не с той ноги! - раздражённо прокомментировала графиня Луиза, очередную выходку сына, с раннего утра. Тот пролетел мимо и скрылся за дверью, явно направляясь в конюшню.
  - Не знаю, что ему говорить, да и слышит от меня, - добавил граф Виктор, - с нашим сыном происходит что-то странное. Может быть, мне надо сказать об этом священнику?
  - Не хочется расстраивать Марию, но наш сын стал невыносим! - графиня, заметив в дверях Марию, добавила, - доброе утро, дочка! Проходи сюда, здесь у камина теплее.
  - Доброе утро! - Мария осторожно села около графини, которая любила тепло. Камин пылал во всю, распространяя тепло и выкидывая снопы искр, когда слуга подбрасывал новые полена.
  - Доброе утро дочка! - отозвался граф, и протянул корзинку с выпечкой, - возьми булочки, они ещё тёплые!
   - Спасибо! Как вкусно пахнет! - Мария с удовольствием вдохнула аромат свежее испеченной булочки, она приятно и аппетитно пахла ванилью.
  - Ваниль, как ты любишь, - добавила графиня и улыбнулась.
  Горячее молоко с мёдом и булочкой было прекрасным началом утра. К сожалению, Филипп так и не появился к завтраку, но это не первый раз. Он постоянно оставлял молодую жену одну, находя кучу предлогов и занятий, которые нельзя отложить. Куда он так спешил с раннего утра так, и осталось загадкой для его родителей и жены.
  Время летело стремительно и незаметно, но Мария всё больше ощущал одиночество. Внутри билась и шевелилась новая жизнь, заставляя с каждым движением прикладывать руку к животу. Графиня Луиза видела, как Мария постоянно держит ладонь на животе, а Филипп посматривает в её сторону и хмурится. Такого отношения к жене в положении, графиня Луиза понять не могла, сколько не пыталась. Расспрашивать Марию не хотела, она и так переживает, а муж сбился со счёта с нравоучениями, но сын был сам не свой.
  Проснувшись на рассвете, Мария почувствовала сильную боль, которая волнами накатывала на неё, пронзая ноющую поясницу.
  Началось, подумала Мария и тихонько выскользнула из кровати. Тёплые меховые башмачки были холодными, отчего она вздрогнула, но вставать и готовиться надо. Мех быстро нагрелся, а хозяйка башмачков улыбнулась, наклонившись к камину, она бросила несколько щепок и поворошила тлеющие дрова. На ночь всегда бросали пару больших чурок, чтобы они медленно тлели, поддерживая тепло в комнате. Щепки начали дымиться, и молодая женщина подула на них. Несмелый огонь осмелел и вскоре весело охватил щепки и несколько веток, которые она положила на них. Через несколько минут пламя с удовольствием охватило ветви, отдавая тепло. Боль снова пронзила поясницу и, едва сдержав слёзы, Мария упёрлась руками в пол. Боль ушла также внезапно, как и пришла, поэтому она осторожно встала и взяла свою расчёску с полочки. Неспешно заплела косу и налила воды из кувшина для умывания. Холодная вода заставила молодую женщину поёжиться от холода, который проник в каждую клеточку тела. Вновь острая боль пронзила поясницу и Мария уцепилась за стол руками. Стол покачнулся, а стоящие на нём кубки для воды упали, а потом, покатившись, свалились со стола. На этот шум появился муж, сонный и, как всегда, чем-то недовольный.
  - Ты что шумишь с утра? - Филипп подошёл к столу, поднял кубки и поставил на стол. Только сейчас он заметил, что его жена молчит в ответ и бледна.
  Неужели началось? - подумал Филипп, всматриваясь в бледное лицо Марии, но вместе с жалостью пришла злость, которая заглушила все остальные чувства и он, развернувшись, вышел из комнаты, оставив жену наедине со своими проблемами.
  Мария перевела дыхание и осторожно пошла до кровати. Несколько маленьких шагов отделяли её от спасительного и тёплого гнёздышка, но дойти она туда не смогла. Боль мгновенно скрутила её, оставив согнутую и постанывающую без опоры. В этот момент вошла служанка и, заметив госпожу в таком состоянии, подбежала к ней и отвела до кровати.
  - Осторожно госпожа! Ещё два шага и вы на месте, - Виолетта поддерживала под локоть Марию, которая боялась дышать.
  - Спасибо! - поблагодарила Мария, оказавшись на кровати, и попыталась улыбнуться, но боль снова выдавила непрошенные слёзы.
  - Вы прилягте, укройтесь одеялом, а я позову остальных, - Виолетта положила на кровать ноги госпожи, а меховые башмачки сняла и засунула под кровать.
  Через несколько минут в замке началась суета и спустя несколько часов Мария родила сына, здоровенького, но худенького мальчика. Графиня Луиза переживала за внука, считая его слабеньким. Весна подарила прекрасный солнечный день, но Мария чувствовала холод и усталость. Малыш спокойно спал, завёрнутый в пелёнки, только тёплая шапочка охватывала красное личико. Новая колыбель была завешана легкой тканью, сохраняя тепло внутри и не показывая миру ребёнка. Мария спала, отдыхая после родов, которые больше пугали, чем были на самом деле. Сон её был не спокойным, но Виолетта была рядом и каждый раз успокаивала свою госпожу.
  - Отдыхайте госпожа! Ваш сын спит, вам надо поспать, - тихие слова возникали сквозь сон, успокаивали, и Мария проваливалась в тревожный, но крепкий сон. Ей казалось, что она спала вечность, а на самом деле всего около часа.
  Филипп появился только ранним утром и все слуги, и крестьяне начали поздравлять его с рождением сына. Это его взбесило ещё больше, окончательно уничтожив плохое настроение, сделав его отвратительным. Родители не остались в стороне и добавили масла в огонь.
  - Если бы ты хорошо относился к жене, то у тебя родился крепкий сын! - отчитывала Филиппа графиня, - ты совершенно не занимался свой семьёй! Я тебя не узнаю, сын мой! В кого ты пошёл такой чёрствый и невоспитанный! Будь благодарен судьбе за рождение сына. Иди и прояви заботу и внимание Марии, она переживает за ребёнка. Будь с ней ласков и подари подарки и цветы. В городе ты бываешь часто, так что можешь что-то подобрать ей в подарок. Если ты этого не сделаешь, то я серьёзно поговорю с твоим отцом!
  - Мама! Вы как всегда преувеличиваете! Ребёнок не так слаб, как вы думаете. Мария от него не отходит ни на шаг! Он только родился, а вы мне упоминаете все прегрешения!
  - Если твой сын спокойно спал всего одну ночь после рождения, это ничего не говорит! - графиня Луиза никак не могла смириться с холодностью сына.
  Это на Филиппа совсем не похоже. Но, если быть честным до конца, то он не хотел жениться, но женился по требованию родителей. Возможно, слишком рано женился, не повзрослел - констатировала факты и делала выводы графиня Луиза, рассматривая беспечное и пренебрежительное выражение лица сына. Он был явно зол и не в своей тарелке, но за это время надо было смириться.
  - Филипп! Ты совершенно не занимаешься своей семьёй! - графиня Луиза отчитывала сына за постоянные отъезды и непонятное поведение сына.
  - Мама! Вы, как всегда преувеличиваете положение дел! - Филиппу разговор явно не нравился, но уйти он просто не имел права.
  - Когда ты родился, я стал самым счастливым отцом в мире! - добавил граф, рассматривая сына и не находя в нём то, что должно было быть, что было год или два назад.
  - Конечно! У тебя было три младших брата, а у меня всего один! Вы на-шли мне невесту, я согласился и женился на ней. Теперь у вас есть внук, которого вы так долго хотели, вы можете оставить меня в покое?! - Филипп встал из-за стола, не дожидаясь ответа.
  - Сядь! - рявкнул граф и тихо произнёс, - ты просто невоспитанный щенок! Когда ты был в Париже, путешествовал по Италии, Германии, я тебе слова не сказал! Ты будешь заботиться о своей жене так, как положено, чтобы я не начинал этот разговор снова, иначе ты пожалеешь!
  Филипп выпил вина, но лучше от этого не стало. В желудке запекло, а сердце вновь наполнилось злостью и обидой. Где-то бродит его Лотти, а он вынужден претворяться любезным и хорошо воспитанным перед всеми. Лотти тоже могла подарить ему сына, сделать самым счастливым отцом на свете. От этих мыслей Филипп улыбнулся, а родители заметили перемену и облегчённо вздохнули, сын наконец-то, одумался.
  Слуга доставил послание в замок графа де Бюси, где тоже ожидали появление, не так скоро, к концу осени. Софи много капризничала, а Анри исполнял все желания любимой жены. Графиня Анна фыркала каждый раз, когда зять срывался с места по требованию супруги и исполнял, исполнял, исполнял всё, что она хотела или желала. Граф Александр смотрел, как дочь вьёт веревки из зятя, но не вмешивался, зная характер своей дочери. Она могла стонать целый день и каждый раз припоминать погрешность, допущенную месяц или два назад.
  Через два дня они получили письмо из замка графа де Бюси с приятными известиями. Мария была рада известию, что скоро приедут родители, а у сестры в конце осени или в начале декабря появится ребёнок. Она была счастлива со своим мужем, который сильно любил её. Она была рада за сестру, за родителей, на которых свалилось такое счастье - любовь.
  Время летело, Филипп был любезным с Марией, но особых чувств и радости не показывал. Родители отстали от него со своими нравоучениями и жизнь просто продолжалась. Букеты первых весенних цветов, которые он дарил своей жене, сгладили картину неприязни и холодных отношений, но не более. Мария прекрасно понимала, что это он делает не от чистого сердца, а по принуждению родителей. Потом наступило время цветов, которые цветут летом, но отношения не изменились в лучшую сторону. Филипп стал гостем у себя дома.
  Стоял июнь, затишье перед уборкой и заготовкой урожая. Филипп, как обычно где-то пропадал целыми днями, словно не жил здесь. Это расстраивало родителей, но ничего не могли поделать. Сын следил за всеми крестьянами, словно его очень интересовали подобные дела. Интересно, с каких это пор?!
  - Твой сын точная твоя копия, а ты не заходишь в детскую! У него такие же тёмные кудри, как у тебя в детстве. Стоит снять шапочку, и он становится похож на девочку. Ты был один в один таким! Глядя на тебя, я всегда мечтала иметь красивую дочь с прекрасными волнистыми волосами! - глаза у графини увлажнились, а сын сморщил нос, и недовольно фыркнул, излияния мамы начинали его сильно нервничать.
  - Ребёнку всего три месяца, там не на что смотреть! Эти мокрые пелёнки, ужасный запах и его слёзы, плач действуют мне на слух! У меня начинает дико болеть голова, и настроение падает! Это вы, мама, любите всё преувеличивать, ребёнок слишком мал, чтобы он был моей копией!
  - Ты, конечно, не помнишь себя в детстве, но зато это хорошо помню я! Если я говорю, что мой внук является твоей копией, значит, так и есть! - графиня Луиза явно разозлилась и метала молнии в сторону сына, - ты бесчувственный чурбан! Не думала, что мой сын будет превращаться в холодное и непонятное создание, которое не любит свою жену и терпеть не может своего сына, свою плоть и кровь! Убирайся с моих глаз, пока я не наделала глупостей, о которых сильно пожалею завтра!
  - Всего хорошего мама! - Филипп поклонился, но мама не повернула головы в его сторону, даже тогда, когда хлопнула дверь.
  Она вытерла набежавшие слёзы и принялась отыскивать то, что она упустила в этой истории. Внук был точной копией Филиппа, но сын не верил ей. Он явно не верил своей жене, всегда злился, когда разговор заходил о маленьком Антуане. Ребёнок его просто раздражал.
  За дверью ждал его отец, чтобы добавить к длинному списку его провинностей ещё несколько пунктов. Отец постоянно давал советы, которые изрядно надоели ему. Граф постоянно учил сына, как надо правильно жить семейной жизнью. От этих разговоров и нравоучений Филипп постоянно сбегал, отправляясь к друзьям и знакомым в город, или торчал в деревне, контролируя ремонт сараев для зерна и сена.
  - Извини, Мария, но мой сын снова уехал, не знаю в какую сторону. Не могу понять, что с ним происходит, - графиня Луиза подняла печальное лицо, чтобы посмотреть в глаза дочери.
  Она обожала невестку и называла дочерью, о которой всегда мечтала. Мария была самым прекрасным лучиком солнца, раздвинув все мрачные тучи, и мир снова засверкал во всем своём великолепии, даря счастье и радость всем живущим. Графиня Луиза была безумно рада вновь держать на руках маленького Филиппа и вспоминать свою молодость, рождение сыновей, заботливого и любящего мужа.
  - Наш брак был без любви с самого начала, поэтому нам надо благодарить Бога за то, что он подарил вам внука, а мне сына. Мужчины так непредсказуемы, что мне не верится, что всё это происходит со мной. У моих родителей другие отношения, они любят друг друга, хотя maman обожает всё и про всех знать и командовать в доме. Папа разрешает ей это делать, зная, что его частые деловые путешествия лишили его этого права. Maman всегда всё тщательно записывает, а по приезду мужа домой, показывает свой отчёт. Они долго разбирают его по буковкам в кабинете, и никто не имеет права нарушить их уединение. Наша няня с трудом удерживала нас в детской потому, что получив подарки от папы, нам хотелось послушать его рассказы о неведомых землях и людях. Папа прекрасно рассказывал истории, а мы слушали его часами. Камин горел сквозь темноту, а мы с восторгом смотрели на пламя и видели там разные картины из его рассказов. Это были самые счастливые моменты в нашей семье! Пламя завораживало своей игрой, а каждое новое полено разбрасывало сноп искр, которые улетали в разные стороны и исчезали, но наши ведения оставались. Нам разрешали до ночи сидеть в зале всей семьёй, а слуги прятались в темноте, чтобы послушать ещё одну необычную историю. Мне этого не хватает, но воспоминания так свежи в памяти! - Мария прикрыла глаза, чтобы вновь очутиться в детстве и почув-ствовать себя счастливой и маленькой девочкой.
  - Это прекрасно, когда семья собирается вместе, - грустно добавила графиня Луиза, - но возможно, наш малыш немного подрастёт и Филипп, наконец-то, вспомнит о сыне. Он так на него похож, как две капли воды! Дай Бог, чтобы характер был не таким! - графиня перекрестилась и, закрыв глаза, стала читать про себя молитву.
  Мария не верила, что чудо свершится, а муж наконец-то опомнится. Прошёл год, но он продолжал любить и искать свою ненаглядную Лотти, призрачное и мифическое счастье. Такое ощущение, что на него снизошло затмение и он сам не свой, ни кого не видит и не замечает. Любовь закрыла ему глаза, сделала слабым и уязвимым, каким-то отстранённым и нервным. У него просто болело сердце и душа.
  Конечно, он уверен, что сын не его, поэтому так себя ведёт, но это его проблемы. Мария не раз пожалела, что с горяча, в порыве гнева и обиды, сказала такие слова ему в кабинете. Наверняка, чтобы позлить, чтобы отомстить за любовь к самой себе. Сказанного не вернуть, но время летит и время лечит. Жаль, что так получилось, но клятву надо сдержать любой ценой, как высока она не была.
  
  Глава 14.
  
  Антуан рос прямо на глазах в окружении любви двух женщин - мамы и бабушки. Графиня Луиза всё свободное время проводила в детской. Когда малыш спал, то они вместе вязали для него тёплые вещи, которые оденет зимой. Крохотные шапочки, кофточки и штанишки стали самым интересным занятием, когда на улице шел дождь.
  Мария обожала своего сына, который с каждым днём становился похожим на мужа, он был его второй копией. Тёмные брови принимали чёткие очертания, а глаза становились карими, а не синими, как впервые месяцы. Колечки волос выбивались под шапочки, и Мария жалела, что он не девочка. У дочери были бы самые красивые волосы в округе. Вот такие мечтания скрашивали боль и одиночество в сердце. Сын с улыбкой выдавал свои "агу-агу", стоило маме или бабушке подойти к колыбели. Мария с удовольствием брала его на руки, освобождала от тугих пелёнок, и сын сразу тянул руки к ней. Цепкие кулачки хватались за одежду и притягивали к себе. Малыш тёрся носом о подбородок и ещё крепче прижимался к маме. Его смех был наградой за такие игры, а графиня Луиза только взмахивала руками, чтобы тихонько вытереть набежавшие слёзы.
  Деда он любил, но как-то по-другому, сдержанно, по-мужски, хотя всегда ему улыбался и сразу как-то стеснялся. Граф с удовольствием протягивал новую деревянную игрушку, которую тут же хватал малыш. Улыбка мгновенно возникала на беззубых дёснах, а рука с зажатой игрушкой, приближалась к последнему испытанию - он пробовал её на вкус, а потом весло стучал по колыбели.
  Филиппа он любил, но плакал каждый раз, когда тот близко подходил к нему. Он просто пугал ребёнка своими чувствами, которые тот чувствовал очень хорошо. Его плохое настроение мгновенно передавалось сыну, и тот начинал хандрить и плакать. Филипп просто не мог спокойно смотреть на чудесного ребёнка, который мог быть его сыном, которого бы он любил до бесконечности. Антуан неловко вытирал слёзы крохотными кулачками, отчего Мария всегда брала его на руки и успокаивала нежными поцелуями и словами. Филиппа это раздражало вдвойне и он стремительно уходил прочь.
  - Вот видите, мама, он меня не любит и всегда при мне плачет, - говорил Филипп, - а вы мне твердите, что я чёрствый отец.
  - Да, говорила и говорю - ты плохой отец! Твой сын боится тебя! Заходишь к нему, словно, тебя там бить будут, улыбаться надо и разговаривать с ребёнком. Твой отец всегда выходит из детской с хорошим настроением.
  - Я не могу постоянно улыбаться, тем более ребёнку, который лежит в пелёнках! Что он может понимать в таком возрасте? Ничего! - Филипп испортил себе настроение окончательно, затронув больную тему с мамой.
  - Иди куда собирался! Тебе вечно не переспоришь. Легче головой стену пробить, чем доказать тебе истину!
  - Всего хорошего мама! - сын поклонился и вышел, оставив осадок на сердце матери.
  Время - лечит, но когда наступит это время? Об этом известно только нашему Господу.
  
  
  Глава 15.
  
  Незаметно пролетел год после свадебных торжеств, и наступило время охоты, когда зверьё лесное нагуляло жир на зиму. Тёплое солнышко заставляло выбираться наружу из нор и укрытий, чтобы набить желудок последними дарами природы. Этим воспользовались охотники, чтобы размять кости, немного посоревноваться в меткости и принести желанные трофеи. Филипп не особо горел желанием охотиться, но прекрасная тёплая погода и золото листвы с запутавшимися солнечными лучами, словно паутина, сделали своё дело.
  Осенний денек был просто великолепен и охота состоялась. Желтые дубовые листья только начинали медленно оседать на землю, поэтому дичь пыталась использовать это преимущество. Едва слышно листья шуршали под ногами, образуя пёстрый осенний ковёр, который становился толще и толще с каждым днём. Деревья теряли своё пышное убранство, готовясь к зимнему сну.
  У графа Александра де Бюси было несколько охотничьих собак, которые быстро взяли след и подняли оленя. Они резво бежали среди деревьев, фактически не обращая внимания на охотников, гонимые запахом зверя. Тем пришлось нагонять коней, чтобы не отстать от гончих борзых. Радостный лай перемешивался с недовольным ржанием коней, которые петляли между деревьев, перепрыгивали через поваленные деревья. Лес постепенно наполнился звуками, а охотничий азарт захватил всех и дал хорошие результаты. Собаки совершенно случайно подняли кабанчика, ворошившего листья в поисках желудей, и всадники разделились. Филипп с тестем рванули за кабаном, а Анри с отцом и со слугами за оленем.
   И те и другие вернулись с добычей, но агрессивный кабан заставил их немного выкупаться в реке. Они преследовали зверя по берегу реки, который пытался ускользнуть от них. Петляя по крутому берегу, он выскочил прямо перед копытами коней, которые испугались и сбросили седоков в реку. Этот фокус в дальнейшем стоил кабану жизни. Филипп не выпустил из левой руки заряженный арбалет, который поднял выше головы при падении.
   Промокший и злой от холодной воды, он неожиданно для зверя выстрелил из арбалета, стоя по пояс в воде. Стрела попала в шею, зацепив артерию. Шатаясь и поливая землю кровью, кабан стоял на месте, раскачивался из стороны в сторону, гневно сверкая маленькими, злыми глазками. Жизнь выливалась из него с каждой секундой и каплей крови, это были его последние мгновения жизни и зверь понимал это.
   Тесть второй стрелой добил раненного кабана, рухнувшего в пожухлую траву. Филипп помог пожилому графу выбраться из реки и подняться по крутому берегу. Вода с них текла обвалом, но победа над зверем, немного сгладила ситуацию. Они привязали его к седлу и поскакали к охотничьему домику.
  Там их ждали Анри со слугами, которые уже разделывали оленя. Выпив по чарке вина, они оставили им кабана и поехали к замку, так как теперь гулять придется в замке, а не в охотничьем домике. Несмотря на теплый осенний денек, они замерзли, пока скакали в замок. Солнце начинало медленно садиться, наступали короткие дни, которыми славится золотая осень.
  Естественно, супруга распорядилась заранее протопить камин и нагреть горячей воды. Она прекрасно знала, что может произойти на охоте, поэтому была готова ко всему, впрочем, как всегда.
   Тесть и Филипп спешились во дворе замка, а мальчишка проворно схватил за поводья коней. Супруга встретила их у дверей залы.
  - Дорогая, мы упали в реку, но кабан от нас не ушел! Распорядись про-греть комнату, да принести чего-нибудь из еды. В охотничьем домике разделывают оленя и кабана, но мы жаркое съедим позже.
  - Купальня готова, можете идти туда. Я на кухне распоряжусь, и вам принесут вино и домашние колбасы. Чистое белье принесут позже, так что парьтесь, иначе простуды не избежать.
  Мужчины, хлюпая водой в сапогах, отправились в купальню, которая встретила их теплом и паром. Две бочки, наполовину наполненные водой, ждали их. Они с трудом стягивали с себя мокрую одежду. В сапогах была вода, но проворный слуга помог стянуть за скользкую кожу. Оставшись в нижнем белье, Филипп осторожно снял золотую цепь с парящим орлом, к ногам которого был прицеплен на маленьком золотом звене крохотный заяц. Орёл гордо расправил мощные крылья, а зайчонок отбивался от налетевшего врага всеми четырьмя лапами. Он нежно погладил маленького зайчонка и положил на лавку, прикрыв кружевным носовым платком. Это не укрылось от тестя, которого заинтересовал странный медальон. Желание залезть и погрузиться в горячую воду пересилило, поэтому он оставил всё на потом. Возраст давал о себе знать, ставя здоровье превыше разговоров и любопытства. Зять просто так не выскочит наружу и не исчезнет в ночи потому, что он не знает того, что знает он. Граф Александр де Бюси улыбнулся, скрывая вкус и радость победы.
  Горячая вода обожгла ледяные ноги, поэтому мужчины выскочили из бочек и уселись на краю. С непривычки от горячей воды ноги наполнились колючками. Потихоньку отогревая ноги, они погрузились в горячую воду, блаженно фыркая при этом.
   Слуга принес широкую доску и положил её между двух бочек. Фактически, стол был готов. На подносе принес и расставил кувшин с вином, пару кубков, да несколько тарелок с нарезанными домашними колбасами и сырами.
  Разлив вино по кубкам, слуга исчез, а мужчины принялись обедать. Аромат свежего хлеба и колбас со специями от горячей воды и пара, мгновенно напомнил о пустоте желудков. Отличный аппетит возник от свежего воздуха дубравы и отличной гонки за кабаном. Его уже должны разделать и доставить в замок.
  - Хороша была охота, да быстро для нас закончилась, - начал разговор тесть, - обычно после такой охоты моя супруга меня пару дней не видит или я её. Охотничий домик я построил, точнее, пристроил позже. Однажды мы с соседом попали в такую грозу, что думали, нас всех смоет с домом и молния поразит прямо в сердце! Страху натерпелись, не дай Бог каждому такое пережить! На следующее лето приказал хороший каменный домик поставить, ограду около него. Там постоянно старый охотник Жан живет, все знает в лесу и присматривает за домом. Мария частенько со мной там ночевала после охоты. Там у неё своя комнатка есть, я туда никого не пускаю. Всегда с утками возвращались, - он замолчал, вспоминая охоту или что-то ещё.
  - Ваша дочь ездила с вами на охоту? Мне не верится в это. Она такая хрупкая и маленькая, куда ей стрелять в дичь,- удивленно произнес Филипп. Такие подробности о своей жене он явно не знал и не догадывался.
  - Э, да ты её плохо знаешь. Она больше меня уток приносила, только об этом ни кто не знал. Достанет из сумки, бросит на стол, который во дворе под навесом стоит, да сверху я положу. У неё семь штук, а у меня четыре или пять. Зимой зайцев гоняем, да лис, которые кур деревенских щиплют! Умеет найти и метко выстрелить. Всегда с добычей возвращалась. Вина налей, а то от разговоров горло пересохло.
  Мужчины пригубили вино, да закусили домашними колбасами, которые просто великолепны. Вино в сочетании с горячей водой, быстро подействовало на графа, доведя его до нужной кондиции, когда язык развязывается. Нелёгкий разговор мгновенно потёк плавно.
  - А, ты, зятек, смотрю, помирился с моей девочкой! Когда перед свадьбой приезжал с разговорами, злой как сто чертей уехал. Сейчас все нормально, сам вижу, - довольный и раскрасневшийся тесть, хитро посматривал на зятя, надеясь на чисто мужские откровения.
  - С чего вы взяли, что помирился? Я ведь и не ругался, просто не подошли друг другу, - ответил Филипп, мрачнея, как грозовая туча, прямо на глазах.
  Любовные дела до сих пор были и оставались для него больным местом. Рождение красивого и здорового ребёнка, да ещё мальчика, который мог быть его сыном, было слишком большим ударом по самолюбию. Сердце кровоточило каждый раз, стоило упомянуть имя жены или имя так называемого его сына Антуана. Мама постоянно говорила, что его сын вылитый он в детстве, как бы ни так!
  - Ты можешь, кому угодно рассказывать эти басни. Но я-то вижу, что к чему. Твоему сыну почти семь месяцев, а значит, до свадьбы было дело? Я тебя не виню за это, но Мария даже мне не сказала об этом! - он стукнул кулаком по импровизированному столу.
  - С чего вы затеяли этот разговор? Хотите знать, спал с вашей дочерью до свадьбы или нет? Так знайте, что не спал! И после свадьбы не спал, потому что разные мы, она согласна с этим решением, - Филипп гневно раздувал ноздри, а глаза горели как у дьявола.
  - Ты, что зятек мне рассказываешь? Ты мою дочь обижаешь зря! Не позволю! - он встал в бочке и продолжил, - ты мне хочешь сказать, что она нагуляла этого ребенка, моя дочь?!
  - Да, хочу сказать, - Филипп тоже встал,- это не мой ребенок! Вы многое не знаете про свою дочь, а следовало!
  Они стояли голые друг напротив друга и орали. Это не осталось без внимания. Слуга позвал госпожу и рассказал о шуме в купальне.
   Maman ворвалась туда, и остолбенела: в клубах пара стояли в бочках, махали руками и кричали друг на друга, её супруг и зять абсолютно нагие.
  - Что тут происходит? Шум доносится до самой кухни! Разве так можно кричать? Софи боится ваших криков, а ей скоро рожать!- её слова, словно ушат ледяной воды, отрезвил мужчин, и те плюхнулись в воду.
  - Мадам! Кто вам разрешал входить сюда? - грозно спросил супруг, недовольный тем, что его прервали на самом интересном месте.
  - Мне надо спрашивать у вас разрешения, что бы ходить по своему дому?! Вы так кричите, что служанки боятся. Вы поругались? - тут же поинтересовалась супруга, которой было душно и жарко, но любопытство заставляло охранять свою территорию до последнего вздоха, а точнее вдоха прохладного воздуха.
  - Нет! - рявкнули, мужчины в один голос, да так, что она непроизвольно попятилась.
  - Тогда прошу вас, извинить меня, - обиженно произнесла супруга и удалилась.
  Не сговариваясь, Филипп наполнил кубки. Тесть схватил кубок и залпом выпил, гневно взглянув на зятя. Тот не отставал, поэтому гнев залег на дно, захлебнувшись вином.
  - Ты носишь медальон моей дочери, а сам говоришь ерунду, - продолжил тесть, подталкивая зятя в правильном направлении.
  - Какой медальон? Вы про маленького храброго зайчонка? Так это случайно оставила в постели белошвейка Шарлотта! Я вам рассказывал и просил помощи, что бы найти девушку, - он не успел продолжить свой рассказ, как тесть взвился из воды и заорал на всю комнату.
  - Ах, ты сукин сын! Спал с моей дочерью до свадьбы, придумывая какую-то белошвейку Шарлотту! Покажи медальон моей дорогой супруге, она покажет тебе такую белошвейку! Будешь рёбрами считать все ступени до самого выхода! У неё рука тяжелее моей будет, особенно в гневе! То, то моя дочь после твоей болтовни грустная ходила! - тесть махал руками, гневно сжимая кулаки.
  - Ваша дочь в кабинете сказала, что любит другого и ждет от него ребенка!
  - От тебя, полный идиот, после того как ты рассказал ей о своей любви к белошвейке Шарлотте, - добавил тесть, - узнаю свою дочь! Она вся в меня! Проучила, так проучила! - он смеялся так, что сел в воду, но и там хлопал ладонями по воде так, что брызги летели во все стороны.
  Теперь весёлый тесть напоминал дикого гуся посередине озера, пытающего взлететь и одновременно поднять из воды огромную рыбину, свой шикарный обед или ужин с завтраком.
  Филипп мрачнел прямо на глазах, трезвея и осознавая, как его законная супруга Мария, то есть Лотти водила его за нос и, выскочив, из бочки принялся натягивать нижнее белье на мокрое тело.
  - Я её убью! Своими руками придушу! Как она могла со мной так посту-пить! - громко бурчал под нос злой Филипп, чувствуя, как сердце сжималось от другой боли, которая рукой схватила за израненный комок в груди, и давило и мучило его.
  Больше года он не мог забыть свою Лотти, которая приходила к нему только во снах и грёзах! Сколько времени потеряно впустую! А его Лотти ря-дом, под боком, да ещё с его сыном! Мама плешь проела своими нравоучениями, а он слепец! Настоящий слепец! Просто самый настоящий осёл!
  - Ты куда собрался на ночь, глядя, зятек? - спокойный, умиротворённый голос тестя раздавался среди пара, как из облака на небе, - если домой, то можешь ехать, шансов сломать свою шею или ногу коня много. Но, если моя дочь станет вдовой, а внук будет расти без отца, я с тебя шкуру сниму! Даже на смертном одре с мертвого и холодного, поверь! Утром на рассвете поедешь. Если надо то и слуг моих возьмешь, а сейчас сними эти мокрые тряпки, да отогрейся в горячей воде. Один день не решит твою судьбу. Выпей вина и жизнь покажется не такой страшной, как раньше, - добавил он и хитро подмигнул зятю, а Филиппу ничего не оставалось делать, как согласиться и присоединиться к добродушному тестю.
  Он первый постиг тайну Марии и Филиппа, о которой не знает ни единая душа, даже вездесущая жена, кроме самого Господа! Это его успокоило, возвысило, окрыляло!
  Слуга принес еще один кувшин вина, потом ещё и горячее жаркое из лося. Жаренная печенка со специями была великолепна. Они напились до поросячьего визга, так что брат Анри удивился.
  Брат очень редко напивался до такого состояния, когда его надо было нести в кровать. Анри со слугой завернули горячее и влажное тело в простынь, и с трудом поволокли его в комнату. К счастью, там горел камин, поэтому простудиться тот после банных процедур не мог.
  Тестя без особых хлопот доставили в спальню, где его супруга отмеряла расстояние до Парижа, используя ковер. Глядя на бесчувственное тело мужа, она испытала такое разочарование, что невольно заплакала. Она стояла на пороге большого секрета супруга и зятя, а он не в состоянии поведать его! Всё вышло из под контроля. Всё! Почему-то супруг всегда с уважением и какой-то радостью относился к Филиппу, словно у них был общий секрет. Мужчины!
  Едва начало рассветать, как полупьяный Филипп, пошатываясь, встал, а точнее сполз, с кровати. Деревянные столбики кровати дважды удержали его от падения на пол, пока он пытался одеться. Умывшись холодной водой, он почувствовал себя более трезвым.
  На сердце коты скребли и выли, словно в марте им не досталось даже самого захудалого кошки. Одевшись, он спустился вниз, вошел на кухню, где испугал своим появлением двух служанок. Взъерошенные волосы ото сна, если так можно назвать беспамятство от вина, весь помятый и небритый, Филипп представлял плачевное зрелище. Они выпекали хлеб к завтраку, поэтому положили ему с собой пару караваев. В один разрезанный положили жаркое, что бы в дороге поел теплым. Поблагодарив служанок, он вышел. Его слуга спал, но Филипп разбудил его и они через несколько минут покинули стены гостеприимного замка.
  Филипп летел домой как на крыльях, прокручивая в голове слова, которые он скажет своей Лотти. Ах, Лотти! Какая ты гордая и красивая! Моя Лотти, только моя!
  Только сейчас он вспомнил, как священник называл полное имя его невесты: Анна Мария Шарлотта Маргарита де Бюси. При слове "Шарлотта" он вспомнил нежную и хрупкую Лотти и его мысли унеслись на берег реки, где в палатке он любил свою Лотти!
  Легкое покашливание священника и его повторные слова: можете поцеловать свою невесту, опустили на грешную землю. Но, он не отошел от тех счастливых мгновений, поэтому, яростно впился в губы своей жены. Нежные губы Лотти раскрылись ему под натиском страсти и ярости, а довольно чувствительный удар прервал его чудный сон. Мария, прикрываясь пышным платьем, стукнула носом туфельки по его голени. Точнее сказать, затянувшийся до неприличия поцелуй. Счастливый мираж рассеялся, словно оазис в мареве пустыни.
   Он не заметил, что губы Лотти и Марии одинаково желанны и любимы. Он глупец, самый настоящий слепец! Он заслужил наказание, но не такой ценой, не такой!
  - Господин! Кони устали, надо немного отдохнуть, - донесся до него голос верного слуги.
  Филипп нехотя сбавил темп и, оглянувшись по сторонам, поскакал в ложбинку, там должен быть небольшой ручей. Около него можно устроить небольшой привал. Он достал из сумки каравай и разрезал его ножом. Часть отдал слуге, который с благодарностью взял пахнувший мясом со специями и овощами хлеб. Кони щипали старую зеленоватую траву, которая росла около родника. Филипп с удовольствием пил холодную родниковую воду, которая давала ему силы. Два или три кувшина вина разожгли пожар в желудке и теперь требовали затушить его. Он его частично затушил и почувствовал прилив сил.
  Несколько часов и они дома. Кони почувствовали приближение родного крова, поэтому сами прибавили скорость. Животные всегда знают свой дом, где о них заботятся и где они в безопасности в тёплом стойле.
  Филипп пронесся по лестнице, явно направляясь в комнату своей забытой жены. Отворив ее без стука, он увидел стоящую у окна любимую. Она смотрела куда-то вдаль: на золотистый лес вокруг замка, который второй раз меняет цвет листвы, на крохотную деревеньку у реки и мечтала, мечтала. О чём именно мечтала, Мария не могла с уверенностью сказать, потому что мысли веером разлетались в её голове. Она мечтала и хотела многого, для счастья и любви. Видимо время исполнения желаний не пришло.
  Чьи-то шаги и хлопок закрывающейся двери, разогнал её мечты по комнате, словно их не было. А их на самом деле не было, одни только несбыточные желания. Знакомый хриплый голос, казалось, доносился с небес.
  - Лотти! Любимая, прости меня за все! Прости! Прости! - он обнимал ее сзади, нашептывая ласковые слова и целуя, и одновременно распуская душистые волосы, - ты меня долго мучила своим молчанием! Сколько времени мы потеряли, разыскивая свою любовь! Как ты могла так долго молчать!? Неужели ты меня так ненавидишь? Ответь мне, Лотти, почему?
  - Когда ты меня не узнал первый раз, я желала, чтобы Господь послал на твою голову кару небесную! Я ужасно рассердилась, но дала себе слово ничего не говорить, до тех пор, пока ты сам всё поймешь. В кабинете отца ты так больно меня ранил, рассказывая мне, своей будущей жене о любви к другой, какой-то простолюдинке, которую знал всего один день. Ты говорил обо мне с любовью, как о королеве, которую никогда не видел. Я знала, что поцелуй в церкви оживит призрака Шарлотты, но ты не понял и тогда. Ты целовал свою Лотти, но не чувствовал, не видел её во мне, это так печально! Ты постоянно не узнавал меня. Поэтому всё оставила, так как есть. Своё слово я сдержала, чары рассеялись. Если ты здесь, значит, ты прозрел и день настал.
  - Ты не справедлива ко мне, ты мучила меня столько времени! Столько времени я был настоящим слепцом! Я места себе не находил, искал любимую везде, но только не у себя под носом! Я не замечал тебя, а настоящая любовь была рядом. Она ходила рядом, дышала рядом, жила рядом днём и ночью. Действительно, любовь слепа...
  - Ты помнишь вот эту пуговицу? - спросила жена, протягивая ему большую черную пуговицу.
  - Не знаю, разве это моя пуговица? Почему ты спрашиваешь про неё? - удивился и одновременно, рассердился Филипп, она перевела разговор на другую тему, а он не осознал перемен и ценность своей находки.
  - Когда мне было пять лет, то один мальчик подарил её мне. Он дал мне пуговицу взамен того, что я расстанусь и выпущу из рук золотого орла, который вот-вот схватит свою добычу. Этого зайчонка, маленького и храброго, сделал по моей фигурке из глины золотых дел мастер. Позже, отец подарил мне его на день рождения, потому что я постоянно просила маленького зайца. Больше никогда я не просила отца что-нибудь мне купить, когда он спрашивал перед каждой поездкой. У меня было всё, о чём я могла мечтать! Моя детская мечта исполнилась в семь лет, а я всегда знала, что мой зайчонок принесёт мне счастье. Отец обожал меня, поэтому отдал мастеру золотую монету и тот сделал зайчонка, который отбивается от орла. Отбивается изо всех сил, потому что он храбрый зайчонок и у него вся жизнь впереди. Я не помню лицо мальчика, но помню золотого орла, которого он позволил мне подержать в руках, сидя у него на коленях. Мне казалось, что я маленький заяц, а хищная птица хочет меня унести в небо, чтобы я смогла увидеть весь мир! Не важно, что это будут последние мгновения перед смертью, но это будет что-то новое, неизведанное и такое загадочное! Это будет мечта! Мне казалось, что с этим орлом я буду всегда летать и видеть весь мир, который он откроет дл меня! Это видение я помню до сих пор. Эту пуговицу хранила в самом заветном месте.
  - Эту пуговицу отдал я, но ты тогда была такая пухленькая и маленькая! Невероятно, но наша встреча состоялась снова, и мы связаны навеки. Давай отложим эти истории на потом, а займемся самым интересным и плодотворным делом. Я пропустил тебя в положении, не видел рождение сына, я хочу увидеть это вновь и вновь. Как я тебя люблю, Лотти! Как сильно люблю! Люблю! Люблю! - он подхватил Лотти на руки и закружил с ней по комнате, смеясь громко и от души.
  Жена присоединилась к его радостному смеху, а её колокольчики вплелись в веселье двух любящих сердец. На мгновение осенние тучи за окном рассеялись, и солнце подарило им тепло и умиротворение, а что надо для счастья? Двоих влюблённых и крышу над головой, но она у них имеется.
  Прислуга стояла в коридоре, перешептываясь, но, не смея постучать, а тем более туда войти. Появление графини Луизы, избавило их от дальнейших колебаний и размышлений.
  - Вы что тут воркуете? Дел нет? Сейчас же отвечайте, бездельницы! - взяла ситуацию под контроль госпожа.
  - Мы пришли за госпожой Марией, чтобы вместе посмотреть на комнату и заказать торговцу ткань для дивана, а к ней ворвался её муж. Он так спешил, что мы переживаем за нашу госпожу. Молодой господин никого не замечал, был зол и вид уставший. Слуга сказал, что выехали затемно и скакали без остановок.
  - Собирался гостить несколько дней, а сами быстро домой, - галдели служанки.
  - Филипп здесь? В комнате Марии? Вы не путаете ничего? - удивилась графиня, сын после свадьбы не оставался наедине с женой, вечно у него были какие-то дела.
  Что-то здесь не чисто, подумала про себя графиня, а в это время раздался громкий смех Филиппа и радостный возглас Марии.
  - Так, расходимся по делам. Принесешь сюда поднос с сыром и колбасой, хлеб с маслом, кувшинчик вина, несколько яблок. Оставишь у порога, будете шуметь - накажу. Всё ясно? - переспросила госпожа у притихших служанок. Те присели, опустив головы, быстро исчезли за углом коридора.
  Графиня постояла несколько минут, около двери прислушиваясь, но только смех слышался из-за двери. Помирились! Слава нашему Господу! Господь услышал мои молитвы! Надо обязательно сходить в церковь и поставить свечу, как я обещала, подумала она, направляясь по коридору в сторону небольшой домашней церкви.
  Филипп и Лотти провели полдня в постели, а когда голод дал о себе знать, то счастливый муж решил сам отправиться на кухню. Натянув рубашку, панталоны и сапоги, он осторожно выглянул за дверь. Около двери на полу стоял поднос с продуктами, накрытый салфеткой.
  Мама постаралась, узнаю её, подумал, Филипп, счастливо улыбаясь, забирая поднос с едой. Сколько времени она нам подарила!
  - Ты уже вернулся? - удивленно спросила его жена, сидевшая на кровати под одеялом.
  - Мама узнала, что я у тебя. Вот и распорядилась оставить нам что-нибудь покушать, дабы мы не умерли от голода. Я сейчас все принесу, можешь не вставать, - добавил счастливый Филипп, поставив на стол поднос, и быстро разделся. Лотти хихикала, глядя на него. Тот, прикрываясь подносом, нырнул под одеяло и принялся рассматривать, что им перепало на обед, а возможно и на ужин.
  Он кормил голодную жену колбасой и сыром, осторожно поил вином из бокала. Ему нравилось это делать, это он понял и осознал только сейчас. Её нежные губы едва касались пальцев, в которых был сыр или колбаса. Зубы осторожно брали пищу из его пальцев. Филипп впервые кормил свою женщину из рук и был этому несказанно рад. Безумно рад и счастлив безмерно. Неужели так выглядит счастье?
  Он поцеловал нежные губы, пахнувшие вином, чувствуя огромное возбуждение и невероятный прилив сил. Словно не было долгой дороги, словно не было безумного и радостного слияния сердца и плоти, словно только сейчас начал жить и дышать. Любовь. Любовь на века и через века. Долгожданная, желанная, манящая и дарившая тепло и покой в его душе.
  - Не говори никому, что ты моя Лотти! Это наш секрет, я не хочу потерять тебя снова, - он взглянул в прекрасные зеленоватые огоньки, которые не давали спокойно жить раньше и заставляли сердце биться сильнее и сильнее.
  - Хорошо, пусть будет так, как хочешь! - Анна, Мария, Шарлотта, Камелия была не против этого, совсем не против.
  Её сердечко билось так часто, что она боялась потерять его снова. Кара небесная свершилась, чары заклятья рассеялись и солнце засветило ярче и на-много теплее.
  Филипп отложил поднос с остатками пищи, взял в руки спелое красное яблоко. Оно пахло солнечным летним днем. Нежный аромат плода разносился по комнате, заставляя вспоминать лето. Яблоко оказалось сладким и сочным. Они кусали его с разных сторон, каждый при этом пытался укусить больше. Лотти держала его за руку тонкими пальцами, которые недавно вымеряли каждый дюйм его кожи. Он безумно её хотел, поэтому забросил недоеденное яблоко за кровать. Жгучие поцелуи переросли и разрослись по всему телу. Лотти постанывала и выгибалась, но спрятаться и убежать было негде. Горячие губы были везде и они выделывали такое! Лотти не успевала краснеть и думать об этом, потому что страсть окутала её с головы до ног. Кожа горела и плавилась, как свеча, от поцелуев. Пожар горел внутри Лотти. Она и представить не могла, что можно получить такое неземное удовольствие в кровати.
  Конечно, она тайком листала папину книгу, которую он хранил в тайнике. Иллюстрации много могли рассказать о взаимоотношениях мужчины и женщины под покровом ночи. Если папа и догадывался, кто тайком посматривал запретный плод, но никогда не спрашивал об этом Марию. К сожалению, Софи абсолютно не интересовали книги, поэтому на неё подозрение не падало. Новые эмоции захватили всё её существо, это была страсть. В книге за такое не писали, а рисунки не передавали того, что можно высечь двумя телами. Можно сотворить новый мир, зажечь звёзды на небе, подержать счастье в руках и оставить его себе.
  Филипп прекрасно знал, как можно заниматься любовью, поэтому использовал весь свой опыт. Лотти в перерывах между новыми позами, убеждалась, что её муж имеет огромный опыт в любовных сражениях. Это немного злило, а с другой стороны, он приобрёл его только для неё, а это радовало. Она была счастлива и желанна, как никогда. Даже когда мечтала о Филиппе, но не таком страстном и любящем. Для него мера не существовала - любить, значит, всем сердцем и душой. Желать - значит, до последней капли силы и крови, бегущей по жилам.
  Только под вечер он вышли из спальни и направились в детскую, где спал их сын. Свечи ярко освещали колыбель, а Филипп разглядывал спящего малыша, отыскивая с каждой минутой свои черты лица, и находил их. Они открылись для него, как страницы знакомой книги. Стоит немного полистать книгу памяти и всё возникает перед твоими глазами. Мама постоянно говорила, что сын его копия, а он не верил. Брови начинали приобретать его форму, постепенно становясь чёрными, как у него. Темные волнистые волосы выбились из под шапочки, а длинные ресницы подрагивали во сне. Ему что-то снилось, внося свои изменения в растущий организм.
  - Спасибо тебе за сына! Он великолепный малыш. Я так рад, что смогу воспитывать его. Еще не так поздно, но он обязательно простит и полюбит меня, как я его. Господи! Как я рад, что принял знак свыше и поехал на охоту! Спасибо кабану, который искупал нас в реке! Огромное спасибо маленькому храброму зайчонку, который вновь соединил нас, - с этими словами он нежно-нежно поцеловал Лотти около детской кровати и долго-долго не отпускал из крепких объятий.
  Своё счастье, словно диковинную птицу, нельзя выпускать из своих рук, как и оставлять без присмотра и на минуту. Это Филипп знал на своём опыте, разыскивая свою потерянную любовь.
  Они вновь укрылись в спальне, а Филипп с нежностью обнимал свою бесценную и любимую Лотти, боясь разомкнуть кольцо рук даже на миг.
  - Я пропустил столько нового, я пропустил твоё положение, я пропустил рождение сына, но теперь хочу всё исправить! Исправлять буду прямо сейчас и больше не отпущу тебя от себя! - с этими словами Филипп принялся жадно целовать жену, покрывая поцелуями с головы до ног.
  Весёлый смех Лотти разносился по комнате, но муж не останавливался, а наоборот, крепче целовал и сильнее обнимал, словно хотел слиться воедино. Это ему почти удалось, и он был безмерно счастлив.
  Мария проснулась поздно, но в этом виновата безумная ночь любви. По-другому, просто невозможно назвать. Она перекатилась на спину и осторожно опустила руку на мужа, но его не было. Мария провела рукой по подушке, но она не хранила тепло, а Филипп испарился, как ночь на рассвете.
  Встревоженная Мария поспешила в детскую, где было непривычно тихо. Она открыла дверь и замерла на пороге. Филипп держал на руках сына, а тот дёргал его за волосы и тёрся лбом о его подбородок, при этом скромно улыбаясь. Потом его вновь заинтересовала блестящая игрушка, и он вцепился в неё руками. Филипп поддерживал сына за спину, а тот пробовал на зуб крыло орла, не выпуская зайчонка из кулачка. Счастливые глазёнки смотрели на папу, а Филиппу казалось, что он растопил его сердце своим крохотным счастьем. У Марии выступили слёзы от такой картины, но муж не замечал её, он был полностью поглощён сыном.
  Мария услышала чьи-то шаги и, обернувшись, увидела графиню Луизу, за ней прихрамывая на правую ногу, шёл муж.
  - Добрый день! - приветствовала Мария семейную чету.
  - Добрый день дочка! Ты что в дверях стоишь? - сразу поинтересовалась графиня и посмотрела вглубь комнаты, где сын играл с её внуком.
  - Добрый день Мария! Сегодня все такие загадочные, - он улыбнулся и протолкнул жену своим весьма объемным животом, - о, теперь знаю почему!
  Его сын с внуком на коленях представляли прекрасную картину: малыш ухватился за волосы папы и тянул на себя, весело и довольно улыбаясь. Филипп разрешал сыну тянуть за пряди волос, а тот старался в полную силу, явно навёрстывая упущенное время разлуки.
   Филипп, в очередной рывок сына, недовольно скривился, а малыш радостно смеялся, показывая два верхних зуба, которые начали расти неделю назад.
  - Сын! Ты здесь? - граф Виктор не мог поверить своим глазам.
  - Да отец! Мой сын замечательный малыш! Он так быстро вырос, прямо на
  глазах! - восхищение лилось из Филиппа, словно вода из перевёрнутого кувшина - много и сразу.
   - Да, да, славный малыш, - поддержала мудрая графиня Луиза, сделавшая выводы ещё вчера днём, когда сын остался на ночь с Марией.
  Счастье и любовь поселились под крышей, это сделало время тягучим и безразмерным.
   Прошло пять лет, пять счастливых лет. У Марии и Филиппа было трое сыновей, а у Софи и Анри сын и дочь. Дважды в год они собирались вместе, отмечая то или иное событие. Вот и сейчас, они ужинали за большим столом в зале.
  Заезжие музыканты напевали свои песенки и баллады, воспевая красоту дам, вечную любовь и семейное счастье. Родители обеих семейств, вели не-спешные разговоры о жизни. Служанки и няньки улаживали детей спать, поэтому тишины стало чуть-чуть больше. Маленькие сорванцы только начали познавать взрослый мир, путаясь под ногами и прячась за креслами. Они всегда находили способ убежать, ускользнуть от нянек. Дед баловал своих внуков, а те пользовались его добротой. Бабушка потчевала сладостями и вкуснейшими пирожками, которые всегда были при ней. Она не могла им отказать в столь незначительной просьбе.
  Несмотря на рождении двойни, Мария была стройна как тростинка, а Софи заметно прибавила в весе, но это не сказалось на семейном счастье. Анри постоянно следил глазами за женой, а та кидала в его стороны пылкие ответные взгляды.
  Филипп частенько поглядывал в сторону жены, которая в очередной раз сняла свой башмачок с маленькой ножки. Тонкий шелковый чулок натягивался под пальцами жены, когда она игриво шла или ползла по его ноге. Это сильно отвлекало его от разговоров за столом, и Филипп постоянно терял нить беседы. Если родители и заметили, что зять излишне рассеян, то не придали этому особого внимания. Он озирался вокруг, словно еще минута и его жена ускользнёт от него с праздника с двенадцатым ударом часов, оставив на память свой маленький башмачок под столом.
   Возможно, Шарль Перро присутствовал на празднике и видел всё сам. Филипп и Мария могли стать прототипами его персонажа. Вы сами отлично знаете, о каком персонаже я говорю, конечно, о Золушке! О милой, доброй, трудолюбивой девушке, красоту которой не могло скрыть безобразное платье служанки, а маленькая ножка сделала её счастливой. Но это абсолютно другая история, не имеющая к нам никакого отношения, но в жизни всё возможно.
  
  P.S. С праздником весны 8 марта! Подруга, прими этот скромный подарок, это меньшее, что могу тебе подарить.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр МихайловскийБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"