Лыжина Светлана Сергеевна: другие произведения.

Дракула на войне. Часть 3. Второй задунайский поход

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    2-й задунайский поход Дракулы известен гораздо больше, чем первый, а всё потому, что Дракула сам рассказал про 2-й поход в письме венгерскому королю Матьяшу, а к этому посланию приложил перечень с указанием, где и сколько было убито врагов, причём с точностью до единиц. Это послание и перечень убитых принято считать доказательством того, что Дракула был кровожаден и слегка безумен. И именно это "письмо-доказательство", датированное 11 февраля 1462 года, мы рассмотрим...

  
   Латинское письмо от 11 февраля 1462 года упоминается во всех более-менее подробных биографиях Дракулы. Как правило, оно ещё и цитируется большими кусками, а в первую очередь цитируется перечень убитых, так что содержание этого послания все, интересующиеся Дракулой, вроде бы знают. Или нам только кажется, что мы его знаем?
  
   Свадьба Дракулы, о которой забыли
  
   Вот самое начало письма: "В предыдущих наших письмах мы сообщили Вашей Светлости, как турки, свирепейшие враги креста Христова, направили (к нам) своё ежегодное посольство, дабы договор о мире и единстве, между Вашей Светлостью и нами заключённый, мы отвергли. И чтобы не было свадьбы и многолюдного празднества, а был бы союз с Портой цесаря турецкого, как именуется турецкая курия. А поскольку мы отказались пренебречь миром, а также единством и свадьбой ради Вашей Светлости, то сами турки с тех пор не пожелают иметь мира с нами".
  
   Дракула в этом отрывке ясно пишет, что отверг турецкое предложение о мире и союзе, поскольку до этого король Матьяш предложил Дракуле породниться. Интересная деталь! Но румынскими историками она почему-то игнорируется. Даже историк М.Казаку, который весьма подробно рассматривает вопрос о том, как Дракула хотел породниться с венгерским королём, почему-то не обращает внимания на этот отрывок в своей монографии, хотя цитирует его.
  
   Вместо этого Казаку приводит один из вариантов немецкого памфлета 1463 года, легшего в основу поэмы Бехайма "О злодее...", и при этом говорит, что памфлет "единственный источник" по теме. Наверное, причина в том, что Казаку относится к той категории историков, которые не считают нужным читать источники в оригинале, если есть перевод, а письмо Дракулы переводилось на румынский язык и опубликовано, например, в первом томе сборника "Старорумынская литература (1402-1647)" 1969 года издания.
  
   Латинский оригинал этого письма Казаку, судя по всему, не видел, а на румынском языке перевод не вполне ясный (перевожу кусочек с румынского): "В других письмах я писал Твоему Величеству, как турки, жесточайшие враги креста Христова, прислали нам своих важных послов, чтобы мы больше не поддерживали мир и дружеские связи, установленные и налаженные между Твоим Величеством и нами, и чтобы не праздновали свадьбу, а вместо этого не только объединились с ними, но и отправились в Порту турецкого правителя, то есть к турецкому двору. Опять же если я не пожелаю пренебречь миром и дружескими связями, и свадьбой для Твоего Величества, тогда турки не захотят поддерживать мир с нами".
  
   Фраза "свадьбой для Твоего Величества" в румынском варианте выглядит особенно туманной, поскольку в румынском языке Родительный и Дательный падеж имеют одинаковое окончание. Румын, читая это, мог бы понять фразу как "свадьбой Твоего Величества", то есть из двух вариантов выбрать Родительный падеж, отвечающий на вопрос "чей?".
  
   В латыни окончания у Родительного и Дательного падежа разные, и тот, кто делал перевод с латыни на румынский язык, конечно, имел в виду Дательный ("для Твоего Величества"). В латинском оригинале тоже стоит Дательный падеж, но те румынские историки, которые оригинала в глаза не видели, возможно, оказались озадачены: "Что за "свадьба Твоего Величества" в 1462 году, если король Матьяш 1 мая 1461 года обвенчался с Катариной Подебрад, а овдовел 8 марта 1464 года? Разве король собирался становиться двоежёнцем? Тогда как же это всё понять?"
  
   Думаю, именно поэтому в русском издании монографии Казаку "Дракула" перевод письма от 11 февраля 1462 года выглядит странно - упоминания о свадьбе там вообще отсутствуют. Вместо слова "свадьба" использовано слово "союз".
  
   Если же смотреть латинский оригинал, то там видно - речь не о политическом союзе, а о свадьбе. Вначале, во фразе "чтобы не было свадьбы", использовано слово "unio" (в Вин. падеже ед ч. "unionem"), которое может означать и политический альянс, и брачный союз, но дальше - чётче. Во фразе "пренебречь... свадьбой ради Вашей Светлости" использовано слово "nuptiae" (в Вин. падеже ед ч. "nuptias"), которое переводится как "свадьба" или "интимная связь". И именно эту фразу мы не видим в монографии Казаку. Ему было непонятно, и он её вычеркнул, а при таком подходе неудивительно, что главным источником, касающимся возможной свадьбы Дракулы, становится памфлет, а вовсе не письмо самого Дракулы.
  
   В памфлете рассказывается, что Матьяш предложил Дракуле в жёны свою родственницу, а Дракула приехал к королю в сопровождении свиты из 900 всадников и был любезно принят. Говорится, что состоялась помолвка по всем правилам, но на обратном пути Дракула был арестован по обвинению в сговоре с турками и брошен в темницу. То есть речь идёт о событиях осени 1462 года.
  
   Однако из письма самого Дракулы следует, что предложение породниться поступило от Матьяша гораздо раньше, причём письмо Дракулы с точки зрения источниковедения гораздо более достоверно, чем памфлет. Памфлет - сборник слухов, записанных на основе рассказов третьих лиц, а в этом случае неизбежны искажения, а письмо Дракулы - первоисточник, поскольку Дракула сам говорит о себе, что получил предложение породниться.
  
   Из письма следует, что предложение от Матьяша поступило не позднее осени 1460 года и имело одно непременное условие - полностью порвать с турками, ведь Дракула, как известно, до поры платил туркам дань и формально считался вассалом султана. Матьяш хотел, чтобы Дракула перестал называться турецким вассалом.
  
   Как мы уже выяснили в другой статье, Дракула порвал с турками летом 1460 года, когда состоялся 1-й задунайский поход. Официально Дракула не объявлял войну, а просто погнался за войском Махмуда-паши, чтобы отбить румынских пленных, вопреки всем договорам уведённых в рабство.
  
   Осенью того же года, поскольку официального объявления войны не было, к Дракуле явились турецкие послы, чтобы забрать дань для султана. Дракула денег не дал и велел прибить тюрбаны к головам послов, а вот если бы он заплатил, что положено, это означало бы, что он формально остаётся в союзе с турками и, следовательно, пренебрегает предложением короля Матьяша касательно свадьбы. Вот, что имеется в виду в письме Дракулы от 11 февраля 1462 года. Дракула напомнил, что ещё в 1460-м году своим поступком по отношению к послам доказал свою решимость воевать с турками и жениться на Матьяшевой родственнице.
  
   В румынском переводе из сборника "Старорумынская литература" всё не так очевидно, поскольку румынский переводчик пишет "важные послы". Эта формулировка позволяет предположить, что речь не о тех послах, которые приехали за данью, а о других, ведь далее в письме рассказывается, как в Румынию приехал Хамза-паша, получивший от султана задание любым способом привезти Дракулу в Турцию, а история с Хамзой случилась осенью-зимой 1461 года. Ну, и когда же Дракула получил предложение породниться с Матьяшем? Не позднее осени 1460-го года или осени 1461-го?
  
   При чтении латинского оригинала этот вопрос отпадает, поскольку в латинском тексте посольство, которое могло расстроить свадьбу, названо не просто важным, а ежегодным. В оригинале письма Дракулы использовано прилагательное "sollemnis", которое румынский переводчик перевёл как "важный" (то есть "пышный", "торжественный"), но "sollemnis" также означает "ежегодно празднуемый". Наряду с этим допустимы значения "установленный", "обычный", то есть речь идёт именно о регулярном торжественном событии, а не просто торжественном. История с Хамзой не укладывается в эту характеристику.
  
   В то же время возникает вопрос - на ком из родственниц короля Матьяша мог жениться Дракула? В памфлете 1463 года, который стал основным источником по теме для историка Казаку, говорится, что Матьяш предложил Дракуле в жёны не просто родственницу, а свою дочь, однако в начале 1460-х годов у Матьяш, которому на тот момент не исполнилось и 20 лет, не было детей. А уж дочери, подходящей по возрасту, тем более не было.
  
   Как известно, Дракула в конце концов (в середине 1470-х годов) женился на одной из двоюродных сестёр Матьяша. Всего у Матьяша было две двоюродные сестры, но в начале 1460-х обе они уже были обручены или даже успели выйти замуж.
  
   Дракула должен был об этом знать, поскольку обе королевские кузины принадлежали к роду Силадьи, а Дракула поддерживал дружеские взаимоотношения с главой этой семьи - Михаем Силадьи. Отношения поддерживались вплоть до лета 1460 года, когда Михай попал в турецкий плен и был казнён в Стамбуле.
  
   Дракула не мог не знать, что у Михая есть младший брат Ошват, у которого есть две дочери (Маргит и Илона), и что обе они несвободны. Тогда что же подумал Дракула, когда получил предложение жениться на родственнице короля Матьяша?
  
   Судя по всему, венгерский король ничего конкретного о возможной невесте не говорил, даже имени не называл, тем самым заставив Дракулу думать: "Мало ли у Матьяша родственниц? Наверное, я не всех знаю. Но рано или поздно дело выяснится".
  
   И вот, судя по всему, Дракула в феврале 1462 года уже начал терять терпение. Матьяш ещё в 1460 году сказал про возможную невесту и обещал свадьбу, если будущий родственник окончательно порвёт с турками, однако, несмотря на все антитурецкие действия Дракулы, никаких подвижек в свадебном вопросе не случилось.
  
   В рассматриваемом нами письме, напоминая о свадьбе, Дракула, судя по всему, намекал королю, что хотел бы узнать какие-то подробности касательно невесты. Хотя бы её имя. Дескать, не пора ли мне с ней в переписку вступить, портретами обменяться или даже приехать познакомиться при случае? А король продолжал темнить.
  
   Мы-то знаем, что никакой родственницы, на которой мог жениться Дракула, у Матьяша в 1460-х годах не было. Король просто врал Дракуле, чтобы заставить того активнее действовать против турок, потому что самого Матьяша донимали из Рима - побуждали начать крестовый поход. Если бы Дракула начал активные действия, Матьяш мог бы предъявить это Риму: дескать, вот мой вассал согласно моим указаниям уже воюет, а я скоро присоединюсь. Вот такие были у Матьяша цели.
  
   Увы, Дракула этого не знал. Более того - в контексте предстоящей свадьбы он стремится говорить с Матьяшем на равных. В конце письма есть фраза: "Что бы ни сказал Вашей Светлости этот человек наш (наш посол), это то же самое как если бы в своей стране мы лично с Вашей Светлостью договаривались бы".
  
   В гости друг к другу ездят только равные. Вышестоящие к нижестоящим не ездят, поэтому Дракула, упоминая о возможном королевском визите в Румынию, тем самым намекает на то, что является союзником Матьяша, а не слугой. Почему бы ни вести себя так, если король предложил Дракуле породниться!
  
   В то же время возможен и другой вариант перевода фразы: "Как если бы мы собственной своей персоной с Вашей Светлостью договаривались бы". Второй вариант перевода - стандартная формулировка "я разрешил своему послу говорить от моего имени", и этот двойной смысл фразы вряд ли является случайным. Дракула как будто оставляет себе возможность достойно отступить, если предположение о том, что король может приехать в Румынию как гость, посчитают слишком дерзким. Будущий "родственник" прощупывает почву.
  
   Эпизод с послами, о котором забыли
  
   Как видите, в словах, переведённых точно, порой содержится очень много информации. А ведь история со свадьбой-миражом - это ещё не всё, что можно выудить из первого абзаца, процитированного в начале статьи.
  
   Напомню, что только письмо от 11 февраля 1462 года позволяет установить правильную хронологию событий во взаимоотношениях Дракулы с турками:
   - лето 1460 года - 1-й задунайский поход, когда Дракула освобождает румын, уведённых в плен Махмудом-пашой;
   - осень 1460 года - турецкие послы, каждый год приезжавшие к Дракуле за данью, приехали снова, но денег не получили и оказались казнены;
   - осень-зима 1461 года - Хамза-паша и Юнус-бей отправлены султаном, чтобы выманить Дракулу к Дунаю и привезти в Турцию.
  
   Дракула в своём письме от 11 февраля не просто разграничивает приезд "ежегодного посольства" и приезд Хамзы-паши, но и говорит о том, что ежегодное посольство в каждый приезд капало ему на мозги, предлагая отказаться от покровительства Матьяша. Возможно, речь шла и о том, чтобы отказаться от христианской веры.
  
   Мы можем предположить это, исходя из реалий тех времён. Вероятно, турки предлагали Дракуле принять ислам и возглавить Румынию уже в качестве санджакбея, ведь подобная практика существовала.
  
   Например, Георгий Скандербег, сын албанского правителя, обращённый в ислам и ставший янычаром, мог бы править именно так - как санджакбей. Тем не менее, он взбунтовался, вернулся в христианскую веру и стал править как христианский государь и наследник своего отца, а не назначенный султаном чиновник.
  
   Также небезызвестный Махмуд-паша, великий визир, стремился удерживать за собой должность бейлербея Румелии (начальника над европейской территорией Турции) так как считал, что имеет наследственные права на эти земли. Он происходил из рода правителей Фессалии и был связан дальним родством с византийскими императорами, а ведь когда-то земли Румелии принадлежали Византии.
  
   Другой приближённый султана, Хасс Мурад-паша, получил должность бейлербея Румелии, поскольку был племянником последнего византийского императора Константина.
  
   То есть при назначении на должность "наследственные" права всё же учитывались, но ни санджакбей, ни бейлербей не могли считать полученную землю своей - их в любой день могли сместить. К тому же такая должность отнюдь не давала право оставить землю в наследство своим детям.
  
   Наверное, это была одна из причин, почему Дракула отказался от турецкого предложения и вбил гвозди в головы турецким послам, тем самым дав понять, что окончательно переходит на сторону Матьяша и будет участвовать в крестовом походе против турок.
  
   Что касается деталей произошедшего, то более достоверным поначалу кажется рассказ Фёдора Курицына в "Повести о Дракуле-воеводе", а не рассказ Михаэля Бехайма. Именно Курицын говорит, что послы были турецкие, а Бехайм в своей поэме "О злодее..." утверждает, что урок получили не турки, а послы-итальянцы "из юго-западной земли".
  
   В то же время Курицын рисует нам ситуацию, неправдоподобную с медицинской точки зрения. В "Повести" утверждается, что послы, несмотря на то, что им в головы были вбиты гвозди, ушли от Дракулы своими ногами. Дракула говорит: "Идите, скажите государю вашему: он привык от вас такое оскорбление терпеть, мы же не привыкли". То есть Дракула убивать послов не собирался, а хотел, чтобы те передали турецкому султану "ответ".
  
   У Бехайма послы гибнут. В версии Бехайма гвозди длинные и убивают послов. В версии Курицина гвозди совсем маленькие - они даже не пробивают череп насквозь.
  
   Что там было в действительности, мы не знаем - художественные произведения (а повесть и поэма это именно художественные тексты) по определению являются очень недостоверными источниками. Но благодаря письму Дракулы от 11 февраля 1462 года мы точно знаем, что история с послами всё же имеет реальную основу.
  
   Увы, в монографии М. Казаку "Дракула" этот эпизод даже не упоминается как реальный, а в книге Р.Флореску и Р.Макнелли "Дракула: многоликий князь" говорится, что Дракула принимал итальянских послов, "генуэзцев из Каффы", то есть из Феодосии в Крыму.
  
   В общем, Казаку и Флореску явно не читали письмо от 11 февраля 1462 года в оригинале, а только румынский перевод, поэтому пропустили многое. Это особенно грустно потому, что упомянутые историки не просто проходили мимо темы о Дракуле-Цепеше: они защитили по этой теме диссертации. И умудрились не прочитать исторические источники в оригинале. Письмо от 11 февраля - не единственный случай. Например, Казаку неверно пересказывает содержание писем Дракулы в Сибиу и Брашов, которые он если и читал, то по диагонали. А Флореску и Макнелли в упор не замечают ошибку в дате, допущенную переводчиком, и выстраивают теорию, которой не было бы, если б они эту ошибку заметили. И это официально признанные специалисты по теме... Грустно! Очень грустно!
  
   Непопулярный рассказ Дракулы о Хамзе-паше
  
   Следующий отрывок из письма от 11 февраля 1462 года тоже не особенно уважается историками - рассказ о том, как Хамза-паша пытался поймать Дракулу и не смог. Гораздо охотнее цитируются рассказы о тех же событиях, составленные греческим историком Халкокондилом, а также бывшим янычаром Константином из Островицы. Просто потому, что эти рассказчики не забывают упомянуть про сажание на кол и отрезанные носы.
  
   Вот, например, как об этом говорит Константин из Островицы в своей книге "Записки янычара":
   "Этот Влад два раза, один за другим, приезжал к султанскому двору, но по истечении нескольких лет не захотел более приезжать, и султан послал за ним одного вельможу, имя которого было Хамзабек. И когда тот приезжал к нему и достиг города, который называют Браила, он не захотел ему показаться и приказал слугам, чтобы они задержали султанского посла, пока он не приедет. Отъехав, он собрал войско. А это была зима, и Дунай замерз. Переехав через Дунай по льду в землю султана со всем войском ниже Никополя, он отпустил своих людей, чтобы они брали в плен и убивали турок, как и христиан, по селам, по городкам, и этим он причинил большой вред султану. И всем, как мертвым, так и живым, он велел отрезать носы. И он послал их в Венгрию, похваляясь, что он столько турок перебил, сколько было этих носов. Потом он приехал в Браилу, к султанскому послу, а посол ни о чем не знал, что случилось; и тогда он велел схватить посла со всеми его слугами, которых было сорок, и сослал их в одну крепость, весьма мощную, стоящую среди вод и называемую Куриста*. Но, прежде всего, он велел посадить на кол султанского посла и рядом с ним всех его слуг".
  
   * Местонахождение этой крепости не установлено.
  
   Увы, при этом упускается из виду, что Халкокондил с Константином из Островицы пересказывают собранные слухи, а Дракула рассказывает о событиях, в которых непосредственно участвовал. Рассказ Дракулы ценнее и достовернее, поскольку это первоисточник, но историки почему-то охотнее верят слухам.
  
   Также, если кто хочет, может сравнить рассказ Дракулы с анонимной хроникой, которую мы рассматривали в предыдущей статье. В той хронике тоже говорится о Хамзе-паше, но имейте в виду - именно рассказ Дракулы является первоисточником, так что если обнаружатся несовпадения по фактам, то верить надо Дракуле, а не хронике, которая является таким же сборником слухов, как и сочинение Халкокондила, и книга Константина из Островицы.
  
   Вот, что рассказывает Дракула:
   "Турки отправили (к нам) некоего советника цесаря турецкого, (а именно) принципала*, зовущегося Хамза-бей, управлявшего Никополом (и землями) до пределов, установленных за Дунаем. Так что этот самый Хамза-бей любым способом посредством любых обманов или уверений, или другим нечестным образом мог бы нас от границы (нашей) увести в Порту. Хорошо же! О, пусть бы я лгал! Он должен был нас поймать и схваченного привести (к султану), и если б не милосердная воля Бога, мы бы туда, к упомянутой границе пришли бы (и оказались бы схвачены).
   Но о нечестных намерениях и лжи нам птичка напела, и того Хамзы-бея слуг (мы поймали) в сеть и захватили крепость, зовущуюся Джурджу, которая принадлежит его (Хамзы-бея) государству. Благодаря крикам наших людей крепость открылась, чтобы в неё вошли люди из числа слуг (Хамзы-бея), (а) наши люди со слугами (Хамзы-бея) смешавшись, вошли и потому были впущены, и ту (крепость) в скором времени мы заставили полыхать".
  
   * Принципал - старшее должностное лицо в городе муниципального значения.
  
   Не могу не отметить, что в этом письме, как и в ряде других, у Дракулы красочная эмоциональная речь, но для тех, кто привык читать отрывки его писем в монографиях румынских историков, эта красочность становится большим сюрпризом. Если читать отрывки в монографиях, то создаётся впечатление, что Дракула почти всё время ноет и жалуется - в первую очередь брашовянам и королю Матьяшу.
  
   На самом же деле всё наоборот: никакого уныния. Благожелательный тон периодически сменяется иронией, гневом, усталостью от необходимости много раз повторять одно и то же, но даже уставший Дракула не ноет.
  
   Не знаю, почему в монографиях мы видим другое. Наверное, здесь сказывается влияние французской традиции перевода древних текстов, а Румыния во второй половине 19-го - начале 20-го века веке испытала на себе сильное французское влияние. Французские переводчики, берутся ли они за греческую античную, древнюю восточную или средневековую европейскую литературу, всегда стремятся к гладкости стиля и простоте языка. Этой гладкости и простоте часто приносится в жертву всё, даже смысл. Думаю, именно поэтому в румынских переводах латинские письма Дракулы оказываются короче, чем в оригинале. Переводчик выкидывает "лишние" слова, которые утяжеляют текст и затрудняют понимание, а ведь средневековая латынь как раз имеет склонность к сложным конструкциям и длинным предложениям - чем длиннее, тем лучше. И вот в переводах это безжалостно удаляется в угоду стилю, как и экспрессивные выражения, ведь французские переводчики предпочитали ровный стиль.
  
   В румынском переводе письма от 11 февраля 1462 года латинская речь Дракулы кажется нейтральной. Возгласы удалены, а выражение про птичку переведено как "мы узнали", а ведь там именно про птичку. В оригинале сказано "avisabamur", то есть "нам птичка напела". Это глагол "avisare" ("напеть птичкой"), происходящий от существительного "avis", означающего "птица".
  
   Само выражение происходит из Библии:
   "Даже и в мыслях твоих не злословь царя, и в спальной комнате твоей не злословь богатого; потому что птица небесная может перенесть слово твое, и крылатая - пересказать речь твою".
   Екклесиаст 10: 20
  
   По латыни это будет так:
   "In cogitatione tua regi ne detrahas, et in secreto cubiculi tui ne maledixeris diviti: quia et aves coeli portabunt vocem tuam, et qui habet pennas annuntiabit sententiam".
   (Слово "avis" здесь стоит во множественном числе).
  
   В романских языках (каталанском, португальском и испанском) есть глагол "avisar", но в отличие от своего латинского предшественника он имеет более нейтральное значение - "сообщать".
  
   Что же касается рассматриваемого нами письма, то далее экспрессия в тексте ещё больше усиливается, поскольку там говорится, что слуги Хамзы-пашы, которые должны были поймать Дракулу, сами были пойманы "в сеть", а если дословно, то "в тенету" ("in tenutam"). Птичка и сеть - одно связано с другим.
  
   Судя по всему, Дракула веселился, когда диктовал это, а настроение отразилось на стиле. Основной смысл письма, которое (напомню) адресовано королю Матьяшу, можно выразить так: "О, мой сюзерен и союзник, всё идёт отлично! Приходи разделить со мной триумф!"
  
   Весёлый тон говорит об оптимизме автора послания, и, значит, Дракула не предполагал, что король впоследствии обманет своего румынского союзника и воевать с турками не придёт, но в то же время видно, как меняется настроение Дракулы по мере того, как он диктовал письмо. Дракула рассказывает о походе за Дунай весело, но когда начинает рассуждать об обещанном со стороны короля подкреплении, то всё больше и больше раздражается.
  
   Подчеркну, что это не мгновенные перемены настроения, как у какого-нибудь психопата. Диктовка письма занимала не менее часа, а то и двух, так что переходы плавные, и настроение у Дракулы портится, как портилось бы у любого человека, который вынужден рассуждать о неприятных ему вещах. Другое дело, что большинство людей попытались бы своё настроение скрыть, а Дракула не скрывает даже когда пишет королю. Дракулу нельзя назвать простодушным, но он и не из тех, кто всё время стремится подстраиваться и угождать.
  
   История о носах
  
   Также интересно, что Дракула, рассказывая о пленении Хамзы и его людей, не пишет, как отрезал носы кому-то из пленных. Не пишет Дракула и том, что кого-то из этих людей посадил на кол, но я не думаю, что Дракула намеренно умолчал о казнях. Если читать его письмо дальше, то там встречается много кровавых подробностей того, как он разорял турецкую территорию. Рассказ об отрезанных носах и окровавленных колах отлично вписался бы в общую картину, и всё же Дракула почему-то об этом не пишет. Видимо, не пишет, потому что ничего этого не было.
  
   Тем не менее, Казаку старательно пытается найти у Дракулы упоминание хотя бы о носах и даже вроде бы находит - в самом конце письма. Дракула якобы упоминает о носах, когда говорит о повелении, которое отдал своим подчинённым - собрать головы убитых врагов и пересчитать. На латыни это предложение выглядит так:
   "Ista autem suprascripta interemptorum solum sunt quorum capita et signa sunt officialibus nostris ad omnes partes suprascriptas constitutis".
  
   Казаку посчитал, что под словом "signa" как раз и "имеются в виду отрубленные носы", хотя указанное латинское слово едва ли допускает такую трактовку. Вот правильный перевод:
   "Из этих же вышеназванных (мест), где люди были уничтожены, имеются головы и боевые знамёна, (собранные) нашими чиновниками, назначенными (это сделать) при всех вышеперечисленных областях".
  
   Слово "signum" (в Винительном падеже мн. числа будет "signa") это знак или признак отличия (например, клеймо, печать, знак воинского соединения, боевое знамя). А вот нос не является знаком отличия. Глядя на отрезанный нос, нельзя сходу определить, кому он принадлежал.
  
   Во французском издании монографии Казаку "Дракула", где приводился перевод этого отрывка, было написано "signes". Signes - по-французски это "знаки" (в данном случае, знаки отличия), то есть перевод правильный, но в скобках почему-то было написано, что подразумеваются носы. Где логика?
  
   Если применить это к ситуации, в которой находился Дракула, то всё становится ещё запутаннее. Например, как вы отличите болгарский нос от турецкого? Никак, если учесть, что болгары - потомки булгар, а булгары относятся к группе тюркских племён, как и турки.
  
   Вдобавок надо помнить, что к тому моменту, когда Дракула отправился в свой 2-й задунайский поход, Болгария находилась под турецкой властью уже лет сто, так что болгары, которые и так родственны туркам, ещё больше с ними смешались, в том числе через браки. И в такой ситуации нос - знак отличия? Да ладно! Отличия от кого?
  
   Форма носа не являлась отличительной чертой даже тогда, когда требовалось отличить румынское население от болгарско-турецкого, поскольку после завоевания Болгарии многие болгары переселились за Дунай, осев, в том числе, в Румынии.
  
   К тому же не надо думать, что все тюрки на одно лицо. У болгар и турок возможны более-менее прямые носы, а если нос прямой, то как по носу отличить турка, болгарина и румына?
  
   Как ни крути, а отрезанные носы не могли бы служить доказательством, что Дракула истребил столько-то врагов христианской веры. Значит, носы никак не являлись отличительными знаками, и Казаку напрасно пытается подогнать письмо Дракулы под истории, рассказанные анонимным хронистом и Константином из Островицы.
  
   Самая популярная цитата из письма Дракулы
  
   А сейчас рассмотрим те части письма, которые в отличие от истории о Хамзе-паше пользуется у современных историков большой популярностью. Эти отрывки цитируются часто и с большим удовольствием:
   "И притом людей обоего пола, детей и взрослых, в местах, зовущихся Облучица и Новосело, где Дунай в море впадает, вплоть до Хыршовы, которая расположена чуть ниже от линии Килии, (а также) вплоть до мест, зовущихся Самовит и Гиген, уничтожено турок и болгар числом 23 884, не считая сгоревших в своих жилищах или тех, чьи головы нашими чиновниками не были (нам) представлены".
  
   Вот оно, это чудесное число, которое все так смакуют - 23 884 убитых, то есть подсчёт с точностью до человека. Увидев его, большинство исследователей делают однозначный вывод о том, что у Дракулы слегка помутилось в голове, если он велел своим чиновникам собирать головы убитых врагов и тщательно пересчитывать.
  
   О тщательном подсчёте также говорит и другой отрывок, а точнее - знаменитый перечень, приложенный к письму:
   "Прежде всего, в селениях, именуемых Облучица и Новосело, уничтожены 1250 и так далее. Также в Дуросторе, в Картале и Добрудже 6840. Также в Хыршове уничтожены 343. В Вектреме уничтожены 840. В Туртукае уничтожены 630. Также крепости той самой (области), которые мы (сейчас) назовём, были захвачены, только одна одинокая башня осталась. Также в Маротине уничтожены 210, в Джурджу и в обеих (указанных) областях уничтожены 6414, и притом крепость во второй дунайской области (то есть Джурджу), ранее захваченная (турками), была завоёвана и возвращена. Начальник крепости, которого называют "субаши", убит. И там же пленён Ханика-бег. И сын никополского "субаши", Фирне-бег, также был пленён и мы (его) обезглавили. И с ним же погибли все турки из Никопола, которые являлись лучшими (то есть командирами). Также в Пиргоше, Видине и Новограде уничтожены 384. В Свиштове и в обеих крепостях, к нему относящихся, уничтожены 410. Также переправа Никопола полностью сожжена и разрушена. Также в Самовите и Гигене уничтожены 1318. В крепости Оряхово уничтожены 1560".
  
   Так и хочется воскликнуть вслед за историками: "Вот, до чего дошёл Дракула! Он с маниакальной точностью считал трупы!" Но не поторопимся ли мы с выводами?
  
   Глядя на все эти "точные" числа, как-то не сразу понимаешь, что точность мнимая. Давайте сделаем то, что никто из маститых исследователей до сих пор не делал - проверим точность данных, приведённых Дракулой, с помощью калькулятора.
  
   Если Дракула действительно считал трупы, то мы, сложив все числа из перечня, должны получить 23 884. Итак...
  
   1250 + 6840 = 8090
   8090 + 343 = 8433
   8433 + 840 = 9173
   9173 + 630 = 9803
   9803 + 210 +6414 = 16427
   16427 + 384 = 16811
   16811 + 410 = 17221
   17221 + 1318 = 18539
   18539 + 1560 = 20099
  
   Вот, что получается: 20 099, а должно быть 23 884. Расхождение в 3785 человек. Что-то не похоже на точные подсчёты! Как же так могло выйти?
  
   Ошибкой переписчика это объяснить нельзя, хотя латинский текст письма Дракулы - копия, снятая историком Н.Йоргой с манускрипта, хранящегося в Мюнхене. Именно эту копию, "любезно предоставленную" Н.Йоргой, опубликовал историк Иоан Богдан в своей книге "Влад Цепеш", таким образом сделав письмо доступным широкому кругу исследователей.
  
   Если бы в цифрах были допущены описки, то расхождение выглядело бы иначе. Например, если переписчик в одном месте забыл поставить "M", то есть 1000, а в другом месте "C", то есть 100, то расхождение было бы 1100. Это вполне правдоподобно. Или, например, переписчик где-то не поставил "I", "V" или "X" (то есть 1, 5 или 10). Причина расхождения было бы сразу видна. А тут - 3785! Это ж как надо промахнуться с цифрами! Это ж сколько раз надо было пропустить "M", "C", "X", "V" и "I" или написать вместо одной цифры другую? Много! Так много, что случайностью это не объяснить. Значит, такой вариант отпадает.
  
   Конечно, расхождение можно попробовать объяснить и по-другому, ведь Дракула в конце своего письма говорит: "Тех же, которые не были обнаружены или в домах сгорели, численность мы не знаем". Может быть, 3785 - это как раз те самые, неподсчитанные? Но тогда возникает вопрос - если Дракула не знал одного из слагаемых, то откуда узнал всю сумму?
  
   Предположим, он сложил все данные и получил 20 099, а затем прибавил к ним приблизительное количество тех, которых подсчитать нельзя. Значит, и общая сумма получилась бы приблизительной - в письме было бы написано "около 24 000" или "20 099, а также около 4000, которых точно подсчитать не удалось".
  
   Вот это было бы правдоподобно и означало бы, что Дракула действительно вёл подсчёт. А если у него при одном неизвестном слагаемом получилась точная сумма, то, значит, он не считал. Это только в учебниках по математике сумма может быть известна, когда неизвестно одно из слагаемых. А письмо Дракулы от 11 февраля 1462 года - это не страница, вырванная из учебника.
  
   Но откуда же взялась цифра 23 884? С потолка она взялась! С потолка! Дракула никаких подсчётов не вёл, не рассылал своих чиновников собирать головы врагов, а когда диктовал письмо, то цифры называл наобум. Как уже говорилось, вся эта точность мнимая, а уж маниакальной точности и в помине нет.
  
   Даже сами названия населённых пунктов, где находились крепости, перечислены в произвольном порядке, то есть опять наобум. Если бы Дракула действительно осаждал крепости в том порядке, в каком перечислял, то получилось бы, что он со своей армией мечется вместо того, чтобы следовать по цепочке от одной крепости к другой. (Подробнее см. далее в статье, раздел "Запутанный маршрут".) Такой беспорядок - ещё одно подтверждение, что точность мнимая.
  
   Дракула устраивает проверку
  
   Но зачем Дракуле было нужно называть цифры наобум? Люди, которых якобы подсчитывал Дракула, действительно гибли, кровь лилась, головы летели. Но зачем он назвал "точное" число, если мог назвать приблизительное?
  
   Есть два варианта объяснения:
   1) Возможно, Дракула просто хотел проверить, насколько внимательно читаются его письма. Дракуле хотелось узнать, вникал ли король в смысл посланий или просматривал эти тексты по диагонали.
   Такое поведение - совсем не странное. Я лично знаю людей, которые в отчётах начальству нарочно помещали пустой или неполный файл и непритворно огорчались, когда начальство отвечало, что отчёт принят. Как принят, когда там пустой файл? А вот так! Начальство не читает.
  
   2) Также возможно, что Дракула своей намеренной ошибкой в вычислениях хотел намекнуть Матьяшу: пока другие ходят в походы, Ваше Величество сидит в своей столице и верит всему на слово. А может, не надо так слепо верить?
   Дракула явно хотел, чтобы Матьяш всё-таки явился к Дунаю "с проверкой" во главе венгерской армии. Именно поэтому автор письма настойчиво выспрашивает, намерен ли король явиться или хотя бы прислать людей: "Если Ваша Светлость действительно желает дать нам какое-либо подкрепление, тогда пусть Ваша Светлость не изволит сколько-нибудь медлить, но истинно объявит нам свою волю".
  
   При этом Дракула ничего невозможного не требует, а лишь хочет, чтобы соблюдались ранее достигнутые договорённости. Например, упоминается договор с саксонцами и секеями, заключённый в ноябре 1460 года.
  
   Поселения саксонцев в Трансильвании и Земля Секеев были частью Венгерского королевства. Следовательно, саксонцы и секеи не могли отправиться в поход без разрешения короля, и именно поэтому Дракула пишет Матьяшу: "Если же Ваша Светлость всех своих людей дать не пожелает, тогда, сколько пожелает, пусть дать соизволит - по крайней мере, от Трансильванских и Секейских краёв".
  
   В этих словах Дракулы в отличие от того, что было в начале письма, чувствуется напряжение. Он не рад зависеть от решений юнца, малосведущего в военных делах. Более того - Дракула первоначально рассчитывал иметь дело вовсе не с ним, а с дядей Матьяша, Михаем Силадьи, который был заметно старше Дракулы и опытнее его в военном отношении, но Михай погиб в 1460 году, поэтому Дракуле пришлось иметь дело с юнцом.
  
   Даже складывается впечатление, что Дракула в письме от 11 февраля 1462 года объясняет Матьяшу текущее положение дел так, будто беседует с дилетантом. Объяснение настолько подробное, что дальше некуда!
  
   "Наконец-то все места их (турок) переправ на Дунае кроме Видина мы предали огню, разрушили и сделали безлюдными (окрестности), ведь посредством (одной лишь) переправы Видина они могут принести весьма мало вреда. Однако пехоту на кораблях из Константинополя и Галиполи через море к Дунаю они хотят и намереваются привезти. Вследствие этого, мой любезный господин, если воля Вашей Светлости состоит в том, чтобы с теми (пехотинцами на кораблях) устраивать бой, тогда все ваши пехотинцы и прочие ваши люди вооружённые, как конные, так и пешие, пусть собираются и в наши Трансальпийские (т.е. Румынские) края стягиваются. Это если вы с теми (пехотинцами на кораблях) бой устраивать изволите и хотите. Если же Ваша Светлость лично со своим военачальником прийти не пожелает, то своих вооружённых людей в свои Трансильванские края до праздника Святого Георгия Мученика (до 12 марта), скоро наступающего, пусть соизволит отрядить и направить".
  
   Вот вам подробный план действий, объяснённый почти на пальцах. Невольно возникает вопрос - кто организатор крестового похода? Ведь это Матьяш должен слать своему союзнику, то есть Дракуле, подробные инструкции, но получается наоборот: Дракула шлёт инструкции "организатору похода". А всё потому, что погиб Михай Силадьи, на котором вся эта затея с походом и держалась.
  
   Увы, Дракула несмотря на своё недовольство Матьяшем уже не мог выйти из игры, поэтому пишет: "Никоим образом дело начатое (вар.: начатую войну) не бросим, но до конца хотим довести". И неудивительно, что он хотел бы знать, насколько внимательно будет прочитано это письмо.
  
   Зачем убивать мирное население?
  
   Особое внимание хочу обратить на самое начало отрывка, который цитировался чуть выше:
   "Наконец-то все места их (турок) переправ на Дунае кроме Видина мы предали огню, разрушили и сделали безлюдными (окрестности), ведь посредством (одной лишь) переправы Видина они могут принести весьма мало вреда".
  
   В этих строках содержится ответ на обвинения, которые обычно предъявляются Дракуле в связи с его письмом от 11 февраля - обвинения в массовых убийствах.
  
   Дракула сам признаёт справедливость этих обвинений, но в то же время говорит, что должен был сделать то, что сделал. Он убил мирных жителей на турецкой территории, чтобы не страдали мирные жители на румынской территории. Но как это взаимосвязано?
  
   На всякий случай напомню, что Дракула сочинял письмо не для нас, а для Матьяша, поэтому не обязан нам рассказывать о тогдашних реалиях: в частности о том, что гарнизоны турецких крепостей сами ничего не строили, а для строительства и восстановления укреплений использовали окрестных жителей. Строительство крепостей и благоустройство дорог в те времена являлось повинностью. Жители той или иной области были обязаны забесплатно участвовать в этих работах на своей территории.
  
   Дракула убивал мирных турок и болгар, чтобы местность вокруг сожжённых турецких крепостей обезлюдела. Иначе поход оказался бы бесполезным - уничтоженные крепости были бы отстроены заново в короткий срок, поскольку всех окрестных жителей турецкое начальство согнало бы на работы. Дракула сделал так, что некого стало сгонять.
  
   Конечно, поступок циничный, но если бы Дракула жалел чужих подданных, это означало бы, что он безразличен к своим. Если бы турки переправились через реку, повторилось бы то, что уже было летом 1460 года - массовый угон румынских жителей в рабство. К тому же получилось бы, что воины Дракулы, которые гибли при штурме крепостей, гибли напрасно. Какой толк брать крепость, если через два-три месяца на её месте вырастет другая? Крепости в большинстве своём были деревянные - башни, сложенные из брёвен, и частокол, вкопанный по верху земляного вала. Сжечь такую крепость легко, но и восстановить тоже легко. Вот почему Дракуле пришлось не только захватить и уничтожить крепости, но и закрепить полученный результат - пусть даже способ закрепления выглядел крайне негуманно.
  
   Дракула жёг селения и разорял местность не из кровожадности, а просто потому, что иначе не мог объяснить туркам и болгарам - селиться здесь не надо. Напомню, что Болгария была завоёвана турками в 14-м веке, и все болгары, которые не хотели жить под турецким игом, давно уже переселились на северный берег Дуная, в Румынию и дальше - в Трансильванию. Остальные болгары не хотели переезжать, как и турецкие жители, переселённые в Болгарию из азиатской части Турции. Уговорить всех этих людей уйти мирно у Дракулы не получилось бы, увы. А ему очень надо было, чтобы их на берегах Дуная не было.
  
   Когда Дракула упоминал в письме, что "люди того и другого пола, (в том числе) юные, дети и младенцы - все убиты, и все... селения разрушены", то вспоминал ещё и своих подданных, тоже "того и другого пола, юных, детей и младенцев". Они погибли летом 1460 года во время турецкого набега на западную окраину Румынии, и Дракула хотел, чтобы это не повторилось.
  
   В 1460 году турки угнали в плен 5 000 жителей, а Дракула погнался за турками и отбил пленных, но это не значит, что домой вернулись все. Кто-то из пленных погиб, потому что турки гнали их максимально быстро и не факт, что кормили во время привалов. Хорошо, если хотя бы давали пить. Тех, кто не мог идти, добивали и бросали на обочине - так всегда делалось в таких случаях. А Дракула видел эти трупы, когда гнался за врагом.
  
   Конечно, тогда погибла максимум 1000 человек, а Дракула в Болгарии убил не менее 20 000, но он не стремился мстить по принципу "око за око", а стремился избежать новых жертв со стороны своих людей. Своих! Если на Дунае не оставить переправ, то турки не переправятся на румынский берег, и румыны будут жить спокойно - вот, как рассуждал Дракула. И сделал всё, чтобы уничтожить переправы, и чтобы они не оказались восстановлены.
  
   Дракула - это правитель, который, выбирая между благополучием чужих подданных и своих, всегда выбирает благополучие своих. Выбор для правителя (именно для правителя) правильный, но по мере того, как Дракула воевал, ставки всё больше росли, и выбор становился всё сложнее.
  
   Началось всё это с похода 1457 года, когда Дракула пошёл в Молдавию через Трансильванию, чтобы по дороге кормить армию за счёт трансильванских жителей, а не за счёт собственных крестьян. Была весна, поэтому запасов провизии у крестьян оставалось мало, и даже если бы Дракула платил своим крестьянам за взятую у них провизию, то всё равно бы обрёк на полуголодное существование. Дракула предпочёл поставить в такую ситуацию чужих крестьян, а не своих. Решение лёгкое - совесть не гложет.
  
   В 1460 году Дракула, выиграв битву с войском претендента Дана, казнил проституток, которые следовали за армией Дана. Дракула казнил их, чтобы не казнить собственных воинов за нарушение воинской дисциплины. Нарушения неизбежно были бы, а жизнь и моральный облик собственных воинов были Дракуле дороже, чем жизнь проституток, и всё же решение о казни кажется сомнительным.
  
   И вот во время 2-го задунайского похода (зимой 1461-1462 годов) опять пришлось делать выбор между жизнями своих и чужих. Дракула опять предпочёл сохранить жизни своим и ради этого убил чужих, но теперь пришлось предать смерти не десятки, не сотни, а тысячи человек. Жуть, конечно. Но была ли у Дракулы альтернатива? Выберешь чужих - твои люди тебе спасибо не скажут. Откажешься делать выбор - его сделают за тебя, и он будет не в пользу твоих людей. В общем, выбор очень тяжёлый. Никому не пожелаешь оказаться на месте правителя, потому что правитель вынужден принимать такие решения.
  
   Жестокость Дракулы часто объясняют тем, что он жил в жестокое время, но применительно ко 2-му задунайскому походу эти банальные слова действительно верны. Если бы Дракула не сделал то, что сделал, то результаты его похода просто обнулились бы.
  
   Казаку говорит, что Дракула, оправдывая свои "зверства" заботой о благе христиан, выглядит неубедительно, а сами оправдания звучат "фальшиво", но я так не думаю. Дракула действительно заботился о благе христиан - тех христиан, что жили к северу от Дуная, то есть за пределами турецкой территории.
  
   Божья помощь
  
   Если согласиться с тем, что Дракула действительно заботился о сохранении христианских жизней, то уже не кажется странным, что в письме он упоминает Бога: "Если б Господь всемогущий преклонил свой милосердный слух к речам и возгласам молитв... и притом даровал бы победы над язычниками, врагами креста Христова...".
  
   К тому же, зимой 1461-1462 годов Дракула был твёрдо уверен, что Бог ему помогает, ведь той зимой установилась погода исключительно благоприятная для антитурецкой кампании, прямо идеальная.
  
   Дело в том, что зима в том регионе относительно мягкая, и Дунай замерзает далеко не каждый год - по нему просто плывут тонкие льдины. А попробуйте зимой переправить войско через такую реку! Пусть зима и мягкая, но купание в холодной воде однозначно обернётся или остановкой сердца прямо во время купания, или воспалением лёгких. Значит, в воду входить нельзя, и понадобятся лодки, причём очень много. Чтобы переправить конницу, пришлось бы строить понтонный мост - делать на лодках дощатый настил. А теперь вспомните о льдинах, которые движутся по реке. Если льдина достаточно крупная, она может, столкнувшись с лодкой, продырявить её и затопить.
  
   И вот при таких условиях зимой 1461-1462 годов Дракула получил от погоды просто бесценный подарок - зима выдалась суровая, и Дунай замёрз, так что армию можно было легко переправить прямо по льду, причём неограниченное количество раз. Любой военачальник решил бы, что это помощь свыше.
  
   Напомню кусочек из "Записок янычара" - единственный кусочек из рассказа о Хамзе, заслуживающий доверия:
   "Он (Дракула) собрал войско. А это была зима, и Дунай замерз. Переехав через Дунай по льду в землю султана со всем войском ниже Никополя, он отпустил своих людей, чтобы они брали в плен и убивали турок, как и христиан, по селам, по городкам, и этим он причинил большой вред султану".
  
   Запутанный маршрут
  
   А теперь давайте восстановим маршрут движения войск Дракулы. Выдвинулось войско, конечно, из Бухареста, поскольку именно туда должен был прибыть Юнус-бей (Фомас Катаволинос), получивший задание от никополского бея, Хамзы-паши, выманить Дракулу к Дунаю.
  
   Возле Дуная, в районе Джурджу, их ждал сам Хамза со своими людьми, готовыми схватить Дракулу, и пусть в "Записках янычара" вместо Джуржду почему-то названа Брэила, но мы помним принцип - верим письму Дракулы как первоисточнику.
  
   Итак, Дракула сделал вид, что поддался на уловки Юнус-бея, а сам собрал войско и явился к Дунаю не просто с отрядом охраны, а с большой армией. Видя это, Хамза со своими людьми заперся в крепости Джурджу, но крепость была взята.
  
   Несмотря на то, что Дракула вначале пишет, что крепость оказалась объята пожаром ("мы её заставили полыхать"), она не сгорела. В отличие от большинства турецких крепостей она была каменная, и Дракула забрал её себе, тем более что когда-то она принадлежала его отцу: "Крепость..., ранее захваченная (турками), была завоёвана и возвращена. Начальник крепости, которого называют "субаши", убит".
  
   Кстати, вот вам косвенное доказательство, что Дракула умел говорить по-турецки. Никто, конечно, не сомневается, что он умел, но всё же следует отметить - Дракула использует в своей речи турецкое слово. Слово, которое в оригинале письма выглядит как "zabas" (читается "забас"), судя по всему, является попыткой сделать латинскую транскрипцию слова "субаши", хотя, возможно, это слово "zabit" ("забит") или "subay" ("субай"). Последние два слова в турецком означают "офицер".
  
   В любом случае важно понимать, что убитый субаши или офицер - не Хамза-паша, а комендант Джурджу. Хамза будет казнён намного позже - во время летней войны 1462 года. Ну, а что касается дальнейшего маршрута зимой 1461-1462 годов, то армия Дракулы двинулась на запад, поскольку к западу от Румынии находилась Сербия, завоёванная турками ещё в 1459 году, то есть уже два года как. После захвата Джурджу существовала опасность, что турки в отместку начнут грабить приграничные румынские земли на западе, как уже было в 1460 году, поэтому Дракула, чтобы предупредить возможные грабежи, двинулся вдоль Дуная в сторону Сербии, попутно сжигая турецкие крепости. Он подстраховывал свою страну от возможного нападения не только с запада, но и с юга, из Болгарии.
  
   Вскоре он достиг крепости, называвшейся Никопол, и эта крепость (главная в Никополском санджаке), судя по всему, сдалась без боя, когда там узнали, что Хамза-паша (глава санджака) пленён.
  
   "И там же пленён Ханика-бег, - пишет Дракула. - И сын никополского "субаши", Фирне-бег, также был пленён и мы (его) обезглавили. И с ним же погибли все турки из Никопола, которые являлись лучшими (то есть командирами)".
  
   Ханика-бег, которого историки иногда считают Хамзой-пашой, это, судя по всему, комендант крепости Никопол. Ханика-бег после сдачи крепости казнён не был, а вот его сын - да, и вместе с ним весь начальственный состав гарнизона.
  
   После взятия Никопола армия Дракулы продолжила движение на запад, достигла крепости под названием Видин, но эту крепость Дракуле взять не удалось. Она была большая, каменная и очень мощная.
  
   Далее Дракула, возможно, дошёл до крепости Турну-Северин, которая после уже известных нам событий 1460 года стала принадлежать туркам. Там он увидел, что никаких намерений грабить западные окраины румынских земель турки не проявляют, и повернул в обратном направлении, двигаясь всё так же вдоль Дуная, чтобы предупредить возможное турецкое нападение с юга, из Болгарии. Так он дошёл до восточных границ своей страны и там, на берегу Дуная начал так же жечь турецкие крепости.
  
   Вот, как должен был выглядеть этот маршрут:
  
   Армия движется на запад, в сторону Сербии, и на пути встречаются
   1) Джурджу (в письме Дракулы "Gregio").
   2) Маротен (в письме "Maroten"). Историк Иоан Богдан в книге "Влад Цепеш" предполагает, что Маротен это болгарский город Русе. Предположение построено на созвучии "роте" - "русе". При турках город назывался Рущук.
   3) Свиштов (в письме "Finston"). Болгарский город. По-румынски Свиштов, а в болгарском варианте название звучит как Свищов.
   4) Никопол (в письме "Nicopol"). Болгарский город.
   5) Самовит (в письме "Zomonid"). Болгарское село Сомовит (румыны пишут - Самовит).
   6) Гиген (в письме "Gingne"). Болгарское село.
   7) Оряхово (в письме, как ни странно, встречается в двух вариантах: "Oratoua" и "Oraoia"). Болгарский город.
   8) Видин (в письме "Batin"). Болгарский город.
   9) Новоград (в письме "Nongrad"). Болгарское село. В настоящее время называется Ново Село.
   10) Пиргош (в письме "Pirgos"). Историк Иоан Богдан в книге "Влад Цепеш" высказывает мнение, что это крепость Турну-Северин. В настоящее время румынский город.
  
   Далее армия прошла вдоль Дуная теперь уже в обратном направлении - с запада на восток - и были сожены турецкие крепости на восточной румынской границе
   11) Облучица (в письме "Oblisica"). В настоящее время это румынский город Исакча.
   12) Картал (в письме "Cartari). В настоящее время это украинское село Орловка. В переводе с турецкого "kartal" это орёл.
   13) Новосело (в письме "Novazok"). В настоящее время это украинское село Новосельское.
   14) Вектрем (в письме "Vektrem"). Есть подозрения, что это нынешняя румынская Енисала, хотя Р.Флореску и Р.Макнелли называют Енисалой (пишут "Eni Sala") совсем другой населённый пункт. Тот, который у нас обозначен под номером 13.
   15) Хыршова (в письме, как ни странно, встречается в двух вариантах: "Rahoma" и "Orzoma"). В настоящее время это румынский город Хыршова.
   16) Дуростор (в письме "Drekchtar"), в том числе город Силистра. В настоящее время Дуростор - это болгарская область.
   17) Туртукай (в письме "Turkama"). В настоящее время это болгарский город Тутракан.
  
  
  
  Смотреть карту в большом размере.
  
  
   Кстати говоря, Дракула в знаменитом перечне убитых указывает населённые пункты совсем не в том порядке, как они были сожжены, а наобум. Если бы он захватывал крепости в том порядке, как называет их в письме, то получились бы ненужные и даже опасные метания.
  
   Посмотрите сами:
  
  
  
  Смотреть карту в большом размере.
  
  
   Датировка письма
  
   Ну, и последнее, с чем нам предстоит разобраться в этом письме Дракулы, - странность с датой.
  
   Мы привыкли считать, что данное письмо закончено и отправлено 11 февраля, но ведь в самом письме сказано "в праздник Блаженной Схоластики Девы", а день памяти св. Схоластики - 10 февраля, и так было всегда, в том числе и во времена Дракулы.
  
   Далее ещё одна странность: сказано, что письмо написано не просто в праздник св. Схоластики, а в пятницу, которая в 1462-м году приходилась на этот праздник... Но ведь в 1462 году ближайшая к этой дате пятница выпадала на 12 февраля! А если мы возьмём другие года, то там тоже не найдём такого дня, чтобы пятница выпадала на 10 февраля.
  
   Но когда же было написано письмо? А чёрт его знает - точнее, знает только Дракула :-)
  
   Видимо, поэтому письмо датируется историками 11-м числом. Это промежуточное значение между 10-ю и 12-ю, но мы не будем отходить от традиции, которая сложилась в румынской историографии, и продолжим называть этот документ "письмо от 11 февраля 1462 года".
  
   * * *
  
   А теперь полный текст письма. Латинский текст опубликован (без перевода) в книге Иоана Богдана "Влад Цепеш", изданной в 1896 году. Именно оттуда я переводила и вот, что у меня получилось. (Слова и выражения в скобках отсутствуют в самом документе, но добавлены для лучшего понимания смысла).
  
   Копия письма, написанного светлейшему господину королю венгерскому Владом воеводой земель Трансальпийских1, из земли (Великого) Турка2.
  
   Светлейший принцепс и милостивый наш государь!
  
   В предыдущих наших письмах мы сообщили Вашей Светлости, как турки, свирепейшие враги креста Христова, направили (к нам) своё ежегодное посольство, дабы договор о мире и единстве, между Вашей Светлостью и нами заключённый, мы отвергли. И чтобы не было свадьбы и многолюдного празднества3, а был бы союз с Портой4 цесаря турецкого, как именуется турецкая курия. А поскольку мы отказались пренебречь миром, а также единством и свадьбой ради Вашей Светлости, то сами турки с тех пор не пожелают иметь мира с нами, и они отправили (к нам) некоего советника цесаря турецкого, (а именно) принципала5, зовущегося Хамза-бей, управлявшего Никополом (и землями) до пределов, установленных за Дунаем6.
  
   Так что этот самый Хамза-бей любым способом посредством любых обманов или уверений, или другим нечестным образом мог бы нас от границы (нашей) увести в Порту. Хорошо же! О, пусть бы я лгал! Он должен был нас поймать и схваченного привести (к султану), и если б не милосердная воля Бога, мы бы туда, к упомянутой границе пришли бы (и оказались бы схвачены).
  
   Но о нечестных намерениях и лжи нам птичка напела, и того Хамзы-бея слуг (мы поймали) в сеть и захватили крепость, зовущуюся Джурджу, которая принадлежит его (Хамзы-бея) государству. Благодаря крикам наших людей крепость открылась, чтобы в неё вошли люди из числа слуг (Хамзы-бея), (а) наши люди со слугами (Хамзы-бея) смешавшись, вошли и потому были впущены, и ту (крепость) в скором времени мы заставили полыхать.
  
   И притом людей обоего пола, детей и взрослых, в местах, зовущихся Облучица и Новосело, где Дунай в море впадает, вплоть до Хыршовы, которая расположена чуть ниже от линии Килии, (а также) вплоть до мест, зовущихся Самовит и Гиген, уничтожено турок и болгар числом 23 884, не считая сгоревших в своих жилищах или тех, чьи головы7 нашими оффициалами8 не были (нам) представлены.
  
   Да узнает Ваша Светлость про эту службу, что мы (её) самолично сослужили, хотя нас многими просьбами (турки) призывали христианство оставить и притом к ним самим примыкать. Пусть же знает упомянутая Ваша Светлость, что мы мир с теми самыми (турками) нарушили не из-за нас (самих), а ради славы Вашей Светлости и также ради священной Короны, и спасения всего христианства, и укрепления католической веры.
  
   И оттого сами (турки), уже видя сделанное нами, приостановили свои нападения и разорения, везде совершаемые по отношению как к королевству Вашей Светлости и священной Короны, так и к различным другим краям, успевшим пострадать от совершённого (этими нехристями). Всю свою ярость они (турки) обрушили на нас и всей силой в благоприятный момент, очевидно весной, угрожают прийти с враждебными намерениями. Однако они (турки) не располагают переправами. Наконец-то все места их переправ на Дунае кроме Видина мы предали огню, разрушили и сделали безлюдными (окрестности), ведь посредством (одной лишь) переправы Видина они могут принести весьма мало вреда. Однако пехоту на кораблях из Константинополя и Галиполи через море к Дунаю они хотят и намереваются привезти.
  
   Вследствие этого, мой любезный господин, если воля Вашей Светлости состоит в том, чтобы с теми (пехотинцами на кораблях) устраивать бой, тогда все ваши пехотинцы и прочие ваши люди вооружённые, как конные, так и пешие, пусть собираются и в наши Трансальпийские края стягиваются. Это если вы с теми (пехотинцами на кораблях) бой устраивать изволите и хотите.
  
   Если же Ваша Светлость лично со своим военачальником9 прийти не пожелает, то своих вооружённых людей в свои Трансильванские края до праздника Святого Георгия Мученика (до 12 марта), скоро наступающего, пусть соизволит отрядить и направить. Если же Ваша Светлость всех своих людей дать не пожелает, тогда, сколько пожелает, пусть дать соизволит - по крайней мере, от Трансильванских и Секейских краёв. Если Ваша Светлость действительно желает дать нам какое-либо подкрепление, тогда пусть Ваша Светлость не изволит сколько-нибудь медлить, но истинно объявит нам свою волю. Человека, нашего представителя по данному вопросу, вследствие нынешних обстоятельств пусть Ваша Светлость не изволит задерживать, но скорее и быстрее отпустит, потому что никоим образом дело начатое (вар.: начатую войну) не бросим, но до конца хотим довести.
  
   Ведь если б Господь всемогущий преклонил свой милосердный слух к речам и возгласам молитв, долетающих издали от его смиренных христиан, и притом даровал бы победы над язычниками, врагами креста Христова, то для самой Вашей Светлости и для священной Короны, и для королевства (Венгерского), и для православной веры христианской всё (это) будет высочайшая честь и благо, и духовная польза. Пока что дерзость самих (турок) не исчезает, а мы хотим с самими (этими турками) биться всеми возможными способами.
  
   Ведь если бы от нас Бог отвернулся, маленькое королевство наше подверглось бы напасти и притом погибло, а для Вашей Светлости из этого тоже не получилось бы блага и пользы, поскольку всему христианству это было бы в ущерб.
  
   Сверх того что бы ни сказал Вашей Светлости этот человек наш Радул Фарма, это то же самое как если бы в своей стране мы лично10 с Вашей Светлостью договаривались бы.
  
   (Отправлено) из Джурджу. Пятница, в праздник Блаженной Схоластики Девы, год и так далее 62-й.
  
   Опись, в которой последовательно указано, где и сколько людей в Турции господином Владом, воеводой земель Трансальпийских, было уничтожено, (а именно) турок и болгар обоего пола.
  
   Прежде всего, в селениях, именуемых Облучица и Новосело, уничтожены 1250 и так далее11. Также в Дуросторе, в Картале и Добрудже 6840. Также в Хыршове уничтожены 343. В Вектреме12 уничтожены 840. В Туртукае уничтожены 630. Также крепости той самой (области), которые мы (сейчас) назовём, были захвачены, только одна одинокая башня осталась. Также в Маротене13 уничтожены 210, в Джурджу и в обеих (указанных) областях уничтожены 6414, и притом крепость во второй дунайской области (то есть Джурджу), ранее захваченная (турками), была завоёвана и возвращена. Начальник крепости, которого называют "субаши", убит. И там же пленён Ханика-бег. И сын никополского "субаши", Фирне-бег, также был пленён и мы (его) обезглавили. И с ним же погибли все турки из Никопола, которые являлись лучшими (то есть командирами). Также в Пиргоше14, Видине и Новограде уничтожены 384. В Свиштове и в обеих крепостях, к нему относящихся, уничтожены 410. Также переправа Никопола полностью сожжена и разрушена. Также в Самовите и Гигене уничтожены 1318. В крепости Оряхово уничтожены 1560. Также переправа в том месте полностью разрушена, и в том месте начальником был (человек по имени) Вагой из Оряхово господином Владом назначен.
  
   Люди же того и другого пола, (в том числе) юные, дети и младенцы - все убиты, и все вышеуказанные селения разрушены. Из этих же вышеназванных (мест), где люди были уничтожены, имеются головы и боевые знамёна, (собранные) нашими оффициалами8, назначенными (это сделать) при всех вышеперечисленных областях. Тех же, которые не были обнаружены или в домах сгорели, численность мы не знаем, настолько много их погибло.
  
   _______________
  
   1 Дословный перевод - Загорских.
  
   2 То есть турецкого султана.
  
   3 Слово, означающее "многолюдное празднество", можно перевести как "объявление", то есть "не было свадьбы и объявления (о ней)".
  
   4 Порта турецкого цесаря - диван, турецкое правительство, состоящее из визиров. Название родилось не в Турции, а в Европе. Слово "порта" в переводе с итал. означает "дверь". Когда европейцы вели переговоры с Турцией, то обращались не к султану напрямую, а к Порте и, можно сказать, складывали свои письма к порогу турецкого правительства в Стамбуле.
   Дракула сравнивает Порту с курией, поскольку в письме используются слова, служившие для описания государственного устройства Древнего Рима (цесарь, курия и т.д.).
  
   5 Принципал - старшее должностное лицо в городе муниципального значения (тоже термин, бытовавший в Древнем Риме).
  
   6 До начала зимнего похода на румынском берегу Дуная стоял ряд турецких крепостей (например, Джурджу), и именно поэтому говорится "за Дунаем".
  
   7 Слово "головы" здесь могло быть употреблено не в прямом значении, а в значении "единицы", то есть фраза может пониматься как "тех, которые нашими оффициалами не были подсчитаны и не отразились в отчётах нам".
  
   8 Оффициал - мелкий чиновник. Ещё одно слово, служившее для описания государственного устройства Древнего Рима.
  
   9 Судя по всему, имеется в виду главный капитан. Главный капитан - высший военный чин в Венгерском королевстве. Главный капитан подчинялся только королю.
  
   10 Другой, такой же вероятный, вариант перевода фразы: "Как если бы мы собственной своей персоной...", то есть приезд короля в страну Дракулы может упоминаться, а может и не упоминаться.
  
   11 В латинских письмах выражение "и так далее" (ect.) использовалось для сокращения стандартных формулировок. Здесь, судя по всему, оно заменяет слово "человек".
  
   12 Это может быть Енисала.
  
   13 Историк Иоан Богдан в книге "Влад Цепеш" высказывает мнение, что это крепость Русе (Рущук).
  
   14 Историк Иоан Богдан в книге "Влад Цепеш" высказывает мнение, что это крепость Турну-Северин.
  
   _______________
  
  
   Оригинальный латинский текст:
  
   Exemplum litterarum scriptarum serenissimo domino regi Ungarie per Vulaad Waivodam parcium Transalpinarum ex parte Turci.
  
   Serenissime princeps et domine noster gratiose!
  
   Quia in prioribus nostris litteris scripseramus eidem Serenitati Vestrae, quomodo Turci, saevissimi crucis Christi inimici, nunccios ipsorum solennes, eo quod pacem et unionem inter Vestram Serenitatem et nos initam et confoederatam non tenere nuptiasque sperneremus celebrare, transmiserunt, sed ipsis solum adhaerere ad Portamque ipsius caesaris Turkorum quae curia dicitur, transiremus; quod si pacem, unionemque et nuptias Vestrae Serenitati non derelinqueremus, extunc pacem nobiscum ipsi Turci nolent tenere, qui et quendam consiliarium caesaris Turkorum principalem nomine Hanza bech de Nicopoll ad metas super Danubium constituentes miserunt.
  
   Sic quod si idem Hanza bech nos aliquo modo per quasdam deceptiones sive super fidem sive alia fraude quoquo modo posset ad Portam ducere. Bene quidem! Si vero non! Apprehendere nos deberet apprehensumque adducere, sed divina volente clemencia interim quo ad dictas metas iremus.
  
   De ipsorum fraude et astucia avisabamur, et eundem Hanza bech in tenutam ipsorum et regnum sub quodam castro Gergio vocato apprehendimus, in clamoribus autem hominum nostrorum castrum aperientes, eo quod homines ipsorum intrarent, homines nostri in suos se miscentes intrarunt acceperuntque; quod et mox comburi fecimus.
  
   Hominesque utriusque sexus parvi et magni a loco Oblisica et Novazel vocato, ubi Danubius in mare cadit, usque ad Rahoma, qui locus infra versus Kiliam parve distantiae alicuius existit, usque ad locum Zemomt et Gigni nuncupatum Turci et Bulgari interempti sunt in numero XXIIIm VIIIc et LXXXIIII, exceptis qui in domibus combusti sunt, vel quorum capita officialibus nostris non sunt praesentata.
  
   Ista Vestra Serenitas sciat pro hac vice nos in ipsos perpetrasse, qui tamen pluribus nos rogatibus hortabantur christianitatem deserere ipsisque adhaerere. Igitur sciat e. (evocata) Vestra Serenitas, quod nos pacem cum ipsis non propter nos, sed propter honorem e. Serenitatis Vestrae ejusque sacrae Coronae totiusque christianitas conservationem fideique catholicae roborationem violavimus.
  
   Quod ipsi jam nos fecisse videntes, lites ipsorum ac discordias undique habitas, tam ad regnum Serenitatis Vestrae sacramque Coronam pertinentes, quam etiam ad omnes alias partes quas hucusque habuerunt, retraxerunt, omnem furorem super nos inicierunt, qui toto conamine ad aperitionem temporis, videlicet in vere, hostiliter venire intendunt; qui tamen vada non habent quoque omnia vada ipsorum super Danubium excepto Bodon comburi fecimus et destrui desolarique; quod per vada Bodon minime nocere possunt, sed vada et naves ex Constantinopoli et Galipoli per mare ad Danubium volunt adducere et intendunt.
  
   Ob hoc, domine mi graciose, si Vestrae Serenitatis voluntas est cum eisdem habere conflictum, extunc omnia vada vestra populumque vestrum exercitualem, tam equestrem quam pedestrem, congregare in hasque partes nostras Transalpinas conducere, hicque cum ipsis conflictum habere dignemini et velitis.
  
   Si autem eadem Vestra Serenitas solus cum suo capite venire nollet, extunc suum populum exercitualem ad partes suas Transsilvanas jam ad festum Sancti Gregorij martiris proxime affuturum deputari et transmitti dignetur. Si eadem Serenitas Vestra totum suum populum dare nollet, extunc quantum Serenitati Vestrae esset voluntas praebere, dignaretur saltim Transsilvaniam et Siculorum partes. Si vero Serenitas Vestra ullum nobis dare vellet subsidium, tunc Serenitas Vestra non aliqua prorogatione tenere dignetur, sed veraciter nobis suam indicet voluntatem; hominem nostrum exhibitorem praesentium hac vice non retardare dignetur Serenitas Vestra, sed mox et celeriter remittere, quoniam nullis modis rem inceptam derelinquere, sed ad finem volumus deducere.
  
   Quod si Deus omnipotens oracionibus et suffragiis exauditis christianorum ad precesque suorum humilium suas benignas inclinaverit aures, nobisque tales erga paganos crucis Christi inimicos victorias praebuerit, eidem Vestrae Serenitati suaeque sacrae Coronae totique regno, orthodoxae fidei christianae honor summus erit utilitasque et commodum spirituale, quum non ferocitatem ipsorum fugere, sed conflictum modis omnibus volumus cum ipsis habere.
  
   Quod si nobis quod Deus avertat, male successerit regniculumque nostrum interierit, neque eidem Serenitati Vestrae ex hoc utilitas pervenerit et comodum, quoniam toti christianitati esset in detrimentum.
  
   Insuper quitquid is homo noster Radiul Farma dictum eidem Serenitati, tamquam in propria nostra persona cum Serenitate Vestra essemus constituti.
  
   Ex Viugvar (Giurgivar), feria V. (Veneris) in festo Beatae Scolasticae Virginis, anno etc. LXII.
  
   Registrum in quibus locis quot homines pro hac vice in Turcia per dominum Vulaad parcium Transalpinarum Waivodam utriusque sexus Turci et Bulgari interempti sunt.
  
   Primo in Oblisica et in Novazok locis sic vocatis interempti sunt MCCL ect.; item in Drekchtar et in Cartari et in Dridopotrom VImVIIIcXL; item in Orzoma interempti sunt CCCXLIII; in Vektrem interempti sunt VIIIcXL; in Turkama sunt interempti VIcXXX; item castra eiusdem circumferemus acceperunt, una sola turris remansit; item in Maroten interempti sunt CCX, in Gregio ab ambabus partibus interempti sunt VImCCCCXIV, castrumque ex altera parte Danubii habitum, expugnatum est et receptum. Dominus castri videlicet zabas occisus est; et Hanika beg ibidem apprehensus est, et zabas de Nicopol filius Phirne beg etiam apprehensus est et decollavimus; quoquod etiam Turci de pertinentiis Nicopol fuerunt potiores omnes, cum eodem interierunt. Item in Pirgos et Batin et in Nongrad interempti sunt CCCLXXXIV, in Finston et in duobus oppidis eiusdem pertinentibus interempti sunt CCCCX; item vadus de Nicopol combustus est omnino et destructus; item [in] Zomonid et in Gingne inter[empti] sunt MCCCXVIII; in oppido Oratoua interempti sunt MCCCCCLX; item vadum ibidem totaliter est combustum et ibidem capitaneus fuit Vagoi de Oraoia per dominum Vulaad constitutus; item in suprascriptis locis ubique vada fuerunt, quae omnia combusta sunt et destructa.
  
   Homines autem utriusque sexus, juvenes et parvuli cum infantibus pariter occisi sunt, omnisque locus suprascriptus destructus remansit. Ista autem suprascripta interemptorum solum sunt quorum capita et signa sunt officialibus nostris ad omnes partes suprascriptas constitutis; qui aliter non sint ostensi aut in domibus combusti, quorum numerum ignoramus, quia quam plures interierunt.
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | К.Леви "Асирия. Путь к счастью." (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | С.Морошко "Ментальный террор" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"