Майоров Владислав Сергеевич: другие произведения.

Дно Земли. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что же там все-таки внизу? На самом дне Земли. Помимо грунта, глины, песка, магмы, полезных ископаемых и подземных вод там еще находится и Ад. Душегубительство, дьявология, основы грехопадения и злобоведение - опытным наставникам придется из кожи вон лезть,чтобы донести темную науку до сумасбродных и ленивых чертят.

Что же там все-таки внизу? На самом дне Земли. Помимо грунта, глины, песка, магмы, полезных ископаемых и подземных вод там еще находится и Ад. Ниже приведены фрагменты обучения молодых чертей опытными наставниками, а также эпизоды из их практической подготовки и курсов повышения квалификации для старших чертей и бесов.
  
  
Адская школа [куки]
  
  
Часть 1. Начальная школа
  
  
Дверь
  
   В глубоком подземелье, куда не спускался ни один живой человек, на территории третьего сектора Ада располагалась школа для чертей, центр переподготовки для опытных бесов и цех консервации, где хранились запечатанные души грешников и запасы темной энергии, предназначенные для распыления на поверхности Земли. В консервационном цехе работали другие черти, непригодные для более ответственной работы, отбывали наказание провинившиеся нечистые в качестве обслуживающего персонала и проходили практику молодые чертята.
  
   Едва образовавшихся чертей требовалось сначала обучить и подготовить для последующей их отправки на поверхность.
  
   Помимо обучения, молодые черти трудились на благо всей сатанинской орды: катали камни на памятники демонам, копали туннели, чистили и полировали горшки и чаны, таскали бурбуляторы, до блеска полировали копыта бесам. Также они принимали участие в сопровождении грешников, души которых получили свое направление в Ад после судилища и выполняли мелкие поручения, попутно знакомясь с бюрократическим аппаратом адской кухни. В консервационном цехе черти складывали банки с запечатанными душами, а также следили, как генерируется темная энергия из астральных проекций грешников, тела которых еще находились на поверхности земли.
  
  В программе подготовки новообразованных чертей входили такие предметы, как душегубительство, дьявология, основы грехопадения и злобоведение. Также были предусмотрены различные практические занятия для лучшего усвоения знаний и более успешного их применения в предстоящей работе с людьми. Рогатые ученики познавали азы вредительства, изучали врагов по невнятным картинкам и учились, как надо вести себя, чтобы не провиниться перед сатаной.
  
   Старый и сморщенный бес Ругадильон повторял на каждом уроке по дьявологии:
  
   - Запомните, юные мерзостные проказники и вредители, наша успешная жизнедеятельность зависит от каждого из вас в отдельности. Смысл всего - борьба! Противостояние в каждый момент с посланниками небес. Они отнимают нашу пищу, стараются переделать земной уклад по своему умозрению. Мы - истинные и исконные властелины мира! И только мы должны подчинить себе разум людей, заставить их проявлять все низменные желания и наклонности, ибо это наша пища! Человек должен подчиняться темной стороне этого мира! Наш повелитель Дьявол специально спустился на Землю, чтобы сделать наше взаимодействие с человеком более выгодным и удобным. Трепещите перед его волей!
  
   Порой Ругадильон любил отвлечься от темы во время занятия - надеть толстые очки в роговой оправе, встать на трибуну и декларировать свои мысли в части мироустройства. На его уроки нередко приходили старшие бесы, чтобы доложить другим Демонам об эффективности работы учебного комитета. Также некоторые из них следили за успеванием будущих диверсантов по захвату человеческого сознания.
  
   Одни чертята слушали и отмечали важные тезисы авторитетного учителя причудливыми каракулями на деревянных дощечках, другие сидели на камнях, клали копыта на каменные столы, безобразничали и плевали друг в друга.
  
   Сидевший во втором ряду, черт Дербанька получал пинки от сидящего сзади рослого сородича Плюхи, потому что все занятие тянул вверх копыто, выражая желание задать вопрос наставнику, пока не получил одобрительного жеста:
  
   - Слышь, командор, а чо это мы нечистые у людей?
  
   - Задавать вопрос, как положено! - зарычал Ругадильон, угрожающе потрясая острой указкой.
  
   - Владыка учитель, а почему человечье существо называет нас нечистой силой? - тут же исправился Дербанька.
  
   - Вот в чем тут дело. Как вы уже знаете, за нашей добычей с самых стародавних времен следят и наши враги. Под их богословскую дудку людишки сами себя надоумили на том, чтобы считать нас виновными во всех их поступках. Нечистые мысли приводят к закономерному результату. Какая разница, чистые мы или нечистые. Мне лично все равно, и вас это не должно волновать, - обвел взглядом чертят бес. - Запомните, будущие соблазнители, развращатели и подстрекатели, человек изначально грешен. Людям гораздо проще облить грязью ближнего, чем проявить снисхождение и благосклонность. Следовательно, необходимо настойчиво стучаться в их двери и предлагать помощь в этих вопросах. Врожденная греховность играет нам на руку, поэтому не будем им препятствовать в деле. Задача состоит в том, чтобы научиться развивать и усиливать чувство собственной исключительности и значимости в каждом человеке.
  
   - Погодите-ка, мисье бес, а адрес не укажете? - не унимался Дербанька.
  
   - Какое я тебе "мисье", бестолочь? - закричал Ругадильон. - И что за адрес?
  
   - Адрес дверей, куда стучаться, - испуганно конкретизировал чертенок.
  
   - Для слабоумных сообщаю, что выражение "стучаться в двери" означает выполнять свои обязанности по сокрушению морального облика человека. Бывает, что он что-нибудь гадкое так и хочет сотворить. Например, отомстить кому-нибудь за обиду, или нахамить, но в силу того, что жертва еще не достаточно обработана нами, она этого может не сделать. Как только человек откроет вам свои врата в душу, то все будет в лучшем виде. Наш повелитель Сатана обожает, когда увеличивается популяция одержимых. За это он щедро вознаграждает учеников возвышением и премиями.
  
   - Ясно, - чуть слышно промычал Дербанька, - Иди туда - не знаю куда.
  
   Ругадильон не расслышал комментарий молодого наглого чертенка и засыпал себе в нос белого порошка из мятого мешочка, чтобы немного взбодриться. Давно утерявшие черноту грязно-желтые уши старого беса заметно порозовели, глаза прищурились и разгладились морщины на волосатом пятаке.
  
   Пока учитель был занят собой, Плюха со всей силы пнул Дербаньку копытом так, что тот подпрыгнул.
  
   - Выслуживаешься, сука? - прошипел обидчик. - Урою в канаве, падла!
  
   Ругадильон продолжал вещать свою адскую проповедь:
  
   - Они говорят чуть чего - бес попутал. Убил кого-то в подворотне ножом - сразу бес попутал, обманул или украл - опять бес виноват, а сами головой думать разучились. Секрет в том, что если человек твердо знает, как ему жить и на чьей стороне быть, то ему ни ангел, ни бес не указ. Ну, само собой, кто-то все равно будет указ. Либо мы, либо они, потому что так не бывает, чтобы человек сам по себе был. Потому что если для фигуранта в жизни самый главный авторитет - он сам, то можете не сомневаться - это наш клиент. Как только наш доблестный рыцарь тьмы запрыгивает на плечи смертному и синхронизируется с его волной излучения, то может легко управлять поведением человека вплоть до того, чтобы его поместили в дурдом, но а если связь отсутствует, то тут хоть расшибись - ничего не получится. Следовательно, фундаментальной целью нашей деятельности является налаживание устойчивой связи с астральной оболочкой человека, чтобы успешно манипулировать его психикой, ну и чтоб все было по-нашему. О законах ухода и прихода человека в материальный мир для вас будет отдельный курс.
  
   В пещере наступила тишина и было только слышно похрюкивания некоторых бесов-наблюдателей, которые сидели в стороне и что-то или кого-то обсуждали между собой.
  
   - Смелей, будущие потрошители человечества. Спрашивайте, кому-что не понятно. Задавайте вопросы.
  
   Не вставая, черт Пачкун спросил у Ругадильона:
  
   - А каким грехом их цеплять, папаша?
  
   - Прежде, чем я отвечу на твой вопрос, мелкое лупоглазое отродье, ты задашь его, как полагается. Всех касается!
  
   - Да не хами, папаша, я тоже знакомствами подвязан, - процокал нахальный ученик и демонстративно начал крутить в лапке свой отросший хвостик.
  
   К Ругадильону подошел бес-наблюдатель, что-то шепнул ему и вышел из пещеры.
  
   - А на этот вопрос вы ответите самостоятельно, и я посмотрю, как вы усваиваете материал других предметов, - свернул занятие учитель.
  
   Чертята забеспокоились и стали злобно поглядывать на согрупника Пачкуна, который, озираясь по сторонам, уже понял, что ему не поздоровится после занятий.
  
   - Так! На чем я остановился! Сбил меня, негодник...Основная воля Дьявола и ваша задача состоит в устойчивом формировании фатального уровня бессовестности у людей. Ни один их поступок не должен повлечь за собой муки совести, так как это голос нашего врага. Заглушайте его или модулируйте негативными мыслеформами, чтобы люди не понимали, где чьи голоса. Самое главное - запутать и сделать так, чтобы человек подумал, что это послание от небесной челяди. Так-то! Самое лучшее средство - это внедрение нужной программы в мозг, да так, чтоб этот мозг ничего не заподозрил. Когда будете иметь возможность получать практический опыт, то мои тезисы вам очень пригодятся.
  
   - А тогда что такое "бог"? - с места спросил черт Локи.
  
   - В правильном направлении мыслишь, доходяга. Врага надо знать, но лик его нам неизвестен. В общем случае он является координатором деятельности вражьей армии. Где-то там вверху сидит и дирижирует. Ну, ничего. Скоро он допляшется. С началом Апокалипсиса вся его власть и влияние на людей кончится. Заметьте! Люди представляют нас так, как мы выглядим, потому что видели нас. Не даром же говорят - напился и пошел чертей гонять. Наши оппоненты, по их представлениям, летают по всей Земле в белых одеяниях, машут белоснежными крыльями и оказывают им всяческую поддержку. Когда будете работать на поверхности, сами убедитесь, что никаких крыльев у них нет, это всего лишь плод больной человеческой фантазии. А про нас нечего фантазировать, они нас и так видят. Таково было желание повелителя, основанное на принципе устрашения человека. Пусть знают и трепещут перед нами. Лично я нахожу наш вид очень устрашающим и брутальным.
  
   Чертята зацокали и стали оборачиваться по сторонам, поглядывая друг на друга. Черт Буккак вытащил круглое зеркальце из портфеля и начал расчесывать когтями свою гриву и поправлять едва отросшие волосинки на морде. Ругадильон решил попить желчи из стакана и продолжил дьявологическую проповедь.
  
   - А как стать диаволом? - неожиданно спросил черт Кисловонь.
  
   - Кем? - изумился бес и чуть не поперхнулся.
  
   - Ну, диаволом как стать-то? Или я должен сто лет в чертях ходить и вкалывать? Диавол ведь тоже когда-то с черта начаинал? Логично?
  
   Кисловонь, сидевший за первой партой, повернулся мордой к оставшейся аудитории, как бы требуя поддержки в этом непростом, но важном вопросе.
  
   - В натуре! - поддержал его черт Зачпокан. - Перспектива есть вообще, или нам вечно горшки полировать?
  
   Ругадильон вытер платком пятак, едва стоя на копытах, и вдруг закашлялся.
  
   - Дьявол, насколько я знаю...это...отец-то наш...всегда таким был.
  
   - Вот это сфартило чуваку! - протяжно хрюкнул черт Шмикидон.
  
   - Опа-на. А мы тоже ходим сразу диаволами быть. Чем больше диаволов, тем лучше,- визгляво прикрикнул Зачпокан.
  
   - Тренер, ты нам скажи, когда уже эта твоя мура кончится? - раздалось с последней парты. - Ты нам реальные боевые приемы покажешь? Или только базарить можешь?
  
   Бес уставился на ученика, переваривая смысл заданного вопроса. С первых рядов чертята заметили, как у их наставника задергались глаза и налились красным цветом. Для апогея этой сцены не хватало только мощной струи пара из его волосатых и обвисших ушей.
  
   - Тебя спрашивают, дедуля, - повторил черт Кухрыз под общий хохот. - У пасанов назрел вопрос. Надо бы пояснить за учебу.
  
   - Папаш, а медали у тебя хоть есть? - ехидно спросил черт Пшелвон. - А то ты тут перед нами копытами клацаешь, а чо по чем - мы и не знаем.
  
   - Да! - заверещал Кухрыз.- Ты кто такой? Какие регалки есть?
  
   К дискуссии подключились и другие чертята.
  
   - В натуре, ты нам рога скоблишь, дядя!- заорал Мамаюга.
  
   - Давай отвечай за гнилой базар! - вторил ему Буккак.
  
   - Самозванец! - выкрикнул кто-то с заднего ряда.
  
   Плюха воспользовался удобным моментом, набросился сзади на Дербаньку и начал неистово корябать когтями его морду. Тот в долгу не остался и вонзил зубы в плюхину ляжку.
  
   - Да я, знаете, сколько повидал! - уже не замечая драки, возмущался Ругадильон. - Я такие дела проворачивал, что вам, говнюкам, и не доведется никогда. А вы тут чего себе позволяете! А ну сидеть смирно! Прекратить!
  
   Сидящие за Ругадильоном бесы сделали ему жест, чтобы он покинул аудиторию, после чего помещение наполнилось едким угарным газом, от которого чертята стали задыхаться и падать в обмороки. Некоторые проворные ученики быстро выскочили вслед за преподавателем, но большинство из них так и остались валяться среди камней, пока не очухались через несколько часов и не разбрелись по своим норам на Дне Земли.
  
  
Труды и дни
  
   Возле входа в цех консервации стояли два представителя нечистой силы, которых направили на штрафные работы. Несмотря на обязанность выполнять указания местного начальства, оба совершенно не собирались работать, курили кизяки и с отвращением посматривали на других участников рабочей суеты.
  
   Участок представлял из себя огромную пещеру, вход в которую преграждали массивные железные ворота с изображением дьявола и его ближайших демонов. Лукавый черт-вредитель Чебурдан месил грязь копытами, отбывая срок за провал спецоперации в составе штурмовой группы, а младший черт Косой попал на принудительные хозработы за то, что его изгнали из тела человека. На Чебурдане была обшарпанная коричневая куртка и трико с лампасами со спецотверстием для хвоста, а Косой носил кожаные кальсоны на подтяжках. К великой злости хвост ему отрубили хранители, когда с позором выгнали из человеческой оболочки.
  
   Мимо сновали рабочие черти с тележками, другие неподалеку рыли ямы, махали лопатами и кирками, а некоторые таскали стеклянные банки с мутной жижей на склад. Один тощий чертенок развел небольшой костер у стены и принялся кипятить на нем банку, чтобы посмотреть, как меняется цвет ее содержимого.
  
   - Эй, вы, двое! Чего застыли? - прохрипел бригадир Мордофиля, помахивая железной кочергой на тунеядцев.
  
   - Отвали, парашник, - огрызнулся Чебурдан и плюнул ядовитой слюной на лоб Мордофиле. После этого унизительного жеста обиженный черт сверкнул впалыми глазницами на новых нерадивых работничков и направился вверх по лестнице, ведущей на возвышение, где предстояло установить памятник очередному влиятельному демону. Несколько потных и склизких чертей как раз тащили на длинных носилках остов будущей скульптуры, чтобы поставить её на указанное Мордофилей место.
  
   Несмотря на обязанность выполнять указания местного начальства, оба нечистых совершенно не собирались работать. Мордофиля не раз писал ведомости и доклады по поводу оптимизации рабочих ресурсов в третьем секторе Ада, но все его инициативные потуги по этому вопросу не встретили должного понимания у вышестоящих демонов.
  
   - Тебя за что? - спросил Чебурдан у Косого.
  
   - Да как всегда, самым виноватым оказался. Выгнали из домика эти сволочи. Я там уже так хорошо разместился. И лежак себе приготовил и столик, и все, как полагается, сделал. А ты за что кантуешься?
  
   - Даже вспоминать не хочу. Пошли напролом да в засаду попали. Наших перебили, а я думаю - чего зря пропадать. Потом, неизвестно сколько восстанавливаться придется. Решил сдернуть, там все равно дело гиблое было. Потом допросы - почему, мол, со всеми не пошел, неделю в карцере чалился. Думал здесь строгий режим, а оказывается можно спокойно срок отмотать.
  
   - Не скажи, тут иногда местный начальник инспекции устраивает, - протяжно завыл Косой. - Тогда все на рогах ходят.
  
   - Этот что ль устраивает? - презрительно поморщился Чебурдан, показав лапой на Мордофилю, который пытался руководить установкой памятника и изредка злобно косился на нерадивых работников.
  
   - Не, этот шавка, а начальствует - Демон Тцекатрибон, - прорычал Косой и многозначительно поднял коготь вверх.
  
   - М-да, как он с таким погонялом демоном стал - не понятно, - вздохнул черт. - Ну, каково там, в оболочке чалиться?
  
   - Да нормально, если сидеть незаметно. Вел бы себя потише, не спешил бы сходу загубить, то меня бы не заметили. Все ее родственнички богомольные - начали панику поднимать. Но я все равно после этого еще два месяца в ней сидел. Сейчас бы, конечно, по-другому себя вел. Надо периодически выпрыгивать из домика. Зашел-вышел, зашел-вышел. Чтоб они думали, что отлегло, а я - опа! И опять там.
  
   - Нам про это дело так инструктировали - сел и сиди, пока не выгнали.
  
   - То-то и оно. Я и сидел, пока не выгнали. Сейчас бы нормальной работой занимался, а теперь выговор в личном деле получил. Вся эта теория у одного псевдоумного беса из под хвоста высосана. Надо слушать тех, кто на практике всякие дела делает.
  
   - А я, видать, вовремя под хвостом у старшего не подлизал, как остальные, и теперь рядовой торпедой работаю, - с обидой протянул Чебурдан. - Как надо правильно - я не въеду до сих пор. Пятьдесят лет уже наблюдаю и не понимаю. - Последнее Чебурдан проговорил совсем удрученно и отчаянно, как будто его собираются вскоре расщепить.
  
   - Что? Не знаешь, как демонами становятся? - оживился Косой. - Сначала надо угождать тому, кто самый властный и влиятельный. Правда, у таких уже свои лизуны есть, которые место просто так не сдадут. Надо хитростью брать. Наперед думать, у кого из вышестоящих ход вверх будет. Лижешь-лижешь, раболепствуешь всячески, глядь, а он повышение получил и тебя за собой подтянул... может быть. А попутно надо самому пробиваться. На одном подхалимстве не пробьешься. Я вот хотел выслужиться поскорее и вляпался. Думал, сейчас нагребу тут, что аж бурбулятор треснет. Куда там - сослали дерьмо чистить.
  
   Косой докурил кизяк, почесал у себя под обрубком хвоста, сымитировал работу, вяло копнув несколько раз лопатой и продолжил:
  
   - В моем деле сложней всего одержимого найти и душу заарканить. Присматривался долго, да принюхивался. Через месяц я ее на психоз взял. Она у меня мебель крушила, посуду била и всех родственничков живых и мертвых до третьего колена вспоминала. А еще через месяц в запой ушла.
  
   - Так в чем проблема-то? - скривился собеседник.
  
   - Как в чем проблема? Ты шаришь? Проблем нет, когда человек в гробу лежит. Правда и прока от него нет. А тут каждый день выгнать норовят. Но когда ключ есть от души, тогда можешь когда хочешь приходить.
  
   - И чем все закончилось? - скучающе спросил Чебурдан, широко и зловонно зевнув.
  
   - А тем, что в церковь повели и давай меня выкуривать. Все пропало: и столик и кровать и табуреточки, а когда быстрей вылезать начал - кувалдой по хребту так получил, что думал совсем прикончат. Как отсюда выйду, опять к ней пойду на разведку. Сам не буду соваться. Там такая защита стоит, что сразу рыгать охота.
  
   Чербурдан закурил новый кизяк, и тут же к нему подскочил молодой чертенок Кисловонь и потребовал:
  
   - Дядь, закурить дай!
  
   Ничего не отвечая, Чебурдан схватил Кисловонь за шиворот и дал сильного пинка, от которого бедолага улетел в стену и застыл в нелепой позе на полу. На него никто даже не глянул.
  
   Тем временем черти кое-как подняли на веревках готовую глиняную статую демона, и теперь спускались на обед. Другая группа карабкалась по пологому склону, неся на горбах составные части: голову, рога, клыки и некоторые дополнительные аксессуары. Косой закончил курить и повез строительный мусор к Бездне.
  
   Чебурдан продолжал сидеть на камне, дожидаясь конца смены. Неожиданно в морду ударил увесистый булыжник. Черт пошатнулся и гневно заверещав, повернулся туда, откуда прилетел снаряд.
  
   Черти Буккак и Мамаюга уже неслись наутек, извергая глумливое рычание и хрюканье.
  
   - Да я вас порву, мелкая падаль! - завопил Чебурдан, роняя слюни от бешенства, и ринулся на обидчиков.
  
   - Иди сюда, я тебе рога подрежу, - пообещал Буккак, размахивая штыковой лопатой у себя над рожками.
  
   Чебурдан ринулся на обидчиков с угрожающим рыком, растопырив непиленные когти. Он не добежал до Мамаюги совсем немного, но отомстить за унижение бывалому оперативнику так и не удалось - сверху на него слетел громадный глиняный валун, мгновенно превратив черта в неузнаваемое месиво.
  
   На грохот обрушившегося памятника верхом на разъездном чертенке по кличке Фуфел прискакал старший контролер цеха - бес Чабор:
  
   - Что тут происходит? Провокация?!
  
   - Начальник, только скомандовал ставить, и памятник упал. А этот, наверно, мимо проходил, - затараторил скатившийся с вершины Мордофиля, искусно изображая непричастность к произошедшему. - У нас тут не прогулочная площадка, между прочим, важное дело делаем.
  
   - Как упал? - схватил его за бороденку Чабор и подтащил прямо к пасти. - Я вчера его осматривал.
  
   - В печи наверно передержали. Как закрепили наверху - у основания трещина пошла. Хорошо хоть голову не успели поставить, - посетовал Мордофиля.
  
   - Так если трещина проступила, почему мне не сказал, подлец? Я сейчас доложу наверх и посмотрим, что дальше будет. Если из-за тебя - меня... - сглотнул едкую слюну бес. - Я тебе лично, понял, лично!
  
   - Там еще и скользко, владыка, помните, я в отчете указывал, чтоб дополнительных креплений выдали? - подобострастно сложился черт.
  
   - Хм... А этот что тут внизу делал? - перевел тему Чабор, показывая на торчащие из под обломков статуи копыта.
  
   - Не знаю, саботировал, возможно. Мои-то все наверху - работают. У этих штрафников сами знаете, какое отношение к технике безопасности. Хотят, чтоб им только трудовые считали. Там еще один с ним был, по разнарядке - со Второго блока, младший черт Косой, - отрапортовал прораб. - Но тот еще раньше тачку с мусором укатил и ничего не видел.
  
   - Ну, вы тут приберите. Косого найти и допросить, - приказал бес и отпустил черта. - А этого оформим как несчастный случай на стройке. Ты лучше думай, как нам перед инспекцией отчитываться.
  
   - А что, сейчас голову на лебедках поднимем и нормально. Потом новый остов слепят, счистят верхушку холма и сразу под голову установят.
  
   - Ладно, за работу, - махнул Чабор. - Фуфел, трогай.
  
   - Эй, вы! - дождавшись, пока бес выехал из пещеры, крикнул Мордофиля опасливо выглядывающим из-за скалы Кисловонь, Буккаку и Мамаюге. - Завтра новую партию расставите - и я вам двойную отработку зачту, как обещал. Можете потом балду гонять до конца недели.
  
   Чертята победно загомонили и, толкая друг друга локтями, убежали прочь.
  
   - Дохаркался, сволочь! - глядя на выступившую из-под валуна темную жижу и трико с лампасами, процедил Мордофиля и облизнул двупалым языком пятак.
  
   Возле стены что-то оглушительно громыхнуло - у чертенка в костре взорвалась банка.
  
  
Полезный навык
  
   На очередной урок по дьявологии пришел ассистент Ругадильона - дерзкий и многообещающий бес Горлопан. За полвека от своего вырождения этот представитель нечистой силы быстро освоил подготовительные курсы начальной школы для чертей и результативно сдал экзамены по практической части. Вскоре его заметил кто-то из старших бесов и поставил на вид к влиятельному демону Жохену. Остальные же Горлопана, естественно, считали выскочкой, так как мало кому удавалось выбиться в бесы после всего лишь полувековой службы. Про него распускали слухи, что он регулярно чистит под хвостом у старших бесов и имеет сношения с членом свиты Жохена, бесом Драбаданом. Однако подтвердить это никто напрямую не мог, что позволило Горлопану успешно продвигаться по карьерной лестнице. Преподаватели адской школы, в частности Ругадильон, наоборот, были довольны, что появился такой ушлый коллега, способный их подменить на занятиях.
  
   Горлопан тихо вошел в учебную пещеру, встал за камень и обратился к ученикам:
  
   - Всем преуспеть во Зле. Наверняка многие подумали, что я тоже один из вас. Так и есть. Некоторые из вас даже старше меня по возрасту. Но где вы, и где я. Может, кто-то уже обо мне слышал. То, что я перед вами - это не воля Дьявола, а моя личная инициатива, одобренная на достаточно высоком уровне. Хотите после окончания обучения катать камни, чистить горшки и выполнять идиотскую работу?
  
   Горлопан подождал внятного ответа, и, не желая слушать тишину, продолжил:
  
   - Тогда слушайте и делайте, как говорю. Лично я крайне заинтересован в новых помощниках из вашего набора. Поэтому прошу проявить себя лучшим образом, чтобы мне не пришлось отчитываться за ваш непрофессионализм.
  
   Задача у нас одна - вредить. И делать это, используя все доступные методы. Начнем с малого. Во-первых, как нас учил ныне аннигилированый бес Верещайло, надо всегда провоцировать у человека плохое настроение. И делать это всегда и везде. Заставлять переживать по пустякам, нервничать по каждому поводу и так далее. Ведь сами подумайте, какая основная вражья стратегия поведения - на все воля божья. То есть, чтобы ни происходило, неприятного разумеется, значит, так надо. Как это называется? Правильно - смирение. Вот и нельзя допускать, чтобы человек мирился с обстоятельствами. Он должен роптать, злиться и кощунствовать! Пока не буду углубляться. Просто запомните: плохое человеческое настроение - это крючок, за который вам предстоит цепляться. В подобном состоянии человек начинает излучать вибрации, схожие с нашими по частоте. Это называется синхронизация.
  
   На задней парте кто-то хрюкнул, задавив смешок.
  
   Горлопан зыркнул в ту сторону, помолчал и продолжил:
  
   - Отмечу, что при этом уменьшается качество связи вашего подопечного с его небесными покровителями. Чем тягостнее на душе, тем легче настроить его на нужную частоту колебаний. То есть угнетенное психологическое состояние человека - это ключ в его душу. И подобрав его, вы сможете получить возможность манипулировать и даже захватить ее на неопределенный срок. Но тут все зависит от душевных сил каждого индивидуума. Враги, сами понимаете, не в сторонке стоят. Лично я иногда начинал синхронизироваться с жертвой под утро, потому что с плохим пробуждением не бывает благоприятного дня. В таких случаях у них говорят - 'не с той ноги встал', 'все из рук валится' и тому подобное. С одной стороны, это мелочь, но так только чистильщики горшков думают. Стоит только удочку закинуть в водоем человеческих страстей, там такой улов можно получить: гнев, страх, чувство беспомощности, злости. Чего только там нет. Представьте только, каких дел он при нашем содействии может натворить в таком состоянии. Я доходчиво объясняю?
  
   - Да понятно вроде все. Паразитство в них развивать, значит? - спросил Зачпокан, выглядывая из-за камня.
  
   - Не совсем. Да, выгоднее, чтобы человек не работал и не имел средств к существованию. Таких паразитами и называют в их современном обществе. Часто это алкоголики и наркоманы. Только я вам скажу, что не стоит на этот контингент сильно рассчитывать, потому что почти все такие персонажи уже заняты вашими коллегами из других диверсионных групп. Я говорю о том, чтобы ежедневно побуждать простого человека к низменным чувствам и приобщать к деструктивному мышлению. Не обязательно, чтобы человек был паразитом. Пусть он и имеет достаточно средств к существованию. Нам вообще не принципиально кто наш клиент - нищий или банкир. Главное, куда направлены его мысли и устремления. Грубо говоря - вниз или вверх. Если вверх, то инвертируйте такое положение дел. Если вниз - пользуйтесь всем доступным арсеналом.
  
   Одна старуха под моим наставлением внучку пырнула ножом, после того, как та ей сигареты другой марки купила. Правда, я до этого с ней долгое время работал.
  
   - А если жертва молиться начинает? - сипло спросил Бабаюка.
  
   Помолчав, Горлопан, внимательно всматриваясь в чертенка, произнес:
  
   - А что? Много люду сейчас проводит время в молитвах? Нашими силами за последнее время сделана огромная работа по отчуждению разума людей от этих глупостей. Сколько соблазнов подготовлено, сколько искушений и ловушек, в которые успешно попадают людишки. Конечно, трудные случаи все равно встречаются. Ничего, мы и их обратим! Только ложные ценности подсунем, и они сами не заметят, как начнут поклоняться Дьяволу, Отцу нашему. К тому же известно достаточно случаев, когда люди якобы молятся, но при этом впадают в самомнение и надевают на себя колпак гордыни. С такими у нас механизм работы тоже давно отлажен .
  
   - А уныние тоже считается за плохое настроение? - спросил Шмыга, наступая при этом копытом на голень соседнего чертенка.
  
   - Это даже лучше! - оскалился учитель. - Уныние может быть даже продуктивней гнева, поскольку для его выхода требуется особая ситуация, да и результат будет краткодействующим. А уныние перманентно и может незаметно мешать человеческим повседневным делам, постепенно склоняя его во тьму. Исследуйте и узнавайте людей, чтобы эффективней давить на это. Делайте так, чтобы человек идеализировал определенные бытовые обстоятельства, а потом разочаровывался в ожиданиях. Защитная оболочка становится более хрупкой, ну и, естественно, враги наши теряют связь. Вот вам и субстанция для бурбулятора.
  
   Переждав небольшое оживление в рядах слушателей, бес продолжил:
  
   - Ваша связь будет наиболее устойчивой, если получится принудить человека к постоянному повторению разрушающих его ментальную защиту действий. Например, врать, заниматься развратом, злословить, завидовать, то есть беспокоиться о достатке других, грубить. Подобные привычки должны стать его второй природой. А её, как показывает многовековая практика, победить очень сложно. Например, лень. Вроде бы ничего особенного. Ленится человек, а нам какой прок с этого? Да такой, что в таком состоянии человек со временем теряет волю к любому созиданию...
  
   - Чё? - зычно спросил с последней каменной парты Кухрыз.
  
   - Э... - недовольно поморщился Горлопан. - Действию через труд, через усилие, производству чего-то из ничего...
  
   - Как это - из ничего? - продолжал Кухрыз.
  
   - Молча-ать!
  
   От направленной звуковой волны Кухрыз и несколько сидящих перед ним чертей попадали навзничь.
  
   - Еще хоть кто-то позволит себе перебить меня, - вкрадчиво объявил Горлопан. - Оглохнет вся группа.
  
   - Так вот за что ему такое погоняло выдали, - шепнул оглушенный Кухрыз соседу по несчастью, одноухому Чмырю.
  
   - Факт, - поежился тот, даже не пытаясь подняться.
  
   - Валим отсюда, - приказал Кухрыз. - Мне есть к кому обратиться. Он за это ответит.
  
   - Продолжим. Большинство людишек по своей природе лентяи и тунеядцы, поэтому не пренебрегайте этим важным нюансом и всегда имейте ввиду, за что дернуть. А сейчас вы будете мне на контрольные вопросы отвечать.
  
   Черти заерзали, оборачиваясь друг на друга, пытаясь найти какие-нибудь подсказки, чтобы не проштрафиться перед преподавателем. С заднего ряда по холодному каменному полу поползли двое чертей. Оба ничком, едва заметно двигались вдоль стены, удивляя некоторых внимательных сородичей. Пока Горлопан искал контрольные вопросы в методическом пособии, самые азартные начали делать ставки на то, доберутся ли лазутчики до выхода.
  
   - Это похвально, что ты вызвался отвечать первым, ползи ко мне, - потребовал Горлопан, не отрываясь от чтения.
  
   Кухрыз решил, что лучше делать так, как велят, чтобы не схлопотать критических повреждений. Чмырь оказался еще тем интриганом и, как ни в чем ни бывало, продолжил ползти к выходу, до которого оставалось аккурат полтора метра.
  
   - Итак, - сказал Горлопан, в упор смотря на отводящего взгляд Кухрыза. - Контрольный вопрос будет всего один, но если не ответишь - последует наказание.
  
   Черти заулюлюкали, предвкушая расправу.
  
   - Кто тебя склонил к побегу с моего занятия? - спросил Горлопан.
  
   - Меня? - испугался Кухрыз.
  
   - Ну да, ты же не мог сам быть настолько наглым и безрассудным, чтобы посметь задумать такое?
  
   - Э, да, - закивал Кухрыз, - конечно, владыка учитель.
  
   - Так кто? - насмешливо повторил Горлопан.
  
   - Он, - уверенно ткнул когтем в стороны выхода Кухрыз.
  
   У самой двери на полушаге замер Чмырь.
  
   - Ах ты сво...
  
   Не успев договорить, черт резко ударился о тяжелую дверь, открывавшуюся вовнутрь, и сполз по ней тряпичной куклой.
  
   - Может, если крепкий, оклемается, - небрежно бросил Горлопан. - Вот вам и урок: предательство - самое эффективное из зол.
  
  
Зов страстей
  
   Чертик Дербанька сидел на табурете в тоннеле, ведущим в четвертый сектор Ада и вожделел о том, как он носится среди людей, запрыгивает на плечи и гарцует, как бесы верхом на разъездных чертятах. Вокруг ни одного ангела-хранителя, потому что все Светлое воинство побеждено и низвергнуто.
  
   Дербанька уже уяснил, что многие черти проводят большую часть своего периода существования в Аду по причине глупости и бесполезности, а на поверхность Земли попадают только во время практических занятий. Другая же часть адской армии, проявившая себя должным образом, регулярно приносит вклад в победу над врагами.
  
   Молодой чертенок страстно желал получить и успешно выполнить какое-нибудь важное задание, чтобы дослужиться до главчерта а там, глядишь, и до уважаемого беса. А чистить копыта, рыть тоннели и таскать чужие бурбуляторы - это удел посредственных чертей. Однако текущую рутинную работу Дербанька выполнял старательно, надеясь понравиться начальству.
  
   Сбоку к нему подошел грязный и лохматый бес Жигурдан и больно пнул копытом в плечо. Дербанька чуть не упал с табурета, но молча оправился и не подал виду, что он затаил злобу на старшего по иерархии.
  
   - Чисти копыта, парашник! - властно потребовал бес.
  
   Без лишних слов Дербанька обмакнул кусок тряпочки в банку с сажей и начал старательно натирать бесу копыто.
  
   - На меня смотри! На меня! - продолжил неистовствовать Жигурдан.
  
   Бес только что вернулся с Земли из увеселительного заведения, где люди принимали дурманящие вещества, пили алкоголь и совершали оргии, поэтому морда у него была красная и взбудораженная.
  
   Дербанька поднял голову и стал разглядывать клиента, параллельно начищая его копыто. Жигурдан с ухмылкой смотрел на чертенка, уперев костистые лапы в бока.
  
   На голове у беса был помятый черный цилиндр, а на шее засаленная бабочка.
  
   - Готово. Давайте второе, - попросил чертенок, сделав половину работы.
  
   - На! - гаркнул бес, вальяжно сунув вперед левую ногу.
  
   - А вам что - отрубали копыто? - позволил себе поинтересоваться Дербанька. - Гляжу, оно у вас неровное. Видно, что меняное.
  
   Бес что-то тихо пробурчал себе под пятак, сделав вид, что не расслышал вопроса.
  
   - Кто твой хозяин? - спросил он.
  
   - Я еще не вырос. Только в школу хожу, - ответил Дербанька.
  
   - Люблю маленьких, неопытных, но старательных, - прорычал Жигурдан, совсем другим тоном - более вкрадчивым и даже незлобным по адским меркам.
  
   Вскоре Дербанька закончил работу и убрал тряпку в пенал.
  
   - Хотите, я вам еще баребухи очищу? - предложил чертенок и достал специальный шомпол со сменными насадками.
  
   - Хочу... Пойдем я покажу тебе, как нужно это делать. Я покажу тебе как я это люблю делать, - прошептал бес и провел потрескавшимся когтем по голове Дербаньки.
  
   - Зачем же показывать, - дернул плечом чертенок. - Я и так умею. А еще могу ваши когти подточить получше.
  
   Жигурдан обошел Дербаньку сзади, наклонился к нему и потребовал, оглядевшись по сторонам:
  
   - Собирайся и иди за мной!
  
   - С вас пять капель для бурбулятора, - попятился чертенок и подставил фляжку.
  
   - А ну собирайся, со мной пойдешь, - гневно приказал Жигурдан, схватив чертенка за волосатое ухо.
  
   - Куда это? Я работаю. Меня здесь для общего дела поставили и еще велели не покидать это место, а скоро мой сменщик придет, его и забирайте, владыка бес, - запричитал Дербанька.
  
   Недолго думая, Жигурдан схватил Дербаньку за шкирку, резко встряхнул и потащил в конец тоннеля.
  
   - Пусти! На помощь! Наших бьют! - завопил чертенок, беспомощно дрыгая лапами, не в силах преодолеть профессиональную хватку Жигурдана.
  
   - Замолкни! - пропыхтел он. - Не будешь дурить - в свиту возьму!
  
   О том, что никакой свиты по статусу ему никогда не полагалось, бес умолчал.
  
   На входе в тоннель показались две темные фигуры, при виде которых Жигурдан выпрямился, подтащил ближе Дербаньку, решив прикинуться его куратором.
  
   - Только пикни - придушу. Тихо, - процедил Джигурдан, закрыв волосатой лапой морду чертенка, чтобы тот не верещал лишнего.
  
   Двое экипированных патрульных чертей подошли ближе.
  
   - Старший дежурный Злопеддир. Вы - бес третьего порядка Жигурдан?
  
   - Ну я, - нахмурился тот. - Чего надо?
  
   - Это ваша собственность? - спросил старший черт, указывая на Дербаньку.
  
   - Моя! А что?
  
   - На вас поступило уведомление, мы должны сопроводить вас в Управление.
  
   - Что ты несешь, челядь? Какое еще уведомление! Я тебя сейчас так сопровожу, что век не соберут.
  
   - Он меня утащить хочет! - выкрикнул чертенок, высунув морду из-за шершавой лапы Жигурдана. - Спасите!..
  
   - Вот, значит, как, - довольно оскалившись, произнес Злопеддир. - Бес Жигурдан, не усложняйте свою судьбу - положите чертенка и следуйте за нами.
  
   Жигурдан был известен в секторе тем, что постоянно скандалил по пустякам и мешал другим выполнять работу. Бесом он когда-то давно стал по блату и после этого ничем особенным себя не проявил. Кроме как изредка окутать человека в пьянку или спровоцировать дебош среди людей, он ничего не умел. Несколько раз его хотели разжаловать в обычные черти, но хитрый бес чуял запах неприятностей и тут же находил способы поднять свои скверные показатели.
  
   - Я заслуженный бес, не видите - у меня плановый инструктаж воспитанника, - объявил он, покровительственно кивнув в сторону перепуганного Дербаньки.
  
   - Колдырь, - коротко обратился Злопеддир к напарнику. Черт-патрульный резво вытащил из-за спины ружье-парализатор и направил на Жигурдана, встав в боевую стойку.
  
   Бес выпустил Дербаньку из лап и сделал вид, будто готов подчиниться.
  
   Чертенок схватил чемоданчик и кинулся наутек.
  
   - Пошел вперед! - скомандовал Злопеддир.
  
   - Да-да, непременно... У вас крышка на бурбуляторе пропускает, - заявил бес Колдырю. На мгновение черт отвлекся и со страхом посмотрел вниз.
  
   Жигурдан резко оттолкнулся, блеснув налакированными копытами, подпрыгнул выше своего роста, миновав заряд из парализатора, и выпустил вниз из когтей тонкие струи черного дыма. Калдырь выронил ружье, и свалился замертво. К удаче беса, дежурный черт Колдырь оказался откровенно глупым, не сообразив, что все патрульные черти на время дежурства сдают бурбуляторы на склад.
  
   Отбежавший в сторону Злопеддир попытался вытащить из подсумка тревожный свисток, но Жигурдан, в два скачка добравшийся на расстояние удара, резким взмахом когтя распорол ему шею. Забрав с тела Колдыря ружье, бес схватил второго черта за заднее копыта, поволок его за собой, резво добежал до выхода из тоннеля, бросил ношу и отправился искать добычу, которая совсем недавно верещала у него под боком.
  
   - Ну куда же ты, дружок, - принюхиваясь, сюсюкал он. - Не прячься, иди ко мне, а то всю жизнь будешь копыта чертям драить.
  
   Вокруг вдруг так полыхнуло, что Жигурдан зажмурился, - вдали в самом верху огромной пещеры словно взошло подземное солнце - демон сектора зажег свой огонь. Бес быстро забежал на каменный холм и осмотрелся. Далеко внизу маленькая черная точка, миновав контрольный пост, быстро скрылась в бараках.
  
   - Вот сучонок, - раздосадованно сплюнул Жигурдан и прыгнул вниз, прямо к вяло дергающемуся на камнях Злопеддиру. - Ну, рассказывай, челядь, куда ты меня провожать собрался?
  
  
Маздай
  
   Душегубительство было наиболее важным направлением в начальной школе юных чертей. Его преподавал авторитетный старший бес Маздай. По велению демона он отвечал за содержание преподносимого материала, участвовал в аттестационных комиссиях, а также выявлял наиболее выраженные способности у чертят. Эти данные были необходимы в центре стратегического планирования. Раз в неделю беса вызывали на ковер, и он отчитывался, как идут дела в школе, есть ли наиболее приспособленные ученики, и кого можно пустить в расход из экономии ресурсов на содержание. Также Маздай консультировал других бесов по вопросам спецопераций на поверхности.
  
   Несмотря на внушительный послужной список, бес всегда страшился ходить на доклад к демону Карабарону. Последний каждый раз в ожесточенном виде требовал высоких результатов по подготовке новых чертей, способных выполнять ответственные задачи. Перед визитом к нему Маздай всякий раз наливал себе стакан темной энергии из бурбулятора для смелости и взбадривался желчной пудрой, чтобы не тушеваться перед боссом.
  
   После тяжелой рабочей смены, чертята стояли у входа в пещеру и ждали учителя. Одни повязали на пятак тряпки, другие напихали в ноздри глины, чтобы в случае повторения финала прошлого занятия у Ругадильона быть наготове. Наконец, учитель появился и все быстро заняли свои места. Отдельное и весьма занимательное место в каждом уроке занимала перекличка.
  
   - Внимание! - объявил Маздай. - Бабаюка!
  
   - Чо?
  
   - Отвечать - здесь! Кто еще раз 'чокнет', пожалеет, что вылупился,- пригрозил Маздай.
  
   - Здесь!
  
   - Вот так. Плюха!
  
   - Здесь!
  
   - Кухрыз!
  
   - Тут!
  
   - Я предупреждал, - злорадно прошипел Маздай, - а ну иди сюда, выродок!
  
   - Так я же не 'чокал', владыка учитель! - замахал лапами Кухрыз. - Вы же сами сказали! Вы что, своим словам не хозяин?
  
   - Да, было такое, все слышали! - загудели черти.
  
   - Молчать! - хлопнул по парте лапой Маздай. - Продолжаем. Пшелвон!
  
   - Здесь!
  
   - Баребух!
  
   - На месте, - просипел ученик.
  
   Бес сурово глянул из под седых кудрявых бровей на едва слышный отклик:
  
   - Что за ответ? Ты в каком виде явился! Привести себя в порядок!
  
   Вид у Баребуха был действительно жалкий. Вместо его почти сформировавшихся закругленных рогов, которым завидовали многие чертята, торчали обрубки разной длины. Один глаз был почти скрыт из-за распухшего пяточка, голова была замотана тряпкой, а самого его заметно лихорадило.
  
   - Да его позавчера из барака какой-то косматый бес забрал и с собой унес, - безразлично пояснил Бабаюка.
  
   - А, ну понятно, - протянул Маздай. - Узнаю нашего старого садиста Фунь-Фуня. Еще легко отделался. Скажи спасибо, что он тебя не подвесил на воротах или на кол не посадил.
  
   - А это не Жигурдан был? - испуганно спросил Дербанька.
  
   - Разберемся, - отрезал наставник.
  
   - Я буду жаловаться, - прошипел Баребух и закашлялся.
  
   - Локи!
  
   - Здесь, владыка.
  
   - Шмыга!- после непродолжительного молчания Маздай повторил, - Шмыга!
  
   - Он норму по горшкам не выполнил и его на вторую смену оставили, - донеслось из дальнего ряда.
  
   - Кисловонь!
  
   - Здесь!
  
   - Запо.. Запачкан... Кто это так непонятно накарябал?
  
   - Зачпокан здесь.
  
   - Дербашка!
  
   - Дербанька!
  
   - Ясно. Сафрон!? Поглоти меня Дьявол! Это же вражье имя!
  
   - Я Гаврон!
  
   - Да это тоже вражье! - выпучил глаза Маздай. - Кто тебя так назвал, дурачье?
  
   - Ну-у, - замялся черт. - Никто. Я сам...
  
   - Сам? Да ты кто таков, чтобы сам? Взгляну-ка я в учетную книгу, номер твой УКЦ-67493 на бирке, - учитель достал из мешка толстую грязную книгу: всю в копоти и с обгорелыми страницами. - Та-ак, ну вот! А ты говоришь - сам. Контора пишет!
  
   - Так как его звать-то? - крикнул кто-то из чертей.
  
   - Гавёха, - злорадно ответил бес.
  
   - Ха-ха! - заорал Падла. - С такой погремухой далеко не уйдешь, а, Гавёх?
  
   - Заткнись, сука, разорву! - вскочил с места черт.
  
   - Всем сесть! - властно приказал Маздай. - Запомните - начальство вам не обмануть. Продолжим. Падла!
  
   - Я! - черт, довольно скалясь, многозначительно состроил рожу новоиспеченному Гавёхе и сел на место.
  
   - Адзудз...Зузе...
  
   - Адзудзен!
  
   - Напридумывают, потом ломай голову. Мага!
  
   - Мамаюга! Сколько можно мое имя уродовать?
  
   - Молчать! Откуда вас только таких понабрали. Чмырь?...Чмырь, черт возьми! - продолжил бес.
  
   - На месте, - вскочил задремавший было ученик. - А чего брать-то?
  
   Маздай его уже не слушал и продолжал:
  
   - Опостыл!
  
   - Здесь.
  
   - Проказа!
  
   - Его один бес забрал с собой. Его и Козяву! - вспомнил Чмырь.
  
   - Опять? - недовольным тоном спросил Маздай. - Кто? Кто посмел? - повторил он, но ответа не последовало.
  
   - Ладно, - старый бес уже утомился от бестолковой переклички и захлопнул журнал, едва миновав середину списка. - Это я выясню. Итак, слушайте внимательно. Никто с вами цацкаться не собирается. Не усвоите - сгинете. Как говорят у людей, знание - сила. А ваша сила будет зависеть о того, как вы запомните все сказанное мной и другими наставниками. Кто будет зевать или шуметь - ослепнет и оглохнет на неопределенное время. Обещаю.
  
   Чертята поежились и притихли.
  
   Маздай продолжил:
  
   - Вот выродился человек из утробы, орет, верещит. И что? Думаете можно вот так сразу ему нашептать и внедрить необходимое повеление в голову, раз он ничего не смыслит? Нет, болваны. Пока ему не исполнилось пять или шесть, толку для нас от него будет мало, уж поверьте старому мошеннику. Хотя, среди искусителей есть умельцы, но вам до них - что Бездну перелететь. По стандарту - выжидаем, присматриваемся, готовим почву для внедрения. А после этого возрастного порога можно активно ставить жертву на одну волну с нашим излучением. Пока будем говорить о человеке без привязки к половой принадлежности. Потом я вам более подробно расскажу нюансы и покажу на примерах, как следует работать отдельно с мужчинами и женщинами. Наш Владыка о нас хорошо подумал и не обременил подобной ерундой с разделением по гендерному типу. Там наверху, наверно, любят преодолевать трудности. Ну, пускай, нам от этого только больший простор для творческого подхода.
  
   Маздай прервал речь, протер шелушащийся пятак спецкремом и продолжил вещать дальше:
  
   - Только родился человек, так сразу рядом с ним и вражья десантура. Следят они, понимаете ли, оберегают. Ну, это до поры до времени. Человечишко растет, познает мир, во всех его красках и проявлениях. Вот здесь-то и важно не упустить момент. Многое зависит от того, в какой среде растет детеныш... В чем дело?
  
   - Скажите, пан учитель, а что обязательно с малого за ними смотреть? - поднялся Опостыл. - Нам говорили, что человек в зрелом возрасте слабее всего для захвата.
  
   - Правильно вам говорили. Но учтите навсегда, ребенок - это выгоднейшее средство для вложения наших усилий. С правильным подходом и удачным стечением обстоятельств. Влиять на его неокрепшее сознание лучше всего косвенно, а именно через ближайших родственников. Попробуете атаковать в лоб - будьте готовы получить по рогам, ибо враг не спит. Имейте в виду.
  
   Бес почесал плешь меж рогами, выпил из кувшина, в который накапало с потолка, и продолжил:
  
   - Еще важно, в какой среде растет детеныш. Кто его родители, и как они влияют на его воспитание. Очень важно сразу задать нужную ноту в формировании его мировоззрения на наш лад. Маленькие дети хорошо видят и наших врагов, и нас. Если позволяют ваши способности, то можете притвориться, будто вы - это они. Мало кому удавалось, но все же. Главное - понравиться ему. Может, он сразу забудет вашу харю, а через год-другой припомнит да потянется. Работа с детьми - это ваши инвестиции в будущее. Главное, не дать сформироваться цельному мировоззрению. Для этого и нужны помощники среди людей, которые работают на нашего повелителя, но пока с этим контингентом проблем нет. А какое мировоззрение с точки зрения человека считается правильным? - нахмурил морду Маздай.
  
   - Христианическое? - предположил Пшелвон.
  
   - Не обязательно. Вы что думаете, только с ними, с христианами будете работать? Есть еще католики, буддисты, мусульмане, кришнаиты, иудеи. Для человека это то мировоззрение, которое навязывает любовь к ближнему, а от этого, как корни, растут всяческие смирение, доброта, забота, терпение и прочая людская чепуха. Надеюсь, больше не стоит комментировать то, почему нам не выгодно, чтобы люди любили друг друга. Пусть лучше больше любят себя и предметы быта и обихода. Знавал я там, на Поверхности, таких людей, от которых прямо воняло этой всепоглощающей любовью к совершенно незнакомым людям...Кстати, чем это так смердит?
  
   Чертята начали озираться.
  
   Маздай пригляделся и брезгливо сморщился:
  
   - Вы чего там в пятаки-то понапихали?
  
   - Глины, владыка, - бодро прогнусавил Кубусь. - Чтоб нас не потравили.
  
   - Носы забиты, они пастями дышат - вот и вонь поднялась, - объявил какой-то черт с грязной ветошью на морде.
  
   - Что за глупости - глину убрать, быстро!- чуть дернул челюстью Маздай, наблюдая, как чертята с неохотой ковыряются в носах и сбрасывают содержимое под ноги. - Продолжим. Эгоизм и нежелание, а еще лучше неспособность понять другого - вот чего нужно добиваться. Вот какие семена необходимо сеять в неокрепший разум ребенка. Сострадатели и сочувствователи нам не нужны. К себе да. Пускай себя любят побольше.
  
   Маздай с силой швырнул лежащий на столе камень прямо в замотанную тряпками голову Шмикидона, который позволил себе громко захрюкать во сне, запрокинув голову назад.
  
   - С кого детям пример брать, как не с родителей? Склонив их на нашу сторону, мы подготовим и почву для совращения их отпрысков. С этим, думаю, ясно. Более подробные инструкции получите от моего коллеги Бадажора. Он вам расскажет, как надо работать с ближним окружением. Хочу вас еще раз предупредить, - многозначительно вещал бес. - Человеку легче сделать зло, чем сотворить благое дело. В этом наше преимущество, но не стоит обольщаться этим, оправдывая свою лень. Пусть лучше обольщается человек. У одного моего знакомого беса был один неплохой прием в арсенале. Сначала выясняете истинные потребности человека: что его будоражит, над чем он бьется и мечтает. Это несложно. Затем делаете так, чтобы у него возникло иллюзорное чувство обладания целью. Вот уж сколько будет разочарования и недовольства, после того как он поймет, что на самом деле его цель еще дальше, чем прежде. Привязывайте людей к вещам и прочим материальным благам. Тем самым жертва будет озабочена лишь вечным преследованием выгоды. Ну что еще?
  
   - А раньше работать сложней было или легче? - спросил Локи.
  
   - Хм, вопрос не в тему. Впрочем, можно немного отвлечься. Раньше людей было меньше, но временами работать было проще. О войнах я даже не говорю. С ними все понятно. Но чего стоят только деяния инквизиции! Или, помню, репрессии в советском союзе. Изумительно, с какой легкостью люди принимали решение, чтобы уничтожать друг друга. Ваша основная задача - пробуждать в жертвах самые низменные чувства и наклонности, провоцировать их на недовольство, злость и жестокость. Для борьбы с небесной армией и достижения поставленных задач все средства хороши, но также важно помнить о безопасности. Тут нужна осмотрительность, хитрость, смекалка и коварство. Сейчас настало наше время - люди плодятся, гонятся за прогрессом и прибавляют новых поводов для искушений. А я так скажу, будет вам работа во все времена и эпохи.
  
   Пока наставник сидел на трибуне и цедил кипучую жидкость из старинной фляги с истертой гравировкой "Паслушной слуге от Хазяина", молодые черти гикали, прыгали через парты и играли с огнем из освещающих пещеру факелов. Дербанька и Плюха подрались между собой из-за ржавого гвоздя, Чмырь успел напрудить лужу под партой, а Локи нарисовать угольком рожицу на камне.
  
   - Всем сидеть! - властно прикрикнул бес. - Когда человек становится на нашу сторону и находится под нашим неусыпным наблюдением, он утрачивает связь с ангелочками и становится источником для наших бурбуляторов. Многие способные черти, едва достигнут положительного результата, тут же расслабляются и начинают валять дурака, считая, что они уже без пяти минут захватили душу. Как бы ни так! Жертва легко может ускользнуть из ваших сетей из-за целой кучи причин и обстоятельств, которые можно предупредить, если держать ситуацию под контролем. Теперь давайте конкретней поговорим о том, какими средствами цеплять жертву и синхронизировать ее на нужную частоту. Что по-вашему больше всего хочет человек? - спросил Маздай у чертей.
  
   Настала тишина, сопровождаемая шорканиями копыт о пол, которую нарушил черт Баребух:
  
   - Захватить мир!
  
   - Да, случались прецеденты. Еще!
  
   - Накопить богатство!
  
   - Тоже близко. Дальше.
  
   - Делать все, что захочется!
  
   - Это все составляющие. Что нужно человеку больше всего?
  
   Ученики молчали. Бес ткнул шипом указки в ближайшего чертенка. Им оказался Дербанька.
  
   -Эй, как тебя там, чего хочет человек?
  
   - Я хочу сообщить, что черт Плюха окарябал мне копытце, вот трещина, - чертенок неожиданно задрал ногу и сунул её под нос Маздаю.
  
   - Кретин! - взревел бес и отшвырнул ногу Дербаньки в сторону, прямо в пятак его соседу Плюхе.
  
   Черти затопали и захохотали. От обиды получивший копытом по пятаку Плюха достал из портфеля адский гриб-пердун и, мстительно оглядываясь, раздавил его когтистым кулаком.
  
   - Ты чего делаешь, сука?! - заорали со всех сторон.
  
   Маздай бросил указку и рванул к выходу, сбив с ног двух чертят. Сзади раздавались грохот, вопли и нестерпимая вонь.
  
  
Ночь живых мертвецов
  
  
  
   Огненное солнце, зажженное демоном под куполом пещеры, медленно угасло. После очередной рабочей смены в пещере для отдыха начал противно звенеть чугунный колокольчик. Дежурный черт Моська принялся будить сородичей у их усыпальных нор и ям, сигнализируя о том, что стоит быстрей проснуться и идти на ночное распределение. Рабочим чертям предстояло отработать положенные нормо-часы, а после вновь отправиться на плановый урок.
  
   - Все спать будут, а нам на работу! Хотя бы раз дали подрыхнуть, - заныл Бабаюка, вылезая из ямы и отряхивая рваные шорты.
  
   - Не ной, ты что ль тут самый несчастный? - буркнул в ответ Шмикидон.
  
   - Пойду, наверно, опять копыта полировать, - зевая на всю пасть, предположил Дербанька.
  
   Едва Моська закончил работу, сразу спрыгнул в яму и уснул от изнеможения, так как дежурил целые сутки, отбывая штрафные часы.
  
   В тесную пещеру, где уже успели построиться в неровную шеренгу Гавёха, Бабаюка, Баребух, Мамаюга, Падла, Шмикидон, Дербанька и Краснозад, вальяжно зашли старший черт-бригадир Крококонд и бес Федзиньтао.
  
   Крококонд второй год ждал повышения, чтобы перейти служить на другой уровень, а Федзиньтао уже полтора века исполнял обязанности главного надзорного по возведению монументов демонам в секторе и, бесповоротно застряв на таком посту, был от этого неимоверно злой. В свою очередь, Крококонд нервничал и опасался, что из-за бестолковых рабочих чертей обязательно случится какой-нибудь инцидент, и его перевод отложится, как минимум, до следующей аттестации.
  
   - Кто тут желает проявить себя во славу Дьявола? В цех консервации надо одного, на общие работы - шесть тел, на обслуживание - пять. И еще один для персонального задания,- озвучил разнарядку Крококонд.
  
   - Нас тут всего семь. В следующей пещере набирайте, там у них по двое в ямах спят, - выкрикнул Шмикидон, вытряхивая из широких кожаных штанов золу и пыль.
  
   - Разговоры в строю! - заверещал Крококонд, как резаная свинья, и тут же замолк, поймав на себе презрительный взгляд беса.
  
   В соседней пещере действительно был перебор с чертями. После каждой смены в пространство площадью двадцать на десять метров, набивалось по сорок штук. Те, кто не успел занять яму, забирались в специально выдолбленные ниши в стене, остальные спали на самодельных, шатающихся шконках в несколько этажей.
  
   - А ну поди сюда! - указал Крококонд на Баребуха, сверкнув белесыми глазницами.
  
   Только чертенок нехотя вышел из шеренги, как бригадир шибанул его копытом под пятачок по восходящей траектории. От полученного удара Баребух улетел под потолок и, отскочив от него, упал в яму рядом с Моськой.
  
   - Семь минус один - равно шесть, - сосчитал Крококонд. - В общем, один на горшки и еще один... который? - Спросил он у Фензиньтао.
  
   Бес молчаливо направил лапу с длинным острозаточенным когтем на Краснозада.
  
   - Ты! Отправляйся за господином, - обратившись к Краснозаду, распорядился Крококонд.
  
   - А чего я-то! Можно я лучше на обслуживание? - заверещал чертенок.
  
   - Вот и будешь его персонально обслуживать. Быстро!
  
   Краснозад опасливо подошел к Федзиньтао и взглянул на него снизу вверх. Бес посмотрел на чертенка так, как смотрят на аппетитное лакомство, затем схватил за шкирку и молча вышел из пещеры.
  
   - Значит, продолжим. Кто тут остался? - продолжил Крококонд. - Гавёха, Бабаюка, Мамаюга, Шмикидон, Баребух, Дербанька!
  
   - Баребух уже все. Выбыл, - буркнул Мамаюга.
  
   - А, ну да. Ты, щуплый, дуй на склад бурбуляторов, там покажут, - скомандовал Крококонд Гавёхе, - А ты берешь кирку и чтоб к концу смены расширил пещеру на 3 метра туда, понял? - рявкнул он на Падлу.
  
   - Че? Один? - подбоченился черт.
  
   - Вдвоем. Этот в яме очнется, пусть землю таскает.
  
   - А на обслуживание? - высунулся Дербанька. - Можно, я копыта пополирую у Управления?
  
   - На обслуживание в другой пещере наберу. А вы все - на общие работы пойдете. Что скажут, то и будете делать. Не отставать!
  
   Крококонд закрыл красную папку и вышел из пещеры, сопровождая оставшихся чертей - Бабаюку, Шмикидона, Мамаюгу и Дербаньку. Вскоре бригада обогнала Фензиньтао, у которого под лапой унылой тушкой висел Краснозад, посчитавший, что разумнее не сопротивляться и в ближайшем будущем всецело положиться на волю Сатаны.
  
   Крококонд повернулся к бесу, вытянувшись перед ним в струну, и, приложив левое копыто к облысевшему черепу, отрапортовал:
  
   - Распределение закончено, владыка начальник. Группа готова к дальнейшим указаниям.
  
   Федзиньтао брезгливо осмотрел чертят и объявил:
  
   - Отвести их на откос в Четвертый Сектор и передать в ведение присутствующих там представителей администрации.
  
   Он наклонился к бригадиру и прошипел:
  
   - Чтобы никакого шума, понял?
  
   - Так точно, владыка. А вы теперь это! За мной! - скомандовал Крококонд оставшимся.
  
   Пройдя множество извилистых закоулков, черти оказались на месте раздела Третьего и Четвертого Секторов. Послушники Сатаны стояли у края пропасти на каменной площадке, укрепленной с двух сторон массивными валунами. Впереди находился каменный мост, ведущий в Четвертый Сектор ада. Неподалеку от него стоял кривой шлагбаум и ветхая будка из старых досок. В ней сидел сторож, пожилой одноногий черт Цюрюк, и просматривал последние новости из газеты 'Жизнь в аду'.
  
   Раньше все черти из начальной школы работали исключительно под светом факелов и люминисцентного порошка, которого в подземелье было не так много, но хватало для того, чтобы обеспечить достаточную видимость под мертвенно бледным светом на долгий период. Здесь же, на границе раздела сфер влияния могущественных демонов, факелов не было, приходилось обходиться лишь тусклым холодным сиянием, исходящим со дна пропасти.
  
   - Это ж сколько они порошка там распылили, - прохрюкал Мамаюга, опасливо заглядывая за камень.
  
   - А я как-то одному бесу чистил копыта и подслушал, как он другому говорил, что это освещение от бурбулятора древнего демона. Вроде как бульбик рванул, демон скопытился, а его причиндалы до сих пор на Сатану работают,- подметил Дербанька.
  
   - Хоть бы на эту сатану посмотреть разок, а то байки одни поют, а доказательств нет, - отрыгнул Бабаюка.
  
   - На него нельзя смотреть, он тебя одним взглядом сожжет, - ответил Дербанька.
  
   - А ты самый умный что ли? Иди копыта скобли всяким, и дальше уши грей, - огрызнулся Бабаюка.
  
   - Ну, это! Вам на ту сторону, - суетливо заявил Крококонд и поспешно зацокал копытами по глиняной лестнице, оставив в недоумении чертей. - Чтоб через час в работе на откосе были, а то я вас в стене замурую.
  
   - Не понял! Ты куда, начальник? А мы? - заверещал Мамаюга.
  
   Бригадир, не ответив, быстро скрылся в темноте.
  
   Решив не терять времени, черти направились в сторону моста к шлагбауму, возле которого их уже поджидал Цюрюк с мерзким выражением дряблой шерстяной морды.
  
   - Кто такие? Пропуска!
  
   - Мы по распределению, нам сказали туда идти, - ответил Дербанька, показав лапой на арку Четвертого Сектора.
  
   - Пропуска давай или бумагу с клеймом распределителя!..
  
   - Папаша, ты сиди, как сидел, а нам дела делать надо, - попытался завладеть инициативой Бабаюка.
  
   - ... А нет пропусков - цедите с бурбуляторов тогда, - алчно потряс рогом сторож.
  
   Было видно, что Цюрюк был на взводе и что-то тискал в кармане. Рядом на тумбочке стояла крупная запечатанная бутыль.
  
   - Туда что ль сливать? - приглядываясь к ее содержимому, спросил Мамаюга.
  
   - Куда зыркаешь, вошь, - погрозил кулаком Цюрюк. - Это таким фигурам оставили передать, что вы обгадитесь по два раза, если узнаете. Вот, в мой бурбулятор ссыпайте.
  
   Отойдя в сторонку, черти решили посовещаться:
  
   - Эта падла нас запросто так не пропустит, - сообщил Шмикидон. - Ему, видать, жлобяра-бригадир должен был заплатить за наш проход, но все себе оставил и свинтил обратно в барак, вот старый хер и возбудился.
  
   - Кстати нашему-то Падле, выходит, повезло - пороется в пещере час-два и спать, а нам тут не пойми чем заниматься! - сокрушился Бабаюка.
  
   - Верняк, не пустит, - не слушая, кивнул Шмикидону Мамаюга. - Давайте его тогда ликвидируем.
  
   - Поддерживаю, - согласился Шмикидон.
  
   - А может с бурбуляторов ему чутка отсыплем, и он нас пропустит? - робко предложил Дербанька.
  
   - Вот ты иди и сыпь сколько угодно, а я себе еще и половины не накопил с такими распорядками, - хрюкнул Бабаюка. - Замочим этого пердуна и дальше двинем.
  
   - Вы чего там шаритесь, ядре мать, секеля вшивые! - заорал Цюрюк из будки. - Платить будете?
  
   - Черт старый, угомонись, мы сейчас с пасанами разрулим и решим, как с тобой, паскудой, поступить, - хмуро ответил Шмикидон. Последнюю часть реплики он произнес едва слышно, и Цюрюк только пошевелил волосатыми бровями, продолжив коситься на проходимцев.
  
   - Не, завалить не получится, - пробормотал Бабаюка. - Вон он там прячет волыну в штанах. И подойти незаметно не выйдет. Будка у обрыва, место открытое, он все увидит.
  
   - Да толкнуть вчетвером эту будку и выкинуть её в пропасть вместе с ним! А? Как я вас всех уделал! - запрыгал Мамаюга.
  
   Пока он восторгался своей идеей, Дербанька направился к будке, из которой Цюрюк уже успел направить на чертенка раструб адской волыны.
  
   - Стоять! Ты куда? - окликнул его сторож. - Оттуда говори.
  
   Дербанька подошел еще на два шага к будке и стал о чем-то переговариваться с Цюрюком. Остальные чертята заметили, что выражение морды старого черта изменилась со злобно ненавистного на услужливо подобострастное. В конце беседы Цюрюк широко развел лапы и засунул волыну обратно в штаны.
  
   - Милости просим, мы всегда таким гостям рады!
  
   Шлагбаум поднялся вверх, и группа чертей направилась в Четвертый Сектор ада.
  
   - Малой, Джигурдану привет и мое почтение, - крякнул Цюрюк вслед чертятам и задумчиво почесал у себя под хвостом.
  
   Весь путь через мост Дербанька шел немного впереди качающейся походкой, переполненный гордыней и чувством превосходства над спутниками.
  
   Бабаюка завистливо косился на Дербаньку, а Мамаюга сдерживал себя от желания поддать ему хорошего пинка под хвост, чтобы тот улетел в бездну к самому Сатане. Шмикидон молча шел вперед, иногда озираясь по сторонам. Вскоре черти подошли к арке, на которой были изображены морды рогатых демонов, глумящихся над грешниками, а наверху красовалась предупреждающая надпись - 'Подчинись мне, и Я покажу тебе Ад на Земле'.
  
   - А кто это - 'Я'? - спросил Мамаюга.
  
   - Кто, кто, Сатана, - ответил Дербанька.
  
   - Не умничай, придурок, - не выдержал Бабаюка.
  
   Пройдя дальше по коридору, в конце которого в красноватом свечении виднелся выход, черти увидели Кухрыза. Чертенок сидел на камне и курил кизяки. Две самокрутки торчали из пятачка, а третью он потягивал через пасть, пуская из ушей едва заметный во мраке дымок.
  
   - А ты сюда как попал? - изумился Дербанька.
  
   - Полураком, - закашлялся Кухрыз. - Долго же вы копытами двигаете, нас там местный авторитет ждет. Пошли на подъемник.
  
  
* * *
  
   Черти залегли у ребристого склона длинной песчаной косы и затаились. Ранее никто из них не видел местного ландшафта, который разительно отличался от их привычного места обитания. Свод огромной пещеры переливался светом в мертвенных сине-зеленых оттенках. Если бы здесь очутился живой человек, то ему было бы легко спутать подобное явление с северным сиянием. Кроме всего, поодаль находились сторожевые башни, где, судя по зажженным кострам, дежурили постовые. Что именно они охраняли, никто не знал, кроме представителей высшей касты из бесов и демонов.
  
   - Все. Сказали - тут дожидаться, - крякнул Кухрыз. - Закурить нет ни у кого?
  
   - Нету, - ответил Мамаюга. - А откуда тут песок, да еще и так много?
  
   - Да какой-нибудь демон пальнул из скипетра, и земля сплавилась, - предположил Дербанька.
  
   - Слушай, задрот, я серьезно говорю, заканчивай, - мигом ощерился Бабаюка.
  
   - Говорят, ледяной демон озеро заморозил и этим куском его здесь через весь сектор протащил, земля и стерлась, - сказал Кухрыз.
  
   - Да чтоб от такого столько песка появилось - надо туда-сюда этот ледник гонять не знаю сколько лет, - упрямо парировал Дербанька.
  
   - Нет, вы посмотрите на него! - возмутился Бабаюка. - Тебе неясно сказали? Заткнись!
  
   - Да хер с ним, с этим песком,- просипел Мамаюга. - Может, просто завезли в вагонах, вон рельсы проложены вдоль склона.
  
   - Долго еще? - спросил Шмикидон.
  
   - Велено ждать и не отсвечивать, - прищурился Кухрыз. - Тут место опасное, и таким, как мы, здесь быть не положено. Это у нас в бурсе всякий сброд шастает, а тут, если нет документов, то могут схватить - и ищи свищи.
  
   - Слышь, ты, в натуре, как тут оказался? - спросил Бабаюка у Кухрыза.
  
   - Отвали, Бабай, - отмахнулся тот. - Я вам про это задаю вопросы? Вот и ты не любопытствуй, а то много узнаешь и обратно горшки чистить захочется или копыта всяким чухарям полировать. Меня, как и вас, в детали не посвящали.
  
   - Да ты не психуй, кореш, - зацокал Мамаюга. - К нам бригадир с каким-то косоглазым бесом после отбоя зашли и давай беспредельничать. Краснозада куда-то уволокли, Баребуху в харю досталось, а нам говорят - идите туда, потом сюда. И что делать не сказали. Мы на такое не подписывались.
  
   - Кто ты такой, чтоб с тебя по подписке спрашивали? - усмехнулся Кухрыз.
  
   - А ты тогда кто такой? - влез в бесполезный диалог Дербанька, который был зол на Бабаюку и, вдобавок, уязвленный тем, что Кухрыз сумел каким-то образом проникнуть в одиночку в Четвертый Сектор, минуя Цурюка с его волыной.
  
   - Я никто, и вы никто. И будем никем, если все время черноту всякую выполнять. Это нам в бурсе расписывают, как мы будем на горбы ко всяким алкашам и наркоманам прыгать. А вы уши и развесили. Думаете, как бесами становятся? Не знаете?
  
   - Главное, бульбик наполнять и под расчет сдавать, тогда и с повышением не задержится, - неуверенно ответил Мамаюга.
  
   - Бульбик ты и за сто лет не заполнишь, уж найдутся умельцы мимо тебя его опустошить, нужно еще кому-то из старших угодить вовремя. Поэтому рисковать надо.
  
   - Тихо, идет кто-то! - прошипел Шмикидон.
  
   Сверху на склоне, бросив длинные тени, показались двое незнакомых чертей с мешками в сопровождении высокого беса в плаще с капюшоном. Морду его закрывала жутковатая потрескавшаяся маска с массивным клювом. Это был известный в узких кругах бес-каратель Ибзахер, но светить свою личность перед исполнителями он, естественно, не собирался.
  
   - Отдать инструменты! - глухо велел чертям Ибзахер и ткнул черным горелым когтем в сторону гостей из Третьего Сектора. - Вы! Копать вон там! - властно скомандовал бес, показывая другой лапой в сторону склона, где было небольшое углубление, с виду похожее на давно засыпанную яму.
  
   - А чего лопата всего одна? - спросил было Бабаюка, но встретив грозный взор птичьей маски, решил больше не привлекать внимания.
  
   Мамаюге достался чуть заостренный черенок, Дербаньке - ржавый дырявый ковшик, Шмикидону - кривые вилы без двух зубцов. Это был весь инвентарь, с которым чертям предстояло работать в ближайшее время.
  
   - Вы чего притащили, пустоголовые? - яростно зыркнул на подручных бес.
  
   - Владыка, так это... опечатан же склад, брали у бараков все, что было, - попятился один из чертей.
  
   - Это же я его и опечатал, кретин! - заорал Ибзахер. - Я! Чтобы вы спокойно взяли инструменты оттуда, и пока вас нет, никто не зашел и не проверил! Сука, до чего же тупой сброд!
  
   - Простите, хозяин! - ткнулся пятаком в песок второй черт.
  
   - Мда, знал, кого брал. Узнайте, что с грузом. Потом оба в бараки, сидите там и не высовывайтесь, кто меня спросит - отвечайте: только что вышел. Ты, пошел за ними! Сопроводишь груз до этого места, - гаркнул Ибзахер на Кухрыза. - Всем копать!
  
   Трое чертей направились к указанной локации, остальные без особого энтузиазма начали ковыряться в песке.
  
   Вскоре монотонная работа им наскучила. Шмикидон прилег за горкой песка, сонно водя вилами по дну углубления, Бабаюка заковырял песок лопатой, насыпав Дербаньке за шиворот, а Мамаюга замахал деревянным черенком, как метлой, и, не найдя ему лучшего применения, принялся лупить им по песку.
  
   - Да что ты копытами трясешь, как наша училка Ругадик, - пихнул Бабаюка Дербаньку.
  
   - Я тебя сейчас ковшиком огрею, - огрызнулся тот, просыпав половину песка обратно в яму. Мамаюга вошел в кураж и ткнул черенком ему под хвост. Дербанька в ответ швырнул в него песком.
  
   Ибзахер стоял к работникам спиной, нервно дергая плечами и наблюдая за склоном.
  
   - Спускайся сюда, чертила, - с пакостным видом предложил Бабаюка Дербаньке, стоя по пояс в выкопанной яме. - Чего это я один тут кидаю?
  
   Затравленный с двух сторон Дербанька отпрянул, сжимая в лапе ковшик, и мысленно пожелал, чтобы Бабаюка там и сгинул. Резвящийся Мамаюга в запале особенно сильно трахнул палкой по песку. Неожиданно склон осыпался, и внушительная порция камней и песка сошла вниз в свежевырытую канаву, засыпав перепуганного Бабаюку по самую морду.
  
   - Карабкайся, доходяга, а то мы тебя присыпем и утрамбуем, - цокнул Мамаюга, крякая от смеха.
  
   Бабаюка поерзал плечами, кое-как высунул лапы и, кряхтя, полез вверх.
  
   - Что за дураков прислали! - гаркнул Ибзахер. - Живей копайте!
  
   - А-а! - заорал почти выбравшийся Бабаюка. - Да тут скелет!
  
   - И правда, вон кости! - загомонили чертята.
  
   - Отставить! Бросьте эту яму, - приказал бес. - Закопайте ее, а ближе к склону выройте другую, быстро! Потом сбоку от нее еще одну.
  
   - А мы что, сокровища ищем? - поинтересовался Дербанька у беса, забыв про субординацию.
  
   - Ага, сокровища Сатаны, - мрачно ответил за Ибзахера Мамаюга, выбрасывая с черенка плотный слой какой-то сгнившей массы с проступающим черным мехом.
  
   Бес сделал вид, что не слышал вопроса и продолжил стоять поодаль, грызя когти и поглядывая на вершину косы.
  
   Вскоре общими усилиями черти вырыли, выдолбили и наковыряли две неглубокие, но широкие ямы.
  
   - Достаточно! - крикнул Ибзахер. Бес явно о чем-то беспокоился, пытаясь скрыть волнение от наглых молодых чертей.
  
   - А, ну тогда мы пошли домой, раз все, - заявил Бабаюка, вытряхивая песок из шорт. - Мне ваши ямы уже по самые ноздри сидят.
  
   -Да, нам уже пора обратно, - поддержал напарника Мамаюга. - Скоро подъем, на перекличку надо успеть.
  
   - Всем оставаться здесь, - отрезал Ибзахер.
  
   Сверху послышался стук колес.
  
   Кухрыз, держась за оглобли двухколесной тележки, крытой драным тентом, бежал за ней по склону. Впереди вприпрыжку спешили несколько замызганных чертей, сопровождавших груз. Наконец, неуправляемая тележка увязла в слое песка, но Кухрыз, не успев сбавить собственную скорость, наскочил на нее и по инерции ударился копытами в борт. Если бы эти черти остановились, то легко не дали бы массивной деревянной конструкции перевернуться, но они, вне себя от страха, без всяких мыслей устремились к подножью. Тележка стремительно покатилась, увлекая за собой верещащих от страха шестерок Ибзахера. Пролетев по острому склону, она махнула оглоблями и опрокинулась. Из нее под дикие вопли копошащихся внизу рабочих высыпались трупы чертей. Заодно с грудой тел туда полетели фрагменты отрезанных копыт, извилистых рогов и отрубленных ушей. Вся эта адская утварь обрушилась прямо на собравшихся у свежевыкопанных ям, но самым опасным снарядом была тележка. Ударившись о поверхность, она разлетелась в щепки, и окоченелые тела чертей рассыпались по склону.
  
   Чье-то волосатое копыто вскользь ударило Бабаюку по морде, а Дербанька догадался надеть на голову ковшик, и почти не почувствовал, как острый отрезанный рог отрикошетил от его 'каски', Шмикидон выставил вверх вилы, на которые насадилось что-то коренастое и обожженное до черноты. Мамаюга успел отскочить в сторону и, открыв пасть, смотрел в это смешение тел на фоне мертвенного бледного сияния под сводами огромной пещеры. Посреди нелепой суматохи никто не заметил, как Ибзахер, словно ведомый немыслимой дьявольской силой, взмыл вверх и оказался на небольшом каменном приступке выше по склону. Когда последнее отрезанное ухо упало на песок, школяры пришли в себя и начали опасливо выбираться из-под трупов.
  
   - Сколько дохлых чертей... - ошарашенно констатировал Мамаюга.
  
   - Я к таким приключениям не готов, чтоб меня дождем из жмуров убивали, - отозвался Бабаюка.
  
   - Теперь понятно, зачем ямы нужны, - сказал Дербанька, снимая с головы ковшик.
  
   - Да это и без тебя теперь понятно, - ответил Шмикидон. - У них тут мусорный полигон. Мертвецов после какой-нибудь стрелки вывозят, а таким вот, как мы, подчищать.
  
   - Вот так в школу ходишь, учишься, а потом раз - и на свалку, - прогундосил Мамаюга, пиная копытом оторванную голову с завалившимся посиневшим языком.
  
   - За работу! - послышалось сверху рычание Ибзахера. - Складывать и закапывать!
  
   - Явился. А я было надеялся, что его тележкой пристукнуло, - огрызнулся Шмикидон.
  
   Процесс захоронения оказался не таким простым делом. Когда вторая яма заполнилась, пришлось трамбовать торчащие конечности, чтобы все тела поместились в заготовленные им могилы. Здесь как раз пригодился черенок от лопаты, которым Мамаюга успел научиться сносно орудовать. Для большей эффективности он начал прыгать по трупам, придавливая их выпирающие конечности к краю адской могилы.
  
   - Я танцую на костях, братва! - залихватски верещал он.
  
   Несмотря на всю жуткую картину даже для чертей, нашлось место и легкому мародерству.
  
   - О, как раз! - довольно цокнул Бабаюка, натягивая кожаный сапог на копыто. Следом он нацепил и второй, уже с другого тела. - Видали, в чем рассекаю?
  
   - Прекратить мародерствовать! - заорал Ибзахер. - Работаем без улик. Снимай, а то самого затрамбую!
  
   Бабаюка, бурча, снял с одной ноги трофейный сапог и швырнул его в Дербаньку.
  
   - А я значок нашел, смотрите! - завопил тот.
  
   Возле него тут же оказался бес и вырвал из лапы находку.
  
   - А что это значит, когда глаз в треугольнике? Можно, я его возьму, владыка? - заскулил Дербанька.
  
   - Всевидящее око, масонская ложа, - процедил бес, а затем убрал значок с фрагментом цепи в нагрудный карман.
  
   Пока Бабаюка и Мамаюга кряхтели над складированием трупов в ямы, Дербанька решил между делом наладить дипломатические связи с носителем клювастой маски.
  
   - Начальник, а почему ваши черти не разговаривают? - спросил чертенок у Ибзахера.
  
   Четвертосекторные черти действительно за все время не проронили ни слова, а только хрюкали, сопели и каркали. Однако друг друга вполне понимали, общаясь на каком-то уродливом и знакомом только им языке.
  
   - Будешь много болтать, и тебя таким сделают, - последовал недвусмысленный ответ.
  
   - А я хорошо делаю свою работу, я и ученик прилежный, - не унимался Дербанька. - А еще могу вам копыта наполировать и под хвостом кизяки и колтуны почистить.
  
   Ибзахер покосился на чертенка и отпихнул его сапогом с металлическим носком прямо к незакопанным еще телам.
  
   - Заканчивайте быстрее... а где пятый? Где, я спрашиваю, пятый из ваших? - нервно спросил Ибзахер.
  
   - Начальник, он, кажись, слинял, когда таратайка на нас полетела, - ответил Бабаюка.
  
   - Найти! Догнать! - зарычал бес и обратил взор на своих чертей, ковырявшихся в песке.
  
   Услышав гарканье повелителя, те вскочили и побежали наверх искать дезертира.
  
   - Внизу склона остались тела, спустись и притащи их сюда, - приказал бес Дербаньке.
  
   Тот, что-то бормоча под нос, спустился в самый низ, где уже начинались скалы, уступами спускавшиеся к пропасти. Неожиданно его заднее копыто провалилось в песок. Чертенок попытался вытащить, но конечность прочно увязла. Вдруг слой песка приподнялся, обнажив чей-то череп, затем показался приплюснутый нос, два ряда коротких изломанных рожек и, наконец, вся морда, покрытая зеленой кожей. Один глаз вытек, но второй желтой пуговицей зло смотрел на него. Остолбенев от ужаса, не в силах даже пискнуть, Дербанька почувствовал, что его заднее копыто сжато мертвой хваткой.
  
   - Эй ! Чего там застрял?- крикнул Ибзахер.
  
   - Он у нас трудяга умственного склада, к труду во славу Сатаны не привыкший, - съехидничал Бабаюка.
  
   - Вы не слушайте его, владыка, под хвостом он вам не почистит, сундучок-то с шомполом и щетками в пещере остался, - добавил Мамаюга, почесывая редкую бородку.
  
   Из песка на Дербаньку таращилось желтое око, и чертенок забыл, где находится. Снизу показалась лишенная меха лапа и корявым когтем коснулась плоской пасти, сделав жест тишины. Дербанька чуть пискнул, обронив черенок на землю.
  
   В наспех вырытом укрытии лежал неведомо как уцелевший бес. Видимо, решил Дербанька, его забросило сюда после краха тележки, и он успел прикопаться. Странные рога, шрамы на морде и длинные когти свидетельствовали о его немалом опыте и силе, которая за секунду могла поломать перепуганного чертенка. Бес тихо повернулся на бок, выбравшись из-под песка, отпустил копыто Дербаньки, и быстро, словно ящерица, уполз в расщелину между скал.
  
   Последнее, что успел заметить чертенок, провожая его взглядом, это то, как едва колышется заплетенный хохолок между рогами на зеленом черепе.
  
   Когда мертвые были закопаны и утрамбованы, Ибзахер осмотрел работу, почесал морду под маской и подозвал чертей. Те, прижимаясь друг к другу и не бросая инструментов, медленно подошли. Несколько долгих мгновений бес смотрел на школяров, словно прикидывая что-то. Затем махнул клювом и сообщил:
  
   - Сегодня вы совершили дьяволоугодное дело, замуровав предателей и провокаторов. Но забудьте, что вы сегодня тут делали. Если кто хоть пикнет, может сразу рыть такую же яму. Общую. А чтобы вам был стимул молчать, доставайте бурбуляторы.
  
   Чертята, переглядываясь, осторожно откупорили бурбуляторы, а Ибзахер достал из внутреннего кармана плаща фляжку и нацедил каждому по толике отборной темной энергии.
  
   - Меня хорошо понятно, или есть среди вас тупые?- спросил Ибзахер.
  
   - Нет, начальник, тупые все в бурсе остались, - ответил Шмикидон за всю компанию.
  
   Вдруг раздался громкий гул, и сверху на вершине косы сильно полыхнуло. Между бесом и чертятами что-то ударило, взметнув тучу песка.
  
   - Валим, патруль! - завопил Мамаюга, и его крик утонул в шуме взрывов от аннигиляторных пушек.
  
  
* * *
  
   Обессиленные, грязные и потрепанные черти плелись по знакомому мосту домой, шаркая копытами. Бес в птичьей маске дал серьезный отпор преследователям, там грохотало, даже когда чертята уже спускались в тоннель меж секторами. Их никто не преследовал, однако, когда они уже выбирались к мосту, позади затворились тяжелые ворота: Четвертый Сектор закрыли по тревоге.
  
   - Успели, - выдохнул запыхавшийся Мамаюга. - Чтобы я еще когда!..
  
   - Вы видали, клюворылый нас поначалу там положить хотел! - возбужденно пропыхтел Бабаюка.
  
   - Если что-то всплывет, или этого чахоточника Кухрыза поймают - нам край, мы и так, считай, все с вами живые мертвецы, - проговорил Шмикидон.
  
   Дербанька брел молча, сжав зубы.
  
   - Бабай, а ты на себя давно смотрел? - неожиданно дернулся Мамаюга.
  
   - Чего это? - настороженно попятился чертенок.
  
   - Да ты до сих пор в сапоге трупачином! По нему вычислят, что мы там были!
  
   - А-а! - завопил Бабаюка и несколько раз лягнул пустоту ногой.
  
   Чертята проводили взглядами улетающий в пропасть сапог и направились к своему сектору. В будке у шлагбаума спал Цюрюк, уткнувшись пятаком в газету 'Вести от Сатаны', рядом стояла на треть опустошенная бутыль с мутной жижей. Чертята прокрались мимо поста и вскоре очутились в бараке, где уже заместивший дежурного Моську черт противно звенел адским колокольчиком, сигнализируя о начале нового рабочего дня.
  
   (Продолжение следует)
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | А.Квин "У тебя есть я" (Научная фантастика) | | А.Респов "Герои Небытия Ковен" (Боевое фэнтези) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | А.Грэйс "Магазинчик" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"