Каменски Макс: другие произведения.

Шепот Пустоты, книга 1_Точка возврата

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спустя 700 лет потомки тех, кто когда-то отправился на четырех колониальных кораблях на освоение пригодных планет далекого космоса, возвращаются на Землю с научной экспедицией. Неизвестное излучение не позволяло колонистам поддерживать связь с родной планетой, а множественные проблемы с колонизацией новых планет и затем политикой постепенно разросшихся миров не давали ранее поводов соединить старый и новый миры человечества. Однако экспедицию некому было встречать: на родной планете блудных детей Земли встретили только руины и тишина. Все возможные сканеры сообщали об отсутствии какой-либо фауны. При этом флора буйно развивалась и постепенно поглощала погибшее царство людей. Причины катаклизма были непонятны. Исследовав множество больших городов, экспедиция сделала очередную остановку в некогда прекрасном городе Санкт-Петербурге. И именно там завеса тайны неожиданно начинает приподниматься. А между тем, в обжитых мирах человечества плетутся заговоры и интриги, безраздельно властвует Конфедерация, лидеры которой ревностно охраняют идеально выстроенное общество потребления от ненужной суеты и информации. Но неконтролируемые Конфедерацией силы начинают пробуждаться, запуская колесо судьбы совсем не так, как рассчитывали умные головы из Особого отделения. Будущее неизвестно, но уже сейчас оно начинает греметь залпом пушек и мощными двигателями звездолетов. Галактика замерла в ожидании сокрушительной войны.


   Шепот Пустоты. Книга1.
   Точка возврата

Автор выражает благодарность Николаю Кондратову

за помощь в редактировании книги

Капрал Утер

***

   Шо-ко-лад... Какое странное слово. Не знаю такого. Что это? Может, нечто съестное? Непонятная коробочка такая... лежит на единственно оставшейся полке в старом железном шкафу с пластиковым окном, похожем на автоматический секвестр продовольствия. У нас такие же стоят в бытовках казарм... Надо бы потом посмотреть в стеллапедии.
   Я осмотрел запыленный, покрытый сажей и еще какой-то дрянью прямоугольный ящик со всех сторон. Надписи едва сохранились. Буквы напоминали алфавит общего языка, но я ни черта разобрать не мог. Только слово "шоколад"...
   Достать, может?
   Недолго думая, я нажал пару кнопок сбоку от пластикового окна. Компьютер, наверное...
   Ничего не произошло. Шкаф остался безмолвным. Батареи что ли сели? Хотя вряд ли - вон по полу волочатся провода какие-то... Жуткое дело. Впрочем, чего удивляться? Наверное, здесь и не слышали о современных долговременных зарядах. Ну что ж... Я посмотрел на свой сжатый кулак, облаченный в черную перчатку из валидиевой эластичной брони. Придется хлопнуть разок по древнему пластику и достать... шо-ко-лад!
   - Капрал Утер! - раздался громкий требовательный голос в динамиках моего наглухо закрытого шлема. Я даже оглох ненадолго.
   - Сержант! - взвыл я. - Зачем так орать? Уши заложило. Проклятье...
   - Переживешь. Чего застрял там?
   - Да нашел тут... шоколад.
   - Что нашел? - теперь голос капитана показался мне недовольным.
   - Ничего говорю не нашел, - старый вояка вряд ли оценит мои шалости. - Пусто здесь.
   - Ясно. Зачищай квадрат и возвращайся к точке Б.
   - Пару домов осталось, - пробормотал я, когда капитан уже отключился.
   Да, пару домов... А точнее пустынных развалюх - я посмотрел на обожженный по краям пролом в стене. Руины города древних - цивилизации людей, о которой мы забыли. И теперь вернулись, чтобы увидеть пепел и прах.
   Древняя родина человечества. Планета Земля.
  

***

   Воздух был пропитан мерзким запахом разложения. Первые несколько дней дышать было трудно. Но сейчас чувствительность постепенно притупилась, ведь гниющие трупы целыми пластами лежали вокруг: на улице, в кафе, в соседней квартире. Когда-то такое можно было увидеть только в дешевых ужастиках. Сейчас это стало реальностью.
   Доктор Владимир Долохов чиркнул зажигалкой и закурил сигарету. Табачный дым сейчас казался сладкой патокой. Его хотелось жевать, дышать им, нежиться в нем... Вонь, какая ужасная вонь!
   - Владимир Игоревич, - донесся приглушенный голос за спины.
   Доктор не отреагировал. Он продолжал курить на балконе своего рабочего кабинета и смотреть в ночь. Некогда горевший огнями город лежал перед ними сейчас темный и мертвый. Иногда в дальних кварталах слышались выстрелы, виднелись всполохи огня... Но затем все неизбежно затухало.
   Сопротивление было бессмысленным.
   - Доктор, - голос прозвучал ближе. Его холодная, мрачная сила заставила волосы встать дыбом на седом затылке Владимира.
   Но тот даже не думал оборачиваться. У него просто не хватит духа...
   Долохов поднял взгляд в чистое ночное небо. Звезды улыбнулись ему с далеких... недосягаемых миров. Где-то там исчезли корабли несколько месяцев назад. Достигли ли они места назначения? Смогли ли обосноваться в непонятном, сказочном по данным разведчиков мире Азуры? Неизвестно... Может сгинули во тьме, рассеявшись пылью среди небесных светил.
   В рабочей комнате, из которой вел выход на балкон, раздался грохот, что-то разбилось...
   И тут же раздалось хищное шипение. Мурашки побежали по спине Владимира.
   - Доктор. Кажется, у меня что-то болит, - Долохов почувствовал замогильное дыхание над правым ухом. Холодные как лед руки заскользили по сжавшемуся в комок телу доктора.
   - Думаю, у меня есть лекарство, - дрожа и содрогаясь, сообщил Владимир. - Вот это.
   Превозмогая страх, Владимир вытянул вперед дрожащую руку и с трудом раскрыл ладонь. На ней лежала граната с выдернутой чекой.
  

***

   704 год со дня Исхода.
   Планета Земля.
  
   Эхоплан ловко и плавно маневрировал среди нагромождения разрушенных построек, увязших в лабиринте дорог. Когда-то на месте этих печальных осколков прошлого стояли могучие города наших предков-землян, раскинувшиеся от одного края планеты, до другого. Историографы сообщали, что семьсот лет назад (когда колонисты Азуры покинули родной край) на Земле насчитывалось около восьми миллиардов человек, компактно проживавших в таких вот поселениях из стекла и бетона: здесь они появлялись на свет, росли, получали образование, находили друзей и спутников сердца, работали, строили великие планы и чудеса, производили новое поколение себе подобных... А теперь они все исчезли. Совершенно бесследно.
   Экспедиция "Возвращение", членом которой в качестве бойца сопровождения являлся и я, облетела крупнейшие, по древним данным, места поселения людей и никого не обнаружила... Биодатчики показывали почти нулевую активность животного мира кроме редких насекомых. Особенно ученых удивляло отсутствие таких неизвестных мне зверьков как крыс. Александр Ольк - глава ученого корпуса нашей исследовательской группы - в принципе не мог понять причины исчезновения животного мира. Датчики показывали почти идеальное состояние атмосферы, радиационный фон был в максимально приемлемом состоянии, а растения...
   Я сидел рядом с самым большим иллюминатором и с упоением разглядывал пушистую зелень, разросшуюся среди мертвых каменных останков. Она бурлила силой и жизнью, красовалась вязью цветов и колосилась плодами... На Олеоне - спутнике Азуры, где я родился - растительность была очень скудной, в основном состояла из споровых и грибковых образований. До отправки в экспедицию, я проходил службу на Хароне - вообще мертвой и безжизненной планете, полной чудовищно ядовитого для всего живого неочищенного валидия. Слетать же на Азуру мне так и не довелось... Поэтому сочная и богатая мощью естества зелень приводила меня в неописуемый восторг!
   Когда же каменные джунгли остались позади, и эхоплан вышел на какое-то просторное плато, я не сразу понял... что увидел океан... Самый настоящий, реальный: он бурлил волнами прямо за окнами нашего летательного аппарата!
   Да, в моих школьных планшетах имелись файлы с изображением бескрайних водных просторов на Азуре, но вживую из водоемов я видел только мутный зелено-желтый ручеек, текший близ моего жилого отсека на Олеоне. А здесь... Несколько часов, пока длился наш полет через так называемый Атлантический океан, я сидел совершенно молча, не в силах оторвать взгляд от иллюминатора.
   - Словно заколдовали, - донеслись до меня туманные слова. Вроде бы голос принадлежал девушке.
   Я рефлекторно повернул голову на звук. Оказывается, рядом со мной сидела Ксюша Фер - бортмеханик нашей воздушной посудины. Упоение природой тут же схлынуло с меня, сменившись совершенно явным и очевидным природным возбуждением в моем теле.
   Очаровательная, хорошо сложенная брюнеточка с четкими и ровными линиями лица приглянулась мне еще с первого дня нашей экспедиции... За четыре недели полета до Земли я при любой возможности старался крутиться рядом, пожирая ее глазами. Но заговорить не хватало духу. С девушками мне по жизни как-то не везло... А рядом с такой красавицей всяческие силы оставляли меня! Хотя такое поведение для сынов Олеона было совершенно несвойственным: азурянки (а брюнетка точно была с Азуры!) с ума сходили по выходцам с моей планеты. У нас гравитация была сильнее, от чего наши тела от природы формировались куда более крепкими и рельефными в отличие от азурянких... Поэтому мужики с голубого шарика проигрывали нам по этой части. Чего, правда, не скажешь об интеллекте... Зато азурянки в отличие от наших... эм... мощных бабищ были куда нежнее и женственнее.
   И сейчас богиня мыслей последних моих дней сидела рядом, на одном из пассажирских сидений... Ну конечно на одном из пассажирских! И на каком в принципе ей еще сидеть? Эхоплан - не звездолет. Здесь особо не разгуляешься... Ко всему прочему на спуск отправилась вся экспедиционная группа, оставив основное судно висеть на орбите под автопилотом. Никто не хотел оказаться безучастным к историческому событию.
   - Я про океан, - сказала Ксюша, прищурившись. Оказывается, я уже несколько минут просто сидел и пялился на нее.
   - Да... океан... Он замечателен, - пробормотал я, стушевавшись.
   Ксюша рассмеялась, продолжая разглядывать меня. Я почувствовал, что мои щеки налились краской. Словно у девицы. Какой стыд!
   - Ты такой смешной, словно ребенок. Большой только и мускулистый, - сказала она. - Меня это забавляет... И как ты вообще попал в солдаты? С детства помню вояк грубыми мужланами...
   - Я... Так получилось, - скривился я. Что-то мне не хотелось рассказывать свою... не самую веселую историю пути в армию Конфедерации. - С Олеона обычно попадают... в армию.
   - Заметила, что вертишься вокруг меня постоянно... Понравилась? - улыбаясь, продолжала уничтожать меня Ксюша.
   Я совершенно наивно выпучился на нее от удивления. Она рассмеялась и, хлопнув меня по коленке, упорхнула со своего места. Через секунду она скрылась за дверью кабины пилотов. Только сейчас я вспомнил, что согласно летной инструкции бортмеханик в ожидании поручений должен находиться рядом с командиром судна и первым помощником.
   Так что же? Она пришла сюда ради меня?
   Неожиданно все пространство перед моими глазами заслонило чье-то мощное тело, затянутое в эластичную валидиевую броню темно-зеленого цвета. В отсутствие полного обвеса на доспехе можно было разглядеть каждый контур поджарого тела солдата - специальный сплав валидия с нейропластиком облегал мышцы подобно латексу, повторяя рельеф от подбородка до ступней. Пробить же такую броню не мог даже прямой выстрел в упор из импульсной винтовки: сила попадания равномерно распределялась по всей материи. Другое дело, конечно, что доспех множество зарядов за один раз поглотить не сможет и треснет от резонанса и перегрузки... Да и от старых образцов пушек-автоматов с разрывными патронами 42 калибра броня не спасала - они могли пробивать танки. Впрочем, такие доспехи не предназначались для боя в отрытом поле.
   Объемная фигура опустилась на место, где пару секунд назад сидела Ксюша. На меня из-под широкого лба смотрели два больших фиолетовых глаза и щерилась довольная скулистая рожа.
   - Ну что? Есть сдвиги? - спросил Большой Джонни. Это был мой старый дружище еще с родной планеты. В армию мы попали вместе, потом на одну учебную базу, затем в исследовательский корпус второй армии космического десанта. И вот уже пятый год мы тянули лямку в роте Свирепых Кабанов. Естественно, в одном взводе... который нынче являлся отрядом сопровождения экспедиции.
   - Так... мы впервые поговорили,- облизнув губы, улыбнулся я.
   - Уже что-то. Спорим, обратный путь у тебя пройдет менее скучно?
   - А ты не собирался приударить за ней?
   - За девушкой, на которую мой друг пялится каждую свободную минуту? Нет. Кстати, ты бы столько же внимания уделял своей винтовке. А то сегодня при сдаче амуниции в камеру...
   - Ты про ворчание сержанта? Да пошел он, - усмехнулся я. - Царапинку он увидел! Она была там еще когда мне выдали эту чертову пушку.
   - Ладно, твое дело. Только учти, лишний наряд не мне получать.
   - Нашел чем пугать, - даже думать не хотелось о такой ерунде. За пять лет лишняя беготня перестала восприниматься как нечто невероятное и угнетающее. Служба!
   - Слыхал куда летим-то?
   - Нет, мне все равно... - пожал плечами я.
   - Ну ты даешь! - на лице Джонни отобразилось неподдельное удивление. - Как все равно?
   - Ну вот так... Мы ожидали здесь теплой встречи, переговоров и все такое... А здесь просто пустыня с руинами. Словно на Фатуме. Только здесь руины человеческие.
   - Ну ты и мутный тип... Я от наших ученых не отлипаю, а ты хандришь...
   - Нет, - пожал плечами я и снова бросил взгляд в иллюминатор. - Я наслаждаюсь природой. Теперь только она здесь есть...
   - Ага... - махнул рукой Джонни. Ему явно не верилось в мое безразличие к заново открытой колыбели человечества. - Короче, летим мы в Санкт-Петербург! Знаешь, что это? Город наших предков! Так уж получилось, что один из дошедших до Азуры кораблей строили рядом с этим городом и экипаж с колонистами в основном набрали там... Ну и еще по мелочи из других поселений. Батька мне говорил, что наши деды точно из петербуржских. У нас в хозблоке лежит где-то книжка. Знаешь, что это такое? Куда тебе! Это настоящий раритет! Древние в таких информацию сохраняли. Тексты писали на этой, как ее... бумаге! Картинка там еще есть с мужиком на зверюге с четырьмя лапами и большой головой как в рекламной заставке медиа-шахмат...
   Я нахмурился. На сколько я помнил историю, семьсот лет назад с Земли одновременно ушло четыре колониальных корабля. Два из них принадлежали каким-то объеденным штатам, один строили в области Питай (или Гитай?), а последний собрали и "населили" в России. До Азуры суждено было долететь только российскому.
   Штатовский корабль потерпел крушение на спутнике нового дома землян... Его обнаружили поисковые команды и спасли только треть от общего состава колонистов: те влились в большинство из России, культуры и языки достаточно быстро смешались, нация стала единой. Что же стало с другими двумя кораблями до сих пор не известно. Кстати, проблема потери связи с Землей заключалась в каком-то излучении, проложившем границу между старым и новым домом. Пройдя через него корабли полностью потеряли связь, в том числе и между собой.
   Возвращаться обратно на землю никто не думал. У кораблей кончилось топливо для пространственных прыжков, а для того, чтобы собрать новое требовались технологии, которых на тот момент не было. В общем, остались на Азуре колонисты и принялись создавать новое общество, сосем в отрыве от родного дома. А затем всевозможные заморочки, хозяйство, дети и... как-то не до Земли стало. А от неё больше никаких вестей не поступало.
   - Петербург? Не слышал... - пожал плечами я.
   - Бестолочь! Вроде в одной школе числились... - озадачено произнес Джонни. - Впрочем, ладно! Тебе должно понравиться!
   - Сомневаюсь, - покачал головой я.
   - Да вон, пошли к яйцеголовым. Посидим рядом, послушаем... У них там очередная дискуссия, - кивнул Джонни в сторону сгрудившейся друг с другом группы гражданских и тут же покинул меня.
   Ну и пусть катится к черту! Хотя бы перестал гундеть под ухом...
   Я, размякнув на сидении, медленно обвел взглядом салон эхоплана: он представлял собой овальное помещение с пятнадцатью рядами попарно стоявших сидений. Мягких, надо сказать, ведь эхоплан принадлежал к научно-исследовательской части, а не просто к десантной. В наших армейских ничего кроме пластика и валидия не предусматривалось... Все скупо, расчетливо и согласно уставу.
   Нет, вы поймите меня правильно. Конечно, я испытывал и гордость, что попал в весьма незаурядную экспедицию, и некоторое волнение за результаты, и даже определенные... сантиментальные чувства что ли присутствовали. Ведь Родина человечества, как никак, заново открывалась наших глазам... Но, если честно, за пять лет военной службы я побывал в таком количестве всяких экспедиций и насмотрелся такую на кучу руинов, причем, не руками людей созданных, что мне от части... все равно. Нет изюминки что ли.
   Вот, например, азуряне очень любят путешествия на Олеон. Для птенчиков с голубой планеты суровая и неприветливая природа моего родного камешка что паприка для шанхаса: объект будоражащего кровь интереса. Туда и пострелять по сафивам и сейвам летают, и побродить в лабиринтах Итма - очень древних руинах неизвестной расы, по всей видимости вымершей задолго до нашего появления. Во всяком случае за семьсот лет никого кроме людей там не видели. Ах, ну да! Забыл еще, что у нас, олеонцев, сиреневые, иногда фиолетовые глаза от обилия какой-то дряни в воздухе Олеона. Они, кстати, в ночи светятся... И все это интересно азурянам (говорю только про них, поскольку гости с других планет залетают на Олеон редко - средств на путешествия хватает больше богатым жителям мира океанов), заставляет их дрожать от нетерпения...
   А мне что до этого? Родился там, жил там, дышал там. Гонялся за сафивами на аэроциклах, сейвов кормил грибами с руки, руины Итма облазил со всех сторон, даже тех, куда не пускают туристов... Тогда все было интересно. В детстве и юношестве. А сейчас?
   Вот так и с археологией. Видели бы вы огромные известняковые шары на Солютисе! Вот там было интересно и загадочно... А здесь? Домики древних. Разрушенные. Мама всегда говорила, что люди сами себя и погубят!
   Между тем среди ученых в дальнем конце эхоплана забурлила оживленная дискуссия. Все восемь членов научного комплекса сгрудились на сидениях вокруг своего предводителя - Александра Олька.
   Не могу сказать, что испытывал к нему какие-то неприветливые чувства. Вполне себе обычный азурянин - высокий, узкоплечий, с тонкой шеей и острым лицом. На глазах он носил прямоугольные очки с серебристой оправой, взгляд имел несколько надменный, но невероятно умный.
   Однако я реагировал на него неоднозначно. То ли чувствовал несколько свою ущербность, то ли... замечал, как он смотрит на Ксюшу. Пару раз. И простить ему эти взгляды я не мог.
   Среди подчиненных Александра были еще четверо мужчин и три женщины. С ними познакомиться я не успел да и не пытался слишком. Только раз мы перекурили с одним блондином - у него была большая родинка на брови. Наверное, это все, что я запомнил о нем. Тоже высокий и тоже умный на вид - технологичный вид человека с планеты океанов.
   Я бы, наверное, так и оставил дискуссию ученых без внимания, продолжив рассматривать бушующие волны в иллюминатор, если бы дверь кабины пилотов не открылась, и из нее не вышла Ксюша. Буквально за несколько легких шагов она оказалась рядом с яйцеголовыми и незаметно расположилась на одним из кресел. Впрочем, незаметно для всех, кроме Олька. Тот прекрасно видел, кто уселся по левую руку от него.
   Просто так я это оставить не мог.
   Решительно поднявшись, я при помощи усилителей в моих гиперсапогах почти моментально подошел к ученым и устроился рядом с Джонни - как раз за спиной Ксюши. Друг недоуменно посмотрел на меня, но тут же отвернулся. Ольк внимательно слушал доклад какого-то кудрявого парня, не старше моего возраста. Мою персону мистер всезнайка оставил без внимания.
   -... таким образом, - говорил кудрявый. Я не сразу заметил, что его верхняя губа рассечена старым зарубцевавшимся шрамом. - Мы провели несколько тестов с заборами воздуха - чисто. Никаких микроорганизмов или бактерий, которые могли бы причинить вред организмам азурян или Олеона, а также... Инкурии. От всех иных, которые имеются в составе, иммунитет выработан еще нашими далекими предками.
   - То есть за семьсот с лишним лет атмосфера Земли осталась неизменной? - подал голос памятный мне блондин. На его лице застыла ухмылка. Мне почему-то показалось, что он с некоторой надменностью слушал своего кудрявого коллегу.
   - То есть сейчас она благоприятна для человека. Что было с ней в течение прошедшего после ухода колонистов с Земли времени неизвестно, - в том же тоне ответил блондину кудрявый и вернул столь же ядовитую ухмылку.
   Визави лишь цокнул в ответ.
   - Что в таком случае получается? - подала голос низенькая курносая девушка в сером комбинезоне. Она одна из гражданских не была облачена в белый костюм химзащиты.
   - Надо спускаться на землю и исследовать почву, - ответила ей сидевшая рядом рыжеволосая девушка с короткой стрижкой "под мальчика". В ее левой ноздре сияло маленькое серебряное кольцо.
   Вынужденное украшение, надо сказать. Скорее всего эта девочка-мальчик происходила с самой немногочисленной колонии на луне Солютиса - Инкурии. На ней не было атмосферы, зато залегало огромное количество ресурсов, ценных для научных разработок - там люди вынуждены были выходить за границу обеспеченных кислородом баз-отсеков и пользоваться не только скафандрами, но и обычными респираторами, крепившимися на поясе и доставлявшими воздух через тонкую трубочку, заканчивавшуюся соплами. От частого соприкосновения с инородным телом начинались раздражения слизистой носа. Чтобы такого не происходило все инкурийцы носили серебряные кольца, пропитанные нужными лекарствами, заживлявшими раздражение. Они так привыкали к ним, что носили их далеко за пределами своей родной луны.
   - Не рановато ли? - на этот раз заговорил сидевший по правую руку от Олька бородатый дородный мужчина. Я не сразу заметил, что у него не было правой руки.
   - Самое время, - покачала головой рыжеволосая. Ее веснушчатое лицо выглядело очень молодо, с первого взгляда инкурийка смахивала совсем на подростка. Но это был лишь обман сознания. Дело в том, что на Инкурии большинство почвы составляли какое-то минеральное сырье, испускавшее особый газ. Его состав моему простому солдафонскому мозгу был неизвестен. Но от него, как говорят, кожа куда как менее была подвержена старению. Или это уже мутация?
   - В конце концов мы сели в эхоплан не для того, чтобы торчать в воздухе, - согласился последний из мужчин-ученых. Долговязый, черноволосый и в очках - такой же азурянин как и Ольк.
   - Решать все равно не вам, - снова усмехнулся блондин. - Александр?
   - Я выслушал еще не все мнения, - незамедлительно ответил глава яйцеголовых и скользнул взглядом по Ксюше. Меня так и ошпарило, словно каленым железом. Затем Ольк перевел взгляд на другую. - Эви? Что скажешь ты?
   Третья девушка в компании всезнаек явно затесалась по ошибке. Красивая, с утонченными чертами лица. По-моему, натуральная блондинка. И как она умудрилась так хорошо выглядеть, изучая всю эту... ученую ерунду?
   Эви не сразу ответила на обращение Александра. Уставившись в пол, она молчала чуть ли не полминуты, затем резко вскинула голову и, посмотрев в глаза Александра, четко сказала:
   - Здесь нечисто. Садиться нельзя.
   Среди яйцеголовых повисло молчание. А вот мне почему-то захотелось рассмеяться. Наверное, я даже глупо заулыбался. Ну прямо очень научное мнение!
   Но Ольк отнесся к заявлению свое карманной блондинки со всей серьезностью, чем немало смутил меня. Чего они так испугались? Я уже там был внизу... Тишина и битые камни. Что бы там не произошло, это было давно.
   - Мы спустимся, - заявил наконец Александр. - Но сначала вперед пойдут солдаты.
   На этом совещание закончилось. Да и скорее всего закончилось бы все равно бесцеремонным вторжением сержанта, который, наверное, шептал даже громче мотора осадного танка.
   - Капрал Утер! - взревел он, видимо, ожидая, что я подпрыгну, вытянусь в струнку, залопочу что-нибудь ему нужное...
   Но я лишь поднялся со своего места и молча устремил безразличный взор на смуглое лицо здоровяка-сержанта. На нем застыли явные признаки крайнего недовольства.
   - Капрал Утер, почему вы не вместе со всем подразделением? Что вы делаете в салоне гражданских? - зарычал сержант. Звали его Василий, а среди рядовых и капралов - Пес. Он вечно на всех орал, ругался и был недоволен. В учебке такое поведение было к месту, позволяло чаще анализировать себя после очередной выволочки и сближало ребят ненавистью к своему командиру. Но после пяти лет службы бесконечные тычки раздражали.
   - Я подготовил амуницию и в отсутствии поломок решил отдохнуть, - без запинки и совершенно ровным тоном ответил я. Признаться, мое спокойствие давалось мне очень непросто. Во-первых, Пес бесил меня одним только своим видом, а сейчас он ко всему прочему очень широко раскрывал пасть. Во-вторых, начало очередных придирок видели яйцеголовые и... Ксюша, которая почему-то не вернулась к своим обязанностям, а осталась. Посмотреть. Я спиной чувствовал ее любопытный взгляд. И это очень смущало меня, ведь как-то показать себя в такой ситуации очень сложно - старший по званию может унизить, если захочет.
   - Ты подготовил? Да когда в последний раз ты смазывал свой карабин? Еще на Олеоне? - распылялся сержант. Я молчал и спокойно смотрел в лицо сумасшедшему Псу. Кстати, когда он злился, то левый глаз его начинал заметно дергаться. - И так делают десантники? Ты что, морской пехотинец какой-нибудь?
   Вообще, формально особой разницы между десантниками и морской пехотой (условное название, исторически пришедшее от военных с корабля штатов) не было. Вооружали примерно одинаково, награды носили те же. Но по опыту последних войн с корпорациями и пиратами, морскую пехоту чаще бросали "на мясо", массированной атакой в общую гущу. Десантников же использовали более тонко - сбрасывали в отдельные жизненно важные точки, направляли для проведения диверсий или боя в глубоком тылу. Но не менее редко десантники шли в битву рука об руку с морпехами, и любая разница стиралась. Так было как раз со мной, причем большую часть мой службы. Поэтому сравнение Пса мне совсем не показалось обидным - среди мариносов есть ребята куда покруче нашего Васи.
   - Это неуважение ко мне, твоему командиру отделения? К своему оружию? Или, быть может, к воинскому уставу?
   Если первые два были вполне обычными для армии вещами, то последнее обвинение было очень крутым. Дисциплинарный кодекс содержал более сотни проступков, за которых на солдат и офицеров возлагались разнообразные взыскания от штрафов до различных телесных наказаний. Однако отдельной строкой был прописан самый тяжкий грех - неуважение устава. За него полагалась смертная казнь. Причем значение имело не нарушение устава как такового, а именно выраженное неуважение к уставу как основополагающей идее военного дела.
   - И это я уже не говорю о царапинах на карабине, которые ты умудрился сделать, бродя по руинам. Пустоголовый баран!
   Здесь меня охватил жар, и мои нервы сдали.
   - Я, капрал Утер, товарищ сержант, - сказал я словно молотом ударил по наковальне. - А к кому вы обратили последние слова, я не знаю. Таковых рядом не вижу.
   - Что ты сказал, молокосос? - большие глаза сержанта налились кровью, он подался вперед, но между нами встал Джонни.
   - Сержант, брейк! Вы чего в самом деле? Смажет он все, будет следить аккуратнее... А вы...
   - Заткнись, Румянцев, - прошипел Пес. - В наряде будете сегодня. Оба. И приступайте к мойке полов немедленно. А ты, Утер, еще ответишь за слова.
   На этом сержант развернулся на одной ноге и пошел прочь из отсека.
   Я сгорал со стыда. Как мне удалось не покраснеть... Постойте! У меня же смуглая кожа...
   Некоторое время мои глаза смотрели в пол. Мне было очень неловко смотреть на Джонни, которому попало из-за меня, и... на Ксюшу, ставшую свидетелем моего унижения со стороны начальника...
   Я все же повернулся голову. Ученые частично разошлись, но Ксюша продолжала сидеть. Она смотрела на меня... загадочным каким-то взглядом. Или мне просто хотелось так думать? А затем к ней повернулся Ольк, отвлек каким-то вопросом.
   У меня все так и сжалось в груди, я даже повернулся, чтобы подойти к красотке, прервать ее диалог с всезнайкой хотя бы простым своим появлением, но...
   - Так, куда это ты? - хлопнув меня по плечу, спросил Джонни. К моему удивлению, он совсем не злился - на лице сияла улыбка. - Хочешь меня одного оставить отдуваться? Пес дважды повторять не будет. Пойдем. Бабам все равно много внимания нельзя уделять.
   Мне оставалось только вздохнуть.

***

   Хотя в наше время придумали тысячи приборов для уборки помещений без непосредственного участия человека в этом скучном занятии, в армии мойку молов осуществляли по старинке: швабрами. Благо хоть насадки имели возможность набирать достаточно влаги и проглатывать основную грязь - бегать и смачивать их постоянно не требовалось.
   Смысл такого армейского подхода опять же лежал в основах дисциплины. Считалось, что приобщенный к труду солдат в последующем будет более внимательно относиться к чистоте, созданной руками других. Отчасти это действительно было так. Но лишь отчасти.
   Несмотря на скромные размеры эхоплана, мыть два отсека пришлось довольно долго. Особенно тяжко пришлось в том, где расположился наш взвод: Пес стоял над душой и проверял каждую пылинку. Капитан, дремавший в одном из кресел только раз осадил сержанта, после чего мы с Джонни перешли в отсек яйцеголовых. Те почти все спали, что заставило нас с другом работать медленнее и аккуратнее. И не из-за большой любви к всезнайкам - гражданские очень любили жаловаться, у них это было прям в крови. А Псу только дай лишний повод поорать.
   Когда мы закончили с уборкой, то решили на всякий случай лишний раз почистить оружие. На глазах у Пса. Может, это его немного остудит.
   Мой карабин ML-45 типа "Блейд" покорно ждал меня в личном шкафчике со всей остальном амуницией: подсумками, патронниками, двумя ножами, несколькими гранатами, рюкзаком с сухпайком на три дня и принадлежностями для питания и сна. Обычно подобные вещи хранились в арсенале, но в этом эхоплане такого не предусматривалось. Поэтому капитан скрипя сердцем согласился оставить бойцам вооружение на их собственный контроль. Вообще, по статистике вне боевых условий внимательность бойцов к своему оружию и боеприпасам сильно уменьшалась.
   Достав своё оружие, я отсоединил магазин, нажал на кнопку вскрытия затвора, проверил наличие боеприпаса внутри самого оружия, убедился в его отсутствии и, достав пенал с чистящими средствами, принялся за смазку. На самом деле, ML-45 не требовал особо тщательного ухода. Этот карабин был разработан как раз для случаев ограниченных возможностей по уходу за сложными механизмами. Но Псу было все равно - делай как он хочет и наплевать. Капитан же спускал Василию и другим сержантам их выходки. Кажется, ему было так проще командовать нашим подразделением.
   Блейд был предназначен для ведения прицельного огня короткими, кинжальными, очередями. Две-три пули ложились аккурат в одну цель с разбросом буквально в пару миллиметров, причем импульсные боеприпасы затем разрывались внутри цели одна за другой, делая рану почти невозможной к заживлению. Без лазерного скальпеля, естественно.
   Однако бронебойность Блейда была крайне низкой. Например, броня, что сидела на мне, могла выдержать почти полмагазина подряд из этого карабина и не разрушиться. Более старые модификации доспех были чуть менее устойчивыми, но тоже держали удар. Но для затяжных боев этот карабин никто и не задумывал. Это оружие скорее относилось к диверсионным, для молниеносных и быстрых атак с минимальным уровнем шума и суеты: звук выстрела Блейда был не громче дыхания человека. Точность же была лучшей в классе стрелкового оружия. В принципе, с ним не обязательно стрелять в доспех, можно легко попадать в швы или миллиметровые разъемы между сочленениями доспехов-скафандров. Импульсные боеприпасы доделают остальное, разворотив защиту.
   Однако для десантуры (и морпехов) был более привычным менее компактный, но мощный автоматический карабин DS-4 "Раптор" 13 калибра. С таким можно было даже легкую технику пробить. Конечно, это не старая добрая Дурь-пушка, что носили колониальные пехотинцы при помощи усилителей своих огромных доспехов, но для целей десантных операций - самое то. Однако сейчас все взятые в поход к Земле Рапторы остались на звездолете. С собой капитан приказал взять только Блейды.
   - Спасибо, Утер, я думала, что сегодня дотру палубу до дыр. А ты оказался джентльменом, заменил меня.
   Я на миг оторвался от смазки подствольной коробки Блейда и поднял глаза. На меня смотрели большие глаза Линдси. Одна из трех девушек нашего взвода, первый год службы. Хотя все парни тащились от этой голубоглазой и божественно сложенной азурянки, меня она совсем не привлекала. Короткая стрижка, почти под ноль, тонкие губы и чересчур мощные скулы. Ну а повадки - чисто мужицкие. Не спасали дело даже крепкая высокая грудь и сексуальные бедра. Честно, я сомневался, что все остальное у нее от женской породы.
   - Прости, если бы я знал, что ты в наряде, то лучше бы полизал зад сержанту, - я говорил тихо: чистящий в другом конце поножи доспех Пес не должен был услышать.
   Линдси хлопнула меня по плечу. Под доспехом это было неощутимо, но если бы не он - точно остался бы синяк. Девчонка не была обделена силой.
   - Ну и за что ты так меня не любишь, Ути? - присаживаясь рядом, залепетали она. Сказанное обращение заставило меня прикусить губы.
   - Я не Ути, Линдси. Вообще делом занят, не видишь? - почему-то эта девчонка вызывала у меня острую порцию негатива в под сердцем. Стоило только заговорить с ней.
   - Да ладно тебе, ты ведь такой славный. С Олеона обычно приходят громилы как Джонии, похожие на обрубки скалы. А ты ничего так, со смазливый мордашкой.
   - Линдси! - вспыхнул я. - Отвали.
   - Малыш, ну разве ты не понимаешь, что девочки обожают, когда их отвергают? Я все также буду продолжать плакать в подушку и мастурбировать на тебя в душе! Как ты так можешь со мной?! - у меня даже дыхание перехватило от бесцеремонности этой... неженщины! Она же громко, по-мужицки, расхохоталась и упорхнула со своего места.
   Мне лишь оставалось грязно выругаться под нос. Среди бойцов взвода уже давно ходят шутки насчет меня и Линдси.
   На место несносной девчонки сел Джонни.
   - Парень, либо ты ее трахнешь, либо она тебя, - серьезно сказал он. - Причем во втором случае я не уверен, что традиционным для женщин способом.
   - Пошел ты, - отмахнулся я.
   - Да ладно тебе! Пацаны из взвода тебе завидуют страшной завистью, а ты нос воротишь от такого варианта!
   - Мне это совсем не нужно, - сказал я и на несколько секунд задумчиво уставился в пол. Этого хватило другу, чтобы все понять.
   - А, ты все по той брюнетке сохнешь? Вариант отличный, согласен. Но... замороченная она, я тебе говорю. Ольк на нее так и зыркает, а она нос от всех воротит.
   - Ну и что? - вспыхнул я. - Мне достаточно пальцами щелкнуть, как у Олька хребет сломается.
   - Не ну я не спорю... Однако ты простой вояка. Ты можешь часами травить солдатские байки да полировать цивье. А там... Ольк! Голова! Бабы тащатся от таких мозгов. И наплевать, что у него плоская задница и вислое брюхо.
   - Ты решил этим поднять мне настроение? - зло посмотрел я на Джонни.
   - Да нет, просто хочу от тебя более трезвого взгляда на вещи. Мы с тобой воины, наша жизнь может оборваться в любой момент. Не стоит ставить перед собой невыполнимые задачи и нужно уметь пользоваться сиюминутными благами.
   Я только успел открыть рот, чтобы обрушиться на друга шквалом несогласия, когда в отсеке громыхнул голос одного из лейтенантов: "Становись!".
   Обычно эта команда подразумевала обязанность подчиненных занять свои места в строю, но в салоне выстроиться в линию было невозможно. Поэтому все бойцы встали со своих мест: кто с пассажирских, кто с откидных сидений рядом с личными шкафчиками.
   Капитан неспешно поднялся и стал медленно мерить шагами проход между креслами. Это был уже немолодой, около пятидесяти лет, воин, с мудрыми, глубоко посаженными газами, короткой стрижкой пепельно-седых волос. Волевой подбородок чуть выдавался вперед, мощные скулы казались неестественно раздутыми.
   Капитан второго взвода 458 роты "Свирепых Кабанов" Каменотесов Михаил Лаврентьевич. Среди своих - Скала. Более двадцати лет в армии, участник множества боевых операций и экспецидий. Невероятно опытный и мозговитый командир. Никогда не ругается, редко когда повышает тон. Ему подчиняются не потому что так требует устав - уважают и признают авторитет.
   Одна беда, он очень любит курить сигары. От их вони меня порой реально тошнит. Вот и сейчас Скала достал из покоящегося на поясе подсумка уже подготовленную сигару, положил в рот и, щелкнув электрической зажигалкой, с удовольствием задымил.
   - Мы скоро достигнем точки высадки, - заговорил капитан после нескольких сочных затяжек. Интересно, он видел надпись на двери отсека, что курение строго запрещено? - И как в прошлые разы высадимся всем подразделением в старинном городе. Первое отделение поведет старший лейтенант Алин, лейтенант Купер ему в помощь, вторым отделением командует старший лейтенант Уваров, старший сержант Хопс ему в помощь...
   Капитан всегда начинал со скучного перечисления непосредственных командиров каждого отделения и их замов. На самом деле, все давно перечислено в уставе: отделениями в размере двадцати человек командует лейтенант либо старший лейтенант по усмотрению капитана, помощь ему в этом осуществляют лейтенанты или сержанты, а те в свою очередь могут назначать оперативные группы во главе с капралами по ситуации. Иногда командование отделением может быть возложено на особо опытных сержантов. Взводом из шестидесяти бойцов командует капитан, в исключительных случаях - старший лейтенант. Его замами являются два старших лейтенанта. Остальные лейтенанты могут принять на себя командования при отсутствии иных старших офицеров. Вот такая нехитрая структура. Ротой обычно командуют майоры, хотя в составе гарнизонов командирами рот могут быть и капитаны. Так, насколько я знаю, практикуется в колониальных войсках.
   Но сейчас наша группа сопровождения насчитывала сорок четыре бойца. Остальные шестнадцать остались на орбитальной станции близ планеты-ледника Оверума - зеленые салаги, прибывшие в качестве пополнения. Совсем недавно нашу роту знатно потрепали в одном из столкновений с пиратами во время рейда по астероидному поясу Оверума. Там я, кстати, получил свою вторую пулю.
   -... Третьим отделением командует сержант Василий Ломов при моем непосредственному участии. Капрал Огуст - в помощь Василию. Есть вопросы по схеме командования?
   Впрочем, Скала неспроста так много внимания уделял вопросам распределения обязанностей командующих и их взаимодействию. Примерно лет пятнадцать назад, во время одного из очередных восстаний колонии на Солютисе, Скалу сбросили в составе его роты и еще двух подразделений прямо в центр поселения восставших шахтеров. Командование Конфедерации посчитало, что быстро разрешит все вопросы, уничтожив верхушку командования мятежников и попутно наведя шороху среди мирян. Такая тактика срабатывала несколько раз. Но не в тот.
   Высадившиеся десантники попали под перекрестный огонь, причем восставшие целенаправленно выбивали основных командиров. Глава мятежников - генерал Хорст - в прошлом десантник, тоже хорошо знал устав и не менее хорошо представлял, как солдаты полагаются на своих командиров. Стоило перебить старших офицеров, сержанты и капралы впали в замешательство и пока пытались определить командующего, потеряли половину подчиненных. Если бы не подоспевшие морпехи, вся десантура полегла бы на улицах колонии. Тогда потеряли почти двести бойцов космической пехоты убитыми, Скала же лишился двух пальцев на левой руке - теперь их заменяли едва отличимые от живой плоти протезы. В целом, легко отделался. Но зато приобрел опыт, отныне применяемый постоянно.
   - Первым пойдет отделение Василия. Ваша задача обеспечить безопасность плацдарма и установить контроль на территории примерно в один квадратный километр. Работаете двойками. Вопросы?
   Мы молчали. Что тут скажешь? Обычная практика. За минувшие пару дней проделывали сказанное раз десять, наверное. Скучно.
   - Отделение лейтенанта Алина пойдет следом и обеспечит охрану площадки для посадки эхоплана. Старший лейтенант Уваров - высадитесь вместе с ученым корпусом. Ваша задача охранять их и следовать неотступно. Оперативные действия на остальных отделениях. Вопросы?
   Все снова стояли молча и скучающим взглядом рассматривали различные части солона эхоплана: кто ковер под ногами, кто обшивку, кто кресла и шкафчики.
   - Тогда на этом... - начал было капитан, но его прервал женский голос ретранслятора внутренней связи эхоплана:
   - Мы подлетаем к Петербургу, идем всего в километре над землей. Ребята, эта родина наших предков!
   Не знаю почему, я рванул к иллюминатору быстрее Джонни. Может, рассказы друга, а может... потому что голос принадлежал Ксюше...
   Следом к стеклам прилипли другие ребята. Все молчали и смотрели, ожидали что-то... невероятное, но... кое-что в Нью-Орке (так вроде назывался город?), Лондоне и Париже на меня произвело куда более сильное впечатление. Здесь же такие же разрушенные домики, некоторые побольше остальных, разноцветные. Ну мосты (взорванные) и каналы везде, где попало. В общем-то все...
   - Я вроде не давал команду разойтись, - прозвучал спокойный голос капитана.
   Все тут же опомнились и вернулись к своим местам. Некоторые, из азурян, залились стыдливой краской. Н-да, получилось очень некрасиво....
   - Готовьтесь к высадке, у вас минут пять. Еще насмотритесь на руины.
   Капитан не ругался, уважения к нему хватало, чтобы мы сами ругали себя за проступки. Но Пес не мог так просто оставить случившийся конфуз: из смеси его ругани и ора все третье отделение поняло, что вряд ли в ближайшие дни армейская жизнь покажется сладкой.
  

Виго Мартин

***

   Воздух был всецело пропитан обманчивым спокойствием. Оно было настолько неестественным, что едва не зудело на губах...Однако старший сержант не подавал вида. Насвистывая что-то себе под нос, вояка без всякой спешки возился с проводами радиоприемника, прикрученного к вбитому в землю столбу. Его подчиненный - рядовой Виго Мартин-Кольвенский - совсем не разделял подобного настроения...
   Прикрывая спину сержанта, он внимательно вглядывался в темное плато, раскинувшееся перед ним, и в любой момент ждал беды. Внутри него все так и кричало: садись в стоящую рядом ходку и мчись ты ко всем святым прочь отсюда, хотя бы за стены заставы...
   - Долго там еще, сержант? - не выдержал Виго, окликнув командира. Кажется, этот вопрос парень задал уже третий раз подряд.
   - Да погоди ты... Провода разъело, здесь плохая защита от внешнего воздействия. Дожди-то здесь, сам знаешь, какие...
   Виго прекрасно знал - однажды он попал под такой без боевого скафандра, теперь на его голове не рос ни один волос.
   - Так бросьте вы это... - предложил рядовой
   - Я тебя скорее здесь брошу, - хмыкнул сержант. - Что мы с тобой, просто так скатались посреди четвертой ночи, делать-то нам нечего, так ведь?
   Особых дел на заставе действительно не было, но даже при таком раскладе лишний раз выезжать в проклятое плато посреди ночного цикла мало кому хотелось... А ночи здесь были равны шести Азуровским суткам или 144 часам. День же длился в этой части планеты всего 48 часов.
   Виго не ответил на явно риторический вопрос сержанта. На проверку маяков - так назывались радиоприемники, с помощью которых контролировалось состояние плато, - выезжали редко, но в обязательном порядке. Без них Застава оставалась в полном неведении, что твориться на плато. А это смерти подобно...
   На Окусе расслабляться было нельзя и уж тем более оставаться без "глаз" и "ушей".
   - Так... ну вроде все, - оповестил рядового командир, захлопывая крышку радиоприемника.
   Виго даже выдохнул от облегчения. Однако в тот же миг крупная дрожь пробежала по всему его телу: где-то вдалеке раздался мощный рык чего-то явно большого... И очень опасного.
   Парень вскинул оружие и снял с предохранителя: его боевая пушка-автомат была готова к бою. Но сам Виго дрожал под валидиевыми пластинами скафандра. Проклятье, это была его пятая ходка в ночь, но справиться со страхом у него никак не получалось. Наверное, потому что он уже шестой месяц подряд был уверен в ошибочности выбора пойти в треклятую армию!
   - Парень, быстро в машину! - скомандовал сержант без лишних раздумий.
   Дважды упрашивать Виго не требовалось - он пулей влетел на пассажирское сидение вездехода. Через пару секунд за руль уселся сержант, нажал кнопку зажигания, и ходка загудела своим газовым мотором.
   - Смотри за сканерами. Что-нибудь видно? - волновался командир.
   На панели на месте пассажира размещалось несколько экранов: они выводили показания разнообразных приборов, которые показывали движение на ближайшие три километра, данные тепловых полос разнообразных объектов, инфракрасного излучения, состава воздуха и даже картинку со спутника, сориентированную прямо на машину. Последнее включалось не часто: все же орбита обычно использовалось для более важных целей, чем слежение за машиной дозора.
   - Что там? - нетерпеливо спросил сержант, не отрываясь от лобового стекла и продолжая руление ходкой.
   - Эм, не знаю, дядя Кейси, - пробормотал Виго. С перепуга он даже не сразу понял, что показывают экраны. Да и про официальное обращение забыл - "дядей Кейси" сержанта рядовые обычно звали в разговорах между собой. А так его полное имя было Кейси Романенков - Вроде ничего...
   - Точно? Ты врубаешься, что вообще сканеры показывают? - пробурчал Кейси.
   - Врубаюсь я, - с некоторой обидой в голосе ответил Виго.
   - Тогда говори нахрен без вроде! Что на сканах? - уже менее терпеливо потребовал сержант.
   - Чисто, - после некоторой заминки ответил рядовой. - Хотя... черт! Впереди!
   Последние слова Виго прокричал таким тонким голосом, что сам удивился себе.
   Кейси среагировал молниеносно - подвела уже видавшая виды техника. Хотя нога сержанта вдавила педаль тормоза в пол, ходка заскрипела, забурчала и стала замедляться очень неспешно. Катастрофически.
   Виго успел заполнить только, что сканы показали наличие большого объекта рядом с ходкой, а затем последовал удар.
   Защитные стекла скафандров обоих бойцов автоматически опустились, закрывая лица от повреждений, крепления безопасности, расположенные по бокам кресел, намертво прицепили людей к занимаемым местам. Скрежет, грохот, чьей-то страшный рев... Мир перед глазами явно несколько раз успел перекувыркнуться.
   А затем все стихло.
   Хоть ходка была старой, но ее конструкция была простой и незамысловатой - максимум брони и надежности. По свидетельствам специалистов даже столкновение с осадным танком на полной скорости вряд ли причинило бы этой машине большие повреждения, помяло бы только отдельные элементы.
   Но проверять это в живую никто не хотел. А вот сейчас два человека внутри старой ходки оценили крепость своей машины по полной. Только от впечатления они отошли далеко не сразу. Прошло не меньше нескольких минут, прежде чем старший сержант разрешил системе своего скафандра поднять защитное стекло и осмотреть кабину. В ней было почти все без изменений, только мигала красная лампа тревоги, расположенная посередине торпедо и рябили экраны сканеров.
   Виго так и продолжать сидеть неподвижно. Видимых повреждений на нем не было.
   - Виго! Эй, Виго! Ты живой там? - тихо спросил Кейси. Парень не отреагировал.
   Кейси активировал систему внутренней связи, заранее настроенной на подчиненного. Если тот не слышал из-за стекла, то теперь слова сержанта должны были звучать внутри скафандра.
   - Виго? Ответь! Это приказ! - более настойчиво потребовал Кейси.
   Черное стекло скафандра поднялось вверх.
   - В порядке, просто... немного в шоке, - заикаясь, ответил парень.
   Сержант покачал головой. Эко бойца-то проняло.
   - Открой свой датчик жизнеобеспечения, я посмотрю.
   - Что? А... датчик, да все со мной нормально, - пробормотал рядовой, но все же поднял левую руку вверх: на запястье скафандра откинулась серая крышка встроенного пенала-портативного компьютера, и высветился голубой дисплей. На нем было изображено графическое тело человека, рядом прописаны основные показатели пульса, давления, состава крови хозяина скафандра, связанного с ним через нейроузел со стороны затылка. Старая модификация армейской брони, в основном предназначенная для колониальных пехотных подразделений. У боевых частей морпехов (название чисто историческое) и космодесантников "обвес" был куда более современным.
   Кейси нажал на маленькую красную кнопку дисплея со словом "скан". По экрану пробежала зеленая полоска с процентом проверки, и спустя всего пару секунд система выдала показатели основного состояния здоровья Виго и отдельных частей его тела. Все было в норме. По версии электроники, по крайней мере.
   - Хорошо. Ты успел уловить что это было? - Кейси теперь говорил уже не через внутреннюю связь. Вообще, в экстренных случаях устав требовал полной эфирной тишины во избежание подслушки.
   - Тепловизор показал нечто огромное, - последовал ответ.
   - Оно что, подкралось незаметно? - нахмурился Кейси.
   - Просто возникло впереди и дальше... мы полетели, - сомневаться в словах перепуганного Виго не было сомнений. Даже если парень что-то упустил из виду, то теперь разобраться, как и когда было невозможно.
   - Хорошо. Где твое оружие?
   - Рядом, к двери прикреплено. По уставу, - рвано отвечал Виго. Он смотрел прямо перед собой, почти не моргая.
   Кейси кивнул, без лишней суеты протянул руку к торпедо, нажал на мигающую красным лампочку, оказавшуюся кнопкой. На панели центрального компьютера замигало нечеткое изображение. Электроника пыталась запуститься, но пока что испытывала трудности.
   - Проклятье. Если ходка сдохла, мы доберемся до заставы не раньше окончания ночи, - стараясь скрыть волнение, проговорил старший сержант.
   - Если вообще доберемся, - пробормотал Виго. Салага совсем не скрывал своего страха.
   - Так, отставить панику. Нам нужно осмотреть машину. Поскольку ты ни черта не понимаешь в технике, этим должен заняться я. А вот твоя задача - обеспечить безопасность периметра. Сечешь к чему клоню?
   - Давно уже понял, - рядовой так и сидел, вжавшись в спинку кресла, даже не поворачивая головы. По его голому черепу обильно тек пот. В кабине действительно становилось жарко - возможно, накрылась система вентилирования.
   Ночью на Окусе было не меньше тридцати градусов.
   - Тогда чего сидишь, вылезай. Сначала посмотри, что вокруг. Я следом за тобой. Держим внутреннюю связь, все остальные каналы выключай, чтобы не фонило.
   Виго сглотнул, но отпираться даже не подумал. Хоть ему было страшно до остолбенения, отсиживаться в машине точно не вариант. Если не починить ходку, они застрянут на плато очень надолго. Дойти же пешком до заставы им не удастся... Местная агрессивная фауна рано или поздно употребит их в свой небогатый рацион.
   Взявшись за прорезиненное цевье своего автомата-пушки, Виго дернул ручку двери и со всей возможной поспешностью выбрался наружу.
   На груди и плечах скафандра включились фонари. Их лучи пробивали темноту метров на сто - дальше пучок сильно рассеивался. Для человеческого глаза, по крайней мере.
   Виго поспешил накинуть защитный экран шлема. Он тут же выдал показания датчика движения. Пока что он показывал, что в кабине шевелится старший сержант.
   Выключив фонари, Виго активировал на защитном экране ночное видение: все перед глазами окрасилось в черно-зеленые тона. Честно говоря, обзор лучше не стал - все равно в сравнительном расстоянии все смешивалось со сплошной темнотой.
   - Ну что там? - донесся из динамика вопрос Кейси. В эфире слышалось легкое поскрипывание. Что-то создавало помехи.
   - Эм, не знаю, товарищ старший сержант, - больше на автомате, чем реально соблюдая устав, ответил Виго. Его закованные в броню руки со всей доступной силой сжимали мощное оружие. Скафандр управлялся исключительно мысленно - мышечной силы удерживать на себе полторы сотни килограмм брони и оборудования не хватило бы ни одному качку, даже пресловутым здоровякам с грибной планеты. А уж пушку-автомат, выплевавшую разрывные снаряды 42 калибра с боезапасом на шестьдесят патронов, бойцы могли поднять только при помощи встроенных в скафандр усилителей экзоскелета.
   - Парень, давай дыши реже. Я прямо слышу, как ты надрываешься в микрофон, включи вентиляцию. Если ты сейчас не возьмешь себя в руки, нас точно сожрет какой-нибудь... мастодонт!
   Виго поморщился. На Окусе не было разумной жизни, зато обитали огромные приматы метров под десять высотой (мастодонты), ящеры с огромными зубами и еще инсектойдные твари, которых яйцеголовые называли анарахнами. Последние как раз были самыми опасными, поскольку жили колониями и обычно нападали стаями. Некоторые ученые даже высказывали соображения, что эти мерзопакостные существа подчиняются чьей-то воле. Однако пока что это были только предположения - осознанных действий в поведении анарахнов вживую не отмечалось. При виде опасности, они собирались вместе и атаковали, либо также поспешно сообща убегали. За добычей анарахны также ходили толпой - все это на уровне инстинктов. Сами по себе не очень большие по размерам - примерно с сафифа, эти твари имели по шесть острых конечностей и три челюсти с рядами острых зубов. В ближнем бою эти гады вполне могли пробить даже валидий - в состав их хитинового покрова как раз входил этот материал. Соответственно, далеко не первой пулей можно было прикончить такую тварь. Однако ходку сбил точно не один из анарахнов - силенок и веса не хватило бы у двухметровой гадины.
   Еще несколько раз осмотрев близлежащее плато, Виго все же отвернулся от темноты, выключил ночное видение и снова активировал фонари, принявшись подсвечивать и рассматриваться ходку.
   От нее шел легкий дым, с задней части корпуса. Кажется, потек один из блоков охлаждения. С водительского бока машины задняя дверь была сильно вмята в салон. Чтобы это сделать с валидиевой сталью нужно быть по меньшей мере весом в пятьдесят тон. Да и крепостью не меньшей, чем этот металл. А тут словно масло продавили.
   - Ну что там, сынок? - раздался голос сержанта в динамике. Лишние помехи в эфире не пропали.
   - Вмятина, дядя Кейси. Больше ничего так не вижу, - с некоторой задержкой ответил Виго. В этот момент он обошел ходку со всех сторон. - Хотя нет, фары на капоте разбились, крыло правое немного согнулось, да и... крыша...
   Говоря, Виго внимательно следил за датчиком движения. Тот все также упорно показывал движущимся только сержант Кейсе.
   - Ладно, а что там с дымом? Я отсюда вижу в боковое зеркало.
   - Ах дым... Это похоже блок охлаждения...
   Датчик движения вспыхнул тревогой. На нем отразилось движение, прямо позади Виго, всего в четырех метрах!
   Не помня себя от страха, Виго развернулся, припадая на одно колено, и вскинул свою пушку. Как он не нажал на кнопку спуска, он даже не понял. Видимо просто испугался очень. А может, еще голова продолжала работать, ведь впереди никого не оказалось. Во всяком случае фонари осветили пустоту. Датчик молчал.
   - Виго, что там? Что там, черт тебя побрал? - заволновался сержант. Он даже открыл дверь и высунулся из ходки, держа оружие наизготовку.
   - Эм, движение. Было движение...
   - Уверен? На моем все чисто!
   - Сержант, я конечно, чуть в штаны свои железные сейчас не кладу, но я отвечаю за то, что видел. Было движение, прямо за мной! - Виго говорил быстро, сбивчиво. Кажется, стук его сердца был подобно грому.
   - Но ты же видишь, что никого нет! Барахлят приборы, скафандры все равно старые. Возьми себя в руки, я вылезаю. Сейчас ты прикрываешь не только свою задницу, но и мою.
   Еще некоторое время поводя фонарями и автоматом в темноте, Виго поднялся. Согласно инструкции, во время ремонта техники механиком, сопровождающий должен патрулировать периметр в пяти метрах от напарника, ни в коем случае не теряя его из вида и не открывая его тыл.
   Кейси выбрался из ходки, достал из-за водительского сидения ремкомплект и принялся за работу. Защитное стекло он поднял. Несмотря на специальные системы вентиляции и охлаждения, в наглухо закрытом скафандре всегда было душно. На Окусе же можно было дышать - атмосфера хоть и была чуть более тяжелой, чем на Азуре, но позволяла жить. Только в первые два месяца пребывания на этой планете бывают мигрени и тошнота. Затем привыкаешь.
   Однако сейчас Виго чувствовал, что готов поделиться с округой и своим завтраком, и своим обедом - комок так и подступил к горлу. С чего бы? Скорее всего от нервов - датчики показывали более-менее сносное состояние организма. Разве только учащённый пульс и повышенное давление.
   Виго старался долго не стоять на одном месте - постоянно ходил из стороны в сторону, оборачивался. Веры датчикам движения теперь не было. Что бы не врезалось в ходку, оно сумело обойти сканеры - тем более, что электроника как в ходке, так и в скафандрах была невероятным старьем.
   Вернулось памятное ощущение напряженности. Нет, страх тоже никуда не делся. Но вот ощущение полной неопределенности витало в атмосфере, нарастая в условиях тягостного молчания окружающего пространства. Даже Кейси работал молча. Воздух вокруг словно сгустился, стал тяжелее.
   Виго едва держал себя в руках. А вот Кейси не спеша возился с ремонтом. То он радиоприемник чинит, то теперь машину. А вот их, с Виго, он отремонтировать сможет? А то неровен час такое понадобиться...
   Датчик движения пискнул. У Виго даже перехватило дыхание. Темный экран сканера, расположенный в правом нижнем углу защитного стекла скафандра, показал одинокую точку на черном фоне и высветил примерное расстояние - 1037 метров от Виго. Точка некоторое время горела на экране, оставаясь недвижимой, а затем исчезла.
   Виго не успел выдохнуть: сканер пискнул снова. Теперь точка была в 998 метрах.
   - Эм, сержант, - едва слушающимся языком пробормотал Виго.
   - Вижу, работаю, - был дан ответ.
   Точка приблизилась на расстояние 953 метров.
   - А вы там скоро? А то это нечто очень быстро движется...
   В Ночи раздался рев, тот самый... Теперь он был очень близко.
   900 метров.
   - Сержант, это тварь очень быстрая, дьявольски! - теряя себя от страха, забормотал Виго и буквально побежал к ходке. Плевал он на все уставы!
   - Стой, крой спину, черт бы тебя побрал! - заорал Кейси. Он что-то активно прикручивал большим электронным ключом.
   827 метров, 816 метров, движется с запада.
   Виго повернулся в сторону приближавшегося нечто. Где-то вдалеке, даже на темном фоне можно было разглядеть что-то больше.
   - С-сержант, эта хрень здоровая, - поднимая автомат, отметил Виго. И зачем вообще.
   - Это хренов мастодонт, дурья ты башка! - шипел Кейси. - Пальни в него, возможно, испугается.
   - Может он не к нам? Я не наделаю беды, если...
   - Ты точно уже в штаны наделал. Пали в него, говорю!
   Виго стиснул зубы и направил автомат в сторону предполагаемого нахождения противника. Облаченный в металл палец нажал на спусковой крючок.
   Первая очередь громыхнула так, что в ушах зазвенело. Уж очень грохот пушки-автомата контрастировал со стоявшей в ночи тишиной.
   Вторая очередь пошла глаже, затем, еще и еще. Кажется, с каждым выстрелом напряжение Виго уходило вместе с пулями 42-го калибра. Появилась уверенность.
   Он бы так и продолжал палить, если бы не толчок сержанта в бронированное плечо.
   - Уходим, бестолочь! - крикнул он, запрыгивая в кабину.
   Виго только сейчас очнулся от накатившего на него азарта. Тварь же даже не изменила траекторию, уже приблизившись на 350 метров! Неужели все ушло в молоко?
   Рядовой, включив мышечные усилители ног, в считанные мгновения подлетел к ходке и вскоре оказался внутри, громко хлопнув дверью. Кейси уже завел мотор - тот урчал и надрывался, но вроде бы работал.
   Ходка дернулась, моргнула фарами и... полетела вперед: сержант без жалости давил на педаль газа. Естественно, либо они успеют оторваться, либо...
   250 метров. Мастодонт не отставал. Утробный, яростный рев звучал подтверждение этого.
   - Оно не отстает! Какого черта? - волновался Виго. Приборы на панели ходки не работали, зато датчик движения скафандра давал вполне четкие показания.
   240 метров.
   - Второго столкновения наша малышка не выдержит, - резюмировал Кейси, не отрывая взгляда от лобового стекла. Свет фар разгонял темноту очень плохо - того и гляди, можно въехать в какой-нибудь одинокий валун или редкое дерево-карлик. - Вылезай в люк и стреляй.
   - В люк? Чего? - опешил Виго.
   - Вылезай в люк над нами, идиот! - заорал Кейси, да так яростно, что Виго даже не подумал более пререкаться.
   Откинув удерживавшие его скафандр клемму кресел, рядовой как мог осторожнее извернулся внутри кабины, несколько раз ощутимо толкнув сержанта, повернулся в обратную по ходу движения машины сторону, толкнул рукой люк на потолке, подтянулся и высунул сначала голову, затем половину торса. Просунуть автомат через заполненное им самим пространство люка получилось раза с третьего.
   Датчик показывал расстояние до мастодонта - 154 метра. Однако в темноте твари все равно не было видно - включенные фонари скафандра как и прежде высветили пустоту. Виго попробовал включить ночное видение, но система неожиданно отказала. Такое бывает со старым колониальным барахлом. Впрочем приказ был стрелять. Виго вскинул автомат и нажал на кнопку спускового механизма: пушка загрохотала в руках, отплевываясь пулями и гильзами. Куда стрелять, Виго точно не знал - водил автоматом из стороны в сторону, надеясь на чудо. Но оно явно не торопилось посещать двух солдат.
   112 метров.
   - Ну что там, парень? - раздался в динамиках надрывный голос Кейси.
   - Не вижу, стреляю, - ответил Виго, на секунду прервавшись. Вскоре магазин опустел - на дисплее автомата высветились красные нули.
   103 метра.
   - Я жму на полную, мы идем почти со скоростью в триста километров в час! А это нечто не отстает! Ничто не может двигаться так быстро. Это точно не мастодонт.
   Последние слова Виго не расслышал - его автомат снова загрохотал выстрелами. Оно и к лучшему, ведь боевой дух рядового был итак очень далек от идеального!
   97 метров. Проклятье! Тварь точно должна была уже появиться в сфере фонарей!
   94 метра, 91 метр, 86, 80, 71...
   - Эм, сержант, - прекратив стрелять, забормотал Виго. - Вы, видите это?
   - Вижу. Оно ускорилось. Это... невозможно. Это бред какой-то...
   Турбины ходки ревели на пределе - из них неслось зеленоватого оттенка пламя. На большее старая ходка была не способна.
   60 метров. Совсем рядом, но по-прежнему ничего.
   55, 45, 35.
   Датчик завизжал так, что заложило уши. Виго успел только выключить фонари, когда неожиданно подключилось ночное видение и сканер взвизгнул последние два раза: 20 метров, 0 метров.
   Тишина.
   Рядовой Виго так и замер в люке. Его окружала темнота и пустота: только надрывались моторы и турбины ходки.
   - Виго. Ты видишь что-нибудь? - некоторое время спустя тихо спросил Кейси.
   - Ничего. Вообще ничего, - ответил рядовой. Окрашенное в зелено-черный спектр пространство было совершенно пустынным.
   Датчики молчали. Словно никто и не преследовал машину.
   - Возвращайся в кабину, - прозвучал несколько отстраненный голос Кейси. - Скоро мы приедем.
   Виго на этот раз выполнил команду без лишних вопросов. Весь обратный путь до заставы рядовой и сержант просидели молча, слушая натужный рев ходки. Кейси даже не подумал сбавлять скорость.
  

***

   Снять скафандр представлялось не самым простым делом. Для этого требовалось посетить арсенал казармы или на крайний случай - армейский отсек автоматизированных бараков, где имелась специальная аппаратура: для наибольшей прочности основные элементы доспеха пехотинца приваривались друг к другу лазерной сваркой. Такая технология позволяла исключить любые трещины, способные привести к летальному исходу в случае попадания пехотинца в агрессивную среду (например, в полный вакуум на орбитальной платформе). Так, по крайней мере, виделось военными инженерами раньше - теперь у специальных подразделений было куда менее громоздкое и продвинутое вооружение, не требовавшее никакой тяжелой процедуры облачения. Те же валидиевые костюмы с менее громоздкими, пластичными экзоскелетами, облегавшие все тело подобно латексу, и многое что другое. Однако колониальным войскам, выполнявшим в основном милицейские функции, полагалась одно старье.
   На входе в казарму стояло два дневальных. Они встретили Виго шутками, на которые рядовой лишь отмахнулся. Ему хотелось поскорее сбросить с себя железки и помыться. Благо это было возможно, несмотря на недавние события.
   На лестнице Виго повстречался лейтенант Родман. На воинское приветствие одетый в стандартный военный комбинезон серо-зеленого цвета офицер даже не отреагировал и прошел мимо. Виго слышал разные дурные толки об этом человеке, но лично никогда не встречался - Родман командовал другим взводом.
   Задействовав возможности своих гиперсапог, Виго быстро поднялся на нужный этаж, активировал сканер двери нажатием на большую красную кнопку: тот засветился синим цветом, мигнул пару раз, считав данные с глаз Виго, и позволил створкам дверей раскрыться.
   Виго встретил дым сигар и веселое "охо-хо" механика Руперта Валинскго: низкорослый толстопузый мужичок средних лет всегда был в приподнятом настроении. Не смущало его и отсутствие левого глаза - его заменял механический с зеленой линзой, а также стальная пластина вместо лба. Скорее всего, горькую участь сглаживали литры алкоголя, которые Руперт проглатывал, почти не замечая. Пил он почти все, что горело, а закусывал табаком.
   - Ну что, малыш, пришел расчехлится? - хлопнув в свои огромные ладонями, спросил толстяк. Кажется, он происходил с Олеона, но некоторые изменения организма после полученных ранений уничтожили его природную форму. Но природная силища никуда не делась - Руперт мог запросто согнуть в дугу стальной прут.
   - Да, сними с меня эти железки, Руп, - пробурчал Виго. Настроение у него было странным, весьма.
   - Давай, становись в печку, - выпустив дым, предложил Руп.
   "Печкой" среди солдат называлось оборудование для распайки: в состоянии ожидания оно выглядело как арка метра четыре высотой, дуги которой составляла валидиевая рама, обшитая пластиком. Под обшивкой покоились паяльники.
   Громко топая по решетчатому полу Виго взошел под арку (стояла на небольшом помосте) и поставил свои тяжелые железные сапоги на два желтых круга. Расправив руки в стороны, рядовой стал ждать.
   Механик Рупер, насвистывая себе что-то под нос, провел ряд манипуляций с плазматической клавиатурой за своим заваленным каким-то барахлом столом.
   Некоторое время спустя арка ожила засветившимися лампами, в ней что-то зажужжало и задергалось, затем раскрылись части обшивки, появились паяльные устройства на небольших кронштейнах, засверкал лазер.
   Датчики скафандра тут же выдали предупреждение о разгерметизации брони, Виго отклонил тревогу и приказал системам обеспечения приступить к отключению. Спустя пару секунд электроника доспеха затихла, крепления отсоединились, нагрудная пластина вместе с поножами и нарукавниками отскочили в сторону, раскрывая под собой человеческое тело.
   Виго со вздохом вылез из скафандра. Костюм автоматически захлопнулся и принял положение "смирно" - обычный порядок при отключении связи между человеком и броней.
   - Охо-хо, малыш, вот ты и снова не консервная банка! - воскликнул Рупер и рассмеялся. Виго улыбнулся и рефлекторно потрогал затылок - пальцы нащупали титановую бляшку подключателя, с которым соединяется скафандр. Такая дрянь остается на всю жизнь.
   Раздался свист, затем скрежет. Виго невольно перевел взгляд на распайку и скафандр: пол под аркой дернулся, а затем начал опускаться. Теперь доспех Виго отправится по специальным шахтам казармы в арсенал дожидаться очередной встречи со своим хозяином. Кто бы что ни говорил про устаревшие технологии, но к такому доспеху у каждого пехотинца было свое особое отношение.
   - Ну что? Как ночная вылазка? - поинтересовался Руперт, что-то пытаясь найти на столе. - Куда же я дел то ее, родимую?
   - Очень неоднозначно... Работы тебе прибавится, - ответил Виго, щелкнув кнопку на электрическом чайнике. - Я хлебну чайку у тебя перед сменой?
   Рупер кивнул, продолжив поиски.
   - Куда же? Шайтан! Ну дела... Ах вот! - Руперт поднял железную флягу и, отсалютовав ей Виго, с удовольствием присосался к горлышку. Словно воды решил попить. Но там точно была куда более горючая жидкость. - Эх, хорошо! Чайку? Надо глянуть, есть ли он. Я обычно такую дрянь не пью.
   Пока Руперт рылся в одном из своих ящиков, Виго окинул взглядом мастерскую толстого механика. Хотя нет, неверно. Это все же была индивидуальная часть его рабочей атмосферы: основной ангар для ремонта техники и роботов располагался вне казармы - на территории заставы имелось специальный одноэтажное здание с достаточным пространством для машин и людей, причем работало там не меньше сорока человек (все подчиненные Руперта). В том месте билось сердце заставы. Без умелых рук Руперта и его команды остальные солдафоны в этом богом забытом месте давно оказались бы в заднице. В свободное же время Руперт находился в своей мастерской в казарме. Что-то доделывал, материл, да и вообще просто любил копаться в железках.
   - Чего-то ты сегодня сам не свой, - резюмировал Руперт, когда наконец-то закинулся нужной ему порцией алкоголя.
   - Так чаю дашь? - Виго усмехнулся.
   - А что, сам не знаешь где взять? - скривился здоровяк.
   - Нету его на прежнем месте, - осклабился пехотинец.
   - Да ну? Шайтан! - Руперт потер железную пластину на лбу. -Денек сегодня так себе...
   - Не у тебя одного, Руп. Я уже говорил, что у нас чертовщина какая-то творилась на дальнем патруле.
   - Н-да? Так, а где же чай-то. Ах вот! Чего-то у меня на полке в столе стоит. Держи,- механик кинул Виго небольшую квадратную коробочку.
   Виго тут же нащупал крышку, открыл ее и с удовольствием втянул носом аромат, исходивший из коробочки. Настоящий, заварной чай.
   Сейчас в моде была дрянь, что делается из самазаваривающихся таблеток: открываешь вакуумную упаковку, бросаешь в чашку, и после секунд десяти пребывания на воздухе таблеточная гадость начинает шипеть, журчать и испускать воду. Где-то через минуту в кружке вместо таблетки дымиться жидкость бурого цвета, теплая кстати. И это модно называть чаем.
   Но Виго страсть к этому ожившему кошмару чайных фермеров не испытывал. Если не сказать, что на дух не переносил. На Азуре у его семьи была целая чайная плантация... Там уже не один десяток лет его род готовил лучшее во всем регионе зелье. Да, семья, плантации...
   Руперт тоже не любил всю эту полуфабрикатную дрянь. Вообще, старик помимо алкоголя и сигар (судя по вони как от нестиранных носков - явно недорогих), был очень требователен к напиткам и еде.
   Осторожно высыпав в жестяную кружку несколько гранул отличного ароматного чая, Виго налил воды из чайника п принялся активно размешивать свой напиток. Кстати, как ему рассказывал дед, в древности, еще в своем настоящем мире люди делали чай совсем из других растений, сушили и резали его. Теперь же чай обычно выпаривали, устраняя воду, и прессовали в гранулы с добавлением некоторых консервирующих реагентов. При соприкосновении с водой выпаренные листья снова наполнялись силой, отдавая при этом сок и аромат.
   - Так что там у вас стряслось? - механический глаз Руперта внимательно оглядывал парня с головы до ног.
   - Тебе не доложили, что с нашей ходкой? - Виго уселся на один из мастеровых столов, принявшись пить чай мелкими глотками. Горячий.
   - Доложили дежурные, что пришла с повреждениями. Какими - я не уточнял. Уж ходку эти салаги собрать смогут, - в конце своей фразы Руперт раскурил новую свежую сигару. - Охо-хо.
   - Там механические повреждения. Мы на крыше покатались знатно.
   - На крыше? Да ты что? - толстяк рассмеялся и хлопнул себя по животу. - Мастодонт вас повалял что ли?
   - Мы тоже так думали поначалу. Только... если мастодонты научились обходить наши сканеры.
   - Чего? - Руперт даже остановил уже поднятую ко рту бутылку.
   - Вот я тебе о том же. Чего. Сканеры молчали. Все. Никакого движения, теплового или химического изменения в радиусе нескольких километров. А затем: хрясь! И мы кубарем полетели. И снова тишина. И это мы не в камень врезались.
   - Охо-хо, - механик сделал значительный глоток и глубоко затянулся сигарой.
   - Затем, когда вылезли, никого рядом не было. Датчики молчали... Сержант принялся чинить ходку, а я на стреме стоял. Ну и что ты думаешь? Примерно в километре с лишним обозначилось движение, причем чего-то огромного. И оно приближалось очень быстро...
   - Мастодонт? Или еще какое зверье? Тут не всех же еще изучили. Окус - это хренова дыра, хоть говном замазывай. Если бы не валидий, нечего было бы здесь делать.
   - Опять же... Если бы эти твари так быстро двигались и были бы такими огромными, то явно жили бы на земле, а не под ней. Да и датчики в наших скафандрах хреново реагируют на движение под землей... Хотя, возможно, я ошибаюсь. Кстати, мысли о подземном перемещении неизвестного меня даже не посетили. Хотя нет... постой. Я же видел очертания чего-то огромного, вдалеке.
   - Ну и чего в итоге? - Руперт облокотился на один из железных шкафов, чьи полки были доверху набиты различными инструментами, болтами, обрезками проводов.
   - Ничего! Пока Кейси провозился с этим куском металла, гадина приблизилась на расстояние убойного огня. Ну я и начал палить как угорелый. Даже руку немного потянул от отдачи... Веришь, нет - нечто шло без остановки и смены курса. Только ревело как стада мастодонтов...
   - Ну и чем закончилось то? - Руперту явно хотелось услышать развязку.
   - Да... Ничем. Просто оно нас догнало и исчезло. Что это было? Черт его знает. Я так и не понял. Только это... между нами, хорошо? А то Кейси не одобрит мою болтовню.
   - Понятное дело! Какие вопросы, - дым от сигары был настолько густой, что голову механика окутало непроницаемым белым полотном. Глаз Руперта в момент его ответа Виго не видел. Но сомневаться в словах старого вояки не приходилось.
   Хотя механик любил выпить и порой до беспамятства, а поговорить тем более, но лишнего он никогда не болтал. Наверное, не сказал бы даже под пытками. Это был действительно сильный, не ломающийся человек, принципы которого значили для него гораздо сильнее, чем прочая ерунда.
   Но с другой стороны: можно ли называть неломающимся того, кто спился и распустился, потеряв все и более не поднявшись? Виго всегда казалось, что образы тех, кто на удары судьбы отвечает спокойствием и рассудительностью, несколько надуманы.
   - А про хреновину всякую я сам могу тебе рассказать, мой мальчик. Я же тоже не все время за стаканом проводил, в боевые ходил, - размахав вокруг себя дым, сказал Руперт.
   - Так я и не сомневался никогда...
   - Да ты обожди. Слушай. Так вот. Отправили как-то нашу роту на прикрытие штурмовой бригады во время операции "Слепая ярость". Мы тогда славно постреляли друг в друга с горняками. Не смотри, женщин не трогали. Это все шакалы из морской пехоты - к ним вопросы. Они такую жесть, творили, что... Ах, ладно! Почти тридцать лет назад было это. В общем, уже к ночи, а на песчаной планете ночи долгие, холодные, мы заняли позицию в руинах аборигенов. Да, сынок, согласен - не самое приятное место... Но там была возвышенность, все вокруг просматривалось - лучше места не найти. Короче, я тогда еще в дозоре стоял. С Пашкой Любимовым. Как сейчас помню, сидели, курили с ним без устали. Пристрелили его, правда, на следующий день. Снайпер... Охо-хо. Ну да ладно, короче, сидим с ним, курим. И тут как завоет что-то! Не, не варнак и не сайгуль. Точно тебе говорю. Их голоса я хорошо знаю. Короче, хрень какая-то ноет и прямо где-то из середины лагеря, из глубины руин! Представляешь? Ну мы тут же вскочили, схватились за сканеры - движение есть, но все стандартное - людское. Кто поссать там вышел, кто просто слоняется от безделья... Но зверья на экранах не видно. Ну пошли проверять, бродили по всем руинам. Ничего. И что на утро? Два бойца бесследно исчезли. Их потом так и не нашли. До сих пор в списках без вести пропавших числятся.
   - М-да, - пробормотал Виго, допив свой чай. Признаться, он ожидал более интересной истории. А про вой какой-то и пропавших солдат. Мало ли что с ними случилось? Причем в тот год были нередки случаи дезертирства - многие не выдерживали творившихся над шахтерами зверств и теряли веру в идеалы Конфедерации. - Спасибо за чай, у тебя только пью такое счастье.
   - Охо-хо, всегда пожалуйста, малыш! Всегда рад тебя видеть, - Руперт за два глотка добил бутылку и с причмокиванием затянулся.
   - Я тогда на дежурство пошел. Увидимся еще, Руп!
   - Давай, давай. Так! А куда я другую бутылку засунул? Вот дела...
   Виго бодрым шагом вышел на улицу и пошел в сторону штаба. Атмосфера на Окусе позволяла дышать без масок и скафандров. Хотя содержание вредных веществ в ней было куда больше, чем на Азуре. Поэтому долго все равно не рекомендовалось находиться вне вентилируемых помещений или скафандров.
   Штаб представлял собой маленькое, двухэтажное здание. На нижнем сидела строевая и бухгалтерия, на втором - пульт связи, секретка, аппарат начальника штаба и командир заставы.
   На входе в штаб, как положено по Уставу, стояли два охранника в боевых скафандрах и лениво курили сигареты.
   - Виго! Ты чего шатаешься без дела, засранец? - поприветствовал подходящего пехотинца один из солдат.
   Ребята оказались из взвода Виго.
   - Судя по твоей довольной роже, Леха, я сейчас больше занят, чем ты, - тут же вернул должок Виго, поглядывая на собрата по оружию снизу-вверх - скафандр прибавлял людям полметра роста.
   Товарищу понравился ответ и, сочно затянувшись сигаретой, махнул рукой: проходи, мол.
   Вот так вот и несут службу колониальные пехотинцы. Стоят в охране, ходят в патрули, драят казармы и арсеналы, занимаются имитацией боевой подготовки и просто... бездельничают.
   Вообще, в соответствии с существующими законами, колониальная пехота - это военные силы конкретных колоний или их конгломератов, предназначенные для решениях локальных задач по охране технических объектов и имущества колоний, а также поддержания порядка. Формально, ими распоряжаются военные ведомства колоний. На деле - колониальная пехота также относится к военным силам Конфедерации, как и десантники с морпехами, и весь Звездный флот. То есть пехотинцы также являются частью общей армады Конфедерации и выполняют задачи командования Звездного флота. Колонии же могут только просить через Звездный флот о тех или иных поручениях: обеспечить защиту разработки шахты или научной группы, сделать другую ерунду. Да и в пехотинцы попадают через Звездный флот и не обязательно на той планете, откуда родом. Виго вообще был с Азуры, к Окусу никакого отношения не имел.
   А почему для этого не хватает морпехов с десантниками? Да очень просто: кто-то же должен заниматься всякой ерундой. Если из боевых частей сделать раздолбаев, то они и будут раздолбаями, хоть гоняй их с утра до вечера. Колониальная же пехота реальной силы из себя не представляет. Так, делает вид, что она военная. В принципе, Виго видел в этом продуманное предупреждение межколониальных конфликтов: у поселений нет реальной силы - вся власть и мощь в руках глав Конфедерации. Иначе все могло быть как во времена Войн Рассвета.
   Уже внутри, в коридоре, Виго воинским приветствием встретил дневальный. Как и много сотен лет назад, товарищ стоял здесь на специальном помосте и скучал. Его же напарник в это время мыл мол допотопной паровой шваброй. И почему вояки никак не хотят доверить это скучное дело специализированным механизмом? Виго всегда удивлялся этому. Однако Руперт утверждал, что в этом есть какой-то свой смысл: необходимо воспитывать в воинах уважение к чистоте и труду сотоварищей. А так все будут срать, где по ни попадя, в итоге будет не войсковой объект, а отстойник. Виго пожимал плечами: если наладить работу спецсредств, то можно вычистить любую грязь - толстяк Руперт только смеялся в ответ и качал головой.
   Кивнув дневальному (кстати, незнакомому), Виго осторожно прошел мимо второго, кряхтевшего над полом со щеткой, и прошел к лестничному пролету. Тут снова навстречу рядовому попался лейтенант Родман.
   Его маленькие глазки на этот раз скользнули по Виго, но без всякого интереса. Хвала космической пыли, Виго успел выполнить воинское приветствие без замешки.
   Поднявшись по лестнице, солдат максимально быстро прошмыгнул мимо отсеков, где сидела канцелярия аппарата начальника штаба, и оказался напротив нужной ему двери. По нажатию на панель, сканер быстро посветил лучом в глаза Виго, и тяжелая створка отъехала в сторону, открывая путь в узкое помещение с длинной панелью, полной мигающих кнопочек. Над ней чернело окно... Да, пока что на Окусе стояла ночь.
   - Виго! Я думал, тебя уже жуки сожрали! Какого черта? - тут же подскочил из-за пульта управления долговязый человек.
   - Привет, Рома, - улыбнувшись ответил Виго. - Прости, мы немного задержались.
   - Херасе! Задержались... Все, садись, а я валю, - Рома уже пару месяцев был сменщиком Виго, но пока что так и не научился нормально разговаривать. Да и служил он в другой роте, с ним обычно не пересекались.
   - Ты все в порядке оставил?
   - Да пошел ты, - донеслось из-за закрывающейся двери.
   - И тебе до скорого, - усмехнулся Виго. Рома точно был хорошим парнем, просто немного зануда и педант.
   Молодой человек налил себе кофе из кофемашины (такое чудо было только в пункте связи и в кабинете начальника штаба), быстро пробежался глазами по экрану-журналу регистрации событий и уселся за пульт.
   Сканеры и данные спутника показывали, что на расстоянии в ближайшие тридцать километров от заставы не было ни одной живой души.
   В соответствии с инструкцией, заступившему в наряд по пункту связи требовалось немедленно доложить на Базу о своем прибытии. Виго сделает это с превеликим удовольствием.
   - База, прием, говорит Авангард. Как приняли меня? - произнес он стандартную формулировку.
   - Авангард, говорит База. Приняли вас хорошо, - раздался мелодичный женский голос из подвешенных к потолку динамиков. - Включай монитор, Виг.
   Точно! Видеосвязь отключена.
   - Рома ее вырубил. Как обычно, - пробормотал молодой человек, включая экран прямо напротив себя. Темный фон моргнул и тут же высветил красивое лицо белокурой девушки с сережкой на носу. Прекрасная принцесса с Инкурии!
   - Знаю. Ты чего-то задержался, - девушка улыбалась, но в ее тоне слышался укор. Виго прекрасно знал, что красавица могла любые эмоции выражать через ослепительную улыбку: и злость, и радость, и... еще что-нибудь.
   - Мог бы вообще не вернуться! - съехидничал Виго.
   - В смысле? - улыбка впервые за многие недели сошла с ее лица. - Что случилось?
   - Погоди, Мег, сейчас вышлю тебе данные самописцев. Сама все увидишь. Только найду, куда тут чип присобачить.
   - Жду, - она снова заулыбалась. Ее большие голубые глаза с интересом изучали напряженное лицо Виго, возившегося с приборной панелью.
   - Все, нашел. Здесь света мало, эти мини разъемы еще фиг найдешь, - пояснил свою заминку солдат. - Секунду, так. Все. Отправил. Смотри, я пока булочку пожую. Рома точно что-нибудь оставил в ящике.
   Мег - была такой же рядовой, военнослужащей колониальной пехоты, но только на Базе пехотных сил - главном месте сосредоточения сил колониальной пехоты на Окусе. Так уж сложилось, что дежурства Виго и Мег по пункту связи совпадали. И они давно уже общались друг с другом. Поначалу только во время дежурств, затем уже на личных коммуникаторах. Виго в силу образования умел складно писать, а Мег когда-то училась в школе искусств, и у них получались неплохие обсуждения, далеко не просто житейских вопросов.
   Хотя причем здесь общение? Виго начинал подозревать, что дело было далеко не только в болтовне и скуке.
   - Ох, ничего себе! - глаза Мег стали еще больше. - Мастодонт?
   - Ты уже не первая, кто так предположил, - усмехнулся Виго. - Это я сейчас так говорю спокойно. Я там так перетрусил, ты бы знала! Одно дело сидеть в казарме, да всякой ерундой в нарядах маяться... Другое дело вот так... Смотри, там будет еще веселее.
   Виго говорил прямо, от Мег было бесполезно что-то скрывать или надувать щеки. Девчонка прекрасно чувствовала фальшь - парень уже пару раз накололся на заре общения с ней на тему приукрашивания своей персоны, поэтому сейчас перестал так делать.
   - Надо обязательно это показать командованию! - снова без улыбки сказала Мег.
   - Не надо. Дядя Кейси все доложит Якимову, а тот уже передаст вашему. Не подставляй меня.
   Брови Мег легонько дернулись.
   - Ну... Хорошо, Авангард. База согласна, - сказала она и рассмеялась.
   На Окусе было четыре основных центра людского присутствия - колония Варсара, База пехотных сил, застава, а также Центр генетических исследований с городком вокруг него. Остальные же объекты - многочисленные шахты, добывающие валидий. База держала контроль над планетой в основном через спутники и приемники, расставленные почти по всей планете, - в случае нужды на точку могли быть высланы пехотинцы на танках или даже эхопланах, реальной надобности в Заставе у нее не было. Однако этот военный объект существовал исторически и, в целом, с со стратегической стороны дела не был полностью бесполезен. Поэтому командование скрупулезно следило за тем, чтобы между Базой и Заставой шел постоянный информационный обмен.
   - А у тебя что-нибудь интересное было? - после употребления сдобной булочки, поинтересовался Виго.
   - Не-а. Скукота... - зевая, девушка прикрыла рот ладошкой. - Правда, вчера пополнение прибыло. Там парочка олеонцев, ничего таких... мальчиков, - хитрющие глаза Мег блеснули при этой фразе.
   - Мальчиков говоришь? - прищурился Виго. - Хорошо. Мальчиков, значит. Отлично.
   - Что такое? Я слышу в твоем голосе оттенки обиды!
   - Обиды? Ну что ты! Какие тут могут быть обиды, - Виго сделал вид, что его крайне заинтересовали мигавшие на панели кнопки.
   - Ревнуешь? - Мег азартно подалась вперед, навалившись на панель. Ворот ее комбинезона был широко расстегнут, и Виго не мог не заметить очаровательное декольте.
   - Еще чего! - ответил он, всплеснув руками.
   - Да ладно тебе! Чистая ревность! - расхохоталась девушка.
   - Да нет же! Ревность вообще мне особо несвойственна, и по-хорошему...
   Дальше Виго и Мег принялись подробно обсуждать что такое ревность как эмоция и поведение, когда и при каких обстоятельствах она проявляется, когда допустима, когда чрезмерна и все в таком духе. Благо недоучке историку и правоведу было чем полемизировать на этот счет, а бывшей студентке школы искусств тем более.
   Так они провели не меньше четырех часов.
   Затем они вместе посмотрели пару фильмов, послушали музыку. Когда пришли отчеты и различные пустые "информационки", они с удовольствием поработали в тишине. И все это время раз за разом бросали взгляды друг на друга, через экран.
   - Я послезавтра возьму увольнительный, - сказал уже под конец дежурства Виго.
   - Да? И как собираешься его провести? Умирать со скуки в казарме? Не слышала, чтобы какой-нибудь гражданский шатл собирался посетить нашу Бездной забытую планету.
   - Вообще-то... думал пригласить одну очаровательную девушку... Эм. Ну это, - щеки Виго залились краской. Признаться, он все двадцать три часа дежурства готовился к этому разговору, но до конца не избавился от нервов. - Короче, в ресторан. Еще посетить парк аттракционов, кино... в Варсаре.
   - Интересно. Кто же эта счастливица? - Мег снова подалась телом ближе к экрану.
   - Ну, я надеюсь, что это ей... тебе. Ой, блин! В общем, Мег... Как насчет провести пару выходных на Варсаре?
   Улыбка Мег изменилась. Она выражала... удовлетворение что ли или наоборот? Живот Виго стянуло тугой нитью. В последний раз он звал девушку на свидание еще на последней декаде социализации. Как же он тогда провалился! Его гордость была растоптана в грязь...
   И тут Мег рассмеялась. В первую секунду Виго хотел выключить монитор и сжаться в комок от боли и разочарования. Неужели снова? Отчего же так несправедлив мир!
   - Ты так смущался, словно мальчик на девятой декаде социализации! Виго, это отличное предложение. Я, правда, сейчас не уверена на все сто процентов, что у меня получится, но я тебе сообщу на следующем дежурстве, - кто-то за спиной Мег забубнил, послышались шаркающие шаги. - А вот и мой сменщик. Все, целую, мой хороший. Увидимся через трое суток! Азурянских! Пока!
   Мег послала Виго воздушный поцелуй и отключила экран.
   Молодому парню показалось, что мир вокруг него расцвел новыми красками. Пришедший через полчаса Рома уже не выглядел мрачным, его ворчание - не настолько занудным. Серые стены штаба отчего-то стали светлее, хмурые лица дневальных - куда менее безнадежными чем обычно.
   Виго хотел подпрыгнуть и лететь! Парить над бескрайними просторами Окуса, вскочить на мастодонта и нестись вдаль под его грозный рев! И никто, никто не сможет его остановить!
  

Капрал Утер

***

   Черноволосая бестия не выходила из моей головы. Да еще этот Ольк, его взгляд на нее... Проклятье! Я набью морду этому азурянину! Честное слово!
   - Друг, у тебя ремни на ранце не застегнуты! - толкнув меня в плечо, сообщил дружище Джонни. - Ты вообще где витаешь? - теперь он щелкнул пальцами перед моими глазами.
   - Отвали, - отмахнулся я рукой.
   - Соберись давай! - рявкнул мне на ухо Джонни. - Если ты там внизу будешь ходить такой же упоротый, меня считай убили.
   Дружище и напарник в одном лице был прав. Если начинаешь работать двойкой, важно внимание каждого. Грубо говоря, я отвечаю за право, он за лево. Если кто-то из нас не справляется со своей частью, второй погибает - схема строится на полном взаимодействии. Отвлечься от своего направления напарник не имеет права.
   Мотнув головой, я все же решил сконцентрироваться на ближайшем мероприятии. А оно обещало быть будничным, но от того не менее сложным.
   Эхоплан, нервно подвывая, выбирал наиболее удобное место для высадки, кружа над развалинами древнего города. Скоро загорится красная лампа на приборной панели десантного шлюза и двери откроются. Тогда точно не до всякой любви станет.
   Пока я подтягивал ремни своих вещь мешков, патронников, разгрузки и прочих причиндалов, что по уставу полагалось нести с собой в дело, проклятая Линдси подобралась ко мне сзади и сочно шлепнула меня по заднице. Больше звука получилось, конечно, ведь через костюм ничего не почувствуешь.
   Когда я обернулся, чертова баба подмигнула мне и одела шлем-маску, скрыв лицо под валидиевой броней и узкой полоской нано пластика, служившего "прорезью" для глаз. Последний тут же зажегся легким салатовым цветом, высветив перед глазами своего обладателя датчики движения, данные об общем состоянии здоровья, ритме сердца и дыхания. Кстати, если покрутить пульт управления на левом предплечье костюма, то на экран шлема можно вывести карту местности, данные спутника, показатели состава атмосферы. А при желании можно и фильмы посмотреть, музыку послушать, позвонить, в игры поиграть.
   Я скривился в ответ Линдси и резко натянул свой шлем на голову. В области шеи щелкнули защитные клеммы, и последний элемент брони герметично встал на мои плечи. Теперь я дышал через респиратор, встроенный в наглухо закрытый шлем. По идеи он должен отфильтровывать почти все лишнее, кроме кислорода. По идее.
   Экран моргнул передо мной пару раз и вскоре выдал картинку. Глаза плотно прилегали к двум пластиковым глазницам внутри шлема, которые уже соединялись с желтой-полоской экраном на шлеме, поэтому окружающее пространство я воспринимал как будто на голове у меня ничего не было и смотрел я не через высокотехнологичные линзы.
   Я вовремя успел подготовиться: красная лампа готовности к сбросу не заставила себя ждать.
   - Варсон, Вачовски, вы первые, - загрохотал в динамиках шлема голос Василия - по умолчанию связь была настроена на конкретное подразделение, ее можно было раскрыть для других или задействовать иные каналы. - Лори, Александр - вторые, Утер, Джон - третьи, Алан, Линдси - четвертые, прикрываете зад Варсону и Вачовски, Андрей и Рустам - на вас прикрытие второй двойки, Огуст и Освальд - присмотрите за раздолбаем Утером и его дружком, - мы переглянулись с Джонни. Интересно, какое выражение сейчас застыло на его лице? - Кагон и Кирилл, Шлепа и я - замыкающие. Вперед.
   Дверь шлюза с легким скрипом открылась, и двойки начали сброс. Происходил он очень просто: эхоплан зависал где-то в двух сотнях метров над землей, десантники прыгали из шлюза и почти сразу включали гипердвигатели на сапогах и в районе поясницы. Они работали по принципу нагнетания воздуха и перераспределения массы. Короче, этакий парашют из древних фильмов. Взлетать такие штуки не позволяли, а вот опуститься с высоты до километра с ними вполне возможно.
   Когда я ступил в пустоту, все внутри привычно сжалось. Нет, это был не страх. Сколько я уже прыгал! Просто обычные физиологические реакции. Кстати, у олеонцев они проходят тяжелее, чем у азурян.
   Не успел я пролететь и пары метров в свободном падении, как гипердвигатели заработали, и скорость моего падения стала неуклонно снижаться. Признаться, в моменты сброса я так сосредоточиваюсь на себе, что порой не слышу болтовни соратников в динамиках шлема. Обычно некоторые шутят, другие что-то поют. Василий злиться на них за это. Однако на этот раз происходило что-то необычное.
   Кричала девушка. "Падаю! Падаю!"
   Я не сразу понял, что реально происходит, и кто вообще может так истошно кричать. Неужели что-то пошло не так, и из эхоплана выпала... она? Но нет. Это была другая.
   - Проклятье! У нее не сработала "подушка"! Она сейчас свалится! - зарычал Василий. - Подхватить кто-то может?
   - Слишком опасно, расстояние малое, если отключить двигатели...
   - Да она сейчас насмерть убьется!
   - ПОМОГИТЕ!
   Линдси. Черт. Она вроде должна была идти за нами с Джонни...
   Что-то черное и барахтающееся пролетело мимо меня. Динамики шлема рвало от крика.
   Отказ гипердвигателей был столь же редким явлением, как возвращение в древний мир человечества. То есть, на моей памяти вообще ни разу. Даже не слышал об этом. Но сейчас это происходило прямо на наших глазах. И если они не включатся, Линдси...
   Иногда я делаю то, что долго не обдумываю. Джонни часто ругается на меня за это, но... мне кажется правильным иногда поменьше сомневаться. Просто так нужно. Иначе никак.
   Я отключил свою "подушку", сложил руки "по швам" и полетел вслед за девушкой. Благо она активно махала конечностями и расставляла их в стороны, поэтому падала чуть медленнее. Это дало мне шанс.
   - Стой! Утер!
   - Куда без приказа?!
   - Два трупа...
   Когда я подхватил Лидси и снова активировал гипердвигатели, верность последних слов была очень даже вероятной. "Подушка" все же была рассчитана на вес одного владельца костюма...
   Скорость очень медленно снижалась, а лететь то оставалось метров двадцать... Или же?
   Внизу замаячила крыша, гораздо ближе, чем хотелось бы. Подтянув вцепившуюся в меня Линдси к себе и прижав ее к груди, я сгруппировался и приготовился к столкновению.
   По-моему, когда мои ноги ударились об твердую поверхность крыши, я на миг потерял сознание. Костюм, конечно, принял на себя удар, но от боли спасти он не смог. Мне хорошенько досталось. Не помню, вроде бы какой-то стон вырвался из моей груди, а может и крик...
   Затем было падение, удары, перевороты. Я еще обо что-то хорошенько ударился головой. Линдси все это время держалась за меня... Наверное, из меня вышла хорошая "подушка"!
   А затем мы приземлились и замерли.
   В динамике орала куча голосов. Вроде бы больше всех старался Джонни, перекрикивая даже Василия. Я не совсем понимал, что они говорили, а что происходило вокруг - подавно. Только спустя некоторое время я осознал, что лежу на спине, а на мне - Линдси... Не двигается.
   - Эй, ты жива? - спросил я, прерывая какофонию голосов по внутренней связи. - Давай не дури, а то я свалился с неба просто так, - я потряс Линдси за плечо. Она зашевелилась.
   - Да... я жива. Вроде, - пробормотала девушка.
   - Придурки! Вы где? - не замедлил отметиться наш бравый сержант.
   - В здании каком-то. Хрен его знает, - я дотянулся до пульта управления на руке и включил режим ночного видения в шлеме - в нем все выглядело словно в подсветке: мы упали внутрь чего-то темного, окон не было - только приоткрытая дверь. - Линдс, ты двигаться-то можешь?
   Девушка кивнула и медленно слезла с меня. Понравилось валяться!
   - Что показывают сканеры вашего здоровья? - вмешался Кагон, медик нашего отделения. - Переломы, трещины, ушибы внутренних органов?
   - У меня только синяки, - сказал я, хотя очень сомневался. Ноги в коленях болели ужасно. Однако сканер здоровья никаких серьезных повреждений не выдавал.
   - У меня почти ничего, - спустя пару мгновений ответила девушка.
   - Утер все на себя принял, герой наш, - рассмеялся кто-то из десантников.
   Я медленно и со стоном сел. Линдси коснулась моего плеча.
   - Спасибо. Мой герой, - ее голос звучал честно, без намека на издевку. Однако этого хватило, чтобы по динамикам раздался свист и улюлюканье. Парни явно намекали на продолжение. Эта баба специально сказала это по общей связи отделения!
   - Свои своих не бросают, - кратко ответил я и тяжело поднялся.
   И тут же похлопал себя по бокам, проверяя амуницию. Все было на месте, кроме...
   - Мы потеряли Блейзеры, - ответила за меня Линдси. Кажется, она опять сказала это не по внутренней связи...
   - Что вы потеряли?! - наверное, даже рев голодного мастодонта был бы мене тихим, чем возглас сержанта.
   - Линдси... - с укором сказал я ей уже вслух.
   - Прости, само вырвалось...
   - Ищите, гребаные уроды! Если не найдете, я вас изрублю в куски! Чтобы через пять минут были при оружии и на точке!
   Я потер голову (а точнее шлем). Глянув верх, я даже не увидел неба. Странно, если мы свалились сверху, то должны бил проделать сквозную дырку...
   Что-то зашуршало выше этажом, и свет небес неожиданно разорвал темноту нашего помещения сквозь дыру в потолке.
   - Спрятались, голубки? - нависла над проемом огромная фигура. Голос принадлежал Джонни. - Эка вас словно специально накрыло железякой сверху.
   - Ты там не видел наших Блейзеров? - тут же спросил я.
   - Ну а как же? Как только Пес стал орать, я сразу же поисковики включил. Могли бы и догадаться сами.
   - Мы не успели. Не каждый день падаешь с двух сотен метров, - к Линдси снова вернулась бодрость.
   Джонни сбросил сначала мне, потом девушке наши стволы.
   - Не теряйте больше. Пойдем, осталось пару минут, прежде чем Пес начнет снова издеваться над моими перепонками.
   Из темного помещения вела старая, в нескольких местах просевшая каменная лестница. Пришлось подниматься медленно, вслушиваясь в хрусты под ногами. Однако пронесло - ничего не обвалилось.
   Стоило подняться, как мы оказались в просторном зале с высокими окнами, на нескольких даже еще осталось стекло. На дворе стоял день, светило солнце.
   По всему помещению лежали груды разбитых деревяшек, и бумаги, большая часть которой была просто грудой мусора. Хотя, если присмотреться. Я пригнулся и поднял один листок. Желтый, совсем хрупкий. На нем что-то было написано. Вроде бы по-нашему, но не хватало отдельных букв, другие слова были написаны совсем по-иному.
   Нагнувшись снова, я стал рыться в куче мусора. Все это была старинная бумага, трескавшаяся, рассыпавшаяся, однако исписанная... как это называется-то... печатным текстом, вот! Затем я взялся за деревяшки. Это оказались предметы мебели, правда разбитые и исковерканные.
   - Ты чего застрял там, Утер? - строго спросил Джонни. Я обернулся и увидел друга спускающимся в зал с лестницы вниз. Ах, да! Он же нам сверху скинул автоматы.
   - Ты посмотри, здесь много бумаги. Ты вообще видел бумагу? - почему-то в моем голосе звучали нотки восторга. От того ли, что я нашел кучу мусора? Или просто потому, что оказался жив и сейчас радовался всякой ерунде?
   - Да видел, вообще-то. Целые книжки. Кстати, ты по таким же сейчас ходишь, - Джонни подошел ко мне медленно, стараясь не наступать на исписанные листы.
   - В смысле?
   - Это большой Дом Книги. Вроде бы он так назывался древними - здесь располагался крупнейший магазин книг в городе. Кстати, ты продырявил одно из самых красивых и известных зданий Петербурга - Дом Зингера. Мы сейчас прямо на Невском проспекте, а вон там - Казанский Собор. Пошли.
   Я аккуратно положил рассыпавшиеся в клочья... книги на пол и проследовал за Джонни. К нам уже присоединилась Линдси. Отчего-то вечная болтушка молчала.
   Мы прошли через какие-то две черные доски, торчавшие у входа (кстати, с фонариками на верхушках), и вышли на улицу. И сразу же перед нами предстали развалины... "древнейшего зодчества". Да, последнее сказал не я. Это пробурчал Джонни. Я был куда менее эмоционален при восприятии руин.
   Это было внушительное здание, видимо, когда-то тянувшееся к проспекту двумя рукавами колонн. Сейчас лишь левая часть старинной постройки сохранила более-менее первозданный вид, хотя и потрепанный. Правая же часть была оборвана, словно... другую половину содрали подобно мясу с кости. А посередине, над грудой битого камня, торчала половина купола. Кстати, очень похожего на тот, что я видел в этом... как его там... Риме! Интересно, что нетронутой остался золотой треугольник на центральной части здания, с отходившими от него лучами. Только слегка закоптился.
   - Не иначе, как война превратила это чудо в обломки... Что же, кроме бесшабашной ярости, могло уничтожить это великолепие? - Джонни иногда заносило.
   Я перевел взгляд на близлежащие здания. Все разбитые, изуродованные. Да, такое я видел несколько раз после битв на Солютисе. Мне трижды довелось "понюхать пороху" и пострелять в безумных шахтеров. Но тогда даже раны колониальных городов казались более-менее логичными. Конечно, оружие нынче било с высокой точностью, явно не так, как семьсот лет назад. Однако я уже вдоволь насмотрелся руин на этой планете, чтобы предположить...
   - Если они вообще знали, в кого стреляют, - проговорил я.
   Джонни только успел обернуться в мою сторону, хотел, видимо, что-то возразить.
   - Утер, Джон, Линдси вашу мать! Где маяк, а где вы? - снова зарычал Василий.
   - Уже движемся, сержант. Некоторые последствия шока упавших, - ответил за меня мой друг, и я кивнул ему. - Сейчас они восстановились, и мы выдвигаемся.
   - Алан, есть что-то в твоем квадрате? - спросил Джон у напарника Линдси.
   - Нет. Но я здесь один. Двигайте резче, - Алан был довольно опытным ветераном, некогда дослужившимся до капитана. Однако потом его за пьяную драку разжаловали до рядовых и сейчас он нес службу в звании такого же, как и я капрала, хотя по опыту я ему уступал чуть ли не втрое. И сейчас напряженный голос Алана свидетельствовал не о его собранности, а о... тревоге.
   - Я никогда не слышала таким Алана, - пробормотала Линдси, включив речевой динамик.
   - Никто не слышал, - отрезал Джонни. - Ут, я с Линдс впереди, ты замыкаешь. Есть возражения?
   - Шевели давай задницей, - кивнул я.
   - По пути в помещения не заходим.
   Мы двигались вдоль широкой улицы, которую Джон назвал Невским проспектом, на северо-запад, стараясь сильно не прижиматься к зданиям с нашей стороны дороги, но и не отдаляясь от них - самое опасное попасть на перекрестную траекторию - постоянное внимание было сосредоточено на противоположных домах.
   Датчики движения молчали. Вернее, они показывали перемещение наших десантников в определенном капитаном плацдарме. Вокруг же него все было недвижно. Точно такая же картина, как и в других, посещенных нашей экспедицией местах.
   Дойдя до канала, мы тихо выругались. Мост через мутную, заваленную мусором речку был разбит. Явный подрыв, на Солютисе шахтеры то же самое устраивали. Правда тогда наше продвижение поддерживали флаеры или эхопланы, поэтому долго нас такие неприятности не задерживали.
   - Ну что за напасть, а! - всплеснул руками Джонни. - придется ползти по лебедке...
   Мне это тоже было не по нраву. Висишь себе как цыпленок, только жди, когда пострелят.
   - Первой пойдет Линдси. Возражения? - Джонни всегда был за старшего в нашей двойке. Я никогда не претендовал на роль лидера.
   - Нет, здоровяк, - усмехнулась девушка.
   Джонни перекинул Блейзер за плечо, снял с пояса черный коробок, нажал на кнопку на его середине и извлек оттуда зацепер - маленький такой пистолет без ствола, выстреливает иглой с прикрепленной к ней лебедкой (до трехсот метров). Игла (с пол-ладони), попадая в препятствие, раскрывается словно звезда и добротно закрепляется внутри него. Чтобы вернуть ее обратно, нужно просто второй раз нажать на копку, тогда игла снова сложиться и столь же быстро вернется обратно. Однако в нашем случае пистолет на этой стороне держать будет некому. Поэтому лебедку придется извлечь из зацепера и прикрепить ее к чему-то устойчивому.
   Прицелившись в противоположную часть моста, Джонни без проблем вогнал иглу в еще более-менее крепкий камень моста, щелкнул другой кнопкой, открыл затвор зацепера, достал лебедку, размотал ее и принялся привязывать ее к торчавшему из асфальта железному пруту. Что ж, вроде бы на вид он выглядел вполне устойчивым.
   - Дамы вперед! - кивнув на натянутую над речкой (или все же каналом?) лебедку, сказал Джонни.
   - Если я сорвусь, милый, Пес сожрет тебя живьем, - усмехнулась Линдси.
   - Думаю, если это произойдет, дорогая, ты мне сама спасибо скажешь, Пес тебе еще припомнит падение с неба, - ответил ей в том же тоне мой друг. - Хотя Утер тебя все равно спасет.
   Девушка, посмеиваясь, коснулась моего плеча и повернула в мою сторону голову. Мне даже не надо было видеть ее лица под шлемом. И так было все понятно.
   Внутри меня передернуло. Мое сердце принадлежит другой. Другой!
   Пока Линдси переправлялась на тот берег, повиснув на лебедке и быстро перебирая руками, я, вскинув Блейзер наизготовку, внимательно наблюдал за окружавшими нас развалинами. В принципе, если бы враги действительно были поблизости, то давно бы нас перестреляли: любой из разваленных домов представлял собой прекрасное укрытие. Хотя можно ли сидеть совершенно неподвижно так долго?
   Теоретически, да, если тебя надежно закрывают новомодные стелс-экраны. С примерно похожей ситуацией мы столкнулись на орбитальной базе Инкурии: от нее поступил сигнал бедствия, и нашу роту двинули в срочный сброс.
   Когда мы высадились на платформе с добрый олеонский город (тысячи на четыре населения) величиной, датчики движения аналогично молчали. Доверяя им, мы как слепые котята угодили в устроенную пиратами ловушку. Хорошо помню, как разом заорали в динамиках шлема сигналы датчиков движения и инфракрасных показателей. Враг возник со всех сторон и открыл по нам огонь. Выжить нам тогда удалось только благодаря опыту и отличной экипировке. Пираты были вооружены очень плохо - слишком уж понадеялись на свою стелс-технологию. С тех пор (примерно, около трех лет назад) все вооружение десантников было улучшено, и различные попытки обойти наши сканеры у врагов заканчивались провалом.
   Но что могло нас ждать на этой планете, больше похожей на могильник? Оружие ли рук человеческих? Да... что-то меня понесло...
   - Ут, давай следующим, - приказал Джонни.
   Перекинув автомат за плечо и закрепив его на специальной клемме, я осторожно присел рядом с лебедкой, взялся за нее руками и стал медленно вытягивать свое тело вперед, пока не повис на руках, и следом закинул ноги. Запрокинув голову, я начал переправляться.
   Надо сказать, ощущение опасности усилилось многократно. Мало того, что висишь вниз головой, так еще и эти развалины вокруг... Упасть же даже в костюме в мутную жижу, которая текла внизу, совсем не хотелось. Да и там, наверное, острых штырей торчало под водой с добрый десяток. Впрочем, я же в броне!
   Хотя я перебирал руками быстро, мне казалось, что я ползу словно слизнойд. Такие у нас дома на Олеоне метров двадцать могут ползти целый год...
   - Эй, полегче, герой! Чуть не снес меня! - воскликнула Лидси, когда я подтянулся на лебедке и вскочил на другую сторону моста.
   Не прошло и нескольких секунд, как Джонни стоял рядом. Отцепив конец лебедки, он вытащил иглу из каменной конструкции (надо нажать на кнопку на конце иглы, тогда все раскрывшиеся механизмы сложатся обратно, и устройство можно вытащить обратно). Лебедку же Джонни резко потянул на себя, она тут же стала тоньше, почти как в леска, а затем с мелодичным звуком стала складываться в клубок прямо в руках Джонни - другой конец сам по себе развязался. Вот такая занимательная физика.
   - Ладно, двигаемся, а то Пес сейчас с ума сойдет, - решил я взбодрить напарников.
   - Такой бесстрашный, а собачек боится, - тут же нашла что ответить Линдси.
   Я только покачал головой. Чертовка бессовестно заигрывает со мной.
   Мы прошли еще метров пятьдесят до перекрестка. Здесь здания были особенно разрушенными. Кроме того, на некоторых стенах были отчетливо видны следы от точечных попаданий снарядов небольшого калибра.
   - Миномет, - коротко сказал Джонни.
   Я кивнул. Старенькое, но убийственное оружие. Сейчас в регулярных войсках такие почти не используют, предпочитая ручные гранатометы или даже бластеры. Хотя где-то еще на вооружении колониальных пехотинцев должны были остаться, естественно более современные и смертоносные. Похожие же на эти, что мы сейчас видели в останках стен, повреждения оставляют пули от дурь-пушки колониальных пехотинцев.
   Слева улица уходила под углом направо, там же виднелась высокая арка.
   - Арка Главного Штаба, - снова прокомментировал Джон.
   - Больше походе на полуарку, - усмехнулась Линдси.
   Девчонка была права. Конструкция была сильно повреждена и в некоторых местах даже оплавлена. Сдается мне, оттуда работал миномет или орудие покрупнее. Его же затем и выбили.
   - Чего встали на открытой местности, придурки? - раздался по связи голос капрала Алана. - Я вас отсюда поснимать могу как лавранков.
   На крыше арки что-то блеснуло. Это было был фонарик на плече десантника. Их как раз обычно использовали для подачи сигналов - режим ночного видения прекрасно справлялся с задачами подсветки местности в темноте. Фонари же шли в ход очень редко.
   Мы переглянулись. Действительно, будь мы где-нибудь на Солютисе, то запросто могли бы угодить в ловушку.
   - Сержант, мы на границе нашего квадрата. Алан рядом. Готовы занять позицию, - доложился Джонни, медленно отходя к одной из изрешечённых стен.
   - Принято, капрал, - раздраженно ответил Пес. - Займите оборону, мы начинаем высадку научного персонала.
   - Да, после возвращения нас ожидает серьезная взбучка, - пробурчала Линдси уже по связи между нашей четверкой.
   Мы расползлись по руинам, заняв каждый свой сектор обстрела. Джонни прикрывал дорогу, от которой мы только что пришли, я смотрел в сторону, противоположную от арки, а Линдси закрывала движение дальше по Невскому проспекту. Алан же прикрывал нам спины, просматривая весь наш сектор через свой прицел-излучатель. В него он легко видел через стены, не имевшие специального покрытия. Ну аж била его пушка сквозь эти бетонные "картонки", как сказал бы Джонни, словно через масло.
   Далеко в небе над городом блеснул проблесковыми маячками эхоплан. На время высадки нашего отделения, он поднимался в стратосферу и дрейфовал в ней, ожидая дальнейших указаний после зачистки. Сейчас, когда мы заняли плацдарм, он снова начал путь к земле. Первым делом выйдет второе отделение, затем уже третье вместе с яйцеголовыми. Надеюсь, Ксюше хватит ума остаться на борту...
   - Не нравится мне здесь, - совершенно серьезно проговорила Линдси.
   - Не нагнетай, - оборвал ей Джонни.
   - Мне тоже, - поддержал девушку Алан. - Все здесь как-то не так.
   - По мне так тишина и покой. Могильный покой, - скептически заявил Джонни.
   Я в принципе поддерживал друга. Все вокруг было совершенно спокойно и безмятежно. Напряжение... ну некоторое имелось, конечно, но чувствовалось скорее подсознательно, чем было реальным наяву. Ну да, руины, да, неизвестны причины полного разрушения всех городов на планете, да, странно, что датчики не засекают никакой жизни... Но мало ли что! Теперь шарахаться от каждой тени что ли?
   Моя позиция располагалась в небольшой прямоугольном помещении, заваленным остатками разрушенной стены и поломанной мебели. Я схоронился за одним из самых больших бетонных обломков и, немного высунувшись из-за угла и выставив дуло Блейзера, наблюдал за своим сектором. Хотелось зевать.
   Вдруг что-то за спиной у меня хрустнуло. Я тут же обернулся. Тишина. Только пыль витала в воздухе. Датчики ничего не показывали.
   - Странности постоянные замечаю, - проговорил тут же Алан. - Сенсоры дают сбои. Несколько раз перезагружался датчик электромагнитных волн, часы уже как пятнадцать минут постоянно сбрасываются на нули. А мой прицел... Вижу какие-то мелькания. То тут, то там. Тени что ли.
   Внутри меня все похолодело. Я точно слышал какой-то хруст. Однако нельзя было отвлекаться от своего сектора обстрела. Это было против всяких правил, против!
   - Может, у тебя с костюмом проблемы или с панелью управления? - предположил Джонни.
   - Сегодня все проверял у Фер. Полный порядок, - не согласился Алан.
   От слов капрала я поежился. Сразу же вспомнилась одна из наших неудачных экспедиций на Оверум. Тогда как раз-таки исследовательская группа Олька направилась на изучение древних руин в подземельях одной из горных систем. Там был целый заброшенный город, выполненный в форме пирамид, затаившихся в полной темноте в огромных пещерах. Мы, как и положено, обеспечивали безопасность яйцеголовых. Нас тогда был полный взвод, командовал Каменотесов... Прошли первые два года моей службы, во мне не успели еще сделать даже первой дырки.
   Все шло четко: вышли с ближайшей базы, высадились с флаера, обеспечили безопасность площадки, дождались экспедицию, вошли в подземелья. Конечно, нас окружали тесные коридоры и сплошная темнота, но новейшая техника и постоянная связь между бойцами не давали чувству страха и неуверенности проникнуть в душу. Поэтому мы двигались быстро и без лишнего шума. Мысли о том, что среди всех этих темных коридоров когда-то бродили нелюди, почти не посещали. Иногда по местной связи бойцы перешучивались друг с другом. Затем мы вышли к пирамидам... Вот тогда все как-то приумолкли. Зловещие сооружения из черного обсидиана встретили нас молчаливы провалами бойниц, торчавших на ребрах пирамид, и тысячи острых верхушек, устремленных в высокие своды огромной, просто необъятной пещеры в которой был расположен древний город.
   Пирамиды были расположены кругами, причем ближе к окраинам они постепенно мельчали, пока совсем не превратились в небольшие, высотой по колено, торчащие из земли иглы. Через их густой лес шли три дороги, вымощенные потрескавшимися, но в некоторых местах еще гладкими камнями. Мы двинулись тремя отделениями через них, стараясь охватить весь сектор... Однако где-то на середине пути стало понятно, что так мы сами заводим себя в ловушку - основная масса пирамид, где мог схорониться противник, оставалась вне нашего контроля.
   Тогда Скала принял решение обеспечить боковое прикрытие дорог и направил дозоры по три человека на сами пирамиды по периметру древнего города. Мы принялись прыгать по ним при помощи гипердвигателей на сапогах как зойки (обычно, конечно, эти штуки служат для торможения при сбросе, но на них можно также подпрыгнуть метра на четыре-пять). Ладно просто по самим пирамидам, Пес нас заставил тащиться внутрь, а там... Лабиринты! Если бы не сканеры и датчики движения, в этих жутких черных штуках можно было заблудиться навсегда.
   Впрочем, хитросплетения коридоров и всяких странных комнат с наклоненными от центра стенами, закрученными в разные вязи колоннами, не были самым неприятным во всей этой экспедиции. Очень скоро бойцы стали докладывать о помехах в связи и посторонних шумах. Линдси на полном серьезе сообщила мне и Джону, будто в одной из пирамид за очередным поворотом слышала чьи-то голоса. Тогда даже вечно трезвомыслящий Джонни несколько притух...
   Однако экспедиция продолжалась, мы шли в глубь пирамидного города и скоро наткнулись на первые ловушки. Пол под ногами разъезжался, из-за угла летели штыри, а стены некоторые пытались сомкнуться и сдавить нас. Конечно, для наших костюмов это было не самые большие угрозы, но несколько неприятных минут пришлось пережить почти всем. Я свалился в канаву с какой-то шипящей и на вид очень опасной жидкостью. Датчики тут же взвыли и сообщили мне, что это серная кислота. Благо от неё мой обвес стал только почище. Расплавилось, правда, все, что было сделано не из валидия.
   Скала запросил Олька о прекращении операции. Формально, яйцеголовый во время экспедиции имел право приказывать военным в качестве командующего экспедицией. Конечно, если бы дело пошло скверно, вряд ли кто-то стал бы слушать этого азурянина, но... пока все были здоровы. Каменотесов только перестраховывался. А Ольк и не думал останавливаться - приказ был идти дальше.
   До центра все же дошли, расположились, заняли необходимые позиции. Я примерно также, как сейчас, уселся за одним из выступов и наблюдал в режиме тепловизора черное ничто. Датчики молчали, сканеры молчали... Яйцеголовые делали свои дела, мы скучали.
   А затем совершенно невзначай, несколько буднично и безмятежно рядовой Соленс, как сейчас помню его шепелявый голос, доложил о возникновении движения в непосредственной близости от его позиции. Боец был не из моего отделения. Тогда им командовал старший лейтенант Вазон, погибший в нашей недавней стычке на Оверуме. На сообщение Соленса отреагировали вяло. Хотя на планете-леднике вообще никакой жизни не было, движение могла спровоцировать какая-нибудь из древних ловушек - мы ведь знатно тряхнули местную старину.
   Однако Соленс доложил, что объект движется. Парень начал заметно нервничать и даже шутки сослуживцев его не успокоили. Вазон приказал рядовому оставаться на месте, и сам двинулся к нему. А затем раздались несколько выстрелов, и Соленс исчез из эфира, когда старший лейтенант еще не успел добраться до него. Автоматизированная система боевого оповещения, кратко АСБО, которой обычно связываются все члены отряда, а иногда и всей роты, и даже батальона, на всех дисплеях наших боевых костюмов выдала сообщение о прекращении жизнедеятельности организма Соленса.
   Что тут началось... Скала приказал первому взводу оставаться на месте и прикрывать яйцеголовых, а сам бросился к Вазону в сопровождение третьего взвода. Тот нашел на месте Соленса только три стреляные гильзы. Парень исчез.
   Мы начали поиски, облазили все близлежащие пирамиды, пеленговали, сканировали, перезагружали десятки раз датчики... Но ничего. А затем о новом факте движения доложили из второго взвода. Скала немедленно скомандовал об окончании экспедиции. Ольк попытался что-то возразить, то Скала, переключив связь на личный с Ольком канал, что-то внушительное поведал ученому, от чего тот прекратил всяческие попытки сопротивляться в эфире. За считанные минуты мы покинули сектор по одной из дорог, стараясь не разделяться и держать друг друга в пределах видимости. После этого случая исчезновением Соленса заинтересовалось Особое отделение. Нас даже водили на опросы. Но затем историю замяли, мы через пару недель успели попасть в заварушку на Солютисе, мне прострелили плечо, в рану попала какая-то местная зараза и пару месяцев я валялся в медсанчасти на орбите Тритона. Эх, жаль, на саму тропическую планету меня не пустили... Там были в основном курорты, полные довольных и богатых азурян.
   - Вы тоже вспомнили историю Соленса? - вдруг спросил Алан. Он продолжал говорить на местной связи между мной, Джонии и Линдси.
   - Слушай, Ал, ты чего заладил в самом деле? - недовольно заворчал Джонни.
   - А ты ничего не чувствуешь?
   - Да к черту все это. У меня хренова куча сканеров и датчиков на обвесе. Пусть они за меня чувствуют. А перед глазами все спокойно...
   - Соленс тоже так думал, наверное... - задумчиво пробормотал Алан.
   В этот момент у нас над головами в сторону зоны высадки с басистым гулом пролетел эхоплан.
   - На площадке чисто, - тут же доложил лейтенант Алин.
   - Разрешите приступить к высадке? - осведомился старлей Уваров.
   - Разрешаю, - последовал ответ Каменотесова.
   Датчики запиликали движением у нас за спинами. Признаться, их сигналы несколько нервировали меня. Эти разговоры Алана...
   - Вы когда-нибудь слышали об Александре Форсе? - снова завел разговор капрал.
   Я поморщился. Не удивительно, что этот воин долго не смог провести в старшем командном составе. Сколько я не видел офицеров выше лейтенантов, все они были мужиками немногословными и обстоятельными. Обычно это были уже бывалые вояки, служившие по пятнадцать-двадцать лет и повидавшие всякого на службе. И отлично знали, о чем стоит говорить с окружающими их сослуживцами, а о чем нет. В армии вообще есть много таких неписанных вещей, которые никто никогда тебе не расскажет и вряд ли вообще заведет беседу об этом. Их начинаешь понимать и чувствовать со временем. И тогда служба идет нормально. А вот если не понимаешь... Начинаются всякие непонятные ситуации, которые в лучшем случае ведут к неприятных объяснениям.
   - Алан, заткнулся бы ты на хрен, - буркнул Джонни.
   - Так вот. Это один отчаянный исследователь, колесящий по всему миру в поисках разумной жизни помимо людей...
   - Пускай слетает на Олеон, пообщается с сейвами. Эти копытные поразумнее многих людей будут, - насмешливо посоветовал Джон.
   - Ищет он высокоразвитые расы. Которые либо когда-то жили в этих системах, либо вообще за нами наблюдают.
   - Обычная уфологическая чушь, - вставила свои мнение Линдси.
   - И вот, - продолжал Алан, не обращая внимания на слова Джонни и Линдси, - по его мнению, оставленному в паре не самых известных журналов, так называемы Иные, давно уже находятся рядом с нами. Они в тысячи раз технологичние нас и даже... находятся на недостижимой для нас стадии эволюции. В принципе они существует в иных измерениях даже...
   - Алан, Джон, - ворвался вдруг в эфирное пространство разъяренный голос Пса. - Какого хера у меня постоянно мигает оповещение о местной связи между вами? Вам что нечем заняться нахрен? Будете драить хренов звездолет до прилета домой! Чтобы заткнулись немедленно!
   - Есть, - тут же отозвался Джонни с некоторым нажимом в голосе. Понятно было, к кому это было обращено. Алан отмолчался.
   И снова нас окружила тишина. Разве что командиры отделений изредка обменивались докладами об обстановке. Высадка прошла успешно. Конечно, яйцеголовые не десантировались как мы - эхоплан сел и только тогда команда Олька неторопливо вылезла наружу. Вскоре они расставили аппаратуру и начали свои заумные процедуры. Нам же осталось только скучать, посматривая на сканеры. Честно говоря, я уже немного устал после весьма своеобразной высадки. С удовольствием бы лег на нашу жесткую койку... А вот если бы еще со мной была Фер...
   Жгучая девчонка снова наполнила мои мысли. От них стало немного уютнее. Надо перестать валять дурака и пойти уже с ней поговорить нормально, установить контакт... Может пригласить её поужинать? Когда вернемся на Фаргус. Там очень неплохо варганит местный кок. Думаю, с ним можно договориться, чтобы он придумал что-нибудь необычное. Почему бы и нет? На самом деле, настоящая армейская романтика. Думаю, если эта девчонка пошла в армию работать, ей не модных красавчиков подавай в электрокарах и флаймобилях. Ей нужны настоящие мужчины. С легкой долей романтики...
   Датчик движения пискнул. Я даже не сразу обратил на него внимание, так глубоко улетев в приятные мысли о Ксюше. Только когда второй раз раздался писк, я посмотрел на дисплей на плевом запястье. На экране сообщалось о движении метрах в ста от моей позиции.
   - Товарищ сержант, - вышел я на линию связи отделения. - У меня движение.
   - Что? - тут же отозвался Пес. - Это могут быть помехи? Кто-нибудь из своих?
   Датчик снова пискнул. Нечто передвинулось ко мне на два метра ближе.
   - Никак нет, - ответил я. - Джонни, Линдси и Алан в стороне от отметки движения. Три тика, цель приблизилась.
   - Товарищ капитан, у нас.... ситуация, - Пес вышел на линию связи взвода.
   - Докладывай, - коротко ответил Скала.
   - Рядом с позицией капрала Утера датчики отметили движение. На помехи не похоже.
   - Просканируйте химию и тепло, - приказал капитан, а затем добавил: - Еще на электромагнитные взаимодействия.
   Я поджал губы, несколько смущенный, но проделал названные операции. Штатная техника моего костюма в считанные мгновения провела необходимые манипуляции, но ничьего присутствия не выявила. Однако датчик движения снова пискнул. Цель приблизилась уже на целые десять метров.
   - Сканеры ничего не показываю. Цель движется, - доложил я, стараясь сохранять спокойствие. Слова Алана, события на Оверуме как-то живо стало мелькать в моем сознании. Я крепче сжал Блейзер.
   - Сержант Ломов, отправьте к позиции капрала Утера подкрепление, - тут же последовал приказ.
   - Огуст, Освальд, выдвигайтесь к Утеру. Капрал, доложи обстановку, - голос Пса был напряжен. Наверное, тоже вспомнил про Соленса. А уж как я сейчас его вспоминал!
   Датчик пикнул снова. Затем тут же еще, затем еще, еще. Цель начала ускоряться, она двигалась быстрее, чем обычный человек мог бы себе позволить. Я начал нервничать.
   - Объект движется. Очень быстро, - мой голос не дрогнул.
   - Спокойно, сынок, оставайся на месте и мониторь ситуацию, - неожиданно добродушным голосом сказал Пес.
   Надо же, сам что ли испугался? Со стороны я не должен был показаться напуганным.
   - Ут, дружище, не кипишуй, - сообщил мне Джонни по личному каналу связи. - Наверное, какая-нибудь кашиса или что-нибудь.
   Кашиса. Ну ничего себе придумал! Далекие предки этих кошачьих прибыли на Азуру вместе с первыми колонистами с Земли. Однако выглядели они немного иначе - поменьше в размерах, да и их когти не могли резать металл. Впрочем, о чем это я вообще? Датчик выдал нахождение неизвестного объекта в двадцати метрах от моей позиции. Я даже высунулся побольше, пытаясь рассмотреть, что, забери меня Бездна, ко мне движется. Но ничего. Была лишь пустая улица...
   - Капрал, докладывай, - потребовал Пес.
   - Сержант, объект в двадцати метрах, в девятнадцати, в шестнадцати.
   - Сержант, я иду к Утеру, - вмешался Джонни.
   - Отставить, солдат, оставаться на месте! - взревел Пес.
   - Четырнадцать, двенадцать... Я никого не вижу! Объект уже должен быть рядом со мной! Одиннадцать.
   - Сержант, я нахожусь ближе всего! Освальд и Огуст....
   - Я сказал, отставить, солдат! - ярился Пес.
   - Девять, восемь, семь... - отсчитывал я, озираясь по сторонам.
   - Сержант, я... - начала было Линдси.
   - Заткнись, - рявкнул Пес.
   - Сержант, мы почти на позиции, - сообщил Огус. - Еще пара домов.
   - Четыре метра, три, два, один...
   Датчик замолчал. Я бешено вертел головой в разные стороны, но никого вокруг не было. Совершенно никого, полнейшая тишина и спокойствие.
   И тут за спиной раздался треск камня.
   Я обернулся резко. Исключительно на рефлексах. Но когда уже собирался нажать на спусковой крючок, какая-то далекая, глубинная мысль остановила мышцы моей руки - я не нажал.
   Из-за дверного косяка выглядывала девочка. Вся чумазая, в каких лохмотьях. Длинные, перепутанные, сальные волосы спадали ей на узкие худые плечи. Она смотрела на меня испуганно. Всего пару секунд, а затем рванула прочь.
   - Эй, стой, куда! - крикнул я и рванул следом.
   - Капрал, о чем ты говоришь? Доложи! - раздался следом грозный рык Василия.
   - Обнаружен объект. Девочка, примерно двенадцати лет, - на бегу рвано докладывал я. - Веду преследование.
   Девчонка неслась как сумасшедшая среди разрушенных руин. Я хотел было включить гипердвигатели, но приходилось постоянно вилять, тут скорость может только помешать - сапоги ведь не помогут координировать все тело и уж тем более гасить инерцию.
   - Какой девочкой? О чем говорит солдат, сержант Ломов? - включился капитан.
   - Утер, постой, мы с тобой! - кричал вдогонку Освальд.
   - Двигаемся по следу капрала Утера, - вновь последовал доклад. Скорее всего Огуста.
   - Сержант, позвольте я направлюсь следом, - снова запросил Джонни.
   - Отставить, Румянцев, - отрезал Пес. - Каков статус, капрал Утер?
   - Преследую. Слишком быстро движется, - немного сбиваясь с ритма, ответил я.
   - Девочка? Еще раз повтори. Ты уверен? - снова спросил Каменотесов.
   - Так точно, - резко и несколько нетерпеливо ответил я.
   Я бежал примерно пять минут, проскальзывая через проломы в стенах, перепрыгивая через лестничные пролеты, дыры, подпрыгивая и подтягиваясь с одного этажа на другой. Но угнаться за маленьким ребенком никак не мог! Она мелькала где-то впереди. Причем датчик на этот раз не сообщал ни о каком движении впереди меня. Этот момент я успел отметить на бегу.
   Мы выскочили из одного дома, перебежали двор, заставленный ржавыми транспортными средствами, и заскочили в темный подъезд. Если был расчет на отсутствие света, то он был явно излишним. Автоматика моего шлема тут же включила ночное зрение. Девчонка не останавливалась. Она неслась по чудом сохранившейся лестнице наверх, я следом. В какой-то момент я почти мог дотянуться до неё рукой. Однако она заскочила через выбитую дверь в одно из помещений в коридоре, юркнула в одну комнату, другую, а затем устремилась на балкон. Да так резво, что не собиралась останавливаться. Она что, хочет прыгать?
   - Стой, куда?! - заорал я, не отключив связь с взводом.
   Девчонка выскочила на балкон, а затем прыгнула вниз.
   Я не успел каких-то три секунды. Глянул вниз. Никого. Никого! Черт подери! Да тут было этажей пять! Там либо тело осталось бы, либо ковыляющий раненный ребенок... Ничего! Только чертов битый камень и пару ржавых и сожженных машин на Невском проспекте!
   - Куда она делась? Куда? - недоуменно забормотал я.
   - Капрал Утер, доложить обстановку. Что там черт подери происходит? - бесновался Пес.
   У меня за спиной почти бесшумно возникли Освальд и Огуст. Парни раньше служили в спецвоисках, но за какие-то провинности их отправили на общую службу.
   - Ут, что у тебя? - спросил Освальд без использования средств связи.
   - Хрен его знает, - честно ответил я ему, а затем уже по общей связи. - Товарищ сержант, объект исчез. Все это время я гнался за ним, точнее за ней... в общем, она выбежала на балкон, спрыгнула и... затем исчезла.
   - Что сделала? Исчезла? Ты в своем уме? - бесновался Пес. - Может, она спрыгнула и дальше побежала куда-то?
   - Здесь пятый этаж, внизу только дорога. Я отставал на мгновения. Балкон выходит на Невский. Здесь нельзя спрыгнуть и убежать незаметно, - восстанавливая дыхание и приводя в порядок мечущиеся мысли, ответил я.
   - Капрал, ты как себя чувствуешь? Что показывают датчики твоего здоровья? Отправь мне данные, - приказал капитан. Понятно, психа из меня будут делать.
   Я сам проверил все данные на дисплее, что был на левом предплечье, отправил капитану. Тот промолчал.
   - Освальл, Огуст, доложите, - потребовал тем временем Пес.
   - Ничего, товарищ Сержант. Я не видел никакой девочки, - последовал ответ Освальда.
   - Так точно, ничего, - подтвердил Огуст.
   - Понятно. Капитан, каков будет приказ? - спросил Пес. Его голос свидетельствовал о крайнем раздражении. Мужика можно было понять. Ну почему именно в его отделении завелся умалишенный?
   Каменотесов не отвечал около минуты.
   - Что на балконе? Есть что-то? Или вокруг? - спросил он наконец.
   Освальд и Огуст переглянулись, но затем стали осматриваться.
   - Тут все оплавлено и обожжено. Похоже на следы от взрыва, - через некоторое время ответил Огуст.
   - Еще здесь много сгнившей мебели, посуды, - докладывал Освальд, углубившись уже в квартиру.
   Я тем временем потерянно стоял на балконе и молчал. Только сейчас до меня стало доходить, какого шума из ничего я устроил. Да мне теперь при отсутствии каких-либо доказательств существования девчонки светит карантин до возвращения домой, а там долгий курс общения с психологом. Ведь действительно: датчик пищал только мой, ребенка видел единственный я, у всех остальных показания отсутствовали... Ну чем не помешательство на фоне стресса или повышенного волнения? Или как там это называется у господ мозгоправов?
   Проклятье. Наверное, от этих мыслей я действительно загнал бы себя в полную ловушку, если мой взгляд случайно не упал на маленький кусок пластика, лежавший прямо на краю балкона, в стороне от входа. Тут же подобрав, я осмотрел его - плоский, с какими-то надписями знакомыми буквами, но неизвестно мне значения. USB, 100 ТБ. Долохов.
   - Товарищ капитан. Я кое-что нашел, - тут же доложил я, хотя внутренне ругая себя за поспешность. А вдруг это какой-то сущий мусор? - Тут кусок пластика. На нем есть надписи.
   - Какие?
   Я доложил.
   - Хорошо. Уже что-то. Забирай с собой. Прочешите помещение и возвращайтесь на исходные позиции.
   - Товарищ капитан, - влез в разговор Джонни.
   - Капрал, я же велел заткнуться! - прикрикнул на него Пес.
   - Товарищ капитан, - игнорируя Василия, продолжил Джон. - Капрал Алан. Он... это.
   - Что с ним? - недоуменно спросил Каменотесов. - АСБО сообщает, что он в полном порядке.
   - Да, но... его нет на позиции. Он исчез.
  

Виго Мартин

***

   Последующие три скучных дня до дежурства пролетели без всякого напряжения. Тяжелая ручная работа по рытью дополнительных оттоков канализации давалась Виго очень просто, хотя весь его взвод ворчал и много курил от злости. Парень же держался стойко и с улыбкой. Сержант Кейси хмуро поглядывал на подчиненного, но молчал. Что еще взбрело этому салаге в голову?
   А в голову Виго много что напросилось. Особенно мечты и фантазии, благо гуманитарное образование и впечатлительность давали хорошее топливо для этого. Чего только он себе не на придумывал! Эх, прекрасна юность своей наивностью...
   За час до дежурства Виго отпросился у Кейси со строевой подготовки (якобы, кое-что посмотреть в учебниках по вопросам радиолокации до заступа в наряд). Сержант с некоторым подозрением выслушал запрос, но возражать не стал.
   Виго на этот раз решил просто пораньше прийти в наряд - Мег заступала на час раньше него. И упустить возможность узнать ответ как можно раньше Виго не мог - несносная девчонка наотрез отказалась окончательно подтверждать готовность пойти на свидание по коммуникатору, намеренно подогрев в нем и без того распыленные эмоции.
   - Ну и хрен ли ты приперся так рано? - недовольно забрюзжал Рома, хрустя вафлей. Виго только открыл дверь в станцию связи.
   - Тебя не поймешь, - усмехнулся тот в ответ. - То я поздно, то я рано...
   - Вовремя надо. Ладно, садись. Я валю.
   - Мег на месте? - Виго не удалось до конца скрыть волнение в голосе.
   - Кто? А... эта инкурийка? Не знаю. Последний сеанс связи я проводил часа два назад вместе с Михой, бабы этой не было. Короче, отвали.
   Сегодня Рома казался Виго хорошим и добрым человеком. Его занудство не выглядело столь уж отвратно.
   - Нет, это ты давай вали из-за пульта и иди жуй вафлю, - сказал Виго с улыбкой, но в голосе его была такая решимость, что Рома спорить не стал: только исподлобья взглянул на своего сменщика и с недовольным бормотанием покинул пункт связи.
   Стоило только двери с легким шипением старого гидравлического доводчика закрыться, как Виго тут же бросился за пульт.
   - Мег! Мег! Я на месте! Я включаю камеру, Мег, ты здесь? - затараторил парень как сумасшедший. Больше он не мог сдерживать эмоции. Приказ о предоставлении ему увольнительной он уже держал в руках.
   Ответа не последовало. Динамики хранили тишину, а монитор оставался темным - с той стороны не поступало никакого сигнала.
   - Мег? Ты тут? Мег, ответь мне, пожалуйста - голос молодого солдата дрогнул. Неужели все сорвалось, неужели она передумала?
   Нет, может, она просто отошла, делаете себе кофе как раз по тому рецепту, что дал ей Виго? Или ее вызвали к начальству, а за пультом сменщик? Может, у них вообще учебная тревога и она сейчас в скафандре стоит в строю? Но ведь должен быть дежурный!
   - База, вызывает Авангард, вы слышите меня? Прием! - хотя до следующего положенного сеанса оставалось как минимум минут сорок, Виго не мог сдерживать нахлынувшие на него эмоции. Он должен знать, почему Мег передумала. Бездна! Неужели он что-то не так сказал? Где-то просмотрел что-то? - База, это Авагард! Вы слышите меня? Ответьте, забери вас космический ветер!
   База не отзывалась. Нехорошие мысли гурьбой полезли в голову Виго. Все, конечно, может быть... Но нет, невозможно...
   - Компьютер, активирую голосовое управление, - все же не выдержал парень.
   - Коммуникатор три-два-ноль-ноль активирован, - тут же отозвался механический голос (не мужской и не женский). Довольно старая модель, не имеет своего графического воплощения и даже самой первичной программы обучения - так называемого "очеловечивания". Современные прототипы с тобой и посмеяться могут, и даже погоревать...
   - Коммуникатор три-два-ноль-ноль, имеются ли какие-либо неполадки с каналами связи между заставой и Базой, расположенной у восьмой высоты?
   - Проверяю, - сообщил голос.
   Пункт связи в целом, предполагал ручное управление. Однако система голосового общения была куда более удобна для экстренных случаев, когда запрос можно было сформировать чуть более обще, без конкретных переменных.
   - Неполадок не обнаружено.
   Виго нахмурился, собираясь задать уточняющий вопрос, но компьютер его опередил:
   - Однако все системы Базы отключены.
   - В смысле? - опешил Виго. - У них там авария? Генераторы сдохли? Нет энергии?
   - Причины неизвестны. Сканирование показало полное отсутствие активности электроники и компьютеров.
   - Но не могло же произойти все внезапно! Сообщения? Аварийные записи?
   - Ответ отрицательный. Системы отключились мгновенно. Данных о запуске запасных источников энергии не имеется. Сообщений нет. Однако секунду. Последняя текстуальная запись в данных журнала пункта связи, создана два часа двадцать четыре секунды назад, рядовой Меган Вольфокс, личный номер сорок пять тринадцать....
   Мег! Сообщение оставила Мег! Виго зачем-то подался грудью на панель управления, словно так ему было удобнее слушать.
   - Запись выполнена текстуально, - зачем-то повторил компьютер. - Содержание: "Виго, на нас напали". Конец записи.
   Что происходило в ближайшие минуты после услышанного, Виго запомнил плохо. Кажется, он сорвался с места так быстро, что не успел активировать замок и врезался в дверь, затем чуть ли не руками ускорял ее открытие; несся сломя голову по коридору к начальнику штаба. В голове стоял туман.
   Все это, конечно, было не по Уставу. Первым же делом рядовой должен был доложить о случившемся дежурному по заставе, затем своему непосредственному командиру. Но молодой солдат так переволновался, что действовал совсем уж по наитию.
   Начштаба оказался на месте, с хмурым лицом выслушал сбивчивый доклад Виго, перепутавшего все возможные формулы обращения к старшему по званию и по порядку доклада.
   В следующие минуты Застава была поднята по тревоге, завыли аварийные сирены, из динамиков понеслась монотонная речь помощника начальника штаба о боевой готовности всего личного состава заставы, о всех необходимых мерах проверки снаряжения и сохранения дисциплины.
   Начштаба никак не отреагировал на нарушение дисциплины и устава. Только приказал вернуться в казарму и ждать приказов.
   Когда еще не совсем осознавший происходящее Виго вбежал по лестнице в расположение своего подразделения, бойцы уже стояли в две колонны и ожидали начала "запайки".
   - Виго! Ты чего с безумными глазами? - выхватил парня один из бойцов взвода. Кожа у него была смуглой, а волосы завязаны во множество косичек. Правая щека была изуродована шрамом в виде звезды. - Ты же вроде был в наряде на связном? Что случилось?
   - Я-я... н-не уверен... Что-то с Базой, - заикаясь, ответил рядовой. Бездна! Почему еще ждем? Почему уже не грузимся в транспортники? Там Мег! Что же там происходит?!
   - Виго! - увидел наконец своего подчиненного сержант Кейси. - Какого хрена стоишь тут в раскорячку? Почему не в строю? Что с тобой, парень?
   Виго не стал сопротивляться и выложил сержанту все, что знал.
   - Меган, говоришь? - сержант прищурился. - Не та ли девочка, с которой ты болтаешь все дежурства напролет?
   У парня перехватило дух.
   - Товарищ старший сержант,....
   - Ты это, - отечески положив руку на плечо Виго, сказал Кейси и улыбнулся, - успокойся. И в строю место займи, не баламуть народ. Скоро полетим к твоей девчонке и всем по заднице раздадим. Вот увидишь.
   Виго крикнул "есть" и занял место в конце шеренги. Однако нормально устоять не мог, постоянно крутился и дергался. Ожидание казалось ему невыносимым!
   А запайка в скафандры затягивалась. К сожалению, в который раз система колониальных войск показала свою неэффективность, чуть ли не игрушичность...
   Заставу давно никто не поднимал по тревоге, экстренных сборов подразделений не проводили даже в учебных целях. В итоге "запайки" был исправны только на половину, а шахты, по которым доставлялась броня из арсенала давали сбои и далеко не сию минуту поставляли вооружение из хранилищ. К тому же сломался идентификатор личности солдат - скафандры выдавались из шахт на запайку будучи записанными совсем на других людей, иногда даже из других взводов. Это еще сильнее увеличило неразбериху.
   Короче, прошел примерно час, пока рота Виго смогла облачиться в скафандры и покинуть расположение казармы. Не помогла ни отборная ругать самого сержантов, ни обещание кар небесных подчиненным со стороны капитана Герасименко. Тот вообще был не в себя от ярости: при экстренном сборе из его роты два взвода целый час прокопались при запайке.
   Виго посчастливилось все же надеть свой скафандр и получить свою пушку. Однако боезапас треклятая автоматика пополнить забыла. В под патронниках осталось всего четыре обоймы в запас. Гранаты хотя бы были в полном комплекте.
   Выстроенную перед казармой на плацу роту Герасименко, усиленную взводом лейтенанта Родмана, осмотрел лично майор Якимов. Причем старый майор придирался как ко внешнему виду скафандров, так и к выражениям лиц солдат.
   С каждой минутой промедления происходящее все больше напоминало Виго театр абсурда. Забери вас космический ветер, на Базе, возможно, идет бой! Там умирают люди, они ждут помощи! Какого черта надо стоять на плацу и слушать бред этого старого маразматика? Что происходит?!
   Мег ждет помощи! Виго чуть ли не взвыл от досады.
   В конце концов унизительная и бессмысленная процедура закончилась, и двести двадцать бойцов повзводно направились к Ангару, где уже готовились к взлету два транспортных флаера.
   - Ну что, Виго, наконец-то дело? - хмыкнул шедший плечом к плечу капрал Райн.
   Коренастый, низкорослый олеонец набился в друзья Виго еще на первой неделе его пребывания на Окусе. Парень любил поболтать о жизни и политике, а в более-менее образованный Виго мог составить ему хорошую компанию в этом. Однако самого Виго такая дружба несколько утомляла. Райн был отличным парнем, веселым шутником и даже преданным заступником, однако глупым как пробка. Его широкое и плоское лицо типичного деревенщины с грибных посадок Олеона порой раздражало Виго не менее сильно, чем его пустая болтовня или еще хуже - нечеловеческая упертость. Однако лучше уж хоть какой-то приятель в этом скучном месте, чем никакого. Однако прямо сейчас Виго точно было не до шуток.
   - Хотел бы надеяться, что нет, - процедил он сквозь зубы.
   К этому моменту взвод Кейси подошел к открытому люку флаера и начал погрузку: солдаты поднимались на борт, вставали у стены и закрепляли на плечах и поясах клеммы безопасности: даже если флаер рухнет, бойцов надежно будет держать защита.
   Хотя если оторвет обшивку, бойцы улетят вместе с ней.
   Чем меньше становилось расстояние до Базы, тем сильнее возрастало беспокойство Виго. Отсутствие каких-либо данных на сканерах могло объясняться современным глушилками, ведь оборудование колониальной пехоты было достаточно отсталым и, теоретически, хорошие стелстехнологии могло подавить действие сенсоров... Но тогда кто враг? Пираты лишь пару раз в истории использовали новейшие разработки, да и то... на научных базах, где можно было поживиться и было зачем рисковать. Но кто мог в здравом уме напасть на дряхлую военную базу на Бездной забытом Окусе? Глупость какая-то... ерунда.
   Километров за пять до Базы флаер опустился на ровную землю и выгрузил роту Герасименко. Небольшой отряд под командованием лейтенанта Родмана остался охранять место высадки. Остальная же часть бойцов выдвинулась в сторону Базы. Снова стояла ночь - все бойцы опустили защитные стекла и включили режим ночного видения. Мир окрасился в зелено-черные цвета.
   В голову Виго как назло лезли нехорошие мысли о пришельцах... Да, их никто так и не нашел в известном сегменте космоса. Но ведь были же найдены древние руины! Значит, люди точно были не одни во Вселенной! Теория о вымерших иных формах жизни ничем не подтверждалась помимо болтовни. Что если Иные ушли точно также как люди со своих родных миров и теперь решили вернуться обратно?
   Нет, не могли бы они просто так прийти. Все же в системе Родион-4, где располагался Окус, стояла мощная звездная крепость с ультрасовременной начинкой (Звездный Флот всегда заботился о себе), в том числе на ней были установлены системы дальнего обнаружения. На них можно было вообще всю территорию Конфедерации просканировать при желании... Какой бы крутости не был флот... Иных засекли бы так или иначе.
   Странно, что никто не получал сообщений с Базы - кто-нибудь из знакомых ребят обязательно бы скинул сообщение друзьям из Заставы о нападении... Однако стояла полная тишина в эфире. Люди словно... испарились в миг.
   Когда рота закованных в доспехи бойцов подобралась на полкилометра к Базе, капитан приказал остановиться и занять круговую оборону: пехотинцы едва умело, как учили на нескольких тренировках, рассредоточились на квадрате в километр и уперлись стволами своих автоматов в темноту. Виго стоял как раз напротив Базы и буравил взглядом ее светлые (в зеленной гамме режима ночного видения - светло-салатовые) стены. Ворота были подняты.
   Связь молчала. Видимо, командиры совещались о том, что делать дальше между собой по закрытому каналу.
   Время тянулось. Напряжение нарастало. Виго отлично слышал, как справа от него грязно ругали командование двое солдат, подняв щитки своих скафандров. Еще бы! Кому могло нравиться стоять посреди поля в зоне досягаемости осадных орудий? На Базе было более пяти десятков осадных танков. Хотя они были старого образца, но в пределе двадцати километров били без промаха. Одно попадание пробивало валидиевую броню что плазменный нож колбаску. Считай, одним слаженным залпом можно было накрыть всю роту раздолбаев, сидевших внутри консервных банок. От осадного ада можно было спастись только постоянным быстрым передвижением или под щитами оплота - установки, генерирующей энергополе. Такие в обязательном порядке состояли на вооружении десантников и морпехов. Колониальным же бездельникам сего не полагалось...
   - Внимание, слушай команду, - раздался в динамике голос дяди Кейси. Виго тут же встрепенулся. Сержант говорил по каналу связи взвода. Данные об этом скафандр доложил мозгу своего обладателя по нейроинтерфейсу. - Романов, Долорес, Швайнер, Агапов, Морозова и... Кольвенский, - Виго закусил губу. - Выдвигайтесь на базу. Вы наша разведка, раз уж тупые урюки раздолбали все дроны...
   - А какого черта мы? - возмутился кто-то из названных. Вроде бы это был Романов, если Виго ничего не путал. Он с этим парнем общался иногда в нарядах. - Чем заслужили?
   - Заткнись на хрен! - посуровел голос Кейси. - Двигай задницей и молчи. Рот откроешь, когда будешь на Базе и доложишь о ситуации. Старшим будет младший сержант Агапов, бегом марш!
   - Дожили, Агапов старший! - пробурчал женский голос. Долорес. Всегда подтрунивает над кем-нибудь.
   - Шевели булками, красотка, - тут же с усмешкой отозвался названный Агапов.
   Увидев отделившихся от общей цепи роты бойцов, Виго поспешил присоединиться к ним. Тут же неожиданно пискнул канал личной связи.
   - Виго, никаких геройств, - сурово сказал дядя Кейси и тут же отключился.
   Парень даже не стал задумываться, от чего сержант проявлял такую заботу. Рома из связной мог разболтать всем все, что угодно. Недовольный ворчливый болван.
   - Двигаемся двойками на усилителях, расстояние - десять метров, - начал раздавать команды Агапов. Этот сержант хотя бы имел какой-то боевой опыт в отличие от остальных. Долорес приходилась ему давней подружкой, поэтому ее скептическое замечание было не более, чем подколом. - Я и Долорес первые, потом Романов и Швайнер, замыкающие - Морозова и Кольвенский. Не тормозите. Мы сейчас как на ладони.
   - А то все это время в засаде сидели, - буркнул Романов.
   - Виго, я на тебя надеюсь, - сообщила по личной связи Алиса Морозова. - Я совсем новенькая, - голос девушки предательски дрожал.
   - Не бойся, - выдавил из себя Виго. Будто бы он был матерым ветераном! За полгода безделья он пару раз побывал на учениях. А так все ерундой какой-то маялся... Но девочка боялась. Вроде бы пришла с КМБ только недели полторы назад. Ей еще служба казалось чем-то опасным. Даже колониальная ерундистика. И тут такое дело: боевая тревога!
   Двойки передвигались перебежками. Сначала на десять метров вперед прошла двойка Агапова и Долорес, замерев на месте. Дальше на двадцать метров пробежала двойка Романова и Швайнера, затем - уже расстояние в тридцать метров преодолели Виго с Морозовой. И так по лесенке разведчики передвигались вперед.
   В чем был смысл передвигаться перебежками на открытом плато, Виго не знал. Признаться, ему было так страшно, что он мало, о чем мог думать. Пот обильно тек с его лисой головы, попадал в глаза. Система охлаждения помогала слабо. Да и охлаждать было нечего - нервы распыляли организм Виго изнутри.
   В любой момент могли ударить из осадной пушки. Да хотя какие пушки? Обычный стрелковый огонь мог нехило накрыть с трехсот метров... Бездна, Мег! Почему же ты несла службу на проклятой Базе?
   Только мысли о девушке немного отрезвляли дрожавшего в скафандре Виго. Проклятье, не боец он! Не боец! Ему об этом говорили, когда он на порывах эмоций пошел на эту проклятую авантюру. Зато гордость свою показал! Надо же! Молодец...
   Когда до ворот Базы с поднятой створкой, оставалось не более пятидесяти метров, снова проявился Агапов:
   - Двойки отставить, сформировать тройки. Я, Долорес, Кольвенский и Романов, Швайнер, Морозова, - приказал он. - Занять позиции с обеих сторон от входа. Ждать команды. Максимальное ускорение.
   Виго припустил так, что даже ноги свело от напряжения. Конечно, основную работу сделали мускульные усилители, но их активация требовала соответствующей работы от человека.
   Когда тройки заняли места по обе стороны от входа, Агапов вышел на связь со командиром взвода:
   - Сержант, говорит Агапов, мы у входа, как приняли меня?
   - Принял хорошо. Обстановка?
   - Тишина, сержант. Ничего не происходит, сканеры молчат, - голос Агапова звучал озабочено. - Словно нет никого.
   - Заходите, - после недолго молчания приказал Кейси.
   - Слушай мою команду, - начал Агапов. - Разбиваемся на прежние двойки. Первыми идем я и Долорес, следом Романов с напарником и потом Виго с Морозовой.
   - А почему меня ты не назвал по фамилии? - возмутился Штайнер. Он немного шепелявил, от чего его вопрос в корявой озвучке очень развеселил Долорес.
   - Пошел на хрен, - кратко прокомментировал Агапов. - Вперед!
   Первые шаги внутри базы Виго не запомнил. В голове отпечатался только громкий стук сердца. А затем страх сковал его с головы до ног.
   База была пуста. Одиноко и безмятежно стояли ряды казарм, чернея рядами окон, не функционировал арсенал, молчал и штаб. В окнах связной - ромбовидной пристройки к штабу, выделявшейся на уровне второго этажа рядами телеантенн также было темно. Ни людей, ни даже признаков их жизни. Признаков развертывания ударной техники не было. Во всяком случае, у стен боевых машин не имелось
   - Агапов, прием! Доложи обстановку, - затрещал голос дяди Кейси в динамиках.
   - Сержант, прием, мы внутри. Никого нет.
   - Следы боя?
   - Никак нет. Во всяком случае, при входе в Базу ничего нет. Сканеры молчат. Следов продуктов распада боеприпасов в воздухе не обнаружено... Свет в зданиях отсутствует - видимо, отключен генератор.
   - Никто не сделал ни одного выстрела, - в ужасе прошептала Морозова.
   - Отставить разговоры в эфире! - непривычно громко и раздраженно заорал Кейси. Девушка, наверное, покраснела с головы до пят. - Оставайтесь на месте, мы выдвигаемся к вам.
   - Сержант, разрешите возразить? - не согласился Агапов.
   - Чего такое?
   - Если враг устроил тут засаду, глуша наши датчики, то не откроется на нас, а атакует все подразделение, когда оно войдет внутрь. Предлагаю нашему отряду провести первичную разведку.
   - Принято, младший сержант. Проводите, - Кейси не стал спорить. Наверное, такая мысль вертелось у самого вояки в голове, но он запоздал с ее озвучиванием.
   - Товарищ сержант, - неожиданно для самого себя и остальных подал голос Виго.
   - Рядовой? - Кейси был невозмутим.
   - Разрешите обследовать штаб? - не с проста же сержант направил его в эту разведку. Хотя кто знает? О Мег вояка знать не мог... Или?
   - Разрешаю. Возьми с собой Морозову, - не заставил ждать себя командир. - Агапов, изучи ангар, научный отдел и казармы. Доложить по результатам.
   - Все слышали? Романов, проверьте с напарником казармы. Мы с Долорес посмотрим ангар и научку. Виго, действуй.
   Парню два раза повторять не пришлось.
   В считанные мгновения Виго добрался до входа в штаб. Тяжелые стальные створки двери были наглухо закрыты. Дисплей замка не подавал признаков жизни.
   - Придется взламывать. Алиса, прикрой меня, - Виго уже достал из нагрудного отсека шпионский КПК - дешифратор и взломщик. Такие были у каждого бойца.
   Сорвав защитную пластиковую панель с замка, Виго подключил в порты несколько проводков и принялся копаться в настройках подборки ключей. В принципе, особых сложностей возникнуть не должно - какие бы пароли не придумывались, взломать их было делом нескольких минут, причем в автоматическом режиме. Редко, когда для этого нужны были усилия человека, разве что был применен новый алгоритм шифрования и т.д.
   - А это поможет? Дверь же закрыта из-за отсутствия энергии! - взволнованно спросила Морозова.
   - Когда вырубается генератор, все двери автоматически закрываются, и включается пароль, - Виго сам спрашивал подобное у Руперта. - В наших КПК есть возможность запустить механизмы открытия коротким импульсом сначала для дешифрации, а затем для приведения устройств физического открытия. Его хватило бы даже на пару секунд полета звездолета. Так что не переживай. Сейчас откро...
   Скрипнули механизмы, зажужжал моторчик задвижек, и створки двери поползли в стороны. Датчики тут же вспыхнули, сообщив о появлении нового источника движения, но в следующий миг затихли, показывая на сканерах только остальных четырех членов Агапова.
   Виго посмотрел внутрь прихожей штаба - тишина и темнота. Ну, или вернее сплошная зелень в подсветке ночного видения.
   - Входим внутрь штаба, - передал по каналу связи взвода Виго и медленно двинулся вперед. - Алиса, прикрываешь меня сзади.
   - Есть, - дрожащим голосом ответила девушка. Виго бы не удивился, если бы его голос со стороны звучал точно также.
   Виго шел без лишней спешки, стараясь производить как можно меньше шума, однако тяжелый доспех не сильно помогал ему в этом - стальная решетка пола предательски гудела при каждом шаге бронированных ног солдата. Однако страх и отчетливое ощущение затаившейся опасности заставляли действовали подсознательно - человеку очень хотелось сжаться, превратившись в маленький комок. Темнота и непробиваемая тишина добавляли жути происходящему вокруг.
   - Входим в ангар, - проскрипел в динамике голос Агапова.
   - Вошли в казармы 42-й роты, - это был Романов.
   Виго же с Алисой прошли прихожую, вахту и поднялись на второй этаж - здесь располагались рабочие кабинеты, в самом конце - вход в связную.
   Никаких следов боя или хотя бы драки. Вся мебель стояла на своих местах, электронные дивайсы, чашки с кофе, вакуумные упаковки из-под еды лежали словно их оставили буквально секунду назад. Признаки суеты или паники, беготни, подготовки к обороне отсутствовали.
   - Доложите обстановку, прием, - потребовал Кейси. Наверное, не только у него уже начинали сдавать нервы.
   - Все тихо, сержант. Никого, - ответил Агапов. - Все... так, словно четыре тысячи человек встали и вышли куда-то прочь. Следов борьбы не обнаружено.
   - Подтверждаю, - сообщил Романов.
   - А-аналогично, - чуть запнувшись, доложил Виго. Медленно продвигаясь по коридору, по обе стороны от которого хранили зловещее молчание пустые кабинеты, парень ощущал невероятную опасность. Тревога молотила пульсацией вен в его голове. Как же так, куда?
   - Кроатоан, - пробурчал кто-то в эфире взвода. Не тот ли темнокожий парень?
   - Чего? - недоуменно переспросила Долорес.
   - А ну заткнулись! Отставить засорять эфир! - пресек диалог Кейси. - Продолжайте разведку.
   - Кроатоан, слово из древнейшего наречия, ныне мертвого, - заговорил Агапов. Виго слышал его, но дядя Кейси не реагировал. Видимо, младший сержант вещал на чистоте только их отряда из шести человек. - Оно было вырезано на дереве, что росло близ поселения колонистов, нашедших свой приют на острове Роанок в нашем древнем мире под названием Земля.
   - И что? Причем здесь оно? Тут и так страшно до дрожи, - шутливость Долорес исчезла бесследно.
   - Притом, что люди из поселения на Роанок исчезли без следа, причем точно также - оставив вещи на своих местах, словно в один миг собрались и ушли.
   - Или их забрали, - мертвенным голосом добавила Алиса.
   - Да пошли вы в задницу, уроды! - неожиданно разоралась Долорес. - Вам и так страха не хватает? Заткнитесь нафиг, иначе я сейчас выведу ваши разговоры напрямую Кейси!
   - Ладно, ладно, не ори, - уступил Агапов. - Не нужно раньше времени переживать. Тут могло произойти что угодно...
   - Входим в казармы 43-й роты, - доложил Романов. - Все также. В тренажёрке гантели оставлены на полу, словно их приготовили к очередному подходу в сете...
   Дверь в связную была закрыта. Неудивительно.
   - Алиса, прикрывай меня, - потребовал Виго и занялся взломом замка. Когда дверь открылась, парень добавил: - Стой здесь, я проверю связную.
   Внутри было также темно и тихо. Знакомые по видеосвязи с Мег стены, железный шкаф, полки с рядами флеш-дисков и более ничего. Панель связи молчала... Виго подергал несколько тумблеров, нажал пару кнопок - ничего.
   И тут датчик движения скафандра противно запищал.
   - Виго, у нас гости, - не помня себя от страха, доложила Морозова. - Что-то движется у входа в штаб.
   Молодой вояка сглотнул слюну и слизал пот с губ. Час от часу нелегче.
   - Внимание, - сбивчиво заговорил Виго по связи роты. - Сканеры засекли движение на первом этаже, возле вахты. Движение не единичное, стабильно медленно. Продвигается к лестнице на второй этаж. Прием. Запрашиваю инструкции к действию.
   - Виго, принял тебя, - сообщил Агапов. - Возможно, это что-нибудь из местной дичи. Надо проверить. Двигайтесь двойкой. Мы с Долорес уже движемся в твою сторону. Возьмем... в коробочку.
   - Решение подтверждаю, - прозвучал голос Кейси.
   - Понял, - ответил Виго и трижды обругал и Агапова, и себя, и треклятую Базу. Ну почему им досталась какая-то фигня? Почему не в казармах? Проклятье, как же страшно!
   - Алиса, идем обратно. Кроешь спину, - стараясь не выдать ужасного волнения, сказал Виго.
   - Мне спиной идти к этому? Да? - неуверенно спросила девушка.
   - Я смотрю вперед, это моя зона ответственности. Ты кроешь тыл. Идем.
   Нечто двигалось уже по лестнице.
   Виго сначала начала неуверенно и медленно, но стук его сапог по железному полу в любом случае лишал его маскировки. Смысл прятаться?
   Нечто почти поднялось на второй этаж. Если это был человек, то Виго бы уже увидел его голову и грудь. Но ничего не было! Зверек?
   - Стой! Кто идет? - рявкнул он в темноту. - Требую назваться, в противном случае я открою огонь на поражение.
   Никакого ответа. Точка неизвестного объекта на сканере проследовала на пару сантиметров вперед и... исчезла.
   - Оно... Оно пропало, - передал Виго по связи взвода.
   - Подтверждаю, - откликнулся Агапов. - Мы у входа, никто не проходил...
   Виго дошел до лестницы.
   - Ничего, пусто... - как же хотелось вытереть мокрое лицо. Кожу начало щипать от соли.
   - Отставить разведку, всему отряду собраться у штаба, - последовал приказ. - Мы выдвигаемся.
   Виго выдохнул. Напряжение несколько спало, но тревога никуда не делать. Общая обстановка на Базе не позволяла расслабляться. Не меньше парень волновался за Мег. Куда же ты делась?
   В который раз Виго при помощи нейроинтерфейса отправил по коммуникатору сообщение девушке. Но отбойник о доставке не приходил - все уходило в пустоту.
   Остальные подразделения достигли Базы достаточно быстро. Не прошло и трех минут как первое отделение второго взвода начало проходить ворота Базы. По общим каналами роты началась неуставные шуточки да переговоры. Капитан вместе с командирами взводов ворчали, но в целом давали бойцам выпустить пар. Что бы не случилось на Базе, осадные машины теперь никому не угрожали. Это вселяло некоторый позитив.
   Но Виго не мог найти себе места. Что-то внутри настойчиво твердило об опасности.
   К беспокойно вертящемуся в разные стороны молодому бойцу подошел Кейси. Подняв защитный экран скафандра, он попросил сделать то же самое Виго. Внимательно посмотрел парню в глаза.
   - Крепись, сынок, - сказал он и похлопал бойца по стальному наплечнику. - Мы обязательно что-то придумаем.
   Виго благодарно кивнул. Знал ли сержант больше, чем ему нужно, или просто догадывался - огромное ему спасибо. Лишившийся родительской поддержки молодой балбес очень нуждался в такой вот простой, грубоватой, но от души и сердца заботе.
   Кейси хотел еще что-то сказать, но неожиданно сканеры скафандров взвыли тревогой. Датчики движения и спутниковые сканеры инфракрасного излучения сообщили о появлении неизвестных.
   - Что за чертовщина? Что происходит? - взорвался эфир недоуменными возгласами.
   Датчики стали высвечивать множественные цели в километре от Базы. У Виго расширились от удивления глаза - если сканеры не сошли с ума, неизвестных объектов были сотни!
   Где-то вдали загудели автоматные очереди, послышалось несколько взрывов.
   - Кто стреляет? Где? Родман! Ответь, прием! - потребовал капитан.
   Сначала было молчание, затем динамики захрипели:
   - Капитан, экстренная ситуация. Мы атакованы превосходящими силами противника. У меня пятеро двухсотых, трое трехсотых тяжелых. Отступаем на борт флаера. Нас теснят, - слова перемежались с грохотом "дурь-пушек". Взвод Родмана вел отчаянный бой.
   - Какого противника? Родман, отставить панику. Кто атакует? - капитан говорил бегло, но спокойно.
   - Анарахмы, капитан. Их здесь тысячи! И они движутся к вам! - буквально проорал сквозь гром автоматных очередей Родман и отключился.
   Виго посмотрел на сканеры и нехорошо выругался: целое море целей стремительно приближался к Базе.
   - Проклятье! - не выдержал капитан. Ситуация была аховая. Биться с анарахмами - совсем непростое дело. - Рота, слушай мою команду! Второй и первый взвод - организовать лобовую оборону, закрыть ворота, приготовиться к отражению атаки противника. Третий взвод - вывести из ангара осадные таки, наладить связь, подключить генераторы.
   - Ворота не закрыть без генераторов! - завопил кто-то.
   - Тогда заваливайте проход всем, что есть, пока включают! Используйте мускульные усилители. Остальные на стены. Открывать огонь как только противник войдет в зону поражения. Действуйте, сукины дети, если еще хотите вернуться домой!
   Кейси без разговоров рванул Виго за собой. Они оказались у ворот и стали заваливать вход стальными ящиками из-под грузов, некогда сложенных неподалеку, кто-то тащил даже грузовых роботов, другие - сорванные двери...
   Уже во всю начали обстрел врага занявшие на стенах базы бойцы. Со стороны наступавшего врага неслись душераздирающие вопли. Тысячи шустрых лап ощутимо трясли землю.
   Не успеть закрыть ворота, не успеть!
   - В сторону! - заорал Кейси и схватил Виго за руку, увлекая за собой. Наверное, если бы не сержант, остолбеневший от страха и растерянности парень не встретил бы ближайший час живым.
   Море паукообразных тварей с воем и визгом ворвалось внутрь базы, без лишнего труда снеся хилую баррикаду и не успевших отскочить бойцов - толпа жуков буквально перемолола людей и валидиевые скафандры. Виго был совсем неподалеку от ворвавшегося потока и видел брызнувшую во все стороны кровь. АСБО тут же выдала сообщение о трех погибших из взвода Кейси. Имен этих ребят Виго не знал.
   И в следующий миг рядом с Виго загрохотал автомат сержанта. Признаться, парень не сразу понял, что лежит и тоже стреляет. Руки сжали кнопку спуска без всякой целенаправленной команды самого мозга Виго. Было просто ужасно страшно...
   Чудовищные заряды разрывали тела анарахмов на куски - не помогали никакие примеси валидия. Одна автоматная пуля буквально напополам разрывало жука, разметая литры черной крови в разные стороны (так, по крайней мере, виделось в зеленом свете). В считаные секунды пространство перед базой завалили трупы анарахмов. Но твари отчего-то без всякого страха лезли вперед и нападали на солдат - их ужасные острые клешни, росшие рядом с головогрудями, яростно молотили по скафандрам, пробивая бреши и нанося несовместимые с жизнью раны.
   Так погибло еще четверо бойцов из взвода Кейси. Сколько солдат лишились другие взвода Виго точно не считал, но ему казалось, что погибла просто целая куча бойцов! Он сам едва увернулся от двух клешней жука, подцепившего его за ногу и снова завалившего его на землю - ужасное оружие анарахма прошло в сантиметре от лицевого щитка. Виго успел расстрелять гада в следующий миг.
   - Аааа! Виго! Помоги! - раздался в динамиках отчаянный крик.
   Алиса! Девушка лежала, ее автомат валялся в другой стороне, а прямо на дней навис огромный жук, принявшийся молотить клешнями по скафандру.
   Полулежа, опершись левой рукой о землю, Виго повернулся налево и, едва удерживая правой рукой дергавшийся автомат, открыл огонь по пауку. Тот разлетелся на куски, будто лопнул...
   Виго не успел порадоваться, так как его самого придавил к земле другая тварь. В этот момент парню показалось, что все. Это конец.
   Но жук над ним заверещал, а затем отвалился в сторону, расплескивая кровь и жижу. Виго увидел над собой зависшего сержанта, всего перепачканного, но стоящего у на ногах и с дымящимся автоматом в руках.
   - Вставайте, бездельники. Нам надо удержать ворота. Всем занять линию, держать строй! Морозова, ты ранена? Чего разлеглась? Поднимай автомат, едрена мать!
   Натиск жуков несколько ослаб - их потери превосходили сотни уничтоженных, завал же трупов у ворот мешал новым протиснуться вперед. Понесшие потери пехотинцы кое-как выправили позиции и теперь теснили врага обратно за пределы базы.
   Пришло сообщение о гибели Романова. Следом погиб Штайнер.
   Спустя некоторое время огни внутри базы засветились, зарычали трансформаторы и подстанции, наполняясь энергией. Еще спустя время, скрипя и постанывая, стала опускаться вниз створка ворот, раздавливая лезших вперед гадов, а вместе с ними - лежавшие при входе трупы анарахмов.
   А затем выкатились осадные танки - здоровые коробочки с широкой нейтронной пушкой на башне. Закрепившись на земле при помощи выдвижных клемм, вцепившихся в землю, машины начали стрелять по врагу навесом - заряды взлетали в воздух на сотню метров, перелетали стену и опускались ровно по заданным координатам в гуще толпившихся перед стенами тварей. Сканеры тут же стали показывать целые прогалины в массе напиравших на базу врагов. Осадные таки были страшным оружием, причем управлять ими было проще простого - среди третьего взвода не было танкистов, но автоматика машины позволяла стрелять по врагам без промаха.
   Около пяти десятков машин быстро превратили море кишащих гадов в кладбище разодранной на куски биомассы. От одного выстрела стоявшие плотно друг к другу монстры погибали десятками. Но их численность не уменьшалась, более того - по грудам перебитых жуков поднимались новые подкрепления, остальные окружали укрепления людей со всех сторон. Очень скоро бесконечная волна перескочит через ненадежные стены Базы.
   - На стены, сукины дети! - голос говорившего было трудно разобрать свозь грохот автоматных очередей, но никто даже не сопротивлялся приказу.
   Виго влетел по лестнице наверх вместе с Кейси и Алисой. Признаться, увиденное заставило все внутренности молодого парня стянуться в тугой узел: кишащее море визжащих тварей плоть до горизонта закрывало собой землю. Их были не тысячи. Миллионы!
   Взрывы танков сотрясали землю и рвали жуков на части, огонь из автоматов расчленял сотни гадов, но они упрямо лезли вперед, все вокруг заливая кровью. Очень скоро тир стрельбы со стен, разделявших анарахмов и людей, перестал быть безопасным - жуки начали забираться по горам своих перебитых товарищей вверх и атаковывали солдат уже на укреплениях. Один такой гад сильно ткнул Кейси в спину и тот не удержал равновесия, упал вниз. Благо лететь было недалеко, да скафандр смягчит удар. Но в образовавшуюся брешь тут же полезли жуки. Виго стрелял до боли в пальцах, но анарахмы все же выдавили его с позиции и начали спрыгивать со стены вниз. И так происходило на всех участках обороны. Силы людей таяли. Взвод Кейси потерял не меньше двух десятков убитыми. Потери других взводов были не меньше.
   - Виго, надо спускаться! - прокричала Алиса, отбиваясь от очередного жука. - Нам не удержать стены! Надо спасать танки!
   Парень бросил взгляд к осадным машинам. Не занятые в бою бойцы третьего взвода отстреливались от перебиравшихся через стены монстров, спасая машины от разрушения. К сожалению осадки были бесполезны в ближнем бою. Обычно их прикрывали легкие танки или планеры с мелкокалиберными пушками и пулеметами, но сейчас из прикрытия были только пехотинцы. И их численность стремительно уменьшалась.
   - Уходим, все, - в порыве крикнул Виго, но спустя миг решил уточнить решение у Кейси. - Сержант! Подтвердите отступление со стен! Мы несем чудовищные потери, нужно отходить к танкам! У нас прорыв со всех сторон!
   - Подтверждаю, рядовой, - хрипло ответил сержант.
   Виго махнул Алисе, чтобы она спускалась, а сам прикрывал ее от четырех наседавших тварей. Их размозжило пулями в считанные секунды, но взамен пришло уже пять.
   Когда Виго поспешно спустился вниз, то увидел Алису, склонившуюся над Кейси. Все его ноги покрывало нечто черное - в зеленой подсветке было не понять. Приблизившись, Виго увидел огромные раны и лужу крови. Не жуков.
   - Задели меня, сынок, - несколько виновато проговорил сержант. - Уходите к танкам.
   - И что? Оставить вас тут? - хорошо знакомое чувство несправедливости огнем полыхнуло в молодой душе солдата. - Хрен! Алиса, прикрывай! Я выношу раненного.
   - Отставить, солда... - засопротивлялся Кейси, но Виго уже не слушал. Подхватив сержанта, он рыком взвалил его себе на спину и что было сил в ногах и усилителях, трещавших от натуги, помчался к своим.
   Вокруг танков тем временем собрались последние выжившие, отстреливаясь заканчивающимися боеприпасами. Кажется, у самого Виго осталось только две обоймы по двести патронов.
   Когда молодой пехотинец с кряканьем опустил тело Кейси в кольце своих, вокруг загремели оглушительные взрывы - осадки стали бить уже по стенам Базы, сжигая сотни рвущихся в атаку анарахмов. Это уже была предельная дистанция обстрела... Дальше - только рукопашная.
   - Борт два-ноль-три, ответьте! Борт два-ноль-три! Как слышите меня? Прием! - раздался голос капитана на частотах роты и авиационной поддержки.
   В эфире некоторое время хрустели помехи.
   - Застава, это Борт два-ноль-три, слышим вас плохо, в атмосфере какие-то колебания, - последовал ответ. Виго не сразу догадался, что капитан вызывал флаер, на котором рота прибыла к Базе.
   - Борт, где вас носит? Почему вы не отвечаете на призывы об эвакуации? - командир горячился.
   - Застава, мы не можем. У нас приказ.
   - Какой приказ? Вы с ума сошли? Мое подразделение погибает! Сто десять двухсотых, мать вашу! Это скандал на всю Конфедерацию! От кого приказ?
   - От меня, товарищ капитан, - Виго тут же узнал говорившего.
   - Родман?! Ты с ума сошел? Я отменяю твой приказ, сажай флаер немедленно!
   - Не согласен, капитан. Во время экстренной ситуации командир пехоты, находящийся на борту судна войсковой авиации является непосредственным начальником экипажа, и последний подчиняется только его приказам. Пункт сто сорок три точка пятнадцать Устава... Я решил, что эвакуация слишком опасна для экипажа и выживших солдат моего взвода.
   - Да наплева... - капитан осекся, но затем угрожающе молвил: - Родман! Рота гибнет. Ты что? Снова хочешь устроить повторение Алексии? Не хватило одного раза?
   - Это не одно и то же, - тон лейтенант был холодным словно лед.
   - Ты будешь об этом следователям Особого отдела говорить. Сажай флаер, и я забуду этот разговор. В противном случае запись нашего с тобой воркования сейчас же отправиться в штаб Звездного флота. У тебя три минуты. Потом придумывай как будешь выкручиваться.
   Родман не ответил.
   Тем временем положение защищавшихся становилось все хуже. Взорванные стены более не удерживали море анарахмов - они перли со всех сторон. Боеприпасы заканчивались, и некоторым приходилось отбиваться автоматами словно дубинками. Раскладных бензомечей как у десантуры пехотинцы не имели... Даже обычного штык-ножа морпехов!
   Виго расстрелял свою последнюю обойму и перехватил автомат поудобнее. Страха уже не было. Горячка боя распалила его душу.
   - Возьми мою обойму. Последняя, - прохрипел Кейси из-под шлема, открыв щиток. Он был бледным. Использованные из личной аптечки средства остановки крови и заживления лишь предотвратили потерю крови, но организм в целом получил большой урон.
   Виго принял переданное сержантом, клацнул отщелкивающим механизмом, выдернул прежнюю обойму и рывком вставил новую. Еще пару сотен тварей он заберет с собой. За Мег, ублюдки! За Мег!
   Грохот автоматной очереди заполнил все вокруг него, и Виго потерял ощущение времени - он крошил неприятелей в воняющую, склизку дрянь и уже ничего не боялся. Поздно. Теперь уже все почти закончено...
   И тут океан гадов вокруг отчаянно оборонявшихся пехотинцев вспыхнул в ослепительном сиянии. Послышался мощный гул и затем нечто большое стало опускаться чуть ли не на головы сражающимся.
   Это был флаер. Для расчистки местности он применил радиальные бластеры - отличная вещь - бьет сжигающим все живое кольцом вокруг флаера по заданному радиусу.
   Вспыхнуло вновь - очередные группы подобравшихся анарахмов заживо сгорели в огне. Грузовой люк флаера открылся и из него высыпали солдаты Родмана. Человек двадцать от силы.
   - Залезайте внутрь, скорее! - кричали они на общевойсковой частоте. Это, наверное, даже слышали на Варсаре.
   - Алиса, прикрывай! - приказал Виго и, подхватив безвольно повисшего сержанта, помчался к флаеру.
   К сожалению, без потерь не обошлось - люди были слишком близко к флаеру, радиальные бластеры применить не было возможности. Прикрывая отступление основных сил, Агапов вместе с еще пятью бойцами встали насмерть близ грузового отсека и погибли все до единого. Храбрецов буквально разорвали на куски обезумившие анарахмы. Долорес, в близи видевшая этот кошмар, кричала до тех пор, пока ей не вкололи успокоительного на борту флаера.
   Стоило люку флаера закрыться, как судно оторвалось от земли, обдав врагов очередной порцией огня. Солдаты от усталости валились прямо на пол. Виго сам лежал вместе с потерявшим сознание Кейси и не мог отдышаться. Ему никак не верилось, что он не остался среди почти две трети его роты на съедение жукам.
   Так он и лежал, пока флаер мчался обратно к Заставе. Голова раскалывалась от вороха мыслей о произошедшим, даже воспоминания о Мег задевались куда-то в вихре пульсаций переполнявшего организм адреналина.
   Рядом тихо плакала Алиса.
  

Александр Форс

***

   - Эм...Подождите, - Лора замялась. Только пару секунд назад она уверенно докладывала показатели датчиков разведывательного зонда, но неожиданно сбилась. Нет, не просто оговорилась или заикнулась. Она неуверенно забормотала что-то себе под нос и замолчала.
   - Что такое? - тут же спохватился Фред и потер ладони. - Лора! Клянусь своей черной задницей, что-то не припомню тебя такой! - темнокожий дородный пилот даже присвистнул и перевернул сидевшую на его кучерявой голове бейсболку козырьком на затылок.
   - Погоди, не пойму... сейчас, - на фоне слов Лоры слышались щелчки переключателей.
   Доселе сидевший неподвижно на кресле первого пилота мужчина средних лет с длинными русыми волосами, доходившими до плеч, и в старинных джинсовых брюках и рубашке, подпоясанных кожаным ремнем, подался вперед, ближе к динамикам внешней связи. Фред хмуро посмотрел на него, но промолчал.
   - Ничего не понимаю. Он просто взял и исчез. Ерунда какая-то. Не понятно, - в голосе Лоры послышались нервозные нотки. - Никаких сигналов. Просто взял и испарился!
   - Может ты врезалась во что-то, и он сломался? - предположил Фред, продолжая хмуриться.
   - Я двигала зонд со скоростью чифы - при таком движении даже твой черный зад не помялся бы, Хокинс, - раздраженно ответила девушка. - И если бы была поломка или даже взрыв, датчик аварии подал бы сигнал о последних повреждениях в любом случае. А здесь... ничего! Словно...
   - Лора, поднимайся обратно к звездолету, - спокойно сказал длинноволосый и вновь откинулся на спинку кресла.
   - Но зонд, я... - часто задышала Лора.
   - Обратно. Это приказ. Зонд мы можем купить новый. А тебя терять я не собираюсь. Уходи с нижней орбиты. Используй капсулу эвакуации. Быстро, - джинсовый поклонник старины говорил размеренно и четко. Спорить с ним не хотелось - только исполнять беспрекословно.
   - Но... я... Ладно. Я поняла. Запускаю протокол семнадцать, включаю таймер самоуничтожения шаттла, подключаю системы спасательной капсулы, отстрел двигателей и технического отсека череп пять, четыре...
   - Это штука обошлась нам в пять сотен килограмм золота. Не слишком ли поспешные меры? - Фред был мрачнее самой черной тучи. Тусклый свет от погруженных в спящий режим экранов бортовых компьютеров едва касался его лица, зато были хорошо видны его глаза, полные осуждения.
   - Все это инструменты. Люди куда важнее, - покачал головой длинноволосый.
   - ...начинаю процедуру эвакуации, до старта капсулы десять, девять... - продолжала доклад Лора. Как всегда четко и уверенно.
   - Ну и что бы стало с Лорой? - всплеснул руками Фред. - Мы теряли зонды и раньше! Алекс! Что ты...
   - В других случаях было по-другому, Фред, - поднял вверх руку длинноволосый. - И ты сам знаешь это. Не нужно истерикой маскировать свой испуг и одновременную радость...
   - ... капсула покинула шаттл, набираю скорость и подхожу к звездолету. Открытие люков через пять, четыре, три...
   - Да какая к помету сафива радость?! - вскричал Фред. - Мы потеряли дорогущий зонд и шаттл по твоей милости, и это еще ничего не значит!
   - Командир Александр Форс, младший помощник Лора Вимс успешно завершила протокол семнадцать и прибыла на борт звездолета Ю-15, - доложила девушка согласно внутренним правилам команды Александра.
   В этот момент где-то в верхних слоях планеты А-547 полыхнул огнем самоуничтожившийся шаттл оператора разведывательного зонда.
   - Хорошо, Лора, отдыхай до новых указаний, - проговорил Александр и отключил связь. - Ты разве не чувствуешь?
   - Что чувствую, Алекс? Ты о чем вообще? - опешил Фред.
   - Мы снова напали на след. Спустя столько лет! Мы снова ухватились за ниточку, - длинноволосый вскочил с кресла и вцепился в предплечье темнокожего, в его карих глазах блестел азарт. - Я знаю это. Все факты подтверждают. Потеря зонда лишь очередное доказательство...
   - Доказательство чего? - поморщился Фред.
   - Они были здесь. И возможно, до сих пор тут или хотя бы оставили тебе известные "подарочки". И это не голый оптимизм, а математически верный вывод. Поверь мне.
   Фред покачал головой.
   - Пока что мы потеряли кучу денег, Алекс. Вот это совершенно точный математический вывод.
   - Послушай, - Алекс отстранился от Фреда и несколько раз провел правой рукой по волосам, словно зачесывая их назад. - Я понимаю, что тебя тревожит. Спонсоры уже давно нам не дают средства под честное слово, наша посудина заложена под кредит одной из корпораций, да что там звездолет! Даже одежда на нас - предмет залога! Я помню неудачу с Юпи-56, поверь, мне нелегко было отойти от нее и снова разжечь веру в своей душе и сердцах остальной команды, но... это дело всей жизни! Я не могу ставить что-то выше или ниже него - ничего другого больше для меня просто нет. Фред. Пойми это. Если же ты устал или перестал верить, то тебе проще сойти в ближайшем порту, я дам тебе полный расчет. Но если же ты со мной, то... Фред, ты со мной?
   Темнокожий хотел что-то сказать, но осекся, замотал головой. Некоторое время он бесцельно смотрел на прорезиненный пол кабины пилотов, а затем резко поднялся, перевернул бейсболку козырьком вперед, подошел к Алексу и положил руки ему на плечи.
   - Мы сгорали с тобой на Авенарисе, - заговорил Фред, - умирали от жажды на Солютисе, промерзали до костей в пещерах Оверума. Двадцать лет мы не задерживались ни на одной из планет больше, чем на семь дней. И то, эти самые долгие семь дней я выводил тебя из запоя после Юпи-56. И что же? Ты предлагаешь сойти мне в ближайшем порту? А чем я буду заниматься, ты подумал? Сказки о наших приключениях рассказывать детям? Нет, Алекс. Ты лидер. Ты ведешь за собой людей. И я прошу тебя о том, чтобы ты не забывал... о своей ответственности за наши судьбы. И когда я беспокоюсь о бесконечных кредитах и залогах, то... прислушайся. Мы ведь все же органические существа, хотим кушать, спать. Иметь любовь. Ты спрашиваешь с тобой ли я? Да, Алекс, сожри меня сафив! Я с тобой. Хоть в пасть к дьяволу.
   Фред замолчал, строго смотря в глаза Александра. Тот отвечал темнокожему напарнику немигающим спокойным взглядом. Так они простояли пару минут.
   - Я ни на минуту не сомневался, друг, - молвил Алекс, не отводя глаз. - Не беспокойся о деньгах. Там, внизу, научная станция с очень крутым оснащением. Поверь мне, там есть много чего интересного. Мы окупим и шаттл и погасим кредиты. Поэтому бери с собой грузовые боты...
   - С собой? - брови Фреда дернулись вверх.
   - Мы спускаемся, Фред. И оденься потеплее. Там вечная зима.
  
   - Валькирия три-шесть-ноль, как слышишь меня, прием?
   - Слышу хорошо, Алекс. Вижу вас всех на радарах, - ответила Лора.
   Алекс постучал себя по правой части наглухо закрытого шлема. Пускай и не древняя броня колониальных пехотинцев, но купленное в кредит снаряжение все равно было довольно старым и порой работало некорректно. Но зато легкое и теплое, и даже имеет определенный класс защиты, показывает физическое состояние носителя и способно фильтровать несколько сотен видов газов, превращая некоторые из них в кислород. Но вот встроенных датчиков движения нет. Приходиться таскать их отдельно.
   - Отлично, тогда не отвлекайся.
   - Я никогда не отвлекаюсь, - недовольно пробурчала девушка. - И да, я все еще обижена. Ты не имел права меня оставлять на орбите!
   Алексе огляделся: на А-547 стояла вечная зима и почти не прекращавшаяся метель, снег хлопьями валил на бескрайние белоснежные просторы. В этой части планеты во все стороны раскинулась огромная равнина - где-то глубоко под толщами льда залегали гранитные пласты. В целом, заснеженный каменный шарик был пустым и безжизненным, атмосфера наполовину состояла из азота, водорода и углекислого газа, никаких особенных ресурсов не имелось. Однако что-то же притянуло сюда ученых Конфедерации!
   - Поговорим об этом попозже, моя хорошая. Здесь слишком холодно, чтобы огонь моего сердца мог бы растопить снежные сугробы.
   - Засранец! - фыркнула Лора и отключилась.
   - Ладно, довольно лирики. Капитан Шолохов, ведите отряд, - сказал Алекс и в который раз посмотрел на экран навигатора - двадцать пять синих точек высвечивались движением среди схематично изображенного рельефа. Восемнадцать наемников, Фред, сам Алекс, уфолог Моррис и ксенобиолог Кирилл. А также три грузовых бота - вон они тащились в стороне, полосуя снег широкими лыжами. Умные машинки не нуждались в непосредственном управлении человека, распознавали голосовые команды, имели кучу датчиков и сенсоров, чтобы действовать по ситуации самостоятельно. Сейчас же они двигались вместе с группой к научно-исследовательской станции Фармм.
   - Так, ребята. Работаем двойками, как обычно, - начал развертывание отряда капитан. Бывший десантник, в целом, хороший спец, но лентяй и алкоголик. Дослужился до капитана, но затем был с позором уволен за пьянство. Алекс нанял его на одном из спутников Солютиса, вместе с командой неудачников - бывших солдафонов, растерявших все скудно заработанные гроши на выпивке и женщинах. Зато дешево, вместе с оружием. Снаряжение и боеприпасы же было на борту Ю-15. Там бы еще хватило на маленькую армию. Правда все кредитное и по описи. Как и звездолет.
   Исследовательский отряд десантировался в трехстах метрах от станции. Причин выгружаться дальше особенно не было - если бы нечто не хотело подпустить людей к зданиям, оно бы сожгло десантные капсулы еще в атмосфере. Алекс не сомневался в этом. Но нет. Зонд Лоры исчез с радаров не просто так. Нечто хотело подпустить Алекса ближе. Возможно, оно все же восхитилось настойчивостью отставного майора Звездного флота... Хотя что за глупости?
   - Александр, идите метрах в десяти от последней двойки. В любом варианте вы зайдете внутрь пока мы не зачистим периметр, - сообщил капитан.
   - Ты так беспокоишься за меня, Майкл? - рассмеялся Алекс.
   - Я просто делаю свою работу, - буркнул Шолохов и продолжил командовать отрядом.
   Бывший майор Звездного флота улыбнулся. С Шолоховым они уже вместе пять лет. За это время Алекс никогда не обижал своего вояку и его подчиненных деньгами, даже в самые тяжелые времена занимал, чтобы расплатиться с наемниками. И хотя Александр ни на минуту не заблуждался насчет лояльности солдат удачи, время, проведенное в совместных экспедициях, тоже не прошло бесследно для взаимоотношений с Шолоховым - старый десантник и бывший пилот прониклись друг к друг приятельскими чувствами. Это имело и обратную сторону медали. Алекс где-то интуитивно понимал, что доверительные отношения с капитаном чисто подсознательно не позволят ему в определенный момент использовать его максимально бесстрастно. А цели поисков могли потребовать любых жертв...
   - Мы у главного входа на станцию, - доложил один из солдат Шолохова по общему каналу. - Дверь закрыта. Внешних повреждений нет.
   - Остальным занять оборону вокруг входа, Каперс, занимайся вскрытием, - приказал командир.
   - Есть, - ответил, видимо, названный Каперс. Других членов команды капитана Александр знал плохо да и не стремился сближаться с ними. Уж они-то для него точно расходный материал, не больше не меньше.
   - Алекс, останьтесь во втором кругу обороны. Черт его знает, что может вылезти из дверей, - предложил Шолохов.
   - Хорошо, - сам себе кивнул Александр. - Фред, затащи боты к воякам. Туда же наших ученых.
   - Как скажешь, - несколько отстраненно ответил Фред, а затем перейдя на личный канал связи добавил: - Как-то не по себе мне, Алекс. Ты чувствуешь?
   - В снежном буране никому ни по себе, - отшутился Александр.
   - Форс, не передергивай. Ты понимаешь, о чем я говорю, так? - голос Фреда был очень серьезным.
   - Так, - все же согласился Алекс. Хотя чувство было весьма неопределенным, знакомые ощущения чего-то несуразного, странного, необъяснимого дуновениями проникали в сознание. Так всегда - стоит только приблизиться к загадкам... Иных. - Они точно были здесь, Фред.
   Темнокожий не ответил. Появившись из снежной пелены, он только махнул рукой едва различимым в потоках снега солдатам. Те стояли в нескольких метрах друг от друга с Рапторами наизготовку. Метель усиливалась, стоило подумать о том, чтобы подключить тепловизор вместо обычной обзорной графики. Хотя так датчик движения не разглядишь, ну или вернее его показатели... А они могли скакать и обманывать. Такое уже было на Оверуме. Фред-то хорошо помнил, да...
   - Капитан, твои люди видят какие-нибудь следы зонда? Насколько я помню, он прошел внутрь... - подумав, спросил Алекс.
   - Следов тут точно не найдешь, - пошутил кто-то из солдат.
   - Дверь не открывали. По крайней мере следов взлома нет, - доложил Каперс, занимавшийся вскрытием двери.
   - Фред? Ты ведь помнишь... - начала было Александр, но неожиданно осекся.
   - Нет, не помню, Алекс. Как и ты, - сухо ответил темнокожий.
   Вот и первый "подарочек". То, что зонд вошел внутрь станции командир отряда помнил прекрасно. Или ему так внушили. Но как он преодолел двери? Через вентиляцию? Нет, слишком большой. Может, Лора вспомнит? Нет, вряд ли. Она тоже скорее всего ощутит... провал в памяти.
   - До открытия дверей три минуты, - последовал доклад бойца.
   - Что на датчиках? Движение? Что с периметром? Так... Непонятно. Где Кляйнец? Файс, где твоя пара? - капитан говорил медленно, но затем его речь начала ускорятся, фонить эмоциями. - Твою мать, что ты молчишь? Я вижу тебя на дисплее.
   Алекс тоже опустил взгляд на датчик движения и увидел, как просто на просто пропала одна из точек.
   - Файс?
   - Я не знаю, он только что был прямо за мной! - последовал ответ.
   - Ах, Бездна! - ругань Шолохова заполнила эфир. - Робб, Шнайдер, быстро...
   - Отставить, капитан, - холодным тоном сказал Алекс. "Подарочки" начинали принимать не самый приглядный вид. - Собери своих людей у входа. В этой метели бойцов искать бессмысленно.
   - Но...
   - Исполнять. Иначе вскоре недосчитаемся половины отряда, - Алекс не сомневался, что Иные шутить не собирались. Это не было нападением. Если бы их хотели убрать, то... сделали б это давно. Просто людям намекнули на необходимость быть расторопнее на... путях неизведанного.
   - Всем занять позицию у ворот! - все же скомандовал Шолохов.
   - Открываю через тридцать секунд, - Каперс говорил ровно, без нервов. Алексу это понравилось.
   Фред стоял рядом с грузовыми ботами и делал вид, что внимательно осматривал их. На самом деле этого не требовалось. Просто напарник нервничал. Да и что греха таить? Алекс сам чувствовал, как живот стянуло в узел.
   Станция Фармм. К ней искатель присматривался давно. Ну или вернее слышал о ней давно. В социальных сетях Странников о ней много кто писал, но ничего конкретного. Так, слухи. Но Александру не требовалось много информации, чтобы начать поиски. Он был опытным искателем и прекрасно знал: самые лучшие объекты те, о которых почти нет никаких сведений. Те же, что постоянно на слуху, - обычно полная ерунда: одни выдумки и не более. Настоящие тайны действительно хранятся за семью печатями.
   В информационных базах Конфедерации главным предназначением станции Фармм числилось исследование физики и химии низких температур. Ерунда, естественно. На том же Оверуме температуры доходили до минус двууста пятидесяти, когда как здесь максимум минус пятьдесят, хотя и снег идет постоянно. Нет, станция не занималась подобными вещами. Наука, обычная наука, население Фармм не интересовала. Причем проработала она недолго - согласно официальному рапорту станцию закрыли спустя три месяца. Восемьдесят лет назад.
   - Открыто! - доложил Каперс.
   - Заходим двойками, зачищаем периметр и занимаем позицию у ворот. Хопс, Никс, вперед! - если капитан и нервничал, то ничем не выдавал себя.
   - Оставь две пары на охрану погрузочных ботов, - сказал Алекс, наблюдая как наемники по двое заходят в темный провал входа в станцию.
   - Командир, можно мы поищем Кляйнеца? - спросил кто-то уже ранее говоривший в эфире. - Он скорее всего просто оступился или ему плохо стало, - вопрос был от одного из бойцов.
   - Файс! Что за разговоры? Отставить. Выполнять приказ, - зашипел в эфир Шолохов.
   - Делайте работу. Кляйнец знал, на что идет, - Алекс был неумолим. Пока что разбрасываться людьми в его планы не входило. Что случиться с теми, кто отправиться на поиски, у искателя не было заблуждений.
   - Моррис, твои соображения по поводу происходящего? - Александр говорил на общем канале. Пускай все понимают и знают. Наемники навидались всякого, но так неожиданно люди еще не пропадали. Да, уходили куда-то и исчезали, порой просто засыпали в своих постелях, а затем их находили через половину всей планеты в лесах. Мертвых. Но чтобы вот так, почти в строю пропал боец в полном вооружении... Такого еще никто не видел. Да и как, в принципе? Зачем? Хотя... могла быть другая теория.
   - А кто общался больше всего с этим человеком? - спросил в ответ уфолог.
   Тишина в эфире.
   - Капитан, когда ты взял его на борт? - уже начал догадываться Алекс. Только сейчас он поймал себя на мысли, что не помнит точную численность своего отряда. Он, кстати, недавно размышлял о средствах. Прагматично. Только любой более-менее вменяемый прагматик знает свои инструменты на пересчет. А он...
   - Не помню, - последовал ответ Шолохова спустя некоторое время.
   - Так общался с ним кто? - усмехнулся Моррис.
   - Я немного. Вроде бы, - ответил Файс. Теперь-то его голос Алекс запомнил.
   - А когда он появился в строю? - вопрос был излишний, но глава искателей решил еще раз на всякий случай уточнить. Как он и ожидал, ответа не последовало.
   - Меченный, - удовлетворительно проговорил Моррис.
   - Поясни ребятам, - сказал Алекс, не отрывая взгляда от датчика движения.
   - Меченные - это их слуги. Их невозможно отличить от реальных людей, но чем бы они не являлись, к человеческим существам они имеют весьма отдаленное отношение. Возможно, физической оболочкой. Хотя ни одного такого исследовать не удалось....
   - Все это антинаучная ересь. Бред, - фыркнул Кирилл.
   Александр улыбнулся. Извечный спор уфологов и ксенобиологов давно приобрел характер то затухающих, то разгорающихся с новой силой боевых действий. Одни были идеалистами, любившими абстракции и обобщения. Другие - извечными материалистами, доверявшими данным сухой науки. Последние как раз занимались предметным изучением биологии внеземных форм жизни - миллионов видов животных, насекомых, водоплавающих. Однако не инопланетян как представителей другой разумной расы. Н-да. Это слово из древнего русского так и осталось в обиходе. Никто толком не нашел другого названия. Ну кроме как "они". Так вот, этих инопланетян никто нигде не видел. Только руины и все. Никаких иных признаков, останков, ничего. Разве что слухи о найденных артефактах, которые никто никогда не видел. Поэтому все исследования уфологов воспринимались ксенобиологами как детские игры.
   - Коллега, вы сами видели ситуацию, - рассмеялся Моррис.
   - Я пока вижу только снег хлопьями и заснеженные груды каких-то железяк. У солдата могло отказать сердце, он вообще мог просто на просто решить перестрелять всех и теперь прячется.
   - И не двигается? Наверное, он еще научился не отражать радиоволны! У бойцов не было никаких стел технологий на себе. Уж от вас, Кирилл, это как минимум странно слышать. Здесь вы скорее переступаете рамки науки, причем исключительно в целях не признать мою точку зрения...
   - Послушайте...
   - Так, все. Хватит засорять эфир, - увидев, как внутрь станции зашла последняя предназначенная для проникновения двойка из отряда Шолохова, оборвал спор Александр. - Всем надо просто иметь ввиду - Кляйнец был с нами для наблюдения. Видимо сейчас в этом отпала необходимость, его убрали. Если бы нас хотели уничтожить - давно бы это сделали. Капитан, доложите обстановку.
   - Мы почти зачистили первый ярус. Здесь пусто и темно. Рубильники не работают, - доложил Шолохов.
   - Потому что реактор отключен. А что вы видите вокруг? Есть ли какие-то странности?
   - Пока больше никто не пропал, - доложил капитан с некоторой иронией в голосе.
   - Прекрасно. Но это меня интересует в последнюю очередь, - четко дав понять ориентиры, сказал Александр. - Что вокруг вас?
   - Столы, стулья, какая-то техника, на вид сложная... О! Стаканчик кофе. Со льдом, бутерброд. Надкушенный. Коммуникаторы, одежда. Тут словно...
   - Куда-то отошли на время, например, на совещание, - закончил за капитана Форс. - Открывайте ворота, мы идем к вам. Шолохов, ищите лифт, он точно должен быть где-то. Причем будет работать и без реактора, я даю тебе на это девяносто восемь процентов. Фред, пошли, будешь забирать барахло.
   Александр неожиданно почувствовал прилив спокойствия и уверенности. Словно ничего им и не угрожало, а меченный - просто сказка.
   - Ты в своем уме вообще? - не сдержался темнокожий напарник, но задействовал личный канал связи.
   - Даже больше, чем ты хочешь думать, - рассмеялся Алекс. - Ты ведь хотел денег? Они лежат за этой дверью. Просто бери из ботов дронов-носильщиков и набивай карманы.
   Когда Алекс зашел внутрь и включил фонарь, то увидел примерно то, что ожидал - разделенное перегородками из стеклопластика помещение со столами, компьютерами, оборудованием, причем актуальным до сегодняшнего дня. Это так называемая прелюдия. Для всяких проверяющих из множества органов Конфедерации, общественных организаций и другой ереси. Да, огромному числю людей нечего делать, и они с удовольствием суют свои носы в подобные места. Поэтому проще создать картинку, чем таить то, что невозможно утаить. Люди очень любят верить в свои выдумки, не в реальность.
   Рабочие места начинались прямо у входа. Да... если бы проверяющие действительно пришли делать свою работу, они бы в такую прелюдию не поверили. Скорее всего, конфедераты знали, что никто в эту станцию не сунется. Но инструкция обязывала... Да и мало ли охотников за тайнами? Помимо Форса таких было много, и далеко не каждый знал о прелюдии.
   - Фред, здесь вся техника в отличном состоянии. Температура воздуха внутри помещения поддерживалась в районе допустимой, обрати внимание - нигде нет и намека на холод снаружи.
   - Ты же говорил, что станции около восьмидесяти лет. Это же все хлам.
   - Нет. Присмотрись. Все это довольно дорогая и прогрессивная научная аппаратура. Ты должен лучше меня это понять.
   Фред замолчал и принялся обшаривать рабочие места. Как оказалось, на столах была не только оргтехника, но и разнообразные приборы для химического анализа, измерители, расщепители. Пройдясь по первому ярусу, Александр даже начал сомневаться, что все это было простой прелюдией. Возможно, здесь действительно вели работу.
   - Ребята, а ведь Александр прав. Тут техника потянет на сотни тонн золота.
   Да, золото. Забавно, но в отличие от всех предсказаний фантастов прошлого люди не нашли ничего более ценного и удобного в качестве средства обмена, чем золото. Все эти необеспеченные деньги, кредитные билеты, затем электронные валюты прошли несколько кризисов доверия, когда как золото так и не потеряло своей ценности. Поэтому после войн Корпораций Конфедерация окончательно отказалась от всех иных платежных средств, кроме золота. Все денежные средства были разделены по весу и теперь все измерялось в граммах золота. Правда, в реальности никто не носил никаких золотых монет с собой. Все золото приписывалось к металлическому счету, которое было полностью обеспечено соответствующим количеством золота, находящемся в Общем Галактическом Хранилище. При этом, любое лицо могло получить соответствующее количество наличного золота по весу в соответствии с тем количеством, которое находилось на счету. Однако это было не очень удобно да и "наличным" золотом расплачиваться можно было по закону в очень ограниченном числе случаев.
   - Шолохов, вы нашли лифт? - продолжая осматривать помещения, спросил Александр.
   - Да, он на втором ярусе, - последовал ответ. Вроде бы это был Каперс.
   - Второй ярус чист?
   - Пока заканчиваем зачистку.
   - Быстрее, - пробурчал Александр. Ему и правда не терпелось вызнать тайны этого места. Поэтому ждать команды Шолохова он не стал и пошел ко второму ярусу. Вход на него лежал через лестницу.
   Поднимаясь по ступеням, Александр обратил внимание на несколько странных царапин на стене. Они в целом ничем не отличались от обычных, естественных, которые могли возникнуть при переноске мебели или если кто-то задел амуницией. Но Александр все равно сделал фото на свой нарукавный компьютер. Для анализа.
   Когда Александр вступил на второй ярус, Шолохов доложил:
   - Второй ярус чист.
   - Хорошо. Где лифт? - спросил Александр, но тут на него вышел один из бойцов.
   - Идемте со мной, я проведу, - сказал он.
   Александр кивнул, но перед тем как пойти за бойцом немного прошелся по второму ярусу - это было большое открытое пространство, всем своим видом напоминавшее цех. Здесь было множество разнообразных станков, несколько конвейеров и множество пластиковых коробок.
   - Александр? Ты вроде хотел идти к лифту? - спросил по связи Шолохов.
   - Сейчас. Посмотрю, что тут припасли конфедераты, - последовал ответ.
   Коробки были закрыты обычными пластиковыми крышками, без замков. Поддев одну, Александр заглянул внутрь - минералы. Целая россыпь самоцветов. Открыв еще несколько, Форс обнаружил там то же самое. Интересно, весьма интересно.
   - Фред. Поднимись на второй ярус. Тут множество ящиков. Посмотри, кажется, ты будешь доволен.
   - А что там? - ответил заметно повеселевший Фред.
   - Просканируй, я не уверен.
   - Хорошо, босс.
   Александр отвернулся от ящиков и кивнул бойцу, который все это время следовал на несколько шагов за Форсом.
   - Теперь можно спуститься уже к самым тайнам, - сказал Александр и направился следом за солдатом.
   Лифт был грузовым, с мощной платформой, но открытыми стенками. Кнопок выбора этажей не было - только вверх или вниз.
   - Капитан, оставьте здесь группу прикрытия, - распорядился Александр.
   - Знаю, - буркнул Шолохов.
   - Александр, мне пойти с тобой? - каким-то странным тоном спросил Фред.
   - Ты проверил минералы?
   - Только начал. Но, кажется, наша экспедиция во всяком случае окупилась.
   - Я рад, что ты рад, Фред. Занимайся ресурсами. Я сам спущусь вниз.
   На лифт взошло десять бойцов вместе с Александром. Нажав кнопку спуска, Шолохов привел лифт в движение. Несмотря на время, платформа мягко и беззвучно опускалась.
   Спустя пять минут долгого и неинтересного спуска по однообразного туннелю, лифт остановился. Впереди лежал длинный, тускло освещенный коридор вдоль по обои бокам которого были распахнуты обычные петличные двери.
   Шолохов жестком показал Александру оставаться на месте, а сам начал продвижение своего отряда двойками вперед. Пока Форс скучал, солдаты медленно и кропотливо принялись исследовать каждую комнату за открытой дверью. Как понял Александр по переговорам вояк, там были жилые помещения. Все кровати смяты и не прибраны, словно всех подняли резко и заставили покинуть помещения. Имелись детские кроватки, игрушки. Кажется, ученые жили здесь семьями.
   - Куда ведет коридор? - не выдержал долгого ожидания Александр.
   - Он несколько раз поворачивает, затем разветвляется. Кажется, здесь много помещений для персонала, - ответил Шолохов.
   - Обследовать все, - коротко приказал Форс.
   Некоторое время поскучав на месте, Александр все же решил хотя бы начать следовать по стопам бойцов. Стоять было просто невыносимо.
   Заглянув в пару комнат, он убедился, что все было так, как говорили бойцы. Единственная странность - вся личная техника в комнатах отсутствовала: ни планшетов, ни компьютеров, ни мобильных средств связи. Либо ученым запрещалось их иметь, либо... все заблаговременно вычистили.
   - Душевые.
   - Столовая.
   - Спортивный зал.
   - Комната отдыха, - докладывали бойцы, обходя очередное помещение. Во всех картина была одна и та же: все вещи лежали так, словно люди вот-вот только вышли куда-то и сейчас вернутся. Самих людей нигде не было. Трупов тоже.
   Александр шел следом за наемниками и осматривал зачищенные помещения, освещая себе путь ручным фонарем. Хотя бойцы все уже зачистили перед ним, оружие Форс держал наготове. С Иными могло произойти все, что угодно.
   Однако пока что все складывалось достаточно предсказуемо - обо всем, что сейчас происходило на станции, он уже читал. Более того, что-то похожее они видели на Юпи-56. Тогда история закончилась очень хреново. Однако в этот раз все проходило спокойно и тихо. Больше никто не исчезал, постороннего движения не наблюдалось.
   Когда Форс осматривал Столовую, то поймал себя на мысли, что больше нигде он не примечал никаких царапин. Все стены, пол, потолок научной станции находились довольно в хорошем состоянии, почти как новые. И только там, у лестницы имелись повреждения. Конечно, это могла быть только догадка, но как вариант, в принципе, это быть реальный признак телесного контакты какого-нибудь Иного с материальным миром. Интересно.
   - Моррис, прием, - Александр только сейчас понял, что его уфолог и ксенобиолог почему-то так и остались на первом ярусе.
   - Да, кеп, - последовал ответ.
   - А чего вы застряли? Почему не следуете за мной?
   - Берем пробы воздуха и соскобы отдельных материалов, - ответил за уфолога Кирилл. Ах, ну да... ребята в первую очередь были все же учеными.
   - Моррис, там на лестнице, уже ближе ко второму ярусу, есть пара царапин на стенах. Возьми пробы материалов из них.
   - Э-э-э, хорошо, командир, - озадаченно ответил уфолог. Впрочем, Александр не всегда пояснял свои мотивы. К этому многие уже привыкли или почти привыкли.
   - Бар.
   - Кладовая.
   - Генераторная, - продолжали докладывать бойцы Шолохова.
   - Что с генератором? - ради любопытства спросил Александр. Все должно было быть в порядке...
   - Полный разгром. Судя по всему, кто-то нарочно выдернул все провода и расколол транзисторы, - последовал ответ. Это был... Файс? Хотя какая разница.
   Ответ бойца удивил Александра. Это очень странно. Иные никаких источники энергии специально не повреждали. Во всяком случае материальным способом. Отключать то они умели все, что могло выключаться, но чтобы рвать провода - это что-то новенькое.
   - Все, больше помещений нет.
   От этих слов у Александра все оборвалось. Как нет почему?
   - Нет, стойте, - снова знакомый голос. Вроде Каперс. - Здесь есть помещение с закрытой дверью. Надпись - кинотеатр.
   Александр смутился. Почему именно это помещение закрыто? И неужели никакой секретной части?
   - Сэр, будем открывать?
   - Какой я тебе сэр, Каперс, мать твою, - зашипел Шолохов. - Хопс, Никс, тащите к Каперсу свои задницы. Открывайте.
   - Уже, сэр, - насмешливо ответил кто-то из названной парочки. - В смысле, занимаемся, товарищ капитан.
   Шолохов промолчал. У них в отряде, конечно, была дисциплина, но не армейская. Все же все, кто попал к Шолохову, так или иначе, не очень ладили с Уставом. За что и оказались вне казарм и плацов.
   Александр, сокрушенный и уже почти что подавленный, шел к точке скопления наемников. Часть их них держали коридоры по периметру, а четверо суетились над одним местом. Это ж надо! Неужели повторение Юпи-56? Что сейчас? Нагрянет отряд конфедерации?
   Подойдя к двери, над замком которого колдовало парочка солдат, Александр посмотрел на вполне обычную табличку - "Кинотеатр" слева от входа в помещение. Возможно это и так, но... вдруг это всего лишь прикрытие, муляж? Все же такую мощную дверь устанавливать для места отдыха - весьма странно. Однако смущало, что здесь во все помещения, кроме личных комнат, были установлены такие двери, которые не с первого раза можно было взять и выстрелом Раптора.
   - Капитан, сэр, - сказал один из работавших с замком солдат. - Мы не сможем открыть с помощью нашего КПК. Он дает нормальное напряжение, но все сломано. Кто-то вырвал проводку.
   Александр в очередной раз удивился. КПК работали по принципу автономного источника энергии, который подключался к электронному замку, давал достаточно количество электроэнергии, чтобы создать условия для работы отпирающих механизмов, а далее машинка подбирала код для замка. Однако если замок был полностью выведен из строя, этой штучкой можно было б себе только постучать по голове.
   - Тогда надо резать, - спокойно ответил Шолохов.
   - Разрешите начинать? - с энтузиазмом спросил боец.
   - Разрешаю.
   - Отлично! Обожаю это дело, - сказал наемник и принялся что-то доставать из объемного контейнера, стоявшего на полу.
   - Шолохов, прикажи бойцам прочесать все стены и просканировать на предмет скрытых помещений. Я хочу, чтобы вы исследовали каждый сантиметр.
   Капитан кивнул и начал раздавать распоряжения. Пока бойцы резали дверь, остальные принялись обшаривать все комнаты и помещения снова. Александр сам присоединился к ним, в надежде найти все же какую-то зацепку. Но не могла, не могла быть эта станция вот такой вот простой. Так много о ней писалось, так много различных...
   - Александр, - вышел на связи Фред.
   - Да?
   - Мне кажется, что... внизу ничего нет.
   - Почему?
   - Слушай, тут... - Фред казался одновременно заинтригованным и озадаченным, - такие штуки на самом деле. Они безусловно дорого стоят, но я таких не видел даже на Азуре. Это суперсовременная техника даже по сегодняшним меркам. Понимаешь, здесь такие приспособления, которые создают условия для изоляции и чистоты от внешней среды, которые максимально приближены к идеальным.
   - И что ты этим хочешь сказать?
   - То, что в таких штуковинах хранили нечто такое, чему хотели придать максимально аутентичные условия, чтобы ни молекула посторонняя не коснулась. Соответственно, приспособления для переноски, очистки, взятия проб и прочего. Именно здесь, Александр, наверху, они нечто изучали и подвергали различному воздействию...
   - Артефакты, - догадался Александр. Да, настоящие артефакты. Не черепки или зазубренные камни. А настоящие приспособления, приборы, которые когда-то могли служить разумным расам или самим Иным.
   - Да, самые настоящие. Но... скорее всего их отсюда забрали.
   - Дверь открыта, - довольно доложил наемник и следом за его словами раздался скрежет, видимо, створку отодвигали в сторону.
   Александр не пошел сразу смотреть что там, ожидали, что сообщат об очередном пустом помещении.
   - Александр, - голос Шолохова буквально прозвенел в голове Александра. Что в нем было тревожное - Посмотрите.
   Форс быстрым шагам отправился обратно к Кинотеатру. Уже подходя к нему, Александр отметил странное молчание в эфире. Все бойцы вышли из помещения и стояли друг с другом, переговариваясь по личной связи - это было понятно по покачиваниям голов словно в ответ на слова собеседника и жестам. Когда Форс вошел внутрь, он все понял.
   Это действительно был когда-то кинотеатр: ряды удобных кресел располагались полукругом вокруг большого сферического экрана. Мест было достаточно, чтобы вместить в себя, наверное, весь персонал станции. Наверное, они собирались там для каких-то важных событий, возможно, для совместного семейного отдыха. Вот и в тот, последний раз, они тоже собрались вместе. А, возможно, собрали их намеренно. Теперь это уже не был кинотеатр. Это был общий могильник.
   Высохшие и истлевшие трупы в рабочих комбинезонах заполняли все места и проходы кинотеатра. Кто-то из них просто сидел в креслах, кто-то лежал между ними. Несколько устлали пол прямо перед входом. Были здесь не только скелеты взрослых, но и множество детских... Некоторые трупики лежали в руках взрослых скелетов, другие просто на полу. Некоторые из них были одеты в разноцветные платьица.
   Стены кинотеатра были разрисованы детскими рисунками фломастерами или мелками, либо просто выцарапаны - это были деревья, звезды, образы людей. Имелись и записи типа: "Мы ждем", "Мы продолжаем верить", "Еще пару дней и все изменится", "Эглис обязательно найдет выход", "Не забывайте нас, мы ведь жили ради всех"... Также в одном месте были черточки, с помощью которых кто-то отсчитывал дни, скорее всего скелет его лежал же рядом. Правда эти надписи не были сделаны предыдущими материалами и имели подтеки...
   - Александр, что там? - вышел на связь Фред.
   Форс коротко рассказал ему. Темнокожий опешил и промолчал.
   - Скорее всего артефакты потребовалось перенести в другое место. А всех, кто был хоть как-то причастен к этому просто уничтожили, - подытожил Александр.
   - Суки, лучше бы выстрелили каждому в лоб, - прошипел Шолохов. - Напьюсь сегодня.
   - Все напьемся, - сказал Форс. - Однако чекисты нашлись бы что возразить - стрелять в детей было б чересчур сложно. А так... их всех просто убил голод и жажда. Не они же.
   Шолохов в ответ только разразился бранью.
   Осматривая мертвецов, Александр отметил, что почти у всех трупов были бейджи с фамилиями. Неожиданная догадка заставила Форса обратиться к Фреду:
   - Кто был главой научной станции? Джо или Джозеф...
   - Джон Эглис, - подсказал Моррис. - Мы с Кириллом тоже прочитали все.
   - Шолохов, быстро помоги мне. Надо найти труп человека с бейджем Джон Эглис. Быстро.
   Подгоняемые командами капитана наемники засуетились над трупами. Старые костяки не выдерживали процедуры осмотра, трескались и разваливались. Спустя минут десять Александр сам нашел нужного ему мертвеца. Он сидел в кресле. Причем больше всех других сохранился. Едва опустил голову, почти дремал... Только кожи и костей его не было.
   - Прости, дружище, - пробормотал Александр и принялся обшаривать скелет. Тут же отвалилась рука, затем и голова покатилась по проходу. Однако Форс был неумолим. Он был уверен, что нечто будет у начальника станции. Он точно не мог просто взять так и уйти в никуда.
   И неожиданно среди костей в области таза Александр нашел... флэш-накопитель: маленький круглый шарик. Такие уже сейчас не использовались, но можно было бы найти специалистов. В этот момент рядом стоял Шолохов.
   - Это то, что нужно? - спросил он с надеждой.
   - О, да. Кажется, Джон смекнул, зачем их всех ведут в кинотеатр и не разрешают брать технику. Он просто проглотил флэш-накопитель. Думаю, там данные, которые оправдают все наши поиски многократно.
   - Ну хоть что-то, забери меня Бездна.
   - Не стоит её звать, она может ответить. Помогите Фреду все упаковать в боты. На все про все час, а потом сворачиваемся. Нам дали возможность сюда забраться и все выяснить. Более того, мы, кажется, еще и не с пустыми руками совсем. Но не будем злоупотреблять.
   - Понял. Работаем.
   - А что с мертвыми? - спросил кто-то из солдат. Вроде Каперс.
   - Все оставим как есть. Хоронить времени нет. Да и пускай у Конфедератов останется побольше следов их злодеяний, - распорядился Александр и резко направился к лифту, сжимая в руке заветный флэш. Он как никогда близок к самому важному шагу.
  

Капрал Утер

  

***

   После душа мне совсем не хотелось спать. Несмотря на усталость, мой мозг постоянно работал, переваривая события последней высадки. Я десятки раз вызывал в памяти появление девочки. Ее испуганное, чумазое лицо, полные страха, живые глаза. Затем я постоянно возвращался к подробностям погони, к тому, как я несся среди всех этих развалин, прыгал, вертелся, скакал... Да, мне было непонятно, как я не мог угнаться за простым ребенком. Конечно, девчонка легче меня килограмм на сто, шустрее и ловчее, но на моей стороне - самое современное оборудование, годы тренировок, опыт наконец! И ничего мне не помогло. Больше того, треклятая девка исчезла прямо перед моими глазами, выставив меня идиотом перед всем взводом...
   И именно это больше всего не давало мне покоя. Все, что я видел, не подтверждалось ни сканерами, ни какими-либо свидетелями. Движения видел только я. Докладывал только я. За девчонкой гнался тоже только я, забери всех из Бездна. И если бы не исчезновение Алана, меня бы точно уже отправили под арест за паникерство как минимум...
   Но старина Алан пропал, как бы это не было ужасно и неприятно думать, весьма удачно для меня. Когда Джонни доложил об этом, не обнаружив нашего снайпера на его позиции, Каменотесов приказал второму отделению присоединиться к срочным поискам пропавшего вместе нашим отрядом. Первое же отделение быстро увело яйцеголовых в эхоплан и поднялось над городом, подключив кучу датчиков и сканеров. Были разосланы даже зонды в поисках каких-либо признаков жизнедеятельности биологических организмов. Ничего.
   Мы также облазили все руины километров на пять или шесть вокруг площади с разбитой колонной (да, Джонни не преминул отметить, что название её Александрийская), но ничего не нашли. И больше никто никаких детей тоже не видел. Тем более Алана.
   Поиски продолжались до тех пор, пока не наступило темное время суток. Тогда Каменотесов приказал всем вернуться на площадь, откуда нас забрал эхоплан, дальше направившись на орбиту - к звездолету. И хотя Ольк открыто протестовал против такого решения капитана, во всю разглагольствуя о том, что во время научной экспедиции основные распоряжения отдает главный научный сотрудник, Скала напомнил заносчивому азурянину, что при экстренных ситуациях старшему по званию принадлежит право решать дальнейшее будущее такой экспедиции. А коль скоро список экстренных ситуаций был определен не четко, то он, капитан десантных войск, пользуется своим правом решить, что является экстренной ситуацией в данном случае. Пропажа одного из бойцов при весьма таинственных обстоятельствах вполне для этого подходит.
   - А вы уверены, капитан, что Штаб оценит вашу инициативу так, как считаете вы? - прищурившись, спросил Ольк. Его аж трясло от злости. Эхоплан уже покинул атмосферу земли и направлялся на орбиту к звездолету Фаргус.
   - Я отвечу перед Штабом согласно протоколу и Уставу, - спокойно ответил Каменотесов, снимая шлем. - Взвод, разойтись по местам. Приготовиться к взлету.
   - Эта экспедиция имеет колоссальное научное и социальное значение...
   - У меня пропал человек, Александр, - совершенно бесстрастно ответил капитан. - И я не понимаю как и почему. Я не могу гарантировать вашу безопасность, если я не понимаю с кем моим бойцам необходимо сражаться.
   - Ваш человек мог повредиться рассудком. Могло произойти что угодно! - распылялся Ольк, когда к нему неожиданно подошла Эви. Та самая натуральная миловидная блондинка, к которой азурянин прислушивался с такой внимательностью. Она очень серьезно посмотрела Ольку в глаза. Тот неожиданно сник, успокоился.
   Каменотесов тем временем проследовал к кабине пилотов. Оттуда из-за приоткрытой двери с интересом выглядывали лейтенанты Эрик и Джордан. Брат с сестрой. Как мне рассказывал Джонни, крупные отличники, первые на своем выпуске. Им доверили вести целый звездолет к бывшей Родине человечества всего лишь вдвоем. Без уймы помощников, не считая Фер и еще кое-кого из технического персонала, оставшегося на Фаргусе.
   - Вы сами видели, - развернувшись, отчеканил Скала. - Мы просканировали почти весь город. Ни одной, черт подери, живой души. И даже если Алану, как и капралу Утеру, что-то привиделось, и хрен пойми, как он успел за столько короткое время убежать далеко, возможно, тоже преследуя свою какую-нибудь особо шуструю девчонку, двух подряд необъяснимых инцидентов мне вполне достаточно чтобы хотя бы приостановить проведение экспедиции до связи со Штабом и получения дополнительных инструкций. Эрик, Джордан. Доставить нас на Фаргус.
   Александр на этот раз промолчал. Блондинка стояла рядом с ним и аккуратно поглаживала его по спине, защищенной специальным химико-бактериологической обмундированием сине-зеленого цвета. Ольк несколько потеряно смотрел перед собой. В этот момент Ксюша, сидевшая неподалеку и наблюдавшая за всей этой сценой, резко встала и ушла в машинный отсек эхоплана. Вне всяких сомнений, ей очень не понравились эти поглаживания блондинки. Это немного подняло мне настроение.
   Но сейчас... Спустя пару часов после прилета, грустные мысли полностью охватили мою голову. Я ничего не мог с собой поделать. Просто сидел в бытовке нашей казармы, облокотившись локтями на колени, и смотрел в серебристый пол перед собой. Все остальные бойцы сейчас проводили свободное время в казарме, за стеной, просматривая фильмы, играя в игры или читая что-нибудь из захваченной с собой литературы. Так точно делал Джонни после нескольких неудачных попыток привести меня в чувство. Старый друг ни на секунду не сомневался в том, что я видел что-то. Ну или, по крайней мере, не давал мне так думать.
   - Ты же слышал, что рассказывал Алан? - говорил он мне, пока мощные шумные струи душей смывали с нас пот и грязь.
   - Еще бы, - кивнул я.
   - Всякое может быть. Он же говорил, приборы барахлят, видится ему что-то...
   - Ты сам не верил его словам, - нахмурился я, чувствуя подвох.
   - Это я скорее от страха, - признался здоровяк. - Мне тоже было не по себе. Ну и к тому же Алана я не очень долюбливал... Вот и хотел его чем-нибудь зацепить. За одно еще и себя немного приободрить.
   - Понятно, - мрачно пробормотал я.
   - А девчонка... Черт их знает. Может, за семьсот лет они научились обманывать наши сканеры. Особо искусно, так сказать.
   - Ты знаешь, она совсем не выглядела обвешанной техникой... - сконфузился я.
   - Ну я же говорю. Особенно искусно, - выключая душ, хохотнул Джонни.
   Да уж. Понятно. Друг хотел меня приободрить. Но вышло у него не очень, прям скажем. Хотя я ему во всяком случае был благодарен. Остальные ребята из взвода смотрели на меня косо. Освальд и Огуст вообще переглядывались и хмыкали. Ну ничего, дружочки, еще посмотрим, кто кому спину прикрывать будет.
   Дверь бытовки с легким шипением отползла в сторону, и внутрь помещения вошла Линдси. И как-то нарочито сразу потянулась. Что уж тут говорить, на ней были только легкие тканевые штаны и облегающая майка на высокой крепкой груди без лифчика. Твердые большие соски так нагло обрисовались, что мой взгляд без всякой воли сфокусировался на них. У меня сразу напряглось все, что отличает мужчину от женщины.
   Линдси. Еще один человек, который вопреки своих традициям, совершенно не спешил меня чмырить. Наоборот, она даже пару раз отвесила оплеухи кое-кому из парней за попытку подшутить над моими "видениями". Не знаю, что уж на неё нашло... Может, это была благодарность за спасение. Кстати! Наше падение. Я о нем почти забыл. Разве что немного ныла спина. Кагон осмотрел её своими приборами, убрал синяк и опухоль, но предупредил, что боли пока что останутся. В основном ментальные - мозг не успеет еще среагировать на полное излечение, для него ушибленные места еще некоторое время будут значиться как пораженные.
   - Чего пригорюнился, Ути? - игриво спросила Линдси, подходя ближе ко мне.
   Я постарался выпрямиться сидя и тут же положил полотенце в район паха.
   - Просил же я тебя не называть меня так, - нахмурился я. Но совершенно без злобы. - Да ну. Как твоя спина? - Линдси обошла меня сзади, шлепая по полу босыми ногами. Вскоре её крепкие руки обхватили мои могучие плечи и стали мять их с такой легкостью, словно перед ними было обычное тесто... Ох, уж и сильна была девчонка. Даром что не с Олеона.
   - Если ты продолжишь, Кагону придется собирать меня по кускам, - отшутился я.
   Лори прижалась своим телом к моей спине. Я затылком ощутил, как её груди уперлись в меня. Наглые ладони девчонки заскользили по моей шее, груди, ниже к животу.
   Я перехватил их. Голова девушки находилась у моего левого уха, влажные губы касались щеки. Линдси часто и возбужденно дышала. От неё вкусно пахло шампунем... Женским армейским. Но с запахом луговых цветов Азуры.
   - Не надо, Линдс.
   Вместо ответа девушка сильно впилась губами в мою шею. Я резко отскочил в сторону, потирая ноющее место.
   - Ты что делаешь, бешенная? - взъярился я.
   - Ой, да ладно тебе, Ути, - Линдси смеялась, держась за живот. - Видел бы твою свою рожу. Ты хоть раз с бабой то спал?
   - Да пошла ты, - меня аж перекосило.
   - Не надо, Линдс... - принялась передразнивать меня несносная бестия. - Ты что себе надумал? Решил, что к тебе в штаны полезу после твоего геройства?
   - Я ничего не подумал. Ты пришла вся такая... - тут я осекся, пытаясь подобрать слова.
   - Какая, а? Скажи мне, - Линдси перестала смеяться и подбоченилась. Признаться, она имела очень аппетитные формы и очень хорошую, упругую кожу... Только короткая мальчишечья стрижка была совсем ни к месту. Мне нравятся длинные волосы. Такие, как у смуглой красотки Ксюши Фер.
   - Шла бы ты нахер, - ответил я, потирая засос на шее.
   - Ха, вы посмотрите, каков наглец. Лучшая телка во взводе к нему липнет, а он её нахер посылает. Да полроты прыгнуло бы ко мне в постель, стоило бы мне свистнуть!
   - А разве так уже не сделала? - съязвил я и затем сам же прикусил язык.
   - Завидно что ли? - хихнула Линдси, махнув рукой. На мое замечание она и виду не подала.
   - Зачем ты оставила мне засос? - трогая пальцами "подарок" на шее, спросил я.
   - Для твоей подружки Фер, красавчик, - сказала она и бросила на меня хищный взгляд. Мое лицо осталось непроницаемым. Но внутри я просто вспыхнул. Как он поняла? Я же старался вида не подавать!
   - Какой подружки? - зло ответил я.
   Линдси хотела еще что-то добавить, но её прервал голос из ретранслятора, висевшего под потолком:
   - Капрал Утер, капрал Джон, явитесь на капитанский мостик немедленно, - проговорил строгий голос капитана Каменотесова.
   Внутри меня все упало. Хотя... я буду не один. Джонни будет тоже со мной.
   Смех и сарказм с Линдси как рукой сняло. Он смотрела на меня серьезно и озабочено.
   - Ты давай смелей, боец, - уверенно сказала она. - Не дрейфь. Я уверена, что ты не с катушек слетел. Просто стой на своем. Пускай попробуют тебя опровергнуть. Хрен у них получиться.
   Я удивленно посмотрел на Линдси, та ответила мне немигающим взглядом и вышла из бытовки. Быстро накинув китель, местные ботинки и ремень, я вышел быстро в казарму, проследовал через ряды коек, на которых в разброс сидели бойцы из роты, и вышел в коридор, ведший к лестнице на верхнюю палубу. Там меня уже ждал Джонни, облокотившись на стену и что-то дочитывая на тонкой гало-пластинке, умещавшейся в его большой ладони. Завидев меня, друг в четыре слоя сложил пластинку, как обычный бумажный лист, на подобие тех, что мы видели в одном из зданий, там, на Земле, и положил его в карман.
   - Отличные вещи я нашел о Невском проспекте. Очень уж хотелось историю этой улицы мне узнать... - с довольной улыбкой поделился со мной Джонни, но заметив мой скептический взгляд, решил не продолжаться рассказ. Лицо его посерьезнело. - Ты говори, как есть, тебе нечего стыдиться.
   - Ага, - только буркнул я. Все это я уже слышал. Однако даже сейчас, идя по казарме, уловил несколько ехидных взглядов. Теперь мне долго не отделаться от снисходительных улыбок и откровенных издевок.
   Лестница на верхнюю палубу вывела нас в длинный коридор. По обе стороны от него располагались жилые отсеки для старшего офицерского состава, научного и технического персонала звездолета. Сам коридор вел от хвостовой части, где была столовая и холодильники с провиантом, до капитанского мостика и кают-компании. Из этого состояла верхняя палуба. На второй палубе размещались казармы, арсенал, душевые, и помещение для различного рода оборудования. На нижней, третьей и последней палубе находился ангар, вмещавший до пяти транспортных кораблей, спасательные капсулы, погрузочных роботов и иную вспомогательную технику. Вообще, в составе военного флота на такую посудину приписывалось человек сто персонала, включая пилотов, техников, обслуживающий персонал и различных разнорабочих. Но в экспедицию среди невоенных был по слухам очень жесткий отбор, поэтому взяли далеко не всех. Однако мне все равно не понятно, почему в столь ответственную миссию отправили только один взвод десантников и далеко не спецназовцев. Ну да, наша рота обычно обеспечивала экспедиционные миссии, но нас больше обучали быть в поле, а не облизывать яйцеголовым задницы.
   - Ты все равно не можешь решать за всех! - ярилась низенькая курносая девчушка, активно жестикулируя руками. Когда мы вошли в отсек, все ученые, а также капитан, два пилота корабля, а также Пес сидели за овальным столом. В отличие от скучавших военных, яйцеголовые с упоением спорили. На нас никто, кроме капитана и Пса, которым мы отсалютовали ладонями к вискам, не обратил внимания.
   - А я и не решаю! - огрызалась рыжеволосая. - У нас уникальный случай, мы стоим прямо у целого клада открытий! Да наши коллеги отдадут кого угодно на растерзание сафивам лишь бы оказаться на нашем месте!
   - Да пусть они хоть проваляться в пекло вулканов Авенариса! - чуть ли не зарычала курносая. - Наша техника ничего не показывает в отношении этой планеты! Ничего!
   - Это действительно странно, - подал голос блондин. На его лице зияла уже памятная мне ехидная улыбка. - Хотя бы потому, что все растения живут в обычном симбиозе с насекомыми и простейшими организмами.
   - Так, во всяком случае на известной нам планете, - вставил слово кудрявый ученый. Как я запомнил, у них так себе отношения с блондином. Хотя у того, кажется, вообще постоянно ехидное язвительное выражение на лице.
   - А что, Земля чем-то от них отличается? - вскинул брови блондин.
   - Прошло семьсот лет. Вы не допускаете каких-либо катаклизмов, коллега? Тем более, что вся планета лежит в чудовищных руинах. Могли произойти такие события, что вся привычная экосистема перевернулась с ног на голову...
   - Коллеги из военного ведомства, - вступил в спор бородатый однорукий зубрила и кивнул на капитана, - поделились соображением, что в исследованных нами городах шли бои. Причем, судя по разрушениям, палили из всех стволов и во все стороны.
   - Война могла начаться как до катаклизма, так и после. Черт подери, да у наших предков было полным полно ядерного оружия! - не унимался кудрявый.
   - Следов продуктов ядерного распада в атмосфере и тех образцах почвы, которые мы успели взять при приземлении, не обнаружено, - снова улыбаясь, отметил блондин. - Более того, по данным нашего оборудования... хотя нет, точнее, вашего оборудования, атмосфера совершенно чиста и неопасна.
   - Вы передергиваете факты! - не найдя ничего более оригинального, взвизгнул кудрявый.
   - И все же. Как бы то ни было, не произошло ничего такого, чтобы мы не продолжили исследования, - решила подытожить рыжеволосая.
   - От чего же? Если мне не изменяет память, наши военные коллеги потеряли одного из своих, - ответил блондин.
   - Обстоятельства исчезновения не совсем понятны, - попыталась обойти острый вопрос рыженькая, потупив взгляд.
   - Именно это и настораживает, Алина, - покачал головой бородатый. - Я вижу, подошли солдаты капитана Каменотесова. Мы ведь хотели их выслушать?
   - Было бы очень интересно, - уставившись на меня заявила рыжая. От её уничтожающего, полного снисхождения ко мне взгляда мне стало не по себе. Конечно, я чувствовал уже некоторую вину, но чтоб уж настолько изничтожающе...
   - Коллеги, - обратился к нам Ольк. Он на нас не смотрел, но по кивну головы мы с Джонни поняли, что он говорит именно нам. - Изложите то, что вы видели. Кто из вас обнаружил движение, а затем вступил в контакт с... неким субъектом?
   Кажется, я залился краской, но нашел в себе силы ответить.
   - Опишите подробнее, как все происходило. Важна каждая мелочь.
   Стараясь не смотреть на яйцеголовых, я начал рассказывать. В принципе, мне действительно утаивать было нечего. Ближе к концу моего повествования, я заметил, как прежня спесь и скепсис покинули сидевших за столом - их сменили эмоции озабоченности и выражения задумчивости. Лицо же блондинки, той самой Эви, вообще вытянулось, а кровь отхлынула от лица. Ольк и бородач задумчиво терли подбородки, а блондин перестал улыбаться. Он смотрел прямо на меня. Я поймал его взгляд и тут же поспешил отвести глаза. Такой колкий, пронизывающий взор...
   - Он не врет, - жестко и уверенно сказала Эви, когда я закончил рассказывать на прыжке девчонки с погони.
   Капитан с Псом переглянулись.
   - Простите? - не выдержал Скала.
   - Эм, товарищ капитан, простите. Мы не пояснили сразу, - ответил за девушку бородач. - Эви Промтайн - биотик. Она улавливает ментальные волны. Может также читать их.
   На лице Скалы возникла глупая улыбка.
   - Это что-то из уфологии? - усмехнулся он. Пес хмыкнул в поддержку.
   Эви перевела взгляд на него и чуть клонила голову на бок. Скала отпрянул к спинке стула, словно обжегшись.
   - Нет, товарищ капитан, - покачал головой бородач. - Это интересный феномен человеческой мутации, признанный всеобщей наукой.
   Пес нахмурился.
   - Вы что, правда верите в слова этого... бойца? - стараясь сдерживать эмоции, поинтересовался он.
   Яйцеголовые замялись. Многие посмотрели в сторону Олька. Если мне не изменяет память, в прошлый раз Александр не прислушался к словам Эви.
   - Я правильно понимаю, что сканеры после доклада капрала Утера не подтвердили присутствие биологических организмов, кроме нас? - спросил глава экспедиции после недолгого раздумья.
   - Как и в момент пропажи капрала Алана, - кивнул однорукий бородач.
   - Хорошо Фольфорс. Кто обнаружил его исчезновение? - посмотрев, наконец, на нас спросил Ольк.
   - Я, - отозвался Джонни. - Капрал Джон Румянцев.
   - Товарищ Румянцев, изложите подробнее, - мягким и учтивым тоном попросил Александр. Меня от звука его голоса передернуло.
   - Когда началась ситуация с Утером я не находил себе места, - честно признался великан-олеонец. - Все же мы с капралом Утером очень давно дружим, а я хорошо помню ситуацию с рядовым Соленсом на Оверуме...
   - Оверуме? - нахмурился бородач.
   - Да. Вы разве не в курсе? - удивленно вскинул брови Джонни.
   - Докладывай обстоятельства пропажи Алана, капрал, - резко вскинулся на него Пес, но капитан поднял руку.
   - Рядовой Соленс пропал при схожих, почти аналогичных обстоятельствах, господин Фольфорс. - Вы тогда еще не входили в группу Александра Олька. Как и очаровательная...
   - Алина Дартс, - отозвалась рыжеволосая.
   - Да, спасибо, миссис Дартс, - несколько смутился Скала. - Вам рассказать подробности исчезновения рядового Соленса?
   - Если они аналогичны исчезновения капрала... - начала было говорить Кетрин.
   - Не совсем, - прервал ученую Большой Джонни. - Как в случае с Утером, появился сигнал о движении. Соленс также находился на одной из позиций в заброшенных руинах инопланетян. Пока к нему двигались наши, он докладывал о приближении источника, а затем исчез. Утер, хвала богам, здесь на месте.
   - А Алан? Как вы обнаружили, что исчез капрал Алан? - спросила рыжеволосая.
   - Когда Утер побежал за кем-то, я стал вызывать Алана. Дело в том, что он у нас во взводе... самый большой любитель уфологии и прочего. Пока мы сидели на позициях, он как раз нам рассказывал разные там истории, пока сержант не прикрикнул на нас. Еще вот говорил о некоем Александре Форсе, - при произнесении этого имени Ольк и Бородач переглянулись. Блондин поджал губы. Все это я хорошо видел. Джонни говорил, я наблюдал. - Ну, в общем, когда началась схожая с Соленсом история, я начал вызывал Алана, но тот молчал. Тогда я решил проверить его позицию...
   - В нарушение приказа, - фыркнул Пес.
   - Нет. В полном соответствии с п. 16.2.17.1 Устава, - немедленно отчеканил Джонни. - В случае отсутствия отзыва от ближайшего по расположению военнослужащего, любой ближний к нему военнослужащий имеет право проверить состояние такого военнослужащего.
   - Молодец, - хмыкнул капитан. Пес лишь только больше ожесточил свое выражение лица.
   - И что тогда? - дернул щекой Ольк.
   - Тогда я пришел к месту его расположения. Никого не обнаружил. Поискал вокруг - тоже. Ни следов драки, ни крови, ни оружия, ничего. Точно также, как было с Соленсом.
   - Вы тогда сразу доложили? - спросил бородач.
   - Не совсем сразу. Минут десять я пытался разыскать его сам вокруг его позиции. Вдруг, как снайпер, он решил залечь, а на мои вопросы не отзывается - я его жестко отчитал за его рассказы про... ну вы поняли. Может, обиделся на меня. А докладывать сразу было как-то боязно. Обвинили бы в паникерстве.
   - Понятно. И когда были включены сканеры? - поинтересовался Ольк.
   - Думаю, минут через двадцать после моего прихода на позицию.
   - А связывались вы в последний раз?
   - Минут за двадцать-тридцать до доклада капрала Утера о движении.
   - Мог ли капрал Алан вызвать этот сигнал? - спросила Кетрин.
   - Только если бы он исчез со своего поста и возник бы далеко впереди меня, - ответил я за Джонни. - Я был на крайней линии обороны, Алан прикрывал.
   - И все же гиперусилители позволяют развивать скорость почти под пятьдесят-шестьдесят километров в час, - пробормотала Алина.
   - Этого не хватило бы, чтобы уйти из-под действия военных сканеров. Как минимум, эхоплан бы засек Алана на границе города, - не согласился Фольфорс.
   - Однако время было, чтобы... - начал было возражать Ольк, но блондинка-биотик неожиданно подняла руку вверх, прервав тем самым Александра.
   Некоторое время Эви молчала, так и замерев с вытянутой рукой и устремив взгляд куда-то вдаль, но затем медленно опустила её, повернула голову к Александру и сказала:
   - Я слышу их.
   - Что? - вырвалось у Олька.
   - Это началось после высадки. Мысли. Я слышу их. Тысячи.
   - Но? если верить сканерам, на этой планете всего несколько десятков человек из нашей экспедиции, - нахмурился Александр.
   - Они еще слишком тихие, словно нечто глушит их... Но я слышу.
   В зале наступила тишина. Яйцеголовые задумчиво уставились друг на друга. Мы же с Джонни стояли, вытянувшись в солдатских стойках, и ждали. Честно говоря, меня несколько удивили слова этой блондинки как и всех прочих, но я все равно воспринимал их скептически - девчонка уже давно выказывала некоторые странности. Хотя бы всем своим привлекательным видом в составе всех этих... ученых людей. Но вот...
   - У нас нет связи со Штабом? - вдруг спросил Ольк, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - На сколько я знаю, неизвестное излучение, мешающее связи, никуда не делось, - ухмыльнулся Скала. - Вам то это лучше должно быть известно. Единственный шанс связаться с ними - уйти из системы и перейти завесу.
   - Не нужно сарказма, коллега, - бесстрастным голосом молвил Ольк. - Необходимо принимать решение. И оно может очень сильно повлиять на наши с вами карьеры. Тем более, что вы не кадровый офицер.
   А вот последнее Ольк зря ляпнул. У вечно спокойного Каменотесова даже щека дернулась. За такое замечание у нас бы в казарме можно было легко схлопотать по уху... Ведь кадровый офицер - это очень дорогое удовольствие. Требуется лет десять отпахать в университете, в который попасть можно либо при помощи исключительных мозгов, либо тугого кошелька, а затем еще лет пять на всяких практиках прогибаться. Но зато как минимум капитана дадут и в званиях можно расти чуть ли не каждые два-три года. А вот с рядового до капитана служить можно и весь полтинник лет. А лишиться звания - в два счета. Поэтому офицеры очень дорожат своими званиями и местами. Во многом, это позволили серьезно изменить ситуацию с общей дисциплиной в армии, не самые лицеприятные традиции которой перекочевали когда-то в армию колонистов с Земли.
   Скала медленно повернул голову к ученому и внимательно посмотрел тому в глаза. Последовала пауза.
   - Мой человек пропал там, Александр. Мне нужно его найти, - стальным голосом, наконец, сказал капитан.
   Александр вдруг легко кивнул, словно и ожидал такой ответ.
   - А нам не с чем возвращаться на Азуру, - молвил он.
   - Вы не понимаете, - залепетала было Эви, но Александр резко встал.
   - Я слышал уже об этом Эви, - отрезал Александр. - И мы внимательно будем изучать все, что ты говоришь. Но из-за этого мы не может прекратить экспедицию.
   Блондинка поджала губы и страдальчески закрыла глаза.
   - Думаю, на этом совещание можно считать оконченным. Солдаты, спасибо. Коллеги, - Ольк посмотрел сначала на капитана, затем на сержанта. - Думаю, мы с вами тоже все обсудили.
   - Более чем, - буркнул Скала и резко поднялся. За ним встал Пес. Он не спускал с нас с Джоном глаз.
   - Товарищ сержант, разрешите идти? - уточнил я у нашего непосредственного командира.
   Пес гневно свернул глазами и повернулся к капитану.
   - Отпусти. Пусть придут в себя. Отбой через час, - коротко приказал Скала. Затем посмотрел на Василия и добавил: - Никаких дополнительных нарядов и взысканий.
   Лицо Пса окаменело.
   - Идите. Отбой через час. Передайте остальным, - процедил он сквозь зубы.
   - Есть, - ответил я, резко развернулся, щелкнув каблуками, и ткнув Джонни в бок, отправился прочь.
   По дороге в казарму мы с Большим Джонни ничего не обсуждали. Были несколько потерянными. У меня, признаться в голове царил полный кавардак. Я ожидал выговора, обвинений, сурового наказания. А в итоге поприсутствовал при весьма странном разговоре... Особенно Эви. Она вроде бы ничего толком и не сказала, но голоса... И это я-то должен себя считать сумасшедшим? Я, во всяком случае видел... Хотя, да. Действительно. Видел. И больше никто не видел.
   На входе в казарму, у двери стояла Линдси вместе с Лорой. Последняя была маленькой неказистой девчонкой-медиком, помощницей Кагона, в нашей роте. Россыпь больших и не самых привлекательных веснушек покрывала ей лицо. К сожалению, бедняжке не повезло родиться на Олеоне. В отличие от мужчин, женщины у нас в основном с грушевидной фигурой, невысокого роста и довольно плотные. Очень многие - в жутких веснушках. Конечно, репродуктивные способности у них гораздо лучше азурянских, но... привлекательнее даже в глазах земляков это их не делало. Ну разве что у тех, кто поставил перед собой цель сразу обзавестись большим потомством.
   Завидев нас, девушки сразу же перестали разговаривать и озабочено посмотрели на нас. Особенно взволнованной выглядела Линдси.
   - Как оно? - спросила она.
   - Нормально, - сухо бросил я.
   - Все обошлось? - встряла Лори, зачем-то улыбнувшись. Вот улыбка у неё получалась очень неплохой и в такой момент она выглядела даже очень милой - на чуть крупных щечках появлялись игривые ямочки.
   - Угу, - пробормотал я, переступая порог казармы.
   - Я сейчас вернусь. Схожу к офицерам, сообщу о приказе капитана, - сказал Джонни и направился в офицерский кубрик.
   На входе за столом резались в квад Огуст и Освальд. Ну надо же! Вот так встреча. Два бывших спецназовца, с одинаково широкими лицами и квадратными подбородками как по команде посмотрели на меня и разом хмыкнули.
   - Что-то смешное заметили? - тут же отреагировал я.
   - Да. Тебя, - отворачиваясь от меня пробормотал Огуст. Его я узнавал по крупному пухлому шраму на бритом затылке. Ну еще морщинах на лбу. Освальд же имел совершенно пустое, плоское и незапоминающееся выражение лица.
   - Что-то я ничего не вижу в себе смешного, - угрожающим тоном ответил я.
   Огуст резко встал и развернулся в мою сторону.
   - Может, тебе показать? - процедил он.
   - Эй, парни, хорош! - донеслось откуда-то из глубины казармы. Похоже это был капрал Александр - очкарик азурянин с длинной шеей и с невероятно мудрыми, не по годам глазами. Говорят, он когда-то преподавал в высшей школе. Ему бы среди яйцеголовых быть... Но не сложилось что-то. Пошел в солдаты. Но свои интеллигентские замашки никуда не дел. Наоборот, старался любые конфликты сглазить, где нужно или ненужно дать совет.
   - Ну что смотришь то, паника? - усмехнулся Огуст. - Может попробуешь врезать мне? Или уже перепугался?
   Я склонил голову набок, словно прикидывая шансы. Действительно, почему бы не добавить немного рельефа на лице этого ублюдка? Конечно, так просто мне не одолеть бывшего спецназовца, но немного я собью с него спесь. Природная сила поможет. Но вот последствия... Сейчас во всех помещениях военных кораблей, казарм да и административных зданий напичкано камер, сканеров и датчиков, которые в режиме онлайн записывают все состояния в таких помещениях. Если случается конфликт, все это записывается и в обязательном порядке направляется в дисчасть - Дисциплинарную часть соответствующего полка. Там просматривают ежедневно все материалы и в случае выявления неуставных отношений в считанные минуты организуют проблемы: самое меньшее, это месяц ареста или обязательные работы на пару месяцев. Хуже - вплоть до каторги. Поэтому как в старые времена кому-то выбить зубы не получиться, а уж издевательства старослужащих давно в прошлом. Контроль совершенно тотальный, а наказание - невероятно скорое и неотвратимое. Ко всему прочему, офицеры очень дорожат своими званиями, поэтому сами донесут на зачинщиков.
   - Просто боюсь, что ты побежишь жаловаться, - вместо удара ответил я и гадко усмехнулся.
   Теперь уже Огуст прищурился, в свою очередь прикидывая возможность продолжения конфликта.
   - Обычно это ведь ты сбегаешь от проблем. Решил, что в армии можно будет забыть, кто ты есть? - размеренно, но с ехидной ухмылкой сказал бывший спецназовец. - Твое место в тюрьме, а не в строю, чертов паникер.
   И тут внутри меня все вскипело. Наверное, это стало всем понятно, потому что Огуст начал уже движение на уклонение, заряжая левую ногу и готовя встречный удар, когда между нами возник Пес. Я успел увидеть его разъяренные глаза прежде чем мощный удар в грудь выбил воздух из моих легких, и я с кашлем откатился на несколько шагов в сторону. То же самое произошло и с бывшим спецназовцем. Ну... я несколько слукавил насчет полного запрета на неуставные отношения. Командирам иногда позволялось немного добавить кулака к своим аргументам, но без увлечения.
   - Вы что? Охренели тут оба? Совсем потеряли нюх, сволочи? Да я вас сгною в дисбате! А ну марш мыть полы! Утер - твоя столовая и толчки у неё. Че лыбишься, Огуст? Твои толчки в казарме и офицерские.
   - Но... - довольная улыбка тут же сползла с квадратного лица Огуста.
   - Пасть закрой. Бегом марш!
  

***

   Отбой приказали уже пару часов назад, а я все продолжал гнуть спину среди бесконечных ножек столов. Стулья, конечно, я накинул сверху на столешницы, но сильно проблему это не решало. Чертова столовая была рассчитана на огромный персонал да еще и десантуру на борту. Фаргус относился к классу крейсеров с десантным модулем. Короче, почти тысяча человек могла одновременно кормиться. Представьте, какие масштабы. И все это с доисторической шваброй и ведерком в руках.
   Впрочем, я мыл, но больше копался внутри своих темных мыслей. Хренов Огуст задел весьма неприятные для меня вещи. В принципе, за прошедшие пять лет в армейке я почти забыл, как и почему оказался в доблестных войсках Конфедерации, но иногда, в том числе благодаря таким упырям как Огуст, приходилось вспоминать...
   Нет, я не то, чтобы был совсем против военной службы. Все же в Конфедерации это дело было почти добровольным, если не считать плохой учебы в школе - если не набираешь средний бал, то тебя лет на пять в принудительном порядке отправляют учиться жизни в колониальную пехоту. Скучное дело, скажу я вам: бродишь по всяким окраинным планетам в древних скафандрах, да куришь всякое дерьмо. Однако сама мысль посвятить десятки лет беготне под чьи-то зычные команды меня совсем не прельщала.
   Мы на Олеоне - парни достаточно простые. В основном все мужское население делится на фермеров и рудокопов. И те, и другие своими жизненными приоритетами не сильно различаются: пашешь, получаешь более-менее сносные деньги, пьешь и бродишь по селениям в поисках новой юбки, что не прочь задраться кверху. В целом, скучновато, но и без лишней глупости в голове. С азуры всякие напомаженные дохлики иногда поражают, какой мусор у них там в мыслях - карьеры, сидения в офисах днями, какие-то светские вечера. Кошмар вообще. У нас так - вечером работу к черту, добрая бутылочка самогона собственной варки, и вперед за приключениями с верной компанией.
   Вот одно из таких приключений и перевернуло всю мою жизнь. Я-то был простым фермером, у бати нас было пятеро. Пахали на земле, пили, но вот с девчонками как-то не очень везло. Мне. Братья были поразвязнее, а я стеснительный... В общем, смущенно обычно попивал свое пиво или что покрепче в уголке да не решался приступить к активным действиям.
   И тут как-то на одной из вечеринок, которые очень часто устраивал мой старший брат, одна девчонка напилась до беспамятства, стала напрямую лезть ко мне. Ну, в общем, под дружное улюлюканье моих братьев и друзей, потянула она меня в комнату. Ну и тут, скажем, я сорвался немного. Нет, ничего не делал с ней, того, что не относится непосредственно к делу, но поработал я не хуже отбойного молотка. Еще бы! Пару раз в год такое счастье у меня бывает, если повезет. Надо сказать, в тот момент этой девчонке все очень понравилась - орала не хуже самки сафива в брачный период. А на утро пошла и накатала на меня заявление в просекторию.
   Что тут началось! И допросы и даже арест на несколько месяцев, и затем опять допросы, экспертизы. Ясное дело, что никаких оснований не было, но у той чертовой бабы папаня был как раз из органов. А домой с той вечеринки девка пришла, раскорячившись как наездник на лошади - я все же малость перестарался. Короче, соседи стали косо смотреть, хотя братья им рожи били за это, но поменять это мнение не получалось. Да и просекьютор стал следить за мной, чуть ли не по пятам ходить...
   Ну а тут как-то на один из праздников в нашем поселении по традиции прибыл зазывала военный. Такие очень часто выступают у нас на различных мероприятиях, рассказывая о том, как почетно быть солдатом Конфередации. Ну и среди приятностей, это официальное закрытие дел по "мелким проступкам" и "неочевидным преследованиям". Каждое, конечно, рассматривается отдельно, но... в общем, это был точной мой случай. Раздумывать мне особо не пришлось, да и старший брат еще в первые дни всей этой канители сразу сказал, что скорее всего нет другого выхода. Да еще Джон, мой старый друг, в это же время засобирался в солдаты - его семье стало совсем туго с деньгами, поэтому срочно требовались альтернативные источники дохода. Вот, в общем-то, так я и стал доблестным солдатом Конфедерации... А, девка та, кстати, пару лет назад умерла от передозировки. И нет, не потому что я нанес ей душевную травму, о которой она "несчастная" скатилась. А потому что была конченой шлюхой у "заботливого" папеньки просекьютора. Путалась с кем попало, вот и отправилась к чертям. Мне её не жалко - я уже получил свои две дырки в проклятой армии за всю эту пьяную глупость. Не знаю, насколько меня хватит, но всю жизнь стоять по струнке у меня нет интереса, а годы мотать до офицера тем более. Истекут сроки привлечения (пятнадцать лет по той статье, что мне шил папаша-просекьютор) и тогда посмотрим. Вернусь, наверное, к братьям косить грибы на плантациях да пить самогон.
   Пока я тер очередной сектор столовой, пребывая во всех не самых радужных воспоминаниях, сзади кто-то подошел. Честно говоря, я не услышал не сразу, а только когда сзади кто-то смущенно кашлянул. Тогда я обернулся.
   Это была Ксюша. В сером рабочем комбинезоне с молнией от пупа до горла, который сейчас был расстегнут до груди, игриво выглядывающей из не очень глубокого декольте армейской женской майки.
   Кажется, я все же не смог сдержаться и сфокусировал взгляд не на лице девушки.
   - Смотрю, не спиться? - усмехнулась она, снимая один из стульев и ставя на пол.
   - Да, нашел отличное занятие на ночь, - смутился я.
   - Завтра, насколько я понимаю, высадка. Неплохо бы поспать, - она уселась и скрестила ноги, признаться стоя, я мог еще глубже заглянуть в её вырез.
   - Да ты права. Но у сержанта иное мнение.
   Ксюша внимательно смотрела на меня, чуть склонив голову на бок. У этой смуглянки были очень красивые выразительные скулы. Бездна! Да у меня рот наполнился слюнями!
   - Я тут слышала, ты чего-то увидел, там, внизу.
   Признаться, я замялся. Мне совсем не хотелось говорить об этом. Ну совсем.
   - Слушай, да так... немного перенервничал.
   - Да? Это после того, как спас ту девушку?
   Я посмотрел ей прямо в глаза. Не знаю, мне показалось, или в них был совершенно четкий вопрос.
   - Просто выполнял свой долг. На моем месте так поступил бы каждый.
   - Но бросился только ты.
   - Был ближе всех.
   - А вы что ли по очереди прыгали?
   - Это допрос?
   Ксюша запнулась. Поджав губы, она встала.
   - Да, извини, просто интересно стало. Хорошей ночи.
   Девушка ретировалась. А я остался в совершенной растерянности. Что это вообще было? Скажет мне кто-то?
   - Ксюша? - зачем-то неуверенно и неловко я бросил в пустоту столовой.
   Но тишина мне была ответом.
   Ладно, хорошо. Пускай выпендривается. Уж я не знаю, что она там себе в голову взяла. Черт подери, но я ведь действительно действовал так, как должен был. Чертова Линдси сумасшедшая! Это бой-баба, по характеру совершенно напоминает мне наших олеонок - те как раз могли и руки распускать и поставит кого угодно на место своим твердым как сталь характером. Меня они всегда отпугивали. Не то, что нежные и грациозные азурянки. Такие утонченные, с невероятно красивыми формами. Да, такие вещи не могут не будоражить мужское сознание. Однако характер у этой Ксюши... Что она вообще о себе возомнила? Что? Решила мной поиграться?
   Старинная швабра в моих руках нервно задергалась. Женщины! Все же что они могут сделать с нами? Особенно красивые женщины. Черт подери.
   Я так углубился в свои мысли, что не заметил, как пролетел еще час. По азуровскому времени было уже два часа ночи, подъем должны были трезвонить уже через четыре часа... А я еще не дошел до коридора. Вот, шаги. Наверное, Пес идет. Он обычно мало спит, говорят, мучают плохие воспоминания... Только странно как-то он идет. Неравномерно. Словно прыгает на одной ноге, затем резко перебираем аж всеми конечностями!
   Странные звуки, доносившиеся из коридора столовой все же заставили меня оторваться от своего дела и выйти в полумрак прохода, ведшего сначала в подсобные помещения и туалеты, а затем в комнату отдыха и казарменные помещения десантников. Никого там не было. Только тишина.
   - Сержант? - недоуменно пробормотал я.
   - У-у-те-р, - протянуто и едва слышно донесся до меня призыв со стороны хозблока - ближайшего к столовой отсека.
   - Ксюша? - теперь уже неуверенно и смущенно спросил я.
   - У-у-те-р, - снова донеслось до меня. Лампа рядом с хозблоком замерцала. Что еще за шутки из дешевого фильма ужасов? Да, меня уже пробрали чертовы мурашки и бегают теперь по всей спине. Не смешно. Ксюше мало было меня поставить в неловкое положение?
   Я подошел ближе к хозблоку. Только оказавшись рядом с ним, я понял, что до боли в кулаках сжал швабру, словно оружие. Хорош вояка, ничего не скажешь.
   В хозблоке было темно. При этом дверь была открыта.
   Коснувшись соответствующей сенсорной клавиши на портативном компьютере, управлявшем дверью и светом в хозблоке, попытался включить свет, но... ничего не вышло. Только лампа надо мной несколько раз дерзко моргнула.
   - Так, мне нужно спать, - покачал я головой. - Пошел Пес к чертовой матери.
   И неожиданно свет в хозблоке включился и по среди множества металлических коробок и чемоданов на меня уставилась... та сама девочка.
   - Капрал Утер, - отчетливо произнесла она. - Вам нужно убегать.
   Свет выключился.
   Я оторопел настолько, что меня натурально разобрался паралич. Я судорожно сжимал швабру и пялился во тьму. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я совладал с собой, но когда меня кто-то легонько тронул за плечо, я отскочил на несколько метров в сторону как ужаленный. Кажется, я даже хотел закричать, но в последний миг сдержал крик в груди. Вырвался только жалкий писк...
   Спустя несколько секунд я осознал, что передо мной стоит одна из ученых, та самая помощница Олька - блондинка Эви. Она смотрела на меня с выражением озабоченности и тревоги на лице. Так мы и глядели друг на друга некоторое время - она словно считывала что-то с меня. Затем подошла к портативному компьютеру у двери хозблока, нажала кнопку открытия, дверь послушалась, затем включила свет (ну, надо же!) и прошла внутрь помещения. Признаться, в этот момент у меня похолодела спина.
   Эви некоторое время безмолвно стояла в хозблоке, а я - за ней. Затем блондинка подняла руку с широко растопыренными пальцами на уровень своей груди, провела несколько раз ею из стороны в сторону, а затем резко обернулась ко мне, в два шага оказалась рядом и приложила свою руку к моей груди. И затем резко отшатнулась, схватившись за свою ладонь. Она словно обожглась.
   Я смотрел на это все с такой придурковатой рожей, что сам бы смеялся, увидь себя со стороны. Но все, что некоторое время назад предстало перед моими глазами, совсем не оставляло мне желания веселиться. Да и блондинка всем своим видом выказывала... страх.
   Но наша игра в молчанку продолжалась. Некоторое время подержав себя за руку и испуганно озираясь по сторонам, девушка все же взяла себя в руки и, посмотрев на меня серьёзно и внушительно, сказала:
   - Никому не говори об этом. Тем более командирам. Никто тебя не поймет, и сделают ложные выводы.
   - А Ольк? - зачем-то спросил я, хотя... хотя скорее всего больше всего боялся его шуток на эту тему.
   Эви внимательно посмотрела в мою сторону.
   - Я не все говорю ему. Он знает, что биотика - не вымысел. Однако старается подвергать окружающую его действительность понятной и доступной его разуму методологии. И только на основании результатов такой работы делать выводы. Поэтому не переживай. Я не стану ему подробно описывать, что и как произошло.
   Мы некоторое время помолчали.
   - Это галлюцинации или что? - снова спросил я, пытаясь как-то привести разговор к логическому завершению.
   - Нет. Для этого необходимы повреждения мозга или инъекции посторонних веществ. Твой организм на данный момент абсолютно здоров, даже очень - производит значительное количество феромонов, - Эви говорила все это совершенно бесстрастно. Особенно насчет последнего. Эй, да чего она в самом деле?
   - И тогда что я видел?
   - Не знаю, солдат. Иди спать. Мне нужно думать.
   - Я не закончил...
   - Нет, ты закончил, - сказал она таким тоном или... как-то посмотрела на меня, что мне сразу совершенно не захотелось спорить. - Твои командиры спят. И ты устал. Нужно срочно спать.
   - Спасибо, я так и сделаю, - пробормотал я, чувствуя, как на меня наваливается тяжесть и желание скорее оказаться в кровати. Если блондинка права, то мне даже удастся избежать глупых разговоров с Псом. Эх, скорее бы... поспать...
  

Снежинка

***

   - Предлагаю напасть сейчас, - коротко сообщил по внутренней связи сотник Аргус.
   - Тишина в эфире, - рявкнула Валерия, стараясь не отвлекаться от обзорного экрана - на нем шпионский модуль показывал, как в нескольких километрах от позиций ее сотни разгружались транспортные корабли Конфедерации.
   - Госпожа, я прошу. Я не могу больше сдерживать себя... - чуть ли не простонал Аргус.
   - Не время. Как только получим команду, возьмемся за дело, - прошипела девушка и по привычке погладила свой наголо бритый затылок. - Имей терпение, рыцарь.
   Раздался звук плевка, и сотник отключился.
   Валерия фыркнула. Такой несдержанности она еще не встречала. Последнее совсем не было в характере мужчин Солютиса. Перед глазами Валерии сразу предстала статная фигура лорда Вартиса и его спокойное, будто высеченное из камня лицо. Говорят, когда ему угодила пуля в грудь, он даже не поморщился...
   Взор девушка на несколько затуманился, и её мысли окунулись в воспоминания. Ее отец и брат тоже были сильными и спокойными, почти бесстрастными. Они ходили в забой и на войну с совершенно одинаковыми выражениями лица. Перед смертью брат утирал слёзы с её щек мужскими шероховатыми пальцами и смотрел на нее спокойными глазами, такими.... глубокими и сильными!
   Девушка одернула себя. Так! Срочно отставить! Сосредоточиться. Сейчас должен последовать приказ, и они нападут на целую колонию Конфедерации. И это первый раз спустя пять лет после позорного поражения при Оверуме. Да, совсем недавно остатки выживших задали жару конфедератам в астеройдном поясе этой планеты, но...На этом все.
   Прошел сигнал внешней связи. Без всякой кодировки.
   - Снежинка, начинай, - прозвучал спокойный голос лорда Вартиса.
   - Слушаюсь, милорд! - гася восторг в груди, ответила Валерия и тут же отдала приказ: - Дождался, Аргус. Выступай.
   - Ну наконец-то! - взревел могучий сотник. Он был очень больших размеров. Еще бы! Управлять эхолетами дают только людям с выдающимися физическими данными. Несмотря на встроенные экзоскелеты и усилители, в бою эхолеты спасали даже минимальная прибавка в силе пилотов.
   Валерия придвинулась к экрану наблюдения и стала ждать. Первая часть ее сотни вступала в бой. Она же должна была немного подождать...
   На экране возникло несколько вспышек, затем мелькнула пара сгустков плазмы. Где-то вдалеке раздалось несколько глухих взрывов. На экране же видно было только дым и ничего больше. Понятно, Аргус взорвал грузовые корабли у складов колонии. Они прилетели с планетарной базы, в них было полно горючего.
   Валерия взялась за джойстик управления шпионским модулем и переместила его в сторону от горевших кораблей и немного выше безопасной линии не обнаружения. Теперь модуль могли засечь радары базы, но сейчас защитникам явно было не до модуля.
   С новой позиции модуль выводил на экран северные укрепления колони, некогда представлявшие собой стены с турелями. Теперь вместо них были раскуроченные железки, а среди них отчаянно отстреливались колониальные пехотинцы в своих устаревших орбитальных доспехах. Однако их активно теснили эхолеты Аргуса - боевые машины, похожие телом на человека, только без головы, своей огневой мощью в считанные секунды гасили сопротивление. Следом за эхолетами шла пехота сквайров Аргуса. Зеленые юнцы, но для них это отличная возможность испробовать огня и стали.
   Очень скоро Аргус перебил защитников и вошел в колонию - серебристые коробочки домов колонистов стали вспыхивать одна за другой. Сотник не собирался щадить никого.
   Валерия закусила губы. Лорд Вартис запретил мешать рыцарям вершить месть. Однако она совсем не поддерживала такое решение. Бессмысленная жестокость ей казалась не соответствующей настоящему рыцарю. Такими действиями они только дают лишний повод пропаганде конфедератов клеймить свободный народ и его воинов мерзким словом - пираты. Хотя последние совсем были другого теста и преследовали другие цели. В реальности, никто из "пиратов" не нападал на колонии Конфедерации после войны на Сайрусе. Только на передовые военные базы. Для пробы сил и оружия.
   - Аргус, какова обстановка? Доложить, - задала вопрос Валерия, но в ответ раздалось шипение. Неужели эхолет сотника подбили? Может, он вообще мертв? Однако судя по изображению, его отряд продвигался: все новые и новые дома вспыхивали. Однако в сторону наступавших также неслись ракеты, трассирующие заряды дурь-пушек и сгустки плазмы. - Аргус! Я требую немедленного доклада!
   - Госпожа, прошу прощения, - раздался надрывный голос сотника. На заднем фоне слышался грохот выстрелов и взрывов. - Очень ожесточенный бой с отрядом противника. Они ошалели и стреляют даже в своих!
   - Своих? Я думала, это вы жжете дома колонистов.
   - Госпожа, вы слишком плохого мнения о своем слуге, - в голосе Аргуса слышалась неподдельная обида. - Я все же рыцарь, а не убийца. У них здесь танки, правда, они то ли плохо из них стреляют, то ли... Но нам тоже достается - меня половина эхолетов подбита, среди сквайров большие потери. Нам не пробиться дальше. Думаю, с ПВО вам придется разбираться самим.
   Валерия поджала губы. Болван в своем гневе угрохал половину своего отряда, но цели не добился. Теперь придется терять штурмовики, каждый из которых на вес золото! Ну уж нет...
   - Аргус, я не сдвинусь с места, пока не будет уничтожено ПВО. Иначе слишком опасно. Делай что хочешь, но чертова турель в центре колонии должна быть уничтожена. Иначе я отменяю операцию и ухожу.
   - Госпожа, но ведь...
   - Это приказ, Аргус. В следующий сеанс связи я жду от тебя доклад об уничтожении ПВО.
   У колонистов не было авиации, и от атак с воздуха их защищали только несколько турелей. Без них они тут же объявят о капитуляции.
   Валерия решила рискнуть и перевела шпионский модуль ближе к театру военных действий, зависнув чуть ли не над самой колонией. Теперь она могла наблюдать за разворачивающимся сражением во всех деталях.
   Остатки колониальных войск держали отчаянную оборону в нескольких кварталах от систем ПВО. Прячась за обломками домов, пехотинцы яростно отстреливались и не позволяли бойцам Аргуса предпринять решительные действия.
   Около десяти эхолетов сотника спрятались за одним из самых массивных зданий и переминались на механических ногах, словно в нерешительности. Видимо, здоровяк думал, что делать дальше. Сквайры тем временем вели позиционную перестрелку с колониальной пехотой, стараясь постоянно перемещаться и не попадать под огонь осадных танков. Те же лупили во все стороны, причиняя колониальным постройкам невероятные разрушения. Почти все дома колонистов захваченного Аргусом сектора пылали огнем.
   Валерия недовольно цокнула языком. Если Аргус будет продолжать бездействовать, осадки рано или поздно перебьют его пехоту. Тогда одними дронами воевать будет сложнее.
   Тут наконец-то эхолеты пришли в движение, начав двойками обходить позиции колониальной пехоты. В это же время сквайры бросились в отчаянную атаку в лоб противника. В считанные мгновения не меньше десятка храбрецов буквально разнес на ошметки шквальный огонь дурь-пушек. Еще больше разорвало на части ужасными выстрелами осадок. К горлу Валерии тут же подкатил комок. До этого раза она участвовала в точеных вылазках и видела смерть бойцов, но... такого ужаса и со столь кошмарными органическими подробностями ей наблюдать не приходилось.
   Атака сквайров захлебнулась, оставшаяся в живых горстка воинов откатилась назад, хаотично отстреливаясь. Судя по дерганным движениям и желанию бойцов припасть поближе к земле, они были недалеки от паники. Валерия также не заметила среди них командиров - у всех на броне были знаки различия рядовых бойцов.
   Впрочем, пока колониальные болваны сосредоточились на пехоте, эхолеты Аргуса обошли их с фланга и буквально в считанные мгновения разнесли в куски осадные танки - десять многотонных машин вспыхнули в огне огромных взрывов, сжигая вокруг себя дома и колониальных пехотинцев. Сдетонировавшие боекомплекты танков устроили настоящий ад в рядах врага: сине-рыжее пламя, ревущее подобно турбинам крейсеров, поглощало постройки и людей, сжигая дотла. Модели уничтоженных осадных танков не имели энергетических щитов, а их боекомплекты были лишены защиты от самопроизвольной детонации. По сути, это была бочка с топливом, к которой никак нельзя было подпускать врага.
   После уничтожения танков эхолеты Аргуса принялись добивать оставшуюся пехоту, в панике метавшуюся из стороны в сторону. Валерия видела, как Железный Дровосек Аргуса - так здоровяк называл свою боевую машину - механическими руками разорвал нескольких людей на куски. При этом его самонаводящиеся пулеметы без устали работали по улепетывавших пехотинцам, не пытавшимся даже кое-как организовать оборону.
   Осталось дело за малым. Продвигаясь по дорогам колонии и отстреливая не успевших убежать подальше пехотинцев, эхолеты не встретили никакого значительного сопротивления на пути к ПВО. Только один раз пара пехотинцев умудрилась все же подбить из-за угла один эхолет прежде чем его напарник накрыл наглецов ураганным огнем из плазменных орудий. Валерия фыркнула. Мог бы обойтись и пулеметами, в крайнем случае минометом, а тут плазмой... Ее заряды дорогие, лишний раз стоит подумать об экономии. Надо будет провести профилактическую беседу с подчиненными Аргуса. Совсем обленились.
   Вскоре ПВО колонии несколькими точными попаданиями было выведено из строя. Аргус поспешил доложиться:
   - Госпожа, миссия выполнена.
   - Отлично, рыцарь. Я буду ходатайствовать о награде, - бесстрастно произнесла Валерия и переключила связь на звено: - Клинок-2, я Клинок-1. Поднимаем машины воздух и движемся в сторону колонии. Производим залп по подсвеченным на тактическом мониторе целям и отходим.
   - Вас понял Клинок-1, - ответил заместитель и начал командование звеном. Валерия между тем подняла свой штурмовик из-за горы и, дождавшись пока остальные боевые машины выстроятся за ней в привычный порядок "острие копья", присоединилась к атаке.
  

Макс Сайбер

***

   - Какого черта... - пробормотал по общей связи командир первого звена эскадрильи Дефо.
   - Что у тебя, Володя? - тут же отреагировал Вилли О'Брайн - командир второго звена.
   - У меня сканер выдал множественные переходы из гиперпространства в секторе ноль-восемь-восемнадцать.
   - Вы же там находитесь!
   - У меня ничего нет, - отозвался Артем Чемисов, третье звено.
   - Потому что мы в другом районе, - задумчиво проговорил Вилли.
   - То есть это переходы, которые не засекла система дальнего обнаружения орбитальной базы? - в голосе Артема прозвучали нервные нотки.
   - Либо так должно быть, и нас не предупредили о переходе частей Звездного флота, либо переход осуществляется внутри системы. Володя, ты доложился на Тартоллу?
   Ответа не последовало.
   - Володя?
   - Тревога, тревога, мы атакованы! - заорал кто-то из первого звена. Это точно был не Владимир Петряков.
   - Кто напал? Кто говорит? - Вилли защелкал тумблерами, стараясь вывести на экран изображение статуса и состояния первого звена. Там же можно было увидеть, от кого идет сигнал.
   - Мы атакованы, командир погиб. Ведем тяжелый бой, а-а-а! - после истошного вопля раздались помехи. В этот же момент экран показал состояние первого звена. Из пятнадцати машин сигналы подавали только девять.
   - Тартолла, говорит капитан Чемисов, докладываем об атаке неизвестного противника в секторе... О, черт!
   В динамиках сначала раздался скрежет, а затем шипение.
   - Артем? - ошеломленно пробормотал Вилли и переключил экран на третье звено. Сигнала от командирского истребителя не было. Следом пропали сигналы еще от двух машин.
   И тут же забили тревогу сканеры, сообщая о множественных переходах из гиперпространства.
   - Эскадрилья, внимание, маневр уклонение из зоны переходов, уходим в сторону планеты Сайрус, нам надо...
   Противник возник чуть ли не перед самым носом истребителя Вилли. Отточенные навыки позволили ему сделать умопомрачительный пируэт и выйти из под шквального огня. Следовавшим за ним истребителю повезло меньше - слева в окне ярко вспыхнула машина подчиненного Вилли.
   Тем временем космос в обзорном экране воздушного судна засверкал выстрелами из лучевого и плазменного оружия. По звену Вилли открыли массированный огонь.
   - Срочно всем уйти за Сайрус, оттуда переходим к варп-прыжку и уходим к орбитальной базе Тортолла. Как слышите, прием?
   В ответ раздались какие-то невнятные крики и ругань. Подчиненные были ошарашены происходящим и, кажется, недалеки от паники. Среди потерь уже числилось три машины.
   - Лейтанант Фарус! Какого черта вы делаете? - заорал Вилли, заметив как одна из машин звена уходит в сторону от планеты в открытый космос, как раз там, где кишели множественные вражеские цели. Не прошло и пары секунд, как истребитель Фаруса вспыхнул огнем взрыва - машина класса Коршун, Миг-77, не была способна сдерживать прямое попадание лазерного оружия. Такие использовались для борьбы с пиратами, у который хорошо, если были бластеры, прилепленные клейкой лентой к корпусу...
   Электроника тем временем вывела на экран примерные характеристики наводнивших окружающий космос космических кораблей противника. О таких в базе данных Звездного Флота ничего сказано не было, но у них на вооружении точно стояли лазеры с плаамоизлучателями и даже ракеты! Маленькие фрегаты, черт подери!
   Двое из таких сели на хвост Вилли и начало поливать из всех возможных орудий. Вилли крутился как мог, вспомнив все, чем ему учили. Командовать уже звеном времени не оставалось - если не дураки, следуют указаниям, если...
   Сканеры выдали попадание ракеты малого калибра. Энергошиты выдержали, но на второе попадание их не хватит - машину разорвет на куски.
   Кстати, по техническим характеристикам машины врага были тяжелее Миг-77, а бой шел почти на орбите Сайрус. Что если...
   Вилли штопором бросил машину в атмосферу планеты. Враги последовали за ним, не прекращая поливать ураганным огнем. Если повезет, то...
   Рванув машину вверх, Вилли на миг потерял сознание. Благо медпак быстро вернул его обратно в реальность, вколов через специальное оборудование комбинезона адреналин, но перегрузки были такие, что кровь ручьем хлынула из носа. Однако послушный Коршун вышел из штопора и стал подниматься вверх, когда как вражеские машины едва-едва стали оттормаживаться, тяжелее преодолевая притяжение Сайруса, чем Миг Вилли. Он же в этот момент завис над врагами и расстрелял их из бластеров чуть ли не как в тире. Нескольких точных попаданий корабли противника не выдержали и вспыхнули, разлетевшись на ошметки.
   Вилли только успел хмыкнуть, сплевывая текущую кровь, как нечто ударило его истребитель, в кабине раздался треск, сработала система пожаротушения, а сам Мигг начал бесконтрольное сваливание.
   Оглушенный взрывной волной Вилли смог разобрать сообщение электроники, что последовало попадание еще одной ракеты, щиты спали до нуля, и была серьезно повреждена обшивка, а также система стабилизации и управления двигателями.
   - Я, Вилли, командир второго... звена, - дышать было трудно, ощущение свободного падения сдавило грудь. - эскадрилья Дефо... Я сбит. Падаю...
   На экране отсутствовали сигналы о состоянии второго звена, сканеры рябили и выдавали ошибку. Видимо, был задет и процессор машины. Беда.
   Вилли нажал на кнопку катапультации, и в этот же миг погасла вся электроника - человек оказался в ловушке. Истребитель задрожал, нагреваясь при входе в атмосферу, и крик Вилли утонул в реве беснующегося пламени.
  
   Сигнал вызова медиафона вырвал Макса из воспоминаний. Он недовольно дернул шрамированой щекой, провел рукой по зачесанным назад и гладко уложенным вдоль черепа особо стойким гелем белоснежным волосам, и щелкнул пальцами, активируя ответ.
   Засветился прожектор, и воздухе возникло изображение красивого женского лица.
   - Простите, господин Сайбер, с вами хочет поговорить Лоренцо Фаби.
   Макс поморщился.
   - Это тот самый промышленник с Олеона?
   - Именно, - лучезарно улыбнулась девушка. Макс в очередной раз про себя отметил, какие у нее полные чувственные губы.
   - Скажи, что я на встрече, освобожусь только завтра.
   - Он утверждает, что это срочно, - на этот раз красавица хлопнула глазами так, что...
   - Проклятье. Какая у него еще срочность может быть? Все равно банкрот, - забурчал Макс и с неудовольствием посмотрел на выпиравший из-под атласной жилетки живот. Да... Совсем зря он бросил занятия спортом. - Соединяй.
   Пока секретарша переключала звонок, Макс поерзал в кресле, принял как можно более собранный вид, сделал несколько лицевых упражнений, смягчая выражение, делая его как можно более благостным и располагающим. Для клиента адвокат не имеет права ни на какие иные эмоции, кроме положительных.
   - Переключаю, - вновь сообщила красавица, и миг спустя на ее фоне возникло искаженное гримасой боли лицо олеонца с сиреневыми глазами.
   - Господин Марков! - воскликнул Сайбер, вздымая руки. - Как я рад вас видеть.
   - Сайбер, черт. Пока дозванивался тебе, выбил палец ноги об ножку стула... Надо же так.
   - Боже! Какое недоразумение. С вами все в порядке? Могу вызвать медслужбу. За счет моей конторы, естественно.
   - Не стоит беспокойства, просто ушиб! - махнул руками массивный фермер. Вообще, все олеонцы были от природы здоровые и мускулистые. Но стоило им пожить вне родной планеты без постоянных физических нагрузок, их тело заплывало жиром. Макс едва заметно дернул щекой. Да что он заладил, в самом деле? Брюхо, жир... Наверное, на него так действуют красивые девушки, стучащие каблучками по всему бизнес-центру. Эти красавицы так и стреляют глазками на подтянутых...
   - Вы говорили о какой-то срочности...
   - Да, мне пришла очередная повестка. Теперь уже от судьи третьего колониального участка Инкурии. Он вызывает меня для допроса. Что это еще такое?
   - Для допроса в качестве кого? - нахмурился Макс.
   - Не написано тут ничего, вот, почитайте, я пересылаю, - на коммуникаторе Макса возникло электронное письмо, оформленное на государственном бланке Конфедерации и скрепленное электронной подписью и печатями.
   - Да, действительно, не написано, - кивнул Сайбер. - Это нарушение Единого устава о процессе. Хотя, скорее всего, вызывают в качестве свидетеля. В ином... так сказать, статусе, допрашивает просекьютор.
   - Свидетеля? О чем я должен свидетельствовать? На Инкурии! Я только недавно перебрался на Сайрус!
   Упоминание о планете заставило Макса прикусить губу.
   - До этого я только на Олеоне и жил! Инкурия! С ума сойти можно! - продолжал возмущаться Марков.
   - Возможно, ведется процесс против одного из ваших прежних партнеров. В письмо отсутствует номер дела, это либо очередная ошибка, либо дело ведут военные. В таком случае ознакомиться с информацией о деле можно либо в суде, либо в местном отделении военной просектории. Однако это время и расходы...
   - Расходы? - с болью в голосе проговорил Марков.
   - Да, к сожалению, они самые. Конечно, вы можете обратиться к государственным адвокатам...
   - Нет, нет, спасибо. С ними я уже наработался. Я все заплачу. Только с отсрочкой, если позволите...
   - Конечно, для нашего любимого клиента возможны такие опции... Но до известного предела.
   - Я понимаю, Макс.
   - Хорошо, - кивнул Сайбер. - С учетом времени для перелета информация о деле будет у вас завтра к полудню по времени Азуры. Также мы составим жалобу-протокол о неправильном извещении, они будут вынуждены переделать письмо по всем правилам.
   - Спасибо, Макс. Вы лучший.
   - Благодарю. Теперь с вашего позволения, я отправлюсь на встречу.
   - Да, конечно, еще раз спасибо.
   Изображение Маркова исчезло, и на его месте возникло личико секретарши. Ее Макс встретил выражением, которое никогда не видел никто из его клиентов.
   - Позвони Артемису на Инкурию, пускай узнает все, что может о деле Маркова в третьем колониальном участке Инкурии. Насколько я помню, это в городе фермеров, что растят рубидий.
   - Мы не будем никого отправлять туда? - хлопнула глазками девушка.
   - Нет. Но билеты закажи и подороже, а также организуй их штамповку о фактическом использовании. Это нам выйдет дешевле, а Маркову дороже. Все равно этот гад ничего не собирается нам платить. Заплатит его компания. Поэтому все расходы выстави на его банкрота. С паршивой овцы, так сказать... Контроль над делом передай адвокату Строму.
   - Да, господи Сайбер.
   - Все, - сухо бросил Макс и щелкнул пальцами. Изображение медиафона пропало.
   Макс откинулся на спинку стула и запрокинул голову. Затем снова вернул ее и посмотрел на живот. Тот никуда не исчез и все также торчал из-под жилетки. Н-да, годы берут свое... Вся эта светская жизнь, стала... В обще, совсем не то все. Совсем.
  
   Она провела пальчиками по его мускулистому животу и плотоядно улыбнулась.
   - Ну что, готов еще разок? - спросила она.
   - Погоди. Немного. Ты так меня быстрее отправишь на тот свет, чем конфедераты.
   - А ты сильно против этого? - хищно улыбнулась рыжая плутовка, забираясь на него сверху.
   - Совсем недавно я думал, что не увижу тебя снова. Хотел бы пережить еще и эту ночь.
   - Для чего же? - припав губами к кубикам пресса, просила лисичка.
   - Чтобы провести с тобой еще десяток других, - сказал он и, взяв девушку за плечи, подтянул к себе. Их губы слились в жарком поцелуе...
  
   Снова раздался сигнал медиафона. Сайбер выругался и щелкнул пальцами.
   - Что еще такое? - недовольно поинтересовался он.
   - Вызов по правительственной линии, - на этот раз лицо девушки выражало собранность и внимание. О да, красавица, знает, что конфедераты просто так не звонят, и после их вызовов следует ворох всевозможных поручений. Но никуда от них не деться. Такова реальность.
   - Соединяй.
   На этот раз Макс не стал меняться в лице или пытаться выпрямиться. Пусть будут благодарны, что их солдафонские рожи не встречает его голый зад.
   В изображении возникло лицо облаченного в военную форму с погонами престарелого человека с лысиной и редкими прядками седых волос на висках.
   - Генерал Поруш, - сухо проговорил Макс.
   - Сайбер. Ты мне нужен.
   - И вам тоже здрасте, - хмыкнул адвокат.
   - Ты давай отставь это...
   - Поруш. Генерал. Давайте-ка вы перестанете здесь командовать. Я уволился со службы больше двадцати пяти лет назад. И не потерплю всю эту вашу солдафонскую ерунду. Это понятно?
   - Ну и козел же ты, Сайбер, - генерал и глазом не повел на отповедь Макса. - А как же честь офицера, Устав?
   - Насколько я помню, Устав распространяется на военнослужащих. А офицера во мне вы убили давным-давно. Не забыли ли, генерал Поруш? - при последней фразе глаза Сайбера зловеще блеснули.
   - Ладно, черт с тобой. Тащи свою задницу в Министерство. Кажется, начинается новая заварушка с вольными. Родине нужны твои идиотские советы.
   Генерал отключился. С ним всегда выдавались очень милые разговоры.
   Стоило изображению генерала Поруша исчезнуть, как на его месте появилась картинка с обеспокоенным лицом секретарши.
   - Скажи Эндрю, чтобы заводил мотор, мы немедленно вылетаем в Министерство Совместной Обороны, - последние три слова Сайбер произнес издевательским тоном. - Все встречи отмени или перенеси на другие дни до особых указаний. Передай Артему, что он за главного в конторе, пока я не вернусь. Все.
   Девушка отключилась. Макс тяжело вздохнул и медленно поднялся. В свои девяносто семь он чувствовал себя на все сто пятьдесят... Почти целый век - средний возраст для мужчины, но он уже разваливается подобно старику. Стоит пойти в отпуск все же да заняться своим телом. Может, поискать потом жену из молодых...
   Сайбер махнул рукой и снял со спинки кресла пиджак с высоким воротником - последний писк моды. На плечах еще были красивые узоры из золота и платины. Дорогая вещь, надо сказать... Да. Старость.
  
   Представлять, что такое быть беспомощным, совсем не то же самое, что быть беспомощным. Это словно читать книжку о войне и никогда не быть на ней. Совсем другие ощущения, эмоции, чувства, мысли. Все совсем по-другому. Все совсем, в общем...
   Вилли в очередной раз застонал в бессильной злобе. За что ему такое? Почему он? Лучше бы сгорел в проклятом истребителе вместе со всем своим звеном, а не упал на проклятый Сайрус, лишившись рук и ноги... Боже! Неужели все это происходит с ним? Это все просто страшный сон, надо, надо... Укусить себя за губу, больно, до крови и проснуться!
   И Вилли кусал, и не один раз. Кусал и плакал, понимая, что кошмар совсем не собирается уходить. Он продолжался, стоило только закрыть глаза, являясь четырьмя стенами мед-бокса в лазарете, множеством трубок и проводов, подключенных к обрубкам бывших конечностей Вилли, а также его обезображенной правой части лица и груди. За что так с ним? Почему продолжают поддерживать жизнь в его теле? Убейте, убейте!
   Стоило появиться медперсоналу, Вилли умолял прикончить его, но медики лишь качали головами и ничего не отвечали. Наверное, они вообще были не из Конфедерации. Ведь не могут же люди с великолепным образованием академий Азуры, где учат милосердию и терпимости, так издеваться не могут. Они бы поняли, они бы не стали его так мучить, истязать...
   После того как он накричал на одну из медсестер его ввели в принудительный сон. Затем несколько раз выводили из него, чтобы ввести питательные вещества - для их переработки требовалось бодрствование организма, - и снова отправляли в небытие. И так было, пока однажды Вилли не вернулся в ужасную реальность и не увидел перед собой человека в военной форме с погонами полковника. У него были редкие седые волосы с залысиной на лбу.
   - Кто вы? - пробормотал Вилли, не успев еще отойти ото сна.
   - Полковник Поруш, Вальдемар, - по-солдатски отчеканил военный.
   - Что... что вам надо?
   - Мне нужно ваше согласие, капитан.
   - Согласие? На эвтаназию, надеюсь? - пробурчал Вилли.
   - Не совсем, - лицо полковника оставалось бесстрастно. - Я предлагаю вам новую жизнь взамен вашей старой.
   - Не понял... - Вилли пока еще плохо соображал.
   - Конечно. Ведь я ничего не сказал. Если кратко: вам вернут ноги и руки, причем совершенно неотличимые от органических, вам сделают лучшую пластическую операцию самые искусные хирурги. Вы снова станете полноценным человеком.
   - Неотличимые от органических? Что-то я не помню такого... Я видел эти железки на военных калеках, они ужасны.
   - Это самые современные технологии, капитан. Уверяю вас, вы даже не представляете на что способна современная медицина. Однако это очень дорогая операция.
   - Моя семья не богата. Почти все мое жалование я отравлял им.
   - Мне это известно. И деньги нам не нужны. Нам нужна ваша жизнь.
   - Не понял...
   - Официально для родственников, близких и всей известной Галактики вы умрете на операционном столе, не приходя в сознание. Ваши родные получат значительное возмещение, на которое смогут достойно существовать и выучить вашего младшего брата на какую-нибудь невоенную специальность. Вы же никогда более не сможете контактировать с семьей и бывшими друзьями или даже пытаться дать сигнал о своем существовании.
   - Зачем вам это? - с трудом выговорил Вилли. От слов полковника у него сперло дыхание.
   - Вы получите новую внешность, даже некоторые новые способности благодаря высокотехнологичным протезам, а также совершенно чистую биографию.
   - И дальше что?
   - Дальше... Вы станете нашим шпионом в рядах врага. Идеальным орудием.
   - А если я не соглашусь?
   - Вам поставят протезы, как тем самым военным калекам и отправят на пенсию, - при этих словах полковник развернулся и пошел к двери.
   Вилли не раздумывал:
   - Я согласен.
   - Точно не нужно времени на размышления? - через плечо спросил Поруш.
   - А о чем мне размышлять?
   - Все верно. Тогда до встречи, Вил... Хотя нет. Мы с Вилли О'Брайном виделись в последний раз.
   Стук закрывшейся за полковником двери отдался в сердце Вилли. Тот даже не успел подумать, как его вновь погрузили в сон. Капитан Вилли умер. Да здравствует...
  

***

   Полет до Министерства на аэромобиле занял не более десяти минут. Несмотря на загруженность воздушных коридоров, логистика транспортных путей в Новой Земле, столице Азуры, была на уровне. Еще бы! Главный политический и экономический центр всего человечества в известном космосе. По последним оценкам, в огромном городе проживало около полумиллиарда человек. И все они по большой части были заняты в административных и научных учреждения Конфедерации. Производство же и фактории размещались в других частях Азуры. Хотя с момента исчерпания валидиевых зарождений, промышленность в новом доме людей постепенно сходила на нет и перемещалась на окраинные планеты типа Окуса. На Азуре же в большей степени процветало фермерство и генетика.
   Здание Министерства Обороны представляло собой огромный черный куб, покрытый валидиевой броней в несколько сантиметров и защищаемый энергетическим полем. Как поговаривали отставные вояки, здание буквально напичкано всевозможными пушками, скрытыми ловушками и другими сюрпризами, и в случае нападения сможет довольно продолжительное время отстреливаться как против наземной, так и воздушной техники. Правда, кто будет нападать на столицу Азуры не было понятно до конца... Если придут теоретические внешние враги, способные дойти до Азуры, они просто разбомбят с орбиты столицу и придут уже на пепелище. А вольные, которых обычно называют пиратами, и прочая сволочь пока не соперники Звездному флоту Конфедерации. По крайней мере, пройти все кордоны им не под силу... Хотя, если вспомнить события пятидесятилетней давности, то некоторые основания для опасений имеются.
   Аэромобиль, ведомый личным шофером Макса, отделился от общего потока, двигавшегося среди обозначенного висевшими в воздухе маяками коридора, и начал снижаться в сторону парковки Министерства. Конечно, туда пускали только сотрудников и только по пропускам.
   На вышке, в которой располагался одна из точек регулирования энергополя, за пуленепробиваемым окном стоял контролер. Обычно его участия не требовалось - все сотрудники имели карточки-транспортеры, на которые реагировали датчики поля и открывали проход на стоянку. Такого у Макса не было. Но было кое-что другое.
   - Предъявите пропуск, - прозвучал в динамиках бесстрастный голос.
   Заднее стекло аэромобиля беззвучно опустилось, и Макс высунул голову наружу. Его тут же обдало потоками ветра - все же они находилось почти в пятидесяти метрах над землей.
   - Мальчик, позвони генералу Порушу, - сказал он, улыбнувшись.
   - Ваш пропуск, - последовало требование. Военный даже глазом не моргнул.
   - Послушай. Мне наплевать, но Порушу нужен я, а не мне Поруш. Поэтому если я не приду из-за твоего упрямства, по по заднице попадем тебе, а не мне. У тебя три секунды, парень, прежде чем мой водитель развернет тачку, и я поеду валяться в ванной.
   - Секунду, - голос не изменился, но Макс заметил, как контролер что-то быстро набрал на дисплее.
   Через две секунду последовал ответ:
   - Проезжайте.
   - Молодец. Уложился точно в срок, - усмехнулся Макс и темное стекло его аэромобиля поднялось наверх.
   Обычно энергополя не видно. И это весьма опасно, поскольку водителя по разным недоразумениям могли влететь в невидимую стену и разметаться по ближайшему сектору на множество обломков. Поэтому обычно полям, кроме боевой техники и звездолетов, стали добавлять легкую подсветку. Обычно на военных зданиях, хотя некоторые модели суперкаров тоже имели щиты.
   Некоторое время покружив вокруг стоянки, водитель наконец-то нашел место и приземлил аэромобиль между двумя грузовыми машинами. Макс вышел из салона самостоятельно. Он не любил, когда ему кто-то открывает двери, предпочитая делать это сам.
   На парковке его уже встречала группа сопровождения из трех военных - двух морпехов в боевых костюмах и невысокого лейтенанта в стандартном военном комбинезоне.
   - Господин Сайбер, - выполнив воинское приветствие, поприветствовал офицер. - Лейтенант Гордон. Прошу следовать за мной.
   - Ты зачем с собой этих молодчиков прихватил? Боишься, что я подстрелю здесь кого-нибудь?
   - Так положено согласно протоколу, - мотнул головой военный
   Макс посмотрел на морпехов с Рапторами наизготовку. Их боевые скафандры имели герметичные шлемы с небольшим смотровым стеклом треугольной формы. Обычно его опускали в преддверии боя.
   - И быть готовыми к бою? В сердце Азуры? Однако... Ладно. Веди, только пусть эти молодчики не мельтешат перед глазами. У меня от них мурашки.
   Лейтенант едко усмехнулся, но кивнул своим, чтобы пропустили Макса вперед и шли поодаль.
   Вход со стоянки в куб Министерства представлял собой круглую дверь из брони в несколько сантиметров и напоминала огромную крышку банковского хранилища из старинных фильмов. На охране также стояли морпехи в боевом вооружении, только с поднятыми стеклами. Завидев приближающихся Макса с охранением, солдаты опустили стекла и синхронно выполнили воинское приветствие.
   - Какие у вас тут дрессированные собачки, - пробурчал Макс.
   Гордон сделал вид, что не заметил едкого замечания адвоката.
   Пройдя через дверь, они оказались в длинном коридоре со множеством лифтов. Больше никуда, кроме как на подъемники, попасть отсюда было невозможно. На створках лифтов мигали обозначения из букв и цифр.
   Лейтенант подошел к одному из множества одинаковых лифтов с желтой маркировкой КП-200 и нажал кнопку вызова.
   Лифт они ждали в гробовом молчании. Макса это даже несколько забавляло. Нарочитая серьезность военных была хорошо знакома ему, благо он отдал родине почти сорок с лишним лет. Однако за годы мирной жизни все эти уставные и протокольные штучки стали казаться Максу грустной шуткой.
   Когда наконец-то двери открылись, Гордон жестом руки предложил Максу проследовать первым, сам зашел следом, а у дверей расположились морпехи, причем повернулись лицом к Максу. Автоматы они держали наизготовку
   - Да вы издеваетесь! - рассмеялся Сайбер.
   - Просто меры предосторожности. Прошу вас относиться с пониманием, - отчеканил заученную фразу лейтенант и нажал одну единственную кнопку рядом с дверями.
   Макс промолчал.
   Лифт двигался долго. Причем не только наверх - движение происходило и в сторону и вниз, затем снова наверх и даже по диагонали. Макс слышал, что в кубе Министерства так много всевозможных комнат и отделов, что можно потратить около сотни лет на посещение всех из них.
   Минут пять спустя, движение закончилось, и двери открылись. Морпехи вышли вперед и встали на часы у входа. Макс же, не дожидаясь приглашения, прошел вперед и вышел в овальное помещение без окон, но со множеством мониторов с дисплеями вдоль стен. За ними сидели военные и негромко переговаривались друг с другом, что-то бесконечно нажимая на пультах управления. На экранах постоянно сменялись картинки. В основном это были изображения космоса, планетарных баз и подразделений флота. Пару раз показали капитанские мостики боевых звездолетов с изображениями адмиралов и отдельных пилотов.
   Посередине комнаты стоял круглый стол, светившийся сиреневой подсветкой. Над ним зависли голограммы, изображавшие планеты и яркие точки, двигавшиеся в военных порядках "острие копья", "уступом вперед", "ромб" и других. Видимо, они показывали движение истребителей и штурмовиков. Были также пятна света побольше, принадлежавшие фрегатам, ракетным крейсерам и линкорам. Имелись еще очень большое, принадлежавшие Титанам - огромным звездолетам-городам с чудовищной огневой мощью. Обычно они несли в себе десантные, колониальные модули, а также боеголовки для бомбардировки планет.
   За столом стоял Поруш, задумчиво потирая подбородок. Стоило Максу приблизиться на пару шагов, как он поднял на него свой холодный взгляд.
   - Твои старые друзья снова объявились. Теперь уже по-крупному.
   Макс почувствовал, как у него засосало под ложечкой. Видимо, мысли о здоровом отдыхе придется отложить надолго.
   - Садись, Макс, - приказным тоном сказал Поруш.
   Адвокат громко щелкнул языком, прошел в комнату, оставляя за спиной вооруженных до зубов солдат, но выполнять "указание" сразу не стал. Вместо этого он намеренно вальяжно обошел круглый стол, за которым в разброс сидели люди в униформе высших командиров с генеральскими и адмиральскими звездами на плечах и напряженными выражениями в лицах, и затем сел на одно из свободных мест, закинув ногу на ногу. Генералы как один повернули к нему головы и неодобрительно поморщились. Макс чуть не засмеялся. Как же ему надоели все эти солдафоны. Винтики да болтики в механизмах. Но сколько самомнения! Сколько надменности!
   - Лейтенант, не забывайтесь, - недовольно сказал Поруш.
   - Лейтенант? Вы серьезно, Поруш? - Макс не смог сдержать улыбки. - Насколько я помню, тот человек давно умер. А вот иерархии чинов армии, в которой служила моя скромная персона, мое звание было рыцарь-командор.
   - П-ф-ф! Что делает здесь предатель? - фыркнул вдруг один из генералов. На вид лет сто-сто пять, с короткими блондинистыми волосами и кустистыми бровями. От носа до лба на его лице зиял отвратительный, вспухший шрам.
   - Я сам бы хотел это узнать, - учтиво ответил Макс, наградив блондина полным яда взглядом.
   - Бывший Лейтенант Звездного Флота, ныне известный как Макс Сайбер, член Адвокатской Палаты Союза, был нашим тайным агентом на Сайрусе во время известных событий. Не в последнюю очередь благодаря его действиям Конфедерации удалось достичь победы. Поэтому он наш ценный военный советник. И хотя я терпеть его не могу, слово предатель совсем никак нельзя применять к Максу Сайберу, генерал-майор Сталинберг, - менторским тоном молвил Поруш и укоризненно посмотрел на названного офицера.
   Макс тут же подарил Сталинбергу воздушный поцелуй, от чего лицо генерала стало почти пунцовым.
   - Ладно, черт с тобой Макс, - скривился Поруш. - Нет времени разбираться с дисциплиной, хотя видит бог, я однажды отправлю тебя под трибунал. У нас возникли серьезные проблемы с вольными...
   - С Лигой Свободы вы хотели сказать? - усмехнулся Макс.
   - Это секретные данные, Макс. Мы лучше будем называть наших врагов вольными или даже пиратами. Для всего населения Конфедерации Лиги не существует. Есть только разрозненные мятежники и пираты. Это понятно?
   - Только если мы исходим из этого для удобства названий, а не из реального положения дел, - лицо Макса стало серьезным.
   - Спасибо, что напомнили. Я как раз объяснял некоторым нашим генералам, что мы имеем дело не с шайкой головорезов, а с вооруженными силами полноценного государства, сформировавшегося за границами Конфедерации и в настоящий момент насчитывающего семь населенных планет.
   При этих словах Поруша некоторые генералы не сдержали удивленного вздоха. На самом деле, разведчики и чекисты Конфедератов не зря ели свой хлеб, промывая сотням миллионов людей мозги. Они работали так серьезно, что в сказки про пиратов верили даже высшие чины, не говоря о всякого рода депутатах и прочей шелухи. Нет, реальные пираты действительно были, у них даже были целые эскадры. Но ни одному здоровому пирату в голову не придет нападать на военные объекты или даже целые колонии. Им достаточно грабежей кораблей торговцев и яйцеголовых, иногда - удаленных поселений отшельников и иных сумасшедших. Но чтобы атаковать военные силы или еще устраивать засады для вооруженных частей... Нет, это уже дело рук Лиги. А ее задача как раз не в том, чтобы просто нагадить Конфедерации.
   - Так в чем же проблема? - подал голос седовласый генерал с длинной белоснежной бородой, вычесанное не хуже гривы шанхаса в цирке. - Неужели сил Звездного флота не хватит, чтобы уничтожить это образование? Когда оно вообще появилось?
   Макс расхохотался.
   - Вот за что люблю военных, так это за прямоту ума. Действительно, чего это Звездный флот не раздавит наглых букашек, благо он превосходит все силы Лиги раз этак в триста, если не все пятьсот? - при этих словах Сайбер лукаво посмотрел на Поруша. Тот поморщился, но ответил спокойно:
   - Как я уже сказал, генерал Соколов, существование Лиги Свободы - совершенно секретная информация. И главная наша задача даже не в том, чтобы подавить их силы или совершить возмездие, а в том, чтобы у граждан Конфедерации не возникло сомнений, что мы имеем дело всего лишь с пиратами...
   Бородатый генерал кивнул, но по его лицу было совершенно понятно, что он в замешательстве. Не удивительно.
   - Итак, - продолжил Поруш. - При оценке сложившейся ситуации мы должны исходить из того, что наш враг - хорошо организован и дисциплинирован. Это такие же солдаты, как и мы...
   - Не такие, - покачал головой Макс. Все взгляды за столом, в том числе полные ненависти и презрения со стороны Поруша и Сталинберга, обратились к нему.
   - Воины этих людей не простые болванчики, привыкшие исполнять приказы в страхе как бы им не попало по заднице за нарушение указов и директив, - Макс смотрел с вызовом и насмешкой в наполнившиеся яростью глаза генералов с адмиралами. - Это люди, подчиняющиеся кодексу чести воина с самого детства, не знают иной жизни, кроме военной службы. Им с молоком матери внушили идею, что они носители великой миссии, за которую в любой момент можно отдать не только свою жизнь, но и жизнь своей семьи и друзей и вообще всего населения Лиги. Они исполняют, потому что хотят. Они идут в атаку без мыслей о нелегкой судьбе солдата и прочего нытья. Они мечтают сражаться, а смерть в бою - великое счастье. И горе тому вояке, который встретил смерть в санчасти или еще хуже - от старости, - при этих словах у одного из самых старых офицеров, заросшего седыми патлами, затряслась щека. - Однако я не превозношу всю эту чепуху, отнюдь. По моему личному убеждению, все сказанное выше не свидетельство каких-то высоких идеалов, а всего лишь глупость. Но такая великолепная глупость, которая в руках лордов Лиги используется просто невероятно умело. И нам нельзя не учитывать этого обстоятельства.
   - Я воевал с... пиратами на Сайрусе, мистер... э-э-э, Сайбер, - сказал еще один военный. Он был примерно одинакового с Максом возраста. Подтянутый, широкоплечий, гладковыбритый и с совершенно обычным, даже можно сказать, деревенским лицом. Но вот его взгляд, колючий, проницательный.
   Макс рефлекторно провел рукой по своей гладко уложенной шевелюре белых волос. Этого офицера он сразу как-то не приметил. Наверное, из-за лица. Да и петлицы на его униформе не такие как у всех. Конечно. Это чекист. Он самый. У него черные погоны с двумя перекрещенными серебристыми линями. Особое отделение.
   - И я полностью подтверждаю ваши слова. Наши враги - опасные фанатики. Но они все равно обычные люди, подверженные всем тем же слабостям, что и мы. Разве что более стойкие и, наверное, действительно меньше ценящие свою жизнь.
   - Спасибо за добавление, полковник Стафф, - вмешался в диалог Поруш. - Иначе рассказы Сайбера могли смутить наших доблестных командиров. Наш враг действительно все равно человек. Однако мы отвлеклись. Предлагаю начать все сначала, тем более вас, Макс, сосредоточиться на деталях, а не философии.
   Посреди стола появилось голографические изображение планеты. Рядом с ней была зависла надпись: "Альтермерия". Также на орбите планеты возникла жирная точка с обозначением "База" и множество мелких точек синего, а противоположно с ними красного цветов.
   - Итак, враг уничтожил одну из наших колоний на Альтермерии. Как и в прошлый раз вольным удалось обмануть нашу систему дальнего обнаружения. Они возникли в системе совершенно неожиданно, в считанные мгновения ликвидировали патрульные эскадрильи легких звездолетов, - при этих словах Поруша Макс болезненно поморщился. - Следом они нанесли удар по орбитальной базе "Арго-6", причинив ей множественные повреждения и выведя из строя основные средства орбитальной защиты, а затем высадили десант и отправили несколько отрядов эхолетов-штурмовиков на разрушение колонии Омега-Прайм.
   - А что группа прикрытия? Из-за вечно неспокойного Солютиса в этой же системе находится как минимум три флота!- воскликнул генерал Соколов, нервно дергая себя за бороду.
   - Четыре, - мягко сказал Макс, снова усмехнувшись. О да, его главным правилом всегда было знание об окружающей его действительности. - Еще с моих времен в системе Антига было четыре бессменных флота.
   - Действительно, ничего не поменялось. Проблема в том, что Альтермерия находится в глубине системы, да еще в прикрытии второй звезды, когда как все флоты сконцентрированы на ее окраине рядом с Сайрусом и Солютисом, а также... в месте наиболее ожидаемого появления противника...
   - Которое было высчитано неверно, - кивнул Макс. - Их военные ученые превосходят Конфедерацию в деле разведки и систем обнаружения на многие годы вперед. А мы упрямо продолжаем считать себя самыми умными.
   - Вопрос спорный, - покачал головой чекист. - Нам удалось несколько раз пресекать различные провокации именно благодаря раненному обнаружению противника.
   - Только если они этого сами хотели, - не согласился Макс.
   - Прекратить посторонние разговоры, - не выдержал Поруш, сверкнув глазами. - Оперативная обстановка на данный момент такова: двенадцать эскадрилий звездолетов противника численностью до ста легких типа истребитель и тридцати средних типа штурмовик-истребитель звездолетов в каждом с лучевым и ракетным вооружением находятся на орбите Альтермерии. Они прикрывают еще десять тяжелых звездолетов типа фрегат и пару эсминцев. Высаженные сухопутные силы и эхолеты постепенно продвигаются к другим колониям и базам на планете и в течение сорока восьми часов скорее всего окружат основную колонию - Годемин. Примерная численность инсургентов - около пятнадцати тысяч человек и примерно около ста единиц различной боевой техники. Из наших сил на расстоянии двадцати двух часов прибытия от Альтермерии находится пятая ударная флотилия адмирала Венинга с сотней тяжелых фрегатов и эсминцев, а также двадцатью сверхтяжелыми крейсерами и десятью линкорами, а также двумя титанами типа Олимп не считая сотен легких и средних звездолетов истребителей и штурмовиков-истребителей, корветов. Кроме того, в их составе имеется пятнадцать дивизий морской пехоты и четыре бригады десантников общей численностью в пятьдесят тысяч бойцов пехоты и три тысячи единиц боевой техники. Помимо прочего у самой Альтермерии в районе поврежденной орбитальной базы заняла позиция группа прикрытия, насчитывающая три сотни легких и средних звездолетов, а почти сотню тяжелых фрегатов. В их составе есть только одна бригада десантников численностью в тысячу бойцов.
   - И при наличии таких сил мы чего здесь обсуждаем? - откровенно удивился Сталинберг.
   - Действительно. Даже четверти флота адмирала Венинга хватит, чтобы стереть в порошок всю эту вольнодумную партию! - посетовал рыжеволосый генерал с проплешиной на голове. Он постоянно кусал губы и время от времени мял нагрудный карман. Судя по черепам на погонах принадлежал он к морской пехоте. Там ребята были своеобразные...
   - Необходимо срочно переправить флот к Альтермерии и разбить все эти жалкие силы пиратов в одном сражении. Параллельно высалить сухопутные силы на планету и покончить с ерундовыми фанатиками, - продолжил распыляться Сталинберг.
   - А вы уверены, что с пиратами необходимо справляться силами целого флота? - улыбнулся Макс. - Как такие действия соответствуют цели номер один?
   - Да какая... - начал было Сталинберг, но осекся.
   - Макс прав. Зачем нам весь флот? Предлагаю отдать приказ группе прикрытия атаковать врага прямо сейчас! - взмахнул рукой Соколов. Несколько других генералов B адмиралов согласно закивали.
   - Группы недостаточно! - запротестовал Сталинберг. - Мы должны стереть врага в порошок. Дать им понять, кто хозяин! Вольные ублюдки.
   - Я согласен, - высказался полковник Стафф. - Группа прикрытия хотя и многочисленна, но все равно ее недостаточно для сокрушительного и надежного удара. Очередная затяжная война с "пиратами" нам совсем не нужна. Мы не можем дать им время закрепиться, снова начать партизанские и подпольное движение. Мы должны атаковать их молниеносно и беспощадно!
   Тут уже закивали почти все офицеры. И особенно те, кто раньше поддержал Соколова. Да чего же забавные все эти винтики да болтики...
   - Ставка думает также, - подтвердил Поруш. - Маршалы хотели уже два часа назад отдать приказ, не дожидаясь одобрения оперативного штаба. Но я все же попросил взять время. Меня, полковник Стафф, беспокоит чересчур предсказуемый характер предлагаемого вами и Ставкой шага. Макс, что ты думаешь?
   - Не слишком ли много мы сегодня слушали предателя? - снова фыркнул Сталинберг.
   Макс снова послал генералу воздушный поцелуй, а затем хлопнул в ладоши.
   - Честно говоря, я тоже не понимаю, зачем вы слушаете меня и вообще собрались здесь. Ставка все решила. Генералы под присмотром цепного пса Особого отделения, - Макс улыбнулся Стаффу, - согласны с ними даже больше, чем они себе это представляют. Что, собственно мы здесь еще хотим?
   - Сайбер, прошу тебя, - поморщился Поруш. - Выкладывай, что ты думаешь, хватит юлить.
   - Я думаю, вы несете полную ерунду, - совершенно открыто и без обиняков заявил Макс.
   - Ну знаете ли, - рыжебородый скрутил нагрудный карман в кулаке, а у Соколова затряслись сразу обе щеки.
   - Вы совершенно не хотите видеть дальше, чем позволяет конъектура и цепкие взгляды полковника Стаффа, - на этом Макс обворожительно улыбнулся чекисту. -Неужели непонятно, что Лига добивается именно такого вашего решения? Вы что думаете, они пошли на всю эту акцию, чтобы подставить под молот головы своих ребят? Просто так? Да, они иногда прощупывают окраины, порой даже чрезвычайно отчаянно, но не нужно считать их полными идиотами. Когда мы были на Сайрусе, наша разведка знала даже то, что Поруш ел на завтрак и как трахался с секретаршей, - левая бровь названного генерала дернулась, - а вы говорите про флоты и группы прикрытия. Лига прекрасно знает на что мы способны. Они видят наши перемещения в реальном времени, а не гадают. Это как раз мы знаем о них ровным счетом ничего.
   - Не совсем так, но... - начал было возражать Стафф, но Макс резко вскинул руку.
   - Прошу вас, полковник. Вы знаете, о чем я говорю. Лига для нас - терра инкогнито. Поэтому прошу вас, нет, заклинаю вас, не принимать поспешных решений. Уж лучше пускай на Альтермерии завяжется очередной бой с колонией, убежден, что сил у вольных не хватит на завоевание всей планеты. Они на то и не рассчитывались. Скажите, есть ли титаны в трех других флотах?
   - Двух, - нехотя выдавил Поруш. - Группа прикрытия формально и есть тот самый четвертый флот, который сейчас на орбите Альтермерии. Еще один флот адмирала Роммеля в половину меньше третьего ударного флота, а состав четвертого в основном - десантные корабли, хотя и под прикрытием одного титана и двадцати линкоров.
   - Вот, получается, что самый мощный в системе флот вы собираетесь бросить против жалкой кучки пиратов у Альтермерии, оставляя в тылу меньшие силы. Если вы позвали меня все же спросить моего, чертового, мнения, то я вам скажу. Добавьте сил группе прикрытия, атакуйте силы вольных на орбите усиленной группировкой, но третий ударный флот держите про запас. Убежден, как только завяжется бой у Альтермерии, Лига либо проявит себя, либо ее планы будут расстроены, и вы спокойно очистите Антигу от вражеских войск, включая сухопутные отряды.
   - Вздор и трусость! - хлопнул по столу Сталинберг, его глаза были налиты кровью. - Да кто такая Лига, чтобы нам боятся каких-либо ударов в тыл?
   - По нашим данным, у Лиги имеется возможность создать корабли всех типов, кроме класса Титан, - задумчиво проговорил Стафф.
   - И что? - продолжал распыляться Сталинберг. - Да наша промышленность в десятки тысяч превосходит эту вашу Лигу с семью планетами! Не верю, что даже самыми хитрыми тактическими ходами они могут собрать флот, способный нанести нам хоть сколько бы ощутимый урон!
   - Вообще-то, главная цель в том, чтобы избежать информационного поражения, - начал было Макс, но Сталинберг вскочил со своего места, сжимая кулаки.
   - Да катись ты к черту, предатель! Информационного поражения не будет, если наглую муху прихлопнуть разом! Генерал Поруш, я думаю, мы достаточно услышали от этого... человека. Предлагаю перейти теперь к тактической разработке утвержденного Ставкой плана, о чем невоенному человеку знать совершенно необязательно.
   Макс только ухмыльнулся и неспешно поднялся со своего кресла.
   - Генерал Поруш, - произнес он, приложив ладонь к виску, имитируя воинское приветствие.
   - Вы свободны, Макс. Надеюсь, вы понимаете, что все прозвучавшее здесь - совершенно секретно.
   - Можете в этом не сомневаться, - встретившись взглядом со Сталибергом, ответил Макс и прошел чуть ли не вплотную с распыленным гневом генералом. Тот только прошипел что-то себе под нос.
   У выхода из зала совещаний Макса встретил лейтенант Гордон с все теми же вооруженными солдатами.
   - Надеюсь, я не арестован? - спокойно спросил Макс.
   - Ну что вы, господин Сайбер, у меня нет к этому никаких оснований. Вы же адвокат - знаете это лучше меня.
   - Вот именно: я знаю все это дерьмо лучше тебя и уже давно свыкся с тем, что основания выдумать всегда можно. Если ты все же не собираешься меня хватать и волочь в тюрьму, ради звезд, выведи меня отсюда поскорее, меня уже тошнит от этого места.
  
   Сев в аэромобиль, Макс тут же вызвал по коммуникатору свою секретаршу. Лицо девушки было обеспокоенным.
   - Линн, выясни, кто из клиентов, кроме Маркова, еще обитает на Сайрусе, и отправь список Линдеману.
   - Что-то случилось? - осторожно спросила девушка.
   - Линн, это все. Хотя нет. Закажи еще мне уединенный столик в Мотти энд Бьютиз на двадцать три ноль-ноль сегодня. Скажи, чтобы был полный набор.
   - Думаю, можно просто сказать, что как обычно.
   - Да, - кивнул Сайбер. - Все.
   Секретарша отключилась, и Макс вызвал на связь своего начальника безопасности. На экране возникло лицо пожилого человека с редкими седыми волосами и пепельной бородкой. В глазах застыла мучительная усталость.
   - Господин Сайбер, - глухо отозвался Линдеман.
   - Как спина? - вместо приветствия спросил Макс.
   Лицо старика исказила гримаса боли.
   - Не проходит. Врачи постоянно что-то обещают, но все их пилюльки... Ладно, не важно. Что ты хотел?
   - Скоро Линн пришлет тебе список фамилий. Это наши клиенты. Сделай так, чтобы они получили сообщение о необходимости срочно свалить с Сайруса. Причем не раздумывая в ближайшие часы.
   - Наметилось что-то серьезное?
   - Военная тайна, Томас, - поджал губы Макс. - Они не должны знать, от кого сообщение. Просто дай им понять, что сваливать надо очень быстро, иначе их задницам станет жарко. Однако, без паники и шума. Не хватало им еще чекистов к себе привлечь.
   - Хорошо, я понял, - кивнул Томас Линдеман.
   - Все.
   Коммуникатор отключился. Аэромобиль тем временем уже оторвался от посадочной площадки Министерства и взял курс к дому Макса. Город играл оттенками разноцветных ламп, прожекторов и подсвеченных витрин.
   Все, сейчас привести себя немного в порядок, а вечерком поразвлечься. Хорошенько.
  

Капрал Утер

***

   - Значит так, всем ясна задача? Ищем хренова капрала Алана и сваливаем обратно на Фаргус. Вопросы есть? - орал Пес по каналу связи отделения, будто пытался ворваться в мозг своих подчиненных.
   - Никак нет, товарищ сержант, - отвечали по очереди бойцы. Придурок Василий следил на своем портативном компьютере, чтобы сработал голосовой датчик каждого бойца его отделения. Ну как же? Иначе ведь нельзя проверить, что все поняли приказ. А то не хватило получасового брифинга Каменотесова!
   Наше отделение, как и в прошлые разы было отряжено выполнять непосредственную оперативную работу по поиску пропавшего Алана. Отделение Алина уже по привычке зачищало плацдарм после нас для высадки яйцеголовых, а Уваров курил, следуя со своими подчиненными попятам ученых. Не дай бог их кто-то обидит. Совсем недавно я бы поржал, что только если скука и тишина, но не теперь...
   С утра, пока мы занимались снаряжением, мимо нас с Джоном в сторону технических отсеков проскользнула Ксюша. Меня она не удостоила даже взглядом, хотя прошла почти вплотную. И не нужно уверять, что не заметила. Она буквально споткнулась об меня, но старательно смотрела в другую сторону.
   - Ну вот, еще не успела стать твоей, а уже голову тебе морочит, - прозорливо отметил Джонни.
   - Да пошла она. И ты тоже, - огрызнулся я.
   Джон только пожал плечами, закрепляя разгрузку и портативный ранец за спиной. В нем как и полагалось: сухпаек на две недели, преобразователь воды с запасом воды на трое суток, личный медпак на случай, если встроенный в костюм не сработает, кухонные складные принадлежности, КПК, ремпак из самых примитивных инструментов, которым можно починить и костюм, и кое-что из электроники; ручной сканер - один из исторических рудиментов, который не раз спасал жизнь десантникам в ситуации применения РЭБ средств. У этих сканеров была совершенная простая и при это непробиваемая защита от электромагнитных импульсов. Поэтому если враг ослепил основные средства анализа обстановки, то можно было сканировать местность на предмет движения, химии и тепла на пять километров вокруг. Ну это так считалось в теории. Бывалые вояки говорили, что современная РЭБ-аппаратура разве что мозги не выжигает.
   - Возьми дополнительный патронтаж, - сказал Джонни, протягивая мне шестой по счету подсумок с тремя магазинами к Блейду.
   - Это еще зачем? Ты решил расстрелять все эти руины? - наиграно усмехнулся я.
   Но Джон посмотрел на меня очень серьезно.
   - Друг, - сказал он внушительно и гулко, - я не знаю, что там думают командование и ученые, но я знаю тебя достаточно давно, чтобы не верить в твое безумие. Ты что-то видел. И Алан пропал. Да и вся планета в руинах. Здесь явно какая-то чертовщина. Бери, - Джон ткнул мне патронташем в грудь. Я взял.
   Признаться, я решил не рассказывать другу о своем ночном... приключении и разговоре с Эви. Блондинка утром в столовой и во время брифинга совершенно не обращала на меня внимания. Молодец, спасибо ей на этом! Но желание все же поделиться всей этой кутерьмой сжигало меня изнутри просто невероятно. Наверное, спустя некоторое время я все же поведаю Джонни ночную историю, при удобном случае, конечно.
   На этот раз высадка с эхоплана прошла без проблем. Как пошутили ребята, Линдси больше не пыталась ко мне клеиться. Хотя это, конечно, было не совсем так. Эта сучка прямо перед прыжком стиснула меня за яйца пока никто не видел, а затем спрыгнула в низ. Я так оторопел, что Джону пришлось подтолкнуть меня вперед. Ну слава богу, что хоть на этот раз ни у кого не отказали гипердвигатели.
   Огуст и Освальд ни с утра, ни уже в эхоплане никаких вольных шуточек в мой адрес себе не позволяли. Не знаю уж, что с ними случилось, но они вообще делали вид, что меня не замечали. Замечательную тактику все избрали! Действительно, не замечайте маленького капрала Утера с хренова Олеона. Мне, в общем-то, нормально. Вернусь потом на плантации и буду пить. Встречать тусклый восход и обнимать какую-нибудь сельчанку. И пусть только попробует мне историю какую выдумает. Скручу и в яму брошу. Я теперь умею.
   - Работаем двойками, - напомнил решение капитана Пес.
   Спасибо за напоминание, а то мы Джоном уже как пятнадцать минут двигались в составе колонны!
   Высадка произошла на той же площади, что в прошлый раз. Джонни назвал её "Дворцовой". Что это слово значило мне было неизвестно. Меня больше волновали хмурые и молчаливые руины вокруг. Солнце спряталось за облаками - теперь над древним могильником повисли тяжелые, свинцовые облака. У нас на Олеоне, конечно, облачность - тоже нередкое явление, но из-за преломлений лучей звезды в нашей системе облака обычно переливаются от оттенков желтого к алому. А здесь из-за серого неба все постройки (вернее, то, что от них осталось), дороги... кажутся куда более мрачными и отталкивающими. Хотя... возможно это просто у меня нервишки шалят. Девочки всякие маленькие видятся, забери их Бездна! И настроение от этого, естественно, не на высоте.
   Наши две двойки определили в западное направление. Я с Джоном и Долорес со Шлепой. Последний, кстати, был правой рукой Василия. Сержант по званию, почти всю службу был с Псом. Наверное, как мы с Джонни. Ни с кем из взвода этот вояка не общался, только зыркал из-под широкого лба со складками и премерзко ухмылялся. Иногда только мог отвесить какую-нибудь сальную шуточку или замечание. Но только если Пес был рядом. Сам по себе не шибко физически развитый, Шлепа напоминал мне черноробочих из азурянских кемпинг-поселений на Олеоне - они всегда были такие тщедушные, попивающие пивко, любили собираться стайками где-нибудь на площадках для детских игр и устраивать там дебоши. Таких мы с Джонни гоняли пудовыми кулаками.
   Но сейчас Шлепа был наших братом по оружию. Хотели мы того или нет, этот человек должен был прикрывать наши спины. А также докладывать Псу все, о чем мы говорили или делали - в этом был смысл якобы естественной замены пары Долерес с Алана на Шлепу. Действительно, пары ведь у Долорес не осталось, надо ведь для действия двойками. А командир отделения не всегда обязан выполнять оперативные задачи - может и обойтись...
   В общем, мы предпочитали хранить молчание. Даже не переговаривались по личным каналам связи - Пес тут же засек бы. Поэтому у всех связь была настроена местная - чтобы слышало все отделение.
   - Поисковый отряд вышел на безопасное расстояние, - раздался голос капитана. - Лейтенант Алин, зачистить плацдарм для высадки научной группы.
   Стандартная процедура: оперативное подразделение, выполняющее основную задачу, будь то атака, исследование, поиски, и бездна знает, что еще, сначала обеспечивает безопасность сектора, а следом группа зачистки отвечает за безопасный тыл, выгружаясь на плацдарме и далее развертывая лагерь, базу, еще что-то. Ребята Алина теперь у нас за спинами должны обеспечить безопасное место, куда мы вернемся либо после выполнения задания, либо в случае отступления.
   - Поисковой группе активировать сенсоры, - коротко приказал Пес.
   Зачем? Не понятно. Мы в самом начале уже все включили, и сенсоры уже как полчаса давали подробный отчет о... пустоте. Ничего, кроме наших тел, нашего эхоплана, среди руин не было. Полное и бесконечное ничто. Ни животных, ни насекомых, ничего. Только битые блоки, раскуроченные машины и трава. А еще деревьев. Мы шли по улице или проспекту вроде, не помню, как Джонни назвал его, что-то там про адмиралов, в общем, слева от нас густо росли деревья с пушистыми кронами. Многие из них торчали прямо из вздыбившегося от времени или взрывов асфальта. Последний когда-то покрывал дорогу, но ныне весь был изуродован трещинами и огромными ямами. Из-за деревьев на нас поглядывало обломанная башня, сохранившаяся только наполовину. Видимо, в древности её венчал высокий шпиль - оплавленный и раскуроченный кусок железа поник и свисал теперь вниз, будто увядающий цветок.
   -Утер, Джон, вы справа, мы слева, - нарушил молчание Шлепа.
   Мы молча выполнили... распоряжение старшего по званию. Но и без него знали, что делать - по широким полосным дорогам двойки действуют по обе стороны. Один из бойцов чуть спереди, другой на пару шагов сзади.
   Я шел за Джоном и нервно поглядывал на заросли справа от меня. Уж очень дремучие и темные они были. В таких на родном Олеоне можно было повстречать затаившегося сафива. И это, поверьте мне, встреча не из приятных. Однако зелень лишь едва шумела листьями и в остальном хранила молчание. Ни криков птиц, ни каких-либо иных живых существ. Не говоря уже об Алане. С чего вообще решили, что он может быть где-то здесь?
   Двигались мы не быстро. Наверное, за пять минут мы проходили не больше двадцати метров - сканировали каждый кусок площади. Наверное, можно было это делать оперативнее, но Каменотесов был неприклонен - чтобы и сантиметра не пропустили без исследования.
   К моменту, когда начала высадку группа зачистки, проспект вывел нас на просторную площадь, в центре которой высились руины огромного здания. Наверное, когда-то его украшали колонны, но теперь они наломанными блоками лежали вокруг основной части каменной постройки. Массивный купол, некогда гордо высившийся над площадью, сейчас провалился наполовину вниз и зиял огромными дырами.
   - Исаакиевский собор, - позволил себе нарушить молчание Джонни. - Один из величайших памятников культуры времен Исхода.
   Я промолчал. Наверное, когда-то так и было. Теперь это просто массивные памятные руины. И очень опасные с точки зрения тактики - там могли во множество расположиться вражеские снайперы - пришлось бы снести это все к черту при помощи осадных танков (если они были у нас, конечно). Судя по повреждениям, древние так и пытались сделать. Только возможности были другие. Современные осадки превратили бы весь этот памятник культуры в пыль и немного горелых камней. Войны нынче - страшная вещь. Без всяких технических средств защиты, полей и щитов, живые люди вообще ничего не стоят - пшик и все.
   Рядом с собором скопилось множество искореженных машин. Сначала мне показалось, что здесь организовали целое кладбище битой техники, но пока мы проходили ряд за рядом эти скелеты старинной техники, постепенно вырисовывалась картина круговой обороны: машины были расставлены в несколько эшелонов полукругом, замыкаясь постепенно все ближе к собору.
   - Высадка прошла успешно, плацдарм обеспечен, - доложил Алин. - Ждем приказов.
   - Держите свои сектора. Начинаем высадку научной группы, - коротко ответил капитан.
   Мы прошли несколько рядов разбитых машин, видимо служивших древним в качестве укреплений, прежде чем Шлепа остановился и несколько неуверенно покрутил головой вокруг себя.
   - Гиблое место, - пробурчал он по местной связи.
   Мы молчали.
   Линдси вскочила на крышу одного из древних автомобилей и несколько раз покрутилась вокруг себя.
   - Если бы Алан даже захотел, он бы не смог скрыться от сканеров. Мы бродим здесь впустую, - сказала она раздраженно.
   Шлепа тем временем присел на одно колено, принявшись изучать разрывные отверстия в боковой части грузовика с выкрученным набок колесом. Это было точно попадания от стрелкового оружия, конечно, менее современного, чем наше, однако оно пробивало металл, пусть даже не самый толстый.
   - Ни гильз, ни трупов, ничего. Тут явно шла нешуточная пальба, - снова высказался Шлепа.
   Честно говоря, мне было наплевать. Да хоть они тут все вместе непотребством занимались. Идемте дальше, черт бы всех побрал!
   И тут я пнул ногой какую-то жестяную банку, она с грохотом покатилась по растрескавшемуся асфальту и... уткнулась в алую лужу.
   Признаться, я не стал сразу же кричать по связи о находке, не стал даже делать какое-то лишнее движение. По прошлому опыту, я уже понял, что все мои импульсивные и резкие действия не находят потом поддержки и товарищей. Но меня буквально парализовало, когда слева от себя я услышал:
   - Воды.
   Так, надо медленно повернуться, посмотреть. Джон, где Джон? Черт подери, он в десяти шагах от меня за одной из машин, пялится на Линдси? Или на хренов памятник, бездна его забери?
   - Воды, пожалуйста, воды.
   Я очень медленно, без резких движений обернулся и, наверное, чуть не умер от страха: прислонивших спиной к одной из машин сидел человек, весь измазанный в крови. На нем был камуфляж, который можно было увидеть в исторических фильмах про Землю еще до времен Исхода. На коленях лежало оружие, похожее на ружье или автомат, во всяком случае точно было дуло и магазин. В груди человека зияла огромная рана, кровь текла ручьями от него.
   - Нет, не надо, он все равно не жилец, - сказал теперь еще один голос, заставив меня уже задрожать от ужаса. Я медленно повернулся и увидел женщину, точно в таком же камуфляже, также перепачканную кровью и еще с грязью и сажей на лбу и щеках. Но она вроде бы чувствовала себя нормально.
   - Так нельзя, пускай хотя бы уйдет без боли, - возразил теперь уже третий голос и из-за моего плеча показался еще один солдат, он хромал, но пока что держался.
   И тут мои уши заложило от грохота взрывов и стрельбы. Я инстинктивно присел, словно опасаясь ударной волны, но продолжал смотреть вокруг себя. Все тело было ватное, едва подчинялось. Но я смотрел.
   Вокруг машин метались люди. Большинство из них было вооружено, однако гораздо больше - в обычных, но старомодных, по нашим меркам, костюмах, с пустыми руками и очумевшими от страха глазами просто бегали и прыгали по машинам, словно, не зная куда деться прочь. А вооруженные люди стреляли, высаживая почти по полному рожку. Однако куда, я не мог разглядеть.
   Женщина в военной форме посмотрела на третьего говорившего: в её глазах смешалось и сочувствие, и жалость, и... еще что-то еще. Наверное, это называется полное осознание неизбежности будущего. Да, так бы я назвал это своим корявым фермерским языком. Но звучит очень похоже.
   К военной из-за только что вспыхнувшего от прямого попадания мины грузовика подбежал военный. Странно, но я больше вздрогнул от взорвавшейся машины, чем эти военные. Они даже не повернули головы.
   - Они прорвались в собор, полковник, - доложил четвертый и тут же упал на одно колено, вкидывая автомат и целясь куда-то мне за спину. Я развернулся, уже падания на землю и готовясь сам спустить крючок, но...
   Передо мной стояла та самая девочка. В отличие от всех остальных действующих лиц этой картины, она смотрела прямо на меня. Вокруг неё рвались снаряды, свистели пули, падали окровавленные тела. А девочка стояла и смотрела на меня. А за её спиной, клубясь и извиваясь, собирались тени. И они шептали, шептали, шептали.
   - У нас движение. Повторяю, у нас движение, - зашумел далекий, знакомый голос. - Множественные цели, идут с юга.
   - Подтверждаю, у нас то же самое, - вторил говорившему второй человек.
   Девочка все смотрела на меня и смотрела. На её лице блестели слезы, в которых отражались вспышки множественных взрывов. В глазах не было страха. Только полное осознание...
   - Утер? Какого черта? - пихнув меня ногой в бок, спросил Шлепа. Он навис надо мной и, кажется, направил на меня ствол своего Блейда. Я дернулся, махнул рукой, отводя дуло карабина Шлепы в сторону и жестко тыкнул его в грудь кулаком, от чего тот отлетел на несколько шагов в сторону.
   - Не тыкай в меня пушкой, ублюдок, - вырвалось у меня. Наверное, чисто на аффекте. Мне требовалось взбодриться, вернуться в реальность. И, видимо, я прозвучал так грозно, что Шлепа в ответ замямлил:
   - Ладно, ладно, успокойся, я ведь только хотел помочь.
   - Парни, что здесь происходит? - вступила в разговор Линдси, вспрыгнув на крышу ближайшей ко мне машины. - Я видела, как Утер лежал.
   - И я тоже, - подскочил ко мне Джонни.
   Шлепа, кажется, громко сглотнул.
   - Нихрена подобного, не вздумайте мне лепить, он валялся, когда я подошел, - нервно затараторил Шлепа. Да, в принципе, ситуация так себе. Если бы нам втроем очень захотелось, мы бы могли обвинить сержанта в неуставных отношениях. Конечно, потом бы проверили записи шлемов, возможно, даже мне досталось бы больше, чем Шлепе, но сержант мог натерпеться страху до этого.
   - Шлепа действительно не при чем, - поднял я руку. - Я... медитировал.
   - Что ты делал? - изумился Джонни.
   - Какого черта вы там разбазарились? - заорал Пес нам в микрофоны и, кажется, от его рева заложило уши. - Шлепа, что происходит?
   - Ничего особого, - проговорил сержант в ответ. - Выясняем оперативную обстановку.
   - Какую обста...? Вы охренели что ли? Не слышите, что происходит? А ну быстро к Варсону и Вачовски. У них движение.
   - Мы уже выдвинулись, товарищ сержант, - ответил Шлепа и жестком показал нам направление. Да мы и сами знали. Все видели на сканерах. А там происходило что-то странное.
   Четыре дружественные точки - Варсон, Вачовски и вторая ближайшая к ним двойка - Адрей и Рустам были окружены множественными сигналами. При этом, сканеры не могли выдать точной принадлежности этих сигнатур каким-то конкретным объектам. Это были и люди, и животные, и объекты инфраструктуры и просто тепловые и химические помехи - от этого точки скорее напоминали размытые пятна. Но они точно двигались к четырем окруженным десантникам.
   - Всему подразделению, двигаться на деблокирование четырех десантников и отступить к плацдарму, - тем временем командовал Пес.
   - Сержант, здесь становится совсем не по себе, - докладывал тем временем Вачовский. - Мы видим фигуры. Их множество, черт... Варсон, Варсон, сними его с меня! Стреляй, стреляй! А-а-а!
   Жуткий, душераздирающий вопль оборвал связь, и Вачовский затих.
   - Вачовски, что случилось? Доложить! - взревел Пес.
   Ответа не последовало.
   - Варсон, ответь! Что у вас там? Варсон?
   Названный сержантом боец не отзывался.
   - Рустам, Андрей, какова ситуация? Доложить! Как слышите меня? Прием?
   В ответ - неразборчивое шипение, затем крик.
   - Стреляй, стреляй, мать твою! Стреляй! - раздалось следом от Рустама, и связь снова оборвалась.
   При этом выстрелов, конечно, слышно не было - ни во время коротких сообщений по радиосвязи от попавших в окружение бойцов, ни со стороны. Блейды работали практически бесшумно.
   Мы с Джони и Линдси, нагоняемые Шлепой, неслись со всех ног. Используя гиперусилетили, мы буквально перелетали с машины на машину, с одного разрушенного дома на другой, подпрыгивая почти до второго этажа. Джонни же включал гипердвигатели и они подбрасывали его на добрые десять метров вверх. На самом деле прошло не больше трех минут, когда мы уже были на подходе к позициям блокированных десантников - те вступили в контакт в районе уже известного мне Казанского собора. За это время я даже не успел еще переварить увиденное, а больше пялился на мигающие сигнатуры, и с ужасном ожидал встречи с....
   - Капрал Утер, вы первые на месте, доложить ситуацию. Что за... - начал было гавкать сержант, но тут же потрясенно осекся. Надо сказать, что мы втроем и врезавшийся в спину Джонни и замерли ничего не понимая. В очередной раз, как конченные идиоты.
   Все сигналы сканеров исчезли. Как четырех десантников, так и полчищ неизвестных объектов. Снова полная тишина.
   Первым заговорил капитан.
   - Василий, почему тишина? Что случилось? Я ничего не вижу на сканерах, - задумчиво, стараясь сохранять спокойствие проговорил Каменотесов.
   Пес ответил не сразу и почему-то совершенно холодно и спокойно:
   - У нас то же самое. Капрал Утер, что видите?
   А ничего не видели. Стояли на втором этаже разрушенного дома с правой стороны от Казанского собора. Впереди нас лежали все те же руины, небольшая группа низкорослых деревьев, искореженные машины... А еще мелкие струйки дыма, поднимавшиеся из-за крон деревьев. На них указал рукой Линдси и первой прыгнула чрез улицу прямо в заросли. Я за ней.
   - Капрал Утер... - уже нетерпеливо потребовал Пес. - Шлепа, хренова вы там молчите? Мы на подходе, доложите обстановку!
   - Сержант, пару секунд, - выдавил я, продираясь сквозь заросли. Сканеры молчали. Если не считать только сигнатур Линдси впереди, нас с Джонни и остатка подходящего взвода.
   Перемахнув через покореженную ограду, я оказался в центре цветочной поляны, правда, сейчас изрядно истоптанной или... даже перемолотой в некоторых местах. Создавалось впечатление, что здесь туда-сюда на малых оборотах сдавал осадный танк. Кусты и деревья вокруг поляны в нескольких местах были гладко срезаны словно острым ножом. Пара древних скамеек из бетона дымилось, в них были видны дыры от попадания кинетических патронов Блейдов, оплавленные по краям старые материалы даже еще плавились, постепенно остывая.
   - Утер? - снова потребовал дать отчет сержант. Правда, почему я, черт бы вас побрал? Спрашивай Шлепу своего, больной придурок.
   - Сержант, здесь был бой. Имеются признаки применения огнестрельного оружия типа Блейд, - ответил я.
   - Гильзы, - добавил Джонни, вытаскивая из травы на поляне остатки пулевых оболочек.
   - Они повсюду, подтвердила Линдси, - обходя поляну кругом. - Такое чувство, что они стреляли во все стороны и бегали по поляне как угорелые.
   - Что с врагом? Что с бойцами?
   Честно говоря, я с делал паузу, несколько раз сглотнув.
   - Никаких признаков врага, сержант. Ни тел, ни трупов, ни крови, - ответил я наконец.
   - Что с ребятами? - теперь Пес прозвучал совершенно смято и неуверенно.
   - Их нет. Вообще, - сказанное не укладывалось в голове. АСБО сообщало, что все четыре бойца в полном здравии.
   Тем временем все остальные бойцы подразделения подошли к точке сбора, возникнув из-за зарослей. Каждый оглядывался по сторонам, напряженно сжимая оружие в руках. Пес подошел ко мне с левого бока, как-то несвойственно по-дружески положив мне руку на плечо, аккуратно подвинул меня и прошел на превращенную в кашу поляну. Опустившись на корточки, он несколько секунд изучал месиво.
   - Отделение, - резко выпрямившись, заговорил Пес, - приказываю рассредоточиться и занять оборону по периметру площади в триста квадратов. Работать двойками. Огуст и Освальд - на юг, Лори и Александр - Север, Кагон и Кирилл - восток, Шлепа и Линдси - запад. Джон и Утер на месте. Выполнять.
   - Сержант, доложите обстановку, - потребовал Каменотесов.
   - Товарищ капитан, - Василий принялся расхаживать по полю, - место контакта оцеплено, признаков врага или иных лиц, объектов не установлено. Рядовые Варсон, Вачовски, Рустам и Андрей бесследно исчезли. По внешним признакам место действия свидетельствует о применении огнестрельного оружия типа Блейд, множественные следы, в основном принадлежащие ботинкам стандартного образца десантных войск. Крови или иных продуктов жизнедеятельности не обнаружено. Ждем дальнейших распоряжений.
   Наступила Тишина. Мы с Джонни стояли и разглядывали заросли: они были совершенно тихие и спокойные, словно ничего и не произошло, только в некоторых местах кумулятивные пули сорвали ветки или раздробили тела низкорослых деревцев. Ну и конечно перемолотая земля. Ребята, похожу, кружили здесь вокруг словно бойцы на ринге. И как те солдаты из моего видения... Черт, я почти забыл о нем. Словно плохой сон. Но все было так явно, так полно. И снова эта девочка. Она, кажется, не была участником тех самых событий. Она, как и я, просто наблюдала видение. Но точно смотрела на меня!
   - Сержант, движение! - доложил Огуст. Это прозвучало как-то очень обыденно. Я даже не придал этому особого значения первые несколько секунд. А затем меня охватил жар.
   - Где? Откуда? - встрепенулся Пес и начал изучать данные на портативном компьютере у себя на левом запястье. Все эти вопросы, конечно, звучали спонтанно, на эмоциях - личное снаряжение и информационные панели на дисплее шлема любого из нас сообщало те же сведения.
   - Юг, сержант, множественные цели, быстро приближаются. Какие будут приказы? - Огуст звучал спокойно. Но после нашей недавней стычки мне показалось, что я стал больше понимать этого человека. И он отнюдь не был безмятежен и крут, как, наверное, хотел казаться. И даже не просто возбужден.
   - Сержант Громов, выводите своих людей на плацдарм. Научной группе начать эвакуацию.
   - Научная группа остается, капитан. Обеспечьте безопасность плацдарма, - невозмутимо ответил Ольк.
   - Сержант Громов, приказ отступать к общим позициям взвода, - коротко приказал капитан. - Лейтенант Алин, обеспечить оборону периметра. Старший лейтенант Уваров, ваше отделение отвечает за безопасность научной группы. Также дайте несколько человек в усиление позиций отделения лейтенанта Алина.
   - Так точно, - басисто отозвался Уваров. Это был высокий, накаченный гигант с планеты Мей. Хотя с гравитацией у них там все было хорошо, но дивная природа и отличный климат взращивала богатырей.
   - Отделение, все слышали приказ капитана? Быстро отступаем к позициям взвода. Лори и Александр - ведущие. Огуст и Освальд, Джонни и Утер - вы замыкающие. В случае появления врага открывать огонь без приказа. Двигаемся на гиперусилителях.
   Пока ребята выстраивались в цепь, начиная движение к Дворцовой площади, мы с Джонни наоборот спешили на юг - к позициям Огуста и Освальда. Конечно, ждать остальных там было недолго, но эмоции мы переживали не из приятных.
   Бывшие мои насмешники, расположившись на втором этаже бордовой постройки с обрушившейся башней, приняли нас напряженно и молчаливо. Сенсоры пищали, сканеры моргали сигнатурами, все это, конечно нервировало и настраивало на рабочий лад.
   - Выдвигаемся, - тихо сказал Освальд.
   - Идите впереди, - сказал я. Огуст переглянулся с Освальдом, и кивнул.
   Джонни ничего не сказал. Да и не стал бы. Пусть эти надутые индюки помнят, кто крыл им задницу.
   Мы не успели пройти пары сотни метров по разбитому Невскому, когда сканеры тревожно взвыли, сообщая об очень близком нахождении неизвестных объектов. Развернувшись, я сначала никого не увидел... Но затем.
   - На крыше! Вон там! - крикнул я и тут же открыл беглый огонь по чему-то темному, словно сотканному из черного дыма, зигзагообразно перебиравшемуся по одной из разбитых стен. Может, это была моя больная фантазия?
   - По чему ты там палишь? - крикнул Огуст. - Опять... О мать твою!
И в тот же миг крутой парень зажал спусковой крючок своего Блейда, принявшись поливать что-то беспорядочным огнем в ближайшем проеме между зданиями. Пробегавший мимо Джонни неожиданно то же дал очередь по одному из верхних этажей. Во что они стреляют? Я уже ничего не вижу!
   Вскоре замелькали вспышки выстрелов впереди нас.
   - Нас окружают. Они движутся по крышам, по стенам! - истерично закричала Линдси. Надо же! Наша бесстрашная девушка дала волю эмоциям.
   - Да куда вы палите, мать вашу? - это отозвался Кагон. Еще один олеонец в нашем отряде. Молчаливый и угрюмый потомок шахтеров часто сидел где-нибудь в углу казармы и сам с собой играл в древние игры типа шахмат. Но при этом - отличный медик, штопал в прямо в бою также молчаливо и деловито.
   - Тени! На три часа дня! - это уже был напарник Кагона Кирилл.
   Сканеры и датчики сошли сума, мигая огромным количеством сигнатур и завывая предупредительными звуками в динамиках наших шлемов. Это было что-то вроде безумной музыки, что иногда звучала на сельских концертах у нас на Родине в исполнении вечно пьяных гаражных групп. Только теперь вокруг нас что-то носилось. И это были явно не люди. Хотя... может это какие-то маскировочные костюмы?
   Путь на площадку нам перегородил памятный канал. Однако времени использовать супер лебёдку у нас не было - бойцы просто разгонялись на гиперусилителях и пытались перепрыгнуть, подключая гипердвигатели на поясницах. В принципе технического потенциала для этого хватало, правда, приходилось потом хвататься за обрывки асфальта и арматуры на том конце и карабкаться уже на другой берег. Вроде бы у всех получилось, кроме одного. А точнее одной - древний асфальт не выдержал и треснул под руками Линдси, и она с воплем на всю связь взвода полетела в мутную жижу канала.
   - Бездна, что там у вас? - вскричал насмерть перепуганный Каменотесов. Ого! Таким капитана я еще не слышал. Впрочем, чего удивляться - за пару суток он потерял по совершенно невероятным и необъяснимым причинам пятерых десантников. Наверное, бедный офицер теперь спит и видит, как он пытается оправдаться перед начальством.
   Капитану никто не ответил. Как и в прошлый раз ближе всех к чертовой девке оказался я, нагоняя остальных. И снова долго не думал - просто прыгнул в след за ней.
   - Отделение, занять оборону на берегу! Прикрыть огнем! - приказал Пес. - Джонни, Освальд, быстро на этот берег! Лебедку, мать вашу так и этак! Линдси, ты дура!
   - Знаю, - грустно отозвалась девушка. Я уже был рядом с ней. Она почему-то сидела по пояс в воде и не двигалась. - Я застряла, - пробурчала она.
   Надо мной раздались едва слышные хлопки. Конечно, фоновые системы шлема был выкручены не на максимум - в противном случае я бы мог слышать легкие вздохи Блейдов как гром.
   - Что там? Почему? - спросил я, но и сам уже понимал в чем дело. Под водой была куча всякого хлама. Видимо от этого и глубина канала представлялась не такой большой - дно было завалило мусором.
   - Не знаю, левая стопа между чем-то.
   Времени разбираться не было, я просто окунулся под воду, приказывая костюму включить на висках моего шлема фонари. Вода, конечно, была чрезвычайно мутной, но с помощью концентрированных пучков света я все же мог разглядеть очертания ног Линдси и камней, а точнее бетонных плит. Между двумя такими и попала нога девушки. Попробовав дернуть её ногу, у менян ничего не получилось. Даже при помощи усилителей на руках. Да, хорошо попала девчонка. Требовалось использовать термопасту.
   Воздуха в моем костюме стандартно хватает на час. Поэтому выныривать мне не было не было необходимости. Термопаста, еще один незаменимый инструмент в работе десантника- маленький флакон с четко направленным распылителем. Он работал в любых условиях - в космосе, в воде, в воздухе, черт, наверное, даже в лаве или кислоте! Наносишь на поверхность, и жгучая смесь проникает во все поры, щели, микродыры соответствующего покрытия, а затем разбухает как тесто в печке. И от этого материал разрушается. Главное, конечно, не попасть на ногу Линдси.
   - Лин, я сейчас нанесу термопасту, не дергайся, - сказал я по личному каналу связи.
   - Скорей, Ут. Здесь повсюду что-то не то, - голос девушки дрожал.
   Отогнав от себя фантазии и мысли, я сосредоточился ровно на том, чтобы четко и правильно нанести термопасту на один из блоков. Лин, конечно, умудрилась в процессе распыления несколько раз дернуться, но четко сконцентрированная аэрозоль шла узким регулируемым потоком и не попала на девушку.
   - На счет три дергай ногой, - сказал я, убрав флакон. Терме обычно требовалось секунд пять на действие. - Раз, два...
   Блок треснул словно пенопласт и нога Линдси легко выскочила наружу. Следом я вылетел из воды и тут же увидел перед собой лебедку.
   - Хватайся! - крикнул я Линдси.
   - Я уже! - крикнула девушка мне почти сверху. Ей уже подавал руку Освальд.
   - Давай, Ут, скорее, - крикнул мне Джонни. Я задрал голову и увидел, что друг держит лебедку в руках. Видимо, тратить время на фиксацию он не стал. Да и зачем? Надо удирать!
   С помощью мышечных усилителей, я буквально взлетел по лебедке на тот берег и сразу же обернулся посмотреть, что мы оставили за спиной. И вновь оторопел - ничего. Только спустя несколько мгновений я понял, что музыка ужаса тоже закончилась - молчали все сканеры. Снова только битые обгорелые камни и тишина.
   - Сержант, почему вы еще не на точке сбора, забери вас всех Бездна? - нетерпеливо спросил капитан.
   - Она нас почти забрала, - сказал по местной связи Джонни.
   - Отставить разговорчики, - рявкнул Пес. - Товарище капитан, неизвестные сигналы пропали. Один из рядовых попал.... в неловкую ситуацию, потребовалась помощь.
   - Какая на хрен неловкая ситуация. Чтобы через минуту были на площади! - кажется, у капитана начали сдавать нервы.
   - Так точно, товарищ капитан! - рыкнул сержант - А ну бегом марш! Порядок тот же! Быстро!
   Уговаривать нас не требовалось. Все в сосредоточенном молчании постарались как можно скорее выполнить приказ. Все же теперь не я один что-то видел. Уже на бегу Линдси развернулась ко мне и послала воздушный поцелуй. Ну в смысле, с эмитировала его, приложив пальцы к нижней части шлема и как бы сдув затем с ладони свой знак внимания. Я не отреагировал. Пошла в задницу.
   На площади у памятной арки нас встретила шестерка бойцов лейтенанта Алина.
   - Ну что там? - по местной связи поинтересовался один из них.
   - Херня какая-то, - ответил ему Александр.
   Не успело наше отделение войти на площадь, как со стороны стоявшего на земле флаера отделилось несколько фигур в защитных комбинезонах научной группы и быстро направилось к нам. Кажется, одна из них почти бежала, другие едва поспевали за ней.
   Ученые были в шлеме, но в самом высоком среди них я сразу же узнал Олька. На его черном шлеме с большим защитным стеклом красовался перевернутая синяя стрелка - знал главного группы. Так мне как-то объяснял Джонни.
   Вырвавшаяся вперед была девушка. Во всяком случае по изгибам тела и характерным выпуклостям другой вывод сделать было нельзя. Она шла невероятно быстро, остальные яйцеголовые пытались её одернуть или даже остановить, кто-то крупный даже схватил её за руку, но она легко освободилась, дернув плечом. И эта девушка шла прямо... ко мне.
   Где-то в трех шагах от меня ученая взялась за шлем и потянула его вверх.
   - Нет! Стой! - раздался крик Олька по общим каналам связи. Но уже было поздно.
   Шикарные светлые локоны веером рассыпались по плечам девушки, а глубокие, почти как бездна, глаза устремились прямо на меня. Эви.
   - Снять шлем солдат, - строго сказала она.
   - Какова черта делает эта сумасшедшая? - взъярился Пес.
   - Ольк, что у вас там происходит, черт подери? - вмешался Каменотесов.
   - Товарищ капитан, одна из ученых просит моего солдата снять шлем, - выпалил сержант вместо азурянина.
   - Снять шлем солдат, быстро! - рявкнула Эви и, признаться, все мои сомнения сразу как исчезли, я просто решил сделать то, как она просит.
   - Утер, какого хрена? - взбесился снова Пес, но я уже отстегнул защитные клеммы, следом с шипением отключились кислородные провода. Еще рез мгновение я полной грудью вдохнул воздух старой родины человечества - Земли. Надо сказать, он показался мне совершенно свежим и даже мягким. Я привык совсем к другому. Может, азуряне бы не заметили разницу, но... не я.
   Эви подошла ко мне вплотную, взяла меня обеими руками за голову и внимательно и долго смотрела в глаза. Я не сопротивлялся, не протестовал - просто безропотно смотрел ей в глаза, она - мне.
   - Что происходит? Ольк! - расслышал я требовательный крик, когда Эви отпустила меня и отошла на несколько шагов. Мой взор был несколько рассредоточен, даже туманен какое-то время, но затем я увидел, что нас окружает гораздо больше человек в военной форме, чем было в моем отделении и у одно из них на шлеме гравировка в виде двух полосок. Насколько я помнил курс военной истории, знаки отличия и звания сохранились со времен военной России, но кое-что из американского опыта все же было воспринято.
   - Я спрашиваю, какого хрена? - ярился капитан по местной связи.
   Все, кроме нас с Эви, продолжали оставаться в шлемах. Однако один из самых высоких яцеголовых вздохнул и то же снял с себя шлем. Опустив его на уровень пояса, он посмотрел на блондинку.
   - Эви, что за фокусы? - спросил он. Его лицо ничего не выражало.
   - Капрал Утер снова видел её, - сказала она, продолжая смотреть на меня словно сканируя.
   Ольк перевел на меня взгляд. Я, наверное, очень хотел бы, чтобы в нем что-то выражалось, какая-то хотя бы эмоция. Пусть даже лютая ненависть, но ничего кроме безразличного холода я не мог прочитать в этих безусловно умных глазах.
   - Видел, - кивнул я.
   - И не только. Скажи им, - тон Эви тоже был спокойный, почти бесстрастный.
   Честно говоря, я замялся. Обведя взглядом окружавших меня товарищей, я не мог распознать их эмоций - за грозными выражениями шлемов могло скрываться все, что угодно. От осуждения до...
   - Утер, расслабься и просто расскажи, - сказала Эви. Её голос прозвучал так мягко и так успокаивающе, что все мои сомнения тут же испарились.
   - В общем... мы шли рядом с собором. Кажется, назывался он Исаакиевский. Там было много машин, все они были выстроены словно одна большая баррикада. В общем, Шлепа начал что-то изучать на одной из машин, я посмотрел в этой время в сторону и увидел окровавленного человека...
   Когда мой рассказ закончился, некоторое время все стояли в молчаливом оцепенении. Затем Эви перевела взгляд на Олька.
   - Алекс, нужно уходить с этой планеты. Её новые хозяева - не подвластные нашему пониманию сущности.
   - Ты хоть представляешь, что ты говоришь? Мы сейчас участвуем в одной из самых уникальных экспедиций за многие сотни лет! И ты собираешься убежать? Мне кажется, это неправильно. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы получить все максимально уникальные знания...
   - Люди пропадают, Алекс. И это только начало, - тон Эви неожиданно стал звучать металлом.
   - Не копайся у меня в голове, дорогая. Я все же не солдат Утер, - постучав себя по лбу пальцем, сказал азурянин. Меня тут же охватил жар гнева. Этот яйцеголовый напрашивается что ли? Стоявший рядом Джонни тут же положил мне руку на плечо, почувствовал мои эмоции.
   - Капитан, я думаю, нам необходимо развернуть здесь исследовательскую базу на несколько суток.
   - Если вы не заметили Александр, мы потеряли еще четырех человек... - несколько неуверенно начал возражать Каменотесов.
   - Вы можете заняться этой проблемой параллельно, - парировал Ольк. - Моя коллега Эви права, здесь происходит нечто странное, но только бесстрашие и любознательность позволили людям выйти за границы этого шарика и построить цивилизацию вдалеке от дома. Теперь нам надо понять, что уничтожило саму Родину человечества, чтобы то же самое не произошло уже в границах Конфедерации. Тем более, что в соответствии с полученными от капрала данными, природа гибели Земли была связана с вооруженным конфликтом.
   - Если вы не заметили, - снова повторил фразу Каменотесов, - уважаемый ученый, несколько раз на сканерах появлялись множественные сигнатуры. Тем более что мои люди вступили сегодня в огневой контакт. Сержант, что это было?
   - Я ничего не видел, - покачал головой Пес.
   - Это были... тени, - неуверенно сказал Джонни. - Они были словно сотканы из дыма или чего-то такого. Никаких явных очертаний.
   - Вы уничтожили хотя бы одну?
   - Я не помню. Кажется, я попадал в них, и они просто растворялись. Но все было слишком быстро и хаотично.
   - Понятно. Ольк, здесь явно что-то есть, и оно агрессивно, - с нажимом заявил капитан.
   - А разве не для этого вы все обвешаны сверхтехнологичным вооружением, капитан? Не думаю, что нам есть смысл возвращаться к разговору о том, что мы будем с вами докладывать в штаб. Организуйте базу, поставьте турели, а мы займемся анализами. Эви, а ты с этого момента говоришь только со мной. Никто от тебя и слова не должен услышать. Это понятно?
   - Да, - тускло ответила девушка и побрела в сторону эхоплана.
   - Капитан, - коротко сказал Александр Ольк и последовал за Эви.
   Каменотесов некоторое время молчал.
   - Командиры отделений ко мне. Сержант Громов, рассредоточьте своих людей по периметру до дальнейших приказов.
   - Есть товарищ капитан! - рявкнул Пес. - Все слышали приказ? Рассредоточиться двойками по квадрату. Утер, мать твою, надень уже хренов шлем. Вернемся на звездолет, ты у меня из сортиров не вылезешь!
  

Полковник Данилевский

***

   Когда гиперпрыжок закончился и инъекции стимулятора ввели в кровь необходимое количество бодрящего сознание коктейля, полковник Василий Данилевский первым делом вызвал на боевом мониторе информацию о состоянии своей эскадрильи. Все сто двадцать средних штурмовиков-истребителей были в порядке, все щиты включены на максимум, здоровье пилотов соответствовало ста процентам по показателям бортовых компьютеров.
   - Говорит полковник Данилевский. Эскадрильи Звезда-один выключить варп двигатели, перейти на семьдесят процентов мощности и начать перестраиваться в звенья. Звено один, капитан Фолс, как приняли меня?
   - Капитан Фолс на связи, принял вас хорошо, полковник, - раздался ответ, и на экране возникло изображение офицера в боевом шлеме с уже наброшенным щитком-экраном.
   - Занимайте левый фланг. Капитан Родригес, как слышите, прием?
   - На связи, полковник, - теперь уже с экрана на Данилевского смотрели голубые глаза совсем еще молодой девушки.
   - Капитан Родригес, вы будете на правом фланге, командуете вторым звеном, - молодая девочка была самым настоящим асом. У нее было почти десять тысяч часов налета, среди которых целая тысяча - боевых. Таких во всем Звездном флоте еще поискать надо.
   - Есть, полковник, - ответила капитан и опустила защитное стекло.
   - Лейтенанты Холмс, Иванов и Платонов, слышите меня, прием?
   - Так точно, полковник, - на экране возникло изображение сразу трех офицеров. Все в шлемах.
   - Отлично, вы под моим командованием в центре. Всем звеньям - после перестроения переходить на восемьдесят процентов мощности и держать курс на орбиту. Ждем полного выхода фронтовой группы и приказа от адмирала.
   Полковник глубоко вдохнул. Сегодня был очень необычный день. Впервые за всю свою жизнь он принимал участие в боевой операции целой флотилии! Третий ударный флот адмирала Венинга в срочном порядке был поднят по тревоге и переброшен в глубь системы к Альтермерии. Как доложил на брифинге помощник начальника штаба, у планеты возникла крупная группировка пиратов. Они даже совершили настоящее вторжение и уничтожили одну из колоний! Ставка Звездного флота приняла решение немедленно уничтожить противника, да так, чтобы другим подонкам неповадно было - силами целого ударного флота. Такой масштабной операции не было уже много сотен лет со времен Войн Рассвета и Двухсотлетней Войны. Даже война на Сайрусе и последующая операция "Слепая Ярость" не задействовали такие соединения для боя в космосе. Это были совершенно невероятные события.
   И полковник нервничал. Конечно, у него были боевые задачи, он уже не раз командовал сначала звеном, потом целой эскадрильей, встречался в бою с пиратами и прочими отбросами, но сегодня... В бою таких масштабов все должно быть продумано до мелочей, иначе какая-нибудь обычная случайность может привести к катастрофическим последствиям.
   Смотровой экран звездолета осветила яркая вспышка и автоматика за фетасекунды затемнила его, спасая глаза полковника от поражения лучами. На орбите Альтермерии взорвался большой корабль.
   Бирюзовая красавица-планета сверкала справа от корабля Данилевского в лучах изумрудной звезды-гиганта Долонова. Из-за особо сильной концентрации водорода в верхних слоях атмосферы материки планеты были сокрыты под мутной пленкой, не пропускавшей через себя отражения бесконечно красивой фауны зелено-фиолетового мира, росшего на мелком, словно мука от плетиницы, песке. Говорят, там был были замечательные курорты на берегу очень соленых и чистых морей, он которых проходят любые сыпи, грибки и прочая дрянь... Но главным образом, там была очень плодородная земля и множество равнин, распаханных фермерами.
   Последовало еще несколько вспышек.
   Данилевский вызвал экран локации и велел компьютеру предоставить информацию о происходящем на орбите. До планеты было достаточно далеко и отсвет небесного тела был слишком сильным, чтобы разглядеть на его фоне хоть что-то.
   Датчики сообщили о движении большого количества кораблей на орбите. Причем это направление было встречным, постепенно по двигающимся точкам и характеру их маневров полковник сделал совершенно определенный вывод - у планеты идет бой. На брифинге говорило о группе прикрытия, которая расположилась у орбитальной базы "Арго-6". Однако ничего не было сказано о том, что она начнет сражение раньше подхода фронтовой группировки.
   Полковник нахмурился. Конечно, в бою бывает всякое. Иногда не совсем удачное расположение кораблей приводит к непроизвольному соприкосновению враждующих частей, и битва начинается как логичное продолжение такого соприкосновения. В том числе не редкость, когда отдельные командующие решают нарушить приказ и действовать по своему усмотрению. Иногда это оправдано, иногда - исключительное следствие чрезмерных амбиций.
   Полковник также не исключал вариант, что пираты напали сами. Они уже показали, насколько могут быть дерзкими. Но в него Василий верил с трудом.
   Набрав код связи с группой прикрытия, полковник активировал ретранслятор высокой мощности, посылавший несколько разнонаправленных волн, что затрудняло определение источника направления сигнала для врага. Хотя штаб ничего не говорил о секретности их появления, лишний раз проявить осторожность не помешает.
   - Группа Эхо, говорит полковник Звездного флота Конфедерации Василий Данилевский, вызываю на связь командующего соединением.
   Буквально через пару секунд на экране появилось изображение человека в серой униформе со звездами адмирала на погонах. Немолодое гладковыбритое лицо выражало сосредоточенность - взгляд был направлен куда-то в сторону от переговорного экрана.
   - Говорит командующий группы Эхо Артемий Ладонежский. Что вы хотите, полковник? - спокойным тоном ответил.
   - Товарищ адмирал, мы передовое подразделение фронтовой группировки. Через несколько минут в систему Антига прибудут первые части третьей ударной флотилии адмирала Венинга. Перед нами поставлена задача атаковать и уничтожить вражеские корабли...
   - Думаю, вы опоздали, полковник, - спокойно ответил адмирал. - Враг час назад начал наступление на Арго-6. Мы приняли бой и в настоящий момент успешно развиваем контратаку. Восемь из десяти фрегатов противника уже уничтожены. Не менее десяти легких эскадрилий также. Мы тесним врага по всем фронтам. Впрочем, мы можем оставить вам кое-какие объедки. Поспешайте.
   Адмирал отключился.
   Василий присвистнул. Вот дела. Группа прикрытия разделывает пиратов как плазменный нож консервы, а Звездный флот бросил сюда целую флотилию... Странно это. Неужели у пиратов не выдержали нервы? Глупость какая-то.
   Тем временем на бортовых экранах машины появилось сообщение о появлении подряд сразу шести эскадрилий легких и средних звездолетов, а также входящих во фронтовую группировку пяти крейсеров - огромные продолговатые корабли, имевшие заострённую корму, на которой располагалось особо мощное плазменное и лучевое оружие, даже на сканерах выглядели внушительно. В хвосте корабля сверхтяжелых звездолетов располагалось целых семь двигателей, венчавших окончание корабля подобно лепесткам, каждый из которых был способен нести звездолет чуть ли не через всю систему. Помимо прочего посередине борта прикрепились бочкообразные генераторы энергетических щитов, способных принять на себя до миллиона мегатонн огня всех видов вооружений.
   Средние звездолеты класса штурмовик-истребитель представляли собой конусообразные конструкции, приплюснутые сверху и снизу с закрепленными на задней части кормы двумя основными двигателями и россыпью вспомогательных, позволявших совершать умопомрачительные маневры в любом положении и направлении. С боковых частей корабль прикрывали два щита-отражателя, под которыми закреплялись генераторы щитов, а также пусковые люки с торпедами малой и ракетами дальнего действия. Помимо прочего на носовой части штурмовиков-истребителей имелась лазерное и плазменное оружие. Фактически, корабли такого типа могли вести бой как на ближней, так и на средней дистанции, вполне составляя конкуренцию более старой модели корветов и даже представлять угрозу для фрегатов.
   Звездолеты типа истребитель обычно были небольших размеров и представляли собой трехкрылую машину с овалом по центру. Закругленные к задней части крылья двигались вокруг овала в зависимости от необходимых пилоту маневров и навигации вооружения - на концах крыльев располагались лазерные излучатели средней дальности, а также вспомогательные двигатели. Основной двигатель размещался в хвостовой части корабля - с задней части овала. На передней корме также имелось два плазменных излучателя для ближнего боя. Конструкция машины при должном искусстве пилота позволяла маневрировать даже в самой гуще боя, уклоняясь от вражеских атак. Конечно, даже у легких истребителей были щиты, но они могли выдержать не больше пары попаданий. Поэтому пилоту предписывалось в первую очередь избегать поражения своего корабля.
   При этом все эти корабли могли совершать межзвездные прыжки - различались лишь максимальные дальности. Легкие звездолеты обычно могли преодолевать расстояние между двумя системами или же внутри системы. Средние примерно также. Поэтому обычно для дальних путешествий использовали грузовые корабли, по старинке называемые авианосцами, и модифицированные линкоры и крейсеры, способные нести в себе помимо пехоты и десантников также легкие и средние звездолеты.
   Однако сейчас находившиеся не столько далеко от Альтермерии корабли, заранее выстроившиеся в боевые порядки, выходили к полю боя из гиперпрыжка самостоятельно.
   - Командиры эскадрилий, доложить обстановку, - прервал размышления Данилевского резкий и четкий голос адмирала Венинга. Командующий сам вел фронтовую группировку, поставив свой крейсер в первой линии.
   Василий был первым из вышедших из гиперпрыжка эскадрилий.
   - Товарищ адмирал, говорит полковник Данилевский, командир эскадрильи Звезда-два. Мы вышил из гиперпрыжка двенадцать минут назад и в настоящий момент находимся в девятисот сорока трех тысячах километров от орбиты Альтермерии и полумиллионе километров от точки соприкосновения с противником.
   - Мои сканеры сообщают о множественных пусках торпед и ракет, а также лазерных и плазменных импульсах в районе орбитальной базы Арго-6, - ответил командующий флотом.
   - Так точно, товарищ адмирал. Я связался с командующим группы Эхо, адмиралом Артемием Ладонежским. По его словам, противник атаковал расположение его частей, они приняли бой и в настоящий момент теснят противника.
   - Ах он сволочь! - выругался адмирал. Вообще, во всем Звездном флоте Венинг был известен как жуткий сквернослов и драчун. Говорят, он еще в бытность капитаном во время очередной стычки с пиратами ослушался приказа старшего офицера, повел свое звено в атаку и выиграл бой. Затем уже на базе при попытке командира отчитать его набил тому лицо, а военный трибунал полностью оправдал его действия, и Венинг даже получил награду за храбрость. Как такое стало возможным, до сих пор оставалось загадкой. Да и вообще об адмирале ходило множество разных слухов. - Они собираются украсть у нас победу! А ну-ка, полковник, и все остальные бездельники-командиры легких и средних групп, вперед! Дадим гадам прикурить!
   Василия прошибли легкие мурашки. Ну вот. Началось. Все так быстро, просто, без лишних размышлений и событий. К бою!
   - Внимание, Звезда один, - начал он командовать спокойным голосом, - переходим на форсаж. Двигаемся следом за группой легких истребителей, затем резко поднимаемся на тридцать градусов выше основной стратегической плоскости и далее следуем указаниям.
   Полковник параллельно своим словам отдал команды на приборной панели своей машине, и затем потянул оба джойстика на себя. Теперь все управление кораблем было в его руках и сознании. Истребитель-штурмовик будет выполнять все иные команды в соответствии заданными расчетами массы, скорости и навигации. Пилоту же остается только чувствовать ситуацию и вовремя направлять свою машину. С ней ему необходимо слиться мыслями и телом. Благо за все остальное может отвечать автоматика, если, конечно, РЭБ-атака не прикончит ее. Но от этого все же есть стандартная защита.
   Все сто двадцать звездолетов среднего класса синхронно двинулись в соответствии с волей полковника. Боевой монитор сообщил о начале движение других эскадрилий на сближение с противником. Всего девять эскадрилий, задача которых была сковать силы противника и позволить тяжелых фрегатам, следовавшим за штурмовикам-истребителям, и затем в последствии уже сверхтяжелым крейсерам нацелиться на наиболее важные участки боя: большое скопление кораблей противника или крупные, хорошо защищенные объекты. Так, во всяком случае было описано в теории и обычно отрабатывалось на практике... Однако самому полковнику привелось сражаться с легкими и очень редко - со средними кораблями пиратов. А так чтобы когда-то серьёзно потребовался фрегат... Ходили об этом только слухи.
   - Товарищ полковник, первое звено эскадрильи Звезда четыре пытается нас перегнать, они включили варп, - доложила капитан Родригес. Изображение её лица, сокрытого боевым шлемом, возникло в правой части боевого монитора.
   Пару минут Василий колебался.
   - Продолжить выполнение приказа, движемся на форсаже, - спокойным голосом в итоге приказал он. Нет, нет. Не до ребячества сейчас...
   - Но они украдут у нас... - начала было Родригес, но тут же запнулась. Горячая девчонка, заводная.
   - Вот именно, капитан, - хмыкнул полковник. - Судя по анализатору, в строю у противника осталось не больше сотни легких и средних машин и два едва живых фрегата... Нет славы в том, чтобы добивать раненного.
   Родригес промолчала. Данилевский хмыкнул: конечно, она была не совсем согласна с командиром. Эта дочь песков Солютиса обожала драки. Иногда казалось, что она находит истинное счастье только в момент, когда все вокруг взрывается и ревут пушки огромных звездолетов. А еще когда крошатся чьи-то зубы: девчонка была не обделена красотой, но почему-то совершенно не подпускала к себе мужчин. И совершенно не терпела наглых к себе приставаний. Во всем флоте адмирала Венинга всем было отлично известно, что к ней лучше не подкатывать. Хотя новички... для них устраивали специальный аттракцион, втихаря делая ставки: подойди, мол, к Родригес, если хочешь отлично провести время...
   Тем временем первые звездолеты Звезды четыре подошли на расстояние точного выстрела до противника, выпустив впереди себя дождь синих пучков из фронтальных бластеров. Сила такого оружия была не очень велика, призвана была в основном понижать мощь щитов вражеских кораблей, и обычно служила для последующего нацеливания ракет и лазеров более мощного калибра.
   В ответ часть машин противника совершила маневр уклонение, и зашла в правый край Звезды четыре, тут же обрушив на ближайших огонь лазеров. Пуски ракет сканеры звездолёта Данилевского не засекли. Наиболее вероятно, они просто кончились у противника в результате боя с группой прикрытия.
   Несколько звездолетов Звезды четыре вспыхнуло и разлетелось на куски. Данилевский прикусил губу. Ну вот, на пустом месте потери... Проклятье, он за всю свою карьеру потерял только одного пилота!
   - Капитан Фолс, включить варп и прикрыть правый фланг Звезды четыре. Близко не подходить - после возможности нацеливания ракет, применить их к действию, от ближнего боя уклониться, - приказал Данилевский.
   - Есть, товарищ полковник, - отреагировал Фолс и его звездолеты спустя несколько секунд рванули впереди всей эскадрильи Данилевского. Варп, конечно, еще не был даже скоростью света, но в сравнении с форсажем был в десятки раз быстрее.
   Тем временем еще несколько звездолетов Конфедерации погибли под огнем противника. Тот словно приобрел второе дыхание: их машины после недолгого боя в непосредственной близости от правого края эскадрильи конфедератов бросились в появившиеся бреши в порядках неприятеля и завертелись в невероятном танце в самой гуще эскадрильи Звезды четыре, уклоняясь от атак и заставляя пилотов своего врага ошибаться и даже стрелять по своим. Полковник поморщился. При таком раскладе его приказ не будет эффективен да и скорее принесет только вред. Когда враг уже внутри звеньев с расстояния и в такой гуще дружественных сил стрелять по врагу - это все равно что в толпе мирных гражданских открыть ураганный огонь по одному единственному противнику. Враг, скорее всего будет уничтожен, но такой ценой, что завтра же полковника отправят под трибунал.
   - Капитан Фолс, - не стал медлить Данилевский, - приказываю выключить варп и дожидаться остального звена. Дистанционное нацеливание на противника уже невозможно.
   - Вас понял, товарищ полковник, - бесстрастно отозвался Фолс.
   - Товарищ полковник, их фрегаты... - связалась Родригес. - Кажется, они пытаются покинуть зону боя и выйти на позиции, удобные для варпа.
   Данилевский сам уже начал чувствовать неладное. Легкие и средние звездолеты вцепились как в Звезду четыре, так и передовые части группы прикрытия с такой яростью, что силы Конфедерации фактически застыли на месте, стараясь справится с навалившейся на них угрозой. В это время два оставшихся в строю фрегата противника начали маневр отхода, яростно огрызаясь в сторону фрегатов и линкоров группы прикрытия маскирующими снарядами - против ракет, а также так называемыми отражателями - большими полотнами зеркального материала, которые выбрасывались в космос будучи внутри капсул, а затем раскрывались после автоматической разгерметизации капсул, и подобно парусам древних кораблей позабытой Земли плыли в вакууме, разве что не развиваясь на ветру, которого в холодной темной бездне, конечно, не было. Однако лазеры, попадая в такую материю, просто рикошетил в сторону. Отличная защита, лучше любых электромагнитных щитов, постепенно разрежавшихся при попаданиях. Однако со всех сторон такими парусами не прикроешься.
   Данилевский размышлял несколько секунд. Его эскадрилья шла следом за Звездой четыре, и именно ей имело смысл идти на перехват вражеских фрегатов. С другой стороны, мощности его орудий вряд ли хватит для того, чтобы уничтожить два фрегата, пускай даже и подбитых в бою. Успеют ли подоспеть фрегаты или крейсеры Конфедерации? Не факт. А вступать в безнадежную драку, чтобы потерять половину личного состава и с позором отступить в планы полковника точно не входило. Однако оставаться сейчас в бездействии - точно струсить. В подразделении пойдут нехорошие разговоры. И главным источником недовольства будет Родригес, с которой у Данилевского в принципе непростые отношения. Хотя она иногда даже заигрывает с ним, но чуть ли не каждый день пробует на прочность его авторитет. Бездна! Времени думать больше нет. Запрашивать Венинга тоже бессмысленно - этот сорвиголова ясно дал понять, что всю славу группе прикрытия отдавать никто не имеет права.
   - Говорит полковник Данилевский, - суровым тоном начал командир по внутренней связи своего подразделения. - Эскадрильи Звезда один включить варп двигатели, принять движение на пятнадцать градусов по правому краю и нацелиться на отступающие фрегаты противника. Задача: достигнуть максимально доступной зоны ведения дистанционного огня и осложнить противнику отступления до подхода основных сил. Выполнять. Капитал Фолс, вам вернуться на левый фланг.
   - Есть, - также спокойно и бесстрастно отозвался пилот.
   Эскадрилья начала быстрое и в то же время плавное, почти синхронное перестроение, затем на секунду зависла, а следом сверкнула синим пламенем варп двигателей, понесших боевые машины наперерез почти ушедших из зоны боя Арго-6 фрегатам врага. Странно, но только в момент варп броска полковнику пришли мысли, откуда у пиратов... фрегаты. Конечно, всякие слухи ходили, но сам никогда не видел ничего сложнее, чем обычный корвет - машина среднего класса, приближенная к тяжелым по количеству вооружения, но слабая по броне и защитным системам.
   Боевой монитор выдал расчеты наиболее доступной точки ведения огня из лазерных турелей. Полковник приказал подчиненным выйти из варпа, поправить ряды, и выбрать цели. Прошло всего несколько десятков секунд, ситуация на поле боя еще не успела основательно измениться. Фрегаты пиратов все также отбивались от атак группы прикрытия и совершенно не были защищены с флангов.
   - Звезда один, приказываю начать атаку, - коротко распорядился Данилевский и приказал своей машине открыть огонь.
   Красные тонкие линии лазера, разрываемые только на момент секундной "передышки" генерирующего луч оборудования, подобно осеннему ливню на Азуре обрушились на два овальных тела из металла и нанопластика. Если бы машины не были защищены магнитными щитами, корабли противника прожгло бы насквозь. Однако щиты фрегатов в ответ вспыхнули сине-зелеными куполами, поглощая мощь лазеров. Теоретически, для пробития щита необходимо перегрузить генератор - он потеряет возможность поглощать входящую энергию и просто на просто перегорит. Чтобы избежать этого, кораблю необходимо маневрировать, разорвать дистанцию с врагом, либо уничтожить атакующего, чтобы дать возможность генераторам "переварить" входящий урон и восстановить способность щитов поглощать новый.
   Фрегаты приняли несколько залпов эскадрильи Данилевского прежде чем ответили огнем бортовых бластеров. Достаточно грозное оружие для средних звездолетов - пару попаданий из таких пушек и машина Данилевского превратится в облачко пара. Однако раскаленная плазма куда медленнее лазера, а корабли Данилевского находились на приличном расстоянии, чтобы успеть сманеврировать.
   - Уклоняемся, - коротко сообщил полковник, уводя свою машину из-под ярко-бирюзового шара плазмы, а затем подныривая под другой. Быстро кивнув взгляд на дисплей состояния группы, Данилевский удовлетворенно кивнул. Пока все действуют четко.
   Между тем фрегаты, сделав несколько бесполезных залпов в сторону кораблей Данилевского, решили сделать резкий маневр, ринувшись резко вниз по отношению к плоскости эклиптики, а затем в сторону. Их турбины засверкали с такой яркостью, что стало ясно: капитаны судов готовы сжечь двигатели, но всеми доступными способами уйти из-под огня.
   - Звезда один, преследуем, - приказал Данилевский. - Держим дистанцию.
   Однако маневр фрегатов вышел им боком - до этого они удачно закрывались от огня группы прикрытия, однако теперь, они подставили и корму, и борта под огонь как группы прикрытия, так и Звезды четыре. Очень скоро очередной залп не встретил сопротивление щита и прожег оболочку одного из звездолетов.
   - Есть! Есть попадание! - возбужденно вскричала Родригес. Данилевский хмыкнул: да, по-настоящему жаркая женщина. Пламя...
   Фрегат несколько раз дернулся, словно в конвульсиях. Наверное, пилот уже в агонии сознания пытался хоть что-то сделать, но у него не вышло: сначала несколько ракет, долетевших из группы прикрытия, а затем целый поток лазерных лучей Звезды четыре разорвали в клочья один из фрегатов - он беззвучно вспыхнул в холодной бездне, разлетаясь на пылающие обломки.
   - Да! Да! Юххууу! - закричала дочь Солютиса.
   - Отставить, капитан Родригес, - стараясь казаться как можно более серьезным, приказал Данилевский.
   - Да, есть. Мы сбили его! - все также на эмоциях ответила девушка. Полковник покачал головой.
   - Весь огонь сосредото... - начал было отдавать распоряжение Данилевский, но тут его машину ощутимо тряхнуло. Бортовые компьютеры выдали сообщение о уменьшении защиты щита на тридцать процентов! Срочно сверившись с показаниями боевого монитора, полковник почти интуитивно отдал команду на уклонение, и следующая ракет прошла мимо него, но попала в машину другого пилота.
   - Полковник, нас атакуют средние истребители врага! - доложил Фолс, в его голосе слышалась тревога. - Они возникли из... из...
   - Из неоткуда, - договорил за него полковник, уворачиваясь от очередной ракеты и наводя прицел на одну из машин противника. Не медля более, Данилевский отдал мысленный приказ своего кораблю нанести по врагу удар лазером и бластером. Пушки беззвучно полыхнули огнем в холодной пустоте космоса и корабль противника вспыхнул. Странно, с такого расстояния его должно было разнести на куски. Но он загорелся и начал неконтролируемое сваливание. Пилот вполне мог быть еще жив. И это пиратский корабль?
   - Товарищ полковник, их становится больше, они атакуют нас с фланга, - доложил Фолс.
   - Уклоняемся на тридцать градусов вправо, держать строй, не рассыпаться, отвечать огнем, - приказал Данилевский. В тот же миг боевой информатор доложил о потере одной из машин.
   - Проклятье, Дейв сбит! - заорала Родригес. - Чертовы ублюдки.
   - Отставить разговоры, выполнять команду! - рявкнул Данилевский, снова закладывая очередной пируэт и уходя от ракеты. Боевой информатор пискнул - вторая машина из его эскадрильи погибла. Вот это да...
   - Их становится все больше! У меня на мониторе уже почти две эскадрильи, они пытаются навязать ближний бой! - Фолс начинал терять самообладание, полковник чувствовал это в его начавшем подрагивать голосе.
   - Не сближаться, уходим крылом в сторону на соединение на Звездой два - крикнул Данилевский, и в тот же миг его машину тряхнуло так, что в глазах полковника потемнело, а системы пожаротушения завизжали сигналами тревоги.
   - Проклятье, полковник сбит! Полковник сбит! - теперь уже завопил в панике Фолс.
   Данилевский же видел только размытую пелену перед глазами. Кажется, его хорошо контузило. Почему-то не сработал медпак и не вколол ему стимулятор... неужели такие серьезные повреждения? Корабль вертит... Запах дыма. Боже, да он как мишень в тире. Нужен стимулятор, стимулятор, черт бы вас побрал! И неожиданно на него словно обрушился холодный душ - зрение вернулось, мысли прояснились. Стимуляторы все же сработали.
   В считанные секунды он просканировал состояние корабля. Щиты слетели, в правой части пробоина, ремонтные дройды наскоро залатали её, но с такими повреждениями прямая дорога в доки, а не в бой... Однако сейчас вокруг кишел кромешный ад: неожиданно маленькая группка врага, отчаянно сражавшаяся вместе с группой прикрытия, подобно рою насекомых расползлась по всему сектору боя. И теперь с остервенением вгрызалась в порядки флота Венинга.
   Пока Данилевский пребывал в отключке, его отнесло значительно в сторону от его эскадрильи. Враги не стали его добивать, скорее всего приняв пожар на борту в качестве критического поражения машины, и переключились на другие цели. И действовали весьма эффективно. Боевой анализатор выдал информацию о потере десяти машин. Десяти машин! О, Бездна! Что же будет полковник писать их матерям?! Оживший кошмар!
   - Говорит полковник Данилевский, - начал было командир, но не получив в ответ никаких сообщений от подчиненных, быстро понял, что система связи повреждена. Беда, так вообще не повоюешь.
   Проверив двигательную системы, полковник убедился, что она в порядке. Вооружение тоже. Щиты не успели перезагрузиться, и вряд ли уже успеют. Между тем, его эскадрилья, находившаяся на переднем крае, все же увязался в ближнем бою, и несла потери. Враг действовал значительно более искуснее на такой дистанции. Зато сам Данилевский сейчас был в тылу врага. Этим можно было попробовать воспользоваться. Конечно без щитов при любом попадании его корабль разорвет на куски, но если найти удачную позицию, можно несколькими точными выстрелами внести сумятицу в стан врага.
   - Это адмирал Венинг, - на боевом мониторе возникло напряженное и раздраженное лицо адмирала. Ага, значит флотская связь все же есть. Скорее всего односторонняя. - Приказываю отбросить противника в сторону Арго-6. Вместе с группой прикрытия мы зажмем врага в тиски.
   Да, легче сказать, чем сделать. Рой вражеских легких и средних истребителей и корветов находился на очень близком расстоянии от штурмовиков-истребителей конфедератов и почти полностью лишал более тяжелые машины последних вести прицельный огонь, не опасаясь задеть своих.
   После нескольких безуспешных попыток связаться со своими, полковник принял для себя решение. Хотя оно было вразрез со здравым смыслом и всеми инструкциями, Данилевский направил свою машину в тыл гарцующего вокруг его эскадрильи врага. Тот настолько был увлечен ближним боем, что вряд ли оценивал в насколько удачной позиции оказался полковник Конфедерации. А тот, подойдя на дистанцию максимально эффективного огня бластеров, зашел в хвост двум ближайшим звездолетам и открыл огонь из всех орудий. Два корвета противника вспыхнули и разлетелись облаками газа. С их уничтожением, Данилевский попал словно в центр торнадо - вокруг него мельтешили звездолеты противника, а он был в безопасной лагуне. Оттуда-то он и открыл огонь по всем ближайшим противникам. Признаться, он и сам не ожидал, что атака получится столько удачной - четыре машины были сбиты, еще две повреждены.
   Тем временем сканеры сообщили о выходе из гиперпространства корабля класса "Титан" Звездный Мамонт. Конечно, в бою с легкими и средними кораблями на ближней дистанции вряд ли чем-то поможет, но психологически действует прекрасно - словно на сканерах рядом с Альтермерией возник искусственный спутник.
   Однако сейчас это безразлично для полковника. Бешено маневрируя, рискуя в любой момент разлететься на атомы, Данилевский поймал свой азарт боя, и нес смерть в рядах врага. Как он и ожидал, начавшая развиваться не по плану ситуация, сбила противника столку. Какой-то один средний звездолет неожиданно внес диссонанс в столько детально продуманную картинку боя, и вот уже корабли эскадрильи Данилевского начали теснить неприятеля, заставлять его ошибаться, терять ритм и маневренность.
   А полковник тем временем сбил еще четверых, прежде чем его команда, видимо, пытавшаяся до этого безуспешно связаться с ним, ринулась на его защиту, прикрывая собой пускай и удачливый, но совершенно беззащитный корабль командира. В одном из защищавших, Данилевский узнал машину Родригес. Только у этой бешенной женщины нос корабля украшал рисунок клыков.
   И вот целая связка из десяти звездолетов, словно соединенный невидимой цепью, синхронно и убийственно точно двигались в рое врага, сминая его порядки. Следом прикрывала остальная часть эскадрильи. Враг нес потери и с левого фланга начал откатываться в сторону.
   Параллельно в центре и на правом фланге боя к средним звездолетам подошли фрегаты и крейсеры. Венинг не был бы Венингом, если б не рубил врага со всего размаху. Понимая, что вести дистанционный обстрел противника будет сложно, адмирал приказал тяжелым и сверхтяжелым кораблям войти в непосредственное соприкосновение с противником и уже там, в ближнем бою, дать отведать им всего массива вооружений. Так и получилось. В считанные мгновение несколько десятков звездолетов врага сгорело в буйстве дикого пламени.
   Но враг и не думал сдаваться. Сканеры в очередной раз пискнули, сообщая о появлении новых объектов, и на экранах появились точки тяжелых звездолетов. Фрегаты, крейсеры и даже корабли типа линкор! И это пираты? Что вообще происходит? С кем идет бой?
   Данилевский хотел было приказать маневр уклонение, но тут же вспомнил о неработающей связи. Проклятье, нужно уводить в сторону эскадрилью, сейчас враг даст из всех стволов!
   Резко бросив машину вверх, полковник заложил мертвую петлю прямо перед носом одного из фрегатов "пиратов", уводя своих с линии огня. Благо всех пилотов гоняли нещадно, уча действовать слаженно как единый организм. В противном случае никто бы не пережил момент, когда фрегат противника обрушился огнем на ближайший крейсер Конфедерации - мощь лазеров и бластеров вперемешку с ионным излучателями и ракетами разорвали бы на куски всю эскадрилью Данилевского. Но вместо этого его машины оказались сверху вражеского корабля и после первого залпа полковника, и их лазеры подобно ливню застучали по щитам врага.
   Поняв, что дело пахнет жаренным, фрегат "пиратов" начал уклоняться от боя, уходя под уклоном вниз и в сторону, но слабое место заметил другой фрегат Конфедерации вместе с группой корветов-перехватчиков. Под их добавочным напором щиты врага лопнули, и следом яркая вспышка взрыва озарила все поле битвы. Автоматика затемнила смотровой экран звездолета Данилевского, но тот уже внимательно изучал картинку боя на боевом мониторе.
   Несмотря на дерзкое и совершенно невероятное появление противника из ниоткуда, его силы значительно уступали силам Конфедерации. После первых минут сражения стало ясно, что долго "пиратам" не продержаться. Флот Венинга всей мощью навалился на куда более редкие порядки противника и теперь нещадно давил. В особенности этому способствовал огромный Титан, который чуть ли не тараном несся на встречу противнику, поливая его из тысяч пушек мелкого и среднего калибра. По меркам Титана, конечно.
   С учетом обстановки, враг начал откатываться прочь от Альтемерии. И очень скоро принялся формировать защитный арьергард. Это первый признак отступления. Очень скоро включатся варп двигатели и следом последует гиперпрыжок...
   - Внимание! Зафиксирован выход из гиперпространства массивного объекта, - заявил компьютер корабля Данилевского электронным голосом. Ничего себе. Такие голосовые предупреждения появляются, если нестись в огромный астеройд или планету на варпе. Обычно просто символьные обозначения на сканерах, а тут...
   Боевой монитор дернулся рябью, а затем выдал объект. Данилевский не поверил своим глазах и уставился в смотровой экран. Бездна! Да там пространство исказилось под силой гравитации огромнейшего корабля, чуть ли не в два раза превышавшего размерами Звездного Мамонта! В следующий миг огромная машина со всех стволов ударила по порядкам Конфедерации и смотровой экран корабля Данилевского стал совершенно темным, закрыв глаза пилота от вспышек множества взрывов. Боги, да кто же это?!
  

Снежинка

***

   Волной близкого к штурмовику Валерии взрыва машину девушки ощутимо тряхнуло. Автоматика пискнула, сообщая о неисправности системы климат-контроля в салоне. Ничего, это еще можно пережить. Гораздо хуже, что у щитов осталось всего двадцать процентов и бортовой конденсатор не успевает перезарядить батареи. Хватит одного попадания из бластера, чтобы отправить молодого пилота Валерию к предкам. Но это еще пусть попробуют.
   Штурмовик Снежинки вертелся среди порядков конфедерации как заведенный - к такой тактике боя конфедераты явно не привыкли, часто ошибались, причиняли вред сами себе. А Валерия сеяла смерть среди врагов. Её подразделение Клинок-1 за считанные мгновения (хотя прошло не меньше получаса) уничтожило почти тридцать машин противника, прежде чем откуда не возьмись в тылу Клинка-2 появился одинокий корабль и стал действовать против избранной тактики так умело, что смешал порядки.
   Валерии пришлось перестраивать бой на ходу - попытки уничтожить наглеца не удались, его соратники прикрыли его со всех сторон и буквально как секатор отсекли разные части подразделения Клинка-2 и Клинка-1, смешав строй и нанеся болезненные потери. Рыцари, несмотря на их высокий дух и силу, были близки к панике.
   Но затем пришло подкрепление. Враг не ждал его появления, как и возникших из ниоткуда эскадрилий штурмовиков Лиги. Еще бы! Новые стел-системы позволяли почти полностью обходить "самые современные" системы обнаружения Конфедерации и даже скрывать целые флоты под носом у заносчивых глупцов. А они были такими остолопами, что сами с большим удовольствием лезли в самую ловушку. Да еще как занзиры расправили свои перья, красуясь и надеясь задавить всех вокруг собственным пафосом!
   Несмотря на тяжелые потери и отход под натиском конфедератов, все складывалось так, как и предполагал лорд Вартис. Надменные глупцы Конфедерации были настолько предсказуемы в своих действиях, что даже обычный сквайр предугадал бы все шаги этих безмозглых баранов.
   Сначала они бросают целый флот туда, где спокойно справилась бы группа прикрытия, так легко и просто разобравшаяся с авангардом лорда Вартиса, а теперь они целым флотом давят совершенно ничтожную группу кораблей, почти полностью потеряв боевой порядок. И ко всему прочему притащили Титана. Что ж... Все именно так.
   Когда система навигации сообщила о приближении дредноута, Снежинка вела бой как раз неподалеку от выхода гордости Лиги из гиперпространства. Ах, как сердце забилось в её груди! Какое ликование, какая истинная, неподдельная радость! Кажется, даже слёзы навернулись на глаза... Она даже не могла себе представить, что испытывали сейчас другие рыцари, более опытные и повидавшие времена унижения Лиги. О! Как бы ей хотелось сейчас увидеть лица надменных конфедератов. Наверное, они остолбенели от страха и ужаса. Надо же! Никчемные пираты отстроили корабль, превосходящий их в разы!
   Огромная, в несколько десятков квадратных километров овальная капсула, светящаяся миллионами огней, венчалась огромной короной из четырех термонакопителей, способных фокусировать из нескольких лучей пучок чудовищной разрушительной мощи. Несколько десятков тысяч двигателей, защищаемых бронированными капюшонами, были способны нести дредноут даже в варпе - этому кораблю в отличие от титанов Конфедерации было не обязательно двигаться только на форсаже или посредством гиперпрыжка. А что уж говорить о вооружении. Почти сто тысяч лазеров и бластеров, ракетных установок и даже обычных крупнокалиберных пушек покрывали все тело дредноута. Миссия Возрождения, таково было его название. Да, именно возрождение человеческой расы из отстойника Конфедерации. Из этого мусора самых низменных человеческих страстей...
   Только выйдя из гиперпространства, дредноут нанес удар. Первые же выстрелы из тысяч лазеров превратили в газ и ошметки несколько крейсеров и фрегатов Конфедерации. Количество уничтоженных корветов и так называемых штурмовиков-истребителей (по мнению Валерии, разницы между штурмовиками Лиги и этими кораблями не было никакой, лишнее в названии) вообще не в счет. Следующие несколько выстрелов превратили в пар и газ уже два ближайших линкора, неуверенно огрызнувшихся ракетами по дредноуту - его щиты лишь кисло вспыхнули, поглощая силу взрывов.
   Но тут уже вмешался Титан Конфедерации. Он был гораздо меньше дредноута, но сам по себе, конечно, имел весомое вооружение. Тысячи ракет и лазерных лучей впились в щиты Возрождения, но... лишь подобно каплям дождя бессильно разбились о защиту.
   Валерия ликовала!
   - Клинок-1, слушай мою команду, - обратилась Снежинка к своему подразделению по внутренним каналам связи. - Цель - правый фланг противника, ближайший фрегат. Нанесем им как можно больше урона!
   - Слушаем и повинуемся, госпожа! - раздался слитый рев рыцарей по радио и остроконечные треугольники штурмовиков подразделения Валерии вспыхнули огнями варпдигателей.
  

Полковник Данилевский

***

   Назвать это шоком значит не сказать ничего. Полковник глядел в смотровой экран и не мог ничего с собой поделать. Невероятно огромный, превосходящий все существующие у Конфедерации виды Титанов, корабль вершил суд над флотом Конфедерации. Тяжелые и сверхтяжелые корабли разом пропадали с экранов, сгорая вместе с многочисленной командой. Тысячи, нет, десятки тысяч военных конфедерации погибали сейчас на глазах полковника. А он даже не мог связаться со своей эскадрильей, черт бы всех побрал!
   Титан Конфедерации ответил невероятному гиганту пира... нет. Неизвестных. Так будет правильнее назвать тех, с кем сейчас была битва на орбите Альтермерии. Бездна! Что же за чудовищный эксперимент решили поставить старики-командиры Конфедерации? Скольких же молодых ребят они сегодня отправили на верную смерть...
   Тем временем сканеры выдали сообщение о маневре обхода одной и групп противника. Это были средние корабли типа истребителей. Штурмовиками их всемирная база данных - стеллапедия - называть категорически отказывалась. Даже приписка была - отсутствует возможность ведения боя с тяжелыми кораблями. Ну да, конечно. А вот машина полковника прям-таки страшный враг фрегату. Если удачно повертеться, пару минут прожить можно, даже существенно снизить заряд щитов. Но не более.
   Однако эти истребители очень неплохо расправлялись со средними кораблями Конфедерации. Поэтому стоило все же не допустить удачного маневра Неизвестных. Вряд ли это была какая-то ловушка... Все ловушки сегодня уже захлопнулись.
   Не имея возможности отдать прямой приказ своему подразделению, Данилевский попросту направил свою машину на встречу врагу. Его бойцы после непродолжительной паузы последовали за ним. Его бойцы. Из них боевой монитор насчитывал едва ли половину. Индикаторы пятидесяти с лишним машин погасли... Сейчас, когда в крови пульсируют стимуляторы и жилы переполнены адреналином, адекватно оценить произошедшее не удается. Да и какие тут мысли? Осталось всего несколько секунд до соприкосновения с противником и сам Данилевский вполне может пополнить некролог сегодняшней схватки с... Неизвестными.
   Выйдя на дистанцию прицельного огня лазеров, полковник выбрал первую же цель и приказал вооружению своего корабля немедленно начать атаку. Лазеры рассекли темную ткань космоса и ударили по машине противника, попадание было сто процентным, а щиты неприятеля явно были не заряжены - последовала вспышка, и машина противника разлетелась на куски. Следом строй эскадрильи Данилевского накрыл плотный поток ракет. Некоторые из них сбила система проактивной защиты, выстрелив в ответ мелкой россыпью бомб, от других большая часть машин из группы полковника уклонилась. И тут же ответила ярким букетом из сгустков бластеров и лазерных пушек.
   Данилевский сразу же понял, что враг снова решил применить свою излюбленную тактику ближнего боя. Поэтому снова выстраивать своих бойцов в ряд для битвы на дистанции он не собирался. Вместо этого, он заложил крутой вертикальный вираж, увлекая за собой своих подчиненных, а затем штопором обрушился на порядки врага, не забывая поливать всех противника из бластеров и добавляя оставшимися ракетами.
   Противник снова оказался не готов к такой смене тактики, потерял скорость, замешкался, а затем вообще рассыпался на мелкие группы, неуверенно огрызаясь редкими выстрелами. Только небольшой отряд машин, ведомых подобно тактике Данилевского, очень упертых и злых, сбив несколько кораблей Конфедерации, на некоторое время все же навязала ближний бой машинам Данилевского. Но вскоре три из них было сбито, еще две серьезно повреждены и отступили... Самый юркий же попался на прицел полковнику.
  

Снежинка

***

   Пот ручьями струился по лицу. К сожалению, гидросистемы костюма пилотов Лиги были далеки от технологий Конфедерации, и не справлялись с проявлениями биологии человека так, как хотелось бы... Особенно когда наглый конфедерат очень умело разбил твое подразделение, а теперь висит на хвосте. И очень, очень точно стреляет...
   - Внимание, говорит лорд Вартис, - изображение мужественного лица появилось на центральном экране, но у Валерии не было времени им полюбоваться - требовалось крутиться как можно активнее, а то... - Приказываю всей флотилии А начать отступление. Группе Шесть и группе Восемь приказываю организовать оборонительный арьергард до момента выхода в гиперпространство Миссии Возмездие.
   Сделав петлю, Валерия наконец-то вырвалась из прицела дерзкого конфедерата. Как оказалось, в этом ей помог кто-то из своих, удачно подстрелив противника и сбив с линии. Однако погиб ли пилот, выяснять у Валерии не было. Требовалась начинать отход.
   - Клинок-1, маневр уклонение на шестьдесят градусов, - отдала приказ Валерия, - выходим к группе Восемь, формируем рваный ряд, не сосредотачиваемся. Стряхнуть с себя последних конфедератов.
   Пока остатки подразделения с трудом выполняли приказ, Валерия старалась быстро оценить оперативную обстановку: Миссия Возмездие справилась со своей задачей на все сто процентов. Судя по горящим обломкам и все новым вспышкам, огромное количество тяжелых и сверхтяжелых кораблей конфедерации навсегда стали космическим мусором. Однако Титан конфедератов все же выжил, хотя и отплевывался огнем из ран в своем корпусе. Но не отступал и продолжал сражаться.
   Дредноуту Лиги тоже досталось. К сожалению, врагов было чудовищно много, и даже для такой огромной и мощной машины как Возмездие, сдержать их совместный натиск было чрезвычайно сложно. Тем более что почти все сверхтяжелые корабли сосредоточили огонь на Возмездии, как и Титан Конфедерации.
   Однако дредноут своим появлением спас многие корабли Лиги от участи быть раздавленными числом конфедератов. За время, пока крейсеры и линкоры Конфедерации палили из всех стволов по Возмездии, корабли Лиги поменьше расстреливали врагов как сквайры мишени в тире. Сколько сегодня погибло пилотов сумрачного мира? Тысяча? Две? Десятки тысяч?
   Впрочем, сам по себе резонанс сегодняшнего боя конфедераты вполне могли бы затереть. Их власть над медийным пространством, интравебом и мнением обычных супостатов было просто колоссальной. Они уже десятки лет убеждали миллиарды людей в том, что на Солютисе происходят восстания недовольных шахтеров, что рубежи Конфедерации тревожат какие-то пираты, а в Галактике нет никого и ничего больше, кроме вездесущей Конфедерации.
   Однако битва на орбите Альтермерии - всего лишь пролог. Самое важное сейчас происходит на Сайрусе. Именно туда высаживаются пехотные бригады лорда Вартиса. Теперь это совсем не то, что было в прошлый раз. Это будет не простая попытка зацепиться. Лига вступила в полномасштабную войну с Конфедерацией и предъявила свои права на планету. Конфедераты некоторое время продержат молчание, но данные о потерях и боях на планете все же заставят жителей задуматься...
   О чем? О том, что Конфедерация - это еще не вершина развития. Эта самая главная мысль, которую необходимо донести до обрюзгшего населения Конфедерации. Что есть иные цели и иные правила жизни. И что Титан - это не предел мечтаний.
   Жалкие остатки группы Валерии наконец оторвались от кораблей противника и заняли позиции на фланге отступающего флота Лиги. Остатки крейсеров прикрывали отходящий в зону гиперпрыжка дредноут. Попытка перехватить его силой десятка линкоров не удалась - Возмездие бросило в их сторону стазис поле, раскрывшееся в нескольких сотнях километрах от звездолетов многокилометровой стеной - кораблям пришлось резко расходиться в стороны, уворачиваясь от столкновения. Один из кораблей, шедший в авангарде, не смог завершись маневр, и по касательной задел стену. Надо сказать, без щитов, корабль бы снес себе половину корпуса. Здесь же помогло защитное поле, приняв на себя большую силу удара. Однако в атаку уже линкор пойти не смог.
   Эта уловка дала дредноуту время на отход. С трудом сдерживающие натиск конфедератов крейсеры перешли от пассивной обороны к отступлению, выстрелив в сторону врагов защитными парусами и фальшгранатами. Попытки догнать отступающих были несколько раз отбиты героическими жертвами со стороны рыцарей Лиги. Валерия участвовала одной из них и оставила в этом бою почти все, что осталось от её группы. Конечно, это были ужасные потери, но ни один погибший сегодня пилот не погиб зазря.
   - Всеобщее отступление. Переходим в гиперпространство, - последовал короткий приказ лорда Вартиса.
   Валерия передала мыслительные команды автоматике и откинулась в кресле. Через пару мгновений медпак погрузит её в сон на время гиперпрыжка и она очнется на базе. Уже там можно будет подумать над тем, что произошло... И немного передохнуть в биокамере. Привести мышцы в порядок. Мысли тоже. Да, мысли...
   Корабли Лиги под вспышки взрывов и росчерки лазеров начали постепенно покидать поле битвы. Сокрушенные и выбитые из колеи конфедераты сделали слабые попытки помешать им, но ничего толком не достигли, только несколько раз нарвались на стазис поля и арьергардные заслоны. Спустя двадцать минут бессмысленных дерганий, адмирал Венинг приказал отставить преследование. Тем более, что навигационные системы не смогли распознать направление прыжка противника.
   В холодной пустоте космоса остались только останки сотен кораблей и замерзшие тела погибших пилотов.
  

Макс Сайбер

***

   - Когда в небо взлетит сигнальная ракета, мы поднимемся на поверхность и пойдем в бой, - говорил старый ветеран, испещрённый шрамами. Его волевой квадратный подбородок в этот момент практически не двигался. Как ему удавалось выговаривать слова было не очень понятно, но выглядело это внушительно. - Никто не имеет права сдаваться или отступать. Честь для рыцаря - превыше всего. Оставьте все то, что вы когда-то знали в своей прошлой жизни у конфедератов. Вы присягнули на верность новому порядку. И теперь вы должны эволюционировать, стать выше того, чем вы были...
   Макс мелком оглядел стоявших с ним в одной шеренге оборванцев - почти все грязные, немытые, с гноящимися ранами на лицах и руках, у кого-то обычные перевязки на конечностях из тряпья, что было под рукой. Но в глазах - азарт и огонь. Эти вчерашние фермеры, мальчишки... А теперь почти рыцари! Глупцы... боги, почему же люди так хотят быть глупыми?
   - Наша цель - уничтожить колонну и отступить. Помните об этом. Бессмысленно геройствовать - это еще хуже, чем трусить. Ваша задача - выполнить задачу и сохранить боеспособность. Сила и честь! - на последних словах ветеран мощно хлопнул себя правым кулаком в грудь.
   Толпа оборванцев хором повторила "Сила и честь!" и отсалютовала в ответ тем же жестом. Все делали с энтузиазмом. И фанатичным упорством, надо сказать. Макс старался не отставать, хотя все происходящее казалось ему комедией.
   Надо сказать, чт,о начиная с самых первых дней его тайного задания, Макса не покидало два чувства - всепроникающий страх быть раскрытым и ощущение бреда творившегося изо дня в день. Немытые, вечно грязные партизаны, которые даже за чаем произносят высокопарные фразы, поступающие из неотесанных фермеров новобранцы, которых совершенно легко и непринужденно "обращают в свою веру" вытесанные из камня "рыцари", а также смерти одна глупее другой под бомбами и пушками Конфедерации. Бездна! За все годы своей службы в Звездном флоте Конфедерации Макс не видел столько смертей. А здесь к этому уже относились как завтраку. Постоянная вонь разлагающихся тел, грязь, гной, болезни. Все это ежедневная обыденность воющих на Сайрусе "пиратов", которые неожиданно оказались совсем не теми, за кого их пыталась выдать Конфедерация.
   Вступить в ряды десантировавшихся на Сайрусе войск Лиги бывшему лейтенанту Звездного флота удалось достаточно просто. Высадившихся на планету рыцарей было немного и, несмотря на всю неумелость колониальной пехоты вести войну, многих доблестных героев Лиги они все же отправили в Валгаллу. А подкреплений не поступало - Конфедерация наглухо оккупировало орбиту планеты сотнями звездолетов. Поэтому теперь такой номер, какой прошел с бывшей эскадрильей Макса, уже не мог сработать. В этой связи у бравых рыцарей возникла нехватка людей. Однако это была не столь большая проблема.
   Цель акции на Сайрусе во многом заключалась в том, чтобы, во-первых, прощупать боевые возможности Конфедерации на более серьезном уровне, чем пограничные набеги, а, во-вторых, провести некоторую разъяснительную работу с населением, к примеру, одной из планет. О том, что, собственно, Конфедерация - не единственная форма политической организации человечества во Вселенной. Есть еще вот такая: где лорды и рыцари, и честь, и отвага, и поклонение неким высшим идеалам, а не только голым задницам красоток в интравебе. И надо сказать, не шибко задумчивым фермерам новые идеи прошлись по вкусу. Молодежи, в основном, ясное дело. С плантаций особой дороги у обычных ребят не было - либо гни спину, либо в армейку. Получать дорогое образование и отправляться на Азуру искать удачи могли только единицы, поэтому большинство парней, если не выбирало путь солдата, в большинстве своем морально разлагалось, спиваясь после рабочих часов в местных притонах.
   А тут с небес спустились настоящие рыцари, мать их ети. С идеалами! И так складно говорили, и так много чего неизвестного для сельского уха про Конфедерацию наговорили, да так убедительно, особенно про коррупцию и гниение морали и нравственности, что хотелось сразу брать винтовку и стрелять даже в того самого Васю из раздолбаев-пехотинцев, но с нашивками Конфедерации, даром что вчера пили виски с ним, да еще за его счет.
   Конечно, вольные Лиги знали на какие больные места давить и что объяснять деревенщинам. Они многие годы, даже можно сказать столетия оттачивали свое мастерство в пустынях Солютиса. Благодатная почва рутинного труда и вселенской скуки может дать поразительные сходы. И собирать богатый урожай на этой ниве рыцари научились достаточно давно. Кровавый урожай.
   - Боб, - обратился к Максу закончивший свою пламенную речь рыцарь. Да, у Макса было еще и третье имя. Самое подходящее для планеты. - Ты поведешь первую сотню. Я хочу, чтобы вы превратили в дымящийся пепел голову колонны. Это понятно?
   Макс кивнул. Не первый раз уже.
   - Отлично, сквайр, я не сомневался в твоем мужестве! - хлопнув по плечу бывшего лейтенанта Звездного флота, заявил рыцарь.
   Надо сказать, Максу повезло - люди Поруша состряпали ему неплохую легенду отставного солдата, уволенного из-за некоторых политических взглядов. Как и Максу, так и специалистам разведуправления Поруша было совершенно понятно, что военную выучку Макса было бы сложно скрыть, даже несмотря на то, что искусственные протезы самых последних наработок были несовершенны и иногда подводили Макса при быстрой ходьбе: он начинал пошатываться в разные стороны словно человек с поражениями мозжечка. Поэтому Максу создали новый профайл отъявленного оппозиционера и интригана, который чуть ли не был с позором выгнан из армии и после некоторых правоохранительных процедур согласился уйти в отставку, причем без сохранения пенсии. Всю эту дивную историю рыцари могли скачать из интравеба, посетив любое поселение. И командиры Макса несколько раз внимательно прочли его захватывающую историю - он не сомневался.
   Несмотря на то, что в прошлой жизни Макс был пилотом, знание базовой военной тактики сухопутных войск у него также имелось: забавно, но именно предметы связанные с этим он сдал на пять в свое время в Академии... Кто ж знал, что ему придется применять их на практике. Да не в кабине звездолета, а на полях.
   Поэтому рыцари доверяли Максу. После нескольких месяцев боев он зарекомендовал себя как храбрый воин и неплохой тактик. Объяснять рыцарям, что у него просто не было другого выхода, конечно Макс не мог. Наоборот, Боб Тарт вступал в жаркие дискуссии по вечерам в землянках, в которых скрывались повстанцы, обличая Конфедерацию на чем только свет стоит, всячески выпячивая её пороки. Проклинал продажных и бесчестных бюрократов. А затем брал оружие и поджигал конфедератов с азартом и упорством. Это постепенно завоевало доверие хоть и подозрительных, но в душе простоватых рыцарей, ценивших отвагу и хорошую драку. Путь к важной информации и карьере командира повстанцев открылся.
   Сначала Максу доверили отряд из пары десятков человек. Вместе с ними он удачливо сжег несколько колонн с фуражом и боеприпасами. После еще ряда успешных операций, ему доверили пару отрядов и дали задачу уничтожить - блок пост. Боб Тарт выполнил это великолепно, даже захватил пару языков с ценной информацией. И это позволило Бобу отличиться снова уже в следующем бою - пала целая застава, причем битком набитая морпехами, только высадившимися на планету. После такого Тарта объявили сквайром - не просто рядовым воином, а уже посвященным в Учение. Да, так рыцари благоговейно называли свой неписанный свод правил, в соответствии с которым сначала становятся рыцарем, а затем живут рыцарем и, если боги смилостивятся, умирают рыцарем.
   - Все слышали приказ сира Абенгейла? - обернувшись к своим воинам, рявкнул Макс. В тусклом свете обычных факелов, горевших на стенах, черты и выражения лиц были смазаны.
   - Так точно! - менее слажено, чем рыцарю ответили оборванцы. Многие из них недобро покосились на него из-под узких лбов, кто-то тихо сплюнул.
   Макс скривился. Они не очень любили его. Конечно, процент потерь в его подразделении был одним из самых высоких! Но это во многом объяснялось сложностью поручаемых заданий и компенсировалось успехами... но люди под его командованием ложились как снопы. Да, аналитики и стратеги Поруша явно не зря ели свой хлеб.
   В землянке повисло тревожное молчание. Скрытое на несколько метров под землей убежище представляло собой рукотворный расширенный ближе к поверхности тоннель, своды которого удерживали деревянные балки. Да, как по старинке. Зато спекторные сканеры не могли вычислить наличие современные материалов и, соответственно, схемы прорытых туннелей. А их рыцари вместе с привыкшими к кропотливому труду бывшими фермерами нарыли по всей планете на несколько крупных городов. Опять же, опыт Солютиса - как не без оснований предполагали аналитики Поруша, эта суровая планета использовалась лордами Лиги как полигон для отработки диверсионных и прочих действий против Конфедерации.
   Макс еще раз осмотрел свое потрепанное и разношерстое воинство и надел на голову шлем. Да не обычный, а ярко красный в форме человеческого черепа с горящими глазами и ярким фонарем прямо во лбу. Такие иногда использовали пираты, причем настоящие. И такие можно было раздобыть теоретически как военный трофей или на рынке. По легенде Боба Тарта свой он забрал как раз в рейде в одной из приграничных систем. Рыцарей забавляло его решение использовать шлем в бою. Для Макса же было важным, что по секретному приказу именно по красному шлему его должны были различать "свои". Правда, их в свою очередь он очень даже легко и просто расстреливал. И, признаться, испытывал от этого весьма смешенные чувства. И стыд или вина среди них не превалировали.
   - Скоро, уже скоро, - пробормотал рыцарь Абенгейл, вглядываясь в едва заметную прореху света в потолке землянки, и отхлебнул немного самогона из жестяной фляги, что висела на поясе, а затем снова прицепил её обратно, попутно поправив ремни разгрузки.
   Вооружение рыцарей Лиги, конечно, оставляло желать лучшего. Весьма тонкая и ненадежная броня защищала только грудь, ноги, руки и плечи воина. Шлем был открытый - на козырьке крепилась пластика из усиленного стекла для защиты глаз от мелких осколков. В целом, такое вооружение вышло из использования Конфедерации лет триста назад. Сейчас все морпехи и десантура затянуты в валидиевую броню с головы до ног, и с одной пули точно выцепить любого бойца конфедератов достаточно сложно. А вот рыцари гибли весьма часто и иногда от обычных рикошетов или случайных осколков.
   Поэтому реальных вольных уже к концу второго года партизанской войны на Сайрусе осталось не больше половины от первоначального высадившегося контингента. Свежих сил не прибывало - все попытки прорвать кольцо осады со стороны Конфедерации не увенчались успехом. Поэтому запертым на Сайрусе воинам оставалось выживать и набирать новых сторонников из числа населения. А последние с каждым месяцем из-за осады планеты и практического полного информационного вакуума чувствовали себя все более и более угнетенными. И, соответственно, их податливость проповедям только повышалась.
   В узкой полоске темного неба вспыхнула зеленая искра.
   - Внимание! - заорал тут же рыцарь Абенгейл. - Сквайр Тарт, приказываю вам выдвинуться на передовые позиции и атаковать врага. Слава храбрым, и да хранит вас Пустота!
   - Рота! В атаку! - тут же загорланил Макс и рванул по деревянному помосту хватая ручку двери землянки и при помощи усилителей в перчатках, легко откидывая в сторону. - За мной!
   Макс выскочил в ночные заросли Сайруса и, не сбавляя темп, помчался прямо по направлению к дороге. Фермеры постарались прорыть туннель как можно ближе к развязке двух дорог между торговыми поселениями. Естественно, не без некоторых упущений разведки Поруша...
   - Рота! Готовить гранатометы! - скомандовал Макс. - Цель - передовая боевая техника противника. Стрелять по команде! Готовьсь - пли!
   Ракеты рванули к боевым машинам колониальной пехоты противника. Они тут же вспыхнули огнем - в разные стороны полетели ошметки брони и деталей. Закричали люди.
   - Подавить живую силу противника!
   Повстанцы открыли огнем из разношерстого стрелкового оружия. Была даже парочка лазерных ружей - их красные лучи несколько раз прорезали один из грузовиков с фуражом от чего он тут же взлетел на воздух. Правда, носителей лазеров почти тут же разорвало на куски пулями дурь-пушек - уж очень приметная цель была. Следом пало еще не меньше тридцати подчиненных Макса, причем в считанные мгновения. Несмотря на эффект неожиданности нападения - конвой был направлен специально в лапы расставленной ловушки - пехотинцы отбивались как могли и сандалили из своих жутких дурь-пушек во все стороны. Этого хватало чтобы косить не очень умелых фермеров практически на открытом пространстве как снопы. Наверное, еще через десяток минут, Макс остался только с половиной своей роты. Сам же он давно залег на землю и окопался в ней. Пара пуль просвистела мимо него, но это было нестрашно. Несчастные фермеры же скакали от куска к кусту и обычно на этом моменте разлетались на куски - пули дурь-пушек не щадили практически лишенных какой-либо брони повстанцев.
   Впрочем, потери к этому моменту уже были не важны. Абенгейл в это время со своими людьми ударили в хвост и фланг колонны и практически подавили всяческое сопротивление в первые же минуты схватки. Далее же кинувшиеся на выручку своим в голову колонны пехотинцы конфедерации оказались зажаты и подставили тылы. Людям Макса осталось только придержать их до времени, пока бойцы Абенгейла не перебьют их прямым огнем гранатомётов. Колонна вскоре превратилась в одно большое зарево.
   - Отличная работа сквайр, - хлопнул Макса по плечу довольны Абенгейл. - Скоро ты станешь рыцарем. Совсем скоро.
   Макс благодарно кивнул. Да, ему очень требовалось побыстрее попасть в ковен доверенных лиц и как можно скорее положить конец всей этой бессмысленной жатве. Однако тогда он даже не представлял, как далек от своей цели - впереди были еще долгих восемнадцать лет войны.
  

***

   Сигнал медиафона заставил Макса оторваться от созерцания голого тела спящей сбоку от него проститутки. Её грациозные изгибы не давали покоя его сознанию уже больше половины ночи. И хотя уже мужских сил не осталось на ближайшие сутки, Максу все равно нравилось любоваться обнаженной женщиной. Да. Это было подобно наркотику.
   Покряхтев, переваливая свой полный живот на другой бок, Макс протянул руку к медиафону и активировал только микрофон. Включать видео сейчас было не очень разумно.
   - Господин Макс, - раздался совершенно спокойный, почти индифферентный голос секретарши Линн. Не было и намека на то, что девушка спала и только проснулась или не ложилась. Словно робот.
   - Чего? Ты видела сколько времени? - недовольно заворчал Макс.
   - У вас все хорошо? Вы не включили камеру, - секретарше удалось передать почти натуральное беспокойство. Интересно, какая она все-такие в постели?
   - Линн, сейчас хреновы три часа ночи, а по старому земному времени - еще более хреновы четыре с половиной! Ты позвонила, чтобы узнать, как у меня дела?
   - Нет, господин Сайбер, вы знаете, я никогда вас не тревожу по пустякам.
   Макс легко улыбнулся. Даже было интересно включить камеру и посмотреть, в каком состоянии мейкап девушки. Можно было биться об заклад, что её прическа и макияж в полном порядке. В три. Часа. Ночи!
   - Да, Линн. Чего хотела-то, - устало спросил адвокат.
   - Мне пришла информация из Третьего округа Азуры. Местная просектория организовала поимку некоего Билли О'Брайна, - голос девушки выражал все что угодно, но только не полное равнодушие. Если бы Макс хотел, он мог распознать в нем и иронию, и издевку, и ненависть, и... сочувствие. Но Макс старался всегда держать внутри себя этих демонов.
   - Это точно он? - спросил Макс после недолгого раздумья.
   - Определенно.
   - Информация от Томаса?
   - Нет. Это мои источники, - ответила Линн, и вот теперь Макс уже почувствовал, что девушка говорила с некоторым укором. Да, она была секретарем Макса, но не просто девушкой, приносящей кофе. Она служила когда-то сначала в цивильной, а затем в криминальной просектории, была помощником окружного судьи и даже имела кое-какую историю с военной разведкой, вроде бы даже романтическую. Но в какой-то момент неудачно впуталась в одну авантюру, получила срок, а когда вышла - осталась у разбитого корыта. Муж отсудил детей и умчался на край Галактики, родители от горя и стыда умерли один за другим, а счет обчистили бывшие подельники. Девушка не знала куда приткнуться, работала везде, где хоть что-то платили и не спрашивали о прошлом.
   Но однажды на очередном месте работы начальник прознал об её истории и решил сыграть на этом, откровенно предложив интим. Девушка вроде бы согласилась, но когда тот снял штаны, то вырвала его мужское достоинство с корнем - парня едва спасли. Линн попыталась скрыться, но её снова поймали и доставили в районную пресекторию Восьмого округа Азуры. Там как раз у Макса были все свои люди и довольно хорошо снабжали адвоката сведениями о происшествиях и потенциальных клиентах.
   Так уж сложилось, что прошлая секретарша, естественно, не устояв перед обаянием Макса, сначала отдалась ему, а затем решила веревки вить - такие дела с Сайбером не проходят. Уволив девчонку побыстрее, Макс искал новую. Желательно с головой. Ну и красивую. Так вот районный просекьютор рассказал Максу об одной "дикой сафиве", которая и внешне недурна, и по послужному списку весьма интересна.
   Макс тогда попросил устроить липовое опознание, на котором через бронированное затемненное со стороны подозреваемых стекло хорошенько рассмотрел Линн. И почему-то понял, что даже и мысли не допустит, чтобы предлагать её что-то, что ей не понравится. Хотя она была очень красива и совсем не выглядела на свой возраст (сорок пять), в напряженном лице этой девушки Макс прочитал недурственный интеллект. А это очень редкое явление в профессиональном мире. Такие вещи надо хватать как настоящее сокровище и оберегать.
   - Твои источники могут что-то сделать?
   - Уже. Оформили бумаги о том, что взяли не того.
   Макс некоторое время молчал.
   - Ты молодец, - сказал он наконец. - Но есть что-то еще?
   - Это временные меры, господин Сайбер, - грустно сказала Линн. - Билли влез в какое-то серьезное дело, к его поискам подключают окружную просекторию.
   - Наркотики?
   - Контрабанда военных разработок.
   - Твою мать... - выругался Сайбер.
   - Его нужно вывозить с Азуры, - коротко сказала Линн.
   Сайбер кивнул сам себе. Да, Линн не просто была его секретарем. Она была его тактиком и организатором. В её руках были все нити, почти все доступные Максу средства. Так Макс решил сразу, как только предложил ей работу. А то, что слова на ветер он не кидает доказал просто: до момента, пока девушка раздумывала над предложением, её дело переквалифицировали по статье "превышение пределов необходимой самообороны" и отпустили из-под стражи. А затем и вовсе оправдали.
   - Свяжись с Корецким. У него, кажется, были какие-то проекты на Альтроне. Пусть даст туда заказ Билли и аванс выдаст. Тысяч сто пятьдесят.
   - Господин Сайбер, я хотела бы напомнить, что господин Корецкий украл в прошлый раз перечисленный для Билли аванс, - назидательным тоном сказала Линн.
   - Да, после этого я забрал у него долю в Манефретик Индастриз. Теперь я контролирую все доли в его проклятом бизнесе, и если он только попробует рыпнуться, я раздавлю его как муху. Поэтому перечисли ему сто восемьдесят, тридцать пусть заберет себе за хлопоты. Проклятый Корецкий на сегодняшний момент единственный, кто может что-то сделать для Билли. Надо увести его подальше от центральности оси.
   - Я вас поняла, господин Сайбер, - сказала Линн.
   - Тогда все, - устало сказал Макс и хотел уже было выключить медиафон, но Линн неожиданно сказала:
   - Господин Линдеман на связи. Просит немедленно переключить на вас.
   - Томас? В такое время? У него что, окончательной поехала крыша? - изумился Макс.
   - Думаю, вам стоит спросить это у него самого, - холодно сказала Линн. Девушка недолюбливала бывшего работник Особого отделения. Скорее всего последние сыграли не последнюю роль в судьбе Линн.
   - Переключай.
   Медиафон пискнул, сообщая о выходе Линн со связи, а затем еще раз - подключился Линдеман.
   - Господин Сайбер, - неожиданно резво и даже очень по-молодецки начала Линдеман.
   - Что стряслось?
   - Я потрясен. Вы были очень правы, предложив клиентам покинуть Сайрус. Не все, правда восприняли заявление всерьез.
   - И? - нетерпеливо спросил Макс. Кстати, Томас даже не поинтересовался, почему Макс не стал включать камеру. Молодец, старик, понимает, что иногда можно избежать очевидных вопросов.
   - Война, господин. Самая что ни есть... Лига нанесла удар.
   - Да, пока эти идиоты из штаба ловили мышей рядом с Альтермерией, лорды устроили полноценную высадку на Сайрусе. Как я и предупреждал оперативный штаб. Идиоты несчастные.
   - Не совсем так, господи Сайбер, - одновременно учтив и несколько надменно возразил Линдеман. - У Альтермерии случилось не менее примечательное событие.
   - Мышки сумели вообще убежать?
   - Нет, на нашего сафифа нашелся рытень поздоровее.
   - Чего? - недоуменно пробормотал Макс.
   - Лига притащила туда не меньше сотни сверхтяжелых кораблей, а на закуску добавила еще и кораблем в два или три раза превосходившим по характеристикам классический Титан Конфедерации.
   - Чего? - теперь уже сконфуженно и изумленно повторил адвокат.
   - Это, естественно, секретные новости, по интравебу и медиаканалам официально пока что вообще ничего не сообщается, мейлы и посты очевидцев активно трутся. Но несколько офицеров из флота Венинга подтверждают - они шли в бой с пиратами, а с ними на драку пришли дяди с большими пушками. Уничтожено десять линкоров, двадцать два крейсера и почти полтысячи корветов со штурмовиками... эээ штурмовиками-истребителями. Еще около сотни кораблей серьезно повреждены. При этом досталось и Титану. Ему так насовали, что теперь он висит на орбите Альтермерии и ждет рембазу. Вот такие дела.
   - А что на Сайрусе?
   - Хаос. Лига подавила колониальные войска в течение пяти часов. Колонии в огне. Не знаю уж, хочет ли Лига таким образом доказать конфедератам свои моральные принципы, но...
   - Они полны презрения к конфедератам. Конечно, стрелять в беззащитных - не дело чести рыцарей, но они пришли не по голове гладить, а насаждать своё мировоззрение. И для начала они хотят показать, что никому не будет пощады, если кто-то попытается сопротивляться.
   - Не уверен, что это мудро....
   Медиафон снова пискнул. Дисплей выдал сообщение, что снова звонит Линн, причем с пометкой "срочно".
   Сердце Макса ёкнуло: "Билли!"
   - Томас, я подключаю к нам Линн, - предупредил старика Макс и подключил секретаршу. - Что опять?
   - Макс... о-о-о, господин Сайбер, - девушка была очень взволнованна. Максом она называла адвоката только в крайних ситуациях. - Билли.... Он покинул Азуру.
   - Это вроде бы должно быть хорошо? - непонимающе спросил Сайбер.
   - Я не успела еще связаться с Корецким. Точнее он просто не снял... В общем, общем, Билли О'Брайн зарегистрировался на рейс на Мей.
   - Система Антига! - констатировал Линдеман.
   Все внутри Макса сжалось. Проклятье! Столько лет трудов псу под хвост!
   - А что с режимом? Система еще не закрыта? Туда летят гражданские суда?
   - Пока ничего официально не объявлено. Известно только, что туда направлены четыре ударных флота общей численностью в полтысячи свертяжелых кораблей и пяти Титанов. Также подняты по тревоге десантники и морпехи. Но никаких перекрытий звездных путей и ворот...
   - Проклятье! Что ему потребовалось на Мей?!
   - Думаю, в его жизни очень много вопросов, которые он никак не может для себя разъяснить, - задумчиво отметила Линн.
   - Это я знаю. Но почему сейчас? Ладно, что гадать. Линн, закажи мне первый же звездолет на Мей. Придется наладить кое-какие старые контакты.
   - Будет сделано.
   - Томас, держи меня в курсе оперативной обстановки. Все. Свободны.
   Макс выключил медиафон. На кровати заворочалась проститутка. Но Максу уже было не до неё.
   - Вставай, дорогая. На сегодня веселье закончилось.

Виго Мартинс

  

***

   Виго очнулся, когда шасси флаера стукнулись об землю. Машина грузно опустилась, амортизируя удар, и тут же открыла шлюз. Все, кто еще сохранял в себе силы, потащили на себе раненных в медицинскую часть. Там имелось всего два биорегенератора, чего на тридцать тяжелораненых явно было недостаточно. У некоторых имелись серьезные повреждения внутренних органов, отсутствовали конечности. В таких случаях индивидуальные медпаки были бессильны. Максимум, могли остановить внешнее кровотечение, обеззаразить раны и снабдить сильным обезволивающим.
   К Виго подбежал Райн. Во флаере почти никто не разговаривал, все в основном отключились после шока.
   - Ты жив! - воскликнул он и обнял Мартинса, гулко похлопав по валидиевой броне
   Виго был очень рад видеть своего названного друга, но ответить смог лишь грустной улыбкой и по-приятельски похлопать друга по плечу.
   - Далеко не всем так повезло. Я рад, что с тобой все хорошо.
   - Ты нашел Мег? - обеспокоенно спросил Райн.
   Мартинс покачал головой.
   - Никаких следов. Но на Базу явно напали не анарахмы...
   - Ты был внутри же, да? - с энтузиазмом спросил олеонец. - В штабе, в смысле.
   Неожиданно со стороны флаера раздался вой, а затем рыдания. Виго обернулся и увидел, как несколько бойцов с трудом выводят из грузового отсека Долорес под руки. Девушка не держалась на ногах, плакала. Райн сплюнул.
   - Слушай, давай потом, - пробормотал Мартинс.
   Райн промолчал. Виго покачал своей лысой головой и медленно побрел на распайку. Мысли путались в голове. Привычная, размеренная, предсказуемая и совершенно опустелая жизнь неожиданно оказалась давно в прошлом. Хотя сейчас и тогда разделяли какие-то жалкие часы, недавние события казались уже канувшей в лету историей. Виго всем своим нутром чувствовал, что сегодняшние события не будут рядовой новостью. Почти семь десятков убитыми - такое не всегда происходит даже при нападении пиратов.
   Мег. Ее совершенно точно забрали не анарахмы. Эти обезумившие твари могли только уничтожать все на своем пути, но не совершать операции по совершенно бесследной ликвидации людей. Нет, Мег и еще почти четыре тысячи человек исчезли по совершенно иным причинам.
   Виго тут же вспомнил почти все, что прочитал из трудов уфологов. Эти ребята трудились не покладая рук, существуя на многочисленные пожертвования, находя все больше и больше различных доказательств, что человечество явно не было одиноко во всей Вселенной. Сейчас, в принципе, это никем не оспаривается. Все видели руины древнейших городов вымерших цивилизаций. На Окусе тоже был один такой, правда, уж очень примитивный - буквально сделанный из глины и валунов. Виго как-то ездил вместе со старшим сержантом, доставляли какое-то оборудование из Варсары. Впрочем, уфологов там не было - только ксенологи. На Окусе все же больше различных тварей.
   Уфологи работают по двум направлениям - снаряжают экспедиции к дальним и плохо изведанным системам, а также постоянно пытаются вскрыть государственный заговор. В последнем случае нередко, когда активисты проникают на закрытые объекты, воруют секретную документацию и даже похищают чиновников. И это несмотря на многочисленные судебные процессы даже со смертными приговорами. В отличие от ксенологов - уфологи фанатики. Одержимые. Говорят, среди них есть даже вооруженные группировки. И они совершенно точно уверены, что Иные давно наблюдают за нами - еще со времен, когда человечество обитало в своем древнем мире - Земле. И, насколько помнил Виго из нескольких заметок, правительство даже знает, как искать их или контактировать с ними, но от чего-то прячет информацию. Зачем? На этот вопрос у уфологов только теории и догадки.
   Размышляя, Виго машинально отсалютовал дневальным и зашел на распайку. У рам уже толпилось несколько бойцов. Однако "печка" не работала. Руперт о чем-то оживленно разговаривал с одним из закованных в скафандр воинов. Подойдя ближе, Виго увидел Алису.
   - Привет, Руп! - устало бросил Виго. - Чего здесь за столпотворение?
   - Якимов приказал не распаиваться, - грустно сказала Морозова.
   - Это чего вдруг? - нахмурился Кольвенский. Кажется, пот уже начал застывать на его теле настоящей пленкой, он мечтал о душе.
   - Боевая тревога не снята, - покачал головой Руперт. - Наоборот, приказано запаять всех, кто остался. Поэтому, эй, молодняк, пошли вон отсюда. Нечего загромождать здесь все.
   Виго хотел что-то возразить, как неожиданно по общему каналу связи в скафандрах, а также в динамиках ретрансляторов раздался тревожный голос дежурного по заставе:
   - Внимание! Общий сбор! Боевая тревога! Все пехотинцам, получившем вооружение, немедленно пройти на плац, остальным - вооружиться и прибыть на плац. Внимание. Боевая тревога.
   Виго с Алисой переглянулись.
   - Слушай, Руп, у нас с патронами беда... - пробормотал Виго.
   - Знаю, - кивнул олеонец и сделал большой глоток из своей фляги. - Но это не ко мне. Вам в арсенал. Там сейчас Влад, выдает всем обоймы под завязку. Не толпитесь здесь. Мне самому нужно собраться.
   - Ты решил снова в пехотинцы податься? - сам не зная зачем спросил Виго.
   Руперт скривился.
   - Нет, эвакуация, сынок.
   Виго вместе с Алисой молча шли до арсенала. У него уже толпились остальные бойцы. У всех на лицах застыла тревога и напряжение. А также разводы от грязи и пыль. Вчерашние салаги неожиданно стали ветеранами войны с жуками. И смешно, и грустно.
   У Арсенала они встретили Долорес. Девушка как раз только взяла свою охапку обойм. Влад - седой служака-прапорщик с неизменной самокруткой в зубах - сидя в экзоскелете, раздавал на право и налево перевязанные силиконовой лентой пачки патронов. Обычно у него пепла среди вулканов не допросишься, а сейчас раздавал патроны щедро, приговаривая: "Берите, ребятушки. Чтобы не как в пятьдесят первом было, чтоб не так".
   - Долорес, ты как? - спросил Виго, получив свою порцию боеприпасов.
   Девушка только мотнула головой. В свете нагрудных фонарей и прожекторов базы лицо девушки казалось совершенно бледным, а глаза распухли от слез. Конечно, дело было не в Агапове. Все же он просто был знакомым, не более. Просто у людей разная степень восприимчивости.
   - Внимание! Всем срочно собраться на плацу! - голос дежурного сорвался на крик. - Эвакуация! Срочная эвакуация!
   Тут сообщение дежурного прервалось и уже по каналам связи гарнизона резко отдал команду капитан Герасименко:
   - Быстро на стены, вашу мать!
   Виго с Алисой переглянулись, но тут же припустили к стенам. Усталость как рукой сняло. Что-то было в голосе капитана такое, что не оставляло никаких сомнений насчет будущих действий.
   Взлетев на стены быстрее шанхаса, молодые люди остолбенели от ужаса: в зеленом спектре ночного видения на зеленом плато, окружавшем Заставу, наступало черное море паукообразных существ. Оно неслось огромной волной и в скором времени должно было накрыть хрупкие стены Заставы. Виго тут же вспомнил как легко поток анарахмов снес ворота Базы...
   - Господи, боже, - прошептала Долорес.
   - Приготовиться к сдерживанию атаки противника, - продолжил командовать Герасименко. - Лейтенант Родман, командуйте остатками взвода старших сержанта Кейси и Гуфа, а также лейтенанта Давыдова.
   - Есть, товарищ капитан, - почему-то Виго показалось, что Родман говорил с издевкой.
   - Прапорщик Латыпов! - резко крикнул Герасименко.
   - Я, кеп.
   - Соблюдайте субординацию, Латыпов, - огрызнулся капитан.
   - Так точно, кеп.
   - Я же ска... А! Черт с тобой. Давай в танки!
   - Уже, кеп, - проговорил прапор, и в подтверждение его слов громыхнули первые залпы осадных орудий. В нескольких километрах от заставы вспыхнули первые взрывы, сжигавшие заживо сотни анарахмов. Впрочем, на их место сразу же вставало вдвое больше. Жукам до Заставы оставалось не больше двух километров.
   - Роте Браво заняться эвакуацией раненных, - сменил в эфире Герасименко майор Якимов, - технического и гражданского персонала. Лейтенант Фишо, командуйте. На подготовку к эвакуации не больше пяти минут. Конец связи.
   Виго нервно поморщился. Так называемая рота Браво состояла из двадцати человек. Это скорее была насмешка, чем боевое подразделение. Туда в основном отправляли проштрафившихся пьяниц и игроков в сиф с Базы. На пару месяцев, затем обменивали на новую партию. В общем... Мало их было для эвакуации всех, мало...
   - Слушай мою команду, - теперь уже начал говорить Родман. - Занять позиции на стенах на расстоянии два метра друг от друга. По команде начать сплошной безостановочный огонь, магазин менять только в случае полного опустошения. Стараться не терять друг друга из вида. Без приказа не отступать. Вачевски, Рамец, Михайлов, Котлов - занять места за турелями.
   Виго поднял защитное стекло скафандра и глубоко вдохнул воздуха. Конечно, он не был настолько же приятным и чистым, как на Азуре, но сейчас он был рад и такому.
   - На древней Родине говорили: перед смертью не надышишься, сынок, - пробасил кто-то над правым ухом Виго. Парень обернулся и увидел Руперта с дурь-пушкой в руках. Он был без скафандра, но зато с неизменной сигарой в зубах, от дыма которой не было видно половины его лица.
   - Руперт? Ты чего тут делаешь? - удивился Виго.
   - Да я еще из казармы увидел, как у тебя ноги трясутся. Решил вот поддержать, - рассмеялся здоровяк и, достав из кармана флягу, сделал затяжной глоток. - На, пригуби. Это поможет.
   Виго сначала хотел возразить, но потом передумал. Да, ему предлагали адское пойло, но какой прок сейчас думать о здоровье? Оно могло в любой момент закончиться. Поэтому молодой человек взял предложенное - в его металлических перчатках оно казалось крохотным - и поднес фляжку к губам. От запаха стало дурно, но он выпил. И хорошенько. Весь пищевод тут же обожгло болью, он даже зашелся в кашле, но жидкость в себе сдержал.
   - Вот, хорошо, - рассмеялся Руперт, забирая флягу. - Теперь будешь мочить тварюг нечего делать. Так... а я вот сейчас тоже постреляю. Не делал этого лет двадцать. Черт, какой же я уже старый.
   Анарахмы тем временем приблизились уже метров на девятьсот. Огонь пятерых осадных танков нанес им чудовищные потери, но океану насекомых все было не по чем - чудовищные бомбы косили тысячи, а их было сотни тысяч.
   - Огонь по тварям, огонь! - скомандовал Родман.
   Защитное стекло скафандра Виго тут же опустилось, и его пальцы судорожно надавили на спусковой крючок. Огромное дуло его оружия принялось плеваться раскаленными импульсными зарядами, яркими светлячками улетавшими в направлении наступавшего врага. Где-то там каждая пуля разрывала на части анарахма. А тот только и был рад сдохнуть, раз слепо шел убивать сам.
   Сплошной огонь сорока стрелков и четырех турелей нисколько не остановил наступавших. Жуков разрывало в клочья, но их количество было столь велико, что мертвые тут же тонули под клешнями собратьев, рвавшихся к Заставе. Виго как раз отстрелял второй магазин, когда лавина достигла стен.
   Руперт был рядом и ругаясь всевозможными способами, стрелял из дурь-пушки без всякого скафандра. В его здоровых накаченных ручищах пушка почти даже не давала отдачи, казалось, это мощь и ярость олеонца скорее придает импульса рвавшимся из автомата пулям.
   Но жуков было слишком много. Когда вся их масса ударилась в стены, нерассчитанные на такое давление конструкции затряслись как игрушечные. Кто-то из бойцов даже не удержался и полетел вниз. Слава богу, что падали внутрь базы, а не снаружи её. Да и высота была не очень большая - скафандр всяко сохранил от переломов. Кажется, среди упавших была Долорес. Виго сам едва не свалился мешком.
   Жуки меж тем принялись остервенело рубиться своими клешнями по стенам. И им было плевать на пули - лопаясь и испуская фонтаны кровавых брызг, жуки только добавляли братьям биомассы и останков под клешнями, по которым те старались вскарабкаться наверх. У одно из мест скопилось так много трупов, что один из анарахмов все же поднялся над стеной и сбил пехотинца с площадки вниз.
   Стало понятно, что долго на стенах не продержаться. Вскоре либо их пробьют валидиевые клешни тварей, либо жуки просто перемахнут сверху.
   - Осторожнее! - раздался крик Алисы по общему каналу связи, прежде чем на ее соседа вскочил жук. Девушка попыталась пристрелить гада, когда на нее саму налетел другой анарахм. Виго прикончил обоих тварей, но сам в свою очередь в последний момент успел пристрелить прыгнувшего на него насекомого. К этому времени на соседа Алисы уже навалилось двое анарахмов и общую связь пронзил душераздирающий предсмертный вопль.
   Алиса еще не успела прийти в себя, когда новые лезли на площадку стены - девушка просто не успеет отреагировать. Поэтому Виго просто ткнул ее ногой в грудь и Алиса полетела вниз с площадки. Решение было импульсивным, но в данную секунду - сто процентов верным. Самого же Виго прикрыл Руперт, мастерски обращавшийся со своим оружием - одной пулей он мог прикончить двух, а то и трех гадов. При это сам он умудрялся уворачиваться от клешней анарахмов. А ведь для него любой удар мог стать смертельным.
   Виго поднял щиток и закричал:
   - Уходи, Руп! Здесь становится жарко! На тебе нет скафандра!
   - Ха-ха! Ты думаешь, тебя защищает эта консервная банка? - истерически расхохотался Руперт, но его слова потонули в грохоте автоматных очередей. Виго успел снова закрыть щиток в тот момент, когда кровища одного из жуков брызнула ему в лицо. Липкая слизь закрыла обзор, Виго начал смахивать ее с зеркала, но чудовищный удар выбил из него дух и скинул с площадки. В тот же миг пискнули сигналы, сообщавшие о смертях членов роты.
   Рухнув на землю, Виго на некоторое время потерял ориентацию. Страшно подумать, что могло бы произойти дальше, если бы к нему не подскочила Алиса.
   - Виго, скорее, поднимайся! "Надо уходить!" --сообщила она по внутреннему каналу связи.
   - Куда? Не было же приказа... - начал было возражать рядовой, но Алиса его опередила:
   - Родман слетел со стены и здорово стукнулся головой. Его уже унесли из роты.
   Снова пискнули сообщения об очередных погибших.
   - Погоди, там Руперт!
   - Он цел, спрыгнул следом за тобой.
   - Я здесь, сынок, - расслышал Виго крик олеонца даже при закрытом щитке. Дальше все потонуло в грохоте выстрелов его автомата.
   Виго встряхнул головой и огляделся. На стенах уже во всю хозяйничали жуки. Несколько бойцов, не успевших спрыгнуть вниз отчаянно отбивались от наседавших на них тварей, но жить им оставалось недолго.
   - Виго, помоги! - раздался крик по внутреннему каналу. Это был голос Райна. Он как раз был одним из тех, кто застрял на стене.
   Признаться, Кольвенский растерялся. Он прекрасно видел безвыходность положения оказавшихся в ловушке солдат, но и бросать их было совершенно невозможно для его понимания. Тем более, что среди них был знакомый ему человек... Проклятье!
   Не раздумывая, Виго бросился к лестнице, игнорируя крики Алисы и Руперта, пристрелил по пути несколько кинувшихся к нему жуков, а затем переключил режим стрельбы с импульсных зарядов на подствольные гранаты. К сожалению, это было единственным выходом.
   От нескольких выстрелов окружавших солдат жуков разорвало на части, а самих людей - отшвырнуло в сторону и вниз, под стены. Кто из них был Районом, Виго по скафандру разобрать не мог. Но с помощью гиперусилителей подскочил к первому попавшемуся и стал помогать подняться. Перепуганная Алиса вместе с Рупертом тоже оказались рядом. По чистой случайности взрывами не задело пехотинцев.
   - Ну ты и псих на хрен, - проворчал Руперт, когда Виго поднял стекло.
   - Спасибо, спасибо, - затараторили солдаты. Райном был как раз тот, когда Виго поднял с земли.
   - Убираемся к черту!
   - Внимание, - заговорил майор Якимов. - Всем выжившим срочно проследовать к флаеру. Через двадцать секунд активируются радиальные бластеры.
   Дважды никому повторять не нужно было - бойцы бросились к уже запустившему двигатели транспорту, ускоряясь при помощи усилителей. Интересно, что Руперт бежал наравне со всеми - его сапоги тоже прибавляли ходу, без допотопной гидравлики, использовавшейся в скафандрах пехотинцев.
   К этому времени жуки уже пробили брешь в стене, начав просачиваться на базу через нее, и полностью овладели площадкой, поднявшись по трупам собратьев. Стоявшие неподалеку от флаера танки принялись бить прямой наводкой по укреплениям, сжигая тварей сотнями. Это требовалось до момента, пока не будет активирован бластер транспорта.
   Уже будучи у грузового отсека, Виго краем глаза заметил две фигуры, с трудом тащившиеся от медсанчасти. Кажется, кто-то выносил на себе раненного. Но они шли очень медленно, и точно не успели бы добраться не то, что до начала действия бластеров, а вообще до того момента, как жуки сровняют Заставу с землей.
   И снова ноги Виго сработали быстрее, чем его голова - превозмогая всю боль и усталость, выжимая последнее из своих гиперусилителей, он рванул к отстающим. Уже подбегая к ним, Виго пристрели севших ему на хвост особо строптивых жуков, и не сразу понял, что догнал он Долорес и Кейси!
   - И снова ты! - вырвалось у бледного сержанта.
   - А вы все также, - пролепетал Виго, подхватывая Кейси под вторую руку. - Долорес, понеслись!
   - Осторожнее справа! - крикнула в ужасе девушка, но Виго на удивление среагировал быстро и выстрелил гранатой из подствольника под ноги жуку. Благо вид зарядов он не успел переключить.
   - Скорее, скорее! - закричал Виго.
   Танки уже не могли остановить жуков. Во время, пока переходила зарядка снарядов, анарахмы заполняли пространство и неслись вперед. Несколько накинулось на два танка и в буквальном смысле расковыряло броню машин, выдернув из их скорлупы ничем незащищенных танкистов. Их крики перекрыли собой даже взрывы.
   Виго вместе с раненным сержантом и Долорес подоспели к флаеру, когда он уже почти оторвался от земли - на грузовой трап в прямом смысле слова пришлось закидывать Кейси и запрыгивать следом, едва не угодив в лапы прыгнувших следом жуков.
   Несколько раз обдав жуков огнем бластеров, флаер набрал высоту и отправился прочь от загоревшейся Заставы, буквально в считанные мгновения заполнившейся жуками.
   По всему флаеру в разнобой лежали солдаты. Кто-то был ранен, кто-то потрясен и был не в состоянии нормально реагировать на происходящее. Повсюду сновали озабоченные медики, майор Якимов и капитан Герасименко о чем-то тихо переговаривались друг с другом. В бою погибло десять пехотинцев из уже по сути уничтоженной роты Герасименко и четверо из роты Браво. Кроме того, шестеро танкистов, в том числе прапорщик Латыпов. Теперь его уже не накажет Герасименко, грустно подумалось Виго. Вообще происходившее было чистым безумием. Местная фауна уничтожила почти сотню колониальных пехотинцев! При даже общеизвестных проблемах с подготовкой войск колонистов, это скандал на всю Конфедерацию! Да... если новости дойдут до Азуры, родители с ума сойдут от ужаса. Ну, или так хотелось думать Виго.
   После некоторых бесцельных шатаний по переполненному ошарашенными людьми флаеру Виго сел рядом с Кейси, вокруг которого собрались Долорес, Морозова, Райн и Руперт. Сержант был плох, но старался держаться. Медики успели только немного подлатать его на Заставе, сейчас же вкололи какую-то дрянь, от чего сержант чувствовал сонливость.
   - А ты у нас герой, мать твою, - высказался дядя Кейси, и его голова бессильно повисла на груди.
   - Нисколько не думал об этом, - покачал головой Виго. Только сейчас до него стало доходить, как он рисковал, и его стало мутить. Забила мелкая дрожь.
   - Парнишка у нас совсем не робкого десятка, сержант, - хохотнул Руперт, сделав глоток из фляги и снова протянув ее Виго. Однако парень отказался. Его сейчас от этого пойла только вырвет.
   - Спасибо тебе, парень, - сонно пробормотал сержант. - И Долорес спасибо! Я вас обоих приставлю к награде.
   - Обязательно, - закивал Райн. - Без Виго меня бы и еще Рому с Таллером сожрали.
   - А что теперь? Мы полетим на орбиту? - с надеждой в голосе спросила Алиса.
   На орбите располагался перевалочный пункт Звездного флота - висящая в вакууме платформа размером с пару десяток Застав, на которой располагались и ангары для эхопланов, и заправки для звездолетов, казармы и технические помещения. Было место и для нескольких плацов. Этакий летающий на орбите остров. Туда попадали перед тем как отправиться на Окус или улететь с него. Наверное, Алисе очень хотелось оказаться как можно подальше от жуков.
   - Нет, дорогая, - покачал головой Руперт, нюхая свежую сигару, вынутую из нагрудного кармана. - Во-первых флаер - это чисто атмосферный транспорт, на орбиту ему не выйти. Ну а во-вторых... теперь дела стали совсем плохи. Сначала База, теперь Застава... Как ты думаешь, что следующее на очереди?
   У Виго все похолодело внутри.
   - Варсара! - хором выпалил он и Долорес.
   Флаер приступил к снижению. До главной колонии Окуса оставалось совсем немного.
  

Капрал Утер

***

   - Турели они придумали поставить. Какие молодцы! Турели-то со всем справятся, конечно, - ворчал Джонни, устанавливая настройки на переносном ракетно-пулеметном комплексе. Я же в это время тревожно осматривал окрестные руины, поросшие низкорослыми деревьями. В наступавших сумерках в обычном спектре обзор ухудшался, а осколки домов, не говоря уже о размашистых зарослях, выросших посреди асфальта и мостовых, в объятиях залегающих с вечером теней приобретали пугающие объемы и фигуры, которые в сложившейся обстановке начинали заигрывать с воображением. А следом в душе растекался липкий, навязчивый страх. По спине тек холодный пот, поэтому медпак через какое-то время стал вводить в мой организм легкие антидепрессанты. Хотя я бы сейчас лучше хлопнул пару стаканов олеонского виски. Дрянь редкостная, но голову сносит напрочь. И все дурные мысли вместе с ней.
   И вроде бы на мне огромная куча всякого высокотехнологичного вооружения. Чего мне боятся? Сканеры, датчики, всевозможные анализаторы, не говоря уже об убийственной мощи Блейда или связки гранат. Но пятеро наших пропали. Причем совершенно просто и бесследно. А разговоры Алана об Иных теперь все меньше и меньше казались мне лишенными смысла. Особенно после моих ведений, которых так испугалась биотик Эви.
   "Я ведь не солдат Утер", - сказал Ольк. Индюк напыщенный. Надо же! Значит он какой-то особенный, а я просто хренов солдат. Значит эта девчонка может мне в мозги лезть, а в его - не получится. Типа они у него какие-то нахрен особые. Азурянские, наверное, с привкусом соли от океанов. А мои, видать, протухли в испарениях плантаций грибов на Олеоне... Хотя это я скорее пытаюсь хорохорится. Девчонка руководила мной словно куклой. Она говорила - я исполнял. У меня даже не было какого-то выбора или способа воспротивиться. Просто делал, как она хотела. Словно я сам желал поступить именно так, а не действовал под воздействием чужой воли.
   - Все, готово, - буркнул Джонни и в ответ на его слова тренога в половину человеческого роста с круглой башней, из которой торчали два ствола пулеметов и два ракетных модуля, пискнула и завертела пушками во все стороны. Через пару секунд она застыла, мигая зеленой лампочкой на своей макушке. - Подумать только. Разве могли древние допустить, что посреди Исаакиевской площади будет торчать смертоносная пушка, которая ничего живого не оставит, если сработает.
   - По-моему, это не площадь, а какая-то роща, - пожал я плечами.
   - Здесь был небольшой парк, аккуратные деревья, кустики, знаешь ли. А теперь вот природа взяла своё.
   - Интересно, сколько лет потребовалось, чтобы вообще следов не осталось? - неожиданно сболтнул я пришедший в голову вопрос.
   - Немногим более тридцати тысяч лет, - серьезно ответил Джонни, рассматривая вместе со мной окружающие руины заросли. - Ну, если вообще вся человеческая активность прервется. Тогда пройдет тридцать тысяч лет с копейками и все. Ни следа не останется.
   - Как от Алана и ребят?
   - Как от всех, кто жил на Земле, - после некоторого молчания ответил Джонни. - Не по душе мне тут. Пускай даже турели стоят через каждые триста метров, я не чувствую себя в безопасности.
   Я мысленно хмыкнул. Ага, заставили все вокруг площади пушками да пулеметами и решили, что теперь мы не преступны. А как быть с теми же руинами Эрмитажа (вроде бы Джонни это так назвал), что у нас буквально на базе? Там в каждом уголке по турели не выставить. По периметру первым делом, конечно, но... Не знаю. Никому не нравилась эта идея. И Линдси, и Шлепа, и Александр тоже скептически высказались насчет все этого. Хотя по правде говоря, тут хоть осадные танки ставь. Вообще не нужно было оставаться на этой чертовой планете, тем более на ночь. Валить отсюда и все. Но нет, умнейший Ольк решил остаться. Мол, ему нужны результаты. А пять пропавших человек - не результат, забери вас Бездна?
   Кстати, их решили искать по утру, но теперь уже действовать двумя взводами и разделившись на четыре отряда. Угадайте, в каком составе пойду я? Конечно же с Псом и Линдси, а еще Джонни, Шлепой и Александром. Уж не знаю, почему Пес не отправил в другой отряд своего верного щенка. Наверное, все больше ожидал от меня или Джонни какой-нибудь подлянки.
   - Ну что, будем возвращаться? - предложил Джонни.
   - Будем, - кивнул я. - Пока опять какая-нибудь ерунда не началась.
   - Товарищ сержант, мы закончили с установкой. Возвращаемся на базу, - доложился Джонни.
   - Принято. Возвращайтесь, - коротко ответил Пес.
   Мы с Джонни переглянулись и в темпе направились на базу. Все же не хотелось бы тоже вот так бесследно пропасть. А может быть вообще погибнуть? Вдруг эти хреновы Иные обладают каким-нибудь супероружием, способным испепелить кого угодно и не оставить ровным счетом ничего? Даже молекул - просто атомы... Хотя химический анализ все же должен был дать ответ. Частицы человеческих организмов или чего-то похожего. Бездна, что за мысли вообще?
   - Ты снова спас Линдси, - уже на подходе к первому посту, сказал Джонни.
   Я немного замедлился шаг.
   - Ну и что? - пожал я плечами.
   - Слушай, она тебя точно просто так не оставит. Всякую ерунду не слушай, ты теперь её рыцарь в сверкающих доспехах.
   - Если у Пса было больше времени, он бы сгноил меня за чистоту моих доспех. Ха-ха.
   - Я серьезно, Утер. Линдси без ума от тебя. Я думаю, если ты перестанешь кривить рожу, она завтра же окажется у тебя в койке. А вот вертихвостка Фер будет из тебя пить все соки. А еще хуже, попытается столкнуть вас с Ольком ради забавы.
   - У Олька, по-моему, есть некоторые виды на мозгоправа Эви. Интересно, она может вызывать сексуальные видения?
   Джонни повернул голову в мою сторону и склонил на бок. Я прямо даже увидел его осуждающее выражение лица.
   - Нет, ну а что? Представляешь, попросил её создать видение, что вы вдвоем на Невском проспекте...
   - Слушай, Ут, это ни хрена не смешно. Особенно в сложившихся обстоятельствах...
   - Джон, я очень ценю твое внимание к моей личной жизни, но я правда... ничего не испытываю к Линдси. Она, конечно, сексуальная штучка, но она не вызывает у меня ничего. Понимаешь? Я не воспринимаю её как женщину. Я, как и ты, вырос среди суровых самок с планеты, где о выживании мысли - совсем не последние. И Линдси по характеру напоминаем мне таких... А вот азурянки...
   - Ты гоняешься за призраками, - выпалил сначала Джонни, но затем осекся. - Ну в некотором смысле уже не за призраками. Блин. В общем, ты понял.
   - Ничего я не понимаю, Джон, - покачал я головой. - И с бабами еще все сложнее, чем с тем, что происходит последние часы на этой разрушенной планете.
   Пока мы двигались на базу, по связи взвода переговаривались отдельные двойки, докладывая об установке турелей и возвращении на исходные позиции. Вроде бы все чеканили одинаковые заученные фразы, но в голосах чувствовалось волнение. Бойцы торопились выполнить задачу и поскорее оказаться среди своих. Все же люди были стадными созданиями и, несмотря на килограммы всевозможного высокотехнологичного оборудования, все равно чувствовали себя увереннее рядом с себе подобными.
   Пройдя несколько установленных нами турелей, мы наконец-то оказались на первом блок посту. Здесь дежурили Кагон с Кириллом и Огуст с Освальдом. С последними мы обменялись взглядами. Конечно, глаз друг друга через защитные визоры шлемов мы не увидели. Но каждый что-то про себя подумал.
   Кагон молчаливо кивнул, попутно просканировав нас медицинским анализатором. Только добродушный Кирилл, картежник и знаток сотен анекдотов, не удержался от легкой подколки:
   - Ну что там, инопланетяне не объявлялись? - посмеялся он.
   - Передали, что сегодня ночью трахнут тебя в задницу, Кир, - ответил ему Джонни со смехом.
   - Только после тебя, - хохотнул Кирилл.
   Мы с Джонни и Линдси со Шлепой были на втором кольце обороны. За нами остался Александр с Лори и Псом.
   Сумерки сменились темнотой ночи.
   - Звезд не видно, - пробурчал Джонни.
   - Облачность, - флегматично добавил я.
   - Спасибо, я-то думаю, - хмыкнул мой друг. - И как наши предки жили под этим свинцом на головой.
   - А как мы с тобой на Олеоне? Там вообще-то не очень радужно.
   - Впрочем, да... Черт, закурить захотелось.
   - Мы вроде не курим.
   - Ну в общем и целом да. Но сейчас очень хочется.
   - Температура снижается, - подал голос Шлепа.
   - Внимание подразделению, - раздался голос Каменотесова. - Приказываю перейти на ночное видение.
   Я передал мысленную команду интерфейсу костюма, перед глазами коротко моргнули экраны визоров, и мир вокруг меня преобразился: примерно на пятьсот метров вокруг меня все предметы теперь выглядели почти как днем, только более резко и четко. Однако пространство в перспективе где-то на восемьсот-девятьсот метров окутывалась в легкую думку и очертания предметов смазывались.
   - Вот вроде бы мы достигли невероятных научных высот, - задумчиво стал рассуждать Джонни. Говорил он через динамики шлема, не по связи, - считай, подчинили себе даже тьму, которая веками пугала наших предков. Но все равно стоим и не знаем, что все может в какой-то момент взять и...
   - Джон, слушай, можешь заткнуться? - вскинулась вдруг Линдси. В её голосе читалось нешуточное напряжение.
   - Прости, - совершенно спокойно ответил мой друг. - Мне так просто легче.
   - Говори мне по личному, - предложил я.
   - Личные нельзя - приказ сержанта, - вставил свое слово Шлепа.
   - Слушайте, а что там делают научники? - решил я сменить тему.
   - Наверное, ищут твою девчонку, - усмехнулся Шлепа.
   - Очень смешно, придурок, - фыркнул я.
   - Не забывайся, капрал. Я все же старше тебя по званию.
   - Пошел ты на хрен, старший по званию, - с вызовом сказал.
   - Эй, эй, парни. Спокойнее, - вмешалась Линдси.
   - Послушай, Утер. Мне насрать на тебя, понял? Если ты думаешь, что с Василием в карты играю и все ему докладываю, то это твое личное дело. Хватит наезжать на меня по любому поводу.
   - Да пошел ты, Шлепа, - оборвал я диалог.
   Дальше наступило молчание. Мы просто стояли и крутили башками в разные стороны, молясь всем известным нам богам, чтобы все же пережить это время, пока научники закончат свои треклятые тесты. Черт подери, это из-за них мы приперлись в эту дыру. Из-за них вся эта кутерьма.
   - Движение, - коротко и сухо доложил Освальд. Внутри меня все похолодело. Бездна! Неужели снова?
   - Вижу, - отозвался Громов. - Где-то за пятьсот метров до первой линии турелей.
   - Это где-то у канала Грибоедова, - пробормотал Джонни.
   Я посмотрел на датчики. В этот раз точек было немного, но они как-то хаотично и беспорядочно двигались. С очень быстрой скоростью. Не прошло и минуты как заработали первые турели. На темном небе засверкали вспышки, донеслись звуки взрывов и пулеметной стрельбы. Однако затем взрывы и стрельба раздались очень близко.
   - Заработала турель из третьей линии! - уже несколько взволновано доложил Освальд.
   - Вы кого-нибудь видите?
   - Ничего не видим, нет, - ответил боец. - Но там все рвется на куски!
   - Заработали турели во второй линии на северо-востоке.
   - Теперь на юго-западе.
   - Боже мой, они же нас окружают со всех сторон, - пробормотала Линдси, прижав автомат к плечу.
   - Контакт! Контакт! - закричал, судя по сигнатурам, Александр. Следом по связи раздались хлопки. Но это стреляли не Блейзеры. Это штуки почти бесшумные.
   Меж тем на сканерах творилось что-то невообразимое: неопознанные точки появлялись и исчезали, метались так, словно они летали, а не передвигались... а может, прыгали по крышам?
   Я стал смотреть на ближайшие дома. Сначала ничего не увидел. А затем что-то мелкнуло. Кажется, у этого нечто были крылья. Но я не был уверен.
   - Контакт! Они на крышах, на крышах! - закричал я и произвел несколько очередей по крыше.
   Турель на нашей позиции резко развернулся и открыла массированный огонь по ближайшему дому - он буквально вспух и разлетелся на куски от огневой мощи, обрушившейся на него. Однако я никого не видел.
   - Где? Не вижу ничего! - кричал Джонни.
   Но я не мог ему ничем помочь. Сканеры сходили с ума.
   - Они здесь, они здесь! - чуть ли не завизжал женский голос. Кажется, это была Лори.
   - Капитан, нужно уходить. Мы ничего не можем сделать с этими... - начал было говорить Пес.
   - Я знаю. Александр, нужно уходить. Срочно. Начинаем эвакуацию.
   - Хорошо, - коротко ответил Ольк. Надо же!
   - Всем подразделениям - проследовать к месту дислокации эхоплана, - отдал приказ Каменотесов. - Отступая, прикрывать фланги.
   Понеслось. Сначала мы дождались группу первой линии обороны, затем побежали со второй к третьей. Со всех сторон что-то взрывалось, визжало, всполохи и блики ослепляли, но как-то интуитивно, практически держась друг за друга мы находили путь.
   Как я очутился внутри эхоплана, я не запомнил. Однако сердце в груди продолжало бешено стучать, и все перед глазами мелькало и вздрагивало даже когда эхоплан оторвался от земли.
   - Шлемы не снимать, - вдруг сказал Каменотесов. Я только-только собрался его стащить с головы, вдохнуть, наконец, воздуха без респираторов. Кирилл уже снял и просто махнул рукой.
   - Осторожно! - вдруг раздался крик, а в следующий миг эхоплан тряхнуло так, что меня швырнуло в корпус. Видимо под массой тел кресла сорвались и полетели в стороны. Я увидел, как Кириллу размозжило голову, кровь брызнуло мне в лицо.
   - Мы падаем, падаем! - отчаянно кричал по связи роты женский голос.
   Я не мог ни за что зацепиться, меня вместе с остальными кидало из стороны в сторону. Начало тошнить, медпак что-то вколол, но мне было трудно дышать.
   - Дж.. Джонни... - выдавил я из себя. Но его я не видел. Не помню, взошел ли он на борт. Корабль закрутило, затрясло. Кто-то пронзительно закричал.
   Удар, скрежет. Тьма.
  

Виго Мартин

***

   - Боже, сколько раненных! - воскликнула Алиса, падая от усталости на одно колено. Несмотря на стимуляторы, которые командование щедро раздало перед началом операции, пехотинцы постепенно начинали сдавать.
   Глаза Виго тоже слипались. Пятые сутки без сна - это серьезно. До этого он читал о подобном только в книгах.
   - Свет отключился, - зачем-то пробормотала Долорес, когда в помещении склада, куда снесли большинство раненных из сектора шестнадцать, погасли огни и включились красные лампы запасного энергоснабжения. Стоны несчастных людей сразу же усилились, послышались панические вскрики, призывы на помощь. Ах, если бы сейчас кто-то слышал. Где-то вдалеке громыхнул мощный взрыв.
   - Скорее всего это генератор у водостоков взлетел на воздух, - кисло проговорил Райн, раскуривая сигарету. Олеонец не курил до... этих событий.
   Виго посильнее сжал цевьё дурь-пушки. Все упорнее сужается кольцо вокруг несчастной колонии, а Звездный флот никак не может не то, чтобы прислать подкрепление, хотя бы выслать достаточно транспорта, чтобы увезти с проклятой планеты гражданское население! И уже пять суток остатки колониальной пехоты из последних сил сдерживают бесчисленную армаду анарахмов.
   - Так, рота, слушай мою команду, - раздался грубый голос старшего сержанта Кейси. - Выдвигаемся в сектор семнадцать...
   - Семнадцать?! - воскликнула вдруг Долорес. - Да он весь кишит тварями! Мы только что оттуда привели раненных!
   - Заткнись на хрен! - резко оборвал ее сержант. - Сейчас там закрепилась рота Родмана. Они прикрывают отход танков. Нам необходимо помочь, пока не наладят гидравлику и не запечатают вход в шестнадцатый сектор. Тогда можно будет поспать...
   - Слышали мы уже эти сказочки, - забурчал Райн, предусмотрительно отключив общую связь. - Так с каждой перегородкой говорят, а затем насекомые прорывают тоннели прямо у нас под ногами.
   - Нет, шестнадцатый находится уже в границе кратера. А тот на несколько километров в глубь состоит из валидия, - отстраненно проговорил Виго, покидая склад и стараясь абстрагироваться от криков раненных гражданских. Раненных пехотинцев среди них не было. Всех, кто получал раны по возможности отправляли в мобильные медпункты. Современные автоматизированные системы быстро латали раны, пришивали новые искусственные конечности, а также заделывали дырки в скафандрах за считанные минуты. Все, кто успел побывать в таких, говорили, что ничего даже почувствовать не успеешь...
   - Так, клоуны, чего идем в развалочку? - недовольно заворчал по связи Кейси. - Я даже на сканерах вижу, как медленно передвигаются ваши задницы. Шевелись, мать вашу. Или вы совсем устали от войны? Встречаемся у выхода из шестнадцатого сектора через пять минут. Бегом марш!
   Виго, скрипя зубами, как и всем в его отделении пришлось подчиниться. Тело уже действовало на автомате. Признаться, пробыв в скафандре так долго, он уже чуть ли не чувствовал свою броню как кожу.
   Варсара размещалась в кратере упавшего метеорита, а также вокруг него: разделенная на сектора в виде шестиугольников, грани которых представляли собой стены из многослойной функциональной брони, колония шестнадцатью секторами находилась внутри кратера - это были в основном торговые и развлекательные центры, бары и ночные клубы, частично районы дорогостоящих жилищ и нескольких научных заведений, а еще двадцатью тремя раскинулась за границей кратера. Именно за эти самые двадцать три шла неравная схватка последние пять дней. По исчислению Азуровских суток, естественно.
   Пробегая мимо одной из улиц, Виго остановился, увидев лежавших на термотере (особое полимерное покрытие дорог, не разрушавшееся под механическим воздействием) двоих пехотинцев.
   - Эй! Сюда, здесь раненные! -крикнул Виго в голос, подняв защитное стекло, не пользуясь взводной связью. Подскочив в бойцам, молодой человек сразу же включил биосканеры - бойцы были живы, но показатели их жизненной активности были почти на нуле. Мозг еще работал, а вот все остальные части тела отказали. Сердце едва билось. При этом, видимых повреждений на скафандрах не имелось.
   - Виго, что там у тебя? - недовольно спросил Кейси на частоте роты.
   - Товарищ старший сержант, двое бойцов из отделения сержанта Хармса, без сознания, почти при смерти. Похоже отравление стимуляторами...
   - Черт бы вас всех побрал, - заворчал сержант. - Включай медицинские маяки и бегом к нам! Почти вся рота собралась, только твоего отделения нет еще!
   Ну, отделением это было трудно назвать. Всего шесть человек осталось в строю: сам Виго, Долорес, Алиса, Райн и два парня из Роты Браво - Нэш и Рико. Причем все были рядовые. Командовал отделением сам Кейси, совмещая должности командира роты и своего третьего отделения. Виго же просто транслировал его указания, если можно так выразиться.
   - Командир, медики могут не успеть, ребята в очень плохом состоянии... - начал слабо возражать Виго.
   - И что ты, мать твою, предлагаешь? Подождать миллиону с лишним жуков, пока ты этих бедолаг в лазарет сводишь? Ты вообще в своем уме? У нас еще сто тысяч гражданских торчит на земле, а вояк осталось - три сотни! Думай головой, на хрен! Включай им маяки и чтоб через десять секунд был у ворот!
   Сержант был прав. Если удастся перекрыть вход внутрь кратера, у остатков пехоты и колонистов еще останется шанс выжить. Если, конечно, Звездный Флот хоть немного нарастит темпы эвакуации.
   Щелкнув несколько клавиш на откидной панели, располагавшейся на предплечьях скафандров раненных, Виго поспел к своим. Чуть поодаль от него действительно стояли члены его отделения. Подняв щитки, они озабоченно смотрели на него. Приказа ждут что ли?
   - Двинули, а то Кейси по заднице нам врежет, - сказал Виго. Впрочем, это ни у кого особого энтузиазма не вызвало. Хоть двадцать раз по заднице и еще куда-нибудь. Только не в эту мясорубку...
   Если раненным парням повезет, медики довольно быстро вышлют спасательные зонды - небольшие трехместные роботы-перевозчики. Находят раненных по маякам, подбирают с помощью длинных подвижных клешней и аккуратно кладут в отсеки. Ну а потом доставляют либо к мобильным медпунктам, либо в медсанчасти. Однако все хорошо выглядело лишь в теории. Раненных среди гражданских было очень много, поэтому все силы и техника медицинского персонала сейчас была загружена не хуже горстки пехотинцев, пытавшихся пять суток спасти жизни полумиллионному городу.
   Подбегая к воротам, Виго наткнулся на гору трупов анарахмов, запрудивших дорогу, а также несколько водных каналов, проложенных внутрь кратера. Именно здесь находились водостоки и генератор. Вот как раз и здание, в котором размещался последний - объято пламенем и искрится током из оголенных проводов. Рядом полыхает то, что некогда было танком, а также несколько останков пехотинцев. А точнее их скафандров.
   - Нихрена себе, - пробормотал Райн.
   - Твари поперли через водостоки, - пояснил вышедший из дыма Кейси. - Пока местные техники додумались все же перекрыть их люками, сюда набежала куча жуков. Одни буквально разодрали танк, добравшись даже до снарядов. Вот они и сдетонировали.
   - Понятно, - пробормотала белая как смерть Долорес.
   - Ладно, всем быть на чеку, - скомандовал Кейси, поведя остаток своей роты в громыхавший взрывами и выстрелами вперемешку с визгом анарахмов семнадцатый сектор. Бездна! Снова в эти ужасные места...
   Когда остатки пехотинцев прибыли на Варсару, колония еще находилась в безмятежном спокойствии. И даже несмотря на поднятый израненными воинами кипишь, колонисты еще несколько часов бесцельно бродили туда-сюда, не до конца понимая всю степень грозившей опасности.
   А затем появилась волна. Точно также, как при нападении на Заставу. Просто из-за горизонта возникла огромная темная полоска, принявшаяся постепенно расширяться, затем приобретать объем и сверкать сотнями тысяч застроенных клешней. К этому времени остатки колониальной пехоты уже были готовы к встрече - более крепкие и толстые стены из многофункциональной брони выдержали натиск анарахмов, а тяжелые плазменные турели вместе с огнем двух десятков осадных танков дали некоторое время на спасение приграничных районов.
   Однако сил пехотинцев было слишком мало, чтобы защищать огромную площадь атаки жуков. На нескольких участках вообще работали только автоматические турели. От перепрыгивания тварями через стены помогали плазменные заградители, превращавшие гадов в пыль. Однако анарахмы были очень настойчивы и, как оказалось, еще и сообразительны. Мало того, что они постепенно ковыряли стены, в мерзкие головы пришла мысль еще и устраивать подкопы. Не прошли и первые сутки, когда в сектор двадцать семь из-под земли ворвались первые жуки. Там не было пехотинцев, только не успевшие уйти гражданские и часть спасателей, помогавших колонистам быстрее собираться... Когда к воротам подошла рота Кейси, они смогли лишь некоторое время продержать ворота открытыми, позволив спастись жалкой кучке гражданских. Женщины, дети, кто-то из ученых, все в крови и в слезах. Многие впервые вообще видели смерть...
   И следом понеслась чехарда. То из одного, то из другого сектора приходили донесения о прорывах. Пехотинцы кидались из стороны в сторону, прикрывая отход танков и не успевших убраться колонистов. Естественно не успевали, конечно же в последние мгновения уходили из-под сокрушительной лавины вырывавшихся из-под ног жуков. Адреналин и стимуляторы придавали скорости в мыслях и действиях. Но вот столько смертей...
   Виго соврал бы, если б сказал, что уже успел привыкнуть. Нет. Мозг просто не успевал все обработать. Битва не прекращалась - краткие промежутки на перекур или перебежку, а так постоянный грохот орудий, крики, толпы бегущих вокруг людей, а также кровища и слизь, куски плоти и внутренности. Ночью еще все это преставало темно-зеленой кашей, а вот днем... Думается, в эти краткие на Окусе часы люди молились о скором приходе ночи. И хотя были постоянно перебои с электричеством, фонари и прожекторы внутри секторов работали через один, лучше уж было бежать в слепую, чем видеть под ногами разорванные тела, и не только взрослых.
   На третий день с орбитальной базы прибыли штурмовики. Однако их было так мало, что их бомбежки причиняли врагу вреда не больше, чем укусы сантиметрового жука для мастодонта. Иногда они могли накрыть тот или другой квартал сектора, когда требовалось перебежать из его одной стороны в другой. Порой они даже накрывали весь сектор всепожирающим огнем своих бомб. Однако это не сильно помогало. Жуки облепили Варсару со всех сторон. И лезли во все щели, а если не находили, то делали новые.
   Один раз командиры пехотинцев перехитрили сами себя. Поставив в двадцать третьем секторе заслон из десяти танков, они начали накрывать шквальным огнем двадцать четвертый, предполагая вынудить жуков либо возвращаться в двадцать пятый, либо обходить через двадцать шестой в двадцать четвертый - у входа из двадцать шестого как раз сконцентрировали основные силы пехоты. Именно там была потрепанная, но все еще сильная рота Кейси. К этому времени в двадцать втором скопилась огромная толпа колонистов, многие из которых умирали от ран и валились прямо на дороги, мешая движению. Термотера стала скользкой от крови.
   В итоге жуки не стали обходить и просто рванули на пролом, сосредоточив почти всю свою массу на одном секторе. Запоздалая поддержка с воздуха не принесли плодов - только разбомбила несколько генераторов, лишив автоматические турели во всем двадцать третьем секторе питания. Пока рота Кейси в спешном порядке шла на перерез армаде, на практически беззащитные танки навалились сотни жуков. Хотя у осадок есть орудия ближнего боя, в жуткой тесноте и когда в броню бьются со всех сторон, эти орудия особого толка не имеют. В итоге, начали детонировать боекомплекты из разодранных клешнями машин. Осадками командовал майор Якимов. Он погиб один из первых. Почему его командирский танк стоял на краю, а не в окружении других танков - загадка.
   В общем, пока танки отходили, семь штук из них взлетело на воздух. Роте Кейси тоже досталось. Пока добрались до ворот, двадцать пехотинцев жуки разорвали в клочья. Если бы не Райн - Виго постигла бы та же участь. Парень отстал от общей цепи, жуки облепили его со всех сторон, однако Райн буквально ворвался в толпу, расшвырял нескольких руками при помощи усилителей (олеонская сила плюс усилители - это мощь) и затем в два ствола вместе с Виго расчистили путь к своим. Они едва успели, прежде чем ворота в двадцать второй сектор закрылись... Но затем начался ад.
   Людей в секторе скопилось очень много, всех обуяла страшная паника - гражданские всеми силами пытались вырваться из толпы, кто-то лез даже на стены. Парочка людей сгорела при случайном попадании на плазменные барьеры. А жуки тем временем копали нору и справились с этим очень быстро.
   - Бросайте в дыру гранаты! - заорал Кейси, когда первые твари разорвали термотеру и выскочили наружу. Буквально в ста метрах от огромной кучи людей.
   Пехотинцы расстреляли авангард жуков и забросали яму гранатами. Земля содрогнулась, и на время проход жуков обрушился. Но затем стали появляться одновременно не одна, а сразу две, три, четыре новые ямы. Вскоре все гранаты у пехотинцев закончились. Очередная атака штурмовиков уже на двадцать третий сектор ничего не принесла. Рота Кейси несла потери и отступала. Жуки рвались уже из не меньше десятка ям, неслись по улицам, обхватывали колонистов со всех сторон. Виго навсегда запомнит эти крики...
   Помогли отчасти оставшиеся невредимыми осадные танки, частично штурмовики, а также рота Родмана и капитана Герасименко. Последний и еще полковник Далтон - остались единственными высшими командирами. Правда, Далтон во всем доверялся Герасименко. Сам он ни разу не был в бою, всю свою жизнь просидел на Варсаре и занимался в основном хозяйственным обеспечением колониальных войск. За сим, доблестный полковник остался сидеть у себя в кабинете в пятом секторе. Так что на поле боя теперь всем командовал Гарасименко. Еще два капитана погибли в боях. Остальное же командование бесследно сгинуло на Базе.
   Да... Мег. Признаться, Виго совсем не вспоминал о ней. Не было времени, не было даже сил на эмоции. А еще ко всему прочему эти проклятые стимуляторы. От их применения какие сутки подряд начинала ехать крыша. Такое чувство, словно тело существовало отдельно, а мозг отдельно. Скорость мысли зашкаливала, а уж движения и реакция... Но на пятый день это начинало сводить с ума.
   Виго в свободные минуты постоянно пытался собрать воедино все мозаики своей небольшой жизни. Всего год назад он был студентом престижной академии истории и социальных коммуникаций, полгода назад - зеленым салагой в казарме на КМБ, месяц назад - влюбленным, две недели назад - самым счастливым человеком, а сейчас - уже ветераном войны с жуками.
   Да, именно войны. Не были ни одного солдата на Окусе, кто бы усомнился в этом. За прошлые десятилетия ветеранами объявлялись десантники и морпехи, побывшие в стычках с пиратами, а здесь.... Идет масштабная война с тварями, которых раньше воспринимали просто как местных животных. А теперь чуть ли не миллионы гадов целенаправленно нападали на военные объекты и поселения людей. Что бы это ни было, пусть даже треклятые инопланетяне, очевидно целенаправленное проведение самых настоящих боевых действий.
   - Сержант Кейси, - раздалось по общему каналу связи. Виго сразу узнал - лейтенант Родман. - Как слышите меня? Прием!
   - Слышим хорошо, мы в нескольких кварталах от вас, - ответил сержант.
   - Прошу вас ускориться. У нас становится жарко, мы потеряли два танка. Рискуем потерять... - раздались помехи и Родман замолчал.
   - А ну-ка ребята, прибавим ходу! - крикнул Кейси.
   Солдаты активировали усилители и понеслись через заваленные трупами людей и жуков кварталы. Повсюду пылали разбитые штурмовой авиацией дома, дымились искореженные руины технических сооружений, попался также раскуроченный взрывом и обгоревший танк с лежащими вокруг него неподвижными телами солдат. Слава богу стояла ночь, и все предметы вокруг в зеленом спектре были лишены ужасных деталей и подробностей.
   Рота Родмана и оставшиеся в строю танки заняли позицию между двумя объемными складами, сходящимися одними концами друг к друг, а другими расходящимися в сторону. Таким образом образовывалось подобие горлышка бутылки - с одного конца было широкое пространство, а в месте схождения домов - узкое. Первое полностью простреливалось танками, а вот второе оборонялось в основном пехотинцами. Рота Кейси как раз подошла с этого конца.
   - Огонь по тварям! - заорал сержант и бойцы зажали спусковые крючки дурь-пушек.
   Толпы жуков, осаждавших здания, в миг превратились в кучу разорванных на куски тел, источавших зловонную жижу.
   - Прикрыть проход справа, - скомандовал Кейси, приказывая солдатам перенаправить огонь на новую партию анарахмов, появившихся из-за здания. Пока что их натиск не был очень силен, поэтому огню дурь-пушек удавалось быстр уничтожить новое пополнение жуков.
   - Сержант, у нас патронов обоймы на три, - крикнула вдруг Долорес по общему каналу связи.
   - Знаю, черт бы вас всех побрал! - крикнул Кейси. - Виго, твою мать, отойти от колодца. Чего там встал? Сейчас выпрыгнет оттуда тварь какая-то и ласты склеишь. Родман! Выводи хреновы танки!
   - Вы контролируете проход? - тут же спросил лейтенант. Странно, Виго показалось, что его голос осекся при прошлом сеансе связи ввиду... Хотя, кто его знает. Родман этот был вообще очень странным парнем. Все помнят, как он чуть не бросил остатки Роты Герасименко на Базе.
   - Можно и так сказать. Двигайте задницами, пока сюда не рванула вся их чертова стая! - заорал Кейси, расстреливая в упор очередную партию жуков. Одна из тварей умудрилась се же подобраться к одному из бойцов в плотную и ткнуть его своей клешней. Удар получился удачным и пробил скафандр. Воин заорал и завалился на бок.
   - Медик! Нам нужна мобильная медчасть! - подавилась воплями Алиса, уничтожив прыткого жука и подскочив к раненному.
   - Какой медик, мать твою? Дура! - Кейси кричал в ярости. - Райн! Хватает раненного, будешь отводить его на...
   Неожиданно из упомянутого Кейси колодца, а точнее сооружения водозабора с люком, с грохотом вырвалась целая стая. Первые два выскочивших жука, воспользовавшись общим замешательством, подскочили к раненному бойцу и в считанные секунды изрешетили его смотровое стекло ударами клешней. Бульканье убитого заполнило канал ротной связи. Виго не успокоился, пока не перестрелял всех выскочивших гадов и не перекрыл лаз одной из последних оставшихся у него гранат.
   Шокированная Алиса опустила оружие и тупо стояла, не в силах пошевелиться.
   - Эй, - дернул ее Виго, подняв щиток. - Битва в самом разгаре. Это не первый и не последний. Соберись. В любой момент можем оказаться на его месте.
   Алиса стекло не подняла, но все же взяла автомат и принялась стрелять.
   Тем временем первые танки стали покидать позиции. Позади них что-то яростно громыхало и взрывалось, в разные стороны летели раскаленные пули дурь-пушек.
   - Начинаем отход, Кейси, - сообщил Родман. Он говорил очень спокойно, словно сидел в теплом кабинете, а не сражаться в гуще врагов. - Мы замыкающие, вы закрываете танки. Мочите из всех стволов, не давайте гадам пробраться к машинам.
   - Понял тебя, - ответил Кейски сквозь зубы. - Что с авиацией?
   - Как только покинем позиции начнет накрывать сектор поквартальным огнем.
   - Рота, пропускаем танки вперед. Виго, ты и твое отделение прикрываете правый фланг. Я и отделения Артема и Саливана - левый. Отсюда больше всего прут. Ах, твари! - Кейси едва увернулся от прытко бросившегося на него врага, тут же превратив его несколькими пулями в кучу истекающего жижей фарша. - Вперед!
   Когда танки начали выходить из узкого проема, в котором заняли круговую оборону бойцы Родмана, жуки бросились вперед словно ненормальные. Виго был готов поклясться, что гады совершенно очевидно либо поняли намерения людей, либо тот, кто ими управлял отдал совершенно очевидный и недвусмысленный приказ - уничтожить любой ценой.
   - Проклятье, у меня патроны заканчиваются! - завопила по связи Алиса, перезаряжая свой автомат.
   - На, я подхватил парочку, - тут же отозвался Нэш и протянул девушке две обоймы.
   Алиса неуклюже попыталась одним махом схватить их, но не удержала одну - та упала на термотеру. Нэш по инерции нагнулся, чтобы поднять и тут на ним пролетел жук, всей массой толкнув Виго и хорошенько саданув одной из своих клешней ему по плечу. Удар был столь удачный, что пробил броню и добрался до тела бойца. Рядовой тут же потерял всякий контроль от ослепительной боли и закричал, забыв даже про связь.
   Жука тут же уничтожил Нэш, но Виго уже упал на одно колено, стараясь совладать с собой, пока работал личный медпак.
   - Держать строй, держать, - прорычал он подбежавшему Нэшу. - Сейчас всех перебьют...
   И правда, пока из огневой линии выбыло два бойца жуки оттеснили остальных, пробравших к одному из танков. Их, конечно, успели тут же прикончить Долорес с Райном, но пару зазубрин на броне первых машин анарахмы успели оставить.
   - Кто там командует танками, вашу мать? - заорал по общевойсковой связи Кейси. - Мы несем потери, шевелитесь!
   - Сержант, соблюдайте субординацию, - тут же последовал ответ хриплого голоса.
   Виго от удивления даже не секунду отвлекся от боли. Руперт?
   - Руп, шевелись, иначе я оставлю твой зад здесь на расчленение гадам. У меня уже трое погибших, четверо ранены. Скорее! - не сбавляя дерзости в голосе, крикнул Кейси.
   - Да пошел ты, мать твою, - ответил ему техник-прапорщик, а теперь еще и танкист. - Я бы сейчас с удовольствием бухал в первом секторе вместе с другими технарями, но я здесь. Быстрее осадные пушки не складываются.
   Когда личный медпак подействовал и на месте раны наносеть, встроенная в скафандр, наложила повязку из прочного пластыря, предварительно остановив кровь впрыскиванием специального коктейля, Виго смог снова вернуться в строй.
   Отходившие танки, сложившие длинные стволы осадных орудий вдвое теперь били через головы пехотинцев из двух пушек поменьше, расположенные по краям башни. Снаряды имели куда меньший радиус поражения, но все помогали несколько сдерживать поток. Хотя при этом сносились дома, а иногда несколько домов, высвобождая площади для действия жуков, но было уж лучше так, чем пытаться сдерживать тварей огнем стрелкового оружия.
   Постепенно танки вышли со своей позиции и, растянувшись в линию быстрым ходом двинулись к шестнадцатому сектору. Жуки отреагировали мгновенно и вместо того, чтобы атаковать колонну только с хвоста, принялись быстро передвигаться по смежным улицам, стараясь обогнуть колонну с головного танка, уничтожить его и зажать отходящие войска в клешни.
   Танки били по врагу не переставая, уничтожая каждым выстрелом десятки анарахмов. На бегу пехотинцам стрелять получалось не очень эффективно, тем более что скорость передвижения танков возросла многократно и пришлось использовать гиперусилители.
   Неожиданно отстала Алиса. Виго это понял, когда уничтожил очередную пачку жуков и обнаружил за собой только двух бойцов.
   - Алиса! Где ты? - вызвал он ее по связи.
   Девушка не ответила. Общий боевой лог не передавал данных о ее гибели.
   - Где Алиса? - крикнул Виго пробегавшей мимо Долорес, но та даже не отреагировала, а просто пронеслась мимо.
   Следом был Райн.
   - Она была только что за мной, не знаю, друг не знаю!
   - Черт бы вас побрал! - заорал Виго, быстро возвращаясь обратно и попутно уворачиваясь от мчавшихся на встречу танков и несшихся во весь опор пехотинцев.
   - Алиса, ответь! Алиса! - Виго не мог до конца объяснить себе, почему вдруг сорвался искать девушку. Просто, она была из его взвода... Она сказала ему, что надеется на него. Еще там, на Базе... Черт подери, Кейси сказал ему, что это его отделение!
   Вдруг кто-то вскочил из-за одного из горящих домов, безостановочно паля из автомата. На бойца наседала целая стая жуков. И в какой-то момент у воина закончились патроны. Просто дурь-пушка перестала выплевывать пули и все. Солдат бросил автомат и помчался на утек.
   У Виго не осталось сомнений.
   Прикрыв огнем убегавшего пехотинца, Виго подскочил к нему и резким рывком повернул к себе. Защитное стекло тут же открылось и на Виго посмотрела заплаканная Алиса.
   - И что молчим? - строго спросил он.
   - У меня связь, связь, Виго... - девушка рыдала. - Меня свалил жук, повредил связь, боже... Он тащил меня в самую гущу, я отбилась. Никто мне не помогал, никто. Теперь еще автомат...
   - Хватит! - грубо оборвал Алису Райн. - Впереди меня бегом, щиток не опускать. Я прикрываю. Пистолет при тебе? Хорошо. Используешь в крайнем случае. Беги за танками. Быстро! - последнее слово Виго сказал резко и даже подтолкнул Алису. Девушка понеслась со всей мощи, что могли выжать из себя гиперусилители.
   Дальнейшие несколько десятков минут пролетели совершенно незаметно. Выстрелы, взрывы, истошные крики по каналам связи, светлые и темные объекты в зеленом спектре ночного видения... Происходящее смешалось в одном мареве. Виго очнулся только когда его с силой тряхнул взрыв, разорвавший одно из зданий прямо у входа в шестнадцатый сектор.
   - Бойцы! Занять позиции у ворот, - командовал Кейси. - Прикрыть отступающие танки! - в такт его словам где-то в двухстах метрах от ворот взорвалась одна из машин. Погибший экипаж как раз только вышел на связь, собираясь сообщить что-то экстренное, но затем последовал только вопль...
   Виго не сразу обнаружил свое отделение. Алиса сидела у ворот, подняв щиток, и откровенно плакала. Над ней навис Нэш, что-то усердно пытаясь объяснить. Долорес стояла неподалеку, опустив автомат и подняв смотровое стекло - ее глаза уставились в пустоту. Только Райн и Рико стояли с пушками на изготовку.
   - Встать в строй, - коротко сказал Виго. Однако на его слова никак не отреагировали девушки и Нэш. - Я сказал, встать в строй! - заорал он тогда, подняв стекло и подскочив к сидевшей Алисе. Нэш тут же схватил его за плечо:
   - Ты чего раскомандовался-то? - грубо спросил он, но Виго неожиданно оттолкнул его и с сильной ударил кулаком грудь. Боец не удержался и упал на термотеру. Кольвенский тут же нацелил на него автомат.
   - Я сказал, встать в строй, - прошипел он в бешенстве.
   - Виго, прошу тебя, - тут же очнулась Алиса и поднялась на ноги.
   - В строй, рядовой Морозова, - угрожающе повторил Виго. Он не мог объяснить причину своей агрессии, возможно, это было побочным явлением стимулятора, от которого многим сносило крышу. А может, просто горячка боя.
   - Твари наступают, бойцы, - раздался голос Кейси. - Прикрыть подходящих пехотинцев Родмана!
   - У меня нет автомата, - жалобно пролепетала Алиса.
   - Значит, будешь сражаться голыми руками, - рявкнул Виго. - Огонь по тварям!
   Приказу никто не сопротивлялся. Сначала опешивший Нэш безропотно поднялся на ноги, встал рядом с Райном и принялся стрелять по лезшим из всех щелей жукам. Последние два танка только-только проскочили мимо ворот, когда следом добежали остатки роты Родмана. Их было не больше тридцати бойцов...
   Жуки наступали. Их едва сдерживал шквальный огонь занявших позиции у ворот пехотинцев. Спустя пару минут к огню пехоты присоединились танки, перешедшие в осадный режим. Взрывы их чудовищных бомб разрывали охваченные огнем строения колонии и сотни жуков на куски.
   - Почему так долго? Почем не закрывают ворота? - запротестовал Райн, прекратив стрелять. - У меня патроны закончились!
   - У меня тоже, - доложила Долорес.
   - Кто отвечает за ворота? - яростно спросил Виго, увидев, как обозначавший число зарядов в его магазине дисплей на ствольной коробке автомата тревожно замигал, предупреждая об истощении боезапаса.
   - Техники не справляются, у них что-то заело... - послышался ответ Кейси. - Товарищ Капитан, что происходит?
   - Слушай мою команду бойцы, - громко и четко заявил капитан. - Всем зайти в сектор шестнадцать, занять позиции на стенах. Никому более не оставаться в проходе.
   - Что вы делаете? - недоуменно спросил Родман.
   - Лейтенант Родман, назначаю вас за главного. Для меня же этот бой будет последним. А ну разойдись в сторону!
   Виго успел оттолкнуть Алису в сторону, когда мимо них на огромной скорости промчался двуногий эхолет - человекообразная машина, только без головы. Достаточно старое, примерно как скафандры колониальных пехотинцев оружие, сейчас могло очень здорово помочь. Вооруженная до зубов пятиметровая машина имела отсек в своем "животе" для оператора, а также клешни с многофункциональными орудиями - ножами пилами. В качестве оружия на плечах у меха были ракетницы, на голове - три многоствольных пулемета. Еще по три таких были на руках, а на ногах еще имелись мелкокалиберные пушки.
   - Ну что твари, идите сюда. Сейчас дам вам отведать настоящей боли! - зарычал Герасименко. - Всем держать ворота!
   И волна жуков бросилась на одинокий эхолет, заставший на склоне кратера. Надо сказать, Виго до сих пор смутно помнил то, что чувствовал в тот момент. Понятно, что глубокое уважение к жертве командира, фактически закрывшего грудью остатки свои солдат. Но что-то было еще. Бесконечная жалость к хорошему человеку, которого судьба не наградила деньгами или известностью, не пожала руку на пьедестале и не вручила медаль победителя. Нет. Она уготовила ему смерть в лапах тысяч кровожадных насекомых-переростков на глазах тех, кто ничем не мог помочь, кроме как умереть рядом. И, кажется, Виго двинулся уже на помощь капитану, когда его аза руку дернул одноглазый механик Руперт.
   - Не надо, сынок, - молвив он и отхлебнул из своей фляги. - Не нужно делать его смерть напрасной. Стой смирно.
   И Герасименко действительно не собирался отдавать свою жизнь просто так. Запалив из всех стволов, он на некоторое время оставил бешенную орду. Жуки лопались от попаданий крупнокалиберных пулеметов, взрывались - дохли сотнями. Но как и прежде: даже и не собирались отступать.
   - Закрывайте чертовы ворота! - проорал по общему каналу связи Герасименко, когда натиск жуков стал нарастать с новой силой. Пехотинцы, у кого еще остались патроны, старались поддерживать капитана огнем. Били еще осадные танки. Но анарахмы сосредоточили всю свою мощь на узком участке колонии.
   Несколько секунд ничего не происходило. Но затем створки заскрипели, заскрежетали и стали медленно закрываться.
   - Капитан, ворота двинулись, уходите! - крикнул Кейси.
   - Отставить, держать строй! - прокричал Герасипенко, уже почти в упор расстреливая наседавших жуков. - Закрывайте, мать вашу!
   Двери закрывались. Капитану оставалось жить не больше минуты. Виго смотрел и внутри весь умирал от того, что ничего, ну ничего не может сделать! Почему? За что? От чего?
   Выхватив пистолет из грудной кобуры своего скафандра, Виго принялся стрелять в ближайших к капитану жуков. Но вскоре патроны и в нем кончились, а капитана захлестнула орда. Она просто поглотила его, а следом в разные стороны полетели отдельные части и орудия эхолета, последовала вспышка и окружающий мир утонул в грохоте взрыва - Герасименко активировал самоподрыв эхолета. Следом закрылись ворота.
   Несколько минут никто не понимал, что произошло. Солдаты стояли на стенах и таращились на бьющееся внизу море жуков, а затем один из другим стали падать на смотровые площадки, открывать защитные стекла, раскуривать сигареты. Виго просто опустился около ворот, открыл щиток, уставился в темное небо Окуса. К нему подошла Алиса. Все её лицо было мокрым от слёз. Она опустилась рядом с Виго на колени и уткнулась ему в грудь. Скафандр, конечно, не позволил девушке прикоснуться к валидиевой броне Виго из-за задней неподвижной стенки шлема, но даже имитация обычного человеческого обмена эмоциями была достаточной для рядового Морозовой. Виго положил ей руку на плечо.
   - Ничего, скоро эта ночь закончится, - пробормотал Кольвенский.
   Подошел Райн, сел рядом, задымил. Без лишних слов он протянул сигарету Виго, подкурил. Следом он раздал курево Нэшу и Рико. Парни с белыми, отсутствующими лицами присели рядом. Все молчали и смотрели в пустоту.
   Но кого-то не хватало. Виго начал оглядываться, осторожно отодвинул плачущую Алису. Долорес? Где Долорес?
   Виго вскочил на ноги. Девушки у ворот не было. Кольвенский покрутился в разные стороны, опустил затем щитов, включил ночное видение и только тогда увидел фигуру на стене. Она стояла почти у самого барьера. Близко. Слишком близко.
   - Долорес! - истерично закричал Виго. - А ну стой!
   Активировав гиперусилители, рядовой взлетел на стену, схватил девушку за руку и попытался отодвинуть от лазерных барьеров, но она неожиданно резко уперлась.
   - Отпусти, не трогай! - взревела девушка. - Я сказала отпусти!
   - Нет, Долорес, черта с два! Я не позволю!
   - Да кто ты такой, мать твою?! - взбесилась Долорес и попыталась ударить Кольвенского прямо в защитный щиток, но Виго успел уклониться, бронированный кулак только скользнул по стеклу. Далее рядовой подставил девушке подножку, потянул за все еще сжимаемую руку Долорес на себя и повалил её животом вперед. Долорес не удержалась на ногах и упала. Виго следом придавил её ногами в поясницу к смотровой площадке стены.
   - Что ты делаешь? Не смей. Не смей! - визжала Долорес.
   - Виго, что происходит? - обратился по связи Кейси.
   - Попытка самоубийства, товарищ сержант, - сквозь зубы ответил Виго, с трудом удерживая брыкающуюся девушку.
   Согласно еще выученным на КМБ инструкциям для таких случаев он принялся открывать крышку коммуникатора на предплечье скафандра Долорес - в нем есть доступ к личному медпаку бойца. Девушка нещадно дергалась, поэтому выполнить задачу с первого раза не получилось, как и со второго и третьего. В какой-то момент это получилось, тут же загорелся дисплей с доступными командами. Виго с трудом, но выбрал медпак и ввод успокоительного. Спустя пару секунд Долорес перестала дергаться, обмякла. Кольвенский перевернул её на спину. Глаза девушки были немного прикрыты, словно она только что проснулась. Но дышала.
   К встающему с колен Виго подскочил сержант Кейси и Райн.
   - Какого хрена? - прорычал Кейси.
   - Кажется, у неё сдали нервы. Я еще в бою заметил... - тяжело дыша ответил Виго.
   - И что теперь с ней делать? - пробурчал сержант.
   - По-хорошему, нужно вызвать медчасть, - неопределенно сказал Кольвенский. Но сержант посмотрел на него сердито:
   - Это тебе надо вызвать медчасть желательно с составом психиатров, мать твою так. Ты хоть видишь, что происходит сейчас? - прорычал Кейси.
   Виго оглянулся. Вокруг стен лежало множество раненных солдат. Кто-то из них пытался самостоятельно решить проблемы с помощью инструментов и шприцов из индивидуальных аптечек, кто-то полагался на встроенные в скафандры медпаки и их исцеляющие и бодрящие эликсиры со стимуляторами. А многие лежали, просто истекая кровью - хорошо, если над ними колдовал кто-то из своих. Ни одного медика не было видно.
   При этом по всему шестнадцатому сектору сновали толпы кричавших и рыдающих колонистов. Проходы в глубь колонии были забиты теми, кто пытался скорее добраться до спасительного транспорта. Он должен был начать прибывать скоро. Должен был.
   - А что случилось со всей медсанчастью? - недоуменно и обескуражено пробормотал Виго.
   - Не справляются, - покачал головой Райн. - Ребята из 17-й роты говорили, я слышал. Там на куски разодранные колонисты друг на друге лежат. Можно, конечно, отнести Долорес туда, попробовать договориться.
   - О чем, хрен вам в зубы? - глаза сержанта расширились. - Об успокоительной терапии и чашке горячего чая? Вы охренели, мать вашу? Да нас осталось не больше сотни с пятью танками на всю мать её колонию. Мне нужен каждый солдат. Виго, чтобы быстро привел свою подругу в чувства, а то я, мать твою, пристрелю её, ей богу. Райн, со мной живо в арсенал пятнадцатого сектора. Возьми еще кого-то. Там должны были еще остаться патроны.
   Кейси зло развернулся и быстро спрыгнул со стены. Райн дернул бровью, мол, сам понимаешь, друг, и последовал за сержантом.
   Виго тяжело вздохнул, взял Долорес под мышки и с не дюжей помощью ручных усилителей передвинул закованную в тяжеленую броню девушку ближе к стене и усадил. Она не сопротивлялась, словно находилась в легком дрёме.
   Выбрав на её коммуникаторе функцию введения небольшой дозы стимулятора, Виго после недолгих раздумий ввел кнопку использования. Боже, что с её несчастным организмом сейчас творится. Если сам Виго после стимуляторов ловит психозы, то что с ней будет после еще дополнительных доз успокоительного и стимулятора?!
   Через считанные секунды глаза девушки полностью открылись, она захлопала ресницами, поводила головой из стороны в сторону, затем её взгляд остановился на обеспокоенном лицо Виго и в миг потускнел. Долорес отвернулась в сторону. На неё лице застыло выражение то ли обиды, то ли смущения.
   Виго сначала моча посидел рядом, затем встал и посмотрел за стену. Все это время безостановочно работали плазменные турели, выжигая сотни жуков, столпившихся под стеной. Они все прибывали и прибывали. И так в каждом секторе вокруг кратера, в котором находилась шестнадцать центральных секторов колонии Варсара. Прорыв неизбежен.
   - Зачем ты пошел в армию? - вдруг подала голос Долорес.
   - Зачем? - переспросил от неожиданности Кольвенский. Признаться, его мысли были сейчас очень далеки от таких вопросов.
   Долорес снова посмотрела в лицо Виго. Даже снизу вверх это получилось у неё сделать с надменностью и нетерпением.
   - Да, Виг, я спросила тебя зачем ты пошел в обосранную армию! - выпалила она.
   Кольвенский замялся. Признаться, ему совсем не хотелось отвечать. По крайней мере точно.
   - Мне не хотелось идти по выбранному для меня пути. Совершенно. Я хотел доказать, что могу сам избрать свою судьбу, - сказал он максимально неопределенно.
   - А я попала в армию из-за спора, представляешь? - пропустив мимо ушей ответ Виго сказала Долорес.
   - Спора? - снова опешил Кольвенский.
   - Да, спора, - усмехнулась девушка. - Обычного спора. Я же с Мей, Виг. Это в вечно неспокойной системе Антига. Вторая планета от звезды после Солютиса, в идеальной зоне для развития жизни. У нас там всегда солнце, всегда тепло. У нас ночь длится не более шести часов, а снега, который бывает на Азуре, вообще не существует. Мы всегда веселы, часто пьяны. Мы любим танцевать и обниматься, заниматься сексом на потрясающих пляжах с лазурной водой и мягким песком, словно мука из плетеницы! И да, мы безбашенные... мы любим вызовы, мы любим устраивать всякие... соревнования.
   - И ты поспорила? - кивнул Виго.
   - Да, поспорила, - лицо Долорес снова стало злым. - Обычный теплый вечер, все та же веселая компания, и завязался тут спор с одной нашей подружкой, что вернулась из армейки с валидиевым протезом вместо руки. Она нам в лицо бросила, мол, мы неженки, ничего не видели в жизни. А мы ей - старух с протезами наведались. У нас же на Мей много дикого зверья с зубами и клешнями - многие женщины до старости обязательно теряют какую-то конечность при нападении хищников во время работы на плантациях. А она: нет, вы, мол, все еще детки, раз не нюхали пороха. Вам бы встретиться с пиратами на одном из спутников, вот тогда бы вы по-другому запели. Ну, как ты понимаешь, слово за слово, и в итоге мы с тремя подругами поспорили с этой старухой, что отслужим стандартные пять лет и, если вернемся, то эта старуха будет поить нас троих целый год за свой счет...
   Виго молчал.
   - Но вот прошло три года. Одна из подруг попала в передрягу на Солютисе, напоролась на мину. Теперь с двумя железными протезами работает где-то на Олеоне на вахте в общаге. Другая пропала без вести во время службы на Инкурии, а я... теперь я стану жратвой для какие-то отвратительных тварей на хреном забытой планете.
   - Не станешь. Транспорты скоро всех заберут, - несколько неуверенно проговорил Виго и посмотрел на темное небо. По нему уже должны плыть капсулы спасательных эхопланов!
   И они действительно появились: одна за другой точки на темном небе, сверкающие габаритными огнями, стали постепенно увеличиваться в размерах, спускаясь к колонии.
   - Видишь, они же движуться, - воскликнул Виго, подхватив Долорес. - Видишь? Видишь?
   - Да, вижу, вижу, Виг. Отпусти. Я в порядке. Больше не буду... думать о плохих вещах.
   Виго посмотрел в глаза Долорес и понял, что она врет. Но не будет же теперь он ходить за ней по пятам. Девушка тем временем повернулась к кишащему тварями пространству за стеной.
   - Их становится больше. Кажется, они пытаются построить лестницу друг из друга!
   Виго подошел к краю стены: жуки под нещадным огнем турелей все ближе и ближе подходили к стенам, забираясь друг на друга, и уже примериваясь к прыжку на стены.
   - Внимание, говорит старший сержант Кейси, - раздалось по общим каналам связи. - В связи с гибелью и тяжелыми ранениями всех старших и младших офицеров полковник Далтон возложил командование на меня. Всем, кто может еще быть в строю, собраться у ворот из семнадцатого в шестнадцатый сектор.
   Погодите, а лейтенант Хармс? А Родман? Неужели всех повыбивали жуки? Кольвенский с Долорес переглянулись.
   На стену неожиданно влетел Райн.
   - Виго, Виго! Мы нашли такие классные штуки! Жуки сейчас отведают, мать их!
   - Да они уже на стены лезут! - кивнул в сторону кишащего моря тварей, сказал Виго.
   - Сейчас увидишь! Пойдем. Долорес?
   - Я в порядке, - отмахнулась от него девушка.
   - Хорошо, - кивнул Райн и пропустил Долорес вперед. Та на него в ответ недовольно покосилась, но прошла вниз по помосту.
   Внизу стены тройку бойцов встретила Алиса.
   - Куда все идут? Что случилось? У меня ведь не работает связь! - залепетала она. Ее щеки и глаза все еще были мокрыми от слёз.
   - Идем с нами, Кейси принял командование. Они с Райном что-то откопали.
   У ворот тем временем собирались остатки пехотинцев. Многие из них были в поврежденных костюмах, некоторые с заплатками, некоторые нет. По подсчетам Виго всего в строю осталось сто-сто двадцать бойцов. И у многих на индикаторах запаса патронов в магазинах автоматах красовались нули.
   В центре собравшихся крутом бойцов стоял Кейси с Нэшем, Рико и еще кем-то. Кто из какой роты уже определить было невозможно. Все теперь были просто подчиненные Кейси.
   Рядом с сержантом стояли два валидиевых ящика с патронами. Не нужно было быть семь пядей во лбу, чтобы сообразить: патронов не хватит на всех. В обоих коробках было всего восемьдесят магазинов по сорок в каждой. Правда, помимо этих двух, были еще четыре других больших железных сейфа со странной маркировкой и печатями.
   - Так, бойцы, слушать сюда, - начал Кейси. - Значит, магазины берут только те, у кого ничего не осталось. Предъявляем индикаторы и магазинники скафандров. Так. Но каждый получает себе по пять таких штук, - Кейси кликнул парой клавиш на одном из сейфов, крышка с легким шипением открылась, и сержант достал оттуда серебристый шар размером со голову ребенка с красной клипсой.
   - Это что такое? - пробормотал Виго.
   - Это стазис граната, - пояснил стоявший за Кольвенским Руперт. - Такие были популярны во время войн Корпораций. Заманивали врагов внутрь заводов, закидывали такими штуками и те устраивали непроходимые поля. Вроде бы не убили, а вроде и лишил мобильности. Только именно эти модели еще и шарахают электрическими разрядами раз в несколько секунд. И длится все это чудо часа три.
   Кейси пояснил всем о природе шара примерно то же самое, но гораздо короче. Главное, были команды:
   - Значит, так. Стена задержит жуков ненадолго. Скоро в турелях закончится боезапас и твари выстроят живые лестницы друг из друга и просто-напросто перелезут к нам. Поэтому оставаться в этом секторе нельзя, держать круговую оборону у нас все равно нет возможности. Поэтому рассредоточиваемся по всем крайним секторам, я назначу группы со старшими, и медленно отступаем. Значит, здесь, вот в этом маленьком ящичке есть схемы секторов. Выбирайте самые подходящие участки, расставляйте гранаты и отходите вслед за уходящими колонистами. Те, кто не попадет в группы, останется со мной в оперативном резерве.
   Виго так и остался главным своего маленького отделения. Выдавая ему магазин и по гранате на каждого бойца, Кейси посмотрел ему в глаза и внушительно сказал:
   - Не теряй головы, мой мальчик. Нам еще надо пережить эту ночь.
   Отделению Кольвенского достался сектор тринадцать. Что ж, в древних религиях землян это число считалось не особо хорошим. Но сейчас в любом секторе было плохо.
   Войдя в сектор, Виго быстро окинул взглядом обстановку: колонистов было уже немного, лишь редкие группы с детьми и скарбом смешили прочь в сектор два, где располагался транспортный узел. Оттуда с интервалом в десять минут опускались по три транспорта и затем взлетали вновь в темные облака.
   Произведя ряд манипуляций на портативном компьютере, Виго вызвал изображение карты прямо на внутреннюю часть защитного стекла. Сектор представлял собой шестиугольник, застроенный в основном в центре торговыми центрами и мелкими бытовыми зданиями. По краям же проходили огибающие центр сектора магистрали. Отлично, по крайней мере два направления можно будет перекрыть проще. А вот что с центром.
   - Нэш, Рико, вы на правый фланг, установите заряды на отметках 15-16; D-E; 15-16; L-O, - весь сектор на картах была расчерчен по осям абсцисс и ординат как в строительных проектах. - Райн и Алиса, вы на левом фланге в точках 4-5; D-E; 4-5; L-O. Все ясно?
   - Ясно, - кивнули бойцы.
   - Встречаемся здесь же после закладки. Перед тем, как активировать гранаты, проследите, чтобы не осталось колонистов за вами. Поехали. Долорес, за мной, - сказал Виго и мельком заметил обеспокоенный взгляд Алисы. Девушка стояла с поднятых защитным стеклом, поскольку связь её скафандра была повреждена и для неё Виго говорил в динамик скафандра. Однако Морозова вообще в последнее время была не сдержана в эмоциях, времени разбираться не было.
   - И что ты придумал? - спросила Алиса, когда Виго вместе с девушкой очутились в лабиринте торговых точек. - Здесь тысячи улиц!
   Мимо солдат пробежало несколько чумазых детей с расширенными от ужаса глазами. Виго проводил их взглядом.
   - Соединим наши стазисы с другими, чтобы получился прямоугольник с пересекающимися в ней диагоналями. Жукам придется потрудится, чтобы их пересечь.
   - Думаешь, успеем?
   - Я уже ничего толком не думаю, мой обожжённый чертовыми стимуляторами мозг уже работает на автомате. Давай-ка поторопим гражданских.
   Последним пришлось заниматься битых полтора часа. О том же докладывали на магистралях остальные две двойки. К сожалению, не все из колонистов понимали, что нужно срочно убираться из сектора, не действовали даже предупреждения о том, что сектор попадет в ближайшее время в зону бомбардировки - некоторые люди пытались спрятаться в своих подвалах и переждать. Не сразу даже помогали огненные грибы чудовищных взрывов, вспыхивавших под самыми стенами тринадцатого сектора. Некоторых удалось силой вытащить, другие вроде как сами вскочили и побежали (одна женщина - голышом из душа). Однако Виго предполагал, хотя всячески отказывался думать об этом, что кто-то все же спрятался и решился пересидеть. Всегда были такие за всю историю человечества. Хоть война, хоть пожар, хоть Армагеддон.
   Когда на стенах замолчали турели, стало ясно, что больше времени терять нельзя. Жуки взвыли, словно почувствовали близкий запах крови.
   - Все, Долорес, нет больше времени. Расходимся по точкам, которые я тебе показал, и быстро расставляем гранаты. Быстро, быстро. У нас не больше получаса, - скомандовал Виго. Девушка только махнула рукой, не поднимая защитного стекла.
   Однако Кольвенский ошибся - жуки появились в лабиринте сектора гораздо раньше. Только он успел установить первую гранату, как ему на встречу выскочило два анарахма. Тот, старый Виго, неделю назад, наверное, потерял бы несколько секунд на лишние эмоции. Однако за прошедшие битвы новый Мартинс заматерел и уже в этот раз быстро вскинул дурь-пушку, два раза задал спусковой крючок, и жуки разлетелись на куски.
   Закинув еще пару гранат, Виго уже бросился к последней точке закладки, когда услышал из ближайшего дома истошные крики. Долго не раздумывая, боец рванул в ту сторону, вскоре увидев, как три анарахма отчаянно пытались выковырять из телефонного бокса двух детишек лет десяти, девочку и мальчика. Они оба визжали, с ужасом взирая на бьющих со всех дури по укрепленному стеклу насекомых-переростков.
   Виго прикончил несколькими выстрелами ближайших двух гадов, а третий было прытко рванул к Виго, но рядовой отпрыгнул в сторону, уклоняясь от клешней. И приземлившись на одно колено несколькими выстрелами отправил гада в их жучью бездну.
   Однако это не решило проблему. В считанные секунды из ниоткуда возникли один за другим новые особи. Они лезли со всех щелей. И перестрелять их всех у Виго не было возможности. А до точки установки гранаты было еще так далеко. Дети кричали, не останавливаясь. А к черту!
   Рванув к телефонному боксу, Виго принялся короткими очередями поливать ближайших жуков, добежав до детей, пехотинец сорвал при помощи максимальной силы гиперусилителей крышку бокса, сгреб в охапку детишек и, пристрелив ближайшего жука, закинул автомат за спину и достал гранату.
   - Сдохните, ублюдки! - заорал солдат и нажав, красную кнопку, швырнул гранату в самую гущу накинувшихся жуков.
   Граната в первый же миг обдала тварей мощнейшим разрядом электричества, буквально превратив их тела в прах, а затем выплюнула высокие "ленты" стазис стен, упершихся в ближайшие постройки. Замкнуть диагональ не получилось, но все же.
   Мальчик и девочка затихли.
   - Так, малыши, здесь сейчас безопасно, - сказал Виго, опустив детей на землю. Двух избежавших стазис ловушки детей Кольвенский быстро превратил в груду дурно пахнущей плоти. - Бегите скорее в сектор два. Вы знаете где это?
   Дети замотали головами.
   - Откуда им знать, Виго, мать твою? - без обиняков заявила подошедшая Долорес. Она подняла щиток. А хотя нет, его у неё просто не было, как и половины шлема.
   - Цела? - быстро спросил он.
   - Как видишь, - поморщилась девушка. Её щека и полноса были расчерчены глубоким порезом.
   Жуки тем временем бесновались у стазис поля - они снова начинали строить живые лестницы, лезть на ближайшие постройки, но яркие вспышки электрических разрядов, бившие на двадцать метров вокруг всего стазис поля, быстро разбивали их попытки.
   - Берем малышей и уходим, - кивнул Виго и подхватил парня. Долорес взяла девчонку под мышку. Оба бойца помчались к точке сбора.
   Их уже ожидали две другие двойки.
   - Вы живы! - воскликнула Алиса, когда Кольвенский и Долорес подбежали к своим. Виго показалось, что при этом Морозова смотрела только на него и улыбалась.
   - Так, детей надо передать первым же гражданским. В бою с ними мы не можем находится. Алиса, помоги с мальчиком.
   - Конечно, конечно! - залепетала Алиса.
   - Все. Закрываем ворота. Всех, кого могли, мы вытащили. Кто остался... тот сам себя судья, - на одном духу выпалил Виго. В тот момент он не сомневался, что поступает правильно. Просто надо было принимать решения и выполнять их.
   Когда ворот с грохотом закрылись, отделение продолжало свою работу уже в девятом секторе. И так далее, далее. Пока не прошли очередные сутки, не закончились запасы гранат и последние патроны в магазине.
   Уже во втором секторе все остатки колониальных пехотинцев Окуса собрались на транспортной площадке. Последние группы колонистов собирались перед транспортами, солдаты лежали прямо на термотере, курили и смотрели, как по темному небу летают транспорты и бомбардировщики, постепенно накрывающие огнем один за другим покинутый сектор.
   Ближе ко вторым суткам из-за стен кроме стрекота и визга жуков стали слышаться крики о помощи. Это были люди, которые не успели или не захотели выбраться из своих жилищ во время общей эвакуации. Кейси строго на строго предупредил, чтобы никто и не думал рыпаться к подъемку ворот. И для убедительности сам встал у него с полностью заряженным магизином.
   Крики не смолкали несколько часов. Виго закрыл щиток и отключил динамики, чтобы не слышать. Но Алиса и Долорес не могли этого себе позволить. Они даже в зеленом спектре были белее, чем смерть. И Кольвенский отлично понимал, что творились с ними. Они вытащили двух детей. А сколько из них в похожих ситуациях застряли в разных секторах? В какой-то Момент Виго хотел было дернулся с мыслью вернуться в кишащий жуками ад и сделать хоть что-нибудь, но возникший из ниоткуда Руперт снова положил руку на его плечо и кивнул, прося поднять щиток.
   - Чего? - хмуро отозвался Виго, когда защитное стекло отъехало вверх.
   - На, - сказал Руп, протягивая бойцу свою флягу.
   Кольвенский без вопросов выпил. Глоток, два. И ничего не почувствовал. Но вроде бы стало легче. Вроде бы.
   - Скоро домой, малыш. Не глупи.
   - Домой? - опешил Виго.
   - В смысле на орбиту. Туда уж твари не доберутся, - хмыкнул Руперт. - Не дергайся к подъемнику. Ты не всемогущ.
   Сказал одноглазый ветеран и отошел прочь к своему танку. Одному из трех, которые остались.
   А Виго стаял, переводя взгляд с сержанта, стоявшего у ручки подъемника, и на закрытые ворота. Турели над ними уже начали работать - жуки внизу верещали, погибая сотнями. Криков за стенами уже не было слышно. Некому было кричать.
   Опоздал, струсил!
   - Виго, ты чего? - спросила подошедшая Алиса.
   Кольвенский перевел взгляд на девушку. Он был где-то далеко, он не видел глаза Морозовой, не понимал, что сейчас она стоит рядом с ним. А она снова уткнулась ему в грудь. Плакала.
   Последний транспорт опустился за оставшимися в живых пехотинцами. Оказывается, полковник Далтон вместе с раненным лейтенантом Родманом покинули планету одними из первых... В последний же транспорт поднимались измученные бойцы с едва живыми танками. К моменту, когда транспорт оторвался от посадочной площадки и стал набирать высоту, турели на стенах замолчали и жуки спустя несколько минут прорвались во второй и следом в первый сектор. Затем их накрыли бомбами бомбардировщики, оставив лишь вспышку в кишащем море анарахмов.
   Виго же сидел на полу транспорта и молчал.
  

Полковник Данилевский

***

   Удар.
   - Полковник, очнитесь, прошу вас, очнитесь!
   Удар... эхо. Где-то вдалеке что-то пищит.
   - Полковник, ну же, ну же!
   Грохот. Что-то сыпется и звенит.
   Данилевский с невероятным трудом поднял веки. Перед глазами все плыло, ничего не было понятно. Где он? Что с ним? Рядом мелькали какие-то тени.
   - Вставайте, ну же! Давайте, сейчас нас накроет. Спускайте ноги.
   Беспрестанно что-то пищит. Господи, от этого нестерпимо болит мозг. Его буквально выжигает.
   Кажется, Данилевского перевернули, взяли за руку, потянули вперед. Спустя какое-то мгновение стопы ощутили холодный пол, он пытался идти, но выходило плохо - тело не слушалось. Где он? Вроде он был в бою на орбите Альтермерии. Что происходит?
   Взрыв, один второй. В лицо полетела крошка от штукатурки или вроде того. Глаза и так ничего не видели, а теперь их засыпало.
   - Скорее, скорее, полковник, - приговаривал человек, который нес его. Вроде бы он был одет в белый медицинский комбинезон. Врач скорее всего.
   Череда коридоров сменилась светом - они выскочили на открытую площадку. Данилевский с трудом протер глаза и увидел сновавших вокруг колониальных пехотинцев в своих старомодных орбитальных доспехах. Кажется, царила паника.
   Вспышка - в десятке метров правее от полковника с медиком вспух огненный шар взрыва, отшвырнув в сторону нескольких бойцов. Раздался душераздирающий вопль. Кому-то из солдат оторвало ноги.
   - Скорее, полковник. Нам нужно добраться до транспорта, - проговорил несший Данилевского человек. У него были длинные черные волосы и оптические научные очки -в таких была куча всевозможных функций для целей проведения операций, исследований и прочего - они были напичканы функциями не хуже шлема современного солдата.
   - Что случилось? Где я? - пробормотал Данилевский.
   - Потом, все потом, - проговорил врач.
   Они пробежали через широкую площадку, изрешеченную воронками. Со всех сторон грохотали взрывы, сыпалась пыль и веером разлетались острые осколки. В какой-то момент Данилевский понял, что по его лицу течет кровь из множества мелких ран на лбу и щеках. Он провел по ним ладонью - она тут же окрасилась в красное.
   Миновав несколько разрушенных и горящих зданий, они выскочили к группе машин, вокруг которых суетились механики и кто-то из гражданского персонала. Это были стандартные транспортныепланеры на магнитных подушках.
   К полковнику и врачу выскочил солдат в орбитальной броне и замахал руками:
   - Только персонал штаба! Никого больше! - воскликнул он, подняв защитный щитов.
   - У меня раненный офицер Звездного флота, я штабной врач, - крикнул несший Данилевского человек. - Требуется срочная эвакуация
   Солдат перевез взгляд с врача на Данилевсокого, затем обратно.
   - У этого лицо поцарапано, а у нас там у парней рук и ног нет. Всех приказано оставить, - с сомнением сказал пехотинец.
   - Как твое имя, боец? - строго спросил врач.
   - Эээ... А какое вам дело?
   - Я уже вижу фамилию на твоей груди. Мне просто надо будет знать, что ответить, когда меня спросят, почему вынужден был оставить под огнем своего подопечного - полковника Звездного флота!
   Солдат сглотнул.
   - Планер с номером М3, - коротко он ответил.
   - Так-то лучше.
   Врач снова потащил едва живого Данилевского. В разговор он не встревал, да и не было вообще никакого желания. Шла битва, кто-то уходил, кто-то оставался. Сейчас полковник был не сильнее, чем надувная кукла. Поэтому он, наверное, хотел бы уйти.
   С помощью врача Данилевский кое-как забрался в планер, сел на жесткую металлическую скамейку Планер буквально в тот же миг двинулся. Врач сел напротив Данилевского. Вокруг в довольно тесном салоне планера еще старой модели планера сидело еще человек двадцать - все штабные специалисты в синей униформе с различными нашивками отделов. Были там и системные администраторы, и юристы, и прочие важные люди. А солдаты остались умирать.
   - Как вы себя чувствуете? - спросил врач после недолгого молчания.
   - Уничтоженным. Где я? Что происходит? - выдавил из себя Данилевский.
   - Вы на Альтермерии в окрестностях колонии Годемин. Вы пробыли в коме почти три дня.
   - Бездна... Что с флотом? Как закончилась битва на орбите?
   - Флот? Битва? - наигранно нахмурился врач. - Вы имеете ввиду стычку с пиратами? Наверное, у вас пост шоковое состояние. В общем, вы были подбиты и упали в атмосферу Альтермерии. Не знаю уж каким чудом, но вы умудрились спланировать так, чтобы не разбиться в дребезги и выжить - вас обнаружил патруль нашей базы в бессознательном состоянии и доставил в медчасть. Там я поддерживал в вас жизнь. Утром сегодня вы стали постепенно приходить в себя. Но на нас напали...
   - Кто напал?
   - Официальные сообщения Конфедерации говорят, что это некие рейдеры - группы особо опасных бандитов, которые решили потрясти порядок в системе Антига. Но что-то для бандитов эти ребятки очень уж хорошо вооружены: системы залпового огня, минометы и даже эхолеты. Они атаковали несколько Баз на Альтермерии и, кажется, даже их сожгли. Два дня назад были сообщения, что всех их уничтожили десантники. Но стоило им уйти, как сегодня к ночи стали докладывать о новых нападениях вокруг Годемина. Базы, колонии, блокпосты. Наша очередная...
   - Изолируют колонию, перерезая коммуникации, - пробормотал Данилевский.
   - Да, прямо-таки тактика бандитов. Особо опасных, - улыбнулся врач и поднял очки на лоб. У него оказалось очень молодое бледное лицо, большие карие глаза и нос с небольшой горбинкой. На левой щеке красовалась татуировка в виде какого-то иероглифа или руны. - Так что там с флотом?
   Данилевский нахмурился. Значит, официальные сообщения говорили о пиратах. Ничего себе пираты...
   - Мне надо вернуться в свою эскадрилью.
   - Не уверен, что сейчас это реально. Со связью проблемы - рейдеры глушат нас. Возможно в Годемине будет лучше, но не уверен. Тем более что в воздухе постоянно носятся эхолеты рейдеров.
   Данилевский тяжело вздохнул. Планер ехал дергано и постоянно вилял. Данилевского начало мутить.
   - Вам, конечно, надо еще лежать. Вы претерпели чудовищные перегрузки во время падения и получили сотрясение, не говоря уже о собранных по частям конечностях.
   Данилевский не ответил. Его откровенно начинало мутить. Наверное, если бы не пустой желудок, то его просто вырвало бы.
   Спустя полчаса езды планер остановился, двери открылись, люди стали выходить.
   Едва вылезшего из машины Данилевского придерживал врач.
   - Отведи меня к командованию, - пробормотал плохо слушающимся языком Данилевской.
   - Но... - начал было протестовать медик, но где-то неподалеку раздалась канонада взрывов. В тот же миг по небу пронеслось несколько летательных аппаратов, скорее всего эхолетов. Они плюнули огнем бластеров и где-то что-то с мощным хлопком взорвалось. В ответ в эхолеты ударили ракеты с земли - одна попала, превратил бешено крутящуюся машину в облако газа, дыма и разлетающихся в разные стороны обломков.
   - Живо, - схватив врача за грудки, крикнул Данилевский.
   - Хорошо, хорошо. Не я же сейчас упаду в обморок по дороге. Так будет проще вас сразу отправить в медчасть, когда вы все же хлопнетесь
   Но Данилевский не упал. Ох он не упал. Не из того теста был сделан полковник. Хотя его голова кружилось и перед глазами все плыло, пилот Звездного флота продолжал идти, хотя и спотыкался. Ему было более, чем всем другим здесь понятно, если не предпринять срочные меры, то все, кто находятся в колонии обречены.
   Ковыля, поддерживаемый врачом полковник миновал несколько перекрестков, вдоль которых были выстроены двухэтажные одинаковые дома из серебристого металлопластика с большими панорамными окнами. Отличными от них была пара одноэтажных овальных зданий с вывесками "Магазин Боба" и "Бар у Несносной Ненси". Затем были снова одинаковые дома, мимо пронеслась парочка гражданских аэромобилей на магнитной подушке. Людей особенно на улице видно не было. Попавшаяся по пути парочка гражданских выглядели очень взволнованными и со страхом проводили глазами едва шедшего полковника.
   Вскоре лабиринт одинаковых построек закончился, Данилевский вместе с медиком вышли на подобие площади, образованной круговой дорогой, по кольцу огибавшей более-менее внушительное здание в колонии - состоявшее из трех квадратных блоков постройка имела несколько турелей на каждом из четырех этажей, а также флаг Конфедерации.
   На входе в здание полковника с врачом остановили два пехотинца.
   - Стой, куда? - потребовал ответа один из них, покуривая сигару.
   - Веду офицера Звездного флота к полковнику Томасу Гарди, - ответил врач.
   - Что-то он больше похож на бедолагу из района шахт, - с сомнением пробормотал второй солдат. - Где его знаки различия?
   - Он был ранен в бою на орбите, упал на землю около трех суток назад, - спокойно ответил врач.
   Полковник молчал. Его мутило, он старался сберечь силы для разговора с командованием.
   - Слушай, лепила, ты как на это смотришь? Сейчас пропустим незнамо кого, а потом все шишки нам, а тебе ничего....
   - А то, что скоро твою задницу зажарят как в микропечи, тебя не смущает? - совершенно бесстрастно поинтересовался врач.
   Солдаты переглянулись.
   - У офицера важная информация для командования. Возможно, спасет наши жизни. Ты и дальше будешь переживать или впустишь нас наконец? - уже повысив голос, сказал медик.
   - Хорошо, хорошо. Раз так... Звездный флот все же. Только ты это, личный номер свой оставь.
   - Сканируй, - протянув руку с портативным компьютером на запястье, сказал врач.
   Пехотинец быстро провел сканером вдоль руки, что-то пикнуло.
   - Проходите.
   Дальше были три лестницы. Лифтов, к сожалению, в здании штаба не предусматривалось. Наверное, считалось, что воякам нельзя расслабляться. Или еще чего. Но Данилевскому от этого лучше не становились. Он слабел, с каждой минутой.
   Полковник Томас Гарди находился в своем кабинете, который также охраняла парочка пехотинцев. Однако они оказались гораздо сговорчивее, просто просканировали врача и пустили внутрь.
   Командующий войсками колонии, престарелый видавший виды вояка, стоял рядом с тактическим столом-планшетом, над которым светилось изображение той части планеты, которая окружала колонию. Командующий был мужчиной уже значительно пожилого возраста - редкие седые волосы едва просматривались вокруг гладкой лысины на голове, кожа на лица вся была испещрена морщинами. Он едва мог держать осанку - его плечи поникли под тяжестью времен, спина сгорбилась, круглый живот торчал из-под мундира. В глазах же старика читалась смертельная усталость и... страх. Данилевский понял это, как только Томас Гарди поднял на него взгляд. Только это был не страх смерти - отнюдь. Наверное, в этом возрасте с учетом накопившихся болячек и ментальных прорех уже не столь боишься смерти, сколько ожидаешь от неё чего-то нового в своем пути. Это был скорее страх подвести, не оправдать надежд тех, кто на него полагался.
   - Кто вы? - спросил Томас Гарди.
   Данилевский отстранился от врача и, взяв волю в кулак, вытянулся, приняв осанку.
   - Полковник Звездного флота Василий Ларионович Данилевский, - отчеканил он.
   Командующий гарнизоном в свою очередь просто выполнил воинское приветствие и ответил:
   - Полковник колониальных сил, Томас Гарди.
   Надо отметить, что при равнозначности званий, весомее всегда считалось звание офицера Звездного флота. Поэтому в такой ситуации сухопутные офицеры салютовали своем коллегам-пилотам первыми - как младшие по званию. Это нигде не было прописано, но повелось с очень давних пор. Как поговаривали ветераны, такая давняя традиция была связана с тем, что из любой передряги сухопутные войска всегда вытаскивают пилоты. "Куда бы не забросила Родина, ничто не вытащит тебя из пекла кроме твоего оружия и Звездного флота" - так не редко говорили среди пехотинцев.
   - Что вас привело сюда, Василий Ларионович? - вкрадчиво поинтересовался командующий гарнизоном. - Вы выглядите не совсем здорово. Это, я так понимаю, ваш врач?
   - Алексей Браун, - представил медик. - Я был штатным врачом базы шестнадцать альфа. К сожалению, час назад её не стало.
   - Да, я в курсе, - грустно кивнул Томас Гарди.
   - Так вот. Полковник Данилевский был сбит в бою на орбите Альтермерии три дня назад. Патруль подобрал его и доставил на базу, а я занимался восстановлением полковника. Если бы не нападение, ему, конечно, еще лежать и лежать.
   - Но все же напали, - тихо и с трудом сказал Данилевский, уже не в силах держать выправку. Облокотившись на стол, он глубоко вздохнул и спросил:
   - Полковник Томас, как вы видите оборону колонии?
   Командующий Гарнизоном несколько секунд молча смотрел на Данилевского, затем перевел взгляд на карту, нажал пару кнопок и изображение поверхности Альтермерии отдалилось до самой планеты. На ней ярко горела красная точка.
   - Мы здесь, - сказал Гарди, указав на точку. Затем нажав еще пару сенсорных клавиш, полковник вызвал еще несколько точек вокруг первой. - Вокруг нас на материке еще пять колоний. Мы - зона переброски и переработки ресурсов. Через нас все остальные колонии на материке снабжают друг друга. Если сейчас нас осадить или тем паче ликвидировать, остальные колонии окажутся в большой нужде. Некоторые из них, Тарбиан и Лор Гара, занимающиеся добычей руды, через неделю начнут голодать. Те, кто напал, отлично понимаю стратегическую обстановку и бьют в самое сердце.
   Командир колонии снова произвел некоторые манипуляции на дисплее и изображение снова вернулось к куску поверхности Альтермерии, на которой были отмечена колония с припиской Годемин и еще пять точек вокруг не с подписями: "база 16А", "база 15А", "база 13Б", "блок-пост 13", "пост-контроля 17", а также две большие.
   - Значит сейчас они окружили нас по периметру разметав все эти базы и блок-посты. При первом нападении также была уничтожены две транспортные кемпинг-колонии Омега Прайм и Цитрис - продолжил Томас Гарди. - Мы находимся вот здесь, у подножий высоты семьсот сорок семь над уровнем моря. Вокруг нас - равнина, усеянная фермами. Простреливается со всех сторон. У колонии нет стен - только дома, считай коробочки. Однако ничего другого, как пытаться удержаться внутри колонии я не вижу. У меня сейчас в подчинении около трех тысяч бойцов, из них две с половиной тысячи - колониальная пехота, остальные - танкисты и расчеты ракетных систем. Правда, вот, танков у нас нет. Только несколько систем залпового огня, ПВО и даже два оплота. Ха, - при последнем слове Гради усмехнулся. - Я когда-то выбил у одного сослуживца, морпеха.
   - Вы служили в морской пехоте? - спросил Данилевский.
   - Да, полковник. Семьдесят три года. Да, и я бывал и на Сайрусе, и на Солютисе, и еще на парочке мест, которые вспоминать не хочется. Но потом я получил пару ранений и меня списали в утиль.
   "Списать в утиль" на армейском жаргоне означало отправиться дослуживаться в колониальную пехоту. Туда отправляли в случае совершения каких-либо проступков или по старости - если человек отказывался уходить на пенсию и мог еще исполнять воинские обязанности. Однако таких ранений, из-за которых человек не мог бы продолжить службу, при современном уровне медицинской техники почти не было. Скорее всего старик что-то не договаривал. Хотя семьдесят три года - очень большой срок. Могли и по старости все же отправить, Гарди выглядел неважно.
   - Однако вы почему-то, имея такой опыт, предлагаете отсиживаться в колонии, - стараясь говорить мягко, отчеканил Данилевский.
   Томас Гарди глянул на полковника Звездного флота с вызовом.
   - Да? И что же вы предлагаете?
   - Поумерить пыл прямо сейчас, - резко ответил Василий. - Я сюда пришел не задевать вашу гордость. Я отлично вижу, что вы в растерянности. Кем бы ни был ваш враг, это точно не хреновы пираты или рейдеры. Я был на орбите и видел Титан врага.
   - Титан? - в один голос опешили Гарди и Алексей.
   - Да. И он отделал наш флот нечего делать, убравшись куда-то в дальний космос. Нам промывают мозги, это уже более, чем ясно. И те, что сейчас атакуют нас на земле, отлично разбираются в тактике, как вы сами заметили. Поэтому они как любой здравомыслящий военный, в первую очередь попробуют занять высоту над колонией. С неё они просто напросто расстреляют из пушек и залпов все ваши позиции, а пожар вас выгонит на равнину. Да, не смотрите на меня так, полковник. До поступления в летное училище я пять лет оттоптал в десантуре и знаком с "сапогами" не понаслышке, - на одно духу выпалил Данилевский, затем остановился, тяжело дыша. Томас Гарди и врач молчали. Данилевский, немного восстановив дыхание, продолжил: - Нужно срочно погнать оплоты на высоту, занять её всеми доступными силами. В колонии можно оставить силы ПВО и залпы на случай, если враг попытается отрезать войска на высоте от колонии - так они сами окажутся на ладони и попадут под обстрел.
   Когда Данилевский замолчал, Томас Гради некоторое время неподвижно стоял на месте и буравил взглядом полковника Звездного флота. У последнего пока не было сил отвечать тем же, но глаза Гарди он видел очень хорошо и понимал их посыл: Томас был крайне разъярен. Скорее всего, долгая военная карьера была примечательна только своей продолжительностью, а не особыми успехами или заслугами. Вероятно, Гарди отчаянно хотел бы чем-то отличиться, но год за годом ему то не хватало опыта, то знаний, то смелости. И вот его, уже престарелого, сослали командовать колониальной пехотой. И даже тут его обставляет какой-то юнец.
   - Хорошо, Василий Ларионович. Вы говорите дело. Однако у меня в подчинении не десантники и даже не мариносы. Это чертовы разгильдяи из колониальной пехоты. Если я погоню их на высоту, то они разбегутся оттуда, как только по ней хорошенько ударят из систем залпового огня. Так было почти во всех базах. Эти две с половиной тысячи бездельников здесь не потому, что держал их в резерве. Они сбежались со всех концов сюда, будто к мамочке под юбку.
   - Да, я понимаю это. Для этого мне нужны ваши оплоты, Томас. Черт подери, вы даже не представляете какой вы когда-то сделали мудрый шаг.
   Последние слова неожиданно так тронули старого вояку, что он даже расплылся в улыбке. Этого Данилевский и хотел. Все же последнее слово было за командующим гарнизоном. И если бы он хотел упереться в своей глупости, то сделал бы, и полковник мог бы только остаться с Алексеем и ждать, когда, черт подери, их перебьют так называемые рейдеры.
   - Хорошо. Только... вы сами собираетесь идти на высоту?
   - А как же. Вы будете защищать колонию, а я с парнями пойду на высоту.
   - Что? Да вы на ногах едва стоите! - запротестовал Алексей.
   - Если рейдеры придут, то я вообще на них никогда не встану, - рявкнул Данилевский. - Вколи мне уже чертов коктейль. Ты знаешь какой.
   - Но у него масса побочных действий, - выпучив глаза, ответил врач.
   - Да уж, - кивнул Гарди. - Нам такие давали. Это не просто психостимуляторы. Это что-то помощнее.
   - Сейчас это не важно. Возможно, это последний день. Поэтому, Браун, хватит строить из себя недотрогу и пошли в медчасть. Полковник, я прошу вас переговорить с офицерами и предоставить мне технику и людей в командование.
   - Сколько вам нужно человек?
   - Я бы сказал, что всех, но нужно оставить кого-то на прикрытии. Дайте мне две тысячи, остальных оставьте в резерве. Если потребуется помощь, я сообщу.
   - Однако, полковник. Наша цель победить или...
   - Выждать. Звездный флот явится сюда, - уверенно сказал Данилевский. - Нам просто надо дождаться.
   - Хорошо, полковник. Дадим врагу прикурить.
  

Виго Мартинс

***

   Серые пластиковые стены стандартного жилого отсека навалились со всех сторон, заставляя Виго чувствовать себя солдатскими консервами. Причем все перемешалось - мясо, кости, мозг. И все это в подливе из сомнений, жалости к себе и к принятым решениям, несдержанным обещаниям. В такой момент хотелось плакать, но слезы где-то высыхали уже на выходе из глаз. Потому что их останавливали социальные стереотипы. Мужчина не плачет. Воин тем более.
   Виго сидел на койке и смотрел прямо в пол, сложенный из металлопластиковых черных решеток. Сколько времени прошло с момента прибытия, он точно не знал. Может несколько часов, может день. По радио батальона несколько раз приходили какие-то строгие команды, но Кольвенский просто их игнорировал. Он сидел и рефлексировал все, что произошло последние дни и просто не мог заставить свое тело пошевелиться. Сплошной шум из образов и отрывков свершившихся событий, кровь, мясо, боль. Запоздалые страхи и ужас смерти, которые несколько раз куда-то исчезали в ответственные моменты, сейчас вернулись и заставляли переживать уже вроде как прошедшие ситуации снова. Однако теперь уже со стальным привкусом отчаяния и неизбежности.
   Лица, события, места действия. Вроде бы за полгода службы было много всяких ситуаций, но последние дни... Да, Виго не думал, что так будет. Его решение уйти в армию не было связано с поиском романтики или подвигов. Ему вообще ничем не нравилась армейская жизнь. Ни сколько. Он просто хотел разорвать цепь, которую ему как очередному сыну семьи выковали заботливые родители. Его уму требовалось выйти из единожды очерченного цикла обязанностей и целей. Показать, что у него есть своя свобода воли. Что он все же не стадное животное, что он... личность. И пускай несколько эксцентричная, но с яйцами в штанах. Так, во всяком случае думалось и представлялось.
   Но там, в бою... все совсем перемешалось. Люди, вроде как индивиды, с сознанием, бездна всех забери, превращаются в обычный фарш или чего еще хуже - котлету, за какие-то ничтожные мгновения! И никакой особой субстанции мысли или сознания при этом не видно - только говно, кишки, кровища. Бездна, как же все это омерзительно. Вот ты ходишь и размышляешь, а в следующий миг - куча дымящегося мяса.
   Интересно, знают ли родные о том, что случилось на Окусе? На орбитальной базе не работал интравеб и медийные каналы - как понял Виго, была объявлена инормационная тишина для планеты и её орбиты. Зачем? Не хотели дать жукам почитать свежие выщербленные цензурой новости Конфедерации? Или свежую программу Тетушки Фили о том, как лучше всего приготовить семейный ужин за пару грамм золота? Вот жучары-то расстроились, наверное...
   Впрочем, семья могла уже поставить крест на Виго. Полгода ни одной вести, даже от матери. Хотя она могла просто опасаться авторитарного отца и его запретов. Или даже побоев. Папаша любил распускать руки, если ему не хватало слов для убеждения кого-то из семейного круга. А вот для всех посторонних он был словно ангел - все считали его безмерно добрым и чрезвычайно щедрым человеком. Только вот Виго с братьями у него снега зимой допросится не могли. Разве что тумаков и обвинений в тех или иных слабостях.
   Братья же... Целых двенадцать, иногда писали в интравебе Виго в начале его службы, присылали даже разные смешные видео из своей студенческой жизни. Однако уже несколько месяцев от них была только тишина. Они все пошли путем, который за них выбрать отец. Четверо - в ученые физики и математики, трое в медицину, еще трое в юристы, один был направлен в геологическое направление, а вот самому из меньших, настырному, упрямому, "тупому", по убеждению отца, было предрешено папашей отправится изучать гуманитарные науки в части политологии и истории. В этом смысле, конечно, батьке надо было отдать должное - направления он избирал по способностям своего потомства. И для несуразного Виго, который не имел особых успехов в учебе ни по одному из направлений, зато с жаром и многословностью противостоял авторитарным методам отца, папаша считал единственной возможность преуспеть жизни научиться превращать свою демагогию в финансы. А это обычно неплохо получается у политиков. А у юристов? Юристам думать надо.
   Но Виго, пробыв на первом курсе университета почти год, понял, что не может находится там более. И не потому, что это было не его. Как раз историю он любил, политикой интересовался, но его бунтарский дух не позволял смирится с тем, что за него сделали выбор. Каждый день осознание данного обстоятельства подтачивало сознание Виго, пока парень все же не плюнул и не забрал документы из достаточного престижного учебного заведения по меркам всей Конфедерации, и не отправился на ближайший вербовочный пункт. Наверное, будь у него карманные деньги или свободные доходы, он поступил бы как-нибудь по-другому... Но без гроша в кармане (это в богатой-то семье!) можно было выбирать между жизнью, ему хотелось в первую очередь позлить папашу. А ничего большим, чем службой в армии Конфедерации его разозлить вряд ли было возможно. Отец на дух не выносил Конфедерацию, солдафонов и особенно офицеров. Наверное, это стало следствием его не самых хороших отношений со своим пращуром, который был адмиралом Звездного флота и обожал щеголять в военной форме и всех поучать Уставом. Особенно своего сына, который занимался разведением плантаций, а не служил Родине.
   Можно представить лицо папаши, когда он узнал о решении Виго! Это грело душу Виго первые недели КМБ. Но затем пошла бытовуха, неуставные отношения, хоть и редкие, скучные и бесконечные дни нарядов, а затем мертвый Окус.
   Виго тяжело вздохнул. Н-да, если бы полгода назад он знал, что ему предстоит гнить на Окусе, то он в серьез бы подумал, а не придушить ли буйного коня своей души. Но если бы кто-то сказал ему, что он будет участником битвы с жуками...
   Виго встал. В жилом отсеке было место только для кровати, тумбы и одного человека, стоящего в рост. А еще был иллюминатор - жилые отсеки располагались снизу орбитальной платформы. Из-за нескольких сантиметров стеклопластика открывался вид на почти вечно темный Окус. Сейчас на его поверхности то тут, то там расплывались вспышки термоядерных взрывов - конфедерация решили зачистить планету от всякой фауны решительно и всерьез. Кто бы мог себе это представить хотя бы пару недель назад?
   Черт, совсем недавно они еще мило общались с Мег в дни дежурства. Ах, Мег... Наверное, первая и единственная девушка, к которой Виго проникся особым, для него не очень понятным, но приятным для мурашек чувством. И её исчезновение - невероятная рана для молодого парня. В первые секунды, там на Базе, хотелось выть от переполнявшего чувства отчаяния и несправедливости. Однако все, что закрутилось и завертелось после загадочной пропажи Мег заставило забыть о ней напрочь. Десятки смертей, кровища... Бездна! Да лица товарищей, с которыми совсем недавно вместе пили, играли в сиф или квад, просто смешались в одну кровавое марево. Сейчас их тела превращаются в пепел в жаре термоядерных взрывов, если, конечно, их не сожрали еще раньше пауки. А Виго сидит тут... смотрит в пол.
   В дверь жилого отсека Виго позвонились - если не было карточки доступа роты, что имелась у сержантов и офицеров, просто так в жилой отсек даже рядового зайти было нельзя. Значит, не командир... Кто-нибудь из солдат. Может быть Райн или Руперт. Они как-то звонились пару раз - при звонке над дверью включалась камера и выводила картинку звонившего на дисплее у изголовья кровати, но Виго не открыл. Он даже встать не мог с кровати. Заставить себя что-то делать. Ничего.
   Сейчас дисплей выдал лицо Алисы. Заплаканное и памятое. Сердце Виго сжалось и дало толчок адреналина - дверь со тихим шелестом отодвинулась в сторону, Алиса быстро вошла и тут же обняла Виго, уткнувшись ему в грудь. Плакала. Она постоянно плакала. Еще до возвращения и после.
   Виго закрыл дверь. Они стояли и молчали - только всхлипывания Алисы нарушали тишину. Алиса была чуть ниже Кольвенского, и её макушка была на уровне его подбородка. Мартин стоял и дышал запахом светло-пепельных волос девушки, и смотрел в пустоту. Перед глазами Виго мелькали вспышки, лица, видения... Искры сознания. Ничего цельного, ничего конкретного.
   Неожиданно руки Алисы ползли вверх, стали расстегивать молнию универсального комбинезона Виго, что носили на военных базах солдаты наряду с местными ботинками. Он застегивался от паха до горла. Алиса, не поднимая глаза расстегнула комбинезон до живота Виго, когда тот положил руку на её и тихо сказал:
   - Не надо, Алиса. Я не хочу. Ты не хочешь.
   Девушка подняла на него глаза. Хотя в них блестели слезы, никакой жалости, или просьбы в ней не было. Была боль. Словно прямо сейчас девушку истязали и мучали, и мозг агонизировал от тысяч болевых всполохов.
   - Дай мне ощутить себя живой, - жестко и требовательно сказал Алиса и буквально сдернула молнию комбеза до паха, затем стянула его вниз, и, опускаясь на колени, также спустила трусы Виго, жадно обхватив его мужскую плоть горячими и влажными губами. Она стала двигаться немного резко и жестко, причиняя даже некоторую боль половому органу Кольвенского, но он не препятствовал. Он словно находился в анабиозе, во сне. Все чувства несколько притупились, работали рефлексы и инстинкты. Молодые тела не давали отсечек в такие минуты - вечно сомневающийся мозг сейчас не мог помешать излишними мыслями...
   Виго делал это пару раз еще в старшей школе. Все это было несколько несуразно, как-то глупо. В первый раз у него даже толком не получилось из-за волнения, во второй раз он был слишком быстр и подружка была этим сильно недовольна. Однако сейчас все происходил чересчур естественно и без суеты - организм сам наполнялся нужной химией и уровнем вожделения.
   Руки Виго потянулись к Алисе, оторвали её от увлеченных движений, затем быстро и ловко расстегнули на ней комбинезон, оголили небольшую, но увенчанную большими возбужденными сосками грудь. Виго перевалил тело девушки через бедро на кровать и жадно впился в её левую, затем правую грудь. Она застонала, её пальцы уже активно ласкали горячую промежность, затем взяли Виго за член и настырно потянули внутрь Алисы... Девушка раздвинула ноги, помогая Виго справится с теснотой комнаты и расположиться как можно удобнее. Спустя мгновения, парень окунулся в огненный вулкан эмоций разгоряченной девушки. Она целовала и кусала его губы, шею, уши. Её стоны, казалось, рвались подобно грому через всю орбитальную базу.
   Когда Виго был готов почти взорваться, она прошептала:
   - Не кончай.
   Снова взяв его член в руки и до боли сдавив его головку пальцами, девушка выбралась из-под Виго, повернулась и встала на колени.
   - Хочу жестко. И чтобы разрядился в меня.
   Виго кивнул. Он был насколько перевозбуждён, что сейчас, наверное, легко пробил бы обшивку корабля. Однако с этим местом, куда захотела Алиса, вышло не совсем просто.
   - Жестче, не жалей меня, - застонала она.
   Кольвенский не возражал. Под стенания Алисы он все же ворвался в её узкую часть, сжав в руках довольно упругие и мощные ягодицы, и стал двигаться так сильно и жестко, что, кажется, до крови ранил её и себя. Алиса орала, но просила еще. Виго было и больно, и приятно, в какой-то момент голова пошла кругом, а мужское семя рвануло внутрь Алисы с такой мощью, что в глазах потемнело. Виго сжал Алису за талию, притягивая к себе и, кажется, взревел как сафиф. Некоторое время он и она тяжело дышали, следом просто упали друг с другом в обнимку. И как только уместились на этой кровати.
   Алиса рыдала, но её лицо светилось счастьем. Чокнутая. Кажется, она просто сошла с ума.
   Переведя дух, девушка соскочила с кровати и что-то нашарила в кармане своего комбеза - ага, универсальные салфетки и крем для заживления ран. Последний в принципе регенерирует раздражения и небольшие царапины за несколько минут.
   - Помажь меня, - попросила она, ложась рядом с Виго на бок. Несмотря на кружившуюся голову и плывущую перед глазами картинку, Кольвенский сделал, как она просила. Причем за это заслужил пару поцелуев в бицепс левой свободной руки.
   - Не думай, что на этом все. Я еще не очнулась, - сказала она, заставляя его лечь на спину. Взял салфетки, она аккуратно вытерла обмягший член Виго и затем снова взяла его в рот. Но теперь была медленна и аккуратна, больше играла языком. Теперь она была нежна и нетребовательна...
   Когда к Виго снова вернулись силы, уже Алиса оказалась сверху. Однако полноценно побыть наездницей не позволил бы потолок - кровать как бы располагалась в выемке стены в полтора метра высотой от пола. Введя Кольвенского в себя, Алиса легла на него грудью и принялась двигаться медленно и игриво, слегка покачивая бедрами в разные стороны. Они целовались, казалось бесконечно, пока Алиса со стонами не получила своё удовольствие несколько раз.
   - Ах ты проказник, ты все также стойкий? Снова хочешь туда же? Нет? Ну тогда я все закончу ротиком. Сейчас взорвешься как миленький.
   И она сделала это. Буквально за пару минут, хотя до этого Виго не мог закончить незнамо сколько. Девушка не возражала, наоборот даже всем видом показала, что довольна этим. Так странно, обычно Виго слышал от женщин, что все это им не нравится. И вообще вызывает брезгливость...
  
   Алиса легла сбоку от Виго, положила голову ему на грудь. Хотя Кольвенский все также смотрел перед собой несколько отстранённо, мысли в голове начинали оформляться во что-то цельное, мир перед глазами снова получал объем и форму. Видения начали несколько уходить на задний план, а кровь в жилах снова неслась по телу. Кожа все снова начала чувствовать. Очень даже нехило болел член.
   - Это было очень круто, - пробормотал Виго.
   - Не скажу, что лучший секс в моей жизни, но очень даже ничего. И ты молодец. Просто еще маленький и неопытный, - хихикнула Алиса.
   - Маленький? - удивился Виго.
   Алиса подняла голову. От слез в её глазах не осталось и следа, а на Виго смотрела не испуганная девчушка, а самая настоящая хитрая и опасная хищница.
   - Виго, мне тридцать два года и в прошлом - я тусовщица и наркоманка.
   Признаться, Кольвенский судорожно сглотнул. И что он за "букет" сегодня получил? Алиса сразу все поняла и с улыбкой сказала:
   - Не волнуйся. Я чиста словно девственница. Разве что... уже откупоренная и не раз. Но без болезней и инфекций, - девушка села на кровати, а Виго инстинктивно уперся взглядом в её грудь. Внутри снова полыхнуло. От Алисы это тоже не укрылась. Она взяла двумя пальчиками его крайнюю плоть и принялась нежно её массировать. - Меня полностью вылечили практически простерилизовали от всего, что только можно в реабилитационном центре.
   - Так какого ты отправилась в хренову армию? - хмыкнул Виго.
   Алиса некоторое время задумчиво молчала, наблюдая как достоинство Кольвенского в очередной раз набухает силой.
   - Это было условие просектории. Они взяли меня с наркотиками в одном из очередных клубов. И выбор был между тем, чтобы отправляться в колонию где-нибудь на Оверуме лет на тридцать, либо пройти курс реабилитации и затем отслужить десятку в колониальной пехоте. Чисто арифметически выходило лучше тянуть лямку, - простодушно сказала Алиса и снова погрузила напряженную часть Виго себе в рот. Через несколько фрикций, она подняла голову и сказала: - Теперь твоя очередь поласкать меня. И даже если я тебе соврала со всем, то после сегодняшних исследований моего тела, тебе точно уже боятся тебе нечего.
   Виго и не возражал. Кажется, он был почти вдрызг пьян от всей химии, что бушевала в его организме и с удовольствием впился в пышущий жаром цветок Алисы и не отпустил её, пока девушка не выгнулась от оргазма.
   - Да ты стойкий солдатик, - чувственным голосом сказала она и благодарно поцеловала его в засос, когда он к ней передвинулся. Признаться, на Заставе он совсем не замечал Алису как девушку. Она почти всегда ходила с опущенной головой вниз, с растрепанными не расчёсанными волосами. А оказывается, у неё даже без косметики было очень даже красивое лицо с плавными и правильными чертами, большие глаза и очень длинные ресницы. Такие на Азуре обычно строят карьеры моделей или актрис.
   Виго еще несколько раз поцеловал девушку, затем её шею, грудь. На все Алиса откликалась легкими постаныванием и ответными поцелуями. Спустя какое время девушка мягко оттолкнула его и хищно заявила:
   - Давай на прощание позволю хочу еще раз жестко. И тогда оставлю тебя здесь снова помирать в одиночестве.
  
   Алиса ушла через полчаса. На её лице сияла улыбка, не осталось и тени грусти. Куда же делать та самая беспомощная заплаканная девчонка, не отходившая от Виго ни на шаг на Окусе?
   - Ты знаешь, я буду навещать тебя иногда. Для здоровья, - сказал она уже на пороге
   Наверное, теперь уже несколько пришедший в себя Виго почувствовал смущение.
   - Ой, посмотрите на него, милашку, покраснел. А когда порол меня выглядел весьма уверенно. А сейчас самая настоящая двацулька! - рассмеялась Алиса. Кольвенскому сразу хорошо представилась эта дерзкая и колкая бестия в огнях ночных клубов, в окружении красивых хорошо одетых людей с шикарными прическами. Да, она вписывалась идеально
   - Ты знаешь, я обычно был в более романтических отношениях с девушками, - честно признался Виго.
   - Ну вот, теперь взрослеешь. Тем более, что жуков мочишь словно заправский киногерой.
   Лицо Виго в миг стало серьезным.
   - Ладно, я побежала, - легкомысленно махнула рукой Алиса. - Говорят, скоро нас начнет дергать командование. Лафа закончилась. Я бы, кстати, на твоем месте заглянула к Долорес. Её тоже не мешало бы вернуться к реальности.
   Когда дверь закрылась, Виго встал и быстро оделся. Сколько времени пришло с момента прибытия на платформу, он точно не знал. Однако по прибытии слышал, что несколько азурянских суток их трогать не будут - дадут перевести дух. А затем должны направить на вербовочные пункты для расформирования. Дело в том, что колониальная пехота не должна воевать. Её задаче просто делать вид. Поэтому там служат либо совсем уж никуда не годные бойцы, либо те, кто выбрал вместо тюрьмы солдатскую стезю, либо наоборот мальчики и девочки, которым для государственной службы требовалась формальная военная выслуга и за которых проплатили... Да, Виго со своими скромными физическими данными для морпехов и десантников не годился, а для пилота не имел высшего образования.
   В общем, если колониальный пехотинец по тем или иным причинам оказывался в боевых действиях, то его комиссовали при первой возможности, предлагая "взамен" некую гражданскую службу на тот же срок, от которой можно было отказаться. Такое позволялось даже тем, кто вместо тюрьмы отправился тянуть лямку. Считалось, что необученная колониальная пехота терпит невероятные нравственные и моральные страдания в результате боевых действий и тем самым становится не годной к службе. Раньше Виго смеялся над этим, но после недавних событий, он в чем-то мог согласится. Да и послабления эти были на самом деле весьма условными. Колониальная пехота обычно в любой заварушке на планете получала самой первой и несла бешенные потери. Как, в прочем и в этот раз.
   Двести шестьдесят три погибших. Такое давно никто не помнил, наверное, со времен "Слепой Ярости". Все же, в этом была главная причина эфирной тишины.
   В дверь позвонили. "Если это Долорес, то я сегодня ничем не смогу помочь", - посмеялся про себя Виго. Но нет, на экране монитора маячило строгое лицо старшего сержанта Кейси.
   Когда Кейси зашел, Виго вскочил и вытянулся по струнке.
   - Отставить, солдат. Ты чего, - пробурчал Кейси. - Не родной что ли.
   Виго нахмурился, но встал по стойке вольно.
   - Садись давай на кровать. Да подвинься. Разговор есть.
   Оба солдата уселись на кровать. Признаться, Виго стало неловко - с момента ухода Алисы прошло не больше часа... А постель вся измята и, наверное, даже еще влажная от пота. Кое где остались пятна.
   Но суровое лицо Кейси было напряжено и сосредоточено. Он явно пребывал где-то в себе и вряд ли замечал некоторые детали.
   - Я знаю, сынок, что тебе пришлось пережить многое за последние дни. Как и другим. И очень многим вообще не удалось встретить следующий день. И, наверное, вас надо комиссовать да побыстрее. Но... есть некоторые ситуации.
   - В чем дело, сержант? Не тяните, - попросил Виго, чувствуя, как тяжело дяде Кейси подвести к тому, что он должен сказать.
   - В общем, пока что комиссования не дают. Есть вариант уволится. Ну как бы по собственному желанию...
   Виго хмыкнул. Ага. Такая формулировка в личном деле ставила крест почти на любой государственной службе. Фактически это означало увольнение с позором. Виго, конечно, конкретных планов на службу Конфедерации на гражданке не имел, но кто знает, как могла сложиться жизнь. А с такой характеристикой даже при могущественных покровителях можно было не рассчитывать на должность.
   - Что случилось? - нахмурился Виго.
   - Точных сведений у меня нет. Родман сказал, что что-то стряслось в системе Антига, поэтому сейчас основные силы Конфедерации отвлечены туда. Ну и как обычно неразбериха, психоз. В общем, пока что части десантников и морпехов задерживаются как минимум на пару азурянских суток. А это критично, как ты сам видел. Бомбежка особо не помогает - жуки продолжают движение по Окусу.
   - А там осталось куда?
   - Множество шахтерских и исследовательских поселений, - кивнул сержант. Однако после вопросительного взгляда Виго добавил: - Некоторые из них секретные. Мы даже не знали об их существовании при патрулировании, стелс-системы гасили наши сканеры.
   - Все интереснее, - процедил сквозь зубы Виго.
   - Да... в общем там полном очень важных для Конфедерации яйцеголовых и еще больше - дорогущего оборудования. Его надо вытаскивать оттуда как можно скорее.
   - Понятно. И нас Родина хочет отправить снова... туда, - при последнем слове голос Виго предательски дрогнул. Бездна! Снова на Окус!
   - Да. На орбите сейчас около пятисот человек колониальной пехоты вместе с нашими. Еще около тысячи десантуры, но в основном старперов и лентяев. Их, конечно, тоже направляют в дело, но командование очень сомневается, что этого достаточно. Слишком много, оказывается, объектов.
   - Вы пришли меня успокоить, сержант? - в конец посерел Виго.
   - Нет. Я хотел попросить в очередной раз прикрыть мой зад. И теперь уже в роли одного из подчиненных мне командиров, - Кейси достал из кармана сержантский шеврон и протянул его Виго. - К награде тебя приставят после. А сейчас командование согласовало назначение тебя командиром третьего отделения с присвоением звания младшего сержанта.
   Виго оторопел. До сержантов служат лет пять в лучшем случае, а тут ему через полгода дают звание! Пускай даже младшего!
   - Я понимаю твое удивление, сынок. Но это скорее обстоятельства. Среди раздолбаев на орбите не так много ребят, которые понюхали пороху. И ты показал себя не только храбрым, но и даже командиром. Ты вел, черт подери, отделение за собой прямо в бою. И сейчас нам нужны те, кто не наложит в штаны при виде жука.
   Кейси встал.
   - Я могу на тебя рассчитывать? - строго спросил он.
   - Так точно, товарищ сержант, - сказал Виго, разглядывая шеврон.
   - Тогда построение через два часа. Нашу роту поведет капитан Родман.
   Виго хмыкнул. Родман теперь вот капитан. А он, сбежавший из университета универсант, нынче ветеран.
  
   - Виго! Виго! Иди сюда, - окликнула Кольвенского в коридоре Алиса. Тот развернулся и увидел, что девушка стоит рядом с одним из прапорщиков и о чем-то активно спорит.
   - Представляешь, мне отказывают в комиссовании! - бросила она Виго. - Да что ты мне такое говоришь? Ты читал Устав? Да после того, что я видела на хреновом Окусе вы обязаны мне зад весь расцеловать.
   - Сожалею, рядовая, - покачал головой толстый прапорщик. - Приказа от командования не было. Насколько я понял, вы еще нужны Конфедерации здесь.
   - Алиса, это правда, - кивнул Виго.
   Девушка, сверкавшая на прапорщика глазами, хотела еще что-то сказать, но тут увидела у Виго сержантский шеврон на плече комбинезона. Она тут же сникла, потускнела и напомнила Кольвенскому ту самую незаметную, серую мышку.
   - Мы можем сейчас только уволится, - добил Виго.
   Алиса молча подошла к нему и снова уткнулась в грудь.
   - Это для меня невозможно, - сказала она бесцветным голосом.
   - Я знаю. Могу тебя утешить только тем, что ты в моем отделении.
   - И что, я теперь должна тебе козырять? - посмотрела она снизу-вверх на Виго наивными глазами.
   - Только на людях. И не спорить с моими приказами.
   - Если мы снова полетим на Окус, я больше буду думать, как бы не обосратся от страха, - честно призналась Алиса.
   - Придется тебе это запретить.
   - Так это правда? Мы снова туда? - голос девушки задрожал, глаза снова стали влажными.
   Виго не ответил. В этот миг мимо них прошла Долорес и одарила парочку очень странным взглядом.
   - Товарищ сержант, - пробурчала она и выполнила воинское приветствие. На голове у неё был положенный по уставу берет.
   - Слушай, а не ходи ты к Долорес, - сказала Алиса, смотря их сестре по оружию в след и затем попыталась пошутить. - А то она запретит нам общаться!
   Однако Кольвенский только хмуро покачал головой. Долорес тоже была в его отделении. Жизнь становилась все интереснее.
  

Макс Сайбер

***

   Макс или точнее Боб поднес трясущимися руками сделанную из банки давно съеденных консервов кружку к губам. Горячая вода обожгла пересохшие, растрескавшиеся губы, но полившееся в глотку, а затем и в желудок тепло было настолько восхитительным, что боль на губах даже не чувствовалась. А точнее не фиксировалась в голове. Просто расплывалась где-то в сознании или даже в холодном воздухе очередного подземелья. Зимы на Сайрусе были студеными.
   Горячее питье закончилось на втором глотке. Боб даже потряс кружкой, вдруг осталась капелька - нет. Нужно снова греть. Но топливо в конфорке тоже закончилось. Костер разводить было нельзя - могли найти ищейки. Они с утра до ночи носятся на флаерах по всей планете и сканирует каждый сантиметр. Спустя десять лет подпольной войны повстанцам стало совсем несладко, совсем.
   Боб поплотнее закутался в шкуру гайго, которую он использовал как второй слой защиты от пронизывающего и вездесущего холода. Остальная одежда также была сделана из этой шкуры с добавлением в некоторых местах защитных пластин валидия и пластика с металлическими ремнями. В отличие от конфедератов, воинам Лиги приходилось пользоваться всем, что попадет под руку. И высокотехнологичное вооружение и обрудование - были совсем не тем, что доставалось повстанцам.
   Десять лет! Бездна! Только вдуматься... Когда все начиналось, конфедераты были уверены, что все закончится за три - максимум пять лет. Но вот уже десять лет партизанская война терзает планету и пока что конца и края ей не видно.
   Да, конфедератам при помощи Боба удалось выбить основные силы вольных, прикончив многих важных командиров. Сир Абенгейл так и не узнал, что ракету в его гордую задницу направлял его любимчик Боб Тарт. Сир Боб Тарт, надо заметить.
   Однако одним уничтожением высадившихся на Сайрусе вольных проблема не решилась. Хитрецы Лиги изначально не рассчитывали, что их гордые рыцари продержаться долго. Еще бы! Против всего Звездного флота и армии Конфедерации никакие там самые хитрые подземные туннели не устоят. Врагов выжгут, если надо, то до самого ядра планеты. Это лорды вольных понимали отлично. Фактически, они отправили своих воинов на верную смерть.
   Боб усмехнулся. Да уж, насчет этого у лордов явно не было никаких сомнений. Особенно у хренова Вартиса. Этот больной ублюдок мог людей размалывать на фарш и параллельно с совершенно невозмутимым лицом смотреть какие-нибудь передачи конфедератов о кулинарии.
   - Нет! Вы не имеете права! Он ничего не сделал, нет! - раздались вопли в глубине подземных туннелей.
   - Пожалуйста, оставьте его! Оставьте! Он никого не предавал!
   Выстрел.
   Дикий вой, рыдания. Выстрел. Чей-то смех.
   Боб только укутался в шкуру посильнее. Такое здесь нынче можно слышать часто. Вольные не очень-то ценили человеческую жизнь. Можно даже сказать, относились к ней с легким презрением. Главное - это то, что ты делаешь, к чему стремишься, ради чего умираешь.
   Безусловно, так же думал сир Абенгейл и еще пару тысяч высаженных на Сайрус рыцарей и десяток тысяч верных им сквайров. Но... Боб посмотрел на свою кружку, потом на тускло освещенную холодную землю вокруг него. Но, черт подери, все же пожить тоже бывает здорово. Сходить с друзьями в бар, навестить девчонок... В общем, и сир Абенгейл был не против этого. Но главным считал свои доспехи и пушку. Остальное уже так - получилось, здорово, нет - ну это все равно что комар пролетал. Даже не запоминается. А вот Вартис... Псих долбанутый. Этому, кажется, ни выпивка, ни бабы не нужны. Разве что кулинарные шоу иногда смотрит да концерты некоторых звезд Конфедерации. А так все время сидит над картами, бегает и стреляет в кого-то. Надо сказать, Вартис был единственным лордом на Сайрусе да и вообще на всей территории Конфедерации, но у Макса уже сложилось о ему подобных весьма скверное мнение.
   Но в хитрости этим засранцам точно не откажешь. Когда все их добровольное мясо было перемолото Конфедерацией, Максу казалось, что время свободы почти наступило, но... стало набирать силу совсем неожиданное, а точнее провороненное аналитиками Поруша явление. Дело в том, что вольные очень активно использовали опыт Солютиса. Эта планета, богатая валидием и иными производными ресурсами, была очень тяжела для проживания - бесконечные песчаные бури, невыносимая жара и излучение, проблемы с водой и едой. Большинство жителей - потомки ссыльных политических преступников и каторжников. Надо ли говорить, что там с детства воспитывается ненависть к Конфедерации. Поэтому на благодатной почве было легко выкармливать новых повстанцев.
   Сайрус, конечно, был планетой совсем иного характера. В общем-то планета-рай для млекопитающих: реки, озера, огромные моря, тысячи километров полей с живописными долинами. Хотя больших городов здесь не было - в основном колонии и бесконечные фермы. Скучновато, но жить можно вполне достойно. Однако не только среда обитания формирует ненависть к политическому строю - этот строй очень даже может настраивать против себя.
   Видя, как фермерская молодежь охотно встает в ряды повстанцев, коим мозги чистили знатные болтуны из рыцарей, конфедераты не нашли ничего умнее, как вылить на головы молодых мятежников и их родных, живших в соседних селениях, потоки плазмы и бомб. Некоторые поселения были фактически стерты, да нет, вбомблены в саму кору Сайруса. Десятки тысяч погибших, среди которых множество женщин и детей. Кто-то из повстанцев терял целые семьи за один налет. По интравебу и медийным каналам, конечно, жителям иных планет Конфедерации упрямо вдалбливали, что это, мол, пираты и мятежники подрывают целые селения для дистабилизации обстановки. И это работало, поскольку для спокойного и комфортного ежедневного кушанья обычных граждан Конфедерации гораздо лучше успокоить себя, что они-то на стороне "хороших". И никто не верил редким сообщениям практически изолированных от иных планет жителей Сайруса о том, что Конфедерация творит тиранию и фактический ад на фермерской планете. Ну или не хотел верить. В общем, Сайрус бомбили, убивали, резали. Солдатня, естественно, не отставала от общего "праздника" и спускала пар на жителях. Иногда так, что Макс сам с удовольствием вершил свой суд на тем или иным отрядом морской пехоты, знатно повеселившейся в какой-нибудь фермерской точке.
   В итоге романтика мятежа и рыцарства в последние годы стала перерастать в ненависть, воспитываемую не только в тех, кто вступил в ряды повстанцев, но тех, кто подрастал, видя смерть своих отцов, братьев и матерей. Они уже с десяти лет готовились вступить в "рыцари" и крушить Конфедерацию.
   Макс не раз уже докладывал Порушу, что если не прекратить бесконечные бомбежки, Конфедерация получит у себя второй Солютис. Но генерал только согласно кивал и раздавал новые задачи. В основном в целях установлениях новых или потенциальных главарей повстанцев, пресечения пропагандистской деятельности и прочее. На вопрос Макса, сколько ему еще прозябать на треклятом Сайрусе, Поруш пожал плечами и ответил с загадочной улыбкой:
   - Пока война не закончится либо лично для тебя, либо для всей Конфедерации.
   Разъяснять, в чем суть сказанного, Максу не требовалось. Просьбы Макса рассказать о семье, Поруш категорически оставлял без удовлетворения.
   - Конфедерация позаботилась о них, - говорил он, - позаботься теперь и ты о Конфедерации.
   Спорить было бесполезно. Что, собственно, мог сделать Макс? Порвать с Конфедерацией и окончательно отдать душу делу вольных? Хотя бы может и так, но Макс был уверен на все сто процентов, что случись так, и у лорда Вартиса неожиданно появится на столе маленькая черная папочка со всей историей того, как некий Боб Тарт активно помогал Конфедерации крушить лидеров вольных и повстанцев. Поэтому Макс был в полной зависимости от обстоятельств и мог только плотнее кутаться в шкуры, стуча зубами и замерзая в треклятых туннелях.
   Снова в подземелье раздалось несколько выстрелов. Казнят трусов и предателей. Впрочем первые одинаково со вторыми тяжко виновны - так считает Вартис. Надо сказать, иногда это приводит к весьма неприглядным перегибам: несчастных салаг, только вчера нюхнувших пороха и трухнувших под обстрелом, казнят почем зря направо и налево. Это, конечно, не может не вызывать возражений, но Вартису наплевать: он все равно знает, что конфедератов фермерские мальчишки ненавидят куда больше, чем его.
   В туннеле послышался торопливый топот. Вскоре в огне факела возникла фигура закутанного в шкуры воина с плазмаганом наперевес. Надо сказать, это трофей из Конфедерации, стандартным оружием Лиги является лазерные пушки, но их почти не осталось в арсенале - свежего из Лиги ничего не поступало.
   - Сир Тарт, вас просит прибыть лорд Вартис, - выпалил гонец, завидев Макса.
   - Сейчас буду, - коротко ответил тот и воин ретировался, поспешив доложить ответ.
   Макса перекосило. Вартис был чрезвычайно неприятной личностью. Разговаривать с ним было всегда неприятно, чувствовалось его пренебрежение, тем более, что Боб по легенде бывший солдат Конфедерации, а значит давал присягу, а теперь её нарушил, вступив в ряды повстанцев. Кроме того, Вартис был очень тонким психологом, многое видел и многое понимал... Макс всегда чувствовал себя на волоске от гибели в разговорах с ним.
   Отложив свою импровизированную чашку в сторону, Макс двинулся по хитросплетениям коридоров в глубь подземелий, где в какой-нибудь очередной новой норе его встретит Вартис. Почему было не взорвать этого неприятного типа глубинной бомбой? Пробовали и не раз. Но Вартис почти всегда уходил, словно чувствовал что-то либо имел информаторов. Даже несколько раз наводки Макса не помогли - лорд ушел буквально в последние секунды. Поруш предложил Максу вызвать огонь на себя, когда он окажется рядом с Вартисом, однако Макс благоразумно предпочел сослаться на глушилки связи в местах, где оказывался лорд. Конфедераты ведь могли и бахнуть без лишних мыслей. Чего им жалеть своего шпиона...
   Макс вилял по туннелям, следуя к последнему известному ему месту схрона Вартиса, когда неожиданно из бокового проема появился недавний гонец и жестом предложил следовать за ним. Понятно, Вартис снова поменял свое место нахождения. Да, вполне предсказуемо.
   Шли недолго. Пару поворотов и вот воин остановился рядом с небольшой норой в одном из проходов, освещенное несколькими факелами и свечами. Там стоял человек в черных одеждах. Перед ним был разложен походный стол, на нем - карта. На карте стояла пара бутылок с водой.
   - Сир Тарт, - сказал человек, не поднимая головы. - Я перейду сразу к делу.
   Хорошее начало.
   - Как вы понимаете, в последнее время мы понесли несколько чувствительных поражений. И если ситуация не изменится, то скорее всего мы проиграем битву за Сайрус.
   О да, ты даже не представляешь, как скоро это произойдет.
   - Однако, - лорд Вартис оторвал свой взгляд от карты и перевел его на Макса. В очередной раз шпион Конфедерации отметил, что лицо лорда включает в себя множество противоречий: это и мощные скулы, и волевой подбородок, и высокий, открытый лоб, так свойственные чертам картинных героев. Однако маленькие хитрые глазки, аккуратный, почти женский рот и полные чувственные губы совсем не вязались с такого рода образом. Более того, отчего-то Вартис обожал нацеплять на себя какие-то кулоны и цепи - они целой россыпью лежали у него на мощной, накаченной груды и позвякивали на обоих запястьях. Такую же моду Макс встречал у парочки рыцарей, даже тот же Абенгейл что-то таскал на правой руке. - Однако, у нас появилась возможность получить свежие подкрепления.
   - Фермеры пока что себя не очень показали в боях, - решился сказать Макс.
   - Да. Среди них много трусов и иногда даже предателей, - сказал Вартис, и в такт его словам в глубине туннелей раздалось два выстрела. У Макса свело челюсти от гнева и ненависти. Очередной суд местной справедливости свершился. - Однако наши братья прибыли совсем из другого места. Мэри, выйди к нам, пожалуйста.
   Макс нахмурился. Какая еще...
   На свет к столу из тени дальнего угла комнаты выступила девушка. Она была одета в облегающие кожаные штаны и тугую камуфляжную куртку, выгодно подчеркивавшие все самые аппетитные формы Мэри. Ко всему прочему густые, ярко-рыжие волосы кудряшками струились по плечам и ниспадали на высокую грудь. Из-под тонких, фигурных бровей на Макса смотрели два зеленых, выразительных глаза. Пухлые губки так неуместно были приоткрыты. Кажется, у Макса немного отвисла челюсть.
   - Это Мэри Найлтокс. Она прибыла от наших братьев на Солютисе вместе с очередным подкреплением. Я бы хотел, сир Тарт, чтобы вы, как один из наших самых эффективных командиров, вместе с госпожой Найлтокс организовали бы новые диверсионные операции, способные подорвать уверенность конфедератов. Справитесь?
   Макс или точнее Боб не ответил. Он смотрел во все глаза на возникшую из ниоткуда красавицу и просто утопал в её глазах.
   - Сир Тарт? - требовательно спросил Вартис.
   Боб мотнул головой, словно сбрасывая наваждение.
   - Да, да, конечно, лорд Вартис. Не должно быть тени сомнений.
   - Хорошо. Тогда оставьте меня и займитесь планированием. Слава храбрым, и да хранит вас Пустота!
   Мэри, не сказав ни слова, махнула Максу головой, мол, следуй за мной и вышла из пещеры Вартиса. Макс, откланявшись лорду, поспешил за девушкой. В тот момент он понимал два момента: кажется, теперь он окажется в весьма щекотливой ситуации в отношениях со своими кураторами из Конфедерации.
  

***

   - Спасибо, сэр, - сказал молодой контролер с лучезарной улыбкой. - Ваше место на третьей палубе справа, номер...
   - Я знаю, - буркнул Макс и прошел внутрь шаттла, сразу направившись к лифту. У него уже столпилась целая орава других пассажиров и теперь томилась в ожидании, пока подъемник наконец-то соизволит спуститься вниз. Макс постоял так три минуты, но не выдержал и ворча себе что-то под нос побрел к лестнице.
   По ней пришлось подниматься долго. К сожалению, адвокат уже не был молод да и значимые события прошлого оставили на его здоровье значительный след. Поэтому по ступенькам он шел, кряхтя и потея. Да, да... живот тоже мешал. И, наверное, даже больше чем все военные травмы.
   Поднявшись на нужную палубу, Макс снова негромко выругался себе под нос. И слева и справа от лестницы шли ряды кресел, близко стоявших друг к другу - почти все они были забиты людьми, многие из них были с ноющими и плачущими детьми, еще больше было молодежи, без устали горланившей и весело хохотавшей. Шум и гам стоял невероятный. И сейчас Максу требовалось провести среди этого хаоса пару часов, прежде чем шаттл прибудет на звездолет, идущий к Мей... Бездна! Что ж так не везет... Впрочем, Линн забронировала буквально последние билеты, поэтому мест бизнес или комфорт класса в шаттле не было. Хотя бы удалось выхватить спаренную, а не общую каюту. А то чего доброго еще и лететь пришлось бы среди толп.
   А на Мей всегда было очень много желающих. Планета-курорт, где почти всегда светит солнце и люди хмурятся реже, чем у них там идет снег - последний раз его, наверное, век назад. И все это в ласковых объятиях сочной экзотической зелени всевозможных расцветов, лазурного срединного моря и бездонных океанов ром-болла. Жаль, что семьсот лет назад предки не нашли именно эту планету первой. Быть может, вся космическая история человечества сложилась бы по-другому. Во всяком случае, были бы более улыбчивыми задницами.
   Пока Макс пробирался к своему месту, он несколько раз задел каких-то бубнящих теток, наступил на ногу какому-то "пиджаку" и случайно пнул по ноге какого-то служивого. Бурча под нос формальные извинения вперемешку с проклятьями, Макс все же добрался до своего кресла и с тяжелым вздохом опустился в него. Положив на живот свой извечный кейс с важными бумагами, флеш-дисками, планшетом и парой свежих трусов с носками, Макс скрестил руки на груди и уставился в мужчину, сидевшему напротив него, который читал что-то на планшете, от чего не было видно его лица.
   Макс сразу почувствовал что-то неладное. Весь в черном, с жесткими солдатскими ботинками человек явно не собирался на курорт. Странно, но слева и справа от Макса места пустовали. Несмотря на царивший вокруг хаос и безумие, они вместе с незнакомцем оказались как бы на островке среди бушующего людского океана.
   Неизвестный спустя какое-то время опустил планшет, и Макс откровенно поморщился.
   - Ну что вы. Обычно воспитанные люди не показывают другим, что не очень рады их видеть, - улыбнувшись сказал полковник Стафф. Как всегда гладко выбрит со спокойным и даже доброжелательным выражением лица.
   - Вы знаете, я у меня некоторая аллергия на военных, - цокнув языком, ответил Макс.
   - Странно, что вас не выворачивает тогда от самого себя, - продолжая улыбаться парировал Стафф.
   - Как военный я погиб в кабине своего звездолета. Дальше у меня была совсем другая роль.
   - Но все же вы служили Конфедерации, Макс. Вы воевали за её интересы. И как бы вы не возражали, после войны на Сайрусе Конфедерация весьма недурно устроила ваше будущее.
   - Конфедерация забрала у меня жизнь...
   - И подарила новую, - покачал головой чекист. - Но вы все равно отчаянно пытаетесь цепляться за старое...
   Макс прищурился. Стафф хмыкнул:
   - Конечно мы знаем о Билли. И вообще знаем почти все о ваших делах. Неужели вы думали, что мы останемся без подробной информации о каждом шаге оного из супер-шпионов Конфедерации? - рассмеялся Стафф.
   - И кто же? Линн? Томас?
   - О! Макс, вокруг вас много людей. И не стоит искать кого-то виновного. Вы же сами знаете, у нас уши и глаза везде.
   - Что вы хотите от меня? Бросить Билли? Нет. Я не смогу. Из-за вашего замечательного плана жизнь всей моей семьи пошла под откос. Билли - мой долг перед тем прошлым, которого Конфедерация лишила меня.
   - А вы думаете, то самое прошлое сильно выиграло бы, если б вы вернулись к нему безногим и безруким калекой?
   - С чего вы взяли, что руки и ноги определят суть нашей жизни? Мне всегда казалось, что самое главное в нашей жизни - способность мыслить. Именно она может творить выходы там, где их нет. Создавать нечто из пустоты.
   - О! Да вы философ, Макс...
   - Я просто не дурак, Стафф. Что вам нужно от Билли?
   - Пока ничего. Мы следим за тем, что он хочет предпринять. Возможно, он выведет нас к кому-то или чему-то интересному. Может нет, тем более, что вы вознамерились в очередной раз косвенно вмешаться в его жизнь...
   - Тогда к чему разговор сейчас? - нахмурился Макс. Опять эти игры в кошки-мышки.
   - Посмотрите на этих людей, Макс,- кивнул к ближайшей шумной компании чекист.
   - Уже насмотрелся, - сухо ответил адвокат, не мигая смотря на полковника.
   - И что вы видите?
   - К чему вы клоните?
   - Что вы видите, Макс? - с нажимом спросил Стафф.
   Адвокат вздохнул:
   - Хренова молодежь. Пьют пиво и хотят перетрахаться друг с другом.
   Полковник щелкнул пальцами:
   - В точку! И ведь это не просто нормально - а именно так нас задумала природа или что-то... иное. Есть область наших постоянных и неизменных потребностей - потреблять пищу, заниматься сексом, справлять нужду. Все это основа нас как живых организмов. И вокруг этих базовых потребностей строится вся наша культура, которой мы так бесконечно поем оды...
   - Все это из курса старшей школы, Стафф, - нетерпеливо фыркнул Сайбер.
   - Вот именно. Почему-то к этому относятся так, словно мы уже все про себя поняли и от этого эволюционировали. Но ведь это не так, Макс. Самая настоящая правда в том, что мы все те же животные, Макс, какие бы достижения науки или искусства нас не окружали. И знаешь, что делают животные, когда горит лес?
   - Бегут.
   - Вот именно, твою мать Сайбер, - лицо Стаффа перекосило и глаза яростно сверкнули. Он наклонился к Максу и прошипел: - Бегут так, что не видят ничего. Ими движут только инстинкты и страх. И уже неважны все эти социальные и научные открытия, место человека и роль богов в его жизни. Бежать - вот, что владеет каждой клеточкой организма, Макс.
   Полковник откликнулся, но от прежнего спокойствия на его лица не осталось и следа. Он был чертовски зон, можно сказать - взбешен.
   - Ваши замечательные письма клиентам на Сайрусе, конечное, спасли некоторым жизнь, - продолжил он металлическим голосом. - Но если бы мы оперативно не вмешались, в некоторых поселениях могли возникнуть осложнения, Сайбер.
   - Поэтому вы не закрываете Антигу...
   - Поэтому я здесь, чтобы закрыть вам рот, Сайбер, - отрезал Стафф. - Что и как делает Конфедерация в деле управления многомиллиардным стадом - не ваше хреново дело. То, что вы понимаете и знаете чуть больше, чем остальные, не дает вам право вмешиваться в процессы, которые вы не видите от начала до конца. Ваше личное отношение к Конфедерации при этом вы можете засунуть глубоко себе в задницу. Это понятно?
   - Понятно, - спокойно ответил Макс.
   Лицо Стаффа тут же смягчилось и снова стало совершенно расслабленным.
   - Люблю, когда удается быстро найти взаимопонимание. Надеюсь, у нас не будет новых инцидентов, - сказал он и резко поднялся.
   - Стафф, теперь на Сайрусе сосем не так, как было в 50-х... - резко сказал Макс.
   Полковник внимательно посмотрел на Макса.
   - Сейчас очень многое по-другому, Макс. Однако оставьте это нам. Выпутайте Билли из его очередной истории. Иначе уже нам придется заняться им.
   - Зачем он отправился на Мей, Стафф? - решился спросить Макс.
   Полковник некоторое время внимательно смотрел на адвоката, а затем поднялся на ноги.
   - Ваш брат, Макс, похоже долго не мог найти свой смысл жизни. Вы создали вокруг него иллюзию предопределенности - не даром все его шалости почти всегда сходили ему с рук, а подарки судьбы, наоборот, так вовремя попадались ему. Кажется, парнишка решил увлечься некоторыми секретами, которые явно должны оставаться секретами для всех.
   - Он снова решил заняться наркотиками? - озвучил давно мучившую его догадку Сайбер. - Мей - ведь идеальное место, чтобы доставать товар по дешевке...
   - Совсем не в ту сторону, Макс, - усмехнулся Стафф. - Ваш брат решил поиграть куда в более опасные вещи, чем это. И оказался куда как более прозорливым, чем человек, обожающий снаряжать далекие экспедиции и искать не у себя под носом. Но сейчас Билли и этот человек движутся в одном направлении. Очень бы не хотелось, чтобы они встретились Макс. О, девушка, - обратился Стафф к проходившей мимо стюардессе.
   - Да? - озадаченно уставившись на полковника, спросила та.
   - Будьте добры, бокал ром-болла для вот этого господина. Ему очень нужно расслабится перед полётом.
   - Но у нас напитки только после...
   - Девушка, я настаиваю, - сверкнув глазами, надавил Стафф.
   - Конечно, конечно, - затрепетала стюардесса и ретировалась. Наверное, все же у работников службы безопасности имеется что-то такое в харизме, против чего нелегко выстоять.
   - Хорошего полета, Макс, - приложив два пальца к виску, сказал Стафф. - Отговорите Билли от глупостей и проведите пару дней в нашем экзотическом рае. Поверьте, ром-болл вымоет все глупости из ваших голов. Чао!
   Макс проводил Стаффа задумчивым взглядом. Что-то подсказывало ему, что из этой поездки он вряд ли уже вернется к своей обычной жизни. Неумолимая рука Рока затягивала его в очередное приключение. Хотел ли он этого? Сказать точно было сложно. Но все же он здесь. И вот-вот отправится на Мей. Слава храбрым, и да хранит вас Пустота!
  

Полковник Данилевский

***

   Минуты текли невероятно медленно. В состоянии полного напряжения сил ожидание было хуже пытки. Однако вокруг только тихо шелестели хвои и иногда раздавались крики птиц. Замершие в своих укрытиях солдаты Конфедерации молчаливо смотрели через деревья на лежавшую перед холмом равнину, на горизонте которой пока никого не было. Враг выжидал.
   Собрать пехотинцев и отправить на место предполагаемого боя оказалось не очень просто. В силу общей расхлябанности колониальной части армии работать с такими войсками вообще всегда было тяжело. Однако Томас Гарди, видимо, в силу своего не самого жесткого характера еще больше распустил дисциплину в армии. Бойцы лениво и неохотно подчинялись приказам своих командиров, строились в ряд хуже учеников младших классов.
   Однако такое с убежденным военным Конфедерации, кадровым офицером не в одном поколении пройти не могло. Посмотрев на все это дело, полковник Звездного флота решил для себя, что с такими бойцами можно вести себя только жестко. Поэтому когда Данилевского представили войскам на общем сборе перед штабом и парочка особо умных рядовых во весь голос отвесило несколько шуток, Данилевский, находящийся в том числе под мощным психостимулятором, полностью вернувшим ему контроль над его телом, на гиперусилителях своего скафандра подскочил к шутникам и так отделал обоих, смяв ударами валидивую броню, что их отправили к Алексею в расквартированный в одной из местных школ лазарет. После этого желающих подшучивать над новым командиром не нашлось.
   Данилевский коротко и сухо доложил колониальным бездельникам, что на колонию идут парни, которые очень рассержены на Конфедерацию. Пираты это или кто-то еще, но они неплохо обращаются с пушками и хотят свои умения показать в настоящем деле. Поэтому никто никого жалеть не собирается. Либо они надерут инсургентам задницу, либо те превратят их в бифштексы. Поэтому надо оставить в стороне все свои смешки и понять, что они в реальном деле. В противном случае никому не пережить ближайший день.
   И чтобы ни у кого не оставалось сомнений в серьезности намерений врага, Данилевский рассказал также о пришествии вражеского Титана во время битвы на орбите Альтермерии. Этот рассказ солдаты встретили с напряженным молчанием. Да уж, никто в Конфедерации не мог и подумать, что некие назойливые "пираты" могут обернуться чем-то совсем другим.
   Суровая, но правдивая речь Данилевского возымела свое действие. После того, как он приказал всем ротам начать передислокацию, сборы пошли гораздо активнее и куда как более слажено. По словам одного из капитанов, парни как-то неожиданно для себя поняли, что мамочка далеко, а здесь им точно могут прострелить башку. "Да уж, знали бы сколько ребят теперь летают на орбите этой самой планеты после недавнего боя", - подумалось Данилевскому.
   В течение часа роты произвели сборы всего необходимого оборудования и боеприпасов и направились в место дислокации. Самыми первыми туда доставили так нужные Данилевскому оплоты - эти похожие на радиолокационные станции, помещенные на шестиколесные вездеходы, должны были сыграть ключевую роль в предстоящей битве. Однако был важен также эффект неожиданности.
   С последним Данилевскому помогли хоть и старые, но имевшиеся неожиданно в достаточном количестве средства РЭБ. В основном это были дроны небольшого радиуса действия, однако их хватило, чтобы все пространство вокруг колонии на ближайшие тридцать километров превратить в непроницаемую для любой разведывательной техники зону. Попытки рейдеров прорваться через неё своими дронами не увенчались успехом - на портативном компьютере доспеха Данилевского постоянно отражались доклады о выведении устройства очередного механизма противника.
   К слову о броне полковника. Это был стандартный скафандр колониального пехотинца с дополнительными расширениями программного обеспечения для контроля за большими войсковыми соединениями. При помощи последних Данилевский мог вызвать и просканировать состояние любого подчиненного ему бойца на расстоянии до ста километров. На том же расстоянии Данилевский мог поддерживать местную связь с любым бойцом, а связь роты или батальона действовало аж до ста пятидесяти километров. Естественно, броня также могла связывать с любой иной радиолокационной точкой, находящейся причем не меньше, чем в двууста километрах. Конечно, значения были далекими от тех, что сейчас предоставлял обвес десантников или морпехов, но тоже был в достаточным.
   Привычным, конечно, управление громоздким доспехом было трудно назвать - все же Данилевский никогда не служил в колониальной пехоте и больше привык к креслу пилота в своем штурмовике-истребителе. Да и в десантуре Данилевский никогда не был. Он откровенно соврал полковнику Гарди, поскольку даже при наличии неофициального требования к большему значению званий пилотов по отношению к званиям офицеров сухопутных войск, пехотинцы обычно скептически смотрят на военные умения летчиков. По мнению представителей сухопутных сил, "летуны", как они их назвали, мало что знают о настоящей драке. Да, безусловно, летать в открытом космосе, рискуя в любой момент превратиться в облако газа, тоже требовало своих умений, но ничто никогда не сможет сравниться с адом, происходящем на земле во время полноценного контакта. Поэтому Данилевский решил, что для убедительности его слов будет правильным все же сказать о своей "причастности" к ремеслу наземных войск.
   В целом полковник представлял себе тактику наземных операций весьма условно - курс обучения пилотов Звездного флота обязательно включал общие тактические и стратегические формулы, приемы ведение сухопутной войны. Но как это выглядит на практике Данилевский, конечно, не знал. Однако с момента, как он очнулся, у него крутилась одна и та же мысль: если не взять ситуацию в свои руки, все отправится в Бездну. Почему так ему подумалось, на тот момент Данилевский не знал. Но, познакомившись с полковником Гарди, и оценив общее состояние войск, полковник Звездного флота только убедился в том, что принял правильное решение.
   Тем более горе-вояки, сейчас замершие в окопах со всех сторон от Данилевского, находившегося на передовой, более чем мотивировались присутствием высшего офицера на поле боя. Сам Гради, конечно, остался в штабе, прикрывать возможное вторжение в колонию и отвечать за выдвижение резервов.
   Высота, которой, по убеждению Данилевского, в ближайшие часы предстояло стоять главным местом битвы, представляла собой возвышавшийся над плоской равниной холм, поросший высокими хвойными деревьями. Весь холм был пересечен в свою очередь оврагами и буграми, предоставлявшими естественные укрытия. В общем-то, пехоте особо окапываться не пришлось - разве что прорыть соединительные траншеи и несколько лож для пулеметных установок. Кроме того, на холме были расположены руины древних каменных построек давно сгинувшей цивилизации. Пускай даже материалы, из которой они были сделаны, вряд ли могли спасти от попаданий современного оружия, но мешать обзору и скрывать позиции - вполне. Ко всему прочему два оплота, которые не без труда заехали в лесистую местность, сбивая перед собой деревья, предоставляли защиту войскам на случай минометного или ракетного обстрела. Если же у врагов были осадные танки, то оплоты также могли бы на некоторое время укрыть войска.
   Конечно, засечь нахождение большого скопления пехоты помогли бы всевозможные сканеры, которыми были напичканы разведывательные зонды, либо бортовая техника эхолетов, которые носились над колонией. Однако первые, как виделось Данилевскому, почти полностью были нейтрализованы, а вторые скорее всего тоже были ослеплены. Во всяком случае эхолеты несколько раз осуществляли рейды на центр колонии, пытаясь разбомбить штаб и несколько построек, отвечавших за сохранение пищи и водопровод. Высоту никто не обстреливал.
   Убеждение Данилевского усилилось после того, как враг появился на горизонте и, укомплектованный в боевые планеры, на всех парах помчался к высоте. Что ж, это во многом упрощало задачу по крайней мере первого контакта - можно было надеяться нанести врагу максимальный урон еще до момента спешивания. Знай, что весь холм напичкан солдатами врага, рейдеры вряд ли стали бы отправлять туда своих бойцов считай уже в готовых валидиевых гробах. Разве что такие гробы были братскими.
   Всего сканеры насчитали около ста машин врага. Если предположить, что по вместимости они были похожи на транспортные планеры (по конструкции это были примерно схожих размеров прямоугольные металлические коробочки с дверями по бокам и кабиной водителя с овальным стеклом спереди), то каждая вмещала максимум пятьдесят человек с вооружением. Маловато будет даже для захвата колонии, скорее всего это был лишь авангард.
   Подпустив противника на дистанцию поражения подствольными гранатами дурь-пушек, Данилевский приказал открыть огонь из всех имевшихся миномётов, переносных пусковых-ракетных комплексов и подствольных гранатомётов. Все это вооружение как раз годилось для нанесения урона легкой и средней технике врага.
   В миг тишина леса наполнилась хлопками выстрелов и визжанием ракет с гранатами. Уже подходившие к холму машины противника подобно насекомым на солнце стали вспыхивать одна за другой, разлетаясь обломками во все стороны. Вокруг них все земля, некогда усеянная сочной зеленой травой, вздыбилась и распухла, разметая дерн и комья.
   В первые секунды боя не меньше двадцати машин было уничтожено. Еще пара десятков была подбита и из неё высыпала пехота врага, старавшаяся спастись за не подбитыми планерами. Остальные машины резко остановились и стали спешивать сидевших в них бойцов, однако из-за неразберихи и общего шока все происходило дергано и без должной организации. В это время обстрел защитников колонии не прекращался. Данилевский сам, разгоряченный психостимулятором и радостью удавшейся засады, подорвал один из планеров, правда к тому времени практически пустой.
   Техника врага пыталась огрызаться установленными на крыше пулеметами и малокалиберными пушками, но из-за зарослей планеры били практически вслепую, не причиняя колониальным войскам никакого урона. Высыпавшая пехота противника была вооружена в основном бластерами и в открытом бою скорее всего могла бы нанести значительный урон не приспособленным для защиты от такого урона скафандрам пехотинцам Конфедерации. Однако сейчас красно-рыжие линии концентрированной энергии прожигали деревья и камни на холме, в редких случаях задевая кого-то из защитников высоты. Правда один такой пучок лазера с треском разорвал валун совсем рядом с Данилевским, несколько сбив спесь с полковника.
   Когда противник в общей своей массе спешился, в ответ на лазеры затрещали дурь-пушки. Их убийственные заряды, попадая в солдат противника, буквально сдергивали их с земли и подбрасывали в воздух. Не редко попадания чудовищного оружия колониальных пехотинцев отрывало врагам конечности и головы. Залегшие среди подбитых машин солдаты противника несли чудовищные потери. Техника за неполные полчаса боя почти вся была уничтожена. Сводка боевых потерь же Данилевского докладывала о двадцати погибших колониальных бойцах, трех тяжело раненных и семи легко. Все остальные были в строю и поливали неприятеля из стволов.
   Однако, как и ожидал Данилевский, первая волна была лишь оперативной частью, которая должна была произвести быстрый и легкий захват высоты и обеспечить плацдарм для наступления остальных сил. Ведь никто не думал, что на холме рейдеров будет ждать такой "теплый" прием. Хотя это было странно - полковник ожидал более осторожных действий от своего врага.
   - Включить оплоты! - приказал полковник, интуитивно уловив нужный момент. Включать их раньше было опасно - у щитов, которые генерировали эти установки, был один неприятный момент: при попадании чего-либо электромагнитные щиты вспыхивали ярким сине-зеленым светом. Это сразу выдавало факт прикрытия войск этими установками и служило целью для РЭБ-атаки противника. Конечно, на холме был лес, но все же.
   Расчет же Данилевского заключался в том, что скорее всего вторая основная волна двинется сразу же за ракетным обстрелом или же во время него. В противном случае, установив у защитников Годемина оплоты, враг может попробовать провести РЭБ-атаку с воздуха. Однако этого не случилось.
   В воздухе появилось множество черный точек, быстро приближавшихся к позициям защитников. Сканеры насчитали их около семидесяти. Данилевский даже присвистнул - ничего себе рейдеры. Притащили почти полк атмосферной летной техники на планету.
   Когда эхолеты приблизились и начали снижаться уже на сам холм, то на подлете они открыли миссированный ракетный и бластерный обстрел, одновременно по холму заработали ракетные комплексы противника и в атаку поднялась пехота.
   Конечно, оплоты не могли долго удерживать массированный обстрел - как и щиты звездолетов, поле, генерируемое оплотом, могло переработать ограниченное количество энергии, прежде чем генераторы вышли бы из строя. Однако этого вполне хватило, чтобы защитники сохранили достаточную боеспособность на момент ближнего боя с противником.
   Надо сказать, что неплохо сработало ПВО колонии - не меньше десятка эхолетов было сбито непосредственно над самым холмом, у границы действия довольно устаревшей системы воздушной борьбы колонии. Однако в этих условиях даже такая помощь была неоценима.
   Когда защита оплотов треснула под огненным напором противника, эхолеты вместе с пехотой противника встретили яростный отпор со стороны защитников. Вставшие в атаку пехотинцы врага сначала буквально сразу же залегли, вновь понеся нешуточные потерли.
   Эхолеты же после приземления производили трансформацию - складывали крылья, раздвигали "ноги" с мощными конусообразными ступнями, расправляли с боков подвижные конечности и в целом превращались в человекообразных роботов, при этом кабина пилота располагалась на груди под мощным куском валидиевой брони, закрывавшей стеклянную кабину после перехода в пеший режим. На "руках" и "плечах" у такого робота располагались разного рода вооружение, в том числе пулеметы, ракетные установки и бластеры. В кистях же непосредственно эхолеты могли нести дополнительные пушки или же самое настоящее холодное оружие, которое наводило невероятный ужас на противников. Надо сказать, что вполне реальный.
   Данилевский находился в ста метрах от передней линии, на которую насело несколько эхолетов с огромными зубастыми мечами. Один из таких успели подбить - он не выдержал массированного пулевого огня дурь-пушек и буквально лопнул, громыхнув взрывом, но вот еще трое устроили самую настоящую резню на позициях защитников. Увидев, как их товарищей буквально разделывают на куски боевые роботы, солдаты дрогнули и побежали. От Данилевского не укрылось, что ближайшие к нему бойцы тоже замялись, начали переглядываться.
   - Сосредоточить огонь на правом эхолете, - применив местную связь, приказал Данилевский ближайшим воинам и отрыл беглую стрельбу по одной из машин.
   Пули дурь-пушек имели чудовищную пробивную способность, но обычно технику брали не столь эффективно, но отчего-то в этот раз хватило несколько очередей, чтобы отстрелить ногу эхолету и лишить его подвижности. Следом несколько точных попаданий других бойцов подожгли машину противника. Однако еще две подскочили к позициям Данилевского, и полковник был вынужден применить всю свою выучку, чтобы при помощи гиперусилителей увернуться из-под чудовищного лезвия и проскочить под ногами ближайшего эхолета. Оказавшись сзади противника, Данилевский не мешкая прямой наводкой из подствольника подорвал эхолет, разорвав его на три пылающих куска металла. Удивительно, но отчего-то у техники противника либо не были щитов, либо они были весьма слабыми. Хотя скорее всего они просто перестали уже работать вобрав в себя предыдущие попадание и не успели перезарядиться.
   Еще один эхолет оказался проворнее других - вертясь волчком, он собирал обильную кровавую жатву среди зищитников. Меч описывал невероятные пируэты, разваливая бойцов на куски. Однако солдаты все же не побежали. Прыгая среди бугров и оврагов, валунов и древних руин, они стреляли в эхолет, с каждым попаданием оставляя ему все меньше шансов на успех. В какой-то момент, когда уже Данилевский подключился к бою с ловкой машиной врага, один из солдат все же достал эхолет гранатой из подствольника. Машина вспыхнула подобно факелам из фильмов про древние годы человечества. Крик сгоравшего заживо пилота в кабине был слышен даже сквозь валидивую крышку.
   Радостный крик солдата туже заглушили крики боли по каналам связи. Вслед за подбитыми эхолетами пришли другие, а также разозленная до невозможности пехота противника, наконец-то добравшаяся до укрытий и ввязавшаяся в позиционный бой с противником.
   Сказать, что из дурь-пушки у Данилевского получалась прицельная стрельбы, было нельзя: из-за непривычной отдачи дуло вертело из стороны в сторону. Ко всему прочему постоянные пучки лучей, как бешенные мелькавшие со всех сторон, с сочным треском срубавшие окружавшие деревья и раскалывающие камни, а также почти нескончаемые взрывы от минометов и ракет, сыпавших землю с небес на землю, невероятно мешали прицеливанию. Не помогали системы новодки скафандра - Данилевский только иногда мог на краткий миг высунуться из-за оврага или какого-нибудь валуна, дать очередь и тут же залечь или сменить позицию. Враг насел плотно.
   - Василий Ларионович, - послышался голос Томаса Гарди по личному каналу связи. - Какова обстановка?
   - В целом терпимая, - сквозь зубы ответил Данилевский, подстрелив шибко ретивого врага, выпрыгнувшего из своего укрытия. - Мы ведем позиционный бой, пока что держимся. У врага большие потери.
   - Мои сканеры показывают, что у нас тоже немалые - почти триста трехсотых, - пробурчал командующий гарнизоном.
   - Думаю, в сложившейся обстановке, это вполне терпимо. Нас тут нехило обстреливают.
   - Вообще должны поменьше. Мы засекли точки ведения огня из систем залпового огня и нанесли ответный удар. Думаю, должны были поразить цели.
   Пока Гарди говорил, Данилевский стал свидетелем как один из эхолетов забрался на небольшой пригорок и буквально в упор высадил несколько ракет в группу солдат, укрывшихся в одной из образовавшихся воронок. Полыхнуло так, что защитный экран костюма на миг затемнил экран. Впрочем, попытавшегося поменять позицию пилота врага тут же накрыли перекрестным огнем ближайшие защитники колонии и машина рейдера разлетелась на раскаленные куски.
   - У нас тут помимо ракет есть много других проблем, полковник, - пробурчал Данилевский и неожиданно понял, что действие психостимулятора начинает угасать. Невероятная слабость навалилась на все тело, а пот водопадом заструился со лба.
   - Ко мне движется противник. Судя по всему, несколько десятков планеров, а также пара легких танков, - доложил спустя пару минут Гарди. В это время Данилевский чуть отошел от первой линии и присел на землю под дерево, чтобы перевести дух.
   - Задействуйте резерв, полковник, - настойчиво посоветовал Данилевский. - Кроме того, если у вас еще остались заряды для ракетных установок, обрадуйте наших гостей.
   - Да, как раз об этом же и думаю, - согласился Гарди и отключился.
   Данилевский, приказав костюму провести дополнительные медицинские процедуры над своих организмом, на время вынужденной отлучки из боя вызвал на портативном компьютере своего скафандра тактическую карту и принялся колдовать с фильтрами, приближая изображение к реальной боевой обстановке. На ней сводились данные множества сканеров, в том числе пеленг по сигналу свой-чужой. Конечно, данные были все максимально условными, но сделать вывод о ходе боя в целом все же было можно.
   Как показывала карта, в настоящий момент холм надежно удерживался войсками Конфедерации. Был, правда, не совсем удачный выступ на левом фланге, образованный естественной причиной - большой вертикальный камень, словно росшим из земли, мешал зацепиться за квадрат территории вокруг него. Однако во всем остальном линия фронта была достаточно ровной. Волна атаки противника действительно разбилась о редуты колониальных сил и пока что ничего не могла с ними поделать. Дополнительно тактическая карта сообщила о движении резервов противника. По мнению Данилевского, он бы использовал его не для вторжения в колонию, а для обхода высоты по правому флангу, где наименее вероятно попадание под обстрел силами, находящимися в колонии, и для захода в тыл защищавшим холм войскам. Однако противник упрямо полз прямо на колонию.
   На дисплее портативного компьютера раньше появилась информация о резком уменьшении численности наступавших резервов врага, когда как из-за холма донеслись взрывы. Спустя еще пару минут на связь вновь вышел полковник:
   - Накрыли их. Прямо как на учениях. Мне кажется, выжило их немного.
   - Отлично. Прикажите резервам выдвинуться и добить, - коротко ответил Данилевский.
   Пока что тактическая карта не сообщала о приближении новых подразделений противника. Складывалось впечатление, что атака рейдеров захлебнулась, стоило только поднажать. Данилевский, некоторое время поразмышляв над ситуацией, связался с двумя капитанами, командовавшими ротами на концах правого и левого флангов.
   - Товарищи, нам надо взять противника в кольцо. Какова ситуация у вас?
   - Мы держим позиционную оборону. Враг за холмами постреливает, но в атаку не идет - пытаются прожать в центре, - ответил офицер с правого фланга. Он отвечал спокойно, обстоятельно.
   - У нас довольно большие потери, - с левого голос ответил более напряженный, даже нервный голос. - Враг попытался прорваться с помощью пяти или шести эхолетов, почти все с мечами, мать их. У нас тут кровищи по колено. У меня в роте человек восемьдесят осталось.
   - Вас понял. Капитан Рейг, - обратился Данилевский к командующему ротой на правом фланге. - Назначаю вас командиром тактической группы. Вам подчиняю соседние роты... эм, под номерами 103, 1056, 72 и 56. Приказываю вам начать наступление и обход позиций противника. Мне нужно, чтобы вы вышил в тыл врагу. Как приняли меня?
   - Приняли вас хорошо, полковник. Приступаем, - спокойно ответил Рейг.
   Данилевский сам резко поднялся. Медпак более-менее восстановил его силы и теперь полковник был полон решимости не просто сдержать натиск, но вообще закончить бой полной победой.
   - Всем подразделениям кроме группы капитана Рейга приказываю перейти в позиционное наступление. Выбить врага с позиций! - отдал приказ Данилевский и махнув ближайшим бойцам рукой, повел войска в наступление.
   Противник меж тем действительно утратил инициативу. Хотя эхолеты нанесли немалый урон, все же среди деревьев и камней от них было не очень много толку. Риск попасть под обстрел со всех сторон был очень велик. Кстати, не в последнюю очередь из-за неубедительной мобильности эхолеты сняли с вооружения Конфедерации еще где-то в середине войн Корпораций. В городах и лесах тактические задачи вполне решались пехотой, а оперативные - десантниками. А обычных атмосферных штурмовиков вполне хватало для нанесения ударов с воздуха по наземным целям. Правда, в арсенале Конфедерации также имелись похожие машины-шагоходы (их еще называли мехами), также передвигавшиеся на двух "ногах" и даже совершавшие мощные прыжки, но в чем заключалась их ценность в наземном бое, Данилевский не знал. Он вообще сегодня на лету познавал азы сухопутной войны.
   Поэтому когда колониальные бойцы поднялись со своих окопов и пошли в наступление, рейдеры сначала встретили наступающих огнем: и слева, и справа от Данилевского нескольких ребят прожгло лазерами, а сам он инстинктивно успел пригнуться, когда над головой пролетел рыжий пучок и скосил дерево за спиной. Однако после недолгого сопротивления противник начала откатываться назад.
   - Полковник, мы пробили фланг противника и в настоящий момент обходим его. Вскоре выйдем в тыл, - доложил капитан Рейг.
   - Продолжайте, - коротко ответил Данилевский.
   - Есть.
   Сам полковник немного подотстал от общей массы наступающей пехоты и некоторое время изучал тактическую карту. Как показывали индикаторы на экране, "свои" точки активно теснили на флангах "чужие" точки, быстро откатывавшиеся к подножью высоты. Последних осталось очень мало.
   Отключив изображение, Данилевский осмотрелся. Некогда лесистый, покрытый сочной хвоей холм, сейчас покрылся значительными проплешинами. Множество срубленных взрывами и выстрелами деревьев завалило овраги и воронки. Тут и там лежала разбитая техника, обломки, тела. Правда, наступавших среди мертвецов было куда как больше. К нескольким из них Данилевский присмотрелся повнимательнее.
   Все они имели одинаковое вооружение - защитные костюмы с экзоскелетами, имевшие мощные валидиевые нагрудники и наплечники. Под костюмами судя по всему было одето термо-белье, походившее на водолазный костюм, скорее всего сохранявшее нужную температуру в зависимости от климатических условий. Голову пехотинцев закрывал полный шлем с желтыми глазами-визорами и двумя респираторами. Каждый имел по бластеру, несколько гранат и личный ранец с разнообразным содержимым. Раскрашены доспехи противника были в серо-красные цвета. На груди каждого имелась эмблема в виде меча внутри окружности. В целом, вооружение походило на современную выкладку морского пехотинца Конфедерации. Разве что броня последних крепилась не на тело, а друг к другу, закрывая все бреши и сочленения. Соответственно, необходимости в термобелье не было, все регулировалось уже в настройках самого костюма через нейросвязь в шлеме и далее через нейросеть. Обвес же рейдеров скорее напоминал довольно таки устаревшую модель комплектации пехотинца как раз-таки времен войн Корпораций. Лазерное оружие, кстати, было тогда очень даже популярно. В любом случае, пиратами таких ребят было сложно назвать. Все выглядело совсем как у регулярных войск.
   - Полковник, враг бежит, - коротко доложил Рейг. - Преследовать?
   - Нет. Занять позиции у подножья холма, ждать дальнейших приказов.
   - Вас понял.
   Данилевский с удовлетворение выдохнул. Ну что ж. Его первая битва прошла совсем неплохо. Надо сказать, он даже особо испугаться не успел. Все же психостимулятор хорошенько блокировал психику, нечего сказать. Только сейчас, осматривая поле боя и сверяясь с показаниями данных по батальонам, Данилевский постепенно начинал понимать в какой каше он только что побывал. Обретавшая вновь чувствительность нервная система начала проигрывать в воображении все жуткие картины минувшей битвы, и все внутри Данилевского холодело. Боже мой, какая же первобытная жестокость, какое изуверство. Все внутри полковника сжималось, когда он вновь и вновь видел перед глазами как огромный валидиевый меч с омерзительным треском вперемешку с чавканьем разрывает очередного молодого парня или девушку, чьи искаженные ужасом лица скрывали щитки скафандров. Затем цифра в пятьсот шестьдесят убитых бойцов колониальных сил, выданная тактической сводкой компьютера, намертво засела в мозгу Данилевского. Полтысячи ребят! И все они полегли из-за его, Данилевского, приказа...
   - Василий Ларионович, - объявился по связи Гарди.
   - Слушаю, - устало и расстроенно ответил полковник.
   - Тут что-то непонятное на экранах.
   - Каких экранах, я ничего.... так, - вскинулся Данилевский, только сейчас сообразивший, что уже несколько секунд датчики заставляли вибрировать портативный компьютер на руке Данилевского, а сам он находился так глубоко внутри себя, что просто не замечал их. Алексей предупреждал, что после использования чертового психостимулятора могли возникать провалы реальности - требовалось находится в постоянном напряжении, а то можно было просто побрести в неизвестную сторону и очнуться через пару часов где-нибудь в неизвестном направлении.
   Быстро открыв тактическую карту, полковник ужаснулся. Со всех сторон к холму двигались множественные точки. Их были... их были тысячи!
   - Всем подразделениям, срочно вернуться на исходные позиции, срочно! - вскричал Данилевский. - Использовать гиперусилители! Быстрее!
   Сам полковник рванул к вырвавшимися вперед подразделениям и уже на местной связи всех, кого можно торопил, кому-то давал пинка, кого-то подталкивал подзатыльником. Враг неумолимо приближался и очень быстро.
   - Томас, с чем мы имеем дело? Это планеры? Танки? - запыхавшись, спросил Данилевский.
   - Судя по данным сканеров, это не техника. Но и не люди, - тут же ответил полковник.
   - В каком смысле не люди? - опешил Василий.
   - В прямом. Сканеры не распознают их ДНК как человеческую. Да и двигаются они куда как быстрее, даже если они все на гиперусилителях.
   - Какого, - забормотал Данилевский и посмотрел сквозь просветы среди деревьев в сторону горизонта - туда, откуда наступали бесчисленные враги. Пока что врага видно было плохо, однако они были похожи на людей, только, правда, очень большого роста и с невероятно широкими плечами. Головы они будто были прижаты к плечам.
   - Томас, высылайте мне весь резерв. Судя по сканерам эти нечто наступают именно на высоту. Сами же накройте врага всем, что осталось.
   - Да, на парочку залпов у меня хватит, - хмыкнув, ответил командующий гарнизоном, следом отключившись.
   Когда Данилевский занял вместе с другими бойцами позицию, местность вокруг холма дрожала от взрывов ракет. Гарди несколько преуменьшил размер того, что у него осталось. Ракеты сыпались на головы наступающих похлеще капель осеннего дождя. Однако несмотря на весь огненный ад, творившийся у подножий высоты, враги вскоре показались на склоне. Кто это был, пока еще было трудно до конца разглядеть, однако Данилевский был уверен, что вскоре такая возможность представится в полной мере.
   - Открыть огонь на поражение! Не щадите патронов! - приказал Данилевский и, встав во весь рост зажал спуск своей дурь-пушки.
   Раскаленные пули и снаряды понеслись в наступавших, сшибая по пути оставшиеся еще в целости деревья. В отличие первоначально наступавших пехотинцев, эти неопознанные враги не подлетали от попаданий, но с мощным ревом принимали их и далеко не с первого раза падали на землю. В ответ враги стреляли из бластеров, однако как-то рвано и не прицеливаясь.
   Враг нес потери, но упрямо шел вперед, даже не собираясь пользоваться укрытиями. Наступавшие гибли один за другим, но это явно никого из них не смущало. Они неслись как заведенные, стреляя из бластеров во все стороны, иногда даже попадая по своим.
   Еще спустя какое-то время противники подбежали на расстояние, с которого их можно было более-менее разглядеть. К своему удивлению, Данилевский действительно увидел не людей. Это было какие-то человекоподобные твари, только с серо-синей атласной шкурой и ростом не меньше двух с половиной метров. У них имелась очень развитая мускулатура с широченными плечами и толстыми от мышц руками, увенчанными когтистыми лапами. У них совсем не было шеи, а приплюснутая в темени голова располагалась почти на груди между раздутыми трапециями и мощной грудью. Губ у существ не было - торчали только острые зубы, накладывавшийся друг на друга. Сверху ужасного рта у них, бешено раздуваясь ноздрями, свисал мясистый нос, по бокам от которого сверкали горящие красные глаза. Были ли уши у этих тварей, Данилевский, не понял. Но и без этого существа внушали ужас. Куда как страшнее они оказались, когда все же дорвались до ближнего боя.
   Наступали неизвестные без всяких скафандров или защиты - только в каких-то порванных тряпках. Бластеры были не у всех. Большинство размахивало какими-то обрезками труб, самодельными мечами и топорами. Казалось бы, что они могут причинить броне? Однако прямо на глазах у полковника одна из таких зверюг ударом руки смяла нагрудник одного из бойцов, а другого просто насквозь пробила чем-то вроде кинжала. Следом Данилевский отстрелил гадине голову. Однако на её месте оказался другой, уже с топором - полковник пристрелил и его, но следом из-за бугра выпрыгнуло еще два. Данилевский не успел увернуться и получил увесистый удар огромного кулака в плечо, от которого не удержался на ногах и покатился кубарем в ближайший овраг. Местную связь наполнили истерические крики и просьбы о помощи. Боевой информатор скафандра бешено докладывал о потерях. В первые минуты - не меньше сотни бойцов были убиты или тяжело ранены.
   Вскочив, Данилевский несколькими очередями скосил стоявших над оврагом монстров, затем на гиперусилитерях выбрался наверх, увернулся от кругового удара огромного топора, ответив точным выстрелом в бок противника, и затем из подствольного прикончил целую группу тварей, с веселым гиканьем разделывавших нескольких уже пехотинцев. Спасать последних точно было уже бесполезно - от них осталась настоящая кровавая каша.
   - Полковник, что у вас там? У меня доклады о чудовищных потерях, - раздался взволнованный голос Томаса Гарди.
   Данилевский ответил не сразу - вместе с пятью бойцами они вели яростную огневую оборону, встав спина к спине. Кажется, твари прорвали фронт и уже были везде.
   - Василий Ларионович? Как слышите меня? Что у вас там? - Гарди явно нервничал.
   - У нас тут ад, - быстро ответил полковник. - Враг со всех сторон. Доложите, что показывают сканеры.
   - С чем мы столкнулись, полковник?
   - Я понятия не имею. Это какие-то здоровые твари. Чем-то похожи на людей, но забери Бездна таких... гадов. Получи, тварь!
   - Полковник, судя по сканерам, враги окружают вас. Единого фронта нет. Капитаны запрашивают разрешение на прорыв.
   А куда прорываться то? В колонию? Данилевский сначала думал о таком варианте, но серо-шкурые уроды наседали со всех сторон.
   - Внимание всем подразделениям, - наконец освободившись на несколько минут. - Приказываю держать оборону на своих участках. Не отступать и ни в коем случае не поддаваться панике. Наш враг из крови и мяса, его отлично берут ваши дурь-пушки. Если побежим в колонии, то все без исключения погибнем. Нам осталось немного. Скоро прибудут части Звездного флота и все закончится. Держаться, парни!
   Однако Данилевский сам был не очень уверен в том, что Конфедерация успеет. Вообще очень странно, что находящийся на орбите флот еще не заметил, что творится на территории планеты. Гарди уверял, что уже как сутки шлет сигналы бедствия, но пока нет ответа. До этого Данилевский допускал, что мелкие операции и временное оглушение одной из колоний действительно может пройти незаметно. Но так долго скрывать своё присутствие рейдеры точно не могли. Тогда где чертов флот и десантные части?
   Серо-шкурые гиганты меж тем не ослабляли натиск. Несмотря на то, что почти весь лес уже был завален их трупами, твари совершенно на это не обращали внимания. Бешено ревя и размахивая своим уродливым оружием, монстры с невероятным бесстрашием бросали под дула дурь-пушек и просто непросто закрывали огонь своими телами, позволяя товарища из-за спины все же добраться до стрелков и вступить в ближний бой. Поначалу последнее сбивало бойцов с толку, и они чуть ли не руки вверх поднимали, когда существа подбирались к ним в самую близь, но потом многие вспомнили, что у дурь пушек есть еще плазменный штык, который лучше резал шкуру гадов, чем даже пули.
   Данилевский отметил последнее, когда очередной монстр подобрался к нему на расстояние своей вытянутой руки, тогда полковник нырнул под выпад меча и снизу вверх рубанул своим штыкомв врага, практически без всяких усилий разрезав его от паха до горла. Кровью хлестнуло так, что забрызгало весь защитный щиток. Однако Данилевский не успел его очистить - он интуитивно знал, что уже следом за прошлой тварью к нему кинулось еще несколько. Тогда он крутанул дурь-пушкой, словно в руках у него было как раз холодное оружие, а не стрелковое: враги с ревом и шипением покатились на землю, зажимая огромные рады на животах - Данилевский умудрился сразить аж троих. Однако на этом его везение кончилось.
   Когда полковник хотел было развернуться в бок и принять следующий бой, нечто сильно ударило его сзади по голове. Автоматика костюма завопила предупреждающим сигналом о причинении вреда мозгу, но дальше Данилевский уже плохо понимал происходящее - мир перед глазами завертелся, и офицер Звездного флота снова оказался на земле.
   Какое-то время полковник пребывал в небытии - перед глазами мелькали тени, отдалившиеся звуки стали едва различимы. В это время отчего-то сильно задрожала земля, со всех сторон замелькали какие-то рыжие всполохи. А затем медпак скафандра вколол Данилевскому очередной живительный коктейль, который в том числе включал в себя адреналин. Полковник подскочил будто ужаленный. И оказался посреди всеобщего ликования.
   Серошкурые существа исчезли. Хотя точнее они почти все остались на земле. Вместо них среди наваленных деревьев, накрошенных щепок и каменной крошки вперемешку с землей, кровью, внутренности и трупами, мелькали многочисленные фигуры в черной, облегавший мускулы броне. Они быстро носились по холму, а характерные хлопки их точных и убийственных Рапторов эффективно очищали высоту от неприятеля. Подняв голову вверх, Данилевский увидел, как высоко в небе гордо разместилось среди облаков несколько т-образных атмосферных бомбардировщиков, щедро плевавшихся плазменными бомбами в сторону, откуда наступали серо-шкурные. По связи в это время говорило множество голосов. Среди них вроде бы был и Гарди, без остановки благодаривший прибывших десантников.
   - Полковник Данилевский? - обратился кто-то к Василию со спины. Он обернулся и увидел десантника, снявшего шлем.
   - Да? - подняв щиток, ответил полковник. Кстати говоря, в отличие от современных требований к боевой амуниции десантников и морпехов, скафандры командующего состава колониальной пехоты до сих пор имели специальные знаки отличия в виде цветных квадратов на наплечниках брони: синий принадлежал сержанту, желтый лейтенанту, оранжевый капитану и так далее. Полковничье звание обозначалось фиолетовым. Надо сказать, в боевых же войсках от этого давно отказались специально, чтобы не делать из командиров мишеней.
   Однако фамилию десантник мог узнать только при сканировании личного кода на скафандре. Впрочем... других полковников на поле боя не было.
   - Полковник, - выполнив воинское приветствие, сказал солдат. - Я командир восемьдесят второго отдельно батальона десантных сил "Молот Звезд" майор Николай Конда, - вид у десантника был бывалый - несколько шрамов украшали гладко выбритые щеки и подбородок. Лицо у бойца было практически стандартное для военного: квадратные скулы, высокий лоб, стрижка под ноль, глубоко посаженные, широкие глаза, тонкие губы и сломанные уши.
   Ответив приветствием, полковник протянул руку и сказал:
   - Мы заждались вас, парни.
   - Да. Видим, - в ответ пожал ладонь десантник. - Но проклятые рейдеры просто невероятно искусны во всяких маскировках. Как сейчас нам сказали, у вас здесь глушили всю связь, а на орбите тем временем получали стандартные донесения, что все хорошо. Если бы не отблески взрывов от ракетных ударов, которые заметил кто-то из пилотов, враг бы так и продолжил творить здесь бесчинства. Их первичную группировку мы уничтожили сразу после битвы на орбите. Но стоило войскам вернуться на корабли, откуда-то повылазили еще.
   - Ничего себе, - покачал головой Данилевский. Вот все и встало на свои места.
   - А что это за твари, которые вас атаковали? Вот эти вот? - показав на одного их монстров, спросил десантник.
   - Понятия не имею. Просто возникли из неоткуда. Могу сказать только, что они чудовищно сильные, бесстрашные, но дохнут также, как люди.
   - Да, последнее мы заметили. Хотя есть некоторое различие - несмотря на наш численный и технический перевес, никто из них не отступил - мы всех перебили до последнего.
   Данилевский покачал головой. Что же это за гады такие? Биологическое оружие?
   - В любом случае поздравляю вас с победой, - сказал майор. - По словам полковника Гарди, вы до флота служили в десантных войсках?
   - Было дело, - без тени сомнений соврал полковник.
   - Что ж, наш брат может только гордится тому, какие получаются классные пилоты, способные дать врагу прикурить и среди звезд, и на поле боя.
   - Спасибо, майор. Не могу сказать, что не рад вашим словам.
   - Вас активно разыскивает Звездный флот. Вы представлены к награде. Я так понимаю, еще за битву на орбите. Однако были опасения, что награда будет последней - я так понимаю, вы были сбиты. Теперь, скорее всего, вас отличат еще раз.
   Данилевский улыбнулся, но неожиданно улыбка сошла сего лица, и все лицо его погрустнело. Согласно боевой сводке бой не пережило больше полторы тысячи солдат. Такие потери, особенно среди колониальных войск, общественность не сможет пройти мимо. Такого не знали еще со времен Слепой Ярости. Хотя о чем вообще он говорит? А сколько пилотов погибло?
   - Флот еще на орбите? - спросил Данилевский.
   - Часть флота отошла к Сайрусу. Там сейчас заварушки похлеще. Но судя по сводке информбюро вас необходимо доставить все же на орбиту Альтермерии.
   - Есть ли какой-то корабль, чтобы добраться до туда?
   - Да, я сейчас сообщу и за вами вышлют. Вы сможете прибыть к посадочной площадке штаба колонии?
   - Да, да. Командование я передам полковнику Томасу.
   - Вас понял. Еще раз поздравляю с успехом, - сказал десантник и принялся налаживать связь со своим командованием, чтобы организовать возвращение Данилевского.
   Сам же полковник грустно осмотрел на месиво, в которое превратилось бывшее поле боя, и медленно побрел в сторону колонии. Сейчас он испытывал только усталость и опустошение.
  

Александр Форс

***

   - Выпьешь чего-нибудь? - спросил немного захмелевшая Лора, присаживаясь на диван рядом с Форсом.
   На лице и теле девушки переливались и сверкали разноцветные огни фонарей. Оглушительно играла музыка, мелькали тени, слышался смех. Годы шли, а люди не придумали ничего другого для отдыха - полутьма, алкоголь и наркотики, состояние раскрепощения, некоторой загадочности...
   - Нет. Лора, ты знаешь, я жду человека, - серьезно ответил Александр, даже не взглянув на девушку.
   Привлекательная шатенка, пускай несколько с чересчур подкаченными плечами для девушки, состроила недовольную гримасу и сделав несколько мощных глотков из стакана с виски, отправилась дальше на танцпол, нарочно уходя от Александра медленно и покачивая бедрами. Форс знал, что она хочет его. Именно поэтому он не хотел её. Его не привлекал секс сам по себе. Только охота. Только азарт - кайф от достижения недоступного, загадочного, сложного. А механик Ю-15 Лора Вимс была сплошь обычной бабой, хотя и с аппетитной задницей.
   Однако Александру в любом случае сейчас было не до любви в любых её проявлениях. Он ждал ответа. Уже ждал так долго...
   После экспедиции команда облетела чуть ли не четверть известного космоса. Найденные минералы оказались самыми настоящими алмазами, причем такой чистоты, что их скупали у команды Форса по бешенным ценам. Оборудование тоже ушло за сотни килограмм золота. Естественно, чтобы не попасться в засаду и не привлечь внимание Особого отделения, команда Форса летала от одной станции черного рынка к другой. В Галактике вообще было очень много таких вот станций. Почти все из них существовали под присмотром Конфедерации. Особое отделение прекрасно понимало, что пытаться задушить то, что прорастет в любом случае, бессмысленно. Поэтому предпочитало следить за движением на них, пускай и тайно для непосвященных. Идеальный способ контроля.
   Однако были и такие торговцы, которые приобретали особые товары и без ведения Конфедерации. Все же сдавать ценных поставщиков им совсем не хотелось, поэтому Александр за многие годы своего исследования наработал нужные ему связи. И они принесли свои плоды - Фред просто светился от счастья, когда официально все кредиты были закрыты, а на счету у предприятия было еще больше половины от того, что они успели продать. А ведь еще остались запасы. Поэтому пока что Александр давал всей команда хорошенько спустить пары - наемники и все остальные члены Ю-15 пили до беспамятства на каждой остановке.
   Однако Александру все это было безразлично. Алкоголь ему вообще не нравился, а шумные вечеринки тем более. Деньги для него имели значение только в качестве средств на пути к настоящей цели. И к ней он шел достаточно долго.
   Найденная флэщ-карта оказалась не только старой, но и хорошо зашифрованной. Пришлось обойти немало специалистов, которые сначала долго не соглашались касаться неизвестных тайн, а затем пасовали перед защитой. Однако вот, на очередной станции Александру в одном из притонов темного торговца дали наводку. За выполнение поручились.
   Некий компьютерный гений принимал заказы прямо в баре, в одном из челаутов. Одетый во все черное и в старинном балахоне, он скрывал своё лицо за глубоким капюшоном. Выслушав Александра, он протянул руку с коммуникатором на запястье и сказал:
   - Две тонны золота. Половину сразу. Половину при возврате. Три дня. Здесь.
   Александр все выполнил. И вот спустя три дня был снова в баре. Но компьютерный гений все не появлялся. Это нервировало Александра, что если этот...
   Человек в балахоне и с капюшоном возник неожиданно. Он чуть ли не материализовался из мрака. Протянув Александру уже знакомый ему шарик-флэш, он затем достал из-за пазухи уже современную карту-носитель, представлявшую собой крохотную пластину. Следом он показал на свой наручный портативный компьютер. Мол, переводи вторую часть.
   - Я сейчас посмотрю, что на носителе, - твердо сказал Александр, но хотя весь трясся от перевозбуждения. Гений кивнул.
   Плохо слушающимися руками он вставил карту, начал считывать и... у него открылся рот от удивления. Гений снова показал на наручный компьютер. Александр нервно закивал и перевел средства. Человек в балахоне снова кивнул и, прежде чем исчезнуть, сказал тихим сиплым голосом, но несмотря на музыку, Александр расслышал:
   - Я бы на вашем месте теперь исчез из Конфедерации. И, наверное, больше бы никогда не смог бы заснуть.
   На этом гений исчез. Александр же продолжали сидеть и считывать то, что достали с флэш. Нет, это не были видео файлы и не был текст. Это был набор чертежей, расчетов, проекций, формул, каких-то отрывистых заметок. Сторонний человек бы ничего не понял, но...
   Лора вернулась вместе с Фредом в обнимку. Оба пьяные и едва стоявшие на ногах рухнули на диван рядом с Александром.
   - Эй, Алекс, ну что? Что ты там уставился? Алекс? - кричали они сквозь гром музыки.
   Александр продолжал читать, не отрываясь. Лора с Фредом тормошили его, пока неожиданно догадка не остановила их, смыв половину опьянения. Оба уставились на командира и глаза их расширились от удивления. Форс перевел на них взгляд и, спустя несколько секунд сказал:
   - Они нашли одного живого. Мы летим на Мей.
  
   Макс Каменски
   05.02.2012-04.02.2018
  
  
  
  
  
  
   Одна из самых неоднозначных военных компаний Конфедерации за всю историю ее существования, имевшая место в 674 г. после Исхода. Тогда в очередной раз восставшим на Солютисе шахтерам удалось в краткий срок нейтрализовать колониальные войска и захватить большое количество техники и вооружений. Из-за неудачных действий командования Звездного флота, десантные части Конфедерации, брошенные в бой по плану под кодовым названием "Ярость", понесли неоправданно высокие потери, не решив задачу сходу и перейдя к обороне на занятых позициях. В итоге довольно вялые и неэффективные бои с восставшими длились почти весь 674 год, что позволило мятежникам переманить на свою сторону еще несколько шахтерских поселений. Все высшее командование Звездного флота было отправлено в отставку и назначено новое из числа радикалов. Итогом стала массовая резня, позже получившая название в народе "Слепая ярость": четырехдневная операция, при которой массированным огнем с орбиты и бесчеловечными действиями десантников и морской пехоты восставшие были почти полностью перебиты. Жертвы среди детей и женщин в отдельных местах доходили до ста процентов, не говоря о восставших и способных держать оружие мужчинах. С тех пор Слепой яростью называются все события 674 г. на Солютисе.
   Серия затяжных военных конфликтов, бушевавших в недавно заселенных человечеством системах с 153 по 174 год после Исхода. В те времена Конфедерации не существовало - основное правительство, осевшее с момента Исхода на Азуре, в силу плохо налаженной инфраструктуры и несовершенства бюрократического аппарата, потеряло контроль над удаленными колониями, в которых установились свои правила и порядки, а затем возникли свои лидеры и корыстные интересы. Размещенные в тех колониях военные стали занимать стороны близких к телу покровителей, направляя оружие на неугодные колонии. Война сначала захлестнула все окраины ареала существования человечества, а затем вылилось и в самый центр - апофеозом стала дерзкая атака целой флотилии мятежников на один из торговых городов на Азуре (167 год после Исхода). С этого момента уже правительство Азуры принялось за активное противодействие и постепенную консолидацию разрозненных колоний, в том числе путем внедрения новых систем контроля и административного подчинения. В 174 году после Исхода Азура, Олеон и Агатеус заключили договор о дружбе и взаимопомощи. Союз в том же году отбил все атаки на свои основные системы, а затем начал медленную экспансию, результатом которой в 236 году стало полное объединение людских поселений и образование Конфедерации.
   Социализация представляла собой прохождение обязательного обучения в младших учебных заведениях, продолжавшегося с 11 до 20 лет (каждый год назывался декадой), в которых преподавали основы наук и социального общения. До 11 лет с семилетнего возраста детей также водили в специальные учреждения и кружки, правда, больше направленные на развитие основных способностей и предрасположенностей ребенка, выявленных на ранних годах при обязательных прохождениях медицинских тестов.
   Армейский жаргон. Так называются солдатские ботинки, предназначенные для ношения с обычным солдатским обмундированием - не амуницией - на территориях звездолетов и наземных военных базах при отсутствии боевого задания.
   Схожая с древними шахматами игра, только поле не было расчерчено на белые и черные квадраты, а ряд фигур имел возможность "уничтожать" фигуры другого дистанционно. Обычно использовались объемные голограммы, хотя были антикварные версии из дерева или металла.
   Речь идет о пограничной войне с "пиратами", длившейся на протяжении двадцати лет с 654 по 674 год после Исхода и закончившейся крупномасштабным восстанием шахтеров на Солютисе, подавленным операцией "Слепая Ярость". Об этом конфликте не так много упоминаний в официальных источниках, основные данные засекречены. Известно только, что одна из окраинных систем Конфедерации - Антига - с колонизированными планетами Мей, Сайрус и Альтермерия, что по соседству с беспокойным Солютисом, были атакованы большим числом пиратских кораблей с массированным десантированием пехотных и механизированных отрядов "пиратов". После неожиданного нападения Конфедерация быстро перешла в контрнаступление, отбив системы, однако впоследствии долгие годы продолжала участвовать в тлеющей партизанской войне, которую развязали "пираты" в спорной системе. Они умудрялись появляться из ниоткуда на маневренных и хорошо вооруженных штурмовиках и атаковать базы Конфедерации. Попытки бороться с пиратами стандартной тактикой не приносили никаких результатов - враг наносил удар и уходил в неизвестном направлении. Как "пираты" умудрялись действовать столь продумано и слажено, и как удалось справиться с ними, история умалчивает. В настоящее время Сайрус и Альтермерия являются одними из самых перспективных сельскохозяйственных планет, на Мей активно развивается туризм, а Солютис все равно остается взрывоопасной территорией.
   Изначально Конфедерация имела название Союза. Однако многих данное слово приводило в смущение, не в последнюю очередь из-за некоторых исторических особенностей развития той части нового человеческого общества, чьи предки попали в колонисты из России. Поэтому в результате многолетней борьбы на трибуне Союзного парламента, Мировой сети, и в тысячах общественных организаций было выработано новое название. Правда, многие потоки американцев были против названия Конфедерация, однако их мнение составило в итоге меньшинство. Адвокатская же палата возникла еще во времена первого Союза и несмотря на многочисленные требования общественников и чиновников, независимые и гордые адвокаты отказались менять свою историческое название и хранят его до сих пор. Формально, это не нарушает никаких действующих законов.
   Корабли, достигавшие своими размерами несколько квадратных километров и несших на себе несколько тысяч штурмовиков, тысячи тон вооружений и в том числе орудия орбитального разрушения планет.
   Кемпинг-поселения - так прозвали на Олеоне места компактного проживания прибывших с Азуры или других планет сотрудников горнодобывающих компаний, которые пребывали на вахту вместе с семьями. Обычно они не задерживались больше, чем на полгода, поэтому не успевали измениться под воздействием местной атмосферы и силы тяжести. Однако нередко они оставляли после себя кого-то из членов семьи, по тем или иным причинам не имевшим возможности уехать с Олеона и влачивших жалкое существование в оставленных или неотремонтированных бараках поселения.
   Междоусобный конфликт, имевший место в 254-476 гг. после Исхода, между несколькими мощными корпорациями, возникшими на первых этапах экономического становления Конфедерации. Захватившие основные ресурсные месторождения частные компании сначала боролись между собой различными административными и судебными мерами, но постепенно возросшие ставки потребовали более решительных действий. Имея бешенные доходы, компании стали строить собственные флоты и вербовать наемников, начались сначала местечковые, а затем повсеместные бои, переросшие в настоящие позиционные войны со сражениями целых флотов. Конфедерация ввиду внутренних противоречий на многое смотрела сквозь пальцы, пока компании не ослабили друг друга насколько, разорив несколько систем, что уже государственная армия объявила их вне закона и уничтожила в нескольких решительных сражениях. С тех пор существуют значительные и даже жестокие ограничения для владения компаниями, занимающимися добычей ресурсов - не более 0,5 % от общего числе разведанных месторождений в одни руки, в том числе через подконтрольных лиц, при условии тотального контроля за отчетностью и менеджментом.
   Аналог земной пшеницы, выращенной на кораблях колонистов и спаренной с азурянскими съедобными злаками. Растет подобно плющу, накручиваясь на вбитые в землю палки.
   Данные Stellapedia: Аналог земного медведя, водящийся в тропических джунглях планеты Мей. Перед нападением огромный зверь с мощными челюстями начинает рыть землю перед собой огромными когтистыми лапами. За это и получил свое известное в народе название.
   Наиболее вероятно речь идет об очередном конфликте на Солютисе, имевшем место в 651 году после Исхода. Несколько групп шахтеров восстали и бросились в горы. Преследовавший их целый полк космодесантников потерялся среди множества острых пиков, ущелий и оврагов, столкнувшись ко всему прочему с обвалами, выбросами газов и даже целыми лавинами. Шахтеров тогда поймать так и не смогли, но в течение нескольких недель десантники в мелких стычках с повстанцами и самой природой понесли огромные потери и были вынуждены с трудом отступить. Многие из участников погони тогда уволились со службы, разочаровавшись в отношении Конфедерации к своим солдатам.
   Карточная игра, чем-то похожая на древние карточные ролевые игры, изобретенные еще на Земле. Однако в сиф играют на интерактивной игровой доске, где все карты и фишки проецируются на поверхности этой доски.
   "Двацулька" - жаргонное выражение, принятое в обжитых мирах Конфедерации. Старшая школа заканчивалась примерно тогда, когда юношам и девушкам исполнялось по 20 лет. Далее они выбирали себе основные направления жизни. Правда, возраст совершеннолетия наступал только с 21 года, поэтому год, за который еще предстояло стать полноценным гражданином Конфедерации обычно пролетал в угаре развлечений, приправленных привкусом "формальной" запрещенности алкоголя и табачных изделий.
   Животное, похожее на земного оленя, только с шестью ногами и большим шипастым хвостом. Шкуры этих животных используются по всей известной территории Галактики для производства теплой "экоодежды", которая противопоставляется изделиям из синтетики отдельными представителями элиты Конфедерации.
   Небольшое селение в несколько десятков домов. В старом языке такое поселения назывались деревнями.
   Данные Stellapedia: Аналог земного рома, также делается из сахарных видов растений семейства болловых - что-то вроде смеси сахарного тросника с кустарниками. Стволы этих растений имеют лиловый цвет снаружи и ярко-красный внутри. После приготовления напиток ром-болла имеет в зависимости от рецептуры розоватый или фиолетовый оттенок.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

21

  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | Р.Райль "Приоритет: Жизнь" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Н.Новолодская "На грани миров. Горизонты" (Боевое фэнтези) | | Т.Осипова "Дыхание будущего Сборник фантастических рассказов" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"